lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кононенко, Владимир Иванович. - Мировой суд, опыт становления и развития: Уголовно- процессуальный аспект : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 190 с. РГБ ОД, 61:03- 12/1369-9

Posted in:

61 : V3~1*C/ 1$&У -<J

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ

Кононенко Владимир Иванович

Мировой суд: Опыт становления и развития • (уголовно-процессуальный аспект)

Специальность 12.00.09.

(уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность)

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

кандидат юридических наук,

доцент А.И. Трусов

«

Москв а 2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

« ВВЕДЕНИЕ 3

Глава I. Общая характеристика правового регулирования мировой юстиции

на современном этапе 11

§ 1. Понятия и признаки мирового суда 11

§ 2. Понятие мировой юстиции 44

§ 3. Виды сокращенных производств и формы организации судов 52

Глава II. Становление и развитие института мировых судов в странах

с англосаксонской, континентальной системами права и в России 63

§ 1. Основные этапы становления и развития мировых (местных) судов

в европейских странах (Англия, Франция, Германия) и США 63

§ 2. Становление и развитие местных (мировых) судов в России 95

§ 3. Состояние мировой юстиции в советский период истории России…. 118 § 4. Исторические и современные факторы, обусловившие необходимость

возрождения мировых судов в современной России 130

Глава III. Характеристика мирового суда в современной России 140

§ 1. Устройство мирового суда 140

§ 2. Порядок производства в мировом суде по делам

публичного обвинения 149

§ 3. Производство в мировом суде по делам частного обвинения 165

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 180

  • БИБЛИОГРАФИЯ ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 183

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Институт мировой юстиции в России впервые был учрежден в ходе судебно-правовой реформы второй половины XIX в. В той или иной форме он просуществовал более 50 лет. После Октябрьских событий 1917 г. его деятельность была приостановлена. Следует отметить, что реформирование системы мировых судов предприняло уже Временное правительство в марте-мае 1917 г. Мировые суды в соответствии с его решениями стали функционировать, в отличие от прежней системы мировых судов, в коллегиальном составе. Совет Народных Комиссаров РСФСР Декретом «О суде» № 1 от 24 ноября 1917 г. (п. 2), приостановив деятельность мировых судов, на их основе предусмотрел учреждение новых судебных органов.

Необходимость учреждения, упразднения, а затем восстановления института мировых судов и должностей мировых судей в России периодически возникает уже почти на протяжении двухсот лет, начиная примерно со времени проведения правовых реформ М.М. Сперанским и его единомышленниками. Идея мирового суда всегда имела как сторонников, так и противников. Восстановление в современной России института мировых судов - это не чисто технический акт законодателя о дополнении системы общих судов еще одним звеном. В этом проявляется глубинная тенденция последовательного формирования в России судопроизводства на основе дифференциации судебных процедур, предусмотренной Концепцией судебной реформы 1991г.

Несмотря на восстановление законодательством России должности мирового судьи, по вопросу о необходимости возрождения мировой юстиции до сих пор высказываются различные точки зрения. Бытует мнение, что институт мировых судей не востребован временем и что проблему перегруженности судов можно было бы решить путем простого увеличения

4 численности судей районных судов1. Между тем подобную точку зрения давно уже опровергла сама жизнь. Еще в 80-е годы прошлого века стало очевидным, что трехзвенная система судов в СССР была чрезмерно перегруженной, а ранее существовавшая участковая система народных судов, установленная из расчета - один участок на 19 тысяч населения, не оправдывала себя даже в условиях централизованной экономики и обусловленного этим ограниченного гражданского оборота. Простое увеличение числа районных судей, как верно отмечает профессор И.М. Михайловская, не решило бы проблемы обеспечения доступности правосудия2. На эту позицию совершенно обоснованно все более склоняется и общественное мнение последнего времени3, что весьма важно при реформировании судебной системы.

Анализ практики деятельности в современных условиях федеральных и мировых судов дает основание для мнения о том, что восстановление института мировых судов - своевременно и необходимо. Характерна динамика роста судебных дел в судах: в 1990 г. поступило 1 900 тысяч уголовных дел и 3 миллиона гражданских; в 2000 г. - соответственно 1 342 тысячи и 5 044 тысячи; в 2001 г. - уголовных 1 275 тысяч, гражданских -4818 тысяч. Целями восстановления института мировых судов явились: во-первых, разгрузка районных судов, необходимость чего усматривается из приведенных данных; во-вторых, освобождение их от малозначительных дел, не требующих длительного времени рассмотрения; в-третьих, обеспечение доступности правосудия более широкому кругу населения; в-четвертых,

1 См.: Федосеева А., Портнов В. У третьей власти сила велика. Совершенная судебная система всегда приобретает реальность? // Российская газета. - 1998. - 16 декабря.

См.: Михайловская ИМ. Конституционное право // Восточно-Европейское обозрение. 2000. № 3. С. 42-43.

3 См.: Бурт В. Благое дело // Литературная газета. № 19-20. - 2003. 21-27 мая. С. 6.

5 приближение суда к населению; в-пятых, упрощение
процедуры разбирательства уголовных деликтов.

В дореволюционной науке уголовного процесса проблема деятельности мировых судов была детально исследована русскими процессуалистами: А.А. Стояновским, В.И. Безобразовым, Н.Б. Давыдовым, Л.Я. Таубером, М.В. Духовским, И.В. Михайловским,,Н.Н. Полянским, Н.Н. Розиным, А.А. Титовым, И.Я. Фойницким и другими. В последние годы вопросы дифференциации форм уголовного судопроизводства и обоснования концепции мировой юстиции рассматривались в работах В.П. Божьева, В.В. Демидова, В.В. Дорошкова, К.Ф. Гуценко, И.М. Михайловской, П.П. Пашкевича, Н.В. Радутной, М.С. Строговича, М.А. Чельцова, В.А. Устюжанинова, М.Л. Якуба и в ряде диссертаций.

Судоустройство неотделимо от судопроизводства. Возрождение мировых судов породило немало проблем, связанных с их организацией и процессуальной деятельностью. Среди них: правовая природа мирового суда и мировой юстиции, процессуальное положение мирового судьи в судебном разбирательстве, проблемы, связанные с упрощением производства, с производством по делам частного и публичного обвинения, вопросы апелляционного и кассационного производств, возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам и др. Решению этих вопросов и посвящено настоящее исследование.

Исторический анализ возникновения и развития мировой юстиции в России и в зарубежных странах имеет непреходящее значение для совершенствования действующего законодательства о мировой юстиции и развития науки уголовного процесса. Исследование проблем института мировых судов в связи с принятием нового УПК является в настоящее время актуальным как для науки уголовно-процессуального права, так и судебной практики.

Целью исследования является теоретическое осмысление правовой природы института мирового суда и мировой юстиции, процессуального

6

положения мирового судьи в судебном разбирательстве, природы принимаемых им в ходе судебного разбирательства решений, во взаимосвязи с конституционным принципом отправления правосудия только судом. На основе изучения и обобщения отечественного и зарубежного теоретического опыта и сложившейся судебной практики, выявление специфики рассмотрения мировыми судьями дел публичного и частного обвинения и формулирование предложений по совершенствованию законодательства в сфере деятельности мировой юстиции. Задачи исследования:

  1. Анализ причин и условий возникновения мировых судов и мировой юстиции в зарубежных странах и в России.
  2. Изучение и обобщение отечественного и зарубежного опыта правовой регламентации организации и деятельности мировых судов и мировой юстиции.
  3. Изучение различных факторов, влияющих на организацию, деятельность, а также на тенденции развития института мировых судов и мировой юстиции.
  4. Изучение и обобщение практики организации и деятельности мировых судов на современном этапе.
  5. Изучение и анализ регионального законодательства субъектов Федерации России о мировых судьях. ,(
  6. Анализ трудностей, связанных с возрождением и становлением мировой юстиции в современной России.
  7. Анализ эффективности деятельности мировых судов.
  8. Анализ различных точек зрения, связанных с проблемой дифференциации форм уголовного судопроизводства, а также с необходимостью возрождения мировых судов в современной России.
  9. Объектом исследования являются организация и деятельность мировой юстиции, а также правовые нормы, регламентирующие организацию и деятельность мировых судов.

7

Предметом исследования являются причины и условия, вызывающие необходимость возникновения мировых судов, дифференциацию форм уголовного судопроизводства, а также социальные факторы, определяющие тенденции развития организации и деятельности мировой юстиции.

Методологической основой исследования являются общенаучный диалектический метод познания и частно-научные методы познания: исторический, социологический, метод логического и системного анализа, метод сравнительного правоведения и др.

При работе над диссертацией были использованы: труды отечественных дореволюционных ученых-процессуалистов, чьи идеи были положены в основу разработки и совершенствования законодательства о мировых судьях и судебных установлений того времени и успешно применяются на современном этапе; работы русских философов; труды теоретиков-процессуалистов советского периода - как сторонников, так и противников дифференцированного построения советского уголовного процесса. В работе использовались также результаты исследований зарубежных процессуалистов в области судоустройства и судопроизводства, правовой теории и философии. Изучено и проанализировано по теме исследования законодательство Российской империи и зарубежных стран XIX-XX вв., современное законодательство России.

Практической основой исследования является опыт организации и деятельности мировых судов в Ростовской, Курской, Белгородской, Тамбовской областях и других регионов.

Научная новизна исследования состоит в том, что в диссертации, с учетом Федерального Конституционного Закона {<0 судебной системе Российской Федерации», Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», нового уголовно-процессуального

законодательства, общепризнанных принципов международного права, Европейской конвенции по правам человека предпринята попытка: исследования правовой природы институтов мировой юстиции и мирового

8 суда, на основе изучения практики деятельности мировых судов отдельных регионов, анализа современных проблем рассмотрения и разрешения уголовных дел (процессуального и организационного аспектов); определения их соответствия нормам нового законодательства, международным стандартам; исследования проблем дифференциации уголовного судопроизводства ^обеспечения процессуальной экономии в производстве мирового суда по уголовным делам. >’• ‘

Опираясь на научные труды дореволюционных процессуалистов, на теорию и историю права, анализ современного российского и зарубежного законодательства о судопроизводстве и судоустройстве, современную практику применения УПК РФ, диссертант сформулировал научно-практические положения, выносимые на защиту:

  1. Понятие мировой юстиции. Мировая юстиция - это правовой институт, отражающий в обобщенном виде деятельность мирового суда и мирового судьи по осуществлению правосудия, а также иную деятельность мирового судьи по взаимодействию с органами местного самоуправления и иными органами власти на местах.
  2. К числу существенных отличительных признаков мирового суда в работе отнесены: мировой суд - первичное звено в системе судов общей юрисдикции; местный характер организации мирового суда и максимальная приближенность его к населению; организационный дуализм; мировой суд — компетентный орган судебной власти; направленность деятельности мирового суда на примирение сторон; исключительная подведомственность уголовных дел; малозначительный характер дел, отнесенных к компетенции мирового суда; территориальная ограниченность юрисдикции; исключительно единоличный порядок отправления правосудия; отсутствие специализации по категориям уголовных дел; ограниченность срока полномочий мировых судей; апелляционный порядок судебного контроля суда второй инстанции за деятельностью мирового суда;
    системность

9 дифференциации порядка производства в суде и на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

  1. Особенности подготовки рассмотрения дел частного обвинения мировым судьей.
  2. Обоснование необходимости введения на досудебных стадиях сокращенного порядка подготовки материалов по делам публичного обвинения.
  3. Предложения по совершенствованию законодательства. В работе обосновывается необходимость на законодательном уровне: а) ограничить полномочия мирового суда при назначении меры наказания сроком не свыше 3 лет лишения свободы (включая все случаи совокупности); б) дополнить полномочия мирового суда рассмотрением дел публичного обвинения с обвинительным заключением; в) принять новый законодательный акт «О мировом суде в Российской Федерации»; г) в случаях рассмотрения мировым судом уголовных дел с превышением правил о подсудности наделить апелляционный суд правом отменять все состоявшиеся решения мирового суда с направлением дел в соответствии с правилами о подсудности в порядке судебного контроля (гл. 16 УПК РФ), а не в апелляционном порядке; д) установить коллегиальный порядок рассмотрения дел в апелляционной инстанции; е) ввести понятие «обвиняемый» по делам частного обвинения; ж) отказаться от проведения предварительного следствия по делам частного обвинения в случае вступления в дело прокурора; з) предусмотреть рассмотрение заключения прокурора о необходимости возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в отношении приговора и постановления мирового суда не районным судом, а президиумом верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа.

10

Практическое значение исследования. Теоретические выводы и практические рекомендации, обоснованные в работе, могут быть использованы при преподавании курса уголовно-процессуального права в юридических учебных заведениях и на юридических факультетах иных вузов, при совершенствовании действующего законодательства, а также в практической деятельности мировых судей. Материал диссертации может служить и основой для последующих научных исследований в этой области.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, рецензировалась и обсуждалась на кафедре уголовно-процессуального права Российской Академии Правосудия.

Ряд теоретических и практических предложений диссертанта нашли отражение в публикациях, подготовленных автором. Диссертант принимал участие и внес практические предложения на заседании круглого стола Совета Федерации России при обсуждении проблемы совершенствования законодательства о мировых судах в мае 2002 года.

Материалы диссертации используются при чтении спецкурса студентам Российской Академии Правосудия, при проведении занятий на факультете повышения квалификации с мировыми судьями, а также при чтении лекций федеральным судьям.

Структура диссертации определена ее содержанием. Работа состоит из введения и трех глав, разделенных на параграфы, и заключения.

11

Глава I. Общая характеристика правового регулирования мировой юстиции на современном этапе

§ 1. Понятие и признаки мирового суда

С введением должности мировых судей и учреждением судебных участков, в которых мировые судьи по первой инстанции рассматривают уголовные и гражданские дела, отнесенные законодателем к их компетенции, возникает необходимость в осмыслении правовой природы мирового суда. Эта потребность также диктуется вступлением в действие с 1 июля 2002 г. УПК РФ, которым регламентируется процессуальная деятельность мировых судей. Проблема соответствия деятельности мирового судьи при отправлении правосудия конституционным принципам, сформулированным в ст. 118 Конституции РФ «Об отправлении правосудия только судом», общепризнанным принципам и нормам международного публичного права с учетом имеющейся судебной практики приобретает в настоящее время особую актуальность.

Анализируя Федеральный закон «О мировых, судьях в Российской Федерации»4 и Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации»5, а также нормы УПК РФ, регламентирующие деятельность мирового судьи, следует отметить их прогрессивность; вместе с тем нельзя не обратить внимания на их противоречивость и некоторое несоответствие конституционным принципам и ряду международных конвенций, ратифицированных Россией. Указанное законодательство закрепляет конституционное положение об отправлении правосудия только судом, в соответствии с которым и должна осуществляться мировым судьей процессуальная деятельность. В соответствии с ч. 1 ст. 3 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» мировой судья рассматривает по первой

Далее иногда по тексту - Закон «О мировых судьях в РФ». 5 Далее иногда по тексту - Закон «О судебной системе РФ».

12 инстанции уголовные и гражданские дела, отнесенные законодателем к его компетенции. Обращает на себя внимание отсутствие в указанной норме ссылки на организационно-правовую структуру суда, в котором и осуществляет мировой судья функцию правосудия. В Законе «О судебной системе РФ» в ч. I ст. 28 прямо указывается, что мировой судья осуществляет правосудие в качестве суда первой инстанции, но не дается родового признака суда. Все это создает значительные трудности как в практике правоприменительной деятельности, так и в теоретическом аспекте.

Представляется, что изначальная ошибка кроется в том, что законодатель установил фактическое тождество между судебной должностью «мировой судья» и судом как «процессом» и организационной структурой. Как уже отмечалось ранее, в ч. I ст. 3 Закона «О мировых судьях в РФ» говорится, что мировой судья рассматривает дела по первой инстанции, одновременно ст. 1 этого же закона содержит указание на то, что мировые судьи являются судьями судов общей юрисдикции и входят в единую судебную систему России. Из этого следует, что мировые судьи, как и иные судьи судов общей юрисдикции, являются должностными лицами судебной системы, наделенными полномочиями осуществлять судебную власть посредством уголовного, гражданского и административного судопроизводства. Такое понимание статуса мирового судьи прямо вытекает из содержания ч. I ст. 11 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ».

Однако право отправления правосудия в установленной законом процессуальной форме (п. 2 ст. 118 Конституции РФ) предполагает наличие соответствующей организационной структуры, где разрешаются уголовные и гражданские дела. Такой организационной структурой, признанной во всем цивилизованном мире, является «Суд». Сокращение процессуальной формы, упрощение устройства суда не влияет и не может влиять на правовую природу отправления правосудия. Фундаментальное положение об отправлении правосудия компетентным и независимым судом, а не

л

i

13 должностным лицом судебной системы, красной нитью проходит в нормах международного права, конвенциях, ратифицированных Россией, ч. I ст. 11 Конституции Российской Федерации, а также в отраслевом законодательстве. Если обратиться к содержанию п. 1 ст. 1 Закона «О судебной системе РФ», то в нем прямо закреплено положение об осуществлении судебной власти только судами в лице судей. В этой статье содержится прямой запрет на осуществление правосудия иными должностными лицами и органами. Мировые судьи, будучи судьями единой судебной системы России, в соответствии с указанной нормой, осуществляют судебную власть в субъекте Российской Федерации с соблюдением установленных федеральным законом правил судопроизводства. Из сказанного следует, что мировой судья отправляет правосудие посредством судебного разбирательства, то есть юридически значимые процессуальные действия и процессуальные решения исходят от имени суда за исключением тех действий, которые могут исходить от судьи в связи с совершением распорядительных действий по уголовным, гражданским и административным делам. Как уже отмечалось, в действующем законодательстве о мировой юстиции мы не встречаем упоминания о суде, в котором мировой судья обязан осуществлять правосудие. Так, в ч. I ст. 28 Закона «О судебной системе РФ» говорится, что мировой судья рассматривает гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Ставить знак равенства между мировым судьей - должностным лицом судебной системы и судом как органом, осуществляющим правосудие, нелогично и некорректно6.

6 В некоторых исследованиях обнаруживается иной подход, что, по нашему мнению, ведет к искажению правовой сущности процессуальной деятельности мирового судьи, а порой к этимологической несуразице. См.: например: Устюжанинов В.А. Институт мировых судей: Вопросы правовой регламентации: Автореферат дисс. на соиск. ученой степени канд. юрид. наук. - М., 1999. С. 6-7; Хаматова Е.В. Производство по уголовным делам у мирового судьи: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М, 2002. С. 7-8; Шатовкина Р.В. Организация и деятельность мировых судей в Российской Федерации: Автореферат дисс. … канд.

14

Судья - это должность, в рамках которой осуществляется процессуальная функция по разрешению дел. В судебном заседании мировой судья в соответствии с требованием ст. 243 УПК РФ является председательствующим. На него возложена обязанность руководить всем ходом судебного разбирательства и в судебном порядке разрешать уголовные и гражданские дела, т.е. принимать решение по существу. В вышеназванном законе законодатель, как и в Законе «О мировых судьях в РФ», к сожалению, не использует родового понятия «Мировой суд» при регламентации отправлении правосудия мировыми судьями, хотя такое упоминание содержится в нормах УПК РФ, без выделения его родового признака.

Без использования родового понятия «Мировой суд» правовое положение мирового судьи в уголовном судопроизводстве по действующему законодательству входит в противоречие с наукой уголовного процессуального права, с конституционными принципами и с принципами уголовного процесса.

В теоретическом смысле отсутствие родового понятия «Мировой суд» не согласуется с содержанием ч. I ст. 47 и ст. 49 Конституции Российской Федерации. В указанных нормах Конституции сформулированы гарантии граждан на рассмотрении их дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых они отнесены законом. Нами отмечалось ранее, что только должность мирового судьи не образует и не может образовать понятия «Мировой суд». Отсутствие в законах такого родового понятия как «Мировой суд» есть прямое нарушение конституционных прав граждан на рассмотрении их уголовных и гражданских дел судами. Не согласуется положение ч. I ст. 28 Закона «О судебной системе РФ» со ст. 4, п. 3, ст. 5, п. 2 ст. 6 этого же Закона. В названных статьях законодатель говорит о процессуальных решениях суда, а не судьи.

юрид. наук. - М., 2002. С. 7-8.

15

Вместе с тем такое родовое понятие как «Мировой суд» известно российской правовой системе. Если мы обратимся к истории права, то нельзя не отметить, что при проведении судебной реформы во второй половине XIX века в России в сентябре 1862 г. были приняты основные положения о судоустройстве, в которых указывалось, что в Империи учреждается судебная система в следующей последовательности: мировые суды -единоличные, окружные суды - коллегиальные… и т.д7.

Книга первая Устава Уголовного Судопроизводства (далее УУС) содержала указание на регламентацию порядка судопроизводства в мировых судебных установлениях, а не у мирового судьи. Судебными установлениями законы царской России именовались суды. Последний закон Российской Империи о мировой юстиции от 15 июня 1912 г. носил наименование «О преобразовании местного суда». Отсюда следует, что российским законодательством было введено родовое понятие «Мировой суд».

О необходимости на законодательном уровне закрепления родового понятия «Мировой суд» свидетельствует законодательная практика зарубежных стран. Так, в Англии в XIX-XX веках были приняты законы, которые четко разграничивали понятия «Суд», «Магистраты» и «Мировые судьи». Законы о мировых судьях в Англии были приняты в 1979 и 1997 г.; законы о магистратских судах был приняты в 1952, 1980 г.; в 1981 г. был принят закон о правилах производства в магистратских судах; закон о

о

полиции и магистратских судах - в 1994 г.

Введение нашим законодателем понятия «Мировой суд» привело бы отечественное законодательство о мировой юстиции в соответствие с историческим прошлым и нормами Конституции Российской Федерации и, что важно, общепризнанными международными принципами и нормами, а

7 Судебные Уставы 1864 г. Ч. III. - СПб., 1867. С. IX-X.

8 См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001. С. 76-79, 113-118, 137-142.

f

16

также с отраслевым законодательством о судоустройстве и судопроизводстве.

Из анализа действующего законодательства, регламентирующего деятельность мирового судьи, следует, что законодатель, как нами отмечалось неоднократно, использует термин «Суд», но, не говоря о мировом суде, он как бы обращается к безымянному суду; например, в ст. 348 УПК РСФСР и ст. 318 УПК РФ законодатель говорит о подаче заявления по делам частного обвинения потерпевшим в суд, в п. 3 ч. I ст. 363 УПК РФ говорится о приговоре суда, в ст. 366 п. 1 ч. III также говорится о приговоре суда. Как видно, без упоминания или без обращения к родовому понятию «Суд», затруднительна процессуальная регламентация деятельности как мирового судьи при отправлении правосудия, так и деятельности суда апелляционной инстанции.

О необходимости введения понятия «Мировой суд» свидетельствуют предусмотренные законом мировые судебные территориальные образования. Всякий суд действует в границах определенного судебного района, т.е. юрисдикция суда всегда имеет определенно очерченную территориальную границу. Для мирового судебного учреждения такой границей является судебный участок. Судебная власть мирового суда распространяется в соответствии с требованием ст. 4 Федерального закона «О мировых судьях в РФ» на территорию судебного участка. К понятию мирового суда помимо должности мирового судьи, судебного участка следует отнести и предусмотренные законом иные организационные структуры, без которых не образуется понятие «Мировой суд». В ст. 9 и 10 Федерального закона «О мировых судьях в РФ» упоминается об аппарате суда и материально-техническом обеспечении деятельности мировых судей. Под указанным выше следует понимать структуру суда в ее организационном смысле. Судебное учреждение включает в себя помещение, в котором осуществляется на постоянной основе деятельность суда по отправлению правосудия, его организационные структуры - канцелярию, экспедицию,

17 архив, залы судебных заседаний, совещательные комнаты для судей, конвойные помещения и др. Важной составляющей суда является его аппарат; он включает в себя секретарей судебного заседания, секретарей канцелярии, архивариуса и других сотрудников, которые обеспечивают функционирование суда в целом, а не только деятельность мирового судьи. Учитывая, что законодатель фактически ввел в организационном аспекте понятие «Мировой суд» и дал правовую регламентацию его деятельности, для окончательного закрепления родового понятия института мирового суда на законодательном уровне остается лишь принять Федеральный Конституционный закон «О мировых судах Российской Федерации» и внести соответствующие поправки в законы «О судебной системе Российской Федерации» и «О мировых судьях в Российской Федерации», в УПК РФ и ряд других отраслевых нормативных актов, где мировой суд получил бы свое законодательное закрепление как компетентное независимое судебное учреждение.

Понятие и термин «Компетентный суд» в нашем законодательстве не используется. Но из этого не следует, что указанное понятие для нашего законодательства является совершенно чуждым. Обращение к данной теме обусловлено, прежде всего, проблемой понятия «Мировой суд», а также тем обстоятельством, что «Компетентный суд» в настоящее время является общепризнанным понятием международного права, в связи с чем оно употребляется в нормах международного публичного права. В ст. 8 Всеобщей декларации прав человека и гражданина, принятой ООН в 1948 г., закреплено положение о праве граждан на открытое слушание их дела в компетентном, независимом, созданном согласно закону суде. Такое же положение закреплено в ст. 34 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой ВС РСФСР 22 ноября 1991 г. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод в п. «а» и «с» ст. 1 и в ст. 6 закрепляет право граждан на рассмотрение их дела в компетентном суде. Термин «компетентный» в словаре русского языка СИ. Ожегова трактуется

18 как «обладающий компетенцией». Под компетенцией в этом же словаре понимается «круг чьих- либо полномочий».

Судебная компетенция - это все то, что охватывается понятием «объем власти» или «ведомство». Отсюда и устойчивый термин, принятый законодательной техникой - «подведомственность дел» тому либо иному суду. Для понятия «Компетентный суд» важным является не только круг полномочий, но и учреждение суда на основе закона. К понятию «Компетентный суд» мы относим всякое судебное учреждение, созданное на основе закона и наделенное соответствующим законодательством судебной компетенцией, т.е. обладающее правом отправления правосудия по уголовным, гражданским и административным делам. Всем этим критериям соответствует «Мировой суд». Мировой суд включен в систему общих судов, а коль так, то деятельность мирового суда должна полностью строиться в соответствии с конституционными принципами. В противном случае деятельность мирового судьи при отправлении правосудия не может быть признана судебной. При этих условиях, скорее всего, такую деятельность мирового судьи можно было бы отнести к административной, при которой должностное лицо судебной власти принимает юридически значимые решения от своего имени, а не от имени суда. Во всяком случае, образцы процессуальных судебных документов, являющиеся приложением к УПК РФ, дают все основания для подобных утверждений. { ,,

Характеризуя сущность судебной деятельности, профессор П.И. Люблинский в начале XX века писал следующее: «Судебный порядок отличается от чисто административного тем, что составляющие основание его действий исходят от особых органов… определение и решение суда при состязательном процессе постановляются судом при участии сторон»9. Если мы исходим из общепризнанного принципа об отправлении правосудия только судом, то следует признать, что
мировой суд - это местный,

9 Люблинский П.И. Новая теория уголовного процесса. - Петроград, 1916. С. 32- 33.

19 компетентный суд общей юрисдикции, чья организация и деятельность регламентируется законодательством.

Мировые суды, их организация и деятельность характеризуются определенными признаками, которые являются общими для судов всей судебной системы и специальными, присущими только мировым судам. Ряд признаков непосредственно устанавливается конституцией, отраслевым законодательством. Кроме того, на содержание специфических признаков мировых судов непосредственное влияние оказывают нормативные акты субъектов Российской Федерации. Специфические признаки придают определенные отличительные черты мировому суду, однако они не оказывают какого-либо влияния на правовую природу мирового суда, что позволяет ему органически вписываться в систему общих судов, оставаясь судом субъекта Российской Федерации и одновременно быть начальным звеном судов общей юрисдикции. ,-,

К наиболее характерным признакам мировых судов можно отнести следующие:

  1. Мировой суд - первичное звено в системе судов общей юрисдикции.
  2. Местный характер организации мирового суда.
  3. Максимальная приближенность мирового суда к населению.
  4. Организационный дуализм.
  5. Мировой суд как компетентное судебное учреждение.
  6. Направленность деятельности мирового суда на примирение сторон.
  7. Исключительная подведомственность уголовных дел, отнесенных к компетенции мирового суда.
  8. Малозначительный характер дел, отнесенных к компетенции мирового суда.
  9. Территориальная ограниченность юрисдикции.
  10. Исключительно единоличный порядок отправления правосудия.
  11. Отсутствие специализации по категориям уголовных дел.
  12. Ограниченность срока полномочий мировых судей.

20

  1. Апелляционный порядок судебного контроля суда второй инстанции за деятельностью мирового суда.
  2. Системность дифференциации порядка производства в суде и на досудебной стадии.
  3. Рассмотрим эти признаки детальнее.

Мировой суд является первичным звеном системы судов общей юрисдикции не только потому, что он территориально стоит ближе всего к населению, самый многочисленный, но и потому, что он, являясь составной частью общей судебной системы, предназначен для обеспечения доступности правосудия наибольшему числу граждан. Местный характер организации мирового суда находит свое вьфажение в организации судебных участков, в порядке назначения на должность мирового судьи, а также в порядке организации деятельности мирового суда. Территориальные границы мировых судебных участков субъектов федерации устанавливаются исполнительной властью региона, исходя из числа жителей. Чисто механический подход к определению границ судебного участка здесь не приемлем, поскольку для обеспечения нормальной деятельности мирового суда следует учитывать количество уголовных и гражданских дел, специфику местопребывания мирового суда, степень концентрации промышленного и сельскохозяйственного производства на судебном участке, наличие торговых центров, спортивных, зрелищных учреждений, то есть, необходим учет всех факторов, которые могут повлиять на число уголовных, гражданских и административных дел. В связи с этим, исходя из местных особенностей, субъект федерации вправе самостоятельно устанавливать и изменять границы судебных участков.

В соответствии со ст. 6 Закона «О мировых судьях в РФ», мировой судья избирается на должность в определенный судебный участок, в пределах которого он осуществляет свою деятельность. В установленном законом порядке мировые судьи принимают к производству уголовные и гражданские дела других судебных участков судебного района. Основная

21 задача мировых судов состоит в обеспечении гражданам доступности правосудия. Эта задача достигается путем приближения мирового суда к месту проживания граждан. Закон определяет число судебных участков относительно числа жителей в административно- территориальной единице. Один судебный участок учреждается на 15- 30 тысяч населения. Приближенность суда к населению достигается также путем учреждения значительного числа судебных участков. Следует отметить, что эта задача решена лишь на законодательном уровне. К сожалению, на практике почти повсеместно мировые судьи находятся не на территории судебного участка, а, как правило, в районном центре, что собственно сводит на нет усилия законодателя, направленные на обеспечение доступности правосудия. Так, в г. Барнауле из 19 мировых судей только 4 размещены непосредственно на территории своих судебных участков10. За этим явлением кроется еще один негативный момент - это отрыв мирового судьи от жизни своего участка. Знание мировым судьей особенностей уклада жизни, традиций, обычаев, складывающихся на его территории, является необходимым условием его деятельности.

В настоящее время законом предусмотрено учреждение около 5 500 мировых судебных участков и соответствующее им число мировых судей. Вместе с тем, следует иметь ввиду, что только учреждением большого числа судебных участков не будет снята проблема доступности правосудия, если не будет решен вопрос об учреждении института почетного мирового судьи, который мог бы исполнять функции мирового судьи в случае болезни мирового судьи, нахождения его в отпуске либо чрезмерной загруженности. Должность почетного мирового судьи предусматривалась ч. 2 ст. 8 проекта Закона «О мировых судьях в РФ» от 1997 года.

Двойственный характер формирования института мировой юстиции выражается в том, что как судебные участки, так и должности мировых судей

10 См.: Диннер А.А. О реалиях мирового судопроизводства в Алтайском крае: Сборник статей Томского университета. - Томск, 2002. С. 150-153.

22 учреждаются совместно органами федеральной власти и органами власти субъектов Федерации. Так, в соответствии с п. 2 ст. 4 «Закона о мировых судьях РФ», общее число мировых судей и количество судебных участков в субъекте Федерации определяется федеральным законом на основе законодательной инициативы соответствующего субъекта Федерации. Из текста Закона следует, что федеральные органы не вправе без согласования с субъектом Федерации определять число мировых судей и число судебных участков в субъекте Федерации. Это не означает, что субъекты Федерации вправе отказаться от учреждения в регионе мировых судов. Решение Высшего законодательного органа России о введении в стране мировых судов является обязательным для субъектов Федерации. Федеральный орган устанавливает окончательный срок введения мировых судов на всей территории государства. В соответствии с п. 5 ст. 14 Федерального закона «О введении в действие УПК Российской Федерации» с 1 января 2003 г. мировые суды должны функционировать на всей территории России.

Субъекты Федерации также не вправе без согласия федеральных органов определять число мировых судей и число судебных участков, поскольку такое положение противоречило бы п. 2 ст. 4 Федерального закона «О мировых судьях в РФ».

Совместная компетенция федерального центра и субъектов Федерации находит свое отражение в организационном обеспечении деятельности мирового суда. Финансирование расходов по заработной плате и других выплат, предусмотренных на содержание мировых судей, осуществляется из федерального бюджета. Финансирование же других расходов, связанных с функционированием мирового суда, Законом возложено на органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

Федеральным законом предусмотрены определенные критерии для занятия должности мирового судьи - это возраст, юридическое образование

23 и другие, причем такие же основания специальной
правоспособности предусмотрены и для федеральных судей.

С другой стороны, в некоторых регионах, например, в Московской области, распоряжением губернатора Московской области учреждена конкурсная комиссия по отбору кандидатов на должности мировых судей. Без положительного заключения такой комиссии кандидатура мирового судьи не представляется в законодательный орган субъекта Федерации для назначения на должность. Таким образом, организационный дуализм является неотъемлемым признаком института мировых судов.

Признак мирового суда как компетентного судебного учреждения находит свое выражение как в способе формирования, так и в публичном характере его деятельности. Термин «компетентный мировой суд» в действующем законодательстве прямо не определен, однако, его значение вытекает из анализа ч. 1 ст. 47 Конституции РФ и ч. I ст. 28 Закона «О судебной системе Российской Федерации».

Закон «О мировых судьях в РФ» и нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ конкретизируют понятие «компетентный суд». Из названного признака следует, что правосудие по уголовным и гражданским делам осуществляется в мировом суде. Это один из видов государственной деятельности в сфере судебной власти и осуществляется он в установленном законом порядке.

В соответствии со ст. 8 УПК РФ правосудие по уголовным делам в Российской Федерации осуществляется только судами. Компетенция мирового суда тесно связана с характером подведомственных ему уголовных дел. Поэтому эти дела не могут быть рассмотрены иными судами первой инстанции, кроме мирового. В противном случае имеются все основания утверждать о незаконном составе суда при рассмотрении уголовных дел.

Кроме того, категория уголовных дел, подведомственная мировым судам, не может быть передана председателем вышестоящего суда из мирового суда в районный суд для рассмотрения по существу. В этом случае

24 нарушается признак компетентного рассмотрения уголовного дела со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вопрос обеспечения рассмотрения уголовных дел компетентным судом - прерогатива законодателя, и должностные лица не вправе вторгаться в решение вопросов, отнесенных к исключительной компетенции законодателя.

Одним из характерных признаков деятельности мирового суда является его направленность на примирение сторон. Примирительная функция мировой юстиции является не только ее правом, но и процессуальной обязанностью. Мировой судья , принимает меры к примирению сторон по делам частного и публичного обвинения. По делам публичного обвинения (ч. 2 ст. 268 УПК РФ) суд в подготовительной части судебного разбирательства обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение с подсудимым с соблюдением условий, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. Такими условиями является совершение преступления впервые, небольшой или средней тяжести (максимальная мера наказания, предусмотренная санкцией статьи УК, не должна превышать пяти лет лишения свободы), возмещение подсудимым причиненного вреда потерпевшему. Указанная новелла значительно расширит практику прекращения дел в связи с примирением сторон. Дела частного обвинения, подлежащие рассмотрению в мировом суде, носят чаще бытовой характер, как правило, возникают в среде знакомых, близких родственников, поэтому задача мирового судьи состоит в улаживании изначальных недоразумений, примирение сторон конфликта. Мировой судья в этом плане должен быть не столько должностным лицом, действующим по закону, сколько местным жителем, хорошо знающим среду и способным выступить миротворцем. Примирительные процедуры весьма широко применяются судами в европейских государствах. Так, например, в Германии по определенной категории дел частного обвинения, в соответствии с требованием ч. 1 §380 УПК, возбуждение обвинения допускается после того, как посреднические органы, указанные земельным Управлением юстиции, безуспешно пытались

25 примирить стороны. Наряду с другими документами
обвинения в подтверждение прохождения примирительной
процедуры законодатель обязывает обвинителя представить об этом справку в суд.

Компетенция мирового суда установлена ст. 31 УПК РФ. Дела, отнесенные законодателем к подведомственности мирового суда, являются исключительно его компетенцией. Под компетенцией мирового суда следует понимать характер и объем осуществляемой им судебной власти или ведомства. Таким образом, закон точно определяет пределы ведомства или власти определенного звена судов единой судебной системы. Правовое последствие такого распределения полномочий заключается в формировании компетентного (должного) суда, приговор которого может считаться законным. Понятие ведомства суда корреспондируется с понятием подсудности суду определенной категории уголовных дел. Подсудность дела - это совокупность его юридических признаков, на основании которых оно подлежит рассмотрению в этом суде. Ведомство - это признак субъекта судебной власти (власть суда по отношению к определенной категории дел). Подсудность - это качество объекта, на который распространяется судебная власть (подсудность дела определенному суду)11. На исключительный характер подведомственности уголовных дел мировому суду непосредственное влияние оказывает устройство, порядок деятельности мирового суда и учреждение апелляционного суда в качестве суда второй инстанции. Отсутствие однородных по устройству судов с различием в объеме власти и наличие суда второй инстанции в виде апелляционного суда позволяет утверждать о специфическом характере института мирового суда. Поскольку подведомственность уголовных дел, отнесенных к компетенции мировых судов, следует считать исключительной, постольку передача уголовных дел для рассмотрения по существу из мирового суда в федеральный приводит к нарушению прав подсудимого на справедливое

11 См.: Розин КН. Уголовное судопроизводство. - СПб., 1914. С. 198-207.

