lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Лямин, Михаил Викторович. - Использование криминалистических методов при расследовании взяточничества в правоохранительных органах: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2003 231 с. РГБ ОД, 61:03-12/1375-3

Posted in:

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РФ

На правах рукописи ЛЯМИН Михаил Викторович

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА

В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ

Специальность 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ Степанов В.В.

САРАТОВ 2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1 Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о
взяточничестве в правоохранительных органах

§ 1 Некоторые вопросы соотношения обстоятельств, подлежащих

установлению, и криминалистической характеристики 12

§2 Обстоятельства, подлежащие установлению на основе

материального права 16

§3 Обстоятельства, подлежащие установлению на основе

уголовно - процессуального права 31

Глава 2 Процессуальные и криминалистические вопросы возбуждения уголовных дел о взяточничестве в правоохранительных органах

§ 1 Характеристика поводов и основания к возбуждению уголовного дела 46

§2 Формы и виды взаимодействия правоохранительных органов при

предварительной проверке фактов взяточничества 59

§3 Оперативно - розыскная деятельность как средство сопровождения

выявления и расследования взяточничества 72

Глава 3 Следственные ситуации и тактические операции начального этапа

расследования дел о взяточничестве в правоохранительных органах §1 Типичные следственные ситуации и программирование начального этапа

расследования 99

§2 Организационно-тактические основы проведения тактических

операций 118

§3 Тактическая операция «Задержание с поличным» 141

§4 Тактическая операция «Изобличение участников взяточничества» 157

Заключение 196

Список использованной литературы 198

Приложение 223

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Происшедшие в России коренные политические, экономические и социальные перемены чрезвычайно обострили такую проблему, как коррупция. Ее негативные последствия в большей или меньшей степени оказывают разлагающее влияние на все стороны жизни и привели уже к трансформации мировоззрения значительной части населения. По результатам опроса, проведенного Центром социально-экономической экспертизы, социологи пришли к выводу: на самом деле власть и общество придерживаются внутреннего убеждения, что коррупция помогает решать очень многие важные проблемы, а значит, полезна . Более 60% респондентов относят коррупцию к проблемам, представляющим угрозу национальной безопасности России, свыше 70% согласны с утверждением о том, что Россия может быть причислена к числу коррумпированных государств2. По результатам исследования, проводившегося с 2000 по 2001 год фондом «Информатика для демократии» («Индем») установлено, что в России на взятки ежегодно тратят 37 миллиардов американских долларов3.

Поскольку должностные лица правоохранительных органов4 являются частью общества, постольку и все негативные явления в этом обществе становятся присущими и им. С ростом коррумпированности всего российского общества неуклонно возрастал и уровень мздоимства среди сотрудников правоохранительных структур. По данным уголовной статистики, в 1992-1996 г.г. общее число возбужденных уголовных дел на коррумпированных лиц в правоохранительных органах увеличилось в 2,2 раза, а удельный вес взяточничества превысил 50 % от общего количества аналогичных преступлений, совершенных всеми работниками государственного управления. При этом, согласно данным МВД России, 17 % от общего количества лиц, совершивших
это преступление, составляют

1 См.: Шведова А. Брать взятки не грешно // Известия. 2000. 18 мая. С.З.

2 См.: Россия и коррупция: кто кого? Доклад Фонда ИНДЕМ // Чистые руки. 1999. № 1. С. 9.

3 См.: Ильичев Г., Новопрудский С, Яковлева Е. Взяткоемкость. Годовая коррупция в России равна годовому доходу государства // Известия. 2002. 22 мая. С. 1.

4 Под правоохранительными органами в работе подразумеваются государственно-властные органы, специально созданные для охраны права и уполномоченные законом применять в случае его нарушения меры юридического воздействия (вплоть до привлечения к уголовной ответственности), а именно: МВД, ФСБ.ФСНП, ГТК, прокуратура, Министерство юстиции. См.: Беляев В.П., Горячковская Ю.М. К вопросу о системе правоохранительных органов в Российской Федерации // Российский следователь. М., 2001. №7. С.36-37. I

4

сотрудники органов внутренних дел. По мнению некоторых авторов, «в числе коррупционеров из правоохранительных органов до 95 % и более составляют работники органов внутренних дел»1. За период с 1996 по 1998 годы факты взяточничества среди сотрудников МВД выросли с 418 до 438 случаев2, но к 2002 году снизились до 324 . Увеличилось и число возбужденных уголовных дел в отношении сотрудников прокуратуры (1994 г.- 16, 1995 г. - 20, 1998 г. - 30, 2000 г.- 36, 2001 г. - 37)4, ФСБ (соответственно - 2, 3, 4, 5, 4)5, налоговой полиции (10, 12, 64, 81, 86)6.

Широкая распространенность взяточничества в сфере правоохранительной деятельности отмечается средствами массовой информации, населением и самими сотрудниками правоохранительных органов.

Опросы предпринимателей показали, что каждый четвертый из них давал взятку сотрудникам правоохранительных органов за непринятие законных мер по фактам нарушения законов7.

Коррумпированность правоохранительных органов способствует укреплению организованной преступности. Последняя, сращиваясь с коррумпированными группами чиновников и предпринимателей, усиливается благодаря доступу к политической власти и возможностям для «отмывания» денег. В то же время, сталкиваясь с коррупцией должностных лиц из правоохранительной системы, другие члены общества начинают проявлять глубокое недоверие к власти и нежелание сотрудничать с ней и как следствие - отказ поддерживать традиционные социальные структуры. Таковы социальные и политические последствия коррупции правоохранительных органов.

’ Лунеев В.В. Преступность 20 века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С.279. Данное обстоятельство обусловлено тем, что: 1) численность сотрудников ОВД намного превышает численность иных правоохранительных органов, вместе взятых; 2) круг должностных полномочий для принятия властных решений у сотрудников ОВД значительно шире, а контроль - строже; 3) общий уровень юридического образования сотрудников ОВД ниже, чем сотрудников других правоохранительных органов.

2 См.: Королева М.В. Коррупция в сфере правоохранительной деятельности // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. G.89.

3 См.: Сведения о кол-ве сотруд. МВД РФ совершивших правонарушения за 2002 г. // Таблица 3, ГИЦ МВД РФ

4 См.: Розанов А. Работа с кадрами: приоритеты и проблемы //Законность. 1999. № 4. С.4-5.

5 См.: Долгова А.И. Преступность сотрудников правоохранительных органов // Преступность, статистика, закон. М., 1997. С.47.

6 См.: Бутенин С.С, Фролов С.Н. Деятельность федеральных органов налоговой полиции по борьбе с коррупцией и организованной преступностью // Организованная преступность - 3 / Под ред. А.Л.Долговой, С.В.Дьякова. М., 1996. С.178; Налоговая полиция. 1999. № 4. С.З; Состояние преступности в России за январь-декабрь 2001 г. М.: ГИЦ МВД России, С.7.

7 См.: Организованная преступность-4 /Под ред. А.Я.Долговой. М., 1998. С.39.

5

Следует отметить, что проблема взяточничества в правоохранительных органах возникла не сейчас и своими корнями уходит в глубину российской истории. Конкретные проявления взяточничества полицейского аппарата России в конце XVIII - первой половине XIX веков описаны в записках профессора петербургской духовной академии Д.И.Ростиславова, который приводит факты сговора представителей преступных шаек и полицейских властей, использования преступников для оговора невинных обывателей с целью вымогательства взяток у последних. При этом здоровая часть общества была абсолютно бессильна, так как «… полиция, в большинстве своих членов, получая от воров и разбойников хорошие подарки, любила им покровительствовать, поэтому потихоньку давала им возможность убегать даже из острогов или не преследовала их надлежащим образом, а сама между тем уведомляла их о тех, кто на них доносил»1.

Довольно остро эта проблема стоит и в других странах. Например, в США президентская комиссия установила, что в среднем один из пяти сотрудников полиции был вовлечен в преступную деятельность, не считая мелкого взяточничества. Результаты выборочной проверки полицейской службы в Нью- Йорке показали, что из 75 полицейских, за которыми проводилось наружное наблюдение, только двух не удалось изобличить во взяточничестве2.

Осознавая повышенную общественную опасность этого явления, 34-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла «Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка», в статье 7 которого указывалось: «Должностные лица по поддержанию правопорядка не совершают какие-либо акты коррупции. Они таюке всемерно препятствуют любым таким актам и борются с ними. Любой акт коррупции, как и любое другое злоупотребление властью, несовместимы со служебным статусом должностного лица по поддержанию правопорядка. К любому должностному лицу по поддержанию правопорядка, совершившему акт коррупции, закон должен применяться в полной мере, поскольку правительства не могут ожидать от граждан соблюдения ими правопорядка, если они не могут или не хотят обеспечивать

’ Ростиславов Д.И. Разбои, грабежи, самосуд народа//Русская старина. 1880. Май. С.35-69. 2 См.: Иншаков СМ. Зарубежная криминология. М., 1997. С.323.

6 соблюдение законности их собственными должностными лицами и в рамках их собственных учреждений»1.

Статистические данные о взяточничестве в правоохранительных органах не отражают его действительный уровень. По данным криминологов, от официальной регистрации преступлений скрыто 98 % подобных фактов2. Коэффициент латентности взяточничества по данным проведенного в 1992 году опроса сотрудников правоохранительных органов составлял 18 фактов на каждые 100 тысяч человек населения. Однако уже в 1995 году уровень латентности взяточничества оценивался аналогичной группой коэффициентом, превышающим 20003.

Это обусловлено тем, что взяточничество - одно из самых трудных для выявления и расследования преступлений, характеризующееся присущими только ему особенностями механизма следообразования.

Юридическая подготовка, приобретённые в процессе правоохранительной деятельности знания и навыки взяткополучателей существенно затрудняют расследование и проведение оперативно - розыскных мероприятий в отношении работников правоохранительных органов. К трудностям в выявлении и расследовании преступлений этой категории относятся: тщательная подготовка, изощренность и скрытность действий при передаче-получении взятки; как правило, отсутствие заявителей и свидетелей взяточничества, их незаинтересованность в раскрытии преступления; активное противодействие следственным органам виновных во взяточничестве сотрудников правоохранительных органов и их соучастников; необходимость проведения параллельного расследования сопряженных со взяточничеством преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов в связи с выполнением действий, обусловленных взяткой.

1 Цит. по кн.: Кукушин В.М. Кодексы поведения должностных лиц правоохранительных органов зарубежных стран. М., 1997. С.49.

2 См.: Бышевский Ю., Конев А. Латентная преступность и правосознание. Омск. 1986. СП.

3 См.: Преступность в России: Аналитическое обозрение. М., 1997. С.З.

7

Методика расследования этого вида взяточничества имеет существенную специфику, которая не встречаются по другим категориям уголовных дел о взятках1.

В связи с этим назрела острая необходимость в формировании частной криминалистической . методики расследования с учетом особенностей функционирования правооохранительного аппарата.

Несмотря на актуальность проблемы каких-либо научных исследований относительно методики расследования уголовных дел этой категории ранее не предпринималось. Эти обстоятельства и предопределили выбор темы настоящего исследования.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка отдельных аспектов криминалистической методики выявления и расследования взяточничества, совершаемого сотрудниками правоохранительных органов.

Для достижения поставленной цели обеспечивается решение следующих задач:

-определение обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о взяточничестве в правоохранительных органах;

-анализ специфики поводов и оснований к возбуждению этой категории дел, путей и способов проверки наличия основания для их возбуждения;

-исследование возможностей и пределов использования оперативно-розыскных мероприятий для выявления и получения доказательств взяточничества, совершенного сотрудниками правоохранительных органов;

-исследование особенностей организации взаимодействия следователей, оперативных работников и иных органов при выявлении и расследовании преступлений этой категории;

-исследование следственных ситуаций начального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах;

-разработка тактических программ выявления и расследования взяточничества в правоохранительных органах;

’ Особенности расследования взяточничества в жилищных органах, системе снабжения, на железнодорожном транспорте рассматривались З.Т.Барановой (см.: Расследование взяточничества: Методическое пособие для прокурорско-следственных работников. М., 1955. С.59-95); связанных с хищением государственной собственности, получением жилплощади и пропиской граждан - И.К.Туркевичем (см.: Расследование и предупреждение взяточничества (по материалам Украинской ССР): Дис. …канд. юрид. наук. Киев, 1968. С.268-315); в таможенных органах - Ю.П.Гармаевым (см.: Актуальные вопросы теории и практики расследования должностных преступлений в таможенных органах: Дис. …канд. юрид. наук. Иркутск, 1998. С. 119-156).

8

-обоснование предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности органов следствия и дознания по эффективному выявлению и расследованию преступлений рассматриваемой категории.

Объектом исследования является криминальная деятельность должностных лиц правоохранительных органов, механизм их преступных действий, а также деятельность органов следствия и дознания по выявлению, раскрытию и расследованию взяточничества.

Предмет исследования составляют закономерности формирования криминалистического знания, основанного на данных, связанных с совершением взяточничества и их расследованием, а также на синтезе правовых, научных и иных информационных источников, позволяющих разрабатывать теоретические положения, методы организации и тактико-криминалистические рекомендации по выявлению и расследованию взяточничества, совершаемого сотрудниками правоохранительных органов.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектико-материалистический метод научного познания, общенаучные и частные научные методы. В числе общих методов научного познания: эмпирический, логический, статистический. В ходе исследования использовались частные научные методы: социологические (интервьюирование, анкетирование,
опросы),

сравнительно-правовой и др.

Теоретическую основу работы составили труды ученых в области криминалистики, уголовного процесса, теории оперативно-розыскной деятельности, уголовного права и других наук: Д.И.Беднякова, Р.С.Белкина, В.М.Быкова, А.Н.Васильева, И.А.Возгрина, Б.В.Волженкина, В.К.Гавло, И.Ф.Герасимова, Ф.В.Глазырина, Л.Я.Драпкина, А.В.Дулова, В.А.Жбанкова, А.А.Закатова, Е.П.Ищенко, В.Е.Корноухова, А.М.Ларина, И.М.Лузгина, В.А.Образцова,

В.В.Степанова, В.Г.Танасевича, В.Т.Томина, С.А.Шейфера, В.И.Шиканова,

Н.П.Яблокова и др.

Вопросы выявления и расследования взяточничества в свое время исследовались в работах З.Т.Барановой (1956), Л.Ш.Берекашвили (1965), В.П.Бурчанинова (1954), Д.Л.Голинкова (1947), М.К.Каминского (1978), В.Г.Макашвили (1954),

9 Ш.Г.Папиашвили (1966), В.В.Степанова (1964), И.К.Туркевича
(1968), С.Я.Якимченко (1967) и других ученых.

В последнее время тем же вопросам посвятили свои работы Ю.П.Гармаев (1998), В.В.Голубев (1996), А.С.Джандиери (1996), О.М.Кирюшина (1997), Н.Н.Лашко (2001), А.Ф.Лубин (1995).

Нормативной базой исследования являются положения Конституции РФ, законы РФ, указы Президента РФ, Постановления Пленумов Верховного Суда РФ, нормативные акты, регламентирующие деятельность правоохранительных органов и иные документы, имеющие отношение к рассматриваемым в диссертации проблемам.

Эмпирической основой настоящей работы послужили: опубликованная практика и определения по конкретным уголовным делам Президиума Верховного Суда РФ; опубликованная судебная статистика по вопросам, связанным со взяточничеством; анализ более 150-ти уголовных дел о взяточничестве, совершенном сотрудниками правоохранительных органов за период с 1985 по 2001 г.г. в различных регионах страны, а также приговоров судов, материалов об отказах в возбуждении уголовных дел; данные интервьюирования более 120 практических работников ФСБ, МВД, ФСНП, Минюста.

При написании диссертации использовался пятнадцатилетний опыт работы автора в органах МВД по борьбе со взяточничеством и другими должностными преступлениями.

Научная новизна исследования. Научная новизна и практическая значимость работы определяются тем, что впервые предпринята попытка проведения комплексного исследования вопросов выявления и расследования взяточничества, совершенного сотрудниками правоохранительных органов; определены возможности использования результатов оперативно-розыскной деятельности для получения доказательств взяточничества; формы и виды взаимодействия следователей, оперативных работников и иных органов при выявлении и расследовании преступлений этой категории; рассмотрены основные криминалистические средства доказывания взяточничества, ведущая роль в которых отведена тактическим операциям и тактическим программам как важнейшим средствам доказывания фактов дачи-получения взятки.

10

В диссертации обосновываются и выдвигаются на защиту следующие основные положения:

  • обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве в правоохранительных органах, представляют собой синтезируемые криминалистикой на основе материального и уголовно-процессуального права фактические данные, которые детерминируют направление, пределы, а также способы и средства установления интересующих обстоятельств по делу;
  • основным следообразующим элементом в механизме взяточничества в правоохранительных органах является способ его совершения, который необходимо рассматривать как совокупность действий, включающих подготовительные действия взяточников, собственно преступную деятельность при даче-получении взятки и совершаемую взяткополучателем в интересах взяткодателя, а также сокрытию преступления;
  • учитывая повышенную латентность взяточничества в правоохранительных органах, требуется более четкая законодательная регламентация взаимодействия следственных и оперативно-розыскных органов, в том числе, при использовании оперативно-розыскных возможностей для выявления и доказывания взяточничества на первоначальном этапе расследования;

наиболее эффективным способом выявления взяточничества в правоохранительных органах является оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент». В законодательство о борьбе с коррупцией предложено и теоретически обосновано введение нормы, определяющей его понятие и содержание;

типичные направления расследования взяточничества в правоохранительных органах и разработанные методические рекомендации, учитывающие специфические особенности этого вида преступлений, возможны только при ситуационном подходе к расследованию преступной деятельности. На основе предложенной автором классификации ситуаций первоначального этапа расследования для каждой из них рекомендованы тактические программы действий следователя;

средствами разрешения типичных следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования взяточничества в правоохранительных органах являются тактические операции, которые представляют собой
комплекс

11 согласованных следственных, оперативно-розыскных и иных действий, направленных на решение промежуточных задач расследования. Теоретически обоснованы и выведены на уровень методических рекомендаций положения по проведению основных тактических операций: «задержание с поличным» и «изобличение участников взяточничества»;

  • учитывая высокую эффективность использования психофизиологического метода детекции лжи в профилактике и раскрытии взяточничества в правоохранительных органах необходима предусмотренная антикоррупционным законодательством правовая основа для его осуществления.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные положения диссертации опубликованы в пяти научных статьях, а также в методических рекомендациях, внедренных в практику работы оперативных подразделений МВД, министерства юстиции и учебный процесс Саратовского юридического института МВД России.

В целях практического внедрения и апробации предлагаемых рекомендаций автор неоднократно принимал участие в научно-практических конференциях (Саратов 1999, 2000, Москва 2001 и др.), семинарах и совещаниях работников правоохранительных органов.

Структура диссертационного исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, 3 глав, которые объединяют 10 параграфов, заключения и списка литературы. В приложении даны образцы анкет, которые автор использовал при сборе эмпирического материала.

12

Глава 1 Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве в правоохранительных органах

§ 1. Некоторые вопросы соотношения обстоятельств, подлежащих установлению, и криминалистической характеристики

Успех расследования по делам о взяточничестве в правоохранительных органах в значительной степени зависит от того, правильно ли следователь начал расследование, не допустил ли он в самом начале ошибок. Практика показывает, что ошибки, допущенные в начале расследования, трудно, а порою и невозможно исправить, что неизбежно приводит к отрицательным последствиям (утрате важных доказательств, затягиванию расследования, а иногда и к безнаказанности преступников). Определение главного направления расследования, обеспечение его целеустремленности и эффективности возможно только при установлении предмета доказывания, который имеет значение не только для предварительного следствия, но таюке и для судебного рассмотрения дел, так как предмет доказывания на протяжении всего уголовного процесса един1.

В криминалистической литературе последних лет, на наш взгляд, уделялось недостаточное внимание разработке вопросов об особенностях предмета доказывания по отдельным категориям дел. Между тем авторы монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе» обоснованно утверждали, что «включив статью «обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу» (этот термин используется в значении «предмета доказывания») в число исходных положений основ уголовного судопроизводства, законодатель еще раз подчеркнул значение предмета доказывания в уголовном процессе как для определения направления и пределов исследования по делу, так и для разработки тактики и частной методики расследования и судебного разбирательства,
целенаправленности версий и

w 2

следственных действии» .

’ См.: Винберг А., Комаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе //Соц. законность. 1963. №3. С.22.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.140.

13

По определению некоторых авторов, « предмет доказывания - это комплекс (совокупность) наиболее общих обстоятельств, отражающих существенные стороны и свойства любого общественно опасного деяния, которые должны быть установлены процессуальными средствами при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства»1. При этом, как справедливо отмечено А.В.Дуловым, «от правильности понимания предмета и пределов установления обстоятельств, подлежащих выяснению по делу, зависит полнота, всесторонность и объективность расследования» .

Поскольку все элементы предмета доказывания являются обязательными для установления в ходе предварительного следствия, они детерменируют и методику расследования3. Поэтому в любой частной методике этот структурный элемент излагался первым или шел следом за описанием особенностей возбуждения дела, а все то, что теперь относят к криминалистической характеристике преступления, раскрывалось применительно к конкретным обстоятельствам, подлежащим доказыванию4.

На наш взгляд, аргументация детерминирующего характера предмета доказывания будет более существенной, если ее увязать с генезисом понятия криминалистической характеристики преступлений.

В период возникновения и становления в криминалистике концепции криминалистической характеристики преступлений одним из направлений исследования было выяснение ее соотношения с предметом доказывания. При этом, с точки зрения некоторых исследователей, допускалось или прямое перенесение обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, в содержание криминалистической характеристики5, либо такое перенесение допускалось в измененном виде .

1 Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистические характеристики преступлений //Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. Свердловск. 1978. Вып. 69. C.I2.

2 Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С. 30.

3 См.: Беджашев В.И. Расследование взяточничества // Справочник следователя. Выпуск 2 (Практическая криминалистика: расследование отдельных видов преступлений). М., 1990. С.238-240.

4 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.190.

5 См.: Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика расследования преступлений. М., 1976. С.26; Чурилов С.Н. О принципах разработки и построения частных криминалистических методик // Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1980. Вып.10. С.119; Возгрин И.А. Курс криминалистики (основы методики преподавания). СПб., 1998. С.168.

6 См.: Криминалистика: Учебник/Под ред. Р.С.Белкина. М., 1986. С.343.

14

Впоследствии, когда большинство ученых пришло к выводу о самостоятельном содержании понятия криминалистической характеристики1 и необоснованности определения ее понятия через предмет доказывания, последний стал все реже упоминаться в научных работах в качестве детерминанта методики расследования. Однако, как справедливо отмечено В.В.Степановым, «взгляд о том, что сама криминалистическая характеристика является базой для построения методики расследования, глубоко ошибочен по двум причинам. Абсурдно полагать, что она как часть методики служит основой для создания методики, что напоминает саморазвивающуюся структуру. Во-вторых, такой подход игнорировал подлинный двигатель развития криминалистической теории, в том числе методики расследования, которым является опыт - практика деятельности по выявлению, расследованию и предупреждению преступлений.

В отличии от криминалистической характеристики обстоятельства, подлежащие установлению, базируются непосредственно на правовых предписаниях, т.к. содержат совокупность фактических данных, без использования которых в соответствии с требованиями УПК невозможно разрешение уголовного дела»2.

Аналогичной позиции придерживался Л.Л.Каневский, который полагал, что «предмет доказывания и типовая криминалистическая характеристика отдельных категорий преступлений - понятия не однопорядковые и не однозначные. Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, четко обозначен уголовно-процессуальным законодательством. Он обязателен и не может быть заменен криминалистической характеристикой преступления или каким-то другим перечнем, ибо установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания, - задача, которая должна быть решена следователем, а типовая криминалистическая характеристика -

’ См.: Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983. С.24; Дулов А.В. Криминалистика. Минск, 1996. С.73; Филиппов А.Г. Общие положения методики расследования отдельных видов и групп преступлений (криминалистической методики) // Криминалистика: Учебник/Под ред. А.Г.Филиппова, А.Ф.Волынского. М, 1998. С.332.

Ц 2 Степанов В.В. Предмет доказывания как элемент методики расследования // Актуальные проблемы

криминалистики на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 2002. СПб.

15

средство для наполнения предмета доказывания определенным содержанием и раскрытия преступления»1.

По мнению В.С.Бурдановой, «криминалистическая характеристика играет подсобную роль в расследовании, она является именно банком данных, из которого можно извлечь полезные сведения в тупиковой ситуации. Считать же ее … обстоятельствами, подлежащими доказыванию, невозможно. Этим принижается авторитет закона, его главенство над всеми другими соображениями, размышлениями, научными и ненаучными точками зрения, разными видениями закона»2.

Следует учесть и то обстоятельство, что в отличии от предмета доказывания в науке до сего дня отсутствует единое мнение о понятии и значении криминалистической характеристики преступлений и это дает основание некоторым авторам3 утверждать, что криминалистику интересует не преступление как таковое, а все то, что характеризует его совершение и более точным было бы вести речь о криминалистической характеристике преступной деятельности.

Следует также отметить, что на наш взгляд, из внимания криминалистов была упущена весьма существенная функция предмета доказывания - определение цели следственной деятельности. Поскольку цель деятельности представляет собой «предвосхищение в мышлении результата деятельности и пути его реализации с помощью определенных средств»4, эта функция предмета доказывания в форме общего перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию, отражена законодателем в ст.73 УПК5.

Обоснование роли предмета доказывания для методики расследования дана Л.Я.Драпкиным, полагающим, что предмет доказывания должен служить процессуальным ориентиром, «своеобразным перечнем вопросов, описанных в предельно общем виде, на которые в ходе расследования отдельного уголовного дела

Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы сущности типовой криминалистической характеристики преступлений и ее использование в процессе расследования //Вестник криминалистики. М.. 2002. Вып. 1(3). С.ЗО.

2 Бурданова B.C. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, как важнейший элемент частных криминалистических методик//Вестник криминалистики. М., 2001. Вып. 2. С.42.

3 См.: Лубин А.Ф. Методология криминалистического исследования механизма преступной деятельности: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Н.Новгород, 1997.

4 Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С.731.

5 Здесь и далее ссылки даются на УК, УПК, ГК РФ, если иное не оговаривается.

16 необходимо получить конкретные ответы»1. Аналогичной позиции придерживается А.А.Хмыров, который указывает, что «предмет доказывания … определяет конечную цель процесса; криминалистическая характеристика2 помогает найти конкретные пути и способы ее достижения»3.

Учитывая принципиальное отличие рассматриваемых категорий по значимости для уголовного судопроизводства, В.В.Степанов закономерно утверждает: «Обстоятельства, подлежащие установлению, - это
аккумулированные

криминалистикой на основе материального и уголовно-процессуального права фактические данные по отдельным группам уголовных дел, без которых при расследовании и судебном рассмотрении конкретных уголовных дел не могут быть реализованы задачи уголовного судопроизводства»4. Как справедливо отмечено в литературе: «Предмет доказывания - это узел, связывающий уголовный процесс с уголовным правом»5.

§2. Обстоятельства, подлежащие установлению на основе

материального права

Конкретный уголовно-правовой состав преступления, наполняя реальным содержанием обобщенное понятие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, конкретизирует тем самым и цель следственной деятельности. О важности в этой системе уголовно-правовой квалификации преступлений, зафиксированной в особенной части уголовного кодекса (материальное право) еще в начале прошлого столетия писал Л.Е. Владимиров: «Вопрос о том, какие предметы составляют quid probandum (то, что подлежит доказыванию) в отдельном случае, разрешается так или иначе, смотря по тому, что требуется уголовным законом для состава данного преступления, какие обстоятельства принимаются во внимание при

’ Драпкин Л.Я. Построение и проверка следственных версий: Дисс. …канд.юрид.наук. М., 1972. С.13.

2 О криминалистической характеристике см.: Каминский М.К., Лубин А.Ф. Базовые криминалистические характеристики преступной деятельности расхитителей, взяточников, спекулянтов // Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС: Учеб. пособие. Горький: ГВШ МВД СССР. 1987. С.22-30.

3 Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика и предмет доказывания // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С.54.

4 Степанов В.В. Указ. раб. С.116-117.

5 Нокербеков М.А. Соотношение норм уголовного и уголовно-процессуального права, касающихся предмета доказывания // Вопросы уголовного права и процесса. Алма-Ата, 1963. С.191.

17

индивидуализировании виновности подсудимого. Таким образом, quid probandum есть вопрос того или другого отдельного уголовного случая, определяемого так или иначе в кодексе. Точное определение quid probandum совершается, следовательно, на основании материального уголовного права; судопроизводство, как способ исследования, исполняет программу, начертанную уголовным законом»1.

По мнению А.В.Дулова, «… использование уголовного права необходимо при разработке методики расследования преступлений, совершенных должностными лицами, для решения следующих вопросов: 1) о предмете доказывания по уголовному делу (целях познавательной деятельности следователя); 2) о тех элементах состава преступления, которые подлежат углубленному изучению с криминалистической точки зрения; 3) о возможных связях данного вида преступлений с другими, что особенно важно при расследовании дел о преступлениях должностных лиц (этим определяется разработка рекомендаций по выдвижению подобных версий); 4) о роли должностного лица в механизме взаимодействия объектов, приведшего к уголовно наказуемым результатам» .

Нам также представляется, что полные сведения о составе преступления дают возможность выявить в нем элементы и их свойства, которые необходимо изучать углубленно, т.к. они определяют основу криминалистического познания преступления.

Структурно расположив в УК состав получения взятки (ст.290) до статьи, предусматривающей ответственность за дачу взятки (ст.291), законодатель расценил получение взятки как значительно более общественно опасное деяние, нежели дачу взятки. Это положение подтверждается и тем, что состав ст.290 УК отнесен к категории особо тяжких преступлений. Объектом этого преступления являются противоправные должностные посягательства на интересы государственной службы. «Среди субъектов взяточничества наибольшую опасность представляют работники правоохранительных органов , так как именно они стоят на

’ Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. СПб., 1910. С.144.

2ДуловА.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.31.

3 Работа посвящена вопросам расследования взяточничества сотрудников правоохранительных органов. Поэтому в целях сокращения объема указание на взяточничество в правоохранительных органах как само собой разумеющееся будет отсутствовать либо заменено сокращением «ПО».

18 страже закона. К сожалению, практика показывает, что взяточничество в этой среде -явление нередкое»’.

Поэтому первостепенным обстоятельством, подлежащим доказыванию по делам о взяточничестве, является выяснение следующих вопросов: а) относится ли взяткополучатель - сотрудник правоохранительных органов к долэ1Сностным лицам, место его работы, занимаемая должность, круг возложенных на него служебных полномочий, правомочия выполнять функции, свойственные должностному лицу.

Специфика дел о взяточничестве заключается в том, что для принятия решения о возбуждении уголовного преследования требуется установление лиц, причастных к преступлению. Необходимость этого объясняется тем, что для наличия состава такого преступления требуется только специальный субъект - должностное лицо.

Поэтому представляется правильным утверждение, что «совокупность нарушений норм, определяющих права и обязанности должностного лица, систему его действий, является самостоятельным элементом структуры любого преступления, совершаемого должностным лицом. Если нет этого элемента, нет и особого субъекта - должностного лица. Для законченного состава преступления данный элемент обязателен. Воздействовать на людей, (дать указание о производстве действий) может только лицо, обладающее правом давать указания. …Взаимодействие должностного лица с объектом далеко не всегда происходит только через осуществление его должностных функций. Опасность этих преступлений в том и заключается, что нередко совершаются действия, явно выходящие за пределы компетенции должностного лица, действия, которые вообще не входят, не могут входить в систему должностных функций, но могут приниматься за таковые, поскольку они совершаются должностным лицом. Выяснение данного обстоятельства требует тщательного соотнесения его фактических действий с должностными функциями» .

На практике нередко возникают трудности с решением вопроса: является ли данный сотрудник ПО субъектом взяточничества?

1 КелинаС.Г. Некоторые вопросы квалификации взяточничества//Прокурорская и следственная практика. М., 1999. №3-4. С.205.

2 Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985.
С.60- 61.

19

Неправильное определение статуса лица как должностного, может привести к необоснованному возбуждению уголовного дела по факту взятки, так и к его отказу.

Поэтому следователю необходимо учитывать содержание примечания 1 к ст.285 УК, формулирующей понятие должностного лица применительно ко всей главе 30 УК «Преступления против государственной власти, интересов

государственной службы и службы в органах местного самоуправления», которая включает и составы преступлений о получении и даче взятки. Помимо вышеназванной статьи УК, трактовка понятия должностного лица дается в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»1. Во втором пункте рассматривается категория должностных лиц - представителей власти, к которым относятся лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работники государственных, надзорных и контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (например, … судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД РФ и ФСБ РФ).

В то же время следует иметь в виду, что не являются субъектами взятки сотрудники ПО, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно- хозяйственным функциям (п.5 Постановления Пленума ВС РФ № 6), например, секретарь-машинистка прокуратуры или комендант помещений здания УВД и т.д. Вместе с тем, в п.1 Постановления Пленума ВС РФ указывается, что субъектом получения взятки может быть лицо, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти. К ним относятся лица, исполняющие определенные функции, возложенные на них законом, нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица
либо

’ См.: Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, №4. С.4.

20

правомочным на то органом или должностным лицом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.). Такие функции могут осуществляться в течении определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (присяжные заседатели и др.).

Так, стажер прокуратуры города Димитровграда Ульяновской области Нечаев признан виновным в вымогательстве и получении взятки в размере десяти тысяч рублей за содействие в прекращении уголовного дела против С.1

В комплекс подлежащих исследованию вопросов обязательно включается: б) установление обстоятельств, связанных с выполнением должностным лицом действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

В ходе установления данных обстоятельств следователем выясняется, за выполнение или невыполнение каких конкретно действий (бездействия) в интересах взяткодателя была дана и получена взятка, совершены ли обусловленные действия; являются ли такие действия незаконными и в чем незаконность выражается.

Для квалификации взяточничества важно выяснить, была ли получена взятка: не имеет значения, совершены ли вообще обусловленные ею действия. Действие, обусловленное взяткой, как правило, отличается от нормального служебного по своей форме или содержанию (а иногда и по форме, и по содержанию) . По этому поводу Д.Л.Голинков еще в 1949 году писал: «При расследовании должностных преступлений установление незаконности совершенного действия является самостоятельной задачей и завершающим этапом расследования. В делах же о взяточничестве исследование этого вопроса играет вспомогательную роль, поскольку оно является лишь путем к установлению основного факта получения взятки» .

Однако для расследования этот момент не безразличен, характеризуя личность взяткополучателя, он позволяет выявить законность либо противоправность этих действий, а нередко указывает на их неоднократное совершение с целью получения взяток. В практике встречаются случаи, когда факт получения взятки установлен и зафиксирован, но не известны цели взяткодателя. И тогда именно это обстоятельство

1 Архив городского суда г. Димитровграда Ульяновской области, 1998 г.

2 См.: Сокольский О.Э. Расследование взяточничества // Руководство для следователей. М., 1982. С.148.

3 Гол инков Д. Л. Методика расследования взяточничества//Настольная книга следователя. М., 1949.
С.755- 757.

21

может свидетельствовать об особой общественной опасности взяткодателя: практике известны случаи подкупа руководителей ПО за использование их возможностей для сокрытия замышляемых взяткодателями преступлений.

При изучении рассматриваемого признака объективной стороны преступления - действия (бездействия) должностного лица следует учитывать, что они должны входить в круг служебных полномочий этого лица, которые представляют собой его законные и правомерные действия (бездействие), обязательные для совершения или не совершения им.

Однако «должностное положение лица» подразумевает не только права и обязанности по занимаемой субъектом должности, но и те фактические возможности, которые может использовать данное лицо в силу авторитета занимаемой им должности. По мнению П.СЯни, «преступно получение взятки не только за действия, которые входят в служебные полномочия должностного лица, но и за способствование должностным лицом таким действиям в силу его - лица - должностного положения»1. К примеру, прокурор, получивший взятку, только высказав свое мнение о бесперспективности расследуемого дознавателем или следователем конкретного уголовного дела, воспользовавшись авторитетом занимаемой должности, может реально повлиять на принятие последним процессуального решения о прекращении этого уголовного дела.

Заместитель прокурора района Скоморохов получил от обвиняемого в изнасиловании Горбунова 5 тысяч долларов за то, что предложил следователю районной прокуратуры Семенченко, расследующему уголовное дело, прекратить его ввиду недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления. При этом Скоморохов письменных указаний следователю не давал и сам дело не прекращал .

В то же время следует согласиться с мнением Б.В.Волженкина о том, что использование субъектом одних только личных связей для достижения результата, желательного для лица, передавшего ему вознаграждение, не может рассматриваться как использование должностного положения .

1 Яни П.С. Взяточничество и должностное злоупотребление: уголовная ответственность. М., 2002. С.27.

2 См.: Там же. С.27.

3 См.: Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК // Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.И.Радченко и А.С.Михлина. М.: Спарк, 2000. С.700.

22

Взятка может быть получена должностным лицом и за так называемое «общее покровительство или попустительство по службе», понятие которого дается также в п. 4 указанного Постановления Пленума ВС РФ № 6. К нему относятся действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности либо специальном звании, а также непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в слулсебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия. В 2001 году получили огласку в СМИ факты взяточничества бывшего советника министра внутренних дел РФ генерал-лейтенанта А.Орлова, который за определенную мзду способствовал получению генеральских званий и повышению по должности некоторым руководителям подразделений МВД1.

Квалифицирующим признаком получения взятки по ч. 2 ст.290 УК является ее получение за незаконные действия (бездействие), то есть такие действия, которые взяткополучатель не должен был совершать, ибо они выходят за рамки его полномочий, либо за совершение действий, которые виновный обязан был выполнить, но не выполнил (пассивное бездействие). Например, инспектор ГИБДД, выявив грубое нарушение правил дорожного движения, за полученную взятку от водителя-нарушителя не составляет протокол об административном нарушении, вопреки действующим нормативным актам.

Другим обстоятельством, о котором в ходе расследования необходимо собрать исчерпывающие сведения, является:

в) выяснение предмета и размера обусловленной и фактически данной (полученной) взятки.

Поскольку взятка может включать в себя не только деньги и ценные бумаги, но и иное имущество, следует установить характер, назначение и ценность предмета; его родовые и индивидуальные признаки: материал, окраска, форма, размеры, вес, объем, количество, номера, дефекты и другие отличительные свойства.

«Выбор того или иного предмета дачи и получения взятки в каждом конкретном случае носит неопределенный, а в ряде случаев чисто формальный характер и

‘См.: Шкель Т., Шаров А. Дядя Степа - коррупционер. Рядового постового обличить во в зятке проще, чем министерского генерала// Российская газета. 2001. 22 ноября. С.1.

23

нередко обусловлен, с одной стороны, потребностями взяткополучателя, с другой, -возможностями взяткодателя.

Однако, что бы ни выступало предметом дачи и получения взятки, оно должно обладать способностью к удовлетворению потребностей взяткополучателя»’.

По результатам проведенного автором исследования деньги в качестве предмета взятки используются при получении сотрудниками ПО в 73% случаев. Это обусловлено прежде всего их обезличенностью, т.е отсутствием индивидуализирующих признаков, малым физическим объемом и универсальностью в качестве средства платежа.

Под «деньгами» понимаются как российские, так и иностранные денежные знаки, имеющие хождение, т.е. находящиеся в финансовом обороте, на момент совершения преступления. Старинные российские и иностранные монеты, не имеющие хождения качестве средства платежа, но обладающие той или иной нумизматической ценностью, деньгами в смысле ст.290 УК не являются и должны рассматриваться в качестве «иного имущества»2.

Понятие «ценной бумаги» в соответствии со ст. 142 ГК (содержание состава ст.290 УК носит в основном бланкетный характер, отсылающий правоприменителя к ГК РФ), определяется как документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. ГК к ценным бумагам относит государственные облигации, например сберегательного займа, ГКО, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, коносаменты, акции, ценные приватизационные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых (ст. 143 ГК). Кроме того, Федеральный закон от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»3 ввел в гражданский оборот новую именную бумагу
- закладную, удостоверяющую права

’ Козаченко И.Я. Проблемы определения уголовно-правовых признаков предмета взяточничества // Организационно-правовые проблемы профилактики правонарушений органами внутренних дел в современных условиях. Тюмень: ВШ МВД СССР, 1992. С.4.

См.: Комментарий к УК РФ / Под общей ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М., ИНФРА-М-НОРМА. 1996. С.672. 3 См.: Собрание законодательства. 1998. №20. Ст. 3400.

24

залогодержателя по обеспеченному ипотекой обязательству и по договору об ипотеке.

Размер взятки также входит в круг обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе расследования. Пунктом «г» части 4 ст.290 УК предусмотрен квалифицирующий признак - получение взятки «в крупном размере», который влияет на меру наказания. В соответствии с Примечанием к ст.290 УК таковой признается сумма денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающая триста минимальных размеров оплаты труда. При этом взятка в таких размерах может быть получена не только одновременно, но и отдельными частями в разное время, если их передача должностному лицу составляет эпизоды единого продолжаемого преступления. Так, в Московском городском суде в начале 2000 года рассматривалось уголовное дело по обвинению прокурора города Ивантееевка Московской области Шайкина, который был ранее задержан с поличным при получении взятки в 102 тысячи долларов США, которые вымогал у местных предпринимателей за содействие в льготном растаможивании автомашин, пригнанных из-за рубежа (начиная с 1995 года)1.

Ранее установившаяся практика пошла по пути прекращения уголовных дел в отношении тех, кто передал или получил в качестве взятки самые незначительные ценности, например, цветы, конфеты, недорогое шампанское. Однако, уже более ценное спиртное считалось предметом уголовно наказуемой взятки.

С принятием нового гражданского законодательства правоприменительная практика была серьезно дезориентирована. Пункт 3 статьи 575 (глава 22 «Дарение») перечисляет случаи, когда дарение запрещено, и содержит такое положение: «Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда… государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей». Таким образом, по смыслу этой статьи дарение чиновнику обычного подарка стоимостью не дороже 5 МРОТ во всех случаях является правомерным действием.

’ См.: Ивантеевский прокурор оценил свою помощь в 100 тысяч долларов // Московский комсомолец. 2000. 19 января. С. 1.

25

Между тем, данное положение противоречит пункту 8 статьи 11 («Ограничения, связанные с государственной службой») Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации», принятого 31 июля 1995 года1, который предусматривает, что государственный служащий не вправе «получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе и после выхода на пенсию». То есть данный Федеральный закон запрещает государственному служащему принимать любые подарки, независимо от их стоимости. Поскольку, в соответствии со ст.575 ГК, которая продолжает действовать , «обычный подарок» нельзя квалифицировать как взятку в виде «иного имущества», то тем самым преступное деяние - получение взятки в этом случае декриминализируется.

Вероятно, законодатель, использовав зарубежный опыт3, пошел по пути «ограниченной допустимости» получения должностными лицами вознаграждения от других лиц в виде подарка. Такая точка зрения законодателя не лишена спорных моментов и вряд ли будет способствовать борьбе с коррупцией. Может она оказать влияние и на практику применения уголовного законодательства, в частности, на толкование понятия взятки4.

Представляет интерес мнение Б.В.Волженкина, который предлагает решать коллизию указанных законов следующим образом. «Представляется, что «обычный подарок», не влекущий никакой ответственности как для должностного лица, его принявшего, так и для вручившего подарок лица, отличается от взятки не только относительно небольшим размером. Независимо от размера незаконное вознаграждение должностного лица за выполнение им действия (бездействие) с использованием служебного положения должно расцениваться как взятка в

1 См.: Собрание законодательства. 1995. №31. Ст. 609.

2 Сахалинская областная Дума постановлением от 4 июня 1999 г. предложила рассмотреть вопрос об исключении п.З ст.575 из Гражданского кодекса РФ. Совет Государственной Думы 18 октября 1999 года поддержал обращение, но до сего дня этот вопрос не рассмотрен. См.: Степанов В. «Обычный подарок» или обычная взятка?//Чистые руки. 2000. №4. С.88.

3 В августе 1991 года в США был принят свод правил для сотрудников государственного аппарата. Служащим разрешено принимать подарки от посторонних лиц стоимостью не более 25 долларов. См.: Николайчик В. Соблюдение правил этики должностными лицами в США контролируют агенты ФБР // Чистые руки. 1999. №. 1. С.73.

4 См.: Гражданское право. Учебник. Часть 2//Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М., 1997. С.127.

26

следующих случаях: 1) если имело место вымогательство этого вознаграждения; 2) если вознаграждение (или соглашение о нем) имело характер подкупа, обусловливало соответствующее, в том числе и правомерное, служебное поведение должностного лица; 3) если вознаграждение передавалось должностному лицу за незаконные действия (бездействие)»’.

Из сказанного следует, что ст.575 ГК может быть распространена на вознаграждение должностного лица за правомерные, не связанные с вымогательством, действия чиновника, если гражданин, в интересах которого было предпринято соответствующее действие, не обговаривал с должностным лицом до совершения в пользу него таких действий последующую передачу взятки. Судебная практика признает и такие действия взяточничеством (см. п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. №6).

Коллизию законов П.СЯни предлагает решить путем анализа гражданско-правового законодательства2. В частности, он справедливо обращает внимание на п.1 ст.572 ГК, согласно которому «при наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением». Если признать действия должностного лица, выполняемыми в рамках обязательств, то дарения здесь нет, а потому любое получение чиновником вознаграждения за конкретные действия, будучи запрещено законом, влечет уголовную ответственность за взяточничество.

Под «иным имуществом» следует понимать любые материальные ценности, обладающие стоимостью, т.е. недвижимость, автомобили, мебель, бытовая теле- видеоаппаратура и т.п., в том числе и валютные ценности в виде долговых обязательств, выраженных в иностранной валюте, драгоценные металлы (золото, серебро, платина и осмий) в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также из лома, природные драгоценные камни в сыром и обработанном виде, а также жемчуг, за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий (Закон РФ от 9 октября 1992 года « О валютном регулировании и валютном контроле») . Так, заместитель начальника ГУВД Администрации Московской области В.Е.Аксаков за сообщение данных

’ См.: Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК РФ // Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.И.Радченко и

А.С.Михлина. М.: Спарк. 2000. С.702.

2См.:ЯниП.С. Указ.раб. С.41.

3См.: ВСНДРФиВСРФ. 1992.№45. Ст.2542.

27

оперативной разработки заинтересованным лицам в качестве взятки за счет средств коммерческой фирмы приобрел автомобиль «Кадиллак»1.

Если предметом получения и дачи взятки явились драгоценные металлы, природные драгоценные камни или жемчуг, то действия взяткополучателя и взяткодателя должны быть также дополнительно квалифицированы по ст. 191 УК.

Последняя разновидность предмета взятки - «выгоды имущественного характера» может выражаться в различного рода услугах и выгодах материального характера, которые оказываются взяткополучателю безвозмездно или по явно заниженной стоимости. В практике расследования дел о взяточничестве, совершенном сотрудниками ПО, эта разновидность предмета взятки по распространенности стоит на втором месте после денег (в 24 % изученных автором уголовных дел о взяточничестве в ПО). При этом взятке придается видимость легальной сделки между «дающим» и «берущим» взятку под видом договора подряда (ст.702 ГК); бытового или строительного подряда (ст.730 или 740 ГК); договора займа (ст.807 ГК). Так, в целях вуалирования вымогаемой со старосты приходского совета Духосошественской церкви города Саратова взятки в виде денег заместитель начальника СВПЧ №2 (пожарной части) Шмелев А.А. потребовал оформления с ним фиктивного договора подряда об очистке куполов церкви от птичьего помета2.

Нередко услуги имущественного характера реализуются в виде предоставления санаторных или туристических путевок, проездных билетов, оплаты расходов и развлечений должностного лица, производства ремонтных или строительных работ в пользу взяткополучателя.

Одной из достаточно сложных, но интересных проблем квалификации взяточничества является возможность применения ст.290 УК при получении должностным лицом услуг сексуального характера. Поскольку уголовно-правовая оценка осложняется именно неясностью категории «выгод имущественного характера», П.СЯни3 предлагает квалифицировать как взяточничество безвозмездное предоставление услуг сексуального характера проституткой должностному лицу,

1 См.: Приказ МВД РФ № 411 от 1.11.1995 г. «О злоупотреблении служебным положением и бесконтрольности должностных лиц МВД России, ГУВД Москвы и Московской области».

2 Архив Волжского районного суда г. Саратова. 1985 г.

3 См.: Яни П.С. Указ. раб. С.36-39.

28

если последний в качестве «оплаты» использовал свои служебные полномочия, вопреки интересам службы совершил действия в интересах проститутки или представляемых ею лиц. Нам представляется более верной позиция А.С.Горелика и Б.В.Волженкина1, которые полагают, что взятка в подобных случаях имеет место только тогда, когда подкупающий оплачивает услуги проститутки, то есть тратит свои средства для удовлетворения интересов подкупаемого.

Наиболее высокой общественной опасностью наполнено содержание состава, предусмотренного ч.4 ст.290 УК. Прежде всего - это понятие «группы лиц», действующих «по предварительному сговору», и «организованной группы лиц» (ст.35 УК). Именно поэтому в ходе расследования взяточничества также подлежат доказыванию следующие обстоятельства:

г) участвовали ли в преступлении другие лица; в чем состояли их действия; каков их умысел и заинтересованность в исходе дела; предполагаемая и фактически выполняемая роль каждого участника; имело ли место посредничество во взяточничестве, в чем состояли действия посредника.

При выяснении вышеперечисленных обстоятельств следует учитывать, что поскольку получение взятки может совершаться только специальным субъектом, группу могут образовать не менее двух должностных лиц. При этом преступление признается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц. Иные, не являющиеся должностными, лица, входящие в состав группы, должны нести ответственность за соучастие в получении взятки (ст. 33 УК).

В число членов организованной группы лиц, объединившихся для получения взятки, наряду с должностными могут входить и иные лица, выполняющие отведенную им роль по обеспечению совершения данного преступления. При выяснении роли каждого участника взяточничества следователю важно выявить организатора или руководителя данной организованной группы, который несет ответственность за все совершенные ею преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут ответственность как соисполнители за преступления, в подготовке или в совершении которых они участвовали.

’ См.: Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп//Юридический мир. 1999. №1-2; Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С.197.

29

Создание организованной группы, а также группы по предварительному сговору с целью получения взяток при пресечении преступной деятельности на этом этапе квалифицируется как приготовление к преступлению по ч. 1 ст.ЗО и п. «а» ч.4 ст.290 УК(ст.30и35УК)’.

В организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными, которые заранее объединились. Они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291 УК (абз. 2 п. 13 Постановления Пленума ВС РФ № б)2.

Задачей следствия является и выяснение взаимоотношений, сложившихся между лицами, виновными во взяточничестве, для чего проверяются обстоятельства знакомства, связи взяткодателя со взяткополучателем и посредником. д) неоднократность - одно из обстоятельств, требующих квалификации действий по п. «б» ч.4 ст.290 УК. Занимаясь выяснением этого вопроса, следователь должен иметь в виду, что неоднократность предполагает получение взятки не менее двух раз, если при этом не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности (ст.78 УК). Важно отметить, что при разновременном совершении каждого из таких деяний виновный реализует отдельно возникший умысел на получение второй или последующих взяток. Вместе с тем и одновременное получение должностным лицом взятки, но от нескольких лиц, если в отношении каждого взяткодателя совершается отдельное действие, также следует оценивать как преступление, совершенное неоднократно.

Встречаются случаи так называемого «усложненного» варианта квалификации неоднократности. Например, должностное лицо привлекается к ответственности по двум и более самостоятельным эпизодам получения взятки, подпадающим под признаки разных частей ст.290 УК, каждый из этих эпизодов должен получить самостоятельную правовую оценку (квалификацию), но, уже со второго эпизода,

’ См.: Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК // Комментарий к УК РФ / Под. общ. ред. В.И.Радченко и А.С.Михлина. М.: Спарк, 2000. С.700.

2 См.: Постановление Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 года № 3 «О судебной практике по делам о взяточничестве» утратило свою силу с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». На территории РФ теперь также не действуют четыре пункта (2, 3, 4 и 5-й) Постановления Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 года № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебных полномочий, халатности и должностном подлогеь / Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // Следователь. 2000. № 3. С.33.

