lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Маслов, Игорь Викторович. - Актуальные проблемы правовой регламентации процессуальных сроков в досудебном производстве по уголовным делам: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 175 с. РГБ ОД, 61:03-12/1386-9

Posted in:

tt:Qi-1t/f3te-S

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ

УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА ПРИ

ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЕ РФ

На правах рукописи

МАСЛОВ ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ

Актуальные проблемы правовой регламентации процессуальных сроков в досудебном производстве по

уголовным делам

Специальность 12.00.09 -уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель доктор юридических наук

М.Е. Токарева

Москва - 2003 год

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3-11

Глава I. Понятие уголовно-процессуальных сроков и их роль в реализации назначения уголовного судопроизводства.

§1.Понятие, общая характеристика, классификация
уголовно- процессуальных сроков; порядок их исчисления 11-28

§2.Роль процессуальных сроков в выполнении назначения
уголовного судопроизводства 28-41

Глава II. Проблемы правовой регламентации отдельных
видов процессуальных сроков.

§1.Уголовно-процессуальные сроки в стадии возбуждения
уголовного дела 42-62

§2.Сроки дознания и предварительного следствия 62-81

§3.Особенности исчисления сроков расследования при
соединении и выделении уголовных дел 81 -93

§4.Сроки задержания, содержания под стражей, иных мер процессуального принуждения 93- 134

§5.Правовая регламентация иных уголовно- процессуальных сроков 134-155

Заключение 156- 150

Список литературы 161-175

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования определяется

целым рядом обстоятельств, среди которых целесообразно отметить важную роль процессуальных сроков в реализации назначения уголовного судопроизводства в его досудебных стадиях и, прежде всего, - в обеспечении прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу деятельности государственных органов, осуществляющих уголовное преследование.

Ограничение уголовно-процессуальным законом промежутка времени, в течение которого органы и должностные лица, осуществляющие уголовное преследование (орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор), в пределах предоставленных им полномочий обязаны рассмотреть сообщение о преступлении, возбудить уголовное дело, произвести предварительное расследование и передать уголовное дело в суд, служит необходимой гарантией охраны прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, провозглашенной в статье 52 Конституции Российской Федерации.

Процессуальные сроки, ограничивающие время предварительного расследования, время применения к подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений лицам мер процессуального принуждения, в первую очередь, связанных с задержанием и заключением под стражу, время, в течение которого лицу, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, должно быть предъявлено обвинение, разъяснены предоставленные ему законом права, и многие другие направлены на обеспечение защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, неоправданно длительного ограничения в процессе предварительного расследования прав и свобод человека и гражданина.

4

Сроки имеют большое значение для обеспечения быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения лиц, обвиняемых в их совершении, своевременной передачи уголовного дела в суд и вынесения судом законного и обоснованного приговора, что является важным условием успешной борьбы с преступностью.

Не случайно количество законодательных норм, которые регламентируют процессуальные сроки, постоянно возрастает. В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР насчитывалось более 65-ти норм, устанавливающих сроки, из них 40, действовавших в досудебных стадиях уголовного процесса. По мере развития уголовно- процессуального законодательства, особенно в период проведения судебной реформы, эти нормы совершенствовались, а их число возрастало. В УПК Российской Федерации содержится уже более 60 норм, регламентирующих сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Кроме того большое число норм содержит положения, непосредственно примыкающие по своей природе к процессуальным срокам, но не указывающие на точный промежуток времени для производства процессуальных действий, а ограничивающиеся такими формулировками как «незамедлительно» «не позднее» и пр.

С учетом значимости процессуальных сроков для выполнения основных задач уголовного судопроизводства к их исследованию в самых разных аспектах обращались многие ученые. В их числе: Н.С. Алексеев, А.Д. Бойков, Э.Д. Ваулин, В.Н. Григорьев, И.М. Гуткин, К.Ф. Гуценко, В.Г. Даев, Н.В. Жогин, Д.С. Карев, Л.Д. Кокорев, Н.А. Колоколов, Б.М. Комаринец, Э.Ф. Куцова, П.А. Лупинская, В.Н. Махов, А.И. Михайлов, Л.А. Мариупольский, Д.Я. Мирский, И.Б. Михайловская, П.Ф. Пашкевич, И.Л. Петрухин, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, В.Т. Томин, А.Г. Халиулин, М.А. Чельцов, С.А. Шейфер, Ф.Н. Фаткулин, М.Л. Якуб, Н.А. Якубович и другие. Специальными
исследованиями, посвященными

5

проблеме процессуальных сроков, являются труды Л.М. Васильева1, А.П. Гуляева2, М.Е. Токаревой , Р.Х. Якупова .

Однако все специальные и многие другие работы, посвященные институту процессуальных сроков, были подготовлены задолго до проведения реформы уголовно-процессуального законодательства и принятия УПК РФ. Между тем этот Кодекс, как известно, принципиально отличается от ранее действовавшего по своим концептуальным основам и приоритетам, которым должны служить включенные в него процессуальные гарантии, в том числе, процессуальные сроки. Поэтому в настоящее время институт процессуальных сроков нуждается в новом научном анализе на базе УПК РФ в целях разработки рекомендаций по его применению.

Необходимость в дальнейшем исследовании проблемы процессуальных сроков диктуется и тем, что работа по совершенствованию норм УПК РФ продолжается с учетом выявленных недостатков и тех задач, которые периодически встают перед уголовным судопроизводством в сложных современных условиях борьбы с преступностью, постоянным расширением сферы международного сотрудничества. Достаточно сказать, что буквально сразу после принятия нового Уголовно- процессуального кодекса в него были внесены первые изменения и дополнения .

Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном процессе: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1971.

Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. 3 Токарева М.Е. Процессуальные сроки при расследовании преступлений. М., 1976.

Якупов Р.Х. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве (в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного
расследования): Дисс.канд.юрид.наук. М., 1972. Якупов Р.Х. Уголовно процессуальные сроки (в досудебных стадиях). Горький, 1979.

Федеральный закон №58-ФЗ от 29 мая 2002. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». Российская газета. 2002. 01 июня. (№98).

6

За ними последовали вторые и третьи . Сейчас готовятся к принятию следующие.

Практика показывает, что наряду с другими требуют дальнейшего совершенствования нормы, регламентирующие процессуальные сроки в досудебных стадиях уголовного процесса. Это необходимо в целях создания оптимальных условий для реального сокращения времени между моментом совершения преступления и рассмотрения уголовного дела в суде. В последние годы по значительной части дел сроки предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей многократно превышают отведенные для этого законом 2 месяца, а поиск путей их сокращения требует глубокого и всестороннего исследования на базе анализа результатов работы в условиях нового уголовно-процессуального законодательства.

Целью диссертационного исследования является вклад в разработку научных основ института процессуальных сроков, совершенствование их правовой регламентации и практики применения в досудебных стадиях производства по уголовному делу, что в конечном счете направлено на повышение эффективности досудебного производства, обеспечение прав и законных интересов участвующих в нем лиц.

Для достижения этой цели были определены конкретные задачи:

  • с учетом развития науки уголовного процесса и произошедших изменений в законодательстве сформулировать определение понятия уголовно- процессуальных сроков;
  • определить роль процессуальных сроков в выполнении назначения уголовного судопроизводства;
  • 1 Федеральный закон №98-ФЗ от 24 июля 2002. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». Российская газета. 2002. 27 июля. (137); Федеральный закон №133-Ф3 от 31 октября 2002. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». Российская газета. 2002. 05 ноября. (211).

7

  • дать общую характеристику и классификацию уголовно- процессуальных сроков;
  • выявить пробелы и другие недостатки правовой регламентации отдельных видов уголовно-процессуальных сроков, действующих в досудебных стадиях уголовного процесса, разработать предложения по их преодолению;
  • на основе обобщения эмпирического материала разработать рекомендации методического характера.
  • Объектом исследования стал комплекс правоотношений, возникающих между участниками уголовного судопроизводства в процессе реализации правовых норм, регламентирующих сроки, при разрешении сообщений о преступлениях и осуществлении предварительного расследования. Предметом - теоретические основы, правовая регламентация и практика применения процессуальных сроков в досудебных стадиях уголовного процесса.

Общенаучной методологической основой исследования явились положения диалектического материализма, позволяющие изучать во взаимосвязи комплекс общественных явлений и процессов, происходящих в сфере применения уголовно-процессуальных норм. В качестве частных научных методов познания использованы: системный, логико-юридический, сравнительно-правовой, статистический методы.

Правовую основу диссертационного исследования составили Конституция РФ, отечественное, международное, зарубежное законодательство, а также решения Конституционного Суда РФ и подзаконные нормативные правовые акты Генеральной прокуратуры РФ и других ведомств. В работе использована отечественная и иностранная литература по уголовно-процессуальному, уголовному, оперативно-розыскному, административному и другим отраслям права, а также труды в области философии, социологии и др. В процессе работы над темой

8

автор провел в 2000-2002 годах собственные конкретные исследования, в ходе которых в разных регионах Российской Федерации (Ивановской, Ростовской, Тульской областях и в г. Москве) был проведен письменный опрос более 130 прокуроров и следователей, 30 адвокатов, проинтервьюированы 15 судей. Кроме того изучено более 100 уголовных дел.

В процессе работы над темой диссертант использовал также собственный шестилетний опыт работы в органах прокуратуры.

Научная новизна диссертации предопределена тем, что она является первым монографическим исследованием проблемы процессуальных сроков после начала судебной реформы, вступления России в Совет Европы, что связано с принятием обязательств по приведению внутреннего законодательства в соответствие с международными стандартами, принятия Конституции Российской Федерации и УПК РФ.

В диссертации дано новое определение понятия уголовно- процессуальных сроков, учитывающее предписания Конституции РФ и нового УПК, исследована роль сроков в выполнении сформулированного в статье 6 УПК РФ назначения уголовного судопроизводства, прежде всего -в его досудебных стадиях, уточнена и дополнена классификация сроков.

Автором впервые проведен сравнительный анализ норм УПК РФ и ранее действовавшего в России уголовно-процессуального законодательства, а также национального законодательства некоторых государств ближнего и дальнего зарубежья, в том числе, Армении, Украины, США, Великобритании, Германии, Франции,

регламентирующих сроки в ходе досудебного производства.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его результаты вносят определенный вклад в развитие научных основ института уголовно- процессуальных

9

сроков. Сформулированные диссертантом предложения по изменению и дополнению норм УПК РФ, регламентирующих процессуальные сроки, а также ведомственных нормативных актов, регулирующих порядок их применения, могут быть использованы в процессе их дальнейшего совершенствования. Рекомендации по применению норм УПК о сроках могут быть использованы при проведении учебных мероприятий в юридических ВУЗах и системе повышения квалификации работников правоохранительных органов, а также практической деятельности дознавателей, следователей, прокуроров, начальников органов дознания и начальников следственных отделов.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Расширенное и уточненное определение понятия уголовно- процессуальных сроков, сформулированное на базе имевших место ранее разработок с учетом предписаний Конституции РФ, УПК РФ и результатов данного диссертационного исследования.
  2. Положение, согласно которому процессуальные сроки, являются специфической процессуальной гарантией, направленной, с одной стороны, на реализацию и защиту прав и законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, с другой, на обеспечение публичных интересов: защиту общества и государства от преступных посягательств.
  3. Вывод о необходимости более детальной дифференциации в УПК РФ с учетом разного объема и сложности работы по различным категориям уголовных дел сроков предварительного расследования и установлении, в частности, более длительного, чем это есть, срока предварительного следствия по делам о преступлениях в сфере экономики, нарушении правил движения и эксплуатации транспортных средств, о бандитизме, терроризме и других проявлениях организованной преступности.

10

  1. Предложение об установлении в УПК РФ правила, согласно которому заключение под стражу может быть применено только в отношении обвиняемого, что позволит сократить число случаев необоснованного применения этой меры пресечения. Одновременно необходимо предоставить суду право продлевать срок задержания подозреваемого до предъявления обвинения, но не более чем до 10 суток.
  2. Кроме того, на защиту выносится ряд других положений по совершенствованию норм УПК РФ, регламентирующих сроки и порядок их исчисления в досудебных стадиях уголовного процесса. В том числе: четкое определение момента возбуждения уголовного дела - начала исчисления срока предварительного расследования (ст. 156); выделение периода ознакомления определенных участников уголовного процесса с материалами уголовного дела в самостоятельный этап стадии предварительного расследования и ограничение его специальными процессуальными сроками (ст.215) и др.
  3. Выводы исследования основаны также на личном опыте диссертанта, полученном в течение шести лет работы следователем прокуратуры.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в пяти научных статьях общим объемом 1.5 печатных листа, доложены автором на научной конференции «Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России», состоявшейся 22-23 января 2002 года в г. Москве, а также на научной конференции молодых ученых «Актуальные проблемы укрепления законности и борьбы с преступностью», состоявшейся 5 июня 2001 года в г. Москве и внедрены в учебный процесс Тульского государственного университета и тульского филиала Московского Университета МВД России.

*

II Диссе ртац ия состо ит из введе ния, двух глав, закл ючен ия, и списк а испол ьзова нных прав овых актов и литер атур ы.

12

ГЛАВА I: Понятие уголовно-процессуальных сроков и их роль в выполнении назначения уголовного судопроизводства

§1. Понятие, общая характеристика, классификация уголовно-процессуальных сроков; порядок их исчисления

Важной предпосылкой изучения проблем уголовно-процессуальных сроков является четкое определение их понятия. Уяснение содержания понятия, которое вкладывается в предмет настоящего исследования - необходимое условие раскрытия сущности уголовно-процессуальных сроков и получения концентрированной системы знаний о них.

Понятие «как логически оформленная мысль о классе предметов»1, «как выделение общего, которое достигается путем отвлечения от всех особенностей предметов данного класса»,2 должно отражать признаки, являющиеся общими для рассматриваемого предмета или явления и других близких с ним предметов или явлений, а также признаки, характерные только для данного предмета (явления). Поэтому прежде чем сформулировать понятие уголовно-процессуального срока (или сроков) необходимо проанализировать, во-первых, содержание общего понятия срока, и, во-вторых, содержание понятия собственно уголовно- процессуального срока.

Понятие срока неразрывно связано с понятием времени. В толковом словаре Ожегова СИ. и Шведовой Н.Ю. срок обоснованно трактуется как определенный промежуток времени, момент наступления, исполнения чего-нибудь3. Для исчисления срока используются общепринятые единицы времени: часы, сутки, месяцы. Однако, срок вообще и уголовно-процессуальный срок, в частности, имеют ряд свойств, не присущих времени.

1 Ожегов СИ. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 551.

Советский энциклопедический словарь. Изд. четвертое. М., 1987. С. 1039. 3 См.: Ожегов СИ. Шведова Н.Ю. Указ. раб. М., 1995. С 749.

13

Время в отличие от срока необратимо, оно непрерывно, является объективно существующей, независящей от волеизъявления человека категорией1. Срок же во многих случаях, установленных законом, может быть прерван, приостановлен, возобновлен, восстановлен.

Понятие срока активно используется в разных сферах жизни общества и различных отраслях права, в том числе административном, гражданском, уголовном праве, гражданском, уголовном процессе и др. Характерной чертой используемых в праве сроков является их регламентация в правовых нормах. При этом в каждой отрасли права действуют свои источники правового регулирования: отраслевые законы и подзаконные правовые акты, по-разному регламентирующие применяемые в каждой из этих отраслей сроки.

В отдельных наиболее значимых случаях, имеющих значение для обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, сроки прямо определены Конституцией Российской Федерации и действующими в России международно-правовыми актами, порой одновременно затрагивающими различные отрасли права. Это касается, прежде всего, статьи 22 Конституции РФ, ограничивающей срок задержания лица, как в административном, так и в уголовно- процессуальном порядке до принятия судебного решения 48 часами; статьи 54 Конституции РФ, ограничивающей срок действия закона, отягчающего ответственность, и др. Поскольку Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации, то все принимаемые и действующие законы и иные нормативные акты, не могут противоречить ей (ст. 15 и 76 Конституции РФ). Это непосредственно относится к УПК, все положения которого, в том числе касающиеся и уголовно- процессуальных сроков,

См.: Философский словарь, под редакцией И.Т. Фролова. Изд. четвертое. М., 1990. С.64.

14

должны полностью соответствовать предписаниям Основного закона страны.

При наличии сомнений в конституционности тех или иных положений УПК, а также других федеральных законов, конституций (уставов), законов субъектов Российской Федерации, отдельных нормативных актов Конституционный Суд Российской Федерации в порядке, установленном статьей 125 Конституции РФ, решает вопрос об их соответствии Конституции РФ. Правовые акты и их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Так Постановлением Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 года были признаны не соответствующими Конституции РФ ряд статей УПК РСФСР в, том числе, касающиеся сроков задержания подозреваемого до судебного решения1. В установленный Конституционным Судом РФ срок (1 июля 2002 года), совпадающий с вступлением в действие УПК РФ, данное несоответствие было устранено.

Согласно применяемым у нас в законотворчестве требованиям те положения Конституции РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, которые относятся к уголовному процессу, подлежат включению и, как правило, находят отражение в отраслевом законодательстве. Большая работа в этом направлении проведена при подготовке УПК РФ, нормами которого в настоящее время руководствуются органы и должностные лица, осуществляющие уголовный процесс.

При рассмотрении содержания уголовно-процессуального срока нельзя пройти мимо того обстоятельства, что в процессе производства по уголовному делу органы дознания, дознаватели, следователи, прокуроры наряду с предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством

1 См.: Постановление КС РФ от 14.03 №6-П // Российская газета, 2002. 21 марта.

15

сроками руководствуются сроками, установленными приказами и указаниями Генерального прокурора РФ, нормативными актами МВД РФ и других ведомств, имеющих в своем составе аппараты дознания и следствия. К ним относятся, в частности, сроки представления прокурору ходатайств о продлении сроков следствия, сроки проверки прокурором законности и обоснованности вынесенных дознавателями и следователями постановлений о приостановлении и прекращении производства по уголовному делу и пр. Все они направлены на обеспечение законности, совершенствование организации деятельности органов дознания, следователей, прокуроров. Их несоблюдение может повлечь за собой применение к виновным мер дисциплинарного воздействия. Однако такие действия или бездействие не являются нарушением требований уголовно-процессуального закона и не могут влечь за собой тех правовых последствий, которые предусмотрены законом в случае нарушения уголовно-процессуальных сроков: признания результатов следственных действий и принятых процессуальных решений не имеющими юридической силы, освобождение подозреваемого, обвиняемого из-под стражи и т.д. С учетом этого обстоятельства указанный вид сроков, несмотря на его использование в регулировании порядка деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, не может быть отнесен к уголовно-процессуальным срокам.

Следует отметить, что отраслевые процессуальные законы устанавливают процессуальные сроки для выполнения определенных задач, а в задачи каждого процессуального права входит скорейшая реализация норм соответствующего материального права. Так статья 2 ГПК РФ указывает, что задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а статья 2 ГПК РСФСР определяла задачи гражданского судопроизводства как правильное и быстрое рассмотрение и разрешение

16 гражданских дел; согласно статье 24.1 КоАП РФ, задачами производства по делам об административных правонарушениях является всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, а статья 225 КоАП РСФСР указывала на то, что задачами производства по делам об административных правонарушений являются своевременное, всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств каждого дела. Статья 2 УПК РСФСР включала в число задач советского уголовного судопроизводства быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона. К сожалению в общих положениях УПК РФ в отличие от УПК РСФСР других отраслевых процессуальных законов отсутствует указание на необходимость быстроты производства. Однако, несмотря на данный недостаток, принцип быстроты уголовного судопроизводства и в первую очередь в его досудебных стадиях вытекает из анализа многих специальных норм, регламентирующих порядок деятельности органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. К таким нормам относятся прежде всего положения статей, ограничивающих эту деятельность определенными сроками.

Нормы административно-процессуального, гражданско-

процессуального, уголовно-процессуального права используют институт процессуальных сроков для регулирования отношений, возникающих между участниками процесса. Процессуальные сроки регламентируют возможность и допустимость осуществления производства по тому или иному делу, указывают, на какой период времени возможно и допустимо ограничение в связи с этим производством конституционных прав граждан. Характерно, что институт процессуальных сроков «пронизывает» весь уголовный процесс от возбуждения уголовного дела до его окончательного разрешения. Только в частях Первой (общие положения) и Второй (досудебное производство) УПК РФ, включающих в себя 226

17

статей, содержится 37 норм, регулирующих сроки. Для сравнения: в ГПК РФ, включающем более 400 статей, содержится лишь 23 нормы о сроках, а в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях

  • 12 таких норм.

Изучение российского законодательства, регламентирующего уголовный процесс, показывает, что понятие уголовно-процессуальных сроков не было раскрыто ни в уголовно-процессуальных кодексах РСФСР 1922 и 1923 года, ни в УПК РСФСР 1960 года. К сожалению нет понятия уголовно-процессуальных сроков и в УПК РФ. Это понятие уголовно процессуальных сроков отсутствует также в Модельном уголовно-процессуальном кодексе стран СНГ и разработанном на его основе ныне действующем УПК Республики Армения.

Вместе с тем изучение специальной литературы по проблемам уголовного процесса свидетельствует о том, что к разработке понятия уголовно-процессуальных сроков обращались многие ученые, и с развитием науки уголовного процесса данное понятие все более и более расширялось за счет включения в него тех свойств уголовно- процессуальных сроков, которыми не обладает категория времени.

Изначально (в работах, опубликованных до конца 60-х годов прошлого века) под уголовно-процессуальным сроком понимался промежуток времени, отведенный для производства процессуальных действий. Это видно из следующих определений:

  • «Под сроком в процессе понимается определенный промежуток времени, в течение которого должно быть выполнено данное действие»1.

Чельцов - Бебутов М.А.. Советский уголовный процесс. Вып. второй. Харьков, 1929. С. 188.

18

  • «Сроком в процессе называется период времени, отведенный для производства каких-либо процессуальных действий» .
  • «Процессуальным сроком называется установленное законом время, в течение которого органы дознания, следствия, прокуратуры, суда и участники процесса имеют право или обязаны совершить конкретные процессуальные действия» .
  • В работах 70-х и более поздних лет процессуальные сроки стали рассматриваться как особая (специфическая) форма процессуальных гарантий, использующая свойства времени:

  • «Процессуальные сроки - это сроки, установленные уголовно- процессуальным правом, необходимые для регламентации определенных правовых норм о правоотношениях, возникающих во время уголовно-процессуальных действий участников уголовного процесса, совершаемых в строго определенной последовательности в целях достижения задач уголовного судопроизводства и характеризующихся определенной длительностью существования» .
  • «Уголовно-процессуальные сроки - особая форма процессуальных гарантий, обеспечивающих быстроту расследования, соблюдение прав и законных интересов обвиняемого, подозреваемого и других участников процесса, эффективность осуществления прокурорского надзора»4.
  • Люблинский П.И., Котерский Н.Н. УПК РСФСР. Научно-практический комментарий. Изд. второе и дополненное. М., 1930. С. 98.

Гуткин И.М., Мариупольский Л.А., Шереметьев И.М. Советский уголовный процесс. М., 1960. С. 57; Гуткин И.М., Мариупольский Л.А., Шереметьев И.М. Советский уголовный процесс. М., 1967. С. 57. См.: также Токарева М.Е. Процессуальные сроки при расследовании преступлений. М., - 1976. С. 6.

Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном процессе: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1971. С. 19-21, 228. ,

Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С. 5,7.

19

На выполнение процессуальными сроками роли процессуальных гарантий прав личности указывается и в одном из последних учебников по уголовному процессу, изданном под редакцией И.Л. Петрухина1.

Несмотря на то, что разные авторы дают отличные друг от друга определения уголовно-процессуальных сроков, каждое из них указывает на следующие их свойства:

а) уголовно-процессуальный срок есть установленный уголовно- процессуальным законом промежуток времени, имеющий в своей основе свойства философской категории времени: непрерывность, порядок сменяющих друг друга событий, течение от прошлого через настоящее к будущему, и пр2.

б) в силу своего формализованного предписаниями закона характера: его продолжительности, порядка исчисления, продления, приостановления, возобновления, восстановления уголовно-процессуальный срок приобретает ряд свойств, не присущих времени;

в) в промежуток времени, составляющий процессуальный срок, участники уголовно-процессуальных отношений (орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, суд, судья, а также подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, другие участники уголовного процесса) имеют право или обязаны совершить определенные процессуальные действия либо воздержаться от их производства и, таким образом, процессуальные сроки по своей сути являются разновидностью уголовно-процессуальных гарантий.

Обобщая вышеизложенное, можно сформулировать следующее определение понятия уголовно-процессуального срока: уголовно- процессуальный срок - это установленный уголовно-процессуальным

1 Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 11-12.

2

О свойствах философской категории времени см. подробнее Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. // Полное собрание сочинений. Изд. Пятое. Т. 18. М, 1974.

20

законом на основе положений Конституции РФ, исчисляемый в соответствии с его предписаниями промежуток времени, в течение которого орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, суд, судья, а также подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, другие участники уголовного процесса имеют право, либо обязаны совершить определенные процессуальные действия, а в некоторых случаях воздержаться от их производства, и имеющий своей целью обеспечить своевременное выполнение назначения уголовного судопроизводства, соблюдение конституционных и иных предоставленных законом прав лиц, являющихся участниками уголовного процесса.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что до недавнего времени при рассмотрении гарантий в общих работах по уголовному процессу процессуальные сроки, как правило, специально не упоминались. Однако это не снижает их роли в общей системе гарантий законности уголовного судопроизводства в целом и его досудебных стадий в частности.

УПК РФ, как и ранее действующее уголовно-процессуальное законодательство, устанавливает большое число самых разных конкретных сроков, которые требуют для их изучения научно обоснованной классификации. Такая классификация, на наш взгляд, всегда носит в какой-то мере условный характер и зависит от критерия, положенного в основу ее проведения. Нами выделены следующие основания, по которым представляется целесообразным произвести классификацию уголовно-процессуальных сроков:

I. По источникам правового регулирования следует различать сроки:

а) предусмотренные в Конституции РФ, а также международных правовых актах, ратифицированных Российской Федерацией, и на этой основе включенные в УПК РФ.

21

б) сроки, изначально установленные УПК РФ и другими федеральными законами, регулирующими уголовное судопроизводство.

II. По своему основному предназначению в
уголовном судопроизводстве различаются:

а) сроки, направленные на достижение быстрого и полного раскрытия преступлений и других задач, непосредственно связанных с охраной публичных интересов, а также прав и законных интересов потерпевших и иных участников процесса со стороны обвинения (сроки разрешения сообщений о преступлении, сроки следствия, дознания и пр.).

б) направленные на защиту прав подозреваемых, обвиняемых, их защитников, законных представителей, гражданских ответчиков, т.е. участников процесса со стороны защиты (сроки задержания и содержания под стражей, сроки вступления в уголовное дело защитника подозреваемого, обвиняемого, сроки предъявления обвинения, допроса обвиняемого и др.)

III. По принадлежности к регулированию порядка производства на отдельных стадиях уголовного процесса можно выделить сроки:

а) действующие в стадии возбуждения уголовного дела (сроки рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, сроки принятия процессуальных решений о возбуждении, отказе в возбуждении уголовного дела и др.)

б) действующие в стадии предварительного расследования (сроки предварительного следствия, производства неотложных следственных действий, предъявления обвинения и др.)

в) сроки, действующие на каждой из судебных стадий процесса (срок в течение которого судья должен принять решение по поступившему уголовному делу (ч. 3 ст. 227 УПК РФ), срок начала рассмотрения уголовного дела в апелляционной инстанции (ст. 362 УПК РФ).

22

г) сроки, действие которых распространяется одновременно на разные стадии уголовного процесса (запрет ограничения времени свидания обвиняемого с защитником (п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), истечение сроков давности уголовного преследования как основание для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

IV. В зависимости от однозначности либо неоднозначности установленной законом продолжительности сроков их можно классифицировать как:

а) категоричные, формально определенные в законе сроки, в течение которых процессуальное действие обязательно должно быть совершено (подозреваемый в совершении преступления может быть задержан на срок не более 48 часов (п. 11 ст. 5, п. 1 ст. 10, ч.2 ст. 94 УПК РФ). Обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 172 УПК РФ).

б) альтернативные, когда в законе определены два срока (помимо обычного срока предусмотрен и исключительный срок), в течение которых должно быть совершено действие. Прокурор рассматривает жалобу в течение 3 суток со дня ее получения, но в исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток (ч. 1 ст. 124 УПК РФ).

в) условные сроки, продолжительность которых оговорена в законе, но одновременно предусматривается возможность их продления и восстановления при наличии определенных обстоятельств. Так, предварительное следствие должно быть закончено в течение двух месяцев, но данный срок может быть продлен до 6 месяцев, а по уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность - до 12 месяцев (ст. 162 УПК РФ). Срок расследования восстанавливает

23

свое течение после возобновления производства по уголовному делу, приостановленному в связи с временным тяжким заболеванием обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ); также подлежит восстановлению пропущенный по уважительной причине срок обжалования действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора, судьи (ст. 130 УПК РФ).

V. По своему функциональному предназначению в
уголовном процессе сроки можно классифицировать как:

а) сроки, определяющие продолжительность производства следственных и процессуальных действий. К таковым относятся сроки предварительного следствия (ст. 162 УПК РФ), дознания (223 УПК РФ), задержания подозреваемого (ст. 94 УПК РФ), содержания подозреваемого и обвиняемого под стражей (ст. 108 ст. 109 УПК РФ).

б) не предназначенные для регулирования продолжительности производства процессуальных и следственных действий, но имеющие процессуальное значение, так как процессуальные и следственные действия могут быть произведены только до, либо после истечения указанных сроков; (срок, в пределах которого может быть отложено ознакомление с материалами уголовного дела до явки защитника обвиняемого, его законного представителя, а также до явки представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ч. 3 ст. 215 УПК РФ) и др.).

VI. По субъектам, устанавливающим продолжительность сроков, их можно классифицировать как:

а) установленные законом и не подлежащие изменению. Сроки разрешения заявлений и сообщений о преступлениях (ч. 1 ст. 144 УПК РФ), сроки исполнения поручений следователя (ч. 1 ст. 152 УПК РФ);

б) сроки, продолжительность которых устанавливается определенным участником уголовного процесса (срок дополнительного следствия по

24

возобновленному производством уголовному делу, а также по делу, возвращенному прокурором для производства дополнительного следствия, устанавливается надзирающим прокурором в пределах одного месяца (ч. 6 ст. 162 УПК РФ); судья может продлить срок задержания в пределах 72 часов (п. 3 ч. 6 ст. 108 УПК РФ).

VII. По правовым последствиям их истечения уголовно- процессуальные сроки можно классифицировать как:

а) ограничивающие во времени действия, совершение которых зависит от воли субъекта и являющиеся его правом. Истечение данного срока указывает, что субъект процессуальной деятельности лишается своего права, а произведенные им процессуальные действия не создают правовых последствий (к таковым относятся сроки, в течение которых могут быть обжалованы действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда). Новый УПК не установил для досудебных стадий временных рамок, в течение которых могут быть обжалованы те или иные действия (бездействие) и решения. Однако статья 209 УПК РСФСР содержала норму, согласно которой постановление о прекращении уголовного дела могло быть обжаловано в течение 5 суток. О данных сроках, на наш взгляд, необходимо упомянуть и включить их в классификацию, так как они предусмотрены судебными стадиями уголовного процесса. В частности, жалоба или представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы сторонами в кассационном или надзорном порядке в течение 10 суток (ч.1 ст. 356 УПК РФ); жалоба или представление, поданные с нарушением срока, если этот срок не восстановлен, остаются без рассмотрения (ч. 3 ст. 356 УПК РФ).

б) ограничивающие во времени совершение обязательных процессуальных действий (срок предъявления обвинения после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 172 УПК РФ). Истечение данного срока без совершения действия (предъявления обвинения) влечет

25

за собой признание последствий принятия процессуального решения о привлечении лица в качестве обвиняемого юридически ничтожными. Однако истечение данного процессуального срока не препятствует повторному принятию того же процессуального решения, после чего срок вновь начнет свое течение.

в) ограничивающие длящиеся действия (к таковым следует отнести сроки производства дознания, предварительного следствия, а также сроки содержания под стражей). Истечение сроков дознания или предварительного следствия предусматривает прекращение самой деятельности по расследованию, так как совершение любых процессуальных действий за рамками сроков расследования также придает им статус юридически ничтожных. Истечение срока содержания под стражей требует немедленного освобождения лица. Принятие процессуального решения о возобновлении производства расследования и повторном применении данной меры пресечения порождает продолжение течение процессуального срока. Данные сроки исчисляются с учетом того срока, течение которого было прекращено или приостановлено, либо в течение которого лицо ранее содержалось под стражей.

