lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Фомина, Анна Станиславовна. - Основные тактические операции при расследовании серийных убийств: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 2003 251 с. РГБ ОД, 61:03-12/1208-0

Posted in:

”. ОЬ-Щ ‘\3LC&-0

Воронежский государственный университет

На правах рукописи

Фомина Анна Станиславовна

Основные тактические операции при расследовании серийных убийств

Специальность: 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Баев О .Я.

Воронеж - 2003

?

2 Огла влени е

Введе ние 3

Глава 1. Крим инали стиче ский анали з серий ных убийс тв 9

§ 1. Понят ие, уголо вно- право вая харак терист ика и крими налис тичес кая класс ифика ция серий ных убийс тв 9

§ 2. Основ ания для выдви жения верси й о серий ном харак тере убийс тв 46

§ 3. Орган изаци онно - проце ссуал ьные пробл емы групп ировк и и

соеди нения уголо вных дел об убийс твах, носящ их серий ный харак тер 78

Глава 2. Основ ные тактич еские опера ции, испол ьзуем ые при рассл едова нии серий ных убийс тв 90

§ 1. Такти чески е опера ции: понят ие, сущно сть, класс ифика ция 90

§ 2. Такти ческа я опера ция “Атри буция трупа “ (“Иде нтифи кация лично сти неопо знанн ого трупа “) 134

§ 3. Такти ческа я опера ция “Выяв ление и изобл ичени е лица, совер шивш его серию убийс тв” 154

§ 4. Такти ческа я опера ция “Пров ерка показ аний лица, призн авшег о

себя винов ным в совер шении серии убийс тв” 182

Заклю чение 192

Списо к испол ьзова нных норма тивны х актов, литер атуры 208

Прило жения 233

3

Введение

Актуальность темы исследования. Многочисленные международные правовые акты, Конституция Российской Федерации “во главу угла” ставят обеспечение защиты прав и основных свобод граждан и, в первую очередь, самой жизни человека.

К сожалению, в нашей стране в последние годы отчетливо проявляется устойчивая тенденция роста тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе умышленных убийств. А потому важнейшей задачей теории и практики криминалистики является обеспечение эффективности и качества их расследования, неукоснительное соблюдение при этом уголовно- процессуального законодательства РФ 2001 г.

В тоже время за последние годы раскрываемость этих преступлений колеблется на уровне 76,9% - в целом по Российской Федерации, 78,3% - по Воронежской области. Отметим при этом, что и по имеющимся в литературе сведениям, и по данным нашего изучения приостановленных уголовных дел, среди нераскрытых убийств, главным образом, преобладают преступления, имеющие серийные признаки.

Следственная и судебная практика неопровержимо доказывает, что расследование убийств, имеющих серийные признаки, возможно лишь при теснейшем взаимодействии следователя и сотрудников оперативно-розыскных органов, в том числе путем осуществления ими комплексов операций, направленных на достижение отдельных целей каждого этапа расследования, именуемых в литературе, как известно, тактическими операциями.

1 Всеобщая декларация прав человека 1948 г. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1984 г. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью 1985 г. Конституция РФ 1993 г. Декларация прав и свобод человека и гражданина 1991 г. и др.

Главное управление внутренних дел Воронежской области. Основные показатели служебной деятельности за 12 месяцев 2002 г. Воронеж, 2003. С. 7.

4 Однако при всем многообразии и глубине работ по вопросам серийных убийств, самостоятельных монографических исследований особенностей производства тактических операций при раскрытии и расследовании серийных убийств в литературе в настоящее время не имеется. На необходимость же этого и разработки соответствующих практических рекомендаций обратили внимание 84 % опрошенных нами работников правоохранительных органов. Сказанное и предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования и ее актуальность.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы явилась разработка теоретических положений, раскрывающих криминалистическую сущность феномена серийных убийств, а также тактических операций, используемых при их расследовании; обоснование и формулирование рекомендаций, повышающих эффективность расследования данной категории преступлений, а также законодательных предложений в контексте изучаемой темы.

Данная цель предопределила постановку ряда задач, основными из которых являются:

  • обоснование понятия (термина) систематичности как уголовно-правового аналога категории “серийность”;
  • определение понятия серийных убийств как самостоятельной криминалистической категории;
  • разработка классификации серийных убийств;
  • криминалистический анализ признаков убийств, служащих обоснованием для выдвижения версии о серийности расследуемых преступлений;
  • разработка понятийного аппарата тактико-криминалистических средств борьбы с преступлениями, в частности, тактических операций;
  • определение содержания основных специфических тактических операций, используемых при расследовании серийных убийств, и разработка рекомендаций по их практическому осуществлению;

5

  • обоснование и формулирование предложений по совершенствованию уголовно- правовых и процессуальных средств борьбы с серийными преступлениями;

На наш взгляд, решение поставленных задач позволило раскрыть сущность и особенности использования тактических операций при расследовании серийных убийств.

Объект и предмет исследования. Объект данного диссертационного

исследования составляет теория и практика следственной деятельности и ее специфики применительно к раскрытию и расследованию серийных убийств. Предметом диссертации является выявление и изучение закономерностей реализации тактических операций, разработка проблем правового и криминалистического обеспечения деятельности правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с серийными преступлениями.

Методологическая и эмпирическая база исследования.

Методологической основой диссертации являются основные положения материалистической диалектики.

В ходе исследования применялись исторический, системный, логический и другие методы научного познания. Активно использовались познавательные процедуры сравнительно-правового анализа и конкретно-социологических исследований.

Нормативную базу диссертации составили: Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г., Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г., Уголовный кодекс РФ, ФЗ 1995 г. (в ред. 2003 г.) “Об оперативно- розыскной деятельности”, другие федеральные законы и подзаконные акты РФ, регулирующие в той или иной степени антикриминальную деятельность и направленные на борьбу с преступностью. В силу приоритета международного законодательства над внутригосударственным (в соответствии со ст. 15 Конституции РФ) в ходе работы над диссертацией были использованы
важнейшие декларации,

6

конвенции и иные международно-правовые акты, посвященные защите прав и свобод личности.

Теоретической основой исследования послужили труды, как отечественных, так и зарубежных ученых по философии, логике, социологии, юридической психологии, психиатрии, уголовному праву, уголовному процессу, криминологии и криминалистике, в частности Т.В. Аверьяновой, Ю.М. Антоняна, О.Я. Баева, В.И. Батищева, В.П. Бахина, Р.С. Белкина, И.Е. Быховского, А.Н. Васильева, Т.С. Волчецкой, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, Ф.В. Глазырина, Г.Ф. Горского, Я.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.Н. Исаенко, Е.П. Ищенко, В.Н. Карагодина, З.Ф. Ковриги, Л.Д. Кокорева, В.Е. Коноваловой, Ю.Г. Корухова, В.Е. Корноухова, Н.П. Кузнецова, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, А.Е. Михальчука, В.А. Образцова, К.А. Панько, А.Р. Ратинова, Е.Р. Российской, А.Б. Соловьева, Н.А. Селиванова, Л.А. Соя- Серко, В.В. Трухачева, Д.А. Турчина, В.Ю. Шепитько, В.И. Шиканова, Н.П. Яблокова и других авторов.

Эмпирическую базу исследования составили результаты анкетирования 300 прокуроров, следователей, работников органов дознания и экспертов, работающих в Воронежской области, по ключевым проблемам изучаемой темы. Были также проанализированы материалы обобщений уголовных дел по исследуемой категории преступлений, проведенных Генеральной прокуратурой РФ, прокуратурами Воронежской и Липецкой областей в 1996-2001 годах, а также изучен ряд уголовных дел о серийных убийствах.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой монографическое комплексное исследование широкого круга теоретических и правовых проблем применения тактических операций при расследовании серийных убийств.

Диссертация содержит ряд характеризующихся определенной новизной научно- теоретических положений и практических рекомендаций,

7 выносимых на защиту:

  • обоснование целесообразности введения в уголовное законодательство термина “систематичность” и внесение соответствующих изменений в Общую и Особенную части Уголовного кодекса РФ;
  • обоснование использования в криминалистической практике (наряду с официальным термином “систематичность”) категории “серийность”;
  • оригинальная классификация видов серийных убийств;
  • теоретические положения, раскрывающие основания для выдвижения версий о серийном характере убийств;
  • авторская классификация следственных ситуаций, складывающихся при расследовании серийных убийств;
  • теоретические положения, касающиеся организационно-процессуальных проблем группировки и соединения уголовных дел об убийствах, носящих серийный характер;
  • теоретические положения, раскрывающие сущность и классификацию тактических операций, используемых в ходе раскрытия и расследования преступлений;
  • теоретические положения, раскрывающие сущность и порядок производства тактических операций, используемых при расследовании серийных убийств;
  • предложения по совершенствованию организационных и тактико- криминалистических средств, используемых в ходе раскрытия и расследования серийных убийств.
  • Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы:

  • при разработке нормативно-правовых актов в сфере антикриминальной деятельности;
  • для дальнейшего развития общей теории криминалистики, отдельных

8 частных учений, криминалистической тактики и методики расследования убийств, в том числе серийных;

  • для решения на теоретическом уровне проблем, связанных с системой тактико- криминалистических средств, местом и ролью в этой системе тактических операций;
  • для подготовки учебных программ, пособий и других методических материалов по курсам криминалистики и уголовного процесса.
  • Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что они могут быть непосредственно использованы в правотворческой и следственной деятельности, а также оперативно-розыскной практике; при преподавании учебных курсов “Криминалистика”, “Уголовный процесс” и связанных с ними спецкурсов, на курсах повышения квалификации работников правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и предложения диссертации нашли свое отражение в восьми научных и методических работах, неоднократно докладывались на теоретических, научно-практических семинарах и конференциях, проводимых в Воронежском государственном университете и в других вузах, а также в правоохранительных органах Воронежской и других областей. Они используются при преподавании курса “Криминалистика” и связанных с ним спецкурсов на юридическом факультете Воронежского государственного университета.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами проведенного исследования. Работа включает в себя введение, 2 главы (в которых 7 параграфов), заключение, список использованной литературы и приложения, в которых отражены результаты анкетирования работников правоохранительных органов.

9 Глава 1. Криминалистический анализ серийных убийств

§ 1. Понятие, уголовно-правовая характеристика и криминалистическая

классификация серийных убийств

Серийные убийства являются объектом исследования различных наук - криминалистики, криминологии, психологии, психиатрии, патосексологии и других. Эффективность результатов междисциплинарного подхода к изучаемой проблеме во многом зависит от выработки единой терминологии, единого “языка” общения специалистов. В первую очередь необходимо определиться с понятиями серийность, серийный характер преступлений, серийные убийства, ибо определить понятие - значит раскрыть его содержание, показать круг, характер и взаимосвязь его существенных признаков. Понятие есть выражение некой сущности объектов материального мира, обладающих существенными общими признаками.” Уголовное законодательство РФ не содержит понятия серийности и других подобных терминов, хотя они широко употребляются в криминалистической литературе, в официальных документах правоохранительных органов, а также в правоприменительной деятельности.

Научное обоснование данных категорий является насущной потребностью уголовно-правовой и криминалистической теории и практики. И, в первую очередь, на наш взгляд, следует определиться с широко, но неоднозначно трактуемым в уголовном праве понятием множественности преступлений.

Под множественностью преступлений понимается совершение одним и тем же лицом нескольких правонарушений, каждое из которых расценивается уголовным законом как самостоятельное преступление.3 Или же: “под множественностью
преступлений стоит понимать сочетание в

1 См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1982. С. 23.

2 Белкин А.Р. Криминалистические классификации. М., 2000. С. 5.

3 Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Л.Л. Крутиков. М., 1999. С. 308.

10 поведении одного и того же лица нескольких правонарушений, предусмотренных уголовным законом, при условии, что каждое из актов преступного поведения субъекта представляет собой самостоятельный состав преступления, сохраняет уголовно - правовое значение и не имеет процессуальных препятствий для уголовного преследования”. Уголовно-правовой институт множественности преступлений получил законодательное оформление в ст. 16-18 Уголовного кодекса РФ (в дальнейшем - УК).

Множественность преступлений возникает при совершении разнородных, однородных, а в отдельных случаях и тождественных преступлений. Факт совершения всех этих типов преступлений влияет на формирование видов множественности. Разнородными являются преступления, различающиеся между собой по существенным юридическим признакам. Однородными признаются преступления с тождественными или сходными объектами посягательства и одной формой вины. Тождественными будут такие преступления, которые полностью совпадают по важнейшим, наиболее существенным юридическим признакам основного или квалифицированного состава/

В зависимости от содержания и структуры противоправных деяний уголовный закон предусматривает три формы множественности:

а) неоднократность преступлений;

б) совокупность преступлений;

в) рецидив преступлений.

Согласно ст. 16 УК РФ неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными
статьями УК, может признаваться

1 Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов / Отв. ред. проф. И.Я. Казаченко, проф. З.Я. Незнамова. М., 1997. С. 296.

2 Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. М., 1999. С. 312-313.

и

неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

В то же время серийные преступления представляют собой весьма неоднородную совокупность деяний и зачастую выходят за установленные уголовным законом виды множественности. В частности, в аспекте рассматриваемой темы следует обратить внимание и на диспозицию ст. 151 УК, которая предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ. Систематическое употребление возможно при систематическом вовлечении. Таким образом, можно выделить еще одну разновидность множественности преступлений - систематичность. Относительно минимального числа повторений для определения систематичности Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 26 апреля 1984 г. “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Указов Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 года “О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства” и от 15 октября 1982 г. “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР” указал, что систематичность правонарушения предполагает совершение его лицом три и более раза.

В.И. Батищев полагает, что криминалистический аспект неоднократно

1 Постановление № 2 Пленума Верховного Суда СССР О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Указов Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. “О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства” и от 15 октября 1982 г. “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР” от 26 апреля 1984 г. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. С. 209.

12 совершаемых преступлений предусматривает, прежде всего, совершение одним и тем же лицом (группой) двух и более преступлений вне зависимости от их вида (ст. 16 УК). Здесь неоднократность преступлений предполагает их тождество по роду происхождения, т.е. по одному и тому же устанавливаемому (установленному) субъекту, независимо от выявленного числа всего совершенных им преступлений, за весь период действий субъекта, вне зависимости от того, было принято по ним ранее или нет какое-либо процессуальное решение.1 Полагаем, что подобное “расширительное” толкование неоднократности вполне применимо к процессу расследования преступлений, однако вряд ли возможно в рамках уголовно-правовой теории. Считаем, что единственным оптимальным решением применительно к серийным преступлениям (и в частности - серийным убийствам) будет введение в рамках Уголовного кодекса понятия “систематичности” преступлений, а для сферы практической деятельности вполне правомерно сохранение его аналога (синонима) - “серийности”.

В теории уголовного права вопрос о формах проявления множественности преступлений разрешался по-разному. Так, В.П. Малков еще в 1968 г. писал: “Систематичность, как и неоднократность, является видом повторности действий… Различие неоднократности и систематичности состоит в степени кратности повторяемых действий. В первом случае достаточно учинения деяния дважды, во втором требуется установить, по крайней мере, трехкратное его совершение. В первом случае не требуется тесного единства между отдельными деяниями, во втором -отдельные деяния должны находиться в тесном единстве между собой, образуя систему определенного поведения виновного. Как неоднократность, так и систематичность предполагают совершение действий до применения мер
судебного воздействия.” В этой связи К.А. Панько отмечает, что

Батищев В.И. Характеристика группы и особенностей расследования совершенных ею неоднократных преступлений против личности // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. Воронеж, 2000. С. 145-146.

” Малков В.П. Повторность проступка и уголовная ответственность. Казань, 1968. С. 45-46.

13 “систематичность означает совершение деяния более двух раз, т.е. три раза и более, если при этом противоправные действия выступают проявлением определенной направленности в поведении субъекта, что находит свое выражение в целенаправленных действиях на один и тот объект посягательства” и определяет систематичность как “совершение деяния три раза и более, если при этом противоправные действия являются выражением определенной тенденции в поведении виновного.”1

Мы всецело согласны с вышесказанным и полагаем, что под систематичностью следует понимать совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных различными статьями УК, может признаваться систематичным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Практическая необходимость введения понятия “систематичности” состоит, на наш взгляд в следующем: а) в возможности оценки лица и его систематичного преступного поведения как обладающего повышенной общественной опасностью, характеризующегося устойчивостью умысла, и, как следствие, иной, более строгой, юридической квалификации содеянного; б) в определенных особенностях назначения и исполнения наказания, специфике работы с осужденным в рамках пенитенциарной системы, а также после его освобождения.

Верно, на наш взгляд, мнение А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова: “В условиях повышенного внимания к организованной и профессиональной преступности, которая с уголовно-правовой стороны характеризуется множеством субъектов и множественностью преступлений, следовало бы выделить специальную главу УК, посвященную понятию множественности преступлений, ее форм, видов и на основе более дифференцированного

Панько К.А. Рецидив в советском уголовном праве. Учебное пособие. Воронеж, 1983. С. 43-

44.

14 подхода выработать условия индивидуализации ответственности в зависимости от структуры преступного поведения, проявления профессионализма, превращения преступной деятельности в промысел и т.д. Но этого не произошло. Кодекс до предела упростил эту проблему, что не заставит долго ждать отрицательных последствий. Вновь, к примеру, вор -профессионал будет привлекаться по признаку неоднократного совершения преступления так же, как и “неудачник”, изобличенный после второй кражи… Большую ответственность должно нести лицо, которое в силу своих преступных навыков, связей долгое время остается неизобличенным и продолжает совершать преступления”.1

Со своей стороны отметим, что все вышесказанное в полной мере относится к серийным преступлениям и лицам, их совершающим. Полагаем, что действующий уголовный закон нуждается в доработке и переработке (наши предложения будут высказаны ниже).

В настоящее время следователи исходят из понятия неоднократности (ст. 16 УК РФ), признавая убийство совершенным неоднократно, если лицо совершило не менее двух самостоятельных оконченных или неоконченных (приготовление) убийств, предусмотренных одной статьей (ч 1, 2 ст. 105 УК) или одной частью статьи 105 УК (или ч. 1, или ч. 2 статьи 105 УК) Следовательно, убийства, предусмотренные ст. ст. 106-108 УК РФ, не могут образовывать признак неоднократности убийства (п. “н” ч. 2 ст. 105 УК). Таким образом, совершение второго убийства, подпадающего под признаки ч. 1, ч. 2 ст. 105 УК, следует квалифицировать по п. “н” ч. 2 ст. 105 УК РФ. Руководствуясь общими правилами квалификации, при приготовлении к убийству и покушении на его совершение следует в квалификации дополнительно указать соответствующие части ст. 30 УК РФ.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 1 от 27 января 1999 г. “О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)” (п. 14)

1 Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. Вступительная статья проф. А.Н. Игнатова и проф. Ю.А. Красикова. М., 1996. С. 7.

15

указывает, что по п. “н” ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируются действия виновного, совершившего два или более убийства при отсутствии единого умысла на их совершение и, как правило, в разное время. Убийство признается совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и (или) ст. ст. 102, 103 УК РСФСР. По смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. “н” ч. 2 ст. 105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ и (или) ст. ст. 66, 67, 1912, п. “в” ст. 240 УК РСФСР. При этом для квалификации содеянного как убийства, совершенного неоднократно, не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление, совершил ли он ранее оконченное преступление либо покушение на убийство, является ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления.

Полагаем, что с учетом вышеназванных положений сформулировано понятие серийных убийств авторами пособия “Методика расследования серийных убийств”: “серийные убийства - это совершаемые разновременно одним лицом либо группой лиц по предварительному сговору три или более убийства (или покушения на них), которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения”.

Наряду с закреплением уголовно-правового понятия “систематичность”, на наш взгляд, не следует отказываться в рамках правоприменительной деятельности от использования криминалистической категории “серийность” (многоэпизодность). И если термин “систематичность” будет носить “официальный” характер, то понятия “серийность”, “многоэпизодность” по-прежнему будут использоваться в рамках оперативно-розыскной деятельности, в работе органов дознания и

1 Постановление № 1 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. “О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 3. С. 5.

2 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие. М., 1998. С. 9.

16

предварительного следствия.

Серия - последовательный ряд чего-нибудь, что обладает общим признаком, объединено общим назначением, составляет одну группу. Серия (от лат. series -
ряд) - группа или ряд предметов, однородных или

обладающих общим признаком.” Серия означает группу или ряд предметов с

з одинаковыми признаками.

Понятием “серийность” (серия, серийные деяния) как криминалистической категорией, по мнению А.А. Протасевича, обозначается совершение в разное время лицом (группой лиц) двух и более тождественных или однородных преступлений, предусмотренных одной статьей либо разными статьями УК.

Он же полагает, что многоэпизодным будет такое преступное поведение лица, обвиняемого в нападениях из корыстных побуждений, когда оно помимо вменяемого совершило еще одно или несколько разнородных или однородных деяний, выявленных по делу (например, разбой - кража -изнасилование - грабеж).3 Аргументируя свою позицию и не соглашаясь с точкой зрения П.К. Кривошеина, который считает, что для многоэпизодности характерно совершение лишь трех однородных преступлений6, А.А. Протасевич отмечает: “При решении затронутого вопроса важен не характер преступлений, а учет того, что они совершены одним лицом или созданной для этого преступной группой. Кроме того, даже два преступления - это тоже множество”.7

П.П. Баранов считает, что серийные преступления - это преступления

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Изд. 3. М., 1996. С. 703.

2 Большой энциклопедический словарь. Изд. 2 - ое. М., СПб., 1997. С. 589.

1 Баранов П.П. Серийные убийства и социальная агрессия: теоретические и криминологические аспекты II Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 22.

4 Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Иркутск, 1999. С.4.

5 Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений. Иркутск, 1998. С. 22.

6 Там же. С. 22.

7 Там же. С. 23.

17 однородные или многоэпизодные, направленные, как правило, на один объект.’ Опираясь на определение, предложенное А.Р. Павловым, он пишет: “Серийные убийства - это серия последовательных, неоднократных убийств, насчитывающая два и более эпизода”. Сам П.П. Баранов полагает, что под серийными убийствами следует понимать неоднократное совершение лицом убийств, ни за одно из которых оно не было осуждено.3

Авторы методического пособия “Раскрытие и расследование отдельных видов убийств” полагают, что “серийные убийства - это совершаемые разновременно одним лицом либо группой лиц по предварительному сговору два или более убийств (или покушения на них) и другие преступления против личности, которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения”.

В.В. Бураков, А.О. Бухановский пишут о серийных сексуальных преступлениях: “Серийные преступления - специфический частный вариант многоэпизодного садистского насилия, направленного против личности и половой неприкосновенности граждан, осуществляемого, как правило, в условиях неочевидности одиночным преступником, специфическая дисгармония личности которого закономерно приводит его в состояние психической и психофизической дезадаптации, что и определяет психолого-психиатрическую детерминацию криминального поведения, аномально реализующего потребность в компенсации и комфорте (психическом и/или физическом).’0

Много и плодотворно работающий над рассматриваемой проблематикой Ю.М.
Антонян (с соавторами) полагает, что серийными

1 Баранов П.П. Серийные убийства и социальная агрессия: теоретические и криминологические аспекты // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону., 1998. С. 22.

2 Там же. С.21. Там же. С.22.

4 Раскрытие и расследование отдельных видов убийств.: Методическое пособие // Сост. Е.Н. Филиппов, СВ. Соболев, В.Т. Меньшиков, В.А. Никошкин. Ижевск, 2001. С. 13.

5 Бураков В.В., Бухановский А.О. Серийные преступления: подходы к дефиниции // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 47.

18 сексуальными убийствами следует считать два и более фактов лишения жизни в связи с сексуальными переживаниями преступника.1 В дальнейшем это определение подверглось детализации: “Под серийными сексуальными убийствами нами понимаются убийства двух и более человек с явными признаками сексуального посягательства и сексуальной мотивации, обычно в условиях неочевидности”.”” В.Н. Исаенко определяет серийные убийства как деяния, “жертвами которых становятся два и более человек”.3

А.Л. Протопопов полагает, что “серийные сексуальные убийства представляют собой неоднократные последовательные убийства, насчитывающие два и более эпизодов, совершаемые в различных местах с целью получения полового удовлетворения”.

Ю.М. Самойлов отмечает, что термины “серийные”, “многоэпизодные” преступления прочно утвердились в оперативно-розыскной и следственной практике, в которой под ними понимается совершение лицом или группой нескольких преступлений, имеющих логическую связь: один и тот же объект посягательства, одинаковый мотив, способ, место совершения преступления и т.п.3 М.И. Могачев полагает, что многоэпизодные изнасилования, как правило, представляют собой нападения на незнакомых женщин с целью совершения насильственных половых актов в различное время суток и преимущественно в общественных местах, сопряженные с угрозами, нанесением телесных повреждений различной тяжести, корыстными действиями, оканчивающиеся нередко смертельным исходом для потерпевшей, уточняя, что
количественный показатель серийных

Антонин Ю.М., Верещагин В.А., Потапов С.А., Шостакович Б.В. Серийные сексуальные убийства. Учебное пособие. М., 1997. С. 4.

” Антонян Ю.М.. Ткаченко А.А., Шостакович Б.В. Криминальная сексология. М., 1999. С. 214.

3 Исаенко В.Н. Проблемы организации расследования серийных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-дону, 1998. С. 113.

Протопопов А.Л. Расследование сексуальных убийств. СПб., 2001. С. 27.

3 Самойлов Ю.М. Кровавые похождения остановит засада (из опыта раскрытия многоэпизодных убийств, совершенных на сексуальной почве) // Прокурорская и следственная практика. 1997. №3. С. 112.

19

изнасилований - два и более сексуальных нападения.1

Авторы пособия “Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах, совершенных по сексуальным мотивам” считают, что серийные преступления представляют собой специфический вид преступной деятельности лица (или группы), реализующийся в совершении ряда сходных по некоторым криминалистическим признакам преступлений, которые и служат основанием для их объединения в единое уголовное дело.”

Как вид преступной деятельности рассматривает совершение серийных насильственных преступлений и В.В. Трухачев.”

Таким образом, в приведенных определениях термины “серийность” и “многоэпизодность” соседствуют, используются в одном синонимичном ряду. Полагаем, что подобное употребление вполне правомерно: с точки зрения системологии каждый эпизод представляет собой целостное системное образование, имеющее свой компонентный состав, структуру, историю, внешние связи. Если же он рассматривается на более высоком уровне, то может рассматриваться как элемент, звено, составная часть другой системы, являющейся по отношению к ней родовым понятием а потому полагает он, возможна криминалистическая трактовка эпизода в широком и узком смысле.

“В узком смысле даже в одном, так называемом одноэпизодном преступлении, может быть выделено несколько хотя и взаимосвязанных, но относительно самостоятельных частей, как “малых”, локальных эпизодов более широкого
целостного эпизода преступления (например, эпизод

1 Могачев М.И. Криминологические особенности многоэпизодных изнасилований // Российский следователь. 1999. №5. С. 12-14.

2 Лаговский А.Ю., Бегунова Л.А., Басенко М.С. Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах, совершенных по сексуальным мотивам. М., 1997. С. 4.

3 Подробнее об этом см.: Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. Воронеж, 2000. С. 15.

4 Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений. Иркутск, 1998. С. 21.

20 подготовки к совершению разбоя, эпизод самого акта нападения и т.д.). Причем в ряде случаев каждый такой “малый” эпизод может содержать состав самостоятельного преступления. Однако главное, на наш взгляд, значение понятия эпизода следует связывать с действием или бездействием, содержащим состав самостоятельного преступления, независимо от того, совершено одно такое деяние или два, три и даже серия. С позиции широкого подхода к эпизоду, его следует понимать как звено двухзвенного или многозвенного преступного поведения данного лица, совершившего однородные или разнородные преступления.”1

Подводя итог многочисленным определениям, приведенным выше, выделим совпадающие, а также различные признаки серийных (многоэпизодных) преступлений, свойственные им, по мнению большинства авторов.

Итак, практически все исследователи этой проблемы едины в том, что для серийных преступлений характерны:

а) повторяемость преступных эпизодов;

б) сходство данных о жертвах преступного посягательства;

в) сходство в способе совершения преступлений (однородный характер телесных повреждений, орудий убийства и т.п.);

г) сходство механизма следообразования;

д) наличие сходных профессиональных либо преступных навыков;

е) определенная периодичность (цикличность) совершения криминальных актов;

ж) сходство мотива совершения преступления;

з) возможность совершения серии преступлений одним лицом или группой лиц.

В тоже время:

Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений. Иркутск, 1998. С. 21.

21

  1. подавляющее большинство авторов склонно считать, что серию образует два и более преступных деяния (А.А. Протасевич, А.Р. Павлов, Ю.М. Антонян, А.А. Ткаченко, Б.В. Шостакович, В.Н. Исаенко, М.И. Могачев и

др-);

  1. некоторые ученые полагают что серию образуют три и более эпизода (ПК. Кривошеий, Л.А. Соя-Серко, B.C. Минская и др.);
  2. ряд исследователей ограничивается указанием на то, что в серию входит несколько, ряд сходных, неоднократных, многоэпизодных деяний (П.П. Баранов, А.О. Бухановский, Ю.М. Самойлов и др.).
  3. Несмотря на то, что некоторое время назад мы также писали о двух или более убийствах (покушениях на них), образующих серию1, в настоящее время наш подход является несколько иным. Полагаем, что серию может образовывать три и более противоправных деяния (покушения на них) - в этом выражается систематичность, при наличии же двух случаев мы имеем дело с “простой” неоднократностью.

2) среди ученых нет единого мнения о том, какие деяния могут образовывать серию - тождественные, однородные и (или) разнородные. Так, например, А.А. Протасевич пишет в одном случае о “разнородных или однородных деяниях” , в другом - о “тождественных или однородных преступлениях” ; П.К. Кривошеий считает, что для многоэпизодности характерно совершение “однородных преступлений” , П.П. Баранов также пишет о “преступлениях однородных и многоэпизодных”.3

Ряд авторов акцентирует внимание сугубо на криминалистических признаках:
серийные преступления характеризуются “единством или

1 Фомина А.С. Серийные убийства: понятие и классификация // Воронежские криминалис тические чтения. Вып. 1. Воронеж. 2000. С. 80.

2 Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений. Иркутск, 1998. С. 22.

3 Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Иркутск; 1999. С. 4.

Цит. по: Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений … С. 22.

5 Баранов П.П. Серийные убийства и социальная агрессия.. .С. 22.

22 схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения” , имеют “логическую связь: один и тот же объект посягательства, одинаковый мотив, способ, место совершения преступления” , обладают “аналогией некоторых признаков их криминалистической характеристики” , сходны “по некоторым

и 4

криминалистическим признакам .

Мы полагаем, что серию может составлять ряд (3 и более) тождественных и (или) однородных преступлений. Включение в понятие “серии” разнородных преступлений вряд ли оправданно, хотя мы не исключаем в рамках криминальной практики возможный отход от заданной “программы” и совершение преступником действий, не вписывающихся в серию, выпадающих из нее. Подобные “отклонения” могут быть обусловлены как объективными, так и субъективными факторами: различием поведения жертвы, особенностями динамики происходящего, складывающейся обстановки, а также спецификой парафилий, имеющихся у виновного (например, наряду с садизмом или педофилией наличие некрофилии, фетишизма либо зоофилии). Иногда наличие разнородных деяний в серии может быть объяснено еще не сформировавшимся стереотипом поведения виновного лица.

Также мы солидарны с авторами, полагающими, что серийность определяется сходством ряда следующих криминалистических признаков (а эти признаки вытекают из элементов криминалистической характеристики преступлений того или иного вида):

а) сходный или одинаковый способ совершения преступлений; наличие своего рода “стереотипа”, “модели” преступного поведения;

б) определенная протяженность во времени (“цикличность”,

Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие. М., 1998. С. 9. “ Самойлов Ю.М. Кровавые похождения остановит засада… С. 112.

3 Самовичев Е.Г., Васильев Н.Н., Иванов П.И. Организация и тактика раскрытия умышленных убийств, а также иных тяжких преступлений против личности. Методические рекомендации. М., 1996. С. 27.

4 Натовский А.Ю., Бегунова Л.А., Басенко М.С. Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах, совершенных по сексуальным мотивам. С. 4.

23 периодичность совершения преступлений);

в) общность (схожесть) мотивов совершения преступлений;

г) сходство в месте и времени их совершения; в целом однородная обстановка совершения преступления;

д) сходство данных о жертве (определенный типаж с совпадающими признаками внешности, социального статуса);

е) одинаковые следы, оставленные орудиями преступления, следами рук, зубов, обуви, волос, микрочастиц и т.п.;

ж) наличие “сценария” либо определенной “программы” совершения преступления;

з) сходство в содержании профессионального либо преступного навыков;

и) похищение с места происшествия сходных вещей, одежды, предметов (в т.ч. выступающих в качестве “фетишей”);

к) одинаковые или сходные элементы описания внешности, одежды, манеры поведения, характера нападения и других свойств преступника.

Следует также отметить, что мы не исключаем возможное “начало” серии, состоящее из двух преступных эпизодов и прерванное помимо воли и желания лица: задержание правоохранительными органами, предъявление обвинения и последующее осуждение, внезапно возникшее заболевание, препятствующее осуществлению преступной деятельности и т.п. В подобных случаях, на наш взгляд, предпосылки “серийности” должны выявляться в ходе совместной работы следователя, а также психологов и психиатров, привлеченных в качестве консультантов для работы по делу. Подобная “предрасположенность” должна учитываться при назначении наказания, а также в дальнейшем при работе с осужденным в рамках пенитенциарной системы.

Для более глубокого анализа и изучения серийных преступлений, и в частности,
убийств, необходима их классификация. Классификация в

24 материалистической диалектике рассматривается как научный метод, используемый для раскрытия внутренних связей между группами.1 В формальной логике классификация - это распределение предметов на классы

по существенным признакам. Криминалистическая классификация по способам совершения серийных убийств, по субъектам, их совершившим, по личности потерпевших, по мотивам и целям будет способствовать выявлению определенных закономерностей и характеристик, важных для установления виновных и раскрытия дел данной категории. Классификация позволяет глубже проникнуть в сущность исследуемого явления, раскрыть его содержание и специфику. Помимо своего гносеологического значения как одного из средств познания, криминалистические классификации являются одним из средств практической деятельности, разрабатываемых специально для борьбы с преступностью.3 В.Е. Корноухов верно отмечает, что иерархичность структуры вызывает необходимость ее классификации, потому что закономерности как функционирования всей системы, так и отражения в большей степени проявляются в однородных группах. В этой связи подчеркнем, что цели классификации определяют выбор критерия (основания) деления. Так как классификация есть категория логическая, то она должна подчиняться строгим логическим правилам деления понятий, которые, по мнению А.Р. Белкина, заключаются в следующем:

  1. Одно и тоже деление следует осуществлять на одном и том же основании. Основанием деления служит признак (группа признаков).
  2. В качестве основания деления следует выбирать не всякий случайный признак, а существенный признак, выражающий качественную сторону делимого понятия.
  3. Члены деления должны исключать друг друга. Иными словами, каждый
  4. 1 Философская энциклопедия. М., 1982. Т. 2. С. 523.

2 Карпенко Л.А. Краткий логический словарь. М., 1985. С. 373.

3 Аверьянова ТВ., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. М., 1999. С. 48.

4 Корноухов В.Е. Основы общей теории криминалистики. Красноярск, 1993. С. 36-37.

25 отдельный предмет должен находиться лишь в одной группе и не больше чем в одной, он не может быть одновременно и тем и каким то другим.

  1. Сумма предметов во всех полученных при делении видах должна в точности равняться сумме предметов разделенного понятия, то есть сумма видов должна исчерпывать весь объем делимого понятия.
  2. Члены деления по отношению к делимому понятию должны быть ближайшими видами, а по отношению друг к другу - соподчиненными понятиями.
  3. Классификация сложных и многогранных объектов требует, как правило, использование не одного, а нескольких оснований деления. При этом классификации могут представлять собой разветвленные многообразные системы, основанные на принципах координации и субординации.2

Попытаемся проанализировать имеющиеся в криминалистической литературе классификации исследуемого понятия, а также выразить свое видение классификации серийных убийств.

В.Н. Исаенко в 1998 году предлагал разграничить серийные убийства на следующие группы:

1) убийства, жертвами которых одновременно становятся несколько человек (при криминальных “разборках”, в т.ч. влекущих гибель случайных прохожих, посетителей увеселительных заведений и т.д.; сопряженные с нападениями на граждан в жилых помещениях, автотранспорте; совершенные при нападениях хулиганствующих групп и т.п.); 2) 3) убийства лиц, входящих в одну и ту же группу, в отношении которых в течение длительного времени реализуется преступный умысел на уничтожение (устранение) членов конкурирующей преступной группировки; убийства лиц,
претендующих на долю в наследстве; 4) 1 Белкин А.Р. Криминалистические классификации… С. 5-6.

2 Цит. по: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 23-24.

26 устранение нежелательных свидетелей; убийства жертв мошенничества; кровная месть;

3) убийства различных лиц, не связанных знакомством или родственными узами, совместной деятельностью, которые совершаются по “заказу” наемными убийцами, превратившими это занятие в своего рода профессию; 4) 5) убийства, совершаемые лицами, в обиходе называемыми “маньяками”. 6) На основе проведенного криминалистического анализа и обобщения следственно- судебной практики в 2000 году он приводит следующую классификацию серийных убийств:

  • убийства из корыстных побуждений, в том числе при нападениях с целью завладения имуществом или денежными средствами государственных, частных, коммерческих и других предприятий и организаций, а также граждан;
  • убийства, сопряженные с изнасилованиями или удовлетворением полового влечения в иной форме;
  • убийства в результате “разборок” и иных конфликтов между конкурирующими преступными фуппировками, особенно в связи с борьбой за передел сфер влияния (нередко это влечет гибель других людей -прохожих, посетителей увеселительных заведений, пассажиров на транспорте и т.д.);
  • убийства входящих в одну и ту же группу лиц, в отношении которых в течение длительного времени реализуется умысел на их уничтожение (очевидцев преступления и других нежелательных свидетелей, могущих в последующем способствовать привлечению заинтересованных в их устранении лиц к уголовной ответственности, а также шантажировать их; последовательное устранение
    членов конкурирующей преступной
  • 1 Исаенко В.Н. Проблемы организации расследования серийных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 113-114.

27 группировки; убийства лиц, претендующих на наследство; убийства бывших владельцев приватизированных квартир их “приобретателями”);

  • убийства различных лиц, не связанных родственными узами или знакомством, совместной деятельностью, которые совершаются по “заказу” наемными убийцами, превратившими это занятие в преступную профессию.1

Не отрицая значимости предложенных В.Н. Исаенко классификаций, в то же время отметим, что их существенным недостатком является то, что автор одновременно использует несколько классификационных оснований, что существенно усложняет восприятие и вызывает трудности при определении специфических особенностей той или иной классификационной группы. В этой связи отметим, что мы согласны с А.Р. Белкиным, который пишет: “Типичной ошибкой при делении понятий является смешение оснований деления, когда в одном и том же акте деления используются различные основания деления.” Важно подчеркнуть, что при делении должны соблюдаться определенные правила, которые сводятся к следующим: соразмерности; единому основанию; непрерывности; учету закономерностей, присущих группам.3

В 2000 году В.Н. Исаенко вновь, на наш взгляд, допускает ту же неточность, сочетая в качестве основания признаки объекта, субъекта и субъективной стороны преступления и подразделяя серийные убийства на совершенные из корыстных побуждений - 45%, на сексуальной почве - 21%, убийства членов ОПТ - 14%, “заказные” - 9.6 %, устранение свидетелей -3.2%, остальные - 6.4%.

Полагаем, что приведенное процентное соотношение может быть легко поставлено под сомнение предположением о том, что убийство члена ОПТ может быть совершено из корыстных побуждений, “заказное” - по мотиву

1 Исаенко В.Н. Некоторые вопросы организации расследования серийных убийств // Воронежские криминалистические чтения. Вып.1. Воронеж, 2000. С. 87.

2 Белкин А.Р. Криминалистические классификации… С. 5.

3 Кондаков Н.И. Логика. М., 1964. С. 367-371.

4 Исаенко В.Н. Некоторые вопросы организации расследования … С. 87.

28 мести либо тех же корыстных побуждений, на сексуальной почве - включая и корыстные побуждения и т.п.

Смешение классификационных оснований допускает, на наш взгляд, и Ю.М. Антонян, подразделяя серийные сексуальные убийства на:

  1. ” убийства женщин или подростков (обоего пола), чтобы сломить их сопротивление;
  2. убийства с целью обеспечения собственной безопасности после совершения изнасилования;
  3. убийства при которых преступник получает половое удовлетворение от мучений и агонии своих жертв;
  4. убийства женщин до, во время или после совершения изнасилования, когда потерпевшие говорят или делают нечто, что воспринимается преступником как тяжкое оскорбление.”1
  5. В соответствии с логическими правилами классификации, она должна базироваться на едином основании. Мы совершенно согласны с Р.С. Белкиным в том, что “невозможно построить классификацию, учитывающую одновременно все компоненты, образующие криминалистическую характеристику преступления. Такая классификация неизбежно окажется либо классификацией по способу совершения или сокрытия преступления, либо по личности вероятного преступника, либо по тем или иным обстоятельствам совершения преступления.”2

Отсюда более убедительной нам представляется классификация, предложенная авторами пособия “Методика расследования серийных убийств”, которые полагают, что “серийные убийства в целях более углубленного анализа особенностей их совершения могут быть классифицированы по таким
основаниям как: количество участников

’ Антонян Ю.М. Сексуальный убийца Чикатило: попытка психоаналитического объяснения // Государство и право. 1993. №7. С. 99.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.,1997. С. 327.

29 совершения убийств; способ совершения убийств; мотивы убийств.”1

С этих позиций, по их мнению, по количеству участников преступления серийные убийства подразделяются на совершенные убийцами-одиночками и совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.”

По способу совершения серийные убийства могут подразделяться на убийства, совершенные: 1) с применением огнестрельного оружия; 2) с применением холодного оружия; 3) с применением взрывных устройств; 4) с применением различных подручных средств; 5) с использованием нескольких видов оружия.

Несмотря на практическую значимость классификаций, приведенных выше, для установления обстоятельств преступления и личности виновного, полагаем, тем не менее, что важнейшей, базовой классификацией серийных убийств является классификация по мотиву совершения преступлений ибо “правильное определение мотива зачастую представляет собой ключ к раскрытию убийств и выявлению виновного лица”.4 Л.А. Соя-Серко, B.C. Минская на основе обобщения следственной практики выделяют как наиболее распространенные следующие мотивы и цели серийных убийств:

  1. “мотивы убийств, связанные с удовлетворением половых потребностей путем изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера;
  2. мотивы убийств, возникшие на почве ссор (например, убийства, связанные с конфликтами между преступными группировками);
  3. мотив мести;
  4. хулиганские побуждения;
  5. корыстные побуждения, в том числе убийства, связанные с совершением
  6. 1 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие. М., 1998. С. 10.

2 Там же. С. 10.

3 Там же.С. 10. 4Тамже.С. 10-11.

30 разбойных нападений или бандитизма;

  1. цель - скрыть ранее совершенные преступления;
  2. религиозные мотивы - совершение “ритуальных” убийств, выражающихся в жертвоприношениях;
  3. в целях использования органов или тканей потерпевших;
  4. по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести.”1
  5. Это наиболее детальная классификация серийных убийств по криминальной мотивации среди известных нам. В целом же наиболее разработанной классификацией является классификация серийных сексуальных убийств.

В зависимости от цели, достигаемой виновным лицом, Ю.М. Антонян (с соавторами) подразделил многоэпизодные сексуальные убийства на пять групп:

1.убийства, совершенные с целью получения сексуального удовлетворения во время его совершения;

2.убийства с целью подавления сопротивления жертвы перед или во время изнасилования;

3.убийства с целью соития с трупом;

4.убийства с целью сокрытия следов преступления;

5.убийства, совершенные в ответ на действия, расцениваемые как унижение.2

В зависимости от временного промежутка между эпизодами “серии” Ю.М. Антонян (с соавторами) предлагает разделить убийства на три группы:

1 .серия убийств, совершенных одно за другим с перерывом в несколько минут. Как правило, эти преступления совершаются в городских помещениях в основном в отношении детей и лиц, к которыми преступник был ранее

1 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. И.

2 Антонян Ю.М., Верещагин В.А., Потапов С.А. Шостакович Б.В. Серийные сексуальные убийства… С. 5.

31

знаком;

2.серия убийств, совершаемых с перерывами в несколько дней или месяцев и длящихся примерно год;

  1. серия убийств, длящихся в течение ряда лет с временными промежутками между эпизодами от нескольких дней до нескольких лет.1

Н.Н. Китаев, А.П. Тельцов выделяют две разновидности таких преступлений:

1.убийства, сопряженные с изнасилованием (в том числе с актами мужеложства);

2.убийства, побуждениями к совершению которых были различные сексуальные извращения.

С.А. Афанасьев, В.И. Иванов, В.В. Новик предлагают разграничивать сексуальные убийства на:

1) условно-сексуальные:

а) убийства, сопряженные с изнасилованиями;

б) убийства, внешне напоминающие сексуально-садистские;

2) безусловно сексуальные, когда процесс убийства и смерть жертвы включены в сложный динамический комплекс сексуального удовлетворения как один из необходимых его элементов.3

Э.Ф. Побегайло, С.Ф. Милюков считают возможным разделить сексуальные убийства по криминальной мотивации на две группы:

1) относительно сексуальные; 2) 3) абсолютно сексуальные.4 4) Данные ученые (солидаризируясь с С.А. Афанасьевым) полагают, что к

См.: Антонян Ю.М., Верещагин В.А., Потапов С.А., Шостакович Б.В. Серийные сексуальные убийства… С. 32; Антонян Ю.М. Ткаченко А.А., Шостакович Б.В. Криминальная сексология… С. 247.

2 Китаев Н.Н., Тельцов А.П. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств. Иркутск, 1992. С. 81.

J Афанасьев С.А., Иванов В.И. Новик В.В. Особенности расследования сексуально- садистских убийств. Учебное пособие. СПб., 1993. С. 7-8.

Побегайло Э.Ф., Милюков С.Ф. Мотивация убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1994. С. 85.

32 первой группе относятся убийства, сопряженные с изнасилованиями (с целью преодоления сопротивления потерпевших, сокрытия факта изнасилования и т.п.), и некоторые другие виды убийств (из ревности, мести за оскорбление на интимной почве и т.д.). В большинстве таких случаев, хотя убийство и связано с нарушением половой неприкосновенности потерпевших, его основной мотив фактически несексуальный (стремление облегчить или скрыть преступление, месть, ревность, хулиганские побуждения).

Во вторую группу включают убийства, совершаемые для достижения чувства сладострастия, когда сам процесс убийства или садистские действия не совместимы с жизнью жертвы, преследуют цель сексуального удовлетворения. Здесь основным является сугубо сексуальный мотив -садистские побуждения, нередко сочетающиеся с сексуальными извращениями (гомосексуализм, педофилия, геронтофилия, некрофилия, и т.д.). Для садиста при сексуальном вожделении доминирующее значение имеет сам акт насилия над жертвой.

Основатель сексопатологии, психиатр Р. Краффт-Эбинг различал две разновидности сексуальных убийств: убийства, цель которых устранить единственного свидетеля преступления, и убийства, совершаемые под влиянием сладострастия.2

Польский сексопатолог К. Имелинский выделял следующие убийства:

  1. с целью получения сладострастных переживаний;
  2. убийства как следствие преодоления сопротивления жертвы при изнасиловании;
  3. с целью лишить жертву возможности позвать на помощь;
  4. в момент переживания оргазма (часто при суженном сознании как продолжение преодоления сопротивления жертвы, не обязательно желая
  5. 1 Побегайло Э.Ф., Милюков С.Ф. Мотивация убийств… С. 85. Цит. по: Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования сексуально-садистских убийств. С.6.

33 причинить смерть);

  1. для сокрытия сексуального преступления и избавления от свидетеля изнасилования, а также по другим мотивам, внешне напоминающим убийства с целью получения наслаждения.1

Немецкий психиатр Э. Шарш подразделяет такие убийства на три группы: убийства как кульминация садистского перверсного развития; убийства как прорыв сексуальной деструктивности; убийства, связанные с изнасилованиями.

И, наконец, завершим анализ имеющихся разработок данного вопроса еще одной классификацией Ю.М. Антоняна, который в зависимости от объекта преступного посягательства различает:

а) убийства женщин;

б) убийства детей и подростков (обоего пола);

в) убийства женщин, детей и подростков.

Особую категорию, на его взгляд, составляют те лица, которые, кроме того что убивают и насилуют, еще и грабят свои жертвы.3

Таким образом, можно сделать вывод о том, что целесообразна классификация серийных убийств:

а) по мотиву и цели преступного посягательства;

б) по способу совершения убийства (включая способ подготовки и способ сокрытия преступления);

в) по специфике субъекта преступления;

г) по особенностям объекта (жертв) преступного посягательства. I По мотиву и цели:

1) корыстный:

а) по найму;

Имелинский К. Сексология и сексопатология. М., 1986. С. 314-315.

2 См.: Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования сексуально- садистских убийств… С. 7.

3 Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления. М., 1993. С. 230.

34

б) с целью завладения имуществом (квартиры, автотранспорт и т.д.) или деньгами;

в) между конкурирующими ОПТ (преступными сообществами) при разделе сфер влияния;

2) сексуальный:

а) условно сексуальный;

б) безусловно сексуальный;

3) мести:

а) между конкурирующими ОПТ (преступными сообществами);

б) длящаяся кровная месть;

в) очевидцев преступления и других нежелательных свидетелей.

