lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Курушина, Екатерина Валериевна. - Международно-правовые акты как источники уголовно-процессуального права Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 227 с. РГБ ОД, 61:03-12/1297-8

Posted in:

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

на правах рукописи

Курушина Екатерина Валериевна

Международно-правовые акты как источники уголовно- процессуального права Российской Федерации

12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор В.П. Божьев

Москва - 2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр. Введение. 3

Глава I. Понятие и значение международно-правовых актов как источников уголовно-процессуального права Российской Федерации.

? I. Сущность и значение международно-правовых актов 14

? 2. Международные договоры Российской Федерации как источники

уголовно-процессуального права России 38

?’3. Классификация международно-правовых актов 5/

? 4. Международные договоры Российской Федерации по
оказанию

правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства 67

? 5. Виды международно-правовых норм, регламентирующих общие положения уголовного судопроизводства Российской Федерации 83

Глава II. Реализация норм международно-правовых актов в уголовно-процессуальном законодательстве и уголовно- процессуальной практике Российской Федерации. ? I.
Применение международно-правовых норм, регламентирующих

общие положения уголовного судопроизводства 104

? 2. Применение международно-правовых норм,
регламентирующих

вопросы международного сотрудничества 139

? 3. Непосредственное применение международно-правовых принципов и

норм в уголовно-процессуальной практике 178

Заключение. 190

Список литературы. 195

Приложение. 222

2

Введение

Современное российское государство активно участвует в общемировых и региональных процессах, что приводит к значительному расширению объема, сферы и географии участия российских граждан в международных отношениях. Между Россией и зарубежными странами активно развиваются экономические, политические, культурные и иные связи. Получил развитие процесс демократизации общества. Больше внимания общество и государство уделяют вопросам, относящимся к обеспечению прав человека в разных областях, в том числе и в сфере уголовно-процессуальных правоотношений.

Источники уголовно-процессуального права - это нормативно- правовые акты, принимаемые высшим законодательным органом РФ. Нормы уголовно-процессуального права могут содержаться только в федеральных законах.

Конституция России является одним из основных источников уголовно- процессуального законодательства, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (ст. 15 Конституции). Поэтому в уголовном процессе, конституционные нормы могут применяться непосредственно. Вместе с тем, законом предусматривается, что нормы уголовного судопроизводства могут включаться и в другие нормативные акты РФ и устанавливаться в иных источниках, например в международных договорах, заключенных Россией с другими странами, нормах международного права (ч. 3 ст. 1 УПК РФ).

Общепризнанные принципы и нормы международно-правовых актов являются составной частью уголовно-процессуального права и непосредственно порождают права человека в уголовном процессе. Если международно-правовыми нормами установлены иные
правила, чем

предусмотренные законом России, то применяются правила международно-правового документа. Таким образом, по нашему мнению, международно-правовые акты являются важной
предпосылкой

совершенствования уголовно-процессуального законодательства

Российской Федерации.

Многие изменения и дополнения, внесенные в последнее время в уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, стали результатом признания Россией важности международно- правовых норм для защиты прав и свобод человека. Международно- правовые акты оказали определенное влияние на регулирование уголовно-процессуальных отношений.

В настоящее время, в связи с принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 года, усилено внимание к международным принципам защиты и обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса, взаимодействию органов расследования и судов РФ с соответствующими учреждениями иностранных государств в процессе осуществления производства по уголовным делам.

Вместе с тем многие авторы, исследующие данные проблемы, не идут дальше простого сопоставления международных норм и российского законодательства и предложений о необходимости приведения УПК РФ в соответствие с международно-правовыми актами. По-прежнему остаются не в полной мере решенными вопросы соотношения российского уголовно-процессуального и международного права, условия применения в Российской Федерации норм международного права, значение актов иностранных правоохранительных органов и так далее.

На данный момент одной из основных задач при решении вопросов, связанных с предупреждением, пресечением и расследованием преступлений является разработка проектов международных
договоров

4

Российской Федерации, межведомственных актов и других документов, обеспечивающих международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Необходимо совершенствовать взаимодействие судов, прокуроров и органов досудебного расследования с зарубежными партнерами; развивать правовую базу участия компетентных органов РФ в международном сотрудничестве при расследовании преступлений; продолжать работу по созданию целостной системы международных актов и международных договоров РФ, используемых в качестве источников уголовно-процессуального права. Все это свидетельствует о

теоретической и практической значимости избранной темы диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования.

Целью диссертационного исследования является определение и использование международно-правовых актов и договоров в качестве источников уголовно-процессуального права Российской Федерации.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач:

а) определения сущности и значения общепризнанных принципов и норм международных актов и положений международных договоров Российской Федерации, регламентирующих вопросы правовой помощи по уголовным делам;

в) характеристики введения в действие и закрепления международно-правовых норм в российском уголовно-процессуальном законодательстве;

г) выявления форм реализации международно-правовых норм в сфере уголовного судопроизводства Российской Федерации;

5

д) подготовки предложений по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства на основе включения в его систему норм международных актов и международных договоров РФ.

Объект и предмет исследования.

Объектом настоящего диссертационного исследования являются правовые отношения, связанные с применением международно- правовых норм в уголовном судопроизводстве и урегулированные международным и уголовно - процессуальным правом Российской Федерации.

Предмет исследования работы составляют: законодательство Российской Федерации, международно-правовые акты, международные договоры, заключенные с Россией, а также практическая деятельность государственных органов и должностных лиц по их исполнению.

Методология и эмпирическая база диссертационного исследования.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют соответственно выработанные в мировой философии принципы познания действительности: диалектико-материалистический метод и основанные на нем общенаучные методы исследования: анализа и синтеза, сравнительно-правовой, сравнительно- исторический,

статистический, логико-юридический, описательный;
методы

социологических исследований: конкретно- социологический,

интервьюирование, анкетирование.

В работе использованы различные законы и иные правовые акты РФ: Конституция Российской Федерации, Конституции республик, входящих в состав Российской Федерации, законы и иные
правовые

6

акты Российской Федерации, Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, нормативно-правовые акты министерств и ведомств Российской Федерации, в том числе Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел, международно-правовые акты и международные договоры России.

Теоретическую основу исследования составили: монографии; учебные пособия; справочно-информационные издания; журнальные статьи; газетные публикации; архивные уголовные дела; судебная практика судов общей юрисдикции.

В частности, в исследовании используются выводы из научных трудов в области российского уголовно-процессуального права и международного права ряда российских (Лукашук И. И., Игнатенко Г.В., Михайлов В.А., Волженкина В.М., Бирюков П.Н., Карасева Е.В., Табалдиева В.Ш. и др.) и зарубежных исследователей (Дэнис М., Бредли Э., Бухс Г., Коллер А., Вэнглер В., Дж. Джексон и др.).

Достоверность и обоснованность выводов, полученных в результате проведения исследования, подтверждается эмпирической базой

написанной диссертации. С этой целью проведено анкетирование следователей Главного следственного управления при ГУВД г. Москвы, Главного следственного управления при ГУВД Московской области, работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Московского городского суда. Опрошено 200 прокуроров, следователей, судей Российской Федерации.

Помимо проведенных опросов, изучено 75 уголовных дел, в которых на этапе предварительного расследования обеспечивалось исполнение запросов об оказании взаимной международной правовой помощи, а также на различных судебных стадиях процесса применялись определенные

7

международно-правовые положения. Наряду с этим, по теме диссертации исследованы материалы Верховного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры России и Следственного комитета при МВД России.

Научная новизна исследования.

С учетом положений Конституции России и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации исследованы различные виды международно-правовых актов, их правовые нормы и применение в процессе осуществления предварительного расследования и судебного производства.

Выявлены пробелы уголовно-процессуального регулирования и определены пути реализации норм международно-правовых актов, в том числе и договоров России, с учетом положений УПК РФ и других нормативно-правовых актов Российской Федерации.

Изложена авторская позиция по применению норм международного права в уголовном процессе Российской Федерации.

Сформулированы предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации в связи с реализацией международно-правовых норм.

Основные положения, выносимые на защиту.

На основе данных, полученных в результате исследования, на защиту выносятся следующие положения:

  1. Общепризнанные принципы и нормы международного права не являются неотъемлемой составной частью уголовно-процессуального права Российской Федерации; данные международно-правовые принципы

8

и нормы только в том случае подлежат отнесению к системе источников российского уголовно-процессуального права, когда они

инкорпорированы в уголовно-процессуальные законы России или ратифицированы Федеральным Собранием Российской Федерации в порядке, установленном Конституцией России и Федеральным законодательством.

  1. Международные договоры Российской Федерации могут быть отнесены к составной части российского законодательства в области уголовного судопроизводства только после прохождения

установленного порядка обязательной ратификации.

  1. Преимущественное правовое значение перед нормами УПК РФ имеют только те международные договоры России, обязательность которых подтверждена Федеральным законом Российской Федерации. Официально опубликованные международные договоры, не требующие принятия Федерального закона для обретения ими юридической силы действуют непосредственно, однако для реализации содержащихся в них положений принимаются соответствующие нормативно-правовые акты Российской Федерации .

  2. Международно-правовые принципы и нормы реально регулируют уголовно-процессуальные правоотношения лишь, когда в установленном порядке включены в систему источников уголовно- процессуального права России; непосредственное применение международных норм возможно, если на это есть прямое указание в Федеральном законе или в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.
  3. При формировании уголовно-процессуальных норм в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ обязательно учитываются общепризнанные принципы и нормы международного права.
  4. 9

  5. По итогам проведенного исследования сформулированы предложения об изменении и дополнении УПК РФ:

а) установить в ст. 3 УПК РФ положение о том, что правовое положение иностранцев и лиц без гражданства, участвующих в уголовном процессе, и производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных ими, регламентируются уголовно-процессуальным законом РФ и международными договорами России;

б) для признания доказательств, полученных из источников уголовно-процессуального права зарубежных государств, допустимыми в РФ, предлагается дополнить ст. 74 УПК РФ правилом следующего содержания: «Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых, в порядке, определенном настоящим Кодексом или в соответствии с международным договором РФ, устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию»;

в) дополнить ст. 152 УПК РФ положением, предусматривающим возможность производства предварительного расследования на территории зарубежного государства. Предлагается включить в ч.б ст. 152 УПК РФ норму, определяющую: « Уголовное преследование лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления может осуществляться на территории иностранного государства его компетентными органами в случае невозможности производства предварительного расследования на территории Российской Федерации, согласно правилам, закрепленным в ст. 458 настоящего Кодекса»;

г) установить в части пятой УПК РФ правило, закрепляющее принцип взаимности при оказании правовой помощи и определить его, как письменное обязательство компетентных государственных органов судебных и исполнительных учреждений РФ и органов юстиции иностранных государств оказывать в будущем аналогичные
по

ю

юридической силе, основаниям, форме и характеру
законодательно закрепленные процессуальные действия;

д) предусмотреть положение (в части пятой УПК РФ), согласно которому правоохранительные органы РФ должны направлять запрос с прилагаемыми к нему материалами дела о проведении уголовного расследования во всех, установленных международными нормами, случаях. При этом они обязаны указать в запросе текст не только нормы уголовного закона РФ, но и нормативное содержание других законодательных и правовых актов России, имеющих существенное значение для осуществления производства по делу;

е) внести в часть пятую УПК РФ правила, регламентирующие порядок вручения документов лицам, находящимся за пределами РФ, так как их проведение, согласно международным договорам РФ должно охватываться компетенцией России;

ж) внести в уголовно-процессуальный закон РФ положение об использовании судами России решений, выносимых Европейским Судом по правам человека.

В диссертации содержатся и другие предложения по совершенствованию действующего законодательства и ведомственных нормативно-правовых актов (с.с. 38, 127, 132, 143, 145-147, 150-151, 159-160, 164, 168,171-172).

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение данной работы состоит в обосновании необходимости включения в систему источников уголовно- процессуального права РФ общепризнанных принципов и норм международного права, положений международных договоров РФ, а также в определении форм реализации международно-правовых норм. В

11

диссертации впервые научному анализу подвергнуты некоторые вопросы, позволяющие всесторонне уяснить содержание, значение и применение в уголовном судопроизводстве различных по юридической силе и правовому значению международных актов. В работе обстоятельно рассмотрены вопросы взаимодействия норм международного и уголовно-процессуального права, изучен основной комплекс проблем, возникающих при осуществлении этого взаимодействия. Проведенные исследования способствуют определению направления дальнейших теоретических разработок и совершенствования практической деятельности. Сделанные на основе исследования выводы могут быть использованы для дальнейшего развития нормативной базы международного сотрудничества органов расследования и судов России с соответствующими учреждениями иностранных государств и международных организаций.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется выработанными диссертантом конкретными предложениями об изменениях и дополнениях уголовно- процессуального

законодательства РФ и практики применения общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации. Материалы проведенного исследования могут быть использованы при разработке законопроектов и международных договоров РФ, подготовке проектов нормативных актов Генерального прокурора РФ, а также в правоприменительной деятельности органов расследования, прокуратуры и суда. Они могут быть использованы в учебном процессе образовательных учреждений высшего и профессионального образования МВД РФ при преподавании курса «Уголовно-процессуальное право», а также на курсах повышения квалификации и переподготовки работников следственных аппаратов; при подготовке учебных и учебно-методических пособий.

12

Внедрение и апробация результатов исследования.

Основные положения своего исследования автор изложил на научно- практических конференциях, состоявшихся в Московской академии МВД России (апрель 2001 года, апрель 2002 года), ВНИИ МВД России. Они отражены в публикациях по теме диссертационного исследования, указанных в заключительной части автореферата.

Результаты исследования учитывались Главным следственным управлением при ГУВД г. Москвы в процессе оказания международной правовой помощи.

Некоторые результаты исследования используются в учебном процессе Московского университета МВД России при преподавании курса «Уголовный процесс».

Структура и объем работы.

Диссертация состоит из ведения, двух глав, включающих в себя 8 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК Министерства образования Российской Федерации.

13

Глава I. Понятие и значение международно-правовых актов как источников уголовно-процессуального права Российской Федерации.

§ 1. Сущность и значение международно-правовых актов.

Построение правового демократического государства привело к необходимости переосмысления роли России в международном сообществе. Углубление взаимосвязи государств ведет к расширению взаимодействия их правовых систем. Все большее число международных норм предназначено для применения и исполнения государствами, входящими в сообщество государств. В соответствии со ст. 15 Конституции России международные нормы стали непосредственно действующими. Они имеют прямое действие и верховенство над уголовно-процессуальным законодательством. Уважение общепризнанных норм является необходимым условием членства в международном сообществе, поэтому знание принципов и норм международного права, приведение в соответствие с ними законодательства РФ, является важным решением на пути построения правового государства и создания новой правовой системы процессуальных гарантий, прав человека и гражданина в сфере уголовно-процессуального производства.

В области уголовно-процессуального права РФ все больше внимания уделяется вопросам соответствия российского законодательства международным стандартам. Вместе с тем, в уголовно-процессуальном законе не в полной мере исследованы следующие правила: - рассмотрения общепризнанных принципов и норм международных актов и международных договоров РФ в качестве источников уголовного судопроизводства РФ, определения их сущности и значения в процессе осуществления уголовно- процессуальной деятельности;

14

  • классификации международно-правовых актов, а также их норм в российском уголовно-процессуальном законодательстве;

применения участниками уголовного процесса положений

международно-правовых актов при реализации своих прав и в практической деятельности;

  • изучения решений Конституционного Суда РФ и Пленумов Верховного Суда РФ, включающих и использующих в своих положениях нормы международного права, а также прецедентов Европейского Суда по правам человека, содержащих толкование ряда положений Европейской Конвенции и дающих направления для совершенствования законодательства России, как участницы Конвенции в области уголовно- процессуального права РФ.

Определяя общее понятие источника права, следует отметить, что система источников права должна отвечать некоторым условиям: нормативно закреплять волю граждан; обуславливаться существующими социально-экономическими условиями; обеспечивать политическую власть; отвечать интересам граждан; утверждать приоритетное значение законов, как наиболее демократической формы выражения интересов, процедуры подготовки нормативных актов.

Современные исследователи определяют право как “совокупность признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой нормативов равенства и справедливости”1, как систему “исторически возникших правил поведения, являющихся масштабом свободы равных субъектов, отношения между которыми социально значимы, являются частью общественного порядка и потому обеспечиваются государством»2. Они указывают на социальную
обусловленность права, на то, что

Общая теория права и государства. Учебник для вузов / Под редакцией В.В.Лазарева. - М.: Юрист, 1995. С.29. 2 Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М.: « Статус ЛТД +», 1996. С. 101.

15

государство призвано формулировать те нормы, которые уже сложились или складываются в обществе. Эту связь можно выразить формулой: “содержание права создается обществом, а форма права - государством” .

Еще в дореволюционной науке, отражавшей дискуссию о сущности права, велся спор о том, как следует трактовать термин “источник права”. В противовес яркому стороннику позитивистского правопонимания Г.Ф. Шершеневичу, предлагавшему заменить термин “источники права” на “формы права”4, Н.М. Коркунов предупреждал о недопустимости смешения понятия источник права как “юридического технического термина”, как признака общеобязательности юридических норм, с понятием о том, откуда черпается и чем определяется само содержание юридических норм, свойственное для сторонников признания того, что право творится произволом законодателя”5. «Мы, конечно, не можем признавать закон силой, творящей право, это только форма, в которой право, вырабатываемое всеми элементами общественного сознания, находит себе внешнее выражение “, - писал Н.М. Коркунов.

Таково одно из определений «источников права» как юридического понятия, то есть технического термина правоведения. От этого понятия нужно отличать «источники права» в смысле источников познания права (например, Законы XII таблиц, названные Т. Ливием «источником всего публичного и частного права» Рима), включающих в себя правопроизводящие факты (например, общественное правосознание, экономику, политическую жизнь, литературные течения и т.п.). Основным источником права большинство ученых-теоретиков считают закон.

3 Теория государства и права. Учебник для вузов и факультетов / Под ред. Корельского В.М. и ПереваловаВ.Д. -М.: Изд-я группа ИНФРА-М.- НОРМА, 1997. С.250.

4 Под последними он понимал виды права, отличающиеся по способам выработки норм, зависящим от воли государственной власти. Ученый считал, что норму права следует рассматривать в виде « требований государства», что государство, «являясь источником права, не может быть само обусловлено правом».

5 См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб., 1908. С. 284.

16

Следует отметить, что в 60-80 г.г. XX века подход, согласно которому характеристика нормативных актов как формы права (т.е. как формы выражения правовых норм) и как источника права (т.е. способа установления правовых норм) рассматривалась как проявление различных функций правовых актов6, был свойственен только советской правовой науке. Это отметил Р. Давид, указавший, что если в странах романо-германской системы права значение закона видят в том, что он является “наиболее ясным и удобным способом выражения норм права”, то в социалистических странах в нем видят “наиболее естественный способ создания права, которое при этом отождествляется с волей правящих»7.

В противовес позитивистской трактовке права, господствовавшей в советской науке, естественная (Г. Гроций, Ж.-Ж Руссо, Ш.-Л. Монтескье, Дж. Локк и др.), историческая (Г. Гуго, К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухта и др.) и более поздняя социологическая (Дж. Дьюи, Р. Паунд, Д. Фрэнк и др.) школы права, при всем различии их концепций признавали то, что право создается не государственными властными органами, а “снизу” - в обществе, в процессе совместной жизнедеятельности людей .

В частности, естественно-правовая концепция исходит из того, что кроме позитивного права, официально признанного государством, существует общее для всех людей естественное право, стоящее над ним. Обосновывая идею подчинения государства праву, позитивное право рассматривается в данном случае не как продукт деятельности специально

6 Они считались не только формой выражения действующей системы права, но и формой установления, изменения или отмены правовых норм. Самощенко И.С. Некоторые вопросы учения о нормативных актах социалистического государства // Правоведение. 1969. № 3. С. 28-30; Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Т. 4 Социалистическое право. - М: Юрид. лит-ра, 1973. С. 357-360.

7 Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности.- М.: Международные отношения, 1998. С. 159.

8 Оно послужило основой создания государства (школа естественною права), является закономерным историческим продуктом общественной жизни (историческая школа), находит воплощение только в реальных правоотношениях (социологическая школа).

17

уполномоченных на правотворчество государственных органов, а как совокупность норм, выработанных в процессе общественного развития, выражающих прирожденные и неотъемлемые права человека, защита которых - основное предназначение государства. Эта теория предопределяет признание множественности источников позитивного права, возлагает на государство обязанность охранять те общественные отношения, которые объективно складываются в обществе, тем самым, считая закономерным существование права в форме обычных норм и судебной практики.

Следует отметить, что еще в советской юридической литературе официально признанное понятие права начало подвергаться пересмотру как одностороннее и внутренне противоречивое, возникла позиция разграничения права и закона . Раскрытию теоретической несостоятельности определения источников права в советское время, посвящены труды B.C. Нерсесянца, Р.З. Лившица, С.С. Алексеева10.

Представляется не совсем верным считать определение источника права в формальном смысле. Например, С.А.Комаров, определяет источники права - «как совокупность способов формирования, своеобразного “документирования” государственной воли»11, «возведения в закон воли политических сил, выражающих интересы всех граждан или

Тененбаум В.О. О сущности права // Правоведение. 1980. №1. С.35-42; О понимании советского права. “Круглый стол”// Советское государство и право. 1979.№ 7.С.56-74; № 8. С. 48-67; Иванова Г.П. О понятии права (к соотношению права и законодательства) // Правоведение. 1983. №1. С.20-27.

I Нерсесянц B.C. Право и закон: из истории правовых учений. - М: Наука, 1983; Лившиц Р.З. Государство и право в современном обществе: необходимость новых подходов // Советское государство и право. 1990. № 10. С. 17-20; Алексеев С.С. Право: время новых подходов // Советское государство и право. 1991. К° 2. С. 6-7.

II Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций, изд-е 2-е. -М: Манускрипт, 1996. С. 147.

18

их части», то есть признает, что право и формы его выражения определяются высшими органами государства путем принятия законов.

В свете сказанного можно отметить, что под источником уголовно- процессуального права понимаются внешние формы выражения уголовно- процессуальных норм, выработанных в сфере осуществления уголовного судопроизводства и закрепленных государственными органами власти.

Данное определение источников уголовно-процессуального права признается большинством ученых. Вместе с тем, возникает вопрос: можно ли в систему источников уголовного судопроизводства, основываясь на законе, включать международные нормы?

Вопрос о роли международных правил в развитии общества, о значении общепризнанных принципов и норм имеет длительную историю. Советские юристы - международники 20-30-х годов придерживались таких радикальных взглядов и считали необходимым пересмотреть характеристику положений международных соглашений как способа создания новых правил в национальном законодательстве. С другой стороны такие ученые, как Е.Б. Пашуканис, А.В. Сабанин, Г.И. Тункин отстаивали значение международных соглашений, как метода создания, изменения и ликвидации международных норм. Значение международных соглашений состояло в том, что советское и капиталистическое государства не могут не применять международно- правовые методы регулирования межгосударственных отношений .

Е.Б. Пашуканис писал: «Поскольку государства не имеют над собой авторитета, который устанавливал бы для них нормы поведения, постольку источниками международных отношений являются обычай и

13

договор» .

12 Сабанин А.В. Первый советский курс международного права. (Вместо рецензии) /7 Международная жизнь, 1925. N2. С.117.

13 Пашуканис Е.Б. Международное право: Энциклопедия государства и права. Т. 2.

М., 1930. -626 с.

19

А.В. Сабанин писал, что «всякая норма» становится «международной», когда она признается «как таковая всеми цивилизованными народами»14.

Г.И. Тункин отмечал: «согласие одного государства на признание той или иной нормы, регулирующей международные отношения, дается под условием аналогичного согласия другого государства на распространение действия международного предписания»15. В силу особенностей согласования воль международные соглашения в одинаковой мере обязывают все государства, принимавшие участие в их разработке и принятии16.

Концепция Г.И. Тункина создала предпосылки для изменения отношения советских ученых к международно-правовой системе в целом. Она позволила им рассматривать решения международных вопросов и изучать международно-правовые отношения, интерпретируя

правотворческие процессы, протекающие в отношениях между странами.

Следуя вышесказанному, можно сделать вывод о том, что в советской правовой доктрине существовали теории, которые признавали, что сам по себе международный акт создает права и обязанности только для его участников (т.е. государств), но не может непосредственно регулировать права и обязанности участников уголовного судопроизводства государств. В науке международного права со-

ветского периода тезис о невозможности непосредственного действия норм международного права на территории нашего государства являлся практически общепризнанным .

14 Сабанин А.В. Первый советский курс международного права // Международная жизнь, 1925. №2. С.117.

15 Тункин Г.И. Сорок лет сосуществования и международное право // СЕМП. 1958. - М., 1959. С.23.

16 Тункин Г.И. Теория международного права, 1959. С. 238, 242.

17 Мюллерсон Р.А. Конституция СССР и вопросы соотношения международного и национального права. - М.: Изд-во МГУ, 1980. С.36. Его же. Национально-правовая

20

Господство позитивистского правопонимания в нашей стране отрицало возможность непосредственного применения международных норм для регулирования уголовно-процессуальных отношений.

Ст. 1 УПК РСФСР 1960 г. закрепляла положение, согласно которому порядок производства по уголовным делам определялся Основами уголовного судопроизводства СССР и союзных республик, а также издаваемыми в соответствии с ними другими законами СССР и уголовно-процессуальным кодексом РСФСР. Соответственно указанным положениям советский уголовный процесс определялся как “урегулированная законом деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда”, а уголовно- процессуальное право - как отрасль права, нормы которой выражены в уголовно-процессуальном законе1 .

Таким образом, утверждалось, что единственной формой выражения уголовно - процессуальных норм может быть только закон. В то же время ученые признавали: “это обстоятельство, однако, не умаляет значения других нормативных актов, фиксирующих правила уголовного судопроизводства и изданных на основании и во исполнение действующих законов»1 . В некоторых работах, со ссылкой на ст. 32 УПК РСФСР, указывалось на существование такого источника права, как международный договор. Однако при этом имелись в виду лишь нормы,

имплементация международных договоров // Советский ежегодник международного права // СЕМП. 1978.- М.: Наука, 1980. С. 139.; Буткевич В.Г. Советское право и международный договор. - Киев: Высшая школа, 1977. С. 44; Усенко Е.Т. Теоретические проблемы соотношения международного и внутригосударственного права // СЕМП. 1977. - М.: Наука, 1979. С.77; Лукашук И.М. Соотношение внутригосударственного и международного права в свете Конституции СССР // Вестник Киевского госуниверситета. Международные отношения и международное право. Выпуск 8. - Киев, 1979. С.3-13; Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. - Киев: Вита, 1979. С. 9.

18 Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - М.: Юрид. лит., 1975. С. 32.

19 Уголовный процесс РСФСР / Под общей ред. В.Е. Чугунова и Л.Д. Кокорева. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1968. С.36.

21

регулирующие порядок взаимодействия следственных, прокурорских и судебных органов с учреждениями юстиции иностранных государств, а также определяющие пределы действия уголовно-процессуального закона вне территории СССР .

В настоящее время предметом изучения нормативных положений международных актов и договоров, касающихся уголовно-процессуальной сферы законодательства РФ, по традиции являются международно-правовые аспекты сотрудничества в борьбе с преступностью, а также вопросы применения в РФ отдельных норм международного права . Однако, учеными рассматриваются, прежде всего, уголовно-правовые аспекты борьбы с преступностью; «процессуальным» проблемам внимания уделяется меньше. В науке уголовного процесса, напротив, исследуются главным образом регулирование уголовного процесса законами РФ; международные аспекты производства по уголовным делам долгое время вообще игнорировались , либо о них упоминалось немного . Затем большое внимание стало уделяться проблеме обеспечения прав человека в уголовном процессе , и вышла первая монография, посвященная международно-правовым аспектам уголовного

Советский уголовный процесс. Общая часть. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1973. С.50. Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев. В.З т. Лукашевич, П.С. Элькинд. -М.: Юрид. лит-ра, 1972. С.59.

Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М., 1989. Правовая реформа России: проблемы: теории и практики. - Екатеринбург, 1996. Российская правовая система и международное право: современные проблемы взаимодействия / Отв. ред. В.М.Баранов. - Н.Новгород, 1996. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. - М., 1997. Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. - Тюмень, 1998.

22 Алексеева Л.Б. Теоретические вопросы системы уголовно-процессуального права: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - М., 1975. Божьев В.П. Уголовно- процессуальные отношения. - М., 1975.

23 Строгович М.С. О правах личности в советском уголовном судопроизводстве // Сги11. 1976. N 10. С.12-22.

24 Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - М., 1985. С. 112 - 121. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М., 1985. С.3,38,105,107,235.

22

процесса . Вместе с тем, в работе А.И. Бастрыкина были освещены далеко не все международные проблемы производства по уголовным делам, а нормативная база ограничивалась главным образом договорами о правовой помощи.

Значительным шагом вперед стало провозглашение Декларацией прав и свобод человека и гражданина (1991 г.) нормы о соотношении внутреннего и международного права в области прав человека и преимуществе последнего.

В конституционном законодательстве РФ нормы о соотношении международного и российского права впервые появились в Конституции РСФСР 1978 г. (с изменениями на декабрь 1992 г.). В ст. 32 Основного закона было закреплено: «Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и непосредственно порождают права и обязанности граждан РСФСР».

В 90-е годы ссылки на международные документы появляются в работах о расследовании преступлений, совершаемых иностранцами26. Международные аспекты производства по уголовным делам стали затрагиваться, как в учебной литературе по уголовному процессу, так и в работах некоторых ученых . Новые исследования в сфере применения международных норм участниками
уголовного судопроизводства РФ

2D Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. - Л.: ЛГУ, 1986.

26 Цепелев В.Ф. Правовые и процессуальные особенности расследования дел о преступлениях, совершаемых иностранными гражданами и в их отношении // Бюллетень ГСУ МВД СССР. 1991. N 1. С.12-18. Кузьмина С.С. Процессуальные проблемы расследования уголовных дел в отношении иностранцев в соответствие с международными договорами. - СПб, 1994.

27 Уголовный процесс / Под редакцией П.А. Лупинской. - М., 2001. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М, 1999. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. - М., 1995. Демидов И.Ф. Проблеме прав человека в российском уголовном процессе. - М., 1993. Алексеева

23

начали разрабатываться после ратификации Россией Европейской Конвенции о защите прав и свобод человека 1950 г.28

Конституция РФ 1993 г. сформулировала положение, закрепленное в ст. 32 Конституции РСФСР 1978 г. и в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г., и, опираясь на общепризнанные международные нормы, установила положение о соотношении российского и международного права, определив приоритетное значение последних в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

В Конституции России нашла отражение идея, которая характерна для современных конституций государств Европы. В Конституции Италии она сформулирована следующим образом: «Итальянская правовая система соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права» (п. 1 ст. 10). Принципиальная позиция России выражена в статье, которая не устанавливает полного соответствия международному праву, а создает юридические гарантии реализации его норм. Часть 4 ст. 15 Конституции впервые в нашей истории определила характер взаимосвязи международного и российского права на современном уровне. От взаимодействия этих двух систем права зависит эффективность обеих. Значительное число норм международного права предназначается для последующего применения в сфере действия уголовно-процессуального права Российской Федерации.

Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами РФ. - М., 1996. С. 133-206.

28 Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань, 1998. Волженкина В.М. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции. - СПб, 1998.

24

Вместе с тем, основы соотношения отраслевых и международных систем обозначены неопределенно, что создает ряд проблем, связанных с определением сущности и значения международных норм, их функционального назначения, определением места в иерархии правовых актов России и непосредственным применением.

Конституция РФ устанавливает приоритет международных правил, однако определяет лишь в общей форме их место в правовой системе РФ. Положения отраслевых законов, (в том числе и УПК РФ), также не могут дать определенный ответ на данный вопрос.

Законы, постановления Конституционного Суда и Пленумов Верховного Суда России лишь воспроизводят (с небольшими изменениями и дополнениями) конституционную норму. Так, согласно п. 1 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г., «международные договоры РФ наряду с общепризнанными принципами международного права являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью ее правой системы»
.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия» от 31.10.95г. (п. 5) предлагается: «Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах и международных договорах РФ являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью ее правовой системы»30.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. // СЗ. 1995.№29.Ст.2759.

30 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия» 1995 г. // БВС РФ. 1996. № 1.

25

Исходя из этого СЮ. Марочкин, утверждает, что в Конституции вообще не установлено соотношение юридической силы международных норм и актов РФ. Поэтому судьба тех из них, которые существуют в форме обычных норм, - неопределенна31. С данным мнением следует согласиться.

Некоторые ученые полагают, что в случае противоречия между законодательством РФ и принципами и нормами международного права приоритет должен отдаваться нормам закона, поскольку, как считает, например, Г.М. Даниленко, Конституция РФ 1993 г., в отличие от ранее действующей, не закрепила их приоритет перед правовыми актами РФ .

Характеризуя указанные утверждения, нельзя не обратиться к положениям ст.ст. 17 и 18 Конституции РФ. В ст. 17 сказано, что права и свободы человека и гражданина в РФ признаются и гарантируются согласно общепризнанным международным нормам и в соответствии с Конституцией РФ. В ст. 18 Конституции закреплен принцип непосредственного действия данных международных положений. Международные положения, определяющие права и свободы человека и гражданина, должны применяться даже в случае противоречия законам и нормативно-правовым актам РФ, поскольку международно- правовые документы содержат, определяют и регулируют действие большого объема прав и гарантий прав человека.

О том же свидетельствует и положение, согласно которому «перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина» - ч. 1 ст. 55 Конституции РФ. Из этого также следует, что, и Конституция не может
ограничивать

31 Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой системе РФ. Автореферат дисс.докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1998. С. 26.

32 Даниленко Г.М. Применение международного права в правовой системе России: практика Конституционного Суда // Государство и право. 1995. № 11. С. 124.

26

общепризнанные права и свободы, одним из источников которых являются международные нормы.

В связи с этим возникает предположение, что расширение комплекса общепризнанных прав и свобод на международном уровне влечет за собой их непосредственное применение в уголовном судопроизводстве его участниками (подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем и др.) без необходимости издания имплетационных актов, если на то есть указание в законе. Подобное положение говорит о совершенно новом уровне соотношения международных и уголовно - процессуальных норм.

Позволим не согласиться с предположением Г.М. Даниленко о том, что ст. 17 Конституции России «имеет лишь характер общей политической декларации и не означает иерархического положения соответствующих принципов и норм в российской правовой системе»33, так как оно вызывает сомнения в связи с тем, что сама Конституция РФ определяет: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2), что они «неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч. 2 ст. 17), а также закрепляет право граждан РФ на обращение в международные органы для защиты своих прав и свобод в случае исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты (ч. 3 ст. 46).

Конституционное положение (ч. 4 ст. 15) является общей нормой, в полной мере нормой-принципом, непосредственно действующей в уголовном процессе. Конституция РФ закрепила преимущественное положение норм международного права в правовой системе РФ по отношению к российским нормам. В законодательстве СССР, а затем и РФ речь обычно шла лишь о международных договорах. В конституционном праве и в судебной практике большинства зарубежных стран под «общепризнанными принципами и нормами международного права» понимаются обычные принципы и нормы международного права,

27

т.е. образовавшиеся не в результате заключения международного договора, а сложившиеся в практике государств, в которых они подлежат применению путем признания их международного значения34. В процессе уголовного судопроизводства необходимо рассматривать характер, содержание и значение уголовно-процессуальной деятельности, с учетом мировой практики применения того или иного международного принципа и нормы. При этом участникам уголовного процесса следует опираться на общепризнанное определение международных источников, содержащееся в статье 38 Статуса Международного Суда ООН. Так, международные нормы признаются этим Статусом, как «доказательства всеобщей практики, закрепленной в качестве правовой нормы». Согласно данным положениям, суды РФ, должны в своей деятельности руководствоваться имеющимися доказательствами всеобщей практики и признанием ее юридически обязательной основными членами международного

сообщества.

А.Н. Талалаевым выдвинута точка зрения, исходя из концепции равной обязательности не только норм международных договоров РФ, а также общепризнанных принципов и норм международного права, и тех из них, которые существуют в форме обычаев. Он считает, что в случае коллизии с законом РФ общепризнанные принципы и нормы международного права должны обладать тем же приоритетом, что и международные договоры РФ .

И.И. Лукашук, считает, что в РФ установлено первоочередное значение и применение международных норм в области прав человека по отношению к законам РФ, и, в том числе, к Конституции РФ. Ученый приходит к выводу, что в результате принятия РФ международной нормы,

33 Даниленко Г.М. Указ. соч. С. 124.

34 Лукашук И.И. Международное право в судах государств.- СПб., 1993. С. 138.

35 Талалаев А.Н. Два вопроса международного права в связи с Конституцией РФ // Государство и право. 1998. № 3. С.66.

28

содержащееся в ней правило становится элементом правовой системы РФ и уже в этом качестве обретает способность регулировать отношения с участием физических и юридических лиц »36.

В системе норм уголовного судопроизводства РФ ситуация с международными нормами о правах человека определена со значительной полнотой (по крайней мере они стоят на уровне конституционных и должны непосредственно применяться). Однако о положении иных международных норм в правовой системе этого сказать нельзя. Предлагается рассмотреть, что в отношении этого говорится в нормативно-правовых документах некоторых зарубежных государств. Здесь обнаруживается два основных подхода. Судебная практика государств, в основном из числа тех, которые в предыдущем веке восприняли формулу «международное право - часть права страны», применяют обычные международные нормы, в той мере, в какой они не противоречат законам страны. Такова, например, практика Великобритании и США37.