В УПК РФ существуют процессуальные нормы, которые по своей природе очень близки к процессуальным срокам, но они указывают на необходимость совершения того или иного процессуального действия не в определенный промежуток времени, а требуют его выполнения немедленно (незамедлительно) после наступления оговоренного в законе события. Такая норма содержится в части 4 статьи 146 УПК РФ, которая требует, чтобы постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно после его вынесения направлялось прокурору. Прокурор, получив постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела, либо выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или о возвращении материалов для

26

дополнительной проверки. Обвиняемый после предъявления ему обвинения должен быть немедленно допрошен (ч.1 ст. 173 УПК РФ). Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет кого-либо из близких родственников подозреваемого или обвиняемого о месте содержания его под стражей (ч. 11 ст. 108 УПК РФ). Выполнение действия немедленно (незамедлительно) означает, что таковое должно быть совершено спешно, срочно, безотлагательно1, сейчас, сию минуту (секунду), тотчас, в близком будущем . Подробнее вопрос об исполнении норм УПК РФ о немедленном (незамедлительном) выполнении тех или иных процессуальных действий будет рассмотрен во второй главе диссертации.

В связи с тем, что уголовно процессуальные сроки имеют ряд свойств, которыми не обладает время, моменты начала течения и начала исчисления уголовно процессуальных сроков, а также моменты окончания течения и окончания их исчисления порой не совпадают. Течение уголовно-процессуального срока начинается с момента возникновения тех или иных уголовно-процессуальных отношений между участниками процесса, порождающих правовые последствия:

с момента фактического задержания подозреваемого начинает

свое течение срок задержания (ст. 94 УПК РФ);

с момента возбуждения уголовного дела начинает свое течение

срок предварительного следствия (ч. 1 ст. 162 УПК РФ).

Однако в некоторых случаях исчисление уголовно процессуального срока производится не с момента возникновения уголовно- процессуальных отношений, а с момента, определенного законом для порядка исчисления данного срока. Подсчет продолжительности уголовно-

1 См.: Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Указ. раб. С. 399.

См.: Полный словарь русских рифм. Словарь русских синонимов. Составил Абрамов Н. М., 1996. С. 242.

27

процессуальных сроков зависит от того, в каких единицах времени они исчисляются. Так в УПК РФ используются три таких единицы времени: час, сутки и месяц (ч.1 ст. 128 УПК РФ).

При исчислении сроков часами и сутками момент начала течения и начала исчисления уголовно-процессуального срока совпадают, но при исчислении сроков месяцами не принимаются во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. Таким образом, с момента фактического задержания лица или с момента получения сообщения о преступлении начинают свое течение и исчисляются сроки задержания и разрешения сообщения о преступлении. Однако если сроки исчисляются месяцами, то существует совершенно иной порядок начала течения и исчисления этих сроков. Допустим, что уголовное дело было возбуждено в 10 часов 1 января, то с этого момента начинает течение срок предварительного расследования, но исчисляться этот срок будет с 0 часов 2 января.

При исчислении сроков часами момент окончания течения и окончания течения и исчисления уголовно-процессуальных сроков совпадают, но срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Соответственно, если сообщение о преступлении поступило в 10 часов 1 января, то принять по нему решение необходимо до 24 часов 4 января.

Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивает свое исчисление в последние сутки этого месяца. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый, следующий за ним, рабочий день.

Особый порядок исчисления установлен для сроков содержания под стражей, домашнего ареста и нахождения в медицинском и психиатрическом стационаре (ч.2 ст. 128 УПК РФ). В эти
сроки

28

включается все рабочее и нерабочее время, и в случае их фактического истечения в нерабочий день перенос окончания исчисления данных сроков не допускается.

§2. Роль процессуальных сроков в выполнении назначения уголовного судопроизводства

Процессуальные сроки наряду с другими институтами уголовного

процесса имеют своей целью, как это видно из предыдущего раздела диссертации, обеспечение назначения уголовного судопроизводства. Согласно ст. 6 УПК РФ таковым является:

  1. защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений,
  2. защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
  3. При этом уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, как отмечено в части 2 указанной статьи, в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Термин «назначение», по справедливому замечанию авторов одного из Комментариев к УПК РФ, включает в себя совокупность целей и двуединых задач, которые стоят перед уголовным процессом1. Общество и государство одинаково заинтересованы в том, чтобы лица, совершившие преступления, были привлечены к уголовной ответственности и наказаны, и в том, чтобы ни один невиновный не стал жертвой незаконного обвинения в совершении преступления.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
/ Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. С. 12.

29

Применительно к теме настоящего исследования эти общие положения требуют конкретизации в отношении задач, решаемых в досудебных стадиях уголовного процесса. Согласно выводам А.И. Михайлова, относящимся к 1980 году, но в целом сохранившим свое значение на сегодняшний день, к таковым задачам относятся:

а) быстрое и полное раскрытие преступлений;

б) создание необходимых предпосылок для правильного и всестороннего рассмотрения каждого уголовного дела в суде;

в) выявление и принятие мер к установлению причин и
условий, способствовавших совершению преступлений1.

Две первые из этих задач, полностью соответствуют положениям статьи 6 УПК РФ, третья не вытекает из них. Представляется, что это связано с изменившемся подходом законодателя к регламентации круга обязанностей органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда и исключением из УПК РФ положений, которые были сформулированы в статье 21 УПК РСФСР (выявление причин и условий, способствующих совершению преступления). В то же время с учетом предписаний Конституции РФ и общих положений УПК РФ, возводящих на принципиально новый уровень обязанности органов и должностных лиц,

См.: Михайлов А.И. О понятии и критериях эффективности предварительного следствия // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С.7; О целях и задачах уголовного судопроизводства см. также: Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Социологические аспекты изучения эффективности правосудия // Право и социология. М., 1973. С. 254; Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования: Автореф.дисс… канд.юрид.наук. М, 1999. С. 11; Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства (по материалам Средне-Сибирского региона): Дисс.канд.юрид.наук. М., 1999. С. 102; Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: Дисс.докт.юрид.наук. М., 2001. С.47-49; Химичева Г.П. Химичива О.В. УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства // Закон и право. 2002, № 10. С.36-38; Васильев О.Л. Цели и задачи предварительного расследования и его формы // Вестник Московского Ун-та. Сер. 11. Право. 2002, № 3. С. 20-43; Комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. М., 2002. С. 18. Комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С. 42-43.

30

осуществляющих уголовный процесс, по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, провозглашения принципов уважения чести и достоинства, неприкосновенности личности, состязательности сторон, к задачам досудебных стадий уголовного судопроизводства, следует отнести обеспечение в ходе его осуществления прав подозреваемого, обвиняемого и других лиц, являющихся участниками уголовного процесса.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что УПК РФ, в отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, не называет в системе принципов уголовного процесса требования всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, не формулирует задачу быстрого и полного раскрытия преступления, но данные уголовно-процессуальные положения «по- прежнему остаются важнейшими правилами расследования»1. Требования о всестороннем, полном, объективном расследовании, а также о быстром и полном раскрытии преступления можно вывести не только из ряда норм УПК РФ (статей 73, 85, 152 части 4, 154 части 2, 159), на что было указано профессором С.А. Шейфером , но и из функционального предназначения некоторых процессуальных сроков, которые являются гарантией быстроты производства расследования по делу. Также, как и УПК РСФСР 1960 года, УПК РФ ограничивает производство расследования по делу определенными процессуальными сроками: предварительное следствие по уголовному делу должно быть завершено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 162), а расследование в форме дознания в течение 15 суток со дня возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 223).

Шейфер С.А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя, // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России: Матер, науч. конф. М., 2002. С. 20. 2 Шейфер С.А. Там же. С. 19.

31

В настоящей диссертации на конкретном материале прослеживается воздействие процессуальных сроков на решение частных, а через них и общих задач, осуществляемых в досудебных стадиях процесса и направленных на реализацию назначения уголовного судопроизводства в целом.

Роль сроков в уголовном процессе заключается в регулировании уголовно-процессуальных отношений, возникающих между участниками уголовного процесса при расследовании преступлений, в установлении определенного периода времени, в течение которого необходимо выполнить определенные процессуальные действия. Устанавливая временные рамки для совершения процессуального действия, принятия процессуального решения или комплекса процессуальных действий и решений, законодатель преследует цель своевременности их выполнения, чем создает особые процессуальные гарантии выполнения задач уголовного судопроизводства, в том числе, обеспечения прав участников уголовного процесса1.

На обеспечение прав и законных интересов потерпевших и других участников уголовного процесса со стороны обвинения самым непосредственным образом направлены предусмотренные в статье 144 УПК РФ сроки принятия решений по поступившим в правоохранительные органы сообщениям о преступлениях: по общему правилу - до 3-х суток с предоставлением прокурору, начальнику следственного отдела, начальнику органа дознания права их продления до 10 суток по ходатайству следователя или дознавателя, а также установленные статьей 146 УГЖ РФ сроки дополнительной проверки материалов, поступивших прокурору с постановлением дознавателя либо следователя о возбуждении

См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 19; Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973; Уголовный процесс: Учебн. / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 11-12 и др.

32

уголовного дела, направления заявителю и прокурору копии

постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 148 УПК РФ), сроки рассмотрения судом ходатайств о производстве следственных действий (ст. 165 УПК РФ), срок, представленный прокурору для принятия решения по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением (ст. 221 УПК РФ) и др.

Среди сроков, направленных на обеспечение прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых и других участников уголовного процесса со стороны обвинения особое значение имеют сроки применения таких мер процессуального принуждения как задержание (ст. 92 УПК РФ) и содержание под стражей (ст. 109 УПК РФ), а также сроки применения в качестве меры пресечения домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ) и других мер, ограничивающих конституционные права человека и гражданина. На обеспечение прав подозреваемых и обвиняемых направлены сроки, связанные с участием в уголовном деле защитника, в том числе непосредственно избранного им (ст. 50 УПК РФ), сроки рассмотрения ходатайств, жалоб (ст. 121, 124, 125 УПК РФ) и многие другие.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что одни и те же сроки нередко выполняют двоякую роль: с одной стороны, способствуют обеспечению быстрого и полного раскрытия преступления, своевременности изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в их совершении, созданию предпосылок для скорейшего вынесения в отношении них приговора суда, т.е. обеспечению публичных интересов и, как правило, совпадающих с интересами потерпевшего и других участников процесса со стороны обвинения, с другой, способствуют обеспечению прав подозреваемых, обвиняемых и иных участников процесса со стороны защиты. Это относится и к упомянутым выше срокам предварительного следствия. Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 23 марта
1999 года по делу о проверке

33

конституционности положений статей 113 ч. 1, 118, 222 УПК РСФСР прямо указал, что «неоправданно долгое расследование по делу приводит к сохранению неопределенности в правовом статусе участников уголовного процесса, допускает возможность применения в отношении граждан ограничительных мер, включая меры пресечения»1.

На то обстоятельство, что сроки предварительного расследования должны служить процессуальной гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства указывают и нормы международного права. Всеобщая декларация прав человека и гражданина, Конвенция о защите прав человека и основных свобод2, Международный пакт о гражданских и политических правах требуют от государств обеспечения не только справедливого и беспристрастного осуществления уголовного судопроизводства, но и осуществления его в разумные «сроки, позволяющие объективно обеспечить право граждан на судебную защиту».

Характерной особенностью законодательной
регламентации

уголовно-процессуальных сроков, способствующих скорейшему выполнению по каждому уголовному делу задач уголовного судопроизводства в целом, и задач его досудебных стадий в частности, является то, что, по общему правилу, в нормах закона установлен лишь максимальный и не ограничен минимальный предел промежутка времени, в течение которого должно или может быть произведено определенное процессуальное действие, принято то или иное процессуальное решение. Так, срок принятия решения по сообщению о преступлении определен формулировкой «не позднее 3 суток…», срок предварительного следствия

Постановление КС РФ №5-П от 23 марта 1999г. по делу о проверке конституционности положений ст. 113, ч.1 ст. 118, ст. 222 УПК РСФСР. // СЗ РФ. 1999, №14. Ст. 1749. 2 Официальный текст на русском языке // Гражданский контроль. СПб, 1996.

Права человека: сборник международных универсальных и региональных документов. М., 1990. С. 28-34.

34

  • «не превышающий 2 месяцев…», срок рассмотрения судом ходатайств о производстве следственного действия - «… не позднее 24 часов», срок предъявления обвинения - «… не позднее 3 суток…» и т.д. При этом в каждом случае закон четко формулирует момент, с которого начинается течение конкретного срока: «со дня поступления указанного сообщения», «с момента возбуждения уголовного дела» и пр.

Указанные формулировки препятствуют произвольному исчислению срока и способствуют ориентации правоприменителя на то, чтобы при наличии объективной возможности процессуальное действие было завершено как можно раньше, не дожидаясь того момента, когда наступит предельный срок.

К срокам непосредственно примыкают и другие процессуальные гарантии, близкие к ним по своей направленности и юридической природе, выражающиеся в требовании закона о немедленном (незамедлительном) выполнении определенного действия1. К данным нормам относится часть 4 статьи 146 УПК РФ, согласно которой постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела должно незамедлительно направляться прокурору; прокурор, получив постановление, обязан, в свою очередь, незамедлительно дать согласие на возбуждение уголовного дела либо вынести постановление об отказе в даче такого согласия или возвратить материал для дополнительной проверки; часть 1 статьи 173 УПК РСФСР предписывает немедленно допросить обвиняемого после предъявления ему обвинения; часть 11 статьи 108 УПК РФ требует от лица, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомить кого-либо из близких родственников подозреваемого или обвиняемого о месте его содержания под стражей, а при заключении под стражу военнослужащего уведомить об этом также командование воинской части. Все эти предписания закона прямо или косвенно служат

1 См.: Токарева М.Е. Указ. раб. С. 6-7.

35

гарантиями эффективности расследования, выполнения стоящих перед ним задач, о которых уже говорилось выше.

Примыкающие к процессуальным срокам гарантии, как и сами сроки в зависимости от их основного предназначения могут быть разделены на две группы, направленные на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного процесса: а) со стороны обвинения и б) со стороны защиты.

Нормами, направленными на защиту прав и законных интересов, участников уголовного процесса как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, (за исключением должностных лиц) являются положения статей 129 и 130 УПК РФ, регламентирующие порядок окончания течения и восстановления некоторых уголовно- процессуальных сроков. Данные нормы указывают, что срок не считается пропущенным, если жалоба, ходатайство или иной документ до истечения срока сданы на почту, переданы или заявлены лицу, уполномоченному их принять, сданы администрации места предварительного заключения либо медицинского или психиатрического стационара (ч. 1 ст. 129). Срок на обжалование, пропущенный по уважительной причине, должен быть восстановлен на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора или судьи (ч.1 ст. 130). Возможность восстановить пропущенный срок при обжаловании служит гарантией реализации участниками уголовного процесса (потерпевшим, гражданским истцом, с одной стороны, и участниками уголовного процесса со стороны защиты, с другой) предоставленных законом прав в том случае, когда ими был пропущен срок на обжалование по уважительной причине.

Законодательством установлены определенные права для участников уголовного процесса, но именно процессуальными сроками и нормами, близкими к ним по своему содержанию (о немедленном, незамедлительном выполнении того или иного процессуального действия,

36

о выполнении процессуальных действий «с момента» наступления определенных событий) устанавливаются, определяются временные рамки, в течение которых должны или могут быть реализованы предоставленные права.

Лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело либо которое было задержано, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, является подозреваемым (ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела или фактического задержания (ч.2 ст. 46 УПК РФ). Требование закона о допросе подозреваемого в течение 24 часов с момента появления данного участника уголовного процесса является, с одной стороны, гарантией охраны публичных интересов, а также прав потерпевшего и гражданского истца, так как фактические данные, содержащиеся в его показаниях, имеют большое значение для установления обстоятельств совершенного преступления. С другой стороны, требование закона о допросе подозреваемого в течение 24 часов является гарантией соблюдения прав и интересов подозреваемого, так как подозреваемый, который пожелал дать показания, может привести факты своей невиновности, либо указать на смягчающие вину обстоятельства.

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого либо составлен обвинительный акт (ст. 47 УПК РФ). Процессуальной гарантией прав обвиняемого является требование закона о предъявлении ему обвинения не позднее 3 суток с момента вынесения постановления и немедленном его допросе после предъявления обвинения (ч.1 ст. 172 УПК РФ). Таким образом, обвиняемому предоставляется право дать показания и осуществить свое право на защиту.

37

Обеспечение прав подозреваемого и обвиняемого при расследовании преступлений является одним из важнейших обстоятельств, свидетельствующих о цивилизованности и гуманности общества, объективности осуществления судопроизводства. Поэтому нормы, провозглашающие право указанных лиц на защиту в уголовном судопроизводстве, были внесены и в Конституцию РФ. Согласно части 2 статьи 48 Конституции «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения». Конституция РФ не только устанавливает (декларирует) право подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью защитника, но и устанавливает момент его вступления в дело. Из анализа статей 49, 50, 51 УПК РФ можно заключить, что защитник допускается в дело, либо его участие обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором с момента любого ограничения конституционных прав гражданина, связанного с его уголовным преследованием.

Лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, должно быть признано постановлением следователя, прокурора, дознавателя потерпевшим по уголовному делу. Срок, в течение которого с момента установления оснований к принятию данного решения лицо должно быть признано потерпевшим, не установлен, но, исходя из анализа части 1 статьи 42 УПК РФ, признание лица таковым должно последовать незамедлительно. С этого момента в уголовном деле появляется новый субъект процессуальных отношений, наделенный рядом прав.

Физическое, либо юридическое лицо, понесшее имущественный ущерб от преступления и предъявившее требование о его возмещении, признается постановлением прокурора, следователя,
дознавателя

38

гражданским истцом по уголовному делу. Как и в предыдущем случае, исходя из анализа части 1 статьи 44 УПК РФ, такое решение, при наличии к тому оснований, должно быть принято незамедлительно. С момента вынесения постановления о признании лица гражданским истцом в деле. также появляется новый участник судопроизводства, который наделен законом соответствующими процессуальными правами.

В качестве гражданского ответчика по уголовному делу привлекаются физические или юридические лица, которые в соответствии с Гражданским кодексом РФ несут ответственность за вред, причиненный преступлением. Из анализа части 1 статьи 54 УПК РФ можно заключить, что гражданским ответчиком физическое или юридическое лицо должно быть признано незамедлительно после получения достаточных оснований полагать, что оно несет ответственность за вред, причиненный преступлением. Вынесение постановления о признании лица гражданским ответчиком также является основанием для появления в уголовном процессе нового участника уголовного процесса, имеющего ряд процессуальных прав.

Одним из существенных факторов, влияющих на всесторонность, полноту и объективность установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, быстрое и полное раскрытие преступления, соблюдение прав и законных интересов участников уголовного процесса является личная незаинтересованность должностного лица, осуществляющего производство по уголовному делу в его исходе. Гарантией этого служат нормы, регламентирующие требования об отводе прокурора, следователя, дознавателя, переводчика, специалиста и эксперта при наличии обстоятельств, дающих основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела (ст. 61, 62, 66, 67,69-71 УПК РФ).

39

При получении ходатайства об отводе переводчика или специалиста, заявленного до начала проведения следственного действия или во время его проведения, оно, исходя из объективной логики, должно быть рассмотрено и разрешено немедленно, а в случае, когда это сделать невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления (ст. 121 УПК РФ). В любом случае ходатайство об отводе должно быть разрешено до окончания производства следственного действия, иначе его результаты могут быть признаны не имеющими юридической силы.

Рассмотрение и разрешение ходатайства об отводе прокурора следователя, дознавателя, эксперта также должно быть произведено в сроки предусмотренные в ст. 121 УПК РФ, также как в указанном выше случае.

Предоставление участникам процесса права на отводы является процессуальной гарантией беспристрастности расследования, а нормы, регламентирующие период времени, в течение которого заявление об отводе должно быть разрешено, служит средством реализации данной гарантии. Разрешение ходатайства об отводе следователя и дознавателя (лица, производящего дознание) как УПК РСФСР (ст. 130), так и УПК РФ (ст. 67) возложил на прокурора, осуществляющего надзор за расследованием. В связи с важностью вопроса о скорейшем разрешении отвода, заявленного следователю или дознавателю, УПК РСФСР требовал, чтобы следователь в течение двадцати четырех часов направил его прокурору со своими объяснениями (ч.1 ст. 130). Прокурор, получив заявление об отводе следователя, должен был рассмотреть его в течение трех суток (ч.2 ст. 130). К сожалению, сроки, в течение которых следователь, дознаватель обязаны направить прокурору полученные ими заявления об отводе, а также сроки, в течение которых прокурор обязан рассмотреть и разрешить заявленные отводы, не предусмотрены в УПК

40

РФ. Исходя из логики закона, прокурор, получив отвод, заявленный следователю или дознавателю, обязан разрешить его в порядке и в сроки, установленные на разрешение ходатайств (ст. 121 УПК РФ), а именно: немедленно, а в случаях, когда немедленное разрешение ходатайства об отводе невозможно - не позднее 3 суток. Представляется все же необходимым дополнить закон указанием на срок, в течение которого следователь и дознаватель обязаны направить прокурору заявленные им и полученные ими отводы. Полагаем, что срока, установленного частью 1 статьи 130 УПК РСФСР - 24 часа - вполне достаточно для того, чтобы направить соответствующие материалы прокурору.

Важной гарантией соблюдения прав и законных интересов участников уголовного процесса является возможность обжалования действий и решений следователя, органа дознания, дознавателя, прокурора. Жалобы на действия и решения, принимаемые в ходе расследования по делу, могут быть поданы прокурору либо в суд. Законодательством предоставлено не только право на обжалование, но и обязанность прокурора и суда рассмотреть жалобы участников уголовного процесса в установленные сроки.

Если жалоба поступила к следователю, дознавателю, то данные лица в течение 24 часов обязаны направить жалобу прокурору либо в суд, в зависимости от того, кому из них она адресована. Прокурор в течение 3 суток с момента получения жалобы обязан рассмотреть ее и уведомить о результатах рассмотрения заявителя. Не позднее 5 суток с момента получения жалобы и материалов, подтверждающих законность и обоснованность обжалуемого действия, должно состояться судебное заседание (ст. 125 УПК РФ).

Все сказанное выше позволяет сделать вывод, согласно которому процессуальные сроки и примыкающие к ним положения закона, регламентирующие время производства отдельных
процессуальных

V

РОССИ ЙСКАЯ 41 ГОСУ ДАРСТ ВЕНН А БИБЛИ ОТЕЖ/ У

дейст вий, явля ются необх одим ым услов ием обесп ечени я задач досуд ебны х стади й уголо вного проц есса, а вмест е с тем - и назна чения всего уголо вного судоп роизв одств а.

42

ГЛАВА II. Проблемы правовой регламентации отдельных видов процессуальных сроков

§1. Уголовно-процессуальные сроки в стадии возбуждения

уголовного дела

Согласно теории уголовно-процессуального права уголовный процесс в Российской Федерации включает в себя несколько стадий, «каждая из которых характеризуется своими конкретными задачами, вытекающими из общих задач уголовного судопроизводства», порядком производства, сроками1. Первоначальной из них является стадия возбуждения уголовного дела (раздел VII УПК РФ).

Стадия возбуждения уголовного дела включает в себя деятельность дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора от получения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении до его разрешения, т.е. до принятия решения о возбуждении уголовного дела или отказе в его возбуждении.

«Основная задача стадии возбуждения уголовного дела состоит в том, чтобы путем рассмотрения и проверки поступившего сообщения о преступлении выяснить наличие или отсутствие материально-правовых и процессуальных предпосылок для производства расследования»2 и принятия соответствующего процессуального решения. Насколько быстро, законно и обоснованно это будет сделано, во многом зависит успех не только предварительного расследования, но и последующих стадий уголовного процесса, а «в конечном счете - выполнение назначения уголовного судопроизводства: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от

См.: Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела: Науч.-метод.

пособ. / Под ред. А.П. Короткова и М.Е. Токаревой. М., 2002. С. 6. V 2 Астафьев B.C., Сергеев Л.А. Рассмотрение сообщений о преступлениях. М., 1972. С.

24; Уголовно процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. ~ Изд. второе. М., 1997. С. 207. и др.

43

незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод» .

Анализ законодательства и литературных источников разных лет свидетельствует о том, что на протяжении советского и постсоветского периода развития российского уголовного процесса правовая регламентация деятельности правоохранительных органов при возбуждении уголовного дела и подход к ее месту в общей системе уголовного судопроизводства претерпели заметное изменение.

В уголовно-процессуальных кодексах 1922 и 1923 годов регулированию указанной деятельности отводилось очень скромное и небольшое по своему объему место - всего несколько статей УПК. На органы дознания, следователя, прокурора возлагалась обязанность рассмотреть сообщение о преступлении и без проведения каких бы то ни было проверочных действий, т.е. получения дополнительной информации, принять решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Не случайно поэтому до середины 60-х годов в науке дискутировался вопрос о том, является или нет возбуждение уголовного дела самостоятельной стадией уголовного процесса. Одни авторы, к числу которых относились такие известные ученые как А.Я. Вышинский, М.С. Строгович, B.C. Тадевосян, М.А. Чельцов, полагали, что возбуждение уголовного дела есть только первоначальный момент предварительного расследования2. Другие, в том числе, ь.Я. Арсеньев, Н.В. Жогин, Р.Д. Рахунов, Ф.Н. Фаткулин, рассматривали эту
деятельность как

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С. 309.

См.: Шифман М.Л. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства // Соц. Законность. 1957, №7. С. 18; Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956. С. 116-117; Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 25; 259; Чельцов М.А. Советский уголовной процесс. М., 1962. С.231; Дорохов В.Я. Возбуждение уголовного дела как первоначальная часть стадии предварительного расследования в советском уголовном процессе: // Уч. зап. Пермского университета. Пермь. 1955. С. 108; Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1927. С. 145; Ковалев М.П. Основы советского уголовного судопроизводства. Л., 1925. С. 10.

44

самостоятельную стадию уголовного процесса . Впоследствии, сменив свою прежнюю позицию, той же точки зрения стал придерживаться М.С. Строгович2. После принятия УПК РСФСР 1960 года, в котором деятельности по разрешению заявлений и сообщений о преступлениях и порядку возбуждения уголовного дела была отведена специальная 8 глава, эта точка зрения приобрела доминирующий характер, и дискуссии на данную тему по существу прекратились.

Однако при проведении в 90-е годы судебной реформы они возобновились с новой силой. При обсуждении проектов нового УПК высказывались противоречивые мнения о необходимости и целесообразности выделения деятельности по возбуждению уголовных дел в самостоятельную стадию уголовного процесса, о значении факта самостоятельности этой стадии для создания правовых гарантий соблюдения конституционных прав граждан при рассмотрении и разрешении сообщений о преступлениях3. При этом многие российские юристы, принижая отечественные правовые традиции, во главу угла стали ставить зарубежный опыт. -

Характерно, что стадия возбуждения уголовного дела отсутствует в большинстве стран Европы и США, где досудебное производство по уголовным делам не имеет строго определенной процессуальной формы. Уголовное дело в США, Великобритании, Германии, Франции считается

См.: Арсеньев Б.Я. Настольная книга следователя. М., 1949. С. 102; Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела, как самостоятельная стадия уголовного процесса // Соц. Законность. 1950, №11. С.41; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. М., 1953. С.113; Альперт С.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 1957. С.4; Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С.30-48.

2 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 261.

3 См.: Михайловская И.Б. Стенограмма №2 Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С.63; Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. Там же. С. 110-111; Халиулин А.Г., Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М.- Кемерово, 1997. С.72.

45

возбужденным с момента, когда полиция получила информацию о совершенном, совершаемом, либо готовящемся преступлении и начала принимать необходимые меры по расследованию данного факта и выявлению виновных лиц. Процессуального документа о возбуждении уголовного дела, отказе в возбуждении уголовного дела не выносится1.

На наш взгляд, возбуждение уголовного дела в качестве самостоятельной стадии является необходимым в тех системах уголовного процесса, в которых детально регламентированы особый порядок, процессуальная форма и продолжительность расследования, способы собирания и фиксации доказательств. К таковым относится уголовный процесс России. Поэтому не случайно, что установленный УПК РФ порядок производства при рассмотрении сообщения о преступлении и решении вопроса о возбуждении уголовного дела имеет свою специфику, задачи, сроки.

С историко-правовой точки зрения институт возбуждения уголовного дела постоянно расширялся. В УПК РСФСР 1922 и 1923 года порядку рассмотрения сообщений о преступлениях и решению вопроса о возбуждении, отказе в возбуждении уголовного дела было посвящено, как уже упоминалось выше, несколько статей. В УПК РСФСР 1960 года возбуждению уголовного дела посвящена отдельная глава, а в УПК РФ - уже целый раздел, содержащий в себе две главы.

Стадия возбуждения уголовного дела ограничена оговоренными в законе сроками, а решение по сообщению о преступлении должно быть принято по общему правилу - не позднее 3-х суток с предоставлением прокурору, начальнику следственного отдела, начальнику органа дознания

	С

1 См.: Юридический словарь / Под ред. С.Н. Братуля и Н.Д. Казанцева. М., 1953. С.45; Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М, 1998. С.51-52,60; Джон Хейлман. Проблемы борьбы с организованной преступностью: Мат. науч.-практ. конференции. М., 1998. С. 116; Стойко Н.Г. Семухина О.Б. Уголовный процесс в США (учебное пособие). Красноярск, 2000. С.71; Зарубин А.В. Дознание и предварительное следствие во Франции. М., 1995. С. 137.

46

права продления этого срока до 10 суток по ходатайству следователя или дознавателя. Данные сроки необходимы для гарантированного скорейшего рассмотрения сообщения о преступлении и принятия по нему соответствующего решения. Сроки стадии возбуждения уголовного дела должны быть регламентированы таким образом, чтобы по поступившей информации о преступлении было немедленно принято решение о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела. В случае недостаточности фактических данных для принятия обоснованного решения о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела необходимо, чтобы в кратчайшее время был проведен сбор необходимой дополнительной информации. С другой стороны, данные сроки должны быть достаточны для проведения качественной проверки сообщения о преступлении.

УПК РФ не содержит норм, которые в буквальном смысле обязывали бы органы расследования и прокурора, при наличии в сообщении о преступлении достаточных на то оснований, немедленно возбудить или отказать в возбуждении уголовного дела. Однако данное требование вытекает из общих положений УПК, а именно из пункта 1 части 1 статьи 6 о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и части 2 статьи 21, обязывающей прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принимать меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении.

Изучение практики показывает, что соблюдение трехсуточного срока, отведенного на разрешение сообщений о преступлениях, является серьезной проблемой. Так, решение о возбуждении уголовного дела по большинству сообщений о преступлениях принимается в десятисуточный срок, а иногда и в сроки свыше тех, которые установлены законом. В 60-х, 70-х годах в срок до 3 суток разрешалось около 48% поступивших заявлений и сообщений о преступлениях; в срок до 10 суток - до 40%, а

47

почти в 12% случаев нарушался и этот исключительный срок1. Примерно такие же показатели были и в 90-х годах: 61,2% сообщений о преступлениях были разрешены в срок до 3 суток; 29,4% - до 10 суток; 9,4 % - в срок, превышающий 10 суток2. Данные статистики указывают на следующие сроки разрешения сообщений о преступлениях в 2000-2001 годах: в срок до трех суток разрешалось около 48% сообщений о преступлениях; в срок от трех до десяти суток - 42%; в срок свыше десяти суток - около 10%3.

Следует отметить, что с момента вступления в действие УПК РФ, как показывает выборочное изучение практики, (исследования НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, собственные исследования диссертанта, которым в сентябре 2002 года в Ростовской области были проинтервьюированы прокуроры и их заместители) что удельный вес проверок по сообщениям о преступлениях, завершенных в срок до 3 суток, в их общем числе значительно возрос. Одновременно наблюдается сокращение удельного веса случаев завершения проверок в срок свыше 3 суток.

Полагаем, что данную положительную тенденцию можно объяснить тем, что УПК РФ возвел надежный заслон от волокиты при производстве проверок по сообщениям о преступлениях. В части 3 статьи 144 УПК РФ предусмотрено правило, согласно которому превышение 3 суточного срока проверки сообщения может быть осуществлено только при условии его продления прокурором, начальником следственного отдела, начальником органа дознания.

См.: Афанасьев B.C. Процессуальная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1972. С. 101; Токарева М.Е. Указ. раб. С. 29.

Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С.68.

Данные получены из статистических отчетов Генеральной прокуратуры «О следственной работе» и округлены автором до одного процента.

48

УПК РФ содержит множество новых по своему содержанию норм, регламентирующих сроки в стадии возбуждения уголовного дела. Наиболее существенным из них является предписание статьи 146, в соответствии с которой уголовное дело может быть возбуждено только с согласия прокурора. Постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела, согласно этой статье, незамедлительно направляется прокурору. Прокурор, получив постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной проверки (ч.4 ст. 146).

Требование закона о «незамедлительности» действий следователя, дознавателя, при направлении прокурору постановления о возбуждении уголовного дела и прокурора при рассмотрении этого постановления неоднозначно трактуется как в науке, так и на практике. На наш взгляд «незамедлительное» направление прокурору постановления о возбуждении уголовного дела означает: сразу же после его вынесения, «в день его вынесения»1.

Вопрос о «незамедлительном» решении прокурора по поступившему к нему постановлению дознавателя, следователя о возбуждении уголовного дела обстоит, на наш взгляд, немного сложнее. Для принятия одного из трех решений, предусмотренных частью 4 статьи 146 УПК РФ (дать согласие на возбуждение уголовного дела, отказать в даче согласия на возбуждение уголовного дела, возвратить материалы для дополнительной проверки), прокурор должен изучить постановление о возбуждении уголовного дела и материал проверки, дать оценку законности и обоснованности принятого дознавателем или следователем решения. Для этого требуется определенное, а в некоторых случаях весвма

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С. 335.

49

продолжительное время. В этой связи представляет интерес мнение Ф. Багаутдинова, отметившего, что понятие «незамедлительно» носит относительный характер, «и поэтому необходимо установить точный срок», в течение которого прокурор должен принять одно из решений, указанных в части 4 статьи 146 УПК РФ, «думается, 24 часов для этого вполне достаточно»1. Однако, представляется, что прокурор должен приступить к изучению постановления о возбуждении уголовного дела и материалов проверки непосредственно после их получения, а его решение должно последователь сразу после окончания такого изучения. Если же установить конкретный 24 часовой срок, то не следует ожидать от прокурора незамедлительного принятия решения даже в несложном случае. В связи с этим полагаем, что более целесообразно установить альтернативные сроки для принятия решения прокурором, а в часть 4 статьи 146 внести дополнения ‘следующего содержания: «прокурор, получив постановление, незамедлительно и, во всяком случае, в тот же день дает согласие на возбуждение уголовного дела…». Генеральный прокурор РФ в своем приказе от 25.07.02 №39 указал подчиненным ему прокурорам, что «в случаях, когда в собранных материалах не содержится данных, необходимых для возбуждения уголовного дела в тот же день выносить постановление о возвращении материалов для дополнительной проверки». Применяя аналогию, можно заключить, что и два других решения прокурора предусмотренных частью 4 статьи 146 УПК РФ (согласие на возбуждение уголовного дела, отказ в даче согласия на возбуждение уголовного дела) должны последовать незамедлительно -сразу же, непосредственно после получения постановления, и, во всяком случае, в тот же день. О том, что промежуток времени между вынесением постановления о возбуждении уголовного дела и принятием прокурором

См.: Багаутдинов Ф. Деятельность прокурора в стадии возбуждения уголовного дела по новому УПК РФ // Законность. 2002, №7. С. 28.

50

соответствующего постановления не должен превышать суточный срок было указано авторами научно-методического пособия «400 ответов по применению УПК РФ»’. Полагаем, что приказ Генерального прокурора восполнил законодательный пробел, однако представляется необходимым внесение соответствующих изменений и в УПК РФ.

УПК РФ узаконил ранее существовавшую практику отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и направления материалов для дополнительной проверки. Однако существенным недостатком УПК РФ являлась неурегулированность вопроса о том, в какое время должна быть завершена дополнительная проверка. Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ» данный пробел в законодательстве был устранен. Внесенные изменения в ст. 146 предписывают, что дополнительная проверка должна быть завершена в срок не более 5 суток.

Однако, несмотря на внесенные изменения, остался неразрешенным вопрос о том, с какого момента должен исчисляется срок дополнительной проверки: с момента вынесения прокурором постановления об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или с момента принятия материала проверки к производству дознавателем, следователем. При разном подходе к определению этого момента срок может увеличиваться либо сокращаться на сутки и более. Данный вопрос не рассмотрен и авторами комментариев к УПК РФ . Полагаем, что в УПК РФ необходимо внести дополнения, согласно которым, прокурор после вынесения постановления о направлении материалов для производства дополнительной проверки должен незамедлительно, во всяком случае, не

См.: Герасимов СИ., Короткое А.В., Тимофеев А.В. 400 ответов по применению УПК РФ. М, 2002. С. 101.

2 См.: Российская газета. 2002, 6 июня. (№98).

3 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. Изд. второе, М., 2002; Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002 и др.

51

позднее 24 часов, направить это постановление и материалы проверки следователю, дознавателю, а те в свою очередь - незамедлительно приступить к проведению дополнительной проверки, которая должна быть завершена в срок не более 5 суток с момента принятия материалов к производству.

Изучение практики показывает, что наиболее длительное время с момента получения правоохранительными органами сообщения о преступлении до решения вопроса о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела проходит в тех случаях, когда сообщение передается неразрешенным по подследственности. Как правило, оно поступает к лицу, уполномоченному на его разрешение тогда, когда установленные статьей 144 УПК РФ сроки истекают либо уже истекли. Превышение срока разрешения сообщения о преступлении здесь связано не с субъективными, а объективными причинами. Этот пробел в законодательстве, существовавший в УПК РСФСР, не был восполнен и в УПК РФ. При этом следует иметь в виду, что УПК РФ предусматривает передачу сообщений о преступлениях только по специальной подследственности - в пределах компетенции того или иного органа, осуществляющего предварительное расследование; передача сообщений по территориальной подследственности, исходя из буквального смысла пункта 3 части 1 статьи 145 - не предусмотрена.

Судя по результатам настоящего исследования, практика пошла по следующему пути исчисления сроков проверок при передаче сообщения о преступлении по подследственности:

если сообщение о преступлении направляется по специальной подследственности в пределах одной территории, например, из РОВД в прокуратуру района в соответствии со статей 151 УПК РФ, срок проверки исчисляется с момента первичной регистрации сообщения (в данном случае с момента регистрации в РОВД);

52

при передаче сообщения по территориальной подследственности срок проверки по нему исчисляется с момента регистрации сообщения в органе, к чьей подследственности отнесено разрешение данного сообщения.

На такой порядок исчисления сроков разрешения сообщений о преступлениях при передаче их по подследственности указали 89% опрошенных нами прокуроров и следователей.

Полагаем, что сложившаяся практика передачи сообщений не только по специальной, но и по территориальной подследственности, а также указанный выше порядок исчисления срока разрешения сообщения о преступлении, является объективно необходимыми. В связи с этим представляется целесообразным внести в УПК РФ изменения и дополнения, устанавливающие порядок передачи сообщений о преступлениях не только по ведомственной, но и по территориальной подследственности (в соответствии со статьей 152 УПК РФ), а также особые сроки и порядок их исчисления для случаев передачи сообщений о преступлениях по подследственности. На наш взгляд, сообщение о преступлении, не подследственном органу, в который это сообщение поступило, должно быть незамедлительно и, во всяком случае, не позднее 24 часов направлено по подследственности. В случае передачи сообщения о преступлении по территориальной подследственности срок его разрешения исчисляется с момента регистрации в органе, к чьей подследственности оно отнесено. Таким образом, будет ликвидирован пробел в законодательстве, а сроки разрешения сообщений о преступлениях, передаваемых по подследственности, будут исчисляться единообразно.

УПК РФ предусматривает особый порядок возбуждения уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или
зимовок,

53

удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений РФ. В случае возбуждения уголовного дела вышеперечисленными должностными лицами, уполномоченными в соответствии с частью 3 статьи 40 на возбуждение уголовного дела и производство неотложных следственных действий, прокурор согласно Закону незамедлительно уведомляется о начатом расследовании. Постановление о возбуждении уголовного дела и материалы передаются прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности (ч. 4 ст. 146). Из контекста данной статьи можно сделать вывод, что «незамедлительно» в данном случае означает сразу же (тот час) после возбуждения уголовного дела при появлении к тому реальной возможности.

Стадия возбуждения уголовного дела завершается принятием решения о возбуждении, либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователь или дознаватель, получив согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, в тот же день уведомляют заявителя о принятом прокурором решении и начале производства расследования (ч. 4 ст; 146” УПК РФ). При отказе в возбуждении уголовного дела копия соответствующего постановления в течение 24 часов с момента вынесения направляется заявителю и прокурору (ч. 4 ст. 148 УПК РФ). Сроки, в течение которых заявитель уведомляется о решении, принятом по его сообщению о преступлении, являются гарантией защиты прав и законных интересов заявителя. Срок, в течение которого прокурору должно быть направлено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, служит процессуальной гарантией эффективности прокурорского надзора за разрешением сообщений о преступлении, законности принятого решения. Представляется, однако, что из одного постановления без изучения материала проверки трудно, а порой и невозможно судить о законности принятого решения. Поэтому
прокурор вынужден по

54

собственной инициативе запрашивать эти материалы для проверки в порядке надзора, либо знакомится с ними на месте. В результате незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть отменено прокурором спустя длительное время с момента получения сообщения о преступлении, когда многие следы преступления будут существенно повреждены либо безвозвратно утеряны. Мы считаем справедливым мнение А.П. Гуляева, который полагает, что вместе с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела прокурору должно направляться сообщение о преступлении и материалы его проверки. Только при согласии прокурора с принятым решением материал проверки может быть «списан в архив»1. Полагаем, что в этой части в УПК РФ возможно внесение дополнения.

В публикациях, посвященных прокурорскому надзору в стадии возбуждения уголовного дела, имеются и другие предложения. Х.С. Таджиев и Н.В. Жогин, например, высказывали соображения о необходимости включения в уголовно-процессуальное законодательство нормы, обязывающей правоохранительный орган или должностное лицо, к которому поступило сообщение о преступлении, немедленно извещать об этом прокурора2.

С нашей точки зрения, необходимости в принятии такой нормы нет. Повседневная и сплошная проверка работы по всем без исключения сообщениям о преступлениях входит в предмет ведомственного контроля. Вменение ее в обязанность прокурора привело бы к подмене им функции начальников органов дознания, куда поступает основная масса сообщений

Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С. 139.

См.: Таджиев Х.С Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985. С. 96; Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. М., 1968. С. 119.

55

о преступлениях, а также к необоснованному и превышающему объективные возможности прокурора, увеличению объема его работы.

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, прокурор, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении (ч.2 ст. 148 УПК РФ). При этом на наш взгляд, была создана дилемма о том, в какие сроки вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос должен получить свое разрешение. Данный вопрос очень важен для выполнения назначения уголовного судопроизводства и поэтому должен получить законодательное регулирование. Исходя из предписаний статей 144, 145 и 155 УПК РФ полагаем, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в данном случае должно приравниваться к сообщению о преступлении, полученному «из иных источников». Поэтому с момента его вынесения начинает свое течение срок, предоставленный частями 1 и 3 статьи 144 УПК РФ для решения вопроса о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос.

Одним из важнейших остро дискуссионным вопросом в науке уголовного процесса, существенно влияющим на быстроту проведения проверки, разрешения сообщения о преступлении, быстрот у

расследования по делу и, соответственно, на сокращение периода времени с момента обнаружения преступления до возбуждения уголовного дела и окончания расследования, является вопрос о возможности проведения в стадии возбуждения уголовного дела некоторых следственных действий.

Одни авторы считают, что приведенный в УПК РФ перечень следственных действий, которые можно проводить до возбуждения уголовного дела, необходимо расширить. В частности, ими предлагается

56

до возбуждения уголовного дела производить не только осмотр места происшествия, освидетельствование, назначать экспертизы, но и производить допросы потерпевших, очевидцев преступления, т.е. те следственные действия, которые не офаничивают конституционные права фаждан1.

Другие, наоборот, считают, что до возбуждения уголовного дела допустимо проведение только одного следственного действия - осмотра места происшествия2. В обоснование своей позиции ими приводятся аргументы, которые можно свести к двум основным:

  1. производство следственных действий неизбежно связано с процессуальным принуждением, применение которого на стадии возбуждения уголовного дела недопустимо, а производство экспертиз можно заменить производством исследований3;
  2. проведение следственных действий до возбуждения уголовного дела «размоет» границы между стадиями уголовного процесса, что в свою очередь приведет к ликвидации самой стадии возбуждения уголовного дела. Данная же стадия необходима в качестве своеобразного «фильтра» от незаконного и необоснованного возбуждения уголовных дел4.
  3. На наш взгляд, до возбуждения уголовного дела не только возможно, но и необходимо, исходя из практической целесообразности, проводить те следственные действия, которые способствуют установлению признаков

См.: Гуляев А.П. О повышении надежности доказывания на стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе. М., 1984. С.48-49; Томин В.Т., Ваулин Э.Д. К вопросу о производстве следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела // За дальнейшее укрепление социалистической законности. Омск, 1967. С. 36 и др.

См.: Халиулин А.Г. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М.-Кемерово, 1997. С.83; Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1969. С. 19-20; Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 60 и др.

См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1977. С. 83-86; Рахунов Р.Д. Указ. раб. С.60.

4 См.: Соловьев А.Б. Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. М.-СПб.-Кемерово, 1998. С.8.

57

преступления и не ограничивают конституционные права граждан, а именно: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебных экспертиз (что уже предусмотрено УПК РФ), а также допросы лиц, заявивших о совершении преступления, очевидцев преступления. Производство всех вышеперечисленных следственных действий необходимо для фиксации следов, указывающих на признаки преступления, которые впоследствии могут быть утрачены, а также сократит сроки расследования, так как в этом случае удастся избежать проведения следственных действий, дублирующих проверочные. В пользу такого решения можно привести следующие аргументы:

  1. Познание в уголовном процессе представляет собой единый процесс, а фиксация тех или иных фактических данных на стадии возбуждения уголовного дела и на стадии расследования отличается лишь процессуальной формой. Достаточно сравнить получение объяснения и допрос, проведение исследования и экспертизу, направление в медицинское учреждение для фиксации телесных повреждений и производство освидетельствования с участием специалиста1.

  2. Для некоторых категорий дел наличие оснований для возбуждения уголовного дела можно установить только после производства экспертизы. В частности, к таковым относятся дела о дорожно-транспортных происшествиях2, о нарушении правил охраны труда. Основанием для возбуждения дел о незаконном обороте наркотических, взрывчатых, отравляющих и психотропных веществ, являются результаты исследования химических соединений. Как минимум,

См.: Гуляев А.П. О повышении надежности доказывания на стадии возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1984. С. 48.

См.: Современные возможности судебной экспертизы / Под ред. Ю.Г. Корухова. М., 2000. С. 215.

58

дважды исследуется каждый третий-пятый объект : сначала назначается исследование (до возбуждения уголовного дела), а затем назначается экспертиза. Поэтому назначение судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела в практической деятельности органов предварительного следствия и дознания является довольно распространенным явлением2.

В пользу нашего мнения свидетельствует и тот факт, что с развитием науки уголовного процесса и уголовно-процессуального законодательства перечень следственных действий, производство которых допускается до возбуждения уголовного дела, постоянно расширяется. УПК РСФСР 1922 и 1923 годов не предусматривал даже производства проверочных действий, а решение о возбуждении уголовного дела должно было быть принято только на основании заявления или сообщения о преступлении. «Полный запрет доследственной проверки оказался несовместимым с потребностями практики, оказался нежизненным»4, поэтому первоначальная редакция УПК РСФСР 1960 года уже предусматривала особые формы производства доследственной проверки (получение объяснений, истребование материалов), хотя и запрещала до возбуждения уголовного дела производство любых следственных действий. В 1963 году

См.: Белкин Р.С, Мирский Д.Я. Процессуальные аспекты назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела // Процессуальные аспекты судебной экспертизы. М., 1986. С.35.

2 По данным X. Роопа судебно-медицинская экспертиза проводится до возбуждения уголовного дела в 93,8 % случаев. См.: (Белкин Р.С., Мирский Д.Я. Указ. раб. С.35.)

УПК РСФСР и УПК РФ не содержит такого термина, как доследственная проверка. В уголовно-процессуальной науке деятельность органов дознания, следователя, прокурора по собиранию фактических на данной стадии процесса трактуется различно: «первичная проверка» (Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М., 1962. С.21.); «доследственная проверка» (Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 218-219.); «предварительная проверка» (Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С.92.); «проверка» Строгович М.С. (Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С.270-271.); Этот же термин используется и в ч. 4 ст. 146 УПК РФ; «проверочные действия» (Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 60-69.). 4 См.: Томин В.Т., Ваулин Э.Д. Указ. соч. С. 27.

59

в статью 178 были внесены изменения, разрешавшие до возбуждения уголовного дела производить единственное следственное действие - осмотр места происшествия. УПК РФ (ч.4 ст. 146) допускает до возбуждения уголовного дела наряду с осмотром места происшествия производить освидетельствование, назначать судебную экспертизу. Следует отметить, что редакция части 4 статьи 146 УПК РФ не совсем удачна, так как данную норму можно понимать и трактовать двояко: до возбуждения уголовного дела возможно проведение любых следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица его совершившего, либо закрепить следы преступления до возбуждения уголовного дела возможно с помощью только трех следственных действий: осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения судебной экспертизы.

Исследование диссертанта говорит о том, что расширение перечня следственных действий, производство которых допустимо до возбуждения уголовного дела, является объективной необходимостью для практики. За расширение этого перечня высказались 88% опрошенных прокуроров и–98% опрошенных следователей. Респонденты указали, что до возбуждения уголовного дела возникает необходимость в:

а) проведении осмотра места происшествия (98%);

б) назначении судебных экспертиз (43% прокуроров и 47% следователей);

в) производстве выемок в тех случаях, когда лицо, заявившее о преступлении или явившееся с повинной, добровольно выдает предметы, имеющие значение для доказывания (26% и 35%)’;

Согласно исследованию B.C. Астафьева за разрешение производить данные следственные действия до возбуждения уголовного дела высказалось 64.5 % прошенных прокуроров, следователей, сотрудников милиции. (См. Астафьев B.C. Указ. раб. С.49.).

60

г) производстве допросов свидетелей и, в первую очередь лиц, заявивших о преступлении и очевидцев преступления (19% и 10%);

д) производстве освидетельствования (менее 10%).

Полагаем, что перечень следственных действий, которые УПК РФ допускает проводить до возбуждения уголовного дела, можно расширить, дополнив его производством допросов лиц, заявивших о преступлении, а также очевидцев преступления. Это позволит избежать производства допросов, дублирующих ранее полученные объяснения, что существенно упростит процедуру расследования и может реально сократить его сроки.

Одной из важнейших проблем стадии возбуждения уголовного дела, которая тесно связана с разрешением производства некоторых следственных действий, а также существенно влияющей как на продолжительность сроков разрешения сообщений о преступлениях, так и на сроки расследования и не нашедшей своего разрешения ни в УПК РСФСР, ни в УПК РФ, является проблема возможности использования в качестве доказательств сведений, полученных в стадии возбуждения уголовного дела, на последующих стадиях уголовного процесса, в первую очередь - на стадии предварительного расследования1.

Важность данного вопроса обусловлена тем, что на стадии возбуждения уголовного дела, как правило, получают сведения, имеющие значение не только для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела, но и сведения, об обстоятельствах подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Согласно исследованиям профессора С.А. Шейфера, до 57% доказательств, на которые имеются ссылки в обвинительном заключении, были получены в стадии возбуждения уголовного дела2. Мнения ученых и судебная практика по данному поводу

1 См.: Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса. М., 2002. С. 28.

2 См.: Шейфер СА. Проблемы теории о правовом регулировании. Тольятти, 1998. С.43.

61 противоречивы. Одни авторы указывают, что фактические данные, полученные до возбуждения уголовного дела, не могут являться судебными доказательствами . Другие придерживаются несколько иного мнения, указывая, что они имеют такое же доказательственное значение, что и полученные в ходе расследования . Суды же, как правило, не исключают сведения, полученные до возбуждения уголовного дела из числа доказательств, но и не упоминают их в приговорах. В качестве исключительного примера можно привести дело В., который был застигнут при получении взятки и до возбуждения уголовного дела дал объяснение, изобличив себя в совершении преступления. Впоследствии он отказался от данных показаний и заявил о своей невиновности. Суд счел показания В., данные при производстве следственных действий недостоверными, а в основу приговора, наряду с другими доказательствами, им было положено упомянутое выше объяснение3.

В связи с неопределенностью вопроса о возможности использования фактических данных, полученных на стадии возбуждения уголовного дела, практика пошла по пути полного дублирования следственными-действиями проверочных. Так, если до возбуждения уголовного дела у тех или иных лиц были получены объяснения, после возбуждения дела проводятся их допросы, полностью повторяющие ранее полученные объяснения. Это, естественно, увеличивает сроки расследования.

Полагаем, что расширение перечня следственных действий, не ограничивающих конституционные права граждан, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела, с одной стороны, ликвидирует

См.: Бородин СВ., Елесин В.И., Шавшин М.Н. Рассмотрение и разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях. М., 1971. С. 40.

См.: Белоусов А.В. О доказательственном значении информации, полученной в стадии возбуждения уголовного дела // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. М.-СПб.- Кемерово, 1998. С.216; Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1963. С. 685. 3 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998, №3. С.21.

62

пробел в законодательстве, с другой - существенно сократит сроки расследования.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что выполнение назначения уголовного судопроизводства по защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от совершения преступлений, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения в стадии возбуждения уголовного дела во многом зависит не только от обоснованности принятого решения по сообщению о преступлении, но и от своевременности его принятия. Поэтому правильная регламентация процессуальных сроков в стадии возбуждения уголовного дела имеет существенное значение для выполнения стоящих перед этой стадией задач.

§2. Сроки дознания и предварительного следствия

В соответствии со статьей 149 УПК РФ после вынесения постановления о возбуждения уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 того же Кодекса, прокурор направляет дело для производства предварительного расследования, следователь приступает к производству- -предварительного следствия, орган дознания производит неотложные следственные действия и направляет уголовное дело прокурору, а по уголовным делам, указанным в части 3 статьи 150 УПК РФ, производит дознание. Возбуждение уголовного дела дает начало течению следующей стадии уголовного процесса - стадии предварительного расследования, которое, в зависимости от категории уголовных дел, может осуществляться в форме предварительного следствия либо дознания, в пределах установленных законом сроков: предварительное следствие - «в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела» (ч. 1 ст. 162 УПК РФ), дознание - «в течение 15 суток со дня возбуждения уголовного
дела» (ч. 1 ст. 223 УПК РФ). Превышение этих сроков

63

допускается только в случае их продления прокурором в строго регламентированном законом порядке.

Из сказанного видно, что началом течения сроков предварительного следствия преступлений независимо от того, в какой форме оно производится, является день возбуждения уголовного дела. Однако новелла УПК РФ, требующая согласия прокурора в случае возбуждения уголовного дела дознавателем либо следователем, повлекла за собой неоднозначную трактовку правоприменителями момента возбуждения уголовного дела, а вместе с тем и начала исчисления сроков следствия и дознания. Возник вопрос, является ли уголовное дело возбужденным сразу по вынесении соответствующего постановления дознавателем, следователем, или лишь после получения согласия прокурора.

Представляется, что обоснованный ответ на этот вопрос, вытекающий из требований УПК РФ, содержится в работе «200 ответов на вопросы, поступившие от прокуроров субъектов РФ, управлений Генеральной прокуратуры РФ в федеральных округах, по применению нового уголовно-процессуального законодательства», подготовленный А.П. Коротковым и другими сотрудниками управления методического обеспечения Генеральной прокуратуры РФ. Они полагают, что уголовное дело считается возбужденным с момента получения согласия прокурора1. Такую же позицию занимают авторы изданных после принятия УПК РФ научно-практических комментариев к нему и других опубликованных по этому вопросу трудов .

См.: 200 ответов на вопросы, поступившие от прокуроров субъектов РФ, управлений Генеральной прокуратуры РФ в федеральных округах по применению нового уголовно- процессуального законодательства. М., 2002.

2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.
465. Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. М., 2002. С. 290.

См.: Балакшин B.C. О собирании доказательств в стадии возбуждения уголовного дела // Мат. междун. науч.-практ. конф., посвященной применению нового УПК РФ. М., 2002. С. 130; Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела: Науч.-метод. пособ. / Под ред. А.П. Короткова и М.Е. Токаревой М., 2002. С. 7.

64

До получения согласия прокурора при возбуждении уголовного дела дознавателем или следователем производство следственных и иных процессуальных действий по нему недопустимо за исключением тех, которые прямо указано в части 4 статьи 146 УПК РФ. Такой вывод можно сделать из анализа содержания статьи 146 УПК РФ, согласно которой прокурор вправе возбудить уголовное дело «в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом», а «дознаватель или следователь с согласия прокурора».

Таким образом, возбуждение уголовного дела последними из числа упомянутых должностных лиц состоит из двух этапов:

  1. вынесение постановления о возбуждении уголовного дела дознавателем или следователем, и;
  2. получение согласия прокурора.
  3. При этом прокурор вправе отказать в даче такого согласия, о чем выносит соответствующее постановление. Лишь после получения дознавателем, следователем согласия прокурора уголовное дело считается возбужденным со всеми . вытекающими из этого правовыми последствиями: появлением оснований для производства расследования, возникновением соответствующих прав и обязанностей должностных лиц, уполномоченных на его осуществление, началом течения сроков следствия либо дознания.

Роль стадии предварительного расследования состоит в объективном, полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела и подготовке необходимых материалов следственного производства к судебному разбирательству. На данной стадии либо завершается выполнение назначения уголовного судопроизводства (при прекращении уголовного дела), либо разрешается вопрос о дальнейшем движении дела -направлении его в суд, т.е. окончание стадии предварительного расследования является началом движения уголовного дела
по

65

последующим стадиям процесса, по отношении к которым расследование является подготовительной стадией.

В качестве процессуальной гарантии скорейшего создания предпосылок для окончательного разрешения дела и выполнения назначения уголовного судопроизводства законодательством и предусмотрены сроки, в течение которых расследование по делу должно быть завершено. Данные сроки установлены для «обеспечения быстрого и полного расследования преступлений, неотвратимости наказания за совершенное преступление и создания гарантий против волокиты расследования»1. Чем быстрее при условии выполнения всех требований закона будет завершено расследование по делу, тем эффективнее будет деятельность следователя и дознавателя, а также их вклад в борьбу с преступностью. Не случайно такие ученые, как М.С. Строгович, А.П. Гуляев, М.Е. Токарева и др. выделяли быстроту предварительного расследования в отдельный принцип уголовного процесса, присущий данной стадии . Сокращение сроков расследования и быстрота судопроизводства способствуют «охране прав и законных интересов участников процесса, предупреждению преступлений и, наконец, обеспечению быстрого наказания преступника» , а также существенному сокращению бюджетных расходов на содержание органов уголовной юстиции.

На сроки расследования возлагается двуединая задача: - стимулировать следователей и дознавателей к скорейшему завершению расследования;

1 См.: Соловьев А.Б. Как организовать расследование. М., 2000. С.46.

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. М., 1976. С.56; Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981. С. 39, 94; Токарева М.Е. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С. 32-75; Токарева М.Е. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса. М.-Кемерово, 1997. С.7. 3 См.: Гуляев А.П.Указ. соч. М., 1981. С.40.

66 - гарантировать участникам уголовного процесса, что ограничение их прав, связанное с расследованием, не будет неоправданно продолжительным.

Как уже отмечалось выше, предварительное следствие по уголовному делу согласно требованиям УПК РФ должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев, а дознание 15 суток. Устанавливая эти сроки, законодатель, как представляется, исходил из того, что этого времени должно быть достаточно для расследования основной массы уголовных дел.

Сопоставление положений УПК РФ и УПК РСФСР о сроках расследования показывает, что предусмотренный в них срок предварительного следствия не изменился. Срок же дознания теперь стал вдвое меньше: вместо 1 месяца- 15 суток.

Для того чтобы определить достаточность этих сроков для правоприменительной практики представляется целесообразным обратиться к анализу данных статистической отчетности прошлых лет, в период действия УПК РСФСР.

По данным статистических отчетов в целом по Российской Федерации следователи прокуратуры оканчивали производством в установленный законом 2-месячный срок в 1990 году - 70,1%, в 1991 году 67%, в 1992 году - 58%, а далее - до 2001 года - примерно 60% уголовных дел. У следователей органов внутренних дел эти показатели были выше и составляли в 1990 году - 83,5%,в 1991 году - 82%, а далее - до 2001 года -от 80 до 87%. Для сравнения: в семидесятых годах прошлого века в срок до двух месяцев предварительное следствие оканчивалось более чем по 90% уголовных дел, находившихся в производстве всех следователей. В 1976 году, например, превышение двухмесячного срока расследования имело место лишь по 7-8% дел .

См.: Токарева М.Е. Процессуальные сроки при расследовании преступлений. М., 1976. С.14.

67

Из приведенных данных можно сделать следующие выводы: предусмотренный законом двухмесячный срок предварительного следствия оказывается недостаточным для значительного числа уголовных дел;

удельный вес (или доля) дел, расследование по которым оканчивается в пределах двухмесячного срока, на протяжении последних десятилетий существенно уменьшилось и составляет в последние годы по делам находившимися в производстве следователей прокуратуры 60%, следователей органов внутренних дел - 80-87%.

С учетом этих реалий в УПК РСФСР и пришедший ему на смену УПК РФ включены нормы, наделяющие прокуроров, осуществляющих надзор за законностью предварительного следствия, продлять по ходатайству следователей сроки предварительного следствия с учетом конкретных обстоятельств расследования. Такое продление в 70-х годах прошлого века имело место по 7-8% всех оконченных следователями уголовных дел, а в 90-х годах, постепенно увеличиваясь, возросло по делам оконченных следователями прокуратуры до 30%, к 2001 году— до 40%, по делам оконченных следователями органов внутренних дел - до 13-20%. По многим делам сроки продлялись неоднократно. Прежде всего, это касается дел о многоэпизодных групповых преступлениях, расследование которых представляет особую сложность. Так, по делам о бандитизме, оконченным следователями прокуратуры, сроки предварительного следствия свыше одного года составили: в 1995 году - 13 %, в 1996 - 20%, в 1998 - 30%, в 1999-2001 годах - 40% случаев.

УПК РФ несколько упростил процедуру продления сроков предварительного следствия, предоставив право прокурорам района и приравненным к ним прокурорам продлевать эти сроки до 6 месяцев, прокурорам субъектов РФ и приравненным к ним прокурорам в случае особой сложности дела - до 12 месяцев, а в исключительных случаях -

68

Генеральному прокурору РФ или его заместителю - без предельного ограничения (ч.ч. 4 и 5 ст. 162 УПК РФ). Для сравнения следует отметить, что последняя редакция ст. 133 УПК РСФСР предоставляла право прокурорам района продлевать сроки предварительного следствия лишь до трех месяцев, а прокурорам субъекта РФ - до шести месяцев по делам, расследование по которым представляет особую сложность. Первоначальная же редакция УПК РСФСР 1960 года предоставляла право продления срока предварительного следствия только прокурорам автономной республики, края, области и т.д. (прокурорам субъекта РФ) не более чем на два месяца. Дальнейшее продление сроков предварительного следствия носило уже исключительный характер и продлить эти сроки могли только Прокурор РСФСР, Главный военный прокурор или Генеральный прокурор СССР.

Для продления сроков предварительного расследования установлена определенная процедура, на выполнение которой требуется дополнительное время. Соответственно, при продлении сроков расследования увеличивается объем работы по делу и текут сроки, в течение которых не производится следственных действий. Поэтому, на наш взгляд, продолжительность сроков расследования должна быть регламентирована таким образом, чтобы с максимальной эффективностью выполнялись две задачи. Во-первых, данные сроки должны быть минимальны - с тем, чтобы стимулировать следователей и дознавателей к скорейшему завершению расследования по делу. Во- вторых, данные сроки должны быть достаточными для того, чтобы органы, осуществляющие расследование, могли завершить его в установленные временные рамки, не прибегая к процедуре их продления.

Правовая регламентация сроков предварительного расследования в форме дознания в УПК РФ претерпела существенные изменения по сравнению с той, что имела место ранее.