II По механизму совершения:

1) предумышленные; 2) 3) внезапные. 4) III По особенностям объекта преступного посягательства:

1) женщин, несовершеннолетних, малолетних одного или обоих полов, в т.ч. страдающих физическими либо психическими недостатками; 2) 3) социально дезадаптированных лиц (маргиналов) одного или обоих полов; 4) 5) собственников приватизированного жилья, не имеющих наследников; 6) 7) владельцев автотранспорта; 8) 9) бизнесменов; 10) 11) членов ОПТ (преступных сообществ); 12) 13) представителей национальных групп, где “практикуется” кровная месть; 14) 15) действующих и бывших работников правоохранительных органов, судей; 16)

35 9) свидетелей, потерпевших по уголовным делам. IV По специфике субъекта преступления:

1) совершенные одним лицом; 2) 3) совершенные группой лиц (в т.ч. ОПТ, преступным сообществом). 4) В свою очередь серийные сексуальные убийства целесообразно классифицировать и по таким дополнительным основаниям, как:

а) по специфике мотива и цели преступного посягательства;

б) по половым, возрастным, внешним признакам, социальному статусу жертв;

в) по характеру наносимых телесных повреждений, способу расчленения, орудиям убийства;

г) по определенной частоте (периодичности) совершения убийств;

д) по особенностям подготовки и сокрытия убийств. По специфике мотива и цели:

1) условно-сексуальные:

а) убийства с целью подавления сопротивления жертвы перед или во время изнасилования;

б) убийства с целью сокрытия совершенного изнасилования;

в) убийства, совершенные в ответ на действия, расцениваемые как унижение, оскорбление лица, совершившего убийство;

2) безусловно сексуальные:

а) убийства, совершенные с целью получения сексуального удовлетворения от процесса убийства и смерти жертвы;

б) убийства с целью соития с трупом. По специфике жертв:

1) по половозрастному признаку:

а) убийства малолетних одного или обоих полов;

б) убийства несовершеннолетних одного или обоих полов;

36 в) убийства совершеннолетних лиц женского (или мужского) пола;

2) по социальному статусу:

а) убийства социально адаптированных лиц;

б) убийства проституток;

в) убийства лиц без определенного места жительства, бродяг и т.п.;

3) по состоянию психического (или физического) здоровья:

а) убийства психически здоровых лиц; б) убийства душевнобольных либо
лиц с психическими расстройствами и (или) физическими недостатками.

Полагаем, что возможна классификация, основывающаяся на внешних признаках жертв:

  • по росту и типу телосложения;
  • по особенностям прически;
  • по выраженности (невыраженности) вторичных половых признаков;
  • по особенностям одежды (колготки, белье и т.п.).
  • По механизму совершения преступления:

1) по способу подготовки убийства, т.е. по наличию или отсутствию “сценарного*1 замысла, модели совершения убийства:

а) “внезапные”, “импульсивные” убийства - пол, возраст жертвы, ее характерологические особенности не имеют значения; убийство носит характер нападения без установления предварительного контакта с жертвой либо такой контакт минимален;

б) предумышленные, “планируемые”, “маскируемые” убийства - имеют значение специфические особенности жертвы, период сексуального возбуждения может произвольно затягиваться преступником до нескольких

37 месяцев, а убийство завершает комплекс сексуального удовлетворения.

2) по способу совершения убийства:

а) совершаемые путем удушения;

б) совершаемые путем нанесения колюще-режущих ранений;

в) совершаемые с помощью подручных предметов (камни, палки и т.п.);

г) совершаемые комбинированным способом.

3) По способу сокрытия убийства:

а) убийства без сокрытия трупа либо с минимальным сокрытием (маскировка ветками деревьев, незначительное перемещение трупа и т.п.);

б) убийства с сокрытием трупа (перемещение трупа на значительные расстояния, помещение его в заранее подготовленные места, утопление и т.п.);

в) убийства, замаскированные под ДТП или иное преступление. По определенной частоте (периодичности) совершения убийств:

1) убийства, совершенные одно за другим, с незначительным временным интервалом (от нескольких часов до нескольких дней); 2) 3) убийства, совершаемые с интервалом от нескольких дней (месяцев) до одного года; 4) 5) убийства, длящиеся в течение ряда лет с различными временными промежутками (от нескольких дней - до нескольких месяцев - до нескольких лет). 6) Как представляется, сформулированные и обоснованные нами классификации соответствуют потребностям в них правоохранительных органов. Криминалисты понимают классификацию как необходимое условие эффективного познания объекта, важное средство проникновения его в глубинные, базисные слои и обеспечения продуктивного движения мысли

1 Подробнее об этом см.: Фомина А.С. Расследование убийств, совершаемых по сексуальным мотивам // Расследование преступлений против личности. Учебное пособие. Воронеж, 1998. С. 72.

38 исследователей от исходного целого к образующим его частям. И от них -снова к целому. Для выявления закономерностей, знание которых необходимо для его научного объяснения и описания.1 Именно для познания феномена серийных убийств, его описания, выявления присущих ему закономерностей нами и была проведена классификация этого вида противоправных деяний. Полагаем, что нам при этом удалось избежать типичных ошибок при классификации, которые отметил А.Р. Белкин:

  1. “Смешение двух видов классификаций: криминалистических, то есть разработанных в криминалистике специально для своих целей и используемых в криминалистике классификаций, обязанных своим происхождением другим областям знания или практической деятельности.
  2. Смешение, подмена оснований классификации, когда в рамках одной и той же классификации объекты распределяются по разным основаниям. В сложносоставных классификациях иногда упускается необходимость указать основания классификации для классификаций более низких уровней, связанных с основной классификацией.
  3. Смешение классификации как логической процедуры с отнесением предметов к той или иной группе.””
  4. Подводя краткий итог изложенному в данном параграфе, отметим следующее:

1) мы убеждены в необходимости и целесообразности введения в Уголовный кодекс РФ понятия “систематичности” как одной из форм множественности преступлений. Данная категория, наряду с другими формами множественности, будет учитываться правоприменителями в качестве отягчающего обстоятельства, а также квалифицирующего признака. Под “систематичностью” мы понимаем совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ. Совершение трех или более
умышленных

Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. С.5. “ Белкин А.Р. Криминалистические классификации… С. 10-11.

39 преступлений, предусмотренных различными статьями УК, может признаваться систематичным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Таким образом, мы предлагаем дополнить статью 16 Уголовного кодекса Российской Федерации “Неоднократность преступлений” и изложить ее в следующей редакции:

“Статья 16. Неоднократность преступлений.

  1. Неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего кодекса.
  2. Систематичностью преступлений признается совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться систематичным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.
  3. Преступление не признается совершенным неоднократно или систематично, если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята.
  4. В случаях, когда неоднократность или систематичность преступлений предусмотрена настоящим Кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность или систематичность преступлений.”

40 В перспективе, мы полагаем, необходимо в рамках Уголовного кодекса РФ выделить институт множественности преступлений в отдельную главу, наделив при этом систематичность преступлений “правом” располагаться в рамках отдельной статьи УК.

В аспекте предлагаемого нами понятия “систематичность” считаем необходимым предложить внести изменения и дополнения в следующие статьи Уголовного кодекса РФ: п. “а” ст. 63, п. “н” ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 132, ст. 133, ст. 134, ст. 135, а также во все иные статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающие умышленную форму вины и в качестве квалифицирующего признака неоднократность преступлений.

Предлагаемая редакция п. “а” ст. 63 УК РФ:

“а) неоднократность преступлений, рецидив преступлений, систематичность преступлений”.

Предлагаемая редакция п. “н” ст. 105 УК РФ:

“н) совершенное неоднократно или систематично”. Предлагаемая редакция ч. 3 ст. 131 УК РФ:

” 3. Изнасилование:

а) совершенное систематично;

б) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;

в) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, заражение ее ВИЧ - инфекцией или иные тяжкие последствия;

г) потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, - наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет”.

Предлагаемая редакция ч. 3 ст. 132 УК РФ:

” 3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они:

а) совершены систематично;

б) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей);

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕНяля*

БИБЛДОТМА \ 41

в) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ - инфекцией или иные тяжкие последствия;

г) совершены в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, - наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет”.

Предлагаемая редакция ст. 133 УК РФ:

“Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера.

  1. Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) -

наказывается штрафом в размере от 200 до 300 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 до 3 месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

  1. Те же деяния, совершенные систематично, -

наказываются лишением свободы на срок до двух лет.”

Предлагаемая редакция статьи 134 УК РФ:

11 Статья 134. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

1 .Половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста, -

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до четырех лет.

  1. Те же деяния, совершенные систематично, -

42

наказываются лишением свободы на срок до семи лет”. Предлагаемая редакция статьи 135 УК РФ:

“Статья 135. Развратные действия.

  1. Совершение развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего

возраста, -

наказывается штрафом в размере от 300 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 3 до 5 месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

  1. Те же деяния, совершенные систематично, -

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до 5 лет.”

В те статьи Уголовного кодекса РФ, которые содержат категорию “неоднократности” в качестве квалифицирующего признака и предполагают форму в виде умысла, предлагаем внести добавление: “неоднократно или систематично” и соответственно усилить меры уголовной ответственности (предусмотреть более строгие виды наказаний).

2) В рамках правоприменительной деятельности, в частности, процесса раскрытия и расследования преступлений, наряду с уголовно-правовым термином “систематичность” предлагаем использовать криминалистическую категорию “серийность” (многоэпизодность). На наш взгляд, возможны следующие дефиниции:

Серийные преступления - это совершаемые разновременно одним лицом или группой лиц по предварительному сговору три и более уголовно наказуемых деяния (или покушения на них), являющихся тождественными и (или) однородными, которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью механизма их совершения. Таким, на наш взгляд,

43 является общее понятие “серийности”, независимо от вида и категории преступлений.

3) Серийные убийства - это совершаемые одним лицом или группой лиц три или более убийств (покушения на них), отстоящих друг от друга по времени и объединенных единством мотива и механизма их совершения.

Признаки серийных убийств:

а) количественный показатель - совершение трех или более убийств;

б) сходство (аналогичный характер) способов совершения преступлений, включая способ подготовки и способ сокрытия убийств;

в) общность мотива;

г) сходство (однотипность) объекта посягательства;

д) сходство обстановки совершения преступления;

е) сходство в специфике профессиональных либо преступных навыков лица (лиц), совершившего (-их) убийства;

ж) одинаковые или сходные элементы описания предполагаемого(-ых) преступника(-ов) и его (их) атрибутов;

з) сходство механизма следообразования;

и) определенная периодичность (цикличность) совершения убийств.

4) Криминалистическая классификация серийных убийств создает предпосылки научного объяснения и описания этого явления, способствует выявлению особенностей их раскрытия и расследования, а значит, служит потребностям криминалистической практики. Классификация сложных и многогранных объектов требует использования не одного, а нескольких оснований деления, поэтому мы полагаем, что целесообразно классифицировать серийные убийства по следующим основаниям:

а) по мотиву и цели преступного посягательства;

б) по механизму совершения преступления;

в) по особенностям объекта преступного посягательства;

44

г) по специфике субъекта преступления.

В дальнейшем, в зависимости от вида серийного убийства (серийные сексуальные убийства, убийства водителей автотранспорта, убийства владельцев приватизированных квартир, убийства членов ОПГ и т.п.) возможна более детальная классификация. Так, по серийным сексуальным убийствам мы предлагаем следующие основания классификации:

а) по специфике мотива и цели;

б) в зависимости от особенностей жертв;

  • по половозрастному признаку;
  • по социальному статусу;
  • по состоянию здоровья;
  • по внешним признакам.
  • в) в зависимости от особенностей механизма совершения преступления:

  • по способу подготовки убийства;
  • по способу совершения убийства;
  • по способу сокрытия убийства.
  • г) по определенной частоте (периодичности) совершения убийств.

Исходя из предложенного А.Р. Белкиным деления классификаций в криминалистике на простые, сложные и составные, полагаем, что приведенные нами классификации являются сложными и образуют единую составную классификацию. Сложные классификации - многоуровневые, когда один или несколько членов одного уровня в свою очередь подразделяются на том же основании на члены второго уровня. Составная классификация, в сущности, представляет собой некую систему классификаций, связанных между собой. Составные классификации образуют своеобразное “классификационное древо”.

1 Белкин А.Р. Криминалистические классификации… С. 16. “ Там же. С. 16.

45 Полагаем, что вышеприведенные классификации будет способствовать познанию феномена “серийных убийств”, целенаправленности и эффективности их расследования.

46 § 2. Основания для выдвижения версий о серийном характере убийств

Отмеченная выше специфика серийных убийств обусловливает особенности их расследования. Успешное расследование любого преступления зависит от должной организации этого процесса (впрочем, как и любого вида человеческой деятельности). Методом организации расследования выступает планирование действий следователя, а логической основой планирования служит следственная версия - одна из разновидностей криминалистической версии. Версия как одна из форм логического мышления используется прежде всего потому, что, приступая к расследованию, следователь не располагает достаточными данными, позволяющими сразу выявить те обстоятельства, которые он обязан установить в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ (ранее - ст. 68 УПК РСФСР). Как образно пишет Н.А. Якубович, “в начале расследования перед следователем возникает обычно задача со многими неизвестными. Чтобы решить ее и объяснить исследуемое событие и его отдельные обстоятельства, следователь прибегает к такому приему, как построение версий.”1

В научной литературе существует множество определений криминалистической версии (и наиболее распространенной ее разновидности - следственной).”

Г.В. Арцишевский определил две группы правил (принципов) выдвижения и проверки следственных версий.

По фактическому обоснованию версии:

1) версия должна быть реальной, т.е. обоснованной теми фактами и

1 Руководство для следователей. Ч. 1. М., 1981. С. 151.

” Подробнее о криминалистических (следственных) версиях см.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 2: Частные криминалистические теории. М., 1997. С. 371-372; Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1976; Васильев А.Н. Следственная тактика. М, 1976; Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М., 1978; Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973; Версии и планирование расследования. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1985 и др.

47 сведениями, которыми располагает следователь;

2) версия может основываться как на достоверно установленных фактах, так и на предположительной (не проверенной) информации; 3) 4) каждая следственная версия должна объяснять максимально широкий круг имеющихся сведений, а при их непротиворечивости -всю их совокупность; 5) 6) следственная версия может и должна выдвигаться при наличии противоречащих ей сведений; 7) 8) версии должны выдвигаться как можно раньше (по возможности в ходе осмотра места происшествия). 9) По логическому обоснованию версии:

1) выдвигаемые версии должны быть сопоставимы (выдвигаться в отношении одного и того же неизвестного обстоятельства); 2) 3) выдвигаемые версии должны быть альтернативны по содержанию (должны носить взаимоисключающих характер); 4) 5) по делу следует выдвигать исчерпывающий перечень сопоставимых, альтернативных, реальных версий (должна быть возможность объяснить максимально исследуемые обстоятельства); 6) 7) следует строить несколько рядов следственных версий.1 8) Правила версионного процесса, предложенные Г.В. Арцишевским, на наш взгляд, стали на сегодняшний день “классическими” и применимы к расследованию любого преступления. Мы полагаем, что при расследовании серии преступлений (тем более - серии убийств) следователи должны неуклонно соблюдать вышеназванные положения.

В этой связи авторы пособия “Методика расследования серийных убийств” пишут: “во-первых, версия должна базироваться на известных фактах, при этом не обязательно, чтобы такими фактами были доказательства; во-вторых, эти факты должны быть реальными, а не голым

1 Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий… С. 11-13.

48 вымыслом; в-третьих, версия прямо или косвенно должна относиться к расследуемому событию, к предмету доказывания.”1

В криминалистической литературе сложилось, в принципе, единое представление об этапах развития версии. Так, например, В.Е. Коновалова отмечает: “в развитии версии, как и гипотезы, можно выделить три этапа:

1) анализ и обобщение фактического материала; 2) 3) высказывание собственно версий и разработка ряда следствий, вытекающих из данного положения; 4) 5) проверка следствий, теоретически выведенных из версий”. 6) Г.В. Арцишевский также пишет о трех этапах развития следственных версий:

1) выдвижение версии; 2) 3) анализ содержания версии и определение вытекающих из нее следствий; 4) 5) проверка версии. 6) Думается, что именно в соответствии с названными этапами происходит следственно-оперативная работа, если выдвинуто предположение о возможном серийном характере совершенных преступлений (убийств, изнасилований, грабежей и т.п.). Причем наиболее сложным и требующим особого внимания при расследовании серийных преступлений является первый этап (первая стадия развития версии) -выдвижение версии о серийном характере совершенных деяний.

Криминалистические версии могут быть классифицированы по многочисленным основаниям: по субъектам выдвижения версии; по объему; по степени определенности; по отношению к предмету доказывания; по времени построения; по степени сложности структуры; по степени вероятности; по характеру проблемы и т.д. (классификации Р.С. Белкина,

1 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 126-127.

2 Коновалова В.Е. Логико-психологические аспекты построения версий // Версии и планирование расследования. Свердловск, 1985. С. 3-5.

49

И.М. Лузгина, A.M. Ларина, Л.Я. Драпкина и др.).

Данные классификации будут использованы в работе применительно к рассматриваемой тематике.

Авторы пособия “Методика расследования серийных убийств” предлагают, помимо традиционного разграничения версий (по объему) на общие и частные, использовать понятие генеральной версии, т.е. обоснованного предположения о том, что несколько (три и более) убийств совершены одним лицом или группой лиц. Базой (основанием) для выдвижения генеральной версии являются самые различные данные из входящих в серию эпизодов, нахождение в них того общего, что позволяет утверждать, что расследование имеет дело с серией убийств.1 Мы полагаем, что данный термин является весьма удачным, т.к. он характеризует специфику расследования серийных преступлений.

Фактическими основаниями для выдвижения версий служат исходные данные, известные к моменту возбуждения уголовного дела и установленные в ходе производства неотложных следственных действий (процессуальные источники), а также в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий (непроцессуальные источники). Логическими (научно-криминалистическими) основаниями для выдвижения версий являются знания о типичных способах, мотивах и целях преступления и личные умозаключения следователя о сходстве способа, которым совершено это преступление (и иных признаков) с аналогичными деяниями.

Н.А. Селиванов, солидаризируясь с другими учеными и опираясь на сложившуюся практику, пишет: “в основание версии могут быть положены фактические данные, полученные как из процессуальных, так и из непроцессуальных источников, в частности, результаты оперативно-розыскных действий”. Он же указывает, что “наряду с фактическими данными по конкретному делу логическим основанием
для конкретной

Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 127.

50 версии служит: типовая версия как результат научного обобщения или умозаключения следователя, основанного на его личном опыте, либо сходство способов, которыми совершены данное и иные прошлые преступления”.1

Таким образом, основой для выдвижения версии служат определенные фактические данные. В зависимости от объема имеющейся информации все исходные данные можно объединить в несколько групп. Г.В. Арцишевский предлагает типизировать исходную информацию таким образом, чтобы она (типология) отражала “определенный объем сведений об элементах предмета доказывания, состава преступления”.” На его взгляд, можно сформулировать пять типов (вариантов) исходных данных и соответствующих им следственных версий:

1) исходные данные недостаточны для вывода о сущности события, позволяя предполагать как наличие, так и отсутствие преступления; … в этом случае выдвигаются версии о сущности события; 2) 3) из имеющихся данных известна сущность преступления, неизвестен его мотив и субъект; … выдвигаются версии о предполагаемом субъекте, мотиве преступления; 4) 5) из исходных данных известны сущность и мотив преступления, неизвестен субъект; … выдвигаются версии по субъекту преступления; 6) 7) исходные данные содержат сведения о сущности и резко характерных обстоятельствах объективной стороны (либо о сущности, мотиве и основных объективных обстоятельствах); … выдвигаются версии по субъекту преступления и возможным направлениям его поиска; 8) 9) материалы содержат сведения о всех основных обстоятельствах проверяемого события, включая сведения о конкретном виновнике, но эти сведения в той или иной части недостоверны; … выдвигаются версии в 10) 1 Справочная книга криминалиста. М., 2000. С. 192.

” Арцишевский Г.В. К вопросу о следственных версиях // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 24. М., 1976. С. 162.

51 отношении тех элементов состава (юридически важных обстоятельств), которые требуют проверки (либо которые необходимо достоверно установить).1

Полагаем, что вышеизложенная типизация исходных данных для выдвижения следственных версий теснейшим образом пересекается с разновидностями информации, обусловливающей возникновение той или иной следственной ситуации. “В методическом отношении следственная ситуация на каждом этапе расследования в основном предопределяется имеющейся информацией, которая обусловливает направленность и возможности следствия по, если так можно выразиться, переработке механизма следообразования…,” - пишет О.Я. Баев. И хотя в юридической литературе нет общепризнанного определения понятия следственной ситуации, следует, думается, согласиться с Л.Я. Драпкиным, отмечающим, что “несмотря на значительные расхождения, большинство авторов рассматривают следственную ситуацию как совокупность данных, сумму информации, как картину, отражающую либо процесс расследования, либо признаки расследуемого события, либо оба эти объекта”. Сам Л.Я. Драпкин определяет следственную ситуацию “как мысленную динамическую модель, отражающую информационно-логическое, тактико-психологическое, тактико- управленческое и организационное состояние, сложившееся по уголовному делу и характеризующее благоприятный или неблагоприятный характер процесса расследования”.4 Р.С. Белкин указывает на то, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер. Следственная ситуация - это совокупность условий, в которых в данный
момент осуществляется

Подробнее об этом см: Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий… С. 53; Арцишевский Г.В. К вопросу о следственных версиях // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 24. М., 1976. С. 163-164.

2 Баев О.Я. Методические основы расследования преступлений против личности // Расследование преступлений против личности. Учебное пособие. Воронеж, 1998. С. 13.

J Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 13.

4 Там же.С. 17.

52 расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания.1 О.Я. Баев пишет по этому поводу, что под следственной ситуацией им понимается “модель (т.е. наиболее значимые и типичные характеристики) обстановки расследования, определяющие характер необходимых действий следователя на том или ином этапе расследования конкретного преступления”.” Не вдаваясь в анализ приведенных, а также других имеющихся определений, отметим, что нам близка позиция тех ученых, которые определяют следственную ситуацию в виде определенной модели, элементы которой имеют значение для процесса расследования и влияют на характер действий следователя.

О.Я. Баев считает, что на первоначальном этапе расследования возможно возникновение следующих ситуаций:

1) известно криминальное событие (деяние, содержащее достаточные данные, указывающие на признаки преступления - ст. 108 УПК). Необходимо установить, кто и при каких наиболее существенных обстоятельствах учинил его, наличие в его действиях состава преступления, а также все другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу; 2) 3) известно лицо, которое, как то усматривается из первоначальной информации, возможно, учинило уголовно-наказуемое деяние. Необходимо установить, действительно ли этим лицом совершено криминальное деяние, содержит ли последнее все необходимые элементы состава того или иного преступления против личности, либо иного уголовно-наказуемого деликта, а также все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу в смысле ст. 68 УПК; 4) 5) известны криминальное событие и личность, его учинившая. Необходимо установить наличие или отсутствие в деянии всех элементов состава того или
иного преступления против личности (или иного 6) Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997. С. 134-135.

” Расследование преступлений против личности… С. 13.

53

преступного деяния) и все обстоятельства, подлежащие выяснению по уголовному делу.1

Полагаем, что специфика серийных убийств обусловливает возникновение следующих характерных ситуаций:

1) известно криминальное событие (убийство), серийность убийства установлена, неизвестно виновное лицо; 2) 3) известно криминальное событие (убийство) и лицо, совершившее убийство, серийность установлена; 4) 5) известно криминальное событие (убийство) и лицо, совершившее убийство; серийность неочевидна, но предполагается; 6) 7) известно криминальное событие (убийство), виновное лицо неизвестно; серийность неочевидна. 8) Первая следственная ситуация возникает в тех случаях, когда в определенной местности, (районе, городе, области, регионе) одним лицом или группой лиц совершается серия аналогичных убийств. При обнаружении нового преступления, имеющего сходный способ совершения, механизм следообразования, тип жертвы и т.п., следователь должен выдвинуть версию о принадлежности данного убийства к серии. Первоочередной задачей следователя в такой ситуации является выявление общих признаков серии убийств и с их учетом организация розыскных действий по установлению лица (лиц), совершившего эти убийства.

О признаках, характеризующих серию убийств, мы уже писали выше (§ 1), однако хотелось бы вновь обратить на них внимание применительно к стадии (этапу) выдвижения версий. Авторы пособия “Методика расследования серийных убийств” считают, что о совершении преступником (преступниками) иных убийств может свидетельствовать, например, установление по уголовным делам данных, характеризующих:

  • способ совершения убийства (использование для совершения

Расследование преступлений против личности… С. 13-14.

54 убийства определенного оружия; способы нападения на потерпевшего, проникновения в жилище; сокрытие трупа и др.);

субъективную сторону убийства (мотивы совершения преступления: корыстные, сексуальные и т.п.), предумышленность действий, жестокость, дерзость, профессионализм и т.д.;

  • объект посягательства (женщины, малолетние, лица, относящиеся к группе “риска” и др.);
  • место совершения убийств (лесопосадка, определенный район города, определенные отрезки дорог и т.д.);
  • личность преступника (внешние данные, речь и др.), особенности преступной группы.1
  • В рамках Информационного письма Генеральной прокуратуры РФ к признакам серийности отнесены:

  • место совершения убийств или обнаружения трупов их жертв;
  • время совершения убийств;
  • механизм совершения убийств, особенно способ лишения потерпевших жизни (почерк преступника);
  • наличие и характер посмертных манипуляций с трупами;
  • характер телесных повреждений и использованных для убийств орудий;
  • способ сокрытия трупа;
  • информация, полученная в результате исследования вещественных доказательств и следов, обнаруженных на месте происшествия;
  • 2

  • характеристика потерпевших и другие признаки.

В методических рекомендациях Генеральной прокуратуры РФ “Организация раскрытия и расследования серийных убийств” отмечается, что о серии убийств могут свидетельствовать данные, характеризующие:

  • способ совершения убийства (например, использование

Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С.46. “ Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 11 января 2002 г. № 28-15 / 26-02 “О положительном опыте расследования серии убийств”. М., 2002. С. 1.

55 определенного оружия, способы нападения на потерпевших, проникновения в жилище, сокрытие трупа и др.);

  • субъективную сторону убийства (мотивы совергения преступлений: корыстные, сексуальные и т.п.; предумышленность действий; жестокость, дерзость, профессионализм и т.д.);
  • объект посягательства (женщины, малолетние дети, лица, относящиеся к группе “риска” и др.);
  • место совершения убийства (лесопосадка, определенный район города, определенные отрезки дорог и т.д.);
  • личность преступника (внешние данные, речь и др.), особенности преступной группы.
  • Следователь и работники органов дознания (оперуполномоченные ОУР, УБОП и др.) уже при обнаружении трупа и проведении осмотра места происшествия должны сопоставить способ убийства, способ сокрытия трупа, место убийства, обстановку совершения преступления, обнаруженные следы, сведения, полученные в ходе блиц-опроса очевидцев, лиц, первыми обнаружившими труп, с материалами дел, находящихся в производстве, а также с приостановленными уголовными делами об убийствах с целью выявления совпадающих признаков и, тем самым, выяснения принадлежности совершенного преступления к серии. Полагаем, что сравнительный анализ полученных и уже имеющихся данных (по другим уголовным делам) должен начинаться на стадии возбуждения уголовного дела и продолжаться в дальнейшем - именно такой подход во многом предопределит своевременное выявление серии преступлений и дальнейшее направление расследования.

Многие ученые в качестве характерного признака серии преступлений выделяют
“почерк” преступника, понимая под ним “поведенческие

1 Организация раскрытия и расследования серийных убийств. Методические рекомендации. М, 2002. С. 15.

56 особенности преступника, место, способ нападения на жертвы, характер нанесенных им телесных повреждений, периодичность нападений и т.д.”.1 Анализируя серийные убийства, совершенные на территории Ростовской области, А.О. Бухановский с соавторами отмечает, что “способ лишения жизни во всех сериях имел черты стереотипности, шаблонности и являлся важным признаком индивидуального криминального почерка”.2 В.В. Мороз пишет о том, что “все случаи многоэпизодных насильственных преступлений против личности по
сексуальным мотивам отличаются своеобразным почерком, особым способом совершения убийства: множественные телесные повреждения в области половых
органов (Москва, Ростовская область); удушение жертвы с оставлением
петли (Витебская область); место совершения преступления - верхние
этажи домов-новостроек либо пригородные лесопосадки (Минск)”.3 Основываясь на материалах изученных уголовных дел, В.М. Шевченко
указывает, что “особенности личности убийцы проявляются в устойчивых повторениях: выбираются одни и те же орудия и средства преступления (ножи, бытовые предметы, нижнее белье жертвы и т.п.), время (вечер и ночь,
конец недели), место (стройки, безлюдные места и т.п.) и, конечно, жертвы (несовершеннолетние, лица в алкогольном опьянении, со сниженным психологическим или социальным статусом и т.п.) Так, можно отличить
характерный “почерк” Чикатило, Цюмана, Ефанова и др., у которых вследствие
повторяемости действий сформировались и совершенствовались навыки убийств и сокрытия следов преступлений (удушение жертвы рукавом куртки у Ефанова, нижним бельем - у Цюмана, нанесение удара ножом, молотком у Чикатило)”.

Приведем несколько примеров, это же подтверждающее, из известных

Кузнецова О.Н. Роль адвоката в защите лиц, совершивших серийные убийства // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 149.

Гайков ВТ., Бухановский А.О., Байбаков Ю.Г. Серийные убийства: подход к региональной модели // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 73.

3 Мороз В.В. Типология многоэпизодных насильственных преступлений против личности по сексуальным мотивам // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 179.

Шевченко В.М. Психологические основы выдвижения версий о личности сексуальных убийц // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 256-257.

57 нам дел о серийных убийцах. В период с 1990 по 1997 г. на территории Воронежской и Волгоградской областей РФ действовал серийный сексуальный убийца В.Н. Ретунекий. Как следует из криминалистического анализа материалов этого уголовного дела, во всех случаях Ретунский действовал стереотипно: “подсаживал” в автомобиль девушек, говорил: “Если хочешь жить, делай, что я скажу,” используя беспомощность и испуг жертвы, насиловал (в различных формах). Иногда перед изнасилованием причинял телесные повреждения - бил по голове, шее. Затем связывал руки сзади и, используя веревку, душил. Потом совершал манипуляции с трупами (отрезал молочные железы, делал на них надрезы, наносил колото-резаные повреждения в грудь и живот). Снимал украшения и одежду. Трупы помещал в естественные или вырытые им ямы, забрасывал листвой; одежду выбрасывал.

Прокуратурой Липецкой области РФ в настоящее время расследуется ряд уголовных дел об убийствах, сопряженных с изнасилованиями, по которым явно “просматриваются” признаки серийности: всего за период 1998-1999 годов совершено 11 убийств, сопряженных с изнасилованием, а также 2 покушения на убийство, сопряженные с изнасилованиями.

Их анализ свидетельствует о нижеследующем: все потерпевшие -незамужние (разведенные) молодые женщины в возрасте 18-28 лет с выраженными вторичными половыми признаками, среднего и плотного телосложения, примерно одинакового роста, черты лица крупные, волосы темно-русого и каштанового цвета длиной до плеч. Место первичного контакта потерпевших с преступником - центральные улицы г. Липецка, время - вечернее и ночное (23:00 - 03:00), ситуация - преступник останавливает автомашину, предлагая (соглашаясь) подвести девушку домой.

Места обнаружения трупов - лесные массивы и лесополосы на

1 Ретунский В.Н. задержан в январе 1997 г. и в настоящее время по приговору Воронежского областного суда отбывает наказание в местах лишения свободы за совершение 8 умышленных убийств девушек и женщин. Архив Воронежского областного суда. Уголовное дело № 95438003.

58 окраинах г. Липецка, расположенные вдоль единой огибающей город автотрассы Тамбов - Орел - Липецк - Усмань. Трупы были найдены недалеко на отходящих от трассы проселочных дорогах на расстоянии от 0.5 до 4 км. Все жертвы были обнажены, обнаружены в похожих позах, одежда и ювелирные украшения отсутствовали. Причина смерти практически всех потерпевших - механическая асфиксия в результате сдавления шеи петлей (возможно, предметами одежды погибших).

В восьми эпизодах преступник совершал с потерпевшими половой акт в естественной и извращенной формах; в содержимом влагалища и анального отверстия потерпевших обнаружена сперма, выявлены сходные антигены; имеются данные об использовании преступником презервативов.

Потерпевшие дали идентичные описания преступника: мужчина 28-35 лет, плотного, спортивного телосложения, рост 175-180 см, лицо круглое, волосы светлые, короткие, глаза светлые. Их показания об обстоятельствах преступлений свидетельствуют об устойчивом способе их совершения (внезапное нападение, оглушение жертвы либо удары по лицу для преодоления ее сопротивления, совершение полового акта, в т.ч. в извращенной форме, удушение), что соответствует объективно установленным обстоятельствам по другим эпизодам.

Данные сведения позволяют сделать вывод о том, что все указанные преступления совершены одним и тем же лицом и не исключают фактов совершения им аналогичных убийств в других субъектах РФ.

Ярким примером “почерка” серии убийств женщин (4 жертвы) является дело 23- летнего А. Чайки. В рекордно короткие сроки (с 31 января по 14 февраля 1994 года) он убил в Москве четырех женщин, действуя по одной и той же схеме: одинокие, одетые в дорогие шубы, дамы заходили в подъезды домов, где их “попутчиком” по лифту оказывался А. Чайка. В лифте он с помощью ножа убивал женщин, а затем снимал с них дорогую одежду, забирал деньги и драгоценности. Своих жертв убийца не насиловал

59 (хотя, как было установлено впоследствии, в 16-летнем возрасте был осужден за изнасилование на 5 лет). Однотипность действий преступника позволила выдвинуть версию о том, что все убийства совершены одним лицом, что и подтвердилось после задержания А. Чайки.1

Отметим, что вторая следственная ситуация (известно криминальное событие - убийство и лицо, его совершившее, серийность очевидна) возникает в случае задержания виновного лица, либо если преступник не задержан, при наличии информации о совершении серии преступлений конкретным лицом. Важнейшей задачей следователя в данной ситуации является выявление всех фактов преступной деятельности задержанного лица либо преследование подозреваемого по горячим следам, принятие мер к установлению его местонахождения и задержанию.

“Вероятность правильного распознавания факта серийности преступлений существенно возрастает в случае обнаружения сходства не отдельных, а распознавательного комплекса признаков на различных этапах преступного поведения,”- пишет А.А. Протасевич. Особое значение в этой связи имеет установление сходства способов совершения преступлений, типа жертвы, механизма следообразования.

Так, по описанному выше делу В.Н. Ретунского, первоначальным основанием для выдвижения версии о совершении серии убийств одним и тем же лицом явилось предположение о сугубо сексуальном мотиве совершенных убийств. То, что в расследуемых делах подозреваемым могло быть одно и то же лицо, чьи действия носили сексуально-садистский характер, подтверждали следующие объективные признаки:

полное обнажение трупов большинства жертв; - причинение телесных
повреждений, прямо не приводящих к летальному исходу (кровоподтеки, ссадины, резаные раны, следы асфиксии,

1 Подробнее об этом см.: “Московский комсомолец”. 1998. № 6.

2 Протасевич А.А. Серийные преступления … С. 9.

60 не приводящие к смерти);

  • следы изнасилования;
  • нанесение жертвам колото-резаных повреждений в область живота и груди;
  • отчленение у трупов молочных желез, надрезы молочных желез.
  • В дальнейшем, для положительного решения вопроса о серийности указанных преступлений, следственные органы исходили из следующих сходных признаков преступлений:

  • убийства были связаны с изнасилованиями, обнажением трупов;
  • однотипность орудия и способов убийств;
  • стереотипность действий преступника: все жертвы “пропадали”, когда находились в пути, т.е. они или “голосовали” на дороге, или предложение подвезти исходило от преступника. Трупы жертв, как правило, закапывались или в естественные углубления или специально отрытые ямы в лесополосах или лесных массивах недалеко от дорог;
  • случайный выбор жертв (тех, кто попадался на глаза);
  • одинаковый личностно-социальный статус жертв: худенькие молодые женщины и девушки, не вызывающе одетые, скромные, в подавляющем большинстве случаев - положительно характеризующиеся;
  • немотивированная жестокость в отношении жертв;
  • манипуляции с молочными железами трупов;
  • похищение цепочек, сережек, колечек;
  • однородность спермы;
  • крайняя осторожность преступника, который старался в последних эпизодах не оставлять спермы, других следов;
  • совершение преступлений, как правило, во второй половине дня;
  • совершение убийств в четверг или пятницу (объективного объяснения этому при расследовании получено не было, возможно - это случайность).
  • Места, где были обнаружены трупы, свидетельствовали о том, что

61

преступник хорошо ориентируется на местности, т.е. является местным жителем.

Именно результаты криминалистического анализа и выявленного совпадения признаков преступлений, совершенных в отношении девочек -Подзоровой Ольги и Федоровой Людмилы (уголовное дело №95438003), а также нераскрытых аналогичных преступлений (убийства Глуховской Т.А. и Григорьевой Р.Н.) явились основанием для соединения этих дел в одно производство. В дальнейшем по тем же признакам к нему были присоединены уголовные дела об убийствах Редневой О.С., Юриной О.В. и Ивакиной О.В.~

Способ действия серийного убийцы А. Сливко (в течение 20 лет совершившего 7 убийств и 29 покушений на жизнь детей) характеризовался следующими общими признаками, реализуемыми последовательно:

  1. приведение жертв в бессознательное состояние;
  2. манипуляции с одеждой, обездвиженным телом без повреждений (“покорные” позы);
  3. манипуляции с конвульсирующим телом без причинения повреждений;
  4. нанесение повреждений, прямо не приводящих к летальному исходу (отсечение конечностей);
  5. нанесение повреждений, вызывающих агонию и смерть (перерезание горла и магистральных сосудов шеи);
  6. сексуально-садистические действия с трупом (отрезание органов, скальпирование).3
  7. Весьма стереотипно действовали и иные “маньяки”, о чем свидетельствуют опубликованные обобщение и анализ материалов

1 Бюллетень прокуратуры Воронежской области. Воронеж, 1998. № 7. С. 7-8.

2 Архив Воронежского областного суда. Уголовное дело № 95438003. Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования сексуально- садистских убийств… С. 23.

62 уголовных дел о них.1 По большинству серийных убийц в ходе расследования составлялись розыскные “профили”, психологические “портреты”, во многом оправдавшие себя и совпавшие с личностно- психологическими и поведенческими особенностями реальных убийц.

При наличии третьей следственной ситуации (известно криминальное событие - убийство и лицо, его совершившее; серийность неочевидна, но предполагается) первоначальной задачей следователя является проверка причастности подозреваемого (обвиняемого) к совершению других преступлений. Следователю необходимо выйти за “пределы” конкретного преступления, выявить и проверить другие сходные по способу и мотиву убийства для решения вопроса об отнесении их к серии.

В установлении данных о связях между расследуемыми преступлениями по мотиву и способу совершения большую помощь могут оказать: оперативные учеты органов внутренних дел, допрос подследственных, информация, полученная органом дознания оперативным путем, личные записи подозреваемых, а также результаты неотложных следственных действий.2

После выполнения первоначальных следственных действий и опреативно- розыскных мероприятий по расследуемому делу следователю (либо прокурору - криминалисту) следует произвести анализ собранной информации для вычленения совпадающих признаков, которые будут использоваться в поиске (“просеивании”) других преступлений, предположительно совершенных этим же лицом. К таким признакам, по мнению С.С. Афанасьева, В.И. Иванова и В.В. Новика, могут быть отнесены:

данные, характеризующие личностно - социальный статус жертвы (пол,

Подробнее об этом см.: Водько Н.П. Почему так долго искали Чикатило… М., 1996; Китаев Н.Н. Неправосудные приговоры к смертной казни: системный анализ допущенных ошибок. Иркутск, 2000; Модестов Н. Серийные убийцы. М., 1999; Дмитриев А. Маньяк-убийца Михасевич // Записки криминалистов. Вып. 4. М., 1994; Белоус С, Любин В.,Слинько М. Лжедмитрий из Балашихи // Записки криминалистов. Вып. 3. М., 1994; Тарасов А. Операция “Удав” // Записки криминалистов. Вып. 3. М., 1994.

2 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 49.

63 возраст, стереотипное поведение, социальное положение, интересы и т.п.);

однородный характер последствий (следов, оставленных на теле и одежде жертвы, на месте происшествия):

однородный характер телесных повреждений, способ расчленения;

следы, оставленные одинаковыми орудиями преступления;

следы рук, обуви, зубов, волос, микрочастиц и др;

одинаковый или сходный способ совершения крминального деяния либо совпадение наиболее существенных отдельных приемов его совершения;

содержание профессионального или преступного навыков (владение определенными инструментами, умение выполнять определенные технологические операции, навыки поведения, связанные с подготовкой и сокрытием своего участия в преступлении, познания и осведомленность в определенной области знаний и деятельности, и др.);

наличие характерных бытовых и преступных привычек (выполнение определенных действий неизменным, совпадающим во всех деталях способом);

одинаковые цель, мотив, направленность преступного умысла;

следы и явления, говорящие об одинаковых сексуальных отклонениях;

похищение с места происшествия сходных вещей, одежды, предметов, в том числе принадлежащих потерпевшему;

одинаковая или сходная временная зависисмость или взаимосвязь между отдельными действиями преступника;

одинаковые или сходные элементы описания внешности, одежды и других сопутствующих атрибутов, свойств возможного преступника (запах, особенности
речи, походки, наличие портфеля, папки, палки, очков,

64 украшений, автомашины и т.п.).

В 1994 году в Воронежской области совершались убийства водителей автотранспорта. Версия о совершении восьми умышленных убийств одними и теми же лицами была основана на следующих данных:

нападения на водителей осуществлялись исключительно с корыстной целью - завладение автотранспортом;

способ совершения нападений был однотипен: в темное время суток преступники раскатывали посреди дороги транспортную ленту с шипами, а затем нападали на остановившуюся с поврежденными шинами машину, расстреливая водителя и пассажиров;

все преступления были совершены близ райцентра Новохоперск.

Версия нашла подтверждение после установления и задержания виновных, один из которых был работником Новохоперского РОВД, что позволяло банде быть в курсе оперативно-следственных мероприятий и достаточно долго уходить от ответственности.”

Примером оперативного установления серийного характера убийств может служить деятельность правоохранительных органов по раскрытию и расследованию убийств при разбое водителей междугородного грузового транспорта в январе-июне 1995 г. на автотрассе Ростов-Москва в Павловском районе Воронежской области. Расследование началось с обнаружения трупа расстрелянного из автомата жителя Московской области С, водителя грузовика, подвергшегося разбойному нападению в одной из лесозащитных полос, расположенных вдоль трассы. В течение последующих месяцев неоднократно регистрировались факты вооруженных нападений на водителей-“дальнобойщиков” в Павловском и других районах. 22 июня при разбое были убиты жители г. Азова Ф. и М. Благодаря тому, что основной

1 Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Методика расследования сексуально- садистских убийств. С.71-72.

2 Архив Воронежского областного суда. Уголовное дело № 94628007.

65

массив информации был сосредоточен в одном районе, удалось выдвинуть обоснованную версию о серийности преступлений и причастности к ним группы лиц, по внешнему виду - кавказцев, использовавших автомобиль ВАЗ - 2102 красного цвета. Аналогичную машину часто видели в с. Шестаково. Оперативно- розыскными мероприятиями был установлен дом, где проживала группа лиц, прибывших из Азербайджана. При осмотре хозяйственных построек были обнаружены остатки муки, схожей с той, которую перевозили Ф. и М., а также ряд других вещественных доказательств. Через пять суток в оставленную в доме засаду попали прибывшие члены банды, у которых (помимо прочего) были изъяты винтовка, граната и два автомата АК-74.

Четвертая следственная ситуация (известно криминальное событие — убийство; виновное лицо неизвестно; серийность неочевидна) в тактико-методическом плане представляется наиболее сложной. Следователи и органы дознания на стадии возбуждения уголовного дела не всегда принимают меры к установлению связи между расследуемым убийством и другими аналогичными преступлениями, совершенными ранее, да и установить эту связь, определить то, что данное преступление, по поводу которого возбуждено уголовное дело, является одним из звеньев преступного сериала, представляется весьма сложным. А.А. Протасевич пишет по этому поводу, что исходную информационную базу могут содержать “данные, полученные при криминалистическом анализе обстановки и обстоятельств содеянного (места, времени, способа причинения повреждений, положения и позы трупа и т.д.), в первую очередь тех элементов следовой обстановки, которые содержат указания на профессионализм, наличие преступного опыта, навыков в действиях преступника, имеющиеся у него психические аномалии. Однако окончательный вывод о действиях серийника может быть сделан лишь на базе сравнительного анализа криминалистических характеристик данного и иных преступлений, оставшихся нераскрытыми.

1 Архив Воронежского областного суда. Уголовное дело № 95408002.

66

Этому способствует выявление сходства следующих обстоятельств:

  • мест организации засад в ожидании жертв;
  • элементов обстановки в местах совершения преступлений, временных параметров содеянного, типа жертв;
  • способов, орудий лишения жизни потерпевших, причинения им телесных повреждений, завладения имуществом, иных действий на месте происшествия (например, постмортальных манипуляций с трупами жертв);
  • использованных транспортных средств.
  • Отдельную группу признаков образуют сходные характеристики внешности, одежды, обуви, других сопутствующих преступнику вещей, речевых и иных поведенческих портретов, что выясняется по показаниям оставшихся в живых жертв преступления, очевидцев содеянного.”1

В г. Санкт-Петербурге на протяжении четырех лет была совершена серия вооруженых нападений на граждан в подъездах домов, где они проживали. Обстоятельства совершения преступлений, калибр применяемого оружия, приметы преступников позволяли выдвинуть версию о том, что все убийства предположительно совершены представителями одной ОПГ, однако был неясен мотив. В ходе расследования было установлено, что все потерпевшие длительное время занимались скупкой валюты у граждан, их часто видели у пунктов обмена валюты. Члены ОПГ отслеживали жертв у “обменников”,а затем совершали на них нападения в подъездах домов, где проживали потерпевшие.

Сложно квалифицировать “серийность” в случаях, когда преступление является единичным (т.е. первым в серии) или когда серия совершалась на территориях, обслуживаемых разными УВД (различные регионы России), или даже в разных государствах (в частности, республиках бывшего СССР).

1 Протасевич А.А. Серийные преступления … С. 8 - 9.

2 Подробнее см.: Дворкин А.И., Сафин P.M. Расследование убийств, совершенных организованными группами при разбойных нападениях: научно-методическое пособие. М., 2003. С. 178-179.

67 Преступление, совершенное на территории конкретного УВД, не имея аналогов, чаще всего в течение длительного времени не анализируется в связи с аналогичными делами, расследуемыми в соседних регионах. Тем более преступление не учитывается как серийное, когда оно является первым в последующей (возможной) серии преступлений.

Именно поэтому авторы пособия “Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах, совершенных по сексуальным мотивам” считают, что основанием для выдвижения версии о серийном характере преступления, совершенного по сексуальным мотивам, является наличие хотя бы одного признака из следующего перечня:

A. В случае изнасилования:

  1. Совершение преступником насильственного полового акта (в любой форме) в одиночку, в отношении незнакомого лица.
  2. Отсутствие интереса к личности жертвы. Обращение с ней как с вещью: избегание эмоционального, словесного контакта, безжалостное обращение, внезапное нападение.
  3. B. В случае убийства:

  4. Убийство с изнасилованием.
  5. Обнажение жертвы (хотя бы частичное).
  6. Манипуляции с половыми органами либо сексуально значимыми местами (молочными железами, ягодицами, внутренней частью бедер); облизывание ран, трение о них половым членом и т.д.
  7. Нанесение множественных стереотипных ранений.
  8. Семяизвержение, связанное с процессом убийства.
  9. Совершение полового акта с трупом либо после придушения жертвы.
  10. Стереотипность действий, условий, выбора жертвы, однотипность орудия и способа убийств.
  11. Немотивированная жестокость.
  12. Неочевидность преступления.

68 10.Случайный выбор жертвы.

Е.Г. Самовичев, Н.Н. Васильев, П.И. Иванов пишут о том, что “совокупность преступлений осознается как серия тогда, когда сотрудниками правоохранительных органов устанавливается наличие аналогии некоторых признаков их криминалистической характеристики - сходство в месте, времени, способе совершения, применяемом оружии, особенностях жертв перступлений и др.”2

Врач “Скорой помощи” В. Кулик (15 убийств, 35 покушений на убийство с изнасилованием) на определенном этапе ввел следствие в заблуждение из-за разницы в типах жертв (диапазон - от детей до престарелых женщин), а также в способах совершения убийств (в ряде случаев - удушение, в других - ножевые ранения). Однако оставленные на местах преступления ампулы и в целом механизм преступных действий, позволил выдвинуть версию о совершении посягательств лицом, имеющим медицинскую специальность. К сожалению, отработке этой версии не было уделено серьезного внимания и Кулик был задержан лишь благодаря бдительности жителей г. Иркутска.

Полагаем, что важнейшим признаком, указывающим на серийность, независимо от типа (вида) складывающейся следственной ситуации, является оставление преступником на месте происшествия т.н. “автографа” (“подписи”). А.А. Протасевич пишет по этому поводу: “В отличие от действий как элементов “modus operandi”, в основе действий, связанных с “автографом” лежат иные психологические основания - они совершаются для того, чтобы доставить преступнику эмоциональное удовлетворение. “Modus operandi” со временем и в зависимости от обстоятельств может изменяться и от этого терять свои
криминалистически - значимые распознавательные

1 Лаговский А.Ю., Бегунова Л.А., Басенко М.С. Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах совершенных по сексуальным мотивам. С. 7.

