lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кукарцев, Вячеслав Николаевич. - Теоретические и методические вопросы оперативно- розыскного обеспечения расследования разбойных нападений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Санкт-Петербург, 2003 191 с. РГБ ОД, 61:03-12/1389-3

Posted in:

МВД РОССИИ Санкт-Петербургский университет

На правах рукописи

КУКАРЦЕВ Вячеслав Николаевич

Теоретические и методические вопросы оперативно-розыскного обеспечения расследования разбойных нападений.

Специальность 12.00.09. -уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук,

профессор, заслуженный юрист

Российской Федерации

В.И. Рохлин

Санкт-Петербург 2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение….. 3

Глава I. Понятие, направления и формы оперативно-розыскного обеспечения

уголовного судопроизводства.. 14

§ 1. Теоретические и правовые вопросы раскрытия преступлений 14

§ 2. Теоретические и правовые вопросы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства 39

Глава П. Оперативно-розыскная характеристика разбоев 108

§ 1. Теоретические вопросы оперативно-розыскной
характеристики

преступлений. ….. 108

§ 2. Содержание оперативно-розыскной характеристики разбоев 121

Глава Ш. Методические вопросы оперативно-розыскного
обеспечения

уголовного судопроизводства по делам о разбоях 137

§ 1. Оперативно-розыскное обеспечение досудебного производства по делам

о разбоях …137

§2. Оперативно-розыскное обеспечение судебного производства по делам о

разбоях w….^:16 3

Заключение …….171

Список использованной литературы 176

3

Введение.

Актуальность темы исследования. Преступность в России, несмотря на принимаемые усилия, все более приобретает характер реальной угрозы национальной безопасности страны. Правоохранительным органам в определенной мере удалось стабилизировать криминогенную обстановку, остановить обвальный рост преступности. Однако она продолжает оказывать мощное отрицательное влияние на все сферы жизнедеятельности государства и общества, серьезно тормозит социально-экономические и политические преобразования России, подрывает ее международный авторитет1.

Преступная среда консолидируется, усиливается ее организованность. Возрастают профессионализм и масштабность преступных деяний.

В этой связи особую тревогу вызывает рост, после незначительного спада, числа зарегистрированных разбойных нападений с 44806 в 2001году до 47052 в 2002 году. Аналогичная ситуация складывается в структуре преступности, где разбойные нападения в 2000 году составили 1,3%, в 2001 -1,5%, а в 2002 - 1,9%, при том, что общее количество преступлений против собственности сократилось в 2002 году на 20,2% в сравнении с аналогичным периодом 2001 года.

Уровень раскрываемости разбоев понижается: с 70,2% - в 2000 году, 66,9%, - в 2001 году, до 58,7% - 2002 году, что не отвечает требованиям усиления борьбы с преступностью как стратегической задаче уголовной политики.

Наблюдается резкое сокращение количества направленных в суд уголовных дел о разбойных нападениях на 10,7% - с 31723 в 2001 году до 28329 в 2002 году.

1 Постановление Правительства РФ от 10.03.1999 г. №270 «О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы» (в ред. Постановления Правительства РФ от 30.12.2000 г. №1043) // Собрание законодательства РФ. 2001. №3. Ст.238.

4

При сокращении общего размера причиненного преступлениями материального ущерба на 6,9% - с 94839632 тыс. руб. в 2001 году до 88302689 тыс. руб. в 2002 году, ущерб от совершения разбойных нападений увеличился на 15,3%.

В этой сложной обстановке повышается значимость применения комплексных оперативно-розыскных мероприятий и взаимодействия с оперативными аппаратами, обеспечивающими следствие информацией, необходимой для установления истины по уголовным делам рассматриваемой категории преступлений.

Поэтому необходимо разработать общие теоретические и правовые вопросы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства, а также решить проблему снабжения оперативных подразделений ОВД научно-практическими рекомендациями по совершенствованию организации и методики оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях.

Вместе с тем оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства до сих пор регламентируют Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений1 и Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд2, отдельные нормы которых противоречат положениям уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что порождает необходимость разработки новых ведомственных

1 Приказ МВД РФ от 20.06.1996 г. №334 «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений» (в ред. Приказа МВД РФ от 18.01.1999 г. №30). Текст приказа размещен на сервере Федерального Компьютерного Центра фондовых и товарных информационных технологий Мингосимущества России (ФТ-центр), в Internet (www.db.ftcenter.ru).

2 Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13.05.1998 г. №175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. №23,

5

правовых актов, регламентирующих порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности уполномоченным государственным органам.

Изложенное предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования как одной из актуальных научно-практических проблем теории оперативно-розыскной деятельности.

Степень научной разработанности темы. Проблемами совершенствования правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в разные периоды времени занимались А.И. Алексеев, И.И. Басецкий, И.А. Возгрин, В.Ю. Голубовский, К.К. Горяинов, П.С. Дмитриев, Е.А. Доля, В.М. Егоршин, А.М. Ефремов, В.И. Зажицкий, И.Н. Зубов, М.П. Карпушин, Ю.Ф. Кваша, А.Г. Лекарь, В.А. Лукашов, А.Г. Маркушин, В.М. Мешков, В.И. Михайлов, А.А. Остроумов, B.C. Овчинский, С.С. Овчинский, В.Л. Попов, Д.В. Ривман, В.И. Рохлин, В.Н. Рябчук, К.В. Сурков, В.Г. Самойлов, В.П. Сальников, СВ. Степашин, А.Б. Утевский, А.В. Федоров, А.Е. Чечетин, А.В. Шахматов, А.Ю. Шумилов и другие.

В то же время, несмотря на значительное число исследований по различным вопросам оперативно-розыскной деятельности, исследованию теоретических, правовых и методических вопросов оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях не было посвящено ни одной монографической работы.

Ряд аспектов оперативно-розыскного обеспечения нашли отражение в работах А.Г. Ахмедова, И.А. Батаева, А.Г. Маркушина, Н.М, Попова, А.Н. Стукалова, В.В. Фирсова, Х.Д. Хачароева и др.

Однако, несмотря на столь обширный перечень представленных работ по названной проблеме, на сегодня исследованы лишь отдельные элементы рассматриваемого института и формирующегося учения теории оперативно-розыскной деятельности. Что касается оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства применительно к разбойным нападениям, то с учетом специфики, проблема не изучена. Кроме того, нет исследований л

6

оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства с момента вступления в действие нового уголовно-процессуального кодекса РФ.

Из сказанного следует, что отечественная наука оперативно-розыскной деятельности в осмыслении закономерностей, определяющих организацию и осуществление оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях, сделала лишь первые шаги.

Цель исследования состоит в комплексном изучении актуальных теоретических, правовых вопросов и разработке научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию методики оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях.

Эта цель обусловливает постановку следующих задач:

изучить и обобщить имеющиеся научные материалы, посвященные теоретическим вопросам раскрытия преступлений, определить понятие раскрытия преступлений, основания для начала этого процесса, субъектов, содержание и пределы;

определить место оперативно-розыскного обеспечения в раскрытии преступлений;

сформулировать понятие оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства, определить содержание, субъектов, этапы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства;

  • всесторонне изучить теоретические вопросы оперативно- розыскной характеристики преступлений;

определить содержание оперативно-розыскной характеристики разбойных нападений и ее влияние на оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства по делам о разбоях;

  • изучить особенности функционирования субъектов оперативно- розыскной деятельности по обеспечению досудебного и судебного производства по уголовным делам о разбоях;

разработать и обосновать конкретные предложения и рекомендации
по совершенствованию методики оперативно-розыскного

7

обеспечения досудебного и судебного производства по уголовным делам о разбоях;

внести предложения по изменению и дополнению законодательства об оперативно-розыскной деятельности и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

Объектом исследования предложенной темы являются правоотношения, возникающие в связи с осуществлением оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях.

Предметом исследования являются законы и иные правовые акты, регулирующие вопросы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях, общая и специальная научная литература, посвященная исследуемой теме, а также практика оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях.

Методологическая основа и методика диссертационного исследования. Методологической основой исследования явился общенаучный диалектический метод познания реальной действительности.

Методика диссертационного исследования включает применение методов логико-юридического, сравнительно-правового, системно- структурного, статистического, социологического, анкетирования и др.

Теоретическую основу диссертационного исследования образуют научные труды ведущих специалистов в области оперативно-розыскной деятельности, уголовного процесса, уголовного права, криминалистики и судебной экспертизы, а также управления, теории государства и права, криминологии и других отраслей научного знания: А.И. Алексеева, A.M. Алексеева, Л.Е. Ароцкера, Б.И. Беднякова, Р.С. Белкина, B.C. Бурдановой, СИ. Вавилова, А.И. Винберга, В.Ю. Владимирова, И.А. Возгрина, В.Ю. Голубовского, К.К. Горяинова, Е.А. Доля, В.М. Егорпшна, В.И. Зажицкого, И.Н. Зубова, И.И. Карпеца, Ю.Ф. Кваша, А.С. Кобликова, А.М. Кустова, А.Г. Лекаря, В.А. Лукашова, И.М. Лузгина, А.Г. Маркушина, В.И. Михайлова, В.В. Николюка, В.Н. Осипкина, Д.В. Ривмана,
В.И. Рохлина, В.П.

8

Сальникова, СВ. Степашина, М.С. Строговича, К.В.Суркова, А.В. Федорова, М.А. Чельцова, А.Е. Чечетина, Ю.В. Чуфаровского, А.В. Шахматова, С.А. . Шейфера, В.А. Штоффа, А.Ю. Шумилова, Н.П. Яблокова, И.Н. Якимова и

других известных ученых.

Правовая основа исследования. При написании диссертации использовались Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, иные федеральные законы, ведомственные и межведомственные нормативно-правовые акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Государственного таможенного комитета Российской Федерации, других министерств и ведомств, а также постановления и определения Конституционного и Верховного судов Российской Федерации.

Эмпирическую основу исследования составляют около 120-и материалов уголовных дел о разбойных нападениях за 1998 - 2002 гг., изученных в архивах федеральных районных судов Санкт-Петербурга, г. Барнаула; данные анкетирования 60-и сотрудников уголовного розыска и 45-и следователей органов внутренних дел.

Использованы результаты анализа статистических данных МВД России, ГУВД Санкт-Петербурга и УВД Алтайского края о состоянии преступности.

Научная новизна диссертационного исследования. Представленная диссертация является одним из первых монографических комплексных исследований оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях в современных условиях. Она ^ восполняет пробелы в теоретической разработке правовых, организационных

и методических аспектов деятельности оперативных аппаратов органов внутренних дел в решении задач борьбы с преступностью в современных

9

условиях, в частности, использования результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве. Проделанная работа позволила:

  • раскрыть научное содержание и структурные элементы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства как частного учения оперативно-розыскной деятельности;
  • уточнить понятие оперативно-розыскной характеристики преступления;
  • выявить пробелы и противоречия в нормативном регулировании деятельности оперативных аппаратов, осуществляющих оперативно- розыскное обеспечение по уголовным делам о разбоях на досудебных и судебных стадиях;

разработать конкретные предложения по совершенствованию организации и методики оперативно-розыскного обеспечения на досудебных и судебных стадиях по уголовным делам о разбоях;

  • уточнить содержание ряда научных понятий, традиционно используемых в теории и практике оперативно-розыскной деятельности (“раскрытие преступления”, “оперативно-розыскное обеспечение” и “оперативно-розыскное сопровождение”, “оперативно-розыскная характеристика”), соотношение оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной функций в борьбе с преступностью, что позволяет более четко определить их роль и место в теории оперативно-розыскной деятельности.

На основании проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения:

  1. Раскрытие преступления - это деятельность уполномоченных государственных органов (должностных лиц) по обнаружению конкретного преступления, установлению причастности и доказыванию виновности определенного лица (лиц) в его совершении вплоть до вступления приговора суда в законную силу. При этом раскрытие преступления включает: 1.

10

Процессуальный элемент - уголовное судопроизводство; 2. Оперативно- розыскной элемент - оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства; 3. Криминалистический элемент - криминалистическое обеспечение уголовного судопроизводства.

  1. Концепция и научное определение оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства как частного учения теории оперативно-розыскной деятельности, под которым понимается деятельность специально уполномоченных государственных органов (органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность) по поиску, документированию и своевременной, систематической реализации информации о преступлении, о лицах причастных к его совершению и других обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, оптимизации процесса доказывания и разрешения дела по существу. При этом содержанием оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства являются:

а) поиск сведений, представляющих оперативный интерес;

б) документирование;

в) реализация информации.

  1. Понятия и характеристики этапов оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства:

  2. Доследственная проверка (т.е. проверка информации, проводимая органами, уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности, до и для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) - деятельность оперативных подразделений уполномоченных государственных органов, направленная на поиск первичной информации, установление ее достоверности, сбор дополнительных сведений о преступлении, лице причастном к его совершению и реализация оперативно-розыскной информации в целях возбуждения уголовного дела и начала предварительного расследования.

11 2. Оперативно-розыскное сопровождение - это комплекс оперативно- розыскных мероприятий, осуществляемых уполномоченными государственными органами, по уголовному делу в целях обеспечения следователя, прокурора, суда данными, способствующими оптимизации процесса доказывания и разрешения дела по существу, если такие сведения невозможно или крайне затруднительно получить процессуальным путем.

  1. Оперативно-розыскная характеристика - это информационная модель, построенная на основе обобщения фактических, связанных между собой данных об определенном виде, роде преступлений, имеющих значение для разработки комплекса приемов, средств и методов оперативно-розыскной деятельности по их предупреждению и оперативно-розыскному обеспечению уголовного судопроизводства.
  2. Способ совершения разбоев (нападение), указывающий на непосредственный контакт преступников с пострадавшими, определяет особенность оперативно-розыскного обеспечения - проведение оперативно-розыскных мероприятий с участием и в отношении пострадавшего.
  3. Предложение о дополнении Федерального закона “Об оперативно- розыскной деятельности” статьей под названием “Основные понятия, используемые в настоящем Законе”.
  4. Предложение о дополнении статьи 7 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” частью второй следующего содержания: “При отсутствии оснований, предусмотренных частью первой настоящей статьи, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий уполномоченными государственными органами в целях поиска сведений, представляющих оперативный интерес”.
  5. Предложение о дополнении ст. 163 УПК РФ частью 6 следующего содержания: “Для производства по уголовным делам о тяжких преступлениях, а также для решения других задач допускается создание следственно-оперативных групп в составе: следователей, должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и др.

12

Руководителем следственно-оперативной группы назначается следователь, который принимает дело к своему производству.

Должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, вправе выполнять необходимые следственные действия в соответствии с планом работы группы, указаниями ее руководителя.

Деятельность группы строится в соответствии с настоящим кодексом и иными нормативно-правовыми актами”.

Теоретическая значимость исследования заключается в комплексном правовом исследовании оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях. Результаты работы пополняют потенциал науки оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования разработанных теоретических положений и выводов в практической деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также в совершенствовании оперативно-розыскного и уголовно- процессуального законодательства.

Полученные результаты могут быть также использованы в учебном процессе юридических вузов и специальных учебных заведений, при подготовке учебных и методических пособий по оперативно- розыскной деятельности и уголовному процессу.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Санкт- Петербургского университета МВД России, на которой состоялось ее обсуждение и рецензирование.

Основные положения работы получили апробацию в выступлениях автора на научно-практических конференциях и круглых столах: всероссийском круглом столе “Актуальные проблемы деятельности ОВД по раскрытию и расследованию преступлений” (Санкт-Петербург, 22 марта 2001

13

г.); межрегиональной научно-практической конференции “Разработка и применение огнестрельного оружия и специальных средств” (Санкт- Петербург, 15 сентября 2001 г.); региональном семинаре “Милиция общественной безопасности: состояние и актуальные проблемы деятельности” (Санкт-Петербург, 29 марта 2002 г.); юбилейной научно-практической конференции “МВД России - 200 лет: история и перспективы развития” (Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г.); научно-практической конференции “Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве” (Барнаул, 25 ноября 2002 г.); шестой научно- практической конференции молодых ученых “Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия” (Санкт-Петербург, 19 апреля 2003 г.).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы.

14

Глава I. Понятие, направления и формы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства.

§ 1. Теоретические и правовые вопросы раскрытия преступлений.

Уяснение терминологии, положенной в основу названия диссертации, необходимо начать, прежде всего, с осмысления термина “раскрытие преступления”. Это позволит глубже изучить явление и вскрыть многосторонность его связей.

Конституция Российской Федерации 1993 г. впервые провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью и возложила на государство обязанность по признанию, соблюдению, защите, ограждению их от любого незаконного вмешательства, ограничения или нарушения (ст. 2)1 наиболее опасным из которых, бесспорно, признается преступление. В этой связи, раскрытие преступлений, как одно из направлений борьбы с преступностью, наделяется особой значимостью. Между тем, на законодательном уровне данная категория, воспринимаемая как задача2, не имеет официально закрепленной трактовки понятия. Существующая ситуация в законодательстве во многом порождена значительным количеством попыток ученых определить понятие и сущность раскрытия преступления, которые начали предприниматься в нашей стране уже в 20-е

1 Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (в ред. Указа Президента РФ от 09.06.2001 г. №679) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 24. Ст.2421.

2 См.: ст2 Федерального закона от 12.08.1995 г. №144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” (в ред. Федерального закона от 20.03.2001 г. №26-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2001. №13. Ст. 1140; ст.ст.2,8,9 Федерального закона “О милиции” от 18.04.1991 г. №1026-1 (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №116-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.ЗОЗЗ; п.7 Положения о Федеральной службе безопасности РФ (утв. Указом Президента РФ от 06.07.1998 г. №806 в ред. Указа Президента РФ от 11.06.2001 г. №694) // Собрание законодательства РФ. 2001. №24. Ст.2422; п.З Положения о милиции общественной безопасности (местной милиции) в РФ (приложение №1 к Указу Президента РФ от 12.02.1993 г. №209 в ред. Указа Президента от 02.12.1998 г. №1454) // Собрание законодательства РФ. 1998. №49. Ст.6010; п. 1.3.4 Инструкции по организации работы участкового инспектора милиции (утв. Приказом МВД РФ от 14.07.1992 г. №231 в ред. Приказа МВД РФ от 01.07.1997 г. №403) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1997. №18.

15

годы.1 Так, И.Н. Якимов раскрытие преступлений считал “главной обязанностью уголовно-розыскных учреждений”, подчеркивая, что “расследование преступления включает обнаружение личности совершителя преступления, обнаружение объекта его посягательства и установление существа его преступной деятельности, по тем изменениям, которые она внесла в природу и в соотношение вещей между собой”2.

Дальнейшими разработками в этой области занимались: Р.С. Белкин, B.C. Бурданова, А.Н. Васильев, В.Ю. Владимиров, И.А. Возгрин, А.К. Гаврилов, И.Ф. Герасимов, Г.А. Густов, А.В. Дулов, Н.В. Жогин, Г.Г. Зуйков, В.Я. Колдин, К.С. Кузьминых, И.Ф. Крылов, В.П. Лавров, А.М. Ларин, И.М. Лузган, СП. Митричев, А.И. Михайлов, В.А. Образцов, Н.С. Полевой, А.Р. Ратинов, В.И. Рохлин, В.П. Сальников, Н.А. Селиванов, Л.А. Сергеев, Н.П. Суханов, В.Г. Танасевич, Ф.Н. Фаткуллин, А.В. Федоров, А. .В. Шахматов, В.И. Шиканов, Н.П. Яблоков и другие.

При всей фундаментальности и обширности научных разработок этих вопросов существуют серьезные разногласия и противоречия, без рассмотрения которых невозможно достичь цели настоящего исследования.

Толковый словарь русского языка при разъяснении существительного “раскрытие” отсылает к смысловому глаголу “раскрыть”, который означает - “открыть, обнаружить, сделать известным, объяснить что-нибудь тайное, неизвестное”3.

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.4

Исходя из значений приводимых выше терминов, можно сформулировать
условную дефиницию раскрытия преступления как

1 См.: Пригадаев А. Революционная законность в милиции // Рабоче-крестьянская милиция. 1922. № 4. С.50; Сильверстов М. Уголовная преступность и розыск // Щит революционного порядка. 1923. № 1. С. 15. Якимов И. Н. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1925. С.ЗЗО.

3 Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С.648.

4 См.: ст. 14 Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 г. №63-Ф3 (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №112-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3029.

16 обнаружение, объяснение виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания. Из названных общих посылок можно вывести два аспекта понятия:

  1. Раскрытие преступления как цель, конечный результат деятельности, который выражается моментом перехода преступления из нераскрытых в категорию раскрытых.

  2. Раскрытие преступления как процесс, последовательно осуществляемая уполномоченными органами деятельность. Рассматривая понятие с данной точки зрения, мы выделяем правовые основания начала, прекращения, субъектов, этапы раскрытия преступлений.

Некоторые ученые началом раскрытия преступления считают исключительно момент возбуждения уголовного дел, другие считают, что раскрытие преступлений нередко имеет место до возбуждения уголовного дела, а, точнее, в стадии возбуждения уголовного дела, которая начинается с получения сообщения о совершенном противоправном деянии.1 Назвать эти точки зрения ошибочными нельзя, действительно, раскрытие преступления может начаться одновременно с возбуждением уголовного дела, либо с проверкой сообщения о преступлении процессуальным путем, однако, нередки случаи начала раскрытия преступления задолго до принятия каких-либо процессуальных решений, когда оперативные аппараты уполномоченных государственных органов, осуществляя оперативно- розыскные мероприятия, или от содействующих лиц получают сведения о событии преступления и лицах причастных к его совершению. Поэтому представляется неубедительным утверждение И.А. Возгрина о том, что нельзя говорить в криминалистическом и уголовно-процессуальном смыслах о раскрытии преступлений вне расследования.2

1 См.: Куклин В.И. Теоретические основы криминалистической методики и их реализация в расследовании грабежей и разбойных нападений: Дис. … д-ра юрид. наук. Иваново, 1987. С.45.

2 См.: Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1977. С.69.

17

Нам представляется, правовым основанием процесса раскрытия служат сведения о признаках преступления, началом же раскрытия преступления - , момент получения таких сведений уполномоченными государственными

органами. Заметим, что раскрытию подлежит не только оконченное преступление, когда в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, но и неоконченное в форме умышленного создания условий для совершения тяжкого, особо тяжкого преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам (приготовление), либо в форме покушения - умышленных действий (бездействия) лица, непосредственно направленных на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Конечно же, абсолютная достоверность, то есть соответствие сведений действительности, для начала процесса раскрытия не обязательна, достаточным будет, например, подтверждение первичных сведений, получением аналогичных сведений из другого источника. В общей форме точнее было бы говорить о получении признаков возможного преступления, поскольку одни и те же признаки бывают свойственны как преступному, так и не преступному деянию. Это учитывают Г.А. Густов и В.Г. Танасевич, когда определяют признаки преступления как “определенные факты реальной действительности, представляющие собой следы преступления, указывающие на возможность совершения конкретного преступления”1. Признаки преступления в деянии выявляются путем сопоставления его обстоятельств, ставших известными, с признаками, указанными в диспозиции одной или нескольких статей особенной части УК РФ, предусматривающими ответственность за действия, сходные с теми, информация о которых содержится в полученном материале. На данном ^> этапе совершенно не обязательно указание в полученных
сведениях

1 Густов ГА, Танасевич В.Г. Признаки хищений социалистической собственности // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Л., 1971. С.89.

18

абсолютно на все признаки и элементы конкретного состава преступления. Как правило, достаточно наличие признаков, характеризующих объективную сторону определенного состава преступления, либо составов преступлений соответствующей главы особенной части УК РФ.

В зависимости от содержания полученных первичных сведений ученые криминалисты делят преступления на две группы. Первую составляют, так называемые, “очевидные” преступления, т.е. такие, которые совершаются в условиях очевидности, когда получены сведения и о событии, и о причастном лице. Вторая группа включает преступления, по которым имеются не все сведения о событии и о причастном лице, либо получены сведения лишь о событии преступления.

По мнению Р.С. Белкина, в раскрытии нуждаются только те преступления, которые относятся ко второй группе.1

На ошибочность данной позиции указывает следующий случай из следственной практики прокуратуры Ленинского района г. Барнаула, когда прибывшим на вызов сотрудникам следственно-оперативной группы задержанный гражданин Самойлов А. сообщил, что в своей квартире совершил убийство К. из личных неприязненных отношений путем нанесения ударов табуретом, обнаруженным на месте происшествия. На одежде и теле Самойлова имелись следы крови. Лишь по истечении суток в результате оперативной отработки подозреваемого на причастность к другим преступлениям была получена информация о самооговоре последнего в пользу дочери, виновность которой была доказана последующим расследованием.2 Учитывая изложенное, заключаем, что нельзя опираться, в силу ничтожности, на исходную информацию при определении очевидности и необходимости раскрытия преступления. К тому же, ст.73 УПК РФ3 определяет обстоятельства подлежащие
доказыванию, среди которых

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 184.

См.: Уголовное дело № 65856/99 архива Федерального суда Ленинского района г. Барнаула.

3 Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 г. №174-ФЗ (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №112-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст,3029.

19

выделены способствовавшие совершению преступления. Выяснение таких обстоятельств, их доказывание зачастую требует кропотливой, совместной, целенаправленной работы следователя и оперативного сотрудника. Разве считается преступление раскрытым при неустановлении этих обстоятельств? Ответ отрицателен, по нашему мнению, круг обстоятельств подлежащих доказыванию является тем минимумом, который необходим для постановления приговора судом, поэтому его отсутствие порождает необходимость раскрытия преступления. Учитывая вышеизложенное, раскрытию подлежат все преступления вне зависимости от их очевидности или неочевидности.

Относительно субъектов раскрытия преступлений в отечественной научной литературе нет единого мнения.

И.И. Карпец считал раскрытие преступлений прерогативой только оперативных аппаратов органов дознания.1

По мнению Р.С. Белкина, раскрытие преступлений - совместная задача следователя и оперативных сотрудников органов дознания.2

Признать представленные позиции бесспорными нельзя. В первом случае необоснованно отрицается комплексный характер раскрытия преступлений оперативно-розыскными средствами, методами и следственными действиями. Во втором суждении нет указания на прокурора как субъекта раскрытия преступлений, что совершенно не допустимо. Принимая во внимание ст.37 УПК РФ, без участия прокурора вообще невозможно уголовное судопроизводство, а значит невозможно раскрытие преступления. Активная же роль прокурора в раскрытии преступлений подтверждается его полномочиями:

-возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном УПК РФ, поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству;

1 См.: Карпец И.И. Проблемы преступности. М., 1969. С. 152.

2 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 184.

20

-участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия;

-давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела в соответствии со ст. 146 УПК РФ;

-давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

-поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий;

-возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования и т.д.

Пробелы рассмотренных позиций не в полной мере учитывает законодатель и ст.21 ч.2 УПК РФ в равной степени обязывает прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя в каждом случае обнаружения признаков принимать предусмотренные настоящим кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении. Такую позицию законодателя нельзя назвать правильной, в виду отсутствия упоминания о суде в числе субъектов раскрытия преступлений. Обоснование этой точки зрения напрямую связано с определением роли и места суда в доказывании по уголовным делам, цели такого доказывания и пределов полномочий суда при осуществлении правосудия по уголовным делам.

По данному вопросу высказываются разные мнения: либо суду вообще отказывается в праве осуществлять доказывание по уголовным делам,1 либо его роль в судебном заседании существенно ограничивается и сводится лишь к формальному выслушиванию мнений и аргументов сторон, и вынесению на

1 См.: Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Дис. … д-ра юрид. наук. Владикавказ, 1995. С.40.

21

их основе окончательного решения. Достаточно примечательна в этом отношении, например, позиция судьи Московского областного суда Н. Григорьевой, полагающей, что в “соответствии с принципом состязательности суд выносит решение только на основании того материала, который представили стороны, даже если, по мнению суда, он не отражает полностью всех обстоятельств дела”1. Снимая, таким образом, с суда обязанность установления объективной истины по уголовному делу, Н. Григорьева полностью солидаризируется с С. А. Пашиным, ранее высказавшим мысль, что “юрист отвечает не за обнаружение истины, а лишь за то, чтобы результат судоговорения был достигнут определенным образом”, потому что “с помощью доказательств не устанавливается истина”, а лишь “обосновываются определенные выводы” по делу2.

Приверженцы подобной позиции фактически не приемлют мысли о том, что состязательность, нормативно закрепленная в уголовном процессе (ст. 15 УПК РФ), и действительная задача суда по установлению объективной истины по делу (безосновательно законодательно не закрепленная) могут иметь какие-либо точки соприкосновения, так как, по их мнению, это “взаимоисключающие правовые идеи”3, и состязательность устраняет активность суда в доказывании, причем в любой ее форме. Такое положение вызвано неверным, на нят взгляд, истолкованием сущности принципа состязательности состоящем только в разделении функций обвинения, защиты и разрешения дела.

Между тем, традиционно в качестве признаков (элементов) состязательного начала уголовного судопроизводства в науке принято выделять: а) разделение основных процессуальных функций; б) процессуальное равноправие сторон; в) руководящую и активную роль суда в

‘Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства. // Российская

юстиция. 1995. № 8. С.40.

2Пашин С.А. Проблемы доказательственного права. - В кн.: Судебная
реформа:

юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии. М.,

  1. С.312, 322.

3Ершов В.В., Халдеев Л.С. Проблемы рассмотрения уголовных дел судом присяжных. //

Государство и право. 1994. №2. С.77, 78.

22

процессе и сущность принципа состязательности сводится ко всем трем указанным положениям.1

В этой связи высказывается верное суждение, что “несмотря на расширение состязательных начал в судебном разбирательстве, суд, как и прежде, остается субъектом доказывания, несущим обязанность собирать (т.е. формировать) доказательства и обосновывать конечный вывод” по уголовному делу.2

Действительно, исходя из положений ст. 10 Конституции РФ, которая предусматривает три ветви самостоятельной государственной власти (законодательную, исполнительную и судебную) надо признать, что исключительная прерогатива суда - обязанность посредством правосудия разрешать социальные конфликты, возникающие в сфере правового регулирования.

Реализация данной функции, как правильно отмечает С.А. Шейфер, “требует от суда беспристрастности по отношению к конфликтующим сторонам и, в частности, полного отказа от действий, которые могут быть истолкованы как обвинительные”3. Подобный подход полностью соответствует принципу состязательности правосудия (ст. 123 ч.З Конституции РФ) и в целом максимально отвечает роли и месту суда в государстве как носителя судебной власти (ст. 118 Конституции РФ). Однако, это не означает, что суд, полностью должен отдать инициативу в судебном заседании сторонам, так как подобный подход в корне не согласуется с теми обязательствами, которое взяло на себя государство, декларируя в Конституции РФ переход к построению правового государства и гражданского общества.

1 См.: Волкодаев Н.Ф. Правовая культура судебного процесса. М., 1980. С.49.

2 Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе. // Государство и право. 1996. №9. С.66; Алексеева Л. Действительные или мнимые противоречия. // Российская юстиция. 1995. №6. С.23-24.

Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе. // Государство и право. 1996. №9. С.63.

23

Б. Эбзеев и В. Радченко в данной связи справедливо обращают внимание на то, что в соответствии со ст. 18 Конституции РФ именно права и свободы человека и гражданина определяют не только смысл, содержание и применение законов, но и деятельность всех законодательных, исполнительных и судебных органов.1 Более того, “деятельность этих органов легитимна в той мере, в какой они в присущих им формах обеспечивают права и свободы человека и гражданина”2. Отсюда цель суда заключается в том, чтобы средствами правосудия максимально обеспечить, защитить права, свободы и имущество граждан, правомерно обратившихся в суд за законным и обоснованным разрешением правового спора; за восстановлением своих нарушенных прав; с требованием справедливого наказания за содеянное, так как в соответствии со ст. 18 Конституции РФ эти права и свободы обеспечиваются непосредственно правосудием, и оно является их главным гарантом.

Только по обвинительному приговору суда, вступившему в законную силу, гражданин может быть признан виновным в совершении преступления и к нему могут быть применены те или иные меры уголовной ответственности (ст.49 Конституции РФ). Но поскольку по действующему законодательству (ст.302 ч.4 УПК РФ) “обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств” (т.е. доказана достоверно), то и реализация целей и задач правосудия по конкретному делу неразрывно связана с установлением объективной истины по данному делу. Истины, которая отражает “полное и точное соответствие выводов органа
дознания, следствия и суда

1 Эбзеев Б., Радченко В. Прямое действие Конституции РФ и конкретизация ее норм. // Российская юстиция. 1994. №7. С.7, 9.

2 Там же. С.8.

24

обстоятельствам конкретного уголовного дела в их социально- политической и юридической оценке”1.

Установление истины в уголовном процессе осуществляется посредством доказывания, которое заключается в собирании, проверке и оценке доказательств и обосновании выводов по уголовному делу.2

Каждый из названных элементов доказывания имеет строгую процессуальную форму, что позволяет обеспечить не только наиболее эффективный и оптимальный путь познания, исследования и обоснования фактических обстоятельств дела в уголовном процессе, но и достоверность полученных при этом результатов. Все элементы доказывания диалектически взаимосвязаны между собой и “осуществляются не изолированно друг от друга, а в определенном единстве, характеризуя различные стороны единого процесса доказывания”3. Безусловно, что в соответствии с принципом состязательности процесса (ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ), именно стороны обвинения или защиты представляет суду те или иные письменные документы и предметы, и на их основе обосновывают в судебном заседании свои выводы о доказанности или недоказанности фактических обстоятельств дела; вины подсудимого в инкриминируемом ему деянии; степени и характере его ответственности; обстоятельств, характеризующих личность виновного, и других значимых обстоятельствах дела. Это положение, тем не менее, не запрещает суду, в соответствии со ст. 86 ч.1 УПК РФ, собирать доказательства в ходе уголовного судопроизводства путем производства следственных и иных процессуальных действий и в порядке установленном ст.253 ч.1 УПК РФ истребовать новые доказательства.