26 рассмотрение его уголовного дела (ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 47 Конституции РФ). Даже согласие подсудимого на изменение подведомственности дела не меняет ситуации, поскольку отказ от своих прав в уголовном процессе следует считать недействительным. Разграничение подведомственности дел определяется законом. В судах с единой родовой подсудностью возможность передачи дел с согласия председателя вышестоящего суда предусмотрена законом (ст. 34 УПК РФ). Например, дела подведомственные районным судам, могут быть приняты к производству областным судом. Там единый порядок производства как в суде первой, так и второй инстанции. Запрет на произвольное изменение подведомственности находит свое обоснование и в Конституции РФ (п. 1 ст. 47).

Далее, для мировых судов действующим законодательством предусмотрен апелляционный порядок обжалования и принесения прокурором представления на приговоры и постановления, не вступившие в законную силу, и кассационный порядок обжалования приговоров и постановлений суда апелляционной инстанции, не вступивших в законную силу. Это надежный порядок исправления возможно допущенных ошибок судом первой инстанции. Для федеральных судов законом не предусмотрено вышестоящей инстанции в виде апелляционного суда. Из содержания ч. III ст. 50 Конституции России следует, что осужденный за преступление имеет право на пересмотр его приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом.

Статья 2 протокола №7 Европейской Конвенции гласит: «Каждый осужденный имеет право на то, чтобы вынесенный в отношении него приговор или определенная ему мера наказания были рассмотрены вышестоящей судебной инстанцией». Кроме того, ст. 6 Европейской конвенции по правам человека и основных свобод гарантирует право на

1 ‘У

Судебная система России: Учебное пособие. - М, 2001. С. 165-167.

27 справедливое судебное разбирательство. Практикой Европейского суда к понятию справедливого судебного разбирательства относится и право на апелляцию по уголовным делам, если такой порядок предусмотрен национальным законодательством. В свете изложенного п. 1 ч. 1 ст. 386 УПК РФ, предусматривающий возможность направления уголовного дела в районный суд для его рассмотрения по существу в случае отмены приговора (постановления) суда апелляционной инстанции и приговора мирового суда, не соответствует требованиям Конституции РФ, российскому процессуальному законодательству, а также европейским правилам и стандартам.

Предметом апелляционного рассмотрения (ч. 2 ст. 354 УПК РФ) является проверка законности и обоснованности не вступившего в законную силу приговора мирового суда, а не рассмотрение уголовного дела по существу в условиях отсутствия приговора суда первой инстанции. Поэтому требования, содержащиеся в п. 1 ч. I ст. 386 УПК РФ, также противоречат правовой природе института апелляции. То обстоятельство, что апелляционная инстанция руководствуется при рассмотрении в апелляционном порядке уголовных дел правилами производства суда первой инстанции и что она не связана ранее вынесенным приговором, не дает оснований наделять суд второй инстанции правом рассмотрения уголовного дела в качестве суда первой инстанции. Если же апелляционный суд приступит к рассмотрению уголовных дел по отмененным судом кассационной инстанции приговорам, то он переходит в иное качество, превращаясь из суда второй инстанции в суд первой инстанции. Для обеспечения права подсудимого на справедливое разбирательство его уголовного дела снова необходима проверочная апелляционная инстанция, поскольку она гарантирована процессуальным законом.

Представляется, что содержание п. 1 ч 1 ст. 386 УПК РФ противоречит пп. 3 и 4 ч. I ст. 408 УПК РФ, в соответствии с которыми надзорная инстанция в случае отмены приговора суда первой инстанции

28 передает уголоные дела для рассмотрения в суд первой инстанции; причем, в этой статье не содержится различий между мировыми судами и федеральными. В п. 4 указанной статьи закон прямо предписывает надзорной инстанции направлять уголовные дела для рассмотрения апелляционному суду только в случае отмены состоявшегося решения суда апелляционной инстанции. Такое разделение по пунктам прав и обязанностей суда надзорной инстанции не носит случайного характера. В нем отражен конституционный принцип подсудности уголовных дел и обеспечения прав граждан на справедливое рассмотрение уголовного дела в соответствии со ст. 6 Европейской конвенции по правам человека. Такой же порядок направления уголовных дел на новое рассмотрение предусмотрен ст. 419 УПК РФ в случае отмены приговоров в виду новых; и вновь открывшихся обстоятельств.

Уголовные деяния при мере наказания до года лишения свободы, отнесенные законодателем к компетенции мирового суда, следовало бы отнести к уголовно наказуемым проступкам. То есть, это различного рода деликты, не представляющие собой повышенной общественной опасности. По данной категории правонарушений не требуется предварительной подготовки материалов в любой из форм предварительного следствия. При обнаружении преступления органы дознания составляют протокол, устанавливают личность правонарушителя, очевидцев, а затем весь собранный материал направляется в суд для его рассмотрения в судебном заседании. Однако малозначительность правонарушений вовсе не означает, что они безопасны для общества. Во-первых, эти правонарушения многочисленны, а во-вторых, наиболее часто совершаемы. В силу их очевидности производство по данной категории уголовных дел должно быть скорым и экономичным. В ст. 31 УПК РФ к компетенции мирового суда относятся уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальная мера наказания не может превышать трех лет лишения свободы. Из анализа указанной статьи следует, что мировому
суду

29 подведомственны и все иные уголовные дела о
преступлениях, за совершение которых может быть назначена мера наказания, не связанная с лишением свободы.

Территориальная юрисдикция мирового суда ограничена, однако это

1: -

вовсе не означает какую-либо второстепенность или маловажность мирового судебного учреждения. Данный признак вытекает из правовой природы института мирового суда как местного судебного учреждения. Власть, реализуемая мировым судом, распространяется только на территорию его судебного участка. Мировому суду подведомственны только те уголовные дела, преступления по которым совершены в границах данного судебного участка, и те категории уголовных дел, которые законом отнесены к подведомственности мировых судов.

Исключительно единоличный характер отправления правосудия является еще одним признаком мирового суда. Единоличный характер отправления правосудия исключает возможность коллегиального рассмотрения уголовных дел, отнесенных к компетенции мирового суда. Такой порядок построения местного суда предопределен целью и задачами, стоящими перед ним. Задача мировой юстиции состоит в максимальном приближении мирового суда к населению, отсюда их многочисленность, доступность и простота в устройстве и деятельности. Задача обеспечения доступности правосудия достигается, в том числе, за счет упрощения процедуры. Субъекты Федерации не вправе издавать законы, которые могли бы изменить единоличный порядок отправления правосудия в мировом суде.

Отсутствие специализации при отправлении правосудия в мировых судах объясняется не характером дел, отнесенных к их компетенции, а устройством мирового суда. В настоящее время число мировых судебных участков соответствует числу мировых судей, что объективно исключает возможность какой-либо специализации по уголовным и гражданским делам. Вместе с тем сказанное вовсе не означает отсутствие объективной потребности в учреждении в мировом суде нескольких должностей мировых

30 судей. Напротив, такая необходимость достаточно остро и скоро возникнет не только в крупных регионах, таких как Москва, Нижний Новгород, Санкт-Петербург, но и в других регионах. Рост числа обращений граждан в мировые суды обусловлен дальнейшим увеличением хозяйственного оборота, введением частной собственности на землю и другими факторами, складывающимися в сфере общественных отношений. Существующий сегодня организационный порядок деятельности мирового суда, при постоянно растущем числе уголовных и гражданских дел, значительно затруднит его работу. Все это предопределит целесообразность введения специализации по категориям дел в мировом суде с введением в нем нескольких должностей мировых судей.

В отличие от федеральных судей, которые могут быть избраны на неограниченный срок, мировые судьи, несмотря на гарантированный им равный статус, в соответствии со ст. 7 Закона «О мировых судьях в РФ», избираются на определенный срок, устанавливаемый законами субъектов Федерации. Максимальный срок полномочий мировых судей установлен федеральным законом, и он не может превышать пяти лет. По истечению указанного срока пребывания в должности мировой судья подлежит переизбранию. Из смысла ст. 7 указанного Закона следует, что федеральный закон не ограничивает число последующих переизбраний мирового судьи на должность. Законодатель лишь указывает, что при последующих избраниях, срок, устанавливаемый законами субъектов Федерации, не может быть менее пяти лет. Таким образом, федеральный закон обязывает законодательные органы субъектов Федерации не ограничивать переизбрание мировых судей на должность определенным сроком. Как правило, законы субъектов Федерации первоначальный срок пребывания мировых судей в должности устанавливают в три года. Представляется, что для обеспечения реальной, а не мнимой, независимости мировых судей необходимо распространить и на них положение ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» об их избрании на должность на неограниченный

31 срок. Фактор сменяемости, безусловно, будет учитываться как региональной элитой, так и другими кругами общества при бесконечной череде выборов мировых судей. Нет сомнения в том, что и мировые судьи в условиях частого переизбрания будут, в определенной мере, ориентироваться на политическую ситуацию в регионе, что окажет негативное влияние на независимое положение мирового судьи и качество отправления правосудия. Во всяком случае, в предстоящие очередные выборы мировых судей через полтора-два года будет дан ответ на многие вопросы, связанные с переизбранием корпуса мировых судей.

Апелляционный порядок судебного контроля суда второй инстанции за деятельностью мирового суда характеризуется возможностью пересмотра апелляционным судом не вступившего в законную силу приговора мирового суда. Апелляционный порядок создает дополнительные гарантии правосудности приговора мирового суда. Предметом апелляционного рассмотрения является проверка законности и обоснованности не вступившего в законную силу приговора мирового суда. Достоинство апелляционного суда состоит еще и в том, что он значительно экономит материальные и процессуальные средства. Апелляционный суд, отменяя приговор мирового суда, не возвращает дела в суд первой инстанции для исправления допущенных ошибок, а сам их устраняет.

От апелляционного обжалования приговоров и других судебных постановлений следует отличать частное обжалование самых различных постановлений мирового суда и мирового судьи по отдельным вопросам, возникающим при рассмотрении уголовных дел. Частное обжалование направлено на отмену постановлений такого рода. Дать исчерпывающий перечень постановлений, которые могут быть обжалованы не в апелляционном, а в частном порядке, практически невозможно. В зависимости от порядка обжалования наступают и различные правовые последствия рассмотрения таких жалоб апелляционным судом. В случае отмены приговора мирового суда апелляционный суд постановляет новый

32 приговор, не возвращая дела в мировой суд. В случае же отмены постановления мирового судьи или мирового суда по частной жалобе материалы подлежат возвращению в мировой суд. Например, после отмены постановления мирового суда о направлении уголовного дела прокурору уголовное дело возвращается в мировой суд для рассмотрения по существу. Апелляционный суд не вправе принимать такое дело для рассмотрения по первой инстанции, поскольку, как ранее нами отмечалось, предметом апелляции является приговор суда первой инстанции. В рассматриваемом случае приговора суда первой инстанции не было.

Системная дифференциация форм уголовного судопроизводства в мировом суде и на досудебных стадиях является неотъемлемым признаком института мировой юстиции. Дифференциация в философском смысле понимается как переход от единообразия к многообразию . Применительно к уголовному судопроизводству этот признак, прежде всего, реализуется в сокращении процедуры досудебной подготовки материалов и упрощении процедуры судебного разбирательства в мировых судах. Объем формальностей, гарантирующий законность принимаемых судом решений, не может быть одинаков для всех категорий уголовных дел. Для уголовных дел о преступлениях, не представляющих повышенной опасности, за совершение которых не грозит тяжкое наказание, применяется сокращенный порядок досудебной подготовки. При нем отсутствует стадия предварительного следствия. Подготовленные органами дознания материалы вносятся непосредственно в судебное заседание. В судебном разбирательстве также имеются определенные элементы упрощения процедуры: единоличный состав суда; возможность сокращения судебного следствия в случае согласия подсудимого с предъявленным ему обвинением; возможность прекращения уголовных дел частного и публичного обвинения на условиях, предусмотренных процессуальным законом.

См.: Краткий очерк истории философии. - М., 1967. С. 515-516.

33

За весь советский период истории России единой процессуальной формы, единого порядка уголовно-процессуальной деятельности, начиная с Положения «О едином народном суде» от 30 ноября 1918 г. и завершая УПК РСФСР, в чистом виде не было. Законодательство, регулирующее тогда деятельность народного суда, во многом повторяло Положение от 30 ноября 1918 г. Из анализа советского процессуального законодательства ^можно сделать вывод, что оно всегда включало в себя элементы сокращенного производства. Например, дела частного обвинения принимались судом к производству по жалобе потерпевшего, и по ним не требовалось предварительного следствия или дознания, обвинение в суде осуществлял потерпевший, кроме тех случаев, если суд находил проведение предварительного следствия необходимым14. Уголовно-процессуальные кодексы 1922 г. и 1923 г. предусматривали упрощенный порядок расследования уголовных дел в форме дознания, если совершенные преступления являлись малозначительными и по ним предусматривались краткие сроки наказания. В соответствии с УПК РСФСР 1922 г. и 1923 г. уголовные дела могли поступать в суд для рассмотрения по существу без предварительного расследования. Что касается преступлений, не представляющих собой повышенной общественной опасности, то, в соответствии с п. 2 ст. 96 УПК РСФСР 1923 г., прокурор вправе был, получив материал, направлять его для проведения предварительного следствия либо непосредственно в суд. Таким же правом в соответствии с п. 4 указанной статьи наделялся суд. Суд мог направить материалы для проведения предварительного следствия либо сразу же принять его к своему производству.

Последующее развитие процессуального законодательства трансформировало дознание, оно стало приобретать черты предварительного следствия. В то же время дознание оставалось самостоятельной стадией со

См.: Ст. 10 УПК РСФСР 1923 г., ст. 27 УПК РСФСР 1960 г.

специфической задачей — проверкой оснований к возбуждению уголовного преследования. В соответствии со ст. 98 УПК РСФСР 1923 г. деятельность органов дознания различалась в зависимости от того, являлось ли необходимым проведение предварительного следствия по делу, либо акт органа дознания мог служить основанием для предания лица суду без проведения предварительного следствия. Ст. 98 УПК РСФСР предусматривала расследование уголовного дела в форме дознания. В. Громов в монографии «Дознание и предварительное следствие» указывал на то, что такой вид деятельности органов дознания является простейшим видом предварительного следствия15. Подобная деятельность органов дознания детально регламентировалась нормами УПК и осуществлялась по преступлениям, за совершение которых могло быть назначено наказание до одного года лишения свободы. Дознание завершалось в месячный срок в соответствии со ст. 105 УПК. Наряду с сокращенной формой досудебной подготовки УПК РСФСР 1923 г. предусматривал развёрнутую, полную форму досудебной подготовки материалов. Так, в соответствии со ст. 108 УПК РСФСР 1923 г. признавалось необходимым по делам о государственных преступлениях и по тяжким преступлениям проводить предварительное расследование. Такой же порядок предусматривался ст. 8 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. По УПК РСФСР 1960 г. органы дознания в соответствии со ст. 109 производили предварительное следствие по определенным составам преступления. Следует отметить, что по УПК РСФСР 1923 г. предусматривалось и сокращенное производство в суде. Статья 233 УПК РСФСР предоставляла суду право без предварительного следствия рассматривать уголовные дела в суде по существу. Данный порядок предусматривался гл. 26, регулирующей особое производство. Оно включало рассмотрение уголовных дел в
дежурных камерах и постановление

См. подробнее: Громов В. Дознание и предварительное следствие. - М., 1926. С. 18-27.

35 приговоров в порядке судебного приказа (ст. 360-371 УПК РСФСР). Поступившие материалы в соответствии со ст. 365 УПК РСФСР рассматривались по правилам, установленным для производства в народном суде. Материалы дознания принимались судом лишь в том случае, если имеющиеся данные являлись достаточными и обстоятельства дела были вполне выяснены, то есть по которым не требовалось проведение предварительного следствия. Приговоры в порядке судебного приказа выносились судьёй единолично. Деятельность судьи регламентировалась ст. 25 и ст. 366-371 УПК РСФСР. В главе 2 ст. 24 УПК РСФСР 1923 г. предусматривался общий порядок судебного разбирательства, а ст. 25 УПК РСФСР регламентировала сокращенный порядок судебного производства. В соответствии со ст. 25 УПК РСФСР 1923 г. народный судья в порядке судебного приказа единолично рассматривал уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 64, 92, 185, 186, 187, 189, 190 ч. 1 и 191 УК РСФСР. Единолично рассматривались судьей уголовные дела в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О прогулах по неуважительным причинам и о самовольном уходе с предприятий и учреждений» от 10 августа 1940 г. На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство» от 10 августа 1940 г. предварительное следствие по этим делам не производилось, материалы с протоколом направлялись в суд. Дела в суде рассматривались по общим правилам, приговоры по указанным делам приводились в исполнение сразу же после их вынесения, независимо от обжалования. Основы Уголовного судопроизводства 1958 г. закрепили обязательное проведение предварительного расследования лишь по двум категориям уголовных дел. По остальным делам установление форм досудебной подготовки Основы отнесли на усмотрение законодательных органов союзных республик. Принимая в 1960 г. новый УПК РСФСР, законодатель по всем делам публичного, частно- публичного обвинения установил единый порядок

36 предварительного расследования в форме дознания и следствия, однако дела частного обвинение были отнесены к сокращенному порядку производства, то есть по делам частного обвинения предварительное следствие не проводилось, а по собранным материалам в народном суде возбуждалось уголовное дело и одновременно правонарушитель придавался суду. Указанные процессуальные действия народного судьи оформлялись в едином процессуальном документе. Единая форма по делам .публичного обвинения сохранилась до июня 1966 г. В вопросах борьбы с хулиганством необходимо было создать более оптимальную форму досудебной подготовки, которая смогла бы максимально приблизить момент рассмотрения уголовного дела в суде ко времени составления процессуальных документов в досудебной стадии. Такой формой досудебной подготовки стала сокращенная процессуальная форма. Июльским Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1966 г. в УПК РСФСР были внесены изменения о порядке досудебной подготовки материалов о хулиганстве, предусмотренного ст. 206 ч. 1 УК РСФСР. Данный порядок не знал предварительного следствия ни в форме дознания, ни в форме предварительного расследования. Следующим этапом в развитии сокращенной формы досудебной подготовки явилось отнесение законодателем к сокращенному порядку производства дел о мелком хищении государственного имущества (ст. 96 ч. 1 УК РСФСР). Указ Президиума Верховного Совета РСФСР был принят в феврале 1975 г. и в нем определялся порядок производства дел о мелком хищении государственного имущества. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 января 1985 г. в уголовное судопроизводство были внесены существенные изменения. Данным Указом была значительно расширена категория дел, производство по которым в досудебной стадии велось в сокращенной форме. В УПК РСФСР была введена новая 34 глава «Протокольная форма досудебной подготовки материалов». Обращает на себя внимание, что название гл. 34 УПК РСФСР не отражало правовой природы сокращенного производства. Понятие
сокращенного порядка производства берёт свое

37 начало в процессуальной форме, которая, как известно, может быть либо развернутой, либо сокращенной, но ни как не протокольной. Протоколом завершается как административное производство, так и досудебная подготовка материалов в сокращенной форме. Название данного документа не может отразить всего многообразия уголовно- процессуальной деятельности и средств её фиксации. При всех недостатках протокольной формы, она все-таки знаменовала собой определенный этап дифференциации форм уголовного судопроизводства.

В новом УПК РФ вообще отсутствует сокращенный порядок досудебной подготовки материалов. Законодатель лишь сократил срок дознания с 15 до 10 суток, а также исключил предъявление обвинения (гл. 23 УПК РФ), но предусмотрел составление обвинительного акта. Все эти нововведения не могут оказать какого-либо заметного влияния на процессуальную экономию на досудебной стадии. Это не соответствует положениям Концепции о судебно-правовой реформе в России, принятой в 1991 г., которой предусматривается дифференцированное построение уголовного судопроизводства. УПК РФ необходимо дополнить разделом о сокращенном порядке досудебной подготовки материалов по преступлениям, за которые предусматривается наказание до одного года лишения свободы. С учётом сказанного, представляется целесообразным главу вышеназванного производства именовать не протокольной формой досудебной подготовки дела, как это было ранее, а «Сокращенной», что точно отражает правовую природу производства, то есть его процессуальную сущность, и соответствует этимологическому значению понятия «Сокращенный» порядок производства».

В 1992 г. Верховный Совет РСФСР значительно расширил категорию уголовных дел, для которых предусматривался упрощенный порядок производства не только на досудебной стадии, но и в суде. Народный судья снова был наделен правом единоличного рассмотрения определенных категорий уголовных и гражданских дел. Отражая потребности практики,

38 законодатель осторожно, шаг за шагом вносил дополнения и изменения в законы о судопроизводстве и судоустройстве, направленные на упрощение порядка производства. Представители науки уголовного процесса проявляли большую осторожность положительных высказываниях по этой проблеме, видимо, боясь быть обвиненными в протаскивании буржуазных идей в советский уголовный процесс. Первые работы, посвященные дифференциации процессуальной формы в советском уголовном судопроизводстве, ставящие под сомнение господствующие идеи унификации уголовного процесса, были опубликованы М.Л. Якубом в 1947 г. и 1964 г. Однако откликов в научной литературе как на эти работы, так и на другие, более поздние, касающиеся данной проблемы, практически не было16.

Только с середины 70-х г. с потеплением внутриполитической обстановки в стране и явным проявлением кризиса судебной системы развернулась широкая дискуссия о пределах дифференциации процессуальной формы в советском уголовном процессе. Дифференциацию процесса допускали по двум направлениям: установление дополнительных гарантий прав личности в уголовном процессе; упрощение процессуальной формы на досудебной стадии и в судебном разбирательстве. Первый путь дифференциации не вызывал особых возражений у подавляющего большинства научных в практических работников, но по второму — мнения среди процессуалистов носили полярный характер. Основные точки зрения по проблеме дифференциации были высказаны в ходе обсуждения доклада М.С. Строговича «О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации», сделанного им в 19,74 г. на расширенном заседании сектора теоретических проблем уголовного судопроизводства ИГиП АН СССР17, М.С. Строгович, высказываясь
против идеи

16 Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981. С. 96-97.

17 См.: Социалистическая законность. 1974. №8. С. 65.

39 дифференциации уголовного процесса, указал на единственную и устойчивую, по его мнению, тенденцию — унификацию уголовного

1 о

судопроизводства . В качестве аргумента в пользу унификации уголовного процесса профессор Строгович сослался на историю советского уголовно- процессуального законодательства, судебную и следственную практику. Думается, что он имел в виду только советский период развития России, поэтому его апелляция к историческим традициям не находит своего подтверждения. Из российской истории уголовно-процессуального законодательства следует обратная тенденция — необходимость и целесообразность дифференциации уголовного процесса не только в целом, но и по отдельным стадиям и институтам. Достаточно вспомнить хотя бы дела частного обвинения, по которым никогда не требовалось предварительного следствия ни в форме дознания, ни в форме предварительного следствия, за исключением тех случаев, когда это либо признавалось необходимым судом, либо уголовное дело возбуждалось прокурором, либо, когда привлекаемый к уголовной ответственности не в состоянии самостоятельно осуществить свое право на защиту. На дифференциации уголовного судопроизводства настаивал не только М.Л. Якуб, но и П.П. Пашкевич. Отстаивая взгляд на необходимость дифференциации досудебной стадии, М.Л. Якуб считал целесообразным сохранить существующий порядок судебного разбирательства19. П.П. Пашкевич, разделяя точку зрения М.Л. Якуба, считал необходимым дифференцировать не только досудебную стадию, но и широко распространить ее на все стадии уголовного судопроизводства20. Начатая более пятидесяти лет назад, дискуссия по проблемам дифференциации форм

18 См.: Социалистическая законность. 1974. №8. С. 65.

19 См.: подробнее: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М., 1981. С. 69-103. I

См. подробнее: Пашкевич П.П. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М., 1984. С. 39-74.

40 уголовного судопроизводства сегодня получила в определенной степени логическое завершение. Воплощена в жизнь, хотя и в усеченном виде, идея дифференциации на досудебной стадии и широко воплощена в судебной, начиная с наделения народных судей правом единоличного рассмотрения уголовных и гражданских дел до введения суда с участием присяжных заседателей и, наконец, учреждения института мировых судей.

Но достигнуты ли поставленные цели и имеются ли практические положительные результаты, которые должны были выражаться, во- первых, в обеспечении гражданам доступности правосудия, во-вторых, в освобождении федеральных судей районных судов и следователей от вала малозначительных дел и предоставлении им возможности сосредоточиться на более сложных делах? Практика работы судов и следственных органов за период, прошедший после введения в действие новелл законодательства, свидетельствует, что изменений не произошло. Проблемы, стоявшие перед районными судами, плавно перетекли в мировые суды. Отсутствие специализации судей в мировых судах и наличие в судебном участке лишь одной должности мирового судьи, при отсутствии института дополнительного или почетного мирового судьи, дает значительные сбои в работе мировых судов даже в небольших регионах, как например, в Курской, Тамбовской областях и в других регионах. Отсутствие ожидаемого результата после упрощения процессуальной формы уголовного судопроизводства, прежде всего, обусловлено, на наш взгляд, тем, что попытки улучшить качество отправления правосудия предпринимаются посредством внесения лишь фрагментарных изменений в ранее действовавший и во вновь принятый УПК; при этом игнорируется не только системный подход, но и исторический опыт собственного государства, а также опыт других стран в организации рационального судоустройства и судопроизводства.

Как уже отмечалось выше, при обосновании идеи унификации уголовного судопроизводства М.С. Строгович исходил, в
силу

ГОСУДлг .?? ?•:; .\М

Eilb.muiLhJl . 41

идеологических соображений, только из опыта России советского периода21.

M.JI. Якуб, обосновывая необходимость дифференцированного построения

советского уголовного судопроизводства, с одной стороны, видел назревшую

необходимость в классификации уголовно-наказуемых деяний, что следует

признать верным, но, с другой стороны, возражая М.С. Строговичу, считал,

что взгляд на понятие преступления не отражается и не может отражаться на

организации судов, и более того, такой подход не препятствовал учреждению

единого народного суда в РСФСР в 1918 г. Идеологический запрет на

критику правовых институтов, заложенных при жизни В.И. Ленина и

освященных его именем, сыграли негативную роль в реформировании

советского судоустройства и судопроизводства. Не подвергая
реформе

уголовное законодательство, в котором необходимо было предусмотреть

деление уголовно-наказуемого деяния на преступление и проступок, не

дифференцируя судоустройство, соответственно с делением на общую и

мировую юстицию и в соответствии с классификацией преступных деяний в

рамках единого понятия преступления и единого построения суда, любое

упрощение процессуальной формы, как на досудебной стадии, так и в суде,

не может повлиять в целом на состояние дел в российское уголовном

судопроизводстве.

Заслуга сторонников и противников идеи дифференцированного

построения порядка уголовного судопроизводства состоит в том, что они

осознавали надвигающийся в судебной системе кризис. Как сторонники, так

и противники дифференцированного построения
уголовного

судопроизводства стремились теоретически обосновать
условия,

необходимые для улучшения деятельности суда. Однако все их предложения

сводились к идеям совершенствования процессуальной
формы

*) 1

См. например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. -М., 1968. Т. I.C. 61-65.

22 См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М., 1981. С. 71-72, 90-91.

42 судопроизводства и, в основном, только ее досудебной стадии, тогда как досудебная стадия является вспомогательной по отношению к судебной и упрощение какой-либо стадии или ее части не повлияло и не могло повлиять на эффективность судопроизводства в целом. Спорящие стороны, не предлагая дифференцированного построения судебной системы и производства в суде, заведомо обрекали как теоретические, так и практические усилия на неудачу.

Как упоминалось ранее, некоторые институты УПК РСФСР прямо воспроизводили институты мировой юстиции царской России. Это, прежде всего, относится к делам частного обвинения. Соответствовали «духу» мировой юстиции и некоторые другие положения. Так ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР обязывала судью до возбуждения уголовного дела частного обвинения принимать меры к примирению сторон, проводилась основная идея мировой юстиции, направленная на обеспечение согласия в обществе. Примирение сторон по данной категории дел возможно было до удаления суда на постановление приговора. Такое же требование содержалось в ст. 120 УУС России. Согласно указанной статье по делам, которые могли быть прекращены примирением сторон, мировой судья обязан был склонить их к миру и только в случае недостижения успеха приступал к постановлению приговора. Восстановление согласия между сторонами посредством их примирения являлось существенной стороной деятельности мировых судов России. Положения ст. 165 УУС обязывали председателя съезда мировых судей принимать меры к примирению обвинителя с обвиняемым. Такие же обязанности возлагались на мирового судью и съезд мировых судей при рассмотрении гражданских дел (ст.ст. 70, 177 Устава гражданского судопроизводства). Стремление не замечать существовавшие в дореволюционном законодательстве институты, не упоминать о них — не свидетельство их отсутствия, тем более, если это- относилось к столь необходимому и почитаемому во всех цивилизованных странах институту, как мировой суд. При этом не имеет значения, в силу каких причин или

43 обстоятельств это происходит. Совершенствуя современное законодательство, следует помнить, что в дореволюционной России был достигнут высокий уровень проработанности законодательства, регламентирующий деятельность мировых судов. По замечаниям В. Безобразова, «законодательство наше по отношению к мировой власти отличается образцовым совершенством, не только в теоретическом, но даже в чисто практическом отношении, оно обработано с такой точностью, последовательностью и тщательностью, что не возбуждает при практическом применении почти никаких сомнений. То, что предполагалось сделать в основании мирового института, сделано с редкой у нас последовательностью, обдуманностью и строгостью системы до самых мелких подробностей»23.

Следует отметить, что в настоящее время дифференциация форм уголовного судопроизводства является общепризнанной тенденцией в уголовно-процессуальном праве24.

К сожалению, в новом УПК РФ досудебная подготовка не предусматривает сокращения процессуальной формы и, по существу, представляет собой единый порядок производства. Предусмотренное предварительное расследование в форме дознания ничего общего не имеет с институтом сокращенного производства в его классическом понимании. Составители нового УПК сделали значительный мшаг назад даже по сравнению с действующим УПК советского периода. Традиционный советский консерватизм в сфере уголовного судопроизводства получил свое дальнейшее развитие на современном этапе. Нет сомнения в том, что это явление носит временный характер и, безусловно, будет преодолено.

См.: Безобразов В. Мысли по поводу мировой судебной власти. - М., 1866. С. 6.

24 См.: Лукьянова Е.Г. Тенденция развития процессуального законодательства в свете общей теории права // Государство и право. - 2003. - №2. С. 104-108.

44 § 2. Понятие мировой юстиции

Термин «юстиция» (от латинского слова justitia) в русском переводе означает справедливость, правосудие, в современной интерпретации - законность. Юстицией в Древнем Риме именовали богиню правосудия (в античной Греции - Фемида). Издавна такое правовое явление как суд соотносили с условными понятиями «Фемида» и «Юстиция». Этим понятием в России охватывались не только суд, но и его вспомогательные органы, такие как адвокатура, нотариат, прокуратура, органы предварительного следствия, судебные приставы. В своем единстве они образовывали «судебные учреждения» или «судебные установления», что соответствовало понятию судоустройство. Интегрирующей основой для этих органов являлось служение торжеству правосудия и справедливости посредством отправления правосудия. Без взаимодействия указанных органов практически невозможна деятельность по осуществлению судебной власти25.

Несмотря на кажущуюся идентичность понятие мировой юстиции, исходя из ее правовой природы, несколько шире понятия мирового суда.

Объективная потребность в реализации вышеуказанных полномочий существовала всегда. В разных странах на разных этапах их развития функции местных судов выполняли первоначально должностные лица исполнительной власти. Например, в Англии - хранители мира; на Руси в XVI веке - губные старосты. Унифицированного наименования местные суды не имели, но их компетенция всегда была схожа.

В нашей стране в настоящее время функции мировой юстиции исполняют мировые суды. Но и до этого определенные функции мировой юстиции возлагались на товарищеские суды, которые, в отличие от государственных юрисдикционных органов, работали безвозмездно, на непостоянной основе. Кроме того, некоторые элементы мировой юстиции

Об этом, в частности, писалось в работе В. Кудрявцева и А. Тру сова (Политическая юстиция в СССР. - М.: Наука, 2000. С. 13).

45 проявлялись в деятельности общих судов районного звена (дела частного обвинения, протокольная форма, административные материалы и другое)26.

Органом мировой юстиции в России в настоящее время является мировой суд, а его должностным лицом - мировой судья.

В предшествующем параграфе были рассмотрены соотношения понятий «мирового суда» и «мирового судьи».

Таким образом, по нашему мнению, мировая юстиция включает в себя:

  1. Собственно деятельность мирового суда по отправлению правосудия по уголовным, гражданским и административным делам.
  2. Внепроцессуальную деятельность мирового судьи как на уровне федеральной власти, так и по вопросам, отнесенным к компетенции местных органов власти и управления.
  3. Если деятельность мирового суда по отправлению правосудия представляется ясной и очевидной в силу прямого указания закона, то порядок иной деятельности из-за отсутствия в настоящее время прямого нормативного регулирования вызывает определенные сомнения. Постановка вопроса о наделении мирового судьи полномочиями в сфере деятельности исполнительной власти федерального и местного уровня не противоречит конституционному принципу разделения властей (поскольку судебная власть контролирует власть исполнительную), отраслевому законодательству, а также историческому прошлому. Перевод данной проблемы в практическую плоскость способствовал бы усилению власти на местах, постоянному поддержанию ее авторитета на достаточно высоком уровне. Исходя из посылки о единстве государственной власти и ее неделимости, мы имеем возможность наблюдать за взаимодополнением функций в сфере деятельности различных ветвей власти. Это не создает предпосылок угрозы их самостоятельности, поскольку сохраняются их доминирующие функции.

26 Опыт становления и развития мировой юстиции подробно рассматривается в главе второй настоящей работы.

46

Говоря о разделении функций власти, Н.Н. Полянский в этой связи писал следующее, «…разделение функций власти не определяется их задачами и, что различные задачи государственной власти не дают ключа к пониманию природы и отдельных ее функций… в определении задач правосудия мы не найдем указания ни на одну из ее задач, которая была бы его специфической задачей, отличающей функцию правосудия от других функций государственной власти»27. На этом основании профессор Н.Н. Полянский делает вывод, что «если общие задачи правосудия не дают ключа к установлению грани, отделяющей отправление правосудия от других отраслей государственной деятельности, то, очевидно, эту грань нужно искать в другом направлении, - в разрешении вопроса, как различные функции власти служат общим их задачам»28.

Одной из общих задач центральной и местной властей является обеспечение доступности правосудия населению, разрешение социальных конфликтов в обществе на основе права, формирование в обществе правового мировоззрения, и, как ее составляющей — уважения к закону, обращения к закону во всех жизненных ситуациях.

Разделение властей есть не что иное, как разделение труда, то есть разделяются функции и полномочия. Как известно, ^в материальной сфере разделение труда возможно и необходимо при достижении определенной концентрации производства и наличии рынков сбыта. Отсутствие названных условий не создает предпосылок для разделения труда в сфере материального производства. Нечто подобное происходит и в сфере судебной деятельности. Так, в сфере деятельности федеральных судов четкое разделение функций власти является необходимым условием. Взаимное проникновение власти судебной и исполнительной на федеральном уровне в их функциональные права и обязанности привело бы не только к умалению

27 См.: Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. - М., 1927. С. 78-79.

См. там же. *

47 .,

их самостоятельности, но и породило бы неразбериху и путаницу в предмете деятельности указанных властей. Широта функциональных обязанностей и многочисленность задач, стоящих перед федеральными органами власти, предопределяет необходимость и целесообразность безусловного разделения их функций и полномочий. Хотя и здесь наблюдается некоторое смешение функций, например, защита прав граждан является задачей не только судебной власти, но и исполнительной, то есть разделение функций власти -это установление законодателем пределов допустимого смешения и взаимодополнения функциональных полномочий ветвей государственной власти. На местном уровне взаимопроникновение властей может носить более широкий характер, чем на федеральном. Например, финансирование деятельности мировых судов осуществляется Федеральным центром и субъектами Федерации, к совместному ведению отнесены вопросы: формирование судебного корпуса мировых судей, учреждение судебных участков и другие. Здесь границы взаимодействия властей четко обозначены законодателем.

Ввиду обширности территории нашего государства и неразвитости инфрастуктуры, государственная власть не в состоянии обеспечить все население по непосредственному месту их жительства правовыми институтами, которые создаются, начиная с уровня наименьшей административной единицы. К ним, прежде всего, следует отнести нотариат. С изменением отношений собственности в настоящее^ время резко возросдр число совершаемых нотариальных действий. Если в городах и районных центрах нет проблем с доступностью нотариата, квалифицированным совершением нотариальных действий, то в сельской местности обязанности по совершению некоторых нотариальных действий возложены на должностных лиц местной власти. Следует иметь ввиду, что в администрации сельской местности фактически отсутствуют юристы. В связи с этим представляется целесообразным совершение нотариальных действий в сельской
местности, там где нет возможности учредить

48 должность нотариуса, возложить на мировых судей. Вряд ли у кого вызовет сомнение тот факт, что профессиональный юрист более квалифицированно совершит нотариальные действия, нежели неспециалист, чем предотвратит возникновение в будущем гражданско- правовых споров.

Вынесение мировым судом решения по гражданским делам вовсе не означает восстановление нарушенного права, а факт наложения административного взыскания, например, в виде штрафа — требует его исполнения. Учреждение при мировом суде должности судебного пристава не предусмотрено законом. Однако проблема быстрого исполнения судебных решений (постановлений) еще в течение длительного времени будет стоять на повестке дня. Неисполнение судебных постановлений мирового суда ведет к умалению авторитета судебной власти в глазах населения.

В этой связи нам представляется необходимым наделить мирового судью широким кругом прав по контролю за обеспечением исполнения судебных постановлений.

К ним следует отнести:

— контрольную функцию по исполнению судебных постановлений; — — привлечение к исполнению судебных постановлений не только судебных приставов, а также органов внутренних дел; — — в законе следует предусмотреть положение, исключающее возможность отказа должностными лицами и органами исполнительной власти исполнения обращения мирового судьи; — — в случае невыполнения обращения мирового судьи к судебному приставу и органам внутренних дел по вопросу исполнения судебных постановлений, мировой судья наделяется правом вынесения предостережения в адрес должностных лиц, ведомства судебных приставов и органов внутренних дел.

49

Принимая во внимание тот факт, что до 60% гражданских и административных дел будут рассматривать мировые суды, законодателю необходимо предусмотреть механизм исполнения решений мирового суда. В случае отнесения решения этого вопроса к общему порядку, учитывая специфику деятельности мирового судьи, можно уже сейчас прогнозировать весьма низкий процент исполнения судебных решений и постановлений мировых судов. Деятельность мирового судьи без ущерба для отправления правосудия может осуществляться непосредственно в сфере опеки и попечительства. Здесь также как нигде требуются знание и мнение юриста. Представляется необходимым использовать должностные полномочия мирового судьи в контроле за соблюдением прав лиц, находящихся в местах лишения свободы и в местах временного содержания в той местности, где нет вблизи прокуратуры. Речь идет о рациональном использовании государственных ресурсов как профессиональных, так и материальных, а не о попытках судебной власти вмешиваться в сферу деятельности других властей.