30 необходимо вменять признак неоднократности. Увеличение должностным лицом ранее оговоренной суммы взятки и получение ее дополнительной части не образует признака неоднократности, если им совершаются действия для достижения одного и того же результата в интересах взяткодателя1.

В ходе расследования подлежит тщательному исследованию обстоятельство, влияющее как на усиление уголовной ответственности взяткополучателя, так и на освобождение от нее взяткодателя. Этим обстоятельством является выяснение:

е) имело ли место вымогательство взятки, кем оно высказано и в чем выражалось; была ли угроза причинить вред законным (незаконным) интересам взяткодателя; предпринимались ли взяткополучателем какие-либо действия, направленные на ущемление прав и интересов взяткодателя.

Требование должностным лицом взятки под угрозой действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов квалифицируется как вымогательство . Вместе с тем неоднократное требование должностным лицом взятки при отсутствии с его стороны угрозы совершения действий, которые могли причинить ущерб законным интересам взяткодателя, судом не признаны вымогательством .

В тех случаях, когда взяткодатель заявляет о даче взятки должностному лицу правоохранительных органов, перед следователем встает вопрос:

ж) добровольно ли сделано заявление о даче взятки, каков его мотив. Выяснение следователем этого обстоятельства способствует, во-первых,

объективной оценке следователем события преступления и личности его участников и, во-вторых, помогает сделать вывод о наличии или отсутствии в действиях заявителя элементов провокации.

1 См.: Там же. С. 13-14.

2 См.: Бюллетень ВС РФ. 1994. №6. С.15; 1999. №3. С.20.

3 См.: Постановление Тульского обл. суда от 1.07.1996 г. по делу К. // Бюллетень ВС РСФСР. 1990. № 9. С.8.

31

§ 3. Обстоятельства, подлежащие установлению на основе уголовно- процессуального права

Совершенно очевидно, что «круг обстоятельств, подлежащих выяснению при расследовании взяточничества, значительно шире того, который имеет значение для квалификации этого преступления»’.

Как правильно отмечает В.А.Образцов, «нормы материального права играют определяющую роль в понимании того, какие обстоятельства должны устанавливаться по уголовным делам. То же самое можно сказать и об уголовно- процессуальных нормах, определяющих круг обстоятельств, подлежащих доказыванию»2.

Первым в перечне обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК и подлежащих доказыванию по делам о взяточничестве, указывается событие преступления. Законодатель конкретизирует его в виде времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления.

Для доказывания события преступления (п.1 ч.1 ст.73 УПК) следователю прежде всего необходимо установить:

а) является ли данный факт передачи материальной ценности актом дачи- получения взятки или он объясняется иными причинами..

Выяснение этого обстоятельства очень важно, т.к. в конечном счете расследование должно дать ответ именно на этот вопрос. На практике нередко встречаются случаи, когда в результате расследования выясняется, что в действиях, по поводу которых возбуждалось уголовное дело, отсутствовали признаки взяточничества. Они представляли собой иной самостоятельный состав преступления, например, мошенничество (ст. 159 УК) либо в них вообще не было состава преступления, а имела место гражданско-правовая сделка - дача или возврат долга, купля-продажа и т.п.

Совершенно обоснована позиция авторов, полагающих, что «обязательным во всех без исключения случаях условием признания предметом взятки переданной

Берекашвили Л.Ш. Методика расследования взяточничества: Автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 1965. С. 10. 2 Образцов В.А. Криминалистика: Учеб.пособие. М., 1994. С.41.

32

либо предоставленной материальной выгоды является ее одобрение со стороны взяткополучателя, хотя бы путем молчаливого согласия»1.

Чтобы можно было сделать достоверный вывод о существовании события взяточничества, необходимо установить:

б) место и время совершения преступления.

По нашим данным, местом дачи-получения взятки сотрудникам ПО являлись: а) служебный кабинет - 72 % ; б) служебная автомашина - 3 % ; в) личная автомашина взяткополучателя (взяткодателя, посредника) - 5 % ; г) квартира взяткополучателя - 4 % ; д) квартира (дом) взяткодателя, посредника - 2 % ; е) улица, парк, подъезд - 5 %; ж) ресторан, кафе, бар - 4 % ; з) гостиница - 1 % ; и) иное место - 4 %.

Что касается времени совершения преступных действий, то в результате предпринятого автором исследования установлено, что в 74 % случаев взятки передавались сотрудникам ПО в период с 9.00 до 18.00 часов, в 21 % случаев в период с 18.00 до 22.00 часов, в 3 % случаев с 22.00 до 5.00 часов, в 2 % случаев с 5.00 до 9.00 часов.

В структуре механизма преступления важнейшим элементом является:

в) способ совершения взяточничества.

Многие криминалисты в способ совершения преступлений включают действия по подготовке, совершению и сокрытию преступлений2. Однако, поскольку деятельность по подготовке преступления, его совершению и сокрытию нередко обусловлена различными целями, не связана единым замыслом и различно оценивается уголовным правом, представляется целесообразным, как справедливо полагал Р.С. Белкин, термином “способ совершения преступления” обозначать действия по приготовлению и осуществлению преступления . В.В.Степанов также исходит из того, что деление на способ совершения и способ сокрытия следов преступления довольно условно, поскольку «взяточники применяют меры к маскировке преступления в любой стадии совершения того или иного противоправного действия,

’ Козаченко ИЛ. Указ. соч. Сб.

2 См.: Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., С. 10; Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985. С. 176; Коллектив авторов под рук. Е.А.Миронова. Организация и методика расследования взяточничества: Методическое пособие / М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 2001. С.27.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.215.

33 и нередко трудно провести четкую грань, разделяющую собственно совершение преступления от принятия мер, вуалирующих его»1.

В отличие от способа совершения других преступлений, взяточничество включает в себя два основных рода действий: а) применяемых при даче-получении взятки; б) связанных с выполнением взяткополучателем действий в интересах взяткодателя.

Некоторыми учеными предложено деление способов квалифицированного взяточничества на несколько видов . Так, в зависимости от особенностей передачи взятки они выделяют способ взяточничества: 1) без посредников; 2) с посредниками. По наличию и отсутствию давления со стороны взяткополучателя на взяткодателя: 1) с вымогательством; 2) без такового. По характеру служебных действий (бездействия) взяткополучателя: 1) совершение законных либо 2) незаконных действий (бездействия) в пользу взяткодателя. Другие авторы дополняют приведенную выше классификацию способа совершения взяточничества по наличию предварительного сговора между группой лиц: 1) с предварительным сговором на получение в определенной форме одной взятки от конкретного лица; 2) с предварительным сговором на получение взятки в разных формах в течение какого-то периода от неопределенного круга лиц.

Нам представляется, что эта классификация характеризует более уголовно- правовые признаки состава преступления, не конкретизируя преступные действия, за которые передается взятка.

В криминалистической литературе высказываются и иные точки зрения. Так Н.Н.Лашко предлагает приравнять понятие «способ» к понятию «действие» и тогда, по его мнению, описание способов взяточничества предполагает ответы на два вопроса: какими средствами преступники пользовались и какие процедуры при этом применялись. В этой связи он считает необходимым рассмотрение следующих элементов способа взяточничества. Во-первых, - обстоятельства передачи предметов взятки; во-вторых, - характеристика действий, совершаемых за взятку; в- третьих, -

Степанов В.В. Расследование взяточничества. Саратов, 1966. С.119.

2 См.: Слепнева Л.И. Расследование квалифицированного взяточничества и других проявлений коррупции // Криминалистика: Учебник/Под ред. проф. А.Ф.Волынского. М., 1999. С.427.

3 См.: Яблоков Н.П., Самыгин Л.Д. Расследование взяточничества // Криминалистика: Учебник / Отв.ред. Н.П.Яблоков. М.: Изд-во БЕК, 1995. С.601.

34

меры противодействия реальной или потенциальной деятельности по раскрытию и расследованию фактов подкупа1.

На наш взгляд, в указанной схеме отсутствует такой важный элемент, как подготовка. Между тем подготовительные действия могут носить многоаспектный характер, продолжаться относительно длительное время, что связано с образованием значительного по объему следового материала. Кроме того, автор не акцентирует внимание на таком элементе способа в широм смысле, как сокрытие преступления, а ограничивается указанием на меры противодействия деятельности по раскрытию и расследованию взяточничества.

Между тем, меры противодействия - категория более широкая, чем сокрытие, которое составляет лишь его элемент. Возможность вычленения (дифференцированного рассмотрения) способа сокрытия2 важно и потому, что, во- первых, это позволяет их исследовать и знание о них использовать при проведении следственных действий с участием подозреваемых, обвиняемых, в частности задержания, во-вторых, не исключаются ситуации, когда в чистом виде противодействие будет отсутствовать.

Как показало изучение следственной практики, взяточничество сотрудников ПО маскировалось практически во всех выявленных случаях, самыми типичными из которых являлись:

использование посредников при передаче взяток работникам ПО. Зачастую в качестве таких посредников выступают технические работники того или иного органа, осуществляющие тесные служебные контакты с прокурорами, следователями и иными должностными лицами, принимающими решения по уголовному делу. В данном случае они также выполняют «технические» задачи - ведут переговоры с потенциальными взяткодателями относительно суммы взяток, определяют способ передачи предмета взятки, оказания услуг; получение взяток лишь за принятие в ходе расследования законных и обоснованных решений. Изучение следственной практики показало, что чаще всего взяточничество было
сопряжено с принятием решений об отказе в

1 См.: Лашко Н.Н. Криминалистическая характеристика и первоначальный этап расследования взяточничества и коррупции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ульяновск, 2001. С. 14-15.

2 О особенностях сокрытия преступной деятельности работниками правоохранительных органов см.: Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. Воронеж, 2000. С.200-215.

35

возбуждении уголовного дела как по реабилитирующим, так и нереабилитирующим основаниям. Как отмечает В.В.Трухачев, более половины указанных решений были законными и обоснованными, т.е. они были бы приняты по делу и без подкупа работников правоохранительных органов1; Следователь
прокуратуры Кировского района г. Саратова Кислов, расследуя уголовное дело по подозрению в должностном злоупотреблении руководителя ЖКХ того же района П., установил, что в действиях последнего отсутствует состав какого-либо преступления. Не сообщив адвокату П. о принятом им законном решении о прекращении в отношении П. уголовного дела, Кислов потребовал от него взятку в размере 500 долларов США в качестве благодарности за свое решение. После заявления П. в правоохранительные органы о вымогательстве взятки, Кислов был задержан с поличным2.

«растягивание во времени» периода между выполнением незаконных действий работником ПО и получением за это вознаграждения;

маскировка криминальной сущности факта вознаграждения, придание ему

законного, легального характера. В настоящее время достаточно широкое

распространение получила маскировка получения взятки работниками следствия

и дознания с помощью посредника - адвоката. Взятка маскируется под

получение гонорара адвокатом, осуществляющим защиту подозреваемого,

обвиняемого. В дальнейшем полученная взятка делится между следователем и

адвокатом. Причем отмечается, что в большинстве случаев адвокаты,

выступающие в роли посредников, в недавнем прошлом работали в

следственных подразделениях3.

Анализ информации о привлеченных за взяточничество сотрудников ПО позволил

выделить характерные для той или иной правоохранительной структуры способы

совершения преступлений, обусловленных получением взятки.

Для органов дознания и следствия МВД, прокуратуры, ФСНП характерными действиями являлись:

’ См.: Трухачев В.В.Сокрытие преступной деятельности работниками правоохранительных органов
// Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. Воронеж, 2000. С.206.

2 Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1996 г.

3 См.: Гликин М.А. Милиция и беспредел. М.., 1998. С.168.

36

  • отказ в возбуждении уголовных дел по надуманным мотивам, а также на законном основании;
  • незаконное прекращение возбужденных уголовных дел;
  • необоснованное изменение меры пресечения в отношении подозреваемых, равно как и вызванное необходимостью;
  • переквалификация совершенных преступных деяний на менее тяжкие с целью смягчения наказаний;

  • устранение в процессе следствия отягчающих признаков преступления;

продажа информации по уголовным делам и ставшей известной по делам оперативных разработок;

  • посредничество в получении взятки судебными, следственными и оперативными работниками.

В ряде случаев в преступный сговор вступают следственные и оперативные работники которые используют следующие способы преступной деятельности:

  • составление подложных протоколов допросов, выемок, обысков, осмотров;
  • консультирование подозреваемых, обвиняемых о выгодном для них поведении во время следствия;
  • составление незаконных или необоснованных постановлений (48 % от изученных уголовных дел)1.
  • Среди сотрудников оперативных аппаратов УР, БЭП, ФСБ, ФСНП преступное поведение заключалось в основном:

  • в активной «охране» (крышевании) деятельности отдельных преступных группировок и коммерческих структур;
  • снабжении их информацией о мерах, предпринимаемых по их изобличению ;
  • отказ в возбуждении уголовных дел по надуманным мотивам.
  • В подразделениях милиции общественной безопасности характерными действиями, направленными на получение взяток, были:

См.: Зашляпин Л.А. Основы методики расследования должностной преступной деятельности следователей и дознавателей. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 1993. С.256.

ф 2 См.: Трухачев В.В. Выявление в правоохранительных органах коррумпированных
информаторов

криминальных структур // Преступное воздействие на доказательственную информацию. Воронеж, 2000. С.141-148.

37

  • сокрытие фактов нарушения общественного порядка и недоставление нарушителей в органы милиции для принятия мер;
  • сокрытие фактов нарушений правил торговли, незаконного предпринимательства и занятий бизнесом, сопровождающиеся необоснованными к ним требованиями;
  • освобождение от административной ответственности, содействие в возращении изъятых для проверки документов и грузов;
  • содействие в переправке неоформленных грузов через КПП таможен и товаров без лицензий;
  • сокрытие фактов хищений, занятия проституцией, провоза оружия, осуществление незаконной охранной деятельности, содействие преступным группам в незаконной предпринимательской деятельности, особенно в сфере торговли и совершении других преступлений. Такие действия имели место по 17 % уголовных дел1.
  • Противоправные действия сотрудников ГИБДД в целях вымогательства и получения взяток проявляются в:

  • непривлечении к установленной законом ответственности нарушителей правил уличного движения;
  • беспрепятственном перевозе грузов, неоформленных документально, а также оформленных с нарушениями;
  • даче разрешений на проезд в зоне ограничения; необоснованных требованиях к водителям, коммерсантам и лицам, сопровождающим грузы; использовании служебного положения по оказанию услуг коммерческим и предпринимательским структурам в приобретении грузового и специализированного транспорта;
  • выдаче удостоверений на право управления автотранспортом лицам, не прошедшим обучение;
  • 1 См.: Кувалдин В.П. Особенности организации и тактики борьбы с коррупцией в правоохранительных органах //Коррупция в России: состояние и проблемы: материалы науч.-практич. конференции. М., 1996. Вып. № 1. С.159.

38

  • регистрации и выдаче техпаспортов на автотранспорт, приобретенный в нарушение установленных правил, похищенный у владельцев и объявленный в розыск;
  • оформление документов на замену кузовов, агрегатов и узлов транспортных средств (26 % от изученных уголовных дел)1.
  • Сотрудники таможенных органов получают взятки за предоставление разных льгот, в частности:

  • отсрочки оплаты таможенных платежей, разрешение на хранение товаров, не прошедших таможенное оформление, вне склада временного хранения;
  • освобождение от санкций за таможенное правонарушение или назначение санкции ниже низшего предела2;
  • выпуск экспортируемых товаров без досмотра или же досмотр товаров в отдаленных местах и т.д.
  • Сотрудники министерства юстиции (судебные приставы) совершают факты взяточничества как за ускоренное выполнение судебных решений в интересах истца, так и за невыполнение этих же решений в интересах ответчика.

Трое судебных приставов Юго-Восточного округа г. Москвы вымогали и были задержаны с поличным при получении 10 тысяч долларов США от руководителя строительной фирмы за невыполнение решения Кузьминского межмуниципального суда о взыскании с него в пользу истца денежной суммы в размере 3390000 рублей .

Взяточниками - сотрудниками ПО подготовка, момент и процедура передачи предмета взятки, как правило, максимально маскируются, чтобы избежать стереотипа совершаемых при этом действий и тем самым затруднить их документирование.

Помимо непосредственной передачи денег, ценностей, документов, которая происходит из рук в руки либо путем обмена свертками и портфелями, передача

1 См.: Там же. С. 159.

2 См.: Жбанков В.А. Некоторые вопросы борьбы с коррупцией в таможенных органах // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С.101.

3 См.: Гармаев Ю.П. Раскрытие и расследование должностных преступлений, совершаемых работниками таможенных органов. Иркутск, 1998. С.27-28.

4 См.: Судебные приставы запили взятку коньяком//Московский комсомолец. 2003. 21 февраля. С.1.

39 взяток осуществляется и опосредованно: через условное место, тайник либо при помощи посредника.

Посредничество в приеме-передаче взятки, в свою очередь, можно подразделить на простое, которое означает передачу предмета взятки и предоставление требующегося взяткодателю одним и тем же посредником, а также - сложное, которое выражается либо в разделении функций между посредниками, либо в увеличении их числа в цепи, связывающей взяткодателя и взяткополучателя. Последний способ передачи предмета взятки должностным лицам правоохранительных органов становится все более распространенным, что обусловливает серьезные трудности в доказывании данного обстоятельства.

«Особого внимания заслуживает вопрос о времени знакомства взяткополучателя и посредника, выясняя который можно определить начало их преступной деятельности. Установление обстоятельств знакомства взяткополучателя и посредника может привести к раскрытию другого преступления: нередко посредником становится тот, кто дал взятку должностному лицу и в дальнейшем, используя подобное «знакомство», учитывая, что взяткополучатель уже «куплен» им, выполняет роль посредника»1.

Способы совершения взяточничества сотрудниками ПО тщательно продумываются и разрабатываются ими одновременно со способами сокрытия преступления. При этом, чем более ответственное положение занимает взяткополучатель и чем больше размер взятки, тем тщательнее продумываются способы сокрытия.

Применяются следующие способы вуалирования дачи-получения взятки:

  • дарение, займ;
  • погашение несуществующего долга или прощение действительного долга;
  • купля-продажа ценных вещей за бесценок, неравноценный обмен вещей;
  • отпуск товаров по льготным (заниженным) ценам;
  • под видом проигрыша в карты, бильярд и другие игры, лотереи;
  • Степанов В.В. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве // Известия высших учебных заведений: Правоведение. Изд-во Ленинградского ун-та, 1964. №2. С.63.

40

  • заключение фиктивных трудовых соглашений и гражданско-правовых договоров и выплата по ним взяткополучателю или его родным и знакомым (а также доверенным лицам) за якобы выполненную работу, работу по совместительству и т.д.;

  • систематическое угощение должностного лица или организация систематического питания за счет взяткодателя или его фирмы (организации);
  • выполнение для взяткополучателя безвозмездно или явно за низкую оплату каких- либо работ хозяйственного назначения (ремонт квартиры, автомобиля, и пр.);
  • пересылка денег по почте лично взяткополучателю или его доверенному лицу;
  • внесение взяткодателем денег на счет взяткополучателя или открытие лицевого счета на его имя;
  • передача взяткополучателю расчетной (дебетовой) карты на сумму взятки либо приобретение для взяткополучателя корпоративной пластиковой карты с оплатой определенных услуг или товаров на сумму взятки (например, топливные карты);
  • деньги в паспорте, водительском удостоверении (милиционерам ППС за неоформленную регистрацию по месту временного проживания, инспектору ГИБДД при нарушении правил дорожного движения);
  • . - предоставление различных путевок бесплатно или со значительной скидкой;

  • прием вкладов под высокие проценты;
  • передача акций родственникам или доверенным лицам;
  • создание специальных фондов1.
  • «Исследование способа, в свою очередь, приводит к возможности криминалистического изучения формы умысла, необходимо проявляющегося в тех или иных способах совершения преступления. Умысел изучается на основе выявления причинно-следственных и корреляционных зависимостей между

2

действиями человека и наступившим уголовно наказуемым результатом» .

Подобной точки зрения придерживаются и другие авторы, отмечая, что «…установление того или иного способа, в свою очередь, является средством доказывания иных обстоятельств (опосредованно). Так, установление способа раскрывает содержание и направленность умысла виновного, т.е. он связан с другим

’ Об иных аспектах способа см.: Коллектив авторов под рук. Е.А.Миронова. Организация и методика расследования взяточничества: Методическое пособие / М.: НИИ проблем укрепления законности
и правопорядка, 2001. С.27. 2 Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.39.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННА^ 41 ~ ШШОШк элементом - виновностью обвиняемого в совершении преступления и мотивами

преступления»’.

Требование уголовно - процессуального закона (п.2 ч.1 ст.73 УПК) об установлении:

г) виновности лица в совершении преступления, формы его вины и мотивы, означает выяснение при доказывании его психического отношения к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям. Виновность лица в совершении преступления существует объективно - вне сознания правоприменителей. Ее доказывание осуществляется посредством оценки собранных и проверенных по уголовному делу доказательств2.

Взяточничество предполагает наличие вины в форме прямого умысла, поэтому для следователя необходимость в специальном изучении этого вопроса возникает лишь в тех случаях, когда обусловленное взяткой служебное действие должностного лица правоохранительных органов выходит за рамки взяточничества и образует самостоятельное преступление.

Мотив преступления, под которым понимается побудительная причина преступного поведения, должен быть обязательно включен следователем в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу . Руководящим мотивом преступной деятельности взяткополучателя является корысть.

Как показало изучение мнения сотрудников ПО, опрошенных в качестве экспертов по вопросам борьбы с преступностью, преобладающей мотивацией при совершении преступлений их коллегами является прежде всего стремление повысить свой материальный уровень жизни (48 %), на 2-м - месте желание удовлетворить самые насущные потребности (29 %), и на 3-м - стремление жить на широкую ногу и мотивы накопительства (28 %) .

При доказывании данного обстоятельства следователю также следует иметь в виду, что корысть вызывается не только стремлением удовлетворить какие-то нужды,

’ Курс криминалистики. Общая часть / Отв. ред. В.Е.Корноухов. М.: Юрист, 2000. С. 172.

2 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева. М.: Спарк, 2002. С. 153.

3 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1965. №2. С.32.

4 См.: Королева М.В. Коррупция в сфере правоохранительной деятельности // Коррупция и борьба с ней.
М., 2000. С.93.

42

материальные потребности, желания, мимолетные побуждения, но и нередко престижными соображениями. Сущность престижных мотивов, в которых может проявляться корысть, наглядно показал еще К.Маркс. «Как бы ни был мал какой- нибудь дом, но, пока окружающие его дома точно так же малы, он удовлетворяет всем предъявляемым к жилищу общественным требованиям. Но если рядом с маленьким домом вырастает дворец, то домик съеживается до размеров жалкой хижины. Теперь малые размеры домика свидетельствуют о том, что его обладатель совершенно не требователен или весьма скромен в своих требованиях; и как бы не увеличивались размеры домика с прогрессом цивилизации, но, если соседний дворец увеличивается в одинаковой или еще в большей степени, обитатель сравнительно маленького домика будет чувствовать себя в своих четырех стенах все более неуютно, все более неудовлетворенно, все более приниженно»1.

Основываясь на результатах исследований судебной практики по делам о должностных преступлениях, некоторые ученые отмечают, что «…мотивы, обусловленные престижными соображениями, значительно усиливаются и получают еще большее распространение»2.

В ряде случаев мотив является обстоятельством, отягчающим или смягчающим наказание (20 % бывших сотрудников милиции связывали свои противоправные действия с материальными трудностями)3. Правильное установление мотива взяточничества необходимо также для характеристики личности взяточников.

К числу обстоятельств, подлежащих доказыванию (п.З ч.1 ст.73 УПК), также отнесены: д) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

В ст. 304 УПК содержится перечень сведений, характеризующий личность подсудимого: фамилия, имя и отчество, дата и место рождения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение и иные данные о личности, имеющие значение для уголовного дела.

‘Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т.23. С.770.

2 Волков Б.С. Мотивы преступлений. Изд-во Казанского ун-та. 1982. С.45.

3 См.: Алтухов С.А. Криминологическая характеристика и профилактика преступлений,
совершаемых сотрудниками милиции: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2000. С. 18.

43

Представляется, что этот перечень не является исчерпывающим. Помимо вышеназванной социально-демографической характеристики некоторые авторы1 полагают необходимым выяснение социального статуса обвиняемого (его принадлежности к определенной социальной группе); социальных функций личности (выполняемых видов деятельности в системе общественных отношений как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина и т.п.); нравственно- психологических характеристик, выражающих ее отношение к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям.

При рассмотрении наиболее значимых качеств и свойств сотрудников правоохранительных органов, совершивших преступления, установлено, что среди взяточников, лица в возрасте до 35 лет составляют 88%. Характерно, что стаж работы осужденных в правоохранительных органах невелик. В общей сложности 62,6 % осужденных проработали не более 5 лет. Чаще всего совершали преступления лица, проработавшие в правоохранительных органах от 1 года до 3-х лет - 30 %, имевшие стаж от 3 до 5 лет, составили 20 %, до 1 года - 16 % осужденных.

Большая часть взяточников имела вполне благополучный социальный портрет. 90% лиц положительно характеризовались по месту работы, 25% имели высшее образование, 30 % среднее, 37 % среднеспециальное, 8 % имели неполное среднее; 79 % имели семью. Значительная часть взяточников в МВД пришла работать не с целью борьбы с преступностью. Так, 14,7 % - потому что не смогли подыскать другую, более достойную работу; 11,7 % - из-за относительно стабильной заработной платы; 8,8 % опрошенных пришли в органы внутренних дел с единственной целью -улучшить свое материальное положение путем использования властных полномочий .

Согласно п.4 ч.1 ст.73 УПК при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию: е) характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Применительно к взяточничеству, совершаемому в ПО, ущерб измеряется не в денежном выражении, поскольку это преступление подрывает
нормальную

’ См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева. М.: Спарк, 2002. С. 154.

2 См.: Варыгин А.Н., Шляпникова О.В. Коррупция в органах внутренних дел // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С. 107.

44

правоприменительную деятельность ПО, подтачивает основы власти и управления, дискредитирует и подрывает их авторитет в глазах населения, остро затрагивает законные права и интересы граждан’.

Статья 73 УПК в число обстоятельств, подлежащих доказыванию также включает:

п. 5 - обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

п.6- обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание2;

п.7 — обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Предусмотренное российским законодательством освобождение от уголовной ответственности взяткодателя, добровольно сообщившего о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело (примечание к ст.291 УК), безусловно способствует выявлению фактов взяточничества.

Однако, отнюдь не однозначно мнение ученых по данному вопросу. Так О.Х.Качмазов предлагает законодательно установить для взяткополучателя условия, при наличии которых он может быть освобожден от уголовной ответственности, а именно - в случае добровольного сообщения взяткополучателем

органу, имеющему право возбудить уголовное дело о получении им взятки, если в его деянии не содержатся признаки, предусмотренные частями второй, третьей и четвертой статьи 291 УК РФ3. Аналогичную точку зрения высказывают и другие российские ученые4, предлагающие освобождение от уголовной ответственности любого из участников взяточничества в определенных случаях (при добровольном сообщении о имевшем место факте взяточничества, возвращении полученного или возмещении его стоимости, если дача взятки была связана с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью и т.п.).

1 См.: Указ Президента РФ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» от 4 апреля 1992 г. // Собрание законодательства РФ. 1992. №8. Ст. 804.

2 См.: Беджашев В.И. Расследование взяточничества // Справочник следователя. Выпуск 2 (Практическая криминалистика: расследование отдельных видов преступлений). М., 1990. С.239.

3 См.: Качмазов О.Х. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С.8.

4 См.: Проект Федерального Закона о внесении изменений и дополнений в уголовный кодекс Российской Федерации в связи с принятием Федерельного Закона «О борьбе с коррупцией», разработан доктором юрид. наук, профес. Долговой А.И.//Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С.313-314.

45

Иной подход к освобождению от ответственности взяточников был выражен участниками международной конференции «Ответ на вызов коррупции», которая проходила под эгидой ООН в Милане в ноябре 1999 года. Там было принято решение отказаться от понятия «жертва коррупции». «А таким до недавних пор считалось лицо, которое «под давлением» было вынуждено дать взятку должностному лицу. Теперь давший взятку и получивший ее - в равной мере преступники без всяких оговорок »’.

Представляется, что обе вышеперечисленные точки зрения, несмотря на противоположные позиции, вызывают сомнение в эффективности их общепредупредительного значения. Ныне же действующее уголовно-правовое законодательство наиболее оптимально, на наш взгляд, подходит к решению вопроса об условиях освобождения от уголовной ответственности за взяточничество.

Выделение законодателем обстоятельств, способствовавших совершению преступления в ч. 2 ст. 73 УПК и употребление к ним термина выявление, свидетельствует о том, что не по каждому уголовному делу их необходимо именно доказывать. По мнению некоторых авторов , это связано с тем, что, как правило, эти обстоятельства не имеют квалифицирующего значения, но в ряде случаев способны раскрыть механизм события преступления.

Предложить исчерпывающий перечень подлежащих исследованию при расследовании дел о взяточничестве в правоохранительных органах обстоятельств безусловно невозможно, т.к. в каждом отдельном случае круг их определяется в зависимости от места, времени, способа и специфических особенностей совершенного преступления. По одним делам перечисленный круг обстоятельств может быть значительно больше названного, по другим -меньше. Однако всегда следует иметь в виду, что, «во-первых, все обстоятельства, подлежащие доказыванию целесообразно исследовать одновременно, а не изолированно друг от друга и, во-вторых, одни и те же доказательства, получаемые из одного источника, могут относиться к одному или нескольким обстоятельствам, подлежащим установлению по делу»3.

’ Паклин Н. Прокурор из России на конференцию не прибыл // Российская газета. 1999. 24 ноября. С.7.

2 См.: Баяхчев В.Г. Комментарий к ст. 73 УПК // Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под. общ. ред. В.В.Мозякова. М., 2002. С. 189.

3 Степанов В.В. Расследование взяточничества. Изд-во Саратовского ун-та. 1966. С.104.

46

ГлаваП Процессуальные и криминалистические вопросы возбуждения уголовных дел о взяточничестве в правоохранительных органах

§ 1. Характеристика поводов и основания к возбуждению уголовного дела

От правильности возбуждения дела в значительной мере зависит достижение полноты, всесторонности и объективности расследования, обеспечение условий для соблюдения гарантированного Конституцией РФ (ч.1 ст.46) права граждан на судебную защиту их прав и свобод. Однако принятие решения о возбуждении уголовного дела о взяточничестве возможно лишь при наличии законного повода (ч. 1 ст. 140 УПК). В случае формального выяснения законности повода к возбуждению уголовного дела начавшаяся проверка может вестись вхолостую. «Цель доследственной проверки - получить достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Законодатель предусматривает в качестве основания для возбуждения уголовного дела наличие данных, указывающих на признаки преступления, что должно быть зафиксировано в соответствующих документах (объяснениях, протоколах и т.д.)»1. При утвердительном ответе выносится постановление о возбуждении уголовного дела, при отрицательном - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако стадия возбуждения уголовного дела не сводится только к вынесению соответствующего процессуального акта в указанные законом сроки (не позднее 3-х, а по ходатайству - 10 суток со дня получения заявления или сообщения). В соответствии с п.З ч.1 ст. 145 УПК также может быть принято решение о передаче сообщения по подследственности.

Поводом к возбуждению уголовного дела о взяточничестве в правоохранительных органах может быть любой из трех перечисленных в ст. 140 УПК. Каждый из этих поводов имеет самостоятельное значение и при их отсутствии возбуждение уголовного дела невозможно.

Из текста УПК исключены упоминавшиеся в ранее действовавшем уголовно- процессуальном законодательстве такие поводы для возбуждения уголовного дела,

’ Соловьев А.Б., Тимофеев А.В. Особенности возбуждения уголовного дела публичного обвинения по новому УПК РФ//Прокурорская и следственная практика. 2002. №1-2. С.220.

47

как сообщения профсоюзных и комсомольских организаций, народных дружин по охране общественного порядка, товарищеских судов и других общественных организаций; сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц; статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления (ч.1 ст. 108 УПК РСФСР 1961 г.). Это, однако, не означает, что в указанных случаях, если они сложатся в реальности, будет отсутствовать повод для возбуждения уголовного дела и, соответственно, дело не смогут возбудить. Ситуации, подпадавшие ранее под указанные выше поводы, входят в круг поводов, предусмотренных п.З ч.1 ст. 140 УПК. Положение закона о поводах представляется концептуально правильным, поскольку невозможно в законе перечислить все поводы, т.к. с развитием технического прогресса возникают новые средства коммуникации.

Как показывает анализ судебно-следственной практики, из числа поводов перечисленных в ч.1 ст. 140 УПК, самым распространенным поводом к возбуждению уголовных дел о взяточничестве в правоохранительных органах являются заявления о преступлении (около 91%). Наиболее часто заявления граждан поступают в органы прокуратуры (около 47%) и органы дознания (около 27,5%). Однако, говоря о статистике поводов к возбуждению уголовных дел данной категории, следует иметь ввиду, что нередко органы дознания, обнаружив в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, признаки взяточничества, исходя из корпоративных соображений и в связи с подследственностью этих дел прокуратуре, предлагают лицам, причастным к фактам взяточничества, обращаться с заявлением именно в прокуратуру. Как правило, в этих случаях первичные проверочные мероприятия уже осуществлены органом дознания в ходе предварительной оперативно-розыскной деятельности и вопрос о возбуждении уголовного дела следователем прокуратуры решается на основании собранных фактических данных.

Для оптимизации предварительной проверки в каждом конкретном случае, ШХ.Папиашвили1 предлагает поступившие от граждан заявления о взяточничестве должностных лиц разделить на три основные категории: к первой относить заявления

’ См.: Палиашвили Ш.Г. Вопросы методики раскрытия и предупреждения взяточничества по советской криминалистике. Автореф. дисс. …канд. юрид.наук. Тбилиси, 1966. С.8.

48

таких граждан, которые различными путями и средствами узнали о даче-получении взятки, или о факте посредничества во взяточничестве, или о покушении на таковые, а сами не имеют никакого отношения к преступлению и добросовестно хотят помочь органам дознания и предварительного следствия в разоблачении преступников; ко второй - заявления таких граждан, по отношению к которым имело место вымогательство взятки или покушение на таковое со стороны отдельных должностных лиц либо которые сами непосредственно были участниками преступления, но своим чистосердечным, добровольным признанием хотят способствовать раскрытию взяточничества и разоблачению взяточников; к третьей - анонимные письма, поступающие от граждан по факту взяточничества. Они не являются поводом к возбуждению уголовного дела, но их проверка необходима для установления взяточничества.

В целом соглашаясь с данной классификацией, считаем необходимым отметить, что в ней, однако, не указаны в качестве заявителя - взяткополучатели и лица, которым предлагалась взятка.

Нам представляется, что классифицировать все поступающие заявления и сообщения о взяточничестве до возбуждения уголовного дела правильнее было бы по следующим основаниям:

  • по субъектам, обратившимся с заявлением: а) взяткополучатели - 4%; б) взяткодатели - 89%; в) другие лица - 7%;
  • по форме информирования: а) гласные; б) анонимные;
  • по способу информирования: а) устные - 18%; б) письменные- 82%.
  • В зависимости от вышеназванных поводов, должностное лицо, полномочное возбудить уголовное дело, принимает оптимальное решение о тактике проверочных действий, а в последующем и первоначальных следственных действий.

Значительное количество уголовных дел возбуждается по заявлениям самих взяткодателей (в 89 % от общего количества поступивших заявлений и сообщений о взяточничестве), и поэтому этот повод заслуживает более детального рассмотрения.

’ Законодатель не проводит разграничения понятий «заявления» и «сообщения», поскольку оба слова в русском языке тождественны по своему значению и отличаются один от другого лишь стилистической окраской. См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1975. С.210, 688; Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1969. С. 167, 509.

49

«В процессуальном отношении добровольное заявление о даче взятки не может рассматриваться как явка с повинной, хотя внешне создается впечатление, что они мало в чем отличаются»,1 - отмечает В.В.Степанов. По его мнению, это юридически различные институты. Явка с повинной является смягчающим вину обстоятельством, в то время как добровольное заявление о даче взятки исключает уголовную ответственность.

Закон предусматривает (ч.б ст. 141 УПК) и предупреждение заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при принятии его как письменного, так и устного заявления, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя. Протокол принятия устного заявления составляется по форме, установленной в приложении 2 к УПК.

В случае поступления заявления по почте предупреждение об ответственности целесообразно производить при получении от заявителя объяснений. При этом следует исходить из предупредительного значения ответственности за заведомо ложный донос против необоснованных заявлений граждан, которые попытались бы дискредитировать должностное лицо ложным доносом о взяточничестве. Предупреждение может быть сделано только, если явившийся заявляет о совершении преступлений другими лицами. При решении вопроса о предупреждении следует иметь ввиду, что привлечение к уголовной ответственности по ст.306 УК не зависит от наличия или отсутствия такого предупреждения.

На практике встречаются случаи, когда заявитель ошибочно адресует сообщение о совершенном или готовящемся преступлении в ненадлежащий орган. Поскольку в нем изложена информация, указывающая на признаки преступления, то это сообщение не теряет своей силы и может служить поводом для возбуждения дела после передачи его компетентному лицу, уполномоченному возбуждать уголовные дела, так как эта категория дел носит публичный характер (ч.5 ст.20 УПК).

Так О.Х.Качмазов считает, что ограничение круга органов и лиц, которым может быть сделано добровольное заявление лишь теми, кто имеет право возбудить уголовное дело, может привести к возникновению дополнительных трудностей в разоблачении взяточников и к неосновательному привлечению к ответственности

’ Степанов В.В. Расследование взяточничества. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964. С. 128.

50

лиц, которые в силу определенных причин (например, в силу правовой неграмотности) добровольно заявили о данной взятке иным государственным органам или должностным лицам1.

Заявление о вымогательстве взятки заместителем начальника СВПЧ №2 (пожарной части) Шмелевым А.А. от старосты приходского совета Духосошественской церкви поступило в Саратовский горисполком. Оно было переадресовано в УВД г.Саратова, где после предварительной оперативной проверки и задержании с поличным Шмелева А.А. было возбуждено уголовное дело по факту получения взятки2.

В соответствии с п.2 ч.1 ст. 140 УПК поводом к возбуждению уголовного дела служит явка с повинной, сущность которой заключается в том, что лицо, совершившее преступление, заявляет об этом преступлении и своем участии в нем в правоохранительные органы, уполномоченные осуществлять
уголовное

преследование по факту такого преступления .

По делам о взяточничестве в правоохранительных органах в 9 % исследованных уголовных дел поводом к возбуждению уголовных дел являлись явки с повинной взяткодателей и посредников в даче взятки сотрудникам правоохранительных органов. Обязательным условием данного повода возбуждения уголовного дела является добровольность сообщения о преступлении и признания лицом своего участия в нем.

«В том случае, когда отсутствуют необходимые признаки добровольности заявления взяткодателя о даче взятки, то это не должно рассматриваться как явка с повинной, смягчающая ответственность лица, совершившего преступление» .

Явкой с повинной следует считать лишь заявление, в котором содержится информация о преступлении, ранее не известного правоохранительным органам, или же преступления известного, но не раскрытого. Она же является обстоятельством, смягчающим наказание либо освобождающим от ответственности или наказания .

’ См.: Качмазов О.Х. Указ. раб. С.7.

2 Архив суда Волжского района г. Саратова. 1985 г.

3 См.: Григорьев В.Н. Указ. раб. С.317.

4 Степанов В.В. Расследование взяточничества: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964. С.164.

5 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. №40 // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. М.: Спарк, 2001. С.504.

51

Однако, освобождение взяткодателя от уголовной ответственности по мотивам добровольного сообщения 6 совершении преступления не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления1. Именно поэтому «данному лицу в отличии от заявителя ответственность за заведомо ложный донос не разъясняется. Оно допрашивается по делу в качестве подозреваемого или обвиняемого»2.

Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол, который составляется по форме, установленной в приложении 3 к УПК.

Закон не признает поводом к возбуждению уголовного дела анонимные заявления (ч.7 ст.141 УПК), однако в правоохранительные органы такие заявления поступают. По УПК РСФСР 1923 г. анонимные заявления могли быть поводом к возбуждению уголовного дела только после предварительной негласной проверки их органами дознания. Такое положение сохранялась до принятия 2 февраля 1988 года Президиумом Верховного Совета СССР Указа3 о том, что анонимные заявления и жалобы граждан не подлежат проверке. Тогда в практической деятельности правоохранительных органов возникли трудности с принятием ими решения в случаях поступления к ним анонимных заявлений, содержащих достоверные сведения о совершенном или подготавливаемом преступлении. В связи с этим Генеральный прокурор СССР в своем указании №13/20 от 4 марта 1988 года предписал следователям и органам дознания использовать такие заявления в целях организации оперативных проверок, материалы которых могут послужить в качестве повода для возбуждения уголовного дела.

Аналогичной позиции ученые-криминалисты, исследовавшие вопросы возбуждения уголовных дел о взяточничестве, придерживались как в более ранних работах4, так и в современных. Например, О.М.Кирюшина предлагает подвергать проверке анонимные заявления, но поводом к возбуждению уголовного дела в этих случаях будет не само заявление, а данные, установленные при его проверке .

’ См.: Пункт 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 // Следователь.
2000. №3. С.32-33.

2 Демидов И.Ф. Заявитель в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью. 1982. Вып.36. С.87.

3 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. №4.

4 См.: Степанов В.В. Расследование взяточничества. Изд-во Саратовского ун-та. 1966. С.23-24.

5 См.: Кирюшина О.М. Предварительное расследование уголовных дел о взяточничестве (Процессуальные и тактические аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид наук. М., 1997. С.14.

52

Поводом к возбуждению уголовного дела в подобном случае будут материалы, собранные в результате проверки фактов взяточничества, указанных в анонимном заявлении и содержащие признаки данного преступления.

Представляется, что не все анонимные заявления должны проверяться, а лишь те, которые содержат информацию, указывающую на признаки преступления, т.е. на конкретные факты взяточничества. При этом основное внимание должно быть направлено на выявление того, было ли совершено действие (бездействие), выполненное якобы за взятку, или нет. Если действие вообще не было совершено, то дальнейшая проверка, как правило, теряет смысл.

Разновидностью анонимных заявлений являются сообщения о преступлении, сделанные неизвестными лицами по телефону в правоохранительные органы. В последние годы количество таких сообщений значительно увеличилось в связи с тем, что получили распространение так называемые «телефоны доверия», по которым любой, даже не назвавший себя, гражданин имеет возможность сообщить в правоохранительные органы ставшую известной ему информацию о совершенных, совершаемых или подготавливаемых преступлениях. В этих случаях необходимо попытаться получить от анонимного заявителя интересующие данные и, главное, сведения о лицах, способных подтвердить факты взяточничества. Если попытка убеждения неизвестного заявителя явиться и рассказать об известном ему взяточничестве не увенчалась успехом, то следует предпринять необходимые меры для установления номера телефона, с которого звонил анонимный заявитель. Анонимное сообщение о взяточничестве сотрудника правоохранительных органов может иметь целью оклеветать и внести разлад в его конкретную

правоохранительную деятельность. Но оно же может содержать информацию и о действительно имевшем место факте взяточничества.

Даже из устного сообщения можно сделать предположительный вывод о степени информированности анонимного заявителя о сообщаемых фактах взяточничества и о личной причастности к ним. Внимательный анализ этих обстоятельств поможет сузить круг возможных авторов.

По результатам полученного телефонного сообщения нельзя составить протокол, предусмотренный ч.З ст. 141 УПК, т.к. закон требует содержание в протоколе устного заявления данных о заявителе, а также о документах, удостоверяющих его личность.

53

Отсутствует возможность выполнить и другие требования частей 3 и 6 статьи 141 УПК, а именно - получить от заявителя подпись в протоколе, в том числе, после отметки о предупреждении заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

Однако п.5 ст. 141 УПК предписывает в случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола, оформлять его заявления в порядке, установленном статьей 143 УПК. Данная статья предусматривает при получении сообщения о совершенном или готовящемся преступлении из иных источников информации, чем указанные в ст. 141 и 142 УПК составление рапорта об обнаружении признаков преступления, который является одним из видов поводов к возбуждению уголовного дела, предусмотренных п.З ч.1 ст. 140 УПК.

Ряд авторов1 обоснованно полагает, что непосредственным обнаружением признаков преступления следует считать факты выявления кем-либо из компетентных должностных лиц в процессе служебной деятельности сведений об обстоятельствах, указывающих на совершение или подготовку к совершению уголовно наказуемых деяний, если ранее они не располагали заявлением (сообщением) или другим источником информации о преступлении, которое можно отнести к поводам, предусмотренным пп.1 и 2 ч.1 ст. 140 УПК.

К числу иных источников информации, в которых содержатся сообщения о взяточничестве и могут быть поводом для возбуждения уголовного дела, относятся:

а) Материалы, собранные в результате оперативно-розыскной и прокурорско- надзорной деятельности, т.е. поисковой деятельности, специально направленной на обнаружение преступлений (5,5 % от исследованных уголовных дел).

Закон (ч.2 ст.21 УПК) обязывает прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Императивный

‘См.: Москалькова Т.Н. Комментарий к гл.19. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С.295; Григорьев В.Н. Комментарий к гл.19 // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В.Мозякова. М., 2002. С.322.

: 54

характер нормы означает в то же время, что эти органы должны проявлять : инициативу по установлению факта преступления и лиц, его совершивших.

Это требование относится, прежде всего, к оперативным подразделениям органов МВД, ФСБ, налоговой полиции и иных учреждений, на которые возложены функции выявления взяточничества, в том числе в своих рядах, чтобы они не ожидали поступления к ним заявлений граждан и сообщений должностных лиц о взяточничестве, а сами обнаруживали их и при наличии достаточных оснований выносили постановления о возбуждении уголовных дел.

б) Материалы, полученные в ходе служебной деятельности правоохранительных органов, для которой обнаружение преступлений является побочным результатом, например, при выполнении милицией задач по охране общественного порядка или при производстве следователем и дознавателем расследования по факту другого преступления. К данному источнику информации следует отнести и материалы, которыми оформлены результаты личного наблюдения сотрудниками ПО обстоятельств совершения взяточничества: рапорты (0,5 %);

в) Сообщение о преступлении, распространенное в средствах массовой информации (1 %).

Новый УПК в ч. 2 ст. 144 предусматривает проведение проверки органом дознания или следователем на основании поручения прокурора по сообщению о преступлении, распространенному в СМИ.

УПК предусматривает обязанность редакции соответствующего СМИ передавать по
требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в их
распоряжении документы и материалы, подтверждающие сообщение о
преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию.
Исключения составляют случаи, когда это лицо поставило условие о сохранении в
тайне источника информации. Обязанность сохранения конфиденциальности
информации и ее источника предусматривает и п.4 ч.1 ст.49 Закона о СМИ .

Положительный опыт использования правоохранительными органами возможностей прессы в борьбе со взяточничеством имел место в 20-х годах

двадцатого столетия. Так, в Калужской губернии ни одна заметка, помещенная в

’ См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и ВС РФ, 1992, № 7, ст.300; Собрание законодательства РФ, 1995, №3, ст. 169; №24, ст. 2256; №30, ст. 2870; 1996, №1, ст. 4; 1998, №10, ст.1143.

55

местной печати, «хотя бы со слабым намеком на взятку … не была оставлена без проверки». Для этого при отделе управления НКВД было специально выделено лицо, которое следило за всеми сообщениями в печати, содержащими информацию о взяточничестве. «Местное население прекрасно учло это нововведение и не стесняясь в форме корреспонденции начало заполнять газетные столбцы сообщениями о случаях взятки». Подобная практика использования прессы в борьбе с преступностью активно применялась и в других местах. Московской прокуратурой только за июль 1923 года по газетным заметкам было возбуждено 112 уголовных дел, из них 15 дел о должностных преступлениях1.

Интересен зарубежный опыт взаимодействия правоохранительных органов со СМИ, для которых последние являются содержательными носителями информации о преступности. Использование материалов СМИ для получения различных сведений, представляющих интерес для РСП (разведывательная служба полиции) США, является достаточно эффективным легальным средством сбора обширной информации. Сотрудники подразделений РСП рассматривают газеты и журналы как надежный источник информации еще и потому, что в условиях американской действительности, где хлеб репортера, журналиста - сенсация, корреспонденты вынуждены становиться «оперативными работниками». Наиболее

распространенным способом использования газет и журналов в

разведывательных целях является составление целевых досье из материалов прессы. В ряде случаев сотрудникам подразделений РСП вменяется в обязанность составление письменных обзоров периодической печати .

В Великобритании положительным результатом обращения правоохранительных органов к помощи радио, телевидения и прессы явилось то, что в рамках проведения правительством Великобритании в 1996 году рекламной кампании под девизом «Знаете какого-нибудь обманщика? Подскажите о нем по телефону» через СМИ подданным Соединенного Королевства предлагалось позвонить по указанным sтелефонам. В результате телефонные операторы зарегистрировали более 13 тысяч

’ См.: Епихин А.Ю. Борьба со взяточничеством и коррупцией в России в начале 20-х годов: уроки и опыт // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С.198-199.

2 См.: Крылов А.В. Зарубежный опыт взаимодействия правоохранительных органов со средствами массовой информации//Российский следователь. 2001. №5. С.43.

56

«крайне полезных конфиденциальных сообщений», позволивших спасти свыше 1 миллиона фунтов стерлингов1.

Вместе с тем, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела о взяточничестве по материалам СМИ нельзя не учитывать, что сообщаемые ими факты далеко не всегда соответствуют действительности. Следует согласиться с Юцковой Е.М., что «выступления СМИ о коррупции все чаще можно рассматривать как «заказные», как кампанию, проводящуюся в отношении конкретного лица в политических или иных (возможно, и экономических) целях. …Так, за весь 1998 г. в среднем - с учетом разных СМИ - в них отмечалось не более 8 % выступлений, связанных с вопросами коррупции, причем многие из них носили явные следы односторонности, создавали впечатление «заказанности»2.

По мнению опрошенных работников правоохранительных органов, СМИ в 14% выступлений сознательно нагнетают обстановку, неправильно отражая масштабность преступлений, связанных с коррупцией, по той или иной причине дают населению неверную информацию примерно в половине всех посвященных данной теме выступлений. Свидетельствует об этом и нарастание судебных исков к СМИ о защите своей чести и достоинства. Только за 1998 год их было 150, подавляющее большинство которых признано правомерными, а изложенные в выступлениях СМИ обвинения «не соответствующими действительности»3.

Факт получения из вышеуказанных источников информации о совершенном или готовящемся взяточничестве оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления. Этот рапорт, как вытекает из буквального толкования уголовно- процессуального закона, составляется с момента получения первоначальной информации. В некоторых случаях подобная информация, являясь результатом предварительной проверки, содержит достаточные для принятия окончательного решения данные. В других случаях полученная информация лишь побуждает ею заинтересоваться, однако сама по себе недостаточна для принятия обоснованного решения. В обоих случаях рапорт об обнаружении признаков преступления (составленный по форме, установленной в приложении 1 к УПК) «будет иметь

1 См.: Емельянов В. Агент под кличкой «Кармен»//Налоговая полиция. 1997. №10. С.15.

2 См.: Юцкова Е.М. Коррупция и средства массовой информации // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С. 175- 176.

3 См.: Там же. С.174-175.

57

обычное значение повода для возбуждения уголовного дела как юридического факта, обязывающего орган дознания, дознавателя, следователя, прокурора принять решение о возбуждении уголовного дела или отказать в этом, однако не предрешающего указанного вопроса»1.

На данной стадии, как это следует из требований ст. 140 УПК, не требуется установления всех признаков состава преступления, а говорится лишь о наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Стадия возбуждения уголовного дела, как отмечает В.А.Лазарев, не требует наличие достоверного знания о совершении преступления, «поскольку оно является результатом процесса доказывания, осуществляемого, прежде всего, посредством проведения следственных действий, а их производство в этой стадии не допускается»2.

«Основная особенность в оценке средств уголовно-процессуального доказывания в стадии возбуждения уголовного дела обусловлена предназначением совершаемых в ней процессуальных действий устанавливать наличие (отсутствие) в проверяемом деянии признаков преступления (ст. 14 УК). Причем для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточны предположительные знания об обстоятельствах дела»3.