Новые европейские Конституции имеют иной подход. Наиболее четко он сформулирован в ст. 25 Конституции ФРГ: «Общие нормы публичного международного права буду составной частью федерального права. Они будут обладать приоритетом перед законами и будут непосредственно создавать права и обязанности для жителей федеральной территории».

Такой подход воспринимается и другими странами. Конституция Италии 1948 г. предусмотрела, что «итальянская правовая система соответствует общепризнанным принципам и нормам международного

36 Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России (учебно- практическое пособие). - М: Спарк, 1997. С.З, 39, 54.

37 Решение Тайного совета по делу Chung Chi Cheung v. The King // Appeal Cases. 1989. p.168; решение Верховного Суда США по делу Paquete Hadana // U. S. Reports. 1900. Vol. 175. P. 700.

29

права» (ч. 1 ст. 10). Это общее положение было конкретизировано Кассационным Судом следующим образом: существуют «преобладающие принципы, вытекающие из необходимости обеспечить существование цивилизованных государств. Они требуют, чтобы итальянское внутреннее

то

право соответствовало обычному международному праву…» .

Характеризуя степень разработанности общих проблем соотношения правовых систем международного и российского права заметим, что основные споры вызывает возможность непосредственного применения международных норм в уголовном судопроизводстве России.

По мнению СВ. Черниченко, неправильна «даже сама постановка вопроса о возможности применения международного права во внутригосударственной сфере»39. Международное право на территории государства не имеет собственной юридической силы. Для того, чтобы правило, представляющее собой норму международного права, приобрело юридическую силу в пределах действия национального права, оно должно приобрести силу национально- правовой нормы. Но это может сделать только территориальный суверен, издав соответствующий правовой акт4 .

Другие авторы полагают, что включать международные нормы в число непосредственных регуляторов внутренних отношений можно лишь в тех редких случаях, когда «совпадает объект регулирования международного и национального права». В этом случае «мы имеем дело с международными отношениями -типичным объектом международно-правового регулирования,
которые, однако, в существенной части

Решение по делу « Колорни против Военного министерства» // International Law Reports. 1950. No. 138.

39 Черниченко СВ. Объективные границы международного права и соотношение международного и внутригосударственного права // СЕМП. 1984. - М., 1985. С. 90.

40 Черниченко СВ. Субъективные границы международного права и
внутренняя компетенция государства // СЕМП. 1985. - М., 1986. С.101-104.

30

реализуются в пределах государственного суверенитета, где функционирует национальное право»41.

И.И. Лукашук пишет, что непосредственное применение международных норм должно ограничиваться сферой

межгосударственных отношений; воздействовать на внутренние отношения международные нормы могут лишь через национальное право. «Сферой действия международного права являются межгосударственные отношения, сферой действия национального права - отношения с участием физических и юридических лиц»42.

Своеобразную позицию по этому поводу занимает В.М. Волженкина. Она указывает на то, что международные договоры РФ являются одновременно российскими и международными правовыми актами, так как международный договор наделяется юридической силой и устанавливает обязательства для страны, только после признания внутригосударственным правовым актом43. В связи с этим, договоры могут применяться для регламентации внутригосударственных отношений. Однако, наделение международных договоров приоритетом по отношению к российским законам, влечет нарушение системы отраслей права и правил их применения. «Происходит соподчинение отраслей права, которые в силу предмета регулирования не предназначены для конкуренции. Международное право не предназначено регулировать внутригосударственные отношения»44.

Конечно, между различными отраслями права (в нашем случае между международным и уголовно-процессуальным), установлены соответствующие разграничения. Вместе с тем, российское государство в

Курс международного права. В 7Т. - М., 1989. Т.1. С.299. л’2 Лукашук И.И. Международное право. - М, 1996. Часть общая. С.211 -212.

43 Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества.- СПб., 1997. С. 15.

44 Там же. С. 16.

31

силу суверенитета вправе допускать в качестве общепризнанных механизмов регулирования уголовно-процессуальных правоотношений нормы международного права. Международное право не содержит положений о том, что его предписания регламентируют и распространяются только на международные или межгосударственные отношения. В отраслевом законодательстве РФ и иных зарубежных государств может возникнуть необходимость решения того или иного вопроса с учетом положений международно- правовых актов, действующих по аналогичному предмету регулирования. В этом случае необязательно придавать международным нормам силу закона, следует, лишь определить в федеральном законе, что положение международного права может применяться непосредственно.

В науке международного права не сложилось единого мнения по вопросу о видах и способах трансформации как механизму взаимодействия международного и внутригосударственного права, а также о видах трансформационных актов.

Трансформация может быть прямой и опосредованной - пишет И.И. Лукашук. «В первом случае правила договора воспроизводятся во внутреннем праве в силу самого акта о ратификации. Нередко эту процедуру называют инкорпорацией, т.е. включением. Договор в целом как бы включается во внутреннее право. Во втором случае на основе договора издается внутренний нормативный акт, с большей или меньшей полнотой воспроизводящий содержание договора»45.

По мнению Ю.А. Тихомирова, трансформация осуществляется тремя способами. Существует прямая трансформация, когда в соответствии с Конституцией или законами государства нормы международного права автоматически приобретают силу действующих на
территории этого

45 Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. - М., 1997. С.12.

32

государства, при этом они обладают преимуществом по отношению к несоответствующим ему национальным законам. Инкорпорация является вторым способом, когда нормы международного права, в том числе договорные, непосредственно включаются в национальное право. При этом прямая трансформация может предусматриваться для определенного вида международных норм, например, для общепризнанных норм международного права (ФРГ, Португалия, Австрия) или для должным образом заключенных и опубликованных международных договоров (Испания). Опосредованная трансформация применяется, когда международно-правовые нормы приобретают силу национальных, лишь в случае издания законодательным органом специального акта. Если при прямой трансформации прекращение или изменение международного договора или иного акта немедленно влечет соответствующие изменения в национальном праве, то при опосредованном способе такие изменения

46

являются результатом определенной внутренней процедуры .

По моему мнению, применительно к уголовно-процессуальному праву РФ, нормы международного права могут являться регулятором для российского законодателя в области нормотворчества сферы уголовно-процессуальных правоотношений без определения механизма и видов трансформации, действующих в международном праве, и по-разному трактующихся в работах ученых-международников. В случаях, предусмотренных федеральным законодательством РФ, международно-правовые положения применяются непосредственно для регламентации уголовно-процессуальной деятельности в конкретных стадиях процесса через реализацию прав, обязанностей участников и иные правовые институты. Например, если в законе или ином нормативно- правовом акте, говорится, что его положения будут поименяться в
соответствии с

Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. - М., 1997. С.235.

33

определенным международно-правовым актом или, что в установленных случаях следует применять такой-то международный договор, то нормы международного права обладают преимущественной юридической силой перед российскими нормами и подлежат непосредственному применению.

Для реализации правил международно-правовых актов в уголовном судопроизводстве достаточно установить формы и способы реализации международных норм в уголовно-процессуальной сфере.

По мнению таких ученых-правоведов как И.П. Ильинский, Б.С.Крылов, Н.А. Михалева важной составной частью права РФ становятся международные нормы и международные договоры, ратифицированные Парламентом РФ, которые входят в правовую систему России47.

По мнению П.Н. Бирюкова, правовая система РФ представляет собой совокупность применяемых в России правовых норм (норм права РФ, международного права и права других государств) .

Разделяя данные позиции, считаю возможным предположить, что указанные авторы, определяют международные нормы как составную часть права РФ. Однако следует напомнить, что международное право -это самостоятельная отрасль права, не совпадающая с правом какого-либо государства. Международное право и право РФ отличаются друг от друга по кругу субъектов, по источникам, по способу образования правовых норм, способу обеспечения их исполнения и другим характеристикам. Следует также учитывать и тот факт, что формы права одной правовой системы не могут быть одновременно и формами права другой системы49.

Ильинский И.П., Крылова Б.С., Михалева Н.А. Новое федеративное устройство России // Государство и право. 1992. N 11. С. 29-34.

до

Бирюков П.Н. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью и правовая система РФ. - Воронеж, 1997. С.8.

49 Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы взаимодействия правовых систем//СгиП. 1985. N 1.С. 19-25.

34

Таким образом, в РФ могут применяться и применяются как международные нормы общепризнанных актов (обычные нормы), инкорпорированные в уголовно-процессуальное законодательство РФ, так и нормы права международных договоров РФ, заключенных с другими государствами, ратифицированные федеральными органами

законодательной власти РФ. В уголовно-процессуальное законодательство РФ должны включаться и конкретизироваться те международно-правовые положения, содержание и значение которых оптимизирует все стадии уголовного судопроизводства, реально обеспечивает интересы личности, российского общества и государства.

Международные нормы, выступающие источником уголовно-процессуального права РФ, должны создавать предпосылки и гарантии реализации предписаний международно-правовых актов, именно в той части уголовно-процессуального закона РФ, где они частным образом развивают российские правила и соответствуют правовой системе РФ. В тех случаях, когда предмет регулирования международного и уголовно-процессуального права РФ совпадают, уголовно-процессуальные правоотношения могут регламентироваться нормами обеих систем права.

Основные принципы и нормы международного права, объектом которых является деятельность по защите общества в целом и каждого человека в отдельности, тесно, а иногда непосредственно связаны с уголовно- процессуальным законодательством России. Конкретные международные положения, затрагивающие область уголовно-процессуальной деятельности, правоотношения между участниками процесса, тем или иным способом трансформируются в отраслевое право государств, без чего невозможно их практическое осуществление.

Заметим, что для действия в России общепризнанных международных норм в сфере обеспечения и защиты прав участников

35

уголовного судопроизводства, следует включать в состав уголовно- процессуальных норм только общепризнанные положения.

Согласно проведенному исследованию нормативных предписаний законов и иных правовых актов, считаем возможным отметить, что основанием реализации и введения в действие международных норм является издание Федерального закона, посвященного содержащимся в них правилам. Конституционные положения необходимо рассматривать как вышестоящее общеобязательное положение законодательства РФ, предусматривающее включение международных норм в систему уголовно-процессуального права и направленное на их непосредственное применение в сфере осуществления нормотворчества РФ.

Представляется, что согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ в уголовное судопроизводство РФ может быть включена вся совокупность применяемых общепризнанных норм международного происхождения.

В ч. 3 ст. 1 УПК РФ50 - «Законы, определяющие порядок уголовного судопроизводства» - закреплено положение относительно признания международных норм одним из источников уголовного

судопроизводства. Предложенный законодателем вариант признания международных актов и договоров РФ источниками уголовно-процессуального права не в полной мере отражает положения Конституции России и не совпадает с нормами других законодательных и нормативно-правовых актов РФ.

Закрепленное положение предусматривает возможность расхождения УПК РФ не только с международными договорами, но и с общепризнанными международными нормами, так как указывает на преимущество перед федеральными законами только международных договоров. Из этого следует, что в содержание ч. 3 ст. 1 УПК РФ

50 Здесь и далее по тексту Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - М. Инфра-М. №9. 2002.

36

необходимо включить правило о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры России, отнесенные законодательством к составной части уголовно-процессуального права, обладают преимущественной юридической силой перед другими законами РФ. Федеральные законы, отменяющие или ограничивающие права и свободы человека и гражданина, нарушающие основные принципы уголовного судопроизводства, не могут выступать в качестве источника права и регулировать уголовно-процессуальные отношения между его участниками. Следует также рассмотреть вопрос о включении в уголовно-процессуальное законодательство нормы о том, что права участников процесса, гарантированные международно-правовыми нормами не могут быть ограничены уголовно-процессуальным законом и подлежат непосредственному применению на всей территории РФ.

37

§ 2. Международные договоры Российской Федерации как источники уголовно- процессуального права России.

Международные договоры РФ в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ наравне с общепризнанными принципами и нормами международного права является частью ее правовой системы. С учетом этой конституционной нормы и сформулировано правило, содержащееся в части 3 статьи 1, части 1 статьи 453, части 1 статьи 460 УПК РФ.

Согласно положению, записанному в ст. 2 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г.: «Международным договором РФ является международное соглашение, заключенное РФ с иностранным государством (государствами), либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или нескольких связанных между собой документах, а также от его конкретного наименования»51.

Международные договоры, применяемые субъектами уголовного судопроизводства РФ при осуществлении уголовного преследования, судебного разбирательства и оказании правовой помощи по уголовным делам, почти всегда затрагивают права, свободы и обязанности человека (преимущественно личные права). В связи с этим, компетентным законодательным органам РФ необходимо предпринимать соответствующие меры к тому, чтобы нормы международного договора становились обязательными для лиц, применяющих их в уголовном процессе РФ — физических и юридических лиц, государственных органов. Данные меры выражаются в официальном
опубликовании

51 ФЗ РФ « О международных договорах РФ» от 16.06.95 г. № 101 -ФЗ // Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М: Изд-во «Спарк», 1996.

38

международного договора и направлены на соблюдение принципа «доведение до всеобщего сведения» международных правил участников уголовного судопроизводства и предусмотрены ч. 3 ст. 15 Конституции РФ. Следовательно, соблюдение критерия «доведение до всеобщего сведения», является одним из условий законности принимаемого на основе международной нормы решения.

Закономерен вопрос: каким образом правовые нормы международных договоров РФ могут применяться в качестве источников уголовно- процессуального права России?

Некоторые исследователи признают международно-правовые нормы, содержащиеся в международных договорах РФ, частью права страны — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так, И.П. Блищенко полагает, что международный договор, соответствующим образом вступивший в силу, действует на территории государства как российский правовой закон, т.е. «он может действовать параллельно с национальным законом, дополняя его или создавая специальный режим»32. Очевидно, что И.П. Блищенко понимает под этим применение международных правил в правовой системе РФ, в частности в области уголовного судопроизводства, согласно основаниям, условиям и порядку действия, указанным в международных договорах РФ.

По мнению В.М. Волженкиной, «признание Конституцией РФ международных договоров частью ее правовой системы означает, что они становятся законодательством РФ»53.

Вместе с тем, Конституция РФ не установила правило о том, что ратифицированные или не ратифицированные международные договоры

Блищенко И.П. Дипломатическое право. - М., 1990. С. 246. 5 Волженикина В.М. Европейская конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. - СПб., 1998. С. 27.

39

объявляются приоритетными относительно уголовно-процессуального законодательства.

Для признания международного договора источником уголовно- процессуального права, нормы которого подлежат прямому применению, необходимо соблюдение следующих условий: во-первых, Россия должна быть участником этого договора; во-вторых, положения договора, согласно ч. 3 ст. 5 Закона «О международных договорах РФ» от 16.06.95г. должны быть разъяснены, их значение определено и понятно для правоприменителей международных норм - правоохранительных органов и иных участников уголовного судопроизводства, содержание договора способно непосредственно регулировать отношения с участием субъектов уголовно-процессуального права, порождать их права и обязанности; в-третьих, международный договор РФ должен быть опубликован для всеобщего сведения.

Статус международных договоров определяется путем принятия закона, т.е. ратификации, наделяющей договор юридической силой, равной по значению Федеральному закону РФ, но международный договор не приобретает преимуществ перед Федеральным

законом, утверждает В.М. Волженкина54.

По нашему мнению, положения международного договора, после прохождения порядка ратификации не теряют своей преимущественной силы перед федеральными законами РФ, так как они, в первую очередь, являются правовыми актами международного значения, акт ратификации лишь придает им силу российского закона, вводит в правовую систему РФ.

Ю.А. Тихомиров указывает, что ратификация международных договоров РФ «придает им значение своеобразного элемента правовой системы РФ. Закон облекает международно-правовой акт в национально-

54 Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб., 1999. С. 5-9.

40

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРЕ ‘“Ш1ЛЯ{

правовую форму. Договор может вносить изменения в законодательство, либо вводить «иные правила» для конкретного случая»55.

Данное мнение представляется не совсем верным, в связи с тем, что международный договор, по сути, не может вносить изменений во внутригосударственные российские акты, поскольку это не предусмотрено действующей в Российской Федерации процедурой нормотворчества. На основе международного акта соответствующие государственные органы принимают Федеральный закон, содержащий правила договора.

В.М. Волженкина пишет, что «уголовное судопроизводство могут регулировать лишь ратифицированные международные договоры РФ, признанные федеральными законами в установленном Конституцией РФ порядке»56.

Считаем возможным, согласиться с данным утверждением, поскольку после прохождения ратификации международные договоры вводятся в действующую систему законодательства РФ и по своему новому статусу применяются аналогично правилам применения федеральных законов.

Вместе с тем, позволим отметить, что ратификация договора чаще всего рассматривается в качестве трансформационного акта включения международного договора в правовую систему РФ. Однако, устанавливая тезис «ратифицированный договор - акт, равный по силе закону», справедливо заметить, что сторонники данного высказывания берут за основание непосредственного применения международных норм ратификацию договора, а об остальных формах принятия российским государством на себя
международных обязательств по договору

5:> Тихомиров Ю.А. Международные договоры Российской Федерации и российское законодательство /У Законодательство и экономика. 1998. №12. С.39. 56 Волженкина
В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб., 1999. С. 7.

41

упоминают недостаточно. Ведь, помимо издания Федерального закона о ратификации существуют и иные способы дачи согласия на обязательность договора - утверждение, принятие договора, присоединение к договору, которые содержат норму о согласии на обязательность договора и учитываются в РФ.

В свою очередь статья 15 Федерального закона «О международных договорах РФ» установила перечень международных договоров, подлежащих ратификации. К ним, в частности, относятся международные договоры, предметом которых являются права и свободы человека и гражданина. Примером такого рода договоров, является Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26.09.95г., а также ратифицированная Россией 4.11.95 г. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

По общему правилу международный договор не имеет обратной силы, а это значит, что он не распространяется на правоотношения, возникшие до его вступления в силу, если только участники не договорились об ином. Международные договоры РФ должны действовать и применяться в соответствии со своим статусом: те из них, которые ратифицированы или иным способом включены в систему уголовного судопроизводства РФ, согласно правилам Федерального закона о ратификации договора, принятого с учетом введения в содержание международно-правовых положений; не ратифицированные - в

установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке, в частности, в процессе оказания международного содействия в расследовании преступлений (см.§3,4 работы).

Ратифицированным международным договорам РФ придается более существенное правовое значение в системе источников уголовного судопроизводства относительно не ратифицированных международных

42

актов , а также законов и иных нормативных актов РФ. Они не являются

СО

федеральными конституционными и федеральными законами РФ .

Можно сказать, что международные договоры РФ имеют двойную правовую основу и значение, так как их можно отнести не только к российскому праву, но и к международному. Конституция РФ провозгласила первостепенное положение о том, что нормы международных договоров непосредственно применяются на территории РФ, являясь частью ее правовой системы. Однако, содержание некоторых положений международных соглашений включает в себя множество коллизионных, неравнозначных по содержанию и правовому значению российским уголовно-процессуальным нормам, международных правил.

К примеру, ст. 77 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. определяет порядок рассмотрения дел, подсудных судам двух или нескольких государств: «при обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, дела о которых подсудны судам двух и более Договаривающихся Сторон, рассматривать их компетентен суд той Договаривающейся Стороны, на территории которой закончено предварительное расследование. В этом случае дело рассматривается по правилам судопроизводства этой Договаривающейся Стороны39.

Статья 43 Договора между СССР и Греческой Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1981 г.60, ст. 59 Договора СССР и МНР о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1988 г.61, ст. 10 Договора

СП

Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб., 1999. С. 7.

со

Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. - Воронеж, 2000. С. 41. 59БМД. 1995. №2.

60 СМД СССР. Вып. XXXVIII.- М., 1984. С. 13 8-152.

61 СМД СССР. Вып. XLVI. - М., 1993. С. 212-233.

43

между РФ и КНР о выдаче 1995г. и другие рассматривают заключение под стражу с целью выдачи в качестве меры пресечения.

Международные нормы (ст. 1 Европейской конвенции о передаче производства по уголовным делам 1972 г.63, ст. 35 Договора между СССР и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1984 г.64, ст. 72 Договора о правовой помощи и правовых отношениях ни гражданским, семейным и уголовным делам между Российской Федерацией и Литовской Республикой 1992 г.65), закрепляют дополнительно обязательную процедуру осуществления уголовного преследования за преступления, совершенные за рубежом.

В соответствии со ст. 29 Договора между РФ и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1992 г. документы, которые «составлены или засвидетельствованы судом или другим компетентным учреждением одной Договаривающейся Стороны, действительны при наличии подписи и официальной печати. В таком виде они могут приниматься судом или компетентным учреждением другой Стороны без легализации. Официальные документы, составленные на территории одной Договаривающейся Стороны, пользуются доказательственной силой официальных документов и на территории другой Стороны»66.

Таким образом, деятельность законодательных органов РФ по осуществлению международного нормотворчества необходимо направлять на обеспечение реализации положений международных договоров в системе отраслевого законодательства РФ. Международное право создает основания, условия и порядок выполнения государствами взятых на себя обязательств, но определение необходимых для этого

Дипломатический вестник. 1995. №7.

63 Международное частное право: Сборник документов. М., 1997. С.780-790.

64 СМД СССР. Вып. XLIII.- М., 1989. С.70-85. 65БМД. 1995. № 6.

44

исполнительных мер предоставляет договаривающейся стороне как суверенному государству. Преобразование международно-правовых обязательств происходит путем соответствующего изменения норм российского права, в частности в сфере уголовного судопроизводства. К тому же необходимо, чтобы измененные правовые положения имели силу и применялись в уголовном процессе РФ.

Анализ международных договоров РФ в области оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам позволяет выявить, что положения международных документов содержат далеко не все юридически значимые правовые нормы, необходимые для обеспечения прямого регулирования уголовно-процессуальных отношений в процессе

международного сотрудничества. Хочется заметить, что в случае ратификации международного договора, происходит лишь включение и непосредственное применение его положений в уголовном судопроизводстве РФ. После прохождения данной процедуры речь может идти о сходстве правил международных и уголовно-процессуальных норм. Тем не менее, они по-прежнему остаются нормами различных

правовых систем. Обстоятельство, что международная норма явилась моделью для российского правотворчества, еще не означает полного ее восприятия уголовно-процессуальным правом РФ. Более того, случаи дословного совпадения правил, установленных в международном договоре и в уголовно- процессуальном законе, достаточно редки.

В связи с этим, необходимо отметить, что применение правил международных договоров невозможно без соблюдения условий, оснований и порядка, установленных правовыми нормами уголовного судопроизводства РФ, в частности частью 5 УПК РФ.

Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 272-279.

45

Например, согласно ст. 39 Консульской конвенции между СССР и Швецией 1967 г. , право на посещение задержанного или арестованного иностранца консульским должностным лицом государства его гражданства осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законом страны, где он был заключен под стражу.

Введение в действие, применение и использование положений международных договоров РФ, согласно условиям, в
них

предусмотренным, осуществляется путем издания Федерального закона, содержащего, в частности, уголовно-процессуальные нормы.

В таком случае действующий уголовно-процессуальный закон РФ является правовым средством для включения в уголовное судопроизводство новых международно-правовых норм, а также одним из основных средств исполнения и применения правил международных

/ГО

договоров РФ .

В процессе правоохранительной деятельности, уполномоченные сотрудники следственных и судебных органов РФ, руководствуются уголовно-процессуальными и иными правовыми актами РФ с соблюдением условий и порядка применяемых международных соглашений.

Вместе с тем, изучение порядка исполнения международных запросов о проведении определенных процессуальных действий по уголовным делам практическими работниками показывает, что различные по статусу международные договоры РФ имеют несколько отличное друг от друга содержание и не обеспечивают надлежащего выполнения всех,

Ь7 СДЦ СССР. Вып. XXV. - М., 1972. С. 91-102. 68 Приложение I.

Например, европейские конвенции о выдаче, со оказании правовой помощи и Минская конвенция; большинством сотрудников активно используются положения Минской конвенции 1993 г., ведомственных соглашений МВД РФ и Генеральной прокуратуры РФ, и мало применяются нормы Европейских конвенций,
а

46

предусмотренных международных обязательств, их нормы не в достаточной мере реализованы в уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

В частности, закрепляя дополнительные гарантии отдельных участников уголовного процесса, ст. 12 Консульского договора между СССР и КНР 1986г.’” обязывает российских следователей уведомлять арестованных или задержанных граждан КНР об их правах по данному договору, включая право встречаться с представителями КНР, получать от них юридическую помощь. О таком уведомлении должна делаться запись в уголовном деле.

Статья 15 Договора между РФ и Республикой Казахстан о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории
Республики Казахстан, и граждан Республики Казахстан,

71

постоянно проживающих на территории Российской Федерации, 1995 г. указывает, что при необходимости выполнения компетентными органами Республики Казахстан процессуальных действий в местах дислокации, такие действия выполняются по согласованию между странами. Процессуальные действия с российскими военными, членами их семей, арестованными или задержанными в Республике Казахстан, производятся с участием представителей российской Стороны по их просьбе и наоборот. В этих случаях арестованный, задержанный (обвиняемый, подсудимый) вправе пользоваться услугами адвоката, в том числе адвоката -гражданина РФ.

Так, согласно договорам о правовой помощи (ст. 12 Договора между

77

РФ и Азербайджанской Республикой 1992г. , ст. 12 Договора между РФ и

дополнительные Протоколы об осуществлении правовой помощи и иных двухсторонние акты еще меньше. См. далее. 70 СМД СССР. Вып. XLIII. - М., 1989. С. 35-50. 71БМД. 1997. №10. 72БМД. 1995. №5.

47

Республикой Кыргызстан 1992г. ) свидетель, эксперт, который по вызову запрашиваемой стороны, явится в учреждение юстиции запрашивающей стороны, не может быть независимо от своего гражданства, привлечен на ее территории к уголовной ответственности, взят под стражу и подвергнут наказанию за деяние, совершенное до пересечения государственной границы. Такие лица не могут быть также привлечены к ответственности, взяты под стражу и подвергнуты наказанию в связи с их свидетельскими показаниями или заключениями в качестве экспертов по уголовному делу, являющемуся предметом разбирательства.

Проведенное исследование показывает, что из 100 опрошенных сотрудников правоохранительных органов, 51 сотрудник ссылаются при оказании правовой помощи на Минскую конвенцию 1993 г., 39 - на двухсторонние соглашения, 21 - на Европейские конвенции; Дополнительные протоколы, разъяснения и иные приложения к договорам используют лишь 11 опрошенных; основная масса анкетированных ориентируются на уголовно-процессуальное

законодательство (43); о дополнительных правилах договоров, не закрепленных в законах РФ, известно небольшому числу лиц74.

В практике международного сотрудничества и взаимодействия компетентных органов иностранных государств международные договоры выступают в качестве правового основания обеспечения международных обязательств по оказанию взаимной правовой помощи. Из сказанного вытекает, что положения международных договоров, являясь частью международного права, должны регламентировать уголовно-процессуальные правоотношения договаривающихся сторон, совпадать с правилами уголовного судопроизводства, содержащимися в уголовно-процессуальном
законодательстве, дополнять их содержание и

73БМД. 1995. №3. 74 Приложение I.

48

применяться, согласно уголовному процессу зарубежного
государства — исполнителя одной из договаривающихся между собой сторон75.

Международными соглашениями РФ устанавливается, что результаты исполнения международного запроса, выполненные на основе уголовно-процессуальных нормативных актов иностранных государств, применяются на территории РФ, что дает возможность утверждать об использовании зарубежного уголовно-процессуального законодательства R процессе возбуждения уголовного преследования, расследования преступлений и судебного производства в РФ (см. § 5).

В.М. Волженкина приводит данные о том, что в РФ при осуществлении международного взаимодействия в сфере уголовного судопроизводства, правоохранительные органы компетентных ведомств РФ основывают свою деятельность на положениях более 50-ти международных договоров в России, и при этом применяют уголовно- процессуальное право более 90 различных стран. Их число пополняет зарубежное законодательство государств, выполняющих поручения РФ вне рамок договоров76.

Дальнейшее исследование международно-правовых актов позволяет согласиться с указанными данными и показывает, что в уголовно- процессуальном праве РФ международные договоры РФ должны занимать особое место, наряду с общими международными нормами. Однако ни те, ни другие должным образом и в полной мере не закреплены в уголовно-процессуальном законодательстве. Международные правила имеют различие по происхождению, правовому значению и юридической силе с процессуальными
нормами, тем не менее, те из них, которые

Волженкина В.М, Окачание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб., 1999. С. 12.

76 Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб., 1999. С. 17-19.

49

инкорпорированы в уголовно-процессуальные нормы, либо ратифицированы Федеральным законом, относятся к источникам уголовно-процессуального права Российской Федерации и имеют приоритетный характер.

50

§ 3. Классификация международно-правовых актов.

Международно-правовые акты и международные договоры РФ являются необходимыми источниками для совершенствования уголовно-процессуальных законов Российской Федерации в области соблюдения и защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства, борьбы с преступностью и охраны общественного правопорядка.

Основные параметры деления международно-правовых актов зависят от правового значения, направленности, роли и влияния на процесс производства по уголовному делу. С учетом этого их разграничивают на акты основополагающего значения, куда

входят документы, содержащие общепризнанные международные нормы, а также обеспечивающие международную защиту прав и законных интересов участников процесса РФ. Сюда же следует относить универсальные международные акты, международные региональные конвенции, многосторонние соглашения и договоры между РФ и различными зарубежными государствами. Отдельное место в классификации международно-правовых актов занимают многосторонние и двухсторонние конвенции и соглашения, регламентирующие область уголовно-процессуальных отношений. Данные международно-правовые источники посвящены: общим вопросам борьбы с уголовными преступлениями международного характера; взаимодействию

компетентных органов России и зарубежных государств; оказанию взаимной международной правовой помощи в процессе возбуждения уголовного преследования, расследования преступлений, судебного производства и исполнения приговоров.

Основным универсальным документом ООН, закрепляющим основные права человека, является Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря
1948 года Генеральной Ассамблеей ООН. Она

51

остается главным источником права во всех областях правозащитной деятельности и фундаментальным международным актом общемирового значения. Всеобщая декларация прав человека - один из первых документов, принятых в рамках ООН с целью международно-правового содействия обеспечению и защите основных прав и свобод человека .

Всеобщая декларация регламентирует права лиц, привлекаемых к уголовной ответственности или признанных виновными в совершении преступлений и отбывающих наказание. В частности, ст. ст. 3,5,7-12 и 14 содержат положения, касающиеся прав лиц, арестованных или находящихся под стражей до судебного разбирательства, права каждого быть огражденным от произвольного ареста и задержания, а также осуждения; установлен запрет на применение пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения, произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь, посягательств на неприкосновенность жилища и тайну переписки.

Общепризнанные принципы и нормы Декларации могут непосредственно порождать права и свободы человека - права участников уголовного судопроизводства (ст. 17 Конституции РФ). Являясь общепризнанным международным документом, положения Декларации могут непосредственно регулировать уголовно-процессуальные отношения в уголовном судопроизводстве РФ, так как входят в правовую систему РФ.

Следует отметить, что хотя Декларация и не обладает силой международного договора, она получила признание всего мирового сообщества. Многие международные акты взяли за основу принципы и

77 Островский Я.А. ООН и права человека. - М., 1968; Карташкин В.А. Международная защита прав человека. (Основные проблемы сотрудничества государств). - М., 1976; Гуценко К.Ф., Ляхов Е.Г. Устав ООН, его цели, принципы и актуальные проблемы разработки и применения международных норм, касающихся уголовного правосудия. -М., 1980.

нормы, провозглашенные в Декларации. В последующие годы ООН разработано множество других универсальных деклараций и договоров, касающихся различных сторон обеспечения прав человека. В 1966 г. ООП были приняты Международные Пакты о гражданских и политических правах, а также об экономических, социальных и культурных правах с Факультативными протоколами к ним, вступившие в силу в 1976 г. Положения данных Пактов определили основные направления в формировании международно-правовой базы в области прав и свобод человека. Международные Пакты в отличие от Всеобщей Декларации уже обладали силой международного договора и их исполнение обязательно для государств, присоединившихся к ним. Пакты более подробно и детально, чем Всеобщая декларация, определяют международные стандарты в области прав человека. Они являются договорами, устанавливающими конкретные механизмы по обеспечению законных интересов и реализации, обязательных правил и предписаний.

Общепризнанные международные документы содержат принципы и нормы, которые играют основополагающую роль при формировании принципов уголовно-процессуального права РФ, обеспечивающих и защищающих права человека в сфере процессуальной деятельности79.

Значительную роль играет ООН в разработке международно-правовых документов, направленных на развитие внутригосударственного законодательства стран-членов сообщества, оказание международного содействия в соблюдении прав граждан. В рамках этой организации были подготовлены многие универсальные международные правила, принципы

Бородин СВ., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. -М., 1983. 79 Подробнее: Глава II, параграф 1.

53

и нормы в области уголовного судопроизводства, защиты прав участников80.

Международные положения, зафиксированные в правовых документах ООН обязательны для исполнения в уголовном судопроизводстве РФ, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и международных обязательств РФ, которые вводят в определенные рамки и правоохранительную деятельность России.

Следуя предписаниям международно-правовых актов ООН, обеспечивающих реализацию прав граждан на внутригосударственном уровне, в том числе в процессе уголовного судопроизводства, представляется необходимым включить в уголовно-процессуальное законодательство РФ положение, обеспечивающее указанный в Конституции России и международных документах принцип - права и свободы человека и гражданина - участника уголовного судопроизводства, гарантированные общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, не могут быть ограничены российским законом и подлежат непосредственному применению на всей территории Российской Федерации.

При этом необходимо четкое разграничение принимаемых при содействии или в рамках ООН международных актов в области защиты прав личности, по их обязательности, что определяет и механизм их выполнения, как на международном, так и на внутригосударственном уровне, в частности в сфере уголовного судопроизводства. Одну группу составляют международные договоры, т. е. акты, юридически обязательные для государств-участников (Международный Пакт, Конвенция против пыток, Конвенция о правах ребенка). К другой группе относятся документы рекомендательного характера, не
обладающие

80 Права человека: Сборник международных договоров. Нью- Йорк: ООН, 1989.

54

юридической силой и принятые с целью содействия развитию внутреннего отраслевого законодательства и практики зарубежных государств. К последним относятся следующие международно-правовые акты, принятые в ООН, затрагивающие вопросы деятельности правоохранительных органов:

  • Минимальные, стандартные правила обращения с заключенными 1955г., принятые 1 Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и Процедуры эффективного выполнения Правил от 1984 г.;

Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка 1979г. и Руководящие принципы для эффективного выполнения Кодекса 1989г.;

  • Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью, принятая Резолюцией 40.34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г.;

Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов 1985 г.;

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания 1987 г.;

  • Принципы эффективного предупреждения и расследования не предусмотренных законом произвольных наказаний и казней без судебного разбирательства 1989г.;

  • Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению, в какой бы то ни было форме 1990 г.;
  • Руководящие принципы, касающиеся роли лиц, осуществляющих уголовное преследование 1990 г.;
  • Основные принципы обращения с заключенными 1990 г.;
  • Венская Декларация от 9 октября 1993 г. и др.
  • 55

Минимальные, стандартные правила обращения с заключенными не являются, как отмечалось, международным документом, обязательным для государств- членов ООН. Однако они могут служить примерным образцом для уголовно- процессуальной деятельности, в связи с тем, что в области уголовного судопроизводства РФ нет универсального акта подобного рода.

В Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка сформулированы нормы, определяющие действия лиц, обеспечивающих правопорядок. Положения Кодекса носят рекомендательный характер.

Среди международных региональных соглашений, участником которых является Россия, предлагаем рассмотреть соглашения, принятые в рамках Совета Европы. По имеющимся данным Советом Европы разработано и принято более 155 конвенций81. При приеме в эту организацию представитель РФ подписал от имени России Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., а также Протоколы 1,2,3,4,7,9,10 . В соответствии с распоряжением Президента РФ от 13 февраля 1996 г. была подписана Европейская

конвенция о предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего

от

достоинство обращения или наказания . Защита прав граждан - является одной из наиболее важных его функций и вытекает из целого ряда положений Устава Совета Европы. В Уставе провозглашаются такие принципы как уважение личной свободы и политическая свобода. Международными актами Совета Европы, выступающими гарантами по обеспечению и защите прав человека являются Европейская Конвенция и Протоколы к ней, а также Европейская социальная хартия Европейской

К1 Совет Европы: основные направления деятельности и результаты. — М., 1996. - С.9.

Игнатенко Г.В. Договоры Совета Европы и правовая система России // Российский юридический журнал. - М, 1997. №1. С. 60-77. 83 Собрание законодательства РФ. 1996. № 8. Ст. 743.

56

комиссии по правам человека и Дополнительный протокол к ней. Ученые придают основополагающее значение указанным международным актам, отмечая, что «Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод - это также и уникальная система, выступающая в качестве международного общего права и функционирующая в режиме преемственности и независимости» .

В отличие от основных прав, гарантируемых государством, права, предоставляемые Конвенцией, не имеют конституционной основы. Они действуют в рамках Совета Европы. Права и законные интересы личности, установленные Европейской конвенцией, обеспечиваются и защищаются Европейским Судом по правам человека и Европейской Комиссией по правам человека, а также Комитетом Министров Совета Европы. В дальнейшем они были дополнены Европейской социальной Хартией 1961 г., определившей основные социальные права.

Многие решения Европейского Суда определили базовые общеобязательные принципы и нормы международного права и права сообществ. Соотношение права европейских государств и права различных зарубежных стран регламентировано и закреплено в решениях Европейского Суда, в которых сформулирована идея о прямом действии международного права европейских стран в государствах - членах. В решениях Европейского Суда также установлен принцип верховенства международных норм Совета Европы.

Говоря о Европейкой конвенции, нельзя не отметить, что ее нормы все больше находят отражение в правовой системе РФ. Практика Европейского Суда вытекает из его права толковать и применять положения Конвенции в конкретных правовых спорах. Обязательства,

84 Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. «Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика». - М.: Издательство Московского независимого института международного права, 1998. С. 21-30.