Следует отметить, что в царской России мировые судьи в соответствии со ст. 10-11 УУС осуществляли контроль за законностью содержания лиц под стражей и содержанием их в надлежащем месте. Во всех случаях незаконного задержания мировой судья обязан был освободить лицо из-под стражи, в другом случае принимал меры к содержанию лица в надлежащем месте. То есть, около 140 лет назад мировые судьи в Росси осуществляли судебный контроль за деятельностью исполнительной власти, гарантируя права граждан от произвольного ареста. Положительную роль сыграли мировые судьи в вопросе защиты прав граждан от незаконных распоряжений исполнительной власти. Исходя из содержания ст. 29 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, распоряжения, требования или постановления административной (исполнительной) власти должны быть «законными» и в этом смысле мировой суд или съезд ,мировых судей вправе были входить в оценку как деятельности органов административной власти,

50 так и содержания нормативных актов, с точки зрения их законности. Такая постановка вопроса всецело поддерживалась высшим судебным органом Империи - Сенатом.

Далее, мировой судья не может не взаимодействовать с формирующимися органами местного самоуправления. По своей природе институт мировых судов частично является составной частью местной власти. Своим существованием он усиливает местное самоуправление, способствует ее самостоятельности и авторитету местной власти. Местное самоуправление - институт правового, демократического государства. В государствах тоталитарного типа жизнь местного самоуправления, как неоднократно случалось в нашей истории, замирает. В период свертывания демократических прав и свобод в первую очередь трансформируются мировые судебные учреждения. Так было в период царствования Александра III. Это известный период контрреформ, когда деятельность мировых судов практически была прекращена и была восстановлена лишь в июне 1912 г. Временное правительство в мае 1917 г. также подвергло трансформации мировые суды. С приходом к власти большевиков в ноябре 1917 г. Декретом №1 «О суде» деятельность мировых судов была приостановлена, и их возрождение состоялось, как известно, лишь в 1998 г.

Ограничивать деятельность мирового суда рамками рассмотрения уголовных, гражданских и административных дел, исходя из принципа разделения властей, нецелесообразно. На местном уровне нет условий для абсолютного разделения функций государственной власти, нет в этом и необходимости.

Условия деятельности мирового суда, потребности местной жизни с неизбежностью будут включать мирового судью во многие сферы деятельности местного самоуправления. Тем более, когда речь идет о становлении местного самоуправления, мировая юстиция не вправе стоять в стороне от столь сложного процесса, когда на первом этапе неизбежны правовые издержки. Задача мировой юстиции на данном этапе заключается в

51 правовом обеспечении формирования и деятельности органов местного самоуправления.

Важным и необходимым будет участие мирового судьи в деятельности органов местного самоуправления, особенно в случае принятия им решений, касающихся возложения определенных обязательств на жителей местного округа.

Как нет умаления самостоятельности судебной власти при избрании мировых судей представительными органами субъектов Федерации, так и не будет умаления самостоятельности местной власти в случае участия мирового судьи в сфере ее деятельности в четко установленных границах.

По этому поводу В. Безобразов во второй половине XIX века писал следующее: «…равновесие местных властей, как центральных, - чистая химера, которая в действительности превратится в господство бюрократии над самоуправлением» . В современной России идет процесс формирования местного самоуправления; как идеи законодателя будут трансформироваться на местном уровне, насколько самоуправление будет самостоятельным -покажет время. Есть большие опасения, что мысли В. Безобразова о всесилии бюрократии окажутся актуальными для наших дней.

Представляется, мировой суд следует органически «вписать» в систему местного самоуправления, с тем, чтобы обеспечить правовую защищенность местного населения, обустроить все формы местной жизни на основе права. К сожалению, учрежденный сегодня институт мирового суда в системе судов общей юрисдикции по своим задачам, сформулированным законодателем, не в полной мере соответствует задачам и целям института мировой юстиции. г

Таким образом, мировая юстиция - это правовой институт, отражающий в обобщенном виде деятельность мирового суда и мирового судьи по осуществлению функций правосудия, а также иную деятельность

29 См.: Безобразов В. Мысли по поводу мировой судебной власти. - М., 1866. С. 28.

52 мирового судьи во взаимодействии с органами местного самоуправления, и иными органами власти на местах.

§ 3. Виды сокращенных производств и формы организации судов

Для эффективной организации судопроизводства, а также устройства уголовных судов необходимо иметь четкую, научно обоснованную классификацию видов производств в уголовном процессе и соответствующее им устройство судов. Не вызывает сомнения тот факт, что не только правильная организация суда, но и соответствующая ему процессуальная форма лежат в основе доступности правосудия. Цель уголовного процесса не будет достигнута, если порядок производства как в суде первой инстанции, так и на досудебной стадии будет строиться в отрыве от свойств материального права, то есть от степени тяжести уголовного деяния и грозящего наказания. Актуальность вопроса классификации видов производств диктуется, во-первых, потребностью дать гражданам России надежный, эффективный институт судебной защиты их законных прав и интересов, а, во-вторых, проводимая в стране судебно-правовая реформа не может считаться успешной без трансформации уголовно-процессуального законодательства и законов о судоустройстве, учитывающих положительный собственный исторический опыт в области судопроизводства и судоустройства, а также соответствующий опыт зарубежных стран. Классификацию видов производств в дореволюционной России давал профессор И.Я. Фойницкий, но он ее рассматривал применительно к особому производству .

В советский период нашей истории в уголовном судопроизводстве существовали разные порядки производств по делам публичного и частного обвинения. Исходя из доминирующего в то время теоретического воззрения на форму уголовного судопроизводства как единую, унифицированную и не

30 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. П. - СПб., 1996. С. 488- 506.

53 подлежащую дифференциации, классификация по видам производств в рамках всего уголовного процесса во взаимосвязи с нормами материального права и по отдельным его стадиям не давалась. Вопросы трансформации судоустройства совершенно не затрагивались. Считалось, что единство формы уголовного судопроизводства не исключает некоторой дифференциации процессуальных форм применительно к отдельным стадиям и институтам процесса31. В этом направлении в 80-х годах XX века велись теоретические исследования. Например, Ю.К. Якимович считал, что единство советского уголовного судопроизводства не исключает наличия в себе определенных видов судопроизводства и такое наличие автор рассматривал как соотношение общего и особенного. Критерием же разграничения видов производств, по мнению Ю.К. Якимовича, служит степень сложности производства по делу, его направленность, а не уголовно-правовые основания . Наряду с этим он допускал дифференциацию форм уголовного судопроизводства, исходя из материально- правовых оснований, предлагая при этом подразделить уголовно-наказуемые деяния на группы и для каждой из них предусмотреть определенный порядок производства33.

Представляется, что при таком подходе формы уголовного судопроизводства будут носить крайне пестрый характер, что, в свою очередь, создаст значительную путаницу в правоприменительной практике.

С восстановлением в России суда с присяжными заседателями, наделением районных судей правом единоличного правосудия и, наконец, восстановлением в несколько измененном виде института мировых судов и апелляционного суда фактически завершен теоретический спор о пределах дифференциации и унификации уголовного процесса в целом, но, вместе с

31 См.: Нужно ли изменить процессуальную форму судопроизводства // «Социалистическая законность». 1974. №8. С. 65.

32 См.: Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса. - Томск: Изд-во Томского университета, 1991. С. 8, 36-37.

33 См. там же. С. 38.

54 тем, остаются проблемы дифференциации отдельных его стадий. В настоящее время законодатель пошел по пути сокращения процессуальной формы по малозначительным уголовным преступлениям,

предусматривающим незначительные меры уголовного наказания и одновременно учредил институты с более сложным порядком производства по тяжким преступлениям, за совершение которых законом предусмотрены суровые меры наказания. Таким образом, перед наукой уголовного процесса сегодня стоит задача теоретического осмысления юридической природы видов судопроизводств и судоустройства.

В настоящее время сделаны первые попытки классификации видов производств во взаимосвязи с процессуальной формой, что следует отметить как положительное явление в науке уголовно-процессуального права34. Думается, что для верной классификации видов производств в судах первой инстанции и для соответствующего построения судов необходимо исходить из единственно правильного логического критерия — это деление производств на виды по единому основанию. Таким основанием являются предусмотренные материальным правом уголовно наказуемые деяния. В зависимости от степени тяжести уголовно-наказуемого деяния, санкции за его совершение, законодатель должен предусмотреть различные виды производств, дифференцировав процессуальную форму не только отдельных стадий уголовного процесса и отдельных процессуальных действий, но и всего порядка уголовного судопроизводства. Одним из моментов, влияющих на порядок судопроизводства и судоустройства, является соображение материального порядка. Институт правосудия в .государстве является наиболее дорогостоящим, даже самые богатые страны мира, в отличие от СССР и современной России, не позволяли себе иметь единую форму судопроизводства. В соответствии с порядком
судопроизводства,

См. например: Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. - Томск: Изд-во Томского госуниверситета, 1999. С. 66, 88-94.

55 государство выстраивает систему судов в их взаимосвязи и инстанционной соподчиненностью. В системе общей юрисдикции суды подразделяются в соответствии с их компетенцией: общие суды и местные. Местные или мировые суды рассматривают незначительные уголовные дела по незначительным преступлениям, за которые может быть назначена мера наказания до трех лет лишения свободы.

Районные суды, учитывая, что они рассматривают по первой инстанции уголовные дела, связанные с обвинением в совершении тяжких преступлений и одновременно являются судом второй инстанции или апелляционным судом, следует отнести к судам комбинированной компетенции. Областные суды и соответствующие им суды субъектов Федерации являются вышестоящими судами по отношению как к районным судам, так и мировым судам, поскольку они в кассационном порядке по жалобам заинтересованных лиц и компетентных органов пересматривают приговоры вышеназванных судов. Компетенция судов, таким образом, определяется свойством дела и территориальным аспектом. Замыкает судебную систему Верховный суд страны.

В уголовном судопроизводстве сегодня можно выделить три вида производства: это производство с соблюдением обычной формы, которая включает предварительное следствие с составлением обвинительного заключения и само судебное разбирательство; второе - это сокращенное производство, при котором исключается предварительное следствие в современном его понятии. Предварительное расследование производится в форме дознания и дело с обвинительным актом поступает в суд. И третья форма - производство по делам частного обвинения, когда материалы без обвинительного акта поступают непосредственно в судебное заседание, что в полной мере соответствует понятию сокращенного производства.

К усложненным производствам следует отнести суд с присяжными заседателями, а также суд, состоящий из нескольких судей- профессионалов.

56

Любое правосудие, в том числе и с сокращенной формой судопроизводства, а к нему следует отнести мировой суд, осуществляется на основе процессуального порядка, предусмотренного законом. Законодатель, исходя из малозначительности деяний, сокращает перечень процессуальных правил. Сократить процессуальную форму - значит уменьшить число процессуальных действий, не оказывающих негативного влияния на права сторон и других участников процесса, а также установление истины по делу. Анализируя природу уголовного процесса, профессор И.Я. Фойницкий, в частности, указывал, что всякий процесс - это, прежде всего, результат вековых наслоений и под влиянием исторических наслоений сумма уголовных правил и обрядов порой превышает действительную в них потребность. Одновременно он призывал к историческим наслоениям в уголовном процессе относиться с большой осторожностью35. Разумный отказ от излишних правил и обрядов в деятельности судов общей и мировой юстиции не влечет за собой негативных последствий.

Сокращенный порядок производства в юридической литературе еще именуют «ускоренным».

Ускорение судопроизводства - это не самоцель, а средство достижения цели, это «экономия» процессуальной формы, отказ от совершения некоторых процессуальных действий: например, вынесение только резолютивной части судебного приговора, сокращение порядка судебного разбирательства (отказ от проведения судебного следствия) в случае признания подсудимым своей вины (гл. 40 УПК РФ). Суды ускоренного судопроизводства исторически создавались в основном для судебной защиты малоимущего, недостаточно грамотного слоя населения. Правосудие для таких слоев населения должно быть доступным организационно и по форме деятельности, а нормы права должны быть для

См. подробнее: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I. -СПб., 1996. С. 6-10.

57 них понятны и доступны. Всем этим критериям соответствуют мировой суд и законодательство, которым он руководствуется в своей деятельности.

В начале XX века профессор Санкт-Петербургского университета Н.Н. Розин отмечал, что судебная система государства в общих чертах определяется, прежде всего, историко-культурными и национальными особенностями, но вместе с тем ей свойственны общие начала правового характера. К основным началам он относил:

— предметную подсудность (более сложные дела обставлялись большими гарантиями и рассматривались коллегиально в судах, занимающих более высокое положение в судебной иерархии, мелкие дела рассматривались судьями единолично, с упрощенным порядком производства); — — инстанционный порядок в рассмотрении дел: апелляционная инстанция — для повторного (вторичного) рассмотрения по существу судебных решений и определений, не вступивших в законную силу, и кассационная — для проверки вступивших в законную силу постановлений суда на предмет их соответствия материальному и процессуальному праву. — В соответствии с основными началами суды образуют следующие инстанции: первую — рассматривающую дела по существу, контрольные; вторую — апелляционную; третью — кассационную.

Функциональное начало — на его основании уголовное судопроизводство подразделялось на предварительное производство и окончательное .36

Предметная подсудность в построении местных судов характерна для стран, воспринявших как континентальную, так и англосаксонскую системы права. Такой подход был характерен и для России дореволюционного периода.
Уголовно-наказуемые деяния по Российскому Уголовному

36 См. подробнее: Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. - СПб., 1914. С. 151- 153.

58 Уложению подразделялись на преступления и проступки (ст. 3). Именно такая классификация лежала в основе судоустройства и судопроизводства. Статья I Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, наделяла мировых судей правом рассмотрения дел об . уголовно-наказуемых проступках. В 1919 г. в Советской России было введено единое понятие преступления, что и послужило в последующем одним из оснований для теоретических споров процессуалистов как в пользу унификации, так и дифференциации уголовного процесса по отдельным его стадиям и институтам37, поскольку в основе построения уголовного процесса и системы судов лежат нормы материального права.

При учреждении мировых судов целесообразно классифицировать уголовно-наказуемого деяния на проступки и преступления. Такое взаимосвязанное и взаимообусловленное построение материального и процессуального права и судов придало бы уголовно-правовым и процессуальным отношениям системный, стабильный характер, создало бы лучшие условия для действия принципов законности, равенства граждан перед законом и судом, надлежащей защиты всех, даже мелких, интересов граждан, организаций и государства, исключается субъективный подход к избранию вида наказания при совершении лицом малозначительного уголовно-наказуемого деяния.

По ранее действующему советскому уголовно-процессуальному законодательству от воли должностного лица правоохранительных органов, в случае совершения подозреваемым малозначительного уголовно-наказуемого деяния, зависело решение вопроса о применении уголовного наказания или возможного освобождения лица от уголовной ответственности

См. например: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981. С. 89-91; Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации // Социалистическая законность. 1974. № 9. С. 50.

59 с привлечением его к административной ответственности. Подобная возможность предусматривалось ст. 43 Основ уголовного законодательства, которая была введена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. В соответствии с данным Указом прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе были прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении малозначительного преступления, с направлением материалов в суд для применения мер административного взыскания. Аналогичным правом наделялся и суд. Редакция ст. 43 Основ была изменена в 1981 г.: термин «преступление» был заменен понятием «деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности». По поводу внесенных изменений разгорелась научная дискуссия о юридической природе этих деяний. Г.А. Кригер и Н.Ф. Кузнецова считали, что тем самым законодатель выделил качественно новую уголовно-правовую категорию,

38

которую следует отнести к категориям уголовно-правового проступка . Разделяя идею необходимости классификации уголовных деяний на преступления и проступки, они отмечали позитивные моменты нововведения: подчеркивается однородность всех уголовных деяний, дифференцируемых по характеру и степени общественной опасности; сохраняется единство принципов и институтов Общей части Уголовного Кодекса; уточняется статистическая картина преступности в стране; создаются условия, при которых в равной мере не будут именоваться преступниками лица, совершившие различные по уровню общественной опасности уголовные деяния, например, мелкие и крупные хищения; выделение категории проступка создаст прочную основу для индивидуализации уголовного наказания, создаст условия для введения сокращенного порядка рассмотрения уголовных дел о таких
деяниях.

38 См.: Кригер ГЛ., Кузнецова Н.Ф. Новое уголовное законодательство и его научно-практическое значение // Советское государство и право. 1984 № 1. С. 72-

73.

60 Высказываясь за неотложность введения классификации уголовно- наказуемых деяний на преступления и проступки, Н.Ф. Кузнецова и Г.А. Кригер оговаривали вытекающую из изменений в материальном законе необходимость серьезных корректив действующего уголовно-процессуального законодательства39.

Ряд ученых, анализируя Указ от 13 августа 1981 г., утверждали, что деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего собой большой общественной опасности, уже являются не преступлениями, а общественно- опасными и противоправными правонарушениями без признаков вины субъекта, за которые взамен уголовного наказания следуют иные меры правового или общественного воздействия40.

Думается, что при определении правовой природы правонарушения необходимо учитывать не только последствия правонарушения, но и признаки деяний. Как ст. 43 Основ, так и ч. 3 ст. 50 УК РСФСР указывали на лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления. Ст. 50’ УК РСФСР, конкретизируя ч. 3 ст. 50 УК РСФСР, предусматривала освобождение лица от уголовной ответственности с привлечением его к административной лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года либо другое более мягкое наказание (не связанное с лишением свободы). Таким образом, законодатель в основу определения правовой природы деяний, содержащих признаки преступлений, но не представляющих большой общественной опасности, положил как признаки преступления, так и предусмотренные законом правовые последствия его совершения, что является характерным для определения юридической

39 См. подробнее: Кригер ГЛ., Кузнецова Н.Ф. Новое уголовное законодательство и его научно-практическое значение // Советское государство и право. 1984. № 1.С. 73-75.

40 См.: Ной КС. Новое в трактовке основных уголовно-правовых понятий // Советское государство и право. 1982, № 7. С. 91-98.

61

природы уголовного проступка. Представляется неудачным термин «уголовно- правовой проступок», поскольку в нем не содержится указания на характерные признаки наказуемости за совершение уголовного деяния. Более правильным было бы обозначать малозначительные деяния, содержащие признаки преступления, не уголовно-правовым проступком, а уголовно-наказуемым проступком. На критерий наказуемости указывало и содержание ст. 50!УК РСФСР. Попытки представителей советской науки уголовного права дать иное объяснение природе уголовных проступков, стремление дать теоретическое обоснование освобождения от уголовной ответственности органами следствия и судом как «судебно-следственную дифференциацию», а затем как «судебную декриминализацию»41 следует рассматривать как выражение кризиса науки уголовного права советского периода. В основе данного кризиса, как нам представляется, лежало, прежде всего, отставание науки от практики законодательной деятельности. В эти годы шел поиск путей реформирования уголовного и уголовно-процессуального законодательства с целью выработки права, отвечающего потребностям развития общества, однако суть этих поисков заключалась в приспособлении социалистического права к возрастающим требованиям гуманизации и демократизации общества. Возможность освобождения лица от уголовной ответственности и наказания с привлечением его к административной ответственности и соответствующему наказанию, передача материалов в товарищеские суды, передача лица на поруки, несовершеннолетних граждан — в комиссии по делам несовершеннолетних влекла за собой, помимо положительных, и отрицательные моменты. Прежде всего это выражалось в фактическом неравенстве граждан перед законом. Наделив следственные и

41 См. подробнее: Злобин ТА., Келина СТ., Яковлев A.M. Совершенствование советского уголовного права на современном этапе // Советское государство и право. 1978. № 12. С. 16-17; Строгович М.С. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Советское государство и право. 1983. № 2. С. 75.

62 судебные органы правом освобождения лиц от уголовной ответственности и наказания по делам о преступлениях, не представляющих собой большой общественной опасности, законодатель тем самым привнес в решение значимого вопроса субъективный фактор, когда освобождение лица от уголовного наказания зависело не от воли законодателя, а от усмотрения должностных лиц: следователя, прокурора, судьи. Нарушение принципа равенства граждан перед законом не имеет ничего общего с принципом гуманизма. Предшествующий опыт царской России подсказывает необходимость классификации уголовно-наказуемых деяний на проступки и преступления. К сожалению, Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый в 1996 г., не включает в себя понятие уголовно-наказуемого проступка, что, безусловно, создает значительные неудобства при определении подведомственности уголовных дел мировым судам.

63

Глава П. Становление и развитие института мировых судов в странах с англосаксонской, континентальной системами права и России

§ 1. Основные этапы становления и развития мировых (местных) судов в европейских странах (Англия, Франция, Германия) и США

Историки права свидетельствуют, что в средние века как в западноевропейских странах, так и в России, не существовало различий в сферах уголовного и гражданского судопроизводства, понятий об общих и частных правонарушениях. Поэтому правонарушения не подразделялись на гражданские и уголовные. Поскольку правонарушения имели частный характер, то и форма судопроизводства имела частно-обвинительный характер, а в силу безграмотности населения — словесный. Производство по делу могло начаться только по частной жалобе лица. Исключения составляли убийства. По ним производство начиналось без жалобы частного лица, достаточно было обнаружения факта. К примеру, в Германии частно-исковая форма процесса в это время, как отмечал профессор Гартунг, имела чисто гражданский характер, уголовное производство не отделялось от гражданского4 .

В средние века во Франции также существовала частно-исковая форма процесса. Профессор М.Н. Чельцов-Бебутов отмечал, что основной чертой последнего, прежде всего, являлась одинаковость процедуры в судебных делах, уголовных и гражданских. Всякое судебное дело представлялось публичным спором между обиженным и обидчиком43. В условиях дальнейшего расслоения общества в XIV-XV веках в таких странах, как Германия, обозначился резкий рост преступности. В сложившейся ситуации частно-обвинительный (частно- состязательный) процесс уже не

См.: Гартунг М. История судопроизводства и судоустройства. - СПб., 1868. С. 80-81.

43 См.: Чельцов-Бебутов МЛ. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. 1.-М., 1957. С. 186.

64 обеспечивал должный уровень борьбы с профессиональной преступностью. В этот период в уголовном процессе начинают проявляться элементы публичности, связанные с уголовным преследованием и возбуждением производства по уголовному делу должностными лицами (ex officiale). В Германии, как и в Купеческих республиках Северной Италии, в этот период происходит процесс становления публичного порядка преследования лиц, совершивших уголовно-наказуемые деяния.

Таким образом, в ряде европейских государств в уголовном преследовании по отдельным категориям дел происходит вытеснение начал частного обвинения. Этот период характеризуется становлением розыскного (инквизиционного) процесса с пытками и применением различных видов смертной казни, тогда как при обвинительном процессе меры наказания за совершенные преступления имели в большей мере гражданско- правовой, материальный, возмездный характер. ,.

В первой половине XVI века в Германии был принят новый кодекс - Уголовно-судебное Уложение императора Священной Римской Империи Карла V (получивший краткое наименование «Каролина»). Уложение состояло из двух частей: первая содержала нормы уголовного процесса, вторая — нормы уголовного права. С принятием «Каролины» в германском судопроизводстве наметилась устойчивая тенденция отделения уголовного процесса от гражданского. «Каролина» еще не отменяла частно-обвинительной формы процесса, нормы Уложения содержали в себе правила о возбуждении уголовного преследования по жалобе потерпевшего, но вместе с тем, в нем четко проводилась идея публичного характера обвинения. Уложением Карла V было положено начало дифференциации материального и процессуального права. К примеру, ст. 6 Кодекса предусматривала два порядка производства: предварительное и окончательное или общее и специальное следствие. По менее тяжким преступлениям и в случае признания подсудимым своей вины либо бесспорного изобличения его другими
доказательствами рассмотрение уголовного дела завершалось

65 вынесением обвинительного приговора. По более тяжким обвинениям, в особенности, когда могла быть назначена смертная казнь, уголовное дело слушалось судом в коллегиальном составе,
происходило «специальное исследование», формально допускалась защита.

Дифференциация форм процессуального права уже в средние века определялась содержанием норм уголовного права, т.е. тяжестью совершенного преступления и суровостью возможного наказания. Выделение уголовного процесса из гражданского в германских государствах заняло довольно длительный промежуток времени. Только в XVII веке разделение процессов произошло окончательно, в уголовном процессе закрепилась розыскная форма производства. Даже на ранних этапах развития государственности и ее важнейшей составляющей — судебной системы шел поиск оптимальных форм судопроизводства, направленных на обеспечение складывающегося правопорядка в обществе. Деятельность любой центральной власти в государстве, прежде всего, направлено на поддержание ее устоев в самых различных проявлениях. Принимая во внимание, что центральная власть не в состоянии рационально осуществить все основные функции в государстве, часть их - наименее важных -, она передает на места, сохраняя за собой право контроля и проведения единой государственной политики. В сфере правосудия это возможно в том случае, когда государство делегирует часть своих полномочий по отправлению правосудия местным судам, которые в большинстве стран именуются мировыми.

Учитывая, что Англия, согласно имеющимся историческим данным, явилась родоначальницей института мировых судов, заложив основополагающие принципы дифференцированного построения форм судопроизводства и судоустройства, рассмотрение этого вопроса представляется необходимыми начать с Англии.

Судопроизводство и судоустройство Англии

На формирование английского уголовного процесса уже на раннем этапе (V-VII в.) оказали влияние две системы права. Как известно, Британия

66

первоначально была завоевана германскими племенами, в числе которых были саксы, англы. Позднее в Британии сложилась англосаксонская судебная система, характеризующаяся наличием уголовного и гражданского судов44.

До 1066 г. (XI век) англосаксонское судопроизводство имело две формы судебного разбирательства: упрощенное и обычное с обвинительным актом. Уголовные преступления подразделялись на очевидные и неочевидные. По очевидным сразу выносился приговор, неочевидные слушались с соблюдением обвинительной формы, характеризующейся публичностью, устностью разбирательства дела, приведением формальных доказательств, обвинение поддерживал потерпевший. Мера наказания за уголовные преступления носила гражданско- правовой характер. После нормандского завоевания в судебное систему Англии, по замечанию Р. Гнейста, «судные мужи были разделены между собой национальными антипатиями. Коллизия нормандских и англосаксонских правовых представлений давала широкий простор личному усмотрению»45. В XII веке при всех коллизиях двух правовых систем сущность английского уголовного процесса связанна с состязательной формой производства. Следует отметить, что этот тип процесса сохранил свои основные черты и поныне. Во второй половине XII века судебными реформами Генриха II вводится суд для разрешения земельных споров путем опроса местных жителей (присяжных заседателей). Введенный по воле Генриха II порядок разрешения земельных споров представителями короля путем опроса местных жителей определил

46

дальнейшее развитие как гражданского, так и уголовного процесса , как суда

44 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т.1. - М., 1957. С. 296.

45 Гнейст Р. История государственных учреждений Англии. - М, 1885. С. 150.

46 Этот метод был использован еще Вильгельмом Завоевателем в 1086 г. при составлении “Книги страшного суда” - проведении переписи населения и земель.

67 с участием присяжных заседателей. Ценность подобного
нововведения заключалась в том, что происходило совместное разрешение правового спора местного характера с участием
представителей центральной власти и местного населения.

В 1164 г. порядок рассмотрения гражданских дел с участием присяжных распространяется и на судопроизводство по уголовным делам. Обязанности присяжных возлагались на всех равноправных граждан графства. Жюри присяжных заседателей состояло из 12 лиц. Присяжные в уголовном процессе Англии XII века принимали участие в рассмотрении только тяжких преступлений. Введение Генрихом II в XII веке в уголовный процесс института присяжных заседателей не отменило прежней англосаксонской обвинительной формы производства, при которой уголовное преследование возбуждалось потерпевшим.

Становление и развитие института мировых судов есть история становления упрощенных форм уголовного судопроизводства. Пройдя в своей эволюции достаточно длительный путь, суды мировой юстиции впоследствии стали во многих странах судебными учреждениями сокращенного (суммарного) порядка производства. В Англии непосредственными предшественниками мировых судей были хранители мира. Институт «хранителей мира» был введен в период правления короля Генриха III (1216—1272 г.) как олицетворение королевской власти на местах. Он формировался из высшей аристократии графств. К обязанностям хранителей мира относилось наблюдение за выполнением условий перемирия между королем и баронами. С 1265 г. должность хранителей мира становится постоянной. Постепенно они наделяются широким кругом полицейских полномочии шерифа, за исключением проведения следствия по совершенным преступлениям. Позже Винчестерским Статутом 1275 г. на хранителей мира возлагаются обязанности проведения расследования грабежей и других тяжких преступлений. При этом им было предоставлено право допроса свидетелей под присягой. Так расширялись судебно-полицейские функции хранителей мира. С 1333 г. королем им было поручено

68 судить лиц, виновных в нарушении мира. В 1344 г. должности «хранителей мира» переименовываются в должности «мировых судей» с функциями отправления правосудия. В дальнейшем шло постепенное расширение компетенции мировых судов по отправлению правосудия. К концу XIV века прекращается направление на места королевских комиссаров с полномочиями судей. Сессии мировых судей собирались ежеквартально. В работе сессии должны были принимать участие не менее двух мировых судей и присяжные заседатели47. Юридического образования для мировых судей не требовалось. Позже в работе сессий мирового суда стали участвовать юристы. Участие клерка суда — юриста по образованию в работе мировых судов Англии предусмотрено современным законодательством48.^ 1361 г. происходит окончательное утверждение мирового суда. В этом году шерифы были лишены права проводить предварительное расследование преступлений. Эти обязанности были возложены на мировых судей49. Наряду с расширением компетенции мирового суда постепенно происходит дифференциация формы уголовного судопроизводства. Первоначально это касалось только порядка досудебной подготовки. Затем последовали радикальные изменения и порядка судебного разбирательства. Как отмечает Рональд Уолкер, при Тюдорах мировые судьи были наделены правом рассмотрения уголовных дел между четвертными сессиями50. К этому времени следует отнести начало становления
института суммарной

47 Первое упоминание о сессиях мировых судей с участием присяжных заседателей, как указывает проф. М.А. Чельцов, относится к 1388 г. См.: Челырв М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. 1. - М, 1957. С. 388.

48 См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М, 2001. С. 139.

49 Название «Мировой судья» впервые появляется около 1327 года и становится официальным после 1361 года. См.: Рональд Уолкер. Английская судебная система. -М., 1980. С. 600.

50 См. подробнее: Рональд Уолкер. Английская судебная система. - М., 1980. С. 35-36

69 юрисдикции (1496 г.). Тогда мировые судьи были впервые наделены правом единоличного рассмотрения определенной категории уголовных дел. Осуществляющие сегодня указанную юрисдикцию мировые судьи именуются магистратским судом. Институт суммарной юрисдикции был окончательно закреплен статутным правом.

Примерно со второй половины XVI века в Англии значительно расширяются полномочия мировых судей. Так, по Статуту Елизаветы 1562 г. мировым судьям были предоставлены широкие полномочия по наложению взысканий в виде штрафов, принуждению «праздных людей» к работе по найму либо занятию ремеслом, разрешению конфликтов между хозяевами и рабочими. По Статуту 1596 г. мировые судьи получили полномочия решать вопросы права на жительство в определенной местности и др.

Совпадение периода становления суда присяжных и становления

системы мировой юстиции неслучайно. По малозначительным и очевидным

преступлениям нет необходимости в проведении
предварительного

досудебного следствия, тогда как по сложным уголовным делам
оно

обязательно. Как и нет необходимости уголовные дела по малозначительным

преступлениям рассматривать судом присяжных, для таких категорий дел

достаточен мировой суд. Производство в мировом суде в то время было

устным и строилось на основе состязательности сторон. Обвинителем в суде,

как правило, выступали чины полиции, подсудимый имел право на защиту.

1” Мировой судья мог назначать наказание в виде штрафа либо краткого

лишения свободы. Если по закону подсудимому грозила мера наказания

свыше 3-х месяцев лишения свободы, то он вправе был ходатайствовать о

передаче дела в суд присяжных.

Представляет интерес порядок формирования корпуса мировых судей

и условия занятия должности мирового судьи в XVII—XIX веках Мировые

судьи этого периода назначались короной. Для занятия должности мирового

судьи был установлен имущественный и возрастной ценз51. Образовательный

51 Первоначально возрастной ценз мирового судьи составлял 21 год. Однако реальный возраст мировых судей был значительно выше. В 1933 г. средний возраст

70 ценз изначально не устанавливался. Мировой судья назначался сроком на один год и мог быть отозван в любое время. Должность мирового судьи считалась почетной и не оплачивалась. С развитием общественных отношений, дальнейшим ростом числа судебных споров, их усложнением возникла необходимость ввести образовательный ценз для занятия должности мирового судьи. Начиная с 1839 г. в Лондоне, а затем и других промышленных центрах, эта должность стала оплачиваемой, а на нее могли претендовать лица, имеющие высшее юридическое образование, обладающие практическим стажем работы адвоката. Эти судьи стали называться полицейскими судьями или магистратами, т. е. судьями, рассматривающими гражданские и уголовные дела в пределах своей компетенции на возмездной и профессиональной основе. В то же время сохранился статус мировых судей, действующих безвозмездно. На должность мирового судьи могли быть назначены только мужчины. Данное дискриминационное ограничение было отменено только в 1919 г. И уже на 1 ноября 1933 г. в Англии из 987 мировых округов в 773 районах графств судьями судов для несовершеннолетних были назначены женщины52.

С развитием системы местной юстиции в Англии происходили изменения и в порядке назначения мировых судей. Так, с начала XX века стало учитываться мнение не только руководителей администрации графства, но и политических партий. Кандидаты в мировые судьи для назначения на должность короной рекомендовались лордом-канцлером на основании представления лорда-лейтенанта графства. В свою очередь, лорд-

vi	1^_

судей общих судов Англии составил 53 года, а мировых судей - 63 года. В это же время 18 судей Королевской скамьи находились в возрасте от 52 до 81 года, возраст большинства из них превышал 60 лет. Для судей местной юстиции устанавливался предельный возраст занятия должности - 72 года. См. подробнее: Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. - М., 1937. С. 145- 147.

52 См.: Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. - М., 1937. С. 135.

71 лейтенант формировал состав кандидатов в мировые судьи по рекомендации комиссии, включающей представителей трех политических партий. Магистраты г. Лондона назначались короной по представлению министра внутренних дел. Кандидаты должны были иметь 7-летний стаж адвокатской практики либо ранее занимать должность платного магистрата в другой местности. Платные магистраты других промышленных городов также назначались короной по рекомендации министра внутренних дел, но при этом требовалась рекомендация органа местного самоуправления. Как магистраты, так и мировые судьи, т.е. непрофессионалы, работающие на безвозмездной основе, назначались на должность бессрочно (пока королю угодно). Основанием к увольнению мировых судей и платных магистратов служило злоупотребление судьей служебным положением, нерадивое отношение к исполнению служебных обязанностей, совершение поступка, несовместимого с достоинством судьи. Увольнялись судьи короной по представлению министра внутренних дел.

Правовое регулирование мировой юстиции в Англии второй половины XX века характеризуется, прежде всего, изменениями как в области судоустройства, так и судопроизводства. Определенную роль при этом имеет изменение механизма подготовки законопроектов в рамках проводимых правовых реформ53. Так, принятый в 1952 г. Закон о магистратских судах (ст. 124) к таковым судам относит суды, состоящие из одного или нескольких мировых судей, действующих в силу закона или

53 До 1965 г. в Парламенте Англии создавались комитеты по пересмотру законов, позже по реформе права. Все они собирались периодически для пересмотра той или иной отрасли права. Рекомендации комиссии далеко не всегда принимались Парламентом во внимание. В целях более последовательной деятельности по проведению правовых реформ в 1965 г. в Англии был принят Закон о правовых комиссиях по реформе права, в соответствии с которым при Парламенте создавались постоянно действующие комиссии. На основании ст.З Закона комиссия наделялась правом по пересмотру целых отраслей права. См.: подробнее: Рональд Уолкер. Английская судебная система. - М, 1980. С. 112-113.

72 поручения, или на основании общего права. Таким образом, магистратские суды являются судами мировой юстиции. Компетенция магистратского суда местная. В соответствии с английским законодательством «платный» мировой судья по объему полномочий приравнивается к объему полномочий двух мировых судей-непрофессионалов. Мировые судьи-непрофессионалы ограничены в своей компетенции. Такой судья единолично не может назначить штраф в сумме более одного фунта стерлингов и лишения свободы более чем на 14 дней.

К компетенции магистратских судов по уголовным делам отнесены, в основном, суммарные преступления. В Англии это наиболее распространенные преступления. Каждый год в Англии и Уэльсе за совершение суммарных преступлений осуждается более полутора миллионов человек. Столь большое число обвиняемых в совершении незначительных преступлений обусловлено введением законодателем в 1957 г. положения о праве обвиняемого в совершении указанных преступлений признавать себя виновным, не являясь в суд - по почте . Магистратские суды также наделены правом рассматривать уголовные дела с обвинительным актом. К третьей категории уголовных дел, подсудных магистратским судам, законодатель отнес, так называемые, смешанные (гибридные) составы преступления. Такие преступления могут рассматриваться как в порядке суммарного производства, так и судом присяжных. Магистратские суды в суммарном порядке рассматривают до 90% уголовных дел. Гражданский аспект юрисдикции магистратских судов весьма значителен. Это, прежде всего, семейные дела, взыскание долговых сумм, подоходного налога, оплата воды, электроэнергии и другие категории дел. В настоящее время число

54 Рональд Уолкер к суммарным преступлениям относит те,: которые поступают в суд без обвинительного акта, рассматриваются без участия присяжных заседателей и которые предусмотрены только статутным правом. Наказание по ним может быть назначено в виде лишения свободы до 6 месяцев и штрафа до 400 фунтов стерлингов.

73 мировых судей в Англии превышает 20 тыс. человек”. Как правило, они не являются профессиональными юристами. Мировые судьи- непрофессионалы отправляют правосудие коллегиально в составе 2-3 судей. Мировых судей-непрофессионалов в Англии и в настоящее время назначает Лолд-канцлер от имени короны. Мировые судьи могут быть отстранены от должности Лордом-канцлером без указания причин. Возраст ухода в отставку не установлен. В возрасте 70 лет их включают в «дополнительный список», что является фактической отставкой, поскольку при этих условиях они не имеют права исполнять судебные функции. Магистраты - мировые судьи, осуществляющие свою деятельность на профессиональной основе, в соответствии с Законом о мировых судьях 1997 г. назначаются королевой по представлению Лорда-канцлера. На эту должность могут претендовать лица, имеющие высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее 7 лет. Число платных магистратов в Англии на сегодня не превышает 90 человек56. Полномочия магистратов и в настоящее время значительно шире, нежели мировых судей.