А.А.Чувилев, рассматривая стадию возбуждения уголовного дела, пришел к выводу о том, что достаточные для принятия решения о возбуждении уголовного дела данные могут содержаться не только в уголовно-процессуальных, но и в оперативно-розыскных источниках, что вытекает из содержания ст.40 УПК. «Принятие органом дознания оперативно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, может привести к социально-полезным результатам, если только на основе фактических данных, полученных этими мерами, будут возбуждаться уголовные дела и производиться расследование. Иначе некоторые латентные, замаскированные преступления так и останутся нераскрытыми, поскольку попытки собрать фактические данные с помощью процессуальных способов проверки могут

1 См.: Григорьев В.Н. Там же. С.323.

2 Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового регулирования на преступные посягательства: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 16.

3 Крысин С.Г. Теоретические основы оценки средств уголовно-процессуального доказывания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999. С.14.

58

привести к уничтожению преступниками следов (документов, предметов, могущих стать вещественными доказательствами и т.д.), сговору между собой и с возможными

! 1

свидетелями или к созданию иных помех в установлении истины» .

Представляется верной точка зрения Н.Г.Шурухнова, что в тех случаях, когда в результате деятельности правоохранительных органов «собраны данные, указывающие хотя бы на один признак преступления и при этом не установлено обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела, то нужно возбудить уголовное дело» .

Анализируя особенности стадии возбуждения уголовных дел о взяточничестве в правоохранительных органах, следует остановиться на вопросе о специальных субъектах по делам данной категории.

Уголовно-процессуальный закон дает исчерпывающий перечень субъектов возбуждения уголовных дел. К их числу ст. 146 УПК относит прокурора, следователя и дознавателя. Этот перечень субъектов не подлежит расширительному толкованию.

Однако в УПК РФ появилось принципиально новое положение о том, что уголовное дело публичного обвинения возбуждается следователем, дознавателем с I, согласия прокурора. В связи с введением подобной процедуры согласования с

прокурором постановления о возбуждениии уголовного дела возникает вопрос: не является ли это нововведение серьезным умалением принципа процессуальной самостоятельности следователя и препятствием в своевременном и эффективном проведении им первоначальных следственных действий ?

Мнение по данному вопросу среди ученых отнюдь не одназначено. Некоторые из них полагают, что рассматриваемое нововведение в УПК должно обеспечить безотлагательную проверку обоснованности принятия дознавателем, следователем решения о возбуждении уголовного дела и имеет существенное значение в качестве

‘Чувилев А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1985. С.108.

с 2 Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения

  • уголовного дела (процессуальные и организационно-методические вопросы): Дисс…канд. юрид. наук. М.,
  1. С.86.

59

гарантии обеспечения его законности1, а в некотором отношении права следователя и, соответственно, его процессуальная самостоятельность даже расширены2.

Иное мнение высказано по данному поводу В.М.Быковым, который совершенно обоснованно, на наш взгляд, отмечает, что «… если следователь будет действовать строго по новому уголовно-процессуальному закону и уедет с места происшествия, не произведя неотложных следственных действий, то он рискует утратить важные доказательства; если следователь все же проведет неотложные следственные действия, то он рискует быть обвиненным в нарушении уголовно-процессуального закона, в превышении власти и т.д. … законодателю следует вернуться к норме, которая была сформулирована в ч.З ст. 112 УПК РСФСР»3.

Вместе с тем, требование прокурора к органам дознания о докладывании материалов проверок и перспективы возбуждения уголовных дел о взяточничестве предъявлялось и раньше.

С учетом родовой подследственности, как ранее так и сейчас (п.1 «б, в» ч.2 ст. 151, 447 УПК), полномочиями на возбуждение уголовного дела о преступлениях, совершенных судьями, прокурорами, следователями и должностными лицами органов внутренних дел, ФСБ, налоговой полиции, учреждений и органов уголовно- исполнительной системы и таможенных органов, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью, в подавляющем большинстве случаев пользуются следователи органов прокуратуры и без согласования с прокурором уголовные дела данной категории не возбуждаются.

§ 2. Формы и виды взаимодействия правоохранительных органов при предварительной проверке фактов взяточничества

Стадия возбуждения уголовного дела, как правило, включает в себя комплекс действий и отношений, предшествующих обоснованному решению вопроса, при

’ См.: Соловьев А.Б., Тимофеев А.В. Особенности возбуждения уголовного дела публичного обвинения по новому УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. М., 2002. №1-2. С.217.

2 См.: Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ//Законность. 2002. №7. С.2.

3 См.: Быков В.М. Уголовно-процессуальный кодекс РФ и проблемы раскрытия преступлений (Полемические заметки) // Право и политика. 2002. №9. С.67.

60

отсутствии достаточных оснований для возбуждения уголовного дела. Главная цель такой проверки состоит в обнаружении признаков преступления (ст. 144 УПК).

«Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях есть уголовно-процессуальная деятельность уполномоченных законом лиц по установлению наличия либо отсутствия в выявленном факте признаков преступления»1.

«Само закрепление законом предварительной проверки и регламентация УПК целого ряда действий, связанных с оформлением и рассмотрением заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, говорят о процессуальном характере этой деятельности и о том, что она является составной частью стадии возбуждения уголовного дела»2.

Утверждения противников признания процессуального характера предварительной проверки основываются, прежде всего, на недопустимости проведения каких-либо процессуальных действий до возбуждения уголовного дела3. Однако, на наш взгляд, подобная позиция не основывается на законе. Напротив, законодатель обязывает орган дознания, дознавателя, следователя или прокурора до возбуждения уголовного дела (ч.З ст. 145 УПК) принять меры к сохранению следов преступления. С этой целью УПК прямо предусматривает возможность проведения отдельных процессуальных действий до возбуждения уголовного дела. Так ч.2 ст. 176 УПК позволяет производить до возбуждения уголовного дела осмотр места происшествия.

«Помимо осмотра места происшествия с целью проверки сообщения о преступлении могут производиться иные процессуальные действия, к числу которых относятся требования, поручения, запросы (ст.21 УПК)» .

В этой связи справедливо отмечено П.П.Сердюковым, что даже до возбуждения уголовного дела данные о преступлении устанавливаются действиями

’ Степанов В.В. Предварительная проверка информации о преступлениях в сфере экономики // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики. Саратов, 1999. С.96.

2 Степанов В.В. Расследование взяточничества: Дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964. С. 108.

3 Некоторые авторы полагают, что до возбуждения уголовного дела меры по закреплению следов преступления могут быть только непроцессуального характера. См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., Изд. АН СССР, 1958. С.27; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., Госюриздат, 1962. С.232; Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела (процессуальные и организационно-методические вопросы): Дисс. …канд. юрид. наук. М., 1982. С.141-142; Трусов А. О допустимости и относимости доказательств // Советская юстиция. 1990. №14. С.14; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. С.37.

4 Григорьев В.Н. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В.Мозякова. М., 2002. С.328.

61 процессуального характера и неизбежно приобретают обусловленную
этими действиями процессуальную форму1.

О уголовно-процессуальном характере предварительной проверки свидетельствует и то, что осуществлять ее компетентны лишь субъекты, прямо указанные в законе (ч.1 ст. 144 УПК).

Мы также присоединяемся к позиции авторов, которые полагают, что «процессуальная деятельность начинается не с возбуждения уголовного дела, а с момента обнаружения органами дознания признаков преступления»2.

На наш взгляд, следует провести разграничение на логическую и фактическую предварительную проверку. Первая связана с деятельностью по оценке имеющейся информации (посредством анализа и синтеза), которая в каждом случае поступления заявления, сообщения о преступлении обязательно предшествует принятию решения о возбуждении уголовного дела. Вторая представляет собой деятельность в виде непосредственного собирания дополнительных материалов, решение о проведении которой принимается на основании результатов той же логической проверки. Следовательно, логическая проверка не только предшествует деятельности в виде непосредственного собирания дополнительных материалов и влияет на принятие решения о ее необходимости, но и является обязательным условием для принятия любого решения по поступившему заявлению, сообщению о преступлении. Таким образом, можно говорить и о третьем виде - комбинированной проверке, включающей как логические способы, так и фактические действия, направленные на собирание информации.

В Поволжский РУОП МВД РФ в марте 1995 года от частного предпринимателя Р: поступило заявление о вымогательстве взятки оперуполномоченным ОБЭП Фрунзенского РОВД г.Саратова К. В результате опроса Р. и логического анализа сообщенных им сведений, которые вызвали сомнения в их достоверности (Р. называл других предпринимателей, с которых К. также вымогал взятки, но которые отказывались от обращения в правоохранительные органы), было принято решение о проведении фактической проверки заявления Р. В ходе данной проверки были

’ См.: Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981. С.70.

2 Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого // Роль

аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск, 1976. С.36.

62 собраны дополнительные материалы в виде опросов названных Р. предпринимателей, якобы подвергшихся вымогательству со стороны К.; с помощью прокуратуры изучены материалы текущих проверок предпринимателей Фрунзенского района г.Саратова, в том числе и предпринимателя Р., проводимых К. В результате предварительной проверки было установлено, что факты, изложенные в заявлении Р., не нашли своего подтверждения, а само заявление было клеветническим и мотивировано чувством мести из-за строгого контролирования К. предпринимательской деятельности Р. По заявлению Р. в отношении К. было отказано в возбуждении уголовного дела1.

Практика свидетельствует, что при наличии заявления самого участника преступления предварительная проверка в виде собирания дополнительных материалов, как правило, не проводится. Прокурор, подвергнув логической проверке факты, изложенные в заявлении, возбуждает уголовное дело. В большинстве же случаев предварительная проверка по поступившим заявлениям и сообщениям о взяточничестве предшествует возбуждению уголовного дела. Поэтому первый вопрос, который всегда встает перед лицом, полномочным возбудить уголовное дело: требуют ли предварительной проверки в виде собирания дополнительных материалов факты, изложенные в заявлении, или нет.

Новое уголовно-процессуальное законодательство в отличие от УПК РСФСР, (ч.2 ст. 109 которого предусматривала осуществление предварительной проверки путем истребования необходимых материалов и получения объяснений), конкретно не указывает, какие проверочные действия вправе осуществлять компетентные лица.

В соответствии со ст.6 Закона о прокуратуре ; п. «м» ст. 13 Федерального закона об органах ФСБ ; ст. 14 Закона о федеральных органах налоговой полиции ; п.4 ст. 11 Закона о милиции5 граждане и должностные лица обязаны давать необходимые объяснения, представлять сведения, справки, документы, материалы и копии с них и иные сведения, необходимые для разрешения вопросов, находящихся в компетенции этих органов.

’ См.: Материал об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Рябова СП. от 24 марта 1995г. Архив Приволжского РУБОП МВД РФ.

2 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

3 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. №15. Ст. 1269.

4 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. №51. Ст. 4973

5 См.: Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2964

63

Однако вышеперечисленная деятельность правоохранительных органов не является процессуальной, т.к. она не основывается на уголовно-процессуальном законе. В этой связи целесообразно внести в УПК перечень процессуальных действий необходимых и возможных при осуществлении предварительной проверки. В частности, нуждаются в процессуальной регламентации такие действия, как: истребование документов, получение объяснений, проведение различного рода исследований и т.п.

В УПК, по нашему мнению, также следует урегулировать участие субъектов оперативно-розыскной деятельности в ходе предварительной проверки.

В настоящее время Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»1 в сравнении с УПК, значительно выигрывает по вопросу регламентации проверочных действий: в ст.6 ФЗ «Об ОРД» перечислены средства оперативной проверки.

Вместе с тем, ограничение предварительной проверки лишь вышеперечисленными видами действий не может обеспечить выполнение стоящих перед ней задач и уже назрела необходимость проведения некоторых следственных действий до возбуждения уголовного дела. На наш взгляд, следует согласиться с автором, утверждающим, что: «главная проблема в решении вопроса о возбуждении уголовного дела обусловлена невозможностью, без проведения некоторых следственных действий собрать в ряде случаев достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Истребование материалов, как показала практика, является неэффективным средством собирания данных»2.

За расширение круга процессуальных действий проводимых в ходе предварительной проверки высказываются некоторые ученые. Например, А.К.Гаврилов и А.Я.Гинзбург предлагают в стадии возбуждения уголовного дела допустить для пресечения преступления и закрепления его следов задержание подозреваемого, освидетельствование его и потерпевшего, производство личного обыска, наложение ареста на имущество, изъятие документов, вещественных доказательств, допрос потерпевшего или подозреваемого, если они находятся в опасном для жизни состоянии, а также возможность производить осмотр места

1 Далее в работе в целях сокращения Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» будет именоваться ФЗ «Об ОРД».

2 Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. №12. С.23.

64

происшествия без понятых в случаях, когда следам угрожает опасность исчезновения1.

Иная точка зрения высказана С.Г.Ольковым, который считает, что «до возбуждения уголовного дела следует запрещать производство тех следственных и иных процессуальных действий, которые связаны с уголовно-процессуальным принуждением, например, задержания, обыска, выемки, экспертизы, сопряженной с принудительным помещением в стационар для установления психической полноценности лица, и им подобных процессуальных действий»2.

На практике нередко встречаются случаи, когда по поступившим заявлениям и сообщениям невозможно решить вопрос о наличии в проверяемом факте признаков преступления без привлечения лиц, обладающих специальными знаниями. Однако этот вопрос не урегулирован действующим уголовно-процессуальным законом.

Рядом авторов высказано мнение о целесообразности разрешения проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела в тех случаях, когда ее результаты имеют существенное значение для его возбуждения3.

С введением нового уголовно-процессуального законодательства вопрос о возможности проведения на этой стадии некоторых следственных действий стал одним из наиболее дискуссионных.

Некоторые авторы полагают, что ч.4 ст. 146 УПК разрешает, помимо осмотра места происшествия, производство освидетельствования и назначение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела4.

См.: Гаврилов А.К. Классификация сообщений о преступлениях и процессуальные последствия их рассмотрения следователем и органом дознания // Труды ВСШ МВД СССР. Вып.З. Волгоград, 1970. С.54- 62; Гинзбург А.Я. Принципы советской криминалистики. Караганда, 1974. С.64.

2 Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в следственном аппарате органов внутренних дел. М., 1993. С.60.

3 См.: Нагнойный Я.П. О возможности назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1967. Вып.4. С. 174-178; Мудьюгин Г., Похис М. Судебно- медицинскую экспертизу - в стадию возбуждения уголовного дела // Соц.законность. 1971. № 9. С.56-59; Белкин Р.С, Мирский Д.Я. Процессуальные аспекты назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела // Процессуальные аспекты судебной экспертизы. М., 1986. С.38; Сереброва СП., Ковтун Н.Н. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в реформировании // Актуальные проблемы теории и практики правоохранительной деятельности. Н.Новгород, 1993. С.74-75; Поляков М.П., Попов А.П., Попов Н.М. Уголовно-процессуальное использование результатов оперативно-розыскной деятельности: Проблемы теории и практики / Под ред. Томина ВТ. Пятигорск, 1998. С.67-68; Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С.609.

4 См.: Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно- процессуального права // Государство и право. 2002. № 5. С.56; Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. 2002. № 7. С.2; Корнуков В.М., Лазарев В.А., Холоденко В.Д. Возбуждение уголовного дела в системе уголовно-процессуальной деятельности. Саратов, 2002. С.36.

65

По мнению Л.Н.Масленниковой: « из числа предусмотренных в ст. 146 УПК следственных действий - осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение судебной экспертизы только первое проводится до возбуждения уголовного дела, а два других - в рамках расследования (после вынесения постановления о возбуждении дела)»1.

Аналогичной точки зрения придерживаются и другие ученые2. Правоохранительные органы таюке пошли по пути ограничения следственных действий до возбуждения уголовного дела. В п. 18 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в ФСНП сообщений о преступлениях (утвержденной приказом ФСНП России от 16 августа 2002 г. №379 и зарегистрированном в Минюсте РФ 19 сентября 2002 г. №3810) предусматривается, что «По зарегистрированным сообщениям о преступлениях сотрудником налоговой полиции, назначенным для ее проверки и принятия процессуального решения, в соответствии с нормами УПК России могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий. В случаях, не терпящих отлагательства, в соответствии со ст. 176 УПК России может быть произведен осмотр места происшествия»3.

Вместе с тем, как свидетельствует практика, правоохранительные органы при предварительной проверке заявлений и сообщений используют более широкий арсенал мер, чем предусмотрено уголовно-процессуальным законом в стадии возбуждения уголовного дела.

Ряд ученых высказывает опасения, что расширение процессуальных действий вне производства по уголовному делу может поставить под сомнение и

необходимость самого предварительного расследования и повлечь за собой

ослабление правовых гарантий от злоупотреблений властью со стороны должностных лиц органов предварительного следствия и дознания4.

1 Л.Н.Масленникова Новое уголовно-процессуальное законодательство России: проблемы теории и практики применения («круглый стол»)//Государство и право. 2002. №7. С. 119.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В.Мозякова. М., 2002. С.336.

3 См.: ГАРАНТ- справочная правовая система. ГАРАНТ 5.1

4 См.: Гришин А.И. Процессуальные проблемы возбуждения уголовных дел по преступлениям в сфере экономики \ Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: сборник научных статей. Саратов, 1999. С.103-104; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. С.37.

66

Но те же авторы признают необходимым изменение отношения к процессуальному значению сведений, полученных при проведении предварительной проверки по заявлениям, сообщениям о преступлениях. К примеру, А.И.Гришин поддерживает позицию процессуалистов, предлагающих в качестве доказательств по уголовному делу использовать объяснения, не вызывая граждан для допроса при производстве предварительного расследования, если дополнительно у них ничего не нужно выяснять, т.к. для суда источником доказательства является не протокол допроса свидетеля, а его показания в суде1. «Кроме существенного ущерба для доказательственной деятельности, отказ от использования объяснений и иной информации, полученной в стадии возбуждения уголовного дела, влечет и неоправданные организационные потери: затраты рабочего времени следователей в ходе переписывания данных, имеющихся в объяснениях, в протоколы допросов; назначения экспертиз при наличии ранее проведенных исследований; подготовки и осуществления повторных проверок и ревизий и так далее»2.

В.А.Образцов считает: «С гносеологической точки зрения действия следователя или работника органа дознания по предварительной проверке и по уголовному делу мало чем отличаются. И в том, и в другом случае речь идет о процессе познания события прошлого по вызванным им изменениям в окружающей среде путем анализа, исследования и использования содержащейся в них информации. Различны лишь режим и формы указанных видов деятельности»3.

Следует согласиться с Л.Д.Кудиновым, который считает, что громоздкие доследственные проверки, возможности которых ограничены, как правило, истребованием справок и получением объяснений, кем бы они не проводились - следователем или органом дознания, отдаляют начало расследования от момента совершения деяния и уже в силу этого затрудняют процессуальную деятельность по установлению и изобличению виновных4.

‘См.: Гришин А.И. Указ.соч ., С. 104.

2 Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М., 2001 .С.38-39.

3 Образцов В.А. Теоретические и методологические предпосылки криминалистического изучения первоначального этапа расследования \ Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988. С. 18.

4 См.: Кудинов Л.Д. О необходимости уточнения оснований возбуждения и условий приостановления уголовных дел // Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе: Сборник науч.трудов. Волгоград, 1988. С.78; Аналогичных взглядов придерживаются: Мартынчик Е.Г., Милушев Д.В. Предварительное производство в социалистическом уголовном процессе. Кишинев, 1986. С.51; Лаврухин СВ.,

67

Несовершенство данной нормы закона, заключающийся в ее неполноте, порождает целый ряд вопросов по правовому регулированию предварительной проверки. Так, в уголовно-процессуальном законодательстве не регламентировано взаимодействие следователя и оперативно-розыскных органов при осуществлении предварительной проверки заявлений и сообщений о подготовленных и совершенных преступлениях, что негативно отражается на эффективности их деятельности на стадии возбуждения уголовного дела.

Л.М.Карнеева отмечала, что в данном случае имеет место пробел в уголовно- процессуальном законодательстве, которое регламентирует взаимодействие следователя с органом дознания, но лишь в самой общей форме и по делам, уже находящимся в производстве следователя. « Взаимодействие при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по делам, подлежащим передаче следователю, но еще находящимся в органе дознания, законом не предусмотрено. Это существенный пробел, поскольку, как показывает исследование, взаимодействие на указанных этапах имеет важное значение и от него во многом зависит успех дела» .

Хотя уголовно-процессуальный закон не содержит даже термина «взаимодействие», необходимость совместных действий следователя и органов дознания вытекает из смысла и содержания ст. 21, 38, 40, 210 УПК.

А.В.Савкиным справедливо отмечено, что отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве четкой регламентации совместной деятельности оперативных служб и следствия, «наличие административного метода управления взаимоотношениями между ними при возбуждении уголовных дел и осуществлении взаимодействия между ними часто приводит к тому, что в эти отношения вплетаются элементы субъективизма, взаимоотношения между ними могут носить не деловой, а личностный характер»2.

Взаимодействие следователей с оперативными службами требуется всегда, когда применение оперативных средств и методов необходимо следствию для установления

Юрин В.М. Проблемы оптимизации обнаружения преступлений // Правоведение. 1998. №1. С-Петербург,

С.167-168.

’ Карнеева Л.М. Проблемы нормативного регулирования взаимодействия следователей и оперативных

работников органов внутренних дел//Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1980. Вып.10. С.4.

2 Савкин А.В. Взаимодействие следователя и оперативных служб при возбуждении уголовных дел о преступлениях в сфере экономики // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник науч.трудов. М.( НИИ МВД РФ, 1992. С.71.

68

определенных обстоятельств совершения преступления, в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела. В свою очередь, для органа дознания необходимость взаимодействия со следователем на этой стадии вызвана неумением правильно оценить имеющуюся и поступающую информацию, выделить из общей массы именно те сведения, которые образуют достаточность оснований для возбуждения уголовного дела.

Вопросы взаимодействия органов дознания и следствия приобретают особенно острый характер при поступлении оперативной информации о взяточничестве сотрудников правоохранительных органов. Так как данная категория дел подследственна следователям прокуратуры, ознакомление непосредственно следователя с оперативно-розыскными материалами в большей мере способствует полному анализу собранных дознанием данных, позволяющих выбрать правильную тактику и спланировать очередность проведения как проверочных, так и следственных действий, избрать верное направление следствия.

С предложениями совершенствования этапа возбуждения уголовного дела по делам о взяточничестве еще в 1959 году выступал Б.С.Гришин. Им обосновывалась необходимость взаимодействия следователя и оперативного аппарата с момента возникновения оперативного дела. При этом следователю предлагалось выполнять следующую работу: 1) знакомиться с меморандумом, составленным по материалам, добытым в процессе оперативной разработки; 2) участвовать в составлении плана реализации; 3) при разработке плана проведения дальнейших оперативных мероприятий давать свои рекомендации1.

Предшествующее возбуждению уголовного дела изучение материалов оперативного учета о взяточничестве позволяет следователю прокуратуры: 1)получить представление о признаках рассматриваемого преступления; 2)оценить обнаруженные обстоятельства как признаки должностных преступлений и определить их достаточность для вывода о наличии основания к возбуждению уголовного дела; 3)выявить максимальный объем признаков
преступлений;

‘См.: Гришин Б.С. Оперативные мероприятия и первоначальные следственные действия по делам о взяточничестве, связанном с хищением социалистической собственности: Дис. … канд. юрид. наук. М., ВШ МВД СССР, 1959. С. 176.

69

4)наметить способы обнаружения следов этих преступлений, а также средства получения криминалистической информации1.

Располагая знанием общего объема признаков преступления и учитывая их взаимосвязь, можно определить, какие еще из них неизвестны, но могут существовать в реальной действительности, а значит запланировать и осуществить их поиск.

Представляется, что при взаимодействии наибольшая эффективность предварительной проверки может быть достигнута ее планированием, план которой корректируется по мере установления новых фактических данных, вытекающих из добытых материалов. При этом разработка плана, по мнению В.В.Степанова, должна охватывать: 1)определение вопросов, подлежащих выяснению; 2)определение наиболее целесообразных способов осуществления проверочных действий; 3)установление последовательности их проведения; 4)выбор места проведения проверочных действий; 5)установление времени проведения; 6)выбор лица, которому наиболее целесообразно поручить проведение отдельных действий (в случае, если это необходимо) .

Поскольку план отражает тактику проведения проверки, которая зависит от характера преступления и фактических данных, содержащихся в первичном материале, В.В.Степанов указывает на необходимость разработки тактики проведения предварительной проверки с включением ее в предмет криминалистики3.

На наш взгляд, следует согласиться с И.Ф.Герасимовым и Е.К.Кагиным, которые считают, что «следователю и органу дознания целесообразно составлять планы сразу же после получения исходной информации, позволяющей наметить пути и способы наиболее результативной организации работы в полном соответствии с требованиями закона и других нормативных актов, с учетом конкретных обстоятельств расследуемого дела и имеющихся сведений о лицах, совершивших преступление» .

При решении вопроса о возбуждении уголовного дела оперативному сотруднику органа дознания необходимо обсудить со следователем порядок использования

‘См.: Багиров О.Ш. Расследование и предупреждение злоупотреблений служебным положением в торговле:

Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1986. С.13-14.

2См.: Степанов В.В. Расследование взяточничества: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964. С.122.

3См.: Степанов В.В. Указ. работа, С.124.

4 Герасимов И.Ф., Кагин Е.К. Проблемы взаимодействия следователя и органов дознания по раскрытию и

расследованию преступлений // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы

правоприменительной деятельности: Межвуз. сбор. науч. трудов. Омск, 1989. С.31.

70

оперативной информации и способ зашифровки источников ее получения. Целесообразно предварительно обсудить также организационные мероприятия, связанные со сбором доказательств, обнаружением имущества, нажитого преступным путем, вещественных доказательств, выяснением взаимоотношений между участниками преступной группы, их связей и др.

Следователь должен заблаговременно ознакомиться с оперативной информацией по материалу или возбуждаемому уголовному делу, чтобы продумать, спланировать принятие необходимых мер к процессуальному ее закреплению.

Важность и значение правильной организации взаимодействия между следствием и оперативными службами при решении вопроса о возбуждении уголовных дел о взяточничестве можно проследить на примере сложившейся в Саратовской области практики, когда к составлению плана реализации оперативных материалов подключается руководитель следственного подразделения и следователь прокуратуры, в производстве которого будет находиться дело. Совместное обсуждение информации, полученной оперативным путем, позволяет своевременно «отсеять» заведомо бесперспективные материалы, оценить полученную информацию с точки зрения ее достаточности для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по факту получения взятки, наметить ряд вопросов, необходимых для выяснения оперативным путем до реализации материала, чтобы результаты ОРД впоследствии стали достаточными доказательствами для предъявления обвинения в получении взятки1. Так, в результате правильной организации взаимодействия на стадии возбуждения уголовного дела между прокуратурой Саратовской области и Приволжским РУБОП в феврале 1999 года были арестованы два сотрудника отдела БЭП Балашовского ГОВД Клишин и Рюхин, которые в течении 1998-1999 года вымогали взятки у предпринимателей г.Балашова. С оперативной информации о вымогательстве взяток этими сотрудниками ОБЭП следователь прокуратуры был ознакомлен до возбуждения уголовного дела. Затем было запланировано проведение согласованных следственно-оперативных мероприятий, после осуществления которых Клишин и Рюхин задержаны с поличным при получении взятки2.

‘См.: Скитева О.П. Особенности расследования уголовных дел о взяточничестве, возбуждаемым по материалам оперативных разработок//Следственная практика. 2002. №1(155). С.208-214. 2Архив Балашовского горсуда. 1999 год.

71

Как свидетельствует практика, взаимодействие следователя и оперативных служб на стадии возбуждении уголовного дела о взяточничестве в настоящее время осуществляется в следующих видах:

1) совместное обсуждение имеющихся материалов до возбуждения уголовного дела; 2) 3) согласованное планирование оперативно-розыскных мероприятий по проверке поступивших материалов, указывающих на признаки преступления; 4) 5) определение объема предстоящей работы и подготовка обоснованных предложений о создании следственно-оперативной группы с момента возбуждения уголовного дела; 6) 7) участие органа дознания в осмотре места происшествия, осуществляемого до возбуждения уголовного дела в соответствии со ст. 176 УПК. 8) Отмечая большую значимость результатов проводимых до возбуждения уголовного дела предварительных проверок для раскрытия преступлений и дальнейшего хода расследования уголовных дел, И.Ф.Герасимов, Л.Н.Масленникова и В.А.Образцов пишут, что во многих случаях они выступают в качестве первоначального этапа решения процессуальной задачи раскрытия преступлений. При этом В.А.Образцов отмечает, что: «… по многим делам, связанным с выявлением и раскрытием латентных преступлений, в качестве первоначального этапа (расследования - авт.) может рассматриваться стадия предварительной проверки, которая начинается с момента получения и оценки исходной информации и других элементов ситуации и завершается возбуждением уголовного дела» .

Подобную точку зрения не разделяет В.В.Степанов, который считает, что: «…деятельность компетентных органов, предшествующая возбуждению уголовного дела и направленная на выявление преступного деяния, не может рассматриваться как работа по раскрытию преступления, поскольку раскрытие преступления возможно лишь предусмотренными уголовно-процессуальным законом средствами, т.е. в процессе расследования»3.

‘См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С.49; Масленникова Л.Н. Правовая природа проверочных действий и совершенствование их производства органами внутренних дел // Совершенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел. М.: Акад. МВД СССР, 1991. С.14.

2 Образцов В.А. Указ.соч ., С.23.

3 Степанов В.В. Выявление преступлений - начальный этап борьбы с преступностью // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Сведловск, 1988. С.27.

72

На наш взгляд, позиция В.В.Степанова представляется более верной, поскольку целью проверки является собирание данных для обнаружения признаков преступления, необходимых для возбуждения уголовного дела. Невозможно приступить к раскрытию преступления, не обнаружив его признаки.

Заслуживает внимания по этому вопросу мнение В.Л.Ильиных, который пишет: «Зачастую «выявление» рассматривается как составная часть «раскрытия преступления». Этому способствовало недостаточно четкое, на наш взгляд, определение законодателем задач уголовного судопроизводства, где дефиницией «раскрытие преступления» объединяются самостоятельные задачи по обнаружению (выявлению) преступного деяния и установлению лиц, его совершивших»1.

§ 3 .Оперативно-розыскная деятельность как средство сопровождения выявления и расследования взяточничества

Часть 1 ст. 2 ФЗ «Об ОРД» возлагает на органы дознания выявление преступлений. Однако в уголовно-процессуальном законодательстве до сего дня отсутствует четкая регламентация законодателя о соотношении предварительной проверки, осуществляемой в соответствии со ст. 144 УПК, и выявлением преступлений в процессе оперативно-розыскной деятельности.

В.В.Степанов обоснованно предлагает проводить разграничение по источнику информирования органа дознания, послужившего основанием для осуществления оперативно-розыскной деятельности. При этом, если источником информированности явился один из поводов, указанных в ч.1 ст. 140 УПК, то проверку следует рассматривать как процессуальную форму реагирования. В других случаях, как полагает В.В.Степанов, она будет представлять административную деятельность оперативно-розыскного органа, регулируемую ФЗ «Об ОРД» и ведомственными, межведомственными и иными нормативными актами.

Ильиных В.Л. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментарий / Саратов: СВШ МВД РФ, 1997. Сб.

73

Если в результате осуществления этих мероприятий будут получены достаточные данные для возбуждения уголовного дела, то поводом к этому будет п.З ст. 140 УПК1.

Уголовно-процессуальное законодательство в ч.1 ст. 144 ограничивает срок принятия решения по поступившим сообщениям о совершенном или готовящемся преступлении, а соответственно и срок проведения предварительной проверки тремя сутками, который может быть продлен по ходатайству следователя либо дознавателя до десяти суток.

Единственное же временное ограничение на проведение оперативно-розыскной деятельности по выявлению и раскрытию преступлений предусмотрено ч.5 ст.9 ФЗ «Об ОРД». При проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан (тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, неприкосновенность жилища) закон ограничивает срок действия вынесенного судьей постановления на проведение этого мероприятия шестью месяцами. Однако, далее в законе сказано, что: «При необходимости

продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь предоставленных материалов»2.

То обстоятельство, что по делам о взяточничестве заподозренное лицо, как правило, уже известно до возбуждения уголовного дела, позволяет проводить в отношении этого лица необходимые оперативно-розыскные мероприятия на основании п.2 ст. 7 ФЗ “Об ОРД”. В соответствии со ст. 9 ФЗ “Об ОРД” при наличии оснований, перечисленных в п. 1-3 ст.7 Закона, в отношении данного лица или группы лиц проводится оперативная проверка, материалы которой, по вышеназванным причинам, нередко значительно превосходят по качеству те, которые добыты в рамках ст. 144 УПК, и позволяют наиболее полно сохранить обнаруженные доказательства.

Однако как в теории, так и на практике до настоящего времени отсутствует единообразный взгляд на использование результатов оперативно- розыскной

См.: Степанов В.В. Предварительная проверка информации о преступлениях в сфере экономики // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики. Саратов, 1999. С.96.

2 Ильиных В.Л. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментарий. Саратов: СВШ МВД РФ, 1997. С.26-27.

74

деятельности в процессе доказывания по уголовным делам, в том числе о взяточничестве.

Ряд авторов считает, что материалы, полученные в процессе ОРД, не могут иметь доказательственного значения . Они рассматривают оперативно-розыскную деятельность как некий антипод уголовного процесса, его противопоставление. При этом легализация результатов ОРД трактуется как дублирование полученных сведений средствами уголовного процесса. К примеру, Е.А.Доля исключает единство предмета следственных действий и оперативных мероприятий. С его точки зрения, уголовный процесс не легализует уже готовые результаты ОРД, а создает на их основе новые - процессуальные - результаты, которые являются доказательствами и только поэтому допустимы в уголовном судопроизводстве2.

По мнению же М.П.Полякова, «… термин «процессуальный» может быть применен не только к информации, полученной в рамках уголовно-процессуальной формы, но и к сведениям, произведенным оперативно-розыскным путем»3. Для отграничения указанных видов сведений от данных, полученных уголовно- процессуальным способом, автор даже предложил ввести в научный оборот термин «альтерпроцессуальная информация» (альтер - латин.: другой).

Другие авторы полагают, что объективно существующие фактические данные (доказательства) не могли утратить своей реальности4. Решить вопрос о допустимости их в качестве доказательств можно путем проверки их достоверности процессуальным путем5. К тому же, как верно отмечено С.Х.Нафиевым и А.Л.Васиным6, оперативно-розыскная деятельность является не просто специфическим, но зачастую и уникальным способом выявления и фиксации доказательств, которому нет аналогов в уголовном процессе. Именно это свойство

1 См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С.98; Доля Е.А. Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам//Сов. юстиция. 1993. №3. С.6-7.

2 См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М.: СПАРК, 1996. С.бб-71.

3 Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: Автореф. дис. … д-раюрид. наук. Н.Новгород: Академия МВД РФ, 2002. С.12.

4 См.: Шейфер С.А. Доказательственные аспекты закона об оперативно-розыскной деятельности // Государство и право. 1994. №1. С.101; Мусаткин А.Н. Об использовании результатов оперативных мероприятий по делам о взятках // Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков. Материалы конференции, посвещенной 40-летию ДВГУ. Владивосток, 1998. С.71.

5 См.: Винберг А., Комаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе//Соц.законность. 1963. №3. С.23-24.

6 См.: Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. Казань, 1998. С.40.

75

ОРД наиболее ценно для следствия, поскольку полученные таким способом результаты не всегда могут быть продублированы в рамках процессуальных действий. Процесс в этом случае может лишь легализовать уже готовые результаты, сделать их допустимыми в процессе доказывания. Получается, что ОРД расширяет возможности процесса, открывает для него дополнительные механизмы сбора доказательств.

На наш взгляд, правы авторы, утверждающие, что оперативно-розыскная деятельность «… изначально нацелена не только на получение данных, важных для подготовки проведения следственных действий, выявление признаков преступлений (становясь поводом и основанием возбуждения уголовного дела), но и на раскрытие преступления, т.е. на получение данных, подтверждающих факт совершения преступления и указывающих на лицо, его совершившее. Последнее означает, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут содержать относимую доказательственную информацию и поэтому, при определенных условиях могут быть использованы в качестве доказательств»1.

Проверяемость доказательств, по мнению С.А.Шейфера, должна заключаться в возможности со стороны лиц, ведущих расследование, «… проследить весь путь формирования доказательств, с тем чтобы убедиться в надежности источника и что в этом процессе не произошло искажения сведений, составляющих содержание доказательств»2.

Практика показывает, что традиционный уголовный процесс, расчитанный на минимальное использование результатов ОРД, зачастую не справляется с задачами борьбы со сложными замаскированными преступлениями. В этом смысле он достаточно архаичен и поэтому отдельные авторы называют его процессом прошлого века3. Хотя уже в начале двадцатого века первый отечественный профессор криминалистики И.Н.Якимов писал, что «при объединении в одних руках обоих

‘Громов Н.А., Францифоров Ю.В., Алферов В.Ю. Критерий использования доказательств и результатов ОРД при доказывании по уголовному делу//Следователь. М., 2000. №1. С.20.

2 Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу//Государство и право. 1997. №9. С.59.

3 См.: Дональд В. Норф. Законы RICO - теория проведения расследований // Сборник: Изучение организованной преступности: российско-американский диалог / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Л.Шелли, Ю.Г.Козлова. М., 1997. С. 144.

76

видов работы (т.е. следственной и оперативно-розыскной - авт.) достигается ее быстрота и единство, наилучший подбор подходящих людей и полная уверенность розыскного работника в своих негласных помощниках, в ценности и значении даваемых ими сведений»1.

Мы так же придерживаемся мнения, что деятельность по выявлению и изобличению преступника - едина и неделима, и осуществлять ее должен сотрудник, имеющий право использовать как методы оперативно-розыскной работы, так и производить следственные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.

Учитывая разрастание организованной преступности и коррупции, многие зарубежные государства приняли специальные законы в области уголовного процесса и пересмотрели методику доказывания при расследовании подобных преступлений. При этом в доказывании виновности их участников основной упор делается именно на результаты оперативно-розыскной деятельности. Так «уголовный процесс США не знает разграничения между тем, что мы называем оперативно-розыскной деятельностью, и предварительным следствием. Расследование в американских условиях - единый процесс, цель которого представить суду доказательства виновности объекта расследования. Поэтому в большинстве случаев расследование в США есть процесс негласный, проходящий вне поля зрения объекта, скорее похожий на нашу ОРД, чем на предварительное следствие»2.

УПК допускает использование результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания, но при условии, что они будут отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам (ст.89 УПК). Однако, по мнению М.П.Полякова, подобная формулировка полностью парализует процессуальное использование оперативно-розыскной информации3. «Новый уголовно-процессуальный закон нормативно закрепил регрессивный подход к использованию результатов ОРД: ст.89 УПК РФ, регламентирующая рассматриваемое использование,
затрудняет

’ .Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М, 1929. С.50.

2 Власихин В. Операция «АБСКЭМ». Жучки, маячки и жало в борьбе с коррупцией // Чистые руки. М.,
1999.

№3. С.40.

2 См.: Поляков М.П. Указ. соч. С.27.

77

применение результатов ОРД не только в качестве доказательств, но и, по сути, в доказывании вообще»1.

Однако, вопреки мнению ученых, которые полагали, что «фактические данные, полученные путем производства оперативно-розыскных мероприятий, могут быть признаны доказательствами, если они не просто относятся к существенным обстоятельствам дела, но собраны, проверены и оценены по правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством»2, закон установил, что результаты оперативно-розыскной деятельности доказательствами не являются, поскольку эти данные получаются не из источников и способами, не предусмотренными уголовно-процессуальным законом и их нельзя считать отвечающими требованию допустимости .

Следует согласиться с Т.Н.Москальковой, которая обоснованно полагает, что данной нормой «…результаты оперативно-розыскных мероприятий предполагается вписать в традиционные рамки источников доказательств и предусмотренную для них традиционную процедуру закрепления (оформление), что вряд ли окажется пригодным». И далее « …с того момента, как закон позволил использовать результаты оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания на официальной и гласной основе, регламентировал судебное санкционирование некоторых из них, а стало быть, породил определенные уголовно-

процессуальные отношения по поводу и в связи с оперативно-розыскной деятельностью, место, процедура процессуального оформления оперативно- розыскных мер, порядок и условия использования их в качестве доказательств должны регламентироваться в уголовном процессе. Именно так эта проблема решается во многих иностранных государствах»4.

‘Там же. С. 12.

2 Бондаренко М. К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания по уголовным делам // Становление и развитие научных школ права в гос. Университетах России- часть 5: Материалы всеросийской студенческой научно-практической конференции. С.Петербург, 1999. С.37; См.: Кирюшина О.М. Предварительное расследование уголовных дел о взяточничестве (Процессуальные и тактические аспекты) // Автореф. дисс. … канд.юрид.наук. М., 1997. С.12; Ривман Д.В., Молдавский М.В. Проблемы представления результатов оперативно-розыскной деятельности следственным и судебным органам для использования в процессе доказывания//Российский следователь. М., 2001. №1. С.8.

3 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ.ред. В.М.Лебедева. М.: Спарк, 2002. С. 164.

4 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996. С.79-80.

78

Для законного использования в доказывании результатов ОРД кроме положений ст.89 УПК необходимо учитывать требования ст. 11 ФЗ «Об ОРД», а также положения межведомственной Инструкции «О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», зарегистрированной в Минюсте России 3 сентября 1998 г., № 1603’, где в разделе 2 перечислены требования, предъявляемые к результатам ОРД, предоставляемым органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Пункт 5 Инструкции предусматривает: «Результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела».

Перед оперативными аппаратами органов внутренних дел при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий встает задача строить свою работу так, чтобы максимально расширить возможности обнаружения признаков взяточничества, а также доказательств преступной деятельности виновных лиц, ориентируясь при этом на вопросы, которые необходимо выяснить и зафиксировать следователем прокуратуры в ходе предварительного расследования.

С точки зрения осведомленности заподозренного о проводимой в отношении него оперативной проверки, выявление взяточничества осуществляется в рамках двух основных типичных ситуаций, в соответствии с которыми и проводится в определенной последовательности комплекс проверочных оперативно-розыскных мероприятий.

Первая ситуация характеризуется тем, что информация о фактах взяточничества поступает из официальных источников и взяточникам известно о начавшейся проверке.

1 См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 14 сентября 1998 г., №23.

79

Суть второй состоит в том, что взяткополучателю неизвестно о начавшейся предварительной проверке, так как информация о даче-получении взятки поступила из оперативных источников или взяткодатель явился с повинной и готов содействовать изобличению взяткополучателя. И хотя в обеих ситуациях требуется проведение оперативно-розыскных мероприятий, наиболее эффективно для изобличения субъектов взяточничества можно использовать данные, полученные оперативным путем при второй типичной ситуации.

Недостаточные навыки добывания и сохранения доказательств оперативным путем являются причиной того, что многие уголовные дела о взяточничестве не раскрываются.

Выявление взяточничества в правоохранительных органах и собирание материалов, могущих стать доказательствами этого преступления, чрезвычайно затруднено, т.к. сотрудники этих органов, имея хорошую юридическую подготовку и приобретенные в процессе правоохранительной деятельности знания и навыки, успешно их используют при осуществлении противодействия оперативно- розыскным и следственным мероприятиям, проводимым в отношении них.

Тем не менее, как показал опрос работников подразделений, осуществляющих борьбу со взяточничеством в правоохранительных органах, наиболее эффективным средством выявления взяточничества является агентурно-разведывательная деятельность внутри этих структур ( 74%).

Вторым по значимости способом выявления взяточничества среди сотрудников правоохранительных органов был назван сбор сведений из внешних источников (20%). Однако, неопределенность этого способа, отсутствие надежных механизмов его реализации существенно ограничивает его практическое применение и потому научная разработка подобного способа (способов), механизмов практического их использования в выявлении коррумпированности сотрудников правоохранительных органов представляется весьма перспективной .

Третье место опрашиваемые отвели анализу приговоров и судебных решений, поскольку даже самые строгие процедурные требования, соблюдаемые при

См.: Кувалдин В.П. Особенности организации и тактики борьбы с коррупцией в правоохранительных органах //Коррупция в России: состояние и проблемы. Материалы научно-практической конференции. Вып. 1. М., 1996. С.161.

80 вынесении обвинительных или оправдательных приговоров, не в состоянии обеспечить правосудный приговор в случае корыстной заинтересованности судьи. В то же время нельзя не согласиться с утверждением Л.Гаухмана, что: «Весьма широкие рамки уголовного закона отчетливо проявляются, например, в альтернативных санкциях ряда этих статей с амплитудой сроков лишения свободы в три, пять и более лет. Наличие таких санкций позволяет недобросовестным судьям использовать правомочия по определению вида и размера наказания для личного обогащения путем получения взяток»1.

Опрошенные сотрудники правоохранительных органов, эффективными средствами выявления взяточничества назвали также анализ материалов дознания и уголовных дел, анализ обстоятельств и условий освобождения от отбытия наказания, а также анализ обоснованности определения мест отбытия наказания и выявления льготных условий содержания осужденных.

Все вышеперечисленные способы выявления взяточничества в ПО, за исключением первых двух, носят аналитический характер и ограничивают перспективу их применения отсутствием надежных методик анализа вышеозначенной правоприменительной деятельности.

Практика показывает, что проверку сообщений о взяточничестве сотрудников правоохранительных органов проводят, как правило, работники подразделений собственной безопасности этих же правоохранительных ведомств, что малоэффективно, т.к. они замыкаются на руководителях этих ведомств, которым, по понятным причинам, не хочется «выносить сор из избы», что в конечном итоге приводит к так называемому, «профилактированию» коллеги-мздоимца, с последующим его увольнением от должности. Подобный уход от принципа неотвратимости наказания за содеянное провоцирует ранее законопослушных коллег взяточника на подобные правонарушения.

По мнению абсолютного большинства (81%) опрошенных сотрудников подразделений собственной безопасности правоохранительных органов, они не способны противостоять коррупции в правоохранительных органах и потому выступают за создание специализированного, независимого от
ведомственной

1 Гаухман Л. Коррупция и коррупционные преступления //Законность. 2000. №6. С.З.

81

принадлежности, подразделения по выявлению коррупции в этих органах. Соглашаясь с точкой зрения опрошенных респондентов и поддерживая мнение авторов, высказавшихся по этому же вопросу1, полагаем что наиболее эффективной мерой было бы создание на базе служб собственной безопасности МВД, ФСБ, Минюста, налоговой полиции и других правоохранительных ведомств обособленной структуры по борьбе с коррупцией, в том числе и в правоохранительных органах. Подобная мера позволила бы сконцентрировать в одной службе наиболее квалифицированный, высокооплачиваемый кадровый состав, с прямым федеральным подчинением.

Однако только путем создания специализированных подразделений, успешно решать задачи борьбы со взяточничеством в ПО вряд ли удастся; необходима тщательная разработка методики выявления и документирования подобных преступлений. В этой связи одним из авторов справедливо отмечено: «Самую большую проблему представляет из себя легализация сигналов о коррупции. Специфика доказательства совершения преступлений этой категории, особенно взяточничества, такова, что, простите за охотничью терминологию, предполагаемого преступника надо обкладывать, как волка, и выгонять на номера, точно «под выстрел». Иначе уйдет, вывернется. В самой широкой зарубежной практике такие операции проводятся прежде всего путем внедрения квалифицированной (т.е. профессиональной, а не вербуемой из люмпенизированных элементов) агентуры в среду действий коррупционера. Так выявляются его связи, местонахождение изобличающих документов и вещественных доказательств, возможные свидетели, специальными средствами фиксируются отдельные эпизоды преступной деятельности и т.п.»2.

ФЗ «Об ОРД»3, в перечне оперативно-розыскных мероприятий предусматривает оперативный эксперимент (п. 14 ст.6). Этот метод ОРМ может иметь большое значение в борьбе со взяточничеством.

’ См.: Дворянский A.M. Подкуп чиновников как одно из условий существования организованной преступности // Организованная преступность - угроза культуре и державности России: сборник. СПб., 1998. С.55; Кувалдин В.П. Указ.соч. С.162.

2 Пономарев Г. Дуализм в правовом регулировании-почва для коррупции \ Законность. 1992. №6-7. С.6 3См.: Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст.3349.

82

Авторы комментария к ФЗ «Об ОРД» определяют оперативный эксперимент как «адаптированный сыском криминалистический метод»1. В отличии от следственного эксперимента (ст. 181 УПК), посредством проведения которого проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления событий прошедшего времени, оперативный эксперимент проводится одновременно с совершением проверяемым лицом противоправных действий. Однако в ФЗ «Об ОРД» понятие оперативного эксперимента не раскрыто, что затрудняет понимание содержания этого оперативно-розыскного мероприятия.

В уголовно-процессуальном праве, а также в науках уголовного процесса и криминалистики давно сформировалось понятие следственного эксперимента, как «воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых опытных действий… в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела». Задачами следственного эксперимента является установление объективной возможности (вероятности) или невозможности совершения того или иного действия в конкретных условиях. Эти условия должны быть максимально приближены (реконструированы) к той обстановке, которая предположительно существовала на определенный момент расследуемого события2.

Некоторые авторы пытаются дать аналогичное понятие оперативного эксперимента3. Они определяют данное оперативно-розыскное мероприятие как «проведение необходимых опытных действий, воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств» преступления «в целях проверки и оценки собранных данных или получения новых данных» об обстоятельствах совершения преступления и причастных к нему лицах.

Однако изучение практики свидетельствует, что оперативный эксперимент это вовсе не «воспроизведение» тех или иных обстоятельств преступления, а нечто принципиально иное. По мнению Ю.Ф.Кваши и К.В.Суркова, оперативный эксперимент представляет собой «оперативно-розыскное мероприятие, основу

‘См.: Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. М., Новый Юрист, 1997. С.197.

2См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.Т.Томина. М., 2000. С.333. 3См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А.Ю.Шумилова. 1997. С.16-11; Дубоносов Е.С. Основы оперативно-розыскной деятельности: Курс лекций / Под ред. Г.К Синилова. М: ЮИ МВД РФ, Книжный мир, 2002. С. 103.

83 которого составляет психологический опыт, предполагающий
активное вмешательство в деятельность наблюдаемого и испытуемого лица с целью создания условий, в которых проявляются предположения, выдвинутые для
объяснения явлений и действий, проявление которых вероятно в поведении испытуемого»’.

Наиболее удачное определение, несмотря на его лаконичность, на наш взгляд, дано в одном из ведомственных нормативных актов МВД РФ: «Оперативный эксперимент предполагает создание негласно контролируемых условий и объектов для преступных посягательств, в целях выявления и задержания лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления»2.

С подобной формулировкой оперативного эксперимента соглашается и В.В.Степанов, признавая за ним вид эксперимента, носящего самостоятельный характер3.

Именно это определение наиболее четко отражает сущность и задачи оперативного эксперимента и по-сути идентично тому, которое ранее предлагалось законодателю для определения особого ОРМ, предназначенного для борьбы с организованной преступностью (абзац 3 п.2 ст.23; ст.26 проекта ФЗ «О борьбе с организованной преступностью»)4.

В статье 26 указанного законопроекта под оперативным экспериментом понималось создание и воспроизведение обстановки и условий, позволяющих выявить противоправное поведение лица, подготавливающего или совершающего преступление, в целях предупреждения, пресечения и раскрытия преступления или снижения их общественной опасности и возможного вреда.

Несмотря на редакционное различие комментариев к рассматриваемому оперативно-розыскному мероприятию, в каждом из них выделяется одно общее существенное отличие от следственного эксперимента, заключающееся в том, что

1 ГоряиновК.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. М., 1997. С.248.

2 Ильиных В.Л. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментарий. Саратов: СВШ МВД РФ, 1997. С.20.

3 См.: Тактика следственных действий: Учебное пособие / Под ред. В.И.Комиссарова. Саратов: СГАП,
2000. С.132.

4 См.: Организованная преступность - 3 /Под ред. А.И.Долговой, С.В.Дьякова. М., 1996. С.257.

84

проводится оно, как правило, не в отношении уже совершенного деяния, а одновременно с совершением проверяемым лицом противоправных действий.