57

вытекающие из европейского акта, сформулированы именно Судом. А.П. Бущенко пишет, что «Право предполагает применение норм, которое немыслимо без интерпретации. Судья, который применяет право (содержится ли оно в законах или прецедентах), обладает определенной степенью усмотрения. Это усмотрение должно основываться на признанных в данной правовой системе принципах и нормах. Если правовая система не содержит сформулированных норм в отношении данной категории случаев, то судья решает дело на основе общих принципов, толкуя их применительно к данному делу. Усмотрение судьи

Of

зависит от существования пробела в праве страны» .

Можно заметить, что предоставляемый Советом Европы инструментарий защиты и обеспечения прав является наиболее развитым способом реализации уголовно-процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства РФ. В свою очередь он служит богатейшим источником международных судебных решений по правам человека.

На наш взгляд, поскольку Европейская конвенция является источником уголовно-процессуального права РФ, постольку ее официальное толкование, сформулированное в решениях Суда, обязательно для правоприменителя.

В подтверждении данного тезиса обратимся к ФЗ №54-ФЗ от 30.03.98г. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней». В соответствии с одной из оговорок к Конвенции, указанных в ст. 1 данного закона, Россия признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней .

Бущенко А. П. Практика Европейского Суда по правам человека. - М.: Спарк, 2001. Российская юстиция. 1998. №7. С.2.

58

Развитие системы источников международного права, нормы которого инкорпорируются в уголовно-процессуальное право, порождает проблему единообразного понимания для многих стран как общего, так и континентального права уголовно-процессуальных норм, вытекающих из соответствующих международных актов и договоров. Этими соображениями обуславливается признание правового значения в РФ прецедентов Европейского Суда по правам человека, содержащих, как правило, толкование международных уголовно-процессуальных норм.

К числу региональных международных актов, обеспечивающих права человека, следует также отнести соглашения, заключенные в рамках СНГ, важнейшим из которых является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях, принятая в Минске 22 января 1993 г.

Положения Конвенции гарантируют гражданам договаривающихся сторон и лицам, проживающим на их территории, такой же порядок правовой защиты личных и имущественных прав, как и собственным гражданам. Таким образом, граждане каждой из договаривающихся сторон, а также другие лица, проживающие на ее территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения других договаривающихся государств, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела. Граждане могут выступать в данных организациях от собственного имени, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные действия на тех же

87

условиях, что и граждане данного государства .

Учитывая характер данного положения, отметим, что международно-правовые акты предоставляют широкий инструментарий

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М: Изд-во « Спарк », 1996. С. 31-53.

59

защиты прав граждан, который необходимо применять в уголовном судопроизводстве.

Важное положение среди международных актов и договоров закрепляется за многосторонними конвенциями и двухсторонними соглашениями, устанавливающими основания и условия осуществления сотрудничества России с зарубежными странами в сфере уголовного судопроизводства.

Положения различных, многосторонних соглашений и международная практика в основном посвящены следующим направлениям:

  • оказанию правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу;

  • заключению и реализации договоров о борьбе с преступлениями, представляющими международную опасность;

  • разработке международных норм и стандартов, как обязательного, так и рекомендательного характера, обеспечивающих защиту прав человека в сфере борьбы с преступностью и охраны правопорядка;
  • признанию и исполнению решений иностранных правомочных органов по уголовным и административным делам;
  • регламентации вопросов внутригосударственной российской и международной юрисдикции;

  • совместному изучению проблем охраны правопорядка, обмену опытом;
  • оказанию правовой помощи в виде проведения консультаций, предоставления услуг в проведении процессуальных действий;
  • обмену оперативной, криминалистической, нормативно-правовой и процессуальной информацией .
  • Зимин В. П., Зубов И. Н. Международное сотрудничество в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка. - М., 1993.

60

Становится очевидным, что положениями международных договоров охватывается достаточно большой объем уголовно-процессуальной деятельности. В связи с чем представляется, что отечественному законодателю необходимо обратиться к системной разработке процесса включения тех или иных международных предписаний (необходимых для регламентации уголовно- процессуальных правоотношений) в уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, а также решения вопросов непосредственной реализации международных норм согласно законодательным актам РФ. Решение этих концептуальных вопросов будет способствовать повышению эффективности использования международных норм и поможет участникам процесса правильно применять международные акты.

Международно-правовые нормы, предназначенные для регламентации сотрудничества зарубежных стран в борьбе с преступностью, представляют собой определенную совокупность правил, закрепленных в многосторонних и двухсторонних международных договорах. Они различаются по сфере действия и кругу участников и предусматривают как ответственность за совершение международных преступлений и преступлений международного характера, так и порядок взаимодействия компетентных органов в проведении их расследования и борьбе с ними.

Из сферы актов по борьбе с международными уголовными преступлениями и преступлениями международного характера, можно выделить, принятые ООН: Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказания за него 1948 г., Международную конвенцию о пресечении преступления апартеида и
наказания за него 1973 г.

61

В них устанавливается, что для отправления правосудия по делам данной

89

категории, утверждаются специальные международные уголовные суды . Насчитывается около 40 универсальных договоров данной категории. Основное содержание многосторонних договоров по борьбе с отдельными преступлениями составляют обязательства государств-участников признать определенные в них деяния преступными и обеспечить неотвратимость ответственности за их совершение, т.е. предпринимать все необходимые, указанные в договоре меры по борьбе с данными преступлениями, включая вопросы установления юрисдикции, оказания правовой помощи и экстрадиции, обеспечения действия контрольных механизмов.

В частности, в договорах, как правило, устанавливается принцип «выдай или суди», согласно которому государство-участник, отказывающее в выдаче лица, обвиняемого в совершении предусмотренного в данном договоре преступления, обязано само привлекать его к уголовной ответственности.

Существует ряд международно-правовых актов, которые комплексно регламентируют вопросы взаимодействия по борьбе с определенными видами преступлений. В частности, Единая Конвенция о наркотических средствах 1961 г., Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г., Международная конвенция по борьбе с захватом заложников 1979 г., Конвенция по борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. и т.д.

Регламентация международно-правовых норм по вопросам взаимодействия
между зарубежными странами и Россией в данных

Полторак А.И. Нюрнбергский процесс (Основные правовые проблемы). - М., 1966.; Смирнов Л.Н., Зайцев Е.В. Суд в Токио. - М, 1980.

62

документах имеет различные направления и содержание. В одних случаях конвенции ограничиваются нормами общего характера об обязанностях государств оказывать содействие в борьбе с преступностью. В других - обязывают стороны принимать необходимые меры для эффективного сотрудничества. В некоторых соглашениях международными обязательствами устанавливается определенная форма содействия, например, выполнение уголовно-процессуальных действий. Вместе с тем, порядок взаимодействия по этим вопросам часто не урегулирован90.

В других конвенциях закрепляется обязанность не только выполнения совместных уголовно-процессуальных действий в процессе расследования отдельных видов преступных деяний, а также порядок уведомления о результатах уголовно-процессуальной деятельности. В частности, ст. 10 Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, устанавливает, что стороны обеспечивают выполнение международных обязательств в связи с уголовно-процессуальными действиями, предпринятыми при

расследовании отдельных преступлений, включая предоставление всех, имеющихся в их распоряжении доказательств, необходимых для осуществления уголовного судопроизводства. Конвенции данного вида также содержат нормы, устанавливающие обязанность взаимного уведомления о предполагаемых действиях, закрепляют определенный правовой порядок уведомления.

Обобщая изложенное, отметим, что международные договоры (многосторонние и двухсторонние конвенции и соглашения) включают в себя совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих вопросы сотрудничества государств в сфере борьбы с

“и Ст. 10 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. // СДД СССР. Вып. XXYII. - М., 1974. С. 292-296.

63

преступностью, определяющих международные стандарты уголовного судопроизводства РФ и правила производства по уголовным делам; устанавливают меры по пресечению международных преступлений и обеспечению ответственности, правила осуществления юрисдикции государства и иммунитеты отдельных категорий лиц в уголовном процессе, регламентируют вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам, а также деятельность международных органов правопорядка и их взаимодействие с государствами.

Российской Федерацией заключен ряд двухсторонних договоров об оказании правовой помощи по уголовным делам, а также по борьбе с отдельными видами преступлений как со странами ближнего, так и дальнего зарубежья. В частности, они заключены с Азербайджаном, Грузией, Эстонией, Латвией, Литвой, Молдовой, Казахстаном, Киргизией, КНР, Польшей, Финляндией и многими другими государствами. Договоры определяют объем и виды международного содействия по вопросам борьбы с преступностью и расследования уголовных дел; возможность применения процессуального законодательства договаривающихся государств при выполнении международных запросов; право каждой стороны производить через дипломатические представительства следственные действия с участием собственных граждан на территории другой стороны; условия, основания и порядок выдачи лиц в целях привлечения к уголовной ответственности и др.

Например, в ст. 3 Договора между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1992 г.91 указан общий объем предоставляемой по договору правовой помощи. Статья 7 Договора между РФ и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным

64

делам 1992 г. определяет форму поручения об оказании правовой помощи. В ст. 73 Договора между РФ и Республикой Грузия о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1995 г.93 зафиксированы условия передачи вещественных доказательств и дел. Статья 1 Конвенции СНГ 1993г. и ст. 1 Договора о правовых отношения и правовых отношениях между РФ и Латвийской Республикой 1993 г.94 закрепляют принцип равенства процессуальных прав граждан договаривающихся стран и лиц, проживающих на их территории.

Двухсторонние международные соглашения могут быть подразделены на две категории:

1) Договоры, собственно заключенные от имени Российской Федерации; 2) 3) Договоры, исполнение которых связано с международными правоотношениями Советского Союза и правопреемством в отношении международных прав, обязанностей и обязательств наделена Россия. 4) Краткое исследование классификации международно-правовых актов показывает, что, согласно международным обязательствам РФ порядок уголовного судопроизводства регулируют: основополагающие международные акты универсального и регионального значения, многосторонние и двухсторонние международные договоры по борьбе с наиболее опасными преступлениями и преступлениями международного характера, охране
правопорядка и иные акты, направленные на

J-HV-iy-^. 1 У У */, ЛИ w».

92БМД. 1995. №3.

Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С.210-229. 94С3.1995. №21. Ст. 1932.

65

обеспечение международного сотрудничества, оказание содействия при расследовании.

Юридическое значение международных документов, наделенных в соответствии с федеральным законодательством признаками уголовно- процессуального акта, состоит в том, что они содержат нормы, обязательные для выполнения участниками уголовно-процессуальных отношений в РФ.

Далее, отдельное внимание мы уделим значению, содержанию многосторонних и двусторонних конвенций об оказании международной правовой помощи, выступающих в качестве источников уголовного судопроизводства РФ, попробуем определить и раскрыть их основные правила.

66

§ 4. Международные договоры Российской Федерации по оказанию правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства.

Россия является участницей более 30-ти международных конвенций. В последние годы существенно расширились договорные отношения нашей страны с зарубежными государствами по вопросам выдачи, оказания правовой помощи и осуществления уголовного преследования. Россия имеет договорные отношения по вопросам оказания правовой помощи по уголовным делам почти с 40 государствами. В некоторых из этих договоров предусмотрено, что государства-участники могут рассматривать данные договоры в качестве правового основания для выдачи лиц, совершивших или обвиняемых в совершении предусмотренных в них преступлений, а также обязуются привлекать в соответствии со своим законодательством к уголовной ответственности лиц, которых они не выдают по запросу другого государства.

Условно оказание правовой помощи по уголовным делам можно разделить на следующие виды:

  • экстрадиция (выдача);
  • осуществление уголовного преследования, производство расследования уголовных дел, розыск лиц, совершивших преступления;
  • специальная правовая помощь по отдельным вопросам производства процессуальных (в том числе следственных) действий95.
  • Международная (договорная) база оказания содействия состоит в основном из договоров о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам, о передаче осужденных и выдаче. Сотрудничество РФ с зарубежными странами и оказание правовой помощи осуществляется на

Волженкина В.М. Применение норм международного права в российском уголовном процессе. - СПб., 1997. С. 24.

67

основании и в рамках заключенных международных договоров РФ, но оно может быть оказано или получено даже в том случае, если соответствующий договор и не был заключен на началах взаимности.

Международная помощь может быть оказана по любой категории дел, по которой проводится предварительное следствие или дознание.

В момент принятия и подписания международных договоров каждое договаривающееся государство устанавливает, а затем и закрепляет в нормах документа перечень оснований, условий и порядок осуществления конкретного вида правовой помощи. Затем зарубежные партнеры договариваются об определенных условиях исполнения тех или иных процессуальных или специальных действий. Некоторые международные соглашения заключаются и действуют с утвержденными договаривающимися сторонами оговорками, которые могут вноситься в положения договоров и в дальнейшие периоды его действия. После должного исследования всех нюансов международного договора, страны приступают к выполнению его предписаний и применению норм в системе национального уголовного судопроизводства. Проводя практический анализ знания сотрудниками следственных органов Российской Федерации предписаний международных договоров РФ о правовой помощи, мы пришли к выводу, что лишь немногие из них знакомы с дополнительными условиями соглашений, и особенно, с конкретными оговорками и ссылками96.

В настоящее время многие вопросы международного сотрудничества регламентированы частью 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Таким образом, обеспечивается единообразный подход по вопросам оказания правовой помощи, законности возбуждения уголовного дела и производства преследования,

Приложение I.

68

получения доказательств на территории иностранных государств, выдачи лиц, совершивших преступления.

Существуют различные точки зрения на договоры о правовой помощи. Так, М.Н. Кузьмина считает, что, несмотря на различия в наименованиях, договоры о правовой помощи в основном однотипны, хотя и регулируют более узкий или более широкий круг вопросов. «Это обусловлено тем, что в разных странах под правовой помощью понимается различный объем процессуальных действий»97. Вместе с тем, А.А. Родионов говорит, что не все договоры о правовой помощи стереотипны. Более того, они даже не похожи друг на друга98. Следует согласиться с данной точкой зрения, так как стороны при составлении международного акта отталкиваются от национального законодательства. Изменение внутреннего закона часто требует внести изменения и в международный договор.

Целесообразность и необходимость применения международных норм для регулирования процесса расследования преступлений подтверждается мнениями многих ученых. Так, A.M. Ларин, утверждал, что «необходимость использования международных договоров для регламентации производства по уголовным делам, прежде всего, обусловлена наличием ряда институтов, лежащих в зоне пересечения

99

международного и уголовно-процессуального права» . К числу этих институтов относятся международное сотрудничество по уголовным

Кузьмина М.Н. Правовые основы формирования и деятельности органов внутренних дел (теоретико-правовой аспект) // Дис. … канд. юрид. наук. — М, 1996. С. 160.

ГТпил/ГРнат*. птшрнятт, и Р’ТТГР ПЯЧ ТТПМА/РТКГТХ. ^ОТЧЙТ О НаУЧНО-ППакт^^естс^Й

конференции по применению норм международного права ПО РФ) // Московский журнал международного права. 1996. № 3. С. 27.

99 Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - М., 1985. С.116-117.

69

делам, разрешение коллизионных вопросов и дипломатический иммунитет от юрисдикции по уголовным делам100.

В зависимости от того, от имени какого государственного органа России заключены международные договоры, они подразделяются на: межгосударственные, межправительственные и межведомственные.

Международно-правовые акты указанной группы в зависимости от своего правового содержания могут заключаться по многоаспектным вопросам взаимодействия по уголовным делам. Здесь можно выделить, в частности, Минскую конвенцию «О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам», Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью. Международные конвенции могут быть также посвящены конкретному предмету сотрудничества. Например, Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью.

Необходимо отличать международные договоры РФ по вопросам борьбы с преступностью от межведомственных соглашений, посвященных этим вопросам. Первые заключаются от имени органов государственной власти и подлежат ратификации в установленном Федеральным Собранием РФ порядке, вторые - компетентными органами по поручению министерств юстиции государств, либо без таких ходатайств. Ратификации законодательными органами Российской Федерации такие акты не подлежат.

Правовую основу осуществления международной правовой помощи в процессе расследования преступлений составляют:

Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: лекции- очерки.-М., 1997. С.272.

70

1) международные межгосударственные договоры (двухсторонние и многосторонние): пакты, конвенции, договоры, соглашения; 2) 3) межведомственные договоры (соглашения); 4) 3) межправительственные соглашения по отдельным вопросам, касающимся взаимодействия в борьбе с преступностью.

К первой группе актов, регламентирующих взаимодействие компетентных органов зарубежных стран с Российской Федерацией, можно отнести международные договоры, прошедшие процесс ратификации и опубликованные в соответствующих изданиях.

Здесь стоит отметить, что данная часть международных соглашений является частью правовой системы РФ, как это установлено Конституцией РФ. Уголовно- процессуальный закон в статье 1 определяет их как часть права, регулирующего уголовное судопроизводство, указывает на преимущество международных договоров РФ перед другими федеральными законами. Таким образом, представляется возможным включить в систему источников уголовно- процессуального права РФ положения тех международных договоров, которые инкорпорированы в действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ, либо ратифицированы Федеральным Собранием РФ в установленном законом порядке.

Такими международными договорами являются многочисленные акты, заключенные в рамках Совета Европы. Наличие множества, различных по правовой природе, объему, значению, характеру содержания и регулирования, двухсторонних соглашений об оказании взаимной международной правовой помощи по уголовным делам между странами- членами Совета Европы, установило тенденцию к разработке, составлению и принятию таких международных документов, которые бы закрепляли унифицированные в рамках этой организации международные нормы по данным проблемам и вопросам.

71

Компетентные правоохранительные органы Российской Федерации в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства должны непосредственно руководствоваться в своей деятельности Европейской конвенцией о выдаче от 3.01.57 г. и Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20.04.59 г., которые ратифицированы Федеральным законом РФ в 1999 г. Согласно положениям Конвенции о выдаче государства — стороны обязались передавать друг другу, при наличии определенных условиях, правонарушителей для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения в отношении них приговора в исполнение. В статье 2 данной конвенции устанавливается перечень преступлений, влекущих экстрадицию.

Европейская конвенция о взаимной правовой помощи устанавливает и закрепляет, в основном, вопросы исполнения международных запросов о возбуждении уголовных дел и осуществлении уголовного преследования в связи с производством отдельных процессуальных следственных действий.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Конвенции договаривающиеся страны обязуются выполнять взаимные предписания, предоставлять друг другу самую широкую взаимную правовую помощь при производстве по делам о правонарушениях, которые подпадают, на время поступления запроса о помощи, под юрисдикцию судебных властей запрашивающего государства.

Для Российской Федерации правовое значение в процессе уголовного судопроизводства имеют также следующие Европейские конвенции:

Конвенция о международной силе судебных решений по уголовным делам от 28 мая 1970 г. Лежащий в ее основе принцип признания приговоров иностранных судов применяется для их исполнения с целью

72

исключить возможность повторного осуждения за одно и то же преступление (принцип - «нельзя за одно дважды) и для установления некоторых правовых последствий факта осуждения - судимости, рецидива, отмены условного наказания и условного освобождения;

Конвенция о передаче производства по уголовным делам от 15.05.72г. В ней зафиксированы и урегулированы границы компетенции государств-участников, регламентированы основания и условия, а также порядок передачи производства по уголовным делам и реквизиты для направления запроса о такой передаче;

Конвенция о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г., которой предусмотрена относительно упрощенная система передачи осужденного из страны осуждения в государство, гражданином которого он является - государство исполнения наказания. В свою очередь решение о производстве процедуры передачи может быть принято, как одной из договаривающихся сторон, так и другой. Важным считается правило, в соответствии с которым передача осуществляется только с согласия осужденного;

Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8.11.1990 г. Ее положения особенно эффективны в вопросах разработки методов пресечения и предупреждения корыстных преступлений, в том числе в области незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, оружия, легализации и отмывании незаконно полученных доходов, денежных и иных средств от преступной деятельности. Правила конвенции служат средством лишения преступников доходов, полученных ими незаконным путем.

В системе международных договоров о взаимной правовой помощи особое внимание необходимо обратить на многостороннее соглашение, занимающее одно из ведущих мест в анализе международно-правовых

73

источников уголовно-процессуального права Российской Федерации. Речь идет о региональном многостороннем соглашении, заключенном в рамках СНГ между государствами - членами 22 января 1993 г. в г. Минске, о правовой помощи и правовых отношениях по

гражданским, семейным и уголовным делам. Минская конвенция выступает в качестве одного из основных международных источников уголовно-процессуального права РФ по вопросам оказания помощи по уголовным делам. В своих положениях она устанавливает и регламентирует основания, условия и порядок взаимодействия компетентных правоохранительных органов договаривающихся сторон, исполнение запросов, производство процессуальных, в том числе следственных действий, возбуждение и осуществление уголовного преследования, объем запрашиваемой правовой помощи, вопросы выдачи лиц, совершивших преступления, и их последующей передачи для привлечения к уголовной ответственности и исполнения приговора.

В свою очередь, как мы уже отметили выше, существует множество заключенных Российской Федерацией с зарубежными государствами, двухсторонних соглашений об оказании взаимной правовой помощи по уголовным делам, осуществлении международного сотрудничества. В данном отношении сфера уголовно-процессуальных правоотношений достаточно регламентирована.

Следует заметить, что двухсторонние договоры невозможно с полной точностью систематизировать на какие-то четкие определенные структуры. Хотя содержание некоторых международных правил и отражено в уголовно-процессуальном кодексе РФ, в то же время ряд, содержащихся в них положений, противоречит уголовно- процессуальным нормам. Множество международных договоров имеют пробелы, носят бланкетный характер и отсылают к отраслевому законодательству государств. Согласно правилам ратифицированных международных актов

74

процедуры проведения процессуальных действий, связанных с фактом совершения преступления на территории другого государства, использование доказательств, полученных из иностранных источников, несовершенны и имеют несистематизированный характер, что делает необходимым детальное рассмотрение правовых норм международных договоров РФ во второй главе исследования, в которой определяются значение, содержание и правовая природа данных международных соглашений, а также понятие процесса реализации их правовых предписаний, введения их в действие и другие вопросы.

Представляется целесообразным в процессе дальнейшего исследования рассмотреть положения международных договоров, регламентирующих вопросы: 1) расследования уголовных дел; 2) розыска лиц, совершивших преступления; 3) выполнения отдельных процессуальных действий; 4) определения специальных видов сотрудничества, надзорных функций прокуратуры, процедуры применения доказательств, полученных из зарубежных источников уголовно-процессуального права.

Ко второй группе следует отнести нормативно-правовые акты ведомственного характера, изданные исполнительными органами РФ, о порядке сотрудничества с компетентными учреждениями юстиции зарубежных государств в процессе оказания различных видов правовой помощи. Сюда включены носящие международно-правовой характер: Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, Указания Генерального прокурора РФ, Приказы министра внутренних дел РФ и министра юстиции РФ. Данные акты не входят непосредственно в систему уголовно-процессуального законодательства РФ, они принимаются в целях четкого определения оснований, условий, правил обращения в иностранное государство и порядка исполнения международных запросов,

75

если соответствующее международное соглашение между РФ и другой страной отсутствует,

Межправительственные и межведомственные договоры являются частью правовой системы РФ, также как и все другие международные договоры, в силу ст. 1 Федерального закона РФ «О международных договорах РФ» 1995 г. Следовательно, их нормы учитываются в процессе регулирования уголовно- процессуальных правоотношений.

По мнению В.М. Волженкиной, в соответствии с п. 2 ст. 3, ст. 11 и ст. 13 ФЗ «О международных договорах РФ» международными договорами могут являться не только договоры, заключенные от имени России, но и соглашения, подписанные по поручению Правительства РФ, и договоры межведомственного характера.

Представляется, что это положение позволяет считать включенными в правовую систему страны и акты, заключенные не от имени Российской Федерации и не имеющие статуса федеральных законов.

В.М. Волженкина полагает, что «в силу ч. 3 ст. 5 закона о международных договорах, в нарушение Конституции РФ и УПК в уголовное судопроизводство может быть введен такой источник - как нератифицированныи международный договор, который не является федеральным законом, а относится к иным правовым актам. Тем самым подобный правовой акт ставится выше федерального закона. Таким образом, признание международными договорами межправительственных и межведомственных договоров находится в противоречии с положениями ч. 4 ст. 15, п.п. «о», «п» ст. 71, ч. 1 ст. 76 Конституции РФ».101

Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб., 1999. С.7. «Вид международного договора (межгосударственный, межправительственный или межведомственный) определяется лишь одним обстоятельством - от чьего имени он заключен. И соглашение никоим образом не может иметь «статус федерального закона» - это различные источники права».

76

Полагаем, что такое определение является не совсем верным. Во-первых, ч. 3 ст. 5 ФЗ «О международных договорах РФ» не противоречит Конституции РФ и УПК РФ. Во-вторых, федеральный закон и ратифицированный или нератифицированный международный договор РФ имеют различные правовые формы, юридическую силу, содержание и значение. В-третьих, в уголовном судопроизводстве РФ не утверждается положение о том, что международный договор ставится выше закона. Речь идет лишь о его преимущественном применении при возникновении противоречий и коллизий с уголовно- процессуальными нормами, что вовсе не свидетельствует об отмене или неприменении федерального закона РФ.

Таким образом, соглашения межправительственного и межведомственного характера являются документами международно-правового значения и компетентные органы государства непосредственно руководствуются ими и применяют их положения в процессе международного сотрудничества по уголовным делам, что относит данные акты к источникам уголовного судопроизводства.

Федеральным законом «О международных договорах РФ» расширены полномочия Правительства и федеральных органов исполнительной власти в праве заключать договор от собственного имени. Согласно ст. 13 ФЗ полномочия на подписание международных договоров предоставлены Правительству РФ, которое может наделять таким правом федеральных министров и руководителей иных исполнительных органов в отношении межправительственных и межведомственных договоров. Закон определяет перечень должностных лиц, компетентных совершать процедуры, связанные с заключением международных договоров РФ. По сравнению со статьей 7 Венской конвенции о праве международных договоров ФЗ «О международных

77

договорах РФ» 1995 г. расширяет перечень федеральных органов -субъектов заключения и применения норм международных договоров РФ. Оказание правовой помощи по уголовным делам компетентными иностранными и российскими ведомствами осуществляется путем исполнения запросов- поручений. Их процедура определяется международным договором. При исполнении поручений на территории России применяется уголовно- процессуальный закон РФ и международные нормы. По этим вопросам действует несколько правовых актов РФ, имеющих некоторые различия в разграничении полномочий.

Право сношений с компетентными органами иностранных государств согласно Постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 21.06.88г. «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» принадлежит ведомствам РФ, заключившим договор по предметам их ведения.

Согласно Федеральному Закону РФ от 25.10.99 г. № 193-ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней» 1999 г.102 полномочия по осуществлению сотрудничества с зарубежными органами юстиции имеют следующие российские органы:

Верховный Суд РФ — по вопросам судебной деятельности Верховного Суда РФ;

Министерство юстиции РФ - по вопросам, связанным с работой других судов и государственного нотариата, предоставления сведений о законодательстве и др.;

МВД РФ, ФСБ РФ и ФСНП РФ - в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора^ связанных с проведением

СЗ. 1999. №43. Ст. 5132.

78

дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к их компетенции;

Генеральная прокуратура РФ - во всех остальных случаях проведения дознания и предварительного следствия.

Согласно Федеральному Закону РФ от 25.10.99 г. № 190 ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней» решения о выдаче лиц для привлечения к уголовной ответственности и исполнения приговоров отнесены к исключительной компетенции Генеральной прокуратуры РФ.

Постановлением ПВС СССР от 21.06.88 г.104 право издания инструкций о порядке оказания правовой помощи предоставлено: Генеральной прокуратуре РФ и Министерству юстиции РФ по согласованию с Верховным Судом РФ, МВД РФ, ФСНП РФ, ФСБ РФ.

Соглашения о сотрудничестве МВД РФ с органами других стран заключаются на основе Типового проекта соглашения, утвержденного постановлением Правительства РФ от 29.06.95 г. № 653 «О заключении соглашений о сотрудничестве между МВД РФ и компетентными ведомствами иностранных государств». Формы сотрудничества МВД с зарубежными ведомствами изложены в ст. 3 Типового соглашения, но п. 2 этой статьи исключает вопросы выдачи и оказания правовой помощи. Вместе с тем, в многостороннем международном соглашении «О взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью», заключенным в Алма-Ате 24.04.92 г., предусмотрены основания, условия и порядок оказания содействия в выдаче лиц для привлечения их к уголовной ответственности.

СЗ. 1999. №43. Ст. 5129. Ведомости СССР. 1988. № 26. Ст. 428.

19

Инструкцией о порядке исполнения и направления органами внутренних дел России запросов по линии НЦБ Интерпола, утвержденной приказом МВД РФ от 11.01.94 г. № 10, вопросы, связанные с производством следственных действий на зарубежной территории отнесены к компетенции Генеральной прокуратуры РФ. Органы дознания и предварительного следствия должны обращаться с просьбой о направлении международного запроса через надзирающих прокуроров в Генеральную прокуратуру РФ (ст. 51). По поручению Генеральной прокуратуры РФ НЦБ Интерпола России по каналам международной связи направляет для исполнения в НЦБ запрашиваемой стороны копию запроса с переводом и организует международный розыск с привлечением НЦБ других стран (ст. 53).

Однако, согласно Положению о НЦБ Интерпола РФ, утвержденному постановлением Правительства РФ от 14.10.96 г., порядок международных сношений для следственного аппарата несколько отличается от предыдущего. В нем определено, что направление следственных поручений и иных запросов, обеспечение установленного порядка их исполнения отнесены к функциям НЦБ Интерпола РФ (ст. 12 Положения), что противоречит правилам, изложенным в международных договорах об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Каких-либо нормативных актов об отмене противоречащих друг другу положений до настоящего времени не издано.

К третьей группе относятся международные соглашения, включающие нормы уголовно-процессуального права зарубежных стран, которые осуществляют взаимодействие с Россией на основе заключенных международных договоров или принципа взаимности.105

В соответствии с положениями ст. 15 ФЗ «О международных договорах РФ»
1995 г., где говорится о преимущественной силе

80

ратифицированных международных договоров, с учетом проведенного исследования, представляется необходимым включить в ч. 3 ст. 1 УПК РФ, указание на то, что при возникновении коллизий с международными договорами РФ приоритет перед нормами УПК РФ, имеют положения, которые изложены в федеральных законах. Для применения иных предписаний международных договоров принимаются соответствующие правовые акты,

Четвертую группу составляют нормативно-правовые акты, изданные ведомственными органами РФ. Их принятие, введение в действие и применение определяется потребностью регламентации норм ратифицированных международных актов, имеющих бланкетный характер, применение которых невозможно без их реализации в уголовно-процессуальном законодательстве РФ. В частности, имеются: Соглашение о взаимодействии МВД РФ и министерств внутренних дел стран-участниц СНГ в сфере борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 г., Типовое соглашение о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов, одобренное Решением Совета министров внутренних дел стран-участниц СНГ 17 февраля 1995 г. и т.д.

Международными соглашениями, заключенными Генеральной прокуратурой РФ с органами прокуратуры других стран, предусмотрено, что правовая помощь может быть оказана не только при расследовании уголовных дел, но и также по вопросам обеспечения надзорных функций, связанных с расследованием преступлений, розыском лиц, пропавших без вести, реабилитацией незаконно осужденных, возмещением морального и материального ущерба, этапированием арестованных и т.д.106

Далее § 5 исследования. 106 Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между
Прокуратурой РФ и Генеральной прокуратурой Украины 1993г., между Прокуратурой РФ и Прокуратурой Республики Молдова 1993г. // Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1993. № 4.

81

Исходя из этого, ведомственные нормативно-правовые акты, раскрывающие бланкетные правила международных соглашений и обеспечивающие их применение, не являются международными договорами, не признаны их частью, не введены в уголовное судопроизводство и не имеют преимущественный характер перед процессуальными законами РФ.

§ 5. Виды международно-правовых норм, регламентирующих общие положения уголовного судопроизводства Российской Федерации.

Разнообразие международных норм обуславливается значительным количеством соглашений между Россией и зарубежными странами, касающихся взаимодействия в области уголовного судопроизводства. Приведение российского законодательства в соответствие с положениями международных актов путем включения международных норм в уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации вызывается, прежде всего, заинтересованностью России и других государств в более эффективном правовом регулировании сферы уголовного процесса.

Предлагаем рассмотреть классификацию международных норм, действующих в уголовном судопроизводстве РФ, взяв первоначально за основу такого деления правила классификации норм международного права.

Норма, в рамках которой участники процесса могут определять свое поведение, взаимные права, обязанности - является диспозитивной.

К императивным относятся нормы, которые устанавливают четкие пределы определенного поведения. Участники уголовного судопроизводства не могут по своему усмотрению изменять объем, содержание прав и обязанностей,
предусмотренных императивными

107

нормами.

Многие международные нормы, касающиеся обеспечения прав участников уголовного процесса, а также международного сотрудничества при раскрытии и расследовании преступлений нашли свое отражение в новом уголовно- процессуальном законе. В УПК РФ закреплены основы соотношения международного и уголовно-процессуального права РФ,

Международное право. Издание 2-е, дополненное и переработанное. - М.: Международные отношения, 1998. С.24.

83

нормы о пределах действия в пространстве и во времени уголовно- процессуального закона; урегулированы некоторые аспекты производства по уголовным делам о преступлениях, совершенным иностранными лицами и лицами без гражданства, а также гражданами России на территории зарубежных государств; введены общепризнанные международные нормы, как диспозитивного, так и императивного характера, определяющие правовые отношения РФ с другими государствами.

Вместе с тем, остался нерешенным ряд вопросов, вытекающих из норм международного права: о юридической силе процессуальных актов органов иностранных государств; о введении в действие и применении международных норм. Формулировки статей УПК РФ, посвященные вопросам международного содействия по уголовным делам, не совпадают с международными нормами; имеются некоторые пробелы и неточности в законодательной регламентации (см. далее).

В связи с исследованием данной темы рассмотрим вопросы классификации международно-правовых норм, относящихся к регламентации уголовно- процессуальной деятельности в РФ.

П. 5.1. Международно-правовые нормы, затрагивающие действие уголовно- процессуального закона России в пространстве и во времени, в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства.

Нормы УПК РФ о пределах действия уголовно-процессуального законодательства РФ затрагивают вопросы применения международно- правовых правил на территории России в процессе осуществления уголовного судопроизводства. Они касаются действия уголовно-процессуального закона
Российской Федерации в пространстве, во

84

времени, по кругу лиц, а также использование положений зарубежного уголовно-процессуального права участниками уголовного процесса РФ.

Некоторые международно-правовые нормы закрепляют положения и правила действия уголовно-процессуального закона в пространстве, несколько отличные от Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Б.А. Галкин еще в 1962 г. отмечал в своих работах, что нормы международных соглашений регламентируют применение норм УПК РСФСР за пределами советской территории. В настоящее время правовые нормы международных соглашений в области сотрудничества РФ с зарубежными государствами ограничивают применение УПК РФ в отношении отдельных категорий преступлений, например, совершенных в российских территориальных и внутренних водах. В соответствии со ст. 11 УК РФ преступления, совершенные в пределах территориальных вод РФ, признаются совершенными в России.

Необходимо также отметить, что международно-правовыми актами предусматривается применение УПК РФ при расследовании преступлений, совершенных за пределами территории Российской Федерации.

Федеральный закон Российской Федерации 1998 г. «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне» в ч. 3 ст. 6 устанавливает, что «на иностранные суда и находящихся на их борту пассажиров и членов экипажей во время пребывания указанных судов в российских морских портах распространяется уголовная юрисдикция РФ».108

Международно-правовые акты фиксируют иные правила. Согласно ст. 10 Соглашения между правительством СССР и правительством Испании о морском судоходстве 1983 г., в отношении преступлений, совершенных членами экипажа испанского невоенного судна на его борту

85

во время пребывания во внутренних водах и портах РФ, осуществляется уголовная юрисдикция РФ лишь в строго определенных случаях,

109

перечисленных в нормах данного международного документа.

В некоторых других соглашениях, например, в статье 11 Соглашения между правительствами России и Грузии о торговом судоходстве 1996 г.110, установлено дополнительное правило:

уголовная юрисдикция РФ будет распространяться на граждан иностранных судов, если преступление совершено против какого либо иного лица, кроме члена экипажа этого судна.

В соответствии со ст. 13 Соглашения между Правительством СССР и Правительством Королевства Дании о морском судоходстве 1973 г. Российская Федерация осуществляет уголовную юрисдикцию, если правонарушение совершено ее гражданином, против него, а также, когда преступление направлено против лица, которое имеет постоянное местожительства в РФ, либо само правонарушение совершено таковым.111

Согласно другим международным договорам уголовное судопроизводство в отношении иностранных граждан может обеспечиваться в соответствии с российским законодательством, при соблюдении определенного основания - если совершенное ими преступление по уголовному закону РФ является тяжким.112

Таким образом, можно сделать вывод, что в отношении иностранного гражданина, совершившего преступление в российских внутренних или
территориальных водах, применяется уголовное и

108 Собрание законодательства. 1998. № 31. Ст.3833.

109 Сборник международных договоров СССР. Вып. XXXIX.. - М., 1985. С. 223-226.

110 Собрание законодательства. 1998. № 25. Ст. 2834.

111 Международное соглашение между Правительством СССР и Правительством Королевства Дании о морском судоходстве от 1973 г. / Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск XXX. - М., 1976. С. 289-293.

1 п Там же. Выпуск XXVII. - М, 1974. С. 257-261.

