lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Усанов, Игорь Владимирович. - Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2003 216 с. РГБ ОД, 61:03-12/1372-9

Posted in:

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА»

На правах рукописи

Усанов Игорь Владимирович

ПРОБЛЕМЫ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ НА СЕКСУАЛЬНОЙ ПОЧВЕ

12.00.09 - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация т кандидат

соискание ученой степени а юридических наук

1

Научный руководитель -кандидат юридических наук, доцент Евгений Нико- лаевич Быстряков

Саратов - 2003

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 4

Глава 1. Сущность и криминалистическая классификация серийных убийств на

сексуальной почве 11

§ 1. Понятие серийных убийств на сексуальной почве 11

§ 2. Классификация серийных убийств на сексуальной почве по

криминалистически значимым основаниям 37

Глава 2. Некоторые проблемы тактики выявления и изобличения серийных

убийц 56

§ 1, Следственные ситуации расследования серийных убийств на сексуальной

почве и постановка соответствующих тактических задач 56

§ 2. Информационный аспект процесса раскрытия и расследования серийных

убийств на сексуальной почве 68

§ 3. Организация взаимодействия следователя с оперативными работниками

при выявлении лица, подозреваемого в совершении серийных убийств на

сексуальной почве 94

§ 4. Криминалистические версии как основа организационно-плановой

деятельности следователя по делу 102

Глава 3. Тактическая операция как криминалистическое средство разрешения

задач по выявлению и изобличению серийного убийцы.’. 109

§ 1. Реализация тактических операций на основе криминалистических

программ и алгоритмов 109

§ 2. Типичные тактические операции, реализуемые с целью выявления лица,

совершающего серийные убийства на сексуальной почве 113

§ 3. Особенности процесса выявления лиц, совершающих серийные убийства

на сексуальной почве 119

3

3.1. Осмотр места происшествия по делам о серийных убийствах на

сексуальной почве как составная часть тактических операций,

направленных на получение исходной информации о

преступлении 119

3.2. Иные процессуальные действия и оперативно-розыскные мероприятия как составная часть тактических операций, направленных на выявление лица, совершающего серийные убийства на сексуальной почве 141

§ 4. Особенности процесса изобличения лиц, совершающих серийные убийства на сексуальной почве 153

4.1. Типичные тактические операции последующего этапа расследования серийных убийств на сексуальной почве 153 4.2. 4.3. Обыск как средство изобличения серийного убийцы 160 4.4. 4.5. Допрос лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении расследуемых преступлений 161 4.6. 4.7. Предъявление для опознания и проверка показаний на месте как криминалистические средства изобличения серийного убийцы 171 4.8. 4.5. Роль судебных экспертиз в изобличении серийных убийц 173

Заключение 182

Библиографический список использованной литературы: 185

I. Нормативные документы 185

П. Авторефераты 185

III. Диссертации .187 IV. V. Книги и монографии 189 VI. VII. Статьи 201 VIII. IX. Словари, справочники, энциклопедии 212 X. ПРИЛОЖЕНИЕ ; 214

4

Введение

Актуальность темы исследования. В ст. 2 Конституции Российской Федерации записано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обя- занность государства». На современном этапе развития общества одной из ос-

i

новных причин, порождающей многочисленные нарушения человеческих прав и свобод, являются преступления. Наряду с участившимися случаями терроризма, политического экстремизма, проявлениями организованной преступности, ежегодно регистрируются случаи совершения убийств, имеющих признаки серийности.

В.Н. Исаенко характеризует ситуацию в сфере борьбы с указанными убийствами за последние пять лет XX века следующим образом: «В 1995 - 2000 гг. происходил неуклонный рост количества направленных в суды дел о серийных убийствах (1995г.- 139, 1996г.- 145, 1997г.- 156, 1998г.-208, 1999г.- 218, 2000г. - 241). Жертвами только по направленным в суды уголовным делам стали 3279 человек. Более 100 расследуемых уголовных дел о серийных убийствах, по которым установлены обвиняемые, и 105 приостановленных в связи с неустановлением убийц дел дополняют общую картину. Однако и эти данные весьма приблизительны, поскольку серийные убийства характеризуются ла- тентностью»1. По имеющимся сведениям, в период с 2000 по 2002 гг. зарегист- рировано 33 случая серийных убийств.

Среди серийных преступлений особую группу составляют убийства, со- вершаемые на сексуальной почве.

Достаточно серьезной попыткой осмыслить эту форму проявления агрессии в обществе явилось проведение в г. Ростове-на-Дону трех международных

1 Исаенко В. Серийные убийства // Законность, 2002. №6. С.21.

5

научных конференций1, однако криминалистические аспекты рассматриваемой проблемы были освещены в самых общих чертах .

В то же время появился ряд работ, посвященных именно криминалистиче-ским аспектам проблемы борьбы с серийными преступлениями . Соответствующие разделы нашли свое место во многих учебниках криминалистики, выпущенных на рубеже веков4.

По этой проблеме был выполнен ряд диссертационных исследований5. Однако проблему раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве нельзя считать до конца исследованной, так как большая часть указанных

См. об этом более подробно: Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. -Ростов-на-Дону. Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994; Серийные убийства м социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г.; Ростов-на-Дону, Россия). - Ростов н/Д.: Изд-во ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1998; Серийные убийства и социальная агрессия: что нас ожидает в XXI веке? Медицинские аспекты социальной агрессии. Материалы 3-ей Международной научной конференции (18-21 сентября 2001г.; Ростов-на- Дону, Россия). - Ростов н/Д.: Изд-во ЛРНЦ «ФЕНИКС», 2001.

2 Поэтому мы присоединяемся к мнению В.Н. Исаенко, который считает, что настало время провести всероссийскую научно-практическую конференцию для всестороннего обсуждения названной проблемы. (См.: Исаенко В. Указ. статья. С. 26.)

3 В частности, это относится к методическому пособию по «Методике расследования серийных убийств», подготовленному НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ (М., 1997), сюда же следует отнести работу А.Л. Протопопова «Расследование сексуальных убийств» (Спб., 2001).

4 Так, например, в т.1 Особенной части «Курса криминалистики», выпущенном в 2001г., в главе 25 рас сматриваются «Основы межвидовой методики по расследованию сексуально-садистских убийств».

5 Афанасьев С.А. Криминалистическая характеристика и типовые программы расследования сексуально- садистских убийств: Дис. … канд. юрид. наук. -СПб., 1992; Павлов А.Р. Серийные сексуальные убийства и их предупреждение: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 1994; Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступни ка, его разработка в процессе расследования преступления: Дис. … канд. психолог, наук. -М., 1997; Хамуков А.В. Серийные сексуальные убийства: Дис. … канд. юрид. наук. -Нальчик, 1997; Алихаджиева И.С. Женщина как жертва убийства (криминологическая характеристика и социально-правовые меры предупреждения): Дис. … канд. юрид. наук. -Саратов, 1999; Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных пре ступлений, сопряженных с насилием: Дис. … д-ра юрид. наук. - Воронеж, 1999; Тележникова В.Н. Криминоло- го-психологическая характеристика лиц, виновных в многоэпизодных убийствах и изнасилованиях: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 1999; Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: Дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2001.

6

работ изучает проблему серийных убийств с точки зрения криминолого- психологического подхода.

Имеется ряд статей, посвященных различным аспектам борьбы с преступлениями, носящими серийный характер1.

Дефицит криминалистических исследований проблемы, связанной с рас- крытием и расследованием серийных убийств, представляется очевидным.

‘См. об этом: Басенко М.С., Лаговский А.Ю. Типология преступников, совершающих серийные убийства на сексуальной почве//Психопедагогика в правоохранительных органах. -Омск, 1996. №2; Богомолова С, Образцов В. «Психологический профиль» на службе полиции США//Записки криминалистов. - М., 1994. №8;Богомолова С.Н. «Ангелы смерти». Становятся ли женщины серийными убийцами?Частный сыск. Охрана. Безопасность. 1996, №2; Богомолова С.Н., Образцов В.А. Серийные убийства на сексуальной основе как объект психолого-криминалистического изучения (анализ зарубежного опыта)//Труды Московской Государственной юридической академии. М., 1997. №1; Бураков B.B. Особенности оперативно-розыскной работы и использование методов психиатрии и психологии в уголовных делах по серийным сексуальным убийствам.Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов-на-Дону, 1994; Буслаев Г. Особенности расследования сексуальных убийств//Законность,1999.№9; Бухановский А.О. Серийные сексуальные убийства и серийные сексуальные убийцы: предиспозиционный аспект//Социальная и судебная психиатрия: история и современность. - М., 1996; Васильев В.Л. Использование достижений психологии при раскрытии и расследовании серийных убийств/Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов-на-Дону, 1994; Васильев В.Л. Раскрытие серийных убийств и уровень профессионализма следователя/Серийные убийства и социальная агрессия… - Ростов-на-Дону, 1994; Вит-вицкий А.А. Проблемы организации борьбы с серийными преступлениями/Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия). - Ростов н/Д., 1998; Голованова А., Гурнов Б. «Удав» схвачен. Интерполиция, 1995, №5; Гунарев С.А., Бе-лоносов В.О. Тактика и назначение генотипоскопической экспертизы при расследовании убийств и изнасило-ваний//Следователь, 2000. №5;Денисов И.В., Блувштейн Г.П. Необычное убийство на сексуальной почве //Диагностика давности процессов в объектах судебно- медицинской экспертизы. - Кишинев, 1986;Дмитриев А. Маньяк-убийца Михасевич//3аписки криминалистов. Выпуск 4. - М., 1994; Евсеев А.И. Розыск, следствие и суд по делам многоэпизодных преступлений против личности, жизни, половой неприкосновенности: использование методов психологии и психиатрии/Серийные убийства и социальная агрессия… - Ростов н/Д., 1998; Зверя надо знать в лицо: 100 “громких” преступлений 1997г.//Мир безопасности, 1997. №12; Иванов Н. Сексуальные убийства: мотивы и меры противодействия//Закон и право, 1999. №1; Истрин М.А. Бывают и «голубые» серийные убийцы//Частный сыск. Охрана. Безопасность, 1996. №12; Карагодин В.Н. Основания для выдвижения версий о совершении серии убийств/Серийные убийства и социальная агрессия… - Ростов-на-Дону, 1994; Китаев Н. Феномен «парадоксального выделительства» и проблема изобличения преступника//Законность, 1997. №4; Китаев Н.И. Экспертиза и секс-убийцы//Советская юстиция, 1991. №8 и т.д.

7

Это и определило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью исследования является установление особенностей раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве на основе изучения обстоятельств их подготовки, совершения и сокрытия, а также накопленного опыта производства предварительного следствия по данной категории уголовных дел.

Цель исследования обусловила постановку и решение следующих задач:

  1. Определить сущность серийных убийств на сексуальной почве, содержание основных элементов криминалистической характеристики этих преступлений и показать значение данных элементов для разработки частной методики расследования.
  2. Выявить специфику первоначального и последующего этапов расследования серийных убийств на сексуальной почве, изучить особенности формирования следственных версий, определить типичные ситуации, возникающие на этих этапах расследования, наиболее оптимальную систему тактических операций и особенностей их реализации в зависимости от сложившейся следственной ситуации.
  3. Исследовать возможности использования специальных знаний в области психологии, сексологии и психиатрии в деятельности по установлению и последующему изобличению лиц, совершающих серийные убийства на сексуальной почве.
  4. Предметом исследования послужили выявленные закономерности воз- никновения криминалистически значимой информации об отдельных сторонах серийных убийств на сексуальной почве, способах получения и использования ее в целях раскрытия и расследования данной категории преступлений.

Объектом исследования являются серийные убийства на сексуальной почве, а также практические аспекты следственной деятельности правоохрани-

8

тельных органов СССР и РФ по раскрытию и расследованию серийных убийств на сексуальной почве.

Методология, методика и эмпирическая база исследования.

Методологическую основу исследования составили общие положения теории познания, логики, криминалистики, уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности, экспертологии, а также смежных отраслей знаний. В ходе проведенного исследования помимо указанных применялись методы срав- нительно-правового, исторического, статистического анализа и другие.

В качестве нормативной базы диссертационного исследования использовались: Конституция Российской Федерации, уголовное и уголовно-процессуальные законодательство, правовые акты, изданные по линии Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ.

В процессе исследования были использованы труды Ю.М. Антоняна, Г.В. Арцишевского, Р.С. Белкина, В.М. Быкова, В.Л. Васильева, И.Ф. Герасимова, Г.А. Густова, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, Г.Г. Зуйкова, Е.П. Ищенко, В.Я. Колдина, А.Н. Колесниченко, В.И. Комиссарова, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, А.Ф. Облакова, В.А. Образцова, Н.И. Порубова, А.А. Протасевича, Д.П. Рас-сейкина, Н.А. Селиванова, Л.А. Соя-Серко, Е.Е. Центрова, В.И. Шиканова, А.С. Шаталова и многих других.

При подготовке диссертации был учтен ряд рекомендаций методического характера1.

Эмпирической базой диссертации являются материалы следственной и судебной практики ряда российских регионов по делам, связанным с раскрытием и расследованием серийных сексуальных убийств (исследованию подверглись 111 архивных уголовных дел, а также 50 находящихся в производстве дел данной категории) за 1975-2002 гг. Диссертантом были использованы результаты

См.: Кузин Ф.А. Кандидатская диссертация. Методика написания, правила оформления и порядок за- щиты. Практическое пособие для аспирантов и соискателей ученой степени. - М., 1998.

9

анкетирования и интервьюирования 90 практических работников органов про- куратуры и МВД Московской, Ростовской и Саратовской областей.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что, во- первых, был сделан вывод об отнесении к разряду серийных только таких убийств, которые совершаются из непреодолимой половой страсти (понятие «Lustmord»); во-вторых, было введено новое понятие - «признаки серии» для обозначения обособленной группы убийств, обладающих определенным набором признаков (в отличие от понятия «признаков серийности», которое относится ко всем серийным убийствам); в-третьих, за основу для раскрытия и расследования этой категории уголовных дел предлагается использовать криминалистически значимое информационное содержание таких специфических черт серийных убийств как «modus operandi» и «signature»; в-четвертых, создана типологизация личностей серийных убийц путем соединения между собой элементов системы «способ действия - мотивация - модель личности»; в-пятых, разработан комплекс криминалистических программ и алгоритмов, рекомендуемых к применению при реализации тактических операций в процессе установления и изобличения серийного убийцы.

Диссертационная работа является монографическим исследованием, по- священным рассмотрению актуальных проблем теории и практики раскрытия и расследования серийных убийств.

Положения, выносимые на защиту

С учетом поставленных цели и задач диссертационного исследования на защиту выносятся:

  • криминалистическая трактовка понятия «серийных убийств на сексуальной почве»;

  • криминалистическая типологизация лиц, совершающих серийные сексуальные убийства на сексуальной почве;
  • понятие и виды «modus operandi» и «signature», как специфических свойств, присущих серийным убийствам;

10

  • «психологический портрет преступника» как метод установления лиц, совершающих серийные сексуальные убийства на сексуальной почве;
  • тактические операции, реализуемые в ходе установления и изобличения серийных убийц.
  • Теоретическая и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что они могут быть использованы при раскрытии и расследовании данной категории уголовных дел; при подготовке лекционного курса по криминалистической тактике и методике для студентов юридических учебных заведений; в работе методических кабинетов при переподготовке и повышении квалификации следственных работников прокуратуры.

Апробация результатов исследования

Основные положения диссертации опубликованы в 3 научных статьях. Отдельные положения, выводы, рекомендации, содержащиеся в диссертации, обсуждались на конференции «Права человека: пути их реализации» (8-10 октября 1998г., Саратов); на заседаниях Всероссийского “круглого стола” (15-16 июня 2000г., Ростов-на-Дону), научно-практической конференции «Следователь сегодня» (8 декабря 1999г., Саратов). Работа в целом обсуждалась на заседаниях кафедр криминалистики №1 и №2 СГАП.

По результатам изучения приостановленных производством уголовных дел по убийствам, имеющим признаки серийности, в прокуратуре области г.Саратова для практических работников прочитана лекция на тему «Кримина-

i

диетическая характеристика серийных убийств на сексуальной почве», содер- жащая общий обзор проблемы и некоторые рекомендации.

Структура работы и ее содержание. Диссертация состоит из введения, трех глав (десять параграфов), заключения, библиографического списка ис- пользованной литературы и приложения.

11

Глава 1. Сущность и криминалистическая классификация серийных убийств на сексуальной почве

§ 1. Понятие серийных убийств на сексуальной почве

Термин, обозначающий исследуемое явление, многовариантен. Среди этих вариантов встречаются такие терминологические конструкции, как «серийные убийства» (В.Н.Исаенко), «серийные сексуальные убийства» (Ю.М.Антонян, А.Р.Павлов и др.), «сексуально-садистские убийства» (С.А.Афанасьев, А.О.Бухановский), «убийства из удовольствия» (M.Tartar).

Весь массив ныне существующих терминологических дефиниций «серийных убийств» следует условно подразделить на две части: 1) это дефиниции, данные с уголовно-правовых позиций; 2) дефиниции, данные с иных позиций.

У одной группы авторов в качестве доминирующего выступает «количественный критерий», т.е. сколько эпизодов с убийствами должно по минимуму и максимуму входить в криминальную совокупность, чтобы последняя приобрела характер «серии»; у другой же группы авторов в качестве доминирующего выступает «качественный критерий», т.е. чем руководствуется преступник, совершая убийства.

Имеется еще и третья группа дефиниций, несколько обособленная от первых двух в силу того, что часть исследователей занимается определением не «серийных сексуальных убийств», а либо «серийных убийств», либо «сексуальных убийств».

Дефиниции, данных с уголовно-правовых позиций, дают следующую картину.

Ю.М. Антонян, В.А. Верещагин, С.А. Потапов, Б.В. Шостакович пишут: «Серийными сексуальными убийствами следует считать два и более фактов лишения жизни в связи с сексуальными переживаниями преступника. При этом не имеет значения, кто стал жертвой и какие временные интервалы наблюдают-

12

ся между отдельными преступными посягательствами, а также то обстоятельство, совершены ли они вменяемым или невменяемым лицом»1.

А.Л. Протопопов считает, что «… серийные сексуальные убийства пред- ставляют собой неоднократные последовательные убийства, насчитывающие два и более эпизодов, совершаемые в различных местах с целью получения полового удовлетворения»2.

Е.Т.Самовичев и еще ряд исследователей в целом солидарны с точкой зрения, согласно которой под «серийными сексуальными деяниями следует пони-мать два и более убийств, связанных с сексуальной озабоченностью» .

Наиболее показательной среди дефиниций первой группы представляется сформулированная Л.А. Соя - Серко и B.C. Минской.

Они определяют серийные убийства как «совершенные разновременно одним лицом либо группой лиц по предварительному сговору три или более убийств (или покушения на них), которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения»4 .

К числу обязательных структурных элементов термина авторы относят:

1) количественный признак, а именно: совершение трех или более убийств; 2) 3) однотипность; 4) 5) аналогичность способов совершения преступлений; 6) 7) общность (схожесть) мотивов убийств, входящих «в серию», независи- мо от того, присущи они одному лицу или группе лиц, их совершивших; 8) 9) совершаются либо одним и тем же лицом, либо одними и теми же ли- цами в случае совершения их группой лиц по предварительному сгово- 10) 1 Серийные сексуальные убийства: Учебное пособие. - М., 1997. С. 4.

2 Протопопов А.Л. Расследование сексуальных убийств. - СПб., 2001. С. 27.

3 Маньяк разбушевался: Серийные сексуальные убийства // Человек и закон, 1991. № 3. С. 22 .

4 См.: Методика расследования серийных убийств: Методическое пособие. - М., 1998. С. 9.

13

ру или организованной группой, только с прямым умыслом, так как волевой элемент прямого умысла — желание наступления последствий -предопределен специфическими мотивами убийства;

6) определенная «разнесенность» во времени.

В качестве факультативного они рассматривают такой признак, как совершение серийных убийств в условиях неочевидности1.

Среди обязательных авторы указывают такой признак, как «однотипность». Л.А. Соя-Серко и B.C. Минская не расшифровывают «однотипности». По всей видимости, речь идет об определенном сходстве способов совершения преступления.

Утверждение вышеуказанных авторов о том, что все серийные убийства совершаются исключительно с прямым умыслом, вызывает серьезное возраже- ние.

Практика показывает, что это не так.

Например, жертва одного из серийных убийц К. скончалась в результате нанесения нескольких сильных ударов руками по голове. Допрошенный в каче- стве подозреваемого, а затем и обвиняемого, К. показал, что наступления смерти жертвы не желал, а удары наносил с целью «отключения ее сознания». Ре- зультаты судебно-медицинской экспертизы и иных процессуальных действий подтвердили соответствие истине слов К.

Действовавший на территории г. Москвы под личиной «кинорежиссера» А. заставлял свои жертвы употреблять при уходе из его «логова» коктейли из сильно действующих психотропных веществ. А. рассчитывал при этом скорее на наступление дисфункции психических процессов, хотя и допускал возможность наступление смерти3.

1 См.: Методика расследования серийных убийств… С. 7-9.

2 См.: Архив Ростовского областного суда.Дело № 2-66 по обвинению К.

3 См.: Модестов Н.С. Маньяки… Слепая смерть: Хроника серийных убийств. - М., 1997. С. 113-115.

14

В. Исаенко, в целом разделяя позицию Л.А.Соя-Серко и В.С.Минской, за исключением количественного признака (по его мнению, к серийным следует относить два и более убийств), разработал на этой основе классификацию се- рийных убийств, предлагая в качестве критерия разграничения «различные совпадающее признаки». Он предлагает классифицировать серийные убийства следующим образом:

убийства из корыстных побуждений, в том числе совершенные в процессе нападений с целью завладения имуществом или деньгами;

убийства, совершенные с изнасилованиями или удовлетворением полового влечения в иной форме, лицами, в обиходе называемыми «маньяками»;

убийства, жертвами которых одновременно становятся несколько человек, совершенные в результате «разборок» и иных конфликтов между преступными группировками;

убийства лиц, входящих в одну и ту же группу, в отношении которых в течение длительного времени реализуется умысел на их уничтожение (очевидцев преступления и других не желательных свидетелей, последовательное устранение членов конкурирующей преступной группировки);

убийства лиц, претендующих на наследство;

убийства жертв мошенничества;

длящаяся кровная месть;

убийства по «заказу» наемными убийцами, превратившими это занятие в преступную профессию1.

В данной классификации важно то, что вполне обоснованно в классификацию включены убийства, «совершаемые «маньяками». Но успех поимки серийного сексуального убийцы в конечном счете зависит от того, насколько верно в ходе расследования будут определены признаки, благодаря которым следствие может обоснованно выдвинуть предположение о серийном характере совершаемых преступлений.

1 См.: В. Исаенко. Организация расследования серийных убийств // Законность, 1999. № 2. С. 2.

15

Итак, количественный признак, или иными словами - с момента совершения какого по счету преступления убийства должны быть признаны серийными, представляется одним из основных в определении серийных убийств.

Необходимо выяснить, что же есть «серия» как понятие.

В его количественном проявлении понятие «серии» (от лат. Series - ряд) означает группу или ряд предметов, однородных или обладающих одним признаком .

Минимальное количество предметов, входящих в группу, будет равно двум.

Следовательно, серия может вмещать в себя количество предметов от двух до плюс бесконечного2.

Это качество является основополагающим, и проблемы, возникающие на практике при определении признаков «серийности», имеют свою специфику.

В.В. Новик по этому поводу пишет: «Задача установления данных признаков должна решаться параллельно с задачей установления наличия серии по возможно минимальному числу эпизодов, что позволит выявить зону, террито- риальность серии, раньше пресечь преступную деятельность и избежать новых жертв. Кроме того, необходимо качественно проанализировать оперативную обстановку в определенном регионе с целью выявления других преступлений, совершенных одним и тем же преступником (преступниками)» .

С точки зрения В.В. Новика, к криминалистически значимым признакам серийности относятся: а) однородный характер последствий - следов и изменений обстановки оставляемых на месте происшествия; б) выбор для совершения преступлений определенного региона, района, микрорайона; в) «специализация» преступника или преступной группы; г) одинаковые или сходные способы

‘Советский энциклопедический словарь. - М., 1981. С.241.

2 Или «алгебраически» - [2; + со [.

3 Новик В.В. Криминалистические признаки повторяемых (серийных) преступлений // Вопросы совер шенствования предварительного следствия. Вып. 7. - СПб., 1992. С. 39-40.

16

совершения или сокрытия криминальных деяний (совпадение наиболее сущест венных примеров либо примененных средств); д) одинаковые или сходные описываемые свидетелями и потерпевшими элементы внешности преступника (преступников), их функциональные признаки (походка, речь и т. д.) и призна- ки сопутствующих предметов (одежды, обуви, оружие и проч.); е) одинаковая или сходная временная зависимость либо взаимосвязь между отдельными дей ствиями преступника (преступников); ж) одинаковые профессиональные и пре ступные навыки проявившееся в ходе совершения преступлений и запечатлен ные в его последствиях; з) одинаковый характер бытовых и преступных привы чек, проявившихся в ходе совершения преступления и запечатленных в его по следствиях; и) сведения, относящиеся к схожести спектра и содержания дейст вий соучастников преступной группы; к) однородный характер последствий - следов, оставляемых на теле и одежде жертвы; л) одинаковые цель, мотив, на- * правленность преступного умысла1.

Не оспаривая основных положений данной конструкции, хотелось бы сделать ряд замечаний по поводу определения критериев серийности. Необходимо учитывать тот факт, что на практике нередко встречаются ситуации, когда в качестве эпизодов определенной серии рассматриваются преступления, не имеющие к ней никакого отношения.

Во время первоначального этапа расследования дела «Лесополоса» счита лось, что неизвестным субъектом (или субъектами) было совершено свыше Ф сотни «похожих» преступлений. Поскольку не было четких критериев отнесе-

ния преступлений к определенной серии, это привело к тому, что в совокупность преступлений (как выяснилось в последствии, совершенных Чикатило) были необоснованно включены криминальные акты, реализованные другими лицами.

Н.П. Водько отмечает, что милиция провела большой объем оперативно-розыскной работы, проверила на причастность к преступлениям этой категории

Щ

1 См. : Новик В.В. Указ. соч. С. 39-40.

17

около полумиллиона человек, в том числе свыше 16 тысяч ранее судимых лиц, 10 тысяч психически больных, 500 гомосексуалистов, более четырех тысяч бывших и действующих работников правоохранительных органов, 163 тысяч владельцев и водителей легкового транспорта. Было проанализировано свыше 1200 уголовных дел по убийствам на половой почве, 350 розыскных дел по без вести пропавшим. В ходе этой работы раскрыто свыше тысячи преступлений, в том числе 95 убийств, 245 изнасилований, 140 тяжких телесных повреждений, 583 иных преступлений1.

Однако, вся эта работа к поимке разыскиваемого преступника не привела.

Это наводит на мысли о том, что при определении наличия признаков серийности надо помнить о следующем.

На первоначальном этапе расследования, когда решается вопрос о «группировке» преступлений, речь может идти не об окончательно установленном, а лишь о возможном отношении ряда посягательств к единой серии.

Практика дает примеры, когда в одной и той же местности, при сходных обстоятельствах, в отношении одного и того же типа жертв, сходными способами преступления совершают абсолютно разные лица.

Поэтому считаем необходимым определить и разграничить понятия «признаки серийности» и «признаки серии».

В первом случае следует говорить о потенциальной возможности (при наличии определенных признаков) отнесения одного или нескольких преступлений к одной серии, во втором - о реальной возможности (опять же при наличии определенных признаков) отнесения какого-либо одного или нескольких пре- ступлений к одной серии.

На наш взгляд, соотношение данных понятий основано на принципе «по- глощения», поскольку «признаки серии» носят более частный, более конкретный характер, а «признаки серийности» носят более общий , более абстрактный характер.

1 Водько Н.П. Почему так долго искали Чикатило… -М., 1996. С. 9.

18

Целесообразность такого деления продиктована нуждами практики, поскольку от обоснованности отнесения очередного совершенного преступления к «серии» зависит, как мы уже показали выше на примере эффективность расследования по делу.

Одним из положений криминалистики является переход в процессе исследования от общего к частному (как способ исследования объектов окружающего мира).

Поэтому считаем целесообразным сначала охарактеризуем сущность «признаков серийности», а затем - «признаков серии».

Опыт изученных уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что к «признакам серийности» можно отнести следующие:

а) одинаковые цели, мотив, направленность преступного умысла.

Этот признак носит «общий характер» в силу того, что он очень часто проявляется в преступлениях, совершенных одними и теми же лицами. Однотипными могут быть и цель (например, снятие внутреннего психологического напряжения), и мотив (сексуальная неудовлетворенность), и напрвленность преступного умысла (стремление к безраздельному властвованию над жертвой);

б) сходные способы совершения преступлений.

Этот признак отнесен к признакам «серийности» в силу того, серийным убийствам присущ однотипный характер нападений (например, путем подсаживания в автомобиль и последующим удушением);

в) выбор для совершения преступлений определенного региона. Данный признак отнесен к «признакам серийности» потому, что серийные

убийства на сексуальной почве, как правило, локализуются в границах опреде- ленного региона1;

г) выбор определенной категории жертв.

Наиболее показательна в этом плане Ростовская область, где за период с 1987 года по 1998 год было выявлено 28 серийных убийств на сексуальной почве.

19

К признакам же серии, на наш взгляд, относятся следующие:

а) однородный характер последствий - следов и изменений обстановки, оставляемых на месте происшествия.

Этот признак определен как признак серии в силу того, что он носит инди- видуализирующий характер либо для всей серии в целом, либо для отдельных «соседних» эпизодов данной серии (например, обнаружение следов протекторов автотранспортного средства неподалеку от мест нахождения трупов и т. д.) в частности;

б) выбор для совершения преступлений определенного района (микрорай она).

Этот признак также способен «индивидуализировать» серию, что подтверждается примерами из практики.

Так, например, на территории Ленинского района г. Саратова был совершен ряд нападений на подростков мужского пола. Учет территориального признака в сочетании с другими признаками серии, выявленными в ходе первоначального этапа расследования, позволили определить выбор и наиболее предпочтительное направление следственно - розыскной деятельности по выявлению преступника, что дало свои положительные результаты. Задержанным оказался некий А. Нурмухаммедов, проживавший на территории Заводского района г. Саратова. Относительно данного лица начался процесс изобличения в совершении названных преступлений.

в) однородный характер последствий - следов, оставляемых на теле и оде жде жертвы.

Данный признак может быть отнесен к «признакам серии» в том случае, когда речь идет о «стабилизированном», или устоявшемся, «modus operandi» серийного убийцы.

В частности, по делу «Лесополоса» характерными для действий преступника признаками являлось «… нанесение жертвам ножевых ранений в глазницы, вскрытие брюшных полостей, разрушение или полная ампутация у трупов

20

половых органов и молочных желез, которые при осмотрах мест происшествий не обнаруживались»1.

г) одинаковое или сходное время суток, избираемое для нападений. Данный признак, как показывает практика, так же способен индивидуали зировать серию2.

д) одинаковые или сходные способы совершения криминальных деяний (совпадение наиболее существенных приемов либо примененных средств).

Данный признак может быть отнесен к «признакам серии» только в том случае, когда при использовании способов совершения отдельных сходных преступлений будет со всей очевидностью выявлена такая их специфическая черта как «modus operandi» и ее возможная производная - «signature». В неко-торых случаях он характеризует «modus operandi» неизвестного посягателя .

Следует заметить, что зарубежные исследователи серийных сексуальных убийств говорят об «signature», или «автографе» убийцы, понимая под этим «действия, необходимые для совершения преступления, в совершении которых преступник испытывает потребность»4. Речь идет о тех действиях, совершение которых не является необходимым для реализации преступного умысла (в частности, это выражается в нанесении строго определенного количества повреждений, и т.п.).

В.А.Образцов и С.Н.Богомолова пишут: «Под понятие «автограф» попадают лишь те отдельные, специфические элементы, либо комплексы элементов

1 Архив Ростовского областного суда. Обвинительное заключение по уголовному делу № 18/59639- 85 по обвинению Чикатило А.Р.

2 В частности, в темное время суток совершали нападения серийные убийцы Алмазян, Евсеев, Кузнецов, Продан, Сыпало, Цюман, Чайка.

3 Здесь можно вспомнить преступления, приписываемые братьям Кожепар (г. Уфа). Специфической осо бенностью одних эпизодов было то, что повреждение глазниц жертв носили посмертный характер, специфиче ской особенностью других эпизодов было то, что повреждения глазниц жертв носили прижизненный характер. На основании этого был сделан вывод о том, что часть преступлений совершил старший брат, а другую - младший брат.

4 См. об этом более подробно: Дуглас Д., Олшейкер M. Охотники за умами: ФБР против серийных убийц /Пер. с англ. А. Соколова. - М., 1998. С.271-272.

21

поведения преступниеа, которые можно отнести к числу уникальных, неповто- римых черт или по крайней мере редко встречающихся в криминальной практике, образующие неповторимый персонифицированный почерк конкретного преступника» .

«Автограф», или «signature», является частным проявлением modus operandi (МО)2, или преступного «почерка» - усвоенного поведения, проявляющегося при совершении очередного криминального акта.

Фактически, МО есть способ совершения конкретного преступления, в современном понятии данного термина, т.е. «это система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированных условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности»1.

Практика свидетельствует, что способ совершения серийных сексуальных убийств как процесс обладает динамической характеристикой постоянного раз- вития и усовершенствования, с очевидной направленностью в сторону макси- мальной рационализации его.

Так, криминальная карьера Чикатило начиналась с совершения развратных действий с несовершеннолетними, прошла через стадию первого убийства, в ходе которого убийца отработал механизм криминального процесса, после чего вступила в стадию серийного характера.

В отличие от «modus operandi», «signature» остается неизменным, поскольку служит своего рода характерологическим отпечатком личности преступника.

Поясним ситуацию на конкретном примере.

Чикатило вначале своей преступной карьере ограничивался нанесением нескольких ударов ножом своим жертвам; затем способ совершения преступле- ний (МО) изменился и на более поздних стадиях развития «серии» увеличилось

’ Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учебное пособие для вузов. - М., 2002. С.152-153.

2 Подобная конструкция предложена Д. Дугласом и М. Олшейкером в работе «Погружение во мрак».

22

количество наносимых ударов, появились случаи вырезания внутренних органов и повреждений роговицы глаз, но «автограф» (который, правда, появился не с первого эпизода), оставался практически неизменным. Неподалеку от очередного места происшествия почти всегда находили обрывки одной из центральных газет, подписчиком которой был Чикатило. С помощью газетной бумаги преступник счищал с себя и со своих инструментов следы преступления.

Весьма важной характеристикой МО рассматриваемых убийств выступает непосредственно способ их совершения.

При совершении серийных сексуальных убийств «в общем перечне способов убийств следует выделить удушение руками, с помощью петли, одежды потерпевшей, закрытие дыхательных путей посторонними предметами и т.п. Среди убийств с использованием колюще-режущего инструменрария следует выделить такие способы убийства, как повреждение головы, лица или груди, множественные повреждения различной локализации»2.

Практика показывает, что этот перечень не являются исчерпывающим. орудий, путем использования тупых твердых предметов (рук, камней, палок), отмечены случаи применения, правда, крайне редко, огнестрельного оружия. Выявлены ситуации комбинированного применения различных орудий преступления.

Важно также отметить, что примерно в 20% случаев при совершении серийных убийств на сексуальной почве преступники использовали самоходные и несамоходные транспортные средства (легковые и грузовые автомобили, мо- тоциклы, а также велосипеды). Ценную в криминалистическом плане информа- цию несут не только следы транспортных средств на месте происшествия, но и сам факт использования преступником данных средств в своих целях.

е) одинаковый характер бытовых и преступных привычек, проявившихся в ходе совершения преступления и запечатленных в его последствиях.

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия…С.217.

2 Серийные сексуальные убийства…С122.

23

Этот признак серии встречается крайне редко, однако отмечен ряд случаев, когда он все-таки был выявлен.

Так, например, по ряду убийств, совершенных в Саратове и области, на местах происшествий были обнаружены окурки сигарет, из чего можно было сделать вывод о том, что преступник принадлежит к категории потребителей изделий табачной промышленности.

ж) одинаковые профессиональные и преступные навыки, проявившиеся в ходе совершения преступлений и запечатленные в его последствиях.

Этот признак серии на практике встречается несколько чаще, чем предыдущий.

В частности, он проявляется в тех случаях, когда преступником при совершении преступлений используется какое-либо транспортное средство. Сам факт использования данного средства свидетельствует, во - первых, о наличии взаимосвязи между отдельными преступлениями, во - вторых, о доступе пре- ступника к данному транспортному средству, в- третьих, о специфических чертах личности, характерных для водителей.

з) одинаковые или сходные описываемые свидетелями и потерпевшими элементы внешности преступника, его функциональные признаки (походка, речь и т. д.) и признаки сопутствующих предметов (одежды, обуви, оружия и проч.).

Несмотря на то, что по большей части серийные преступления на сексуальной почве совершаются в условиях неочевидности, в некоторых случаях удается установить (в общих чертах) признаки внешности преступника.

Так, например, Чикатило стремился установить психологический контакт с потенциальной жертвой; если контакт по каким-то причинам не налаживался либо расстраивался, Чикатило искал другую жертву. Выяснив это, оперативникам удалось установить несколько «несостоявшихся жертв» убийцы, по показаниям которых был составлен субъективный портрет посягателя. Выглядел он таким образом: «Возраст от 25-55 лет, высокого роста, физически хорошо раз-

24

вит <…>. Размер обуви 43 и более, носит затемненные очки, внешне опрятен. При себе имеет дипломат или портфель»1.

В принципе, обнаружение и признаков серийности, и признаков серии, влечет за собой одинаковые последствия: объединение нескольких уголовных дел в одно производство; осуществление организации и планирования расследования с учетом версий о совершении данных преступлений одним лицом; образование действующих на постоянной основе оперативно-следственных групп и следственных бригад; привлечение к процессу расследования ряда сведущих лиц.

Имеется еще один важный аспект, характеризующий исследуемые убийства, поскольку речь идет не о всей массе их совокупности, а о тех из них, которые совершаются на сексуальной почве. Некоторые возможности постижения данной стороны проблемы появляются при исследовании концепций иных воззрений на природу серийных убийств.

Исследовать указанную проблему невозможно без обращения к «Общей сексопатологии», так как причины этой преступной деятельности лежат в ме- дицинской плоскости. Одним из первых авторов, затронувших сексуальный аспект данной проблемы, был известный немецкий психиатр Рихард фон Крафт-Эбинг ( в некоторых источниках Краффт-Эбинг). Он приводил в качестве примеров манию убийства на почве сладострастия и некрофилию как неко-

i

торые частные случаи проявления гиперстезии (болезненно повышенного по- лового влечения) . !

До появления трудов Крафт-Эбинга в среде немецких юристов имел хождение термин «Lustmord», обозначавший убийство ради удовольствия, для забавы и сексуального наслаждения3.

1 Водько Н.П. Указ. соч. С. 5.

2 См.: Крафт-Эбинг Р. Половая психопатия с обращением особого внимания на извращение полового чувства. - М., 1996. С. 101, 109.

3 См. об этом более подробно: М. Tartar. Lustmord: Sexual Murder in Weimar Germany. - Princeton: Prince ton University Press, 1995.

25

Сексологические исследования дали толчок формированию «медицинско-гого» направления в определении некоторых серийных убийств.

Польский сексопатолог К. Имелинский выделяет следующие убийства: с целью
получения сладострастных переживаний; убийства как следствия пре-

I

одоления сопротивления жертвы при изнасиловании; с целью лишить жертву

i

возможности позвать на помощь; в момент переживания оргазма (часто при суженом сознании как продолжение преодоления сопротивления жертвы, не обязательно желая причинить смерть ); для сокрытия сексуального преступления и избавления от свидетеля изнасилования, а также по другим: мотивам, внешне напоминающим убийства с целью получения наслаждения2.

Немецкий психиатр Э. Шорш подразделяет такие убийства на три группы: убийства как кульминация садистского перверсного развития; убийства как прорыв сексуальной деструктивности; убийства, связанные с изнасилования ми3. ;

Отечественные исследователи С.А. Афанасьев, В.И. Иванов, В.В- Новик предложили свою концепцию понятия природы сексуальных убийств.

Они отмечают, что в российском уголовном законодательстве нет понятий «сексуальное убийство» или «убийство по сексуальным мотивам»4. Законодатель называет лишь убийства, сопряженные с изнасилованиями или насильственным действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В российском уголовном законодательстве также отсутствует понятие «серийные убийства». Однако в действующем УК РФ имеется норма, предусматривающая ответственность за убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2

ст.

105 УК РФ).

’ Еще одно подтверждение того, что далеко не всегда серийные убийства на сексуальной почве совер шаются только с прямым умыслом. i

2 Имелинский К. Сексология и сексопатология. - М., 1986. С. 314 -3 15.

3 Цитируется по тексту: Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования сексуаль но-садистских убийств: Учебное пособие. - СПб., 1993. С. 7.

4 См.: Афанасьев С.А и др. Указ. соч. С. 6. :

26

Как правило, под убийством по сексуальным мотивам подразумевают преступление, когда лишение жизни женщины связано с нарушением ее половой неприкосновенности, чаще всего с изнасилованием1.

С.А. Афанасьев и. его соавторы, обращая внимание на недостатки такой трактовки, утверждают, что она ориентирует на неоправданное сужение рассматриваемого понятия, которое, по их мнению, охватывает и убийства, где потерпевшими являются мужчины и дети, ставшие жертвами сексуальных посягательств, и убийства, прямо не связанные с посягательствами на половую неприкосновенность потерпевших, но имеющие сексуальный характер2.

Отметим, что указанные недостатки в известной степени устранены дейст= вием пункта «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Пленум Верховного суда РФ в п. 13 постам новления от 27 января 1999г. того, что под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения данных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений 3.

В связи с вышеизложенным значимыми представляются следующие моменты анализируемой позиции.

Во-первых, указанные авторы отметили то, что «сексуальные убийства или убийства по сексуальным мотивам, представляют собой весьма неоднородную совокупность поведенческих актов, различающихся, прежде всего, преступной мотивацией»4.

1 См.: Осмотр трупа на месте обнаружения : Руководство для врачей / Под ред. А.А. Матытева. - Л.. 1989. С. 168.

2 См.: Афанасьев С.А. и др. Указ. соч. С. 6.

3 Цитируется по тексту: Бородин СВ. Преступления против жизни. - М., 1999. С. 154.

4 Афанасьев С.А и др. Указ. соч. С. 6.

27

Во-вторых, они предложили несколько иную конструкцию термина. По их мнению, было бы более правильным называть эти убийства сексуально-садистскими1 .