Говоря о собирании доказательств судом, также следует помнить, что именно к суду стороны обращаются при необходимости получить и исследовать в судебном заседании новые или дополнительные

1 Горский Г.Ф. и др. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. Воронеж, 1978. С.62.

2 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.298.

Горский Г.Ф. и др. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, ПС. Элькинд. Воронеж, 1978. С.210.

25

доказательства (вызов новых свидетелей, истребование документов, назначение экспертиз и т.п.). От его позиции и активности в этом вопросе ^ зависит, насколько они будут получены и исследованы в ходе судебного

следствия, в какой мере найдут свое отражение в протоколе судебного заседания, в аргументах сторон, высказываемых в прениях и в приговоре суда. Следовательно, отрицать участие суда в собирании доказательств невозможно.

Собирая доказательства по делу, суд одновременно обязан всесторонне, полно и объективно проверить их в ходе судебного следствия, оценить их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для законного и обоснованного решения (ст. ст.87, 88 УПК РФ). Думается, и здесь позиция законодателя (и, конечно, суда) предельно ясна и разумна.

Таким образом, активная позиция суда в доказывании по уголовному

, делу обосновывает отнесение его к субъектам раскрытия преступлений.

«ft-

Отдельным аргументом представленной точки зрения служит ч.4 ст.29 УПК

РФ, указывающая на то, что если при судебном рассмотрении уголовного

дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению

преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения

закона, допущенные при производстве дознания, предварительного

следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то

суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором

обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на

данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия

необходимых мер. Все это, по нашему мнению, не что иное, как

инициирование судом деятельности по раскрытию преступлений.

В свете рассуждений представляется правильной позиция Р.К.

Безруких и А.Г. Лекаря, которые пишут, что “органы дознания, следствия и

  • суда обязаны в равной мере принимать все необходимые меры к раскрытию

преступления. Однако каждый из них действует особыми, специфическими,

26

лишь ему присущими средствами и методами, осуществляет их в различных формах”.

С этой точки зрения в определении круга субъектов процесса раскрытия преступлений, последних можно подразделить на группы:

  1. Государственные органы, уполномоченные на рассмотрение уголовного дела по существу, правомочные выносить приговор, принимать решения в ходе досудебного производства по уголовному делу и выносить иные решения, предусмотренные УПК РФ - суды общей юрисдикции.

  2. Должностные лица, уполномоченные в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания, органов предварительного следствия, а также оперативно-розыскной деятельностью (ст.21 Закона “Об ОРД”).

Указанные полномочия осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, помощниками, приравненными к ним прокурорами военных, иных специализированных прокуратур и вышестоящими прокурорами.

  1. Органы исполнительной власти, уполномоченные осуществлять ОРД в соответствии со ст. 13 ч.1 Закона “Об ОРД”, а также, осуществлять дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно и выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно в соответствии со ст. 40 ч.1 п.1 УПК РФ. Таковыми являются: оперативные подразделения ОВД, ОФСБ, Федеральных органов государственной охраны, таможенных органов РФ, Службы внешней разведки РФ, Министерства юстиции РФ.

  2. Должностные лица, уполномоченные в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Данные полномочия осуществляются
    следователями

27

прокуратуры, ФСБ, ОВД. Начальники следственных отделов указанных органов приобретают такие полномочия, приняв уголовное дело к своему производству и осуществляя предварительное следствие.

  1. Государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять только дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно и выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. К ним относятся (ст. 40 ч.1 УПК РФ):

1) органы внутренних дел РФ, в систему которых входят: министерства внутренних дел республик, главные управления, управления и отделы внутренних дел краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов, районов, городов, районов в городах, закрытых административно-территориальных образований, управления (линейные: управления, отделы, отделения) внутренних дел на железнодорожном, воздушном и водном транспорте, управления (отделы) на особо важных и режимных объектах, региональные управления по борьбе с организованной преступностью, а также территориальные органы управления учреждениями с особыми условиями хозяйственной деятельности, окружные управления материально-технического и военного снабжения, образовательные, научно-исследовательские учреждения и иные подразделения, предприятия, учреждения и организации, созданные для осуществления задач, возложенных на органы внутренних дел и внутренние войска.1 Последние из перечисленных, начиная с территориальных органов управления учреждениями с особыми условиями хозяйственной деятельности, необоснованно наделены полномочиями органа дознания, вследствие неточности, допущенной законодателем в ст.40 ч.1 п.1 УПК РФ. Более приемлема формулировка аналогичной нормы, имевшейся в п.1 ст. 117

1 См.: Положение о Министерстве внутренних дел РФ утв. Указом Президента РФ от 18.07.1996 г. №1039 (в ред. Указа Президента РФ от 13.01.2001 г. №31) // Собрание законодательства РФ. 2001. №3. Ст.220.

28

УПК РСФСР1, согласно которой органом дознания признавались не органы внутренних дел, а милиция, подразделяющаяся на криминальную и милицию общественной безопасности (ч.1 ст.7 Закона “О милиции”);

2) служба судебных приставов: Главный судебный пристав РФ, главный военный судебный пристав, главный судебный пристав субъекта РФ, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ; командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов; 3) 4) командиры воинских частей, соединений, начальники военных соединений и гарнизонов; 5) 4) органы Государственной противопожарной службы.

  1. Должностные лица, уполномоченные УПК РФ на возбуждение уголовного дела и производство неотложных следственных действий при особых обстоятельствах:
  • капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах;
  • руководители геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок;
  • главы дипломатических представительств и консульских учреждений РФ - по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.
  • Необходимо отметить, что главными моментами раскрытия является обнаружение преступления и установление виновных. Именно эти элементы

1 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. №40. Ст.592.

JV

29

должны составить основу любого (уголовно-процессуального, оперативно- розыскного и криминалистического) понятия раскрытия преступления. Такой, на наш взгляд, правильной позиции придерживаются: Р.К. Безруких, Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, А.Г. Лекарь, В.А. Образцов и другие.1

Наряду с указанными, некоторые криминалисты в понятие раскрытия преступления включают и другие элементы. Например, В.Г. Танасевич полагает, что “преступление может считаться раскрытым, когда приняты все необходимые меры: … З.для их (преступников) наказания”2.

Первый из трех названных элементов (обнаружение преступления) предполагает установление всех обстоятельств предмета доказывания, характеризующих событие преступления, время и место, а также мотивы его совершения.

Второй элемент (установление виновных) - это обнаружение лиц, виновных в содеянном, установление характера их вины и степени ответственности каждого из них.

Третий элемент, включаемый В.Г. Танасевичем и некоторыми другими авторами работ, посвященных исследуемому вопросу, вряд ли стоит признавать основным. Скорее это само собой разумеющийся и совсем не обязательный элемент раскрытия преступления и даже можно его признать следствием раскрытия преступления, которое, как правило, наступает, а может и не наступить.

Названные составные части понятия раскрытия преступления отдельными криминалистами кладутся в основу деления этой деятельности на этапы. Так, И.Ф. Герасимов пришел к выводу, что первым этапом раскрытия любого преступления следует считать обнаружение или выявление факта преступного события или его признаков.

Следующим этапом является получение и собирание сведений о лице, совершившем преступление. В одних случаях получение таких данных

1 См., например. Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М., 1962. С.4.

2 Танасевич В.Г. Проблемы методики раскрытия и расследования преступлений // Советская криминалистика. Теоретические проблемы, М., 1978. С Л 24.

30

совпадает с установлением виновного лица, в других же второй этап раскрытия преступления характеризуется лишь обнаружением предварительных данных о нем.

Задачей третьего этапа раскрытия преступлений является установление обстоятельств преступного события и лица, совершившего преступление.

Такое деление раскрытия преступлении на этапы следует признать неубедительным. Во-первых, при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий два первых элемента (соответственно два первых этапа) выясняются не последовательно, а одновременно. Если даже и существует какая-то очередность их выяснения, то это зависит полностью от первичной информации. Например, при осмотре места происшествия сначала уточняется, что произошло, а затем устанавливаются сведения о причастном к преступлению лице. При задержании же преступника с поличным на месте преступления последовательность уяснения данных элементов становится противоположной, т.е. сначала собираются сведения о лице, совершившем преступление, а затем обо всех обстоятельствах содеянного. Во-вторых, между указанными этапами нет четко выраженных границ. В третьих, в основе приведенного деления раскрытия преступлений вообще нет конкретного основания и каких бы то ни было критериев. В-четвертых, автором упущен из виду, на наш взгляд, важный в раскрытии преступлений, этап обнаружения, фиксации, закрепления следов (доказательств) служащий основой для выяснения лица причастного к совершению преступления, доказывания и установления его виновности.

Касательно момента окончания деятельности по раскрытию преступления, а, следовательно, наступления раскрытия преступления как результата, в криминалистической, уголовно-процессуальной, оперативно-розыскной литературе высказаны различные суждения.

1 См.: Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступления. - В кн.: “Следственные ситуации и раскрытие преступлений”, Свердловск, 1975. СЮ.

31

По мнению Р.С. Белкина, раскрытием преступлений следует признать деятельность по расследованию преступления, направленную на получение информации, дающей основание для выдвижения версии о совершении преступления определенным лицом после того, как все иные взаимоисключающие ее версии будут проверены и опровергнуты.1

Преступление признается раскрытым с выдвижением версии о совершении его определенным лицом. Данную формулировку вряд ли следует признать удачной. Выдвижение версии - это высказывание предположения (пусть даже обоснованного), а, следовательно, еще не раскрытие преступления. Еще предстоит проверить выдвинутую версию и доказать виновность лица в содеянном.

Известно, что версия может быть выдвинута на основании сведений оперативного характера. И если же в материалах дела не окажется ни одного источника доказательств, подкрепляющего действительность, правильность выдвинутой версии, то не представится возможным признать преступление раскрытым.

Оригинально предложение В.Г. Танасевича ввести

криминалистическое понятие предварительного раскрытия преступления, которое означает, что признание окончательного раскрытия остается за судом, т.е., если суд не согласится с мнением органа предварительного расследования, то преступление из раскрытых переходит в разряд нераскрытых. Что же касается вопроса о моменте раскрытия преступления, то здесь центр тяжести должен быть перенесен со стадии судебного разбирательства на стадию предварительного следствия. Право сделать предварительный вывод о том, что преступление раскрыто должно быть отнесено к компетенции следственного органа.2 Моментом, когда следует

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 184.

2 См.: Танасевич В.Г. Проблемы методики раскрытия и расследования преступлений // Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М., 1978. С. 177-178.

32

считать преступление раскрытым, может быть окончание расследования и составление обвинительного заключения.1

Вполне обоснованно, по нашему мнению, эта позиция В.Г. Танасевича была подвергнута критике со стороны ряда криминалистов. Так И.Ф. Пантелеев пишет: “Что означает предварительное раскрытие преступления трудно представить себе даже с учетом условности этого термина. Предварительно раскрытое преступление может означать только одно - что преступление не раскрыто. Разрывать единое понятие раскрытия преступления (выявление с помощью уголовно- процессуальных и оперативно-розыскных средств всех признаков преступления и лица его совершившего) не имеет ни научного, ни практического смысла”2.

Предлагаемые понятия, по нашему мнению, не могут быть положены в основу учета раскрытых преступлений, а также использоваться в нормотворческои деятельности при определении стоящей перед правоохранительными органами задачи по раскрытию преступлений.

В оперативно-розыскном аспекте И.И. Карпец и некоторые другие авторы раскрытие преступлений считают понятием чисто оперативно-розыскным, означающим, что преступник найден.3 Позиция же законодателя в решении данного вопроса в Законе об ОРД не выражена. Между тем, существует острая необходимость законодательной интерпретации такого понятия. По мнению диссертанта в Закон “Об ОРД” следует включить статью: “Основные понятия, используемые в законе”, в которой раскрывались бы значения основных понятий, в том числе и “раскрытие преступления”.

По иному трактуется рассматриваемое понятие в процессуальной науке:

? Раскрытие преступления - установление данных о преступлении и виновном в его совершении в таком объеме, который позволяет

1 Там же. С. 179.

2 Пантелеев И.Ф. Теоретические проблемы современной криминалистики. М., 1980. С. 18.

3 См.: Карпец И.И. Проблема преступности. М., 1969 С. 152.

33

предъявить обвинение. Момент раскрытия связывается с моментом вынесения постановления о предъявлении обвинения.1

? Раскрытие преступления - установление всех обстоятельств предмета доказывания, что является основанием для окончания предварительного расследования и составления обвинительного заключения.2 ? ? Раскрытие преступления - весь процесс производства по делу, завершающийся вступлением в законную силу приговора суда. Раскрытым признается такое преступление, по которому приговор вступил в законную силу.3 ? Нормативная же трактовка раскрытия преступлений в действующем УПК РФ отсутствует. Отчетливо и конкретно сформулированные задачи уголовного судопроизводства (ст.2 УПК РСФСР), в числе которых состояла задача быстрого и полного раскрытия преступлений, сменила новая нечетко и декларативно закрепленная категория “назначение уголовного судопроизводства” (ст.6 УПК РФ). В силу детального регламентирования уголовного процесса представляется более правильным изложение в УПК РФ задач уголовного судопроизводства, нежели его назначения, так как, по нашему мнению, “задача” более конкретна - то, что требует исполнения, разрешения, в свою очередь “назначение” - лишь предназначение, общая цель.

Из всех исследованных точек зрения нам близка связывающая момент раскрытия с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда, т.к. раскрытие преступления непосредственно связано с установлением виновности определенного лица в совершении конкретного преступления. На

1 См.: Михайлов А. И., Сергеев Л. А. Процессуальная сущность раскрытия преступления // Советское государство и право. 1971. №4. СИЗ; Веселое Ю. И. Понятие полного раскрытия преступлений // Сборник статей адъюнктов и соискателей. М. 1971. №3. С.30; Жогин Н.В. Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие. М., 1965. С.38; Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С.50; Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. Волгоград, 1976. С.25.

2 См.: Майоров Н. Учет раскрытия преступлений // Социалистическая законность. 1970. №2. С.44.

3 См.: Остроумов С, Панченко С. Критерии оценки раскрытия преступлений. // Социалистическая законность. 1976. № 9. С.51.

34

основании же ч.1 ст.49 Конституции РФ виновность лица устанавливается только вступившим в законную силу приговором суда по истечении срока его обжалования, если он не был обжалован.

В случае принесения жалобы или представления приговор, если он не отменен, вступает в законную силу по рассмотрении вышестоящим судом в апелляционном или кассационном порядке.

Вступивший в законную силу приговор выражает государственное осуждение преступника, выраженное от имени государства и общества, приобретает силу закона (для данного конкретного дела) и является обязательным в каждой своей части для всех государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц и граждан. Указанными свойствами не обладают решения следователя.

По этому поводу А. Герасун писал: “Действительно, если быть последовательным, нужно говорить о признании преступления раскрытым только и исключительно на основе приговора. Но так далеко никто не заходит, ибо это означало бы возложение ответственности за полное раскрытие преступления на суд и снижение требований, предъявляемых к органам дознания и следствия”, что “не имеет ни научного, ни практического смысла”1. Согласиться с таким высказыванием нельзя по той простой причине, что на суд в РФ не возложена функция уголовного преследования, а, значит, нет заинтересованности в постановлении обвинительных приговоров. Приговор суда основывается только на доказательствах.

К числу дискуссионных относится вопрос о том, все ли преступления при любых обстоятельствах могут быть раскрыты. Большинство отечественных юристов считают, что нет и не может быть преступлений, которые нельзя было бы раскрыть. Сторонники этой позиции склонны искать причины, по которым преступление остается нераскрытым, исключительно в недостатках расследования, промахах и ошибках следователя и оперативных сотрудников и т.п.

1 Герасун А. Раскрытие преступления // Социалистическая законность. 1972. Jfe 8. С.57.

35

Закономерный характер процессов возникновения и обнаружения доказательств обеспечивает принципиальную возможность раскрытия всякого преступления. Однако, поскольку всякая объективная закономерность проявляется как тенденция, прокладывая себе путь через случайности, через отступления от общих правил и учитывая, что наряду с закономерностями возникновения доказательств действуют закономерности их исчезновения, рассеивания доказательственной информации следует признать, что в конкретном случае процессы возникновения, существования и обнаружения доказательств могут протекать не типично, т.е. что доказательства могут возникнуть в таком качестве, чтобы не быть обнаруженными современными средствами и методами, либо что их количество и значимость окажутся недостаточными для раскрытия преступления. Эти объективные процессы не зависят от качества расследования и субъективных качеств следователя. В большинстве случаев то, что преступление остается нераскрытым - следствие недостатков в организации и осуществлении расследования, но существуют и такая часть уголовных дел, расследование по которым не увенчалось успехом именно в силу действия объективных отрицательных факторов. Но для того чтобы признать, что конкретное преступление не может быть раскрыто по этой причине, необходимо вначале дать оценку всей совокупности действий по раскрытию преступления использованию всех возможных средств и полномочий субъектов доказывания. Это относится и к латентным преступлениям, которые остаются в своей массе необнаруженными не в силу объективных причин препятствующих их раскрытию, а потому что наличные признаки их совершения остаются вне поля зрения оперативных аппаратов органов дознания и следователей.1

По нераскрытому в процессуальные сроки преступлению органы осуществляют деятельность вплоть до истечения сроков давности, установленных ч.1 ст.78 УК РФ, исчисляемых со дня его совершения и до

1 См.: Белкин PC. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 184.

36

момента вступления приговора суда в законную силу, если лицо не уклонялось специально от уголовной ответственности и наказания.

Течение давностного срока приостанавливается, если лицо уклоняется от правоохранительных органов, то есть специально меняет место жительства или работы, документы и т. д. Время приостановления равно времени такого уклонения. Как только лицо явится с повинной или будет задержано, течение срока давности возобновляется. Закон не содержит никаких указаний о возможности или невозможности зачета в давностный срок времени, истекшего к моменту уклонения. Это можно объяснить тем, что, как правило, лицо пытается уклониться от следствия и суда сразу после совершения преступления. Но если все- таки уклонение имело место через какое-то время после совершения преступления, то в этом случае следует применить правило, предусмотренное в ч. 2 ст. 83 УК РФ, и засчитывать в срок давности время, истекшее до момента уклонения. Во всяком случае, следует признать, что в законодательстве имеется пробел по этому вопросу.

Вышеизложенное позволяет заключить, что раскрытие преступления - это деятельность уполномоченных государственных органов (должностных лиц) по обнаружению конкретного преступления, установлению причастности и доказыванию виновности определенного лица в его совершении вплоть до вступления в законную силу приговора суда.

Представленное понимание раскрытия преступления позволяет выделить в нем:

  1. Процессуальный элемент - уголовное судопроизводство.

  2. Оперативно-розыскной элемент - оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства.

  3. Криминалистический элемент - криминалистическое обеспечение уголовного судопроизводства.

Выделение таких элементов указывает на неверное использование понятий А. Г. Маркушиным, когда им ведется речь об
“оперативно-

37

розыскном обеспечении раскрытия и расследования преступлений” , потому что оперативно-розыскное обеспечение является составной частью раскрытия, включенной в него. Представленная же конструкция выносит деятельность по оперативно-розыскному обеспечению за рамки раскрытия преступления, что совершенно недопустимо.

Принимая во внимание изложенное в настоящем параграфе, можно сделать следующие выводы:

  1. Раскрытие преступления рассматривается в двух аспектах: как деятельность уполномоченных государственных органов и как конечный результат такой деятельности, момент перехода преступления из нераскрытых в категорию раскрытых.
  2. Правовым основанием процесса раскрытия служат сведения о признаках преступления, началом же раскрытия преступления - момент получения таких сведений уполномоченными государственными органами.
  3. В зависимости от содержания ставших известными первичных сведений преступления делятся на очевидные и неочевидные. Раскрытию подлежат все преступления.
  4. Субъектами раскрытия преступлений являются: суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель. Каждый из них действует особыми, специфическими, лишь ему присущими средствами и методами, осуществляет их в различных формах.
  5. Главными моментами раскрытия преступлений признаются: обнаружение преступления и установление виновных.

  6. Моментом раскрытия преступления (окончания процесса раскрытия преступления) служит вступление обвинительного приговора суда в законную силу.

  7. В Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности следует внести статью под заглавием: “Основные понятия, используемые в

1 Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Н. Новгород, 1996. С.98.

38

законе”, в содержании которой раскрывались бы значения основных понятий, в том числе, раскрытия преступлений.

  1. Под раскрытием преступления понимается деятельность уполномоченных государственных органов (должностных лиц) по обнаружению конкретного преступления, установлению причастности и доказыванию виновности определенного лица (лиц) в его совершении вплоть до вступления приговора суда в законную силу.

  2. Раскрытие преступления включает: 1. Процессуальный элемент - уголовное судопроизводство; 2. Оперативно-розыскной элемент - оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства; 3. Криминалистический элемент - криминалистическое обеспечение уголовного судопроизводства.

Последующий параграф нашего исследования посвящен изучению теоретических и правовых вопросов оперативно-розыскного элемента раскрытия преступления.

39

§2. Теоретические и правовые вопросы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства.

В толковом словаре русского языка термин “оперативный” в зависимости от контекста может означать: во-первых — “непосредственно, практически осуществляющий что-нибудь”; во- вторых — “способный быстро, вовремя исправить или направить ход дел”1.

Термин “розыск” означает - “поиски, разыскивание кого-либо, чего- либо”2.

Разъяснение существительного “обеспечение” содержит отсылку к смысловому значению глагола “обеспечить”, который означает - “снабдить чем-нибудь в нужном количестве”; “сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым”3.\

Согласно п.56 ст.5 УПК РФ под уголовным судопроизводством понимается досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Исходя из общеупотребительного значения приводимых выше терминов, можно сформулировать, в общем виде, определение оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства - непосредственно осуществляемый поиск и снабжение необходимым досудебного и судебного производства по уголовному делу в целях благоприятного осуществления и высокой результативности.

Из названных общих посылок можно установить, что понятие оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства включает в себя следующие необходимые элементы:

  • субъект обеспечения;
  • содержание обеспечения (возникновение, протекание, результативность);
  • цели обеспечения;
  • Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1986.. С.388. 2Тамже. С.431. 3Там же. С.364.

40

  • стадии обеспечения.

Вопрос об оперативном обеспечении и сопровождении уголовно- процессуальной деятельности тесно связан с проблемой пропорции последней с ОРД. В юридической литературе данный вопрос рассматривался с разных позиций. Во времена действия УПК 1923 г. он освещался в рамках дискуссии о соотношении форм предварительного расследования. В те времена актуальным был вопрос о сохранении либо упразднении дознания.

Среди аргументов ученых, отстаивавших эту форму досудебного производства, встречались указания на оперативно-розыскную природу дознания предваряющего следствие. Возможность использования приемов, находящихся за рамками процессуальной формы, рассматривалась в качестве убедительного довода в пользу дознания.

Так, М. А. Чельцов указывал: “Нельзя отрицать, что собирание первичных материалов по делу и активный розыск преступника производятся в иных условиях и требуют иных приемов и форм, чем всестороннее изучение всех обстоятельств, от которых зависит решение вопросов о правовой оценке преступления и о виновности в нем того или иного гражданина. Первое относится к задачам дознания, второе является задачей предварительного следствия”1.

Д.С. Карев исходил из того, что по целому ряду дел (кража, разбой, бандитизм и т.д.) раскрытие преступлений, розыск и задержание преступников могут быть успешно осуществлены оперативно-розыскной деятельностью органов милиции, что первичные следственные действия по обнаружению следов преступления и преступника легче провести этим органам.2

Указанные позиции нашли свое отражение в УПК 1960 г. Однако, позиция законодателя в рассматриваемом вопросе не только не положила конец дискуссии, а, напротив, обострила её.

1 Чельцов М.А.. Уголовный процесс. М, 1948. С.364.

2 См.: Социалистическая законность. 1954. № 2. С.35.

41 ЯЛВ лаптю дГ*

Появление в УПК РСФСР I960 г. ст. 118, возлагавшей на органы дознания “…принятие оперативно-розыскных и иных, предусмотренных уголовно- процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц их совершивших”, фактически поделило ученых на тех, кто признал ОРД частью дознания и тех, кто пытался отдалить ОРД от этой формы предварительного расследования.

Доводы ученых, включающих ОРД в понятие дознания, обосновывались тем, что принятие оперативно-розыскных мер в целях выявления признаков преступлений и лиц, их совершивших, закреплено в уголовно- процессуальном законе, поэтому деятельность, связанная с их проведением является процессуальной.1

Противники подобного подхода убеждали своих оппонентов, что подобная широкая трактовка дознания основана на неверных посылках, что недопустимо смешивать нормативное регулирование ОРД в ведомственных нормативных актах и установление определенного процессуального режима для расследования преступлений в форме дознания.2

Правовая регламентация ОРД указывает на её непроцессуальный характер. То, что оперативно-розыскные мероприятия осуществляются, в большинстве своем, органом дознания не может означать того, что они становятся составной частью дознания, вполне обоснованно, на наш взгляд, заявляет И.М. Гуткин.3 В данном случае происходит смешение понятий дознание и орган дознания. Для таких органов характерно, что их деятельность не исчерпывается производством дознания (расследования),

1 См.: Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. Воронеж, 1964. С.7; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. М., 1968. С.201; Ломовский В.Д. О понятии дознания и полномочиях органов дознания по уголовным делам им не подследственным // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калининград, 1974. Вып. 3. С.85-87; Абдумаджидов Г. А. Расследование преступлений. Ташкент, 1986. С.70; Уголовный процесс РСФСР / Учебник под обш. ред. В. Е. Чугунова и Л. Д. Кокорева. Воронеж, 1968. С. 179.

2 См.:Милиция как орган дознания. Киев, 1989. С14.

См.: Гуткин И. М Некоторые вопросы теории и практики применения законодательства об органах дознания // Формы досудебного производства и их совершенствование. Волгоград, 1989. С.78.

42

они выполняют и другие функции. Специфической деятельностью органа дознания является оперативно-розыскная.

Предпринимались и поиски компромиссных решений проблемы. Однако, это приводило авторов к схоластическому толкованию дознания через включение в него обособленных аспектов - оперативного, розыскного и следственного.

Так, Н.И. Сидоренко, исходя из содержания дознания, предлагал рассматривать “оперативные меры как выявляющие, розыскные как устанавливающие, следственные как фиксирующие и проверяющие”. Эти рассуждения привели его к выводу, что есть все основания для постановки вопроса о том, что дознание осуществляется в трёх процессуальных режимах - оперативном, розыскном и следственном.

Сомнительность последней позиции и спорный характер ее очевиден. Вместе с тем, следует признать, что не стоит разводить ОРД и уголовно- процессуальную деятельность. С этих позиций положения ст. 118 УПК РСФСР о возложении на органы дознания принятия необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно- процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, видятся как решительное указание на необходимость сближения двух взаимонуждающихся направлений правоохранительной деятельности.

Однако, несмотря на явные тенденции к сближению, эти правовые проявления борьбы с преступностью всё же имеют ряд существенных различий, часть из которых послужили основаниями принятия первого Закона “Об ОРД”1. Для целей совершенствования правовой базы борьбы с преступностью это событие имело исключительную важность. Ст.1 указанного Закона определила оперативно-розыскную деятельность, как вид деятельности, осуществляемой, гласно и негласно, уполномоченными на то государственными органами и оперативными подразделениями, в пределах

1 Закон РФ от 13 марта 1992 г. №2506-1 “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст.892. (утратил силу).

43

их компетенции путем проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств. Впервые оперативно-розыскной деятельности был придан официальный статус, как государственно-правовой форме борьбы с преступностью. Основной характерной чертой ОРД признана ее разведывательно- поисковая сущность, поскольку она направлена главным образом на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений путем реализации специальной функции специально на то уполномоченных органов.

Последующими статьями рассматриваемого Закона раскрыты содержание, задачи и принципы ОРД и, что важно с позиции оперативно-розыскного обеспечения, сформулированы основные положения, устанавливающие правомерность, условия и основания проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст.ст.6-8), использования их результатов для подготовки и осуществления следственных действий и проведения оперативно- розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (ст. 1.0), предпринята попытка сформулировать положение о документировании ОРД путем закрепления порядка производства оперативной проверки (ст.9).

С введением Закона “Об ОРД” в действие удалось решить, таким образом, две основные задачи:

1) создать правовую основу оперативно-розыскной деятельности; 2) 3) придать официальный статус оперативно-розыскной деятельности, как государственно-правовой форме борьбы с преступностью. 4) Вместе с тем, первый Закон “Об ОРД” был нормативным актом переходного периода, создавался впервые и опередил по времени принятие Конституции Российской Федерации, в связи с чем ему оказались свойственны существенные недостатки, в частности, определенная

44

декларативность, неконкретность отдельных положений, ограничение возможностей оперативных подразделений, слабо проработанный механизм гарантий соблюдения прав и свобод граждан в оперативно- розыскной деятельности. Поэтому возникла необходимость внесения изменений и дополнений в названный Закон, приведения его в соответствие с Конституцией Российской Федерации, насущными потребностями практики.

В результате был принят в новой редакции, действующий поныне, Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995 года. Впоследствии произошла трансформация уголовно- процессуального законодательства, а именно, был принят УПК РФ.

Однако, по нашему мнению, ряд вопросов соотношения оперативно- розыскной деятельности и уголовного судопроизводства требует еще более четкой проработки в Законе об ОРД и в УПК РФ.

Субъектом оперативно-розыскного обеспечения УПК РФ называет орган дознания, уполномочив следователя давать ему в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении (п.4 ч.2 ст.38).

Обращение же к ст.40 УПК РФ указывает на то, что не все органы дознания наделены полномочиями по осуществлению оперативно- розыскной деятельности. Таковых не имеют, например, командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов, органы Государственной противопожарной службы, капитаны морских судов и т.д.

С другой стороны, оперативно-розыскная деятельность отдельных оперативных подразделений органов, перечисленных в ст. 13 Закона “Об ОРД”, не имеет связи с последующей уголовно-процессуальной деятельностью. Так, оперативные подразделения службы внешней разведки

45

РФ осуществляют ОРД для обеспечения собственной безопасности (ст. 13 Закона “О внешней разведке”1). Федеральные органы государственной охраны осуществляют такую деятельность в целях обеспечения безопасности высших органов законодательной, исполнительной и судебной властей РФ и их должностных лиц (ст.1 Закона “О государственной охране”). Таким образом, назвать перечисленные органы субъектами оперативно-розыскного обеспечения нельзя.

Между тем, решение задач настоящего исследования требует определения круга субъектов оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства и выделения субъектов такого обеспечения по делам о разбоях.

Анализ законодательства указывает, что субъектами уполномоченными осуществлять оперативно-розыскное обеспечение в полном объеме (т. е. вплоть до вступления в законную силу приговора суда по уголовному делу) являются:

  1. Оперативные подразделения органов федеральной службы безопасности РФ, осуществляющие оперативно-розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым п.2 ч.2, ч.4, ч.5 ст.151 УПК РФ отнесены к их ведению, а также по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя РФ (ст. 10 Закона “Об органах ФСБ в

‘Федеральный закон от 10.01.1996 г, №5-ФЗ “О внешней разведке” (в ред. Федерального закона от 07.11.2000 г. №135-Ф3) // Собрание законодательства РФ. 2000. №46. Ст.4537. 2 Федеральный закон от 27.05.1996 г. №57-ФЗ “О государственной охране” (в ред. Федерального закона от 07.05.2002 г. №49-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №19. Ст. 1794.

46 РФ”1).

  1. Оперативные подразделения таможенных органов РФ, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством РФ преступлением, по которому производство неотложных следственных действий, дознания п.З ч.2 ст. 157 и п.5 ч.З ст. 15.1 УПК РФ отнесено к компетенции таможенных органов РФ (ст.224ТКРФ2).
  2. Оперативные подразделения учреждений и органов уголовно- исполнительной системы Министерства юстиции РФ, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность по выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками соответствующих учреждений и органов, а равно преступлений, совершенных в расположении указанных учреждений и органов иными лицами (п.5 ч.2 ст. 157 УПК РФ); розыску в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы и содействию в выявлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение (ст.84 УИК РФ3). Оперативные подразделения органов, осуществляющих ОРД, вправе проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ оперативно-розыскные мероприятия в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ (ч.5 ст. 13 Закона “Об ОРД”).
  3. Оперативные подразделения органов внутренних дел РФГ осуществляющие ОРД по выявлению, предупреждению и пресечению
  4. 1 Федеральный закон от 03.04.1995 г. №40-ФЗ “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №116-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст.ЗОЗЗ.

2 Таможенный кодекс РФ от 18.06.1993 г. №5221-1 (в ред. Федерального закона от 30.06.2002 г. №78-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №27. Ст.2620.

3 Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 г. №1-ФЗ (в ред. Федерального закона от 19.06.2001 г. №85-ФЗ)//Собрание законодательства РФ. 2001. №26. Ст.2589.

47

преступлений, производство по делам о которых отнесено п.З ч.2, п.1 ч.З, ч.5 ст. 151, п. 1 ч.2 ст. 157 УПК РФ к компетенции ОВД РФ.

Следует отметить, что при получении оперативным подразделением сведений о признаках преступления, производство оперативно-розыскного обеспечения по которому не отнесено к его компетенции, в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, указанное оперативное подразделение приступает к оперативно-розыскному обеспечению уголовного судопроизводства в неполном объеме, т.е. продолжаемом вплоть до возбуждения уголовного дела согласно ст. 146 УПК РФ и направления его прокурору в соответствии с ч.З ст. 149 УПК РФ. Согласно п.4 ч.1 ст. 14 Закона “Об ОРД” эти оперативные подразделения обязаны информировать органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории РФ1, о ставших им известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь.

Вышеизложенное позволяет заключить, что субъектами оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства являются оперативные подразделения уполномоченных Федеральным законом государственных органов, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность по выявлению и раскрытию преступлений, по которым производство неотложных следственных действий, дознания или

1 С 01.07.2003 г. подлежат упразднению Федеральная пограничная служба РФ, Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ (Указ Президента РФ “О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации” от 11.03.2003 г. №308) // Российская газета. 2003. №55. 25 марта. С 01.07.2003 г. подлежит упразднению Федеральная служба налоговой полиции РФ (Указ Президента РФ “Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации” от 11.03.2003 г. №306) // Российская газета. 2003. №55. 25 марта.

