lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кравцова, Светлана Васильевна. - Уголовно-процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика на стадии предварительного расследования: Понятие, сущность и основания возникновения : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Санкт-Петербург, 2003 175 с. РГБ ОД, 61:03-12/1382-6

Posted in:

eiioa-iMii-tz

МВД России Санкт-Петербургский университет

На правах рукописи

КРАВЦОВА f Светлана Васильевна

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ГРАЖДАНСКОГО ИСТЦА И ГРАЖДАНСКОГО ОТВЕТЧИКА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ (ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ)

Специальность 12.00.09 -

ш уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Санкт-Петербург 2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. ГРАЖДАНСКИЙ ИСТЕЦ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 12

^ § 1. Понятие гражданского иска и гражданского истца в уголовном * процессе 12

§ 2. Особенности уголовно-процессуального статуса гражданского j истца, как участника уголовного судопроизводства со стороны

обвинения на стадии предварительного расследования 38

ГЛАВА II. ГРАЖДАНСКИЙ ОТВЕТЧИК В УГОЛОВНО ПРОЦЕССЕ 70

§ 1. Понятие гражданского ответчика в уголовном процессе 70

*^ § 2. Особенности уголовно-процессуального статуса гражданского

ответчика, как участника уголовного судопроизводства со » стороны защиты на стадии предварительного расследования 92

Щ

ГЛАВА III. ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, КАК

ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 115

§ 1. Вред, причиненный преступлением физическим лицам, как

основание гражданского иска в уголовном процессе 115

§ 2. Вред, причиненный преступлением юридическим лицам, как

основание гражданского иска в уголовном процесс 132

V

^ ЗАКЛЮЧЕНИЕ 145

^ БИБЛИОГРАФИЯ 161

ПРИЛОЖЕНИ Е

171

3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации обусловлена тем, что в совре менных условиях реформирования уголовно-процессуального законода- Щ тельства происходит расширение правомочий практически всех участни-

t ков уголовного процесса по защите своих прав и законных интересов. Из-

меняется правовая природа некоторых участников уголовного процесса.

Ч

УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, устанавливает четкую классификацию участников уголовного судопроизводства: на суд и три группы, объединяющих участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, иных участников уголовного судопроизводства.

На стадии предварительного расследования в уголовном процессе свои права и обязанности реализует большинство участников уголовного судопроизводства. Органы государства и их должностные лица, ведущие

^ производство по уголовному делу, сами, являясь участниками уголовного

судопроизводства со стороны обвинения и реализуя тем самым свои права и обязанности, одновременно обязаны обеспечивать возможность осуществления прав других участников уголовного процесса (ч. 1 ст. 11 УПК РФ). Это в полной мере относится и к органам дознания и предварительного следствия в системе МВД России.

Особое место среди участников уголовного процесса занимают гражданский истец и гражданский ответчик. Законодателем они отнесены

»’ к различным группам участников уголовного процесса, имеющим в нем

противоположные личные интересы. Гражданский истец наряду с проку-

т

рором, следователем, начальником следственного отдела, органом дознания, дознавателем, потерпевшим, частным обвинителем, представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя относится к

4

участникам уголовного процесса со стороны обвинения. Гражданский от ветчик наряду с подозреваемым, обвиняемым, законными представителя ми несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитником, представителем гражданского ответчика относится к участникам уголов ного процесса со стороны защиты. ‘ Тем не менее, между гражданским истцом и гражданским ответчи-

? ком имеется много общего. Законодательная классификация участников

„ уголовного процесса не является единственной. В науке уголовного про-

цесса существуют и иные классификации, имеющие право на существова ние, если они основаны на строго научных критериях. В соответствии с одной из таких классификаций, основанной на критерии роли, назначения и специфики законных интересов участников уголовного судопроизводст ва, гражданский истец и гражданский ответчик относятся к одной и той у же группе - к лицам, обладающим в уголовном процессе личными мате-

риально-правовыми и процессуальными интересами1. Развивая эту клас- сификацию, можно выделить в отдельную подгруппу участников уголов-

Щ

ного процесса гражданского истца и гражданского ответчика как лиц, об- ладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами. В частности, в связи с этим гражданский истец и гражданский ответчик рассматриваются совместно в рамках одной и той же темы исследования.

Актуальность темы обусловлена также тем, что в науке уголовного процесса не существует единого мнения по поводу правовой природы гражданского иска в уголовном процессе, уголовно-процессуального ста-туса гражданского истца и гражданского ответчика. Нуждаются в совер-шенствовании некоторые положения уголовно-процессуального закона в

^ части, касающейся гражданского иска, гражданского истца и гражданско-

го ответчика в уголовном процессе.

1 См.: Вандышев В.В. Уголовный процесс. СПб., 2002. С. 36.

5

Степень разработанности темы. В диссертационных исследованиях прошлых лет рассматривались различные отдельные аспекты, связан- ные с гражданским иском, гражданским истцом и гражданским ответчиком в уголовном процессе1. Гражданский истец и гражданский ответчик на предварительном следствии в рамках одного диссертационного исследования были рассмотрены В.Н. Чичко в 1970 г., т.е. в условиях действия прежнего уголовно-процессуального законодательства .

Настоящее исследование является одним из первых, посвященных гражданскому истцу и гражданскому ответчику, участвующим в досудебном производстве по уголовному делу в условиях действия УПК РФ 2001 г.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере участия граждан- ского истца и гражданского ответчика в досудебном производстве по уголовному делу, основания возникновения гражданского иска в уголовном процессе.

Предметом исследования являются нормы уголовно-процессуального права, регулирующие указанные общественные отношения, соответствующие положения науки уголовного процесса, правопри- менительная практика в этой сфере.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является фор- мулирование и обоснование положений, которые в своей основе сформировали бы теоретическую основу института гражданского иска в досудеб-

1 См., например: Адоян Ю.Р. Гражданский иск в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Тарту, 1967; Курдубанов Ю.В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовньгх дел судами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002; Масленникова Л.В. Гражданский ответчик в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2001.

См.: Чичко В. Н. Гражданский истец и гражданский ответчик на предварительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1970.

\

6

ном производстве по уголовному делу, места и роли на стадии предварительного расследования гражданского истца и гражданского ответчика, а также разработка на этой основе рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности органов дознания и предварительного следствия.

Для достижения данной цели перед диссертантом были поставлены следующие задачи:

  • рассмотреть понятие и сущность гражданского иска в уголовном про- цессе, обосновать его целесообразность и необходимость;
  • определить понятие и выделить функции гражданского истца в уго- ловном процессе;
  • проанализировать особенности уголовно-процессуального статуса гражданского истца как участника уголовного процесса со стороны обви нения на стадии предварительного расследования;

  • определить понятие гражданского ответчика и разработать классифи кацию гражданских ответчиков в уголовном процессе;

  • проанализировать особенности уголовно-процессуального статуса гражданского ответчика как участника уголовного процесса со стороны защиты на стадии предварительного расследования;

  • исследовать вред, причиненный преступлением физическим и юриди ческим лицам, как основание возникновения гражданского иска в уголов ном процессе;

  • сформулировать предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, регламентирующего вопросы обеспе чения прав и законных интересов гражданского истца и гражданского от ветчика.

Методологическую базу исследования составляют диалектический метод научного познания, а также исторический, логический, срав-

7

нительно-правовой, статистический, конкретно-социологический и другие частные методы исследования правовых явлений.

Нормативную базу исследования составили Конституция РФ, УПК, ГК, ГПК, УК РФ, федеральные законы, руководящие разъяснения высших судебных органов, в частности, Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Теоретическую базу исследования составляют труды ученых в об- ласти уголовно-процессуального права, других юридических наук. В частности использованы труды: С.А. Александрова, А.И. Бастрыкина, В.М. Боера, В.П. Божьева, B.C. Бурдановой, В.В. Вандышева, А.А. Вихрова, И.А. Возгрина, СБ. Глушаченко, Э.П. Григониса, С.А. Денисова, В.М. Егоршина, Э.Ф. Куцовой, A.M. Ларина, ВВ. Лысенко, А.Г. Мазалова, СВ. Нарижнего, В.П. Очередько, И.Л. Петрухина, Н.Н. Полянского, В.Я. По-нарина, СМ. Прокофьевой, Д.В. Ривмана, В.И. Рохлина, В.М. Савицкого, В.П. Сальникова, А.П. Сергеева, А.В. Смирнова, М.С Строговича, И.А. Соболя, В.И. Тюнина, М.А. Чельцова, B.C. Шадрина, В.В. Шимановского, A.M. Эрделевского, Н.Я. Якубовича и других.

Эмпирическую базу исследования составили результаты анкети- рования НО следователей органов внутренних дел и прокуратуры Санкт-Петербурга, 169 уголовных дел, рассмотренных судами Санкт- Петербурга.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем на монографическом уровне исследован уголовно-процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика на стадии предварительного расследования, основания возникновения гражданского иска в уголовном процессе в условиях действия УПК РФ 2001 г.

Автором разработана классификация гражданских ответчиков в уголовном процессе, исходя из критерия основания гражданско- правовой

8

ответственности, а также предложено уточнение общепринятой класси- фикации участников уголовного процесса. В диссертации предложена новая редакция некоторых статей УПК РФ.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Юридическая природа гражданского иска в уголовном процессе не совсем идентична юридической природе того же иска, предъявленного в гражданском судопроизводстве - гражданский иск в уголовном процессе не может быть виндикационным, а также исключены встречный иск и уступка требования. С другой стороны, в отличие от гражданского судопроизводства, иск в уголовном процессе освобожден от уплаты государственной пошлины, а собирание доказательств для обоснования гражданского иска осуществляется также и на стадии предварительного расследования, отсутствующей в гражданском процессе, что значительно усиливает охрану имущественных интересов участников уголовного судопроизводства.
  2. Любая классификация, если она основана на строго научных кри- териях, имеет право на существование. Так, законодательная классификация участников уголовного процесса основана на критерии осуществляемых этими участниками уголовно-процессуальных функций, а лица, уголовно-процессуальные функции не осуществляющие, выделены в группу иных участников уголовного судопроизводства. По этой классификации гражданский истец на полном основании отнесен к участникам уголовного процесса со стороны обвинения, а гражданский ответчик, соответственно - со стороны защиты. Если же участников уголовного судопроизводства классифицировать по критерию роли, назначения и специфики их законных интересов, то гражданский ответчик вместе с гражданским истцом составят подгруппу лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами, а еще шире они входят в группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными материально- правовыми и про-

\

9

цессуальными интересами наряду с обвиняемым (подозреваемым) и по- терпевшим.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство прямо не запрещает признавать в качестве гражданских истцов третьих лиц - наследников умершего потерпевшего, смерть которого не явилась последствием преступления, расследуемого в рамках данного уголовного дела. Исходя из принципа «что не запрещено, то разрешено», вполне применимого в данном случае, гражданским истцом может быть признано и данное третье лицо. Уместно в данном случае также восполнение имеющегося в уголовно-процессуальном законодательстве пробела путем применения аналогии закона, т.е. распространением действия правила, установленного ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего, смерть которого явилась последствием данного преступления, к одному из его близких родственников.
  2. По критерию основания гражданско-правовой ответственности, исходя из положений главы 59 ГК РФ, можно выделить следующие группы физических и юридических лиц, которые могут привлекаться в качестве гражданских ответчиков в уголовном процессе: юридические лица или граждане, отвечающие за вред, причиненный их работниками (ст. 1068 ГК РФ); физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 1074 ГК РФ); юридические лица и граждане, отвечающие за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК).
  3. Юридическому лицу, являющемуся неодушевленным и не способным вследствие этого претерпевать физические и нравственные страдания, моральный вред преступлением быть причинен не может. Поскольку в ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшим признается, помимо прочих лиц, и юридическое лицо в случае причинения престу-

10

плением вреда его деловой репутации, а в ч. 1 ст. 44 УПК РФ не указано, что гражданский истец - юридическое лицо, вправе предъявить гражданский иск для защиты его деловой репутации, то в нее следует внести соответствующее дополнение. Одновременно в этом дополнении должно содержаться указание о возможности предъявления гражданином иска о защите его чести и достоинства и предъявления гражданского иска юридическим лицом для защиты других, принадлежащих ему нематериальных благ.

Теоретическая значимость диссертации заключается в комплексном монографическом исследовании понятия, сущности, оснований воз- никновения уголовно-процессуального статуса гражданского истца и гражданского ответчика на стадии предварительного расследования. Результаты исследования вносят определенный вклад в разделы уголовно-процессуальной науки, посвященные участникам уголовного судопроизводства, досудебному производству по уголовному делу.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что в ней формулируются конкретные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Автор предлагает свой проект искового заявления с учетом требований ГПК РФ и личного опыта следственной работы (приложение № 1 к диссертации). Образец искового заявления предлагается включить в приложение к УПК РФ.

Материалы диссертации могут быть использованы при изучении и преподавании соответствующих разделов учебной дисциплины «Уголовный процесс».

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России.

11

Основные результаты исследования получили апробацию в выступ- лениях и тезисах докладов на международных и российских научно- практических конференциях: «Проблемы реформы уголовного судопроизводства в Российской Федерации Санкт-Петербургский университет МВД России, март 2001 г.); «МВД России - 200 лет: история и перспективы развития» (Санкт-Петербургский университет МВД России, сентябрь 2002 г.); «Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: перспективы развития и проблемы правоприменения» (Санкт-Петербургский университет МВД России, ноябрь 2002 г.); «Совершенствование правовой базы и взаимодействия правоохранительных органов различных государств в борьбе с экстремизмом и терроризмом» (Санкт-Петербургский университет МВД России, май 2003 г.), а также в опубликованных автором научных работах.

Структура диссертации обусловлена ее предметом, целью и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть пара- графов, заключения, списка использованной литературы, приложений.

\

12

ГЛАВА 1. ГРАЖДАНСКИЙ ИСТЕЦ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

1.1. Понятие гражданского иска и гражданского истца в уго- ловном процессе

Уголовно-процессуальное законодательство включает в круг уча- стников уголовного судопроизводства со стороны обвинения гражданского истца, вовлекаемого в уголовно-процессуальные отношения, посредством реализации своих прав и законных интересов.

Согласно, ранее действовавшему законодательству (УПК РСФСР от 27 октября 1960 года), гражданским истцом признавалось лицо, предпри- ятие, учреждение или организация, понесшие материальный ущерб от преступления и предъявившее требование об его возмещении в установ- ленном законом порядке. В данном случае предметом иска мог быть только материальный ущерб от преступления, что существенно нарушало права граждан и юридических лиц на компенсацию морального вреда в уголовном судопроизводстве.

С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 г., данная проблема находит свое решение в ст. 44 УПК РФ, где указано, что гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Таким образом, гражданским истцом может быть физическое или юридическое лицо, предъявившее требование об имущественной компенсации за имущественный и моральный вред, причиненный преступлением.

Преступлением может быть причинен разнообразный вред: моральный, физический, имущественный (или материальный). Наличие вреда в любой из перечисленных форм является единственным законным основание для признания физического лица потерпевшим. Для признания юри-

13

дического лица потерпевшим от преступления требуется наличие вреда его имуществу и деловой репутации.

Как видно, понятие «гражданский истец» тесно связано с понятием «потерпевший». Всякий гражданский истец, участвующий в деле как физическое или юридическое лицо, является потерпевшим, но не всякий потерпевший может быть гражданским истцом. Но прежде чем дать определение гражданского истца, необходимо охарактеризовать граждане кий иск в уголовном
процессе( разрядка наша- СВ.).

Гражданский иск в уголовном процессе, являясь уголовно-процессуальным правовым институтом, в то же время находится в тесной связи с гражданским процессом и гражданским правом.

Еще в 1890 г. А. Ф. Кони говоря о специфике этого института отметил, что гражданский иск является «одной из наиболее спорных и наименее разработанных частей … уголовного процесса»1. К такому же выводу пришел и Н.Н. Полянский в 1960 году . В последующем этой проблеме посвятили свои труды многие ученые3. Однако до сих пор исследования по гражданскому иску в уголовном процессе не завершены, и являются актуальными в свете нового уголовно-процессуального законодательства.

Наиболее полно учение об иске разработано в науке гражданского процесса, которая специально занимается изучением процессуальных форм защиты субъективных гражданских прав. Поэтому при определении сущности и характерных черт иска мы неизбежно будем обращаться

1 Юридическая летопись. 1891. № 1. С. 40.

2 См.: Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного про цесса. М., 1960. С. 207.

Щ См., например, Куцова Э.Ф. Гражданский иск в уголовном процессе. М.,

  1. Кокарев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964; Мазалов Г.А. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1967; Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. Л., 1972; Александров С. А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Горький, 1978.

\

14

к данным этой науки. Следует отметить, что и в этой юридической науке ряд вопросов, касающихся гражданского иска остаются дискуссионными.

Спорным, в частности, является вопрос о значимости материально- правового содержания искового требования и в связи с этим о принад- лежности иска к материальным или процессуальным отраслям права .

В науке существует несколько позиций по данному вопросу.

Одни ученые признают иск только в качестве процессуального метода, средства защиты материального права. При этом материальные субъективные права выступают по отношению к иску только как предмет защиты. Имея связь с материальным правом, иск самостоятелен как правовой институт .

Другой точки зрения придерживался С.Н. Абрамов, исходя из наличия двух понятий иска. Так под иском в процессуальном смысле понима- ется само обращенное к суду требование как способ защиты права, а под иском в материальном смысле - материально-правовое требование к ответчику .

Сторонники третьей точки предполагают наличие двух сторон в едином понятии иска: материально-правовой и процессуальной. При этом на первый план выдвигается материально-правовая сторона4.

Все вышеизложенные точки зрения в свое время подвергла критике Г.Л. Осокина. Она полагает, что все они не отвечают требованию единства и универсальности иска как средства судебной защиты прав и законных интересов. По ее мнению, утверждая о существовании двух самостоятельных понятиях иска, авторы противопоставляют две категории субъектов,

1 См.: Даев В. Г. Указ. соч. С. 5.

См.: Гражданское процессуальное право /Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965. С. 189.

3 См.: Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М., 1952. С. 153- 154.

См.: Добровольский А. А. Исковая форма защиты права. М.. 1965. С. 23-26.

15

управомоченных законом на обращение в суд с требованием о защите. Так, для лиц, защищающих чужое право или охраняемый законом интерес, иск будет существовать как категория лишь в процессуальном смысле, а для лиц, отстаивающих свое право и законный интерес в двух разновидностях: как институт материального права и как институт процессуального права1.

Не отвечает требованию единства и универсальности, по ее мнению, и единое понятие иска, предложенное сторонниками третьей позиции, где отличительной чертой любого иска выступает материально-правовое требование истца к ответчику. Ибо при таком понимании иска, требова- ние лица, выступающего от своего имени в защиту прав и законных ин- тересов других лиц, нельзя назвать иском, так как это требование не со- держит и не может, по ее мнению, содержать такого существенного при- знака любого иска как материально-правовое требование истца к ответ- чику .

Рассматривая данную проблему, ГЛ. Осокина предложила следующее определение иска: «Иск как институт процессуального права представляет собой требование заинтересованного лица, вытекающее из спорного материального правоотношения, о защите своего или чужого права либо законного интереса, подлежащее рассмотрению в установленном законом порядке»3.

В.А. Рязановский под иском понимал притязание, обращенное к го- сударству в лице суда о постановлении объективно правильного реше-

4

ния .

Наиболее удачное определение иска, на наш взгляд, принадлежит И.М. Зайцеву. Он определил иск как «процессуально-правовую конст-

См.: Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М., 2000. С. 12. См. Там же.

3 Там же.

4 См.: Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996. С. 30-31.

16

рукцию юридического спора, который в свою очередь образует содержательную сторону обращения заинтересованного лица в суд с просьбой о защите субъективных прав» .

Таким образом, содержание иска составляют две его стороны: мате- риально-правовая и процессуальная составляют его содержание. При этом ни первая, выраженная в притязании истца к ответчику, что составляет предмет иска, ни вторая, характеризующая форму и процессуальный порядок реализации такого притязания, не являются определяющими по отношению друг к другу.

Гражданский иск, являясь элементом системы судебной защиты прав и охраняемых интересов лиц, тесно связан с другими средствами процессуального и материального права и активно взаимодействует с ними.

Гражданский иск в уголовном процессе имеет особенности, отли- чающие его от иска, рассматриваемого в порядке гражданского судопроизводства.

Так, подсудность гражданского иска зависит от подсудности уго- ловного дела. Вместе с тем, в уголовном процессе, так же как и в граж- данском, допустимо рассмотрение лишь таких гражданско-правовых споров, которые подведомственны судебным органам.

В уголовном процессе не могут предъявляться виндикапионные иски. Путем виндикации собственнику или законному владельцу возвраща- ется изъятая у него индивидуально определенная вещь. Такие вещи, имеющие значение для установления истины, приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств и подлежат возвращению законному владельцу в порядке ч. 3 ст. 81 УПК РФ. Поэтому предъявления гражданского иска для возвращения такой вещи не требуется. Однако, если эта

1 См.: Зайцев И.М. Функция иска в судопроизводстве // Государство и право. 1996. №7. С. 89.

17

вещь, будучи приобщенной к делу в качестве вещественного доказательства, частично утратила свою ценность в результате совершенного преступления, собственник или владелец этой вещи для возмещения понесенного ущерба вправе предъявить иск в порядке уголовного или гражданского судопроизводства.

В уголовном процессе не допускается подача встречного иска, т.е. обвиняемый может только отвечать по иску, но он не может быть граж- данским истцом в том же деле. Определяется это тем, что встречный иск имел бы своим основанием иной юридический факт, но не совершенное преступление. В таком случае отсутствовало бы обязательное условие рассмотрения гражданского иска в уголовном деле - единство факта, лежащего в основе, как уголовной, так и гражданской ответственности данного лица.

Важным для охраны имущественных интересов пострадавших от преступления, является освобождение от уплаты государственной пошлины.

Как уже было сказано выше, лицо, понесшее материальный ущерб, для защиты своих интересов в уголовном процессе имеет большие воз- можности, чем в гражданском процессе. Так, собирание доказательств для обоснования гражданского иска в уголовном процессе может иметь место во время предварительного расследования, которое гражданскому судопроизводству неизвестно. Все это значительно усиливает охрану имущественных интересов средствами, присущими уголовному процессу.

Требование, основанное на причинении материального ущерба пре- ступлением, носит личный характер. Уступка требования по гражданскому иску другим лицам в уголовном процессе невозможна.

Возможность совместного рассмотрения гражданского иска и уго- ловного дела, установленная законом, обусловлена, прежде всего, наличием единого юридического факта, лежащего в основе привлечения лица к

18

уголовной и гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда преступлением причинен имущественный и моральный вред.

Уместность рассмотрения гражданского иска вместе с уголовным делом является вопросом дискуссионным.

Так, В. Бозров считает, что гражданский иск в уголовном процессе неуместен. Он считает, что в теоретических выводах о содержании и предназначении уголовного процесса, говорится лишь о деятельности по раскрытию и изобличению виновного в преступлении и его привлечении к уголовной ответственности, в то же время о гражданско- правовой или иной ответственности речи не идет1.

Публичный характер гражданского иска в уголовном процессе не- свойственен для юридической природы гражданско-правового спора. Подтверждением тому является и недопустимость в уголовном процессе мирового соглашения (за исключением дел частного обвинения), регрессного иска, возмещения упущенной выгоды, неопределенности критериев дееспособности гражданского истца, времени подачи и формы искового заявления, неурегулированность порядка оглашения в суде искового заявления и формы прекращения производства по иску и др. пробелы в УПК РФ2.

Другой точки зрения придерживаются В. Сысоев и К. Храмцов, критикуя позицию В. Бозрова. По их мнению, институт гражданского иска не только не противоречит задачам и принципам уголовного судопроизводства, но и вполне соответствует им, представляет собой дополнительную гарантию прав потерпевших от преступления3.

См.: Бозров В. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен //Российская юстиция. 2001. № 5. С. 29.

См.: Там же.

См.: Сысоев В., Храмцов К. Так ли уж неуместен гражданский иск в уголовном процессе? //Российская юстиция. 2001. № 10. С. 67-68.

19

За гражданский иск в уголовном процессе выступают С. Милиции и Е. Попкова, предлагая при производстве по уголовному делу в случае отсутствия норм, содержащихся в УПК РФ, применять нормы ГПК по аналогии. По его мнению, данный метод давно апробирован на практике . Еще ранее, такой подход предлагал И.Л. Петрухин, допуская применение норм гражданского процессуального права, при условии, если они в силу тех или иных обстоятельств не противоречат принципам уголовного судопроизводства2 .

В.Г. Даев в свое время пришел к выводу, что иск в уголовном процессе является комплексным уголовно-процессуальным институтом, который представляет собой совокупность норм, регулирующих общественные (уголовно-процессуальные) отношения по поводу имущественных последствий преступления в сфере уголовного судопроизводства, и включает в себя, в силу единства материальных гражданско-правовых отношений в уголовном и гражданском процессах, элементы гражданско-процессуального метода регулирования1.

Мы согласны с высказываниями ученых, отстаивающих необходимость и целесообразность рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе. На наш взгляд, эта необходимость обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, это позволяет экономить процессуальное время, обеспе- чивает наиболее быстрое восстановление нарушенных прав потерпевшего.

Во-вторых, устраняет двойное рассмотрение в судебных органах обстоятельств одного итого же правонарушения. Кроме затрат времени,

1 См.: Милиции С, Попкова Е. Уголовное дело и иск: вместе или порознь? //Российская юстиция. 2001. № 7. С. 48.

См.: Петрухин И. Л. Вправе ли кассационная инстанция увеличить сум- му гражданского иска по уголовному делу? //Советское государство и право. 1966. №10. С. 151.

20

как уже было сказано выше, это позволяет сократить затраты на произ- водство по делу, а также избежать вторичного привлечения к процессу одного и того же как правило, круга участников судопроизводства, т.е. экономит время истца, ответчика и т.д.

В-третьих, это позволяет избежать вынесения противоречивых друг другу судебных постановлений по одним и тем же вопросам.

Кроме того, совместное рассмотрение гражданского иска с уголовным делом помогает суду более правильно установить характер граждан- ско-правовых последствий преступления, решить вопрос о характере и тяжести совершенного преступления, о личности преступника о характере преступных последствий, поможет правильно выбрать меру наказания.

Разновременное с уголовным делом решение вопроса о возмещении ущерба, причиненного преступлением, при определенных обстоятельствах может отрицательно сказаться на личности правонарушителя. Особенно отрицательно это может сказаться на несовершеннолетних. Однако не стоит забывать и о гражданских истцах, являющихся одновременно потерпевшими, которым преступлением был причинен как имущественный, так и моральный вред. Разновременное рассмотрение вопросов о гражданском иске, длительность уголовного процесса, затем гражданского может сказаться на их физическом и психическом здоровье. При доказывании основании своего иска, им вновь приходится возвращаться к событиям преступления и испытывать нравственные переживания.

Поэтому, проанализировав вышеизложенное, мы можем сделать вывод, что рассмотрение гражданского иска с уголовным делом не только возможно, но и необходимо.

Вместе с тем, юридическая природа гражданского иска в уголовном процессе не совсем идентична юридической природе того же иска, предъявленного в гражданском судопроизводстве. Как уже указывалось выше,

1 См.: Даев В.Г. Указ. соч. С. 14.

21

гражданский иск в уголовном процессе не может быть виндикационным, а также исключены встречный иск и уступка требования. С другой стороны в отличие от гражданского судопроизводства, иск в уголовном процессе освобожден от уплаты государственной пошлины, а собирание доказательств для обоснования гражданского иска осуществляется также и на стадии предварительного расследования, отсутствующей в гражданском процессе, что значительно усиливает охрану имущественных интересов участников уголовного судопроизводства.

Объединение в одном судопроизводстве гражданского иска и уго- ловного обвинения можно проследить на протяжении всей истории уго- ловного процесса. Так, первое упоминание об этом можно найти в Судебных Уставах 1864 года. Статья 6 Устава уголовного судопроизводства устанавливала, что «Лицо, потерпевшее от преступления или проступка, но не пользующееся правами частного обвинителя, в случае заявления иска о вознаграждении во время производства уголовного дела, признается участвующим в деле гражданским истцом». В ст. 7 данного Устава указано, что «гражданский истец, не заявивший о вознаграждении до открытия су- дебного заседания по уголовному делу, теряет право начинать иск в по- рядке уголовном, но может предъявить его в гражданском суде после окончательного решения уголовного дела»1. Из этого можно сделать вывод, что в уголовном деле в то время гражданским истцом могло выступать только «лицо потерпевшее», которое понесло вред, допускающий какую-то имущественную оценку.

В марте 1918 года с принятием ВЦИК РСФСР нормативного акта, известного в отечественной истории государства и права как Декрета о суде №2, институт гражданского иска был упразднен. Так, ст. 16 Декрета устанавливала: «Если в уголовном деле предъявлен гражданский иск, то

22

таковой немедленно после решения вопроса о наказании, передается в подлежащий гражданский суд, где он во всех отношениях рассматривается по правилам гражданского судопроизводства»2.

В то же время в другом нормативном акте того времени - Положении о полковых судах, принятом в 1919 году - потерпевшему было пре- доставлено право на заявление и рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе3.

Институт гражданского иска в уголовном процессе был восстановлен в УПК РСФСР 1922 года. Статья 4 этого УПК гласила, что «потер- певший, понесший от преступного деяния вред и убытки, вправе предъявить к обвиняемому и лицам, несущим ответственность за причиненный обвиняемым вред и убытки, гражданский иск, который подлежит рассмотрению совместно с уголовным делом»4.

Согласно УПК РСФСР 1960 года, как было отмечено выше, граж- данским истцом признавался гражданин, предприятие, учреждение или организация, понесшие материальный ущерб от преступления, предъя- вившие требование о его возмещении в установленном законом порядке и признанный на предварительном следствии или в суде путем вынесения постановления (определения). Как видно, возмещению подлежал лишь имущественный вред. И такая позиция еще долго продолжала оставаться неизменной.

До начала 90-х годов в случае причинения потерпевшему матери- ального ущерба, он признавался одновременно и потерпевшим, и граж- данским истцом, наделялся при этом правами этих двух субъектов уго-

Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1964 г. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. М.. 1991. С. 120-123.

2 СУ РСФСР. № 26. Ст. 420

3 СУ РСФСР. № 31-32. Ст. 326

4 СУ РСФСР. № 20-21. Ст. 230.

23

ловного процесса. Причинение морального вреда преступлением не служило основанием для признания потерпевшего гражданским истцом.