2 Организация и тактика раскрытия умышленных убийств, а также иных тяжких преступлений против личности. Методические рекомендации. М., 1996. С. 27.

3 Подробнее об этом см.: Глазунов С. Портрет иркутского монстра // Записки криминалистов. Вып. 3. М., 1994. С. 262 -267; Тельцов А.П., Китаев Н.Н. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств… С. 84-85.

69 свойства. Однако “автограф” как индикатор мотива остается значительно более стабильным и значит может выступать в качестве надежного признака, позволяющего объединять, на первый взгляд разрозненные, ничем вроде бы между собой не связанные, спорадически вспыхивающие преступления в систему с одним исполнителем. Не менее значима роль автографа (этого особого вида поведенческого индикатора, своеобразной особой приметы) и в деле распознавания образа оставившего его неизвестного лица, выяснения его принадлежности к определенному типу личности, определения признаков разыскиваемого, разработки и реализации его поискового портрета.”

В качестве примера “автографа” приведем действия “березовского маньяка” (Красноярский край) Гордовенко, который соблюдал после убийств следующий
садистский ритуал: прижигал сигаретой (только “Примой”)

половые органы убитых молодых женщин, посыпал их пеплом. “Ленинский потрошитель”, действовавший в Подмосковье, бил женщин металлическим ломиком, выгребал деньги и снимал украшения, а затем, пользуясь бессознательным состоянием жертв, насиловал их. Удовлетворив похоть, преступник оставлял на груди своих жертв отнятые у них деньги. Впоследствии он признался следователям, что представлял себе половой акт с проституткой и должен был заплатить ей.3 А.О. Бухановский пишет, что манипуляции с глазами обнаружены в 22 сериях из 28 при серийных убийствах, совершенных в Ростовском регионе за последние 10 лет, имея в виду посмертные “колотые и резаные раны области орбиты, век, проникающие повреждения глаз и удаление глазных яблок (мутиляция).”4 Убийства Ю. Цюманом (Таганрог) только женщин в черных колготках или А. Чайкой (Москва) исключительно женщин в шубах также являются, на наш взгляд, проявлением “автографов” преступников.

Протасевич А.А. Серийные преступления … С. 9 - 10.

2 Крицкий И. Провинциальные маньяки // Милиция. 1998. №5. С. 30 - 32.

3 Кочергин Ю. Ленинский потрошитель // Московский комсомолец. 6-13 мая 1999 г.

4 Бухановский А.О. Манипуляции с глазами при серийных сексуальных преступлениях: гипотеза о мотивации // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 1998. С. 53- 54.

70 А.А. Протасевич замечает, что автографы (поведенческие индикаторы) в первую очередь “характерны для преступников, совершающих нападения из корыстных и сексуальных побуждений. В некторых случаях они входят в качестве элементов в систему способа совершения преступления. Однако нередко их происхождение имеет отношение к посткриминальному поведению преступника, но до того момента, как он покинет место происшествия. Каждый вольно или невольно оставленный преступником автограф представляет собой способ его эмоционального самовыражения.” При этом, по его мнению, следует выделить два типа преступников:

  • Одни оставляют автограф осознанно, в угаре бравады, подчеркнуто демонстрируя свои чувства, силу, и неуязвимость, пренебрежительное отношение к правоохранительным органам, как бы бросая им дерзкий вызов путем оставления на теле убитой жертвы, других объектах рисунков, текстов, знаков и прочих, бросающихся в глаза “визитных карточек”;
  • Другие преступники исходят из иной мотивации - их автографы не расчитаны на внешних потребителей (публику, полицию и т.д.), а как бы созданы для сиюминутного и последующего “внутреннего употребления”, для собственного удовольствия. В поведении сексуальных маньяков подобное “автографирование” может выражаться в отчленении отдельных фрагментов тела, уносимых с места происшествия, во введении в полость женских половых органов, в рот и анальное отверстие потерпевших тупых или острых твердых предметов, в осталении тел убитых в одних и тех же позах и других формах постпреступного поведения на месте происшествия.”
  • А.А. Протасевич полагает (и мы с ним всецело согласны), что в актах такого рода (при всем их разнообразии) отображается “психопатология субъектов, специфическая субкультура, стереотипность их поведения, нечто

Протасевич А.А. Серийные преступления … С. 10. 2 Там же. С. 10-11.

71 привычное, создающее вкупе с тем, что сделано до этого, необходимый психологический комфорт и полноту ощущений от обращения с жертвами и захваченными “трофеями”.”

Подводя краткий итог изложенному в данном параграфе, отметим следующее:

  1. Следственная версия (как разновидность криминалистической) - это гипотетическое предположение субъекта доказывания (следователя), основанное на доказательственной либо полученной оперативно - розыскным путем информации и нуждающееся в проверке, относительно сущности расследуемого события, его отдельных элементов и их связей между собой, объясняющее имеющиеся либо подлежащие установлению по делу факты. Наряду с конкретными фактическими данными основанием версии могут стать аналогия, интуиция, справочные сведения обобщенного характера, в том числе положения науки и практики, среди которых важное место занимают криминалистические характеристики преступлений.

Предположения наиболее общего характера именуются типичными версиями.

Генеральная версия (как разновидность следственной) - это обоснованное предположение о том, что три и более убийств (или иных перступлений) совершены одним лицом или одной группой лиц. 2. В своем развитии криминалистическая версия проходит три этапа: I. - выдвижение версии;

И. - анализ содержания версии и определение вытекающих из нее следствий; III.- проверка версии, т.е. вытекающих из нее необходимых и возможных следствий.

Основанием для выдвижения генеральной версии (по серии убийств) служат различные данные из входящих в серию эпизодов, нахождение в них общих признаков, позволяющих утверждать, что следствие имеет действие с серией, а
также личные умозаключения следователя, основанные на

Протасевич А.А. Серийные преступления..

. С. 11.

72 индуктивно - дедуктивном методе, о сходстве способов совершения, мотива, цели, типа жертвы данного преступления с иными деяниями, совершенными ранее. По большей части в рамках генеральной версии выдвигаются и проверяются предположения о видовой принадлежности преступника -человек с очевидными отклонениями в психической сфере, педагог, врач, обладатель охотничьего ружья, работник социальной сферы обслуживания населения и др. Конечно, это еще не выявление определенного конкретного лица, но уже занчительное сужение круга лиц, внутри которого, очевидно должен быть преступник.

Из выдвинутой версии следует вывести все необходимые и возможные следствия, которые и подлежат практической проверке.

Необходимые следствия - это те логические посылки, которые с неизбежностью вытекают из предположения, что данное преступление совершено именно конкретным лицом.

Версия о том, что расследуемое преступление против личности совершено конкретным лицом влечет за собой такие, как минимум, необходимые следствия: а) данное лицо в момент совершения этого преступления находилось на месте преступления …, б) на момент совершения расследуемого преступления, данное лицо располагало орудием, с использованием которого это преступление было совершено …, в) у данного лица был мотив для совершения расследуемого преступления. Все необходимые следствия должны быть обоснованы и доказаны.

Возможные следствия из версии о совершении расследуемого преступления конкретным лицом, как видно из их наименования, не обязательны для существования, но - и в этом необходимость выведения таковых из сформулированной версии - лежат также, как и необходимые следствия, в основе планирования расследования дела. По делам о преступлениях против личности такими возможными следствиями из версии

1 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 128.

2 БаевО.Я. Методические основы… С. 16.

73 о лице, совершившем расследуемое преступление, являются: а) возможно, кто- либо видел данное лицо на месте преступления до, в момент и непосредственно вслед за моментом совершения преступления; б) возможно, данное лицо кому- либо рассказывало о наличии у него мотива для совершения данного преступления, о его подготовке, орудии преступления, либ о о самом факте его совершения; в) возможно, на его одежде, теле, в занимаемом им помещении и других с ним местах есть следы, предметы, подтверждающие то или иное необходимое следствие, обязательное для осуществления, если это лицо действительно совершило расследуемое преступление.1

Особенностью версионного процесса по делам о серийных убийствах является, по нашему мнению то, что истина по делу может быть установлена различными способами: проверка генеральной версии дает основания для подтверждения общей и частных версий и, напротив, в ходе проверки частной версии может быть выявлено лицо, исследовав деятельность которого и “примерив” его к другим эпизодам, можно выйти на раскрытие серии преступлений. Частные версии могут и должны проверяться не только в рамках одного эпизода, но и в рамках других, входящих в серию убийств. То, что окажется неэффективным и малорезультативным при проверке одной частной версии, поможет выявить истину и стать решающим доказательством при проверке другой. Необходимо аккумулировать все версии, которые были выдвинуты ранее по всем эпизодам убийств и проверять их по каждому эпизоду убийства.

  1. Полагаем, что при выдвижении версии о серийном характере убийств, следователь должен опираться на комплексы признаков, характеризующих определенные разновидности серийных убийств.

Для серийных сексуальных убийств характерны следующие признаки:

а) сходство способов совершения убийств (однотипный “почерк”);

б) сходный мотив: безусловно сексуальный или условно сексуальный;

1 Баев О.Я. Методические основы… С. 17.

74

в) сходство (однотипность) объекта посягательства: сходство социального статуса, признаков внешности, физиологических и психологических особенностей, пола, возраста жертв;

г) сходство механизма следообразования, используемых орудий преступлений, относимость следов крови, слюны, пота, спермы к одной группе (выявление совпадающих антигенов);

д) сходство обстановки совершения убийств (лесополоса, парк, стройка, квартира; дневное, вечернее или ночное время);

е) наличие сходных профессиональных или преступных навыков (врачебные навыки, знание способов и механизма расчленения трупа и т.п.);

ж) сходные элементы описания предполагаемого преступника и его атрибутов (наличие автомашины, ношение портфеля, палки, очков, особенности походки и т.);

з) определенная периодичность (цикличность) совершения убийств;

и) наличие “подписи” как одного из элементов преступного “почерка” -то, что преступник делает сверх необходимой для убийства, своего рода “визитка”, “автограф”, “поведенческий индикатор”.

Для серийных убийств, связанных с завладением приватизированным жильем, характерны следующие признаки:

а) общий мотив - корыстный;

б) сходство результатов судебно-медицинского вскрытия трупа, когда обнаруживаются признаки насильственной смерти;

в) сходство типов жертв (пенсионеры, инвалиды, являющиеся одинокими престарелыми гражданами; пьяницы, наркоманы, иные деградирующие элементы, являющиеся социально дезадаптированными);

г) излишне поспешное захоронение или кремация трупов;

д) отсутствие вскрытия, когда оно необходимо по медицинским показаниям; сходство посмертных диагнозов у ряда умерших;

е) сведения жилищных органов о том, что квартира умершего находилась в собственности другого лица (перешла в собственность лица), не

75 состоящего в родстве с умершим;

ж) результаты осмотра документов у нотариусов, где выясняется что одно и то же лицо заключило несколько договоров пожизненного содержания с иждивением, а “получатели ренты” вскоре после заключения указанных договоров скоропостижно скончались;

з) результаты допросов соседей и других лиц, близких умершему, сообщающих сходные сведения о признаках виновного лица (лиц), о том, что умерший незадолго до смерти отдал квартиру в собственность другому лицу (фирме) за пожизненное содержание с иждивением.

Для серийных убийств владельцев автотранспорта характерны следующие признаки:

а) сходство способов совершения (колото - резаные повреждения, использование огнестрельного оружия) и сокрытия убийств (сожжение, закапывание трупов, сбрасывание в водоемы);

б) сходство предмета преступного посягательства (автомобили одной модели или одного класса, одинаковые предметы или грузы, похищаемые из автомобилей);

в) общий мотив - корыстный;

г) сходство обстановки совершения убийств (удаленные от оживленных магистралей трассы, вечернее или ночное время и т.п.);

д) сходство механизма следообразования; одинаковые следы обуви, транспортных средств, окурки с совпадающей группой слюны, брошенные на местах преступлений и т.п.);

е) сходство типа жертв - владельцы легковых автомобилей, занимающиеся частным извозом, таксисты, шоферы - дальнобойщики и т.п.);

ж) использование “подсадных” (например, женщин), остановка выбранного транспорта одинаковым способом - с помощью шипованой ленты, установления заграждений и т.п.;

з) налаженные каналы сбыта похищенных машин, запасных частей; наличие технического оснащения и помещения для изменения внешнего вида

76 машин (номеров), для их разборки на запчасти.

и) совпадающие признаки (элементы) описания преступников -одиночек или организованных преступных групп, наличие особых примет.

Для серийных убийств, совершаемых членами ОПГ, характерны следующие признаки:

а) общий мотив - корыстный;

б) сходство типов жертв - предприниматели, банкиры, “ростовщики”, “валютчики” и т.п., установленные факты отказа жертв от участия в противоправных операциях, незаконных сделках и т.п., установленные факты вымогательства, совершенные в отношении жертв, установленные факты отказа жертвы от покровительства, (“крыши”) определенной ОПГ, отказа платить “дань”;

в) сходство механизма и способов совершения убийств (использование огнестрельного оружия, автотранспорта, взрывных устройств и т.п.);

г) установленная территория (зона, сфера) влияния ОПТ.1

Наличие указанных признаков, их выявление в ходе изучения уголовных дел, при производстве следственных действий позволяет следователю или прокурору - криминалисту выдвинуть обоснованную версию о наличии серии убийств.

  1. Особенности организации расследования серийных убийств во многом зависят от складывающихся на этапе возбуждения уголовного дела следственных ситуаций:

а) известно криминальное событие (убийство); серийность убийства установлена, неизвестно виновное лицо;

б) известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность убийства установлена;

в) известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность неочевидна, но предполагается;

При этом следует иметь в виду, что серийные убийства рассматриваемого вида могут совершаться и по иным мотивам, в частности, убийства членов других ОПГ.

77 г) известно криминальное событие (убийство); виновное лицо неизвестно, серийность неочевидна.

Своевременное возбуждение уголовных дел об убийствах, выдвижение версии об их серийном характере, определение признаков принадлежности к серии; надлежащее обобщение и использование информации, содержащейся в уголовных делах, в том числе приостановленных производством, в отказных материалах проверок по фактам насильственной смерти; эффективное использование оперативно - справочных и оперативно -розыскных учетов, автоматизированных банков данных информационно -поисковых систем, картотек и коллекций - все это создает необходимые предпосылки успешного раскрытия и расследования серийных убийств.

78 § 3. Организационно - процессуальные проблемы группировки и соединения уголовных дел об убийствах, носящих серийный характер.

В момент обнаружения трупа с признаками насильственной смерти у следователя, как правило, отсутствуют достаточные данные, позволяющие отнести это преступление к серии. Однако предположение об относимости совершенного убийства к серии подобных деяний может быть высказано в ходе (или после) осмотра места происшествия и трупа. При этом мы полагаем бесспорными и не нуждающимися в обсуждении положения о необходимости и своевременности возбуждения в таких случаях уголовного дела и недопущении при этом какого- либо промедления.

Своевременное и квалифицированное проведение осмотра места происшествия, сопоставление с имеющимися делами, в том числе приостановленными, и выявленное сходство в механизме совершения убийства (одинаковый или сходный “почерк”, в ряде случаев - “подпись”, наличие других признаков) позволяют сделать вывод о том, что в данном случае имеет место одно из серии аналогичных убийств.

Подобный вывод , подтвержденный результатами первоначальных (и последующих) следственных действий, ставит перед следователем задачу группировки и соединения нескольких уголовных дел об убийствах в одном производстве.

Правильное, т.е. своевременное и обоснованное, в соответствии с нормами ст. 153 УПК РФ (далее - УПК; ранее ч. 1 ст. 26 УПК РСФСР), соединение уголовных дел об убийствах вытекает из требований закона и является важной предпосылкой раскрытия серийных убийств.

Соединение уголовных дел в одном производстве - это сложное процессуальное решение следователя, включающее в себя рациональный отбор уголовных дел, выбор оптимального места и времени их соединения и дальнейшего расследования. Соединение и выделение уголовных дел -

1 Приказ Генерального прокурора РФ №39 от 5 июля 2002 г. Об организации прокурорского надзора в стадии досудебного производства. М., 2002.

79 взаимосвязанные понятия, образующие один институт уголовного процесса. И при соединении и при выделении дел речь идет об одном - правильном определении содержания уголовного дела.’

Отметим, что ранее, согласно ч. 1 ст. 26 УПК РСФСР 1960 г. (далее -УПК РСФСР) в одном производстве могли быть соединены лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений, а равно в заранее не обещанном укрывательстве этих же преступлений и недонесении о них. УПК РФ 2001 г. в ч. 2 ст. 153 расширил перечень оснований для соединения уголовных дел, отметив, что оно “допускается также в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц”.

Безусловно, это позитивное нововведение, отражающее потребности следственной деятельности. Необходимость соединения уголовных дел на основании способа совершения нераскрытых преступлений и единства других криминалистических данных о них существует, о чем убедительно свидетельствует практика расследования серийных преступлений, в частности серийных убийств. Как справедливо отмечает О.Я. Баев, “этот существовавший законодательный пробел в ряде случаев весьма усложнял расследование таких преступлений”. Воспользуемся следующим примером:

Старший следователь по особо важным делам Воронежской областной прокуратуры по этому основанию в 1998 г. соединил ряд уголовных дел о нераскрытых убийствах, совершенных по сексуальному мотиву. Затем обвинение в этих убийствах было предъявлено Р., который виновным себя

1 Руководство для следователей. Часть 1. М., 1981. С. 49-50.

2 См.: Исаенко В.Н. Некоторые вопросы организации расследования серийных убийств // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. Воронеж, 2000. С. 86-95.

J Баев О.Я. Новации норм доказательного права в УПК РФ 2001 г. и проблемы их реализации // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы международной научной конференции. Воронеж, 2002. С. 28.

80 признал, затем, однако, от своих показаний отказался. Одним из доводов защитника Р. как раз и явилось то, что признание обвиняемым своей вины в частности и было обусловлено соединением в одном производстве уголовных дел о нераскрытых убийствах по способу совершения преступления, возможность чего действующий тогда УПК РСФСР не предусматривал. По нескольким эпизодам убийств суд согласился с такими доводами защиты, что и было отражено в приговоре в части оправдания по ним Р.1

Лицо, совершившее несколько тождественных, однородных или разнородных преступлений, всегда стремится препятствовать раскрытию и расследованию этих преступлений, а значит, и соединению уголовных дел в одно производство. Преступная деятельность совершенствуется, способы сокрытия ее становятся все более изощренными. К числу важнейших тенденций в этой сфере, по мнению В.В. Трухачева, относятся:

1) резкое возрастание удельного веса действий по сокрытию преступлений в общей системе преступной деятельности; 2) 3) сокрытие криминалистически — релевантной информации приобретает качественно новый уровень, становится все более изощренным и законспирированным; 4) 5) сокрытие преступной деятельности профессионализируется; 6) 7) способы сокрытия преступной деятельности становятся все более сложными, для их осуществления затрачиваются значительные финансовые средства, привлекается большое число граждан; 8) 9) сокрытие преступной деятельности приобретает международный характер; 10) 11) сокрытие преступной деятельности приобретает все более активный и 12) 2

агрессивный характер.

’ Баев О.Я. Новации норм доказательного права в УПК РФ 2001 г. и проблемы их реализации // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы международной научной конференции. Воронеж, 2002. С. 28.

2 Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности… С.9-10.

81 Эти негативные тенденции (особенно первая и последняя) характерны и для серийных преступлений, в первую очередь - убийств. Поэтому своевременная группировка, а в дальнейшем - и соединение уголовных дел об убийствах, обладающих признаками серийности, является важнейшей предпосылкой их быстрого и эффективного раскрытия и расследования. Раздельное расследование по таким делам может отрицательно сказаться на всесторонности и полноте исследования обстоятельств преступлений.

Обеспечение повышения эффективности расследования преступлений

соединением уголовных дел достигается не только быстрой организацией и

рациональным подбором их для группировки и соединения, но и

оптимальным местом и временем их соединения, сведением до минимума

возможных ошибок и просчетов, т.е. достижением качественного результата

по объединенному производству.1 Особенно актуально это положение для

нераскрытых преступлений, в том числе обладающих признаками

серийности. Как мы уже отмечали выше, о совершении нескольких

преступлений одним лицом (или группой лиц) могут свидетельствовать:

сходный механизм следообразования; заключения экспертиз о

тождественности оставленных на месте происшествия следов рук, ног, крови,

спермы, транспортных средств и т.п.; однородный характер телесных

повреждений; совпадающие по описанию приметы внешности виновных;

сходство объекта и предмета преступного посягательства и др. “Соединение

таких дел способствует быстрейшему раскрытию преступлений и

установлению виновных, поскольку в распоряжении следователя

оказывается больше сведений о преступниках, ликвидируется ненужный

параллелизм в работе нескольких следователей,” - обоснованно полагал

И.Е. Быховский. Соединение дел о нераскрытых престулениях (и в

частности, убийствах) должно основываться на сходных элементах

криминалистической характеристики данного вида (подвида) преступлений:

1 Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами… С. 13-14.

2 Руководство для следователей. Часть 1. М., 1981. С. 50.

82 однотипный способ подготовки, совершения, сокрытия

преступлений,совпадающие элементы обстановки, сходный мотив, тип жертвы - все эти признаки свидетельствуют о необходимости предварительной группировки, а после внимательного изучения и тщательного анализа - соединения уголовных дел. Именно результаты криминалистического анализа и установление совпадения признаков преступлений (в соответствии с элементами криминалистической характеристики данного вида преступлений), совершенных в отношении Подзоровой О.С. и Федоровой Л.С., а также нераскрытых аналогичных преступлений (убийства Глуховской Т.А. и Григорьевой Р.Н.), явились основанием для соединения этих дел в одно производство. В дальнейшем по тем же признакам были присоединены уголовные дела об убийствах Редневой О.С., Юриной О.В. и Ивакиной О.В.1

Полагаем, что объединение дел о серийных насильственных преступлениях - это сложный динамический мыслительный процесс, состоящий из 2 этапов:

1 - группировка уголовных дел; 2 3 - соединение уголовных дел. 4 “Группировка уголовных дел - это количественное изменение структуры. Соединение же дел связано с качественным ее изменением,” -пишет В.И. Батищев, наглядно объясняя сущность каждого из этих этапов. При этом отметим, что именно на этапе группировки создаются предпосылки для перехода “количества в качество”, т.е. выявляются те системообразующие признаки, которые в дальнейшем позволяют следователю принять решение о соединении уголовных дел (либо о их самостоятельном расследовании, в отдельном производстве).

В свою очередь группировка уголовных дел включает в себя 3 стадии: 1) изучение каждого уголовного дела на предмет выявления признаков,

Архив Воронежского областного суда. Уголовное дело № 95438003. 2 Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений … С. 23.

83 свидетельствующих о возможной “серийности” преступных деяний, по поводу которых возбуждены (или приостановлены производством) уголовные дела.

Выявление серийных убийств - сложный процесс поиска и анализа информации о повторяющихся закономерностях в ряде преступлений со сходными обстоятельствами.

2) сравнение выявленных признаков на предмет их принадлежности к одной серии убийств; “отсечение” дел, признаки которых не соответствуют данной серии.

На наш взгляд, в число наиболее важных объединяющих признаков входят сведения о жертве: ее возрасте, внешности, социальном положении, роде занятий и т.п.

Так, для проверки версий о том, что 19 совершенных в 1994 - 1998 г.г. убийств в Санкт-Петербурге - дело рук одних и тех же лиц, отправным обстоятельством было то, что все жертвы занимались незаконными операциями с валютой. После задержания Виноградова были получены объективные доказательства совершения им и его сообщником Громовым всех этих убийств. При расследовании убийств в г. Ижевске (их совершил Артамонов) было обращено внимание на то, что все убитые - престарелые люди. Возникло предположение, что преступник не обладает большой физической силой и потому специально выбирает для нападений дома престарелых, которые не смогут оказать сопротивления. Эта версия подтвердилась.

В механизме серии убийств наглядно проявляются особенности действий - “почерк” преступника. Совершавшие убийства владельцев автомобилей в республике Бурятия Поздеев и Чжан-Ден-Шин оставляли трупы жертв на кладбище. Лица, совершившие серию убийств в Ярославской области, связывали
руки потерпевших буксировочным тросом, затем

1 См.: Исаенко В. Организация расследования серийных убийств//Законность. 1999. №2. С.2

84 оставляли трупы привязанными к деревьям.1 Банда Козлобаева применяла охотничьи ружья и обрезы, банда Байрамова - автоматы Калашникова, малокалиберный карабин. Члены обеих банд использовали для остановки транспорта шипованую ленту.2 В Самарской области действовал Ворошилов, который выслеживал парочки, занимающиеся на природе сексом, набрасывался на них и зверски кромсал ножом. Садист Редькин нападал только
на самых худеньких и миниатюрных девушек 17-20 лет с неразвитыми формами: шел с девушками до первого безлюдного переулка, набрасывался сзади и начинал душить. После этого привязывал к дереву или затаскивал к мусоропроводу в подъезде, завязывал глаза и затем с помощью ножниц начинал стричь жертвам лобки. Иногда он брал с собой и шило, которым колол половые органы жертв. Закончив “стрижку”, совершал с девушкой несколько половых актов, после чего отпускал. Насильника — националиста, испытывающего
патологическую ненависть к русским женщинам, задержали в
Подмосковье. Во время полового акта он не переставал рассказывать жертвам, как он ненавидит всех русских женщин. 31 - летний украинец заявлял, что чуть ли не единственное, что есть хорошего в России — это часы “Чайка”, и в качестве доказательства демонстрировал их на своей руке. 13-летняя жертва подробно описала внешность насильника, в том числе и часы; данные признаки впоследствии помогли найти виновного.

Существенным фактором для объединения убийств в серию является и так называемая “подпись” - один из элементов преступного “почерка”. Это то, что преступник делает сверх необходимого для убийства, своего рода “визитки”. Жертвы могут меняться, “подпись” не меняется. Например, преступник,
совершивший серию убийств во Владимирской области,

1 Исаенко В. Организация расследования … С. 3.

2 Криминалистический анализ убийств водителей автотранспорта // Прокуратура Воронежской области. Отдел криминалистики. Воронеж, 1997. С. 24-25.

3 Осторожно: секс-маньяки! // Аргументы и факты. 1998. № 23.

4 Маньяк с ножницами охотился на нимфеток // Московский комсомолец. 1999. № 27.

э Украинец насиловал русских женщин на национальной почве // Московский комсомолец. 2000. №18.

85 усаживал тела жертв в углу под зеркалом. Маньяк из Красноярского края прижигал половые органы жертв сигаретой,посыпал их пеплом.2

3) Определение уголовных дел, подлежащих соединению, обоснование необходимости их соединения.

На данной стадии следователь должен опираться на три составляющих:

а) уголовно-правовую квалификацию;

б) уголовно-процессуальные требования о подведомственности, соединении и выделении уголовных дел;

в) совокупность криминалистических признаков и связей между ними, основывающихся на элементах криминалистической характеристики данного вида (подвида) преступлений и связях между ними (как однозначных, так и вероятностных).

Логичным завершением этапа группировки является переход к этапу более высокого уровня общности - соединения уголовных дел. Это становится возможным по итогам систематизации материалов уголовных дел. “Цель систематизации состоит в том, чтобы выработать композицию (архитектонику) уголовного дела, оптимальную с точки зрения дальнейшего изучения, ознакомления с ним, рассмотрения; результат - сложившееся в сознании субъекта, расследующего уголовное дело, убеждение, что избранная композиция оптимальна или хотя бы рациональна для данного уголовного дела”.3 Добавим, что систематизацию можно рассматривать не только как способ упорядочения материалов по одному уголовному делу, но и как действенное средство объединения материалов нескольких уголовных дел, предположительно относящихся к серии преступлений. 1) Соединение уголовных дел - это не простое механическое действие, а объединение сложных подсистем, требующих материальных и интеллектуальных затрат на подготовку, соединение и
дальнейшее

Исаенко В. Организация расследования … С. 3.

2 Крицкий И. Провинциальные маньяки… С. 30.

3 Сазонникова Е.В. Систематизация материалов уголовных дел // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. Воронеж, 2000. С. 21,

86 расследование образовавшейся целостной системы.1 По общему правилу предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных ст. 152 УПК. В частности, в соответствии с п. 3 ст. 152 УПК, “если преступления совершены в разных местах, то по решению прокурора уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них”. В соответствии с п. 3 ст. 153 УПК “соединение уголовных дел производится на основании постановления прокурора”.

Авторы пособия “Методика расследования серийных убийств” полагают, что для соединения уголовных дел, виновные лица по которым не установлены, достаточным является наличие следующих доказательств:

а) заключение экспертизы, подтверждающей тождество отпечатков пальцев рук, крови и других выделений преступника, орудие или оружие убийства;

б) вещественные доказательства, изъятые при осмотре;

в) доказательства, добытые путем допроса свидетелей;

г) чистосердечное раскаяние или явка с повинной виновного по основному делу .

В.А. Камышанский, Ю.М. Самойлов также считают, что объединению уголовных дел может способствовать ознакомление с заключениями экспертиз, проводимых по сходным объектам исследования. По их мнению, “одни и те же совпадающие объекты представленные на исследование и совпадающие заключения по ним могут свидетельствовать о возможной причастности к расследуемому преступлению одного и того же лица либо одной и той же банды.. .”3

Следует отметить, что недопустимо искусственное соединение

1 Батищев В.И. Раскрытие и расследование … С. 21. Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 56 Камышанский В.А., Самойлов Ю.М. Некоторые проблемы объединения уголовных дел и возможность использования совокупной информации для своевременного выявления бандформирований // Прокурорская и следственная практика. 1999 г. № 3-4. С. 172.

87 уголовных дел. Это способно привести к созданию многотомных дел о множестве не связанных между собой преступлений, с большим количеством вовлеченных в расследование, что может сильно осложнить их расследование, увеличить его сроки, вызвать значительную трату времени, сил и средств . Соединение дел по формальным основаниям зачастую приводит к тому, что в одном производстве объединяются несвязанные друг с другом уголовные дела, совершенные различными лицами; как следствие -расследование по делу растягивается, а нередко и приостанавливается производством за неустановлением лиц, совершивших преступления. Необходимо учитывать и то, что преступники зачастую пытаются дезориентировать субъектов, осуществляющих расследование и судебное разбирательство, “маскируя свои действия под способ, посредством которого

совершает преступление другой “знаменитый” преступник” . Отметим, что следствие сталкивалось с подобными случаями при расследовании дел о преступлениях, совершенных Чикатило, Михасевичем, Ряховским.

Подводя краткий итог изложенному в этом параграфе, отметим следующее:

1) Соединение уголовных дел - это сложное процессуальное решение следователя, включающее в себя рациональный отбор уголовных дел, выбор оптимального места и времени их объединения и дальнейшего расследования. Соединение и выделение уголовных дел - важнейший институт уголовного процесса, направленный на обеспечение всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, на установление истины. 2) 3) В ходе расследования серийных преступлений (в частности -серийных убийств) решение о соединении уголовных дел в одно производство должно приниматься при наличии доказательств причастности конкретного лица - подозреваемого (обвиняемого) - к совершению серии 4) Руководство для следователей. М.. 1998. С. 67-68.

Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности… С. 102.

88 преступлений; на основе выявленного совпадения ряда криминалистических признаков (исходящих из элементов криминалистической характеристики преступлений), подкрепленного доказательственной информацией, - в тех случаях, когда серия преступлений остается нераскрытой, виновное лицо не установлено. При этом мы полагаем, что объединение дел на основе сходства одного признака объективной стороны преступлений (например, способа совершения преступлений) - нецелесообразно. В одном производстве возможно соединение уголовных дел, по которым собраны (накоплены) различные доказательства, дающие достаточные основания полагать, что все расследуемые преступления совершены одним лицом или одной и той же группой лиц.

3) Полагаем, что объединение дел о серийных преступлениях (в частности - серийных убийствах) - это сложный мыслительный процесс, состоящий из двух этапов:

I. - группировка уголовных дел; II. III. - соединение уголовных дел. IV. В свою очередь, группировка уголовных дел включает три стадии:

а) изучение каждого уголовного дела на предмет выявления признаков, свидетельствующих о возможной “серийности” преступных деяний, по поводу которых возбуждены (или приостановлены производством) уголовные дела;

б) сравнение выявленных признаков на предмет их принадлежности к одной серии убийств; “отсечение” дел, признаки которых не соответствуют данной серии;

в) систематизация материалов уголовных дел, определение дел, подлежащих соединению и обоснование необходимости их соединения.

Соединение уголовных дел - это этап более высокого уровня общности, переход к которому возможен по итогам группировки дел. Соединение дел о нераскрытых преступлениях возможно на основании имеющихся (накопленных)
доказательств по этим делам. Недопустимо

89 искусственное, не вызванное необходимостью, соединение уголовных дел.

4) При соединении и выделении уголовных дел органы предварительного расследования должны строжайшим образом соблюдать положения уголовно- процессуального законодательства, чтобы не допустить различных следственных ошибок, в частности:

а) соединения дел в одном производстве без достаточных оснований;

б) самовольного (без истребования) направления уголовного дела для соединения либо направления по запросу, но без производства необходимых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

в) приостановления предварительного следствия или принятия постановления о прекращении уголовного дела вместо выделения конкретного уголовного дела, не имеющего связи с основным, в отдельное производство.

90 Глава 2. Основные тактические операции, используемые при расследовании серийных убийств.

§ 1. Тактические операции: понятие, сущность, классификация.

Разработка тактических операций является насущной потребностью криминалистической теории и следственной практики, способной оказать существенное влияние на борьбу с преступностью, на процесс установления истины по конкретным уголовным делам, особенно о серийных преступлениях. Концепция тактических операций и тактических комбинаций интенсивно развивается в отечественной криминалистике в последние десятилетия, постепенно переходя в ранг частной криминалистической теории. Это вполне закономерно, т.к. тактические операции активизируют и организуют процессы взаимодействия правоохранительных органов, выступают средством реализации методов расследования, средством решения различных тактических задач. Все это свидетельствует о необходимости должного теоретического обоснования и широкого внедрения тактических операций в практическую деятельность по расследованию преступлений. В начале 40-х годов XX века возникло самостоятельное научное направление - исследование (теория) операций, занимающееся разработкой и практическим применением методов наиболее эффективного управления взаимодействующих между собой подразделений1. Основные положения теории операций были учтены российскими криминалистами в ходе разработки различных вопросов организации и планирования расследования, теории следственных ситуаций и тактических операций .

Подробнее об этом см.: Гермейер Ю.Б. Введение в теорию исследования операций. М., 1971; Исследование операций. М., 1972; Зайченко Ю.П. Исследование операций. Киев, 1975. 2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979; Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987; Корноухов В.Е. Основы обшей теории криминалистики. Красноярск, 1993 и др.

91 На современном этапе существует множество трактовок понятия “тактической операции”, её целей, принципов, функций, классификаций. Значительное место в работах многих ученых отводится разработке стадий (этапов) тактических операций, раскрытию их сущности, соотношения с тактическими комбинациями, освещению их места и роли, как в рамках криминалистической науки, так и следственной практики1.

При анализе понятия тактической операции, не претендуя на абсолютность, обратимся в первую очередь к статье А.В. Дулова “О разработке тактических операций при расследовании преступлений”. В данной работе автор впервые, насколько нам известно в отечественной литературе, использовал термин “тактическая операция”, отметив, что “при расследовании преступлений следователю часто приходится решать вопросы, ответ на которые может быть получен только путем проведения серии следственных, розыскных и иных действий. В связи с этим необходимо разрабатывать рекомендации по оптимальному решению таких задач” .

В 1973 году немецкий криминалист К. Шпиндлер на IX Международном криминалистическом симпозиуме выступил с докладом “Рационализация и стандартизация в криминалистике”, ориентируя теорию и практику расследования преступлений на выявление типизированных задач,

Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент криминалистически значимой информации о событии преступления. Иркутск, 1994; Баев О.Я. Основы криминалистики: курс лекций. М., 2001; Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999; Белкин А.Р. Криминалистические классификации. М., 2000; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993; Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997; Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. Тула, 2000; Дулов А.В. Основы расследования преступлений совершенных должностными лицами. Минск, 1985; Криминалистика: Учебное пособие / Под ред. А.В. Дулова. Минск, 1998; Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987; Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий. Автореферат диссертации кандидата юридических наук. Саратов, 1988; Образцов В. А. Протасевич А.А. О теории тактических операций и ее связях с другими структурными элементами науки криминалистики // Оптимизация расследования преступлений. Иркутск, 1982; Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Иркутск, 1999; Тактические операции и эффективность расследования. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1986 и др.

Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступления // 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия. Л., 1972.

92 возникающих в процессе расследования одних и тех же видов преступлений, а также средств и методов, которые в типичных ситуациях следователю необходимо использовать. По мнению докладчика, криминалистика как наука призвана разработать соответствующие “комплексы расследования”. Такие комплексы, устанавливающие или рекомендующие следователям пригодные в конкретных условиях средства, методы и способы (стандарты деятельности), докладчик назвал криминалистическими тактическими операциями1.

В современной криминалистической литературе используются термины “тактическая комбинация”, “криминалистическая операция”, “тактический комплекс” - для обозначения (в ряде случаев) сходных понятий, однако, нам представляется, что наиболее оптимальным является уже устоявшийся термин “тактическая операция” (что и будет обосновано ниже) .

В.И. Шиканов в монографии “Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений” неоднократно и более подробно пишет об условиях, признаках, характеристиках тактических операций. В качестве условий, которым должна отвечать тактическая операция, ученый называет:

1) каждая тактическая операция должна быть направлена на решение конкретной тактической задачи, иметь четко поставленную цель (цели); (здесь и далее подчеркнуто нами - А.Ф.) 2) 3) эффективность осуществления тактической операции обусловливается оптимальным использованием соответствующих сил и средств; 4) ‘ Цит. по: Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент криминалистически значимой информации о событии преступления. Иркутск, 1994. С. 109.

” Различные определения тактической операции даны в работах: Криминалистика: Учебное пособие / Под. ред. А.В. Дулова. Минск, 1988. С. 394; Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983. С. 17; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 138; ЯблоковН.П. Криминалистическая методика расследования. М., 1985. С. 81; Кагин Е.К. Роль следственной ситуации в повышении эффективности розыска// Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986. С. 72; Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Иркутск, 1999. СП; Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1988. С. 11 и др.

93

3) каждая тактическая операция должна быть спланирована во времени, что позволит “увязать” между собой проведение ряда тактических операций…; 4) 5) эффективное осуществление тактической операции возможно лишь при условии централизованного и единого руководства…; таким руководителем является следователь1. 6) В.И, Шиканов сформулировал и семь основных признаков, которые характеризуют тактическую операцию в расследовании преступлений (отметим, что ряд признаков совпадает, “перекликается” с вышеназванными условиями):

1) это система согласованных и скоординированных между собой действий: следственных, оперативно-розыскных, ревизионных и иных, в том числе и различного рода действий (мероприятий) организационного характера, объединенных сравнительно автономной целью (задачей) расследования; 2) 3) названные действия, хотя в итоге и направлены на достижение общих целей расследования, непосредственно призваны решать лишь отдельные промежуточные (тактические) задачи расследования; 4)

3) содержание таких тактических задач обусловливается предметом доказывания, подлежащим установлению в процессе расследования данного дела. Соответственно, тактическая операция проводится в определенный временной интервал в пределах сроков расследования; 4) 5) указанные тактические задачи, как правило, являются типовыми и оптимальное решение их предполагает выполнение соответствующих предписаний алгоритмического типа; 6) 5) действия, образующие систему “тактическая операция”, правомерны при условии, если они предусмотрены уголовно-процессуальным законом, или регламентируются подзаконными нормативными актами, или соответствуют нормам процессуального закона и подзаконным нормативным актам;

6) тактическую операцию проводят по единому плану правомочные

1 Шиканов В.И. Теоретические основы… С. 13-14.

94 должностные лица органов расследования и специальных служб органа внутренних дел. В необходимые случаях следует широко использовать помощь соответствующих специалистов;

7) единоличным руководителем тактической операции является следователь. Будучи наделен широкими процессуальными полномочиями властного характера, он обеспечивает согласованность и непротиворечивость требований к исполнителям. Следователь же несет и всю полноту ответственности за планирование, подготовку, осуществление и результаты тактической операции .

Практически эти же признаки были названы В.И. Шикановым с соавторами и в дальнейшем (1994 год) .

Наряду с разработкой понятийного аппарата и общих положений теории тактических операций, все чаще криминалисты обращаются к созданию типовых тактических операций, используемых как при расследовании любых, так и отдельных видов преступлений, отличающихся определенной спецификой. Так, например, СВ. Лаврухин отмечает, что в конкретизации методик расследования отдельных видов преступлений, в том числе и умышленных убийств, важное значение имеет разработка алгоритмов решения конечных и промежуточных задач следствия в типичных ситуациях расследования. …Средством решения тактической задачи выступает тактическая операция, под которой обычно понимается комплекс согласованных между собой следственных и иных действий, ориентированных на решение какой-либо тактической задачи” . Л.Л. Каневский указывает, что “тактические операции планируются применительно к отдельным категориям преступлений, где можно дать более конкретные рекомендации. Думается, что тактические операции необходимо

Шиканов В.И. Теоретические основы… С. 16.

2 Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент… С. 110.

3 Лаврухин СВ. Выбор тактических операций в типичных ситуациях расследования умышленных убийств // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982. С. 67.

95 разрабатывать и в отношении отдельных групп преступлений” . На его взгляд, “тактическая операция - это система целенаправленных следственных, оперативно- розыскных и организационно-технических действий, разработанных для решения задач, возникающих в определенных следственных ситуациях”2.

А. В. Дулов отмечает, что “разработка тактических операций совершенно необходима для расследования любых преступлений, в том числе совершенных должностными лицами”3. И.Р. Гарифуллин предлагает модели тактических операций, разработанных для решения сложных тактических задач, возникающих при расследовании убийств, совершенных с особой жестокостью . Р.Б. Хаметов дает характеристику типичных тактических операций по делам о преступных нарушениях авторских прав3. Л.В. Пономарева обосновывает необходимость применения тактических операций в ходе расследования изнасилований6; Л.В. Галанова - при расследовании преступлений, связанных с вымогательством , В.Я. Решетников - по делам о завладении из жилища имуществом граждан8. В рамках исследуемой нами темы особый интерес представляют работы А.А. Протасевича, в которых автор раскрывает ряд тактических операций, необходимых для оптимизации расследования серийных преступлений9. В

Каневский Л.Л. Планирование расследования и разработка тактических операций по делам несовершеннолетних // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982. С.72.

” Там же. С. 72.

1 Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С. 111.

Гарифуллин И.Р. Познавательно-поисковая деятельность на первоначальном этапе расследования убийств, совершенных с особой жестокостью. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Уфа, 1999.

3 Хаметов Р.Б. Расследование преступных нарушений авторских прав. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1999.

Пономарева Л.В. Тактические операции в типичных ситуациях расследования изнасилований. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1997.

Галанова Л.В. Следственные ситуации и тактические операции при расследовании преступлений, связанных с вымогательством. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 2000. Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические операции по делам о завладении из жилища имуществом граждан. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1995.

Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных преступлений. Иркутск, 1998; Он же: Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Иркутск, 1999.

96 последние годы появилось много работ, посвященных соотношению тактических операций и тактических комбинаций , их классификации , а Н.Е. Мерецкий в своей диссертации обосновывает “концепцию учения о частной теории оперативно-тактических комбинаций в расследовании и предупреждении преступлений”’’.

Отметим, что большинство ученых (о чем можно судить из вышеприведенных определений) понимают тактическую операцию как систему (совокупность) следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и иных составляющих, ревизионных действий, организационно-подготовительных мер и т.п.), направленную на достижение определенной (локальной, промежуточной) цели расследования, если поставленная тактическая задача не может быть решена проведением одного или нескольких следственных действий.

Ряд ученых занимает несколько иную позицию по определению понятия “тактическая операция” и ее сущности. А.А. Закатов трактует данную категорию как “единую по цели и подчиненную общим задачам скоординированную систему следственных, розыскных, и иных действий (или тактических приемов в рамках следственного действия) …“4. А.П. Онучин полагает, что “комплекс
действий, называемый тактической

Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999; Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.З. М., 1997; Баев О.Я. Основы криминалистики: курс лекций. М., 2001; Марочкин Н.А. Теоретические проблемы тактических операций в криминалистике. Саратов, 1999; Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. Саратов, 1991; Тактические операции и эффективность расследования. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1986.

2 Белкин А.Р. Криминалистические классификации. М., 2000; ГоловинА.Ю. Теория и практика классификации. М., 2000; Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. Тула, 2000; Лаврухин СВ. Выбор тактических операций в типичных ситуациях расследования умышленных убийств // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987; Криминалистика: Учебное пособие. Под ред. А.В. Дулова. Минск, 1998.

3 Мерецкий Н.Е. Применение оперативно-тактических комбинаций в раскрытии и расследовании преступлений. Автореферат дис… доктора юрид. наук. М., 2001.

Закатов А.А. О производстве первоначальных неотложных следственных действий // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск. 1988. С. 42

97 операцией, есть не что иное, как сложный тактический прием”1.В учебнике “Криминалистика” под ред. А.Ф. Волынского отмечается, что тактические операции могут представлять собой не только комплекс различных следственных действий и иных мероприятий, но и комплекс тактических приемов в рамках одного следственного действия . При этом указывается, что более точным является употребление термина “тактическая комбинация”, причем, “если в ходе расследования, особенно на начальном его этапе, реализуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая комбинация может представлять собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Такую тактическую комбинацию можно назвать оперативно-тактической…“.3

А.Р. Белкин отмечает, что термин тактическая комбинация “представляется более точным, поскольку, во-первых, он определяет комбинацию (операцию) не как совокупность, а как систему элементов, а, во-первых, позволяет считать таковой не только отдельные действия -следственные, оперативно-розыскные и др., но и “кирпичики”, из которых они складываются, - приемы. Кроме того, термин “тактическая комбинация” подчеркивает его преемственность, связь с термином “оперативная комбинация”, а наличие этой связи в приведенных понятиях тактической операции не просматривается” .

А.Е. Михальчук, суммируя выводы, изложенные в исследованиях различных авторов, выделяет три превалирующих точки зрения по вопросу о понятиях тактической операции: 1) тактическая операция рассматривается как совокупность следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, осуществляемых при расследовании; 2) тактическая операция определяется как комплекс различных действий и мероприятий, а также как совокупность
тактических приемов в рамках отдельного следственного

Онучин А.П. Вопросы ситуативной методики и тактических операций при расследовании преступлений // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986. С. 28. “ Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. А.Ф. Волынского. М, 1999. С. 167 - 168.

3 Там же. С. 169.

4 Белкин А.Р. Теория доказывания… С. 118.

98 действия; 3) под тактической операцией понимается только система тактических приемов того или иного следственного действия1.

А.Ю. Головин считает, что ряд ученых придерживаются единого родового понятия тактической комбинации - Р.С. Белкин, В.Я. Колдин, В.А. Образцов, Н.П. Яблоков; другая группа ученых-криминалистов (В.П. Гмырко, А.В. Дулов, В.Н. Исаенко, Р.А. Каледин, А.Е. Михальчук, Н.А. Селиванов, СИ. Цветков, В.И. Шиканов) различают два вида систем действий в ходе расследования преступлений: комплекса тактических приемов, называемого “тактическая комбинация” и системы следственных действий, называемой “тактическая комбинация” или “тактический комплекс”; третья группа авторов (И.И. Артамонов, И.Ф. Герасимов, B.C. Комарков, А.П. Онучин) рассматривает тактическую комбинацию (операцию) как сложный тактический прием .

Заметим, что ряд авторов оперирует термином “тактический комплекс”. Н.А. Селиванов под тактическим комплексом понимает “сочетание (комбинацию) тактических приемов в рамках одного процессуального действия”3; В.Н. Исаенко, развивая данную точку зрения, отмечает, что термин “тактическая операция” ассоциируется с понятием оперативной работы и поэтому им целесообразно обозначать совокупность приемов, применяемых в ходе лишь оперативно- розыскной деятельности. “Тактический комплекс” и “тактическая комбинация” по сути однозначны. Это система, взаимосвязанных тактических приемов, осуществляемых в ходе одного следственного действия, либо в рамках нескольких действий, хотя бы одно из которых является следственным . При этом автор, отказываясь от понятия “тактическая операция” и отождествляя тактические комплексы и комбинации (как системы приемов), не предлагает в работе обозначения

1 Михальчук А.Р. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий//Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1988. С. 19.

2 См.: Головин А.Ю. Теория и практика классификации… С. 136—137.

3 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 92.

4 Исаенко В.Н. Тактический комплекс в расследовании убийств с использованием сведений о материальных ценностях, похищенных преступниками у потерпевших. Дис… канд. юрид. наук. М., 1990. С. 76-77.

99

совокупностей следственных действий и различного рода мероприятий, рассматривая понятие “тактического комплекса” в двух аспектах - узком и широком1.

И.Н. Сорокотягин и А.А. Шмидт полагают, что криминалистический комплекс представляет собой множество следственных, организационно-проверочных, контрольно-ревизионных мероприятий, а также действий по использованию специальных познаний, проводимых следователем и другими участниками
уголовного судопроизводства в целях своевременного

выполнения значительных по объему задач . Е.П. Ищенко предлагает четко разграничивать криминалистические операции, комплексы следственных действий и тактические комбинации. На его взгляд, криминалистические операции представляют собой совокупность следственных действий и оперативно- розыскных мер, проводимых в сочетании и направленных на решение основной задачи, как правило, первоначального этапа расследования преступлений, а комплексы следственных действий такого сочетания не предусматривают и проводятся, так сказать, в чистом виде, преследуя цель решения основной или производной задачи, стоящей перед следователем на первоначальной либо последующей стадии расследования по уголовному делу. В комплекс могут входить как разноименные, так и одноименные (что для криминалистической операции не характерно) следственные действия, проводимые последовательно или параллельно. Тактические комбинации преследуют решение конкретной оперативно-розыскной задачи и состоят из непроцессуальных мер, а потому имеют в расследовании лишь вспомогательное, тактическое значение . В.Л. Ильиных предлагает использовать вместо терминов “тактическая операция” и “тактическая комбинация” понятие “тактическая программа”, под которой понимается “направленная на решение сложных тактических задач

Там же. С. 77.