48

предварительного следствия уголовно-процессуальным законодательством РФ отнесено к компетенции этих органов.

В этой связи, предлагается изложить п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ в следующей редакции: “давать, уполномоченному на то Федеральным законом, органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении”.

Согласно п.З ч.2 ст. 151 УПК РФ оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства по делам о разбоях возложено на оперативные подразделения ОВД РФ. В структуре органов внутренних дел противодействие общеуголовной преступности возложено на уголовный розыск, поэтому оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства по делам о разбоях осуществляется сотрудниками этих оперативных подразделений ОВД РФ - должностными лицами, функциональные обязанности которых реализуются в сфере задач ОРД, прошедшими специальную профессиональную подготовку и имеющими соответствующую форму допуска к документам и сведениям, составляющим государственную тайну.

Содержание оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства (информационный аспект).

Содержанием оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства, по нашему мнению, являются осуществляемые уполномоченными субъектами:

а) поиск сведений, представляющих оперативный интерес;

б) документирование;

в) реализация информации.

49

Разведывательно-поисковая направленность ОРД нацелена на поиск неизвестных фактов и явлений, носящих криминальный характер. В теории и практике оперативно-розыскной деятельности выражения “выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес”, “оперативный поиск”, “оперативно-поисковая работа” употребляются как идентичные понятия, определяющие организационно-тактическую форму деятельности оперативных подразделений криминальной милиции (А.С. Вандышев, А.Г. Маркушин1, Б.Я. Нагиленко, В.В. Сергеев, А.С. Шленов и др.). По нашему мнению, наиболее правильно называть такую форму поиском сведений, представляющих оперативный интерес. Ведь оперативные подразделения интересуют не сами лица, например, судимый за совершение тяжкого преступления, освободившийся из мест лишения свободы, а сведения о его намерениях совершить преступление или преступной деятельности. Под поиском сведений, представляющих оперативный интерес, следует понимать осуществление оперативными подразделениями уполномоченных государственных органов оперативно-розыскных мероприятий по добыванию первичных фактических данных о лицах, явлениях, фактах, материальных объектах, предметах и документах, которые могут иметь значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности.

Поиск сведений, представляющих оперативный интерес, в зависимости от направлений, имеется в виду выбор места проведения, можно подразделить на следующие категории:

1 .Поиск среди граждан, проживающих на обслуживаемой оперативным подразделением территории. Складывается из оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление:

—преступлений путем установления потерпевших, а также других

лиц, которым что-либо известно о преступных посягательствах;

‘Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Н. Новгород, 1996. С.89.

50

  • -остроконфликтных ситуаций, способных вызвать совершение

преступлений;

—лиц, представляющих оперативный интерес. Это: ? рецидивисты, лидеры преступного мира;

?ранее судимые, подлежащие взятию под административный надзор;

?лица, судимые за бандитизм, убийство, разбои, грабежи, совершившие тяжкие преступления с оружием, квалифицированные кражи и т.п.;

?лица, намеревающиеся совершить преступления, формирующие преступные группы, склоняющие других к преступному соучастию, пытающиеся приобрести оружие и технические средства для совершения преступлений;

?лица, в прошлом судимые и не вставшие на путь исправления, условно осужденные за умышленные преступления, наркоманы, содержатели притонов, лица, занимающиеся скупкой краденого и др.

  1. Поиск в местах концентрации преступного элемента и местах вероятного сбыта похищенного. Эти места определяются, исходя из анализа обстоятельств ранее совершенных преступлений, а также из обоснованного предположения о складывающейся там криминальной ситуации. Проводимые оперативно-розыскные мероприятия направлены на установление преступников-гастролеров, лиц, ведущих антиобщественный образ жизни (азартные игры, пропаганда культа насилия и жестокости и т. п.).
  2. Поиск в криминогенных группах среди воров, мошенников, наркоманов и т. д.
  3. Поиск на государственных хозяйственных объектах, в процессе которого могут быть выявлены факты: неправильного учета, хранения и

51

использование материальных ценностей; нарушения технологии производства, финансово-хозяйственной деятельности т. п.

  1. Поиск среди лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершенные преступления, прежде всего с целью получения сведений об их соучастниках, оставшихся неразоблаченными; каналах сбыта похищенного, тайниках, а также иных фактах их преступной деятельности, которые неизвестны оперативным подразделениям.

Поиск сведений, представляющих оперативный интерес, осуществляется с использованием различных сил и средств (технических средств, учетных систем, наблюдения, опроса граждан, различных исследований и т. д.).

В поисковой работе оперативных аппаратов существенную помощь могут оказать сотрудники других подразделений органов внутренних дел, а также представители общественности и население.

Вместе с тем, для получения сведений, представляющих оперативный интерес, применение всего комплекса оперативно-розыскных мероприятий вряд ли следует признать правильным. Так как С одной стороны, в таком случае права и свободы человека и гражданина безосновательно могут быть подвергнуты ограничению, а с другой - могут наступить необоснованные затраты сил и средств.

Законодатель, понимая важность и необходимость осуществления поисковой работы, составляющей сущность оперативно-розыскной деятельности, нормативно закрепляет в ст.2 Закона “Об ОРД” одну из задач: “добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации”. Далее, однако, весьма нечетко определяются основания проведения оперативно-розыскных мероприятий для разрешения этой и других задач. В п.2 ч.1 ст.7 Закона “Об ОРД” в качестве оснований указывается на “ставшие известными” органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках противоправных

52

деяний, событиях или действиях, создающих угрозу указанной безопасности и так далее. Возникает вопрос, каким образом эти сведения стали известны органам, осуществляющим ОРД, не в результате ли тех самых оперативно-розыскных мероприятий, для применения которых законодатель пытается сформулировать основания? Это очевидный пробел, так как первичные (“ставшие известными органам”) сведения все-таки добываются в результате разведывательно-поисковой работы сотрудников оперативных подразделений, например, уголовного розыска, в местах концентрации преступников, местах сбыта похищенного и т. п. В нормах же Закона “Об ОРД” не содержится главного указания на возможность (необходимость) проведения поисковой работы по выявлению сведений, свидетельствующих о подготовке и совершении противоправных деяний и подозреваемых в этом лиц. Кроме этого, законодателем указывается на “сведения о признаках противоправного деяния”, тогда как во взаимосвязи со ст.ст.1, 2, ч.2 ст.8 и ст. 10 Закона “Об ОРД”, определяющими цели, задачи, основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе связанных с ограничениями конституционных прав граждан, вытекает, что под “противоправным деянием” рассматриваемый Федеральный закон должен подразумевать лишь уголовно наказуемое деяние, т.е. преступление (п.5 Определения КС РФ1).

В связи с изложенным, предлагается п.п.1 п.2 ч.1 ст.7 Закона “Об ОРД” изложить в следующей редакции: “признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела”. Статью 7 Закона “Об ОРД” дополнить новой частью второй следующего содержания: “При отсутствии оснований предусмотренных частью 1 настоящей статьи

‘Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.1998 г. “По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно- розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г.Черновой // Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. №6.

53

допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий уполномоченными государственными органами в целях поиска сведений представляющих оперативный интерес”, часть вторую считать соответственно частью третьей. Статью 8 дополнить новой частью седьмой следующего содержания: “При проведении оперативно- розыскных мероприятий по основанию, предусмотренному частью второй статьи 7 настоящего Федерального закона, запрещается осуществление действий, указанных в пунктах 8-11 части первой статьи 6 и части 5 статьи 8 настоящего Федерального закона”, части седьмую и восьмую считать соответственно частями восьмой и девятой.

В разрешении задач оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства следует иметь в виду не только разграничение оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности, но и принимать во внимание существующие между ними связи и соотношения, иначе невозможно определить характер и содержание такого обеспечения, а в последующем порядок использования добытых данных, а также правильно установить нормативные и организационно-тактические формы взаимодействия между оперативным работником и следователем.

Именно в этом смысле уголовно-процессуальной форме, в которой необходимо использовать результаты оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, должна корреспондировать соответствующая оперативно-розыскная форма.1

Это учитывает Закон “Об ОРД”, в ст. 10 которого, посвященной информационному обеспечению и документированию ОРД, зафиксировано, что органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки добытых результатов и принятия на их основании соответствующих

1 См.: Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1995. №5. С. 42

54

решений. Дела оперативного учета заводятся только при наличии оснований, предусмотренных ст. 7 ч.1 п.п. 1-6 Закона “Об ОРД”, и для решения определенных ст.2 Закона задач, прежде всего, в целях раскрытия преступлений, выявления и установления лиц, их совершивших. Перечень дел оперативного учета и порядок их ведения определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст. 10 ч.5 Закона “Об ОРД”).

Хотя институт документирования официально закреплен, понятие и сущность документирования в Законе об ОРД не раскрыты, однако оно (документирование) является центральной задачей (процессом) в оперативно-розыскной деятельности по сбору, систематизации, проверке, анализу и оценке получаемых сведений.

В рассматриваемом вопросе это по существу - действия, обеспечивающие процесс доказывания по уголовному делу.

Словарь русского языка при разъяснении термина “документирование” отсылает к смысловому глаголу “документировать”, означающему -“обосновать (- вывать) документами”1.

В документирование ОРД вкладывается широкий смысл: выявление оперативно-розыскным путем фактических данных, представляющих оперативный интерес; обеспечение возможности использовать эти данные для предупреждения, пресечения или раскрытия преступления, розыска преступников и лиц, пропавших без вести, а также принятия к лицам мер, предусмотренных законом (профилактических, административных, уголовно-правовых).

Вместе с тем, нам представляется, что под документированием следует понимать деятельность оперативных работников и аппаратов по проверке первичных данных путем получения и анализа дополнительной информации, фиксации обнаруженных фактических данных о готовящихся или совершенных преступлениях, иных, связанных с ними обстоятельствах и

1 Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 138.

55

причастных к их совершению лицах, а также по обеспечению последующего их использования в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона в качестве оснований к возбуждению уголовных дел, судебных доказательств по ним либо оснований для принятия иных мер правового воздействия к виновным. Поэтому полагаем ошибочным, основанное на буквальном смысле термина “документировать”, мнение, что, в сущности, термин “документирование” должен обозначать лишь какую-то одну стадию процесса — фиксацию добытой оперативной информации.1

Документирование присуще всем формам оперативно-розыскной деятельности, с соответствующими им особенностями по характеру и содержанию, организации и тактике осуществления.2

Процесс познания истины с применением оперативно-розыскных мероприятий фактически ничем не отличается от познания следственным путем. На это обращают внимание и теоретики права. Отличия имеются в юридических свойствах процесса получения фактических данных. В гносеологическом смысле, как в документировании, так и в доказывании используются по существу единые методы познания объективной действительности, происходит фактически единый познавательный процесс как у оперативного работника, так и следователя, а именно “доказывание -познание”4. Однако методы сбора информации различны и строго определены соответствующим законодательством (оперативно-розыскным и уголовно-процессуальным).

Процессуальный характер определяется действиями следователя по фиксации полученной информации в соответствии с требованиями УПК РФ.

См.: Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997. С.403.

См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Н.Новгород, 1996. С. 102.

См.: Шейфер С.А. Доказательственные аспекты закона об оперативно-розыскной деятельности // Государство и право. 1994. №1. С.95; Корнев Т.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. Н. Новгород, 1995. С.84. 4 Маркушин А.Г. Указ. соч. С. 102.

56

В связи с этим А.В. Агутин заявляет, что происходит гиперболизация процессуальной формы, приводящая к акцентированию не познания обстоятельств совершенного преступления, а удостоверения полученных результатов.1

На практике повсеместно получается так, что добытые на основе Закона “Об ОРД” данные полностью воспринимаются следователем через призму фактически одноименных последующих действий, повторяя оперативные сведения в процессуальной форме, например, опрос - допрос; исследование - экспертиза, идет двойное удостоверение. Такое положение, по мнению А.Г. Маркушина, не способствует оптимизации уголовного судопроизводства, что следовало бы обратить внимание на исследование вопросов сочетания, соотношения оперативно-розыскных и следственных действий, устранив неоправданные повторы в методах познания.2

На сегодняшний день общепринята точка зрения, при которой любой вид непроцессуальной деятельности по обнаружению доказательств (без фиксации результатов обнаружения с помощью процессуальной формы) можно рассматривать в качестве составного элемента обнаружения (но не собирания) доказательств.3

Нам представляется правильной такая позиция. Ведь полученные сведения в ходе документирования без их процессуальной проверки, установленной законом, не могут рассматриваться в качестве доказательств, так как они получены не из тех источников, которые указаны в уголовно-процессуальном законе, и не в том порядке, как определяет этот закон. Подчеркивая обеспечивающий характер ОРД по отношению к доказыванию, следует отметить, что непроцессуальные
мероприятия создают основу

См.: Агутин А.В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1996. С. 18. 2 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Н.Новгород, 1996. С. 102.

См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С.80; Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1995. №5. С.41; Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1987. С. 177.

57

будущего доказывания. Они направлены на обнаружение, фиксацию и собирание фактов, что способствует быстрому, полному и объективному расследованию, обеспечивают правильное направление расследования, эффективное проведение следственных действий.

Проводя оперативно-розыскные мероприятия по выявлению фактических данных, необходимых для раскрытия преступлений, оперативные работники направляют свои усилия на поиск источников информации, которые в последующем можно было бы закрепить процессуальным путем. Мероприятия по обнаружению таких источников проводятся на основе выдвинутых версий и результатов их проверки, анализа поступающей информации о способе совершения преступления, месте его совершения, предметах преступного посягательства, об обстоятельствах, которые способствовали совершению преступления и т. п.

При обеспечении оперативно-розыскным путем процесса доказывания, обнаруженные фактические данные, имеющие значение для расследования, надлежит проверить и оценить по таким же правилам, которые установлены для проверки и оценки доказательств по источнику и содержанию (ст. ст. 74, 87,88 УПК РФ).

Такая необходимость возникает в силу того, что возможность искажения и неполнота данных зависят от условий, в которых они получены, и средств, применяемых для их выявления, а также надежности источника, который использует оперативный работник. Искажение и неполнота оперативной информации могут быть из-за специфических условий ^ледообразования, по причине умышленного создания таких обстоятельств: (способа совершения преступления и маскировки), сведения, получаемые от отдельных граждан и представителей общественности, бывают ошибочными в силу добросовестного заблуждения в период восприятия событий или недостоверными по причине умышленной дезинформации заинтересованных в этом лиц.

58

Наряду с проверкой фактических данных, им дается оценка с позиции достаточности. При этом, предположительная оценка данных должна ответить на такие вопросы: каково значение обнаруженных фактических данных для последующего процесса доказывания и какова практическая возможность их использования в процессе расследования? Поскольку связь документирования с доказыванием обусловлена тем, что документирование направлено на обеспечение процесса доказывания, то решающим в документировании является правильное определение его предмета и направлений документирования (пути получения будущих доказательств).

Иными словами, выявить связь и соотношение предмета документирования с положениями уголовного процесса об обстоятельствах, подлежащих доказыванию (предмет доказывания - ст. 73 УПК РФ) и доказательствах (источниках доказывания - ч.2 ст.74 УПК РФ).

Выявление связи и соотношения указанных предметов позволяет правильно определить сущность, содержание и значение добытых оперативным путем данных для последующего расследования.

Совершенно очевидно, что предмет документирования тесно связан с предметом доказывания и в основе своей определяется им. Слабое знание сущности и содержания этих предметов оперативной и процессуальной деятельности приводит к серьезным недостаткам в оперативной работе по документированию преступных действий проверяемых (не устанавливаются существенные факты конкретного преступления, круг лиц их совершивших и др.), что в последующем весьма негативно сказывается на расследовании. Например, большое количество проверок сведений о признаках преступлений завершаются неудачно (не собраны достаточные данные для возбуждения уголовного дела, не полностью вскрыта преступная деятельность лиц и т. д.) именно по причине слабого, неумелого документирования. Можно с убежденностью сделать вывод, что без учета обстоятельств, составляющих предмет доказывания, документирование действий проверяемых является беспредметным.

59

Предмет доказывания - это система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства.1 К предмету доказывания (ст.73 УПК РФ) относятся:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) 4) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 5) 6) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 7) 8) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 9) 10) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 11) 12) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. 13) При документировании необходимо ориентироваться на эти обстоятельства, с учетом конкретного выражения особенностей каждого преступления. Строго говоря, предмет документирования является проекцией предмета доказывания по уголовному делу. Однако, предмет документирования не полностью совпадает с предметом доказывания, следовательно, дать исчерпывающие рекомендации по объему (пределам) документирования затруднительно вообще и, в частности, еще потому, что характер и особенности каждого дела могут иметь собственные границы исследования. Заметим, что и в теории уголовно-процессуального права нет единства в определении соотношения предмета и пределов доказывания.2

В.Т. Томин вполне обоснованно полагает избыточным указание на необходимость “полного” раскрытия преступления. Тем не менее, пределы оперативного документирования должны определяться,
прежде всего,

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.139.

2 См.: Уголовный процесс /Под общей ред. проф. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 138.

3 См.: Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. С.46.

60

главными обстоятельствами предмета доказывания, которые трудно или невозможно установить только гласным, следственным путем. Иначе говоря, если необходимые сведения оперативно не обнаружить, не зафиксировать, не собрать, то они могут быть безвозвратно утрачены, уничтожены. Перед оперативным работником стоит сложная задача спрогнозировать действия преступников и судьбу возможных будущих доказательств. При этом необходимо руководствоваться и степенью общественной опасности преступления, которая интегрирует многие показатели, характеризующие индивидуальное и групповое преступное поведение (цели и мотивы, сплоченность исполнителей, агрессивность, преступный опыт и др.).1 Несомненно, что объем документирования предполагает наличие данных о поводе и основаниях для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ), возможности для задержания подозреваемых (ст. 91 УПК РФ). При наличии уголовного дела и проводимому по нему расследованию объем работы по документированию, как правило, определяется следователем также с учетом предмета доказывания.

Принимая во внимание изложенное, предмет документирования можно определить как совокупность обстоятельств, относящихся к будущему предмету доказывания, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, которые трудно или невозможно установить следственным путем.

Правильно установить соотносимость документирования с предметом доказывания можно путем анализа и оценки добытых фактических данных для последующего расследования.

Согласно ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих
доказыванию при

1 См.: Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. С.33-34; Кузнецова Н.Ф. Преступления и преступность. М., 1969. С.69; Аванесов Г.А. Криминология. М, 1984. С. 157-159.

61 производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В этой норме прямо указано, что в качестве доказательств допускаются показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных, судебных действий и иные документы. Данные указания должны быть положены в определение основных направлений документирования действий лиц, обоснованно подозреваемых в совершении преступлений.

Из этого вытекает, что важнейшим направлением документирования и будет обеспечение свидетельской базы, то есть выявление лиц, способных быть в последующем свидетелями (очевидцы, пострадавшие и т. д.). Одновременно необходимо принимать во внимание требование закона (ст. 5 6 УПК РФ) о лицах, которые могут быть свидетелями - любые лица, которым известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, кроме:

-судьи, присяжного заседателя - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; -защитника подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; -адвоката - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с

оказанием юридической помощи; -священнослужителя - об обстоятельствах, ставших ему известными

из исповеди; -члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы без их согласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

62

Обеспечение свидетельской базы предполагает, прежде всего, выявление лиц, осведомленных о криминальных событиях и явлениях, с применением разрешенных законом оперативно-розыскных мероприятий.

Такая работа проводится в ходе ознакомления с особенностями функционирования объектов оперативного обслуживания, в местах концентрации преступного элемента, изучения различных документов и т. д. При этом выдвигаются и проверяются версии, которые должны помочь ответить на ряд таких вопросов: кто, где и в силу каких обстоятельств может знать о фактах и событиях противоправного характера и лицах, их совершивших, что известно о преступных действиях проверяемых, в каких взаимоотношениях они находятся с ними и насколько объективны будут их показания и т. п. Положительные результаты дают обращение к гражданам через источники массовой информации (местное радио, телевидение, газеты, Интернет).

После выявления лиц, могущих подтвердить события, интересующие оперативного работника, уточняется, что им известно о фактах правонарушений и действиях проверяемых, проводится их опрос, а результаты его фиксируются в виде объяснений, либо записи на магнитофоне. При возбуждении уголовного дела эти данные используются в тактике следователя при допросах и иных следственных действиях. Но во всех случаях не могут служить доказательством фактические данные, сообщенные свидетелем (потерпевшим), если он не может указать источник своей осведомленности (п.2 ч.2 ст.75 УПК РФ).

Далее, принимая во внимание указания уголовно-процессуального закона о необходимости представления по уголовному делу вещественных доказательств, оперативный сотрудник направляет действия на выявление предметов и документов, могущих быть доказательствами. Предметы и документы, являющиеся носителями определенной информации, введенные в уголовный процесс посредством законных источников и законными

63

способами, могут стать вещественными доказательствами (ст. ст. 81 УПК РФ).

Анализ норм уголовно-процессуального законодательства, а также распространенных способов подготовки и совершения преступлений позволяет отметить наиболее типичные материальные объекты, которые должен отыскивать оперативный работник в процессе документирования в целях обеспечения уголовного судопроизводства. При отыскании следов на материальных объектах он должен руководствоваться их криминалистическими признаками, уметь их обнаружить и зафиксировать.

Следует отметить круг некоторых материальных объектов, могущих стать вещественными, доказательственными по уголовным делам о разбоях:

  • предметы, которые служили орудиями преступления (холодное оружие; винтовки, охотничьи ружья и их обрезы; пистолеты; газовое оружие, баллончики; бытовые ножи, колющие предметы, топоры; различные тяжелые предметы; веревки, тросики, ремни и т.п.);

  • предметы служащие средствами совершения преступления (наборы ключей, отмычки, иные приспособления для преодоления запирающих устройств, автотранспортные средства, форменная одежда сотрудников милиции, документы работников социальной сферы и сферы обслуживания и т.д.);

  • предметы, имеющие следы, признаки, сходные со следами, оставленными преступлением (пятна, похожие на кровь, следы огнестрельного ранения, красящие вещества и т. п.);

  • документы (черновые записи с описанием предметов посягательства, планы объектов предстоящего нападения и т. п.);

  • объекты преступных посягательств (деньги, ценные бумаги, ювелирные изделия, драгоценные камни и металлы, аудиовидеотехника, компьютеры, мобильные телефоны, автомобили и т. д.);

-предметы маскировки (камуфляжная одежда, маски с прорезями для глаз, перчатки и т. д.);

64

Что же касается документов, то обратим внимание, прежде всего, на определение документа. В энциклопедическом понимании документ (от лат. documentum - свидетельство), материальный носитель записи (бумага, кино-и фотопленка, магнитная лента, перфокарта и т. д.) с зафиксированной на нем информацией, предназначенный для ее передачи во времени и пространстве. Документы могут содержать тексты, изображения, звуки и так далее.1

Такое толкование полностью можно перенести и на понятие документа в уголовно-процессуальном законодательстве, поскольку специальная норма (ст. 84 УПК РФ) особой письменной формы документа не предусматривает.

При анализе и применении ст. ст. 81 и 84 УПК РФ следует иметь ввиду, что сведения, запечатленные любым способом на соответствующих носителях могут считаться как документами (если они представляют интерес с точки зрения содержания удостоверения факта), так и вещественными доказательствами (в силу материальной (вещной) природы, когда они будут предметами преступных посягательств). Надлежит подчеркнуть, что и неписьменные средства фиксации - фото-, кино-, видеоматериалы, фонограммы, компьютерные диски и т. д., то есть продукты применения научно-технических средств могут выступать в качестве самостоятельных источников доказательств при соблюдении соответствующих процессуальных требований.

Доказательствами по уголовному делу могут быть любые документы - официальные и неофициальные. Официальные документы должны содержать строго определенные для данного вида реквизиты (существует ЕГСД - единая государственная система документооборота), а при необходимости печать, подписи и др. Если возникают сомнения в подлинности документа он подлежит тщательной проверке и исследованию.

Обнаруженные документы должны отражать криминальные обстоятельства и факты, могут быть удостоверенными или исполненными учреждениями, организациями и предприятиями, должностными лицами и

1 См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1983. С.403.

65

гражданами. К ним можно отнести документы (поддельные или с исправлениями), содержащие сведения о подготовке или совершении преступлений, а также отражающие явно нереальные или несостоявшиеся хозяйственно-финансовые операции и т. д. (акты, ведомости, справки, расписки и др. письменные и неписьменные документы).

Особую группу составляют неофициальные, личные документы -частные записи, личные письма, дневники, “черновые записи” и т. д. Последние, обычно, подозреваемые делают для самоконтроля, фиксируя тем самым свои противоправные действия. Неофициальные документы проверяются путем допроса их автора, для его установления может понадобиться почерковедческая экспертиза.

Документы могут быть доказательствами, если они были объектами преступных действий; служили средством подготовки, совершения или сокрытия преступления; если на них при совершении преступления возникли следы, способствующие обнаружению преступника и выяснению обстоятельств совершения преступления (этому может способствовать и сам факт обнаружения документа в определенном месте).

Условием признания их доказательственного значения является наличие указаний на источник получения содержащихся в них сведений -ссылка на архивные материалы, на лиц, с которыми беседовал оперативный работник, на непосредственное наблюдение события сотрудником, зафиксированное в его рапорте и т. д.

Большое разнообразие предметов и документов, различные места и условия их хранения предопределяют выбор оперативно-розыскных мероприятий для их обнаружения и определения возможностей их сохранения с целью последующего процессуального изъятия. В этом случае у оперативного работника должна быть уверенность, что он обнаружил именно тот документ, разоблачающий преступника и что он сохранится до возбуждения уголовного дела.

66

Если же имеется обоснованное предположение, что подлинные документы могут быть уничтожены, то должны быть предприняты необходимые меры, чтобы получить с них копии. Они также согласно статье 81 УПК РФ могут быть вещественными доказательствами, так как “сохранили на себе следы преступлений” и даже нередко “могут служить средством к обнаружению преступления”.

Для обнаружения документальной информации согласно оперативно- розыскному законодательству могут быть использованы необходимые технические средства, содействие должностных лиц, а также помощь отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

Оперативный работник должен уметь определять подлинность интересующих его предметов и документов. Для официальной оценки значимости этих объектов, в соответствии со ст.6 Закона “Об ОРД”, может быть использована помощь лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями.

Обнаруженные предметы (их образцы), документы (их фотокопии) могут быть направлены на исследование в экспертно-криминалистические подразделения, в научно-исследовательские и иные учреждения министерств и ведомств.

Сведения о местах нахождения документов и предметов, служивших орудиями преступления, сохранивших на себе его следы, бывших объектами преступных действий предметов имеют важнейшее значение для установления обстоятельств совершения преступления и используются в тактике следственных действий по обнаружению вещественных объектов и вовлечению их законными способами в уголовный процесс (обыск, выемки, личный обыск, осмотр и др.).1

Выявление оперативно-розыскным путем самых разнообразных объектов (орудий преступления, предметов со следами, различных образцов, проб и т. п.) с принятием мер по их сохранности в целях последующего

1 См.: Уголовный процесс. М., 1995. С. 186.

67

процессуального изъятия является лучшим приемом в подавляющем большинстве случаев. Но, как уже отмечалось, нередко возникают и ситуации, когда необходимо с использованием современных средств копирования прибегнуть к получению копии документов, изготовлению слепков и оттисков. Конечно, при таких приемах возможна потеря информации в зависимости от разрешающей степени точности применяемых средств копирования. В данном случае мы имеем дело с уголовно-процессуальным понятием о первоначальных и производных вещественных доказательствах. Первоначальные - это предметы- подлинники, оригиналы (например, орудие преступления, документ со следами подделки и т. д.). Производные вещественные доказательства - это различного рода их материальные модели - копии вещественных доказательств (слепки, оттиски и т. д.).1

В ходе оперативно-розыскных мероприятий при выявлении лиц, имеющих отношение к преступлению, предметов и документов, могущих быть доказательствами, при наблюдении за действиями проверяемых возникает необходимость их фиксации. В оперативной работе иногда такое обязательное действие по фиксации называют самостоятельным направлением документирования.

Зафиксированная надлежащим образом информация о фактах, событиях, явлениях, порождаемых преступной деятельностью, имеет первостепенное значение для раскрытия и расследования преступлений. Именно поэтому проблема фиксации процессуальной и непроцессуальной информации привлекала особое внимание ученых и практиков, и сегодня считается в современной криминалистической науке наиболее разработанной теорией. Совершенно справедливо отмечает Н.Н. Лысов, что “фиксация состояния направлена не только на то, чтобы законсервировать (сохранить) объект, обнаруженный в ходе осмотра места
происшествия, в ходе

См.: Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса // Государство и право. 1995. №6. С.58.

68

выполнения иного следственного действия или в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, но и на то, чтобы именно по этим состояниям установить связь между теми преобразованиями оригинального объекта, которые привели к появлению объекта в фиксируемом состоянии”1.

Совершенно очевидно, что значение фиксации информации, добываемой в ходе оперативно-розыскных мероприятий, обусловлено необходимостью получения доказательственной информации, отражаемой преступной деятельностью. Без учета этих связей и соотношений оперативно- розыскная деятельность утрачивает свою эффективность и целенаправленный обеспечивающий характер.

Фиксация предполагает использование новейших научно-технических средств и методов (механических, фотографических, электромагнитных, физико-химических и др.). Законом допускается неограниченное использование технических и иных средств при проведении оперативно- розыскных мероприятий, не наносящих ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющих вред окружающей среде (ст. 6 Закона “Об ОРД”).

Оперативный работник с помощью технических средств может проследить и зафиксировать явления, события, действия конкретных лиц, которые, безусловно, не причиняют в момент наблюдения непоправимого ущерба гражданам и организациям. Например, можно проследить за хищением материальных ценностей; передачей предметов и документов, имеющих доказательственную информацию, от одних лиц к другим; за встречей лиц, подозреваемых в подготовке или совершении преступлений и

Т; П.

Результативность наблюдения будет значительно эффективнее, если в соответствии с Законом об ОРД (ст. 6), применяются технические средства видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие средства. К подобным мероприятиям могут привлекаться незаинтересованные лица из

1 Лысов Н.Н. Фиксация доказательственной информации при выявлении и раскрытии преступлений. М., 1995. С.25.

69

числа общественности. Этот процесс документирования представители общественности, администрации, граждане, по просьбе сотрудника оперативного подразделения, могут осуществлять зашифровано от посторонних в течение необходимого времени, иногда в нескольких пунктах, фиксируя достаточно полную картину действий проверяемых.1

Участие представителей общественности дает возможность не только выявить и зафиксировать отдельные противоправные деяния, но и относительно легко вовлекать данные в уголовный процесс, потому как при получении предметов и документов в ходе ОРД принимают участие незаинтересованные лица.2 При этом лица, осуществляющие оперативно- розыскные мероприятия, фиксируют их результаты путем составления различного вида документов (акты контрольных проверок, акты применения технических средств, пометок денег, отбора образцов для сравнительного исследования и т. п.).

В судебной практике, как правило, отмечает В.П. Котин, “не возникает сомнений в том, что применение специальных средств для выявления и документирования преступления с целью дальнейшего использования полученных материалов в качестве доказательств по уголовному делу соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства”3.

В современных условиях расширения правовых оснований применения технических и иных средств в предупреждении, пресечении, раскрытии и расследовании преступлений (ст. 6 Закона “Об ОРД”) особое значение приобретает фиксация оперативно-розыскной информации на основе последних научных достижений в области физики, химии, оптики, радиоэлектроники и других отраслей для повышения точности, достоверности фиксируемых обстоятельств, которая при соответствующих

1 См.: Салтевский М.В. Современные проблемы собирания доказательственной информации техническими средствами // Сб. Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами. Киев, 1980. С.9-10.

См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991.С.110.

3 Котин В.П. Провокация взятки (к проблеме совершенствования законодательства) // Государство и право. 1996. №2. С. 83.

70

условиях может быть закреплена процессуальными действиями и использована в доказывании.

В связи с этим при планировании оперативно-розыскных мероприятий с применением научно-технических средств (НТС) изначально, необходимо определится с возможностями последующего использования их результатов .

Возможности использования результатов ОРД закреплены в ст. 11 Закона “Об ОРД”.

Такой подход к определению целей фиксации оперативно-розыскной информации с использованием технических средств позволяет правильно выбрать само научно-техническое средство, организацию и тактику его применения, соответствующее оформление материалов с возможным их выходом в уголовный процесс (достоверность данных, относимость и допустимость материалов).

При избрании технических средств необходимо применить аппаратуру с соответствующими техническими характеристиками, позволяющими не только воспроизвести информацию (запись, съемку) без искажений, но и не внести в нее каких-либо необратимых искажений2.

Для успешного достижения результатов реализации информации в ходе оперативно-розыскной деятельности с применением научно- технических средств весьма важно придерживаться условий правильного оформления, хранения и порядка использования соответствующих материалов, так как допущенные здесь ошибки негативно отражаются на оценке их доказательственных свойств, вызывают сомнение, оспаривание и даже непризнание в ходе уголовного судопроизводства. Поскольку в этом отношении имеются серьезные затруднения, пока что не разрешенные с достаточной степенью ясности ни теорией оперативно-розыскной деятельности, ни наукой уголовного процесса, остановимся более подробно

1 Селезнев М. Законность в оперативно-розыскной деятельности // Российская юстиция. №3. 1994. С. 14.

2 О техническом обеспечении сыскной деятельности более подробно сказано в пособии: Частный детектив: правовое положение и методы работы. Н. Новгород, 1993. С. 112-127.

71

не на тактических действиях, а на типичных условиях подготовки непроцессуальных материалов с применением технических средств для последующего их вовлечения в уголовный процесс. Это, на наш взгляд, более важно, ибо тактические приемы диктуются все-таки конкретно складывающейся ситуацией.