69

Данные статистической отчетности свидетельствуют о том, что продолжительность срока дознания, которая была установлена частью 2 статьи 121 УПК РСФСР и согласно которой дознание должно было быть завершено не позднее месяца с момента возбуждения уголовного дела, являлась оптимальной, чтобы завершить расследование по основной массе уголовных дел. С 1994 по 2001 годы срок дознания не превышал одного месяца более чем по 90% уголовных дел; по 5-7% дел сроки дознания продлевались до двух месяцев; по 1-1,5% до трех месяцев; дознание менее чем по 1% уголовных дел было завершено в срок свыше трех месяцев.

Если УПК РСФСР части 3 и 4 статьи 121 и статья 133 не ограничивали время, на которое срок дознания мог быть продлен прокурором (непосредственно осуществляющим надзор за производством дознания - не более чем на один месяц, в исключительных случаях прокурором субъекта РФ - до шести месяцев, на любой период времени - Генеральным прокурором РФ или его заместителем), то УПК РФ установил, что срок дознания может быть продлен прокурором, но не более чем на 10 суток. Соответственно, новый УПК установил предельный срок для производства дознания равный 25 суткам. В случае невозможности завершить дознание в указанный срок, прокурор, на основании пункта 8 части 1 статьи 37 УПК РФ обязан изъять уголовное дело у органа дознания и направить его для производства предварительного следствия.

Сокращение продолжительности срока, отпущенного на производство дознания, с одного месяца до 15 суток, а также установление верхнего предела срока дознания до 25 суток, по нашему мнению, может попросту ликвидировать данную форму предварительного расследования, а существенное количество уголовных дел, отнесенных к компетенции дознания, будут расследоваться в форме предварительного следствия и завершаться производством не в течение 15 (в исключительных случаях

70

25) суток, а в более продолжительные сроки, установленные для производства предварительного следствия. Данное умозаключение диссертанта получило свое практическое подтверждение при исследовании проблем применения норм УПК РФ, проведенного НИИ Генеральной прокуратуры в августе-сентябре 2002 года. Выборочное изучение практики показало, что приблизительно по 50% уголовных дел, возбужденных после 1 июля 2002 года в отношении конкретных лиц, расследование в форме дознания было завершено в установленные законом сроки, а примерно 50% уголовных дел этой же категории по истечении предельного срока, отведенного на производство дознания, были направлены прокурором для производства предварительного следствия . Для большинства преступлений, предварительное расследование которых должно осуществляться в форме дознания, установленный УПК РФ срок его завершения просто нереален . Также для ряда категорий дел нереален, как это видно из предыдущего изложения, установленный УПК РФ 2 месячный срок предварительного следствия3.

В пользу этого вывода свидетельствуют . следующие результаты проведенного диссертантом исследования:

  1. 64 % опрошенных следователей и прокуроров указали, что сроки расследования необходимо увеличить;

В июле-августе 2002 года дознаватели органов внутренних дел Тульской области направили 31.1% уголовных дел от общего числа возбужденных в следственные органы по причине невозможности закончить дознание в установленный законом срок. См.: В. Назаренко. Формы расследования преступлений. //Законность. 2002, № 12. С.З. 2 Синицкая И. Некоторые проблемы, возникающие в связи с новым УПК РФ // Вестник донской прокуратуры. 2002, №8 (31). С.1; Москалькова Т.Н. Проблемы реформирования досудебного производства по уголовным делам. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России: Мат. науч. конф. М., 2002. С. 112.

См.: Быкова Е.В. Состояние законности в Российской Федерации (1998-1999г.): Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М., 2000. С. 51.

71

  1. при этом респонденты отметили, что основной причиной, требующей увеличения данных сроков, является длительность проведения экспертных исследований;
  2. личный опыт автора показал, что наиболее распространенные несложные и нетрудоемкие экспертизы: судебно-медицинская, автотехническая, пожаротехническая и т.п., завершаются, как правило, не ранее 20-30 суток после поступления в экспертное учреждение постановления о назначении судебной экспертизы и материалов, необходимых для ее производства.
  3. Поэтому назначение любой судебной экспертизы при производстве дознания, сроки которого меньше того времени, которое затрачивается на проведение экспертиз, не даст завершить его в установленные законом сроки.

Хотя и в меньшей степени, сказанное относится и к установленной УПК РФ продолжительности сроков предварительного следствия. По значительному числу уголовных дел 2-х месячные сроки предварительного следствия не выполняют возложенные на них . гарантийные функции сокращения периода времени с момента обнаружения преступления до окончания расследования, а лишь увеличивают объем работы следователей в связи с необходимостью продления данных сроков.

Увеличение реальных сроков расследования не только не отвечает назначению уголовного судопроизводства, но и подрывает веру граждан в возможность защиты законом их прав, нарушенных преступлением. Полагаем, что для реального сокращения сроков предварительного следствия и дознания необходимо значительно упростить процедуру предварительного расследования. О том, что процедуру расследования можно упростить без ущерба для его качества (объективности, полноты и всесторонности) и реально сократить продолжительность расследования, говорят результаты специальных исследований. По данным профессора

72

С.А. Шейфера, на стадии возбуждения уголовного дела следователи получают 57%> доказательств, на которые имеются ссылки в обвинительном заключении1.

Согласно исследований профессора А.Б. Соловьева, на первоначальном этапе расследования, к которому, как правило, относят период не более 10-15 суток с момента возбуждения уголовного дела, следователи получают до 75%> доказательств, причем остальные доказательства являются, как правило, производными от ранее полученных .

Уголовный процесс в Российской Федерации является одним из самых сложных в мире, а всё уголовное судопроизводство предельно заформализовано3. В частности, чисто российским явлением остается институт понятых, который, по справедливому мнению многих авторов, ни что иное как тормоз в отправлении правосудия4. Необоснованная сложность уголовного судопроизводства является одной из причин чрезмерно длительных сроков предварительного расследования. Представляется соответствующим .действительности утверждение, что- «следствие остается крайне громоздким и превращается в образец волокиты даже по несложным делам» . УПК РФ, вопреки насущным потребностям практики «усложнил процедуру производства многих следственных действий, обеспечивающих раскрытие
преступлений»6.

1 См.: Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории о правовом регулировании. Тольятти, 1998. С. 43.

2 См.: Соловьев А.Б. Как организовать расследование. М., 2000. С.14.

3 См.: Волженкина В.М. Европейская Конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. СПб., 1998. С.24; 30.

См.: Хитрова О.В. Стенограмма №2 совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии
Министерства юстиции РФ. // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С.68. 5 Щадин Ю. Почему ухудшается качество следствия // Законность. 1995, №6. С. 33-34.

См.: Корнуков В.М. Назначение уголовного судопроизводства и его отражение в регламентации отдельных стадий и институтов. // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России. М., 2002. С. 58.

73

Поэтому, на наш взгляд, в ближайшее время следует ожидать значительного увеличения продолжительности сроков предварительного следствия, если для предотвращения этого явления не принять радикальных мер, в том числе законодательного характера.

Многими учеными-процессуалистами предлагается более детально дифференцировать формы досудебного производства по уголовным делам, в том числе и для реального сокращения сроков предварительного следствия. Такая дифференциация, по их мнению, может быть осуществлена, в частности, по следующим критериям: в зависимости от характера преступления, степени общественной опасности и тяжести преступления, сложности расследования различных видов преступлений1.

Не оспаривая необходимость дальнейшей дифференциации форм предварительного расследования для различных категорий уголовных дел, в том числе исключения из Уголовного кодекса РФ ряда составов преступлений и создания кодекса уголовных проступков (промежуточной ступени между административным и уголовным кодексом), полагаем, что установление различной продолжительности сроков предварительного следствия для разных категорий уголовных дел есть лишь один из способов, направленных на реальное сокращение сроков расследования.

См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Дифференциация форм досудебного производства оп уголовным делам // Прокурорская и следственная практика. 1998. №3. С. 145; Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Соц. Законность. 1974. №9. С. 26; Якуб М.Л. Порядок уголовного судопроизводства следует дифференцировать // Соц. Законность. 1975. №1. С.23; Гуляев А.П. Единый порядок предполагает дифференциацию // Соц. Законность. 1974. №3. С. 36; Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1999. С.9; Токарева М.Е. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса. М.-Кемерово, 1997. С. 15; Казинян Г.С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей республике Армения (сравнительно-правовое исследование). Ереван, 1999. С. ? 141; Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. О реформе уголовно-процессуального права РФ //

Проблемы российской адвокатуры. М., 1997. С. 110-111; Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М, 1991. С.83; Рустамов Х.У. Дифференциация форм уголовного процесса (современные тенденции и проблемы совершенствования): Автореферат дисс.докт.юрид.наук. М., 1998.

74

Для решения проблемы реального сокращения продолжительности сроков предварительного расследования необходим комплексный и разноплановый подход.

Опрошенные автором следователи и прокуроры указали, что сроки предварительного следствия продлеваются, как правило, по уголовным делам о таких преступлениях как: умышленные убийства, нарушение правил движения и эксплуатации транспортных средств, о преступлениях в сфере экономики. Это соответствует и данным статистических отчетов о следственной работе. Поэтому для дел указанных категорий должны быть предусмотрены особые, более длительные сроки производства предварительного следствия. Вместе с тем, хотя расследование по этим уголовным делам и представляет особую сложность, в некоторых случаях (при совершении преступления в условиях очевидности, признании обвиняемым своей вины, оказании им помощи расследованию), при соблюдении всех процессуальных гарантий прав обвиняемого, можно предусмотреть и упрощенную форму следственного производства.

Полагаем также, что целесообразно - исчислять срок предварительного следствия по делам, о нераскрытых преступлениях, не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления в деле фигуры подозреваемого, обвиняемого; до этого момента проводить расследование вне процессуальных сроков.

Исчисление сроков предварительного следствия с момента появления фигуры подозреваемого, обвиняемого, то есть лица, чьи конституционные и иные представленные им законом права, как правило, ограничиваются при расследовании, является процессуальной гарантией того, что ограничение этих прав не будет продолжаться неоправданно долго. Ограничение же сроков предварительного следствия по делам, где личность виновного не установлена, на наш взгляд, только усложняет процесс раскрытия преступления и создает дополнительную нагрузку на

75

следователей при продлении данных сроков, в данном случае, ничем не обоснованную.

Предлагаемый порядок исчисления сроков предварительного следствия существовал в УПК Украинской ССР и Литовской ССР1, существует в настоящее время во Франции, США , Великобритании , Германии . Вместе с тем законодательство данных стран имеет существенные отличия от российского уголовного процесса и поэтому проведение прямых параллелей всегда носит относительный характер.

Полагаем, что исчисление сроков предварительного следствия с момента появления в деле фигуры подозреваемого, обвиняемого, а не с момента возбуждения уголовного дела является одной из существенных составляющих, направленных на сокращение сроков предварительного следствия. При этом должны быть предусмотрены необходимые гарантии от предотвращения умышленного оттягивания момента придания лицу процессуального статуса подозреваемого и обвиняемого. Такой гарантией может служить прокурорский надзор, судебный, а также ведомственный контроль за расследованием преступлений.

По УПК РСФСР дознание проводилось в двух формах:

  1. дознание по делам, по которым производство
    предварительного следствия не обязательно (о нем уже говорилось выше)
  2. дознание по делам, по которым производство
    предварительного следствия обязательно.
  3. О дознании по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (в соответствии со ст. 119 УПК РСФСР оно должно

См.: Токарева М.Е. Процессуальные сроки при расследовании преступлений. М., 1976. С.35.

2 Стойко Н.Г., Семухина О.Б. Уголовный процесс в США (учебное
пособие). Красноярск, 2000. С. 70-87.

См.: Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном процессе: дисс.канд.юрид.наук. М., 1971. С. 18. 4 См.: Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1999. С. 191.

76

было быть завершено не позже 10 суток после производства неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления), в науке уголовного процесса существовали диаметрально противоположные мнения.

По мнению одних ученых, дознание в данной форме должно было производиться по всем категориям уголовных дел до установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, что позволит существенно разгрузить следственный аппарат и сократить сроки расследования1.

Другие ученые высказывали иное мнение, полагая, что данную форму дознания следовало бы исключить из УПК, т.к. сотрудники дознания направляют свои усилия исключительно на установление виновного лица, не уделяя должного внимания фиксации доказательств, соблюдению прав и свобод лиц, вовлеченных в уголовный процесс, а также не имеют достаточной квалификации для осуществления расследования. В результате при передаче уголовного дела следователю многие собранные по делу доказательства не обладают критерием допустимости. Поэтому необходимо повторное проведение следственных действий и, естественно, это приводит к неоправданному увеличению сроков расследования и утрате некоторых доказательств. К тому же органы дознания порой уклоняются от возбуждения уголовных дел и проведения следственных действий, предпочитая, при наличии достаточных оснований к возбуждению уголовного дела сразу же передавать материалы следователю2.

Представляется, что деятельность органов дознания по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, нельзя рассматривать как самостоятельную форму дознания. Казалось бы, именно

1 См.: Статкус В. Когда мы избавимся от процентомании // Милиция, 2000, - №1. С.45.

2 См.: Казинян Г.С. Указ. раб. С.161-162.

77

так решен этот вопрос в УПК РФ. Тем не менее, данная форма дознания, хотя и под другим «именем» - производство неотложных следственных действий, - перекочевала в него. Согласно статье 157 УПК РФ при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания с согласия прокурора возбуждает уголовное дело, проводит неотложные следственные действия и не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела направляет его прокурору.

По нашему мнению, данная норма вряд ли будет применяться на практике, а поэтому ее следовало бы исключить из УПК. Органы дознания, как и ранее, нередко будут уклоняться от решения вопроса о возбуждении уголовного дела, как и ранее, направлять материалы проверок по сообщениям о преступлениях, по которым обязательно производство предварительного следствия, следователю для решения им вопроса о возбуждении уголовного дела. К тому же, как уже указывалось выше, органы дознания во многих случаях проводили неотложные следственные действия только тогда, когда передать материал проверки следователю не -представлялось возможным. В настоящее время прокурору при даче согласия на возбуждение уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, целесообразно его сразу же направлять следователю, а не возвращать органу дознания для производства неотложных следственных действий.

Стадия предварительного расследования состоит из нескольких самостоятельных этапов. Таковыми, на наш взгляд, являются:

  1. расследование в собственном смысле этого слова (основной задачей данного этапа являются собирание, фиксация, проверка и оценка доказательств);
  2. ознакомление определенных в законе участников процесса с материалами уголовного дела. Основной задачей этого этапа является

78

предоставление потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям, обвиняемому и его защитнику возможности ознакомиться с материалами дела и заявить ходатайства, и таким образом в полном объеме реализовать свои права и защитить свои законные интересы (ст. 215-218 УПК РФ);

  1. составление обвинительного заключения (акта). Задачей данного этапа является подведение итогов и обобщение результатов расследования (ст. 220, ст. 225 УПК РФ);
  2. действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением или актом. Задачей данного этапа является: подтверждение прокурором обоснованности предъявленного обвинения; законности проведенного расследования; достаточности собранных доказательств для разрешения дела (ст. 221, 222 и ст. 226 УПК РФ).
  3. Здесь следует оговориться, что действия и решения прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением или актом, выделяются в самостоятельный этап уже самими нормами УПК РФ, в частности, самостоятельными процессуальными сроками. Если же обвиняемый содержится под стражей, нормы УПК о сроках содержания под стражей как бы включают данный самостоятельный этап в стадию расследования.

На каждом из выделенных нами этапов расследования выполняются свои, присущие только этому этапу, специфические задачи, а также ряд дополнительных задач, разрешение которых направлено как на решение задач общих для досудебных стадий уголовного процесса, так и на выполнение назначения всего уголовного судопроизводства. Представляется, что ограничение каждого из указанных выше этапов предварительного расследования самостоятельными процессуальными сроками сократит время с момента возбуждения уголовного дела до

79

окончания расследования и решения вопроса о направлении дела в суд. Полагаем необходимым также отметить, что тот или иной срок всегда «адресован» определенном участнику уголовного процесса - имеет свой субъект исполнения, однако в некоторых случаях УПК РФ имеет пробелы и данное общее правило не действует. Например, определенные участники уголовного процесса могут умышленно затягивать время при ознакомлении с материалами дела, а дознаватель и следователь, посуществу, лишены возможности исполнить требование закона о сроках предварительного расследования и содержания под стражей на данном этапе расследования. Прокурор может получить уголовное дело с обвинительным заключением, когда сроки содержания под стражей обвиняемого истекают и поэтому должен принять решение по делу не в течение 5 суток, а в более короткий срок.

Следователю, дознавателю должно быть выделено законом время на собирание, фиксацию, проверку и оценку доказательств, а также составление обвинительного заключения (акта). Признав, что все следственные действия по уголовному делу- произведены, а- собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь выносит постановление об окончании производства следственных действий и предоставлении материалов уголовного дела для ознакомления потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям, обвиняемому и его защитнику, а дознаватель составляет обвинительный акт и знакомит с ним и материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника. Сроки на ознакомление участников процесса с материалами уголовного дела должны быть особо оговорены в законе и дифференцированы в зависимости от указанных выше сроков, предоставленных следователю дознавателю.

80

Необходимость ограничения специальными процессуальными сроками периода ознакомления участников процесса с материалами уголовного дела является насущной потребностью практики. За такое решение вопроса высказались 67% опрошенных нами прокуроров и 89% следователей. Характерно, что данную позицию разделяет и 73% опрошенных нами адвокатов.

Сроки ознакомления с делом потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, а также обвиняемого и его защитника, по нашему мнению, должны быть дифференцированы в зависимости от продолжительности сроков предварительного следствия1.

Нелимитированная продолжительность периода ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела неминуемо ведет к затягиванию времени окончания предварительного расследования. Поэтому процессуальная гарантия быстроты его осуществления - установление сроков, в течение которых определенные участники процесса имеют право знакомиться с материалами дела, на наш взгляд, необходима. Важность данного вопроса обусловлена прежде всего тем, что затягивание времени ознакомления с материалами дела со стороны обвиняемого и его защитника стало распространенным явлением: на это указали 91% опрошенных нами прокуроров и 66% следователей. Следует также отметить, что затягивание времени ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела осуществляется, как на то указано в специальных исследованиях, с целью противодействия расследованию (воздействия на свидетелей обвинения, уничтожению собранных доказательств и пр.) .

См. об этом подробнее в § 3 Главы II.

См.: Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В., Наумов А.В. Организованная преступность и коррупция в России (1997-1999). М., 2000. С. 176-177.

81

Часть 1 статьи 158 УПК РФ установила исчерпывающий перечень процессуальных решений, принятие которых означает окончание предварительного расследования, а вместе с тем и исчисление соответствующих процессуальных сроков. Предварительное

расследование завершается прекращением уголовного дела (Глава 29 УПК РФ), направлением уголовного дела прокурору с обвинительным заключением или актом, направлением уголовного дела прокурору с постановлением для передачи уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (Глава 30, Глава 32). Прекращение уголовного дела означает, что на стадии предварительного расследования выполнено назначение уголовного судопроизводства. Направление уголовного дела прокурору с обвинительным заключением или обвинительным актом или в суд для применения принудительных мер медицинского характера дает начало последующим стадиям уголовного процесса, на которых назначение уголовного судопроизводства должно быть выполнено. При этом стадия предварительного расследования является основой для построения последующих стадий уголовного процесса.

§3. Особенности исчисления сроков расследования при соединении и выделении уголовных дел

Статья 153 УПК РФ дает исчерпывающий перечень оснований соединения уголовных дел, а именно: в одном производстве могут быть соединены дела в отношении нескольких лиц, совершивших одно или нескольких преступлений; в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений в соучастии; лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам; а также в случаях, когда ‘ лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но
имеются

82

достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц. В отличие от статьи 26 УПК РСФСР, регламентировавшей прежний порядок соединения уголовных дел, статьи 153 УПК РФ право решения вопроса о необходимости соединения уголовных дел предоставила только прокурору, что, на наш взгляд, является дополнительной процессуальной гарантией законности соединения уголовных дел в одном производстве.

Существенным преимуществом УПК РФ является то, что в нем регламентированы не только основания соединения уголовных дел, но и порядок исчисления сроков расследования по объединенному уголовному делу. В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве этот вопрос не был прямо урегулирован, что приводило к его неоднозначной трактовке. Он непоследовательно и противоречиво решался в нормативных актах органов прокуратуры разных лет, прокурорско-следственной и судебной практикой, что ставило под угрозу признания судом не имеющими юридической силы тех процессуальных и следственных действий, которые, по мнению суда, были произведены за рамками сроков предварительного следствия. Так за последние пять лет, предшествующие принятию УПК РФ порядок исчисления сроков предварительного расследования при соединении уголовных дел изменялся трижды1.

В указании Генеральной прокуратуры 55/15 срок предварительного расследования предлагалось исчислять по тому уголовному делу, которое имеет наиболее длительный срок предварительного расследования, при этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается более длительным
сроком и дополнительно не учитывается. Указание

1 См. Указание Генеральной прокуратуры РФ №55/15 от 18 сентября 1996г. Указание Генеральной прокуратуры РФ № 38/36 от 18 июля 1998 г.; Приказ Генеральной прокуратуры РФ № 18 от 30 марта 1999г.; Токарева М. Исчисление сроков следствия

83

Генеральной прокуратуры № 38/36 предписывало иной порядок исчисления сроков предварительного следствия при соединении уголовных дел, а именно: срок расследования по объединенному уголовному делу предлагалось исчислять с момента возбуждения того уголовного дела, которое было возбуждено ранее других, а суммарное календарное время расследования по объединенному уголовному делу должно равняться суммарному календарному времени по всем уголовным делам, при этом отрезки времени которые совпадали, учитывать один раз. В теории уголовного процесса за подобный порядок исчисления процессуальных сроков высказывались М.Е. Токарева и И.Е. Быховский1. Приказ Генерального прокурора № 18 отменил Указание № 38/36 и предписал исчислять рассматриваемые сроки, так как это было предписано в указании 55/15.

Согласно части 4 статьи 153 УПК РФ при соединении уголовных дел срок расследования по ним определяется по уголовному делу, имеющему наиболее длительный срок предварительного расследования. При этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается более длительным сроком и дополнительно не учитывается. Для того чтобы уяснить установленный УПК РФ и существовавший ранее (см. Указание № 55/15) порядок исчисления рассматриваемых сроков, продемонстрируем его следующим примером.

В одном производстве были соединены три уголовных дела. Допустим, что уголовное дело №1 было возбуждено 1 января, а 28 февраля предварительное следствие по нему было приостановлено. Уголовное дело №2 было возбуждено 15 марта, затем срок предварительного следствия был продлен до 3 месяцев, а 15 июня предварительное следствие по нему

при соединении и выделении уголовных дел. // Социалистическая законность. 1976, №6. С. 46-47.

1 Токарева М.Е. Процессуальные сроки при расследовании преступлений. М, 1976. С. 50; Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. М., 1961. С. 43.

84

также было приостановлено. Уголовное дело №3 было возбуждено 15 мая, а 15 июля предварительное следствие по нему было приостановлено. В последствии было установлено, что преступления, по факту совершения которых были возбуждены все три уголовных дела, были совершены одним лицом, а поэтому возникла необходимость в возобновлении приостановленного предварительного следствия и соединения всех трех уголовных дел в одно производство. Исходя из части 4 статьи 153 УПК РФ, срок расследования по объединенному уголовному делу будут исчисляться с момента возбуждения уголовного дела №2 до его приостановления, а его продолжительность равняться трем месяцам.

Сопоставительный анализ положений части 4 статьи 153 УПК РФ с некоторыми другими нормами УПК РФ вызывает сомнение в последовательности решения вопроса о порядке исчисления сроков при соединении уголовных дел. Согласно положений части 2 стати 162 УПК РФ «в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела…», части 1 статьи 156 «предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела.-.-.– ».?? Таким образом, общие условия предварительного следствия предписывают, что следователь вправе производить следственные действия только с момента возбуждения уголовного дела. Согласно части 3 статьи 209 УПК РФ «после приостановления предварительного следствия производство следственных действий не допускается». Исходя из условий нашего примера, предварительное следствие по уголовному делу №1 в полном объеме произведено до возбуждения уголовного дела, а по уголовному делу №3 с 15 июня до 15 июля следственные действия производились после приостановления предварительного следствия.

Полагаем, что порядок исчисления сроков предварительного расследования при соединении уголовных дел, который не противоречил общим условиям исчисления сроков предварительного расследования был

85

предусмотрен Указанием Генеральной прокуратуры РФ № 38/36 от 18 июля 1998 года1. Тогда бы в нашем примере сроки предварительного следствия по объединенному уголовному делу начинали бы свое исчисление с момента возбуждения уголовного дела №1, при исчислении срока предварительного следствия по объединенному уголовному делу не учитывался бы промежуток времени между приостановлением производства по делу №1 и возбуждением дела №2, а общий срок расследования по нему был бы равен 6 месяцам.

Полагаем необходимым отметить, что уголовно-процессуальные сроки и порядок их исчисления, о чем уже говорилось в Главе I настоящей диссертации имеют условный характер, поэтому включение в Уголовно- процессуальный кодекс тех или иных процессуальных сроков, их продолжительность, порядок исчисления устанавливаются законодателем для достижения назначения уголовного судопроизводства и обязательны для исполнения теми участниками уголовного процесса, которым данные сроки адресованы. Поэтому оба, рассмотренных выше, порядка исчисления уголовно-процессуальных сроков при соединении уголовных дел могут быть подвергнуты критике, как с точки зрения их теоретической обоснованности, так и практической целесообразности. Порядок исчисления сроков предварительного расследования при соединении уголовных дел, установленный частью 4 статьи 153 УПК РФ и ранее существовавший в Указании Генеральной прокуратуры №55/15, как уже отмечалось выше, противоречит общим условиям исчисления данных сроков. Порядок исчисления, предлагавшийся в Указании 38/36, существенно увеличивает продолжительность сроков предварительного следствия и, соответственно, повышает загруженность следователей в случае необходимости их продления по объединенному уголовному делу.

См.: Сборник основных приказов и инструкций Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999. С. 199-205.

86

Теперь вернемся к нашему примеру и допустим, что все три уголовных дела были в один день возобновлены производством, срок дополнительного следствия по каждому из них был установлен прокурором в 1 месяц, после чего дела были соединены в одном производстве. По истечении срока дополнительного следствия возникла необходимость в дальнейшем его продлении допустим еще на 1 месяц. Таким образом, на основании данных условий, если исчислять срок предварительного следствия в соответствии с частью 4 статьи 153 УПК РФ, он может быть продлен прокурором района до 5 месяцев. Если же исчислять данный срок в соответствии с указанием №38/36, то он может быть продлен прокурором субъекта Российской Федерации до 8 месяцев.

Представляется весьма интересным и обоснованным предложение А.П. Гуляева о принципиально ином подходе к исчислению данных сроков. Это касается случаев, когда по уголовному делу будет установлено, что лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, совершило еще ряд преступлений, по которым ранее были возбуждены и приостановлены дела. При соединении таких дел в одно производство срок расследования, как полагает А.П. Гуляев, необходимо исчислять с момента возбуждения того уголовного дела, по которому был установлен обвиняемый1. Если рассматривать данную научную позицию на приведенном нами выше примере, то обвиняемый, исходя из логики, был установлен в ходе расследования по уголовному делу №3, после чего все уголовные дела были соединены. В таком случае срок предварительного следствия будет исчисляться с момента возбуждения уголовного дела №3, а время в течение которого проводилось расследование по уголовным делам № 1 и №2 учитываться не будет.

Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С.54.

87

Рассматривая вопросы особенностей исчисления сроков предварительного расследования при соединении уголовных дел, полагаем, что необходимо вернуться к выдвинутому нами в параграфе 2.2. настоящего исследования предложению о целесообразности исчисления сроков предварительного расследования с момента появления в деле фигуры подозреваемого. В таком случае при соединении в одном производстве уголовных дел №1, №2, №3, срок производства будет исчисляться с момента появления фигуры подозреваемого.

В случае необходимости продления срока предварительного следствия по объединенном уголовному делу по истечении 2 месяцев он может быть продлен в соответствии с предписаниями частей 4, 5 и 6, статьи 162 УПК РФ.

Таким образом, по нашему мнению, при исчислении сроков предварительного следствия с момента появления в деле фигуры подозреваемого или обвиняемого является предпочтительным при регламентации порядка исчисления сроков при соединении уголовных дел. Представляется, что порядок исчисления процессуальных сроков должен решаться единообразно, за исключением тех случаев, когда для соблюдения конституционных прав и законных интересов участников уголовного процесса, необходим, а поэтому, допустим иной, особый порядок их исчисления. На наш взгляд, в пользу предлагаемого нами порядка исчисления сроков предварительного следствия можно привести следующие аргументы. Во-первых, при таком порядке исчисление сроков предварительного следствия и сроков при соединении уголовных будет происходить единообразно, то есть такой порядок более теоретически обоснован. Во-вторых, подобный порядок исчисления сроков существенно сократит сроки предварительного следствия, а соответственно, существенно снимет нагрузку со следователей в случае возникновения необходимости продлевать
сроки предварительного следствия по

88

объединенным делам, при этом не ущемляя права подозреваемого и обвиняемого, то есть более целесообразен.

УПК РФ устанавливает, что из уголовного дела в отдельное производство может быть выделено другое уголовное дело в отношении:

  1. отдельных обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных в соучастии, если хотя бы один из обвиняемых скрылся, отсутствует реальная возможность его участия в деле;
  2. отдельных обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных в соучастии, если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено;
  3. несовершеннолетнего обвиняемого, привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетними обвиняемыми;
  4. иных лиц, обвиняемых в совершении преступлений, не связанных с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становится известно в ходе предварительного расследования (ч. 1 ст. 154 УПК РФ).
  5. Выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела в случаях, когда это вызвано большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов.

Выделение уголовного дела производится по постановлению прокурора, следователя, дознавателя.

Срок расследования по выделенному уголовному делу исчисляется в зависимости от того:

  1. выделяется ли уголовное дело в отношении соучастника(ов) того преступления, по которому возбуждено уголовное дело;
  2. выделяется ли уголовное дело о новом преступлении, выявленном в ходе расследования.

89

В первом случае уголовное дело уже возбуждено, а сроки расследования по выделяемому уголовному делу исчисляются с момента возбуждения основного уголовного дела. Подобный порядок исчисления сроков расследования логичен и вполне оправдан, так как и основное уголовное дело и выделяемое из него имеют единый предмет доказывания, единые доказательства о событии преступления.

Во втором случае вопрос о возбуждении нового уголовного дела необходимо еще решить, т.е. вынести постановление о возбуждении уголовного дела и получить на это согласие прокурора (ч. 3 ст. 154 УПК РФ). Соответственно, срок расследования по выделенному делу будет исчисляться с момента его возбуждения.

Если регламентация исчисления сроков расследования по выделяемому уголовному делу, имеющему общую фабулу с основным, на наш взгляд, является бесспорной и находится в полном соответствии с общим порядком производства расследования и исчисления его сроков, то порядок исчисления сроков при выделении уголовного дела в отношении

    нового   преступления -или- нового -лица- может   вызвать   трудности—и	

противоречия в практической деятельности.

На основании части 4 статьи 7 УПК РФ постановления прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. В случае если в ходе расследования по делу будут получены сведения о совершении преступления, не связанного с расследуемым, то для обоснованного решения о возбуждении уголовного дела и его выделении в отдельное производство1 необходимо получить дополнительную информацию. Можно сказать, что в рамках уголовного дела производится проверка сообщения о новом преступлении, осуществляемая в форме предварительного расследования вне сроков,

90

предусмотренных статьей 144 УПК РФ. После возбуждения и выделения уголовного дела полученные сведения должны быть признаны » недопустимыми, так как были получены до возбуждения уголовного дела.

Поэтому после возбуждения и выделения уголовного дела необходимо повторное производство этих же следственных действий, что необоснованно увеличивает продолжительность сроков расследования. Во время действия УПК РСФСР в таких случаях следователи, для избежания производства повторных следственных действий, выносили постановление о выделении и возбуждении уголовного дела «задним числом», что в настоящее время невозможно, так как уголовное дело возбуждается только с согласия прокурора. Полагаем, что в настоящее время следователи и дознаватели будут, попросту, уклонятся от решения вопроса о выделении уголовного дела, выделяя в отдельное производство только материалы дела, что не всегда является обоснованным. Поэтому проблема о совершенствовании норм, регламентирующих исчисление сроков расследования при выделении уголовных дел, достаточно остра. Ряд ученых высказывали мнение, что при” выделении уголовного “дела о новом преступлении или в отношении нового лица, срок расследования по нему должен исчисляться с момента проведения первого следственного действия2. Данная позиция не лишена оснований, так как разрешает вопрос о допустимости доказательств, полученных при расследовании основного уголовного дела до возбуждения выделяемого дела, однако устанавливает особый, исключительный порядок исчисления сроков расследования. Также представляет интерес мнение
И.Е. Быховского,

Приложение №18 к УПК РФ предполагает вынесение единого постановления о возбуждении и выделении уголовного дела, на которое должно быть получено согласие прокурора. * См.: Токарева М.Е. Исчисление сроков следствия при соединении и выделении

уголовных дел // Соц. Законность. 1976, №6. С.46-47; Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадии возбуждении уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С.56-57; Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Уфа, 1994. С.52.