Несмотря на то, что ч. 1 ст. 53 УПК РСФСР, признавала потерпевшим лицо, которому преступлением причинен имущественный, физический и моральный вред, однако самого понятия морального вреда так и не было дано. Не говорилось в законе также и о его компенсации в уголов- ном процессе.

Некоторые авторы считали невозможным саму постановку вопроса о возмещении в уголовном процессе причиненного преступлением мо- рального вреда, хотя бы по одной лишь причине невозможности его де- нежного выражения. Причем такая позиция имела место еще в дореволюционной юридической науке. Так, Г.Ф. Шершеневич, считал недопустимым принцип возмещения так называемого нравственного вреда материальными средствами. По его мнению, порядочный человек не позволит ценой собственного достоинства получить мнимое вознаграждение1.

В то же время, такая позиция не была общепринятой, и отдельные ученые отстаивали сам принцип компенсации морального вреда, причи- ненного в результате преступления . С. А. Беляцкий будучи сторонником этой идеи, полагал, что законодательство дореволюционной России не препятствовало возмещению неимущественного вреда. «Пусть даже законодатель не задавался серьезно мыслью о нематериальном вреде, а сосредоточивал внимание главным образом на имущественном ущербе ввиду большинства случае такого ущерба. Но раз закон не выразил категориче-

См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 402

См, например.: Братусь С. Н. Юридическая ответственность и закон- ность. М., 1976. С. 12; Малеин С.Н. Гражданский закон и прав личности в СССР. М., 1981. С. 163.

24

ского веления по этому вопросу, он по меньшей мере развязал руки на практике»1.

Отсутствие в гражданском законодательстве того времени общих норм о допустимости компенсации морального вреда отражалось и на возможности потерпевших от преступлений получить денежную компенсацию за причиненные душевные переживания. Такое состояние гражданского законодательства создавало потерпевшим препятствия и для предъявления иска о компенсации морального вреда в уголовном процессе.

Каждый раз с принятием гражданских кодексов в 1922 и 1964 годах, споры о возможности материального возмещения морального вреда возгорались вновь.

По мнению СВ. Нарижнего, в сложившихся обстоятельствах зако- нодательство, регулирующее уголовное судопроизводство, тем не менее создавало больше возможностей для материальной компенсации моральных переживаний, чем действовавшее тогда гражданское законодательст-во . Он обосновывал свой вывод следующими обстоятельствами.

Во-первых, принятый 27 октября 1960 года Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, впервые в российском законодательстве легализовал термин моральный вред. В ч. 1 ст. 53 УПК РСФСР, в частности, говорилось: «Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред».

Во-вторых, принятый одновременно с УПК РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР, как и прежний УК РСФСР 1926 года (статья 44) , в качестве одного из видов наказания предусматривал возложение обязанности загладить причиненный вред. Конкретно не назывался вид вреда, подлежащий заглаживанию. При совершении таких преступлений как оскорб-

Беляцкий С.А. Возмещение морального (неимущественого) вреда. М., 1996. С. 44-45.

См.: Нарижний СВ. Компенсация морального вреда в уголовном судо- производстве России. СПб., 2001. С 30-31.

25

ление, клевета, потерпевшему причинялся только моральный вред. И виновному ничто не препятствовало загладить его в материальной форме (выплата денег, покупка подарка) .

Что касается гражданского законодательства, то только в Законе СССР от 12 июля 1990 года «О печати и других средствах массовой ин- формации» впервые было употреблен термин «моральный вред» и было четко указано на возможность материальной компенсации морального вреда . Спустя некоторое время в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 31 мая 1991 года впервые было дано определение морального вреда. Под ним стали признаваться «физические или нравственные страдания».

В то же время в уголовно-процессуальном законодательстве никаких изменений в рассматриваемом аспекте не произошло.

Формулировки ст. ст. 29, 54 УПК РСФСР, регулирующих порядок предъявления гражданского иска в уголовном деле, оставались без изменений. Однако, судебная практика, начиная с 1992 года, пошла по пути удовлетворения в уголовном процессе исков о компенсации морального вреда потерпевшим3. Необходимость такого подхода была подтверждена постановлениями Пленумов Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»4 и от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре», в котором было отмечено, что при разрешении гражданских исков о компенсации морального вреда судам следует руководствоваться положениями ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, предписывающими при определении размера компенсации этого вреда учитывать характер причинен-

См.: Там же.

Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №26. Ст. 492.

3 См. Нарижний СВ. Указ. соч. С. 32.

4 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.

26

ных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины подсудимого и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску1.

Наконец, с принятием нового УПК РФ, вступившим в действие с 1 июля 2002 года в статье 44 УПК РФ, закреплено право гражданского истца на имущественную компенсацию морального вреда, причиненного ему непосредственно преступлением. В качестве гражданского истца высту- пает, как и прежде физическое и юридическое лицо.

Таким образом, историю отношения отечественного законодательства к гражданскому иску в уголовном процессе можно разделить на не- сколько этапов:

  1. Законодательное признание гражданского иска в уголовном процессе по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года.
  2. Отрицание гражданского иска в уголовном процессе по Декрету о суде № 2 1918 года.
  3. Признание гражданского иска в уголовном процессе, но без упо- минания о возможности предъявления его для возмещения морального вреда по УПК РСФСР 1922 и 1960 годов.
  4. Вопрос о возможности предъявления гражданского иска для возме- щения морального вреда в российском законодательстве также решался неоднозначно от полного отрицания таковой, до признания его судебной практикой постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», а затем и полного его законодательного признания в действующих ПС РФ, ГПК РФ и УПК РФ. Только с законодательным признанием возможности предъявления гражданского иска для возмещения морального вреда, гражданский иск в уголовном процессе

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 7.

27

получил свое наиболее адекватное своей юридической природе выражение.

Прежде чем перейти к понятию гражданского истца в уголовном процессе, мы считаем необходимым, установить какую функцию он вы- полняет в уголовном судопроизводстве.

В теории уголовного процесса можно считать утвердившейся кон- цепцию, согласно которой каждый субъект уголовно-процессуальной деятельности выступает носителем конкретных функций.

Р. Д. Рахунов под функцией понимает круг деятельности одного или нескольких участников уголовного процесса, осуществляемой в силу того положения, которое они в ней занимают1. Здесь выражение «круг деятельности» по существу означает всю работу участника процесса. Иначе говоря, функцией называется деятельность того или иного участника, осуществляемая в силу его процессуального положения.

При определении функций того или иного субъекта процессуальной деятельности некоторые ученые исходят из его юридического статуса, предоставленных ему законом прав и возложенных на него обязанностей2.

В то же время, А.П. Гуляев, такой подход признает неправильным с логической и методологической точек зрения. По его мнению, функции участника процесса первичны по отношению к его процессуальному положению, и непосредственно определяют последнее3.

Тем не менее, функции участника уголовного судопроизводства могут быть определены независимо от его процессуального положения. «Ус- танавливая функцию того или иного участника предварительного следствия, - отмечает Н.А. Якубович, - надо исходить из того, что является движущим, побудительным началом, заставляющим участника выполнять

См.: Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961.

См.: Там же. 3 См.: Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. М., 1981. С. 8.

28

необходимые действия в должном направлении, обуславливая соответствующий характер его функции»1. Производный характер функций, обусловленность их именно задачами (либо целями), а не процессуальным положением участника процесса, признают многие ученые.

В процессуальной литературе по вопросу о том, какую функцию в уголовном процессе выполняет гражданский истец, имеются разногласия.

Одни считают, что гражданский истец осуществляет не уголовно- процессуальную, а гражданско-процессуальную функцию. Его деятель- ность ограничивается требованием о возмещении причиненного ему ущерба, и он не может выходить за рамки гражданского иска2.

По мнению других, гражданский истец выполняет особую процес- суальную функцию. Он поддерживает гражданский иск и тем самым присоединяется к обвинителю, составляя с ним одну сторону - сторону обвинения3.

Третьи считают, что гражданский истец (равно как и гражданский ответчик) выполняет в уголовном деле побочную уголовно- процессуальную функцию, которая всегда производна от уголовного дела . С их точки зрения, гражданский истец может разбирать улики и опровергать объяснения подсудимого, но он не может касаться вопроса о характере наказания1.

И, наконец, четвертые заявляют, что гражданский истец по существу тоже является обвинителем, он как и потерпевший стремится к тому, чтобы подсудимый был признан виновным и наказан, хотя непосредст-

1 Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1972. С. 57.

См., например, Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 138.

См., например, Мазалов А.Г. Указ. соч. С. 8.

См, например, Элькинд П.С. Сущность советского уголовного права. Л., 1963. С. 66.

29

венная задача его состоит в том, чтобы обосновать заявленный им гражданский иск. Само обоснование заявленного иска сводится, по существу, к доказыванию вины подсудимого, то есть к обвинению .

Для того, чтобы правильно разобраться в том, какую же фактическую функцию в уголовном процессе выполняет гражданский истец, не- обходимо рассмотреть вопросы о предмете гражданского иска и доказывания гражданского иска.

Предметом гражданского иска в уголовном деле является имущест- венный вред, причиненный преступлением, который можно исчислить в деньгах и возместить натурой или денежными знаками, ущерб, который действительно причинен, но еще не возмещен. В связи с принятием УПК РФ, с 1 июля 2002 года, стала возможной имущественная компенсация морального вреда, причиненного преступлением. Цель участия гражданского истца в уголовном деле - получить возмещение причиненного ему вреда.

В предмет гражданского иска входит: непосредственный имущест- венный вред, причиненный преступлением (например, хищение денег, кража определенных вещей и других ценностей); другие материальные убытки, которые лицо должно обязательно понести в связи с совершен- ным преступлением.

Другими материальными убытками, в частности, могут быть расходы, связанные с лечением при причинении преступлением вреда здоровью потерпевшего, с протезированием, усиленным питанием, приобретением путевок на санаторно-курортное лечение, утратой всего заработка или его части в связи с временной или стойкой утратой трудоспособности, в результате чего снижается заработок потерпевшего, а также затраты, кото-

См, например, Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 116.

См, например, Савицкий В.М., Петеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. С. 29.

30

рые необходимы для устранения других последствий преступления (расходы на погребение, взыскание средств в пользу иждивенцев в связи с потерей кормильца и т.д.).

УПК РФ 2001 г. в качестве расходов подлежащих возмещению, указал расходы потерпевшего, понесенные в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде.

Не может быть предметом исковых требований имущественный вред, причиненный преступлением, если владение этим имуществом было неправомерным.

Доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, производится по правилам, установленным УТЖ РФ. Оно состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления об- стоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Учитывая, что в основе гражданского иска, лежит правонарушение, то уголовно-процессуальное законодательство, возлагает собирание до- казательств по делу на дознавателя, следователя, прокурора и суд путем проведения следственных и иных процессуальных действий. При этом гражданский истец в уголовном процессе вправе, но не обязан, доказывать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Из этого можно сделать вывод, что гражданский истец в уголовном процессе находится в более выгодном положении, так как в гражданском процессе, каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается при отстаивании своих интересов.

Требование гражданского истца о возмещении причиненного иму- щественного и компенсации морального вреда по своему характеру является гражданско-правовым. Кроме того, суд, принимая решение об отказе или удовлетворении иска, руководствуется нормами гражданского права, а не уголовно-процессуального.

31

И все же, несмотря на гражданско-правовой интерес гражданского истца в уголовном деле, мы считаем, что он выполняет особую функцию.

Во-первых, он поддерживает гражданский иск и тем самым присое- диняется к обвинителю.

Во-вторых, разработчики УПК РФ 2001г. стремясь превратить уго- ловный процесс в состязательный, раздели его участников на стороны обвинения и защиты. И по нашему мнению, гражданский истец справедливо был отнесен законодателем к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Так, гражданский истец одновременно является и потерпевшим. Иначе говоря, это потерпевший, предъявивший требование о возмещении ущерба в уголовном деле. В права потерпевшего, следовательно, и гражданского истца входит поддержание обвинения.

Для признания лица гражданским истцом, наличие вреда, является не единственным основанием, необходимы и другие основания как мате- риально-правовые, так и процессуальные.

К материально-правовым основаниям гражданского иска относятся: сам факт совершения преступления или общественно опасного деяния; наличие действительного имущественного, физического или мораль- ного вреда на стороне потерпевшего; причинная связь между противо- правным деянием и вредом; вина причинителя вреда в форме умысла, так и неосторожности).

При наличии указанных оснований физическое или юридическое лицо вправе предъявить гражданский иск в уголовном судопроизводстве, а управомоченное лицо (как-то дознаватель, следователь, прокурор или судья) выносят соответствующее решение о признании его участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Основной целью участия гражданского истца в уголовном процессе является восстановление нарушенных имущественных и неимущественных интересов.

32

Само требование о признании лица гражданским истцом означает волеизъявление о признании его субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Без предъявления требований материального характера гражданский истец в уголовном деле появиться не может1.

Помимо материально-правовых оснований, необходимым условием для рассмотрения иска совместно с уголовным делом является наличие определенных процессуальных предпосылок.

Основными условиями предъявления гражданского иска в уголовном процессе являются процессуальная правоспособность и дееспособность лица. Правоспособность заключается в способности лица быть уча- стником уголовного судопроизводства, иметь уголовно- процессуальные права и нести обязанности2. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возраста, с которого гражданин может лично, самостоятельно осуществлять в уголовном процессе свои права и обязанности, т.е. становиться дееспособным.

Для выяснения этого вопроса следует обратиться к гражданскому законодательству. Так, ч. 1 ст. 21 ГК РФ поясняет, что гражданская дее- способность в полном объеме возникает с наступлением совершенноле- тия, то есть по достижении 18-летнего возраста. Кроме этого, закон предусматривает возможность более раннего приобретения дееспособности в полном объеме - со времени вступления в брак и при объявлении несовершеннолетнего, достигшего 16 летнего возраста эмансипированным.

Однако в гражданском праве возможно и частичное обладание дее- способностью лиц в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 26 ГК РФ). Отсюда можно сделать вывод, что если при производстве по уголовному делу потер-

См.: Абабков А. В. Процессуальное положение потерпевшего в уголов- ном процессе. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1989. С. 136.

См.: Воронин С.Э., Ким Д.В. и др. Словарь основных понятий и терми- нов по курсам «Уголовный процесс» и «Правоохранительные органы». Барнаул, 1998.

33

певшими являются несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, они приобретают право требовать возмещения причиненного ему вреда. Та кой позиции, в частности, придерживается А.В. Абабков, считая, что дан ная категория лиц может лично осуществлять свои процессуальные права, и нести соответствующие им обязанности в суде, в том числе, и наряду со * своими законными представителями1.

Следующими условиями предъявления гражданского иска в уголовном процессе является: подсудность спора суду, отсутствие вынесенного судом решения по тому же предмету и основаниям иска, подача искового заявления.

Отказ в иске, постановленный в порядке гражданского судопроизводства, лишает истца права вторичного предъявления того же иска по уголовному делу. Точно также, если гражданский иск разрешен в уголовном процессе, он не может быть вновь предъявлен в порядке гражданского судопроизводства. Лицо, не предъявившее гражданский иск в уголовном процессе, а равно чей иск судом оставлен без рассмотрения, вправе предъявить его в порядке гражданского судопроизводства.

В случаях, когда этого требует охрана прав граждан, также государственных или общественных интересов, гражданский иск вправе предъявить прокурор.

Законодательство устанавливает срок подачи искового требования. Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования. Данное положение преду смотрено в ст. 44 УПК РФ. В ранее действовавшем законодательстве, пе риод подачи искового заявления в уголовном судопроизводстве был го- ^ раздо больше, с момента возбуждения уголовного дела и до начала судеб-

ного следствия. Изменения в ныне действующем УПК РФ, связаны с тем, что в нем закреплены некоторые новые принципы уголовного судопроиз-

1 См.: Абабков А.В. Указ. соч. С. 137.

34

водства. Одним из них является принцип состязательности сторон, со- гласно которому суд не является органом уголовного преследования, а лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их про- цессуальных обязанностей и осуществления предоставляемых им прав.

Своевременно заявленный иск, позволяет лицу, на ранних стадиях приобрести статус гражданского истца и возможность защищать свои интересы, касающиеся иска.

Отсутствие при возбуждении уголовного дела сведений о лице, со- вершившем преступление, а также точно установленного размера нане- сенного ущерба, не является препятствием для предъявления гражданского иска. В этом проявляется одна из особенностей производства по гражданскому иску в уголовном процессе, поскольку иск рассматриваемый в порядке гражданского судопроизводства, остается без движений, если в нем не указаны точно ответчик и сумма исковых требований (ч. 1 ст. 136 ГПК РФ).

УПК РФ не предусматривает, в какой форме и на чье имя должен составляться гражданский иск. Поэтому орган расследования не может оставить исковое заявление без рассмотрения на том основании, что оно не соответствует требованиям ст. 131 ГПК РФ. Так, как появление гражданского истца возможно, когда неизвестно лицо совершившее преступление, размер причиненного вреда точно не определен, и о подсудности дела конкретному суду ставить вопрос преждевременно. В последующем недостатки могут быть устранены, путем подачи гражданским истцом уточняющего искового заявления в дополнение к первому .

Как было сказано ранее, в случае предъявления лицом гражданского иска, при наличии достаточных оснований следователь (дознаватель, прокурор, судья) выносит постановление (суд - определение) о признании его гражданским истцом. Допускается отказ в признании гражданским

1 См.: Мазалов А. Г. Указ. соч. С. 22.

35

истцом при отсутствии связи между предъявленным иском и преступлением.

Нами рассмотрены далеко не все спорные вопросы, касающиеся гражданского истца в уголовном процессе.

Так, нельзя отнести к числу простых и вопрос о субъектах, которые могут заявить иски в порядке уголовного судопроизводства.

В теории и на практике обычно не возникает сомнений в правомерности предъявления исков собственником в случаях, когда утраченные ценности в момент преступления находились у него. Но если эти ценности находились не у самого собственника, а у владельца (нанимателя, комиссионера, хранителя и т.д.), то вопрос о субъекте требований в уголовном процессе решается не столь единодушно.

М.А. Чельцов, например, считал, что право предъявлять гражданские иски в порядке уголовного судопроизводства имеют только собственники . П.П. Гуреев в праве выступить в уголовном судопроизводстве с гражданским иском отдает предпочтение владельцу, интересы которого в первую очередь страдают непосредственно от преступления . С.А. Александров, соглашаясь с этим, считает целесообразным установить исключение на тот случай, если собственник не может получить от владельца возмещения ущерба либо получает его частично. В подобных случаях он допускает предъявление гражданского иска в уголовном деле собственником. Он же высказывает предложение о предъявлении в порядке уголовного судопроизводства регрессных требований3. А.Г. Мазалов признает такое право как за собственниками, так и за владельцами4.

j N l См.: Чельцов М. А. Указ. соч. С. 115.

См.: Гуреев П.П. Гражданский иск в советском уголовном процессе. М., 1961. С. 115

См.: Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976. С. 37.

См.: Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1967.

36

Судебная следственная практика вопрос о надлежащем истце решает в зависимости от квалификации преступления, отдавая предпочтение не самому собственнику, а законному владельцу.

Таким образом, на данном этапе исследования мы приходим к сле- дующим основным выводам:

  1. Под иском в уголовном процессе следует понимать процессуаль но-правовую конструкцию юридического спора, образующего содержа тельную сторону обращения заинтересованного лица в суд с просьбой о защите субъективных прав.

  2. Целесообразность и необходимость рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе обусловлена рядом причин:

  • во-первых, это позволяет экономить процессуальное время, обес- печивает наиболее быстрое восстановление нарушенных прав потерпев- шего.
  • во-вторых, это устраняет двойное рассмотрение в судебных органах обстоятельств одного итого же правонарушения. Кроме затрат времени это позволяет сократить затраты на производство по делу, а также из- бежать вторичного привлечения к процессу одного и того же круга участников судопроизводства, т.е. экономит время истца, ответчика и т.д.
  • в-третьих, это позволяет избежать вынесения противоречивых друг другу судебных постановлений по одним и тем же вопросам.
  • в-четвертых, совместное рассмотрение гражданского иска с уго- ловным делом помогает суду более правильно установить характер гражданско-правовых последствий преступления, решить вопрос о характере и тяжести совершенного преступления, о личности преступника о характере преступных последствий, поможет правильно выбрать меру наказания.
    1. Юридическая природа гражданского иска в уголовном процессе не совсем идентична юридической природе того же иска, предъявленного в гражданском судопроизводстве - гражданский иск в уголовном процессе

37

не может быть виндикационным, а также исключены встречный иск и уступка требования. С другой стороны в отличие от гражданского судопроизводства, иск в уголовном процессе освобожден от уплаты государственной пошлины, а собирание доказательств для обоснования гражданского иска осуществляется также и на стадии предварительного расследования, отсутствующей в гражданском процессе, что значительно усиливает охрану имущественных интересов участников уголовного судопроизводства.

  1. Историю отношения отечественного законодательства к граждан скому иску в уголовном процессе можно разделить на несколько этапов:

1) Законодательное признание гражданского иска в уголовном процессе по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года. 2) 3) Отрицание гражданского иска в уголовном процессе по Декрету о суде № 2 1918 года. 4) 5) Признание гражданского иска в уголовном процессе, но без упо- минания о возможности предъявления его для возмещения морального вреда по УПК РСФСР 1922 и 1960 годов. 6) 4. Вопрос о возможности предъявления гражданского иска для воз мещения морального вреда в российском законодательстве также решался неоднозначно от полного отрицания таковой, до признания его судебной практикой постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о ком пенсации морального вреда», а затем и полного его законодательного признания в действующих ГК РФ, ГПК РФ и УПК РФ. Только с законода тельным признанием возможности предъявления гражданского иска для возмещения морального вреда, гражданский иск в уголовном процессе получил свое наиболее адекватное своей юридической природе выраже ние.

38

  1. Гражданским истцом в уголовном процессе признается физическое или юридическое лицо, предъявившее требование об имущественной компенсации за имущественный и моральный вред, причиненный преступлением. Гражданский истец выполняет особую функцию в уго- ловном процессе:
  • во-первых, он поддерживает гражданский иск и тем самым при- соединяется к обвинителю;
  • во-вторых, являясь одновременно и потерпевшим, обладает двойным статусом в силу чего наделен правом поддерживать обвинение.
  • Гражданский истец в уголовном процессе вправе, но не обязан, до- казывать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Из этого можно сделать вывод, что гражданский истец в уголовном процессе находится в более выгодном положении, так как в гражданском процессе, каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается при отстаивании своих интересов.

1.2. Особенности уголовно-процессуального статуса гражданского истца, как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения на стадии предварительного расследования

Уголовное судопроизводство, имея своим назначением уголовное преследование, назначение справедливого наказания виновному, в равной степени осуществляет защиту прав и интересов лиц, пострадавших от преступления. Вовлекая в уголовный процесс ряд участников, оно наделяет их правами и обязанностями. Наделение правами и обязанностями, как правило, происходит на стадии предварительного расследования. По нашему мнению, данная стадия является основной, дающей возможность на остальных стадиях, использовать полученные результаты и способной

39

оказывать значительное влияние при вынесении судом окончательных решений по делу.

Со стадии предварительного расследования участники уголовного процесса получают возможность на осуществление своих прав.

В теории уголовного процесса участвующие в судопроизводстве лица называются по-разному: «участники уголовного процесса», «субъекты уголовного процесса», «участники уголовно-процессуальной дея- тельности», «участники уголовно-процессуальных отношений».

B.C. Шадрин наиболее приемлемой и оправданной, считает точку зрения о возможности объединить все приведенные наименования под одним общим понятием - «участники уголовного процесса», обосновывая тем, что лицо не может не быть субъектом уголовно- процессуальных прав и обязанностей, всегда совершает уголовно- процессуальные действия и принимает в них участие, вступает, таким образом, в уголовно-процессуальные отношения1.

Уголовно-процессуальное законодательство закрепило в п.58 ст.5 УПК РФ, понятие участников уголовного судопроизводства, как лиц, принимающих участие в уголовном процессе. С принятием УПК РФ 2001 года, участники уголовного судопроизводства были разделены на четыре группы.

К первой группе участников уголовного судопроизводства отнесен суд. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ, суд является единственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти.

Ко второй группе отнесены участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель, потерпевший, частный обвини-

См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании пре- ступлений. М., 2000. С. 8.

40

тель, гражданский истец, представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

Третью группу составляют участники уголовного судопроизводства со стороны защиты: подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитник, граж- данский ответчик, представитель гражданского ответчика.

Четвертая группа включает иных участников уголовного судопро- изводства: свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, и понятого.

Такое разделение участников связано с одним из основных принципов уголовного судопроизводства - принципом состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга. Суд при этом создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставляемых им прав. Стороны обвинения и защиты перед судом равны.

Процессуальное положение гражданского истца как участника уго- ловного судопроизводства на стадии предварительного расследования определяется уголовно-процессуальным законом и характеризуется наличием у него прав, которые позволяют ему активно участвовать в уголовно-процессуальной деятельности для защиты своих прав и законных интересов.

Наличие у всех участников уголовного судопроизводства (обвиняе- мого, потерпевшего, защитника, гражданского истца, гражданского ответчика и других) процессуальных прав и обязанностей, их участие в уголовно-процессуальной деятельности, осуществление ими своих процессуальных функций являются теми признаками, которые в своей совокупности определяют их правовой статус.

Несмотря на общие признаки правового статуса, присущие всем участникам уголовного судопроизводства, нельзя не отметить, что про- цессуальное положение гражданского истца на стадии предварительного

РОССИЙОЙАГ:

ГОСУДАРСТВ;:”:.’..’:.^ БИБЛИОТЕК.:

расследования характеризуется рядом особенностей, специфических черт, вытекающих их правовой природы гражданского иска в уголовном процессе.

Прежде чем непосредственно перейти к рассмотрению особенностей уголовно-процессуального статуса гражданского истца на предвари- тельном следствии, отметим, что наряду с понятием процессуального статуса в литературе встречается также понятие «процессуальное положение». Обычно понятие «статус» связывают с правами и обязанностями. Статус - понятие, соотносимое с понятием роли и потому, как в уголовно-процессуальных отношениях оно раскрывает функциональную направленность субъекта1. Чаще всего понятия «статус» и «положение» рассматриваются как синонимы. Так, Л.Д. Володин по этому поводу пишет, что «понятие статус, положение, состояние и другие подобные им категории, обозначают место субъекта в правовом общении, употребляются часто как синонимы». В дальнейшем мы так же будет придерживаться такого понимания соотношения понятий «процессуальный статус» и «процессуальное положение».

Все участники уголовного судопроизводства, в том числе и граж- данский истец, наделяются правами, и несут определенные обязанности в ходе всей уголовно-процессуальной деятельности, в том числе и при участии в осуществлении уголовно- процессуальных функций. Осуществление своих прав одними участниками правоотношений порождает соответствующие процессуальные обязанности других. Это и влечет возникновение между ними уголовно-процессуальных отношений.

Таким образом, статус, регулирует отношения, указывающие на место гражданского истца в системе правоотношений, как совокупности прав и обязанностей в соответствующем правоотношении.

См.: Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (про- блемные вопросы науки практики). Оренбург, 1996. С. 93.

42

Под уголовно-процессуальным статусом гражданского истца, следует понимать совокупность, установленных нормами уголовно- процессуального законодательства прав и обязанностей, которая обеспечивает возможность действенной защиты своих интересов в процессе предварительного расследования, рассмотрения и разрешения дела судом.

Теперь перейдем к рассмотрению особенностей уголовно- процессуального статуса гражданского истца, как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Одной из таких особенностей является процессуальный порядок признания гражданским истцом.

Статья 44 УПК РФ гласит, что «гражданским истцом является фи- зическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя».

Часть 3 данной статьи предусматривает возможность предъявления гражданского иска другими лицами: законными представителями или прокурором в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут защищать сами свои права и законные интересы. В защиту интересов государства гражданский иск может быть предъявлен только прокурором.

В силу части 2 ст. 44 УПК РФ, гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного рас- следования. Как видно, законодатель четко устанавливает начальный и

43

конечный моменты предъявления гражданского иска в уголовном процессе. С чем это связано?

По начальному моменту предъявления гражданского иска в уголовном процессе по УПК РФ и ранее действовавшему уголовно- процессуального законодательству разногласий нет. Законодатель в обоих случаях исходил из того, что акт возбуждения уголовного дела является правовым основанием для осуществления всех процессуальных действий, в том числе и действий при производстве по гражданскому иску. Независимо от наличия факта преступления, которым причинен имущественный или моральный вред, производство по гражданскому иску невозможно до возбуждения уголовного дела.

Однако конечный момент предъявления гражданского иска по УПК РФ претерпел некоторые изменения. Так по УПК РСФСР 1960 г., граж- данский иск мог быть заявленным до начала судебного следствия. По данному вопросу в науке возникало много споров.

Большинство процессуалистов по этому вопросу занимали сторону законодателя. В то же время ИМ. Гершман еще в 1958 г. считал, что потерпевший должен предъявлять гражданский иск только в стадии предварительного расследования, иначе, по его мнению, будет затруднено обоснование иска, а обвиняемый и гражданский ответчик не смогут хорошо подготовиться к возражениям против иска1. Кроме того, установление такого конечного момента, будет способствовать, по нашему мнению, более активному участию гражданского истца на стадии предварительного расследования, что не замедлит сказаться на своевременности и результативности принятия мер к обеспечению заявленного гражданского иска.

См.: Гершман И.М. Некоторые процессуальные вопросы гражданского иска в уголовном деле //Советское государство и право. 1958. № 1. С. 121.

44

Рассматривая вопросы о моментах предъявления гражданского иска, мы не можем не остановиться на значении своевременно предъявлен- ного иска.

Несвоевременное предъявление гражданского иска в уголовном процессе, по нашему мнению, может объясняется тем, что лица, на ком лежит обязанность уголовного преследования, в данном случае следователь, дознаватель, прокурор, не исполняют обязанность по разъяснению потерпевшим лицам права на гражданский иск. Так, ст. 11 УПК РФ, закрепляет обязанность прокурора, следователя и дознавателя разъяснять участникам уголовного судопроизводства, в том числе и потерпевшему, их права, обязанности, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

На практике встречаются случаи, когда исковое заявление подается спустя длительное время после возбуждения уголовного дела. Иногда это связано с тем, что на начальном этапе затруднительно определить сумму причиненного ущерба. Так, например, во время расследования уголовного дела, возбужденного по факту причинения тяжкого вреда здоровью, потерпевшему понадобилось время на излечение, а затем получение заключения судебно-медицинской экспертизы, определившей неизгладимое обезображение лица. После чего потерпевший смог определить сумму и заявить требование о компенсации морального вреда (указав стоимость необходимой пластической операции) .