К тому же, в отличие от Уголовно-процессуального кодекса Закон “Об оперативно-розыскной деятельности” не содержит, предписаний о форме документов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий, в том числе и с применением технических средств1.

Однако в праве протоколы - процессуальные документы, фиксирующие ход и результаты процессуальных действий. Поэтому, учитывая также схожесть оперативно-розыскной и процессуальной деятельности в познании объективной действительности, считается более целесообразным иметь различие в наименовании документов, оформляющих разные по характеру и юридическому свойству результаты деятельности.

Применение научно-технических средств в процессе оперативно- розыскных мероприятий осуществляется непосредственно сотрудником оперативного подразделения, а при необходимости с использованием помощи должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями, а также отдельных граждан с их согласия.

При этом исследователи данной проблемы особое внимание уделяют “необходимости отражения в соответствующих оперативно-служебных документах данных о технических характеристиках этих средств, условиях и

1 Представляется, что это серьезный недостаток в законодательстве. Следовало, хотя бы в общем виде, определять наименование материализованных носителей информации, необходимых для решения вопроса о поводе и основании возбуждения уголовного дела, а также представляемых в орган дознания, следователю или в суд. Поэтому в ведомственных нормативных предписаниях рекомендуется оформлять одни и те же результаты применения оперативных мероприятий различными документами-справками, актами, протоколами и др. Нет единого мнения и о наименовании документа с применением технических средств. Одни склоняются к акту, другие к протоколу, хотя между ними в общем понимании согласно словарю СИ. Ожегова (М., 1985. С. 22 и С. 542) по существу нет различия.

72

порядке их использования”. Следует согласиться с Е. Доля, что не только малейшие неточности, касающиеся характеристик технических средств, использованных при производстве оперативно-розыскных мероприятий, но и времени, места, обстоятельств, условий их применения, содержания полученных при этом результатов обязательно дадут о себе знать и будут обнаружены в процессе доказывания при собирании, проверке и оценке доказательств, сформированных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности1.

Необходимо дополнить, что для признания законным использования научно-технических средств, перед началом их применения, например, фото- , киносъемки, видео-, звукозаписи, присутствующим представителям общественности предъявляются соответствующая аппаратура, сообщаются ее технические характеристики, демонстрируются исправность и отсутствие каких-либо записей на магнитных носителях. ^ Все эти действия особо отмечаются в составляемом оперативно-

служебном документе по результатам оперативно-розыскного мероприятия под роспись специалиста и представителей общественности.

В целях возможного использования результатов применения НТС в качестве доказательств составляется акт, в котором указывается лицо, его составившее, а также сведения о лицах, принимавших участие в оперативно- розыскном мероприятии; дается описание места, с которого производилась съемка, запись с указанием отдаленности от объекта фото-, киносъемки, видео-, звукозаписи, времени, экспозиции, описанием объектов съемки; отражается техническая характеристика использованной аппаратуры (тип аппаратуры, кассеты, фотопленки, объектива и др.); ее исправность и отсутствие записей на магнитных носителях; события, лица, вещи и иные зафиксированные в ходе оперативно-розыскных мероприятий объекты в их ф динамике с указанием места и времени; условия видеозаписи, кино-,

1 Доля Б. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1995. №5. С. 41.

73

фотосъемки и звукозаписи; способ опечатывания, а также место и условия хранения носителя информации.

Если проводилась видео-, звукозапись, то лицам, участвующим в мероприятии, предъявляется для просмотра и прослушивания видеофонограмма. Магнитный носитель опечатывается с указанием способа опечатывания и номера печати. К акту прилагаются и иные материалы-негативы и сделанные с них фотографии и кинокадры. Акт после ознакомления с ним всех указанных в нем лиц и с отметкой, что он составлен правильно, а замечаний, дополнений и заявлений не поступило, подписывается участниками оперативно-розыскного мероприятия.

Такой порядок исполнения документов имеет важное значение, ибо все добытые сведения, предметы могут послужить основой и реальными предпосылками формирования в уголовном процессе доказательств. Лица, участвующие в мероприятии могут выступить свидетелями по фактам, подлежащим доказыванию, а прилагаемые к составленному при этом документу предметы (фотоснимки, копии, пленки и т. п.) при возможности процессуальной проверки их происхождения могут быть истребованы в качестве вещественных доказательств.

Нарушения же условий (правил) составления подобного документа могут вызвать сомнения в достоверности зафиксированных в нем данных и привести к невозможности его использования в таком качестве.

Таким образом, условиями допустимости документа, как доказательства (в том числе содержащего сведения о применении технических средств) служат:

  • наличие данных о том, от кого документ исходит и каким образом он

приобщается к материалам уголовного дела (постановление, акт и т.

д.);

  • указание на источники и обстоятельства получения зафиксированных

данных;

74

  • наличие в документах необходимых реквизитов и подписей уполномоченных лиц.

Информация, полученная в ходе документирования, подлежит реализации, под которой понимается представление уполномоченным государственным органам и использование полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий фактических данных для осуществления мер по предотвращению, раскрытию преступлений и принятию к конкретным виновным лицам мер, предусмотренных законом.

Фактически реализации подлежит вся оперативная информация, независимо от источников ее получения, оформления ее на конкретных носителях. Однако, использование ее в процессе принятия мер уголовно- процессуального характера не одинаково:

  1. Согласно ч.2 ст. 11 Закона “Об ОРД” результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

В соответствии с п. 1 Инструкции о порядке представления результатов ОРД1 под результатами ОРД понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Законом об ОРД порядке,

0 признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Такие фактические данные отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К

1 Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13.05.1998 г. №175/226/336/201/286/410/56 “Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд” // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. №23.

75

оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении ОРМ.

В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприятий результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.).

Согласно п.З Инструкции о представлении результатов ОРД сотрудники оперативных подразделений, осуществляющих ОРД, при представлении результатов ОРД для решения вопроса о возбуждении уголовного дела обязаны руководствоваться положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, устанавливающими поводы и основания к возбуждению уголовного дела.

Статья 140 УПК РФ, в отличие от ст. 108 УПК РСФСР (п.6 чЛ которой ч* включал правило о непосредственном обнаружении органом дознания,

следователем, прокурором или судом признаков преступлений), не содержит такого указания, говоря о поводах и основаниях к возбуждению уголовного дела. Тем не менее, п.З чЛ ст. 140 УПК РФ говорит о сообщении, полученном из иных источников, в котором содержатся данные о совершенном или готовящемся преступлении. Несомненно, что здесь имеются ввиду и данные, полученные в результате ОРД. Поэтому предложение о включении в УПК РФ самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела -постановления органа, осуществляющего ОРД, о представлении органу дознания, следователю, прокурору данных, указывающих на признаки преступления,1 видится необоснованным.

Согласно ч.2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного

дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки

ф- преступления. Юридическая природа этих данных (доказательства, сведения,

‘См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности” / Под ред. В.В. Николюка, М., 2000. С.64.

76

полученные в ходе оперативно-розыскной или административной деятельности органов внутренних дел) УПК РФ не определена. Вследствие этого предписание ч.2 ст. 11 Закона “Об ОРД” о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить основанием для возбуждения уголовного дела, согласуется с уголовно-процессуальным законом. На основе оперативных сведений, как правило, возбуждаются дела об экономических преступлениях, о преступлениях, связанных с наркотиками, и некоторых других, носящих латентный характер.

На достаточность данных, содержащихся в результатах ОРД, для возбуждения уголовного дела, согласно п. 5 Инструкции о представлении результатов ОРД, указывает наличие в них сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах ^у преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления,

документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Сведения, содержащиеся в представляемых результатах, должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности.

Согласно чЛ ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основания, предусмотренных Кодексом, дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах компетенции, установленной Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

Неясность заключается в том, имеет ли право орган дознания, в состав

которого входят подразделения, выполняющие оперативно-розыскную

ф деятельность, возбудить уголовное дело. Может ли, например, оперативный

работник уголовного розыска или другого подразделения, проводивший

оперативно-розыскную деятельность и установивший данные, содержащие

77

признаки преступления, при наличии повода и оснований для возбуждения уголовного дела, вынести, с утверждения начальника органа дознания, , постановление о возбуждении уголовного дела и провести неотложные

следственные действия?

На наш взгляд, по рассматриваемому вопросу представляется обоснованной позиция В.И. Рохлина: “Статья 146 УПК РФ устанавливает, что правом возбуждать уголовное дело имеют следователь или дознаватель. Оперативный работник не является дознавателем. Однако, когда мы рассматриваем положения статьи 145 УПК РСФСР, говорящей о решениях, принимаемых по результатам сообщения о преступлении, то там сказано, что по результатам рассмотрения сообщения орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор принимают в том числе, и решение о возбуждении уголовного дела. Несомненно, что результаты ОРД это один из видов сообщения о преступлении. Следовательно, и это не противоречит ч^ положениям ст. 146 УПК РФ, рассматривая результаты ОРД и усматривая

признаки преступления, оперативный работник вправе вынести постановление о возбуждении уголовного дела с утверждения начальника органа дознания и провести необходимые неотложные следственные действия в соответствии с ч.4 ст. 146 УПК РФ. Разумеется, что материал должен быть незамедлительно направлен прокурору для получения его согласия на возбуждение уголовного дела, как это установлено ч.1 ст. 146 УПК РФ”1.

При возбуждении уголовного дела органом, оперативное подразделение которого осуществляло оперативно-розыскную деятельность, основания для возбуждения могут состоять как из фактических данных, впоследствии приобретающих статус доказательств по делу, так и из тех (сообщения лиц, содействующих на конфиденциальной основе), которые в ф- уголовном деле не фигурируют. Существует мнение, согласно которому с

Рохлин В.И. Некоторые вопросы оперативно-розыскной деятельности в свете Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (фондовая лекция). СПб. СПбУ МВД России, 2002. С. 12.

78

позиций УПК РФ не исключается возможность возбуждения органом дознания уголовного дела по результатам собственной оперативно- розыскной деятельности, зафиксированным исключительно в сообщениях конфиденциальных источников. Однако если уголовное дело возбуждается следователем или прокурором, то в качестве оснований для принятия решения выступают оперативно-розыскные данные, которые можно подвергнуть официальной проверке.1

УПК РФ действительно не содержит прямого запрета на возбуждение уголовного дела по результатам оперативно-розыскной деятельности, зафиксированным исключительно в сообщениях лиц, содействующих на конфиденциальной основе. При всем этом такая позиция представляется неверной. Определить достаточность таких фактических данных для возбуждения уголовного дела невозможно. Такие данные всегда проверяются путем проведения ОРМ, результаты которых в случае подтверждения и послужат основаниями возбуждения уголовного дела. Если же данные зафиксированные в сообщениях лиц, содействующих на конфиденциальной основе, не найдут подтверждения, то их представление для решения вопроса о возбуждении уголовного дела недопустимо.

В соответствии с п. 8 рассматриваемой Инструкции представление оперативными подразделениями результатов ОРД органам предварительного расследования или прокурору означает передачу конкретных оперативно-служебных документов. Однако, п. 18 данного ведомственного акта предусматривает возможность представления таких результатов в виде обобщенного официального сообщения (справки- меморандума).

При осуществлении ОРД предусматривается составление справок- меморандумов (их называют также обзорными справками). В них отражаются производные оперативные сведения и обобщения, сделанные

*См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону “Об
оперативно-розыскной деятельности” /Под ред. В.В. Никблюка, М., 2000. С.64.

79

оперативными сотрудниками на основании оперативно-служебных документов, имеющихся в деле оперативного учета.

Сведения оперативно-розыскного характера, содержащиеся в справках- меморандумах, важны для органов предварительного расследования. Но они могут быть использованы только в качестве ориентирующей информации при производстве по уголовным делам, а также для определения наиболее целесообразных тактических приемов производства следственных действий. Представляется, что такие сведения не могут служить основаниями для принятия необходимых процессуальных решений по уголовному делу: о возбуждении уголовного дела, о применении мер процессуального принуждения (прежде всего задержания подозреваемого в совершении преступления), о производстве следственных действий и не могут заменить конкретных оперативно-служебных документов. Поэтому, на наш взгляд, оперативные сотрудники должны руководствоваться п. 8 Инструкции о представлении результатов ОРД, в соответствии с которым, представление таких документов следует считать обязательным, а не альтернативным вариантом решения рассматриваемого вопроса, предусмотренным п. 18 Инструкции.

  1. На основании ч.1 ст. 11 Закона “Об ОРД” результаты оперативно- розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших.

Такое указание Закона нужно рассматривать как общее дозволение. Применительно к следственным и судебным действиям сама возможность и пределы использования результатов ОРД определяются УПК РФ, поскольку

80

именно в нем регламентированы основания производства соответствующих следственных и судебных действий.,

Согласно п.6 названной Инструкции результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу. v* Использование результатов ОРД при подготовке к проведению

следственных действий ничем, кроме необходимости обеспечить соблюдение правил конспирации, не ограничено. На этапе подготовки к проведению следственных действий оперативно-розыскная информация имеет важное значение преимущественно в организационно-тактическом аспекте: с ее помощью орган дознания, следователь могут оптимально определить время, место, участников производства следственного действия, привлечь необходимые научно-технические и транспортные средства, конкретных специалистов, оперативных работников для оказания содействия, правильно спланировать выбор и последовательность тактических приемов проведения следственного действия.

Под использованием результатов оперативно-розыскной деятельности для осуществления следственных действий понимается возможность учета #т названных результатов:

а) при принятии решения о производстве этих действий;

б) при непосредственном их проведении.

81

При конструировании оснований производства следственных действий законодатель исходит из „того, что основанием для проведения любого следственного действия (а значит, и для принятия решения об этом) является совокупность фактических данных, указывающих на возможность достижения определенных целей, получения новых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Так, в соответствии с ч.1 ст.182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, т. е. закон не связывает проведение обыска с наличием исключительно доказательств. Оперативно-розыскные данные могут дополнять имеющуюся совокупность процессуальных сведений, что в определенном месте находятся объекты, имеющие значение для уголовного дела. Так, например, задержанный по подозрению в совершении разбойного нападения на торговый павильон К. на допросе показал, что он - приезжий, в городе постоянно не проживает, временно остановился у знакомого Б., оснований для производства обыска в квартире Б. в данном случае было недостаточно. При последующей оперативной проверке К. в ГОСТ дежурной части Кировского РУВД г. С.- Петербурга была получено не вызывающее сомнений в достоверности сообщение о том, что задержанный совершил ряд разбоев в г. С.- Петербурге и Ленинградской области, и часть похищенного находится в помещении, где он временно проживает. Полученные фактические данные (процессуальные и оперативно-розыскные) в совокупности явились достаточными для принятия решения о производстве обыска. Таким образом, результаты ОРД, дающие основание полагать, что в каком-либо помещении (ином месте) или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие объекты, могущие иметь значение для дела, служат основанием для производства обыска, если соответствуют (не
противоречат)

82

установленным по делу обстоятельствам и не вызывают сомнений в достоверности.

Аналогично оперативно-розыскная информация может использоваться для принятия решения о производстве осмотра, назначения экспертизы, получения образцов для сравнительного исследования и других следственных действий.

Применительно к такому действию, как задержание подозреваемого, согласно ч.2 ст.91 УПК РФ в качестве иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, на наш взгляд, допускается понимать результаты ОРД.

Вызов и допрос свидетеля могут осуществляться на основе одних лишь оперативно-розыскных данных, поскольку УПК РФ не устанавливает каких-либо оснований для его вызова. Поэтому если соображения конспирации не препятствуют вызову на допрос в качестве свидетеля лица, об осведомленности которого в обстоятельствах дела сообщило лицо, содействующее на конфиденциальной основе, подобные вызов и допрос не противоречат уголовно-процессуальным нормам, а значит, допустимы.

Использование оперативно-розыскных данных непосредственно при проведении следственных действий носит в основном тактический характер. На базе оперативной информации в процессе следственных действий могут приниматься так называемые промежуточные решения, не требующие оформления в виде специального постановления, например, решение о производстве личного обыска лица, зашедшего в помещение, в котором производятся обыск или выемка.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности для подготовки и осуществления судебных действий на стадии рассмотрения уголовного дела в суде ограничено положением о пределах судебного разбирательства предусмотренных ст.252 УПК РФ. Поэтому на практике случаи представления оперативно-розыскной информации в суд исключительны.

83

Вместе с тем, результаты ОРД могут быть учтены судом при решении вопроса об изменении меры пресечения подсудимому (ст.ПО УПК РФ) при наличии в них достаточных оснований полагать, что лицо:

1) скроется от суда; 2) 3) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 4) 3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (ч.1 ст.97 УПК РФ).

  1. Согласно ч.2 ст. 11 Закона “Об ОРД” результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Названные положения весьма важны для рассмотрения вопроса о положении оперативно-розыскной деятельности, использовании полученных при ее выполнении сведений в уголовном судопроизводстве, причем как досудебных стадий, так и при рассмотрении дел в судебных стадиях.

Это требует рассмотрения законодательной регламентации оперативно- розыскной деятельности в свете УПК РФ, вследствие того, что ряд положений УПК РФ вызывают вопросы на практике и требуют правильной оценки.

Важность оперативно-розыскной деятельности, информации получаемой при ее выполнении для своевременного выявления, предупреждения и пресечения преступлений в настоящее время не вызывает сомнений и признано как теорией, так и практикой всей правоохранительной деятельности. Зачастую без использования возможностей оперативно- розыскной деятельности нельзя говорить о раскрытии и доказывании преступлений, выявления совершивших преступления лиц.

Ст. 73 УПК РФ определила обстоятельства, которые должны быть установлены и доказаны при производстве предварительного расследования

84

для того, чтобы можно было решить вопрос об установлении как факта преступного деяния, так и ответственности конкретного лица, виновного в совершении преступления, для передачи дела на рассмотрение суда. Эти обстоятельства, если они доказаны в судебном заседании, дают право суду на вынесение приговора.

Рассматривая названные обстоятельства, УПК РФ дал и определение понятия доказательства и их перечень (ст.74 УПК РФ).

В законе указано, что доказательства - это любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке установленном настоящим Кодексом, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ.

Следовательно, рассматривая это указания закона, логично и юридически обосновано полагать, что к таким сведениям относятся и сведения, установленные, полученные в результате законной государственной деятельности каковой является оперативно-розыскная деятельность.

И здесь возникает непонимание положений ст.89 УПК РФ. В этой статье установлено, что “В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности…”. Это весьма жесткое установление УПК РФ. Однако, оценивая его, следует правильно понимать продолжение этого положения в названной статье УПК РФ, где сказано, что запрещается “… если они (то есть сведения полученные в результате ОРД) не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом (т.е. УПК РФ)”.

Вот здесь и требуется рассмотрение требований УПК в соотношении с Законом об ОРД и нормативными актами, которые изданы в развитии этого закона.

Ст.74 УПК РФ, среди доказательств, которые признаются допустимыми, называют: вещественные доказательства и иные документы. Возникает вопрос, а могут ли быть вещественными доказательствами предметы, полученные в результате производства оперативно-розыскной деятельности?

85

Например, в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению фактов преступных действий, возможно и до возбуждения уголовного дела, было проведено ксерокопирование документа, который был использован для совершения преступления, а впоследствии уничтожен. Было возбуждено дело и с соответствующим оформлением, согласно ст.ст.10 и 11 Закона “Об ОРД” этот документ был передан следователю. Следователь осмотрел его, счел, что он имеет доказательственное значение и приобщил к делу в качестве вещественного доказательства. Допустимо ли такое доказательство? По нашему мнению да, допустимо и должно быть проверено посредством допросов причастных к его составлению лиц, при необходимости путем назначения экспертизы. Это будет соответствовать требованиям ст.ст.87 и 88 УПК РФ.

УПК РФ признает доказательствами иные документы, не расшифровывая это понятие. При проведении оперативно-розыскной деятельности выполняются и реализуются оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные ст.6 Закона “Об ОРД”. При этом составляются документы, в том числе и не раскрывающие тактику подготовки, проведения соответствующего мероприятия, а фиксирующие результаты мероприятия. Это документ, фиксирующий результаты на основании постановления соответствующего руководителя, передается следователю. Представляется, что он также может быть доказательством.

Несомненно, что он также, в соответствии со статьей 87 УПК РФ, подлежит проверке посредством следственных действий: допросов, осмотра предметов, если они получены при проведении мероприятия, при необходимости их экспертного исследования, а затем подлежит соответствующей оценке, на основании установлений ст. 88 УПК РФ.

Безусловно, что речь идет не о допросе лица, содействовавшего на конфиденциальной основе с органом, выполняющим ОРД, а иных лиц, в том числе и сотрудника органа, организовавшего мероприятие, что будет, в частности, соответствовать положениям ст.26 Закона “О милиции”.

86

В этих случаях требуется со стороны работников, оформляющих результаты мероприятия и передачу материалов следователю, особо внимательное отношение к выполнению установленных правил представления материалов.

Вопрос о возможности использовать представленные материалы при расследовании, их относимости, решается следователем.

Вместе с тем, если материалы ОРД таковы, что не могут быть приобщены к делу, но могут быть полезны для определения тактики следственных действий или могут помочь в отыскании доказательств, в построении версий, то они могут быть доведены до сведения в виде обобщенного материала (справки-меморандума). При этом, по нашему мнению, сообщая те или иные данные орган, выполняющий ОРД может высказать свое мнение, что при сложившейся обстановке результаты ОРД не могут быть использованы при производстве следственных действий из соображений обеспечения не разглашения форм и методов ОРД.

Таким образом, указание в УПК РФ, что в процессе доказывания запрещается использование результатов ОРД, следует понимать в том смысле, что они должны быть проверены в порядке установленном ст. 87 УПК РФ, подлежат соответствующей оценке, в совокупности с другими доказательствами, и должны быть закреплены в порядке установленном для процесса доказывания.

Во избежание неоднозначной трактовки положений ст. 89 УПК РФ, предлагается изложить ее содержание в следующей редакции: “Результаты оперативно-розыскной деятельности должны использоваться в доказывании после их проверки и оценки в соответствии с положениями главы 11 настоящего кодекса”.

Для использования в рассмотренных выше направлениях результаты ОРД подлежат представлению оперативными подразделениями органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Согласно п. 8 Инструкции, представление результатов ОРД осуществляется на основании постановления

87

руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и означает передачу в установленном законодательством РФ порядке конкретных оперативно-служебных документов, которые после определения их относимости и значимости для уголовного судопроизводства могут быть приобщены к уголовному делу.

При подготовке материалов необходимо учитывать, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих (оказывавших) им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну.

Перед представлением материалов эти сведения либо подлежат рассекречиванию на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо представляются в соответствии со ст. 16 Закона РФ “О государственной тайне”.

Постановление о рассекречивании утверждается руководителем, имеющим на то соответствующие полномочия.

Представление результатов включает в себя:

  • вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд;
  • вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;
  • оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.). В п. 17 рассматриваемой Инструкции закреплено, что постановление о

88

представлении результатов ОРД выносится в одном экземпляре и приобщается к материалам дела оперативного учета, т. е. к материалам уголовного дела оно не приобщается. По нашему мнению, В. Н. Осипкин справедливо замечает, что данное положение Инструкции противоречит стЛ1 Закона “Об ОРД”, согласно которой результаты ОРД могут быть использованы в процессе доказывания по уголовным делам при условии их проверки в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Субъекты доказывания по уголовному делу - орган дознания, следователь, прокурор или суд - обязаны проверить, во-первых, вынесено ли постановление о представлении результатов ОРД, во-вторых, соответствует ли оно Закону “Об ОРД”. Это невозможно выяснить, если постановление о представлении результатов ОРД не будет приобщено к материалам уголовного дела, в рамках которого используются результаты ОРД. Поэтому все добытые и переданные результаты ОРД будут недопустимы в процессе доказывания по уголовному делу.1

В п. 17 Инструкции о порядке представления результатов ОРД следует внести изменения, обязав органы, осуществляющие ОРД, направлять экземпляр постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд для приобщения к материалам уголовного дела.

Если орган, осуществляющий ОРД, при передаче результатов ОРД не направит органу дознания, следователю, прокурору или в суд постановление

0 представлении результатов ОРД, то такие результаты ОРД подлежат возврату в органы, осуществляющие ОРД.

Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности предметов и документов, получения видео- и аудиозаписей,

1 См.: Осипкин В.Н. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью. Учебное пособие. СПб., 2001. С.20.

89

киног и фотоматериалов, копий и слепков, должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов.

Допускается представление материалов в копиях, в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводительных документах (протоколах). Тип носителя определяется инициатором ОРМ.

Оригиналы материалов в этом случае хранятся в оперативном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу.

При подготовке и оформлении для передачи органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД должны быть приняты необходимые защитные меры по сохранности и целостности представляемых материалов при пересылке их в адрес (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и т.п.).

Интересной в вопросе представления результатов является Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании преступлений.1

Целый раздел этого документа, именуемый “Взаимодействие следователей с оперативными аппаратами при реализации оперативных материалов доследственной проверки”, содержит ряд важных для диссертанта положений. Приведем некоторые из них.

“4.1.1. Оперативный сотрудник, полагая, что в собранных оперативным путем материалах достаточно данных, указывающих на наличие признаков состава преступления, по которому предварительное следствие обязательно, докладывает об этом непосредственному начальнику.

4.1.2.Получив согласие на реализацию оперативных материалов, он заблаговременно предъявляет их (с соблюдением конспирации и в порядке, установленном Федеральным законом “Об оперативно- розыскной деятельности”) для ознакомления начальнику следственного подразделения и

Приказ МВД РФ от 20.06.1996 г. №334 “Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений” (в ред. Приказа МВД РФ от 18.01.1999 г. №30). Текст приказа размещен на сервере Федерального Компьютерного Центра фондовых и товарных информационных технологий Мингосимущества России (ФТ-центр), в Internet (www.db.ftcenter.ru).

90

следователю, которые в 10-дневный срок, а в неотложных случаях - незамедлительно оценивают их с точки зрения достаточности имеющихся данных для возбуждения уголовного дела.”

Авторы инструктивного документа указывают на Закон “Об ОРД”, как

содержащий порядок заблаговременного предъявления
оперативных

материалов, однако обращение к тексту настоящего Закона позволяет

заключить, что такого порядка в нем не закреплено.

Кроме того, по нашему мнению, 10-дневный срок оценки предъявленных материалов установлен необоснованно. Ведь никакой работы по этим материалам ни следователь, ни начальник следственного подразделения не ведут. В то же время, если обратиться к ст. 146 УПК РФ регламентирующей возбуждение уголовного дела публичного обвинения, то обнаружится, что никакой отсрочки в возбуждении уголовного дела статья не содержит, а, напротив: “постановление о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору”, “прокурор, получив постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной проверки”, “о решении прокурора следователь, дознаватель в тот же день уведомляет заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело” и т.д.

Единообразная практика ознакомления следователя с материалами оперативной деятельности на этапе, предшествующем возбуждению уголовного дела в науке обычно находит больше противников, чем последователей. Аргументация подобного подхода базируется на утверждении, что под воздействием оперативной информации страдает объективность следователя, поскольку его внутреннее убеждение может сформироваться не на основе доказательств, а с помощью непроцессуальных данных; ознакомление с оперативными материалами есть недопустимая

91

попытка объединить в одном лице оперативно-розыскные и процессуальные функции.1

По нашему мнению, убежденность этих лиц обязательно должна иметь место при расследовании и базироваться не только на процессуальной, но и непроцессуальной основе. Это, однако, вовсе не должно означать, что может игнорироваться подкрепление убежденности доказательствами. Ведь следователь доказывает виновность. Будучи убежденным, он будет активнее в отыскании допустимых аргументов и искуснее при их использовании.

Другое дело, что подобная убежденность должна базироваться на качественно задокументированных результатах деятельности оперативного аппарата.

Помимо изложенных недочетов обнаруживается серьезное несоответствие Приказа статьям УПК РФ, конкретнее ст. 143, в соответствие с которой сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в ст.ст. 141 и 142 настоящего Кодекса, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

Ко всему перечисленному рассматриваемая Инструкция противоречит положениям Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд в п. 10 которой зафиксировано, что представление результатов ОРД включает в себя:

-вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд;

-вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих

государственную тайну;

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.26.

92

-оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.).

“4.1.3. Критерием оценки готовности оперативных материалов для возбуждения уголовного дела является наличие в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в том числе: время, место и способ совершения, ущерб, конкретные обстоятельства, сведения о лицах, причастных к преступлению.

4.1.4. Если содержащиеся в оперативных материалах данные не позволяют принять решение о возбуждении уголовного дела начальник следственного подразделения (следователь) возвращает их через начальника горрайлиноргана с письменным изложением обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела, и мероприятий, подлежащих выполнению для устранения имеющихся пробелов.”

Получается ситуация, когда начальник ОВД (начальник органа

дознания) ставится в известность о возникшем у его подчиненных намерении

реализовать оперативные материалы только в случае их невысокого качества.

Причем, оповещается он, судя по тексту рассматриваемой Инструкции,

следователем, а не оперативным сотрудником.

Изложенное указывает на необходимость разработки новой Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Реализация полученной оперативно-розыскным путем информации невозможна без взаимодействия оперативного работника со следователем, которое составляет организационный аспект содержания оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства и предполагает их совместные и согласованные действия, направленные на использование фактических данных, полученных в ходе документирования.

Нормативно-правовую основу взаимодействия составляют:

• Конституция РФ (ст.2); • • международные договоры Российской Федерации по вопросам взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью; • • Уголовно-процессуальный кодекс РФ, определяющий ст. 163 порядок производства предварительного следствия следственной группой; •

93

• Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, закрепляющий ст.7 ч. ч.З, 4, 6 основаниями для проведения оперативно- розыскных мероприятий поручения следователя, органа дознания, указания прокурора, определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве; запросы других органов осуществляющих ОРД, по основаниям, указанным в настоящей статье; запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ, а также регламентирующий порядок использования результатов оперативно- розыскной деятельности (ст. 10); • • Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации”1, возложивший на Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров координацию деятельности по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов налоговой полиции, органов таможенной службы и других правоохранительных органов (ст. 8 ч.1). • • Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, согласно п.1 которого координация деятельности правоохранительных органов осуществляется в целях повышения эффективности борьбы с преступностью путем разработки и осуществления этими органами согласованных действий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению. • Такие органы (п.5 Положения) осуществляют: - совместный анализ состояния преступности, ее структуры и динамики, прогнозирование тенденций развития, изучение практики выявления,

1 Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.11.1995 г. №168- ФЗ (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №112-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3029.

Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью (утв. Указом Президента РФ от 18.04.1996 г. №567) // Собрание законодательства РФ. 1996. №17. Ст. 1958.

94

расследования, раскрытия, предупреждения и пресечения преступлений;

  • выполнение федеральных и региональных программ борьбы с преступностью;

  • разработку совместно с другими государственными органами, а также научными учреждениями предложений о предупреждении преступлений;
  • подготовку и направление в необходимых случаях информационных материалов по вопросам борьбы с преступностью Президенту Российской Федерации, Федеральному Собранию Российской Федерации и Правительству Российской Федерации, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органам местного самоуправления;
  • обобщение практики применения законов о борьбе с преступностью и подготовку предложений об улучшении правоохранительной деятельности;
  • разработку предложений о совершенствовании правового регулирования деятельности по борьбе с преступностью;

обобщение практики выполнения международных договоров Российской Федерации и соглашений с зарубежными странами и международными организациями по вопросам сотрудничества в борьбе с преступностью и выработку соответствующих предложений;

  • изучение координационной деятельности правоохранительных органов, распространение положительного опыта.

Координация деятельности правоохранительных органов осуществляется (п.6 Положения) в следующих основных формах:

проведение координационных совещаний руководителей правоохранительных органов;

  • обмен информацией по вопросам борьбы с преступностью;
  • совместные выезды в регионы для проведения согласованных действий, проверок и оказания помощи местным правоохранительным органам в борьбе с преступностью, изучения и распространения положительного

95

опыта;

создание следственно-оперативных групп для расследования конкретных преступлений;

  • проведение совместных целевых мероприятий для выявления и пресечения преступлений, а также устранения причин и условий, способствующих их совершению;

  • взаимное использование возможностей правоохранительных органов для повышения квалификации работников, проведение совместных семинаров, конференций;
  • оказание взаимной помощи в обеспечении собственной безопасности в процессе деятельности по борьбе с преступностью;
  • выпуск совместных бюллетеней (сборников) и других информационных изданий;
  • разработка и утверждение согласованных планов координационной деятельности;
  • издание совместных приказов, указаний, подготовка информационных писем и иных организационно-распорядительных документов.

• Федеральная целевая программа1 по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы, определяющая приоритетные направления борьбы с преступностью, а также цели и задачи такой деятельности правоохранительных органов; • • совместные приказы2 и указания, посвященные борьбе с • 1 Постановление Правительства РФ от 10.03.1999 г. №270 “О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы” (в ред. Постановления Правительства РФ от 30.12.2000 г. №1043) // Собрание законодательства РФ. 2001. №3. Ст.238.

2 Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, ФСБ РФ и ГТК РФ от 25.11.1997 г. №69/777/425/700 “Об утверждении Инструкции по взаимодействию правоохранительных органов Российской Федерации при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России” // Таможенные ведомости. 1998. №2; Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, ГТК РФ, ФПС РФ и Госналогслужбы РФ от 19 ноября 1998 г. №383/786/513/812/726/ГБ-З-31/326 “Об утверждении Положения о Межведомственной специализированной следственно- оперативной бригаде по борьбе с незаконным производством и оборотом спирта и алкогольной продукции”; Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, ДНП

96

преступностью;

• внутриведомственные приказы1, указания МВД РФ.

Взаимодействие начинается с момента реализации оперативно-розыскных данных при возбуждении уголовного дела, интенсивно протекает в период проведения неотложных следственных действий и продолжается вплоть до окончания расследования по делу.

Под взаимодействием понимается согласованная по целям, месту и времени, основанная на законе и подзаконных актах деятельность следователя и оперативного работника (в пределах их компетенции), направленная на полное и быстрое раскрытие преступлений, всестороннее и объективное расследование уголовного дела и розыск скрывшихся преступников2.