Характеризуя деятельность мировой юстиции Англии на современном этапе, прежде всего, следует отметить известный традиционализм английской судебной системы, соединенный одновременно с духом новаторства, связанного с постоянным поиском наиболее оптимальных форм уголовного судопроизводства. За последние 10 лет в Англии был принято ряд новых законодательных актов и внесены изменения в ранее действующее законодательство, регламентирующее как порядок деятельности мировых судей, так и способ формирования института мировой юстиции. Обращает на себя внимание четкое законодательное разграничение понятий «мировой (магистратский) судья» и «мировой суд», что совершенно

55 См.: Рене Давид. Основные правовые системы современности. - М.: «Международные отношения», 1998. С. 252.

56 См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А.. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001. С. 79.

74 отсутствует в наших законах «О мировых судьях в РФ» и «О судебной системе РФ». К новым законам следует отнести: Закон о мировых судьях 1997 г.; Закон о магистратских судах 1980 г.; Правила производства в магистратских судах 1981 г.; Закон об уголовной юстиции и общественном порядке 1994 г.; Закон об уголовном процессе и расследованиях 1996 г.; Закон о доступе к правосудию 1999 г. и Закон о полномочиях уголовных судов при назначении наказания от 25 мая 2000 г.57

Как отмечает профессор К.Ф. Гуценко, основными законами, регламентирующими процессуальную деятельность мировой юстиции Англии, при рассмотрении уголовных дел в порядке суммарного производства, являются следующие законы: Закон о магистратских судах 1980 г. и Закон о полиции и магистратских судах 1994 г.58

Как и прежде, производство в мировых судах Англии происходит в сокращенном порядке. По делам суммарного производства отсутствует стадия предварительного слушания, а в судебном заседании, в случае признания подсудимым своей вины, судебное следствие не проводится, и суд переходит сразу к решению вопроса о мере наказания. Аналогичный институт предусмотрен и в новом Уголовно-процессуальном кодексе РФ (гл. 40, ст.ст. 314, 317). Следует отметить, что деятельность наших судей в указанном производстве связана не только с волеизъявлением подсудимого, но и с позицией стороны обвинения. Представляется, что в условиях состязательности вопрос о дальнейшем развитии процессуальных отношений в случае признания подсудимым своей вины, должен зависеть только от волеизъявления последнего, как это последовательно предусмотрено английским законом. Как правильно заметил профессор К.Ф. Гуценко, в этой ситуации отсутствует спор, в связи с чем проведение судебного следствия

См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001. С. 76-79, 113-118, 137-142.

со

См. подробнее: там же.

75 исключается59. В этом состоит одно из основных отличий процесса состязательного от инквизиционного. В состязательном процессе развитие процессуальных отношений всецело зависит от волеизъявления сторон, тогда как в инквизиционном процессе деятельность должностного лица, его волеизъявление определяют развитие процессуальных отношений.

Возможность отказа суда от проверки доказательств в судебном заседании, в случае признания подсудимым своей вины, уже предусматривал Устав уголовного судопроизводства Российской империи 1864 г. (ст.ст. 91’, 681). Такой же институт был предусмотрен ст. 282 УПК РСФСР 1923 г. Оба указанных процессуальных кодекса, в отличие от современного УПК РФ, предусматривали возможность сокращения судебного разбирательства в случае признания подсудимым своей вины: во-первых, в независимости от санкции статьи УК РФ; во-вторых, если признание подсудимым своей вины не вызывало сомнений у суда (это единственное основание, когда требуется от суда установление объективной, а не судебной истины); в-третьих, суд, принимая решение, не был связан мнением стороны обвинения; в- четвертых, решение принимал суд, а не судья, как это указано в ст. 316 УПК РФ. Во всяком случае, приведенный сравнительный анализ процессуальных норм Англии и современной России свидетельствует в целом о положительных тенденциях в современном российском процессуальном законодательстве, учитывающем, хотя и в усеченном виде, как отечественный, так и зарубежный опыт дифференциации форм уголовного судопроизводства.

Апелляционной инстанцией для магистратских судов является суд короны, в ее работе также принимают участие и мировые судьи.

Судопроизводство и судоустройство Франции

Основы современной судебной системы Франции были заложены в период Великой Французской революции. Французская
революция

59 См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001. С. 125-126. ,, с

76 упразднила суды прежнего режима. Новая судебная система Франции включала в себя, помимо общих судов, и мировые суды. Мировой суд во Франции был учрежден в 1790 г. При учреждении системы мировой юстиции Францией был учтен опыт Англии. Но это не означало, что институт мировой юстиции был механически заимствован у Англии. Так, при создании местных судов, наряду с нововведениями, были сохранены старые коммерческие суды — советы доверенных. Они относились к так называемым судебным учреждениям особенной юрисдикции60. Кроме того, мировой суд Франции имел существенные отличия от английского по способу формирования корпуса мировых судей, по вопросам их компетенции и по порядку обжалования принимаемых им решений. В соответствии с законом от 1790 г. во Французской республике учреждалась должность мирового судьи. На основании данного закона, в отличие от мировых судей в Англии, где последние назначались короной, мировые судьи Франции избирались населением сроком на 2 года, причем выборы проходили в каждом кантоне. Компетенция мировых судей на первом этапе была ограничена рассмотрением только гражданских дел. Категория гражданских дел, подведомственных мировому суду, ограничивалась ценой иска до 100 франков. Причем, при цене иска до 50 франков решение судьи являлось окончательным и пересмотру в суде второй инстанции не подлежало. В 1791 г. мировым судам было предоставлено право рассмотрения уголовных дел по обвинению в совершении уголовно-наказуемых проступков. Уголовные дела рассматривались в мировых судах коллегиально. С принятием Кодекса Наполеона в начале XIX века мировой судья наделялся правом единоличного рассмотрения подведомственных ему уголовных дел. Уголовный кодекс Франции предусматривал трехчленное деление преступлений в зависимости от степени их тяжести. Уровню дифференциации уголовно-наказуемых деяний соответствовали построение и

60 См. подробнее: Кейлин АД. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. - М., 1950. С. 244-245.

77 организация судов: проступки меньшей важности — муниципальная полиция — суды муниципальной полиции; проступки средней тяжести — исправительная полиция — суды исправительной полиции; дела о тяжких преступлениях — полиция безопасности — суды с присяжными заседателями.

Сформировавшаяся в начале XIX века судебная система Франции впоследствии, в основном, сохранила все свои черты. Смена политических режимов не оказала значительного воздействия на систему судоустройства и функций судебной власти. Изменения касались в основном наименований судов. Судебная система Франции того времени была рассчитана на разрешение гражданских споров, для рассмотрения уголовных дел из гражданских судов выделялись особые отделения61.

Территориальное устройство судов совпадало с территориально- административным делением. Низшей административной единице — коммуне соответствовал мировой судья, рассматривавший единолично гражданские дела с незначительной ценой иска и уголовные дела о незначительных правонарушениях; он именовался «судом простой полиции». Судом второй инстанции для суда простой полиции являлся гражданский суд первой ступени и его отделение — трибунал исправительной полиции. По уголовным делам о нарушениях, рассматриваемых судом простой полиции, досудебная подготовка не проводилась, что является характерной чертой дел суммарного производства. Чины полиции по факту правонарушения составляли протокол, в котором излагали обстоятельства происшедшего, а также указывали очевидцев события. Уголовный процесс предусматривал два вида производства: прямой вызов в суд и немедленный привод обвиняемого. На протяжении всего периода .л действия уголовно-процессуального Кодекса Наполеона с 1808 по 1958 г. судебная система

См. подробнее: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. -СПб., 1996.С. 295.

78 Франции соответствовала типам процессуальных форм,
установленным данным кодексом.

Мировая юстиция как составляющая судебной системы Франции на протяжении 150 лет не подвергалась сколько-нибудь существенным изменениям. Однако это не означает, что институт мировой юстиции не совершенствовался. На протяжении этого периода происходили изменения порядка избрания и определения на должность мировых судей. Если на первом этапе развития мировой юстиции мировые судьи избирались населением, то позже они стали назначаться правительством. Идя в русле общемировой тенденции расширения круга дел, подведомственных судам мировой юстиции, во Франции также значительно расширялась их компетенция. Наряду с этим процессом изменялись функции и полномочия мировых судей. Так, на первом этапе, как и в Англии, в обязанности мирового судьи вменялось производство предварительного следствия. Функции судебной полиции мировые судьи исполняли до 1808 г. С принятием Кодекса Наполеона следственные судьи в сфере предварительного расследования стали преемниками мировых судей.

Как правило, судебная деятельность находится под пристальным вниманием общественности. Законодатель, идя на поводу у общественного мнения, а иногда, исходя из политических пристрастий, вносит изменения в действующее законодательство, нарушая при этом принцип разделения властей. Такое явление имело место и во Франции во второй половине XVIII в., когда суд подвергался резкой критике со стороны общества, что и послужило одной из причин наделения мэров правом суда простой полиции. Права судебной власти мэры были лишены только в 1873 г.

В XX веке шел процесс значительного расширения компетенции мировых судей. Это сопровождалось повышением требований к лицам, желающим занять должность мирового судьи. Одним из основных требований стала обязательность высшего юридического образования. В то же время усиливались гарантии независимости судей путем введения более

79 сложной процедуры их отзыва. В соответствии с принятым в 1919 г. законом и дополнившим его Декретом от 1926 г. во Франции было значительно сокращено число мировых судей. Если ранее мировые судьи имелись в каждом кантоне, то после нововведений на два или даже три кантона приходился один мировой судья, что, естественно, не могло не повлиять на доступность правосудия,

В октябре 1945 г. была расширена компетенция мирового суда по гражданским делам: ему стали подсудны дела с ценой иска до 30000 франков, а при цене иска до 10000 франков решение было окончательным и обжалованию не подлежало. Характерной особенностью производства дел у мировых судей являлась процедура примирительного разбирательства. Мировой судья до рассмотрения дела обязан был принимать все меры к примирению сторон. Порядок рассмотрения дел у мировых судей носил, по-прежнему, упрощенный характер.

Во второй половине 50-х г. XX столетия во Франции была создана комиссия по составлению проекта нового УПК. В 1958 г. комиссия Бессона представила указанный проект в Национальное Собрание, которое приняло его в этом же году. Принятие нового УПК положило начало изменению французской судебной системы. Так, 22 декабря 1958 г. был издан Ордонанс «Об организации судебной системы». Этим законом были подвергнуты реорганизации мировые суды, просуществовавшие во Франции более 150 лет. Однако это не означало отказа Франции вообще от системы мировой юстиции. Согласно ст. 2 Ордонанса бывшие мировые суды заменялись трибуналами малой инстанции. Содержательная сторона и процессуальная форма деятельности трибунала малой инстанции по рассмотрению уголовных и гражданских дел по сравнению с деятельностью мировых судей не претерпела каких-либо изменений. Так, согласно ч. 3 ст. 1 Ордананса трибунал малой инстанции функционировал в составе единоличного судьи. Трибуналы малой инстанции были отнесены к низшему звену судебной

80 системы Франции, образуя местный суд с характерными для этих судов признаками.

В марте 1978 г. во Франции был принят закон о судоустройстве, который определил систему общих судов Франции. Современная система общих судов Франции включает в себя кассационный суд, апелляционный суд, а также суды, рассматривающие уголовные и гражданские дела по первой инстанции. В соответствии с Законом о судоустройстве суды первой инстанции, рассматривающие гражданские дела, подразделяются на трибуналы большого и малого процесса. Трибуналы малого процесса, как отмечалось ранее, были учреждены в 1958 г. вместо мировых судов. Трибуналам малого процесса подсудны самые различные категории гражданских дел, в том числе дела по имущественным спорам при цене иска до 30000 франков. Решение суда при цене иска до 13000 франков является окончательным и обжалованию в апелляционную инстанцию не подлежало. В суде малой инстанции в соответствии со ст. 324-4 Закона о судоустройстве (трибунал малого процесса) все дела судьи слушают единолично. Полицейские суды во Франции, по своей сути, являются местными судами62. Однако они имеют некоторые отличия от аналогичных судебных учреждений других стран с континентальной системой права. Это отличие, прежде всего, касается способа назначения судей. Так, суды малой инстанции не имеют своего судебного корпуса, и деятельность судов малой инстанции в части отправления правосудия обеспечивают члены суда большой инстанции, которые сроком на 3 года прикомандировываются в указанные судебные учреждения (ст. 321-5 Закона о судопроизводстве). Все полицейские правонарушения разрешаются в порядке упрощенного производства, однако ст. 524 УПК предусматривает три исключения из общих правил:

  1. Если правонарушение предусмотрено Трудовым Кодексом.

62 В соответствии со ст. 623-1 Закона о судоустройстве, суд малой инстанции, когда он рассматривает дела о нарушениях, называется полицейским судом.

81

  1. Если подсудимый совершил правонарушение 5 класса, не достигнув возраста 21 года.
  2. Если потерпевший потребовал непосредственного вызова подсудимого в суд для наложения на последнего штрафа.
  3. Процессуальным основанием рассмотрения правонарушения в полицейском трибунале является направление судье прокурором или другими должностными лицами материалов уголовного преследования. По действующему законодательству прокурор, направляя материалы в суд, предлагает судье рассмотреть их без предварительного судебного разбирательства и формулирует свои требования (ст. 525 УПК). Соглашаясь с рассмотрением материалов в порядке упрощенного производства, судья выносит приказ о назначении наказания в виде штрафа. Законодатель детально регламентирует процессуальную форму содержания приказа (ст. 526 УПК). Обращает на себя внимание положение закона, не обязывающее судью мотивировать решение, принятое в форме судебного приказа. Процессуальный закон Франции предусматривает возможность рассмотрения полицейским судом материалов о нарушении в порядкр обычного производства, то есть в судебном заседании с соблюдением принципа состязательности и других форм судопроизводства, предусмотренных для исправительных трибуналов (ст. 534-544 УПК). Одним из оснований рассмотрения дела трибуналом может служить добровольная явка сторон в суд либо их вызов повесткой. Фактические обстоятельства совершения нарушения в суде доказываются сведениями, содержащимися в протоколе или в рапорте, составленными должностными лицами судебной полиции (ст. 20 УПК). Оценка доказательств, представленных полицией в суд, имеет определенную особенность. Представленные в трибунал должностными лицами полиции доказательства, подтверждающие фактические обстоятельства совершенного правонарущения, на основании ч. 3 ст. 537 УПК считаются достоверными, пока не будет доказано обратное стороной защиты. В случае признания трибуналом виновности лица в

82 совершении нарушения он назначает наказание. При
рассмотрении указанной категории уголовных дел участие в процессе
представителя прокуратуры обязательно. В некоторых случаях законом предусмотрена возможность вынесения судом заочного судебного решения.

Таким образом, французское процессуальное законодательство в сокращенном порядке судопроизводства, применяемом в полицейских судах, предусматривает два порядка судебного разбирательства, о которых говорилось выше: упрощенный порядок; обычный порядок. Характерным признаком сокращенного или суммарного порядка судопроизводства является отсутствие стадии предварительного производства. Предварительное следствие может применяться факультативно по некоторым категориям дел о проступках (ст. 794 УПК), оно также может быть применено и по делам о нарушениях. В соответствии с процессуальным законом Франции предварительное следствие обязательно лишь по всем делам о преступлениях.

Полицейские трибуналы расположены в главных городах всех департаментов и всех округов, некоторых крупных кантонах, что свидетельствует о присутствии структур судебной власти в месте проживания более или менее значительного числа жителей. Такой порядок расположения трибуналов полиции делает их доступными для населения и, бесспорно, способствует поддержанию правопорядка в обществе. Судей в полицейские суды назначает Президент Республики по заключению Высшего совета магистратуры (ст. 12. Ордонанса о Высшем совете магистратуры). Кандидатуры судей в полицейские трибуналы для обсуждения в Высшем совете магистратуры представляет Министр юстиции Франции. Президент Французской Республики в соответствии со ст. 4 Конституции является гарантом независимости судебных органов Франции.

Судопроизводство и судоустройство Германии

Судебная система объединенной Германии была установлена законом от 27 января 1877 г. Судебное устройство Германии в некоторых чертах

83 воспроизводило судебную систему Франции. Это не случайно, посколысу законы Франции о судоустройстве и судопроизводстве того периода являли собой образец рационального устройства судебной системы в государстве. Судьи всех судов Германии назначались правительством. Судебная система Германии того периода состояла из 4-х звеньев. Низшим судом (местным судом) являлся участковый суд. Дела в участковом суде рассматривались судьей единолично или в составе 2-х шеффенов и судьи-профессионала. Участковые судьи рассматривали дела об уголовно-наказуемых проступках. Дела о полицейских нарушениях были подведомственны органам местной полиции. Перечень этих органов в Германии был крайне пестрым, поэтому считаем необходимым ограничиться ссылкой лишь на наиболее типичные: а) особые полицейские управления в Берлине, Дрездене и других больших городах; б) бургомистр или исполняющий полицейские обязанности один из членов магистрата в городе; в) участковые начальники различных званий в провинциях, где действовало местное самоуправление.

Всякий орган, отправляющий полицейскую власть, имел право в полном объеме принимать решения о наказании за правонарушения. В разных землях Германии того времени подведомственность дел о полицейских нарушениях определялась размерами санкций (наказаний). Так, в Юртенберге полицейский орган налагал взыскание за нарушение, предусматривающее наказание до 6 дней ареста и до 36 марок штрафа. По смыслу закона наложение взыскания органами полиции являлось не обязанностью, а их правом . Право полицейских органов рассматривать уголовные дела по незначительным преступлениям объясняется трехчленным делением уголовных правонарушений по Германскому Уложению 1871 г. Полицейские органы действовали в соответствии с требованиями ст.ст. 453-458 Устава уголовного судопроизводства. Порядок

63 См. подробнее: Муравьев КМ. Сокращенные способы разрешения маловажных уголовных дел в Германии и Австрии // Журнал Министерства юстиции. 1887. № 12. С. 355-367.

84 рассмотрения местными судьями уголовно-наказуемых проступков определялся ст.ст. 447-452 Устава уголовного судопроизводства 1871 г. Установленная процессуальная форма рассмотрения полицейских нарушений и уголовно-наказуемых проступков являлась единой для всей Германии как для судов, так и для полицейских органов. Согласно ст.1 Уложения о наказаниях Германской империи, полицейское нарушение определялось как деяние, наказуемое арестом до 6 недель или штрафом до 150 марок. Проступок — деяние, наказуемое заключением в крепости или в тюрьме, или штрафом в размере более 150 марок64.

Порядок наложения уголовных наказаний участковыми судьями и полицейскими властями определялся Имперским законодательством лишь в основных и общих чертах, право детальной разработки закона предоставлялось отдельным германским государствам65. Опыт Германии конца XIX века о соотношении федерального законодательства и законов земель представляет определенный интерес для выработки правовой политики современной России во взаимоотношениях с субъектами Федерации. По Уставу уголовного судопроизводства Германии от 1877 г. участковые судьи имели право возбуждать производство по уголовным правонарушениям в следующих случаях: а) по предложению прокурора; б) по делу, переданному из окружного суда; в) по актам и сообщению полиции, а также других властей; г) по частным жалобам и объявлениям. По поступившим материалам участковый судья мог принять одно из следующих решений: а) возвратить материалы; б) назначить дело к судебному рассмотрению; в) вынести карательное определение и исполнить его.

Рассмотрение дел в суде и в полиции завершалось в 1-3 дня.

64 См. подробнее: Муравьев Н.М. Сокращенные способы разрешения маловажных уголовных дел в Германии и Австрии // Журнал Министерства юстиции. 1887. № 12. С. 344

65 См. подробнее: там же. С. 344-348.

85

Статья 95 Конституции современной Германии, определяя судебную систему, установила 5 видов судебных учреждений, им соответствует 5 систем юстиции (общая, трудовая, социальная, финансовая, административная). Для обеспечения единства правосудия Конституция ФРГ предусматривает высшую судебную инстанцию для судов общей юрисдикции страны - Сенат (абз. 3, ст. 95).

Общей системе юстиции или системы судов подведомственны все гражданские и уголовные дела, за исключением дел, отнесенных к компетенции специализированных и административных судов. Сохраняя историческую преемственность, участковые суды в современной Германии являются низовым звеном в системе общих судов. Это наиболее многочисленные суды в Германии. В состав участковых судов входят от 1 до 30 судей66. Как отмечалось ранее, федеральное законодательство Германии предопределяет не только форму деятельности местных судебных учреждений, но и порядок формирования судебного корпуса земель. Так, согласно абз. 4 ст. 98 Конституции ФРГ, законодательство земель может наделять правом назначения судей земель министра юстиции земли совместно с комитетом по выборам судей. К примеру, Конституция земли Гессен (абз. 3, ст. 127) полностью воспроизводит федеральную норму о порядке назначения судей. Обе Конституции одинаково решают процедурный вопрос об отзыве судей. В федеральной Конституции содержится положение, согласно которому правовое положение судей земель регулируется законами земель (абз. 3 ст. 98). Представляет определенный интерес предусмотренный законом порядок отзыва судей. Согласно абз. 2 ст. 98 Конституции ФРГ, федеральные судьи отзываются Конституционным судом по представлению Бундестага. По нашему мнению, такой порядок отзыва судей, по сравнению с существующим в нашей стране, более объективный. Он как бы происходит с учетом теории разделения властей и

66 См. подробнее: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М., 1993. С. 60-61.

86 теории концентрации ответственности государственной власти. Такой же порядок отзыва судей предусмотрен и в некоторых землях, например, в земле Гессен. Правовое положение судей земли, а к ним относятся участковые судьи, определяется федеральным законодательством и законами земель. Федеральный закон о судоустройстве определяет компетенцию участковых судов и общие принципы их организации (разд. 3 §§ 22-27). Порядок деятельности всех судов Германии устанавливается нормами УПК, а предметная подсудность определяется законом о судоустройстве.

С принятием нового УК ФРГ в 1975 г. в общую часть введена новелла, в соответствии с которой преступные деяния подразделяются на преступления — те деяния, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на один год или более, и на проступки — за них грозит наказание до 1 года лишения свободы или штраф. Предусмотренные УК 1871 г. «полицейские нарушения» декриминализированы и отнесены к административным нарушениям.

Участковому суду подсудны уголовные дела, относящиеся к категории проступков, и другие уголовные дела по предложению прокурора, по которым судом не может быть назначена мера наказания свыше 1 года лишения свободы. Полномочия участковых судей не ограничиваются только рассмотрением уголовных и гражданских дел. Например, на досудебной стадии по уголовным делам публичного обвинения участковые судьи, при определенных условиях, производят допрос обвиняемого, проверяют законность и обоснованность задержания. В этой стадии участковые судьи Германии наделены весьма существенными процессуальными правами. Так, в соответствии с абз. 2 §115а, если при допросе участковый судья установит, что приказ об аресте обвиняемого отменен или задержанный не является лицом, указанным в приказе, он освобождает последнего. В определенных случаях участковые судьи наделены правом издания приказа об аресте. По уголовным делам, отнесенным к компетенции участковых судов, участковые судьи издают приказы об аресте обвиняемых до возбуждения публичного

87 обвинения (§125 УПК). Участковый судья также издает приказ об аресте обвиняемого, если он находится на территории, подведомственной данному суду. При задержании подозреваемого в случаях, указанных §127 и §163 УПК, участковый судья проверяет законность и обоснованность задержания, а также задержания для установления личности, превышающее 12 часов. При наличии оснований участковый судья издает приказ об аресте, а при их отсутствии — освобождает задержанного. По делам частного обвинения полномочия участковых судей в части принятия решения об аресте подозреваемого достаточно широки (§130 УПК).

На досудебной стадии по делам публичного обвинения участковые судьи также совершают некоторые процессуальные действия. Так, в соответствии с §162 УПК, участковые судьи по ходатайству прокурора совершают судейские следственные действия67. Во всех случаях судья проверяет допустимость совершаемых процессуальных действий. О каждом следственном действии составляется протокол. В составлении протокола может принимать участие секретарь. В этом случае протокол подписывается судьей и секретарем. К содержанию протокола процессуальный закон предъявляет определенные процессуальные требования (§167 и §168).

В отличие от французского процессуального законодательства, которое не предусматривает института частного обвинения, немецкий процессуальный закон предусмотрел достаточно широкий перечень уголовных дел частного обвинения, детально регламентируя порядок деятельности по данной категории дел на всех стадиях производства. Следует иметь в виду, что как теория немецкого уголовного процесса, так и

67 Немецкий процессуальный закон на досудебной стадии по делам публичного обвинения допускает проведение следственных действий как судьей (§162 УПК), так и прокурором (§168 п. «в» УПК), в связи с чем соответственно употребляются термины - «судейские следственные действия» и «прокурорские следственные действия».

88 практика, исключают понятие сторон и принцип состязательности , что нашло свое отражение как в законодательной регламентации досудебной стадии, так и стадии судебного разбирательства.

Предметная подсудность в немецком законодательстве определяется Законом о судоустройстве (§1 УПК). Дела частного обвинения или частный иск Законом о судоустройстве отнесена к компетенции участковых судей, причем указанная компетенция судов земель является исключительной (п.1 §25 Закона о судоустройстве, §374 УПК ФРГ). Вместе с тем, если совершенное уголовно-наказуемое деяние представляет публичный интерес, то прокуратура вправе возбудить публичное обвинение и по делам частного обвинения. Перечень уголовно-наказуемых деяний, преследуемых в порядке частного обвинения, определяется процессуальным законом. Самостоятельный процессуальный акт о возбуждении уголовного преследования по частным жалобам граждан участковый судья не выносит, а фактом возбуждения уголовного преследования считается поступившее обращение потерпевшего в участковый суд и занесение такого обращения в протокол суда. Такое обращение потерпевшего, по нашему мнению, следует считать началом возникновения уголовно- процессуальных отношений, что соответствует понятию уголовного процесса как юридических процессуальных отношений. В основных чертах аналогичный порядок уголовного преследования по делам частного обвинения предусматривает современное российское процессуальное законодательство (ст. 468 УПК РСФСР и ст. 318 УПК РФ). Частный обвинитель в немецком уголовном процессе не является стороной (хотя такой термин законодатель применяет в примирительном производстве - п. 1 §380 УПК), наряду с другими участниками судебного разбирательства он заслушивается в судебном заседании. К одной из особенностей порядка частного обвинения по немецкому
процессуальному закону следует отнести ограничение

См.: Филимонов Б.А. Уголовно-процессуальный кодекс ФРГ. - М., 1994. С. 10- 11.

89 самостоятельности действий потерпевшего; с материалами уголовного дела как частный обвинитель он знакомится только с участием адвоката. Другой особенностью является учреждение внесудебного посреднического органа примирения сторон. Такие органы учреждаются земельными управлениями юстиции. По факту примирения составляется справка, которая является неотъемлемой частью обвинения. Без решения примирительными комиссиями вопросов, отнесенных к их компетенции, уголовное преследование по делам частного обвинения не может осуществляться. Представляется
интересной роль земельных управлений юстиции на

и

досудебной стадии по частым искам. Как отмечалось ранее, они наделены законодателем правом не только учреждения комиссии по примирению сторон, но и при определенных обстоятельствах вправе отказывать в проведении примирительной процедуры. Требования, предъявляемые законодателем к содержанию жалобы потерпевшего, такие же, как и требования к содержанию обвинения по делам публичного порядка. Дела частного обвинения в судебном заседании рассматриваются единолично участковым судьей. Порядок рассмотрения, за некоторым исключением, таков же, как и по делам публичного обвинения. Так, например, судом не принимается ходатайство подсудимого об отложении дела слушанием в связи с недостаточной возможностью подготовки к защите. К упрощенному порядку производства по немецкому процессуальному законодательству следует отнести институт издания письменного приказа о наказании без судебного разбирательства. Такое производство допустимо за совершение уголовно-наказуемого проступка, если имеется об этом ходатайство прокурора. Заявленное ходатайство означает возбуждение публичного обвинения. Судья обязан удовлетворить ходатайство прокурора, если издание приказа о наказании не вызывает сомнения. В случае сомнения судья назначает судебное разбирательство. Приказ о наказании содержит: данные о личности подсудимого и других лиц, участвующих в деле, фамилию адвоката, юридическую квалификацию деяния, вмененную подсудимому,

90 доказательства вины подсудимого, назначенную меру наказания, разъяснения о праве обжалования, срок и форму обжалования. Установленный срок обжалования составляет две недели после вручения приказа осужденному. Жалоба приносится в суд, издавший приказ. Если жалоба осужденного подана с нарушением срока или если она недопустима по каким-либо основанием, то такая жалоба отклоняется без судебного разбирательства. Во всех остальных случаях жалоба или возражения на жалобу рассматриваются в судебном заседании.

Законодательно закреплена возможность рассмотрения дел частного обвинения без подсудимого и рассмотрение жалоб в суде второй инстанции в случае его неявки без уважительных причин. Например, при обжаловании осужденным приказа о наказании в случае его неявки к началу судебного разбирательства без уважительных причин, если он не представлен защитником, то жалоба осужденного отклоняется без разбирательства. Такое положение закона ни коим образом не нарушает процессуальных прав осужденного, а, наоборот, позволяет всем участникам процесса реализовать не только свои права, но и не игнорировать процессуальных обязанностей, что, безусловно, положительно сказывается на сроках рассмотрения уголовных дел. Весьма широки полномочия судов Германии в отношении свидетелей, не являющихся в суд без уважительных причин. Суд возлагает на них обязанности по возмещению судебных издержек, причиненных неявкой. Одновременно на них может быть наложен штраф в административном порядке, а в случае невозможности взыскания - арест; также допускается принудительный привод. В случае повторной неявки административные меры могут быть назначены еще раз.

Участковый судья вправе вынести приговор путем «приказа о наказании» по материалам прокуратуры или полиции при согласии обвиняемого на внесудебное разбирательство. Участковый судья и два шеффена образуют суд шеффенов. (Шеффены для рассмотрения дел привлекаются по спискам совета общин из числа граждан общины). Этим

91 судам подведомственны дела о преступлениях, не отнесенные к компетенции судов земли или высших судов, суд шеффенов не вправе назначить наказание свыше 3-х лет лишения свободы.

Все судьи федеральных судов назначаются Президентом страны по представлению соответствующего министра. Судьи земель, а к ним относятся и участковые судьи, назначаются премьер-министром или министром юстиции земли. В некоторых землях предусмотрены специализированные комиссии по отбору кандидатов в судьи. Все судьи на должность назначаются пожизненно.

Судопроизводство и судоустройство США

Особенностью устройства судебной системы США является наличие двух систем судебных учреждений - федеральной судебной системы и судебной системы штатов. Юрисдикция федеральных судов органически сосуществует с юрисдикцией судебных учреждений штатов, за исключением категории дел, отнесенных к исключительной компетенции федеральной судебной системы. Федеральная система судов не включает в себя местные суды. Наличие двух судебных систем США не создает каких-либо предпосылок для правовых коллизий в сфере их деятельности, поскольку компетенция федеральных судов и судов штатов четко разграничена. Функция судебной власти в США выходит за пределы общепринятой правоприменительной деятельности судов при разрешении спора сторон. Все суды США осуществляют функцию общего судебного надзора. К нему относят69: надзор за соблюдением Конституции (Конституционный надзор осуществляют как федеральные суды, так и суды штатов. Соответственно федеральные суды - за соблюдением федеральной Конституции, а суды штатов - за соблюдением Конституции штата.), надзор за деятельностью исполнительных органов власти, надзор за отправлением правосудия, надзор

	а

69 См. подробнее: Лафитский В.И. Основы конституционного строя США. -М., 1998. С. 193-233.

92 за соблюдением конституционных прав и свобод. Федеральная система судов включает специализированные суды и суды общей юрисдикции, а основным звеном федеральной системы судов общей юрисдикции являются районные суды. На 1998 г. в США насчитывалось 94 районных суда, где работало 685 районных судей, примерно по 27 судей в каждом районном суде. В год в районных судах рассматривается свыше 270 тысяч гражданских и более 50

70

тысяч уголовных дел .

В соответствии с Федеральным Законом «О мировых судьях», принятым Конгрессом США в 1965 г. (с внесенными изменениями и дополнениями в 1999 г.), учреждена должность федерального мирового судьи. Указанные мировые судьи состоят в должности в районных федеральных судах. Отличительной чертой их назначения является то, что они назначаются на должность общим собранием районных судей (простым большинством голосов) сроком на 8 лет. Оригинальность должности районного мирового судьи состоит в возможности работать неполный рабочий день. В этом случае он назначается сроком на 4 года. Мировые судьи могут назначаться на должность повторно. В последнее время в районных судах США на должность мировых судей назначено 512 человек71. Институт мировых судей при федеральных районных судах учрежден в целях оказания содействия районным судам в рассмотрении уголовных дел при чрезмерной загруженности районных федеральных судей. Мировые судьи вправе рассматривать любые уголовные дела, за исключением дел о тяжких преступлениях (фелония). Разрешают уголовные дела мировые судьи в порядке суммарного производства. Ежегодно ими рассматривается свыше 100 тысяч уголовных дел о малозначительных преступлениях (так называемая категория «мисдиминор»). Кроме того, федеральные мировые судьи
могут выполнять и другие обязанности, например: совершать

70 См. подробнее: Выступления американских федеральных судей на пленарном заседании Совета судей России. - Суздаль. 1998. С. 13.

71 Там же. С. 29.

93 некоторые процессуальные действия надзорного характера по уголовным делам на досудебной стадии, отнесенным к подсудности районных судов, участие в подготовке уголовных дел к слушанию по первой инстанции, назначение защитников малоимущим обвиняемым. В судебную систему штатов включаются местные суды или суды ограниченной компетенции. Таковыми судами являются мировые, муниципальные, полицейские суды. Им подсудны дела о малозначительных преступлениях, предусматривающих наказания в виде штрафа, краткосрочного лишения свободы. Кроме того, эти суды рассматривают гражданские дела с суммой иска до 1000 долларов. Как отмечает Лоуренс Фридмен: «Каждый штат управляет своей собственной системой судов»72.

Основу судебной системы штатов составляют местные суды, которые рассредоточены по территории всего штата. Применительно к административному делению под юрисдикцию местного суда подпадает муниципальный округ. Суды низшей инстанции в США носят различные наименования. Так, в одних штатах - это мировые суды, а в других -муниципальные, полицейские и так далее. Местные суды имеют определенную специализацию по рассмотрению уголовных и гражданских дел. Являясь основой правосудия, местные суды в США недороги и доступны широкому кругу населения. В судах штатов работало в 1998 г. свыше 23 тысяч судей, большая часть из них приходится на суды ограниченной компетенции (мировые и соответствующие им суды). Производство по уголовным делам в этих судах осуществляется по упрощенной процессуальной форме или в суммарном порядке. К суммарной юрисдикции отнесены уголовные дела о малозначительных преступлениях, за которые по уголовному закону может быть назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев или штраф до 500 долларов. В порядке суммарного производства уголовные дела в штатах рассматриваются

См.: Фридмэн Лоуренс. Введение в американское право. - М., 1993. С. 51.

94 судьями единолично. Учреждениями суммарной юрисдикции, как отмечалось ранее, в США являются мировые, полицейские, муниципальные суды, а также в суммарном порядке рассматривают уголовные дела мировые судьи в районных федеральных судах. Порядок рассмотрения уголовных дел в судах суммарной юрисдикции упрощен. По уголовным делам, отнесенным к суммарной юрисдикции, отсутствует досудебная подготовка, не составляется обвинительный акт, нет стадии предания суду. Как правило, принимаемые судом решения о признании подсудимого виновным и мере наказания не мотивируются, отдельный процессуальный документ не составляется, результат кратко фиксируется в протоколе. В настоящее время практика судов США по делам суммарной юрисдикции носит еще более упрощенный характер по преступлениям, за совершение которых не предусмотрено лишение свободы . Основанием к рассмотрению уголовного дела в суде могут служить поступившие из полиции материалы или заявление потерпевшего. Если судья признает материалы достаточными для их рассмотрение в судебных заседаниях, то дело назначается к слушанию. В случае отрицания подсудимым вины, судья ;; проводит судебное разбирательство. В судебном заседании выслушиваются стороны, допрашиваются свидетели, после чего принимается решение. Подавляющее число уголовных дел США рассматриваются в порядке суммарного производства.

В целях иллюстрации приведем следующие данные. «В штате Калифорния, где проживало 18 млн. человек в 1963 г., только в муниципальных и мировых судах было зарегистрировано 8,5 млн. уголовных дел, а в Нью-Йорке, где проживало около 7,8 млн. человек в 1965 г., было зарегистрировано 3,4 млн. таких дел»74.

См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М, 2001. С. 269-272. ?’ у

74 См.: Гуценко К.Ф. Уголовный процесс основных капиталистических государств. - М, 1969. С. 171.

95 В США идут постоянные споры о качестве работы местных судов. Проводятся самые различные исследования. По данным исследователя Маурина Милески, в одном из низших участковых судов в городе на востоке США затрачивалось на рассмотрение дела до 1 минуты в 72% случаев. В правовой литературе США отмечается, что в научных исследованиях низпшм судам не уделяется то внимание, которое уделяется высшим, тогда как ежедневная рутинная работа низших судов имеет огромное влияние на жизнь всего общества . Большинство судей штатов избираются, а не назначаются. В некоторых штатах судьи назначаются губернатором. Например, в штате Массачусетс никогда судьи не избирались, за исключением федеральной судебной системы. Согласно ст. 3 Конституции этого штата мировые судьи назначается на должность сроком на 7 лет, после чего судья может быть переизбран. В некоторых штатах для назначения мировых судей требуется предварительное одобрение Ассоциации адвокатов

76

штатов .

§2. Становление и развитие местных (мировых) судов в России

Из первых договоров Руси с Византией (911—914) следует, что они были посвящены вопросам уголовного права, а не процессу. Ссылка в договорах на «Закон русский» свидетельствует о наличии в Киевской Руси

77 ‘’ ^

развитой системы права . Из древних летописей, дошедших до наших дней, видно, что на Руси в X-XI веках уже был суд. Это был княжеский суд, но князь отправлял правосудие совместно с боярами. С принятием христианства на культуру Древней Руси, в том числе и на право, бесспорно, огромное влияние оказала Византия. В определенном
объеме судебной властью

75 См. подробнее: Фридмен Лоуренс. Введение в американское право. - М, 1993. С. 75.

См.: Давид Рене, Камилла Жофре Спинозы. Основные правовые системы современности. - М., 1998. С. 294.