91

который полагал, что при выделении уголовного дела, по которому применялись меры пресечения и предъявлялось обвинение, срок расследования должен исчисляться с момента применения мер пресечения и привлечения лица в качестве обвиняемого1. Однако следует учесть, что в таком случае необходимо изменить общий подход к исчислению сроков предварительного расследования, а именно: исчислять их не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления в деле фигуры подозреваемого или обвиняемого. Поэтому, еще раз возвращаясь к порядку исчисления сроков предварительного следствия, считаем необходимым отметить, что исчисление этих сроков с момента появления фигуры подозреваемого разрешит некоторые коллизии, которые могут возникнуть при исчислении сроков расследования при выделении уголовных дел.

УПК РСФСР 1922-1923 годов, УПК РСФСР 1960 года не предусматривали выделение из уголовного дела материалов. Исходя из этого, выделению подлежали только уголовные дела. В науке, с учетом потребностей практики, дискутировался вопрос о необходимости законодательного регулирования выделения из уголовного дела материалов. Одни авторы полагали, что данный вопрос необходимо решить положительно, так как выделение материалов необходимо:

для приобщения к другим уголовным делам;

для проведения по выделенным материалам проверки в порядке ст. 109 УПК РСФСР;

для проверки в порядке общего надзора. Высказывалось мнение,
что при выделении материалов из уголовного дела для проведения доследственной проверки срок таковой

См.: Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М., 1962. С. 20-23.

92

должен устанавливаться прокурором . Другие же считали, что в законодательной регламентации выделения материалов необходимости нет, расценивая имевшуюся практику такого выделения как негативную. Как правило, по их утверждению, таким материалам не присваивают регистрационные номера, а соответственно, по ним не принимают никаких решении.

УПК РФ впервые указывает на возможность выделения из уголовного дела в отдельное производство материалов, которые содержат сведения о совершении преступления, не связанного с расследуемым. Полагаем, что законодательная регламентация выделения материалов вполне обоснована. Во-первых, выделение нуждающихся в самостоятельной проверке и разрешении материалов о преступлениях небольшой и средней тяжести, как это часто бывает, из уголовных дел, представляющих особую сложность в расследовании, позволит следователям целенаправленно вести расследование по делу и сократит сроки предварительного следствия. Во-вторых, появляется гарантия своевременного и обоснованного решения вопроса о возбуждении уголовного дела о новом преступлении или в отношении иного лица.

Выделение материалов производится по постановлению дознавателя, следователя. Выделенные материалы подлежат направлению прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в общем порядке и в сроки, установленные для разрешения сообщений о преступлениях (ст. 155 УПК РФ).

На наш взгляд, УПК РФ оставил открытым вопрос о том, с какого момента необходимо исчислять срок проверки и принятия решения по выделенным материалам. Этот срок можно исчислять либо с момента

См.: Коротяев Б., Шестаков В. Выделение материалов из уголовного дела на предварительном следствии // Соц. Законность. 1986, №11. С.44-45.

См.: Добрынин Д.В. Реализация уголовной ответственности: материально-правовые и процессуальные аспекты. Самара, 1992. С. 125-128.

93

выделения материалов (с даты вынесения постановления), либо с момента направления материалов прокурору, либо с момента получения их прокурором. Полагаем, что в статью 155 УПК РФ необходимо внести изменения и дополнения следующего содержания: «После вынесения постановления о выделении в отдельное производство материалов дела дознаватель, следователь незамедлительно направляют их прокурору, который возбуждает уголовное дело либо отказывает в возбуждении уголовного дела, либо направляет эти материалы для производства проверки». Срок принятия решения о возбуждении, отказе в возбуждении уголовного дела должен исчисляться с момента выделения материалов на том основании, что именно с этого момента дознаватель, следователь, прокурор получают информацию о преступлении, которая требует своего разрешения.

§4. Сроки задержания, содержания под стражей и иных мер процессуального принуждения

Задержание и заключение под стражу являются самыми строгими и нежелательными для человека, но, в определенных случаях, необходимыми ограничениями свободы и личной неприкосновенности, связанными с расследованием преступлений. Особая значимость указанного вопроса связана с тем, что данное ограничение затрагивает наиболее существенные права граждан. Поэтому не случайно процессуальные нормы, регламентирующие производство задержания и заключения под стражу, а также сроки, в течение которых допустимо данное ограничение конституционных прав, включены в международно- правовые акты и в Конституцию Российской Федерации.

Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод1 предусматривают,

1 Ратифицирована Федеральным собранием Российской Федерации 5 мая 1998.

94

что лицо, лишенное свободы, незамедлительно должно быть доставлено к судье или другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть; при этом задержанное или арестованное лицо имеет право на разбирательство его дела в суде, с тем, чтобы суд мог вынести решение относительно законности задержания или ареста.

Статья 22 Конституции РФ, провозглашающая право человека и гражданина на свободу и личную неприкосновенность, устанавливает правило, в соответствии с которым «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению; до этого решения лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов».

Более детальная регламентация оснований, порядка и сроков применения названных выше мер процессуального принуждения, связанных с ограничением конституционного права человека на свободу и личную неприкосновенность, содержится в уголовно-процессуальном законодательстве. …. . …. . ._..

Сроки задержания. В науке уголовного процесса давно сложилось единое понимание того, что задержание по своей сути является мерой уголовно-процессуального принуждения, выраженной в кратковременном аресте лица, подозреваемого в совершении преступления1. Однако, законодательное разъяснение термина «задержание» впервые было дано в пункте 11 статьи 5 УПК РФ, а Глава 12, регламентирующая производство задержания подозреваемого, включена в Раздел IV «Меры процессуального принуждения».

См.: Уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича, П.С. Элькинд М., 1972. С. 282; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. М., 1975. С 288; Уголовно процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской . М., 1997. С. 254. и др.

95

В статье 91 УПК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, при наступлении которых орган дознания, следователь или прокурор у вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления.

Срок задержания подозреваемого категоричен и строго регламентирован законом. УПК РФ устанавливает, что задержание допустимо на срок не более 48 часов.

Если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей не поступит в течение 48 часов с момента задержания в место содержания подозреваемого, то последний немедленно освобождается (ч. 3 ст. 94 УПК РФ).

УПК РФ также впервые законодательно установил момент, с которого необходимо исчислять срок задержания подозреваемого. До его принятия вопрос о начальном
моменте задержания и, соответственно,

начале исчисления его срока на протяжении многих лет являлся предметом

i

острых дискуссий в науке уголовного процесса и правоприменительной

практике.- -

Разнообразие мнений было вызвано различными подходами к пониманию начального момента уголовно-процессуального задержания. Таковым, по мнению А.А. Чувилева, И.М. Гуткина, B.C. Афанасьева и др.1, является составление протокола задержания. А.П. Гуляев, С.А. Шейфер, В.Н. Григорьев и другие ученые придерживаются мнения, что начальным моментом задержания является фактическое задержание -физический захват лица .

1 См.: Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1968. С. 119-126; Гуткин И.М. Процессуальные вопросы задержания лиц, подозреваемых в преступлении // Повышение роли следователей в > раскрытии преступлений. Волгоград, 1961. С. 58; Афанасьев B.C. Процессуальная

деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1972. С. 53.

См.: Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С. 81; Шейфер С.А. Доказательственное

96

УПК РФ установил, что начальным моментом задержания и началом исчисления его срока является именно фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК РФ). На наш взгляд, вопрос о начальном моменте задержания однозначно разрешен в УПК РФ1. Однако в науке уголовного процесса не все разделяют данную точку зрения. Видимо, не случайно авторами комментария к УПК РФ под общей редакцией Н.А. Петухова и Г.И. Загорского вопрос о начальном моменте задержания оставлен без разъяснения . В комментарии к УПК РФ под общей редакцией В.В. Мозякова указано, что начальным моментом задержания «является составление протокола задержания, но в случае если задержание произведено на основании постановления прокурора или следователя, то начальным моментом задержания является момент реального ограничения свободы»3.

Представляется, что из анализа пункта 11 статьи 5 и части 1 статьи 92 УПК РФ можно сделать вывод о двух связанных друг с другом, но все же самостоятельных этапах задержания:

  1. физического захвата лица, которое вправе произвести должностные лица правоохранительных органов. Физический захват лица и доставление его в орган дознания, к следователю или прокурору, который произведен не должностными лицами правоохранительных органов, а гражданами, по нашему мнению, не может рассматриваться как элемент задержания;
  2. собственно процессуального задержания, берущего свое начало с момента составления протокола задержания, которое вправе произвести
  3. значение задержания подозреваемого // Соц. Законность. 1972, №3. С. 56; Григорьев \ В.Н. Задержание подозреваемого. М., 1999. С. 78-79.

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Г.П. Химичевой. М., 2002. С. 67.

2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. М., 2002. С. 225.

3 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С. 246.

97

только установленные законом участники уголовного процесса, а именно: орган дознания, следователь и прокурор.

К элементам фактического задержания относятся: физический захват лица должностными лицами правоохранительных органов, доставление его к дознавателю, следователю или прокурору. Полагаем, что момент фактического задержания лица должен фиксироваться процессуально. «Необходимо предусмотреть в законе, чтобы рапорт о фактическом задержании сотрудник милиции представлял немедленно при доставлении задержанного»1. Именно поэтому в протоколе должны быть указаны, как это требует часть 2 статьи 92 УПК РФ, не только время составления протокола, но и дата, время, место, основания и мотивы задержания. Срок фактического задержания необходимо исчислять с момента лишения лица свободного перемещения - физического захвата, до составления протокола задержания или освобождения задержанного без составления протокола об уголовно- процессуальном задержании. К элементам собственно процессуального задержания относятся: составление протокола задержания, разъяснение прав задержанному, допрос подозреваемого, его личный обыск, направление прокурору сообщения о произведенном задержании, возбуждение перед судом ходатайства о заключении подозреваемого под стражу, рассмотрение судьей ходатайства о заключении подозреваемого под стражу. А срок собственно процессуального задержания исчисляется с момента составления протокола задержания до освобождения подозреваемого или до заключения его под стражу.

Деление института задержания подозреваемого на два самостоятельных этапа обусловлено, прежде всего, тем, что этап фактического задержания
определенным образом неразрывно связан с

1 См.: Рудацкая Е.А. Фактическое задержание и обеспечение права подозреваемого на защиту: Мат. междун. науч.-практ. конфер. М, 2002. С. 109.

98

институтами административного права, такими как доставление (ст. 27.2 КоАП РФ) и административное задержание (ст. 27.3 КоАП РФ). Если в УПК РФ не установлен перечень должностных лиц, уполномоченных на производство фактического задержания лица, то в КоАП РФ приведен исчерпывающий перечень должностных лиц, уполномоченных на осуществление доставления лица и его задержание. В случае совершения лицом противоправного действия и захвата его на месте происшествия, представляется проблематичным сразу же дать оценку и юридическую квалификацию его действиям, для чего требуется время для разбирательства. Даже в случае, когда в действиях захваченного лица имеются все основания, указывающие на совершение им преступления, его фактическое задержание производится, как правило, должностными лицами правоохранительных органов, неправомочными возбудить уголовное дело и составить протокол задержания. Поэтому с момента физического захвата лица до составления протокола об уголовно- процессуальном задержании, административном задержании, административном проступке правовой статус такого лица, на наш взгляд, попросту неопределен, да и не может быть определен, хотя бы потому, что не составлено какого-либо процессуального документа. После доставления лица в помещение органа внутренних дел (милиции) именно составление соответствующего протокола, «как бы в порядке обратной силы, придают факту доставления задержанного лица уголовно-процессуальный характер»1 либо характер административного задержания, доставления.

В науке уголовного процесса давно дискутируется вопрос о соотношении времени задержания подозреваемого и возбуждения уголовного дела. Главным в данной дискуссии является проблема о допустимости или недопустимости производства
задержания

1 Гуляев А.П. Указ. соч. С.81.

99

подозреваемого до возбуждения уголовного дела. Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткулин, Н.С. Алексеев, А.А. Чувилев и ряд других ученых утверждали, что производить задержание можно только по возбужденному уголовному делу1. По мнению других, производить задержание можно и до возбуждения уголовного дела . Некоторые авторы утверждали, что, несмотря на прямое предписание УПК РСФСР о возможности производства задержания только после возбуждения уголовного дела, насущной потребностью практики является допустимость его производства и до возбуждения уголовного дела .

До принятия УПК РФ споры о возможности производства задержания до возбуждения уголовного дела носили, в основном, теоретический характер, так как в практической деятельности вопрос о задержании лица, срок которого исчислялся с момента составления протокола, и о возбуждении уголовного дела решался, как правило, в один и тот же день непосредственно дознавателем, следователем. Поскольку в протоколе задержания в соответствии с требованиями УПК РСФСР указывались время и дата его составления, а в постановлении о возбуждении уголовного дела - только дата его вынесения, из материалов уголовного дела невозможно было точно установить - было ли задержание произведено ранее возбуждения уголовного дела или нет. Если дата того и

Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемого // Соц. Законность. 1973, № 10. С.66; Гуткин И.М. Актуальные проблемы уголовно- процессуального задержания. М., 1980. С.28; Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокарев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С. 171; Корткин Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М., 1981. С. 50; Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 175.

2 См.: Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Минск, 1969. С.97; Клюков Е.М. Меры процессуального принуждения. Казань, 1974. С.34; Михайленко А.П. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 124; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978. С.41.

3 Жогин Н.В. Фаткулин Ф.Н. Указ. раб. С. 175.

100

другого действия совпадала, ни прокурор, ни суд никаких претензий к дознавателю или следователю не предъявляли.

В настоящее время положение изменилось, так как согласно части 4 статьи 146 УПК РФ уголовное дело возбуждается только с согласия прокурора, а срок задержания исчисляется с момента «фактического» задержания лица. В результате стала реальной ситуация, когда при наличии задержанного подозреваемого прокурор может отказать в даче согласия на возбуждение уголовного дела либо вернуть материал дознавателю, следователю для дополнительной проверки. Задержание же подозреваемого и неполучение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела должно расцениваться как необоснованное и незаконное применение данной меры принуждения. Тем не менее, несмотря на практическую значимость данного вопроса во многих комментариях к УПК РФ он остался не рассмотренным. Полагаем абсолютно обоснованной позицию Г.П. Химичевой, указавшей, что «если есть предусмотренные законом основания для задержания подозреваемого, то тем более есть основания для возбуждения уголовного дела. В подобных случаях следует вынести постановление о возбуждении уголовного дела и тут же составить протокол задержания»1.

Полагаем, что деление задержания на два выделенных нами самостоятельных этапа может быть использовано для совершенствования его правовой регламентации. На наш взгляд, фактическое задержание лица может быть произведено до возбуждения уголовного дела, а процессуальное задержание (составление протокола задержания) допустимо только после его возбуждения. Поэтому в часть 1 статью 92 УПК РФ было бы целесообразно внести дополнение следующего содержания: «после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Г.П. Химичевой. М., 2002. С.68.

101

протокол задержания и решен вопрос о возбуждении уголовного дела». О том, что «составление протокола задержания возможно только по возбужденному уголовному делу»1, а «в случае задержания лица, когда дело еще не возбуждено, одновременно необходимо решить вопрос о возбуждении уголовного дела»” было указано авторами комментариев к УПК РФ. Однако в связи с тем, что задержание является наиболее существенным ограничением прав и свобод человека, в УПК РФ необходимо внести дополнение, содержащие запрет составления протокола задержания до возбуждения уголовного дела.

Институт, аналогичный задержанию по законодательству РФ, имеется во многих странах Европейского союза и США. Это кратковременное лишение гражданина свободы без судебного решения3. В США под задержанием кроется термин «останови и обыщи карманы», а полиция имеет право остановить для установления личности, опросить и обыскать одежду любого гражданина, который находится в общественном месте и вызывает у полиции какое-либо подозрение. Такое лицо также может быть доставлено в полицейский участок, если при обыске одежды у него будут обнаружены предметы, изъятые из гражданского оборота, либо на месте не будет установлена личность4.

По законодательству США задержанный может находиться в полицейском участке до 2 часов, после чего он должен быть доставлен к судье «без ненужного промедления» либо освобожден. По законодательству Великобритании задержанный после допроса в полицейском участке должен быть доставлен к судье «без ненужного

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М, 2002. С. 220.

2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. М., 2002. С. I 189.

См.: Волженкина В.М. Европейская Конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. СПб., 1998. С. 25.

См.: Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М, 1999. С. 66.

102

промедления». Термин «без ненужного промедления» законодательством США и Великобритании не раскрывается, поэтому задержанные предстают перед судьей для решения вопроса об их аресте тогда, когда полиция сможет обосновать как необходимость ареста задержанного, так и невозможность более раннего доставления лица в магистрат1. В странах романо-германской системы права сроки задержания, как правило, конкретно оговорены в законе. Например, в Нидерландах задержанный может допрашиваться в полицейском участке до 6 часов без уведомления суда о задержании. Не позднее «трех суток и 15 часов лицо доставляется в суд для решения вопроса о дальнейшем содержании под стражей и проверки оснований задержания. Срок задержания может продлеваться судом до 10 суток, причем неоднократно» .

В соответствии с нормами УПК РФ срок задержания оканчивает свое течение в один из следующих моментов: избрания в отношении задержанного меры пресечения в виде заключения под стражу; освобождения по постановлению дознавателя, следователя, прокурора (ч. 2 ст. 94); освобождения начальником места содержания под стражей, если в течение 48 часов с момента задержания лица постановление судьи о применении меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей не поступят в место содержания под стражей (ч.З ст. 94). В тех случаях, когда судья, рассмотрев ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, откладывает принятие решения в порядке, установленном пунктом 3 части 7 ст. 108 УПК РФ, срок задержания продлевается не более чем на 72 часа. При этом судья указывает в своем постановлении дату и время, до которых он продлевает срок.

1 См.: Там же. С. 63-64, 66-67. Волженкина В.М. Указ. соч. С.25.

103

Практическую значимость имеет вопрос о том, с какого момента необходимо исчислять упомянутый выше 72 часовой срок. Прямого указания о порядке исчисления данного срока в УПК РФ нет. Однако полагаем обоснованным мнение авторов сборника «200 ответов на вопросы, поступившие от прокуроров субъектов РФ, управлений Генеральной прокуратуры РФ в федеральных округах по применению нового уголовно-процессуального законодательства», что данный срок (72 часа) начинает свое течение с момента вынесения судом соответствующего постановления. Данный вывод вытекает из анализа содержания части 7 статьи 108 УПК РФ, в соответствии с которой судья, рассмотрев ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, может вынести одно из трех постановлений, указанных в пунктах 1-3 рассматриваемой нормы. Решение судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу означает, что с этого момента начинает свое течение и исчисляется срок содержания под стражей. В случае отказа судьи в удовлетворении ходатайства задержанный подлежит немедленному освобождению. В случае отложения принятия решения судья указывает дату и время, до которых он продлевает срок задержания, но не более чем на 72 часа, то есть данный срок начинает свое течение с момента принятия этого решения.

Действующий закон предусматривает возможность применения в отношении задержанного меры пресечения в виде заключения под стражу не только после предъявления ему обвинения, но и в исключительных случаях до этого. При этом согласно статье 100 УПК РФ, обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента избрания меры пресечения, иначе эта мера по истечении указанного срока отменяется.

Полагаем, что заключение под стражу подозреваемого до предъявления
ему обвинения является по своей сути дальнейшим

104

продлением срока задержания, так как к этому моменту в уголовном деле не может быть достаточных данных для предъявления лицу обоснованного обвинения и суд не имеет возможности в полном объеме проверить необходимость, законность и обоснованность применения наиболее строгой из всех мер пресечения, существенно ограничивающей конституционное право на свободу и личную неприкосновенность. Между тем, заключение под стражу, в отличие от других мер пресечения, требует при решении вопроса об ее избрании особых процессуальных гарантий. Причем исследования А.Г. Халиулина говорят о том, что «распространенность арестов подозреваемых является одной из основных причин незаконного применения мер пресечения в виде содержания под стражей»1.

В связи с этим, полагаем, что норму, дающую возможность ареста подозреваемого до предъявления обвинения, следовало бы исключить из УПК, одновременно предоставив суду право откладывать вопрос об аресте до предъявления обвинения, но не более чем на десять суток, что, по нашему мнению, создаст дополнительную гарантию законности, обоснованности и необходимости применения данной меры пресечения, а также гарантию единообразного подхода к избранию и применению содержания под стражей в качестве меры пресечения.

Предложение, согласно которому содержание под стражей в качестве меры пресечения может быть применено только к обвиняемому, высказывалось профессором И.Л. Петрухиным. Им был предложен следующий порядок и сроки задержания до предъявления обвинения: «подозреваемый немедленно, в течение суток, должен быть доставлен к судье, который мог бы продлить срок задержания еще на 2-3 суток, до

Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за обеспечением конституционных прав подозреваемого и обвиняемого: Автореф.дисс…канд.юрид.наук. М., 1988. С. 17.

105

истечения этого времени должно быть предъявлено обвинение»1. Справедливость позиции о возможности избрания меры пресечения в виде содержания под стражей только в отношении обвиняемого не вызывает сомнений. Однако, предлагаемые сроки задержания, на наш взгляд, недостаточны для предъявления обвинения даже по не сложным делам, а по делам объемным, представляющим особую сложность в расследовании, предлагаемые сроки задержания просто нереальны. Также надо принимать во внимание и то обстоятельство, что это потребует фактически беспрерывной и круглосуточной работы не только суда, но и органов, осуществляющих предварительное расследование и прокурора.

В пользу того, что суду необходимо предоставить право откладывать решение вопроса о заключении под стражу на срок не более 10 суток, можно привести мнение, высказанное профессором А.Д. Бойковым, о том, что «жесткие процессуальные сроки начальных этапов расследования приемлемы для несложных преступлений, совершенных в условиях очевидности. Уложиться в эти сроки (3 часа, 12 часов, 48 часов) по делам сложным, связанным с организованной преступностью и терроризмом, нереально» . Поэтому до истечения 48 часов суд должен проверить законность и обоснованность произведенного задержания, а вопрос о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу должен быть решен только в отношении обвиняемого и в более продолжительный, чем 48 часов, срок.

Задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, необходимо для лишения его возможности скрыться от органов расследования, воспрепятствовать установлению истины по делу,
для

1 Петрухин И.Л. Проект нового уголовно-процессуального кодекса РФ. Стенограмма №2 Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С. 46.

Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002, №3. С.75.

106

установления его личности. Срок задержания лица по подозрению в совершении преступления отведен дознавателю, следователю, прокурору для собирания и фиксации доказательств, достаточных для предъявления обвинения и решения вопроса об избрании меры пресечения, либо доказательств, оправдывающих задержанного и требующих его освобождения.

В течение срока задержания необходимо проверить версию задержанного (если таковая имеется) о его непричастности к преступлению, об отсутствии оснований для его ареста. Таким образом, сроки задержания выполняют двоякую гарантийную функцию: с одной стороны - обеспечивают эффективную деятельность органа дознания, следователя и прокурора по расследованию преступлений; с другой стороны, защищают интересы подозреваемого, конкретно указывая, на какой период времени допустимо ограничение конституционного права на свободу и личную неприкосновенность.

Сроки содержания под стражей.

В соответствии с- предписаниями статьи 22 Конституции РФ, Уголовно- процессуальным кодексом РФ введен судебный порядок принятия решений о применении в стадии предварительного расследования в качестве меры пресечения заключения под стражу.

В ходе обсуждения проекта УПК РФ остро дискутировался вопрос о необходимости возбуждения перед судом ходатайств о заключении под стражу только с согласия прокурора. Многие ученые утверждали, что такое согласование необходимо . Мы полагаем, что данная позиция вполне обоснованна и нашла свое воплощение в УПК РФ. Прокурор является своеобразным фильтром, снимающим с суда нагрузку по рассмотрению

1 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса. М.-Кемерово, 1997. С.55, 57; Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры РФ:

Автор.дисс.докт.юриди.наук. М., 1997. С.27.

107

преждевременно либо необоснованно возбужденных ходатайств об избрании данной меры пресечения. О справедливости этого свидетельствует также мировой опыт. Так, в США ордер на арест выдают магистраты (суды первой инстанции). До выдачи ордера на арест судом таковой утверждается прокурором. В некоторых штатах утверждение ордера на арест прокурором - устойчиво сложившаяся практика, а в некоторых того требует закон’. Характерно, что в республике Армения, где также действует процедура выдачи ордеров на арест судами, но не предусмотрено предварительного согласования ходатайств об аресте с прокурором, большинство судей полагают, что предварительное согласование с прокурором ходатайства об аресте обвиняемого необходимо .

Содержание под стражей обвиняемого, как это явствует из части 1 статьи 109 УПК РФ, по общему правилу, не может превышать 2 месяцев. Однако в случаях, предусмотренных частями 2,3,7,8 той же статьи, этот срок может быть продлен. Одним из важных условий такого продления является отсутствие оснований для отмены либо изменения содержания под стражей на более мягкую меру пресечения.

Полномочия участников уголовного процесса по избранию и применению меры пресечения в виде содержания под стражей и продлению сроков ее применения в отношении обвиняемого наглядно иллюстрирует следующая таблица:

1 См.: .Махов В.Н., Пешков М.А. Указ. соч. С. 19-21.

См.: Казинян Г.С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей республике Армения (сравнительно-правовое исследование). Ереван, 1999. С.86.

108

Сроки содержания под стражей Лицо, правомочное на возбуждение ходатайства об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения и продлении срока содержания под стражей Лицо, правомочное применить и продлить срок содержания под стражей До 2-х месяцев Следователь, дознаватель -с согласия прокурора района Судья районного суда за совершение преступлений, за которые может быть назначено наказание свыше 2-х лет лишения свободы, а в исключительных случаях и до 2-х лет лишения свободы До 6-ти месяцев Следователь с согласия прокурора района Судья районного суда за совершение преступлений, за которые может быть назначено наказание свыше 2-х лет лишения свободы, а в исключительных случаях и до 2-х лет лишения свободы До 12 месяцев Следователь с согласия прокурора субъекта РФ Судья районного суда за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в случае особой сложности уголовного дела До 18 месяцев Следователь с согласия Генерального прокурора РФ или его заместителя Судья суда субъекта РФ за совершение особо тяжких преступлений в исключительных случаях Свыше 12 или 18 месяцев до направления уголовного дела

прокурором в суд Следователь с согласия прокурора субъекта РФ Судья суда субъекта РФ. Для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, в случае если они были предъявлены за 30 суток до истечения предельного срока содержания под стражей. *Под прокурором и судьей районного звена, субъекта РФ подразумеваются и

приравненные к ним прокуроры (их заместители) и судьи.

Из таблицы видно, что в отличие от сроков предварительного следствия, продление которых при наличии к тому оснований закон не ограничивает какими-либо временными пределами, срок содержания обвиняемого по стражей при расследовании преступлений небольшой и средней тяжести может быть продлен не более чем до 6 месяцев, по делам о тяжких преступлениях - до 12 месяцев, по делам об особо тяжких

109

преступлениях (в исключительных случаях) - до 18 месяцев. Основания и порядок продления сроков содержания под стражей строго оговорены в статье 109 УПК РФ.

Важной гарантией обеспечения требований закона о сроках содержания обвиняемого под стражей с учетом времени их возможного продления является положение части 5 статьи 109 УПК РФ, в соответствии с которой материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями 2 и 3 данной статьи (6-и, 12-и и 18-и месяцев). Если это требование оказывается несоблюденным, по истечении срока содержания под стражей обвиняемый, согласно части 6 статьи 109, УПК РФ подлежит немедленному освобождению.

Если же требование части 5 статьи 109 УПК РФ соблюдено, но 30-ти суток оказалось недостаточно для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, следователь с согласия прокурора субъекта РФ не позднее, чем за 5 суток до истечения предельного срока содержания под стражей вправе возбудить перед судом ходатайство о продлении срока. Судья, согласно части 8 статьи 109 УПК РФ обязан не позднее, чем через 5 суток после получения ходатайства принять одно из двух решений:

  1. о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления уголовного дела прокурором в суд;
  2. об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.
  3. В тех случаях, когда «в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами

110

уголовного дела, то следователь вправе возбудить указанное ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения» (ч. 7 ст. 109).

В УПК РФ не ограничен конкретными временными рамками предел продления судом сроков содержания под стражей в упомянутом выше порядке, который предусмотрен в части 8 статьи 109 УПК РФ. По мнению авторов Комментария к этому Кодексу под редакцией И.Л. Петрухина, это норма противоречит постановлению Конституционного Суда РФ №14-П по делу о проверке конституционности части 5 статьи 97 УПК РСФСР в связи с жалобой В.В. Щелухина от 13. 07. 1996 года, где говорится, что применение заключения под стражу «вне каких-либо определенных или контролируемых сроков… придает ограничению права на свободу при аресте произвольный характер»1. Здесь же приводятся выдержки из Определения Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности частей 4,5,6 статьи 97 УПК РСФСР в связи “с жалобами граждан П.В. Янчева, В.А. Жеребенкова и М.И. Сопронова от 25.12.1998 года, где указано: «Ознакомление с материалами дела, являясь непременным условием продления срока ареста, не может выступать в качестве его основания», а также часть 2 статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно которой «юридическая сила постановления Конституционного суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием того же акта»2.

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. С. 176-177.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 декабря 1998г. №167-0. по делу о проверке конституционности части четвертой, пятой и шестой статьи 97

11] На основании указанных положений, в Комментарии делается вывод о неконституционности пункта 1 части 8 статьи 109 данного Кодекса, в связи с чем указанная норма не подлежит применению, и действии в настоящий момент пунктов 1 и 2 статьи 97 УПК РСФСР, согласно которым срок содержания под стражей по истечении восемнадцати месяцев может быть продлен судьей еще на шесть месяцев для завершения ознакомления обвиняемого и его защитника с делом. По истечении этого срока - как сказано в Комментарии, - обвиняемый, безусловно, должен быть освобожден»’.

Диссертант разделяет мнение авторов указанного комментария к

УПК РФ о том, что пункт 1 части 8 статьи 109 УПК РФ противоречит

позиции Конституционного Суда РФ изложенной в Постановлении от 13

июля 1996 года, а соответственно и Конституции РФ. Однако высказанное

мнение бесспорно основанное на здравом смысле, на наш взгляд, уязвимо

с точки зрения аргументации ее формально-юридического обоснования.

Полагаем, что в случае истечения предельного срока содержания под

стражей при соблюдении условий, указанных в части 7 статьи 109 УПК

РФ, правоприменителю необходимо руководствоваться именно пунктом 1

части 8 статьи 109 УПК РФ по следующим основаниям:

  1. «Конституционный Суд Российской Федерации принимает

постановления и дает заключения только по предмету, указанному в

обращении, и лишь в отношении той части акта… конституционность

которого подвергается сомнению» (п. 2 ст. 74)2, таким
образом,

утверждение о неконституционности частей 7 и 8 статьи 109 УПК РФ

Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой граждан П.В. Янчева, В.А. Жеребенкова, и М.И. Сапронова. // Российская газета, 1999. 12 января. №3. 1 Комментарий к УПК РФ под редакцией И.Л.Петрухина. М., 2002. С. 177-178. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (в редакции Федеральных конституционных законов от 08.02.2001 № 1-ФКЗ, от 15.12.2001 №4-ФКЗ)//Российская газета, 1994. 23 июля. №138-139; Российская газета, 2001. 20 декабря. №247.