Являясь « … по существу вмешательством оперативных служб в процесс совершения преступления, взятием его под контроль»1, отсутствие процессуальных гарантий, обязательных для следственного эксперимента, делает оперативный эксперимент, по мнению Ю.В.Кореневского и М.Е.Токаревой, одним из наиболее «острых» оперативно-розыскных мероприятий, потенциально чреватых нарушением закона. В свою очередь, неразработанность теоретических проблем сущности и организационно-правовых особенностей проведения оперативного эксперимента позволило некоторым авторам определить его даже как «безнаказанную провокацию»2.

В этой связи представляется интересным зарубежный опыт по законодательному регулированию аналогичного оперативно-розыскного мероприятия.

В Законе об оперативной деятельности Латвии оперативному эксперименту посвящена отдельная статья (ст. 15). В ней указывается, что оперативный эксперимент является действием должностных лиц субъектов оперативной деятельности, целью которого является создание определенных условий (ситуаций) для выявления интересующих лиц и дел, либо определение в этих условиях действия тех лиц, по отношению к которым осуществляется оперативная разработка, или перемещение предметов и выяснение мотивации действий этих лиц (субъективная сторона).

Наряду с этим в ч.2 ст. 15 Закона Латвии об оперативной деятельности называются и конкретные цели оперативного эксперимента: 1)проверка возможности действия лиц и проверка наличия предметов или их перемещения; 2)моделирование возможных действий лиц и проверка наличия предметов или их перемещения; 3)создание для субъекта оперативной деятельности благоприятной ситуации для решения оперативных задач3.

В отличии от ФЗ «Об ОРД», в котором ч. 5 ст. 8 предусматривается проведение оперативного эксперимента на основании постановления, утвержденного

’ См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Методическое пособие. М., 2000. С.84.

2 См.: Капитоновы. Эксперимент или подстрекательство?//Законность. 1996. №5. С.34-35.

3 Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. М., 1997. С.249.

85

руководителем органа, осуществляющего ОРД, Закон об оперативной деятельности Латвии (ч.З ст. 15) устанавливает правило санкционирования данного ОРМ только прокурором, если его целью является фиксация того, как действовали лица, в отношении которых проводится оперативная разработка, в ситуации, вызывающей преступные или иные противоправные действия.

Аналогичное оперативно-розыскное мероприятие является одним из элементов секретной операции под наименованием: оперативное мероприятие по «созданию возможностей для противозаконных действий», которое вправе проводить ФБР США.

Инструкции Генерального атторнея США, регламентирующие секретную операцию, допускают, что она может включать «приглашение к совершению противозаконных действий», «создание возможностей для противозаконных действий».

При утверждении плана секретной операции, включающей подобного рода оперативные мероприятия (а они направлены преимущественно на выявление коррупции или внедрение в подпольные сети торговли наркотиками),

соответствующий руководитель должен убедиться в том, что: противоправный характер деятельности будет в «разумной степени очевиден» потенциальным объектам; существуют разумные основания предполагать, что планируемая операция выявит противозаконную деятельность; склонение лица к совершению противоправных действий «не является неоправданным» ввиду характера противозаконной сделки, в которой лицо приглашают участвовать .

Любая секретная операция, предполагающая склонение лица к участию в незаконной деятельности, должна быть в письменном виде санкционирована директором ФБР после того, как Комитет по контролю над секретными операциями определит, что:

  • существуют разумные основания (базирующиеся на информации, сообщенной осведомителями или полученной иными оперативными методами) предполагать, что объект операции занимается, занимался или, по всей вероятности, будет заниматься

’ Федеральное бюро расследований: место в системе органов расследования, функции и порядок проведения оперативно-следственных мероприятий. Росс. Академия наук, Институт США и Канады. М., 1998. С.41.

86

противозаконной деятельностью, сходной с той, к которой его предполагается

склонить;

  • оперативные мероприятия по созданию возможностей для
    противозаконной

деятельности спланированы так, что есть основания полагать, что лица, которым

предполагается предложить эти возможности, сами по себе уже склонны к участию в

такого рода противозаконной деятельности.

В Инструкциях Генерального атторнея указано, что решение склонить лицо к участию в противозаконной деятельности должно основываться «исключительно на соображениях охраны правопорядка» ( § J (4). Тем самым в Инструкциях сделана попытка предупредить использование данной формы оперативной работы в политико-тактических интересах (например, для дискредитации политических соперников конкретной администрации)’.

Несоблюдение указанных предписаний влечет за собой ответственность, например, по УК штата Нью-Йорк. В § 40.052 главы 40 указывается, что в любом преследовании за посягательство утверждающей защитой является то, что обвиняемый осуществил запрещенное поведение в силу того, что его побудил или подстрекал к этому публичный служащий или лицо, действующее совместно с публичным служащим, стремящимся добыть доказательства, направленные против него, с целью уголовного преследования и, если способы получения доказательств были такими, что создавали значительный риск того, что это посягательство было бы совершено лицом, в противном случае не склонным его совершить. Побуждение или подстрекательство к совершению посягательства означает активное побуждение или подстрекательство. Поведение, которым просто предоставляется лицу возможность совершить посягательство, не составляет вовлечения в «ловушку».

Провокация правонарушения («ловушка») запрещена
вышеназванными

Инструкциями. Провокация определяется в Инструкциях как «склонение или подстрекательство лица к совершению противозаконных действий, которые он при иных обстоятельствах не был бы склонен совершить».

1 Там же. С.42.

2 § 40.05 Вовлечение в «ловушку» ( entrapment ). Уголовное право США: Сборник нормативных актов. М.: Изд-воУДН, 1985. С.95.

87

Закон Итальянской Республики от 8 июня 1992 г. № 306 «О внесении срочных изменений в новый уголовно-процессуальный кодекс и мерах по борьбе с мафиозной преступностью» позволяет Управлению по расследованию мафиозной преступности внедрять своих сотрудников в мафиозные структуры, которым дано право «стимулировать» деятельность по отмыванию денег и по незаконному обороту наркотиков.

Такова международная правоприменительная практика оперативных мероприятий, аналогичных оперативному эксперименту.

Представляется, что именно опасность возможных нарушений закона обусловила решение законодателя предусмотреть ряд особых условий, при наличии которых возможно проведение оперативного эксперимента. В соответствии с частями 5 и 6 ст.8 ФЗ «Об ОРД» проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, причем не иначе, как на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Ведомственные нормативные акты запрещают оперативным сотрудникам осуществлять в ходе эксперимента провокационные действия, направленные на принуждение в любых формах лица или лиц совершать преступление.

В юридической литературе много лет дискуссировался вопрос о допустимости проведения задержания взяточников с поличным при поступлении информации о ее вымогательстве, с точки зрения противоречия этих действий обязанности правоохранительных органов предупреждать и пресекать преступления. Не соглашаясь с позицией тех криминалистов, которые считают такие действия недопустимыми, полагая, что следственные органы, узнав о готовящемся преступлении, должны предотвратить его, не дать довести до конца, ряд авторов писали: « В рассматриваемом случае речь как раз и идет не об искусственном создании преступления, а об определенном моменте пресечения преступной деятельности вымогателя взятки, с одной стороны, и в то же время о методе

’ См.: Законодательство Италии о борьбе с организованной преступностью //Законность. 1993. №11. С.34- 38.

88

закрепления следов уже совершенного им и образующего самостоятельный состав преступления (вымогательстве взятки как опасной разновидности подстрекательства к совершению преступления) - с другой»1. Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые . Мы так же полагаем, что в подобном случае речь должна идти не о предупреждении преступления, а о его пресечении, т.к. умысел вымогателя направлен на получение взятки и им совершены все зависящие от него действия для достижения преступного результата, а задержание с поличным является лишь средством фиксации преступных намерений взяткополучателя.

В литературе также широкой дискуссии подвергается вопрос о пределах действий оперативных сотрудников при производстве оперативного эксперимента, исключающих провокацию.

Одни авторы высказывают точку зрения, согласно которой совершение «преступления под контролем правоохранительных органов являлось бы обстоятельством, исключающим ответственность или даже преступность деяния»3. Другие, напротив, полагают, что угроза общественной безопасности, создаваемая взяточничеством, а также невозможность его выявления и пресечения другими способами является «оправданием оперативного эксперимента, в ходе которого лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность выполняет «функцию» подстрекателя»4.

Полагаем, что следует согласиться с В.М.Мешковым и В.Л.Поповым, которые допускают выявление намерений лиц при производстве оперативного эксперимента «путем применения различных «ловушек» или «приманок». При этом если в ходе эксперимента проверяемое лицо совершает действия, содержащие
признаки

Анашкин Г.З., Образцов В.А. Некоторые актуальные вопросы расследования и рассмотрения дел о взяточничестве // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск, 1980. С.68.

2 См.: Миньковский Г.М. Некоторые уголовно-правовые и процессуальные вопросы расследования дел о взяточничестве // Следственная практика. Вып.60. М., 1963. С.115; Степанов В.В. Расследование взяточничества. Дис. …канд.юрид.наук. Саратов, 1964. С.240-241; Палиашвили Ш.Г. Вопросы методики

раскрытия и предупреждения взяточничества по советской криминалистике: Автореф. дис канд. юрид. наук.

Тбилиси, 1966. С.9; Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.136.

3 См.: Котин В.П. Провокация взятки (К проблеме совершенствования законодательства)//Государство и право. 1996. №2. С.82-83.

4 См.: Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа//Российская юстиция. 1997. №8. С.28.

89 преступления, оно привлекается к уголовной ответственности по действующему законодательству’.

Другие авторы , напротив, подобные действия оперативных служб считают «типичной провокацией».

Необоснованной представляется точка зрения Л.В.Лобановой, которая отождествляет цели оперативного и следственного экспериментов, смешивая понятия двух совершенно различных оперативно-розыскных мероприятий: оперативного эксперимента и наблюдения. Она пишет: «Выдвижение оперативной версии и ее проверка путем эксперимента должны производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер. Речь идет о принятом и зафиксированном в установленном законом порядке заявлении об имевшем место факте вымогательства взятки или предложения дать взятку, подкрепленном опросом заявителя, выполнением иных проверочных действий»3. Следует отметить, что заявления о вымогательстве и предложении взятки проверяются после опроса и других проверочных действий путем проведения иного оперативно-розыскного мероприятия, а именно - наблюдения (п.6 ст.6 ФЗ «Об ОРД»), т.е. непосредственного визуального или опосредованного (с использованием оперативно-технических средств) восприятия и фиксации значимых событий, фактов, процессов.

В отличие от наблюдения4 оперативный эксперимент представляет собой более активную деятельность, заключающуюся в создании таких условий и объектов для преступных посягательств, при соприкосновении с которыми заподозренное лицо находится перед выбором совершения тех или иных действий. Подобную

’ См.: Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие. М., 1999. С.43-44.

2 См.: Ступин П.И., Базаров В.В. Использование оперативного эксперимента в борьбе со взяточничеством // Вопросы применения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: Межвуз. сб.науч.тр. Омск: Юрид. ин-т МВД России, 1998. С. 179-180.

3 Лобанова Л.В. Провокация взятки: некоторые проблемы квалификации и законодательной регламентации // Юридическая техника и проблемы дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе: Сборн. науч.стат. Ярославль, 1999. С.37. Мы согласны с А.Р.Белкиным, который полагает: «Основанием для выдвижения оперативно-розыскных версий на этой стадии раскрытия преступления (до возбуждения уголовного дела) служат любые правдоподобные данные». См.: Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно- методическое пособие. М., 1999. С.105.

4 О наблюдении более подробно см.: Царенко П.П. Наблюдение как метод собирания, исследования и оценки доказательств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001.

90

деятельность ни в юридическом, ни в лексическом смысле нельзя назвать провокацией. В лексикологическом толковании провокация - предательское поведение, подстрекательство кого-нибудь к таким действиям, которые могут повлечь за собой тяжелые для него последствия1.

Подстрекательство же представляет собой побуждение, призыв к вредным, опасным своими последствиями или неблаговидным, преступным действиям2.

Правомерные действия, преследующие цель задержания с поличным преступника, пытавшегося получить или дать взятку, следует отличать от случаев провокации взяточничества. «Суть провокации, - по мнению Б.В.Волженкина,- состоит в том, что провокатор сам возбуждает у других лиц намерение совершить преступление с целью

•у

их последующего разоблачения, шантажа, создания зависимого положения и т.п.» .

По мнению других авторов: «Основания для вывода о наличии элементов провокации при контролируемой даче взятки, видимо, появляется тогда, когда это делается не в связи с вымогательством и разоблачением вымогателя, а на базе беспочвенных подозрений, не подкрепленных реальными фактами предположений, что то или иное лицо занимается взяточничеством»4.

Емкое юридическое определение провокации, на наш взгляд, дано В.Л.Ильиных и В.Ю.Алферовым. Они полагают, что «под провокацией следует понимать организованное воздействие со стороны правоохранительных органов на отдельных лиц или группы лиц с целью склонения их к совершению преступных деяний. При этом провокатор убеждает, обучает лиц, вовлекая их в преступную деятельность»5.

Действующее российское уголовное законодательство (ст.304 УК) определяет провокацию взятки либо коммерческого подкупа, как попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в

‘См.: Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка. М., 1975. С.558.

2 См.: Там же. С.499.

3 Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С.268.

4 Анашкин Г.З., Образцов В.А. Некоторые актуальные вопросы расследования и рассмотрения дел о взяточничестве // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск: УрГУ, 1980. С.68.

5 Ильиных В.Л., Алферов В.Ю. Проблемы квалификации, выявления и расследования коррупции // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сбор.науч.статей. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999. С. 149.

91

коммерческих и иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

В п.25 постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 г. №6 дана правовая оценка деятельности правоохранительных органов при проведении проверки заявления о вымогательстве взятки. «Не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе»1. Но здесь речь идет только о ситуациях, когда заявление предшествует проведению оперативно-розыскного мероприятия, т.е. о проведении ОРМ «наблюдение», о различии которого с оперативным экспериментом говорилось ранее.

Сущность провокации взятки либо коммерческого подкупа, по мнению Н.Егоровой, состоит именно в неудавшейся попытке предоставить деньги, ценные бумаги и т.д. должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации2. Этот вывод делается на основе буквального толкования текста ст.304 УК, где говорится о «попытке передачи». Далее Н.Егорова предлагает действия субъекта, передавшего должностному лицу с согласия последнего имущественные блага в целях последующего изобличения должностного лица, расценивать как подстрекательство к получению взятки и квалифицировать не по ст.304, а по ст.ЗЗ и 290 УК. Возражая ей, Б.В.Волженкин утверждает, что: «Определение провокации взятки и коммерческого подкупа в уголовном законодательстве как «попытки передачи» вовсе не означает отсутствие состава провокации взятки, если она удалась и передача предмета провокации должностному лицу состоялась. Используя такое описание преступления, законодатель просто переносит момент окончания преступления на более ранний момент, не связывая таким образом состав провокации взятки или коммерческого подкупа с той или иной реакцией провоцируемого лица» .

’ Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №6. С.8.

2 См.: Егорова Н. Указ. соч. С.26.

3 Волженкин Б.В. Указ. соч. С.273.

92

Обе позиции, на наш взгляд, вызывают возражения по следующим основаниям: следуя доводам Н.Егоровой, любой гражданин, обратившийся в правоохранительные органы с добровольным сообщением об уже имевшей место даче взятки подлежит привлечению к уголовной ответственности, вопреки примечанию к ст.291 УК, которая независимо от мотива добровольного сообщения освобождает от таковой.

На практике же нередко встречаются случаи добровольного отказа должностного лица от получения ранее вымогавшейся им взятки. Подобный случай, следуя суждениям вышеназванных авторов, можно тогда квалифицировать как неудавшуюся попытку передачи взятки, даже в случае предварительного обращения взяткодателя с заявлением в правоохранительные органы о вымогательстве взятки.

Представляется, что сущность провокации по смыслу ст.304 УК состоит в умышленных действиях виновного по искусственному созданию доказательств того, что должностное лицо было намерено получить взятку, хотя в действительности оно не давало повода к этому.

Вместе с тем, комментируя положения ст.304 УК, трудно не согласиться с мнением Л.Гаухмана, что «казуистичность определения провокации взятки в диспозиции ст.304 состоит в наличии в нем признаков, выраженных в таких словосочетаниях, как «без его согласия» и «в целях искусственного создания доказательств совершения преступления», которые сильно осложняют, если порой вообще не исключают, применение ст.290 УК.

Это обусловлено тем, что доказать согласие должностного лица на получение взятки, в частности, опровергнуть его показания об отсутствии такого согласия, на практике крайне сложно и в большинстве случаев невозможно. А «искусственность» создания доказательств совершения преступления является оценочным признаком и признание таких доказательств как искусственно созданных или фактически существующих зависит подчас в большей степени не от содержания материалов уголовного дела, а от уровня должностного положения лица и его связей, в том числе с работниками ПО.

Такое положение вызывает у тех, кто ведет борьбу со взяточничеством, обоснованные опасения: не окажутся ли они при изобличении взяткополучателя вместо него сами признаны виновными в провокации взятки под давлением. Отсюда неуверенность относительно возможности осуществления эффективной борьбы со

93

взяточничеством. Поэтому норма, содержащаяся в ст.304 УК, является серьезным противовесом норме, закрепленной в ст.290 УК, и соответственно существенным препятствием применению последней на практике»1.

Следует признать, что диспозиция ст.304 УК имеет существенные изъяны, препятствующие борьбе со взяточничеством. Поэтому мы присоединяемся к позиции В.Л.Ильиных и В.Ю.Алферова, которые также высказали опасения, что положения ст.304 УК будут использоваться только в целях разрушения материалов, правомерно полученных оперативно-розыскным путем. Возможные же нарушения со стороны оперативных сотрудников, связанные с искусственным созданием доказательств, по их мнению, могут квалифицироваться по ст.303 УК (фальсификация доказательств)2. Подобного мнения придерживаются и другие авторы3.

На наш взгляд, предложение взятки должностному лицу, выразившееся в любой форме, не должно образовывать состава преступления, квалифицируемого по ст.304 УК, т.к. лицо, предлагающее взятку вправе получить от подкупаемого должностного лица отказ либо положительное разрешение вопроса в интересах подкупающего без передачи какого-либо вознаграждения. Само же должностное лицо находится перед выбором получать или нет незаконное вознаграждение, и только его дальнейшие действия указывают на направленность умысла, а не предложение взяткодателя, даже если оно противозаконно. Здесь нельзя не согласиться с В.Г Макашвили, который еще в 1954 году, комментируя статью о провокации взятки (ст. 119 УК РСФСР от 1926 г.), писал: «Всякое должностное лицо, независимо от характера и степени провокационного воздействия поддавшееся искушению принять взятку, нарушает свой служебный долг и должно понести наказание»4.

На наш взгляд, следует согласиться с мнением авторов, которые считают: «Разграничение провокации и оперативного эксперимента -.во многом проблема нравственная, а не правовая. … Моральные, нравственные аспекты борьбы с преступностью всегда вызывали серьезные дискуссии. Инструментарий, который государство использует для защиты своих интересов, прав и свобод граждан,

1 Гаухман Л. Коррупция и коррупционные преступления //Законность. 2000. №6. С.5.

2 См.: Ильиных В.Л., Алферов В.Ю. Указ. соч. С.150.

3См.: Аникин А. Ответственность за взяточничество по новому УК// Законность. 1997. №6. С.34-35. 4 Макашвили В.Г. Судебное рассмотрение дел о взяточничестве. М., 1954. С.88.

94

обычно соответствует нравственным ценностям общества. При этом один и тот же инструмент может использоваться и во благо, и во вред. Очевидно, что осуществление негласного визуального и слухового наблюдения, перлюстрация корреспонденции и тому подобные мероприятия находятся в определенном противоречии с нормами общечеловеческой морали. Но в борьбе с преступностью общество вынуждено использовать адекватные средства, и задачей законодателя является разработка правового механизма их применения, методов контроля и надзора»1.

В этой связи представляется, что прав Н.М.Кипнис, который пишет: «При отсутствии законодательного запрета нельзя считать фактические данные, полученные с нарушением норм нравственности (этических норм), недопустимыми»2.

Аналогичной точки зрения придерживается и Т.Н.Москалькова, которая пишет: «…попытка увязать этику и оперативно-розыскную деятельность представляется малоплодотворной, малоубедительной и наивной «натяжкой», поскольку ни разведка, ни контрразведка, ни их «младшие братья» - уголовный сыск и частная детективная деятельность - в принципе, по своей генетической природе и содержанию не подлежат оценке по критериям нравственности, в том смысле, в котором это понятие применяется в юстиции, т.к. они не базируются на правоотношениях, когда один вправе, а другой обязан, и не проявляются вовне, где работают нормы общечеловеческой морали. Но эта черновая работа, которую в обиходе обозначают обобщенным публицистическим понятием деятельности спецслужб, крайне необходима обществу и государству для обеспечения их безопасности и борьбы с преступностью. Ничего другого взамен человечество пока придумать и создать не смогло. Таким образом, при оценке оперативно-розыскной деятельности с позиций ее оправданности происходит подмена понятий
«должное», «необходимое»,

3

«вынужденное» понятиями «нравственное», «моральное», «этичное» .

Выражая мнения многих авторов о необходимости более смелого использования оперативного эксперимента в выявлении и изобличении взяточничества, Н.Егорова

’ Алферов В.Ю., Ильиных В.Л. Оперативный эксперимент и провокация//Правоведение. 1998. №1. С-Птб., С.170.

2 Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С.25.

3 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996. С.77.

95

отмечает: «Частные цели оперативного эксперимента подчинены одной общей - предотвращению реальной, серьезной опасности интересам общества и государства. Формальное нарушение закона является здесь «элементом борьбы за право»’.

Еще более категоричную точку зрения выразил А.Аникин, поставив под сомнение разумность и обоснованность положений закона, запрещающих провокацию как метод выявления взяточников2. В качестве положительного примера правоприменительной практики при проведении специальных операций по выявлению высокопоставленных взяточников им приведен опыт ФБР США при осуществлении операции «АБСКЭМ».

С целью выявления коррупции среди должностных лиц государственных органов была создана подставная организация, под «крышей» которой действовали секретные сотрудники ФБР, снабженные легендой о заинтересованности в противозаконных сделках с целью установления доверительных отношений с лицами, подозреваемыми в правонарушениях (в сферах «беловоротничковой» или организованной преступности), внедрения в сеть операций этих лиц и сбора обвинительных доказательств. «Операция была проведена изящно и вполне деликатно. «Шейхи-оперативники» и их подставной агент не шли напролом - беседы велись ими «вокруг да около», поначалу без прямых предложений взяток, лишь с заверениями в дружбе, признательности за содействие - аккуратно плелись словесные сети. Легендированным сотрудникам категорически запрещалось вкладывать нужные им слова в уста разрабатываемых объектов. За одно такое поползновение, имевшее место на встрече с Уильямсом, агент Уейнберг и сотрудник Аморосо получили сильную взбучку от контролировавшего ход операции прокурора» .

В 80-е годы ФБР проводило и другую нашумевшую секретную операцию - «Грейлорд» - по выявлению коррупции среди судей крупнейшего местного суда Америки, суда графства Кук (Чикаго, штат Иллинойс), ключевым помощником оперативников был судья. Достопочтенный Броктон Локвуг, чувствуя, что среди коллег расползается мздоимство, как добропорядочный гражданин, поделился

’ Егорова Н. Указ. соч. С.28.

2 См.: Аникин А. Указ. соч. С.32-35.

3 См.: Власихин В. Операция «АБСКЭМ». Жучки, маячки и жало в борьбе с коррупцией // Чистые руки. 1999. №3. М, С.49; НиколайчикВ.М. США: полицейский контроль над обществом. М., 1987. С. 113.

96

своими подозрениями с ФБР. Он согласился играть роль коррумпированного судьи, упрятал в ботинок выданное ему записывающее устройство и стал собирать информацию среди судей. Записанные им разговоры легли в основу обвинения нескольких судей во взяточничестве»’.

Операция проводилась под контролем и руководством Т.Салливэна, прокурора США по федеральному округу, включающему Чикаго, который позже вспоминал: «Из-за того, что мы не хотели рисковать и выпускать на свободу настоящих преступников, мы решили инсценировать фиктивные грабежи, вождение автомобиля в нетрезвом состоянии и случаи незаконного владения огнестрельным оружием; в роли правонарушителей выступали сотрудники ФБР, предлагавшие деньги за прекращение дел, возбужденных против них. Объектами разработки были только те лица, которых мы на основании достоверной информации подозревали в коррумпированности. Большинство из них с готовностью заглатывало наживку»2.

«Водораздел между правомерной и активной оперативной разработкой и противозаконной провокацией, или выражаясь языком американского права, «ловушкой», проходит лишь там, где снабженный соответствующей обстоятельствам разработки «легендой» оперативник начинает внедрять в сознание объекта разработки преступный умысел. Если такое внедрение умысла на то, чтобы совершить преступные действия, места не имело, «режиссеры» и «актеры» от правоохранительной деятельности действуют законно, и полученные ими данные становятся вполне допустимыми доказательствами вины объекта разработки» .

Как видно из приведенных примеров, уголовная юстиция США уже давно взяла на вооружение те эффективные в борьбе со взяточничеством оперативно-следственные приемы и методы, которые хотя и носят в какой-то мере провокационный характер, но с правовой точки зрения вполне легальны, т.к. опираются либо на закон, либо на четко сформулированные ведомственные акты. Подобная правоприменительная практика, на наш взгляд, вполне была бы оправдана и в ходе борьбы со

1 См.: Власихин В. Указ. соч. С.43.

2 См.: Власихин В. Операция «Грейлорд». Судебные спектакли в борьбе с судейской коррупцией // Чистые руки. 2002. № 5. М., С.62.

3 См.: Там же. С.63.

97

взяточничеством в нашей стране. Об этом свидетельствуют и результаты опроса сотрудников правоохранительных органов.

Не считают провокацией проведение оперативного эксперимента (создание и воспроизведение обстановки и условий, позволяющих выявить противоправное поведение лица) на основании оперативной информации о систематическом взяточничестве «испытуемого» должностного лица 91% опрошенных сотрудников подразделений собственной безопасности различных правоохранительных ведомств (опрос производился среди сотрудников МВД, Министерства юстиции, ФСБ, УФСНП). 64% опрошенных считают оперативный эксперимент наиболее эффективным способом изобличения взяточников. 55%> высказываются за внесение в УПК РФ правовой нормы, закрепляющей доказательственное значение результатов оперативного эксперимента.

Высказанная опрошенными практическими работниками позиция свидетельствует

0 положительном их отношении к оперативному эксперименту, как к наиболее эффективному способу выявления взяточников в правоохранительных органах. Однако это оперативно-розыскное мероприятие нуждается в законодательном закреплении его содержания, а так же в подробной регламентации его подготовки и проведения.

«Становлению оперативного эксперимента как эффективного способа борьбы с преступностью должны служить разработка организационно-тактических основ его применения; совершенствование правового механизма (в том числе норм уголовного закона); усиление контроля и надзора за осуществлением ОРД» .

Поскольку диспозиция статьи 6 ФЗ «Об ОРД» является бланкетной (отсылочной), нам представляется целесообразным внесение в проекты ФЗ «О противодействии коррупции» и «О борьбе с организованной преступностью» правовой нормы, определяющей понятие и содержание оперативного эксперимента, исключив при этом различия в его толковании. В этой же норме следует предусмотреть особую процедуру подготовки этого оперативно-розыскного мероприятия, гарантирующую недопущение неправомерного вторжения данного ОРМ в частную жизнь граждан.

1 Ильиных В.Л., Алферов В.Ю. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный закон // Вопросы применения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: Межвуз. сб. науч. тр. Омск: ЮИ МВД России, 1998. С.61-62.

98

На наш взгляд, правовую норму, определяющую понятие и содержание оперативного эксперимента следует изложить в следующей редакции:

«Оперативный эксперимент - это создание таких негласно контролируемых условий (ситуаций) и объектов, которые позволяют выявить преступное поведение проверяемого лица (лиц) в целях предупреждения, пресечения, раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений.

Проверка возможных действий лиц в ситуации, которая способна вызвать преступные действия, производится только с санкции прокурора, который вправе лично присутствовать при производстве данного оперативно- розыскного

мероприятия».

Представляется, что законодательное закрепление сущности оперативного эксперимента послужит стимулом к более активному его использованию на практике, что, в свою очередь, окажет мощное профилактическое воздействие на предупреждение взяточничества, особенно в правоохранительных органах.

99

Глава Ш Следственные ситуации и тактические операции начального этапа расследования дел о взяточничестве в правоохранительных органах

§1. Типичные следственные ситуации первоначального этапа

расследования

После всесторонней оценки поступивших к следователю материалов о взяточничестве и принятия им решения о возбуждении уголовного дела перед следствием встает задача интенсивного поиска, обнаружения и закрепления доказательств. Эта задача решается в условиях первоначального (начального) этапа расследования, «который представляет собою цельную, взаимосвязанную систему первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий»1.

Деление предварительного расследования на этапы весьма условно и среди ученых нет единого мнения по этому вопросу. По разным криминалистическим и уголовно- процессуальным критериям расследование делят на два2, три3 и более4 этапов. Наибольшее признание получило деление единого процесса расследования на три этапа - первоначальный, последующий и заключительный. Не вступая в дискуссию по этому вопросу, полагаем правильной точку зрения Зеленского В.Д., который считает необходимым разделение расследования на этапы провести с учетом его криминалистической сложности. По определению Зеленского В.Д., криминалистическая сложность расследования «складывается из
количества,

’ Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. С.16.

2 См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. С.89; Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступлений // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. СП.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.238-242; Возгрин И.А. О структуре методик расследования отдельных видов преступлений // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974; Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии (правовые и организационные вопросы). Волгоград, 1976. С.99-100; Драпкин Л.Я. Структура и функции первоначальных следственных действий в методике расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976.

4 См.: Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. Киев, 1984. С.135.

100

содержания, объема, интенсивности и напряженности объективно необходимых научно обоснованных следственных и иных действий. Криминалистическая сложность является качественной характеристикой содержательной стороны расследования, отражающей силы и средства, затраченные на него, и определяется множественными факторами»1.

Наиболее важным с практических и научных позиций, на наш взгляд, является первоначальный этап расследования взяточничества. Именно он определяет криминалистический и процессуальный успех раскрытия рассматриваемых преступных деяний, всесторонность и полноту предварительного расследования, объективность и обоснованность результатов судебного рассмотрения. От других этапов первоначальный отличают следующие специфические признаки, характерные для расследования всех видов и разновидностей взяточничества:

недостаточность информации о событии преступления, личности, форме вины преступника и других обстоятельствах, имеющих значение для дела;

активное взаимодействие следственных и оперативных работников, привлечение к расследованию иных органов, организаций и общественности;

интенсивный поиск доказательств, осуществляемый путем производства тактических операций и оперативно-розыскных мероприятий;

максимальная оперативность в закреплении обнаруженных доказательств.

При расследовании взяточничества в ПО следует учитывать специфические факторы, свойственные только этой категории преступлений. Ими являются, во- первых, большая латентность и сложность выявления преступлений; во-вторых, активное противодействие, в том числе и контрразведывательное, оказываемое преступниками, что вызывает необходимость постоянного оперативного сопровождения расследования; в-третьих, высокая степень информационной неопределенности, порожденная дефицитом ориентирующей и доказательственной информации. Поэтому представляется, что борьба со взяточничеством в ПО по этапам может быть структуирована следующим образом: предварительный (стадия возбуждения уголовного дела), первоначальный и последующий этапы расследования.

’ Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. Ростов на Дону: Изд-во Ростовского университета, 1989. С.22-23.

101

В.А.Образцов так же отмечает, что «по многим делам, связанным с выявлением и раскрытием латентных преступлений, в качестве первоначального этапа может рассматриваться стадия предварительной проверки, которая начинается с момента получения и оценки исходной информации и других элементов ситуации и завершается возбуждением уголовного дела. Основная задача, которая стоит в начале этого этапа, - собрать достаточные данные, указывающие на то, что исследуемое событие содержит признаки преступления и имеются все основания для возбуждения уголовного дела»1.

По мнению ЛЛ.Драпкина, основной задачей первоначального этапа является «выявление необходимой доказательственной и тактической информации и ее носителей (источников). Особенности ее выполнения предопределили поисково- разведывательную направленность деятельности следователей и взаимодействующих с ними лиц»2.

Важность и значимость этой стадии расследования трудно переоценить. Известно, что «многие трудности и неудачи предварительного следствия и судебного разбирательства объясняются именно упущениями на начальной стадии производства по делу. То, что не было сделано в первые дни и даже часы, «по горячим следам», иногда невозможно потом наверстать, восполнить, не смотря на долгие месяцы напряженной кропотливой работы» .

При рассмотрении следственной деятельности как динамической системы, ориентированной на наиболее эффективное решение задач, возникающих на первоначальном этапе расследования преступлений, представляют интерес вопросы оптимизации познавательного процесса, т.е. получения и переработки значимой для расследования информации.

Анализ следственной практики по делам о взяточничестве в ПО свидетельствует о том, что основа для оптимальной познавательной деятельности закладывается на

Образцов В.А. Теоретические и методологические предпосылки криминалистического изучения первоначального этапа расследования // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988. С.23.

2 Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988. С.9.

3 Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. М., 1974. С.67.

102

первоначальном этапе расследования этих преступлений, который при надлежащей постановке работы следственного аппарата достаточно непродолжителен.

В этой связи нельзя не согласиться с А.С.Козловым, который пишет, что решение познавательной задачи по расследуемому уголовному делу должно осуществляться в максимально сжатые сроки, иначе результат не будет соответствовать основным целям правоприменительной деятельности. Потеря во времени может повлечь не только снижение ценности достигнутого познания и его эффективности на завершающей стадии правоохранительного процесса, но и (при неоднократном повторении) негативно повлиять на состояние борьбы с преступностью, что выдвигает на первый план проблему поиска максимально эффективных процедур, связанную с определением этапов решения следователем познавательных задач по уголовному делу, выбором оптимальных средств доказывания и последовательности его применения. В этом видится суть оптимизации следственной деятельности, обеспечивающей эффективный результат1.

Как показывает анализ практики, одной из важных причин слабой результативности расследования на первоначальном этапе является недостаточное использование криминалистических возможностей для собирания ориентирующей информации и доказательств.

Предпринятое под руководством Е.П.Ищенко социологическое исследование проблем первоначального этапа расследования преступлений показало, что 73,8% опрошенных практических работников считают первоначальный этап расследования периодом наиболее активного сбора и оценки доказательственной информации; 45,5% полагают, что этот этап предопределяет успех в выяснении всех обстоятельств расследуемого уголовного дела, а мнения, что он особого значения не имеет, придерживаются менее 1%, заполнивших анкету. Около 20% опрошенных сотрудников ПО объединили в своих ответах первые два мнения. Приведенные данные свидетельствуют, что абсолютное большинство практических работников придают рассматриваемому этапу первостепенное значение в
структуре

См.: Козлов А.С. Наука и методологическая организация судебно-следственного познания // Оптимизация расследования преступлений. Иркутск, 1982. С.9.

103

предварительного расследования1.

По мнению В.А.Образцова, понятием «этап расследования», «в криминалистической его трактовке, обозначают относительно самостоятельный, выделяемый отрезок (часть, период) данной деятельности, в рамках которого осуществлен переход от одной следственной ситуации к другой, являющейся продуктом, результатом развития предшествующей ей ситуации, но отражающей в отличии от нее качественно иное содержание (состояние) расследования. … Переход от одного этапа расследования к другому - это переход от одной ситуации к другой, от одних целей и задач к другим. На «входе» в этап стоит одна ситуация, а значит и ситуационно обусловленный комплекс адекватных ей специфических целей и задач, а на «выходе» - другая ситуация, и обусловленные ею цели и задачи»2.

По словарному определению, ситуация (от средневекового латинского слова situatio - положение) означает сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение . В общеупотребительном смысле под ситуацией понимается совокупность, сочетание каких-либо факторов, обстоятельств, под воздействием которых протекает событие. Относительно к процессу расследования данное толкование у значительного числа ученых- криминалистов нашло отражение в формулировке понятия «следственная ситуация». Р.С.Белкин определял следственную ситуацию как совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания4.

Аналогичное определение сформулировали В.А.Образцов и В.Г.Танасевич , которые пришли к выводу, что под следственной ситуацией понимается обстановка, сложившаяся по уголовному делу при его возбуждении и на определенном этапе его

’ См.: Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987; Ищенко Е.П. Основные вопросы оптимизации первоначального этапа расследования // Уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов. Омск, 1989. С.142.

2 Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М., Юрикон, 1994. С.59.

3 См.: Большой энциклопедический словарь. М., 1997. С.1102.

4 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.91-92.

5 См.; Образцов В.А., Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Сов. государство и право. 1979. №8. С.113-114.

104

расследования. Как сложившуюся на определенный момент расследования, внутренне необходимо склонную к изменению совокупность характеризующих расследование материальных, информационных и иных факторов и их оценку, обуславливающую основные направления расследования, принятие решений и выбор способа действия, рассматривал следственную ситуацию И.Ф.Герасимов1. По мнению А.Н.Васильева, следственная ситуация - это ход и состояние расследования, совокупность установленных и подлежащих установлению обстоятельств, степень разрешения задач расследования на данный (определенный) момент2.

В.И.Шиканов, определяя следственную ситуацию как совокупность данных, характеризующих обстановку, в которых следователю надлежит действовать, отмечает, что характеристика следственной ситуации не будет достаточно полной без учета фактического состояния и перспективы уголовного дела, принятого следователем к своему производству, а также разработок оперативных подразделений органов внутренних дел, связанных с расследуемым событием3.

На то, что следственная ситуация - это положение, складывающееся в определенный момент расследования или перед его началом и характеризующее все следственное своеобразие данного момента и определяемое совокупностью доказательственной, тактико-методической, организационной и иных, значимых для расследования информации, указывают Н.П.Яблоков и Т.С.Волчецкая .

Изложенное позволяет сделать вывод, что все определения можно подразделить на две группы. Одни ученые считают, что ситуация есть совокупность условий. Другие видят сущность ситуации в том, что она есть совокупность фактических данных, определяющих действие. На наш взгляд, совокупность условий определяет не ситуацию, а способ действия, т.е. систему следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, направленных на изобличение преступника. Кроме того,

1 См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С.173.

2 См.: Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика расследования преступлений. М., 1976. С.25; Он же. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. С.31.

3 См.: Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступления // Методика расследования преступлений. М., 1976. С. 15; Он же. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983. С. 17.

4 См.: Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений. Иркутск, 1983. С. 17; Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М., 1997. С.29.

105

первое определение явно разграничивает следственную ситуацию и деятельность по расследованию, тогда как это две взаимосвязанные и взаимообусловленные системы. Следственная ситуация существует не за пределами расследования, она возникает, наличествует и изменяется только в связи и благодаря деятельности по установлению сущности криминального события. Не начата или уже окончена данная деятельность - нет и следственной ситуации.

Существует несколько криминалистических классификаций следственных ситуаций, которые строятся по различным основаниям.

Наиболее полно эти классификации указаны в трудах Р.С.Белкина1, Л.Я.Драпкина и В.А.Образцова . Р.С.Белкин классифицировал следственные

ситуации по времени возникновения в процессе расследования на: начальные, промежуточные и конечные; по отношениям между участниками: конфликтные и бесконфликтные; по отношению к возможности достижения цели расследования: благоприятные и неблагоприятные. В.А.Образцов и Л.Я.Драпкин дополнительно подразделяют следственные ситуации на проблемные и беспроблемные.

Проблемной они считают ситуацию, несущую в себе противоречие между знанием и незнанием, известным и неизвестным, а также когда искомое не дано и непосредственно в исходных данных не содержится, когда отсутствует заранее определенная процедура решения, поиска4.

Важнейшей отличительной чертой начала расследования взяточничества в правоохранительных органах является «высокая вероятность возникновения проблемных ситуаций в результате неполноты исходных данных и трудности установления дополнительной информации»5, что определяет
первоочередную

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории- к практике. М., 1988. С.96-98; Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Р.С.Белкина. М., 1998. С.501-504.

2 См.: Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Науч.труды Свердловского юридического института. Свердловск, 1975. Вып.41. С.42; Он же. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С.10.

3 См.: Образцов В.А. Криминалистика: Учеб.пособие. М., 1994. С. 60. “См.: Там же. С.60-61.

5 Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений. Свердловск, 1988. С.8.

106

задачу данного этапа расследования - разработка алгоритмов преодоления проблемных ситуаций.

Другой отличительной чертой расследования взяточничества в ПО является наличие неблагоприятных следственных ситуаций, которые характеризуются целенаправленным противодействием расследованию со стороны обвиняемых и лиц, связанных с ними, что, безусловно, затрудняет проведение быстрого и полного расследования . Это обстоятельство необходимо учитывать при планировании следственных действий, направленных на достижение тех или иных целей; своевременно предусмотреть и принять меры для пресечения противодействия, которые представляют собой деятельность органов расследования, направленную на прекращение осуществляемого противодействия. В случае невозможности пресечения противодействия могут быть применены меры по его нейтрализации, которая представляет собой систему блокирования или обезвреживания действий субъектов (например, путем создания оперативно-следственной бригады по делу, включения в нее наиболее опытных оперативных и следственных работников, этапирования арестованного взяточника в иногородний следственный изолятор и т. п.).

Арестованный за неоднократное получение взяток заместитель начальника ГАИ Тольяттинского ГОВД Самарской области майор милиции Спиридонов В.И., обладая обширными связями в среде сотрудников правоохранительных органов Самарской области, имел возможность оперативно получать информацию о предпринимаемых следствием мероприятиях по его изобличению во взяточничестве и путем передачи указаний своим сообщникам из правоохранительных структур, оказывал активное противодействие следствию. Принятое решение об этапировании

По вопросам противодействия расследованию см.: Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления: Дис. … канд. юрид. наук. Н- Новгород, 1992; Трухачев В.В. Правовые и криминалистические средства предупреждения, выявления и нейтрализации преступного воздействия на доказательственную информацию: Дис. … докт. юрид. наук. Воронеж, 2001; Бурлин С.А. Проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002; Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного раследования / Под. ред. Аверьянова Т.В., Белкина Р.С. М., 1997. С.90-128; Корноухов В.Е. Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно- насильственных преступлений. М., 2001. С.228-242; Бабаева Э.У. Противодействие предварительному расследованию и пути его преодоления: Науч. прак. пособие. М., 2001.

2 См.: Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия предварительному расследованию: Дис. …д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С.138-139.

107

арестованного Спиридонова В.И. в СИЗО Саратовской области нейтрализовало противодействие’.

Как специфический вид неблагоприятных ситуаций выделяют конфликтные следственные ситуации, для которых «характерно столкновение противоположных целей и, интересов, сопряженное с противостоянием, противоборством, противодействием сторон»2. В подобных случаях задача следователя состоит в выявлении причин конфликта и принятии мер к его устранению. Довольно часто конфликтные следственные ситуации возникают при расследовании взяточничества в правоохранительных органах. Следователь должен иметь ввиду, что помимо сокрытия от дознания и следствия криминалистически значимой информации о своих подчиненных, руководители этих органов зачастую отказываются и от взаимодействия в процессе расследования.

Некоторые авторы, исходя из объема и качества имеющихся сведений, ситуации при расследовании фактов взяточничества предлагают подразделить на две группы: а) информационно-определенные; б) информационно-неопределенные .

В первом случае следователь еще до возбуждения уголовного дела располагает непротиворечивыми сведениями о конкретном факте взятки: систематическом подкупе должностного лица, характере предмета взятки или виде услуг, оказываемых подкупленному служащему, процедуре передачи «подарка», содержании предоставленных в ответ гарантий, о связях субъектов взяточничества и т.д. Во втором случае до возбуждения уголовного дела в распоряжении следователя имеются лишь указания на факты, свидетельствующие о возможном взяточничестве.

Следственные ситуации в сходных условиях достаточно часто повторяются, что создает основу для их типизации. При этом основу типизации составляют не любые черты и признаки следственных ситуаций, а только существенные, которые позволяют выявить объективные внутренние и внешние связи элементов следственной ситуации. С учетом этого выделяются и типизируются ситуации,

’ Архив Самарского обл.суда. 1995г.

2 См.: Образцов В.А. Криминалистика: Учеб.пособие. М., 1994. С.62.

3 См.: Журавлев С.Ю., Лубин А.Ф. Расследование взяточничества и коррупции // Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник под ред. В.Д.Грабовского, А.Ф.Лубина. Ниж.Новгород: Нижегор. ВШ МВД России, 1995. С.146-147.

108

складывающиеся с момента предварительной проверки, возбуждения уголовного дела, после производства неотложных следственных действий, на других этапах расследования (как по делам различных категорий, так и по делам определенных категорий).

На первоначальном этапе расследования взяточничества, по мнению ряда ученых1, возникают три типичные ситуации:

1) имеется заявление взяткодателя, и он готов содействовать в изобличении взяткополучателя, которому об этом неизвестно;

2) взяткодатель и взяткополучатель действуют в сговоре; информация о преступлении поступила из оперативных источников; взяточникам об этом неизвестно;

3) информация о фактах взяточничества поступила из официальных источников; взяточникам известно, что их действиями интересуются правоохранительные органы.

Очевидным пробелом данной классификации является то обстоятельство, что, во- первых, в нее включены не все источники информирования (соседи, сослуживцы и т.п.) и, во-вторых, в полной мере не отражен характер взаимоотношений взяткодателя и взяткополучателя.

Другие ученые-криминалисты” полагают, что на первоначальном этапе расследования взяточничества все следственные ситуации можно свести к двум глобальным, обобщающим ситуациям: а) поступило заявление или сообщение с указанием конкретных фактов передачи денег, подарков, акций и т.п. должностному лицу или указание на лицо, но без конкретных фактов, за что и когда передавалось вознаграждение, а также сообщение фактов о передаче данным должностным лицом документов, оказания им содействия взяткодателю (коррумпирующей его структуре); б) соответствующие данные получены оперативным путем или в результате инициативного поиска самим следователем.

’ См.: Возгрин И.А., Иванов И.И., Кузьминых К.С. и др. Криминалистика. Схемы и терминология: Учебное пособие/ Под ред. И.А.Возгрина, В.П.Сальникова, К.И.Сотникова. СПб., 2000. С.ПО.

2 См.: Криминалистика:Учебник под ред.А.Г.Филиппова и А.Ф.Волынского. М., Изд-во «СПАРК», 1998. С.441; Криминалистика: Учебник под ред. А.Ф.Волынского. М, Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999. С.431- 432.

109

В.Е.Корноухов предлагает классифицировать ситуации, сложившиеся на момент поступления первичных материалов о взяточничестве по трем основаниям:

  1. по источнику поступления информации - а) при непосредственном обнаружении признаков преступления (в ходе ОРД); б) по заявлениям (сообщениям) граждан;
  2. по объему информации, содержащихся в первичных материалах - а) о фактах прекращенной преступной деятельности; б) о продолжаемой преступной деятельности;
  3. с точки зрения информированности лиц, совершающих преступления - а) осведомлены о поступлении заявлений (сообщений) в правоохранительные органы; б) не осведомлены1.
  4. Поскольку данная классификация накладывает отпечаток не только на способы проверки первичных материалов, но и на круг и характер первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, нам представляется, что ее следует дополнить еще двумя классифицирующими основаниями:

  5. по характеру взаимоотношений между взяткодателем и взяткополучателем - а) взяточники действуют в сговоре и взяткодатель не будет содействовать в изобличении взяткополучателя; б) со стороны взяткополучателя имело место вымогательство взятки, и взяткодатель готов содействовать в изобличении;
  6. по кругу лиц, задействованных во взяточничестве - а) взяточничество осуществляется преступной группой; б) при участии посредников; в) взяточники взаимодействуют непосредственно друг с другом.
  7. Представляется, что выделение вышеприведенных ситуаций все же носит общий характер, хотя, безусловно, представляет большой интерес в теоретическом и практическом отношении. Как справедливо отмечает Н.П.Яблоков, оно необходимо, в частности, для правильного построения версий, определения направления расследования, обстоятельств, имеющих значение для дела, выбора очередности следственных действий, установления задач и характера взаимодействия следователя с органами дознания. «Однако, - продолжает автор, - в настоящее время возникла настоятельная необходимость выделения
    типичных следственных

’ См.: Корноухов В.Е. Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений. М., 2001. С.128-129.

по ситуаций применительно к отдельным видам преступлений с учетом
их специфики»1.

Результаты проведенного исследования позволяют выделить следующие типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах:

1) имеется официальное заявление взяткодателя о предстоящем факте передачи взятки взяткополучателю или через посредника, - 53,7%; 2) 3) имеется информация о подготовке к передаче взятки взяткополучателю или через посредника, - 6 %; 4) 5) имеется информация о имевшем место факте передачи взятки взяткополучателю или через посредника, - 22,5%; 6) 7) имеется информация о фактах регулярного незаконного субсидирования сотрудника правоохранительных органов коммерческими или иными структурами (систематические денежные выплаты, туристические поездки, строительство и покупка недвижимости и т.п.) за общее покровительство их деятельности, - 12,8 %; 8) 9) имеется официальная информация о заведомо незаконном должностном решении и вероятно возможном получении за это взятки, - 5 %. 10) По каждой из названных ситуаций можно определить типичные направления расследования взяточничества и алгоритм действий следователя или оперативного работника, которому поручено дознание. В каждом из случаев «следственная ситуация выступает в качестве исходного звена теоретических и практических конструкций, относительно автономной системы, содержащей связку отдельных элементов: следственная ситуация - задача (задачи) дальнейшего расследования - тактическая операция (операции)» .

Правильным является подход тех авторов, которые полагают, что именно ситуационный подход позволяет осуществить научную разработку дифференцированных методических рекомендаций, указывающих на специфические

Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып.ЗО. С.121-122.

2 Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М., Юрикон, 1994. С.78.

Ill особенности расследования сходных видов преступлений в зависимости
от различных криминалистических ситуаций1.

Эффективность расследования взяточничества в ПО в большой мере зависит от целенаправленной, продуманной и активной работы следователя, которая нередко затрудняется поиском решений, обусловленных следственными ситуациями и имеющих в сущности типовое содержание и неоднократные прецеденты в практике.

Как справедливо отмечено А.С.Шаталовым, «…причина этого кроется в отсутствии специальных криминалистических алгоритмов и программ расследования, которые позволят с учетом имеющихся научных рекомендаций определять за короткий промежуток времени целесообразный способ процессуального и тактического поведения субъектов расследования, на всех этапах работы по уголовному делу»2.

В отечественной криминалистике разработка типовых программ применительно к расследованию преступлений против личности была начата И.Н.Якимовым3. В 80-90 гг. XX века типовые программы были разработаны применительно к расследованию некоторых видов преступлений в работах Л.А.Соя-Серко, Г.А.Густовым, В.Л.Ильиных и др.4 Особое направление в программировании - применение методов сетевого планирования при расследовании сложных многоэпизодных уголовных дел предложил еще в 1970 году А.М.Ларин, который с целью установления оптимальной последовательности действий при составлении плана расследования разработал сетевой график параллельно-последовательного выполнения перечня процессуальных, следственных и иных действий5.

1 См.: Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалстия: Автореф. … дис. д-ра юрид. наук. М, 1997. С.28; Прудников В.В. Первоначальный этап расследования преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. С. 12.

2 Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М.: Лига Разум, 2000. С.4.

3 См.: Якимов И.Н. Криминалистика. М., 1925; Он же. Криминалистика. М., 1929. С.167.

4 См.: Соя-Серко Л.А. Криминалистические проблемы организации труда следователя. Дисс. … д-ра юрид. наук. М., 1982; Он же. Программирование расследования // Соц.законность. 1980. №1; Густов Г.А. Расследование хищений в торговле. 4.1. Криминалистические модели преступления. Л., 1979; Он же. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. Факторный анализ. Учебное пособие. Л., 1985; Он же. Раскрытие, расследование убийств в условиях неочевидности. Краткие типовые программы. Л., 1989; Он же. Разработка и использование типовых криминалистических программ в работе по уголовному делу. Л., 1989; Ильиных В.Л. Тактические программы расследования хищений на объектах физкультуры и спорта. Саратов, 1991.

5 См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С.129-146.

