lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Галяшина, Елена Игоревна. - Теоретические и прикладные основы судебной фоноскопической экспертизы: Дис. ... д-ра юрид. наук :. - Воронеж, 2002 478 с. РГБ ОД, 71:03- 12/3-0

Posted in:

ti-.os-m/b-o

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ГАЛЯШИНА Елена Игоревна

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ФОНОСКОПИЧЕСКОИ ЭКСПЕРТИЗЫ

Специальность: 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук

Президиум ВАК Минобразования России

(решение от’^’ (Z 200^-г. №37*у%»’ решил выдать диплом ДОКТОРА А юридических наук

Начальник отдела ВАК Минобразования России

Научный консультант заслуженный деятель науки Российской Федерации доктор юридических наук, профессор

Е. Р. Российская

Воронеж 2002

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 4

Глава 1. Правовые и методологические основы судебной фоноскопической экспертизы 25

§ 1.1. История и этапы становления судебной фоноскопической экспертизы в России 25

§ 1.2. Предмет и цели судебной фоноскопической экспертизы 60

§ 1.3. Понятие объекта судебной фоноскопической экспертизы. Систематизация и классификация объектов 76

§ 1.4. Классификация судебной фоноскопической экспертизы 91

§ 1.5. Классификация задач судебной фоноскопической экспертизы 99

§ 1.6. Особенность специальных познаний и комплексность судебной фоноскопической экспертизы 110

§ 1.7. Формы подготовки экспертов судебной фоноскопической экспертизы 157

Глава 2. Судебная фоноскопическая экспертиза как процессуальная деятельность 177

§ 2.1. Материалы звукозаписи как основа формирования источника судебных доказательств 177

§ 2.2. Доказательственные возможности судебной фоноскопической экспертизы 210

§ 2.3. Назначение и организация производства судебной фоноскопической экспертизы 228

§ 2.4. Особенности оценки заключения судебной фоноскопической экспертизе следователем и судом 252

Глава 3. Методические основы судебной фоноскопической экспертизы 271

§3.1. Методы, технические средства и инструментарий судебной фоноскопической экспертизы 271

3

§3.2. Технологические основы производства судебной

фоноскопической экспертизы 297

§3.3. Возможости улучшения качества фонограмм при

производстве судебной фоноскопической экспертизы 315

Глава 4. Прикладные основы решения родовых и видовых задач

судебной фоноскопической экспертизы 353

§4.1. Основы судебно-экспертного исследования записанной на

фонограмме звучащей речи 353

§4.2. Экспертно-криминалистическое установление факта

нарушения аутентичности фонограммы 390

§4.3. Основы технического исследования средств звукозаписи и

звуковой среды

Заключение 432

Использованная литература 435

Нормативные материалы 435

Книги 436

Статьи 443

Диссертации и авторефераты 447

Приложения:

  1. Словарь основных терминов СФЭ 448
  2. Постановление о назначении СФЭ 453
  3. 3 Образцы заключений эксперта СФЭ 454

4 Акты внедрения 475

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Современная криминогенная обстановка в стране характеризуется значительным количественным ростом и качественным изменением преступных проявлений, резким усилением противодействия правоох- ранительным органам, увеличением доли хорошо спланированных и тщательно замаскированных преступлений, совершаемых организо- ванными, хорошо технически оснащенными преступными группами и сообществами, что делает их раскрытие и расследование только тради- ционными методами практически невозможным.

Специфика проявлений преступности, обусловленная во многом научно- техническим прогрессом, вызвала настоятельную потребность в интеграции в сферу судопроизводства новых научно-технических методов и средств, позволяющих существенно расширить возможности доказывания и розыска преступников с использованием специальных знаний. Зарубежный опыт и российская практика последних лет пока- зывает, что эффективность раскрытия и расследования организованных систем взяточничества и вымогательства, угроз совершения насилия, заказных убийств и похищений людей, террористических актов и других тяжких и особо тяжких преступлений во многом зависит от использования в доказывании криминалистически значимой информации о планируемых, совершенных или скрываемых преступлениях, которая передается по звуковому каналу и регистрируется с помощью оперативно-технических средств.

С другой стороны использование в уголовном судопроизводстве результатов контроля телефонных и иных переговоров не только спо- собствует формированию и укреплению доказательственной базы, но и объективно приводит к увеличению потребности в процессуальной проверке собираемых таким способом доказательств посредством су- дебной экспертизы.

5

Оптимизация практики борьбы с современной преступностью невозможна без серьезного повышения эффективности имеющихся экспертных методик, разработки и внедрения новейших криминалистических, средств и методов, систематизации накопленного научного знания на основе глубокого переосмысления традиционных концепций в свете достижений научно-технического прогресса.

В условиях происходящих в стране глубоких социально-экономических преобразований, становления правовой реформы и гуманизации уголовного процесса использование научно-технических средств и специальных знаний в целях объективизации доказательственной базы и формирования процессуальных доказательств по уголовным делам приобретает важное значение не только в борьбе с преступностью и защитой от преступных посягательств, но и в соблюдении прав и свобод человека.

Основные права участников уголовного процесса получили кон- ституционные гарантии с принятием Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года, где детально проработана глава о правах и свободах человека и гражданина, написанная в соответствии с общепризнанными нормами международного права и процессуальными нормативами, предусмотренными Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, другими международными пактами.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс, вступающий в силу с 1 июля 2002 года, во многом соответствует конституционным принципам судопроизводства! и международным обязательствам России. В нем по- лучили процессуальное закрепление принципы, заложенные в статье 48 Конституции РФ, устанавливающей право каждого задержанного и за- ключенного под стражу пользоваться помощью адвоката, в статье 50 Конституции РФ, запрещающей использование при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального за- кона, в статья 51 Конституции Российской Федерации, предусматри-

6

вающей освобождение об обязанности свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников и ряд других.

Тем не менее, при всей своей прогрессивности и множестве по- ложительных новаций, принятый УПК РФ далек от совершенства, и не учитывает сложности правоприменительной практики при раскрытии и расследовании наиболее изощренных проявлений современной пре- ступности.

Устно-речевая коммуникация повсеместно используется во всех сферах жизни и деятельности общества, что актуализирует с одной стороны проблему защиты вербальной информации, передаваемой по акустическому каналу, ее пользователей, информационных ресурсов и каналов передачи звуковых данных от преступных посягательств, а с другой - позволяет существенно расширять доказательственную базу за счет фонодокументов, приобщаемых к материалам уголовных дел.

Проведенный анализ эмпирических данных показывает, что для документирования противоправной деятельности широко применяются различные средства звуко- и видеозаписи, которые используются для установления фактов и обстоятельств, подлежащих установлению по делу.

Прослушивание и контроль телефонных и иных переговоров, до- кументирование вербальной информации, передаваемой по акустическому каналу, с помощью звукозаписи - широко распространенный сегодня способ получения криминалистической информации, имеющей не только ориентирующее, но и доказательственное значение.

Аудиозаписи, как результат прослушивания и контроля переговоров, приобщаемые к материалам уголовных дел, служат одним из наиболее объективных источников доказательств, имеющих существенное значение не только для раскрытия и расследования, но и выявления и предотвращения тяжких и особо тяжких преступлений.

Как показывают обобщения следственной и судебной практики последних трех-четырех десятилетий в уголовном процессе в качестве

7

предмета преступных действий, средств совершения, сокрытия и отра- жения следов преступления наряду с традиционными письменными документами все более широко фигурируют такие объекты как фоно- граммы.

Зафиксированная на материальном носителе звучащая речь и связанные с нею следы других объектов (материалов, технических средств изготовления фонодокументов, устройств съема и трансляции звукового сигнала) может выступать в качестве орудия, средства или способа совершения преступления, сохранять на себе следы преступления либо содержать сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение доказательства, являться средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Изощренные формы совершения преступлений и развитие техники настоятельно требуют изыскивать новые криминалистические на- правления, совершенствовать существующие научные подходы и методы исследования вещественных доказательств. Правовые, организационные и экспертно-криминалистические аспекты передачи и накопления речевых данных, необходимых для формирования судебных доказательств, находятся в неразрывной связи с расширением доказательственной базы за счет широкого внедрения наукоемких и информационных технологий. Массовое использование всевозможных форм аудио и видеозаписи для собирания криминалистической информации обусловили значительный рост количества многообъектных и комплексных экспертиз фонодокументов.

Учитывая новые качества, которые проявляются у современной преступности на фоне высокой степени криминализации общественных отношений, возрастает роль новых нетрадиционных подходов в борьбе с ней, напрямую связанных с рекомендациями по внедрению в оперативную и следственную практику достижений наукоемких технологий, включая мультимедийные, информационные и речевые.

8

Особая проблема для современной судебной, следственной и экспертной практики заключается в установлении фактов и обстоятельств, имеющих доказательственное значение по документам, исходно представленным в цифровом виде. Это относится к перехваченным аудио- и видеозаписям, выполненным с помощью цифровых закладных устройств, магнитофонов, изготовленных с помощью цифровых видеокамер и компьютеров (многоканальных цифровых регистраторов).

Широкое распространение цифровых технологий звукозаписи и доступность для массового потребителя разнообразных и недорогих компьютерных программ, позволяющих производить разнообразные манипуляции с речевой информацией. Это, например, искусственное составление текстового сообщения любого содержания, скомпилиро- ванного из фрагментов речи иного контекста или синтезированных из голосовых сигналов конкретного лица. Такие обстоятельства формируют основу для сомнений в подлинности и достоверности информации, зафиксированной на фонограммах - вещественных доказательствах или документов, создают базу для исключения фонограмм, фиксирующих ход и содержание процессуальных действий или полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий из числа доказательств как недостоверных и недоброкачественных, а нередко и фальсифицированных.

Сложность в процессуальной оценке достоверности цифровых фонозаписей, даже подтвержденных с помощью технологии цифровой подписи, заключается в принципиальной возможности их мистификации без оставления каких-либо следов проведенных манипуляций при отсутствии в настоящий момент криминалистических методик и эф- фективных экспертных рекомендаций установления аутентичности цифровых фонодокументов, что затрудняет их допустимость в качестве основы формирования доказательств по уголовным делам.

Актуальность решения обозначенной проблемы обусловлена также расширением практики применения звукозаписи в рамках уго-

9

ловного процесса для раскрытия и расследования широкого спектра преступлений, сопряженных с преступлениями экономической направ- ленности - незаконным предпринимательством, контрабандой, уклонением от уплаты таможенных платежей, уклонением от уплаты налогов, нарушением авторских и смежных прав путем изготовления и распро- странения контрафактной аудиовизуальной продукции.

Криминальное предпринимательство, сопряженное с незаконным присвоением и использованием аудиовизуальных произведений, в силу высокой доходности и низкой степени риска выступает в качестве бла- гоприятной экономической среды для формирования организованных преступных групп. Доходы от реализации контрафактной аудиовизуальной продукции идут на воспроизводство организованной преступности, способствуют совершению более опасных деяний, ухудшают криминальную обстановку в стране.

С изменением уголовного законодательства сегодня особенно высока потребность в выявлении и уголовно-правовой оценке фальси- фицированных доказательств (в том числе, фонограмм, содержащих имитации голоса и речи, признаки интеллектуального подлога или подделки, ложных чистосердечных признаний, показаний, данных с чужих слов или под диктовку, отредактированных или смонтированных фонограмм и т.д.).

В последнее время в сферу правоохранительной деятельности стали вовлекать такие нетрадиционные объекты как фонограммы устного текста, сфабрикованные с помощью суфлера, подложные фонограммы литературной обработки звукозаписи мемуаров и т.д.

Установленные экспертами факты в ходе исследования материалов и средств аудиозаписи, нередко играют значительную роль для правильной правовой квалификации расследуемого преступления и определения вины обвиняемых в рамках уголовного процесса, способствуют объективному разрешению гражданских дел.

10

По данным проведенного автором социологического опроса более 92% следователей и оперативных работников правоохранительных органов1 отметили, что фонограммы, приобщенные к материалам дела, явились одним из основных факторов, способствовавших раскрытию и расследованию преступлений. При этом более 86% опрошенных со- трудников правоохранительных органов указали на целесообразность назначения фоноскопической экспертизы на этапе предварительного расследования. Только 12% полагали назначение фоноскопической экспертизы необязательной ввиду отсутствия сомнений в достоверности и подлинности, приобщенных к делу фонограмм. 2% посчитали, что производство экспертизы затягивает сроки предварительного рас- следования, а потому необязательно. 99% интервьюируемых сотрудников выразили неудовлетворенность длительными сроками производства фоноскопических экспертиз в государственных экспертных учреждениях и их высокой стоимостью в негосударственных.

Степень разработанности темы исследования.

Интерес к проблеме использования устно-речевой информации, документируемой посредством звукозаписи, возник в конце 40-х годов прошлого столетия и достиг своего максимального уровня к концу 1999- 2001 гг.

Актуальность проблемы нашла свое отражение и в изменениях законодательства, где впервые за многие годы применение научных и технических средств, и особенно контроль и аудиозапись телефонных и иных переговоров, в уголовном судопроизводстве получило, наконец, надлежащее правовое регулирование в новом УПК РФ.

Проблемы, связанные с использованием звукозаписей для формирования процессуальных доказательств затрагивались в трудах многих ученых: Г.Л. Грановского, Т.И. Голощаповой, Л.И. Громовенко, Ю.Ф. Жарикова, О.В. Жгенти, В.Р. Женило, А.Ш. Каганова, Н.Б. Кура-

1 Данный опрос проводился среди 193 следователей и дознавателей прокуратуры и ОВД г. Москвы и Московской области, Центрального аппарата МВД России.

11

ченковой, А.Н. Линькова, А.А. Ложкевича, В.Г. Михайлова, Н.Ф. Попова, Р.К. Потаповой, Г.С. Рамишвили, Э.К. Ребгуна, Л.А. Рычкаловой, М.В. Салтевского, В.Д. Сердюкова, В.А. Снеткова, А.А. Топоркова, М.А. Тушишвили, В.А. Чиванова, В.Л. Шаршунского и других. Однако работы этих авторов посвящены рассмотрению отдельных процессуальных аспектов использования звукозаписи в уголовном процессе или методическим аспектам производства экспертиз.

Опубликованные в открытой и специальной литературе экспертные методики исследования фонограмм не содержат конкретных реко- мендаций по комплексной процессуальной проверке и оценке доказательственного значения приобщаемых к делу звукозаписей. Имеющаяся немногочисленная специальная литература устарела и не соответствует изменившимся социально-экономическим условиям, не учитывает требования современного процессуального законодательства. На практике это приводит к многочисленным недостаткам при назначении и организации производства экспертиз, ошибкам при приобщении фонограмм к материалам уголовного дела, недостаткам в оценке заключений эксперта и как результат - к утрате весомых доказательств и сужению доказательственной базы.

Предпринятый диссертантом анализ показывает, что, несмотря на солидную проработку отдельных вопросов использования звукозаписей в доказывании, их несомненную практическую значимость, в настоящее время отсутствуют монографические исследования, посвященные системному, научно-обоснованному и всестороннему рассмотрению современных возможностей получения доказательств из надежного процессуального источника - судебно-экспертного исследования фонограмм с целью установления фактов, коренным образом влияющих на эффективность доказывания в уголовном судопроизводстве.

Отсутствует единая концепция технико-криминалистического обеспечения выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, где звукозаписи выступают в качестве основных источ-

12

ников формирования процессуальных доказательств. Такая концепция должна включать методологические, правовые, организационные и ме- тодические аспекты.

По мнению диссертанта, большое практическое значение имеют ситуационно ориентированные рекомендации, касающиеся организа- ционных и методических вопросов участия специалиста по судебной фоноскопии в следственных действиях или судебном разбирательстве для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии фонодокумен-тов, применении технических средств в исследовании материалов дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Правовые, организационные и методические основы судебной экспертизы фонограмм, в том числе полученных в результате оперативно-розыскной деятельности или процессуальным путем при проведении следственных и судебных действий до настоящего момента не были предметом диссертационного исследования. Не была создана целостная теория судебной экспертизы фонограмм, не проработаны концептуальные основы использования ее результатов в доказывании и розыске преступников, в обеспечении объективизации рассмотрения гражданских дел и арбитражных споров.

В становлении судебной фоноскопической экспертизы как само- стоятельного направления судебно-экспертной деятельности по иссле- дованию материалов и средств звукозаписи, устно-речевой информации, звуковых следов других объектов, долгие годы приоритетной была разработка отдельных методов и частных методик, необходимых для решения конкретных экспертных задач.

Комплексного целевого исследования многочисленных проблем применения специальных познаний в деятельности правоохранительных органов по обнаружению, фиксации, собиранию, проверке и оценке доказательств по материалам уголовных дел, где в качестве вещест-

13

венных доказательств или иных документов фигурируют аудиозаписи, до настоящего времени не проводилось.