Но вместе с тем, встречаются случаи, когда признание потерпевшего гражданским истцом осуществляется за несколько дней до окончания срока предварительного следствия. При этом каких-либо сложностей или препятствий для своевременного признания его таковым, нет. Например, в Приморском РУВД г. Санкт-Петербурга было возбуждено уголовное дело по факту хулиганства, совершенного гражданином Е. в отношении

Архив суда Приморского района г. Санкт-Петербурга. Дело № 526709.

45

водителя автомобиля гражданина Н. В результате преступления потер- певшему был причинен вред на сумму 5 570 рублей. Постановление о признании его гражданским истцом было вынесено только за пять дней до окончания срока предварительного расследования1.

По нашему мнению, ранее действовавший уголовно-процессуальный закон четче регламентировал порядок признания гражданским истцом. Так, в ст. 137 УПК РСФСР было установлено, что «следователь, усмотрев из дела, что совершенным преступлением причинен материальный ущерб гражданину, предприятию, учреждению или организации, разъясняет им или их представителям право предъявить гражданский иск, о чем составляет протокол или делает письменное уведомление» В ст. 42 УПК РСФСР, среди прав потерпевшего не указано, что он вправе заявить гражданский иск о возмещении имущественного и компенсации морального вреда. Откуда же потерпевший узнает о своих правах, если это не предусмотрено законом в статусе потерпевшего? Законодатель, видимо, рассчитывал на правовые знания пострадавших от преступления.

Если по УПК РСФСР 1960 г. потерпевшим признавалось только фи- зическое лицо, а гражданским истцом могло выступать как физическое, так и юридическое лицо, то по УПК РФ, потерпевшим и гражданским истцом по уголовному процессу признаются физические и юридические лица. Исходя из этого, можно прийти к выводу, что одно и тоже лицо вступает в уголовно-процессуальные отношения вначале как потерпев- ший, а затем при предъявлении требований о возмещении имущественного или компенсации морального вреда получает статус и гражданского истца. Однако каким образом оно узнает о возможности заявления гражданского иска в ходе уголовного судопроизводства, если это прямо не предусмотрено законом. Закон говорит сразу о гражданском истце, предъ-

1 Архив суда Приморского района г. Санкт-Петербурга. Дело № 5281158.

46

явившем требование о возмещении вреда (ст.44 УПК РФ). При этом устанавливается условие - наличие оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании лица гражданским истцом возлагается на суд, прокурора, следователя и дознавателя. Таким образом, вышеуказанные лица должные исследовать обстоятельства дела, основания заявленного иска, установить связь между вредом и преступлением. В случае установления причиненного преступлением имущественного, физического или морального вреда, данное лицо сначала признается потерпевшим и лишь потом, при заявлении требований о возмещении вреда - гражданским истцом.

Исходя из изложенного, мы считаем целесообразным внести в ч.2 ст. 42 УПК РФ новый пункт, предусматривающий, что потерпевший вправе заявить гражданский иск о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, а также о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда.

Мы считаем также, что своевременное вступление физических и юридических лиц в уголовный процесс в качестве гражданских истцов позволяет им использовать в полной мере, предоставленные им законом, процессуальные права по защите имущественных интересов.

Предъявление гражданского иска в уголовном процессе заключается в подаче лицом (физическим или юридическим), понесшим имущест- венный или моральный вред от преступления, искового заявления в органы дознания, следствия или прокуратуры, в производстве которых находится уголовное дело.

Несмотря на то, в какие органы оно подается, исковое заявление должно быть адресовано в суд, а не дознавателю, следователю, прокурору. Связано это с тем, что правосудие в РФ осуществляется только судом. И вынося по уголовному делу решение, одновременно разрешается и заявленный по существу гражданский иск.

47

Уголовно-процессуальное законодательство не определяет в какой форме должен быть заявлен гражданский иск: в устном виде или пись- менно. По нашему мнению, целесообразно даже устное заявление о воз- мещении имущественного вреда или компенсации морального вреда, причиненного преступлением оформлять процессуально по аналогии с заявлением о преступлении, в соответствии со ст. 141 УПК РФ. В этом случае необходимо составлять протокол, который бы подписывался заявителем и лицом, осуществляющим предварительное расследование.

Из числа опрошенных нами 110 следователей следственных подраз- делений органов внутренних дел и прокуратуры, дислоцированных в Санкт-Петербурге, 58,8 % из них заявили, что признают лицо граждан- ским истцом после подачи ими искового заявления, и только 32,3 % принимают это процессуальное решение одновременно с признанием лица потерпевшим. В последнем случае следователи не дожидаясь отдельного искового заявления, на основании данных, внесенных в протокол допроса потерпевшего, выносят постановление о признании лица гражданским истцом.

Однако не все требования к заявлению о преступлении могут быть использованы при устном заявлении гражданского иска. Так, например, при производстве следственного действия, оно не может быть занесено в протокол следственного действия, в связи с тем, что не будет возможным указать обращение к суду.

Исковое заявление, подаваемое в письменной форме лицом, понесшим от преступления имущественный или моральный вред, должно содержать реквизиты, предусмотренные ст. 131 ГПК РФ, только в том случае, если для этого имеются все необходимые условия. Лицо, осуществляющее предварительное расследование не вправе отказать в приеме искового заявления по тем мотивам, если его оформление не соответствует ст. 131 ГПК РФ. Во-первых, это обусловлено тем, что УПК РФ прямо не

48

предусматривает требований по оформлению искового заявления в уго- ловном судопроизводстве; во-вторых, гражданский иск может быть заявлен в уголовном деле сразу после возбуждения уголовного дела, когда точный размер причиненного преступлением вреда и лицо совершившее преступление, не установлено.

Ряд процессуалистов считают, что исковое заявление, подаваемое в уголовном процессе, может не содержать реквизитов, указанных в ГПК .

В.Н. Чичко полагает, что если при производстве предварительного расследования имеются все условия для выполнения требований гражданско-процессуального законодательства, следователь должен требовать от физического или юридического лица, понесшего от преступления вред, оформления искового заявления в точном соответствии с ГПК .

В целом мы согласны с такой позицией. Однако, с нашей точки зрения, данный вопрос можно решить в два этапа:

  1. На начальном этапе, когда точно не установлен размер причинен- ного вреда и лицо, совершившее преступление - разрешить предъявление искового заявления, не отвечающего требованиям ГПК РФ (без указания ответчика, точной суммы вреда). Это дало бы возможность своевременного вступления в уголовный процесс гражданского истца, способного оказать активную помощь при собирании доказательств по гражданскому иску. С этого момента следователь вправе был бы привлечь к участию в уголовном процессе в качестве гражданских ответчиков лиц, несущих по закону ответственность за действия обвиняемого. Кроме этого, обвиняемый и защитник, располагая информацией о материальных притязаниях гражданского истца, могут на предварительном следствии использовать

1 См.: Куцова Э.Ф., Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1963. С. 16; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С. 254.

См.: Чичко В.Н. Гражданский истец и гражданский истец на предвари- тельном следствии. Дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 1970. С. 120.

49

свои права для защиты от гражданского истца. Лица, которые по закону несут имущественную ответственность за действия обвиняемого, также могут вступить в уголовный процесс и реализовать свои права по защите имущественных прав и интересов. Таким образом, при своевременно заявленном иске, права и законные интересы участников уголовного процесса ущемлены не будут.

  1. В ходе дальнейшего расследования, при установлении лица, со- вершившего преступление и размера причиненного вреда (но, до окончания предварительного расследования) было бы целесообразно пересоставление гражданского иска с учетом требований гражданско- процессуального законодательства. Как правило, при окончании предварительного расследования известны все обстоятельства, необходимые для надлежащего оформления искового заявления. При этом первый вариант искового заявления оставался бы в деле.

Имея исковое заявление, составленное в соответствии с требованиями законодательства, следователю легче использовать его в работе по сбору доказательств о размере причиненного преступлением вреда, по обеспечению заявленного иска и т.д.

Как правило, на практике, следователи придерживаются определенной формы составления искового заявления, а наличие единого образца, позволило бы избежать многих ошибок. Автор предлагает свой проект искового заявления с учетом требований ГПК РФ и личного опыта следственной работы (приложение № 1). Образец искового заявления предлагаем включить в приложение к УПК РФ,

Подача искового заявления физическим или юридическим лицом, понесшим имущественный или моральный вред от преступления, а также другими лицами, предусмотренными законодательством (ч. 3 ст. 44 УПК РФ), является необходимым условием признания гражданским истцом.

50

Однако сам факт подачи искового заявления не делает лицо автома- тически гражданским истцом. На предварительном следствии данное решение принимается следователем, при этом выносится мотивированное постановление о признании лица, понесшим от преступления вред, подлежащий возмещению. Законодатель наделил следователя правом самостоятельно направлять ход расследования и принимать решения о производстве следственных и иных действий, кроме случаев, когда требуется судебное решение и (или) санкция прокурора. Признание лица гражданским истцом не входит в этот перечень «исключительных» случаев, следователь сам принимает решение по этому вопросу. Мы полагаем, что допускается и принятие решения об отказе в признании лица гражданским истцом. В законе прямо не сказано о вынесении такого решения. Но по нашему мнению это возможно, когда отсутствуют основания для признания лица гражданским истцом. К таким основаниям могут быть отнесены: а) уголовно-правовые основания - причинение вреда непосредственно преступлением, составляющим предмет предварительного расследования или судебного разбирательства; б) уголовно- процессуальные основания -наличие в уголовном деле фактических данных, указывающих на причинение вреда уголовно наказуемым деянием др.

Однако, несмотря на то, что законодатель наделяет следователя правом самостоятельно принимать решения по делу, он иногда ставит его в зависимость от прокурора, даже если это не предусмотрено законода- тельством. Нам известно, что гражданский иск в защиту интересов лиц, которые по ряду причин не могут сами защищать свои интересы, может предъявить прокурор, а в защиту интересов государства- только прокурор. Из этого выходит, что следователь подпадает под зависимость действий прокурора и вынужден ждать, когда прокурор предъявит иск в защиту прав пострадавшего лица.

51

Мы согласны в этом отношении с позицией В.Н. Чичко, который предлагает предоставить следователю право по собственной инициативе признавать гражданскими истцами лиц в тех случаях, когда этого требует охрана их прав и интересов, независимо от того, предъявлен ими в уголовном деле иск или нет1.

В ходе предварительного следствия, как правило, следователь, а не прокурор обнаруживает, что интересы какого-либо лица нарушены и требуют защиты. Кроме того, даже при подаче искового заявления прокурором в защиту других лиц (перечень предусмотрен законодательством) и государства, право о признании лица гражданским истцом остается за следователем, в производстве которого находится уголовное дело. Так зачем же ставить следователя в прямую зависимость от действий прокурора по предъявлению искового заявления.

Кроме того, законодатель возлагает на следователя обязанность по доказыванию характера и размера вреда, причиненного преступлением (ч. 4 ст. 73 УПК РФ). Лица, пострадавшие от преступления, имеют право на возмещение имущественного и компенсацию морального вреда от преступления. Следователь же в соответствии с ч. 1 ст. 11 УПК РФ, обязан обеспечить возможность осуществления данного права. Исходя из этого, можно прийти к выводу, что нельзя лишать следователя независимости при осуществлении деятельности, направленной на возмещение вреда, причиненного преступлением.

Целесообразно предложить законодателю, наделить следователя правом по собственной инициативе, признавать указанных нами лиц в качестве гражданских истцов, не дожидаясь предъявления ими гражданского иска .

Данная проблема поднималась еще в 1970 годах В.Н. Чичко. С этой целью им были проведены опросы следственных работников, по резуль-

1 См.: Чичко В.Н. Указ. соч. С. 126.

52

тагам которых 94,7% опрошенных высказались за предоставление следователю по собственной инициативе признавать в указанных случаях пострадавших лиц, гражданскими истцами, не дожидаясь предъявления ими гражданского иска. Полагая, что спустя более 30 лет, данная проблема остается не решенной, нами вновь были проведены опросы 110 следователей органов внутренних дел и прокуратуры Санкт-Петербурга и их результат выглядит следующим образом. Большинство из числа опрошенных- 49,9 %, считают целесообразным, предоставить следователю такое право, и 32,3% выступили против. Вероятнее всего, при ответе на данный вопрос следователи не пожелали возложить на себя дополнительные обя- занности, в связи с большим объемом работы следственных работников. 14,7% опрошенных затруднились ответить. Что еще раз подтверждает актуальность поднятой нами темы и необходимость большей самостоятельности следователя при решении вопроса о возмещении вреда, причиненного преступлением.

В ходе предварительного расследования признание лица в качестве гражданского истца заключается в принятии следователем решений по следующим вопросам.

Так, следователь проверяет, содержатся ли в материалах уголовного дела юридические факты, составляющие основания гражданского иска? Кроме того, следователь обязан проверить, имеются ли процессуальные предпосылки, при наличии которых заявленный по делу гражданский иск может быть рассмотрен совместно с уголовным делом?

К процессуальным предпосылкам, наличие которых необходимо для признания гражданского иска и признания потерпевшего лица гражданским истцом, следует отнести: процессуальную дееспособность заявителя, подведомственность дела суду; отсутствие судебного решения, вступившего в законную силу.

53

Так, гражданским истцом в уголовном процессе может быть любое физическое лицо, независимо от возраста и психического состояния и те организации, которые пользуются правами юридического лица.

Согласно ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или опера- тивном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

В определение юридического лица заложены следующие признаки, наличие которых обязательно. Основным из них является имущественная обособленность. Предполагается, что имущество юридического лица обособляется от имущества его учредителей, а если речь идет об организации, построенной на началах членства, то есть корпорации, - от имущества ее членов. Свое конкретное выражение имущественная обособленность находит в том, что юридическое лицо в зависимости от его вида должно иметь либо самостоятельный баланс (коммерческая организация), либо самостоятельную смету (некоммерческая организация).

Вторым признаком является самостоятельная имущественная ответ- ственность. Юридическое лицо «отвечает по своим обязательствам этим имуществом». Если иное не предусмотрено в законе или учредительных документах, ни учредители, ни участники юридического лица не отвечают по его долгам и точно также юридическое лицо не отвечает по долгам учредителей (участников).

Третий признак юридического лица - самостоятельное выступление в гражданском обороте от своего имени. Он означает, что «юридическое лицо может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

54

Четвертый признак юридического лица - организационное единство. Под этим понимается устойчивая структура юридического лица. Выступление юридического лица как единого целого обеспечивается тем, что во главе соответствующего образования стоят наделенные весьма определенной компетенцией органы, которые осуществляют внутреннее управление юридическим лицом и действуют от его имени вовне.

Юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных до- кументах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Правоспособность юридического лица возникает с момента его соз- дания, а именно, согласно ч.2 ст.51 ГК РФ, с момента его государственной регистрации в органах юстиции и прекращается в момент завершения его ликвидации.

Предприятия, учреждения и организации, обладающие признаками юридического лица, благодаря этому приобретают статус гражданского истца в уголовном процессе.

Интересы юридического лица в уголовном процессе отстаивает его представитель. В соответствии с ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителем гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут быть адвокаты, а также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. При этом должны быть представлены документы, удостоверяющие служебное положение их представителей, а при необходимости учредительные документы. В ст. 53 ГК РФ устанавливает порядок оформления полномочий представителя. В ч. 1 ст. 53 ГК РФ говорится, что полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Так, доверенность от организаций выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленной печатью этой организации.

55

Рассматривая дееспособность физического лица, считаем необходимым сначала остановиться на правоспособности гражданина.

Статья 17 ПС РФ, определяет, что гражданская правоспособность -это способность гражданина иметь гражданские права и нести обязанности. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью.

Согласно ст. 21 ГК РФ, дееспособность гражданина определяется как способность своими действиями приобретать и осуществлять граж- данские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

Уголовно-процессуальное законодательство не содержит такого по- нятия и не устанавливает возраста, по достижению которого физическое лицо, понесшее ущерб от преступления может лично участвовать в уго- ловном процессе.

Под уголовно-процессуальной дееспособностью можно понимать - способность лица лично совершать те или иные уголовно- процессуальные действия при осуществлении своих процессуальных прав и обязанностей. Из этого можно прийти к выводу, что не все физические лица, которые могут быть гражданскими истцами, в состоянии лично защищать в уголовном процессе свои имущественные права и интересы.

Гражданское законодательство устанавливает, что гражданская дее- способность возникает в полном объеме с наступления совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста. Однако допускается и более раннее приобретение дееспособности - при вступлении в брак до 18 лет.

Прежде всего, это касается малолетних и душевнобольных, не обла- дающих дееспособностью, поскольку они не в состоянии рассудительно себя вести и надлежащим образом защищать свои права и законные интересы.

56

Несовершеннолетние по гражданскому законодательству разделены на две возрастные группы: до 14 лет и с 14 до 18 лет. В пределах первой возрастной группы, выделены несовершеннолетние в возрасте от 6 до 14 лет. Им предоставлено право самостоятельно совершать, помимо мелких бытовых, сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, если они только не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации, а также сделки по распоряжению средствами, которые им представили их законные представители. Приведенное разделение позволяет сделать вывод, что малолетние в возрасте до 6 лет полностью недееспособны.

Более сложным является вопрос о наличии уголовно-процессуальной дееспособности у несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

По сравнению с ранее действовавшим законодательством, ГК РФ, значительно увеличил объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет (за исключением тех, кто приобрел полную дееспособность до наступления совершеннолетия). Несовершеннолетние данной группы как и прежде, вправе сами совершать сделки, получив на это согласие своих законных представителей (родителей, усыновителей и попечителей). Однако, впервые предусмотрена форма согласия, оно должно быть выражено в письменном виде. Не имеет значения, получено разрешение до или после совершения сделки. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут самостоятельную имущественную ответственность по всем сделкам, совершенным как самостоятельно, так и с согласия своих законных представителей.

Статья 45 УПК РФ устанавливает, что для защиты прав и законных интересов потерпевших (в нашем случае и гражданских истцов), являю- щихся несовершеннолетними или по своему физическому или психиче- скому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои

57

права и законные интересы, к обязательному участию привлекаются их законные представители или представители.

Что же касается вопроса об эмансипированных несовершеннолетних, то по нашему мнению, они не нуждаются в опеке законных представителей в ходе предварительного расследования. Связано это, прежде всего с тем, что такой несовершеннолетний обладает в полном объеме граж- данскими правами и несет обязанности.

Законные представители и представители потерпевшего и гражданского истца имеют те же процессуальные права, что и представляемые лица.

Процессуальный статус любого участника уголовного процесса, в том числе и гражданского истца, включает в себя определенные права и обязанности. Следует отметить, что в УПК РФ права и обязанности тер- минологически обозначаются словами «вправе» и «не вправе». То есть слово «обязанность» напрямую нигде не употребляется. Это и объяснимо, так как большинство участников уголовного процесса вовлекаются в него не по своей воле, и прямо требовать соблюдения от них каких-либо обязанностей было бы не совсем справедливо. Тем не менее, обязанность даже выраженная другими словами, обязанностью так и остается.

Права гражданского истца предусмотрены ч. 4 ст. 44 УПК РФ от- дельными пунктами, которых насчитывается двадцать. При этом п.п. 14-20 ч. 4 ст. 44 УПК РФ относятся к судебному производству по уголовному делу. Большинство прав гражданского истца, которыми он вправе пользоваться на стадии предварительного следствия, практически совпадают с аналогичными правами других участников уголовного процесса. Поэтому в рамках данного параграфа мы рассмотрим только те права гражданского истца, которые присущи только ему либо те из них, осуществление которых гражданским истцом обладает особенностями по сравнению с аналогичными правами других участников уголовного процесса.

58

Право представлять доказательства

Это право выражается в юридической возможности гражданского истца принять непосредственное участие в процессе доказывания. Ранее это участие выражалось лишь в добровольной выдаче объектов материального мира органу, ведущему расследование. Что касается собирания

  • доказательств, то оно выходило уже за пределы компетенции
    граждан-

ского истца. В УПК РФ этот вопрос решен иначе. В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ гражданский истец, наряду с подозреваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским ответчиком и их представителями, наделен правом собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Речь в данном случае идет о вещественных доказательствах и иных документах, допускаемых в качестве доказательств по уголовному делу.

Вещественными доказательствами при этом признаются любые предметы которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; на которые были направлены преступные дейст-вия, а также иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств дела (ч. 1 ст. 81 УПК РФ). Например, гражданский истец может представить в орган предварительного следствия принадлежащий ему предмет, получивший повреждения в результате совершения преступления по делу о котором производится расследование.

Часть 1 ст. 84 УПК РФ допускает в качестве доказательств иные документы, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств по делу, предусмотренных ст. 73 УПК РФ (события

^ преступления, виновности лица в совершении преступления, формы его

вины и мотивы, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, исключающих преступность и наказуемость деяния, смягчающих и отягчающих наказание, которые могут повлечь за собой освобождение от уго-

59

ловной ответственности и наказания, способствующие совершению пре- ступления и в том числе характер и размер вреда, причиненного преступлением).

При этом документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, а также иные носители ин- формации, представленные в установленном порядке.

Так, например, при установлении размера материального вреда от кражи, гражданский истец может предъявить следственным органам, товарный и кассовый чек на покупку видеомагнитофона, который был похищен преступникам.

Не меньшее значение имеет и предоставление справок из медицинских учреждений об ухудшении состояния здоровья, последствий пережитых нравственных страданий в связи с причинением ему морального вреда а результате совершения преступления. Таким образом, спектр воз- можных иных документов, которые может собрать и представить в качестве доказательств, гражданский истец достаточно широк.

Разумеется, что оценка доказательств, предоставленных гражданским истцом, проводится с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, лицо осуществляющее расследование уголовного дела. Однако это нисколько не умаляет роль в процессе доказывания гражданского истца. Возможность, предоставленная гражданскому истцу по собиранию и представлению доказательств, по нашему мнению, имеет огромное значение. Это позволяет гражданскому истцу на стадии предварительного расследования принимать активное участие в защите своих прав и законных интересов, оказывать содействие в расследовании компетентным органам. Следует отметить также, что по УПК РФ представление доказательств для гражданского истца является только

60

правом, но никак не обязанностью, как это было установлено в УПК РСФСР.

Право давать объяснения по предъявленному иску.

В соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе давать объяснения по предъявленному иску. Право давать объяснения, по мнению авторов одного из комментариев к УПК РФ, Предполагается возможность активно этим правом распоряжаться - не просто ждать вызова на допрос, а в случае необходимости требовать от лица, производящего предварительное расследование принятие и приобщения к делу объяснений по предъявленному иску. При этом орган, ведущий расследование может отвергнуть эти объяснения, но лишь при соответствующей формулировке1.

Право давать объяснения имеют и некоторые другие участники уго- ловного процесса. Так, по предъявленному иску вправе давать показания также и гражданский ответчик (п. 3 ч. 2 ст. 54 УПК РФ). Давать объяснения по поводу имеющегося в отношении его подозрения вправе подозреваемый (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ). Однако, наряду с объяснениями, эти участники уголовного процесса, вправе давать также и показания. Показания в уголовном процессе могут быть получены только в ходе допроса, необходимость и время производства которого определяются лицом, осуществляющим расследование дела. Показания, полученные в ходе допроса, уголовно-процессуальным законодательством допускаются в качестве доказательств по уголовному делу. Объяснения участников уголовного процесса, в том числе объяснения гражданского истца, в качестве доказательств не признаются. В этом заключается основное отличие показаний от объяснений. Другое отличие объяснения от показаний заключается в том, что они даются только в связи с определенными законом обстоятельствами: гражданский истец и гражданский ответчик дают их по существу

1 См.: Комментарий к УПК РСФСР /Под ред. ВТ. Томина. М., 1999. С. 96.

61

предъявленного иска, а подозреваемый - по поводу имеющегося в отно- шении его подозрения.

Однако, гражданский ответчик по предъявленному иску вправе давать не только объяснения, но и показания. То же самое, т.е. давать и объ- яснения и показания, вправе по поводу имеющегося в отношении его подозрения подозреваемый. Одновременно, право давать и объяснения и показания для гражданского ответчика и подозреваемого закреплено в одних и тех же пунктах соответствующих статей УТЖ РФ (п. 3 ч. 2 ст. 54 и п. 2. ч. 4 ст. 46 УПК РФ). В то же время в отношении гражданского истца в п. 3 ч. 4 ст. 44 УПК РФ сказано только об его праве давать объяснения, но ничего не говорится о показаниях.

Бросается в глаза явная непоследовательность законодателя в за- креплении права давать показания и объяснения для разных участников уголовного процесса. Это относится и к статусу гражданского истца. Так, в п. 5 ч. 4 ст. 44 УПК РФ установлено, что гражданский истец вправе давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет. Понятно, что речь в этом пункте идет о реализации принципа языка уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 18 УПК РФ. В ч. 2 ст. 18 УПК РФ, в частности, предусмотрено, что участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу должно быть разъяснено и обеспечено право давать объяснения и показания на родном языке или другом языке, которым они владеют. Право давать показания на род- ном языке или языке, которым он владеет, относится и к другим участникам уголовного процесса. Например, для потерпевшего такое право закреплено п. 6 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Таким образом, сравнительный анализ п.п. 3 и 5 ч. 4 ст. 44 УПК РФ и ч. 2 ст. 18 УПК РФ позволяет сделать вывод, что показания гражданского истца могут быть даны только тем гражданским истцом, который не владеет или недостаточно владеет

62

языком, на котором ведется производство по уголовному делу. Такой вывод прямо вытекает из грамматического и систематического толкования указанных положений УПК РФ. Однако, вполне понятно, что с логической точки зрения он не выдерживает никакой критики. Для устранения указанного противоречия, на первый взгляд, достаточно дополнить п. 3 ч. 4 ст. 44 указанием на право давать не только объяснения, но и показания. Однако, анализ других положений УПК РФ показывает, что такое решение вопроса было бы недостаточным, поскольку в УПК РФ имеются и другие несостыковки, связанные с правом давать объяснения и показания и с их значением для доказывания по уголовному делу. Они заключаются в следующем:

  1. Гражданский ответчик в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 54 УПК РФ вправе давать объяснения и показания по существу предъявленного иска. Однако, на родном языке или на языке, которым он владеет он вправе давать только показания, но не объяснения (п. 5 ч. 2 ст. 54 УПК РФ).
  2. Подозреваемый, в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения, а согласно п. 6 ч. 4 ст. 46 УПК РФ он также вправе давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет. Таким, образом, в отличие от закрепления аналогичных прав гражданского истца и гражданского ответчика, в данном случае противоречия между двумя пунктами ст. 46 УПК РФ нет. Однако, обращает на себя внимание очень нечеткое закрепление права давать объяснения в отношении обвиняемого, статус которого наиболее схож со статусом подозреваемого. Так, в п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ установлено, что обвиняемый вправе давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. С точки зрения русского языка выражения «вправе давать объяснения» и «вправе объясняться» являются вполне равнозначными. Следовательно, можно сделать вывод, что и обвиняемый вправе давать объяснения. Одна-

63

ко, отдельно, без связи с реализацией принципа языка уголовного судо- производства, это право для обвиняемого не закреплено. Так, в п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ сказано лишь, что обвиняемый вправе давать показания по предъявленному ему обвинению. Таким образом, в данном случае имеет место такая же несостыковка между двумя пунктами одной и той же статьи УПК, какая была отмечена нами относительно статуса гражданского истца, но с противоположным знаком. Получается, что обвиняемый вправе давать объяснения, только в том случае, если он не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу.

  1. Возможность дачи показаний гражданским ответчиком уголовно- процессуальным законом предусмотрена прямо, а гражданским ответчиком - косвенно. Однако, ни показания гражданского ответчика, ни показания гражданского истца не входят в перечень допускаемых доказательств по уголовному делу, установленный ч. 2 ст. 74 УПК РФ, в то время как показания других участников уголовного процесса: подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта в этот перечень входят.

Для устранения указанных противоречий требуется внесение ряда изменений и дополнений в указанные статьи УПК РФ, которые будут нами предложены в выводах по данному параграфу.

Право заявлять ходатайства и отводы.

Право заявлять ходатайства для гражданского истца, в принципе, ничем не отличается от аналогичного права для других участников уго- ловного процесса. Здесь, однако, следует обратить внимание на следую- щее обстоятельство. В ст. 54 УПК РСФСР было закреплено право гражданского истца просить орган дознания, следователя и суд о принятии мер обеспечения заявленного ими иска. УПК РФ такое право специально не предусматривает. Однако, как справедливо считают К. Б. Калиновский и

64

А. В. Смирнов, гражданский истец вправе заявлять любые ходатайства, в том числе и по этому вопросу1

Право иметь представителя

Это право служит средством для повышения процессуальной ак- тивности в защите прав и законных интересов гражданского истца. Представителем гражданского истца, в соответствии со ст. 45 УПК РФ, могут быть адвокаты, а представителем гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя гражданского истца могут быть допущены один из близких родственников гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский истец.

Статус адвоката в настоящее время достаточно четко определен ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» от 31 мая 2002 г. Поэтому более подробно мы на этом вопросе останавливаться не будем. Сложнее вопрос состоит с представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, которым может быть не только адвокат, но и иное лицо, правомочное в соответствии с ГК РФ представлять его интересы.

В ч. 1 ст. 45 УПК РФ неверно указано на то, что правомочия пред- ставителя гражданского истца - юридической организации устанавлива- ются ГК РФ. О представителях юридических лиц в суде говорится не в ГК РФ, а в ГПК РФ. Согласно ч. 2 ст. 48 ГПК РФ, дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных ими федеральными законами, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители. Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредитель-

1 См.: Калиновский К.Б., Смирнов А.В. Комментарий к УПК РФ. СПб., 2003. С. 155.

65

ными документами. От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии. В ст. 49 ГПК РФ говорится о лицах, которые могут быть представителями в суде. К ним относятся дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела. В ст. 50 ГПК РФ указаны лица, которые не могут быть представителями в суде. Ими не могут быть судьи, следователи, прокуроры, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей. В соответствии с ч. 1 ст. 53 ГПК РФ полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. При этом доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленной печатью этой организации.

Несмотря на то, что в ГПК РФ говорится о представительстве в суде, представляется, что вышеуказанные правила по аналогии могут быть распространены и на стадию предварительного расследования в уголовном процессе, поскольку в гражданском процессе такая стадия отсутствует.