В качестве особенностей данной группы убийств и одновременно признаков, определяющих общественную опасность рассматриваемых преступлений, С.А. Афанасьев, В.И. Иванов и В.В. Новик указывают на «сексуально-садистскую извращенность часто в сочетании с педофилией, гомосексуализмом, и т.д.; садистский характер повреждений, отражающий сексуально-садистскую символику; как правило, повторяемый характер реализации криминального мотива с тенденцией к расширению садистской техники при сохране-нии ядерной садистской формы (стереотипа)» .

Однако сексуальные убийства далеко не всегда сопровождаются проявлением актов садизма.

Данные авторы утверждают, что убийства, относимые ими к условно сексуальным, совершаются по несексуальным мотивам. Здесь допускается явное несоответствие между формой и содержанием понятия. Поскольку речь идет о явлениях, берущих начало в сексуальной природе человека, то включение в данную группу явлений сексуально немотивированных, как нам кажется, нарушает логическую структуру исследуемого объекта.

В обоснование своей позиции авторы утверждают, что при убийствах, сопряженных с изнасилованием, основным мотивом преступного поведения является удовлетворение половой потребности, само же убийство совершается по несексуальному мотиву: с целью сокрытия совершенного изнасилования, по мотиву мести за оказанное при изнасиловании сопротивление или в процессе преодоления сопротивления жертвы. Убийства, внешне напоминающие сексуально-садистские, могут быть также отнесены к сексуальным условно, ввиду

Афанасьев С.А., Иванов В.И. Классификация сексуальных убийств. Типы субъектов сексуально садистских убийств // Вопросы совершенствования предварительного следствия: Сб. статей. - СПб., 1992. С. 28-33. 2 Афанасьев С.А и др. Указ. соч. С. 8-9.

28

внешнего сходства, потому что садистские действия лишь сопутствуют основному несексуальному мотиву убийства .

Тем не менее, сексуальная подоплека убийств во всех этих случаях остается неизменной. Не было бы сексуальной мотивировки посягательства - не было бы и предпосылок для совершения убийства, сопряженного с изнасилованием, либо иными действиями сексуального характера.

С точки зрения, высказанной А.О. Бухановским при интервьюировании, сексуальный мотив, пусть даже трансформированный до неузнаваемости, подобного рода деяниям все равно присущ. Поэтому мы считаем, что «совершение сексуальных убийств по несексуальным мотивам» - нонсенс.

К группе безусловно сексуальных С.А. Афанасьев и другие авторы относят лишь те случаи, когда процесс убийства и смерть жертвы включены в сложный динамический комплекс сексуального удовлетворения как один из необходимых его элементов. Безусловно сексуальные убийства совершаются из сладострастия, и без собственно акта убийства или садистских действий, несовместимых с жизнью жертвы, сексуальное удовлетворение достигнуто быть не может. ; Эта группа убийств совершается на почве сексуальной извращенности пре-Ь ступника, т.е. по сугубо сексуальному мотиву, а сами убийства, будучи связан-Й^ными с половыми извращениями, являются результатом садистских действий2.

Представляется, что и в этом случае авторы, характеризуя вторую группу р убийств как убийства, совершаемые «по сугубо сексуальному мотиву», не f вполне точны. Практика расследования серийных убийств убедительно свиде-7 тельствует о наличии совокупности мотивов. До 85% подобных убийств со-к вершаются по нескольким мотивам в их определенном сочетании и соотноше-

i

  • нии друг с другом. При этом наиболее распространенным вариантом является сочетание таких мотивов, как сексуальный и корыстный, причем один из них,

1 См.: Афанасьев С.А. и др. Указ. соч. С. 7-8.

2 Там же. С. 8.

29

как правило, сексуальный, является основным, а второй из них - дополнительным.

Более последовательной в подходе к дефиниции исследуемых серийных убийств представляется позиция В.В. Буракова и А.О. Бухановского.

Весьма ценна мысль, высказанная данными авторами о том, как важно единое понимание одного и того же явления, а именно определенной части серийных убийств, и криминологом, и психиатром, и психологом, и практическим работником правоохранительных органов. Необходимо выработать единое, строго научное, имеющее практическую значимость определение термина «серийные убийства» с тем, чтобы исключить необоснованное расширение или сужение круга правовых явлений, охватываемых данным определением.

Концепция Буракова-Бухановского демонстрирует следующее понимание данной проблемы. В качестве одного из основных, или, по выражению авторов, квалифицирующих признаков серийных преступлений, выступает повторяемость двух и более эпизодов криминального насилия против личности, здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы граждан1.

Исходя из этого положения:

а) эпизод следует понимать как ограниченный в месте, времени, ситуации, фабуле самостоятельный акт завершенного или незавершенного (по зависящим или независящим от преступника причинам) криминального произвольного (волевого) или психопатологического поведения;

б) эпизодов должно быть не менее двух;

в) оценивается не отдельное преступление, а именно эпизод, каждый из которых может включать 2 и более составов преступлений;

г) все эпизоды совершаются одним и тем же лицом, действующим, как правило, в одиночку;

Бураков В.В., Бухановский А.О. Серийные преступления: подходы к дефиниции// Серийные убийства и социальная агрессия. - Ростов-на - Дону, 1998. С.44.

30

д) большинство эпизодов совершается в условиях неочевидности, что за трудняет поисковые мероприятия и способствует увеличению серии и ее про лонгированию во времени;

е) оценивается не число жертв, а наличие повторяемости эпизодов1.

(В отношении «эпизода», с нашей точки зрения, удачное определение дано Р.С. Белкиным. Он считал, что преступный эпизод (от греч. epeisodion, буквально - вставка) есть «завершенная часть преступной деятельности, обычно характеризующаяся как законченное преступление2…»).

Касаясь вопроса о множественности жертв как признаке серийных пре- ступлений, авторы совершенно справедливо указывают, что для совершения серийных преступлений множественность жертв в одном эпизоде как раз неха- рактерна (1,02+-0,04 жертвы на один эпизод), что отражает их связь с сексуаль- ным поведением. Те редкие случаи серийных преступлений, при которых в структуре отдельных эпизодов зафиксировано две и более жертв, объясняются или дополнительными, прямо к серии не относящимися причинами (например, устранение свидетеля - эпизод убийства матери и дочери Погосян в деле Чика- тило), или элементом случайности, используемой преступником с целью усиления степени садистичности и соответствующих ей ощущений и переживаний (истинно серийный эпизод в деле Головкина - пытки и последовательное убийство на глазах друг у друга трех подростков, случайно захваченных им). Но и в этих случаях подобные эпизоды с множественностью жертв выглядят как экс-визитные на фоне разворачивающейся серии3.

Значение этого признака в том, что он позволяет отделить серийные убийства (как частный случай проявления серийных преступлений) от так; называемых массовых убийств, примерами которых могут служить участившиеся в последнее время случаи практически одномоментных расстрелов военнослужа-

1 Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С.44.

2 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия… С. 271. 3См.: Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С. 44-45.

31

щими своих сослуживцев из автоматического оружия; от убийств при «бандитских разборках»1 и т.п.

Наличие специфической «множественности» является, по мнению данных авторов, первым признаком2 серийных убийств.

В качестве второго признака В.В. Бураков и А.О. Бухановский указывают наличие насилия над личностью. Они пишут: «Серийные преступления - это всегда преступления против жизни, здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы»3.

Тем самым авторы отсекают от серийных многоэпизодные преступления, совершенные исключительно из корыстных побуждений, что, по нашему мнению, в принципе справедливо. Дело в том, что с момента возникновения понятия serial murders (серийные убийства) его родоначальники (Дж.К.Ресслер и др.) употребляли его в тех случаях, кода речь шла об убийствах с сексуальной подоплекой. Думается, в целях сохранения первоначального смысла serial murders такая трактовка вполне уместна. На основании этого включение в категорию серийных преступлений заказных убийств, совершенных одним лицом или группой лиц, представляется также необоснованным4.

Авторы подчеркивают, что для серийных преступлений характерно обяза-

i

тельное участие социально неприемлемой формы проявления сексуального влечения (явно читаемого скрытого, нередко относящегося к подсознательной сфере, но выявляемого при тщательном профессиональном исследовании)5.

Однако с некоторыми выводами, которые делают В.В. Бураков и А.О. Бу- хановский, трудно согласиться. Они пишут об исключении из числа серийных

’ См. об этом более подробно: Гурев М.С. Убийства на «разборках» (методика расследования). - СПб., Питер, 2001.

Этот и другие признаки рассматриваются В.В. Бураковым и А.О. Бухановским в качестве структурных элементов конструируемой дефиниции.

3 См.:Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С.45.

4 См. об этом, напр.: Глазырин В.Ф. Особенности расследования «заказных» убийств на начальном этапе (отдельные аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. - Волглград, 1998.

5 См.: Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С.46.

32

преступлений многоэпизодных убийств, совершенных психически больными по бредовым галлюцинаторным мотивам, в состоянии нарушенного сознания и т.п.1 Например, серия убийств, совершенных душевнобольным Ершовым, как показало «тщательное профессиональное исследование», имела явную сексу-альную подоплеку . Клинические данные свидетельствуют о том, что 85% по-дэкспертных (подозреваемых или обвиняемых в совершении серийных преступлений) были признаны вменяемыми. Невменяемыми оказались лишь больные

•а

шизофренией, которые составили 15% обследованных лиц .

Практика показывает - непринятие во внимание серийных преступлений, совершенных душевно больными лицами, ведет к серьезным просчетам в работе следственных органов при раскрытии данного вида преступлений. Основная задача расследования подобной категории уголовных дел остается неизменной: найти и изобличить в совершении преступлений серийного убийцу, независимо от того, обладает ли посягатель психическим здоровьем или нет.

В качестве третьего структурного элемента серийных преступлений В.В. Бураков и А.О. Бухановский выделяют характерное садистское оформление эпизодов насилия, при этом, как они пишут, садизм сам по себе приобретает свойства фетишной эротизации.

О сексуальном мотиве совершаемых преступлений со всей очевидностью свидетельствует выявление в 60 % случаев картина садистских действий по от- ношению к жертве. А.С. Андреев, А.О. Бухановский, А.Я. Перехов, характеризуя эту сторону серийных сексуальных убийств, отмечают, что те отличаются «множественностью и разнообразием повреждений, крайней и необоснованной жестокостью, особой мучительностью для жертвы.. .»1.

Для обозначения подобных действий некоторые исследователи (например, А.О. Бухановский, Ю.М. Антонян и др.) употребляют термин «сексуальный са-

’ См.: Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С.46.

2 Серийные сексуальные убийства… С. 115-118.

3 Там же. С.43.

33

дизм». Заметим, что данный термин, а точнее, его конструкция, является не вполне корректной с научной точки зрения, поскольку «садизм» уже есть «сексуальное удовольствие от причинения кому-либо физической или душевной боли»2. При совершении описываемых преступлений действия садистского характера могут быть осуществлены до совершения убийства, в процессе совершения убийства и после совершения убийства. К первым могут быть отнесены пытки и истязания жертвы; ко вторым - нанесение за сравнительно короткий промежуток времени большого количества повреждений, что в своей массе несовместимы с жизнью; к третьим - глумление над трупом жертвы.

«Советским энциклопедическим словарем» «садизм» определяется как половое извращение, при котором для достижения полового удовлетворения необходимо причинение партнеру боли, страдания. В переносном значении -стремление к жестокости, наслаждение чужими страданиями3.

Если толковать «садизм» расширительно, то действительно, можно наблюдать наличие садистских черт характера у лиц, совершивших серийное убийство, в явной либо скрытой форме. Это проявляется в одних случаях - в пытках, истязаниях и тому подобных действиях, предшествующих убийству; в других - в способе убийства (например, путем нанесения жертве многочисленных ножевых ранений); в третьих - в самом факте убийства как специфическом способе получения удовольствия.

Четвертый элемент структуры серийных преступлений, как указывают В.В. Бураков и А.О. Бухановский, таков, что при серийном преступлении криминальное сексуальное насилие приобретает компенсаторный характер и диктуется не столько стремлением к удовольствию (гедонизм) и/или имуще-

Серийные убийства и социальная агрессия… С. 12.

2 Фидо М. Разнообразие сексуального поведения. - М., 1995. С. 343.

3 Советский энциклопедический словарь.. .С.1545.

34

ственной выгоде, сколько стремлением избежать, уйти от неудовольствия, психического и/или физического дискомфорта .

Данный элемент ценен тем, что объясняет причину совершения серийных убийств. Убийцы вообще и серийных убийц в частности - это чаще всего «импульсивные люди с высокой тревожностью и высокой эмоциональной возбудимостью, для которых в первую очередь важны собственные переживания и интересы и не сформирована установка относительно ценности жизни другого человека»2.

В пользу данного положения говорит и тот факт, что практически все лица, совершившие серийные убийства, не испытывали к своим жертвам никакой жалости; в качестве причин совершения злодеяний некоторые их них ссылались на стремление достичь «психической разрядки»3.

Вполне закономерен вывод авторов о том, что именно личность «серийных преступников», ее психологические и психопатологические состояния и являются той основой, которая диктует и определяет серийность - повторяемость криминальных поведенческих актов.

В качестве завершающего компонента своей концепции подхода к дефи-ниции серийных преступлений В.В. Бураков и А.О. Бухановский называют од- нотипность эпизодов серии (а не преступлений вообще). Под однотипностью эпизодов серии авторы понимают сходство условий их возникновения (психо- генная провоцируемость, метеотропность), психическую и/или физическую по- хожесть жертв, сходство ситуаций, предрасполагающих к совершению престу- плений, мест их совершения, формы первичного контакта с жертвами (как пра- вило, патосексуального), индивидуальный почерк - способы, средства и этапы психического, физического и сексуального воздействия на жертву.

1 Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С.47.

2 Антонян Ю.М. Психология убийства. - М., 1997. С. 146.

3 Водько Н.П. Указ. соч. С. 28.

35

При этом допускается наличие фактов совершения серийным преступником иных преступлений, образующих эпизоды, прямо к «серии» не относящимся. Например, Чикатило в свое время был уличен в краже линолеума.

Исходя из вышесказанного, авторы предлагают определять серийные убийства как «специфический частный вариант многоэпизодного садистского насилия, направленного против личности и половой неприкосновенности граждан, осуществляемого, как правило, в условиях неочевидности преступником, специфическая дисгармония личности которого закономерно приводит его в состояние психической или психофизической дезадаптации, что и определяет психолого-психиатрическую детерминацию поведения, аномально реализующего потребность в компенсации и комфорте (психическом и/или физическом)»1.

Данное определение, на наш взгляд, хотя и отражает комплексный подход к проблеме, не может быть адекватно воспринято криминалистикой из-за пере- груженности неправовыми терминами.

Согласно «Советскому энциклопедическому словарю», определение (или дефиниция) есть: 1) установление смысла незнакомого термина (слова) с по- мощью терминов (слов), знакомых и уже осмысленных (номинальное опреде- ление), или путем включения его в контекст знакомых слов (контекстуальное определение), или явного формулирования равенства (явное или нормальное определение), в левую часть которого входит определяемый термин, а в правую - определяющее выражение, содержащее только знакомые термины; 2) уточнение предмета рассмотрения, однозначная его характеристика (реальное определение); 3) введение в рассмотрение нового предмета (понятия) посредством указания на то, как этот предмет построить (получить) из предметов данных и уже известных2.

’ Бураков В.В., Бухановский А.О. Указ. статья. С.47. 2 Советский энциклопедический словарь.. .С. 1341.

36

В последнем случае определение принимает вид системы определяющих соотношений (схем, равенств) или шагов перехода (шагов индукции) от явно определенного и известного к искомому неизвестному (рекурсивные и индук- тивные определения).

Искомое определение должно быть, на наш взгляд, по способу построения - рекурсивно-индуктивным, а по виду окончательной формулировки - явным, или нормальным. Оптимальная форма его, как представляется, есть серийные убийства на сексуальной почве.

Согласно рекурсивно-индуктивному способу построения, следует установить вид системы определяющих соотношений, т.е., в нашем случае, определив,

i

что такое убийство, определить далее - что такое убийство на сексуальной почве, а затем, установив серийные, определить: что такое серийные убийства на сексуальной почве. Подобный путь позволит определить данный термин на основе комплексного подхода, поскольку убийство нами будет пониматься с уголовно- правовых позиций, на сексуальной почве - с позиций наук, занимающихся исследованием данной области человеческих отношений (сексология, психиатрия, психология и т.д.), а серийные - с точки зрения точных наук (например, математики).

Первую составляющую - убийство - статья 105 УК РФ определяет как умышленное причинение смерти другому человеку.

Вторая составляющая - на сексуальной почве - (от латинского sexus - пол) определяется, как совокупность психических реакций, переживаний и поступков, связанных с проявлением и удовлетворением полового влечения1.

Терминологически серийные представляется как совокупность ряда однородных предметов, процессов или явлений в количестве не менее двух.

Окончательный вариант искомого определения, по нашему мнению, может быть сформулирован следующим образом: Серийные убийства на сексуальной почве — это реализация определенными субъектами двух или более актов

1 Советский энциклопедический словарь… С. 1532.

37

умышленного причинения смерти другим лицам на основе собственных психи- ческих реакций, переживаний и поступков, связанных с проявлением и удовле- творением полового влечения.

§ 2. Классификация серийных убийств на сексуальной почве по криминалистически значимым основаниям

Существует масса черт, характеризующих серийные сексуальные убийства. И поскольку все эти черты присущи данному криминальному явлению, то и познание их, и сведение их в определенную систему имеют и теоретическое, и практическое значение.

В криминалистике на данном этапе ее развития существуют две области изучения криминальных явлений с целью выбора в дальнейшем оптимальной линии при расследовании: «криминалистическая характеристика преступлений» и «классификация преступлений»1.

Изучению проблем, связанных с криминалистической характеристикой преступлений, посвятили свои работы такие авторы, как Колесниченко А.Н., Белкин Р.С., Басалаев А.И., Гуляев В.А., Герасимов И.Ф., Зуйков Г.Г., Митри-чев СП., Селиванов Н.А., Сергеев А.А., Танасевич В.Г., Образцов В.А., Филиппов А.Г., Яблоков Н.П. и ряд других.

По мнению Р.С. Белкина, криминалистическая характеристика преступлений содержит типичную исходную информацию, систему данных о способах совершения и сокрытия данного вида (рода) преступлений и типичных послед- ствиях их применения, характеристику особенностей обстоятельств подлежащих выяснению или исследованию по данной категории дел, и типичных версий; указание на личность вероятного преступника, и его характеристику, веро-

Весьма важным для уяснения сути взаимосвязи между этими двумя областями нам представляется мнение Р.С. Белкина, считавшего, что криминалистическая классификация преступлений есть «… систематизация преступлений по криминалистически значимым основаниям, способствующим формированию криминали- стических характеристик преступлений и разработка частных криминалистических методик». (Криминалистическая энциклопедия… С. 92.)

38

ятные мотивы и цели преступления, личность вероятного потерпевшего и его характеристику; описание типичных для данного вида преступлений обстоятельств, способствующих его совершению1.

Свой взгляд на данную проблему имел И.Ф. Герасимов. Он определял криминалистическую характеристику преступления как «совокупность сведений о таких общих, типичных признаках, особенностях, обстоятельствах и иных характерных чертах определенного вида (группы) преступных деяний, которая,<..>, имеет важное организационное и тактическое значение для раскрытия, расследования и предупреждения этого вида (группы) преступлений»2. Содержание и объем криминалистической характеристики преступлений И.Ф. Герасимов определял следующим образом:

а) распространенность и общественная опасность преступления <…>; б) обособленность преступного посягательства, имеющие криминалистическое значение; в) наиболее характерные особенности обнаружения и выявления преступлений <…>, механизм следообразования в широком смысле слова; г) степень сокрытия, маскировки преступления <…>; д) личностные особенности подозре- ваемых и обвиняемых как объект криминалистического исследования <…>; е)особенности места обстановки, среды, условий, в которых совершаются те или иные преступления. По отдельным видам их желательно также характеристика временных факторов, связанных с преступными действиями <…>; ж)характеристика типичных обстоятельств, влияющих на формирование след-

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия… С. 105. (Кстати, в своей последней работе «Кримина листика: проблемы сегодняшнего дня» Р.С. Белкин на странице 223 пишет: «Я убежден, что криминалистиче ская характеристика преступления, не оправдав возлагавшихся на нее надежд и ученых, и практиков, изжила себя из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, в криминалистический фантом».).

2 И.Ф. Герасимов. Вопросы развития и совершенствования методики расследования отдельных видов преступлений. // Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды; вып. 50 (межвуз. сб-к). - Свердловск, 1976, С. 14-15. !

39

ственных ситуации, возникающих при расследовании тех или иных групп или видов преступлений1.

А.Г. Филиппов настаивает на более усеченном варианте содержания криминалистической характеристики преступлений. По его мнению, в нее следует включать:

а) непосредственный предмет преступного посягательства; б) способ совершения преступления; в) обстоятельства, при которых готовилось и было совершено преступление (время, место и т.д.); г) особенность оставляемых преступниками следов (механизм следообразования); д) личность преступника и потерпевшего2.

В известной степени с вышеизложенной позицией совпадает позиция СП. Митричева3.

Нестандартный подход к решению данной проблемы демонстрирует А.А. Протасевич. Говоря о криминалистической характеристике преступления, он пишет: «… она должна, (…), исходить из описания специфики значимых для криминалистов и следователей черт и строк преступления» . Указывая, что «процесс мотивации», «следы преступления», «факты до после криминального порядка» не укладываются в рамки ее «каркаса», а отказаться от их учета нельзя, А.А. Протасевич предлагает вместо «криминалистических характеристик преступлений» рассматривать иную конструкцию, а именно «криминалистические характеристики преступного поведения», так как, по мнению данного автора, это более широкое понятие5.

‘И.Ф. Герасимов. Указ. статья. С. 13-14.

2 См.: Криминалистика:Учебное пособие в схемах / Под ред. проф. А.Г.Филиппова. - М., 1998.С.135. , 3 См. об этом более подробно: Митричев СП. Методика расследования отдельных видов преступлений. - М.,1973.С.11-15.

4 Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с на силием: Дис. … д-ра юрид. наук. - Воронеж, 1999. С. 15.

5 См.: Протасевич А.А. Указ. работа. С. 15. !

40

«Информационный» аспект учитывает позиция И.С. Андреева, Г.И. Гра- мовича, Н.И. Порубова, которые определяют криминалистическую характери стику «как систему информации о расследуемом преступлении, имеющую уго ловно-правовое и процессуальное значение», а в содержание этого термина включают «компоненты, сходные с обстоятельствами предмета доказывания: способ подготовки и совершения преступления:, непосредственный предмет криминального посягательства, условия охраны его от посягательства, лич ность субъекта преступления, маскировка, направленная на сокрытие уголовно наказуемого деяния»1. i

Вышеуказанные авторы, признавая, что криминалистическая характеристика может включать данные и о других обстоятельствах, имеющих значение для раскрытия и расследования преступлений (например, о следах, характерных для того или иного вида (группы) уголовно наказуемых деяний, о поведении преступника до и после их совершения, об умениях и навыках, необходимых для выполнения той или иной преступной операции, о закономерных связях, существующих между различными элементами криминалистической характе- ристики) особо подчеркивают мысль о том, что перечень компонентов крими- налистической характеристики заранее дать нельзя, он может быть составлен лишь в обобщенном типизированном виде2.

В этой связи заслуживающей внимания представляется точка зрения А.Ю. Головина, который, характеризуя «криминалистическую характеристику преступлений» как систему типовых данных (сведений) об элементах отдельного вида преступления и его механизма, пишет: «Применительно к конкретному преступлению речь должна идти о системе криминалистически значимой ин- формации о нем, собираемой следователем. Именно эта информация анализи- руется следователем и иными работниками правоохранительных органов, со-

1 Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика: Учебное пособие / Под ред; Н.И. Пору бова. - Минск, 1997. С. 180.

2 Там же. С. 180.

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВ?!!!-!^: БИБШОТЮ?

поставляется с типовыми данными криминалистической характеристикой пре ступления, являясь таким образом предпосылкой ее практического использова ния»1. ^

Основными элементами криминалистической характеристики серийных убийств на сексуальной почве представляются способ совершения преступления, личности посягателя и жертвы, мотивация действий посягателя.

В общих чертах систему интересующих следствие данных, характеризую- щих серийные убийства на сексуальной почве, можно представить следующим образом.

Традиционным компонентом криминалистической характеристики пре- ступления является жертва. В качестве жертв выступают те представители общества, чье «участие» необходимо в процессе осуществления криминального замысла и чье сопротивление преступник надеется нейтрализовать путем неожиданного для жертвы перехода к нападению (маленькие дети, молодые женщины, одинокие пожилые люди, проститутки, бродяги, умственно отсталые, гомосексуалисты).

Следующим компонентом криминалистической характеристики серийных убийств на сексуальной почве следует назвать наличие в механизме «серии» особенных действий преступника, которые индивидуализируют способ совершения преступления .

Весьма важным, на наш взгляд, компонентом криминалистической харак- теристики серийных убийств на сексуальной почве выступает личность преступника. Специфика раскрытия и расследований указанных, убийств такова, что информация, получаемая об остальных элементах преступления, в синтезированном виде должна содержать выводное знание о некоторых сторонах личности посягателя.

1 Головин А.Ю. Криминалистическая систематика. - М., 2002. С. 132.

2 Подобная точка зрения разделяется практически всеми отечественными исследователями, занимающимися проблемами «механизма преступления», наиболее четко она представлена в работах Г.Г. Зуйкова.

42

Социальная характеристика данного компонента должна отражать следующие сведения: общественный статус, профессия, наличие семьи, образ жизни, увлечения, интересы, место жительства.

Демографическая характеристика должна отражать сведения о возрасте преступника.

Сексологическая характеристика должна содержать сведения об интимной жизни субъекта, в частности о способах удовлетворения половой потребности и выборе партнеров для этого.

Психологическая характеристика должна обрисовать внутренний мир преступника: систему духовных и материальных ценностей; темперамента, моти-вационную сферу и побудительные начала совершения тех или иных действий; отношение к себе и окружающему миру; субъективную оценку совершенных преступлений.

Психиатрическая характеристика должна осветить душевное состояние убийцы, а также акцентуации личности и возможные отклонения от установленных для психического здоровья норм.

Физиологическая характеристика должна содержать информацию об особенностях физического строения субъекта, о наличии анатомических и функциональных аномалий и недостатков.

Криминологическая характеристика должна содержать сведения о наличии криминального опыта, судимости, о выборе способа избежания уголовной ответственности.

«Личностный» компонент предлагаемой нами частной криминалистической характеристики серийных сексуальных убийств может сыграть двойную роль в расследовании: дать информацию, имеющую ориентирующе-розыскное значение, о личности посягателя, а после появления подозреваемого по делу — стать основой изучения его личности.

43

Характеризуя вышеперечисленные сущностные признаки серийных сексуальных убийств, вынуждены констатировать, что далеко не все из них носят сугубо криминалистический характер.

В то же время специфика этих признаков такова, что они способны нести криминалистически значимую «нагрузку». Например, наличие обстоятельств,

указывающих на совершение преступлений лицом, не являющимся жителем

i1

данной местности, позволяет с учетом данного фактора организовать тактическую операцию по нейтрализации, либо поимке данного субъекта’.

Указанные элементы могут быть положены в основу криминалистической классификации серийных убийств на сексуальной почве.

Под классификацией (в логике) понимается система соподчиненных понятий (классов, объектов) какой-либо области знания или деятельности человека, используемая как средство для установления связи между этими понятиями или классами объектов . Научная классификация выражает систему законов, присущих отображенной в ней области действительности. Различают естественные классификации, основание которых - существенные признаки объектов (напр., периодическая система химических элементов), и искусственные классификации, в которых используются несущественные признаки3.

Известен случай, когда в одном из городов был совершен ряд убийств, сопряженных с изнасилованием. Следствие обратило внимание на то, что места происшествий располагались неподалеку от трамвайных остановок. Было выдвинуто предложение, что убийца не является местным жителем, раз он совершает преступления в

непосредственной близи от маршрутных путей городского транспорта. С учетом этого был проведен ряд опера-

I тивных мероприятий по физическому прикрытию мест возможного появления разыскиваемого, несколько дней

спустя, в вокзальной толчее оперативники обратили внимание на подозрительно ведущего себя человека, сев шего в трамвай. Наблюдение было продолжено. Субъект вел себя все страннее, и оперативники задержали его. Тактически верно проведенный затем допрос дал свои результаты. Задержанный признался в совершении этих преступлений. \

2 См.:Советский энциклопедический словарь…С.593.

3 См.: Там же. С. 593. \

44

«Классифицировать» - в переводе с латыни означает «распределять предметы и явления на классы по известным отличительным признакам»1.

Поскольку проблема классификации обособленной совокупности правовых явлений, определяемой как серийные убийства на сексу;шьной почве, представляется важной, следует выяснить, каким уже существующим в крими- налистике параметрам она должна соответствовать.

Характеризуя криминалистическую классификацию преступлений, В.А. Образцов отмечал, что это необходимое условие эффективного познания данного объекта, важное средство проникновения в его глубинные базисные слои и обеспечение продуктивного движения мыслей исследователей от исходного целого к образующей его частям и от них снова к целому для выявлений закономерностей, знание которых необходимо для его научного объяснения и описания2.

Поскольку одной из важнейших функций криминалистики является разработка методики расследования отдельных видов преступлений, составы которых указаны в главах Особенной части УК РФ, то, как совершенно справедливо говорил об этом Р.С. Белкин, криминалистическая классификащы преступлений основывается на уголовно-правовой классификации по родам и видам пре- ступлений с учетом элементов состава преступлений3.

Распределение преступлений по главам Особенной части Уголовного кодекса в зависимости от объектов посягательства, обоснованное с уголовно-правовой точки зрения, далеко не во всех случаях должным образом обеспечивает гносеологические потребности криминалистической теории и следственной практики.

Если обратиться к тексту УК РФ, то можно убедиться, что в случае с «серийными
убийствами на сексуальной почве» одна важная составляющая дан-

1 См.: Словарь научных терминов, иностранных слов и выражений, переведенных на русский язык / Под редакцией В.В. Битнера. - СПб., 1905. С. 378. |

2 См.’.Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. - Красноярск, it 988. С. 4.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия… С.93-94. j

45

ного явления - «убийство» - содержится в главе 16 «Преступления против жизни и здоровья», а другая - «на сексуальной почве» - в главе] 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

Что же касается «вида преступления», то термин «отдельный вид преступ ления» в криминалистике имеет уголовно-правовые корни. Как правило, этот термин употребляется тогда, когда имеются в виду несколько родственных ли бо определенный состав преступления. I

По мнению И.Ф. Герасимова, «уголовно-правовые критерии не в состоя-

i нии обеспечить учет всех особенностей преступных деяний, которые имеют

значение для выявления и раскрытия преступлений»1.

В.Н. Кудрявцев объясняет это тем, что «состав преступления включает в себя лишь некоторые черты объекта, субъекта, объективной и субъективной сторон преступления, необходимые и достаточные для признания данного деяния общественно опасным, противоправным и для отграничения его от смежных преступлений»2.

С этим трудно не согласиться. Состав отдельного вида преступления есть своего рода «каркас» или набор четко сформулированных характеристик, позволяющий квалифицировать то или иное преступное деяние. Реально же совершенное криминальное посягательство, как уникальное, неповторимое явление объективного характера со всеми его компонентами, невозможно «поместить» в рамки, приготовленные для него нормами материального права.

Основной вопрос здесь - что должно составить основу криминалистиче- ской классификации серийных убийств на сексуальной почве.

В настоящее время в литературе можно выделить два подхода к разреше- нию данного вопроса.

Герасимов И.Ф. Вопросы криминалистической классификации в методике расследования преступле ний// Демократия и право развитого социалистического общества: материалы Всесоюз. науч. конференции. - М., 1975. С. 339. \

Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. - М., 1963. С. 82.J

46

Первое направление представляют А.Н. Васильев и Н.П. Яблоков, пола- гающие, что классификация преступлений «должна исходить не из уголовно-

I,

правовых характеристик, а из криминалистических по различным основаниям, имеющим значение для раскрытия преступлений, примененным орудиям и средствам, механизму формирования доказательств»1. j

Суть второго, «синтезированного», направления (А.Н. Колесниченко, И.Ф. Герасимов, Р.С. Белкин и др.) состоит в том, что они считают значимыми для классификации преступлений и уголовно-правовые, и криминалистические ха-рактеристики.

Суть синтез-подхода наиболее четко, системно, проявилась в позиции Р.С. Белкина. По его мнению, классификация преступлений предусматривает следующие группировки: 1) по субъекту преступления (совершаемые единолично или группой; впервые или повторно; лицами, состоящими в особых отношениях с непосредственным объектом преступного посягательства и не состоящими в таких отношениях; взрослыми преступниками и несовершеннолет-ними; мужчинами и женщинами); 2) по объекту преступления (логичности потерпевшего; характеру непосредственного предмета посягательства; по месту преступления; способам и средствам охраны предмета посягательства); 3) по объективной стороне состава преступления (способу совершения преступления, способу сокрытия преступления, если он не входит в качестве составной части в способ совершения преступлений); 4) по субъективной стороне преступления (совершенное с заранее обдуманным намерением; по внезапно! возникшему

умыслу; по неосторожности)2.

i Таким образом, система Р.С. Белкина позволяет классифицировать престу пления по родам и видам, но не допускает классификации преступления по их подвидам. ‘ ,

1 Криминалистика / Под ред. А.Н.Васильева. - М., 1971. С. 425.

2 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия… С. 92.

47

Кроме того, она абсолютно не берет в расчет поведенческую характери- стику лиц, совершающих преступления, хотя, согласно данным нейропсихо-лингвистики, занимающейся изучением проявлений человеческой сущности во вне, особенности способа совершения преступления являются своего рода шифрованным паспортом человека, реализующего преступное поведение.

Однако некоторые отечественные криминалисты учли этот важный мо мент. 1

\

Например, И.Ф. Герасимов не только предложил разделить все преступления на три группы в зависимости от особенности места их совершения, он предложил также использовать в качестве оснований классификаций преступлений наличие или отсутствие преступного опыта у лиц, совершающих преступления, наличие или отсутствие фактов сокрытия, маскировки преступлений1.

Свою теорию классификации преступлений предлагает В.А. Образцов. Указывая в качестве отправного пункта познания «человеческую; деятель-

ность», он подчеркивает, что учет именно этого фактора является методологи-

!

ческой базой его теории. \

В.А. Образцов выделяет следующие моменты теории человеческой дея тельности, которые представляются существенными с точки зрения кримина листических исследований. Это: 1) понимание деятельности как способа взаи модействия со средой, посредством которого проявляются свойства и способ ности человека; 2) рассмотрение деятельности в качестве «единой субстанции» человеческих сущностных сил; 3) выделение трех типов человеческой деятель ности:. деятельности отдельного человека, деятельности социальных общно стей, деятельности общества в целом2. j

Опираясь на концепцию о взаимодействии криминалистической классифи- кации преступлений с уголовном законом и уголовно-правовой классификацией тех же явлений, автор в качестве объектов криминалистической классифи-

i : кации преступлений как подсистемы деятельности указывает: преступления;

1 См.: Герасимов И.Ф. Вопросы криминалистической классификации преступлений… С? 338-339.

2 См.: Образцов В.А. Указ. соч. С. 33-34. \

\

48

определенные группы криминалистически сходных видов и уголовно-правовые роды преступлений; определенные виды преступлений; определенные уголовно-правовые подвиды (разновидности) преступлений; определенные группы преступлений, выделяемые на основе криминалистической классификации уголовно-правовых видов и подвидов указанных явлений1.

В качестве оснований криминалистической классификации преступлений В.А. Образцов предлагает использовать: 1) систему признаков преступления и

г

2) признаки систем, связанных с преступлениями2.

В свою очередь, система признаков преступления подразделяется на сле- дующие группы:

а) признаки преступника3;

б) мотив и цель преступления; \

в) признаки объектов преступления; j

г) признаки средств преступления;

д) признаки процесса преступления;

е) признаки результатов преступления. «

i Среди собственных свойств преступника В.А. Образцов считает целесообразным выделить:

  • неизменяющиеся естественные (природные, биологические) свойства;
  • изменяющиеся социально обусловленные свойства.
  • Анализ теории криминалистической классификации преступлений В.А. Образцова, проведенный с целью выяснения ее практической значимости, показал, что она носит общий, «универсальный» характер.

В связи с этим представляется, что криминалистическая классификация преступлений может быть общей и частной.

’ См.: Образцов В.А. Указ. соч. С. 61. .

I

2 Там же. С. 80, 98. ;

3 Вслед за Н.А. Селивановым В.А. Образцов подразумевает под ними свойства преступника собственные и отношений. (См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982..С. 132.)

49

В общей части мы предлагаем классифицировать преступления; по типам, классам, родам, видам, подвидам (по аналогии с классификацией, принятой в биологии).

По нашему мнению, «типы» преступлений содержатся в названиях разделов Особенной части УК РФ, «классы» - в названиях глав этих ]разделов, «ро-

ды» - в названиях статей этих глав, «виды» - общественно-опасные деяния, от-

i

вечающие родовому названию и видовому эпитету, и, наконец], «подвиды» -

1 ‘ преступления, отличающиеся от остальных преступлений данного вида, опре-

деленными, достаточно устойчивыми признаками (одним или несколькими).

Таким образом, общая часть криминалистической классификации серий-

li

ных сексуальных убийств может иметь следующий вид. j

Тип преступлений - «Преступления против личности». {

Класс преступлений - “Преступления против жизни и здоровья”. Род преступлений - «Убийство». (

Вид преступлений - «Убийство на сексуальной почве «. !

Подвид преступлений - «Серийные убийства на сексуальной почве». Частная классификация преступлений должна строиться с учетом специ-фики, присущей тому или иному их виду, либо подвиду. Исходя из данного положения классификация серийных убийств на сексуальной почве ;по их крими- налистически значимым основаниям может иметь следующий вид1. «Выбор жертвы». В зависимости от пола жертвы:

а) преступления против лиц женского пола;

б) преступления против лиц мужского пола;

1 Мы не даем анализ уже имеющийся классификаций серийных преступлений, разработанных А.Р. Пав ловым, В.Н. Тележниковой, А.А. Протасевичем и рядом других авторов в силу того, что у одной части исследо вателей эти классификации даны с криминологических позиций. Такова, например, классификация, предло женная А.Р. Павловым; у другой части исследователей (А.А. Протасевич) речь идет о «криминалистических классификациях и типологиях лиц, совершающих серийные убийства». Тем не менее, все то ‘наиболее сущест венное, что содержится в разработках данных авторов, нами учтено и в адаптированном виде использовано при создании собственной классификации. 1

50

в) преступления против лиц обоих полов. В зависимости от возраста жертвы:

а) преступления против малолетних и несовершеннолетних до 14 лет;

б) преступления против несовершеннолетних от 14 до 18 лет;

в) преступления против совершеннолетних трудоспособного возраста;

г) преступления против лиц пенсионного возраста;

д) преступления против лиц нескольких возрастных категорий. ; В зависимости от психического состояния жертв:

а) преступления против психически полноценных людей;

f

б) преступления против психически неполноценных людей. “ В зависимости от социального статуса жертвы:

а) преступление против лиц с социально приемлемым для дайного общест ва положением;

б) преступление против лиц с социально неприемлемым для данного об- щества положением. I

В зависимости от виктимологических особенностей жертвы:

а) преступления против лиц, создающих своим поведением возможность формирования криминальной ситуации;

б) преступление против лиц, не создающих своим поведением подобных ситуаций.

В зависимости от наличия качеств характера, предполагающих способность к защите и противодействию:

а) преступления против лиц, способных оказать активное сопротивление;

б) преступления против лиц, не обладающих такими способностями. «Способ совершения преступления». В зависимости от наличии признаков действий подготовительного плана:

а) преступления “организованные”;

б) преступления “неорганизованные”. i

В зависимости от наличия следов сокрытия: I

j

51

а) преступления с сокрытием (закапыванием, сожжением, расчленением) трупов;

б) преступления без сокрытия трупов;

в) преступления с выставлением трупов «напоказ». «Особенности преступного «почерка» («modus operandi») убийцы». В зависимости от наличия динамики изменений:

а) преступления с изменяющимся «почерком»;

б) преступления с неизменяющимся «почерком». !

В зависимости от повторяемости в эпизодах серии действий:, необязатель- ных для совершения убийств:

а) преступления с «автографом»;

б) преступления без «автографа».

«Временной интервал между совершением предыдущего и последующего эпизодов».

В зависимости от частоты совершения преступлений:

а) преступления, совершаемые одно за другим с перерывом в несколько минут;

б) преступления, совершаемые с перерывами в несколько дней или меся цев;

в) преступления, совершаемые с перерывами в несколько лет;

г) преступления, совершаемые со смешанными промежуточными интерва лами.

«Выбор орудий совершения преступления».

В зависимости от того, чем именно причиняется смерть жертве:

а) преступления, совершаемые посредством механической асфиксии;

б) преступления, совершаемые посредством нанесения колотб- резаных ран;

!

в) преступления, совершаемые посредством нанесения рубленых ран;

I

52

г) преступления, совершаемые посредством нанесения огнестрельных по-

I ; вреждении;

д) преступления, совершаемые посредством нанесения разнородных по вреждений.

«Выбор места совершения преступления».

В зависимости от обнаружения места нахождения «основных узлов» кри минального события: j !

а) преступления, совершаемые в городских квартирах; ‘

б) преступления, совершаемые на городских улицах; \

в) преступления, совершаемые в городских лесопарковых зонах, пустырях, недостроенных зданиях, пустующих сооружениях;

г) преступления, совершаемые в лифтах, на лестницах, чердаках и подва- лах; ‘

д) преступления, совершаемые в лесных массивах за пределами городской черты;

е) преступления, совершаемые в сельских районах, а также постройках и домиках дачного типа.

«Использование транспортных средств».

В зависимости от наличия информации об использовании транспортных средств:

а) преступления, совершаемые лицами, имеющим доступ к легковым ав томобилям;

б) преступления, совершаемые лицами, имеющими доступ к грузовым ав томобилям; v

в) преступления, совершаемые лицами, имеющими в распоряжении мото циклы;

г) преступления, совершаемые лицами, имеющими в распоряжении вело- сипеды; j

д) преступления, совершаемые без применения транспортных’средств.

53

«Выбор конечного результата действий». В зависимости от цели:

а) преступления, совершенные с целью получения полового удовлетворе ния во время его совершения;

б) преступления, совершаемые с целью подавления сопротивления жертвы или во время изнасилования;

в) преступления, совершаемые с целью дальнейшего соития Ь трупом;

г) преступления, совершаемые с целью сокрытия изнасилования и/или

i ;

иных насильственных действий сексуального характера;

д) преступления, совершаемые в ответ на действия, расцениваемые как унижение1.