86

уголовно-процессуальное законодательство РФ, за некоторыми исключениями, предусмотренными международными нормами. Перечень международно-правовых оснований осуществления уголовного преследования и судебного производства по уголовно-процессуальному законодательству РФ до недавнего времени в положениях УПК

РСФСР отсутствовал. Часть 3 ст. 1 УПК РСФСР 1960 г. устанавливала, что «независимо от места совершения преступления производство по уголовным делам на территории РСФСР во всех случаях ведется в соответствии с УПК РСФСР».

Ст. 2 УПК РФ определяет пределы действия уголовно-процессуального закона в пространстве. В частности, ч. 1 ст. 2 предусматривает: «производство по уголовному делу на территории РФ независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с настоящим Кодексом, если международным договором РФ не установлено иное». Кроме того, подчеркнуто: «нормы настоящего Кодекса применяются также при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории Российской Федерации под флагом России, если указанное судно приписано к порту РФ».

В указанной статье говорится и о применении в России международных норм зарубежных стран, и о действии УПК РФ на территории иностранного государства. Однако ст. 2 УПК РФ не совсем верно указывает на правила действия уголовно-процессуального закона РФ за ее пределами, согласно рассмотренным нормам международных договоров. Не содержит ч. 2 ст. 2 УПК РФ и отсылки к международным договорам, устанавливающим иные, нежели УПК, нормы действия уголовно-процессуального закона за границей РФ. Также следует заметить, что применение уголовно-процессуального закона РФ в пространстве регламентируется не только УК и УПК РФ, но и рядом

87

международных договоров о правовой помощи. РФ является участницей и других международных актов и договоров, устанавливающих область территориального применения УПК.

Нормами уголовного закона РФ (ч. 3 ст. 11 УК) предусмотрено: «лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов РФ. подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором РФ». Международными договорами РФ в области мореплавания и судоходства установлены иные, нежели в УПК, правила производства в отношении преступлений, совершенных на невоенных судах РФ.

УПК РФ 2001 г. воспринял последние предложения о действии уголовно-процессуального закона во времени. Авторами, в частности П.Н. Бирюковым, утверждается, что относительно действия уголовно- процессуального закона во времени, не совсем правильно было сформулировано положение ч. 2 ст. 1 УПК РСФСР и ст. 4 УПК РФ о том, что при расследовании преступлений применяется уголовно- процессуальный закон, действующий на момент производства по делу. П.Н. Бирюков отмечает, что при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности исходить нужно не из времени проведения

предварительного расследования, рассмотрения дела судом, а из момента совершения того или иного процессуального действия или исполнения конкретного решения.113

Согласимся с данной позицией, поскольку содержанием уголовного судопроизводства является деятельность участников, оформляемая с

Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. - Воронеж, 2001. С.61.

88

помощью документов при совершении уголовно-процессуальных действий.

В соответствии со ст. 4 УПК РФ, при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом. Вместе с тем, уголовно-процессуальный закон, (ст. 4 УПК), не включает в свое содержание общепризнанные международные нормы.

Согласно международно-правовым актам, уголовно-процессуальный закон вступает в силу в том же порядке, что и другие законы. По общим правилам международных документов уголовное преследование и судебное разбирательство не должно осуществляться в соответствии с установленным законодательством порядком, в тех случаях, когда он отменяет или умаляет принадлежащие участникам российского уголовного судопроизводства права, ограничивает их использование дополнительными условиями.114

Конституцией РФ (ст. 19) гарантировано равенство прав и свобод граждан перед законом. Положение Конституции соответствует нормам Европейской конвенции 1950 г., согласно которым запрещены любые формы ограничения прав и свобод личности. Ограничения прав и свобод предусмотрены Конвенцией лишь для целей, обозначенных в ст. 18 Конвенции и дополнительных Протоколах к ней. Ограничения носят исключительный характер и касаются только некоторой части прав и свобод человека. Провозглашая запрет на вмешательство государства в осуществление прав, Конвенция не исключает ограничения прав на основе закона и в необходимых целях: для защиты
государственной

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950г. и Протоколы к ней // Право Совета Европы и Россия (Сборник документов и материалов). - Краснодар, 1996.

89

безопасности; общественного порядка, экономического благосостояния страны; предотвращения преступлений, беспорядков; охраны здоровья; защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц.115

Пределы ограничений должны быть адекватны фактической ситуации и совместимы с другими международно-правовыми обязательствами. Ст. 7 Конвенции предусматривается: «Закон обратной силы не имеет. Признание вины и наказание только на основе действующего закона в момент совершения деяния». При введении ограничений прав государство, имеющее обязательство как член Совета Европы, должно информировать об этом Генерального Секретаря СЕ с указанием причин ограничений (п. 1 ст. 15 Конвенции).

Полагаю, что уголовно-процессуальное законодательство РФ необходимо дополнить правилом, направленным на соблюдение интересов участников уголовного процесса. В УПК РФ предусмотреть норму о том, что уголовное преследование и судебное производство не может осуществляться в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, отменяющего или умаляющего права, гарантированные и принадлежащие участникам уголовного процесса, ограничивающего их использование не предусмотренными основаниями, если уголовное судопроизводство начато до издания такого закона.

Другой, не менее важный вопрос возникает при принятии решения по уголовному делу, руководствуясь собранными, в период действия конкретного уголовно-процессуального закона, доказательствами. Согласно уголовному судопроизводству РФ (ст. 75 УПК РФ) и нормам законов большинства зарубежных государств, допустимость доказательств должна определяться в соответствии с законом, действующим в момент их

115 П. 2 ст. 7, п. 2 ст. 8, п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 10, п. 2 ст. 11 Европейской конвенции 1950 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М.Колосов и Э.С.Кривчикова. В 3 т. Т. 2.-М., 1997.

90

получения. В случае, если закон существенно изменил условия допустимости доказательств, (речь идет о соблюдении законодательства иностранного государства и норм международных актов о порядке получения и закрепления доказательств), то не могут подтверждать основание и содержание обвинения те из них, которые не соответствуют нормам данного нормативно-правового акта.117

Исходя из этого, в УПК РФ предлагается включить положение, в основе которого лежит правило, устанавливающее случаи изменения уголовно- процессуальным законом условий допустимости доказательств, которые не могут быть положены в формулировку обвинения, если не будут соответствовать нормам нового законодательства. Правила определения допустимости доказательств регламентируются уголовно-процессуальным законом, действующим на момент их собирания, оценки и исследования.

Определенную специфику имеет и действие уголовно-процессуального закона в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, относительно которых до настоящего времени мало уделялось внимания в ранее действующем УПК РСФСР (Ст. 33).

Положения международных актов затрагивают правила действия уголовно- процессуального законодательства РФ в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, не пользующихся международными иммунитетами, а также закрепляют перечень необходимых прав, предоставляемых лицам, имеющим гражданство иностранного государства.

1,6 Машленко И.Ф. Проблема допустимости доказательств в уголовном процессе США: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1988. Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. - М., 1994.

117 Сидоренко Е.В. Допустимость доказательств, полученных на территории других государств // Законность. 1998. № 2. С. 26-29.

91

Положения международных документов предусматривают неопределенные уголовным судопроизводством РФ особые гарантии, предоставляющие более широкие права иностранным гражданам и лицам без гражданства (в процессе оказания правовой помощи, при процедуре выдачи), нежели это установлено уголовно-процессуальным правом РФ. В качестве подтверждения существования специальных правил, установленных международно- правовыми нормами в отношении отдельных категорий граждан, можно привести конкретные международные акты и договоры. В частности, согласно положениям нескольких консульских соглашений на сотрудников правоохранительных органов РФ (следователей, прокуроров, судей), возлагается обязанность информировать граждан соответствующего иностранного государства, находящихся под стражей или готовящихся к судебному разбирательству, о существовании определенных международно- правовых норм, предоставляющих им право на переговоры и посещения их консульскими должностными лицами государства, гражданами которого они являются, а также для принятия мер к обеспечению юридического представительства.*‘8

В соответствии с другими международными соглашениями, российские работники правоохранительных структур обязаны уведомить в течение определенного договором срока соответствующих консульских должностных лиц в случае производства ареста, задержания или лишения свободы в иной форме гражданина зарубежного государства.119 Соглашениями о передаче
осужденных к лишению свободы для

1 1 R

Ст. 36 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. // Ведомости СССР. 1989. Прил. к № 12; ст. 42 Консульской конвенции между СССР и Турецкой Республикой 1988 г. СМД СССР. Вып. XLIII. - М., 1989. С. 35-50: ст. 39 Консульской конвенции между РФ и Азербайджанской Республикой 1995 г. ст. 43 Консульской конвенции между РФ и Республикой Польша 1992 г.; ст. 39 Консульской конвенции между РФ и Латвийской Республикой 1994 г. 119 Ст. 38 Консульской конвенции между РФ и Республикой Казахстан 1994 г.

92

отбывания наказания в государство их гражданства установлено, что иностранное государство, которое выносит приговор, имеет в числе своих обязанностей разъяснить осужденному его право на обращение с ходатайством об осуществлении такой передачи.120

С учетом проведенного анализа, представляется целесообразным поставить вопрос о внесении в УПК РФ следующего изменения: дополнить статью 3 положением, согласно которому права и обязанности иностранных граждан и лиц без гражданства, участвующих в уголовном процессе, правила обращения с ними, производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных данной категорией граждан, регламентируются не только уголовно- процессуальным законом, но и международными договорами Российской Федерации.

П.5.2. Международные нормы уголовно-процессуального права зарубежных стран, применяемые в процессе осуществления уголовного преследования и судебного разбирательства в Российской Федерации.

Из проведенного исследования положений международных актов и договоров Российской Федерации следует, что правоохранительные органы России в некоторых случаях, определенных уголовным судопроизводством, обязаны осуществлять свою деятельность в соответствии с нормами международных договоров и уголовно-процессуальных законов зарубежных государств.

Международно-правовые акты и зарубежное законодательство могут применяться российскими следователями, прокурорами и судьями при

120 Ст. 5 Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государство, гражданами которого они являются 1978 г. // Ведомости СССР. 1979. № 33. Ст. 539.; ст.З Договора между РФ и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания, 1993 г.: Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М: Изд-во «Спарк», 1996. С. 358-361.

93

осуществлении уголовно-процессуальной деятельности на территории иностранного государства, либо при обеспечении исполнения запросов компетентных органов зарубежных стран о правовой помощи в РФ.

Так, согласно правилам некоторых международных соглашений, затрагивающих проведение российскими органами процессуальных действий вне пределов РФ, за границей, существуют определенные особенности применения иностранною закона. Например, в интересах охраны государственной границы Республики Армения с Турцией и Ираном, пограничные войска РФ, находящиеся на территории Армении, во взаимодействии с Государственным управлением национальной безопасности Республики Армения, ведут оперативную и розыскную работу, дознание по делам о нарушении границ, производят неотложные следственные действия в соответствии с
уголовным и уголовно-

171

процессуальным законодательством Республики Армения.

Возможность применения уголовно-процессуального права зарубежных государств в процессе исполнения запросов об оказании правовой помощи на территории российского государства, отражена и во многих международно-правовых договорах РФ. В частности, Минская конвенция стран-участниц СНГ 1993 г. и другие международные конвенции о правовой помощи и выдаче регламентируют, что при исполнении ходатайства о проведении процессуальных действий, связанных с совершенным преступлением, учреждение юстиции, которому направлено ходатайство, применяет уголовно-процессуальное
и

уголовное законодательство своего государства. Вместе с тем,
по поручению учреждения, от которого исходит запрос, оно
может

Ст. 5 Договора между Правительством РФ и Правительством Республики Армения о статусе пограничных войск РФ, находящихся на территории Республики Армения, и условиях их функционирования 1992 г. // Бюллетень международных договоров. № 6. 1995.

94

применять уголовно-процессуальные нормы того государства, по просьбе которого направлено ходатайство, если они не противоречат законодательству другой стороны122.

Результатом международного сотрудничества РФ с различными зарубежными государствами, стало принятие ФЗ РФ «О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней» 1999 г. В ст. 1 данного закона установлено нормативное правило, согласно которому Верховный Суд РФ, Генеральная прокуратура РФ «по просьбе учреждения, от которого исходит поручение, решают вопрос о возможности применения при исполнении запроса уголовно-процессуального законодательства запрашивающего иностранного государства, если оно не противоречит законодательству РФ».

Тем не менее, ни УПК РСФСР, ни новый УПК РФ не определяет и не закрепляет положений о возможности использования российскими сотрудниками правоохранительных органов международных норм уголовно- процессуального закона зарубежных стран.

В научно-практических изданиях, посвященных данной проблеме, существует рассуждения на этот счет В.М. Волженкиной, которая утверждает, что «большинство международных договоров допускает применение уголовно-процессуального законодательства

ходатайствующей стороны, если они не противоречат законодательству РФ. Эти положения бланкетные, не содержат механизма их реализации и не урегулированы российскими законами. Согласно ст. 2 Постановления

122 Ст. 8 Минской конвенции Стран СНГ 1993 г. // БМД. 1995. № 2.; ст. 8 Договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным дела™ между РФ и Латвийской Республикой 1993 г.: Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 340-357.

95

Пленума Верховного Суда СССР «О мерах по выполнению договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» 1988 г. Генеральная прокуратура и Верховный Суд наделены полномочиями по применению иностранного процессуального законодательства. Но порядок такого применения не установлен». В.М. Волженкина высказывает мнение, что применение в уголовном судопроизводстве РФ иностранного процессуальною законодательства возможно, но в законе нет нормативно-правового обеспечения самого порядка такого применения. В то же время, в других своих работах она признает недопустимой процедуру введения в действие и использования правовых норм зарубежных законов в РФ.124

Считаем необходимым отметить, что использование на территории РФ уголовно-процессуального права иностранных государств должно допускаться и устанавливаться нормами УПК РФ при соблюдении следующих условий:

если такая возможность предусмотрена правилами международных договоров о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам;

  • если применяемые нормы зарубежных стран не противоречат общим основаниям, порядку и условиям, установленным уголовно-

процессуальным законом Российской Федерации.

П. 5.3. Международно-правовые нормы о допустимости в уголовно- процессуальном праве Российской Федерации доказательств, полученных из источников уголовно-процессуального права зарубежного государства.

Волженкина В.М. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции. - СПб., 1998. С.22.

Волженкина В.М. Применение норм международного права в российском уголовном процессе. - СПб., 1997. С. 17.

96

В российском уголовном судопроизводстве установлено положение, согласно которому допустимыми признаются только те доказательства, которые получены из предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством России надлежащих источников. УПК РФ определено понятие доказательств, предусмотрены формы и способы их собирания, закрепления, исследования, а также установлены особые основания и условия их относимости и допустимости.

В связи с расширением сферы международного сотрудничества в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам возникает проблема значения «фактических данных», полученных из зарубежных источников уголовно- процессуального права, их допустимости в уголовном процессе РФ, как доказательств.

Конституция РФ в ч. 2 ст. 50 закрепляет правило, в соответствии с которым в уголовно-процессуальном праве России использование доказательств, полученных с нарушением положений федерального закона, признается недопустимым. В свою очередь, указанным федеральным законом, не предусмотрены основания, порядок и условия фиксации и использования доказательств, полученных из источников права в зарубежном государстве. Исходя из этого, возникает вопрос о юридической силе используемых в уголовном судопроизводстве РФ доказательств, представленных запрашиваемой стороной по выполнению международного следственного поручения.

В науке уголовно-процессуального права РФ изучению

допустимости доказательств, полученных из источников в зарубежном государстве, посвящено несколько научных трудов. Определенное мнение высказано Г.М. Миньковским: «понятие фактических данных,

полученных с нарушением закона, которое дано в ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, в определенных случаях нуждается в расширительном толковании, так как в
процессе производства по некоторым уголовным делам негативные

97

последствия вызывают не только нарушения норм законодательства РФ, но и норм международного права и международных договоров. Согласно Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) они подлежат применению при расхождении между ними и внутренним законодательством». Далее Г.М. Миньковский продолжает: «Отдельные нормы международного права детальнее регулируют некоторые вопросы уголовно- процессуального права РФ, другие отсутствуют в УПК РСФСР. С учетом характера дела следователь, суд могут прийти к выводу о необходимости при решении вопроса о допустимости доказательств использовать нормы международного права и международных договоров РФ»125.

Анализируя предложение, выдвинутое Г.М. Миньковским, можно прийти к выводу, что он признает возможность расширительного толкования положений ст. 69 УПК РСФСР. Тем не менее, нормы ч. 1 ст. 49, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ не допускают применения данного правила в отношении уголовно-процессуального закона РФ, который основывается на положениях Конституции РФ. С данным мнением нельзя полностью согласиться, так как нормы международного права и уголовно-процессуального закона РФ являются положениями различных правовых систем. В то же время представляется возможным при определении допустимости доказательств, полученных на территории РФ в процессе оказания правовой помощи, основываться на нормах международного права и международных договоров.

Согласно утверждениям Сидоренко Е. В. доказательства, полученные из источников зарубежного государства, должны быть признаны допустимыми, если они собраны, закреплены и использованы в соответствии с основаниями, определенными в законе. Доказательства являются допустимыми, если они получены при
осуществлении

125 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. -М, 1998. С.138.

98

расследования или исполнении международного запроса сотрудниками прокуратуры, судебных и следственных органов другой стороны. При получении совокупности фактических данных, необходимых для уголовного преследования и судебного производства, должны соблюдаться уголовно-процессуальные положения иностранного государства. Доказательства могут быть получены в установленной форме уголовно-процессуального документа зарубежного государства, имеющего сходные характеристики с уголовно-процессуальным законом России126.

Добавим к перечисленным основаниям и условиям признания допустимости доказательств, полученных в иностранном государстве, существование правовых норм международных соглашений, регламентирующих процесс осуществления международного

сотрудничества России с зарубежными странами в рамках оказания правовой помощи. Так как, соблюдение общепризнанной

процедуры направления и исполнения международных запросов является основанием признания допустимыми доказательств, полученных из зарубежных источников.

В.М. Волженкина, поднимая тему, посвященную вопросам допустимости доказательств, полученных из зарубежных источников, рассуждает так: «независимо от территории получения фактов, их признание доказательствами, собирание, определение допустимости и оценка производятся в соответствии с требованиями уголовно- процессуального законодательства РФ… Для признания доказательств, полученных в процессе оказания правовой помощи, допустимыми, необходимо обеспечить соблюдение совокупности обязательных процедур и условий международных договоров, общепризнанных правил и норм междунаоодного права, процессуального
законодательства РФ при

126 Сидоренко Е.В. Допустимость доказательств, полученных на территории других государств // Законность. № 2. 1998. С. 26-29.

99

исполнении поручения зарубежной стороны, а также соблюдение определенной формы направления и оформления поручений из России в

127

иностранное государство».

П.Н. Бирюков считает, что для признания «иностранных» доказательств допустимыми в уголовно-процессуальном праве РФ, необходимо соблюдение следующих обязательных условий:

-соблюдение порядка взаимодействия российских

правоохранительных органов с зарубежными партнерами;

  • соблюдение законодательства иностранного государства о порядке получения и закрепления доказательств; в этом случае имеется в виду собирание доказательств легальным путем, гласными методами;

  • соответствие «иностранных» доказательств - доказательствам, полученным на российской территории, по форме.128

Вопросы доказательств и доказывания в уголовном процессе, понятие и виды доказательств, их относимость и допустимость, оценка, процесс передачи доказательств иностранным учреждениям и т.д., являются предметом международно-правового регулирования.

Существует несколько международно-правовых аспектов использования доказательств, полученных из уголовно-процессуальных источников иностранных государств, применяемых в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. Согласно некоторым международным договорам РФ компетентные правоохранительные органы зарубежных стран уполномочены на проведение определенных процессуальных действий на основании международно-правовых запросов компетентных органов юстиции российского государства.

Волженкина В.М. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции. - СПб., 1998. С. 21-25.

Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. - Воронеж. 2000. С. 69.

100

В частности, сотрудники учреждений юстиции зарубежных государств вправе допрашивать свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и других участников уголовного судопроизводства, проводить экспертизы, производить задержание и заключение под стражу лиц, осуществлять обыски, выемки, изымать
вещественные

129 -г-»

доказательства, а также проводить иные процессуальные действия . В случае проведения указанных процессуальных действий органы юстиции зарубежных государств регламентируют свою деятельность согласно своим внутренним нормам и правилам уголовно- процессуального законодательства.

В соответствии со ст. 29 Договора между Российской Федерацией и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1992 г. документы, которые «составлены или засвидетельствованы судом или другим компетентным учреждением одной Договаривающейся Стороны, действительны при наличии подписи и официальной печати. В таком виде они могут приниматься судом или другим компетентным учреждением другой Договаривающейся Стороны без легализации. Официальные документы, составленные на территории одной Договаривающейся стороны, пользуются доказательной силой официальных документов и на территории другой Договаривающейся стороны»13 .

Статья 74 УПК РФ определяет понятие доказательств: «Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М. Изд-во «Спарк», 1996.Ст.6,8.

Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М. Изд-во «Спарк», 1996.Ст.29.

101

уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий, а также иные документы».

Вместе с тем, данная формулировка существенно не отличается от определения доказательств в УПК РСФСР (ч. 2 ст. 69). Тогда как на практике возникает множество вопросов, связанных с использованием в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных из источников зарубежных государств. Необходимо отметить, что нормы ст. 74 УПК РФ должны распространяться и на данную категорию собранных и закрепленных при производстве по делу доказательств.

Ст. 75 УПК РФ (Недопустимые доказательства) регламентирует правила и основания недопустимости доказательств в уголовно-процессуальном праве РФ: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Исходя из сказанного следует, что в главе 10 УПК РФ -«Доказательства в уголовном судопроизводстве» не затрагиваются уголовно-материальные и уголовно-процессуальные основания получения доказательств из уголовно- процессуальных источников зарубежных стран.

В ст. 455 части 5 УПК РФ, посвященной международному сотрудничеству, говорится, что «доказательства, полученные на территории иностранного государства его должностными лицами в ходе исполнения ими поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам или направленные в РФ в
приложении к поручению об

102

осуществлении уголовного преследования в соответствии с международными договорами РФ или на основе принципа взаимности, заверенные и переданные в установленном порядке, пользуются такой же юридической силой, как если бы они были получены на территории РФ в полном соответствии с требованиями настоящего Кодекса».

Для признания доказательств, полученных из уголовно-процессуальных источников в зарубежном государстве, допустимыми при производстве по уголовным делам в РФ, необходимо комплексное применение ст.ст. 74 и 455 УПК РФ. Предлагается зафиксировать в ст. 74 УПК РФ норму о том, что «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом или в соответствии с международным договором РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

В ч. 2 ст. 74 УПК РФ следует внести дополнение: «в качестве доказательств, в соответствии со ст. 455 настоящего Кодекса, могут быть допущены документы и иные данные, предоставленные из уголовно-процессуальных источников в иностранном государстве».

103

Глава II. Реализация норм международно-правовых актов в уголовно- процессуальном законодательстве и уголовно-процессуальной практике Российской Федерации.

§ 1. Применение международно-правовых норм, регламентирующих общие положения уголовного судопроизводства.

Международно-правовые нормы, содержащиеся в конвенциях, договорах, соглашениях служат правовым стандартом, который ориентирует и стимулирует развитие и сближение национальных законодательств по таким направлениям, как обеспечение прав человека и гражданина, экономическое взаимодействие, расследование преступлений межгосударственного характера, международное сотрудничество, оказание правовой помощи в процессе расследования преступлений и т. д.

Международно-правовые нормы нацеливают государственную нормотворческую деятельность на обеспечение исполнения международных обязательств в соответствии с положениями заключенных международных договоров или исходя из содержания международных актов общепризнанного значения.

П.Н. Бирюков выделяет три вида указаний на необходимость юридического закрепления и реализации в правовой системе РФ международных норм, в том числе и в области уголовного судопроизводства: общее указание - принять все необходимые меры, прежде всего законодательные, по соблюдению и применению норм международного характера; конкретное указание - закрепить в законодательстве РФ правила, аналогичные предусмотренным в международных актах; подразумеваемое указание - внесение

104

соответствующих изменений в уголовно-процессуальное

-131

законодательство вытекает из содержания международных положении .

По нашему мнению, с данной точкой зрения на процесс введения а действие и дальнейшего использования международных норм при регулировании уголовно-процессуальных отношений в РФ можно согласиться, так как она согласуется с непосредственным содержанием и правовым значением международных актов РФ. В подтверждение этой позиции можно сослаться на положения ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., в соответствии с которым, государства обеспечивают, чтобы правовая защита любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось во внутренних законах государств компетентными законодательными органами власти.

Включение новых международных норм, в отраслевое законодательство РФ, влекущих изменение его положений, также вытекает из международных соглашений. По консульским конвенциям (ст. 13 Консульской конвенции между РФ и Украиной 1993г., ст. 12 Консульской конвенции между РФ и Республикой Молдова 1994г.), право на посещение задержанного или арестованного иностранца консульским должностным лицом его гражданства осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законом страны, где он был заключен под стражу.

В международном сообществе государств усиливается тенденция к расширению правового сотрудничества, наблюдается

взаимопроникновение правовых теорий, учений, взглядов, интенсивный обмен юридической информацией, принятие согласованных и сходных актов и норм. Результатом данного правового сотрудничества является применение зарубежного уголовно-процессуального права и судебной практики, оно служит правильному применению международных норм в

131 Бирюков П.Н. Нормы уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. - Воронеж, 2000. СП.

105

законодательной и правоприменительной практике. Взаимодействие различных по значению, содержанию и сфере действия международных и российских правовых актов, в частности в области уголовно- процессуального права Российской Федерации, проявляется в закреплении многих международных норм в Конституции РФ, их включение в уголовно-процессуальное законодательство России. В рамках межгосударственных объединений (Европейского Союза, Совета Европы, СНГ) вырабатывается методика выявления коллизионных норм и их устранения, общая политика сближения в тех или иных сферах, принимаются различные меры императивного и диспозитивного характера и модельные законодательные и нормативно - правовые акты, своего рода правовые ориентиры для Российской Федерации и зарубежных стран.

Многолетнее соприкосновение международных правовых систем привело к выработке способов применения международных норм в национальных отраслях права различных государств. Формы и способы применения международных норм устанавливаются уголовно- процессуальным правом РФ и судебной практикой, а также международными правилами. В данном случае можно привести в качестве примера распространение в США и Англии доктрины и практики выбора для применения закона в случае возникновения противоречий и конфликтных ситуаций. Американский профессор Т.Фишер посвятил данной проблеме работу под названием «Конфликт законов», в которой приведены типичные конфликтные ситуации с участием зарубежных партнеров, способы определения юрисдикции, выбора закона и признания юридической силы международных судебных решений

Прежде чем определять формы применения международных норм в уголовном судопроизводстве РФ, необходимо рассмотреть процесс их

Fischer Т.С. Conflict of Laws // Guick Review of Conflict of Laws. 1997.

106

включения в правовую систему РФ. Существует ряд теорий, взглядов и предложений относительно указанного действия. В научной литературе отмечается, что в процессе включения международных норм в российскую систему законодательства можно выделить ряд этапов.

При заключении РФ международных договоров приходиться соблюдать общие и специфические юридические требования. Они закреплены в Федеральном законе РФ « О международных договорах РФ» от 1995 г., в регламентах палат Федерального Собрания. Установлено требование, определить соответствие международного договора Конституции РФ и иным законам. Становиться актуальным вопрос о строгих критериях соответствия, выделяемых указанным законом. Учитывая характер этих критериев, требуется проведение специальной юридической экспертизы определения соответствия международных законов. Пока же такой системы экспертизы в РФ нет, законодательные и судебные органы предпочитают использовать мнения иностранных экспертов в данной области.

Следует обратить внимание, что есть международные нормы, которые конкретны по содержанию и по степени своего предназначения понятно, кому из участников уголовного судопроизводства РФ, они адресованы. Если международные положения, в установленном законом порядке ратифицированы Федеральным Собранием РФ или инкорпорированы в действующее уголовно-процессуальное

законодательство РФ, то они подлежат непосредственному применению. Труды многих ученых посвящены вопросам использования системы самоисполнимых международных актов, применение которых в одних случаях требует издания внутригосударственного акта, а в некоторых других издание аналогичных по содержанию актов не обязательно. Подобные правила закреплены, в частности, в ст.7 ГК РФ. В других федеральных законах, в частности, в УПК РФ, иных законах чаще всего

107

просто дословно воспроизводиться известное конституционное основание (ч.4 ст. 15 Конституции РФ). Следует отметить, что такое использование данной нормы допускает множество противоречивых моментов в их правильном применении: ведь остается сложной проблема отсылочных норм к международно-правовым актам.

В большинстве своем в уголовном судопроизводстве РФ российские судебные и следственные органы применяют международные нормы договорного характера, имеющие обязывающее действие или нормы, предоставляющие определенные права участникам уголовного процесса, от воли которых зависит, воспользоваться или не воспользоваться предоставленным правом.

Основу и содержание уголовного судопроизводства РФ составляют определенные в законе правила поведения органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, а также всех участвующих в процессе лиц, вступающих друг с другом в правовые отношения. Регламентированная законом деятельность участников уголовного судопроизводства направлена на обеспечение реализации уголовно- процессуальных норм. В зависимости от вида уголовно-процессуальных норм их реализация выражается: 1) в соблюдении запретов и ограничений; 2) в исполнении обязанностей; 3) в использовании своего субъективного права участником уголовного процесса; 4) в осуществлении предписанных законом властных полномочий определенными, участвующими в деле лицами.

Полагаем, что международные положения, инкорпорированные в уголовно- процессуальные законы, реализуются посредством применения перечисленных уголовно-процессуальных действий участниками процесса.

108

В УПК РФ (ч.З ст.1) установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ являются частью законодательства РФ, регулирующего уголовное

судопроизводство. Как отмечалось в исследовании,
некоторые

международные нормы уже закреплены в законодательных актах РФ - источниках уголовно-процессуального права РФ (УПК РФ, ФЗ о « Прокуратуре РФ»3 « О судоустройстве РФ», « О федеральных органах налоговой полиции » и т.д.). Международно-правовые акты активно используются участниками уголовного судопроизводства РФ в качестве источников133.

Представляется целесообразным, выделить такую форму реализации международных норм в РФ, как издание внутригосударственных имплементационных актов, содержание которых составляют положения, регулирующие те же вопросы и таким же образом, что и международные нормы. Практика внесения изменений в уголовно- процессуальные законы право достаточно разнообразна. Распространенным способом является:

  • включение в законодательные акты РФ - источники уголовно- процессуального права РФ (УПК РФ и иные законы) международных норм, которые обеспечивают исполнение правил, предписанных международно-правовыми актами в области
    уголовного

судопроизводства. Заметим, что данное правило реализации

международных норм, необходимо применять, когда содержание уголовно-процессуального закона РФ не совпадает с международными положениями или противоречат им, уголовно-процессуальные нормы не предоставляют всех необходимых международно-правовых гарантий участникам уголовного судопроизводства РФ.

Приложение И.

109

Так, в период с 1992 г. до принятия нового уголовно-процессуального закона, в УПК РСФСР был внесен ряд изменений, направленных на обеспечение, соблюдение и защиту прав личности в уголовном процессе, которые вытекают из положений Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Европейской конвенции о защите прав 1950 г. 34

Международно-правовые нормы, реализованные в уголовно- процессуальных законах, имеют разноплановые законодательные функции в процессе регулирования уголовно-процессуальных

правоотношений. Одни нормы носят общий для всей деятельности характер, определяя задачи, принципы, правовое положение участников уголовно- процессуальных отношений, другие - условия производства в определенной стадии, третьи регулируют условия и порядок конкретного процессуального действия, четвертые - взаимодействие российских следственных и судебных органов с компетентными учреждениями юстиции иностранных государств. Таким образом, различные положения международного права требуют своего более детального рассмотрения.

Международно-правовые положения, определяющие основные принципы уголовно-процессуального права РФ.

В системе уголовно-процессуального законодательства нашли отражение многие международные нормы. Уголовно-процессуальный кодекс РФ воспринял основополагающие подходы мировой практики. В связи с этим, важно показать, каким образом механизм международной

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М.Лебедева и В.П.Божьева. - М.: Издательство «Спарк», 2000. Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М.Лебедева и В.П.Божьева. - М.: Издательство «Спарк», 2002.

ПО

защиты и обеспечения прав человека нашел отражение в УПК РФ, других источниках уголовно-процессуального права РФ.

Конституция РФ и уголовно-процессуальный закон устанавливают основные принципы уголовного судопроизводства РФ, с
учетом

международно-правовых норм. К ним относятся: осуществление правосудия только судом, охрана прав и свобод человека и гражданина, неприкосновенность личности, жилища, презумпция невиновности, обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту, состязательность и т.д. Международные документы регулируют и конкретизируют их содержание. В ряде стадий уголовного процесса РФ закреплены положения международно- правовых актов. В международном праве существуют специальные нормы, которые регламентируют важные вопросы уголовного судопроизводства РФ.

В частности, в соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека 1950 г. и ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. судебная защита понимается как эффективное восстановление в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе предоставление им достаточных процессуальных прав для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий».

Право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство зафиксировано в ст. 10 Декларации, согласно которой: « Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом».

111

Право на эффективные средства правовой защиты изложено в ст. 13 Европейской конвенции. В соответствии с ней, каждый, чьи права, гарантированные Конвенцией, нарушены по вине публичных властей, могут обратиться с жалобой в компетентную, включая суд, инстанцию.

Согласно, Основным принципам независимости судебных органов 1985 г., независимость судебных органов должна гарантироваться государством и закрепляется в Конституции и законах страны.

Статья 14 Европейской конвенции обеспечивает возможность пользования правами и свободами, предусмотренными данным актом и дополнительными Протоколами, всем гражданам, подпадающим под их действие, без дискриминации по какому бы то ни было признаку.

Отметим, вместе с тем, что провозглашение основных принципов уголовного судопроизводства в международных актах (Декларациях, Конвенциях, Пактах), явно недостаточно для их непосредственной реализации на территории РФ. Многие участники уголовного процесса не применяют в своей деятельности международные правила, не используют, предоставленные ими права, и не исполняют обязанности в соответствии с ними135. Вследствие этого, непосредственное применение международных норм обеспечивается путем использования различных источников и институтов уголовно-процессуального права РФ в соответствующих стадиях уголовного судопроизводства. При этом реализация положений международно-правовых актов направлена на обеспечение принципов, прав и предоставление гарантий каждому из участников процесса.

Международные положения, воспринятые Конституцией, УПК РФ, ратифицированные федеральными законами РФ, включенные в иные законы и нормативно-правовые акты РФ - становятся непосредственной действующими, подлежат преимущественному применению.

1 Приложение I.

112

Конституция РФ содержит целостную систему правил, направленных на обеспечение и защиту своих прав и свобод допустимыми законом средствами и методами, лицами, подпадающих под юрисдикцию РФ — ст. ст. 45-50, 52-54. Правосудие в РФ осуществляется только судом посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства, на основе закона. Судебная власть самостоятельна, представляет одну из ветвей государственной власти наравне с законодательной и исполнительной - ст. 10. Судебная власть устанавливается Конституцией - ст. 118. Гарантируется независимость, неприкосновенность судей, их самостоятельность и подчинение их только Закону - ст. ст. 120-122. Установлено открытое разбирательство дел во всех судах, кроме предусмотренных законом случаев. Не допускается заочное рассмотрение уголовных дел. Судопроизводство осуществляется на основе гласности, состязательности и равноправия сторон — ст. 123.

Конституцией РФ в ст. 19 зафиксировано равенство прав и свобод граждан и запрещены любые формы ограничения этих прав по признакам, соответствующим Европейской конвенции. Каждому гарантируется государственная защита прав и свобод, в том числе судебная - ст. ст. 45, 46 Конституции РФ. В суд могут быть обжалованы решения и действия (бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц - ч.2 ст.46. Правом судебной защиты наделен обвиняемый в совершении преступления -ст.47.

Если исчерпаны все имеющиеся средства правовой защиты в РФ, каждый вправе в соответствии с международным договором обратиться в международные органы судебного производства-ч. Зст.46 Конституции.

Федеральный закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27.04.93 г. закрепляет порядок обращения граждан за судебной защитой в случае нарушения их права,

113

как в области гражданских, административных правоотношении, так и по вопросам в процессе осуществления уголовного преследования и судебного разбирательства.

В Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» от 12.08.95г. впервые были урегулированы вопросы доступа к конфиденциальной информации, ее получения в процессе расследования уголовных дел и соблюдения прав граждан. Закреплены полномочия должностных лиц и органов на право получения оперативной информации, основания, цели и пределы ее использования. Уголовно-процессуальным правом РФ установлен судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью и гарантированы права граждан на неприкосновенность личной жизни, жилища и получение информации.

Данные предписания, зафиксированные в международно-правовых актах, реализуются также через воспроизведение в основных положениях уголовно- процессуального права, относятся к общим уголовно-процессуальным нормам РФ разрешительного и запрещающего действия, (согласно, международной классификации, императивного и диспозитивного значения).

Их содержание можно увидеть и определить в Конституции РФ, уголовно- процессуальном законодательстве, непосредственно в УПК РФ, как во 2 главе, определяющей принципы уголовного судопроизводства РФ, так и в закрепленных нормах всех разделов и глав уголовно-процессуального закона РФ. Уголовно-процессуальные нормы отражают международные и конституционные положения, устанавливающие принципы судебного разбирательства в РФ: непосредственность и устность судебного процесса, гласность, неизменность состава суда, равенство прав сторон и другие.