77 Памятники русского права. - М, 1952. С. 6-67.

96 обладала в Киевской Руси и церковь. На раннем этапе на Руси как способ разрешения правовых споров еще сохранялась кровная месть, в абсолютном большинстве случаев меры наказания за совершенные преступления носили характер мести за содеянное. В судопроизводстве для установления истины широко применялись поединок, ордалии и присяга. По замечанию М.А. Чельцова-Бебутова, «в Русской Правде имеются все типичные для обвинительного процесса строго формальные доказательства, проникнутые религиозной идеологией»78.

Судопроизводству Руси того периода были присущи те же черты, что и процессу многих других европейских стран: обвинительный характер, единство процесса как для рассмотрения уголовных, так и гражданских дел. Некоторые историки утверждают, что в Киевской Руси был учрежден суд,с присяжными в количестве 12 человек . Данный вывод делается исходя из анализа ст. 15 Русской Правды, которая гласит: «аже где възыщеть на друзе проче, а он ся запирати почнет, то ити ему на извод пред 12 человека…80». Ряд исследователей утверждали, что эти 12 человек были посредниками, другие — обычными судьями, а третьи - свидетелями. Нам представляется, что ближе к истине точка зрения Н.М. Карамзина. Термин «извод» можно трактовать в двух значениях: как показания свидетелей и как свод. Мы считаем, что содержание статьи 15 имеет в виду не свидетелей. Речь здесь идет о лице виновном, которое должно давать показания, а не о каком-либо ином лице. Выражение «извод» следует понимать как собрание, заседание 12 лиц. Виновный обязан был давать перед ними показания только в том случае, если не признает своей вины. Если лицо признавало себя виновным,

78 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно- процессуального права. -М., 1957. Т. I. С. 641.

79 См.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. П. - СПб., 1842. С. 37.

80 См.: Русская Правда. Российское законодательство Х-ХХ века. Т. I. - М., 1984. С. 48.

97 то, очевидно, суд слушал его в меньшем составе. Здесь не исключено влияние на русское право скандинавского права. Уже на раннем этапе мы наблюдаем элементы дифференциации в русском процессе.

В XIII-XIV веках судоустройство Руси характеризуется раздробленностью судебных учреждений. В качестве представителей судебной власти выступали наместники и волостели. Непосредственно же правосудие по поручению наместников и волостелей отправляли тиуны.

С формированием централизованного государства в конце XIV-XV веков наметилась тенденция к централизации и развитию административно-судебных органов. Правосудие стали отправлять только наместники Великого князя, а представители удельного князя лишь присутствовали на суде. Об этом свидетельствуют Духовные и договорные грамоты Великих и удельных князей XIV-XVI в.

Судебником Ивана III (1497 г.) были образованы центральные и местные суды. В этом документе содержались также и нормы материального права. Судебник можно рассматривать как первый общерусский кодекс права единого государства. Центральные суды, в соответствии с положениями Судебника, рассматривали наиболее сложные преступления. Во главе этих судов стояли бояре и окольничьи. Местные суды разделялись на две группы: суды, которые «держат кормление с боярским судом ; суды без кормления с боярскими судами. Первой группе судов были подведомственны все дела, и они могли назначать любую меру наказания. Суды второй группы без доклада центральной власти не могли применять наказание в виде смертной казни, продавать, обменивать обвиняемых или отпускать их. Этой категории судов были подсудны уголовные дела по малозначительным преступлениям. Судебником регламентировался состав суда при рассмотрении уголовных дел. Согласно ст. 38, все дела наместники или волостели должны были рассматривать коллегиально с представителями местного населения. По

«Кормление с боярским судом» - это право местного суда выносить окончательное решение по ряду важнейших дел ( ст. 43 Судебника Ивана III.).

98 особо тяжким преступлениям Судебником вводилось розыскное начало (ст. 8,
9). По малозначительным преступлениям Судебником был сохранен прежний обвинительный порядок производства.

На Руси в XV-XVI в., также как во Франции и Германии, произошел значительный рост преступности. По замечанию Н. Гартунга, «при тогдашних порядках целые области страдали от постоянных разбоев и грабежей. Эти преступления сделались так часты, что наместники и волостели не могли с ними управиться; сыщики, посылаемые из Москвы, тоже не помогали»82. Центральное правительство понимало, что для борьбы с преступностью на местах необходимо создавать местные судебно-полицейские органы.

Московские государи и раньше пытались наделить общины на местах административно-судебными функциями, но так как общины постоянно распадались, то сделать им это не удавалось. Только Ивану IV своими реформами удалось укрепить общину и наделить ее административно- судебными функциями. Представителем центральной власти на местах был кормленщик. Община была лишена права собственного суда, но лучшие представители общины (сотские и десятские) заседали в судах кормленщика. Позже предписывалось обязательное участие в суде представителей общин „в лице старосты и лучших людей. Со временем выборные старосты и целовальники заменили кормленщиков, т.к. последние уже не отвечали требованиям развивающегося централизованного государства. Рост социальной напряженности в государстве, а также высказываемое населением недовольство в адрес кормленщиков, создали предпосылки для учреждения института земских старост и целовальников. На них возлагались функции судей, полиции и финансовых органов. Однако вновь созданные

82 См.: Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства. -СПб., 1868. С. 88.

83 Целовальник - должностное лицо, присягавшее царю (целовавшие крест) верно нести службу. ь

99 институты власти не решали проблем на местах. В центр по- прежнему поступали жалобы с мест о притеснении населения представителями местной администрации и неспособности их вести борьбу с разбоями и грабежами. В сложившейся ситуации возникла необходимость в перестройке органов судебной власти, а также в изменении формы процесса.

В 1539 г. издается губная Белозерская грамота, которая разрешала общине самостоятельно вести борьбу с преступниками. Тем самым на общинной основе создавались местные органы полицейской охраны и уголовной расправы, создавались местные судебные органы. По замечанию А.А. Стояновского, в России предшественниками мировых судей были губные старосты (середина XVI века - конец XVII ввека), мировой же суд А.А. Стояновский определял как учреждение земское, наделенное судебно-полицейскими функциями84.

Во главе упомянутых местных органов стояли бояре. В их деятельности принимали участие представители местного населения. Обязанность по обеспечению правопорядка в государстве возлагалась, прежде всего, на органы центральной власти. Авторитет центральной власти всегда определялся обществом, ее способностью обеспечивать безопасность личности в государстве. Учреждая местные органы по борьбе с преступностью, Губная Белозерская грамота провозглашала не только право местных органов выявлять и наказывать преступников, но и возлагала на губные органы обязанность по поимке и наказанию правонарушителей. Учреждая местные органы по борьбе с преступностью, государство не самоустранялось от участия в этом виде деятельности. Центральная власть возлагала на себя обязанность розыска преступников вне зависимости от наличия частного обвинителя. На этом этапе мы наблюдаем дальнейшее развитие в русском уголовном процессе элементов дифференциации, что проявилось, в частности, во введении в процесс стадий предварительного

84 См. подробнее: РГБ. Архив Стояновского А.А. Предложение об устройстве и обязанностях мировых судей. Фонд-29. Ед/хр. 15. С. 32.

100 расследования и расширении предмета деятельности губных старост. Как отмечал Н. Гартунг, «по мере того, как мысль, что
преследование преступников есть дело царское, укреплялась все более и более, то круг

ПС

деятельности старост расширялся» . Сначала губным старостам были подведомственны дела о разбое, затем о кражах с поличным, дела об убийствах. Административная реформа 1555 г. внесла существенные коррективы в судопроизводство и судоустройство. Так, в губных судах дела стали слушаться коллегиально, в судах заседали избираемые целовальники. В этом же году в Москве был учрежден Разбойный Приказ. Он являлся второй инстанцией губных судебных учреждений. В Приказ поступали жалобы на действия и принимаемые решения губных судебных учреждений. Деятельность Приказа регламентировалась Разбойным Указом. Царский наказ Белозерским губным старостам и целовальникам 1571 г. содержал в себе подробные правила порядка производства предварительного расследования по делам о разбойных нападениях и определял силу доказательств.

Таким образом, в конце XVI — начале XVII века в русском уголовном судопроизводстве обозначилась тенденция к его дифференциации, позволяющая целенаправленно и в установленном законом порядке вести борьбу с преступностью: введена досудебная стадия подготовки по особо сложным уголовным делам, в судах уголовные дела стали рассматриваться коллегиально, была учреждена надзорная судебная инстанция. Указанные изменения в области уголовного судопроизводства, также были направлены на защиту общества от преступных посягательств и укрепление центральной власти и обеспечивали в уголовном процессе права обвиняемых. ;. с

В начале XVII века в Московском государстве имелось три элемента судебной администрации: кормленщики, общинные и приказные люди. С

85 Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства. -СПб., 1868. С. 88-89.

101 дальнейшим развитием государства эти учреждения перестали обеспечивать его интересы, и в 1613 г. был введен институт воеводы. Вся власть в округе (области) стала принадлежать воеводе. Как отмечали историки права, воеводами были люди знатные, но не ученые, даже безграмотные, и обязанность писать лежала на дьяках, подьячих. В этих условиях о разделении функций государственной власти на административную и судебную не могло быть и речи, следовательно, их ведению подлежали все дела целой области86. Воевода выполнял функции судьи и мог рассматривать любую категорию как гражданских, так и уголовных дел. Воевода рассматривал дела единолично либо с заместителем. Целовальники участия в судебных заседаниях не принимали.

В начале XVII века происходит становление земских судов для крестьян. С усилением роли воевод в государстве расширялась их судебная власть за счет сужения власти земских судов. Все уголовные дела, за исключением дел по малозначительным преступлениям, были подсудны губным судам, а уголовные дела по незначительным преступлениям и гражданско-правовые споры, не затрагивающие вопросов владения землей, подлежали рассмотрению в земских судах. Дифференциация коснулась и порядка производства на досудебной стадии. По уголовным делам, подсудным земским судам, сохранялась прежняя форма процесса — состязательная. По уголовным делам, подсудным губным судам, устанавливалась розыскная форма процесса. Судебник 1550 г. предусматривал оба порядка производства. Согласно ст. 52, если лицо совершало кражу впервые и не было признано «лихим» человеком, дело рассматривалось в суде в форме обвинительного процесса. Если же на повальном обыске лицо признавалось «лихим» человеком, то дело рассматривалось в суде с соблюдением розыскной формы «сыска», с применением пытки. Два порядка производства процесса, в зависимости от

86 См.: Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства. -СПб.; 1868. С. 90-91. и

категории и характера совершенного преступления, сохранялись и в XVII веке.

В 1649 г., во времена царствования Алексея Михайловича, было принято Соборное Уложение. Уложение заимствовало большое количество иностранных источников. По этому поводу М.Ф. Владимирский-Буданов писал, что, несмотря на такое количество заимствований из чужих источников, Уложение не есть компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу старомосковского права, чем он совершенно отличается от первородных законов XVIII века87. Это был первый русский свод законов, охвативший основные отрасли материального и процессуального права. Авторы Уложения ставили перед собой задачу учреждения равного для всех суда. Касаясь вопросов уголовного судопроизводства, следует отметить, что Уложение предусматривало два порядка процесса: сыскной и обвинительный88. Применение того или иного порядка процесса зависело как от характера совершенного преступления, так и от данных о личности обвиняемого.

В эпоху Петра I были произведены существенные изменения в области судоустройства. В основу реформы были положены шведские законы о судоустройстве. Обьшно выделяют четыре нововведения Петра I в области судоустройства: отдельное управление и подсудность сословия купеческого и мещанского; коллегиальное устройство судебных мест; отделение власти исполнительной от судебной; введение инквизиционного и

89

контрольного начал .

См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Киев, 1905. С. 231.

88 Процесс был един для уголовных и гражданских дел.

89 См.: Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства. -СПб., 1868. С. 103-104.

103 В 1708 г. Россия была разделена на 8 губерний, каждая губерния — на провинции. Власть судебная отделялась от административной. Но если в Московском княжестве было положено начало отделению суда гражданскогр от уголовного, то, после упразднения в 1702 г. судных старост, снова произошло смешение суда уголовного и гражданского. Тем самым в области судопроизводства был сделан шаг назад, хотя в целом реформы Петра I в области судоустройства на тот период времени имели позитивный характер. Особенно следует отметить разделение функций государственной власти на судебную и административную. Там, где были введены новые учреждения, не допускалось вмешательство губернаторов и воевод в судебные дела. Они лишь исполняли судебные решения, принимали жалобы на решения судов, направляя их затем с представлениями в центральные учреждения. Одним из интересных моментов в судебной реформе Петра I явилось учреждение в 1720 г. коллегиальных судов в крупных городах и единоличных городовых судов; юрисдикция последних распространялась на один иди несколько уездов90. Объем власти судов был одинаков. В этих судах рассматривались как уголовные, так и гражданские дела. Петром I были учреждены военные суды, которым были подведомственны уголовные дела по политическим преступлениям. Военные суды в своей структуре подразделялись на полковой кригсрехт, как первая инстанция, и генеральный кригсрехт как первая инстанция по особо важным делам и вторая инстанция для полковых кригсрехтов. Процессуальная деятельность военного суда

регламентировалась «Кратким изображением процесса». Это был свод нормативных актов, устанавливающий правила розыскного процесса. «Краткое изображение» состояло из двух частей: предварительный процесс, который устанавливал условия досудебной подготовки материалов, судебный процесс, определяющий порядок судебного разбирательства. Законом определялось количество судей в военном суде. Согласно ст. 6

90 См.: Челъцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права.- М., 1957. С. 702.

104 «Краткого изображения процесса» в кригсрехтах предусматривалось участие 13 членов суда, а в некоторых местностях — 7 членов суда. Меньшее число судей законом не допускалось. В качестве консультантов, в соответствии со ст. 7 Закона, в работе суда принимали участие юристы. Ряд статей данного закона регламентировал деятельность суда и по общеуголовным преступлениям, поэтому «Кратким изображением процесса» руководствовались и в других судах. Законом также определялись виды доказательств и порядок доказывания. Русское уголовное судопроизводство было освобождено от средневековой обвинительной формы процесса, в нем окончательно утвердилась розыскная форма процесса с формальной системой доказательств. Процессуальный закон, в частности, предусматривал четыре вида доказательств: 1) «чрез своевольное признание»; 2) «чрез свидетелей»; 3) «чрез письменные доводы»; 4) «чрез присягу».

Вследствие того, что нормы «Краткого изображения» не были достаточно разработаны, нечетко был изложен процессуальный порядок их применения, это обуславливало сбои в работе судов. Возникла необходимость выработки уголовно-процессуального закона, определяющего единый порядок производства. С этой целью в 1723 г. был принят Указ «О форме суда». Однако и данным Указом не вводилась детальная регламентация процессуальной деятельности в уголовном судопроизводстве. По-прежнему имело место смешение уголовного и гражданского процесса.

К достижениям судебной реформы Петра I следует также отнести учреждение коммерческого суда, рассматривавшего имущественные споры между купцами, а также духовных судов.

Итак, в ходе реформ Петра I исполнительная власть была отделена от судебной. Власть административная исполняла приговоры, проводила следствие. Суды решали дела по существу. В судоустройстве устанавливались три инстанции: 1) уездные суды для дворян, городские Ратуши и магистраты для городских жителей и Нижние Расправы для

105 крестьян, низшие надворные суды для лиц, не имеющих оседлости, дела гражданские и уголовные решались единым судом; 2) верхние Земские суды для дворян, Губернские магистраты для городских жителей губерний и верхние Расправы для крестьян, Высшие надворные суды имели два департамента, соответственно по уголовным и гражданским делам; 3) палаты гражданского суда и Палата уголовного суда91.

Судебной реформой Екатерины II устройство судов дифференцировалось в зависимости от принадлежности к сословию. Суды формировались на выборной основе. Суды первой инстанции дела слушали в составе председательствующего (судьи) и двух представителей сословия. Таким образом, в основу построения системы судов были положены не характер совершенного преступления и возможная мера наказания, а принадлежность к сословию. Впервые дифференциация затронула и порядок судопроизводства. Были введены две стадии производства: досудебная в форме предварительного расследования и само судебное разбирательство. Законодатель не только разделил процесс на указанные стадии, но и учредил особые ведомства по проведению предварительного расследования. В 1782 г. в городах была учреждена управа благочиния, в компетенцию которой входило проведение предварительного расследования и рассмотрение дел о совершенных кражах на сумму не свыше
20 рублей. Предварительное

91 Вместе с тем, усилиям Петра I в области судебной реформы не суждено было воплотиться в правовой жизни России, поскольку общество еще не было готово к этому. В силу начатого процесса разделения властей и образования множества инстанций, люди часто не знали, куда им следует обращаться за восстановлением нарушенного права. Не хватало и средств для финансирования создаваемых учреждений. Данные обстоятельства, как и сложившийся до Петра I уклад российского быта, и другие неблагоприятные факторы свели судебную реформу на нет. При Елизавете I в 1727 г. учрежденные Петром суды были отменены окончательно. В России снова была реставрирована прежняя система управления, во главе которой стоял воевода, но уже с более широкими, нежели ранее, полномочиями. Воевода руководил судом, полицией и финансами. Только Екатерина II в 1775 г. вернулась к реформам Петра I в области управления.

106 расследование мог проводить и земский суд. Это было единственное звено судебной системы, функционирующее постоянно. Предварительное следствие было письменным, в ходе следствия запрещались допросы с пристрастием. Судебные заседания характеризовались письменным началом, допрос подсудимого производился не всегда. Основное значение для суда имели материалы предварительного следствия. Внутреннее убеждение судей не имело какого-либо значения для оценки доказательств. В указанный период получили дальнейшее развитие помещичьи суды. Судебная власть помещиков в отношении крепостных крестьян была безгранична. Так, помещик имел право ссылать крепостных в Сибирь, отдавать в солдаты, назначать телесные наказания, имел право лишить крепостного свободы на срок до 6 месяцев.

Из анализа исторического развития русского уголовного процесса следует сделать вывод, что дифференциация уголовного судопроизводства -это устойчивая постоянно действующая многовековая тенденция, направленная на установление наиболее оптимальных форм судопроизводства. Дифференциация процессуальной формы делает уголовный процесс более гибким в применении и результативным по итогам правоприменительной деятельности. Говоря о дифференциации форм уголовного судопроизводства и судоустройства как о действующей многовековой тенденции, способствующей развитию институтов уголовного судопроизводства и судоустройства, следует сослаться на мнение известного русского юриста И.В. Михайловского; он писал: «Формы и обряды уголовного судопроизводства есть результат соответствующей культуры и современные принципы процесса не даны человечеству как нечто готовое, а добыты они путем вековых усилий человеческой мысли, путем векового опыта культурных народов»92.

См.: Михайловский И.В. Основные принципы организации уголовного суда. - Томск, 1905. С. 65-68.

107

Судебная реформа 1864 г. была составной частью эпохи Великих реформ. Учреждение компетентного, беспристрастного, независимого суда в государстве - это начальный этап построения правого государства.

Любое государство не может игнорировать совершение правонарушений, пусть даже не представляющих собой повышенной общественной опасности, поскольку безнаказанность влечет за собой расшатывание и подрыв нравственных устоев, правосознания, рост преступности, а также снижение уровня личной и общественной безопасности. Быстрое и правильное рассмотрение уголовных дел, связанных с незначительными правонарушениями, способно сыграть существенную роль в предупреждении более тяжких правонарушений. Для рассмотрения малозначительных уголовных деяний, именуемых проступками, Судебными Уставами был учрежден мировой суд. Мировые суды, в соответствии с волей законодателя, должны были отвечать следующим требованиям: единоличный суд; близость к населению; быстрота и простота производства по уголовным делам; отсутствие досудебного расследования93. Исходя из принципа равенства всех перед законом, Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. была отменена сословно-представительная подсудность и были установлены единообразные для всех граждан правила подсудности. Подсудность стала определяться двумя критериями: территорией и характером дела (предметной подсудностью). По предметной подсудности уголовные дела подразделялись на особенные и обыкновенные. Особенные рассматривались волостными, духовными и военными судами, обыкновенные — общими и мировыми судами. Основная масса дел рассматривалась в мировых судах. Их территориальная юрисдикция определялась свойством дела: количеством лиц, привлекаемых к уголовной ответственности; социальным положением лица, привлекаемого к уголовной ответственности; тяжестью возможного

93 «Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. сформировали мировой суд как суд местный, выборный, единоличный, дешевый, скорый», - отмечал проф. Духовской. (Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1897. С. 57).

108 наказания, предусмотренного санкцией соответствующих статей. Например, ст. 33 УУС определяла подсудность мировому суду уголовных дел о совершенных уголовно-наказуемых проступках. В соответствии с указанной статьей, мировой судья принимал к своему производству уголовное дело, если за совершенный проступок по Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, Уложением о наказаниях и особыми уставами назначалось следующее наказание: а) выговор, замечание и внушение; б) денежные взыскания и пени на сумму не свыше 1 тысячи рублей; в) арест; г) заключение в тюрьму, не соединенное с лишением прав и преимуществ. Данные наказания применялись в местностях, перечисленных в п. 1 Приложения № 1 к ст. 1 Учреждения судебных установлений. Статья 33 а УУС предусматривала подсудность уголовных дел мировому суду при совершении проступков в местностях, перечисленных в п. 2 Приложения № 1 к ст. 1 Учреждения судебных установлений. В указанных местностях мировому суду были подсудны проступки, за которые в Особом Уставе о наказаниях, налагаемых им, могли быть назначены следующие наказания: а) выговоры, замечания и внушения; б) денежные взыскания на сумму не свыше 300 рублей; в) арест сроком не свыше 3-х месяцев: г) заключение в тюрьму на срок не свыше 1 года 6 месяцев.

По первоначальной редакции уставов 1864 г. компетенция мировых судов была весьма широка. Как отмечал проф. ИЛДФойницкий, судебная власть мировых судей Франции и немецких участковых судей была значительно уже. Так, французский мировой судья имел право за совершенный проступок налагать наказание только в виде штрафа до 15 франков или лишения свободы до 3-х дней. Немецкий участковый судья рассматривал с участием шеффенов проступки, санкция за которые не превышала 3-х месяцев тюремного заключения, а также
корыстные

109 имущественные проступки, если стоимость похищенного или присвоенного

_ _ Q4

имущества не превышала 25 марок .

Учреждая институт мирового суда, законодатель предусмотрел для него сокращенный порядок производства. Мировой судья по поступившим жалобам или сообщениям приступал к разбирательству дела. Поводом (основанием) к разбирательству дела в соответствии со ст. 42 УУС служили жалобы частных лиц, которым был причинен вред или убытки (так называемые официальные обвинения), сообщения должностных лиц судов, прокуроров и судебных следователей, сообщения полиции и других административных органов (административных властей), а также могли возбуждаться по инициативе самого мирового судьи, вне зависимости от жалобы частного лица, в случае обнаружения им преступного деяния. Возбуждая уголовное преследование по собственной инициативе, мировой судья не должен был выходить за пределы своей компетенции, подменяя собой структуры исполнительной власти. Так, мировой судья возбуждал производство, когда он был очевидцем правонарушения, если усматривал уголовно-наказуемое деяние при рассмотрении гражданских дел, при необходимости привлечения к уголовной ответственности других лиц, при рассмотрении материалов, представленных полицией. Более того, мировой судья имел право возбудить уголовное преследование при обнаружении проступка в местах, находящихся под специальным надзором полиции, например, в театре — за бесстыдство, проявленное в сценических телодвижениях и костюмах95.

Судья не вправе был приступить к производству по делу, если он получил сведения из источников, не предусмотренных законом. К таким источникам относились: различные слухи, доносы частных лиц, клевета при

94 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. - СПб., 1899. С. 130.

95 См. подробнее: Устав Уголовного судопроизводства. - Петроград, 1916. С. 137-139.

по

рассмотрении дел. Мировой судья не имел права возбуждать уголовное преследование при нарушении Устава казенного управления, сопряженного с причинением ущерба казне, при торговле водкой без надлежащего на то свидетельства и в других случаях96. Съезды мировых судей также имели право на возбуждение судебного преследования. Почетный мировой судья права на возбуждение уголовного преследования не имел. Возбуждение уголовного преследования по собственной инициативе, вне зависимости от жалобы частного лица, являлось правом, а не обязанностью мировых судей. С жалобой в мировой суд мог обращаться не только потерпевший, но и его представитель. В производстве по уголовному делу могли принимать участие присяжные и частные поверенные, а также другие лица, которым законом не запрещалась указанная деятельность. Допускалось участие в судебном разбирательстве поверенных от полиции, но с обязательным представлением доверенности. Функции поверенных, подавших жалобу в суд, заключались в поддержании обвинения в суде в отношении конкретного лица. Приносимые в суд жалобы частных лиц могли быть письменными и устными. Устные жалобы заносились судьей в протокол, а в судебном заседании указанные жалобы оглашались. К содержанию жалобы законом предъявлялись определенные требования: в ней должны были быть указаны данные о личности (объем сведений примерно сравним с сегодняшним), признаки совершенного преступления. Окончательную квалификацию деяния определял мировой судья. Обязательным содержанием жалобы являлось указание лица, на которое подается жалоба в совершении уголовно-наказуемого проступка, а также данные о его личности. Лицо, подавшее жалобу, должно было представить доказательства, подтверждающие совершенное уголовно-наказуемое деяние, а также указать источники доказательств. Детальная регламентация законодателем действий лиц, приносящих жалобу в
суд, бесспорно, способствовала установлению

См.: Устав Уголовного судопроизводства. - Петроград, 1916. С. 137-139.

Ill

стабильности правовых требований при обращении в суд, повышало ответственность лиц, ставивших вопрос о возбуждении уголовного преследования.

Возложение на заявителя обязанности представлять доказательства обвинения вовсе не означало, что мировому судье в процессе отводилась роль пассивного наблюдателя. В соответствии со ст. 47 УУС при недостаточности обвинения мировой судья мог поручить полиции собрать все необходимые по делу сведения. Проводя в жизнь принцип состязательности, законодатель вместе с тем отводил мировому судье активную роль в процессе. Обращает на себя внимание юридическая конструкция указанной статьи. Так, сбор дополнительных доказательств, подтверждающих виновность, являлся не обязанностью, а правом мирового судьи. Подобная правовая конструкция, по нашему мнению, была направлена на отыскание материальной, а не формальной истины в рамках состязательного процесса. Если бы законодатель возложил обязанность по сбору доказательств на мирового судью, то принцип состязательности был бы нарушен. Суд неминуемо, при такой постановке вопроса, оказался бы на позиции обвинения, нарушив принцип равенства сторон. Первоначальная редакция ст.47 УУС предусматривала наделение мирового судьи правом дополнительного сбора доказательств только пр делам публичного обвинения.

В соответствии с УУС уголовного судопроизводства потерпевший от преступления вправе был обращаться не только в суд, но и в полицию. На полицию в этом случае возлагались обязанности по проведению розыскных действий в форме краткого дознания, результаты представлялись мировому судье. Это не свидетельствовало об обязанности полиции в данном случае собирать доказательства обвинения, так как по заявлениям частных лиц обвинителем являлась не полиция, а частное лицо. Если же полиции возбуждала уголовное преследование по делам публичного обвинения, то, в соответствии с требованием ст. 50 УУС, в письменном сообщении мировому

112 судье она обязана была указать время и место совершения преступного деяния, лицо, подозреваемое в его совершении, какие о том существуют доказательства, имеется ли гражданский истец или свидетели, их место жительства. Из анализа положений ст. 50 УУС следует, что полиция возбуждала уголовное преследование только по делам публичного обвинения. В статье не содержится конкретных указаний, в какой форме полиция и другие органы фиксировали совершение уголовно наказуемого проступка.

Нам представляется, что ст. 50 УУС являлась общей нормой, регламентирующей деятельность полиции и других компетентных органов в случае обнаружения ими уголовно наказуемого деяния. Процессуальная деятельность полиции конкретизировалась в разделах о преступлениях и проступках против конкретных учреждений (объект посягательств) и по определенным составам. Так, в соответствии со ст. ИЗО УУС, в случае совершения преступления либо проступка против имущества и доходов казны составление протокола было обязательно. Статья 1223 УСС указывала на обязательность составления протокола при обнаружении нарушения законов о благоустройстве и благочинии (общественного порядка). Вместе с тем в указанных статьях не было требований к содержанию составляемых протоколов. Вероятнее всего, всякое сообщение полиции или иных официальных органов должно было удовлетворять требованиям ст. 50 УСС и облекаться в форму протокола, что, собственно, и являлось основанием для возбуждения уголовного преследования в мировом суде. Исходя из того, что в мировой суд материалы поступали, минуя стадию предварительного расследования, законодатель не обязывал органы дознания собирать доказательства на досудебной стадии. На полицию либо иные органы в соответствии с требованиями, вытекающими из условий сокращенного производства, возлагалась обязанность проведения дознания. После изложения в протоколе сведений, предусмотренных ст. 50 УСС, деятельность органов дознания по материалам проверки завершалась.

из

В УСС уголовного судопроизводства, как отмечалось неоднократно в дореволюционной юридической литературе, действия полиции по обнаружению и исследованию преступных деяний, подведомственных мировым судьям, регламентировались крайне неполно. В нем лишь содержалось указание полиции передавать сведения по преступлениям и проступкам по ведомственной принадлежности (ст. 251), далее ст. 47 УУС обязывала полицию собирать необходимые по делу сведения, ст. 48 УУС обязывала полицию вести розыск виновного и о результатах сообщать мировому судье. Действия полиции в ходе дознания и розыска по делам, подведомственным мировым судьям, заключались в собирании сведений, носящих справочно-информационный характер, а не доказательств, свойственных предварительному следствию.97 Подобное построение стадии досудебной подготовки в полной мере обеспечивало по малозначительным уголовно-наказуемым деяниям быструю подготовку материалов для их направления и рассмотрения в суде. Из подведомственности мировых судов, наряду с делами, отнесенными к компетенции ( духовных, военных, коммерческих, инородческих судов, были изъяты дела, подсудные волостным судам. В результате многомиллионное крестьянство было лишено профессиональной судебной защиты в лице мировых судей. Указом от 12 июля 1889 г. мировые суды были почти упразднены. В России был сделан шаг назад в области судебной защиты гражданских прав и свобод. Принимаемые в последующем нормативные акты свидетельствовали о попытке возврата к полицейскому государству. Так, одновременно с упразднением мировых судов вводился институт «земского начальника». Земский начальник, помимо административных функций, наделялся и судебной властью. Его полномочия примерно соответствовали компетенции мирового судьи. Порядок производства по уголовным делам у земского начальника был такой же, как
и у мирового судьи. Судебно-

97 См. подробнее, например: Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства. Т. III. - СПб., 1900. С. 166-168.

114 административный орган в лице земского начальника был упразднен 15 июня 1912 г., и в России была снова восстановлена система мировой юстиции.

Говоря о местных или мировых судах в России, нельзя не упомянуть о Крестьянских судах. Исторически на Руси крестьяне всегда составляли особое сословие, наряду с прочими элементами самостоятельности, они имели свой суд. В период крепостничества крестьянское самоуправление замерло. Только в 30-е годы XIX века правительство снова вернулось к этой проблеме. В 1839 г. за крестьянами было признано право на самостоятельный суд. 23 марта этого же года был издан Судебный Устав, регламентирующий деятельность крестьянского суда. Это был местный суд, учрежденный для рассмотрения незначительных гражданских споров и дел о малозначительных преступлениях.

Основными требованиями, которым должен соответствовать местный суд, являются его близость к населению и простота производства. Волостные крестьянские суды создавались по месту проживания сельских жителей. Свое наименование этот суд получил от сельско- административной единицы -«волости». В названии суда подчеркивался его сословный характер - это суд для крестьян. По аналогии с волостными судами учреждались и станичные суды на земле Войска Донского. В своем развитии волостные суды прошли три основных этапа: а) период становления и развития 1839-1864 г., б) период расширения юрисдикции волостного суда 1880-1889 г., в) период сужения компетенции 1904-1912 г. На всех этапах для всех судов оставалась неизменной сокращенная форма производства. По делам, подсудным волостным судам, не проводилась досудебная подготовка. Суд самостоятельно принимал письменные или устные заявления крестьян, регистрировал их в общей книге, что и служило основанием для производства по делу. Деятельность суда на первоначальном этапе регламентировалась Сельско-Судебным Уставом от 23 марта 1839 г., согласно которому волостным судам были подсудны дела: а) о маловажных проступках, б) учиненные лицами сельского сословия против лиц такого же

115 сословия, б) проступки, совершенные в пределах волости. Сельско- Судебный Устав предусматривал также проступки против церковного благочиния, против правительственного общественного порядка, проступки, включающие в себя соблазн и дурное поведение, и т.д. Всего Устав упоминал пять видов проступков98.

В связи с отменой крепостного права в 1861 году было принято Положение о крестьянах, в которое были включены статьи, регламентирующие деятельность волостного суда. Но по-прежнему отношения материального и процессуального характера регулировались единым нормативным актом. Профессор Духовской указывал, что порядок производства в волостных судах, определяемый Положением о крестьянах, был вполне рациональным.” ^ .-,

Обращает на себя внимание детальная регламентация порядка избрания судей и процессуальной деятельности. В соответствии со ст. 93 Положения волостные суды формировались сроком на 1 год в количестве от 4 до 12 судей. Уголовные и гражданские дела рассматривались судом коллегиально в составе не менее 3-х судей. Волостные суды были самостоятельны в принятии решений. Их решения последующему утверждению не подлежали. Процесс в волостном суде еще до реформы 1864 г. носил устный характер, осужденный имел право на подачу кассационной жалобы. При вынесении приговора от суда не требовалось мотивировки принятого решения. На суд возлагалась обязанность кратко записать в общей книге резолюцию принятого решения. Как отмечалось ранее, волостные суды рассматривали, наряду с уголовными делами, и гражданские дела, процесс при этом был един. Очевидно, здесь продолжало сказываться влияние традиций судопроизводства Киевской Руси. Однако, это вовсе не означало, что, русские крестьяне не знали различий между
гражданскими и

См. подробнее: Фойнщкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. И.-СПб., 1899. Стр. 110-113.

99 См.: Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М, 1897. С. 260.

116

уголовными делами. Исследователь правового быта крестьян князь В.В. Тенишев писал: «Под гражданскими делами народ разумеет такие дела, в которых приходится отвечать одним денежным или имущественным вознаграждением, а под уголовным - когда могут подвергнуться личному взысканию».1 ° В соответствии с Положением о крестьянах волостной суд вправе был назначать следующие виды наказаний: общественные работы до шести дней или штраф до 3 рублей, простой арест до семи дней и строгий -до тридцати дней, штраф от 25 копеек до 30 рублей, наказание розгами до 30 ударов (для лиц, не изъятых от телесных наказаний)101. Канцелярию в волостном суде вел писарь. Надзор за волостными судами осуществлял земский участковый начальник. Дальнейшее развитие крестьянские суды получили в 1889 г., в связи с введением института земского начальника. Одновременно были введены в действие «Временные правила о волостном суде». На этом этапе подведомственность волостного суда была расширена. В соответствии с указанными Правилами волостной суд по-прежнему сохранял свой статус сословного, выборного крестьянского суда. Он, как и прежде, избирался сельской общиной, но уже сроком на три года. Предусматривалось число кандидатов от каждой общины. Предъявлялись определенные требования к кандидатам в волостной суд: пол, возраст, национальность. Суд заседал в составе не менее трех судей, один из которых являлся председательствующим. Порядок производства в суде сохранился упрощенный. Дела к слушанию назначал председатель суда. Нововведением являлось следующее: по некоторым преступлениям суд вправе был одновременно применять как телесные наказания,
так и аресты; по

100 См.: Князь Тенишев В.В. Правосудие в русском крестьянском быту. - Брянск, 1907. С. И.

101 Телесные наказания не применялись: в отношении мужчин, достигших 60-ти лет, а также в отношении крестьян, имеющих среднее или высшее образование. В отношении женщин телесные наказания не применялись, если женщина была старше 50 лет или имела образование.

117 гражданским спорам: иски между крестьянами об имуществе, входящем в состав крестьянского надела, в том числе и о земле: иски между лицами, подлежащими волостному суду до 300 рублей; иски по наследству и разделом крестьянского имущества до 500 рублей. При определении правонарушения (квалификации), ввиду отсутствия специального материального уголовного кодекса, волостной суд обязан был руководствоваться Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Судебный процесс носил устный характер: выслушивались стороны, свидетели. Доказательства оценивались в соответствии с внутренним убеждением судей. Приговор постановлялся в совещательной комнате, мотивировки принятого решения не требовалось. Суд обязан был вынести и огласить резолютивную часть принятого решения.

Таким образом, на втором этапе развития волостного суда произошло не только расширение его юрисдикции, но и были расширены полномочия суда при избрании меры наказания при сохранившейся процессуальной форме.

По Закону от 15 июня 1912 г. волостные суды не упразднялись, а претерпели лишь некоторые изменения: был снижен возраст кандидатов судей до 30 лет; дела слушались в составе не менее трех членов суда. По рассмотренным уголовным делам составлялся приговор с краткой мотивировкой и со ссылками на закон, определяющий подсудность (ст.ст. 15 и 25 Временных правил). Волостному суду разрешалось выносить решения по несложным делам без удаления в совещательную комнату. В судебном заседании мог принимать участие писарь. Иногда им составлялись судебные постановления. Законом допускалось вынесение заочного приговора. Волостные суды назначали меры наказания как по Положению о крестьянах (ст. 143 в ред. 1902 г.), так и по Уставу о наказаниях (ст. 169, 172-174). Применение телесных наказаний было отменено в 1904 г. На последнем этапе деятельности волостных судов в основном сохранялась прежняя процессуальная форма, хотя и имелись некоторые изменения; в приговоре

уже требовалась ссылка на закон, возможно было вынесение решения без удаления в совещательную комнату, дела рассматривались в составе четырех, а не трех судей.

В этот период в волостных судах разрешалось абсолютное большинство всех дел крестьянского сословия. Например, в 1906 г. в волостных судах было рассмотрено около 80 % всех дел .

§ 5. Состояние мировой юстиции в советский период истории России

Проблемы мировой или местной юстиции в советский период нашей истории мало исследовались и почти не затрагивались в правовой литературе. Отсутствие научного интереса к столь важной проблеме, по нашему мнению, объясняется, во-первых, классово-партийным подходом большевистской власти к вопросам дооктябрьской истории Российской империи, во-вторых, на судьбе институтов государственной власти дореволюционной России и мирового суда как института судебной власти негативно сказалось марксистское учение о
принципах построения

1ПЧ •

государства пролетарского типа. В.И. Ленин вслед за К. Марксом в работе «Государство и революция» указывал, что, как только пролетариат возьмет власть в свои руки, он разрушит старое государство и на его обломках построит пролетарское государство, которое будет собственно не государством, это будет полугосударство104. С такой трактовкой устройства государства было связано и понимание роли права при социализме. Стало преобладающим мнение, что, с приходом к власти революционного пролетариата, государство будет отмирать и превратится в полугосударство,

См.: Князь Тенишев В.В. Правосудие в русском крестьянском быту. - Брянск, 1907. С. 4.