«Наличие обстоятельств, указывающих на садистские наклонности субъ-

\ ? екта». |

В зависимости от количественно-качественной характеристики нанесен-

ных прижизненных и посмертных повреждений: f

а) преступления, совершаемые лицами, склонными к садизму;;

б) преступления, совершаемые лицами, несклонными к садиз^/гу. «Сексуальные наклонности субъекта». =

, а) преступления, совершаемые лицами с гетеросексуальной ориентацией;

i

б) преступления, совершаемыми лицами с гомосексуальной ориентацией;

в) преступления, совершаемые лицами с бисексуальной ориентацией. «Особенности психического состояния субъекта в момент совершения

убийств». ;

В зависимости от характера обстоятельств, свидетельствующих о психическом состоянии посягателя:

1 Формулируя данный пункт, мы руководствовались мнением на этот счет ряда исследователей. ( См. об этом, напр.: Павлов А.Р. Серийные сексуальные убийства и их предупреждение: Дис. … канд.’ юрид. наук. - М., 1994. С.37.).

54

а) преступления, совершаемые лицами с «организованным» типом психи ки;

б) преступления, совершаемые лицами, с «неорганизованным» типом пси хики.

«Знание местности».

В зависимости от характера обстоятельств, свидетельствующих об ориен тации субъекта на местности: |

а) преступления, совершаемые лицом, знающим эту местность;

б) преступления, совершаемые лицом, не знакомым с данной местностью. «Особенности поведения убийцы после совершения преступления».

В зависимости от выбора преступником способа избежания’интереса пра воохранительных органов: !

а) преступления, после совершения которых субъект может «залечь на дно»;

б) преступления, после совершения которых субъект стремиться к переме-

!’

не места жительства;

в) преступления, после совершения которых субъект оставляет на некото рое время работу, либо место жительства под благовидным предлогом.

В зависимости от оценки своих поступков:

а) преступления, после совершения которых субъект способен на раская ние; !

б) преступления, после совершения которых субъект не способен на рас каяние. :

«Образ жизни убийцы». ‘?

В зависимости от времени суток, предпочитаемого убийцей |цля соверше- ния большинства эпизодов:

а) преступления, совершаемые субъектами, склонными к «ночному» образу жизни;

55

б) преступления, совершаемые субъектами, склонными к «дневному» образу жизни.

На основании вышеизложенного приходим к следующим выводам:

  1. Серийные убийства на сексуальной почве представляют собой обособленное явление криминальной действительности. \
  2. Данное явление обладает рядом признаков, чья специфика позволяет оп-
  3. » ределенным образом систематизировать информацию об Ьтих преступ-

\ лениях. |

i

  1. Систематизированная информация может быть использована в качест-

\ ее основы частной методики раскрытия и расследования «указанной ка-

х тегории уголовных дел. ‘

56

Глава 2. Некоторые проблемы тактики выявления и изо- бличения серийных убийц

§ 1. Следственные ситуации расследования серийных убийств на сексуальной почве и постановка соответствующих тактических задач

Говоря о расследовании серийных убийств на сексуальной почве, необхо-

i

димо отметить, что установление и изобличение лиц, их совершающих, целиком и полностью зависит от способности следователя верно оценить следственную ситуацию по делу, поставить тактические задачи, найти наиболее оп-

}

I тимальные пути их решения.

j : В своем развитии термин «следственная ситуация» прошел длительный

эволюционный процесс и, как все базовые понятия, имеет различные трактовки. А.Н. Колесниченко и В.Е. Коновалова пишут, что это характеристика поло-

S

жения расследования преступления, определяемая наличием (отсутствием) доказательственной и оперативной информации об обстоятельствах предмета доказывания и компонентах криминалистической характеристики, обуславливающей систему непосредственных задач и направления расследования1.

Л.Я. Драпкин утверждает, что это динамическая информационная систе-

ма, элементами которой являются существенные признаки и свойства обстоя-

I ?

тельств, имеющих значение по уголовному делу, связи и отношения между ни-

! ‘

ми, а так же между участниками процесса расследования, наступившие или

I ;

предполагаемые результаты действий сторон2.

Наиболее краткие определения даны Р.С. Белкиным и В.В. Кириченко.

1 Колесниченко А.И., Коновалова В.Е. Криминалистическая характеристика преступлений. - Харьков, 1985. С. 64. [

2 Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие

i преступлений. Науч. труды. Вып. 41. - Свердловск, 1975. С. 28-29. j

57

Первый говорил о следственной ситуации как о совокупности условий, в которых в данный момент осуществляется расследование преступления1; второй понимает под ней конкретную обстановку, в которой приходится работать следователю по уголовному делу в каждый данный момент времени2;

И.А. Копылов и А.Ф. Облаков делают в своих определениях основной ак- цент на «криминалистический» аспект проблемы . j

Г.А. Зорин, говоря о «ситуации» вообще, пишет, что она представляет собой системную модель, которая имеет потенциальную динамичностью

i

Заслуживающей самого пристального внимания представляется позиция

А.С. Шаталова. Исходя из посылки, согласно которой «следственная ситуация -это прежде всего совокупность не субъективных, но объективно существующих факторов»5, данный автор приходит к следующим выводам:

  1. установленные по делу факты и обстановка, в которой происходит рас- следование, не меняются в зависимости от субъективной оценки должностных лиц;
  2. процесс расследования логично представлять в виде чередующихся после- довательных переходов от одной следственной ситуации к другой;
  3. следственная ситуация, как криминалистическая категория, не может совпадать по объему с реальными ситуациями, складывающимися на практике;
  4. в следственной ситуации имеет место только один элемент —информа- ционный;
  5. 1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия… С.204.

2 Кириченко В.В. Следственные ситуации и тактические комбинации при расследовании. - Л., 1990. С.4.

3 Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. - Волгоград, 1988. С.6; Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступления и криминалистические ситуации. -Хабаровск, 1985. С.60.

4 Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики. - Минск, 2000. С. 103. \

5 Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. - М., 2000. С.90. |

58

  1. совокупность сведений, характеризующих процесс расследования, в том числе и сведения о следственной ситуации, образует индивидуальные условия расследования; j
  2. на основе выявленных групповых ситуационных признаков следственная
  3. 1

ситуация должна быть отнесена к определенному типу; ]

  1. путем выбора криминалистических алгоритмов, рекомендуемых для управления подобной следственной ситуацией, осуществляется состав ление и реализация программ расследования1.

С точки зрения расследования значимыми в позиции А.С. Шаталова пред- ставляются два момента.

Во-первых, определенная совокупность имеющихся делу сведений создает условия для типизации складывающейся следственной ситуации.

Во-вторых, установленный тип следственной ситуации задает цель и спо собствует выбору определенной программы по ее достижению с попутным ре шением определенных тактических задач. Эта деятельность, по мнению А.С. Шаталова, носит характер «управления следственной ситуацией»»2. Данное по ложение соответствует тому, о чем писал Р.С.Белкин, характеризуя Следствен ную ситуацию: «… каждая следственная ситуация характеризуется как общими с другими однородными ситуациями, так и особенными, свойственными только ей чертами. Поэтому рекомендации методики не могут быть применены меха нически, стереотипно; они требуют учета ситуации, соответствующей коррек тировки, приспособления к условиям конкретного акта расследования либо приложения определенных усилий для изменения следственной ситуации в благоприятную для применения рекомендаций криминалистической методики сторону»3. ‘

1 Шаталов А.С. Указ. соч. С.90-101.

2 Там же. С. 103. [

Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2: Частные криминалистические теории. 4М., 1997. С.455.

59

Для установления и изобличения лиц, совершающих серийные убийства на сексуальной почве, важно верно определить тип следственной ситуации и верно выбрать соответствующую данному типу программу. I

Типы следственных ситуаций, возникающих на различных ‘этапах рассле- дования серийных убийств на сексуальной почве, можно классифицировать по нескольким основаниям1 . ;

По уровню сложности практически все следственные ситуации, возни-

1 кающие в ходе расследования серийных убийств на сексуальной почве, следу- ет отнести к категории сложных. На первоначальном этапе это качество возни- кающих ситуаций обусловлено прежде всего неочевидным характером совер- шаемых преступлений. Установление лица, совершающего указанные убийства, происходит в обстановке острого дефицита криминалистически значимой информации по делу. Основная сложность при этом заключается в проблеме поиска достоверных источников данной информации. На последующем этапе расследования, связанном с изобличением конкретного лица в совершении се- рийных сексуальных убийств, следственные ситуации носят сложный характер

j в силу специфики формирования доказательственной базы по делу, поскольку

все указанные законом обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ), должны быть выяснены по каждому эпизоду серии.

Все следственные ситуации, возникающие на первоначальн<эм этапе рас- следования, носят проблемный характер. Проблемный характер этих ситуаций

I ‘ обусловлен теми условиями, в которых приходится заниматься установлением

лица, причастного к совершению преступлений.

При этом могут возникать типичные проблемные ситуации и специфичные проблемные ситуации. К первым ситуациям следует отнести, например, случаи

\

1 За основу взята классификационная система следственных ситуаций Л.Я. Драпкина. (Драпкин Л.Я.

f : Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственная ситуация и раскрытие преступлений: Науч.

труды. Вып. 41. - Свердловск, 1975. С. 43). ;

60

обнаружения трупов без признаков манипуляций с телом, ко вторым - случаи обнаружения трупов с признаками манипуляций, в том числе} расчлененных трупов. (К манипуляциям с трупом относятся: размещение трупа перед зерка-

лом, посмертное сожжение волос, вкладывание в руку трупа (букета цветов,

f : придание телу какой-либо позы и т.д.)

С точки зрения количественного фактора, можно выделить проблемные

ситуации одноэлементные и комплексные. К одноэлементным проблемным

следует, на наш взгляд, отнести те ситуации, в чей компонентный состав вклю-

!

чен один проблемный элемент. Это характерно для случаев, когда труп жертвы локализуется в месте, расположенном вдалеке от привычных маршрутов прижизненных перемещений данной жертвы. К комплексным проблемным ситуациям следует отнести те, в чей компонентный состав входят несколько проблемных элементов. В качестве примера может служить ситуация, предшествующая созданию психологического портрета преступника. Эта ситуация характеризуется наличием малого объема информации о преступлении.

Далее среди проблемных ситуаций можно выделить закрытые (конечные) и открытые (бесконечные) следственные ситуации.

К закрытым ситуациям следует отнести те, чей временной период разре- шения является легко прогнозируемым, например, такой может быть- ситуация, связанная с получением информации по результатам назначенных и произведенных экспертиз.

К открытым (бесконечным) следует отнести те ситуации, в отношении ко- торых прогнозирование положительного исхода по объективным причинам затруднено.

В частности, это относится ко всему процессу установления лица, совер-

I

шающего серийные сексуальные убийства, поскольку практика знает немало

примеров, когда данное лицо принятыми мерами так и не удавалось выявить.

f

61

По времени возникновения проблемные ситуации подразделяются на на- чальные (исходные), промежуточные и завершающие. На первоначальном эта-пе расследования к исходным следует отнести ситуации, возникающие на стадии получения информации о лице, совершающем серийные сексуальные убий-

i

ства, по результатам осмотров мест происшествий1. « ;

К промежуточным следует отнести ситуации указанного этапа расследования, связанные с получением недостающей информации о даннрм лице (в ре-

I зультате допросов, экспертиз и иных следственных действий). j

К завершающим следует отнести ситуации этого же этапа расследования,

j

связанные с получением информации, косвенно либо прямо св’идетельствую-щей о причастности к совершению расследуемых убийств конкретного лица, например, по результатам реализации оперативно-розыскных мероприятий.

Помимо сложных проблемных следственных ситуаций существует обшир ная группа сложных конфликтных следственных ситуаций, относящихся к по следующему этапу расследования, на котором происходит процесс изобличе ния лица в совершении серийных сексуальных убийств. Характер возникающих при этом ситуаций действительно конфликтный, поскольку изобличаемое лицо, как показывает практика, вне зависимости от того, виновно оно или нет, изби рает определенный способ защиты от предъявляемого ему обвинения, тем са мым неизбежно вступая в конфликт со следователем. 1

В зависимости от частоты встречаемости конфликтные ситуации подраз- деляются на типичные и специфичные.

К типичным ситуациям относятся те, которые складываются при недоста- точной для полного изобличения серийного убийцы доказательственной базе. Если изобличаемое лицо действительно совершало расследуемые преступле-

1 В частности, И.М. Лузгин считал, что исходная следственная ситуация это: «… проекция криминальной ситуации, ее отображения в объективной действительности в виде обстановки, сложившейся после совершения преступления, включая совокупность следов и иных последствий». (Лузгин И.М. О следственных ситуациях // Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидностк. Сб;науч. статей. -Волгоград, 1989. С.48.) \

62

ния, то оно, как правило, старается либо создать себе ложное алиби, либо дает

\ полуправдивые показания, избегая при этом освещения невыгодных для себя

моментов происходившего события. ;

Достаточно специфичными на этом фоне представляются ситуации, когда на руках у следователя имеется доказательственная база, при наличии которой серийному убийце объективно становится бессмысленно скрывать свою вину.

К специфическим ситуациям следует отнести и ситуации, когда процесс изобличения начинается сразу же по задержании установленного лица, которое было схвачено в момент попытки реализации посягательства.

В зависимости от количественного показателя сторон, создающих конфликтные следственные ситуации, последние можно подразделить на двусторонние и многосторонние.

Первые наиболее характерны для ситуаций, конфликтность которых обусловлена наличием у двух сторон процесса изобличения (у следователя и под- следственного лица) несовпадающих целей.

Для многосторонних ситуаций характерно, что участие в их формировании принимает больше двух сторон. Для конфликтных ситуаций, возникающих в ходе изобличения серийного сексуального убийцы, отличительной чертой является участие третьей стороны, чье участие в деле в одних ситуациях играет

I положительную, в других- отрицательную роль. Речь идет о родственниках

погибших. Следователь всегда должен брать в расчет эмоциональное состояние этой категории потерпевших при организации и планировании отдельных след- ственных действий, в частности, при производстве проверки показаний на месте.

Конфликтные следственные ситуации в зависимости от степени проявления остроты конфликта принято делить на ситуации строгого соперничества и нестрогого соперничества.

Первые возникают, как правило, на разных стадиях изобличения, когда подследственный тем или иным способом пытается доказать свою; невинов-

63

ность. Подобная ситуация может возникнуть и на более поздних стадиях изобличения, когда обвиняемый в совершении серийных сексуальных убийств начинает опровергать данные ранее показания. Такая же ситуация возникает и в том случае, когда лицо, не совершавшее преступлений, по вполне понятным причинам не желает признавать себя виновным.

Ситуация нестрогого соперничества характерна для случаев, когда процесс изобличения не встречает сопротивления со стороны подследственного. Это сопротивление слабеет либо исчезает вовсе в силу вполне определенных причин: правильно организованной тактической операции, вовремя и к месту примененного тактического приема (путем, например, предъявления вещественных доказательств). Такая ситуация может быть достигнута в результате перелома психологии изобличаемого лица, соперничество пусть и нестрогое, все же сохраняется, поскольку остается неизменным антагонизм системы «следователь -подследственный».

По времени возникновения конфликтные ситуации, как и проблемные, подразделяются на исходные, промежуточные и завершающие.

К исходным относятся ситуации, складывающиеся к моменту начала изо- бличения.

К промежуточным ситуациям следует, по всей видимости, отнести те, что складываются по достижении промежуточных целей изобличения. Например, к такого рода ситуациям относится начало дачи правдивых показаний подследст- венным.

Формирование завершающих конфликтных следственных ситуаций свя- занно с накоплением в процессе изобличения информации, способствующей полному и окончательному изобличению серийного сексуально убийцы не только по всем эпизодам серии, но и по всем преступным эпизодам вне серии.

Наиболее важным фактором, определяющим формирование следственных ситуаций, является деятельность следователя. Характеризуя ее, А.С. Шаталов пишет: «В деятельности следователя объективно складывается совокупность

64

обстоятельств, между которыми существует временная, пространственная, причинная или иная связь, которая образует целостную систему элементов, именуемую следственной ситуацией»1. Говоря о попадании следователя в незнакомую следственную ситуацию указанный автор высказывает мнение, согласно которому следует стараться «… свести отдельные неизвестные объективные факторы к типичным, присущим схожей, пусть даже в самых общих чертах следственной ситуации, для управления которой практикой выработан- ны уже соответствующие криминалистические алгоритмы и программы расследования»2.

Формирование незнакомых следователю следственных ситуаций - наибо- лее характерная черта, присущая процессу раскрытия и расследования серийных сексуальных убийств. В то же время практически во всех этих ситуациях можно выделить элементы, делающие данные ситуации в чем-то схожими с некоторыми ситуациями, возникающими при расследовании умышленных убийств и изнасилований, совершенных в условиях неочевидности. Схожесть следственных ситуаций обусловливает сходность целей расследования, а также тактических задач, которые должны быть при этом решены.

Говоря о целях и задачах раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве, нельзя не затронуть мнений некоторых авторов, высказываемых ими по данному поводу. Так, А.Б. Соловьев пишет: «На первоначальном этапе усилия следователя в первую очередь должны быть направлены на решение трех задач, дающих в его распоряжение исходную доказательственную информацию, необходимую для дальнейшего успешного расследования:

1) принятие мер к установлению события преступления; 2) 3) выявление лица, совершившего преступление; 4) 1 Шаталов А.С. Указ. соч. С.102.

2 Там же. С. 103.

65

3) обнаружение и изъятие следов преступления и иных предметов, имею- щих значение вещественных доказательств»1.

Весьма значимой в силу увязывания многих элементов расследования ме- жду собой представляется точка зрения Л.А. Соя-Серко. Будучи сторонником идеи «программирования» следственной работы, он рассматривал ее в виде «… специфической организации криминалистической информации, являющейся основой профессиональных знаний следователя» , которая «сопровождает» процесс планирования. При этом процессу планирования придается статус про- блемной ситуации, «состоящий из иерархически построенной системы следст-венных задач» . Суть подобного «сопровождения» кроется в том, чтобы «обеспечить криминалистическими предписаниями каждый элемент следственной задачи всю систему в целом»4. Информационный аспект учитывает Т.С.Волчецкая, которая определяет следственную ситуацию как «… степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения»5.

Е.П. Ищенко основной акцент делает на задачах первоначального этапа расследования очевидных преступлений. В частности, он пишет: «Основная за- дача данного этапа расследования неочевидных преступлений - установление виновного лица в условиях острой нехватки информации о других важных элементах расследуемого события»6.

1 Соловьев А.Б. Как организовать расследование. - М., 2000. С.7.

2 Соя-Серко Л.А. Программирование как метод рационализации расследования.// Теоретические и прак тические проблемы программирования процесса расследования преступлений: Межвуз. сб. науч. трудов. - Свердловск, 1989. С.32.

3 Там же. С.32.

4 Там же. С.32.

5 Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. - Калининград, 1997. С.93.

6 Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. - Красноярск, 1988. С.62.

66

Имеются и другие мнения по поводу данной проблемы, во многом схожие с вышеизложенными.

Целесообразно конкретизировать наиболее существенные, на наш взгляд, моменты, касающихся уяснения сути «тактической задачи»:

1) «тактическая задача» и «задача расследования» - во многом сходные понятия, различающиеся только тем, что в первом случае речь идет о более узком процессе, а именно, о разрешении возникшей ситуации тактическим путем; 2) 3) формирование тактической задачи обусловлено определенной следст- венной ситуацией; 4) 5) тактические задачи вслед за следственными ситуациями обладают оп- ределенным набором свойств, в частности, относительно к тому или иному этапу расследования, типичностью или нетипичностью, и т.д.; 6) 7) разрешение типичной задачи при управлении следователем следствен- ной ситуацией происходит путем выбора тех или иных криминалисти- ческих программ и алгоритмов, имеющих разработанную научно- практическую базу; 8) 9) переход от решения одной тактической задачи к решению другой соз- дает своего рода этапность процесса раскрытия и расследования. 10) Кроме того, «тактическая задача» конструктивно теснейшим образом связана с «методикой расследования преступлений», под которой понимается «… обусловленная предметом доказывания система тактических задач и операций, отражающая типичный процесс расследования и отвечающая критериям эффективности и экономичности»1.

Среди тактических задач, разрешение которых становится насущной проблемой при расследовании серийных сексуальных убийств, имеются свои разновидности.

Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно- насильственных преступлений/ Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М., 2001. С.9.

67

По характеру их следует подразделить на задачи общего и частного плана.

К общим тактическим следует отнести задачи, вмещающие значительные комплексы проблем, которые, в свою очередь, обусловлены целью расследова- ния. Поскольку предварительное следствие есть, по сути, процесс раскрытия (т.е. установления лица, совершившего преступление), и расследования (т.е. изобличения лица, совершившего преступление), то было бы логично предста- вить, что и тактические задачи общего характера можно в соответствии с этим положением представить как тактическую задачу «Выявление лица, совер- шающего серийные убийства на сексуальной почве» и тактическую задачу «Изобличение лица, совершившего серийные убийства на сексуальной почве».

К тактическим задачам частного характера следует отнести те, которые со- ставляют отдельные стороны общей задачи. В зависимости от принадлежности к той или иной общей задаче их можно объединить, во-первых, в частные так- тические задачи, требующие своего разрешения в ходе поиска и установления лица, совершающего серийные убийства на сексуальной почве и, во-вторых, в частные тактические задачи, требующие своего разрешения при изобличении лица, совершавшего указанные убийства.

Исходя из практики, к частным тактическим задачам первой группы следует отнести такие наиболее типичные как: «Изучение обстановки места происшествия с целью распознавания сексуального характера убийства», «Установление факта совершения нескольких нераскрытых сексуальных убийств одним и тем же лицом», «Собирание и фиксация криминалистически значимой информации об имевших место событиях», «Установление личности жертвы», «Взаимосвязь жертвы с преступником и ее познание при расследовании преступления», «Поиск и задержание лица, совершающего серийные убийства на сексуальной почве», «Проверка подозрения в отношении нескольких лиц».

К частным тактическим задачам второй группы следует отнести такие наиболее типичные как: «Опровержение ложного алиби», «Изучение личности подозреваемого (обвиняемого) в совершении серийных сексуальных убийств»,

68

«Познание пространственно-временных связей и отношений в процессе рассле- дования серийных сексуальных убийств», «Проверка истинности даваемых по- казаний», тактическая задача «Побуждение к даче правдивых показаний», «Нейтрализация негативного влияния посторонних лиц на ход расследования», «Доказывание указанных законом обстоятельств при расследовании дела по се- рийным сексуальным убийствам», «Изобличение серийного сексуального убийцы в совершении преступлений, не относящихся к серии», «Профилактика причин и условий, способствовавших совершению серийных убийств на сексуальной почве». Выводы:

  1. Основным фактором, определяющим выбор пути раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве, является следственная ситуация.
  2. Тип следственной ситуации задает определенный тип тактической задачи, которую необходимо решить.
  3. Тактическое решение, позволяющее совершать переход от менее благо- приятной следственной ситуации к более благоприятной, целесообразно реализовыватъ в форме криминалистических алгоритмов и программ расследования.
  4. § 2. Информационный аспект процесса раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве

Мероприятия организационного плана и сам процесс предварительного следствия по делу осуществляются в рамках определенного информационного потока.

О каких сведениях может идти речь при расследовании серийных убийств? Прежде всего необходимо заметить, что по характеру это должна

69

быть информация, имеющая отношение к событию преступления, то есть речь идет о «криминалистически значимой информации», которую Р.С. Белкин трактует как «сведения, данные имеющие отношения к раскрытию и расследованию преступления» . В данном утверждении наиболее значимыми представляются два следующих момента: во-первых, говоря о форме криминалистически значимой информации, автор указывает (видимо, в качестве разновидностей таковой) «сведения» и «данные»; во- вторых, говоря о практической значимости, автор указывает на отношение данной информации «к раскрытию и расследованию преступления».

По первому моменту картина представляется более ясной, поскольку ав- тор, развивая свою мысль, подразделяет криминалистически значимую информацию на «доказательственную» и «ориентирующую».

С положением об «отношении» криминалистически значимой информа- ции «к раскрытию и расследованию преступления» дело обстоит не так просто.

Р.С. Белкин заметил, что криминалистически значимой «может оказаться любая информация любой природы» . Весьма сходной позиции по этому вопросу придерживается В.И. Батищев: «Нужно иметь в виду, что понятие «информация по преступлению», как правило, более широкое и менее конкретное, чем понятия «след преступления» и «доказательство»1. Иными словами, под «криминалистически значимой информацией» следует понимать любые сведения, использование которых в процессе расследования является важнейшим условием быстрого и полного раскрытия преступления.

Для удобства оперирования криминалистически значимая информация должна иметь определенную форму. В.И. Батищев, видимо, имея в виду «формы информации», рассматривает «информацию по преступлению» в двух состояниях: как сигнал (до процессуального его оформления) и как информацию,

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия… С. 84.

2 Там же. С. 84.

70

основанную на определенных доказательствах2, что, в общем-то, не находится в противоречии с позицией Р.С. Белкина, приведенной несколько выше. Возникающую в связи с этим проблему «накопителя информации» В.И. Батищев решает следующим образом: он предлагает рассматривать в качестве такового уголовное дело. На основе этого положения автор считает возможным условно разделить уголовные дела в зависимости от характера информации на группы по следующим признакам: 1) уголовные дела с исчерпывающей первичной информацией, превращенной в качественные доказательства; 2) с исчерпывающей первичной информацией, не превращенной в доказательства; 3) с достаточной информацией, но плохим ее процессуальным оформлением; 4) уголовные дела с недостаточной информацией: а) превращенной в качественные доказательства; б) превращенной в некачественные доказательства; 5) уголовные дела с недостаточной информацией, не превращенной в доказательства3.

Подобная систематизация уголовных дел определяется тремя основными компонентами: наличием первичной информации (исчерпывающей либо недостаточной), «превращающим» моментом и получаемыми в результате трансформации доказательствами (качественными либо некачественными). В то же время автор, к сожалению, не дает каких либо конкретных ориентиров для аргументации права на «существование» своей концепции, то есть не поясняет, что понимать под «исчерпывающей» и «недостаточной» информацией, что стоит за понятием «качественных» и «некачественных» доказательств и почему информация должна «превращаться» в доказательства. Наше несогласие с подобной позицией основано на тех положениях, которые несет в себе смысловая нагрузка понятий «криминалистически значимая информация» и «доказательства», в связи с чем считаем целесообразным сослаться на ч.1 ст.74 УПК РФ, согласно которой доказательствами по уголовному делу являются любые све-

1 Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. - Во ронеж, 1992. С. 28.

2 Батищев В.И. Указ. соч. С. 28.

3 Там же. С. 29.

71

дения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие об- стоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

На основании вышеизложенного приходим к следующим выводам: 1. Понятие «криминалистически значимая информация» шире по объему

понятия «доказательств», причем первое «поглощает» последнее; 2: Уголовное дело может рассматриваться как своего рода накопитель «криминалистически значимой информации», но лишь той ее части, которая имеет форму «доказательств»; 3. «Информационный» аспект обеспечения расследования состоит в получении «криминалистически значимой информации» и использования ее для быстрого и полного раскрытия преступления, что выражается в принятии всех предусмотренных законом мер к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию. Последнее положение содержит явное указание на центральную проблему расследования, касающуюся получения и использования «криминалистически значимой информации» о лице, совершившем преступление.

Из всей массы изученных мнений наиболее обоснованными и отвечающими нуждам практики, на наш взгляд, представляются теоретические основы получения информации о преступнике из материальных источников на предва- рительном следствии, изложенные в свое время К.В. Скибицким. Остановимся на основных положениях данной теории. На основании криминалистического анализа сущности понятий «подозреваемого» и «подозрения» автор предлагает разделить сведения о преступнике на две группы: (1) сведения, используемые для установления лица, совершившего преступления, и его розыска; (2) сведения, используемые для его изобличения1.

1 Скибицкий К.В. Теоретические основы получения информации о преступнике из материальных источ- ников на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1973. С. 12.

72

Сведения о преступнике, по К.В. Скибицкому, классифицируются сле- дующим образом.

Это сведения о «неотъемлемых» признаках преступника:

1) биологические признаки, психические признаки, социальные призна ки; это сведения о «сопутствующих» объектах;

2) сведения о предметах преступного посягательства и вещах, унесенных или оставленных преступником, сведения об орудиях совершения пре ступления, сведения об обуви, одежде и транспортных средствах.

На наш взгляд, эту классификацию следует дополнить пунктом 3) «све- дения о поведении», в котором могли бы рассматриваться: сведения о поведении преступника в период, предшествующий началу реализации преступного замысла; сведения о поведении преступника в период реализации преступного замысла; сведения о поведении преступника в период после окончания реализации преступного замысла.

В известной мере это согласуется со взглядами СВ. Лаврухина относи- тельно «способа поведения преступника как элементарного звена объективной стороны преступления», который определяется как «типичный элемент сложной динамической системы поведения, представляющий собой поведенческий акт, избирательно направленный на подготовку, совершение, сокрытие преступления, использование криминального результата или воспрепятствование раскрытию преступного деяния, свидетельствующий о причастности субъекта к преступлению»1. Действительно, информация о поведении преступника играет значительную роль при расследовании серийных убийств. Роль эта носит двоякий характер, поскольку, с одной стороны, сведения о поведении есть автономная, самодостаточная информационная сфера, с другой стороны, и в этом тоже кроется специфика расследования серийных убийств, сведения о поведении

1 Лаврухин СВ. О способе поведения преступника // Теория и практика криминалистики и судебной экс- пертизы. Современные проблемы криминалистики. Межвуз. сб. науч. трудов. Выпуск 9. - Саратов, 1994. С. 13.

73

преступника есть своего рода отправная точка для получения сведений о биологических, психических и социальных признаках посягателя.

Говоря о методах получения информации о преступнике из материальных источников, К.В. Скибицкий называет технико- криминалистические, логические, психологические, тактико- криминалистические, частно-методические методы1. Тем самым автор фактически ставит знак равенства между этими методами и методами криминалистического познания преступно-событийной реальности2.

Если понимать под «методом познания окружающей действительности» определенный способ или прием получения информации об этой действительности, то, по всей видимости, с позицией К.В. Скибицкого следует согласиться. Среди чувственно-рациональных методов получения информации о преступнике при расследовании серийных убийств основное место занимает метод «моделирования» и его частный случай- «реконструкция». Наиболее показательный пример использования данного метода дает процесс создания психологического портрета преступника (ППП). При создании ППП применяется разновидность метода «моделирования» метод «реконструкции», поскольку именно так рядом авторов понимается процедура «воссоздания объектов по их фрагментам, а также описаниям, фотоснимкам и другим документальным данным в целях установления истины по делу»3. Причем речь в данном случае идет о «мысленной реконструкции», так как здесь имеет место интеллектуальный процесс «восстановления» психологического облика преступника путем изучения облика лиц, совершивших преступления, аналогичные расследуемым. При этом для придания реконструкции объективного характера «следователь обязан сопоставить результаты реконструкции с фактическими данными, которые по-

1 Скибицкий К.В. Указ. работа. С. 15.

2 Под «познанием преступно-событийной реальности» мы понимаем весь комплекс криминалистических исследований значимых сторон криминального явления.

3 См., например: Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений: Учебное пособие. - Волго град, 1981. С. 4-5.

74

служили основанием для ее проведения, а затем со всеми доказательствами по делу, чтобы построить верные выводы»1.

Учитывая тот факт, что ППП есть не что иное, как комплекс определенных признаков объекта, часть которых имеет поисковое значение, то можно сделать вывод, что ППП можно рассматривать в качестве метода получения криминалистически значимой информации о личности посягателя. По поводу последнего психоаналитик Дж. Дуглас и его помощник-журналист М. Олшейкер отмечают: «Традиционно убийства и другие тяжкие преступления достаточно понятны правоохранительным органам. Они проистекали из чрезмерного прояв- ления таких чувств, которые может испытывать каждый из нас: гнева, жадности, ревности, жажды наживы и мести.<…>. Но в последние годы проявился новый тип преступлений - серийный. <…>.

Поведение отражает личность. <…>. Другими словами, чем многочислен- нее поведенческие нюансы, тем детальнее психологический портрет убийцы и анализ преступления, который мы предоставляем местной полиции. А чем детальнее портрет, тем меньше подозреваемых, а значит - больше времени на поиски настоящего преступника»2.

Им вторит М. Фидо: «Составление психологического портрета, <…>, … оказалось восхитительно продуктивным. Не останавливаясь на интроспективно установленных психоаналитических категориях человеческой личности, подразделения по изучению поведения в Квантико исследует записи бесед с осужденными жестокими преступниками и опыт получения практических доказательств, оставленных на местах преступлений»3.

Основная масса современных отечественных исследователей данной про- блемы придерживаются того же мнения.

1 Лузгин И.М. Указ. соч. С. 6.

2 Дуглас Д., Олшейкер М. Охотники за умами: ФБР против серийных убийц / Пер. с анг. А. Соколова.

М., 1998. С. 21,25-27.

3 Фидо М. Хроника преступлений/ Пер. с анг. П.В. Мельникова, Е.Ю. Павлюченко. - М., 1997. С. 296.

75

Так, В.М. Шевченко считает: «Установление психологических свойств личности «серийных убийц» и потерпевших, материально фиксирующихся в обстановке места происшествия, получение информации психологического характера (об образе жизни потерпевшего, интеллекте, и потребностях преступника и его жертв, некоторых чертах их характера, профессиональных и иных навыках, привычках, и др.) помогает следователю:

  • выявить мотивы поступков обвиняемого и потерпевшего;
  • понять механизм убийства, построив мысленную его модель; - выдвинуть версии о том, кто совершил преступление (по социальным,
  • психологическим и другим особенностям личности) и таким образом сузить круг подозреваемых (…)» •

Сходное мнение высказывает В.Н. Тележникова: «Учет психологических особенностей личности преступника, анализ его действий уже на протяжении многих лет считается одним из важнейших элементов раскрытия серийных преступлений против личности»2.

Не так категоричен в своих суждениях А.Л. Протопопов: «При выдвиже- нии версий по указанной категории уголовных дел весьма полезными могут быть консультации специалистов. <…>. Особую осторожность следует проявлять при выдвижении версии о преступнике на основании так называемых психологический портретов»3.

А.И. Евсеев, напротив, убежден: «При учете замечаний психологов, психиатров, сексопатологов, анализе следовой и иной информации удается правильно выбрать направление поиска, выдвинуть версии, максимально сузить круг лиц,

1 Шевченко В.М. Психологические основы выдвижения версий о личности сексуальных убийц/ Серий ные убийства и социальная агрессия… С. 255.

2 Тележникова В.Н. Построение и использование психологического портрета преступника в раскрытии серийных преступлений против личности/ Серийные убийства и социальная агрессия…. С. 226.

3 Протопопов А.Л. Выдвижение версий по делам о серийных сексуальных убийствах/ Серийные убийст ва и социаьная агрессия… С. 204.

76

среди которых следует проводить поисковые мероприятия, своевременно объединить дела»1.

Результаты анкетирования работников соответствующих подразделений МВД и прокуратуры, а также интервьюирования специалистов в области судебной психологии и психиатрии свидетельствуют о неоднозначном отношении к данному методу. Среди работников правоохранительных органов только 25% опрошенных высказались в пользу применения данного метода, 15% респондентов высказались отрицательно, остальные 60% дали ответы менее определенного характера. Специалисты в области судебной психологии и психиатрии, привлекаемые к процессу предварительного следствия для дачи консультаций (С.Н.Богомолова, А.О.Бухановский, Л.П.Конышева и др.), дали положительную оценку данного метода.

«Психологический портрет» как термин имеет множество трактовок. Так, например, профессор Д. Кантер (Университет Лестера, Великобритания) говорит о «психологическом профиле преступника», X. Шехтер и Д. Эверит пишут о «психологической реконструкции неопознанных субъектов»2, Д. Норрис ис-следует «профиль серийного убийцы» , Дж. Дуглас и М. Олшейкер применяют термин «профиль настоящего убийцы»4, В.А. Образцов определяет рассматриваемый объект как «психолого-криминалистический портрет или криминалистическую характеристику преступника»5, В. Исаенко оперирует термином «розыскной профиль» .

Относительно сути данного термина, по всей видимости, следует согла- ситься с В.А. Образцовым, который считает, что, будучи одной из разновидно-

Евсеев А.И. Розыск, следствие и суд по делам многоэпизодных преступлений против личности, жизни, половой неприкосновенности: использование методов и психологии и психиатрии / Серийные убийства и социальная агрессия… С. 87.

2 Шехтер X., Эверит Д. Энциклопедия серийных убийц/ Пер. с англ. О. Блейз. - М., 1998. С. 235.

3 Норр ис Д. Серийные убийцы/ Пер. с англ. О. Кутуминой. - М., 1998. С. 266.

4 Дуглас Дж., Олшейкер М. Погружение во мрак/ Пер. с англ. У. Сапциной. - М., 1998. С. 292.

5 Образцов В.А. Указ. соч. С. 252.

6 Исаенко В. Организация расследования серийных убийц // Законность, 1999. №2. С. 6.

77

стей криминалистических мысленных моделей, «профиль» («портрет») разыскиваемого преступника представляет собой систему сведений о психологических и иных признаках данного лица, существенных с точки зрения его выявления .

Научные положения данного метода наиболее четко и последовательно, на наш взгляд, изложены Д. Кантером. Он пишет: «Несмотря на то, что в однотипных преступлениях, совершенных разными преступниками, есть что-то общее, в них есть и что-то специфическое, характерное только для каждого, конкретного индивидуума. Это находит свое отражение как в видах совершаемых пре-ступлений, так и в специфике используемых при этом действий» .

Говоря о процедуре формирования «портрета преступника», Д. Кантер расценивает ее как попытку «выведения сложных регрессивных уровней, которые содержат ряд переменных критериев, а также определенное число прогностических измененных величин», причем на «одной стороне этого уравнения находятся необходимые для исследователя примененные величины, извлеченные из информации о преступлении, на другой характерные особенности пре-ступника, имеющие поисковую значимость» . Для составления данного «портрета» Д. Кантер предлагает ввести в него две измененные величины - А (действия преступника, включая время, место и выбор потерпевшего) и С (характерные особенности преступника). Далее он утверждает, что первым шагом в постановке такого рода уравнения является доказательство того, что существует значимая связь между А (действиями) и С (характеристиками хотя бы на одном и том же уровне явлений, и добавляет, что именно от наличия этой связи зависит результативность эмпирического подхода к созданию психологического портрета преступника4.

1 Образцов В.А. Указ. соч. С. 252.

2 Кантер Д. Психологический профиль преступника / Проблемы использования нетрадиционных методов расследования тяжких преступлений. - М., 1998. С.85.

3 Кантер Д. Указ. статья. С. 85-86.

4 См.: Там же. С. 86.

78

По Дж. Дугласу, процесс анализа профиля личности насчитывает семь этапов:

  1. Оценка самого преступления.
  2. Подробная оценка специфических особенностей места или мест пре- ступления.
  3. Подробный анализ жертвы или жертв.
  4. Рассмотрение предварительных отчетов полиции.
  5. Изучение протокола судебно-медицинского вскрытия.
  6. Разработка профиля с криминалистическими характеристиками подоз- реваемого.
  7. Предложения по следственной стратегии на основании построенного профиля личности1.
  8. Ряд исследователей, как отечественных, так и зарубежных, предлагает своего рода типовую модель «профиля личности преступника». По версии Роберта К. Ресслера, приведенной в работе американских криминалистов X. Шехтера и Д. Эверита, данная модель имеет следующий вид:

  9. Более 90 процентов (…)- белые мужчины.
  10. Они достаточно разумны, их коэффициент умственного развития абсо- лютно нормален, а иногда и выше нормы.
  11. Несмотря на довольно высокий коэффициент интеллекта, они плохо учатся в школе, слишком много времени тратят на выполнение заданий и часто вынуждены заниматься неквалифицированным трудом.
  12. Чаще всего они растут в явно неблагополучных семьях. Многих в дет- стве оставляют отцы, и их воспитывают деспотичные матери.
  13. В их семьях часто возникают ситуации, связанные с преступностью, психическими заболеваниями и алкоголизмом.
  14. Они ненавидят своих отцов и матерей.
  15. 1 Дуглас Дж., Олшейкер М. Погружение во мрак… С. 23.

79

  1. В детстве с ними обычно плохо обращаются (в психологическом, физическом и сексуальном отношении).
  2. Многие из них еще в детстве попадают в исправительные учреждения, а таюке состоят на учете в связи с ранними психическими расстройствами.
  3. Среди них большой процент попыток самоубийства.
  4. Еще с ранних лет они очень интересуются вуайеризмом, фетишизмом и садомазохической порнографией1.
  5. Отечественная версия типовой модели «профиля личности преступника» в несколько адаптированном для данной работы варианте выглядит таким образом:

  6. Основной психологический компонент профиля личности серийного сексуального убийцы - деформация мотивационной сферы. Неадекватное оп- редмечивание психосексуальной потребности, появления так называемого “мотива
    • суррогата” вызывает изменение поведенческой структуры субъекта.
  7. Преступное поведение серийного насильственного преступника, как правило, носит стереотипный характер. <…>. Данное явление обусловлено механизмом научения, срабатывающим ситуативно при первом преступном акте или по причине бессознательного влияния сильных эмоционально-окрашенных личностных переживаний, происшедших ранее.
  8. Фантазирование является одним из наиболее значимых психологических компонентов личности серийного преступника. <…>.
  9. Динамика поведения преступника включает в себя в качестве одной из составляющих фазу селекции жертвы, что также имеет свои психологические закономерности. <…>. Являясь когнитивным звеном преступной деятельности, эта стадия в дальнейшем может дать информацию об уровне интеллектуального развития преступника и, соответственно, о предполагаемом роде занятий.
  10. ’ Шехтер X., Эверит Д. Энциклопедия серийных убийц… С. 317.

80

  1. Психологическая картина поведения сексуального убийцы на момент совершения преступления включает в себя элемент жестокости как характеристики действий, подчиненных агрессивно-деструктивным тенденциям. <.. .>.
  2. Агрессия бессознательно выступает в качестве защиты собственного существования и избавления от травмирующих переживаний, концентрирующихся в образе жертвы. Поведение же убийц с истинной патологией в сексуальной сфере носит несколько иной смысл. Это реализация извращенных влечений по типу «девиация-поведение»1.
  3. Фактически обе приведенные точки зрения базируются на «предопреде- ленности», «заданности» набора психологических черт личности, совершающей серийные убийства.

Изучая эту проблему, ВНИИ МВД РФ разработал автоматизированную информационно-поисковую систему «Монстр». Она предназначена для создания психологического портрета преступника по делам о серийных убийствах и изнасилованиях. Сформирована информационная система признаков, достаточно полно описывающих события и основные элементы его криминалистиче-ской характеристики . Однако необходимо отметить, что АИПС «Монстр» дает информацию низкого розыскного качества, в большинстве дел ее использование не способствует раскрытию преступлений.

В то же время машинный способ обработки информации может оказаться хорошим подспорьем для выявления признаков серийности. По мнению А.Е. Михальчука и Н.В. Егурнова, с этой целью необходимо изучить уже имеющийся опыт наполнения базы данных, накоплений, например, ФБР США, где существует хорошо отлаженная система регистрации тяжких преступлений, позво-

1 Миронов Д.В. Серийные убийства по сексуальным мотивам: некоторые психологические компоненты профиля личности преступника // Следователь, 1998. № 3. С. 51-52.