Теоретические основы данного рода судебной экспертизы нельзя полагать окончательно разработанными, а процесс становления этого направления экспертной деятельности завершенным. До настоящего времени не определены ключевые понятия данного рода судебной экспертизы, объект, предмет, круг решаемых задач, ее место в системе обосновывающего знания и т.д. Отсутствует единый понятийный аппарат, необходимый для однозначного понимания используемой терминологии экспертами разных специальностей, следователями и судьями. В разных ведомствах не устоялось единое и общепринятое название данной экспертизы. Как показывает экспертная практика, специалисты системы МВД России используют термин «фоноскопическая экспертиза». Такое наименование зафиксировано в нормативных документах, регламентирующих экспертную деятельность в системе органов внут-

ренних дел России . В то же время, например, в системе государственных экспертных учреждений МЮ России и других ведомств преимущественно используется название «фонографическая («видеофонографическая») экспертиза»3.

Терминологическая неоднозначность негативно сказываться на практике назначения, организации и производства данной экспертизы, затрудняет определение пределов компетенции и объем требуемых специальных познаний экспертов, сужает возможности экспертов по оказанию содействию следователю и суду в получении доказательств, необходимых для установления истины по уголовным делам, в которых фигурируют звукозаписи, дезориентирует участников уголовного су-

2 Приказ МВД России от 01.06.93 г. № 261 «О повышении эффективности экспертно- криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Фе дерации»; Приказ МВД России от 22.01.2000 г. № 65 «О государственном учреждении «Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел Российской Феде рации».

3 Приказ МЮ России от 30.11.2000 г. № 363 «Об утверждении примерного перечня экспер тиз, выполняемых в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации».

14

допроизводства, как на стадии назначения, так и оценки заключений экспертов.

Отсутствие единых концептуальных основ судебной экспертизы фонодокументов не отвечает требованиям современного законодательства об осуществлении деятельности по организации производства экспертиз государственными судебно-экспертными учреждениями одного и того же профиля на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, профессиональной подготовке и специализации экспертов данного направления судебно-экспертной деятельности.

Не разработанность теории данного рода судебной экспертизы крайне негативно сказывается на качестве и эффективности раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений, имеющих наиболее агрессивный, организованный, изощренный характер, препятствует расширению доказательственной базы за счет привлечения кри- миналистически значимой информации, зафиксированной в фонодоку- ментах, полученных, истребованных или представленных в порядке, установленном уголовно - процессуальным законодательством.

Таким образом, на современном этапе научных исследований созрели объективные предпосылки для рассмотрения в единстве и целостности комплексных проблем собирания, проверки и оценки устно-речевой информации и следов иных объектов, записанных на фонограммах, приобщаемых к материалам уголовного дела.

Сегодня сформировались необходимые условия и для разработки концептуальных основ судебно-экспертной деятельности по исследованию фонодокументов с целью получения доказательств по широкому спектру уголовных дел, в материалах которых фигурирует звукозапись как средство документирования устно-речевой информации,

4 См. ст. 11 Федерального закона «О Государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ.

15

имеющей зачастую определяющее значение для установления истины по делу, раскрытия и расследования преступлений.

Недостаточная теоретическая разработанность, большая практическая значимость для деятельности правоохранительных органов по раскрытию, расследованию и предотвращению преступлений, насущные потребности дальнейшего развития и совершенствования теории криминалистики и общей теории судебной экспертизы, обогащения и углубления их научных знаний достижениями смежных наук обусловили актуальность исследуемой проблемы.

Приведенные положения обусловили выбор темы диссертационного исследования и направленность данной работы.

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования служит, во-первых, деятельность сотрудников правоохранительных органов, направленная на выявление, раскрытие, расследование и предупреждение преступлений, где фонограммы выступают в качестве основных источников доказательств, а во-вторых, теоретические и практические разработки, посвященные проблемам организации производства судебных фоноскопических экспертиз в государственных и иных экспертных учреждениях. Основное внимание уделялось деятельности участников судопроизводства по назначению экспертизы и оценке экспертного заключения следователем и судом.

Предметом диссертационного исследования являются закономерности судебно-экспертной деятельности по исследованию фонограмм, материалов и средств звукозаписи, фигурирующих в уголовном судопроизводстве в качестве вещественных доказательств и иных до- кументов, а также механизмов получения информации, имеющей дока- зательственное значение, при документировании преступных действий, путем контроля сообщений и переговоров, осуществляемых посредством устной речевой коммуникации и с помощью различных систем связи. В ходе исследования разрабатывались проблемы правового и

16

криминалистического обеспечения деятельности правоохранительных органов, осуществляющих контроль и звукозапись переговоров, а также способы рациональной организации процесса назначения, производства экспертизы фонодокументов и оценки полученных результатов в доказывании по уголовным делам.

Цели и задачи исследования.

Целью настоящей работы явилась разработка теоретических, ме- тодических и праксиологических основ совершенствования судебной экспертной деятельности и применения специальных познаний в уго- ловном судопроизводстве в целях раскрытия, расследования и преду- преждения преступлений, где аудиозаписи являются основным источником доказательств, а также обоснование и формулирование рекомендаций по правовой оценке результатов судебной фоноскопической экспертизы и повышении эффективности их использования в доказывании.

Достижение указанных целей реализовывалось посредством решения следующих задач диссертационного исследования:

• анализ современных возможностей использования научно-технических средств и специальных познаний для фиксации и получения криминалистически значимой информации при документировании устно- речевых сообщений в процессе прослушивания и контроля телефонных и иных переговоров; • • разработка предложений по совершенствованию уголовно- процессуальных средств проверки и оценки устно-речевой информации и следов иных акустических объектов, зафиксированных на фонограммах в целях установления фактов и обстоятельств, имеющих значение судебных доказательств; • •разработка общей концепции, теоретических и прикладных основ судебной экспертизы аудиозаписей как самостоятельного рода судебных фоноскопических экспертиз в системе обосновывающего знания;

17

• оптимизация понятийного аппарата судебной фоноскопи-ческой экспертизы; • • совершенствование правового и организационно-методического обеспечения судебной экспертной деятельности по назначению, организации исследования звукозаписей, фигурирующих по уголовным делам в качестве источников судебных доказательств; определение предмета, задач и места судебной фоно-скопической экспертизы в системе общей теории судебной экспертизы; • • исследование основных концептуальных и методических принципов криминалистической оценки результатов судебной фо- • ^ носкопической экспертизы и повышению эффективности их ис-

пользования в доказывании по уголовным делам;

• изучение, систематизация и обобщение современного ме тодического и прикладного обеспечения судебной фоноскопиче- ской экспертизы, развив и дополнив их новейшими достижениями отечественной криминалистически и общей теории судебной экс пертизы;

•разработка рекомендаций по совершенствованию подго товки и кадрового обеспечения судебной фоноскопической экс пертизы на основе системного подхода к исследуемой проблеме; & «разработка системного подхода к информационному и тех-

ническому обеспечению судебной фоноскопической экспертизы;

• выработка рекомендаций по совершенствованию исполь зования информационных и компьютерных технологий в практике производства судебной фоноскопической экспертизы.

Методологическая и эмпирическая база исследования.

Методологической и теоретической основой диссертационного исследования явились руководящие нормативные акты, фундаментальные труды по философии, система научных знаний в области судебной экспертизы и криминалистики, определяющие основные требования к

18

научным теориям, а также к сущности, структуре и сфере применения различных методов познания. Философскую основу диссертации составил диалектический метод научного познания, позволяющий выяснить содержание основных принципов построения теории, формы и способы познания исследуемой проблемы, а также фундаментальные положения правовых, гуманитарных и естественных наук, относящихся к теме диссертации.

В процессе диссертационного исследования использовались по- знавательные процедуры системного анализа, комплексного и целостного подхода к рассматриваемой проблеме, а также общенаучные методы (наблюдение, измерение, эксперимент, анализ, синтез, обобщение, математическое моделирование, и т.д.); собственные методы криминалистики (выбор и накопление исходной информации, необходимой для создания общей методики экспертного исследования, построения ее структуры и использования результатов в экспертной практике и др.) и специальные методы других наук (акустические, лингвистические, статистические, кибернетические, математические и др.), конкретно- социологические методы, на основании которых изучалась следственная, судебная и экспертная практика.

Нормативную базу диссертации составили: Конституция Россий- ской Федерации, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации и некоторых зарубежных стран, федеральные и иные законы Российской Федерации, нормативные акты, регламентирующие работу следственных и экспертных учреждений.

При написании диссертации были изучены относящиеся к теме исследования работы российских и зарубежных криминалистов, специалистов в области уголовного процесса и права, иных наук криминального цикла, экспертов в области речеведения, акустики, лингвистики, общей теории магнитной звукозаписи и радиотехники.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды таких выдающихся ученых как Т.В. Аверьянова, Л.Е. Ароц-

19

кер, В.Д. Арсеньев, О.Я Баев, В.И. Батищев, В.П. Бахин, Р.С. Белкин, С.Ф. Бычкова, В.М. Быков, А.И. Винберг, Т.С. Волчецкая, А.Ф. Волынский, В.И. Гончаренко, К.К. Горяинов, A.M. Зинин, Е.И. Зуев, Г.Г. Зуйков, Е.П. Ищенко, Ю.Г. Корухов, З.И. Кирсанов, А.А. Леви, Е.М. Лиф-шиц, Н.П. Майлис, B.C. Митричев, Ю.К. Орлов, А.С. Подшибякин, Е.Р. Российская, В.А. Снетков, Н.А. Селиванов, В.Ф. Статкус, Т.В. Толсту-хина, Л.Г. Эджубов и других.

Автором обобщено современное состояние исследуемых проблем в криминалистической и специальной литературе; проанализирован и обобщен обширный эмпирический материал следственной, судебной и экспертной практики; использован собственный многолетний опыт работы в качестве разработчика научных методик и эксперта по судебной фоноскопической экспертизе, а также опыт обучения и повышения квалификации экспертов в МВД России и МЮ России5.

Эмпирическую базу исследования также составили результаты анкетирования 389 оперативных работников и дознавателей МВД, сле- дователей МВД и прокуратуры, прокуроров, адвокатов и судей, госу- дарственных судебных экспертов, работающих в Воронежской области, Москве, Московской области и Центральном аппарате МВД России, а также материалы обобщения 187 уголовных дел различных категорий, рассмотренных судами общей юрисдикции г. Москвы в период с 1995 по 2000 г., где в качестве вещественных доказательств или иных

5 Автор стоял у истоков становления и развития в течение последних двух десятилетий фоноскопической экспертизы в Российской криминалистике, начав свою служебную деятельность в группе фоноскопических экспертиз отдела криминалистических экспертиз и исследований, а затем ведущего научного сотрудника НИЛ-6 ВНИИ МВД СССР, ВНКЦ МВД СССР, заместителя начальника отдела экспертиз фото, фоно- видео документов ВНКЦ МВД России. В течение последних 10 лет является заместителем начальника отдела фоноскопических экспертиз Государственного учреждения Экспертно-криминалистический центр МВД России. При непосредственном участии автора в 1991 году было положено на- чало организации и созданию сети видеофоноскопических лабораторий в ЭКП ОВД России. В декабре 1993 г. по предложению автора был образован отдел фоноскопических экспертиз как самостоятельное структурное подразделение ЭКЦ МВД России. Одновременно направление, связанное с исследованием видеозаписей (видеотехническая экспертиза), организационно и методически обособилось и вошло в структуру отдела фото и видео экспертиз ЭКЦ МВД России.

20

документов, а также приложений к протоколам следственных и судебных действий фигурировали аудиозаписи, а также результаты изучения материалов 1402 фоноскопических экспертиз и исследований, из числа выполненных в период с 1995 по 2001 г. в ГУ ЭКЦ МВД и ЭКП ОВД России.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в системной разработке теоретических (правовых, организационных) и прикладных (методических) основ судебной фоноскопическои экспертизы, поиске системных подходов к совершенствованию и повышению качества судебных фоноскопических экспертиз и исследований, усилению их роли в процессе раскрытия и расследования преступлений, доказывания по уголовным делам.

На уровне диссертационного исследования впервые проведена комплексная разработка правовых, криминалистических, информационных и технологических проблем, возникающих в процессе формирования доказательственной базы за счет аудиозаписей, истребованных или полученных, по результатам проведения процессуальных действий, оперативно-розыскных мероприятий, либо представленных юридическими и физическими лицами по собственной инициативе, а также ор- ганизационно-методических проблем судебно-экспертного исследования фонограмм.

Существенная научная новизна работы, по мнению диссертанта, заключается в детальном рассмотрении проблемы использования спе- циальных познаний по криминалистической фоноскопии в уголовном судопроизводстве.

На основе изучения процессов дифференциации и интеграции научных знаний в общей теории судебной экспертизы и экспертной практике автор сформулировал концептуальные основы нового научного направления - теории судебной фоноскопическои экспертизы как самостоятельного рода судебных экспертиз. В перспективе это может стать основой для
формирования нового класса теле-радио-

21

коммуникационных судебных экспертиз, объединение которых возможно для решения в интересах доказывания криминалистических задач мультимедиального характера на основе интеграции продуктивно развивающихся сегодня речевых, информационных, компьютерных, лингво-кибернетических, видео и гипертекстовых технологий.

Теоретическая и практическая значимость результатов дис- сертационного исследования в целом определяется сформулированными в работе положениями, нацеленными на обеспечение упрочения ме- тодологической основы судебной фоноскопической экспертизы; на новые подходы к организации деятельности по ее назначению и производству, создание методической, технической и приборной базы судебной фоноскопической экспертизы; на определение приоритетных направлений компьютеризации и информатизации судебной фоноскопической экспертизы, серьезным вкладом в повышение эффективности использования результатов судебной фоноскопической экспертизы как источников доказательств по уголовным делам, в которых фигурируют фонограммы в качестве вещественных доказательств или иных документов.

Предложенные и обоснованные в диссертации теоретические положения, по мнению диссертанта, будут способствовать расширению и укреплению доказательственной базы по различным категориям уголовных дел, внесут существенный вклад в совершенствование методологии общей теории судебно-экспертной науки, в укрепление ее связей с криминалистикой и процессуальной наукой, будут иметь существенное значение для развития новых направлений судебно-экспертной деятельности, позволят расширить круг криминалистических задач, решаемых на основе специальных знаний в целях более эффективного раскрытия и расследования преступлений.

Выводы и рекомендации по диссертации направлены на улучшение организации судебно-экспертной деятельности и повышение ее эффективности, расширение возможностей экспертных исследований

22

аудиозаписей, повышение информативности экспертиз, доказательст- венного значения выводов эксперта и на этой основе на совершенствование деятельности правоохранительных органов по выявлению, раскрытию, расследованию и предотвращению преступлений, где аудиозаписи фигурируют в качестве основного источника доказательств.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Основные направления использования аудиозаписей как ис точников криминалистически значимой информации в уголовном су допроизводстве .

  2. Правовые основы судебно-экспертной деятельности по исследованию материалов и средств аудиозаписей телефонных и иных переговоров.
  3. Теоретическая концепция судебной фоноскопической экспертизы (учение о предмете, объектах, целях и задачах, содержании и ме- тодологии).
  4. Понятийный и терминологический аппарат судебной фоноскопической экспертизы.
  5. Система принципов назначения, организации, производства и оценки результатов судебной фоноскопической экспертизы в уголовном судопроизводстве.
  6. Теоретические и прикладные основы методического обеспечения производства судебных фоноскопических экспертиз.
  7. Возможности использования аудиозаписей, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, в доказывании и розыске преступников.
  8. Концепция подготовки и переподготовки экспертных кадров Конкретные учебные программы по видам судебной фоноскопической экспертизы.
  9. Основные направления компьютеризации и автоматизации судебной фоноскопической экспертизы. Комплекс рекомендаций по со- вершенствованию использования информационных, лингвистических и

23

компьютерных технологий в практике производства судебных фоно- скопических экспертиз.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования.

Основные положения диссертации докладывались на международных, всероссийских совещаниях и конференциях, посвященных актуальным проблемам криминалистики и судебной экспертизы. Положения, которые легли в основу работы, неоднократно обсуждались на международных конференциях «Информатизация правоохранительных систем» (1996, 2000, 2001 гг.) в Академии управления МВД России, докладывались на всероссийских и международных симпозиумах и научно-практических криминалистических конференциях на базе ГУ ЭКЦ МВД России, теоретических и методических семинарах в различных юридических вузах, на конференциях Всероссийского акустического общества, Международного конгресса исследователей русского языка, Международных конференции «Речь и компьютер», Международном семинаре «Автоматическое распознавание слуховых образов», со слушателями Высших академических курсов Академии управления МВД России, на семинарах подготовки экспертов по судебной фоноскопической экспертизе системы ЭКП ОВД России и МЮ России, на Международной научно-практической конференции «Криминалистика. XXI век» в ГУ ЭКЦ МВД России (27-28 февраля 2001] Результаты диссертационного исследования были опубликованы в виде методических рекомендаций и учебных пособий, одобренных научно-методическим советом ЭКЦ МВД России, и использовались диссертантом для оказания методической и организационной помощи при назначении и производстве экспертиз по конкретным уголовным и гражданским делам. Рекомендации и предложения автора по повышению эффективности экспертных методик, сформулированные в диссертации, находят практическое применение в практике производства судебных фоноскопических экспертиз в ЭКП ОВД России, используются

24

в качестве методического материала в учебном процессе при обучении и переподготовке экспертов-фоноскопистов.