103 Ленин В.И. Поли. Собр. соч. Т 33. С. 98-103.

104 Подробнее о взглядах К. Маркса и Ф. Энгельса по вопросу о государстве и праве см. в работах “Критика готской программы”, “Происхождение семьи, частной собственности и государства”.

119 одновременно и право будет отмирающим правом. Делался вывод о постепенном отмирании суда как инструмента правоприменительной деятельности. Наряду с этим классики марксизма указывали, что в переходный период от капитализма к коммунизму в фазе социализма государство и право будут сохраняться. В этой связи известный деятель революции П. Стучка отмечал, что «марксизм не излагал новой философии права, нового понимания права, но он дал метод такого понимания, который остался непонятым… Наш марксист, — писал Стучка, — ждет того дня, когда наступит момент отмирания всякого права, но он не понял, что для этого должен пройти особый переходный вид государства, особый вид права, советского права»105. Концепция Маркса и Энгельса о социализме, на российской почве традиционного правового нигилизма (Россия, в отличие от многих стран Европы, так и не пережила этап господства юридического мировоззрения), с победой большевиков привела на практике к умалению роли права в строящемся социалистическом обществе. Приступив к строительству государства пролетарского типа, большевики сразу же сломали прежние институты государственной власти царской России, воплощая в жизнь теорию марксизма, учитывая при этом «ошибки» Парижской Коммуны. Одним из первых упраздненных элементов государственной власти была судебная власть России, основы которой были заложены в эпоху Великих реформ второй половины XIX в.

Прежняя судебная система была упразднена Декретом «О суде» № 1 от 24 ноября 1917 г., а деятельность существовавшего института мировых судей в соответствии с п. 2 указанного Декрета приостанавливалась. Утверждения большевиков о засильи в мировых судах помещиков и домовладельцев, а в волостных судах — кулаков возымели свое действие.

В то же время, следует отметить, что трансформация мировых судов началась задолго до Декрета «О суде» №1 и не сверху. Такие попытки

105 Стучка П.И. Революционная роль права и государства. - М., 1921. С. 101-102.

120 предпринимались уже при Временном правительстве. Тогда в некоторых регионах страны стали создаваться самодеятельные местные суды1 . Вновь организуемые Советами по Декрету №1 местные суды, которые, впрочем, создавались на базе прежних мировых судов, не представляли собой нового института. Коллегиальный же порядок деятельности мировых судов был

107

введен еще Временным правительством . Большевистская власть в области судоустройства и судопроизводства не могла предложить обществу что-то

?vr

новое. Насаждая в обществе классовую неприязнь и ненависть, большевистская идеология в тот период не имела в своей основе созидающих начал в области государственного строительства. Вследствие отсутствия четких представлений о государстве и праве в переходный период большевики, взяв власть, импровизировали в сфере государственного и правового строительства. Сказанное подтверждается тем фактом, что не только противники большевиков, но и сами большевики уже в первые годы советской власти признавали, что у них нет продуманных концепций, теоретических воззрений в судебно-правовой сфере, что, разрушив старую судебную систему, взамен обществу ничего не предложили108. Такое признание соответствует действительности. Положив в основу государственно-правового строительства классовый подход, подменяя право революционным правосознанием, они предопределили негативный результат в поиске пути развития государственности России. Тем более, что этот поиск шел вне национального духа, культуры, традиций и обычаев, сложившихся в России в течение почти тысячелетней истории ее развития. Отрицая роль права в государстве, подменяя право ведомственными административными

106 См. подробнее: Кожевников М.В. История советского суда. - М., 1948. С. 18-20; Портнов В.П., Славин ММ. Становление правосудия Советской России (1917-1932 г.). -М., 1990. С. 19-21.

107 См.: Курский Д.И. Избранные речи и статьи. - М, 1958. С. 23-24.

108 См. например: Крыленко Н.В. Судопроизводство РСФСР. - М., 1923. С. 28, 202.

121 актами, на основе которых принимались юридически значимые решения, большевики закладывали «юриспруденцию террора», которая окончательно сложилась после 1917 г. и стала в последующем основой жестоких преследований широких масс населения страны109. Резко, и не редко обоснованно, критикуя недостатки прежней судебной системы (классовость, цензовость, громоздкость, волокиту), большевики считали возможным дать народу простой, максимально удобный суд, лишенный прежних недостатков. Таким судом, по их мнению, должен был стать местный суд, избираемый на основании прямых выборов большинством народа. Этот суд также являлся классовым, «так как он защищал интересы большинства»110. Термины «народный суд», «народные заседатели» были впервые введены Декретом «О суде» № 1 в ст.ст. 1, 29, в главе 9 (ст. 32) был впервые использован термин «местный народный суд». Изначально понятие «народный» было употреблено применительно к окружному суду.

Как отмечалось ранее, Декретом «О суде» №1 мировой суд формально не упразднялся, а деятельность его была приостановлена. Трансформация этого звена судебной системы, начатая Временным правительством, была продолжена большевиками, но с присущим им классовым подходом. Местным судам предписывалось в своих решениях по всем категориям дел руководствоваться революционным правосознанием. Категория революционного правосознания как критерий оценки правоотношений, возникающих при рассмотрении гражданских и уголовных дел, не соответствовала общепринятому понятию правосознания, давала широкий простор личному усмотрению в трактовке возникающих правоотношений, обеспечивая при этом узко классовый подход в решении

См. подробнее: Кудрявцев В., А. Трусов А.И. Политическая юстиция в СССР. - М., 2000. С. 4, 5.

110 Стучка П.И. Народный суд. - Баку; 1920. С. 4-5.

122 конкретных правовых ситуаций111. Все это, в конечном счете, вело к субъективизму в принятии тех или иных решений.

Вообще субъективизм свойственен революционному духу и большевикам, носителям этого духа. В трансформации российской государственности после октябрьских событий субъективный подход большевиков к формированию государства пролетарского типа сыграл в судьбе России трагическую роль. Рассуждая на эту тему, следует иметь в виду, что октябрьские события 1917 г. в России готовил и руководил ими узкий круг революционеров-подпольщиков. У значительной части революционеров в результате длительной конспиративной деятельности, отсутствия контактов с широкими массами, а также постоянного нахождения в оппозиции ко всем властным структурам возникала профессиональная деформация личности. Все это обусловило изначально отрицание прежних устоев государства, включая систему судебных учреждений и права.

На эти факторы уже спустя несколько лет после прихода большевиков к власти указывал известный русский философ И.А. Ильин. В работе «О сущности правосознания» он писал: «У революционера правосознание подменяется революционным настроением… его правосознание разлагается в самом корне, а отрицание им государства и права своего народа означает отрицание живой формы его национального духа… революционность превращается в главный и даже единственный критерий ценности, которым он измеряет все предметы и все жизненные отношения…, классовый интерес отстаивается им во что бы то ни стало, заполняя все рассудочные и революционные пустоты его миросозерцания112.

Помимо субъективного фактора, лежавшего в основе революционного преобразования большевиками судебной системы России, не менее
губительным было отсутствие в марксистской доктрине

111 См. также: Буков В.А. В тупиках революционного правосознания. - М., 1994.

112 Ильин А.И. Собр. соч. Т. 4.-М., 1994. С. 351-354.

123 теоретических разработок о государстве и праве переходного периода. Более того, придя к власти, большевики игнорировали собственные же подходы по этим вопросам, содержавшиеся в программных документах. Так, во Второй программе РСДРП 1903 г. (далее программа 1903 г.) проблеме судоустройства и судопроизводства уделялось всего два параграфа. В 10 параграфе провозглашалась идея выборности всех судей народом, а в 11 — право граждан преследовать в обычном порядке всякого чиновника перед судом присяжных. Следует отметить, что в дальнейшем ни один из пунктов названной программы по вопросу о судебной власти выполнен не был. Более того, сам термин «судебная власть», употребляемый в документах на первоначальном этапе, не используется уже в Декрете «О суде» № 3 и в последующих официальных материалах. О противоречивости подхода большевиков к проблемам судопроизводства и судоустройства может свидетельствовать следующий пример. Общеизвестно, что суд с участием присяжных заседателей был упразднен Декретом «О суде» № I в ноябре 1917г., тогда как в соответствии с приведенным параграфом Программы 1903 г. его функционирование предусматривалось. Прямые же выборы судей, предусмотренные этой же Программой, состоялись впервые в СССР в период с 1948 по 1949 г. На этих выборах избирались только народные судьи, т.е. судьи избирались населением только в первое звено судебной системы, тогда как судьи вышестоящих судов всегда избирались Советами различных уровней113. Такой подход к формированию судейского корпуса вполне соответствовал доктрине большевиков о всевластии Советов, отрицающей принцип разделения властей. Иллюстрацией отношения российских марксистов к программным установкам партии может служить следующее высказывание одного из идеологов советского социалистического права Н.В. Крыленко. Последний указывал, что источниками построения

113 См. подробнее: Петухов Г.Е. Советский суд и становление революционной законности в государственном управлении. - Киев-Одесса, 1982. С. 37-38.

л

I

124 советской судебной системы служат две программы партии — Вторая и Третья, в то же время он обосновывал отступления от программных установок в вопросах судоустройства и судопроизводства, допущенных впоследствии, тем, что они, якобы, оказались недостаточными и не отвечали требованиям революционной эпохи и логике классовой борьбы114.

Представляется, что одну из причин отступления от программных установок в области судоустройства и судопроизводства, допущенных большевиками впоследствии, следует искать не в логике классовой борьбы и революционности эпохи, а в отсутствии в доктрине большевизма, как уже отмечалось, научно обоснованных теоретических изысканий о принципах построения государства вообще и судебной системы в частности. В Третьей программе партии (1919 г.) содержится раздел, посвященный судоустройству113, однако он носил описательный характер. В нем лишь констатируются общеизвестные факты, такие как, например, упразднение без остатков прежнего устройства судов как органов буржуазного господства. В программе высказывалось намерение поголовного привлечения трудящегося населения к участию в отправлении правосудия. Подмена серьезных теоретических посылок о принципах построения судебной системы государства переходного периода романтическими представлениями свидетельствует о том, что в марксисткой теории и в послереволюционный период продолжала отсутствовать концепция государственного устройства общества на переходном этапе от капитализма к коммунизму, судебная система формировалась методом проб и ошибок. Рене Давид, рассматривая проблемы советского права, сложившегося после 1917 г., писал, что марксистская доктрина не давала точных указаний о том, что надо делать после
завоевания власти пролетариатом. Богатая работами в области

114 См.: Крыленко КВ. Судоустройство в РСФСР. - М., 1923. С. 7.

115 См.: Ленин В.И. Поли. Собр. соч. Т. 33. С. 430-431.

125 философии, истории, экономики и политики марксистская доктрина была весьма бедна правовыми трудами116. .j.

Отсутствие у марксистов научно обоснованных разработок теории государства и права переходного периода не могло не сказаться на практике формирования новой судебной системы советского государства. По мнению большевиков, судебную основу в государстве диктатуры пролетариата должны были составить пролетарские суды, на которые возлагались обязанности удержания политической власти рабочих и крестьян. Наряду с этим большевики были преисполнены желанием учредить суды простые и доступные населению.

Утопические идеи дать народу не систему судов, а один суд высказывались задолго до большевиков. Анализируя высказывание Бентама о желательности иметь не «систему» судов в государстве, а один суд, профессор М.В. Духовской в конце XIX века отмечал, что как бы ни казалось желательным в интересах простоты создать один суд, тем не менее, требование это является неосуществимым, поскольку степень сложности и важности дела лежит в основе организации суда, кроме того, разбор дел не может ограничиваться только одной
инстанцией, так как необходима

117

инстанция для исправления возможных ошибок суда первой инстанции
.

Декретом «О суде» № 1 были только обозначены контуры будущего единого народного суда. За основу народного суда большевики взяли реформированный Временным правительством мировой суд, который уже после 4 мая 1917 г. стал функционировать в коллегиальном составе. Местные судьи по Декрету № 1 избирались Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Советы составляли и списки очередных заседателей. Местным судам были подсудны как гражданские, так и уголовные дала:

См.: Рене Давид. Основные правовые системы современности. — М., 1988. С. 168.

117 Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1897. С. 53-54.

126 гражданские дела с ценой иска до 3 тыс. рублей, а уголовные — если обвиняемому угрожало наказание не свыше 2 лет лишения свободы. По судебным постановлениям допускалось кассационное обжалование. Кассационной инстанцией для местных судов являлся съезд местных судей. Как видно, высказанное профессором М.В. Духовским мнение о невозможности, в принципе, создания единого народного суда, вместо системы судов, было подтверждено практикой новой власти по учреждению судебных органов, поскольку уже Декрет «О суде» № 1 фактически предусматривал систему судов. Из приведенного анализа содержания Декрета «О суде» № 1 можно сделать вывод о его двойственном характере. В нем отразилась идеология двух политических направлений — большевиков, считавших необходимым разрушить в судебной сфере все, что было создано до октября 1917 г., и левых эссеров, полагавших, в отличие от большевиков, что основой новых судов советской России должны стать суды, сформировавшиеся в период реформ 1864 г., они же выступали за участие адвокатов на предварительном следствии и против учреждения революционных трибуналов118. Вполне естественно, что такие взгляды левых эссеров не отвечали принципиальным воззрениям большевиков на организацию власти в государстве пролетарского типа. Правительство большевиков не устраивало ни одно из решений по вопросу о судебной системе как Временного Правительства, так и левых эссеров.

Пропаганда большевиков в сфере права и судоустройства была направлена на дискредитацию прежней судебной системы и права. К примеру, критикуя постановление Временного правительства от 4 мая 1917 г. «О временном устройстве местного суда», в соответствии с которыми мировой суд приобрел статус коллегиального органа, в его состав стали

избирать двух представителей от волости на тот же срок, что и мирового

	4

lift

См. подробнее: Портнов В.П., Славин ММ. Становление правосудия Советской России (1917-1922 г.). -М., 1990. С. 60-61.

127 судью . Желая перестроить жизнь по-новому, исходя из субъективистских представлений о государстве и праве переходного периода, большевики считали, что национализация земли и частных предприятий, ограничения в распоряжении частной собственностью сужают гражданский оборот и, следовательно, число крупных исков. Все эти обстоятельства, по их мнению, обусловливали возможность введения системы единого народного суда без ограничений подсудности . Однако вскоре Декретом «О суде» № 2 были введены окружные народные суды для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда. Идея единого народного суда активно пропагандировалась и разрабатывалась представителями большевиков в Наркомюсте. К сожалению, эта идея явилась одним из очередных, недостаточно продуманных, нововведений. По замыслу авторов, единый народный суд должен был быть, прежде всего, органом уголовной юрисдикции121. Его характерными признакам являлись: 1) единый суд для всех категорий уголовных и гражданских дел; 2) единая процедура рассмотрения уголовных и гражданских дел; 3) организационное единство; 4) осуществление самонадзора. Организационные начала и процессуальная деятельность единого народного суда регламентировало Положение «О народном суде Российской Социалистической Советской Республики» от 30 ноября 1918 г. Единый народный суд идеологам пролетарского суда виделся судом будущего строя, местный суд, образованный по Декрету «О суде» № 1, должен был быть заменен единым народным судом122. Речь, фактически, шла о трансформации мирового суда в народный суд. При этом взгляды относительно роли и места суда в советском обществе практически

119 См. подробнее: Курский ДМ. Избранные статьи и речи. - М., 1953. С. 23-25.

120 Там же. С. 29.

121 Там же. С. 54-55.

122 См.: Стучка П.И. Народный суд. - Баку, 1920. С. 4-5.

128 не менялись. Суд по-прежнему рассматривался как орган
уголовной

юрисдикции, отстаивавший классовые интересы рабочих и крестьян, а не как ветвь государственной власти, защищающей права и свободы всех граждан, вне зависимости от классовой принадлежности. Более того, считалось, что с дальнейшим развитием пролетарской революции традиционные задачи суда будут отмирать, в то же время суд будет решать задачи политического и административного характера. Эта позиция о месте и роли суда в обществе противоречила цивилизованным подходам к предназначению судов в государстве вне зависимости от формы его устройства и политического пристрастия. Реалии жизни показали порочность взглядов большевиков на функции, выполняемые судами в обществе. Рассмотренные выше идеи могли иметь практическое воплощение лишь на весьма коротком отрезке времени, характеризующемся неприятием и сломом прошлого, включая суды и право. Утверждение Д.И. Курского о том, что «в Советской республике сфера гражданских споров суживается с каждым днем по мере изъятия из частного оборота средств производства и обмена, уничтожения кредитных сделок, что делает ненужной ту работу,
поистине египетскую, какую требовали

123

гражданские процессы отмененных судов» , а также мнение других теоретиков революционного пролетарского права о том, что «с утверждением коллективных начал исчезнет не только гражданское право, но и право вообще как инструмент принуждения»124. Все это было опровергнуто дальнейшим ходом развития общества и государства». В 1918 г. в статье «Народный суд» Д.И. Курский писал, что за первые шесть месяцев 1918 г. в местные народные суды уголовных дел поступило в два раза больше, чем гражданских, но уже за этот промежуток времени наметилась устойчивая тенденция роста
числа гражданских дел. Так, в мае 1918 г. число

Курский Д.И. Избранные статьи и речи. - М., 1953. С. 52-53. Гойхберг Л.Г. Пролетариат и право. - М., 1919. С. 5-6.

129 гражданских дел по сравнению с январем того же года увеличилось в шесть раз, а уголовных — только в два раза125. Это обстоятельство Д.И. Курским объяснялось не объективным ходом развития общественных отношений и восстанавливающегося гражданского оборота, а растущим доверием населения к народному суду, забывая при этом, что причиной обращения граждан в суд является не доверие к суду, а возникшая потребность в защите прав. Обществу навязывались простые схемы и решения возникающих сложных гражданских правоотношений.

С окончанием гражданской войны и началом восстановления гражданского оборота в стране возникла острая проблема урегулирования мелких гражданско-правовых и иных споров. Существовавший единый народный суд не обеспечивал доступности при обращении населения за защитой своих прав. Это было обусловлено не только малочисленностью судов, но и низким уровнем квалификации избранных рабоче-крестьянских судей. В 1920 г. на 3 Съезде деятелей юстиции ставился вопрос о введении мирового суда по малозначительным делам. Однако, прежде всего, из-за идеологических соображений данное предложение не получило своего практического воплощения. Действовавший на тот период единый народный суд представлял собой децентрализованную структуру государственной власти, что крайне негативно сказывалось на правоприменительной практике. По замечанию Н.В. Крыленко, «децентрализация деятельности такого суда была доведена до абсурда» .

С введением НЭПа возникла острая необходимость проведения судебно- правовой реформы. В советский период истории России некоторыми ученными высказывались мнения о том, что в период НЭПа была проведена не судебно-правовая реформа, а кодификация
советского

Курский Д.И. Избранные статьи и речи. - М., 1953. С. 59.

t

Крыленко Н.В. Судоустройство в РСФСР. - М, 1923. С. 74-75.

130 *

127

законодательства . На наш взгляд, данная позиция не соответствует реалиям того времени, поскольку законодательства, требующего кодификации, на тот период фактически не было. В связи с этим возникала потребность не в систематизации практически отсутствующего советского законодательства, а в создании нового, отвечавшего потребностям возрождающегося к нормальной гражданской жизни общества. Действовавшая на тот момент Инструкция «О народном суде Российской Социалистической Советской Республики», состояла всего из 98 статей, которыми регламентировались не только вопросы судоустройства, но и судопроизводства по уголовным и гражданским делам, а также исполнительное производство. Естественно, такое, законодательство не обеспечивало надлежащую нормативную базу для деятельности судов, а также их вспомогательных органов. В условиях НЭПа бьша вьщвинута новая концепция судоустройства: от идеи единого народного суда, «освященной» III съездом Коммунистической партии, был совершен переход к новой концепции единой судебной системы. В основу построения новой судебной системы был положен принцип жесткой централизации. В сжатые сроки (1922—1923 г.) были приняты новые УК, УПК, ГК, ГПК и Положение о судоустройстве. Мировые суды новыми законами не предусматривалась.

§ 4. Исторические и современные факторы, обусловившие необходимость возрождения мировых судов в современной России

Восстановление в России института мировых судов приобретает особую значимость в условиях рыночных отношений, поскольку развитие гражданского оборота приводит к резкому увеличению случаев нарушения субъективных прав граждан, чему, безусловно, способствуют сегодняшние дикие формы первичного этапа накопления капитала. Именно органы судебной власти являются зачастую последней инстанцией, осуществляющей

127 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. I. - М., 1963.С. 13-15.

131 принудительную реализацию законов в реальных жизненных ситуациях. Обеспечивая стабильность правопорядка в обществе посредством правоприменительной деятельности, суд создает условия для реализации принимаемых законодателями правовых актов. От того, насколько правильно будет сформирована судебная система в государстве, зависит не только эффективность функционирования судов, но и рост экономики государства. Подъем экономики всецело зависит от развитой системы кредитных учреждений. Долгосрочное кредитование промышленности и сельского хозяйства без правового обеспечения возвратности кредитных средств сдерживается в указанные отрасли. Эффективность правосудия, рост и развитие экономики являются взаимообусловливающими явлениями. От того, насколько будет правильно организована судебная система, зависит эффективность отправления правосудия. В обеспечении нормального функционирования государственного механизма существенный вклад вносит местная юстиция. В советский период истории России считалось, что с отказом от института мировой юстиции, созданием единой системы народных судов, будет решена проблема как достижения максимальной эффективности деятельности суда, так и доступности судебной зашиты. Однако практика функционирования народных судов уже в первые годы Советской власти показала тщетность таких надежд. Так, за первое полугодие 1918 г. в местных судах Москвы из общего числа поступивших уголовных дел было рассмотрено всего 69%, из них гражданских - только 31%. На протяжении трех лет с 1918 г. по 1920 г. менялась структура категорий дел, поступивших в местные суды. Если в 1918 г. по Москве гражданские (общеисковые) дела составляли 33% от общего числа поступивших дел, то в 1919 г. по 33 губерниям - 27%, а в 1920 г. — только 18%. При этом доля бракоразводных дел от общего числа поступивших была

1 “7R

стабильной и равнялась 7-8% . Сокращение числа граждан, обращавшихся

См.: Курский Д.И. Избранные статьи и речи. - М., 1958. С. 59-60, 97.

132 за судебной защитой, не приводило к ускорению рассмотрения дел в судах, напротив — медлительность при рассмотрении дел стала проявляться сразу же после начала функционирования судов в Советской России.

Несмотря на отрицательное отношение новой власти к мировым судам, некоторые его элементы как организационного, так и процессуального характера, были сохранены при учреждении пролетарских местных, народных судов. В этих судах малозначительные уголовные и гражданские

129

дела судьи рассматривали единолично ‘

На протяжении всего советского периода шел поиск путей упрощения уголовного судопроизводства, но делалось это вне системного подхода: затрагивались лишь отдельные стадии досудебной подготовки материалов, в определенные периоды вносились изменения, предусматривающие возможность рассмотрения дел единолично судьей. Плохую работу судов объясняли самыми различными причинами. И, в первую очередь, обвиняли судей в недобросовестном отношении к исполнению своих обязанностей.

Неудовлетворительное выполнение народными судами своих задач было обусловлено не столько низким уровнем профессионализма судейского корпуса (хотя это также имело место), сколько несовершенством организации судебной системы и судопроизводства. Низкий образовательный уровень судей рабоче-крестьянских судов создавал большие трудности в применении ими материального и процессуального права. В связи с этим идеологи нового пролетарского суда ставили вопрос об упрощении законодательства. Так, в докладе на V Всероссийском съезде деятелей юстиции в 1924 г. нарком юстиции Д.И. Курский отмечал, что судьи с трудом усваивают содержание уголовного законодательства и поэтому требуется уточнение и упрощение некоторых норм уголовного закона130. Если нормы уголовного права были более или менее доступны для

См. например: ст. 10, 96, 101, 105, 233, 360, 371 УПК РСФСР 1923 г. См.: Д.И. Курский. Избранные статьи и речи. - М., 1958. С. 163-164.

133 образовательного уровня судей, то нормы уголовно-процессуального законодательства, в силу большей их абстрактности, были слишком сложны для понимания и усвоения судьями. В выступлении на том же съезде Д.И. Курский констатировал, что наличие 450 статей УПК пугает рабоче-крестьянских судей и поэтому необходимо закон приспособить к их уровню131.

С развитием НЭПа опережающими темпами начался рост числа гражданских дел в судах. Если в 1923 г. по всей республике на два уголовных дела приходилось одно гражданское, то по Москве во второй половине 1923 г. на три уголовных дела было уже два гражданских132.

Примерно такая же ситуация наблюдается и сегодня. Возврат к рыночным отношениям ведет к резкому возрастанию количества гражданских споров. Причем, это еще только начало вала гражданских дел в судах. С отказом от централизованной экономики, приданием равноправного статуса различным видам собственности и, особенно, развитием частной собственности и введением судебного контроля за соблюдением законности в сфере административно- публичной деятельности увеличение числа и усложнение гражданских дел в судах в ближайшие годы будет идти особенно интенсивно. В 1994 г. общими судами было рассмотрено около 2-х млн. гражданских дел, более 1 млн. 900 тыс. административных материалов и уголовных дел в отношении более чем 900 тысяч лиц133. В 2001 г. в Российских судах было рассмотрено более 1,2 млн. уголовных дел и более 4,8 млн. дел гражданских134. Без глубокой трансформации прежней судебной системы и законодательства вряд ли удастся справиться с рассмотрением уголовных дел и гражданско-правовых
споров. Для анализа и

131 См.: Д.И. Курский. Избранные статьи и речи. -М., 1958. С. 163-164.

132 См.: там же. С. 165-166.

133 См.: Российская газета от 5 апреля 1995. С. 4.

134 См.: Российская юстиция. 2002. № 8. С. 66-70.

134 прогнозирования ситуации ближайшего будущего интересен опыт работы судов в 1923-24 гг.

По статистическим данным Наркомюста, в 1924 г. в Советской России число судов было в пять раз меньше, чем в царской России, и один суд приходился на 1600 квадратных верст, тогда как в дореволюционной России суд, включая и волостные суды в сельской местности, приходился на 290 квадратных верст . В дореволюционной России составители судебных Уставов 1864 г. в утверждаемой новой системе судов видели орган не политический, а юридический, стремились формировать прогрессивные институты в государстве. Российские реформаторы второй половины XIX века осознавали факт существования государств, прошедших более длительный путь развития демократии и культуры; опыт таких государств был взят за основу. В то же время учитывались исторические особенности развития государства, его национальная культура и самобытность русского общества.

В этой связи интересно высказывание профессора И.А. Покровского: «Славянские народы, как и основные народы, населяющие Европу, имели единые исторические и культурные корни, они вышли из одного общего пранарода, из одной общей прародины. На места своего позднейшего поселения эти народы приходили далеко не в состоянии примитивной дикости, а с известным багажом культуры и права»136. Российская судебная система подвергалась трансформации на основе собственного опыта и опыта передовых зарубежных стран.

Основной задачей, стоявшей перед составителями Уставов, было положить начало формирования правового государства и этим задачам соответствовало решение об отделении судебной власти от исполнительной. Эта цель была достигнута. Прямо противоположно эта же задача решалась в

135 См.: Курский Д.И. Избранные статьи и речи. - М., 1958. С. 166-167.

136 См.: подробнее: Покровский И.А. История римского права. - СПб., 1913. С. 15-16.

135 Советской России. Как достижение Советской власти наркомом юстиции указывалось, что Наркомюст имеет непосредственное организационное влияние на суды России и служит инструментом объединения суда с правительственной властью137.

В вопросе о судоустройстве местного суда составители Уставов, прежде всего, исходили из необходимости его доступности. С учетом обширности территории местные суды должны были быть многочисленными и максимально приближенными к населению, с упрощенным порядком производства на досудебной стадии и в суде. На 1917 г. в России было примерно 12755 мировых и волостных судов, которые покрывали широкой сетью всю территорию страны1 . Такое значительное число судов позволяло практически решить задачу приближения суда к населению, обеспечивая тем самым все слои общества равными правами на судебную защиту. На 1923 г. в России имелось всего 2555 участковых народных судов139, что почти в 5 раз меньше, чем в царской России. Вполне естественно, что такое количество судов, во-первых, не обеспечивало возможность всем гражданам обращаться в суд в связи с нарушением их прав и интересов, во-вторых, уже в 1924 г. эти суды не справились с рассмотрением нахлынувшего потока уголовных и гражданских дел. Эту ситуацию предвидела и пыталась разрешить советская власть. В 1922 г. под лозунгом смычки города с деревней в Москве был проведен эксперимент, в соответствии с которым органы милиции были наделены судебными полномочиями. По малозначительным преступлениям

131 См.: Курский Д.И. Избранные статьи и речи. - М, 1958. С. 166.

138 К 1883 г. мировые суды были введены в 64 губерниях и областях, на территории 3938160 квадратных верст, или на 83% Европейской России, им были подсудны 94235800 человек, т.е. 97% всего его населения (Правительственный Вестник. 1889. № 186). Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за 50 лет. Т. П. - Петроград, 1914. С. 3.

139 Статистические данные взяты из доклада Д.И. Курского. См.: Курский Д.И. Избранные статьи и речи. - М., 1958. С. 168.

136 ими составлялись материалы, которые рассматривались самими же органами милиции в административном порядке с наложением взыскания. В 1922 г. было рассмотрено 19 тыс. таких материалов, а в 1924 г. — уже 47 тыс. Упрощение коснулось и гражданского судопроизводства. Н.В. Крыленко, анализируя ситуацию в области судоустройства и судопроизводства, констатировал, что в 1923 г. суды не справлялись с массой дел, возникающих в области трудовых отношений, гражданско-правовых и уголовных. ВЦСПС и Наркомтруд стали создавать свои судебные учреждения, судьи и заседатели в Народных судах не понимали КЗоТ, земельные комиссии стали рассматривать земельные споры. Совет Труда и Обороны начал создавать арбитражные комиссии для себя и под себя. На этом основании Н.В. Крыленко метко подметил, что «единая судебная система стала растаскиваться заживо раньше, чем она возникла»140,. К примеру, споры о взыскании налогов передавались на рассмотрение административным органам. Основную проблему в России, как впрочем и других странах, составляла и составляет необходимость достаточно быстрого рассмотрения материалов о множестве мелких уголовных преступлений и незначительных гражданских споров. В большинстве стран задача разрешения мелких, но значимых для граждан, дел ложится на местные суды.

До 1864 г. в России функции местной юстиции осуществляли как полиция, так и суды. По воспоминаниям В.Д. Спасовича, тогда настоящего суда не было, а была одна лишь всевластная, всемогущая полиция. Расправа с подсудимыми начиналась и завершалась в полиции141. Столкнувшись с трудностями рассмотрения большого количества мелких дел, руководство Советской России видело только одну возможность снизить нагрузку народных судов — передать мелкие уголовные и гражданские дела на рассмотрение административным органам, т. е. вернуться в сущности к тому

Крыленко Н.В. Судоустройство РСФСР. -М., 1923. С. 169-171. Цит. по. Гессен И.В. Судебная реформа. Т. II. - СПб., 1905. С. 16.

137 порядку, который существовал в России до судебной реформы 1864 г. Таким образом, был избран один из самых худших вариантов, хотя был и иной путь: восстановление института мировых судов в полном объеме. Незначительные изменения в процессуальную регламентацию на досудебных стадиях подготовки материалов и в судебной вносились, начиная с издания первого советского уголовно-процессуального кодекса. Более-чем семидесятилетний опыт таких попыток показал, что все косметические изменения, вносимые в уголовно-процессуальное законодательство, в целях дифференциации форм уголовного судопроизводства не могут решить задачу доступности правосудия и освобождения районного звена судов от рассмотрения малозначительных дел.

Существовавшая в СССР единая процессуальная форма в уголовном судопроизводстве обуславливала значительные непроизводительные материальные затраты, поскольку единый порядок производства применялся как по малозначительным преступлениям, так и по тяжким. Такой порядок производства негативно сказывался и на положении обвиняемого в уголовном процессе, поскольку применение одинаковой процедуры для предварительного расследования и судебного разбирательства при разной сложности уголовных дел в действительности означал неравенство граждан перед законом. Иллюстрацией к сказанному может служить следующий пример. При хищении государственной собственности в незначительных размерах (ст. 89, ч. I УК РСФСР), за которую уголовный закон предусматривал наказание до 3 лет лишения свободы, и хищение в особо крупных размерах (ст. 93’ УК РСФСР), мера наказания за которое была связана с высшей мерой (расстрел), предварительное следствие и судебное разбирательство происходили в одной и той же процессуальной форме.

На 1980 г. при численности населения в СССР свыше 250 млн. человек в стране насчитывалось всего около 15 ьтыс. судей. Все это ограничивало доступность населения к правосудию, способствовало формированию у
граждан правового нигилизма, снижению уровня

,’t

138 правосознания. Хотя медленно, скорее вопреки официальной доктрине, в стране все-таки шло формирование гражданского общества. Это находило свое отражение в принятии законодателем нормативных актов. Так в Конституции СССР 1977 г. в ст. 58, ч. II закреплялось право граждан на обжалование в суд неправомерных действий должностных лиц. Развитие данной конституционной нормы обусловило рост числа обращений граждан в районные суды, расширялись трудовые права граждан, в связи с чем они приобретали права на судебную защиту, что, естественно, влекло за собой рост дел в судах.

В это время происходило незначительное увеличение штатной численности судей, что, однако, не снимало проблемы доступности правосудия.

Объективные законы функционирования систем и проблемы управления в полной мере сказывались в судебной системе. Пределы управления всякой системы и судебной, в частности (а районный суд это функциональная система), в полной мере сказывались на деятельности районных народных судов. Длительные сроки рассмотрения уголовных и гражданских дел уже нельзя было объяснять только нерадивостью судей. Практика показывает: при численности судей в районном суде свыше 15 составов происходят сбои в работе экспедиции, канцелярий, архива и других вспомогательных служб. Для нормального осуществления правосудия на каждый состав требуется не менее 250 м служебных помещений. Увеличение числа судей с учетом технических возможностей зданий исключает возможность соблюдения даже минимального стандарта обеспечения состава суда служебной площадью.

Иначе решается проблема с учреждением мировых судов. В этом случае мировые суды равномерно распределяются по территории судебного района. Не происходит концентрация в одном месте столь значительного числа судей и вспомогательных служб. В пользу учреждения мировых судов свидетельствует исторический опыт России, а также функционирование

139 мировых судов в настоящее время в подавляющем числе
регионов Российской Федерации.

На необходимость учреждения мировых судов указывает также опыт СССР в поиске наиболее эффективных моделей организации судов и судопроизводства.

На выбор модели мирового суда определяющее влияние оказали теоретические поиски оптимальных форм судоустройства и судопроизводства. В теории разрабатывались различные варианты форм судоустройства и судопроизводства. Поиск шел достаточно интенсивно, о чем свидетельствует полемика, развернувшаяся на страницах юридической печати в 70-80-х годах прошлого века, что подробно было изложено в предыдущих параграфах.

140 Глава III. Характеристика мирового суда в современной России

§ L Устройство мирового суда

Как ранее отмечалось, при формировании мирового суда весьма важно исходить из специфики данного института и свойственных только ему признаков, которые нашли свое отражение в сложившейся мировой практике в процессе формирования мировых или местных судов на протяжении последних 250-300 лет142. Такие характерные признаки, выработанные исторической практикой, являются, на наш взгляд, универсальными и в той или иной мере восприняты всеми правовыми системами, включающими в себя местные или мировые суды.

К ним следует отнести, прежде всего, специфику - организационную и процессуальную:

— специфика подведомственных дел (уголовных и гражданских, которые в абсолютном большинстве своем не представляют собой повышенной общественной опасности либо являются малозначительными гражданскими спорами; — — многочисленность; — — близость к населению; — — доступность; — — упрощенный порядок производства на досудебной стадии и в суде; — — суд единоличный. — При наличии указанных особенностей в организационной структуре и процессуальной деятельности мировых судов находят также свое отражение конституционные принципы, отраслевые и общепризнанные принципы международного права.

С принятием Федерального закона «О мировых судьях в РФ» судебная система дополнена мировыми судами, которые входят в систему

142 Подробнее о признаках мировых судов см. в §1 главы I настоящей работы.

.}. I

141 общих судов и в то же время являются судами субъектов Федерации. Говоря о численности мировых судов или судебных участков, следует сказать, что законодатель определил критерий численности судебных участков, порядок их создания и упразднения.

В настоящее время, с учетом сложившейся практики, можно ответить на вопрос: достаточно ли одного мирового участка на абстрактное число жителей в 15-30 тыс. человек? Загруженность мировых судов определяется не числом жителей на участке, а уровнем хозяйственного оборота, криминогенной обстановкой, степенью концентрации производства и другими местными особенностями. Исходя из содержания Закона, мировые суды в России самые многочисленные, на их долю приходится значительное количество уголовных, гражданских, а также административных дел.

Так, в Камчатской области в первом полугодии 2002 г. на долю мировых судов приходилось более 70% всех судебных дел, тогда как в 2001 г. - менее 60% судебных дел143. В Тамбовской области в первом полугодии 2002 г. мировыми судьями было рассмотрено более 80% гражданских дел144. Рост числа судебных дел в мировых судах высвечивает ряд проблем устройства мировых судов. Это, прежде всего, способ и порядок формирования мировых судов.

Новизна института мирового суда, безусловно, налагает на федеральную власть и власть субъектов Федерации обязанность тесного взаимодействия по обеспечению организации и деятельности мировых судов. Статья 72 п. «б» Конституции России к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации относит защиту прав и свобод человека и гражданина. К совместному ведению в соответствии с п.

1 См.: Урбан Е. Представить субъекту Федерации больше самостоятельности при формировании корпуса мировых судей // Российская юстиция. 2003. №3. С. 39.

144 См.: Уваров В. Не слишком ли перегружены мировые судьи? // Российская юстиция. 2003. №1. С. 42.

.1

142 «л» указанной статьи Конституции также отнесены вопросы, касающиеся кадров судебных органов. В полном соответствии с требованием Закона «О судебной системе РФ» Закон «О мировых судьях в РФ» наделяет субъекты Федерации широкими полномочиями по формированию мировых судов. Впервые субъекты Федерации получили реальную возможность непосредственно участвовать в организационном управлении местными судами. Вне сферы их влияния находятся только вопросы процессуальной деятельности мировых судов.