В литературе высказано мнение, что представитель гражданского истца участвует в уголовном деле вместо него, а не наряду с представляе- мым1. Такой вывод частично подтверждается уголовно- процессуальным законодательством. Так, в ч. 1 ст. 216 УПК РФ говорится, что гражданский истец, гражданский ответчик или их представители знакомятся с материалами уголовного дела в той части, которая относится к гражданскому иску. Между тем, в п. 8 ч. 4 ст. 44 УПК РФ, устанавливающей право гражданского истца иметь представителя не указано на то, что представи-

1 См.: Якубович Н.А. Окончание .: Челъцов М. А. Указ. соч. С. 116.

66

тель действует вместо гражданского истца. Право заявлять ходатайства, по смыслу ч. 1 ст. 119 УПК РФ принадлежит в равной степени как гражданскому истцу, так и его представителю. То же самое относится к праву собирания и представления доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК РФ). Во избежание разночтений между различными статьями УПК РФ предлагаем при дальнейших изменениях и дополнениях в уголовно- процессуальное законодательство в ч. 1 ст. 216 УПК РФ разделительный союза «или» заменить сочетанием соединительного и разделительного союзов - «и (или)».

Другими выводами и предложениями по данному параграфу являются следующие:

1.Под уголовно-процессуальным статусом гражданского истца, следует понимать совокупность, установленных нормами уголовно- процессуального законодательства прав и обязанностей, которая обеспечивает возможность действенной защиты своих интересов в процессе предварительного расследования, рассмотрения и разрешения дела судом.

  1. В ч.2 ст. 42 УПК РФ необходимо включить новый пункт, преду- сматривающий, что потерпевший вправе заявить гражданский иск о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, а также о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда.
  2. Из числа опрошенных нами ПО следователей следственных под- разделений органов внутренних дел и прокуратуры, дислоцированных в Санкт-Петербурге, 58,8 % из них заявили, что признают лицо гражданским истцом после подачи ими искового заявления, и только 32,3 % принимают это процессуальное решение одновременно с признанием лица потерпевшим. В последнем случае следователи, не дожидаясь отдельного искового заявления, на основании данных, внесенных в протокол допроса
  3. См.: Клюшниченко А.П. Охрана предварительного следствия. М., 1962. С. 61.

67

потерпевшего, выносят постановление о признании лица гражданским истцом.

  1. Вопрос о форме искового заявления в уголовном процессе на стадии предварительного расследования предлагаем решить в два этапа:

1) На начальном этапе, когда точно не установлен размер причи- Ь ненного вреда и лицо, совершившее преступление - разрешить предъяв ление искового заявления, не отвечающего требованиям ГПК РФ (без указания ответчика, точной суммы вреда). Это дало бы возможность свое временного вступления в уголовный процесс гражданского истца, спо собного оказать активную помощь при собирании доказательств по граж данскому иску. С этого момента следователь вправе был бы привлечь к участию в уголовном процессе в качестве гражданских ответчиков лиц, несущих по закону ответственность за действия обвиняемого. Кроме это го, обвиняемый и защитник, располагая информацией о материальных притязаниях гражданского истца, могут на предварительном следствии использовать свои права для защиты от гражданского истца. Лица, кото рые по закону несут имущественную ответственность за действия обви няемого, также могут вступить в уголовный процесс и реализовать свои права по защите имущественных прав и интересов. Таким образом, при своевременно заявленном иске, права и законные интересы участников уголовного процесса ущемлены не будут.

2) В ходе дальнейшего расследования, при установлении лица, со вершившего преступление и размера причиненного вреда (но, до оконча ния предварительного расследования) было бы целесообразно пересо ставление гражданского иска с учетом требований гражданско- процессуального законодательства. Как правило, при окончании предва рительного расследования известны все обстоятельства, необходимые для надлежащего оформления искового заявления. При этом первый вариант искового заявления оставался бы в деле.

68

Имея исковое заявление, составленное в соответствии с требованиями законодательства, следователю легче использовать его в работе по сбору доказательств о размере причиненного преступлением вреда, по обеспечению заявленного иска и т.д. Поэтому считаем целесообразным, включить в приложение к УПК РФ бланк искового заявления с учетом требований ГПК РФ (см. приложение).

  1. Оценка доказательств, предоставленных гражданским истцом, проводится с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, лицо осуществляющее расследование уголовного дела. Однако это нис колько не умаляет роль в процессе доказывания гражданского истца. Воз можность, предоставленная гражданскому истцу по собиранию и пред ставлению доказательств, имеет огромное значение. Это позволяет граж данскому истцу на стадии предварительного расследования принимать активное участие в защите своих прав и законных интересов, оказывать содействие в расследовании компетентным органам. Следует отметить также, что по УПК РФ представление доказательств для гражданского истца является только правом, но никак не обязанностью, как это было установлено в УПК РСФСР.

  2. В УПК РФ имеются противоречия в тех его положениях, в кото рых закрепляется право гражданского истца и других участников уголов ного процесса давать объяснения в соотношении с правом давать показа ния. Право давать показания при этом предполагает право требовать от лица, производящего предварительное расследование принятия и приоб щения к делу объяснений участника уголовного процесса. Объяснения участников уголовного процесса, в том числе объяснения гражданского истца, в качестве доказательств не признаются. В этом заключается ос новное отличие показаний от объяснений. Другое отличие объяснений от показаний заключается в том, что они даются только в связи с определен ными законом обстоятельствами: гражданский истец и гражданский от-

69

ветчик дают их по существу предъявленного иска, а подозреваемый - по поводу имеющегося в отношении его подозрения. В целях устранения выявленных противоречий предлагаем внести следующие изменения и дополнения в ряд статей УПК РФ:

п. 3 ч. 4 ст. 44 УПК РФ «Гражданский истец» изложить в следующей редакции: «давать объяснения и показания по предъявленному иску»;

п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ «Обвиняемый» изложить в следующей ре- дакции: «возражать против обвинения, давать показания и объяснения по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний и объяснений»;

п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ «Обвиняемый» изложить в следующей ре- дакции: «давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет»;

п. 5 ч. 2 ст. 54 УПК РФ «Гражданский ответчик» изложить в сле- дующей редакции: «давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно»;

ч. 2 ст. 74 УПК РФ «Доказательства» дополнить новым пунктом следующего содержания: «показания гражданского истца, гражданского ответчика».

70

ГЛАВА 2 ГРАЖДАНСКИЙ ОТВЕТЧИК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

2.1. Понятие гражданского ответчика в уголовном процессе

В советском уголовно-процессуальном законодательстве понятие «гражданский ответчик» впервые появилось в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 25 декабря 1958 года.

До этого времени, понятие «гражданский ответчик» уголовно- процессуальному законодательству в отличие от понятия «гражданский истец» известно не было. Так, например, в ст. 14 УПК РСФСР 1923 г., говорилось о праве потерпевшего, понесшего от преступления вред и убытки, предъявить гражданский иск к обвиняемому и лицам, которые несут материальную ответственность за его действия. Под этими лицами понимались как юридические лица, так и физические лица, которые в случаях, предусмотренных гражданским законодательством, обязаны были нести материальную ответственность за преступные действия обвиняемого.

УПК РСФСР 1960 г. более детально закрепил вопросы участия гра- жданского ответчика на разных стадиях уголовного процесса. Так, со- гласно ст. 55 УПК РСФСР 1960 г., в качестве гражданских ответчиков могли быть привлечены родители, опекуны, попечители или другие лица, а также предприятия, учреждения и организации, которые в силу закона несли ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого.

В то же время гражданский ответчик давно известен гражданскому процессуальному законодательству. В общем виде, различие между гражданским ответчиком в гражданском и уголовном процессах заключается в следующем. В гражданском процессе признание, как истца, так и ответ-

71

чика носят субъективный характер. Связано это, прежде всего, с тем, что факты, лежащие в основе выводов суда, должен сообщить сам гражданский истец в своем исковом заявлении. В уголовном же процессе признание гражданским ответчиком основьшается не на фактах, сообщаемых истцом в заявлении, а на обстоятельствах и фактических данных, установленных следователем при расследовании уголовного дела. При этом он руководствуется соответствующими гражданско-правовыми нормами, регулирующими внедоговорную ответственность.

В уголовно-процессуальной нет единого мнения по поводу места и роли гражданского ответчика в уголовном процессе. Все, высказанные точки зрения можно обобщенно свести в две основные. По одной из них гражданским ответчиком являются обвиняемый и другие лица. Согласно второй точки зрения, обвиняемый гражданскими ответчиком не является, обвиняемый и гражданский ответчик - различные участники уголовного процесса.

Так, например, М.А Чельцов, отстаивал первую точку зрения, и считал, что гражданский ответчик - это лицо, совершившее преступление, которым причинен материальный вред, а также другие юридические и физические лица, несущие за действия обвиняемого материальную от- ветственность1.

Похожую позицию высказал А.П. Клюшниченко, считавший, что ответчиком в уголовном процессе является отдельный гражданин или организация, на которых лежит обязанность возместить причиненный преступлением имущественный ущерб. Автор при этом имел в виду, что гражданским ответчиком наряду с лицами, несущими материальную ответственность за действия обвиняемого, является и сам обвиняемый2.

1 См.: Чельцов М. А. Указ. соч. С. 116.

См.: Клюшниченко А.П. Охрана социалистической и личной собствен- ности путем гражданского иска в уголовном процессе. Автореф. дис. … юрид. наук. Киев, 1972. С. 11.

72

П.П. Гуреев, при рассмотрении вопроса о гражданском ответчике, понятие «ответчик» ассоциировал только с обвиняемым. У него лишь указано, что в ряде случаев, закон возлагает обязанность возместить материальный ущерб, причиненный преступлением не на обвиняемого, а на других лиц, которые несут за него материальную ответственность .

Вторую точку зрения в основном представляют современные авторы. Так, B.C. Шадрин, комментируя ст. 55 УПК РСФСР 1960 года, указал, что, несмотря на то что, гражданский ответчик появляется в уголовном деле в связи с действиями обвиняемого, он - самостоятельный участник процесса и позицией обвиняемого не связан. Последний сам отвечает за любые последствия вменяемого ему преступления в силу своего про- цессуального положения2. В.В. Вандышев считает, что гражданский от- ветчик является самостоятельным участником процесса, деятельность которого примыкает к деятельности стороны защиты, в силу чего он отнесен законодателем к участникам процесса со стороны защиты3

Однако, такая же точка зрения была распространена и в 60-70 гг. Так, А.Г. Мазалов в 1967 г. считал, что обязанность возмещения ущерба по гражданскому иску в установленных законом случаях несут так назы- ваемые третьи лица, которые не совершали преступления4. В.Н. Чичко в 1970 г., писал, что гражданским ответчиком на предварительном следствии является лицо: а) на которое закон возлагает обязанность по возмещению ущерба, причиненного обвиняемым и б) имеющее в связи с этим юридическую заинтересованность в разрешении гражданско- правового спора, возникшего в связи с совершением преступления5.

1 См.: Гуреев П. П. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1961. С. 43.

2 См.: Комментарий к УПК РФ /Под ред. ВТ. Томина. М., 1999. С. 123.

3 См.: Вандышев В.В. Уголовный процесс. СПб., 2002. С. 54.

4 См.: Мазалов Г.А. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1967. С. 17, 64.

5 См.: Чичко В.Н. Указ. соч. С. 186.

73

Оригинальную точку зрения в 1976 г. высказал С.А. Александров. Он выделял несколько субъектов материальной (имущественной) ответст- венности, выступающих в качестве самостоятельных участников уголовного судопроизводства: обвиняемого-ответчика, гражданского ответчика и свидетеля-ответчика .

Ввиду отсутствия в науке единого мнения по поводу самостоятельности гражданского ответчика как участника уголовного судопроизводства, считаем целесообразным рассмотреть более глубоко его процессу- ально-правовую природу, сущность, исследовать предпосылки, которые обеспечивают выявление основных его признаков и на основе этого дать определение этому субъекту уголовно-процессуальных отношений.

Необходимость в данном участнике объясняется тем, что в ходе производства по уголовному делу реализуется не только уголовная, но еще и гражданско-правовая ответственность. Если же еще и учесть, что в ходе любого совершенного преступления, причиняющего имущественный, физический или моральный вред нарушаются чьи-то права, то практически в каждом случае имеет место гражданско- правовая ответственность. И уголовно-процессуальная деятельность непроизвольно становится средством реализации гражданско-правовой ответственности определенных законом участников процесса.

Гражданско-правовая ответственность является одной из разновид- ностей юридической ответственности. Следует отметить, что ранее зако- нодателем, в том числе и в сфере уголовного процесса, широко использовался термин «материальная ответственность» (ч.1 ст.29, ч.1 ст.55 и ст. 138 УПК РСФСР).

Статья 54 УК РФ, регламентирующая привлечение к участию в деле гражданского ответчика, называет таковым лицо, несущее ответствен-

1 Александров С. А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976. С. 48.

74

ность за причиненный вред, и при этом не раскрывает вида этой ответственности. Вероятнее всего, при этом были учтены изменения в гражданском законодательстве, в котором понятие материальная ответственность отсутствует. Кроме того, понятие «материальная ответственность» не соответствует такому виду ответственности, которая наступает при причинении лицу морального вреда. Поэтому представляется более целесообразным именовать рассматриваемый вид ответственности как гражданско-правовой.

Мерами гражданско-правовой ответственности являются: возмещение убытков, передача индивидуально определенной вещи, компенсация морального вреда, восстановление положения, существовавшего до на- рушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Гражданско-правовая ответственность включает в себя возмещение вреда, причиненного личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица в полном объеме лицом, причинившем этот вред (ст.1064ГКРФ).

Одним из оснований гражданско-правовой ответственности является причинение морального вреда преступлением, когда нарушены личные неимущественные права и нематериальные блага потерпевшего. Возме- щение негативных последствий, причиненных личности гражданина, оз- начает компенсацию морального вреда.

Возмещение вреда, причиненного имуществу лица, означает взыскание реального ущерба и упущенной выгоды. Вопрос о возмещении упущенной выгоды в рамках уголовного процесса является спорным, поскольку при квалификации ряда преступлений против собственности, в частности хищений, упущенная выгода не учитывается. Ряд авторов допускают возможность взыскания упущенной выгоды при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе, но только в обязательственных

75

правоотношениях, которые вытекают из договоров , другие предлагают компенсировать упущенную выгоду так же, как и утрату или повреждение

имущества . Представители науки уголовного права полагают, что «Последствием хищения является наличие имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Причем его размер определяется стоимостью похищенного имущества, а не упущенной выгодой. Упущенная выгода при совершении кражи может быть предметом гражданско-правового спора»3

Гражданское законодательство РФ (ст. ст. 15, 1064 ПС РФ), прямо устанавливает, что подлежит взысканию с лица, несущего ответствен- ность за причиненный преступлением вред, как реальный ущерб, так одновременно и упущенная выгода. Это в совокупности с компенсацией морального вреда позволяет говорить о возмещении вреда в полном объеме.

Таким образом, проанализировав вышесказанное, мы приходим к выводу, что основным признаком, характеризующим гражданского ответчика, является то, что он в рамках уголовного процесса выступает субъектом гражданско-правовой ответственности, мерами которой является: возмещение убытков, передача индивидуально-определенной вещи, компенсация морального вреда, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В отличие от гражданского истца, выступающего на противоположной стороне и являющегося единственным субъектом предъявляемых им гражданско-правовых притязаний, гражданский ответчик - не единст- венный кто несет гражданско-правовую ответственность. Так, законода-

См.: Зинатуллин 3.3. Возмещение материального вреда в уголовном процессе. Казань, 1974. С. 13.

См.: Белякова А. М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972. С. 69. 3 Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой /под общ. ред. СИ. Никулина. М., 2000. С. 468.

76

тель наряду с ним рассматривает в качестве субъекта гражданско- правовой ответственности и обвиняемого1. Следовательно, вторым при- знаком, характеризующим гражданского ответчика в уголовном процессе, следует считать альтернативный характер его участия в уголовном процессе.

В основе гражданско-правовой ответственности в уголовном процессе лежит существенное различие между обвиняемым и гражданским ответчиком в основаниях и условиях возложения этой обязанности. Связано это, прежде всего с тем, что если обвиняемый несет ответственность за свои действия в связи с совершенным им преступлением, то возложение ответственности на гражданского ответчика, хотя также обязательно предполагает наличие того лее вреда, но наряду с этим имеет в качестве своей непосредственной основы иное действие, чем преступление. Законодатель не может поставить обвиняемого и лиц, выступающих в качестве гражданских ответчиков в одинаковое процессуальное положение. Кроме того, представляется недопустимым и наделение их двумя уголовно- процессуальными статусами, иначе бы это привело к размыванию основного назначения обвиняемого, целям его участия в уголовном процессе, объему прав которыми он наделяется.

Конечно, законодателем в некоторых случаях допускается возможность совмещения в одном лице двух субъектов уголовно-процессуальной деятельности, но это не ставит под сомнение действующее общее положение и недопустимости обладания основными участниками процесса двойного процессуального статуса. В уголовном процессе обвиняемый является одним из самых основных участников.

Кроме этого необходимо учесть, что в предъявленном лицу обвинении указывается о характере и размере вреда, причиненного преступле-

См.: Масленникова Л.В. Гражданский ответчик в российском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2001. С. 20.

77

нием. Это дает возможность обвиняемому принимать меры по защите своих имущественных прав. Законодатель наделил обвиняемого большим объемом процессуальных прав, которые позволяют ему успешно защищаться от притязаний, в том числе и от гражданского иска.

Обвиняемый, если к нему предъявлен гражданский иск, не является гражданским ответчиком. Предъявление гражданского иска к нему ничего не меняет в его процессуальном положении. В этом случае обвиняемый лишь олицетворяет в себе участника процесса, привлеченного к уголовной и гражданско-правовой ответственности.

Обвиняемый не привлекается в уголовном деле в качестве граждан- ского ответчика, а соответственно и постановления о признании его от- ветчиком не выносится.

Гражданский ответчик- это не представитель и не защитник об- виняемого, а самостоятельный участник уголовного процесса, который привлекается к участию в уголовном деле в целях охраны своих гражданских прав и законных интересов.

В этой связи следует констатировать, что правильную позицию от- носительно статусов обвиняемого и гражданского ответчика занимали те авторы, которые в 60-70 гг. считали указанных участников уголовного процесса самостоятельными процессуальными фигурами (В.Н. Чичко, А.Г. Мазапов) и современные процессуалисты (В.В. Вандышев, B.C. Шадрин). Однако, в следственной практике еще встречаются случаи признания обвиняемых гражданскими ответчиками. Такие дела нам удалось обнаружить в архиве суда Приморского района г. Санкт-Петербурга1.

На то, что гражданский ответчик неравнозначен обвиняемому, сви- детельствует и тот факт, что им может быть не только физическое, но и

1 Архив суда Приморского района г. Санкт-Петербурга, дела №№ 527063, 528039.

78

юридическое лицо, которое по российскому уголовному законодательству не может быть субъектом преступления, а, следовательно, и обвиняемым.

Круг юридических лиц, которые могут быть привлечены в качестве гражданского ответчика по уголовному делу, достаточно широк. В литературе предпринимались различные попытки классификации таких юридических лиц (В.Я. Понарин, Э.Ф. Куцова, А.Г. Мазалов, Л.В. Масленникова1). Однако, практически все из выделяемых указанными авторами категорий юридических лиц характеризуются тем, что основание их гражданско-правовой ответственности совпадает с основанием гражданско-правовой ответственности физических лиц. Так, все указанные авторы в качестве юридических лиц - гражданских ответчиков выделяют владельцев источника повышенной опасности, однако им может быть не только юридическое лицо, но и гражданин (ст. 1079 ГК РФ). Статьей 1068 ГК РФ установлена ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником. Согласно гражданскому законодательству, как физические, так и юридические лица несут ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до во- семнадцати лет (ст. 1074 ГК РФ).

В этой связи, представляется неправильной сама постановка вопроса об изначальном делении гражданских ответчиков на физических и юридических лиц. Первоначальным критерием классификации гражданских ответчиков должно быть основание гражданско- правовой ответственности, предусмотренное ГК РФ и только после этого гражданские ответчики могут быть разделены на физических и юридических лиц.

Об этом, в принципе, говорит ч. 1 ст. 54 УПК РФ, согласно которой в
качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое

См.: Понарин В.Я. Производство по гражданскому делу при расследовании уголовных дел. Воронеж, 1978. С. 55; Куцова Э. Ф. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1963. С. 31; Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1967. С. 64; Масленникова Л. В. Указ. соч. С. 76.

79

или юридическое лицо, которое в соответствии с ГК РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением. Содержащаяся в данной уголовно-правовой норме ссылка на гражданское законодательство является не вполне корректной, поскольку в нем не содержится специальных норм об ответственности за вред причиненный именно преступлением.

В ГК РФ имеется ряд положений об ответственности за причинение вреда вообще (глава 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда»). Однако, далеко не все положения этой главы ГК РФ могут быть использованы для классификации гражданских ответчиков в уголовном процессе.

Систематическое толкование норм гражданского и уголовного права дает основания полагать, что не могут быть гражданскими от- ветчиками в уголовном процессе следующие категории юридических лиц, несущие ответственность за вред, согласно положениям главы 59 ГК РФ:

  1. Государственные органы, органы местного самоуправления, а также органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, отвечающие за вред, причиненный этими органами (ст. ст. 1069, 1070 ГК), поскольку указанные органы, выступающие в качестве юриди ческих лиц, по российскому уголовному праву не могут быть субъектами преступления.

В то же время указанные органы могут выступать в качестве граж- данских ответчиков, обязанных возместить вред за незаконные действия их должностных лиц, если против этих лиц возбуждено уголовное дело.

  1. Физические и юридические лица, отвечающие за вред, причинен ный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет (ст. 1073 ГК), поскольку эти несовершеннолетние (малолетние) также не являют ся субъектами преступления.

80

В то же время физические и юридические лица, обязанные нести ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, согласно ст. 1074 ГК РФ, могут быть привлечены в качестве гражданских ответчиков по уголовному делу, если несовершеннолетний, достиг возраста уголовной ответственности, установленного ст. 20 УК РФ (16-ти или 14-ти лет).

  1. Физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным (ст. 1076 ГК РФ), а также трудоспособный супруг, родители, совершеннолетние дети при- чинителя вреда, которые знали о психическом расстройстве последнего, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (ч. 3 ст. 1078 ГК РФ), поскольку эти лица, называемые в уголовном праве невменяемыми, не являются субъектами преступления.

К. Б. Калиновский и А. В. Смирнов в отношении этих лиц совершенно справедливо пишут: «гражданский ответчик несет ответственность лишь за вред, причиненный преступлением. Поэтому если производство по применению принудительных мер медицинского характера ведется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, когда о преступлении говорить нельзя, то иск к вышеназванным лицам может быть предъявлен лишь в порядке гражданского судопроизводства»1.

В то же время по критерию основания гражданско-правовой от- ветственности, исходя из положений главы 59 ГК РФ, можно выделить следующие группы физических и юридических лиц, которые могут привлекаться в качестве гражданских ответчиков в уголовном процессе: юридические лица или граждане, отвечающие за вред, причиненный их работниками (ст. 1068 ГК РФ); физические и юридические лица, отвечаю-

1 Калиновский К. Б., Смирнов А. В. Комментарий к УПК РФ. СПб., 2002. С. 180-181.

81

щие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 1074 ГК РФ); юридические лица и граждане, отвечающие за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК).

Рассмотрим выделенные нами гражданских ответчиков в уголовном процессе в отдельности.

Юридические лица или граждане, отвечающие за вред, причиненный их работниками

Эти лица возмещают вред, причиненный их работниками при ис- полнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (ч. 1 ст. 1068 ГК РФ).

При этом работником признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выпол- няющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом дни действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица и под контролем за безопасным ведением работ (ч. 2 ст. 1068 ГК РФ).

Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами), при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива (ч. 3 ст. 1069 ГК РФ).

В литературе прошлых лет было высказано, в общем-то, справедливое мнение о том, что ответственность организации наступает в том случае, когда имеет место совокупность двух необходимых условий: вред причинен по вине работника организации и при исполнении им своих служебных обязанностей; работник привлекается к уголовной ответственности либо за должностное преступление, либо за деяние, которое хотя и

82

не относится к должностным преступлениям, но совершенно в сфере служебных (трудовых) обязанностей данного лица1.

Как видно, из текста ст. 1069 ГК РФ в современных условиях орга- низация (юридическое лицо) отвечает за вред, причиненный не только ее работником, но и гражданином, выполняющим работу по гражданско-правовому договору. То есть в данном случае речь о выполнении такими лицами служебных обязанностей не идет. Не идет здесь речь и о совершении такими гражданами должностных преступлении и т.д. Совсем иная ситуация складывается при решении вопроса об ответственности гражданина за вред, причиненный его работником или лицом, выполняющим работу по гражданско- правовому договору. Поэтому основания гражданско-правовой ответственности, вытекающие из положений ст. 1069 ГК достаточно широки.

Физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 1074 ГК РФ).

В соответствии со ст. 87 УК РФ несовершеннолетними, подлежащими уголовной ответственности, признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14 лет, но не исполнилось 18 лет. Лица, которым ко времени совершения общественно опасного деяния, содержащего признаки преступления, не исполнилось 14 лет, уголовной ответственности не подлежат. В гражданском праве такие лица называются малолетними и ответственность за причиненный ими вред возложен на иных физических и юридических лиц, указанных в ст. 1073 ГК РФ. Поскольку малолетние не являются субъектами преступления, то вопрос о гражданско-правовой ответственности за причиненный ими вред выходит не только за пределы темы нашего
исследования, но и уголовно-

1 См.: Мазалов А. Г. Указ. соч. С. 65.

83

процессуальной науки вообще, поэтому и рассматриваться нами он не будет.

По общему правилу, в соответствии со ст. 1074 ГК РФ, несовершен- нолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответствен- ность за причиненный вред на общих основаниях. Это означает, что вред, причиненный ими личности, имуществу гражданина или юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ). В этих случаях гражданский истец к участию в уголовном деле не привлекается.

Только в том случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов либо иного имущества, достаточных для возмеще- ния вреда, то вред возмещается полностью или в недостающей части его родителями (усьшовителями) или попечителями, если они не докажут, что вред возник не по их вине (абзац 1 ч. 2 ст. 1074 ГК РФ).

Из этого следует, что родители (усыновители), попечители должны привлекаться в качестве гражданских ответчиков, если несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет не имеют дохода или имеют их, но они недостаточны для возмещения вреда в полном объеме.

Для привлечения указанных лиц в качестве гражданских ответчиков необходим ряд условий, которыми являются: наличие причиненного вреда и причинной связи между ним и деянием несовершеннолетнего, не- достаточность или отсутствие дохода (имущества) у непосредственного причинителя вреда - несовершеннолетнего и виновное поведение его родителей (усыновителей), попечителей.

Наличие причиненного вреда и причинной связи между ними и дея- нием, совершенным несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет устанавливается путем доказывания по правилам, установленным УПК РФ.

Доходы несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет могут складываться из заработка, стипендии, иных доходов: при осуществлении

84

прав автора произведения науки, литературы, искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата их деятельности. Кроме этого, несовершеннолетний может вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Несовершеннолетнему гражданским законодательством предоставлено право самостоятельно распоряжаться данными средствами (ч. 2 ст. 26 ГК РФ). Из этого можно сделать вывод, что вред, причиненный преступлением, может быть компенсирован и из этих средств. Наличие или отсутствие доходов (имущества) у несовершеннолетнего обвиняемого, по нашему мнению, может быть установлено путем проверки показаний, полученных в ходе допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, с одной стороны, и его родителей (усыновителей) или попечителей, с другой стороны, а также проверки представленных указанными участниками уголовного процесса доказательств.

Под виной родителей (усыновителей), попечителей понимается как отсутствие должного надзора за несовершеннолетним в момент совершения причинения вреда, так и безответственный подход к его воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, повлекшее вред. Однако, если родители (усыновители) или попечители докажут, что вред возник не по их вине, то они не будут нести гражданско-правовую ответственность и соответственно являться гражданскими ответчиками по уголовному делу. Вопрос о необходимости доказывать отсутствие вины в возникновении вреда гражданским ответчиком в уголовном процессе мы затронем подробнее в параграфе 2 Главы 2.

Все вышеизложенное в равной мере относится как к родителям, так к усыновителям и опекунам несовершеннолетнего подозреваемого, обви- няемого в возрасте от 14 до 18 лет. Привлечение в качестве гражданского ответчика родителей при этом имеет некоторые особенности.

Законодатель, допуская привлечение к участию в деле в качестве гражданского ответчика родителей, не отдает предпочтений кому- либо

85

одному из них - матери или отцу. Согласно ч. 2 ст. 38 Конституции РФ и ч. 1 ст. 61 Семейного кодекса РФ, оба родителя имеют равные права и несут равные обязанности по воспитанию детей. Однако, каждый из них отвечает только за свои действия по воспитанию детей, повлекшие совершение преступления ребенком. Даже на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя его родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей (ст. 1075 ГК РФ).

Общим для родителей, усыновителей и опекунов является также то обстоятельство, что они всегда одновременно и в обязательном порядке привлекаются к участию в уголовном деле в качестве законных предста- вителей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.

За вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, отвечают и юридические лица. К ним относятся воспитательное, ле- чебное учреждение, учреждение социальной защиты или другое анало- гичное учреждение, которое в силу закона (ч. 3 ст. 35 ГК РФ) является попечителем несовершеннолетнего. Эти учреждения отвечают за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, нуждающимися в попечении, и находившимися в данных учреждениях. Учреждение обязано возместить вред полностью или в недостающей части, если, если не докажет, что вред возник не по его вине (абзац 2 ч. 2 ст. 1074 ГК РФ). В данном случае действует правило, предусмотренное абзацем 1 ч. 2 ст. 1074 ГК РФ, о том, что вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, возмещается иными лицами только в том случае, когда у такого несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда.

86

Под виной воспитательных, лечебных учреждений, учреждений со- циальной защиты и других аналогичных учреждений в данном случае понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение ими обязанностей попечителей несовершеннолетних. Эти обязанности установлены ч. 3 ст. 36 ГК РФ, в соответствии с которой, попечители несовершеннолетних, в частности, должны заботиться об их обучении и воспитании. Так, учреждение несет ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним, если не принимает соответствующие меры по его воспитанию или эти меры оказались недостаточными. Кроме того, обязанности учреждения, выступающего в качестве попечителя несовершеннолетнего, закреплены в уставах этих учреждений.