112

является лишь научным мнением, а не непосредственно действующим решением Конституционного суда Российской Федерации (ч. 2 ст. 79), так как Конституционный Суд РФ ещё не давал своего заключения по поводу конституционности статьи 109 УПК РФ;

  1. УПК РСФСР в целом, и пункты 1 и 2 статьи 97 этого Кодекса в частности утратили свою силу с 1 июля 2002 года на основании статьи 2 Федерального закона «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации», а поэтому не подлежат применению;
  2. Представляется, что авторы указанного комментария, ссылаясь в обоснование своей позиции на пункт 2 статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» указывающий, что: «Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта», по нашему мнению, произвели некоторую подмену понятий. Полагаем, что в данном случае имело место не принятие «этого же акта» для преодоления постановления Конституционного суда, а был принят новый правовой акт - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в котором, на наш взгляд, вследствие недостаточной законодательной техники продление сроков содержания под стражей было, регламентировано в том же порядке (но в несколько иной форме), который ранее признавался неконституционным.
  3. В связи с этим полагаем, что с формально-юридической точки зрения, которая и должна применяться в данном случае, в настоящее время действуют и подлежат применению положения статьи 109 УПК РФ, регламентирующие порядок продления сроков содержания под стражей обвиняемого при ознакомлении с материалами уголовного дела.

113

Вместе с тем заслуживает внимания вытекающая из высказываний авторов рассматриваемого Комментария к УПК РФ постановка вопроса о целесообразности ограничения в законе времени ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела. Особую актуальность это приобретает по уголовным делам о групповых преступлениях, когда задержка в ознакомлении с делом одного обвиняемого приводит к необходимости продления сроков содержания под стражей других.

Как уже отмечалось выше, ознакомление с материалами уголовного дела определенных участников процесса является самостоятельным этапом стадии предварительного расследования. Он выполняет ряд специфических задач. Поэтому данный этап уголовного процесса необходимо ограничить и самостоятельными процессуальными сроками содержания под стражей.

Срок содержания под стражей определяет период времени, на который могут быть ограничены для проведения следственных действий конституционные права граждан. Данный срок, в первую очередь, адресован следователю, который в полной мере отвечает за соблюдение этого срока и своевременность его продления. То, что время, в течение которого участники уголовного процесса, в том числе обвиняемый и его защитник, имеют право знакомиться с материалами уголовного дела, не ограничен определенными временными рамками и входит в общий срок содержания обвиняемого под стражей при расследовании, который, в свою очередь, ограничен во времени, на наш взгляд, является существенным упущением и недостатком ранее действовавшего и современного уголовно-процессуального законодательства. Возможность завершения предварительного расследования в данном случае ставится в зависимость от того, когда будет закончено ознакомление с материалами уголовного дела. Таким образом,
продолжительность использования сроков

114

расследования и содержания под стражей, и возможность дальнейшего движения уголовного дела зависит на данном этапе не от следователя и дознавателя, представляющих публичные интересы, а от участников уголовного процесса, представляющих исключительно личные интересы, которые порой могут быть и незаконными.

В соответствии с УПК РСФСР продолжительное время действовал порядок (с начала 90-х годов по 4.01.1997 г.), согласно которому на период ознакомления с материалами дела обвиняемого и его защитника течение сроков предварительного следствия и содержания обвиняемого под стражу приостанавливалось. При этом следователь с согласия прокурора мог установить определенный срок для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела, если они явно затягивали время ознакомления. При таком порядке обвиняемые редко умышленно затягивали время ознакомления с делом .

После решения Конституционного суда РФ от 13.06.1996, признавшего исключение времени ознакомления с делом обвиняемого и его защитника из срока содержания под стражей не соответствующим Конституции РФ, ситуация резко изменилась . Согласно результатам исследований диссертанта и иных авторов обвиняемые и их защитники стали затягивать ознакомление с материалами уголовного дела, особенно по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях с длительными сроками содержания под стражей, преследуя при этом две цели добиться до начала судебного заседания изменения меры пресечения с заключения под стражу

См.: Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений осуществляемых с участием защитника. М., 1995. С.55.

2 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 13.06.1996. № 14-П. По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина. // Российская газета, 1996. 2 июля.

115

на более мягкую, а, оказавшись на свободе скрыться, либо воздействовать в своих интересах на потерпевшего и свидетелей1.

УПК РФ дает обвиняемым и их защитникам еще более широкие возможности для злоупотребления предоставленными им правами, так как не содержит нормы, дающей возможность следователю ограничить указанных лиц во времени при ознакомлении с материалами дела даже в случаях, когда они явно его затягивают. К тому же порядок, при котором обвиняемый содержится под стражей при ознакомлении с материалами дела «вне каких-либо определенных или контролируемых сроков», противоречит Конституции РФ, на что уже было указано Конституционным судом2.

В ходе диссертационного исследования автором было изучено 40 архивных уголовных дел, различных категорий с разными сроками следствия и содержания обвиняемых под стражей, а также дел по которым в отношении обвиняемых были избраны иные меры пресечения. По всем изученным уголовным делам приговоры вступили в законную силу. Исследование производилось с целью установления соотношения между продолжительностью ознакомления участников уголовного процесса с материалами дела и временем, затраченным следователем на производство следствия. В результате проведенного исследования были получены следующие результаты: срок ознакомления с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, как правило, не зависит от срока, затраченного на расследование и объема уголовного дела. Данные лица успевают в полном объеме ознакомиться с материалами дела за несколько часов одного рабочего дня. Сроки ознакомления с делом обвиняемого и его защитника

См.: Стулин О.Л. тактические основы преодоления умышленного противодействия расследования преступлений: Автор.дисс.канд.юрид.наук. СПб., 1999. С. 13; Кудрявцев В.Н., Лунев В.В., Наумов А.В. Указ. соч. С. 177. 2 См. указанное Постановление Конституционного суда РФ.

116 по разным делам различны и колеблются от нескольких часов до нескольких месяцев. В случаях, когда в отношении обвиняемого избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, ознакомление, в основном, происходит в течение несколько часов. Лишь в виде исключения этот срок составляет и более продолжительное время - до нескольких месяцев (в основном по делам о должностных преступлениях). Если же в отношении обвиняемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то, по общему правилу, время ознакомления с делом его и защитника является более продолжительным - от нескольких дней до нескольких месяцев. Только в порядке исключения встречались уголовные дела, с материалами которых содержащиеся под стражей обвиняемые и их защитники знакомились за несколько часов.

При сопоставлении продолжительности сроков, затраченных на расследование, и сроков, затраченных на ознакомление с материалами уголовного дела отдельных участников уголовного процесса, нами были получены следующие соотношения между продолжительностью ознакомления участников процесса с материалами дела и временем затраченным следователем на расследование:

  1. потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители заканчивают ознакомление с материалами дела в течение от 1/400 до 1/60 от срока, затраченного на расследование по делу;
  2. при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника затрачивается от 1/25 до 1/10 от срока расследования.
  3. Представляется, что в УПК РФ необходимо установить максимальные из полученных нами соотношений сроков предварительного расследования и ознакомления определенных в законе участников уголовного процесса с материалами уголовного дела. Допустим, установить, что, обвиняемый и его защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский
    ответчик и их представители имеют

117

право знакомится с материалами дела в течение срока, равного 1/10 от времени затраченного на расследование (при завершении предварительного следствия в течение двух месяцев ознакомление каждого из указанных участников процесса должно быть завершено в течение шести дней). По истечении предлагаемых нами сроков ознакомление с материалами уголовного дела должно быть прекращено.

Предложенные нами сроки выделяются каждому из участников уголовного процесса, имеющих право на ознакомление с материалами дела, - каждому обвиняемому, потерпевшему и т.д. При этом срок содержания под стражей на данном этапе расследования составляет сумму сроков затраченных всеми участниками уголовного процесса на ознакомление с материалами дела.

Для реальной возможности ознакомления обвиняемого, его защитника и других участников процесса с материалами дела, на наш взгляд, необходимо также предусмотреть норму о продлении этих сроков для исключительных случаев, к которым необходимо отнести особую сложность и большой объем дела, а именно:

  1. по истечении срока ознакомления с материалами дела каждый участник уголовного процесса должен иметь право заявить ходатайство о предоставлении ему для ознакомления дополнительного времени;
  2. рассмотрев заявленное ходатайство и найдя его обоснованным, следователь мог бы своим постановлением продлить срок ознакомления с материалами дела, а в случае содержания обвиняемого или обвиняемых под стражей, продление этого срока должно осуществляться только по решению суда;
  3. отказ в удовлетворении ходатайства участник процесса вправе обжаловать прокурору или в суд;
  4. до разрешения ходатайства ознакомление с материалами уголовного дела должно продолжаться.

118

По истечении срока на ознакомление с материалами уголовного дела либо по окончании ознакомления обвиняемому и его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям законом должен быть выделен срок на формулировку и заявление ходатайств. На наш взгляд, ходатайства должны быть заявлены не позднее 24 часов с момента окончания ознакомления с материалами дела и составления протокола.

Представляется, что, рассмотрев заявленные ходатайства и признав их обоснованными, следователь возобновляет расследование по делу. В случае отказа в удовлетворении ходатайств, он сообщает об этом обвиняемому и его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям которых необходимо наделить правом обжаловать соответствующее постановление следователя прокурору и (или) в суд в течение 24 часов. До истечения данного срока дело не должно направляться в суд1.

Предъявление обвиняемому, его защитнику и другим участникам уголовного процесса материалов уголовного дела для ознакомления присуще именно российскому законодательству. Этот институт неизвестен в странах с англосаксонской системой права и в большинстве стран континентальной Европы.

Во Франции и ФРГ, например, нет нормы, обязывающей органы расследования знакомить обвиняемого с материалами следственного дела, но прокурор может предоставить ему такую возможность по его просьбе.

Согласно Федеральным правилам уголовного судопроизводства для окружных судов США (Титул 234, правило 5.1.) прокурор по просьбе стороны защиты может предоставить материалы следственного дела для ознакомления, но только те, которые посчитает нужным. Суд,
по

1 См.: Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Указ. раб. С 22.

119

ходатайству защиты, может перенести судебное заседание, предоставив время для ознакомления с материалами дела.

В Нидерландах доказательства, полученные в ходе расследования, представляются прокурором только в суде; до судебного заседания прокурор не обязан знакомить с материалами дела сторону защиты1.

Следует отметить, что в указанных странах предоставление материалов уголовного дела обвиняемому и его защитнику до судебного разбирательства происходит, как правило, при решении вопроса о заключении сделки о признании вины и дальнейшего движения дела по упрощенной форме судопроизводства.

Все вышесказанное приводит к выводу, что выделение в УПК РФ периода ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела в самостоятельный этап, а также ограничение данного этапа особыми процессуальными сроками существенно сократит время, которое проходит с момента возбуждения уголовного дела до направления его прокурору с обвинительным заключением без ущерба для прав и законных интересов участников уголовного процесса, имеющих право знакомиться с материалами уголовного дела.

Порядок избрания меры пресечения в виде содержания под стражей является единым и не зависит от формы предварительного расследования преступлений. Однако сроки применения этой меры при осуществлении дознания, как и сроки самого дознания, значительно меньше, чем при производстве предварительного следствия.

В законе отсутствуют прямые указания о сроках содержания под стражей при осуществлении предварительного расследования в форме дознания, но выводы об этом можно сделать при анализе норм, регулирующих особенности сроков составления обвинительного акта в

См.: Волженкина В.М. Европейская Конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. СПб., 1998. С.28.

120

случаях применения при производстве дознания данной меры пресечения. Следует иметь в виду, что до составления обвинительного акта лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело либо избрана мера пресечения, как правило, имеет процессуальный статус подозреваемого. Если этой мерой является содержание под стражей, то в соответствии с частью 2 статьи 224 УПК РФ обвинительный акт должен быть составлен не позднее 10 суток с момента её избрания. В этом случае срок содержания под стражей при производстве дознания не должен превышать 10 суток1.

При невозможности составить обвинительный акт в указанный срок часть 3 статьи 224 УПК РФ предусматривает два варианта возможных решений:

  1. о предъявлении подозреваемому обвинения в порядке, установленном главой 23 УПК РФ;
  2. об отмене данной меры пресечения.
  3. Ссылка на главу 23 УПК РФ дает основания полагать, что после предъявления обвинения расследование по уголовному делу должно производится следователем в форме предварительного следствия со всеми вытекающими отсюда последствиями применительно к срокам содержания под стражей2.

При составлении обвинительного акта в 10-дневный срок он вместе с материалами уголовного дела должен быть предъявлен для ознакомления обвиняемому, его защитнику, а также, при наличии соответствующих ходатайств, потерпевшему и его представителю. После утверждения обвинительного акта, составленного дознавателем, начальником органа дознания уголовное дело вместе с этим актом направляется прокурору.

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Г.П. Химичевой. М., 2002. С. 110.

2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Лебедева и В.П. Божьева. М., 2002. С. 449.

121

Продолжительность содержания лица под стражей при производстве дознания с учетом срока, предоставленного прокурору для принятия решения о дальнейшем движении уголовного дела, может составлять 12 суток с момента избрания данной меры пресечения до направления уголовного дела прокурором в суд: 10 суток - с момента заключения под стражу до составления обвинительного акта и ещё 2 суток - с момента поступления уголовного дела с обвинительным актом прокурору до принятия им одного из четырех указанных в законе решений. При этом в первые 10 суток, как представляется, должно входить время, затраченное дознавателем на предъявление участникам уголовного процесса обвинительного акта и материалов дела для ознакомления, утверждение обвинительного акта начальником органа дознания. К такому выводу приводит обоснованная, на наш взгляд, трактовка порядка исчисления сроков дознания, данная в комментариях к УПК РФ1.

Если прокурор возвратит дело для пересоставления обвинительного акта, продлив для этого срок дознания в пределах трех суток, срок содержания лица под стражей до направления дела в суд может увеличиться на это время и время повторного рассмотрения прокурором дела с обвинительным актом, то есть ещё на пять суток. Однако правомерность такого подхода к определению срока содержания под стражей при производстве предварительного расследования в форме дознания может быть обоснованно поставлена под сомнение.

Представляется, что правовая неотрегулированность вопроса о сроках содержания под стражей при производстве дознания привела к тому, что авторы комментариев не смогли дать на него исчерпывающий

См., напр. Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. М., 2002. С. 441.

122

ответ, либо вообще оставили без внимания1. На наш взгляд, это один из существенных пробелов УПК РФ. Во избежание противоречивого формирования практики и необоснованного ограничения прав подозреваемых, в отношении которых при производстве дознания избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, он требует безотлагательного устранения.

Однако если считать справедливой позицию диссертанта о необходимости деления стадии расследования на несколько этапов и установления для каждого из них самостоятельных процессуальных сроков содержания под стражей, текущих независимо друг от друга, то в статью 224 УПК РФ, необходимо было бы включить часть 4, сформулировав ее следующим образом:

  1. «Срок содержания под стражей при производстве дознания исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до предоставления обвиняемому и его защитнику обвинительного акта и материалов уголовного дела.
  2. Ознакомление с обвинительным актом и материалами дела обвиняемого и его защитника должно быть завершено не позднее 3 суток, в такой же срок должно быть завершено ознакомление с обвинительным актом и материалами уголовного дела потерпевшего и его представителя, а срок содержания под стражей обвиняемого в этот период не может превышать 6 суток.
  3. Срок содержания под стражей во время рассмотрения уголовного дела прокурором, поступившего с обвинительным актом, не может превышать 2 суток».
  4. 1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А.Петухова и Г.И. Загорского М., 2002. С. 396-397; Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М, 2002. С. 487; Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. М., 2002. С. 442.

123

Сроки содержания под стражей при экстрадиции. Развитие общества порождает сложные социальные проблемы, одной из которых стала организованная преступность, существующая фактически в любой стране с развитой экономикой и демократическим государственным устройством и ставшая чуть ли не «атрибутом» демократии и демократического правосудия. Особенностью организованной преступности является наличие у нее международных связей. В специальных исследованиях, посвященных изучению организованной преступности, неоднократно отмечалось, что она стала не только национальной, но и транснациональной проблемой. Экономическая интеграция, прозрачность границ и упрощенный порядок их пересечения предопределили необходимость расширения границ международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства. В связи с этим УПК РФ, состоящий из пяти частей, одну часть (пятую), состоящую из трех глав, включающих 21 статью, посвятил международному сотрудничеству в сфере уголовного судопроизводства. В большинстве своем статьи части пятой УПК РФ «почти дословно воспроизводят тексты международных конвенций и договоров»1. В рамках нашего исследования будет рассмотрен вопрос о правовом значении сроков, в течение которых лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации.

«Экстрадиция - процедура, согласно которой государство, под чьей уголовной юрисдикцией преследуется лицо, запрашивает и получает его из

i Быкова Е.В. Регламентация международного сотрудничества в новом УПК РФ. //

Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России: Мат. науч. конф. М., 2002. С. 30-33.

Extradition - от латинского <ех>, из, вне + передача. Выдача иностранному государству лица, нарушившего законы этого государства.

124

страны, где это лицо скрывается, с целью последующего привлечения к уголовной ответственности или для обеспечения исполнения наказания»1.

Основными правовыми документами, регламентирующими международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства, а соответственно, и экстрадиции, которыми необходимо руководствоваться российским следственным органам, являются: Конституция РФ (ч.4 ст. 15; ст. 63); Европейская конвенция о выдаче (1957) , Протоколы к ней 1975 и 1978 годов; Европейская конвенция о правовой помощи по уголовным делам (1959) и Протоколы к ней; Типовой договор о выдаче, принятый Генеральной ассамблеей ООН 14 декабря 1990г, а также разработанная в соответствии с этими международно-правовыми актами, но содержащая и некоторые особенности, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, заключенная в рамках СНГ (Минская конвенция) и Протоколы к ней. Также при решении вопроса об экстрадиции в РФ лиц из иностранных государств, для осуществления их уголовного преследования, следует руководствоваться международными двусторонними и многосторонними договорами об оказании правовой помощи, заключенными РФ с этими странами.

Согласно пункту 4 части 10 статьи 109 УПК РФ и статьи 61-2 Протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам в общий срок содержания под стражей также засчитывается время, в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации. В

Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества: Учеб. пособ. СПб., 1999. С. 49.

2 Ратифицирована Федеральным законом № 190-ФЗ 25 октября 1999г. // Российская газета. 1999, 28 окт.

125

рамках международного сотрудничества в сфере уголовного права лицо может быть заключено под стражу по следующим основаниям:

  1. лицо объявлено в международный розыск и заключено под стражу в стране своего нахождения до получения запроса1 о выдаче (временно задержано);
  2. лицо заключено под стражу (задержано) по подозрению в совершении преступления, влекущего выдачу, на территории другой Договаривающейся Стороны;
  3. лицо заключено под стражу в связи с получением Запрашиваемой стороной (страной своего нахождения) запроса об экстрадиции;
  4. лицо содержится под стражей в связи с решением о его выдаче до передачи Запрашивающей стороне.
  5. Международно-правовыми нормами предусмотрены следующие сроки временного задержания (ареста):

  6. на основании параграфа 2 статьи 16 Конвенции о выдаче, временный арест до получения от Запрашивающей стороны документов, подтверждающих необходимость экстрадиции лица, не может продолжаться более 18 суток, но в любом случае не должен превышать 40 суток;
  7. на основании части 1 статьи 62 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: лицо, взятое под стражу, до получения требования о его выдаче должно быть освобождено, если требование не поступит в течение одного

месяца со дня взятия под стражу; на основании Протокола к указанной Конвенции (подписан в Москве 28 марта 1997г.), привел положение

Здесь и далее по тексту употребление терминов: требование, ходатайство, запрос (имеющих одинаковое значение) обусловлено особенностями цитируемых Конвенций. УПК РФ использует термин «запрос».

Ратифицирован Федеральным законом № 124-ФЗ от 8 октября 2000г.

126

части 1 статьи 62 в соответствие с Европейской конвенцией о выдаче, увеличив данный срок до сорока дней со дня взятия под стражу.

На основании Протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, влекущего выдачу, на территории другой Договаривающейся Стороны, должно быть освобождено, если ходатайство о заключении его под стражу не поступит в течение срока, предусмотренного законодательством Запрашиваемой стороны для задержания (как правило, не более 48 часов).

Получение Запрашиваемой стороной запроса о выдаче создает новые правовые основания содержания лица под стражей. Причем рассмотрение запроса, в зависимости от внутреннего законодательства Запрашиваемой стороны, отнесено либо к исключительной компетенции судебной власти, либо власти исполнительной, либо вопрос об экстрадиции решается судебной властью Запрашиваемой стороны, но решение о выдаче в обязательном порядке санкционируется исполнительной властью1.

Например, в Российской Федерации решение о выдаче иностранного гражданина или лица без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, принимается Генеральным прокурором РФ или его заместителем (ч. 4 ст. 462 УПК РФ).

УПК Италии предусматривает следующий порядок разрешения вопроса о выдачи. При согласии запрашиваемого лица с выдачей решение об этом принимает министр юстиции. При несогласии запрашиваемого лица с выдачей предусмотрен судебный порядок рассмотрения запроса о

См.: Выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение: Метод, пособ. М., 1998. С. 10-12.

127

выдаче. После того, как суд удовлетворил запрос о выдаче, окончательное решение об этом принимает министр юстиции1.

В Испании: если запрос о выдаче не отклонен Советом Министров, то он для окончательного решения поступает на рассмотрение в судебные инстанции .

Полагаем необходимым отметить, что ни в Конвенции о выдаче, ни в Дополнительном Протоколе к ней, ни в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам и Протоколе к ней, ни в Типовом договоре о выдаче не предусмотрены максимально допустимые сроки, в течение которых должен быть решен вопрос о выдаче, а, соответственно, и сроки содержания под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче. Данные сроки также не предусмотрены в большинстве договоров, заключенных Российской Федерацией, регламентирующих производство выдачи3.

Анализ практики международно-правового сотрудничества показывает, что имеют место факты проявления элементарной неисполнительности, волокиты при исполнении поручений об оказании правовой помощи4. К тому же «тексты международных конвенций и

1 См.: Там же. С. 90-91.

2 См.: Там же. С. 92.

3 См.: Договор между Российской Федерации и Республикой Индия о выдаче (Подписан в Дели 21:12.1998г) // Бюллетень международных договоров. 2000, № 10. С. 36-42; Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством республики Словения в области борьбы с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом и иными видами преступлений (Заключено в Москве 15.05.2001 г); Соглашение о сотрудничестве между Правительством Российской Федерации и Правительством Португальской республики в области борьбы с преступностью (Заключено в Москве 29.05.2000г) //? Бюллетень международных

у договоров. 2002, № 3 С. 76-78; Договор между Российской Федерации и США о

взаимной правовой помощи по уголовным делам (Подписан в Москве 17.06.1999г).

4 См.: Информация НИИ Генеральной прокуратуры о недостатках международного сотрудничества, подготовленная для ежегодного совещания по вопросам сотрудничества органов прокуратуры региона Балтийского моря.

128

договоров не всегда совершенны»1, а при ближайшем рассмотрении их нормы не согласуются с внутренним законодательством РФ. По нашему мнению, наблюдается несогласованность норм международных конвенций и договоров, подписанных РФ, и УПК РФ о сроках содержания под стражей. Следует отметить, что работа по совершенствованию норм, регламентирующих международное сотрудничество, ведется в соответствие с потребностями сегодняшнего дня. В настоящий момент главы государств СНГ подписали новый текст Минской Конвенции.

На практике имеют место случаи, когда предельный, установленный УПК РФ срок содержания под стражей лица, экстрадицию которого запрашивает РФ, истекает уже тогда, когда еще не решен вопрос о его выдаче, но данное лицо находится вне юрисдикции РФ. В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению А., расследовавшегося в следственном управлении при ГУВД Красноярского края. А. был объявлен в международный розыск и в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 24 августа 1999г. А. был задержан в Республике Словения и в отношении него стал рассматриваться вопрос об экстрадиции в Россию. До 12 апреля 2000г. на момент возбуждения ходатайства о продлении срока содержания под стражей А. до 11 месяцев, данный вопрос (спустя почти 8 месяцев с момента заключения А. под стражу) так и не был разрешен.

УПК РФ предписывает, что предварительное следствие приостанавливается после выполнения всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие обвиняемого, местонахождение которого известно, однако реальная возможность его участия в деле отсутствует (п.1 ч.З ст. 208). Авторы комментариев к УПК РФ однозначно указывают, что к таковым случаям относится нахождение обвиняемого под стражей на территории иностранного государства по

1 Быкова Е.В. Указ. раб. С.32.

129

запросу об оказании правовой помощи или выдаче его Российской Федерации1. Полагаем, что заключение под стражу на территории иностранного государства по запросу о выдаче, можно отнести к единственному случаю, когда конституционное право обвиняемого на свободу и личную неприкосновенность ограничивается, как уже указывалось ранее, для обеспечения расследования, при невозможности производства следственных действий с его участием.

При заключении под стражу на территории иностранного государства по запросу о выдаче Российской Федерации начинает свое течение срок содержания под стражей, который в соответствии с частью 1 статьи 109 УПК РФ не может превышать 2 месяца. В связи с этим возникает вопрос, необходимо ли продлевать сроки содержания под стражей в случае, если выдача запрашиваемого лица не произведена, а двухмесячный срок истекает. К сожалению, данный вопрос не разрешен ни в УПК РФ, и не рассмотрен авторами опубликованных комментариев к нему2.

Продление срока содержания под стражей, по существу, есть повторная проверка законности, обоснованности и необходимости применения данной меры пресечения. Процедура рассмотрения судьей запроса о продлении срока содержания под стражей статьей 109 УПК РФ не оговорена. Представляется, что данный запрос подлежит рассмотрению в судебном заседании в порядке, предусмотренном частью 4 статьи 108 УПК РФ, с обязательным участием обвиняемого, что в данном случае выполнить невозможно.

1 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова; Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского; Комментарий к УПК РФ / Под ред. И.Л. Петрухина.

2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А.Петухова и Г.И.Загорского; Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002.

130

Полагаем, что продлевать сроки содержания под стражей на территории иностранного государства не требуется по следующим основаниям:

  1. рассмотрение судьей ходатайства о продлении срока содержания под стражей без участия обвиняемого нарушает принцип состязательности, а его участие в судебном заседании, в данном случае, невозможно. Часть 5 статьи 108 УПК РФ предусматривает, что «судебное решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск», по нашему мнению данная норма должна применяться только тогда и постольку когда и поскольку местонахождение обвиняемого не установлено и для его установления и объявляется международный розыск, а рассматриваемый нами вопрос имеет совершенно иную правовую природу;
  2. судья, отказав в удовлетворении ходатайства следователя, не может освободить обвиняемого, как это предписывает пункт 2 части 8 статьи 109 УПК РФ, так как в этом случае лицо находится вне юрисдикции российского суда;
  3. сроки содержания под стражей, исходя из анализа норм статей 108, 109, 208 и 209 УПК РФ могут течь только параллельно со сроками расследования, а время нахождения под стражей на территории иностранного государства лишь засчитывается в срок содержания под стражей. Производство же расследования в этот период времени может и не осуществляться и его сроки, соответственно, не текут.
  4. По данному пути пошла и следственная практика. Примером является дело по обвинению А., о котором уже говорилось выше. Рассмотрев ходатайство о продлении срока содержания А. под стражей до 11 месяцев, заместитель Генерального прокурора РФ отменил вынесенные ранее постановления о продлении сроков содержания под стражей А. до 3,

131

6 и 8 месяцев. При этом он указал, что А. не содержится в местах содержания под стражей на территории России, а поэтому сроки его содержания под стражей продлены быть не могут. Вопрос о продлении срока содержания под стражей может быть решен только тогда, когда А. будет выдан России для уголовного преследования. К аналогичному выводу также можно прийти, проанализировав часть 10 статьи 109 УПК РФ.

Сроки применения других мер процессуального принуждения. Сроки заключения под стражу, как длящейся во времени меры процессуального принуждения, конкретно оговорены в УПК РФ (ст. 109 УПК РФ). Сроки же применения других длящихся мер процессуального принуждения конкретно в УПК не оговорены, но их продолжительность вытекает из анализа ряда норм УПК РФ. К длящимся мерам процессуального принуждения относятся все меры пресечения: подписка о невыезде и надлежащем поведении (ст. 102 УПК РФ), личное поручительство (ст. 103), наблюдение командования воинской части (ст. 104), присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым (ст. 105), залог (ст. 106), домашний арест (ст. 107), заключение под стражу (ст. 108) и все, за исключением привода, меры процессуального принуждения: обязательство о явке (ст. 112), временное отстранение от должности (ст. 114), наложение ареста на имущество (ст. 115).

Особый порядок рассмотрения ходатайств о временном отстранении от должности предусмотрен в случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта РФ и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Решение об отстранении от должности высшего должностного лица субъекта РФ принимается Президентом Российской Федерации по представлению Генерального прокурора РФ. Представление Генерального
прокурора

132

должно быть рассмотрено Президентом в течение 48 часов с момента его поступления (п.5 ст. 114 УПК РФ).

Все указанные меры процессуального принуждения считаются примененными с момента вынесения соответствующего постановления дознавателем, следователем, прокурором (ст. ст. 102-105, 112 УПК РФ), либо с момента получения дознавателем, следователем согласия прокурора на избрание меры пресечения, избрание таковой непосредственно прокурором (ст. 106), либо с момента провозглашения соответствующего судебного решения (ст. ст. 114, 115), принятия соответствующего решения Президентом Российской Федерации. Сроки применения данных мер процессуального принуждения текут в стадии предварительного расследования до изменения меры пресечения на более мягкую, либо до отмены меры процессуального принуждения (ст. ПО, п. 8 ч.2 ст. 213, п.2 ч.2 ст. 221 УПК РФ). Далее течение данных сроков происходит уже в судебных стадиях и меры пресечения могут быть изменены, а меры процессуального принуждения отменены при подготовке к судебному заседанию (п.З ч.1. ст. 228 УПК РФ).

Особо следует выделить сроки применения мер процессуального принуждения в виде домашнего ареста, а также сроки такого ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, как принудительное помещение лица в медицинский или психиатрический стационар, которое не отнесено УПК РФ к мерам процессуального принуждения, но, тем не менее, существенно ограничивает конституционные права граждан на свободу и личную неприкосновенность (ст. 203 УПК РФ). Избрание меры пресечения в виде домашнего ареста и принудительное помещение подозреваемого обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар, также, как заключение под стражу, производится только на основании судебного решения. Это говорит о том, что данные меры существенно ограничивают

133

конституционные права граждан, а их применение требует дополнительных процессуальных гарантий. В связи с тем, что срок нахождения под домашним арестом и в медицинском или психиатрическом стационаре учитывается при исчислении срока содержания под стражей, данные меры по своей природе и строгости по существу приравнены законодателем к заключению под стражу. Поэтому у правоприменителей возникает вопрос о необходимости продления срока домашнего ареста на срок свыше 2 месяцев на основании и в порядке, предусмотренных частью 2 статьи 109 УПК РФ. Разные авторы придерживаются разных точек зрения на этот счет. Например, некоторые авторы считают, что «срок домашнего ареста продлевать не требуется»1. Однако, другие авторы полагают, что «если обвиняемый (подозреваемый) сначала был задержан или заключен под стражу, а потом к нему была применена мера пресечения в виде домашнего ареста или, наоборот, домашний арест предшествовал заключению под стражу, то в течение всего этого времени течет срок, установленный статьей 109 УПК РФ и применяются правила о его продлении»2. Представляется, если законодателем между заключением под стражу, домашним арестом, принудительным нахождением в медицинском или психиатрическом стационаре (по их природе, порядку избрания и применения) поставлен знак равенства, то должно быть установлено единообразие и порядка продления этих сроков.

На основании Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации»3 «лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно- медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30

1 См.: Герасимов СИ., Короткое А.В., Тимофеев А.В. 400 ответов по применению УПК РФ. М., 2002. С. 81.

2 Комментарий к УПК РФ / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. С. 169.

3 См.: СЗ РФ. 2001, № 23. Ст. 2291.

134

дней» (ч. 1 ст. 30). «В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда… еще на 30 дней» (ч.2 ст. 30). «В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском стационаре. При этом общий срок пребывания лица в указанном стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней» (ч. 7 ст. 30). Срок нахождения лица в медицинском стационаре и судебный порядок его продления является специфической гарантией законности и обоснованности ограничения конституционного права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, гарантией, близкой по своей родовой природе к процессуальным гарантиям. Однако полагаем, что сроки, установленные ст. 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», должны быть включены и в УПК РФ, так как судебная экспертиза назначается и проводится в рамках уголовного судопроизводства.- – - ?— ~

Применение мер процессуального принуждения неизбежно связано с ущемлением и ограничением конституционных прав граждан, поэтому в УПК РФ предусмотрены возможности обжалования решений о применении данных мер принуждения как прокурору, так и в суд (ст. ст. 124, 125 УПК РФ). О сроках, обеспечивающих своевременность разрешения таких ходатайств, будет сказано ниже в параграфе 5.