В структуре фоноскопических лабораторий при формировании указанных подразделений в ЭКП ОВД России нашли свое отражение сформулированные автором предложения по организации деятельности экспертов по судебной фоноскопической экспертизе.

Реализованы на практике и многие другие, высказанные в диссертации предложения, в том числе касающиеся назначения и производства экспертизы, оценки заключения эксперта следователем и судом, экспертно- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Автором проведена организационная и научно- методическая работа по совершенствованию первоначального обучения и переподготовки экспертов-фоноскопистов и внесены соответствующие предложения, многие из которых уже получили практическое воплощение (например, на филологическом факультете Московского государственного университета им М.В. Ломоносова ведется спецкурс по применению специальных лингвистических знаний в криминалистике и судебной экспертизе). Внедрение результатов диссертации в практику экспертно- криминалистической службы, научную деятельность и учебный процесс оформлено соответствующими актами.

Основные теоретические положения, выводы и практические результаты научных исследований отражены в 67 научных и методических работах автора (в том числе монографии, 6 учебных пособий, 6 методических рекомендаций, общим объемом свыше 45,5 п.л.).

Структура диссертации: диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих семнадцать параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

25

ГЛАВА 1.

ПРАВОВЫЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

СУДЕБНОЙ ФОНОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

§ 1.1. История и этапы становления судебной фоноскопической экспертизы в России

Современная судебная фоноскопическая экспертиза проводится в целях установления личности говорящего по признакам голоса и речи, записанной на фонограмме, выявления признаков монтажа и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи, определения условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов по фонограммам, имеющих доказательственное значение при расследовании уголовных дел. Из анализа перечисленных аспектов, составляющих компетенцию данного направления экспертной деятельности, видно, что эта экспертиза объективно требует применения специальных познаний различных отраслей науки и техники для исследования средств и материалов звукоза- писи. Очевидно, что начало судебной фоноскопической экспертизе могло быть положено только после того, как технический прогресс позволил создать средства фиксации голоса, речи человека, другой звуковой информации и изобрести инструментарий для их объективного исследования.

Бурное развитие физики в 19 веке обусловило появление ряда выдающихся технических достижений. Механический, магнитный и фотографический способы записи и воспроизведения звука были изобретены практически одновременно. В 1877 году Т.А. Эдисон запатентовал первый аппарат механической звукозаписи - фонограф . В 1888 г. О. Смитом была предложена идея использования остаточной намагниченности для записи и воспроизведения звука. В 1898 году датский фи-

6 До этого в апреле 1877 года Шарль Кро представил во Французскую Академию наук изобретенный им прибор механической записи звука на стеклянный диск - «фонограф», однако данное устройство официального признания не получило.

26

зик В. Паульсен изобрел «телеграфон» - первый аппарат магнитной звукозаписи7. В 1900-1901 г.г. Э. Румером была осуществлена фото- графическая звукозапись в аппарате, названном им фотографофоном.8

В дальнейшем В. Паулсен внес ряд усовершенствований в «телеграфон», предложив в 1907 году подмагничивание постоянным магнитным полем. Дальнейшее развитие магнитной звукозаписи в те годы сдерживалось из-за отсутствия технических средств усиления воспроизводимого звука и использованием в аппаратах звукозаписи стальной проволоки в качестве носителя записи. Новая эра магнитной звукозаписи началась в 1928 году, когда В. Плеумер запатентовал носитель в виде гибкой основы, на которую был нанесен магнитный порошок. Впоследствии германская фирма BASF в 1932 году изготовила магнитную ленту на ацетилцеллюлозной основе с порошком карбонильного железа. 1934 год считается годом рождения современного магнитофо-на9.

Возможности разрезать и склеивать магнитную ленту создали предпосылки для первого механического монтажа фонограмм, который впервые был использован для нужд военного ведомства Германии, где магнитофоны широко использовались в службах радиоперехвата, для шифровки, записи телефонных переговоров и т.д. В России10 магнитофоны с магнитной лентой вытеснили проволочные аппараты, начиная с

«Телеграфон» представлял собой вращающийся барабан с намотанной стальной проволокой. Ток от микрофона проходил по обмотке стержневого электромагнита передвигаемого вдоль оси барабана и намагничивал проволоку в такт со звуковыми колебаниями. При воспроизведении движение барабана и электромагнита повторялось, и в обмотке индицировался электрический ток соответствующий звуковым колебаниям, который преобразовывался в звуковой сигнал посредством телефона.

8 Koristka, Vajda, Volz Grundlandlagen der magnetischen signal speilherung, d-r Volz Academie Verlag. - Berlin, 1968. s.79-96

9 В русский язык слово «магнитофон» пришло модифицированное звучание названия не мецкой фирмы Magnetophon, которая начала массовый выпуск аппаратов для магнитной звукозаписи на порошковой магнитной ленте. Первый магнитофон демонстрировался в 1935 году на Берлинской радио выставке, а, начиная с 1937 года, магнитофоны были вне дрены в радиовещание Германии.

10 Заметим, что в США и других странах Европы были распространены аппараты магнит ной записи на стальную проволоку и ленту, которые были вытеснены магнитофонами с порошковой лентой только в 1945 году. При этом одновременно распространение получи ли и аппараты для исследовательских целей в области акустики речи.

27

1940-1942 года. Одновременно практические потребности военных ве- домств положили начало серьезным научным изысканиям отечественных ученых в области физики магнитной записи, теории речеобразова-ния. Качалось формирование научных предпосылок для идентификации говорящего по физическим параметрам голоса. В 1945 году под руководством Е.И. Горона были начаты работы по теории магнитной звукозаписи во Всесоюзном научно-исследовательском институте зву- козаписи”.

В то же время естественнонаучные предпосылки использования голоса в целях криминалистики существовали в нашей стране и за ру-бежом и ранее. Так, американский ученый Г. Холлиен , описывая возникновение «судебной фонетики и ее нового направления -акустики преступлений», указывает, что первые попытки судебного использования свидетельских показаний с опорой на слуховую память (“oral perception evidence”) предпринимались еще в 1660 году в Англии по делу Вильяма Хьюлетта. Субъективное опознание по голосу на основе свидетельских показаний в качестве источника доказательства в некоторых судах США и Великобритании стало допускаться еще с 1907 года.

В то же время приоритет в разработке объективных научных методов отождествления говорящего по голосу справедливо отдается советским ученым, работа которых в годы Отечественной войны 1941-1945 гг. упомянута впервые в романе А.И. Солженицына “В круге первом”.

Изобретение механических (так называемых фонографов) и потом электромагнитных средств фиксации звука (магнитофонов) создало объективные предпосылки для фиксации и многократного воспроизведения и слухового восприятия звуков. Однако, восприятие человеком звуковых сигналов только на слух - достаточно субъективно. Требова-

1’ Физические основы магнитной звукозаписи. - М.: Энергия, 1970. с. 18 - 22.

12 Hollien H. The Acoustics of Crime: the New Science of Forensic Phonetics. -New York and

London: University of Florida, Plenum Press, 1990.

28

лись специальные методы и соответствующая приборная база, позво- ляющие объективно изучать и оценивать качество звучания, измерять физические параметры речевых сигналов.

Кроме того, как известно, человек более 70% поступающей информации воспринимает через зрительные рецепторы, поэтому в течение длительного времени непрерывно осуществлялся поиск возможностей визуализации акустического сигнала и инструментального исследования голоса для медицинских, лингвистических и криминалистических целей.

Baken J. Ronald, Daniloff G Raymond13, считают началом новой эры в развитии инструментария для исследования звука и речи, фонетики и клинической медицины - пятницу 9 ноября 1945года, когда Ralph К. Potter описал “новый инструмент - звуковой спектрограф”, разработанный сотрудниками фирмы “Bell Telephone Laboratory”.

В начале 50-х Г. Фант в сотрудничестве с сотрудниками Акустической лабораторией Массачусетского технологического института разработал так называемую акустическую теорию речеобразования |5, что создало в последующем предпосылки для создания и технического инструментария судебной фоноскопической экспертизы.

В США 1960 г. Керст разработал метод на основе возможностей звукового спектрографа (сонографа) для криминалистической идентификации человека по так называемым «отпечаткам» голоса16 (“voice-print” - “отпечаток голоса”), по аналогии с дактилоскопией. Методика Керста была основана на субъективном сравнении получаемых на со-нографе отображений одних и тех же звуков. Метод с определенными модификациями нашел применение в криминалистической практике

13 Baken R.J., Daniloff G.Raymond Readings in Clinical Spectrography of Speech - USA: Singu lar Publishing Group, Inc., 1991. pp-ix.

14 Ralf K. Potter. Visible Patterns of Sound // Science. - № 2654-1954.

15 Фант Г. Акустическая теория речеобразования. / Под ред. B.C. Григорьева. - М.: Наука, 1964.

16 Керст. Система идентификации, созданная на исследовании «отпечатков»голоса (вока- лоскопии) // Электроника. США.. - № 24 — т. 35 -1962. с.39-40; Радянське Право. - № 6 - 1963.

29

некоторых стран. В США в 1975-1977 годах метод был подвергнут жесткой критике, однако в модифицированном виде продолжает использоваться многими криминалистами, и принимается судами некоторых штатов.

Проблема распознавания человека по голосу волновала не только криминалистов. В большей степени поиском независимых от условий звукозаписи и произносимого текста идентификационных параметров голоса и речи занимались радиоинженеры и математики, пытаясь создать автоматические устройства, управляемые голосом человека.

Р. К. Потапова, характеризуя речеведение как самостоятельную отрасль прикладной лингвистики, справедливо замечает, что «Развитие любой науки, в конечном счете, определяется потребностями практической деятельности людей. Ни одна наука не существует в себе и для себя. История развития отдельных17 наук (математики, химии и др.) свидетельствуют о том, что в начальный период в них господствуют или даже являются единственными их прикладные задачи и лишь позднее выделяются теоретические их разделы».

Так и судебная фоноскопия возникла на стыке разных наук из объективной потребности криминалистов в получении объективных научных фактов на основе экспертного исследования таких нетрадиционных следов преступления как голос и речь человека, звуки выстрелов, записанных на материальном носителе, позволяющем многократно их воспроизводить, прослушивать и анализировать.

Исторический аспект и этапы становления и формирования судебной фоноскопической экспертизы как самостоятельного рода экспертной деятельности рассматриваются в литературе по-разному. При этом нередко смешиваются этапы становления судебной фоноскопической экспертизы и формирование естественнонаучных предпосылок ее

17 Потапова Р.К. Речь: коммуникация, информация, кибернетика. - М.: Радио и связь, 1997. сб.

30

возникновения и развития, составляющий предмет исследования таких наук как акустика, лингвистика, психология и социология и другие.

В. Р. Женило полагает, что “дату рождения” «фоноскопии уста- новить «невозможно», а в ее становлении можно выделить три этапа: изобретение устройств записи и воспроизведения звука; изобретение устройств визуализации устной речи; перенос описания звука из исходной (материальной) в цифровую (компьютерную) форму. При этом в качестве отдельного этапа называется «процесс научного исследования природы речеобразования».

Указанная позиция при всей тщательности проработки автором далеко небесспорна. Нам представляется, что здесь смешиваются несколько аспектов. Первый - возникновение и становление предпосылок фиксации звуков на материальном носителе и развитие научных методов изучения физической природы и техники звукозаписи, начиная с проволочной и кончая современной цифровой формой фиксации акустической информации, как следствие научно- технического прогресса человечества. Второй - возникновение криминалистической фоноскопии как направления в криминалистике, а именно: раздела криминалистической техники, базирующегося на учении о криминалистических свойствах голоса и речи человека, а также следов других звуковых объектов, зафиксированных на фонограммах. Третий - возникновение и становление судебной фоноскопической экспертизы как самостоятельного направления процессуально детерминированной деятельности человека, связанной с извлечением из акустического сигнала на фонограммах информации, имеющей доказательственное значение в судопроизводстве.

Естественно, это судебная фоноскопическая экспертиза как про- цессуальная деятельность не могла возникнуть, прежде чем были изобретены магнитная звукозапись и приборы для исследования звуковых

18 Женило В.Р. Компьютерные технологии обработки речевых сообщений.//Специальная техника и информационная безопасность. / Под ред. В.И. Кирина, т.1 - М: Академия управления МВД РФ, 2000. с. 681-743.

31

следов на материальном носителе, созданы правовые предпосылки использования звукозаписи в уголовном судопроизводстве.

Очевидно также, что ни криминалистическая фоноскопия, ни су- дебная фоноскопическая экспертиза не могли бы возникнуть, если бы не было определенных юридических и технических предпосылок, базирующихся на гуманитарных и естественных науках, а также юридического закрепления использования магнитных фонограмм в уголовном процессе в качестве вещественных доказательств или иных документов.

Специфика звуков речи человека предопределила возможность их существования как объектов судебной фоноскопической эксперти- зы. Можно привести немало примеров речений древних мудрецов, которые говорили «да говори же ты, чтобы я мог познать тебя». Голос человека издревле служил средством его опознания, а речь не только для передачи информации, но и как средство познания и воздействия в процессе общения. Однако до тех пор, пока не были изобретены технические средства, записи голоса и речи человека, прозвучавшее слово не могло быть воспроизведено, и поговорка «Слово - не воробей, вылетит - не поймаешь» была действительно справедлива.

Устная речь в силу многих объективных причин, и сегодня остается основным средством коммуникации на всех этапах человеческой деятельности, а передаваемая с ее помощью информация может иметь исключительную ценность для раскрытия и расследования преступлений.

Криминалисты обратили свой взор на перспективность использо- вания звукозаписи в криминалистике еще в самом начале XX века.

Впервые о возможности применения в отечественной кримина- листике диктограмм для целей фиксации доказательств в 1929 году написал А.С. Брусиловский19.

Брусиловский А.С. Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы. - Харьков, 1929.

32

В 1934 году А.С. Брусиловский и М.С. Строгович впервые предложили применять звукозапись при допросах20.

Тогда уже началось массовое производство магнитофонов в Германии и других странах мира, а к 1945 году техника звукозаписи достигла такого уровня, который позволил использовать звукозапись в качестве вспомогательного технического средства фиксации речи в судебных заседаниях.

А.И. Винберг, А.А. Эйсман были первыми отечественными учеными, обосновавшими в 1946 году правовую целесообразность применения звукозаписи в уголовном процессе для фиксации устной речи. В конце 1950-х и начале 1960 г. следователи активно начинают применять звукозапись в качестве средства фиксации хода следственных действий благодаря массовому промышленному производству магнитофонов различных марок и конструкций.

Но, как справедливо подметили авторы коллективной моногра-фии , тогда внедрение в практику таких предложений объективно сдерживалось отсутствием соответствующей материально-технической базы в виду недостаточного развития техники звукозаписи. Создание и бурное внедрение в обиход простого в обращении средства звукозаписи - портативного магнитофона обеспечило возможность фиксации и хранения речевой информации и применение звукозаписи во всех сферах человеческой деятельности.

Применение звукозаписи в следственной практике было узаконено в конце 60-х. Как справедливо указывал Р.С. Белкин, солидаризируясь с мнением, которое ранее высказал С.А. Шейфер, звукозапись уменьшает число преобразований доказательственной информации в

Брусиловский А.Е., Строгович М.С. Свидетельские показания в качестве судебных доказательств // Методика следственной работы. - Киев, 1934. с. 161.

21 Винберг А.И., Эйсман А.А. Фототелеграфия и звукозапись в криминалистике. - М., 1946. с.21.

22 Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм - М.: изд. ВНИИ МВД СССР, 1997.

33

процессе ее отображения, чем обеспечивается фиксация информации, случайно пропущенной следователем либо ошибочно признанной им не относящейся к делу и потому не отраженной в протоколе допроса. Воспроизведение звукозаписи оказывает большее эмоциональное воз- действие, нежели оглашение протокола допроса. «Наконец, звукозапись обеспечивает передачу особенностей речи допрашиваемого, ин- дивидуальность его языка, что также бывает затруднительно, а иногда невозможно отразить в протоколе допроса… фонограмму нельзя считать частью протокола, поскольку очевидны различия между ними в физической природе сигнала, несущего информацию .

Еще в 1989 году Г.Л. Грановский и В.Д. Сердюков писали: «за 25 лет своего существования судебная фоноскопия обогатилась целой системой методов и технических средств», позволяющих решать многообразные экспертные задачи, тем самым правильно, на наш взгляд, полагая, что начало криминалистической фоноскопии было положено именно в 1964 году, когда впервые криминалисты заговорили об использовании материалов звукозаписи в уголовном процессе24.

Большинство фонодокументов, вовлекаемых в уголовный процесс, в те годы являлись результатами оперативно-розыскных мероприятий, связанных с перехватом радиосообщений и негласным прослушиванием телефонных переговоров с целью предотвращения, раскрытия и розыска скрывшихся преступников. Субъектами, осуществлявшими оперативно- розыскную деятельность, на период 1954 - середины 70-х гг. были МГБ- КГБ при СМ СССР и МООП - МВД СССР. Для данного временного отрезка характерным являлось начало проведения судебно-правовой реформы, проявившееся в формировании двух различных нормативно-правовых ведомственных платформ в МВД и КГБ при СМ СССР, предназначенных регулировать по сути единую оперативно-розыскную деятельность. В этот же период осуществляется

23 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Закон и право, 2001. с. 357.