Основными задачами взаимодействия выделяют:

обеспечение неотложных следственных действий и

оперативно-розыскных мероприятий при совершении преступлений;

всестороннее и объективное расследование преступлений,

своевременное изобличение и привлечение к уголовной

ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся

преступников;

осуществление мероприятий, направленных на возмещение

РФ от 22 мая 1995 г. №32/199/73/278 “Об утверждении Положения о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп”. Текст приказа официально не опубликован. Приказ МВД РФ от 20.06.1996 г. №334 “Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений” (в ред. Приказа МВД РФ от 18.01.1999 г. №30). Текст приказа размещен на сервере Федерального Компьютерного Центра фондовых и товарных информационных технологий Мингосимущества России (ФТ- центр), в Internet (www.db.ftcenter.ru). 1 Приказ МВД РФ от 21.06.2000 г. №671 “Об укреплении взаимодействия и разграничении объектов оперативного обслуживания между органами внутренних дел на транспорте и территориальными органами внутренних дел”. Текст приказа официально не опубликован. 2См.: Советский уголовный процесс. М., 1986., С.37; Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983. С. 11; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования. М., 1992., С.45; Криминалистика / Под ред. И.Ф.Пантелеева, НА. Селиванова. М, 1984. С.76-80.

97

материального ущерба, причиненного гражданам и организациям вне зависимости от форм собственности преступными действиями виновных лиц.

Успех при взаимодействии может быть достигнут при соблюдении определенных условий:

соответствие совместной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений требованиям закона и подзаконным нормативным актам;

разграничение процессуальных и оперативно-розыскных компетенций субъектов взаимодействия при процессуальной самостоятельности следователя и самостоятельности органа дознания в выборе оперативно- розыскных мероприятий;

  • согласованное комплексное использование всех возможностей, которыми располагают оперативный работник и следователь, в том числе и научно-технических средств;
  • организующая роль следователя во взаимодействии с оперативным работником после принятия им решения о возбуждении уголовного дела и на последующих стадиях расследования;
  • сохранение в тайне оперативно-розыскных и следственных данных. Это соотносится с предписаниями ст.ст.5, 12 Закона “Об ОРД” и ст. 161 УПК РФ о недопустимости разглашения данных предварительного следствия. Со стороны оперативного работника данное условие обеспечивается:
  • рекомендациями следователю о порядке и тактических приемах использования при расследовании оперативных данных;

поддержанием атмосферы доверия, сотрудничества и взаимной помощи при решении вопросов, представляющих взаимный интерес. Разумеется, это не исключает различных позиций взаимодействующих субъектов в оценке данных и способах решения возникших задач при взаимном уважении различных точек зрения.

98

Совместные усилия должны быть направлены на отыскание наиболее

оптимальных, целесообразных, юридически правильных вариантов

разрешения возможных ситуаций.

Согласно ст. 163 УПК РФ производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или большого объема может быть поручено следственной группе, о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Решение о производстве предварительного следствия следственной группой принимает прокурор по ходатайству начальника следственного отдела, а по уголовным делам, расследуемым следователями прокуратуры, -по собственной инициативе. В постановлении прокурора должны быть перечислены все следователи, которым поручено производство предварительного следствия, в том числе указывается, какой следователь назначается руководителем следственной группы. К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Состав следственной группы объявляется подозреваемому, обвиняемому.

Руководитель следственной группы принимает уголовное дело к своему производству, организует работу следственной группы, руководит действиями других следователей….

По мнению В. Коновалова, можно выделить два вида следственных групп по форме привлечения к их работе оперативных работников органов дознания. Первые - взаимодействующие с оперативными работниками по разовым поручениям, направляемым через начальника органа дознания; вторые - взаимодействующие с постоянно выделенным составом оперативных работников.1 На наш взгляд, первые (в указанной классификации) соответствуют требованиям ст.38 ч.2п.5 УПК РФ без особых противоречий, а вторые - более приближены к модели следственно-оперативной группы, однако ею не являются.

1 См.: Коновалов В. Групповой метод расследования//Законность. 1995. № 7. С.41.

99

Некоторые считают, что положения ст. 163 УПК РФ являются правовым основанием для создания следственно-оперативных групп. Однако с указанным мнением нельзя согласиться по следующим основаниям. Во- первых, в УПК РФ на это прямо не указано, и понятие “следственно- оперативная группа” не упомянуто и не раскрыто. Во-вторых, создание и деятельность следственно-оперативной группы принципиально отличается от проведения следствия по делу несколькими следователями и от направления ими поручений органу дознания о вьшолнении отдельных следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий:

следственная группа есть процессуальная форма расследования, а следственно-оперативная группа - организационно-тактическая форма совместной деятельности по раскрытию преступлений;

  • следственная группа формируется только из следователей, а следственно-оперативная группа всегда состоит из следователей, оперативных работников органов дознания, а иногда и иных специалистов;
  • следственная группа создается обычно с момента возбуждения уголовного дела и действует до окончания расследования. Следственно- оперативные группы могут создаваться не только по возбужденным уголовным делам, но и для осмотра места происшествия, раскрытия преступлений прошлых лет;
  • следственная группа создается для расследования. Ее деятельность носит исследовательский характер, поскольку члены группы в основном исследуют уже известные обстоятельства дела. Деятельности же следственно-оперативных групп в любых ситуациях присуща поисковая, розыскная направленность. В некоторых случаях в следственно-оперативные группы включаются и иные специалисты (сотрудники экспертно- криминалистических подразделений, судебно-медицинские экспертизы и т.д.), что имеет свою специфику в работе группы;

100

  • в составе следственно-оперативной группы допускается участие одного следователя, для следственной же группы необходимо участие от двух следователей и больше.

Необходимость закрепления данной формы взаимодействия органов следствия и дознания в уголовно-процессуальном законе назрела давно, а потому в текст ст. 163 УПК РФ следует внести дополнение следующего содержания:

“6. Для производства по уголовным делам о тяжких преступлениях, а также для решения других задач допускается создание следственно- оперативных групп в составе: следователей, должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и др.

Руководителем следственно-оперативной группы назначается следователь, который принимает дело к своему производству.

Должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, вправе выполнять необходимые следственные действия в соответствии с планом работы группы, указаниями ее руководителя.

Деятельность группы строится в соответствие с УПК РФ и иными нормативно-правовыми актами”.

Поскольку должностное лицо органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, состоит в следственно-оперативной группе, а ее главное назначение - это расследование, посредством проведения следственных и иных процессуальных действий, то это лицо, в соответствии с планом работы группы, указаниями ее руководителя вправе выполнять необходимые следственные действия и в таком случае не требуется, как это указано в ст.38 ч.2 п.4 УПК РФ письменного поручения, поскольку данное лицо уже включено в работу группы.

Но, несмотря на это, результаты оперативно-розыскной деятельности должны представляться руководителю следственно-оперативной группы в

101

порядке, который установлен п.п..8 - 10 Инструкции о
порядке представления результатов ОРД.

Вместе с тем этот работник в составе следственно-оперативной группы, не вправе выполнять те следственные действия, которые ч.4 ст. 163 УПК РФ относит к компетенции исключительно руководителя следственной группы.

Хотя деятельность следственно-оперативных групп УПК РФ прямо не предусмотрена, данные группы создаются и выполняют определенные задачи. Хотя заметим, что для создания таких групп произвольно расширяется имеющееся правовое поле, что, строго говоря, приводит к нарушению законности.

В следственной практике сложились определенные виды этих формирований. На наш взгляд, классифицируя общий массив следственно-оперативных групп, можно выделить четыре основных вида:

  1. Дежурная (при дежурной части), иногда называемая сменной (суточной) - обеспечивает немедленное реагирование на сообщения о преступлениях, производство неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по “горячим следам” и формируется в составе следователя, сотрудников оперативных и экспертно-криминалистических подразделений, кинолога и т. д.

Это наиболее распространенный вид следственно-оперативных групп, состав которых утверждается ежемесячным графиком и приказом руководителя органа дознания, исходя из штатной численности и оперативной обстановки, с учетом требований действующих нормативных актов. Суточная группа находится в оперативном подчинении дежурного органа внутренних дел (РОВД, УВД, МВД). Такую группу возглавляет следователь. При поступлении сигнала о совершенном преступлении группа в полном составе выезжает на место происшествия. Этим обеспечивается непрерывное круглосуточное оперативное реагирование на любое совершенное преступление в районе, городе, области. В задачу таких групп,

102

наряду с осмотром места происшествия, входит раскрытие преступлений по “горячим следам”. Вместе с тем деятельность следственно-оперативных групп при выезде на место происшествия и раскрытии преступления по “горячим следам” отличается от их деятельности по раскрытию конкретного преступления. Осмотр места происшествия и раскрытие по “горячим следам” приобретают свою смысловую нагрузку, имеют собственное содержание и, что самое главное, служат основой для разработки организационно-тактических рекомендаций следователям, оперативным работникам и иным специалистам, входящим в следственно- оперативную группу. В тактическом плане деятельность названных групп имеет ярко выраженный поисковый характер. В работе группы, которая ограничена временными рамками, решаются в основном задачи выявления, сбора, накопления доказательственной информации, с помощью которой в кратчайшие сроки устанавливаются лица, совершившие преступление и скрывшиеся с места происшествия. В это же время выявляются и закрепляются другие факты, в особенности, если промедление угрожает их сохранности. Но в первую очередь члены следственно-оперативной группы собирают те доказательства, которые обеспечивают установление лиц, совершивших преступление. Особое внимание при собирании доказательственной информации уделяется выявлению следов, фиксирующих свойства личности преступника. С момента поступления информации о преступлении с высокой степенью оперативности осуществляются следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия, которые, по сути, носят характер преследования неизвестного преступника по следам, фиксирующим свойства его личности.

  1. Целевая (временная) СОГ - для расследования и раскрытия преступлений по конкретному уголовному делу. Действует на протяжении процессуального срока расследования по делу. Задача ее заключается в установлении виновных и всех эпизодов преступной деятельности. Группа может быть создана на любом из этапов расследования преступления, когда в

103

этом возникает необходимость. Состав ее определяется особенностями расследуемого дела, следственной ситуацией и видом преступления.

  1. Специализированная (постоянно действующая) - для расследования и раскрытия определенной категории преступлений, в том числе по которым лица, их совершившие, не установлены.

На уровне МВД, ГУВД, УВД, УВДТ, УВД (ОВД) 8 ГУ она создается также и для оказания методической и практической помощи подчиненным органам.

  1. Совместная следственно-оперативная группа (бригада) - для расследования и раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе совершенных организованными преступными группами, либо для расследования сложного уголовного дела с большим объемом работы. В состав группы (бригады) могут включаться по согласованию сотрудники органов прокуратуры, федеральной службы безопасности, Федеральной службы налоговой полиции.

Ответственность за организацию взаимодействия возлагается на руководителя соответствующего органа внутренних дел, его заместителей (начальника службы криминальной милиции, следственного подразделения, милиции общественной безопасности), руководителей экспертно-криминалистических подразделений и подразделений по борьбе с организованной преступностью.

Учитывая вышеизложенное, в составе СОГ оперуполномоченный:

-по поручению следователя осуществляет оперативно-розыскные мероприятия по обнаружению и задержанию лиц, совершивших преступление, установлению очевидцев, мест хранения и сбыта похищенного, для осуществления которых взаимодействует с сотрудниками других служб органов и подразделений внутренних дел и иных ведомств;

-по указанию руководителя группы производит следственные действия;

-сообщает в дежурную часть сведения о характере преступления,

104

приметах подозреваемых, похищенного, а также другие данные, имеющие значение для поиска и задержания преступников.

-о результатах проделанной работы информирует своего непосредственного начальника и в установленном порядке представляет их следователю (в письменной форме);

-совместно с другими членами СОГ изучает собранные материалы, изъятые следы и иные вещественные доказательства и на основании полученной информации разрабатывает версии и составляет согласованный план следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу;

-проверяет по оперативно-справочным и криминалистическим учетам данные, полученные в ходе первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; осуществляет постановку на учет похищенных номерных вещей; в установленный срок заводит оперативно- поисковое дело по соответствующей категории преступлений, разрабатывает по нему план оперативно-розыскных мероприятий.

В обязанности руководителя группы входит определение направления расследования, его планирование, распределение работы между участниками группы (в том числе оперативными работниками), организационное обеспечение, координация действий, своевременный обмен информацией и контроль исполнения.

Руководитель группы систематизирует процессуальные документы, сосредотачивает информацию о результатах оперативно-розыскных мероприятий, которые могут быть введены в расследование процессуальным путем.

Создание следственно-оперативных групп является объективной необходимостью, работа их должна протекать в строго обозначенных процессуально организационных формах.

Независимо от этапа расследования работа всех членов групп производится по плану согласованных следственных действий и оперативно-

105

розыскных мероприятий. План составляется членами группы и обсуждается всем ее составом. В нем определяется характер работы и ее исполнители.

Следователь является процессуально независимой фигурой, к тому же являясь руководителем группы, он сам распределяет виды работ и обязан следить за тем, чтобы деятельность оперативного работника протекала в рамках выполнения отдельных поручений и указаний его» как руководителя группы или другого следователя, входящего в группу. При этом каждый из членов группы действует в пределах своих полномочий. Процессуальные документы выполняются от имени члена группы, выполняющего соответствующие действия.

Поэтому нельзя согласиться с мнением М. Селезнева, который заявил, что “в целях расследования уголовных дел о преступлениях, совершенных в условиях неочевидности, создаются, так называемые, следственно- оперативные группы, в рамках которых оперативным работникам органов дознания предоставляются неопределенно широкие полномочия по производству следственных действий, в том числе и по задержанию граждан. Практика совмещения функций расследования и осуществления оперативно-розыскных мероприятий таит в себе опасность и может отрицательно сказаться на обеспечении принципа процессуальной самостоятельности следователя и его объективности…“1.

Суммируя изложенное, основываясь на результатах исследования, мы полагаем, что оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства - это деятельность специально уполномоченных государственных органов (органов, осуществляющих ОРД) по поиску, документированию и своевременной, систематической реализации информации о преступлении, о лицах причастных к его совершению и других обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и оптимизации процесса доказывания.

1 Селезнев М. Законность в оперативно-розыскной деятельности // Российская юстиция. 1994. №37. С. 14.

106

Выбор направления, формы поиска и документирования, формы реализации оперативно-розыскной информации, формы взаимодействия оперативного сотрудника и следователя зависит от этапа оперативно- розыскного обеспечения судопроизводства.

По нашему мнению, можно выделить два основных этапа оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства:

  • доследственная проверка1;
  • оперативно-розыскное сопровождение. Оперативно-розыскное сопровождение в свою очередь подразделяется
  • на оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследования и последующее оперативно-розыскное сопровождение.

Доследственная проверка - деятельность оперативных подразделений уполномоченных государственных органов, направленная на поиск первичной информации, установление ее достоверности, сбор дополнительных сведений о преступлении, лице причастном к его совершению и реализация оперативно-розыскной информации в целях возбуждения уголовного дела и начала предварительного расследования.

Оперативно-розыскное сопровождение расследования В.В. Фирсовым понимается как комплекс мер оперативно - поискового характера по установлению фактов и обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам, источникам информации о них в целях обеспечения следователя данными, способствующими выяснению истины и наказанию виновных в соответствие с законом.2

Мы согласны с В.В. Фирсовым, но сформулировали понятие несколько иначе - это комплекс оперативно-розыскных мероприятий осуществляемых уполномоченными государственными органами по уголовному делу в целях

1 Здесь и далее доследственная проверка - это проверка информации, проводимая органами, уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности, до и для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

2 См.: Фирсов В.В. Оперативно-розыскное предупреждение и оперативно-розыскное сопровождение расследования хищений в кредитно-банковской сфере. Дис. … канд. юрид. наук. СПб.: СПб Ун-т MBД России, 2000. С. 129.

107

обеспечения следователя, прокурора, суда данными, способствующими оптимизации процесса доказывания и рассмотрения дела по существу, если такие сведения невозможно или крайне затруднительно получить процессуальным путем.

Этим подчеркивается объективная необходимость, роль и значение оперативного обеспечения уголовного судопроизводства, акцентируя внимание на законности этой деятельности, тесном взаимодействии следственных и оперативных работников и возможности привлечения к ней граждан.

Для законодательного, нормативного урегулирования этой правоохранительной сферы требуется дальнейшее совершенствование, разработка более четких нормативных предписаний, как для оперативно- розыскной, так и уголовно-процессуальной деятельности. Так, в целях обеспечения оперативной поддержки предварительного следствия, согласованности следственных и оперативных действий, следует незамедлительно принять совместный ведомственный нормативный акт об организации взаимодействия следственных аппаратов с оперативными и экспертно-криминалистическими службами. Тем более, что сегодня имеется в этом богатый практический опыт, солидные научные наработки.

108

Глава П. Оперативно-розыскная характеристика разбоев.

§ 1. Теоретические вопросы оперативно-розыскной характеристики преступлений.

Одним из ключевых вопросов предупреждения, раскрытия и расследования любого вида преступлений является разработка характеристики преступления.

Термин “характеристика” означает описание характерных, отличительных качеств, черт кого-нибудь, чего-нибудь.1

Понятие же преступления дается одним из основных базовых разделов науки уголовного права - учением о преступлении. Взгляды, идеи и представления которыми руководствуется законодатель, устанавливая запреты и веления, т. е. создавая модель преступного, пронизывают все уголовно-правовые нормы. В основе любого преступления лежит конфликт между личностью и обществом, его глубина представляет общественную опасность и требует применения мер уголовно- правового реагирования.

Преступление - это всегда поведения (акт), активная деятельность (действие) конкретного человека или воздержание (бездействие) от выполнения какой-либо обязанности, которые причиняют вредные последствия. Мысли психические процессы, убеждения, умозаключения, сколь негативными они не были бы с конституционных позиций, преступлением не являются.2

Преступление как социально-правовое явление характеризуется определенными признаками, представляющими существенные стороны данного явления. Признаки преступления могут быть выяснены на основе анализа законодательного материально-формального определения понятия преступления, поскольку они или непосредственно закреплены в нормах

1 См.. Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С.848.

2 См.: Уголовное право: Учебник для юридических вузов / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 2001. С.40.

109

права, или вытекают из них. Исходя из этого, преступление характеризуют четыре основных признака:

1) общественная опасность; 2) 3) противоправность; 4) 5) виновность; 6) 7) наказуемость1. 8) Характеристика преступления должна включать все необходимые для его изучения элементы. Ее содержание как информационной модели должно позволять наиболее эффективно разрабатывать соответствующие приемы и методы предупреждения, раскрытия и расследования преступления. Это в полной мере относится и к оперативно-розыскному обеспечению уголовного судопроизводства. Исследованные нами в предыдущем параграфе теоретические и правовые вопросы одинаково значимы для данного процесса независимо от вида преступления, однако, имеются особенности оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства отдельного вида преступления, которые вытекают из характеристики этого преступления.

Задачи разработки соответствующих характеристик отдельных видов преступлений решались в большинстве исследований различных областей юридической науки. Для решения основных задач нашего научного исследования требуется разработка оперативно-розыскной характеристики разбойных нападений.

В этой связи представляется необходимым при разработке оперативно- розыскной характеристики разбоев, с одной стороны, проанализировать представленные в работах ученых-специалистов в области уголовного права, криминалистики и криминологии сведения об особенностях данной категории преступлений, имеющих значение для оперативно-розыскной деятельности. С другой стороны, сами понятия “уголовно-правовая характеристика преступлений”, “криминалистическая
характеристика

1 См.: Уголовное право: Учебник для юридических вузов / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 2001. С.43.

по преступлений”, “криминологическая характеристика
преступлений”, “оперативно-розыскная характеристика преступлений” на сегодня являются дискуссионными в юридической науке, что в
значительной степени обусловлено тем, что данные категории имеют общие элементы.

Понятие “оперативно-розыскная характеристика” в специальной литературе не ново. Тем не менее, до сих пор в юридической науке не прекращается дискуссия по поводу обоснованности этого понятия.

Так Р.С. Белкин подверг критике необоснованное, по его мнению, использование учеными в отраслевом научном аппарате ОРД основных понятий криминалистики. Например, конструирование такого понятия, как “оперативно-розыскная характеристика преступления” (по аналогии с криминалистической характеристикой преступления).1

Развивая это положение, С.Э. Воронин полагает, что “рассматривать криминалистическую характеристику преступления отдельно для оперативного работника и следователя - значит искусственно расчленять единый объект познания в криминалистической деятельности”2.

Этот спор порождает ситуацию, когда в некоторых проанализированных нами научных работах по вопросам оперативно-розыскной деятельности по предупреждению и раскрытию отдельных видов преступлений авторы, наряду с оперативно-розыскной характеристикой, рассматривают уголовно-правовую и криминологическую характеристику отдельных видов преступлений. В иных случаях, оперативно-розыскная характеристика вообще не выделяется, а рассматривается “комплексная (криминологическая и оперативно-розыскная) характеристика” .

См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. ТВ. Аверьяновой, Р.С. Белкина. М., 1997. С.63.

2 Воронин С.Э. Отдельные вопросы теории ОРД в криминалистической проблематике // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в современных условиях. Барнаул, 2000. С.87.

3 Масленников К.И. Оперативно-розыскные и криминологические проблемы предупреждения насильственных действий сексуального характера. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 12.

Ill

В целом же ряде монографических работ и учебно-методических пособий по проблемам предупреждения, пресечения и раскрытия отдельных видов преступлений оперативно-розыскная характеристика вообще не рассматривается, а информационная модель преступления строится на основе данных уголовно-правовой, криминалистической и криминологической характеристик.1

Такая ситуация закономерна, учитывая тот факт, что основные элементы, учет которых необходим для создания информационной модели преступления, без которой нельзя обойтись при разработке оптимальных приемов и методов оперативно-розыскной деятельности по их предупреждению, пресечению и раскрытию, в основном входят в структуры уголовно-правовой, криминалистической и криминологической характеристик преступлений, которые на сегодня в значительно большей степени разработаны как в работах теоретического, так и прикладного характера. Но это не говорит о том, что необходимо отказаться от понятия “оперативно-розыскная характеристика” в исследованиях методических вопросов оперативно-розыскной деятельности, создавая информационные модели отдельных видов преступлений на основе разработок этих наук.

Так проблемы построения информационной модели преступления в уголовном праве, криминологии, криминалистике не редко взаимосвязаны и требуют для своего решения изучения схожих по содержанию характеризующих преступление элементов, например, личности преступника, способов совершения преступления и т.д. Поэтому совершенно справедливо изучение таких элементов и теорией оперативно- розыскной деятельности.

Однако нельзя не обратить внимания на тот факт, что данные элементы должны рассматриваться в уголовно-правовых, криминалистических, криминологических исследованиях, в исследованиях в области оперативно-

1 См., например: Убийства по найму и их раскрытие. Учебно-методическое пособие / Бородулин В.В., Кондратюк Л.В., Самойлов Ю.М. и др. М.:ВНИИ МВД России, 2000. С.5-37.

112

розыскной деятельности, прежде всего, с позиций предмета и объекта исследования соответствующей отрасли научного знания. На что указывают сами понятия соответствующих характеристик преступлений.

Основополагающей среди характеристик является уголовно-правовая, которая представляет собой совокупность признаков позволяющую определить отдельное социальное явление как преступление. Ее значение трудно переоценить. Если с точки зрения уголовного права отдельное деяние не будет содержать необходимых признаков, то исключается формулирование иных характеристик (криминалистической,

криминологической, оперативно-розыскной).

Криминологическую характеристику можно определить как совокупность данных (достаточную информацию) об определенном виде (группе) преступлений либо конкретном противоправном деянии, используемую для разработки и реализации мер профилактического характера.1

Криминологическая характеристика - исходный этап для оптимизации процесса разработки и реализации мер предупреждения преступлений. Если рассматривать предупреждение преступлений как целостную систему, то криминологическая характеристика преступлений является одной ее составной частью, а другой - разработка и реализация профилактических мероприятий.

Криминалистическая характеристика преступлений определяется “как система обобщенных фактических данных и основанных на них научных выводов и рекомендаций о наиболее типичных криминалистически значимых признаках преступлений, знание которых необходимо для организации и осуществления их всестороннего, полного, объективного и быстрого раскрытия и расследования”2.

1 См.: Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. - 2-е изд., перераб. и доп. -М., 2000. С.304.

2 Криминалистика. Учебник. / Под ред. Т. А. Седовой, А. А. Эксархопуло. СПб., 2001. С.73,

75.

из

Функциональное назначение понятия криминалистической характеристики преступлений, по мнению А.Г. Ахмедова, состоит в определении общей системы сведений о признаках соответствующей разновидности преступлений, используемой в качестве инструмента их научного анализа. Именно через основную функцию криминалистической характеристики, которая служит научной базой для разработки частных криминалистических методик, и следует определить ее понятие и значение.1

Между тем, Р. С. Белкин считает, что не следует преувеличивать практическое значение криминалистической характеристики преступлений, поскольку содержащееся в ней знание носит не достоверный, а вероятностный характер. Криминалистическая характеристика преступления - вероятностная модель события и как таковая может быть основанием для вероятностных же умозаключений - следственных версий. Но на начальном этапе расследования всякое истинное знание, даже вероятное, имеет высокую цену, поскольку позволяет следователю снизить информационную неопределенность.2

Изложенное позволяет выделить общее то, что определение уголовно- правовой, криминалистической характеристики отдельного вида преступлений оптимизирует процесс его расследования. Поэтому существование данных категорий в юридической науке обоснованно.

Между тем оперативно-розыскной деятельности свойственны негласные формы и методы, которые не учитывают представленные науки, а потому не рассматривают отдельные элементы преступления с позиции применения негласных форм и методов. Это предназначение и должна выполнять оперативно-розыскная характеристика преступления, которая определяется как информационная модель, построенная на основе обобщения фактических, связанных между собой данных об определенном

1 См.: Ахмедов А.Г. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия убийств по найму. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 19.

2 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская ЕР. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999. С.688.

114

виде, роде преступлений, имеющих значение для разработки комплекса приемов, средств и методов оперативно-розыскной деятельности по их предупреждению и оперативно-розыскному обеспечению уголовного судопроизводства. Таким образом, существование категории “оперативно- розыскная характеристика” в теории оперативно-розыскной деятельности вполне обоснованно.

Разработке соответствующих оперативно-розыскных характеристик отдельных видов преступлений посвящено значительное количество диссертационных исследований в области частных оперативно-розыскных методик.1 В данных исследованиях даются несколько различающиеся по форме, но близкие по содержанию определения оперативно-розыскной характеристики того или иного вида преступлений, то есть видовой оперативно-розыскной характеристики.

Так В.В. Фирсов определяет оперативно-розыскную характеристику хищений в кредитно-банковской сфере как “совокупность наиболее значимых аспектов уголовно-правовой, криминалистическрй,

криминологической, психологической, виктимологической характеристик, учет которых в оперативно-розыскной деятельности обеспечивает наиболее эффективное применение и осуществление оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, раскрытию и оперативно-розыскному сопровождению расследования хищений, совершаемых в кредитно-банковской сфере”2. Аналогичное
определение оперативно-розыскной

См., например: Масленников К.И. Оперативно-розыскные и криминологические проблемы предупреждения насильственных действий сексуального характера. Дис. … канд. юрид. наук. СПб.,1999; Фирсов В.В. Оперативно-розыскное предупреждение и оперативно-розыскное сопровождение расследования хищений в кредитно- банковской сфере. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2000; Овчинников Г.А. Оперативно-розыскное противодействие преступлениям, совершаемым в сфере потребительского рынка. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001.

2 Фирсов В.В. Оперативно-розыскное предупреждение и оперативно-розыскное сопровождение расследования хищений в кредитно-банковской сфере. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2000. СП.

115

характеристики преступлений, совершаемых в сфере потребительского рынка, дает Г.А. Овчинников.1

Рассматриваемое определение напрямую взаимосвязано со структурой оперативно-розыскной характеристики, применительно к отдельным видам преступлений, которая является еще более дискуссионной, чем само понятие оперативно-розыскной характеристики оттого, что носит комплексный характер, т.е. зачастую включает в себя элементы общие для уголовного права, криминологии, криминалистики и др.

Элементами уголовно-правовой характеристики преступлений, бесспорно, являются: объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления, субъективная сторона преступления. Каждый из представленных элементов имеет свои признаки (предмет, противоправное деяние, общественно опасные последствия, причинная связь, время место, способ, средства, обстановка совершения противоправного деяния, вина, мотив, цель, возраст и вменяемость лица совершившего противоправное деяние), совокупность которых позволяет квалифицируемое деяние отнести к отдельному виду, роду и составу преступления.

Криминологическая характеристика включает субъективные, объективные, а также комплексные, соединяющие признаки первых двух категорий, элементы.

К первой группе (субъективные) относятся: свойства личности преступника; мотив и цель преступления; свойства личности потерпевшего.

Ко второй (объективные): статистика преступлений, сведения о социальных условиях (обстановке) преступления (социально- политическая; геополитическая; социально-экономическая; время; география и т. п.).

К третьей (комплексные): причины преступлений; последствия преступлений; механизм преступления; обстоятельства способствующие преступлениям.

1 См.: Овчинников Г.А. Оперативно-розыскное противодействие преступлениям, совершаемым в сфере потребительского рынка. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С.31.

116

Точки зрения ученых на элементный состав криминалистической характеристики преступлений достаточно разноплановы.

И. И. Рубцовым1 выделяются следующие основные элементы криминалистической характеристики преступлений: 1) исходная информация о преступлении; 2) данные о способе совершения преступления; 3) сведения

0 типичных личностных особенностях преступников и потерпевших;4) мотивы преступлений; 5) причины и условия, способствующие совершению преступлений; 6) вопросы, подлежащие выяснению при расследовании преступлений.2

Авторы учебника криминалистики элементами криминалистической характеристики преступлений признают: 1) характеристику исходной информации о преступлении; 2) сведения о предмете преступного посягательства; 3) данные о способе приготовления, совершения и сокрытия преступлений, типовые последствия преступных действий; 4) сведения о типичных личностных особенностях преступников и потерпевших; 5) обобщенные данные о наиболее распространенных мотивах преступлений.

С точки зрения А. Г. Ахмедова, “при формировании элементного состава криминалистической характеристики преступлений следует руководствоваться теми же соображениями, что и при определении понятия криминалистической характеристики, а, именно, элемент криминалистической характеристики должен “работать” на осуществление основной функции криминалистической характеристики, т.е. быть значимым для разработки методики раскрытия и расследования
данного вида

1 См.: Рубцов ИИ. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент частных методик расследования. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С.49.

2 Включение данного элемента в структуру криминалистической характеристики преступлений в настоящее время является дискуссионным вопросом криминалистики. Подробнее об этом см.: Бурданова B.C. К теории криминалистических структур // Актуальные проблемы теории и практики криминалистики и судебной медицины. Сборник научных трудов. Часть 1: Теория и практика криминалистики / Под общ. Ред. В.П. Сальникова, ВТ. Петухова, В.Ю. Владимирова, К.С. Кузьминых. СПб.: Санкт- Петербургский университет МВД России, 2000. С.29-37.

3 См.: Криминалистика. Учебник. /Под ред. ТА. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб.: Лань, 2001. С. 77-78.

117

преступлений, содержать в себе сведения, криминалистически значимые для расследования большинства преступлений данного вида, т.е. отвечать требованиям типичности и содержать сведения о признаках преступлений. Касательно первого требования и особенно, второго, налицо “разномасштабность” элементов. Не совпадают объемы понятий, различны подходы к определению их структуры и степени сложности. С одной стороны, очевидна “включаемость” ряда элементов друг в друга, с другой -явно различна значимость для различных методик. Например, такой элемент как “мотивы и цели преступления”, во-первых, применим в основном к умышленным преступлениям; во-вторых, если установление корыстного мотива при расследовании особо опасных видов преступлений оказывает существенное влияние на раскрытие этого преступления, то при расследовании хищения этот мотив заведомо известен и его влияние на методику расследования значительно слабее. Для определения оптимального количества элементов криминалистической характеристикой преступлений, их места и значения каждого из них может служить принцип обеспечения с их помощью полноты расследования. При недостаточном количестве элементов криминалистической характеристики построенная на ее основе частная методика расследования не сможет обеспечить соблюдение этого принципа, так как какие-то важные вопросы останутся невыясненными. В то же время необоснованное расширение их круга загромождает частную методику”1.

Все элементы криминалистической характеристики преступлений настолько взаимосвязаны и взаимообусловлены, что выделение и отдельное рассмотрение какого-либо элемента без учета влияния всей совокупности не целесообразно. Поэтому стоит лишь ограничиться указанием наиболее часто встречающихся элементов в научных трудах. Такими элементами будут являться: типичная исходная информация о преступлении, данные о способе

1 Ахмедов А.Г. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия убийств по найму. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С.20.

118

совершения преступлений (включая сокрытие и механизм совершения преступлений); сведения о типичных личностных особенностях преступников и потерпевших; мотивы и цели преступления; причины и условия, способствующие совершению преступлений; основные вопросы, подлежащие выяснению при расследовании преступлений.

Раскрывая состав психологической характеристики преступления, Ю.Ф. Чуфаровский отмечает, что преступное действие - это мотивированный, целенаправленный, сознательный и управляемый акт противоправного поведения, которым достигается определенная цель и выделяет такие ее компоненты как: мотив, цель и форма вины лица.1

Представляется довольно сложным определение структуры видовой оперативно-розыскной характеристики из-за того, что количество ее элементов определяется видом преступления. Так, например, характеристика грабежей и разбоев, совершаемых в отношении водителей автотранспорта, включает, на взгляд В. В. Горина, “следующие элементы:

  • информацию об уголовно-правовых признаках;
  • обобщенные криминологические данные о состоянии, динамике, структуре и уровне;
  • сведения о способах подготовки, совершения и сокрытия;
  • данные о преступных группах (степень организованности, их структура, связи членов этих групп и т. п.);
  • оперативно-служебную информацию органов внутренних дел, отражающую степень эффективности использования средств и методов оперативно-розыскной деятельности в предупреждении и раскрытии;
  • данные о личности грабителей и разбойников и их связях в криминогенной среде;
  • сведения о поведении потерпевших (водителей автотранспорта и других лиц) в моменты совершения грабежей и разбоев”.
  • 1 Чуфаровский Ю.В. Психология оперативно-розыскной деятельности. М., 2001. С. 17.