2 Витвицкий А.А. Проблемы организации борьбы с серийными преступлениями // Серийные убийства и социальная агрессия… С. 68-69.

81

ляющая создавать базы данных, обрабатываемые с использованием кластерного анализа .

Психологические портреты серийных убийц, составляемые специалистами, оказываются более точными, а следовательно, более действенными. Они могут быть задействованы одновременно с работой по версиям на альтернативной основе в ходе предварительного следствия по делу.

По всей видимости, прав был аналитик Дж. Дугдас, когда утверждал, что «наш инструмент - человеческое поведение, а поведение человека, как любят уверять психиатры, отнюдь не точная наука»2.

Возможности использования психологического портрета преступника (ППП) должны оцениваться именно с учетом мнения Дж. Дугласа.

По всей видимости, ППП сам по себе не может выступать в качестве версии.

A.M. Ларин пишет: «В гносеологическом аспекте следственная версия есть отражение (образ) действительности. Но это - весьма специфическое, сложное, отнюдь не зеркальное отражение. В нем представления как результат чувственного восприятия предметов и сообщений, относящихся к расследуемому делу, вступают в активное взаимодействие со всей суммой знаний, почерпнутых следователем из прежнего опыта, - и личного и обобщенного наукой. На первый план выступают знания о связях подобных предметов и сообщений с юридически значимыми действиями, состояниями, отношениями»3.

Ян Пещак высказывался по поводу выдвижения следственных версий следующим образом: «Следователь, (…), прежде всего составляет… умозрительную картину на основе установленных фактов, расставляя их по своим местам. Возникает определенная картина со свободными (незаполненными) местами.

1 Михальчук А.Е., Егурнов Н.В. Использование информационно-поисковых систем при организации расследования и прокурорского надзора по делам об убийствах// Использование современных технико- криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью. - Саратов, 1998.С. 32.

2 Дуглас Дж., Олшейкер М. Погружение во мрак… С.22.

3 Ларин A.M. От следственной версии к истине… С. 12.

82

Основываясь на законе всеобщей взаимосвязи и всеобщей обусловленности явлений, следователь начинает, образно говоря, временно «монтировать в эту картину определенные отношения, конструирует дополнительные связи, переплетения, зависимости, которых ему не достает. <…>

Понятно, что вмонтировать можно лишь такие недостающие связи и пере- плетения, присутствие которых в общей картине оправдано и объяснимо и которые не противоречат друг другу»1.

Абсолютно ясно, что следователь в силу специфики своих познаний не может самостоятельно решить данную проблему. Здесь бессильными оказываются и опыт, и обобщенные знания, накопленные наукой.

В такой ситуации необходимо прибегать к помощи сведущих лиц, специа- лизирующихся на составлении психологических портретов.

Базой использования помощи такого рода специалистов для составления ППП и использования последнего в ходе предварительного следствия «явился вывод о принципиальной возможности познавать субъективное содержание действий преступника на основе ретроспективно воссозданного по следам и обстоятельствам происшествия внешнего ряда преступных действий, так как «в теории и практики психологии… исследования психических явлений исходит из конкретных действий и поступков человека, из его объективного поведения» (…). При этом, опираясь на существование общей для внешней и внутренней деятельности макроструктуры (…), можно говорить о способности идеально оставлять свой «отпечаток» в материальной среде в виде «комплексного, личностно-регуляционного следа» (…), заключающего сделанные человеком выборы по каждому элементу деятельности. Данный след не менее пригоден для идентификации личности преступника, чем след его пальца» .

1 Пещак Я. Следственные версии. - М., 1976. С.47-48

2 Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступления: Автореф. дис. … канд. психолог, наук. - М., 1997. С.12-13.

83

В целом, с утверждениями А. И. Анфиногенова можно согласиться, одна- ко, с его позицией по поводу идентификационного значения «комплексного, личностно-регуляционного следа» согласиться нельзя. Личность1 (идеальное начало) реализует себя в поведенческих актах, оставляя изменения в окружающем мире (материальное начало). В криминалистике существуют раздельные методики идентификации личности по материальным следам - отображения и по идеальным следам - образам. Однако, методика комплексной идентификации личности по поведенческим актам отсутствует. Представляется, что гораздо уместнее в этом случае говорить о психодиагностике личности, нежели об ее идентификации.

Как показывает практика, успешно раскрывать и расследовать серийные убийства можно и без использования ППП. Следователь в условиях отсутствия либо недостатка информации на первоначальном этапе расследования дела о серийных убийствах строит свою деятельность в соответствии с «типовыми» версиями , хотя Е.Г. Самовичев считает, что таковые «… не должны быть приоритетными. Опыт показывает, что даже при наличии в следах преступления признаков патосексуальной мотивации действий преступника, мало вероятно наличие у него психологического заболевания, ставшего основанием для постановки на медицинский учет. Мотивация серийных сексуальных преступлений тем и характерна, что находит предмет своего удовлетворения в криминальных действиях, которые снимают необходимость обращаться за медицинской помощью» .

Принимая во внимание данное обстоятельство, мы считаем не только воз- можным, но и необходимым выдвижение некоторого числа криминалистиче-

1 В данном случае мы понимаем «личность» как носителя разнообразных мотивационных установок.

2 Так, зачастую выдвигается версия о совершении серии садистских убийств душевнобольным либо ум ственно отсталым лицом; лицом, знакомым с жертвой; лицом, имевшим в прошлом судимость за совершение аналогичных преступлений, и т.д.

3 Самовичев Е.Г. Проблемы научного обеспечения раскрытия умышленных убийств… С. 126.

84

ских версий, исходя из данных, содержащихся в психологическом портрете преступника.

Структура данной системы информации включает в себя сведения о био- логических признаках, сведения о социальных и поведенческих признаках, а также сведения о сопутствующих объектах. Психологический портрет преступника может быть отнесен к социально-поведенческой группе сведений1.

Эта группа сведений, в свою очередь, состоит из следующих компонентов:

а) отдельные установочные данные;

б) сведения о способе совершения преступления;

в) данные о навыках, привычках, культурном уровне;

г) иные сведения субъективно-психологического характера2.

В соответствии с этим психологический портрет преступника должен содержать следующий набор сведений, предположительно характеризующих личность серийного убийцы:

По пункту а) - пол, возраст, семейное положение, место проживания, характер выполняемой работы, увлечения, служба в армии.

По пункту б) - «преступный почерк» и «автограф»3.

По пункту в) - распространенность и направленность имеющихся навыков, совершения стереотипных действий, образовательный уровень.

По пункту г) - степень организованности личности; темперамент; причины, уровень, характер проявления агрессивности; реакция на ситуацию ареста.

Таким образом, психологический портрет преступника есть, по сути, набор ориентирующих характеристик, имеющих предверсионный характер. Как особая разновидность криминалистической версии 111 ill может использоваться в процессе раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве.

1 Криминалистика: Учебное пособие в схемах… С. 121.

2 Там же. С. 121.

3 Некоторые исследователи, например, Дж. Норрис, считают, что данная характеристика должна охваты вать так называемые фазы состояния серийного убийцы: фазу ауры, ловческую фазу, фазу заманивания, фазу захвата, фазу убийства, фазу тотема и фазу депрессии.

85

Из всех ныне существующих видов ПТШ для условий России, как пока- зывает практика, наиболее применим «географический профиль»1. Непосредственно один из его создателей Россмо определяет «географический профиль» как «анализ поведенческих паттернов, использующий различые техники, такие как: исследование расстояния до места совершения преступления, демографические характеристики, центрографический анализ, преступная «географическая мишень», анализ точки отсчета (старта), анализ степени распространения, анализ места постоянного и временного проживания, общий анализ»2. В результате на основе данного анализа «составляются три карты, идентифицирующие возможное место нахождения преступника, место нахождение его дома или работы, место совершения преступления и маршрут его передвиже- ния» .

В общепринятых в отечественной криминалистике научных терминах суть метода Ньютона-Россмо может быть представлена в следующем виде: на основе анализа информации, полученной в ходе осмотров мест происшествий по делам об убийствах, имеющих признаки серии либо серийности, а также в ходе иных, возможных в данной ситуации, следственных действий, осуществляется реконструкция облика преступника с выдвижением предположений о месте его жительства, о месте его работы, о местах совершения им преступлений, о маршрутах его передвижений.

С созданием «географической модели» как раз и должна быть увязана система оперативно-розыскных мероприятий, имеющая своей целью выявление лица, совершающего серийные убийства. Эта деятельность должна осуществляться под контролем следователя.

’ Метод «географического профиля» разработан М. Ньютоном, усовершенствован Д.К. Россмо. (См. об этом более подробно: Лаговский А.Ю., Скрынников А.И., Тележникова В.Н., Бегунова Л.А. Составление психологического портрета преступника: Учебно-методическое пособие. - М., 2000.)

2 Лаговский А.Ю., Скрынников А.И., Тележникова B.H., Бегунова Л.А. Указ. работа.С. 6.

3 Там же. С. 6.

86

Представляется, что в этом случае данная деятельность будет носить «поисковый» характер, поскольку «розыск в широком значении термина - это розыскная деятельность, направленная на установление предметов, индивидуально- определенные признаки которых в данный момент неизвестны1…», а «розыск в узком значении- это розыск конкретного индивидуально-определенного объекта… по известным групповым и индивидуальным признакам»2.

Суть поиска, на наш взгляд, состоит в разведывательном исследовании определенного пространства с целью обнаружения искомых объектов при на- личии предположения, что последние могут находиться в пределах исследуемого пространства.

При расследовании преступлений эта «поисковая» деятельность будет протекать в рамках оперативно-розыскных мероприятий. Следует согласиться с К.К. Горяиновым и рядом других исследователей, которые считают, что «под словосочетанием «оперативно-розыскные меры» (мероприятия) можно понимать комплекс оптимальных по времени скоординированных действий, объединенных целью поиска улик (предметов, обстоятельств и т.п.), свидетельствующих о факте совершения преступления, указывающих на виновных в соде-янном и позволяющих разоблачать их» .

В ходе поиска серийного убийцы весьма важно сначала определить прогнозные варианты мест и времени будущих нападений. Решение этой задачи существенно облегчается использованием криминалистически значимой информации о типе преступника, содержащейся в ППП4.

1 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие: Учебное пособие. - Л., 1984. С. 6-7.

2 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Указ. работа. С. 6-7.

3 Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельно сти»: Комментарий. - М., 1997. С. 200.

4 См. об этом, напр.: Ковалев А.И., Бухановский А.О. Проспективный портрет серийных сексуальных преступников: цель и задачи/Серийные убийства и социальная агрессия… С.53-54; Конышева Л.П. Роль психо лога в расследовании серийных убийств/Серийные убийства и социальная агрессия… С. 59; Куршев М.А. Се рийные убийцы. Психологический портрет//Частный сыск.Охрана.Безопасность, 1996. №12. С. 44-46; Лагов-

87

Возвращаясь к проблеме оперирования криминалистически значимой информацией вообще «в русле» развертывания процесса раскрытия и расследования, следует учесть позицию М.Н. Хлынцова, который считал, что «следователь должен четко представить себе следующее: 1) о чем ему нужна информация, для какой цели (…); 2) в какой форме и в каком объеме; 3) где и когда ее искать, из каких источников ее можно получить; 4) что нужно предпринять для ее извлечения, какие имеющиеся в его распоряжении технические средства применить; 5) каким способом зафиксировать во всей полноте и сохранить полученную информацию, сделать ее доступной для последующего восприятия и оценки другими, придать ей значение доказательственной информации» !.

Поскольку при расследовании серийных убийств следователь сталкивает- ся с явной недостаточностью криминалистически значимой информации о преступнике либо с практически полным отсутствием таковой, вполне адекватной ситуации представляется предложенная К.В. Скибицким «схема установления преступника». Ее структурными элементами являются: 1) установление возможных источников информации о преступнике; 2) получение информации из этих источников; 3) составление «портрета» преступника; 4) поступление новой информации - пополнение и корректировка имеющейся; 5) установление пре-

ский А.Ю., Ковязин С.А., Стариков Н.Е. Опыт построения портрета преступника с использованием специализированной информационной базы/Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений: Тезисы научно-практического семинара. - М., 1994. С.82-84; Миронов Д.В. Серийные убийства по сексуальным мотивам: некоторые психологические компоненты профиля личности преступника//Российский следователь, 1998. №3. С28-29; Петухов В. О разработке в России психологических портретовлиц, совершающих серийные преступления против личности/Записки криминалистов. Вып. 4. - М., 1994. С. 305-308; Рекомендации по разработке психологического портрета предполагаемого преступника при раскрытии серийных преступлений/Электронное приложение - серия «Право и юридическая психология», 1995. №1. С.35-37; Скорчено П. Новое в практике раскрытия и расследования преступлений. Психологический портрет преступника/Записки криминалистов. Вып. 4. -М., 1994. С. 289-291; Труфанова O.K., Михайлова О.Ю., Бухановская О.А. «Феномен Чикатило» психологический аспект/Серийные убийства и социальная агрессия… С. 97-98; Шевченко В.М. Психологические основы выдвижения версий по личности сексуальных убийц // Серийные убийства и социальная агрессия… С. 112.

1 Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов, 1982. С. 41.

88

ступника по полученным данным о нем - ограничение круга лиц и установление конкретного лица1.

Если взять за основу предстоящей деятельности в сфере «информацион- ных изысканий о субъекте преступления» позицию данного автора, то первоочередная задача, стоящая перед следователем при расследовании серийных убийств, - это установление возможных источников информации о преступнике. Можно предположить, что источники криминалистически значимой информации при этом будут неоднородны. Поскольку речь идет поначалу о получении информации вообще, то, следовательно, и круг источников подобной информации можно считать ничем не ограниченным ни по количеству, ни по качеству. «Неоднородность» круга информационных источников влечет и «неод- нородность» полученной информации. На деле это означает, что часть криминалистически значимой информации будет в соответствии с уголовно-процессуальными принципами «относимости» и «допустимости» иметь доказательственное значение, в то время как другая часть криминалистически значимой информации, не отвечающая этому требованию, иметь доказательственного значения не будет.

Обращает на себя внимание и тот факт, что понятия «источники», со- гласно информационной теории и теории доказательств, наполнены различным сущностным смыслом. В свое время этот факт отметили Р.С. Белкин и А.И. Винберг: «Если исходить строго из понятий теории информации, то мы придем к выводу, что в буквальном смысле источником информации являются сами изменения в среде, т.е. доказательства, ибо информация и есть мера связи этих изменений с событием, а источником доказательств в таком же буквальном смысле является то событие, с которым они связаны. <…>. Источниками дока- зательств в уголовно-процессуальном называются показания, заключение экспертов, документы и т.п. С точки зрения информационных понятий, это не источники доказательств, а формы выражения информации. Эти противоречия

1 Скибицкий К.В. Указ. работа. С. 19.

89

можно преодолеть, если понимать «источник» как условный, обозначая им некое «хранилище» доказательственной информации, а не источник ее происхождения в буквальном смысле»1. Представляется, что данная проблема должна решаться на основе норм, содержащихся в стст. 73 и 74 УПК РФ.

На основе вышеизложенного становится возможным охарактеризовать те черты, которые должны быть присущи «источнику криминалистически значимой информации о преступнике» (ИКЗИП).

Во-первых, ИКЗИП есть изменение не имеющей до этого криминалистического значения информационной среды.

Во-вторых, ИКЗИП формируется вследствие реализации преступного замысла.

В-третьих, ИКЗИП может иметь как «материальную» форму (в виде следов - отображений, следов - предметов, следов - веществ), так и «идеальную» форму (например, в виде образов при мнестических процессах).

В-четвертых, ИКЗИП должен нести в себе информацию, относящуюся к событию преступления, и эта информация должна быть достоверна.

В-пятых, возникнув, ИКЗИП должен в течение определенного времени сохранять свою информационную суть без изменений.

В-шестых, ИКЗИП должен быть доступен для изучения.

Вопрос о видах ИКЗИП зависит от точки зрения относительно понятия «криминалистически значимой информации» (КЗИ). Допущение «любой при- роды» КЗИ фактически приводит к мысли, что и ИКЗИП может быть «любой природы» . То есть, это «любое» изменение информационной среды, выра- жающееся, если применять математическую терминологию, в смене вектора с «некриминалистической информации» на «криминалистически значимую ин- формацию». В качестве примера можно рассмотреть участок пространства (оп-

1 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). - М., 1969. С. 180.

2 Разумеется, в рамках определнной «формы» существования.

90

ределенную местность, помещение, и т.п.), на котором не было совершено пре- ступление. Информационная суть данного пространства будет оставаться «не- криминалистической» до того момента, когда в границах этого пространства не произойдет криминальное событие. С этого момента следует превращение дан- ного участка пространства в «место происшествия» с автоматическим сообще- нием ему статуса ИКЗИП. К.В. Скибицкий пишет по этому поводу: «Наиболее богатым в информационном смысле, в плане расследования является осмотр места происшествия»1, причем автор, отталкиваясь от «информационной» сто- роны дела, замечает, что «самостоятельное получение информации о преступнике из материальных источников следователем в ходе осмотра места происшествия должно быть основано на знании круга сведений о преступнике и ото- бражательных способностей тех или иных материальных объектов»2, а «орга- низующим моментом в получении сведений о преступнике из материальных следов при осмотре места происшествия является взаимосвязанное применение всех конкретно-частных методов познания»3.

Из вышеприведенной цитаты становится ясным, что автор склонен рассматривать «место происшествия» как нечто, содержащее «материальные источники информации о преступнике».

При расследовании серийных убийств значение осмотра места происшествия как комплексного и в каком-то смысле даже универсального ИКЗИП обусловлено неочевидностью совершенных преступлений. В то же время это не означает, что перечень ИКЗИП на этом можно считать исчерпанным. Причина этого кроется в криминального свойства действиях преступника, имеющих место при подготовке преступления, при совершении преступления и при сокрытии следов преступления. Иными словами, преступник сам выступает в роли «творца» источников криминалистически значимой информации, постоянно на

Скибицкий К.В. Указ. работа. С. 16

2 Там же. С. 17.

3 Там же. С. 17.

91

протяжении всей своей преступной «карьеры» внося изменения в окружающую его информационную среду, если понимать под информационной средой все те объекты, что способны информационно отражать отличительные свойства других объектов при их взаимодействии. Следуя этому критерию, можно выделить «поведенческие» виды ИКЗИП, относящиеся к подготовке, совершению, сокрытию преступления.

На стадии подготовки преступления криминалистически информативными могут быть следующие действия посягателя:

а) приискание орудий преступления (ношение веревок, ножей, топоров, прутков и т.п.);

б) «патрулирование» определенного участка местности (стремление очу титься у школ, больниц, детских дошкольных учреждений и т.п.);

в) теоретическая подготовка (сбор информации относительно методик расследования отдельных видов преступлений - убийств и изнасилований);

г) идеологическое, в том числе и с религиозных позиций, обоснование преступной деятельности (ведение дневниковых записей, в которых говорится о причинах агрессивного поведения и оправдании подобного поведения).

На стадии совершения преступления криминалистически информативными могут быть действия:

а) по установлению контакта с потенциальной жертвой (знакомство, ха рактер беседы и сообщаемых о себе сведений и т.п.);

б) по реализации преступного замысла (способ нападения и преодоления сопротивления жертвы, характер повреждений, манипуляции с телом и т.п.).

На стадии сокрытия преступления такими действиями могут оказаться:

а) маскировка трупа либо перемещение его в укромное место;

б) изменения внешнего и внутреннего облика (сонливость, резкое воз росшее потребление спиртных напитков, неряшливость, и т.п.);

в) перемена места жительства;

г) избавление от вещей жертвы;

92

д) хранение «сувениров» (мелких вещей, останков жертвы)1.

В действиях преступника зачастую проявляются навыки (бытовые, кри- минальные, профессиональные), информационное значение которых поистине велико.

В И. Чулахов отмечал, что «превращение некоторых самостоятельных действий в навык и переход их на уровень автоматизированных под социальных актов преступной деятельности является одной из закономерностей формирования способов неоднократного совершения однородных преступлений»2, что «одновременно навыки индивидуализируют преступные действия, прида-вая им характер неповторимых особенностей» , чем «обуславливается повторение в способе совершения преступления определенного комплекса признаков, индивидуализирующих преступника» 4.

Таким образом, криминалистически значимый информативный характер имеют практически все навыки и привычки человека. Навыки и привычки, проявившиеся в ходе реализации преступного умысла, составят способ совершения преступлений, или его «modus operandi», а это в свою очередь будет обозначать то, каким образом преступник вызвал определенные изменения информационной среды. Учитывая тот факт, что способ совершения преступления представляет собой «систему взаимообусловленных подвижно детерминированных действий, направленных на подготовку, совершение и сокрытие преступления, связанных с использованием соответствующих орудий и средств, а также времени, места и других способствующих обстоятельств, объективной обстановке совершения преступления»5, можно сделать вывод, что и способ совершения преступления, и отражающиеся в нем навыки и привычки преступ-

1 Данные получены в результате анализа материалов архивных уголовных дел.

2 Чулахов В.И. Навыки и привычки человека как источник криминалистически значимой информации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 20.

3 Чулахов В.И. Указ. работа. С. 20.

4 Там же. С. 20.

5 Зуйков В.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспер тиз и исследований. - М., 1970. С. 16.

93

ника служат лишь средством образования источников криминалистически значимой информации.

Установление источников криминалистически значимой информации о преступнике, ее получение и использование осуществляется в ходе производства согласованных между собой следственных действий и оперативно розыскных мероприятий.

Информационные составляющие расцениваются некоторыми исследователями, в частности, В.А. Жбанковым, как факторы, «определяющие содержание и последовательность деятельности следователя по реализации тактических комбинаций и операций»1.

Эти же факторы, по мнению В.А. Жбанкова, «определяют и основные на- правления поиска лиц, совершивших преступление, а именно:

  • с помощью данных системы уголовной регистрации;
  • с помощью информации, отобразившейся в процессе жизнедеятельности преступника;
  • путем использования композиционных портретов и розыскных ориентировок;
  • на основе выявленных взаимосвязей между личностью преступника и остальными элементами преступной деятельности, в частности, способом совершения преступления, личностью потерпевшего, предметом преступного посягательства;
  • с помощью нетрадиционных методов»2.
  • Г.Г. Зуйков, на наш взгляд, совершенно верно отразил определяющую расследование роль имеющихся в распоряжении следователя данных о личности преступника. При этом следователь, выступая в качестве «потребителя» подобной информации, «вступает во взаимодействие с носителями информации -

1 Жбанков В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: Авто- реф дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1995. С. 38.

2 Жбанков В.А. Указ. работа. С. 38.

94

людьми или материальными объектами, и в зависимости от процессуальной формы такого взаимодействия, целей, преследуемых следователем, информация будет иметь доказательственное значение либо станет информацией ориен- тирующей»1.

Таким образом, предполагается наличие двух путей добывания кримина- листически значимой информации: 1) путем производства следственных действий и 2) путем проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Выводы: /. Информационный фактор оказывает самое непосредственное влияние на

формирование определенного типа следственной ситуации.

  1. Существуют системы источников криминалистически значимой информации по отдельным сторонам криминального события, центральной из которых является система источников криминалистически значимой информации о личности преступника (ИКЗИП).
  2. На основе анализа имеющейся информации возможен ее синтез в виде создания психологического портрета преступника (ППП), который может быть использован для выдвижения некоторого числа версий, а также в целях оптимизации поисковых мероприятий.
  3. § 3.Организация взаимодействия следователя с оператив- ными работниками при выявлении лица, подозреваемого в совершении серийных убийств на сексуальной почве

Наибольшую актуальность связанные с организацией подобного взаимодействия проблемы получают в тех случаях, когда следователь осуществляет функции по установлению личности серийного сексуального убийцы. Деятельность по раскрытию и расследованию данной категории преступлений может

1 Мещеряков H.E. Использование архивных дел и оперативных материалов в информационном обеспе- чении расследований: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - M., 1994. С. 9.

95

иметь различные формы организации. Так, Е.Н.Быстряков в качестве таковых указывает следующие:

  • содействие, оказываемое работниками органов дознания следователю на всех этапах предварительного расследования;
  • дача поручений следователем работникам дознания;
  • расследование групповым методом;
  • совместное планирование расследования, организуемое следователем при непосредственном участии в этом процессе остальных участников;
  • обмен информацией между всеми членами коллектива, в конечноми-тоге с непременным информированием следователя;
  • участие сведущих лиц в предварительном расследовании на всех его этапах1.
  • И.Ф. Герасимов определял взаимодействие органов предварительного следствия и органов дознания как «… основанное на законе и общности задач в уголовном судопроизводстве наиболее разумное сочетание и эффективное использование полномочий и методов работы, присущих каждому из указанных органов, обусловленное различием в их компетенции и формах деятельности, осуществляемое в одной стадии уголовного процесса и направленное на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений»2.

А.С. Ооржак, опираясь на мнения некоторых исследователей, определяет его как « .. .основанную на уголовно-процессуальном законе и подзаконных актах (…), согласованную по задачам, целям, времени и месту официальную деятельность следователя и работников органов дознания, осуществляемую в пределах их компетенции присущими им средствами и методами, по раскры-

1 Быстряков Е.Н. Организация деятельности следователя при расследовании тяжких преступлений про тив личности. - Саратов, 1992. С. 69, 91.

2 Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1966. С. 3-4.

96

тию этого преступления, изобличению виновного и дальнейшему расследованию дела при руководящей роли следователя (прокурора)»1.

По Б.А. Денежкину, «…взаимодействие следователя с органами дознания можно определить как основанную на законе деятельность по правильному сочетанию и эффективному использованию своих полномочий и методов работы, направленных на выявление, раскрытие, расследование и предупреждение преступлений»2.

Наиболее точными представляются определения, данные первыми двумя авторами. В частности, И.Ф. Герасимов отмечал «общность задач» взаимодействующих органов, а суть взаимодействия понимал как «наиболее разумное сочетание и эффективное использование полномочий и методов работы, присущих каждому из указанных органов»3.

Под взаимодействием следователя и органов дознания при расследовании серийных убийств на сексуальной почве, на наш взгляд, следует понимать согласованную деятельность упомянутых субъектов, основанную на законных и подзаконных нормативных актах, направленную на реализацию определенной тактики с целью установления и последующего изобличения причастного к совершению преступлений лица.

Непосредственное взаимодействие следователя с оперативными работни- ками имеет место в ходе осмотра места происшествия. Б.А. Денежкин пишет по этому поводу следующее: «Наиболее распространенной формой организационно-тактического взаимодействия является совместный выезд следователя и работников органов дознания на место происшествия. Данная форма наиболее характерна для расследования тяжких преступлений, по которым необходим

Ооржак А.С. Взаимодействие следователя прокуратуры с работниками органов дознания при расследо- вании умышленных убийств: Дис. … канд. юрид. наук. - Казань, 1989. С. 16.

2 Денежкин Б.А. Взаимодействие органов предварительного следствия с другими государственными службами в борьбе с преступностью. - Саратов, 1997.С. 4.

3 Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений… С. 3-4.

97

выезд на место происшествия для проведения осмотра и других неотложных следственных и оперативно-розыскных действий»1.

Среди прочих подготовительных действий следователь прежде, чем преступить к осмотру, «дает поручение лицам, участвующим в осмотре, а также представителям органа дознания, выполняющим связанные с осмотром розыскные и отдельные следственные действия, устанавливать с ними порядок сбора собранной информации…» . Таким образом, серьезнейшая задача, стоящая перед представителями органа дознания в ходе осмотра, - оказание содействия следователю в ликвидации или в уменьшении «информационного» вакуума от- носительно имевшего места события. Во исполнение поставленных задач объе- диненными силами проводятся так называемые «действия, сопутствующие ос- мотру места происшествия»3. Наиболее приоритетными при этом выступают следующие направления:

  • установление и задержание преступника;
  • обнаружение вещественных доказательств;
  • выявление очевидцев и других свидетелей;
  • установление личности неизвестного трупа;
  • получение информации, содержащейся в следах и иных вещественных доказательств4.
  • Помимо совместного выезда на осмотр места происшествия Б.А. Денеж-кин в качестве организационно-тактических форм взаимодействия выделяет:

  • совместное планирование по уголовному делу;
  • ознакомление следователя с отрабатываемыми материалами имеющими отношение к возбуждаемым и расследуемым им уголовным делам;
  • 1 Денежкин Б.А. Указ. работа. С. 15.

2 Руководство по расследованию убийств. - М., 1977. С. 56.

3 Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый.

М., 1990. С. 12.

4 См. об этом более подробно: Справочник следователя… С. 12-14.

98

  • совместное обсуждение собранных по делу следственных и оперативно- розыскных данных;
  • создание оперативно-следственных групп для раскрытия преступлений по горячим следам, для расследования сложных и трудоемких дел, а так же дел прошлых лет;
  • взаимное информирование о данных, представляющих интерес для следствия и оперативно-розыскной деятельности1.
  • В чЛ ст. 163 УПК РФ закреплено положение, согласно которому производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или большого объема может быть поручено следственной группе, о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Анализ данной статьи показывает, что оперативные работники в состав следственной группы не входят, тем самым законодатель предусматривает взаимодействие следователей исключительно между собой. Считаем, что в этом случае предварительное следствие по делу столкнется с гораздо большими трудностями, чем они могли бы быть в действительности. Возможность включения в состав группы наряду со следователями оперативных работников в целях улучшения качества работы представляется моментом важным и актуальным. Практика показывает, что необходимо на законодательном уровне решить проблему организации взаимодействия в форме следственно - оперативных групп различной функциональной направленности. Именно это будет способствовать достижению таких задач как обеспечение неотложных следственных действий и оперативно - розыскных мероприятий при совершении преступлений; всестороннее и объективное расследований преступлений; своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников.

1 ДенежкинБ.А. Указ. соч. С. 15-16.

99

Сталкиваясь с серьезными трудностями из-за неурегулированности дан- ного вопроса, практические работники предпринимают попытки самостоятельного его решения.

Говоря о взаимодействии следователя и оперативных работников в ходе осмотра места происшествия, мы вынуждены констатировать тот факт, что практически в 100% случаев состав следственно-оперативной группы действовал совместно лишь в течение достаточно малого промежутка времени1. Непосредственно по делу работала следственно-оперативная группа уже иного состава: ее возглавлял следователь, сам лично не принимавший участия в осмотре места происшествия; в нее приказом назначались оперативные работники, также не принимавшие участия в осмотре. На практике это означало, что расследование поручалось лицам, чье представление о совершенном преступлении ограничивалось немногими процессуальными и непроцессуальными документами, составленными их предшественниками.

Уязвимость такого подхода наиболее очевидно проявлялась в планиро- вании следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по делу.

В соответствии с выдвинутыми типовыми версиями предусматривались достаточно несложные, стандартные комплексы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Перечень первых исчерпывался назначением возможных в данной си- туации экспертиз (судебно-медицинская экспертиза трупа, вещественных доказательств2); допросами родственников и знакомых; осмотрами предметов и документов; предъявлением для опознания предметов.

Оперативно-розыскные мероприятия проводились в направлении уста- новления лиц, причастных к совершению преступления. В зависимости от

1 В среднем максимальный предел контакта в работе составлял до 2-3 часов. Данные получены в резуль тате анализа протоколов осмотров мест происшествий по уголовным делам.

2 Подозреваемых после получения «признательных» показаний часто «спасал» факт несовпадения груп пы биовыделений.

100

имеющейся информации в поле зрения оперативных работников попадали: лица из окружения жертвы; лица, отбывавшие срок за совершения сходных преступлений; психически больные лица1.

В качестве мотивов совершения преступления рассматривались: убийство из ссоры, из мести, из-за неприязненных отношений, из корысти2.

В связи с этим приходится констатировать тот факт, что разработанные планы имели мало общего с реальными ситуациями по делу.

Несколько иначе складывалась ситуация в том случае, когда предвари- тельное следствие шло параллельно по нескольким эпизодам в рамках единого уголовного дела. В этом случае следователь и оперативные работники, составляющие ядро организованной следственно-оперативной группы, имели больше шансов раскрыть совершенные преступления, поскольку к участию данной следственно-оперативной группе привлекались наиболее опытные следователи региональных прокуратур, оперативные работники МВД области . Сосредоточение таких сил в значительной степени способствовало наиболее рациональному распределению кадров по намеченным руководителем участкам работы. Наибольший успех при этом достигался при расследовании так называемых «злокачественных серий» .

В этом плане весьма показательны перипетии расследования ряда пре- ступлений, совершенных Л. на территории г. Саратова и области в 1974- 1975 г.г. Решение о создании следственно-оперативной группы было принято после того, как в конце июня - начале июля было совершенно несколько чрезвычайно похожих друг на друга убийств. В состав СОГ вошли: два старших следователя

1 Перечень указанных групп изложен в порядке убывания очередности «отработки на причастность».

2 Сексуальный мотив в качестве одного из вариантов реальной подоплеки совершения преступления не рассматривался.

3 Помимо указанных лиц, в состав следственно-оперативной группы «третьего эшелона» входили: участ ковые инспекторы, сотрудники ГАИ (ГИБДД) и т.д. Это существенно усиливало группу.

4 Термин предложен А.С. Андреевым в 1998 году. Фактически речь идет о частоте совершаемых престу плений за эталонный период времени.

101

областной прокуратуры, два следователя1 районной прокуратуры, на территории действия которой были совершенны данные преступления, один прокурор- криминалист областной прокуратуры. Несколько дней спустя в состав группы были включены: два следователя прокуратур районов, на территории действия которых предполагалось совершение сходных по «modus operandi» преступле- ний2, два следователя УВД и один следователь РОВД. Был налажен механизм быстрого обмена поступающей информацией и немедленного принятия адек- ватных ситуации мер. Одной из основных задач было недопущение совершения новых преступлений. С этой целью был разработан комплекс мероприятий, направленных на прикрытие «ареала» действия преступника (путем патрулиро- вания). Это вынудило преступника перенести свою «деятельность» в другой район города, затем за городскую черту, где он совершил еще ряд посягательств в «непривычных» для себя условиях. Появились свидетели, на основа-нии показаний которых преступник был установлен, а затем и изобличен .

Практика показывает, что наиболее эффективным взаимодействие оказывалось в рамках «целевой» следственно-оперативной группы. По всей видимости, причины этого следующие:

1) в состав «целевой» СОГ неизменно включаются следователи, лично руководившие производством осмотров мест происшествий; состав «постоянной» СОГ формируется хотя и из опытных следственных и оперативных работников, которые, однако, не наблюдая непосредственно места происшествия, испытывают серьезные затруднения в объективном подходе к анализу событий; 2) 3) «целевая» СОГ изначально имеет одну цель, для достижения которой она, собственно говоря и создана- раскрыть преступления, составляющие «серию»; «постоянная» СОГ вынуждена распылять свои си- 4) 1 Оба до этого производили осмотры мест происшествий по фактам обнаружения трупов жертв.

2 Речь идет о посягательствах, в ходе осуществления которых преступный умысел убийцы не был реали зован до конца.

3 Архив Саратовского областного суда. Уголовное дело № 01371 по обвинению Л.

102

лы, поскольку перед ней, как правило, предстает неизмеримо более широкий фронт «работ» по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений, которые могут быть связанными, а могут и не быть связанными друг с другом;

3) состав «целевой» СОГ более оперативно распоряжается имеющейся информацией и имея в своем составе участковых инспекторов, более эффективно проводит работу «по низам», нежели состав «постоянной» СОГ.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  1. Правовой институт следственной группы нуждается в некоторых нор- мативных усовершенствованиях, в частности представляется целесообразным закрепление на законодательном уровне возможности включения в состав данной группы оперативных работников.
  2. Предварительное следствие по делам о серийных убийствах на сексуальной почве следует производить силами целевой следственно-оперативной группы.
  3. Состав данной группы должен быть укомплектован наиболее опытными следователями и оперативными работниками, желательно теми же самыми, что производили осмотры мест происшествий.
  4. § 4. Криминалистические версии как основа организационно- плановой деятельности следователя по делу

«Планирование следствия (…) представляет собой заранее продуманную совокупность приемов расследования преступлений» . Несоответствие хода следственной деятельности этому положению наиболее негативно сказывается

1 Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений / Под. ред. А.С. Голунского. - М., 1957. С. 10.

103

на процессе установления истины по делам о раскрытии серийных убийств на сексуальной почве.

Совершенно обоснованно планирование как метод расследования проти- вопоставляется той ситуации, «когда расследование ведется по случайно избранному направлению и с применением тактических приемов и научно-технических средств, неподчиненных заранее продуманному плану, и потому во многих случаях не обеспечивающих раскрытие преступлений и полное установление всех его существенных обстоятельств»1.

Планирование можно расценивать и как «составление программы работы», то есть данный метод по сути является программно-целевым методом расследования2.

А.Н. Васильев, Г.Н. Мудьюгин, Н.А. Якубович отмечали, что «процесс планируемого расследования протекает в виде непрерывного цикла, состоящего из: а) собирания следователем фактических данных, связанных с расследуемым событием преступления, б) анализа и оценки собранных данных, в) построения версий, г) проверки этих версий путем собирания новых фактических данных, д) анализа и оценки вновь собранных данных, выдвижения новых версий, проверки и т.д. вплоть до окончания расследования, то есть до установления истины и разрешения всех задач расследования»3.

Для первоначального этапа расследования серийных убийств характерна так называемая «проблемная следственно-поисковая ситуация - совокупность обстоятельств происшествия со значительными информационными проблемами, ликвидация которых требует познавательно поисковой деятельности следователя»4.

1 Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Указ. соч. С. 10.

2 Ларин A.M. Указ. соч. - М., 1976. С. 30.

3 Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Указ. соч. С. 13.

4 Еникеев М.И. Указ. соч. С. 130.

104

Следовательно, предметом планирования расследования серийных убийств на сексуальной почве будет работа по выдвижению и проверке версий, центральной из которых является версия о субъекте, совершившем выявленные преступления.

Помимо «плановой» стороны процесса расследования существует такая его сторона, которая называется «организационной»

В.А. Образцов пишет: «Криминалистика призвана обеспечивать поисково- познавательную функцию предварительного расследования (…) в уголовном судопроизводстве. Поэтому криминалистический аспект организации указанного познания предполагает создание предпосылок, условий для своевременного запуска и эффективного функционирования механизма поисково-познавательной деятельности»1, а говоря об организации деятельности по установлению преступника, он пишет, что это значит «разработать и реализовать определенный комплекс общих ситуационных подготовительных и вспомогательных мероприятий, способствующих эффективному выявлению и изобличению указанного лица»2.

Своего рода синтезом мнений по поводу планирования и организации является, на наш взгляд, точка зрения А.Н. Васильева. Он рассматривал планирование как «метод высокоорганизованного труда»3, который «заключается в представлении о предстоящей работе, в ее предвидении соответствующими расчетами и намеченными организационными мероприятиями по оптимальному выполнению этой работы в отношении ее цели, затраты времени и средств»4. Однако, как справедливо замечает Е.П. Ищенко, в условиях, когда исходная информация о преступном событии, его субъекте, форме вины и других существенных обстоятельствах носит фрагментарный и проблематичный характер, разработка подробного плана всего производства по делу встречает

1 Образцов В.А. Установление и изобличение преступника. - М., 1997. С. 42.

2 Образцов В.А. Указ. соч. С. 43.

3 Васильев А.Н. Указ. соч. С. 144.

4 Васильев А.Н. Указ. соч. С. 144.

105

на своем пути серьезные препятствия .

В этой связи большим подспорьем для следователя может оказаться «Программа обнаружения лица, совершившего убийство», разработанная Г.А. Гус-товым в рамках программно-целевого метода расследования2.

Для того, чтобы выдвинуть логически обоснованную версию, необходимо обладать определенным объемом информации по делу.

С точки зрения Н.А. Селиванова и Л.Г. Видонова, такую информацию содержат в себе определенные элементы криминалистической характеристики преступления, а если быть точнее, то данные о закономерных связях между этими элементами. «Прежде, всего они позволяют сформулировать типовые версии, которые в свою очередь, являются основанием для построения версий в рамках расследования по конкретным уголовным делам»3.

«Типовая» версия рассматривается ими как условное вероятное суждения типа: «Если при расследовании обнаруживаются такие-то данные о преступлении определенного вида, то с большей или меньшей степенью вероятности не- известный преступник характеризуется такими-то данными»4.

Концепция о типовых версиях имеет следующие ключевые положения:

1) версии о лицах, совершивших убийство без очевидцев, или когда очевидцы еще не установлены, как правило, строятся на основе информации, собранной на месте происшествия, информации о жертве и данных, установленных судебно- медицинским исследованием трупа; 2) 3) практические работники, имеющие значительный опыт в раскрытии и расследовании убийств, в каждом вновь встретившемся конкретном случае 4) 1 См.: Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. - Красноярск, 1987. С. 29.

2 См.: Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств: Конспект лекций. - Л., 1985. С. 58-89.

3 Селиванов Н.А., Бидонов Л.Г. Типовые версии по делам об убийствах: Справочное пособие. - Горький, 1981. С. 5.

4 Селиванов Н.А., Бидонов Л.Г. Указ. соч. С. 5.

106

преступления при дефиците исходной информации об устанавливаемом элементе убийства, при выдвижении версий о том или ином элементе обращаются к информации, полученной в результате прошлого опыта, и ищут в ней аналог с настоящим;

3) построение версий о лицах, совершивших убийство, должно основы- ваться на аналоговой типологической информации о характеристиках элементов данной категории преступлений, находящейся в определенной закономерной связи с лицами, их совершившими1.

Концепция выдвижения типовых версий была подвергнута критике. В ча- стности, A.M. Ларин отмечал, что порочна идея «однозначных связей» между обстановкой совершения преступления, сведениями о личности потерпевшего, с одной стороны, и признаками преступника - с другой, и что это несовместимо с объективным расследованием . С подобным утверждением трудно не согласиться, поскольку практика показывает отсутствие однозначной связи между отдельными элементами криминалистической характеристики совершенного преступления и личностью преступника. В то же время определенная связь между некоторыми ее элементами прослеживается, и этого не стоит отрицать3.

Выдвижение типовых версий о личности посягателя по данной категории уголовных дел должно основываться на анализе информации, содержащейся в протоколе осмотра места происшествия, в заключении судебно-медицинской экспертизы, в материалах дел по убийствам, совершенным аналогичным способом, должна быть использована и научная типологизация серийных убийц, попытки создания которой в последнее время предпринимаются все чаще и чаще4.

’ Бидонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совер- шивших убийство без очевидцев. - Горький, 1978. С. 62-63.

2 Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика: Научно-практическое и учебное пособие. М, 1996. С. 125.

3 В подтверждение сошлемся на работу В.В. Вандышева «Связь «жертва-преступник» и ее использование в раскрытии и расследовании умышленных тяжких телесных повреждений», Л., 1987.