~ Сорокотягин И.Н., Шмидт А.А. Использование специальных познаний в криминалистическом комплексе “установление неопознанного трупа или его частей” // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986. С. 98.

J Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3. С. 208.

100 выявления, расследования и предупреждения преступлений и формируемая с учетом анализа первичной информации или сложившейся следственной ситуации совокупность рекомендаций по организации и тактике осуществления комплекса следственных действий, оперативно-розыскных, организационных, ревизионных и иных мероприятий и тактических комбинаций”1. Думается, что термин “рекомендация” (совет, пожелание, указание - в различных словарях) не совсем удачен, к тому же “рекомендации по организации и осуществлению… комплекса действий и мероприятий” отнюдь не есть деятельность как таковая. Мы совершенно солидарны с А.Е. Михальчуком по поводу того, что понятие “тактическая программа”
характеризует лишь этап организации и планирования тактической
операции, но не саму деятельность по непосредственной реализации операции . Однако мы не согласны с мнением А.Е. Михальчука о том, что “и тактическая операция, и тактическая комбинация - это тактико-криминалистические комплексы … различных уровней”3. На наш взгляд, комплекс - это понятие более высокого уровня общности, которое может выступать в качестве родового для тактических комбинаций и операций, если систематизировать эти категории
определенным образом (о чем будет сказано ниже). Употреблять же термин “комплекс” как синонимичный (пусть и применительно к различным
уровням) понятиям “комбинация” и “операция” нецелесообразно.

Отметим, что в криминалистической литературе предпринимались попытки сгладить противоречия в определении понятий “операция” и “комбинация”. Так Е.Г. Джакишев предложил термин “тактическая комбинационная операция”, отметив, что именно в такой форме эти понятия “…не противоречат друг другу, а наоборот взаимно друг друга дополняют и могут быть использованы одновременно для характеристики всей системы из

’ Ильиных В. Л. Тактические программы расследования хищений на объектах физкультуры и спорта. Саратов, 1991. С. 63.

2 Михальчук А.Е. Тактический комплекс и тактическая программа // Криминалистика. Экспертиза. Розыск. Сборник научных статей. Саратов, 1995 г. С. 23.

3 Там же. С. 21-23.

101 сочетания следственных мероприятий”1. Думается, что это не самый удачный вариант разрешения проблемы соотношения рассматриваемых понятий, ведь речь идет о различных элементах системы тактико-криминалистических средств, а “первым шагом в изучении любой системы является установление образующих ее частей” .

Осознавая небесспорность выше сказанного, предложим собственное видение
соотношения криминалистических понятий: “комбинация”, “операция”,
“комплекс”. По нашему мнению, система тактико-криминалистических
средств должна выглядеть следующим образом: минимальным, но при этом носящим базовый, основополагающий характер, звеном в этой системе
выступают тактические приемы, под которыми “классически” понимается “наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие…“3 Вторым по уровню общности звеном выступают тактические комбинации (сошлемся при этом на Р.С. Белкина) - “определенное
сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее
цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией”4. Далее следует качественно более высокое по уровню общности образование - тактические операции (солидаризируясь с О.Я. Баевым, используем его определение), т.е. “система следственных действий, оперативно- розыскных и иных мероприятий и реализуемых при их производстве
тактических приемов, направленная на достижение определенной локальной
задачи исследования преступлений, разрешение которой с учетом
вида преступления и ситуации другим образом не возможно или не рационально”5. Полагаем, что “венцом”, итоговой составляющей рассматриваемой системы

1 Джакишев Е.Г. Проблемы совершенствования криминалистических приемов и средств борьбы с хищениями и иными корыстными преступлениями в сфере экономики. Автореферат дис… доктора юрид. наук. Алматы, 1994. С. 25.

2 Общество-знание: пособие в 2-х ч. Коллектив авторов. Ч. 1. Воронеж, 1999. С. 5.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.З. С. 208.

4 Там же. С. 210.

5 Баев О.Я. Основы криминалистики… С. 219.

102 выступают тактические комплексы, т.е. наиболее крупные образования, объединяющие в себе и тактические приемы, и комбинации, и операции, направленные на разрешение сложной тактической задачи расследования на первоначальном или последующим его этапах. При этом мы совершенно согласны с мнением А.Е. Михальчука о том, что “суть проблемы не в обозначении какой- либо категории термином “система или совокупность, а в yjDOBbwx “систем”, “совокупностей”. Именно уровням необходимо уделять должное внимание . В обоснование предлагаемой нами системы отметим, что И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин полагают, что тактический прием всегда является частью следственного действия или тактической операции, комбинации…; тактические комбинации включают ряд различных приемов,

объединенных одной целью . Эти же ученые пишут, что “в отличии от тактической комбинации тактическая операция представляет такую форму организации расследования, которая включает комплекс следственных действий, оперативно- розыскных мер и сопутствующих им тактических приемов, объединенных решением конкретной промежуточной задачи расследования и проводимых по единому согласованному плану3. Обосновывая необходимость такого элемента системы как “тактический комплекс”, сошлемся на мнение И.Н. Сорокотягина и А.А. Шмидта, считающих, что понятие “комплекс” по смыслу значительно шире, чем “операция”. Криминалистический комплекс может использоваться лишь для установления отдельных, наиболее важных, значительных по объему обстоятельств, фактов совершенного преступления. В процессе работы по криминалистическому комплексу может возникнуть необходимость в проведении какой-либо тактической операции или тактической комбинации.

1 Михальчук А.Е. Тактический комплекс и тактическая программа // Криминалистика. Экспертиза. Розыск. Сборник научных статей. Саратов, 1995. С. 21.

2 Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С.224-225.

”’ Там же. С. 225.

103 В этих случаях операция или комбинация входит как элемент в разработанный и осуществляемый криминалистический комплекс1.

Наша позиция схематически может быть представлена следующим образом:

Система тактико-криминалистических средств

s

Q

Тактически е комплексы

А

Тактически е операции

А

Тактически е комбинаци и

А

Тактически е приемы

Как видно из схемы, мы считаем, что тактические рекомендации (“криминалистический научно и экспериментально обоснованный совет о рациональном и допустимом применении…” всех вышеназванных категорий) взаимодействуют со всеми элементами системы, но не входят в нее, т.е. могут быть учтены и использованы в рекомендательном порядке при реализации любого из названных компонентов. Думается, что главное назначение рекомендаций в том, чтобы повысить эффективность тактического приема, комбинации, операции, комплекса. Рекомендации неразрывно связаны с названными категориями, но при этом сохраняют относительную “самостоятельность” и “независимость”, т.к. применение (использование) их целиком зависит от субъектов криминалистической тактики (главным образом, естественно, следователя).

См.: Сорокотягин И.Н., Шмидт А.А. Использование специальных познаний в криминалистическом комплексе “установление неопознанного трупа или его частей” // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986. С. 98 - 99. “ Баев О.Я. Основы криминалистики… С. 201.

104 Хотелось бы отметить, что единого мнения о содержании понятий “тактическая комбинация”, “тактическая операция”, “тактический комплекс” нет не только среди ученых-криминалистов, но и практических работников. Так, по данным А.Ю. Головина 60,7 % из числа опрошенных работников органов следствия и
дознания понимают под тактической комбинацией (операцией) комплекс как
тактических приемов, так и следственных действий; 33,3 % - комплекс
только тактических приемов; 3,3 % респондентов дали иные ответы; 2,6
% затруднились ответить . А.Е. Михальчук отмечает необходимость продолжения теоретических разработок концепций тактических комбинаций и операций, ссылаясь на то, что 24,7 % следователей, охваченных анкетированием и интервьюированием, не имеют представления о данных категориях ; при этом ученый отмечает, что 86,9 % опрошенных указали, что регулярно или по крайней мере периодически по возможности следят за новинками
криминалистической литературы, особенно в области тактики . По данным Е.П.
Ищенко, планирование и осуществление на первоначальном этапе расследования криминалистических операций, т.е. комплексов следственных, оперативно- розыскных и организационных действий, объединенного решением
конкретной следственной задачи, считают целесообразным 438 человек (92,21 %) из числа опрошенных следственных работников, придерживаются противоположного мнения 37 человек (7,79 %) . Этот же ученый отмечает, что по
каждому расследуемому уголовному делу прибегают к криминалистическим операциям 98 проанкетированных следственных работников (20,63 %), делают это изредка 293 человека (61,68 %), остальные 84 человека (17,69 %) заявили, что не проводили такие операции никогда5.

1 Головин А.Ю. Теория и практика классификации… С. 137.

2 Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1988. С. 4.

3 Там же. С. 4.

4 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987. С. 158.

5 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… С. 158.

105 В рамках проведенного нами социологического опроса следственных и оперативных работников (всего было опрошено 300 человек) получены следующие данные: 224 человека (75 %) указали, что тактическая операция -это
совокупность следственных, оперативно-розыскных, ревизионных и иных
действий, осуществляемых для достижения локальной (промежуточной) цели расследования; 33 человека (11 %) отметили, что это — форма планирования; 75 человек (25 %) - форма взаимодействия; не знают, что это такое 13 человек (4 %) и иной вариант ответа выбрали 8 человек (3 %). При этом в своей деятельности проводят тактические операции 152 человека (51 %), в отдельных случаях - 113 человек (38 %), не проводят - 31 человек (10 %). По данным А.Е. Михальчука, непосредственно тактические комбинации используют в своей практике 87,2 % опрошенных следователей1. При этом 41,5 %
опрошенных отметили, что определяют тактическую комбинацию как
комплекс взаимосвязанных следственных действий, организационно- подготовительных, оперативно-розыскных и иных мероприятий; 41,9 % - как оптимальное сочетание тактических приемов в рамках отдельного
следственного действия; 6,0 % - как оптимальное сочетание следственных действий; 10,6 % смешали указанные позиции в различных вариациях .
Очевидно явное смешение практическими работниками категорий
“комбинация” и “операция”. Думается, что тактическую операцию характеризуют следующие отличительные признаки: системность действий,
комплексный характер их проведения, наличие тактической задачи в
качестве промежуточной (локальной) цели расследования. Кроме того,
для тактической операции характерны ее обусловленность следственной ситуацией, а также гибкость, динамичность. В.И. Шиканов выделяет такие характеристики тактических операций как ситуативность, неотложность
проведения, базисность ожидаемых

Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы… С. 20 “ Там же. С. 14.

106 результатов или, наоборот, их ограниченное локальное значение1. Тактические комбинации отличаются от операций по целям, субъектам проведения, по масштабности (объему) действий, по ситуациям, в которых они реализуются. Глубокий анализ вышеназванных, а равно и иных отличий, проведен в диссертации А.Е. Михальчука. Не вдаваясь в их обсуждение, согласимся с ученым в том, что тактическая комбинация и тактическая операция - это самостоятельные криминалистические категории. Категория тактической операции шире тактической комбинации. Прежде всего это связано с тем, что тактическая комбинация нередко является одним из факультативных структурных элементов тактической операции. Связь тактической комбинации с операцией выражается в том, что комбинации могут быть реализованы в следственных действиях, предусмотренных к осуществлению в общем замысле тактической операции. В то же время тактическая комбинация носит независимый самостоятельный характер в условиях осуществления ее вне тактической операции. Это обусловливается тем, что не всегда определенный этап расследования протекает в виде или форме тактической операции.

Обратим внимание, что в ряде случаев тактические операции рассматриваются как форма взаимодействия работников

правоохранительных органов, а в иных случаях - как форма планирования расследования. Думается, что никакого противоречия между названными позициями нет, просто респонденты исходили из разного понимания функционального назначения тактических операций. Из криминалистической литературы нам известно, что в зависимости от функций, которыми наделяются тактические операции, они определяются как:

а) по форме:

Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы… С. 15.

107

  • специфическая (оптимальная) форма сотрудничества (взаимодействия)1;

  • форма планирования и (организации) расследования2; б) по содержанию:

  • средство решения тактических задач (особое, комплексное тактическое средство)3;
  • средство реализации методов расследования ;
  • средство ликвидации противодействия расследованию5;
  • средство, орудие реализации идей научной организации труда при целевом управлении процессом деятельности .
  • Рассмотрим подробнее положения о том, что тактические операции являются формой взаимодействия сотрудников правоохранительных органов (и иных структур), а также о том, что они выступают формой планирования расследования.

Л.Я. Драпкин отмечает, что тактическая операция - одна из наиболее оптимальных форм взаимодействия участников расследования. В основе ее теоретической разработки лежат некоторые идеи декомпозиционного планирования, связанные с расчленением основной задачи на несколько соединенных между собой подзадач и последующей координации локальных

’ Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск, 1976; Он же: Тактические операции в расследовании преступлений и особенности их проведения по делам о хищениях // Труды Горьковской ВШ МВД СССР, вып. 5, Горький, 1976; Шиканов В.И. Тактическая операция как важнейший структурный элемент следственной тактики и одна из форм сотрудничества органов следствия и дознания // Проблемы советского государства и права. № 9-10. Иркутск, 1975; Он же: Информация к тактической операции “атрибуция трупа”. Иркутск, 1975; Он же: Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978; Герасимов И.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного следствия и дознания // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986.

2 Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М.. 1994.

3 Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979.

4 Дулов А.В. Тактические операции…

5 Дулов А.В. Тактические операции…; Карагодин В.Н. Тактические операции в деятельности по распознаванию и преодолению способа сокрытия преступления // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986.

6 Дулов А.В. Тактические операции…

108 решений . Под взаимодействием в криминалистической литературе принято понимать “единовременное” (разовое) или достаточно продолжительное (длительное по времени) объединение сил, средств и методов органов внутренних дел и других правоохранительных органов для достижения задач выявления быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден”. А.В. Дулов отмечает, что взаимодействие осуществляется на двух уровнях: процессуальном - при проведении отдельных следственных действий и административном - сочетание административно-правовой деятельности (при проведении инспекций, ревизионных действий) с элементами процессуальной. Сложность взаимодействия во втором случае определяется тем, что далеко не всегда оно (в отличие от первого случая) прямо и четко регламентировано уголовно- процессуальным законодательством . Таким образом, в зависимости от правовой регламентации различают процессуальные и непроцессуальные формы взаимодействия; последние иногда именуют организационно- тактическими. В учебнике “Криминалистика”, написанном известными российскими учеными Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкиным, Ю.Т. Коруховым и Е.Р.
Российской, подробно раскрыты как процессуальные, так и непроцессуальные формы взаимодействия . В.А. Михайлов констатирует, что
наиболее распространенными организационными формами взаимодействия являются следующие (при этом ученый не придерживается деления на процессуальные и непроцессуальные):

1 Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций… С. 139-140.

2 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. М., 1997. С. 11-12.

3 Подробнее об этом см.: Дулов А.В. Тактические операции… С. 26

4 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. М, 1999. С. 495-500.

109

  • придание следователю (группе следователей, дознавателю группе дознавателей) на время следствия (дознания) или на время проведения отдельного следственного действия (отдельных следственных действий) для оказания помощи и содействия, а также для выполнения оперативно-розыскных и иных мероприятий сотрудников (сотрудника) оперативно-розыскного подразделения (оперативно-розыскных подразделений), специалистов и других сотрудников;
  • создание следственно-оперативных групп различного назначения и состава;
  • согласованное планирование и проведение процессуальных действий, оперативно-розыскных, организационных и иных мероприятий при проверке и рассмотрении заявлений (сообщений) о преступлениях и в ходе их раскрытия и расследования;
  • совместная организация поиска преступников по горячим следам с использованием данных осмотра места происшествия и другой информации;
  • взаимное информирование участников взаимодействия и совместное обсуждение ими собранных по делу данных, выдвижение версий, определение наиболее действенных способов их проверки процессуальным и оперативно-розыскным путем’. Несмотря на то, что В.А. Михайлов не использует термина “тактическая операция”, очевидность применения этой формы взаимодействия наглядно следует из вышесказанного.
  • А.В. Дулов отмечает, что взаимодействие между различными звеньями может характеризоваться: 1) по функциональному признаку; 2) по целевому признаку. В первом случае необходимость во взаимодействии возникает тогда, когда одно из звеньев системы при осуществлении своей деятельности (воздействие на явление, объект, субъекта) встречается с необходимостью осуществления действий, которые входят в функцию другого звена. Однако более полной формой взаимодействия является осуществление его по целевому признаку. Определение общей цели приводит к перестройке, изменению направленности функций действий взаимодействующих звеньев

См.: Криминалистическое обеспечение… С. 13-14.

no

системы1. В связи с усложнением структуры преступности, появлением новых, более изощренных способов совершения и сокрытия преступлений, “профессионализацией” преступной деятельной весьма актуальной становится задача развития второго вида взаимодействия при расследовании преступлений. Качественно новой его формой призваны стать тактические операции.

На это указывает и А.В. Дулов “…процесс взаимодействия как сочетание процессуальной и непроцессуальной деятельности может быть правильно и полно реализован только при наличии такой организационной формы, как тактическая операция. Именно тактическая операция объединяет все тактические средства (а тактическими средствами в данном случае будут функции и действия, выполняемые этими различными учреждениями и организациями) для осуществления единой поставленной цели” . В дальнейшем несколько категорично этот ученый пишет: “…взаимодействие может быть реализовано в процессе расследования только при помощи такого комплексного тактического средства, как тактическая операция. С этой точки зрения взаимодействие может быть определено как заранее согласованное и спланированное выполнение своих должностных функций различными лицами в ходе тактической операции, разработанной следователем для решения возникшей тактической задачи, сущность которой заранее ясна и известна всем лицам, осуществляющим эти должностные функции”3.

В результате проведенного нами анкетирования на вопросы, посвященные взаимодействию, были получены следующие ответы. Наиболее часто используемой формой взаимодействия является дача поручений о производстве розыскных (следственных) действий, их выполнение - 150 человек (50 % опрошенных); совместный выезд на место происшествия - 138 человек (46 %
опрошенных), совместное осуществление тактических

1 См.: Дулов А.В. Тактические операции… С. 26.

2 Там же. С. 28. Там же. С. 30.

Ill

операций - 112 человек (37 % опрошенных). Иные формы взаимодействия распределялись следующим образом: совместное планирование - - 76 человек (25 % опрошенных), работа в следственно-оперативной группе - 66 человек (22 % опрошенных), 46 человек (15 %) выбрали иной вариант ответа.

Е.П. Ищенко по итогам анкетирования следственных работников получил следующие данные по проблеме взаимодействия. По степени частоты использования формы взаимодействия с органом дознания распределились таким образом: к совместному выезду на место происшествия прибегают 376 человек (79,16 %), к даче поручений о производстве розыскных действий - 294 человека (61,89 %), к даче поручений о производстве следственных действий - 206 человек (43,37 %), и совместному планированию - 196 человек (41,26 %), к работе в следственно-оперативной группе - 188 человек (39,58 %), к совместной подготовке и проведению наиболее сложных и трудоемких следственных действий - 157 человек (33,05 %), к иным формам - 9 человек (1,89 %)’.

Как мы видим, самыми распространенными формами взаимодействия среди практических работников считаются совместные выезды на место происшествия и дача поручений о производстве розыскных (следственных) действий; остальные формы следуют со значительным отрывом. Думается, что одной из причин “отставания”, в частности такой формы, как совместное проведение тактических операций, является отсутствие единообразной трактовки их понятия и сущности (о чем говорилось выше).

На вопрос о качестве взаимодействия с органом дознания (следователем) опрошенные нами респонденты ответили следующим образом: взаимодействие от случая к случаю - 120 человек (40 %), взаимодействие постоянное и эффективное - 94 человека (31 %), взаимодействие неэффективно - 49 человек (16 %). О том, что взаимодействия нет, отметили 40 человек (13 %); о том, что являются членами постоянной следственно-оперативной группы сообщили 12 человек

1 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… С. 157-158.

112 (4 %). По данным Е.П. Ищенко, среди следователей считают, что взаимодействие с органом дознания у них налажено хорошо - 130 человек (27,37 %), удовлетворительно - 303 человека (63,79 %), не налажено - 42 человека (8,84 %)’.Таким образом, подавляющее большинство опрошенных считают, что взаимодействие осуществляется “от случая к случаю” или “удовлетворительно”. Подобные данные не могут вызвать оптимизма, т.к. свидетельствуют о низкой эффективности взаимодействия при раскрытии и расследовании преступлений.

Планирование — сложный мыслительный процесс, суть которого заключается в определении направленности и задач расследования, способов и средств их решения в рамках закона . О.Я. Баев считает, что “планирование уголовно- процессуального исследования преступлений есть мыслительная деятельность его субъектов, направленная на определение задач, требующих разрешения на определенных этапах исследования, главным образом в разрезе проверки версий, сформулированных планирующим исследование преступлений субъектом, и способов решения этих задач” . Принципами планирования, т.е. исходными положениями, определяющими содержание данного вида деятельности, “классически” называют индивидуальность, динамичность и реальность планирования4. О.Я. Баев выделяет:

1) принципы планирования: индивидуальность, научность, динамичность и этапность планирования исследования преступлений; 2) 3) принципы путей, средств и способов достижения сформулированных задач планируемого этапа исследования: реальность реализации планируемых средств, экономичность планируемых средств достижения поставленных задач, допустимость средств и способов, планируемых к реализации для достижения задачи3. Думается, в силу того, что тактическая операция является одним из средств (способов) достижения поставленной 4) 1 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… С. 157.

2 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика… С. 475.

3 Баев О.Я. Основы криминалистики. С. 139.

4 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика… С. 476.

5 См.: Баев О.Я. Основы криминалистики. С. 139-143.

113 цели расследования, то принципы второй группы (выделяемые О.Я. Баевым) целиком относятся (применимы) к данной криминалистической категории. Содержание (элементы) планирования составляют:

  • анализ исходной информации;
  • выдвижение версий и определение задач расследования;
  • определение путей и способов решения поставленных задач;
  • составление письменного плана и иной документации по планированию расследования;
  • контроль исполнения и корректировка плана расследования. Совокупность этих элементов составляет содержание этапа

планирования1.

Полагаем, что один из названных элементов нуждается в детализации и уточнении; он звучал бы более полно в следующей редакции; “определение путей и способов решения поставленных задач посредством реализации (по мере необходимости) различных элементов системы тактико-криминалистических средств — тактических приемов, комбинаций, операций, комплексов”. При этом мы совершенно согласны с авторами учебника “Криминалистика” в том, что “этапы планирования характеризуются не какой-то одной операцией, а направленностью всех действий. Под этим углом зрения этапы планирования соответствуют этапам самого расследования…” И далее: “…поэтому целесообразно и в планировании различать те же этапы, что и в самом расследовании: два или три - в зависимости от того, как понимается содержание каждого этапа (первоначальный, последующий или первоначальный, последующий и заключительный этапы)” . Выше мы уже писали о типовых тактических операциях (с. ПО). Думается, что вследствие явной тенденции к алгоритмизации и компьютеризации процесса расследования возможно

1 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. С. 476.

2 Там же. С. 477.

3 Там же. С. 477.

4 См., например: Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. М., 2000.

114 создание типовых тактических операций не только применительно к отдельным видам преступлений, но и (в их рамках) - применительно к этапам расследования.

Очевидно, что следователи, работники органов дознания, эксперты (особенно молодые, не имеющие практического опыта) должны планировать свою деятельность. В этой связи О.Я. Баев пишет: “Начинающему следователю, не имеющему своего серьезного следственного опыта, во многих случаях в основу планирования уместно положить программно-целевой метод, разработанный Г.А. Густовым и другими криминалистами”1. Насколько же практические работники учитывают данную и иные рекомендации предложенные как О.Я. Баевым, так и A.M. Лариным, А.В. Дуловым, В.И. Шикановым, Р.С. Белкиным, Л.Я. Драпкиным и другими учеными”?.. На вопрос анкеты “Планируете ли вы свою работу?” мы получили следующие ответы: постоянно планируют - 142 человека (47%); планируют эпизодически - 70 человек (23 %); планируют по сложным делам - 56 человек (19 %); не планируют - 22 человека (7 %); иной вариант ответа предпочли 11 человек (4%). В понятие “планирование” практические работники вкладывают следующее: это - мыслительная деятельность по определению задач деятельности и способов ее осуществления - 202 человека (67%); составление плана - 75 человек (25%), иной вариант предпочли 41 человек (14%). На вопрос, составляют ли они письменный план работы по делу, практические работники ответили следующим образом: да - 187 человек (62%), нет - 86 человек (29%), используют для этого компьютер - 29 человек (10%). Форма составления письменного плана по делу: в произвольной - 148 человек (49%), в соответствии с криминалистическими рекомендациями - 73 человека (24 %), иной вариант выбрали 86 человек (29 %).

По данным Е.П. Ищенко, расследуя очевидные преступления, следователи планируют свою деятельность устно - 59 человек (12,42 %),

1 Баев О.Я. Основы криминалистики. С. 140.

115 письменно - 290 человек (61,6 %); составляют план в произвольной форме 258 человек (54,31 %), а в форме, отвечающей криминалистическим рекомендациям, - 89 человек (18,47 %). Письменный план расследования по неочевидным преступлениям начинают составлять: после осмотра места происшествия 153 человека (32,21 %), после производства всех неотложных следственных действий - 171 человек (36 %), в ходе первоначальных следственных действий - 141 человек (29,68 %), не составляют вообще 10 человек (2,11 %) от числа проанкетированных1.

В рамках проводимого нами опроса следователям, прокурорам-криминалистам, оперативным работникам (и др.) был задан вопрос: “Составляются ли совместные планы оперативно-следственных действий?” Ответы респондентов распределились следующим образом: по каждому делу - 94 человека (31 %); “от случая к случаю” по указанию руководства - 94 человека (31 %); при расследовании нераскрытых преступлений - 83 человека (28%); по сложным делам - 65 человек (22%).

Во многочисленных пособиях и руководствах для следователей, а также в монографической и учебной литературе для облегчения работы следователя по сложным, многоэпизодным делам, при необходимости выполнения больших объемов работ, а также упорядочения деятельности взаимодействующих между собой участников расследования рекомендуется использовать метод сетевого планирования . Сетевое планирование расследования заключается в условно схематическом изображении, посредством геометрических фигур, намечаемых действий, благодаря чему структура планируемой деятельности приобретает наглядность, что помогает

1 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… С. 157.

2 См., например: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998; Справочная книга криминалиста / Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 2000; Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987; Справочник следователя. Вып. 2. М., 1990; Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994.

116

обеспечить наибольшую полноту круга подлежащих выполнению мер и наилучшую очередность их осуществления .

Р.С. Белкин пишет, что впервые вопрос о применении метода сетевого планирования и управления при расследовании преступлений был поставлен А.П. Сыровым в 1966 — 1968 годах, а затем развит в работах А.Р. Ратинова, А.А. Герасуна, A.M. Ларина, Н.А. Селиванова и других ученых”. В исследованиях данных ученых подробно раскрывается сущность данного метода и его преимущества перед уже существующими формами планирования3.

В частности, И.Ф. Герасимов и Л.Я. Драпкин отмечают, что “преимущества сетевого планирования по сравнению с традиционными методами сводятся к большей наглядности, возможности быстрого выявления наиболее важных участков деятельности, от которых зависит общий срок расследования (так называемый “критический путь”), своевременного получения информации о выполнении плана и гибкой его корректировки”4.

Метод сетевого планирования может быть применен в процессе расследования уголовных дел, где уже имеется достоверная информация, или, наоборот, на первоначальном этапе расследования, когда существенный недостаток исходных данных восполняется обобщенными знаниями следователя о типичном перечне процессуальных и иных действий, характерны для данного класса следственных ситуаций (например, при планировании тактических операций по
установлению личности

1 Справочная книга криминалиста / Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 2000. С. 196.

2 См.. например: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т.Т. 3. С. 277; Сыров А.П. Общие методы и научные основы тактики следственных действий // Вестник МГУ. Серия “Право”. 1966. Вып. 5: Он же: Применение сетевого графика при планировании и организации расследования сложного уголовного дела // Организация работы следователей. М., 1968. Вып. 1; Он же: Сетевое планирование и управление в расследовании уголовных дел // Проблемы правовой кибернетики. М., 1968; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967; Герасун А.А. Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе. Автореферат дис… канд. юрид. наук. М., 1968; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организация. М., 1970, и др.

3 Подробнее об этом см.: Сыров А.П. Сетевое планирование и управление в расследовании уголовных дел. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация.

4 Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С.239.

117 потерпевшего или розыску и задержанию скрывшегося преступника)1. Однако отметим, что данный метод не свободен и от ряда недостатков. Так, Р.С. Белкин, глубоко проанализировавший среди проблем совершенствования теории и методики планирования расследования метод сетевого планирования и управления (СПУ), отмечает сложность данного метода, отсутствие при его применении творческого (поискового) начала, неподтвержденность широкой следственной практикой (отсутствие должной апробации), затруднения с определением продолжительности следственных действий и иных мероприятий, наличие “жесткой” очередности запланированных операций, их связь друг с другом2. В целом соглашаясь с высказанными замечаниями, отметим положение, с которым мы “расходимся” в принципе. Р.С. Белкин пишет: “Краеугольным камнем сетевого планирования является перечень предстоящих работ. Однако по сложным многоэпизодным делам составить на начальном этапе расследования такой перечень с нужной для СПУ точностью нам представляется невозможным” . Полагаем, что подобная проблема может быть снята как раз созданием систем типовых тактических операций (и шире - комплексов), используемых на первоначальном или последующих этапах расследования определенной категории дел. Кроме того, отметим, что расследование - это не “мертвое” и застывшее образование, а гибкий процесс, что находит отражение в принципе динамичности его планирования.

В силу того, что исследуемая нами категория преступлений (серийные убийства) относится к разряду многоэпизодных, то изучение вопроса, применяется ли метод сетевого планирования и управления (СПУ) в практике расследования в настоящее время, представлял для нас особый интерес. По полученным нами данным, метод СПУ в своей деятельности

1 Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М.. 1994. С. 239.

Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3. С. 282-290. 3 Там же. С. 283-284.

118 часто используют 13 человек (4 %); не знают, что это такое - 150 человек (50 %); иной вариант ответа предпочли 58 человек (19 %).

По данным Е.П. Ищенко, в практической деятельности прибегали к сетевому планированию 126 человек (26,53 %), делали это неоднократно - 27 человек (5,68 %), остальные 322 опрошенных следователя этот вид планирования не использовали вообще1.

Таким образом, мы можем констатировать, что метод сетевого планирования пока не получил широкого распространения ввиду определенной сложности. Однако этот метод, являющийся рациональным дополнением “обычного” планирования, должен чаще использоваться в работе следственно-оперативных групп, следственных бригад по сложным, многоэпизодным делам. Мы совершенно согласны с Е.П. Ищенко в том, что СПУ - это метод оптимизации процессов упорядочения и контроля выполнения многих сопряженных трудовых процессов, направленных на достижение общей конечной цели. Цель его применения - повышение качества планирования, сокращение сроков расследования за счет рационального использования времени и постоянного контроля исполнения намеченного в плане в первую очередь на первоначальном этапе работы по делу .

В ходе наших бесед со следственными работниками, в дальнейшем -по итогам опроса, выяснилось, что многие практические работники (это же подтверждают данные Е.П. Ищенко) просто не представляют себе, что такое СПУ. После разъяснения этапов процесса сетевого планирования (по уголовным делам) подавляющее большинство практиков согласилось с эффективностью данного метода и необходимостью его использования. Напомним, что этапами сетевого планирования являются:

1) составление полного перечня работ (следственных действий, оперативно- розыскных мероприятий, при необходимости -

1 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… С. 157.

2 Там же. С. 45.

119

тактических операций) с указанием наименования, номера по порядку и продолжительности;

2) составление сетевого графика, т.е. намечаемые мероприятия и операции, условно, схематично изображаются посредством геометрических фигур; последовательность работ указывают стрелки между фигурами, которые ориентируют, в какой логической последовательности должны выполняться работы, какие предыдущие действия обусловливают дальнейшие; 3) 4) анализ сетевого графика с целью установления “критического пути” (самого длинного потока событий и работ) и выделения важнейших работ находящихся на этом пути; 5) 6) оптимизация сетевого графика, т.е. его перестройка и максимальное уплотнение времени для определения наилучшего варианта проведения работ, лежащих на критическом пути . 7) Сетевое планирование (посредством определения перечня и очередности следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мероприятий, более глобально - тактических операций) способствует выявлению “узких мест” в работе, позволяет выработать вариант деятельности, оптимальный с точки зрения затрат времени и средств.

Применение сетевого планирования облегчает формулирование всех промежуточных целей и задач, ведущих к достижению основного результат следственной деятельности, помогает наглядно представить преемственность между первоначальным и последующим этапами расследования . Поэтому мы полагаем, что необходимо в рамках преподавания курса “Криминалистика” в юридических вузах, при проведении учебы молодых следователей в рамках семинаров, конференций по обмену опытом (и т.п.)

1 Подробнее об этом см.: Розовский Б.Г., Дидоренко Э.А., Переверзев М.В., Берщадский А.Е. Сетевое планирование расследования. Киев, 1973; Хлюпин Н.И. Научные основы деятельности следственных органов // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калининград, 1973; Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, ЛЯ. Драпкина. М., 1994.

2 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений… С. 46.

120 обращать большее внимание будущих и уже действующих специалистов на возможности применения СПУ в ходе расследования. Это особенно актуально в рамках, как уже отмечалось, усиливающейся тенденции алгоритмизации и программирования расследования. А.С. Шаталов пишет в этой связи: “…потребность в формализации процесса расследования преступлений возникла достаточно давно, но главное, сохраняется и сейчас” .

В завершение этой части параграфа отметим, что проблема заключается не в предпочтении той или иной формы планирования или, как справедливо отметил Ю.А. Кукушкин, в создании какой-то универсальной формы плана, что вообще принципиально ошибочно , а в том, что многие следователи (и иные практические работники) не планируют свою работу вообще, несмотря на многочисленные криминалистические рекомендации (что, как сказано, подтвердили наши исследования). Это и есть основная проблема, дезорганизующая деятельность (функционирование)

правоохранительных органов.

Тактические операции, как и любое другое теоретическое образование, нуждаются в определенном упорядочении - классификации. В главе I мы уже писали о значимости классификационного подхода в криминалистической теории и практике, но, тем не менее, сошлемся на мнение М.В. Стояновского, считающего, что:

1) криминалистические классификации (системы) выступают в роли методов научного познания, способов системно-структурного представления изучаемых криминалистически значимых объектов; 2) 3) криминалистическая классификация как метод познания объекта служит средством дальнейшего углубленного его изучения, что, в свою очередь, способствует возможному созданию криминалистической теории данного объекта и выполнению эвристической функции науки; 4) Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы… С. 145. 2 Кукушкин Ю.А. Общие вопросы организации следственной работы. Волгоград, 1975. С. 23.

121

3) являясь общенаучным методом познания, криминалистическая классификация выступает условием реализации иных методов криминалистики; 4) 5) выступая в роли модели, теоретической схемы определенного фрагмента объективной действительности классификация является предпосылкой упорядоченной и целенаправленной криминалистической деятельности. Классификационный подход в криминалистике способствует созданию программ действий практических работников, является средством алгоритмизации криминалистической деятельности, обеспечивая тем самым ее системность и эффективность; 6) 7) использование классификационного подхода как разновидности информационно поисковой системы имеет важное значение для решения практических задач установления индивидуального тождества групповой принадлежности объекта, а также в плане разрешения вопросов тактической и технической диагностики1. 8) А.Ю. Головин отмечает, что анализ криминалистической литературы позволяет выделить три основных направления классификации тактических комбинаций (операций). Первое направление характеризуется классификацией рассматриваемого понятия по уровню сложности, предложенной Р.С. Белкиным; второе направление связано с характером решаемых тактических задач - с субъектным составом разработки и проведения тактических комбинаций (операций) . Будучи противниками отождествления криминалистических категорий “комбинация” и “операция” предложим свое видение классификационного подхода к тактическим операциям (основываясь на уже имеющихся в криминалистической науке классификациях).

Стояновский М.В. Классификационный подход в криминалистической науке и практике (на примере криминалистической тактике). Автореферат дис… канд. юрид. наук. Воронеж, 2001. С. 9-10.

” Головин А.Ю. Теория и практика классификации… С. 140-143.

122

Думается, что наиболее значимой в практическом плане является классификация в зависимости от поставленной цели и характера решаемых задач.

По уровню поставленной цели (у Л.Я. Драпкина - по уровню общности) тактические операции можно разделить на:

  • типичные (типовые);
  • специфические.
  • Типовые тактические операции проводятся по большинству расследуемых уголовных дел. В их структуре ведущую роль играют повторяющиеся стереотипные элементы1. О.Я. Баев справедливо отмечает, что “существует, как минимум, две тактические операции, планирование и производство которых обязательны при расследовании преступлений любых видов и категорий и практически во всех следственных ситуациях. Ими являются тактическая операция “Защита доказательств” и (по большинству уголовных дел) тактическая операция “Проверка показаний лица, признавшегося в совершении преступления” . Специфические тактические операции проводятся при расследовании дел определенной категории, характеризующихся определенными особенностями (например, при расследовании убийств - “Идентификация личности неопознанного трупа”, при расследовании изнасилований - “Изучение личности потерпевшей”, при расследовании вымогательств - “Задержание с поличным” и т.д.).

Основоположник теории тактических операций А.В. Дулов подразделяет их на виды в зависимости от характера решаемой тактической задачи. Ученый считает, что с учетом наиболее повторяющихся при расследовании уголовных дел тактических задач можно классифицировать тактические операции следующим образом:

1) операции группы “сбор информации”.

’ См.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций… Свердловск, 1987. С. 141. ~ Баев О.Я. Основы криминалистики… С. 218-219.

123 Цель - обеспечить системный сбор информации, находящейся в разным местах, но относящейся к одному явлению, объекту, построить общую систему знаний об одном явлении, объекте (например, тактическая операция “Изучение личности подозреваемого (обвиняемого)”, “Атрибуция трупа” и др.);

2) операции группы “фиксация”.

Цель - доказывание причинно-следственных связей между наступившим результатом и действиями определенного лица (например, тактическая операция “Выявление и изобличение виновного”);

3) операции группы “поиск”.

Цель - обеспечить нахождение отсутствующих элементов криминалистической структуры данного вида преступления (например, тактическая операция “Поиск трупа”, “Розыск (скрывшегося преступника)”, “Поиск (скрывшегося с места происшествия) транспортного средства”, “Поиск скрытого имущества и ценностей” и др.);

4) операции группы “проверка”.

Цель - проверка сообщения (свидетеля, подозреваемого, обвиняемого) о событиях, фактах, имеющих отношение к рассматриваемому уголовному делу (например, тактическая операция “Проверка алиби”, “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным”).

5) комплексные тактические операции.

Характерная особенность - при их осуществлении решается целый комплекс задач, возникающих в процессе расследования. Комплексная тактическая операция имеет существенное отличие от любой другой -прежде всего по силе ее воздействия на преступную структуру: она нацелена на более полное выявление целой системы элементов, связей, функций их отношений воздействие на подозреваемых, направленное на ликвидацию противодействия следствию с их стороны (например, тактическая операция “Изобличение преступной группы, преступного сообщества” и т.п.) Подобные операции разрабатываются при расследовании дел о крупных

124 хищениях, по делам о наркобизнесе, контрабанде и т.д. Этот вид операций является необходимым тактическим средством в борьбе с организованной преступностью1.

С классификацией А.В. Дулова в определенной степени перекликается разграничение тактических операций, предложенное СВ. Лаврухиным. По характеру решаемых в ходе расследования убийств задач ученый делит тактические операции на три группы: а) тактические операции, направленные на собирание информации по делу и преследующие цель: получения
первичной информации о расследуемом событии (место происшествия); сбора сведений о личности неопознанного трупа (атрибуция тупа); обнаружения на подозреваемом или в его жилище следов убийства (следы преступления); установления свойств личности убийцы, личности потерпевшего; б) тактические операции, создающие нормальные условия необходимые предпосылки для
раскрытия и успешного расследования убийств: розыск трупа; предъявление
трупа для опознания - на месте обнаружения и в морге (установление личности потерпевшего); задержание неизвестного убийцы по “горячим следам”,
розыск убийцы, личность которого установлена (розыск преступника);
розыск похищенного; установление свидетелей; в) тактические операции
по установлению определенных фактов: наличие или отсутствие
тождества трупа с определенным лицом (идентификация личности убитого);
находился ли подозреваемый в момент совершения убийства в другом месте (проверка алиби); не осведомлен ли он о факте и деталях совершения
убийства (проверка осведомленности); не оставлены ли им следы и
предметы, обнаруженные на месте происшествия (следы убийцы);
предпринимал подозреваемый или нет действия, допускал ли высказывания до или после совершения убийства, свидетельствующие о его возможной причастности к убийству (улики поведения); наличие или отсутствие связи (родственно,

1 Подробнее об этом см.: Криминалистика. Учебное пособие / Под ред. А.В. Дулова. Минск, 1998. С. 401-411.

125 интимной и др.) между жертвой и убийцей (проверка связей потерпевшего); принадлежит ли преступник к одной из групп лиц могущих совершить убийство (проверка рецидивистов и других групп вероятных преступников)1.

Думается, что в данной классификации допущены две ошибки: 1) неточность классификационных оснований при делении операций на группы, что порождает неизбежную тавтологию при определении операций, входящих в ту или иную группу; 2) чрезмерное детализация тактических операций “низводит” их до уровня элементарных действий, ведет к ненужному упрощенчеству.

А.Е. Михальчук в зависимости от целей разграничивает тактические операции на: а) направленные на пресечение готовящегося или осуществляемого преступления; б) направленные на сбор доказательственной и иной информации; в) направленные на розыск и задержание преступника; г) направленные на профилактику преступлений; д) направленные на решение иных задач .

Полагаем логичным (в свете вышесказанного) предложить дополнить данную классификацию еще одним видом тактических операций -направленных на проверку и защиту доказательственной информации и ее источников (носителей)

В зависимости от поставленной цели (задачи) классифицируют тактические операции В.И. Шиканов, СИ. Цветков, А.В. Лагутин и другие

ученые . Следующим классификационным основанием выступает субъект (орган), которым планируется и осуществляется тактическая операция. По данному основанию В.И. Шиканов выделяет: тактическую операцию следователя; тактическую операцию органа дознания; тактическую операцию

1 Лаврухин СВ. Выбор тактических операций в типичных ситуациях расследования умышленных убийств… С. 68.

Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы… С. 12.

3 Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983. С. 42-43; Цветков СИ. Тактическая операция // Криминалистика (актуальные проблемы). М, 1988. С. 116; Лагутин А.В. Тактические операции при расследовании преступлений // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 20. Киев, 1980. С. 17.

126 следователя и органа дознания . Думается это не самый удачный вариант подобной классификации. Логичнее выглядит предложение А.Ю. Головина разграничивать тактические комбинации: а) по субъекту, разработавшему комплекс тактических действий: подготовленные следователем самостоятельно, но с участием других следователей, с участием представителей органа дознания с участием специалистов; со смешанным участием; б) по субъекту проведения: проводимые следователем единолично; группой следователей (при их совместной работе по уголовному делу); следователем совместно с органом дознания
органом дознания без

непосредственного участия следователя, но под его общим руководством .

А.Е. Михальчук в зависимости от субъектов, осуществляющих тактические операции, разделяет их на: а) осуществляемые следователем единолично; б) осуществляемые группой следователей; в) осуществляемые органами дознания; г) осуществляемые при взаимодействии следователя с органами дознания; д) осуществляемые следователем, органами дознания, контролирующими и иными органами, а так же представителями общественности; е) осуществляемые иными органами, без непосредственного участия следователя3.

Одна из наиболее полных классификационных систем тактических операций предложена Л.Я. Драпкиным. В рамках монографии “Основы теории следственных ситуаций” ученый предложил десять основных критериев, по которым можно разграничить тактические операции. В частности, по уже упоминавшемуся критерию - характеру промежуточных задач, разрешаемых тактической операцией - ученый подразделяет их на: а) устанавливающие основные обстоятельства по делу; б) устанавливающие вспомогательные обстоятельства. По организационной структуре тактические операции могут быть: а) проводимые работниками, объединенными в постоянное структурно-организационное подразделение

’ Шиканов В.И. Теоретические основы… С. 42.

2 Головин А.Ю. Теория и практика классификации… С. 143.

3 Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы… С. 12-13.

127 (отделение уголовного розыска, отдел БХСС и т.д.); б) осуществляемые работниками, объединенными во временное структурно-организационное звено (следственная бригада, следственно-оперативная группа и т.д.)1. Л.Я. Драпкин, как видно, не использует критерий “субъектный состав”, а ограничивается более точным в данном случае основанием -“организационная структура”.

В качестве следующего критерия назовем структуру (содержание) тактической операции. По этому основанию Л.Я. Драпкин выделяет: а) неоднородные тактические операции, включающие в свой состав следственные оперативно- розыскные, иные действия; б) однородные тактические операции, в состав которых входят только следственные действия2.

И.Н. Сорокотягин и А.А. Шмидт предлагают разграничивать тактические операции на: 1) следственно-оперативные: а) установление данных о преступнике и преследование его “по горячим следам” (следователь производит следственные действия — осмотр, допрос и др., а оперативные работники МВД собирают сведения о преступнике при подворно-поквартирном обходе, в местах, где появлялся после того как скрылся и организуют его поиск); б) обнаружение преступника в наиболее вероятных местах его нахождения (следователь проводит следственные действия в целях уточнения фактического места его нахождения, а оперативные работники организуют поиск преступника своими методами и в случае обнаружения задерживают его); 2) оперативные: а) установления негласными методами связей подозреваемого; б) захвате вооруженного преступника (в автобусе, железнодорожном вагоне)3.

А.Е. Михальчук в рамках данной классификации (на наш взгляд) использует критерий “по правому статусу”: 1) следственные (состоящие из

1 Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 140.

2 Там же. С. 140.

3 Сорокотягин И.Н., Шмидт А.А. Использование специальных познаний в Криминалистическом комплексе “установление неопознанного трупа или его частей”… С. 97.

128 процессуальных следственных действий); 2) следственно-розыскные (состоящие из следственных, розыскных и оперативно-розыскных действий); 3) оперативно-розыскные (включающие только оперативно-розыскные действия, тесно связанные со следственными); 4) смешанные (состоящие из следственных, оперативно-розыскных действий, а также мероприятий контролирующих, ревизионных и иных органов) .

СВ. Лаврухин в этой связи использует критерий “характер действий, входящих в тактическую операцию” и классифицирует их на оперативные, следственно- оперативные и следственные тактические операции. К числу оперативных операций ученый относит установление подозреваемых и “по горячим следам”; к следственным - идентификацию личности убитого; проверку алиби, установление личности потерпевшего, проверку осведомленности определенных лиц, проверку улик поведения; к следственно-оперативным — иные оставшиеся операции . Думается, что подобная классификация является весьма спорной, т.к. содержит в себе ошибки, о которых мы писали выше (глава I, с. 23-27).

По отношению к этапам расследования большинство ученых (Л.Я. Драпкин, В.И Шиканов, А.Е. Михальчук, СВ. Лаврухин, А.Ю. Головин и др.) разграничивают тактические операции на: а) сквозные, т.е. проводимые на протяжении нескольких этапов расследования; б) локальные, т.е. осуществляемые на одном из этапов расследования. По мнению СВ. Лаврухина (на наш взгляд, небесспорному), сквозными тактическими операциями являются “атрибуция трупа”, “личность убийцы”, “личность жертвы”, а остальные операции локальны3.

Полагаем, что сквозной или локальный характер тактическая операция приобретает в зависимости от того решена ли или нет поставленная тактическая задача,
достигнута ли цель операции. Категорично же

Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы… С. 12.

2 Лаврухин СВ. Выбор тактических операций… С. 69.

3 Там же. С. 69.

129 утверждать, что та или иная операция носит сквозной (либо локальный) характер нецелесообразно.

Л.Я. Драпкин разграничивает тактические операции по характеру следственных ситуаций, в которых они проводятся: а) проводимые в простых следственных ситуациях; б) проводимые в сложных следственных ситуациях (проблемных, конфликтных, тактического риска, организационно непорядочных и комбинированных)1. Возникает закономерный вопрос: а необходимо ли проведение тактической операции в простой следственной ситуации? На наш взгляд, нет, ибо теряет смысл сама трактовка операции как системы…, направленной на разрешение достаточно крупной проблемы, промежуточной задачи на определенном этапе расследования.

В юридической литературе (работы Л.Я. Драпкина, В.И. Шиканова, А.В. Дулова и др.) тактические операции классифицируются также по временной структуре, по степени автономности, по количеству операций, проводимых по уголовному делу, по характеру связей между элементами тактической операции — в силу того, что цель данной работы заключается несколько в ином, мы не будем их рассматривать и анализировать здесь.

Подводя краткий итог изложенному в данном параграфе, отметим следующее:

1) тактическая операция выступает одним из криминалистических средств, применение которых оптимизирует процесс расследования. Наряду с тактическими приемами, комбинациями и комплексами, операции образуют систему тактико- криминалистических средств; 2) 3) тактическая операция - это комплексное, многоаспектное понятие. Под тактическими операциями понимают оптимальное средство решения тактических задач, специфическую форму сотрудничества, особую форму планирования. На наш взгляд, тактическая операция - это обусловленная следственной ситуацией и поставленной тактической задачей динамическая (гибкая) система
следственных действий, 4) ‘ Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций… С. 140.