Юридические лица и граждане, отвечающие за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

Примерный перечень видов деятельности, создающих опасность для окружающих приведен в ч. 1 ст. 1079 ГК РФ. К ним относятся: использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.

В литературе в этих случаях обычно говорят об ответственности владельца источника повышенной опасности. Это же понятие широко используется в тестах нормативных актов, судебных постановлений. Так, например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1998 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» сказано, что «источником повышенной опасности надлежит признавать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных

87

объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, об- ладающую такими свойствами» .

В соответствии с ч. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если они являются его владельцем и не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Таким образом, имущественная ответственность владельца источника повышенной опасности наступает при совокупности трех факторов: обладание (владение) источником повышенной опасности на том или ином юридическом основании; неумылшленное поведение потерпевшего; отсутствие непреодолимой силы2.

Следовательно, обстоятельствами, исключающими имущественную ответственность владельца источника повышенной, опасности яв- ляются: неправомерные действия третьих лиц, в результате которых источник повышенной опасности выходит из физического обладания им; умышленное поведение виновного, преднамеренно поставившего себя в опасное состояние; наличие непреодолимой силы.

Примером, неправомерных действий третьих лиц, в результате которых источник повышенной опасности выходит из физического облада-

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 7. 2 Александров С.А. Указ. соч. С. 17.

88

ния лица может служить угон принадлежащего ему транспортного средства.

При причинении вреда источником повышенной опасности, выбывшим из обладания его владельца в результате противоправных действий других лиц, но при наличии также виновного поведения владельца, ответственность за причиненный вред может быть возложена судом как на лицо, использовавшее источник повышенной опасности, так и на его владельца (ч. 2 ст. 1079 ГК РФ). Ответственность владельца источника повышенной опасности может наступить, в частности, когда по его вине не была обеспечена надлежащая охрана источника повышенной опасно- сти1.

Умышленное поведение виновного может выразиться, в частности, в тех случаях, когда он с целью самоубийства бросается под движущееся транспортное средство, умышленно нарушает правила дорожного движения (переходит дорогу на запрещающий сигнал светофора, проезжает железнодорожные пути при закрытом шлагбауме и т.д.).

Понятие непреодолимой силы дается в ч. 1 ст. 202 ГК РФ. Это чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство. Обычно при этом имеются в виду стихийные или общественные бедствия. К стихийным бедствиям относятся землетрясения, наводнения, лесные пожары, эпидемии, эпизоотии, Под общественными бедствиями понимают военные действия, массовые беспорядки, забастовки. Например, не будет нести ответственности организация - владелец склада взрывчатых веществ, если этот склад взорвался в результате лесного пожара и повлек за собой человеческие жертвы. Следует отметить, что в данном и подобном ему случаях действие непреодолимой силы исключает и уголовную ответственность.

См.: Понарин В. Я. Производство по гражданскому иску при расследо- вании уголовных дел. Воронеж, 1978. С. 55.

89

В завершении параграфа подведем некоторые основные его итоги:

  1. Основным признаком, характеризующим гражданского ответчика, является то, что он в рамках уголовного процесса выступает субъектом гражданско-правовой ответственности, мерами которой является: возмещение убытков, передача индивидуально-определенной вещи, компенсация морального вреда, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.
  2. В основе гражданско-правовой ответственности в уголовном про- цессе лежит существенное различие между обвиняемым и гражданским ответчиком в основаниях и условиях возложения этой обязанности. Связано это, прежде всего с тем, что если обвиняемый несет ответственность за свои действия в связи с совершенным им преступлением, то возложение ответственности на гражданского ответчика, хотя также обязательно предполагает наличие того же вреда, но наряду с этим имеет в качестве своей непосредственной основы иное действие, чем преступление. Законодатель не может поставить обвиняемого и лиц, выступающих в качестве гражданских ответчиков в одинаковое процессуальное положение. Кроме того, представляется недопустимым и наделение их двумя уголовно-процессуальными статусами, иначе бы это привело к размыванию основного назначения обвиняемого, целям его участия в уголовном процессе, объему прав которыми он наделяется.
  3. Гражданский ответчик- это не представитель и не защитник об- виняемого, а самостоятельный участник уголовного процесса, который привлекается к участию в уголовном деле в целях охраны своих гражданских прав и законных интересов.
  4. Первоначальным критерием классификации гражданских ответ чиков должно быть основание гражданско-правовой
    ответственности,

90

предусмотренное ГК РФ и только после этого гражданские ответчики могут быть разделены на физических и юридических лиц.

  1. Систематическое толкование норм гражданского и уголовного права дает основания полагать, что не могут быть гражданскими ответчи ками в уголовном процессе следующие категории юридических лиц, не сущие ответственность за вред, согласно положениям главы 59 ГК РФ:
  • государственные органы, органы местного самоуправления, а также органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, отвечающие за вред, причиненный этими органами (ст. ст. 1069, 1070 ГК), поскольку указанные органы, выступающие в качестве юридических лиц, по российскому уголовному праву не могут быть субъектами преступления;

  • физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет (ст. 1073 ГК), поскольку эти несовершеннолетние (малолетние) также не являются субъектами преступления;
  • физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным (ст. 1076 ГК РФ), а также трудоспособный супруг, родители, совершеннолетние дети причинителя вреда, которые знали о психическом расстройстве последнего, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (ч. 3 ст. 1078 ГК РФ), поскольку эти лица, называемые в уголовном праве невменяемыми, не являются субъектами преступления.
    1. По критерию основания гражданско-правовой ответственности, исходя из положений главы 59 ГК РФ, можно выделить следующие груп пы физических и юридических лиц, которые могут привлекаться в качест ве гражданских ответчиков в уголовном процессе: юридические лица или граждане, отвечающие за вред, причиненный их работниками (ст. 1068 ГК РФ); физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный

91

несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 1074 ПС РФ); юридические лица и граждане, отвечающие за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК).

  1. Для привлечения в качестве гражданских ответчиков родителей (усыновителей), попечителей несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет необходим ряд условий, которыми являются: наличие причиненного вреда и причинной связи между ним и деянием несовершеннолетнего, не достаточность или отсутствие дохода (имущества) у непосредственного причинителя вреда - несовершеннолетнего и виновное поведение его ро дителей (усыновителей), попечителей.

При этом наличие или отсутствие доходов (имущества) у несовер- шеннолетнего обвиняемого может быть установлено путем проверки показаний, полученных в ходе допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, с одной стороны, и его родителей (усыновителей) или попечителей, с другой стороны, а также проверки представленных указанными участниками уголовного процесса доказательств.

  1. Законодатель, допуская привлечение к участию в деле в качестве гражданского ответчика родителей, не отдает предпочтений кому-либо одному из них - матери или отцу. Согласно ч. 2 ст. 38 Конституции РФ и ч. 1 ст. 61 Семейного кодекса РФ, оба родителя имеют равные права и не сут равные обязанности по воспитанию детей. Однако, каждый из них от вечает только за свои действия по воспитанию детей, повлекшие совер шение преступления ребенком. Даже на родителя, лишенного родитель ских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родите ля его родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей (ст. 1075 ГК РФ).

92

  1. Имущественная ответственность владельца источника повышенной опасности наступает при совокупности трех факторов: обладание (владение) источником повышенной опасности на том или ином юриди- ческом основании; неумылшленное поведение потерпевшего; отсутствие непреодолимой силы. Следовательно, обстоятельствами, исключающими имущественную ответственность владельца источника повышенной, опасности являются: неправомерные действия третьих лиц, в результате которых источник повышенной опасности выходит из физического обладания им; умышленное поведение виновного, преднамеренно поставившего себя в опасное состояние; наличие непреодолимой силы.

2.2. Особенности уголовно-процессуального статуса гражданского ответчика, как участника уголовного судопроизводства со стороны защиты на стадии предварительного расследования

Гражданский ответчик отнесен к участникам уголовного судопро- изводства со стороны защиты в одном ряду с подозреваемым, обвиняе- мым, его законным представителем, защитником и представителем гражданского ответчика.

Наиболее близкий, по своей сущности, к гражданскому истцу участник уголовного процесса - это, несомненно, обвиняемый.

Несмотря на это, между статусами гражданского ответчика и обви- няемого имеются некоторые различия, причем иногда существенные.

Так, если обвиняемый сам выступает в роли ответственного за при- чиненный вред, то он, обладая кругом прав обвиняемого, занимает при этом более выгодное положение, и нет необходимости наделять его до- полнительными правами и обязанностями. В тоже время, когда ответст- венными за вред являются гражданские ответчики - опосредованные при-чинители вреда, - то они наделяются по сравнению с обвиняемым мень-

93

шим объемом прав. Так, права обвиняемого предусмотрены 21-м пунктом ч. 2 ст. 47 УПК РФ, а права гражданского ответчика - 15 пунктами ч. 2 ст. 54 УПК РФ.

Кроме того, между интересами обвиняемого и гражданского ответчика иногда могут иметь место существенные противоречия. Такая ситуация складывается, например тогда, когда несовершеннолетний, желая снять с себя ответственность за совершенное преступление, оговаривает лиц, которые его воспитывают1. В такой ситуации родители или попечители, выступающие по уголовному делу в качестве гражданских ответчиков вынуждены заниматься не столько защитой от предъявленного граж- данского иска, сколько доказывать надлежащее воспитание несовершен- нолетнего при этом занимая противоположную сторону для обвиняемого.

Обычно принято считать, что гражданский ответчик осуществляет функцию защиты от гражданского иска . Существуют и другие точки зрения относительного того от чего защищается гражданский ответчик.

Так, B.C. Шадрин считает, что гражданский ответчик защищается в первую очередь от другого, а именно от обвинения в ненадлежащем воспитании несовершеннолетнего, если речь идет о родителях (попечителях), или от обвинения в необеспечении условий сохранности автотранспорта, если говорить о владельцах источников повышенной опасности и т.д., и лишь тогда, когда его виновность в указанных действиях доказана, гражданский ответчик приступает к защите от предъявленного по уголовному делу гражданского иска1.

По мнению B.C. Шадрина, гражданский ответчик не может быть объединен в одну группу с такими участниками уголовного процесса, как

См: Ларин А. М. Расследование по уголовному делу и процессуальные функции. М., 1986. С. 56-57.

См., например: Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1972. С. 59.

94

обвиняемый, подозреваемый. Не вполне логично его также рассматривать наряду с потерпевшим и гражданским истцом, так как между ними в уголовном процессе больше различия, чем сходства. Общим между ними является отстаивание имущественных интересов в уголовном деле, но каждый из них отстаивает эти интересы со своей стороны .

На каком же основании законодатель отнес гражданского ответчика к участникам уголовного процесса со стороны защиты? Можно ли объе- динять в одну группу участников уголовного процесса гражданского истца и обвиняемого (подозреваемого) и его защитника? Иными, словами, правильно ли поступил законодатель, классифицируя участников уголовного процесса на различные группы?

Чтобы ответить на эти вопросы разберемся можно ли теоретически отнести гражданского ответчика к другим группам участников уголовного процесса? На этот вопрос следует ответить отрицательно.

Так, гражданский ответчик не может быть отнесен к стороне обвинения. Обвинение, согласно, п. 22 ст. 5 УПК РФ - это утверждение о со- вершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным зако- ном, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. В этом смысле гражданский ответчик никого и ни в чем не обвиняет.

Не может быть гражданский ответчик отнесен к иным участникам уголовного процесса. Иные участники уголовного процесса - это такие из них которые не имеют в данном уголовном деле собственных интересов -свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые. Гражданский ответчик в этом смысле всегда имеет в уголовном деле собственный имущественный интерес.

Таким образом, гражданский ответчик ни к какой иной группе уча- стников уголовного процесса, кроме участников со стороны защиты, от-

См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании пре- ступлений. М., 2000. С. 213.

95

несен быть не может. Остается разобраться только с тем, какого рода защиту осуществляют гражданский ответчик, с одной стороны, и обвиняемый (подозреваемый) и его защитник, с другой стороны.

Защита, осуществляемая гражданским ответчиком, и защита, осуществляемая обвиняемым (подозреваемым) и его защитником — это защита разного рода только на первый взгляд. Обвиняемый (подозреваемый) защищаются самостоятельно или с помощью защитника от обвинения, в том смысле как оно понимается в п. 22 ст. 5 УПК РФ. Гражданский ответчик защищается от утверждения от том, что именно он должен нести гражданско-правовую ответственность за действия лица, против которого выдвигается обвинение в смысле п. 22 ст. 5 УПК РФ. Следовательно, в широком смысле он также осуществляет защиту от обвинения, что соответствует имущественным интересам гражданского ответчика. Это тем более верно, что в соответствии с п. 45 ст. 5 УПК РФ стороны - это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Таким образом, самостоя- тельную функцию защиты от гражданского иска УПК РФ не преду- сматривает и законодатель вполне закономерно отнес гражданского ответчика к стороне защиты совместно с обвиняемым (подозреваемым) и его защитником.

Классификация участников уголовного процесса на стороны обвинения и защиты, и на иных участников, не относящихся ни к той, ни к иной стороне, это всего лишь законодательная классификация. В науке существуют и иные классификации, основанные на других критериях. Так, например, В.В. Вандышев делит участников уголовного процесса по критерию роли, назначения и специфики законных интересов участников уголовного судопроизводства. Он выделяет пять групп участников уго-

См.: Там же.

96

ловного процесса. При этом, одна из групп участников уголовного судопроизводства, по мнению В.В. Вандышева - это лица, обладающие в уголовном процессе личными материально-правовыми и процессуальными интересами. К ним относятся подозреваемый (обвиняемый, подсудимый, осужденный или оправданный), потерпевший по делам частно-публичного и публичного обвинения и частный обвинитель по делам частного обвинения, гражданский истец, гражданский ответчик .

Развивая эту классификацию, можно выделить в отдельную подгруппу участников уголовного процесса гражданского истца и гражданского ответчика как лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами. В частности, в связи с этим гражданский истец и гражданский ответчик рассматриваются нами совместно в рамках темы нашего исследования.

Любая классификация, если она основана на строго научных критериях имеет право на существование. Так, законодательная классификация участников уголовного процесса основана на критерии осуществляемых этими участниками уголовно-процессуальных функций, а лица, уго- ловно-процессуальные функции не осуществляющие, выделены в группу иных участников уголовного судопроизводства. По этой классификации гражданский ответчик, как было отмечено выше, на полном основании отнесен к участникам уголовного процесса со стороны защиты. Если же участников уголовного судопроизводства классифицировать по критерию роли, назначения и специфики их законных интересов, то гражданский ответчик вместе с гражданским истцом составляют подгруппу лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами, а еще шире они входят в группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными материально-правовыми и процессуальными интересами наряду с обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим.

1 См.: Вандышев В.В. Уголовный процесс. СПб., 2002. С. 36.

97

Дискуссионным является вопрос о том с какого момента гражданский ответчик может вступить в уголовный процесс в качестве его участника. Одни авторы придерживаются мнения о том, что гражданский ответчик может появиться в уголовном процессе только после привлечения лица в качестве обвиняемого при наличии гражданского иска . Другие считают, что для привлечения лица в качестве гражданского ответчика достаточно заявления гражданского иска и признания лица, понесшего ущерб, гражданским истцом2. Третьи допускают возможность привлечения к участию в деле гражданского ответчика и до предъявления гражданского иска1.

Не решен данный вопрос и в уголовно-процессуальном законода- тельстве. Отсюда вытекает и различное решение этого вопроса в пра- воприменительной практике. Так, опрошенные нами следователи органов внутренних дел и прокуратуры в большинстве случаев привлекали лицо в качестве гражданского ответчика после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (55,9%); 26,5% - после заявления гражданского иска и признания лица гражданским истцом, 8,8% -непосредственно перед выполнением требований ст. 216 УПК РФ. В ряде случае гражданский ответчик на стадии предварительного расследования к участию в деле вообще не привлекался (2,9%).

Такое положение дел связано в первую очередь с указанным пробелом в уголовно-процессуальном законодательстве, вследствие чего следо- ватели, в целом, считают гражданского истца даже не второстепенной, как

1 См.: Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного правонарушением. М., 1983; Матюхин В. А. Зашита гражданских прав в уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1982. С. 12; Пона-рин В.Я. Указ. соч. С. 58.

См.: Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизвод- стве. Киев, 1989. С. 83; Шпилев В.Н. Участник уголовного процесса. Минск, 1970. С. 14.

98

например, гражданского истца, а даже третьестепенной фигурой в уго- ловном процессе. В то же время своевременное привлечение лица в качестве гражданского ответчика служит гарантией того, что его имущественные интересы будут защищены надлежащим образом путем представления им доказательств, дачи показаний и объяснений и т.д. Поэтому, на наш взгляд, лицо должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика в тот момент, когда материалы уголовного дела дадут основание полагать, что гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный лицом, совершившим преступление, должно нести иное физическое или юридическое лицо - гражданский ответчик. Такая ситуация может иметь место не только, тогда, когда гражданский иск еще не предъявлен, но даже и в том случае, когда не установлено конкретное лицо, совершившее преступление.

Например такая ситуация может иметь место, когда преступление совершено с использованием угнанного транспортного средства, и есть основания полагать, что угон был обусловлен ненадлежащей его охраной со стороны организации - владельца транспортного средства, т.е. источника повышенной опасности. Организация, привлеченная в качестве гражданского ответчика, в таком случае может представить доказательства, что охрана транспортного средства на самом деле была надлежащей и уже на стадии предварительного расследования вопрос о гражданско-правовой ответственности этой организации может отпасть. В таких случаях в УПК РФ следовало бы предусмотреть и возможность отмены постановления о привлечении в качестве гражданского истца, о чем речь пойдет ниже.

Не обязательно для привлечения лица в качестве гражданского от- ветчика ждать привлечения лица, за вред причиненный которым отвечает гражданский ответчик, в качестве обвиняемого. Тем более, что со-

1 См.: Адоян Ю.Р. Гражданский иск в советском уголовном процессе. Дис… канд. юрид. наук. Тарту, 1967. С. 252-254.

99

гласно УПК РФ 2001 г. при производстве дознания как формы предварительного расследования обвинение не предъявляется.

Юридическим основанием появления на стадии предварительного расследования в уголовном процессе гражданского ответчика является постановление дознавателя, следователя, прокурора о привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика (ч. 1 ст. 54 УПК РФ).

В литературе высказываются мнения, что постановление о привлечении в качестве гражданского ответчика должно быть мотивированным и об этом следовало бы указать в законе. Так, B.C. Шадрин полагает, что отсутствие в УПК РФ указания на мотивированность данного постанов- ления данное положение способно превратить право гражданского ответчика знать сущность обвинения и гражданского иска в декларацию . В.Я Понарин предлагает, во-первых, подробно определить в уголовно-процессуальном законе регламентацию содержания постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика, во-вторых, конкретизировать условия предъявления данного постановления2.

На наш взгляд, любое постановление, выносимое по уголовному делу должно быть мотивированным. Вряд ли конкретные статьи УПК РФ следует перегружать требованиями о том, что должно быть отражено в том или ином постановлении. Образец бланка с содержанием постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика можно уточнить в приложении к УПК РФ. В постановлении о привлечении в качестве гражданского ответчика, на наш взгляд, должно быть отражено: время и место составления постановления, кем составлено, точное название лица, привлекаемого в качестве гражданского ответчика; кем и какими действиями или бездействием причинен вред; точный размер вреда; ка-

1 См.: Шадрин B.C. Указ. соч. С. 217.

2 См.: Понарин В.Я. Указ. соч. С. 157.

100

кова вина гражданского ответчика в причинении ущерба и в чем она конкретно выражается; какими доказательствами подтверждается; на основании, какого гражданского закона решается вопрос о привлечении лица к материальной ответственности; отметка о разъяснении прав гражданского ответчика.

Кроме того, было бы целесообразно предусмотреть отмену или изменение ранее вынесенного постановления о привлечении лица в каче- стве гражданского ответчика, вследствие изменения ряда обстоя- тельств, поскольку нельзя исключать возможные ошибки в привлечении лица в качестве гражданского ответчика по уголовному делу.

В УПК РФ также отсутствует требование о разъяснении прав граж- данскому ответчику в письменной форме. Такое положение дел вряд ли может быть оправданным. В результате проведенного нами опроса 110 следователей органов внутренних дел и прокуратуры Санкт- Петербурга установлено, что лицо уведомлялось о привлечении в качестве гражданского ответчика с разъяснением прав письменно в 76,5% случаев, права разъяснялись устно или же постановление отправлялось по почте в 11,7% случаев, лицо не уведомлялось о привлечении в качестве гражданского ответчика в 3% случаев. Таким образом, несмотря на отсутствие законодательного требования о разъяснении прав гражданского ответчика в письменной форме, практика в основном идет по этому пути.

В данном случае также вряд ли следует указывать на письменное разъяснение прав гражданского ответчика в ст. 54 УПК РФ. Достаточно сделать об этом соответствующую запись в постановлении о привлечении в качестве ответчика, что нами предлагалось выше, когда речь шла о содержании данного постановления. Такое предложение высказывается и в юридической литературе1.

1 См.: Масленникова Л.В. Указ. соч. С. 106.

101

Гражданский истец заинтересован в своевременности вовлечения в уголовное дело гражданского ответчика, так как это даст возможность следователю принять меры к обеспечению заявленного иска. Может показаться странным на первый взгляд, но гражданский ответчик тоже заинтересован в мерах обеспечения гражданского иска. Связано это с тем, что законопослушные лица, привлеченные в качестве гражданских ответчиков, сами заинтересованы в том, чтобы свое или чужое имущество, находящееся у них на праве собственности или иное вещном праве, сохранилось и не изменило назначения. Поэтому меры обеспечения гражданского иска имеют немаловажное значение.

УПК РФ не содержит норм, регулирующих порядок определения объектов, которые могут служить источником обеспечения предъявлен- ного или возможного в будущем гражданского иска, а также норм, позволяющих установить, какими правами наделены гражданские ответчики в отношении этих объектов. И это вполне объяснимо, так как эти вопросы являются предметом правового регулирования гражданского и семейного права. Как правильно замечает Л.В. Масленникова, законодатель, регламентируя порядок производства следственных действий, указывает лиц, имеющих право присутствовать при производстве следственных действий, однако в законе не содержится указаний на необходимость установления следователем прав лиц на все материальные блага1.

Органы, ведущие процесс, при решении вопроса о наличии каких-либо прав на это имущество должны учитывать не только объяснения со- ответствующих лиц, но и документы, которыми эти права подтверждаются. При наложении ареста на имущество лиц, необходимо учитывать, что право собственности как абсолютное вещное право позволяет реализовать основные полномочия субъекта, заключающиеся во владении, пользовании, распоряжении имуществом. Никакое иное вещное право не дает воз-

1 См.: Масленникова Л.В. указ. соч. С. 108.

102

можность столь беспрепятственно обеспечить возмещение вреда, при- чиненного преступлением. Например, при наложении ареста на квартиру, а тем более при последующей ее реализации необходимо выяснить, является ли она собственностью гражданского ответчика либо находится в общей долевой или совместной собственности гражданского ответчика и иных лиц (жены, родителей, детей и т.д.), либо гражданский ответчик имеет только право владения и пользоваться квартирой. Подобный правовой режим может иметь и другое недвижимое имущество: земельные участки, обособленные водные объекты, здания, сооружения и т.д. При наличии ограниченных вещных прав на имущество, наложение ареста по существу не может являться действием, обеспечивающим гражданский иск.

Кроме того, когда следователь применяет в качестве меры обеспечения иска наложение ареста на имущество гражданского ответчика, он должен учитывать, что существует имущество, не подлежащее аресту в соответствии с приложением к УИК РФ.

В случае, когда гражданский ответчик полагает, что на его имущество арест наложен неправомерно, то он вправе заявить об этом ходатай- ство.

УПК РФ 2001 г., существенно расширил права гражданского ответ- чика, приблизив тем самым его права к правам обвиняемого. Но мы полагаем, что перечень имеющихся прав гражданского ответчика все- таки необходимо дополнить и усовершенствовать.

Так, ч. 2 ст. 54 УПК РФ предусмотрены следующие права граждан- ского ответчика:

1) знать сущность исковых требований и обстоятельства, на которых они основаны; 2) 3) возражать против предъявленного гражданского иска; 4)

103

3) давать объяснения и показания по существу предъявленного иска; 4) 5) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ; 6) 7) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно; 8) 9) иметь представителя; 10) 11) собирать и представлять доказательства; 12) 13) заявлять ходатайства и отводы; 14) 15) знакомиться по окончании предварительного расследования с ма- териалами уголовного дела, относящимися к предъявленному граждан- скому иску, и делать из него соответствующие выписки, снимать за свой счет копии с тех материалов уголовного дела, которые касаются гражданского иска; 16)

10) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций; 11) 12) выступать в судебных прениях; 13) 14) приносить жалобы на действия (бездействия) и решения дозна- вателя, следователя, прокурора, суда в части, касающейся гражданского иска, и принимать участие в их рассмотрении судом; 15) 16) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания; 17)

14) обжаловать приговор, определение или постановление суда в части, касающейся гражданского иска, и участвовать в рассмотрении жалобы вышестоящим судом; 15) 16) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения, если они затрагивают его интересы. 17)

104

Подробно на всех правах, предоставленных гражданскому ответчику в уголовном процессе, мы останавливаться не будем, так как они пере- плетаются с правами гражданского истца, рассмотренными нами ранее, обратим внимание лишь на особенности уголовно-процессуального статуса гражданского ответчика на стадии предварительного расследования в части, принадлежащих ему прав.

Так, гражданскому ответчику предоставляется право знать сущность исковых требований и обстоятельства, на которых они основаны; Это является нововведением, так как в ранее действовавшем законода- тельстве гражданский ответчик был лишен такой возможности, а именно быть информированным о вменяемых ему в вину действиях или бездействии, влекущих по решению суда, имущественную ответственность.

Обладая таким правом, гражданский ответчик, получает также и возможность быть информированным об обстоятельствах, на которые основаны исковые требования. Однако процессуальное законодательство не разъясняет, каким образом данное право должно быть обеспечено. Возможно, предполагалось, что следователь при вынесении постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика, должен будет разъяснить, сущность требований, выдвигаемых гражданским истцом и факты, на которые он основывается. Однако остается невыясненным, должен ли следователь предъявлять гражданскому ответчику в ходе предварительного расследования материалы дела, свидетельствующие о предъявленных требованиях и обстоятельствах, на них основанных. Кроме того, спорным остается вопрос, в какой форме следователь должен сообщать данную информацию: устно или направлять соответствующее уведомле- ние гражданскому истцу.

Как уже отмечалось ранее, целесообразно все эти моменты отразить в постановлении о привлечении в качестве гражданского ответчика.

105

Гражданскому ответчику также предоставлено право возражать против предъявленного гражданского иска. В логическом аспекте возражение есть не что иное, как способ установить ложность или недоказанность выдвинутого положения. Данный способ может применяться в ходе предварительного расследования, так и на других стадиях уголовного судопроизводства.

Возражение против иска, принято делить на процессуально- правовые и материально-правовые, эта классификация является общей как для гражданского процессуального, так и для уголовно-процессуального права. К процессуальным возражениям относят доводы, которые указывают на обстоятельства постоянного или временного характера, препятствующие рассмотрению иска1.

Возражение против иска может проявляться в виде дачи объяснений, заявления ходатайств, предоставлении доказательств и т.д. Разбор выдвинутых ответчиками утверждений приводит к признанию (полному или частичному) или к опровержению имущественных требований.

С.А. Александров заявленные процессуальные возражения в зави- симости от их последствий предлагает разделить на группы, влекущие утрату права на защиту тождественных имущественных требований: в уголовном и гражданском процессах; только в уголовном процессе; в судебном порядке либо данном органе уголовного судопроизводства1.

Так, по его мнению, к возражениям первой группы относятся воз- ражения против отказа удовлетворить иск в гражданском процессе; против прекращения искового производства или удовлетворения иска в гражданском процессе; против удовлетворения либо отказа в иске в уголовном процессе; против отказа истца от заявленного иска в уголовном процессе.

1 См.: Гурвич М.А. Право на иск. М., 1947. С. 8.

106

Вторая группа возражений является наиболее обширной. Сюда входят утверждения о том, что исковые требования носят неимущественный характер; иск предъявлен недееспособным лицом; исковое заявление от имени пострадавшего подано лицом, не имеющим полномочий на ведение дела; в гражданском процессе имеется тождественный иск; гражданский истец не явился в судебное заседание; вредоносное деяние не содержит состава преступления; в отношении непосредственного причинителя вреда прекращено уголовное преследование; невозможно без отложения разбирательства уголовного дела произвести подробный расчет по гражданскому иску.

Третья группа возражений затрагивает разные категории. Так, на- пример, по действующему законодательству, имущественные споры между государственными предприятиями, учреждениями, организациями суду общей юрисдикции не подведомственны. Требование хозяйствующего органа к вневедомственной охране о возмещении ущерба от преступления рассматриваются только арбитражным судом. Одновременно правила о подсудности и подследственности предусматривают осуществление производства по уголовному делу строго определенным органом расследования и судом.

Материально-правовые возражения представляют собой доводы, за- трагивающие существо иска, свидетельствующие об его несостоятельно- сти.

Данные возражения могут быть двух направлений. Первое, это ос- паривание фактических обстоятельств, из которых выводятся имущест- венные требования (противоправность деяния, совершение его именно данным лицом, правомерность привлечения к материальной ответствен- ности третьих лиц за действия непосредственного причинителя вреда.

1 Здесь и далее: См.: Александров С.А. Правовое положение гражданского ответчика в уголовном процессе. Горький, 1977. С. 29- 31.

107

Второе направление, это опровержение правового вывода (сделан из недоказанных фактических обстоятельств или не вытекает из них).

Мы согласны с мнением С.А. Александрова, который считает, что материально-правовые возражения более эффективное правовое средст- во, чем процессуальные. Связано это и с тем, что оно наиболее доступно для гражданского ответчика. Так, чтобы выдвинуть возражения такого рода, не требуется глубокой юридической осведомленности, а достаточно уяснить фактическую сторону дела и обладать элементарным житейским опытом. Чего нельзя сказать о процессуальных возражениях, требующих юридических знаний.

Следующим правом гражданского ответчика является право давать объяснения и показания по существу предъявленного иска.

Рассматривая права гражданского истца, мы уже затрагивали вопросы, относящиеся к таким понятиям как объяснения и показания. Сущест- венного различия в этом отношении между гражданским истцом и ответчиком в уголовном процессе нет.