4 Варианты типологизации личности серийных сексуальных убийц разработаны С.А. Афанасьевым, М.С .Басенко, А.Ю .Лаговским, А.А. Протасевичем, Л.П. Конышевой и рядом других исследователей. (См., напр.:

107

В криминалистической литературе на этот счет имеются следующие рекомендации: «Исходя из версии о виновности неизвестного, совершившего посягательства на других женщин, следователь при содействии органа дознания устанавливает лиц, ранее отбывших наказание за преступления такого рода; изучает архивные, приостановленные, а также вновь возникающие следственные дела о подобных деяниях; выясняет факты изнасилований и покушений на изнасилование, не повлекшие возникновения уголовных дел… Обнаруживая признаки сходства этих фактов с фактами по расследуемому делу, относящимися к приметам насильника, способу нападения, времени суток и месту преступления, следователь выдвигает версию, что во всех случаях действовало одно и то же лицо»1.

Типовые версии по серийным убийствам могут формироваться с учетом мнения специалиста-психолога.

Е.Г. Самовичев констатирует, что «… эффективность раскрытия в значи- тельной степени зависит от качества и глубины проработки исходных материалов по делу. Важно отметить, что по убийствам, совершенным в условиях неочевидности, привлечение специалистов к изучению и анализу первичных процессуальных материалов является совершенно необходимым. <…>. Привлечение специалистов в данном случае преследует целью расширение возможностей получения информации, поиска дополнительных и новых ее источников с последующим формированием на этой основе продуктивных следственно-розыскных версий»2.

Не случайно вопрос привлечения к процессу расследования серийных убийств специалистов отдельной категории затрагивался в Информационном письме Генеральной Прокуратуры РФ от 31.12.98г. за № 28-17/98-905 «Об опы-

Басенко М.С, Лаговский А.Ю. Типология преступников, совершающих серийные убийства на сексаульной почве // Психопедагогика в правоохранительных органах, 1996. №2. С.91-91.)

’ Руководство про расследованию убийств. - М., 1977.С.230.

2 Самовичев Е.Г. Проблемы научного обоснования раскрытия умышленных убийств // Вестник МВД Российской Федерации. 1994.№6. С. 125.

108

те использования специальных познаний в области психологии при расследо- вании серийных убийств». Привлечение к делу лиц, обладающих специальными познаниями в указанной области, согласно письму, должно носить двоякий характер: организационно-аналитический и криминалистический.

Таким образом, на основании данного документа утверждается необходимость обеспечения следственными органами прокуратуры условий для длительного «психологического сопровождения» процесса расследования данной категории уголовных дел специалистами в указанной области науки.

Помощь, которую могут оказать следователю специалисты-психологи, весьма разнопланова: это может быть создание благоприятной атмосферы внутри коллектива СОГ, занимающегося расследованием, это может быть кон- сультирование по поводу создания психологического портрета преступника. Выводы: /. В условиях острой информационной недостаточности по делам о серийных убийствах на сексуальной почве целесообразно выдвигать кримина- листические версии «типового» характера.

  1. Данные версии должны выдвигаться в определенном соответствии с предполагаемым типом личности серийного убийцы.
  2. Необходимо длительное «сопровождение» специалистами в области су- дебной психологии процесса раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве в целях оптимизации данного процесса.

109

Глава 3. Тактическая операция как криминалистическое средство разрешения задач по выявлению и изобличению

серийного убийцы

§ 1. Реализация тактических операций на основе криминали- стических программ и алгоритмов

Одним из криминалистических средств разрешения указанных тактиче- ских задач служат тактические операции. Как и многие теоретические вопросы в криминалистике, данный вопрос носит дискуссионный характер1.

А.Е. Михальчук трактует тактическую операцию «… как комплекс согла- сованных и взаимосвязанных следственных действий, организационно- подготовительных, розыскных, контрольно-ревизионных, технических и иных мероприятий, проводимых соответственно отраженной в плане тактической линии следователя и направленных на решение каких-либо конкретных задач, возникающих на определенном этапе расследования в той или иной следственной ситуации»2.

Таким образом, тактическую операцию можно представить в виде спланированной акции занимающихся расследованием правоохранительных органов с целью разрешения поставленной тактической задачи, причем для разрешения одной тактической задачи может потребоваться реализовать определенную совокупность тактических операций.

1 См., например: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Минск, 1979; Ки риченко В.В. Следственные ситуации и тактические комбинации при расследовании. Лекция. - Л., 1990; Исаен- ко В.Н. Тактические комплексы в расследовании убийств с использованием сведений о материальных ценно стей, похищенных преступниками у потерпевших: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1990; Советская криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений / Под ред. B.K. Лисиченко. - Киев, 1988.

2 Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий: Дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1988. С.31-32.

по

Реализация тактических операций сопряжено с рядом сложностей. При расследовании серийных убийств на сексуальной почве это свойство тактических операций обусловлено спецификой расследуемых преступлений. К сложностям, возникающим на первоначальном этапе расследования этой категории уголовных дел, следует отнести проблемы, связанные с установлением личностей жертв и преступника. К сложностям, возникающим на последующем этапе расследования, относятся проблемы, связанные с процессом изобличения совершившего эти убийства лица.

Следственные ситуации могут возникать как в определенной последовательности, так и нарушая ее «порядок». В частности, это касается ситуаций, когда для получения недостающей информации о личности посягателя необходимо провести тактическую операцию, направленную на составление психологи- ческого портрета преступника. Практика дает многочисленные примеры иных путей разрешения данной тактической задачи. Например, по «витебскому делу» недостающая информация о личности посягателя была получена за счет само- стоятельных аналитических способностей, проявленных следователем. Та же самая картина наблюдалась и по «днепропетровскому делу»1.

Кроме того, следует отметить тот факт, что следственные ситуации часто не имеют четких границ между собою. Может наблюдаться явление «взаимо- проникновения» одной следственной ситуации в другую. В частности, это можно продемонстрировать на примере, когда следствие черпает информацию о преступнике одновременно из показаний свидетелей и потерпевших, а также из психологического портрета преступника. Тактическая операция при этом строится с учетом этой ситуационной особенности.

В связи с этим представляется, что решение многих тактических задач получило бы существенное облегчение путем реализации в рамках тактических операций некоторых криминалистических алгоритмов и программ.

Радомышельский Ф.М., Светлов А.Л. Убийца-садист// Следственная практика. Вып. 77. - М., 1968. С.49- 59.

Ill

Анализ материалов уголовных дел показывает, что расследование серийных сексуальных убийств происходит по весьма упрощенной программе1. Основные элементы ее таковы:

  1. Возбудить уголовное дело.
  2. Установить личность жертвы.
  3. Выдвинуть типичные версии.
  4. Установить круг знакомых, близких людей, а также возможных свидетелей и допросить их об обстоятельствах происшедшего.
  5. Назначить экспертизы.
  6. Дать необходимые поручения оперативным работникам.
  7. Как правило, этим процесс программирования по делу заканчивается.

Из анализа приведенной программы явствует, что в плане программирования расследования процесса расследования серийных сексуальных убийств су- ществует явный пробел.

Относительно затронутой проблемы существуют разнящиеся в деталях, но сходные по существу мнения авторов, большинство которых в целом положи- тельно оценивает возможности применения криминалистических алгоритмов и программ в ходе расследования.

Так, Л.А. Соя-Серко писал, что данные программы «… особым образом организованные в систему криминалистические предписания по распознанию наличной ситуации, определению задач расследования, выбору средств для их решения»2.

Г.А. Густов рассматривает программы в контексте применения программно- целевого метода расследования преступления как метода «…организации расследования дела и получения по нему новых знаний для решения задач предварительного следствия с помощью заранее составленных типовых крими-

1 Реализуется после осмотра места происшествия.

2 Соя-Серко Л.А. Программирование как метод рационализации расследования // Теоретические и прак тические проблемы программирования процесса расследования преступлений: Межвуз. сб. науч. трудов. - Свердловск, 1989. С.35.

112

налистических программ»1. В качестве последних данный автор указывает сис- темы типовых криминалистических задач, типовых средств их решения, имеющих целью организацию предварительного расследования и получения по нему новых знаний2.

По мнению А.С. Шаталова, применение криминалистических алгоритмов и программ позволит следователю:

  • быстро принимать важные решения;
  • предвидеть возможные последствия принятия отдельных решений и вероятный исход многих ситуаций тактического риска;
  • усовершенствовать технологию своей работы;
  • избежать многих ошибок в решении поставленных задач;
  • наиболее полно использовать криминалистически значимую информацию .
  • Относительно сущности «криминалистического алгоритма» и «программы расследования» А.С. Шаталов полагает, что под первым надо понимать «… научно обоснованное правило о выполнении в заданном порядке системы после- довательных операций, рекомендуемых следователю, для решения задач опре- деленного типа в ходе расследования преступлений»4, а под вторым кроется «… определенная совокупность криминалистических алгоритмов и необходимых научных рекомендаций, содержащих типовую криминалистически значимую информацию, предназначенную для реализации в профессиональной дея- тельности следователя»5.

’ Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Конспект лекций. - Л., 1985. Сб.

2 Густов Г.А. Указ. работа. Сб.

3 Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений: Автореф. … док. юрид. наук. - М,, 2000. С. 13.

4 Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы… С.79.

5 Шаталов А.С. Указ. соч. С.79.

113

Представляется, что криминалистические алгоритмы и программы должны служить в первую очередь реализации тактических операций, поскольку те яв- ляются узловыми акциями расследования.

» § 2. Типичные тактические операции, реализуемые с целью

выявления лица, совершающего серийные убийства на сексуальной почве

Тактические операции, призванные решать задачи первоначального этапа расследования, напрямую зависят от следственных ситуаций, возникающих на этом этапе.

Следственная ситуация №1

На определенной местности начинают систематически отмечаться случаи

похожих убийств.

t

Тактическая задача: определить - являются ли убийства серийными?

Тактическая операция будет при этом направлена на выяснение степени сходности обнаруженных преступлений.

Комплекс процессуальных действий и непроцессуальных мероприятий будет включать в себя: производство осмотров мест происшествий, подготовку и назначение экспертиз (в частности, судебно-медицинской, КЭМВИ и т.д.), за- прашивание соседних регионов и обращение к криминалистическому учету не- раскрытых преступлений.

Программа:

  • наметить источники интересующей следствие информации,

  • наладить процесс ее получения,
  • проанализировать поступившую информацию,
  • при выявлении признаков серии (совпадении «modus operandi», наличие повторяющейся «signature», идентичности следов трасологического харак-

114

тера, принадлежности биовыделений одной группе и т.д.) следует принятие решения об объединении дел в одно производство1.

Следственная ситуация №2 И’ Серийный характер убийств установлен.

Имеется группа жертв, обладающих сходными признаками.

Тактическая задача: выявить наличие и характер взаимосвязи в системе «преступник-жертва», попутно отвечая на вопрос - почему именно эти лица выбраны убийцей в качестве мишени?

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия как средства решения: допросы лиц, близко знавших жертв при жизни; разведывательные опросы с помощью участковых инспекторов; выемка фотографий, содержащих прижизненные изображения жертв. л Программа:

  • установить уровень виктимности жертвы (например, каков характер, наличие психических недостатков, отношения с людьми, маршруты и способы перемещения, склонность к конфликтам, и т.д.);
  • установить как предположительно выглядели определенные лица в момент совершения в отношении их преступления (при этом составляется сначала словесный, а затем рисованный портрет по имеющейся методике);
  • ^ - принять меры к обнаружению и изъятию фотоснимков с изображением

данных лиц (желательно в полный рост);

  • проанализировать собранную информацию;
  • при совпадении каких-либо внешних характеристик жертв или при совпадении каких-либо внешних и внутренних характеристик жертв (например, одинаковыми либо сходными могут быть: пол, возраст, манера
  • 1 Процессуальным основанием принятия данного решения служит п. 2 либо п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ.

115

одеваться, поведение, появление в определенных местах), оценить их значимость для дела;

  • на этом основании решить задачу о сути взаимосвязи в системе «пре ступник-жертва», спрогнозировать — какие это открывает возможности для установления лица, совершающего эти убийства.

Следственная ситуация №3

Поскольку имеется ряд жертв, можно предположить, что в некоторых случаях убийца по объективным и субъективным причинам не смог реализовать свой замысел до конца. То есть, какая-то часть жертв могла остаться в живых, и следовательно, может дать информацию о преступнике.

Тактическая задача: установить эти лица.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: использование «телефона доверия»; анализ письменных заявлений, поступивших от граждан в дежурную часть; обращение к населению через средства массовой информации; допросы выявленных лиц в качестве свидетелей либо потерпевших.

Программа тактической операции:

  • установить источники интересующей следствие информации;
  • наладить ее получение;
  • произвести систематизацию и анализ поступившей информации, особое внимание обращая на работу со случаями осуществления внезапных нападений, сопровождающихся немотивированной жестокостью, а также случаев, свидетельствующих об отработке преступником отдельных элементов механизма совершения преступлений (например, случаи вывозов в безлюдную местность);
  • выявить совпадающие детали механизма осуществления посягательства (например, по месту и времени реализации последнего, по способу действий посягателя);

116

  • если это удалось, получить информацию, детально характеризующую личность посягателя (словесный портрет, характер, способ преступных действий);
  • изготовить, основываясь на показаниях, фото- и изоробот портрет разыскиваемого лица;
  • организовать поисковые и розыскные мероприятия с использованием имеющегося портрета.
  • Следственная ситуация №4

Предпринятые шаги оказались полностью безрезультатными, т.е. не уда- лось установить жертв, оставшихся в живых, либо информация о личности посягателя, даваемая ими, носит крайне противоречивый характер.

Тактическая задача: составить психологический портрет посягателя с тем, чтобы на его основе более целенаправленно осуществить поисковые мероприятия в отношении интересующего следствие лица.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: производство осмотров мест происшествий, назначение и производство судебных экспертиз, консультации специалистов в области психологии, психиатрии, сексологии.

Программа тактической операции:

  • привлечь к делу специалистов в указанных областях знаний;
  • произвести совместный анализ материалов уголовного дела;
  • по имеющимся методикам составить психологический портрет пре- ступника;
  • на основе данного портрета организовать поиск интересующего следствие лица1.
  • 1 При этом не следует забывать, что психологический портрет преступника есть ни что иное как сово- купность субъективных предположений, а не строго установленных фактических данных.

117

Следственная ситуация №5

Исходя из полученной информации удалось выдвинуть более или менее вероятные предположения о личности посягателя, способе реализации преступных намерений, местах появления.

Тактическая задача: осуществить комплекс действий и мероприятий по ор- ганизации наблюдения за местами наиболее вероятного появления «фигуранта»1 с целью выявления и задержания подозрительно ведущих себя лиц.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: оперативный опрос граждан; осмотр предметов и документов; наблюдение; отождествление личности; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; личный обыск; освидетельствование.

Программа тактической операции:

  • выяснить места наиболее вероятного появления «фигуранта»;
  • решить вопрос о выделении достаточных сил и средств для осуществления операций;
  • практически организовать работу личного состава для проведения операции;
  • задержать подозрительного субъекта;
  • принять меры к обнаружению улик и должному оформлению хода и результатов поиска.
  • Следственная ситуация Мб

Лицо, пытающееся осуществить очередное нападение, задерживается вне рамок либо в рамках проводимой операции.

1 Под «фигурантом» (или лицом, объектом оперативной заинтересованности) в данном случае понимается «… каждый, чьи деяние, действие или бездействие фактически или с достаточной степенью вероятности свя- зано с совершением преступления». (См.: Краткая сыскная энциклопедия: Деятельность оперативно- розыскная, контрразведывательная, частная сыскная (детективная). - М., 2000. С.75.)

118

Тактическая задача: в случае, если задержанное лицо попадает в разряд подозреваемого, создать предпосылки для успешного изобличения данного лица в совершении серийных сексуальных убийств и иных преступлений.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: отождествление личности задержанного по документам либо иным способом; осмотр места происшествия; допросы свидетелей, потерпевших; личный обыск подозреваемого; освидетельствование; назначение экспертиз.

Программа тактической операции:

  • предусмотреть подобную ситуацию и своевременно принять меры на этот случай, чтобы информация о происшествии в максимально сжатые сроки была передана членам СОГ, работающей по делу;
  • в ходе реализации действий и мероприятий установить истинный характер происшествия;
  • если происшествие имеет признаки расследуемых преступлений, принять меры к поиску улик и соответствующему оформлению хода и результатов следственных действий; при этом лицо, подозреваемое в совершении расследуемых преступлений должно быть задержано в качестве подозреваемого и помещено в одиночную камеру1.
  • Выводы:
  1. Тактическая операция является узловой акцией процесса раскрытия и расследования сложных многоэпизодных дел.
  2. Следственные ситуации раскрытия серийных убийств на сексуальной почве характеризуются скудной информационной насыщенностью.
  3. Преодоление возникающих трудностей становится реальным с применением предложенных криминалистических программ и алгоритмов.
  4. ’ См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. С.86-97.

119

§ 3. Особенности процесса выявления лиц, совершающих се- рийные убийства на сексуальной почве

3.1. Осмотр места происшествия по делам о серийных убий- ствах на сексуальной почве как составная часть тактических операций, направленных на получение исходной информации о преступлении

Особую важность осмотру места происшествия по делам о серийных убийствах придает то обстоятельство, что данное место происшествия является практически единственным источником информации о субъекте, объекте и механизме преступного посягательства.

В ходе изучения материалов архивных уголовных дел и дел, приостанов- ленных производством, определенное внимание уделялось анализу протоколов осмотров мест происшествий как по архивным делам, так и по делам, приостановленным производством.

Время, затраченное на производство осмотра, составило в среднем 1 час 30 минут.

Группу возглавлял следователь той прокуратуры, в зоне действия которой находился труп с признаками насильственной смерти.

К участию в осмотре привлекался специалист в области судебной медици- ны.

Во всех случаях применялся стандартный набор технических средств, входящий в комплект следственного чемодана.

Места происшествий распределились так: 60% - в черте города, 40% - в сельской местности. При этом в городе 40% мест происшествий располагалось в помещениях, 60% - вне каких-либо помещений. За городской чертой 30% мест происшествий располагалось в помещениях, 70% - вне помещений.

120

Пол жертв серийных сексуальных убийц по «сериям» распределился сле- дующим образом: 70%- женщины, 10%- мужчины и 20%- встречались и мужчины, и женщины.

Возраст жертв серийных сексуальных убийц распределился следующим образом: 5% - до 7 лет, 35% - от 7 до 18 лет, 55% - от18 до 40 лет, 5% - после 40 лет.

Среди следов, наиболее часто встречаемых на местах происшествий по делам о серийных сексуальных убийствах, первое место принадлежит следам биологического происхождения1, на втором месте идут волосы, далее - волокна; в крайне редких случаях обнаруживаются и изымаются следы рук, ног, зубов. В тех случаях, когда преступник пользовался каким-либо транспортным средством, то зачастую обнаруживаются следы данного средства.

Среди выявленных недостатков необходимо назвать следующие.

В ходе осмотра места происшествия мало внимания уделялось поиску и обнаружению следов-отображений.

Функции следователя фактически ограничивались составлением протоко- ла данного следственного действия. (По этому поводу А.К.Мавлюдов пишет: «Следователь должен сам проводить осмотр, а специалисты помогают ему при необходимости, используя свои специальные знания в обнаружении, фиксации, изъятии следов и других фактически данных»2).

Фотосъемка мест происшествий осуществлялась без сторогого следования имеющимся рекомендациям. Планы и схемы мест происшествий составлялись более чем примитивно.

1 Определение понятия материального следа биологического происхождения, по мнению И.А. Аистова, включает в себя отражение биологической составляющей события, выраженное в изменениях материальной обстановки. (См.: Аистов И.А. Использование следов биологического происхождения при расследовании пре ступлений: Дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2000.)

2 Мавлюдов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте. - Саратов, 1985. СЛ6.

121

Ряд проблем обусловлен тем, что, выезжая на осмотр места происшествия по факту обнаружения трупа, следователь прокуратуры зачастую не обладает информацией относительно того, имеет ли происшедшее событие криминальный характер, а если да, то как к нему относиться - то ли как к преступлению единичному, или как к преступлению, имеющему признаки серийности.

Выяснение криминального характера события, как правило, не вызывает особых затруднений, по второму же моменту необходимо определить критерии оценки.

В пользу возможности отнесения преступления к разряду серийных в ходе осмотра места происшествия могут свидетельствовать (по выявлении) следующие обстоятельства:

  • признаки, указывающие на сексуальную подоплеку убийства (пол и поза трупа жертвы, беспорядок в одежде, повреждения органов мочеполовой сферы, некоторые биоследы);
  • картина, характерная для совершения действий садистского характера1;
  • неясная мотивационная природа преступления;
  • наличия комплекса следов, по некоторым параметрам совпадающего с сле- довым комплексом, обнаруживаемым при осмотре иных мест происшествий.
  • Решение вопроса о серийном характере преступления на стадии осмотра места происшествия носит по большей части предположительный характер; твердая убежденность может возникнуть лишь тогда, когда следователь обнаруживает повторяющиеся «преступный почерк» и «автограф», соответствующие проявлениям особенностей криминальных поведенческих актов.

Представляется, что производство осмотра места происшествия по делам о серийных убийствах обладает специфическими чертами.

На практике встречается ситуация, когда следователь и не предполагает, что имеет дело с эпизодом, входящим в преступную серию. Существует реко-

1 См.: Скорченко П.Т. Расследование половых преступлений: Лекция. - М., 1967. С.9.

122

мендация, согласно которой, если «…осмотр места происшествия проводится, когда еще не известно, имеет ли место серия убийств, то это следственное действие выполняется по общим криминалистическим правилам…»1.

Такая ситуация типична для начала преступной серии. Она меняется с увеличением объема информации, когда у следователя появляются основания полагать обратное. Осмотр в этом случае приобретает специфические черты. Например, следователю «наряду с традиционными задачами этого следственного действия (выяснение того, что произошло; поиски и изъятие следов и предметов, могущих стать вещественными доказательствами; обнаружение новых источников доказательств), … нужно приложить свои усилия для ответа на вопросы: является ли данный, судя по обстановке места происшествия, одним из эпизодов серии убийств, а так же есть ли возможность получить дополнительные данные для раскрытия и расследования всех преступлений»2. Таким обра- зом, основной становится проблема поиска недостающей информации. Направления этого поиска как раз и должны выявиться в ходе осмотра места происшествия.

Специфика осмотра мест происшествий по делам о серийных убийствах кроется и в том, что данное следственное действие по логике вещей должен производить следователь, ведущей расследование уже имеющейся «серии». Однако практика показывает, что далеко «не во всех случаях следователь (или следователи), который ведет дело о серийном убийстве, имеет возможность выехать на осмотр места очередного происшествиям…>. С тем, чтобы не были упущены существенные для расследования обстоятельства, нужно подготовить памятку (информационную справку), в которой изложить основные обстоя- тельства расследуемых событий и указать, на что следует обратить внимание при осмотре. Такого рода документ должен быть размножен и разослан в про-

1 Автор данной точки зрения Л.А. Соя - Серко.

2 Методика расследования серийных убийств … С.139-140.

123

куратуры тех мест, где, возможно, будут выявлены очередные убийства»1. Кроме того, «в памятках должны быть данные (адрес, телефон) того следовате-ля, в производстве которого находится дело о серийных убийствах» .

Свою специфику имеет определение круга участников осмотра. В частности, решая вопросы привлечения к участию в осмотре лиц, обладающих специальными знаниями, следователь должен исходить из того, в каких областях познания ему может понадобиться их содействие либо помощь.

Анализ уголовных дел показал, что наиболее часто следователи привлекали к участию в осмотре мест происшествий в качестве специалистов судебного медика и специалиста-криминалиста.

Представляется, что привлечение только таких специалистов никак нельзя назвать адекватным тем ситуациям, которые складываются на местах происшествий по делам о серийных убийствах на сексуальной почве.

Выбор и привлечение к осмотру лиц, обладающих специальными знаниями, обусловлены характером следовой информации. Все следы, типичные для серийных сексуальных убийств, можно сгруппировать следующим образом:

  • следы материальные (т.е. любые следы преступника, имеющие материальное выражение, которые могут остаться и на теле либо одежде жертвы, и на месте происшествия, и на самом преступнике);
  • следы идеальные (т.е. любые следы происшедшего, оставшиеся в памяти свидетелей либо очевидцев случившегося, а также самого преступника и уцелевших жертв).
  • Анализируя материально-следовую информацию, следователь на месте происшествия создает мысленную модель случившегося, т.е. имеет место своего рода трансформация - преобразование материальной информации в идеальную. Определенную роль в ходе осмотра по данной категории уголовных

1 Методика расследования серийных убийств… С.141-142.

2 Там же. С. 142.

<^

124

дел играе т испол ьзова ние специ альн ых метод ов, заимс твова нных из друг их наук. В перву ю очере дь это касае тся метод ов биол огии и психо логии .

Данн ые метод ы долж ны быть нацел ены на реше ние главн ой задач и ос- мотр а, а имен но - на полу чение инфо рмац ии о личн ости посяг ателя .

Непо средс твенн ым источ нико м данн ой инфо рмац ии высту пает систе ма

”?(

матер иальн ых следо в прест уплен ия, или, как ее еще назы вают некот орые ис- следо вател и, «крес т следо в».

В
частн
ости,
К.Д.
Поль
в
качес
тве
струк
турн
ых
элеме
нтов
данн
ой
систе-
мы
указ
ывает
«мест о прои сшест вия», «поте рпев шего », «ору дие прест упле- ния», «прес тупни ка» и особ ый элеме нт «след ы», выпо лняю щий роль связу ю- щего звена межд у четы рьмя перв ыми1.

При изуче нии этой систе мы, как совер шенн о верно замеч ают В.Н. Кара- годин , Е.В. Ники тина и Л.А. Зашл япин, следу ет устан овить связь обна руже н- ных следо в с изуча емым собы тием. Они пишу т: «Пре жде всего необх одим о предс тавит ь себе меха низм образ овани я следо в, т.е. созда ть мысл енну ю моде ль дейст вий, в резул ьтате котор ых появи лись эти измен ения, прич ем важн о пред у- смот реть как можн о боль ше вариа нтов возни кнове ния тех или иных следо в. <…>. Кром е того, следо вател ь, обна ружи в отдел ьные измен ения и зная какие типич ные дейст вия могут совер шать ся в данн ых услов иях и какие в резул ьтате образ уютс я след ы, орган изует поиск после дних в места х вероя тной их локал и- зации »2. При этом следо вател ю важн о убеди ться в том, что место обна руже ния трупа являе тся место м совер шени я прест уплен ия. След овате ль може т убеди ться и в обрат ном - в этом случа е инфо рмац ионн ое значе ние осмот ра места про- исше ствия будет иным , чем в пред ыдущ ем.

1 См.: Поль К.Д. Естественно-научная криминалистика (опыт применения научно-технических средств при расследовании отдельных видов преступлений). - М., 1985. С. 291.

2 Карагодин В.Н., Никитина Е.В., Зашляпин Л.А. Расследование убийств: Учебное пособие. - Екатерин бург, 1993. С. 41.

125

Для подавляющего большинства серийных убийств характерно оставление трупа жертвы либо на месте совершения преступления, либо невдалеке от него. Уже в этом факте кроется одно немаловажное обстоятельство, указывающее на один из признаков личности посягателя. В.А. Ручкин по этому поводу пишет: «Отсутствие признаков тщательного укрытия трупа при наличии на нем следов перемещения в ряде случаев свидетельствует о том, что он обнаружен неподалеку от места совершения убийства. Это характерно для убийств, совершаемых лицами незнакомыми с потерпевшим, поскольку факт совершения преступления не указывает на них, как на возможных убийц»1.

Наиболее ценное информационное значение имеют те следы, с помощью которых можно идентифицировать личность посягателя. Это могут быть следы рук, ног, биовыделений, зубов и волосы. Некоторые из этих следов допускают возможность индивидуальной идентификации. Встречаются следы, позволяющие идентифицировать какие-либо предметы и вещи посягателя. Например, чобувь, орудие преступления, транспортное средство.

По мнению М.И.Еникеева, определенное идентификационное значение имеет комплексный личностно-регуляционный «след». Под данным следом указанный автор понимает систему поведенческих признаков субъекта, которая .«объективно отражается в пределах обстановки совершения преступления, динамика их изменений, орудиях и средствах совершения преступления, их каче-ртвенном своеобразии, способах и динамике их использования; обстановке, предшествующей преступлению; обстановке, возникшей после совершения преступления, типичных способов его сокрытия; особенностях отношений ме-жду обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим» . Идентификация посягателя по способу действий представляется вполне возможной, поскольку М.И. Еникеев утверждает, что «для каждого вида преступления существует систем-

1 Ручкин В.А. Установление в процессе осмотра места совершения убийства: Лекция. - Волгоград, 1985. С. 11.

2 Еникеев М.И. Юридическая психология: Учебник для вузов. - М., 1999. С. 147.

126

ный «набор» комплексов действий»1. В свою очередь, эти комплексы действий связаны «со специфическим подключением к ним определенных внешних обстоятельств, средств действия. Каждый преступник имеет свой «почерк» в использовании условий и средств действия, систему индивидуализированных действий и операций, запечатлеваемых в следах преступления»2.

С точки зрения одного из авторитетных исследователей проблем крими- налистической идентификации В.Я. Колдина, «…задача и цель доказывания с использованием идентификации состоят в установлении единичного объекта, связанного с расследуемым событием», этот объект следует именовать «искомым», существенными признаками его «… являются:

1) объективная однозначная связь с расследуемым событием; 2) 3) образование отображения; 4) 5) возможность установления его путем доказывания с использованием идентификации» . 6) Теоретически способ действий (или системный «набор» комплексов дейст- вий) в принципе удовлетворяет этим требованиям.

Представляется, что идентификация личности посягателя по способу, предложенному М.И. Еникеевым, может осуществляться следующим образом: посягатель выбирает наиболее соответствующий своей психологии способ действий (или системный «набор» комплексов действий). Этот способ («набор») фактически является не чем иным, как либо отдельным «преступным почерком», либо совокупностью «преступного почерка» и «автографа». Необходимо отметить, что «преступного почерка» должен обладать каким-либо индивидуа- лизирующим признаком, повторяющимся и неизменным, например, нанесением строго определенного числа ударов ножом, либо сопровождаться «автографом», что само по себе способно индивидуализировать способ действий. Дан-

1 Еникеев М.И. Указ. соч. С. 149.

2 Там же. С. 149-150.

3 Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. - М., 1969. С. 24.

127

ный способ должен быть следователем в ходе осмотра места происшествия распознан и зафиксирован. Разумеется, этой процедуре подвергается не сам способ, а следы, отобразившие его.

Отразившийся в следах на месте происшествия способ действий, несо- мненно, имеет информационное значение и для диагностики личности посягателя. Речь при этом, в первую очередь, идет о «криминалистической диагностике», предмет которой некоторыми авторами трактуется как «исследование свойств и состояний объекта (ситуации) с целью установления происшедших в нем изменений, определение причины этих изменений и ее связь с совершенным преступлением»1.

В состоянии ли «криминалистическая диагностика» исследовать все без исключения объекты (ситуации) для установления произошедших в них изменений? Представляется, что относительно способа действий (в который целесообразно включить все действия посягателя, отобразившиеся в следах на месте происшествия), она более или менее достоверно может дать ответ только на один вопрос: имеются ли в действиях посягателя признаки криминального опыта или нет. При осмотре места происшествия по делам о серийных убийствах важно и это. Но распознать психологию посягателя, его эмоциональное состояние на различных стадиях реализации преступного умысла криминалистическая диагностика не в силах. Информационное значение диагностики психоло- гии посягателя представляет особую ценность в тех случаях, когда на местах происшествия не обнаруживаются следы - отображения (например, рук и ног). Поэтому к участию в деле должен быть привлечен специалист в области судебной психологии, поскольку его помощь по приобретению знания относительно «общей схемы преступного поведения и системы ее признаков является ориентировочной основой следственно- познавательного поиска в информационно

1 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика…С. 109.

128

дефицитных исходных ситуациях»1. Этой основой в некоторых ситуациях расследования призван стать психологический портрет (профиль) преступника.

Конструируя идеальную модель события, следователь анализирует информацию по его основным «узлам». Существует мнение, что таковыми «узлами» или «блоками» могут быть названы:

  1. Характер места обнаружения трупа.
  2. Следы пребывания преступника на месте происшествия.
  3. Способ («механизм») совершения преступления и оружие (орудия) убийства.
  4. Данные, характеризующие потерпевших, установленные при осмотре мест происшествий.
  5. Мотивы убийств, о которых можно судить по результатам осмотров мест происшествий2.
  6. Представляется, что в данный перечень может быть включен еще один блок- «Действия, необязательные для совершения преступления, реализованные преступником в ходе осуществления криминального акта». Тем самым следователь будет нацелен на поиск следов, содержащих информацию о «sig-nature», или «автографе» убийцы .

Все это заставляет обратить особое внимание на вопросы подготовки и производства данного следственного действия.

Получив информацию по факту обнаружения трупа, следователь, прини- мая во внимание возможный криминальный характер события, мысленно моделирует картину преступления и предполагает наличие на месте его совершения соответствующего данному виду посягательств комплекса следов.

’ Еникеев М.И. Указ. соч. С. 149.

2 Методика расследования серийных убийств… С. 141.

3 Детальное описание этого и других «блоков» представляется нецелесообразным, поскольку блок “Действия …” охарактеризован нами в первой главе настоящей диссертации, а все остальные- освещаются в пособии по «Методике расследования серийных убийств», С.142-147.

129

Этот фактор оказывает существенное влияние на выбор тех или иных специалистов, чья помощь необходима следователю для результативного производства осмотра места происшествия.

Согласно данным Т.Н. Шамоновой и др., на местах происшествий сексуальных преступлений особое место занимают следы биологического происхождения. Сравнительный анализ проводился по двадцати позициям, в качестве таковых выступали воспринимающие следы преступления среды и предметы.

По результатам анализа получилось, что следы слюны занимают первое место - встречаются по пятнадцати позициям, за ними следы крови (четырнадцать позиций), далее- следы спермы (десять позиций), следы вагинальных выделений - восемь позиций, следы потожирового вещества - пять позиций, и, наконец, на последнем месте в этом перечне находятся следы мочи - три позиции1.

В связи с этим Т.Н. Шамонова и ее коллеги высказывают мнение о том, что «в ряде случаев при расследовании тяжких преступлений против личности к осмотру привлекают эксперта-биолога, которому поручают поиск предполагаемых следов крови (замытых, стертых или уничтоженных иным способом) либо других объектов биологического происхождения. Обычно такая ситуация возникает при повторном проведении осмотра или когда преступление обнаружено спустя длительное время после его совершения»2.

Данная позиция может быть поддержана, но лишь частично. Согласно п. 3 ч. 3 ст. 57 и ч. 5 ст. 164 УПК, эксперт имеет право участвовать в указанном качестве при проведении следственных действий. Речь идет об участии эксперта в качестве специалиста (когда это ситуационно обусловлено). Но данная проблема имеет еще и иной аспект. С точки зрения уголовно-процессуального закона привлецение к осмотру судебного биолога в качестве

1 См. об этом более подробно: Шамонова Т.Н., Уалерианова Л.П., Стегнова T.B. Особенности участия специалиста-криминалиста в расследовании преступления против личности: Учебное пособие. - М., 1996.

2 Шамонова Т.Н. и др. Указ. работа. С. 7.

130

специалиста не является обязательным. Так, в ч. 1 ст. 178 УПК указано: «Следователь производит осмотр трупа на месте его обнаружения с участием понятых, судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия - врача. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться другие специалисты».

Весьма важным представляется вопрос о возможности участия в следст- венном осмотре специалиста в области судебной психологии.

Следственные и оперативные органы в последнее время все чаще прибе- гают к услугам специалистов в области психологии и психиатрии при расследовании серийных убийств. В связи с этим следут отметить примеры успешного применения ими специальных знаний, что способствовало оптимизации процесса расследования.

Однако количество сведущих в этих областях познания лиц невелико. Проблема заключается еще и в том, что никакой иной специалист, чья возможность участия в осмотре не исключена, не может осуществлять функции судебного психолога.

Эти функции не может осуществлять и следователь, поскольку его знания в области судебной психологии никогда не превышают общедоступный уровень.

На практике эта проблема решается либо последующим ознакомлением соответствующего специалиста с протоколом осмотра места происшествия и приложенными к протоколу осмотра фототаблицами, либо, как предлагает В.А. Образцов, путем формирования специального пакета документов, который составляют «следующие материалы:

  1. Фотографии места преступления, цветные, увеличенные фотографии имеющихся на теле жертвы ран, фотографии жертв, сделанные с разных позиций и под разными углами. <…>.
  2. Материалы вскрытия трупа и исследование результатов вскрытия.<… >.

131

  1. План перемещений жертвы до смерти: место работы, место жительства, где последний раз видели жертву перед тем, как она была обнаружена на месте преступления.
  2. Документы с информацией о личности жертвы.<… >.
  3. Информация о полной картине преступления и реконструкции меха- низма содеянного (сведения о месте, времени, дате события, показания свидетелей, род оружия, которыми было совершенно преступление и т.д.)»1.
  4. Весьма существенную помощь при производстве осмотра по данной кате- гории уголовных дел оказывает прокурор-криминалист.

К участию в производстве осмотра обязятельно привлекаются оператив- ные работники. Основания для этого содержит Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995г. (в стст. 1,2).

Правовой регламентации данной процедуры посвящен рядом норм УПК.

Участие оперативных работников необходимо еще и с тактических пози- ций, потому что имеется «немало примеров, когда преступник появлялся на месте преступления при проведении там следственного осмотра, находился в толпе любопытных, наблюдая за действиями следователя…» .

Оперативные работники с учетом варианта такого развития ситуации должны быть заранее сориентированы следователем на применение технических средств негласной съемки (фото и видео), а также на принятие мер к установлению личности и задержанию подозрительных лиц, находящихся в непосредственной близости либо в некотором отдалении от места происшествия.

В круг обязательных участников осмотра необходимо включить понятых (согласно ч.1 ст. 170 УПК).

1 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М., 1997. С. 256-257.

2 Цетров Е. Особенность осмотра места происшествия по делам о сексуальных преступлениях // Закон ность, 1999. №4. С. 19.

132

Количество участвующих в осмотре лиц представляется достаточным. Место и роль каждого участника четко определены типичным характером следовой обстановки места происшествия по делам о серийных убийствах на сексуальной почве и теми функциями, которые каждый из участников обязан выполнять, исходя из требований закона.

Выбор определенной тактики производства осмотра также имеет большое значение.

И.Х. Максутов писал, что «тактика отдельного следственного действия представляет собой систему наиболее эффективных приемов, применяемых для достижения поставленной цели и проводимых в определенной последовательности с учетом вида преступного деяния и конкретных условий, в которых оно произошло»1.

Позиция И.Х. Максутова представляется нам значимой потому что, со- гласно ей, следователь выбирает приемы достижения поставленной цели и их последовательность исходя из конкретной обстановки, наблюдаемой на месте происшествия.

Кроме того, выбор приемов диктуется и процессуальной спецификой про- изводимого следственного действия.

Руководящие действия следователя при осмотре места происшествия в их стадийном развитии выглядят примерно следующим образом:

1) определение границ осмотра; 2) 3) определение метода проведения осмотра; 4) 5) распределение ролей между участниками группы. 6) Осмотру предшествует определение границ осматриваемого пространства. «Прежде чем непосредственно приступить к осмотру, следователь должен возможно точнее определить границы местности или помещения, подлежащего осмотру. Правда, на практике это не всегда удается сделать вполне точно, так как заранее нельзя предугадать, на каком расстоянии от непосредственного

1 Максутов И.Х. Осмотр места происшествия. - Л., 1965. С. 25.

133

места происшествия будут обнаружены следы или предметы, которые могут иметь значение вещественных доказательств. Какого - либо общего правила в этом отношении предложить не возможно»1.

Следователь, прибыв на место происшествия, обязательно обходит его и строит умозрительную модель происшедшего, что, в конечном счете, позволяет определить границы осматриваемого пространства. В ходе осмотра его границы могут быть изменены. Так что мыслительная деятельность следователя по ре- шению этого вопроса пронизывает весь ход осмотра от его начала до его конца.

Что же касается выбора метода осмотра места происшествия, то «с точки зрения методики его проведения», он «может производиться от центра к периферии или наоборот. Под центром понимается не геометрический центр комнаты или участка местности, где совершено преступление, а те главные объекты, на которые непосредственно были направлены действия преступника, например труп…» .

Представляется, что выбор метода осмотра должен осуществляться следователем в соответствии с конкретными реалиями обстановки места происшествия.

Выбранный метод осмотра должен отвечать следующим критериям:

-критерию пространственного охвата места происшествия;

-критерию направленности действий;

-критерию исследуемости отдельных элементов обстановки места происшествия. (Данное положение основано на позиции А.Н. Васильева3.)

Говоря о пространственном охвате, И.Х. Максутов писал, что следователи на практике пользуются обычно двумя методами: либо сплошным, либо выборочным. При сплошном методе осмотра территорию разделяют на отдельные участки с конкретными границами и последовательностью осматривают каж-

1 Максутов И.Х. Указ. соч. С. 30.

2 Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов, 1967.С. 30.

3 См.: Осмотр места происшествия / Под. ред. А.Н. Васильева. - М., 1960.

134

дый участок. Осмотр можно проводить движением по расширяющейся спирали таким образом, чтобы все время находиться в пределах непосредственной видимости (5-15 шагов) уже пройденного пути1.

Следует заметить, что производство осмотра места происшествия выбо- рочным методом эффективно производится только очень опытными следователями, в связи с чем данный метод не может быть рекомендован к применению на практике.

Значительный объем информации по поводу случившегося события дает осмотр трупа на месте происшествия2.

Широкие возможности при этом получает применение метода моделиро- вания, поскольку «характерная для сексуального убийства поза трупа в сочетании с типичными повреждениями одежды на теле жертвы, нередко дают возможность сразу же представить характер совершенного преступления»3.

В целом, по осмотру трупа, согласно мнения Э.П. Александрова, могут быть даны следующие рекомендации: описывая повреждения на верхней одежде, следует сопоставить их с повреждениями нижней одежды на теле жертвы; отмечается состояние половых органов и заднего проходного отверстия и окружающих кожных покровов, а также повреждения в этой области; исследуется ротовая полость; детально описываются повреждения от укусов; при осмотре предполагаемых орудий травмы (камни, кастеты, ножи, веревки и т. п.) внимание обращается на наличие следов крови, отпечатков пальцев, прилипших волос и других наложений4.

По фиксации и изъятию обнаруженных следов имеются следующие ре- комендации: при осмотре трупа вне помещений следует обратить внимание на внедрившиеся в ткань одежды частицы грунта, травы и т.п., которые нужно изъять вместе с предметами одежды во избежание утери или порчи во время

1 Максутов И.Х. Указ. соч. С. 32.

2 Действующим УПК осмотру трупа придан самостоятельный характер.

3 Осмотр трупа на месте его обнаружения… С.177.