130 оперативно-розыскных и иных мероприятий, без которых достижение определенной локальной цели расследования невозможно или нерационально (неэффективно). С данной точкой зрения согласны и 75 % (224 человека) опрошенных нами респондентов (всего 300 человек); в своей деятельности проводят тактические операции 51 % (152 человека) опрошенных, в отдельных случаях - 38 % (113 человек);

3) тактическая операция - одна из форм взаимодействия сотрудников правоохранительных (при необходимости и иных) органов. Подобное мнение разделяют 25 % (75 человек) опрошенных нами практических работников. При этом указали, что совместное осуществление тактических операций - наиболее часто используемая форма взаимодействия - 37 % (112 человек). Наиболее интенсивно, по мнению опрошенных, используются такие формы как дача поручений о производстве розыскных (следственных) действий, их выполнение - 50 % (150 человек) и совместный выезд на место происшествия - 46 % (138 человек). Что же касается качества взаимодействия, то мнения респондентов разделились следующим образом: взаимодействие от “случая к случаю” - 40 % (120 человек); взаимодействие постоянное и эффективное - 31 % (94 человека); взаимодействие неэффективно - 16 % (49 человек) или его нет - 13 % (40 человек). Отсюда можно сделать вывод о том, что тактические операции (как типичные, так и специфические) нуждаются в дальнейшей разработке и внедрении в жизнь для оптимизации деятельности правоохранительных органов;

4) тактическая операция - одна из форм планирования расследования. На это указали 11 % (33 человека) опрошенных. Необходимость планирования человеческой деятельности, в т.ч. по раскрытию и расследованию преступлений, очевидна. Среди опрошенных нами практических работников постоянно планируют свою деятельность 47 % (142 человека); планируют эпизодически - 23 % (70 человек); планируют по сложным делам - 19 % (56 человек). При этом планирование, по

131 мнению респондентов - это мыслительная деятельность по определению задач деятельности и способов ее осуществления - 67 % (202 человека); составление плана - 25 % (75 человек). Письменный план работы по делу составляют 62 % (187 человек); используют для этого компьютер - 10 % (29 человек). Опрошенные нами работники составляют письменный план по делу главным образом в произвольной форме — 49 % (148 человек); в соответствии с криминалистическими рекомендациями - 24 % (73 человека); иной вариант ответа предпочли 29 % (86 человек). Совместные планы оперативно-следственных действий составляются: по каждому делу - 31 % (94 человека); “от случая к случаю” по указанию руководства - 31 % (94 человека); при расследовании нераскрытых преступлений - 28 % (83 человека); по сложным делам - 22 % (65 человек). Исходя из приведенных социологических данных, можно сделать вывод, что возможности тактических операций как формы динамического планирования не используются на практике в должной мере. При этом мы считаем, что необходимо (с учетом компьютеризации

правоохранительных органов) широкое внедрение в следственную деятельность метода сетевого планирования. Полагаем, что использование этого метода будет эффективно при расследовании сложных, многоэпизодных преступлений; 5) среди тактических операций, по данным социологического опроса, чаще всего на практике проводятся: розыск и задержание подозреваемого (обвиняемого) - 66 % (197 респондентов); проверка показаний лица, признавшего себя виновным - 48 % (143 человека); проверка алиби - 43 % (128 человек). Гораздо реже (по сравнению с названными) проводится операция “Защита доказательств” - 25 % (75 человек) указали на нее (думается, во многом это обусловлено тем, что концепция защиты доказательств находится еще в стадии разработки); только 12 % опрошенных (35 человек) указали на проведение тактической операции “Отождествление личности неопознанного трупа” - это связано как со

132 специфичностью расследуемой категории дел, так и с тем, что ряд ученых и практиков не считают “Атрибуцию трупа” тактической операцией, полагая, что в данном случае имеет место простая последовательность действий, тогда как в тактической операции все действия взаимосвязаны и взаимозависимы, и одно из них немыслимо без другого; при отождествлении личности трупа одно действие может быть легко заменимо другим (предъявление трупа для опознания - судебно-медицинской экспертизой, например), отсюда в данном случае речь о тактической операции не идет. Мы не согласны с таким подходом, что обоснуем ниже. 15 % опрошенных (44 человека) указали, что ими проводятся иные тактические операции (но не раскрыли, какие именно);

6) как минимум, две тактические операции должны быть проведены практически по каждой категории дел: “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным” и “Защита доказательств”.

Полагаем, что в тактическую операцию “Проверка показаний…”

должны входить следующие действия:

A) проверка показаний на месте происшествия (выход на место) - с этим согласились и 80 % респондентов (248 человек);

Б) проведение различных видов следственного эксперимента - 51 % респондентов (152 человека) подтвердили эту мысль;

B) проведение очных ставок - 43 % респондентов (129 человек) полагают также;

Г) предъявление для опознания (потерпевшего, орудий преступления, других предметов) - 39 % опрошенных (116 человек) согласны с этим;

Д) производство обыска - 35 % респондентов (104 человека) считают аналогично;

Е) производство повторных допросов данного лица - 32 % опрошенных (97 человек) согласны с этим;

Ж) иные составляющие (элементы) - 10 % (30 человек).

Тактическая операция “Защита доказательств” должна включать в себя:

133

A) строжайшее соблюдение УПК РФ при производстве следственных действий - 78 % опрошенных (235 человек) подтвердили это мнение;

Б) обеспечение сохранности вещественных доказательств — считают 44 % опрошенных (134 человека);

B) оперативную работу по предупреждению и выявлению фактов воздействия на свидетелей и потерпевших на стадии предварительного расследования - 34 % подтверждают это мнение (101 человек);

Г) постоянное использование видеозаписи в качестве средства фиксации - 27 % респондентов согласны с этим (82 человека);

Д) письменное предупреждение заинтересованных лиц об ответственности за воздействие на свидетелей потерпевших, иных лиц -считают 24 % респондентов (72 человека);

Е) оперативную работу на судебной стадии по прогнозированию возможных изменений показаний подсудимого - 23 % опрошенных лиц придерживаются этого мнения (68 человек);

Ж) использование понятых не только в случаях, предусмотренных УПК РФ, но по инициативе следователя в иных случаях, а также по ходатайству обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего - 17 % опрошенных согласились с этим утверждением (51 человек).

134

§ 2. Тактическая операция “Атрибуция трупа” (“Идентификация личности неопознанного трупа”).

Переходя к рассмотрению отдельных тактических операций, применяемых в ходе расследования уголовных дел о серийных убийствах, отметим, что на первоначальном этапе расследования особую значимость приобретает комплекс действий по отождествлению личности неопознанного трупа (используя терминологию В.И. Шиканова, - “Атрибуция трупа”). Мы совершенно согласны с мыслью В.И. Шиканова о том, что “расследование убийства, если не установлено, кому принадлежит труп потерпевшего, может быть успешно закончено лишь в редких, можно сказать, исключительных случаях”1.

На Всероссийском совещании-семинаре по организации и осуществлению органами внутренних дел розыскной работы, проведенном в 2000 г. в г.Новомосковске Тульской области, отмечалось, что “особой проблемой остается состояние работы по идентификации личности неизвестных граждан по неопознанным трупам. За последние три года объем работы на данном направлении розыскной деятельности возрос на 36 %” .

По данным ГИЦ МВД РФ, в 1999г. зарегистрировано почти 33 тыс. случаев обнаружения неопознанных трупов, что на 28 % больше, чем в 1998г. Принятыми мерами удалось установить личность 22 тыс. погибших -более 70 % от общего числа .

В 2000 году на территории России зарегистрировано около 36 тыс. фактов обнаружения неопознанных трупов (на 10,3 % больше, чем в 1999г.). Остались неопознанными по сведениям ГИЦ МВД РФ 10 688 трупов, т. е.

Аббасова И.С., Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент… С. 134.

Федощенко В.Н. О мерах по дальнейшему совершенствованию работы аппаратов уголовного розыска МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации в раскрытии преступлений, розыске преступников и лиц, пропавших без вести // Информационный бюллетень по материалам Всероссийского совещания-семинара по организации и осуществлению органами внутренних дел розыскной работы. Тула, 2000. С. 10.

См. подробнее: Исаенко В. Идентификация неопознанных трупов // Законность. 2001. № 6. С. 25.

135 Уровень идентификации личности погибших аналогичен показателям 1999г.1

Руководство МВД РФ отмечает следующие недостатки в деятельности по установлению личности неопознанных трупов:

  1. в подавляющем большинстве осмотры трупов проводятся неквалифицированно;
  2. выезды оперативно-следственных групп со специалистами экспертно- криминалистической и судебно-медицинской служб не организуются;
  3. в отдельных регионах игнорируются требования о регистрации фактов обнаружения трупов неизвестных граждан без видимых признаков насильственной смерти в журналах учета происшествий; надзирающие прокуроры информируются лишь в единичных случаях;
  4. опознавательные карты заполняются небрежно, с большими неточностями, что не позволяет эффективно задействовать возможности АИПС “Опознание”; около трети от общего массива опознавательных карт не содержит фотографий неопознанных трупов;
  5. в 75 % случаев трупы не дактилоскопируются и это при условии их обнаружения с давностью смерти до трех суток2.
  6. Таким образом, важнейшей составляющей тактической операции по

атрибуции трупа является идентификация личности погибшего, т.е. установление принадлежности тела или его останков конкретному индивиду.

Практическое решение указанной идентификационной задачи может быть осуществлено по III этапам:

I этап - Накопление информации о погибшем (-ей), чей труп (части расчлененного трупа, костные останки) выступают в качестве непосредственного объекта исследования. Одновременно происходит сбор данных об исчезнувшем лице, которое предположительно считается погибшим при не установленных обстоятельствах. Такая информация целенаправленно собирается следователем (с помощью работников уголовного розыска, экспертов, прокуроров-криминалистов) и накапливается

См. подробнее: Исаенко В. Идентификация неопознанных трупов… С. 25. См.: Информационный бюллетень… С. 10.

136 в материалах дела по двум встречным потокам.

II этап - Сравнительный анализ информации, имеющейся в каждом из указанных потоков. Сопоставляются две идеальные, мысленные модели: а) индивидуума, чей труп обнаружен, б) лица, пропавшего без вести.

III этап — Формулирование и обоснование вывода об идентичности личности (отсутствии тождества, о невозможности прийти к определенному выводу) неизвестного трупа и лица, пропавшего без вести.

В качестве основных “опорных пунктов”, позволяющих надежно идентифицировать любого человека, выступают многочисленные свойства (качественные определенности) конкретного гражданина как личности со строго индивидуальной и неповторимой совокупностью социальных связей, особенностями внешности и психического склада, а также других признаков, в которых эти свойства себя проявляют1. Таким образом, пригодные для идентификации сведения о личности можно разделить на три группы: 1) анатомо- физиологические признаки; 2) данные социально-демографического характера; 3) иные данные, позволяющие индивидуализировать человека в обществе.

Анатомо-физиологические признаки человека можно подразделить на следующие подгруппы:

  1. анатомические и функциональные признаки внешнего облика человека, включая не только врожденные, но и приобретенные при жизни особые приметы (шрамы, татуировки и т. д.);
  2. особенности и индивидуальные признаки костной системы; характеристика зубного аппарата и взаимосвязанных с ним костей лицевого скелета;
  3. биологические признаки соматической организации человека (дифференциация
    крови, слюны, спермы и других выделений и
  4. Аббасова И.С., Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент… С. 137.

137 отделений от организма по группам, типу, и другим показателям);

  1. признаки рельефа кожи человека (строение папиллярных узоров ногтевых фаланг пальцев рук, ладонных поверхностей, поверхностей ступней ног, а также особенности других участков кожи тела человека);
  2. признаки, характеризующие, прежде всего в патологии, внутренние органы и системы жизнедеятельности организма человека (изменения органов в связи с заболеваниями индивида, следы хирургического вмешательства и т. д.);
  3. содержимое желудка (кишечно-желудочного тракта);
  4. признаки письма и письменной речи индивида;
  5. иные навыки индивида (например, навыки его профессиональной деятельности);
  6. признаки голоса (вокалографическая характеристика);

10.признаки запаха (одорологическая характеристика) .

Криминалистическое значение указанных признаков различно. Наиболее значимыми среди них являются особенности костной системы, характеристика зубного аппарата, особенности рельефа кожи, внутренних органов и систем жизнедеятельности человека, шрамы, татуировки.

Кости и зубы, в отличие от мягких тканей человеческого организма выдерживают высокие температуры и достаточно долго сохраняются в земле и других средах. К настоящему времени исследования зубов, а также антропологические методы восстановления облика и идентификации стали традиционными. За рубежом этому способствует широкое распространение маркировки коронок и протезов. При этом возможно (даже на основании одних костных останков) определить расу, привычки, питание, заболевания и т. п., восстановить вероятный облик человека и таким образом выйти на определенный круг пропавших, где затем провести
индивидуальную

Аббасова И.С., Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент… С. 138.

138 идентификацию1.

В последние годы в РФ все расширяется практика использования для идентификации личности следов крови, слюны, спермы и других выделений человеческого организма.

Как отмечается в криминалистической литературе, использование для идентификации ДНК объекта - одно из наиболее перспективных направлений. Суть “снятия отпечатков” ДНК заключается в том, что некоторое количество ДНК, полученное из любой ядросодержащей ткани (спермы, крови и т. п.) индивидуума, с помощью фермента расщепляют на фрагменты различной величины. Причем набор фрагментов индивидуален для каждого человека и неизменен на протяжении всей его жизни. Эти фрагменты можно разделить по величине и выделить определенные последовательности ДНК с помощью соответствующих зондов, получив, таким образом, “отпечаток ДНК”. Так как каждый человек в соматических клетках имеет удвоенный набор хромосомных локусов (один - от отца, другой - от матери), то на основании анализа “отпечатков ДНК” объекта и его кровных родственников можно установить родство и идентифицировать потерпевшего .

Причем “отпечатки ДНК” используются как для идентификации потерпевших, так и для отождествления виновных лиц. Так, например, в ходе расследования серии убийств в г. Рубцовск Алтайского края (убиты 5 женщин), следователь назначил молекулярно-генетическую экспертизу (на наш взгляд, более правильно именовать ее генотипоскопической - А.Ф.), которой было установлено, что сперма, извлеченная из трупов убитых, происходит именно от Р., чья виновность в совершении серии убийств была полностью доказана, и Р. осужден к пожизненному заключению .

См.: Исаева Л. Идентификация личности погибшего // Законность. 2001. № 2. С. 11. Там же. С. 11.

Генеральная прокуратура РФ. Информационное письмо от 11 января 2002 г. № 28-15/26-02 “О положительном опыте расследования серии убийств”.

139

Группа данных социально-демографического характера включает в себя сведения о времени и месте рождения, о родителях индивида, его национальности и половой принадлежности, месте жительства и работы, образовании, занимаемой должности, партийности, семейном положении, судимости и т. д.

При накапливании социально-демографической информации “от лица, без вести пропавшего” возможности следователя в этом отношении особенно широки и многообразны. При жизни каждого гражданина соответствующие данные фиксируются в государственных учреждениях, органах ЗАГСа, паспортных отделах милиции, в документах по месту работы и жительства, в органах социального обеспечения, в медицинских документах лечебных учреждений, по месту учебы, прохождения военной службы и т. д. Сведения эти известны людям, которые знали без вести пропавшего. Они могут быть отражены в материалах архивных уголовных дел, значиться по данным дактилоскопического учета и т. д.

Сложнее обычно обстоит дело при накапливании информации по встречному потоку - “от трупа”. Здесь возможности следователя существенно ограничены. Но именно поэтому необходимо построить работу так, чтобы ни одна деталь, ни одно обстоятельство, которые могут иметь значение для следствия, не были упущены.

Третью группу составляют иные данные, которые следователь, учитывая конкретные обстоятельства дела, может использовать для решения вопроса о принадлежности неизвестного трупа. Сюда мы относим сведения о времени и месте исчезновения индивида (и, соответственно, данные о времени и месте обнаружения неизвестного трупа), а также данные относительно одежды, обуви, аксессуаров и т. д. В эту же группу целесообразно отнести указания о психических особенностях, которые были свойственны индивиду при его жизни.

В последние десятилетия (как в зарубежных странах, так и в РФ)

140 активно разрабатывается и совершенствуется методика составления психологического портрета по следам, оставленным на месте происшествия1.

Отмечается необходимость составления психологического портрета по двум направлениям, исходя из личностных и поведенческих особенностей:

а) портрета (характеристики) виновного лица;

б) профиля жертвы.

На наш взгляд, действия следователя по идентификации личности погибшего можно представить в виде следующей программы:

С помощью судебно-медицинского эксперта при осмотре трупа изымаются:

  1. Микрочастицы с рук и открытых участков тела, которые могли соприкасаться с преступником, местами убийства и хранения трупа.
  2. Содержимое внутренней поверхности носа, рта, между зубами, ушных раковин, половых органов, прямой кишки.
  3. Загрязнение волос.
  4. Счес волос.
  5. Образцы волос с головы (с пяти мест) и, при необходимости, с рук, груди, лобка, промежности, ног.
  6. Труп дактилоскопируется.

При невозможности дактилоскопировать труп из-за изменений кожных покровов рук, их кисти отчленяет судебно-медицинский эксперт, и они, помещенные в
стеклянные сосуды с простой водой, немедленно с

См. подробнее об этом: Образцов В.А. Криминалистика: курс лекций. М., 1996; Он же: Выявление и изобличение преступника. М, 1997; Протопопов А.Л. Расследование сексуальных убийств. СПб., 2001; Боков С.Н. Некоторые аспекты психологического портрета лиц, совершающих преступления имущественной направленности // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. Воронеж, 2000. С. 57-64; Он же: О стереотипном портрете преступника // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 2. Воронеж, 2001. С. 203-214; Он же: Использование психологического портрета при раскрытии преступлений //50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы международной научной конференции. Воронеж, 2002. С. 49-60.

141 постановлением о назначении медико-криминалистической экспертизы доставляются в ЭКУ ГУВД. В задачу эксперта-медика входит восстановление мягких тканей и подготовка кистей для получения отпечатков пальцев, а также выявление и описание идентификационных признаков (татуировок, рубцов, бородавок, пятен, перенесенных или имеющихся заболеваний и травм кожи и костей и т. д.), получение отпечатков пальцев и составление дактокарт.

Дактилокарты направляются в информационные центры МВД, ГУВД для проверки по дактилоучету.

Составляются два экземпляра карточки на неопознанный труп, один из которых подшивается в дело в качестве приложения к протоколу осмотра трупа.

На разрешение судебно-медицинского эксперта ставятся следующие вопросы:

  • Принадлежат ли останки человеку или животному?
  • Каковы пол, рост, телосложение, вес, размеры шеи, ступни, объем плеч, талии, какой размер одежды, головного убора и обуви, которые носил потерпевший, возраст потерпевшего, имел ли он сутулость?
  • Признаки внешности потерпевшего, цвет волос, цвет глаз.
  • Имелись ли у потерпевшего какие-либо заболевания, если да, то какие именно, имеются ли следы лечения и его давность, не перенес ли потерпевший хирургические операции, если да, то какие и когда?
  • Нет ли на трупе следов от полученных ранее повреждений, их точная локализация, характер, орудие и механизм причинения, давность и их тяжесть.
  • Есть ли признаки национальной и расовой принадлежности?
  • Нет ли признаков, свидетельствующих о злоупотреблении

142 алкогольными напитками, употребления наркотиков?

  • Есть ли следы маникюра, педикюра и иного ухода за руками и ногами?
  • Нет ли на трупе особенностей, признаков, указывающих на род занятий и привычки потерпевшего?
  • Есть ли следы полового сношения, в частности, сперма, если есть, то какие и каковы групповые свойства спермы?
  • Принадлежат ли представленные части человеческого тела одному трупу?
  • Каких частей трупа недостает?
  • Произведено ли расчленение прижизненно или посмертно?
  • Через какое время после убийства произведено расчленение трупа?
  • Сколько времени прошло с момента расчленения трупа до обнаружения его частей?
  • В каком состоянии находился труп в момент расчленения (замороженный, обугленный, в состоянии трупного окоченения и др.)?
  • Каковы механизм и орудия расчленения трупа?
  • Одним или несколькими орудиями расчленен труп?
  • Не расчленен ли труп представленными орудиями?
  • Пригодны ли следы для идентификации орудия расчленения?
  • Есть ли признаки того, что лицо, расчленившее труп, обладало определенными навыками в расчленении тела?
  • Не было ли лицо, расчленившее труп, левшой?
  • Позволяют ли судебно-медицинские данные сделать вывод, что это лицо обладало большой физической силой?
  • Нет ли признаков совершения актов мужеложства (в активной и

143 пассивной формах).

В отношении женских трупов:

  • Рожала ли погибшая, сколько раз, давность родов.
  • Каков срок беременности?
  • Жила ли потерпевшая половой жизнью, если да, то какова давность нарушения девственной плевы, не находилась ли потерпевшая в менструальном периоде?
  • Судебно-медицинскому эксперту поручается изъять:

  • кожу, кости и другие органы тела со следами повреждений;
  • все дыхательные органы, не помещая их в формалин и не промывая;
  • микрочастицы в дыхательных путях;
  • костный материал для дальнейшего исследования и решения вопроса о возрасте и росте убитого, в том числе, поясничные позвонки и трубчатые кости конечностей;
  • всю грудную аорту, поместив ее в 5-ти процентный раствор формалина;
  • зубной аппарат, протезы;
  • череп (перед выдачей трупа для захоронения);
  • сохранившиеся кожные покровы с туловища и конечностей (тщательно освободить их от подкожной клетчатки и высушить с помощью вентилятора, после чего упаковать, подписать и опечатать).
  • Провести:

  • рентгенографию трупа, в том числе, кистей рук;
  • изготовить посмертную маску;
  • туалет трупа для фото- и видеосъемки;
  • заморозку трупа.
  • Для выявления татуировок и других индивидуализирующих признаков на коже потерпевшего назначается судебно-медицинская экспертиза.

Судебно-медицинскому эксперту обязательно поручается провести рентгенографию трупа, в том числе кистей рук. Рентгеносъемку

144 целесообразно производить в двух проекциях: спереди и сбоку.

Судебно-медицинскую экспертизу целесообразно поручить комиссии экспертов: судебному медику, патологоанатому (для диагностики прижизненных заболеваний), стоматологу, при судебно-медицинской экспертизе женщины - акушеру-гинекологу, врачу-специалисту в области промышленной санитарии (при обнаружении признаков профессиональных заболеваний).

По окончании судебно-медицинской экспертизы выдача трупа для захоронения производится только после разрешения следователя. До судебно-медицинского исследования проводится туалет трупа. Труп, его голова (анфас и оба профиля), в том числе два изображения в 3/4, каждый предмет одежды и иные предметы, имевшиеся при трупе, должны быть неоднократно сфотографированы на цветную пленку по правилам опознавательной фотографии. Крупным планом с масштабом следует сфотографировать индивидуальные приметы трупа: физические недостатки, татуировки, рубцы, родимые пятна и т.д.

Составляется словесный портрет (с участием судебно-медицинского эксперта и специалистов). При необходимости изготавливается посмертная маска с участием судебно-медицинского эксперта и специалистов.

Эксперту поручается заморозить труп для длительного хранения до обнаружения недостающих частей трупа и до опознания его.

Для выяснения вопроса, к какой расе принадлежит убитый, может быть назначена комплексная судебно-медицинская и антропологическая экспертизы и отдельно антропологическая экспертиза, которая исследует волосяной покров и форму костей черепа с учетом данных о росте, весе и пропорции тела - через прокурора- криминалиста.

Следует изъять образцы грунта с места обнаружения трупа с составлением об этом протокола и схемы. Затем назначается криминалистическая экспертиза с целью
выяснения, есть ли на обуви

145 (носках) микрочастицы грунта с места обнаружения трупа, если нет, то на какого рода почву ступал убитый последний раз, на какой почве лежал труп до перемещения его к месту обнаружения.

Следует назначить судебно-медицинскую (медико-

криминалистическую экспертизу) для установления возраста и роста убитого по костному материалу.

На разрешение эксперта поставить вопрос об определении возраста убитого.

Эксперту направить для исследования грудную аорту.

Для разрешения этого же вопроса назначается судебно-медицинская экспертиза по рентгеновским снимкам кистей рук.

Назначается медико-криминалистическая экспертиза, на которую немедленно направить в охлажденном виде изъятые дыхательные пути трупа для обнаружения и изъятия микрочастиц.

Рекомендуется назначить криминалистическую экспертизу (КЭМВИ) для выяснения природы микрочастиц, изъятых из дыхательных путей трупа, а также для определения, не свидетельствуют ли они о профессии, занятиях погибшего.

Подготовка к реконструкции включает следующие действия:

  1. На месте происшествия следует собрать все кости, в том числе

мельчайшие костные останки.

  1. Сфотографировать труп на месте обнаружения и в морге до и после “туалета” трупа по правилам опознавательной съемки.
  2. Подробно описать, сфотографировать и по возможности зарисовать прическу убитого.
  3. Поручить судебно-медицинскому эксперту, осуществляющему реконструкцию изъять череп с нижней челюстью. При осмотре, судебно-медицинском
    исследовании трупа, освобождении черепа от

146 мягких тканей, его упаковке следует проявлять осторожность, обеспечить сохранность черепа, костей, зубов, особенно носовых костей. С
тем, чтобы обеспечить сохранность костей, можно приготовить череп путем мацерации.

В целях реконструкции лица по черепу специалистам следует ставить

вопрос: - Каков внешний облик лица, чей череп представлен на исследование?

На исследование следует представить:

  1. Копию протокола осмотра трупа.
  2. Заключение судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа, в котором должны быть отражены факт изъятия черепа, костей черепа, условия их очистки и метод упаковки.
  3. Фотографии трупа на месте обнаружения и после “туалета” трупа в трех экземплярах.
  4. Описание, фотографии и зарисовки прически погибшего.
  5. При расследовании убийства не установленного лица важно выяснить

когда, где и кем изготовлена одежда и обувь потерпевшего, а также иные сведения о них. Справочные сведения можно получить по картотеке и видеотеке подошв и верха обуви, коллекции волокнистых материалов.

В этих же целях рекомендуется назначить ряд экспертиз, поручив их производство:

  • внештатным экспертам комиссионных магазинов;
  • штатным экспертам-товароведам Российского Федерального центра судебных экспертиз, возможности которых ограничиваются исследованиями при наличии сравнительных объектов и установлением артикула при отсутствии сравниваемых объектов;
  • внештатным экспертам-товароведам.
  • По изъятым предметам и вещам проводится судебно-товароведческая экспертиза для выяснения следующих вопросов:

  • Размер одежды и обуви.

147

  • Предприятие-изготовитель.
  • Время (период) изготовления.
  • Есть ли признаки эксплуатации, если да, то какие именно.
  • При обнаружении части трупа принимаются меры по розыску остальных частей трупа, в частности, направляются запросы в соответствующие органы прокуратуры, внутренних дел, больницы, морги, станции “скорой помощи”. С этой же целью прочесывается местность в районе обнаружения частей трупа, при необходимости, исследуется дно реки, водоема (с помощью водолаза).

При осмотре места обнаружения трупа в воде следует изъять пробы воды с трех уровней - с поверхности, среднего слоя, придонной в 0,5 л бутылки, которые закрывают пробкой, опечатывают, наклеивают этикетку с необходимыми реквизитами. К изъятию образцов воды можно привлечь сотрудников СЭС, у которых имеются специально разработанные бланки актов по забору воды. Затем назначается судебно-медицинская экспертиза для обнаружения планктона. На эту экспертизу направляют образцы воды и трупный материал.

После установления времени пребывания трупа в воде и скорости течения назначается экспертиза для определения места утопления.

Обязательно заполняется специальная карта неопознанного трупа, два экземпляра которой затем направляются в учетно-оперативные подразделения ГУВД и МВД, где они сопоставляются с данными картотеки на лиц, без вести пропавших, алфавитно-дактилоскопическим учетом лиц, заподозренных в совершении преступлений, дактилоскопическому учету по нераскрытым преступлениям. Копии карты неопознанного трупа и дактилокарты направляются в Информационные Центры тех органов внутренних дел субъектов РФ, откуда мог прибыть потерпевший. Третий и четвертый экземпляр карты приобщаются к уголовному и оперативно-поисковому делам.

148 В карте подробно описываются приметы убитого и каждой вещи. В карту заносятся данные судебно-медицинской экспертизы трупа: группа крови, наличие и характер остатков пищи в желудке, сведения о перенесенных погибшим операциях и болезненных изменениях. К карте прилагаются цветные фотографии вещей трупа и три фотографии головы трупа (анфас и оба профиля), а также дактилокарта погибшего.

Отметим, что по делам о серийных убийствах проблема идентификации личности потерпевших стоит особенно остро. Успешное ее решение зависит от ряда факторов:

  1. Квалифицированного осмотра места происшествия.

В.И. Саньков, обобщив практику прокуратуры Воронежской области,

отмечает, что “изучение уголовных дел за последние 3 года показало, что

некачественный осмотр проведен по 30 делам, т. е. примерно по каждому

третьему из уголовных дел”1.

Нередко организация работы по установлению личности погибшего “перепоручается участковым инспекторам милиции либо сотрудникам уголовного розыска; осмотр места происшествия и неопознанного трупа проводится без участия судебно-медицинских экспертов и экспертов-криминалистов” . Протоколы составляются небрежно, во многих случаях их содержание не позволяет получить должное представление о состоянии трупа. Описание внешности и особых примет погибших зачастую выполняется произвольно и не поддается систематизации. Редко в прилагаемых к протоколам осмотров фототаблицам можно встретить фотоснимки трупов, выполненные в соответствии с правилами сигналетической (опознавательной) фотографии. Единичны примеры применения видеозаписи при осмотрах неопознанных трупов. В протоколах осмотров недостаточно подробно описываются находящаяся на них одежда,

Саньков В.И. Недостатки в первоначальных следственных действиях по делам об умышленных убийствах // Законность. 2001. № 3. С. 17.

См.: Исаенко В.Н. Идентификация неопознанных трупов… С. 27.

149 состояние посмертных явлений, характер и локализация телесных повреждений, окружающая обстановка. При обнаружении трупов в труднодоступных местах, где сложно провести полный и качественный осмотр, практически не проводится их повторный осмотр в судебно-медицинском морге до начала секционного исследования. Проведение такого осмотра необоснованно перекладывается на судебно-медицинских экспертов. Во многих случаях опознавательная съемка трупов производится после их вскрытия и происшедших изменений во внешнем облике1.

  1. Качественно подготовленного и проведенного предъявления трупа для опознания.

Труп нужно предъявлять в том виде, в котором он обнаружен, в той же

одежде, обуви, головном уборе. Если труп (в частности, лицо) значительно изменен внешне (поврежден, испачкан и т. п.), то вначале описывается внешность трупа в том виде, в котором его обнаружили, а затем судебно-медицинскому эксперту предлагается провести “туалет трупа”, т. е. восстановить, по возможности, его прижизненный облик. В этой связи В.Н. Соловьев отмечает, что в последние годы реже выполняется посмертный туалет трупа. Одежда с трупов изымается редко. Если труп находится в состоянии разложения, а одежда значительно загрязнена, то она не изымается вообще. Зачастую работники правоохранительных органов не обеспечивают хранение одежды с неопознанных трупов или образцов тканей из нее, что приводит к утрате одежды. Нередко ее уничтожают работники судебно-медицинских моргов без разрешения следователей. Так, например, в Кировском районе г. Махачкалы установлены факты уничтожения одежды с 11 неопознанных трупов из 19 обнаруженных в 1999 г.

Отметим, что до и после “туалета трупа” его следует сфотографировать в фас, оба профиля и 3Л оборота. Выполненные таким образом фотоснимки

См.: Исаенко В.Н. Идентификация неопознанных трупов…С. 27. 2 Соловьев В.Н. О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов // Информационный бюллетень… С. 117.

150 должны быть размножены и использованы при предъявлении для опознания. Авторы пособия “Методика расследования серийных убийств” справедливо указывают на то, что “механизм” обезображивания лица убитого зачастую является частью “почерка” убийцы, а поэтому для расследования серийных преступлений имеет достаточно важное диагностическое значение, аналогичное выяснению обстоятельств, связанных с тем, как преступник прячет убитых (закапывает, забрасывает ветками, сбрасывает в водоемы и пр.).1

  1. Если труп не опознан, то его необходимо обязательно дактилоскопировать. Зачастую не используются все возможные меры по получению

качественных отпечатков пальцев и ладоней рук, имеет место небрежное

отношение к составлению дактилоскопических карт. В этой связи отметим,

что УПК РФ (ст. 178 ч. 2) предусмотрел следующее положение:

“Неопознанные трупы подлежат обязательному фотографированию и

дактилоскопированию. Кремирование неопознанных трупов не допускается”.

Пока же не всегда проводится дактилоскопирование гнилостно измененных и мумифицированных трупов с принятием мер к восстановлению папиллярных линий доступными способами, в том числе путем изъятия кистей рук с этой целью. По данным Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава России, удельный вес неопознанных трупов, обнаруженных в стадии поздних гнилостных изменений, составляет в последние годы 10-15% от общего их числа. Именно эти случаи представляют наибольшую сложность в проведении экспертной и другой работы по идентификации трупов, которая возможна только после выполнения всех действий по сбору данных о погибших.2

Крайне редко используется для идентификации неопознанных трупов генетическое исследование крови и другого биологического материала. Работа по созданию банка генетической информации не проводится. Не

1 Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие. С. 36. ~ См.: Информационный бюллетень… С. 119.

151 принимается мер к изъятию и обеспечению длительного хранения соответствующих объектов. В отдельных субъектах Российской Федерации (Вологодская, Ярославская и другие области) делаются попытки использования для идентификационных целей достаточно эффективного и не требующего больших затрат метода исследования крови и тканей неопознанных трупов по фенотипу белка. Однако из-за отсутствия необходимого финансирования внедрение и этого метода исследования постоянно сдерживается.

Отметим, что на местах практически не выполняется ФЗ “О государственной дактилоскопической регистрации”, даже в отношении лиц, входящих в группы повышенного риска. Иногда дактилоскопические карты неопознанных трупов вообще не направляются даже в региональные системы учета и не проверяются в них. Так, например, в Калининском и Конаковском районах Тверской области, где были обнаружены более 50 неопознанных трупов, их дактокарты в ИЦ УВД области не поступали вообще.”

  1. Необходимо создание общероссийского Бюро регистрации несчастных случаев (БРНС).

В качестве положительного примера сошлемся на опыт БРНС при

ГУВД Санкт-Петербурга и области.

Благодаря созданию БРНС удалось наладить четкую работу по установлению личности трупов, используя первичную информацию с места происшествия. Организовав круглосуточное дежурство, БРНС ведет ежедневный учет поступающей информации об обнаружении неопознанных трупов и обработку заявлений о безвестном исчезновении граждан. При выявлении сходства разыскиваемого с неопознанным трупом в территориальное подразделение направляется телетайпограмма с последующим направлением письменной рекомендации (по состоянию на 01.04.2000 года по 15% дел по установлению личности неопознанных трупов,

’ Информационный бюллетень… С. 119. “ Там же. С. 120.

152 находящихся в производстве ОРО УВД Санкт-Петербурга, получены и отработаны рекомендации БРНС).

  1. Необходимо активное использование автоматизированной

информационно-поисковой системы (АИПС) “Опознание”,

автоматизированной дактилоскопической информационной системы (АДИС) “Папилон”.

Кроме того, целесообразно наладить эффективное сотрудничество с НЦБ Интерпола. Отметим в этой связи, что в системе Интерпола действует учет неопознанных трупов лиц, погибших в результате совершенных преступлений, а также аварий, катастроф, несчастных случаев.

Во время осмотров мест аварий и катастроф составляются специальные документы - DVI (Disaster Victim Identification), содержащие сведения о лицах, потерпевших бедствие, в том числе и результаты дактилоскопирования.

Кроме формы DVI в Интерполе применяется и особая форма уведомления - “Черный угол” (“Black corners list”), содержащая сведения, позволяющие идентифицировать труп, включая дактокарту. “Черный угол” рассылается Интерполом во все государства, являющиеся ее членами. Форма “Black corners list” используется формой DVI либо после того, как исчерпаны все возможности идентификации по форме DVI.~

Международный обмен дактилоскопической информацией России с государствами дальнего зарубежья затруднен главным образом из-за различий в законодательной регламентации деятельности

правоохранительной. Кроме того, в странах - членах Интерпола действуют АДИС различных модификаций. В этой связи думается, что требуется унификация формы дактилоскопических карт на уровне международного стандарта.

1 Апшиник А.Я. Опыт работы ОВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по установлению личности граждан по неопознанным трупам и постановка на учет лиц без определенного места жительства//Информационный бюллетень… С. 43.

2 Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. М., 1994. №8. С. 5-15.

153 6. Необходимо более активное взаимодействие с международной информационной сетью “Интернет”, а также со СМИ.

154 § 3. Тактическая операция “Выявление и изобличение лица, совершившего серию убийств”.

Одна из серьезнейших проблем, с которой сталкиваются правоохранительные органы как в Российской Федерации, так и за рубежом - установление лица, совершившего серию убийств. Под установлением преступника В.А. Образцов понимает “осуществляемую в процессуальном и непроцессуальном режимах путем производства следственных, оперативно- розыскных и организационных действий поисково-познавательную деятельность уполномоченных на то законом должностных лиц правоохранительных органов, позволяющую получить на

доказательственной основе ответ на вопрос, кем совершено расследуемое преступление и обеспечить уголовное преследование виновного лица”.1

Таким образом, деятельность по установлению лица, совершившего серию убийств, можно представить в виде последовательно реализуемой совокупности действий следователя, оперативных работников, экспертов, других уполномоченных на то должностных лиц, т. е. в виде тактической операции. Полагаем, что данная операция состоит из двух неразрывно связанных этапов: 1)этап выявления лица, совершившего серию убийств; 2) этап изобличения лица в совершении серии убийств.

По В.А. Образцову, выявить преступника - это значит собрать информацию (сведения, фактические данные), указывающую на то, что данное конкретное лицо могло совершить расследуемое деяние; изобличить преступника - это значит собрать в отношении его достаточные доказательства, дающие основание для однозначного, хотя и предварительного (досудебного) вывода о том, что именно этот человек и совершил расследуемое деяние.2 На наш взгляд, деятельность по установлению лица, виновного в совершении серии убийств, настолько многообразна и трудоемка, зависима от следственной ситуации и конкретных

1 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М, 1997. С. 8.

2 Там же. С. 7.

155

обстоятельств, что, в принципе, можно говорить о целом тактическом комплексе по выявлению и изобличению виновного, включающем в себя отдельные тактические операции - “Розыск”, “Задержание”, “Проверку алиби” и т.п. Как мы уже писали выше, нам представляется справедливым выделение тактических комплексов как отдельного, наиболее крупного, элемента системы тактико-криминалистических средств. В то же время, с позиций “традиционного” криминалистического подхода, в рамках данного параграфа мы будем писать о выявлении и изобличении виновного в совершении серии убийств как о тактической операции.

Думается, что реализация данной тактической операции, главным образом, будет зависить от складывающихся следственных ситуаций:

1) Вариант “А”:

задачей следствия будет

являться изобличение

лица, совершившего

серию убийств

У

  • известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность убийства установлена

либо

  • известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность неочевидна, но предполагается;

2) Вариант “Б”:

задачей следствия будет являться выявление и

изобличение лица,

совершившего серию

убийств

  • известно криминальное событие (убийство), серийность убийства установлена, неизвестно виновное лицо

либо

  • известно криминальное событие (убийство); виновное лицо неизвестно, серийность неочевидна. -У

В рамках ситуации “А” у следствия есть информация, кем совершено преступление, поэтому его главной задачей является формирование

156

доказательственной базы в целях изобличения виновного. Именно поэтому следователем (с помощью оперативных работников и иных служб) должен быть осуществлен комплекс действий по:

а) установлению места нахождения подозреваемого; в необходимых случаях - его розыск;

б) задержанию подозреваемого;

в) производству неотложных следственных действий (личному обыску, освидетельствованию, допросу, обыску по месту жительства).

В рамках ситуации “Б” виновное лицо неизвестно, к тому же зачастую возникают сомнения об обоснованности версии о серийном характере убийств. Поэтому следователю (с помощью экспертов, работников органов дознания и. т. п.) необходимо произвести:

а) сбор информации о всех преступлениях, (возможно) входящих в серию и о лице (лицах), их совершившем;

б) криминалистический анализ материалов уголовных дел и собранной информации;

в) определить возможные направления поиска виновного лица и в этой связи организовать его розыск;

г) произвести задержание подозреваемого;

д) в рамках следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий организовать проверку алиби подозреваемого (обвиняемого), а также проверку его причастности к совершению иных преступлений, входящих в серию.

В силу того, что простая следственная ситуация (вариант “А”) является составным элементом сложной (вариант “Б”), то при освещении тактической операции по установлению виновного в совершении серии убийств мы будем исходить из того, что она состоит из выявления и изобличения преступника.

Полагаем, что в рамках рассматриваемой тактической операции можно выделить три этапа:

157

I - подготовительный: заключается в принятии решения о необходимости проведения тактической операции, ее организации и планировании;

II - рабочий: заключается в непосредственном производстве необходимых следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий;

III - заключительный: состоит в необходимом процессуальном оформлении произведенных действий и мероприятий, а также подведении итогов тактической операции.

Работа по раскрытию серии убийств обычно осуществляется в рамках постоянно действующих (либо временных) следственно-оперативных групп.1 Руководитель СОГ определяет необходимость проведения тактической операции, круг поиска виновных лиц, опираясь на сведения, содержащиеся в материалах уголовных и оперативно-поисковых дел, а также на выдвинутые следственно-оперативной группой версии. В.А. Образцов пишет, что “организовать деятельность по установлению преступника — это значит разработать и реализовать определенный комплекс общих и ситуационных подготовительных и вспомогательных мероприятий, способствующих эффективному выявлению и изобличению указанного лица”.

В этой связи руководитель СОГ должен:

а) определить численный состав следственно-оперативной группы;

б) определить специализацию сотрудников оперативных служб милиции;

в) определить направления и конкретные участки работы членов СОГ;

г) распределить обязанности между следственными и оперативными работниками;

1 См.: Положение, утв. Приказом Генерального прокурора РФ от 17.05.1995 г. № 32, Министра внутренних дел РФ от 12.05.1995 г. № 199, Директора ФСБ РФ от 18.05.1995 г. № 73 и Директора ФСНП от 22.05.1995 г. № 278; Указание Генерального прокурора РФ № 15-16-93 от 02.06.1993 г. и Министра внутренних дел РФ № 1/3452 от 02.08.1993 г. О введении в действие Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно- оперативных групп по раскрытию убийств.

2 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника… С. 56.

158 д) составить общий план работы и план работы конкретных

исполнителей.

После решения организационных вопросов руководитель СОГ ставит

перед ее членами две важнейшие задачи:

1) определить круг лиц, среди которых следует искать виновное лицо; 2) 3) определить и локализовать зону поиска таких лиц. Для их решения проводятся следующие мероприятия: 4) а) оперативной группой:

  • отработка выдвинутых версий;
  • проверка конкретных заподозренных лиц;
  • сбор и анализ материалов оперативно-поисковых дел (ОПД), ведущихся органами внутренних дел, на территории которых зарегистрированы убийства, входящие в серию;
  • б) следственной группой:

  • отработка выдвинутых версий;
  • обращение к централизованным учетам органам внутренних дел -ГИЦ МВД РФ и ИЦ МВД, ГУВД субъектов федерации;
  • сбор и анализ материалов уголовных дел по убийствам, входящим в серию, или предположительно относящимся к ней.
  • Прокомментируем названные мероприятия несколько подробнее. Полагаем, что проверка выдвинутых из версий следствий должна осуществляться работниками следственно-оперативной группы совместно, в тесном взаимодействии (об особенностях версионного процесса по делам о серийных убийствах мы уже писали выше - см. § 2 Главы I). В отношении проверки т.н. заподозренных лиц отметим, что член оперативной группы, основываясь на материалах изученных им ОПД, должен составить перечень таких лиц и отразить результаты их проверки (почему отпало подозрение или они находятся еще в стадии проверки). Списки заподозренных лиц по Каждому из ОПД должны быть сопоставлены между собой. Одни и те же

159 лица, заподозренные в убийстве разными органами внутренних дел, должны обязательно отрабатываться повторно.

Оперативная группа должна истребовать и проанализировать материалы всех ОПД по фактам нераскрытых убийств, вошедших в расследуемую серию преступлений, т. к. в делах оперативного учета могут находиться сведения, представляющие интерес для расследования, но отсутствующие в уголовном деле (чаще всего это выявленные и не допрошенные потенциальные свидетели; подлежащие проверке, но так и не проверенные заподозренные лица или факты, имеющие отношение к расследуемым преступлениям).

Думается, что результатом анализа и обобщения материалов ОПД должно являться получение новых сведений о предполагаемом подозреваемом, конкретизация их и сужение круга поиска виновных.

Обращение с запросами в ГИЦ МВД РФ, ИЦ МВД, ГУВД субъектов федерации о зарегистрированных аналогичных преступлениях преследует своей целью:

а) собрать информацию о лицах, ранее совершавшие сходные по способу и мотивам преступления;

б) собрать информацию о преступлениях, сходных по способу и мотивам, но нераскрытыми.

В первом случае устанавливается местонахождение этих лиц, осуществляется их проверка на причастность к совершению расследуемой серии убийств.

Во втором - запрашиваются из органа внутренних дел, где указанное преступление числится нераскрытым, подробные сведения об обстоятельствах совершения преступления, приметах преступника и другие данные, которые можно сопоставить с данными расследуемой серии. Составляются списки лиц, заподозренных в
совершении убийства, их

См.: Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 70. Там же. С. 69.

160 приметы (фотографии), связи, территории, где они по тем или иным причинам могли находиться.1 Полученные данные анализируются на предмет отношения к расследуемой серии убийств. Отметим, что использование данных действующих систем уголовной регистрации является непременным и важным условием при выявлении лиц, совершивших серийные убийства. К ним , в первую очередь, относятся:

  • учет следов рук, изъятых с мест нераскрытых преступлений;
  • коллекции стреляных пуль, гильз и патронов со следами оружия;
  • коллекции “фотороботов” и субъективных рисованных портретов (СРП);
  • коллекции следов орудия взлома, подошв обуви и протекторов транспортных средств и некоторые другие.3
  • Существенно повысило оперативность и результативность расследования использование действующих компьютерных банков криминалистической информации, в первую очередь автоматизированных поисковых систем (АИПС) “Оружие”, “Антиквариат”, “Насилие”, “Сейф”, “Папилон”, “Дорожное движение”, “Автопоиск” и других.

В последнее время многие преступления раскрыты благодаря использованию различных видов кримучетов. В результате обращения к АДИС “Папилон” раскрыты 11 убийств, которые совершил в Екатеринбурге

См.: Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 77-78. “ См.: 1. Закон РФ “О милиции” от 19 апреля 1991 г. (в ред. ФЗ от 31 марта 1999 г.);

  1. Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розыскных и криминалистических учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел (утверждено приказом МВД России от 12 июля 2000 г., согласованным с Генеральной прокуратурой РФ, Министерством юстиции РФ, Верховным Судом РФ, Федеральной службой безопасности РФ, Федеральной службой охраны РФ, Федеральной службой налоговой полиции РФ, Министерством РФ по налогам и сборам, Государственным таможенным комитетом РФ, Службой внешней разведки РФ, Министерством обороны РФ, Федеральным агентством правительственной связи и информации при Президенте РФ, Федеральной службой железнодорожных войск РФ, Государственной фельдъегерской службой при Правительстве РФ).;
  2. Наставление по работе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел (утверждено приказом МВД России от 01 июня 1993 г. № 261).; 4. Указание Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел РФ от 20 ноября 1998 г. № 83/36; 1/19934 “О совершенствовании деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным исчезновением граждан, и розыску лиц, пропавших без вести”.
  3. 3 Исаенко В.Н. Использование данных уголовной регистрации на предварительном следствии // Законность. 2000. № 3. С. 2.

161

местный житель Жиров со своей сообщницей, а также серии убийств, совершенных в Белгородской области Поляковым и Масленниковым, в Волгоградской области - Алтуховым, Сязиным и их сообщниками.1

При расследовании преступлений, обладающих признаками серийности, необходимо тщательно проверять данные о без вести пропавших (об этом будет сказано ниже) и использовать АИС “Опознание”, содержащую сведения о неопознанных трупах. Так, например, осенью 1998 г. в Кировский РОВД Ярославля поступило заявление о безвестном исчезновении священника Русской Старообрядческой церкви о. Дмитрия. Удалось выяснить, что незадолго до исчезновения он продал принадлежащую ему квартиру. Поскольку были все основания для возбуждения уголовного дела, после принятия такого решения участники следственной группы приступили к проверке учетных данных о без вести пропавших, уделяя особое внимание тем, кто перед исчезновением продал свое жилье. Удалось “выйти” на коммерческую фирму “Партнер”, основным занятием учредителей которых было оказание посреднических услуг, особенно в устройстве на работу по специальности. Тем,
кто принимал предложенные условия, предлагалось оставить на время свои личные документы для выполнения связанных с оформлением договора формальностей. Затем с помощью компьютерной техники в паспортах и
других документах заменялись фотографии владельцев. С использованием
заверенных у нотариуса подложных доверенностей, снабженных всеми
необходимыми реквизитами, производилось оформление договора купли- продажи жилья от имени фактического владельца. После этого названных лиц приглашали за город якобы для ознакомления с местом работы и убивали. При обыске в одном из сельских домов были обнаружены закопанными в подполье 7 мужских и 3 женских трупа. Далее по оперативным данным на приусадебном участке в Ярославском районе обнаружили еще три трупа, замурованных в бетонные

Исаенко В.Н. Использование данных уголовной регистрации на предварительном следствии… С. 3.