Сравнивая права гражданского ответчика с правами других участников уголовного судопроизводства, можно обнаружить некоторое их ущемление.

Так, например, обвиняемому предоставлено право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта. Потерпевший наделен таким же правом. Если же учесть, что все гражданские истцы по делу являются одновременно и потерпевшими, то указанные права распространяются и на них. Однако, гражданский ответчик подобных прав не имеет, несмотря на то, что зачастую вопросы, решаемые экспертом в ходе экспертизы, могут затрагивать интересы гражданского ответчика (например, при производстве автотехнической или оценочной экспертизы). Лишая гражданского ответчика права знакомиться с постановление о назначении

108

экспертизы, ставить вопросы и знакомиться с заключением эксперта, за- конодатель тем самым лишает его возможности в полном объеме отстаивать свои интересы. В свою очередь это может привезти к несвоевременности заявленного ходатайства о проведении дополнительной экспертизы и повлечь увеличение срока расследования, так как гражданский ответчик сможет узнать о допущенных, по его мнению, пробелах, лишь в конце предварительного расследования, при ознакомлении с материалами уголовного дела.

Поэтому, предлагаем наделить гражданского ответчика правом знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ста- вить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта. По на- шему мнению, это позволит устранить несправедливость по отноше- нию к гражданскому ответчику и не нарушит принципа состязательности сторон.

Рассмотрим еще одно право, которым законодатель наделил граж- данского ответчика - право знакомиться по окончании предварительного расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному гражданскому иску, и делать из уголовного дела соответствующие выписки, снимать за свой счет копии тех материалов уголовного дела, которые касаются гражданского иска, в том числе с использованием технических средств. Мы уже затрагивали данную тему при рассмотрении прав гражданского истца. Проблема обеспечения права знакомиться с материалами уголовного дела, одинакова как для указанного участника процесса, так и для гражданского ответчика. Однако и здесь имеется некоторое ущемление прав гражданского ответчика.

Так, любой гражданский истец по делу одновременно является и потерпевшим, при этом он имеет возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Гражданский ответчик не является обвиняе-

109

мым и обладает лишь тем кругом прав, которые предусмотрены законодателем для него.

B.C. Шадрин в этой связи, предлагает предъявлять материалы уго- ловного дела гражданскому истцу и ответчику для ознакомления по окончании предварительного расследования независимо от их ходатайств, то есть по правилам предъявления дела для ознакомления обвиняемому, и не только в части, касающейся заявленного иска, а в целом всех материалов уголовного дела1.

Мы полностью согласны с этими аргументами. Кроме того, в ряде случаев, гражданские ответчики - это родители несовершеннолетнего обвиняемого, которые одновременно признаны их законными представителями. Последние имеют право ознакомиться со всеми материалами уголовного дела без каких либо ограничений в объеме. Поэтому может оказаться так, что одни гражданские ответчики являющиеся одновременно законными представителями несовершеннолетнего обвиняемого и другие, выступающие только как гражданские ответчики, окажутся в неравном положении, первые знакомятся со всем уголовным делом, а вторые -только с его частью.

Кроме того, очень сложно разделить материалы уголовного дела на относящиеся и не относящиеся к гражданскому иску. Во-первых, на этот счет могут расходиться точки зрения следователя и гражданского ответ- чика. Во-вторых, как правило, систематизации материалов уголовного дела по принципу их относимости к иску не производится, они разбросаны по всему уголовному делу. Кроме того, выборочное ознакомление не позволяет уяснить с необходимой полнотой обстоятельства дела2.

Гражданскому ответчику предоставлено право иметь представителя. В УПК РФ впервые положение о представителе гражданского ответчика

1 См.: Шадрин B.C. Указ. соч. С. 218.

2 См.: Александров С.А. Указ. соч. С. 40.

по

закреплено отдельной статьей (ст. 55 УПК РФ). Ранее указывалось, что гражданский ответчик вправе иметь представителя, но не было четко сформулировано, кто может быть этим представителем и какими правами он обладает. Действующее законодательство определило, что представителями гражданского ответчика в уголовном процессе могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, являющегося юридическим лицом, также иные правомочные в соответствии с Гражданским кодексом РФ представлять его интересы. Также по определению суда или постановлению полномочного лица в качестве представителя гражданского ответчика могут быть допущены один из близких родственников гражданского ответчика или иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик.

Представитель гражданского ответчика имеет те же права, что и представляемое им лицо. При этом личное участие в деле гражданского ответчика не мешает ему иметь представителя.

Однако, в статье 216 УПК РФ, содержащей положение об ознакомлении с материалами уголовного дела гражданского ответчика и предста- вителя, вместо соединительного союза «и» стоит союз «или», и, соответ- ственно, под этим можно подразумевать ознакомление с материалами уголовного дела лишь одним из них. Кроме этого, в данной статье указано, что ознакомление с материалами дела возможно лишь по ходатайству данной стороны, но каким образом гражданский ответчик и его представитель узнают, что предварительное расследование заканчивается и они имеют право заявить такое ходатайство. Тем более, что в законе не предусмотрено направление уведомления гражданскому ответчику и его представителю. На основании изложенного, предлагаем ст. 216 УПК РФ исключить и ознакомление с материалами дел гражданского истца, а равно гражданского ответчика, потерпевшего и их представителей проводить по правилам, установленным ст. ст. 217 и 218 УПК РФ.

Ill

Кроме прав, предоставляемых гражданскому ответчику, на него возлагаются обязанности. Так, в ч. 3 ст. 54 УПК РФ указано, что он не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд. При неявке гражданского ответчика без уважительной причины дознаватель, следователь, прокурор или судья (суд) вправе подвергнуть его приводу. Этими лицами выносится мотивированное постановление, а судом - определение. Под уважительной причиной неявки по вызову следует считать болезнь, командировку, чрезвычайные или тяжелые семейные обстоятельства и т.д.

Уважительные причины неявки устанавливаются в каждом конкретном случае лицом, принявшим решение о вызове.

Кроме того, закон запрещает гражданскому ответчику разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был предупрежден об этом в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. В случае разглашения данных, гражданский ответчик будет нести ответственность по ст. 310 УК РФ.

Таким образом, мы приходим к следующим выводам относительно уголовно-процессуального статуса гражданского ответчика как участника уголовного процесса со стороны зашиты на стадии предварительного расследования:

  1. Защита, осуществляемая гражданским ответчиком, и защита, осуществляемая обвиняемым (подозреваемым) и его защитником - это защита разного рода только на первый взгляд. Обвиняемый (подозреваемый) защищаются самостоятельно или с помощью защитника от обвинения, в том смысле как оно понимается в п. 22 ст. 5 УПК РФ. Гражданский ответчик защищается от утверждения от том, что именно он должен нести гражданско-правовую ответственность за действия лица, против которого выдвигается обвинение в смысле п. 22 ст. 5 УПК РФ. Следовательно, в

112

широком смысле он также осуществляет защиту от обвинения, что соот- ветствует имущественным интересам гражданского ответчика. Это тем более верно, что в соответствии с п. 45 ст. 5 УПК РФ стороны - это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Таким образом, самостоятельную функцию защиты от гражданского иска УПК РФ не предусматривает и законодатель вполне закономерно отнес гражданского ответчика к стороне защиты совместно с обвиняемым (подозреваемым) и его защитником.

  1. Любая классификация, если она основана на строго научных кри териях имеет право на существование. Так, законодательная классифика ция участников уголовного процесса основана на критерии осуществляе мых этими участниками уголовно-процессуальных функций, а лица, уго ловно-процессуальные функции не осуществляющие, выделены в группу иных участников уголовного судопроизводства. По этой классификации гражданский ответчик на полном основании отнесен к участникам уго ловного процесса со стороны защиты. Если же участников уголовного су допроизводства классифицировать по критерию роли, назначения и спе цифики их законных интересов, то гражданский ответчик вместе с граж данским истцом составляют подгруппу лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами, а еще шире они входят в группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными материально- правовыми и процессуальными интересами наряду с обвиняемым (подоз реваемым) и потерпевшим.

  2. Дискуссионным является вопрос о том с какого момента граж данский ответчик может вступить в уголовный процесс в качестве его участника. Не решен данный вопрос и в уголовно-процессуальном зако нодательстве. Отсюда вытекает и различное решение этого вопроса в пра воприменительной практике. Так, опрошенные нами следователи органов

113

внутренних дел и прокуратуры в большинстве случаев привлекали лицо в качестве гражданского ответчика после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (55,9%); 26,5% - после заявления гражданского иска и признания лица гражданским истцом, 8,8% - непосредственно перед выполнением требований ст. 216 УПК РФ. В ряде случае гражданский ответчик на стадии предварительного расследования к участию в деле вообще не привлекался (2,9%). Лицо должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика в тот момент, когда материалы уголовного дела дадут основание полагать, что гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный лицом, совершившим преступление, должно нести иное физическое или юридическое лицо - гражданский ответчик. Такая ситуация может иметь место не только, тогда, когда гражданский иск еще не предъявлен, но даже и в том случае, когда не установлено конкретное лицо, совершившее преступление. Не обязательно для привлечения лица в качестве гражданского ответчика ждать привлечения лица, за вред причиненный которым отвечает гражданский ответчик, в качестве обвиняемого. Тем более, что согласно УПК РФ 2001 г. при произ- водстве дознания как формы предварительного расследования обвинение не предъявляется.

  1. Образец бланка с содержанием постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика можно уточнить в приложении к УПК РФ. В постановлении о привлечении в качестве гражданского ответчика, на наш взгляд, должно быть отражено: время и место составления постановления, кем составлено, точное название лица, привлекаемого в качестве гражданского ответчика; кем и какими действиями или бездействием причинен вред; точный размер вреда; какова вина гражданского ответчика в причинении ущерба и в чем она конкретно выражается; какими доказательствами подтверждается; на основании, какого гражданского закона

114

решается вопрос о привлечении лица к материальной ответственности; отметка о разъяснении прав гражданского ответчика.

Кроме того, было бы целесообразно предусмотреть отмену или из- менение ранее вынесенного постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика, вследствие изменения ряда обстоятельств, поскольку нельзя исключать возможные ошибки в привлечении лица в качестве гражданского ответчика по уголовному делу.

  1. УПК РФ 2001 г., существенно расширил права гражданского от- ветчика, приблизив тем самым его права к правам обвиняемого. Однако, перечень имеющихся прав гражданского ответчика все-таки необходимо дополнить и усовершенствовать. Во-первых, необходимо наделить гражданского ответчика правом знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта. Во-вторых, материалы уголовного дела по окончании предварительного расследования гражданскому ответчику должны предъявляться независимо от его ходатайства и в полном объеме, то есть по правилам, установленным для предъявления материалов дела обвиняемому. В-третьих, на основании изложенного, предлагаем ст. 216 УПК РФ исключить и ознакомление с материалами дел гражданского истца, а равно гражданского ответчика, потерпевшего и их представителей проводить по правилам, установленным ст. ст. 217и218 УПК РФ.

115

ГЛАВА 3. ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

3.1. Вред, причиненный преступлением физическим лицам, как основание гражданского иска в уголовном процессе.

В науке гражданского процесса, наиболее детально разработавшей учение об иске, принято различать в качестве одного из элементов данного института - основание иска, то есть юридические факты, на которые истец основывает свои исковые требования.1 Это положение всецело распространяется на гражданский иск в уголовном процессе. Основание по словарю СИ. Ожегова, означает причину, достаточный повод, оправдывающий что-либо2.

Под основанием иска, согласно наиболее распространенной теории, понимаются юридические факты, из которых истец выводит свои исковые требования, т.е. обстоятельства, которыми истец обосновывает свои исковые требования. В уголовном процессе этими юридическими фактами принято считать: совершение преступления; наличие ущерба (вреда), причиненного непосредственно этим преступлением; наличие причинной связи между преступлением и ущербом (вредом).

Для уяснения основания заявления гражданского иска в уголовном процессе представляется необходимым рассмотрение этой категории с точки зрения процессуальных отношений. В настоящее время ни одна проблема права не может быть разрешена по существу без уяснения применительно к системе правовых отношений. Более того, как в свое время

См., например: Советское гражданское процессуальное право /Под ред. КС. Юдельсона. М., 1965. С. 96. 2 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1997. С. 383.

116

отметил М.С. Строгович, что любой процессуальный акт представляет собой процессуальные правоотношения1.

Если приготовлением к преступлению или покушение на него, а равно оконченным преступлением гражданину причиняется моральный, физический или имущественный вред, то при этом возникают охрани- тельные уголовно-правовые и гражданско-правовые отношения. Сам факт совершения преступления означает нарушение запретов, установленных нормами уголовного права и порождает уголовно- правовые отношения. Кроме того, преступление, являясь сложным юридическим фактом, влечет возникновение и других материально- правовых отношений, а частности гражданско-правовых. Однако, не все гражданско-правовые отношения, возникшие в связи с совершением преступления, могут быть реализованы в уголовном процессе, а лишь те, которые возникли в результате причинения гражданину непосредственно преступлением имущественного, морального и физического вреда.

При предъявлении иска в порядке гражданского судопроизводства возникают гражданские процессуальные отношения. Если же иск предъ- явлен при производстве по уголовному делу, то по отношению к гражданско-правовым отношениям служебную роль выполняют уголовно-процессуальные отношения, которые получают как бы двойную нагрузку.

Сторонами гражданско-правового отношения в обязательстве по возмещению причиненного вреда, как известно, является причинитель вреда или лицо, несущее в силу закона материальную ответственность за действия (должник), и лицо (кредитор), которому причинен вред. В этом правоотношении праву кредитора требовать возмещения вреда корреспондируется обязанность должника возместить причиненный ущерб, и в случае уклонения должника от добровольного исполнения
этой обязан-

1 См.: Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939. С 69.

117

ности, кредитор вправе использовать правовой механизм принудительного исполнения1. Однако, по мнению некоторых процессуалистов, государство не является субъектом спорного гражданского правоотношения .

Другой точки зрения придерживается Е.Я. Мотовиловкер, полагая, что наряду с потерпевшим и причинителем вреда в гражданско-правовых отношениях всегда присутствует суд3. Однако, как известно, суд- всего лишь субъект уголовно-процессуальных отношений, но не спорных гражданско-правовых отношений, возникших вследствие причинения вреда. Поэтому он не является стороной материально-правовых отношений. Третьей стороной в охраняемом гражданско-правовом отношении, порожденном преступлением, является государство. Именно оно обеспечивает реализацию спорного гражданско-правового отношения через органы расследования и через суд.

Гражданские процессуальные и уголовно-процессуальные отношения имеют в своей основе определенные фактические отношения, харак- терным отличием которых от иных общественных отношений является то, что они не существуют всегда только в форме правовых отношений. Между лицом, причинившим своими преступными действиями вред и потерпевшим существуют отношения и до предъявления гражданского иска. Само преступление в этих случаях выступает в качестве юридического факта, влекущего возникновение обязательств по возмещению вреда до предъявления иска и даже до возбуждения уголовного дела. Однако эти отношения еще не являются уголовно- процессуальными, а выступают лишь в качестве юридически значимого факта, который может породить уголовно-процессуальные отношения.

1 См.: Батуев В.В. Обеспечение при расследовании преступления граж данского иска потерпевшего. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 85.

2 См.: Мазалов Г.А. Указ. соч. С. 83.

3 См.: Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990. С. 93.

118

Деятельность участников процесса является обязательным звеном между материально-правовыми и процессуальными отношениями. Именно с действием (или бездействием) лиц, участвующих в процессе, нормы процессуального права связывают наступление определенных правовых последствий.

Юридическим фактом, влекущим возникновение исковых отношений, является обращение с гражданским иском заинтересованного или иного управомоченного лица. Однако не всякое обращение влечет за собой обеспечение гражданского иска, а лишь обращение, имеющее опреде- ленное материально-правовое содержание.

Наличие ущерба является фактом, влекущим возможность предъяв- ления гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе лишь при наличии данных о причинении этого ущерба действиями обвиняемого. При этом необходимо, чтобы моральный, физический или имуществен- ный вред наступил в качестве непосредственного результата преступле- ния, а не иных, хотя и связанных тем или иным образом с преступлением обстоятельств (невозможность выплатить долг, виндикация вещи у добросовестного приобретателя и т.д.).

Исходя из этого, к основным фактам, входящим в основание граж- данского иска, т.е. к факту действия и факту причинения вреда, предъяв- ляется требование их причинной связи.

Целью нашего исследования на данном этапе является рассмотрение вреда, являющегося одним из оснований возникновения гражданского иска в уголовном процессе, так как наличие причиненного преступлением вреда и причинной связи между ними, влечет возможность появления таких участников уголовного процесса как гражданский истец и гражданский ответчик, которых мы рассматривали ранее в данной работе.

В уголовном процессе предусмотрено три вида вреда, причиняемых преступлением: имущественный, физический и моральный. К сожалению,

119

в законе не содержится определений этих понятий. Кроме того, не весь вред, причиненный преступлением, подлежит возмещению и компенса- ции. Так, например, в УПК РФ, сказано, что может быть возмещен иму- щественный вред, причиненный преступлением, и имущественно компенсирован моральный вред. Однако, о физическом вреде и его компенсации ничего не сказано. Поэтому, мы считаем необходимым, рассмотреть все три вида вреда, причиняемые преступлением. Кроме того, мы предпримем попытку раздельно рассмотреть вред, причиняемый физическим и юридическим лицам.

В данном параграфе мы рассмотрим вред, который причиняется физическим лицам, и являющийся одним из оснований заявления граж- данского иска в уголовном процессе.

Как мы уже неоднократно упоминали, по действующему уголовно- процессуальному законодательству, лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда и имущественной компенсации мо- рального вреда, признанное гражданским истцом, одновременно оно же является и потерпевшим.

В уголовном процессе потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен разнообразный вред: физический, имущественный и моральный (ч. 1 ст. 42 УРК РФ).

В УПК РСФСР употреблялось два похожих термина «вред» и «ущерб». Так, в ст. 53 «Потерпевший» говорилось о том, что потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, фи- зический или имущественный вред, т.е., если не считать некоторой пере- становки слов, данная формулировка ничем не отличалась от положений ч. 1 ст. 42 УПК РФ. В то же время в ч. 1 ст. 54 УПК РСФСР «Гражданский истец» указывалось, что гражданским истцом признается гражданин, предприятие, учреждение или организация, понесшие материальный ущерб от преступления. В соответствии со ст. 55 УПК РСФСР граждан-

120

ским ответчиком могли быть привлечены родители, опекуны, попечители или другие лица, а также предприятия, учреждения и организации, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого.

Одновременное употребление обоих терминов неизбежно вызывало вопрос об их соотношении. Так, В.З. Лукашевич в свое время писал, что термин «имущественный вред» являясь необходимым условием для признания лица, потерпевшим от преступления (ст. 53 УПК РСФСР), а «материальный ущерб» - необходимым условием для признания гражданским истцом в уголовном деле (ст. 54 УПК РСФСР), одновременно являются тождественными понятиями, так как и в том, и в другом случае подразумевается имущественный ущерб, который может быть выражен в стоимостном (денежном) выражении и причинен преступлением1. Фактически тождественными считали понятия материального ущерба и имущественного вреда и другие авторы2.

Другие ученые в области уголовного процесса различали эти термины.

Так, Э.Ф. Куцова считала, что понятие материального ущерба шире понятия имущественного вреда, так как им «охватывается умаление имущественных благ лица, как уже наступившее в результате преступления, так и то которое неизбежно наступит в будущем».

И.Н. Поляков, предлагал, в тех случаях, когда речь идет об имуще- ственном (материальном) вреде (ущербе), для обозначения неблагоприятных имущественных последствий правонарушения пользоваться единым термином «имущественный вред», что, по его мнению, позволило бы из-

См.: Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев. М., 1972. С. 125. 2 См., например, Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества. Саратов, 1972. С. 15.; Мазалов Г.А. Указ. соч.

С. 37.

121

бежать в теории споров «о словах», а также дало бы возможность в уго- ловном процессе взыскивать как реальные имущественные убытки, так и незаконное имущественное обогащение1.

По такому пути, в сущности, и пошел законодатель. Только об имущественном вреде отныне говорится как в ст. 42 УПК РФ «Потерпевший», так и в ст. 44 УПК РФ «Гражданский истец» и в ст. 54 УПК РФ «Гражданский ответчик».

Следует, однако, отметить, что в уголовном материальном законо- дательстве продолжают употреблять оба вышеназванных термина. Так, согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ одним из оснований освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является возмещение им причиненного ущерба или заглаживание вреда иным об- разом. Заглаживание причиненного потерпевшему вреда наряду с примирением с потерпевшим является одним из условий освобождения лица от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ. Разработчикам УПК РФ в этом случае удалось избежать разночтений с положениями УК РФ, как представляется только при помощи юридико- технической конструкции соответствующих статей. Так, в ст. 25 УПК РФ «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон», по сути, повторяются положения ст. 76 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим», поскольку, как уже указывалось, в этой статье УК РФ также как и в УПК РФ употребляется термин «вред». В то же время диспозиция ст. 28 УПК РФ «Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием» является бланкетной и в ней указано, что прекращение уголовного преследования происходит по основаниям, предусмотренным ст. 75 УК РФ. В ст. 75 УК РФ, как уже бы-

См.: Поляков И.Н. Имущественный вред, причиненный преступлением: понятие, проблемы возмещения //Советское государство и право. 1989. № 6. С. 54.

122

ло отмечено, употребляются оба термина: «ущерб» и «вред». Таким образом, по сути, эти термины, несмотря на их законодательное отождествление в УПК РФ остаются различными.

В УК РФ термины «ущерб» и «вред» употребляются одновременно до сих пор. Так, одним из признаков хищения, согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, является причинение ущерба собственнику или иному вла- дельцу. Причинение крупного ущерба является квалифицирующим признаком многих составов преступлений (п. «б» ч. 3 ст. 165, ч. 3 ст. 166, ч. 2 ст. 169, ч. 3 ст. 183 УК РФ). В то же время в ст. ст. 163, 179, 202, 330, 332 УК РФ говорится о причинении существенного вреда. При этом в науке уголовного права распространено мнение, что «существенным может быть признан имущественный вред в виде прямого реального ущерба либо упущенной выгоды, физический вред в виде причинения побоев или вреда здоровью, а равно нарушение законных прав и интересов граждан (жилищных, трудовых и других)»1.

Таким образом, понятие «вред» оказывается более широким, чем понятие «ущерб», подразумевающее только прямой реальный ущерб, но не упущенную выгоду. Гражданский иск, предъявляемый, в том числе, и в уголовном процессе, предполагает возмещение всего причинного вреда, включая упущенную выгоду, а не только прямого ущерба. С этих позиций законодатель, употребляя в УПК РФ во всех случаях только термин «вред» поступает совершенно правильно.

Вред имущественного характера в основном, возникает при посяга- тельстве на имущественные права субъектов.

Что следует понимать под имуществом, которое является объектом посягательства при совершении преступлений против собственности? Основной критерий для отнесения какого-либо предмета в категорию

1 Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой /Под ред. СИ. Никулина. М., 2000. С. 1057.

123

имущества - это наличие свойства стоимости, ее денежного выражения: цены. Имуществом гражданина следует признать любые предметы, вещи, не изъятые из гражданского оборота, представляющие материальную ценность, обладающие потребительской стоимостью, удовлетворяющие определенные потребности личности, либо приносящие ему доход, а также деньги и ценные бумаги. Предмет посягательства при совершении преступлений против собственности - это именно имущество, его отдельные виды.

В Российской Федерации признается частная, государственная, му- ниципальная и иные формы собственности. Права всех собственников защищаются одинаковым образом.

Статья 209 ГК РФ раскрывает содержание права собственности как права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

В соответствии со ст. 213 ГК РФ в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имуще- ства, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам и юридическим лицам. Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничивается, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Закон разделяет вещи (имущество) на движимые и недвижимые вещи. В соответствии со ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижи-

124

мость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом.

Имущественный вред обычно рассматривается как утрата, присвоение, уничтожение или повреждение имущества.

Вред имущественного характера, как мы уже отмечали, в основном, возникает при посягательстве на имущественные права субъектов. В имущественный вред принято включать прямой действительный вред и неполученные доходы (упущенную выгоду)

Прямой действительный вред представляет собой разность в иму- щественном положении потерпевшего до, и после причинения ему вреда. Иногда действительный вред заменяют понятием «реальные имущественные убытки». Под такими убытками понимается вред, причиняемый преступником государству, физическим и юридическим лицам, заключающийся в прямом лишении этих лиц имущественных благ, в расходах, которые они вынуждены нести по восстановлению имущества, а также в лишении указанных лиц возможности получить определенные доходы.

Упущенная выгода - категория гражданско-правовая, поскольку их взыскание предусмотрено гражданским законодательством (ст. 15 ГК РФ). Упущенная выгода - это неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

125

В литературе высказываются возражения против взыскания упущенной выгоды в рамках уголовного процесса1. Веских аргументов против взыскания неполученных доходов по уголовному делу обычно не приводится, кроме, одного - трудности их подсчета. Однако и при рас- следовании уголовного дела возникает множество трудностей, и это же не является причиной отказа от ведения следствия. В настоящее время в судебной и следственной практике широко применяется проведение бухгалтерских и даже экономических экспертиз, которые всегда могут установить сумму неполученных доходов. Конечно, при исчислении их размера первостепенное значение имеет определение достоверности (реальности) тех доходов, которые потерпевшее лицо предполагало получить при обычных условиях гражданского оборота.

Размер неполученных доходов иногда может превышать сумму имущественного вреда, и взыскание последнего полностью не устраняет вредных имущественных последствий преступления. Рассматривая дан- ную проблему, хочется подчеркнуть, что взыскание неполученных доходов возможно только тогда, когда они находятся в причинной связи с преступлением и были бы непременно получены потерпевшим при отсутствии события преступления.

Целью взыскания неполученных доходов (как и взыскания реальных имущественных убытков) является восстановление имущественной сферы пострадавшего. Таким образом, взыскание неполученных доходов вытекает из принципа полного возмещения вреда, что соответствует интересам собственника.

И.Н. Поляков высказывается за то, чтобы государство также при- звалось потерпевшим и осуществляло свои права через своих представи-

См.: Мазалов А.Г. Указ. соч. С. 31; Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного правонарушением. М., 1983. С. 8.

126

телей в уголовном процессе. Мы согласны с позицией ученого, что не- признание потерпевшим государства приводит к тому, что оно ставиться в неравное положение с другими физическими и юридическими лицами, хотя нередко страдает от преступления значительно сильнее, чем они. Лица, понесшие имущественный вред от преступления, являются субъектами не только уголовных, но и гражданских отношений. Гражданское право рассматривает физических, юридических лиц и государство - Российскую Федерацию, субъектов РФ, муниципальные образования, как равных участников правоотношений. Полагаем, что данное равенство всех участников должно быть характерно и для уголовного судопроизводства.

УПК РФ допускает возможность предъявления гражданского иска для имущественной компенсации морального вреда. Само понятие мо- рального вреда в уголовно-процессуальном законодательстве не раскрывается. Для уяснения сущности морального вреда требуется обратиться к гражданскому законодательству. Так, в ст. 151 ГК РФ указано, что если гражданину причинен моральный вред (физические или психические страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Таким образом, гражданское законодательство под моральным вредом понимает физические и нравственные страдания.

Развернутое определение понятия «моральный вред» дано в поста- новлении Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морально-

1 См.: Поляков И.Н. Имущественный вред, причиненный преступлением: понятие, проблемы возмещения// Советское государство и право. 1989. №6. С. 53.

127

го вреда» В соответствии с этим постановлением под моральным вредом понимаются - нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина1.

Из смысла положений рассматриваемого постановления вытекает, что моральный вред может быть причинен преступлением как само- стоятельно, так и совместно с другими видами вреда. Так, самостоя- тельно моральный вред может быть причинен, например, в результате совершения преступлений, непосредственным объектом которых являются честь и достоинство личности (клевета, оскорбление). Поскольку, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ, под моральным вредом понимаются страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающим на жизнь и здоровье личности, то он причиняется одновременно с причинением физического вреда. То же самое происходит и при наличии страданий, причиненных действиями, нарушающими имущественные граждан, т.е. при совершении преступлений против собственности. В этих случаях одновременно может причиняться и моральный и имущественный вред.

Третьим видом вреда, причиняемого преступлением физическому лицу, является физический вред.

Понятием физического вреда охватывается нарушение анатомической целостности или физиологических функции органов и тканей чело-

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.

128

века и как следствие этого причинение потерпевшему боли и физических страданий. При этом физические страдания являются результатом повреждения не только органов и частей тела, ухудшения функций организма, но и результатом связанного с ними нарушения сложившегося образа жизни, изменения потребностей человека. Состав и нормы удовлетворения физиологических потребностей определяются на основе медицинских критериев и в большей степени зависят от состояния здоровья. Ухудшение здоровья неизбежно повлечет за собой увеличение расходов, связанных с восстановлением работоспособности и поддержанием жизни.

В результате полученного телесного повреждения у потерпевшего возникают потребности в дополнительном питании, лечении, посторон- нем уходе, протезировании, санаторно-курортном лечении и прочих услугах, необходимых для восстановления функций поврежденных органов. Все это может быть осуществлено при помощи дополнительных материальных (денежных) затрат. Данные средства послужат компенсацией имущественных потерь в результате причинения физического вреда.

Ранее считалось, что физический вред, причиненный преступлением восстановить или компенсировать, невозможно. В настоящее же время, в силу обновления законодательства, к сфере регулирования гражданско-правовых отношений физический вред от преступлений относим лишь к тем случаям, когда им обусловлены имущественные лишения (траты), поскольку он выступает причиной убытков, в результате частичной или полной утраты трудоспособности потерпевшим.

В силу сказанного, можно прийти к выводу, что в случае причинения преступлением гражданину физического вреда, вопрос о возмещении вреда в юридическом плане может быть поставлен лишь в случае, когда этот вред имеет имущественный характер.

Кроме того, по всем уголовным делам, связанным со смертью человека, посягательством на его жизнь, причинением вреда здоровью, потер-

129

певшие вправе претендовать на компенсацию причиненного им мораль- ного вреда.

Гражданским законодательством предусмотрены случаи, когда личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадле- жащие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя.