24Судебная видеографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. - М., 1989. с. 3.

34

закрепление правил об обязанности органов дознания по осуществлению оперативно-розыскных мер в статье 29 Основ уголовного судо- производства Союза ССР и союзных республик и в аналогичных статьях Уголовно-процессуальных кодексов союзных республик, что создало реальную основу для вовлечения звукозаписей в уголовное су- допроизводство.

В то же время как правильно подчеркнуто в учебнике , «предписания Основ уголовного судопроизводства о возможности осуществления оперативно- розыскных мер были важной и прогрессивной новеллой. Аналогичные Основы 1924 г. такие правила не содержали. Однако законодатель не раскрыл в законе одержание термина «необходимые оперативно- розыскные меры», что привело к разночтению в теории и неразберихе на практике». Добавим, что указанные положения в полной мере относились и к негласному производству звукозаписи, возможности введения ее результатов в уголовный процесс.

Таким образом, только правое закрепление процессуального статуса звукозаписи в рамках уголовного процесса могло создать необходимые правовые условия для возникновения судебной фоноскопиче-ской экспертизы и полноправного использование фонограмм в качестве основы для формирования судебных доказательств.

Широкое использование фонограмм в судебной и следственной практике объективно потребовало законодательной регламентации использования звукозаписи в уголовном процессе. Соответствующие законодательные изменения были внесены в УПК некоторых бывших республик Советского Союза27. 31 августа 1966 года был издан Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», где были внесены

25 Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР от

25 декабря 1958 г.

26 Оперативно-розыскная деятельность. Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, B.C. ОБНИН СКОГО, А.Ю. Шумилова. - М.: ИНФРА-М, 2001. с. 28-31.

27 Например, см. УПК Армянской ССР от 12 января 1966 г., УПК УССР от 8 января 1966 года.

35

изменения, позволившие использовать звукозапись для фиксации хода следственных действий. Это было объективно предопределено прин- ципиальным отличием и преимуществом технической фиксации речевой информации по сравнению с письменной протокольной формой.

Как известно, этап последнего в советской истории периода середины 1970-х годов - август 1991 г. характеризуется известной степенью стабилизации правового регулирования результатов оперативно-розыскной деятельности, включая негласное прослушивание телефонных переговоров и радиоперехвата. На данном этапе специфика использования звукозаписи в судопроизводстве характеризуется продолжающейся ведомственной разобщенностью в нормативно-правовой регламентации использования результатов негласной звукозаписи в качестве криминалистически значимой информации. Одновременно на данном этапе происходит дальнейшее укрепление правовой основы использования звукозаписей как источников доказательств28.

Для становления звукозаписи в качестве одного из важнейших источников судебных доказательств огромное значение имело принятие Верховным Советом Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13 марта 1992 г. и введение его в действие с 29 апреля того же года. Данный закон действовал до момента вступления в силу федерального закона Об ОРД в августе 1995г.29. В новом Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 года были развиты методологические посылки использования фонограмм, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Согласно

Закон СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик»; Рекомендации по применению средств видео-, звукозаписи, кино-, фотоаппаратуры, телефонной связи и использованию полученных результатов при раскрытии и расследовании преступлений. Межведомственный нормативный акт, утвержденный 30 июля 1990 г., Министерством юстиции СССР, Верховным судом СССР, КГБ СССР и МВД СССР.

29 Федеральный закон от 12 августа 1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 33, с. 3349 1997, № 29; с. 35021 998, №30, с. 3613 1999, № 2, с. 233, 2000, №1 (часть 1), с. 8.

36

части 2. ст. 11 названного закона «результаты оперативно-розыскной деятельности могут… использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств».

Звукозапись позволяет сохранять не только содержание словесной информации, передаваемой по акустическому каналу, но и многие другие нюансы речевого поведения человека. Это - интонационные, паралингвистические особенности, индивидуальное отношение говорящего к предмету речи, его эмоционально-психологическое состояние, отражение ситуативных факторов речевой коммуникации.

Поэтому вполне объяснимо увеличение количества и областей применения различных технических средств (бытовых и специаль-ных ) фиксации и документирования речевой информации. Записанная звуковая информация может служить средством к обнаружению преступлений, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности, т.е. может являться фонодокументом и/или вещественным доказательством по уголовному, гражданскому делу.

Нередко при раскрытии и расследовании уголовных дел, возбужденных по фактам приготовления к преступлению, вымогательства, взяточничества, захвата заложников, мошенничества, заведомо ложных сообщений о террористических актах, призывах к насильственному свержению конституционного строя, разжиганию национальной или религиозной вражды и т.п. фонограмма становится одним из наиболее существенных судебных доказательств.

Не меньшее значение имеют и фонограммы, получаемые для фиксации и отражения содержания следственных и судебных действий.

В т.ч. предназначенных для контроля видео- и звуковой обстановки на охраняемых объектах.

37

На этапе внедрения звукозаписи в уголовных процесс не было единой точки зрения о процессуальном статусе фонограмм, получаемых при производстве следственных или судебных действий.

Такие авторы как А. И. Винберг, Г.И. Кочанов, А.А. Леви, К.А. Селиванов и другие изначально полагали, что фонограммы, получаемые при производстве следственных и судебных действий, имеют статус процессуального документа. Аналогичной точки зрения придерживался и Белкин Р.С., который считал, что по своей правовой природе фонограммы могут быть отнесены (если, разумеется, они не являются вещественными доказательствами) к иным документам, предусмотренным ч.2 ст.69 УПК РСФСР32.

Другие, как, например, Л.М. Карнеева и A.M. Ларин считали, что фонограммы выполняют лишь вспомогательную функцию и служат приложением к протоколам . Не меньше внимания в юридической ли- тературе уделялось использованию звукозаписи в оперативно-розыскной деятельности с последующим включением фонограмм как источников доказательств в уголовный процесс.

Тем не менее, несмотря на некоторые разногласия о процессуальном статусе фонограмм, большинство специалистов были едины во мнении о возможности, целесообразности и полезности использования звукозаписей (получаемых процессуальным и не процессуальным путем) в качестве источников доказательств в уголовном судопроизвод-

31 Винберг А.И., Комаров Г.И., Миньковский Г.Н. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Социалистическая законность. - №3 - 1963, с. 26; Селиванов Н.А. Основания формы применения научно-технических средств и специаль ных знаний при расследовании преступлений // Вопросы предупреждения преступности. Вып. 1. - М.,1965. с. 158; Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе. - М., 1974. с. 11-12.

32 Белкин Р.С. Курс криминалистики. -М: Закон и право, 2001. с. 358.

33 Карнеева Л.М. Применим ли магнитофон в следственной работе? // Социалистическая законность. - №1 - 1963; Карнеева Л.М. О применении стенографии и звукозаписи в след ственной работе // Социалистическая законность. - № 6 - 1966; Карнеева Л.М., Ратинов А.Р., Хилобок М.П. Применение звукозаписи в следственной работе. - М., 1967. с. 42-43; Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М., 1966. с. 66.

38

стве при условии их проверки процессуальным путем на стадии пред- варительного расследования и в суде34.

Фактором, сдерживающим более широкое использование фонограмм при производстве следственных действий, на рассматриваемом том историческом этапе являлось многочисленность требований, выдвигаемых нормами, регламентирующими применение звукозаписи (ст. 14Г УПК РСФСР, 1960г.). Это уведомление допрашиваемого о применении звукозаписи до начала допроса, воспроизведение фонограммы после окончания, составление протокола одновременно с производством звукозаписи, отметка в протоколе о применении звукозаписи, запрещение записи части допроса, хотя звукозапись не заменяет протокола допроса. По мнению Р.С. Белкина, это зачастую приводило к фиксации значительного количества ненужной, не имеющей отношения к делу информации, всех отступлений допрашиваемого от предмета допроса.

Данное положение, может, и было справедливо на первоначальном этапе внедрения звукозаписи в уголовный процесс, но как показывает наша практика, фонограммы допроса зачастую используют в качестве образцов голоса и речи, и в таком случае кажущаяся на первый взгляд излишней информация, может содержать необходимые признаки для отождествления говорящего.

В то же время вряд ли можно согласиться с мнением Я.П. На-гнойного, что «звукозапись … обладает рядом существенных недостатков, поэтому она не находит и не может найти массового применения в следственной практике. И это не столько из-за ее недооценки следователями, сколько из-за малой эффективности, сложности и трудоемкости применения. Не являясь самостоятельным источником доказательств, а лишь приложением к протоколу, фонограмма не позволяет полностью или хотя бы частично отказаться от письменных протоко-

34 Сербулов A.M., Соловьев А.Д. Использование в следственной работе материалов, полученных в результате принятия оперативно- розыскных мер // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 4.- Киев, 1967.

39

лов. Показания одного и того же лица фиксируются дважды: в протоколе и на магнитной ленте. Это не облегчает труд следователя, а наоборот усложняет»35.

На практике звукозапись, несмотря на технические сложности, находила все более широкое применение для фиксации не только допроса, но и иных следственных действий. Заметим, что в УПК РФ, принятом Государственной Думой 22 ноября 2001г.36 применение в ходе допроса звукозаписи, наряду с видеозаписью, фотосъемкой и киносъемкой также процессуально регламентировано, однако имеющиеся новеллы, касающиеся использования аудиозаписи в судопроизводстве будут детально рассмотрено в дальнейших главах.

Таким образом, в 1964-1966 годах массовое вовлечение звукоза- писи в уголовный процесс на разных стадиях раскрытия и расследования уголовных преступлений и изменение процессуального законодательства (введение статьи 14Г УПК РСФСР «Применение звукозаписи на допросе») предопределило возникновение нового направления криминалистической техники - криминалистической фоноскопии и создало необходимые правовые условия для становления нового рода судебно-экспертной деятельности, а именно: судебной фоноскопической экспертизы.

Кроме того, только в 50-60 гг. были определены и сформулиро- ваны общие принципы криминалистической экспертизы, проанализированы стадии экспертного исследования. Судебная экспертиза как вид практической деятельности тогда еще только формировалась . Поэто-

Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Закон и право, 2001. с. 349, Нагнойный Я. П. Использование новой техники в следственной работе // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.6. - Киев: 1969. с. 72-73.

36 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. От 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ.

37 Строгович М.С. Материальная истина в советском уголовном процессе, - М.: 1958. с. 160, Винберг А.И. Криминалистика. Введение в науку. - М.: 1962, Митричев СП. Введение в курс советской криминалистики. Советская криминалистика. - М.: 1958, Митричев B.C. К вопросу об установлении источника происхождения вещественных доказательств с помо щью криминалистической экспертизы // Советская криминалистика на службе следствия. - М.: 1961.Вып.15.

40

му процесс становления криминалистической фоноскопии объективно шел в русле развития юридической науки, криминалистики и судебной экспертизы.

В Советском Союзе в начале 60-х грузинский ученый Г.С. Рами-швили3 впервые научно определил систему акустических параметров речевых сигналов, отражающих индивидуальные особенности человека, их информативность и надежность. Он предложил автоматическую процедуру принятия решения о тождестве говорящих по голосу и речи.

В 1960 Г.Л. Грановский впервые высказал идею об использовании метода спектрографии в криминалистике (предложив назвать его вокалоскопия, по аналогии с дактилоскопией)39 для объективизации субъективного слухового восприятия эксперта и документирования результатов экспертизы, ссылаясь на первый пример из судебно-экспертной практики идентификации по голосу. Прокуратура Луганской области (Украина) проводила расследование по обвинению гр. Ковальчука в изготовлении граммофонных пластинок с записями нецензурных песен и частушек. У покупателя было изъято 100 пластинок с подобными записями, а у обвиняемого - магнитофонная пленка с песнями того же содержания, специальная приставка для копирования с магнитофона на грампластинку. Следователь назначил экспертизу голоса для идентификации исполнителей песен на пленке и на пластинках, поручив ее звукорежиссерам Харьковской студии телевидения. Эксперты на основе своего слухового восприятия («аудиальной экспертизы») установили тождество исполнителей по голосу. Однако суд их заключение не принял в качестве источника доказательства, сославшись на то, что «слух» субъективен, «увидеть голос» нельзя.

Таким образом, технические, научные и правовые условия возникновения отечественной криминалистической фоноскопии сформи-

Рамишвили Г.С. Об автоматическом узнавании голосов // Известия АН СССР. Техническая кибернетика. - № 5.- 1966.

39 Грановский Г. Даскилоскоп1я ТА 1дентификация за голосом, - Окремий В1ДБИТОК: -Киев: Радянське Право, 1963.

ровались только к 1964 году. Именно к этому времени относится и проведение судебно-правовой реформы конца 1950-х-начала 60-х40, что позволило создать правовой фундамент для возникновения нового на- правления экспертной деятельности, обусловленного потребностями практики и имевшего уже определенную научную и техническую базу.

Исторически сложилось так, что экспертное исследование звукозаписей в интересах гласного судопроизводства оказалось сосредоточено в научных подразделениях НКВД и МООП СССР41. В Советском Союзе большинство научных разработок в области речевых технологий в то время носило закрытый характер, что затрудняло их процессуальное использование криминалистами. Первые открытые отечественные публикации по возможностям криминалистической идентификации личности по магнитным фонозаписям появились только в 1964 году. .

Начиная с 1964 года, в криминалистической литературе началось обсуждение вопроса о возникновении нового направления криминали- стической техники и его названии.

Название «Криминалистическая фоноскопия» впервые было предложено польским криминалистом А. Шварцом в 1964 году . В Германии несколько
позже X. Користка стал использовать термин

44

«криминалистическая акустика» .

Из архивных источников известно, что впервые официальное решение о создании нового направления экспертной деятельности, задачей, которого должно было стать криминалистическое исследование звукозаписей голоса, было принято в 1969 году на Научно-техническом

40 Ст. 29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Закон СССР от 25 декабря 1958 г.

41 Поскольку судебная фоноскопическая экспертиза как процессуальная деятельность но сит открытый характер, в диссертации рассматриваются только работы, опубликованные в открытой печати, и не затрагиваются методические или тактические разработки, имевшие гриф секретности и для служебного пользования, различных правоохранительных ве домств.

42 Снетков В.А., Куприянов В.Б., Об экспертной идентификации личности по магнитным фонозаписям // Труды НИИМ МООП РСФСР, - М., 1964, № 7.

43 Czwarc A. Kriminalistyezna ekspertyza zapisu magnetofonowego. - Warszawa, 1964.

44 Koristka Sh. Der Nachweis von verfalschungen an magnettonauzeichungen. - „Forum der Kriminalistik”, 1965.- N5. - s.15-20.

42

совете МВД СССР43. В результате этого решения была организована первая лаборатория по исследованию фонограмм и идентификации личности по голосу в составе отдела криминалистических экспертиз Всесоюзного научно исследовательского института МВД СССР под руководством В.А. Снеткова.46.

К тому моменту созрели объективные и субъективные предпосылки для возникновения нового направления в экспертной деятельности на основе достижений криминалистической фоноскопии в отечественной криминалистической науке.

Объективно к этому времени появились научные публикации о естественнонаучных основах индивидуальности голоса и речи человека, принципиальной возможности надежной идентификации говорящего, на основе широкомасштабных исследований единиц звучащей речи, которые проводились в лаборатории фонетики и речевой коммуникации филологического факультета МГУ, начиная с 60-гг. «Причем в этих исследованиях акцентировалась проблема выявления групповых и индивидуальных особенностей реализации речевых единиц в плане их перцептивных, артикуляторных и акустических параметров». Созданные в результате этой работы методы сегментации потока речи на фонетические единицы разной размерности и полученные количественные перцептивные и акустические данные «заинтересовали ученых криминалистов» .

К тому времени была создана и первая приборная база по исследованию акустической природы фонограмм, появились первые средства визуализации и измерений параметров звуковых сигналов (соногра-

После одобрения плана мероприятий изложенного в «Проблемной записке», автором которых являлся коллектив криминалистов, во главе со Снетковым В.А., в составе Шар-шунского В.Л., Ложкевича А.А., Чиванова В.А.

46 В.А. Снетков - заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, генерал-майор милиции, в настоящее время - главный научный сотрудник ГУ ЭКЦ МВД России.

47 Фонетика и лингвокриминалистика (интервью Г.Е. Кедровой с профессором Л.В. Злато- устовой) //Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. - М., 2001. - № 3.- с. 203.

43

фы, производимые фирмой «Kay Elemetric Соф.», США, самописцы уровня сигнала, фирмы «Брюль и Къер», Германия, осциллографы и анализаторы спектра в звуковом диапазоне частот, другие приборы отечественного производства).

Существенным фактором явилась высокая потребность практики раскрытия и расследования преступлений в расширении и укреплении доказательственной базы посредством собирания и исследования такого интересного и перспективного объекта как фонограмма.