Вместе с тем из анализа законов, регламентирующих порядок образования мировых судов, принятых некоторыми субъектами России, явно просматривается тенденция вмешательства субъектов Федерации в их процессуальную деятельность. Так, законом Брянской области вопрос об изменении мировой подсудности отнесен к компетенции должностного лица местной исполнительной власти145. Из текста закона следует, что в случае отсутствия мирового судьи начальник отдела по организации работы мировых судей поручает рассмотрение дел другому мировому судье. Несколько иначе решается вопрос об изменении подсудности законодательством Республики Саха (Якутия). Согласно статье республиканского закона о мировых судьях, председатель районного суда наделяется правом передачи дел из мирового суда в районный146. Такая постановка вопроса противоречит действующему процессуальному законодательству, закону о судебной системе и свидетельствует о превышении законодательными органами субъектов Федерации своих полномочий.

Представляется интересным опыт царской России в части регламентации порядка организации мировых судебных учреждений, когда

145 См.: Борлаков М., Шкобенева Г. Замена мирового судьи на время его отсутствия // Российская юстиция. 2001. №6. С. 42.

146 См.: Никодгшов А. Мировой судья временно отсутствует. Как быть? // Российская юстиция. 2003 №3. С. 42.

143 законодательство не определяло критерий численности мировых судей на число жителей участка. В ст. 12 Учреждения судебных установлений содержалось указание на то, что мировые судьи состоят по уездам и городам. Уезд с находившимися в нем городами образует мировой округ. В свою очередь, мировой округ подразделялся на мировые участки, в которых состояли участковые мировые судьи. Первоначально намечалось число мировых участков определять «особым расписанием», составленным центральным правительством. Однако практика внесла свои коррективы, и решение вопроса о количестве участков в мировом округе перешло к уездному земскому собранию и губернскому присутствию147. Такой подход свидетельствует о доверительном и уважительном отношении центральной власти к местной власти. По действующему законодательству судебные участки учреждаются совместным решением органами Федеральной власти и соответствующей властью субъекта Федерации, а упраздняются судебные участки местными органами власти. Профессор Санкт-Петербургского университета И.Я. Фойницкий еще в конце XIX века указывал, как на крайне опасное положение, на ситуацию, при которой местные органы власти, даже с согласия 1-го департамента Сената, имели возможность сокращать число судебных участков и соответственно увольнять мировых судей. В частности, он писал: «Такое решение вопроса не соответствует юридической природе мирового судьи, который имеет высокое общегосударственное значение органа правосудия… есть уже местности, где увлечение финансовыми соображениями привело к такому сокращению числа участков, что деятельность мирового судьи стала весьма тяжелой, а отправление правосудия крайне медленным»148. В этом таится еще одна опасность и более

См. например: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. -СПб., 1996. С. 308-309.

148 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - СПб., 1996. С. 309.

144 серьезная, чем соображение финансовой экономии. Это
возможность устранения неугодных местной власти мировых судей.

Касаясь организационной деятельности мировых судей, следует отметить, что в настоящее время в районных судах существует специализация судей по рассмотрению уголовных и гражданских дел. Это обусловлено общим количеством дел, сложностью определенных категорий уголовных и гражданских дел, необходимостью глубоких теоретических знаний, знаний судебной практики, что, в конечном счете, определяет качество отправления правосудия. В больших городах, помимо специализации судей по уголовным и гражданским делам, существует специализация по категориям дел. Так, по гражданским делам одни судьи рассматривают дела, связанные с трудовыми правоотношениями, другие — общеисковые, третьи — дела, связанные с жилищным законодательством. По уголовным делам также в основе специализации лежат определенные категории дел, например, специализация по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, о кражах, по уголовным делам, связанным с нарушением правил дорожного движения. Такая же потребность возникнет при отправлении правосудия в мировых судах, особенно в крупных городах. Поэтому было бы целесообразно при учреждении судебных участков в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург предусмотреть несколько мировых судей в одном участке. Мировая практика в этом вопросе дает положительный пример: в ; местных судах ФРГ, которыми являются участковые суды земель, может насчитываться до тридцати судей, в Англии в мировых судах насчитывается несколько мировых судей.

По вопросу о временном замещении мирового судьи можно обратиться к опыту Франции, где в суды малой инстанции прикомандировываются судьи общего магистрата без подразделения на местных судей и судей вышестоящих судов. Таким образом разрешалась бы проблема отправления правосудия в мировых судах в случаях временного

145 отсутствия мирового судьи, его чрезмерной загруженности либо в иных случаях. К сожалению, федеральным законодательством возможность учреждения нескольких должностей мировых судей в судебном участке не предусмотрена. Представляется, что такие изменения в законодательство будут неизбежно внесены под давлением потребности судебной практики.

В практике формирования мировых судов нельзя не отметить положительный опыт Ростовской области. В ней, одной из первых в России, был принят закон о мировых судьях. В настоящее время там функционирует более ста мировых судов, причем, как в городах, так и в сельской местности. Часть I ст. 14 Закона Ростовской области содержит прямое указание на то, что мировой суд размещается в доступном для населения месте. Таким образом, закон области содержит прямое указание на один из важнейших признаков доступности правосудия - расположение мирового суда в непосредственной близости к населению. Безусловно, такое положение местного закона, исходя из материальных условий, не всегда удается реализовать, в некоторых районах мировые судьи располагаются в зданиях районных судов. Но это, безусловно, временное явление, с дальнейшим развитием деятельности мировых судов, накоплением практического опыта названные выше проблемы будут решены. Результаты посещения многих мировых судов Ростовской, Курской и Белгородской областей свидетельствуют о наличии понимания таких проблем. Но существуют проблемы, которые субъекты Федерации самостоятельно не в состоянии разрешить. Например, назначение в одном участке нескольких мировых судей и т.п. Иллюстрацией может служить следующий пример: в Обояньском мировом суде Курской области на J августа 2001 г. SB производстве находилось более 800 гражданских дел и свыше 100 уголовных. При такой загруженности мирового судьи возникает необходимость в учреждении в данном судебном участке нескольких должностей мировых судей. Не лучшим образом складывается ситуация и в других регионах страны. Например, в Тамбовской области среднегодовая

146 нагрузка на одного мирового судью в 2001 г. составила 46,4 дела, а на федерального - 18,9 дел, за 9 месяцев 2002 г. она составила на каждого работающего мирового судью 105,1 дела в месяц, а на федерального - 28,5 дел. По отдельным участкам нагрузка на мирового судью составила до 200 дел в месяц149. В Камчатской области на начало сентября 2002 г. в производстве мировых судей находилось 13,5 тыс. судебных дел, а в федеральных судах области - 3,5 тыс. дел, то есть в 4 раза меньше при численности мировых судей - 26, а федеральных - 54 судьи150. Из данных примеров следует, что уголовные и гражданские дела, ранее подсудные районному суду, отошли к мировому суду, и при существующей организации мирового суда, все проблемы районного суда, связанные с рассмотрением уголовных и гражданских дел плавно перетекли в мировой суд. Такой подход не решает проблемы доступности правосудия, а лишь перекладывает проблемы с одного органа на другой. Более того, при такой постановке вопроса можно смело утверждать о дискредитации идеи института мирового суда.

Вопросы служебной нагрузки мировых судей являются предметом дискуссии на самых различных уровнях. С целью ее оптимизации предлагается изменить порядок формирования судебных участков с тем, чтобы на один участок приходилось не 25 тысяч, а 15 тысяч жителей ш. Практика показывает, что для обеспечения нормального функционирования мировых судов нельзя исходить только из численности населения на одном участке. При таком подходе мы столкнемся с постоянной чередой дробления

149 См.: Уваров В. Не слишком ли перегружены мировые судьи? // Российская юстиция. 2003. №1. С. 42.

150 См.: Урбан Е. Представить субъекту Федерации больше самостоятельности при формировании корпуса мировых судей // Российская юстиция. 2003. №3. С. 39-41.

151 См.: Кулагин В. Мировая юстиция - это продукт судебной реформы // Российская юстиция. 2002. №12. С. 56.

147 судебных участков, и на каждом участке будет учреждаться
суд в организационном смысле, что потребует значительных материальных затрат. Проще в перегруженные участки назначать несколько мировых судей.

Представляется обоснованной передача субъектам Российской Федерации решение вопроса о количестве мировых судей в судебном участке. Естественно, что при учреждении судебных участков в сельской и городской местностях должны быть существенные различия в подходах при определении количества судебных участков в зависимости от количества проживающих там жителей. Применительно к сельской местности мировой участок желательно учреждать в каждой сельской административно-территориальной единице. Крайне важно нести элементы права в сельский быт, особенно с учетом развития фермерского движения и частной собственности на землю. Раньше, до революции, эту функцию выполняли крестьянские, а затем волостные суды. С упразднением советской властью волостных судов, отказом от мировой юстиции жителям российских сел и, прежде всего, северных малолюдных территорий, было фактически отказано в возможности реально обратиться к правосудию, важно сегодня избежать такой ошибки.

Достоинство местного суда в его доступности для населения.

Подавляющая часть населения за судебной защитой будет обращаться в мировые суды. Авторитет суда во многом зависит от того, насколько квалифицированно отправляется правосудие. А это, в свою очередь, непосредственно связано с проблемой формирования корпуса мировых судей. В подавляющем большинстве стран мировые судьи избираются населением на определенный срок, в некоторых — назначаются правительством. При определении позиции по данному вопросу следует исходить из того, что принципу самостоятельности судебной власти должен соответствовать порядок ее формирования. В настоящее время принципу самостоятельности мировых судей соответствует порядок их избрания на должность представительным
органом субъекта Федерации.

148 Непосредственное избрание мировых судей населением судебного участка не создаст для мировых судей каких-либо дополнительных гарантий. Кроме того, мировой судья, избранный населением участка, не может быть переведен в другой участок, поскольку население этого участка не принимало участия в его выборе. Совершенно иная ситуация складывается при избрании мировых судей представительным органом субъекта Федерации. В этом случае мировой судья может в пределах срока переводиться из одного участка в любой другой этого субъекта Федерации, поскольку он назначается на должность депутатами представительного органа субъекта Федерации. Здесь необходимо учитывать и соображения материального характера. Организация выборов судей населением не только достаточно дорогостоящая процедура, но и весьма сложна организационно. При необходимости срочной замены мирового судьи с учетом специфики организации мирового суда, население судебного участка может быть в течение длительного времени лишено возможности судебной зашиты.

В целях повышения доступности правосудия было бы целесообразно возродить институт почетных мировых судей, как это было предусмотрено Уставами 1864 г., Законом о мировых судах 1912 г., а также предыдущим проектом Закона «О мировых судьях в РФ». Почетные мировые судьи избирались бы вместе с мировым судьей и на тот же срок. Обязанности мирового судьи почетный мировой судья мог бы исполнять в случае болезни, отпуска мирового судьи либо в случае чрезмерной загруженности мирового судьи и т.п. На должность почетного мирового судьи могут претендовать лица, отвечающие тем же требованиям, что и мировой судья.

Практика назначения мировых судей на должность свидетельствует, что в мировые судьи следует избирать лиц, достигших 25 лет. К этому возрасту появляются определенный жизненный опыт, а также практические навыки работы в сфере юриспруденции. Срок пребывания мировых судей в должности законом определен в 5 лет. Мировые судьи, достойные этого звания, проявившие себя с положительной стороны, могут рассчитывать на

149 повторное избрание. Кроме того, из среды мировых судей формируется достойный резерв для пополнения корпуса судей Федеральных судов. Ограничение срока пребывания в должности нисколько не должно влиять на независимость судьи, а для этого необходимы, прежде всего, свободные условия для выдвижения кандидатов в судьи. Вместе с тем было бы целесообразным избирать мировых судей без ограничения срока полномочий, что, безусловно, окажет положительное влияние на независимое положение мирового судьи. Существующий сегодня порядок дачи рекомендаций кандидатам в судьи квалификационной коллегией судей обеспечивает независимость судей от влияния других ветвей власти.

§ 2. Порядок производства в мировом суде по делам публичного обвинения

Мировой суд как местный суд, учреждаемый для рассмотрения дел о преступлениях, не представляющих собой большой общественной опасности, гражданских споров с незначительной ценой иска, а также административных материалов, безусловно, оказывает позитивное воздействие на укрепление правопорядка в стране. Малозначительные уголовно-наказуемые деяния совершаются особенно часто, нарушая тем самым субъективные права граждан и правовые запреты. На государстве лежит обязанность так организовать судебную систему, чтобы вышеуказанные категории дел рассматривались как можно быстрее, чтобы суд был максимально доступен населению. Быстрое рассмотрение уголовных дел, как показывает отечественный и зарубежный опыт, обеспечивают суды с сокращенной формой судопроизводства, к которым следует отнести и мировые суды. Порядок производства как в суде, так и на досудебной стадии следует максимально упростить. Однако упрощение процессуальной формы на досудебной стадии и в суде не означает отказа от процессуальных гарантий и общеправовых принципов устройства и деятельности мирового суда. Процессуальная деятельность в мировом суде регламентируется федеральным уголовно-процессуальным и
гражданско-процессуальным

150 законодательством, что прямо вытекает из требований ч. I ст. 3 Закона «О судебной системе РФ».

Обязанность мировых судей в своей деятельности по отправлению правосудия по уголовным и гражданским делам - руководствоваться федеральным процессуальным законодательством, обеспечивает не только единство судебной системы Российской Федерации, но и стабильный, детально регламентируемый порядок производства по уголовным и гражданским делам. К достоинству нового УПК РФ следует отнести восстановление единства судебной системы. В принятых в августе 2000 г.

?’+

изменениях к УПК РСФСР такое единство нарушалось. Так, ст. 383 УПК была дополнена положением, в соответствии с которым постановления президиумов верховных судов республик, краевых (областных) судов и других соответствующих им судов, вынесенные по результатам рассмотрения дел по протестам на приговоры мировых судов и последующих решений судебных инстанций, вступивших в законную силу, являлись окончательными и пересмотру не подлежали. Тем самым законодатель, в нарушение требования ст. 126 Конституции России, лишал Верховный суд РФ права судебного контроля за процессуальной деятельностью мирового суда. Этим же одновременно было нарушено право граждан на пересмотр их приговоров вышестоящей судебной инстанцией. В случае сохранения в новом УПК подобного положения, страна столкнулась бы с проблемой регионального разнобоя в правоприменительной практике, что, в свою очередь, негативно отразилось бы на правах и законных интересах граждан России. В ст. 403 УПК РФ, регламентирующей порядок надзора вышестоящими судами, не содержится ограничений на обжалование приговоров мировых судов в порядке надзора в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ после их рассмотрения президиумами верховных судов республик, краевых (областных) судов и других соответствующих им судов.

151

Нормы, регулирующие деятельность мирового суда, следует значительно расширить, сгруппировав их в специальных главах Уголовно-процессуального и Гражданско-процессуального кодексов. В отличие от УУС 1864 г., где все нормы, касающиеся порядка деятельности мирового суда, были выделены в отдельный раздел, включающий в себя более 200 статей, в УПК РФ в отдельную главу, регламентирующую деятельность мирового суда, выделены лишь четыре статьи, остальные же нормы разбросаны по всему УПК, что делает весьма затруднительным пользование процессуальным законом. Кроме того, в главе о производстве в мировом суде весьма неудачно сформулирован порядок производства по делам публичного обвинения. Так, в ст. 320 определены полномочия мирового судьи только по уголовным делам с обвинительным актом. Обвинительным актом, в соответствии со ст. 225 УПК РФ, завершается расследование в форме дознания, однако ч. 1 ст. 31 УПК РФ к подведомственности мирового суда относит и уголовные дела, предварительное следствие по которым завершается составлением обвинительного заключения. Это преступления, предусмотренные ст.ст. 110, 128 чЛ, 133, 120 ч. 1, 144, 145 УК РФ и другие. Полномочия мирового судьи по этой категории дел не определены, как они не определены и в отношении субъектов преступления, по которым предусмотрено обязательное проведение предварительного следствия, и которые отнесены к подведомственности мировых судов.

Безусловно, этот пробел законодательства может быть устранен путем внесения изменения наименования ст. 320 на «Полномочия мирового судьи по делам публичного обвинения». Тем самым будут устранены недоразумения в правоприменительной практике мировых судов.

В соответствии с характером и сложностью дел законодатель определил родовую подсудность уголовных и гражданских дел мировым судам.

Профессор СИ. Викторский указывал, что главнейшим признаком определения предметной подсудности служит обычно тяжесть грозящего

152 наказания за преступное деяние и степень общественной
опасности

1 ^9

совершенного правонарушения . Нам представляется, что на современном этапе правильно решен вопрос о подведомственности уголовных дел мировому суду, с учетом опыта дореволюционной России и других стран с континентальной системой права, где в основу подведомственности положен единый подход: учет степени общественной опасности уголовно-наказуемого деяния и возможная мера наказания за содеянное. Специфика дел, относящихся к компетенции мировой юстиции, безусловно, проявляется и на досудебных стадиях. С учреждением мировых судов возникла не только потребность, но и настоятельная необходимость в упрощении досудебной стадии подготовки материалов по уголовно-наказуемым деяниям, подведомственным мировому суду. По уголовно-наказуемым деяниям, не представляющим повышенной общественной опасности, при мере наказания до одного года лишения свободы, не следует на досудебной стадии проводить предварительное расследование в форме предварительного следствия либо дознания. Все эти действия явно обременительны и не соответствуют характеру содеянного.

Исходя из предшествующего опыта России, на досудебной стадии по малозначительным деяниям органы дознания не должны собирать доказательства, давать им оценку. Задача органов дознания на досудебной стадии должна заключаться не в сборе доказательств, а в установлении лица, совершившего уголовно-наказуемое деяние и обнаружении доказательств. Под обнаружением доказательств следует понимать установление органами дознания очевидцев происшедшего и других объективных данных, указывающих на признаки совершенного уголовно-наказуемого деяния. Представленные органами дознания в мировой суд обнаруженные доказательства не имеют для него обязательной юридической силы. По своей природе, скорее всего, это собранные информационно-справочные данные,

См.: Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1912. С. 155-156.

153 которые суд трансформирует в судебные доказательства или достаточные улики, обеспечивающие обвинение подозреваемого лица. При отсутствии этих данных у мирового судьи не будет оснований к возбуждению производства по представленным материалам. Установив признаки уголовно-наказуемого деяния, лицо, подозреваемое в его совершении, очевидцев происшедшего, орган дознания составляет^ краткий протокол, в котором отражает существо происшедшего, анкетные данные подозреваемого, указывает очевидцев, после чего направляет материалы в суд. Исходя из принципа состязательности, по каждому уголовному делу, подготовленному в сокращенном порядке, в судебном процессе обязан принимать участие обвинитель. Представляется, что обвинение в мировом суде по делам публичного обвинения должен поддерживать не прокурор, а представитель того органа, кем были составлены процессуальные документы. Это могут быть представители муниципальной и криминальной милиции, других органов дознания. Примерно аналогичный порядок предусматривал УУС России. Такой порядок предусмотрен по делам частного обвинения. Институт частного обвинения дает достаточный опыт и может служить практической моделью перехода к аналогичному порядку производства по делам публичного обвинения в мировом суде. На сегодня имеется не только судебная практика, но и процессуальное законодательство, обеспечивающее плавную преемственность при переходе к такому виду производства. В судебном разбирательстве в мировом суде обеспечиваются все процессуальные права, обязанности и гарантии прав лиц, участвующих в деле. Сокращение процессуальной формы в мировом суде происходит за счет отказа от излишних процедур по малозначительным уголовным деяниям, где они явно излишни, громоздки и не создают дополнительных гарантий подсудимому, потерпевшему и другим участникам процесса. Отказ в мировом суде от излишних форм, например, коллегиального рассмотрения дел и других, не может влиять на порядок судебного разбирательства, за исключением возможности примирения сторон и прекращения вследствие

154 этого дела. Как и в общих судах, после допроса сторон и свидетелей, исследования письменных доказательств и осмотра вещественных доказательств, суд переходит к прениям сторон. В прениях сторон участвуют непосредственно обвинитель, потерпевший и подсудимый, если же в деле участвуют защитник и представитель потерпевшего, то они также принимают участие в прениях. При постановлении приговора мировой судья исходит из общих правил, предусмотренных процессуальным законодательством. Оценку доказательств, собранных в ходе судебного следствия, мировой судья дает в соответствии с нормами УПК, регламентирующими условия и порядок исследования и оценки доказательств.

В случаях примирения сторон по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ, мировой судья выносит постановление о прекращении дела производством за примирением сторон.

После составления приговора мировой судья сразу же его провозглашает, разъясняя осужденному право и порядок обжалования приговора. До вступления приговора в законную силу сторонам предоставляется реальная возможность ознакомиться со всем производством по делу. В мировом суде при вынесении приговора по сложным делам следует предусмотреть возможность составления и оглашения лишь его резолютивной части с последующим изготовлением мотивированной части в срок до 10 дней. Резолютивная часть приобщается к материалам уголовного дела. Вынесение лишь резолютивной части даст возможность судье в спокойной обстановке составить мотивированное и обоснованное судебное постановление. С учетом предполагаемой нагрузки мировому судье не всегда будет предоставляться возможность составить приговор в ситуации, обеспечивающей комфортное психо-эмоциональное состояние. Возможность вынесения резолютивной части приговора по уголовным делам в мировом суде предусматривалось Российским УУС. Так, в соответствии со ст. 129 ч. 4 УУС, по сложным делам мировому судье предоставлялось право составлять

155 и оглашать лишь резолютивную часть приговора, а в течение 3-х суток он обязан был составить мотивированный приговор и подписать его. Право мирового судьи выносить только резолютивную часть приговора было обусловлено не только сложностью уголовного дела, но также требованием процессуального закона о рассмотрении дела и вынесении приговора в течение одного судебного заседания (ст. 127 УУС). Мировой судья мог отложить разбирательство дела на следующий день, но он не вправе был, окончив судебное разбирательство, объявлять перерыв до следующего дня для постановления и оглашения приговора. Представляется, что существовавший порядок необходимо воспроизвести в современном уголовном процессе.

В мировом суде следует шире использовать возможность заочного рассмотрения дел при согласии на то подсудимого. Заочное рассмотрение дел по малозначительным уголовно-наказуемым деяниям широко применяется во многих странах мира. Например, во Франции возможно даже заключение письменного соглашения о заочном рассмотрении дела. Заочное производство в мировом суде предусматривало и российское процессуальное законодательство 1864 г.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству, в случае нарушения подсудимым порядка судебного заседания, а также при неподчинении распоряжениям председательствующего, подсудимый может быть удален из зала судебного заседания, а разбирательство дела продолжается в его отсутствие (ч. 3 ст. 258 УПК РФ). Следует разграничить рассмотрение дел в отсутствие удаленного подсудимого (как процессуальную санкцию за нарушение распорядка судебного заседания) от заочного разбирательства. Отличие заключается в том, что на оглашение приговора удаленный подсудимый приглашается. В то же время, если он отказывается присутствовать на оглашении приговора, то после оглашения приговор под расписку объявляется осужденному. Конечно, такие случаи

156 достаточно редки, однако на практике они встречаются, и законодатель предусмотрел способ выхода из этой ситуации.

В уголовном процессе важно обеспечивать не только права, но и добиваться от участников уголовно-процессуальных отношений и других лиц, участвующих в деле, исполнения их процессуальных обязанностей. Существующие различные меры процессуального принуждения как раз и направлены на обеспечение движения уголовного дела вне зависимости от поведения сторон.

В практике мировых судов возникают ситуации, когда в случаях совокупности приговоров или преступлений суд обязан, в соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ, назначить наказание свыше трех лет лишения свободы. В ст. 31 УПК РФ компетенция мирового суда при назначении наказания ограничена тремя годами лишения свободы. В связи с этим возникает ситуация, когда мировой суд обязан назначить наказание свыше трех лет лишения свободы, но вместе с тем его компетенция ограничена пределом трех лет лишения свободы. Данная коллизия не может быть устранена путем толкования ч. 1 ст. 31 УПК РФ как полномочия мирового суда на рассмотрение всех уголовных дел, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, и в связи с чем он вправе применять ч. 4 ст. 70 УК РФ, тем самым преодолевая запрет на наказание свыше трех лет. Компетенция мирового суда ограничена максимальной мерой наказания, связанной с лишением свободы. Этот предел установлен нормой УПК РФ и расширительному толкованию не подлежит. Данная коллизия может быть разрешена только путем соответствующих изменений в уголовно- процессуальном кодексе. В некоторых зарубежных странах законодатель разрешил данную коллизию. Так, например, в Англии при рассмотрении уголовных дел в мировых судах, в случаях необходимости назначения меры наказания, превышающей
компетенцию мирового суда, суд, признав

157 подсудимого виновным, вопрос о назначении меры наказания передает на рассмотрение в вышестоящий суд - Суд короны153.

Важной гарантией законности, обоснованности и справедливости приговора мирового суда служит возрожденный в нашем процессуальном законодательстве институт апелляционного суда154.

Возрожденный Апелляционный суд как суд второй инстанции, во-первых, отвечает историческим традициям российского судопроизводства, во-вторых, в судоустройство возвращен, в истинном смысле, суд второй инстанции. Апелляционная инстанция имеет ряд преимуществ перед кассационной инстанцией. Апелляционный порядок обжалования не вступивших в законную силу судебных решений дает возможность исправить допущенные судом первой инстанции ошибки без возвращения их в суд первой инстанции. При таком порядке значительно снижаются материальные затраты, исключается возможность многократной отмены и многократного рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции, повышается ответственность судей второй инстанции при отмене судебных постановлений суда первой инстанции, поскольку исправлять ошибки они будут посредством самостоятельного вынесения нового судебного решения, а не ограничиваться отменой решения суда первой инстанции и его направлением на новое рассмотрение в тот же суд, тем самым формируется более стабильная судебная практика. Во всяком случае, практика работы апелляционных судов дает положительные результаты. Например, апелляционные суды Краснодарского края в 2001 г. оставили без изменения 99,9% судебных решений мировых судов, тогда как кассационная инстанция

153 См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001. С. 141-143.

154 Проблема апелляционного и кассационного производства не является самостоятельным предметом исследования настоящей работы. Ниже будут лишь рассмотрены аспекты апелляции и кассации, наиболее тесно связанные с деятельностью мирового суда.

158 оставила без изменения 74,8% решений районных судов155. В этой связи совершенно обосновано ставится вопрос рядом ученых о
введении апелляционного суда для проверки судебных
постановлений районных

__ -__А^. 156

судов .

Для мировых судов как судов первой инстанции судом второй инстанции в соответствии со ст. 21 Закона «О судебной системе РФ» является районный суд. В настоящее время нецелесообразно возрождение института мирового съезда как суда второй инстанции для мировых судов, поскольку, по существу, это уже устаревший институт и мировая практика ныне идет по другому пути. Во многих странах в качестве судов второй инстанции для местных судов выступают суды общей юстиции. Например, во Франции апелляционные суды рассматривают апелляционные жалобы на состоявшиеся судебные решения об уголовных проступках, вынесенные нижестоящими судами.157 В Норвегии суды провинции, рассматривающие уголовные дела по первой инстанции, также выполняют функции апелляционной инстанции по приговорам, вынесенным окружными судами. В Англии апелляционные жалобы на приговоры и решения магистратского суда рассматривает Суд Короны в составе судьи и 2-4 мировых судей.158

Апелляционную инстанцию, по нашему мнению, следует формировать как коллегиальный орган, поскольку в таком составе вероятность допущения ошибок незначительна. Профессор М.В. Духовской определял апелляцию как просьбу о полном пересмотре дела (т.е., как в

155 См.: Попов П. Создать апелляционную инстанцию для пересмотра решений районных судов // Российская юстиция. 2002. №9. С. 30.

156 См. например: Радушная Н.В. Судебная система России. - М, 2001. С. 165-167.

См. подробнее: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М., 1993. С. 213-215. .v

158 См. подробнее там же. С. 40-41

159 отношении соблюдения формы и законов, так и в отношении существа).159 Правом подачи апелляционных жалоб на решения мирового суда обладают осужденный, потерпевший, государственный обвинитель, частный обвинитель. Апелляционная жалоба подается в установленный срок, пропущенный срок может быть восстановлен мировым судьей при наличии уважительных причин. В суд второй инстанции по апелляционной жалобе вызываются подсудимый, потерпевший, защитник, свидетели, обвинитель.

Суд апелляционной инстанции вправе принять одно из следующих решений: оставить приговор мирового суда без изменения, а жалобу без удовлетворения, вынести новый приговор. В случае вынесения нового приговора суд второй инстанции вправе усилить наказание, а также оправдать подсудимого. Усиление наказания по новому приговору возможно только в двух случаях: если подана жалоба стороной защиты или имеется представление стороны обвинения на мягкость наказания, при подаче жалобы или представления на оправдательный приговор. Возможность фактической отмены оправдательного приговора апелляционной инстанции и вынесения по этому же делу обвинительного приговора вытекает, прежде всего, из смысла института апелляционного обжалования, а именно — возможности вынесения нового судебного решения при отмене приговора суда первой инстанции, не вступившего в законную силу. Требования к приговору, вынесенному судом второй инстанции, такие же, как и к приговору суда первой инстанции - мотивированность, законность и обоснованность; кроме того, суд второй инстанции не может выходить за пределы жалобы или представления.

На практике возникает вопрос, в каком порядке должен рассматривать суд апелляционной инстанции жалобу или представление на приговор мирового суда в случае рассмотрения им уголовного дела с превышением правил подведомственности? Такая проблема
сегодня

См.: Духовской М.В. Русский уголовный процесс. -М., 1897. С. 241.

160 достаточно остро стоит перед судом апелляционной инстанции при рассмотрении вышеуказанных жалоб. Некоторые суды апелляционной инстанции, отменяя приговор мирового суда, выносят, новый, ссылаясь на то обстоятельство, что ст. 367 УПК РФ не предусматривает возможность отмены незаконного приговора суда первой инстанции с направлением уголовного дела для повторного рассмотрения в тот же суд. Подобный взгляд представляется ошибочным и в нем, прежде всего, отражается неразработанность процессуального законодательства, регламентирующего порядок производства в апелляционном суде и проблем подведомственности. Действительно, ст. 369 УПК РФ не предусматривает в качестве самостоятельного основания отмены приговора мирового суда в случае рассмотрения им уголовного дела, принятого к своему производству с нарушением правил подведомственности. Ст. 367 УПК РФ не предусматривает также возможность отмены приговора мирового суда с направлением уголовного дела для рассмотрения по существу в суд первой инстанции. Представляется, что при решении указанной проблемы апелляционный суд должен исходить из содержания ч. 2 и 3 ст. 34 УПК РФ. Часть 2 ст. 34 УПК РФ регламентирует порядок передачи уголовного дела судов одного уровня. Мировой суд, приняв к своему производству дело с нарушением правил территориальной подсудности, исходит из требований указанной нормы. Часть 3 ст. 34 УПК разрешает вопрос о передаче уголовного дела в случае нарушения правил подведомственности, т. е. вопрос об объеме власти судов разных уровней. Этот вопрос законодателем решен однозначно. Суд с меньшим объемом власти не вправе рассматривать уголовные дела с превышением правил подведомственности. Таким образом, приговоры по уголовным делам, рассмотренные мировыми судами с превышением компетенции, подлежат безусловной отмене. Вместе с тем, при этом возникает вопрос, вправе ли апелляционный суд рассматривать жалобы и представления на такого рода приговоры в апелляционном порядке или в порядке судебного контроля, предусмотренного гл. 16 УПК РФ? Думается,

161

что здесь следует исходить из предмета апелляционного обжалования и предмета апелляционного разбирательства160. Это совершенно два разных порядка и основания, предназначенные для устранения допущенных нарушений судом первой инстанции. К сожалению, действующий УПК, как и предыдущий, не раскрывает понятия предмета апелляционного обжалования. Понятие предмета апелляционного обжалования вытекает из содержания ч. 2 ст. 354 УПК РФ (и ч. 1 ст. 478 УПК РСФСР). Согласно ч. 2 ст. 354 УПК РФ предметом апелляционного обжалования являются не вступившие в законную силу приговоры мировых судов. Поэтому приговор мирового суда по уголовному делу, принятому с нарушением правил подведомственности, при соблюдении сроков обжалования является предметом апелляционного обжалования. Вместе с тем, будучи предметом апелляционного обжалования, такие приговоры не могут быть предметом апелляционного разбирательства. Предмет апелляционного разбирательства прямо указан в ст. 361 УПК РФ. Им является законность, справедливость приговора. Под законностью как практика Российских судов, так и практика Европейского суда по правам человека понимает соблюдение правоприменителем норм материального и процессуального права. В рассматриваемом случае {Существенно нарушен процессуальный закон. Справедливость, обоснованность приговора не ставится под сомнение, но даже при такой постановке вопроса, в любом случае, проверять указанное обстоятельство лишено всякого смысла, т.к. апелляционная инстанция не может исправить такие процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции. Апелляционный суд может исправить те нарушения суда первой инстанции, которые были допущены им при рассмотрении уголовных дел, отнесенных законодателем к его подведомственности, т.е. по тем уголовным делам, которые мировой судья принял к своему производству в соответствии с
правилами

160 Этот вопрос рассматривается Дорошковым В.В. в работе «Пересмотр решений мирового судьи по уголовным делам в апелляционном порядке» ?/ Российская юстиция. 2002. №7. С. 39-41.

162 f

подведомственности. Нарушение процедурных правил подведомственности, допущенных мировым судьей, следует отнести к неустранимым в апелляционном порядке. По такому уголовному делу апелляционный суд не вправе вынести новый приговор, поскольку здесь отсутствует предмет апелляционного рассмотрения. Допустим, какую цель будет преследовать апелляционный суд, проверяя по данному делу доказательства, если уголовное дело назначено к слушанию некомпетентным должностным лицом. Апелляционный суд не наделен правом назначения уголовного дела в судебное заседание суда первой инстанции. Представляется, что такого рода процессуальное нарушение апелляционный суд должен устранять путем отмены постановления мирового судьи о назначении дела в судебное заседание и отмены приговора мирового суда. В основе незаконности приговора мирового суда лежит предшествующее ему процессуальное нарушение, которое влечет за собой признание ничтожным всех состоявшихся последующих судебных постановлений. Приговор по такому делу как по форме, так и по содержанию может быть абсолютно безупречен. Здесь необходимо устранить первопричину, которой является незаконное постановление мирового судьи о назначении уголовного дела к слушанию. Очевидно, жалобы и представления на такого рода процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции, в апелляционном суде следует рассматривать в порядке судебного контроля в соответствии с требованием главы 16 УПК РФ. Исходя из содержания ст. 123 УПК РФ, ,в порядке судебного контроля обжалуются и действия суда, наряду с действиями других участников уголовного процесса. То обстоятельство, что часть 1 ст. 127 УПК РФ данной главы регламентирует порядок обжалования судебных постановлений с отсылкой к гл. 43 и 45 УПК РФ не меняет существа вопроса, поскольку здесь речь идет о предмете обжалования, а не о предмете апелляционного разбирательства. Апелляционный суд, получив такого рода жалобу или представление на приговор мирового суда, в порядке судебного контроля отменяет постановление мирового судьи о назначении

163 уголовного дела в судебное заседание, а также приговор суда первой инстанции по данному делу, после чего решает вопрос о передаче дела для определения подсудности в соответствии с требованием ст. 31 УПК РФ.

Если обратиться к европейскому процессуальному законодательству, то следует констатировать, что подобная проблема, например, в Германии решена следующим образом. В соответствии с требованием ст. 328 УПК ФРГ, в случае рассмотрения участковым судом уголовного дела с превышением правил о подсудности, апелляционный суд, отменяя приговор участкового суда, направляет дело для рассмотрения в суд первой инстанции в соответствии с правилами о подсудности. Таким образом, немецкое процессуальное законодательство четко разграничивает предмет апелляционного обжалования и предмет апелляционного разбирательства. Законодатель в указанных случаях запрещает апелляционному суду выносить новый приговор.

Апелляционной практике также известны случаи, когда мировой суд принимает к своему производству уголовные дела, подведомственные мировым судам, выносит по ним приговоры, однако на эти основания стороны в своих жалобах не ссылаются. Как известно, апелляционная инстанция не может выйти за пределы жалоб и представлений. Хотя налицо грубейшее нарушение конституционных прав граждан о праве рассмотрения их дел тем судом и тем судьей, к подсудности которых они отнесены законом (ст. 47 Конституции РФ). Наш процессуальный закон не знает апелляции в защиту закона. Вместе с тем суд не может не реагировать на такие нарушения закона. Представляется, что в этом случае суд апелляционной инстанции, будучи лишенным возможности самостоятельно устранить допущенное процессуальное нарушение, в соответствии с требованием ч. 4 ст. 29 УПК РФ обязан вынести частное определение по факту нарушения конституционных прав граждан. Это процессуальная обязанность суда — во всех случаях реагировать на
допущенные процессуальные нарушения

164 нижестоящим судом. Решение апелляционного суда не
является окончательным и может быть обжаловано в кассационный суд.

Кассационной инстанцией для мировых судов являются Верховные суды республик, областные (краевые) суды или городские суды (Москва и Санкт-Петербург). Суд кассационной инстанции проверяет по кассационным представлениям и жалобам законность, обоснованность и справедливость приговора апелляционного суда. При рассмотрении кассационной жалобы на вступивший в законную силу приговор кассационная инстанция может: оставить жалобу или протест без удовлетворения, отменить приговор и направить дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции, изменить приговор. Кассационная инстанция не вправе выносить новые судебные решения.

В заключение следует добавить, что в законе необходимо закрепить положение о том, что кассационная инстанция не вправе принимать дело к своему производству, если по нему не было решения апелляционной инстанции, судебные постановления по такому делу могут быть пересмотрены только в порядке судебного надзора.

В связи с возможностью возобновления производства по уголовным делам мирового суда ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств представляется, что процессуальное законодательство (ч. 1 ст. 417 УПК РФ) в этой части следовало бы изменить, поскольку предусмотренный порядок рассмотрения таких дел районным судом противоречит требованиям ст. 407 УПК РФ, к которой отсылает ч. 1 ст. 418 УПК РФ.