4 Осмотр трупа на месте его обнаружения… С. 177-178.

135

перевозки трупа в морг; при наличии на одежде следов, похожих на кровь, сперму или другие опачкивания, целесообразно сразу же изъять ее и направить для исследования в судебно-медицинскую лабораторию; по согласованию со следователем мазки и тампоны из влагалища, прямой кишки и полости рта для дальнейшего лабораторного исследования берутся либо на месте происшествия, либо при вскрытии трупа в судебно- медицинском морге; при наличии следов укусов на коже с целью получения их слепков применяется пластическая масса; кроме этого, рекомендуется перерисовывать укусы на прозрачную пленку для ее последующего сопоставления со строением зубов подозреваемого; если подногтевое содержание будет изыматься при экспертизе трупа в морге, в целях предотвращения утраты его при перевозке необходимо на кисти рук трупа одеть бумажные или целлофановые мешочки, обвязав их вокруг лучезапяст-ных суставов; волосы-улики извлекаются по общим правилам, но образцы волос с трупа берут с головы, лобка и подмышечных впадин; все обнаруженные повреждения фотографируются по правилам масштабной фотографии1.

Спецификой осмотра места происшествия и осмотра трупа на месте обна- ружения по делам о серийных убийствах на сексуальной почве следует назвать определение мотива действий посягателя.

Познать мотивацию подобных действий - значит познать механизм так на- зываемого «триггера», спускового крючка, при срабатывании которого запускается программа по уничтожению жертвы.

Кроме этого, определение мотивации имеет поисковое значение, так как позволяет выдвинуть предположение о социальном слое, представителем которого, судя по всему, является посягатель, и специфичных чертах его личности.

Поэтому верной представляется позиция М.И. Еникеева, который, опреде- ляя суть следственного осмотра, пишет, что место происшествия «выступает для следователя как информационный комплекс- овеществленный источник информации о механизме события преступления, личности преступника и по-

1 Осмотр трупа на месте его обнаружения… С.177-179.

136

терпевшего, динамике их взаимодействия и мотивах поведения»1. Он же отмечает, что «мотивационная сфера преступника связана с предпочитаемыми им целями, способами и средствами совершения преступления; мотивы, цели, способы, средства, результат преступления и действия по его фальсификации - показатели индивидуально своеобразного образа поведения преступника»2.

Находя определенную связь между следами и оставившей их личностью, В.В.Седнев и В.А.Рябенко выделяют 4 психолого-криминалистического типа места происшествия: 1) хаотичный - характерен для импульсивного, заранее не подготовленного преступления, связанного с формированием внезапно возникших мотивов; 2) дезорганизованный - свойствен либо логическому типу преступника с заранее не подготовленным, либо импульсивному с заранее наличествующим мотивом преступления; 3) упорядоченный - присущ скорее логическому типу с заранее обдуманными способами убийства, укрытием, уничтожением улик (при импульсивном типе требуется наличие значительного времени или сообщника); 4) организованный - характерен для логического типа, все обстоятельства заранее продуманы» .

Анализ информационной сути выделенных типов места происшествия показывает их весьма условную применимость для организации поиска посягателя. Представляется, что в данном случае требуется несколько иной подход к решению проблемы. При этом необходимо учитывать ряд следующих обстоятельств: характер места происшествия, характер повреждений на трупе, характеристику жертвы. Исследование материалов уголовных дел позволяет сделать вывод, что обстоятельства совершенного преступления по рассматриваемой категории уголовных дел могут свидетельствовать о следующих мотивах и соответствующих им поисковых моделях личности преступника:

1 Еникеев М.И. Указ. соч. С. 266.

2 Там же. С. 146.

3 Седнев В.В., Рябенко В.А. К вопросу о психолого-криминалистической характеристике места происше ствия // Серийные убийства и социальная агрессия.. .С.442.

137

1 .Мотив - ссора с женой или подругой.

Убийца по определенным причинам не может выместить свой гнев на объекте - источнике психотравмирующей ситуации; чтобы сделать это ему срочно требуется найти объект «заменитель».

Обстоятельства: место происшествия - открытая местность, пустырь, лесопосадки и т.п. Количество наносимых повреждений- минимально, смерть жертвы наступает чаще всего вследствие механической асфиксии.

Жертвы - молодые женщины.

Модель - Михасевич.

Поисковые характеристики: возраст около 30 лет, женат либо живет в не- зарегистрированном браке, может иметь доступ к автотранспортному средству, проживает в районе совершения преступлений, склонен забирать у жертв мелкие предметы в качестве сувениров, побуждением к нападению служат вызывающее поведение и высказывания жертв.

2.Мотив - стремление показать себя «добытчиком» средств к существованию.

Убийца социально дезадаптирован (приезжий, беженец и т.п.), у него есть психологическая потребность получить своего рода «компенсацию».

Обстоятельства: места происшествия - квартиры, дома потерпевших, количество наносимых повреждений - минимально; орудия убийства - нож, топор, молоток; жертвы (обоих полов) - дети, подростки, престарелые; преступления сопровождаются похищением носильных вещей, денег, мелких ценных предметов, продуктов; в отдельных случаях зафиксировано совершение актов сексуального характера.

Модель - Ионесян.

Поисковые характеристики: возраст около 25 лет, женат либо состоит в не- заргестрированном браке, артистические способности, проживает вне района преступной деятельности, склонен забирать у жертв мелкие предметы в качест-

138

ве сувениров, побуждением к нападению служит осознание беспомощности жертв.

3.Мотив— стремление доказать самому себе собственную значимость, ощутить чувство превосходства над другими людьми.

Убийца малоконтактен, замкнут; он может обладать какими-либо физиче- скими или психическими недостатками как врожденными, так и приобретенными.

Обстоятельства: уединенность мест нападения; хаотичность и множест- венность повреждений на теле жертвы; зафиксированы случаи отделения некоторых частей тела; орудия преступления - нож, топор; акты изнасилования отмечаются крайне редко; жертвы - молодые женщины, подростки мужского пола.

Модель - Ершов.

Поисковые характеристики: возраст около 25 лет, одинок, испытывает проблемы с трудоустройством, может страдать серьезными психическими недостатками, побуждением к нападению служит стремление наблюдать обнаженное тело.

4.Мотив - выполнение миссии (борьба с гомосексуалистами, проститутка- ми и т.п.).

Убийца «принимает» на себя роль судьи, его манипуляциям с жертвой присущ ритуальный характер и стремление показать свое презрение к ней.

Обстоятельства: уединенность мест нападений; повреждения локализуются в области головы, шеи, органов мочеполовой системы; обнаружение следов глумления над жертвой - сжигаются волосы, трупу зачастую придается непристойная поза и т.п.; акты изнасилования отмечаются в весьма редких случаях; среди жертв - женщины легкого поведения, мужчины - гомосексуалисты.

Модель - Ряховский.

Поисковые характеристики: возраст около 30 лет, ведет одинокий образ жизни, предпочитает выбирать работу в небольших коллективах, склонен вести

139

дневниковые записи исповедального характера, проживает в непосредственной близости от мест совершения преступлений, побуждением к нападению служит незначительный повод (сделанное замечание, неуступление дороги).

5.Мотив- половая несостоятельность. Действия убийцы имитируют поло- вой акт и выражают собой яростную реакцию субъекта по поводу невозможности его осуществления.

Обстоятельства: уединенность мест нападений; наносимые повреждения носят хаотичный, бессистемный характер; наиболее разрушительному воздействию подвергаются половые органы жертвы; нападениям подвергаются доверчивые и слабо контролирующие свое поведения дети, подростки обоих полов, молодые опустившиеся женщины; акт изнасилования зачастую заменяет акт мастурбации.

Модель - Чикатило.

Поисковые характеристики: возраст около 40 лет, женат, имеет развитые интеллектуальные способности, предпочитает работу по свободному графику, проживает в районе совершения преступлений, побуждением к нападению служит наблюдение одинокого неспособного к серьезному сопротивлению человека.

6.Мотив - месть за жестокое обращение (третирование) субъекта сверст- никами в подростковом возрасте.

Убийца вымещает свой гнев на подростках, которые напоминают ему его обидчиков, в некоторых случаях подвергая их перед смертью пыткам и сексуальному унижению.

Обстоятельства: места нападений - возле школ, в лесопосадках рядом с летними лагерями отдыха; наносимые повреждения могут носить самый разнообразный характер; орудия преступления - преимущественно нож; часто обнаруживаются следы изнасилования в извращенной форме. При наиболее изощренном способе совершения преступлений тела жертв подвергаются расчле-

140

нению и последующему захоронению в укромных местах, жертвы - подростки мужского пола.

Модель - Головкин.

Поисковые характеристики: возраст около 30 лет, ведет уединенный образ жизни, предпочитает работу с животными, имеет доступ к автотранспортному средству, проживает в районе совершения преступлений, побуждением к нападению служит наблюдение развязно ведущих себя подростков.

7.Мотив - стремление властвовать над жизнью жертвы, чьи внешность ли- бо предметы одежды выступают для убийцы в виде «фетиша».

Обстоятельства: уединенность мест нападений; количество наносимых по- вреждений - невелико, в основном они наносятся с целью подавления сопротивления жертвы; орудия преступления- удавка либо нож; отмечается наличие предмета - фетиша; убийства могут быть сопряжены с изнасилованием; отмечены случаи похищения личных вещей жертвы.

Модель - Цюман.

Поисковые характеристики: возраст около 25 лет, состоит в незарегистри- рованном браке, склонен коллекционировать материалы гедонистического характера, проживает в непосредственной близости от мест совершения преступлений, побуждением к нападению служит наблюдение на жертве эротизирующего предмета или признака (одежда, прическа, макияж).

8.Мотив- стремление удовлетворить свою похоть, отсюда- молниеносный характер нападения, безразличие к последствиям для жизни жертвы, чей выбор случаен.

Обстоятельства: нападения совершаются с одинаковой частотой как днем, так и ночью (подчас рядом с местами большого скопления людей); интервал между нападениями может колебаться в пределах от нескольких дней до нескольких часов, даже минут; количество наносимых повреждений невелико, наносятся в основном в область головы с целью обездвижить жертву; акты из-

141

насилования могут совершаться как в обычной, так и в извращенной формах; жертвы - привлекательные женщины. Модель - Нагиев.

Поисковые характеристики: возраст около 25 лет, состоит в незарегистрированном браке, имеет артистические склонности, проживает вне района совершения преступлений, побуждением к нападению служит сексуальная при- вленкательность жертвы. Выводы: /. Осмотр мест происшествий по делам о серийных убийствах на сексуальной почве имеет важное информационное значение;

  1. К участию в его производстве следует привлекать специфический круг участников;
  2. Обнаружение следов, характерных для определенного «преступного почерка» и «автографа», позволяет выдвинуть обоснованное предположение о серийном характере преступлений;
  3. Установлена определенная взаимосвязь между элементами системы «мотивация-следы на месте происшествия-тип личности серийного убийцы»;
  4. Получение информации ориентирующего характера относительно модели личности серийного убийцы может способствовать оптимизации процесса реализации поисковых и некоторых иных мероприятий, направленных на установление интересующего следствие лица.
  5. 3.2. Иные процессуальные действия и оперативно-розыскные мероприятия как составнвя часть тактических операций, направленных на выявление лица, совершающего серийные убийства на сексуальной почве

Задачам быстрого и полного раскрытия преступления способствует соот- ветствующая организация форм взаимодействия и оказания практической помощи. «Это: создание следственно-оперативных групп, планирования совмест-

142

ных агентурно-оперативных и розыскных мероприятий, <…>; обмен оперативно- розыскной и прочей информацией, <…>; проведение совместных оперативно- розыскных мероприятий; инициативное осуществление актуально-оперативных мероприятий; оказание взаимной помощи подбора источников оперативных сведений, <…>; проведение совместных совещаний, <…>; разработка и проведение совместных мероприятий с привлечением сотрудников оперативно-поисковых подразделений СКМ МВД, ГУВД, УВД.. .»\

Основу проведения выше перечисленных мероприятий составляют сведения, полученные в результате производства осмотра места происшествия и иных следственных действий. Подавляющее большинство исследователей проблем, связанных так или иначе с расследованием серийных убийств считает, что целесообразно «разбивать» всю совокупность этой категории посягателей по критерию «организованности» на два вида - посягателей «организованных» и «неорганизованных»2.

Для первого вида характерно: наличие признаков планирования посягательств, действия по реализации преступного замысла носят обдуманный характер, криминальные акты совершаются преимущественно в каком-то одном районе (хотя район нападений может быть перенесен преступником в иное место), временной период нападений тоже носит довольно устойчивый характер3.

Основная отличительная особенность этого вида серийных убийц состоит в том, что они проживали вне района, в котором совершали преступления.

Для «неорганизованного» вида посягателей характерно следующее: явные признаки спонтанности при нападении, физическое воздействие на жертву

’ Чумаченко Н.И., Иванов П.И., Галахов С.С. С помощью младших инспекторов уголовного розыска (опыт раскрытия серийных убийств) // Вестник МВД России. № № 2-3 (31-32).- М., 1997. С. 95-96.

2 См. об этом более подробно: Павлов А.Р. Серийные сексуальные убийства и их предупреждение…С. 54-55.

3 К «организованному» виду серийных убийц принадлежат: Головкин, Ионесян, Михасевич, Ряховский и другие, подобные им.

143

оказывается в размерах, значительно превышающих применение силы для пре- одоления простого сопротивления, границы района нападений носят «размытый характер», временной период нападений также четко не определен1.

Основная отличительная особенность этого вида серийных убийц состоит в том, что место их проживания локализуется в районе нападений, а именно в той части этого района, где отмечена их наибольшая «густота».

Отсюда следует, что при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в районах нападений в первом случае особое внимание сотрудников должно быть сосредоточенно на «приезжих», а во втором - на местных жителях.

В любом случае, тактика проведения оперативных мероприятий должна сводиться либо к обнаружению и дальнейшей оперативной разработке подозрительно ведущих себя лиц, либо к попытке принудить преступника обнаружить самого себя действием.

В связи с этим представляется весьма целесообразной мысль создать из числа сотрудников следственно-оперативной группы и приданных ей сил вспо- могательных подразделений оперативно-поисковую группу и оперативно- розыскную группу.

В качестве задач оперативно-поисковой группы выступают: осуществление наблюдения за подозрительными лицами в «прикрываемом» районе, организация засад в местах наиболее ожидаемого появления преступника, выявление свидетелей и невыявленных жертв нападения.

В качестве задачи оперативно-розыскной группы выступает розыск преступника по приметам, по унесенным с места происшествия либо оставленным на последнем предметам, по следам транспортного средства и т.д.2

Идея о создании на базе СОГ нескольких обособленных подразделений представляется вполне здравой и заслуживающей самого пристального внима-

1 К «неорганизованному» виду серийных убийц принадлежат: Ершов, Нагиев,Чикатило, Цюман и другие, подобные им.

2 См. об этом: Методика расследования серийных убийств… С. 84.

144

ния. На наш взгляд, в подобной ситуации не произойдет распыления сил, «людские» же ресурсы следствия, предназначенные осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, будут нацелены на выполнение задач на небольшом, но строго определенном фронте работы, и подобная тактика, как показывает опыт, способна принести свои плоды.

В то же время указанное обособление структурных подразделений СОГ не имеет смысла в ситуации отсутствия криминалистически значимой информации розыскного значения.

В случае же создания «поисковая» группа будет устанавливать преступ- ника путем оценки поведенческих актов1 лиц, попадающих в ее поле зрения; «розыскная» группа будет устанавливать преступника на основе оценки поступающей и имеющейся информации об индивидуально- определенных признаках объектов (людей, предметов и т.д.), имеющих отношение к событию преступления.

Наибольшей сложностью отличается ситуация, когда криминалистически значимая информация «розыскного» значения о преступнике полностью отсутствует. Определенную помощь для установления личности посягателя может оказать «бихевиоризм», или наука, изучающая психологию человеческого поведения .

Определяя суть «бихевиоризма», представитель этого течения в науке Дж. Б. Уотсон пишет:»Психология поведения пытается путем систематических наблюдений и экспериментов дать формулировку тех обобщений, законов и признаков, которые лежат в основе поведения человека»3, основную задачу ведет «в накоплении наблюдений над поведением человека, чтобы в каждом данном случае при данном стимуле (или лучше сказать - ситуации) бихевиорист

1 Речь здесь не идет об «уликах поведения».

2 Среди зарубежных исследователей такого мнения придерживаются Дж. Дуглас, Роберт К. Ресслер, Энн Берджесс и ряд других.

3 Основные направления психологии в классических трудах. Бихевиоризм. Э. Торндайк. Принципы обу чения, основанные на психологии. Джон Б. Уотсон. Психология как наука о поведении. - М., 1998. С. 263.

145 мог сказать наперед, какая будет реакция, или если дана реакция - какой ситуа- цией данная реакция вызвана»1.

Если признать истинным основной постулат бихевиоризма о наличии оп- ределенной взаимосвязи между ситуацией и поведением, то, по всей видимости, следует допустить, что, при наличии «благоприятно» складывающейся для совершения преступления ситуации, преступник предпримет действия, озна- чающие начало реализации криминального акта.

Таким образом, перед практическим работником встает проблема распознавания в ходе осуществления поиска преступника по особенностям поведения последнего.

В этой связи весьма перспективным выглядит предложение СВ. Лаврухина о разработке «типовой криминалистической модели поведения убийцы -информации о системе его поведенческих актов до, во время и после совершения преступления…»2, причем разрешению проблемы должна способствовать видовая модель предлагаемой данным автором конструкции, так как, по мнению СВ. Лаврухина, именно видовая модель «вбирает в себя информацию о поведении убийцы по всем преступлениям данного уголовно-правового вида».3 Эта модель содержит «сведения о личности убийцы и жертвы, мотиве преступления, способе поведения преступника и жертвы, следах преступления, а также о закономерных связях между отдельными элементами поведения убийцы»4.

Однако имеется одно очень веское возражение. Оно отностися к модели поведения. Представляется, что речь здесь должна идти о модели личности, поскольку поведение есть одна из характеристик личности.

Для пользы дела видовая модель личности должна разрабатываться в рамках психологического портрета преступника по конкретному уголовному

Основные направления психологии в классических трудах. Бихевиоризм. Э. Торндайк, Джон Б. Уот-сон. Указ. соч. С. 7.

2 Лаврухин СВ. Раскрытие умышленных убийств. - Саратов, 1996. С. 3.

3 Лаврухин СВ. Указ. работа. С. 5.

4 Там же. С. 5.

146

делу. Представляется, что при составлении психологического портрета предел-делу. Представляется, что наиболее достоверно реконструировать поведение преступника возможно лишь на основе показаний жертв неудавшихся покушений. Следовательно, перед следствием возникает насущная проблема выявления этих лиц1.

Описание процесса поиска уцелевших жертв приводит Н.П. Водько, осу- ществлявший общее руководство оперативно-розыскными мероприятиями по делу «Лесополоса»: «В ходе инициативной работы по делу были дополнительно выявлены несколько покушений на преступления, когда потерпевшие спасались, но в милицию не заявили, избегая огласки. Они дали нам хотя и скудные, но верные ориентировочные сведения о преступнике…»2, расследуя новое пре- ступление и «…оценивая обстоятельства, связанные с убийством Кравченко, мы предположили, что у убийцы при такой интенсивности преступной деятельности непременно должны быть неудачи, осечки, то есть ситуации, когда намеченные жертвы остались живыми. Приняли решение… искать их… С этой целью мы провели широкие индивидуальные опросы школьников и учащихся технических училищ города… Проводимые мероприятия дали положительный результат… Оперативники установили… школьника 12 лет, показания которого впервые достаточно определенно раскрыли механизм вступления преступ- ника в контакт с подростками»3.

Если жертвы неудавшегося посягательства - взрослые, то в этом случае поиск данной категории потерпевших сопряжен не только с трудностями организационного характера, но и с трудностями характера коммуникативного. Взрослые потерпевшие крайне неохотно идут на контакт со следствием, «что объяснялось боязнью огласки случившегося, желанием в дальнейшем вступить

См. об этом более подробно: Исаенко В.Н. Анализ оперативной обстановки в выявлении серийных убийств//Рос. следователь, 2000. № 6.

2 Водько Н.П. Указ работа. С. 13.

3 Там же. С. 13.

147

в брак, сохранить незапятнанной репутацию и т.п.»1. Установлению контакта, кроме этого, весьма сильно мешает сложившееся негативное мнение о методах следственной работы. «Многократные вызовы к следователю для допросов, очных ставок, а так же для участия в опознании, а затем вызовы в суд, где потерпевшие вынуждены «публично» давать показания, угнетающе действуют на них»2, — отмечают некоторые исследователи данной проблемы.

Подобную установку следует преодолевать разъяснением исходящей от серийных убийц опасности. В случае, если жертва чрезвычайно напугана, следует обеспечить конфиденциальный порядок приема интересующей следствие информации (анонимно, либо «с глазу на глаз»).

Если меры, предпринятые для установления несостоявшихся жертв, не дали положительных результатов, следователю (либо на основе своего опыта, либо на основе привлечения к делу специалиста в области «бихевиоризма»), необходимо принять меры к составлению видовой модели типа личности преступника в рамках психологического портрета.

В то же время следует помнить, что характеристика действий преступника содержит в себе две составляющие: некриминальную и криминальную.

Некриминальная составляющая отражает те действия преступника, которые, хотя и являются своего рода «прелюдией», предшествующей совершению преступления, тем не менее сами по себе противоправными не являются. К некриминальным действиям следует отнести: выслеживание (выбор) жертвы, знакомство, установление психологического контакта, создание предпосылок для добровольного перемещения жертвы к месту реализации преступного умысла. В некоторых случаях этот перечень ограничивается выслеживанием жертвы, а при самостоятельном попадании жертвы в «благоприятную» для совершения преступления обстановку некриминальные действия могут отсутствовать во-

Комиссаров В.И., Пономарева Л.В. Особенности расследования изнасилований.: Учебно-методическое пособие. - Саратов, 1998. С. 25.

2 Комиссаров В.И., Пономарева Л.В. Указ. работа. С. 26.

148

все . Действия некриминального характера весьма часто разворачиваются в присутствии очевидцев, хотя их реальная «подоплека» может и не осознаваться последними2.

Криминальная составляющая отражает те действия преступника, что совершаются им в ходе посягательства. К криминальным действиям следует отнести все действия преступника, совершаемые им в ходе криминального акта. Действия эти практически в 100% таких случаев осуществляются в условиях неочевидности.

Таким образом, сотрудники, ведущие оперативный поиск, имеют возможность наблюдать, в первую очередь, некриминальные действия преступника. Практика показывает, что действия, подобные указанным, могут совершаться и людьми, не являющимися преступниками. Тем не менее, при внимательном наблюдении, некоторые из этих действий могут показаться подозрительными.

Описание подозрительного поведения одного из «фигурантов» дает П. Лоррен со слов участника группы поиска по делу «Лесополоса»: «Внезапно… капитан заметил высокого худого мужчину лет пятидесяти, в очках, одетого в серый костюм, с коричневым портфелем в руках. Он заговаривал с молоденькими девушками… Но тот человек не долго оставался на автовокзале. Он сел в троллейбус, идущий к центру города… «серый» расхаживал по салону, нервно оглядывая женщин. На театральной площади он вышел и пересел в другой троллейбус, идущий в противоположном направлении, к автовокзалу. Он трижды проделал весь маршрут, после чего отправился в расположенный в центре города парк культуры… С наступлением темноты парк и соседние улицы стали

1 В данной ситуации преступник, мгновенно оценив обстановку, немедленно приступает к реализации посягательства. В частности, именно так действовал Ю. Цюман.

2 В этом плане определенный интерес представляет одно наблюдение ряда исследователей, согласно ко торому установлено, что 80% из 17 обследованных маньяков-убийц, совершивших серийные преступления на сексуальной почве, по своим дерматоглифическим особенностям относятся к лицам, имеющим различные при знаки «скрытого левшества». (См. об этом более подробно: Богданов Н.Н., Самищенко С.С., Хвыля- Олинтер А.И. Дерматоглифика серийных убийц // Вопросы психологии, № 4, 1998. С.61-65.)

149

пустеть, но человек в сером все кружил и кружил по городу как заведенный»1.

Уверенность оперативных работников в том, что они почти наверняка имеют дело с преступником возрастает, если подозрительно ведущее себя лицо обладает рядом примет, сходных с приметами посягателя. Но практика показывает, что несостоявшиеся жертвы серийного убийцы дают весьма разноречивое приметоописание. Однако, если следствию удается по показаниям очевидцев составить словесный портрет преступника и создать на его основе фоторобот последнего, то, разумеется, не следует упускать возможность выявить преступника по имеющимся приметам. В этом случае будет осуществляться не поиск, а розыск убийцы. В.Н.Исаенко по этому поводу пишет: «Если в ходе расследования группы преступлений (в том числе убийств), обстоятельства которых сви- детельствуют о вероятной причастности к ним одного и того же лица (лиц), будут получены сведения об их внешнем облике, то указанные данные необходимо использовать для составления фотокомпозиционного портрета по методу «фоторобота» путем подбора элементов специально разработанных идентификационных комплектов рисунков (ИКР), а также компьютерных программ «Фоторобот» или субъективного рисованного портрета (СРП) предполагаемого преступника»2.

В ходе поиска и розыска преступника, согласно ч. 1. ст. 6 Федерального Закона об ОРД от 05.07.95г. проводятся такие оперативно-розыскные мероприятия как опрос граждан, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение, обследование помещений, оперативное внедрение .

Выбор и тактика оперативно-розыскных мероприятий должны быть ор- ганизованы таким образом, чтобы, с одной стороны, выполнить поставленную

1 Лоррен П. Ростовское чудовище / Пер. с англ. А. Васильковой. - М., 1998. С. 64-65.

2 Исаенко В.Н. Использование композиционных и субъективных рисованных портретов в расследовании особо тяжких преступлений с признаками серийности // Российский следователь, 2002. № 1. С. 13.

3 Перечисляются только те оперативно-розыскные мероприятия, которые осуществляются в ходе рассле дования по делам о серийных убийствах.

150

задачу, а с другой, не допустить впоследствии привлечения к уголовной ответственности невиновных лиц.

Весьма остро и актуально стоит и проблема организации и тактики за- держания лица, подозреваемого в совершении серийных убийств. В главе 12 УПК РФ сосредоточены нормы, регламентирующие процессуальные аспекты задержания.

Ситуация принятия решения о задержании подозрительно ведущего себя лица фактически разрешается с учетом и оценкой фактора тактического риска, который Ю.Ю. Осипов определил как «модель разрешения неопределенности путем реализации тактического решения при альтернативно возможном результате в конкретной обстановке расследования»1.

Относительно личности подозрительного лица возможны два альтерна- тивных варианта: 1) задержанным может оказаться лицо, причастное к совершению преступлений, расследуемых в рамках данного уголовного дела; 2) задержанным может оказаться лицо, совершившее иные преступления.

Из тактических соображений полагаем, что полномочием принятия ре- шения о задержании подозреваемого целесообразно наделить не только следователя, под чьим руководством ведется расследование, но и руководителей поисковой и розыскной групп2.

Само по себе задержание может быть спланированным и ситуационно обусловленным.

В ситуации спланированного задержания конкретное должностное лицо, принявшее это решение, должно быть уверено в том, что установленное лицо и есть выявляемый преступник.

Поскольку в данном случае речь идет о «спланированной» акции, то за- держание должно иметь свою тактику.

1 Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска.- Саратов, 1997. С. 7.

2 В качестве руководителей таковых могут выступать иные следователи, а так же оперативные работники из офицерского состава.

151

Под ней И.Ф. Крылов и А.И. Бастрыкин понимают «совокупность специ- фических приемом и средств, обеспечивающих наиболее эффективное производство задержания в строгом соответствии с законом»1. На деле это обозначает, что вся тактика задержания должна быть организована так, чтобы взять посягателя с поличным. Имея это основной целью, вышеуказанные авторы предлагают заранее проработать план задержания, который «должен предусматривать решение следующих основных задач: 1) получение точных сведений о лице, подлежащим задержанию; 2) оформление процессуальных оснований для задержания; 3) определение времени и места проведения задержания, изучение путей подхода, особенностей местности и дома, последовательность действий при задержании; 4) определение руководителей групп и подгрупп задержания, распределение конкретных обязанностей между участниками задержания, способы действия каждого из них; 5) одежда участников задержания, вооружение, специальные меры маскировки; 6) виды и средства связи; 7) средства наблюдения, освещения, транспорта; 8) порядок применения служебно-розыскных со-бак» .

Ситуационно обусловленное задержание с тактической позиции органи- зовать сложно в силу того, что принятие решения о задержании обусловливается характером обстоятельств и условий, в которых протекает поисковая и розыскная деятельность. Помимо подозрительного поведения на принятие подобного решения могут сказаться такие факторы, как ухудшение условий наблюдения (выход «подопечного» в район с густой растительностью либо пересеченную местность, сгущение сумерек, туман и т.п.), появление признаков перехода «подопечного» от выжидательных действий к активным вплоть до начала реализации нападения на очередную жертву.

Ситуационно обусловленное задержание имеет свою специфику. Оно не- сет отдельные элементы организации. В частночти, при ситуационно обуслов-

’ Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Указ. соч. С. 54. 2 Там же. С. 54-55.

152

ленном задержании в отношении «подопечного» может проводиться предвари- тельная оперативная разработка, например, в виде установления наблюдения.

Учитывая то, что возможность ситуационно обусловленного задержания реальна, следователь, ведущий расследование, должен принять меры к установлению контакта со всеми городскими, районными, линейными отделами органов внутренних дел с тем, что бы в случае «ситуационного» задержания лицо, причастное к совершению серийных убийств, не имело возможности уйти от уголовной ответственности. С этой целью всему личному составу должны быть доведены до сведения поисковые и розыскные ориентировки относительно лиц и предметов, имеющих значение для расследования. Такие же ориентировки должны быть направлены в ГАИ (ГИБДД). Офицер дежурной части должен иметь поступившую ориентировку «под рукой», чтобы иметь возможность оперативно сверять данные, содержащиеся в ориентировке с данными доставляемых в отдел лиц, а так же предметов, находящихся у этих лиц. В случае доставления в отдел лица с соответствующими данными, данное лицо подвергается задержанию, о чем незамедлительно сообщается следователю, ведущему расследование.

Выводы: Появление подозреваемого лица знаменует собой окончание очень важного этапа расследования, который характеризуется двумя важными моментами:

  1. Установлением конкретного лица, совершающего серийные убийства.
  2. Созданием предпосылок для успешного развития предварительного следствия по этим преступлениям, криминалистические средства расследования при этом направлены на изобличение выявленного лица в совершенных им преступлениях.

153

§ 4. Особенности процесса изобличения лиц, совершающих серийные убийства на сексуальной почве

4.1. Типичные тактические операции последующего этапа расследования серийных убийств на сексуальной почве

Тактические операции последующего этапа расследования, также как и на первоначальном, через систему тактических задач неразрывно связаны со следственной ситуацией. В то же время нельзя не отметить тот факт, что следственные ситуации последующего этапа расследования формируются в результате тактических операций, реализованных на предыдущем этапе. Отсюда следует вывод, что тактические операции последующего этапа являются логическим продолжением ранее проведенных операций.

Об этом же свидетельствует и внутренняя неразрывность процесса рас- крытия и расследования преступлений. Установление лица, совершающего убийства, становится обязательным условием для последующего изобличения убийцы, создавая необходимые для этого предпосылки. Именно поэтому картину относительно тактических операций, производимых на последующем этапе расследования, можно представить следующим образом.

Следственная ситуация №7

В руках следствия находится лицо, подозреваемое в совершении серийных убийств на сексуальной почве.

Тактическая задача: получить дополнительные доказательства, свидетель- ствующие в пользу причастности данного лица к совершению расследуемых преступлений.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: допрос по- дозреваемого; обыски по его месту жительства и по его месту работы; проверка данных относительно обнаруженного имущества и имущества, похищенного у жертв, основой для такого сравнения являются показания потерпевших и иных

154

лиц, а также соответствующие данные криминалистических учетов; допросы лиц из близкого окружения подозреваемого; опознание предметов и вещей. Программа тактической операции:

  • исходя из имеющийся доказательственной базы наметить тактику указанных следственных действий, норм; тактику первого допроса подозреваемого вы- строить особенно тщательным образом (учесть временной фактор, имеющиеся доказательства, определенные особенности психологии допрашиваемого1);
  • в ходе производства обысков по месту жительства и работы подозреваемого внимательно изучать не только объекты (в самом широком смысле), свидетель- ствующие о преступной деятельности их владельца, но и объекты, свидетельст- вующие о весьма возможном наличии у обыскиваемого преступных наклонно- стеи ;
  • при допросах близких подозреваемому лиц выяснить: не дарил ли тот им какие- либо вещи, предметы и какова судьба последних;
  • при сравнении признаков похищенных и обнаруженных вещей, предметов решить вопрос о принадлежности найденного имущества жертвам.
  • Следственная ситуация №8

Предпринятыми мерами создать доказательственную базу, достаточную для начала изобличения, не удалось. Подозреваемое лицо либо утверждает о своем алиби, либо отказывается от дачи показаний.

Тактические задачи: 1) проверить алиби, и, в случае, если оно ложно, оп- ровергнуть его; 2) выяснить - чем вызван отказ от дачи показаний; 3) предпринять неиспользованные ранее меры для формирования доказательственной базы.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: допрос по- дозреваемого; назначение и производство судебных экспертиз в зависимости от

’ С этой целью рекомендуется привлекать к участию в допросе специалиста в области психологии. 2 См.: Кноблох Э. Медицинская криминалистика. - Прага, 1960. С.43.

155

обстоятельств дела; производство опознания уцелевшими жертвами и свидетелями предполагаемого преступника; применение конспиративных методов получения оперативной информации.

Программа тактической операции:

  • проанализировать опыт предыдущей попытки изобличения подозреваемого, обратив при этом внимание на позитивные и негативные моменты данного опыта;
  • исходя их этого наметить тактику дальнейших действий;
  • при получении судебно-экспертных заключений оценить их значение для формирования доказательственной базы, а также их роль при последующем установлении истины по делу;
  • в ходе производства предъявления для опознания предполагаемого преступника уцелевшими потерпевшими и свидетелями организовать данное следственное действие так, чтобы полностью исключить «ложное опознание»;
  • проверить алиби на истинность в соответствии с имеющимися в криминалистической литературе рекомендациями1;
  • на заключительном этапе принять решение о наличии либо отсутствии оснований продолжать процесс изобличения подозреваемого.
  • Следственная ситуация №9

Сформирована определенная доказательственная база, свидетельствующая о причастности подозреваемого к совершению расследуемых преступлений. Однако, доказательственная база нуждается в пополнении, а специфика расследуемых преступлений и поведение на следствии дает основание полагать, что у подозреваемого не все в порядке с психикой.

1 См. об этом, напр.: Тактическая операция “Проверка алиби”. Методические указания. -Иркутск, 1989; Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Алиби. Теоретические проблемы и их прикладное значение в уголовном производстве. -Иркутск, 1992; Психологические аспекты ложного алиби. Методические указания. - Иркутск, 1987; Проверка алиби. Принципы. Методы. Приемы. Методические указания. - Иркутск, 1988.

156

Тактическая задача: определить состояние психики подозреваемого с целью своевременного внесения соответствующих поправок в процесс производства по делу.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: допрос по- дозреваемого’; назначение и производство комплексной судебной психолого- психиатрической экспертизы; оформление запросов в местные учреждения наркологического и психиатрического профиля.

Программа тактической операции:

  • произвести анализ имеющихся материалов уголовного дела;

  • по назначении и производству указанного экспертного исследования, получе нии заключения и ответов на посланные запросы определиться с тактикой изо бличения в соответствии с особенностями психики, выявленными у подозре ваемого лица.

Следственная ситуация Ml О

Избранная тактика принесла свои плоды. В тоже время, в процессе производства расследования по делу, выяснилось, что подозреваемое лицо готово сотрудничать со следствием и желает показать места совершенных преступлений. Тактическая задача: проверить виновную осведомленность подозреваемого об определенных обстоятельствах дела.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: допрос по- дозреваемого (обвиняемого); проверка показаний на месте; принятие мер к не- допущению утечки информации; организация защитного кордона.

Программа тактической операции: - уточнить: какие показания подозреваемого (обвиняемого), в какой их части и в отношении чего нуждаются в проверке;

проверить в ходе допроса искренность желания подозреваемого (обвиняемого) помочь следствию;

157

  • помня о том, что в целях установления истины по делу, надо зафиксировать ход и результаты следственного действия, подготовить соответствующие научно- технические средства;
  • организовать операцию так, чтобы полностью исключить возможность «самосуда» над лицом, чьи показания проверяются, со стороны посторонних лиц;
  • в ходе проведения операции получить представление об уровне и характере осведомленности лица относительно важных для установления истины об- стоятельств дела.
  • Следственная ситуация МП

Обвиняемое лицо практически изобличено в совершении инкриминируемых ему преступных деяний. В то же время есть основания полагать, что данное лицо совершило ряд преступлений, не относящихся к серии.

Тактическая задача: на волне начавшихся признаний получить информацию относительно иных преступлений, возможно совершенных обвиняемым до «серии», либо попутно с «серией».

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: допрос обвиняемого, допрос свидетеля, допрос потерпевшего; назначение и производство адекватных ситуации судебных экспертиз; оперативное наблюдение, опрос, внедрение.

Программа тактической операции:

  • проанализировать материалы следственного и оперативно-розыскного дел;

  • выяснить: имеются ли основания предполагать совершение обвиняемым иных преступлений, не входящих в «серию»;
  • на основании полученной информации принять решение, касающееся избрания тактики изобличения обвиняемого в совершении преступлений, не входящих в «серию».

158

Следственная ситуация №12

В ходе расследования удалось установить круг предметов (нож, бечева, транспортное средство и т.д.), возможно использованных посягателем в своей криминальной деятельности.

Тактическая задача: установить причинную связь между подозреваемым (обвиняемым) и совершенными преступлениями с помощью обнаруженных и изъятых предметов.

Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: осмотр места происшествия, обыск и выемка; назначение и производство адекватных ситуаций судебных экспертиз; оперативные опрос, наблюдение, обследование.

Программа тактической операции:

  • проанализировать материалы уголовного дела;

-определить круг предметов, которые подозреваемый (обвиняемый) мог ис- пользовать в своей криминальной деятельности;

  • принять меры к тому, чтобы данные предметы можно было подвергнуть оп- ределенным исследованиям;
  • установить: мог ли подозреваемый (обвиняемый) владеть, пользоваться, рас- поряжаться этими предметами;
  • выяснить: какими из исследуемых предметов оставлены (либо могли быть ос- тановлены) следы на месте происшествия;
  • по результатам работы решить вопрос: можно ли считать установленной связь между подозреваемым (обвиняемым) и совершенными преступлениями, носит ли она криминальный характер.
  • Приводя общую характеристику тактических операций, производимых с целью изобличения подозреваемого (обвиняемого) в совершении определенных преступлений, следует отметить, что очередность этих операций носит также условный характер. Находясь в прямой зависимости от возникновения той или иной следственной ситуации, тактические операции последующего этапа рас- следования могут осуществляться и поочередно, и параллельно, и комплексно.

159

Очередность тактической операции будет определяться параметрами полученной информации (ее значимостью для дела, достоверностью, объемом и т.д.). В первую очередь, следует осуществлять те тактические операции, которые имеют достаточно прочную информационную базу. Например, если на месте происшествия обнаружены, должным образом зафиксированы и изъяты определенные следы, имеющие отношение к преступному событию, а у подоз- реваемого (обвиняемого) обнаружены предметы, которыми могли быть оставлены данные следы, то все это в совокупности дает основание для подготовки и реализации тактической операции, направленной на установление причинной связи предполагаемого преступника с совершенными преступлениями1.

В тех случаях, когда следственные ситуации позволяют решать тактические задачи одновременно, но этот процесс не имеет единой цели, тактические операции проводятся параллельно. Подобная возможность появляется при следственных ситуациях, чья информационная составляющая разнородна. В ча- стности, параллельно могут проводиться тактические операции, направленные на установление психолого-психиатрических особенностей личности подозре- ваемого (обвиняемого) и одновременно на установление причинной связи между различными явлениями криминального события.

Примером таких действий следователя может служить дело М. Материалы свидетельствуют, что одновременно с установлением причинной связи между характером ранений на телах жертв и орудием преступления (при этом иссле- довался самодельный штык, изготовленный М. специально для совершения убийств) изучались и особенности его личности .

Один из примеров реализации подобной тактической операции в отношении лица, подозреваемого в совершении серии убийств на сексуальной почве, приводит В.Я. Колдин. В результате осуществления комплекса следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что именно топором, принадлежащим 3., совершалась посмертная декапитация трупов, а в автомашине 3. были обнаружены волосы одной из жертв. Тем самым удалось установить причинную связь 3. с расследуемыми преступлениями. (См.: Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. - М., 1969. С. 145-148.). 2 Архив Ростовского областного суда. Дело №9527187 по обвинению М.

160

Тактические операции могут иметь комплексный характер, в частности, в тех случаях, когда подозреваемый идет на контакт со следствием. При этом появляется возможность наметить и реализовать какую-то часть тактических операций последовательным, а какую-то часть параллельными способами. Именно таким образом был сначала установлен, а затем изобличен в совершении 8 убийств водитель-дальнобойщик Р., житель г. Поворино Воронежской области1.

Выводы:

  1. Тактические операции, направленные на изобличение серийного убийцы, являются логическим продолжением тактических операций, направленных на установление личности посягателя.
  2. Данные тактические операции реализуются с учетом возросшей роли фактора тактического риска.
  3. 4.2. Обыск как средство изобличения серийного убийцы

По задержании лица, подозреваемого в совершении преступлений, перед следственно-оперативной группы встает проблема получения криминалистически значимой информации, с помощью которой возможно окончательно решить вопрос о фактическом выявлении лица, совершающего серийные убийства.

Обычно эта проблема разрешается производством личного обыска подоз- реваемого и обыска по месту его жительства (с соблюдением требований стст.165, 182 УПК), для проведения которого, по выяснении анкетных данных задержанного, немедленно направляется группа оперативников с дежурным следователем во главе. При производстве личного обыска весьма важное значение имеют обнаруженные орудия преступления и предметы, используемые в качестве таковых, (например, различные ножи, топоры, материалы для изготов-

’ См.: Буслаев Г. Особенности расследования сексуальных убийств // Законность, 1999. №9. С. 22-25.

161

ления удавок, пут и т.д.), предметы вспомогательного назначения (вазелин, газеты, тряпки и т.д.), предметы, чье нахождение у себя задержанный объяснить затрудняется (дамские сережки, кольца, перстни и т.д.).

В ходе обыска в жилище предполагаемого преступника особое внимание уделяется тем частям строения, где могут быть оборудованы тайники. Для этого обыскивающая группа должна быть обеспечена техническими средствами поиска и обнаружения пустот, полостей и т.п.