162

плиты. К уголовной ответственности привлечены пятеро “фирмачей”, на счету которых и убийство священника. Личности всех убитых установлены с помощью АИС “Опознание”.1

Одним из видов криминалистического учета являются картотеки и коллекции субъективных портретов неустановленных преступников. Если в ходе расследования группы преступлений (в том числе убийств), обстоятельства которых свидетельствуют о вероятной причастности к ним одного и того же лица (лиц), будут получены сведения об их внешнем облике, то указанные данные необходимо использовать для составления фотокомпозиционного портрета по методу “фоторобота” путем подбора элементов специально разработанных идентификационных комплексов рисунков (ИКР), а также компьютерных программ “Фоторобот” или субъективного рисованного портрета (СРП) предполагаемого преступника.

Изготовленные таким способом “фотороботы” и СРП используются при личном сыске, проводимом сотрудниками оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел “по горячим следам”; помещаются на стенды “Их разыскивает милиция”; прилагаются к отдельным поручениям и ориентировкам, направленным в следственные и оперативно-розыскные службы соседних административно- территориальных образований; используются для раскрытия аналогичных преступлений прошлых лет. “Фотороботы” и СРП подлежат обязательному включению в криминалистические коллекции, которые ведутся на региональном уровне и предназначены для следующих целей:

  • установления по ним личности;
  • установления сходности портретных черт с неустановленными лицами, подозреваемыми в совершении преступлений;
  • проведения розыскных мероприятий по портретному сходству.
  • 1 Исаенко В.Н. Использование данных уголовной регистрации на предварительном следствии… С. 4.

2 Исаенко В.Н. Использование композиционных и субъективных рисованных портретов в расследовании особо тяжких преступлений с признаками серийности // Российский следователь. 2002. № 1.С. 13.

163

В частности, благодаря использованию “фоторобота” и целенаправленному поиску по соответствующим коллекциям установлен, а затем изобличен гражданин Казахстана Геранков, совершивший 10 убийств в Омске.1

При выявлении лица, совершившего серию убийств, следует обратить внимание на заявления в органы внутренних дел о без вести пропавших гражданах. Необходимо изучить материалы розыскных дел на предмет того, кто из пропавших без вести мог стать жертвой в расследуемой серии преступлений, либо они являются жертвами новой, еще не выявленной, серии убийств.

К изучению материалов об обстоятельствах исчезновения без вести пропавших необходимо подходить особенно тщательно, поскольку совпадение данных о том, когда и в каком приблизительно месте последний раз видели исчезнувшего; куда и зачем он направлялся; в чьем обществе находился и т. п., может служить основанием для версии о том, что исчезновение нескольких людей маскирует собой их убийство. Приведем примеры из следственной практики, убедительно иллюстрирующие данное положение.

Расследование уголовного дела по обвинению Сливко было начато с анализа материалов розыскных дел, в которых фигурировали объяснения родителей пропавших подростков о том, что они в день исчезновения собирались на занятия кружка кинолюбителей. Сливко утверждал, что исчезнувшие подростки якобы длительное время назад прекратили посещать занятия. Однако его пояснения вызвали сомнение. Результаты проведенного в помещении клуба обыска дали столь убедительные доказательства совершения им садистских убийств подростков, что ему оставалось только

2

комментировать их.

’ Исаенко В.Н. Использование композиционных и субъективных рисованных портретов в расследовании особо тяжких преступлений с признаками серийности… С. 14. 2 Исаенко В.Н. Серийные убийства // Законность. 2002 г. № 6. С. 23.

164

Именно благодаря анализу обстоятельств исчезновения 12 женщин в Вельском районе Архангельской области удалось локализовать места, где их видели в последний раз перед исчезновением (автобусные остановки на шоссе Вельск - Архангельск), и выдвинуть версию, что они могли стать жертвами водителя автотранспорта, которого просили подвезти их к месту работы или обратно. Тщательная проверка версии позволила установить Шипи лова - расконвоированного осужденного находившейся на окраине Вельска исправительной колонии. Он пользовался правом выезда за пределы колонии на закрепленной за ним машине. Проверка путевых листов показала, что даты его выездов совпадали с датами исчезновения женщин. Четко организованное дальнейшее расследование обеспечило формирование надежной доказательственной базы для изобличения Шипилова. Он полностью признал себя виновным по всем инкриминированным эпизодам.1

Нередко под безвестное исчезновение маскируются убийства членами ОПТ своих сообщников либо соперников. Примером служат 28 убийств, инкриминированных “Новокузнецкой” банде Шкабарды, включающие серию убийств бывших членов этой банды.

Важнейшим условием выявления лиц, совершивших серию убийств, является активное взаимодействие следственных подразделений и работников уголовного розыска (подразделений по борьбе с организованной преступностью, с незаконным оборотом наркотиков и т. д.), т. к. лица, привлекаемые к уголовной ответственности за совершение иных преступлений, могут быть причастны и к расследуемой серии убийств.

Авторы пособия “Методика расследования серийных убийств” справедливо полагают, что “к работе по выявлению лица (лиц), совершившего серию убийств, должны быть подключены все службы органов внутренних дел”. Они предлагают следующий комплекс действий:

1 Исаенко В.Н. Серийные убийства… С. 23-24. Исаенко В.Н. Некоторые вопросы организации расследования серийных убийств // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. Воронеж, 2000. С. 90.

См.: Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 80.

165

Так, дежурные части должны сопоставлять лиц, доставленных и задержанных за правонарушения, с приметами разыскиваемого преступника. Сотрудники патрульно-постовой службы при заступлении в наряд долюны быть ориентированы на выявление и задержание преступника по приметам или характерному поведению.

Служба участковых инспекторов должна участвовать:

в выявлении преступника (преступников) в районе места происшествия или на обслуживаемой ими территории;

в установлении лиц, могущих сообщить сведения, имеющие значение для раскрытия расследуемой серии убийств;

в розыске похищенных у жертв предметов (приобретенных гражданами у неизвестных лиц).

Участковые инспекторы привлекаются к проведению поквартирных обходов (или обходов территории) и опросу населения в целях выявления возможных свидетелей, а то и потерпевших (не заявлявших в милицию).

Сотрудники службы по борьбе с экономическими преступлениями должны оказывать помощь в проверке конкретных заподозренных лиц на причастность к расследуемым преступлениям оперативно-розыскными средствами или в оперативном прикрытии возможных мест сбыта похищенного.

Следователям следственных подразделений следует поставить задачи:

1) изучить находящиеся у них в производстве и приостановленные уголовные дела с целью проверки версии о возможном совершении их и расследуемой серии убийств одним и тем же лицом (группой лиц); 2) 3) в ходе допросов свидетелей и потерпевших, проводимых по другим уголовным делам, выявлять лиц, могущих быть причастными к расследуемой серии убийств или осведомленными о них; 4) 5) в ходе обысков, выемок и других следственных действий вести поиск предметов, схожих с похищенными у жертв, а также носильных вещей, соответствующих одежде разыскиваемого преступника. 6)

166

Сотрудникам розыскных подразделений ставятся задачи:

1) изучение розыскных дел и заявлений, выявление фактов безвестного исчезновения граждан при обстоятельствах, указывающих, что эти лица могли стать жертвами расследуемой серии убийств; 2) 3) проверка причастности к нераскрытым серийным убийствам лиц, уклонившихся от отбытия наказания (бежавших из мест лишения свободы); больных, самовольно покинувших психиатрические лечебные учреждения; дезертиров армии; лиц, скрывшихся от следствия и суда (разыскиваемых за преступления, схожие по своей направленности с расследуемой серией). 4) Сотрудникам экспертно-криминалистических подразделений следует поставить задачу: при производстве экспертиз и исследовании объектов биологического происхождения, волокон, рисованных портретов подозреваемых по другим делам сравнивать их с описанием объектов, изъятых на местах происшествий по расследуемой серии преступлений.

Сотрудники паспортно-визовых служб в целях розыска преступника (преступников) могут обеспечить проверку и выборку по своим учетам лиц по определенным признакам: возрасту, месту жительства или для выявления определенных категорий граждан, очерченных той или иной версией о предполагаемом преступнике (лиц, внезапно покинувших пределы административного района, приезжих и временно снимавших жилплощадь и т. п.).

С помощью сотрудников Государственной инспекции безопасности дорожного движения осуществляется:

розыск или фиксация появления автотранспорта в местах обнаружения трупов жертв серии убийств;

розыск похищенного при преступлениях автотранспорта (выставление постов на выездах из населенных пунктов, провера автомашин на контрольных пунктах ГИБДД);

выборка водителей и транспорта в автохозяйствах по маршрутам передвижения в определенное время (кто, когда и куда выезжал).

167

Сотрудникам подразделений по предупреждению преступлений несовершеннолетних, при раскрытии серии убийств сексуальной направленности в отношении малолетних, следует поручать проведение встреч с персоналом дошкольных учреждений, преподавателями и администрацией школ и училищ, детских домов, расположенных на обслуживаемой территории, с целью выявления фактов приставания (сексуального характера) к детям.

Сотрудникам подразделений временной изоляции (центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей; приемники

распределители; центры социальной реабилитации) следует поручать проверку доставленных лиц с целью выявления среди них разыскиваемых преступников по признакам внешности (если имеются примеры словесного портрета). Кроме того, они же проверяют дактилокарты задержанных для проверке по дактоучету, проверяют вещи, находящиеся при задержанных, на совпадение с разыскиваемыми (в случае необходимости проверяют их по картотекам разыскиваемых вещей).

В Воронежской области в 1996 г. совместно прокуратурой области и УВД был создан и успешно применяется “Комплекс типовых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию и расследованию умышленных убийств”.

Как мы уже писали выше, важное значение для эффективного расследования серийных убийств (и в частности - выявления виновного) имеет
криминалистический анализ материалов уголовных дел,

производимый следователями либо прокурорами-криминалистами.

См.: Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие… С. 80-83. 2 В частности, можно сослаться на положительный опыт отдела криминалистики прокуратуры Воронежской области, отдела криминалистики прокуратуры Кабардино-Балкарской Республики, Нижегородской области, Алтайского края // Информационное письмо Генеральной Прокуратуры РФ от 11 января 2002 г. № 28-15/26-02 “О положительном опыте расследования серии убийств”., Обзор результатов работы криминалистических подразделений прокуратур субъектов РФ за 2001 год. Информация Генеральной прокуратуры РФ от 29 августа 2002 г. № 28-17/356-02. М., 2002.

168 Как уже указывалось выше, в рамках тактического комплекса (операции) по выявлению и изобличению виновного осуществляется ряд более мелких тактических операций, являющихся его (ее) органичной составляющей, в частности, тактические операции “Розыск” и “Задержание”. Отметим, что оперативно-розыскная работа по таким преступлениям крайне затруднена. Приходится предпринимать большие усилия по установлению мест наиболее вероятного появления преступника, организации засад и других мероприятий. Причем не всегда они приносят положительный результат. В ряде случаев пресечение преступной деятельности серийных убийц стало возможным случайно. Терроризировавший в течении трех с половиной лет жителей г. Красноярска и других населенных пунктов Красноярского края Ершов, совершил 20 убийств и 8 покушений на убийства, был случайно задержан бывшим сотрудником КГБ в подъезде жилого дома при нападении на очередную жертву.

После того, как выявлено лицо, подозреваемое в серии совершения убийств, наступает второй этап данной тактической операции - этап изобличения подозреваемого (а на определенном этапе — обвиняемого). Общую криминалистическую задачу деятельности, по мнению В. А. Образцова, на этом этапе можно сформулировать так: осуществить проверку версии о возможности совершения данного деяния данным конкретным лицом и на основе собранных доказательств опровергнуть либо подтвердить ее. Этот же ученый полагает, что успешное ее решение зависит от соединения трех типов предпосылочного знания.

Во-первых, знания, почерпнутого при исследовании места происшествия и обстановки совершения преступления. Во-вторых, знания, которое образуется при изучении мысленных моделей, непосредственно не воспринимаемых объектов (мотивов, целей, способов совершения преступления и т.д.) и формировании целостной системы вытекающих из них

1 Исаенко В.Н. Организация расследования серийных убийств… С. 4.

2 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника… С. 144.

169 следствий. В-третьих, знания типовых характеристик криминального, пред- и посткриминального поведения определенных типов преступников и закономерностей его отражения в окружающем мире.1

Отсюда, этап тактической операции по изобличению виновного в серии убийств может быть охарактеризован как комплекс действий, направленных на собирание, накопление, а в дальнейшем - анализ, оценку и использование фактических данных в целях доказывания вины конкретного лица в совершении серии убийств.

На этом этапе одной из главных задач следствия является получение достаточных доказательств вины подозреваемого (обвиняемого) по каждому эпизоду, входящему в серию. Необходимо устанавливать фактические данные, которые совпадают по каждому эпизоду - это усилит доказательственную базу и позволит сделать обоснованным вывод о том, что серия убийств совершена одним и тем же лицом. В.Н. Исаенко в этой связи пишет: “по разным причинам редко удается собрать по каждому эпизоду “серии” равнозначный по доказательственному значению объем уличающих фактических данных. Чем больше преступных эпизодов входит в “серию”, тем больше усложняется эта задача, а одни показания обвиняемых, не подтвержденные иными данными, рассчитывать нельзя. Особенно критически и вполне обоснованно относится к ним в таких ситуациях суд”.

О тактической операции по проверке показаний подозреваемого (обвиняемого) в совершении серии убийств нами будет сказано ниже. Пока же отметим: “следователь обязан постоянно помнить, что упрощенная схема обвинения упрощает и задачу защиты по ее нейтрализации”.

Полагаем, что по столь сложной категории дел, как серийные убийства, наибольшее внимание необходимо уделять работе с вещественными доказательствами, накапливать и проводить систематический анализ полученной при этом информации.

’ Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника… С. 148.

” Исаенко В.Н. Организация расследования серийных убийств… С. 5.

3 Там же. С. 4.

170 По мнению В.А. Образцова, доказательственный “фонд” может быть сформирован по следующим направлениям:

  • поиск, обнаружение, осмотр и исследование одежды, других вещей заподозренного, которые он носил или имел при себе в то время, когда было совершено преступление, в целях получения ответа на вопросы, нет ли на них каких-либо следов, указывающих на то, что заподозренный находился на месте происшествия, контактировал с потерпевшим, его одеждой, иными объектами, находившимися на месте происшествия и вблизи от него;
  • освидетельствование, обнаружение, осмотр и исследование следов на голове, теле, руках, ногах заподозренного, которые могут содержать указание на те же обстоятельства;
  • поиск (по месту жительства проверяемого и в иных местах его пребывания в период после преступления) вещей, ценностей, документов, иных объектов, которыми преступник завладел во время совершения преступления, а также предметов, устройств, приспособлений, других предметов, которые он использовал для проникновения на место происшествия и на пути на это место, вуалирования своей внешности, сокрытия следов и факта совершения преступления, следов изготовления, ремонта, апробации средств преступления, сырья, материалов, которые могли быть использованы им при изготовлении указанных средств, их осмотр, изъятие и исследование в случае обнаружения;
  • поиск транспортных средств, брошенных преступником, возвращенных их владельцам, исследование обнаруженных на этих объектах следов, указывающих на то, что они эксплуатировались во время совершения преступления, и это делалось преступником;
  • сбор данных о том, что заподозренный имел в своем ведении орудия, предметы, иные объекты, использованные при совершении

171 преступления, которые позднее у него исчезли (потеряны, утеряны, уничтожены и т.д.);

  • выявление и допрос лиц, которым он мог рассказать о совершенном им преступлении, показать орудие преступления, похищенные вещи, сбывать их, передавать на хранение и т.п., а также лиц, располагающими иной информацией, указывающей на возможность совершения им преступления;
  • организация и осуществление различных идентификационных исследований (прежде всего соответствующих криминалистических экспертиз) в целях получения ответов на вопросы, не оставлены ли заподозренным обнаруженные на трупе, его одежде, других объектах места происшествия и вблизи от него следы рук, ног, не принадлежит ли ему или его связям обнаруженные на месте происшествия и поблизости от него элементы одежды и другие предметы.
  • Будучи абсолютно согласными с вышеприведенным алгоритмом действий, отметим, что, на наш взгляд, реализация данной тактической операции во многом определяется следующими разновидностями складывающихся по делу следственных ситуаций:

  • простой;
  • промежуточной;
  • сложной.
  • При классификации следственных ситуаций мы опирались на работу О.Я. Баева “Тактика следственных действий”.

Ситуация “А” (простая, бесконфликтная): - подозреваемый (обвиняемый) может и желает способствовать установлению истины по делу;

Ситуация “Б” (промежуточная, “мягкого” конфликта): - подозреваемый (обвиняемый) может и хочет способствовать установлению истины по делу,

1 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника… С. 151-152.

2 См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Учебное пособие. Воронеж, 1995. С. 93-153.

172 но по объективным и субъективным причинам допускает ошибки в своих показаниях;

Ситуация “В” (сложная, “жесткого” конфликта): подозреваемый (обвиняемый):

а) не признает свою вину, дает заведомо ложные показания, оговаривает невиновных лиц;

б) не причастен к совершению серии убийств (или определенных из них), а следователь ошибочно полагает, что лицо виновно; разновидность этого варианта — самооговор лица;

в) подозреваемый (обвиняемый), личность которого установлена, скрылся от следствия либо отказывается давать показания и участвовать в следственных действиях.

Полагаем, что в рамках любой из вышеназванных следственных ситуаций следователь изначально должен тщательно изучить личность подозреваемого (обвиняемого), тем самым диагносцировать его возможное поведение в ходе следственных действий и построить мысленную модель общения с ним.

В.А. Образцов в этой связи предлагает следующий алгоритм, направленный на выяснение таких вопросов, как:

  • что в реальности представляет собой заподозренный с точки зрения его нравственно-психологических, социально-демографических, правовых, биологических, физических, анатомических и функциональных характеристик;
  • когда и откуда, каким способом он прибыл на место происшествия, когда, куда и каким способом убыл с места происшествия;
  • является ли он местным или приезжим, имел ли какое-либо отношение в предкриминальный период к месту будущего происшествия или оно является для него случайным, как соотносятся между собой по расположению и удаленности место

173 происшествия и места постоянного либо временного проживания преступника, его работы, времяпрепровождения и т.д.;

  • какой образ жизни ведет, чем конкретно занимается в сфере ведущей и дополнительных видов деятельности, на какие средства существует (их источник) каковы его жизненные планы, цели, намерения, интересы и увлечения, отношение к алкоголю, наркотикам;
  • попадал ли ранее в поле зрения правоохранительных органов и что за этим последовало, если попадал;
  • как характеризуются лица из его ближайшего окружения: с кем, на какой почве, когда контактировал до и после совершения преступления;
  • чем, где и в связи с чем занимался непосредственно до и после совершения преступления;
  • имел ли какое отношение до преступления к предмету посягательства;
  • подготавливал ли преступление (где, каким образом, с чьим участием и т.д.);
  • как долго находился на месте происшествия;
  • какие конкретно действия совершил, находясь на месте происшествия и после этого (в том числе в порядке противодействия расследованию);
  • ради достижения каких целей и на какой почве совершил преступление;
  • какие предметы и другие объекты использовал в качестве средств достижения преступной цели, вуалирования своей внешности, сокрытия содеянного, источник их происхождения, когда и каким образом они попали в руки заподозренного, где могут находиться теперь;

174

  • во что был обут и одет во время совершения преступления, какие при этом на них и других сопутствующих вещах возникли изменения, где находятся данные объекты;
  • какими возможностями и чьими услугами воспользовался при подготовке, совершении, сокрытии преступления, в ином криминалистически значимом поведении, были ли эти люди посвящены в его истинные планы, намерения, действия, достигнутые результаты;
  • не произошли ли какие-либо изменения в его внешности, поведении, образе жизни после совершения преступления и кому об этом известно;
  • не получил ли в ходе преступного поведения повреждений в области лица, головы, рук, ног и других частей тела, кому об этом стало известно;
  • не исчезли ли у него какие-либо предметы при совершении преступления и не появились ли после содеянного у него новые предметы тех же и иных видов; кто знает что-либо по этому поводу;
  • не оставлены ли им обнаруженные на месте происшествия, в его окрестностях следы;
  • как оказались у него либо его связей изъятые объекты, не преступного ли они происхождения;
  • нет ли на обнаруженных у него и его связей объектах следов, свидетельствующих о их отношении к раскрываемому преступлению;
  • кому, при каких обстоятельствах и в силу чего стало известно, что данное преступление совершено им;
  • действовал ли в одиночку или по сговору с другими лицами, роль в групповом преступлении;

175

  • не совершил ли других преступлений, за которые не понес наказания.

В рамках простой (бесконфликтной) ситуации следователь должен приложить все усилия к тому, чтобы не сделать ее конфликтной, “не спровоцировать своими действиями, поведением конфликт с допрашиваемым”. Следователь должен учесть все рекомендации, которые сформулировал О.Я. Баев применительно к бесконфликтной ситуации допроса3, - на наш взгляд, они применимы к процессу общения взаимодействующих сторон (следователя и подозреваемого) в целом. В силу того, что при расследовании серийных убийств бесконфликтная ситуация маловероятна (у лица сформировалась устойчивая внутренняя установка на совершение противоправных деяний), тем ценны для следователя нечастые случай, когда она имеет место быть.

В рамках промежуточной ситуации (ситуации “мягкого” конфликта) следователь должен:

  • определить возможные причины ошибок подозреваемого в показаниях;
  • оказать помощь в адекватном воспроизведении имеющейся у подозреваемого информации и установлении фактов и обстоятельств, имеющих значение при расследовании по делу.
  • Для решения данных тактических задач следователь проводит серию допросов (в том числе с выходом на место преступления), в дальнейшем осуществляет проверку показаний на месте; при необходимости производит следственный эксперимент (в т.ч. с участием “дублеров”).

Следователь может оказать помощь подозреваемому путем ознакомления с пособиями, альбомами, в которых запечатлены объекты, аналогичные тем,
описать которые затрудняется допрашиваемый;

’ Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника… С. 148-150.

2 Баев О.Я. Тактика следственных действий… С. 117.

3 Там же. С. 117-118.

176 предложить воспользоваться макетами, манекенами и т.п. вспомогательными средствами.

В сложной ситуации (ситуации “жесткого” конфликта) следователь должен задействовать весь арсенал имеющихся у него процессуально-тактических средств и методов воздействия на подозреваемого. В частности, зависимости от позиции, занятой подозреваемым, целесообразно использовать методы убеждения и (или) методы принуждения (достаточно подробно описанные в криминалистической литературе). Следователь может и должен (в зависимости от особенностей личности подозреваемого) использовать приемы логического (интеллектуального) либо эмоционального убеждения; в рамках приемов принуждения — т.к. “следственные хитрости” (“ловушки”).

Очень часто подозреваемый выдвигает алиби по тому или иному эпизоду, входящему в серию убийств. В этом случае целесообразно проведение тактической операции “проверка алиби”. Следователь исходит в данном случае из двух посылок: 1) алиби истинно (имеет место быть); 2) алиби ложно.

В.А. Образцов предлагает следующий алгоритм действий по проверке алиби:

  1. Проведение обстоятельного допроса заявителя алиби по поводу места, где он находился во время совершения преступления, а также имевшейся здесь ситуации (всего того, что он видел, слышал, узнал иным способом; о том, что здесь происходило с его участием и без него, по маршруту его следования на это место и убытия отсюда; целей прибытия на место, способов и механизма их достижения; документов, иных объектов, в которых отражено его поведение и жизнедеятельность).

1 См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий; Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика Следственных действий. М., 1997; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 1998, и др.

177

  1. Построение по этим показаниям субъективной мысленной модели ситуации, в которой оказалось допрошенное лицо, ее изучение и выведение из нее следствий, которые необходимо проверить.
  2. Разработка на этой основе плана проверки и его реализация. Решается эта задача поэтапно. Вначале следователю целесообразно пройти (проехать), если это возможно и необходимо, тем путем, которым по его показаниям заявитель прибыл на место и убыл отсюда, в те же часы и в такой же день недели, лично познакомиться с этим местом. Это позволяет: а) составить представление об особенностях данного места, обстановки, существующих здесь, на путях
    прихода и убытия отсюда заявителя; б) собрать предварительные данные о характере и круге событий, которые имели место в исследуемом районе, об источниках и методах дальнейшей работы по сбору информации, имеющей ориентирующее и доказательственное значение. В процессе этой работы следователь может определить, где и что ему необходимо дополнительно
    исследовать в ходе следственных осмотров и осуществить эти действия на процессуальной основе. Далее с помощью работников органов дознания или
    лично осуществить сбор информации по поводу события, фактов,
    обстоятельств, назначенных заявителем на допросе, а также тех из них, которые не были последним названы, но имели место в данной обстановке. В этих целях могут быть выяснены во всех необходимых деталях особенности событий, явлений, процессов социального, экономического, природного, климатического и иного характера, с которыми должен был столкнуться проверяемый, если бы он действительно находился в данном месте во время совершения преступления,
    признаки всего того, что находилось, происходило по маршруту следования на это место и маршруту убытия отсюда. Делается это путем: а) осмотра данного
    места; б) получения и анализа нужных сведений из средств массовой информации, сведений, поступающих от работников контролирующих, правоохранительных органов, должностных лиц, иных работников предприятий, организаций, учреждений, из других

178 официальных и неофициальных источников; в) выявления и допроса свидетелей, находившихся в данное время в данном месте, приезжавших или проследовавших через него иным образом, способных представить в распоряжение следствия информацию по интересующим его вопросам; г) допроса лиц, которые могли или должны были видеть заявителя алаби, контактировать с ним на той или иной основе, в том числе тех, на кого он указал в своих показаниях; д) обнаружения, изъятия и изучения документов, в которых нашли отражение устанавливаемые обстоятельства.

  1. Допрос лица, заявившего о своем алиби, по вопросам, вытекающим из результатов проделанной работы, предъявление его в необходимых случаях для опознания другими лицами (или наоборот), производства очных ставок ему с лицами, показания которых расходятся с показаниями проверяемого.
  2. Построение на основе полученных данных фактической (объективной) модели исследуемой по делу ситуации, связанной с алиби.
  3. Осуществление сравнительного анализа субъективной и объективной моделей и формирование вывода о их сходстве либо различии.
  4. Вывод о сходстве сравниваемых моделей означает, что алиби подтверждено, является истинным.

В случае несовпадения моделей необходимо дать соответствующую оценку характеру, содержанию и степени различия выявленных расхождений.

При этом следует иметь в виду, что обнаруженные расхождения, несовпадения моделей далеко не во всех случаях можно однозначно трактовать как основание для вывода о ложности, мнимом характере алиби.

Подводя краткий итог изложенному в данном параграфе, отметим следующее: 1) Тактическая операция “Выявление и изобличение лица, совершившего серию убийств” - это сложный тактический комплекс, направленный на

’ Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника… С. 176-178.

179 установление виновного в совершении серии убийств, осуществляемый процессуальными и непроцессуальными средствами и методами в ходе предварительного расследования по делу;

2) данная тактическая операция состоит из двух взаимосвязанных этапов (частей): а) выявление подозреваемого; б) изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении серии убийств; 3) 4) реализация данной тактической операции на I этапе (этапе выявления подозреваемого) зависит от следственной ситуации, складывающейся по расследуемому делу: 5)

  • простая (вариант “А”): известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее, серийность убийства установлена либо серийность неочевидна, но предполагается;
  • сложная (вариант “Б”): известно криминальное событие (убийство), серийность убийства установлена (предполагается), неизвестно виновное лицо либо серийность неочевидна и виновный неизвестен;
  • 4) планирование тактической операции может осуществляться по двум направлениям:

  • “от жертвы” - тщательно изучаются все данные, характеризующие потерпевшего(-ую) и его (ее) окружение;
  • “от преступления” - тщательно изучаются место, время, обстановка совершения преступления, способ и орудие убийства;
  • 5) в рамках, простой (с известной долей условности) следственной ситуации алгоритм действий следователя и взаимодействующих с ним служб по выявлению виновного выглядит следующим образом:

  • установление места нахождения подозреваемого, принятие мер к его розыску;
  • задержание подозреваемого;
  • производство неотложных следственных действий (личный обыск, освидетельствование, допрос, обыск по месту жительства подозреваемого);

180 в рамках сложной следственной ситуации алгоритм действий по выявлению подозреваемого выглядит следующим образом:

  • исходя из обстоятельств преступления, выдвижение версий о личности виновного и проверка вытекающих из них следствий;
  • криминалистический анализ материалов уголовных дел об убийствах, входящих в серию, и оперативной обстановки в регионе;
  • розыск и задержание подозреваемого;
  • производство неотложных следственных действий;
  • обращение к криминалистическим учетам и коллекциям, а также данным автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС);
  • 6) реализация данной тактической операции на II этапе (этапе изобличения подозреваемого, обвиняемого) также осуществляется в зависимости от следственной ситуации:

  • ситуация “А” (простая, бесконфликтная): подозреваемый (обвиняемый) может и желает способствовать установлению истины по делу;
  • ситуация “Б” (промежуточная, “мягкого” конфликта): подозреваемый (обвиняемый) может и желает способствовать установлению истины по делу, но по объективным причинам допускает ошибки в своих показаниях;
  • ситуация “В” (сложная, “жесткого” конфликта): подозреваемый (обвиняемый):
  • а) не признает свою вину, дает заведомо ложные показания, оговаривает невиновных лиц;

б) не причастен к совершению серии убийств (или определенных из них), а следователь ошибочно полагает, что лицо виновно; разновидность этого варианта — самооговор лица;

в) подозреваемый (обвиняемый), личность которого установлена, скрылся от следствия либо отказывается давать показания и участвовать в следственных действиях;

181

7) в рамках любой из вышеназванных ситуаций первоначально следователь должен тщательно изучить личность подозреваемого (обвиняемого), диагносцировать его поведение в ходе следственных действий и построить мысленную модель общения с ним; 8) 9) в простой, бесконфликтной ситуации следователь должен приложить все усилия к тому, чтобы не сделать ее конфликтной, не спровоцировать своими действиями, поведением конфликт с допрашиваемым. В этой связи все следственные действия и гласные оперативно-розыскные мероприятия должны производиться максимально корректно и осторожно; 10) 11) в промежуточной ситуации (“мягкого” конфликта) следователь должен: 12)

  • определить возможные причины ошибок в показаниях;
  • оказать помощь в адекватном воспроизведении имеющейся у подозреваемого информации и установлении фактов и обстоятельств, имеющих значение при расследовании по делу.
  • Для этого производится:

  • ряд (серия) повторных допросов;
  • проверка показаний на месте;
  • следственный эксперимент;
  • 10) в сложной ситуации (“жесткого” конфликта) следователь должен:

  • убедить подозреваемого (обвиняемого) в необходимости дачи правдивых показаний и важности контакта со следственными органами по логическим или эмоциональным на то причинам, в частности:

а) использовать доказательства, полученные в ходе таких следственных действий, как обыск по месту жительства подозреваемого (обвиняемого), повторный осмотр места происшествия, выемка, назначенные экспертизы, а также тактические приемы класса “демонстрация возможностей следствия”;

б) использовать “следственные хитрости” и т.н. “слабые места” в психике, а также другие тактические приемы, основанные на маневрировании информацией

182

§ 4. Тактическая операция “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным в совершении серии убийств”.

Производство тактических операций в ходе расследования по делу во многом определяется сложившейся следственной ситуацией, видовой криминалистической характеристикой преступлений и обстоятельствами конкретного расследуемого преступления. Однако, мы совершенно солидарны с О.Я. Баевым в том, что есть “две тактические операции, обязательные для планирования и осуществления по всем делам — независимо от того, к какому виду или категории относится расследуемое преступление и в какой следственной ситуации производится: “защита доказательств” и “проверка показаний лица, признавшего себя виновным в совершении преступления”.

Показания обвиняемого - это его устное сообщение по вопросам, составляющим содержание предъявленного ему обвинения, а также об иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, и об имеющихся в деле доказательствах, данное при его допросе и зафиксированное в установленном

законом порядке. Дача показаний является для обвиняемого правом, а не обязанностью. Он не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний, что является одной из важных гарантий обеспечения права на защиту. Показания обвиняемого имеют, таким образом, двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказательственной информации, а с другой - средством защиты от предъявленного обвинения.

Доказательственное значение показаний обвиняемого обусловлено двумя факторами: с одной стороны, обвиняемый лучше, чем кто-либо другой, осведомлен обо всех обстоятельствах совершенного преступления, поэтому он
является обладателем наиболее полной доказательственной

1 Баев О.Я. Основы криминалистики… С. 241.

2 См.: Строгович М.С. Избранные труды. Теория судебных доказательств. М., 1991. Т. 3. С. 270.

183 информации, с другой стороны, обвиняемый в большинстве случаев заинтересован в сокрытии этой информации или ее искажении, поскольку от исхода дела зависит его судьба.

Показания обвиняемого традиционно делятся на два вида: 1) в которых содержится признание им своей вины (полное или частичное); 2) в которых вина обвиняемого отрицается. В рамках данного диссертационного исследования наибольший интерес представляет первый вид показаний, т.к. именно с ними связаны различные нарушения и злоупотребления, допускаемые в ходе расследования по делу. В различные исторические эпохи признание обвиняемого своей вины оценивалось диаметрально противоположно: длительное время оно считалось “царицей доказательств” и для его получения использовались всевозможные, в т.ч. незаконные средства и методы.

В соответствии со ст. 77 УПК РФ и УПК РСФСР “признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств”. Таким образом, закон (ч. 2 ст. 77 УПК) предупреждает от переоценки значения признания обвиняемым своей вины и указывает на необходимость располагать совокупностью доказательств, свидетельствующих о достоверности сведений, сообщенных обвиняемым. Отсюда следует, что органы предварительного расследования, наряду с активным поиском иных доказательств, должны тщательно проверять, показания подозреваемых (обвиняемых) и принимать все надлежащие меры к их объективному закреплению (Это послужит основой для реализации иной тактической операции по защите доказательств).

Доказательственное значение имеет не сам факт признания обвиняемым своей вины, а конкретная информация, об обстоятельствах совершения преступления, располагать которой может лишь лицо, причастное к совершению преступления, осведомленное о нем (т.н. “преступная” или “виновная” осведомленность).
Голословное признание

184 обвиняемым своей вины (от которого он, кстати, может в любой момент отказаться) без приведения каких-либо конкретных фактов не может рассматриваться как доказательство. Доказательством могут служить лишь сведения о конкретных обстоятельствах совершения преступления, подтвержденные совокупностью собранных по делу доказательств. Только в этом случае они могут быть положены в основу обвинения.

Проверка показаний обвиняемого является неотъемленной частью процесса доказывания и входит в содержание такого его элемента, как проверка доказательств.

Проверке предшествует анализ показаний обвиняемого и всех собранных по делу доказательств. В процессе такого анализа выявляются доводы, выдвинутые обвиняемым в свою защиту, устанавливаются те конкретные фактические данные, которые он приводит в обоснование своих доводов. Проводится сопоставление их с другими доказательствами. Выясняются противоречия, неясности, устанавливается неполнота расследования, что, в свою очередь, служит основанием для определения предмета проверки.

Проверка показаний обвиняемого (подозреваемого) в собственном смысле слова состоит в устранении противоречий, сомнений и неясностей, восполнении пробелов, собирании дополнительных доказательств путем производства следственных действий, а при необходимости - и оперативно-розыскных мероприятий.

Е.В. Цыпленкова пишет: “Проверка показаний обвиняемого не может быть ограничена рамками тактических приемов, логического анализа и следственных действий. Это целенаправленный процесс, охватывающий все расследование, предполагающий творческое использование всех возможностей, представляемых законом, всех предусмотренных в нем средств и методов проверки показаний в различном их сочетании и с учетом

1 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд. М., 1999. С. 207-208.

185 сложившейся ситуации расследования”. Этот же автор под проверкой показаний обвиняемого на предварительном следствии предлагает понимать “целенаправленную и комплексную, обеспеченную единством мыслительной и практической сторон, деятельность лица, ведущего расследование, по установлению достоверности сообщаемых обвиняемым сведений, имеющих отношение к предмету доказывания, осуществляемую с помощью разнообразных процессуальных и иных действий и мероприятий, предусмотренных законом”.2

Идея комплексного подхода к проверке показаний подозреваемого (обвиняемого) наиболее полное воплощение находит в понятии тактическая операция. По верному, на наш взгляд, мнению О.Я. Баева в основе тактической операции по проверке достоверности даваемых лицом “признательных” показаний, должны лежать следующие посылки:

1) непротиворечие их “узловым”, объективно установленным фактам расследуемого преступления: о способе и месте совершения данного преступления против личности, его мотивах (если таковые на момент допроса этого лица сомнений не вызывают и существенные для оценки даваемых показаний); 2) 3) соответствие даваемых показаний объективным фактам, установленным до дачи таких показаний (в ходе осмотра места происшествия, обыска, допросов иных лиц, чьи показания не вызывают сомнений в своей достоверности). Эти факты могут касаться как существенных обстоятельств, непосредственно составляющих предмет доказывания по данному делу, так и обстоятельств менее значительных, однако, указывающих, что допрашиваемый действительно знает даже мельчайшие нюансы, связанные с обстановкой происшедшего; 4) 1 Цыпленкова Е.В. Некоторые проблемы проверки показаний обвиняемых на предварительном следствии // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988. С. 73-74.

2 Цыпленкова Е.В. Тактика проверки показаний обвиняемого на предварительном следствии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1991. С. 8.

186

3) наличие в “признательных” показаниях деталей, нюансов описываемых событий, которые “нельзя выдумать”, свидетельствующие о достоверности данных показаний; 4) 5) необходимость использования при допросе лица, признающим себя виновным, дополнительных средств фиксации показаний: аудио- и видеозаписей (последняя предпочтительней); 6) 7) “штатным” средством закрепления “признательных” показаний лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, по праву является проверка его показаний на месте происшествия; 8) 9) “признательные” показания лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, могут быть достоверно проверены проведением других видов следственного эксперимента: проверки возможности совершения им определенных действий, входящих в канву обстоятельств, о которых он дает показания, наличия определенных навыков или профессиональных умений, использованных при совершении расследуемого преступления; 10) 11) достоверность показаний лица, признавшего себя виновным в совершении преступления, может быть также проверена предъявлением ему для опознания потерпевшего, оружия преступления и других предметов, связанных с расследуемым преступлением, очными ставками между данным лицом, его соучастниками, а также потерпевшим и свидетелями (естественно, при наличии для их производства указанных в процессуальном законе основании). 12) На наш взгляд, тактическая операция “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным в совершении серии убийств” - это система следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, направленная на установление достоверности сведений, сообщаемых подозреваемым (обвиняемым), в целях доказывания его вины или, напротив,

1 Баев О.Я. Основы криминалистики… С. 243-249.

187 установление невиновности и непричастности к совершению одного, нескольких или всех убийств, входящих в серию.

В структуру данной тактической операции должны входить:

1) следственные действия: повторные допросы подозреваемого (обвиняемого), проведение различных видов следственного эксперимента, предъявление для опознания (потерпевшего/трупа, орудий преступления, других предметов), очные ставки; 2) 3) оперативно-розыскные мероприятия: розыскные действия по обнаружению трупов, орудий преступления, иных предметов и документов, имеющих значение для дела; проверка оперативной информации самого органа дознания об определенных обстоятельствах, имеющих отношение к одному или нескольким убийствам, отходящим в серию; проверка следственных версий, которые возникли на основе показаний подозреваемого (обвиняемого); сбор данных о личности лица, обвиняемого в совершении серии убийств; 4) 5) организационные действия и мероприятия: обращение к сведениям, содержащиеся в различных криминалистических учетах и коллекциях, обмен информацией с представителями правоохранительных органов иных субъектов РФ, стран СНГ о имевшей место быть серии убийств, и о лицах, подозреваемых (обвиняемых) в ее совершении. 6) В рамках проведенного нами опроса 300 практических работников органов следствия и дознания на вопрос о том, что должна включать в себя тактическая операция по проверке показаний лица, признавшего себя виновным, ответы распределились следующим образом: 80 % респондентов полагают, что важнейшей составляющей этой операции является проверка показаний на месте, 51 % - считают необходимым проведение различных видов следственного эксперимента, 43 % - очные ставки, 39 % -предъявление для опознания, 35 % - производство обыска, 32 % -производство повторных допросов подозреваемого
(обвиняемого), 10 % -

188 иные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия (без конкретизации).

Для обоснования значимости данной тактической операции сошлемся на интересные данные, приведенные в монографии Ф.Ю. Бердичевского, Т.И. Комарова, С.С. Степичева “Почему некоторые дела об убийствах возвращаются на доследование?”. Несмотря на то, что данная работа вышла в 1968 г., приведенные в ней следственные ошибки, к сожалению, сохраняют актуальность по сей день. В 62,9 % случаев основанием для возвращения дела на дополнительное расследование являлась неполнота расследования, и в частности, в 43,9 % случаев это выразилось в недостаточном выяснении причастности обвиняемого к убийству.1

Проведенное вышеназванными авторами обобщение показало, что неполнота исследования причастности обвиняемого к убийству обусловливалась следующими основными недостатками:

а) в 63,3 % случаев версии о совершении убийства другими лицами не проверялись, а в 30,7 % случаев проверялись не до конца;

б) в 19,7 % случаев отсутствовала или была не полной проверка алиби обвиняемых;

в) в 34,4 % случаев недостаточно исследовались обстоятельства, предшествовавшие убийству;

г) в 18,2% случаев признания обвиняемых не были подтверждены другими доказательствами.

Выдвижение не всех версий или неполная проверка выдвинутых версий о личности преступника сочетались с:

  • неполным исследованием обстоятельств, предшествовавших убийству, - в 30,6 % случаев;
  • недостаточной проверкой показаний обвиняемых, признавших свою вину, - в 24,6 % случаев;
  • Бердичевский Ф.Ю., Комаров Г.И., Степичев С.С. Почему некоторые дела об убийствах возвращаются на доследование? М., 1968. С. 24.

189 - недостаточной проверкой алиби обвиняемых, - в 14,5 % случаев.

Еще более впечатляющие данные приводит В.И. Саньков (начальник отдела по расследовании бандитизма и умышленных убийств следственного управления прокуратуры Воронежской области): “Изучение уголовных дел об умышленных убийствах, расследовавшихся следственным управлением прокуратуры Воронежской области, показывает, что в период с 1996 г. по 1999 г. за недоказанностью участия обвиняемых в убийствах было прекращено уголовное преследование по 6 делам (9 эпизодов) в отношении 8 лиц, которые в ходе следствия признавались в совершении данных преступлений, а предварительное следствие приостановлено ввиду неустановления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Еще по трем делам уголовное преследование прекращено в отношении 14 человек, ранее обвинявшихся в совершении убийств, на основании ст. 5 п. 2 УПК РСФСР за отсутствием в их действиях состава преступления, поскольку в результате расследования была установлена их непричастность к инкриминировавшимся им деяниям. Причем, из числа этих лиц 12 признавались в совершении убийств либо в качестве исполнителей, либо соучастников, оговаривая других. По последним трем делам были установлены и привлечены к уголовной ответственности действительные преступники”. Аналогичные данные можно привести по делам таких “широко известных” маньяков (серийных убийц), как А. Чикатило, Г. Михасевич, Н. Фефилов, А. Ершов.3

Чтобы не допустить в будущем подобных злоупотреблений властью, а равно предотвратить отказ от “признательных показаний в связи с якобы имевшимся физическим воздействием работников органов дознания, следует

1 Бердичевский Ф.Ю., Комаров Г.И., Степичев С.С. Почему некоторые дела об убийствах возвращаются на доследование? С. 29-30.

2 Саньков В.И. Тактика допроса лица, признающегося в совершении убийства (подготовительный этап) // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Воронеж, 1999. С. 79.

3 См. об этом подробнее: Водько Н.П. Почему так долго искали Чикатило… М., 1996. С. 37- 42; Китаев Н.Н. Неправосудные приговоры к смертной казни: системный анализ допущенных ошибок. Иркутск, 2000. С. 20, 36-37.

190

учесть рекомендацию О.Я. Баева: “во-первых, подвергнуть задержанного до его допроса по существу дела судебно-медицинскому освидетельствованию на предмет установления наличия телесных повреждений; в случае если таковые будут обнаружены, незамедлительно допросить подозреваемого об обстоятельствах их получения. Во-вторых, после дачи подозреваемым “признательных” показаний вновь произвести его судебно-медицинское освидетельствование. Цель его ясна: установить что в промежутке между первым и вторым освидетельствованиями у подозреваемого не появились телесные повреждения”.1

Подводя краткий итог изложенному в данном параграфе, хотелось бы отметить следующее:

1) тактическая операция “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным в совершении серии убийств” - это система следственных действий, оперативно- розыскных и иных мероприятий, направленная на установление достоверности сведений, сообщаемых подозреваемым (обвиняемым), в целях доказывания его вины или, напротив, установления невиновности и непричастности к совершению одного, нескольких или всех убийств, входящих в серию; 2) 3) данная тактическая операция (наряду с тактической операцией “Защита доказательств”) должна планироваться и осуществляться по любому расследуемому уголовному делу, не зависимо от следственной ситуации и других обстоятельств. Особое значение она приобретает при расследовании серийных убийств и других тяжких преступлений против личности; 4) 5) структуру данной тактической операции образуют: 6) а) следственные действия: повторные допросы подозреваемых (обвиняемых), проведение различных видов следственного эксперимента, предъявление для опознания (потерпевшего/трупа, орудий преступления, иных предметов), очные ставки;

1 Баев О.Я. Основы криминалистики… С. 250.

191

б) оперативно-розыскные мероприятия: розыскные действия по обнаружению трупов, орудий преступления, иных предметов, имеющих значение для дела; проверка оперативной информации об определенных обстоятельствах, имеющих отношение к одному или нескольким убийствам, входящим в серию; проверка следственных версий и контрверсий, которые возникли на основании “признательных” показаний, сбор данных о личности лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении серий убийств;

в) организационные действия и мероприятия: обращение к сведениям, содержащимся в различных криминалистических учетах и коллекциях, обмен информацией с представителями правоохранительных органов иных субъектов РФ, стран СНГ об имевшей место быть серии убийств и о лицах, подозреваемых (обвиняемых) в ее совершении.

4) большинство проводимых следственных действий в рамках данной тактической операции в целях “объективизации” показаний целесообразно фиксировать с помощью аудио- видеозаписи; 5) 6) для предупреждения незаконного физического воздействия на подозреваемых (обвиняемых) со стороны работников органов дознания, а равно для предупреждения отказа от ранее данных показаний, целесообразно проводить судебно-медицинское освидетельствование до начала и по окончании следственных действий (в частности, допросов). 7)

192

Заключение.

Проведенное исследование привело нас к следующим основным выводам:

1)в Уголовный кодекс РФ следует ввести понятие “систематичности” как одной из форм множественности преступлений, которое должно учитываться правоприменителями в качестве отягчающего обстоятельства, а также квалифицирующего признака. Под “систематичностью” мы понимаем совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ. Совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных различными статьями УК, может признаваться систематичным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

В этой связи мы предлагаем дополнить статью 16 Уголовного кодекса Российской Федерации “Неоднократность преступлений” и изложить ее в следующей редакции:

“Статья 16. Неоднократность преступлений.

  1. Неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего кодекса.
  2. Систематичностью преступлений признается совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться систематичным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.
  3. Преступление не признается совершенным неоднократно или систематично,
    если за ранее совершенное преступление лицо было в

193

установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята. 4. В случаях, когда неоднократность или систематичность преступлений предусмотрена настоящим Кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность или систематичность преступлений.”

В контексте предлагаемого понятия “систематичность” считаем необходимым предложить внести соответствующие изменения и дополнения в следующие статьи Уголовного кодекса РФ: п. “а” ст. 63, п. “н” ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 132, ст. 133, ст. 134, ст. 135, а также во все иные статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающие умышленную форму вины и в качестве квалифицирующего признака неоднократность преступлений.

2) В теории и практике раскрытия и расследования преступлений, наряду с уголовно-правовым термином “систематичность” является корректным использование криминалистический категории “серийность” (многоэпизодность). При этом, в контексте темы нашего исследования, возможно использование следующих дефиниции:

Серийные преступления - это совершаемые разновременно одним лицом или группой лиц по предварительному сговору три и более уголовно наказуемых деяния (или покушения на них), являющихся тождественными и (или) однородными, которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью механизма их совершения. Таким, на наш взгляд, является общее понятие “серийности”, независимо от вида и категории преступлений.

3) Серийные убийства - это совершаемые одним лицом или группой лиц три или более убийств (покушения на них), отстоящих друг от друга по времени и объединенных единством мотива и механизма их совершения.

194 Признаки серийных убийств:

а) количественный показатель - совершение трех или более убийств;

б) сходство (аналогичный характер) способов совершения преступлений, включая способы подготовки и сокрытия убийств;

в) общность мотива;

г) сходство (однотипность) объекта посягательства;

д) сходство обстановки совершения преступления;

е) сходство в специфике профессиональных либо преступных навыков лица (лиц), совершившего (-их) убийства;

ж) одинаковые или сходные элементы описания предполагаемого(-ых) преступника(-ов) и его (их) атрибутов;

з) сходство механизма следообразования;

и) определенная периодичность (цикличность) совершения убийств.