119

Тем не менее, учеными-юристами предпринимаются попытки определения элементов свойственных всем видовым оперативно-розыскным характеристикам. Такими элементами А. Г. Ахмедов считает:

A) сведения о состоянии и динамике того или иного вида преступлений, имеющие значение для оперативно-розыскной деятельности в сфере предупреждения, раскрытия и оперативно-розыскного сопровождения расследования данного вида преступлений;

Б) имеющие оперативно-розыскное значение данные о способе совершения и сокрытия преступления;

B) сведения о личности преступника и личности потерпевшего.1 Вместе с тем качественным параметром, принципиально

определяющим указанную характеристику, как оперативно-розыскную, Г. В. Овчинников называет “специфику доступности преступлений и в целом криминальных структур для внедрения конфидентов и использования иных источников оперативно-розыскной информации”. Поэтому следует признать удачной представленную им структуру видовой оперативно- розыскной характеристики включающую: а) характер указанных преступлений; б) способы совершения и сокрытия преступлений; в) характеристику личности преступника; г) характеристику личности жертвы; д) доступность для оперативного внедрения.2

Подводя итог изложенному, заключаем:

  1. Наряду с уголовно-правовой, криминалистической, криминологической характеристиками преступления обоснованно выделение оперативно-розыскной характеристики.

  2. Оперативно-розыскная характеристика - это информационная модель, построенная на основе обобщения фактических, связанных между собой данных об определенном виде, роде преступлений, имеющих значение

1 См.: Ахмедов А.Г. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия убийств по найму. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С.23.

2 См.: Овчинников Г.А. Оперативно-розыскное противодействие преступлениям, совершаемым в сфере потребительского рынка. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С.31.

120

для разработки комплекса приемов, средств и методов оперативно- розыскной деятельности по их предупреждению и оперативно-розыскному обеспечению уголовного судопроизводства.

  1. В структуру оперативно-розыскной характеристики определенного вида преступлений входят:

а) характер указанных преступлений; б) способы совершения и сокрытия преступлений; в) характеристика личности преступника; г) характеристика личности жертвы; д) доступность для оперативного внедрения

С учетом сформулированных понятия и структуры оперативно-розыскной характеристики преступлений ниже мы рассмотрим содержание оперативно-розыскной характеристики разбоев.

121

§ 2. Содержание оперативно-розыскной характеристики разбоев.

Разбой - преступление с двумя объектами, ибо одновременно посягает как на отношения собственности, так и на здоровье человека. Это наиболее опасная форма хищения. Его опасность как посягательства на собственность заключается, главным образом, в способе посягательства - в нападении, соединенном с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия.

В диспозиции ст. 162 УК РФ условно можно вычленить элементы, составляющие конструкцию объективной стороны разбоя. Она представляет собой:

  • нападение;
  • с целью похищения чужого имущества;
  • соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья человека;
  • с угрозой применения такого насилия.
  • Под нападением понимается открытое либо внезапное скрытое, а потому неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества или на другое” лицо, которое может помешать завладению чужим имуществом. Нападение может носить замаскированный характер (например, удар в спину) либо выражаться в явном или тайном воздействии на потерпевшего нервно-паралитическим, токсическим или одурманивающим веществом. Судебная практика признает нападением, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние.1

1 См.: п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. №2. С.4.

122

Насилие при разбое представляет собой столь высокую опасность, что это преступление признается оконченным с момента применения насилия, когда оно предшествует (наиболее типичная ситуация) изъятию имущества. Это непосредственно вытекает из формулировки закона - нападение с целью хищения. Во всем остальном рассматриваемое преступление соответствует общим признакам хищения.

Признание разбоя оконченным преступлением с момента нападения отвечает задаче приоритетной защиты жизни и здоровья. Однако применение насилия в процессе изъятия имущества или же непосредственно после него, в целях удержания похищенного также образует состав разбоя.

Обязательный признак разбоя - применение либо угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Насилие является опасным для жизни, если способ его применения создает реальную угрозу наступления смерти, даже если это не повлекло фактического причинения вреда здоровью (например, сдавливание шеи, длительное удержание головы потерпевшего под водой, сталкивание с большой высоты). Под насилием, опасным для здоровья, подразумеваются такие действия, которые причинили средней тяжести или легкий вред здоровью потерпевшего, а также насилие, которое хотя и не повлекло указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для здоровья.

Причинение тяжкого вреда здоровью не охватывается ч.2 рассматриваемой статьи и требует квалификации разбоя как совершенного при особо отягчающих обстоятельствах, предусмотренной п. “в” ч.З этой же статьи. Признаком разбоя является и такое опасное для жизни или здоровья насилие, которое применено не к собственнику или иному владельцу имущества, а к посторонним лицам, способным, по мнению виновного, воспрепятствовать незаконному завладению имуществом.

Нападение квалифицируется как разбой и тогда, когда виновный угрожал применением насилия, опасного для жизни или здоровья. О характере угрозы могут свидетельствовать высказывания виновного (“убью”,

123

“изувечу” и т.п.), его действия (например, попытка ударить тяжелым предметом по голове), демонстрация оружия или предметов, которыми может быть причинен серьезный вред здоровью. Если угроза насилием не носит указанного характера, то деяние должно квалифицироваться как грабеж, соединенный с насилием по п. “г” ч.2 ст.161 УК РФ. Вывод о наличии нападения должен делаться с учетом всей обстановки его совершения, с тем чтобы решить, существовала ли реальная опасность для жизни или здоровья потерпевшего, и с учетом субъективного восприятия угрозы самим потерпевшим.

О наличии разбоя свидетельствует только такое насилие, которое применяется исключительно в целях хищения чужого имущества либо его удержания непосредственно после изъятия. Насилие, примененное, например, из хулиганских побуждений, не может свидетельствовать о разбое, даже если после его применения у потерпевшего было изъято имущество (такое деяние в зависимости от обстоятельств дела должно квалифицироваться как кража или как грабеж).

Разбой отличается от насильственного грабежа и от всех иных форм хищения тем, что признается оконченным преступлением с момента нападения - ни факт изъятия имущества, ни факт причинения вреда здоровью лица, подвергшегося нападению, не являются обязательными признаками разбоя. По этой причине покушение на разбой, как правило, невозможно, ведь до начала нападения речь может идти только о приготовлении, а с первого же акта нападения разбой считается уже оконченным преступлением (усеченный состав преступления).

Состав разбоя отсутствует, если виновный применяет опасное для жизни и здоровья насилие не для изъятия имущества, а с единственной целью избежать задержания.

Подавляющее большинство признаков разбоя соответствует признакам кражи, но в составе разбоя следует рассмотреть некоторые его специфические признаки:

124

  • групповой разбой (п. “а” ч.2);

  • совершение разбоя с применением оружия или Предметов, используемых в качестве оружия (п. “г” ч.2);

  • с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. “в” ч.З). Групповой разбой - признак, инкриминируемый тем соисполнителям,

которые предварительно договорились применить к потерпевшему насилие, опасное для его жизни и здоровья. В том варианте, когда указанного сговора у нападавших не было, но один из участников все же применил такое насилие, выйдя за пределы сговора, действия последнего должны быть квалифицированы по ст.36 УК РФ - как эксцесс исполнителя. Пункт “а” ч.2 ст. 162 в данном случае не может вменяться.1

Правоприменительной практике известны случаи усложненного варианта квалификации разбоя. Например, если отсутствует предварительный сговор между участниками группового нападения, то их действия квалифицируются самостоятельно, в зависимости от умысла каждого. Так, возможна ситуация, когда действия одного участника должны квалифицироваться как разбой, а другого - как грабеж.

Между тем совершенно противоположная квалификация разбоя будет тогда, когда нападавшие имели единую цель - применить насилие к потерпевшему, опасное для его жизни и здоровья. В этом случае все участники Нападения должны отвечать за содеянное как соисполнители разбоя, причем даже тогда, когда сами такого насилия не применяли.

Факт применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при разбое, безусловно, более общественно опасен, ибо заметно возрастает угроза опасности здоровья и самой жизни потерпевшего.

Зачастую оружие используется для психического насилия -демонстрация оружия, выстрел в воздух в сторону потерпевшего, прицеливание в потерпевшего и т.д. Квалифицируя такие действия, следует

1 См.: п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. №2. С.З.

125

исходить из того, что по смыслу диспозиции ч.1 ст. 162 УК РФ состав разбоя будет и при угрозе применения насилия. Характерно, что в том случае, когда виновный в нападении на потерпевшего использовал только словесную угрозу, не вынимая, например, из кобуры пистолета, то в его действиях фактически отсутствует такой квалифицирующий признак, как применение оружия.1

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным иди незаряженным оружием либо имитацией оружия.2

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом с корыстной целью.

Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее 14 лет.

1 См.: Бюллетень ВС РФ, 1992. №9. С.9.

2 См.: п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. №2. С.4.

126

Актуальность борьбы с разбоями со всей очевидностью подтверждается статистическими данными по России. Так в 2002 г. после непродолжительного спада в 2000 году наблюдается неуклонный рост количества этих преступлений (см. таблицу)

Динамика разбойных нападений

Кол-во / год 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Разбои 37651 34584 34318 38513 41138 39437 44806 47052 Аналогичная ситуация наблюдается в структуре преступности, где названные преступления в 2002 г. составили 1,9% (см. диаграмму).

Структура преступности в 2002 г. (%)

1,9% разбой

6.6% грабежи

0,3%

36,7% кражи

изнасилования

30,8% иные преступления

5,3% хулиганство4 _

“1,3% убийства

2,3% ^”~ 14,8%

причинение экономические тяжкого преступления

вреда здоровью

Динамика удельного веса разбоев в структуре преступности (в %)

1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Разбои 1,31 1,43 1,49 1,37 1,33 1,5 1,9

127

В целом по стране количество разбойных нападений в 2002 году увеличилось на 5%. Каждый четвертый разбой (26,5%) был сопряжен с незаконным проникновением в жилище и иное хранилище. Вместе с ростом уличной преступности, на 28% увеличилось число разбоев в структуре уличной преступности, за 2002 год разбойные нападения составили 5%, т. е. практически каждое пятое такое преступление было совершено на улицах, площадях, в парках, скверах и иных общественных местах. На дорогах и трассах вне населенных пунктов совершено разбойных нападения на 4% больше чем за аналогичный период 2001 года. Из всех преступлений совершенных в 2002 году организованными преступными группами разбои составляют 12,9%, а, значит, каждый десятый разбой совершен организованными преступными группами. Известно, что такие преступные формирования отличаются повышенной общественной опасностью, сложностью выявления и разоблачения, многие из них входят в состав преступных сообществ.

Изучение уголовных дел и дел оперативного учета, а также ознакомление со статистическими данными позволяет подразделить разбои на следующие группы:

  • уличные разбои (совершенные на улицах, площадях, в парках, скверах, других общественных местах);
  • разбои с проникновением в жилище граждан;
  • разбои в отношении водителей автотранспорта (водителей такси и занимающихся частным извозом; водителей осуществляющих междугородные, международные перевозки грузов; водителей и пассажиров автобусов, выполнявших междугородные коммерческие рейсы);
  • разбои на кредитно-денежные учреждения (банки, пункты обмена валюты, почтовые отделения);
  • разбои на организации торговли (ювелирные магазины (салоны), круглосуточные магазины);

128

  • разбойные нападения на инкассаторов и кассиров, а также лиц осуществляющих куплю-продажу валюты. Прежде всего, следует отметить, что большинству из них предшествует этап подготовки, когда преступники:

а) изучают объект предстоящего нападения:

  • выясняется распорядок дня, маршруты движения;
  • пытаются получить информацию о его материальных возможностях. При этом используют близкое окружение будущего объекта преступного посягательства, методы снятия информации с технических каналов связи и прослушивания разговоров, визуальное наблюдение;
  • определенную ценность для преступников всегда представляют любые данные, так или иначе компрометирующие лиц, в отношении которых готовится совершение преступления;
  • оценивается возможность подавить сопротивление объекта;
  • б) изучают место предстоящего нападения:

  • план здания, характер местности, плотность застройки, оживленность движения транспорта, прохожих;
  • принимаются во внимание сложность или практическая невозможность тайно преодолеть запорные устройства, сигнализации, постоянное присутствие в помещении каких-либо лиц; необходимость выяснения у владельцев мест хранения материальных ценностей и их выдачи;
  • выясняется наличие охраны объекта, ее вооруженность, численность и т.д.
  • определяются пути отхода после совершения нападения;
  • в) приискивают орудия совершения преступления и оружие (83%);

г) подготавливают автотранспорт (30%);

д) подыскивают средства маскировки внешности (86%) (вязаные шапочки, чулки, камуфляжную одежду, перчатки и т.д.);

129

е) подыскивают места хранения похищенного (41%);

е) определяют время совершения преступления и время необходимое для доведения своих действий до конца;

ж) составляют план совершения преступления (74%)с определением функции каждого участника нападения (86%) и линии поведения на случай задержания.

Названные подготовительные действия преступников связаны с их неоднократным появлением в конкретных местах: дворах домов, кредитно-денежных учреждениях, на лестничных площадках, автодорогах, автозаправочных станциях, рынках и т. п. При этом некоторые детали подготавливаемых преступлений становятся известными отдельным лицам, не причастным к преступлению, в том числе входящим в окружение преступников. Указанные обстоятельства следует учитывать при организации оперативно-розыскного обеспечения.

При совершении нападения преступники оказывают:

  1. Психическое насилие, которое может выражаться в шантаже с использованием компрометирующих данных, если же преступники угрожали физическим насилием, то чаще всего (87%) случаев это были угрозы применения огнестрельного или холодного оружия или используемых в его качестве предметов. Угрозы удушением или выталкиванием из движущегося автомобиля имели место только в 3% случаев.
  2. Физическое насилие - при всех случаях причинения вреда здоровью -от легкого, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, до тяжкого. К насилию относятся:
  • удары руками, ногами (33%);
  • удушение;
  • связывание, закрывание жертвы в различных подсобных помещениях, ванных комнатах и т. д.;
  • выталкивание водителя из движущегося автомобиля;

130

  • яды и отравляющие вещества применялись преступниками в 3% случаев;
  • в ряде случаев, вымогая материальные ценности и требуя их выдачи, преступники прибегали к пыткам.
  • В ходе совершения преступлений применяется оружие или другие используемые в его качестве предметы (83%).

В ходе разбоев применялись: холодное оружие (33%); винтовки, охотничьи ружья и их обрезы (11%); пистолеты (11%); газовое оружие, баллончики (12%); бытовые ножи, колющие предметы, топоры (12%); различные тяжелые предметы (2%); веревки, тросики, ремни и тому подобные предметы (17%).

Применявшееся в процессе совершения данной категории преступлений оружие добыто при совершении иных преступлений (34%); изготовлено самостоятельно или по заказу (16%); вверено по службе (2%); приобретено иным путем (2%). В 46% случаев источник приобретения оружия не установлен.

Основными способами проникновения преступников в помещение является:

обман пострадавших или используется свободный вход;

  • для проникновения в помещение преступники могут ссылаться на знакомых, родственников, членов семей пострадавших, выступать от их имени;

в большинстве же случаев выдают себя за представителей различных учреждений и организаций. В автотранспорт преступники проникают:

под видом пассажиров;

  • под видом контролеров и работников милиции; спрятавшись в автотранспорте;

  • значительно реже преступники проникали в автотранспорт под видом лиц, пострадавших в ДТП.

131

Описанные признаки, характеризующие способ совершения названных преступлений, указывают на непосредственный контакт преступников с пострадавшими при нападении, поэтому особенностью оперативно- розыскного обеспечения является проведение ОРМ с участием пострадавшего.

Применение насилия сопряжено с появлением на месте совершения преступления, преступниках, пострадавших биологических объектов (крови, слюны, потожировых отложений, волос и т.д.), что указывает на отдельное направление поиска и документирования этих следов при оперативно-розыскном обеспечении.

При совершении разбоев преступники зачастую имеют в своем распоряжении автотранспортные средства. Это обусловлено часто возникающей у преступников необходимостью преследования объекта нападения, быстро скрыться после совершения преступления, перевезти похищенное имущество. Транспортные средства принадлежат преступникам, близким связям преступников, получены вследствие угона.

Принимая меры, направленные на сокрытие совершенного преступления, преступники:

  • скрывая или изменяя свою внешность, использовали парики, маски, капроновые чулки, вязаные шапочки с вырезами для глаз;
  • в отдельных случаях пострадавшим завязывались глаза или последние клались лицом вниз;
  • для того, чтобы не оставлять следы пальцев рук, преступники одевали перчатки;
  • в отдельных случаях оставлялись ложные следы;
  • обеспечивая себе достаточно времени, чтобы скрыться с места происшествия, преступники оглушали своих жертв, опаивали снотворным, различными способами лишали потерпевших возможности передвигаться и сообщить о случившемся (связывали, запирали в помещениях и т.д.);

132

  • пытаясь предупредить обращение потерпевших в правоохранительные органы, преступники, при наличии компрометирующей информации, угрожали ее разглашением.
  • прибегали к такой крайней мере, как совершение убийства пострадавших.
  • В настоящее время, с учетом насыщенности рынка товарами народного потребления, и, соответственно, сложностью сбыта носильных вещей, посуды, ковров и т.д., предметами посягательства при разбоях становятся, прежде всего, деньги, валюта, изделия из золота, антиквариат (последний, как правило, под конкретный заказ). Это подтверждается данными настоящего исследования. Так, предметами преступного посягательства были из 10: в 3 случаях - валюта, в 5 случаях - рубли, в 2 случаях - ювелирные изделия из золота и только в 2 случаях преступники похищали иные предметы (автомобили, бытовую технику, аудиовидеотехнику, компьютеры, мобильные телефоны и т. д.).

Характеристика предмета посягательства при разбое позволяет установить места возможного появления преступников с похищенным имуществом: ломбарды, рынки, скупки антиквариата, ювелирных изделий, автомастерские, авторынки, разборки автомобилей и определить направленность, формы осуществления ОРМ при документировании факта сбыта похищенного.

Криминологическая характеристика лиц, совершивших разбои в России в 2002 году, позволяет охарактеризовать указанные категории преступников. По данным ГИЦ МВД России, всего было выявлено и привлечено к ответственности 35392 лица, совершивших разбойные нападения, что на 9,7% меньше, чем в 2001 году. Из них 10407 лиц за совершение разбоев с проникновением в жилище, помещение или иное к$с хранилище, что на 19,6%, чем в 2001 году. Из указанного количества, по

данным нашего исследования, женщины составляли 3%, однако практически все они являлись пособниками. По возрасту лица, совершившие разбои, были

133

представлены следующим образом: 14-17 лет - 21%, 18-29 лет - 56%, 30 лет и старше - 23%. Таким образом, значительное количество преступников составляли лица в возрасте от 18 до 29 лет. Характеристика лиц с точки зрения их социальной принадлежности выглядела следующим образом: рабочие - 16, 2%; учащиеся - 7,2%; студенты - 1,6%; лица без постоянного источника доходов и безработные - 66%. Удельный вес ранее судимых, из числа привлекавшихся за совершение разбоев составил 38%.

Информация, полученная из анализа личности преступников, занимающихся совершением разбоев, ориентирует на возрастные и социальные группы, в которых следует осуществлять поиск преступников с использованием сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности. Участие в разбойных нападениях ранее судимых лиц с одной стороны благоприятно сказывается на оперативно-розыскном обеспечении, потому что такие лица состоят на учетах в органах внутренних дел, что существенно облегчает их поиск, с другой стороны - тщательное планирование преступлений, их осведомленность о методах, силах, средствах оперативно-розыскной деятельности существенно усложняют этот процесс.

Число совершенных разбоев в составе организованных групп, возросло в 2002 году в 1,3 раза. Организованным преступным группам, совершавшим разбои, присущи такие элементы организации как иерархия, структура, элементы управления, взаимосвязанность функций, планирование, распределение ролей. Основная часть групп формируется и создается с целью систематического совершения преступлений в виде промысла, и лишь небольшое их количество - для совершения одного преступления, связанного с хищением материальных ценностей в особо крупных размерах. В среднем, группы функционируют 1,5 года и до момента изобличения и задержания. При изучении организованных групп было установлено, что порядка 60% их постоянно действовали в одном составе; в другие группы, в связи с возникшей необходимостью, после соответствующей проверки принимали новых лиц. До 70%
организованных групп формировались по месту

134

жительства, далее по нисходящей - в местах сбора и времяпрепровождения криминальной среды, по месту работы, в местах лишения свободы и, в наименьшей степени, по месту учебы. Первоначальная преступная деятельность сформированной группы чаще всего осуществлялась в пределах города, района проживания преступников, и лишь после приобретения преступного опыта каждая вторая преступная группа начинала действовать за пределами района проживания.

Как правило, группы, занимающиеся совершением разбоев, отличаются высоким уровнем конспирации. Многие из членов таких групп ведут внешне законопослушный образ жизни, бывают вежливыми в обращении, стараются ничем не выделяться.

Одной из важнейших составных частей оперативно-розыскной характеристики является специфика использования возможностей лиц, содействующих аппаратам УР при оперативно-розыскном обеспечении по делам данной категории. Настоящее исследование не позволяет приводить статистические данные, характеризующие этот элемент оперативно- розыскной характеристики разбоев. Вместе с тем можно заключить, что использование возможностей лиц, содействующих аппаратам УР при оперативно-розыскном обеспечении уголовного судопроизводства по делам о разбоях, крайне затруднено. Это вызвано тем, что преступники:

  • конспирируют свою деятельность и организовывают контрразведывательную работу;
  • осведомлены о методах ОРД.
  • Изложенное позволяет сделать следующие выводы:
  1. Преступления данной категории (особенно совершенные организованными группами) отличаются тщательной и продуманной подготовкой, которая включает: изучение объекта предстоящего нападения, обстановки в районе предполагаемого нападения; разработку плана совершения преступления; подготовку автотранспорта и оружия; подбор средств маскировки внешности. При этом некоторые
    детали

135

подготавливаемых преступлений становятся известными отдельным лицам, не причастным к преступлению, в том числе входящим в окружение преступников. Данное обстоятельство должно использоваться при оперативно-розыскном обеспечении уголовного судопроизводства по таким преступлениям.

  1. Изучение преступниками обстановки в районах планируемых разбоев, а также совершение таких преступлений в одной и той же местности связано с неоднократным появлением этих лиц в конкретных местах: дворах домов, лестничных площадках, автодорогах, автозаправочных станциях, кредитно-денежных учреждениях, стихийных рынках и т. п.

  2. Способ совершения названных преступлений (нападение) указывает на непосредственный контакт преступников с пострадавшими при нападении, поэтому особенностью оперативно-розыскного обеспечения является проведение ОРМ с участием пострадавшего и в отношении них.

    1. Применение насилия при разбое сопряжено с появлением на месте

совершения преступления, преступниках, пострадавших биологических объектов (крови, слюны, потожировых отложений, волос и т.д.), что указывает на отдельное направление поиска и документирования этих следов при оперативно-розыскном обеспечении.

  1. Оружие для совершения названных преступлений преступники нередко покупают, изготавливают, похищают или получают в подарок. Это также расширяет круг лиц, могущих иметь информацию о преступной деятельности владельцев оружия.
  2. Разбои совершаются в большинстве случаев с использованием автотранспортных средств, принадлежащих, как правило, преступникам либо их знакомым.
  3. Характеристика предмета посягательства при разбое позволяет ^г установить, что местами возможного появления преступников с похищенным

имуществом являются: ломбарды, рынки, скупки антиквариата, ювелирных изделий, автомастерские, авторынки, разборки автомобилей и определить

136

направленность, формы осуществления ОРМ при документировании факта сбыта похищенного.

  1. Информация, полученная из анализа личности преступников, занимающихся совершением разбоев, ориентирует на возрастные и социальные группы, в которых следует осуществлять поиск преступников с использованием сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности. Участие в разбойных нападениях ранее судимых лиц с одной стороны благоприятно сказывается на оперативно-розыскном обеспечении, потому что такие лица состоят на учетах в органах внутренних дел, что существенно облегчает их поиск, с другой стороны - тщательное планирование преступлений, их осведомленность о методах, силах, средствах оперативно- розыскной деятельности существенно усложняют этот процесс.

  2. Использование возможностей лиц, содействующих аппаратам УР при оперативно-розыскном обеспечении уголовного судопроизводства по делам о разбоях, крайне затруднено.

Именно с учетом данной оперативно-розыскной характеристики и должна строиться вся дальнейшая работа по организации оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по данному виду преступлений.

137

Глава III. Методические вопросы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства по делам о разбоях.

§1. Оперативно-розыскное обеспечение досудебного производства

по делам о разбоях.

Оперативно-розыскное обеспечение досудебного производства по уголовным делам данного вида преступлений осуществляется сотрудниками уголовного розыска.

Доследственная проверка ведется в двух направлениях:

  • оперативный поиск;
  • информационный поиск.
  • Оперативный поиск представляет собой совокупность разведывательно-поисковых мероприятий по выявлению лиц, подозреваемых в совершении разбоев. Он осуществляется посредством использования конфиденциальных источников, специальной техники, проведения скрытого наблюдения, опросов, личного сыска и т.п.

Информационный поиск предполагает, прежде всего, работу с имеющимися в органах внутренних дел массивами информации. Сведения о лицах, подозреваемых в подготовке и совершении разбоев, содержатся в учетах, рапортах работников патрульно-постовой и других служб, заявлениях граждан, сообщениях лиц, содействующих на конфиденциальной основе и т.п.

В процессе выявления лиц, совершающих разбои, осуществляются следующие мероприятия:

  • аналитическая работа по изучению тенденций групповых разбойных нападений на обслуживаемой территории, состава преступных групп и механизма их формирования;
  • планирование и расстановка сил служб криминальной милиции в процессе оперативного обслуживания территории;

138

  • взаимодействие служб криминальной милиции с другими подразделениями органов внутренних дел.

Аналитическая работа включает обработку и исследование всей ранее собранной и вновь поступающей информации о возникающих группировках, ранее судимых, связанных с ними женщинах, ведущих аморальный образ жизни, лидерах, “авторитетах” и “ворах в законе”, не отбывающих уголовное наказание.

Источниками информации могут служить: материалы, имеющиеся у участковых инспекторов, данные, полученные в процессе следствия по уголовным делам и в ходе ведения дел оперативного учета; информация из конфиденциальных источников и сведения, полученные из оперативно- поисковых подразделений; обмен между оперативными аппаратами информацией о лицах, совершающих разбои.

В зависимости от результатов анализа и оценки собранной информации могут приниматься следующие решения:

  • об активизации работы лиц, содействующих на конфиденциальной основе в криминогенной среде для получения более полных данных о формировании преступных групп;

  • заведении дела предварительной оперативной проверки, когда необходимо провести комплекс оперативно-розыскных мер для обнаружения признаков групповой преступной деятельности;

  • заведении оперативно-наблюдательного дела на лидеров - авторитетов уголовно-преступной среды;

  • заведении оперативного дела;

  • подготовке лиц, имеющих подходы к выявленным группам, к содействию на конфиденциальной основе с органами внутренних дел.

Таким образом, расстановка сил аппаратов уголовного розыска должна обеспечивать оперативное прикрытие ночных клубов, баров, ресторанов, бильярдных, дискотек, рынков, иных мест времяпрепровождения граждан для выявления лиц, ведущих образ жизни не по средствам, получения

139

оперативно-значимой информации о противоправных поступках и поведении криминальной среды.

Целесообразно привлечение к конфиденциальному содействию лиц из числа так называемых “устойчивых авторитетов”, отошедших от преступной деятельности, содержателей квартир-притонов, других граждан, которые в силу своего образа жизни или профессии могут располагать информацией о деятельности лиц, занимающихся разбоями. Также необходимо использовать возможности объектовых конфиденциальных источников в местах временного поселения преступников-гастролеров.

В выявлении фактов сбыта похищенного принимают участие лица, оказывающие конфиденциальное содействие службам криминальной милиции, действующие на рынках, объектах торговли любой из форм собственности. Большими возможностями располагают такие лица из числа водителей такси, перевозящих подозрительных лиц к объектам, намеченным для преступного посягательства или проведения досуга, транспортирующих похищенное имущество. Они, как правило, запоминают имена, клички, приметы преступников, адреса их посадки и высадки.

Важное значение имеет взаимодействие служб и подразделений органов внутренних дел по борьбе с разбоями на всех ее стадиях: при выявлении преступных групп, документировании их преступной деятельности, задержании преступных групп в ходе реализации материалов оперативных и оперативно-поисковых дел. Особенно оно необходимо в случаях, когда участники групп проживают в разных округах и районах либо совершают разбои не по месту жительства участников, а за пределами округов и районов, где группы сформировались.

Также важно использовать возможности участковых инспекторов милиции и работников паспортной службы, которые выявляют на обслуживаемой территории лиц, проживающих в нарушение установленных правил или нелегально в квартирах, гостиницах, кемпингах и т.п.

140

Следует выделить в структуре взаимодействия обмен оперативной информацией между службами криминальной милиции и оперативными подразделениями ИВС и исправительных учреждений, по которой удается выявить тех, кто после освобождения намерен возобновить совершение разбоев, заранее готовит надежные места укрывательства, подбирает сообщников, а также кто ранее совершил преступление, оставшееся нераскрытым. Сотрудники службы криминальной милиции привлекают к содействию на конфиденциальной основе лиц из числа осужденных, подлежащих освобождению из мест отбывания лишения свободы и вставших на путь исправления, если они способны вести сбор сведений о лицах, совершающих разбои.

На формирование организованных групп преступников указывают следующие обстоятельства:

  • значительный рост разбоев, где похищаются деньги, ценные бумаги, драгоценные материалы, антиквариат;

  • использование преступниками специально изготовленных и приспособленных орудий преступлений (нарезного огнестрельного оружия, взрывчатых веществ, приемо-передающих устройств, холодного оружия и т.п.);
  • предварительная тщательная разведка объектов преступного посягательства;
  • серийность, многоэтапность совершенных аналогичными способами разбоев с применением физического и психического, оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ножи, топоры, отвертки и т.п.) в отношении потерпевшего;
  • наличие проверенной информации о том, что потерпевшими от совершенных разбоев являются ранее судимые за данные преступления, “лидеры” и т.п.;

141

  • сообщения от конфиденциальных сотрудников о проводимых на обслуживаемой территории сборищах преступного контингента (сходок, разборок и т.п.);

  • большой объем оперативной информации об организованных преступных группах, “лидерах”, имеющих обширные связи в криминогенной среде;

  • наличие проверенной информации о сборе ими сведений о лицах, подозреваемых в конфиденциальном сотрудничестве с аппаратами уголовного розыска;
  • достоверные факты специального изготовления (приискания) орудий совершения преступлений, специальных тайников для их хранения;
  • активный сбор криминогенным контингентом сведений о жилищах граждан и их материальном состоянии (наличие больших денежных сумм, ценностей и т.п.);
  • усиленные поиски каналов сбыта, предварительная договоренность с перекупщиками о приобретении представляющих интерес предметов и ценностей;
  • строгое соблюдение групповой дисциплины, применение мер поощрения и принуждения;
  • оказание материальной помощи семьям лиц, осужденных за совершенные преступления, а также сбор денежных средств под предлогом подкупа должностных лиц правоохранительных органов и судов, с целью освобождения от наказания;
  • принятие мер к добыванию форменного обмундирования и служебных удостоверений работников правоохранительных органов.
  • Для выявления признаков формирования или деятельности преступных групп, конфиденциально содействующие лица, обеспечивающие прикрытие мест концентрации указанных лиц, тщательно инструктируются, что дает возможность получить сведения об их составе, межгрупповых и внутригрупповых конфликтах.

142

Выявление лиц, подозреваемых в совершении разбоев, заканчивается их учетом, документированием преступной деятельности и реализацией оперативных материалов путем возбуждения уголовного дела.

Криминалистический учет данных лиц и совершаемых ими преступлений реализуется с помощью подсистем “Насилие”, “Досье”, находящихся в ГИЦ МВД России. На данный учет ставятся как раскрытые, так и нераскрытые преступления.

На оперативный учет ставят проверяемых и наблюдаемых лиц указанной категории в целях:

  • предупреждения случаев несогласованных действий при выявлении сведений, представляющих оперативный интерес об одних и тех же лицах разными оперативными подразделениями;
  • контроля за сроками ведения материалов и дел оперативного учета (предварительной оперативной проверки, оперативного, оперативно- поискового, розыскного и оперативно-наблюдательного);
  • предупреждения случаев привлечения к конфиденциальному содействию лиц в отношении которых заведено дело оперативного учета;
  • получения аналитико-статических данных о количестве видов материалов и дел оперативного учета, а также лицах, в отношении которых проводились либо проводятся оперативно-розыскные мероприятия.
  • Оперативно-розыскное сопровождение досудебного производства по делам о разбоях начинается одновременно с осуществлением комплекса оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий с немедленным сообщением в дежурную часть органа внутренних дел об обстоятельствах совершенного преступления, способе совершения, предмете посягательства, количестве участников группы и приметах преступников.

При поступлении в дежурную часть горрайоргана или округа сообщения о разбое, работник уголовного розыска в составе дежурной следственно- оперативной группы выезжает на место происшествия, где выясняет путем опроса у находящихся там, прибывших до него сотрудников

143

милиции (группы немедленного реагирования, наряда ППС, группы задержания вневедомственной охраны), что сделано ими в связи с происшествием, и какой информацией они располагают. На место происшествия также прибывают работники уголовного розыска, имеющие специализацию на раскрытие данных преступлений, участковый уполномоченный, на территории обслуживания которого совершено преступление.

В зависимости от полученных сведений, работниками УР организуется охрана места происшествия и оказание помощи пострадавшим, путем привлечения милиционеров, общественности и отдельных граждан.