В ходе обыска фиксируются всеми имеющими способами и изымаются все предметы, которые могли быть использованы для совершения преступлений (ножи, молотки и т.д., в зависимости от конкретной ситуации), которые упаковываются в полном соответствии с существующими на этот счет крими- налистическими рекомендациями.

Поскольку серийный убийца в некоторых случаях подводит «идеологическую базу» под свою криминальную деятельность, то одной из задач обыска следует назвать обнаружение среди личных вещей дневниковых и прочих записей, характеризующих личность автора и исполнителя текста, и, возможно, со- держащих «идеологическое обоснование» совершаемых убийств. Той же цели должно служить обнаружение писем, рисунков, планов, схем и т.д.

Должны быть приняты меры к отысканию предметов - фетишей, происходящих от тел жертв (пучки волос, ткани, костные останки и т.д.) и их одежды, а так же иных предметов, выполняющих эту роль и роль «сувениров» (например, это могут быть ключи, расчески и другие предметы, принадлежавшие жертвам).

4.3. Допрос лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении расследуемых преступлений

Ситуация изобличения преступника к этому моменту имеет ряд особенностей, которые обусловлены следующими обстоятельствами:

162

1) выявленное и установлено лицо, совершающее серийные убийства (задержанное по подозрению в совершении преступрления в соответствии со ст.ст. 91,92 УПК); 2) 3) в деле участвует защитник (в соответствии со ст. 51, а также п.п. 2 и 3 ч. 3 ст. 49 УПК); 4) 5) временной ресурс предъявления обвинения ограничен 10 сутками с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - тем же сроком с момента задержания (ст. 100 УПК). 6) Решающее значение имеет последнее из указанных обстоятельств, так как практика показывает, что подозреваемым оказывается лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Применение меры пресечения в отношении подозреваемого обусловлено двумя вескими причинами: 1) подозреваемый может совершить новое преступление и 2) подозреваемый может скрыться от следствия и суда. В качестве меры пресечения в отношении лиц, подозреваемых в совершении серийных убийств, избирается заключение под стражу, причем содержаться эти лица должны исключительно в одиночных камерах.

В п. 2 ч. 2 ст. 46 УПК говорится о том, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического его задержания. При сложившихся обстоятельствах (быстротечный характер задержания в момент начала реализации посягательства, обнаружение при личном обыске орудий преступления, растерянность и состояние шока) допрос подозреваемого должен быть произведен незамедлительно. Поизводство допроса целесообразно поручить следователю СОГ с уравновешенной психикой и без какого то ни было вмешательства оперативных работников .

Широко известны факты применения оперативными работниками органов внутренних дел недозволенных методов психического и физического воздействия в отношении задержанных в ходе допроса. Ни о каком установлении истины при этом не может быть речи.

163

В этой связи не потеряли своей актуальности некоторые теоретические разработки И. Кертэса, который писал: «При определении тактики допроса следователь должен учитывать особенности тех психических процессов, которые участвуют в формировании показаний (ощущение, восприятие, память и мышление), личные особенности (характер, темперамент, возраст, интересы, склонности,) и процессуальное положение (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый) допрашиваемого, состояние следствия (количество и качество уже добытых по делу доказательств) и уголовноправовые особенности (разные стороны данного состава преступления) расследуемого дела»1.

В.В. Кириченко выделяет следующие совокупности тактических приемов, применяемых в ходе допроса подозреваемого (обвиняемого):

1) направленные на создание условий, которые убеждают подозреваемого в неизбежном разоблачении; 2) 3) связанные с созданием у подозреваемых, обвиняемых либо просто увеличенных представлений об имеющихся против лиц уликах, либо даже о полной осведомленности следствия; 4) 5) направленные на создания преувеличенного представления допрашиваемого об имеющихся против него доказательствах; 6)

4) точного воссоздания механизма преступного события (без использования при этом результатов допроса преступника); 5) 6) «допущение легенды»; 7) 8) «отвлечение внимания или косвенный допрос»2. 9) Говоря о разработке и применении тактической комбинации, указанный автор пишет: «Чтобы замыслить и провести тактическую комбинацию, кроме понимания условий, при которых это возможно, нужно хорошо разбираться в сущности воздействия на человека в ходе комбинации»3.

1 Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса. - М., 1965. С. 7.

2 Кириченко В.В. Следственные ситуации и тактические комбинации при расследовании. - Л., 1990. G. 20-25.

3 Там же. С. 12.

164

Поскольку допрос подозреваемого в совершении серийных убийств про- изводится в ситуации тактического риска, то следует исходить из рекомендации Ю.Ю. Осипова. Он пишет: «Комплекс тактических решений, составляющих комбинации в ситуациях риска, базируется на следующих приемах:

а) сокрытие значимой для дела информации от заинтересованных лиц;

б) создание такой обстановки, которая может быть двояко оценена этими лицами;

в) формирование у них выгодных для следствия целей»1.

Весьма важное значение имеет характер тактических решений, прини- маемых следователем в ситуации риска, которые И.А. Копылов как «вывод об изменении следственной ситуации средствами криминалистической тактики, наиболее соответствующими сложившейся обстановке, в целях быстрого и полного расследования преступления»2.

Практика показывает, что у следователя временных ресурсов на подго- товку данного следственного действия почти не имеется, поэтому выбор тактических приемов (решений) производится непосредственно в ходе допроса. Правы Е.Т. Лукьянчиков и B.C. Кузьмичев, считая, что тактика следствия «находит свое конкретное выражение прежде всего в коммуникабельных моментах деятельности следователя, поскольку на основе общения осуществляется активный целенаправленный поиск наиболее эффективных приемов получения доказа-

тельственной информации» .

Приступая к допросу подозреваемого, следователь должен четко осозна- вать допустимость применяемых тактических приемов (тактической комбинации) нормам права, морали, профессиональной этики, с тем, чтобы не преступать грань между дозволенным, правомерным психическим воздействиям и недозволенным, неправомерным по своей сути психическим насилием. С.Г. Лю-

1 Осипов Ю.Ю. Указ.работа. С. 26.

2 Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. - Волгоград, 1988. С. 9.

3 Лукьянчиков В.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы расследования преступлений. - Киев, 1989. С. 10.

165

бичев по этому поводу пишет: «Применение тактических приемов в ряде случаев связано с воздействием на психическую сферу человека. Поэтому большое значение для следственной тактики приобретает отграничение допустимого психического воздействия на личность в процессе производства следственного действия от психического насилия, которое во всех случаях является противо- правным и безнравственным»1. Сходное мнение по данному поводу высказывал представитель австро-германской школы криминалистики Г.Гросс: «Прямо требовать, чтобы он (т.е. посягатель. - Прим. наше) сознался в нескольких словах в своем, нередко ужасном, преступлении, это или жестоко, или психологически неправильно» .

На практике следователи применяют при допросе подозреваемого, обвиняемого тактические приемы, иногда именуемыми «следственными хитростями», «ловушками» и т.п. Все эти приемы рассчитаны на своего рода «зондирование» допрашиваемого лица с целью побудить проговориться о каких-либо деталях преступного события.

Допуская принципиально такие приемы к реализации, следует оговориться, что «следственные хитрости», «ловушки» все же должны соответствовать определенным нормам. СЮ. Якушкин, вторя мнению А.Р.Ратинова, пишет по этому поводу: «Психологические приемы» должны обладать избирательным действием, сущность которого заключается в том, что такие тактические приемы не могут оказывать влияние на невиновное, непричастное лицо, поскольку рассчитаны на выявление скрываемой осведомленности допрашиваемого об обстоятельствах совершения преступления. Осуществляется это путем создания в сознании допрашиваемого определенных ассоциативных связей. Подобные ассоциативные связи могут возникнуть в сознании того человека, который дей-ствительно знает такие обстоятельства» .

1 Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М., 1980. С. 12.

2 Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - М., 2002. С. 143.

3 Якушкин СЮ. Тактические приемы при расследование преступлений. - Казань, 1983. С. 75.

166

Подавляющее большинство исследователей признают пользу применения «следственных хитростей», справедливо считая эти приемы весьма существенным средством изобличения преступника на предварительном следствии1.

Применение «следственных хитростей» в качестве тактического приема2 при допросе лица, подозреваемого в совершении серийных убийств, связано с выявлением так называемых «улик поведения» и использованием их в дальнейшем для изобличение преступника.

В.П. Лавров по этому поводу писал: «Под уликами поведения в криминалистике и теории уголовного процесса обычно понимают поступки, свидетельствующие о сознании человеком своей вины, высказывания, обнаруживающие виновную осведомленность - знание обстоятельств, которые могут быть известны лишь при условии совершения им преступления»3.

А.Р. Ратинов так описывает механизм возникновения улик поведения: «Защитная доминанта толкает виновного на совершение различных действий, которые по его расчетам должны помочь ему избежать разоблачения. С этой целью преступники создают лжедоказательства невиновности, мнимые алиби и инсценировки, стремятся направить расследование по неверному пути, делают ложные заявления, распространяют вымышленные слухи, склоняют свидетелей к ложным показаниям, всячески стараются убедить окружающих в своей непричастности к преступлению»4.

1 Например, Н.И. Порубов пишет, что «… следственная хитрость - это маневрирование достоверной ин формацией, создание при следственном действии такой ситуации, при которой допрашиваемый дезориентиру ется на счет степени осведомленности следователя об обстоятельствах дела и наличия у него определенных до казательств». (См. об этом: Порубов Н.И. Криминалистическая тактика и ее роль в раскрытии преступлений: Лекция. - Минск, 1987. С. 23.).

2 В данном случае речь не идет о тактической комбинации, поскольку прием имеет сложный характер, т.е. в ходе допроса может неоднократно повторяться, варьироваться, оставаясь при этом вполне самодостаточ ным.

3 Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. - М., 1972. С. 71-72.

4 Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 196.

167

Следователь, готовясь выявить «улики поведения», исходит из следую- щих предпосылок: 1) допрашиваемый есть то лицо, что совершило преступление; 2) совершение преступления тем или иным образом сказывается на психике; 3) факт совершения им преступлений допрашиваемый будет отрицать; 4) стремясь реализовать свое намерение, допрашиваемый бросит все свои «внутренние резервы» на защиту наиболее уязвимых, с его точки зрения, участков «обороны»; 5) тем самым произойдет ослабление ее «второстепенных» участков, где и следует проявить активность; 6) подтверждением правильно выбранной тактики будет служить появление вербальных «улик поведения» либо ха- рактерных психофизиологических реакций (покраснение кожных покровов, ис-

парина, нервный тик, облизывание губ, судорожный глотательный рефлекс и

I т.д.). |

Существенную помощь при подготовке допроса оказывает предваритель- ная беседа. По сути, это ничто иное, как разведывательный опрос, в чьи задачи, по мимо прочего, входит нащупывание «уязвимых» участков в «обороне» допрашиваемого.

В этой связи весьма ценными представляются предложения ОН. Макаренко относительно алгоритма подготовки и проведения допроса лиц данной категории. Предлагаемый им алгоритм включает:

1) сбор информации о личностных особенностях допрашиваемого; 2) 3) сравнение имеющейся в распоряжении следователя о личности подозреваемого с типологией лиц, совершающих убийства, и на этой основе отнесение данного лица к определенному типу; 4) 5) выделение имеющейся в типологическом описании информации о типичных способах реагирования, в том числе в конфликтных ситуациях; 6) 7) разработка арсенала тактических приемов, наиболее подходящих для оказания воздействия на данное лицо; 8) 9) принятие решения о производстве допроса и выбор наиболее подходящего для этого момента; 10)

168

6) реализация намеченного плана в ходе фактического допроса; 7) 8) анализ полученных результатов и допущенных ошибок с целью внесения коррекции в план подготовки к последующим допросам . 9) В то же время мнение автора об избрании той или иной тактики допроса допрашиваемого в соответствии с определенной типологией преступников представляется дискуссионным. Автор априори считает уже устоявшимися теоретические концепции о психологических типах, в то время как анализ научной литературы по этой проблеме показывает ее динамический и неоднозначный характер. В частности, Юнг писал об «экстравертном» и «интроверт-ном» типах личности2, существует теория «четырех темпераментов», соционика оперирует «шестнадцатью типами»3, существует масса иных психологических теорий о типах личности, в том числе и о криминальных, и в целом верно общее состояние дел по этой проблеме, на наш взгляд, отмечал Н.П. Хайду ков, который утверждал, что в настоящее время психология вообще и судебная психология в частности не располагают простой и вместе с тем достаточно эффективной методикой определения типологических свойств нервной системы, в том числе типов темперамента4.

В ходе допроса оказание определенного психического воздействия на личность допрашиваемого неизбежно. Неизбежность подобного воздействия обусловлена не только тем, что при допросе неминуемо произойдет столкновение «психологии допрашивающего» с «психологией допрашиваемого», но и тем обстоятельством, что на руках у следователя не имеется вещественных доказательств, способных вызвать у допрашиваемого острое чувство вины, раскаяния, бессмысленности отпирательств и т.п. Весьма верно В.И. Федулов охарактери-

1 Макаренко О.Н. Тактико-психологические особенности допроса обвиняемых в убийствах: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1991. С. 23.

2 См.: Юнг К.Г. Психологические типы / Пер. с нем. под. ред. В.В. Зеленского; Худ. обл. M.B. Драко. - Минск, 1998.

3 См.: Аугустинавичюте А. Соционика: Введение / Сост. Л. Филлипов. -М., СПб., 1998.

4 Хайду ков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. -Саратов, 1984. С.98.

169

зовал одну из типичных ситуаций, когда «возникает необходимость допросить лицо, которое следователь на основании некоторых фактических данных, уста- новленных при расследовании дела, подозревает в совершении преступления, хотя этих данных еще не достаточно, чтобы поставить это лицо в положение обвиняемого или подозреваемого…»!.

В этой связи несомненную практическую значимость представляет рекомендация Л.Б. Филонова о выявлении скрываемого обстоятельства.

В основе этой рекомендации лежит представление об «очаге аффекта», возникающем на фоне нормально функционирующей психики. Данный «очаг» вносит дезорганизацию во всю систему деятельности субъекта и травмирует психику до тех пор, пока он функционирует. Источником «очага аффекта» вы- ступает скрываемое обстоятельство. «Очаг» имеет центр (“патологический пункт”, “ядро”) и защиту (“барьер”, “контроль”). Воздействие на защиту «очага» производиться путем “отгадывания” весьма примитивных и очевидных ха- рактеристик допрашиваемого и путем метода «неопределенности». Задача, стоящая при этом, расшатать “барьер”, и, блокировав “контроль”, выйти непо- средственно на «очаг». С этого момента давление начинает оказываться на “патологический пункт”, для чего необходимо, чтобы допрашиваемый очутился в ситуации фрустрации (более точно - в ситуации “нарушения” или “крушения” планов) . Допрашиваемый должен получить информацию, вызывающую у него возникновение определенного ассоциативного ряда, способного оказать раздражающее воздействие на «очаг».

Предполагается, что тем самым будет вызвана защитная реакция на снятие возникшего напряжения, в частности путем прямого высказывания того, что

1 Федулов В.И. Некоторые процессуальные и тактические вопросы допроса подозреваемого // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Межвуз. науч. сборник. Вып. 3. - Саратов, 1987. С. 47.

2 Целесообразно дать допрашиваему возможность прослушать детальное описание конкретного эпизода его преступной деятельности.

170

тревожит субъекта, и при этом произойдет «очищение» (или «катарсис») психики допрашиваемого .

К сожалению, практика показывает, что следователи, не имея на руках ве- щественных доказательств, фактически сводят первый допрос к требованию «признаться» в совершении преступления, пренебрежительно и грубо обращаются с допрашиваемым, что вполне закономерно вызывает ответную защитную реакцию последнего, который даже будучи причастным к совершению убийств, отрицает свою вину до последней возможности. Гарантией защиты прав подоз-реваемого (обвиняемого) будет являться присутствие защитника на допросе .

С точки зрения изобличения тактика первого допроса должна увенчаться признанием допрашиваемого в причастности хотя бы по одному эпизоду. Же- лательно, чтобы это был либо первый эпизод «серии», либо один из последних эпизодов, поскольку в памяти убийцы наиболее четко и ярко запечатлевается начало и конец преступной карьеры. Это задача-максимум. В случае, преду- смотренном ст. 100 УПК, задачей-минимум будет получение такого признания хотя бы к концу десятых суток со дня задержания3. Практика показывает, что стоит подозреваемому сознаться в одном убийстве, как, по прошествии небольшого периода времени, начинается «лавинообразный» процесс признания во всех остальных. Задачей следствия при этом становится установление всех без исключения эпизодов серии, включая те, в которых дело не дошло до убийства (грабежи, изнасилования, развратные действия в отношении малолетних и т.п.4). Одним из условий изобличения является фиксация признательных пока-

’ Филонов Л.Б. Психологические основы выявления скрываемого обстоятельства. - М., 1979. С. 16-18, 41- 43.

2 В частности, порядок подобного участия защитника в деле регламентирован п.З ч.З ст.49 УПК.

3 Отмечены случаи, когда задержанный утверждает, что у него есть алиби. Задача изобличения при этом существенно облегчается. (См., напр.: Психологические аспекты ложного алиби. - Иркутск, 1987;Тактическая операция «Проверка алиби». - Иркутск, 1989; Кручинина H.B., Шиканов В.И. Алиби. Теоретические проблемы и их прикладное значение в уголовном процессе. - Иркутск, 1992; Фомина А.С. Некоторые тактические опера ции при расследовании убийств. - Воронеж, 1996.)

4 См.: Хлынцов M.H. Борьба с половыми преступлениями: Дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1966.

171

заний подозреваемого (обвиняемого), как, впрочем и остальных следственных действий с его участием, на пленку с применением видеотехнических средств.

Неполучение признательных показаний в ходе первого допроса фактически обозначает одно из двух: либо задержано лицо, непричастное к совершению преступлений, либо в ходе допроса была применена неверная тактика (тактический прием или тактическая комбинация)1.

Весьма эффективным в такой ситуации может оказаться комплекс оперативно- розыскных мероприятий, включающий в себя «наблюдение» и «оперативное внедрение» (п.п. 6, 12 ч.1 ст. 6 Федерального Закона об ОРД).

Данные, полученные в ходе реализации этих мероприятий, следователь может положить в основу тактики дальнейших допросов и иных следственных действий.

    1. Предъявление для опознания и проверка показаний на месте как криминалистические средства изобличения серийного убийцы

Весьма важное место по значимости в рамках тактики изобличения занимает предъявление для опознания. Практика расследования серийных убийств показывает, что производится оно в отношении предметов и в отношении лиц.

Предъявление для опознания по предметам (включая трупы) становится возможным при обнаружении у преступника (имеется в виду — не только у него лично, но и в занимаемом им помещении, доме, квартире, на территории при- усадебного участка и т.п.) каких-либо предметов, ему изначально не принадле- жащих. Как правило, в такой ситуации выдвигается вполне обоснованное пред- положение о принадлежности этих предметов жертвам. Таким образом, становится возможным изобличение преступника в случае положительного исхода опознания обнаруженных предметов кем-либо из окружения жертвы. С целью

См.: Китаев Н.И. Вопросы теории и практики изобличения лиц, совершивших умышленное убийство: Дис. … канд. юрид. наук-Иркутск, 1993.

172

достижения желательного результата, который бы не допускал двоякого толко- вания, следственно-оперативная группа должна приложить максимум усилий, чтобы получить в ходе предшествующих опознанию допросов детальные изо- бражения, сопровождаемые не менее детальным описанием, всех, по возможности без исключения, предметов, пропавших при убийстве1.

Другой путь изобличения серийного убийцы в ходе производства данного следственного действия - опознание его кем-либо из числа уцелевших потер- певших или выявленными свидетелями. Наибольший эффект дает опознание «в натуре», то есть, когда опознаваемый участвует в действии лично. Опознание «в натуре», помимо протокола, может фиксироваться с помощью средств фото-или видеосъемки. (Е.П. Ищенко, П.П. Ищенко и В.А. Зотчев вполне обоснованно по этому поводу замечают, что объективность опознания при этом гаранти-руется ).

Тактика следователя в ходе допросов и предъявлений для опознания, про- изводимых с участием изобличаемого лица, должна быть направлена на создании предпосылок для того, чтобы данное лицо добровольно согласилось показать места совершения всех без исключения преступлений. Подобное развитие событий может быть обусловлено результатами достигнутого «катарсиса», то есть полного «очищения» совести преступником.

Специфика организации проверки показаний на месте с участием лица, изобличаемого в совершении серийных убийств на сексуальной почве, кроется в предотвращении нежелательных эксцессов, с целью избежания которых не- обходимо продумать комплекс мер по организации защитного кордона.

’ См. об этом более подробно: Михайлова Ю.Н. Информационная сущность предъявления для опознания и его тактические основы: Дис. … канд. юрид. наук/СГАП. - Саратов, 2000.

2 Ищенко Е.П., Ищенко П.П., Зотчев В.А. Криминалистическая фотография и видеозапись: Учебно- практическое пособие /Под ред. проф. Е.П. Ищенко. - M., 1999. С. 189.

173

    1. Роль судебных экспертиз в изобличении серийных убийц

На предварительном следствии по делам о серийных убийствах большую роль и значение имеют экспертные исследования, в том числе и свойств личности посягателя1. Речь идет об отдельном классе судебных экспертиз, которому рядом исследователей дано название «медицинских и психофизиологических». Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Российская подразделяют этот класс судебных экспертиз на четыре рода: судебно-медицинскую, судебно- психиатрическую, судебно-психологическую, комплексную психолого- психиатрическую . В целом, подобную точку зрения можно принять за отправную, однако, рассматривая данную проблему в аспекте предварительного рас- следования серийных убийств, следует признать, что перечень судебных экс- пертиз, назначаемых по рассматриваемой категории уголовных дел, оказывается несколько шире. Ю.М. Антонян и другие исследователи по этому поводу пишут: «Работники правоохранительных органов стали часто предполагать в сексуальных преступлениях результат болезненной сексуальности». Поэтому перед судебно- психиатрической экспертизой нередко ставятся вопросы о возможных расстройствах сексуальной сферы у подэксперного и о их влиянии на поведение в криминальной ситуации. <.. .>. Необходимость решать одновременно вопросы вменяемости и особенности сексуальности подэкспертного заставляет указывать в постановлении или определении о назначении экспертизы на участие в ней врача- сексопатолога. Таким образом, устанавливается комплексный характер экспертизы: сексолого-психиатрический. <…>. Такого

1 Под «исследованием свойств личности посягателя» мы понимаем изучение в рамках судебной экспер тиз идеальных личностных свойств (в области психологии, психиатрии, сексологии) и материальных личност ных свойств ( например, в области медицины).

2 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Указ. работа. С. 415, 416.

174

рода, по существу, новые экспертизы нередко назначаются по делам серийных сексуальных убийц»1 .

Одним из эффективных средств изобличения серийных убийц продолжают оставаться судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств: следов крови и иных биологических выделений, а также судебно-психологическая экспертиза индивидуально- психологических особенностей обвиняемого (подсудимого) . Эти экспертизы, как показывает практика, оказываются способными установить наличие или отсутствие определенной взаимосвязи между проявлением определенных личностных свойств подэкспертного и проявлением определенных личностных свойств посягателя, отобразившихся в виде некоторых следов на месте происшествия3.

Главенствующее положение занимают исследования следов крови и иных биологических выделений. Это обусловлено многочисленными фактами обнаружения на местах происшествий следов спермы, пота, слюны. Проблемный характер исследования этих и некоторых других биовыделений заключается в том, что случаи индивидуальной идентификации посягателя по ним не зафиксированы. Максимум того, что пока может дать экспертиза крови и биовыделений, это произвести групповую идентификацию источника происхождения.

Наиболее сложным вопросом, касающимся проблемы использования результатов исследования крови и биовыделений в целях изобличения серийных

1 Серийные сексуальные убийства… С. 171. (См. об этом более подробно: Назначение и проведение ком плексной сексолого-психиатрической экспертизы при расследовании серийных сексуальных убийств. - Волго град, 2000.)

2 Именно так называет судебно-психологическую экспертизу в интересующем нас ракурсе Ф.С.Сафуанов.

3 См. об этом, напр.: Путинцев А.В., Китаев Н.И. Судебно-медицинское значение способа совершения преступления в случаях серийных убийств с сексуальной мотивацией // Судебно-медицинская экспертиза, 1996. № 1.

175

убийц, является вопрос существования феномена «парадоксального выдели- тельства»1.

Отечественная практика свидетельствует, что данная проблема имеет сложный характер.

В 1984 году оперативным работникам представилась возможность задержать подозрительно ведущего себя субъекта, которым оказался Чикатило. К этому моменту произведенными экспертизами было установлено, что групповая принадлежность биологических следов посягателя соответствует АВ, то есть относится к четвертой группе крови. Полученные от задержанного образцы крови относились ко второй группе, на основании чего был сделан вывод о непричастности Чикатило к преступлениям расследуемой серии. После его окончательного задержания, в июле 1991 года была проведена комиссионная судебно-биологическая экспертиза . Согласно ее заключению, в крови Чикатило содержались антигены А, Н и агглютинин «бета», что соответствует второй группе крови, а в его выделениях (пот, слюна, сперма) - А, В и Н - четвертой группе. Тем самым устанавливался факт принадлежности Чикатило к лицам, обладающим феноменом «парадоксального выделительства».

П.Лоррен, являясь сторонником существования указанного феномена, пишет по этому поводу следующее: «Чикатило помогла природа. У него оказалась редчайшая биологическая особенность: группа крови не соответствовала группе других его выделений. Его биологическую характеристику (феномен, известный и ученым, и криминалистам) следовало принять во внимание и сделать дополнительные анализы»3.

Один из организаторов поиска этого серийного убийцы, Н.П.Водько, при- держивается иной точки зрения: «Надо отметить, что версия о «парадоксальном выделительстве» импонировала следствию. Это был выход, чтобы достой-

1 См. об этом, напр.: Китаев Н. Феномен «парадоксального выделительства» и проблема изобличения преступника // Законность, 1997. № 4.

2 Водько Н.П. Указ. соч. С.77.

3 Лоррен П. Ростовское чудовище. - М., 1998. С.68.

176

но объяснить причину допущенных экспертной и следственной ошибок. Следует полагать, что и ведущие биологи страны корпоративно подтвердили выводы о наличии антигенов А, В, Н в выделениях Чикатило, поскольку в случае определения выделений как относящихся ко второй группе предыдущие заключения теряли значимость для дела»1.

Мнение Т.В.Стегновой еще более безапелляционно: «Кровь на исследова- ние берут из вены или пальца, она «чистая», а выделения смешиваются с бактериями, «чужими белками», другими посторонними примесями. В общем, нет никакого «парадоксального выделительства». Потому что в природе нет людей, имеющих разные группы крови и выделений»2.

Представляется, что вопрос о существовании феномена «парадоксального выделительства» остается открытым. По всей видимости, требуются новые, более надежные методики определения групповой принадлежности биовыделений и крови, чтобы серийные убийцы, не взирая на особенности своей биологической характеристики, могли быть изобличены в инкриминируемых им деяниях.

В определенной степени снижению остроты данной проблемы могло бы способствовать следование рекомендации следующего содержания: «При решении вопроса о возможности происхождения тех или других выделений от определенного лица эксперту необходимо знать не только групповую принадлежность крови данного лица, но и его способность к выделительству. В связи с этим при направлении на экспертизу следов выделения (спермы, слюны, пота и т.п.) в распоряжение эксперта необходимо представить образец крови данного лица, от которого согласно предположению происходят выделения (для определения группы крови данного лица), а также слюну в целях установления степени выделительства данного лица»3.

1 Водько Н.П. Указ.соч. С.77.

2 Цит. по: Водько Н.П. Указ. соч. С.77.

3 Справочник следователя. Выпуск третий. (Практическая криминалистика: подготовка и назначение су дебных экспертиз). - М., 1992. С. 155.

177

Действенность данной рекомендации усиливается за счет учета двух край- не важных факторов. Первый - это различная степень выделительства у отдельных лиц, в связи с чем последние подразделяются на «сильных выделителей» и «слабых выделителей». Второй - то, что в крови большинства лиц второй, третьей и четвертой групп содержится сопутствующий антиген Н, близкий по природе антигену О, котрый, в свою очередь, соответствует первой группе крови. Выявление антигена Н позволяет более надежно установить групповую принадлежность крови и выделений, в том числе когда исследуются смешанные пятна1.

Достаточно надежным средством изобличения серийных убийц по биоло- гическим следам могла бы выступать генотипоскопическая экспертиза, однако она не используется в таковом качестве в силу возникающих при этом трудностей.

Часто применяемым средством изобличения серийных убийц выступают данные, получаемые в ходе назначения и прозводства судебно- психологической экспертизы2. Однако, как показывает анализ уголовных дел, следователи не вполне ясно представляют себе - какой комплекс вопросов компетентна решать данная экспертиза.

Наиболее показательный пример этого представляют собой материалы уголовного дела по обвинению иркутского серийного убийцы Кулика3.

В постановлении о назначении судебно-психологической экспертизы сле- дователь сформулировал вопросы, касающиеся возможностей Кулика давать правдивые показания и совершать убийства.

1 Справочник следователя. Выпуск третий… С. 154.

2 См. об этом: Степутенкова В.К., Станишевская Н.Н. Роль судебно-психологических исследований в ус тановлении уголовно-релевантных признаков личности // Вопросы психологии и логики в судебно- экспертной деятельности. Сб. науч. трудов. № 30. - М., 1977.

3 Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело №1854069-87 по обвинению Кулика.

178

Постановка подобных вопросов с целью разрешения их путем производства судебно-психологической экспертизы представляется во многом неправомерной.

Возможность давать «правдивые» показания должна устанавливаться и проверяться самим следователем в процессе сопоставления показаний, полу- чаемых на допросах, и других данных, получаемых из других источников.

То же самое относится и к «возможности совершать убийства».

По указанному же делу эксперт-психолог произвел экспертизу в полном объеме; в заключении сделал вывод, что обследуемый «лжив» и «способен совершать дикие по гнусности преступления»1.

Представляется, что Ф.С.Сафуанов абсолютно прав, давая следующую оценку произведенной по делу Кулика судебно-психологической экспертизы: «Использование психологических познаний в форме судебной экспертизы предполагает, что заключение будет сформулировано относительно обстоя- тельств, между которыми существует однозначная связь, и что установить ее, причем с достоверностью, позволяет современный уровень развития научных знаний.<…>. Современная психологическая наука не в состоянии дать ответа на вопрос, совершал ли субъект, характеризующийся некоторыми психологическими качествами, конкретные действия или нет.<…>. С этой точки зрения очевидно, что все высказывания эксперта относительно «выраженности преступных тенденций» К. являются лишь гипотетическими рассуждениями и не могут рассматриваться в качестве доказательств по делу»2.

Относительно особенности исследования личности обвиняемого в ходе судебно- психологической экспертизы В.В.Нагаев пишет: «Суть личностного аспекта исследования заключается в этиологии социально-психологических аномалий, структуры и содержания личности, соотношения социального, пси-

’ Сафуанов С.Ф. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. - М.,1998. С. 15. 2 Сафуанов С.Ф. Указ. работа.С.15.

179

хологического и биологического начала в деформации личности, типологии нравственно-половых аномалий»1.

Судебно-психологическая экспертиза, по сути, создает психологический портрет подэкспертного, который должен быть проанализировыан следователем с позиций выбора тактики производства отдельных следственных действий и, что не менее важно, сопоставлен с уже имеющимся психологическим портретом преступника.

Предложения, имеющие несомненную практическую значимость относительно проведения данной экспертизы, внесены Н.И.Китаевым. В частности, он предлагает для оперативного получения психологической характеристики подозреваемого (обвиняемого) применять многофазовый миннесотский опросник, вопросы которого рассчитаны на лиц старше 16 лет и при этом затрагивают сексуальные, медицинские, образовательные, политические, семейные, трудовые характеристики обследуемого и наиболее известные патологические типы личности. Целью исследования является выяснение биосоциальной сути опрошенного посредством создания объемной картины его психических особенностей2.

Таким образом, судебно-психологическая экспертиза призвана решать ди- агностические задачи.

Решение таких же задач, но в несколько ином ракурсе, возлагается на су-дебно- сексологическую экспертизу.

Ее назначение особенно велико в тех случаях, когда расследуются серийные убийства, внешне не носящие сексуальной окраски, но вместе с тем имеющие скрытые сексуальные мотивы.

Судебно-сексологическая экспертиза складывается из двух видов обследования: соматического и психологического.

1 Нагаев В.В. Основы судебно-психилогической экспертизы: Учебное пособие для вузов. - М., 2000. С.188.

2 Китаев Н Экспертиза и секс-убийцы // Советская юстиция, 1991. №8. С. 14.

180

При соматическом обследовании фиксируются: тип телосложения; наличие рубцов, шрамов, татуировок; развитие, размеры, оволосение, патологии половых органов.

Психологическое обследование производится с использованием «шкалы сексуальных возбудителей», «теста визуальной стимуляции», «теста Роршаха», «психорисунка»1.

Выводы судебно-сексологической экспертизы в основном концентрируются на двух моментахгимеется ли у испытуемого патологическое развитие личности и есть ли основания признать испытуемого социально опасным2.

Судебно-психиатрическая экспертиза при расследовании серийных убийств должна назначаться независимо от того, состоит ли изобличаемое лицо на учете в психиатрическом либо психоневрологическом учреждении или нет, поскольку на практике часто встречаются ситуации, когда лица, внешне не проявляющие признаков каких-либо психических расстройств или недостатков и не состоящие на специальном учете, в то же время являлись носителями определенной психической патологии.

Таким образом, основная задача судебно-психиатрической экспертизы по данной категории уголовных дел - распознать состояние психики обследуемого лица, с тем, чтобы следователь мог предпринять адекватные ситуации меры.

Весьма важной в этом аспекте представляется соответствующая оценка экспертного заключения.

Любой процесс имеет свою структуру, состоящую из элементов. Процесс оценки заключения эксперта не является исключением из данного правила.

Исходя из этого, И.В.Бурков и А.В.Мурзиков пишут: «Основными из них являются: анализ соблюдения процессуального порядка подготовки, назначе-

См. об этом более подробно: Бурлачук Л.Ф., Морозов СМ. Словарь-справочник по психодиагностике. - СПб., 1999.

2 См. об этом: Психология сексуальных отклонений: Хрестоматия / Сост. К.В.Сельченок. - М, 2000. С.592- 613.

181

ния и проведения экспертизы, анализ соответствия заключения эксперта заданию, оценка полноты заключения, оценка личности эксперта, оценка материалов, представленных на экспертизу, оценка научной обоснованности выводов эксперта, оценка заключения эксперта в совокупности с другими материалами дела и т.д. «\

Считаем необходимым добавить к вышеуказанным еще один элемент: «оценка заключения эксперта с точки зрения современного состояния науки». Для осуществления этого следователь должен иметь представление относительно новейших разработок в области проведения судебных экспертиз, осознавать, какие при этом возможности открываются перед следствием, а также иметь сведения о применении данных методик на практике.

Подтверждение этому служит ст. 8 Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 5 апреля 2001 года, где сказано, что заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Выводы:

  1. Судебные экспертизы являются эффективным средством изобличения лиц, совершающих серийные убийства на сексуальной почве.
  2. Следователь обязан четко представлять возможности той или иной экспертизы, чтобы получить в результате данные, имеющие доказательственное значение.
  3. Судебные экспертизы производятся в рамках определенной тактической операции и служат достижению поставленных целей.
  4. 1 Бурков И.В., Мурзиков А.В. Заключение эксперта как вид доказательств. - Владимир, 2001. С.118.

182

Заключение

Проведенное теоретическое и практическое изучение актуальных проблем возникающих при раскрытии и расследовании серийных сексуальных убийств, позволяет сделать следующие выводы:

  1. Такое специфическое свойство как «серийность» может быть отнесено только к тем убийствам, которые в большей или в меньшей степени обусловле ны особенностью проявления полового чувства и связаны с переживаниями сексуального характера. Серийными нельзя считать неоднократные убийства, совершаемые с целью устранения свидетелей при грабежах и разбойных напа дениях, а также заказные убийства в силу меркантильной подоплеки этих дея ний. Более того, серийными нельзя назвать и все иные преступления (квартир ные кражи, угоны автомобилей и т.д.) по выше названной причине.

  2. «Признаки серийности» имеют сложный характер, теоретически до пуская три варианта трактовки событий: 1) убийства лишь имеют «серийный» вид, таковыми по сути не являясь; 2) убийства носят серийный характер, но от носятся к различным сериям; 3) убийства составляют единую серию.

Таким образом, говоря о соотношении понятий «признаки серии» и «признаки серийности», следует признать, что соотносятся они как часть и целое.

  1. Наиболее значимыми с точки зрения криминалистики выступают две специфические черты, присущие серийным убийствам, а именно: «преступный почерк» и «автограф». Выявление этих черт имеет решающее значение в ходе определения признаков серии.
  2. Представляется целесообразным ввести типологизацию личности серийных убийц исходя из определенного способа действий («преступный почерк» + «автограф»), возникающей при этом характерной следовой картины места происшествия и мотивации, служащей своего рода «передаточным звеном» между элементами всей системы. Эта система позволяет увязать криминалистическую, психологическую и криминологическую характеристики собы-

183

тия в одно неразрывное целое, что должно помочь следователю целенаправленно вести поиск лица, совершающего серийные убийства.

  1. Управление процессом раскрытия и расследования серийных убийств, осуществляемое следователем на основе организационно-плановых начал, есть необходимое условие для установления и последующего изобличения серийного убийцы. При этом важное значение имеют своевременное соединение уголовных дел, обеспечение функционирования специальной СОГ, решение вопроса об установлении режима информационного обмена на соответствующем уровне.
  2. «Психологический портрет преступника» не должен рассматриваться как единственный путь установления серийного убийцы. Следователю в его работе необходимо опираться на достоверные факты и обстоятельства, имеющиеся по делу. В то же время было бы не верным принижать либо полностью отрицать роль и значение «психологического портрета преступника», поскольку следственная практика все же дает отдельные положительные примеры использования указанного портрета на предварительном следствии.
  3. Процесс установления и изобличения серийного убийцы можно оха- рактеризовать как неразрывный. Четкой границы между окончанием «установ- ления» и началом «изобличения» установить невозможно.
  4. Направление развития предварительного следствия по делу зависит от информационных параметров складывающихся следственных ситуаций. След- ственные ситуации по делам о серийных убийствах поддаются определенной типизации.
  5. Указанное свойство предопределяет типизацию тактических задач и вместе с тем позволяет выбрать адекватное средство разрешения последних, главным образом, с помощью тактических операций.
  6. Тактические операции как узловые, центральные акции, реализуемые на предварительном следствии, испытывают при этом воздействие «управлен-

184

ческого» фактора, что выражается в неукоснительном следовании криминали- стическим программам и алгоритмам, апробированным практикой.

  1. Самостоятельный элемент тактической операции составляет отдельное процессуальное действие либо непроцессуальное мероприятие. Их четкая орга- низация и планирование служит, в конечном счете, достижению главной цели - установлению истины по делу.

185

Библиографический список использованной литературы:

/. Нормативные документы

  1. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ №28-17/98-905 от 31.12.98. “Об опыте использования специальных познаний в области психологии при расследовании серийных убийств”.
  2. Конституция РФ.
  3. Уголовный кодекс РФ.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.
  5. Федеральный закон “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” от 05.04.01.
  6. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”.
  7. //. Авторефераты

  8. Афанасьев С.А. Криминалистическая характеристика и типовые программы расследования сексуально-садистских убийств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.
    • СПб, 1992. - 22 с.
  9. Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступления: Автореф. дис. … канд. психолог, наук. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1997. -18с.
  10. Березутский Е.Ю. Актуальные вопросы теории и практики исследования материальной обстановки места убийства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Иркутская гос. экон. акад. - М., 2001. - 27 с.
  11. Великанов В.В. Процессуальные и криминалистические аспекты рас- следования и разрешения в судах дел об убийствах: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Нижний Новгород, 2000. - 18 с.
  12. Гарифуллин И.Р. Познавательно-поисковая деятельность на первоначальном этапе расследования убийств, совершенных с особой жестокостью: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Уфа: БГУ, 1999. - 26 с.

186

  1. Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1966. - 18 с.
  2. Гмырко В.П. Деятельность следователя в условиях информационной неопределенности в процессе расследования: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М.: Акад. МВД, 1984. - 20 с.
  3. Исаенко В.Н. Тактические комплексы в расследовании убийств с ис- пользованием сведений о материальных ценностях похищенных пре- ступниками и потерпевших: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1990.-18 с.
  4. Кежоян А.Х. Вещественные доказательства в делах об убийствах: Ав- тореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1971. - 18 с.
  5. Коврижных Б.М. Деятельность органов прокуратуры по делам о нерас- крытых убийствах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-Харьков, 1969. -21с.
  6. Куликов В.И. Обстановка совершения преступлений и ее криминали- стическое значение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- М., 1983. -23с.
  7. Лаврухин СВ. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в расследовании умышленных убийств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1982. - 16 с.
  8. Макаренко О.Н. Тактико-психологические особенности допроса обви- няемых в убийствах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- Волгоград: ВЮИ МВД, 1991.-24 с.
  9. Мезинов Д.А. Преступная мотивация как объект познания в кримина- листике: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Томск, 1999. - 24 с.
  10. Мещеряков Н.Е. Использование архивных дел и оперативных материалов в информационном обеспечении расследования: Автореф. дис … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД, 1994. - 22 с

187

  1. Миронов Ю.И. Системный подход в организации раскрытия преступ- лений: Автореф. дис… канд. юрид. наук.- Волгоград: ВЮИ МВД, 1996.-22 с.
  2. Сафаргалиева О.Н. Осмотр места происшествия и установление личности преступника по материальным следам преступления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Томск, 1990. - 18 с.
  3. Скибицкий К.В. Теоретические основы получения информации о пре- ступнике: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1973. - 20 с.
  4. Тихоненко СВ. Мотивация половых преступлений и организация их предупреждения органами внутренних дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.
    • М., 1993. - 22 с.
  5. Чулахов В.И. Навыки и привычки человека как источники криминали- стически значимой информации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М..ЮИМВД, 1998.-23 с.
  6. Шаталов А.С Проблемы алгоритмизации расследования преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М.: МА МВД, 2000. - 35 с.
  7. Шошин СВ. Расследование умышленных убийств, совершенных на бытовой почве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Саратовская гос. акад. права. - Саратов, 2000. - 24 с.
  8. Шелудченко В.И. Проблемы технико-криминалистического обеспечения расследования убийств: Автореф. … канд. юрид. наук / Кубанский гос. аграр. ун-т. - Краснодар, 2002. - 25 с.
  9. ///. Диссертации

  10. Аистов И.А. Использование следов биологического происхождения при расследовании преступлений. Дис. … канд. юрид. наук / Сар. юрид. ин-т МВД РФ. - Саратов,2000. - 260 с.