Исторически криминалистическая фоноскопия как раздел крими- налистической техники предшествовала судебной фоноскопической экспертизе. Так, если годом рождения отечественной криминалистической фоноскопии как раздела криминалистики можно считать 1964 год, то первые фоноскопические экспертизы в интересах суда стали проводиться во ВНИИ МВД СССР, только начиная с 1969 года.

Поэтому дату рождения отечественной судебной фоноскопической экспертизы (как рода экспертной деятельности) можно установить как 1969- 1970 гг.

С конца 1969 года фоноскопические экспертизы стали, проводится по расширяющемуся кругу вопросов практически регулярно. Так, в 1969 - проведены первые экспертизы по установлению дословного содержания, в - 1970 по выявлению признаков механического монтажа фонограмм, в 1971 - по идентификации говорящего, в 1972 по идентификации магнитофона. На их основе были сформированы и отработаны формы и образцы первых экспертных заключений по фоноскопической экспертизе.

Результаты первых экспертиз и методики, на основе которых они проводились, были опубликованы в монографических исследованиях, пособиях и статьях А.А. Ложкевича, В.Л. Шаршунского, В.А. Снетко-ва, В.А. Чиванова, Г.Л. Грановского, М.В. Салтевского, Э.К. Ребгуна, Ю.Ф. Жарикова, Г.С. Рамишвили, В.Д. Сердюкова и других.

44

В 1964-1977 годах появилась целая серия публикаций научных статей об опыте и возможностях проведения экспертиз по повышению разборчивости текстов, записанных на магнитной ленте; о возможностях и методах идентификации личности по голосу и речи; о методах исследования магнитных дорожек при идентификации звуковых магнитофонов; о методиках трасологических исследований магнитных лент при установлении аппарата, на котором была произведена запись48. К 1977 году только во ВНИИ МВД СССР были разработаны научные методики и проведено более 100 экспертиз по идентификации личности по голосу, в том числе, положительно оцененных Верховным судом СССР49.

На первом этапе становления судебной фоноскопической экспертизы, который можно условно обозначить периодом времени с 1969 по 1980 год были сформированы гносеологические основы, охарактеризованы объект и методы, обозначены общие принципы фоноскопической экспертизы с учетом имевшихся на тот период инструментальных средств и методов исследования фонограмм, были впервые очерчены

Снетков В.А., Куприянов В.Б. Об экспертной идентификации личности по магнитным фонозаписям // Труды НИИМ МООП РСФСР - №7 - М., 1964; Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Исследование возможности применения вокалограмм для идентификации личности по голосу // Труды ВНИИОП МООП СССР № 12 - М., 1968; Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л., Шакин В.В. Об одном методе объективной идентификации личности по голосу // Труды ВНИИ МВД СССР - М.: 1970. - №16; Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. О возможности проведения экспертиз по повышению разборчивости текстов, записанных на магнитной ленте // Экспертная практика. -М.: МВД СССР- 1971- № 5; Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Исследование возможности идентификации личности по голосу // Труды ВНИИ МВД СССР - М., 1974. №31; Зуев В.Д., Шаршунский В.Л. О возможности идентификации магнитофонов по магнитным звукозаписям // Труды ВНИИ МВД СССР - М.:, 1972.- № 20; Зуев В.В., Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. К вопросу идентификации личности по голосу // Правовая кибернетика - М.: Наука, 1973; Зуев В.Д., Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Трасологическое исследование магнитных лент при установлении аппарата, на котором была произведена запись // Труды ВНИИ МВД СССР - М.: 1973.- № 27; Леви А.А. Некоторые перспективы использования звукозаписи и звукоанализа в практике борьбы с преступностью // Материалы Всесоюзной научной конференции «Современные тенденции развития судебной экспертизы вещественных доказательств и пути внедрения новых физических, химических и биологических методов в экспертную практику / Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы - М., 1973. ч.4.

49 Азарченкова Е.И., Женило В.Р., Ложкевич А.А., Шаршунский В.Л. Экспертная идентификация человека по фонограммам его речи. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1986.

45

первые контуры нового направления экспертной деятельности. Именно в этот период нарабатывался первый экспертный опыт, шел активный научный поиск, привлекались ведущие ученые в фундаментальных и прикладных направлениях базовых наук - лингвистики50, акустики, математики и других.

Организационно оформились и технически оснастились экспертные фоноскопические лаборатории в системе экспертных учреждений Министерства внутренних дел, Министерстве Юстиции, КГБ СССР.

Надо отметить, что в отличие от зарубежной науки, отечественная фоноскопическая экспертиза как направление экспертной деятель- ности изначально носило комплексный характер с равновеликим участием в формировании ее теории базовых знаний как естественных, технических, так и гуманитарных наук, в том числе юридических.

Уже на первом этапе были определены два основных направления экспертной деятельности. Это - техническое исследование магнит- ных фонограмм и исследование устной речи. Решение задач каждого направления предопределяет применение соответствующих технических средств и методов исследования, наличие разных комплексов специальных знаний. Задачи каждого направления изначально подразделялись на идентификационные и диагностические. Был определен и минимальный набор специальных знаний, требуемый для их разрешения, в области акустики, лингвистики и радиоэлектроники и радиофизики51.

Быстрые темпы становления и развития фоноскопической экс- пертизы на втором этапе 1980-1990 гг. был вызван тем, что фонограммы стали активно внедряться в уголовный процесс в качестве средства фиксации звуковой информации при производстве следственных дей-

50Белов В.Н. Использование диалектологических особенностей при криминалистическом исследовании текста. // Сб. Экспертная техника, - М.: 1969. с.28-47.

5|Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Криминалистическое исследование магнитных фонограмм. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1976.

46

ствий и при проведении оперативно-розыскных мероприятий . Одно- временно расширялась инструментальная база экспертных исследований, шире стали внедряться компьютерные технологии, появились новые средства анализа речевых сигналов, продолжалось формирование теоретических основ данного рода судебной экспертизы53.

Практика широкого применения звукозаписи оперативными работниками, высокая оценка следствия и суда результатов фоноскопиче-ских экспертиз с использованием всех разработанных к этому времени методик, объективно поставили Законодателя перед необходимостью придания правового статуса фонограммам, получаемым при проведении оперативно-розыскных мероприятий и, в том числе, при прослушивании телефонных и иных переговоров.

В 1990 году были внесены соответствующие изменения в статью 29 Основ уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик и ведомственные нормативные акты субъектов оперативно-розыскной деятельности, придав звукозаписи при прослушивании телефонных и иных переговоров правовой статус54. Законодательно были предусмотрены и соответствующие правила фиксации результатов прослушивания55.

Автор разделяет позицию Р.С. Белкина, который полагал, «фактически эта норма вводит новое следственное действие, допустимое лишь по возбужденному уголовному делу, и притом по постановлению

Иванов Н.В., Гдлян Т.Х. Использование научно-технических средств при расследовании преступлений // Социалистическая законность - № 4.- 1975.

53 Рамишвили Г.С. О содержании понятия «судебно-фоноскопическая экспертиза» // Экс пертная техника. Вып. 96. - 1986. с. 79-83.

54 О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Закон СССР от 12 июня 1990 г.; Рекомендации по применению средств видео- и звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использованию полученных результатов при раскрытии и расследовании преступлений: Межведомствен ный нормативный акт, утвержденный 30 июля 1990г. Министерством юстиции СССР, Верховным судом СССР, КГБ СССР и МВД СССР.

55 О проведенном прослушивании и звукозаписи составляется протокол с кратким изло жением содержания фонограммы переговоров, имеющих отношение к делу. Фонограмма приобщается к протоколу, а ее часть, не имеющая отношения к делу, уничтожается после вступления приговора в законную силу // Ст. 35-1 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Закон СССР от 12 июня 1990 г.

47

органа дознания или следователя, санкционированному прокурором, или по определению суда. Отражающие содержание этого следственного действия протокол и фонограмма представляют собой единый комплекс и именно в этом качестве должны фигурировать как источник доказательства.

В целях обеспечения его достоверности Н.Н. Лысов рекомендовал принимать специальные меры защиты против подмены фонограммы: в начале фонограммы делать контрольную запись с указанием имен и фамилий лиц, присутствующих при прослушивании фонограмм, а также предусмотреть устройство, препятствующее произвольному изъятию кассеты из звукозаписывающего аппарата и т.п. От описанного следственного действия следует отличать предусмотренное Законом «Об оперативно-розыскной деятельности56» прослушивание телефонных переговоров, как одно из оперативно-розыскных мероприятий (ст.6), результаты которого могут быть использованы в расследовании в общем порядке путем придания им статуса доказательства»57.

В этот период фоноскопические экспертизы стали проводиться в ряде подразделений системы экспертных учреждений МВД, ФСБ (КГБ), МЮ бывшего СССР и РСФСР, в основном в Москве, Тбилиси и Киеве. Однако общее количество проведенных экспертиз (относительно других традиционных криминалистических экспертиз, например, почерковедения) было сравнительно невелико.

Во многом это объяснялось необходимостью более четкого правового закрепления фонограмм, приобщаемых к уголовному делу по результатам негласного применения звукозаписи в ходе оперативно-розыскной деятельности. Большинство фонограмм, получаемых негласно, не могло быть напрямую использовано в качестве источника судебного доказательства и не имело статуса документа. Нередко они

56 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 18.07.1997 № 101-ФЗ, от 21.07.1998 № 117- ФЗ, от 05.01.1999 №6-ФЗ, от 30.12.1999 №225-ФЗ).

57 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Закон и право, 2001. с. 358.

48

являлись лишь основой для формирования такого вида доказательства как заключение эксперта.

Фонограммы же, получаемые в рамках следственных и судебных действий, обычно становились объектами экспертного исследования только при нарушениях процессуальной процедуры их получения и приобщения к материалам уголовного дела.

Третий этап становления судебной фоноскопической экспертизы, начинается с 1991 года и продолжается в настоящее время. Он характе- ризуется обобщением накопленного теоретического и методологического знания, широким внедрением современных информационных технологий и разработкой новых частных методик и попытками их автоматизировать, тенденциями к формированию различных видов фоноскопической экспертизы на основе более узкой экспертной специализации, комплексированием с пограничными областями, общими процессами дальнейшей дифференциации и интеграции, внедрением последних достижений речевых и информационных технологий в практику производства экспертиз по конкретным уголовным делам. В экспертную деятельность все больше внедряются современные научные разработки в области автоматического распознавания слуховых образов, шире применяются математические и лингвистические, кибернетические методы исследования, разрабатывается новый исследовательский инструментарий. В течение нескольких лет публикуется значительное число статей, методических рекомендаций и учебных пособий58.

Изменения законодательства и методическая проработка частных экспертных методик создали предпосылки для организационного оформления системы фоноскопических лабораторий в структуре экс- пертно-криминалистических учреждений органов внутренних дел СССР. В 1991 году в МВД России в централизованном порядке была

58 Работы Е.И. Азарченковой (Галяшиной), Г.А. Бажакина, Е.Н. Дмитриева, В.Р. Женило, А.Ш. Каганова, Г.Н. Кобляковой, В.Г. Михайлова, Г.С. Рамишвили, Э.К. Ребгуна, В.Д. Сердюкова, М. В. Хитиной и других.

49

выделена необходимая штатная численность и произведены закупки необходимых для производства фоноскопических экспертиз технических средств. Аналогичные процессы по расширению своих лабораторий на местах начались в системе экспертных учреждений и других ведомств.

Продолжалось формирование основ теории фоноскопической экспертизы. В течение ряда лет в литературе предпринимались попытки рассмотреть понятие предмета, объекта и частных методов фоноскопической экспертизы. Однако в силу того, что данная экспертиза находилась в стадии становления вопросы ее совершенствования и развития освещались в разрозненных литературных источниках без должного единого понимания и толкования используемой терминологии, основных положений самой методики и системы методов криминалистического экспертного исследования аудиозаписей.

Позиции многих авторов в отношении названия, методической проработки ряда вопросов фоноскопической экспертизы во многом не совпадают, но в целом их работы привели к созданию теоретического и методического фундамента для формирования нового рода судебной экспертизы, называемой в настоящей работе - судебной фоноскопической.

В последние годы появилось несколько негосударственных экспертных учреждений, которые могут проводить такого рода экспертные исследования: Институт Независимых Исследований (Москва), ООО «Бюро независимых экспертиз “Версия” (Москва), ООО «Центр речевых технологий» (Санкт- Петербург), Гильдия экспертов-лингвистов по документационным и информационным спорам (Москва) и другие.

В то же время необходимо отметить, что проблема надежного и достоверного криминалистического исследования голоса и речи человека, зафиксированных на фонограмме, установление подлинности фонограмм с опорой на факты, полученные экспертными методами, стала особенно актуальной в последнее время. Это связано с резко

50

возросшей распространенностью различных технических средств фик- сации, хранения и передачи речевой информации специального и бытового применения (миниатюрные и остронаправленные микрофоны, цифровые регистраторы и микромагнитофоны, радиомикрофоны, стетоскопы, лазерные устройства дистанционного прослушивания и т.п.). В результате резко увеличилось число применений указанных изделий при проведении оперативно-розыскных мероприятий, гражданами, должностными лицами для документирования вербальной информации во время переговоров во всех сферах деятельности.

Как и другие направления науки и техники — фоноскопическая экспертиза возникла и развивалась под воздействием определенных объективных тенденций и закономерностей, которые можно обозначить как:

D появление фонограммы как материального способа фиксации звуковой информации передаваемой по акустическому каналу,

? появление приборной базы и создание теоретического базиса криминалистической оценки инструментальных данных, полученных по показаниям приборов в процессе анализа фонограмм,

D компьютеризация инструментальной базы фоноскопической экспертизы и технологии ее производства,

? междисциплинарная интеграция59 научных знаний в рамках естественных и гуманитарных наук и оформления блока специальных знаний, конституирующих фоноскопическую экспертизу как самостоятельную научную дисциплину и вид судебной экспертизы.

Фоноскопическая экспертиза, безусловно, зародилась в недрах фундаментальных наук на основе подсистем прикладных научных дис- циплин - прикладной лингвистики и акустики, математики и радиотех-

Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы. - М., 1994.

51

ники. Однако она оформилась и сформировалась как род судебной экс- пертной деятельности в структуре криминалистического знания, изначально нацеленного на решение социальной проблемы - борьбы с преступностью.

В отечественной криминалистике и теории судебной экспертизы в течение последних десятилетий в зависимости от индивидуальных пристрастий и фантазий авторов (без надлежащей аргументации) использовались (и продолжают нередко использоваться) самые разные названия от криминалистической (судебной) вокалографии, вокалоско-пии, фонографии, лингвокриминалистики и криминалистической лин-гво- акустики, кончая криминалистической фонологией, судебной фонетикой, судебной акустикой и судебной лингвистикой °. Несмотря на многие публикации на тему названия данного направления, многочисленные полемики и дискуссии, в экспертных учреждениях разных ведомств так и не устоялось одно единственное название.

Исторически сложилось так, что в системе органов внутренних дел в соответствии с нормативными правовыми актами МВД России изначально было принято и традиционно используется название - «фо-носкопическая экспертиза».

Относительно названия - фоноскопической экспертизы до сих пор нет единого мнения, продолжаются бурные дискуссии о ее предмете и круге объектов.

Как уже выше было отмечено, польский криминалист А. Шварц предложил назвать этот раздел криминалистики - «криминалистической (судебной) фоноскопией» еще в 1964 году, затем этот термин был принят в традициях криминалистов МВД России, в начале 80-х был

Заметим, что подобные бесперспективные названия даются людьми, далекими от криминалистики и судебной экспертизы или учеными, не знающими специфику уголовно-процессуальной и экспертной деятельности.

52

распространен на экспертизу видеофонограмм как «видеофоноскопи-ческая ‘ экспертиза».

Такое название данного рода экспертизы в системе экспертно- криминалйстических подразделений органов внутренних дел России было нормативно закреплено в «Положении о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел»62 и уставе ГУ ЭКЦ МВД России63.

Зарубежные криминалисты в англоязычных странах используют иные термины “судебная акустика” (forensic acoustics), судебная фонетика (forensic phonetics), судебная лингвистика (forensic linguistics), судебное исследование магнитофонных звукозаписей (forensic audio tape investigation).

Изучение следственной, судебной и экспертной практики различных ведомств показывает, например, что в экспертных учреждениях ФСБ России нет одного обобщающего названия для данного вида экспертизы. Так, при решении вопросов о принадлежности речевых высказываний конкретному лицу эксперты проводят фонографическую экспертизу, а для установления факта монтажа фонограммы - техническую экспертизу магнитных записей64.

В системе экспертных учреждений Министерства юстиции России нередко как взаимозаменяемые использовались (и продолжают использоваться, несмотря на ведомственное предписание использовать название видеофонографическая экспертиза) названия - фоноскопиче-

В настоящее время экспертиза видеозаписей может проводиться как в рамках комплексной видео- фоноскопической экспертизы, так и в рамках экспертизы фото- и видеодокументов, соотношение которых рассмотрено далее в разделе 1.2.

62 Приложение 2 к приказу МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 «О повышении эффек тивности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации».