УПК РФ закрепляет в своих положениях нормы, аналогичные по содержанию международным правилам и Конституции РФ, в частности:

114

неприкосновенность личности (до судебного решения никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу без судебного решения на срок более 48 часов); охрану нрав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (дополнительные гарантии обеспечения прав лицам, обладающим свидетельским иммунитетом, принятие мер безопасности к потерпевшим, свидетелям или иным участникам процесса, которым угрожает какая-либо опасность); тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; презумпцию невиновности; уважение чести и достоинства личности (никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению); неприкосновенность жилища (обыск и выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения).

Частью 3 статьи 1 УПК РФ закреплено правило, согласно которому общепризнанные международные нормы и международные договоры РФ являются составной частью уголовно-процессуального законодательства.

Однако отметим, что общепризнанные принципы и нормы международного права непосредственно права и свободы человека - права участников уголовного судопроизводства РФ. Статья 17 Конституции РФ прямо указывает, что в соответствии с международно-правовыми нормами и настоящей Конституцией признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина.

В международно-правовых актах установлено положение, согласно которому, внутригосударственные федеральные законы и подзаконные акты (постановления, указы, распоряжения, приказы) отменяющие или ограничивающие права и свободы человека и гражданина, нарушающие состязательность уголовного процесса, основные принципы уголовного судопроизводства РФ не могут выступать в качестве источника права и

115

регулировать уголовно-процессуальные отношения между его

участниками.

Представляется возможным дополнить уголовно-процессуальный закон нормой, согласно которой суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, принятый в области прав и свобод личности, противоречащий УПК РФ и общепризнанным нормам международного права136.

В части пятой УПК РФ, посвященной международному сотрудничеству, уделяется особое внимание принципу взаимности-принципу уголовно- процессуального права зарубежных стран. Следует отметить, что практически все мероприятия, связанные: с обеспечением исполнения международных запросов о правовой помощи; выдачей лиц для отбывания наказания в государстве их гражданства - включают в качестве оснований производства мероприятий и обращения к иностранным органам - принцип взаимности.

В уголовно-процессуальном законе РФ содержание принципа взаимности полностью не раскрывается, и он не перечисляется среди принципов уголовного судопроизводства РФ в главе 2 УПК РФ, хотя и является одним из международных принципов.

В настоящее время не существует определенного мнения на счет того, стоит ли относить принцип взаимности к основным принципам, регламентирующим производство предварительного расследования и судебного разбирательства, либо приписывать его к специальным дополнительным положениям, не несущим общеобязательного значения, а применяемым только в случаях отсутствия соглашений между странами.

ио Всеобщая декларация прав человека 1948г. Международное право в документах. Сост Н.Т.Блатова. - М., 1982; Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950г. // Российская газета. 1995. 5апр.; Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966г. // Ведомости СССР. 1976. № 17. Ст.291.

116

Предлагается принцип взаимности отразить в УПК РФ, в числе остальных принципов, поскольку он отражает общие начала обеспечения взаимодействия судебных и следственных органов РФ с должностными лицами иностранных государств и международными организациями; устанавливает основание, условия и порядок обращения к международному сотрудничеству; на его основе происходит оказание всех видов международной правовой помощи.

Определение принципа взаимности в уголовно-процессуальном законе позволит избежать пробелов и ошибок в практической деятельности сотрудников правоохранительных структур РФ, большинство из которых не знакомы с содержанием и значением принципа, и позволит обеспечить более качественное производство исполнения запросов о правовой помощи.

Предлагается установить принцип взаимности при оказании правовой помощи в 5 части УПК РФ и определить его как письменное обязательство компетентных органов судебных и исполнительных учреждений РФ и органов юстиции иностранных государств оказывать в будущем аналогичные по юридической силе, основаниям, форме и характеру законодательно закрепленные процессуальные действия.

Представляется возможным сделать вывод, что, принципы и нормы международного права, только тогда становятся частью и реализуются в системе уголовного судопроизводства РФ, когда они конкретизированы в специальных уголовно-процессуальных нормах. Если они выполняют роль международного предписания только в соответствующей Конвенции, то от их содержания и значения нет пользы для российских правоприменителей. Законодательным органам РФ необходимо закреплять частные уголовно- процессуальные нормы, развивающие предложения международных норм и УПК РФ, в целях повышения эффективности правовых гарантий их развития и реализации в уголовном судопроизводстве.

117

Международно-правовые положения, обеспечивающие права и обязанности участников уголовного судопроизводства России.

Фундаментальные права, зафиксированные в общепризнанных актах международного права и Конституции РФ, являются правовой базой для производных, но не менее важных прав участников уголовного процесса.

Условием эффективности мер по соблюдению прав человека является наличие в законодательстве государства таких правовых норм, которые определяют объем прав, их содержание и гарантии осуществления.

В сферу регулирования международными нормами уголовно-процессуальной деятельности участников уголовного процесса входят правоотношения, возникающие с момента возбуждения уголовного дела, и заканчивая пересмотром вступивших в законную силу приговоров суда.

У всех участников уголовного процесса РФ существует определенный набор прав и обязанностей, закрепленных в Конституции РФ, в УПК РФ, а также непосредственно в международно-правовых актах.

Любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться в РФ, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения (ч. 3 ст. 15 Конституции). Согласно ст. 6 каждый гражданин РФ обладает на ее территории всеми правами и свободами и имеет равные обязанности по закону.

Минимальные гарантии справедливого правосудия по уголовным делам закреплены в ч.З ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и ч.З ст. 6 Европейской конвенции 1950г. Статья 3 Всеобщей

118

Декларации гласит: «Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность».

Основные нормы международных актов нашли отражение в Конституции РФ, уголовном и уголовно-процессуальном

законодательстве. Процедура реализации международных норм, устанавливающих права человека, осуществляется путем предоставления и обеспечения обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему, свидетелю и иным участникам судопроизводства правовых гарантий соблюдения прав. Уголовно- процессуальные нормы предоставляют возможность применения принципов, правил, предписаний международно-правовых актов органами предварительного расследования, прокуратуры и суда. Эффективное использование международных норм при регулировании процессуальных отношений существенно повышается, когда их содержание закреплено в источниках уголовно-процессуального права РФ.

Так, Конституция устанавливает запрет на применение норм, отрицающих или умаляющих общепризнанные права и свободы человека. Не допускается издание законов, отменяющих или умаляющих права граждан — ч.1,2 ст.50. Аналогичные международным нормам правила о презумпции невиновности, нашли отражение в ст.49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ 2001 г. В ст. 1 УПК устанавливается единый порядок судопроизводства по уголовным делам, обязательный для органов предварительного расследования, прокуратуры и суда. Специальные нормы предусматривают права участников процесса и их реальное обеспечение при осуществлении уголовного преследования и судебного производства - Глава 6, 7, 8 УПК РФ.

Права, свободы и законные интересы подозреваемых и обвиняемых, предусмотренные в международных актах, гарантируются Конституцией РФ, УПК РФ и иными законами и нормативно-правовыми документами.

119

Права подозреваемых и обвиняемых лиц, определены в ст. ст. 46, 47 УПК РФ. 4.2 ст. 16 УПК реализует правило об обязательном разъяснении их прав, обеспечении возможности защищаться всеми, не запрещенными законом способами и средствами.

Подозреваемый и обвиняемый не обязаны, а вправе давать показания, либо отказаться от дачи показаний, не свидетельствовать против себя, близких родственников, супруга - п.2 ч.4ст.46, п.З ч.4 ст.47 УПК РФ.

Как уже отмечалось, что международные нормы могут быть реализованы в уголовном судопроизводстве РФ также путем исполнения содержащихся в них обязательств, предписаний, обязанностей и запретов, налагаемых на определенных участников процессуальной деятельности. В соответствии с УПК РФ, осуществление уголовного преследования является обязанностью органов предварительного расследования и прокуратуры-ст.21. Ст. 17 УПК устанавливает принцип свободы оценки доказательств по внутреннему убеждению органов расследования, прокуратуры и суда, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств. Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер - ст. 9 УПК РФ.

Уже на стадии предварительного расследования уголовно-процессуальный закон обязывает компетентные органы обеспечить подозреваемому и обвиняемому гарантированные Конституцией РФ права, в том числе право на обжалование в суд действий и решений должностных лиц, что согласуется с требованиями международных документов.

Общие международные нормы закрепляют виды, применение, изменение и отмену мер уголовно-процессуального принуждения.

120

Согласно ст. 9 Декларации «никто не может быть, подвергнут: произвольному аресту, задержанию или изгнанию»137.

Статья 9 Пакта 1966г. и ст. 5 Конвенции 1950г. предусматривают задержание или арест, лишь в случаях, предусмотренных законом. Как видно в статьях
установлен запрет на произвольный арест или

по

задержание . Для предупреждения необоснованного лишения свободы, необходимо, чтобы:

  • лишение свободы должно быть основано на законе;
  • закон должен четко определять случаи, допускающие лишение или ограничение свободы;
  • лишение или ограничение свободы должно происходить с соблюдением определенных гарантий.
  • Европейской конвенцией установлен порядок разъяснения лицу причин и поводов применения задержания или ареста, сути предъявленного обвинения на понятном ему языке (п. 2 ст. 5). Лицо уведомляется о праве на судебное разбирательство в разумные сроки, возможности обжалования в суд ареста или задержания, требования их отмены и изменения139.

В соответствии с принципом 12 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме 1988 г.140, предусмотрена обязательность включения в протокол задержания причин
ареста, время ареста лица. Протоколы должны

Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Международное право в документах / Составитель Н.Т. Блатова. - М, 1982.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950г. и Протоколы к ней. // Право Совета Европы и Россия (Сборник документов и материалов).- Краснодар, 1996.

по

’”” 1ам же.

140 Правовые основы деятельности системы МВД России: Сборник нормативных

документов. Т.2. - М., 1996. С. 147-157.

121

предъявляться задержанному, его адвокату в предписанной законом форме.

Впервые в уголовно-процессуальном законе РФ установлена норма, согласно которой заключение под стражу, возможно только на основании постановления суда - ст. 108 УПК РФ. Ранее только в Конституции РФ было закреплено правило, согласно которому до истечения двух суток суд должен решить вопрос дальнейшего содержания под стражей задержанного,

Согласно УПК РФ в протоколе задержания делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права. О произведенном задержании органы расследования обязаны сообщить прокурору в течение 12 ч. с момента задержания подозреваемого, а не 24 ч., как было ранее.

Установленная в УПК РФ процедура задержания и ареста не противоречит положениям международных документов и мировой практике, сложившейся в большинстве зарубежных государств, она предоставляет большие гарантии.

В качестве примера, можно отметить, что уголовно-процессуальными законами Нидерландов, Великобритании и других стран не предусматривается предварительное судебное решение для задержания. В Нидерландах такие полномочия по закону имеют детективы, которые проводят расследование уголовных дел. Они вправе допрашивать задержанного, в течение 6 часов, без сообщения в суд о задержании. Только по истечении 3 суток и 15 часов лицо доставляется в суд для принятия решения о дальнейшем содержании под стражей и проверки оснований для задержания141. Такая процедура может быть повторена и срок ареста, с учетом продления его судом, исчисляется до 10 суток, что

Волженкина В.М. Европейская конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. - СПб., 1998. С. 25.

122

несколько превышает максимальный срок задержания в РФ, согласно ст. 22 Конституции РФ, ст. 94 ч.2 УПК РФ. Уголовно-процессуальным законом Великобритании устанавливается, что если лицо задержано ночью, то в срок задержания не включается время до 9 часов утра, и это не считается нарушением.

Вместе с тем, стоит задаться вопросом: стоит ли учитывать и руководствоваться некоторыми нормами международных актов, правильно и эффективно ли для процесса расследования преступлений, обеспечения прав подозреваемому и обвиняемому будет соблюдение и применение всех международных стандартов в уголовно-процессуальной системе РФ?

Основное назначение норм международного права - использование их смысла в конкретных стадиях уголовного судопроизводства, они должны быть конкретизированы в УПК РФ, чтобы оптимизировать деятельность в различных стадиях процесса, реально обеспечивать интересы общества, государства, правосудия, всех участников судопроизводства. К нормам международного права необходимо подходить избирательно, стремиться реализовывать их правила не все сразу, а там, где они более уместны.

Введение в действие уголовно-процессуальной нормы, основанной на положениях Конституции РФ и международно-правовых актов значительно осложнило соблюдение срока досудебного задержания, поскольку для обращения в суд дополнительного времени не предусмотрено. Ведь срок задержания исчисляется часами с момента фактического лишения свободы и может начинаться и заканчиваться ночью, нерабочие часы и выходные дни.

Помимо этого, УПК не предусматривает обязанность судебных структур, органов адвокатуры и следствия по рассмотрению вопросов задержания и заключения под стражу в нерабочее время и выходные дни.

123

В связи с этим, практические работники правоохранительных органов нередко сталкиваются в своей деятельности с данной проблемой и, решая ее, нарушают уголовно-процессуальные предписания.

Подозреваемый и обвиняемый, реализуя международно-правовые положения в уголовном процессе РФ, наделяется правом обжаловать задержание и иные действия, как прокурору, так и в суд, в установленном УПК порядке (ст. 123).

Таким образом, за законностью задержания и ареста, при осуществлении уголовного правосудия судебный контроль

обеспечивается принимаемыми мерами в реальной степени и, в соответствии с международными нормами общепризнанных документов.

Реализация права на защиту обвиняемого в уголовном процессе РФ, отличается от действующих положений в некоторых зарубежных странах. Сейчас происходит реформирование уголовно-процессуального законодательства РФ в направлении приведения его в соответствие с международными нормами в области прав человека. Ранее Парламентская Ассамблея Совета Европы признавала уголовное судопроизводство РФ, не полностью отвечающим европейским требованиям . Сейчас было бы ошибочно говорить, что уголовно- процессуальное право РФ не соответствует мировым стандартам. Большинство норм уголовно-процессуального закона РФ предусматривают и обеспечивают необходимые стандарты соблюдения и защиты прав участников уголовного процесса на более высоком уровне, более широко, нежели положения международно-правовых актов.

Отметим, что уголовно-процессуальное право РФ предоставляет значительно больше гарантий для защиты прав, свобод и законных

’ ” Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. - М., 1997. С.91; Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой системе РФ. Автореферат, дис. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1998. С.23.

124

интересов участников уголовного процесса по сравнению с нормами основополагающих международных актов, особенно на досудебной стадии - предварительного расследования. Международные положения основное внимание заостряют на реализации данного права на этапе судебного разбирательства, и, лишь в некоторых случаях применяют его до суда.

УПК РФ охватывает большой перечень процессуальных гарантий для участников уголовного процесса, нежели нормы международного действия.

В статьях Международного Пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав, не установлено право пользоваться услугами переводчика не только обвиняемым по уголовному делу, но и всеми участниками уголовного судопроизводства, если они не владеют языком, на котором осуществляется уголовное преследование и судебное разбирательство, нормы ранее действующего УПК РСФСР 1960 г. в ст. 17 предоставляли данную возможность. Право бесплатно пользоваться услугами переводчика всеми участниками процесса, не владеющими языком, на котором ведется производство по уголовному делу, перенесено в новый УПК РФ, в главу 2 - принципы уголовного судопроизводства, ст. 18 - язык уголовного судопроизводства.

Далее п. 3 «в» Конвенции определяет требование в отношении ограничения права доступа субъектов судопроизводства к материалам уголовного дела, согласно которому закрепленная норма обеспечивает возможность реализации права на защиту и знакомиться с содержанием документов, только в отношении одного из участников процесса.

Уголовно-процессуальным законом некоторых государств не предусмотрено обязательное предъявление защитнику и обвиняемому всех материалов дела и доказательств, собранных на стадии предварительного расследования, до
начала судебного разбирательства. Прокурор

125

полномочен, представить суду доказательства по своему усмотрению, но не обязан демонстрировать их до суда обвиняемому и защитнику143.

В российском уголовно-процессуальном праве, УПК РСФСР в ст. 201-202 устанавливал правило, направленное на необходимое

обеспечение права на предоставление времени для осуществления защиты и ознакомления с материалами уголовного дела, и обвиняемому, и защитнику - каждому в отдельности. В УПК РФ приведенному положению посвящены нормы статей 42, 44, 47, 53, 54; 216-219 УПК РФ.

Долгое время научные исследователи в области защиты прав и законных интересов личности критически относились к положению, установленному в ст. 47 УПК РСФСР 1960 г., признавая, что оно ограничивает право подозреваемого на защиту. Выдвигались мнения за предоставление возможности пользоваться услугами защитника с момента применения всякой иной меры процессуального принуждения, нежели только задержания или меры пресечения в виде заключения под стражу.

В УПК РФ (до него были внесены изменения в УПК РСФСР, направленные на применение данной нормы) предусмотрено, что « защитник допускается к участию в уголовном деле с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления» (п.5 ч.З ст.49).

Положения международных актов предписывают обязательное исполнение правовых гарантий в отношении не только подозреваемых и обвиняемых, но и иных участников процесса: потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта и т. д.

Ьолженкина Ь.М. европейская конвенций о защите прав человека и российский уголовный процесс. - СПб., 1998. С. 25.

126

В международных актах (Конвенция стран СНГ 1993г., Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью 1985г.) устанавливаются основания, условия и порядок предъявления гражданского иска, а также право на защиту интересов жертв преступлений и лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности. УПК РФ регламентирует данные положения.

Согласно ст. 72 Конвенции СНГ 1993 г., если преступление, по которому возбуждено дело, влечет за собой гражданско-правовые требования лиц, понесших ущерб от деяния, эти требования при наличии

с- 144

их ходатайства о возмещении ущерба рассматриваются в данном деле .

В свою очередь, в соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью 1985 г., лица, которым в результате преступного деяния причинен вред, должны иметь право на доступ к механизмам правосудия и скорейшую компенсацию причиненного вреда. В ст. 1 указанной Декларации сказано, что вред потерпевшему может быть причинен, как в результате действия, так и бездействия. Государства обязаны содействовать тому, чтобы судебные процедуры в большей степени отвечали интересам защиты жертв преступлений путем обеспечения им возможности изложения своей позиции и рассмотрения ее судом на всех этапах судебного разбирательства, когда затрагиваются их личные интересы145.

Подозреваемый и обвиняемый, согласно уголовному судопроизводству РФ наделены более широкими гарантиями и используют значительно больший объем прав, чем другие участникам

144 Конвенция о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам и правовых отношениях 1993г.: Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М., Изд-во « Спарк », 1996. С. 31-53.

145 Права человека и судопроизводство: Собрание международных документов. - Варшава, 1996. С.232.

127

уголовного процесса, в частности, потерпевший. Такая тенденция характерна и для международного права, в том числе основополагающих норм. Уголовно- процессуальный закон, гарантирует потерпевшему в ст. 42 УПК РФ право, как и обвиняемому, не свидетельствовать против себя, близких родственников и супруга. Однако, право на отказ от показаний на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства у потерпевшего отсутствует, тогда как для обвиняемого (подсудимого) оно установлено.

Таким образом, нарушается принцип равенства всех перед законом и судом, который установлен международно-правовыми актами (Всеобщей декларацией 1948г., Европейской конвенцией 1950г., Международными пактами 1966г.), Конституцией и уголовно-процессуальным законом РФ.

Ознакомление обвиняемого с конкретными материалами уголовного дела в процессе предварительного расследования и со всеми по его окончании производится органами расследования в обязательном порядке - 217 УПК РФ. Если ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела заявлено обвиняемым или его защитником до начала судебного разбирательства, то оно подлежит удовлетворению. Неисполнение этих предписаний закона является процессуальным нарушением, поскольку ущемляет права обвиняемого. В отношении потерпевшего установлен лишь уведомительный порядок ознакомления с материалами уголовного дела.

Потерпевший не наделяется полномочиями ставить необходимые вопросы эксперту. Он вправе знакомиться только с постановлением о назначении судебной экспертизы, а с заключением эксперта только в случае, если экспертизы производилась в отношении него - ст.42 ч.2, п. 11; ст. 198 ч. 2 УПК РФ. Обвиняемый имеет право знакомиться с постановлением о назначении
судебной экспертизы, ставить любые

дополнительные вопросы эксперту, присутствовать при ее производстве, давать эксперту объяснения, знакомиться с его заключением, при чем выводы специалистов становятся ему, известны, до окончания следствия или судебного разбирательства. Таким образом, обвиняемый раньше потерпевшего получает возможность для обжалования заключения экспертизы и заявления ходатайства.

Вместе с тем, УПК РФ воспринял многие международные положения и несколько расширил права потерпевших и свидетелей по сравнению с ранее принимаемым и действующим уголовно-процессуальным законом РФ.

Так, в ст.11, ч.З УПК установлена правовая гарантия обеспечения потерпевшим, свидетелям и иным участникам мер безопасности. В ст. 166 ч.9 содержится правило не приводить в процессуальных документах сведения об их личности, указывается их псевдоним и приводится образец подписи. При наличии угрозы совершения преступления в отношении данных участников допускается контроль и запись телефонных и иных переговоров по письменному заявлению указанных лиц или на основании судебного решения - ч.2 ст. 186 УПК РФ. При проведении предъявления для опознания, в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление для опознания проводится в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, ч.8 ст. 193 УПК. Допускается закрытое судебное разбирательство на основании определения или постановления суда в целях безопасности участников судопроизводства, ст.241, ч.2 п.4. При необходимости суд вправе провести допрос свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками, без оглашения подлинных данных о личности свидетеля, ч.5 ст. 278 УПК.

О чем все это говорит? О том, что, уголовно-процессуальный закон, хотя и несколько расширил процессуальные гарантии прав потерпевших и

129

иных участников процесса, реализуя международные нормы, в то же время, в первую очередь, его положения направлены на соблюдение и защиту прав обвиняемого. Игнорирование прав потерпевшего, его значимости противоречит принятию законного и обоснованного решения в ходе расследования уголовных дел и разрешения их по существу.

Следует предоставить потерпевшему процессуальные гарантии использования соответствующих ему прав, наравне с подозреваемым и обвиняемым, на основании международных актов. Предлагается установить в уголовно- процессуальном законе, не закрепленные там, рассмотренные ранее нормы, направленные на защиту прав потерпевших.

Особое значение в международном праве, как мы уже отметили, придается судебным стадиям производства по уголовным делам. Данная стадия процесса включена в сферу международно-правового регулирования и имеет существенное значение. Множество международных документов закрепляют основные судебные гарантии обеспечения и защиты прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства14 .

Устанавливая правила подсудности, нормы международного права (ст.7,8 и 10 Всеобщей Декларации прав человека 1948 г., ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950г., ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.), предусматривают право каждого - при определении его прав и обязанностей - на справедливое и публичное разбирательство дела. Международными актами гарантируется право на справедливое судебное публичное разбирательство независимым и беспристрастным судом в разумные сроки. Каждый обвиняемый считается невиновным в уголовном

146 Всеобщая декларация прав человека 1948г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. - М, 1982.; Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966г. // Ведомости СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

130

преступлении, пока виновность его не будет доказана в соответствии с

147

законом .

Эти правила предусмотрены и уголовно-процессуальным правом РФ. Привлечение в качестве обвиняемого возможно только на основе закона при наличии достаточных доказательств. Обвинение предъявляется на стадии предварительного расследования письменно с разъяснением его сущности и прав обвиняемого в присутствии защитника - 171, 172 УПК РФ. Согласно ст.8 ч.2,3 УПК РФ никто не признается виновным в совершении преступления, иначе, как по приговору суда и в установленном законом порядке, а также не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В отличие от УПК РСФСР, который не устанавливал конкретного срока, в течение которого судья на стадии подготовки уголовного дела к судебному разбирательству, обязан вынести постановление об его назначении. Теперь в ч.З ст.227 УПК РФ предусматривается, что решение судьи о назначении судебного заседания или применении иных действий принимается в срок не позднее 30 суток со дня поступления уголовного дела в суд. Если поступившее уголовное дело, касается обвиняемого, содержащегося под стражей, то решение принимается в течение 14 суток.

Международные уголовно-процессуальные нормы затрагивают и вопросы производства в суде присяжных. По смыслу ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., каждый при рассмотрении предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным

14’ Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950г. и Протоколы к ней. // Право Совета Европы и Россия (Сборник документов и материалов). - Краснодар, 1996.

131

судом, созданным на основании закона. Данные нормы воплощены в положениях ст. ст. 30, 31 УПК РФ. Требования, предъявленные к приговору суда, установлены ст. 297 УПК РФ.

Большое значение международные нормы придают производству в кассационной инстанции, право на обжалование приговора, надзорному производству, последствиям рассмотрения жалобы.

В соответствии со ст. 14 Пакта 1966 г., каждый, кто осужден, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией, согласно закону. Право осужденного на пересмотр приговора предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право носит абсолютный характер, и законодатель не вправе ограничивать его по видам судебных приговоров, подлежащих

148

пересмотру .

Право на судебную защиту реализуется через совокупность процессуальных средств, обеспечивающих справедливое правосудие и эффективное восстановление нарушенных прав, одним из которых является пересмотр приговора вышестоящим судом, в том числе в порядке надзора. Указанные нормы с учетом положений п.1, п.З ст.6 и п. 1 ст.2 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г., предполагают необходимость законодательного обеспечения осужденному
соответствующих

*’” Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966г. // Ведомости СССР. 1976. №17. Ст. 291.

132

возможностей для защиты своих прав и интересов при рассмотрении дела, в том числе в суде третьей инстанции .

Согласно уголовному судопроизводству РФ, право на пересмотр судебных актов, не вступивших в законную силу; пересмотр приговоров в порядке надзора, возобновление производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств предусматривается уголовно-процессуальным законом РФ (ст. 405 устанавливает недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора).

В отношении правил, регламентирующих стадию исполнения приговора, международные нормы также могут выступать в качестве уголовно- процессуального источника. Они закрепляют обращение приговора к исполнению, исполнение приговоров иностранных судов.

Статья 6 Европейской конвенции о международной силе судебных решений по уголовным делам от 1970 г. фиксирует перечень оснований отказа в исполнении приговоров иностранных судов15 .

Правила международных актов, направленные на соблюдение судебных гарантий правосудия непосредственно применяются в уголовном процессе, так как они включены в нормы уголовно-

процессуального закона.

Следует отметить, что некоторые международно-правовые положения, о правах и свободах личности - участника уголовного судопроизводства, которые ранее были зафиксированы в УПК РСФСР 1960 г., не нашли отражения в новом УПК РФ 2001 г.

Протоколы № 1,2, 4, 6, 7, 9, 10,11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Действующее международное право / Сост. Колосов Ю.М. и Кривчикова Э. С. В 3 т. 1.2. - М., 1997.; Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966г. // Ведомости СССР. 1976. № 17. Ст. 291. 150 Международное частное право: Сборник документов. - М., 1997. С. 764-780.

133

В УПК РФ 2001 г., не установлен достаточно важный, имеющий существенное значение принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Установление истины по делу невозможно без всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств, в целях защиты прав участвующих в дел лиц. В ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, необходимо выявление, установление всех обстоятельств и выполнение всех процессуальных действий, имеющих значение и влияние на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора суда.

Отсутствие указанных принципов в УПК РФ ведет к предоставлению не в полном объеме законных прав участникам уголовного процесса РФ.

УПК России, помимо, включенных в него международных правил, необходимо восполнить и таким принципом, как всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств дела.

Процесс развития нового уголовно- процессуального

законодательства, ориентированный на международные документы, должен учитывать и совершенствовать нормы, апробированные практикой. Следует иметь в виду, что международно-правовые акты часто носят рекомендательный характер, некоторые из них представляется необходимым вводить в действие постепенно, в связи с тем, что российская система уголовно-процессуальных правил еще не создала достаточных условий для их реализации.

Процесс применения международно-правовых норм на различных стадиях уголовного процесса наиболее эффективно протекает в условиях их использования участниками процесса, посредством Конституции Российской Федерации и через отраслевое законодательство, в частности уголовно-процессуальный закон.

134

В настоящее время в области исследований положений международно- правовых актов, а также в законодательном процессе создания новых отраслевых норм, существует мнение о том, что Всеобщая Декларация прав человека, Международные Пакты, Европейская конвенция и иные, принятые, ориентируясь на них, международные акты устанавливают необходимый объем мировых стандартов прав личности, который должен присутствовать и действовать в отношении граждан-участников права.

Тем не менее, при ближайшем рассмотрении международно-правовых положений в уголовном процессе РФ, возникает предположение о том, что нормы уголовно-процессуального законодательства РФ не могут учитывать некоторых международно-правовых предписаний, не обеспечив основных прав и законных интересов граждан, выполнение обязательств участниками процесса. Международные правила необходимо применять целенаправленно.

Например, международными нормами предусмотрено право обвиняемого быть, в срочном порядке, уведомленном на языке, содержание которого он понимает, о характере и основании предъявленного обвинения (ст. 5 Европейской конвенции, ст. 9 Международного Пакта). В п. 3 «с» ст. 14 Международного пакта, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод содержится правило допускающее право обвиняемого быть судимым без неоправданной задержки ‘. Указанное положение отсутствует в российском уголовно- процессуальном законе.

Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966г. // Ведомости СССР. 1976. №17. Ст. 291.

Европейская конвенция о защите прав человека к основных свобод от 4.11.1950г. и Протоколы к ней // Право Совета Европы и Россия (Сборник документов и материалов). - Краснодар, 1996.

135

Возникает вопрос: каким образом будут соблюдаться эти положения в уголовном судопроизводстве РФ? Срок первоначального предъявления обвинения лицу предусмотрен законом не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого - чЛ ст. 172 УПК РФ. Срок предварительного следствия определен в два месяца — ст. 162 УПК РФ. Именно за это время должны быть установлены все обстоятельства по делу. Установление определенного срока для заключительной процедуры предъявления обвинения невозможно. Вместе с тем, если обвинение будет предъявлено незадолго до направления дела в суд, данная ситуация может быть истолкована судом как нарушение права обвиняемого на защиту, тогда, как все права обвиняемого на защиту должны быть предоставлены и обеспечены, согласно закону и международным предписаниям.

Заметим, что не все международные нормы следует применять в уголовном процессе, так как некоторые международные термины не соответствуют содержанию уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

Желательно закрепить значимые по своей правовой природе нормы международного действия в правовых актах, выступающих в качестве источников уголовного судопроизводства РФ. Исследование знаний международных норм большинством субъектов процесса, позволяет сказать, что они не знают содержания многих международных норм, так как используют в своей деятельности лишь положения УПК и иных законов РФ, либо не могут непосредственно применять данные правила в силу их отсутствия в основном источнике уголовно-процессуального права РФ152.

Приложение I.

136

Уголовно-процессуальное законодательство РФ во многом соответствует мировым стандартам, вводит в действие и реализует общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, учитывает их роль и значение в российской правотворческой практике. Иногда нормы Конституции РФ, УПК и других федеральных законов в области уголовного судопроизводства РФ превосходят своими содержанием, правовым значением и предоставлением гарантий соблюдения и защиты прав, участвующих в процессе лиц, международные положения.

Однако, международные нормы и нормы уголовно-процессуального права зарубежных стран в области обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, применение которых в стадиях уголовного судо- допроизводства, представляется необходимым, не нашли своего отражения в основном источнике уголовно-процессуального права -

УПК РФ.

Одним из эффективных способов опосредованного применения международных правил, выступает преимущественное использование международных предписаний, в случаях возникновения коллизий (противоречий) между российским и международным правом. При этом осуществлять уголовно-процессуальную деятельность возможно, как в соответствии с действующими международными положениями, так и на основании заключаемых в будущем соглашений в области уголовного судопроизводства. В уголовно-процессуальном праве РФ используется несколько видов указаний на применение норм международных актов:

1) если международным договором РФ установлены иные правила, чем законом, то применяются правила международного договора.

Данный вид указания наиболее часто употребляется в российском законодательстве. Например, ст. 15 Конституции РФ, ст. 5 ФЗ «О международных договорах РФ» 1995 г., ст. 2 ФЗ «Об исполнительном

137

производстве» 1997 г. и др. Данное положение содержится и в ч. 3 ст. 1 УПК РФ - уголовно-процессуальные отношения между участниками судопроизводства регулируются уголовно-процессуальным законом, нормами международного права и международными договорами РФ.

На основании п. 3 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации 1996г. (в ред. 1998 г.) МВД в своей деятельности руководствуется правом России и «общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ».

2) К следующему виду указания относится правило, согласно которому уголовно-процессуальные правоотношения устанавливаются и регламентируются уголовно-процессуальными правилами РФ в случаях: если иное не предусмотрено международными нормами, и за исключением наступления событий, предусмотренных международными договорами.

Согласно ст. 7 Федерального закона «О военных судах Российской Федерации» 1999 г., военным судам, дислоцирующимся за пределами территории Российской Федерации, подсудны все уголовные дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не предусматривается международными договорами РФ153.

Согласно, ст. 6 Федерального закона «О содержании под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» 1995 г. подозреваемые и обвиняемые иностранные граждане пользуются правами и осуществляют выполнение обязанностей, установленных для граждан РФ, за исключениями, предусмотренными международными договорами154;

3) Существуют также и некоторые другие, так называемые указания на дополнительные способы и методы обеспечения законодательно

Российская газета от 29 июня 1999 г.

Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2759.

138

правильного регулирования отношений в процессе уголовного судопроизводства, зафиксированные, согласно международным положениям.

В соответствии со ст. 14 Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 г. органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в систему обязанностей включены такие, которые предусматривают обеспечение исполнения на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами РФ, запросов соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств.

Согласно п. 3 Положения о Национальном Центральном Бюро Интерпола 1996 г., НЦБ Интерпола в России руководствуется также Уставом Интерпола. В данном случае идет речь об указании на применение положений определенного международного документа в совокупности с правилами, установленными в правовых актах РФ.

Нами рассмотрен процесс включения общих международных норм в уголовно- процессуальное право РФ. Хочется отметить, что данная форма реализации положений международного значения, на наш взгляд, является наиболее успешно применяемой в уголовном судопроизводстве РФ. В связи с этим, мы надеемся, что отраслевой законодатель восполнит возникшие пробелы, коллизионные нормы и устранит противоречия в системе уголовно- процессуальных норм, регламентируя свои решения, общепризнанными предписаниями международного права, и, принимая во внимание, исследованные нами методы введения в действие и реализации международных норм в уголовно-процессуальное право РФ.

§ 2. Применение международно-правовых норм, регламентирующих вопросы международного сотрудничества.

139

Производство расследования уголовных дел, выполнение отдельных процессуальных действий, объем правовой помощи.

Международное содействие между Российской Федерацией и различными зарубежными странами осуществляется путем: возбуждения уголовного преследования, производства процессуальных действий: допросов потерпевших, обвиняемых, свидетелей, экспертов, проведении экспертизы, осмотра места происшествия, выемки, обыска и др.; выдачи лиц для привлечения их к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение; вызова потерпевших, свидетелей, экспертов для дачи показаний или участия в производстве процессуальных действий; передачи вещественных доказательств; вручения и пересылки документов; передачи осужденных для отбывания наказания в другие государства.

УПК РСФСР 1960 г., как известно, не содержал норм, определяющих порядок направления, содержание, форму запроса о правовой помощи, реквизитов международного поручения, юридическую силу доказательств, полученных на территории другого государства. Все, что касалось международного сотрудничества по уголовным делам, было закреплено и регулировалось лишь правилами международных договоров РФ. Знания сотрудников правоохранительных органов РФ международных положений были недостаточны и ограничены каким-нибудь одним международным документом . В связи с этим возникали многочисленные широко распространенные
ошибки

Например, большинством сотрудников активно используются положения Минской конвенции 1993г., ведомственных соглашений МВД РФ и Генеральной прокуратуры РФ, и мало применяются нормы Европейских конвенций, а дополнительных предписаний осуществления правовой помощи в них и иных двухсторонних актах больше. См. далее.

140

российских следователей при направлении запросов и
исполнении поручений международного характера156.

Введение в УПК РФ пятой части, посвященной вопросам международного сотрудничества РФ с иностранными государствами, направлено на регламентацию оснований, условий и порядка оказания международной правовой помощи по уголовным делам, устранение пробелов в данной сфере и реализацию правил международных договоров.

УПК РФ устанавливает, что должно содержать ходатайство о правовой помощи, однако перечень обязательных реквизитов запроса включает не все то, что предусматривается международными актами. Согласно ст.454 УПК РФ, в запросе указываются: данные о лицах, в отношении которых направляется запрос, их местожительстве, гражданстве, роде занятий, а в отношении юридических лиц - их наименование и место нахождения. Между тем, большинство международных договоров о правовой помощи требуют указания в запросе более полных сведений.

Например, в соответствии с международным договором между Российской Федерацией и Латвийской Республикой 1993 г., в поручении о правовой помощи должны быть указаны «содержание поручения, а также другие сведения, необходимые для его исполнения»157.

В отношении отдельных процессуальных
действий

международными нормами могут быть закреплены дополнительные атрибуты поручений. Так, если сотрудничество требует принятия принудительных мер, в запросе дополнительно указываются следующие сведения, не считая основных:

156 Приложение!.

157 Ст. 7 международного договора между Российской Федерацией и Латвийской Республикой 1993г.: Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 358-361.

141

заявление о том, что запрашиваемая мера или мера, ведущая к аналогичным результатам, может быть принята на территории запрашивающей Стороны в соответствии с ее собственным законодательством;

информация об имуществе, являющемся предметом запроса,
его местонахождении, связи с соответствующим лицом, с правонарушением и любые имеющиеся сведения о правах других лиц на это имущее тли; конкретная процедура, которой, по мнению запрашивающей, Стороны, было бы желательно следовать»158.

Согласно с п.5 ст. 454 УПК РФ в запросе необходимо указывать « подлежащие выяснению обстоятельства, а также перечень запрашиваемых документов, вещественных и других доказательств». Вызывает сомнения, что содержание международного запроса может охватываться только « изложением каких-либо обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе расследования уголовного дела». В соответствии с международными правилами в содержание запроса могут включаться просьбы о совершении следственных действий: проведение обыска, выемки, допросов свидетелей, потерпевших и т. д.