§5. Правовая регламентация иных уголовно-процессуальных

сроков

В ряде норм УПК РФ в качестве процессуальной гарантии указаны сроки, в течение которых то или иное действие должно быть выполнено. По своей направленности, как уже говорилось в Главе I, сроки можно

135

классифицировать на гарантирующие эффективное осуществление судопроизводства и гарантирующие соблюдение прав и законных интересов граждан, участников уголовного процесса. Поскольку, как правило, сроки объединяют в себе обе процессуальные гарантии, об отнесении каждого из них к той или другой группе следует судить по его основной, а не дополнительной гарантийной функции. К срокам, основной функцией которых является гарантия соблюдения прав и законных интересов граждан, участников уголовного процесса, мы относим сроки подачи жалоб, сроки разрешения ходатайств и жалоб, сроки производства допроса, предъявления обвинения, а также сроки, связанные с участием в деле защитника.

Сроки подачи и рассмотрения жалоб на действия и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, судьи. Потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и другие участники уголовного процесса могут защитить свои права и законные интересы, обжалуя действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (ст. 19 УПК РФ). Право на обжалование действий (бездействия) и решений должностных лиц и органов, осуществляющих производство по делу, является важной гарантией законности производимого расследования, восстановления нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Правом приносить жалобы наделены: подозреваемый (ст.46 УПК РФ), обвиняемый (ст. 47 УПК РФ), гражданский ответчик (ст. 54 УПК РФ), представитель гражданского ответчика (ст. 55 УПК РФ), защитник подозреваемого и обвиняемого (ст. 53 УПК РФ), потерпевший (ст. 42 УПК РФ), гражданский истец (ст. 44 УПК РФ), законные представители потерпевшего и гражданского истца (ст. 45 УПК РФ), а также иные участники уголовного судопроизводства: эксперт (п.5 ч. 3 ст. 57), переводчик (п.З ч.2 ст. 59), специалист (п. 4 ч. 3 ст. 58), понятой (п.З ч.2 ст.

136

60); кроме того, на стадии возбуждения уголовного дела этим правом наделено лицо, заявившее о совершении преступления (ч.ч. 4 и 5 ст. 148 УТЖ РФ).

Граждане, являющиеся участниками уголовного процесса, могут обжаловать любые действия (бездействие) и решения, принимаемые в стадии возбуждения уголовного дела и в ходе предварительного расследования. При этом важно, что УПК РФ не устанавливает каких- либо сроков, в течение которых необходимо подать жалобу, а действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора могут быть обжалованы участниками уголовного процесса в любой момент. Исключением является часть 10 статьи 108 УПК РФ, согласно которой постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения. Полагаем, что данная норма не ограничивает права граждан на обжалование, а наоборот создает гарантию скорейшей проверки законности принятого судебного решения о наиболее существенном ограничении конституционного права на свободу и личную неприкосновенность.

Ограничение процессуальными сроками права участников уголовного процесса на обжалование действий и решений органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора явилось бы нарушением статьи 46 Конституции РФ, так как, по сути, существенно ограничило бы доступ граждан к правосудию и снизило их возможности по защите своих нарушенных прав.

УПК РСФСР лишь в единственном случае (на досудебных стадиях процесса) ограничивал участников уголовного процесса процессуальными сроками при обжаловании действий и решений органа дознания, следователя, прокурора. Согласно части 5 статьи 209
УПК РСФСР,

137

постановление о прекращении уголовного дела могло быть обжаловано в течение пяти суток с момента уведомления о прекращении уголовного дела. Однако, как показывает изучение, практика шла по иному пути: жалобы на постановление о прекращении уголовного дела рассматривались прокурорами независимо от того, пропущен был этот срок или нет. Именно такой подход соответствует требованиям статьи 46 Конституции РФ.

По действующему законодательству жалоба участника уголовного процесса должна быть рассмотрена прокурором в течение трех суток со дня её получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток (ч. 1 ст. 124 УПК РФ). Судья должен проверить законность и обоснованность действий (бездействия) и решений органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня получения жалобы (ч.З ст. 125 УПК РФ). В случае обжалования постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом, суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления.

УПК РСФСР устанавливал 24 часовой срок, в течение которого заявленная устно или представленная письменно следователю, дознавателю жалоба должна быть направлена прокурору или в суд (ст. 218 УПК РСФСР). УПК РФ не предусматривает сроков, в течение которых следователь или дознаватель обязаны направить полученную ими жалобу прокурору или в суд, что является его существенным недостатком. Поэтому данный пробел в законодательстве необходимо восполнить, включив в УПК РФ норму, обязывающую следователя и дознавателя направлять полученные ими жалобы участников
уголовного процесса

138

прокурору или в суд незамедлительно и, во всяком случае, не позднее 24 часов с момента их получения.

Сроки, связанные с участием в деле защитника. Важной гарантией обеспечения прав подозреваемого и обвиняемого в уголовном процессе является законодательная регламентация сроков, связанных с обеспечением данным лицам права пользоваться услугами защитника. Провозглашенный статьей 1 Конвенции прав человека и основных свобод, статьей 1 Основных принципов роли адвокатов1, принцип обеспечения государством каждому человеку, находящемуся под его юрисдикцией, прав и свобод включен в Конституцию РФ 1993г. Согласно статьи 48 Конституции РФ обвиняемый (подозреваемый) «имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

По УПК РФ (ч. 3 ст. 49) защитник допускается к участию в деле с момента:

вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица; фактического задержания подозреваемого;

заключения под стражу подозреваемого до предъявления обвинения;

объявления подозреваемому постановления о назначении судебно- психиатрической экспертизы;

начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

1 Основные принципы роли адвокатов; приняты Восьмым Конгрессом
ООН по уголовным делам, который состоялся в Гаване с 27 августа по 7 сентября 1990 года.

139

Допуск защитника к участию в деле с момента вторжения органов уголовной юстиции в конституционные права гражданина, подозреваемого в совершении преступления одна из гарантий законности и гуманности уголовного судопроизводства, гарантия соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Одновременно участие защитника в предварительном расследовании «повышает его объективность, позволяет более всесторонне оценить вменяемые в вину эпизоды, способствует устранению следственных ошибок»’.

Гарантиями права на защиту являются четкое указание в законе момента расследования, с которого защитник должен быть допущен в дело (либо его участие в деле должно быть обеспечено дознавателем, следователем и прокурором), а также срока, в течение которого должен быть допрошен подозреваемый, а обвиняемому предъявлено вынесенное ранее постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Допрос задержанного подозреваемого должен быть произведен не позднее 24 часов с момента фактического задержания или возбуждения в отношении него уголовного дела (ч. 2 ст. 46 УПК РФ). Если явка избранного подозреваемым защитника невозможна в течение 24 часов, то дознаватель, следователь, прокурор обязаны принять меры к назначению защитника, а при отказе от назначенного защитника произвести допрос без его участия, за исключением случаев, когда участие защитника является обязательным (ч. 4 ст. 50 УПК РФ). На основании части 3 статьи 50 УПК РФ производство следственного действия с участием подозреваемого и обвиняемого может быть отложено на срок до 5 суток в случае, если защитник не может явиться для участия в его производстве. Следственное действие также может быть произведено в отсутствие защитника, если явка защитника
невозможна, а обвиняемый не приглашает другого

1 Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений осуществляемых с
участием

140

защитника, не ходатайствует о назначении защитника, за исключением случаев обязательного участия защитника. Обвинение должно быть предъявлено в присутствии защитника, если он участвует в деле, в течение 3 суток с момента вынесения постановления о привлечения лица в качестве обвиняемого (ст. 172 УПК РФ). В случае неявки обвиняемого и его защитника, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода при условии обеспечения следователем участия защитника. Принимая во внимание, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде относятся к недопустимым доказательствам (п. 1 ч. 2 ст. 75), можно сделать вывод о том, что присутствие защитника становится обязательным при производстве любых следственных действий с участием подозреваемого и обвиняемого. Таким образом, возможность проведения следственных и процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого поставлена в зависимость от возможности присутствия при их проведении защитника. Соответственно, тактика проведения расследования, направление его хода, своевременность проведения тех или иных следственных действий, а также сроки производства расследования, во многом зависят от добросовестности защитника. Согласно исследованиям диссертанта, сроки расследования по делам с участием защитника являются более продолжительными, чем по аналогичным категориям уголовных дел, расследуемым без его участия. Полагаем, что переносить производство следственных действий для обеспечения возможности участия в их производстве защитника попросту недопустимо.

защитника. М., 1995. С.4.

14]

Мировой опыт указывает на то, что адвокат должен быть лишь уведомлен о необходимости участия в производстве следственного или процессуального действия, а неявка защитника не является препятствием для их проведения. Во Франции задержанный вправе не более чем через 20 часов после задержания встретиться с адвокатом и беседовать с ним в течение 30 минут1.

В английском праве нет предписания, на основании которого полиция была бы обязана приглашать защитника для участия в допросе подозреваемого (обвиняемого). Согласно вступительной части к судейским правилам, каждое лицо должно иметь возможность сообщаться и консультироваться с солиситером (адвокатом), но при условии, что в результате не возникнет неосновательной задержки или препятствия в ходе расследования.

В США адвокат допускается на первый допрос задержанного или арестованного в полицейском участке, но полиция, при желании арестованного иметь адвоката, должна только поставить последнего в известность об аресте .

В Австрии и ФРГ защитник допускается к участию в деле с момента, когда полиция представляет подозреваемого судье3.

Зарубежный опыт убеждает нас в том, что обеспечение участия защитника при производстве следственных и процессуальных действий не должно являться обязанностью дознавателя, следователя, прокурора. Данное мнение высказывалось в нашей правовой науке со времени внесения изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства

1 Быкова Е.В. Реформирование института презумпции невиновности во французском уголовном процессе. В сб. Актуальные проблемы борьбы с преступностью. М., 2000. С.60-61.

2 Судебные прецеденты по делу Эскобедо (1964г.) и по делу Миранды (1966г.) закрепили право любого лица иметь защитника после ареста. См.: (Махов В.Н. Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М., 1998. С. 27. С.85).

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1999. С. 652.

142

Союза ССР и Союзных республик, принятых Верховным Советом СССР 10 апреля 1990 года и допускающих защитника на досудебные стадии уголовного судопроизводства1. К сожалению, судебная практика Верховного Суда РСФСР и Верховного суда РФ по применению УПК РСФСР, а теперь и УПК РФ пошли по противоположному пути. Зависимость производства следственных и процессуальных действий с участием подозреваемого и обвиняемого от возможности участия в их производстве защитника недопустима, так как предоставляет широкое поле обвиняемому и его защитнику злоупотреблять своими процессуальными правами для противодействия производству расследования. При этом закон не предусматривал ранее, не предусматривает и в настоящее время никаких санкций за непредставление адвоката юридической консультацией, за неявку и уклонение адвоката от участия в производстве следственных действий . «Серьезных средств борьбы с недобросовестностью защитника нет»3. Также необходимо учесть, что количество возбужденных и расследуемых уголовных дел несоизмеримо больше чем количество адвокатов, которые могут выступать в качестве защитников на досудебных стадиях уголовного процесса. Таким образом, обеспечить каждому подозреваемому и обвиняемому избранного ими или назначенного защитника, а, соответственно, выполнить требование норм УПК о сроках допуска защитника в дело, довольно проблематично. Поэтому не случайно нарушение права на защиту является преобладающим нарушением конституционных прав граждан при

См.: Ведерников А. Права защитника на досудебных стадиях. // Сов. юстиция. 1990, №16. C.3I-32.

2 См. Закон РСФСР. «Об утверждении положения об адвокатуре РСФСР». // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1981, №48 ст. 1596; Федеральный закон РФ. «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». // Российская газета. 2000, 29 мая.

Леви А.А. Участие защитника на предварительном следствии // Прокуроско- следственная практика. 1997, №3. С. 126-133.

143

расследовании преступлений1. Кроме того, необходимо отметить, что участие защитника по назначению, как говорят исследования многих авторов, по сути, является профанацией права пользоваться услугами защитника, так как адвокаты либо уклоняются от выполнения своих процессуальных обязанностей, либо осуществляют их не вполне добросовестно .

С учетом сказанного полагаем, что в УПК РФ необходимо внести изменения, согласно которым следователь, дознаватель в случаях, указанных, в части 3 статьи 49 УПК РФ, обязан был бы лишь разъяснить подозреваемому и обвиняемому их право иметь защитника, а при задержании и заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу предоставить ему возможность уведомить адвоката либо своих родственников, знакомых о произведенном задержании, заключении под стражу и желании иметь защитника. Неявка защитника не должна являться препятствием для производства следственных и процессуальных действий в случае, если он был заблаговременно уведомлен об их производстве.

В соответствии с частями 3 и 4 статьи 215 УПК РФ по окончании производства следственных действий и объявлении об этом обвиняемому в случае неявки защитника предъявление материалов дела откладывается не более чем на 5 суток. В случае неявки защитника в этот срок, следователь обязан при наличии ходатайства обвиняемого принять меры к назначению защитника либо предложить обвиняемому избрать другого защитника. Указанная норма ставит
своевременное производство данного

По данным исследования А.Д. Назарова, 46,7% случаев несоблюдения конституционных прав личности приходится именно на нарушения прав подозреваемых и обвиняемых на защиту. См.: (Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства (по материалам Средне-Сибирского региона): Дисс.канд.юрид.наук. М., 1999. С.24.

Леви А.А., Якубович Н.А. и др. Указ. раб. С. 71; Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. Стенограмма №2 совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной российской адвокатуры. М., 1997. С. 136-137.

144

процессуального действия в зависимость от волеизъявления обвиняемого иметь определенного защитника, от возможности защитника присутствовать при ознакомлении с материалами дела и от их добросовестности. По нашему мнению, это также недопустимо.

Нельзя производство следственных и процессуальных действий ставить в зависимость от добросовестности отношения к своим процессуальным обязанностям обвиняемого и его защитника.

После окончания ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемый и его защитник имеют право на заявление ходатайств. Выборочное изучение практики, интервьюирование следователей и др. показывает, что следователь, как правило, отказав в удовлетворении заявленного ходатайства, одновременно направляет уголовное дело прокурору. Таким образом, обвиняемый и его защитник фактически лишаются права на обжалование решения следователя об отказе в удовлетворении заявленного ими ходатайства. Поэтому нам представляется справедливым мнение ряда ученых и практических работников о необходимости законодательного закрепления процессуальных сроков, в течение которых сторона защиты, ознакомившись с материалами дела, имеет право составить мотивированное ходатайство о дополнении расследования1. Полагаем, что суточный срок на заявление ходатайства является вполне достаточным, при этом уголовное дело не должно направляться ни прокурору, ни в суд. В случае отказа в удовлетворении заявленного ходатайства, стороне защиты выделяется время (полагаем, что не более трех суток) на обжалование постановления об отказе в
удовлетворении заявленного

Бойков А., Карнеева Л. Об участии защитника на предварительном следствии // Советская юстиция. 1970, №18. С. 19-20; Панскевич И.И. Стенограмма №2. Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной российской адвокатуры. М., 1997. С.70.

145

ходатайства. В течение данного срока уголовное дело не может быть направлено в суд. В настоящее время данное предложение приобрело особую актуальность, так как УПК РФ не содержит, в отличие от УПК РСФСР, нормы, позволяющей суду вернуть дело прокурору для восполнения неполноты предварительного расследования.

Сроки производства допроса. УПК РФ устанавливает два срока, в течение которых в обязательном порядке должен быть произведен допрос. Во-первых, подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов момента его фактического задержания или с момента возбуждения в отношении него уголовного дела, за исключением случаев, когда место нахождения подозреваемого не установлено (ч. 2 ст.46 УПК РФ). Во-вторых, обвиняемый должен быть допрошен немедленно после предъявления ему обвинения (ч.1 ст. 173 УПК РФ). В данном случае требование закона о «немедленном» допросе обвиняемого означает, что его допрос должен быть произведен сразу же после предъявления обвинения, а промежуток времени между окончанием предъявления обвинения и началом производства допроса должен быть минимален.

УПК РФ содержит новые нормы, ограничивающие производство допроса временными рамками. Допрос не может продолжаться непрерывно более 4 часов, а общая продолжительность допроса в день не должна превышать 8 часов. После 4 часов должен быть сделан перерыв не менее чем на час (ч. 3 ст. 187). Продолжительность допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не должен превышать 2 часов без перерыва, а в общей сложности 4 часов в день (ч. 1 ст. 425). Данные нормы, бесспорно, являются гарантией законности проводимого расследования, так как не допускают применения психического насилия к допрашиваемому лицу в виде лишения его отдыха, сна и пищи в связи с неоправданно длительным производством допроса.

146

Кроме того, часть 4 статьи 187 УПК РФ впервые предписывает, что при наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача. Полагаем, что данная норма сформулирована недостаточно четко. Неясно, каково должно быть болезненное состояние допрашиваемого, при котором для определения продолжительности допроса необходимо истребовать заключение врача? Какой врач вправе дать заключение о максимально допустимой продолжительности допроса; каковы критерии и методика установления соотношения болезненного состояния лица и продолжительности его допроса; кто из участников уголовного процесса вправе привлекать специалиста в области медицины для решения вопроса о продолжительности допроса? Данные вопросы не рассмотрены в большинстве комментариев к УПК РФ, ни в специальной литературе1.

Лишь в Комментарии к УПК РФ под общей и научной редакцией А.Я Сухарева указано, что «медицинские показания для определения длительности и непрерывности допроса оцениваются лицом, производящим расследование, на-основании заключения врача,” как до проведения допроса, так и во время него. Заключение врача может быть отражено в больничном листке (листке временной нетрудоспособности), в истории болезни лица, которое необходимо допросить в медицинском стационаре. В случае жалобы лица, подвергающегося допросу, на резкое ухудшение состояния здоровья, вызванный врач может дать заключение о возможности и продолжительности допроса, которое должно быть учтено»2. Полагаем, что в настоящее время давать оценку тем или иным

См.: 200 ответов на вопросы, поступившие от прокуроров субъектов РФ, управлений Генеральной прокуратуры РФ в федеральных округах по применению нового уголовно- процессуального законодательства. М., 2002; Герасимов СИ., Короткое А.В., Тимофеев ? А.В. 400 ответов по применению УПК РФ. М., 2002. С. 99; Комментарий к УПК РФ /

Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. М., 2002. С. 338-339; Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М, 2002. С. 424-425; Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. М., 2002. С. 372. 2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002. С. 334.

147

медицинским показаниям, для получения заключения врача о продолжительности допроса, бесспорно должно лицо, производящее расследование либо по своему субъективному мнению, либо на основании заявленного ходатайства.

Представляется, что данная норма имеет бланкетный характер и требует соответствующих пояснений в подзаконных нормативных актах, например, в совместном приказе Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Министерства по налогам и сборам РФ и Министерства здравоохранения РФ, без которых она как бы «повисает в воздухе» и, скорее всего, будет использоваться не столько для защиты законных интересов допрашиваемого лица, сколько для противодействия расследованию.

Сроки предъявления обвинения. С момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, составления обвинительного акта лицо признается обвиняемым. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня его вынесения (ч. 1 ст. ] 72 УПК РФ). Дознание завершается составлением обвинительного акта, после составления которого обвиняемый, а также его защитник должны быть ознакомлены с материалами уголовного дела и обвинительным актом (ч. ч. 1 и 2 ст. 225 УПК РФ). Срок, в течение которого материалы уголовного дела и обвинительный акт должны быть представлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику, не предусмотрен в УПК РФ, что является, на наш взгляд, его пробелом, однако, исходя из логики уголовно-процессуального законодательства, можно предположить, что материалы уголовного дела и обвинительный акт должны быть представлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику незамедлительно после составления обвинительного акта. В данном случае «незамедлительно» как

148

уже отмечалось ранее означает сразу же после его составления при появлении на то реальной возможности.

Сроки при исполнении поручения следователя. К срокам, основной функцией которых является гарантия эффективности осуществления уголовного судопроизводства, наряду с рассмотренными в предыдущих разделах диссертации, можно отнести сроки исполнения поручений следователя, сроки решения прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением или обвинительным актом и некоторые другие.

На основании части 1 статьи 152 УПК РФ следователь, в случае необходимости проведения розыскных и следственных действий в другом месте (районе), вправе произвести их лично либо поручить их производство следователю или органу дознания. Данное поручение должно быть выполнено не позднее 10 суток. В ходе предварительного следствия следователь также вправе дать поручение о производстве розыскных и следственных действий органу дознания по месту проведения - расследования (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). Однако законодательством не~ предусмотрен срок, в течение которого данное поручение должно быть выполнено. Полагаем, что срок исполнения поручения должен быть определен следователем с учетом объема работы по его выполнению и указан непосредственно в поручении.

Особо следует рассмотреть вопрос о сроках исполнения запросов о правовой помощи - поручений следователя о производстве следственных действий на территории иностранного государства. УПК РФ содержит ряд норм, регулирующих международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства. На основании статьи 453 при необходимости производства на территории иностранного государства допроса, осмотра, выемки, обыска, судебной экспертизы или иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, суд, прокурор, следователь готовит запрос об

149

их производстве компетентным органом или должностным лицом иностранного государства в соответствии с международным договором РФ, международным соглашением или на основе принципа взаимности. УПК РФ регламентирует также содержание и форму запроса о правовой помощи, а также порядок его направления (ст. ст. 454, 453 УПК РФ).

На основании соглашений, заключенных в рамках стран участниц Содружества независимых государств, запросы об оказании правовой помощи должны исполняться, по возможности, в максимально короткие сроки, причем лишь в некоторых из них указываются определенные (желательные) сроки исполнения. В частности, в Соглашении о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации и в Соглашении о сотрудничестве государств участников СНГ в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров указано, что запрос об оказании правовой помощи исполняется в срок не превышающий 30 суток1 с учетом желательного срока исполнения указанного Запрашивающей стороной.

В международных конвенциях и договорах, заключенных Российской Федерацией со странами «дальнего зарубежья», сроки исполнения запросов об оказании правовой помощи, как правило, не предусмотрены. В данных правовых актах либо указано лишь, что запросы должны быть выполнены в «максимально короткие сроки», либо вопрос о сроках исполнения запросов вообще опущен2. Выборочное изучение

См.: Содружество. Информационный вестник глав государств и совета глав правительства СНГ. №3 (36). С.98-105.

См.: Конвенция против транснациональной организованной преступности. (Принята 15.11.2000г. Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55 сессии Генеральной i ассамблеи ООН); Соглашение между правительством РФ и правительством республики

Словения в области борьбы с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом и иными видами преступлений. (Заключено в Москве 15.05.2001г); Соглашение о сотрудничестве между Правительством РФ и Правительством Португальской республики в
области борьбы с преступностью.

150

практики, интервьюирование следователей и прокуроров, личный опыт автора показывает, что исполнение запросов об оказании правовой помощи за рубежом занимает значительный период времени. Запросы об оказании правовой помощи, направленные в страны «ближнего зарубежья», как правило, исполняются не ранее, чем через 4-5 месяцев, запросы, направленные в страны «дальнего зарубежья», исполняются в сроки, превышающие 6 и более месяцев.

На наш взгляд, то обстоятельство, что сроки исполнения запросов об оказании правовой помощи, не оговариваются в международных договорах и конвенциях, связано с тем, что законодательством большинства государств не установлены сроки предварительного расследования преступлений. Исключение составляет Российская Федерация и страны СНГ. Поэтому формулировка международно- правовых актов об исполнении запроса об оказании правовой помощи «в максимально короткие сроки» является вполне достаточной для большинства государств.

. Поскольку в УПК РФ сроки следствия и содержания под стражей строго регламентированы, то для российских правоохранительных органов насущной потребностью является четкое разрешение в международных правовых актах вопроса о максимальном сроке, в течение которого их запрос должен быть выполнен. Полагаем, что внесение изменений и дополнений в рассмотренные выше международно-правовые документы, регламентирующие международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства, в интересах исключительно российской стороны в принципе невозможно. Поэтому, российским следователям приходится и придется продлевать сроки предварительного следствия до получения из

(Заключено в Москве 29.05.2000г) // Бюллетень международных договоров. 2002, № 3. С. 76-78; Договор между РФ и США о взаимной правовой помощи по уголовным делам. (Подписан в Москве 17.06.1999г).

151

иностранного государства материалов об исполнении запроса даже в том случае, если все иные следственные действия выполнены, а предварительное расследование не может быть завершено до получения указанных материалов, что создает дополнительную и неоправданную нагрузку на следователей. В связи с чем полагаем необходимым еще раз указать на целесообразность исчисления сроков предварительного следствия не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления в деле фигуры подозреваемого, обвиняемого.

Сроки принятия прокурором решения по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением или обвинительным актом. Решение прокурора по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением или обвинительным актом, является самостоятельным этапом уголовного процесса, имеющим свои специфические задачи. Во- первых, прокурор на данном этапе проверяет законность проведенного расследования. Во-вторых - соответствие выводов, сделанных следователем (дознавателем) в обвинительном заключении (акте), фактически установленным данным. В-третьих, прокурор разрешает вопрос о дальнейшем движении уголовного дела в порядке, установленном частью 1 статьи 221 и частью 1 статьи 226 УПК РФ.

Данный этап стадии предварительного расследования имеет самостоятельные сроки, которые зависят от формы производства предварительного расследования. В случае если предварительное расследование производилось в форме предварительного следствия, решение прокурора по делу должно последовать в течение 5 суток (ч. 1 ст. 221 УПК РФ); если же предварительное расследование производилось в форме дознания, то такое решение должно последовать в течение 2 суток (ч. 1 ст. 226 УПК РФ) с момента получения уголовного дела.

В случае если обвиняемый содержится под стражей, прокурор ограничен не только указанными сроками, но и сроками содержания

152

обвиняемого под стражей. В отличие от сроков следствия и дознания данные сроки оканчивают свое течение в момент направления прокурором уголовного дела в суд (ч. 9 ст. 109 УПК РФ). Таким образом, сроки, установленные ст. 221 и ст. 226 УПК РФ, «работают» лишь тогда, когда обвиняемый и подозреваемый не содержатся под стражей либо срок их содержания не истек до истечения срока расследования. В связи с этим мы полагаем, что подобное регулирование сроков на данной стадии процесса является недостатком законодательства. В случае если уголовное дело, по которому обвиняемый заключен под стражу, будет направлено прокурору в день (либо за день) до истечения сроков содержания под стражей, прокурор будет, по существу, лишен времени, необходимого для принятия законного и обоснованного решения по делу.

Поэтому полагаем, что для данного этапа расследования необходимо установить не только самостоятельный срок для принятия прокурором решения по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением, но и соответствующий ему срок содержания обвиняемого под стражей в период рассмотрения дела прокурором. На наш взгляд, срок содержания под стражей при расследовании преступлений должен оканчиваться как и срок предварительного следствия в момент окончания производства следственных действий и объявления об этом обвиняемому и его защитнику. Далее должны начинать свое течение сроки ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела и самостоятельные сроки содержания под стражей, установленные для данного этапа расследования. По делу, поступившему прокурору с обвинительным заключением (актом), он должен принять решение в срок 2 или 5 суток в зависимости от формы расследования; параллельно этими сроками должны течь самостоятельные сроки содержания под стражей обвиняемого равные соответственно 2 или 5 суток.

153

Сроки проведения экспертиз . Данные сроки не являются процессуальными, так как не регламентированы в УПК РФ. Однако они тесно связаны с процессуальными сроками предварительного расследования и сроками содержания под стражей. Согласно результатам исследований диссертанта, основной причиной продления сроков предварительного следствия является длительное проведение экспертных исследований, на что указали 70% опрошенных прокуроров и 76% опрошенных следователей. Поэтому быстрота проведения экспертных исследований может существенно сократить время производства предварительного следствия.

Экспертизы могут проводиться как в государственном экспертном учреждении, так и вне его, лицом, обладающим специальными познаниями. Государственные экспертные учреждения в настоящее время находятся в подчинении Министерства юстиции, Министерства здравоохранения, Министерства внутренних дел, Министерства обороны и Федеральной службы безопасности. При проведении экспертизы государственным судебным экспертом обязательные для него сроки проведения экспертиз могут быть установлены соответствующими ведомственными нормативными актами. При проведении экспертизы иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями, с ними, как правило, предварительно заключается договор на проведение экспертизы, в котором оговаривается срок проведения экспертного исследования.

Ведомственными нормативными актами установлены следующие сроки проведения экспертных исследований в государственных экспертных учреждениях:

1 Под сроком проведения экспертиз, как правило, понимается срок с момента получения экспертом (экспертным учреждением) постановления о назначении экспертизы и соответствующих материалов для ее проведения до момента направления акта экспертного исследования лицу или органу, назначившему экспертизу.

154

  1. амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы в экспертных учреждениях Министерства здравоохранения «не должны превышать 20 дней с момента поступления в комиссию постановления (определения) о назначении экспертизы» ;
  2. автотехнические экспертизы в экспертных учреждениях Министерства юстиции - «в пределах 10 дней - по материалам с небольшим количеством объектов» и «в пределах 20 дней - по материалам с большим количеством объектов и требующим сложных исследований» .
  3. Для иных видов экспертиз, проводимых в государственных экспертных учреждениях, сроки их проведения ведомственными нормативными актами не установлены. Не оговаривает сроки проведения экспертиз и Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» .

Между тем в целях сокращения сроков следствия и содержания под стражей обвиняемых назрела необходимость не только регламентировать сроки проведения экспертных исследований, но и строго контролировать их соблюдение. В первую очередь такие сроки должны быть установлены в ведомственных нормативных актах для наиболее распространенных видов экспертиз, в связи с проведением которых, как правило, продлеваются сроки предварительного следствия. Согласно исследованиям диссертанта к таковым относятся: стационарная судебно- психиатрическая, психологическая, психолого-психиатрическая, медико-

криминалистическая, фонографическая (фоноскопическая) экспертизы. Данные экспертные исследования проводятся, как правило, в срок от одного до трех месяцев, а в некоторых случаях сроки
проведения

1 См.: Положение об амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии. (Утверждено Министерством здравоохранения СССР 5 декабря 1985г. №06-14/30).

2 См.: Инструкция «О производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР». (Утверждена приказом Минюста СССР от 26 октября 1981 г. №20).

3 СЗ РФ 2001, №23. Ст. 2291.

155

экспертиз составляют и более продолжительное время - до шести - восьми месяцев.

При установлении сроков, в течение которых экспертное исследование должно быть завершено, необходим комплексный подход, а именно: данные сроки необходимо регламентировать, исходя как из объемов исследований, так и из установленных УПК РФ сроков расследования. Например, по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности тяжкий, либо средней тяжести вред здоровью человека, либо причинение крупного ущерба), дознание должно быть завершено в течение 10 суток. По данной категории уголовных дел, как правило, должны быть проведены судебно-медицинская экспертиза (в случае причинения вреда здоровью), автотехническая (для установления обстоятельств дорожно- транспортного происшествия), экспертиза по установлению размера ущерба, причиненного транспортному средству. Поэтому сроки проведения данных экспертиз должны быть менее продолжительными, чем установленный законом срок производства дознания. В случае если технические возможности не позволяют завершить производство указанных выше экспертиз в срок до 10 суток, необходимо либо передавать дела данной категории для производства предварительного следствия, либо вносить изменения в УПК РФ и увеличивать сроки производства дознания.

Поэтому сроки проведения экспертиз должны быть регламентированы с учетом установленных УПК РФ сроков дознания и предварительного следствия таким образом, чтобы своевременное назначение той или иной экспертизы не влекло за собой продление срока предварительного расследования.

156

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты диссертационного исследования позволяют сделать следующие выводы:

  1. Процессуальные сроки занимают важное место в системе гарантий законности и прав граждан в уголовном судопроизводстве. С введением в действие УПК РФ и усложнением процедуры предварительного расследования, связанной в частности, с обеспечением прав подозреваемых и обвиняемых на защиту, судебным порядком принятия решений о применении ряда мер процессуального принуждения и производстве некоторых следственных действий, роль процессуальных сроков заметно возросла, а их число увеличилось в полтора раза. Соответственно возросла и потребность в их оптимальной правовой регламентации, необходимой предпосылкой которой является надлежащая разработанность научных основ этого института уголовно- процессуального права, учитывающая изменившиеся с начала 90-х годов условия, в которых он действует.
  2. Уголовно-процессуальный срок - это установленный уголовно- процессуальным законом на основе положений Конституции РФ, исчисляемый в соответствии с его предписаниями промежуток времени, в течение которого орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, суд, судья, а также подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, другие участники уголовного процесса имеют право, либо обязаны совершить определенные процессуальные действия (а в некоторых случаях воздержаться от их производства), и имеющий своей целью обеспечить своевременное выполнение назначения уголовного судопроизводства, соблюдение конституционных и иных предоставленных законом прав лиц, являющихся участниками уголовного процесса.