112

В современной криминалистической литературе содержится значительный объем информации, помогающей следователю найти ответы на вопросы, возникающие по ходу расследования взяточничества. Однако эта информация часто носит только вспомогательный характер, т.к. она рассредоточивается по различным пособиям, руководствам, учебникам криминалистики, которые не содержат полных сведений, способных «создать немногословные, точные и логически упорядоченные рекомендации, обеспечивающие быстрое и эффективное раскрытие и расследование уголовных дел определенного вида»1, что представляется возможным при составлении программ расследования.

«Как систему типовых криминалистических задач, типовых средств их решения, имеющих целью организацию предварительного расследования и получения по нему новых знаний» определяют криминалистическую программу некоторые ученые2. Другие рассматривают программирование как один из ведущих методов планирования, а программу как предварительный план следственной деятельности3. В.Е.Корноухов, напротив, полагает, что план по объему шире, а программа охватывает лишь систему действий4. Л.Я Драпкин считает, что типовая программа это - «гибкая система наиболее оптимальных тактико-методических рекомендаций, разработанных для эффективного разрешения обобщенных следственных ситуаций, достижения промежуточных и конечных целей по уголовным делам»5.

Р.С.Белкин определил программирование как разработку программ (алгоритмов) типичных необходимых следственных действий и оперативно-розыскных

мероприятий в зависимости от вида преступления и с учетом следственных ситуаций начального этапа расследования6. С точки зрения А.С.Шаталова, программирование расследования - это систематизация криминалистических алгоритмов и необходимой

’ Эйсман А.А. Теоретические вопросы программирования расследования // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1987. Вып.45. С.85.

2 Соя-Серко Л.А. Программирование расследования//Социалистическая законность. 1980. №1. С.50-54.

3 См.: Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987. С.42.

4 См.: Корноухов В.Е., Богданов В.М., Закатов А.А. Основы общей теории криминалистики. Красноярск, 1993. С. 109; Курс криминалистики. Общая часть / Отв. ред. В.Е.Корноухов. М., 2000. С.629.

5 Драпкин Л.Я. Теоретические предпосылки и практические возможности программирования в расследовании преступлений// Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Свердловск, 1987. С. 18.

6 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С.176.

113 типовой криминалистической информации в процессе разработки и записи программ расследования для эффективного управления следственной ситуацией1.

По мнению некоторых авторов, типовые криминалистические программы следует именовать тактическими, поскольку сложные ситуации, возникающие при расследовании должностных преступлений включают в себя элементы соперничества, преодоления противодействия противоположной стороны, и термин «тактика (тактический)» наилучшим образом отражает эту сторону деятельности2. Нам представляется, что данная точка зрения заслуживает внимания по следующим основаниям: во-первых, каждая программа расследования разрабатывается для достижения определенной цели, т.е. для решения конкретной тактической задачи; во-вторых, любая программа расследования включает в себя целый ряд проводимых в определенной последовательности тактических операций с учетом сложившейся типичной следственной ситуации (план расследования помимо следственных и оперативно-розыскных предусматривает и организационные мероприятия, т.е. является более широкой категорией).

Суммируя изложенное, можно сказать, что «основное назначение разработанных программ расследования ряда категорий преступлений - это прежде всего упорядочение анализа следователем дискретной, неполной информации, характерной для процесса расследования при условии видения его направлений и перспектив в целом по делу. На их основе строится процесс собирания
необходимых для

3

доказывания данных, выдвигаются версии, организуется само расследование» .

Однако, как справедливо отмечено А.С.Шаталовым: «Важным условием эффективности криминалистических алгоритмов и программ расследования является организация криминалистического научного знания, сориентированного, прежде всего на конкретные следственные ситуации. Будучи предназначенными следователю, они должны содержать технические, тактические и методические рекомендации, типовые решения, приемы, операции (комбинации) в качестве

1 См.: Шаталов А.С. Понятие криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений // Государство и право. 2000. № 8. С.38.

2 См.: Ильиных В.Л. Проблемы использования тактических программ при выявлении, расследовании и предупреждении хищений в сфере физической культуры и спорта: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. Саратов, 1990. С.13; Алферов В.Ю. Выявление и расследование хищений на мясоперерабатывающих предприятиях: Дисс. …канд.юрид.наук. Саратов, 1996. С.136.

3 В.Гуняев, С.Кузьмин. В защиту криминалистических программ //Соц.законность. 1990. №3. С.49.

114

обязательного элемента воздействия как на следственную ситуацию в целом, так и на отдельные ее части»1.

Рассматривая типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах с точки зрения отправного пункта для формирования типичных программ расследования, следует отметить, что их важнейшей отличительной чертой является «высокая вероятность возникновения проблемных ситуаций в результате неполноты исходных данных и трудности установления источников дополнительной информации»2.

Поскольку всякая проблемная ситуация есть своеобразное противоречие между знанием и незнанием, довольно трудно программировать деятельность следователя по расследованию рассматриваемой категории уголовных дел. В связи с этим справедливо отмечается ЛЛ.Драпкиным, что «проблемная ситуация характеризуется отсутствием заранее определенной однозначной процедуры (способа) информационного поиска, жесткой программы принятия следователем решений и производства действий по делу»3.

Существенное значение для программирования расследования фактов взяточничества в правоохранительных органах имеет осведомленность взяточников о проводимой в отношении них предварительной проверке. От этого обстоятельства зависит более всего алгоритм первичной проверки по каждой из вышеперечисленных следственных ситуаций. В подобных случаях проверка первых двух следственных ситуаций чаще всего обречена на неуспех, т.к. взяткополучатель и его соучастники под угрозой разоблачения отказываются от своих преступных намерений - дачи-получения взятки. Значительно усложняется при такой осведомленности взяточников и предварительное расследование в трех следующих следственных ситуациях. Поэтому при производстве первичной проверки информации о взяточничестве сотрудников ПО следует соблюдать исключительную конспиративность, поскольку именно по этой категории дел существует большая вероятность утечки информации

0 начавшейся проверке через служебные и дружеские связи проверяемых лиц.

1 Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М.: Лига Разум, 2000. С.5.

2 Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений. Свердловск, 1985. С.8.

3 Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С.10.

115

Первая следственная ситуация наиболее благоприятна для расследования, так как в ходе первичной проверки этой информации есть возможность получения достаточных данных для возбуждения уголовного дела по заявлению взяткодателя. Далее проводятся тактические операции «задержание с поличным» и «изобличение взяточников». В случае своевременного и удачного осуществления вышеназванных тактических операций обеспечивается и решение задачи первоначального этапа расследования взяточничества - собирание важнейших доказательств и иных данных, используемых в ходе дальнейшего расследования.

При второй типичной ситуации возникающей до возбуждения уголовного дела и обычно трансформирующейся в первоначальный этап расследования взяточничества в правоохранительных органах, в первую очередь проводится комплекс оперативно-розыскных мероприятий (на основании ст.6 ФЗ «Об ОРД»), включающих:

а) опрос граждан с использованием специальных приемов выведывания необходимой информации с целью установления лиц, осведомленных о преступных намерениях взяточников;

б) исследование предметов и документов с целью выявления документации, свидетельствующей о противоправных действиях взяточников, предметов взятки, подготовленных к передаче взяткополучателю;

в) наблюдение с целью восприятия и фиксации (с помощью оперативно-технических средств) контактов между взяточниками, получения информации о соучастниках преступной деятельности и о данных, необходимых для планирования оперативно- розыскных и следственных действий;

г) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств для получения сведений, необходимых для решения задач оперативно-розыскной деятельности (в частности, планирования захвата взяточников с поличным);

д) прослушивание телефонных переговоров с целью установления обстоятельств, условий, даты и времени передачи взятки, а также всех участников взяточничества.

На основе полученной оперативно-розыскной информации далее организуется осуществление тактической операции «задержание с поличным» взяточников и их изобличение.

116

В третьей следственной ситуации, когда в правоохранительные органы поступила информация об имевшем место факте передачи взятки взяткополучателю или через посредника, сразу после возбуждения уголовного дела следует провести комплекс следственных действий, направленных на получение доказательств, подтверждающих факт совершения подозреваемыми лицами взяточничества. Эти действия осуществляются в рамках тактической операции «изобличение участников взяточничества», используя необходимый в данной следственной ситуации арсенал следственных и оперативно-розыскных мероприятий.

Четвертая следственная ситуация, когда имеется информация о фактах регулярного незаконного субсидирования сотрудника правоохранительных органов коммерческими или иными структурами (систематические денежные выплаты, туристические поездки, строительство и покупка недвижимости и т.п.) за общее покровительство их деятельности, на первом этапе проверочных действий обуславливает приоритетную необходимость использования оперативно-розыскных мероприятий для установления и фиксирования таких основных обстоятельств совершения преступления, как передача должностному лицу правоохранительных органов взятки лицом, заинтересованным в выполнении или невыполнении определенного служебного действия, и выполнение этим должностным лицом за взятку служебного действия или его бездействие в интересах взяткодателя.

Источниками сведений об обстоятельствах передачи в какой-либо форме взяток при этом могут стать полученные в ходе проведения ОРМ материалы видеозвукозаписи переговоров взяткополучателя и взяткодателя, выявленные по месту работы взяткополучателя и взяткодателя лица, осведомленные о преступных действиях взяточников, которые могут быть в качестве свидетелей источником информации о преступлении, иные идеальные и материальные следы преступной деятельности взяточников.

В 1994 году в РУОП Приволжского региона (г. Саратов) поступила оперативная информация о систематическом незаконном денежном субсидировании первого заместителя Саратовской таможни Косамчука директором фирмы «Астат» Гунько. В целях первичной проверки данной информации оперативными сотрудниками РУОП и УФСБ по Саратовской области были проведены следующие оперативно- розыскные мероприятия: прослушивание телефонных переговоров Косамчука
и Гунько;

117

негласный и зашифрованный опрос сотрудников фирмы «Астат» и Саратовской таможни; негласное исследование финансовых и иных документов фирмы «Астат». В результате было установлено, что фирма «Астат» систематически закупала у нефтеперерабатывающих предприятий Башкирии сырую нефть. Затем сформированные железнодорожные составы с ГСМ направлялись на Украину, а при содействии Косамчука следуемый груз переоформлялся на патоку-мелес. За содействие в контрабанде, выражавшемся в переоформлении таможенных документов Космачук получал от Гунько систематические взятки. После проведенных оперативно-розыскных мероприятий была осуществлена тактическая операция по задержанию контрабандного железнодорожного состава на границе с Украиной и проведена тактическая операция «изобличение участников взяточничества», в ходе которой были также выявлены и изобличены во взяточничестве должностные лица железнодорожной станции Елец Липецкой области1.

Следующая типичная следственная ситуация, при которой в правоохранительные органы поступает официальная информация о заведомо незаконном должностном решении и возможном получении за это взятки, наиболее сложна для следователя, т.к. нет конкретных фактов дачи взятки, отсутствует заявитель, а о взяточничестве свидетельствуют лишь косвенные данные. В таких случаях, помимо перечисленных выше оперативно-розыскных мероприятий, расследование следует начинать с осмотра документов с целью установления некоторых, даже незначительных, отклонений от установленного порядка выполнения определенных служебных действий: нарушение существующего порядка прохождения документации; незаконность выполненного служебного действия; неправомерность воздержания от выполнения какого-то законного действия; несоблюдение действующих правил оформления документов; упрощенный порядок, нарушение обычной очередности рассмотрения вопросов; ускоренные по сравнению с установленными или обычными сроки выполнения служебных действий; подложность документов. В некоторых случаях целесообразно использование помощи специалистов и
экспертов. В

’ См.: Архив Саратовского областного суда, 1995 г.; Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. Овчинского B.C., ЭминоваВ.Е., Яблокова Н.П. М., 1996. С.182.

118

зависимости от результатов этих и оперативно-розыскных мероприятий проводится тактическая операция «изобличение участников взяточничества».

«Криминалистические программы, таким образом, реализуются как средства, упорядочивающие мыслительную деятельность следователя, организующие и направляющие его действия, создающие условия для экономии сил и времени»1.

§ 2. Организационно - тактические основы проведения тактических операций

Поскольку, как справедливо отмечает Ю.И.Новик, следственная ситуация является фактической основой принятия тактических решений следователем , то средствами разрешения типичных следственных ситуаций являются тактические операции, которые в практическом плане представляют собой частные случаи целенаправленной деятельности3.

Тактические операции как комплекс согласованных следственных, оперативно- розыскных и иных действий, направленных на решение промежуточных задач расследования, широко реализуются в работе ПО. Практика расследования преступлений, связанных со взяточничеством, накопила значительный опыт планирования и проведения тактических операций. Так, задержание взяточников с поличным, изобличение участников взяточничества давно осуществляются как тактические операции.

1 Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ//Соц.законность. 1990. №3. С.47.

2 См.: Новик Ю.И. Научные основы принятия тактических решений при производстве следственных действий: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Минск, 1979. С.12.

3 См.: Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М., Юрикон, 1994. С.76-77; Понятия содержания и организации тактических операций дстаточно глубоко исследованы в криминалистической литературе. См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979; Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983; Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. Саратов, 1991; Марочкин Н.А., Решетников В.Я. Тактические операции в теории криминалистики и в практике расследования посягательств на имущество граждан: Учеб. метод. Пособие. Саратов, 2001. Значительное внимание указанным вопросам уделено в сборнике: Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986.

119

Использовать метод тактических операций, как отмечают ученые-криминалисты, необходимо при расследовании сложных уголовных дел, которые характеризуются или существенной неполнотой исходной информации, или большим количеством эпизодов и участников преступления, или активным противодействием расследованию со стороны заинтересованных лиц ‘.

Разработкой вопросов, относящихся к проблеме тактических операций применительно к деятельности следственных и оперативно-розыскных органов, занимались с 70-х годов многие российские ученые. Значительный вклад в ее развитие внесли Р.С.Белкин, И.Ф.Герасимов, Л.Я.Драпкин, А.В.Дулов, А.А.Закатов, А.Е.Михальчук, В.А.Образцов, В.И.Шиканов, Н.ПЛблоков и др. Однако, не смотря на глубокие исследования указанной проблемы в криминалистической литературе, некоторые ее положения не имеют единообразного решения до сего дня, даже по вопросу понятия тактической операции.

Автор первой монографии, посвященной тактическим операциям, А.В.Дулов так определил предмет своего исследования: тактическая операция «есть совокупность следственных, оперативных, ревизионных и иных действий, разрабатываемых в процессе расследования по единому плану под руководством следователя с целью реализации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных действий»2.

Но, акцентируя свое внимание на том, что тактические операции разрабатываются «под руководством следователя», автор не учел возможности проведения тактических операций до момента возбуждения уголовного дела, т.е. без участия следователя (например: задержание взяточника с поличным).

Вместе с тем, нельзя не согласиться с ЛЛ.Драпкиным, который указывает, что в разработке и планировании тактических операций в этих случаях целесообразно участие не только оперативных работников, но и следователя, которому предстоит вести предварительное расследование3.

1 См.: Герасимов И.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного следствия и дознания// Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986. С.4.

2 Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. С.44.

3 См.: Драпкин Л.Я. Тактические операции в расследовании преступлений и особенности их проведения по делам о хищениях // Профилактика и расследование посягательств на социалистическую собственность. Горький, 1976. Вып.5. С.76.

120

В этой связи, на наш взгляд, представляется более удачным определение, предложенное В.И.Шикановым: «Тактическая операция - это система согласованных действий (следственных, оперативно-розыскных и др.), которые осуществляют, соблюдая режим … законности, правомочные должностные лица органов следствия и специальных служб органа внутренних дел для решения сравнительно автономных тактических задач, подчиненных общим целям расследования преступления»1.

А.В.Дулов также отмечает, что имеются все основания рассматривать тактическую операцию как систему и называет ее программно-целевой системой2, однако данная позиция не отражена им при определении понятия тактической операции. При формировании понятия тактической операции как системы действий делается важный акцент на существование закономерных неразрывных связей и отношений между элементами ее составляющими, позволяя воспринимать данную составную часть процесса расследования как определенную целостность, самостоятельную, специфическую структуру деятельностного типа3. Главным условием, обеспечивающим внутреннее единство тактической операции, является не только наличие общей целевой установки деятельности, но и то обстоятельство, что функционирование каждого ее элемента непременно взаимообусловлено и взаимозависимо от функционирования других.

При всем многообразии суждений ученых-криминалистов в содержании тактической операции ими выделяются следующие наиболее существенные признаки:

обусловленность криминалистической характеристикой преступления, следственной ситуацией, спецификой данного случая, наиболее характерная для начального этапа расследования ;

’ Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983. С. 17.

2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. С.87.

3См.: Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М, Юрикон, 1994. С.80.

4 См.: Ищенко Е.П. К вопросу о понятии и структуре тактической операции // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986. С.45.

121

  • используется для решения задач, возникающих в определенных следственных ситуациях1;
  • осуществляется полномочными должностными лицами под руководством следователя2;
  • обеспечивает выяснение определенного обстоятельства или нескольких обстоятельств, имеющих значение для дела, а также решение иных задач расследования3.
  • Как «комплекс согласованных и взаимосвязанных следственных действий, организационно-подготовительных, оперативно-розыскных, контрольно-

ревизионных, технических и иных мероприятий, проводимых соответственно отраженной в плане тактической линии следователя и направленных на решение каких-либо конкретных задач, возникающих на определенном этапе расследования в той или иной следственной ситуации» определяет тактическую операцию А.Е.Михальчук4.

Н.А.Марочкин дает аналогичное определение тактической операции, выделяя лишь то обстоятельство, что она проводится «под руководством должностного лица для разрешения определенных тактических задач выявления, расследования и предупреждения преступлений»5.

Однако некоторые ученые6 считают не совсем удачным внесение в определение понятия тактической операции признака «проводимых под руководством должностного лица» и считают более правильным закрепление руководства операцией за конкретным должностным лицом - следователем. Их основным

аргументом является утверждение, что даже если тактическую операцию проводит орган дознания без участия следователя, он реализует в ней как собственные

’ См.: Каневский Л.Л. Планирование расследования и разработка тактических операций по делам несовершеннолетних//Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982. С.73.

2 См.: Князев В.А. О понятии тактической операции//Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1982. Вып. 25. С.67.

3 См.: Образцов В.А., Ястребов В.Б. Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования //Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования. М., 1978. Сб.

Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий / Под ред. В.В.Степанова. Саратов, 1991. С. 19.

5 См.: Марочкин Н.А. Теоретические проблемы тактических операций в криминалистике: Учебное пособие. Саратов, 1999. С. 13.

6 См.: Галанова Л.В. Следственные ситуации и тактические операции при расследовании преступлений, связанных с вымогательством: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С.126-127.

122

специфические функции, так и функции следователя, которые делегированы органу дознания либо законом для выполнения неотложных следственных действий, либо
следователем в письменном поручении или указании.

На наш взгляд, данная аргументация верна лишь при проведении тактических операций после возбуждения уголовного дела, расследование по которому осуществляет следователь. Однако до возбуждения уголовного дела некоторые тактические операции проводятся в автономном режиме силами работников органа дознания, при участии специалистов, представителей общественности, действующими в рамках единого согласованного плана по инициативе и под контролем руководителя операции - должностного лица. К таким операциям относится, в частности - «задержание взяточника с поличным», которое в большинстве случаев осуществляется до возбуждения уголовного дела и без непосредственного участия следователя.

Поскольку тактические операции, с точки зрения их организации, представляют значительную сложность, при их проведении осуществляется активное взаимодействие следователей и сотрудников органа дознания. По мнению ряда ученых-криминалистов, именно в рамках тактической операции они осуществляют свои действия1, считая ее одной из наиболее оптимальных и перспективных форм их сотрудничества2, которая находит все более широкое распространение .

О предпочтении использования следственно-оперативных групп при проведении тактических операций в ходе расследования уголовных дел о взяточничестве в отношении сотрудников правоохранительных органов высказываются некоторые молодые ученые4.

‘См.: Дулов А. В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.112.

2 См.: Драпкин Л..Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск, 1975. С.55.

3 См.: Шиканов В.И. Информация к тактической операции «Атрибуция трупа». Иркутск, 1975. С.26.

4 См.: Зашляпин Л.А. Основы методики расследования должностной преступной деятельности следователей и дознавателей: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1993.С.192-193; Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 1996. С. 126-127.

123

До принятия действующего УПК, вопросы взаимодействия следствия и органов дознания в такой организационно - тактической форме, как следственно- оперативная группа, не были урегулированы в уголовно-процессуальном законе. Взаимодействие осуществлялось на основании положений закона (ст. 127 УПК РСФСР), предусматривающего предоставление следователю права по расследуемым делам давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от них содействия при производстве отдельных следственных действий. При необходимости в этом следователь давал такое поручение органам, осуществляющим ОРД в порядке ст.7 ФЗ «Об ОРД».

Для решения поставленных следователем задач органы дознания проводят необходимые поисковые действия, которые осуществляются специальными методами и средствами (включая конфиденциальное содействие граждан), составляющими суть оперативно-розыскной деятельности. Однако осуществление оперативно-розыскной деятельности является исключительной компетенцией органов дознания. «Требуя от органов дознания содействия путем проведения оперативных мероприятий, следователь не определяя ее форм и методов, ограничивается указанием версий, подлежащих исследованию и проверке, постановкой вопросов, разрешение которых необходимо для подготовки и проведения следственных действий.

Формы и методы оперативной работы, проводимой во исполнение поручений следователя, определяются органом дознания»1.

Следователи законом не наделены правом проведения ОРД и участия в ней, а потому нередко не в состоянии объективно оценить реальную возможность выполнения органом дознания их поручений и указаний, что на практике приводит к возникновению между ними конфликтных отношений.

Совершенно правы авторы, которые считают, что «следует учитывать, что оперативный сотрудник - не подсобный работник следователя, выполняющий черновую работу, а лицо, отвечающее за оперативно-розыскные действия при производстве предварительного расследования. Поэтому они оба должны

Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.528.

124

действовать согласованно, быстро и оперативно»1. Основная же причина конфликтов заключается в неполном совпадении служебных интересов следователей и оперативных работников . Эти же авторы справедливо отмечают, что взаимодействие включает в себя, прежде всего, взаимную связь и поддержку, согласованность действий, направленных на достижение определенной цели: оно необходимо и возможно при условии общности задач3.

Однако изучение. практики показывает, что в силу ряда причин, оперативные сотрудники умышленно предоставляют следователю значительно меньший объем информации, чем получают сами в процессе оперативно-розыскной деятельности, а это отрицательно сказывается на эффективности расследования. К причинам сложившегося положения можно отнести их преувеличенное представление о соблюдении режима секретности при предоставлении сведений об использованных в ходе проведения негласных оперативно-розыскных мероприятиях силах, средствах и источниках ОРД, недооценка возможностей следователя по преобразованию оперативной информации в доказательственную, неуверенность в рациональном использовании следователем полученной информации, и др.

В научной литературе вопрос об объеме предоставляемой следователю оперативной информации до сего дня продолжает оставаться дискуссионным. Так, С.Д.Долгинов полагает, что «…право следователя на ознакомление с оперативными материалами нельзя рассматривать как право на обязательное предоставление ему таких материалов. Только оперативный работник вправе решать этот вопрос. Информация, которая необходима следователю для принятия правильного решения по расследуемому преступлению, может быть передана оперативным работником и без его непосредственного ознакомления с документами оперативно-розыскного характера»4.

1 Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Учеб. пособие. Часть 1. Саратов. 1996. С. 113.

2 См.: Быков В.М. Конфликты между следователями и оперативными работниками органа дознания, взаимодействующих при расследовании. // Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений. Иркутск, 1980. С.65-70.

3 См.: Там же. С.111.

4 Долгинов С.Д. Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. научно-практич.конференции. Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. C.110.

125

Иной точки зрения придерживается, к примеру, Р.А.Базаров, который считает, что целесообразно полное (в максимально возможной мере) ознакомление следователя с результатами оперативно-розыскной деятельности. Это дает возможность следователю осуществить многофакторный, всесторонний анализ имеющихся данных для выработки наиболее оптимального плана следственных действий1. Его поддерживает Л.П.Плеснева, полагая, что зачастую оперативные работники стремятся раскрыть преступления любой ценой и следователь должен знать, что стоит, например, за явкой с повинной, за признанием гражданина в совершении преступления2.

В этой связи В.М.Быков справедливо отмечает: «Значительная распространенность конфликтов между следователями и оперативными работниками уже сама по себе, на наш взгляд, свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования процессуальной регламентации и организации взаимодействия, ибо при наличии конфликтов взаимодействие зачастую прекращается ранее, нежели достигаются его цели, либо осуществляется сугубо формально и неэффективно»3.

Однако законодатель, хотя и уполномочил следователя при осуществлении предварительного расследования по уголовному делу «давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий» (ч.4 ст.38 УПК), все же не предоставил право следователю знакомиться с оперативно-розыскными материалами органа дознания, как то предусматривалось частью 6 статьи 37 проекта УПК РФ. Полагаем данное решение законодателя обоснованным по следующим основаниям:

См.: Базаров Р.А. Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. науч-практич.конференции. Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. С. 10- 11.

2 См.: Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государственной противопожарной службы. Тезисы всерос.научно-практич.конф. Иркутск: ВСИ МВД России, 1999. Часть 1. С.54.

3 Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Узбекистон. 1991. С.72.

126

  • во-первых, информация, содержащаяся в оперативных материалах органа дознания зачастую касается не только расследуемого данным следователем уголовного дела, а иных подготавливаемых или совершенных преступлений;

  • во-вторых, по реквизитам и стилю исполнения оперативных материалов, составленных по предусмотренной ведомственными актами форме не сложно получить сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятиях силах, средствах, источниках ОРД, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, что составляет государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность (ст. 12 ФЗ «Об ОРД»).

Часть 2 ст. 163 УПК предусматривает, что: «К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность». Однако в законе не установлены их полномочия и не регламентированы их отношения со следователями - членами рабочей группы.

Данная правовая форма все же позволяет следователю в зависимости от характера и оценки информационных и тактических факторов избирать соответствующий вид и форму взаимодействия с органом дознания в целях устранения неизбежных организационно-управленческих трудностей, а также активизации информационно- поисковой деятельности по уголовным делам .

Вместе с тем, процесс создания и функционирования следственно-оперативных групп, формируемых из следователей и оперативных работников, достаточно полно урегулирован ведомственными и межведомственными нормативными правовыми актами. Среди них в качестве наиболее значимых можно выделить совместный приказ Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ и ДНП России от 22 мая 1995 г. № 32/199/73/278 «Об утверждении Положения о совместных следственно- оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп» и приказ МВД России № 334 от 20 июня 1996 г. «Об утверждении

1 См.: Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические операции по делам о завладении из жилища имуществом граждан: Учеб. пособие. Саратов, 1999. С.35.

127

Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений».

Поскольку любые сведения, полученные оперативно-розыскным путем, становятся доказательствами лишь при условии облечения их в форму, отвечающую требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законодательством (ст.89 УПК), оперативные сотрудники, привлеченные к работе следственной группы, должны работать с доказательствами под контролем ее руководителя, который и организует работу всей следственной группы (ч.З ст. 163 УПК).

Тактические операции, с точки зрения их организации, представляют значительную сложность. При их проведении осуществляется широкое взаимодействие следователей и оперативных работников органа внутренних дел, используются специалисты, с помощью которых применяются средства и методы различных естественных и технических наук. Тактически грамотно должна быть решена проблема руководства в ходе проведения операции. Следователь решает все вопросы, связанные с подготовкой и проведением следственных действий, критически оценивает действия других участников, в том числе специалиста. Руководитель органа внутренних дел решает все вопросы, связанные с действиями работников аппарата дознания. «Тактический характер проводимой криминалистической операции заключается в том, что оба органа (следователь и орган дознания) действуют по единому тактическому замыслу, разработанному ими единому плану, не вмешиваясь в действия друг друга, точно и качественно выполняя свои обязанности»1.

Законность следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, образующих тактическую операцию, зависит от основания для их проведения. Обычно таким основанием является возбужденное уголовное дело. Между тем, основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела указаны в ФЗ «Об ОРД» (ст. 7, 8) , поэтому ОРМ переходящая в тактическую операцию, как форма взаимодействия следователя и оперативного работника, может начинаться до возбуждения уголовного дела, а завершаться в

Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. Учеб. пособие. М., 1998. С.34.

128

стадии предварительного расследования. При этом та часть операции, которая осуществляется до возбуждения уголовного дела, выполняется оперативным работником без участия следователя, но по общему замыслу и в этом нет ничего противоправного, поскольку в данном случае роль следователя состоит только в участии в разработке плана предстоящей операции, в координации работы группы.

К сожалению, в практике большинство такого рода тактических операций организуется и проводится только оперативно-розыскными подразделениями без координации со следователями. Такой, можно сказать ведомственный подход, во многом предопределяет невосполнимые ошибки при первоначальных мероприятиях и следственных действиях.

Представляет интерес положительный опыт по расследованию дел о взяточничестве и других должностных преступлениях в Саратовской области. Для наиболее эффективного расследования данной категории дел в структуре отдела по расследованию особо важных дел областной прокуратуры в 1998 году была создана специализированная группа в составе пяти следователей. Особое внимание было уделено повышению профессиональной подготовки следователей. Кроме изучения нормативной базы и обзора практики по делам о взятках в отделе проводятся игровые процессы по расследованию подобных преступлений, в которых роли исполняют сами следователи, при этом используется видеотехника. Затем, при просмотре видеозаписи игрового процесса, следователями проводится его обсуждение и разбор допущенных ошибок. На основе анализа уголовных дело взятках, рассмотренных судами области в 1999 году, отделом криминалистики прокуратуры области при активном участии сотрудников отдела по расследованию особо важных дел и отдела по надзору за ОРД и расследованием особо важных дел были разработаны методические рекомендации по выявлению и документированию преступлений, связанных с коррупцией и взяточничеством, создано учебное уголовное дело «Взятка», которые были направлены во все горрайпрокуратуры области для служебного пользования. В области так же сложилась и уже дала положительные результаты практика, когда к составлению плана реализации тактических операций подготавливаемых на основании оперативных материалов подключается руководитель следственного подразделения и следователь, в производстве которого будет находиться дело. Совместное обсуждение информации,

129

полученной оперативным путем, позволяет своевременно «отсеять» заведомо бесперспективные материалы, оценить полученную информацию с точки зрения ее достаточности для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по факту получения взятки, наметить оперативно-розыскные мероприятия и тактические операции, которые возможно и необходимо провести после возбуждения уголовного дела.

Работая в составе следственной группы, оперативные сотрудники реализуют свои оперативно-розыскные возможности путем своевременного выявления и нейтрализации действий подозреваемых и их соучастников по воспрепятствованию нормальному ходу расследования уголовных дел. Для этого, в соответствии с ст. 6 ФЗ «Об ОРД» с помощью оперативно-розыскных мероприятий: наблюдения, контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений и других действий контролируют поведение подозреваемых в процессе расследования; выявляют их преступные связи, оперативно доводя получаемую информацию до руководителя следственной группы; одновременно пресекают факты противодействия органам расследования. Подобные организационно-тактические формы взаимодействия в виде совместного производства тактических операций, скрытно фиксирующих обстоятельства совершения преступления, широко применяют в практике выявления и изобличения взяточничества в правоохранительных органах.

Преимущество коллективной формы расследования подобных преступлений, на наш взгляд, обосновывается рядом причин.

1) Лицо, единолично проводящее расследование в психологическом и тактическом отношении, более подвержено «атакам» бывшего сотрудника ПО, чем следственная группа. Но ложные компрометирующие следователя заявления не результативны в случае работы следственной группы, т.к. нельзя опорочить всех участников группы или найти основания для их отвода. 2) 3) В случае подобного противодействия подследственный сотрудник ПО не в состоянии задержать расследование, а также производство необходимых следственных действий, даже в случае проведения в отношении них официальной проверки, т.к. члены группы могут компенсировать временное отсутствие друг друга. 4)

130

3) Расследование, помимо производства тактических операций на первоначальном и последующем этапах расследования, может быть связано с задержками «первого» дела, т.е. дела, за разрешение которого в интересах взяткодателя была получена сотрудником ПО взятка. Соответственно своевременное окончание расследования по обоим делам в установленные законом процессуальные сроки возможно только при производстве расследования следственной группой, а не единолично.

Следует отметить, что в результате проведенного исследования установлено: в 92% уголовных дел о взяточничестве сотрудников ПО создание следственно- оперативных групп осуществлялось на начальном этапе расследования. Однако в 65% этих же дел расследование проводилось только одним следователем. Соответствующие следственные действия и тактические операции в ходе расследования проводились оперативными сотрудниками органов дознания. Последнее обстоятельство обусловлено, прежде всего, кадровым «голодом», т.е. отсутствием достаточного количества незагруженных следователей, которых можно было бы включить в состав следственно-оперативной группы.

Следует отметить, что именно в рамках тактических операций чаще всего осуществляется взаимодействие следователя с другими государственными органами, чем достигается одна из основных целей тактических операций по рассматриваемой категории уголовных дел.

К важнейшим целям тактических операций некоторые ученые справедливо относят реализацию методов расследования. Так, по мнению А.В.Дулова, «любой метод чаще всего реализуется путем совершения ряда действий. Эти действия, их последовательность отражают (и в то же время реализуют) сущность метода, что в полной мере относится и к методам расследования. Таким образом, чтобы реализовать метод расследования, нужно провести определенную сумму следственных, оперативных и иных действий. Эта сумма тактических средств и является не чем иным, как тактической операцией» . Тот же автор предлагает в каждой методике, располагающей специфическими методами расследования, разрабатывать свои тактические операции. При этом их построение (последовательность действий, объем и т.д.) должно основываться на установленных

Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.112.

131

правилах того метода расследования, который реализуется в данной тактической операции1.

Иной позиции придерживается В.И.Шиканов, который полагает, что «попытки «втиснуть» тактические разработки таких операций в рамки частных методик» неоправданы, поскольку это неминуемо приводит к дублированию вопросов и неглубокому изучению проблемы в целом .

В сложных случаях он предлагает при разработке тактической операции и ее практическом осуществлении использовать метод сценария, который представляет собой вид логического моделирования, т.е. хронологическое описание предполагаемых событий и позволяет выделить причинно-следственные процессы, требующие принятия тех или иных решений. При этом сценарий тактической операции должен дать ответы на две группы вопросов: а) как именно шаг за шагом может возникнуть та или иная гипотетическая ситуация; б) какие существуют альтернативы у всех действующих субъектов на данном этапе для того, чтобы помешать расследованию изменить или иным образом повлиять на прогнозируемое развитие событий. Отдельное внимание автор обращает на соотношение понятий прогноза, полученного в результате исследования метода сценария, и плана осуществления тактических операций. Прогноз, нашедший свое выражение в сценарии тактической операции, призван дать ответы на вопросы: как, что, где, когда и каким образом могут произойти те или иные события? План проведения тактической операции намечает, что необходимо выполнить, кто, как и что должен сделать для этого3.

На наш взгляд, предложенный подход представляет большой практический интерес для разработки и проведения тактических операций, поскольку прогноз и план здесь не альтернативны друг другу, а напротив - взаимосвязаны, что позволяет на основе непрерывного обмена информацией своевременно корректировать и дополнять план тактической операции.

План тактической операции, в свою очередь, должен предусматривать исчерпывающий круг вопросов, подлежащих выяснению. В нем заранее

1 См.: Там же. С.113.

2 См.: Шиканов В.И. Теория тактических операций следователя (перспективы развития) // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982. С.65.

3 См.: Там же. С.66.

132

предусматривается привлечение сил и средств, необходимых для оптимального решения поставленных задач. Составляется же план тактической операции с учетом конкретной исходной следственной ситуации и призван обеспечить строгое соответствие выдвигаемых следственных версий и намечаемых мероприятий материалам конкретного уголовного дела.

Как показывает следственная практика, случайный поиск доказательств неэффективен. Как подчеркивал А.А.Эйсман, первым этапом поискового мышления является выдвижение версии1. С помощью версий реализуются тактические задачи расследования, т.к. они предопределяют направление расследования, реализуемое в его плане2. « Из версии, - как верно отмечено А. Н. Васильевым, - выводятся следствия, т.е. делаются вытекающие из нее выводы о том, что помимо уже имеющихся фактических данных, если версия подтверждается, должны быть и другие факты. Чтобы проверить, имеются ли эти факты в действительности, ведется дальнейшее расследование» .

Логический механизм оперирования версиями заключается не только в формировании предположений, но и в решении логической задачи, заключающейся в выведении из них следствий. Результативное, целенаправленное расследование сложных уголовных дел, к которым несомненно относится расследование взяточничества в ПО, на наш взгляд, возможно только при строгом выстраивании логической конструкции, учитывающей конкретные особенности первоначального этапа расследования.

Логическая модель планирования включает в себя: следственную ситуацию и ее оценку - формирование следственных версий - принятие решения, прогноз тактической операции - планирование тактической операции. В случае разрыва данной логической конструкции либо лишения ее одного из элементов, расследование более часто будет сталкиваться с принятием неверных решений следователем и в конечном итоге может привести к длительному и неэффективному расследованию уголовного дела.

1 См.: Эйсман А.А. Логика доказывания. М., 1971. С.104.

2 См.: Степанов В.В. Криминалистическая версия в системе криминалистики // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1978. Вып.2. С.52.

3 Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. С.53.

133

Следственные версии выдвигаются при планировании расследования конкретного преступления, учитывают его конкретные обстоятельства и тем самым индивидуализируют расследование. Особенностью использования версий при расследовании является то, что их формирование различается в зависимости от объема исходного фактического материала. Если необходимой информации достаточно, то следователь оперирует вытекающими из нее конкретными версиями.

Что же касается иных ситуаций, когда следователь испытывает информационный голод, он вынужден прибегать к использованию типичных версий, т.е. научным положениям, являющихся результатом анализа значительного по объему практического материала связанного с расследованием конкретных уголовных дел. Это обычные для планирования расследования в той или иной следственной ситуации предположения о сущности определенных событий с признаками преступления и о содержании их обстоятельств, подлежащих исследованию, основанные на обобщении следственной практики по подобного рода уголовным делам. Типичные версии по делам определенной категории и следственные версии по конкретному делу той же категории находятся в тесной диалектической связи, как общее и отдельное.

Назначение типичной следственной версии состоит в определении основного направления расследования в условиях дефицита информации. В сложных ситуациях знание типичных версий, несомненно, способствует повышению уровня интенсификации расследования, особенно на его первоначальном этапе, когда следователь чаще всего не располагает достаточно достоверной и полной информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению.

Изучение следственной практики показывает, что типичные версии при расследовании фактов взяточничества должностных лиц ПО можно классифицировать на: а) общие, т.е. версии, относящиеся ко всему событию преступления, и б) частные, относящиеся к какому-либо элементу состава преступления или отдельному факту.

  • по характеру совершаемых действий: а) должностное лицо получило взятку за совершение определенных действий; б) за воздержание от них;
  • по периодичности: а) должностное лицо получает взятки впервые; б) систематически;

134

  • по виду полученных благ: а) в виде материальных средств; б) денег; в) услуг материального характера;
  • по способу передачи взятки: а) непосредственно; б) через посредников; в) через тайник;
  • по способу маскировки: а) путем безналичного перечисления денег; б) передачи сберегательной книжки; в) в виде карточного проигрыша; г) получения займа и т.д;
  • по мотивам: а) должностное лицо получило деньги или ценности, но имеет место другое преступление, например, вымогательство или мошенничество; б) деньги, ценности переданы правомерно и обусловлены не взяткой, а иными, причинами: дарением, возвратом или дачей денег в долг, куплей-продажей; в) должностное лицо выполнило в интересах другого лица определенные действия, но не за взятку;
  • по достоверности информации о получении взятки: а) должностному лицу взятка не давалась, имеет место умышленный оговор или распространение слухов с целью компрометации сотрудника ПО; б) должностному лицу взятка не давалась и не вымогалась им, имеет место мнимое посредничество или добросовестное заблуждение взяткодателя, принявшее лицо за должностное.
  • Выдвижение общих версий по делам о взяточничестве в ПО, охватываемых вышеперечисленным перечнем типичных вариантов, является только первой ступенью в построении версионной системы (совокупности всех версий по делу). Версионная структура завершается формированием типичных частных версий.

Совершенно очевидно, что сложившуюся на определенном этапе систему нельзя рассматривать как постоянную, т.к. по мере собирания, проверки и оценки полученной информации в процессе расследования и оперативно-розыскных мероприятий в нее вносятся необходимые коррективы, что обуславливает динамизм этой системы.

В зависимости от обстоятельств далее подлежат выдвижению и проверке следующие версии:

  1. о субъектах взяточничества, их связях, мотивах, которыми они руководствуются;
  2. о ситуациях, в которых совершалось, совершается или будет происходить дача- получение взятки (место, время, обстановка);

135

  1. о приемах и средствах, которые использовались для передачи взятки;
  2. об источниках средств для взятки;
  3. о следах преступной деятельности, которые коррумпированные сотрудники ПО могли или должны были оставить в период своей преступной деятельности.
  4. По результатам разработки версий формируются представления о вероятных носителях необходимой информации, подлежащих установлению в ходе проведения запланированных тактических операций.

Перед планированием той или иной тактической операции в соответствии с отрабатываемой версией целесообразно прогнозировать последующие события. Не случайно поэтому, логические следствия, выводимые из версий и ориентированные на будущее, некоторые ученые именуют предсказательными1 или перспективными. Вместе с тем, надо иметь ввиду, что абсолютное большинство версий, выдвигаемых по делу, являются ретроспективными, т.к. явления, по поводу которого они выдвигаются, относятся к прошлому. Прогноз (предсказание) является логической моделью событий будущего, которые могут иметь место с учетом конкретных обстоятельств дела.

Так при прогнозировании поведения лиц, заинтересованных в исходе дела, следует иметь в виду, что с их стороны возможно появление поступков двух видов: общих, присущих преступникам и близким им лицам независимо от вида противоправного деяния, и характерных только для расследуемого преступления. Особого внимания заслуживает прогнозирование действий подозреваемого или обвиняемого, направленных на сокрытие следов преступления. Подобные прогнозы позволяют принимать меры по предотвращению указанных действий или по своевременному их выявлению и фиксации как косвенных доказательств.

Так, при выдвижении версии о следах преступной деятельности следователей- взяточников, которыми, как следует из результатов нашего исследования следственной и судебной практики, чаще всего являются документы и материалы, необходимо учитывать, что именно они подвергаются уничтожению в первую очередь. Отмеченная тенденция нашла свое подтверждение и в исследованиях С.Ю.Журавлева: «…основным объектом уничтожения (следов) в делах о

‘См.: Ларин A.M. От следственной версии к истине. М, 1976. С.54.

136

преступлениях, совершаемых в сфере экономики, являются различного рода документы»1.

С учетом вышеназванных обстоятельств можно прогнозировать действия подозреваемых во взяточничестве, а потому при планировании тактической операции первоочередной задачей, определяющей ее содержание, является предупреждение возможного изъятия и уничтожения документов из уголовного дела, при расследовании которого соответствующим следователем была получена взятка.

Первоначально выдвигаемые версии обычно носят общий характер из-за недостатка информации о событии. Знание возможных способов совершения преступления на основе изучения имеющихся криминалистически значимых их признаков дает возможность следователю определить круг версий по делу на каждом этапе расследования.

Например, если в результате контрольного взвешивания на пограничной таможне вагонов с вывозимым товаром - лесоматериалами, оформленными в таможенном отношении во внутренней таможне, будет установлено существенное превышение объема леса по сравнению со сведениями указанными в грузовой таможенной декларации, могут быть сформированы две первоначальные версии: вагоны были досмотрены должностным лицом внутреннего таможенного органа либо они были выпущены без досмотра. В результате изучения документов таможенного управления во внутренней таможне не составит труда установить, производился ли досмотр. Когда выпуск товара производится без досмотра, о чем в документах, как правило, в акте досмотра, делается соответствующая отметка. Установив, что досмотр все-таки проводился, целесообразно выдвинуть следующие версии: таможенник, осуществлявший досмотр провел его небрежно, в результате не заметил завышения объема, либо недостоверное декларирование допущено им умышленно. Изучив личность подозреваемого, установив, к примеру, что данный таможенник имеет большой опыт работы, ранее неоднократно выявлял недостоверное декларирование и т.п., в качестве версии будет принята версия об умышленном сокрытии, то есть о соучастии, в недостоверном декларировании (в

’ Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и практика его преодоления. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1992. С.13.

137

контрабанде). Важнейшее значение в этой следственной ситуации будут иметь уже версии о мотиве умышленных действий таможенника: за взятку, из иных корыстных побуждений, из личных побуждений1.

Версии лежат в основе планирования. Для обеспечения целенаправленности и полноты проверки версий при расследовании необходимо его планирование. При этом, как справедливо отмечено В.В.Степановым, следует учитывать, что «процесс планирования расследования по делам о взяточничестве характерен двумя отличительными чертами: во-первых, планирование практически возможно осуществлять непосредственно после возбуждения уголовного дела и, во-вторых, немногочисленностью версий, выдвигаемых при расследовании»2.

Заслуживает внимания точка зрения ученых, которые полагают, что следует не избегать, а наоборот, тщательно фиксировать в плане работу над всеми версиями по делу, включая защитные, явно ложные и закреплять все данные об этих версиях.

Так, тщательная фиксация следователем ложной версии подозреваемого, выдвинутой им на первоначальном допросе (при соблюдении принципа внезапности расследования объяснения, как правило, бывают сумбурными, противоречивыми и поэтому легко опровергаемыми), в большинстве случаев дает следователю существенное тактическое и психологическое преимущество при последующих допросах в целях получения от подозреваемого правдивых показаний, нейтрализации всех форм противодействия.

Планирование обеспечивает целенаправленную деятельность следователя, т.к. план отвечает на вопросы, что он должен делать, когда, где и как ему нужно действовать. «План расследования - это результат планирования, выражающийся в виде программы работы следователя по конкретному уголовному делу» .

Применительно к уголовным делам, расследуемым по фактам взяточничества в правоохранительных органах в первую очередь следует планировать: - фиксацию фактов передачи предмета взятки (в случаях задержания с поличным);

1 См.: Гармаев Ю.П. Актуальные вопросы теории и практики расследования должностных преступлений в таможенных органах: Дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 1998. С.94-95.

2 Степанов В.В. Расследование взяточничества: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964. С.159-160.

3 См.: Гармаев Ю.П. Указ. соч. С.93.

4 Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. Харьков, 1983. С.35.

138

  • обнаружение предмета взятки и других вещественных доказательств (документов и т.п.), принятие мер по их сохранности;
  • установление свидетелей передачи взятки, обеспечение их защиты;
  • установление иных источников, содержащих доказательства, и средств, с помощью которых они могут быть собраны;
  • намечаемые тактические операции, отдельные следственные действия, сроки и последовательность их проведения.

При планировании расследования взяточничества, совершенного группой сотрудников правоохранительных органов, следует учесть ряд сформулированных В.М.Быковым закономерностей свойственных для расследования групповых преступлений:

множественность источников доказательственной информации по групповым преступлениям;

  • значительное увеличение трудоемкости расследования групповых преступлений;
  • тактическая необходимость в одновременном проведении большого количества следственных и розыскных действий;
  • необходимость в принятии специальных мер по преодолению противодействия преступной группы, и особенно со стороны ее лидера, в установлении истины по делу1.
  • После разработки общего плана расследования по делам о взяточничестве целесообразно составление автономных планов проведения тактических операций. Вместе с тем, изучение практики расследования взяточничества показывает, что в абсолютном большинстве случаев планирование тактических операций осуществляется в рамках общего плана расследования по делу для отработки его отдельного направления. В них лишь в общих чертах определяются задачи и круг действий каждого из участников тактических операций, не находит отражения учет вариантов действий в зависимости от изменения обстановки, в которой будет проводиться планируемая операция, не вносятся соответствующие развитию следственной ситуации коррективы, отсутствует четкость и согласованность в сроках и порядке (последовательности) осуществления мероприятий. На наш взгляд,

1 См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Узбекистон. 1991. С.50.

139

совершенно правильно отмечалось, что «составляемые на практике планы отличаются формализмом, непродуманностью, бессистемностью, неконкретностью, однообразием. …Названные негативные характеристики планирования тактических операций обусловлены в значительной степени тем, что следователи нередко полагаются лишь на собственный профессиональный опыт и интуицию. Но при решении сложных задач, возникающих в условиях информационной неопределенности, узости временных рамок, внутреннего и внешнего противодействия расследованию и т.п., а, как правило, в таких обстоятельствах действует следователь, решая задачи посредством осуществления тактических операций, важно использовать не только эвристические, но и алгоритмические методы»’.

Систематизированная соответствующим образом информация, позволяет следователю производить с ней разнообразные операции по определенной заранее разработанной схеме, представленной в виде криминалистического алгоритма, который может быть представлен в виде системы правил и рекомендаций, определяющих процесс переработки исходных данных о преступлении в искомые результаты расследования2.

По мнению А.С.Шаталова, обязательными компонентами алгоритма, определяющими его криминалистическую сущность, являются: общая задача; типовое решение; частные задачи расследования; версии; типовые варианты решения; тактические задачи; действия следователя; результат, анализ и оценка совокупной информации; вывод; постановка новых задач3.

Именно конкретные алгоритмы всегда лежат в основе любой программируемой деятельности, позволяя экономить интеллектуальный труд следователя и решать сложнейшие проблемы расследования самыми надежными путями.

Некоторые авторы4 справедливо отмечают значимость рассмотрения тактических операций как специфических видов деятельности, являющихся относительно

‘См.: Галанова Л.В. Следственные ситуации и тактические операции при расследовании преступлений,

связанных с вымогательством: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С.129-130.

2См.: Шаталов А.С. Алгоритмизация расследования как важное направление совершенствования частных

криминалистических методик //Следователь. 1999. №7. С.36.

3См.: Там же. С.36.

4 См.: Образцов В.А., Образцов М.В. О соотношении и взаимосвязи программ и моделей // Теоретические и

практические проблемы программирования процесса расследования. Свердловск, 1989. С.22.

140

автономными, целостными системами, что важно как для повышения эффективности теоретического исследования, так и для практического решения проблем программирования расследования.

Как подчеркивает Л.Я.Драпкин, «рассматриваемые программы целесообразно разрабатывать не для всего процесса расследования уголовного дела, а лишь для выполнения какой-либо локальной задачи»1. В этой связи не вызывает сомнений целесообразность разработки в методиках расследования отдельных видов и групп преступлений типовых программ тактических операций, которые являются оптимальным средством решения промежуточных задач расследования.

Выделение типичных промежуточных задач, возникающих в процессе расследования взяточничества, и поиск оптимальных способов их решения, позволяет создать программы тактических операций. Поскольку подобные программы более детальны и конкретны, в отличии от общей программы расследования по делу, их разработка и использование более предпочтительно для практического применения. При этом, на наш взгляд, в программах тактических операций должны найти отражение следующие элементы структуры тактических операций: типичные следственные ситуации, цели (тактические задачи), результаты, средства и последовательность криминалистических действий, непосредственная деятельность каждого из участников операции.

Основываясь на системно-структурном подходе, А.В.Дулов полагает, что «тактическая операция - всегда программно-целевая система - она создается для достижения определенной цели (комплекса целей), для действия по заранее заданной, предварительно спрогнозированной и спланированной программе. Отсюда все ее элементы, этапы, детали могут быть и должны быть заранее предусмотрены в

2

предстоящей деятельности по достижению цели» .

‘См.: Драпкин Л.Я. Теоретические предпосылки и практические возможности программирования в расследовании преступлений // Теоретические и практические проблемы профаммирования процесса расследования. Свердловск, 1989. С. 18.

2Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. С.87.

141

§ 3. Тактическая операция «Задержание с поличным»

Среди тактических операций начального этапа расследования дел о взяточничестве особое место занимает тактическая операция «задержание с поличным», которая является одним из эффективных способов изобличения взяточников1.

Основным действием, входящим в систему тактической операции «задержание с поличным», является задержание (захват) подозреваемого в период либо после получения им взятки. Некоторые ученые относят задержание (захват) к следственным действиям, объясняя это тем, что в ходе его проведения возможно получение доказательственной информации . Другие исключают задержание из числа следственных действий3. Высказывается также мнение, что термин «задержание» следует относить только к разряду мер пресечения4.

Несмотря на то, что «задержание с поличным» (захват) полностью отвечает всем существенным признакам следственных действий, законодатель не рассматривает его как неотложное следственное действие, так как п. 19 ст.5 и ч.1 ст. 157 УПК предусматривают осуществление неотложных следственных действий органом дознания только после возбуждения уголовного дела, тогда как на практике «задержание с поличным» (захват) нередко предшествует возбуждению уголовного дела ( в 84 %).