П.5 ст.454 УПК определяет, что в запросе должен быть указан «перечень запрашиваемых доказательств». Международными нормами предусматривается, что запрашиваются не найденные доказательства, а в установленном порядке собранные, закрепленные и надлежащим образом оформленные сведения - фактические данные. Установленные сведения только тогда станут доказательствами, когда будут проверены, исследованы и оценены с точки зрения их относимости и допустимости и

158 Ст.27 Конвенции Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г.: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997. С. 77-83.

142

на их основе участники уголовного судопроизводства РФ определят наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, согласно УПК РФ.

Оценивать материалы, полученные в результате выполнения зарубежного запроса, с точки зрения допустимости необходимо после соответствующей проверки и приобщения их к уголовному делу и с учетом положений уголовно- процессуального закона Российской Федерации.

Так, следователь производит оценку при составлении обвинительного заключения, прокурор - при утверждении обвинительного заключения, суд — при рассмотрении и разрешении уголовного дела по существу.

Представляется возможным, что в УПК РФ должны быть в полном объеме зафиксированы все необходимые реквизиты международного запроса и определены содержание и порядок его исполнения в соответствии с международными соглашениями РФ. Целесообразным видится перенесение в уголовно-процессуальный закон РФ (на основании положений международных договоров РФ) более правильной и юридически значимой формулировки относительно того, что следует указывать в запросе.

По нашему мнению, необходимо дополнить статью 454 УПК РФ нормой, устанавливающей, что при наличии представителей юридических лиц в запросе указываются их имена, фамилии и адреса (п.4 ст.454). Предлагается закрепить дополнительное положение, согласно которому в запросе должно отражаться полное содержание поручения, все необходимые обстоятельства, подлежащие выяснению, и совокупность сведений, необходимых для его исполнения (п.5 ст.454 УПК РФ).

143

Правилами международных договоров регламентированы основания, порядок и условия производства отдельных процессуальных и следственных действий на территории зарубежных государств.

Уголовно-процессуальным законодательством РФ урегулированы и законодательно закреплены лишь несколько видов процессуальных действий. Например, в ст. 456 УПК РФ зафиксировано правило вызова свидетеля, потерпевшего, эксперта, гражданского истца, 1ражданского ответчика, их представителей, находящихся вне территории РФ. Ее нормы предусматривают возможность проведения процессуальных действий с лицом, явившимся по вызову, на основании УПК РФ, его процессуальное положение, права и обязанности.

В то же время, не все предусмотренные международно-правовыми нормами процессуальные действия определены в УПК в качестве отдельного вида правовой помощи. Так, соблюдение порядка, правил и сроков вручения и соответствующих документов лицам, находящимся за пределами РФ в форме постановлений следователей РФ, решений и определений суда и выполнение, предусмотренных в них уголовно- процессуальных действий, выступает в качестве важной гарантии обеспечения и защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса. Порядок вручения документов
регламентируется

международными нормами. Однако, вручение документов осуществляется в соответствии с правилами, действующими в запрашиваемом государстве159.

Статья 1 ФЗ «О ратификации Европейской Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней» 1999 г. предусматривает действие установленного РФ положения,

Ст. 11 Конвенции стран СНГ 1993г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М: Изд-во «Спарк», 1996. С.31-52.

144

относительно обеспечения передачи поручения о вручении повестки о явке лица не менее чем за 50 дней до установленной даты явки лица.

Полагаем, что в действующем УПК РФ целесообразно отразить положение, согласно которому вручение судебных и иных документов собственным гражданам производится через дипломатические представительства или консульские учреждения. Данное правило позволит участникам процесса непосредственно знакомиться с содержанием актов.

В уголовном процессе РФ необходимо исследовать вопросы, связанные с производством действий по изъятию предметов, документов, орудий преступления на территории зарубежного государства - выемки и обыска160.

Проведение обыска и выемки входит в систему следственных действий, предусматриваемых законодательством запрашиваемого государства, и определяется как один из видов правовой помощи1 .

Изъятие соответствующего предмета происходит, когда имеются основания предполагать, что данный предмет имеет значение для подтверждения обвинения подозреваемого лица, или, что им завладели в процессе совершения преступления, или предмет конфискован

следственными или судебными органами и объявлен таковым .

Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. - М., 1995. С. 145-168.

161 Ст. 2 Договора о правовой помощи между СССР и ПНР 1957 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 420-446; ст. 2 Соглашения между Правительством РФ и Правительством США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам 1995 г. // БМД. 1996. № 10.

1Й/ Ст. 2 международного соглашения о правовой помощи между Правительством Российской Федерации и Финляндской Республики о сотрудничестве в борьбе с преступностью 1993г.; ст. 9 международного договора о взаимной правовой помощи по уголовным делам между РФ и Канадой 1997г.

145

Основания и порядок проведения выемки и обыска

регламентируются во многих международных договорах163.

Международно-правовыми актами возможность проведения обыска на территории другого государства не предусматривается, хотя нередко в этом возникает необходимость164.

УПК не достаточно полно воспроизводит и внедряет

международные предписания, определяя, что производство на территории другой стороны допроса, осмотра, выемки, обыска и т.д., возможно по запросу компетентных органов РФ об их производстве иностранными органами, в соответствии с международным договором или на основе принципа взаимности.

Следует предусмотреть в уголовно-процессуальном

законодательстве РФ, что, в свою очередь, компетентные органы РФ по запросу должны выполнять действия, связанные с изъятием предметов и документов, если:

  • преступление, в связи с которым направлен запрос, наказуемо по законодательству и запрашивающего государства, и Российской Федерации; - совершенное деяние является в РФ преступлением, влекущим выдачу;
  • условия исполнения запроса не противоречат законодательству РФ.
  • Возбуждение уголовного дела и осуществление уголовного преследования по зарубежному запросу на территории РФ.

Ст. 5 Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г.; ст. 6 Минской конвенции стран СНГ 1993 г.; ст. 1 международного договора о взаимной правовой помощи между РФ и Канадой 1997 г.

164 Международный договор между СССР и Греческой Республикой о правовой помощи 1981г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Арабской Республики Египет о сотрудничестве в области борьбы с преступностью 1997 г.

146

Вопросы возбуждения уголовного дела и проведения предварительного расследования в связи с запросом иностранного государства, в российской науке недостаточно изучены. В данной области исследований существует несколько работ, посвященных указанной проблеме165.

Согласно установленным требованиям международных документов иоябуждение уголовного дела или осуществление уголовного преследования на территории РФ осуществляется в следующих случаях, когда:

а) лицо, совершившее преступление на территории РФ, после его совершения оказавшееся на территории зарубежного государства, не выдается РФ, в силу того, что он является гражданином запрашиваемой страны. Лицо привлекается к ответственности по законодательству государства, его задержавшего.

б) лицо, совершившее преступление на территории иностранного государства, но задержанное в РФ и не выдаваемое в силу наличия у него гражданства РФ, привлекается к ответственности в соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством.

Каким образом международные правила в отношении уголовного преследования реализуются через нормы отраслевого законодательства?

Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979г., условий и порядка возбуждения уголовного преследования не содержат. В статьях Конвенций делается

165 Волженкина В.М. Применение норм международного права в российском уголовном процессе. - СПб., 1999. С. 41- 44; Бирюков ПН. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. — Воронеж, 2000. С. 95-105; Карасева Е.В. Процессуальные аспекты международного сотрудничества органов предварительного следствия МВД РФ. - Москва-Воронеж, 2000. С. 69-78.

147

ссылка на то, что данные вопросы попадают под действие и должны регулироваться внутренним уголовно-процессуальным законодательством.

Другими международными нормами подробно закрепляется порядок и процедура осуществления уголовного преследования. Например, международными договорами о правовой помощи между РФ и Эстонской Республикой от 1993 г., между РФ и Литовской Республикой от 1992 г., предусматривается, обязанность иностранных органов по просьбе Генеральной прокуратуры РФ возбудить уголовное преследование против иностранных граждан, подозреваемых в совершении преступлений на территории России.

Уголовно-процессуальный закон не вводит в действие и не реализует всех необходимых, предусмотренных международными договорами предписаний о возбуждения уголовного дела и осуществления уголовного преследования на территории РФ (в силу выполнения, взятых на себя международных обязательств). Например, основанием для отказа в выдаче лица, совершившего преступление, может служить постановление о прекращении производства по факту совершения аналогичного преступления на стадии предварительного расследования, вступившее в законную силу на территории иностранного государства166.

Международные нормы предусматривают более широкий круг возможностей осуществления уголовной юрисдикции за преступления, совершенные за рубежом, чем те, которые перечислены в уголовно-процессуальном законе. Возбуждение дела в РФ происходит не только в случаях, когда совершение преступления направлено против интересов РФ, но и когда потерпевший от преступления является гражданином РФ,

1 СС

’”” Ст.62 Договора между РФ и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам 1992 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С.62-80.

148

преступление совершено на воздушном или морском транспорте, зарегистрированном в РФ, преступник задержан на территории России .

Международные соглашения устанавливают правило, на основании которого возбуждение уголовного дела в РФ по запросу другой страны и осуществление аналогичных действий за пределами РФ, возможно при наличии соответствующего заявления, поданного потерпевшим в компетентные органы и надлежащие сроки, которые считаются действительными и на территории другой стороны168. Речь идет об обеспечении прав и законных интересов потерпевшего, о признании равного процессуального значения заявлений потерпевших, подаваемых как в органы РФ (согласно правилам УПК), так и в зарубежные органы юстиции. Применение международного положения в уголовном судопроизводстве РФ обеспечило бы соблюдение прав граждан России, ставших потерпевшими за рубежом. Реализация прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве РФ, наравне с иными участниками процесса (подозреваемым, обвиняемым) предусматривается общепризнанными нормами международно-правовых актов, которым необходимо следовать в

169

процессе расследования .

Применение и некоторых других международных положений в уголовном процессе затруднена в виду их отсутствия в уголовно-процессуальном законе РФ. Предусмотрен ли в УПК РФ поводы к возбуждению уголовного дела в отношении иностранного лиц, а также гражданина РФ, совершившего преступление вне пределов РФ?

Ст. 10 Конвенции о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала 1994 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М.Колосов и Э.С. Кривчикова. В 3 т. -М., 1996. Т. 1.С. 661-671.

100 Ст. 59 Договора между Российской Федерацией и Республикой Грузия 1995 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 210-229. 169 Международное право в документах / Составитель Н.Т. Блатова. - М., 1982.

149

УПК РСФСР 1960 г устанавливал среди, определенных в законе поводов, в том числе и такой повод, как « сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц (п.З ч.1 ст. 109 УПК РСФСР), которые касались только отечественных организаций и должностных лиц .

В УПК РФ (ст. 140 п. 3) установлено правило, что поводом для возбуждения уголовного дела могут служить «сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников». В принципе считать объявленное положение поводом к возбуждению уголовного преследования на территории РФ по просьбе иностранного государства, можно, но остается неясным, как будут трактовать, и следовать данной норме сотрудники правоохранительных органов РФ. Если следовать требованиям УПК РФ, то уголовное дело в РФ в отношении преступления, совершенного за рубежом или иностранным лицом, при поступлении запроса из органов зарубежного государства без наличия соответствующего повода, закрепленного в уголовно- процессуальном законе РФ, в части уголовного судопроизводства РФ возбуждению не подлежит.

В связи с этим, представляется целесообразным, в уголовно-процессуальном законе РФ предусмотреть, что поводом к возбуждению уголовного дела может являться просьба компетентного органа зарубежного государства. Следует дополнить ст. 140 УПК РФ следующей нормой: в соответствии со ст. 2, 3 и 459 настоящего Кодекса получение запроса органов юстиции зарубежных стран об осуществлении уголовного преследования является поводом для возбуждения уголовного дела на территории РФ.

170 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2 т. - М, 1970. Т. 2. С. 9-24.

150

Компетентным органам РФ необходимо учитывать международные нормы, предусматривающие условия и порядок отказа в возбуждении уголовного дела и осуществлении расследования совершенного преступления. Прежде чем решить вопрос об исполнении зарубежного запроса в РФ должны проверить: не вступил ли в законную силу приговор, вынесенный по данному уголовному делу в РФ. Если запрос о возбуждении уголовного дела или осуществлении уголовного преследования был направлен в РФ после вступления в законную силу приговора или принятия иного окончательного решения на территории РФ, то уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное ими дело подлежит прекращению171.

Международными соглашениями закреплены правила, в соответствии с которыми РФ обязана: сообщать сведения о результатах расследования дела, возбужденного по иностранному запросу, а также в случае необходимости выдачи лица, совершившего преступление; высылать по просьбе иностранного государства копию вступившего в законную силу приговора или другого вынесенного решения по делу, если это указано в запросе172.

Положения международно-правовых актов отсутствуют в уголовно- процессуальном законодательстве РФ, что приводит к возникновению многочисленных вопросов по поводу правильного применения международных норм на практике.

Анализ результата ответов сотрудников ГУВД г. Москвы и Московской области показал, что не все сотрудники знают о возможности

171 Ст. 77 Договора между Российской Федерацией и Латвийской Республикой 1993 г.; ст. 74 Договора между СССР и Республикой Куба, 1984 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк». 1996. С. 340-357 // СМД СССР. Вып. XLII. - М., 1988. С. 103-123.

172 Ст. 77 международного договора о правовой помощи между Российской Федерацией и Республикой Молдова, 1993 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 380-398.

151

возбуждения уголовного дела и осуществления уголовного преследования в отношении иностранца за пределами РФ, за совершение ими преступлений на территории РФ (из 100 опрошенных лишь 24)173. Только 14-ти анкетированным известен порядок и правила исполнения запроса зарубежной страны об обеспечении расследования преступления, совершенного на иностранной территории гражданином, получившим гражданство РФ. При проведении опроса среди работников прокуратуры РФ, обнаружились те же ошибки - незнание международных норм. При получении запроса о задержании и последующей выдачи лица, совершившего преступление на территории иностранного государства, и обнаружив, что преступник уже в установленном порядке получил гражданство РФ, органы РФ не только не уведомляют запрашивающее государство о возможности уголовного преследования, но и не возбуждают уголовного дела и не осуществляют расследования своими силами и средствами на основании правил, закрепленных в ст. 12 УК РФ17 (21 сотрудник). 18 работников следствия и прокуратуры из 100 знают порядок и условия выполнения процессуальных действий, предусмотренных международными нормами и не закрепленных в УПК.

Разрешение вопросов в отношении надлежащего применения международных норм сотрудниками правоохранительных органов РФ в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам, видится в применении комплекса мероприятий, методов и средств, направленных на включение положений международно-правовых актов, необходимых и соответствующих системе права РФ. Во-первых, предлагается проводить соответствующее правовое обучение сотрудников ОВД, прокуратуры и суда в уполномоченных на то компетентных подразделениях, посредством

Приложение I. Приложение I.

152

изучения международно-правовых правил; во-вторых, давать разъяснения предписаний действующих международно-правовых документов, применяемых в практической деятельности; в-третьих, разрабатывать и учитывать положения, закрепленные в правовых актах МВД РФ, Генеральной Прокуратуры РФ и других ведомств со ссылками на международные акты; в-четвертых, руководствоваться решениями Конституционного Суда РФ, Постановлениями Пленумов Верховною Суда РФ, содержащими общепризнанные международно- правовые положения.

Эффективным способом реализации международных норм, как уже отмечалось, является их включение в УПК РФ. Представляется, что УПК в отношении осуществления уголовного преследования и возбуждения уголовного дела, следует дополнить следующими положениями: 1) Судебные и следственные органы РФ вправе направить в соответствующие органы юстиции другой страны запрос с прилагаемыми к нему материалами дела о проведения уголовного расследования, в случаях:

  • если лицо, совершившее преступление в РФ основное время пребывает на территории запрашиваемого государства;

  • если лицо, совершившее преступление в РФ, имеет гражданство запрашиваемого государства или происхождение из такового;

  • если в отношении лица, совершившего преступление, вынесено решение об отбывании наказания в виде лишения свободы на территории запрашиваемого государства;
  • если судебная процедура в отношении лица, совершившего аналогичное преступление в запрашиваемом государстве должна осуществляться в его пределах и слушание дела необходимо проводить на территории запрашиваемого государства, если основные доказательства виновности лица установлены иностранными органами и находится за рубежом;
  • 153

  • если лицо, совершившее преступление не может лично присутствовать в судебном разбирательстве на территории запрашивающего государства, а его явка в запрашиваемом государстве обеспечена;

  • если соответствующие органы РФ не могут привести в исполнение вынесенный и вступивший в законную силу приговор, а органы иностранного государства в силах обеспечить эту процедуру.

2) При получении запроса об осуществлении уголовного преследования, о возбуждении уголовного дела в РФ в отношении российских граждан, совершивших на территории запрашивающей стороны преступление, уголовное расследование должно осуществляться Генеральной прокуратурой РФ. Уголовное преследование проводится в соответствии с соответствующими международными договорами, при условиях, что деяние, в отношении расследования которого направляется запрос, является преступлением по уголовному законодательству РФ, и лицо, совершившее преступление подлежит наказанию в соответствии с УК РФ.

3) Российская Федерация вправе отказать в осуществлении уголовного преследования или возбуждении уголовного дела в случаях, если:

  • в РФ лицо, в отношении которого направлен запрос, за совершение аналогичного преступления привлечено к уголовной ответственности по УК РФ, либо в отношении него определена мера уголовной ответственности или было принято иное окончательное решение по делу;
  • если в отношении лица, совершившего преступление, было вынесено решение о помиловании или акт амнистии, если при получении запроса, истек срок давности уголовного преследования в РФ;
  • если лицо, совершившее преступление, не является гражданином РФ, не имеет постоянного места жительства в РФ или преследуется по мотивам религиозных, расовых или политических убеждений;
  • исполнение запроса о возбуждении уголовного дела, расследовании преступления противоречит международным обязательствам РФ.
  • 154

4) Направление в иностранное государство запроса и материалов дела для осуществления там уголовного преследования, в отношении подозреваемого лица, производится в соответствии со ст. 458 и ст. 152 настоящего Кодекса. В ст. 152 УПК РФ включить положение, определяющее, что в случае нахождения лица, совершившего преступление на территории иностранного государства и невозможности производства процессуальных действий с его участием в Российский Федерации предварительное расследование может производиться на территории иностранного государства, согласно ст.458 УПК РФ.

Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора.

Вопросы выдачи традиционно рассматриваются науками международного и уголовного права175. В уголовно-процессуальном праве РФ данные вопросы изучению подвергались значительно реже.

В РФ впервые в Уголовном кодексе РФ в 1996 г. появилась специальная статья 13 — «Выдача лиц, совершивших преступление», где установлено конституционное положение о том, что выдача граждан РФ не производится. Закрепленная норма является универсальной общеобязательной и принята внутренними нормативно-правовыми актами практически всех стран.

Среди источников международного права, устанавливающих нормы о выдаче лиц, можно выделить международные конвенции и соглашения РФ, которые предусматривают возможность выдачи лиц, совершивших преступления, в соответствии с порядком и на условиях, закрепленных установленными нормами договаривающихся сторон, а также внутренне

” Бастрыкин А.И. Институт выдачи: взаимодействие национальных и международных норм // СЕМП. 1989- 90 -91. - Спб., 1992. С. 115 - 124. Лукашук И.И., Наумов А.В. Выдача обвиняемых и осужденных в международном уголовном праве. - М. 1998.

155

законодательство РФ (Конституция РФ, УК, УПК РФ), нормативные акты в одностороннем порядке определяющие общие правила выдачи преступников и учреждения, связанные с организацией выдачи лиц.

Изучение норм, закрепленных в международных документах, показывает, что унифицированных правил выдачи практика РФ и зарубежных государств не имеет. Основания, порядок и условия выдачи могут быть определяются международно-правовыми соглашениями, а также в соответствии с принципами взаимности, если между договаривающимися сторонами не существует соответствующего международного договора.

В международном праве предусматривается три вида выдачи лиц: для уголовного преследования - привлечения к уголовной ответственности; для исполнения приговора; выдача лица на время.

Согласно ст. 61 Конституции РФ российские граждане выдаче иностранному государству не подлежат. Нормами Конституции РФ не предусматривается обеспечение выдачи для исполнения приговора. В них предусмотрены основания принятия решения об отказе в выдаче, аналогичные нормам различных международных соглашений: невыдача российских граждан, невыдача лиц за совершение деяний, не являющихся преступлениями и невыдача лица, преследуемого за политические убеждения176.

Основания отказа в выдаче лиц, совершивших преступления, регламентированы международными договорами РФ. Таковыми являются: невозможность возбуждения дела или приведение приговора в исполнение вследствие истечения срока давности, амнистии, помиловании или по иному законному основанию, предусмотренному законодательством РФ;

Конвенция о борьбе с захватом заложников от 1979 г. // СМД СССР. Вып. XLIII. -М., 1989. С. 99-105.

156

вынесение, в отношении лица, выдача которого запрашивается, на российской территории по аналогичному совершенному деянию приговора или иного итогового решения по делу, вступивших в законную силу; предоставление в РФ иностранному лицу, совершившему преступление на территории зарубежного государства политического убежища.

Уголовно - процессуальный, уголовный законы РФ закрепили правила объединения, установления и последующей реализации международных норм, регулирующих область вопросов выдачи в своих непосредственных законах и нормативных актах, в частности, Ч. 5 УПК РФ, ст. 13 УК РФ.

При этом можно прийти к выводу, что правила статьи 13 УК РФ не совсем совпадают с международными положениями. Норма, закрепленная в ч. 2 ст. 13 УК РФ, вступает в противоречие с положениями международных документов. В ней говорится: «иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории РФ, могут быть выданы иностранному государству…» Однако, международно-правовые акты предусматривают случаи выдачи иностранцев и лиц без гражданства за совершение преступления не только за пределами России - в иностранном государстве, но и на ее территории177.

Следующая норма ч. 2 ст. 13 УК РФ закрепляет правило: «указанные категории граждан выдаются иностранному государству « …для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с
международным договором РФ». Между тем,

Ст. 9 Международной конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков 1929г., ст. 16 Конвенции о преступлениях и некоторых других деяниях, совершаемых на борту воздушных судов 1963г. // СДД СССР. Вып. VII. С. 40-51 // Действующее международное право / Сост. Ю.М.Колосов и Э.С. Кривчикова. В 3 Т. - М., 1997. Т. 3. С. 571-576.

157

международно-правовыми положениями о выдачи допускаются определенные случаи экстрадиции для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора, а не для отбывания наказания. Согласно международным нормам, лицо может быть передано (а не выдано) другому государству для отбывания наказания в случае

1 7R

осуждения к лишению свободы . УПК РФ (ч.1 ст.462) устанавливает данное международное правило и закрепляет возможность выдачи лица, совершившего преступление для исполнения приговора

Для уголовного судопроизводства РФ существенное значение в вопросах обеспечения выдачи лиц имеют положения Минской Конвенции 1993 г. и Европейской конвенции о выдаче 1957 г. с Дополнительными протоколами к ней. Указанные конвенции содержат перечень общих оснований, условий и порядка выдачи, но в некоторых нормах не совпадают.

Нормы Конвенций предусматривают выдачу лиц в связи с уголовным преследованием и для исполнения вынесенного приговора, вступившего в законную силу, а также обязательную выдачу, выдачу на время и на определенных условиях. Минская конвенция вобрала в себя положения международных соглашений и отразила наиболее общие условия обеспечения выдачи. Согласно ст. 56 Конвенции 1993г. лицо подлежит обязательной выдаче, если: совершенное им деяние является преступлением по законам обеих стран, предусматривает лишение свободы на срок не менее 1 года; лицо не было привлечено к уголовной ответственности, подлежит уголовному преследованию; в отношении него не вынесен приговор суда, не истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности. Лица, осужденные зарубежным судом,
к

Договор между РФ и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993г. // БМД. 1995. № 7. Договор между РФ и КНР о выдаче 1995г. //Дипломатический вестник. 1995. № 7.

158

лишению свободы на срок не менее 6 месяцев, выдаются для приведения приговора в исполнение179.

Некоторые договоры устанавливают возможность выдачи, за совершение преступления, наказуемого лишением свободы сроком не

180

менее 2 лет .

Европейской конвенцией о выдаче 1957 г. основания для выдачи ограничены несколькими видами преступлений и другими условиями. В случае отказа в выдаче по просьбе страны, возбудившей уголовное преследование, предусматривается возбуждение уголовного дела органами государства, отказавшего в выдаче, по материалам уголовного дела, переданного запрашивающей стороной. Здесь применяется норма о невыдаче собственных граждан, установленная в ч. 1 ст. 7 Конвенции. Выдаче подлежит также лицо, совершившее ряд преступлений, если хотя бы одно из них, наказуемо лишением свободы, на срок, отвечающим условиям выдачи. Отсюда следует, что запрашивающее государство заранее получает разрешение на выдачу лица, и последующее привлечение его к уголовной ответственности за совершение деяния, не влекущего за собой выдачу.

Согласно ч. 3 и 4 ст. 2 Конвенции 1957г., предусматривается, что, если законодательство сторон не предусматривает выдачу за некоторые преступления, то государство имеет право исключения этих видов преступлений из области действия и может не производить выдачу граждан, совершивших такие преступления (воинские и политические преступления).

Ст. 2 Европейской конвенции о выдаче 1957 г.: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997. С. 154-163. Ст. 56 Минской конвенции стран -участников СНГ 1993 г. // БМД. 1995. № 2.

180 Ст. 23 Договора о правовой помощи между СССР и Иракской Республикой 1973 г. // СДД СССР. Вып. XXX. - М., 1976. С. 91-100.

159

Дополнительным Протоколом 1978г. расширены обязательства сторон о выдаче. Согласно Протоколу, требование о выдаче распространяется не только на преступления, но и на правонарушения, наказуемые денежными взысканиями - ст. 2. В выдаче не может быть отказано и в том случае, если законодательство запрашиваемого государства не предусматривает положений, аналогичных нормам запрашивающего государства в области налогового или валютного кодексов, действующих на его территории.

Документом, влекущим возникновение международного взаимодействия между странами по вопросам выдачи, для правоохранительных органов РФ, является запрос о выдаче лица для привлечения его к уголовной ответственности за преступление, совершенное на территории другой стороны или для приведения приговора в исполнение.

Занимаясь мероприятиями, связанными с удовлетворением требования о выдаче, важно установить наличие или отсутствие оснований, влекущих выдачу, в частности, выдачу обязательную, на время или отсрочку в выдаче. Итоговое решение в связи с данным вопросом принимается постановлением, которое после утверждения надзирающим прокурором вместе с другими материалами по делу направляется в Генеральную прокуратуру РФ для принятия решения о выдаче лица.

В международных договорах о правовой помощи определяется перечень необходимых реквизитов, полное содержание которых должно быть отражено в требовании о выдаче:

  • наименование и адрес запрашиваемого и запрашивающего органов;

  • подробное описание фактических обстоятельств уголовно наказуемого деяния, юридическую квалификацию содеянного, заверенный текст закона, на основании которого деяние признается преступлением, влекущим выдачу, а также краткое изложение доказательств;

160

  • полное имя лица, которое подлежит выдаче, его гражданство с соответствующей ссылкой на Закон о гражданстве, обязательное приложение мотивированного заключения паспортно-визовой службы ОВД;

место жительства или сведения о нахождении на территории запрашиваемого государства и его связях за рубежом, дата рождения, описание внешности, особых примет, фотография или отпечатки пальцев;

  • сведения о месте и времени вынесения приговора, постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

  • сведения о размере причиненного ущерба181.

Согласно международным нормам, к запросу об обеспечении выдачи должны прилагаться: заверенные копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, приговора суда, вступившего в законную силу и справка о не отбытом сроке наказания, оригинал или заверенная копия постановления следователя или определения суда об избрании меры пресечения - заключения под стражу с указанием обстоятельств преступления и его юридической квалификации. Требуется

г- 182

также постановление об этапировании, санкционированное прокурором . Если запрос о выдаче не содержит всех, указанных в соглашении необходимых данных, запрашиваемое государство может затребовать дополнительные сведения. Ответ на это поручение должен быть отправлен в течение месяца; этот срок может быть продлен еще на 15 дней. Если запрашивающая сторона не пришлет в установленные сроки дополнительных сведений, запрашиваемое государство может освободить

Ст. 58 Минский конвенции стран - участников СНГ 1993 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 31-52.

161

лицо, к которому была применена мера пресечения - заключение под стражу в целях выдачи183.

У11К РФ в главе 54 - «Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора» регламентирует аспекты, связанные с экстрадицией. Уголовно-процессуальный закон РФ во многом соответствует Минской конвенции 1993 г., Европейской конвенции о выдаче 1957 г., Дополнительным протоколам № 86 1975 г. и № 98 от 1978 г. и другим договорам РФ с зарубежными государствами об оказании правовой помощи.

На основании ч. 1 ст. 460 УПК РФ, в лице Генеральной прокуратуры РФ, может направить запрос о выдаче ей лица для уголовного преследования или исполнении приговора, на основании, в случае и в порядке, предусмотренных международным договором или письменным обязательством Генерального прокурора на основе принципа взаимности и законодательством РФ. Часть 2 данной статьи регламентирует обязательные требования, предъявляемые к процедуре выдачи.

Вместе с тем, УПК РФ не содержит некоторых важных положений, касающихся выдачи. Из содержания ч. 1 ст. 460 УПК РФ не совсем ясно: в отношении, каких категорий граждан Россия может направить запрос о выдаче, в каких, предусмотренных международными нормами, случаях?

Уголовно-процессуальным законодательством РФ предусмотрено, что правоохранительными органами России запрос о выдаче направляется при наличии у лица гражданства РФ, а также в отношении лиц без гражданства или иностранцев, но только если они не имеют гражданство

Ст. Договора между РФ и Литовской Республикой о правовой помощи от 1992 г.; ст. 69 Договора между РФ к Латвийской Республикой о правовой помощи 1993 г. (Сб. международных договоров РФ по оказанию правовой помощи). - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 362-379; 340-357.

162

государства, где они находятся, являются гражданами третьего государства, и совершили деяния, направленные против интересов РФ.

Согласно международным положениям, представляется возможным дополнить УПК РФ нормой о том, что запрос о выдаче может направляться в отношении совершения преступлений не только на территории России, но и, когда РФ может осуществлять в отношении лица уголовную юрисдикцию, когда российские граждане являются потерпевшими от преступления.

До направления запроса о выдаче по делу необходимо назначить экспертизы, получить заключения экспертов. Обоснование выдачи должно содержать необходимые ссылки на доказательства совершения преступления именно этим лицом и достоверные сведения о его местонахождении.

Часть 4 ст. 460 УПК РФ в числе реквизитов запроса о выдаче не указывает на все необходимые элементы. В частности, наименование и адрес компетентного органа запрашиваемого государства, сведений о полученных доказательствах, указаний на необходимые нормы законов запрашивающего государства с достаточными ссылками и некоторые другие сведения.

Уголовно-процессуальный закон (ч. 5 ст. 460) не включает в число требуемых к запросу дополнительных документов: мотивированное заключение ПВС службы ОВД о наличии у лица гражданства, постановление об этапировании, санкционированном прокурором, возможности предоставления дополнительных документов, материалов и сведений.

В связи с этим, отметим, что для повышения эффективности использования положений международных договоров, следует включать дополнительные международные правила в ведомственные нормативно-правовые акты РФ, рассматривающие вопросы выдачи лиц, совершивших

163

преступления и имеющие рекомендательное значение в уголовном процессе.

Пределы уголовной ответственности лица, выданного РФ, и порядок исполнения запроса о выдаче лица, находящегося на территории РФ, установлены в УПК РФ, согласно международным положениям, которые

1 Й4

реализуются через нормы, зафиксированные в ст. 461 и ст. 462 УПК РФ .

Некоторые затруднения у сотрудников правоохранительных органов вызывает применение на практике международных норм, определяющих абсолютные и относительные основания отказа в выдаче лиц. В частности, из 100 опрошенных работников следствия и прокуратуры 29 знакомы с дополнительными правилами международных договоров, определяющими абсолютные и относительные основания отказа в выдаче лиц185.

Мы уже отметили, что в международном праве существует два вида оснований отказа в выдаче: абсолютные — при наличии данного вида оснований выдача никогда не может быть произведена; и относительные

  • вопрос о выдаче оставлен на усмотрение органов запрашиваемой стороны .

Согласно положениям Конвенции 1993г. и многим другим международным договорам, требование о выдаче может быть отклонено:

  • лицо, выдача которого требуется, является гражданином запрашиваемого государства;
  • на момент получения запроса о выдаче уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение
  • 18 Ст. 15 Европейской конвенции о выдаче 1957 г.; ст. 41 международного договора между СССР и Республикой Кипр 1984 г. // СМД СССР. Вып. XLIII. - М., 1989. С. 70-85; ст. 66 международного договора между РФ и Литовской Республикой 1992 г. (Сб. международных договоров х ^ по оказанию правовой помощи^. - ivx.: глзд-во «\^парк», 1996. С. 362-379. 185 Приложение I.

164

вследствие истечения срока давности, амнистии или по иному законному основанию, предусмотренному законодательством запрашиваемого государства;

  • в отношении лица, выдача которого требуется, на территории запрашиваемой стороны по тому же преступлению был уже вынесен приговор, вступивший в законную силу, или прекращено производство по аналогичному делу187. Вместе с тем, можно отметить, что сложившаяся международная практика отличается большим разнообразием оснований

1 СО

для отказа в выдаче .

Российская Федерация на момент подписания Конвенции 1957г., Протоколов к ней 1975г. и 1978г., установила основания отказа в выдаче путем внесения в данные международно-правовые акты ряда оговорок. Российская Федерация вправе отказать в выдаче, если:

выдача запрашивается с целью привлечения к уголовной

ответственности в чрезвычайном суде или в суде упрощенного судопроизводства, либо исполнения приговора, вынесенного данными органами;

  • имеются основания полагать, что в отношении лица не будут соблюдены минимальные гарантии, предусмотренные ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах, лицо будет подвергнуто пыткам;

  • если выдача может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим важным интересам государства.

В системе договоров, регламентирующих международное сотрудничество
между зарубежными странами в области уголовного

1 RA

Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. -Воронеж, 2000. С.115.

187 Ст. 57 Конвекции СНГ 1993г. // БМД. 1995. № 2; ст. 57 Договора между СССР и МНР 1988г. // СМД СССР. Вып. XLVI. - М., 1993. С. 212-233.

Ст. 3-11 Европейской конвенции о выдаче 1957 г. // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. документов / Сост. П.Н. Бирюков, В.А. Панюшкин. - Воронеж, 1997. С. 154-163.

165

судопроизводства можно встретить и такие, которые включают только абсолютные правила отказа в выдаче, а также соглашения, содержащие и относительные и абсолютные основания. Некоторые международные документы о выдаче могут указывать только на
одно относительное

189

основания отказа в выдаче .

Ст. 57 Конвенции 1993г., ст. 62 Договора о выдаче между РФ и Республикой Кыргызстан 1992г., предусматривают случаи, когда выдача преступника не может состояться, если преступление, связанное с выдачей, в соответствии с законодательством запрашивающей или запрашиваемой сторон возбуждается и расследуется в порядке частного обвинения.

Согласно ст. 4 Договора 1995г. между РФ и КНР, запрашиваемая сторона может отказать в выдаче при наступлении следующих случаев:

  • в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны она обладает юрисдикцией в отношении лица, выдача которого запрошена;
  • если запрашиваемая сторона, принимая во внимание характер преступления, сочтет, что, исходя из обстоятельств уголовного дела, выдача лица не отвечает принципу гуманности ввиду возраста, состояния здоровья;
  • запрашиваемая сторона осуществляет уголовное преследование за то же преступление в отношении лица, чья выдача требуется.

Данное соглашение устанавливает и юридические основания отказа в выдаче, и выражает общепризнанные международные нормы защиты прав участников уголовного судопроизводства. Здесь, как видно, зафиксирован более обширный ряд оснований отказа в
выдаче,

Ст. 62 Договора о выдаче между Российской Федерацией и Республикой Молдова 1993 г. // БМД. 1995. № 7.; ст. 68 Договора о выдаче между СССР и ЧССР 1982 г. // СМД СССР. Вып. XXXIX. - М., 1985. С. 69-94.

166

содержание которых должно учитываться уголовно — процессуальным законодательством РФ.

УПК РФ предусматривает основания, при которых выдача не допускается (абсолютные) - чЛ, а также условия, при наступлении которых в выдаче может быть отказано (относительные) - ч. 2 ст.464. Однако, если внимательно исследовать положения данной статьи, то становиться ясно, что далеко не все существенные основания отказа в выдаче международного характера в ней перечисляются.

Конвенциями 1957г. и 1993г., установлены взаимные

обязательства сторон об условной выдаче и временной передаче выдаваемого лица запрашивающей стороне для производства с его участием необходимых для всестороннего и полного расследования дела процессуальных действий.

Согласно Конвенции 1993 г. отсрочка выдачи возможна для привлечения лица к уголовной ответственности или осуждения за преступление, совершенное на территории запрашиваемой стороны. Мотивами отсрочки могут являться необходимость прекращения уголовного преследования или приведение приговора в исполнение или освобождение от наказания. Конвенция 1993 г. дополняется ст. 7 8 Протокола к ней 1997г., который устанавливает: передача на время арестованного лица или отбывающего наказания в виде лишения свободы не производится, если на то не получено его согласия; в случае необходимости его участия в уголовного судопроизводстве в другом государстве, если такая передача может повлечь нарушение установленных сроков его ареста или отбывания им наказания в виде лишения свободы.