Статья 407 УПК РФ регламентирует порядок рассмотрения уголовного дела судом надзорной инстанции. Вышестоящие суды, за исключением районного суда, структурированы, все они имеют президиумы, которые в коллегиальном составе рассматривают надзорные жалобы или заключения прокурора о возобновлении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Отсутствие в районном суде подобной структуры повлечет за собой на практике разные подходы при разрешении

вышеуказанного заключения прокурора. Поэтому было бы целесообразно вопрос о рассмотрении заключения прокурора по возобновлению производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по уголовным делам мирового суда передать на рассмотрение областным и приравненным к ним судам, а не районным.

§ 3. Производство в мировом суде по делам частного обвинения

Принятым в 2001 г. УПК РФ в мировом суде предусмотрено производство по делам частного обвинения.

Производство по делам частного обвинения имеет отличительные черты от производства, предусмотренного для уголовных дел публичного обвинения. Прежде всего это касается досудебной стадии. По делам частного обвинения досудебная стадия подготовки материалов отсутствует. За некоторым исключением, она может производиться в случаях, прямо предусмотренных в законе. По ранее действующему законодательству производства по делам частного и публичного обвинения также имели существенное различие. Сегодняшнее законодательство более детально регламентирует производство по делам частного обвинения. Прежде всего эти новеллы обусловлены последовательным проведением в жизнь принципа состязательности в уголовном судопроизводстве и тесно связанного с ним понятия уголовного преследования и обвинения. В судебном разбирательстве функция потерпевшего получила дальнейшее развитие и закреплена законом как обвинительная с вытекающими отсюда процессуальными правами и обязанностями.

Идея состязательности при производстве по делам частного обвинения находит свое наиболее четкое выражение. В этом смысле обращение потерпевшего в мировой суд следует рассматривать как предъявление уголовного иска. Характерной чертой обращения потерпевшего в суд по делам частного обвинения является его добровольность. Без такого волеизъявления не могут возникнуть и развиваться юридические процессуальные отношения. На эти обстоятельства

166

в свое время обратила внимание профессор П.С. Элькинд, указав, что «…сфера уголовно-процессуальных отношений не исключает добровольного вступления субъектов в соответствующие правоотношения161».

Выяснение правовой природы возникновения, развития и прекращения юридических процессуальных отношений по делам частного обвинения находится в тесной взаимосвязи с понятием уголовного процесса. Преобладающий на сегодняшний день взгляд на уголовный процесс как систему процессуальной деятельности суда, прокуратуры, следствия и дознания не объясняет юридической природы первоначального момента возникновения процессуальных отношений не только по делам частного обвинения. Предусмотренная в нашем уголовном процессе специфическая стадия «возбуждение уголовного дела» как этимологически, так и процессуально неопределенна. Кроме того, это понятие не соответствует исторически сложившемуся понятию начала движения уголовного дела — это «возбуждение судебного преследования».

Устав уголовного судопроизводства 1864 г. четко разграничивал эти стадии - возбуждение уголовного преследования и возбуждение производства по уголовному делу. Представители обвинительной власти возбуждали судебное преследование, а судебной - осуществляли и прекращали производство по уголовному делу162. По делам частного обвинения уголовное преследование осуществлялось потерпевшим. Отдельный процессуальный документ в виде постановления о возбуждении уголовного дела не составляется. В этом смысле по действующему законодательству постановка потерпевшим вопроса перед судом о возбуждении уголовного преследования в порядке частного обвинения в

161 Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права.-М., 1967. С. 35.

162 См.: подробнее: Трусов А.И. О возбуждении уголовного дела. Рукопись. - М, 2000. С. 4-8.

167 соответствии с ч. 2 ст. 318 УПК РФ есть не только отражение принципа состязательности, но и следование исторической традиции.

Новеллой в УПК РФ является исключение требования вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Потерпевший в своем обращении в суд (т.е. действием) инициирует возбуждение юридических процессуальных отношений, и при условии соответствия жалобы ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ мировой судья придает такой жалобе процессуальное значение путем ее принятия к своему производству. Следует отметить, что в отличие от УПК РСФСР, в котором прямо содержалось указание на то, что мировой судья принимал заявление потерпевшего к своему производству в процессуальном порядке, то есть выносил постановление о принятии дела к своему производству, в ныне действующем УПК законодатель прямо не сформулировал порядок принятия мировым судьей к производству жалобы частного обвинителя. Лишь в ч. 7 ст. 318 УПК РФ упоминается, что «с момента принятия судом заявления к своему производству», то есть процессуальный порядок не определен. Однако из этого не следует, что мировой судья вне процессуального порядка принимает жалобу потерпевшего к своему производству и отказывает в ее принятии, поскольку юридически значимое решение имеет юридические последствия только после вынесения должностным лицом соответствующего процессуального акта, то есть констатации факта возникновения юридических процессуальных отношений или начала производства по уголовному делу.

Под уголовным преследованием по делам частного обвинения следует понимать обращенное к суду требование в форме жалобы компетентного обвинителя об обязательном судебном разбирательстве и решении вопроса по существу по представленным материалам уголовного дела. Возбуждение уголовного преследования по делам частного обвинения есть юридическое последствие факта обращения компетентного обвинителя в мировой суд, и возникает оно с момента принятия мировым судьей материалов к своему производству, то есть с момента
признания его

168 юридическим фактом, соответствующим процессуальным и материальным условиям. Таким образом, факт обращения потерпевшего в мировой суд в порядке частного обвинения не порождает процессуальных отношений до тех пор, пока его жалоба не будет принята к производству. Мировой судья в установленной законом процессуальной форме констатирует возникновение уголовно- процессуальных отношений по факту обращения потерпевшего в мировой суд. Мировой суд по делам частного обвинения не находится в каком-то зависимом или подчиненном положении от сторон, он нейтрален: обеспечивает движение уголовного дела, распределяя процессуальные функции, контролируя их осуществление в соответствии со свойственной им правовой природой. Содержащееся в ч. 1 ст. 318 УПК РФ положение о возбуждении дел частного обвинения путем подачи в суд жалобы потерпевшим следует рассматривать как представленное потерпевшему право на обращение в суд в процессуальном смысле. Если жалоба, как отмечалось ранее, соответствует юридическим условиям, то у потерпевшего возникает процессуальное право на уголовное преследование лица, совершившего преступление. Правовую природу такой жалобы следует соотносить с сущностью предъявления уголовного иска, в котором заключается изначальный смысл состязательности. Из права потерпевшего на возбуждение уголовного преследования или иска вытекает обязанность осуществления им функции обвинения.

Постановка вопроса о возбуждении уголовного дела путем вынесения должностным лицом процессуального акта в виде постановления о возбуждении уголовного дела не соответствует природе состязательного процесса. Искусственно навязанная стадия возбуждения уголовного дела в большей мере отражает и соответствует инквизиционной природе уголовного процесса, в котором процессуальная деятельность должностного лица носит доминирующий всепроникающий характер. Придание самостоятельного характера стадии возбуждения уголовного дела и рассмотрение ее как начала уголовного преследования есть ничто иное, как невольное протаскивание

169 элементов инквизиционного начала в состязательный процесс. При решении вопроса о наличии достаточных данных для возбуждения производства по уголовному делу, как по делам частного, так и публичного обвинения не решается вопрос о судебном преследовании. На этом этапе решается гипотетический вопрос о возможности возникновения юридических уголовно-процессуальных отношений, и только при наличии материальных и процессуальных предпосылок для обвинения могут наступить юридические последствия163.

По делам публичного обвинения начальным моментом уголовного преследования следует считать постановление органов следствия о принятии дела к своему производству, а по делам частного обвинения, как отмечалось ранее, соответствующее решение мирового судьи. Хотя такого прямого указания в законе не содержится, однако оно вытекает из смысла п. 3 ч. 5 ст. 318 УПК РФ и ч. 1 ст. 319 УПК РФ. Следует иметь ввиду, что функцию судебного преследования и обвинения перед судом по делам частного обвинения осуществляет частный обвинитель.

В случае вступления прокурора в дело частного обвинения с момента возбуждения производства по делу последовательность процессуальных действий и природа возникающих процессуальных правоотношений существенных изменений не претерпевает, поскольку законодатель сохранил за сторонами право прекращения процессуальных отношений на любой стадии до удаления суда для вынесения приговора.

В юридической литературе и в практической деятельности мировых судей, особенно на первых этапах, вопрос о возбуждении уголовного дела частного обвинения (производства по уголовному делу частного обвинения) трактовался и решался по-разному. Некоторые авторы
считают, что

163 Об истории вопроса рассмотрения уголовного процесса как

« юридических процессуальных отношений смотри: Розин Н.Н. Уголовное

судопроизводство. - СПб., 1914. С. 5-21; Люблинский П.И. Новая теория

уголовного процесса // Журн. Министерства юстиции. 1916. №1.

170 уголовное дело частного обвинения возбуждают потерпевшие164. В качестве аргумента они ссылались на ст. 468 УПК РСФСР. На практике же можно встретить такие ситуации, когда мировые судьи, руководствуясь ст. 468 УПК РСФСР, выносили постановление о возбуждении уголовного дела частного обвинения по жалобе потерпевшего. В образцах процессуальных документов для мировых судей некоторых регионов можно встретить формулировки в постановлении о принятии жалобы к своему производству: …потерпевший, подав жалобу.., тем самым возбуждает уголовное дело.

Ранее нами была рассмотрена проблема института «возбуждения уголовного дела», где мы присоединились к мнению известных русских процессуалистов, что указанный термин не соответствует природе процессуальных действий и складывающихся правоотношений, а также исторической традиции русского уголовного процесса, с 1864 г. и до принятия УПК РСФСР в 1960 г.165. По УПК 1923 г. указанная стадия именовалась как «Возбуждение производства по уголовному делу» (гл. 7 УПК 1923 г.).

Поданная в мировой суд потерпевшим жалоба служит первоначальным основанием для возникновения и движения процессуальных отношений в форме процессуальной деятельности. Тем самым, следует вывод, что процессуальные правоотношения по дела^частного обвинения^ мировом суде возникают помимо воли суда. Их инициирует одна из сторон. Процессуальные функции стороны осуществляют самостоятельно. Суд контролирует процессуальную деятельность сторон в процессе судебного состязания (спора), обеспечивая им равные возможности. По предмету спора в предусмотренном законом порядке суд как орган публичной власти в установленной законом процессуальной форме принимает решение. Таким

164 См. например: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. С. 71.

165 Данный вопрос подробно исследован в рукописи доцента кафедры уголовного процесса МГУ А.И. Трусова.

171 образом, мы считаем, что поданная в мировой суд жалоба не может быть приравнена к процессуальному акту о возбуждении уголовного дела в современном его понятии и не может рассматриваться в качестве самостоятельного процессуального акта до тех пор, пока не будет принята к производству в мировом суде.

В законе прямо содержится указание о форме жалобы: она должна быть письменной. По Уставу 1864 г. допускалась жалоба потерпевшего в устной форме. Представляется существенным упущение законодателя, который не предусмотрел возможность подачи потерпевшим и в устной форме жалобы в мировой суд. На практике встречаются ситуации, когда лица, в силу возраста или недостаточного образования, вынуждены обращаться к посторонней помощи при составлении письменной жалобы. В настоящее время в нашей стране отсутствует^ система бесплатной юридической помощи в форме муниципальной адвокатуры. Законодатель, предъявив определенные правовые требования к содержанию жалобы, несоблюдение которых влечет за собой отказ в ее приеме, тем самым ограничил возможность судебной защиты указанной выше категории лиц. Мировой судья, в силу своего процессуального положения, не имеет права оказывать юридическую помощь какой-либо из сторон в составлении текста жалобы, поскольку в жалобе формулируется обвинение либо возражение на обвинение. Подобные ситуации следует расценивать как беспомощное состояние потерпевшего, лишенного возможности защищать свои права и законные интересы, в связи с чем уголовное преследование, при указанных выше обстоятельствах, должен осуществлять прокурор. В этом случае проводить предварительное следствие нет необходимости, поскольку вместо частного лица уголовное преследование, по просьбе последнего, будет осуществлять прокурор. Сокращенный порядок производства не предполагает досудебной подготовки в виде предварительного следствия и составления обвинительного акта. Обращает на себя внимание содержание ч. 2 ст. 318 УПК РФ, где указывается, что жалоба в суд может быть подана

172 законным представителем, близким родственником. В этом случае не требуется проведение предварительного следствия. Необъяснимо, почему надо проводить предварительное следствие, если в дело вступает прокурор? Это бессмысленная трата бюджетных средств, не вызванная какой-либо необходимостью. В этой ситуации по заявлению потерпевшего в прокуратуру, прокурор в интересах заявителя составляет жалобу в мировой суд с указанием на согласие поддержания им обвинения в суде. Такой институт представительства интересов потерпевшего прокурором по делам частного обвинения был разработан достаточно подробно еще в XIX веке в Австрии и в других европейских странах166.

Предъявляя определенные требования к содержанию жалобы, законодатель тем самым сформулировал необходимые юридические условия для возникновения и развития процессуальных отношений. Следует отметить, что закон не обязывает потерпевшего собирать доказательства на досудебной стадии. На последнего лишь возлагается обязанность указать очевидцев происшедшего. Описание события преступления необходимо для определения объекта преступного посягательства^ как материального условия обвинения, без чего невозможно определить также подведомственность дела. Указание на место и время совершения преступления необходимо для определения территориальности подсудности и течения сроков давности.

Если жалоба не соответствует требованиям ст. 318 УПК РФ, мировой судья предлагает заявителю устранить недостатки. Закон не устанавливает (ст. 319 УПК РФ) сроки устранения этих недостатков. Нам представляется, что этот срок должен быть разумным, исходя из местных условий. Например, в мировых судах Ростовской области он составляет семь дней. Очевидно, для условий Ростовского региона он является оптимальным. Правовым последствием невыполнения требований мирового судьи является отказ в

166 См. подробнее: Таубер Л.Я. Обвинения по делам неофициальным. -Харьков, 1911. С. 161-162.

173 принятии жалобы к своему производству, о чем выносится мотивированное постановление.

Отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу, обязывает мирового судью принять жалобу к своему производству. С этого момента жалоба потерпевшего приобретает статус официального процессуального обвинительного акта. С ней законодатель связывает дальнейшее движение дела и развитие процессуальных отношений. Лица, участвующие в деле, приобретают определенное процессуальное положение, что должно находить свое отражение в первом процессуальном документе - постановлении мирового судьи о принятии жалобы к производству в суде. В данном постановлении мировой судья обязан лицо, подавшее жалобу, признать частным обвинителем, а лицо, в отношении которого поступила жалоба - подозреваемым, разъяснив им их процессуальные права и обязанности. С этого момента частный обвинитель осуществляет судебное преследование. Однако законодатель определил процессуальное положение (ч. 7, ст. 318 УПК РФ) лишь частного обвинителя. Относительно лица, в отношении которого подается заявление, на стадии принятия такого заявления законодатель не высказал мнения о его процессуальном положении. Более того, вопреки требованиям ч. 2 ст. 47 УПК РФ, до назначения дела в судебное заседание это лицо в ч. 3 ст. 319 УПК РФ уже именуется подсудимым. v

Думается, что с момента принятия судом заявления к своему производству, лицо, в отношении которого подано заявление о привлечении к уголовной ответственности, следует признавать обвиняемым, разъяснив последнему соответствующие права и обязанности, после чего принимать меры к примирению сторон. Если же примирение сторон не состоялось, мировой судья назначает дело к слушанию и в постановлении признает подозреваемого подсудимым, также разъясняет ему соответствующие права.

К сожалению, на практике мировые судьи не всегда в постановлении о принятии дела к своему производству придают сторонам официальное

174 процессуальное положение, а это является существенным процессуальным упущением, поскольку тем самым стороны
лишаются возможности реализовать свои права на досудебной стадии, что, в конечном счете, ведет к затягиванию времени непосредственного судебного разбирательства.

Деятельность частного обвинителя по осуществлению уголовного преследования на досудебной части завершается постановлением мирового судьи о назначении уголовного дела к судебному разбирательству. До указанного момента мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения. Примирение сторон следует отнести к процессуальной сделке, условия которой не обязательно сообщать судье, но вместе с тем следует иметь ввиду, что мировой судья указанную сделку процессуально закрепляет, и, если условия сделки противоречат общепринятым нормам морали и нравственности, а также противоречат законодательству, такая сделка сторон не может быть принята. В практике могут быть случаи, когда уже после признания судом сделки о примирении сторон станет известно, что она была совершена вопреки требованиям закона. Такое примирение должно быть признано судом недействительным.

Иногда в процессуальных документах мировых судей о принятии дела к своему производству можно встретить формулировки следующего содержания: «потерпевший предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, ст. 307 УК РФ; обстоятельств, исключающих производство по делу, не имеется или обстоятельств, исключающих производства по нему, у мирового судьи нет»167.

Представляется, что подобные ссылки не должны содержаться в данном постановлении. В процессуальном акте о принятии дела к своему производству мировой судья в описательной части указывает, что жалоба потерпевшего соответствует требованиям ст. 318 УПК РФ и может быть принята к производству, о признании сторон
соответственно частным

167 См. например: Вестник Курского областного суда и Управления судебного департамента по Курской области. 2000. №2. С. 41.

175 обвинителем и обвиняемым с разъяснением прав и обязанностей. Указание иных данных лишь усложняет восприятие сторонами смысла и содержания процессуального акта. Предупреждение об уголовной ответственности за заведомо ложный донос необходимо оформлять отдельным документом. Функции мирового судьи по делу частного обвинения до начала судебного разбирательства многообразны, вместе с тем они не связаны ни с функцией обвинения, ни с функциями защиты. В данной стадии мировой судья обязан принять меры к примирению сторон. Эти меры должны опираться на силу закона, убеждения о необходимости сохранения мирных взаимоотношений и поддержания правопорядка. Естественно, мировой судья должен хорошо знать местные условия, национальные обычаи, традиции и культуру - поскольку это, безусловно, способствует установлению мира в возникающих порой весьма эмоциональных недоразумениях, как правило, среди близких родственников, соседей и просто знакомых. Если же мировой судья с позиции служебной безупречности сухо и официально ограничится разъяснением сторонам права на примирение, такое примирение может состояться, но в весьма редких случаях. Вынесение приговора по делам частного обвинения, как показала практика, . редко приводит ,к восстановлению мира. Такой мировой судья вряд ли будет пользоваться авторитетом в глазах граждан, проживающих на территории мирового участка.

После принятия дела к своему производству мировой судья вправе назначать экспертизы по делу, предлагать сторонам представлять доказательства и оказывать им содействие в сборе тех материалов, которые они не могут получить самостоятельно. То есть, этот период характеризуется самостоятельностью процессуальных целей и способов их реализации.

При наличии достаточных данных для назначения дела в судебное заседание, мировой судья, исходя их требований ч. 6 ст. 319 УПК РФ, вручает обвиняемому копию жалобы, знакомит с материалами дела, выясняет, какие доказательства защиты от обвинения могут быть
им

176 представлены и, в случае необходимости, оказывает обвиняемому помощь. Законом установлен срок, в течение которого мировой судья должен начать и завершить досудебную подготовку. Как показала практика, установленный нормой срок подготовки дела в 7 суток нереален, так как неясно - входит или нет в этот срок время на устранение недостатков, содержащихся в жалобе. В целях сохранения сроков на практике будут применяться самые различные приемы и методы, корректность которых будет вызывать определенные сомнения. Сбор документов по просьбе сторон займет значительные промежутки времени. Следует учитывать также загруженность мирового судьи по рассмотрению гражданских дел, уголовных дел публичного обвинения. Как представляется, законодатель, устанавливая сроки, не должен абстрагироваться от реальных условий жизни, не учитывать территориальный фактор России, ее дороги, работу почты и другие особенности, которые могут повлиять на объективность и реальность сроков. Здесь примечателен опыт дореволюционной России, когда процессуальные сроки тесно увязывались с реалиями жизни. Уголовное дело частного обвинения мировой судья назначает в судебное заседание с соблюдением правил, предусмотренных главой 33 УПК РФ.

Выше была рассмотрена деятельность мирового судьи по делам частного обвинения в ситуации, когда уголовное преследование на досудебной стадии осуществлял частный обвинитель. Но меняется ли природа дел частного обвинения в случае возбуждения уголовного преследования дела прокурором и поступления их в мировой суд? Исходя из смысла закона - нет.

В соответствии со ст. 320 УПК РФ, при поступлении такого дела мировой судья должен руководствоваться процессуальными нормами, содержащимися в главе 33 УПК РФ, что в полной мере распространяется и на дела частного обвинения. Кроме того, в мировой суд могут поступать дела по обвинению в совокупности преступлений, где одно из обвинений может быть частным. Во всех этих
случаях мировой судья обязан

177 руководствоваться общими правилами производства в суде первой инстанции. Если обратиться к российской истории, мы увидим, что, предвидя возможные коллизии, Устав уголовного судопроизводства 1864 г. прямо указывал, что в случаях, когда мировой судья встретит какие-либо затруднения в порядке судопроизводства, он должен руководствоваться правилами, предусмотренными для мировых судей и правилами судопроизводства, предусмотренными для судов общей юстиции (ст. 118 Устава).

Не вызывает сомнения возможность рассмотрения мировым судьей уголовного дела, в котором содержатся два порядка обвинения: частное и публичное. В судебном заседании по таким делам применяются общие правила и специальные процедуры, предусмотренные гл. 41 УПК РФ. Обвинение перед судом осуществляет частные обвинитель или его представители, а также государственный обвинитель. ;Если в ходе судебного разбирательства станет ясно, что совместное разбирательство дела в силу разных причин становится невозможным, то дело публичного обвинения следует выделить в отдельное производство.

Обвинение по делу частного обвинения в судебном заседании осуществляет частный обвинитель (законный представитель), его права в процессе несколько шире прав государственного обвинителя, поскольку он может изменить объем обвинения, если это не нарушает прав подсудимого, отказаться от обвинения, причем отказ частного обвинителя от обвинения обязателен для мирового суда, даже если при этом имеются возражения подсудимого. Отказ частного обвинителя от обвинения исключает в будущем возможность возобновления уголовного дела по этим обстоятельствам, не допускается жалоба частного обвинителя в суд второй инстанции. Особенностью рассмотрения дел частного обвинения является возможность объединения дел по встречной жалобе. В этом случае стороны являются одновременно и подсудимыми и обвинителями (соответственно и потерпевшими от преступного посягательства). Потерпевшие,
являясь

178 одновременно обвинителями, допрашиваются по правилам допроса потерпевшего, соответственно предупреждаются председательствующим по делу об уголовной ответственности по ст. 307 УК. Исключением из общего правила могут быть случаи обвинения близких родственников, когда закон не допускает свидетельствование под присягой.

Наибольшая сложность в практической деятельности, как это видно из процессуальных документов по конкретным уголовным делам, а также опубликованных в качестве рекомендаций образцов процессуальных документов, состоит в определении места и роли мирового судьи в судебном заседании. Тогда, как казалось бы, этот вопрос достаточно четко решен законодателем. Мировой судья в судебном заседании - это председательствующий, соответствующие его процессуальные функции определены ст. 243 УПК РФ. Представляется, что за этой проблемой кроется еще не до конца осознанная природа единоличного правосудия, статусность мирового судьи и поэтому часто встречаются ошибки при составлении протоколов судебного заседания и приговоров мирового суда. Следует различать деятельность мирового судьи в судебном заседании, связанную с отправлением правосудия, где процессуальная функция мирового судьи — это председательствующий в судебном заседании, и иную деятельность мирового судьи вне судебного разбирательства. Такое понимание процессуальной функции мирового судьи соответствует конституционному принципу отправления правосудия только судом168. Мировой судья осуществляет и иные процессуальные функции, не связанные непосредственно с функцией правосудия. К ним следует отнести организационно-распорядительные действия мирового судьи, связанные с подготовкой уголовных дел к рассмотрению в судебном заседании. Здесь мировой судья принимает решение от своего имени.

См. подробно §1 главы I настоящей работы.

179 В настоящее время на практике сложилась ситуация, когда подавляющее число жалоб по делам частного обвинения поступает в органы дознания, последние по ним проводят проверку, а после чего, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, отказывают в возбуждении уголовного дела, материалы направляют в мировой суд. Представляется, что такая практика не соответствует требованию процессуального закона о порядке возбуждения производства по делам частного обвинения. В рассматриваемом случае в суд поступают материалы, по которым отказано в возбуждении уголовного дела. Для возбуждения производства в мировом суде необходимо отменять соответствующие постановления органов дознания. В связи с поступившими материалами мировой судья не вправе вызывать стороны в суд, так как в этом случае суд, а не стороны, инициирует возникновение юридических процессуальных отношений. Закон прямо указывает: потерпевший по делам частного обвинения вопрос о возбуждении уголовного преследования по делам частного обвинения ставит перед судом, а не перед органами дознания. Кроме того, на момент поступления материалов в мировой суд стороны могут примириться, и вызов их в суд будет не корректным. В подобных ситуациях органы дознания, не отказывая в возбуждении уголовного дела, разъясняют лицу о его праве по делу частного обвинения обратиться в мировой суд в порядке ст. 318 УПК РФ. Если потерпевший обратится в мировой суд, в случае необходимости мировой судья может запросить материалы от органов дознания. Нельзя согласиться с мнением, что заявление по делам частного обвинения, поступившее в органы дознания, может быть приравнено к заявлениям, поданным в мировой суд169.

См.: Овечкин А. Порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения // Российская юстиция. 2003. №1. С. 39-41.

180 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе проведенного анализа теории и практики можно сделать следующие основные выводы:

  1. Восстановление института мирового суда отвечает потребностям сложившихся в обществе отношений, соответствует направлению реализации концепции о дифференциации форм уголовного судопроизводства.
  2. В целом институт мировых судов в России соответствует мировой тенденции обеспечения доступности правосудия, принципам эффективности и экономичности уголовного судопроизводства. В то же время уровень современного процессуального законодательства не обеспечивает единства правового регулирования процессуальной деятельности при осуществлении правосудия мировым судом, недостаточно учитывает специфику правовой природы мирового суда.
  3. Теоретические исследования проблем процессуальной деятельности мировых судей являются недостаточными и зачастую противоречивыми.
  4. В диссертации с учетом общепризнанных принципов международного права, положений Европейской конвенции по правам человека, Конституции РФ, Федерального Конституционного Закона «О судебной системе Российской Федерации», Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», УПК РФ, законодательства субъектов Федерации России дан анализ соотношения понятий мировой юстиции и мирового суда, констатируется, что понятие мировой юстиции шире понятия мирового суда. Даны определения мировой юстиции и мирового суда.

  5. Выявлены существенные признаки мирового суда, даны их признаки, такие как: организационный дуализм, максимальная приближенность к населению, системность дифференциации порядка производства в суде и на досудебной стадии, апелляционный порядок судебного контроля и другие. Проанализированы особенности рассмотрения дел публичного и частного обвинения.

181

  1. В главе 3 рассмотрены основные проблемы апелляционного, кассационного, надзорного производства и производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам применительно к решениям принимаемым мировым судом. Сформулированы соответствующие предложения об изменении и дополнении действующего процессуального законодательства.
  2. На основе изучения теоретических вопросов, сложившейся практики деятельности мировых судов современной России сформулированы предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и связанного с ним аспекта судоустройства: а) ограничить полномочия мирового суда при назначении меры наказания сроком не свыше 3-х лет лишения свободы (включая все случаи совокупности); б) дополнить полномочия мирового суда рассмотрением дел публичного обвинения с обвинительным заключением; в) принять новый законодательный акт «О мировом суде в Российской Федерации»; г) в случаях рассмотрения мировым судом уголовных дел с превышением правил о подсудности наделить апелляционный суд правом отменять все состоявшиеся решения мирового суда с направлением дел в соответствии с правилами о подсудности в порядке судебного контроля (гл. 16 УПК РФ), а не в апелляционном порядке; д) установить коллегиальный порядок рассмотрения дел в апелляционной инстанции; е) ввести понятие «обвиняемый» по делам частного обвинения; ж) отказаться от проведения предварительного следствия по делам частного обвинения в случае вступления в дело прокурора; з) предусмотреть рассмотрение заключения прокурора о необходимости возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в отношении приговора и постановления мирового суда не районным судом, а президиумом верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа.
  3. Все вопросы рассматривались с учетом „ исторического опыта развития института мирового суда России и зарубежных стран. Отмечается,

182 что при формировании мирового суда в России необходимо учитывать его специфику и свойственные только ему черты, присущие его устройству и деятельности, сложившиеся в течение последних 250- 300 лет.

  1. Обосновывается необходимость, при формировании мировой юстиции, учитывать современный опыт развития мирового суда (местного) в зарубежных странах.

183 БИБЛИОГРАФИЯ ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I. Международные правовые акты

  1. Всеобщая декларация прав человека и гражданина. Принята ООН в 1948 г.
  2. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Протоколы к Конвенции №№ 1, 4, 7. С.З. РФ. 2001 №2. Ст. 163.
  3. II. Российские правовые акты

  4. Конституция Российской Федерации. 1993 г.
  5. Гражданский процессуальный кодекс РФ.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. 2001 г.
  7. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» от 11 февраля 1993 г. №4462-1.
  8. Федеральный конституционный закон РФ «О судебной системе Российской Федерации» от 23.10.1996 г. (в ред. от 15.12.2001 г. №5- ФКЗ).
  9. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» // Российская газета. - 1998. - 22 декабря.
  10. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (в редакции ФЗ от 17.11.1995 г. о№1680ФЗ // Собрание законодательства РФ, 20.11.1995 г., №47, ст. 4472.
  11. Федеральный закон «О судебном департаменте при Верховном Суде РФ» // Собрание законодательства РФ, 12.01.1998 г., №2, ст. 223.
  12. Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26.06.1992 г. (с последующими изменениями - Законом РФ от 14.04.1993 г. №4791- 1, Федеральным Законом от 21.06.1995 г. №91-ФЗ и др.).

184 III. Правовые акты Российской империи

  1. Закон о земских начальниках // Полное собрание законов Российской Империи. 3-е изд., т. 9, №6196.
  2. Закон от 15 июня 1912 г. «О преобразовании местного суда». - СПб., 1912.
  3. Российское законодательство Х-ХХ веков. - М., 1991. Т. 8.
  4. Судебные Уставы 1864 г. Часть третья. - СПб., 1867.
  5. Устав гражданского судопроизводства. С законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената / Составил И.М.Тютрюмов. Т. 1.-Петроград, 1916.
  6. Устав уголовного судопроизводства. С законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и циркулярами Министерства юстиции / Составители: М.П. Шрамченко и В.П. Ширков. - Петроград, 1916 г.
  7. IV. Правовые акты Советского государства

  8. Декрет «О суде №1» от 24.11.1917 г. // Декреты Советской власти. - М., 1957.
  9. Закон РСФСР «О судоустройстве» (Ведомости ВС РСФСР, 1981 г., №28, ст. 976).
  10. Конституция СССР 1936 г.
  11. Конституция СССР 1977 г.
  12. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1922 г.
  13. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1923 г.
  14. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1960 г.
  15. V. Правовые акты иностранных государств

  16. Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. М., Прогресс, 1993.

185

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Германии. 1877 г.
  2. Федеративная Республика Германия. Конституция и законодательные акты. - М, Прогресс, 1991.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Франции. 1958 г.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Франции. 1992 г.
  5. Французская Республика. Конституция и законодательные акты. М, Прогресс, 1989.
  6. VI. Монографии, диссертации, сборники, статьи, выступления

  7. Безобразов В. Мысли по поводу мировой судебной власти. М., 1866.
  8. Боботов СВ. Французская уголовная юстиция. М., 1968.
  9. Борлаков М., Шкобенева Г. Замена мирового судьи на время его отсутствия // Российская юстиция. 2001. №6.
  10. Буков В.А. В тупиках революционного правосознания. - М., 1994.
  11. Бурт В. Благое дело // Литературная газета. №19-20. - 21-27 мая 2003 г.
  12. Вестник Курского областного суда и Управления
    судебного департамента по Курской области. 2000. №2.
  13. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1912.
  14. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Киев, 1905.
  15. Выступления американских федеральных судей на пленарном заседании Совета судей России. - Суздаль. 1998.
  16. Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства. -СПб, 1868.
  17. Гессен КВ. Судебная реформа. Т. П. - СПб, 1905.
  18. Гнейст Р. История государственных учреждений Англии. - М, 1885.
  19. Гойхберг А.Г. Пролетариат и право. - М, 1919.
  20. Громов В. Дознание и предварительное следствие. - М, 1926.

186

  1. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс основных капиталистических государств. - М, 1969.
  2. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001.
  3. Давыдов КВ., Полянский Н.Н. Судебная реформа. Т. 2. - М., 1915.
  4. Диннер А.А. О реалиях мирового судопроизводства в Алтайском крае. Сборник статей Томского университета. - Томск, 2002.
  5. Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М, 2001.
  6. Дорошков В.В. Пересмотр решений мирового судьи по уголовным делам в апелляционном порядке // Российская юстиция. - 2002. - №7.
  7. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1897.
  8. Злобин Т.А., Келина СТ., Яковлев A.M. Совершенствование советского уголовного права на современном этапе // Советское государство и право.-978.-№ 12.
  9. Ильин А.И. Собр. соч. Т. 4. - М., 1994.
  10. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. II. - СПб., 1842.
  11. Маркс К, Энгельс Ф. Критика готской программы.
  12. Маркс К, Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.
  13. Кейлин А.Д. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. - М, 1950.
  14. Князь Тенишев В.В. Правосудие в русском крестьянском быту. - Брянск, 1907.
  15. Кожевников М.В. История советского суда. — М., 1948.
  16. Краткий очерк истории философии. - М., 1967.
  17. Кригер ГА., Кузнецова Н.Ф. Новое уголовное законодательство и его научно-практическое значение // Советское государство и право, 1984 -
  18. №1.

  19. Крыленко Н.В. Судопроизводство РСФСР. - М., 1923.

187

  1. Кудрявцев В. А., Трусов А.И. Политическая юстиция в СССР. - М., 2000.
  2. Кулагин В. Мировая юстиция — это продукт судебной реформы. Российская юстиция. - 2002 - №12.
  3. Курский Д.И. Избранные речи и статьи. - М., 1958.
  4. Лафитский В.И. Основы конституционного строя США. - М., 1998.
  5. Ленин В.И. Поли. Собр. соч. Т 33.
  6. Лукьянова Е.Г. Тенденция развития процессуального законодательства в свете общей теории права // Государство и право. -
    • №2.
  7. Люблинский П.И. Новая теория уголовного процесса // Журн. Министерства юстиции. - 1916. - №1.
  8. Мальков А.Г. Уложение 1649 г. - Л., 1980.
  9. Михайловская И. Конституционное право // Восточно-Европейское обозрение. - 2000. - № 3.
  10. Михайловский КВ. Основные принципы организации уголовного суда. -Томск, 1905.
  11. Муравьев Н.М. Сокращенные способы разрешения маловажных уголовных дел в Германии и Австрии // Журнал Министерства юстиции. -1887.-№12.
  12. Никодимов А. Мировой судья временно отсутствует. Как быть? // Российская юстиция. - 2003. - №3.
  13. Ной И.С. Новое в трактовке основных уголовно-правовых понятий // Советское государство и право. - 1982. - № 7.
  14. Нужно ли изменить процессуальную форму судопроизводства // Социалистическая законность. - 1974. - №8.
  15. Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства. Т. III. - СПб., 1900.
  16. Овечкин А. Порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения // Российская юстиция. - 2003. - № 1.
  17. Памятники русского права. - М., 1952.

188

  1. Пашкевич П.П. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М., 1984.
  2. Петухов Г.Е. Советский суд и становление революционной законности в государственном управлении. - Киев-Одесса, 1982.
  3. Покровский И.А. История римского права. - СПб., 1913.
  4. Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. — М., 1927.
  5. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. - М, 1937.
  6. Попов 77. Создать апелляционную инстанцию для пересмотра решений районных судов // Российская юстиция. - 2002. - №9.
  7. Портнов В.П., Славин ММ. Становление правосудия Советской России (1917-1922 г.).-М., 1990.
  8. Радушная Н.В. Судебная система России. - М., 2001.
  9. РГБ. Архив Стояновского А.А. Предложение об устройстве
    и обязанностях мировых судей. Фонд-29. Ед/хр. 15.
  10. Рене Давид. Основные правовые системы современности. -
    М.: «Международные отношения», 1967.
  11. Рене Давид, Камилла Жофре Спинози. Основные правовые системы современности. - М., 1998.
  12. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М., 1993.
  13. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. - СПб., -1914.
  14. Рональд Уолкер. Английская судебная система. - М., 1980.
  15. Российская газета. - 5 апреля 1995.
  16. Российская юстиция. - 2002. - № 8.
  17. Русская Правда. Российское законодательство Х-ХХ века. Т. I. - М.,
  18. 1984.

  19. Социалистическая законность. - 1974. - №8.
  20. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. I. - М., 1963.

189

  1. Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации // Социалистическая законность. - 1974. - №9.
  2. Строгович М.С. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Советское государство и право.-1983.-№2.
  3. Стучка П.И. Народный суд. - Баку, 1920.
  4. Стучка П.И. Революционная роль права и государства. - М., 1921.
  5. Судебная система России: Учебное пособие. - М., 2001.
  6. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за 50 лет. Т. II. - Петроград, 1914.
  7. Судопроизводство у мирового судьи. - Ростов-на-Дону, 2001.
  8. Таубер Л.Я. Обвинения по делам неофициальным. - Харьков, 1911.
  9. Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. -Томский госуниверситет, 1999.
  10. Трусов А.И. О возбуждении уголовного дела. Рукопись. - М., 2000.
  11. Уваров В. Не слишком ли перегружены мировые судьи? Российская юстиция. - 2003. - №1.
  12. ПО. Урбан Е. Представить субъекту Федерации больше самостоятельности при формировании корпуса мировых судей // Российская юстиция. -2003. -№3.

  13. Устюжанинов В.А. Институт мировых судей: Вопросы правовой регламентации: Автореферат дисс. на соиск. ученой степени канд. юрид. наук.-М., 1999.
  14. Федосеева А., Портнов В. У третьей власти сила велика. Совершенная судебная система всегда приобретает реальность? // Российская газета. -16 декабря 1998 г.
  15. Филимонов Б.А. Уголовно-процессуальный кодекс ФРГ. - М, 1994.
  16. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - СПб., 1996.
  17. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. - СПб., 1996.
  18. Фридмен Лоуренс. Введение в американское право. - М., 1993.

190

  1. Хаматова Е.В. Производство по уголовным делам у мирового судьи: Автореферат дисс…. канд. юрид. наук. -М., 2002.
  2. Челъцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. -М., 1957.
  3. Шатовкина Р.В. Организация и деятельность мировых судей в Российской Федерации: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2002.
  4. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права.-М., 1967.
  5. Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса. - Томск: Изд-во Томского университета, 1991. С. 8, 36-37.
  6. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981.