Новым уголовно-процессуальным законодательством (п. 11 ст.5 УПК)

«задержание подозреваемого» определяется как мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания. Причем подозреваемым может быть не только лицо, в отношение которого возбуждено уголовное дело (п.1 ч.1 ст.46), но и то, которое задержано по подозрению в совершении преступления (п.2 ч.1 ст.46 УПК). При этом законодатель не указывает, что задержание возможно только по возбужденному уголовному делу. Вместе с тем, при составлении протокола
задержания в

’ См.: Степанов В.В. Расследование взяточничества: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964. С.228.

2 См.: Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий. Учебное пособие. М., 1990. С.5; Гутерман МП. Следственные действия и некоторые спорные вопросы, связанные с их системой // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1985. Вып. 42. С.73.

3 См.: Быховский И.Е. Процессуальная регламентация проведения следственных действий // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1974. Вып.21. С.49.

4 См.: Михайлов В.А. Меры пресечения в советском уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. М.: Академия МВД СССР, 1991. С. 14; в данном § термин «задержание с поличным» используется в значении «захват», а не как мера процессуального принуждения.

142

соответствии с ч.2 ст.92 УПК, помимо времени, даты, места, оснований и мотивов задержания в нем указываются и результаты личного обыска, который может быть произведен без соответствующего постановления при задержании лица (ст.93, ч.2 ст. 184 УПК).

Сопутствующие задержанию взяточников с поличным результаты следственного действия - осмотра места происшествия (производство которого в случаях, не терпящих отлагательства, возможно до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст. 176 УПК), а также результаты личного обыска могут быть источником получения доказательств совершенного взяточничества. Однако к следственным действиям, до возбуждения уголовного дела, его отнести нельзя. В связи с этим, нам представляется обоснованной точка зрения, согласно которой «задержание с поличным» (захват) является средством пресечения преступной деятельности и, одновременно, средством получения доказательств совершенного преступления’.

Исследуя тактику задержания, А.В.Дулов так же пришел к выводу, что задержание «… не отдельное следственное действие, а сложная система действий, взаимодействие ряда лиц. При задержании выявляются и оперативные и процессуальные функции, четко согласованные между собой, т.е. осуществляется комплекс действий»2.

Анализ практики выявления взяточничества в правоохранительных органах свидетельствует о том, что проведение тактической операции «задержание с поличным» взяточников возможно в следующих следственных ситуациях:

имеется достоверная информация о подготовке к передаче взятки взяткополучателю или через посредника; - имеется официальное заявление взяткодателя о предстоящем факте передачи взятки взяткополучателю взяткодателем или через посредника;

1 См.: Анашкин Г.З., Образцов В.А. Некоторые актуальные вопросы расследования и рассмотрения дел о взяточничестве // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск, 1980. С.68; Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.137.

2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. С.5.

143

  • имеется информация о фактах регулярного незаконного субсидирования конкретного сотрудника правоохранительных органов в виде

систематических денежных выплат.

Наиболее часто вышеназванная тактическая операция проводится при сообщении заявителя о имевшем место факте вымогательства взятки должностным лицом либо его соучастником, подстрекающим к передаче взятки. Последний случай наиболее характерен для вымогательства взяток сотрудниками ПО. Обладание практическим опытом правоприменительной деятельности и специальными знаниями в правоохранительной сфере, безусловно, предопределяют и линию их поведения при осуществлении вымогательства взятки. С целью предотвращения личного изобличения во взяточничестве они используют содействие в вымогательстве и получении взяток своих знакомых, родственников и сослуживцев, а так же адвокатов подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых вымогателями проводится предварительное расследование. При таком посредничестве, как показывает практика, задача изобличения преступников, даже при удачно осуществленном их задержании с поличным, значительно осложняется, поскольку содержание этой тактической операции составляет именно

«установление факта непосредственного контакта лица с объектами, являющимися элементами структуры преступления и участвующими в механизме взаимодействия, приводящего к вредным последствиям»1. В случаях же посредничества задержанное лицо, непосредственно вымогавшее и получившее предмет взятки, как правило, не является должностным, а потому более трудно следственным путем доказать его причастность именно к взяточничеству конкретного должностного лица ПО. С целью реабилитации соучастника преступления вымогатель-посредник после задержания его с поличным нередко признает факт вымогательства, но объясняет его целью совершение мошеннических действий в отношении взяткодателя.

В июле 2000 года после начала проверки УФСНП по Саратовской области финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виктор-99» к руководителю последней обратился Г., работающий адвокатом одной из юридических

‘См.: Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С. 134: «Задержание с поличным» автор рассматривает как разновидность тактических операций группы «фиксация».

144

консультаций г.Саратова, с предложением оказать содействие в прекращении этой проверки за вознаграждение в размере трех тысяч долларов США, которые, с его слов, необходимо было передать должностным лицам УФСНП. В противном случае Г. обещал обеспечить уголовное преследование руководителя ООО «Виктор-99». Проведенными УФСБ по Саратовской области оперативно- розыскными мероприятиями по проверке данной информации была установлена устойчивая связь адвоката Г. с одним .из руководителей УФСНП по Саратовской области С, с которым они были давно знакомы по совместной работе в правоохранительных органах. В результате проведения тактической операции Г. был задержан с поличным при получении взятки в размере 2800 долларов США. Однако на предварительном следствии Г., признавая факт личного вымогательства денег под видом взятки, отрицал причастность к этому преступлению кого-либо из должностных лиц УФСНП по Саратовской области1.

Наиболее устойчивые преступные группы взяточников из числа сотрудников ПО все чаще используют многоступенчатые посреднические каналы поступления взяток, для деятельности которых характерны всевозможные меры по сокрытию, маскировке своих незаконных действий, созданию препятствий для их обнаружения и пресечения. Задачу подготовки и осуществления тактической операции «задержание взяточников с поличным» в подобных условиях следователю (или группе следователей) решить практически невозможно, применяя лишь предоставленные ему средства (следственные действия). Возникает насущная необходимость использования возможностей, которыми располагают органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Мероприятия, проводимые данными органами в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также установления лиц, их подготавливающих и совершивших (ст.2 ФЗ «Об ОРД»), осуществляются негласно и скрытно от преступников, что обеспечивает их эффективность. Оперативно-розыскные мероприятия позволяют получить значительный объем информации, важной для выбора тактики действий следователя. Кроме того, органы дознания располагают большими возможностями и опытом непосредственного задержания
взяточников с поличным. Объединить

1 Уголовное дело № 28/ 233. Архив Саратовской областной прокуратуры. 2000г.

145

усилия следователя и работников органа дознания в решении возникшей на основе анализа следственной ситуации задачи позволяет тактическая операция.

Тактическую операцию по задержанию взяточников с поличным можно подразделить на три основные стадии: 1) подготовка к задержанию; 2) проведение операции по задержанию; 3) фиксация хода и результатов задержания.

Подобное деление носит условный характер, т.к. общие задачи раскрытия и расследования данного преступления находятся в тесной взаимосвязи с конкретными задачами оперативно-розыскных и следственных действий на каждой из вышеназванных стадий, а подготовка к мероприятиям на более поздних стадиях может проводится как до начала, так и в ходе реализации мероприятий ранних стадий.

Тактические приемы, применяемые при задержании взяточников с поличным как до, так и после возбуждения уголовного дела, практически не отличаются друг от друга. Однако, в зависимости от этапа производства по делу, значительно отличаются способы фиксации обстоятельств задержания с поличным.

В арсенале способов фиксации обстоятельств «задержания с поличным» до возбуждения уголовного дела из числа следственных действий допускается только осмотр места происшествия. Тогда как при возбужденном уголовном деле фиксировать обстоятельства задержания взяточников с поличным возможно и целесообразно посредством производства следственных действий. К числу следственных действий, обычно используемых для фиксации обстоятельств задержания подозреваемого во взяточничестве, относятся, помимо осмотра места происшествия: личный обыск, осмотр, освидетельствование, допрос, проверка показаний на месте.

Однако и на этом этапе административные и оперативно-розыскные способы фиксации сведений имеют место, полностью следственными действиями они не заменяются. Участвующие в задержании оперативные работники нередко (особенно в конфликтных ситуациях) параллельно с протоколированием следственных действий, которое осуществляет следователь, фиксируют ход и результаты своей деятельности в служебных документах административного и оперативно- розыскного характера -

146

рапортах, протоколах, актах, справках. При их составлении применяются в основном те же правила, что и до возбуждения уголовного дела1.

Вместе с тем, сфера применения непроцессуальных способов фиксации задержания с поличным после возбуждения уголовного дела значительно сужается. «Однако, - как отметил С.А.Шейфер, - следственное действие не может одновременно включать в себя и оперативно-розыскные меры, и процессуальные действия, ибо они основаны на совершенно разных принципах»2.

В ходе уголовного судопроизводства следственные действия имеют приоритет перед административными или оперативно-розыскными. Применительно к последним, например, некоторые авторы подчеркивают следующее правило: «Если имеются необходимые правовые предпосылки для изъятия материальных предметов и документов способами уголовного процесса, то совершение этих действий при производстве оперативно-розыскных мероприятий должно признаваться недопустимым»3.

Относительно вопроса о возможности задержания взяткополучателя до возбуждения уголовного дела, считаем вполне обоснованной точку зрения автора , согласно которой, в ситуациях непосредственного обнаружения признаков преступления доставление лица в служебное помещение может производиться до возбуждения уголовного дела, а водворение подозреваемого в ИВС допустимо только после возбуждения уголовного дела.

Подготовка к тактической операции «задержание с поличным» начинается сразу после обращения заявителя о вымогательстве взятки (в случае поступления такового) либо после подтверждения (проверки) полученной информации о подготавливаемой передаче взятки. Обязательным элементом подготовки тактической операции «задержание с поличным» является составление детального плана, который должен предусматривать, какие именно оперативно-розыскные действия целесообразно провести на этой стадии, определить их очередность.
Здесь же необходимо

1 См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М.:»ЮрИнфоР», 1999. С.382.

2 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: «Юрлитинформ», 2001. С.60.

3 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Отв. ред.А.Ю.Шумилов. М.: Вердикт- 1М, 1997. С. 118.

4 См.: Григорьев В.Н. Тактическая задача «задержание» // Курс криминалистики. Особенная часть. Т. I. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений / Отв. ред. В.Е.Корноухов. М., 2001. С.182.

147

предусмотреть действия по нейтрализации возможного использования задерживаемым сотрудником ПО табельного либо временно находящегося у него на хранении огнестрельного оружия и взрывчатых веществ1.

Одной из основных целей оперативно-розыскных мероприятий является так же установление момента начала тактической операции «задержание с поличным». Анализ практики показывает, что взяточник в момент задержания может заявить: а) хотел сообщить о факте дачи взятки, но не успел; б) не заметил, кто и как оставил у него ценности (если они лежат в ящике стола, на столе, среди бумаг, в открытом шкафу и т.п.).

Практикой выработаны эффективные тактические и технические средства опровержения названных вариантов защиты подозреваемого в вымогательстве взятки. В первом случае целесообразно дождаться, когда взяткополучатель выполнит минимум из обусловленных действий в интересах взяткодателя и только после этого проводить задержание. Для опровержения второго варианта защиты следует использовать вышеупомянутые специальные химические вещества (СХВ) и оперативную видео-звукозапись.

Учитывая складывающуюся обстановку на конкретный период, желательно согласовать план тактической операции с прокуратурой, совместно оценить имеющийся материал, определить следователя, на которого будет возложено последующее расследование. Однако, по нашему мнению, ни прокурор, ни следователь не должны участвовать в задержании с поличным, поскольку оно наиболее часто (в 84% исследованных дел) осуществляется до возбуждения уголовного дела, и в этом случае они становятся лицами, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, то есть - свидетелями преступления (ст. 56 УПК), что согласно статьи 61 УПК исключает их участие в производстве по уголовному делу.

Перед оперативными сотрудниками - участниками тактической операции, при осуществлении оперативно- розыскных мероприятий, обычно ставится задача организовать свою работу так, чтобы максимально расширить возможности

’ О подготовке к задержанию вооруженных преступников см.: Утевский А.Б., Садыков А.У. Оперативно- розыскное обеспечение операций по задержанию вооруженных преступников // Вопросы применения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: Межвуз. сб. науч. тр. Омск: Юрид.инс.т МВД России, 1998. С. 153-158.

148

обнаружения признаков взяточничества, а также доказывания вины совершивших его лиц, ориентируясь при этом на вопросы, которые необходимо выяснить и зафиксировать следователем прокуратуры в ходе предварительного расследования (ст.73 УПК).

В ходе оперативно-розыскных мероприятий важно предварительно получить (от сослуживцев, членов семьи, случайных свидетелей) сведения о личной жизни подозреваемых, а также о материальных (деньги, вещи, счета и т.п.) и идеальных следах, возникающих при контактах преступного характера. При расследовании дел о взяточничестве доказательства могут быть выявлены по месту работы и проживания взяточников и их соучастников1.

Определенные выводы, оказывающие влияние на направление оперативно- розыскных мероприятий, можно сделать на основании сопоставления достатков семьи подозреваемого и зафиксированных, подтвержденных доходов (в соответствии с Указом Президента РФ от 15 мая 1997 г. “О представлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе”2 сотрудники правоохранительных органов обязаны систематически предоставлять такие данные в налоговую службу).

Как показывает практика, полезно составлять несколько вариантов плана задержания с учетом возможных изменений обстановки и действий преступников, что позволяет свести к минимуму риск срыва операции.

Для организации надлежащей подготовки к задержанию с поличным важное значение имеет четкое оформление протокола заявления о вымогательстве взятки. Именно при написании протокола допускается много ошибок, отрицательно сказывающихся на дальнейшем расследовании. Основываясь на общих положениях о поступлении заявлений о преступлении (ст. 141 УПК и приложение 2 к УПК), считаем необходимым отразить в протоколе заявления о взяточничестве следующие сведения:

1 См.: .Якимченко Е.А. Расследование взяточничества: (Методическое пособие). М.: Изд-во МГУ, 1967. С. 16.

2 См.: Электронная версия правовой системы «Гарант».

149

-кому, где, за какое действие или бездействие, в какое время состоится передача

взятки;

-в чем конкретно выразилось вымогательство взятки со стороны должностного лица

правоохранительных органов либо его посредника;

-мотивы, побудившие заявителя обратиться в правоохранительные органы;

-согласие заявителя на оказание помощи правоохранительным органам в изобличении

взяточника.

В конце протокола необходимо обязательно сделать отметку о разъяснении заявителю ответственности за заведомо ложный донос.

Получив протокол заявления, не следует организовывать немедленное задержание с поличным указанного в нем должностного лица ПО, а тем более - возбуждать уголовное дело.

Анализ практики свидетельствует о необходимости проведения обязательной оперативной проверки мотивов обращения заявителя в правоохранительные органы, сбора информации, подтверждающей их непредвзятость, отсутствие иной личной заинтересованности в исходе дела, действительность намерений должностного лица (насколько это возможно) и др.

По окончании оперативной проверки, в случае подтверждения того, что изложил в протоколе заявитель, целесообразно провести его тщательный инструктаж. В ходе инструктажа следует обязательно обратить внимание и согласовать:

  • линию поведения при общении с взяткополучателем или посредником;
  • место и способ передачи взятки;
  • сигналы о вручении взятки должностному лицу;
  • необходимость соблюдения строгой конспирации и другие вопросы.
  • Нередко взяткодатель, обратившийся с заявлением в правоохранительные органы, уже имеет при себе предназначенные для передачи в качестве взятки ценности или денежные купюры, по отношению к которым следует принять необходимые меры для индивидуализации предмета взятки. При этом используют меры, связанные с:

отражением признаков этого предмета во внешней среде (осмотры, фотографирование, ксерокопирование, видеозапись и т.п.);

150

привнесением следов внешней среды на эти предметы (маркировка предмета взятки специальными химическими веществами, радиоактивными изотопами);

фиксацией предмета взятки, сохранением использованной в качестве обертки бумаги, ткани, иной упаковки, которые сохраняются до получения результата намеченной операции и используются для дополнительного подтверждения в последующем, что части упаковки, изъятой у задержанного и предъявленной заявителем, ранее составляли единое целое.

В ходе подготовки к задержанию с поличным, при производстве осмотра предмета взятки целесообразно применять видеозвукозапись, которая позволяет зафиксировать в протоколе и на соответствующих носителях не только индивидуальные особенности предмета, но и сам процесс его предъявления заявителем, заявления по поводу причин и обстоятельств обращения в правоохранительные органы, другие обстоятельства, имеющие значение для дела. В данном случае осмотр предмета взятки и его фиксацию в акте, составляемом в соответствии с п.6 ст.6 ФЗ “Об ОРД”, производится сотрудниками органа дознания.

Маркировка предмета взятки производится в целях: -получения доказательств
контакта взяткополучателя с предметом взятки, установления характера такого контакта;

-возможной идентификации предмета взятки с упаковкой либо предметом, использованным для его транспортировки (портфель, сумка и т.п.) находящимся у взяткополучателя; - установления его местонахождения в случае возможного перемещения или укрытия.

Поскольку к самому моменту передачи взятки взяткополучатели предпринимают меры, ставящие целью обезопасить себя от задержания с поличным, необходимо при определении конкретных задач участникам операции предусмотреть проведение мероприятий, обеспечивающих сохранность предмета взятки. Для этого необходимо предварительно, по возможности детально, изучить помещение или место, в котором предполагается передача взятки, и с учетом полученных данных произвести расстановку оперативных работников на позициях, позволяющих обеспечить немедленное задержание и предотвращение утраты либо уничтожения предмета взятки. В этих целях целесообразно выставить охрану у окон служебного кабинета, одному-двум оперативным сотрудникам постоянно находиться в
максимальной

151

близости к предполагаемому месту передачи взятки и осуществлять обмен информацией между участниками операции с помощью скрытноносимых средств радиосвязи.

Однако, если задержание с поличным взяточников предполагается в помещении правоохранительного учреждения, следует учесть трудности конспиративного проникновения на его территорию из-за действующего в большинстве правоохранительных органов пропускного режима. Эти трудности преодолеваются следующими тактическими приемами1:

взяткодатель под благовидным предлогом склоняет заподозренного в вымогательстве взятки сотрудника правоохранительных органов встретиться для передачи взятки вне его служебного помещения;

  • проведение операции “задержание с поличным” проводится совместно с сотрудниками службы собственной безопасности того правоохранительного органа, в котором работает заподозренный;

проникновение в здание осуществляется одним-двумя оперативными сотрудниками - участниками тактической операции под благовидным предлогом, которые контролируют ход дачи-получения взятки и оповещают других участников операции о проведении захвата с поличным.

При подготовке тактической операции “задержание с поличным” крайне важно предусмотреть использование для фиксации событий дачи-получения взятки технических средств.

Возможность использования технических средств в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий предусмотрена частью 3 статьи 6 ФЗ «Об ОРД», причем часть 2 статьи 11 того же Закона и ст. 89 УПК предусматривает использование результатов этой деятельности в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Непосредственное применение соответствующих технических средств в процессе оперативно-розыскных мероприятий осуществляется работником оперативного, а при

1 Тактический прием представляет «…наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразную в данных условиях линию поведения следователя». Белкин Р.С. Предмет, система, задачи и методы советской криминалистики//Криминалистическая экспертиза. М., 1966. Вып.1. С.9.

152

необходимости оперативно-технического подразделения в соответствии с требованиями, предъявляемыми межведомственной Инструкцией «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», зарегистрированной в Минюсте России 3 сентября 1998 г., № 16031.

Результаты оперативно-розыскной деятельности отражаются в оперативно- служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении ОРМ. Результаты оперативно-технических мероприятий могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках и т.п.)2.

Нарушение правил составления оперативно-служебных документов могут вызвать сомнения в достоверности зафиксированных в них данных и привести к невозможности их использования в качестве доказательства. И, напротив, грамотное и своевременное использование технических средств, проведенное с соблюдением всех требований предъявляемых к оформлению результатов оперативно- технических мероприятий, обеспечивает получение важных доказательств преступной деятельности взяточников.

21 сентября 1998 года оперуполномоченный уголовного розыска Кировского РОВД г.Саратова Краснов при личном досмотре гр-на Гончарова обнаружил у него пакетик с гашишем, о чем составил соответствующий протокол. Имея умысел на получение взятки, Краснов предложил Гончарову уладить дело за 1000 долларов США. Получив согласие, Краснов назначил встречу через день, на которую пришел отец Гончарова. Краснов подтвердил отцу, что за отказ в возбуждении уголовного дела нужно передать ему 1500 долларов США, в противном случае сын будет привлечен к уголовной ответственности.

1 См.: Новые правила документирования результатов оперативно-розыскной деятельности: Справочное пособие / Авт.-сост. А.Ю.Шумилов. М.,1999.

2 См.: п.1 Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», зарегистрированной в Минюсте России 3 сентября 1998 г., № 1603. см.: Новые правила документирования результатов оперативно-розыскной деятельности: Справочное пособие / Авт.-сост. А.Ю.Шумилов. М.,1999.

153

После встречи Гончаров-старший обратился с заявлением в УФСБ по Саратовской области. Сотрудниками УФСБ Гончарову был выдан магнитофон с микрокассетой для записи разговоров с Красновым, оформив должным образом использование технического средства. 25 сентября во время новой встречи Гончаров подтвердил согласие на дачу взятки в указанной сумме, а передача денег была назначена на 28 сентября. Разговор был записан на микрокассету.

28 сентября согласно договоренности Гончаров-отец и Краснов встретились на углу улиц Московской и Рахова. Краснов, узнав что деньги принесли, передал Гончарову уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела. По просьбе Краснова Гончаров бросил в открытое окно его автомашины 1500 долларов США, ранее обработанных в УФСБ специальными химическими веществами, после чего Краснов был задержан.

После возбуждения уголовного дела у Гончарова протоколом выемки был изъят магнитофон с микрокассетой. После осмотра и прослушивания кассета была приобщена к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства. Деньги, изъятые у Краснова, осмотрены и направлены на химическую экспертизу, а впоследствии так же приобщены к материалам уголовного дела. После предъявленных Краснову данных, полученных в результате ОРД, тот сознался в содеянном.

Приговором Кировского районного суда г. Саратова Краснов был осужден по ст.290 ч.4 УК РФ к 3,5 годам лишения свободы1.

Определением сил, средств и конкретных задач участникам тактической операции практически заканчивается стадия подготовки к задержанию взяточников с поличным.

Залогом успешного последующего задержания взяткополучателя и закрепления доказательств является опробированный на личном практическом опыте автора нижеприведенный алгоритм мероприятий: -задержание взяткополучателя;

-предложение о добровольной выдаче предмета взятки; -осмотр места получения взятки;

’ Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999г.

154

-изоляция подозреваемого от заявителя, сослуживцев и свидетелей;

-возбуждение уголовного дела, личный обыск взяткополучателя;

-осмотр предмета взятки, одежды подозреваемого, освидетельствование;

-изъятие документов, подтверждающих действие либо бездействие взяткополучателя

в интересах взяткодателя.

Нередко, столкнувшись со сложностями, в т.ч. процессуальной неурегули- рованностью способов фиксации обстоятельств задержания взяткополучателя до возбуждения уголовного дела, работники дознания оставляют эти обстоятельства без закрепления, исходя из возможности фиксации их в ходе последующего производства по делу путем допроса участников задержания. Однако, как показывает практика, впоследствии воспроизвести обстоятельства задержания полно, с учетом многих важных для дальнейшего расследования деталей, бывает затруднительно, а некоторые обстоятельства и невозможно. В частности, зафиксировать детали обстановки задержания, индивидуализирующие признаки, расположение вещественных объектов и другие его материальные последствия можно только путем действий, основанных на непосредственном восприятии предметно-пространственной информации, которых допрос не заменит1.

Во избежание утраты или искажения сведений об обстоятельствах задержания подозреваемого, следует фиксировать их незамедлительно, не дожидаясь возбуждения уголовного дела. С этой целью некоторые ученые2 предлагали изменить порядок документального оформления задержания, отделив процедуру закрепления доказательств от применения меры принуждения: сведения, уличающие лицо в совершении преступления, отражать в отдельном протоколе, а после того, как с его помощью будут установлены основания и мотивы задержания, выносить постановление о применении меры процессуального принуждения.

На наш взгляд, доказательственное значение процессуальных и непроцессуальных актов оценивается не их количеством, а содержанием и процессуальной формой. Представляется, что законодатель совершенно обоснованно пошел по пути документального оформления задержания подозреваемого в виде единого документа

1 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981. С.36-37.

2 См.: Григорьев В.Н., Шейфер С.А. К совершенствованию процессуальной формы задержания // Проблемы эффективности правового регулирования. Куйбышев, 1978. С.167.

155

  • протокола задержания (ч.2 ст.92 УПК), в котором предусмотрено указание как оснований и мотивов задержания, так и описание фактических обстоятельств задержания наряду с результатами личного обыска. Эта позиция так лее поддержана некоторыми авторами, справедливо полагающими, что «протокол задержания с учетом его содержания, включающего результаты личного обыска и другие обстоятельства задержания, имеет значение не только удостоверяющего задержание документа, но и значение источника доказательств»1.

Как показывает практика, наиболее эффективным средством фиксации процесса дачи-получения взятки и последующего за этим захвата с поличным взяточников является видеозапись, которая при правильном процессуальном оформлении впоследствии становится важнейшим доказательством совершенного преступления (ст.81 УПК). Так, в августе 1998 года сотрудник налоговой полиции г. Маркса Саратовской области Дубешко в ходе проверки ИЧП Воржева выявил у последнего нарушения, за которые полагалось наложение денежного штрафа. Дубешко под угрозой оформления протокола об административном нарушении предложил Воржеву передать ему запасные части для личного автомобиля, на что последний дал свое согласие. После обращения Воржева в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве взятки, в отношении Дубешко оперативным аппаратом УВД Саратовской области стали проводиться оперативно-розыскные мероприятия. 11 августа 1998 года, когда Воржев принес Дубешко обработанные спецсредством запчасти, контроль и фиксация их передачи осуществлялся через микрофон, закрепленный на одежде Воржева и посредством видеозаписи, ведущейся из автомашины, в которой находились участники тактической операции «задержание с поличным». После получения взятки Дубешко был задержан, при этом ход задержания был также зафиксирован с помощью видеозаписи.

Постановлением начальника ОВД результаты ОРД были рассекречены, микрокассеты с записью разговоров и видеокассета представлены следователю соответствующим уведомлением. После осмотра поступивших физических носителей информации и их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, они были приобщены к уголовному делу в качестве

’ Гуляев А.П. Задержание подозреваемого // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. В.В.Мозякова. М., 2002. С.223.

156

вещественных доказательств, а в ходе последующего судебного заседания были признаны допустимыми’.

Немаловажное значение в системе тактической операции «задержание с поличным» имеет осмотр места происшествия, который в случаях, не терпящих отлагательства, может быть произведен до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст. 176 УПК).

Совершенно справедливо применить к данному следственному действию утверждение Л.Я.Драпкина, что «нередко ядром ее (тактической операции - М.Л.) является одно или несколько первоначальных следственных действий»2.

Когда взяткополучатель застигается на месте совершения преступления, осмотр места происшествия наиболее эффективно может применяться с целью обнаружения и фиксации материальных последствий задержания и других уличающих обстоятельств: следов уничтожения документов, выброшенных предметов взятки и т.д. Иногда важно установить факт пребывания в определенном месте кого-либо из подозреваемых, что уже само по себе может явиться очень важной уликой. С этой целью следователь должен тщательно отыскивать и изучать следы рук, ног, осматривать любую обнаруженную вещь (пуговицу, сигарету и т.д.), могущую принадлежать участникам преступления3. Зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия сведения об этих обстоятельствах в соответствии со ст.83 УПК становятся доказательством.

Осмотр производится с участием понятых (ч.1 ст. 177 УПК), за исключением случаев труднодоступное™ к месту производства осмотра либо его опасности для людей. В подобных случаях применяются технические средства фиксации его хода и результатов (ч.З ст. 170 УПК). При осмотре помещения какой-либо организации закон предусматривает присутствие представителя администрации этой организации. При производстве осмотра места происшествия отдельные авторы указывают на необходимость соблюдения ряда правил, ограничивающих
возможности его

’ Архив Марксовского гоодского суда Саратовской области. 1998г.

2 См.: Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск, 1988. С.55.

3 См.: Хилобок МП. Расследование должностных преступлений. М., 1966. С.8. “См.: Григорьев В.Н. Указ. раб. С.362.

157

использования в целях фиксации сведений. Так, посредством осмотра могут быть зафиксированы лишь сведения о следах, находящихся на месте происшествия. В случаях передачи взятки в жилище, его осмотр производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения (ч.5 ст. 177 УПК).

Осмотр места происшествия является одним из важнейших источников объективной информации о событии преступления, его материальных следах и лицах, совершивших это правонарушение. Промедление с производством осмотра может привести к нежелательным последствиям, изменению обстановки, утрате либо сокрытию следов преступления. Последствия несвоевременно проведенного осмотра могут быть настолько пагубны, что с тактической стороны это действие нередко характеризуется как незаменимое и неповторимое1.

Некоторые ученые2 обращают внимание на необходимость отличия осмотра места происшествия от осмотра места задержания, который производится в тех случаях, когда подозреваемый задерживается не на месте происшествия и имеются основания полагать, что перед задержанием ему удалось выбросить или спрятать предмет взятки или документы, которые могут иметь доказательственное значение по делу. Если подозреваемый во взяточничестве был задержан на месте совершения преступления, то упомянутого следственного действия может и не быть. Самостоятельным оно является именно тогда, когда задержание происходит в другой местности, особенно в поле, в лесу, в парке и т.д. В случае необходимости место задержания тщательно осматривается и обнаруженные при этом вещественные источники доказательств описываются в соответствующем протоколе.

§ 4. Тактическая операция «Изобличениеучастников взяточничества»

Каждая из ранее рассмотренных типичных следственных ситуаций первоначального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах предопределяет
те задачи и действия первоочередного порядка, которые

1 См.: Максутов И.Х. Осмотр места происшествия. Ленинград, 1965. С.35; Ежкаличев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Следственный осмотр. Волгоград, 1983. С.21.

2 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.,
1965. С.112.

158 способствуют как поиску вещественных и иных доказательств,
уличающих заподозренного в совершении преступления, так и устранению возможности их уничтожения. Успешное разрешение этих задач возможно только при тактическом изобличении участников взяточничества.

По мнению А.В.Дулова, тактическое изобличение «есть активная деятельность следователя, направленная на выявление и процессуальную фиксацию связей субъекта с объектами, процессами, убедительно свидетельствующих о причастности должностного лица к механизму, к результату совершенного преступления»1. Как детальное установление всех обстоятельств дела и элементов доказывания определяет изобличение В.Е.Сидоров .

На наш взгляд, наиболее полное и четкое определение этому понятию дал В.А.Образцов, который деятельность по изобличению преступника характеризует как процесс собирания, накопления, анализа, оценки и использования фактических данных, с помощью которых устанавливаются главный факт и обстоятельства совершения инкриминируемого ему деяния3.

Начало тактической операции «изобличение» возможно только при условии установления личности участников взяточничества, что имеет место практически во всех следственных ситуациях первоначального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах. При этом, как верно отмечено В.А.Образцовым, «организация и осуществление деятельности по изобличению преступника, особенно на начальном ее этапе, носят ярко выраженный ситуационный характер. Ее своеобразие в том или ином случае в значительной мере предопределяется линией поведения заподозренного, подозреваемого, обвиняемого» .

Результаты проведенного автором исследования полностью подтверждают вышеприведенное суждение В.А.Образцова. В частности, в стадии возбуждения уголовного дела по факту взяточничества подозреваемые занимают одну из двух взаимоисключающих позиций взаимодействия со следователем, что является наиболее типичным для сотрудников ПО.

’ Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С.137- 138.

2 См.: Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. С.16.

3 См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М, 1997. С.151.

4 См.: Там же, С. 152.

159

В первом случае, признавая свое участие в совершенном преступлении, своими показаниями и действиями подозреваемый всемерно способствует установлению истины по делу (бесконфликтная ситуация при допросе). Подобная линия поведения взяткополучателей чаще всего (72% от общего числа возбужденных по взяточничеству уголовных дел) имеет место после задержания их с поличным.

В следственных ситуациях, когда от момента передачи взятки до ее выявления прошло достаточно продолжительное время, должностные лица ПО, совершившие взяточничество, занимают позицию отрицания своей вины и противодействуют в установлении истины (конфликтная ситуация, которая встречается в 22% уголовных дел исследуемой категории).

С целью введения следствия в заблуждение взяткополучатели используют нижеследующие варианты защиты:

  • отрицают как факт получения взятки, так и наличие встречи со взяткодателем;
  • не отрицают своей встречи с взяткодателем, утверждая однако, что ему никаких взяток не передавалось;
  • признают получение денег или иных ценностей, однако отрицают их преступный характер;
  • признают передачу предмета взятки, но отрицают непосредственное его получение1;
  • не признают себя виновными и отказываются давать показания2.
  • В подобных случаях следователю необходимо тщательно исследовать все факты, вытекающие из показаний взяткополучателя, чтобы на основе противоречий в его утверждениях, показаний свидетелей и других материалов дела аргументированно опровергнуть надуманную версию подозреваемого.

В целях получения показаний о всех имеющих значение для дела обстоятельств производится допрос, который является необходимым элементом тактической операции «изобличение участников взяточничества». С допроса участников взяточничества чаще всего начинается указанная операция и им же завершается.

’ См.: Зайцев О.А., Качанов А.Я. Взяточничество: квалификация и расследование деяний // Тяжкие и особо тяжкие преступления: квалификация и расследование: Руководство для следователей / Под общ. ред. С.Г.Кехлерова; Науч. ред. С.П.Щерба. М.: Спарк, 2001. С.371-372.

2 См.: Порубов Н.И. Методика расследования взяточничества // Криминалистика: учебное пособие / Под. ред. Н.И.Порубова. Минск, 1997. С.240.

160

Одним из основных источников доказательств при расследовании дел рассматриваемой категории являются показания взяткодателя, которые нередко определяют перспективы и ход расследования1. Важное криминалистическое значение допроса взяткодателя заключается в том, что он: во-первых, формирует у следователя целостное представление о совершенном факте взяточничества, тогда как остальные доказательства содержат только его отдельные фрагменты; во-вторых, зачастую представляют собой единственный источник доказательственной информации, изобличающей взяткополучателя.

Порядок допроса подозреваемого регламентируется статьями 76, 187-190 УПК. Допрос подозреваемого, задержанного с поличным, должен быть проведен с использованием фактора внезапности задержания. Однако при этом следует учесть положение п.1 ч.2 ст.75 УПК о признании недопустимыми доказательств полученных при допросе подозреваемого и обвиняемого, данные ими в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от него .

Данная норма уголовно-процессуального закона справедливо критикуется некоторыми учеными, поскольку, по их мнению, на раскрытие и расследование преступлений, на установление истины по делу она работать не будет3.

При признании подозреваемым участия во взяточничестве следователю необходимо получить от него полные и конкретизированные показания относительно обстоятельств дачи-получения взятки, осуществления им действий (или бездействия), обусловленных взяткой, об участниках и возможных свидетелях взяточничества, целях взяткодателя и других обстоятельствах. Обеспечить тщательное закрепление всех сообщенных сведений целесообразно с помощью видеозаписи допроса (ч.4 ст. 189, п.2 ч.4 ст. 190 УПК) т.к. непосредственно после задержания взяткополучатель находится под впечатлением от происшедшего, потрясен внезапным разоблачением и еще не избрал линии поведения, противодействующей расследованию. Однако следует учитывать, что использование видеосъемки требует определенных навыков.

’ Подробный перечень вопросов, подлежащих выяснению при допросе заявителя о взяточничестве см.: Допрос

заявителя о взяточничестве (методические рекомендации). Л., 1988. С.4-9.

2Подробнее по данному вопросу См.: Зайцева И.А. Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого,

проводимого при участии защитника. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 2002.

3 См.: Быков В.М. Уголовно-процессуальный кодекс РФ и проблемы раскрытия преступлений (Полемические

заметки)//Право и политика. 2002. №3. C.7I; Бойков А.Д. Правовая и криминологическая оценка нового

УПК РФ // Государство и право. 2002. №9. С.92.

161 Объектив видеокамеры беспристрастно фиксирует все происходящее, в том числе и ошибки следователя. Практика показывает, что впервые работая перед объективом, многие следователи теряются, испытывают психологический дискомфорт, порой не меньше, чем подозреваемый. Это нередко приводит к процессуальным нарушениям (например, не все права, предусмотренные законом, разъясняются участникам следственного действия, в ходе допроса задаются наводящие вопросы и т.д.). Вместе с тем, материалы видеозаписи допроса, проведенного следователем без каких-либо нарушений закона, лишают заинтересованных лиц возможности скомпрометировать результаты допроса с помощью ложных заявлений о допущенных следователем нарушениях закона. Подозреваемые во взяточничестве бывшие работники ПО как ни кто понимают, что именно анализом данных видеоматериалов их ложные утверждения будут без труда опровергнуты.

Практика показывает, что использование видеозаписи более полно отражает действительность, чем протокол1. По приведенным А.М.Макаровым данным, достаточно полное совпадение содержания письменных протоколов и фонограмм составило лишь 32% случаев, в то же время в 47% случаев в протоколах отсутствовали данные, существенные для установления истины по делу .

Основанием применения аудио-видеозаписи и других технических средств фиксации при производстве следственных действий являются положения ч.1 ст. 166 УПК. Их результаты становятся неотъемлемой частью протокола следственного действия и хранятся при уголовном деле в качестве приложений.

Есть немало примеров, когда фиксация следственных действий с помощью видеокамеры или магнитофона сыграла большую роль в изобличении взяточника.

По расследованному уголовному делу в отношении старшего оперуполномоченного ОБЭП Самарского ГУВД Кольцова, обвинявшегося в получении взятки, был произведен допрос подозреваемого, в ходе которого последний дал признательные показания о получении взятки через посредника Суляна. Для фиксации хода
допроса использовалась видеозапись. Однако

1 См.: Горинов Ю.А., Ефимов И.П. Практика применения и рекомендации по использованию звуко- и видеозаписи на предварительном следствии. М., 1979. С.29.

2 См.: Макаров A.M. О доказательственном значении материалов, полученных в результате применения научно-технических средств//Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981. С.72.

162

впоследствии, на суде Кольцов изменил свою позицию, отрицая ранее данные показания, которые подтверждались лишь показаниями Суляна. Но после того, как в ходе судебного заседания был осуществлен просмотр видеозаписи допроса Кольцов признал свою вину1.

Использование видео-звукозаписи имеет особое тактическое значение при допросе взяточников и свидетелей при следующих ситуациях:

  • когда подозреваемые готовы дать правдивые показания;
  • когда следователь намерен предъявить подозреваемому в ходе допроса материалы и вещественные доказательства, опровергающие отдельные ложные утверждения последнего;
  • когда свидетели, являющиеся единственными очевидцами взяточничества могут подвергнуться воздействию заинтересованных лиц и существенно изменить свои показания;
  • когда свидетели проживают в значительном отдалении от места расследуемых событий или находятся в опасном для жизни состоянии (при смертельной болезни, в зоне военного конфликта и т. п.), что исключает либо усложняет возможность их повторных допросов на предварительном следствии и в суде.

Весьма справедливо по этому поводу суждение М.А.Сильнова: «Неприменение звукозаписи, помимо отрицательного влияния на обеспечение полноты и точности фиксации полученных показаний, лишает следователей возможности использовать фонограмму допроса определенного лица для изобличения подозреваемого (обвиняемого), когда производство очной ставки по каким-либо соображениям представляется нежелательным. В результате утрачиваются дополнительные возможности доказывания важных обстоятельств преступления по расследуемым уголовным делам» .

Если в качестве подозреваемого допрашивается лицо, задержанное спустя определенное время после получения взятки, и имеется возможность тщательно подготовиться к допросу, следователю, на наш взгляд, в план, предшествующий допросу должны включать следующие мероприятия:

’ Архив Самарского областного суда. 1999.

2 Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). М., 2001. С.78.

163

  1. тщательное изучение материалов уголовного дела и оперативно- розыскной информации (если она осуществлялась по делу);
  2. определение перечня вопросов и объема обстоятельств, подлежащих установлению в ходе допроса;
  3. выбор приемов и методов, подлежащих применению на допросе;
  4. подбор необходимых материалов дела, в том числе вещественных доказательств для последующего тактического их использования на допросе;
  5. получение максимально полных сведений характеризующих подозреваемого, его сильных и слабых сторон;
  6. моделирование поведения и ответов подозреваемого при
    использовании тактических приемов допроса;
  7. выбор дополнительных средств фиксации, используемых при допросе.
  8. При составлении плана допроса исключительно важным представляется использование данных, полученных оперативно-розыскным путем. Эти данные помогают избрать наиболее результативные в данной ситуации тактические приемы допроса. «При планировании допроса необходимо учесть характер источника, из которого получены сведения о допрашиваемом. В ходе допроса могут быть прямо использованы оперативные данные о характере преступления и его размерах, материальном положении допрашиваемого, его взаимоотношениниях с соучастниками и т.д.

Остальные сведения используются следователем для того, чтобы «действовать со знанием дела»’.

Помимо вышеназванных мероприятий, для тактики расследования взяточничества в ПО представляет интерес предложенное Г.А. Зориным использование в ходе допроса «рефлексивного анализа», при котором «следователь отождествляет себя с допрашиваемым, погружается в его интеллектуальные и эмоциональные процессы, моделирует его систему целей и мотивов»2.

При допросе в качестве подозреваемого взяткодателя и взяткополучателя целесообразно выяснить следующие вопросы:

1 Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С.107-108.

2 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М., 2001. С.28-29.

164

  • каковы обстоятельства передачи, получения взятки (когда, где - в служебном, жилом помещении, в общественном либо ином месте - была передана взятка, как и в присутствии кого осуществлялась ее передача);
  • что явилось предметом взятки, в каком количестве или сумме, их отличительные признаки;
  • какие служебные действия (бездействие), обусловленные взяткой совершил взяткополучатель;

  • входили ли предпринятые служебные действия в компетенцию взяткополучателя;
  • каков порядок подготовки и прохождения служебных документов, имеющих отношение к обстоятельствам получения взятки;
  • кто из сослуживцев или иных лиц способствовал даче-получению взятки либо может свидетельствовать о событиях, связанных с этим.
  • Целый ряд важных обстоятельств, касающихся правового статуса взяткополучателя, устанавливается показаниями свидетелей, подозреваемых, обвиняемых. Так, в протоколах допросов взяткополучателя, его руководителей, подчиненных, коллег необходимо отражать факты, свидетельствующие об объеме его полномочий, о фактически выполненных служебных действиях, а также о его взаимоотношениях с другими должностными лицами, на которых субъект мог оказать влияние для побуждения к определенному поведению в интересах взяткодателя либо лиц, чьи интересы он представляет .

Одним из важных вопросов тактики допроса по делам о взяточничестве в ПО является обеспечение параллельного допроса несколькими следователями всех участников преступления. Полученные таким путем данные можно использовать тотчас же при допросе других лиц2. Это лишает допрашиваемых возможности осуществить сговор по тем вопросам, которые они ранее не могли предусмотреть, а следователям позволяет сразу же сопоставлять показания, использовать полученные сведения при допросе одного лица для допроса других и, таким образом, создает наиболее благоприятные условия для установления истины по делу. В ряде

См.: Коллектив авторов под рук. Е.А.Миронова. Организация и методика расследования взяточничества: Методическое пособие / М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 2001. С.23.

2 См.: Кириллов И.Ф., Одиноких А.С. Расследование взяточничества // Расследование отдельных видов преступлений. М., 1995. С.103.

165

случаев на продуктивность таких допросов могут повлиять результаты предшествующего взаимодействия следственных действий с оперативно- розыскными мероприятиями.

В иных случаях допрос сотрудников ПО, в отношении которых имеются данные о совершении ими взяточничества, обычно откладывается до тех пор, пока не будут собраны достаточные доказательства их вины.

Для преодоления конфликтной ситуации в ходе допроса широко применяются следующие допустимые, не противоречащие закону методы психологического воздействия на допрашиваемого: убеждение, приведение примера, изобличение и другие1. В практике расследования взяточничества сотрудников правоохранительных органов наиболее эффективно при допросах используется метод изобличения, который представляет собой активное, главным образом логическое воздействие на допрашиваемого путем опровержения отдельных его утверждений совокупностью доказательств, добытых в ходе расследования, и последующего обобщающего вывода

0 несостоятельности его позиции и показаний по делу в целом2.

Одним из результативных тактических приемов допроса при реализации метода изобличения является предъявление доказательств . Как отмечено А.Б.Соловьевым, «…использование доказательств при допросе представляет собой тактический прием по реализации находящейся в распоряжении следователя доказательственной информации как путем непосредственного ее предъявления (демонстрации), так и опосредованными способами ознакомления с ней допрашиваемого с целью изменения ошибочной или ложной позиции, а также получения от него показаний о предъявленных ему доказательствах и связанных с ними обстоятельствах расследуемого уголовного дела»4. Результативность различных способов

использования доказательств при допросе подозреваемых во взяточничестве сотрудников правоохранительных органов обусловлена тем, что эта
категория

1 Подробнее по этому вопросу см.: Порубов И.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. С.87-97.

2 См.: Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса. СПб: Питер, 2001. С.44.

3 В зарубежной и отечественной литературе рассматривается методика диагностических бесед для выявления виновности лица и психологического воздействия в целях склонения его к признанию в причастности к правонарушению без доказательств. См. об этом: Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Как установить участие лица в правонарушении? Эффективный и экономичный метод диагностики скрываемой причастности и получения признания виновного в отсутствии доказательств. М., 1999.

4 Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981. С.5-6.

166 подозреваемых более квалифицированно, чем другие, оценивает
юридическую значимость предъявленных доказательств и осознает бессмысленность дальнейшего противодействия следствию.

При недостатке либо наличии косвенных доказательств возможно успешное применение такого тактического приема, как беседа. Она проводится в форме доверительного разговора в предшествии либо в начальной части допроса. При этом беседа преследует целью не решение задач допроса, а оказание психологического воздействия на допрашиваемого, а именно: снятие психического напряжения и установление психологического контакта с ним. В криминалистической литературе последних лет1 приводится ряд конкретных рекомендаций, используемых в практической деятельности при осуществлении тактического приема - беседа. В условиях, когда подследственный сотрудник ПО после возбуждения уголовного дела и проведения в отношении него некоторых неотложных следственных действий находится в крайне подавленном эмоциональном состоянии, но еще по-прежнему в правовом положении отождествляет себя со следователем, очень важно сформировать с ним контактные психологические отношения.

Для этого, при первом же допросе, следователю следует создать располагающую к беседе обстановку, для чего целесообразно находиться за приставным столиком на одном уровне с допрашиваемым, с дистанцией в 1-1,5 метра друг от друга, что создает психологический настрой для более доверительного общения. Предложение сигарет, напитков, благожелательный тон разговора «на равных» так же располагает допрашиваемого к откровенной беседе. В такой форме может быть проведен весь допрос, а впоследствии составлен его протокол на обычном рабочем месте.

В случае явного и демонстративного отказа допрашиваемого от доверительного общения следователю следует не резко, но уверенно занять позицию официальных взаимоотношений. После получения возможности установления доброжелательного общения со следователем подозреваемый к следующему допросу вполне может переосмыслить свою линию поведения.

’ См.: Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М., 2001. С.38-45; Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса. СПб: Питер, 2001. С.49-69; Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. С.156- 173.

167

К эффективным тактическим приемам допроса сотрудников ПО можно отнести ознакомление допрашиваемого с планом дальнейших действий органов следствия по выявлению и доказыванию совершенных им преступлений. Этот прием используется в ситуациях, когда у следствия есть основания полагать о совершении подозреваемым, помимо выявленного, и иных фактов взяточничества. Имея определенную юридическую подготовку, подозреваемый во взяточничестве сотрудник ПО может реально оценить возможности следствия в ходе дальнейшей деятельности и бесперспективность сокрытия им других эпизодов преступной деятельности.

Например, к моменту допроса подозреваемого К. следователь располагал только двумя доказанными фактами получения им взяток за незаконную прописку граждан. Изъяв из паспортного отделения документы о прописке 3. и Ш., следователь путем допроса свидетелей и осмотра документов установил, что от имени жильцов квартиры, на площадь которых прописывались взяткодатели, К. учинил подложные подписи в форме № 15 об их согласии на прописку этих лиц. При допросе следователь ознакомил К. с доказательствами по двум указанным фактам и разъяснил, что он намерен изъять все документы о прописке граждан, разрешение на которую давал К., и допросить по ним квартиросъемщиков о том, знают ли они граждан, прописанных на их жилплощади, и давали ли согласие на их прописку. После демонстрации этих возможностей следствия К. не только признал получение взяток от 3. и Ш., но и назвал еще восемь граждан, у которых он получил взятки за незаконную прописку .

Значительной сложностью отличаются допросы членов организованной преступной группы взяточников, т.к. «каждый обвиняемый в своем поведении на следствии и показаниях ориентируется на интересы всей преступной группы, которая является для них референтной»2.

Глубоко изучив личность всех обвиняемых по групповому делу и установив какой- либо факт в поведении, негативно характеризующий лицо перед соучастниками, следователь сообщает такие сведения на допросах другим членам группы. Например,

1 См.: Баев О.Я. Тактические приемы демонстрации возможностей расследования // Следственная практика. Вып. 120. М., С.88-89.

2 Подробне по этому вопросу см.: Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учеб.пособие. Ташкент, ТВШ МВД СССР. 1986. С.68.

168

при допросе взяточников может быть сообщен факт о том, что организатор взяточничества тайно от остальных соучастников присваивал себе значительно большие суммы денег, чем сообщал им.

Используя данный прием, следует иметь ввиду, что при этом должны соблюдаться определенные требования:

во-первых, информация должна быть достоверной, тщательно проверена следственным путем и следователь должен быть готов всегда ее предъявить обвиняемому;

во-вторых, эта информация должна восприниматься другими соучастниками как отрицательно характеризующая в их глазах личность данного члена преступной группы;

в-третьих, информация должна передаваться в доступной для понимания и эмоционально окрашенной форме1.

По делам о взяточничестве точное установление времени и места передачи взятки нередко приобретает особое значение, являясь серьезным доказательством виновности, особенно в тех случаях, когда один из участников преступления (обычно взяткополучатель) утверждает о нахождении в момент передачи взятки в другом месте, заявляя таким образом о своем алиби. В то же время, проверка времени передачи взятки может явиться основанием для вывода об оговоре должностного лица2, что в ряде случаев встречается при расследовании взяточничества, совершаемого сотрудниками правоохранительных органов.

Следователю следует подробно допросить подозреваемого о его времени препровождения как в установленный ранее, на основе показаний взяткодателя и свидетелей, момент дачи-получения взятки, так и до, и после ее передачи. При возможности необходимо исследовать документальное подтверждение алиби взяткополучателя: билеты на транспорт, в театр, командировочное удостоверение, квитанции гостиниц и т.п., достоверность которых подлежат тщательной проверке.

’ См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Узбекистон. 1991. С.134- 135. 2 См.: Степанов В.В. Расследование взяточничества. Саратов, 1966. С.105.

169

Проверяя показания взяточников, нельзя ограничиваться допросом только тех свидетелей, на которых ссылаются взяткодатель и взяткополучатель, т.к. эти лица могут быть заинтересованы в исходе дела.

После установления времени дачи-получения взятки, следователю следует сопоставить его со временем выполнения должностным лицом действия в интересах лица, давшего взятку, т.к. во многих случаях взятка передается незамедлительно в момент выполнения служебного действия (в 21 % случаев) либо сразу после выполненного взяткополучателем служебного действия (в 47 % случаев), что служит еще одним косвенным доказательством получения взятки должностным лицом ПО.

В ходе расследования следователю необходимо установить время и место выполнения каждого действия (бездействия), образующего способ совершения преступления каждым из субъектов. Если по делу будут добыты доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, то в судебном заседании будет сведен до минимума риск изменения показаний свидетелями и подсудимыми.