157

  1. Регламентация в УПК РФ процессуальных сроков, связанных с порядком досудебного производства, в целом отвечает стоящим перед

? ними задачам и способствует скорейшему
реагированию

правоохранительных органов на сообщения о преступлениях, решению вопроса о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела, производству отдельных процессуальных действий и предварительного расследования в целом, максимально возможному ограничению времени применения мер процессуального принуждения в ходе предварительного расследования.

Большое значение для скорейшего выполнения задач предварительного расследования и обеспечения в ходе его производства прав участников уголовного процесса имеет включение в УПК РФ требований о сроках, связанных с обязательным рассмотрением прокурором и судом адресованных им ходатайств и жалоб по уголовным делам.

  1. Вместе с тем некоторые предписания действующего закона о сроках требуют, на наш взгляд, совершенствования. На основе анализа ряда норм УПК РФ, регламентирующих производство задержания, сделан научно- обоснованный вывод об уточнении формулировки пункта 15 статьи 5 УПК РФ с учетом необходимости деления института задержания на два самостоятельных этапа: I. физического захвата лица, (непроцессуальной деятельности) который вправе произвести должностные лица правоохранительных органов, срок которого исчисляется с момента лишения лица свободного перемещения до составления протокола задержания, либо до освобождения задержанного без составления протокола об уголовно-процессуальном задержании; И. собственно

( процессуального задержания, (процессуальной деятельности)

осуществляемого установленными УПК РФ субъектами (органом дознания,
следователем, прокурором), срок которого исчисляется с

158

момента составления протокола задержания до освобождения задержанного, либо до заключения его под стражу. При этом составление протокола задержания придает непроцессуальной деятельности (физическому захвату лица) процессуальный характер. Общий срок задержания подозреваемого составляет сумму обоих, указанных выше сроков.

  1. Согласно результатам диссертационного исследования было бы целесообразно внести в УПК РФ ряд других изменений и дополнений, среди которых полагаем необходимым обратить внимание на следующие:
  • В целях уточнения момента, с которого начинается исчисление срока задержания как процессуального действия, предусмотренного статьей 91 УПК РФ, пункт 11 статьи 5 того же Кодекса после слов «с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления» дополнить словами «произведенного должностными лицами правоохранительных органов.
  • В части 1 статьи 144 уточнить и дифференцировать требования о сроках принятия решений по сообщениям о преступлениях. Взамен общего для всех случаев срока «не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения» установить срок для принятия решений о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела: «незамедлительно и не позднее 3 суток…». Для передачи сообщения по подследственности или подсудности установить срок: «незамедлительно и не позднее 24 часов со дня поступления сообщения».
  • Часть 2 статьи 148 УПК РФ дополнить требованием о порядке и сроке, в течение которого прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания, вынесший постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, обязан при наличии к тому оснований рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении: «в порядке и в

159

сроки, указанные в статье 144 УПК РФ, исчисляемые с момента вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела».

  • Во избежание неоднозначного подхода к определению момента возбуждения уголовного дела, а вместе с тем и начала исчисления срока предварительного расследования статью 146 УПК РФ следовало бы дополнить частью 5, указав в ней, что уголовное дело считается возбужденным с момента получения на это согласия прокурора, а в исключительных случаях при возбуждении дела капитанами морских или речных судов, находящимися в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленными от мест расположения органов дознания и другими должностными лицами, установленными в части 4 статьи 146 УПК РФ, - с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

  • Вместе с тем, по мнению диссертанта, было бы целесообразно в будущем рассмотреть вопрос о внесении изменения в часть 1 статьи 162 УПК РФ об исчислении срока предварительного следствия не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления в деле фигуры подозреваемого, обвиняемого; до этого момента производить расследование вне процессуальных сроков.
  • Дифференцировать в части 1 статьи 162 УПК РФ сроки производства предварительного следствия по отдельным категориям уголовных дел, установив для наиболее сложных и трудоемких из них срок до 3-х месяцев.
  • Установить в части 1 статьи 108 УПК РФ порядок, в соответствии с которым избрание меры пресечения в виде заключения под стражу допустимо только в отношении обвиняемого. При этом в часть 6 указанной статьи необходимо внести дополнения, предоставляющие суду право по ходатайству прокурора, либо следователя с согласия прокурора продлевать срок задержания до предъявления обвинения, но не более чем до 10 суток с момента задержания.

160

  • Исключить из статьи 50, 172 и других УПК РФ положения обязывающие следователя и дознавателя обеспечивать участие защитника при производстве следственных и процессуальных действий, одновременно возложив на них обязанность своевременно уведомлять защитника о необходимости его участия в следственном и процессуальном действии.

  • Выделить в нормах глав 30 и 32 УПК РФ период ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в самостоятельный этап предварительного расследования, ограничив его специальными сроками. Эти сроки должны быть дифференцированы с учетом продолжительности времени, затраченного следователем на собирание доказательств и производство процессуальных действий, предшествующих предъявлению обвиняемому и его защитнику материалов уголовного дела.
  • Статью 217 УПК РФ дополнить частью 7, в которой установить срок, предоставленный обвиняемому и его защитнику для формулирования и представления ходатайств о дополнении предварительного расследования, до истечения которого уголовное дело не подлежит направлению ни прокурору, ни в суд.

161

Список использованных правовых актов и литературы

Законы, иные нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации. М., 1999.
  1. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (в редакции Федеральных конституционных законов от 08.02.2001 № 1- ФКЗ, от 15.12.2001 №4-ФКЗ). // Российская газета. 1994, 23 июля. Российская газета. 2001, 20 декабря.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2002.
  3. Федеральный закон. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». ФЗ от 29.05.2002 // Российская газета. 2002, 1 июня.
  4. Федеральный закон. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». ФЗ от 24.06.2002. // Российская газета. 2002, 27 июля.
  5. Федеральный закон. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». ФЗ от 31.10.2002. //Российская газета. 2002, 5 ноября.
  6. Закон РСФСР. «О милиции». // СЗ РФ 1999, № 14. Ст. 1666.

  7. Закон РСФСР. «Об утверждении положения об адвокатуре РСФСР». Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980, №48. Ст. 1596.
  8. Федеральный закон РФ. «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». // Российская газета. 2000, 29 мая.
  9. Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в редакции Федеральных
  10. законов от 21.07. 1998 № 117-ФЗ; от 09.03. 2001 № 25-ФЗ //  Российская  газета. 1995, 20 июня.
    

11.Федеральный закон. «О банках и банковской деятельности» // СЗ РФ

1996, №6. Ст. 492 12.Федеральный закон. «Об аудиторской деятельности». // СЗ РФ 2001, №

  1. Ст. 3422. 13.Федеральный закон. «О государственной судебно- экспертной

деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ 2001, № 23. Ст. 2291. 14.Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР 1922г. М., - 1930. 15.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (Принят Верховным Советом

РСФСР 27 октября 1960). М., - 1997. 16.Декларация прав и свобод человека и гражданина // Ведомости съезда

народных депутатов РСФСР. 1991, №52. Ст. 1865. 17.Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., - 1992. 18.Указ Президиума Верховного Совета СССР. «О внесении изменений и

дополнений в ст.22 и 36 Основ уголовного судопроизводства Союза

ССР и союзных республик» от 31 августа 1970г. // Ведомости , Верховного Совета СССР. 1970. №36. Ст.362.

19.Временные правила аудиторской деятельности в Российской

Федерации. (Приложение к Указу президента РФ № 2263 от 22 декабря

162

1993г. «Об аудиторской деятельности в Российской Федерации»). // Сборник актов Президента и правительства РФ. 1993, № 52. Ст. 5069. 20.Положение об
амбулаторной судебно-психиатрической экспертной

комиссии. (Утверждено приказом Министерством здравоохранения  СССР 5 декабря 1985г. № 06-14/30).

21.Приказ Министерства здравоохранения РФ от 10 декабря 1996г. №407. «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз» (в редакции приказа Министерства здравоохранения РФ от 5 марта 1997г. №61). // Медицинская газета. 1997, 30 марта.

22.Приказ Министерства здравоохранения РФ №131 от 22 апреля 1998г. «О мерах по совершенствованию судебно-медицинской экспертизы».

23.Приказ Министерства здравоохранения РФ № 297 от 31 июля 2000г. // Здравоохранение. 2001. № 10.

24.Инструкция «О производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР». (Утверждена приказом Минюста СССР 26 октября 1981г. № 20).

25.Указание Генерального прокурора СССР № 3/44 от 28 июля 1970г. «О порядке исчисления сроков содержания обвиняемого под стражей в период дознания и предварительного следствия». // Сб. приказов и Инструкций Генерального прокурора СССР. Ч. 1 // Под ред. A.M. Рекункова. М., 1976.

26.Указание Генерального прокурора РСФСР от 17 июня 1991г. №15-26-

91. «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением законов,  регулирующих сроки следствия и содержания обвиняемых под  стражей». Сборник основных приказов и инструкций Генерального  прокурора Российской Федерации. М., 1999.

27.Приказ Генерального прокурора РФ №3 от 10 января 1999 г. «Об усилении прокурорского надзора при разрешении заявлений, сообщений и иной информации о совершенных и подготавливаемых преступлениях». Сборник основных приказов и инструкций Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999.

28.Указание Генеральной прокуратуры РФ от 18 сентября 1996г. №55/15 в редакции Генерального прокурора РФ от 30.03.1999г. №18. «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением процессуальных сроков». Сборник основных приказов и инструкций Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999.

29.Приказ Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997г. №31. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием». Сборник основных приказов и инструкций Генерального , прокурора Российской Федерации. М., 1999.

30.Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ. От 6 марта 2000г. №
36/182-00. «О состоянии преступности, результатах

163

следственной работы и прокурорского надзора за следствием и

дознанием в РФ». 31 .Проект УПК РФ // Юридический вестник. 1995, №31. 32.Проект закона РФ «О выдаче».

Постановления Конституционного Суда Российской Федерации. Пленума Верховного Суда Российской Федерации

33.Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995г. №4-П по делу о проверке конституционности ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР в связи с жалобой В.А. Аветяна // Вестник Конституционного Суда. 1995, №2.

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995г. №13-П по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами Р.Н. Самигуллиной и А.А. Апанасенко. // Законность. 1996, №2.

35.Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996г. №14-П по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина //Российская газета. 1996. 2 июля.

36.Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998г. №13- П по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костромского городского суда Республики Карелия. // Законность. 1998, № 7.

37.Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999г. №5-П. по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч.1 ст. 218 и ст. 222 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, ООО «Моноком», и др. //Российская газета. 1999, 15 апр.

38.Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000г. № 11- П по делу о проверки конституционности положений ч.1 ст. 47 и ч.2 ст.51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова. // Российская газета. 2000, 17 июля.

39.Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. №2 в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования». // Бюллетень Верховного суда. 1994, №3.

Международно-правовые акты и документы

40.Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Официальный текст на русском языке // Гражданский контроль. СПб., - 1996.

41.Всеобщая декларация прав человека // Права человека: Сб. межд. универсальных и региональных документов. М., 1990. С. 28-34.

164

42.Международный пакт о гражданских и политических правах // Права

человека: сборник международных универсальных и региональных

документов. М., 1989. С. 45-46. 43.Европейская конвенция о выдаче. М., 1998. Приложение 1. 44.Типовой договор о выдаче. М., 1998. Приложение 4. 45.Конвенция о правовой помощи и правовых
отношениях по

гражданским, семейным и уголовным делам. М., 1998. Приложение 5. 46.Основные принципы роли адвокатов. Приняты Восьмым Конгрессом

ООН по уголовным делам. (Гавана 27 августа - 7 сентября 1990 года). 47.Соглашение. «О сотрудничестве государств участников СНГ в борьбе с

незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и

прекурсоров». // Содружество: Информационный вестник глав

государств и совета глав правительства СНГ. 1998, №3 (36). С.98-105. 48.Конвенция против транснациональной организованной преступности.

Принята 15.11. 2000г. Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании

55 сессии Генеральной ассамблеи ООН. 49.Соглашение. «О сотрудничестве государств участников СНГ в борьбе с

преступлениями в сфере компьютерной информации». Заключено в

Минске 01.06.2001г.

  1. Соглашение между правительством РФ и правительством республики Словения в области борьбы с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом и иными видами преступлений. Заключено в Москве 15.05.2001г.
  2. Соглашение о сотрудничестве между Правительством РФ и Правительством Португальской республики в области борьбы с преступностью. Заключено в Москве 29.05.2000г. // Бюллетень международных договоров. 2002, № 3. С. 76-78.
  3. 52.Договор между РФ и США о взаимной правовой помощи по уголовным

делам. Подписан в Москве 17.06.1999. 53.Договор между РФ и Республикой Индия о выдаче. Подписан в Дели

21.12.1998г. // Бюллетень международных договоров. 2000, № 10. С. 36-

42.

Комментарии, учебники, учебные и методические пособия

54.200 ответов на вопросы, поступившие от прокуроров субъектов РФ, управлений Генеральной прокуратуры РФ в федеральных округах по применению нового уголовно-процессуального законодательства. М., 2002.

55.Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, - 1980.

56.Альперт С.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 1957.

165

57.Арсеньев Б.Я. Настольная книга следователя. М., 1949.

58.Астафьев B.C., Сергеев Л.А. Рассмотрение сообщений о преступлениях.

М., 1972. 59.Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при

расследовании преступлений. М., 2001. 60. Бойков А.Д. Пути повышения эффективности деятельности защитника

(на предварительном следствии и суде первой инстанции): Метод.

пособ. для адвокатов. М., 1972. 61.Бородин СВ., Елесин В.И., Шавшин М.Н. Рассмотрение и разрешение

органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях:

Метод, пособ. М., 1971. 62.Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М.,

  1. 63.Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М., 1962. 64.Волженкина В.М. Европейская Конвенция о защите прав человека и

российский уголовный процесс. СПб., 1998. 65.Воронцова Н.В., Капинус К.В., Козлов В.И., Коротков А.П., Токарева

М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор в стадии возбуждения

уголовного дела. М., 2002. 66.Выдача лиц для привлечения к уголовной
ответственности или

приведения приговора в исполнение: Метод, пособ. М., 1998. 67.Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1927. i 68.Герасимов СИ., Коротков А.В., Тимофеев А.В., 400 ответов
по

применению УПК РФ. М., 2002. 69.Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права
(методы новой тайной

полиции). М., 1990. 70.Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М., 1999. 71.Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного

дела и предварительного расследования. М., 1976. 72.Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981. 73.Гуткин И.М. Актуальные проблемы
уголовно-процессуального

задержания. М., 1980. 74.Гуткин И.М., Мариупольский Л.А., Шереметьев И.М.
Советский

уголовный процесс. М., 1960. 75.Гуткин И.М. Мариупольский Л.А. Шереметьев
И.М. Советский

уголовный процесс. М., 1967. 76.Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер
процессуального

принуждения по основам уголовного судопроизводства Союза СССР и

союзных республик. Свердловск, 1961. 77.Деятельность областной прокуратуры
по надзору за исполнением

законов при осуществлении дознания и предварительного следствия в

органах внутренних дел: Метод, пособ. М., 1995.

166

78.Добрынин Д.В. Реализация уголовной ответственности материально- правовые и процессуальные аспекты. Самара, 1992. 79.Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. 80.Зарубин А.Н. Дознание и предварительное следствие во Франции. М.,

  1. 81.Золотарев В.Г., Колоколов Н.А. Судебная проверка решений и действий

органов предварительного расследования на досудебном этапе

уголовного судопроизводства: Метод, пособ. Курск, 1999. 82.Казинян
Г.С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального

законодательства в третьей республике Армения
(сравнительно-правовое исследование). Ереван, 1999. 83.Клюков Е.М. Меры процессуального принуждения. Казань, 1974. 84.Ковалев М.П.
Основы советского уголовного судопроизводства.

Ленинград, 1925. 85.Колоколов Н.А. Судебный контроль на предварительном расследовании

(сравнительно-правовое исследование). Курск, 1997. 86.Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.В. Мозякова. М., 2002. 87.Комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. М.,

  1. 88.Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского.

М., 2002. 89.Комментарий к УПК РФ / Под ред. Г.П. Химичевой. М., 2002. 90.Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002. 91.Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование
результатов

оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным

делам. Методическое пособие. М., 2000. 92.Корнуков В.М. Меры
процессуального принуждения в уголовном

судопроизводстве. Саратов, 1978. 93.Корткин Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности

подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного

расследования. М., 1981. 94.Кудрявцев В.Н., Лунев В.В., Наумов А.В. Организованная преступность

и коррупция в России (1997-1999). М., 2000. 95.Курс советского уголовного процесса / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И.

КарпецаМ., 1989. 96.Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе.

М., 1973. 97.Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты
в уголовном

процессе. Самара, - 2000. 98,Леви А.А., Якубович Н.А., Конах Е.И., Батищева Л.В. Особенности

предварительного расследования преступлений осуществляемых с

участием защитника: Метод, пособ. М., 1995.

167

99.Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964.

  1. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Минск, 1969.
  2. Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Тверь, 1996.
  3. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. М., 2000.
  4. Лукашук И.М., Наумов А.В. Выдача обвиняемых и осужденных в международном уголовном праве. М., 1998.
  5. Люблинский П.И., Котерский Н.Н. УПК РСФСР. Науч. практ. комментарий. М., 1930.
  6. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М., 1998.
  7. Межгосударственный розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда на территории СНГ. М., 1998.
  8. Михайленко А.П. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975.
  9. Настольная книга следователя / Под ред. Генерального прокурора Союза ССР Г.Н. Сафронова. М., 1949.
  10. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учеб. для юрид. вузов. Под ред. В.Б. Рушайло. СПБ., 2000.
  11. Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД: Метод, пособ. М., 1997.
  12. Организация работы городской (районной) прокуратуры: Метод. пособ. Под ред. СИ. Герасимова. М., 2001.
  13. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть: Учеб. пособ. М., 2001.
  14. Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела: Науч.-метод. пособ. / Под ред. А.П. Короткова и М.Е Токаревой. М., 2002.
  15. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954.
  16. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975.
  17. Смитиенко З.Д. Милиция как орган дознания. Киев, 1989.
  18. Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева М., 1953.
  19. Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева М., 1975.
  20. Современные возможности судебной экспертизы / Под ред. Ю.Г. Корухова М., 2000.
  21. Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса. М., 2002.

168

  1. Соловьев А.Б. Как организовать расследование. М., 2000.
  2. Соловьев А.Б., Махов В.Н., Токарева М.Е., Багаутдинов Ф.Н. и др. Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД: Метод, пособ. М., 1997.
  3. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000.
  4. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1978.
  5. Стойко Н.Г. Семухина О.Б. Уголовный процесс в США: Учеб. пособ. Красноярск, 2000.
  6. Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946.
  7. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958.
  8. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1976.
  9. Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956.

  10. Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985.
  11. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  12. Токарева М.Е. Процессуальные сроки при расследовании преступлений. М., 1976.
  13. Уголовно процессуальное право Российской Федерации / Под редакцией П.А. Лупинской. М., 1997.
  14. 134.   Уголовный процесс: Учеб. под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1999.
    
  15. Уголовный процесс: Учеб. под ред. Н.С. Алексеева, В.З Лукашевича, П.С. ЭлькиндМ., 1972.
  16. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001.
  17. Халиулин А.Г., Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М., Кемерово, 1997.
  18. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1977.
  19. Чельцов - Бебутов М.А. Советский уголовный процесс. Вып. второй. Харьков, 1929.

  20. Чельцов М.А. Советский уголовной процесс. М., - 1951.

  21. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., - 1962.

  22. Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. М., 1982.
  23. Чувилев А.А. Прокурорский надзор и судебный контроль за законностью и обоснованностью задержания, ареста и продления срока содержания под стражей. М., 1995.
  24. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Уфа, 1994.

169

  1. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории о правовом регулировании. Тольятти, 1998.
  2. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971.
  3. Якупов Р.Х. Уголовно-процессуальные сроки (в досудебных стадиях). Горький, 1979.
  4. Статьи

  5. Аскеров Э.Ю. Прокурорский надзор за соблюдением законности задержаний по ст. 122 УПК РСФСР // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1991. № 129. С. 38-43.
  6. Багаутдинов Ф. Деятельность прокурора в стадии возбуждения уголовного дела по новому УПК РФ // Законность. 2000, №7. С. 28-29.
  7. Балакшин B.C. О собирании доказательств в стадии возбуждения уголовного дела // Мат. межд. науч.-прак. конф., посвященной применению нового УПК РФ. М., 2002. С. 130.
  8. Белкин Р.С. Мирский Д.Я. Процессуальные аспекты назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела // Процессуальные аспекты судебной экспертизы. М., 1986. С. 35.
  9. Белоусов А.В. О доказательственном значении информации полученной в стадии возбуждения уголовного дела. // В сб. Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. М.-СПб.-Кемерово, 1998. С. 215-218.
  10. Бойков А. Карнеева Л. Об участии защитника на предварительном следствии // Сов. Юстиция. 1970, №18. С. 33-35.
  11. Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002, №3. С. 75.
  12. Бойков А.Д. К изучению эффективности уголовно- процессуального закона. // Уч. Зап. ВНИИСЭ. Вып. 19. М, 1995. С. 27- 29.
  13. Бойков А.Д. Реформа уголовного судопроизводства и проблем гарантий правосудия // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы: Мат. всерос. науч.- практ. конф. М.- Тюмень, 1995. С. 4-6.
  14. Быкова Е.В. Регламентация международного сотрудничества в новом УПК РФ // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России: Мат. науч. конф. М., 2002. С. 30-33.
  15. Быкова Е.В. Реформирование института презумпции невиновности во французском уголовном процессе // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. М., 2001. С. 56-62.
  16. Быкова Е.В. Состояние законности при расследовании преступлений. Состояние законности в Российской Федерации
    (1998-1999г.). //

170

Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М., 2000. С. 49-52.

  1. Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М., 1962. С. 20-23.
  2. Васильев Л.М. Назначение процессуальных сроков состоит в том, чтобы содействовать выполнению задач уголовного судопроизводства // Проблемы борьбы с преступностью. М., 1971. С. 122.
  3. Васильев О.Л. Цели и задачи предварительного расследования и его формы. // Вест. Московского Университета. Серия 11. Право. 2002, № 3. С. 20-43.
  4. Ведерников А. Права защитника на досудебных стадиях // Сов. Юстиция. 1990, №16. С. 31-32.
  5. Ведерников А. Права защитника на досудебных стадиях. // Советская юстиция, - 1990.-№16. С. 24-25.
  6. Водянский В.П. Использование специальных судебно-медицинских познаний в стадии возбуждения уголовного дел // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1989. С. 43-44.
  7. Гуляев А.П. Единый порядок предполагает дифференциацию // Соц. законность. 1974, №3. С. 36.
  8. Гуляев А.П. О повышении надежности доказывания на стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе. М., 1984. С. 29-31.
  9. Гуткин И.М. Процессуальные вопросы задержания лиц, подозреваемых в преступлении // Повышение роли следователей в раскрытии преступлений. Волгоград, 1961. С. 58.
  10. Демидов И.Ф. Прокурор в уголовном процессе: проблемы правового регулирования // Судебная власть прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С. 13-19.
  11. Джон Хейлман. Проблемы борьбы с организованной преступностью. // Мат. науч.-практ. конф. М., 1998. С. 116.
  12. Дорохов В.Я. Возбуждение уголовного дела как первоначальная часть стадии предварительного расследования в советском уголовном процессе // Уч. зап. Пермского университета. Выпуск 4. Пермь, 1955. С. 108.
  13. Жогин Н. Строго соблюдать сроки следствия. // Соц. законность,
  14. №3. С. 13-18.
  15. Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и ведомственного контроля в процессе расследования преступлений // Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1997. С. 57-62.
  16. Кореневский Ю.В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе // Гос. и право. 1999, №2. С.45-47.

171

  1. Корнуков В.М. Назначение уголовного судопроизводства и его отражение в регламентации отдельных стадий и институтов // Концептцальные основы уголовного судопроизводства в России: Матер, науч. конф. М., 2002. С. 57-58.
  2. Коротяев Б., Шестаков В. Выделение материалов из уголовного дела на предварительном следствии // Соц. Законность. 1986, №11. С.44-45.
  3. Лазарева В. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. 1995, №5. С. 23-27.
  4. Леви А. Вопросы требующие разрешения // Соц. Законность. 1982. №3. С. 31-32.
  5. Леви А.А. Участие защитника на предварительном следствии. // Прокурорская и следственная практика. 1997. №3. С. 126-133.
  6. Михайлов А.И. О понятии и критериях эффективности предварительного следствия // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С.7.
  7. Михайловская И.Б. Проект нового уголовно-процессуального кодекса РФ. Стенограмма №2 Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С. 63.
  8. Моршакова Т.Г., Петрухин И.Л. Социологические аспекты изучения эффективности правосудия // Право и социология. М., 1973. С. 254
  9. Москалькова Т.Н. Проблемы реформирования досудебного производства по уголовным делам // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России: Матер, науч. конф. М., 2002. С. 112.
  10. Мудьюгин Г., Похис М. Судебно-медицинскую экспертизу в стадию возбуждения уголовного дела // Соц. законность. 1971, № 9. С. 21-24.
  11. Нагойный Я.П. О возможности назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Выпуск 4. Киев, 1967. С. 54-55.
  12. В.Назаренко. Формы расследования преступлений. // Законность. 2002, № 12. С.3-7.
  13. Панскевич И.И. Проект нового уголовно-процессуального кодекса РФ: Стенограмма №2 Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной российской адвокатуры. М., 1997. С. 70.
  14. Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Соц. законность. 1974. №9. С. 26
  15. Поляков М. П. О защите обвиняемого и защите от обвиняемого // Гос. и право. 1998. №4. С. 22-24.

172

  1. Понамарева И. Ознакомление с материалами уголовного дела // Законность. 1994. № 10. С.22-23.
  2. Равинский В.В. Поручение следователя органу дознания как процессуальная форма взаимодействия в свете принятия нового УПК РФ // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Томск, 2002. С. 149.
  3. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела, как самостоятельная стадия уголовного процесса // Соц. Законность. 1950, №11. С. 41.
  4. Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. О реформе уголовно- процессуального права: Стенограмма №2 Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С. 110-111.
  5. Рооп X. Экспертиза и возбуждение уголовного дела. // Некоторые вопросы борьбы с преступностью. Алма-Ата, 1970. С. 23-24.
  6. Рудацкая Е.А. Фактическое задержание и обеспечение права подозреваемого на защиту // Матер, межд. науч.-практ. конф., посвященной применению нового УПК РФ. М., 2002. С. 109.
  7. Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела // Сов. государство и право. 1974, № 8. С. 30-32.
  8. Синицкая И. Некоторые проблемы, возникающие в связи с новым УПК РФ // Вестник донской прокуратуры. 2002, - №8 (31). С. 1.
  9. Соловьев А.Б. Актуальные проблемы процессуального доказывания в досудебных стадиях уголовного судопроизводства // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. М.-СПб.-Кемерово, 1998. С. 45-47.
  10. Соловьев А.Б. Соотношение прокурорского надзора и ведомственного контроля в процессе расследования преступлений органами внутренних дел // Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений: Мат. науч.-практ. конференции. М., 1992. С. 19-22.
  11. Соловьев А.Б., Токарева М. Е. Дифференциация форм досудебного производства по уголовным делам // Прокурорская и следственная практика. 1998, №3. С. 145.
  12. Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Проблемы координации борьбы с преступностью и прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного процесса // Проблемы уголовного судопроизводства. М.- Кемерово, 1999. С. 55-57.
  13. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. 1995, №
  14. С. 21-22.

173

  1. Состояние законности в Российской федерации (1993-1995): Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М., 1995. у 204. Статкус В. Когда мы избавимся от процентомании // Милиция. 2000,

№11.С.43-45.

  1. Стивен Тайман. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия // Российская юстиция. 1998. №10- 11.С. 17-21, 18-24.
  2. Строгович М.С. Соотношение презумпции невиновности и прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям // Сов. гос. и право. 1983, №2. С. 23-27.
  3. Токарева М. Исчисление сроков следствия при соединении и выделении уголовных дел // Соц. Законность. 1976, №6. С. 46-47
  4. Токарева М.Е. Организация надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия // Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992. С. 24-26.
  5. Томин В.Т., Ваулин Э.Д. К вопросу о производстве следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела // За дальнейшее укрепление социалистической законности. Омск, 1967. С. 26-28.
  6. Трубникова Т.В. К вопросу о реформировании уголовно-процессуального законодательства // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. М.-СПб-Кемерово,
  7. С. 34-37.
  8. Фаткулин Ф.Н Возбуждение уголовного дела самостоятельная стадия уголовного процесса // Уч. зап. ВЮЗИ. Выпуск 6. М., 1958. С. 27-29.
  9. Халиулин А.Г. Судебный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С. 45- 48.
  10. Химичева Г.П. Химичива О.В. УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства//Закон и право. 2002, № 10. С. 36-38.
  11. Хитрова О.В. О реформе уголовно-процессуального права: Стенограмма №2 совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С. 68.
  12. Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемого // Соц. Законность. 1973, № 10. С. 66.
  13. i 216. Шейфер С.А. Доказательственное значение
    задержания

подозреваемого // Соц. Законность. 1972, №3. С. 26-28. 217. Шейфер С.А. О
правовой регламентации доказательственной деятельности следователя //
Концептуальные основы реформы

174

уголовного судопроизводства в России: Матер, науч. конф. М., 2002. С. 18-24. 218. > 219. Шифман М.Л. Дискуссионные вопросы уголовного

судопроизводства// Соц. Законность. 1957, №7. С. 18.

  1. Щадин Ю. Почему ухудшается качество следствия // Законность. 1995, №6. С. 33- 34.
  2. Якуб М.Л. Порядок уголовного судопроизводства следует дифференцировать // Социалистическая законность. 1975, №1. С. 23.
  3. Якубович Н.А. Право защиты в советском уголовном процессе // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. М.-СПб.-Кемерово, 1998. С. 39-42.
  4. Диссертации и авторефераты

  5. Афанасьев B.C. Процессуальная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1972.
  6. Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном процессе: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1971.
  7. Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: Дисс.докт.юрид.наук. М., 2001
  8. Гуляев А.П. Процессуальные сроки на предварительном следствии и дознании в советском уголовном процессе: Автореф.дисс.канд.юрид. наук. М., 1971.
  9. Маркина Е.А. Допустимость доказательств как гарантия правосудия и прав личности в современном российском уголовном процессе: Дисс.канд.юрид.наук. М., 2000.
  10. Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства (по материалам Средне-Сибирского региона): Дисс.канд.юрид.наук. М., 1999.
  11. Осипкин В.Н. Теоретические и организационно-методические проблемы прокурорского надзора за ОРД: Автореф.дисс.канд.юрид.наук. М., 1998.
  12. Подольская Н.П. Деятельность прокурора по делу с обвинительным заключением: Автореф.дисс.канд.юрид.наук. М., 1974.
  13. Рустамов Х.У. Дифференциация форм уголовного процесса (современные тенденции и проблемы совершенствования): Автореф.дисс .докт.юрид.наук. М., 1998.
  14. 232.   Токарева М.Е.   Современные проблемы законности и  прокурорский
    

надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Дисс.докт.юрид.наук. М., 1997.

175

  1. Филипов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования: Автореф.дисс.канд.юрид.наук. М., 1991.
  2. Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе: Дисс.канд.юрид.наук. М., 1968.
  3. Чувилев А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф.дисс.докт.юрид.наук. М., 1994.
  4. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за обеспечением конституционных прав подозреваемого и обвиняемого: Автореф. дисс.канд.юрид.наук. М., 1988.
  5. Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры РФ: Автореф.дисс.докт.юрид.наук. М., 1997.
  6. Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно- процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования: Автореф.дисс.канд.юрид.наук. М., 1999.
  7. Якупов Р.Х. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве (в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования): Дисс.канд.юрид.наук. М, 1972.
  8. Словари, справочники, и философская литература

  9. Абрамов Н. Полный словарь русских рифм. Словарь русских синонимов. М., 1996.
  10. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм // Полное собрание сочинений. Т. 18. М., - 1974.
  11. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1953.
  12. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995.
  13. Словарь иностранных слов. М., 1999.
  14. Советский энциклопедический словарь. М., 1987.
  15. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1990.
  16. Энциклопедический словарь. М., 1995.
  17. Юридический словарь / Под ред. СН. Братуля и Н.Д. Казанцева. М., 1953.