На месте происшествия сотрудники уголовного розыска осуществляют: 1. Опрос пострадавшего - специальная беседа, проводимая гласно оперативным сотрудником с целью получения сведений о том:

  • где, когда, при каких обстоятельствах и с кем пострадавший оказался на месте нападения, что этому предшествовало;
  • когда, где и как было совершено преступное посягательство, в чем оно заключалось, на что было направлено, каковы были действия пострадавшего;
  • были ли преступники вооружены, чем именно, угрожали ли, применяли или пытались применить оружие или иные средства нападения;

  • кто совершил преступление, сколько было преступников, каковы их приметы черты внешности, как распределялись роли между ними, кто ими руководил, как обращались преступники друг к другу, проявлялись ли какие-либо особенности голоса и речи у кого-либо из них (акцент, шепелявость, заикание, использование преступного арго и др.);
  • были ли у нападавших транспортные средства, какие именно, каковы их признаки, номерные знаки или их элементы, кто ими управлял;
  • что похищено: наименование и признаки вещей; характер ценностей; сумма и номинал похищенных денег;

144

  • бывал ли кто-либо из подозреваемых на месте преступления до его совершения, по какому поводу, под каким предлогом, чем интересовался;
  • кого подозревает в совершении преступления, на каком основании, как могут быть использованы преступниками похищенные вещи, не давали ли пострадавшие объявлений об обмене квартиры, продаже вещей оказании услуг;
  • кто был или мог быть свидетелем нападения и т.п.
  • При выборе документа, отражающего результаты проведенной беседы, следует исходить из того, возникают ли сомнения относительно реальности описываемого события преступления. Если такие сомнения имеются, то результаты необходимо отразить в объяснении, которое на данном этапе признается процессуальным документом, составляющимся в рамках процессуальной проверки сообщения о преступлении (ст. 144 УПК РФ), наиболее полно отражающим полученные сведения. При отсутствии же сомнений, по результатам проведенного ОРМ целесообразно составить справку-ориентировку, которая не имеет самостоятельного доказательственного значения. Доказательствами в данном случае могут быть признаны показания самого оперативного работника либо опрошенного лица после допроса его в качестве потерпевшего. При этом такая справка будет содержать данные необходимые для организации неотложных мер по преследованию и задержанию преступников, транспортного средства, обнаружению похищенного имущества. Полученная информация незамедлительно передается в дежурную часть органа внутренних дел для приведения в действие плана заградительных и розыскных мероприятий с привлечением нарядов патрульно-постовой службы, сотрудников оперативных аппаратов ОВД, подразделений ГИБДД, транспортной милиции и др. К тому же составление справки потребует меньших затрат времени, чем написание объяснения и позволит избежать необоснованного дублирования тех же данных в протоколе допроса потерпевшего.
  1. В соответствии со ст. 141 УПК РФ принимается заявление о

145

совершенном разбойном нападении или составляется рапорт об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ) в случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола устного заявления о преступлении (например, находится в медицинском учреждении и т.п.).

  1. Активно проводятся опросы находящихся на месте происшествия граждан и лиц, проживающих или работающих недалеко от места совершенного преступления (т.н. поквартирно-подворный обход) в целях установления личности преступников, мест сбыта, хранения похищенного и других обстоятельств. При этом возникают ситуации, когда опрашиваемые лица желают оставить в тайне факт представления сведений органам внутренних дел, не намерены в дальнейшем участвовать в уголовном судопроизводстве и лишь на этих условиях согласны беседовать с оперуполномоченным. В таких случаях, по нашему мнению, нецелесообразно настаивать на официальной даче показаний и напоминать об уголовной ответственности предусмотренной ст.308 УК РФ. Обоснованием такой позиции служит несоизмеримо большая общественная опасность разбоя в сравнении с отказом от дачи показаний, возможность получения сведений указывающих на другие источники доказательств, необходимость использовать все новые и новые данные, дефицит времени, порождающий недопустимость промедления в использовании полученной информации. На основании ч.1 ст. 17 Закона “Об ОРД” оперативный сотрудник сохраняет в тайне источник информации, проводит детальный опрос лица с оформлением результатов рапортом (справкой), который хранится по правилам секретного делопроизводства и к материалам уголовного дела приобщен быть не может. Однако сведения, содержащиеся в рапорте (справке), могут представляться следователю в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) и могут использоваться при подготовке и проведении ОРМ и следственных действий. Такое лицо может впоследствии допрашиваться в качестве свидетеля лишь при его письменном согласии, как того требует ч.2 ст. 12 Закона “Об ОРД”.

146

Результаты опроса, при согласии опрашиваемого, оформляются объяснением, которое не является доказательством. Доказательствами будут последующий допрос как опрашиваемого^ так и лица производившего опрос. В отдельных случаях для раскрытия разбойных нападений, когда свидетели или потерпевшие в силу объективных факторов затрудняются воспроизвести наблюдаемые ими события, с их добровольного согласия для проведения опроса могут привлекаться врачи-гипнологи, которые с помощью репродукционного гипноза помогают восстанавливать и извлекать информацию из памяти опрашиваемых. Сеанс гипнорепродукции в обязательном порядке фиксируется на магнитофон, при этом желательно применение видеозаписи. Результаты опроса с применением репродукционного гипноза оформляются актом судебно-психологического исследования по экспериментально-суггестивному потенцированию памяти, который может представляться следователю. Результаты проведенного таким образом ОРМ используются в доказывании с последующем производством судебной экспертизы носителей и допросов врачей-гипнологов.

  1. В соответствии с п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, содействуя следователю при осуществлении осмотра места происшествия, привлекает с учетом положений ч.2 ст.60 УПК РФ не заинтересованных в исходе уголовного дела лиц в качестве понятых для удостоверения факта производства следственного действия, а также его содержания, хода и результатов.
  2. Согласно ч.7 ст. 164 УПК РФ сотрудник УР в необходимых случаях привлекается следователем к участию в осмотре места происшествия. При этом оперуполномоченный:
  • анализирует обстановку, с целью определения характера и обстоятельств совершения разбоя;
  • оказывает помощь следователю в выявлении и обеспечении сохранности следов (следов рук нападавших, следов использования огнестрельного оружия и др.) и иных доказательств (оброненных ими предметов, микрообъектов - волокон одежды, частиц почвы с обуви;

147

биологических объектов - крови, слюны, волос и др.) определяет условия их возникновения и реальную возможность их использования в розыске преступников;

  • в районе совершения разбоя организует обследование помещений, зданий, сооружений участков местности и транспортных средств, заключающееся в проникновении и осмотре перечисленных объектов в целях поиска следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых, а также получения другой информации, необходимой для раскрытия преступления.

Обследование на этом этапе может носить гласный и зашифрованный характер.

Гласное обследование осуществляется с согласия владельцев осматриваемых объектов. При зашифрованном обследовании оперативный работник имеет право скрывать истинную цель проводимого мероприятия, а также использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие его личность. При таком обследовании обязательно согласие владельца объекта, а также участие представителя организации, от имени которой оно проводится.

Результаты обследования, проводимого непосредственно оперативным работником, оформляются рапортом (справкой). В случаях применения видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, иных способов фиксации и изъятия обнаруженных следов эти сведения отражаются в отдельных документах (справках, актах и т.д.), которые представляются лицу, проводящему расследование, для использования в процессе доказывания.

При проведении гласного обследования с участием других лиц и специалистов составляется акт обследования, который по своей форме и содержанию должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола следственного осмотра, или акт, форма которого установлена для ведомства (службы), чье должностное лицо принимало участие в зашифрованном обследовании. Сведения об обнаруженных в

148

результате обследования предметах, следах подлежат занесению в акт, а сами предметы подлежат изъятию на основании п. 1 ч.1 ст. 15 Закона “Об ОРД”. Эти документы вместе с изъятым представляются следователю.

Обследование в гласной или зашифрованной форме объекта или жилища при отсутствии согласия владельца или проживающих лиц исключено. В такой ситуации оперативный сотрудник имеет право проникнуть в указанные помещения лишь на основании п.18 ч.1 ст.И Закона

0 милиции, либо ч.5 ст. 165 УПК РФ.

Негласное обследование, в тайне от владельцев осматриваемых объектов и заинтересованных лиц, на данном этапе исключается из-за особой процедуры подготовки и проведения, предусмотренной ведомственными нормативными актами и требующей значительных затрат времени.

При обнаружении в ходе обследования помещений, зданий, сооружений участков местности и транспортных средств тайника с похищенным при разбое имуществом оперативный сотрудник в целях задержания преступников организует наблюдение, которое выражается в регламентированной законами и подзаконными нормативными актами организационно-тактической форме осуществления органами внутренних дел (и других органов осуществляющих оперативно-розыскную деятельность) комплекса гласных и негласных действий, обеспечивающих непосредственный физический (визуальный, слуховой) или опосредованный технический контроль за лицами и иными объектами, представляющими оперативный интерес, включающий восприятие, фиксирование и аналитический отбор информации в целях ее использования при решении задач оперативно-розыскной деятельности.1

В зависимости от способов и субъектов можно выделить три основных вида наблюдения: * непосредственное;

1 Виленский В. Д. Наблюдение в оперативно-розыскной деятельности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб, 2002. С.7.

149

  • скрытое;
  • электронное.
  • На наш взгляд, в этой ситуации целесообразно непосредственное наблюдение, которое осуществляется преимущественно визуальным путем гласными сотрудниками оперативных аппаратов, а также привлекаемыми ими лицами, в том числе оказывающими конфиденциальное содействие. Решение о его проведении, как правило, принимает сам оперативный работник. В отдельных случаях, требующих привлечения к наблюдению значительных сил и средств, а также финансовых затрат, данное мероприятие проводится в соответствии с рапортом оперативного работника, утвержденным руководителем органа внутренних дел. Привлечение сил оперативно-поисковых подразделений не рекомендуется из-за недостатка времени на организацию ОРМ, сложностей связанных с задержанием лиц и последующем использовании результатов в доказывании.

Наблюдение осуществляется со стационарной позиции с фотографированием либо видеозаписью наблюдаемого объекта.

Результаты непосредственного наблюдения оформляются рапортом (в том числе при задержании подозреваемых лиц), актом наблюдения (при участии внештатных сотрудников, представителей общественности, других граждан) и вместе с фотографиями, видеокассетами представляются следователю для приобщения к материалам уголовного дела. Эти результаты используются в доказывании в качестве “иных документов”, а лица, участвующие в ОРМ допрашиваются в качестве свидетелей.

  1. В районе места происшествия организуется работа конфиденциальных сотрудников в целях выявления сведений имеющих значение для раскрытия разбойного нападения. Полученные таким образом данные отражаются в оперативно-служебных документах, которые хранятся по правилам ведения секретного делопроизводства, следователю не представляются. Вместе с тем, если такие результаты ОРД могут быть полезны для определения тактики следственных действий или могут помочь

150

в отыскании доказательств, в построении версий, то они могут быть доведены до сведения в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума). При этом, по нашему мнению, сообщая те или иные данные орган, выполняющий ОРД может высказать свое мнение, что по сложившейся обстановке данные ОРД не могут быть использованы при производстве следственных действий из соображений обеспечения не разглашения данных и методов ОРД.

Параллельно с работой на месте происшествия сотрудник УР принимает оперативные меры к немедленному преследованию в направлениях вероятного отхода и задержанию участников преступления. С этой целью:

  1. Проводятся опросы населения о лицах, похожих на разыскиваемых. При этом немаловажно взаимодействие работников уголовного розыска с участковыми уполномоченными обусловленное тем, что последним хорошо известны:

-территория участка, его особенности, система дорог и линий связи, расположение и режим работы предприятий, в т. ч. акционерных обществ, организаций, учреждений, банков, почтовых отделений, баз, складов, иных мест хранения товарно-материальных ценностей (независимо от форм собственности), а также объектов разрешительной системы, аптек, порядок и состояние их охраны, места стоянки автотранспорта;

-характер занятости населения, его этнический состав, местные обычаи, традиции, культура и, как правило, национальный язык большинства населения обслуживаемой территории;

-места концентрации антиобщественных элементов (притонов), а также места, где чаще всего допускаются нарушения общественного порядка, совершаются преступления; обстоятельства, способствующие данным криминальным проявлениям;

151

-лица, предоставляющие помещения для употребления наркотиков, занятия токсикоманией, распития спиртных напитков, вовлекающие несовершеннолетних в пьянство, наркоманию и преступную деятельность;

-лица, в отношении которых осуществляется контроль и

профилактическая работа (освобожденные из мест лишения свободы,

подпадающие под действие Положения об административном надзоре;

состоящие под административным надзором; осужденные к мерам наказания,

не связанным с лишением свободы; освобожденные от уголовной

ответственности по нереабилитирующим основаниям; подследственные, не

взятые под стражу на период расследования и рассмотрения уголовного дела

в суде; хронические алкоголики и наркоманы из числа состоящих на учете в

учреждениях здравоохранения, систематически допускающие

правонарушения; психически больные лица, представляющие

i непосредственную опасность для себя и окружающих, состоящие на учете в

учреждениях здравоохранения; несовершеннолетние
правонарушители,

состоящие на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних;

разыскиваемые лица из числа жителей административного участка);

-количество и характер раскрытых и нераскрытых преступлений, совершенных на территории участка, обстоятельства, способствовавшие их совершению, приметы лиц, подозреваемых в совершении преступлений, разыскиваемых преступников, сведения о потерпевших, похищенных вещах.

Результаты опросов оформляются рапортами (справками) использующимися в проведении ОРМ по поиску преступников. Однако в случае получения сведений, имеющих значение для раскрытия преступления, опрашиваемые подлежат последующим допросам.

  1. Проводится отождествление личности - установление лиц, причастных к преступной деятельности, заключающееся в непроцессуальном опознании личности по признакам ее внешности, голосу, запаху и другим идентифшщрующим данным.

152

Отождествление личности может носить непосредственный или опосредованный характер. Непосредственное отождествление

осуществляется лицами, ранее встречавшимися с разыскиваемым и запечатлевшими в своей памяти его индивидуальные признаки (внешность, голос, одежду). Опосредованное отождествление осуществляется лицами, ранее не вступавшими в контакт с разыскиваемым, и располагающими лишь его описанием.

Применяются следующие виды отождествления личности:

• непосредственное отождествление личности с участием пострадавшего (очевидцев) в ходе поиска в местах вероятного появления разыскиваемого лица. Результаты такого отождествления оформляются рапортом (справкой) оперативного работника, а также объяснением гражданина, отождествившего разыскиваемое лицо. Необходимо заметить, что такое отождествление исключает проведение в дальнейшем процессуального опознания с участием этих же лиц, поэтому результаты данного ОРМ представляются следователю для производства допросов лиц, проводивших отождествление и участвующих в нем. • • опосредованное отождествление личности по словесному портрету, рисунку, особым приметам среди множества незнакомых людей оформляется также рапортом (справкой) оперативного сотрудника имеющим значение для определения направленности, подготовки и проведения следственных действий. При этом кроме допросов лиц, участвующих в ОРМ, допустимо производство опознания. • • отождествление по запаховым следам с применением служебно- розыскной собаки в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами, регламентирующими деятельность службы розыскного собаководства органов внутренних дел. Результаты такого
отождествления оформляются актом •

153

применения служебно-розыскной собаки, который не имеет доказательственного значения, однако может использоваться для подготовки и проведения следственных действий: допросов, опознаний и т.д. При отождествлении личности запрещается:

• оказывать воздействие на опознающих и искусственно создавать условия, вследствие которых может быть допущена ошибка; • • совершать действия, исключающие в дальнейшем процессуальное оформление опознания; • • привлекать к мероприятиям граждан, физические и психические качества которых ставят под сомнение его результаты. • По прибытии в орган внутренних дел оперуполномоченный УР:

  1. С участием пострадавшего (очевидцев) осуществляет непосредственное отождествление среди лиц, доставленных в дежурную часть в соответствии с ч.1 ст.92 УПК РФ.

  2. Принимает активные меры к составлению экспертом-криминалистом композиционных портретов (фотороботов) разыскиваемых.

  3. Проводит непосредственное отождествление личности по фото-, видеоучетам органа внутренних дел.
  4. Осуществляет сбор образцов для сравнительного исследования у лиц, доставленных в орган внутренних дел по подозрению в причастности к разбою, включающий в себя действия, направленные на получение различных объектов для распознания и идентификации с имеющимися аналогами, а также установления признаков преступной деятельности.
  5. Закон “Об ОРД” не дает, но и не ограничивает перечня собираемых образцов, поэтому они могут включать в себя любые материальные объекты: следы, связанные с жизнедеятельностью человека (отпечатки пальцев, следы ног, волосы, голос, кровь, запах и т. п.), микрочастицы, предметы, изъятые из гражданского оборота (оружие, взрывчатые вещества, наркотики), и т.д.

154

На данном этапе применяются только гласные способы сбора образцов (при условии добровольного согласия лиц, располагающих необходимыми образцами):

• гласный без зашифровки целей, если оперативный работник не скрывает от заинтересованных лиц своих целей (например, просит оставить отпечатки пальцев для сравнения их со следами, обнаруженными на месте преступления); • • гласный с зашифровкой целей, когда оперативный работник, не скрывая свою должность, зашифровывает истинную цель действий (например, просит собственноручно написать объяснение по отвлеченному поводу с целью получения образца почерка); • Такое мероприятие проводится сотрудником оперативного аппарата либо по его поручению другими лицами. При необходимости к сбору образцов могут привлекаться специалисты, обладающие научными, техническими и иными специальными познаниями, однако обеспечение точности выбора образцов, их достоверности и сохранности возлагается на оперативного работника.

В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц.

Закон “Об ОРД” не требует получения разрешения на это мероприятие руководителя органа внутренних дел, вместе с тем представляется, что основанием для сбора образцов должен являться рапорт оперативного работника, утвержденный соответствующим руководителем.

При сборе образцов отпечатков пальцев могут использоваться возможности, предоставленные Федеральным законом “О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации”1, который предусматривает обязательную государственную
дактилоскопическую

1 Федеральный закон от 25.07.1998 г. №128-ФЗ “О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации” (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №116-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3032.

155

регистрацию ряда категорий граждан, в число которых включены лица, подозреваемые, обвиняемые и осужденные за совершение преступления, подвергнутые административному аресту, совершившие административное правонарушение, если установить их личность иным способом невозможно (п.”жм ч.1 ст.9) В соответствии со ст. 14 этого Закона органы, осуществляющие ОРД, наделены правом на использование и получение дактилоскопической информации.

При производстве такого сбора образцов объекты упаковываются с целью их сохранности и опечатываются печатью органа внутренних дел, к ним прикрепляется бирка (ярлык), заверенная подписями участников мероприятия. Результаты гласного сбора образцов оформляются актом или дактилоскопической картой.

Акт сбора образцов для сравнительного исследования должен содержать ссылку о том, что данное мероприятие проводится в соответствии с п.З ч.1 ст.6 и ст.7 Закона “Об ОРД” в целях сравнительного исследования. По форме и содержанию он в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола выемки ст.ст. 166, 167 УПК РФ. В завершающей части акта делается разъяснение о порядке обжалования законности данного мероприятия соответствующему руководителю органа внутренних дел, прокурору или в суд. Акт гласного сбора образцов составляется в трех экземплярах.

По нашему мнению, само по себе это мероприятие доказательственного значения не имеет, оно лишь обеспечивает получение доказательств. Представленные следователю такие образцы подлежат осмотру в соответствии со ст. 176,177 УПК РФ, последующему приобщению к уголовному делу и использованию в доказывании в качестве вещественных доказательств после производства судебной экспертизы.

  1. Направляет обнаруженные на месте происшествия и изъятые у задержанных лиц объекты (отпечатки пальцев, кровь, слюну, волос, пули, гильзы, оружие и т.д.) на исследование, заключающееся в непроцессуальном,

156

криминалистическом, научно-техническом или ином исследование объектов, полученных в результате других ОРМ, проводимом с целью выявления признаков преступной деятельности и причастности к ней конкретных проверяемых лиц.

С помощью исследования решаются задачи:

  • получения информации о назначении, технологии, месте, времени изготовления и качественных характеристиках предмета;
  • идентификации следов преступной деятельности;
  • определения принадлежности и отождествления биологических объектов;
  • определение иных свойств предметов, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности.
  • Исследование проводится по письменному поручению оперативных аппаратов, подписанному руководителем органов внутренних дел, экспертно-криминалистическими службами ОВД, а также специалистами научно-исследовательских учреждений других министерств и ведомств. При необходимости к проведению исследования предметов, веществ и документов могут привлекаться на контрактной основе отдельные лица, обладающие специальными научными, техническими и иными специальными познаниями. В письменном поручении на проведение исследования предметов, веществ и документов ставятся вопросы, интересующие инициатора исследования. При необходимости в нем могут излагаться сведения об обстоятельствах получения предметов и документов. При невозможности получения образцов объектов оперативные аппараты могут привлечь специалистов для проведения исследований на месте нахождения предметов.

Исследование объектов, существующих в единственном экземпляре, может проводиться лишь в тех случаях, когда их качественное состояние не будет изменено.

157

Результаты исследования объектов, проведенного в учреждениях системы МВД, оформляются справкой, составленной специалистом, его осуществляющим, а проведенные в иных учреждениях - документами, предусмотренными их ведомственными нормативными актами.

Результаты исследования специалистами из числа лиц, привлеченных к содействию на контрактной основе, оформляются актом исследования (ревизии, проверки), который по своей форме и содержанию должен в максимально допустимых пределах соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению акта экспертизы, без внесения в него сведений, составляющих государственную тайну.

Результаты исследования могут быть представлены следователю, прокурору, судье, в чьем производстве находится уголовное дело, за исключением случаев, когда исследуемый объект был получен с помощью лица, содействующего на конфиденциальной основе либо исследование проводилось на условии конфиденциальности.

Такие результаты могут быть в дальнейшем использованы в доказывании в качестве “иных документов”. При этом практика идет по пути того, что справка специалиста фактически полностью переходит в заключение эксперта, после предупреждения экспертов об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Поэтому изъятие исследуемых предметов и документов, оформление, должны осуществляться без нарушений требований относимости и допустимости, предъявляемых к вещественным доказательствам.

По нашему мнению, в УПК РФ следует прямо предусмотреть возможность использования при проведении судебной экспертизы образцов, полученных при соблюдении определенных гарантий в ходе оперативно- розыскной деятельности, это позволило бы во многих случаях получать заключение экспертиз по результатам сравнительных исследований, имеющих большое значение в доказывании совершения преступлений и изобличении виновных.

158

  1. Принимает меры организационно-поискового характера:
  • срочно доводит до участников розыска сводку-ориентировку о признаках внешности, характерных следах на одежде и теле, композиционные портреты лиц, возможно причастных к совершению разбоя, а также направляет их в другие подразделения органов внутренних дел, на территории которых возможно появление преступников;

-дает срочные задания на внеочередных встречах с конфиденциальными сотрудниками, состоящими у него на связи, на выявление преступников совершивших разбойное нападение;

-незамедлительно ставит похищенные вещи и ценности на криминалистические учеты;

-передает информацию о похищенных вещах, ценностях и их приметах оперативному дежурному с целью инструктирования о похищенном патрульно-постовой службы милиции, членов специальных поисковых групп, работающих в местах вероятного сбыта похищенного;

-с целью ориентирования общественности направляет в местные телерадиокомпании для размещения в эфире информацию о совершенном разбойном нападении;

-проводит инструктаж медицинского персонала лечебных учреждений об экстренном информировании органов внутренних дел в случае обращения за помощью лиц, получивших различного рода ранения при совершении указанных преступлений.

По истечении дежурных суток начальник следственного отдела согласно п.1 ч.1 ст.39 УПК РФ поручает производство предварительного следствия следователю, который в соответствии с ч.2 ст. 156 УПК РФ принимает уголовное дело к своему производству и приступает к осуществлению предварительного следствия. При этом целесообразно незамедлительно создание следственно-оперативной группы, составление согласованных планов оперативно-розыскных мероприятий и следственных

159

действий с построением версий о совершенном преступлении, опирающихся на установленные факты.

В зависимости от характера имеющейся информации, версии могут охватывать, во-первых, определенный круг лиц (ранее судимые, условно- досрочно освобожденные и др.) или, во-вторых, вполне конкретных лиц (группы), на которых имеются объективные сведения о совершаемых ими разбойных нападениях и которые необходимо задокументировать.

Для каждой из указанных выше версий разрабатывается комплекс последующих оперативно-розыскных мероприятий:

  • контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, который направлен на получение информации о лицах, фактах и обстоятельствах, имеющих значение для раскрытия разбоя;
  • прослушивание телефонных переговоров, ведущихся заподозренными по проводным и защищенным каналам связи;
  • оперативное внедрение, основанное на легендированном вводе сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел и лиц, оказывающим им содействие, в криминальную среду и на объекты, в целях сбора информации о лицах, совершающих разбои;

  • дополнительное ориентирование конфиденциально содействующих лиц на установление преступников и похищенного;
  • организация и проведение последующей оперативной проверки задержанных и арестованных, поступающих в изоляторы временного содержания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений;
  • проведение оперативно-тактических операций (возможно, с участием потерпевших, очевидцев, свидетелей) по обнаружению преступников в случае их появления в общественных местах, при сбыте похищенного имущества или попытке совершения новых разбойных нападений. В этом случае необходимо использовать скрытое наблюдение, являющееся комплексным мероприятием потому, что наряду с визуальным наблюдением

160

за указанными лицами, одновременно проводят оперативные установки, негласное фотографирование, видеосъемку и звукозапись;

  • проведение ОРМ на рынках, в ломбардах, комиссионных магазинах, с целью выявления похищенных вещей, ценностей, а также установления лиц, сдавших эти вещи и ценности;

  • изучение сводок-ориентировок и иной информации в целях выявления аналогичных преступлений и установления необходимого взаимодействия с органами милиции, занимающимися их раскрытием;
  • проверка с помощью конфиденциально содействующих лиц конкретных подозреваемых в совершении разбоев;
  • -тщательная проверка полученной информации о способе совершения преступления по информационно-поисковой системе “Насилие”;

  • направление специальных ориентировок в другие органы внутренних дел, где может находиться преступник, в исправительные учреждения, куда поступают осужденные за аналогичные преступления.

При установлении и задержании подозреваемого в совершении разбойного нападения в порядке, предусмотренном ст.92 УПК РФ или заключения под стражу согласно ст. 108 УПК РФ. Оперативный сотрудник УР осуществляет оперативно-розыскные мероприятия входящие в последующую оперативную проверку. При этом если потребуется встреча с подозреваемым то необходимо, на основании ч.2 ст.95 УПК РФ, получить письменное разрешение следователя, в производстве которого находится уголовное дело.

Согласно ч.5 ст. 13 Закона “Об ОРД” проводит ОРМ совместно с оперативно-розыскными отделами мест содержания под стражей.

При этом их проведению способствуют:

  1. Положение о цензуре, согласно которому переписка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через администрацию места содержания под стражей. Цензура осуществляется администрацией места содержания под стражей, а в случае необходимости лицом или органом, в

161 производстве которых находится уголовное дело.

Письма, содержащие сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются, подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело (ст.20 Федерального закона “О содерлсании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”1).

  1. Правило об отдельном содержании от других, подозреваемых и обвиняемых в совершении следующих преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ: убийство; убийство матерью новорожденного ребенка; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; заражение ВИЧ-инфекцией; похищение человека; изнасилование; насильственные действия сексуального характера; торговля несовершеннолетними; грабеж; разбой; вымогательство, совершенное при отягчающих обстоятельствах; терроризм; захват заложников; организация незаконного вооруженного формирования; бандитизм; организация преступного сообщества (преступной организации); пиратство; посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (п.2 ч.2 ст.ЗЗ Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”).
  2. Возможность использования аудио- и видеотехники в целях осуществления надзора в местах содержания под стражей. Допустимость производства личного обыска подозреваемых и обвиняемых, обыска
  3. 1 Федеральный закон от 15.07.1995 г. №103-Ф3 “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемьк в совершении преступлений” (в ред. Федерального закона от 09.03.2001 г. №25-ФЗ)// Собрание законодательства РФ. 2001 №11. Ст. 1002.

162

помещений, в которых они размещаются, а также досмотра вещей, передач и посылок.

При наличии достаточных оснований подозревать лиц в попытке проноса запрещенных предметов, веществ и продуктов питания сотрудники мест содержания под стражей вправе производить досмотр их вещей и одежды при входе и выходе с территории мест содержания под стражей, а также досмотр въезжающих и выезжающих транспортных средств, изъятие предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию подозреваемыми и обвиняемыми (ст. 34 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”).

С передачей уголовного дела о разбое в суд оперативно-розыскное обеспечение должно осуществляться в ходе судебного производства.

163

§2. Оперативно-розыскное обеспечение судебного производства по

делам о разбоях.

К моменту поступления конкретного уголовного дела о разбое в суд, как правило, прекращается и осуществление ОРМ аппаратами уголовного розыска. Однако на этом этапе деятельности системы уголовной юстиции и, особенно, при рассмотрении “серийных” разбоев, совершенных организованными преступными группами, зачастую возникает острая необходимость в оперативно-розыскном обеспечении.

Некоторые ученые, в частности И. А. Батаев причины этому видит в том, что:

  1. В отличие от этапа предварительного следствия, преступники уже знают о полном объеме собранных доказательств, в том числе о тех из них, на которых строится в основном обвинение, а также выискивают наиболее слабые звенья в цепи обвинения с целью их последующего разрушения. Этому способствует предусмотренное ст.217 УПК РФ ознакомление обвиняемого со всеми материалами дела, кроме предусмотренных ст166 УПК РФ.

  2. “Отключение” оперативно-розыскных аппаратов, отсутствие оперативного контроля за действиями обвиняемых и содействующих им лиц дает возможность беспрепятственно осуществлять противоправную деятельность, направленную на фальсификацию доказательств, создание ложного алиби и т.д. По существу, с момента окончания предварительного следствия до начала судебного разбирательства система уголовной юстиции отдает инициативу в руки обвиняемых, их пособников, а на этапе судебного разбирательства оставляет, зачастую, суд, с его открытыми, неприспособленными к такому противоборству методами деятельности, наедине с хорошо организованной преступной системой.

  3. Несовершенство правового регулирования судебного процесса, в результате которого различные действия, направленные
    на

164

воспрепятствование нормальному осуществлению правосудия, не имеют правовых последствий. В полной мере это относится к недобросовестным защитникам, которые нередко сами участвуют в применении воздействия на свидетелей, потерпевших и совершении других противоправных действий.

  1. Отсутствие нормативного регулирования процесса организации оперативно-розыскного обеспечения судебного разбирательства со стороны МВД и Генеральной прокуратуры.1

Учитывая эти обстоятельства, предлагается признать обязательным оперативно-розыскное обеспечение на стадии судебного разбирательства по особо тяжким преступлениям (к числу которых относится разбой), в остальных случаях руководствоваться наличием информации о намерении преступников противодействовать судебному разбирательству.

Правовыми основаниями оперативно-розыскного обеспечения судебного производства по делам о разбоях служат закрепленные ст. 7 Закона “Об ОРД”:

  1. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; 2) 3) событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; 4) 3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

  1. Указание прокурора, определения суда по уголовным делам, находящимся в его производстве.

См.: Батаев И. А. Оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение процесса расследования краж из квартир граждан: Дис. … канд. юрид. наук.: Ижевск, 1998. С.153-154.

165

Результаты ОРД полученные в ходе оперативно-розыскного обеспечения судебного производства согласно ч.2 ст. 11 Закона “Об ОРД” могут представляться прокурору или в суд.

Высказывается мнение о том, что наделение суда полномочиями получать от органов, осуществляющих ОРД, ее результаты и использовать их при рассмотрении конкретных уголовных дел несовместимо с принципами отправления правосудия, закрепленными в Конституции РФ и уголовно- процессуальном законодательстве. В частности В. Зажицкий полагает, что результатами ОРД должны пользоваться только те государственные органы и должностные лица, которые в уголовном процессе осуществляют функцию уголовного преследования.1

Мы не можем согласиться с этим мнением и полагаем, что суд является субъектом раскрытия преступления,2 который на основании ч.1 ст.86 УПК РФ, уполномочен самостоятельно собирать доказательства, основой формирования которых вполне могут быть результаты ОРД.

Согласно ч.З ст.11 Закона “Об ОРД” представление результатов ОРД, в том числе в суд, осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. Вместе с тем, в Инструкции о представлении результатов ОРД такой вопрос отдельно не регулируется.

Как видим, Закон “Об ОРД” и Инструкция не делают различий в правовой регламентации отношений, которые могут возникать между органами предварительного расследования и органами, осуществляющими ОРД, с одной стороны, и судом и органами, осуществляющими эту деятельность, — с другой.

Такой подход вызывает возражения. По нашему мнению, следует учитывать особенности представления результатов ОРД и использования их

См.: Зажицкий В. Трудности представления результатов оперативно- розыскной деятельности прокурору и органам расследования // Российская юстиция. 2000. №1. С.37. 2 Подробнее об этом смотри §1 главы I настоящего исследования.

166 в судебном разбирательстве, которые напрямую определяются содержанием результатов ОРД.

При осуществлении оперативно-розыскного обеспечения судебного производства по делам о разбоях возможны следующие ситуации:

I Результаты ОРД указывают на признаки совершения подсудимым преступления, по которому обвинение ранее не предъявлялось и имеется возможность раздельного рассмотрения от уголовного дела, находящегося в суде. Согласно ст. 145 УПК РФ по таким результатам органом дознания принимается решение о возбуждении уголовного дела, либо они представляются дознавателю, следователю, прокурору для возбуждения уголовного дела в соответствии со ст. 146 УПК РФ. Возбуждение уголовного дела судом полностью исключается, так как УПК РФ указывает на то, что суд не наделен такими полномочиями. Постановление Конституционного Суда РФ1 закрепляет, что положения, которые предусматривают правомочие суда возбуждать уголовное дело по признакам преступления, влекущего публичное уголовное преследование, в том числе в отношении нового лица, и применять к нему меру пресечения, не соответствуют ст.ст.10, 120 и ч.З ст. 123 Конституции РФ. В случаях, когда суд в процессе рассмотрения уголовного дела приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен, воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны в этих случаях немедленно реагировать на факты и обстоятельства, установленные судом, и принимать необходимые меры (п.6 Постановления).