4) Криминалистическая классификация серийных убийств создает предпосылки научного объяснения и описания этого явления, способствует выявлению особенностей их раскрытия и расследования, а значит, служит потребностям криминалистической практики. Классификация сложных и многогранных объектов требует использования не одного, а нескольких оснований деления, поэтому мы полагаем, что целесообразно классифицировать серийные убийства по следующим основаниям:

а) по мотиву и цели преступного посягательства;

б) по механизму совершения преступления;

в) по особенностям объекта преступного посягательства;

г) по специфике субъекта преступления. I По мотиву и цели:

1) корыстный:

а) по найму;

б) с целью завладения имуществом (квартиры, автотранспорт и т.д.) или деньгами;

в) между конкурирующими ОПТ (преступными

195 сообществами) при разделе сфер влияния;

2) сексуальный:

а) условно сексуальный;

б) безусловно сексуальный;

3) мести:

а) между конкурирующими ОПТ (преступными сообществами);

б) длящаяся кровная месть;

в) очевидцев преступления и других нежелательных свидетелей.

II По механизму совершения:

1) предумышленные; 2) 3) внезапные. 4) III По особенностям объекта преступного посягательства:

1) женщин, несовершеннолетних, малолетних одного или обоих полов, в т.ч. страдающих физическими либо психическими недостатками; 2) 3) социально дезадаптированных лиц (маргиналов) одного или обоих полов; 4) 5) собственников приватизированного жилья, не имеющих наследников; 6) 7) владельцев автотранспорта; 8) 9) бизнесменов; 10) 11) членов ОПТ (преступных сообществ); 12) 13) представителей национальных групп, где “практикуется” кровная месть; 14) 15) действующих и бывших работников правоохранительных органов, судей; 16) 9) свидетелей, потерпевших по уголовным делам. IV По специфике субъекта преступления:

1) совершенные одним лицом;

196 2) совершенные группой лиц (в т.ч. ОПТ, преступным сообществом).

В дальнейшем, в зависимости от вида серийного убийства (серийные сексуальные убийства, убийства водителей автотранспорта, убийства владельцев приватизированных квартир, убийства членов ОПГ и т.п.) возможна более детальная классификация. Так, по серийным сексуальным убийствам мы предлагаем следующие основания классификации:

а) по специфике мотива и цели;

б) в зависимости от особенностей жертв;

  • по половозрастному признаку;
  • по социальному статусу;
  • по состоянию здоровья;
  • по внешним признакам.
  • в) в зависимости от особенностей механизма совершения преступления:

  • по способу подготовки убийства;
  • по способу совершения убийства;
  • по способу сокрытия убийства.
  • г) по определенной частоте (периодичности) совершения убийств.

Полагаем, что вышеприведенные классификации будет способствовать познанию феномена “серийных убийств”, целенаправленности и эффективности их расследования.

5) Особенностью версионного процесса по делам о серийных убийствах является, по нашему мнению то, что истина по делу может быть установлена различными способами: проверка генеральной версии дает основания для подтверждения общей и частных версий и, напротив, в ходе проверки частной версии может быть выявлено лицо, исследовав деятельность которого и “примерив” его к другим эпизодам, можно выйти на раскрытие серии преступлений. Частные версии могут и должны проверяться

197 не только в рамках одного эпизода, но и в рамках других, входящих в серию убийств. То, что окажется неэффективным и малорезультативным при проверке одной частной версии, поможет выявить истину и стать решающим доказательством при проверке другой. Необходимо аккумулировать все версии, которые были выдвинуты ранее по всем эпизодам убийств и проверять их по каждому эпизоду убийства.

Полагаем, что при выдвижении версии о серийном характере убийств, следователь должен опираться на комплексы признаков, характеризующих определенные разновидности серийных убийств.

Для серийных сексуальных убийств характерны следующие признаки:

а) сходство способов совершения убийств (однотипный “почерк”);

б) сходный мотив: безусловно сексуальный или условно сексуальный;

в) сходство (однотипность) объекта посягательства: сходство социального статуса, признаков внешности, физиологических и психологических особенностей, пола, возраста жертв;

г) сходство механизма следообразования, используемых орудий преступлений, относимость следов крови, слюны, пота, спермы к одной группе (выявление совпадающих антигенов);

д) сходство обстановки совершения убийств (лесополоса, парк, стройка, квартира; дневное, вечернее или ночное время);

е) наличие сходных профессиональных или преступных навыков (врачебные навыки, знание способов и механизма расчленения трупа и т.п.);

ж) сходные элементы описания предполагаемого преступника и его атрибутов (наличие автомашины, ношение портфеля, палки, очков, особенности походки и т.);

з) определенная периодичность (цикличность) совершения убийств;

и) наличие “подписи” как одного из элементов преступного “почерка” -то, что преступник делает сверх необходимой для убийства, своего рода “визитка”, “автограф”, “поведенческий индикатор”.

198 Для серийных убийств, связанных с завладением приватизированным жильем, характерны следующие признаки:

а) результаты судебно-медицинского вскрытия трупа, когда обнаруживаются признаки насильственной смерти;

б) сходство типа жертв (пенсионеры, инвалиды, являющиеся одинокими престарелыми гражданами; пьяницы, наркоманы, иные деградирующие элементы, являющиеся социально дезадаптированными);

в) излишне поспешное захоронение или кремация трупов;

г) отсутствие вскрытия, когда оно необходимо по медицинским показаниям; сходство посмертных диагнозов у ряда умерших;

д) сведения жилищных органов о том, что квартира умершего находилась в собственности другого лица (перешла в собственность лица), не состоящего в родстве с умершим;

е) результаты осмотра документов у нотариусов, где выясняется что одно и то же лицо заключило несколько договоров пожизненного содержания с иждивением, а “получатели ренты” вскоре после заключения указанных договоров скоропостижно скончались;

ж) результаты допросов соседей и других лиц, близких умершему, сообщающих сходные сведения о признаках виновного лица (лиц), о том, что умерший незадолго до смерти отдал квартиру в собственность другому лицу (фирме) за пожизненное содержание с иждивением.

Для серийных убийств владельцев автотранспорта характерны следующие признаки:

а) сходство способов совершения (колото - резаные повреждения, использование огнестрельного оружия) и сокрытия убийств (сожжение, закапывание трупов, сбрасывание в водоемы);

б) сходство предмета преступного посягательства (автомобили одной модели или одного класса, одинаковые предметы или грузы, похищаемые из автомобилей);

в) общий мотив - корыстный;

199

г) сходство обстановки совершения убийств (удаленные от оживленных магистралей трассы, вечернее или ночное время и т.п.);

д) сходство механизма следообразования; одинаковые следы обуви, транспортных средств, окурки с совпадающей группой слюны, брошенные на местах преступлений и т.п.);

е) сходство типа жертв - владельцы легковых автомобилей, занимающиеся частным извозом, таксисты, шоферы-дальнобойщики и т.п.);

ж) использование “подсадных” (например, женщин), остановка выбранного транспорта одинаковым способом - с помощью шипованной ленты, установления заграждений и т.п.;

з) налаженные каналы сбыта похищенных машин, запасных частей; наличие технического оснащения и помещения для изменения внешнего вида машин (номеров), для их разборки на запчасти.

и) совпадающие признаки (элементы) описания преступников -одиночек или организованных преступных групп, наличие особых примет.

Для серийных убийств, совершаемых членами ОПТ, характерны следующие признаки:

а) общий мотив - корыстный;

б) сходство типов жертв - предприниматели, банкиры, “ростовщики”, “валютчики” и т.п., установленные факты отказа жертв от участия в противоправных операциях, незаконных сделках и т.п., установленные факты вымогательства, совершенные в отношении жертв, установленные факты отказа жертвы от покровительства, (“крыши”) определенной ОПТ, отказа платить “дань”;

в) сходство механизма и способов совершения убийств (использование огнестрельного оружия, автотранспорта, взрывных устройств и т.п.);

г) установленная территория (зона, сфера) влияния ОПТ.

Наличие указанных признаков, их выявление в ходе изучения уголовных дел,
при производстве следственных действий позволяет

200 следователю или прокурору - криминалисту выдвинуть обоснованную версию о наличии серии убийств.

6) Особенности организации расследования серийных убийств во многом зависят от складывающихся на этапе возбуждения уголовного дела следственных ситуаций:

а) известно криминальное событие (убийство); серийность убийства установлена, неизвестно виновное лицо;

б) известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность убийства установлена;

в) известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность неочевидна, но предполагается;

г) известно криминальное событие (убийство); виновное лицо неизвестно, серийность неочевидна.

7) Соединение уголовных дел — это сложное процессуальное решение следователя, включающее в себя рациональный отбор уголовных дел, выбор оптимального места и времени их объединения и дальнейшего расследования.

Полагаем, что объединение дел о серийных преступлениях (в частности — серийных убийствах) — это сложный мыслительный процесс, состоящий из двух этапов:

I - группировка уголовных дел;

II — соединение уголовных дел.

В свою очередь, группировка уголовных дел включает три стадии:

а) изучение каждого уголовного дела на предмет выявления признаков, свидетельствующих о возможной “серийности” преступных деяний, по поводу которых возбуждены (или приостановлены производством) уголовные дела;

б) сравнение выявленных признаков на предмет их принадлежности к одной серии убийств; “отсечение” дел, признаки которых не соответствуют данной серии;

201 в) систематизация материалов уголовных дел, определение дел, подлежащих соединению и обоснование необходимости их соединения.

Соединение уголовных дел - это этап более высокого уровня общности, переход к которому возможен по итогам группировки дел. Соединение дел о нераскрытых преступлениях возможно на основании имеющихся (накопленных) доказательств по этим делам. Недопустимо искусственное, не вызванное необходимостью, соединение уголовных дел.

8) Расследование серийных убийств невозможно без проведения тактических операций. Наряду с тактическими приемами, комбинациями и комплексами, операции образуют систему тактико-криминалистических средств; 9) 10) тактическая операция - это обусловленная следственной ситуацией и поставленной тактической задачей дршамическая (гибкая) система следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, без которых достижение определенной локальной цели расследования невозможно или нерационально (неэффективно). 11) 10) как минимум, две тактические операции должны быть проведены по каждому уголовному делу о серийных убийствах: “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным” и “Защита доказательств”.

В тактическую операцию “Проверка показаний…” должны входить следующие действия:

A) проверка показаний на месте происшествия (выход на место); Б) проведение различных видов следственного эксперимента; B) C) проведение очных ставок; D) Г) предъявление для опознания (потерпевшего, орудий преступления, других предметов);

Д) производство обыска;

Е) производство повторных допросов данного лица;

Ж) иные составляющие (элементы).

Тактическая операция “Защита доказательств” должна включать в себя:

202

A) строжайшее соблюдение УПК РФ при производстве следственных действий;

Б) обеспечение сохранности вещественных доказательств;

B) оперативную работу по предупреждению и выявлению фактов воздействия на свидетелей и потерпевших на стадии предварительного расследования;

Г) постоянное использование видеозаписи в качестве средства фиксации;

Д) письменное предупреждение заинтересованных лиц об ответственности за воздействие на свидетелей потерпевших, иных лиц;

Е) оперативную работу на судебной стадии по прогнозированию возможных изменений показаний подсудимого;

Ж) использование понятых не только в случаях, предусмотренных УПК РФ, но по инициативе следователя в иных случаях, а также по ходатайству обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего.

11) На первоначальном этапе расследования уголовных дел о серийных убийствах особую значимость имеет комплекс действий по отождествлению личности неопознанного трупа (используя терминологию В.И. Шиканова, -“Атрибуция трупа”). Важнейшей составляющей тактической операции по атрибуции трупа является идентификация личности погибшего, т.е. установление принадлежности тела или его останков конкретному индивиду. Практическое решение указанной идентификационной задачи может быть осуществлено по III этапам:

I этап - Накопление информации о погибшем (-ей), чей труп (части расчлененного трупа, костные останки) выступают в качестве непосредственного объекта исследования. Одновременно происходит сбор данных об исчезнувшем лице, которое предположительно считается погибшим при не установленных обстоятельствах. Такая информация целенаправленно собирается следователем
(с помощью работников

203 уголовного розыска, экспертов, прокуроров-криминалистов) и накапливается в материалах дела по двум встречным потокам.

II этап - Сравнительный анализ информации, имеющейся в каждом из указанных потоков. Сопоставляются две идеальные, мысленные модели: а) индивидуума, чей труп обнаружен, б) лица, пропавшего без вести.

III этап - Формулирование и обоснование вывода об идентичности личности (отсутствии тождества, о невозможности прийти к определенному выводу) неизвестного трупа и лица, пропавшего без вести.

По делам о серийных убийствах проблема идентификации личности потерпевших может быть успешна решена при наличии следующих условий:

а) квалифицированного осмотра места происшествия;

б) качественно подготовленного и проведенного предъявления трупа для опознания;

в) обязательного дактилоскопирования неопознанных трупов;

г) создания общероссийского Бюро регистрации несчастных случаев (БРНС);

д) активного использования автоматизированных информационных систем (в частности, АИПС “Опознание” и АДИС “Папилон”);

е) активного взаимодействия с НЦБ Интерпола, в ряде случаев - использование возможностей СМИ и Интернета.

12) Тактическая операция “Выявление и изобличение лица, совершившего серию убийств” - это сложный тактический комплекс, направленный на установление виновного в совершении серии убийств, осуществляемый процессуальными и непроцессуальными средствами и методами в ходе предварительного расследования по делу; данная тактическая операция состоит из двух взаимосвязанных этапов (частей): а) выявление подозреваемого; б) изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении серии убийств;

204

13) реализация данной тактической операции на I этапе (этапе выявления подозреваемого) зависит от следственной ситуации, складывающейся по расследуемому делу:

  • простая (вариант “А”): известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее, серийность убийства установлена либо серийность неочевидна, но предполагается;
  • сложная (вариант “Б”): известно криминальное событие (убийство), серийность убийства установлена (предполагается), неизвестно виновное лицо либо серийность неочевидна и виновный неизвестен;
  • Планирование тактической операции может осуществляться по двум направлениям:

  • “от жертвы” - тщательно изучаются все данные, характеризующие потерпевшего(-ую) и его (ее) окружение;
  • “от преступления” - тщательно изучаются место, время, обстановка совершения преступления, способ и орудие убийства;
  • в рамках, простой (с известной долей условности) следственной ситуации алгоритм действий следователя и взаимодействующих с ним служб по выявлению виновного выглядит следующим образом:

  • установление места нахождения подозреваемого, принятие мер к его розыску;
  • задержание подозреваемого;
  • производство неотложных следственных действий (личный обыск, освидетельствование, допрос, обыск по месту жительства подозреваемого);
  • в рамках сложной следственной ситуации алгоритм действий по выявлению подозреваемого нам представляется следующим образом:

  • выдвижение версий о личности виновного и проверка вытекающих из них следствий;

205

  • криминалистический анализ материалов уголовных дел об убийствах, входящих в серию, и оперативной обстановки в регионе;
  • розыск и задержание подозреваемого;
  • производство неотложных следственных действий;
  • обращение к сведениям в криминалистических учетах и коллекциях, а также к данным автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС).
  • Реализация данной тактической операции на II этапе (этапе изобличения подозреваемого, обвиняемого) также осуществляется в зависимости от сложившейся по делу следственной ситуации.

14) в рамках любой из них первоначально следователь должен тщательно изучить личность подозреваемого (обвиняемого),

диагносцировать его поведение в ходе следственных действий и построить мысленную модель общения с ним;

  • в простой, бесконфликтной ситуации следователь должен приложить все усилия к тому, чтобы не сделать ее конфликтной, не спровоцировать своими действиями, поведением конфликт с допрашиваемым. В этой связи все следственные действия и гласные оперативно-розыскные мероприятия должны производиться максимально корректно и осторожно;
  • в промежуточной ситуации (“мягкого” конфликта) следователь должен:
  • определить возможные причины ошибок в показаниях;
  • оказать помощь в адекватном воспроизведении имеющейся у подозреваемого информации и установлении фактов и обстоятельств, имеющих значение при расследовании по делу.
  • Для этого производится:

  • ряд (серия) повторных допросов;
  • проверка показаний на месте;
  • следственный эксперимент;
  • в сложной ситуации (“жесткого” конфликта) следователь должен:

206 - убедить подозреваемого (обвиняемого) в необходимости дачи правдивых показаний и важности контакта со следственными органами по логическим или эмоциональным на то причинам, в частности:

а) использовать доказательства, полученные в ходе таких следственных действий, как обыск по месту жительства подозреваемого (обвиняемого), повторный осмотр места происшествия, выемка, назначенные экспертизы, а также тактические приемы класса “демонстрация возможностей следствия”;

б) использовать “следственные хитрости” и т.н. “слабые места” в психике.

15) тактическая операция “Проверка показаний лица, признавшего себя виновным в совершении серии убийств” - это система следственных действий, оперативно- розыскных и иных мероприятий, направленная на установление достоверности сведений, сообщаемых подозреваемым (обвиняемым), в целях доказывания его вины или, напротив, установления невиновности и непричастности к совершению одного, нескольких или всех убийств, входящих в серию

Структуру данной тактической операции образуют:

а) следственные действия: повторные допросы подозреваемых (обвиняемых), проведение различных видов следственного эксперимента, предъявление для опознания (потерпевшего/трупа, орудий преступления, иных предметов), очные ставки;

б) оперативно-розыскные мероприятия: розыскные действия по обнаружению трупов, орудий преступления, иных предметов, имеющих значение для дела; проверка оперативной информации об определенных обстоятельствах, имеющих отношение к одному или нескольким убийствам, входящим в серию; проверка следственных и оперативно-розыскных версий, а также контрверсий, которые возникли на основании “признательных” показаний; сбор данных о личности лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении серий убийств;

207 в) организационные действия и мероприятия: обращение к сведениям, содержащимся в различных криминалистических учетах и
коллекциях, обмен информацией с представителями правоохранительных органов иных субъектов РФ, стран СНГ об имевшей место
быть серии убийств и о лицах, подозреваемых (обвиняемых) в ее совершении, обращение в НЦБ Интерпола. Большинство проводимых следственных действий в рамках данной тактической операции в целях “объективизации” показаний целесообразно фиксировать с помощью аудио- видеозаписи.

Для предупреждения незаконного физического воздействия на подозреваемых (обвиняемых) со стороны работников органов дознания, а равно для предупреждения отказа от ранее данных показаний, целесообразно проводить судебно-медицинское их освидетельствование до начала и по окончании осуществления с ними следственных действий (в частности, допросов).

208 Список использованных нормативных актов, литературы

Законодательство, ведомственные нормативные акты,

судебная практика

  1. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. / Права человека. Основные международные документы: Сборник документов. - М.: Международные отношения, 1989.-С. 134-142.
  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Российская газета. - 1995. - 5 апреля.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. / Права человека. Основные международные документы: Сборник документов. - М.: Международные отношения, 1989. - С. 35-61.
  4. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. / Права человека. Основные международные документы: Сборник документов. - М.: Международные отношения, 1989. - С. 106-125.
  5. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью 1985 г. // Советская юстиция. - 1992. № 9 - 10. - С. 39-40.
  6. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Новый сборник законов Российской Федерации. -М., 2001. -С. 7- 21.
  7. Декларация прав и свобод человека и гражданина 1991 г.: - М.: ИНФРА-М., 2002.-11 с.
  8. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2954. С изменениями и дополнениями: Федер. закон от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ // Собр. Закон. Рос. Федерации. - 1998. - № 26. - Ст. 3012; Федер. закон от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации от 12 марта 2001. - № 11. Ст. 1002; Федер. закон от 7 мая 2002 г. № 50-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 19. Ст. 1795.

209 9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М: Проспект, 1997 - 240 с.

Ю.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2001. - № 52. Ст. 4924. С изменениями и дополнениями: Федер. закон от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 22. Ст. 2027; Федер. закон 24 июля 2002 г. № 98- ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 30.-Ст. 3015.

1 l.O прокуратуре РФ: Федер. закон от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1995. - № 47. - Ст. 4472; Федер. закон от 10 февраля 1999 г. № 31- ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1999. - № 7. - Ст. 878; Федер. закон от 19 ноября 1999 г. № 202-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. 199. - № 47. - Ст. 5620. Федер. закон от 28 июня 2002 г. № 77-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 26. - Ст. 2523. Федер. закон от 5 октября 2002 г. № 120-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002.- № 40. - Ст. 3853.

12.Об оперативно-розыскной деятельности: Федер. закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1995. - № 33. - Ст.3349. С изменениями и дополнениями: Федер. закон от 18 июля 1997 г. № 117-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1998. - № 30. - Ст. 3613. Федер. закон от 5 января 1999 г. N 6-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1999. - № 2. Ст. 233. Федер. закон от 20 марта 2001 г. № 26-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. -2001. - № 13. - Ст. 1140. Федер. закон 10 января 2003 г. № 15-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2003. - № 2. - Ст. 167.

13.0 государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации: Федер. закон от 25 июля 1998 г. № 128-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1998. - № 31. - Ст. 3806.

14.0 государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: Федер. закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2001. - № 23. - Ст. 2291.

210

15.Об организации прокурорского надзора в стадии досудебного производства: Приказ Генерального прокурора РФ от 5 июля 2002 г. № 39. -М, 2002.

16.0 введении в действие Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств: Указание Генерального прокурора РФ № 15-16-93 от 02 июня 1993 г. и Министра внутренних дел РФ № 1/3452 от 02 августа 1993 г. - М., 1993.

17.0 совершенствовании деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным исчезновением граждан, и розыску лиц, пропавших без вести: Указание Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ от 20 ноября 1998 г. № 83/36; 1/19934. - М., 1998.

18.Инструкция о едином учёте преступлений: Утверждена приказом и.о. Генерального прокурора РФ и и.о. Министра внутренних дел РФ 14 декабря 1994 г. № 66/418: 3-е изд. - М., 1994.-26 с.

19.Наставление по работе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел: Утверждено приказом Министра внутренних дел РФ от 01 июня 1993 г. № 261.-М., 1993.

20.Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно- справочных, розыскных и криминалистических учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел: Утверждено приказом Министра внутренних дел РФ от 12 июля 2000 г. -М., 2000.

21.0 положительном опыте расследования серии убийств: Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 11 января 2002 г. №28-15/26-02.

22.0 типичных ошибках следователей при назначении судебных экспертиз: Информационное письмо прокуратуры Воронежской области от 1 марта 1997 г. № 28/7-2-97.

23.Комплекс типовых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию и расследованию умышленных убийств:

211 Утверждён прокурором Воронежской области и начальником ГУВД Воронежской области 14 июня 1996 г. - Воронеж, 1996. - 20 с.

24.0 судебной практике по делам об убийстве (Ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 // Бюл. Верх. Суда РФ. - 1999. - № 7. - С. 2-6.

2 5.0 некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Указов Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. “О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства” и от 15 октября 1982 г. “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР”: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. № 2 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1997. - С. 208- 212.

26.Архив Воронежского областного суда 1997 г., 1998 г., 1999 г.

Словари, справочные пособия

27.Криминалистический словарь: пер. с нем. - М.: Юрид. лит., 1993. - 193

с.

28.Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / СИ. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - 3-е изд., стер. -М.:АЗЪ, 1995.-928 с.

29.Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M. Прохоров. - 2-е изд. - М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. - 1456 с.

30.Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - 4-е изд. - М.: Политиздат, 1980.- 444 с.

31 .Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. - М: Сов. Энциклопедия. - 1984. -415 с.

32.Карпенко Л.А. Краткий логический словарь / Л.А. Карпенко. - М.: Политиздат, 1985. - 489 с.

33.Философская энциклопедия / Под ред. И.Т. Фролова. - 3-е изд. - М.: Политиздат, 1982. - 1230 с.

212

Монографическая и учебная литература, иные публикации

  1. Аббасова И.С. Время как базисный элемент криминалистически

значимой информации о событии преступления. Тактико-криминалистические и процессуальные аспекты / И.С. Аббасова, Н.В. Кручинина, В.И. Шиканов. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1994. - 232 с.

  1. Антипов В.П. Планирование расследования нераскрытых преступлений / В.П. Антипов. - М: Юрлитинформ, 2002. - 144 с.
  2. Антонян Ю.М, Криминальная сексология / Ю.М. Антонян, А.А. Ткаченко, Б.В. Шостакович. - М.: Спарк, 1999. - 464 с.
  3. Антонян Ю.М. Сексуальные преступления: Научно-популярное исследование / Ю.М. Антонян, А.А. Ткаченко. - М.: Амальтея, 1993. - 320 с.
  4. Антонян Ю.М. Сексуальный убийца Чикатило: попытка психоаналитического объяснения / Ю.М. Антонян // Государство и право. -1993.-№7. -С. 91-99.
  5. Апшиник А.Я. Опыт работы ОВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по установлению личности фаждан по неопознанным трупам и постановке на учет лиц без определенного места жительства / А.Я. Апшикин // Информационный бюллетень по материалам Всероссийского совещания-семинара по организации и осуществлению органами внутренних дел розыскной работы. - Тула, 2000. - С. 33- 46.
  6. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий / Г.В. Арцишевский. - М.: Юрид. лит., 1978. - 104 с.
  7. Арцишевский Г.В. К вопросу о следственных версиях / Г.В. Арцишевский // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 24. - М., 1976. - С. 150-164.
  8. Афанасьев С.А. Особенности расследования сексуально-садистских убийств: Учеб. пособие / С.А. Афанасьев, В.И. Иванов, В.В. Новик. - СПб., 1993.-80 с.

213

10.Баев М.О. УПК РФ 2001 г.: достижения, лакуны, коллизии; возможные пути заполнения и разрешения последних: Учеб. пособие / М.О. Баев, О.Я. Баев. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2002. - 57 с.

11 .Баев О.Я. Введение в курс криминалистики (Лекция) / О.Я. Баев // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - Вып. 1. - С. 5 - 41.

12.Баев О.Я. Криминалистические средства и методы исследования преступлений / О.Я. Баев // Юрид. зап. Вып. 10: Криминалистические средства и методы исследования преступлений. - Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1999. -С. 5-17.

13.Баев О.Я. Новации норм доказательственного права в УПК РФ 2001 г. и проблемы их реализации / О.Я. Баев // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы международной найчной конференции. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2002. - С. 21-42.

14.Баев О.Я. Основы криминалистики: курс лекций / О.Я. Баев. М.: Экзамен, 2001.- 288 с.

15.Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие / О.Я. Баев. - Воронеж: НПО “МОДЭК”, 1995. - 224 с.

16.Баев О.Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие / О.Я. Баев - М.: Экзамен, 2003. - 432 с.

17.Баранов П.П. Серийные убийства и социальная агрессия: теоретические и криминологические аспекты / П.П. Баранов // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 20-22.

18.Батищев В.И. Взаимодействие следователя с органом дознания при расследовании групповых преступлений против личности / В.И. Батищев // Юрид. зап. Вып. 10: Криминалистические средства и методы исследования преступлений. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1999. - С. 160 - 172.

19.Батищев В.И. Особенности расследования неоднократных и групповых Преступлений / В.И. Батищев // Юрид. зап. Вып. 7: Расследование

214 преступлений. Вопросы теории и практики. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1997.-С. 103-109.

20.Батищев В.И. Постоянная преступная группа / В.И. Батищев. — Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1994. - 120 с.

21.Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами / В.И. Батищев. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1992.- 144 с.

22.Батищев В.И. Характеристика группы и особенностей расследования совершенных ею неоднократных преступлений против личности / В.И. Батищев // Воронежские криминалистические чтения. — Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - Вып. 1. - С. 160-172.

23.Белкин А.Р. Криминалистические классификации / А.Р. Белкин. - М.: Норма, 2000. - 138 с.

24.Белкин А.Р. Теория доказывания / А.Р. Белкин. - М.: Норма, 1999. - 429 с.

25.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы Российской криминалистики / Р.С. Белкин. - М.: Норма, 2001. -240 с.

26.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории / Р.С. Белкин. - М.: Юрид. лит., 1987. - 270 с.

27.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике / Р.С. Белкин. - М.: Юрид. лит., 1988. — 304 с.

28.Белкин Р.С. Криминалистика: Учебный словарь-справочник / Р.С. Белкин. - М.: Норма, 1999. - 268 с.

29.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 1: Общая теория криминалистики / Р.С. Белкин. - М.: Юрист, 1997. - 404 с.

30.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 2: Частные криминалистические теории / Р.С. Белкин. - М.: Юрист, 1997. - 463 с.

31.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации / Р.С. Белкин. - М.: Юрист, 1997. - 480 с.

215

32.Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики / Р.С. Белкин. - М., 1970. - 130 с.

33.Белкин Р.С. Эксперимент в следственной и судебной практике / Р.С. Белкин. - М: Юрид. лит., 1964. - 223 с.

34.Белкин Р.С. Эксперимент в уголовном судопроизводстве / Р.С. Белкин, А.Р. Белкин. - М.: Норма, 1997. - 154 с.

35.Белоус С. Лжедмитрий из Балашихи / С. Белоус, В. Любин, М. Слинько // Записки криминалистов. Вып. 3. - М., 1994. - С. 3-22.

36.Боков С.Н. Использование психологического портрета при раскрытии и расследовании преступлений / С.Н. Боков // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы международной научной конференции. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2002. - С. 49-60.

37.Боков С.Н. Некоторые аспекты психологического портрета лиц, совершающих преступления имущественной направленности / С.Н. Боков // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - Вып. 1. - С. 57-64.

38.Боков С.Н. О стереотипном портрете преступника / С.Н. Боков // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2001. - Вып. 2. - С. 203-214.

39.Бураков В.В. Серийные преступления: подходы к дефиниции / В.В. Бураков, А.О. Бухановский // Серийные убийства и социальная агрессия. -Ростов-на-Дону, 1998. - С. 42-48.

40.Бухановский А.О. Манипуляции с глазами при серийных сексуальных преступлениях: гипотеза о мотивации / А.О. Бухановский // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 53-55.

41.Бюллетень прокуратуры Воронежской области. -Воронеж, 1998. -№ 7. -41 с.

42.Вандышев В.В. Тактическая операция по изучению личности жертвы насильственного преступления / В.В. Вандышев // Тактические операции и

216 эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 124— 132.

43.Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений / А.Н.Васильев. - М.: ЛексЭст, 2002. - 76 с.

44.Васильев А.Н. Следственная тактика / А.Н.Васильев. - М.: Юрид. лит., 1976.-197 с.

45.Водько Н.П. Почему так долго искали Чикатило… / Н.П. Водько. - М.: Юрист, 1996.-80 с.

46.Гайков В.Т. Серийные убийства: подход к региональной модели / В.Т. Гайков, А.О. Бухановский, Ю.Г. Байбаков // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 69-74.

47.Герасимов И.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного следствия и дознания / И.Ф. Герасимов // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. -Свердловск, 1986. -С. 4-6.

  1. Глазу нов С. Портрет иркутского монстра / С. Глазунов // Записки криминалистов. Вып. 3. - М, 1994. - С. 262-268.

49.Головин А.Ю. Криминалистическая систематика / А.Ю. Головин. - М.: ЛексЭст, 2002. - 305 с.

50.Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке / А.Ю. Головин. - Тула, 2000. - 228 с.

51.Горский Г.Ф. Проблема доказательств в советском уголовном процессе / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. - Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1978.- 304 с.

52.Дворкин А.И. Расследование убийств, совершенных организованными группами при разбойных нападениях: Научно-методическое пособие / А.И. Дворкин, P.M. Сафин. - М.: Экзамен, 2003. - 192 с.

53.Дворкин А.И., Боголюбова Т. А. Расследование бандитизма: Методическое пособие / А.И. Дворкин, Т.А. Боголюбова. - М.: Приоритет, 2000.-176 с.

217

54.Дмитриев А. Маньяк-убийца Михасевич / А. Дмитриев // Записки криминалистов. Вып. 4. - М., 1994. - С. 198-202.

55.Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций / Л.Я. Драпкин. - Свердловск: Изд-во Уральского гос. ун-та, 1987. - 168 с.

56.Драпкин Л.Я. Ситуации тактического риска и эффективность расследования / Л.Я. Драпкин // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 7-21.

57.Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений / А.В. Дулов //50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия: Сб. науч. тр. - Л., 1972. - С. 23-24.

58.Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами / А.В. Дулов. - Минск: Изд-во Университетское, 1985.-168 с.

59.Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений / А.В. Дулов. - Минск: Изд-во БГУ, 1979. - 128 с.

бО.Жердев В. А. Расследование серийных корыстно-насильственных преступлений, совершенных организованными группами, на первоначальном этапе / В.А.Жердев, В.И. Комиссаров. - М.: Юрлитинформ, 2002. - 160 с.

61.Зелинский А.Ф. Квалификация повторных преступлений: Учеб. пособие / А.Ф. Зелинский. - Волгоград, 1970. - 55 с.

62.Имелинский К. Сексология и сексопатология / К. Имелинский. - М.: Прогресс, 1986. - 336 с.

63.Исаева Л. Идентификация личности погибшего / Л. Исаева // Законность.-2001.- №2.-С. 11-12.

64.Исаенко В.Н. Идентификация неопознанных трупов / В.Н. Исаенко // Законность. - 2001. - № 6. - С. 24-26.

65.Исаенко В.Н. Использование данных уголовной регистрации на Предварительном следствии / В.Н. Исаенко // Законность. - 2000. - № 3. - С. 2-5.

218

66.Исаенко В.Н. Использование композиционных и субъективных рисованных портретов в расследовании особо тяжких преступлений с признаками серийности / В.Н. Исаенко // Российский следователь. - 2002. -№ 1.-С. 13-16.

67.Исаенко В.Н. Некоторые вопросы организации расследования серийных убийств / В.Н. Исаенко // Воронежские криминалистические чтения. -Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - Вып.1. - С. 86-95.

68.Исаенко В.Н. Организация расследования серийных убийств / В.Н. Исаенко // Законность. - 1999. - №2. - С. 2-7.

69.Исаенко В.Н. Проблемы организации расследования серийных убийств / В.Н. Исаенко // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1998.-С. 113-115.

70.Ищенко Е.П. К вопросу о понятии и структуре тактической операции / Е.П. Ищенко // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 40-48.

71.Ищенко Е.П. Создание следственных алгоритмов - перспективный путь развития криминалистики / Е.П. Ищенко // Перспективы развития криминалистики: Сб. науч. тр. - Екатеринбург, 1991. - С. 40-47.

72.Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления / П.П. Ищенко. - М.: Юрид. лит., 1994. - 202 с.

73.Кагин Е.К. Роль следственной ситуации в повышении эффективности розыска / Е.К. Кагин // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 69-76.

74.Каледин Р.А. О содержании понятия “тактическая операция” / Р.А. Каледин // Тактические операции и эффективность расследования : Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 34-40.

75.Камышанский В.А. Некоторые проблемы объединения уголовных дел и возможность использования совокупной информации для своевременного

219 выявления бандформирований / В.А. Камышанский, Ю.М. Самойлов // Прокурорская и следственная практика. - 1999. - № 3-4. - С. 170-176.

76.Каневский Л.Л. Планирование расследования и разработка тактических операций по делам несовершеннолетних / Л.Л. Каневский // Алгоритмы и организация решений следственных задач: Сб. науч. тр. - Иркутск, 1982. - С. 70-74.

77.Карагодин В.Н. Тактические операции в деятельности по распознаванию способа сокрытия преступления / В.Н. Карагодин // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. -Свердловск, 1986.-С. 54-62.

78.Китаев Н.Н. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств / Н.Н. Китаев, А.П. Тельцов. - Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1992.- 142 с.

79.Князев В.А. О понятии тактической операции / В.А. Князев // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 25. - Киев, 1982. - С. 64-68.

80.Ковалев А.И. Роль улик поведения в планировании расследования убийств / А.И. Ковалев // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1980. - С. 72-77.

81.Кокорев Л.Д. Уголовный процесс: доказательства и доказывание / Л.Д. Кокорев, Н.П. Кузнецов. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1995. - 272 с.

82.Колмаков В.П. Следственный осмотр / В.П. Колмаков. - М.: Юрид. лит., 1969.- 196 с.

83.Коновалова В.Е. Логико-психологические аспекты построения версий / В.Е. Коновалова // Версии и планирование расследования: Сб. науч. тр. -Свердловск, 1985. - С. 3-8.

84.Корноухов В.Е. Основы общей теории криминалистики / В.Е. Корноухов, В.М. Богданов, А.А. Закатов. - Красноярск: Изд-во Красноярск. ун-та, 1993.-160 с.

220

85.Корухов Ю. Криминалистическая экспертиза: настоящее и будущее / Ю- Корухов // Российская юстиция. - 1995. - № 5. - С. 39-40.

86.Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений / Ю.Г. Корухов. - М: Норма, 1998. - 288 с.

87.Косякова Н.С. Лжесвидетельство / Н.С. Косякова // Государство и право. - 2001. - № 4. - С. 66-74.

88.Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. — М.: Юрид. лит., 1993. - 672 с.

89.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. -М: Спарк, 1998. - 543 с.

90.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юрист, 1997.-756 с.

91.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М: Высшая школа, 1994. - 528 с.

92.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Н.П. Яблокова. - М.: БЕК, 1995.- 689 с.

93.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. - М.: Норма, 1999.- 990 с.

94.Криминалистика: Учебное пособие / Под ред. А.В. Дулова. - М.: Экоперспектива, 1998. - 414 с.

95.Криминалистический анализ убийств водителей автотранспорта // Прокуратура Воронежской области. Отдел криминалистики. - Воронеж, 1997.-40 с.

96.Криминалистический анализ умышленных убийств, сопряженных с изнасилованием // Прокуратура Воронежской области. Отдел криминалистики. - Воронеж, 2000. - 7 с.

97.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования: Учебник / Под ред. ТА. Аверьяновой и Р.С. Белкина. - М.: Новый юрист, 1997. - 398 с.

221 98.Крицкий И. Провинциальные маньяки / И. Крицкий // Милиция. - 1998.

  • №5.-С. 30-32.

99.Кузнецова О.Н. Роль адвоката в защите лиц, совершивших серийные

убийства / О.Н. Кузнецова // Серийные убийства и социальная агрессия. -

Ростов-на-Дону, 1998.-С. 146-151.

  1. Лаврухин СВ. Выбор тактических операций в типичных ситуациях расследования умышленных убийств / СВ. Лаврухин // Алгоритмы и организация решений следственных задач. - Иркутск, 1982. - С. 67-70.
  2. Лаговский А.Ю. Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах, совершенных по сексуальным мотивам / А.Ю. Лаговский, Л.А. Бегунова, М.С Басенко. - М., 1997. - 103 с.
  3. Лагутин А.В. Тактические операции при расследовании преступлений / А.В. Лагутин // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 20. - Киев, 1980.-С. 6-10.
  4. Ларин A.M. От следственной версии - к истине / A.M. Ларин. - М.: Юрид. лит., 1976.- 199 с.
  5. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация / A.M. Ларин. - М.: Юрид. лит., 1970. - 223 с.
  6. Леви А.А. Получение и проверка показаний следователем / А.А. Леви, Г.И. Пичкалева, Н.А. Селиванов. - М.: Юрид. лит., 1987. - 112 с.
  7. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования / И.М. Лузгин. -М.: Юрид. лит., 1973. -215 с.
  8. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений / И.М. Лузгин. - М.: Юрид. лит., 1981. - 152 с.
  9. Малков В.П. Повторность проступка и уголовная ответственность / В.П. Малков. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1968. - 123 с.
  10. Марочкин Н.А. Типичные следственные ситуации и их влияние на выбор тактических средств на начальном этапе расследования спекуляции / Н.А. Марочкин // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 48-54.

222

  1. Методика расследования серийных убийств: Методическое пособие / Коллектив авторов: Л.А. Соя-Серко, B.C. Минская, СВ. Некрасов и др. - М., 1998.- 193 с.
  2. Михальчук А.Е. Тактический комплекс и тактическая программа / А.Е. Михальчук // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. науч. тр. -Саратов, 1995. - С. 20-23.
  3. Могачев М.И. Криминологические особенности многоэпизодных изнасилований / М.И. Могачев // Российский следователь. - 1999. — №5. - С. 12-15.
  4. Модестов Н. Серийные убийцы / Н. Модестов. - М.: Центрполиграф, 1999.-364 с.
  5. Монологи: Криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности / Коллектив авторов: А.А. Протасевич, В.А. Образцов, С.Н. Богомолова и др. - Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1999. — 240 с.
  6. Мороз В.В. Типология многоэпизодных насильственных преступлений против личности по сексуальным мотивам / В.В. Мороз // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1998. — С. 178-180.
  7. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника / В.А. Образцов. - М.: Юрист, 1997. - 336 с.
  8. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений / В.А. Образцов. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. - 175 с.
  9. Образцов В.А. О теории тактических операций и ее связях с другими структурными элементами науки криминалистики / В.А. Образцов, А.А. Протасевич // Оптимизация расследования преступлений: Сб. науч. тр. — Иркутск, 1982.-С. 123- 127.
  10. Онучин А.П. Вопросы ситуативной методики и тактических операций при расследовании преступлений / А.П. Онучин // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 22-34.

223

  1. Организация раскрытия и расследования серийных убийств. Методические рекомендации // Генеральная прокуратура РФ. - М., 2002. - 28 с.
  2. Осмотр места происшествия (справочник следователя) / Рук. авт. колл. А.А. Леви. - М.: Юрид. лит., 1979. - 223 с.
  3. Панько К.А. Рецидив в советском уголовном праве: Учеб. пособие / К.А. Панько. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1983. - 120 с.
  4. Пидусов Е.А. Тактические операции, проводимые при расследовании преступлений о незаконном обороте наркотиков: Методическое пособие / Е.А. Пидусов. - Воронеж: ВИ МВД РФ, 2001. - 112 с.
  5. Питерцев С.К. Тактика допроса / С.К. Питерцев, А.А. Степанов. -СПб., 2001.- 160 с.
  6. Побегайло Э.Ф. Мотивация убийств / Э.Ф. Побегайло, С.Ф. Милюков // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1994. - С. 85.
  7. Пономарева Л.В. Методика расследования изнасилований / Л.В. Пономарева. - М., 2002. - 152 с.
  8. Попов В. Типичные ошибки при определении судом допустимости доказательств / В. Попов // Российская юстиция. - 2001. - № 1. — С. 52-54.
  9. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие / Н.И. Порубов. - М.: БЕК, 1998. - 196 с.
  10. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / Под ред. Н.А.Селиванова, А.И.Дворкина. - М.: ЛИГА РАЗУМ, 1998. - 446 с.
  11. Протасевич А.А. Раскрытие и расследование корыстно-насильственных нападений / А.А. Протасевич. - Иркутск, 1998. - 151 с.
  12. Протасевич А.А. Раскрытие убийств: нетрадиционные методы, приёмы, рекомендации. Очерки теории и практики следственной работы / А.А.Протасевич, В.А.Образцов. - Иркутск: ИГЭА, 1998. - 308 с.
  13. Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики / А.А. Протасевич. - Иркутск, 1999. - 56 с.

224

  1. Протасевич А.А. Установление преступника: структура задач и средств их решения / А.А. Протасевич, В.А. Образцов // Сибирские криминалистические чтения. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2000. - Вып. 10.-С. 15-20.
  2. Протопопов А.Л. Расследование сексуальных убийств / А.Л. Протопопов. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. - 226 с.
  3. Расследование преступление против личности: Учебное пособие / Под ред. О.Я. Баева. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1998. - 240 с.
  4. Ратинов А.Р. Самооговор (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных показаний) / А.Р. Ратинов, Т.А. Скотникова. - М.: Юрид. лит., 1973.- 176 с.
  5. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей / А.Р. Ратинов. -М.: Юрид. лит., 1967. - 292 с.
  6. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей / А.Р. Ратинов. -М.: Юрлитинформ, 2001. - 352 с.
  7. Рахунов Р.Д. Признание обвиняемым своей вины / Р.Д. Рахунов. - М.: Юрид. лит., 1975. - 166 с.
  8. Розенталь М.Я. Справочник следователя / М.Я. Розенталь. - М.: ОЛМА-ПРЕСС,
    • 160 с.
  9. Розенталь М.Я. Справочник следователя / М.Я. Розенталь. - М.: Центр защ. прав и здор. гр-н, 1992. - 132 с.
  10. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе: Практическое пособие / Е.Р. Российская. - М.: Право и закон, 1996. - 224 с.
  11. Российский СБ. Осуществление специальных операций при производстве следственных действий / СБ. Российский // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та. - 2002. -Вып. З.-С. 183-190.
  12. Руководство для следователей / Отв. ред. Н.В. Жогин. — М.: Юрид. лит., 1971.- 540 с.

225

  1. Руководство для следователей / Под ред. Н.А.Селиванова, В.А.Снеткова. - М.: Инфра-М, 1997. - 732 с.
  2. Руководство для следователей. Часть 1 / Отв. ред. В.В. Найденов, П.А. Олейник. - М: Юрид. лит., 1981. - 544 с.
  3. Руководство по расследованию преступлений: Учебное пособие / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. М.: ИНФРА-М, 2002. - 768 с.
  4. Сазонникова Е.В. Систематизация материалов при выделении уголовных дел / Е.В. Сазонникова // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - Вып. 1. - С. 160-167.
  5. Самовичев Е.Г. Организация и тактика раскрытия умышленных убийств, а также иных тяжких преступлений против личности: Методические рекомендации / Е.Г. Самовичев, Н.Н. Васильев, П.И. Иванов. - М., 1996. 42 с.
  6. Самойленко В. Искажённая статистика / В. Самойленко // Законность. -2001.- №3.-С. 22-23.
  7. Самойлов Ю.М. Кровавые похождения остановит засада (из опыта раскрытия многоэпизодных убийств, совершенных на сексуальной почве) / Ю.М. Самойлов // Прокурорская и следственная практика. - 1997. - №3. — С. 113-119.
  8. Саньков В.И. Недостатки в первоначальных следственных действиях по делам об умышленных убийствах / В.И. Саньков // Законность. - 2001. -№3.-С. 17-19.
  9. Саньков В.И. Проблемы раскрываемости умышленных убийств / В.И. Саньков // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С.Белкина. Материалы международной научной конференции. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та,
    • С. 224-235.
  10. Саньков В.И. Типичные недостатки, допускаемые при расследовании дел об убийстве / В.И. Саньков // Бюллетень прокуратуры Воронежской области. - 2001. - № 14. - С. 43-47.
  11. Селиванов Н.А. Расследование убийств / Н.А. Селиванов, Л.А. Соя-Серко. - М.: Манускрипт, 1994. - 224 с.

226

  1. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий / Н.А. Селиванов.
    • М: Юрид. лит., 1982. - 150 с.
  2. Семенова И.В. Единство способов совершения преступлений как основание соединения уголовных дел / И.В. Семенова // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. -Вып. 1.-С. 155-160.
  3. Семенова И.В. Способ совершения преступлений организованной группой как основание для группировки и соединения уголовных дел / И.В. Семенова // Юрид. зап. Вып. 10: Криминалистические средства и методы исследования преступлений. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1999. -С. 152-159.
  4. Следственная тактика: Учебное пособие / Под ред. И.Ф. Пантелеева. -М.: Изд- во ВЮЗИ, 1982. - 290 с.
  5. Следственные действия: Криминалистические рекомендации, типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристъ,1999. -501 с.
  6. Советская криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений / Под ред. В.К. Лисиченко. - Киев: Высшая школа, 1988. - 405 с.
  7. Соловьёв А. Следственные ошибки и их причины / А. Соловьёв, С. Шейфер, М. Токарева // Соц. законность. - 1987. - №12. С. 45-46.
  8. Соловьёв А.Б. Допрос на предварительном следствии: Методическое пособие / А.Б. Соловьёв, Е.Е. Центров. - М., 1986. - 120 с.
  9. Соловьёв А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии: Методическое пособие / А.Б. Соловьёв. - М., 2001.-136 с.
  10. Соловьёв А.Б. Как организовать расследование: Учебно-методическое Пособие / А.Б. Соловьёв. - М.: Юрлитинформ, 2000. - 88 с.

227

  1. Соловьёв А.Б. Процессуальные, психологические и тактические основы допроса на предварительном следствии / А.Б. Соловьёв. - М: Юрлитинформ, 2002. - 192 с.
  2. Соловьев В.Н. О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов / В.Н. Соловьев // Информационный бюллетень по материалам Всероссийского совещания-семинара по организации и осуществлению органами внутренних дел розыскной работы. -Тула, 2000.-С. 114- 123.
  3. Сорокотягин И.Н. Использование специальных познаний в криминалистическом комплексе “установление неопознанного трупа или его частей” / И.Н. Сорокотягин, А.А. Шмидт // Тактические операции и эффективность расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1986. - С. 96-105.
  4. Справочная книга криминалиста / Отв. ред. Н.А. Селиванов. - М.: НОРМА,
    • 727 с.
  5. Строгович М.С. Избранные труды. Теория судебных доказательств / М.С. Строгович.-М.гЮрид. лит., 1991.-390 с.
  6. Тарасов А. Операция “Удав” / А. Тарасов // Записки криминалистов. Вып. 3. - М., 1994. - С. 41-46.
  7. Тройнин В.И. Расследование и предупреждение корыстных убийств: Учебное пособие / В.И. Тройнин, А.В. Тямкин. - Воронеж, ВИ МВД РФ, 2000. - 82с.
  8. Трухачёв В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности / В.В. Трухачёв. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. -224 с.
  9. Трухачёв В.В. Преступное воздействие на доказательственную информацию: Правовые и криминалистические средства предупреждения, выявления, нейтрализации / В.В. Трухачёв. - Воронеж, Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - 232 с.
  10. Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. - М.: БЕК, 1999. - 559 с.