Аналогичные рассмотренным положениям международных

договоров, нормы реализуются в российском уголовно - процессуальном праве
(ст.465 УПК РФ). Как видим, УПК РФ включил многие

167

международные правовые нормы о временной и условной выдаче. Вместе с тем, УПК РФ желательно дополнить правилом, устанавливающим срок осуществления указанных видов передачи лиц, в отношении которых поступил запрос о выдаче, а также внести дополнительные абсолютные основания отказа выдачи, в числе которых зафиксировать и неполучение согласия лица, запрашиваемого в запросе о выдаче.

Сложным для практики является вопрос о соблюдении прав лица подлежащего выдаче, на защиту и порядке взятия лица под стражу для обеспечения выдачи. Реализация и применение этих действий в уголовно-процессуальном праве затруднена. Законом не предусмотрены процедуры по обеспечению защиты и порядку избрания меры пресечения в случае возможной выдачи и в международных договорах РФ.

Выдачу следует считать одним из оснований для ареста лица на территории иностранного государства, так как там его в праве заключить под стражу в связи с выдачей. Зарубежная страна в указанной ситуации является лишь исполнителем запроса другой страны. Выданное лицо подпадает под действие юрисдикции запрашивающей стороны.

Нормы международного права различают два вида взятия лица под стражу для обеспечения выдачи - для привлечения лица к уголовной ответственности и исполнения приговора.

Согласно ст.60 Конвенции 1993г. предусматривается: по получении требования о выдаче запрашиваемая сторона немедленно принимает меры к розыску и взятию под стражу лица, выдача которого требуется, за исключением тех случаев, когда выдача не может быть произведена. К запросу о выдаче должна быть приложена копия постановления о применении меры пресечения - заключения под стражу с описанием деяния, составляющего преступление или ордер па арест лица, заверенная копия приговора - при выдаче для исполнения приговора.

168

Европейская конвенция о выдаче 1957г. устанавливает, что предварительное задержание может быть прекращено, если в течение 18 дней после ареста запрашиваемая сторона не получила запроса о выдаче и документов, предусмотренных ст. 12. В любом случае этот период не превышает 40 дней с момента такого задержания. Возможность временного освобождения в любое время не исключается, однако запрашиваемая сторона принимает любые меры, которые она считает необходимыми, для предотвращения побега разыскиваемого лица.

Лицо, требуемое для выдачи, по запросу может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче. Основанием для ареста в таких случаях является розыск обвиняемого в связи с совершением им тяжкого преступления, влекущего выдачу. В запросе должна содержаться ссылка на постановление об избрании меры пресечения (ареста) или на приговор, вступивший в законную силу. Обязательным условием применения заключения под стражу является немедленная передача ходатайства об аресте лица кратчайшим методом в ограниченные сроки, в котором указывается, что запрос о выдаче будет дополнительно направлен незамедлительно. О задержании и аресте лица до получения запроса о выдаче необходимо уведомить запрашивающие государства190.

В соответствии с Минской конвенцией 1993 г. и другими международными договорами, лицо, взятое под стражу до получения запроса о выдаче, должно быть освобождено, если требование об его выдаче не поступит в течение одного месяца со дня ареста. Указанный срок может быть продлен на 10-15 дней, если до его истечения от запрашивающего государства поступит соответствующее мотивированное ходатайство.

1Уи Ст. 61, 62 Конвенции СНГ 1993 г. // БМД. 1995. № 2..; ст. 70 Договора между Российской Федерацией и Республикой Молдова 1993 г. // БМД. 1995. № 7.

169

Задержанное лицо до получения требования о выдаче должно быть освобождено, если запрос не поступит в течение срока, предусмотренного для задержания законом страны, где такое лицо задержано.

Вопросы, касающиеся оснований, условий и порядка задержания в Российской Федерации урегулированы в ст. ст. 91,92 УПК РФ. Статья 91 устанавливает четко определенное число оснований для задержания. Основания задержания, содержащиеся в международных договорах, н уголовно-процессуальных нормах РФ не перечисляются. Рассматривая содержание указанной нормы УПК РФ, получается, что в РФ лицо, совершившее преступление на территории иностранного государства, может быть задержано только тогда, когда оно пыталось скрыться или не имеет постоянного места жительства, либо если не установлена личность подозреваемого, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу. В данном случае возникает коллизия российских уголовно-процессуальных норм с международно-правовыми нормами.

В УПК РФ в качестве основания заключения под стражу и задержания, среди прочих оснований для избрания меры пресечения, перечисленных в ст.91, 97 УПК РФ, было правильно указать о наличие « любых сведений, свидетельствующих о том, что лицо, совершило преступление, влекущее за собой его выдачу по запросу иностранного государства».

Федеральный закон РФ «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней» 1999г., установлено: РФ не несет ответственности по

искам о тггпметттр.нии мятепияттт.нпгг» и ллгтягтт^нпгг» vmpn^ ИТ-ПИЯНИЛГЛ

применением в РФ временного ареста лица в соответствии ст. 16 Конвенции. РФ в соответствии с п.4 и 5 ст. 18 Конвенции не несет

170

ответственности по искам о возмещении материального и морального ущерба, связанного с отсрочкой или отменой передачи лиц, в отношении которых принято решение о выдаче. Таким образом, законом РФ не закреплена ст.5 Европейской конвенции 1950г., ст.9 Пакта о гражданских и политических правах 1966г., согласно которой: каждый, кто стал жертвой незаконного ареста, имеет право на соответствующую Компенсацию.

Существенные затруднения вызывает включение в УПК РФ международных норм, предоставляющих выдаваемому лицу, право на защиту. Право на защиту у данных лиц возникает, согласно нормам международных договоров, либо: с момента ареста и до принятия решения о выдаче; с момента принятия решения о выдаче до передачи лица запрашиваемому государству; с момента доставки лица в запрашиваемое государство до предъявления обвинения.

Согласно п. 3 Указания Генерального прокурора РФ «О рассмотрении ходатайств других государств об экстрадиции» 1998г., районные прокуроры, субъектов РФ и приравненные к ним специализированные прокуроры обязаны проверять жалобы задержанных о законности и обоснованности задержания, условиях содержания, на отказ в предоставлении гражданства, о препятствиях для выдачи. Прокуроры также должны разрешать допуск адвокатов к задержанным и арестованным лицам в соответствии с законом РФ, имея в виду, что применение международных норм по конкретным делам в юрисдикцию правоохранительных органов РФ не входят.

Таким образом, в уголовном судопроизводстве РФ может действовать положение, согласно которому основания и порядок предоставления юридической помощи задержанным и арестованным в целях выдачи осуществляется в соответствии с правилами УПК России.

171

В литературе продолжительное время дискутировался вопрос о том: следует ли включать в уголовно-процессуальное законодательство норму, затрагивающую право лиц, заключенных под стражу для последующей выдачи, на судебную проверку законности и обоснованности ареста191.

Ранее специальных норм о праве на судебную проверку законности ареста лиц, заключенных под стражу в целях обеспечения выдачи запрашивающему государству, УПК РСФСР не предусматривал. На практике в таких случаях запрос иностранного государства о выдаче и прилагаемые к нему документы признавались достаточным основанием для ареста требуемого к выдаче лица, так как заключение под стражу выступает в качестве меры пресечения обеспечивающей выдачу лица.

Среди ведомственных актов имеется Указание 1-го заместителя министра внутренних дел РФ «О задержании по поручениям правоохранительных органов зарубежных государств лиц, совершивших

1 9?

преступление» 1996 г. , согласно которому лицо, взятое под стражу в соответствии с поручением Генеральной прокуратуры РФ в целях обеспечения выдачи, может быть освобождено лишь по указанию Генеральной прокуратуры РФ. Исходя из этого, получается, что до принятия итогового решения об удовлетворении требования о выдаче, либо об отказе в таковом, заключенное под стражу лицо может быть не освобождено из-под ареста. В то же время, УПК РФ в ст. 108, устанавливает, что лицо можно подвергнуть аресту только на основании решения суда.

Козырей Г.Н: Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - П.Повгород, 1994.; Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. - М., 1996.

191 Ведомственный источник.

192 Ведомственный источник.

172

Следует отметить, что в случае коллизии положений ведомственных актов и уголовно-процессуальных норм, преимущественное применение и действие имеет уголовно-процессуальный закон - ч.2 ст.7 УПК РФ.

Таким образом, содержание ведомственных актов необходимо привести в соответствие с уголовно-процессуальным законом РФ.

Согласно ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантировано право на судебную защиту. В соответствии со ст. 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека 1950 г.« каждый, кто лишен свободы путем ареста или задержания, имеет право на разбирательство, в ходе которого суд безотлагательно решает вопрос о законности его задержания и выносит постановление о его освобождении, если задержание незаконно».

Обеспечение меры пресечения в виде ареста по запросу зарубежного государства является действием, допускающим распространение на лицо гарантий, предоставляемых уголовно-процессуальным законодательством РФ. Исходя из этого, на лиц, арестованных в целях обеспечения выдачи, распространяются все гарантии прав, предусмотренные Конституцией РФ, уголовно-процессуальным законодательством и международными актами.

Статья 4 Федерального закона «О ратификации Европейской конвенции о выдаче 1957г., Дополнительного протокола и Второго Дополнительного протокола к ней» 1999 г. устанавливает, что «решение компетентных органов РФ о выдаче может быть обжаловано лицом, в отношении которого принято решение о выдаче, в судебном порядке в соответствии с законодательством РФ». Формулировка этой статьи носит общий характер и, по всей видимости, должна иметь прямое действие на всех лиц, в отношении которых принято решение о выдаче. Положение о праве на судебное обжалование решения о выдаче раньше было установлено только в этом законе. Возникал вопрос: распространяется ли оно на лиц, выдаваемых, согласно другим международным актам, либо на

173

основании взаимной договоренности стран, в случае отсутствия договора о выдаче. В УПК РСФСР не были определены процедура и порядок права обжалования решения о выдаче и аресте.

Для регламентации указанных положений в связи с возникающими проблемами на практике, в УПК РФ установлены нормы, регулирующие эти правоотношения. Согласно ст. 463 УПК РФ право лица, в отношении которого принимается решение о выдаче на обжалование данною решения, определяются порядок направления жалобы в вышестоящие суды, сроки рассмотрения, результаты принятого решения.

Вопросы заключения лица под стражу в целях обеспечения выдачи урегулированы в ст. 466 УПК РФ, которая, в частности предусматривает, что « при получении от иностранного государства запроса о выдаче лица Генеральный прокурор РФ или его заместитель решает вопрос о необходимости избрания меры пресечения лицу, в отношении которого направлен запрос о выдаче, для обеспечения его возможной выдачи в установленном порядке. Если к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа иностранного государства о его заключении под стражу, то Генеральный прокурор РФ или его заместитель вправе избрать в отношении этого лица меру пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу без подтверждения этого решения судом РФ. Срок содержания под стражей не может превышать предельный срок, предусмотренный для данного вида преступления ст. 109 Кодекса».

Вместе с тем, как мы видим ст. 466 УПК РФ учитывает далеко не все необходимые обязательства по международным договорам о правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства. В уголовно-процессуальном законе отсутствуют нормы о возможном применении запроса о выдаче, в качестве основания для заключения лица под стражу, задержании подозреваемого, не предусматривается право заключенного лица на судебное обжалование ареста, производимого в целях выдачи и

174

судебную проверку законности и обоснованности ареста. Устанавливается срок содержания под стражей, не превышающий предельный срок - ст. 109 УПК РФ. Тем не менее, там не закреплены сроки содержания лица под стражей, согласно Европейской конвенции 1957 г. и Минской конвенции 1993 г., не гарантируется исполнение обязанности Генерального прокурора освобождать лицо из-под ареста в случае, если выдача не

СОСТОИТСЯ.

УПК не реализует и такого права арестованного лица, предоставленного ему международными актами, как встреча и разговор с представителем государства, гражданином которого он является.

Таким образом, представляется возможным дополнить УПК РФ нормами о правах выдаваемого лица:

  • при получении зарубежного запроса о выдаче Генеральный прокурор РФ или его заместитель немедленно решает вопросы о необходимости избрания меры пресечения лицу, в отношении которого направлен запрос о выдаче, за исключением тех случаев, когда согласно Конституции РФ и международным обязательствам РФ выдача не может быть обеспечена;
  • если в течение 30 суток выдача не состоялась, лицо содержащееся под стражей подлежит освобождению по постановлению прокурора;
  • если запрос о выдаче не включает в себя всех необходимых для осуществления выдачи данных, Генеральная прокуратура РФ должна направить запрос о передаче дополнительных данных. Если компетентные органы иностранного государства не предоставят дополнительных данных в течение 30 дней, лицо, заключенное под стражу освобождается;
  • лицо, заключенное под стражу в целях выдачи имеет право на обжалование в судебном порядке законности и обоснованности избранной меры пресечения - ареста с последующим утверждением, изменением или отменой судьей данной меры. В течение 5 дней после получения просьбы о выдаче компетентные запрашиваемая сторона должны
    сообщить

175

органам юстиции запрашивающего государства о результатах ее

рассмотрения;

  • в необходимых случаях, согласно международным договорам РФ,

выдаваемое лицо, может содержаться под стражей до получения запроса

о выдаче - по просьбе иностранного государства. Просьба может быть

передана по почте, телеграфу или телефаксу. В ней указывается, что

запрос о выдаче будет выслан в ограниченные сроки (незамедлительно);

В уголовно-процессуальном законе осталась нерешенной проблема юридических действий запрашиваемого государства, при истечении сроков необходимых для принятия решения о выдаче. Международно- правовое управление Генеральной прокуратуры РФ должно своевременно принимать меры к уведомлению запрашивающей стороны о принятом решении и направлению запроса МВД РФ и ФСБ РФ о передаче лиц представителям зарубежных органов, согласно п.4 Указания

Генерального прокурора РФ « О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции» 1998г. Нижестоящие прокуроры при возникновении ситуации неудовлетворения запроса о выдаче, обязаны ставить в известность Генеральную прокуратуру РФ. Из-за несоблюдения данных правил выдаваемые лица, могут несколько месяцев содержаться под стражей, не имея возможности отстаивать свои законные интересы.

Таким образом, отметим, что нормативно-правовая база РФ по вопросам обеспечения выдачи лиц несовершенна. Нормы о выдаче можно встретить в различных актах РФ, однако, данные нормы не совсем соответствуют международным. Проанализировав выводы российских и зарубежных ученых, посвященных данной проблематике, принимая во внимание проведенное исследование, предлагается разработать и принять консолидированный нормативный акт в виде федерального закона о выдаче лиц, совершивших преступление, устанавливающий отдельные направления международного
сотрудничества в данной сфере.

176

Целесообразней и эффективней считаем внести поправки и дополнения в УПК РФ, в котором могут содержаться рассмотренные ранее правила о выдаче, предусмотренные положениями международно-правовых актов.

Полагаем что, нормативно-правовая база для регулирования уголовно- процессуальных отношений между участниками процесса, возникающими в процессе оказания правовой помощи, должна быть четко сформулирована, ограничена имеющими законодательную основу, первостепенное значение и обязательную юридическую силу, законами и правовыми актами РФ, а также нормами международно- правовых актов.

177

§ 3. Непосредственное применение международно-правовых принципов и норм в уголовно-процессуальной практике.

Правовые нормы, установленные международно-правовыми актами, могут непосредственно осуществлять регулирование правоотношений между участниками уголовного процесса и формировать содержание процессуальных гарантий, применяться в уголовном судопроизводстве.

Данная форма реализации международных норм (особенно в области уголовно- процессуального права РФ) заслуживает особого внимания, так как теория их непосредственного применения представлена в литературе множеством различных точек зрения.

Г. Бухс в частности, указывает, что понятие непосредственной применимости является одним из самых трудноопределимых понятий. Непосредственному применению подлежат те международные правила, которые вытекают из содержания международных договоров, имеют значение для соответствующих субъектов применения норм права193.

Отметим, что непосредственную применимость следует отличать от правового действия международных договоров, с которыми ее иногда путают. Необходимо установить ее сферу действия, критерии, на основе которых правовой пользователь может исходить от значимости международных положений.

Согласно позиции Г. Бухса, в сфере действия уголовно-процессуального права должны непосредственно применяться те международно-правовые положения, которые прямо указывают на предоставление прав участникам процесса или выполнение обязанностей субъектами судопроизводства, осуществляющими властные полномочия.

Buchs G. Die unmittelbare Anwendbarkeit volkerrechtlicher Vertragsbestimmungen. Baden-Baden. 1993. S. 21-22.

178

Иного подхода придерживается Дж. Джексон, который считает, что: «положения международного договора не обязательно должны предоставлять
субъективные права, чтобы быть непосредственно

194

применимыми» .

На наш взгляд, международные права человека добавили еще одно изменение: общепризнанные международные права влияют и видоизменяют единство конституционных аспектов основных прав в пределах правового порядка РФ. Это особенно относится к тем случаям, когда государство (как Российская Федерация в ст. 15 (4) Конституции) объявляет международные права человека составной частью правовой системы, всех отраслей права, в том числе уголовно-процессуального. Тогда и международные принципы и нормы права, защищающие свободу личности, и конституционная концепция, обуславливающая такие права, непосредственно вводятся в систему уголовно- процессуального права РФ.

Положение Конституции РФ о том, что нормы международного права являются составной частью правовой системы РФ, отражено в ст. 5 ФЗ РФ «О международных договорах РФ» 1995г.: «положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты»195.

Проводя анализ исследований в области применения норм международного права, можно прийти к заключению, что в некоторых законодательно
установленных случаях, издание имплементационных

1У4 Jackson J. Status of Treaties in Domestic Legal Sistems: A Policy Analysis // American

Journal of International Law. Bd. 86. 1992. P. 310.

195 ФЗ « О международных договорах РФ » 1995г. // СЗ. 1995. № 29. Ст.2757.

179

актов для введения в действие международных положений, необязательно.

Па данный счет имеют место ситуации, когда правоотношения между участниками уголовного процесса, уже аналогично урегулированы основными источниками уголовно-процессуального права РФ.

По смыслу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, положений ст. 14 Международного пакта и ст. 6 Европейской Конвенции, каждый при рассмотрении предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом. Рассмотрение дел осуществляется законно установленным составом суда .

Нормы международно-правовых актов могут непосредственно применяться в случае, когда в законах и иных актах РФ закреплено указание на применение международных положений. Пункт 2 Положения о Федеральной службе безопасности РФ 1997г., в частности, подчеркивает, что ФСБ РФ «в своей деятельности руководствуется Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными актами федеральных государственных органов, международными договорами РФ»197.

«Главный вопрос непосредственной применимости, - считает А.Коллер, - связан с тем, подходит ли норма договора для того, чтобы быть в распоряжении пользователя права как основное положение. Речь идет о качестве международного положения, на основании первичных международных критериев можно установить, подходит ли положение для

196Постановление Конституционного Суда РФ от 2.02.99г. «По делу о проверке конституционности положения ст.41 и ч.З ст. 42 УПК РСФСР, п. 1,2 Постановления Верховного Совета РФ от 16.07.93г. «О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и КоАП РСФСР в связи с запросом суда г. Москвы и жалобами ряда граждан» // Собрание законодательства Российской Федерации № 6. 1999. Ст. 867. 197 Собрание законодательства РФ № 21. 1997. Ст. 2468.

180

непосредственной применимости или нет» . По мнению Е.Кляйна, положения договора только тогда являются самоисполнимыми, «если для их значимости, нужен акт принятия или присоединения, но не требуется акт исполнения»199. Это высказывание дополняет В. Вэнглер: «непосредственная применимость становится свойством договорного положения, которое дается пользователю права на международном уровне, на котором ничего не надо менять^ и внутреннему праву. Непосредственная применимость - это свойство, о котором следует судить

200

с международной и внутригосударственной точек зрения» .

Из вышеизложенного, можно сделать вывод, что если международно-правовой акт обладает качеством непосредственного применения, то прямое действие международных норм рассматривается зарубежными учеными как предпосылка его непосредственной применимости в правовой системе страны, в том числе в области уголовно-процессуального права РФ.

В системе правоотношений между различными зарубежными государствами определена и закреплена достаточно широкая международно-правовая законодательная база, устанавливающая и регулирующая в своих нормах и положениях основания, условия, порядок международного сотрудничества. Так, Договор между РФ и США о международном сотрудничестве 2001г. определяет форму и содержание запроса о правовой помощи. При направлении международных поручений в США правоохранительные органы непосредственно руководствуются его положениями, реквизиты запроса не закреплены в УПК РФ.

Koller A. Die unmitellbare Anwendbarkeit volkerrechtlicher Vertrage und des EWG - Vertrags im innerstaatlichen Bereich. Bern, 1971. S. 119.

199 Klein E. Unmittelbare Geltung, Anwendbarkeit und Wirking von
Europaischen Gemeinschaftsrecht. Saarbrucken, 1988. S. 11.

200 Wengler W. Volkerrecht. Bd. I. Berlin. Goettingen, Heidelberg, 1964. S. 452.

181

Генеральная прокуратура РФ в пределах своей компетенции осуществляет взаимодействие с органами других государств, сотрудничает с ними, заключает соглашения по вопросам правовой помощи (ст. 2 закона РФ «О прокуратуре РФ» ). Таможенные органы обязаны осуществлять оперативно-розыскную деятельность «при запросах таможенных организаций, компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ по таможенным вопросам», согласно ст. 224 Таможенного кодекса РФ 1993г. (в ред.

ого

1997г.) . Ст.4 закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции» 1993г.203, подчеркивает, что органы налоговой полиции «осуществляют свою деятельность во взаимодействии с налоговыми службами других государств на основе международных договоров и обязательств РФ». В соответствии с ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в РФ» 1995г.204, взаимодействие органов ФСБ со специальными службами иностранных государств устанавливается на сновании международных договоров РФ. Ст. 7 ФЗ «Об оперативно - розыскной деятельности» 1995г.205 закрепляет, что основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются «запросы иностранных государств, согласно международным договорам РФ».

Непосредственное действие международных норм в сфере уголовного процесса санкционировано Российской Федерацией и основано на ее суверенном праве, допускать в качестве регуляторов процессуальных отношений международные акты. При этом международные нормы применяются совместно с российскими нормами,

201 СЗ. 1995. №47. Ст. 4472.

— СЗ. 1995. № 26. Ст. 2397; 1997. № 30. Ст. 3586.

203 Ведомости РФ. 1993. № 29. Ст. 1114.

204 СЗ. 1995. №15. Ст. 1269.

205 СЗ. 1995. №33. Ст. 3349.

182

либо самостоятельно, если на то есть указание в федеральном законе РФ, без включения их в нормы уголовно-процессуального права РФ.

Применение принципов и норм международного характера имеет еще одну форму, основанную на действии правила соответствия российского закона международному положению. Данный принцип состоит в том, что уголовно-процессуальная норма подлежит толкованию, так, чтобы ее содержание не противоречило международным актам.

Представляется возможным выделить отдельную форму реализации норм международно-правовых актов - интерпретацию международных норм в решениях высших судебных инстанций РФ.

Согласно ст. 3 ФКЗ «О судебной системе РФ» 1996г. , единство судебной системы РФ обеспечивается путем применения всеми судами «общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ». «Суд, установив несоответствие государственного акта общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу».

К данной форме применения международных норм часто прибегает Конституционный Суд РФ, для установления смысла норм Конституции и других законов. Ему предоставлено право, проверять конституционность законов и иных нормативных актов РФ. Акты или их отдельные нормы, признанные неконституционными утрачивают юридическую силу, а международные договоры, не соответствующие Конституции РФ не подлежат введению в действие и применению на территории РФ — ст. 125.

В силу ч.2 ст.87 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»207, «признание нормативного акта или договора, либо отдельных их положений не соответствующими Конституции
РФ,

СЗ. 1997. №1. Ст. 1.

Собрание Законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

183

является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих ею или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нормативных актов не могут
применяться судами,

208

другими органами и должностными лицами» .

Конституционный Суд принимает решения, основываясь не только на нормах Конституции РФ, но и действует на основе международно- правовых норм, ведь Конституция заимствует многие положения из

209

международно-правовых актов .

Большое значение Конституционный Суд РФ придает соблюдению международных норм при проверке конституционности отдельных положений уголовно-процессуального закона и в необходимых случаях

210

выносит постановления со ссылками на международные документы .

В частности, в большинстве последних принятых им постановлений по делам о проверке конституционности уголовно-процессуальных норм, в обосновании своей позиции КС РФ: 20 раз ссылался на Международный Пакт о гражданских и политических правах 1996г., 11- на Европейскую Конвенцию 1950г., 4-на Всеобщую декларацию, 2-на Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 1985г. В дополнение к
ним

Конституционный Суд РФ аргументировал свое мнение, дважды опираясь на Процедуры эффективного осуществления основных
принципов

208 Собрание Законодательства РФ. 1994. № 13. Ст.1447.

209 Комментарий ФКЗ «О конституционном Суде РФ». - М., 1996. С.3-19; Конституционный Суд РФ. Постановления. Определения. 1992-1996. - М., 1997. С.6- 18, 185-198,506-523.

Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. «По делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» // СЗ. 1998. N 12. Ст. 1459; Постановление КС РФ от 2 июля 1998 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФР в связи с жалобой ряда граждан» // СЗ. 1998. N 28. Ст. 3393.

184

независимости судебных органов, одобренные резолюцией

Экономического и Социального Совета ООН от 24.05.89г., а также на Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению под стражу, в какой бы то ни было форме от 09.12.88г . Применение последних международных актов КС обеспечивается гораздо реже и практически не встречается в обороте используемых постановлений212.

Исходя из этого, следует отметить, что в решениях Конституционного Суда РФ прослеживается тенденция к применению одних и тех же предписаний нескольких международно-правовых актов. В то время, не менее важные нормы международно-правовых документов, пока не получили отражения в практике Конституционного Суда РФ.

При возникновении противоречий норм уголовно-процессуального закона положениям международно-правовых актов, судебные и следственные органы РФ определяют характер своей деятельности в соответствии с международными правилами (ч.4 ст. 15 Конституции РФ, ч.З ст. 1 УПК РФ). Устанавливается их непосредственное применение.

Отметим, что в случае непосредственного применения норм международного права деятельность высших судебных органов РФ заключается: во-первых, в признании недействительности уголовно-процессуальных норм утративших юридическую силу — постановления Конституционного Суда РФ; во- вторых, в непосредственном применении международных норм, в толковании уголовно- процессуального закона в правильном определенном порядке, чтобы устранить противоречие между ним и источниками вышестоящего юридического
значения и

211 Постановление КС РФ от 13.06.96г. по делу В.В.Щелухина // СЗ. 1996. №21. Ст.

11 О/Г

212 Сборник постановлений Конституционного Суда Российской Федерации. - М., 2001г.// Собрание законодательства. 1996-2001гг.

185

международными нормами, как общего, так и договорного характера — деятельность Верховного Суда РФ, выражающая в Постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ.

Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 1995г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» устанавливает, что «суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для РФ международным договором, решение, о согласии, на обязательность которого для РФ было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора РФ».

В уголовно-процессуальном праве произошел рост значения судебных решений, так что их роль в процессе включения в законы и применения международных норм в процессе, нельзя недооценивать.

Верховный Суд РФ может разъяснять и дополнять действующие уголовно- процессуальные нормы, опираясь и ссылаясь на положения и предписания международно-правовых актов общепризнанного значения.

Можно отметить, получившую толкование Верховным Судом РФ норму о том, что тяжесть совершенного преступления не является безусловным основанием ареста, обвиняемые в совершении преступления

91 “Ч

лица, могут обжаловать данную меру пресечения в суд . Она основана на международном принципе о праве каждого гражданина на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ).

В п.6 Постановления № 3 от 27.04.93 г., Пленум указал на то, что если обвиняемый или подозреваемый в момент подачи жалобы заявит

213 Постановление Пленума ВС РФ № 3 от 27.04.93г. «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей». // Сборник Постановлений Пленумов ВС СССР и РСФСР по уголовным делам. - М.: Фирма «Спарк», 1995. С.557.

186

ходатайство об участии в судебной проверке законности ареста или продлении срока содержания под стражей избранного им защитника, суд обязан принять меры к удовлетворению такого ходатайства. В данном случае Пленум непосредственно реализовал международную и конституционную норму, исходя из приоритета прав и свобод личности (ст.ст.17, 18 Конституции РФ), предписание о том, что право иметь защитника, обвиняемому предоставлено на протяжении всего процесса, при любых формах судопроизводства (ст.48)214.

На основе ст.47 Конституции и международных норм (Всеобщей Декларации, Европейской Конвенции, Международного Пакта), каждый обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом. Ст. 38 УПК РСФСР, затем ст. 8 УПК РФ закрепили, что подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Однако, указанное правило не имело достаточных предпосылок для применения его в уголовном процессе РФ. В РФ суды общей юрисдикции районного уровня рассматривают большую часть уголовных и гражданских дел (свыше 90 %) в составе одного судьи.

Пленум осуществил толкование содержания ранее действующей ст.38 УПК РСФСР. Он разъяснил, что вышестоящий суд не вправе, без ходатайства или согласия сторон, принять к своему производству в качестве суда 1 инстанции дело, подсудное нижестоящему суду215. Судебная Коллегия ВС следует этому правилу при принятии решений по

216

конкретным делам .

214 Там же. С.556.

215 Постановление Пленума ВС РФ № 8 от 31.10.95г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» // Бюллетень ВС РФ. 1996. №14. С.16.

216 Дело Уфалова. Бюллетень ВС РФ 1996. № 6. С.2.

187

Верховный Суд РФ обеспечил правильное применение нормы уголовно- процессуального закона, руководствуясь Конституцией и международными правилами, разъяснив и указав в Постановлении от 24.12.93г., о необходимости обеспечения конституционных требований о судебной процедуре ограничения права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и
иных сообщений в процессе

217

уголовного судопроизводства .

Установление обязательности казуального толкования ВС уголовно- процессуального закона (на основе Конституции РФ и международных норм) для нижестоящих судов является императивом, без следования которому вряд ли возможно обеспечение конституционного предписания единообразного понимания, а, следовательно, и применения уголовно-процессуальных норм судами общей юрисдикции (п. »о» ст.71 Конституции).

Решения Верховного Суда РФ, официально опубликованные в его Бюллетене, фактически служат своеобразным образцом понимания международно- правовой нормы и учитываются нижестоящими судами при отправлении правосудия при рассмотрении конкретных уголовных дел.

Результаты анкетирования судей показали, что большинство из них сталкивались в своей практике с ситуацией, когда толкование и реализация
международной нормы содержится только в решениях

Л 1 Q

Верховного Суда .

В связи с применением правил международного происхождения в уголовном процессе РФ, заинтересованные участники процесса могут

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24.12.93г. «О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ»:
Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. -М: Фирма «Спарк», 1995. С.564. 218 Приложение II.

188

прямо ссылаться на положения международно-правовых актов при разрешении споров в уголовном судопроизводстве РФ, возникновении коллизии международных и уголовно-процессуальных норм219.

Международно-правовые нормы уголовно- процессуального

характера становятся действующими в уголовном судопроизводстве РФ, принимая конкретные формы в процессе толкования и вынесения решений высшими судебными органами РФ.

Исходя из сказанного, возникает предположение, дающее основание утверждать, что судебные органы РФ занимаются деятельностью по введению в действие и применению международно-правовых норм. Решения высших судебных инстанций РФ, обеспечивают правильное и надлежащее применение международных норм в уголовном судопроизводств РФ.

Приложение II.

Заключение

На данном этапе проведения исследований, посвященных взаимодействию внутригосударственных и международных норм в области уголовного судопроизводства РФ, в число важных направлений входит применение и реализация норм международного права российскими правоохранительными органами. Развитием этого направления стало вступление России в Совет Европы. В настоящее время Российская Федерация является полноправным членом этой международной организации. Советом Европы разработан и принят полный пакет документов по обеспечению прав и свобод человека. Отличительной чертой данных международных актов стало то, что предписания, содержащиеся в них, обязательны для исполнения государствами - участниками. Советом Европы созданы специальные органы контроля по наиболее важным направлениям защиты прав и свобод человека. Важная роль в этом механизме принадлежит Европейскому Суду по правам человека, Комитету по предотвращению пыток и других, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство обращений и наказаний.

Сейчас проводится огромная работа по приведению текущего законодательства, и особенно правоприменительной практики, в направлении их соответствия Концепции о защите прав и основных свобод человека. Необходимо принять еще множество конституционных законов, внести соответствующие поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, а также в законодательство, регулирующее деятельность судов, прокуратуры, органов предварительного расследования, милиции, адвокатуры, привести в порядок действующую судебную систему. Развитие российского законодательства должно быть, прежде всего, направлено на соблюдение международных норм, дальнейшую гуманизацию законодательной нормативной базы, усиление

190

защиты прав участников уголовного процесса, создание условий эффективной реализации международного взаимодействия РФ с зарубежными странами.

Можно выделить наиболее приемлемые методы и способы, которые помогут привести к упрощению системы реализации международных норм в правовой системе РФ: согласование научно-правовых концепций; применение программы по сближению задач и целей международных и уголовно-процессуальных правовых систем зарубежных государств; расширение применения соглашений о международной правовой помощи и заключения договоров о правовом сотрудничестве; осуществление обмена информационными обзорами законодательства; обеспечение выполнения совместных координируемых юридических действий и мер по международному сотрудничеству; закрепление общепризнанных международных норм; использование процедур согласования международных и правовых актов РФ в области обеспечения прав и соблюдения обязанностей участников уголовного судопроизводства (в частности, путем включения в УПК РФ и другие процессуальные законы), программ законодательной деятельности; обеспечение наличия процедур и институтов (органов), отвечающих за осуществление реализации международных норм в системе уголовно-процессуального права РФ.

В системе уголовного судопроизводства международные нормы действуют практически, как специальные нормы по отношению к уголовно- процессуальным нормам, которые выступают в роли общих норм, регламентирующих уголовно-процессуальное право РФ.

Согласно международным обязательствам РФ существует общеобязательное требование, закрепленное в международных договорах РФ. Оно фиксирует положение о том, что в РФ федеральные законы и иные акты (постановления, указы, распоряжения, приказы и т.д.) отменяющие или ограничивающие
права и свободы человека и

191

гражданина, нарушающие основные принципы уголовного процесса, правила относимости и допустимости доказательств, предмета доказывания - в области уголовно-процессуального права РФ не могут выступать в качестве источника права и регулировать уголовно-процессуальные отношения между его участниками.

Анализ законодательства РФ и международного права, регламентирующих защиту прав участников уголовного судопроизводства, показывает, что они преимущественно направлены на обеспечение защиты лиц, совершающих преступления. Международные нормы, направленные на обеспечение прав потерпевших и других участников процесса должны быть, согласно приведенным нами доводам, включены в УПК РФ.

При оказании правовой помощи по уголовным делам, согласно международным обязательствам РФ порядок уголовного судопроизвод ства регулируют международные договоры и иные акты международного права. Учитывая это, необходимо отметить, что не подлежат применению законы и правовые акты в области уголовного процесса, противоречащие международно-правовым нормам, ратифицированным или

инкорпорированным в уголовно-процессуальное законодательство РФ.

В уголовно-процессуальное законодательство РФ необходимо внести детально разработанные процедуры для каждого вида оказания взаимной международной правовой помощи по уголовным делам на основе общих и специальных норм уголовно-процессуального закона России. В части 5 УПК РФ предусматривается сотрудничество всех видов на основе международных договоров РФ, содержится норма о его регламентации в процессе исполнения запроса, как результата согласования интересов двух сторон, но самостоятельных процедур выполнения процессуальных действий закон не закрепляет, заменяя их аналогией правил, установленных международными договорами РФ. УПК должен реализовывать необходимые предписания.

192

Осуществление судами деятельности по реализации международных норм, необходимо, в первую очередь, для обеспечения защиты прав, законных интересов и предоставления гарантий гражданам от действий законов и иных актов, противоречащих нормам Конституции РФ, основным правам и свободам личности, закрепленным в международных актах.

Система уголовно-процессуального права РФ устанавливает и воспроизводит многие нормы международного права и Конституции РФ. Но пока нет оснований, утверждать, что уголовное судопроизводство полностью отвечает тенденциям развития конституционных положений. Конституция РФ включила в правовую систему и общепризнанные нормы и договоры. Однако приоритетное применение в отношении закона оговорено лишь относительно норм договорного характера. Подобное решение явно игнорирует опыт других стран и не совсем обоснованно с международной точки зрения. Здесь становится непонятно, почему общепризнанные нормы обладают во внутреннем праве более низким статусом, чем нормы договорные. Однако в тех сравнительно редких случаях, когда конституция на равных основаниях включает общепризнанные принципы и нормы в правовую систему всех отраслей права РФ, логично устанавливается приоритет и тех и других в отношении противоречащих им положений уголовно-процессуального права.

Россия в своих законах и иных актах дает разрешение на применение международных норм в области уголовно-процессуального права и допускает их непосредственную реализацию участниками уголовного судопроизводства. Можно выделить, что такое разрешение устанавливает, как общий порядок введения в действие и использование международных актов, так и определенные случаи применения международных правил. Как универсальное предписание, адресованное всем субъектам уголовно-процессуального права РФ, на применение в их

193

деятельности международных норм можно рассматривать норму ч. 4. ст. 15 Конституции РФ. В качестве специального разрешения выступают конкретные указания на использование и применение международных норм. При этом международно-правовые положения нельзя сводить к нормам-принципам, закрепленным в международных соглашениях и конвенциях, но следует четко представлять правовое содержание закона, а также особенности его применения в системе уголовно-процессуального права РФ.