63 Приказ МВД России от 15 июля 1999г. № 520 «Об утверждении Устава Государственно го учреждения Экспертно-криминалистический центр МВД России».

64 Заключение№ 210 (585)-Ф/99 по комплексной фонографической экспертизе и Заключе ние по технической экспертизе магнитных записей №55-т/99 (18 октября 1999 года по 28 октября 1999 года), криминалистическая лаборатория войсковой части 34435, по уголов ному делу №.264084.

53

екая и фонографическая , а также аббревиатура СВФЭ. В названии экспертных специальностей используются и такие наименования как судебная экспертиза материалов и средств звукозаписи и криминали-стическое исследование речи”.

Попытки использования различных названий, например, судеб-но- акустической экспертизы иногда предпринимаются различными ав- торами для обоснования преимуществ отдельных частных экспертных методов решения конкретного вопроса, например, при отождествлении личности по голосу на основе сугубо инструментальных методов, не учитывая языковую природу речевого сигнала. При этом нередко смешиваются понятия объекта и предмета экспертизы, ориентируясь в большей степени на методы и данные материнских наук, предлагая расширить класс объектов фоноскопической экспертизы от области звуковых частот до инфра и ультразвукового диапазона67.

Аналогично и использование названия видео-фонографическая экспертиза не соответствует современной экспертной практике, когда по существу исследование видеофонограммы (содержащей видеоизображение, видеосигнал и звуковую информацию) проводится в рамках комплексной экспертизы: фоноскопической и видеотехнической .

С точки зрения современной теории судебной экспертизы, видимо, наиболее правильным было бы название данного рода экспертиз по объектам - устройствам и материалам звукозаписи, записанным на них акустическим сигналам. Оно могло быть примерно таким - судебная

Предмет, объекты и система задач судебно-фоноскопической экспертизы в сб. Судебная видеографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство. Методическое пособие для экспертов, следователей, судей. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1989. с. 3-9.

66 Ребгун Э.К. Фоноскопическая диагностика обстановки, в которой происходит разговор, записанный на магнитную ленту // Экспертная практика и новые методы исследования — М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1984.

67 Жариков Ю.Ф., Ящуринский Ю.В., Струк И.А. Понятие судебно-акустической эксперти зы и ее место в системе судебных экспертиз // Экспертная техника. Исследования видео звукозаписи, - М.: РФЦСЭ, 1995. Вып. 125; стр. 3-6.

68 Видеотехническая экспертиза - сегодня новый оформляющейся как самостоятельный род судебных экспертиз по исследованию видеограмм с целью выявления идентификаци онных признаков видеоаппаратуры, видеоносителей и диагностических признаков монта жа и копирования видеограмм.

54

экспертиза следов голоса и речи, иных звуковых объектов, записанных на носителях записи, а также материалов и аппаратов звукозаписи. Но может быть и более правильное по существу такое название представляется слишком громоздким с точки зрения русского языка и сложным для практического использования в повседневной судебно-следственной практике.

Название - судебная фоноскопическая экспертиза, по нашему мнению, предпочтительно, так как оно уже стало традиционным и эту традицию, по мнению диссертанта, вряд ли нужно менять. Многие названия (в том числе и само название «криминалистическая техника») со временем приобретают условный характер, содержание которых выходит за пределы их первоначальных дефиниций. Тем более что другого термина, столь же кратко и емко отражающего существо данной экспертизы не было предложено в юридической литературе, а предлагавшиеся названия обладают большим числом недостатков.

Основным аргументом в пользу использования в традиции российских криминалистов применительно к данному роду экспертиз прилагательного «фоноскопическая» и существительного «фоноскопия» является то, что в основе данных слов органично сочетается наименование объекта экспертизы (“фоно” - от греч. “звук”) и обозначение используемого основного метода (“скопия” от латинского “scopeo”- “наблюдать, смотреть, изучать”). Такое наименование было введено, как уже отмечалось выше, еще в 1964 году, на основе естественного желания ученых не только слышать, но и видеть акустический сигнал.

Понятно, что развитие науки и техники, привело к широкому применению в судебной экспертизе самых разных методов не только визуального, но и лингвистического, параметрического и статистического исследования видео и звуковых сигналов (компьютерные, лингвистические, технические, математические и т.д.), расширило спектр экспертных задач, что привело к несоответствию предмета, методов и

55

круга решаемых экспертизой задач и терминологии, ставшей уже при- вычной для судебной и следственной процессуальной практики.

Название «судебная экспертиза звуковых сигналов, их источников, средств и материалов звукозаписи», по нашему мнению, сегодня является более емким и по существу более правильным для обозначения данного рода экспертизы, поскольку охватывает практически все виды объектов экспертного исследования. Тем не менее, мы используем более краткое (потому благозвучное), привычное название «судебная фоноскопическая экспертиза», в силу сложившейся экспертной и судебно-следственной практики, учитывая, что латинский корень «scopeo» допускает более широкое толкование и может иметь значение - «изучение», а не только визуальное наблюдение.

Кроме того, в защиту названий «криминалистическая фоноско-пия» и «фоноскопическая экспертиза» можно привести и такие доводы.

Слово «фоно» (звук) имеет целый ряд родственных значений, относящимся к многообразным типам акустических (волновых) колебаний звукового диапазона частот (16-20000 Гц). Таким образом, подчеркивается весь круг объектов, следы которых зафиксированы на фонограмме и имеют криминалистическое значение. «Фоно» в сочетании со второй частью слова «скопия» одновременно обозначает и множество объектов (связанных с основным объектом - звуком) и методы их исследования (изучения) в широком смысле слова.

Заметим, что общепринятый сегодня принцип номинации новых направлений судебной экспертизы по объекту предопределяет, что ис- пользование прилагательного «фонографическое» в сочетании с суще- ствительным «экспертиза» оказывается не совсем корректным для обо- значения данного рода экспертизы. В русском языке есть слово «фонограф» (графия - от лат. grafio -пишу) - механический прибор, изобретенный Т.А. Эдисоном для записи звука. Таким образом, прилагательное «фонографический» - обозначает относящийся к фонографу. Сле- довательно, исходя из логики фонографическая экспертиза - это экс-

56

пертиза фонографов. А это далеко от истины . Кроме того, исторически использовалось как устоявшееся терминологическое словосочетание «фонографическое письмо» - звуковое письмо (в противоположность идеографическому) - письмо при помощи букв, т.е. письменных знаков, обозначающих те или иные звуковые единицы языка (звуки,

\70

слоги) .

Образование прилагательного от слова «фонограмма» как «фоно- граммная» не отвечает принципу благозвучия русского языка. И такое название слишком узко и не отвечает всему кругу решаемых данной экспертизой задач, не охватывает все объекты экспертизы (например, источники звуков, средства звукозаписи и т.д.).

Заимствование из филологии или физики названий разделов ма- теринской науки с добавлением атрибута «судебная» (например, су- дебная фонология, фонетика, лингвистика, акустика) противоречит общей теории судебной экспертизы и также сужает понятие данного рода экспертной деятельности.

Не вдаваясь здесь в дискуссию, отметим только, что, как известно, в криминалистике и судебной экспертизе давно уже отказались от бытовавшего некогда стремления давать новым направлениям экспертизы названия типа «судебная физика», «судебная химия», «судебная математика» и т.д.7

Формирование общей теории судебной экспертизы практически положило конец дискуссии о существовании предметных судебных на-

Прилагательное «фонографическая» слишком близко по восприятию звучания и написанию к прилагательному «фотографическая», что может вызывать неверное прочтение и ошибки в слуховом восприятии при устном характере судопроизводства в процессе назначения судебной экспертизы. Кроме того, существительное «фонография» слишком близко по написанию и звучанию к существительному «фотография», что также может ввести в заблуждение относительно названия раздела криминалистической техники.

70 Словарь иностранных слов. - М.: 1949. с. 694.

71 Основы судебной экспертизы. Общая теория. Часть 1. - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1997.

72 Судебная экспертология - новая отрасль науки (обзор откликов). Социалистическая за конность. - М.: 1974, № 8; Шляхов А.Р. О научных основах судебных экспертиз. Актуаль ные проблемы теории и практики и судебной экспертизы. - М.: 1978. с.6; Алиев И.А., Аверьянова Т.В. Концептуальные основы общей теории судебной экспертизы. - Баку: 1992.

57

ук, о которых 1980 году писали А.И. Винберг и Н.Т. Малаховская . За прошедшие 20 лет так и не были разработаны судебная физика, судебная биология и др. Стало очевидно, что не может быть никакой особой судебной физики, а есть использование выявленных физической наукой закономерностей и физических методов в судебно-экспертной дея- тельности. Таким образом, доказано, что естественные и технические науки, также как и криминалистика являются обосновывающим знанием для судебно-экспертной деятельности.

Отметим также, что в русском языке нет словообразовательных возможностей для обозначения в одном слове всего многообразия объектов данной экспертизы: звуков, их источников и носителей, средств фиксации.

Поэтому, на наш взгляд, представляется допустимым использовать условное название «судебная фоноскопическая экспертиза» в соответствии с нормативными документами, регламентирующими экспертную деятельность в системе органов внутренних дел России как унифицированного термина, исторически применяемого в системе го- сударственной экспертной деятельности в России в целом. Использование различных терминов-синонимов для обозначения данного вида экспертной деятельности дезорганизует инициаторов назначения и проведения экспертизы74, создает правовые основания для назначения повторных экспертиз, что затягивает сроки постановки окончательного судебного решения. По данным проведенного нами анкетирования ра-

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. - Волгоград, 1980. 74 По материалам уголовного дела № 264084 было вынесено постановление о назначении фоноскопической экспертизы от 9 сентября 1999 г., следователем по особо важным делам прокуратуры г. Москвы Витолс Э. Эксперты криминалистической лаборатории войсковой части 34435 по одному указанному постановлению о назначении фоноскопической экспертизы дали два заключения. Первое заключение о результатах фонографической экспертизы (по идентификации говорящего) и второе о результатах технической экспертизы магнитных записей (по выявлению признаков монтажа). В результате исследования данных заключений в судебном заседании Таганского межмуниципального суда г. Москвы по ходатайству прокурора была назначена повторная (в суде она была все равно первичная) фоноскопическая экспертиза в Российский Федеральный Центр судебных экспертиз МЮ России. Основанием для ее назначения послужило нарушение процессуального порядка на- значения и производства фоноскопической экспертизы на предварительном следствии.

58

ботников судов, следственных аппаратов прокуратуры и органов внут- ренних дел Москвы, Московской области и Воронежской области 100% опрошенных полагали, что должно быть единое для всех ведомств и экспертных учреждений, общепринятое наименование для данного рода экспертиз. При этом более 80% информантов отдали предпочтение прилагательному фоноскопическая как более благозвучному и легче воспринимаемому по сравнению с прилагательным фонографическая; 30% из числа опрошенных предложили собственное название для данного рода экспертизы (например, экспертиза фонограмм или экспертиза магнитофонов и т.п.).

Терминологическая и ведомственная неразбериха не отвечает и современным требованиям законодательной практики к организации и производству судебных экспертиз в государственных экспертных уч- реждениях на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, профессиональной подготовке и специализации экспертов75. Так, даже в Каталоге регистрационных паспортов экспертных методик исследования вещественных доказательств в рамках видеофонографической экспертизы присутствует только две частные методики из разных родов экспертиз, не охватывающих весь спектр решаемых задач7 .

Представляется, что новый род судебной экспертизы, связанный с исследованием всего многообразия поступающих на экспертизу объектов (звуковых следов различных объектов, включая голос и речь человека, носителей и средств аудиозаписи и т.д.) целесообразно
именовать судебной фоноскопической экспертизой, а

Ст. 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации, от 31 мая 2001 г., № 73-ФЗ.

76 Видео-фонографическая экспертиза: Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект», 1996; Криминалистическое исследование видеосигнала по выявлению идентификационных признаков видеоаппаратуры и видео носителей, 1998 // Каталог регистрационных паспортов экспертных методик исследования вещественных доказательств. 4.1. (Одобрен Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований 31 октября 2000 г.)

59

раздел в курсе криминалистической техники — криминалистической фоноскопией.

Актуальным направлением современного развития теории и практики данного рода судебной экспертизы представляется обобщение и систематизация научных знаний, составляющих предмет фоно-скопической экспертизы и ее теоретический и научно-практический базис. Наряду с этим для ее технического и информационного обеспечения необходимо целенаправленно разрабатывать новые инструментальные средства и методы исследования звуковых сигналов, материалов и средств аудиозаписи.

Резюмируя, надо отметить, что создание и бурное развитие средств фиксации звуковой (в том числе и речевой информации) на материальном носителе, создание исследовательского инструментария, правовое закрепление использования звукозаписи для фиксации следственных действий, вовлечение в уголовный процесс результатов записи переговоров при проведении оперативно-розыскных мероприятий явились главными историческими предпосылками возникновения нового раздела криминалистической техники - криминалистической фо-носкопии и нового рода экспертной деятельности - судебной фоноско-пической экспертизы.

Традиционное название «судебная фоноскопическая экспертиза», по мнению диссертанта, наиболее кратко и емко отражает ее суть, максимально позволяет охватить круг исследуемых объектов и многообразие решаемых задач. Предлагается использовать его в качестве унифицированного термина для обозначения названия данного рода судебной экспертизы, в рамках государственной экспертной деятельности Российской Федерации.

На данном этапе развития, по мнению автора, судебная фоноскопическая экспертиза, отделившись от экспертизы видеодокументов, завершила этап своего становления и оформилась как самостоятелъ-

60

ный род судебных экспертиз, традиционно входящий в класс кримина- листических экспертиз.

Специфической чертой современного состояния фоноскопиче-ской экспертизы является высокая динамика ее развития, быстрое насыщение новыми направлениями, органичное комплексирование с рядом пограничных областей, широкое включение в спектр ее специальных познаний современных информационно-емких технологий, интеграция универсального комплекса знаний из естественнонаучных и гуманитарных наук, усиливающаяся тенденция к более узкой специализации по видам.

§ 1.2. Предмет и цели судебной фоноскопической экспертизы

За почти сорок лет своего существования судебная фоноскопиче-ская экспертиза накопила определенный опыт производства экспертиз, были определены ее содержание и задачи, разработан ряд экспертных методик. Однако до сих пор нельзя признать достаточно сформированной теорию судебной фоноскопической экспертизы как области научных знаний или учения о новом роде судебной экспертизы. В литературных источниках нет четкого представление об ее предмете, не систематизированы задачи, нет исчерпывающего описания и классификации объектов, только начата работа по оптимизации и стандартизации экспертных методик, унификации экспертного инструментария.

В научных публикациях нередко смешивают ее предмет и объект, предмет и задачи экспертизы, не делают различия между целями и задачами конкретного экспертного исследования, отказывают данной экспертизе в криминалистическом научном фундаменте, не проводят четкой классификации ее видов, не видят ее места в системе обосновывающего экспертного знания т.д.77

77 Попов Н.Ф., Линьков А.Н., Кураченкова Н.Б., Байчаров Н.В. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект». / Под ред. А.В. Фе-сенко. - М.: 1996. с. 8-9; Тимофеев И.Н., Голощапова Т.Н., Докучаев И.В. Применение автоматизированной системы «Диалект» на базе компьютерной речевой лаборатории CSL (США) при решении задач идентификации дикторов - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2000.

61

Спорной, на наш взгляд, является точка зрения В.Я. Колдина, ко- торый полагает, что при исследовании фоно- и видеозаписей с целью идентификации по голосу и признакам внешности используются знания и методы из акустики, электроники, компьютерной техники, орфоэпии, лексики, криминалистической идентификации. У этого вида экс-

~ 78

пертизы нет никакой промежуточной экспертной науки».

Вместе с тем, практика производства фоноскопических экспертиз со всей очевидностью показывает, что путем прямого заимствования методов материнских наук (лингвистики, акустики, электроники и т.д.), без их должной модификации и адаптации, а также разработки специфических экспертных методик, характерных именно для фоноскопических объектов, оказывается невозможным решение даже достаточно простых задач79, сходных с давно существующими родами (например, автороведческой экспертизой, оперирующей теми же диагностическими и идентификационными признаками).

Исходя из собственной многолетней экспертной практики и не- посредственного наблюдения за процессом становления судебной фоноскопической экспертизы, очевидно, что более корректной является позиция Е.Р. Российской, полагающей, что по мере развития экспертизы (добавим, в том числе и судебной фоноскопической), выделяются специфические объекты исследования - вещественные доказательства, формулируются специфические задачи, свойственные только для данной экспертной деятельности, разрабатывается соответствующий инструментарий, формируется основа для подготовки и переподготовки кадров. В судебной фоноскопической экспертизе как развивающемся

Колдин В.Я. Служебная роль криминалистики.//Криминалистика. XXI век. Материалы научно-практической конференции 26-28 февраля 2001 г., т. 1. - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с.17.

79 Например, решение диагностической задачи выявления имитации голоса или акцента, решение идентификационной задачи по речи в состоянии стресса, записанной в необычных или экстремальных условиях, с учетом признаков, не воспроизводимых в сравнительных образцах.