228

  1. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. - М., 1996. - 512 с.
  2. Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Казаченко, З.Я. Незнамова. - М., 1997. - 508 с.
  3. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - 3-е изд. - М.: Юрист, 1999. - 696 с.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. Вступительная статья проф. А.Н. Игнатова и проф. Ю.А. Красикова. - М.: Издательская группа ИНФРА-М - НОРМА, 1996. - 192 с.
  5. Федощенко В.Н. О мерах по дальнейшему совершенствованию работы аппаратов уголовного розыска МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации в раскрытии преступлений, розыске преступников и лиц, пропавших без вести / В.Н. Федощенко // Информационный бюллетень по материалам Всероссийского совещания-семинара по организации и осуществлению органами внутренних дел розыскной работы. - Тула, 2000. -С. 5-13.
  6. Филиппов А.Г. Некоторые дискуссионные вопросы учения о криминалистической версии / А.Г. Филиппов // Версии и планирование расследования: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1985. - С. 9-19.
  7. Филиппов Е.Н. Раскрытие и расследование отдельных видов убийств: Методическое пособие / Е.Н. Филиппов, СВ. Соболев, В.Т. Меньшиков, В.А. Никошкин. - Ижевск, 2001. - 184 с.
  8. Фирсов Е.П. Процессуальные и тактические правила производства проверки показаний на месте / Е.П. Фирсов // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. науч. тр. - Саратов, 1995. - С. 30-33.
  9. Фомина А.С. Серийные убийства: понятие и классификация /А.С. Фомина // Воронежские криминалистические чтения. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та,
    • Вып. 1. - С. 78-86.
  10. Хлюпин Н.И. Тактические операции в структуре методики расследования отдельных видов преступлений / Н.И. Хлюпин // Особенности

229 расследования отдельных видов и групп поступлений: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1980. -С. 37-42.

  1. Цыпленкова Е.В. Некоторые проблемы проверки показаний обвиняемых на предварительном следствии / Е.В. Цыпленкова // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений: Сб. науч. тр. - Свердловск,
    • С. 66-74.
  2. Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Практика. Прикладные аспекты / А.С. Шаталов. - М., 2000. - 252 с.
  3. Шевченко В.М. Психологические основы выдвижения версий о личности сексуальных убийц / В.М. Шевченко // Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на-Дону, 1998. - С. 255-258.
  4. Шиканов В.И. Информация к тактической операции “Атрибуция трупа”: Учеб. пособие / В.И. Шиканов. - Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1975.- 182 с.
  5. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств / В.И. Шиканов. - Иркутск: Вост.-Сиб. книж. изд-во, 1976.-230 с.
  6. Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений / В.И. Шиканов. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1983.-200 с.
  7. Шиканов В.И. Теория тактических операций следствия (перспективы развития) / В.И. Шиканов // Алгоритмы и организация решений следственных задач: Сб. науч. тр. - Иркутск, 1982. - С. 64-67.

Авторефераты докторских и кандидатских диссертаций

  1. Аленин Ю.П. Теоретические и практические основы раскрытия и

расследования очагов преступлений: Автореф. дис… доктора юрид. наук / Аленин Юрий Павлович. - Харьков, 1997. - 46 с.

  1. Аминев Ф.Г. Комплексное использование экспертно- криминалистических учетов в информационном обеспечении расследования

230 и раскрытия преступлений: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Аминев фарит Гизарович. - Уфа, 2001. - 26 с.

  1. Березутский Е.Ю. Актуальные вопросы теории и практики исследования материальной обстановки места убийства: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Березутский Евгений Юрьевич. - М., 2001. - 27 с.
  2. Великанов В.В. Процессуальные и криминалистические аспекты расследования разрешения в судах дел об убийствах: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Великанов Валерий Викторович. - Нижний Новгород, 2000. — 24 с.
  3. Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической техники (исторический, гносеологический и социальный аспекты проблемы): Автореф. дис… доктора юрид. наук / Волынский Владислав Александрович. - М.,
    • 40 с.
  4. Вытовтова Н.И. Решение криминалистических задач деятельности по розыску без вести пропавших лиц: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Вытовтова Надежда Игоревна. - Ижевск, 1997. — 22 с.
  5. Галанова Л.В. Следственные ситуации и тактические операции при расследовании преступлений, связанных с вымогательством: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Галанова Лидия Валентиновна. - Саратов, 2000. - 24 с.
  6. Гарифуллин И.Р. Познавательно-поисковая деятельность на первоначальном этапе расследования убийств, совершенных с особой жестокостью: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Гарифуллин Ильгиз Ринатович. - Уфа, 1999. - 26 с.
  7. ГуськоваА.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (Проблемы теории и практики): Автореф. дис… доктора юрид. наук / Гуськова Антонина Петровна. - Екатеринбург, 1997. — 42 с.
  8. Китаев Н.Н. Вопросы теории и практики изобличения лиц, совершивших умышленное убийство: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Китаев Николай Николаевич. - Томск, 1993. - 23 с.

231

  1. Маслов А.Г. Проверка показаний обвиняемого на предварительном следствии: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Маслов Алексей Георгиевич. -Казань, 1984.-18 с.
  2. Мерецкий Н.Е. Применение оперативно-тактических комбинаций в раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дис… доктора юрид. наук / Мерецкий Николай Евгеньевич. - Москва, 2001. - 52 с.
  3. Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Михальчук Александр Емельянович. - Саратов, 1988. -24 с.
  4. Пономарева Л.В. Тактические операции в типичных ситуациях расследования изнасилований: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Пономарева Людмила Васильевна. - Саратов, 1997. 22 с.
  5. Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием: Автореф. дис… доктора юрид. наук / Протасевич Александр Алексеевич. - Воронеж, 1999. - 74 с.
  6. Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические операции по делам о завладении из жилища имуществом граждан: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Решетников Владимир Яковлевич. - Саратов, 1995. 24 с.
  7. Сазонникова Е.В. Выделение уголовных дел как средство обеспечения неотвратимости ответственности при расследовании преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Сазонникова Елена Викторовна. - Воронеж, 2000. - 22 с.
  8. Соржак А.С. Взаимодействие следователей прокуратуры с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств: Автореф. дис… канд. юрид наук / Соржак Александр Санчаевич.- Саратов, 1990.-22 с.
  9. Стояновский М.В. Классификационный подход в криминалистической науке и практике (на примере криминалистической

232 тактики): Автореф. дис… канд. юрид. наук / Стояновский Максим Валерьевич. - Воронеж, 2001 -22 с.

  1. Тарасов М.Ю. Расследование уголовных дел об убийствах: процессуальные и криминалистические вопросы: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Тарасов Максим Юрьевич. - Москва, 2003. - 25 с.
  2. Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Тихонова Елена Владимировна. — Саратов, 2002. - 24 с.
  3. Трухачев В.В. Правовые и криминалистические средства предупреждения, выявления и нейтрализации воздействия на доказательственную информацию: Автореф. дис… доктора юрид. наук / Трухачев Вадим Викторович. - Воронеж, 2001.
    • 33 с.
  4. Хаметов Р.Б. Расследование преступных нарушений авторских прав: Автореф. дис… кандидата юрид. наук / Хаметов Рустам Батрханович. -Саратов, 1999.22 с.
  5. Цыпленкова Е.В. Тактика проверки показаний обвиняемого на предварительном следствии: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Цыпленкова Елена Викторовна. - Свердловск, 1991. - 18 с.

по механизму совершения

по мотиву и цели

z:

2) сексуальный

[) предумышленные

~ZL

а)условно сексуальный

б)безусловно сексуальный

3) мести

2) соци птиров (марги или обо

1) корыстный

а) между конкури- рующими ОПГ

Приложения

Серийные убийства (классификация)

Z

объекта преступного посягательства

2) внезапные

б) длящаяся кровная месть

) женщин, несовершеннолетних, малолетних одного или обоих полов, в т.ч. страдающих физическими либо психическими недостатками

а) по найму

б) с целью завладени я имуществ ом (квартиры , автотранс порт и т.п.) или деньгами

в)очевидц ев преступлен ия и других нежелате льных свидетелей

4)владель цев автотрансп орта

5) бизн

в) между конкурирующими ОПГ (преступными сообществами) при разделе сфер влияния

7) представителей национальных групп, где “практикуется” кровная месть

8) дейс бывши правоох органов

Серийные сексуальные убийства

I по специфике мотива и цели

II по специфике жертв

а) с целью соития с трупом

в) с целью сокрытия совершенного изнасилования

1)условно сексуальные

а) с целью подавления сопротивления жертвы перед или во время изнасилования

б) по мотиву мести - в ответ на действия, расцениваемые как унижение, оскорбление

2) безусловно сексуальные

Z3

б) с целью получения сексуального удов- летворения от процесса убийства и смерти жертвы

1) по поло- возрастному признаку

4

N. а) мало- летних од- ного или обоих полов

в) совер- шеннолетних одного или обоих полов

V

б) несовершеннолетних одного или обоих полов

I

2) по

социальному

статусу

z:

а) социально адаптированных лиц

б) лиц без определе места жительства, б

III в зависимости от особенностей механизма совершения

преступления

IV по определенной час

в) замаски- рованные под иное преступ- ление

б) предумышле нные

б) путем нанесения колюще- режущих ранений

1) по способу подготовки

2) по способу совершения

X

в) комбини- рованным способом

г) с помощью

подручных

предметов

3) по способу сокрытия

I

а) без сокрытия трупа либо с минимальным сокрытием

б) с сокрытием трупа

1) совершенные одно за другим, с незначительны м временным интервалом
(от нескольких
часов до нескол ьких

дней)

2) с инт нес (ме одн

235

Приложение № 3 Комплексы признаков, характерные для определенных
видов серийных убийств:

1) для серийных сексуальных убийств характерны:

а) сходство способов совершения убийств (однотипный “почерк”);

б) сходный мотив: безусловно сексуальный или условно сексуальный;

в) сходство (однотипность) объекта посягательства: сходство социального статуса, признаков внешности, физиологических и психологических особенностей, пола, возраста жертв;

г) сходство механизма следообразования, используемых орудий преступлений, относимость следов крови, слюны, пота, спермы к одной группе (выявление совпадающих антигенов);

д) сходство обстановки совершения убийств (лесополоса, парк, стройка, квартира; дневное, вечернее или ночное время);

е) наличие сходных профессиональных или преступных навыков (врачебные навыки, знание способов и механизма расчленения трупа и т.п.);

ж) сходные элементы описания предполагаемого преступника и его атрибутов (наличие автомашины, ношение портфеля, палки, очков, особенности походки и т.);

з) определенная периодичность (цикличность) совершения убийств;

и) наличие “подписи” как одного из элементов преступного “почерка” -то, что преступник делает сверх необходимой для убийства, своего рода “визитка”, “автограф”, “поведенческий индикатор”.

236

2) Для серийных убийств, связанных с завладением приватизированным жильем, характерны:

а) общий мотив: корыстный;

б) сходство результатов судебно-медицинского вскрытия трупа, когда обнаруживаются признаки насильственной смерти;

в) сходство типов жертв (пенсионеры, инвалиды, являющиеся одинокими престарелыми гражданами; пьяницы, наркоманы, иные деградирющие элементы, являющиеся социально дезадаптированными);

г) подозрительное излишне поспешное захоронение или кремация трупов;

д) отсутствие вскрытия, когда оно необходимо по медицинским показаниям; сходство посмертных диагнозов у ряда умерших;

е) сведения жилищных органов о том, что квартира умершего находилась в собственности другого лица (перешла в собственность лица), не состоящего в родстве с умершим;

ж) результаты осмотра документов у нотариусов, где выясняется что одно и то же лицо заключило несколько договоров пожизненного содержания с иждивением, а “получатели ренты” вскоре после заключения указанных договоров скоропостижно скончались;

з) результаты допросов соседей и других лиц, близких умершему, сообщающих сходные сведения о признаках виновного лица (лиц), о том, что умерший незадолго до смерти отдал квартиру в собственность другому лицу (фирме) за пожизненное содержание с иждивением;

237

3) для серийных убийств владельцев автотранспорта характерны:

а) сходство способов совершения (колото - резаные повреждения, использование огнестрельного оружия) и сокрытия убийств (сожжение, закапывание трупов, сбрасывание в водоемы);

б) сходство предмета преступного посягательства (автомобили одной модели или одного класса, одинаковые предметы или грузы, похищаемые из автомобилей);

в) общий мотив - корыстный;

г) сходство обстановки совершения убийств (удаленные от оживленных магистралей трассы, вечернее или ночное время и т.п.);

д) сходство механизма следообразования; одинаковые следы обуви, транспортных средств, окурки с совпадающей группой слюны, брошенные на местах преступлений и тлт);

е) сходство типа жертв - владельцы легковых автомобилей, занимающиеся частным извозом, таксисты, шоферы - дальнобойщики и т.п.);

ж) использование “подсадных” (например, женщин), остановка выбранного транспорта одинаковым способом - с помощью шипованой ленты, установления заграждений и т.п.;

з) налаженные каналы сбыта похищенных машин, запасных частей;

наличие технического оснащения и помещения для изменения внешнего вида

машин (номеров), для их разборки на запчасти.

и) совпадающие признаки (элементы) описания преступников - одиночек или организованных преступных групп, наличие особых примет.

238

Для серийных убийств, совершаемых членами ОПГ, характерны следующие признаки:

а) общий мотив - корыстный;

б) сходство типов жертв - предприниматели, банкиры, “ростовщики”, “валютчики” и т.п., установленные факты отказа жертв от участия в противоправных операциях, незаконных сделках и т.п., установленные факты вымогательства, совершенные в отношении жертв, установленные факты отказа жертвы от покровительства, (“крыши”) определенной ОПГ, отказа платить “дань”;

в) сходство механизма и способов совершения убийств (использование огнестрельного оружия, автотранспорта, взрывных устройств и т.п.);

г) установленная территория (зона, сфера) влияния ОПГ.

При этом следует иметь в виду, что серийные убийства рассматриваемого вида могут совершаться и по иным мотивам, в частности, убийства членов других ОПГ.

I

известно кримин (убийство) и лицо, его с серийность неочевидна, предполагается

II

известно кримина (убийство); виновное ли серийность неочевидна

известно криминальное событие (убийство); серийность убийства установлена, неизвестно виновное лицо

Следственные ситуации (складывающиеся на этапе возбуждения уголовного дела):

известно криминальное событие (убийство) и лицо, его совершившее; серийность убийства установлена

240 Приложение № 5

Объединение дел о серийных преступлениях (убийствах)

I этап Группировка уголовных дел

изучение каждого уголовного дела на предмет выявления признаков, свидетельствующих о возможной “серийности” преступных деяний, по поводу которых возбуждены (или приостановлены производством) уголовные дела;

W

ь, сравнение выявленных признаков на предмет их принадлежности к одной серии убийств; “отсечение” дел, признаки которых не соответствуют данной серии;

W

*- систематизация материалов уголовных дел, определение дел, подлежащих соединению и обоснование необходимости их соединения

W

II этап Соединение уголовных дел

ь осуществляется по итогам группировки уголовных дел;

W

возможно на основании собранных доказательств по расследуемым (приостановленным) уголовным делам.

w

241 Приложение № 6

к s a”

cG

X <U

S о

(X

0)

S о

к H

Тактич еские компл ексы

Тактич еские операц ии

Тактич еские комби нации

Тактич еские прием ы

242 Приложение № 7

Тактическая операция “Атрибуция трупа”

I этап

Сбор инфор мации

Накопление информации

о погибшем(-ей), чей труп

обнаружен

взаимообмен

Сбор данных об исчезнувшем

лице, предположительно

погибшем

II этап

Сравни тельны й анализ инфор мации

Модель (совокупность

характеристик)

индивидуума, чей труп

обнаружен

сопоставление

Модель (совокупность характеристик) лица, пропавшего без вести

III этап

Форму лирова ние и обосно вание выводо в

Неизвестного трупа

а) об идентичност и личности

б) отсутствии тождества

в) о невозможнос ти прийти к определенно му выводу

Лица, пропавшего без вести

243 Приложение № 8

Алгоритм действий по атрибуции трупа

Осмотр трупа (с участием суд-мед. эксперта)

Назначение судебной-медицинской экспертизы трупа

Составление словесного портрета (с участием суд-мед. эксперта и специалистов)

Назначение медико-криминалистической экспертизы,

КЭМВИ

Реконструкция лица по черепу

Заполнение карты неопознанного трупа

Предъявление трупа для опознания

Обращение в БРНС

Обращение к АИПС “Опознание”, АДИС “Папилон”

244 Приложение № 9

Тактическая операция

“Выявление и изобличение виновного в

совершении серии убийств”

Простая следственная ситуация: известно убийство и лицо, его совершившее, серийность убийства установлена либо неочевидна, но предполагается

I этап выявление

Сложная следственная ситуация: известно убийство, серийность убийства установлена (предполагается), но неизвестно виновное лицо либо серийность неочевидна и виновный неизвестен

1) установление места нахождения подозреваемого, принятие мер к его розыску; 2) 3) задержание подозреваемого; 4) 5) производство неотложных следственных действий: 6)

  • личный обыск,
  • освидетельствование.
  • допрос,
  • обыск по месту жительства подозреваемого

1) выдвижение версий о личности виновного и проверка вытекающих из них следствий; 2) 3) криминалистический анализ материалов уголовных дел об убийствах, входящих в серию, и оперативной обстановки в регионе; 4) 5) розыск и задержание подоз- реваемого; 6) 7) производство неотложных следственных действий; 8) 9) обращение к сведениям в криминалистических учетах и коллекциях, а также к данным АИПС 10)

245

II этап изобличение

следователь должен:

  • не сделать ситуацию конфликтной, не спровоцировать своими действиями, поведением, конфликт с подозреваемым (обвиняемым);
  • все следственные действия и гласные оперативно-розыскные мероприятия должны производиться максимально корректно и осторожно

в ситуации “мягкого”

конфликта следователь

должен:

  • определить возможные причины ошибок в показаниях;
  • оказать помощь в адекватном воспроизведении имеющейся у подозреваемого (обвиняемого) информации и установлении фактов и обстоятельств, имеющих значение при расследовании по делу;
  • для этого производится:
  • а) ряд повторных допросов;

б) проверка показаний на месте;

в) следственный эксперимент.

в ситуации “жесткого”

конфликта следователь

должен:

  • убедить подозреваемого (обвиняемого) в необходимости дачи правдивых показаний и важности контакта со следственными органами по логическим или эмоциональным на то причинам, в частности:

а) использовать доказательства, по лученные в ходе обыска по месту жительства подозреваемого (обви няемого), повторного осмотра места происшествия, выемки, экспертиз, а также применить тактические приемы класса “демонстрация возможностей следствия”;

б) использовать следственные хит рости и т.н. “слабые места” в психике подозреваемого (обви няемого).

246 Приложение № 10

Тактическая операция ‘Проверка показаний лица, признавшего себя виновным в совершении серии убийств”

следственные действия:

повторные допросы подоз- реваемых (обвиняемых)

проведение различных видов следственного эксперимента

предъявление для опознания (потерпевшего либо трупа, орудий преступления, иных предметов)

очные ставки

организационные действия и мероприятия:

обращение к сведениям, содержащимся в криминалис- тических учетах и коллекциях

обмен информацией с представителями правоохранительных органов иных субъектов РФ, стран СНГ о серии убийств и лицах, подозреваемых в ее совершении

обращение в НЦБ Интерпола

оперативно-розыскные мероприятия:

розыскные действия по обнаружению трупов, орудий преступления, иных предметов, имеющих значение для дела

проверка оперативной информации об определенных обстоятельствах по одному или нескольким убийствам, входящим в серию

проверка следственных и оперативно-розыскных версий, а также контрверсий, возникших на основе “признательных” показаний

сбор данных о личности подозреваемого (обвиняемого) в серии убийств

247 Приложение № 11

Таблица линейного обсчета опроса респондентов.

Наименование вопроса Количество ответов Относительное

значение от

количества

респондентов Относительное

значение от

количества

ответов 1. Пол муж 217 72% 72%

жен 83 28% 28% 2. Возраст до 25 лет 55 18% 18%

25-30 лет 104 35% 35%

30-40 лет 96 32% 32%

40-50 лет 35 12% 12%

более 50 лет 10 3% 3% 3. Образование среднее юридическое 19 6% 6%

высшее юридическое 142 47% 47%

незаконченное высшее 37 12% 12%

иное 103 34% 34% 4. Должность следователь прокуратуры 24 8% 8%

иной работник органов прокуратуры 17 6% 6%

следователь МВД 56 19% 19%

следователь ФСБ 1 0% 0%

следователь налоговой полиции 17 6% 6%

оперуполномоченный уголовного розыска 35 12% 12%

оперуполномоченный БЭП 17 6% 6%

оперуполномоченный РУБОП (УБОП) 21 7% 7%

иной работник органов дознания 112 37% 37% 5 Стаж работы до 1 года 20 7% 7%

от 1 года до 3-х лет 46 15% 15%

от 3-х до 5 лет 81 27% 27%

от 5 до 10 лет 90 30% 30%

от 10 до 15 лет 44 15% 15%

от 15 до 20 лет 20 7% 7%

свыше 20 лет 0 0% 0% 6 Планируете ли Вы свою работу нет 22 7% 7%

постоянно планирую 142 47% 47%

планирую по сложным делам 56 19% 19%

планирую эпизодически 70 23% 23%

иное 11 4% 4% 7 На Ваш взгляд. планирование - это: мыслительная деятельность по определению задач деятельности и способов ее осуществления 202 67% 64%

составление плана 75 25% 24%

иное 41 14% 13% 8. Составляете ли Вы

письменный план работы

по делу: да 187 62% 62%

нет 86 29% 28%

использую для этого компьютер 29 10% 10% 9. В какой форме Вы

составляете письменный

план по дел>: в произвольной 148 49% 48%

в соответствии с криминалистическими рекомендациями (по версиям и т.д.) 73 24% 24%

иное 86 29% 28% 10. Используете ли Вы метод сетевого планирования: часто 13 4% 4%

в отдельных случаях 79 26% 26%

не знаю, что это такое 150 50% 50%

иное 58 19% 19% 11 Качество вашего

взаимодействия с

органом дознания

(следователем): взаимодействие постоянное и эффективное 94 31% 30%

взаимодействия нет 40 13% 13%

взаимодействие неэффективно 49 16% 16%

взаимодействие “от случая к случаю” 120 40% 38%

являюсь членом постоянной СОГ 12 4% 4%

248

по каждому делу 94 31% 28% оперативно-следственных действий составляются: при расследовании нераскрытых преступлений 83 28% 25%

“от случая к случаю” по указанию руководства 94 31% 28%

по сложным делам 65 22% 19% 13. Наиболее часто

используемой формой

взаимодействия для Вас

является: совместный выезд на место происшествия 138 46% 23%

дача поручений о производстве розыскных (следственных) действий, их выполнение 150 50% 26%

совместное планирование 76 25% 13%

работа в следственно-оперативной группе 66 22% 11%

совместное осуществление тактических операций 112 37% 19%

иное 46 15% 8% 14 На Ваш взгляд.

тактическая операция

это: совокупность следственных, операгивно-розыскных,

ревизионных и иных действий, осуществляемых для

достижения локальной (промежуточной) цели расследования 224 75% 63%

форма планирования 33 11% 9%

форма взаимодействия 75 25% 21%

не знаю, что это такое 13 4% 4%

иное (обьяснить, что именно) 8 3% 2% 15. Провидите ли Вы в

своей деятельности тактические операции: да 152 51% 51%

нет 31 10% 10%

в отдельных случаях 113 38% 38% 16 Какие тактические

операции чаще всего

проводятся на практике: розыск и задержание подозреваемого (обвиняемого) 197 66% 32%

проверка алиби 128 43% 21%

отождествление личности неопознанного трупа (атрибуция трупа) 35 12% 6%

проверка показаний лица, признавшего себя виновным 143 48% 23%

защита доказательств 75 25% 12%

иные (указать, какие именно) 44 15% 7% 17. В случае признания лицом своей вины.

обязательно ли проведение тактической

операции по пропсрке его показаний: по каждому делу 139 46% 46%

в отдельных случаях 131 44% 43%

нет необходимости 23 8% 8%

иное (указать, что) 12 4% 4% 18. Тактическая операция

“Проверка показаний

липа, признавшею себя

виновным” должна

включать в себя. проверку показаний на месте происшествия (выход на место) 240 80% 28%

проведение различных видов следственного жеперпмента 152 51% 18%

предьявление для опознания (потерпевшего, орудий преступления, других предметов) 116 39% 13%

очные ставки 129 43% 15%

производства обыска 104 35% 12%

производство повторных допросов данного лица 97 32% 11%

иное (указать, что) 30 10% 3% 19. Тактическая операция

“Зашита доказательств”

должна включать в себя: строжайшее соблюдение УПК РСФСР мри производстве следственных действий 235 78% 32%

постоянное использование видеозаписи в качестве средств! фиксации 82 27% 11%

использование понятых не только в случаях

предусмотренных УПК. но и по инициативе следователя в

иных случаях, а также по ходатайству обвиняемого,

подозреваемого, потерпевшего 51 17% 7%

обеспечение сохранности вещественных доказательств 133 44% 18%

письменное предупреждение заинтересованных лиц об

ответственности за воздействие на свидетелей.

потерпевших, иных лиц 72 24% 10%

оперативную работу по предупреждению и выявлению

фактов воздействия на свидетелей и потерпевших на

стадии предварительного расследования 101 34% 14%

оперативная работа на судебной стадии по

прогнозированию возможных изменений показаний

подсудимого 68 23% 9%

Приложение № 12 Таблица корреляционных зависимостей (по результатам опроса респондентов).

Пол [ Возраст| Образование\ Должность \ Ста работы |

ж е н м у ж (О 25

ли 25-30

лет М \ лет 10- 50 ( лет J олее г Олет Инее юриди- ческое ысшее f юриди- ческое езакон- ченное

зысшее] следователь “и0 прокуратуры ИНОЙ (

работник следова-следова- органов тель тель прокура- МВД ФСБ

туры ледова- тель элогово

и у полиции “Новд-

°’ . о-ноченныи

моченный головного ™

розыска перуполн иной о-
работник!

пенный органов РУБОП домни (УВОП) я | Д01 года , от 1

ода до - х лет тЗ-х до 5 /

лет от 5

о10(

лет эт 101

о 15/ лет т 15 свыше

о 20 20 лет
лет 6. Планируете \ ли Вы свою работу 1 нет 1 Щ N щ 8 % 3 % 3 % 0 % щ 2% 22 % « Т 0% 0% 0% 0% 6% 17% 0% 19% 10 % 1 0 % 9 % 7 % 6 % 2 % 0 % 0 %

постоянно планирую | щ 4 7 % щ 3 6 % 5 0 % 6 9 % 6 0 % «% т 57 % 32 % 4 1 % 63 % 76% 59 % 0% 29 % 43% 41 % 43% 40 % 4 5 % 61 % 3 0 % 4 9 % 4 8 % 8 0 % 0 %

планирую по сложным делам 1 7 % 2 4 % 1 3 % 2 1 % Щ 2 0 % 3 0 % 5% 25 % 8% 1 7 % 25 % 18% 30 % 100% 35 % 20% 18 % 5% 11 % 1 5 % 7 % 2 6 % 1 8 % 2 5 % 1 0 % 0 %

планирую эпизодически | М % | 2 3 % m l 3 1 % ? 6 % 6 % 1 0 % _26%| 17 % 30 % 2 9 % 13 % 6% 13 % 0% 29 % 20% 41 % 33% 29 % 1 0 % 20 % 3 1 % 2 4 % 2 5 % 1 0 % 0 %

иное 1 и ] 1 % ~ Щ 1 % я \ 3 % 0 % 1 % | 0% п 8 % 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 10 % 0 % 4 % 7 % 3 % 0 % 0 % 0 % 7. На Ваш

взгляд,

планирование

это: мыслительная 1

деятельность по

определению задач

деятельности и способов

ее осуществления 7 0 % 6 1 % 4 5 % 7 3 % 7 5 % 6 3 % 7 0 % 47 % 75 % 59 % 6 3 % 88 % 82% 71 % 0% 94 % 51% 59 % 81% 59 % 6 5 % 72 % 5 8 % 7 0 % 7 3 % 7 5 % 0 %

составление плана 2 3 % 3 0 % 3 8 % 1з% ! 2 5 % 40% ! 3 0 % 26 % 26 % 27 % 2 2 % 25 % 12% 27 % 100% 24 % 29% 35 % 14% 25 % 35%, 20 % 2 3 % 2 3 % 23% , 4 5 % 0 %

иное 1 4 % 1 2 % 1 8 % 1 6 % 6 % 1 7 % 2 0 % 26 % 9% 16 % 1 7 % 0% 6% 14 % 0% 6% 23% 18 % 5% 17 % 1 0 % 9 % 2 0 % 1 2 % 1 8 % 0 % 0 % 8. Составляете

ли Вы

письменный

план работы по

делу: да 5 7 % 7 6 % 5 3 % 5 0 % 7 0 % 8 6 % 9 0 % 42 % 77 % 38 % 6 4 % 83 % 94% 84 % 0% 18 % 57% 59 % 81% 48 % 5 5 % 65 % 4 9 % 6 1 % 7 7 % 9 0 % 0 %

нет 3 3 % 1 7 % 4 4 % 3 7 % 2 0 % 1 1 % 1 0 % 47 % 11 % 59 % 3 8 % 4% 0% 7% 0% 41 % 40% 41 % 19% 44 % 4 5 % 26 % 3 7 % 2 9 % 1 8 % 5 % 0 %

использую для этого компьютер 1 0 % 8 % 5 % 1 3 % 1 1 % 6 % 0 % 11 % 15 % 3% 5 % 25 % 6% 13 % 100% 41 % 3% 6% 0% 4% 5 % 7 % 1 2 % 1 2 % 7 % 5 % 0 % 9, В какой форме Вы составляете письменный план по делу: в произвольной 4 5 % 6 0 % 5 3 % 4 5 % 5 1 % 5 4 % 4 0 % 58 % 56 % 41 % 4 3 % 63 % 41% 57 % 100% 35 % 46% 82 % 67% 38 % 6 0 % 43 % 5 2 % 4 1 % 6 4 % 5 0 % 0 %

в соответствии с

криминалистическими

рекомендациями (по

версиям и т.д.) 2 4 % 2 5 % 1 1 % 2 2 % 2 3 % 4 3 % 7 0 % 11 % 35 % 11 % 1 7 % 38 % 65% 36 % 0% 24 % 29% 6% 24% 12 % 1 5 % 28 % 1 6 % 2 2 % 3 2 % 5 0 % 0 %

иное 3 3 % 1 7 % 3 6 % 3 4 % 2 8 % 1 1 % 0 % 32 % 13 % 51 % 4 1 % 8% 12% 9% 0% 41 % 29% 12% ! 10% 50 % 2 5 % 28 % 3 5 % 3 7 % 1 4 % 5 % 0 % 10. Используете

ли Вы метод

сетевого планирования: часто 4 % 6 % 2 % 7 % 4 % 3 % 0 % 5% 6% 3% 4 % 0% 12% 5% 0% 6% 6% 12% ; 0% 3% 1 0 % 4 % 6 % 2 % 5 % 0 % 0 %

в отдельных случаях 2 9 % 2 0 % 116 % 2 6 % 2 5 % 3 7 % 6 0 % 16 % 35 % 22 % 1 8 % 50 % 29% 36 % 0% 41 % 11% 6% 29% 21 % 1 5 % 24 % 2 0 % 3 2 % 2 0 % 5 5 % 0 %

не знаю, что это такое 4 8 % 5 4 % 6 4 % 4 9 % 4 7 % 4 6 % ‘зо % 68 % 44 % 51 % 5 4 % 46 % 35% 50 % 100% 35 % 74% 71 % 33% 47 % 6 5 % 50 % 5 7 % 4 4 % 5 0 % j30 % 0 %

иное 1 9 % 1 9 % 1 8 % 1 8 % 2 4 % 1 4 % 1 0 % 11 % 16 % 24 % 2 3 % 4% 24% 9% 0% 18 % 9% 12 % 38% 29 % 1 0 % 22 % 117% 2 1 % i 25% 1 5 % 0 % 11. Качество

вашего

взаимодействи я

с органом

дознания

(следователем ) взаимодействие постоянное и эффективное 3 2 % 3 0 % 2 7 % 2 4 % 3 4 % 4 0 % 7 0 % 32 % 38 % 24 % 2 4 % 46 % 35% 38 % 0% 0% 14% 24 % 86%

i 26 % 2 0 % 28 % 1 9 % 3 7 % 4 3 % 5 5 % 0 %

взаимодействия нет 1 3 % 1 4 % 2 0 % 1 3 % 1 0 % 1 4 % 0 % 21 % 7% 19 % 1 8 % 4% 12% 4% 0% 12 % 11% 18 % 5% 22 % 3 0 % 9 % 1 6 % 1 0 % 1 6 % 5 % 0 %

взаимодействие неэффективно 1 6 % 1 7 % 1 3 % 1 7 % 1 9 % 1 7 % 0 % 11 % 18 % 24 % 1 2 % 13 % 12% 20 % 0% 41 % 34% 47 % 0% 5% 1 5 % 17 % 2 2 % 1 4 % 1 6 % 0 % 0 %

взаимодействие “от случа к случаю” 3 8 % 4 5 % 3 8 % 4 1 % 4 2 % 3 7 % 3 0 % 42 % 41 % 35 % 4 1 % 33 % 47% 45 % 100% 47 % 40% 41 % 10% 42 % 3 5 % 41 % 4 3 % 4 1 % 3 2 % 4 0 % 0 %

являюсь членом постоянной СОГ 6 % 0 % 5 % 6 % 2 % 0 % 1 0 % 5% 3% 3% 6 % 8% 12% 2% 0% 0% 9% 0% 0% 4% 5 % 2 % 7 % 3 % 0 % 5 % 0 % 12. Совместные

планы оперативно- следственных

действий составляются: по каждому делу 3 0 % 3 4 % 2 » 3 1 % 2 3 % 5 1 % 6 0 % 32 % 36 % 30 % 2 6 % 21 % 41% 50 % 0% 0% 37% 29 % ‘ 38% 25 % 45’/ 30 % 2 3 % 3 2 % 3 0 % 5 0 % 0 %

при расследовании нераскрытых преступлени J 25 % 1 34°/ 31°/ 2 5 % 2 9 % 2 6 % 3 0 % 26 % 32 % 30 % 21’/ 63 % 35% 38 % 0% 6% 34% 47 % 14% 15 % 25’/ 28 % 33’/ 2 2 % 27’/ 3 0 % 0 %

“от случая к случаю” по указанию руководства 30°/ 35°/ 2 9 7 32’/ 32е/ 31’/ 30°/ 37 % 33 % 38 % 25’/ 4% 18% 36 % 100% 59 % 29% 71 % 48% 24 % 30’/ .28% 35’/ 27’/ 50’/ 10’/ 0 %

по сложным делам 24°/ 17°/

j ijM V ,\ т J w 9 % | о % J_1 W 112% J_24 % J w J_13 % J 18% 4% |_0% J 35% 17% ]j% Г 5% 39 % 1 Ю \ ж \ т [ т 9 % Ja y 0 %

250

Пол Возраст | Образование”] [ Должность Ста работы |

ж е н м у ж ДО 25 лет 25- 30

лет змо

нет 40- 50

лет боле е 50 лет средне е юриди- ческое высшее юриди- ческое незако н- ченно е высшее |шое i ледова -телъ

прокур атуры иной работник органов прокура- туры адова- тель МВД ледова -тель ФСБ следов атель налогов о

й полир оперупо лн

0-

моченны й уголовно го розыска яюрупол н

0-

моченны й БЭП оперупол н

О-

моченны й РУБОП

(УБОП) иной заботн ив органо в дознаны!

я Д01

года ОТ1

ода да 3- х лет от 3- х ДО 5 лет от 5

до 10 лет от 10 до 15 лет от 15 к до 20 лет выше!

20 лет 13. Наиболее

часто используемой

формой взаимодействи я

р Вас

является: совместный выезд на место происшествия 4 5 % 4 9 % 4 0 % 4 9 % 4 1 % 5 4 % 7 0 % 53 % 51 % 46 % 3 7 % 63 % 35 % 64 % 100% 24 % 63 % 12 % 38% 39 % 4 0 % 41 % 4 3 % 5 2 % 4 5 % 4 5 % 0 %

дача поручений о

производстве розыскных

(следственных) действий,

их выполнение 4 3 % 6 7 % 4 5 % 4 4 % 4 8 % 7 4 % 7 0 % 42 % 69 % 49 % щ 79 % 47 % 86 % 0% 82 % 43 % 82 % 24% 24 % 6 0 % 48 % 4 6 % 4 6 % 5 9 % 6 0 % 0 %

совместное планирование] 2 4 % 3 0 % Ш 1 9 % 2 7 % 5 1 % 8 0 % “йГТ 39 % 8% М 38 % 53 % 45 % 0% 12 % 17 % 29 % 33% 12 % 1 0 % 13 % 2 2 % 2 4 % 4 1 % 5 0 % 0 %

работа в СОГ ? 4 % 1 6 % 22%] 1 9 % 1 6 % 4 3 % 4 0 % 16 % 25 % 8% 2 4 % 42 % 24 % 29 % 0% 0% 31 % 12 % 24% 16 % 1 5 % 24 % 2 0 % 1 9 % 2 7 % 3 5 % 0 %

совместное осуществление!

тактических операций 3 9 % 34% | 2 9 % 3 4 % 4 2 % 4 9 % 4 0 % 11 % 46 % 38 % Щ 38 % 24 % 52 % 0% 35 % 51 % 76 % 67% 17 % 2 5 % 33 % 3 6 % 3 8 % 5 2 % 3 5 % 0 %

иное 1 6 % 1 4 % Щ 1 9 % 1 6 % 3 % 0 % 16 % 5% 22 % 2 7 % 4% 6% 4% 0% 18 % 9% 12 % 0% 30 % 1 5 % 17 % 1 9 % 1 8 % 7 % 5 % 0 % 14. На Ваш

взгляд,

тактическая

операция это: совокупность следственных,

оперативно-розыскных,

ревизионных и иных

действий, осуществляемых

для достижения локальной

(промежуточной) цели

расследования 77%’ 6 9 % 6 7 % 7 4 % 7 7 % 77% I 90%’ 63 % 80 % 65 % 72% ! 83 % 82 % 73 % 100% 94 % 71 % 47 % 76% 74 % 70% ‘ 78 % 6 7 % 7 8 % 7 7 % 8 5 % 0 %

форма планирования 9 % 1 6 % ~ Щ 5 % 1 5 % 2 0 % 3 0 % 5% 15 % 8% 7 % 4% 12 % 25 % 0% 0% 9% 53 % 5% 3% 0 % 7 % 14%’ 9 % 1 8 % 1 5 % 0 %

форма взаимодействия 2 3 % 3 1 % Щ 2 1 % 2 5 % 2 9 % 4 0 % 21 % 23 % 30 % 2 7 % 8% 18 % 32 % 0% 12 % 29 % 65 % 5% 25 % 2 5 % 20 % 30% I 2 1 % 3 0 % 2 5 % 0 %

не знаю, что это такое 5 % 4 % Щ 7 % 1 % 3 % 0 % 11 % 3% 5% 5 % 8% 0% 4% 0% 0% 3% 0% 10% 5% 5 % 4 % 6 % 4 % 2 % 0 % 0 %

иное (объяснить, что именно) 2 % 4 % ~2% 1 4 % 2 % 3 % 0 % 5% 2% 3% 3 % 0% 6% 0% 0% 6% 3% 0% 5% 4% 0 % 4 % 0 % 6 % 2 % 0 % 0 % 1 15. Проводите ли бы в своей деятельное™ тактические

| операции: да 5 6 % 3 7 % 4 0 % 4 9 % 5 3 % 6 3 % 6 0 % 32 % 58 % 51 % 4 4 % 58 % 59 % 52 % 100% 47 % 57 % 24 % 90% 42 % 3 5 % 48 % 4 3 % 5 6 % 5 9 % 6 5 % 0 %

нет 1 0 % 1 2 % 1 6 % 1 0 % 9 % 6 % 1 0 % 16 % 4% 11 % 1 7 % 0% 12 % 5% 0% 0% 3% 6% 0% 21 % 1 5 % 13 % 1 1 % 1 0 % 7 % 5 % 0 %

в отдельных случаях 3 4 % 4 7 % 45% | 3 8 % 3 6 % 2 9 % 3 0 % 53 % 37 % 38 % 3 6 % 42 % 29 % 41 % 0% 53 % 40 % 71 % 10% 34 % 5 5 % 35 % 4 6 % 3 2 % 3 2 % 3 0 % 0 % 16. Какие

тактические

операции чаще

всего проводятся

на практике: розыск и задержание подозреваемого (обвиняемого) 6 7 % 6 3 % 6 4 % 6 2 % 6 6 % 7 7 % 8 0 % 58 % 68 % 70 % 6 2 % 54 % 59 % 70 % 100% 24 % 97 % 71 % 90% 58 % 5 0 % 65 % 6 2 % 6 2 % 8 2 % 8 0 % 0 %

проверка алиби 4 0 % 4 9 % 33%! 3 7 % 4 1 % 6 9 % 9 0 % 37 % 62 % 30 % 2 2 % 54 % 65 % 70 % 0% 41 % 57 % 76 % 62% 11 % 3 5 % 30 % 4 2 % 3 3 % 6 6 % 7 5 % 0 %

отождествление личности

неопознанного трупа (атрибуция трупа) 1 0 % 1 6 % 1 3 % 1 1 % 7 % 2 0 % 3 0 % 16 % 15 % 11 % 7 % 21 % 29 % 11 % 0% 6% 14 % 0% 5% 11 % 1 0 % 15 % 6 % 1 1 % 1 8 % 1 5 % 0 %

проверка показаний лица. признавшего себя виновным 4 6 % 5 2 % 4 4 % 4 1 % 4 7 % 6 6 % 8 0 % 42 % 65 % 41 % 2 7 % 63 % 71 % 68 % 100% 76 % 51 % 35 % 71% 22 % 3 0 % 43 % 4 1 % 4 7 % 6 4 % 7 5 % 0 %

защита доказательств 2 3 % 3 0 % 1 6 % 2 8 % 2 5 % 3 7 % 0 % 11 % 32 % 19 % 1 9 % 63 % 18 % 25 % 0% 88 % 20 % 12 % 5% 16 % 2 0 % 22 % 2 6 % 2 7 % 2 3 % 3 0 % 0 %

иные (указать, какие именно) 1 6 % 1 2 % 1 3 % 1 5 % 1 7 % 1 4 % 0 % 11 % 8% 14 % 2 4 % 8% 0% 7% 0% 6% 9% 59 % 0% 21 % 1 0 % 9 % 1 7 % 2 2 % 7 % 5 % 0 % 1 17. В случае признания лир своей вины, обязательно пи проведение такти- ческой операции по проверке его показаний: по каждому делу 5 1 % 3 5 % 5 1 % 4 2 % 5 0 % 4 0 % 5 0 % 21 % 42 % 49 % 5 6 % 54 % 59 % 29 % 100% 59 % 40 % 18 % 43% 56 % 4 5 % 43 % 4 6 % 4 6 % 5 0 % 5 5 % 0 %

в отдельных случаях 4 1 % 5 1 % 3 8 % 5 0 % 4 0 % 4 3 % 5 0 % 53 % 51 % 38 % 3 5 % 42 % 35 % 64 % 100% 29 % 57 % 53 % 43% 31 % 4 5 % 43 % 4 6 % 4 4 % 3 9 % 4 0 % 0 %

нет необходимости 6 % 1 1 % 5 % 8 % 6 % 1 7 % 0 % 26 % 8% 11 % 3 % 4% 6% 7% 0% 6% 6% 29 % 19% 4% 1 0 % 11 % 6 % 6 % 1 1 % 5 % 0 %

иное (указать, что) 4 % 5 % 5 % 5 % 4 % 0 % 0 % 0% 1% 5% 8 % 4% 0% 0% 0% 6% 3% 0% 0% 8% 0 % 4 % 7 % 4 % 0 % 0 % 0 % 18. Тактическая

операция “Проверка

показаний лица, проверку показаний на месте происшествия (выход на место) 7 8 % 8 6 % 7 8 % 7 8 % 7 8 % 8 9 % 100 % 95 % 89 % 68 % 6 9 % 83 % 94 % 95 % 100% 88 % 71 % 65 % 90% 71 % 7 5 % 72 % 8 1 % 7 7 % 8 9 % 9 5 % 0 %

проведение различных видов следственного эксперимента 5 8 % 3 3 % 5 1 % 5 2 % 5 2 % 4 3 % 5 0 % 26 % 53 % 41 % 5 5 % 71 % 47 % 43 % 100% 65 % 46 % 12 % 52% 55 % 5 0 % 59 % 4 3 % 5 0 % 5 9 % 5 0 % 0 %

I предъявление для опознания

(потерпевшего, орудий преступления, других предметов; 3 9 % 3 7 % 3 8 % 3 7 % 3 5 % 4 6 % 7 0 % 32 % 44 % 41 % 3 1 % 67 % 53 % 48 % 0% 47 % 26 % 24 % 14% 36 % 3 5 % 37 % 3 8 % 3 7 % 4 3 % 4 5 % 0 % признавшего себя виновным” должна включать в себя: очные ставки 4 2 % 4 5 % 4 4 % 4 1 % 3 8 % 5 4 % 7 0 % 42 % 51 % 32 % 3 6 % 58 % 47 % 59 % 100% 76 % 34 % 29 % 14% 36 % ‘45 % 39 % 4 3 % 4 0 % 4 8 % 5 0 % 0 %

производства обыска |36 % 3 0 % 3 6 % 3 1 % 3 2 % ,43% ,60 % 42 % 39 % 32 % 2 8 % 63 % 35 % 34 % 0% 18 % 31 % 24 % 57% 30 % 2 5 % 26 % 3 2 % 3 2 % 4 8 % 6 0 % 0 %

I производство повторных допросов данного лица 3 6 % 2 3 % 3 1 % 3 4 % 3 0 % 137 % 3 0 % 26 % 32 % 35 % 3 3 % 50 % 24 % 27 % 0% 59 % 31 % 24 % 24% 32 % 2 0 % 30 % 3 5 % 3 3 % 3 0 % 4 0 % 0 %

иное (указать, что) \ w k 8 % [к 1 3 % 9 % 6 % \ п [11% 5% 14 % [l7 % _13% 12 % L 0% 100% 0% 9% 12 % 0% 17 %

% 4 % 1 7 % 1 0 % 9 % 0 % 0 %

251

Пол | Возраст[ Образование[

Цолжность [ Стаж работы |

ж е н м у ж до 25 лет 25- 30

лет 30- 40

лет 40- 50

лет боле е 50 лет средне е юриди- ческое высшее юриди- ческое незакон- ченно е высше е иное зледов а-тель

прокур атуры иной

работник ( органов прокура- туры ледов а-тель МВД зпедов а-тель СБ следов атель на логово’

й полир оперупол н

о- моченны й уголовно го розыска терупол н

о-моченный]

БЭП оперупол н

о-

моченный РУБОП (УБОП) иной

ибо ш

органо в

доэнан и

я Д01

года от1

одам к лет от 3- х до 5 лет от 5 ДО 10

лет от 10 ю 15 лет от 15 до 20

лет выше

20

лет 19. Тактическая

операция ‘Защита

доказательств”

должна включать е себя;

1 строжайшее соблюдение УПК 1 РСФСР при производстве следственных действий I 7 6 % 8 6 % 7 6 % 7 9 % 7 3 % 9 1 % 90% . 84 % 77 % 78 % 79% , 83 % 88% 88 % 100% 71 % 77% 88 % 43% 78% , 9 0 % 7 4 % 7 5 % 8 3 % 7 0 % 8 0 % 0 %

постоянное использование “1

видеозаписи е качестве средства фиксации 2 4 % 3 5 % 1 8 % 2 4 % 2 6 % 4 0 % 8 0 % 16 % 41 % 22 % 1 3 % 50 % 41% 50 % 0% 47 % 20% 18 % 14% 13 % 1 5 % 1 5 % 2 8 % 2 7 % 3 2 % 5 5 % 0 %

использование понятых не только в случаях, предус- мотренных УПК, но и по инициативе следователя в иных случаях, а таю по ходатайству обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего 1 9 % 1 2 % 1 5 % 2 0 % 1 4 % 1 7 % 3 0 % 16 % 19 % 19 % 1 4 % 33 % 12% 14 % 0% 24 % 11% 0% 10% 21 % 1 5 % 1 7 % 1 5 % 1 9 % 1 4 % 2 5 % 0 %

обеспечение сохранности вещественных доказательств 4 3 % 4 7 % 4 9 % 4 1 % 4 0 % 4 6 % 9 0 % 42 % 54 % 32 % 3 6 % 54 % 76% 63 % 0% 71 % 29% 18 % 14% 39 % 4 5 % 3 7 % 4 4 % 4 8 % 3 0 % 7 5 V 0 %|

письменное предупреждение

заинтересованных лиц об

ответственности за воздействие

на свидетелей, потерпевших,

иных лиц 2 5 % 2 0 % 2 0 % 2 6 % 1 7 % 4 3 % 3 0 % 11 % 30 % 38 % 1 4 % 33 % 24% 36 % 0% 12 % 37% 29 % 14% 15 % 2 0 % 1 3 % 3 0 % 2 0 % 2 7 % 4 0 % 0 %

оперативную работу по

предупреждению и выявлению

фактов воздействия на

свидетелей и потерпевших на

стадии предварительного

расследования 3 8 % 2 2 % 2 4 % 3 7 % 3 4 % 4 3 % 2 0 % 32 % 39 % 43 % 2 4 % 29 % 41% 38 % 100% 18 % 66% 35 % 57% 19 % 1 5 % 2 2 % 3 6 % 3 6 % 4 3 % j45 % 0 %

оперативная работа на судебной

стадии по прогнозированию возможных изменений показаний | подсудимого 2 4 % 1 8 % 1 6 % 1 9 % 2 0 % 4 9 % 3 0 % 5% 30 % 38 % 1 0 % 25 % 29% 29 % 0% 18 % 46% 29 % 43% 7% 1 5 % 1 1 % 2 5 % 1 8 % 3 9 % 4 0 % 0 %