188

  1. Алихаджиева И.С. Женщина как жертва убийства (криминологическая характеристика и социально-правовые меры предупреждения). Дис. … канд. юр ид. наук. - Саратов, 1999. -240 с.
  2. Божкова Н.Р. Использование виктимологических данных при расследо- вании преступлений: Дис. … канд. юрид. наук. -Саратов, 1987. - 181 с.
  3. Глазырин В.Ф. Особенности расследования «заказных» убийств на на- чальном этапе (отдельные аспекты): Дис. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998.-159 с.
  4. Китаев Н.И. Вопросы теории и практики изобличения лиц, совершивших умышленное убийство: Дис. … канд. юрид. наук. - Иркутск, 1993. -234с.
  5. Котов Д.П. Мотивы преступлений и их доказывание следователем: Дис…. канд. юрид. наук. - Воронеж, 1972. - 259 с.
  6. Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий. Дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1988. - 216 с.
  7. Михайлова Ю.Н. Информационная сущность предъявления для опознания и его тактические основы: Дис. … канд. юрид. наук / СГАП. - Саратов, 2000. - 215 с. Ооржак А.С. Взаимодействия следователя прокуратуры с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств. Дис. … канд. юрид. наук. -Казань, 1989. - 214 с.
  8. Павлов А.Р. Серийные сексуальные убийства и их предупреждение. Дис. … канд. юрид. наук / МВД России, Фед. НИИ. - М., 1994. - 180 с.
  9. Ю.Пономарева Л.В. Тактические операции в типичных ситуациях рассле- дования изнасилований: Дис… канд. юрид. наук.- Саратов, 1997. -179 с.

11 .Протасевич А.А. Проблемы предмета средств раскрытия серийных пре- ступлений, сопряженных с насилием: Дис. … д-ра юрид. наук. - Воронеж, 1999.-76 с.

189

12.Тележникова В.Н. Криминолого-психо логическая характеристика лиц, виновных в многоэпизодных убийствах и изнасилованиях: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1999. - 145 с.

1 З.Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: Дис. … канд. юрид. наук / Волгоградский гос. ун-т. - Саратов, 2002.- 225 с.

14.Хамуков А.В. Серийные сексуальные убийства: Дис. … канд. юрид. наук. - Ростов-на Дону, 1997. - 150 с.

15.Хлынцов М.Н. Борьба с половыми преступлениями: Дис… канд. юрид. наук. - Саратов, 1966. - 377 с.

IV. Книги и монографии.

  1. Абельцев С.Н. Личность преступника и проблемы криминального на- силия. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право, 2000. - 207 с.
  2. Аверьянов Т.В., Белкин Р.С., Корухов В.Г., Российская Е.Р. Кримина- листика. Учебник для вузов / Под. ред. Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р.С. Белкина. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА. М., 1999. - 990 с.
  3. Андреев И.С., Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика: Учеб. пособие / Под. ред. Н.И. Порубова. - Мн.: Высш. школа, 1997. - 344 с.
  4. Антонян Ю.М. Психология убийства. - М.: Юристь, 1997. - 304 с.
  5. Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления: Чикатило и другие // РЖ. Социальные и гуманитарные науки. Гос-во и право. Сер. 4.-М., 1995.-#1.-С. 95-98.
  6. Анушат Э. Искусство раскрытие преступлений и законы логики. - М.: «ЛексЭст», 2001.-112 с.
  7. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. -М.: Юрид. лит-ра, 1978. - 104 с.

190

  1. Аугустинавичюте А. Соционика: Введение / Сост. Л. Филиппов. - М. ООО “Фирма” “Издательство ACT”, СПб.: Terra Fantastica, 1998. -448с.
  2. Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования сексуально-садистских убийств. Учебное пособие. - СПб., 1993. - 80 с.
  3. Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. - 144 с.
  4. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование пре- ступлений. - М.: Юрид. лит., 1991. - 208 с.
  5. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злобо- дневные вопросы российской криминалистики. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-М), 2001. - 240 с.
  6. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2. Частные криминалисти- ческие теории. - М.: Юристь, 1997. - 464 с.
  7. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методоло- гические проблемы). - М.: Юридическая литература, 1969. - 216 с.
  8. Бордиловский Э.И. Раскрытие неочевидных преступлений. (Организация и тактика): Учебное пособие. - М.: МВШ МВД РФ, 1991. - 83 с.
  9. Бурков И.В., Мурзиков А.В. Заключение эксперта как вид доказательств. - Владимир, 2001. - 151 с.
  10. Быков В.М. Расследование нераскрытых преступлений прошлых лет: Лекция. - Ташкент: ТВШ МВД, 1984. - 37с.
  11. Быстряков Е.Н. Организация деятельности при расследовании тяжких преступлений против личности: Учебное пособие. - Саратов: Изд-во СГУ, 1992.
  12. Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе: Учебное пособие.- Волгоград, 1989. -108 с.

191

  1. Вандышев В.В. Связь «жертва-преступник» и ее использование в рас- крытии и расследовании умышленных тяжких телесных повреждений. - Л.,
    • 113 с.
  2. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: Изд-во МГУ, 1978. - 71 с.
  3. Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование рассле- дования преступлений/ Под. ред. А.С. Голунского. - М.: Юрид. лит., 1957.-199 с.
  4. Версии и планирование расследования / Межвуз. сб. науч. трудов. - Свердловск, 1985. - 141 с.
  5. Бидонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийство без очевидцев. -Горький,
    • 122 с.
  6. Водько Н.П. Почему так долго искали Чикатило…- М.: Юристъ, 1996.-80 с.
  7. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография / Под ред. проф. Н.П. Яблокова. Москва; Калинингр. ун-т. - Калининград, 1997.-248 с.
  8. Воробьева И.Б., Маланьина Н.И. Следы на месте преступления: Учебное пособие. - Саратов, 1996. - 120 с.
  9. Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Как установить участие лица в правона- рушении? Эффективный и экономичный метод диагностики скрываемой причастности и получения признания виновного в отсутствие доказательств. - М.: ОАО «Можайский полиграфический комбинат», 1999.-160 с.
  10. Головин А.Ю. Криминалистическая систематика. - М.: Изд-во «Лек- сЭст», 2002. - 336 С.

192

  1. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. - М.: Новый Юрист, 1997.-576 с.
  2. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого.- М.: Учебно- консультативный центр «ЮрИнфоР», 1999. - 542 с.
  3. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система крими- налистики. - Новое изд., перепеч. с изд. 1908 г. - М.: ЛексЭст, 2002. -1088 с.
  4. Гурев М.С. Убийство на «разборках» (методика расследования). -СПб.: Питер, 2001. - 282 с.
  5. Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств: Конспект лекций. - Л., 1985. - 119 с.
  6. Денежкин Б.А. Взаимодействие органов предварительного следствия с другими государственными органами в борьбе с преступностью / Под ред. проф. В.В.Степанова. - Саратов: СГАП, 1997. - 64 с.
  7. Дуглас Дж., Олшейкер М. Охотники за умами: ФБР против серийных убийц/ Пер. с англ. А. Соколова. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 416 с.
  8. Дуглас Дж., Олшейкер М. Погружение во мрак/ Пер. с англ. У. Сапци- ной. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 448 с.
  9. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Мн.: Изд-во БГУ, 1979. - 128 с.
  10. Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М.: Из- дательская группа НОРМА-ИНФРА, 1997. - 517 с.
  11. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Кримина- листические аспекты. - Ростов н / Д: Издательство Ростовского университета,
    • 152 с.
  12. Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики.- Мн.: Амалфея, 2000.-416 с.

193

  1. Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления (при по- мощи криминалистических экспертиз и исследований): Учебное пособие. - М.: ВШ МВД, 1970. - 44 с.
  2. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы.- СПб: Изд-во «Питер», 2000. -512с.
  3. Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования престу- плений. -Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1987. - 168 с.
  4. Ищенко Е.П., Ищенко П.П., Зотчев В.А. Криминалистическая фотография и видео-запись: Учебно-практическое пособие / Под ред. проф. Е.П. Ищенко.
    • М.: Юристъ, 1999.-438 с.
  5. Ищенко П.П. Осмотр места происшествия по делам об убийствах: Ме- тодические рекомендации. - Волгоград: ВСШ МВД, 1986. - 13 с.
  6. Каприо Ф. Многообразие сексуального поведения. - М.: Артания, 1995.- 352 с.
  7. Карагодин В.Н., Никитина Е.В., Зашляпин Л.А. Расследования убийств: Учебное пособие. -Екатеринбург, 1993. - 95 с.
  8. Карнеева Л.М., Галкин И.С. Расследование преступлений группой следователей. -М., 1965. - 164 с.
  9. Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса. - М.: Юрид. лит., 1965.-145 с.
  10. Кириченко В.В. Следственные ситуации и тактические комбинации при расследовании: Лекция. - Л.: ЛВК МВД, 1990. - 24 с.
  11. Кноблох Э. Медицинская криминалистика. - Прага, ЧССР. 2-е издание, 1960.-228 с.
  12. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уго- ловным делам. - М., 1969. - 147 с.
  13. Колесниченко А.И., Коновалова B.C. Криминалистическая характери- стика преступлений: Учебное пособие. - Харьков, 1985. - 92 с.

194

  1. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики.- Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1987. - 156 с.
  2. Коммисаров В.И., Пономарева Л.В. Особенности расследования изна- силований: Учебно-методическое пособие. - Саратов: СГАП, 1998. -48 с.
  3. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988. - 78 с.
  4. Крафт-Эбинг Р. Половая психопатия с обращением особого внимания на извращение полового чувства: Пер. с нем. - М.: Республика, 1996.
  5. Кривич М., Ольгин О. Товарищ убийца. - М.: Текст, 1992. - 591 с.
  6. Криминалистика: Учебник / Ответ, ред. докт. юрид. наук, проф. А.Н.Васильев. - М.: Изд-во МГУ, 1971.-563 с.
  7. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова. - М.: Юрис- пруденция, 2000. - 352 с.
  8. Криминалистика: Учебник / Под ред. Н.П. Яблокова. 2 изд., перераб. и доп. -М.: Юристъ, 2001. - 718 с.
  9. Криминалистика: Учебное пособие в схемах/ Под ред. проф. А.Г. Фи- липпова. - М.: Новый Юрист, 1998. - 224 с.
  10. Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступления/Межвуз. сб. науч. трудов. -Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1983. -154 с.
  11. Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Алиби. Теоретические проблемы и их прикладное значение в уголовном судопроизводстве. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1992. - 200с.
  12. Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Учебно пособие. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. - 216 с.
  13. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. -М.: Юрид. лит., 1988. - 224 с.

195

  1. Кузин Ф.А. Кандидатская диссертация. Методика написания, правила оформления и порядок защиты. Практическое пособие для аспирантов и соискателей ученой степени. - 2-е изд. - М.: Ось-89,1998. -208 с.
  2. Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных -преступлений/ Отв. ред. В.Е. Корноухов. -М.: Юристъ, 2001. - 634 с.
  3. Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет: Учебное пособие. - М.: НИ и РИО ВШ МВД СССР, 1972. - 86 с.
  4. Лаврухин СВ. Раскрытие умышленных убийств. Учебное пособие. - Саратов: ВСШ МВД, 1996. - 78 с.
  5. Лаврухин СВ. Раскрытие умышленных убийств: Учебное пособие. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1996.
  6. Лаговский А.Ю., Л.А. Бегунова, М.С. Басенко. Построение розыскных версий по делам о серийных изнасилованиях и убийствах, совершенных по сексуальным мотивам (изд-во второе)/ Под. ред. А.И. Скрып-никова. - М.: МЦ при ГУК и КП МВД России, 1998. - 55 с.
  7. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно- практическое и учебное пособие. - М.: Изд-во БЕК, 1996. - 192 с.
  8. Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Изд-во «Юрид. лит.», 1976.-200 с.
  9. Лоррен П. Ростовское чудовище / Пер. с англ. А. Васильковой. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 121 с.
  10. Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. Учебное пособие. -Волгоград, 1981. - 59 с.
  11. Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М.: Юрид. лит., 1980.-72 с.
  12. Максутов И.Х. Осмотр места происшествия: Пособие. - Л.: Изд-во унта, 1965..-40 с.

196

  1. Мавлюдов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте / Под ред. кандидата юридических наук В.В.Степанова. - Саратов: Изд-во Сарат. гос. ун-та, 1985. - 106 С.
  2. Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие. -М., 1998. - 193 с.
  3. Модестов Н.С. Маньяки… Слепая смерть: Хроника серийных убийств. -М.: Изд-во «Надежда 1», 1997. - 288 с.
  4. Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств по делам возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего. -М., 1967. - 140 с.
  5. Нечаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы: Учебное пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право,
    • 333 с.
  6. Норрис Д. Серийные убийцы / Пер. с англ. О. Кутуминой. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 320 с.
  7. Об опыте расследования умышленных убийств и изнасилований. - М., 1968.-260 с.
  8. Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступления и криминалистические ситуации: Учебное пособие. - Хабаровск: ХВШ МВД СССР, 1985.-88 с.
  9. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М.: Юристь, 1997. -336 с.
  10. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. -Красноярск.: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. - 175 с.
  11. Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Учебное пособие. - Саратов, 1997. - 104 с.
  12. Осмотр места происшествия: Практическое пособие/ Под ред. А.И. Дворкина. -М.: Юристь, 2001.-178 с.
  13. Осмотр трупа на месте обнаружения. Руководство (под ред. А.А. Ма-тышева). - СПб: Издательство «Лань», 1997. - 288 с.

197

  1. Основные направления психологии в классических трудах. Бихевиоризм. Э. Торндайк. Принципы обучения, основанные на психологии. Джон Б. Уотсон. Психология как наука о поведении. - М.: ООО “Издательство ACT- ЛТД”, 1998. - 704 с.
  2. Петелин Б.Я. Психология осмотра места происшествия: Лекция. - Волгоград, 1981. - 24 с.
  3. Пещак Я. Следственные версии. - М.:Прогресс, 1976. - 226 с.
  4. Поль К.Д. Естественно-научная криминалистика (опыт применения научно-технических средств при расследовании отдельных видов пре- ступлений)./ Пер. с нем. - М.: Юрид. лит., 1985. - 301 с.
  5. Попов В.И. Осмотр места происшествия/ Под ред. В.А. Хвана. - М.: Госюриздат, 1959. - 230 с.
  6. Порубов Н.И. Криминалистическая тактика и ее роль в раскрытии преступлений: Лекция. - Мн.: МВШ МВД СССР, 1987. - 88 с.
  7. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. Практическое пособие (под. ред. Н.А. Селиванова, А.И. Дворкина). Изд-во ООО «Лига Разум». -М., 1998. - 640 с.
  8. Проблемы борьбы с убийствами: профилактика, расследование, судебное разбирательство (материалы научно-практической конференции, проведенной 28-29 сентября 1972 года в г. Чите).- Чита- Иркутск, 1973. - 167 с.
  9. Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности: Сб. науч. трудов. - Волгоград: ВСШ МВД, 1989.-144 с.
  10. 102.Проблемы совершенствования тактики и методики расследования пре- ступлений/ Сб. науч. трудов. - Иркутск: ИГУ им. А.А. Жданова, 1980. -138 с.

103.Проверка алиби. Принципы. Методы. Приемы. Методические указания. - Иркутск, 1988. - 78 с.

198

104.Протасевич А.А., Образцов В.А. Раскрытие убийств: нетрадиционные методы, приемы, рекомендации. Очерки теории и практики следственной работы. -Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. - 240 с.

105.Протопопов А.Л. Расследование сексуальных убийств.- СПб: Изда- тельство «Юридический центр Пресс», 2001. - 226 с.

  1. Психологические аспекты ложного алиби. Методические указания.- Иркутск, 1987. - 72 с.
  2. Психология сексуальных отклонений: Хрестоматия/ Сост. К.В. Сель- ченок. - Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000. - 672 с.
  3. Ю8.Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с пси- хологическими недостатками: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987.-65 с.

Ю9.Раззаков Ф.И. Бандиты времен социализма (Хроника российской пре- ступности 1917-1991г.г.). - М.: ЭКСМО, 1997. - 528 с.

  1. Раскрытие тяжких преступлений против личности (материалы научно- практической конференции). (Часть первая.) - М., 1973. - 146 с.

Ш.Рассейкин Д.П. Некоторые вопросы познания и проведения судебно- медицинской экспертизы при расследовании убийств. - М., 1958. - на 11 листах.

П2.Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов: Приволж. кн. изд., 1967. - 152 с.

113.Расследование некоторых видов преступлений в условиях крупного города: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1981. - 86 с.

114.Расследование убийств. Методическое пособие. - М.: Госюр. издат., 1954.-339 с.

П5.Расслледование убийств: ra.XIV // Руководство по расследованию преступлений. - М., 1967. - С. 325-357.

116.Расследование убийств (методические указания в схемах). - М., 1983. -96 с.

199

117.Ратинов А.Р. Психология для следователей.- М.: ООО «Юрлитин-форм», 2001. - 352 с.

118.Рекомендации по назначению судебных экспертиз: Учебное пособие/ Под общей редакцией Н.И. Богатырева. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1995.-64 с.

119.Ривман Д.В. Криминальная виктимология. - Спб.: Питер, 2002. -304С.

120.Руководство по расследованию убийств. - М.: «Юридическая литература», 1977. - 399 С.

121.Ручкин В.А. Установление в процессе осмотра места совершения убийства: Лекция. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1985. - 20 с.

122.Сафуанов С.Ф. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. - М.: Гардарика, Смысл, 1998.-192 с. <§’ 123.Селиванов Н.А., Видонов Л.Г. Типовые версии об убийствах. Спра-

вочное пособие. - Горький, 1981. - 22 с.

  1. Серийные сексуальные убийства и их мотивация: Учебно-методическое пособие. - Волгоград: Изд-во «Перемена», 2000. - 98 с.

125.Серийные сексуальные убийства. Учебное пособие. Под ред. Ю.М. Антоняна. - М.: МЮИ МВД России, Издательство «Щит-М», 1997. -202 с.

126.Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий.- М., щ 1982.-246 с.

  1. Советская криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений / В.К. Лисиченко, В.И. Гончаренко, М.В. Салтевский и др.; Под. ред. В.К. Лисиченко. - Киев: Выща шк. Головное изд-во, 1988.-405 с.
  2. Соловьев А.Б. Как организовать расследование: Уч.-методич. пособие. - М.: Изд-во «ЮрЛитинформ», 2000. - 88 с.

200

  1. Составление психологического портрета преступника: Учебно- методическое пособие / А.Ю. Лаговский, А.И. Скрыпников, В.Н.Тележникова, Л.А.Бегунова. - М.: ВНИИ МВД, 2000. - 112 с.

  2. Тактическая операция “Проверка алиби”. Методические указания. - Иркутск, 1989.-78 с.
  3. Типовые версии по делам об убийствах: Справочное пособие. - М.: Прокуратура СССР, 1989. - 52 с.
  4. 131.Торвальд Ю. Криминалистика сегодня. Развитие судебной серологии пер. с нем. - М.: Юрид. лит., 1980. - 200 с.

132.Торвальд Ю. Следы в пыли. Развитие судебной химии и биологии: Пер. с нем. -М.: Юрид. лит., 1982. - 176 с.

133.Торвальд Ю. Сто лет криминалистики (пути развития криминалистики)./ Пер. с нем. М.Б. Колдаевой. - М.: Изд-во «Прогресс», 1974. - 439 с.

134.Трегубов С.Н. Основы уголовной техники, научно-технические приемы расследования преступлений. - М.: ЛексЭст, 2002. - 33 6 с.

  1. Тяжкие и особо тяжкие преступления: квалификация и расследование: Руководство для следователей/ Под ред. Кехлерова С. и науч. ред. проф. Щерба СП. - М: “Спарк”, 2001. - 494 с.

136.Фидо М. Хроника преступлений/ Пер. с анг. П.В. Мельникова, Е.Ю. Павлюченко - М.: КРОН-ПРЕСС, 1997. - 320 с.

  1. Филонов Л.Б. Психологические основы выявления скрываемого об стоятельства. -М.: Изд-во МГУ, 1979. - 122 с.

  2. Финн Э.А. Немые свидетели изобличают. - М., 1965. - 78 с.

139.Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следо- вателя на участвующих в деле лиц. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1984.- 168 с.

201

ИО.Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделировании при расследовании преступлений / Под ред. проф. В.Г. Власенко. -Саратов: Изд- во СГУ, 1982. - 158 с.

141.Шаламов М.П. Осмотр мнста происшествия: Учебное пособие по спецкурсу. - М.: ВЮЗИ, 1966. - 59 с.

142.Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. (Научное издание). - М.: Лига Разум, 2000. - 252 с.

143.Шехтер X., Эверит Д. Энциклопедия серийных убийц/ Пер. с англ. О. Блейз. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 252 с.

144.Шиканов В.И. Использование специальных познаний при расследовании убийств: Учебное пособие. -Иркутск: Ирк. ин-т, 1976. - 90 с.

145.Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при рассле- довании убийств. - Иркутск: Вост.- Сиб. кн. изд-во, 1976. - 228 с.

146.Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология и практика рассле- дования убийств: Учебное пособие. -Иркутск: Гос. ун-т, 1979. - 44 с.

147.Шиканов В.И. Эксгумация трупа в системе следственных действий: Учебное пособие. - Иркутск, 1980. - 23 с.

148.Юнг К.Г. Психологические типы/ Пер. с нем. под общ. ред. В.В. Зе- ленского; Худ. обл. М.В. Драко. - Мн.: ООО «Попурри», 1998. -656 с.

149.Якушкин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1983. - 102 с.

V. Статьи

  1. Айрапетян А. Г., Тележникова В.Н., Лаговский Н.Ю. О научных разра- ботках в области раскрытия серийных преступлений против личности и эффективности их практического использования / Сборник ОРД -М.Д997.- С.34-46.

202

  1. Андреев А.С. Серийные преступления: Хронобиологический подход к региональной модели / Серийные убийства и социальная агрессия: Ма- териалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия). - Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998.-С. 8-12.
  2. Антонян Ю.М. Сексуальный убийца Чикатило: попытка психоаналити- ческого объяснения // Государство и право. №7, 1993. - С. 17-22.
  3. Афанасьев С.А., Иванов В.И. Классификация сексуальных убийств. Типы субъектов сексуально-садистских убийств/ Вопросы совершенствования предварительного следствия: Сб. статей. - СПб, 1992. - С. 19-22.
  4. Баранов П.П. Серийные убийства и социальная агрессия: теоретические и криминалистические аспекты // Серийные убийства и их предупреждение: юридические и психологические аспекты. Материалы международной научно-практической конференции. 4.1. - Ростов-на Дону: Изд-во РЮИ МВД России, 1998. - С.21-22.
  5. Басенко М.С., Лаговский А.Ю. Типология преступников, совершающих серийные убийства на сексуальной почве// Психопедагогика в правоох- ранительных органах. - Омск: Изд-во Омск. юрид. ин-та МВД России, 1996. №2.-С. 91-93.
  6. Бегунова Л.А. Психологический анализ позиции виновного в преступлении и его криминалистическое значение / Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. Тезисы научно-практического семинара. М., 1994, С. 84-87.
  7. Богданов Н.Н., Самищенко С.С, Хвыля-Олинтер А.И. Дерматоглифика серийных убийц // Вопросы психологии. - №4. - 1998.- С. 61-65.
  8. Богомолова С, Образцов В. «Психологический профиль» на службе по- лиции США // Записки криминалистов. -1994. - Вып. 4. - С. 292-304.
  9. Ю.Богомолова С.Н., Образцов В.А. Серийные убийства на сексуальной основе как объект психолого-криминалистического изучения (анализ за-

203

рубежного опыта) // Труды Московской государственной юридической академии. - 1997. - № 1. - С. 133-145.

П.Богомолова С.Н. «Ангелы смерти». Становятся ли женщины серийными убийцами?// Частный сыск. Охрана. Безопасность.- 1996.- №2. - С. 58-59.

12.Бураков В.В. Особенности оперативно-розыскной работы и использование методов психиатрии и психологии в уголовных делах по серийным сексуальным убийствам // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г.- Ростов-на-Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 17-21.

13.Бураков В.В., Бухановский А.О. Серийные преступления: подходы к дифиниции // Серийные убийства и социальная агрессия. Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г.; Ростов на Дону, Россия).- Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998. -С.43-47.

Н.Буслаев Г. Особенности расследования сексуальных убийств// Законность. - 1999. - №9. - С.22-25.

15.Бухановский А.О. Серийные сексуальные убийства и серийные сексуальные убийцы: предиспозиционный аспект // Социальная и судебная психиатрия: история и современность. - М.: Изд-во ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского, 1996. - С. 376-379.

16.Бухановский А.О. Серийные убийства и российские экспектации // Серийные убийства и их предупреждение: юридические и психологические аспекты. Материалы международной научно- практической конференции. 4.1. - Ростов-на Дону: Изд-во РЮИ МВД России, 1998. - С.55-60.

17.Васецов А. Неоднократность и совокупность преступлений при квалификации убийств// Законность. - 2000. - №6. - С. 10-12.

204

18.Васильев В.Л. Использование достижений психологии при раскрытии и расследовании серийных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г.- Ростов-на- Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 28-29.Васильев В.Л. Психологическая культуры как главный фактор обеспечения успешности раскрытия и расследования серийных убийств // Серийные убийства и их предупреждение: юридические и психологические аспекты. Материалы международной научно-практической конференции. 4.1. - Ростов-на Дону: Изд-во РЮИ МВД России, 1998. -С.61-68.

Г9.Васильев В.Л. Психологические аспекты раскрытия убийств, совершенных в условиях неочевидности // Волгогр. высш. следств. школа. Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности: Сб. науч. тр. -Волгоград, 1989. - С.87-95.

20.Васильев В.Л. Раскрытие серийных убийств и уровень профессионализма следователя / Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов-на-Дону. Изд-во ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 30-31.

21.Витвицкий А.А. Проблемы организации борьбы с серийными преступ- лениями / Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия).- Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998. -С.68-69.

22.Втюрин Л А. Развитие научно-методической базы раскрытия преступлений / Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений: Тезисы научно- практического семинара. - М., 1994. - С. 62-68.

23.Втюрин Л.А. Нетрадиционные методы раскрытия преступлений // Се- рийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конферен-

205

ции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов- на -Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 34-36.

24.Голованова А., Гурнов Б. «Удав» схвачен // Интерполиция. - 1995. -№5. - С.7-25.

25.Гунарев С.А., Белоносов В.О. Тактика и назначение генотипоскопиче-ской экспертизы при расследовании убийств и изнасилований // Следователь. - 2000. - №5. - С. 21-24.

26.Денисов И.В., Блувштейн Г.П. Необычное убийство на сексуальной почве // Диагностика давности процессов в объектах судебно-медицинской экспертизы.- Кишинев, 1986. - С.72-78.

27.Дмитриев А. Маньяк-убийца Михасевич // Записки криминалистов. -1994. - вып. 4. - С. 198-202.

28.Евсеев А.И. Розыск, следствие и суд по делам многоэпизодных престу- плений против личности, жизни, половой неприкосновенности: использование методов психологии и психиатрии // Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия). - Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998. - С.87-91.

29.Зверя надо знать в лицо: 100 “громких” преступлений 1997г.// Мир безопасности. - 1997. - №12. - С. 50-54.

30.Иванов Н. Сексуальные убийства: мотивы и меры противодействия // Закон и право. - 1999. -№1. - С. 31-35.

ЗЬИсаенко В.Н. Анализ оперативной обстановки в выявлении серийных убийств // Российский следователь. - 2000. - №6. - С. 2-3.

32.Исаенко В. Организация расследования серийных убийств // Законность. - 1999. - №2. - С. 2-7.

ЗЗ.Исаенко В. Серийные убийства // Законность. - 2002. - №6. - С. 21-26.

206

34.Исаенко В.Н. Использование композиционных и субъективных рисованных портретов в расследовании особо тяжких преступлений с признаками серийности // Российский следователь.- 2002. - №1. - С. 13-14.

35.Использование методов психологического анализа и составления пси- хологических портретов подозреваемых в практике ФБР США / «Электронное приложение - серия «Право и юридическая психология». -1995.-N1.-C.38-39.

Зб.Истрин М.А. Бывают и «голубые» серийные убийцы // Частный сыск. Охрана. Безопасность. - 1996. - №12. - С. 61-62.

37.Кантер Д. Психологический профиль преступника / Проблемы исполь- зования нетрадиционных психофизиологических методов в расскрытии преступлений: Сб-к науч. трудов.-М.: ВНИИ МВД России, 1995. -С.83-98.

38.Карагодин В.Н. Основания для выдвижения версий о совершении серии убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г.- Ростов-на-Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 49-50.

39.Китаев Н. Приемы оперативно-розыскной криминалистики при раскрытии убийств // Законность. - 1999. - №11. - С. 14-16.

40.Китаев Н. Феномен «парадоксального выделительства» и проблема изо- бличения преступника // Законность. - 1997. - №4. - С. 13-19.

41.Китаев Н. Экспертиза и секс-убийцы // Советская юстиция.- 1991.-№8.-С.8- 11.

42.Ковалев А.И., Бухановский А.О. Проспективный портрет серийных сек- суальных преступников: - цель и задачи // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции 20-22 сентября 1994г. -Ростов-на- Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 53-54.

43.Колесник В.М. Серийные убийства и их предупреждение. Юридический и психологический аспект // Серийные убийства и их предупреж-

207

дение: юридические и психологические аспекты. 4.1. - Ростов н/Д.: Изд-во РЮИ МВД России, 1998. - С.37-41.

44.Конышева Л.П. Мотивация серийных сексуальных убийств // Психология сегодня. Ежегодник Российского психологического общества. -Том 2. - Вып. 4. -М., 1996. - С. 170.

45.Конышева Л.П. Роль психолога в расследовании серийных убийств / Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов-на-Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 59.

46.Кудряков Ю.Н. Мотивация серийных убийств на сексуальной почве // Психология сегодня. Ежегодник Российского психологического общества. - Том 2. - Вып. 4. - М., 1996. - С. 169.

47.Куршев М.А. Серийные убийцы. Психологический портрет // Частный сыск. Охрана. Безопасность. - 1996. - №12. - С. 44-46.

48.Лаврухин СВ. Выбор тактических операций в типичных ситуациях рас- следования умышленных убийств // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. сб. - Вып. 6. - Саратов: Изд-во СГУ, 1987.-С.78-85.

49.Лаврухин СВ. Выявление и раскрытие серийных убийств / Следователь сегодня: Материалы научно-практической конференции (8 декабря 1999 г.). - Саратов: СГАП, 2000. - С 30-31.

50.Лаговский А.Ю., Басенко М.С Возможности внедрения АСС для раскрытия преступлений, совершенных по сексуальным мотивам // Российский следователь. - 1999. - №6. - С 19-21.

51.Лаговский А.Ю., Ковязин С.А., Стариков Н.Е. Опыт построения портрета преступника с использованием специализированной информационной базы / Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений: Тезисы научно- практического семинара. - М., 1994. - С. 82-84.

208

52.Малышев Н.П. Практика раскрытия умышленных убийств // Вестник МВД РФ. - М., 1996. - №№3-4 (26-27).

53.Маньяк разбушевался: Серийные сексуальные убийства// Человек и закон. - 1991. -№3. -С.7-11.

54.Миронов Д.В. Серийные убийства по сексуальным мотивам: некоторые психологические компоненты профиля личности преступника// “Следователь”. - 1998. - №3. - С. 51-52.

55.Михальчук А.Е., Егурнов Н.В. Использование информационно- поисковых систем при организации расследования и прокурорского надзора по делам об убийствах / Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Межвуз. сб. науч. статей. - Саратов, 1998. - С. 30-32.

56.Модестов Н. Формула Чикатило // Частный сыск. Охрана.Безопасность. - 1995. - N2. - С.34-40.

57.Модестов Н.С. Лесополоса / Российский сыщик. - Пермь: Изд-во АО «Звезда», 1993.-С.11-29.

58.Модестов Н.С. След «Удава» / Российский сыщик. - Пермь: Изд-во АО «Звезда», 1993. - С.62-66.

59.Морозкин Г.А. Использование криминологических характеристик в раскрытии серийных убийств / Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений:Тезисы научно-практического семинара. - М., 1994. - С. 87-90.

60.Назначение и проведение комплексной сексолого-психиатрической экспертизы при расследовании серийных сексуальных убийств // Проблемы борьбы с наркоманией и преступностью среди молодежи: Сборник статей / Под ред. В.Г. Бобырева, М.И. Фетюхина. - Волгоград: Издательская группа ВРО МСЮ РФ, 2000. - С. 56-61.

209

61.Новик В.В. Криминалистические признаки повторяемых (серийных) преступлений // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып. 7. - СПб., 1992.. - С. 22-26.

62.Папкин А.И., Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника: понятие, виды и методика составления / «Электронное приложение -серия «Право и юридическая психология». - 1995. - №1. - С. 5-16.

бЗ.Перехов А.Я. Серийные сексуальные преступления и средства массовой информации // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов- на -Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 79-81.

64.Петухов В. О разработке в России психологических портретов лиц, со- вершающих серийные преступления против личности.// Записки кри- миналистов. - Вып4. - М.: Издательство «Юрикон», 1994. - С. 305-308.

65.Плотникова О.П. Клинико-социальная характеристика лиц с психическими заболеваниями, совершивших серийные убийства // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов- на -Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994.-С. 85-86.

бб.Потапов С.А. Динамика психопатологических расстройств у серийных сексуальных убийц и «потенциальные» убийцы // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов- на -Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 87-88.

67.Протопопов А.Л. Выдвижение версий по делам о серийных сексуальных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия).- Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998. -С. 204-206.

210

68.Путинцев А.В., Китаев Н.Н. Судебно-медицинское значение способа совершения преступления в случаях серийных убийств с сексуальной мотивацией // Судебно-медицинская экспертиза. - 1996. - №1. - С. 12-14.

69.Радомышельский Ф.М., Светлов А.Я. Убийца-садист // Следственная практика. Вып. 77. - М., 1968. - С. 33-37.

70.Расследование убийств, сопряженных с сокрытием трупа // Расследование отдельных видов преступлений. - М., 1995. - С. 31-46.

71.Рекомендации по разработке психологического портрета предполагаемого преступника при раскрытии серийных преступлений ./ «Электронное приложение - серия «Право и юридическая психология». - 1995. -№1.-С. 35-37.

72.Самовичев Е.Г. Временные характеристики криминального события как источник информации о личности виновного / Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. Тезисы научно- практического семинара.-М, 1994. - С. 79-81.

73.Самовичев Е.Г. Некоторые прикладные вопросы анализа серийных преступлений / Сб. научных трудов. - М.: НИИ МВД РФ, 1993. - С. 13-16.

74.Самовичев Е.Г. Проблемы научного обоснования раскрытия умышленных убийств // Вестник МВД Российской Федерации. -1994. - №6. - С. 124-128.

75.Самовичев Е.Г. Серийные убийства: природа, механизмы, пути раскрытия // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов- на -Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 90-91.

76.Серийные сексуальные убийства: Что это такое?// Профессионал. - 1999.-№1 (28).-С. 5-7.

77.Симоненкова М.Б. Некоторые психологические характеристики лиц, совершивших серийные сексуальные убийства // Серийные убийства и

211

социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов-на-Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 92-93.

78.Скорченко П. Новое в практике выявления и раскрытия преступлений. Психологический портрет преступника // Записки криминалистов. - М.: Издательство «Юрикон», 1994. -Вып. 4. - С. 289-291.

79.Соя-Серко Л.А. Программирование как метод рационализации рассле- дования / Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений: Межвуз. сб-к науч. трудов. - Свердловск, 1989. - С.35-37.

80.Степутенкова В.К., Станишевская Н.Н. Роль судебно-психологических исследований в установлении уголовно-релевантных признаков личности // Вопросы психологии и логики в судебно-экспертной деятельности. Сб. науч. трудов. - №30. -М., 1977. - С.16-19.

81.Тележникова В.Н. Построение и использование психологического портрета преступника в раскрытии серийных преступлений против личности // Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия). - Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998. - С. 214-217.

82.Труфанова O.K., Михайлова О.Ю., Бухановская О.А. «Феномен Чикатило»: психологический аспект // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. - Ростов-на-Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. - С. 97-98.

  1. Федулов В.И. Некоторые процессуальные и тактические вопросы допроса подозреваемого // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. сборник: Вып. 3. - Саратов: Изд-во СГУ, 1987.-С. 29-32.

212

84.Фомина А.С. Некоторые тактические операции при расследовании убийств // Проблемы укрепления законности, усиления борьбы с преступностью в современных условиях: материалы науч.- практич. конференции. — Воронеж, 1996. - С.45-49.

85.Центров Е.Е. Особенности осмотра места происшествия по делам о сек- суальных преступлениях // Законность. - 1999. - №4. - С. 19-22.

86.Чумаченко Н.И., Иванов П.И., Галахов С.С. С помощью младших ин- спекторов уголовного розыска (опыт раскрытия серийных убийств)// Вестник МВД России. - 1997. - №№2-3 (31-32). - С.21-24.

87.Шевченко В.М. Психологические основы выдвижения версий по личности сексуальных убийц // Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й Международной научной конференции (15-17 сентября 1998г., Ростов на Дону, Россия). - Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ «Феникс», 1998. - С 255-256.

88.Шостакович Б.В. Феномен серийных сексуальных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. Тезисы докладов конференции. 20-22 сентября 1994г. Ростов-на-Дону: Издательство ЛРНЦ «ФЕНИКС», 1994. -С. 103-104.

VI. Словари, справочники, энциклопедии

  1. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Издательство БЕК, 1997.-340 с.
  2. Бурлачук Л.Ф., Морозов СМ. Словарь-справочник по психодиагностике. -
    СПб., 1999.-720 с.
  3. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие/ Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Научный ред. А.Я. Качалов. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Издательство «Спарк», 1997. - 799 с.
  4. Краткая сыскная энциклопедия: Деятельность оперативно-розыскная, контрразведывательная, частная сыскная (детективная) / Авт. - сост.

213

докт. юрид. наук, проф. А.Ю. Шумилов. - М.: Изд-ль Шумилова И.И., 2000. - 227 с.

  1. Серийные преступления / Сост. Т.И. Ревяко. - Мн.: Литература, 1997. -640 с.
  2. Словарь научных терминов, иностранных слов и выражений, переве- денных на русский язык/ Под редакцией В.В. Битнера. - СПб.: Издание «Вестники знания» (В.В. Битнера), 1905. - 445 с.
  3. Советский энциклопедический словарь/ Научно-редакционный совет: A.M. Прохоров (пред.). - М.: «Советская Энциклопедия», 1981. — 1600 с.
  4. Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. -М: Юрид. лит., 1990. - 228 с.
  5. Справочник следователя. Выпуск второй (Практическая криминалистика: расследование отдельных видов преступлений). - М.: Юрид. лит., 1990.-592 с.
  6. 10.Справочник следователя. Выпуск третий (Практическая криминалистика: подготовка и назначение судебных экспертиз). - М.: Российское право, 1992.- 320 с.

11.Убийцы и маньяки. Сексуальные маньяки, серийные преступления / Подгот. текста Ревяко Т.И., Трус Н.В. - Мн.: Литература, 1998. - 592 с.

214

ПРИЛОЖЕНИЕ

АНКЕТА

«Проблемы борьбы с серийными убийствами»

Каждый вопрос снабжен порядковым номером; под кодовыми номерами расположены варианты ответов. Код ответа, который Вы считаете верным, надо обвести кружочком. Внимание! Выбрать нужно только один вариант ответа. В некоторых блоках предусмотрена возможность выражения собственного мнения, чем Вы можете воспользоваться в случае несогласия с предложенными вариантами ответов.

  1. Ваша должность:

101-следователь 45%

102-старший следователь 30%

103-прокурор-криминалист 10%

104-оперативный работник 15%

  1. Стаж работы в данной должности

201-до 1 года 45%

202 - от 1 года до 3-х лет 25% 203 204 - от 3 лет до 5 лет 15% 204-от 5 лет до 10 лет 10% 205 - от 10 лет и выше 5% 205 3. Особенности специализации

301 - связана с участием в процессе расследования серийных убийств 15% 302 303 - не связана с подобным участием 85% 304 4. Как Вы считаете - с какого эпизода можно говорить о серийном характере убийств?

401 - если есть хотя бы 2 эпизода 10% 402 403 - если есть хотя бы 3 эпизода 15% 404 405 - если есть более 3-х эпизодов 75% 406 407 (Ваше мнение) 0% 408 5. Как Вы считаете - убийства с какой мотивацией наиболее трудны при раскры тии

501-с сексуальной мотивацией 60%

502 - с корыстной мотивацией 25%

215

503 - с антиобщественной мотивацией (из мести, ссоры, ревности и т.п.) 15% 504 505 - с иными мотивами 0% 506 507 - (Ваше мнение) 0% 508 6. Как Вы считаете - в силу каких причин серийные убийства в течение долгого периода времени остаются не раскрытыми?

601 - из-за изощренности преступников 20% 602 603 - из-за организационных просчетов следствия 5% 604 605 - из-за скудности информации о событии преступления в целом 70% 606 607 - из-за плохо налаженного взаимодействия между оперативно-розыскными и следственными подразделениями 5% 608 609 - (Ваше мнение) 0% 610 7. Как Вы считаете - эффективен ли бригадный метод расследования сложных многоэпизодных дел?

701-да 80%

702-нет 15%

703 - затрудняюсь ответить 5% 704 705 - (Ваше мнение) 0% 706 8. Считаете ли Вы, что степень вероятности раскрытия серийных убийств повыша ется, если использовать обмен информацией на этот счет на межрегиональном уровне?

801-да 45%

802-возможно 20%

803-нет 5%

804 - затрудняюсь ответить 30% 805 806 - (Ваше мнение) 0% 807 9. Считаете ли Вы, что разработка методики составления психологического портре та преступника (характер, привычки, особенности психики и т.п.) нужна и окажет суще ственную помощь в сужении круга подозреваемых?

; 901-да 25%

902 - возможно 30%о

903-нет 15%

904 - затрудняюсь ответить 30% 905 906 - (Ваше мнение) 0% 907

216

  1. Как Вы считаете - целесообразно ли привлечение к процессу расследования данной категории дел таких специалистов как психолог, психиатр, сексолог?

1001-да 25%

1002 - возможно 3 0%

Ш 1103-нет 20%

1004 - затрудняюсь ответить 25% 1005 1006 - (Ваше мнение) 0% 1007 11. Какие на Ваш взгляд меры по профилактике и пресечению серийных убийств являются первоочередными?

1101 — стабилизация экономики 0% 1102 1103 - установление жесткого политического режима 0% 1104 1105 - запрет изданий, программ и т.п., пропагандирующих насилие и пути ведущие к нему 0% 1106 1104-разъяснительная работа среди населения 0%

*

1105 - патрулирование малолюдных мест 5% 1106 1107 - налаживание сбора оперативной информации, как гласного, так и негласного характера 5% 1108 1107 — разработка специальных методик расследования данной категории дел
10% 1108- улучшение материального обеспечения и криминалистического оснащения

оперативно-следственных групп, работающих по данной категории дел 15%

1109 - все в комплексе 65% 1110 1111 - (Ваше мнение) 0% 1112 *