Так, осуществляя или защищая неимущественные права, принадле- жащие человеку при жизни, третьи лица действуют либо в интересах его памяти (например, защита авторского права), либо в собственных интересах (например, защищая честь и достоинство умершего отца, сын действует в своем интересе). Кроме того, п. 1 ст. 152 ПС РФ специально предусмотрено, что право на защиту чести и достоинства гражданина после его смерти имеют заинтересованные лица, а именно они могут обращаться с соответствующими требованиями в суд. Об этом также указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»1.

В уголовно-процессуальном законодательстве в этой связи преду- смотрено, что по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК РФ). В том числе, такие лица могут быть признаны гражданскими истцами. В то же время, УПК РФ ничего не говорит о том, переходят ли права потерпевшего к его наследникам, если смерть потерпевшего явилась не последствием преступления, расследуемого в рамках данного уголовного дела, а в результате других при-

См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. М., 2000. С. 249.

130

чин (естественная смерть, смерть от несчастного случая, смерть, которая явилась последствием другого преступления).

В этой связи у некоторых процессуалистов возникают сомнения по поводу оснований, в соответствии с которыми, третьи лица получают право на защиту неимущественных благ, принадлежащих умершему. Так, СВ. Нарижний считает предоставляемое таким лицам право сомнительным, в связи с тем, что мнение покойного в настоящий момент неизвест-но1.

Уголовно-процессуальное законодательство прямо не запрещает признавать в качестве гражданских истцов третьих лиц - наследников умершего потерпевшего, смерть которого не явилась последствием пре- ступления, расследуемого в рамках данного уголовного дела. Исходя из принципа «что не запрещено, то разрешено», вполне применимого в данном случае, гражданским истцом может быть признано и данное третье лицо. Уместно в данном случае также восполнение имеющегося в уголовно-процессуальном законодательстве пробела путем применения аналогии закона, т.е. распространением действия правила, установленного ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего смерть, которого явилась последствием данного преступления к одному из его близких родственников.

Таким образом, вред, причиненный преступлением физическом лицу, который может быть возмещен в уголовном процессе путем предъяв- ления гражданского иска - это имущественный, моральный и физический вред.

Наиболее важные выводы, к которым мы пришли на данном этапе исследования заключаются в том, что:

См.: Нарижний СВ. Компенсация морального вреда в уголовном судо- производстве России. М., 2001. С. 43.

131

  1. Если приготовлением к преступлению или покушением на него, а равно оконченным преступлением гражданину причиняется моральный, физический или имущественный вред, то при этом возникают охрани- тельные уголовно-правовые и гражданско-правовые отношения. Сам факт совершения преступления означает нарушение запретов, установленных нормами уголовного права и порождает уголовно- правовые отношения. Кроме того, преступление, являясь сложным юридическим фактом, влечет возникновение и других материально- правовых отношений, а частности гражданско-правовых. Однако, не все гражданско-правовые отношения, возникшие в связи с совершением преступления, могут быть реализованы в уголовном процессе, а лишь те, которые возникли в результате причинения гражданину непосредственно преступлением имущественного, морального и физического вреда.
  2. В УПК РСФСР одновременно употреблялось два похожих термина «вред» и «ущерб». Они же одновременно употребляются в действую- щем УК РФ. Понятие «вред» является более широким, чем понятие «ущерб», подразумевающее только прямой реальный ущерб, но не упу- щенную выгоду. Гражданский иск, предъявляемый, в том числе, и в уго- ловном процессе, предполагает возмещение всего причинного вреда, включая упущенную выгоду, а не только прямого ущерба. С этих позиций законодатель, употребляя в УПК РФ во всех случаях только термин «вред» поступает совершенно правильно.
  3. Из смысла положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. вытекает, что моральный вред может быть при- чинен преступлением как самостоятельно, так и совместно с другими ви- дами вреда. Самостоятельно моральный вред может быть причинен, на- пример, в результате совершения преступлений, непосредственным объ- ектом которых являются честь и достоинство личности (клевета, оскорб- ление). Поскольку, согласно постановлению Пленума Верховного Суда

132

РФ, под моральным вредом понимаются страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающим на жизнь и здоровье личности, то он причиняется одновременно с причинением физического вреда. То же самое происходит и при наличии страданий, причиненных действиями, нарушающими имущественные граждан, т.е. при совершении преступлений против собственности. В этих случаях одновременно может причиняться и моральный и имущественный вред.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство прямо не запрещает признавать в качестве гражданских истцов третьих лиц - наследников умершего потерпевшего, смерть которого не явилась последствием пре- ступления, расследуемого в рамках данного уголовного дела. Исходя из принципа «что не запрещено, то разрешено», вполне применимого в данном случае, гражданским истцом может быть признано и данное третье лицо. Уместно в данном случае также восполнение имеющегося в уголовно-процессуальном законодательстве пробела путем применения аналогии закона, т.е. распространением действия правила, установленного ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего смерть, которого явилась последствием данного преступления, к одному из его близких родственников.

3.2. Вред, причиняемый преступлением юридическим лицам, как основание гражданского иска в уголовном процессе

Юридическое лицо по УПК РФ может быть потерпевшим в том случае, когда преступлением причинен вред его имуществу и деловой ре- путации (ч. 1 ст. 42 УПК РФ). Следовательно, юридическое лицо одно- временно является и гражданским ответчиком, что подтверждается ч. 1 ст. 44 УПК РФ, устанавливающей, что гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении

133

имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением.

Прежде действовавшее уголовно-процессуальное законодательство гражданским истцом признавало, кроме граждан, предприятия, учреждения или организации, понесшие материальный ущерб от преступления (ч. 1 ст. 54 УПК РСФСР). Таким образом, в отличие от УПК РСФСР, любое юридическое лицо, а не только предприятие, учреждение или организация, может быть гражданским истцом по уголовному делу, и оно вправе требовать возмещения не только имущественного (материального по УПК РСФСР) вреда (ущерба по УПК РСФСР), ни и вреда его деловой репутации.

Таким образом, УПК РФ предусмотрено два основания для предъ- явления гражданского иска в уголовном процессе юридическими лицами — причинение преступлением имущественного вреда и причинение преступлением вреда его деловой репутации.

В соответствии со ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается ор- ганизация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

В собственности юридических лиц, также как и в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением того имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам.

Коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а

134

также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

Общественные и религиозные организации (объединения), благо- творительные и иные фонды являются собственниками приобретенного ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами.

Причинение имущественного вреда как основание гражданского иска, предъявляемого юридическим лицом, в принципе, ничем не отличается от аналогичного основания иска, предъявляемого физическим лицом. Намного сложнее обстоит дело с причинением вреда деловой репутации юридического лица и другим, принадлежащим ему нематериальным благам. Вопрос о возможности предъявления гражданского иска в уголовном процессе в таких случаях регулируется в недостаточной степени. Имеются противоречия между нормами, содержащимися в различных статьях УПК РФ и между нормами, содержащимися в УПК РФ и ГК РФ. Кроме того, данные вопросы неоднозначно решаются в науках уголовного процесса и гражданского права, а также в судебной практике.

Деловая репутация - это оценка профессиональных качеств лица, а просто репутация представляет собой сложившееся о лице мнение, осно- ванное на оценке общественно значимых его качеств1.

Деловая репутация представляет собой совокупность качеств и оценок, с которыми их носитель ассоциируется в глазах своих контрагентов, клиентов, потребителей, коллег по работе, поклонников, избирателей2.

Гражданско-правовая зашита деловой репутации предусмотрена ст. 152 главы 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита», наряду с защи-

1 См.: Гражданское право. Часть 1 /Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Тол стого. М., 1998. С. 317.

2 См.: Ковалев Е.А., Шевчук В.Д. Защита чести, достоинства и репутации в суде. М., 1995. С. 16.

135

той чести и достоинства. Положения ст. 152 ГК РФ распространяются в основном на физических лиц, но в ней имеется специальная оговорка о распространении правил, предусмотренных данной статьей относительно защиты деловой репутации юридического лица.

Так, в соответствии с ч. 5 ст. 152 ГК РФ «гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением». В ч. 7 этой же ст. ГК РФ отмечено, что «правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица».

В науке гражданского права и в разделе уголовно-процессуальной науки, изучающей гражданский иск в уголовном процессе, положения ч. 7 ст. 152 ГК РФ обычно рассматривают как предоставление возможности юридическому лицу требовать компенсации морального вреда, и служат предметом развернувшейся научной дискуссии.

По мнению СВ. Нарижнего, данная проблема требует серьезного и обстоятельного анализа, поскольку термин «моральный вред» не предполагает наличие физических или нравственных страданий неодушевленного объекта, коим является юридическое лицо1.

В гражданском праве проблема допустимости предъявления граж- данского иска о компенсации морального вреда юридическим лицом, приобрела большое значение. В уголовном процессе еще большую актуальность она получила в связи с принятием УПК РФ 2001 г., согласно которому юридическое лицо вправе предъявить иск для имущественной компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

Позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ по этому вопросу различны. Так, Высший Арбитражный Суд РФ полагает,

См.: Нарижний СВ. Указ. соч. С 64.

136

что юридическое лицо не имеет права на компенсацию морального вреда , а Верховный Суд РФ в упоминавшемся нами постановлении от 20 декабря 1994 г. такую возможность допускает .

Среди ученых также не существует единого мнения по данному вопросу.

Так, например, В.Я. Понарин допускает возможность причинения морального вреда юридическому лицу. Его позиция основывается на анализе ст. 152 ГК РФ, положения которой регламентируют защиту чести, достоинства и деловой репутации. В ч. 5 данной статьи говорится о праве гражданина при защите чести, достоинства и деловой репутации требовать возмещения убытков и морального вреда. Часть 7 ст. 152 ГК РФ, является отсылочной нормой, гласящей: «Правила настоящей статьи (ч. 5 ст. 152 ГК РФ) соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Кроме того, в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» было указано, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица»1.

Сторонники другой точки зрения обосновывают принципиальную невозможность компенсировать моральный вред юридическим лицам.

Так, A.M. Эрделевский считает, что само определение морального вреда, данное в ст. 151 ГК РФ, предполагает, что физические и нравственные страдания могут причиняться только гражданину (физическому лицу), поскольку в противном случае следует полагать, что юридическое лицо может претерпевать физические и нравственные
страдания. Для

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. № 6. С. 43.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.

137

этого оно должно обладать психикой и способностью испытывать эмо- циональные реакции в виде страданий и переживаний. Однако, это выходит за пределы здравого смысла. Во-вторых, по его мнению, если считать, что понятие морального вреда применительно и к юридическому, и к физическому лицу не совпадает, то возникает новая категорий, которая не предусмотрена законодателем. В-третьих, применение в ч. 7 ст. 152 ГК РФ слова «соответственно» подразумевает соответствие подлежащих применению норм данной статьи правовой природе юридического лица. Однако необходимо учитывать неодушевленный характер последнего, как искусственно созданного субъекта права. В-четвертых, с действующим гражданским законодательством полностью согласуется и разъяснение, содержащееся в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. В нем говорится, что при рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда … размер компенсации зависит от характера и объема, причиненных истцу нравственных и физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. Таким образом, данное разъяснение о возможной компенсации морального вреда только гражданину, входит в явное противоречие с п. 5 этого же поста- новления .

Поддерживающий позицию о невозможности возмещения юридиче- скому лицу морального вреда, А. Боннер, предлагает внести изменения в законодательство, которые бы предусматривали возможность возмещения (в денежном выражении) не морального, а неимущественного вреда, причиненного деловой репутации юридического лица.

Представители науки гражданского права полагают, что в случае нарушения деловой репутации юридического лица оно вправе требовать

1 См.: Понарин В.Я. Указ. соч. С. 79.

138

опровержения распространенных порочащих сведений, замены выданного документа, публикации ответа в СМИ, установления факта несоответствия распространенных сведений действительности и т.д. Юридическое лицо вправе требовать и возмещения убытков. «Что касается морального вреда, то он в соответствии со ст. 151 ПС компенсируется лишь гражданам, поскольку только они могут претерпевать нравственные и физические страдания. В связи с этим очевидно, что разъяснение, содержащееся в постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. … распространившее возможность компенсации морального вреда и на юридических лиц (п. 5), противоречит ст. 151 ГК»2.

Как нам представляется, во всех этих спорах имеет место подмена понятий. Не будучи специалистом в области гражданского права, все же рискнем предложить свое видение поднятой проблемы и, исходя из этого, предложить решение вопроса о возмещении морального вреда юридическому лицу в уголовном процессе.

На наш взгляд, компенсация морального вреда, предусмотренная ст. 151 ГК РФ и защита чести, достоинства и деловой репутации, предусмотренная ст. 152 ГК РФ - это различные способы защиты нематериальных благ, о чем свидетельствует название главы 8 ГК РФ, в которую включены обе названные статьи - «Нематериальные блага». При этом из смысла ч. 1 ст. 151 УПК РФ вытекает, что компенсация морального вреда является только денежной. Защита нематериальных благ в порядке ст. 152 ГК РФ осуществляется путем опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, в том числе т в СМИ, в которых они были опубликованы, либо замены или отзыва документа, исходящего от организации, в котором эти сведения содержатся (ч. 1 и 2 ст. 152 ГК РФ),

1 См.: Эрлелевский A.M. Моральный вред и компенсация за страдания. М., 1997. С. 10.

Комментарий к ГК РФ части первой (постатейный) /Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 337.

139

опубликования гражданином своего ответа в тех СМИ, в которых были опубликованы сведения, ущемляющие его права и законные интерес (ч. 3 ст. 152 ГК РФ), возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, которое может иметь место по требованию гражданина наряду с опровержением таких сведений (ч. 5 ст. 152 ПС РФ).

Таким образом, защита чести, достоинства и деловой репутация, исходя из положений ст. 152 ГК РФ осуществляется, в первую очередь, оп- ровержением порочащих гражданина сведений, в том числе и в СМИ. Возмещение морального вреда, равно как и возмещение убытков в этих случаях могут иметь место по требованию гражданина только наряду с опровержением таких сведений, и не имеют самостоятельного характера. Часть 7 ст. 152 ГК РФ, в отношении юридических лиц распространяет правила всей ст. 152 УПК РФ (а не только ч. 5 ст. 152 ГК РФ, как это утверждает В.Я. Понарин) о защите чести, достоинства и деловой репутации, т.е. в первую очередь правил об опровержении пророчащих деловую репутацию сведений, а вовсе не правил о компенсации морального вреда, предусмотренных ст. 151 ГК РФ.

Содержащееся в ч. 5 ст. 152 ГК РФ правило о дополнительном наряду с опровержением порочащих сведений возмещении морального вреда не может распространяться на юридических лиц. Сама по себе норма, содержащаяся в ч. 5 ст. 152 ГК РФ, в части, касающейся возмещения морального вреда» является отсылочной по отношению к норме, содержащейся в ч. 1 ст. 151 ГК РФ, подразумевающей под моральным вредом физические или нравственные страдания. Такие страдания никак не может претерпевать неодушевленное юридическое лицо и, следовательно, моральный вред ему по самой своей юридической природе причинен быть не может. В этой связи, встречающая как в гражданско-правовой, так и в уголовно-процессуальной литературе критика возможности возмещения

140

морального вреда юридическому лицу, в также критика соответствующего положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. представляются вполне обоснованными.

Однако, встает вопрос не является ли юридическое лицо в таких случаях более ущемленным в своих гражданских правах по сравнению с физическими лицами? В определенной степени это действительно так, и особенно ярко это проявляется в сфере уголовного процесса. В соответствии с ч. 1 ст. 44 УПК РФ гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Гражданским истцом, согласно той же ч. 1 ст. 44 УПК РФ, является физическое или юридическое лицо. Однако, юридическое лицо, выступающее в уголовном процессе, в качестве гражданского истца, в отличие от гражданского истца - физического лица иск об имущественной компенсации морального вреда предъявить не может, что не исключает, однако, возможности возмещения юридическому лицу убытков.

За рамками уголовного процесса в этих же случаях вообще остается вопрос о предъявлении гражданского иска в защиту чести, достоинства и деловой репутации в порядке ст. 152 ПС РФ, причем не только в отношении юридического, но и физического лица. Чтобы восполнить этот явный пробел в уголовно-процессуальном праве, считаем целесообразным последнее предложение в ч. 1 ст. 44 УПК РФ следующим образом: «Гражданский истец может предъявить гражданский иск для имущественной компенсации морального вреда и (или) защиты чести, достоинства и деловой репутации». Однако и такое дополнение не является полным, и в дальнейшем мы предложим окончательный вариант предлагаемой нами редакции ст. 44 УПК РФ.

Таким образом, юридическому лицу, являющемуся неодушевленным и не способному вследствие этого претерпевать физические и нравст- венные страдания, моральный вред преступлением быть причинен не

141

может. Поскольку в ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшим признается, помимо прочих лиц, и юридическое лицо, в случае причинения преступлением вреда его деловой репутации, а в ч. 1 ст. 44 УПК РФ не указано, что гражданский истец - юридическое лицо вправе предъявить гражданский иск для защиты его деловой репутации, то в нее следует внести соответствующее дополнение. Одновременно в этом дополнении должно содержаться указание о возможности предъявления гражданином иска о защите его чести и достоинства.

Деловая репутация - это не единственное нематериальное благо, ко- торому может быть причинен вред преступлением. Причем к таким пре- ступлениям можно отнести, в сущности, только одно - клевету, содержа- щуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ (ч. 1 ст. 129 УК РФ). Вред другим нематериальным благам может быть причинен, например, такими преступлениями как нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ), незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), заведомо ложная реклама (ст. 182 УК РФ), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ) и некоторыми другими.

Так, например, за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, совершенное не- однократно или причинившее крупный ущерб, устанавливается уголов- ная ответственность на основании ч. 1 ст. 180 УК РФ. В большинстве случаев «страдать» от вышеуказанного преступления приходится не фи- зическим, а юридическим лицам.

Тварный знак, знак обслуживания и т.д., по мнению А.П. Сергеева, одновременно являются и потенциальными источниками дохода, стиму-

142

лируя спрос на определенный товар в случае роста числа его приверженцев, и предметом гордости производителя, свидетельством его достойного места в обществе. Фирменное наименование, ставшее популярным не только приносит немало дивидендов, но и заслуженное уважение в обществе из-за признания его заслуг. Поэтому право на фирменное наименование должно рассматриваться и как важное личное неимущественное благо .

Использование чужого товарного знака, знака обслуживания и т.д. также способно подорвать деловую репутацию лица. Однако, ст. 152 ГК РФ, предусматривая защиту деловой репутации, имеет в виду только распространение порочащих деловую репутацию сведений и поэтому в случае совершения данного преступления предъявление гражданского иска в уголовном процессе на основании положений ст. 152 ГК РФ не может иметь места. Предъявление гражданского иска потерпевшим - юридическим лицом в уголовном процессе возможно только в случае причинения преступлением вреда его имуществу и ледовой репутации (ч. 1 ст. 42 УПК РФ). При совершении преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ и в других подобных случаях гражданский иск юридическим лицом в уголовном процессе не может быть предъявлен и для возмещения вреда имуществу, поскольку имуществу в данном случае вред как раз и не причиняется, а речь идет о компенсации упущенной выгоды. Следовательно, и в этой ситуации имеется пробел в правовом регулировании.

Для восполнения данного пробела следует внести следующие не- значительные дополнения чисто технического характера в ст. ст. 42 и 44 УПК РФ.

  • первое предложение ч. 1 ст. 42 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступ-

См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1999. С. 29.

143

лением причинен физический, имущественный, моральный вред и вред его чести, достоинству и деловой репутации, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу, деловой репутации и другим нематериальным благам».

  • последнее предложение ч. 1 ст. 44 УТЖ РФ изложить в следующей редакции: «Гражданский истец может предъявить гражданский иск для имущественной компенсации морального вреда и (или) защиты чести, достоинства и деловой репутации, других нематериальных благ».

Другими выводами по данному параграфу являются следующие:

  1. УПК РФ предусмотрено два основания для предъявления граж- данского иска в уголовном процессе юридическими лицами - причинение преступлением имущественного вреда и причинение преступлением вреда его деловой репутации.
  2. Причинение имущественного вреда как основание гражданского иска, предъявляемого юридическим лицом, в принципе, ничем не отличается от аналогичного основания иска, предъявляемого физическим лицом. Намного сложнее обстоит дело с причинением вреда деловой репутации юридического лица и другим, принадлежащим ему нематериальным благам. Вопрос о возможности предъявления гражданского иска в уголовном процессе в таких случаях регулируется в недостаточной степени. Имеются противоречия между нормами, содержащимися в различных статьях УПК РФ и между нормами, содержащимися в УПК РФ и ГК РФ. Кроме того, данные вопросы неоднозначно решаются в науках уголовного процесса и гражданского права, а также в судебной практике.
  3. Юридическому лицу, являющемуся неодушевленным и не спо- собному вследствие этого претерпевать физические и нравственные страдания, моральный вред преступлением быть причинен не может. Поскольку в ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшим признается, помимо прочих лиц, и юридическое лицо, в случае причинения пре-

144

ступлением вреда его деловой репутации, а в ч. 1 ст. 44 УПК РФ не указано, что гражданский истец - юридическое лицо вправе предъявить гражданский иск для защиты его деловой репутации, то в нее следует внести соответствующее дополнение. Одновременно в этом дополнении должно содержаться указание о возможности предъявления гражданином иска о защите его чести и достоинства и предъявления гражданского иска юридическим лицом для защиты других, принадлежащих ему нематериальных благ.

145

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Первая глава нашего исследования была посвящена гражданскому истцу в уголовном процессе, а в первом параграфе этой главы мы рас- смотрели понятие гражданского иска и гражданского истца в уголовном процессе.

При этом под гражданским иском в уголовном процессе, по нашему мнению, следует понимать процессуально-правовую конструкцию юри- дического спора, образующую содержательную сторону обращения заинтересованного лица в суд с просьбой о защите субъективных прав.

Целесообразность и необходимость рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе обусловлена рядом причин:

  • во-первых, это позволяет экономить процессуальное время, обес- печивает наиболее быстрое восстановление нарушенных прав потерпев- шего.
  • во-вторых, это устраняет двойное рассмотрение в судебных органах обстоятельств одного итого же правонарушения. Кроме затрат времени это позволяет сократить затраты на производство по делу, а также из- бежать вторичного привлечения к процессу одного и того же круга участников судопроизводства, т.е. экономит время истца, ответчика и т.д.
  • в-третьих, это позволяет избежать вынесения противоречивых друг другу судебных постановлений по одним и тем же вопросам.
  • в-четвертых, совместное рассмотрение гражданского иска с уго- ловным делом помогает суду более правильно установить характер гражданско-правовых последствий преступления, решить вопрос о характере и тяжести совершенного преступления, о личности преступника о характере преступных последствий, поможет правильно выбрать меру наказания.
  • Юридическая природа гражданского иска в уголовном процессе не совсем идентична юридической природе того же иска, предъявленного в

146

гражданском судопроизводстве. Так, гражданский иск в уголовном процессе не может быть виндикационным, а также исключены встречный иск и уступка требования.

С другой стороны, в отличие от гражданского судопроизводства, иск в уголовном процессе освобожден от уплаты государственной пошлины, а собирание доказательств для обоснования гражданского иска осу- ществляется также и на стадии предварительного расследования, отсутствующей в гражданском процессе, что значительно усиливает охрану имущественных интересов участников уголовного судопроизводства.

Далее нами была рассмотрена история отношения отечественного законодательства к гражданскому иску в уголовном процессе и разделили ее на несколько этапов:

1) Законодательное признание гражданского иска в уголовном процессе по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года. 2) 3) Отрицание гражданского иска в уголовном процессе по Декрету о суде №2 1918 года. 4) 5) Признание гражданского иска в уголовном процессе, но без упо- минания о возможности предъявления его для возмещения морального вреда по УПК РСФСР 1922 и 1960 годов. 6) Вопрос о возможности предъявления гражданского иска для возме- щения морального вреда в российском законодательстве также решался неоднозначно от полного отрицания таковой, до признания его судебной практикой постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», а затем и полного его законодательного признания в действующих ГК РФ, ГПК РФ и УПК РФ. Только с законодательным признанием возможности предъявления гражданского иска для возмещения морального вреда, гражданский иск в уголовном процессе

147

получил свое наиболее адекватное своей юридической природе выраже- ние.

После уяснения правовой природы гражданского иска в уголовном процессе, мы перешли непосредственно к понятию гражданского истца в уголовном процессе и пришли к выводу, что им признается физическое или юридическое лицо, предъявившее требование об имущественной компенсации за имущественный и моральный вред, причиненный преступлением.

Гражданский истец выполняет особую функцию в уголовном процессе:

  • во-первых, он поддерживает гражданский иск и тем самым при- соединяется к обвинителю;
  • Во-вторых, являясь одновременно и потерпевшим, обладает двойным статусом в силу чего наделен правом поддерживать обвинение.
  • Гражданский истец в уголовном процессе вправе, но не обязан, до- казывать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Из этого можно сделать вывод, что гражданский истец в уголовном процессе находится в более выгодном положении, так как в гражданском процессе, каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается при отстаивании своих интересов.

Во втором параграфе первой главы нами рассмотрены особенности уголовно-процессуального статуса гражданского истца, как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения на стадии предварительного расследования. Под уголовно-процессуальным статусом гражданского истца, по нашему мнению, следует понимать совокупность, установленных нормами уголовно-процессуального законодательства прав и обязанностей, которая обеспечивает возможность действенной защиты своих интересов в процессе предварительного расследования, рассмотрения и разрешения дела судом.

148

Нами также предложено в ч.2 ст. 42 УПК РФ включить новый пункт, предусматривающий, что потерпевший вправе заявить гражданский иск о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, а также о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда.

Из числа опрошенных нами ПО следователей следственных подраз- делений органов внутренних дел и прокуратуры, дислоцированных в Санкт-Петербурге, 58,8 % из них заявили, что признают лицо граждан- ским истцом после подачи ими искового заявления, и только 32,3 % принимают это процессуальное решение одновременно с признанием лица потерпевшим. В последнем случае следователи, не дожидаясь отдельного искового заявления, на основании данных, внесенных в протокол допроса потерпевшего, выносят постановление о признании лица гражданским истцом.

Вопрос о форме искового заявления в уголовном процессе на стадии предварительного расследования предлагаем решить в два этапа:

1) На начальном этапе, когда точно не установлен размер причи- ненного вреда и лицо, совершившее преступление - разрешить предъяв- ление искового заявления, не отвечающего требованиям ГПК РФ (без указания ответчика, точной суммы вреда). Это дало бы возможность своевременного вступления в уголовный процесс гражданского истца, способного оказать активную помощь при собирании доказательств по гражданскому иску. С этого момента следователь вправе был бы привлечь к участию в уголовном процессе в качестве гражданских ответчиков лиц, несущих по закону ответственность за действия обвиняемого. Кроме этого, обвиняемый и защитник, располагая информацией о материальных притязаниях гражданского истца, могут на предварительном следствии использовать свои права для защиты от гражданского истца. Лица, которые по закону несут имущественную ответственность за действия обви-

149

няемого, также могут вступить в уголовный процесс и реализовать свои права по защите имущественных прав и интересов. Таким образом, при своевременно заявленном иске, права и законные интересы участников уголовного процесса ущемлены не будут.

2) В ходе дальнейшего расследования, при установлении лица, со- вершившего преступление и размера причиненного вреда (но, до окончания предварительного расследования) было бы целесообразно пересоставление гражданского иска с учетом требований гражданско- процессуального законодательства. Как правило, при окончании предварительного расследования известны все обстоятельства, необходимые для надлежащего оформления искового заявления. При этом первый вариант искового заявления оставался бы в деле.

Имея исковое заявление, составленное в соответствии с требованиями законодательства, следователю легче использовать его в работе по сбору доказательств о размере причиненного преступлением вреда, по обеспечению заявленного иска и т.д. Поэтому считаем целесообразным, включить в приложение к УПК РФ бланк искового заявления с учетом требований ГПК РФ (см. приложение).

Оценка доказательств, предоставленных гражданским истцом, про- водится с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, ли- цом осуществляющим расследование уголовного дела. Однако, это нис- колько не умаляет роль в процессе доказывания гражданского истца. Возможность, предоставленная гражданскому истцу по собиранию и представлению доказательств, по нашему мнению, имеет огромное значение. Это позволяет гражданскому истцу на стадии предварительного расследования принимать активное участие в защите своих прав и законных интересов, оказывать содействие в расследовании компетентным органам. Следует отметить также, что по УПК РФ представление доказательств для

150

гражданского истца является только правом, но никак не обязанностью, как это было установлено в УПК РСФСР.

В УПК РФ имеются противоречия в тех его положениях, в которых закрепляется право гражданского истца и других участников уголовного процесса давать объяснения в соотношении с правом давать показания. Право давать показания при этом предполагает право требовать от лица, производящего предварительное расследование принятия и приобщения к делу объяснений участника уголовного процесса. Объяснения участников уголовного процесса, в том числе объяснения гражданского истца, в качестве доказательств не признаются. В этом заключается основное отличие показаний от объяснений. Другое отличие объяснений от показаний заключается в том, что они даются только в связи с определенными законом обстоятельствами: гражданский истец и гражданский ответчик дают их по существу предъявленного иска, а подозреваемый - по поводу имеющегося в отношении его подозрения.

В целях устранения выявленных противоречий предлагаем внести следующие изменения и дополнения в ряд статей УПК РФ:

п. 3 ч. 4 ст. 44 УПК РФ «Гражданский истец» изложить в следующей редакции: «давать объяснения и показания по предъявленному иску»;

п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ «Обвиняемый» изложить в следующей ре- дакции: «возражать против обвинения, давать показания и объяснения по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний и объяснений»,

п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ изложить в следующей редакции: «давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет»;

п. 5 ч. 2 ст. 54 УПК РФ «Гражданский ответчик» изложить в сле- дующей редакции: «давать показания и объяснения на родном языке или

151

на языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно»;

ч. 2 ст. 74 УПК РФ «Доказательства» дополнить новым пунктом следующего содержания: «показания гражданского истца, граэюданского ответчика».

Вторая глава диссертации посвящена гражданскому ответчику в уголовном процессе, а ее в первом параграфе рассмотрено понятие гражданского ответчика в уголовном процессе.