При расследовании взяточничества сотрудников ПО важное значение имеет установление места передачи взятки, так как это может способствовать разоблачению ложных показаний, данных с целью опорочить должностное лицо ПО. Для этого в ходе допроса взяткодателя и свидетелей взяточничества целесообразно предложить допрашиваемым начертить схематичный план места передачи взятки (ч.5 ст. 190 УПК). В плане должны быть указаны такие детали, как расположение кабинетов, расстановка в них предметов интерьера, а также местонахождение свидетелей и участников взяточничества. Схема подписывается допрашиваемым, следователем и приобщается к протоколу допроса.

Если следователь установит, что описание места дачи взятки, сделанное на допросе, соответствует действительности, это более убедительно будет свидетельствовать о достоверности данных показаний.

Если в показаниях ранее допрошенных лиц по поводу одних и тех же обстоятельствах имеются существенные противоречия, целесообразно проведение очной ставки (ст. 192 УПК). Поскольку очная ставка - разновидность допроса, в тактике этих следственных действий имеется немало общего. В частности, при проведении допросов и очных ставок, направленных на разоблачение ложных

170

показаний, могут применяться одинаковые тактические приемы. Однако следует учитывать и некоторые тактические особенности данного следственного действия.

Так как следователь является «ведущим» очной ставки и только ему предоставлено право устанавливать очередность дачи показаний допрашиваемых лиц, тактически правильно вначале выслушать показания и задавать вопросы тому, кто, по его мнению, дает правдивые показания. В таком случае допрашиваемый, пытающийся ввести следствие в заблуждение, убеждается в том, что следователю известно, какое из событий и каким образом имело место в действительности, наличие доказательств этого и, в ряде случаев, бессмысленность запирательства при утверждении обратного.

Поскольку очная ставка обычно является завершающим следственным действием, направленным на изобличение взяткополучателя, дающего ложные показания, на ней должна предъявляться вся совокупность имеющихся у следователя доказательств. Здесь следует отметить, что в соответствии с ч.З ст. 192 УПК, в процессе проведения очной ставки предоставил следователю возможность предъявлять ее участникам вещественные доказательства и документы. В УПК РСФСР 1960 года (ст. 163) такое право у следователя отсутствовало, хотя на практике уже давно назрела необходимость в применении такого удачного тактического приема.

В отличии от допроса, на котором может быть избран различный порядок использования доказательств, при производстве очной ставки для разоблачения ложных показаний доказательства обычно предъявляются строго в зависимости от их значения - от менее веских к более значимым. Вместе с тем, не следует проявлять поспешности с предъявлением доказательств как на допросе, так и при производстве очной ставки, поскольку всякое преждевременное ознакомление подозреваемых, обвиняемых и лжесвидетелей с собранными следствием данными крайне не желательно. Нередко заинтересованные лица сами пытаются выяснить степень осведомленности следователя, с тем чтобы не проговориться в отношении неизвестных допрашивающему фактов взяточничества. Поэтому на очной сначала необходимо попытаться полностью использовать возможности установления истины по спорным обстоятельствам с помощью показаний правдивого участника и, только исчерпав эту возможность, переходить к предъявлению доказательств.

171

В случаях проведения очной ставки между лицами, находящимися в отношениях соподчиненности (когда подчиненный дает правдивые показания, а его начальник - ложные) либо отказа одного из них от дачи показаний в присутствии другого, проведение очной ставки нецелесообразно.

Поскольку в практике довольно часто встречаются случаи умышленного оговора добросовестно выполняющих свои служебные обязанности сотрудников ПО, следует более тщательно проверять показания лиц, участвующих во взяточничестве, для чего в необходимых случаях проводить проверку показаний на месте, с произведением осмотра при понятых (ст. 194 УПК).

При осуществлении проверки показаний на месте возможно обнаружение очевидцев преступления, вещественных доказательств и иных обстоятельств, способствующих установлению истины по делу.

При расследовании уголовного дела в связи с поступившим заявлением трех предпринимателей о вымогательстве взяток инспектором ОИАЗ г. Волжский Волгоградской области Рюминым, они дали показания, что взятки ими всеми давались одновременно и в одном и том же месте. Следователь в процессе допроса обратил внимание на то, что каждый из трех предпринимателей сообщает различные подробности передачи денег. Для проверки их показаний следователь выехал на место передачи взятки с каждым из заявителей в отдельности. Один из них показал, что взятка была передана в «шашлычной», другой утверждал, что около «шашлычной», а третий - что в сквере напротив «шашлычной». Помимо составления протокола следователь произвел видеозапись каждого свидетеля на том месте, где, по их словам, была передана взятка. После предъявления предпринимателям видеозаписей они признались в даче ложных показаний .

Обязательным условием проведения проверки показаний на месте является участие лица, которое ранее уже было допрошено. Вопросы лицу, показания которого проверяются, следователь может задавать только после того, как последний уточнил свои показания путем свободного рассказа и демонстрации действий. При этом закон не допускает (ч.З ст. 194 УПК) одновременную проверку на месте показаний нескольких лиц. Если в ходе расследования требуется проверить и
уточнить

’ См.: Архив прокуратуры г. Волжский Волгоградской обл. Уголовное дело № 18/27-1998.

172

показания не одного, а двух лиц и более, как в вышеописанном примере, такая проверка должна производиться в разное время с каждым лицом в отдельности и желательно с новыми понятыми.

Как в случаях расследования фактов взяточничества, так и при расследовании иных преступлений, доказательственное значение проверки показаний на месте определяется тем, что лицо, чьи показания проверяются, указывает на местности такие объекты, местонахождение которых это лицо не могло знать, если бы оно не совершало либо не наблюдало соответствующие события при обстоятельствах, описанных в его показаниях (если оно не получило эти сведения от других лиц). В равной мере доказательственное значение будет иметь и отрицательный результат, то есть установление того факта, что этому лицу не известны обстоятельства события, которое оно не могло не знать, если бы принимало участие в нем или являлось его очевидцем’.

Тактические приемы проверки показаний на месте, реализуемые в ходе тактической операции «изобличение взяточников» в основном схожи с приемами, применяемыми при допросе. Однако и они имеют ряд особенностей зависимых как от характера взаимодействия следователя с участниками процесса, так и от степени информированности следователя о месте проверки.

На наш взгляд, совершенно обоснованно некоторые авторы2 предлагают в остроконфликтной ситуации, когда подозреваемый (обвиняемый), находящийся под стражей, пытается совершить побег, обменяться информацией с соучастниками, родственниками, иными лицами, уничтожить следы или иные объекты, имеющие значение для дела, обеспечить безопасность подготавливаемого мероприятия, а именно: оцепить место проведения проверки работниками милиции, исключив туда доступ посторонних, использовать их для наблюдения, охраны и конвоя подозреваемого. Целесообразно в определенной мере использовать фактор внезапности, произведя проверку показаний неожиданно (прежде всего, для противодействующих расследованию лиц). В предшествии проведения проверки показаний следователю, при необходимости, следует осмотреть это место, если это не

’ См.: Власенко Н.В. Информационная сущность и тактика осуществления проверки показаний на месте: Автореф. …дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С.16.

2 См.: Там же. С. 18-19.

173

было сделано ранее, т.к. имея представление о характере местности, он может точнее прогнозировать, какие научно-технические средства понадобятся для успешного осуществления проверки показаний, каким должен быть оптимальный состав вспомогательных участников и на что в ходе проверки следует обратить особое внимание.

Одним из наиболее эффективных средств обнаружения доказательств на первоначальном этапе расследования взяточничества в ПО является обыск. При задержании взяткополучателя или сразу же после него проводят личный обыск (ст. 184 УПК) и обыски (ст. 182 УПК) по месту работы, жительства подозреваемых. Задачами личного обыска подозреваемого во взяточничестве сотрудника правоохранительных органов являются:

  • обнаружение в одежде, личных вещах, на теле обыскиваемого предмета взятки, документов, вещественных доказательств, свидетельствующих о совершении преступления;
  • обнаружение и фиксация следов специальных химических веществ, которыми были помечены предметы взятки;
  • предотвращение выбрасывания, порчи или уничтожения предметов взятки и других вещественных доказательств совершенного взяточничества;
  • предотвращение возможности использования табельного оружия, специальных средств (дубинка, «черемуха» и т.п.) в отношении себя и против членов следственно- оперативной группы.

Задачами обыска по месту работы и жительства взяткополучателя и посредников во взяточничестве являются:

  • отыскание предмета взятки, упаковки, в которой он находился и тайников с ценностями, нажитыми незаконным путем;
  • обнаружение документов и других доказательств, указывающих на размер взятки или отдельных выплат взяточникам;
  • обнаружение документов, являющихся источниками сведений о злоупотреблении должностным лицом ПО своими полномочиями и отражающих действия, совершаемые в пользу взяткодателя;
  • обнаружение одежды и других предметов, на которых могут находиться следы контактного взаимодействия с предметами взятки;

174

  • обнаружение документов на домовладения, дачи, транспортные средства, денежные вклады взяткополучателя и т.п., свидетельствующих о несоответствии стоимости этих ценностей официальным доходам подозреваемых во взяточничестве лиц, подлежащих конфискации.

Результативность обыска у взяточников во многом предопределяется тщательностью его планирования и подготовки, которая, в частности, включает:

1) использование возможностей оперативно-розыскной деятельности для сбора сведений о разыскиваемых объектах, месте производства обыска и лицах, у которых будет произведен обыск; 2) 3) формирование состава следственно-оперативной группы, распределение роли каждого из них, оснащение ее научно-техническими средствами поиска и фиксации результатов поиска; 4)

3) согласование действий между членами следственно-оперативной группы, обеспечение их средствами связи, если проводится групповой обыск (одновременно в нескольких местах); 4) 5) определение тактически наиболее благоприятного времени производства обыска. 6) Поскольку главной задачей обыска является отыскание предмета взятки, необходимо в ходе его тщательно исследовать индивидуальные особенности обнаруженных ценностей и сопоставить их с теми признаками, которые были указаны заявителем в ходе допроса. К разыскиваемым объектам следует отнести конверты, шпагат, ленты и иные материалы, которые могли иметь непосредственное отношение к предмету взятки.

В ходе обыска необходимо принять меры к обнаружению на предмете взятки, а также на его упаковке следов рук, оставляемых взяткодателем, взяткополучателем и посредником. Выявление и фиксацию потожировых следов пальцев рук и ладоней целесообразно поручить специалистам, участвующим в следственном действии. Однако следует иметь ввиду, что даже обнаруженные на месте обыска предметы взятки со следами пальцев рук взяткополучателя (впоследствии установленное экспертным путем), может потерять доказательственную силу при неквалифицированной фиксации хода и результатов обыска. Это может создать

175

серьезные сложности в доказывании, так как подобная ситуация приводит к признанию недопустимыми важных доказательств - предметов взятки.

К сожалению, такие негативные факты имеют место в судебной практике. Так, работник прокуратуры, обвиняемый в получении взятки в своей квартире, изобличался наряду с другими доказательствами и протоколом обыска, который был оформлен в следующей ситуации. Информация о готовящейся взятке поступила в правоохранительные органы, сотрудники которых с целью задержания с поличным провели оперативно-розыскное мероприятие, а именно: соответствующим образом пометили денежные купюры и вручили их взяткодателю. Сразу же после ухода последнего из квартиры сотрудника прокуратуры, туда прибыла оперативная группа, которая, в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона приступила к обыску.

Обыск длился более семи часов и не приносил положительных результатов. Уставшие члены оперативной группы собрались в комнате и принялись «колоть» сотрудника прокуратуры: «Где деньги ?» Старшина милиции, решив попить воды, ушел в кухню, и, обратив внимание на поддон газовой плиты, выдвинул его. Там лежал пакет с деньгами. Очень довольный старшина вернулся в комнату и положил пакет на стол со словами: «Не это ли мы искали?»

Следователь оформил результаты обыска, сотрудника прокуратуры арестовали, хотя он продолжал настаивать на своей невиновности, и уголовное дело направили в суд.

На судебном заседании, получив право на последнее слово, подсудимый продолжал отрицать свою вину и против главного доказательства своей вины -предмета взятки, высказался: «Мы все находились в комнате. Старшина милиции куда-то ушел, а вернулся с деньгами. Где он их взял, никто не знает».

Уголовное дело было возвращено на дополнительное расследование, в ходе которого версия сотрудника прокуратуры была подтверждена, вследствие чего уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления .

При производстве обыска необходимо изымать и исследовать записные книжки, настольные календари, технические носители информации, в которых могут

1 См.: Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. М., 1999. С.64-65.

176

содержаться записи, имеющие существенное значение для установления истины по делу. Практика изобилует многочисленными случаями изобличения взяточников и установления сумм взяток благодаря расшифровке обнаруженных при обыске записей.

Некоторые авторы1 рекомендуют применение видеозаписи при обыске в случаях, когда следствию необходимо иметь материалы, позволяющие составить представление о способах сокрытия различного рода ценностей и характере использованных преступником тайников; в ряде случаев видеофонограмма может способствовать установлению факта преднамеренного сокрытия ценностей. Для применения видеозаписи целесообразно приглашение специалиста, т.к. обыск, как верно замечено, является сложным, нередко остроконфликтным следственным действием, требующим от следователя концентрации всех сил, внимания и мастерства. При этих условиях осуществлять самому видеозапись и достигнуть хороших результатов практически невозможно2.

Практически почти все служебные действия должностных лиц ПО находят отражение в документах. «При совершении различных видов преступлений документы служат средством подготовки, совершения или маскировки преступлений. От того, сумеют ли участники уголовного судопроизводства отыскать и использовать как источники установления доказательств различные документы, будет зависеть всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела»3. «Особое значение при раследовании уголовных дел о взяточничестве имеет изучение следов, оставляемых в документах, оформленных при совершении тех действий, за выполнение которых вымогалась взятка. Их проверка не только позволяет вскрыть новые факты взяточничества, но и расширяет информацию о круге лиц, виновных в даче взятки»4.

Основным методом, с помощью которого исследуются обстоятельства, непосредственно связанные с совершением действия в интересах лица, давшего взятку, является обнаружение, осмотр и изучение этих документов, которые, в свою

‘См.: Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983. С.54.

2 См.: Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск. Справочник следователя. М., 1983. С.80-81.

3 Подволоцкий И.Н. К вопросу об уголовно-правовом, угоовно-процессуальном и криминалистическом понятии документов // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий. Часть 2. Саратов, 2002. С. 166.

4 Трубачев А.Д. Следственные ситуации в расследовании взяточничества // Проблемы эффективности раскрытия и расследования преступлений. Межвуз. сбор. Науч. труд . Свердловск: СЮИ, 1978. Вып.72. С.78.

177

очередь, являются важнейшим элементом механизма следообразования при совершении взяточничества сотрудниками ПО. Результаты проведенного нами исследования показали, что должностные лица ПО при выполнении действий в интересах взяткодателя в 32 % случаев фальсифицировали документы.

Уголовно-процессуальное законодательство не дает четкого понятия документа. В современной криминалистической литературе учеными высказываются по этой проблеме три точки зрения.

Представители первой традиционно придерживаются взгляда на документ только как на письменный акт. По мнению В.Я.Дорохова, письменный акт определенной формы, исходящий от компетентных органов или надлежащих лиц, становится документом, если в них излагаются сведения о фактах, имеющих юридическое значение. Документ предназначен фиксировать или удостоверять такие факты и тем самым свидетельствовать о них. Предназначенность документа - обязательный его признак1. Подобной точки зрения придерживаются Н.В.Корепанов и С.Г.Щербаков2.

Представители второй точки зрения не считают письменный характер основным критерием понятия документа. По их мнению, «в криминалистической практике термин «документ» толкуется более широко: к документам относятся различного рода «бумага» с текстами и изображениями, в том числе и та, которые в дальнейшем будут использованы в качестве вещественных доказательств…»3.

Третья точка зрения, рассматривающая понятие документа в широком смысле слова, наиболее полно представлена в следующем определении А.Г.Филиппова. «Документ в криминалистике - это материальный объект, в котором зафиксированы сведения о каких-либо происшедших или предполагаемых фактах или обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела» . Эта позиция поддерживается и коллективом авторов Саратовского юридического института МВД России: «Иные документы - это сведения, закрепленные на материальных носителях, исходящие от юридических и физических лиц, на которые они любым способом,

’ См.: Дорохов В.Я. Понятие документа в советском праве // Правоведение. 1982. №2. С.59-60.

2 См.: Корепанов Н.В., Щербаков С.Г. Особенности производства выемки и осмотра документов и материальных ценностей при расследовании хищений, совершенных на промышленных предприятиях. Екатеринбург, Екатер. гос. юр. акад. 1993. С. 14.

3 Вандер М.Б., Корниенко Н.А. Следственный осмотр и предварительное исследование предметов и документов. Л., 1976. С.9.

4 Учебник криминалистики для высших учебных заведений / Под ред. А.Г.Филиппова. М., 2000. С.128.

178

допускающим его расшифровку, удостоверяют или излагают значимые для дела обстоятельства, и факты для их передачи во времени и пространстве, в целях хранения и общественного пользования»1.

Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 1995 г. определяет документы как зафиксированную на материальном носителе информацию с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. В статье 84 УПК также определено, что документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК.

Поскольку документы представляют собой один из видов уголовно-процессуальных доказательств, - пишет А.З.Бецуков, - на них в полной мере распространяется общее деление на первоначальные и производные, прямые и косвенные, обвинительные и оправдательные. Кроме того, документы могут быть классифицированы: на письменные и неписьменные, официальные и частные, процессуальные и непроцесуальные, финансовые и нефинансовые, внутренние и внешние, распорядительные и исполнительные, контрольные и первичные, свободные и разовые, накопительные, информационные, долгосрочного и краткосрочного хранения. Одни и те же документы могут относиться к различным классификационным группам. В научной литературе встречается и более дробная классификация документов, но, по мнению данного автора, такая классификация скорее окончательно запутает практических работников, чем поможет правильно разобраться в документах3.

В.В.Степанов предлагает все документы по делам о взяточничестве условно классифицировать на:

1) фиксирующие организацию, структуру, характер деятельности учреждения, организации; 2) 3) устанавливающие компетенцию должностного лица; 4) Бабурина И.Н., Колдин В.А., Гольдштейн СВ. и др. Документ как источник доказательств: понятие и их классификация//Следователь. 2002. №1. С.28.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №8. Ст. 609.

3 См.: Бецуков А.З. Документы как источник доказательств по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики: процессуальные и криминалистические аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар. 1999. С.10-11.

179

3) регламентирующие порядок прохождения и разрешения вопросов; 4) 5) связанные с совершением должностным лицом действий в интересах взяткодателя; 6) 7) свидетельствующие о совершении должностным лицом аналогичного действия, но выполненного не за взятку, а в связи с обычной деятельностью; 8) 9) отражающие изыскание средств для дачи взяток и маскирование незаконности этих действий; 10) 11) свидетельствующие о заинтересованности взяткодателя в совершении должностным лицом действия, за которое дана взятка; 12) 13) связанные с использованием взяткодателем результатов действия должностного лица, выполненных за взятку; 14) 9) личные документы взяточников; 10)иные документы1.

Материалы, касающиеся интересов взяткодателя, должны быть определены заранее, установлено место их нахождения и продуманы меры для беспрепятственного их изъятия до того, как взяткополучатель будет задержан, т.к. узнав о задержании одного из соучастников, другие члены группы могут внести в эти материалы изменения, исправления или уничтожить их .

Оперуполномоченный уголовного розыска Волжского РОВД г.Саратова Гречишников и участковый инспектор того же РОВД Самойлов по предварительному сговору с инспектором вневедомственной охраны Аткарского РОВД Семиным вымогали взятку у знакомой последнего - Колычевой, за отказ в возбуждении уголовного дела против ее сына. О задержании с поличным при получении взятки Семина стало известно Самойлову и Гречишникову, которые попытались уничтожить часть документов из материала проверки, свидетельствующие о фактах их фальсификации с целью получения взятки .

См.: Степанов В.В. Расследование взяточничества. Саратов, 1966. С.132-133.

2См.: Утевский А.Б. Особенности предупреждения и раскрытия преступлений аппаратами БХСС
на транспорте. М., 1984. С.33.

3 См.: Архив Волжского районного суда гор. Саратова. 1997 г.

180

Практика расследования дел о взяточничестве в правоохранительных органах показывает, что при тщательном изучении служебных документов на возможные факты взяточничества могут указывать следующие данные:

1) наличие признаков подделки и подлога в документах (исправление дат, подчистка и перепечатывание документов с последующей подделкой подписей и печатей и т.д.); 2) 3) неисполнение установленного порядка поступления и прохождения служебных документов; 4) 5) отступление от регламентированного правовыми актами порядка оформления документов; 6) 7) нарушение установленных сроков исполнения документа (ускорение либо затягивание); 8) 9) несоблюдение действующих требований о полноте представляемых материалов, необходимых для принятия решения. 10) Указанные признаки, взятые в отдельности, не обязательно свидетельствуют о взятках, а потому, чтобы предупредить ошибки при оценке сложившихся ситуаций, следует исходить из комплекса взаимосвязанных обстоятельств. Для проверки возникших сомнений следует выяснить следующие вопросы:

  1. Соблюдены ли правила приема и регистрации документов?
  2. Все ли обязательные документы были в наличии при приеме и регистрации?
  3. Если не был представлен какой-либо документ, имели ли право принять к производству другие материалы?
  4. Возможно ли представление документов после приема и регистрации материалов; если да, то были ли они в наличии на время принятия решений?
  5. Если представление недостающего документа допустимо, то как он должен быть оформлен, соблюдены ли эти правила?
  6. Нет ли в материалах не оформленных должным образом документов?
  7. Если выявлены какие-либо отступления от правил, надо установить:
  8. а) в чем конкретно заключаются эти отступления;

б) на какой стадии «движения» материалов они допущены;

в) кем персонально допущено отступление;

181

г) кто персонально был обязан контролировать деятельность допустившего отступление от правил и каково должно быть реагирование на нарушение правил1. t

При расследовании взяточничества следователю «необходимо проверить подлинность каждого документа в отдельности: не является ли он подложным, совершены ли фактически отраженные в нем операции, соответствуют ли внесенные в документ сведения действительности, нет ли подделок текста, оттиска печати, подписей должностных лиц, имеются ли на нем необходимые реквизиты, например указание на входящий и исходящий номер, и т.д.»2.

Выяснение перечисленных обстоятельств позволяет нередко выяснить разницу в подходе к оформлению некоторых документов по сравнению с установившейся практикой. Например, все документы заполняются небрежно с неполными реквизитами, а один наоборот - подчеркнуто точно3.

Целесообразно вначале изучить документ с точки зрения наличия или отсутствия формальных нарушений, а затем по существу. Такое двухэтапное изучение положительно скажется на качестве осмотра.

Изучая существо действия, выполненного за взятку, следователь должен уяснить, правомерное или незаконное действие было совершено. При этом выясняется целевое назначение и содержание документа, от кого он исходит и кому предназначен.

Судебно- следственная практика показывает, что признаки взяточничества сотрудников ПО удается обнаружить, исследуя документы при проверке деятельности предполагаемого взяткодателя и его сообщников. Здесь в результате производства официальных ревизий, назначенных следователем либо дознавателем, нередко обнаруживаются факты хищений, которые совершаются взяткодателем для приобретения средств, передаваемых впоследствии взяткополучателю.

Начальник отделения связи К., которая принимала от граждан и юридических лиц различные платежи, систематически совершала хищения денежных средств путем

1 См.: Джандиери А.С. Расследование взяточничества: Учебное пособие. СПб., 1996. С.14-15.

2 Бабков В.М.’ Исследование документов по делам о взяточничестве // Следственная практика. М., 1976. Вып.ПО. С.120.

3 См.: Сокольский О.Э. Расследование и предупреждение взяточничества: Методическое пособие / Отв. ред. А.Н.Ларьков. М., 1983. С.39.

182

завышения сумм остатков в учетных документах и последующего изъятия и присвоения денег. За счет похищенных ею средств К. вручила взятку работнику ИТК за содействие досрочному освобождению сына1.

При доказывании правового статуса взяткополучателя и возможности выполнения им тех или иных служебных действий (бездействия), следователю следует изымать и приобщать к материалам уголовного дела следующие документы:

  • приказ о приеме на работу должностного лица;
  • приказ о назначении на должность;
  • копию трудовой книжки или послужной список;
  • должностную инструкцию, положение о должности, или положение об органе, либо контракт, законодательные акты и другие Нормативные материалы, регулирующие деятельность и поведение должностного лица,
  • лицевой счет по выплате всех денежных сумм за период работы;
  • карточку вещевого и денежного довольствия (для сотрудников некоторых правоохранительных органов);
  • справку о денежном содержании за интересующий период времени;
  • декларацию, заполняемую должностным лицом ежегодно в соответствии с Указом Президента РФ от 15 мая 1997 г. № 484 «О предоставлении лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе» с изменениями и дополнениями от 4 марта 1998 г. № 227 . Она хранится в кадровой службе с отметкой Государственной налоговой инспекции;
  • личное дело должностного лица, ведущееся кадровой службой в соответствии с Указом Президента РФ от 1 июня 1998 г. № 640 «О порядке ведения личных дел лиц, занимающих государственные должности РФ в порядке назначения и государственные должности федеральной государственной службы» ;
  • ’ Архив Саратовского областного суда. 1989 г.

2 Собрание законодательства РоссийскойФедерации. 1997. №20. Ст. 2239.

3 Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №23. Ст. 2501.

183

  • поскольку сотрудники правоохранительных органов являются представителями власти и их полномочия предусмотрены непосредственно законодательным актом, следствие приобщает к делу выписку из закона или иного нормативного акта, в которой отражены круг прав и обязанностей, ответственность,
    а также ссылки на то, что лицо, занимающее данную должность, является представителем власти или наделяется административно-хозяйственными или организационно-распорядительными полномочиями. Помимо детального изучения
    нормативных актов, в которых указываются полномочия данного должностного
    лица ПО, следователь должен выяснить и разграничение компетенции отдельных лиц, полномочия которых соприкасаются по смежным вопросам. Поскольку в некоторых случаях взяткополучателем может быть не то лицо, которое в силу своих правомочий совершило действие в интересах взяткодателя, следует выяснить, в компетенцию какого должностного лица оно входило. Необходимо учесть и то
    обстоятельство, что получившее взятку должностное лицо, в компетенцию
    которого не входит выполнение каких-либо действий в интересах взяткодателя,
    может воспользоваться невнимательностью другого должностного лица или
    иным путем (например, фальсификацией документов) добиться удовлетворения интересов взяткодателя.

В целях установления вышеназванных обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о взяточничестве в ПО, следователю необходимо тщательно изучить существующий порядок прохождения и разрешения интересующих взяткодателя вопросов. В этих целях подлежат изучению различные нормативные правовые акты, ведомственные приказы и инструкции, комментарии и разъяснения к ним. Знание порядка прохождения и разрешения дел помогает следователю правильно выбрать направление расследования и пути обнаружения доказательств.

Осмотр документов может быть произведен как самостоятельное следственное действие либо быть составной частью другого следственного действия (например, осмотр документа во время обыска или выемки; во время осмотра места происшествия)1. Данные осмотра имеют доказательственное значение, если он

‘См.: Божьев В.П. Осмотр. Освидетельствование. Следственный эксперимент. Глава 24// Научно- практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч.ред. В.П.Божьев. М.: Спарк, 2002. С.347.

184

произведен с соблюдением требований (ст. 176-177) УПК1. «Составление протокола - необходимое условие правильного развития процесса доказывания. В материалах дела должно быть зафиксировано, что следователь непосредственно воспринял конкретные факты для того, чтобы можно было судить об условиях и результатах непосредственного восприятия и о правильности принятого на его основе решения следователя»2.

Одним из важных элементов тактической операции «изобличение взяточников» являются судебные экспертизы (ст. 195-207 УПК). Судебная экспертиза по уголовным делам производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающими специальными познаниями. В соответствии со ст. 12 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственным судебным экспертом является прошедший аттестацию работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

По делам о взяточничестве в ПО назначаются различные виды судебных экспертиз: криминалистические, веществ, материалов и изделий, фоноскоопические, судебно- психологические.

Вопросы, поставленные перед экспертом, должны быть сформулированы четко, ясно и однозначно. Они могут быть сгруппированы (конкретизированы) по обстоятельствам, объектам, эпизодам, версиям, лицам и т.п. В целях уточнения вопросов и определения объема материалов, необходимых для проведения исследования, следователь вправе обратиться за консультацией к специалистам, в том числе и к предполагаемым экспертам. Неполнота материалов, представленных эксперту, создает неустранимое сомнение в правильности его выводов4.

Объектами криминалистических экспертиз наиболее часто становятся предметы взятки и документы. Трасологическая экспертиза назначается для выявления и исследования невидимых следов рук, которые могут быть обнаружены на

‘См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1971. №5. С. 14.

2 Анненков СИ., Громов Н.А., Анненкова Т.С. Процессуальное закрепление представленных предметов и

документов // Следователь. 2001. №2. С.16.

3Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. №23. Ст. 2291.

“См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. № 1. С. 29-30; 1983. №5. С.26.

185

документах, предмете взятки и других предметах, побывавших у взяткодателя и посредника, и идентификации личности по следам, установления целого по частям (части упаковки предмета взятки, обрывки записок).

Криминалистической экспертизой почерка определяется исполнитель рукописного текста документа либо какой-то его части (резолюция, отдельные цифры, подпись). На нее обычно направляются как официальные документы из учреждения, где работает взяткополучатель, так и всевозможные записки, записные книжки, перекидные календари и т.п.. При назначении экспертизы почерка по делам о взяточничестве большое внимание необходимо уделить получению образцов для сравнительного исследования, в связи с чем желательна предварительная консультация у специалистов.

Технико-криминалистическая экспертиза позволяет установить наличие полной или частичной подделки документов (подчистка, травление, дописка, допечатывание) и восстановление подвергшихся изменению первоначальных записей, а также подлинность реквизитов документа (оттисков печатей, штампов, факсимиле).

При проведении экспертиз веществ и материалов может быть установлено сходство объектов по их химическому составу, а также решен вопрос об аналогичности вещества, которым помечен предмет взятки, по своему составу веществу, приложенному к протоколу осмотра данного предмета, проведенного перед получением предмета взятки взяткополучателем. Для этого подвергаются исследованию не только части тела подозреваемого, но и внутренняя поверхность карманов его одежды, деловые папки, портфели, «бардачек» автомобиля подозреваемого во взяточничестве сотрудника ПО.

Кроме рассмотренных видов экспертизы, в судебно-следственной практике по делам о взяточничестве применяется, например, установление личности по чертам внешности. Установление тождества внешности живого лица по фотографии подозреваемого, являющееся веским доказательством по делам о взяточничестве .

В последние годы, в связи с развитием технических средств звукозаписи и широком ее использовании в раскрытии и расследовании взяточничества, все чаще используется криминалистическое исследование голоса и речи человека. В качестве

1 См.: Берекашвили Л.Ш. Экспертиза при расследовании взяточничества // Сборник аспирантских работ. Свердловск: СЮИ, 1964. С.178.

186

вещественного доказательства фонограмма может быть использована только в случае объективного и всестороннего экспертного исследования, включающего решение комплекса вопросов1, содержание которых состоит в определении причастности конкретных лиц к фрагментам записи речи или в определении технических средств, условий и обстоятельств записи фонограммы2.

Успешному изобличению виновных лиц по делам о взяточничестве способствуют судебно-психологические экспертизы, объектом исследования которых в подобных случаях являются психологические особенности личности свидетелей и подсудимых, а также их поведенческие реакции, относящиеся к предмету доказывания. Нам представляется, что психологический анализ преступлений, осуществляемый в форме судебно-психологической экспертизы, особо важен при доказывании фактов взяточничества, совершенного сотрудниками ПО.

Так, участковый инспектор Куйбышевского РОВД г.Иркутска Петрученко вечером 10 февраля 1997 года доставил в медицинский вытрезвитель Федянова и Филина. У последнего работники вытрезвителя изъяли крупную сумму денег, что видел Петрученко. Около полуночи он внезапно появился в медвытрезвителе, где в палате для задержанных беседовал наедине со своим знакомым Терещенко, доставленным туда ранее. Затем Петрученко распорядился, чтобы дежурный по вытрезвителю зарегистрировал за ним Филина, Федянова и Терещенко. Утром 11 февраля Петрученко забрал из вытрезвителя этих троих задержанных, доставил в РОВД, где с каждым поочередно доверительно беседовал. Потом участковый инспектор отпустил домой сначала Филина и Федянова, а затем и Терещенко.

Через несколько дней Терещенко пришел в областное УВД с заявлением, что Петрученко грозил Филину и Федянову возбуждением уголовного дела за якобы оказанное сопротивление при их задержании. Он же предложил Терещенко вариант: Филин отдает значительную часть имеющихся у него денег в обмен на обещание не возбуждать уголовное дело. Об этом же Петрученко вел разговор утром 11 февраля, после чего Филин через Терещенко отдал деньги Петрученко. Последний отрицал факт вымогательства и получения взятки. Терещенко, Филин и Федянов давали

‘См.: Галяшина Е. И. Судебная фоноскопическая экспертиза. М., 2001. С.47.

2 См.: Третьяков О.Е. Фоноскопическая экспертиза: Традиционные исследования и перспективы развития // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий. Материалы межвед. науч.-практ. конфер. Часть 1. Саратов. 2002. С. 172.

187 стабильные показания о передаче денег Петрученко, что подтвердили и на очной ставке с ним.

В этой ситуации следователь назначил судебно-психологическую экспертизу, поставив на ее разрешение вопросы: а) какова ретроспективная психологическая характеристика Петрученко? б) какова наиболее вероятная мотивация действий Петрученко в ситуации, сложившейся вечером 10 февраля и утром 11 февраля 1997 года.

Эксперт отметил, что обвиняемый имеет эмоционально-рефлексивный характер, скрытен, малообщителен, лжив, отличается чрезмерной практичностью и предприимчивостью при доминировании личных интересов. По мнению психолога, поведение Петрученко вечером 10 и утром 11 февраля определялось продуманной программой действий, конечной целью которой было получение крупной суммы денег, принадлежавших Филину.

Несмотря на упорное отрицание вины, Петрученко был осужден на 8 лет лишения свободы. Иркутский областной суд в приговоре указал: «Из заключения судебно- психологической экспертизы суд установил, что поведение Петрученко вечером 10 февраля и утром 11 февраля было не логичным и с учетом его психологических особенностей мотивом этого поведения было настойчивое желание завладеть частью денег задержанного Филина». Приговор вступил в законную силу1.

Помимо психологической экспертизы важные тактические преимущества при проведении тактической операции «изобличение участников взяточничества» предоставляет следователю психофизиологический метод детекции лжи, активно внедряемый в отечественную следственную практику с середины 90-х годов. Суть этого метода состоит в использовании специального прибора - полиграфа («полиграф» в переводе с греческого языка означает «множество записей»), с помощью которого во время опроса у исследуемого лица одновременно регистрируется несколько (от 4 до 16) физиологических процессов, связанных с возникновением эмоций: дыхания, кровяного давления, биотоков и т.п. «При строгом соблюдении правил и методических принципов опроса с использованием полиграфического метода можно достоверно разграничить ложь
(сознательное

’ См.: Гармаев Ю.П., Китаев Н.Н. Судебно-психологическая экспертиза при доказывании взяточничества// Законность. 1998. №4. С.21.

188

искажение известной субъекту истины), обман («полуправда», провоцирующая на ошибочные выводы из достоверных фактов) и неправду (утверждение, основанное на искреннем заблуждении) проверяемого человека.

С помощью данного метода можно не только выявить скрываемую информацию, но и способствовать достоверному установлению невиновности необоснованно подозреваемого человека»1.

Десятки лет полиграф успешно применяется в практике борьбы с преступностью (в том числе с должностными преступлениями) во многих странах американского континента, Европы и Азии. Исследования, проведенные Американской ассоциацией операторов полиграфа, показали, что полученная с его помощью информация в 87- 96 % случаев эффективно используется по уголовным делам. Поэтому в некоторых странах Запада результаты полиграфа признаются достаточными для предъявления обвинения .

В Японии полиграф рекомендуется использовать для установления достоверности заявлений мнимых потерпевших, показаний свидетелей и потерпевших. Считается, что наиболее целесообразно применять полиграф на начальной стадии следствия3.

В США, Канаде, Израиле, Венгрии с помощью этого прибора собираются данные, позволяющие сузить круг заподозренных в совершении преступлений лиц, выявлять факт совершенного преступления, способствующие идентификации виновных лиц и созданию предпосылок для дачи ими правдивых показаний, выявлению неточностей, пробелов, преувеличений в показаниях, собиранию дополнительной информации.

По данным ВНИИ МВД России на начало 1997 г., точность показателей современных полиграфов составляет не менее 96 процентов: она вполне сопоставима с точностью результатов различных традиционных видов криминалистической экспертизы, многих других судебных экспертиз4.

1 Колкутин В.В., Зосимов СМ., Пустовалов Л.В., Харламов С.Г., Аксенов С.А. Судебные экспертизы. М., 2001. С. 165-166.

2 См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. С.264-272.

3 См.: //Борьба с преступностью за рубежом: Информ. бюл. ВИНИТИ. 1992. №2; Применение полиграфов («детекторов лжи») за рубежом: Информ.сб. М., 1991. С.200-203.

4 Бабаева Э.У. Использование психо-физиологических реакций при проверке на полиграфе («Лай-детекторе») // Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. М., 1998. С.22-35.

189

В.А.Образцов полагает, что использование полиграфического метода исследования способствует решению следующих задач:

  • выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также установления лиц, их подготавливающих, совершающих и совершивших;

  • сбора и обработки информации, используемой в процессе организации розыска лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

  • подготовки и осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в целях сбора, обработки и фиксации данных, имеющих значение в процессе доказывания;
  • при проведении отбора кандидатов на службу в правоохранительные органы и решении других кадровых задач1.
  • Другие авторы подразделяют вопросы, решаемые с помощью исследования на полиграфе на две основные группы: 1) проверка информации при различного рода расследованиях и разбирательствах; 2) скрининговые исследования .

При этом к первой группе вопросов авторы относят:

  • определение факта совершения противоправного действия;
  • сужение круга подозреваемых;
  • установление участников противоправного действия;
  • определение склонности к признательным показаниям;
  • установление факта преувеличения (преуменьшения) объема информации обследуемым лицом;
  • сбор дополнительной информации.
  • Скрининговые исследования проводятся при: найме сотрудников на работу; периодических (плановых) проверках сотрудников; выборочных (внеплановых) проверках сотрудников.

Некоторые ученые, ссылаясь на результаты практики, указывают на высокую эффективность использования полиграфных исследований в профилактике и раскрытии взяточничества. В качестве оптимального решения этих вопросов ими предлагается начинать полиграфные проверки с установления круга людей, дающих взятки, а потом, сужая круг, постепенно идти к их получателю. Они же предлагают

1 См.: Образцов В.А. Указ. раб. С.267.

2 См.: Колкутин В.В., Зосимов СМ., Пустовалов Л.В., Харламов С.Г., Аксенов С.А. Указ.раб. С.167.

190

для выяснения лиц - участников взяточничества использовать группы поисковых тестов1.

Нам также представляется, что данный психофизиологический метод исследования мог бы стать приоритетным для выявления, изобличения и профилактики фактов взяточничества, совершаемых сотрудниками ПО, при условии его повсеместного и систематического использования в деятельности кадровых подразделений и служб собственной безопасности этих органов. В качестве первого шага к этому мы полагали бы целесообразным внесение в заключаемый с гражданами контракт о прохождении службы в ПО обязательства о беспрепятственном проведении с ними в период службы планового и внепланового полиграфного тестирования.

Вместе с тем, помимо специальных тестов, разработанных для полиграфной проверки вышеупомянутой категории должностных лиц, необходима ее четкая правовая регламентация.

В Российской Федерации на сегодняшний день не существует единого правового акта, регламентирующего все аспекты применения полиграфического метода исследования. Общую правовую основу тестирования с помощью полиграфа создают нормы УПК об участии специалиста в следственных действиях (ст. 168 УПК), о возможности применения технических средств для обнаружения и фиксации доказательств (ч.б ст. 164 УПК), а также ч.З ст.6 ФЗ «Об ОРД» и «О государственной тайне» (ч.2 ст.7)2.

С 28 декабря 1994 года также действует зарегистрированная в Минюсте России Инструкция «О порядке применения полиграфа при опросе граждан» (утверждена Генеральной прокуратурой, ФСБ, МВД РФ). Однако, как отмечено некоторыми учеными «…даже в государственных структурах, в том числе и МВД, при решении кадровых вопросов применение полиграфа законодательно не урегулировано, несмотря на наличие подготовленных специалистов и техники»3.

’ См.: Варламов В.А., Богомолова С.Н., Варламов Г.В. Использование полиграфа при расследовании коррупции чиновников // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С.178-179; Комиссарова Я.В. Практика использования полиграфа в целях сужения круга лиц, подозреваемых в совершении преступления // Бюл. Мин-ва юстиции РФ. 1999. №5. С.62-64.

2 Собрание законодательства РФ. 1993. №15. Ст. 1269.

3 См.: Белющина О. Полиграф и закон: пора решать вопросы правового регулирования // Мир безопасности. 1998. №7. С.ЗЗ.

191 В целях создания правовой основы для полиграфных проверок должностных лиц правоохранительных и других государственных органов, считаем необходимым в пункт «и» статьи 5 (Основные начала борьбы с коррупцией) проекта Федерального закона «О борьбе с коррупцией» внести дополнения и изложить ее в следующей редакции: «Борьба с коррупцией, создание условий для неподкупности лиц, перечисленных в пунктах 1-3 статьи 3 настоящего Федерального закона, осуществляется на основе:

… и) осуществления оперативно-розыскной, тестирующей (полиграфический метод) и иной деятельности в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, связанных с коррупцией, а также на основе принятия специальных мер финансового контроля».

Представляется, что отсутствие специальных законодательных актов, допускающих признание в качестве доказательств результатов полиграфного тестирования во время допроса не позволяет полноценно использовать возможности указанного метода для сбора доказательств, а используется лишь в целях ориентирующей информации.

Тогда как часть ученых пришла к мнению о целесообразности применения полиграфа в отечественном уголовном судопроизводстве1, некоторые ученые продолжают придерживаться позиции, согласно которой считают применение полиграфа в уголовном процессе принципиально невозможным . Не вдаваясь в дискуссию по данному вопросу, мы поддерживаем точку зрения Я.В.Комиссаровой, которая полагает что особой формой использования полиграфа в уголовном процессе можно считать его применение при производстве психологической экспертизы, при этом использование полиграфа может быть оформлено в качестве самостоятельного этапа экспертного исследования .

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. T.3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997; Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций. М, 1996; Комиссаров В.И. Полиграф как средство получения процессуально значимой информации по уголовному делу // Правоведение. 1999. №1. С.180-186; Ефимичев С.П. Разделение властей и проблемы борьбы с организованной преступностью // Журнал российского права. 1997. №8. С.28-29.

См.: Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика: Научно-практическое и учебное пособие. М., 1996; Он же. Полиграф и права личности//Правозащитник. 1998. №2. С.66-70.

3 См.: Комиссарова Я.В. Процессуальные аспекты применения полиграфа в ходе предварительного следствия //Бюл. Мин-ва юстиции РФ. 2000. №12. C.I49.

192

Подобную позицию поддерживают и другие авторы, отмечающие, что в настоящее время не существует каких-либо правовых актов, запрещающих использование этого метода при проведении различного рода медицинских (в том числе, судебных) экспертиз в качестве одного из инструментальных методов исследования. А поскольку полиграфический метод не противоречит требованиям, предъявляемым УПК РФ к инструментальным методам, применяемым в ходе проведения судебных экспертиз, вопрос о необходимости проведения подобного рода исследований в рамках судебно-психиатрической или психолого-психиатрической экспертизы либо как отдельный вид исследования с целью решения частных вопросов следствия - является прерогативой правоохранительных органов1.

Особую актуальность приобретает использование полиграфа в случаях, когда у следователя в силу разных причин на определенном этапе расследования отсутствует какая-либо иная возможность - кроме полиграфного тестирования - оценить достоверность сведений, сообщаемых конкретным лицом2.

Одним из важных способов получения фактических данных, имеющих значение доказательств при проведении тактической операции «изобличение участников взяточничества», является следственное действие, названное законодателем «Контроль и запись переговоров» (ст. 186 УПК). Проведение аналогичного мероприятия осуществляется в ходе оперативно-розыскной деятельности на основании п.10-11ст.6 ФЗ «Об ОРД».

Основания проведения обоих мероприятий практически одни и те же , а различие - во-первых, в объеме способов получения фактических данных; во-вторых, в статусе полученных результатов.

Оперативно-розыскное мероприятие - прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи может осуществляться как до возбуждения уголовного дела, так и в процессе предварительного расследования и даже по его окончанию (прекращению, приостановлению). В любом случае оно осуществляется на основании судебного решения и при наличии информации о

1 См.: Колкутин В.В., Зосимов СМ., Пустовалов Л.В., Харламов С.Г., Аксенов С.А. Указ.раб. С.165-166.

2 Особенно большой эффект в плане раскрытия правонарушений дали результаты работы, которую провели в США специалисты фирмы TECHNICAL PLANNING по созданию анализатора голоса, способного заменить полиграф. См.: Смирнов М.П. Оперативно-розыскная деятельность полиции зарубежных стран. М., 2001. С.158.

3 См.: Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С.Белкина. М., 1999. С.675.

193

лицах, признаках и событиях противоправных деяний. В случаях не терпящих отлагательства допускается его реализация с последующим уведомлением судьи (ст.8 ФЗ «Об ОРД»).

Следственное действие - контроль и запись телефонных и иных переговоров производится только на основании судебного решения и только при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях (ч.1 ст. 186 УПК). Допускается это следственное действие и по письменному заявлению лиц, в отношении которых (либо их родственников и близких) существует угроза совершения насилия, вымогательства и других преступных действий (ч.2 ст. 186 УПК).

Законодатель ограничил сроки проведения следственного действия - контроля и записи телефонных и иных переговоров шестью месяцами, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу (ч.5 ст. 186 УПК).

Когда прослушивание телефонных переговоров требует более длительного срока, целесообразно и возможно проводить это мероприятие и как оперативно-розыскное (до и после предварительного расследования), и как следственное действие (в период предварительного расследования), поскольку законодатель, разграничив по статусу эти два однородных мероприятия, не ограничил их суммируемый срок проведения.

В отличии от оперативно-розыскных мероприятий, где объем проводимых мероприятий ограничивается только способом негласного прослушивания телефонных переговоров и негласным перехватом и регистрацией информации с технических каналов связи, новым уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено расширение способов получения фактических данных, имеющих значение для уголовного дела. В ст. 186 УПК, помимо контроля и записи телефонных переговоров, законодатель термином «иные переговоры», на наш взгляд, фактически расширил сферу применения данного следственного действия, подразумевая под этим любые переговоры, в том числе и ведущиеся без использования технических переговорных устройств.

К примеру, переговоры между соучастниками взяточничества ведутся не только с помощью технических устройств, т.к. коррумпированные сотрудники ПО, зная о возможностях специальных служб, страхуясь, предпочитают непосредственное общение вне досягаемости следствия и оперативных служб. Однако, техническая

194

возможность контроля подобных переговоров оперативными службами, синхронно с происходящими событиями, сохраняется и в подобной ситуации, т.к. фиксация может осуществляться с помощью дистанционных звукозаписывающих и звуковоспринимающих средств используемых сотрудниками оперативно- поисковых подразделений при осуществлении наблюдения за взяточниками1.

По сути эта новация в уголовном судопроизводстве открывает новые возможности для процессуального документирования и изобличения преступной деятельности взяточников/ т.к. результаты вышеозначенных мероприятий в виде фонограмм приобщаются к материалам уголовного дела как вещественные доказательства и подлежат, в случае необходимости, прослушиванию в судебном заседании (ч.8 ст. 186 УПК).

Вместе с тем, как полагает Д.Н.Симоров, в сравнении с оперативно-розыскными мероприятиями по прослушиванию телефонных и иных переговоров, предусмотренных ФЗ «Об ОРД», новое следственное действие имеет более сложную структуру и ряд • существенных отличий в своем правовом составе. Исходя из содержания ст. 186 УПК, автор условно подразделяет рассматриваемое следственное действие на три этапа: получение судебного решения, проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, рассмотрение и процессуальное закрепление результатов этого мероприятия .

Поскольку данное следственное действие носит длящийся характер, Л.Г.Юрина обоснованно полагает, что помощь оперативного работника нужна следователю на всех его этапах:

  • при изучении личности обвиняемого, подозреваемого и других лиц, в отношении которых планируется проведение следственного действия;

  • для установления характеристик средств связи, которые используют лица для ведения переговоров;

  • при выборе формы прослушивания;
  • при проверке информации, полученной в результате контроля над переговорами;
  • См.: Утевский Л.Б. Предупреждение и раскрытие преступлений оперативными аппаратами органов внутренних дел на транспорте. Учебное пособие. М.: Академия МВД СССР. 1986. С.114. 2 См.: Симоров
    Д.Н. О последних изменениях оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства, касающихся контроля и записи телефонных и иных переговоров // Российский следователь. 2002. №5. С.22.

195

  • при организации и проведении следственных действий на основе информации, полученной в результате контроля и записи переговоров1.

Помощь оперативного работника нередко бывает нужна и для «расшифровки» сленга взяточников, которая может дать дополнительную информацию о преступном событии («взятка» на жаргоне следователей и оперативных работников -«документы», у адвокатов - «характеристики», у таможенников - « бюджет » и т.п.).

Таким образом, переговоры становятся материальными следами, которые фиксируются в процессуальных актах и на других носителях информации и выступая доказательствами по делу, успешно способствуют изобличению участников взяточничества.

См.: Юрина Л.Г. Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров: Автореф. …канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С.16.

196

Заключение

Как показало проведенное исследование, проблема разработки методики выявления и расследования взяточничества, совершаемого в правоохранительных органах крайне актуальна для практических работников как следственных, так и оперативно- розыскных подразделений и нуждается в дальнейшем совершенствовании.

Сформулируем основные выводы по итогам исследования данной проблемы:

  1. Исходя из того, что важнейшее значение для формирования эффективной криминалистической методики расследования взяточничества имеет правильное определение предмета и пределов установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, установлено, что круг этих обстоятельств определяют нормы уголовно-процессуального права. Однако они носят обезличенный характер.

Определяющую роль в понимании того, какие обстоятельства должны устанавливаться по уголовным делам о взяточничестве играют нормы материального права, которые определяют главное содержание предмета доказывания по делам рассматриваемой категории, но не ограничиваются ими.

  1. В настоящее время практика борьбы со взяточничеством требует дальнейшего совершенствования криминалистической методики и выделения в ней вопросов выявления латентных преступлений в качестве самостоятельного этапа - этапа предварительной проверки, которая является, по мнению автора, уголовно- процессуальной деятельностью и выступает в качестве самостоятельного института уголовно-процессуального права.

Содержанием (предметом) предварительной проверки являются: установление законности повода и достаточности основания к возбуждению уголовного дела.

  1. В целях повышения эффективности борьбы со взяточничеством, целесообразно, на этапе предварительной проверки, более активное использование оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», как наиболее результативного средства выявления взяточничества в правоохранительных органах.

197

  1. Использование криминалистических классификаций следственных ситуаций, сложившихся на начальном этапе расследования, позволяет оптимизировать деятельность по выявлению и расследованию взяточничества в виде составления программ расследования.

  2. Содержанием тактических программ рсследования взяточничества в правоохранительных органах является использование тактических операций, представляющих собой комплекс согласованных и взаимосвязанных следственных, оперативно-розыскных и иных мероприятий, направленных на решение конкретных задач, возникающих на определенном этапе предварительной проверки либо расследования в той или иной доследственной или следственной ситуации.
  3. Использование тактических операций в расследовании преступлений способствует его эффективности. При расследовании взяточничества, совершенного сотрудниками правоохранительных органов, рекомендуется использовать тактические операции «задержание с поличным» и «изобличение участников взяточничества». Каждая из перечисленных операций имеет свои цели и задачи и применяется на разных этапах расследования.
  4. Проведение тактических операций в расследовании взяточничества в правоохранительных органах имеет ряд специфических особенностей, обусловленных высоким уровнем латентности и противодействия следствию, а потому нуждается в особо тщательном планировании и организации расследования, при активном использовании данных оперативно-розыскного характера и сведений, полученных в порядке общего надзора прокуратуры.
  5. В работе содержится рассмотрение тактики и анализ криминалистических методов отдельных следственных действий при расследовании взяточничества в правоохранительных органах (особенности тактики обыска, допроса, проведения экспертизы, иных следственных и оперативно-розыскных мероприятий).