Включение общепризнанных международных принципов и норм в правовую систему Российской Федерации подразумевает признание Россией не только норм, которые нашли свое нормативное закрепление в международных актах, но и тех норм, которые складываются в практике государств. Отсюда следует, что Российская Федерация приобретает источник права в виде международного прецедента.

Основным правовым средством установления общих норм международного права выступают решения международных судебных органов - решения Европейского Суда по правам человека, имеющим силу прецедента. Они способствуют выяснению содержания международных норм общего значения, играют важную роль в процессе их формирования, содействуют становлению одних и прекращению действия других.

В свою очередь, излишняя торопливость с внедрением определенных международно-правовых норм в уголовное судопроизводство ведет к непредусмотренным российской практикой проблемам их применения. Введение положений международного права в правовую систему России должно происходить постепенно, путем отыскания достаточных предпосылок к использованию той или иной международной нормы. Законодатель должен предвидеть возможные последствия, которые может вызвать реализация нового акта.

194

Литература I. Международные документы

Документы по общим вопросам

  1. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. - М.: Юрид. лит., 1982. - 853 с.

  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // РГ. 5 апреля 1995г.
  3. Протоколы N 1, 2, 4, 6, 7, 9, 10, 11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М.Колосов и Э.С.Кривчикова. В 3 т. Т. 2. -М., 1997.
  4. Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966 г. // Ведомости СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

5.Факультативный протокол к Международному Пакту о гражданских и политических правах 1966 г. // Права человека: Сборник документов. -М., 1990.

  1. Второй Факультативный протокол к Международному Пакту о гражданских и политических правах 1966 г. II Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. док. / Сост. П.Н.Бирюков и В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997.
  2. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. // СЗ. 1995. N 45.
  3. Консульская конвенция между СССР и СФРЮ 1987 г. // СМД СССР. Вып. XLIV. - М., 1990. С. 168 - 183.
  4. Конвенция об открытом море 1958 г. /У Ведомости СССР. 1962. N 46. Ст. 467.
  5. 195

  6. Договор о торговом судоходстве между СССР и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии 1968 г. // СДД СССР. Вып. XXVIII. - М, 1974. С. 243 - 247.
  7. Соглашение между Правительством СССР и Правительством Королевства Нидерландов о торговом судоходстве 1969 г. // СДД СССР. Вып. XXVII. - М,
  8. С. 257 - 261.
  9. Соглашение между Правительством СССР и Правительством Королевства Дании о морском судоходстве 1973 г. // СДД СССР. Вып. XXX. -М., 1976. С. 289.
  10. Соглашение между Правительством СССР и Правительством Испании о морском судоходстве 1983 г. // СМД СССР. Вып. XXXIX. - М., 1985. С. 223-226.
  11. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Грузии о торговом судоходстве 1996 г. // СЗ. 1998. N 25. Ст. 2834.
  12. Основные принципы независимости судебных органов 1985 г. // Международное публичное право: Сборник документов. Т. 2. - М., 1996. С. 124- 126.
  13. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, 1988 г. // Правовые основы деятельности системы МВД России: Сборник нормативных документов. Т. 2.-М.,
  14. С. 147-157.
  15. Соглашения о борьбе с отдельными видами преступлений

  16. Конвенция о борьбе с подделкой денежных знаков 1929 г. // СДД СССР. Вып. VII. С. 40-51.
  17. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. //Ведомости СССР. 1954. N 12. Ст. 244.
  18. 196

  19. Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. // СДД СССР. Вып. XXIII. - М., 1970. С. 105 - 136.

  20. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушного судна, 1963 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М.Колосов и Э.С.Кривчикова. В 3 т. Т. 3. -М., 1997. С. 571-576.

  21. Конвенция о психотропных веществах 1971 г. // СДД СССР. Вып. XXXV. - М., 1981. С. 416 - 436.
  22. Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г. // СДД СССР. Вып. XXXIII. - М., 1979. С. 90 - 94.
  23. Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. // СДД СССР. Вып. XXXII. - М., 1978. С. 58-63.
  24. Европейская конвенция по борьбе с терроризмом 1977г.// Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД РФ в международном сотрудничестве: Сб. документов. Вып. 3. -М., 2000. С. 126-132.
  25. Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 г. // Ведомости СССР. 1979. N 33. Ст. 539.
  26. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. // СМД СССР. Вып. XLIII. - М., 1989. С. 99 - 105.
  27. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. // Ведомости СССР. 1987. N 45.
  28. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997. С. 77-83.

197

  1. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. // СМД СССР и РФ. Вып. XLVII. - М, 1994. С. 133 - 157.

  2. Соглашение о сотрудничестве между Правительством СССР и Правительством Французской Республики в области борьбы с незаконным употреблением и оборотом наркотических средств и психотропных веществ 1989 г. // СМД СССР. Вып. XLV. - М., 1991. С. 152 - 153.

  3. Конвенция Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997. С. 77 - 83.

  4. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Киргизской Республики о сотрудничестве в вопросах контроля над наркотическими средствами и психотропными веществами 1997 г. // Дипломатический вестник.
  5. N 11. С. 51 -53.
  6. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г. // Интерпол. 1999. N 1. С. 53 - 60.
  7. Договоры о сотрудничестве в борьбе с преступностью и правовой помощи по уголовным делам

  8. Европейская конвенция о выдаче 1957 г. (с Дополнительными протоколами 1975 и 1978 гг.) // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. -Воронеж, 1997. С. 154 - 163.
  9. Договор между СССР и ПНР о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1957 г. (с Дополнительным
    протоколом и Протоколом к Договорам 1980 г.) //
  10. 198

Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М., 1996. С. 420 - 446.

  1. Договор между СССР и КНДР об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1957 г. // СДД СССР. Вып. XX. -М,
  2. С. 294-321.
  3. Договор между СССР и Румынской Народной Республикой об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1958 г. // СДД СССР. Вып. XX. - М., 1961. С. 358 - 384,
  4. Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. (с Дополнительным протоколом 1978 г.) // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997.С. 148 - 154.

  5. Договор между СССР и ФНР Югославией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1962г. // СДД СССР. Вып. XXIII. - М., 1970. С. 55-73.

  6. Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства 1968г. // СМД СССР, РФ. Вып. XLVIL - М.,1994. С. 415-420.

  7. Европейская конвенция о международной силе решений по уголовным делам 1970 г. // Международное частное право: Сборник документов. - М., 1997. С. 764 - 780.

  8. Европейская конвенция о передаче производства по уголовным делам 1972 г. // Международное частное право: Сборник документов. - М., 1997. С. 780-790.
  9. Договор о взаимном оказании правовой помощи между СССР и Иракской Республикой 1973г. // СДД СССР. Вып. XXX. - М., 1976. С. 91-100.
  10. 199

  11. Договор между СССР и НРБ о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1975 г. // СДД СССР. Вып. XXXII. - М., 1978. С. 114- 133.
  12. Договор между СССР и Финляндской Республикой о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1978 г. (с Протоколом к Договору) // СМД СССР. Вып. XXXVI. - М., 1982. С. 76 -85.
  13. Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 г. // СДД СССР. Вып. XXXV. - М., 1981. С. 181 - 185.
  14. Договор между СССР и Греческой Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1981 г. // СМД СССР. Вып. XXXVIIL - М., 1984. С. 138 - 152.

  15. Договор между СССР и ЧССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1982 г. // СМД СССР. Вып. XXXIX. - М., 1985. С. 69 - 94.

  16. Договор между СССР и Республикой Куба о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1984 г. // СМД СССР. Вып. XLII.-М., 1988. С. 103-123.

  17. Договор между СССР и Тунисской Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1984 г. // СМД СССР. Вып. XLII.-M., 1988. С. 136- 146.

  18. Договор между СССР и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1984 г. // СМД СССР. Вып. XLIII. - М.,
  19. С. 70 - 85.

  20. Договор между СССР и МНР о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1988 г. // СМД СССР. Вып. XL VI. - М., 1993. С. 212 - 233.

200

  1. Договор между СССР и Финляндской Республикой о взаимной передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы 1990 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. — М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 495 - 499.
  2. Конвенция Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: Сб. документов / Сост. П.Н.Бирюков, В.А.Панюшкин. - Воронеж, 1997. С. 77 -83.
  3. Договор между РФ и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1992 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 272 - 279.
  4. Договор между РФ и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1992 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 62-80.
  5. Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между РФ и Литовской Республикой 1992 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 362-379.
  6. Договор между РФ и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1992г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 322-339.
  7. 201

  8. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 31-52.

  9. Договор между РФ и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 380-398.

  10. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Финляндской Республики о сотрудничестве и борьбе с преступностью 1993 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД РФ в международном сотрудничестве: Сб. документов. Вып. 2. - М., 2000. С. 386-391.

  11. Договор о правовой помощи и правовых отношениях между РФ и Латвийской Республикой 1993 г. // СЗ. 1995. N 21. Ст. 1932.
  12. Договор между РФ и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спрак», 1996. С. 525-543.
  13. Договор между РФ и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 358 - 361.

  14. Договор между РФ и Азербайджанской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1994 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 81 - 84.
  15. Договор между РФ и Туркменистаном о передаче для отбывания наказания
    лиц, осужденных к лишению свободы 1995 г. // Сборник
  16. 202

международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 482 - 486.

  1. Договор между РФ и Республикой Албания о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1995г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк, 1996. С. 102-121.
  2. Договор между РФ и Республикой Грузия о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1995г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 210 - 229.
  3. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве в борьбе с преступностью 1995г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД РФ в международном сотрудничестве: Сб. документов. Вып. 1. - М., 1999. С. 53-60.
  4. Договор между РФ и КНР о выдаче 1995 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 280 - 286.
  5. Соглашение между Правительством РФ и Правительством США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам 1995 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 377 - 386.
  6. Договор между РФ и Исламской Республикой Иран о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 Г.//СЗ. 1997. N3. Ст. 360.
  7. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Государства Израиль о сотрудничестве в области борьбы с преступностью 1997г.// Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД РФ в

203

международном сотрудничестве: Сб. документов. Вып. 1. — М., 1999. С. 61-62.

  1. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии о сотрудничестве в области борьбы с преступностью 1997 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД РФ в международном сотрудничестве: Сб. документов. Вып. 1. - М, 1999. С. 63-67.
  2. Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания 1998 г. // Содружество: Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. 1998. N 1. С. 47 - 53.
  3. Соглашения Генеральной прокуратуры РФ

  4. Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры 1992 г. // Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1993. N4.
  5. Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой Республики Армения и Прокуратурой РФ 1993 г. // Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1993. N 4.
  6. Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой РФ и Генеральной прокуратурой Украины 1993 г. // Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1993. N 4.
  7. Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой РФ и Генеральной прокуратурой Азербайджанской Республики 1993 г. // Ведомственный источник.
  8. Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой РФ и Прокуратурой Республики Грузия 1993 г. // Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1993. N 4.
  9. 204

  10. Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой РФ и Прокуратурой Республики Молдова 1993 г. // Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1993. N 4.

  11. Соглашение о сотрудничестве между Генеральной прокуратурой РФ и Прокуратурой Швейцарской Конфедерации 1994. г. // Ведомственный источник.
  12. Соглашение о сотрудничестве между Генеральной прокуратурой РФ и Верховной народной прокуратурой КНР 1997 г. // Ведомственный источник.
  13. Межведомственные соглашения

  14. Договор о координации действий между МВД РСФСР и МВД Белоруссии 1990 г. // Сборник международных соглашений МВД РФ. - М.,
  15. С. 109- 113.

  16. Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 43 - 48.

  17. Соглашение между МВД РФ и МВД Украины 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 118 - 123.

  18. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и Главным управлением полиции при Правительстве Монголии 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 140 - 143.

  19. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Турецкой Республики 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД РФ. - М., 1996. С. 143- 146.
  20. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Польша 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД РФ. - М., 1996. С. 146- 149.
  21. 205

  22. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и Министерством общественной безопасности КНР 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 150 - 152.
  23. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Латвийской Республики 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД России. -М.,
  24. С. 135 - 139.
  25. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Румынии 1992 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 127-130.
  26. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Литовской Республики 1993 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 190 - 194.
  27. Соглашение между МВД РФ и МВД Итальянской Республики о сотрудничестве в борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ 1993 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 178 -182.
  28. Соглашение между МВД РФ и МВД Республики Молдова 1993 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 171 -175.
  29. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Словацкой Республики 1994 г. // Сборник международных соглашений МВД России. -М.,
  30. С. 200 - 203.
  31. Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел СНГ в сфере борьбы с организованной преступностью 1994 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 73 - 79.
  32. Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Азербайджанской Республики 1996 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М, 1996. С. 225 - 230.

206

  1. Соглашение между МВД РФ и МВД Латвийской Республики о сотрудничестве в сфере борьбы с организованной преступностью 1996 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 230 - 235.

  2. Соглашение о сотрудничестве между Главным полицейским управлением Швеции и МВД РФ 1996 г. // Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 235 - 239.

  3. Соглашение о сотрудничестве в сфере специального сопровождения оперативно-розыскной деятельности 1998 г. // Интерпол.
  4. N 1.С. 25-26.

II. Российские правовые акты

Конституция Российской Федерации и федеральные законы:

  1. Конституция Российской Федерации 1993 г. - М., 1995.
  2. УПК РСФСР 1960 г. (в поел. ред.). - М., 2001.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - М.: Изд-во «Инфра-М». Вып. № 9, 2002.
  4. О порядке выполнения обязательств, вытекающих для СССР из Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1979 г. Указ ПВС СССР // Ведомости СССР. 1979. N 33. Ст. 540.
  5. О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей Указ Президиума Верховного Совета СССР // Ведомости СССР.
  6. N26. Ст. 427.
  7. О мерах по выполнению договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1988 г. Постановление ПВС СССР // Ведомости СССР. 1988. N 26. Ст. 428.
  8. 207

  9. О милиции 1991 г. (в ред. 1999 г.) Закон РФ // Ведомости РСФСР. 1991. N
  10. Ст. 503; 1993. N 10. Ст. 360; N 32. Ст. 1231; СЗ. 1996. N 25. Ст. 2964; 1999. N14. Ст. 1666.
  11. О прокуратуре Российской Федерации 1992 г. (в ред. 1995 г.) Закон РФ // Ведомости РФ. 1992. N 8. Ст. 366; СЗ. 1995. N 47. Ст. 4472.
  12. ПО. О федеральных органах налоговой полиции 1993 г. (в ред. 1995 г.) Закон РФ // Ведомости РФ. 1993. N 29. Ст U 14; РГ. 1995. 27 дек.

  13. Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан 1993 г. (в ред. 1995 г.) Закон РФ // Ведомости РФ. 1993. N19. Ст. 685.
  14. Таможенный Кодекс РФ 1993 г. (в ред. 1997 г.) // Ведомости РФ. 1993. N31. Ст. 1224; СЗ. 1995. N26. Ст. 2397; 1997. N30. Ст. 3586.
  15. ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» 1994 г. //СЗ. 1994. N13. Ст. 1447.
  16. ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» 1994 г. //РГ. 1994. 15 июля.
  17. ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» 1995 г. // СЗ. 1995. N 15. Ст. 1269.
  18. ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995г. // СЗ. 1995. N33. Ст. 3349.
  19. ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» 1995 Г.//СЗ.
  20. N29. Ст. 2757.
  21. ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». 1995 г. // СЗ. 1995. N 29. Ст. 2759.
  22. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. (в поел, ред.).-М.,2001.
  23. ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» 1996 г. // СЗ.
  24. N1.

208

  1. ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» 1997 г. // СЗ. 1997. N 9. Ст. 1011.
  2. ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» 1998 г. // СЗ. 1998. N 2. Ст. 219.
  3. ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» 1998 г. // СЗ. 1998. N 14. Ст. 1514.
  4. ФЗ «О борьбе с терроризмом» 1998 г. // СЗ. 1998. N 31. Ст. 3808. ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» 1998 г. // СЗ. 1998. N 51. Ст. 6273.
  5. ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» 1999 г. // РГ. 1999. 29 июня.
  6. ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго Дополнительного протокола к ней» 1999 г. //СЗ. 1999. N43. Ст. 5129.
  7. ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней» 1999 г. // СЗ. 1999. N 43. Ст. 5132.
  8. Акты Конституционного Суда РФ

  9. Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М.Кульнева, В.С.Лалуева, Ю.В.Лукашова и И.П.Серебренникова» // СЗ. 1996. N 7. Ст. 701.
  10. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 1997 г. «О разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384
  11. 209

УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М.Кульнева, В.С.Лалуева, Ю.В.Лукашова и И.П.Серебренникова» // СЗ. 1997. № 25. Ст. 2950.

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 закона СССР от 24 июня 1981 г. «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи жалобой Яхья Дашти Гафура» // СЗ. 1998 N 9. Ст. 1142.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. «По делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» // СЗ. 1998. N 12. Ст. 1459.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» // СЗ. 1998. N 25. Ст. 3004.
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июля 1998 г. «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.Шаглия» // СЗ. 1998. N 28. Ст. 3394.
  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобой ряда граждан» // СЗ. 1998. N 28. Ст. 3393.
  6. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г.Черновой» // СЗ. 1998. N 34. Ст. 4368.
  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений частей первой и

210

второй статьи 295 УПК РСФСР в связи с жалобой
гражданина М.А.Клюева» // СЗ. 1999. N 4. Ст. 602.

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. «По делу о проверке конституционности положение статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан» // СЗ. 1999. N 6. Ст. 867.

Акты Верховного Суда РФ

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» 1993 г. // БВС РФ. 1993. N 7.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» 1993 г. // БВС РФ. 1994. N 3.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» 1994 г. // РГ.
  4. 8 февраля.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» 1995 г. // БВС РФ. 1996. N 1.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» 1996 г. // БВС РФ. 1996. N 7.
  7. 211

  8. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 марта 1998 г. // ВВС. 1998. N 9.

Акты Президента РФ и Правительства РФ

  1. Указ Президента РФ «О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации» 1993 г. (в ред. 1998 г.) // САГШ. 1993. N7. Ст. 562.
  2. Заявления и оговорки Российской Федерации при подписании Европейской конвенции о выдаче 1957 года с Дополнительными протоколами 1975 и 1978 годов и Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года с Дополнительным протоколом 1978 года (Распоряжение Президента РФ от 3 сентября 1996 г. N 458 - рп) // СЗ. 1996. N. 46. Ст. 1876.
  3. Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации» 1993 г. (в ред. 1998 г.) // САПП.
  4. N48. Ст. 4650.
  5. Положение о Министерстве иностранных дел РФ 1995 г. // СЗ. 1995. N12. Ст. 1033.
  6. Положение о представителях Министерства внутренних дел Российской Федерации в зарубежных государствах 1995 г. // СЗ 1995. N3. Ст. 199.

  7. Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации 1996г. // СЗ. 1996. N 30. Ст. 3605.

  8. Положение о Национальном Центральном Бюро Интерпола в России 1996 г. //СЗ. 1996. N43. Ст. 4916.
  9. Положение о Федеральной службе безопасности Российской Федерации
    1997 г. // СЗ. 1997. N 21. Ст. 2468.
  10. 212

Акты Генерального прокурора РФ

  1. Указание Генерального прокурора РФ «О порядке выполнения ходатайств о правовой помощи» 1992 г. (в ред. 1993 г.) // Ведомственный источник.
  2. Приказ Генерального прокурора РФ N 50 «Об организации международного сотрудничества прокуратуры Российской Федерации» от 3 августа 1998 г. // Ведомственный источник.
  3. Указание Генерального прокурора РФ «О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции» 1998 г. // Ведомственный источник.
  4. III. Научная литература

  5. Алексеев С.С. Проблемы теории права. В 2 т. Т. 1. Основные вопросы общей теории права. - Свердловск, 1972. - 396 с.
  6. Алексеева Л. Б. Теоретические вопросы системы уголовно- процессуального права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09. - М.: ВИ по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1975.-24 с.
  7. Алексеева Л.Б., Жуйков В.М, Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. - М.: «Права человека», 1996. - 425с.
  8. Арсентьев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. -М: Юрид. лит., 1964. - 177 с.
  9. Аснис А. Б., Портнов В. А. Мы намерены выиграть это дело // Российская юстиция. 2002. № 6. С. 76-78.
  10. Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно- процессуального и международного права. - Л.: ЛГУ, 1986. - 133 с.

213

  1. Бастрыкин А.И. Институт выдачи: взаимодействие национальных и международных норм // СЕМП. 1989-90-91. - СПб.,
  2. С. 115-124.

  3. Бекяшев К. А. Волосов М. Е. Международное публичное право. -М.: Проспект, 2000 - 238 с.
  4. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М.: Наука, 1966. - 294 с.
  5. Беляев С. С. Юридическая регламентация института экстрадиции (выдачи)//Государство и право. 1998. N 1. С. 26-31.
  6. Берестнев Ю. В. Распространение решений Европейского Суда по правам человека. //Российская юстиция. 2001. № 3. С. 34-38.
  7. Бирюков 77. 77. Нормы международного уголовно- процессуального права в правовой системе Российской Федерации. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. 228 с.

  8. Бирюков 77. 77. Международное право. Европейское право. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2002. 215 с.

  9. Блатова 77. Т. Международное право в документах. - М.: Юрид. лит., 1982.-853 с.
  10. Блищенко И.П. Фисенко И. В. Международный уголовный суд. -М.: Ин-т международного права, 1994. - 223 с.
  11. Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. N 2. С. 16-18.
  12. Боботов СВ. Теория права и государства. - М.: БЕК, 1995. - 323с.
  13. Божъев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М.: Юрид. лит., 1975.-174 с.
  14. Божъев В.П. Источники уголовно-процессуального права. - М.: Академия МВД РФ, 1994. - 32 с,
  15. 214

  16. Божьев В.П., Лубенский А.И. Источники доказательств по уголовно-процессуальному законодательству СССР и других социалистических государств. - М.: Юрид. лит., 1981. - 69 с.
  17. Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и про- странстве: Монография. - СПб.: Изд-во СПб. университета, 1995. - 257 с.
  18. Бущенко А. П. Практика Европейского суда по правам человека. - М.: Изд-во «Спарк», 2001. -215 с.
  19. Воинов И. К Разрешение коллизий норм европейского и российского права // Российская юстиция. 2001. № 6. С.41-43.
  20. Волженкина В.М. Применение норм международного права в российском уголовном процессе. - СПб.: СПб. ЮИ Ген. прокуратуры РФ, 1997.-86 с.
  21. Волженкина В.М. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции. - СПб.: СПб. ЮИ Ген. прокуратуры РФ, 1998. - 42 с.
  22. Волженкина В.М. Европейская конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. - СПб.: СПб. ЮИ Ген. прокуратуры РФ, 1998. - 47 с.
  23. Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества. - СПб.: СПб. ЮИ Ген. прокуратуры РФ, 1999. - 53 с.
  24. Галенская Л.Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступностью. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1978. - 85 с.

  25. Гриненко А.В. Международные стандарты уголовноого судопроизводства и их воплощение в УПК РФ // Государство и право.
  26. №9. С. 114-116.

  27. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности.- М.: Международные отношения, 1998. - 459 с.

215

  1. Даниленко Г.М. Применение международного права в правовой системе России: практика Конституционного Суда // Государство и право. 1995. № 11. С. 124.
  2. Демидов И. Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе.
    • М.: Изд-во МГУ, 1993. - 83 с.
  3. Зимин В.П., Зубов И. Н. Международное сотрудничество в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка. - М.: НИИ МВД РФ, 1993.- 157 с.
  4. Иванова Г.П. О понятии права (к соотношению права и законодательства)//Правоведение. 1983. №1. С.20-27.
  5. Игнатенко Г. В. Коллизии международно-правовых и внутригосударственных норм (причины возникновения, юридическая природа, методы урегулирования) // Идеи мира и сотрудничества в современном международном праве. Киев, 1990. С. 124 - 143.

  6. Игнатенко Г.В. Применение норм международного права в российской правовой системе // Правовая реформа России: проблемы теории и практики. - Екатеринбург, 1996. - 153 с.

  7. Ильинский И.П., Крылова Б.С., Михалева Н.А. Новое федеративное устройство России // Государство и право. 1992. N 11. С. 29-34.
  8. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.: Юрист, 1995. - 127 с.
  9. Козырев Г.Н. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Н.Новгород: НВШ МВД РФ, 1994. - 61 с.

  10. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций, изд-е 2-е. - М.: Манускрипт* 1996. — 321 с.

216

  1. Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации 1992 г. / С.Е.Вицин, Л.М.Карнозова, Э.Ф>.Куцова и др. // Государство и право. 1992. N 8. С. 34-41.

  2. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб., 1908. -385 с.
  3. Костиков А.А. Допустимость и относимость доказательств. - Л.: Ин-т усоверттт. следств. работников, 1991. - 16 с.
  4. Крюгер X. К. Два шага по пути к Конституции Европы. Европейская конвенция о защиет прав человека и основных свобод и Хартия основных прав Европейского союза // РЮ. 2001. № 10. С. 23-28.

  5. Кузьмина С.С. Процессуальные проблемы расследования уголовных дел в отношении иностранцев в соответствии с международными договорами. - СПб.: СПб. ЮИ Ген. прокуратуры РФ, 1994.-126 с.

  6. Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М., 1989; Т. 4. - М., 1990; Т. 6.-М., 1992.
  7. Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - М.: Наука, 1985. - 240 с.
  8. Лукашук И.И. Международное право в судах государств. - СПб.: Социал- коммерч. фирма «Россия-Нева», 1993. - 300 с.
  9. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. - М.: Изд-во «Спарк», 1997. - 89 с.
  10. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. -2 изд. перераб. и доп. - М.: БЕК, 2000. - 419 с.

  11. Лукашук И.И., Алексеева Л. Б. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. - М.: БЕК, 1996. - 149 с.
  12. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. -М.: Изд-во «Спарк», 1999. - 286 с.
  13. 217

  14. Ляхов Е.Г. Бородин С В. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. - М., 1983. - 147 с.

  15. Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. - Тюмень: Изд-во Тюм. гос. ун та, 1998.- 199 с.

  16. Международное право. - М.: Международные отношения, 2001. - 713 с.
  17. Международное право в документах. — 2 изд., перераб. и доп. — М.: Инфра - М, 1997. - 694 с.
  18. Мингазов Л. X. Эффективность норм международного права. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1999. - 375 с.
  19. Михайлов В. А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. - М., 1995. - 520 с.

  20. Мюллерсон Р. А. Конституция СССР и вопросы соотношения международного и национального права. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - 363 с.
  21. Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998.-223 с.
  22. Нерсесянц B.C. Право и закон: из истории правовых учений. - М.: Наука, 1983.-326 с.
  23. Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1984. - 175 с.
  24. Пашуканис Е.Б. Международное право: Энциклопедия государства и права. Т. 2. - М., 1930. - 626 с.
  25. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М.: Наука, 1989. - 252 с.
  26. Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности (в уголовном процессе). - М.: Рос. академия наук. ИНИОН, 1992. - 94 с.
  27. 218

  28. Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. - М.: Наука, 1984. - 159 с.

  29. Сабанин А.В. Первый советский курс международного права. (Вместо рецензии)// Международная жизнь, 1925. N2. СП7.

  30. Сидоренко Е. Допустимость доказательств, полученных на территории других государств // Законность. 1998. N 2. С. 12-17.

  31. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. - М.: « Статус ЛТД +», 1996.-347 с.

  32. Степаненко В.И. Заключение под стражу с целью выдачи иностранному государству // СГиП. 1991. N 11. С. 28-32.
  33. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М.: Наука, 1988. - 316 с.
  34. Строгович М.С Избранные труды. В 3 т. Т.1: Проблемы общей теории права / Отв. ред. С. Н. Братусь. - М, 1990. 302 с. Т. 2: Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве / Отв. ред. В. М. Савицкий. - М., 1992. - 277 с. Т. 3: Теория судебных доказательств / Отв. ред. А. М. Ларин. -М., 1991.-297 с.

  35. Табалдиева В.Ш. Правовая помощь по уголовным делам (по материалам Кыргызской республики и Российской Федерации). Автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09 / Академия управления МВД России. -М., 1997.-20 с.
  36. Талалаев А.Н. Два вопроса международного права в связи с Конституцией РФ // Государство и право. 1998. № 3. С. 66.
  37. Тененбаум В.О. О сущности права // Правоведение. 1980. №1. С.35-42; О понимании советского права. “Круглый стол” // Советское государство и право.
  38. № 7. С,56-74,
  39. 219

  40. Теория государства и права. Учебник для вузов и факультетов / Под ред. Корельского В.М. и Перевалова В.Д. -М.: Изд-я группа ИНФРА-М,- НОРМА,
    • 389 с.
  41. Тихомиров Ю.А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения //Правоведение. 1995. N 3. С. 29-41.
  42. Тункин Г.И. Сорок лет сосуществования и международное право //СЕМП
  43. -М., 1959 С,73.
  44. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юрист, 2001. - 362 с.

  45. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М.: Изд-во «Спарк»,
    • 787 с.
  46. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М.: Изд-во «Спарк», 2002. - 801 с.
  47. Усеико Е. Т. Проблемы экстерриториального действия национального закона//МЖМП. 1996. N2. С. 17-21.
  48. Филимонов Б. А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. - М.: Изд-во «Спарк», 1994. - 157 с.
  49. Цепелев В.Ф. Правовые и процессуальные особенности расследования дел о преступлениях, совершаемых иностранными гражданами и в их отношении // Бюллетень ГСУ МВД СССР. 1991. N 1.
  50. С. 12-18.

  51. Черниченко СВ. Международное право: современные теоретические проблемы. - М.: Международные отношения, 1993. - 294 с.

  52. Чернышова О. П. Жалобы против России в Европейском Суде по правам человека // Российская юстиция. 2002. № 4. С. 14-19.
  53. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М.: Юрлитинформ, 2000. - 228 с.
  54. 220

  55. Якупов Р.Х., Орлова А.А., Степанов Е.А. Особенности расследования преступлений с участием иностранных граждан. - М.: Юрид. лит., 1994. - 224 с.

  56. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. - М: Зерцало, 1998. - 438 с.

221

Приложение I.

АНКЕТА

(о значении и использовании в правоприменительной практике органов прокуратуры и следствия РФ, международных норм и решений

Конституционного и Верховного судов РФ по вопросам уголовно-

процессуального законодательства РФ)

№№ п/п Вопросы Ответ

ДА Ответ НЕТ Затруд.

Ответит

ь 1. Применяете (ссылаетесь) ли Вы в своей практической деятельности:

а) Общепризнанные международные принципы и нормы, международные договоры РФ?

б) Решения Конституционного Суда РФ?

в) Постановления Пленумов ВС РФ?

г) Решения Верховного Суда
РФ, опубликованные в Бюллетене ВС РФ?

д) Обзоры судебной практики, публикуемые в Бюллетене ВС РФ? 16 92 91

86

71 84 8 9

14

29

2. Обращались ли Вы в своей практической деятельности к Конституции РФ, как к закону прямого действия? 96 4

3. Сталкивались ли Вы с коллизиями норм Конституции РФ, УПК РФ и международного права? 96 2 2 4. Если при расследовании уголовного дела Вы обнаружите противоречие уголовно- процессуальной нормы общепризнанным международным принципам и нормам, международным договорам РФ, Вы:

а) примените нормы международного права;

б) приостановите рассмотрение дела;

в) примените норму УПК РФ. 9

5 70 16

5. Какими из следующих актов Вы руководству- етесь в своей практической деятельности:

а) Всеобщей Декларацией прав человека 1948 года;

б) Международным Пактом о гражданских и политических правах 1966 г.;

в) Европейской Конвенцией о защите
прав человека и основных свобод 1959 г.; ^Международными договорами, заключенными РФ с другими странами;

д) Конституцией РФ;

е) УПК РФ; 6

6

8

36 100 100 94 94 92 64

222

ж) Иными международными и правовыми актами РФ. 58 42

6.

7. Отражает ли УПК РФ основной перечень прав и свобод участников уголовного процесса, закрепленных в международных документах? Считаете ли Вы, целесообразным, включать в уголовно-процессуальное законодательство РФ договорные и обычные нормы международного права для повышения эффективности их применения? 13 90 87 7 3 8. На Ваш взгляд, какие международные акты следует включать в уголовное судопроизводство РФ, применять непосредственно в уголовно- процессуальной деятельности:

а) основополагающие общие международные акты;

б) ратифицированные международные договоры РФ;

в) нератифицированные международные акты;

г) межгосударственные соглашения РФ. 84

96 19 28 8

4 74 72 8 9. Какие из перечисленных правовых актов, являются основанием правильного и эффективного исполнения и применения правил международных договоров РФ?

а) Международные договоры РФ;

б) Дополнительные Протоколы к ним;

в) Действующее уголовно-процессуальное закон о д ател ьство. 58 11

43 15 5 10. При оказании правовой помощи по уголовным делам Вы ссылаетесь на международные нормы, содержащиеся:

а) Европейской конвенции о правовой помощи 1959г.;

б) Европейской конвенции о выдаче 1957г.;

в) Минской конвенции стран СНГ 1993г.;

г) Двухсторонних соглашениях РФ о правовой помощи;

д) Протоколах и других приложениях к договорам, устанавливающих конкретные условия и оговорки к ним. 21 25 51 39

12

11. Известны ли Вам некоторые дополнительные правила, предусмотренные международными договорами, не закрепленные в новом УПК РФ (ч.5), в отношении:

-содержания, порядка исполнения международного запроса?

порядка и условий выполнения 21 79

223

процессуальных действий?

-порядка возбуждения уголовного дела и

осуществления уголовного преследования в

отношении иностранцев?

-исполнения запроса зарубежной страны об

обеспечении расследования преступления,

совершенного на ее территории иностранным

гражданином, получившим гражданство РФ?

-определения абсолютных и относительных оснований отказа в выдаче лица, совершившего преступление? 18

24

14 29 82 76

86

71

12. Могут ли в основу обвинения лица, совершившего деяние вне РФ, быть положены доказательства, полученные из процессуальных источников зарубежного государства? 74 19 7 13. Знакомитесь ли Вы с Постановлениями КС и Пленума ВС РФ, содержащими интерпретацию международных норм:

а) регулярно, по мере принятия;

б) редко, когда возникает необходимость
в решении конкретного вопроса;

в) не знакомлюсь. 49

39

12

Приложение П.

АНКЕТА

( о значении и использовании в правоприменительной практике судебных органов РФ, международных норм и решений Конституционного и Верховного судов РФ по вопросам уголовно-процессуального законодательства РФ)

№№ п/п Вопросы Ответ ДА Ответ НЕТ Затруд. ответить 1. Применяете (ссылаетесь) ли Вы в своей практической деятельности:

а) Общепризнанные международные принципы и нормы, международные договоры РФ?

б) Решения Конституционного Суда РФ?

в) Постановления Пленумов ВС РФ?

г) Решения Верховного Суда
РФ, опубликованные в Бюллетене ВС РФ?

д) Обзоры судебной практики, публикуемые в Бюллетене ВС РФ? 92 100 100

100

96 4 8 2. Сталкивались ли Вы с коллизиями норм Конституции РФ, УПК РФ, международных норм? 92

8 3. Какими из следующих актов Вы руководству- етесь в своей практической деятельности:

а) Всеобщей Декларацией прав человека 1948 года;

б) Международным Пактом о гражданских и политических правах 1966 г.;

в) Европейской Конвенцией о защите
прав человека и основных свобод 1959 г.; ^Международными договорами, заключенными РФ с другими странами;

д) Конституцией РФ;

е) УПК РФ;

ж) Иными международными и правовыми актами РФ. 71

71

79

53

100

100

83 5 12 4. Отражает ли УПК РФ основной перечень прав и свобод участников уголовного процесса, закрепленных в международных документах? 23 71 6 5. Если при рассмотрении дела Вы обнаружите противоречие уголовно-процессуальной нормы общепризнанным международным принципам и нормам, международным договорам РФ, Вы:

225

а) примените нормы международного права;

б) приостановите рассмотрение дела;

в) примените норму УПК РФ. 58 11 21 5 5 6. Па Ваш взгляд, какие международные акты следует включать в уголовное судопроизводство РФ, применять непосредственно в уголовно- процессуальной деятельности:

а) основополагающие общие международные акты;

б) ратифицированные международные договоры РФ;

в) нератифицированные международные акты;

г) межгосударственные соглашения РФ. 93

96 9

7

7. Считаете ли Вы необходимым использовать интерпретацию международных норм Конституционным и Верховным Судом РФ, в качестве одной из форм реализации положений международных актов? 97 3

8. Знакомитесь ли Вы с Постановлениями КС и Пленума ВС РФ, содержащими интерпретацию международных норм:

а) регулярно, по мере принятия;

б) редко, когда возникает необходимость в решении конкретного вопроса;

в) не знакомлюсь. 86

14 0

9. Руководствуетесь ли Вы решениями Конституционного Суда РФ в отношении преимущественного применения международных норм в уголовном судопроизводстве РФ?

Если да, то для Вас обязательна для исполнения:

а) резолютивная часть постановления - итоговое решение о конституционности закона;

б) мотивировочная часть - правовые позиции, на которых основаны выводы суда, содержащие толкование норм Конституции и законов РФ. 17 83

10. Считаете ли Вы для себя необходимым и обязательным соблюдать разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленума ВС РФ, по введению в действие и использованию в уголовном судопроизводстве РФ, положений международных актов, для принятия решения по делу? 95 5

226

11. Следует ли при вынесении Постановлений Конституционным Судом и Пленумом Верховного Суда РФ по уголовным делам ссылаться и применять правовые нормы не только основополагающих международных актов, а также других актов международного значения, необходимых для вынесения законного и обоснованного решения? 93 7

12. Знакомились ли Вы в процессе своей деятельности с решениями Европейского Суда? 27 73

13. Применяете ли Вы нормы, вытекающие из решений Европейского Суда, если возникают противоречия, между действующим законодательством и международными нормами? 7 93