Прежде всего, мы пришли к выводу, что основным признаком, ха- рактеризующим гражданского ответчика, является то, что он в рамках уголовного процесса выступает субъектом гражданско-правовой ответственности, мерами которой является: возмещение убытков, передача индивидуально-определенной вещи, компенсация морального вреда, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В основе гражданско-правовой ответственности в уголовном процессе лежит существенное различие между обвиняемым и гражданским ответчиком в основаниях и условиях возложения этой обязанности. Связано это, прежде всего с тем, что если обвиняемый несет ответственность за свои действия в связи с совершенным им преступлением, то возложение ответственности на гражданского ответчика, хотя также обязательно предполагает наличие того же вреда, но наряду с этим имеет в качестве своей непосредственной основы иное действие, чем преступление. Законодатель не может поставить обвиняемого и лиц, выступающих в качестве гражданских ответчиков в одинаковое процессуальное положение. Кроме того, представляется недопустимым и наделение их двумя уголовно-процессуальными статусами, иначе бы это привело к размыванию основного назначения обвиняемого, целям его участия в уголовном процессе, объему прав которыми он наделяется.

152

Гражданский ответчик - это не представитель и не защитник обви- няемого, а самостоятельный участник уголовного процесса, который привлекается к участию в уголовном деле в целях охраны своих гражданских прав и законных интересов.

Далее нами обращено внимание на проблемы классификации граж- данских ответчиков, которых чаще всего делят на физических и юридических лиц. Мы же пришли к выводу, что первоначальным критерием классификации гражданских ответчиков должно быть основание гражданско-правовой ответственности, предусмотренное ГК РФ и только после этого гражданские ответчики могут быть разделены на физических и юридических лиц.

Систематическое толкование норм гражданского и уголовного права дает основания полагать, что не могут быть гражданскими ответчиками в уголовном процессе следующие категории юридических лиц, несущие ответственность за вред, согласно положениям главы 59 ГК РФ:

  • государственные органы, органы местного самоуправления, а также органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, отвечающие за вред, причиненный этими органами (ст. ст. 1069, 1070 ГК), поскольку указанные органы, выступающие в качестве юридических лиц, по российскому уголовному праву не могут быть субъектами преступле ния;

  • физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет (ст. 1073 ГК), поскольку эти несовершеннолетние (малолетние) также не являются субъектами преступления;
  • физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным (ст. 1076 ГК РФ), а также трудоспособный супруг, родители, совершеннолетние дети причинителя вреда, которые знали о психическом расстройстве последнего, но не ста-

153

вили вопрос о признании его недееспособным (ч. 3 ст. 1078 ГК РФ), по- скольку эти лица, называемые в уголовном праве невменяемыми, не яв- ляются субъектами преступления.

По критерию основания гражданско-правовой ответственности, исходя из положений главы 59 ГК РФ, можно выделить следующие группы физических и юридических лиц, которые могут привлекаться в качестве гражданских ответчиков в уголовном процессе: юридические лица или граждане, отвечающие за вред, причиненный их работниками (ст. 1068 ГК РФ); физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 1074 ГК РФ); юридические лица и граждане, отвечающие за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих или, иными словами, владельцы источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК).

Для привлечения в качестве гражданских ответчиков родителей (усыновителей), попечителей несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет необходим ряд условий, которыми являются: наличие причиненного вреда и причинной связи между ним и деянием несовершеннолетнего, недостаточность или отсутствие дохода (имущества) у непосредственного причинителя вреда - несовершеннолетнего и виновное поведение его родителей (усыновителей), попечителей.

При этом наличие или отсутствие доходов (имущества) у несовер- шеннолетнего обвиняемого может быть установлено путем проверки показаний, полученных в ходе допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, с одной стороны, и его родителей (усыновителей) или попечителей, с другой стороны, а также проверки представленных указанными участниками уголовного процесса доказательств.

Законодатель, допуская привлечение к участию в деле в качестве гражданского ответчика родителей, не отдает предпочтений кому-либо

154

одному из них - матери или отцу. Согласно ч. 2 ст. 38 Конституции РФ и ч. 1 ст. 61 Семейного кодекса РФ, оба родителя имеют равные права и несут равные обязанности по воспитанию детей. Однако, каждый из них отвечает только за свои действия по воспитанию детей, повлекшие совершение преступления ребенком. Даже на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя его родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей (ст. 1075 ГК РФ).

Имущественная ответственность владельца источника повышенной опасности наступает при совокупности трех факторов: обладание (владение) источником повышенной опасности на том или ином юридическом основании; неумышленное поведение потерпевшего; отсутствие непреодолимой силы. Следовательно, обстоятельствами, исключающими имущественную ответственность владельца источника повышенной, опасности являются: неправомерные действия третьих лиц, в результате которых источник повышенной опасности выходит из физического обладания им; умышленное поведение виновного, преднамеренно поставившего себя в опасное состояние; наличие непреодолимой силы.

Во втором параграфе второй главы нами рассмотрены особенности уголовно-процессуального статуса гражданского ответчика в уголовном процессе на стадии предварительного расследования.

Прежде всего, мы пришли к выводу, что защита, осуществляемая гражданским ответчиком, и защита, осуществляемая обвиняемым (подозреваемым) и его защитником - это защита разного рода только на первый взгляд. Обвиняемый (подозреваемый) защищаются самостоятельно или с помощью защитника от обвинения, в том смысле как оно понимается в п. 22 ст. 5 УПК РФ. Гражданский ответчик защищается от утверждения о

155

том, что именно он должен нести гражданско-правовую ответственность за действия лица, против которого выдвигается обвинение в смысле п. 22 ст. 5 УПК РФ. Следовательно, в широком смысле он также осуществляет защиту от обвинения, что соответствует имущественным интересам гражданского ответчика. Это тем более верно, что в соответствии с п. 45 ст. 5 УПК РФ стороны - это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Таким образом, самостоятельную функцию защиты от гражданского иска УПК РФ не предусматривает и законодатель вполне закономерно отнес гражданского ответчика к стороне защиты совместно с обвиняемым (подозреваемым) и его защитником.

Далее нами обращено внимание на проблемы классификации участ- ников уголовного процесса и отмечено, что любая классификация, если она основана на строго научных критериях имеет право на существова- ние.

Так, законодательная классификация участников уголовного процесса основана на критерии осуществляемых этими участниками уголовно- процессуальных функций, а лица, уголовно-процессуальные функции не осуществляющие, выделены в группу иных участников уголовного судопроизводства. По этой классификации гражданский ответчик на полном основании отнесен к участникам уголовного процесса со стороны защиты.

Если же участников уголовного судопроизводства классифицировать по критерию роли, назначения и специфики их законных интересов, то гражданский ответчик вместе с гражданским истцом составляют под- группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами, а еще шире они входят в группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными материально-правовыми и процессуальными интересами наряду с обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим.

156

Дискуссионным является вопрос о том, с какого момента гражданский ответчик может вступить в уголовный процесс в качестве его участника. Не решен данный вопрос и в уголовно-процессуальном законода- тельстве. Отсюда вытекает и различное решение этого вопроса в право- применительной практике. Так, опрошенные нами следователи органов внутренних дел и прокуратуры в большинстве случаев привлекали лицо в качестве гражданского ответчика после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (55,9%); 26,5% - после заявления гражданского иска и признания лица гражданским истцом, 8,8% - непосредственно перед выполнением требований ст. 216 УПК РФ. В ряде случае гражданский ответчик на стадии предварительного расследования к участию в деле вообще не привлекался (2,9%). Лицо должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика в тот момент, когда материалы уголовного дела дадут основание полагать, что гражданско-правовую от- ветственность за вред, причиненный лицом, совершившим преступление, должно нести иное физическое или юридическое лицо - гражданский ответчик. Такая ситуация может иметь место не только, тогда, когда гражданский иск еще не предъявлен, но даже и в том случае, когда не установлено конкретное лицо, совершившее преступление. Не обязательно для привлечения лица в качестве гражданского ответчика ждать привлечения лица, за вред причиненный которым отвечает гражданский ответчик, в качестве обвиняемого. Тем более, что согласно УПК РФ 2001 г. при производстве дознания как формы предварительного расследования обвинение не предъявляется.

Далее нами высказано предложение, что образец бланка с содержанием постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика можно уточнить в приложении к УПК РФ. В постановлении о привлече- нии в качестве гражданского ответчика, на наш взгляд, должно быть от- ражено: время и место составления постановления, кем составлено, точ-

157

ное название лица, привлекаемого в качестве гражданского ответчика; кем и какими действиями или бездействием причинен вред; точный раз- мер вреда; какова вина гражданского ответчика в причинении ущерба и в чем она конкретно выражается; какими доказательствами подтверждается; на основании, какого гражданского закона решается вопрос о привлечении лица к материальной ответственности; отметка о разъяснении прав гражданского ответчика.

Кроме того, было бы целесообразно предусмотреть отмену или из- менение ранее вьшесенного постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика, вследствие изменения ряда обстоятельств, поскольку нельзя исключать возможные ошибки в привлечении лица в качестве гражданского ответчика по уголовному делу.

В завершение параграфа нами отмечено, что УПК РФ 2001 г., суще- ственно расширил права гражданского ответчика, приблизив тем самым его права к правам обвиняемого. Однако, перечень имеющихся прав гражданского ответчика все-таки необходимо дополнить и усовершенствовать. Во-первых, необходимо наделить гражданского ответчика правом знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта. Во-вторых, материалы уголовного дела по окончании предварительного расследования гражданскому ответчику должны предъявляться независимо от его ходатайства и в полном объеме, то есть по правилам, установленным для предъявления материалов дела обвиняемому. В-третьих, на основании изложенного, предлагаем ст. 216 УПК РФ исключить и ознакомление с материалами дел гражданского истца, а равно гражданского ответчика, потерпевшего и их представителей проводить по правилам, установленным ст. ст. 217 и 218 УПК РФ.

Третья глава нашего исследования была посвящена вреду, причи- ненного преступлением как основанию гражданского иска.

158

В первом параграфе этой главы в качестве основания гражданского иска в уголовном процессе рассмотрен вред, причиненный преступлением физическим лицам. Наиболее важные выводы, которым мы пришли на данном этапе исследования заключаются в следующем:

  1. Если приготовлением к преступлению или покушением на него, а равно оконченным преступлением гражданину причиняется моральный, физический или имущественный вред, то при этом возникают охрани- тельные уголовно-правовые и гражданско-правовые отношения. Сам факт совершения преступления означает нарушение запретов, установленных нормами уголовного права и порождает уголовно- правовые отношения. Кроме того, преступление, являясь сложным юридическим фактом, влечет возникновение и других материально- правовых отношений, а частности гражданско-правовых. Однако, не все гражданско-правовые отношения, возникшие в связи с совершением преступления, могут быть реализованы в уголовном процессе, а лишь те, которые возникли в результате причинения гражданину непосредственно преступлением имущественного, морального и физического вреда.

  2. В УПК РСФСР одновременно употреблялось два похожих термина «вред» и «ущерб». Они же одновременно употребляются в действую- щем УК РФ. Понятие «вред» является более широким, чем понятие «ущерб», подразумевающее только прямой реальный ущерб, но не упу- щенную выгоду. Гражданский иск, предъявляемый, в том числе, и в уго- ловном процессе, предполагает возмещение всего причинного вреда, включая упущенную выгоду, а не только прямого ущерба. С этих позиций законодатель, употребляя в УПК РФ во всех случаях только термин «вред» поступает совершенно правильно.
  3. Из смысла положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. вытекает, что моральный вред может быть при- чинен преступлением как самостоятельно, так и совместно с другими ви-

159

дами вреда. Самостоятельно моральный вред может быть причинен, на- пример, в результате совершения преступлений, непосредственным объ- ектом которых являются честь и достоинство личности (клевета, оскорб- ление). Поскольку, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ, под моральным вредом понимаются страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающим на жизнь и здоровье личности, то он причиняется одновременно с причинением физического вреда. То же самое происходит и при наличии страданий, причиненных действиями, нарушающими имущественные граждан, т.е. при совершении преступлений против собственности. В этих случаях одновременно может причиняться и моральный и имущественный вред.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство прямо не запрещает признавать в качестве гражданских истцов третьих лиц - наследников умершего потерпевшего, смерть которого не явилась последствием пре- ступления, расследуемого в рамках данного уголовного дела. Исходя из принципа «что не запрещено, то разрешено», вполне применимого в данном случае, гражданским истцом может быть признано и данное третье лицо. Уместно в данном случае также восполнение имеющегося в уголовно-процессуальном законодательстве пробела путем применения аналогии закона, т.е. распространением действия правила, установленного ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего смерть, которого явилась последствием данного преступления к одному из его близких родственников.

Во втором параграфе третьей главы, посвященном вреду, причи- ненному юридическому лицу как основанию гражданского иска в уголовном процессе, нами сформулированы следующие выводы:

  1. УПК РФ предусмотрено два основания для предъявления граж- данского иска в уголовном процессе юридическими лицами - причинение

160

преступлением имущественного вреда и причинение преступлением вреда его деловой репутации.

  1. Причинение имущественного вреда как основание гражданского иска, предъявляемого юридическим лицом, в принципе, ничем не отличается от аналогичного основания иска, предъявляемого физическим лицом. Намного сложнее обстоит дело с причинением вреда деловой репутации юридического лица и другим, принадлежащим ему нематериальным благам. Вопрос о возможности предъявления гражданского иска в уголовном процессе в таких случаях регулируется в недостаточной степени. Имеются противоречия между нормами, содержащимися в различных статьях УПК РФ и между нормами, содержащимися в УПК РФ и ГК РФ. Кроме того, данные вопросы неоднозначно решаются в науках уголовного процесса и гражданского права, а также в судебной практике.
  2. Юридическому лицу, являющемуся неодушевленным и не спо- собному вследствие этого претерпевать физические и нравственные страдания, моральный вред преступлением быть причинен не может. Поскольку в ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшим признается, помимо прочих лиц, и юридическое лицо, в случае причинения преступлением вреда его деловой репутации, а в ч. 1 ст. 44 УПК РФ не указано, что гражданский истец - юридическое лицо вправе предъявить гражданский иск для защиты его деловой репутации, то в нее следует внести соответствующее дополнение. Одновременно в этом дополнении должно содержаться указание о возможности предъявления гражданином иска о защите его чести и достоинства и предъявления гражданского иска юридическим лицом для защиты других, принадлежащих ему нематериальных благ.

161

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

  1. Законодательные и иные нормативные акты.

1.1. Конституция Российской Федерации. 1.2. 1.3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. 1.4. 1.5. Гражданский кодекс Российской Федерации. 1.6. 1.7. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. 1.8. 1.9. Семейный кодекс Российской Федерации. 1.10. 1.11. Уголовный кодекс Российской Федерации. 1.12. 1.13. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. 1.14. 1.8. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц» от 8 августа 2001 г. //Собрание законодательства РФ. 2001. N 33 (Ч. I). Ст. 3431.

1.9.ФЗ от 9 января 1996 года “О защите прав потребителей» от 9 ян- варя 1996 г. с изменениями, внесенными ФЗ от 17 декабря 1999 г. //Российская газета. 1999. 21 декабря.

1.10.Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.

1.11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершенно- летних» //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. 1.12. 1.13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о ком- пенсации морального вреда» //Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3. 1.14. 1.15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // Бюллетень Верховного Суда РФ . 1994. № 7. 1.16.

162

1.14. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 50 от 22 октября 1969 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1969. №12.

1.15.Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 2000.

  1. Специальная литература: монографии и учебные пособия.

2.1. Абашин Э. Права потерпевшего в уголовном процессе: Учебно- практическое пособие. М., 2000. 2.2. 2.3. Александров С.А. Правовое положение гражданского ответчика в уголовном процессе. Горький, 1977. 2.4. 2.5. Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976. 2.6. 2.7. Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Горький, 1978. 2.8. 2.9. Альперт С.А. Защита в советском уголовном процессе прав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступлений. Харьков. 1984. 2.10. 2.11. Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение имущественных прав личности при расследовании преступлений. М., 2002. 2.12. 2.13. Белякова А.М. Возмещение причинения вреда. М., 1972. 2.14.

163

2.8. Беляцкий С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 1996. 2.9. 2.10. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. 2.11. 2.10. Бурданова B.C. Поиски истины в уголовном процессе. СПб.,2002.

2.11. Вандышев В.В. Уголовный процесс: Курс лекций. СПб., 2002. 2.12. 2.13. Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения мате- риального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества. Саратов, 1972. 2.14. 2.15. Воронин Э.И., Кулиничев В.Ф. Обеспечение возмещения ма- териального ущерба на стадии предварительного расследования. Хаба- ровск. 1990. 2.16.

2.14. Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань. 1990. 2.15. 2.16. Голубев К.И., Нарижний СВ. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. СПб., 2000. 2.17. 2.18. Григонис Э.П. Теория государства и права. СПб., 2002. 2.19. 2.20. Григонис Э.П. Механизм государства : вопросы теории и практики. СПб., 1999. 2.21. 2.22. Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя: Учебное пособие. М., 1981. 2.23. 2.24. Гурвич М.А. Право на иск: Учебное пособие. М., 1947. 2.25. 2.26. Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1961. 2.27. 2.28. Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе. (Проблемные вопросы науки и практики) Оренбург, 1996. 2.29. 2.22. Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уго ловном процессе. Л., 1972.

164

2.23. Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. 2.24. 2.25. Добровольский А.А. Исковая форма защиты права (Основные вопросы учения об иске). М., 1965. 2.26. 2.27. Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в со- ветском уголовном процессе. Казань. 1974. 2.28. 2.29. Завидов БД. Возмещение вреда. Общие и частные положения в гражданском и уголовном праве. М., 2001. 2.30. 2.31. Зинатуллин 3. 3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974. 2.32.

2.28. Калиновский К.Б., Смирнов А.В. Комментарий к УПК РФ. СПб., 2003. 2.29. 2.30. Ковалев Е.А., Шевчук В.Д. Защита чести, достоинства и деловой репутации в суде: Практические рекомендации. М., 1995. 2.31. 2.32. Кокарев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уго- ловном процессе. Воронеж, 1964. 2.33. 2.34. Комментарий к ГПК РСФСР / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1999. 2.35. 2.36. Комментарий к ГК РФ части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2003. 2.37. 2.38. Комментарий к ГК РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2002. 2.39. 2.40. Комментарий к УК РФ. Ростов-на-Дону, 1996. 2.41. 2.42. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкина, П.А. Лупинской, И.Л. Петрухина. М., 1999. 2.43. 2.44. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. A.M. Рекунова, А.К. Орлова. М., 1985. 2.45. 2.37. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.Т. Томина. М., 1999.

165

2.38. Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве /Под ред. В.А. Познанского. Саратов, 1987. 2.39. 2.40. Корнуков В.М. Советский уголовный процесс. Вопросы Осо- бенной части: Учебное пособие. Саратов, 1988. 2.41. 2.42. Куцова Э.Ф. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1963. 2.43. 2.41. Ларин A.M. Зашита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследование). М., 1993.

2.42. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. 2.43. 2.44. Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уго- ловном судопроизводстве. М., 1972. 2.45.

2.44. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1967. 2.45. 2.46. Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М., 1965. 2.47. 2.48. Малеин С.Н. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981. 2.49. 2.46. Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав совет ских граждан. М., 1991.

2.47. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2001. 2.48. 2.49. Мартынчик Е.Г. Основы формирования приговора в советском уголовном процессе. Кишинев, 1989. 2.50. 2.49. Мотовиловкер Е.Я. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976.

2.50. Мотовиловкер Е.Я. Теория регулярного и охранительного права. Воронеж, 1990.

166

2.51. Нарижний СВ. Компенсация морального вреда в уголовном судопроизводстве России. СПб., 2001.

2.52. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации /Под ред. В.М.Лебедева. М., 2003.

2.53. Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного правонару- шением. М., 1983. 2.54. 2.55. Нор ВТ. Защита имущественных прав в уголовном судопро- изводстве. Киев, 1989. 2.56. 2.57. Нор В.Т. Возмещение причиненного преступлением матери- ального ущерба в советском уголовном процессе. Киев, 1996. 2.58. 2.59. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1997. 2.60. 2.61. Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М., 2000. 2.62. 2.63. Панкратов В.А. Законное представительство как уголовно- процессуальный институт: Учебное пособие. М., 1994. 2.64.

2.59. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного про- цесса. М., 1956. 2.60. 2.61. Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М., 1960. 2.62. 2.63. Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при рас- следовании уголовных дел. Воронеж, 1978. 2.64. 2.65. Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. Воронеж, 1994. 2.66. 2.67. Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. Сборник статей АН СССР. М., 1987. 2.68. 2.69. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. 2.70. 2.71. Рохлин В.И. Планирование расследования: Конспект лекций. Л., 1980. 2.72.

167

2.66. Рыженков А.Я., Филиппов П.М. О возмещении ущерба на предварительном следствии. Волгоград, 1983. 2.67. 2.68. Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996. 2.69.

2.68. Савицкий В.М., Петеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. 2.69. 2.70. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в РФ. Учебник. М., 1999. 2.71. 2.72. Словарь основных понятий и терминов по курсам “Уголовный процесс” и “Правоохранительные органы РФ”: Учебно-методическое пособие для слушателей и студентов юридических вузов / Под ред. С.Э. Воронина. Барнаул, 1998. 2.73. 2.71. Советский уголовный процесс / Под ред. М.А. Чельцова. М., 1962.

2.71. Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965.

2.71. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.., 1958.

2.72. Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939.

2.73. Уголовный процесс. Сборник учебных пособий. Общая часть. Вып.1.-М.,2002. 2.74. 2.75. Уголовный процесс: Учебник для юридических институтов и факультетов / отв. ред. Н.С. Алексеев и др. М.,1972. 2.76. 2.77. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. П.А. Лу- пинской. М., 1995. 2.78. 2.79. УИК РФ / краткий комментарий проф. А.С. Михлина. М., 2002. 2.80. 2.81. Филиппов П.М., Темушкин Е.П. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба и обеспечению конфискации: Учеб- ное пособие. Волгоград, 1982. 2.82.

168

2.78. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962.

2.79. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных заведений. М., 1951. 2.80. 2.81. Чистякова В. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Лекция. М., 1974. 2.82.

2.81. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. 2.82. 2.83. Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990. 2.84.

2.83. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. 2.84. 2.85. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) М., 1995. 2.86.

2.85. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. 2.86. 2.87. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963. 2.88. 2.87. Эрделевский A.M. Моральный вред и компенсация за страда ния. М., 1997.

2.88. Юделъсон К. С. Советское гражданское процессуальное право /Подред. К.С. Юделъсона. М., 1965.

2.89. Якимов П.П. Письменные доказательства в практике арбитра жа. М., 1950.

2.90. Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М., 1962.

2.91. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного след ствия: Учебное пособие. М., 1972.

  1. Статьи.

169

3.1. Божьев В.П. Гражданский иск в уголовном деле и применение гражданского процессуального права // Советское государство и право. 1986. №8. 3.2. 3.3. Божьев В.П. Гражданский иск в уголовном процессе //Ученые записки. Вып.№ 17. М., 1969. 3.4. 3.5. Бозров В. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. 2001. № 5. 3.6. 3.7. Боннер А. Можно ли причинить вред юридическому лицу? // Российская юстиция. 1996. № 6. 3.8. 3.9. Власов А. Возмещение вреда жертвам преступлений // Законность. 2000. №6. 3.10. 3.11. Гершман И.М. Некоторые процессуальные вопросы гражданского иска в уголовном деле // Советское государство и право. 1958. №1. 3.12. 3.13. Горобец В. Гражданский иск в уголовном процессе // Российская юстиция. 2000. № 9. 3.14.

3.8. Зайцев И. М. Функции иска в судопроизводстве // Государство и право. 1996. №7. 3.9. 3.10. Колоколов Н. Мера-то есть всему. Вот только какая? (о ком- пенсации морального вреда) // Юридический вестник. 2001. № 4. 3.11.

3.10. Майданик Л. Право потерпевшего на возмещение дополнительных расходов//Советская юстиция. 1969. № 16. 3.11. 3.12. Милиции С, Попкова Е. Уголовное дело и иск: вместе или по- рознь? //Российская юстиция. 2001. №7. 3.13. 3.14. Миронов В. О возмещении ущерба, причиненного хищениями // Советская юстиция. 1984. № 6. 3.15. 3.16. Петрухин И.Д. Вправе ли кассационная инстанция увеличить сумму гражданского иска по уголовному делу? // Советское государство и право. 1966. № 10. 3.17.

170

3.14. Плотников В. Деловая репутация как объект гражданско- правовой защиты // Хозяйство и право. 1995. № 2.

3.15. Поляков И.Н. Имущественный вред, причиненный преступлением: понятие, проблемы // Советское государство и право. 1989. № 6. 3.16. 3.17. Сидорова В. Гражданский иск в уголовном процессе // Советская юстиция. 1980. № 20. 3.18. 3.19. Сысоев В., Храмцов К. Так ли уж неуместен гражданский иск в уголовном процессе? // Российская юстиция. 2001. № 10. 3.20. 3.21. Халиков А. Возмещение ущерба потерпевшим // Законность. 2000. № 9. 3.22. 3.23. Эрделевский A.M. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. 1998. №5. 3.24. 3.25. Эрделевский A.M. О компенсации морального вреда юридиче- скими лицами // Хозяйство и право. 1996. №11. 3.26. 3.27. Яни П. Моральный вред как основание для признания потер- певшим //Советская юстиция. 1993. № 8. 3.28. 4. Диссертации и авторефераты диссертаций.

4.1. Абабков А.В. Процессуальное положение потерпевшего в уго- ловном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1989. 4.2. 4.3. Адоян Ю.Р. Гражданский иск в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Тарту, 1967. 4.4. 4.5. Батуев В.В. Обеспечение при расследовании преступления гра- жданского иска потерпевшего: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 4.6. 4.7. Богданов О.В. Вред- как условие гражданско-правовой ответст- венности: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 2001. 4.8.

171

4.5. Волосова Н.Ю. Процессуальное положение потерпевшего в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Оренбург, 1999. 4.6. 4.7. Захарова Г.С. Компенсация морального вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов, как способ защиты гражданских прав: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2000. 4.8. 4.9. Карликов А.С. Право на возмещение причиненного преступлением материального ущерба и его реализация в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 4.10. 4.11. Курдубанов Ю.В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовных дел судами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. 4.12. 4.13. Масленникова Л.В. Гражданский ответчик в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2001. 4.14.

4.10. Матюхин В.А. Зашита гражданских прав в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1988. 4.11. 4.12. Смиренская Е.В. Компенсация морального вреда как деликт-ное обязательство: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград. 2000. 4.13. 4.14. Танцерев М.В. Потерпевший и его функция в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. Томск. 1999. 4.15. 4.16. Трунов И.Л. Современные проблемы защиты прав граждан в уголовном процессе: Дис. … д-ра. юрид. наук. М., 2001. 4.17.

4.14. Трунова Л.К. Гражданский иск о компенсации морального вреда в уголовном судопроизводстве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 4.15. 4.16. Хатуаева В. В. Проблемы возмещение морального вреда в уго- ловном процессе России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. 4.17. 4.18. Чичко В.Н. Гражданский истец и гражданский ответчик на предварительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1970. 4.19.

172

Приложение 1.

Образец искового заявления

В

(наименование суда)

адрес:

(адрес суда)

от

(Ф.И.О. или наименование истца)

(адрес проживания или местанахождения) к ответчику

(Ф.И.О. ответчика)

(адрес проживания или местанахождения)

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о возмещении имущественного вреда (компенсации морального вреда), причиненного преступлением. (уголовное дело № )

(дается описание преступления с указанием времени и места его совершения; указывается лицо, которому предъявлено обвинение по данному уголовному делу; цена иска, а также расчет средств, подлежа-

щих взысканию; обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

На основании изложенного и руководствуясь п.1 ч.1 ст.6, ст. 44 (ст.45) УПК РФ и ст. ст. 1064, 1082 ПС РФ, ст.131 ГПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Признать гражданским истцом

(Ф.И.О. или наименование юридического лица) по уголовному делу № .

173

  1. Взыскать с ответчика

(Ф.И.О. или наименование юридического лица) в мою ( или наименование юридического лица) пользу имущественный вред в размере рублей копеек

( )

(сумма прописью)

  1. В счет компенсации морального вреда взыскать с
    ответчика сумму в размере рублей

( Ф.И.О. ответчика )

( „ J

(сумма прописью)

  1. Принять меры к обеспечению заявленного иска.

« » 200 год

( подпись)

174

Приложение 2 Анкета (заполняется следователями)

Убедительно просим оказать содействие в исследовании уголовно- процессуального статуса гражданского истца и гражданского ответчика на предварительном следствии.

В каждом ли случае при причинении преступлением вреда, потер певший подает заявление о признании гражданско-правовых требова ний?

  1. да 11,7%
  2. нет__ 29,4%
  3. как правило 38,2%
  4. почти всегда 20,5%
  5. Наиболее часто встречается характер исковых требований:

  6. о возмещении имущественного вреда 70,6%
  7. компенсации морального вреда 23,5%
  8. о компенсации за физический вред 5,8%
  9. Считаете ли Вы, что любым преступлением потерпевшему может быть причинен моральный вред, подлежащий денежной компенсации в уго- ловном процессе ?

  10. да_ 32,4%
  11. нет 11,8%
  12. почти всегда 29,4%
  13. как правило 26,5%
  14. По Вашему мнению, является ли физический вред - самостоятельным видом вреда, подлежащим возмещению?

  15. да 85,3%
  16. нет 17,6%
  17. Если «нет», то к какому виду вреда, подлежащему возмещению в уголовном

процессе, Вы его относите ?

  1. к имущественному вреду 57,6%
  2. к моральному вреду 42,8%
  3. Считаете ли Вы целесообразным, предоставить следователю право по собственной инициативе признавать потерпевших от преступления гра- жданскими истцами, (когда этого требует охрана их прав и законных ин- тересов) не дожидаясь предъявления ими гражданского иска ?

  4. да 49,9%
  5. нет 32,3%
  6. затрудняюсь ответить 14,7%
  7. В какой момент расследования уголовного дела Вы признаете лицо гра- жданским истцом ?

  8. одновременно с признанием лица потерпевшим 32,3%
  9. после подачи искового заявления 58,8%
  10. Как Вы уведомляете лицо о привлечении его в качестве гражданского ответчика с разъяснением его прав ?

175

  1. письменно без расписки (по почте) 11,7%
  2. письменно под расписку 76,5%
  3. устно 2,9%
  4. не уведомляете 2,9%
  5. В какой момент расследования уголовного дела Вы привлекаете лицо в качестве гражданского ответчика, если заявлен фажданскии иск :

  6. после заявления гражданского иска 8,6%
  7. после признания лица гражданским истцом 26,5%
  8. после привлечения лица в качестве обвиняемого 55,9%
  9. перед выполнением требований ст. 216 УПК РФ 8,8%
  10. о

Благодарим за помощь