198

Библиографический список использованной литературы

  1. Официально - документальные материалы

  2. Конституция РФ. М.: “ Новая волна”, 1996.
  3. Уголовный кодекс РФ. Краснодар: “ Правовая информация”, 1997.
  4. Закон РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991. №16. Ст.503. С изменениями и дополнениями от 15 июня 1996 г. // СЗ. 1996. №25. Ст.2964.
  5. Федеральный закон “Об оперативно- розыскной деятельности” от 5 июля 1995 г. // СЗ. 1995. № 33. Ст.3349. С изменениями и дополнениями от 18 июля 1997 г. // СЗ.
  6. №29. Ст.3502.
  7. 5; Федеральный закон “Об органах федеральной службы безопасности в РФ” от 3 апреля 1995 г. //СЗРФ. 1995. № 15. Ст.1269.

  8. Федеральный закон “О прокуратуре РФ” от 17 ноября 1995 г. // СЗ. 1995. №47. Ст.4472.
  9. Федеральный закон “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы” // СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3613.
  10. Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации // под общ. Ред. В.В.Мозякова. М.,2002.
  11. Комментарий к УК РФ. Под общей ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М, ИНФРА-М-НОРМА. 1996.
  12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.Т.Томина. М., 2000.
  13. Постановление Правительства РФ от 14 октября 1996 г. № 1190 “ Об утверждении положения о центральном национальном бюро Интерпола” // Российская газета № 202 от 22.10.96.
  14. Концепция развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России (до 2005 г.)- Приложение к приказу МВД России № 145 от 20 марта 1996 г.
  15. Приказ МВД России № 261 от 1 июня 1993г. // МВД РФ. 1993.

199

  1. Инструкция о порядке предоставления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, Прокурору или в суд от 13 мая 1998 г.//Министерство юстиции № 1603. 1998.
  2. Приказ МВД России № 752 от 12 июля 2000 г. // МВД РФ. 2000.
  3. Приказ МВД РФ № 411 от 1.11.1995 г. «О злоупотреблении служебным положением и бесконтрольности должностных лиц МВД России, ГУВД Москвы и Московской области».
  4. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 14 сентября 1998 г., №23.
  5. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А.Ю.Шумилова. 1997.
  6. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. М.:Спарк, 2002.
  7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В.Мозякова. М.: Изд-во «Экзамен XXI», 2002.
  8. Книги

  9. Бабаева Э.У. Противодействие предварительному расследованию и пути его преодоления: Науч. прак. пособие. М., 2001.
  10. Баранова З.Т. Расследование взяточничества: Методическое пособие для прокурорско-следственных работников. М., 1955.
  11. Бедняков С.Г. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991.
  12. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории -к практике. М., 1988.
  13. БелозеровЮ.Н., РябоконьВ.В. Производство следственных действий. Учебное пособие. М., 1990.
  14. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Учеб.пособие. Часть1. Саратов, 1996.
  15. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп.

200

Учеб. пособие. Ташкент, ТВШ МВД СССР. 1986.

  1. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент:

Узбеки стон. 1991.

  1. Бышевский Ю., Конев А. Латентная преступность и правосознание. Омск. 1986.

  2. Вандер М.Б., Корниенко Н.А. Следственный осмотр и предварительное исследование предметов и документов. Л., 1976. С.9.

  3. Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений. Методика расследования преступлений. М., 1976.
  4. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. СПб., 1910.
  5. Возгрин И.А., Иванов И.И., Кузьминых К.С. и др. Криминалистика. Схемы и терминология: Учебное пособие / Под ред. И.А.Возгрина, В.П.Сальникова, К.И.Сотникова. СПб., 2000.
  6. Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000.
  7. Волков Б.С. Мотивы преступлений. Изд-во Казанского ун-та. 1982.
  8. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск: изд-воТомск. ун-та, 1985.
  9. Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии (правовые и организационные вопросы). Волгоград, 1976.
  10. Галяшина Е.И. Судебная фоноскопическая экспертиза. М., 2001.
  11. Гармаев Ю.П. Раскрытие и расследование должностных преступлений, совершаемых работниками таможенных органов. Иркутск, 1998.
  12. Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Как установить участие лица в правонарушении? Эффективный и экономичный метод диагностики скрываемой причастности и получения признания виновного в отсутствии доказательств. М., 1999.
  13. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975.
  14. Гинзбург А.Я. Принципы советской криминалистики. Караганда, 1974.
  15. ГликинМ.А. Милиция и беспредел. М., 1998.
  16. Голимков Д.Л. Методика расследования дел о взяточничестве / Под ред. М.Ю.Рагинского. М., 1947.

201

  1. Горинов Ю.А., Ефимов И.П. Практика применения и рекомендации по использованию звуко-и видеозаписи на предварительном следствии. М., 1979.
  2. Горяинов К.К., КвашаЮ.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности»: Комментарий. М., Новый Юрист, 1997.
  3. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М., 1999.
  4. Густов Г.А. Расследование хищений в торговле. 4.1 Криминалистические модели преступления. Л.,1979.
  5. Густов Г.А. Раскрытие, расследование убийств в условиях неочевидности. Краткие типовые программы. Л., 1989.
  6. Густов Г.А. Разработка и использование типовых криминалистических программ в работе по уголовному делу. Л., 1989.
  7. Густов Г.А. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. Факторный анализ. Учебное пособие. Л., 1985.
  8. Джандиери А.С. Расследование взяточничества: Учебное пособие. СПб: Фонд поддержки правоохранительных органов. 1996.
  9. Долгова А.И., Дьяков СВ. организованная преступность. М.,1996.
  10. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М.: СПАРК, 1.996.
  11. Допрос заявителя о взяточничестве. Методические рекомендации. Л., 1988.
  12. Драпкии Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. 1987.
  13. Драпкии Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений. Свердловск. 1988.
  14. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. Киев, 1984.
  15. Дубоносов Е.С. Основы оперативно-розыскной деятельности: Курс лекций / Под ред. Г.К. Синилова. М.: ЮИ МВД РФ, Книжный мир. 2002.
  16. Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск. 1985.
  17. Ежкаличев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Следственный осмотр. Волгоград, 1983.
  18. Жопин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965.

202

  1. Завидов Б.Д. Взяточничество. Уголовно-правовой анализ получения и дачи взятки: Пособие. М.: Из-во ПРИОР. 2002.
  2. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. Ростов н/Дону: Изд-во Ростовского университета, 1989.
  3. Зорим Г.А. Руководство по тактике допроса. М., 2001.
  4. Ильиных В.Л. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментарий/ Саратов: СВШ МВД РФ, 1997.
  5. Ильиных В.Л. Тактические программы расследования хищений на объектах физкул ьтуры и спорта. Саратов, 1991.
  6. Иншаков СМ. Зарубежная криминология. М., 1997.
  7. Ищеико Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987.
  8. Каминский М.К., Лубин А.Ф. Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС: Учеб. пособие. Горький: ГВШ МВД СССР. 1987.
  9. Каминский М.К. Расследование взяточничества. Горький: ГВШ МВД СССР. 1978.
  10. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995.
  11. Колкутин В.В., Зосимов СМ., Пустовалов Л.В., Харламов С.Г., Аксенов СА. Судебные экспертизы. М., 2001.
  12. Коллектив авторов под рук. Е.А.Миронова. Организация и методика расследования взяточничества: Методическое пособие. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. 2001.
  13. Комиссаров В.И. Тактика следственных действий. Учебное пособие. Саратов СГАН. 2000.
  14. Корепевский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. М., 1974.
  15. Корепевский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Методическое пособие. М., 2000.

203

  1. Корноухой В.Е., Богданов В.М., Закатов А.А. Основы общей теории криминалистики. Красноярск, 1993.
  2. Корноухов В.Е. Курс криминалистики. Общая часть. М.,2000.
  3. Корноухов В.Е. Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений. М., 2001.
  4. Кориуков В.М., Лазарев В.А., Холоденко В.Д. Возбуждение уголовного дела в системе уголовно-процессуальной деятельности. Саратов, 2002.
  5. Криминалистика: Учебник под ред. проф. А.Ф.Волынского. М., 1999.
  6. Криминалистика. Под ред. А.Г.Филиппова, А.Ф.Волынского. 1998.
  7. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С.Белкина. М., 1999.
  8. Криминалистика. Схемы и терминология. Под ред. И.А.Возгрина, Иванова И.И. С.-Птб. 2000.
  9. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник под ред. В.Д.Грабовского, А.Ф.Лубина. Ниж.Новгород: Нижегор. ВШ МВД России, 1995.
  10. Кукушнн В.М. Кодексы поведения должностных лиц правоохранительных органон зарубежных стран. М., 1997.
  11. Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений / Отв. ред. В.Е.Корноухов. М.:Юрист, 2001.
  12. Курс советского уголовного процесса. М., Изд. АН СССР. 1958.
  13. Ларин A.M. От следственной версии к истине. М.,1976.
  14. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970.
  15. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика: Научно-практическое и учебное пособие. М., 1996.
  16. Лев и А. А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983.
  17. Лев и А. А., Михайлов А.И. Обыск. Справочник следователя. М., 1983.
  18. Лузги и VI. М.. Методологические проблемы расследования. М.,1973.

204

  1. Лунеев В.В. Преступность 20 века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997.
  2. Макашвили В.Г. Судебное рассмотрение дел о взяточничестве. М., 1954.
  3. Максутов И.Х. Осмотр места происшествия. Ленинград, 1965.
  4. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т.23.
  5. Марочкиi-i H.A. Теоретические проблемы тактических операций в криминалистике: Учебное пособие. Саратов, 1999.
  6. Марты мчи к Е.Г., Милушев Д.В. Предварительное производство в социалистическом уголовном процессе. Кишинев, 1986.
  7. Москалскова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996.
  8. Матусовскмй Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. Харьков,
    1983.
  9. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно- практическое пособие. М., 1999.
  10. Михайлов В.А. Меры пресечения в советском уголовном судопроизводстве: Учебное пособие / М.: Академия МВД СССР, 1991.
  11. Михалг.чук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий/Подред. В.В.Степанова. Саратов, 1999.
  12. Москалг.кова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996.
  13. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Под общ.ред. В.М.Лебедева. М.: Спарк, 2002.
  14. Нафисв С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. Казань, 1998.
  15. НиколайчикВ.М. США: полицейский контроль над обществом. М., 1987.
  16. Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М., Юрикон, 1994.
  17. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997.

205

  1. Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в следственном аппарате органаов внутренних дел. М.,1993.
  2. Организованная преступность - 3 / Под ред. А.Я.Долговой, С.В.Дьякова. М., 1996.
  3. Организованная преступность - 4 / Под ред. А.Я.Долговой. М., 1998.
  4. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С.Овчинского, В.Э.Эминова, Н.ПЛблокова. М., 1996.
  5. Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса. СПб: Питер, 2001. С.44.
  6. Поляков М.П., Попов А.П., Попов Н.М. Уголовно-процессуальное использование результатов оперативно-розыскной деятельности: Проблемы теории и практики / Под ред. Томина В.Т. Пятигорск, 1998.
  7. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. 100.Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. Учеб. пособие. М., 1998. 101.Преступность в России: Аналитическое обозрение. М., 1997.

102.Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические операции по делам о

завладении из жилища имуществом граждан: Учеб.пособие. Саратов, 1999. ЮЗ.Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М.,1997. 104. Сергеев А.П. Гражданское право. Учебник. Часть 2., 1997. 105.Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждени уголовного дела. Иркутск.

    1. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие,

тактика. М., 1992. Ю7.Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном

процессе (досудебные стадии). М., 2001.

  1. Смирнов М.П. Оперативно-розыскная деятельность полиции зарубежных стран. М., 2001.
  2. Советский уголовный процесс. М., Госюриздат. 1962.
  3. 1 Ю.Сокольский О.Э. Расследование и предупреждение взяточничества:

Методическое пособие / Отв. ред. А.Н.Ларьков. М., 1983.

  1. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981.
  2. Степанов В.В. Расследование взяточничества. Изд-во Саратовского ун-та. 1966.

206

ПЗ.Трухачев В.В. Преступное воздействие на доказательственную информацию:

Правовые и криминалистические средства предупреждения, выявления,

нейтрализации. Воронеж, 2000. П4.Трухачев В.В. Сокрытие преступной
деятельности работниками

правоохранительных органов // Криминалистический анализ сокрытия

преступной деятельности. Воронеж, 2000. 11,5. Уголовный процесс. Учебник под ред. Гуценко Г.Ф. М, 1996. Иб.Утевский А.Б. Особенности предупреждения и
раскрытия преступлений

аппаратами БХСС на транспорте. М., 1984. П7.Утевский А.Б. Предупреждение и раскрытие преступлений оперативными

аппаратами органов внутренних дел на транспорте. М., 1986. 118.Хилобок М.П. Расследование должностных преступлений. М., 1966. 119.Шаталов А.С.
Криминалистические алгоритмы и программы. Теория.

Проблемы. Прикладные аспекты. М.: Лига Разум, 2000. 120.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,

  1. 121.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,

  2. 122.Шиканов В.И. Информация к тактической операции «Атрибуция
    трупа».

Иркутск, 1975. 123.Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании

преступлений. Иркутск, 1983. 124.Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании

преступлений. Иркутск, 1983. 125.Эйсман А.А. Логика доказывания. М., 1971. 126.Яблоков Н.Л. Криминалистическая характеристика преступлений и типичные

следственные ситуации как важные факторы разработки методики

расследования преступлений. Иркутск, 1983. 127.Якимов И.Н. Криминалистика. М., 1925. 128.Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М.,1929. 129.Якимченко Ё.А. Расследование взяточничества: Методическое пособие. М.:

Изд-во Москов. ун-та, 1967.

207

130.Яни П.С. Взяточничество и должностное злоупотребление: уголовная ответственность. М., 2002.

  1. Статьи

  2. Алексеева Л.Б. О полномочиях должностных лиц в уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью. М.,1975. Вып.23.
  3. Алферов В.Ю., Ильиных В.Л. Оперативный эксперимент и провокация // Правоведение. 1998. №1.
  4. Анашкин Г.З., Образцов В.А. Некоторые актуальные вопросы расследования и рассмотрения дел о взяточничестве // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск, 1980.
  5. Анненков СИ., Громов Н.А., Анненкова Т.С. Процессуальное закрепление представленных предметов и документов // Следователь. 2001. № 2.
  6. Бабаева Э.У. Использование психо-физиологических реакций при проверке на полиграфе («Лай-детекторе») // Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. М., 1998.
  7. Бабков В.М. Исследование документов по делам о взяточничестве // Следственная практика. М., 1976. Вып.110.
  8. Бабурина И.Н., Колдин В.А., Гольдштейн СВ. и др. Документ как источник доказательств: понятие и их классификация // Следователь. 2002. № 1.
  9. Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК Российской Федерации // Законность. 2002. № 7.
  10. Базаров Р.А. Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. научно-практич.конференции. Челябинск: ЧЮИМВД России, 1998.
  11. Ю.Беджашев В.И. Расследование взяточничества // Справочник следователя. Выпуск 2 (Практическая криминалистика: расследование отдельных видов преступлений). М., 1990.

208

П.Белкин Р.С, Мирский Д.Я. Процессуальные аспекты назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела // Процессуальные аспекты судебной экспертизы. М., 1986.

12.Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного раследования / Под. ред. Аверьянова Т.В., Белкина Р.С. М., 1997.

И.Белющина О. Полиграф и закон: пора решать вопросы правового регулирования //Мир безопасности. М., 1998. №7.

Н.Беляев В.П., Горячковская Ю.М. К вопросу о системе правоохранительных органов в Российской Федерации // Российский следователь. М., 2001. №7.

  1. Берекашвили Л.Ш. Экспертиза при расследовании взяточничества // Сборник аспирантских работ. Свердловск: СЮИ, 1964.
  2. Бондаренко М. К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания по уголовным делам // Становление и развитие научных школ права в гос. Университетах России - часть 5: Материалы всеросийской студенческой научно-практической конференции. С.Петербург, 1999.
  3. 17.Бурданова B.C. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу,

как важнейший элемент частных криминалистических методик // Вестник

криминалистики. М., 2001. Вып.2. 18.Бутенин С.С, Фролов С.Н. Деятельность федеральных органов налоговой

полиции по борьбе с коррупцией и организованной преступностью //

Организованная преступность - 3. М., 1996. 19.Быков В.М. Конфликты между следователями и оперативными работниками

органа дознания, взаимодействующих при расследовании // Проблемы

совершенствования тактики и методики расследования преступлений. Иркутск,

  1. 20.Быков В.М., Иванов Л.Н. Конфликты в преступных группах // Российский

следователь. М., 2002. №5.

209

21.Быховский И.Е. Процессуальная регламентация проведения
следственных

действий//Вопросы борьбы с преступностью. Вып.21. М., 1974. 22. Варламов В.А., Богомолова С.Н., Варламов Г.В. Использование полиграфа при

расследовании коррупции чиновников // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. 23.Варыгин А.Н., Шляпникова О.В. Коррупция в органах внутренних дел //

Коррупция и борьба с ней. М., 2000. 24.Винберг А., Кочаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных

доказательств в уголовном процессе // Соц.законность. 1963. №3. 25.Власихин В.А.
Операция «АБСКЭМ». Жучки, маячки и жало в борьбе с

коррупцией//Чистые руки. 1999. №3. 26.Возгрин И.А. О структуре методик
расследования отдельных видов

преступлений // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974. 27.Волженкин Б.В. Комментарий к ст. 290 УК РФ в кн. Комментарий к УК РФ /

Под общ. ред. В.И.Радченко и А.С.Михлина. М.: Спарк, 2000. 28.Гаврилов А.К.
Классификация сообщений о преступлениях и процессуальные

последствия их рассмотрения следователем и органом дознания // Труды ВСШ

МВД СССР. Вып.З. Волгоград, 1970. 29.Гармаев Ю.П., Китаев Н.Н. Судебно- психологическая экспертиза при

доказывании взяточничества // Законность № 4. 1998. ЗО.Гаухман Л. Коррупция и коррупционные преступления // Законность. 2000.

№6. 31. Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступлений // Следственные ситуации и

раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. 32.Герасимов И.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов

предварительного следствия и дознания // Тактические операции и

эффективность расследования. Свердловск, 1986.

  1. Герасимов И.Ф. Начало расследования // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988.
  2. Герасимов И.Ф., Кагин Е.К. Проблемы взаимодействия следователя и органов дознания по раскрытию и расследованию преступлений // Уголовно-

210

процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности: Межвуз.сбор.науч.трудов. Омск, 1989. 35.Голинков Д.Л. Методика расследования взяточничества // Настольная книга следователя. М., 1949.

  1. Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права//Государство и право. 2002. №5.
  2. Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп // Юридический мир. 1999. №1-2.
  3. Гришин А.И. Процессуальные проблемы возбуждения уголовных дел по преступлениям в сфере экономики // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: сборник научных статей. Саратов, 1999.
  4. Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск, 1976.
  5. 40.Григорьев В.Н., Шейфер С.А. К совершенствованию процессуальной формы

задержания // Проблемы эффективности правового регулирования. Куйбышев.

    1. Громов Н.А., Францифоров Ю.В., Алферов В.Ю. Критерий
      использования

доказательств и результатов ОРД при доказывании по уголовному делу //

Следователь. М., 2000. №1. 42.Гуняев В., Кузьмин С. В защиту
криминалистических программ //

Соц.законность. 1990. №3. 43.Гутермаы М.П. Следственные действия и
некоторые спорные вопросы,

связанные с их системой // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 42. М.,

1985.

  1. Дворянский A.M. Подкуп чиновников как одно из условий существования организованной преступности // Организованная преступность - угроза культуре и державности России: сборник. СПб., 1998.
  2. Демидов И.Ф. Заявитель в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью. М.,1982. Вып.36.
  3. 46.Долгинов С.Д. Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных

211

организованными преступными группами // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. научно-практич.конференции. Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998.

  1. Долгова А.И. Преступность сотрудников правоохранительных органов // Преступность, статистика, закон. М., 1997.
  2. Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Науч.труды Свердловского юридического института. Свердловск, 1975. Вып.41.
  3. Драпкин Л.Я. Структура и функции первоначальных следственных действий в методике расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976.
  4. Драпкин Л.Я. Тактические операции в расследовании преступлений и особенности их проведения по делам о хищениях // Профилактика и расследование посягательств на социалистическую собственность. Горький, 1976. Вып.5.
  5. Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988.
  6. Драпкин Л.Я. Теоретические предпосылки и практические возможности программирования в расследовании преступлений // Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования. Свердловск, 1989.
  7. Доля Е.Л. Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам // Сов.юстиция. 1993. №3.
  8. Дорохов В.Я. Понятие документа в советском праве//Правоведение. 1982. №2.
  9. Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Рос.юстиция.
  10. №8.
  11. Емельянов В.И. Агент под кличкой «Кармен» //Журнал «Налоговая полиция».
  12. №10.
  13. 57.Епихин А.Ю. Борьба со взяточничеством и коррупцией в России в начале 20-х годов: уроки и опыт//Коррупция и борьба с ней. М., 2000.

212

58.Жбанков В.А. Некоторые вопросы борьбы с коррупцией в таможенных органах // Коррупция и борьба с ней. М., 2000.

  1. Журавлев С.Ю., Лубин А.Ф. Расследование взяточничества и коррупции // Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Нижний Новгород, 1995.
  2. Зайцев О.А., Качанов А.Я. Взяточничество: квалификация и расследование деяний // Тяжкие и особо тяжкие преступления: квалификация и расследование: Руководство для следователей / Под общ. ред. С.Г.Кехлерова; Науч. ред. С.П.Щерба. М.:Спарк, 2001.
  3. Зуева А.Л., Самарский В.Г. Особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2001. № 5.
  4. 62.Ильиных В.Л., Алферов В!Ю. Проблемы квалификации, выявления и расследования коррупции // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сбор.науч.статей. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999.

бЗ.Ищенко Е.П. К вопросу о понятии и структуре тактической операции // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986.

64.Ищенко Е.П. Основные вопросы оптимизации первоначального этапа расследования // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов. Омск, 1989.

65.Каз Ц.М. Обстоятельства подлежащие установлению в стадии возбуждения уголовного дела // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М.,1962.

  1. Каневский Л.Л. Планирование расследования и разработка тактических операций по делам несовершеннолетних // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982.
  2. Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы сущности типовой криминалистической характеристики преступлений и ее использование в процессе расследования//Вестник криминалистики. М., 2002. Вып.1.
  3. Капитонов Н. Эксперимент или подстрекательство? // Законность. 1996. №5.

213

69.Карнеева Л.М. Проблемы нормативного регулирования взаимодействия

следователей и оперативных работников органов внутренних дел // Проблемы

предварительного следствия. Волгоград, 1980. Вып.10. 70.Келина С.Г. Некоторые вопросы квалификации взяточничества // Прокурорская

и следственная практика. М., 1999. №3-4. 71. Кириллов И.Ф., Одиноких А.С.
Расследование взяточничества // Расследование

отдельных видов преступлений. Учебное пособие / Под ред. О.Я.Баева и

А.Г.Филиппова. М., 1995. 72.Китаев Н.Е., Ермаков Н.П. О возможности использования музыки при допросе

обвиняемого (подозреваемого) // Проблемы изучения личности участников

уголовного судопроизводства. Свердловск, 1989. 73.Князев В.А. О понятии тактической операции // Криминалистика и судебная

экспертиза. Киев, 1982. Вып. 25. 74.Козаченко И.Я. Проблемы определения уголовно-правовых признаков предмета

взяточничества // Организационно-правовые проблемы профилактики

правонарушений органами внутренних дел в современных условиях. Тюмень:

ВШ МВД СССР, 1992. 75.Козлов А.С. Наука и методологическая организация судебно-следственного

познания// Оптимизация расследования преступлений. Иркутск, 1982.

  1. Коллектив авторов. Расследование взяточничества // Руководство для следователей / Отв.ред. Н.В.Жогин. М., 1971.
  2. Комиссарова Я.В. Практика использования полиграфа в целях сужения круга лиц, подозреваемых в совершении преступления // Бюл. Мин-ва юстиции РФ. 1999. №5.
  3. Комиссарова Я.В. Процессуальные аспекты применения полиграфа в ходе предварительного следствия // Бюл. Мин-ва юстиции РФ. 2000. №12.
  4. Комиссаров В.И. Полиграф как средство получения процессуально значимой информации по уголовному делу // Правоведение. 1999. №1.
  5. 80.Корепанов Н.В., Щербаков С.Г. Особенности производства выемки и осмотра документов и материальных ценностей при расследовании хищений, совершенных на промышленных предприятиях. Екатеринбург, Екатер. гос. юр. акад. 1993.

214

  1. Королева М.В. Коррупция в сфере правоохранительной деятельности // Коррупция и борьба с ней. М., 2000.
  2. Котин В.П. Провокация взятки (К проблеме совершенствования законодательства) // Государство и право. 1996. №2.
  3. 83.Крылов А.В. Зарубежный опыт взаимодействия правоохранительных органов со средствами массовой информации//Российский следователь. 2001. №5.

84-Кувалдин В.П. Особенности организации и тактики борьбы с коррупцией в правоохранительных органах // Коррупция в России: состояние и проблемы. Материалы научно-практической конференции. М., 1996. Вып.1.

85.Кудинов Л.Д. О необходимости уточнения оснований возбуждения и условий приостановления уголовных дел // Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе: Сборник науч.трудов. Волгоград, 1988.

86.Лаврухин СВ., Юрин В.М. Проблемы оптимизации обнаружения преступлений //Правоведение. 1998. №1.

  1. Ларин A.M. Полиграф и права личности // Правозащитник. 1998. №2.
  2. Лобанова Л.В. Провокация взятки: некоторые проблемы квалификации и законодательной регламентации // Юридическая техника и проблемы дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе: Сб.науч.ст. Ярославль, 1999.
  3. Макаров A.M. О доказательственном значении материалов, полученных в результате применения научно-технических средств // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981.
  4. Масленникова Л.Н. Правовая природа проверочных действий и совершенствование их производства органами внутренних дел // Совершенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел. М.: Акад. МВД СССР, 1991.
  5. 91.Миньковский Г.М. Некоторые уголовно-правовые и процессуальные вопросы расследования дел о взяточничестве // Следственная практика. Вып.60. М., 1963.

92.Мудьюгин Г., Похис М. Судебно-медицинскую экспертизу - в стадию возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1971. № 9.

215

93.Мусаткин А.Н. Об использовании результатов оперативных мероприятий по

делам о взятках // Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков.

Материалы конференции, посвещенной 40-летию ДВГУ. Владивосток, 1998. 94.Нагнойный Я. П. О возможности назначения судебной экспертизы до

возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев,

  1. Вып. 4. 95.Нокербеков М.А. Соотношение норм уголовного и уголовно- процессуального

права, касающихся предмета доказывания // Вопросы уголовного права и

процесса. Алма-Ата, 1963.

  1. Образцов В.А., Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации//Советское государство и право. 1979. №8.
  2. Образцов В.А., Ястребов В.Б. Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования // Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования. М., 1978.
  3. Образцов В.А. Теоретические и методологические предпосылки криминалистического изучения первоначального этапа расследования \ Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988.
  4. 99.Паклин Н.И. Прокурор из России на конференцию не прибыл //Российская газета. 1999. 24 ноября.

  5. Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государственной противопожарной службы. Тезисы всерос.научно- практич.конф. Иркутск: ВСИ МВД России. 1999. Часть 1.

  6. Подволоцкий И.Н. К вопросу об уголовно-правовом, угоовно- процессуальном и криминалистическом понятии документов // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий. Часть 2. Саратов, 2002.

  7. Пономарев Г. Дуализм в правовом регулировании - почва для коррупции \ Законность. 1992. №6-7.
  8. Порубов Н.И. Методика расследования взяточничества // Криминалистика: учебное пособие / Под. ред. Н.И.Порубова. Минск, 1997.

216

  1. Ривман Д.В., Молдавский М.В. Проблемы представления результатов оперативно-розыскной деятельности следственным и судебным органам для использования в процессе доказывания // Российский следователь. М., 2001. №1.
  2. Розанов А. Работа с кадрами: приоритеты и проблемы // Законность. 1999. №4.
  3. Ростиславов Д.И. Разбои, грабежи, самосуд народа // Русская старина.
  4. Май.
  5. Савкин А.В. Взаимодействие следователя и оперативных служб при возбуждении уголовных дел о преступлениях в сфере экономики // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник науч.трудов. М., НИИ МВД РФ, 1992.
  6. Сереброва СП., Ковтун Н.Н. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в реформировании // Актуальные проблемы теории и практики правоохранительной деятельности. Нижний Новгород, 1993.
  7. Симоров Д.Н. О последних изменениях оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства, касающихся контроля и записи телефонных и иных переговоров // Российский следователь. 2002. № 5.
  8. ПО. Скитева О.П. Особенности расследования уголовных дел о взяточничестве возбуждаемым по материалам оперативных разработок // Следственная практика.
  9. №1 (155).

  10. Слепнева Л.И. Расследование квалифицированного взяточничества и других проявлений коррупции // Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Ф.Волынского. М., 1999.
  11. Соловьев А.Б., Тимофеев А.В. Особенности возбуждения уголовного дела публичного обвинения по новому УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. М., 2002. №1-2.
  12. Соя-Серко Л.А. Программирование расследования // Соц.законность. 1980. №1.
  13. Сокольский О.Э. Расследование взяточничества // Руководство для следователей. Часть 2 / Отв. ред. П.А.Олейник, О.В.Сорока. М., 1982.

217

  1. Степанов В.В. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве // Известия высших учебных заведений. Правоведение. Изд-во Ленинградского ун-та, 1964. №2.
  2. Степанов В.В. Криминалистическая версия в системе криминалистики // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1978. Вып.2.
  3. Степанов В.В. Выявление преступлений - начальный этап борьбы с преступностью // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Сведловск, 1988.
  4. Степанов В.В. Предварительная проверка информации о преступлениях в сфере экономики // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики. Саратов, 1999.
  5. Степанов В.В. Предмет доказывания как элемент методики расследования // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 2002.
  6. Ступин П.И., Базаров В.В. Использование оперативного эксперимента в борьбе со взяточничеством // Вопросы применения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» »: Межвуз. сб. науч. тр. Омск: Юрид.инс-т МВД России, 1998.
  7. Третьяков О.Е. Фоноскопическая экспертиза: Традиционные исследования и перспективы развития // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий. Материалы межвед. науч.-практ. конфер. Часть 1. Саратов. 2002.
  8. Трубачев А.Д. Следственные ситуации в расследовании взяточничества // Проблемы эффекивности раскрытия и расследования преступлений: Межвуз. сборник науч. трудов. Свердловск: СЮИ, 1978. Вып. 72.
  9. Трусов А. О допустимости и относимости доказательств // Советская юстиция. №14. 1990.
  10. Утевский А.Б., Садыков А.У. Оперативно-розыскное обеспечение операций по задержанию вооруженных преступников //Вопросы применения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: Межвуз. сб. науч. тр. Омск: Юрид.инс-т МВД России, 1998.

218

  1. Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика и предмет доказывания // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984.
  2. Хомич В. Предварительная проверка материалов послуживших поводом к возбуждению уголовного дела//Законность. 1995. №12.
  3. Чурилов С.Н. О принципах разработки и построения частных криминалистических методик // Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1980. Вып. 10.
  4. Шаталов А.С. Алгоритмизация расследования как важное направление совершенствования частных криминалистических методик // Следователь. 1999. №7.
  5. Шаталов А.С. Понятие криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений // Государство и право. 2000. №8.
  6. Шведова А. Брать взятки не грешно // Известия. 2000. 18 мая.
  7. Шейфер С.А. Доказательственные аспекты закона об оперативно-розыскной деятельности // Государство и право. 1994. №1.
  8. Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступления // Методика расследования преступлений. М., 1976.
  9. Шиканов В.И. Теория тактических операций следователя (перспективы развития) // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982.
  10. Шурухнов Н.Г., Победкин А.В. Новое уголовно-процессуальное законодательство России: проблемы теории и практики применения («Круглый стол») // Государство и право. 2002. №7.
  11. Щеглов М.Е. Правовой, тактико-оперативный, психологический аспекты прослушивания телефонных и иных переговоров // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сб.науч.ст / Под ред. проф.В.В.Козлова. Саратов: СГАП, 1998.
  12. Шкель Т., Шаров А. Дядя Степа - коррупционер. Рядового постового обличить во взятке проще, чем министерского генерала // Российская газета. 2001. 22 ноября.

219

  1. Эйсман А.А. Теоретические вопросы программирования расследования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.45. М., 1987.
  2. Юцкова Е.М. Коррупция и средства массовой информации //Коррупция и борьба с ней. М.,2000.
  3. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып.ЗО.
  4. Яблоков Н.П., Самыгин Л.Д. Расследование взяточничества // Криминалистика: Учебник / Отв.ред. Н.П.Яблоков. М.: Изд-во БЕК, 1995.
  5. Диссертации

  6. Алферов В.Ю. Выявление и расследование хищений на мясоперерабатывающих предприятиях: Дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 1996.
  7. Бурлин С.А. Проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов: Дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
  8. Галанова Л.В. Следственные ситуации и тактические операции при расследовании преступлений, связанных с вымогательством: Дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
  9. Гармаев Ю.П. Актуальные вопросы теории и практики расследования должностных преступлений в таможенных органах: Дис. …канд. юрид. наук. Иркутск, 1998.
  10. Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Дис. …канд. юрид. наук. Москва, 1996.
  11. Гришин Б.С. Оперативные мероприятия и первоначальные следственные действия по делам о взяточничестве, связанном с хищением социалистической собственности: Дис. …канд. юрид. наук. М., ВШ МВД СССР, 1959.
  12. Драпкин Л.Я. Построение и проверка следственных версий: Дис. …канд. юрид. наук. М., 1972.

220

  1. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления: Дис. …канд. юрид. наук. Н-Новгород, 1992.
  2. Зашляпин Л.А. Основы методики расследования должностной преступной деятельности следователей и дознавателей: Дис. …канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1993.
  3. Ю.Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о
    преодолении

противодействия предварительному расследованию: Дис. …д-ра юрид. наук.

Екатеринбург, 1992. 11. Соя-Серко Л.А. Криминалистические проблемы организации труда следователя:

Дис. …д-ра юрид. наук. М., 1982. 12.Степанов В.В. Расследование взяточничества: Дис. …канд. юрид. наук. Саратов,

  1. ГЗ.Туркевич И.К. Расследование и предупреждение взяточничества (по материалам

Украинской ССР): Дис. …канд. юрид. наук. Киев, 1968. Н.Трухачев В.В.
Правовые и криминалистические средства предупреждения,

выявления и нейтрализации преступного воздействия на доказательственную

информацию: Дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 2001.

  1. Царенко П.П. Наблюдение как метод собирания, исследования и оценки доказательств: Дис…канд. юрид. наук. Саратов, 2001.

  2. Чувилев А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Дис. …канд. юрид. наук. М., 1985.

  3. Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела (процессуальные и организационно-методические вопросы): Дис…канд. юрид. наук. М.,1982.

  4. Авторефераты диссертаций

  5. Алтухов С.А. Криминологическая характеристика и профилактика

преступлений, совершаемых сотрудниками милиции: Автореф. дис. …канд.

юрид. наук. Ростов н/Д., 2000.

221

  1. Багиров О.Ш. Расследование и предупреждение злоупотреблений служебным положением в торговле: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1986.
  2. Берекашвили Л.Ш. Методика расследования взяточничества: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1965.
  3. Бецуков А.З. Документы как источник доказательств по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики: процессуальные и криминалистические аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар. 1999.
  4. Власенко Н.В. Информационная сущность и тактика осуществления проверки показаний на месте: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
  5. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1997.
  6. Дашкова Л.Г. Криминологические проблемы взяточничества: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.
  7. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и практика его преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1992.
  8. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970.
  9. Ильиных В.Л. Проблемы использования тактических программ при выявлении, расследовании и предупреждении хищений в сфере физической культуры и спорта: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 1990.
  10. Качмазов О.Х. Ответственность за взяточничество по Российскому Уголовному праву: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М.,1999.
  11. Кирюшина О.М. Предварительное расследование уголовных дел о взяточничестве (Процессуальные и тактические аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид наук. М., 1997.
  12. 13.Крысин С.Г. Теоретические основы оценки средств уголовно-процессуального доказывания: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Волгоград, 1999.

  13. Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового регулирования на преступные посягательства: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2001.

222

  1. Лашко Н.Н. Криминалистическая характеристика и первоначальный этап расследования взяточничества и коррупции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ульяновск, 2001.
  2. Лубин А.Ф. Методология криминалистического исследования механизма преступной деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Н.Новгород, 1997.
  3. Новик Ю.И. Научные основы принятия тактических решений при производстве следственных действий: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Минск, 1979.
  4. 18.Папиашвили Ш.Г. Вопросы методики раскрытия и предупреждения взяточничества по советской криминалистике: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Тбилиси, 1966.

  5. Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид, наук. Нижний Новгород, 2002.

  6. Прудников В.В. Первоначальный этап расследования преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 1998.
  7. Юрина Л.Г. Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
  8. Справочный материал

  9. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., “Бек”. 1997.
  10. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.,1975.
  11. Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка. М.,1999.
  12. Словарь иностранных слов. М., 1981.
  13. Советский энциклопедический словарь. М.,1979.
  14. Философский словарь. М.,1986.
  15. Иностранная литература

  16. Дональд В. Норф. Законы RICO - теория проведения расследований // Сборник: Изучение организованной преступности: российско-американский диалог / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Л.Шелли, Ю.Г.Козлова. М., 1997. С.144.

223

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

(410034, г. Саратов, Соколовая, 339)

АНКЕТА

В Саратовском юридическом институте МВД России проводится исследование вопросов борьбы со взяточничеством в правоохранительных органах. В связи с этим убедительно просим Вас заполнить данную анкету на имевшееся в Вашем производстве уголовное дело или лицо, проходившее по делу. Анкета заполняется путем подчеркивания нужных строк или их заполнения. В строках, содержащих несколько вариантов ответов, следует подчеркнуть все, по Вашему мнению, правильные. Результаты анкетирования будут использованы только в научных целях. Заранее благодарим Вас за оказанную помощь.

  1. Укажите место своей работы и должность^

  2. Ваше образование:

а) юридическое; 36 %

б) иное; 64 %

в) высшее; 96 %

г) среднее 4 %

  1. Стаж работы, связанный с обнаружением и расследованием преступлений:

а) от одного до пяти лет; 12 %

б) свыше пяти лет; 27 %

в) свыше десяти лет 61 %

  1. Уголовное дело № по обвинению по ст. УК РФ

  2. Год регистрации у/д

  3. Ф.И.О. взяткополучателя

  4. Год рождения

  5. Образование (укажите, какое):

а) высшее;

б) н/высшее; в)среднее;

г) ср. специальное;

д) н/среднее

  1. Семейное положение:

а) женат;

б) холост;

25% 12% 18% 37% 8% 79% 12%

224

в) разведен 9 %

  1. Должность взяткополучателя на момент совершения преступления:

11.Стаж работы в ней:

  1. Общий стаж работы взяткополучателя в правоохранительных органах:

а) до 1 года;

б) от 1 до 3 лет;

в) от 3 до 5 лет;

г) свыше 10 лет

  1. Краткая фабула дела:

16% 30% 20% 34 %

  1. Поводом возбуждения уголовного дела явилось:

25,5 %

47%

2%

0%

0%

0%

0%

СИЗО
при

5,5 %

ИТУ;

0%

1 %

9%

0%

органов

89%

6%

2%

2%

1%

а) заявление: в МВД;

б) прокуратуру;

в) ФСБ;

г) сообщение: общественных; государственных; коммерческих органов

д) обнаружение: прокурором;

е) судом;

ж) следователем;

з) обнаружение органом дознания: МВД; ФСБ; ИТУ; осуществлении ОРД

и) обнаружение службой собственной безопасности: ФСБ;
МВД; Налоговой полиции при осуществлении ОРД; к) публикации, статьи; л) явка с повинной; м) выделение материалов в отношении виновного из иного уг. дела

  1. Заявителем о взяточничестве сотрудника правоохранительных явился:

а) взяткодатель по уголовному делу;

б) его родственник, знакомый;

в) посредник во взяточничестве;

г) свидетель дачи-получения взятки;

д) иные лица

  1. Проводилась ли предварительная
    проверка взяточничестве до возбуждения уголовного дела?

а) проводилась;

б) не проводилась

заявлений и сообщений о

94% 6%

  1. Информация поступила: а) в письменном виде;

82%

225

б) по телефону;

в) в устном виде

0% 18%

  1. Предварительная проверка осуществлялась путем:

а) в порядке ст. 109 УПК; 36 %

б) в соответствии с Федер. законом «Об ОРД» 64 %

  1. Кем проводилась предварительная проверка заявлений и сообщений о взяточничестве?

а) органом дознания; 67 %

б) прокурором; 2 %

в) следователем; 0 %

г) службой собственной безопасности; 31%

д) иным органом 0 %

  1. Использовались ли при предварительной проверке оперативно- технические средства?

а) аудиозапись; 72 %

б) видеозапись; 16%

в) прослушивание телефонных переговоров; 22 %

г) не использовались 13 %

  1. Известно ли было взяточникам, до возбуждения уголовного дела, о проводимой в отношении них предварительной проверке?

а) известно; 24 %

б) не известно; 11 %

в) известно только взяткодателю (после явки с повинной, заявления) 65 %

  1. Проводилась ли в отношении взяточников тактическая операция - “задержание с поличным”?

а) до возбуждения уголовного дела: да; нет 84 %

б) после возбуждения уголовного дела: да; нет 16%

  1. Участвовали ли в тактической операции “задержание с
    поличным” представители общественности - граждане?

а) участвовали до возбуждения уголовного дела; 12 %

б) после возбуждения уголовного дела; 14 %

в) не участвовали; 5 %

г) только как понятые, после факта “задержания с поличным” 69 %

  1. Участвовал ли в ходе проведения тактической операции “задержание с поличным” следователь? 4% 21 % 64% 11 % 16% 84% а) участвовал до возбуждения уг.дела;

б) после возбуждения уг. дела;

в) участвовал после факта “задержания с поличным” взяткополучателя;

г) не участвовал

  1. Уголовное дело было возбуждено:

а) до “задержания с поличным” взяткополучателя;

б) после “задержания с поличным” взяткополучателя

226

  1. Какой документ был оформлен после “задержания с поличным”?

а) протокол осмотра места происшествия (ст. 178 УПК РСФСР); 100 %

б) протокол личного обыска (ст. 172 УПК РСФСР); 34 %

в) протокол выемки, обыска (ст. 167-171 УПК РСФСР); 98 %

г) протокол досмотра; 0 %

д) иной

  1. Какие оперативно - технические средства были использованы при проведении тактической операции “задержание с поличным”?

а) видеозапись; 79 %

б) кинофотосъемка; 0 % в)аудиозапись; 98 % г) никаких 0 %

  1. Использовались ли при проведении тактической операции “задержание с поличным” криминалистические идентификаторы (СХВ) ?

а) использовались; ( 97 %

б) не использовались 3 %

  1. Расследование по уголовному делу проводилось: 65% 0% 35% 92% 92% 6% 0% 81 % 9% 7% 2% 81 % 43% 57% 63% 37% 54% 19% 0% 1 % а) следователем единолично;

б) прокурором единолично;

в) бригадой следователей;

г) следственно-оперативной группой

  1. В ходе расследования была создана группа:

а) на начальном этапе;

б) на последующих;

в) после возвращения дела на дополнительное расследование

  1. Задержание виновного в качестве подозреваемого:

а) производилось;

б) не производилось

  1. В ходе расследования первоначально была избрана мера пресечения:

а) подписка о невыезде;

б) залог;

в) заключение под стражу;

г) после предъявления обвинения;

д) до предъявления обвинения

  1. В ходе дальнейшего расследования избранная мера пресечения:

а) не изменялась;

б) изменялась

  1. Что явилось предметом взятки?

а) деньги в российской валюте;

б) деньги в иностранной валюте;

в) облигации, ценные бумаги;

г) бытовая радиотехника;

227

д) ювелирные изделия, золото;

е) предметы антиквариата, искусства;

ж) автомобили;

з) автозапчасти;

и) оружие, боеприпасы;

к) жилые помещения;

л) спиртные напитки;

м) продукты питания;

н) услуги материального свойства;

о)иное

1%

0%

0%

1%

0%

0%

0%

0%

24%

  1. Каков денежный эквивалент оказанной услуги, ценности, вещи? (относительно минимального размера оплаты

труда)

  1. Место получения взятки в:

а) служебном кабинете (помещении) взяткополучателя;

б) служебной автомашине;

в) личной автомашине взяткополучателя /взяткодателя, посредника/;

г) квартире (доме) взяткополучателя;

д) квартире (доме) взяткодателя, посредника;

е) на улице, в парке, в подъезде;

ж) ресторане, кафе, баре;

з) гостинице; и) ином месте

  1. Передача взятки завуалирована под видом:

а) заработной платы;

б) погашения долга:

в) получения займа;

г) оформления дарственной, наследства;

д) заключения фиктивного договора на выполнение работ, оказание услуг;

е) купля-продажа;

ж) проигрыша в карты, бильярд и др. ;

з) иное;

и) не завуалирована

  1. Способ передачи взятки:

а) из рук в руки;

б) путем обмена портфелями, свертками;

в) через посредника;

г) через условное место, тайник;

д) перечислением денег на расчетный счет;

е) другим способом:

72% 3% 5% 4% 2% 5% 4% 1% 4% 7% 4% 54% 2% 2% 1 % 3% 6% 21 % 32% 2% 37% 1% 5% 23%

  1. Взяточник перед получением принял меры безопасности от “задержания с поличным» ?

а) закрыл дверь кабинета; 14 %

б) открыл окно; 7 %

в) выставил охранника; 2 %

228

г) зажег камин, печь; 1% д) подготовил объяснение; 28% е) иные меры 13% 40. Время получения взятки:

а) с 9.00 до 18.00; 74% б) с 18.00 до 22.00; 21% в) с 22.00 до 5.00; 3% г) с 5.00 до 9.00 2% 41. Взятка была передана взяткополучателю:

а) до выполненного им служебного действия; 32% б) незамедлительно, в момент выполнения служебного действия; 21 % в) после выполненного им служебного действия 47% 42..Взятка была получена за совершение взяткополучателем:

а) законных действий (бездействия) в пользу взяткодателя; 28% б) незаконных действий (бездействия) в пользу взяткодателя 72% 43. Входило ли в служебные полномочия взяткополучателя выполнение действий (бездействия) в интересах взяткодателя?

а) входило; 87% б) не входило 23% 44. Самостоятельно ли взяткополучатель совершил действие (бездействия) в интересах взяткодателя?

^ а) самостоятельно; 94% б) способствовал в силу своего должностного положения 6% 45. Имело ли место фальсификация документов взяткополучателем при выполнении действий в интересах взяткодателя?

а) имело; 32% б) не имело 68% 46. Имело ли место факт вымогательства взятки?

а) не имел; 28% б) имел в устной форме; 44% в) письменной; 3% г) при пособничестве других лиц; 18% д) путем создания условий, вынуждающих дать взятку 7% 47. Во взяточничестве участвовала группа лиц (ст. 35 УК РФ): 18% а) без предварительного сговора; 2% б) по предварительному сговору; 10% в) организованная группа; 6% г) преступным сообществом; 0% д) не участвовала 82% л 48. Взятка была передана при посредничестве: 16% а) знакомого взяткополучателя; 9% б) родственника; 2%

229 j

i

в) сослуживца; 3 %

г) подчиненного; I 0 %

д) иного лица ‘ 2 %

i

  1. Действия взяткополучателя содержали в себе признаки и другого преступления:

а) не содержали; 18 %

б) содержали (ст. УК РФ) ; 82 %

i

  1. Взяткополучатель имел взаимоотношения с взяткодателем, посредником:

а) менее 1 месяца; ‘ 32 %

б) от 1 до 6 месяцев; ? 21 %

в) от 6 месяцев до 1 года; i 16 %

г) от 1 до 5 лет; 15 %
д)от 5 до 10 лет; 8 %

е) свыше 10 лет 2 %

  1. Взятка передавалась взяткополучателю: ,

а) однажды; ; 73 %

б) неоднократно 27 %

  1. Оставлены ли следы совершения преступления в учетной и
    иной документации? ! 32% 68% 77% 5% 12% 6% а) да; |

б) нет j

i

  1. Имелись ли очевидцы получения взятки?

а) нет; ‘

б) очевидцами были сотрудники правоохр. органов; ;

в) очевидцами были привлеченные к расследованию понятые, специалист;

г) иные лица !

  1. Осуществлялись ли оперативно-розыскные мероприятия по делам ?

а) не осуществлялись; ‘ 4 %

б) осуществлялись до получения заявления, сообщающего о ; взяточничестве; 24 %

в) осуществлялись после получения заявления; 64 %

г) осуществлялись до и после получения заявления 8 %

  1. Какие сложности, по вашему мнению, присущи расследованию дел
    о взяточничестве в отношении сотрудников правоохранительных
    органов

230

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

(410034, г. Саратов, Соколовая, 339)

АНКЕТА

В Саратовском юридическом институте МВД России проводится исследование вопросов борьбы со взяточничеством в правоохранительных органах. В связи с этим убедительно просим Вас заполнить данную анкету. Анкета заполняется путем подчеркивания нужных строк или их заполнения. Результаты анкетирования будут использованы только в научных целях. Заранее благодарим Вас за оказанную помощь.

  1. Укажите место своей работы и должность^

  2. Ваше образование:

а) юридическое; 36%

б) иное 64%

  1. Стаж работы, связанный с обнаружением и расследованием преступлений:

а) от одного до пяти лет; 12%

б) свыше пяти лет; 27%

в) свыше десяти лет 61%

  1. Способны ли имеющиеся службы собственной безопасности правоохранительных ведомств противостоять коррупции в правоохранительных органах?

а) да; 34%

б) нет 66%

  1. Необходимо ли создание специализированного подразделения по выявлению коррупции в правоохранительных органах?

а) да; 68%

б) нет 32%

  1. Сказываются ли отрицательно на эффективности борьбы с коррупцией в правоохранительных органах иммунитеты неприкосновенности судей и должностных лиц прокуратуры?

а) да; 91%

б) нет 9%

  1. Считаете ли Вы допустимым, при наличии информации о коррумпированном поведении должностных лиц суда и прокуратуры, проводить в отношении них оперативно-розыскные мероприятия:

а) да; 96%

231

б) нет; 4%

в) да, в случаях

  1. Считаете ли Вы провокацией проведение «оперативного эксперимента» (создание и воспроизведение обстановки и условий, позволяющих выявить противоправное поведение лица ст.6 чЛ п. 14 Федерального закона Об ОРД) на основании оперативной информации о систематическом взяточничестве «испытуемого» должностного лица?

а) считаем провокацией; 9%

б) не считаем провокацией 91 %

  1. Считаете ли вы «оперативный эксперимент» наиболее эффективным способом изобличения взяточников?

а) считаем; 64%

б) не считаем 36%

  1. Допустимо ли участие следователя в проведении «оперативного эксперимента»?

а) допустимо;

73% б) не допустимо;

27% в) допустимо при условии (ваш вариант)

11 .Следует ли внести в УПК РФ правовую норму, закрепляющую доказательственное значение результатов «оперативного эксперимента»?

а) да; 55%

б) нет 45%

  1. Следует ли привлекать представителей общественности (понятых) к участию в проведении «оперативного эксперимента» в целях большей убедительности и расширения возможностей проверки его результатов?

а) да; 62%

б) нет 38%

  1. Наиболее эффективными средствами выявления коррупции в правоохранительных органах считаем информацию, полученную:

а) агентурно-разведовательным путем; 56%

б) сбор сведений из внешних источников; 25%)

в) путем анализа приговоров и судебных решений; 7%

г) путем анализа материалов дознания и у гол.дел; 12%

д) путем анализа обстоятельств и условий освобождения от отбытия наказания;

е) путем анализа обоснованности определения мест отбытия наказания и выявления льготных условий содержания осужденных;