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 г. №1-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 2000. № 5. Ст.611.

167

II Результаты ОРД содержат фактические данные, отвечающие требованиям ст.252 УПК РФ, которая определяет пределы судебного разбирательства, т. е. такие результаты:

  1. Получены только в отношении обвиняемого. Суд не вправе допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц, не преданных суду1.
  2. Лишь по предъявленному обвинению, границы которого установлены обвинительным заключением и постановлением судьи о назначении судебного заседания.
  3. Допускают изменение обвинения в судебном разбирательстве при условиях:
  4. 1) если этим не ухудшается положение подсудимого. По результатам судебного разбирательства суд (судья) не может изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения. Изменением обвинения на более тяжкое следует считать случаи, когда:
  • применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание;
  • в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного (п.2 Постановления ПВС РСФСР2).
  • 2) если не нарушается право подсудимого на защиту. Под

1 Бюллетень ВС РСФСР. 1977. №10. С. 12

2 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.09.1975 г. №5 “О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” (в ред. постановления ПВС РФ от 21.12.1993 г. №11) // Сборник постановлений ПВС РФ 1961 -1993. М, 1994.

168

изменением обвинения влекущего за собой нарушение права подсудимого на защиту понимается появление новых фактических обстоятельств, хотя и не ухудшающих положение подсудимого, но требующих своего исследования и времени, необходимого для подготовки подсудимого к защите против них. Эти результаты могут использоваться в
доказывании на стадии

судебного разбирательства после их представления государственному

обвинителю.

Ш. Результаты ОРД указывают на наличие:

-обстоятельств влекущих изменение обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения;

-новых фактических обстоятельств, хотя и не ухудшающих положение подсудимого, но требующих своего исследования и времени, необходимого для подготовки подсудимого к защите против них. Использование таких результатов согласно положениям УПК РФ не допускается, чем существенно нарушаются права потерпевших и принцип неотвратимости наказания лица за каждое совершенное преступление. Вариантом решения указанной проблемы представляется регламентация в УПК РФ института направления судом уголовных дел со стадии судебного разбирательства на дополнительное расследование по ходатайству государственного обвинителя, которому в данном случае и будут представляться результаты ОРД. Это не будет противоречить ст.49, ч.З ст. 123, ч.1 ст.46, ст.52 Конституции РФ и нарушать принципа состязательности сторон.

IV. В течение срока кассационного обжалования приговора или иного решения суда первой инстанции по делам о разбоях результаты ОРД представляются государственному обвинителю, которому в соответствии с ч.4 ст.354 УПК РФ принадлежит право обжалования. Такие материалы прилагаются на основании п.5 ч.1 ст.375 УПК РФ к представлению государственного обвинителя и согласно ч.5 ст.377 УПК РФ передаются в

169

суд кассационной инстанции в подтверждение приведенных им доводов. В соответствии с п.6 ст.377 УПК РФ государственный обвинитель обязан указать, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их представления.

Результаты ОРД, представляемые суду кассационной инстанции, должны указывать на:

1 несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; 2 3 нарушение уголовно-процессуального закона; 4 5 неправильное применение уголовного закона; 6 7 несправедливость приговора. 8 Лишь в таком случае они могут выступать основанием принятия судом кассационной инстанции решения об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции (п.Зч.1ст.378УПКРФ).

V. Для пересмотра судом вступившего в законную силу оправдательного приговора, или определения, постановления о прекращении уголовного дела, или обвинительного приговора в связи с мягкостью наказания либо необходимостью применения к осужденному уголовного закона о более тяжком преступлении в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных ст.78 УК РФ, и не позднее одного года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств, допускается представление результатов ОРД в соответствии с ч.2 ст.415 УПК РФ прокурору для возбуждения производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств, проведения соответствующей проверки. Такие результаты ОРД должны указывать на наличие вновь открывшихся обстоятельств (т.е. обстоятельств, существовавших на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не известных суду), которыми согласно ч.З ст.413 УПК РФ являются:

170

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления; 2) 3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления; 4) 5) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела. 6) Изложенные особенности следует учитывать при разработке новой Инструкции о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору, в суд.

171

Заключение.

В результате проведенного исследования автор пришел к следующим результатам и выводам:

  1. Раскрытие преступления рассматривается в двух аспектах: как деятельность уполномоченных государственных органов и как конечный результат такой деятельности, момент перехода преступления из нераскрытых в категорию раскрытых.
  2. Правовым основанием процесса раскрытия служат сведения о признаках преступления, началом же раскрытия преступления - момент получения таких сведений уполномоченными государственными органами.
  3. В зависимости от содержания ставших известными первичных сведений преступления делятся на очевидные и неочевидные. Раскрытию подлежат все преступления.
  4. Субъектами раскрытия преступлений являются: суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель. Каждый из них действует особыми, специфическими, лишь ему присущими средствами и методами, осуществляет их в различных формах.
  5. Главными моментами раскрытия преступлений признаются: обнаружение преступления и установление виновных.
  6. Моментом раскрытия преступления (окончания процесса раскрытия преступления) служит вступление обвинительного приговора суда в законную силу.
  7. Под раскрытием преступления понимается деятельность уполномоченных государственных органов (должностных лиц) по обнаружению конкретного преступления, установлению причастности и доказыванию виновности определенного лица (лиц) в его совершении вплоть до вступления приговора суда в законную силу.
  8. Раскрытие преступления включает: 1. Процессуальный элемент - уголовное судопроизводство; 2. Оперативно-розыскной элемент -

172

оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства; 3. Криминалистический элемент - криминалистическое обеспечение уголовного судопроизводства.

  1. Оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства -это деятельность специально уполномоченных государственных органов (органов, осуществляющих ОРД) по поиску, документированию и своевременной, систематической реализации информации о преступлении, о лицах причастных к его совершению и других обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и оптимизации процесса доказывания.

Выбор направления, формы поиска и документирования, формы реализации оперативно-розыскной информации, формы взаимодействия оперативного сотрудника и следователя зависит от этапа оперативно- розыскного обеспечения судопроизводства.

Можно выделить два основных этапа оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства:

  • доследственная проверка;
  • оперативно-розыскное сопровождение. Оперативно-розыскное сопровождение в свою очередь подразделяется
  • на оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследования и последующее оперативно-розыскное сопровождение.

Доследственная проверка (т. е. проверка информации, проводимая органами, уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности, до и для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) - деятельность оперативных подразделений уполномоченных государственных органов, направленная на поиск первичной информации, установление ее достоверности, сбор дополнительных сведений о преступлении, лице причастном к его совершению и реализация оперативно-розыскной информации в целях возбуждения уголовного дела и начала предварительного расследования.

173

Оперативно-розыскное сопровождение - это комплекс оперативно- розыскных мероприятий осуществляемых уполномоченными государственными органами по уголовному делу в целях обеспечения следователя, прокурора, суда данными, способствующими оптимизации процесса доказывания и рассмотрения дела по существу, если такие сведения невозможно или крайне затруднительно получить процессуальным путем.

  1. Содержанием оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства, по нашему мнению, являются осуществляемые уполномоченными субъектами:

а) поиск сведений, представляющих оперативный интерес;

б) документирование;

в) реализация информации.

  1. Субъектами оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства являются оперативные подразделения уполномоченных Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” государственных органов, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность по выявлению и раскрытию преступлений, по которым производство неотложных следственных действий, дознания или предварительного следствия уголовно-процессуальным законодательством РФ отнесено к компетенции этих органов.
  2. Оперативно-розыскное обеспечение строится с учетом оперативно-розыскной характеристики преступления.
  3. Оперативно-розыскная характеристика - это информационная модель, построенная на основе обобщения фактических, связанных между собой данных об определенном виде, роде преступлений, имеющих значение для разработки комплекса приемов, средств и методов оперативно-розыскной деятельности по их предупреждению и оперативно-розыскному обеспечению уголовного судопроизводства.

  4. В структуру оперативно-розыскной характеристики определенного вида преступлений входят:

174

а) характер указанных преступлений; б) способы совершения и сокрытия преступлений; в) характеристика личности преступника; г) характеристика личности жертвы; д) доступность для оперативного внедрения.

  1. Содержание оперативно-розыскной характеристики разбойных нападений имеет следующие особенности:

1). Преступления данной категории (особенно совершенные организованными группами) отличаются тщательной и продуманной подготовкой, которая включает: изучение объекта предстоящего нападения, обстановки в районе предполагаемого нападения; разработку плана совершения преступления; подготовку автотранспорта и оружия; подбор средств маскировки внешности. При этом некоторые детали подготавливаемых преступлений становятся известными отдельным лицам, не причастным к преступлению, в том числе входящим в окружение преступников. Данное обстоятельство должно использоваться при оперативно-розыскном обеспечении уголовного судопроизводства по таким преступлениям.

2). Изучение преступниками обстановки в районах планируемых разбоев, а также совершение таких преступлений в одной и той же местности связано с неоднократным появлением этих лиц в конкретных местах: дворах домов, лестничных площадках, автодорогах, автозаправочных станциях, кредитно-денежных учреждениях, стихийных рынках и т. п.

3). Способ совершения названных преступлений (нападение) указывает на непосредственный контакт преступников с пострадавшими при нападении, поэтому особенностью оперативно-розыскного обеспечения является проведение ОРМ с участием пострадавшего и в отношении них.

4). Применение насилия при разбое сопряжено с появлением на месте совершения преступления, преступниках, пострадавших биологических объектов (крови, слюны, потожировых отложений, волос и т.д.), что

175

указывает на отдельное направление поиска и документирования этих следов при оперативно-розыскном обеспечении.

5). Оружие для совершения названных преступлений преступники нередко покупают, изготавливают, похищают или получают в подарок. Это также расширяет круг лиц, могущих иметь информацию о преступной деятельности владельцев оружия.

6). Разбои совершаются в большинстве случаев с использованием автотранспортных средств, принадлежащих, как правило, преступникам либо их знакомым.

7). Характеристика предмета посягательства при разбое позволяет установить, что местами возможного появления преступников с похищенным имуществом являются: ломбарды, рынки, скупки антиквариата, ювелирных изделий, автомастерские, авторынки, разборки автомобилей и определить направленность, формы осуществления ОРМ при документировании факта сбыта похищенного.

8). Информация, полученная из анализа личности преступников, занимающихся совершением разбоев, ориентирует на возрастные и социальные группы, в которых следует осуществлять поиск преступников с использованием сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности. Участие в разбойных нападениях ранее судимых лиц с одной стороны благоприятно сказывается на оперативно-розыскном обеспечении, потому что такие лица состоят на учетах в органах внутренних дел, что существенно облегчает их поиск, с другой стороны - тщательное планирование преступлений, их осведомленность о методах, силах, средствах оперативно-розыскной деятельности существенно усложняют этот процесс.

9). Использование возможностей лиц, содействующих аппаратам УР при оперативно-розыскном обеспечении уголовного судопроизводства по делам о разбоях, крайне затруднено.

176

Список использованной литературы.

Законодательные и нормативные акты.

  1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (в ред. Указа Президента РФ от 09.06.2001 г. №679) // Собрание законодательства РФ. 2001.№24.Ст.2421.
  2. Таможенный кодекс РФ от 18.06.1993 г. №5221-1 (в ред. Федерального закона от 30.06.2002 г. №78-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №27. Ст.2620.
  3. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 г. №1-ФЗ (в ред. Федерального закона от 19.06.2001 г. №85-ФЗ) // Собрание законодательства РФ.2001.№26.Ст.2589.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. №40. Ст.592.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 г. №174-ФЗ (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №112-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3029.
  6. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. №63-Ф3 (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №112-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3029.
  7. Закон РФ от 13.03.1992 г. №2506-1 “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст.892.
  8. Закон РФ “О милиции” от 18.04.1991 г. №1026-1 (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №116-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3033.

177

  1. Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.11.1995 г. №168-ФЗ (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №112- ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3029.
  2. Федеральный закон от 03.04.1995 г. №40-ФЗ “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №116-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст.3033.
  3. Федеральный закон от 10.01.1996 г. №5-ФЗ “О внешней разведке” (в ред. Федерального закона от 07.11.2000 г. №135-Ф3) // Собрание законодательства РФ. 2000. №46. Ст.4537.
  4. Федеральный закон от 12.08.1995 г. №144-ФЗ “Об оперативно- розыскной деятельности” (в ред. Федерального закона от 20.03.2001 г. №26- ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2001. №13. Ст.1140.
  5. Федеральный закон от 15.07.1995 г. №103-Ф3 “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” (в ред. Федерального закона от 09.03.2001 г. №25-ФЗ) // Собрание законодательства РФ.2001№11.Ст.Ю02.
  6. Федеральный закон от 25.07.1998 г. №128-ФЗ “О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации” (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 г. №116-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №30. Ст.3032.
  7. Федеральный закон от 27.05.1996 г. №57-ФЗ “О государственной охране” (в ред. Федерального закона от 07.05.2002 г. №49-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. №19. Ст. 1794.
  8. Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью (утв. Указом Президента РФ от 18.04.1996 г. №567) // Собрание законодательства РФ. 1996. №17. Ст.1958.
  9. Положение о милиции общественной безопасности (местной милиции) в РФ (приложение №1 к Указу Президента РФ от 12.02.1993 г. №209 в ред.

178

Указа Президента от 02.12.1998 г. №1454) // Собрание законодательства РФ. 1998. №49. Ст.6010.

  1. Положение о Министерстве внутренних дел РФ (утв. Указом Президента РФ от 18.07.1996 г. №1039 в ред. Указа Президента РФ от 13.01.2001 г. №31) // Собрание законодательства РФ. 2001. №3. Ст.220.
  2. Положение о Федеральной службе безопасности РФ (утв. Указом Президента РФ от 06.07.1998 г. №806 в ред. Указа Президента РФ от 11.06.2001 г. №694) // Собрание законодательства РФ. 2001. №24. Ст.2422.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 г. №1-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 2000. № 5. Ст.611.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.09.1975 г. №5 “О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” (в ред. постановления ПВС РФ от 21.12.1993 г. №11) // Сборник постановлений ПВС РФ 1961 - 1993. NL, 1994.
  5. Постановление Правительства РФ от 10.03.1999 г. №270 “О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы” (в ред. Постановления Правительства РФ от 30.12.2000 г. №1043) // Собрание законодательства РФ. 2001. №3. Ст.238.
  6. Постановление Правительства РФ от 10.03.1999 г. №270 “О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы” (в ред. Постановления Правительства РФ от 30.12.2000 г. №1043) // Собрание законодательства РФ. 2001. №3. Ст.238.
  7. Указ Президента РФ “О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации” от 11.03.2003 г. №308) // Российская газета. 2003. №55. 25 марта.

179

  1. Указ Президента РФ “Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации” от 11.03.2003 г. №306) // Российская газета. 2003. №55. 25 марта.
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.1998 г. “По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г.Черновой // Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. №6.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. №2. С.3-5.
  4. Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, ФСБ РФ и ГТК РФ от 25.11.1997 г. №69/777/425/700 “Об утверждении Инструкции по взаимодействию правоохранительных органов Российской Федерации при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России” // Таможенные ведомости. 1998. №2.
  5. Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, ДНП РФ от 22.05.1995 г. №32/199/73/278 “Об утверждении Положения о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп”. Текст приказа официально не опубликован.
  6. Приказ МВД РФ от 20.06.1996 г. №334 “Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений” (в ред. Приказа МВД РФ от 18.01.1999 г. №30). Текст приказа размещен на сервере Федерального Компьютерного Центра фондовых и товарных информационных технологий Мингосимущества России (ФТ-центр), в Internet (www.db.ftcenter.ru).
  7. Приказ МВД РФ от 21.06.2000 г. №671 “Об укреплении взаимодействия и разграничении объектов оперативного обслуживания между органами внутренних дел на транспорте и территориальными

180

органами внутренних дел”. Текст приказа официально не опубликован.

  1. Приказ МВД РФ от 14.07.1992 г. №231 “Об утверждении Инструкции по организации работы участкового инспектора милиции” (в ред. Приказа МВД РФ от 01.07.1997 г. №403) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1997. №18.
  2. Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, ГТК РФ, ФПС РФ и Госналогслужбы РФ от 19.11.1998 г. №383/786/513/812/726/ГБ-3-31/326 “Об утверждении Положения о Межведомственной специализированной следственно-оперативной бригаде по борьбе с незаконным производством и оборотом спирта и алкогольной продукции”.
  3. Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13.05.1998 г. №175/226/336/201/286/410/56 “Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд” // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. №23.
  4. Монографии, сборники научных трудов, учебные пособия.

  5. Абдумаджидов Г.А. Расследование преступлений. Ташкент, 1986.110с.
  6. Аванесов Г.А. Криминология: (Учеб. для Акад. МВД СССР). М.: Акад. МВД СССР, 1984. 498 с.
  7. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999. 990 с.
  8. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид. лит., 1991. 206 с.
  9. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы: Общ. и част, теории. М.: Юридическая литература, 1987. 207с.

181

6 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Бек, 1997. 342 с. 7 8 Бурданова B.C. К теории криминалистических структур // Актуальные проблемы теории и практики криминалистики и судебной медицины. Сборник научных трудов. Часть 1: Теория и практика криминалистики / Под общ. ред. В.П. Сальникова, В.Г. Петухова, В.Ю. Владимирова, К.С. Кузьминых. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000. С.29-37. 9

  1. Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М., 1962.120с.
  2. Веселое Ю. И. Понятие полного раскрытия преступлений // Сборник статей адъюнктов и соискателей. М. 1971. №3. С.30-33.
  3. Ю.Возгрин И. А. К вопросу о соотношении оперативно-розыскной

деятельности и доказывания в уголовном процессе // Правовое государство и

органы внутренних дел. Сборник научных трудов. Выпуск 2 / Под ред. С.Ф.

Зыбина. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России,

  1. С.20-26.

П.Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов

преступлений. Учеб. пособие. Л., 1977. 80с.

12.Волкодаев Н.Ф. Правовая культура судебного процесса / Отв. ред. Ю.С.

Суховий. М.: Юрид. лит., 1980. 62с.

13.Воронин С.Э. Отдельные вопросы теории ОРД в криминалистической

проблематике // Актуальные проблемы совершенствования деятельности

органов внутренних дел в современных условиях. Барнаул, 2000.С.87..

Н.Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. Волгоград, 1976. 150с.

15Хапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и

органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983. 159с.

16.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений.

Свердловск, 1975. 150 с.

П.Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступления / Следственные ситуации

и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. 109с.

182

18.Густов Г.А., Танасевич В.Г. Признаки хищений социалистической

собственности // Вопросы совершенствования предварительного следствия.

Л, 1971.117 с.

19.Гуткин И.М. Некоторые вопросы теории и практики применения

законодательства об органах дознания // Формы досудебного производства и

их совершенствование. Волгоград, 1989. 125с.

20.Демидов И.Ф. Значение оперативно-розыскной деятельности для

уголовно-процессуального производства // Судебная реформа и проблемы

судопроизводства. Сборник научных трудов. М.: НИИ проблем укрепления

законности и правопорядка. 1995. С.87-88.

21Жогин Н.В. Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие. М., 1965. 245с.

22.КарпецИ.И. Проблема преступности. М.: Юрид. лит., 1969.168с.

23.Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Сущность, задачи, правовая основа и принципы

оперативно-розыскной деятельности: Лекция. СПб.: Санкт-Петербургский

юридический институт МВД России, 1994. 56с.

24.Кваша Ю.Ф.. Сурков К.В. Оперативно-розыскная деятельность органов

внутренних дел. Курс лекций. Общая часть. СПб.: Санкт-Петербургская

академия МВД России. 1998. 51с.

25.Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. Воронеж, 1964. 220с.

26Козак А.Е., Александров А.И. Проблема прокурорского надзора в

оперативно-розыскной деятельности // Международное сотрудничество

правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью

наркобизнесом. Материалы международной научно- практической

конференции. Часть 4 / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.,

Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997. С. 44-50.

27Корнев Т.П. Методологические проблемы уголовно- процессуального

познания. Н. Новгород, 1995. 287с.

28.Криминалистика / Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А. Селиванова. М.: Юрид.

лит. 1984. 543с.

183

29.Криминалистика. Учебник. / Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло;

СПбГУ, Юрид. фак. СПб.: Лань, 2001. 924с.

ЗО.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и

органов предварительного расследования: Учеб. для вузов и средних учеб.

заведений МДВ России / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина; Акад.

МВД Рос. М.: Новый юрист, 1997. 399с.

31 .Криминология: Учебник для студентов вузов / Под ред. В.Н. Кудрявцева и

В.Е. Эминова. М.: Юристъ, 2000. 678с.

32.Кузнецова Н.Ф. Преступления и преступность. М.: Изд-во МГУ, 1969.

232с.

33.Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3: Криминалистические средства,

приемы и рекомендации. М., 1997. 670с.

34.Ломовский В.Д. О понятии дознания и полномочиях органов дознания по

уголовным делам им не подследственным // Вопросы организации суда и

осуществления правосудия в СССР. Калининград, 1974. Вып. 3. С .85-87.

35.Лысов Н.Н. Фиксация доказательственной информации при выявлении и

раскрытии преступлений. М., 1995.120с.

Зб.Маркушин AT. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и

законность. Н. Новгород, 1996.140с.

37.Милиция как орган дознания: Учеб. пособие / Подготовили Е.А. Гомилко

и др. Киев: КВП1 МВД СССР, 1989. 87с.

38;Научно-практический комментарий к Федеральному закону
“Об

оперативно-розыскной деятельности”. Под ред. В.В. Николюка, М., 2000.

115с.

39.0вчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. 56с.

40.Ожегов СИ. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / РАН;

Рос. фонд культуры. М.: Язъ, 1995. 908с.

41.0сипкин В.Н. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной

деятельностью. Учебное пособие. СПб., 2001. 56с.

184

42.Пантелеев И.Ф. Теоретические проблемы современной криминалистики.

М., 1980.154с.

43.Пашин С.А. Проблемы доказательственного права. - В кн.: Судебная

реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического

образования. Дискуссии. М., 1995. 358с.

44.Проблемы доказательств в советском уголовном процессе / Г.Ф. Горский,

Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд и др. Воронеж.: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978.

303с.

45.Ривман Д.В. О некоторых положениях оперативно-розыскного

сопровождения расследования по уголовным делам // МВД России - 200 лет.

Материалы международной научно-практической конференции. СПб, 28- 29

мая 1998г. Часть 3 / Под общ. ред. О.М. Латышева, B.IL Сальникова. СПб.:

Санкт-Петербургская академия МВД РФ, 1998. С.3-5.

46.Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях

неочевидности / Прокуратура СССР; Ин-т усовершенствования

следственных работников. Л., 1990. 139с.

47.Рохлин В.Й. Некоторые вопросы оперативно-розыскной деятельности в

свете Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (фондовая

лекция). СПб. СПбУ МВД России, 2002. 14с.

48.Рябчук В.Н. Проблемы защиты информации о сотрудниках

правоохранительных органов и осведомителях в США и ФРГ //

Использование зарубежного опыта в деятельности органов внутренних дел

Российской Федерации. Материалы межвузовской научно- практической

конференции. Часть 3 / Под общ. ред. С.Ф.Зыбина и В.П.Сальникова. - СПб.:

Санкт-Петербургский юридический институт МВД РОССИИ, 1995. - С. 174-

180.

49Салтевский М.В. Современные проблемы собирания доказательственной

информации техническими средствами // Сб. теория и практика собирания

доказательственной информации техническими средствами. Киев, 1980. С.9-

10.

185

50.Сидоров В.Е. Начальный этап расследования. М., 1992., 185с. 51.Синкин К.А., Мальченков Е.В. Некоторые проблемы использования оперативно- розыскной информации в расследовании преступлений // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями: материалы межвузовской научно-практической конференции / Под. ред. Чечетина А.Е. и др. Барнаул. 2001. С. 103-106.

52.Советская криминалистика. Теоретические проблемы / И.А Селиванов, В.Г. Танасевич, А.А. Эйсман и др. М.: Юридическая литература, 1978.192с. 53.Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. М.: Высшая школа, 1968. 552с.

54.Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M. Прохоров. М.: Советская энциклопедия, 1983.1600с.

55.Сурков К.В. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обеспечение в законодательстве, регламентирующем сыск: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД РОССИИ, 1996. 216 с.

56.Сурков К. В. Законодательство об оперативно-розыскной деятельности в России, Германии и США (сравнительный анализ) // Использование зарубежного опыта в деятельности органов внутренних дел Российской Федерации. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Часть 3 / Под общ. ред. С.Ф.Зыбина и В.П.Сальникова. СПб.: Санкт- Петербургский юридический институт МВД России, 1995. С. 167-173. 57.Сурков К. В. Принципы полицейской разведки: Учебное пособие. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1995. 112с. 58Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.: Юридическая литература, 1991. 240с.

59.Убийства по найму и их раскрытие. Учебно-методическое пособие / Бородулин В.В., Кондратюк Л.В., Самойлов Ю.М. и др. М.:ВНИИ МВД России, 2000. 45с.

186

60.Уголовное право. Общая часть: Учебник для юридических вузов / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М.: Юрист, 1999. 479с.

61.Уголовное право: Учебник для юридических вузов / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М.: Юриспруденция, 2001. 639с. 62.Уголовный процесс / Под ред. М.А.. Чельцова. М., 1948. 415с. 63.Уголовный процесс РСФСР / Учебник под обш. ред. В. Е. Чугунова и Л. Д. Кокорева. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1968. 392с. 64.Уголовный процесс: курс лекций / Кол. авт. В.И. Рохлин, Е.В. Сидоренко, А.П. Стуканов и др.; Под ред. В.И. Рохлина. СПб.: ИД “Сентябрь”, 2001. 203с.

65.Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. проф. П.А. Лупинской. М.: Юристъ, 1995. 544с.

66.Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Научно-практический комментарий / Под ред. В.В. Николюка, В.В. Кальницкого, А.Е. Чечетина. Омск: Юридический институт МВД России. 1996. 86С. 67.Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Научно-практический комментарий / Под ред. В.В. Николюка, В.В. Кальницкого, А.Е. Чечетина. Екатеринбург: ИИТЦ “Зерцало-Урал”, 1997.59С. 68Федоров А. В. О разработке модельного закона “Об оперативно-розыскной деятельности” для государств - участников СНГ // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В. Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1997. №2(4). С. 271-279.

69.Федоров А. В. О возможности проведения оперативно-розыскной деятельности в отношении судей // Общество, право, полиция. Материалы Международной научно-практической конференции. Часть 1 / Под общей ред. В. П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1996. С.169-171.

70.Федоров А. В. О проведении оперативно-розыскной деятельности в отношении прокуроров и следователей органов прокуратуры // Проблемы прокурорской и следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью

187

в современных условиях. Материалы международной научно- практической конференции СПб.: Институт повышения квалификации прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 1996. С.113-114.

71.Федоров А. В. О проведении оперативно-розыскной деятельности в отношении судей, прокуроров и следователей органов прокуратуры // Криминалистический семинар. Выпуск 1. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1998. С. 19-22.

72.Федоров А. В., Александров А. И. О модельном законе “Об оперативно- розыскной деятельности” для государств - участников СНГ” // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Часть 1. СПб.: Санкт- Петербургская академия МВД России, 1998. С. 255-260.. 73,Федоров А.В. Специальный порядок осуществления таможенными органами оперативно-розыскной деятельности в отношении отдельных категорий граждан, обладающих неприкосновенностью // Ученые записки Санкт- Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1998. № 1(5). С. 114-119.

74.Федоров А.В., Шахматов А.В. Защита сведений, составляющих государственную тайну, о сотрудничестве отдельных лиц с органами внутренних дел // Новые информационные технологии в практике работы правоохранительных органов. Материалы международной научно- практической конференции. Санкт-Петербург, 20 ноября 1998 года. Часть 2 / Под общ. ред В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский Университет МВД России, 1998. С.49-53.

75.Федоров А.В., Шахматов А.В. Содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность: Лекция / МВД России. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России. 1999.118с.

«*

188

7б.Ча стны й детек тив: прав овое поло жени е и метод ы работ ы / И.А. Скля ров,

А,А, Шох ин, B.C. Усти нов и др. Н. Новг ород: Ниже горо дская ВШ МВД РФ,

  1. 163с.

77.Че четин
А..Е.,
Луго вик
В.Ф.
Раскр ытие
прест уплен ий
аппа рата ми

уголо вного розы ска.
Учеб ное нагля дное пособ ие. Барн аул:
БЮИ МВД

Росси и; 2002. 131с.

78.Чу фаро вский Ю.В. Псих ологи я опера тивно - розы скной деяте льнос ти. М.,

2Q01. 208с.

79.Як имов И. Н. Руко водст во по уголо вной техни ке и такти ке. М., 1925. 330с.

Стать и в журн алах.

  1. А заров В. А. Угол овно- проц ессуа льны е и опера тивно - розы скные средс тва дости жени я цели раскр ытия прест уплен ий // Госу дарст во и прав о.
  2. №10. С.45- 49.
  3. А лексе ева Л. Дейст вител ьные или мним ые прот иворе чия // Росси йская юсти ция.
  4. №6. С.23- 24.
  5. Б ыков В. Как разгр анич ить банд итизм и разбо й // Росси йская юсти ция. 2001. №З.С .52- 54.
  6. Г ерасу н А. Раскр ытие прест уплен ия // Соци алист ическ ая закон ность .
  7. № 8. С.57- 60.
  8. Г риго рьева Н. Прин ципы уголо вного судоп роизв одств а и доказ атель ства. //Росс ийска я юсти ция.
  9. № 8. С.40- 42.
  10. Д оля Е. Испо льзов ание резул ьтато в опера тивно - розы скной деяте льнос ти в доказ ыван ии по уголо вным дела м // Росси йская юсти ция.
  11. №5. С.41- 43.
  12. Е ршов В.В., Халд еев Л.С. Проб лемы рассм отрен ия уголо вных дел судо м прися жных . // Госу дарст во и прав о.
  13. №2. С.77- 78.

189

  1. Зажицкий В. Трудности представления результатов оперативно- розыскной деятельности прокурору и органам расследования // Российская юстиция. 2000. №1. С.37-39.
  2. Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса // Государство и право. 1995. №6. С.57-68.
  3. Земскова Л. Документирование результатов оперативно- розыскной деятельности // Российская юстиция. 2001. №7. С.62-65.
  4. Кальницкий В. Высказанная обвинителем позиция предопределяет пределы судебного разбирательства// Российская юстиция. 2002. №12. С.34-35.
  5. Коновалов В. Групповой метод расследования // Законность. 1995. № 7. С.41-43.
  6. Котин В.П. Провокация взятки (к проблеме совершенствования законодательства) // Государство и право. 1996. №2. С.83-87.
  7. Майоров Н. Учет раскрытия преступлений // Социалистическая законность. 1970. № 2. С.44-48.
  8. Меликян М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной проверки информации о преступлении // Государство и право. 1998. №10. С.76-82.
  9. Михайлов А. И., Сергеев Л. А. Процессуальная сущность раскрытия преступления // Советское государство и право. 1971. №4. С.113-116.
  10. Остроумов С, Панченко С. Критерии оценки раскрытия преступлений. // Социалистическая законность. 1976. № 9. С. 51-53.
  11. Плетнев В, Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. 2002. №9. С.48-50.
  12. Победкин А.В. Некоторые вопросы собирания доказательств по новому уголовно-процессуальному законодательству России // Государство и право. 2003.№1.С.57-64.
  13. Пригадаев А. Революционная законность в милиции // Рабоче- крестьянская милиция. 1922. № 4. С.50-56.

190

  1. Рохлин В.Н. Закон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” и прокурорский надзор // Законность. 1995. №12. С.5-8.
  2. Селезнев М. Законность в оперативно-розыскной деятельности // Российская юстиция. №3. 1994. С.14-17.
  3. Сильверстов М. Уголовная преступность и розыск // Щит революционного порядка. 1923. № 1. С.15-17.
  4. Федоров А.В. Прокурорский надзор и оперативно-розыскная деятельность // Социалистическая законность. 1990. № 6. С.25-36
  5. 25 Шейфер С.А. Доказательственные аспекты закона об оперативно- розыскной деятельности // Государство и право. 1994. №1. С.94-101.

  6. Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе. // Государство и право. 1996. №9. С.62-66.
  7. Эбзеев Б., Радченко В. Прямое действие Конституции РФ и конкретизация ее норм. // Российская юстиция. 1994. №7. С.7-11.
  8. Диссертации, авторефераты диссертаций.

  9. Агутин А.В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1996. 18с.
  10. Ахмедов А.Г. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия убийств по найму. Дис…. канд. юрид. наук. СПб.: ун-т МВД РФ, 2001.192с.
  11. Батаев И. А. Оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение процесса расследования краж из квартир граждан: Дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1998. 178с.
  12. Захарцев С. И. Прослушивание телефонных переговоров в оперативно-розыскной деятельности и уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2002. 188с.

191

  1. Куклин В.И. Теоретические основы криминалистической методики и их реализация в расследовании грабежей и разбойных нападений: Дис. … д-ра юрид. наук. Иваново, 1987. 435с.
  2. Молдавский М. В. Представление результатов оперативно-розыскной деятельности и их реализация в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003. 22с.
  3. Овчинников Г. А. Оперативно-розыскное противодействие преступлениям, совершаемым в сфере потребительского рынка. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. 197с.
  4. Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном производстве России. Дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1997,167с.
  5. Рубцов И.И. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент частных методик расследования. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001.224с.
  6. Спиридонов П.Е. Эксперимент в оперативно-розыскной деятельности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб. 2002. 19с.
  7. Фирсов В.В. Оперативно-розыскное предупреждение и оперативно- розыскное сопровождение расследования хищений в кредитно-банковскои сфере. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб.: ун-т МВД РФ, 2000. 205с.
  8. При подготовке диссертационного исследования использовалась практика работы Федеральных районных судов г. Санкт-Петербурга, Федеральных районных судов г. Барнаула за 1999-2002 г.г.