62

роде экспертиз видовое деление осуществляется уже по исследуемым объектам.

При образовании данного рода экспертизы, его слиянии, а затем и разъединении с экспертизой видеодокументов, наглядно иллюстри- рует тезис о том, что развитие новых направлений экспертной деятельности нередко приводит к тому, что некоторые виды данного рода судебных экспертиз могут стать настолько специфичными, что образуют отдельный род80.

Сегодня особенно актуальным становится формирование мето- дологических основ судебной фоноскопической экспертизы на основе интеграции фундаментальных знаний материнских наук на стыке криминалистической техники и судебной экспертизы, речевых и информационных технологий, в условиях многообразия технических средств съема, трансмиссии и фиксации звуковой информации.

С другой стороны в современных условиях усиления демократи- зации уголовного процесса, становления судебной реформы роль фоноскопической экспертизы и заключения эксперта как судебного доказательства особенно возрастает. Это вызвано объективными и субъективными причинами.

Объективно - доказательственное значение материалов звукозаписи, полученных, в частности, в ходе оперативно-розыскного меро- приятия, связано с наличием в них фактических данных, непосредст- венно относящихся к событию преступления, и возможностью проверки процессуальным путем их допустимости и относимости к материалам уголовного дела.

Субъективно - (в силу возможности проверки достоверности ее источника и содержания) позволяет с большим доверием относится к информации, передаваемой и воспринимаемой субъектами доказывания по акустическому каналу (устно, на слух).

80 Российская Е.Р. Тенденции развития института судебной экспертизы в современных условиях. // Криминалистика. XXI век. Материалы научно- практической конференции 26-28 февраля 2001 г., т. 1. - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с.36-47.

63

Одним из аспектов теоретических основ фоноскопической экспертизы является определение ее предмета и круга практических задач, определяемых видами совершенного преступления или обстоятельствами, подлежащими доказыванию в суде по гражданскому делу, с учетом специфики ее объектов.

Судебно-экспертная деятельность при производстве фоноскопи-ческих экспертиз основывается на принципах законности, соблюдения прав свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием достижений науки и техники.

Многочисленные работы видных отечественных ученых-криминалистов (Т.В. Аверьянова, Л.Е. Ароцкер, Р.С. Белкин, А.И. Винберг, А.Ф. Волынский, В.А. Жбанков, Г.С. Грановский, З.И. Кирсанов, Ю.Г. Корухов, В.К. Лисиченко, Н.П. Майлис, B.C. Митричев, В.Ф. Орлова, Ю.К. Орлов, И.Л. Петрухин, Е.Р. Российская, Т.В. Толстухина, А.Р. Шляхов, Л.Г. Эджубов и др.), а также некоторых зарубежных специалистов составили существенную методологическую основу для становления и развития общей теории судебной экспертизы.

Несмотря на различие позиций ряда авторов сегодня общепринятым является понимание предмета судебной экспертизы, как установление фактов и обстоятельств на основе специальных научных познаний и исследований объектов экспертизы. Каждый род и вид судебной экспертизы имеет присущий ему объект и задачи.

Предмет каждой судебной экспертизы характеризуется соответствующими объектами, задачами, методиками (методами), теоретические и практические аспекты которых предусматриваются судебно-экспертной теорией.

Как справедливо отмечал Белкин Р.С, именно предмет, объект, методы и «характер специальных познаний, играющий доминирующую

64

роль при решении задач данного вида экспертизы81», позволяют прово-дить систематизацию и классификацию судебных экспертиз.

Добавим, что указанное положение играет определяющую роль и при возникновении и формировании новых направлений экспертной деятельности, к которым относится и судебная фоноскопическая экспертиза.

Предмет судебной экспертизы одно из базисных в науке о судебной экспертизе. Это - понятие, имеющее сложную структуру, рассмотрение которого имеет существенное значение, как в теоретическом, так и в практическом плане. В теоретическом плане - это необходимость для классификации судебных экспертиз, для отграничения предмета от объекта экспертизы, ее задач, компетенции эксперта. В практическом аспекте оно имеет большое значение для правильного и четкого основания назначения и проведения экспертизы данного класса, рода, вида, пределов компетенции экспертов конкретной специальности; правильного применения норм процессуального закона83.

В судебной экспертизе предмет образует сложный комплекс понятий (включая объект, задачи, методы), находящихся в тесной взаимосвязи.

Предмет судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела), исследуемые и устанавливаемые при расследовании или судебном разбирательстве уголовного или гражданского дела (ст. ст. 9, 10 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» ; ст.73 УПК РФ ;

Белкин Р.С. Курс советской криминалистики, т. 2 - М.: Юристъ,1997. с.267.

82 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. - М., 1978.

83 Основы судебной экспертизы. Часть 1: Общая теория. - М.: РФЦСЭ, 1997. с. 69.

4 Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ.

де

Здесь и далее даются ссылки на статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ.

65

ст.74,75,77 ГПК РСФСР; ст.66,67,68 АПК РФ) на основе специальных познаний в области, науки, техники, искусства или ремесла .

Предмет общей теории судебной экспертизы составляют закономерности образования и исследования материальных объектов - источников
доказательственной информации для установления обстоя-

от

тельств и фактов, существенных для разрешения уголовного дела.

Предмет экспертизы - это знания о фактах в связи с расследуемым или рассматриваемым в суде делом в пределах задач, разрешаемых экспертизой в отношении соответствующих объектов с помощью специально разработанных для этого методических средств (методик).

Таким образом, понятие предмета судебной фоноскопической экспертизы тесно связано как с устанавливаемыми в ходе экспертного исследования фактами и обстоятельствами (фактические данные), имеющими значение судебных доказательств, так и комплексом знаний о ее задачах, объектах и методиках.

Определение предмета научных основ фоноскопической экспертизы можно дать по аналогии с дефиницией компьютерно-технической экспертизы,
впервые предложенной в 1996 Е.Р.

89

Российской и развитой в дальнейшем в целом ряде научных публикаций90.

В действующем Кодексе об административных правонарушениях есть только ст. 252 КоАП- «Эксперт», тогда как в проекте КоАП имеется ст. 26.4 «Экспертиза», где сказано, что «в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы.

87 Теория доказательств в советском уголовном процессе - М.: Юридическая литература, 1973.

88 Шляхов АР. Судебная экспертиза: организация и проведение. - М.: Юридическая лите ратура, 1979. с.7; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т2. Частные криминали стические теории - М.: Академия МВД СССР, 1978. с.258.

89 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процес се. - М.: Право и закон, 1996; Предмет и практические приложения компьютерно- технической экспертизы. Информатизация правоохранительных систем, 7 международная конференция - М.: Академия управления МВД России, 1998. с.20-22.

90 Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза - М.: Право и закон,2001.

66

Предметом научных основ фоноскопической экспертизы, по нашему мнению, являются закономерности формирования и исследования отображения звуковой информации на носителе записи.

Таким образом, установление по заданию следственных и судебных органов фактов и обстоятельств, связанных с проявлением этих закономерностей, имеющих значение доказательств, составляет предмет судебной фоноскопической экспертизы (СФЭ).

Исходя из требований федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации»91, можно предложить следующее определение судебной фоноскопической экспертизы:

Судебная фоноскопическая экспертиза - это процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области криминалистической фоноскопии, и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, к материалам которого приобщены аудиозаписи (фонограммы) - в качестве вещественных доказательств, иных документов или приложений к протоколам.

Цель судебной фоноскопической экспертизы - установление фактов, имеющих доказательственное значение. По результатам судебной фоноскопической экспертизы ее объекты приобретают статус само- стоятельных источников доказательств.

Правовой основой судебно-экспертной деятельности по организации и производству судебной фоноскопической экспертизы являются Конституция Российской Федерации, Федеральный закон «О государ- ственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»,

91 Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ.

67

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Таможенный кодекс Российской Федерации, другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы.

Судебная фоноскопическая экспертиза осуществляется на основе применения интегрированного комплекса специальных познаний о природе и свойствах звука, его источнике, процессе трансмиссии и фиксации, о материалах, устройствах и способах звукозаписи, а также способах и методах их исследования.

Общеизвестно, что вещественное доказательство - это материальный объект, свойства которого, состояние или местонахождение несут доказательственную информацию о событии преступления или о преступнике. Фонограмма или средство звукозаписи, как любой другой материальный объект, становится вещественным доказательством после осмотра, описания в протоколе и приобщения к делу в установленном законом порядке. В то же время доказательственная информация, полученная в результате фоноскопической экспертизы такого объекта как голос человека, зачастую не может появиться ни из какого иного источника.

Понятие предмета и целей судебной фоноскопической экспертизы (СФЭ) в юридической литературе не имеют однозначной трактовки.

Так, например, по мнению диссертанта, вряд ли можно согласиться с З.Г. Самошиной, которая, хотя и признает наличие названия данного рода как «фоноскопическая», предпочитает использовать в качестве названия экспертизы - «видеофонографическая», расширяя тем самым круг исследуемых объектов (включая видеоизображение), в то же время указывает только на идентификационный характер ее целей, полагая, что эта экспертиза «представляет сравнительно новую сферу

68

криминалистической деятельности, направленную на отождествление средств звуко- и видеозаписи и акустической информации, записанной на них» 2. Тем самым широчайший спектр диагностических задач, практически уже сейчас решаемых данной экспертизой, остается как бы за ее рамками.

Далеко не бесспорна позиция А.А. Топоркова, который использует собственное наименование данного рода судебной экспертизы, и полагает, что «криминалистическая фонология» относится к направлению «криминалистическая документология» и представляет собой систему знаний о следах звука, средствах их фиксации, носителях, способах и средствах изготовления фонологических документов, а также о

, приемах и методах обнаружения и исследования носителей звуковой

информации в целях ее получения, использования в уголовном судопроизводстве» .

Здесь, по мнению диссертанта, напротив, дается с одной стороны расширительное толкование, так как система знаний о приемах и методах обнаружения фонологических документов, на наш взгляд, находится за пределами данного раздела криминалистической техники, и вряд ли имеет какую-то специфику отличную от общих принципов собирания доказательств. С другой стороны из приведенного определения следует, что система данного знания содержит информацию только о следах звука, механизме и способах их отображения и фиксации на материальном носителе, тогда как информация о свойствах источников звуковых сигналов остается за рамками данного направления. В то же время именно индивидуальные свойства, например, личности говорящего обуславливают возможность его идентификации по голосу и речи. Таким образом, знания о свойствах источника звуковой информа-

i ции и механизме их отражения в звуковом сигнале обусловливают воз-

Криминалистика. Учебник. / Под редакцией профессора Н.П. Яблокова - М.: БЕК, 1997. с. 333.

93 Криминалистика. / Под редакцией профессора В.А. Образцова - М.: ЮРИСТЪ, 1997. с. 199-200.

69

можность решения идентификационных и диагностических экспертных задач.

Автору представляется, что тем самым из сферы фоноскопиче-ской экспертной деятельности выпадает целый пласт знаний о природе и источнике звука, о языке и речи, личностных особенностях человека, без которых решение фундаментальных задач фоноскопической экспертизы (идентификации и диагностики личности говорящего по голосу и речи) практически невозможно.

Кроме того, нужно отметить, что фонология — это давно устоявшееся название раздела языкознания, изучающего структурные и функциональные закономерности звукового строя языка. Фонология, как и другие термины, обозначающие разделы лингвистики (грамматика, морфология, синтаксис) одновременно означает и определенный ярус языковой системы 4.

Понятно, что как не может быть особой криминалистической грамматики или криминалистической морфологии, так же не корректно наименование криминалистическая фонология.

Е.Р. Российская к числу основных95 целей фоноскопической экспертизы относит идентификацию человека по голосу, а также отождествление звуко- и видеозаписывающей аппаратуры. На аналогичной позиции, подчеркивая значение фонограмм как объектов «криминалистической фоноскопии» для уголовного процесса, стоят такие ученые как Т.В. Аверьянова, Р.С, Белкин, Ю.Г. Корухов и др.97

Представляется, что позиция указанных авторов наиболее полно отвечает существу фоноскопической экспертизы и отражает фундаментальную закономерность в получении нового знания, имеющего значе-

Лингвистический энциклопедический словарь.- М.: Советская энциклопедия, 1990. с.555

95 Но не единственных. См. Российская Е.Р. Криминалистика, - М.: ЮНИТИ, 1999. с. 117.

96 Энциклопедия судебной экспертизы / Под редакцией Е.Р. Российской и Т.В. Аверьяно вой - М.: ЮРИСТЪ, 1999. с. 465-466.

97 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г. Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. /Под ред. Р.С. Белкина - М.:НОРМА-ИНФРАМ, 1999. с. 363-364.

70

ние судебного доказательства, поскольку именно свойства объектов СФЭ являются средством познания фактов, образующих ее предмет.

Исходя из обстоятельств, подлежащих доказыванию, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, судебная фоноскопическая экспертиза может быть проведена в целях:

установления события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), информация о которых зафиксирована в устно-речевой или звуковой форме на фонограмме; установления факта подлинности или фальсификации фонодокументов;

установления виновности лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы путем идентификации и диагностики по голосу и речи, атрибуции конкретных устно-речевых высказываний по принадлежности говорящему; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого посредством диагностики его обликовых характеристик;

характер и размер вреда, причиненного преступлением посредством комплексного исследования стоимости, например, контрафактной продукции или на основе информации, содержащейся в устной форме на фонограмме;

обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также обстоятельства способствовавшие преступлению посредством анализа содержания зафиксированной устно-речевой информации;

установление ситуационных условий, обстоятельств,

98

технических средств и материалов звукозаписи , а также иных фактов и обстоятельств, имеющих значение судебного доказательства

Указанный перечень можно обобщенно определить как установление аутентичности фонограммы.

71

Задачи СФЭ носят идентификационный и диагностический характер и решаются на основе синтеза специальных знаний в радиотехнических, физико-математических, информационных, речевых и лингвистических технологиях.

Таким образом, судебная фоноскопическая экспертиза (СФЭ) проводится в целях обеспечения процесса собирания, проверки информации, записанной на фонограмме, установления аутентичности аудиозаписи посредством всестороннего экспертного исследования всех составляющих процесса порождения и записи звукового сигнала на основе комплекса специальных познаний разных материнских наук.

Родовым предметом СФЭ, по нашему мнению, являются факты и k обстоятельства, имеющие значение судебных доказательств по уголов-

ным, гражданским делам, делам об административном правонарушении, устанавливаемые на основе исследования закономерностей порождения, трансмиссии и фиксации акустических сигналов звукового диапазона частот, обеспечивающих передачу и восприятие вербальной

99

и звуковой информации по акустическому каналу связи .

Такое определение предмета и целей судебной фоноскопической экспертизы органично его сущности как самостоятельного рода судебных экспертиз, относящихся к классу традиционно криминалистических.

В общей теории судебной экспертизы, как известно, принято подразделять судебные экспертизы на классы, роды и виды и подвиды. Класс экспертизы составляют экспертные исследования, объединяемые общностью знаний, служащих источником формирования теоретиче ских и методических основ судебных экспертиз, и объектов, исследуе мых на базе этих знаний100. Как нам представляется, на современном I этапе развития судебной фоноскопической экспертизы можно согла-

99 См. аналогичное определение родового предмета КТЭ в работе Российская Е.Р. Пробле мы становления компьютерно-технической экспертизы как нового рода инженерно- технических экспертиз// Криминалистика. XXI век. / Материалы научно-практической конференции. - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с. 219-226.

100 Основы судебной экспертизы. Часть 1: Общая теория - М.: РФЦСЭ, 1997. с. 164.

72

ситься с традиционным отнесением фоноскопической экспертизы к классу криминалистических101.

Как общеизвестно среди судебных экспертиз традиционно до сих пор все еще принято выделять класс криминалистических и отграничивать их от всех прочих. Причем в течение многих лет ученые-криминалисты дискутируют на тему отнесения вновь возникающих видов и родов судебных экспертиз к криминалистическим. Некоторые ученые, например, З.И. Кирсанов , большинство судебных экспертиз называют криминалистическими, основываясь на критериях отграничения, предложенных А.И. Винбергом103.

Другие не видят никакой разницы между криминалистической наукой и экспертной деятельностью или не очень четко представляют предмет криминалистической науки. А потому они называют криминалистическими любые методики исследования вещественных доказательств, только потому, что эти методики предназначены для решения задач раскрытия и расследования преступлений.

Так, еще 5 лет назад многие специалисты полагали, что теоретические основы криминалистической фоноскопии находятся только в начальной стадии формирования. При этом под самостоятельным родом судебной экспертизы, входящей в класс криминалистических, они полагали видеофонографическую экспертизу, называя ее «исследованием магнитных записей для отправления правосудия», подразделяя на два вида: видеографическую и фонографическую104.

Видимо, для того времени, такое пониманием в силу неразвитости данного направления экспертной деятельности могло быть оправданным, но на современном уровне развития экспертных исследований

101 См., например, там же с. 165; Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В Аверь яновой и Е.Р. Российской. - М.: ЮРИСТЪ, 1999.

102 Кирсанов З.И. О соотношении криминалистической и судебной экспертизы // Информа ционный бюллетень №3. М.: Академия управления МВД России, 1997.

103 Винберг А.И. Насущные вопросы теории и практики судебной экспертизы // Советское государство и право -№ 6- 1961. с. 81.

104 Идентификация человека по магнитной записи его речи, - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1995. с. 4-5.

73

изображения и звука как объектов экспертизы приобрело самостоя- тельные формы и выработало в каждом из направлении свои собственные методы и методики.

Постепенно, по мере развития данного рода экспертизы, выделя- ются специфические объекты исследования — вещественные доказа- тельства, формулируются специфические, только данной экспертной деятельности свойственные задачи, разрабатывается инструментарий. Как известно, в развившемся роде экспертиз видовое деление осуществляется уже по исследуемым объектам. В дальнейшем некоторые виды данного рода судебных экспертиз настолько могут быть специфичны, что образуют отдельный род.

Сегодня судебная фоноскопическая экспертиза и экспертиза ви- деозаписей - это два сформировавшихся самостоятельных рода судебно-экспертной деятельности, каждый из которых характеризуется собственным кругом специальных познаний, объектом и предметом, методами их исследования.

Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением, что «фонографи- ческие и видеофонографические экспертизы нельзя считать самостоятельными родами криминалистической экспертизы: поскольку основные теоретические положения, относящиеся к изучению магнитных записей, как звука, так и изображения, являются для обоих видов исследования общими, видеофонографическая экспертиза должна рассматриваться как единая, но имеющая два вида»105.

Диссертанту представляется, что такой подход уже не отражает современный уровень развития науки и техники и соединяет разные области специальных знаний, необходимых для решения вопросов по исследованию таких сложных и информационно-емких объектов, как акустический объект (в том числе, голос и речь человека) и изображение.

Идентификация человека по магнитной записи его речи. - М: РФЦСЭ МЮ РФ, 1995. с.

5.

74

В современной криминалистической науке отчетливо проявляется тенденция по интеграции существующих родов судебных экспертиз, где объектом исследования является изображение (включая, фототехническую, портретную, видеозаписей) и формирование нового направления экспертной деятельности по исследованию изображений в различных формах и видах, зафиксированных на разных носителях.1 .

С другой стороны голос и речь человека - это крайне сложный для изучения объект, который сам по себе требует наличия у эксперта комплекса знаний в достаточно разнородных областях наук: общей и прикладной лингвистике, речевой психологии, акустике, технической кибернетики, вычислительной математики и т.д.

Поэтому в практике работы ГУ ЭКЦ МВД РФ с 1994 года организационно оформилось раздельное производство фоноскопических экспертиз и видеотехнических экспертиз в рамках разных самостоятельных подразделений (отделов). При этом в случае необходимости совместного исследования для определения синхронности фиксации звука и изображения по видимой артикуляции на видеофонограмме осуществляется и оформляется как комплексная видео-фоноскопическая экспертиза.

В перспективе судебная фоноскопическая экспертиза и экспертиза видеозаписей (видеотехническая экспертиза), экспертиза изображений, учитывая их бурный рост и насыщение новыми технологиями и знаниями, комплексированием со многими другими пограничными областями, со временем может трансформироваться в отдельный класс, например,
экспертиз мультимедиа (multimedia) технологий (теле-

Иванов П.Ю. Объекты и задачи исследования изображений // Криминалистика. XXI век. Материалы научно-практической конференции 26 - 28 февраля 2001 года, т.1. - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с. 185 - 194.

107 Потапова Р.К., Байчаров Н.В., Кураченкова Н.Б. и др. Электронная энциклопедия по криминалистической фонографии // Криминалистика. XXI век. Материалы научно- практической конференции 26 - 28 февраля 2001 года, т. 2 - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с. 46.

108 Multimedia - технологии сегодня переживают бурный рост и включает одновременно использование в интерактивном режиме (on-line) мультипликационной, визуальной, вер-

75

радио-коммуникационных экспертиз), где объектами исследования будет звуковая, текстовая и видеоинформация, предаваемая в посредством коммуникационных сетей и теле радиоканалов связи и фиксируемая на одном или разных материальных носителях, в том числе и в гипертекстовой форме или с помощью, так называемых Интернет-технологий.

Однако на данном этапе пока не проведено солидной теоретической и методической проработки и развития всех направлений, могущих составить его родовое направление, решение большинства задач фоноскопической экспертизы и пограничных с ней областей, в том числе видеотехнической экспертизы, может быть обеспечено и реально осуществляется в экспертной практике за счет производства комплексных экспертиз.

Кроме того, нельзя не согласиться с точкой зрения Е.Р. Российской, которая полагает, что поскольку все судебные экспертизы находятся на разных стадиях формирования нельзя говорить о едином основании для их подразделения по классам, родам и видам. Для сложившихся родов судебных экспертиз характерны четко сформулированные задачи и перечень вопросов, выносимых на разрешение экспертов, структурированность по видам, в зависимости от объектов, наличие унифицированных методик экспертного исследования. Формирующиеся роды экспертиз часто не имеют четко выраженного видового деления.

Вслед за Е.Р. Российской диссертант полагает, что основной единицей классификации является род экспертиз, который связан с определенными задачами и объектами исследования. Некоторые роды, в том числе и судебная фоноскопическая экспертиза, имеют видовое деление. Что касается классов экспертиз, то объединение в них родов почти всегда далеко не бесспорно и не так важно с практической точки

бальной, видео- и акустической информации посредством компьютерных средств ее получения, обработки, хранения и передачи.

76

зрения. Кроме того, классы экспертиз - это наиболее динамичная, изменяющаяся категория, в наибольшей степени зависящая от интеграции и дифференциации научного знания109.

Таким образом, предмет судебной фоноскопической экспертизы характеризует изучение ее родового объекта в определенном аспекте с помощью специфических для данного рода деятельности способов и приемов, которые обуславливаются свойствами объекта, целями его изучения, уровнем современного развития научного знания.

§ 1.3. Понятие объекта судебной фоноскопической экспертизы. Систематизация и классификация объектов

Понятие объекта судебной экспертизы имеет существенное зна-чение для разрешения теоретических и практических вопросов общей теории судебной экспертизы. Правильное определение объекта экспертизы имеет существенное значение не только для классификации отдельных родов и видов экспертизе, определения пределов экспертной компетенции, но и для определения точного направления экспертной деятельности и совокупности специальных познаний, максимально отвечающих решению задачи установления фактов наиболее близких к предмету доказывания по конкретному делу.

Отправной точкой его понимания может служить его философ- % ское толкование как «вещь или предмет…то, что противостоит субъек-

ту, то есть сознанию, внутреннему миру как действительное, как часть внешнего мира. Теперь его более точно называют реальным объек-том110.

В познании субъект и объект противостоят друг другу как познающее и познаваемое. Субъект постигает, а объект постигаем. Объект независим от субъекта. Он более чем
просто предмет позна-

Россинская Е.Р. Тенденция развития института судебной экспертизы в современных условиях // Криминалистика. XXI век. Материалы международной научно-практической конференции. т. 1 - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с.45. 110 Философский энциклопедический словарь - М.: ИНФРА-М, 1997. с. 315.

77

ния…познание есть постижение, прежде всего соответствующих субъекту членов отношений между объектом и субъектом111.

Исходя из того, что объект противостоит субъекту в его познава- тельной деятельности, с философской точки зрения объект характеризуется как вещь, процесс, явление, фрагмент реальной действительности, тесно связанный с предметом познания, отображаемый в сознании субъекта познания.

Объектом экспертизы являются те источники сведений об уста- навливаемых фактах, те носители информации, которые подвергаются экспертному исследованию и посредством которых эксперт познает обстоятельства, относящиеся к предмету экспертизы.112.

В общей теории судебной экспертизы объект экспертного иссле- дования рассматривается как сложная система, состоящая из материального носителя информации о факте, источника информации о факте, механизма передачи информации от источника к носителю, т.е. отражаемый и отражающий компоненты и механизм их взаимодействия. Принято деление объектов на общий, родовой (предметный), специальный (непосредственный) и конкретный.

В процессуальном аспекте в юридической литературе под общим объектом судебной экспертизы понимается материальный носитель информации о фактических данных, связанных с расследуемым событием, устанавливаемых с помощью специальных познаний в рамках экспертизы как средства доказывания по делу113.

Родовой объект - класс, категория предметов, обладающих общими свойствами, качествами, обусловленными их природой, законо- мерностями формирования, функционирования, изменения. Для каждого рода судебной экспертизы свойственен свой специфический объект.

”’ там же с.350.

112 Мирский Д.Я., Ростов М.Н. Понятие объекта судебной экспертизы // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы: Труды ВНИИСЭ МЮ СССР - М.: 1984; Словарь основных терминов судебных экспертиз. - М.: 1980; Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза, - М.: Право и закон, 2001. с. 136. “3Основы судебной экспертизы. Часть 1. Общая теория - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1997. с. 93.

78

Специальный (видовой) объект экспертизы — это материальный носитель информации определенной природы, исследуемый на основе применения специальных познаний в рамках конкретного вида экспертизы. Специфика родового и специального объекта существенная для классификации судебных экспертиз по родам и видам. Конкретный объект — конкретный предмет, исследуемый в процессе производства конкретной экспертизы, проходящий по конкретному расследуемому или рассматриваемому делу1 и.

Анализ методической литературы показывает, что применительно к судебной фоноскопической экспертизе разные авторы в качестве объектов нередко смешивают понятия объекта как материального носителя информации и его свойств. Так ряд авторов считают, что «объект исследования судебно-фоноскопической экспертизы - свойства че- ловеческой речи и голоса, зафиксированные в качестве невидимых электромагнитных сигналов - отображений на магнитной ленте»…., а также «свойства не только речи и голоса, но и звукозаписывающей аппаратуры, магнитных фонограмм…»115.

Другие полагают, что объект экспертизы - «речевая деятельность, служащая одним из видов общения в целях коммуникации»116.

117

Авторы коллективной монографии полагают, что «исследование магнитных записей для отправления правосудия называется криминалистической видефонографической экспертизой. Объектом исследования при производстве данного рода экспертизы являются магнитные записи изображения (видеограммы) и звука (фонограммы).

114 Винберг А.И., Мирский Д.Я., Ростов М.Н. Гносеологический информационный и про цессуальный аспект учения об объекте судебной экспертизы // Вопросы теории и практики судебной экспертизы: Сб. научных трудов. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1983.

115 Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство. I (Методическое пособие для экспертов, следователей и судей). - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР,

  1. с.7-8.

116 Ребгун Э.К. Некоторые аспекты проблем криминалистического исследования речевой деятельности // Проблемы криминалистической экспертизы видео и звукозаписи. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1990. с. 88.

117 Идентификация человека по магнитной записи его речи. - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1995. с. 4-5.

79

Вряд ли с таким подходом можно согласиться. Экспертная практика правоохранительных органов, в том числе наша, показывает, что круг объектов, поступающих на фоноскопическую экспертизу нельзя свести только к фонограмме, он более широк и многообразен.

По мнению диссертанта, материальными объектами судебной фоноскопической экспертизы являются не отдельные свойства как таковые , а звуковые следы (акустический сигнал, голос, речь человека, звуки, образующихся в результате различных действий людей, животных и механизмов, в том числе звуковая среда события преступления, следы механического или электромагнитного воздействия на магнитный носитель звукозаписывающей аппаратуры, приемо-передающих устройств и других компонентов тракта коммуникации), записанные на фонограмме, а также свойства самих источников звука и устройств звукозаписи.

На материальном носителе фиксируется не сам акустический сигнал, а его электромагнитное отражение - след звукового сигнала, который образуется посредством преобразования звуковой волны в электрический сигнал с помощью микрофона.

Для того чтобы очертить систему объектов судебной фоноскопической экспертизы, необходимо, прежде всего, представить себе компоненты, участвующие в процедуре образования распространения, регистрации и воспроизведения звуковой информации.

Как видно из схемы, представленной на рис.1., компоненты данного процесса, природа и свойства которых отражаются на фонограмме, естественным путем вносят искажения, изменяя количественно и качественно информацию, передаваемую звуковым сигналом от перво- источника.

Заметим, что свойства носителя информации как отражающего компонента объекта важны в служебном плане, так как они лишь передают информацию об отражаемом компоненте. В криминалистике и общей теории судебной экспертизы принято оперировать понятием признака. См. например: Основы судебной экспертизы Часть 1. Общая теория. -М., 1997. с. 98-108.

80

АКУСТИЧЕСКАЯ СРЕДА РАСПРО- СТРАНЕНИЯ ЗВУКОВОЙ ВОЛ- НЫ

микрофон

Свойства ис- точника звука: Речь человека, звуковые сле- ды природных и искусствен- ных источни- ков

Тракт связи: (радиоканал, ; телефон, т.д.)!

~-- д	ч

Приемо- передающее устройство

д

Устройство записи

J}

Носитель записи

ФОНОГРАММА

I

Устройство воспроизведения фонограммы

Рис.1. Схема формирования фонограммы как объекта фоноско- пической экспертизы. Пунктирными стрелками показаны следообра-зующие компоненты, формирующие свойства сигналограммы и влияющие на качество отображения на фонограмме исходной звуковой информации.

Сегодня, в силу своей доступности (как по цене, так и по простоте эксплуатации), в основном используется аналоговая магнитная зву- козапись со всеми присущими ей недостатками, магнитные носители различных форматов и стандартов в виде магнитных лент различной ширины на катушках и в кассетах (компакт-, микро- и др.). В то же время за последние годы получает все большее (со снижением цен) распространение цифровая звукозапись, потенциально обеспечивающая лучшее, по сравнению с аналоговой записью, качество фонограмм. Носителями такой записи чаще всего являются магнитные ленты в кассетах (формат «DAT» и др.), оптические и магнитные диски, дискеты,

81

различных стандартов (флэш-карты, мини-диски), а также жесткие диски ПЭВМ, например в системах многоканальной записи «Незабудка» (ООО «Центр речевых технологий», г. Санкт-Петербург) и ей подобных.

В зависимости от вида и способа записи, типа носителя звукозаписи на фоноскопическую экспертизу могут быть аналоговые и цифровые, на магнитной ленте, на стандартных кассетах, микро кассетах, видеокассетах, катушках, на микросхемах в памяти цифрового магнитофона, на магнитных, лазерных, магнитооптических дисках и т.д.

Анализ эмпирического материала и теоретических положений, описанных в научной литературе позволяет сформулировать фундаментальное для криминалистической фоноскопии учение о звуковых следах.

По мнению, М.В. Салтевского и Ю.Ф. Жарикова «звуковой след в криминалистике - это чередующиеся сжатия и разряжения среды, распространяющиеся во все стороны от колеблющегося тела, а субъек тивной точки зрения - мысленный образ, «след памяти» о конкретном источнике звука»119. Добавим к данному определению, что звуковой след может быть зафиксирован на материальном носителе звуковой информации и многократно воспроизведен посредством специальных устройств воспроизведения звука. Классификация звуковых следов > наиболее полно была рассмотрена Ю. В. Ящуринским120. Однако за

прошедшее время наука обогатилась новыми знаниями, позволяющими систематизировать звуковые следы как объекты криминалистического исследования, более полно описать их свойства и специфику, обусловливающие возможность решения задач судебной фоноскопической экспертизы.

119 Салтевский М.В., Жариков Ю.Ф. Предмет, содержание и задачи криминалистической акустики // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев: Высшая школа, 1988. вып. 37. с. 119.

120 Ящуринским Ю.В. Криминалистическая диагностика звуковой среды. Дисс. кандидата юрид. наук - Киев, 1990.

82

Специфическими свойствами звуковых следов является их рас- пространение, отражение, дифракция и интерференция, поглощение в звуковом пространстве, называемом звуковой средой121. Звуковые следы:

распространяются в упругой среде с различной скоростью, что позволяет оценивать расстояние до источника звука посредством анализа фиксируемого на фонограмме сигнала или непосредственно посредством слухового рецептора;

отражаются от препятствия, при этом угол отражения равен углу падения; свойство отражения проявляется в явлении реверберации, которое используется для диагностики объема и геометрических размеров помещения, связанного с событием преступления, либо учитывается в качестве «паразитного» шума, искажающего качество разборчивость записанной на фонограмме устно-речевой информации, оказывая существенное влияние на возможность установления ее текстового содержания или идентификации говорящего;

огибают препятствие (дифрагируют), претерпевают изменения в их распространении, возникающие при наличии препятствий; данное свойство оказывает влияние на качество фиксируемой сигналограммы вследствие различных искажений формы звуковой волны;

взаимно усиливаются или ослабляются при их наложении руг на друга (интерферируют), что приводит к невозможности фильтрации (разделения) речевых сигналов от разных источников, порождаемых одновременно, затрудняют или приводят к невозможности идентификации говорящего по голосу и речи, при одновременной фонации других источников звука (радиотрансляции, музыки и т.д.);

121 Сапожков М.А. Электроакустика. - М.: Связь, 1978. с .5.

83

поглощаются и рассеиваются на неровностях и границах звуковых сред.

Звуковые следы события преступления возникают, распространяются и фиксируются в конкретном пространстве. Процесс образования, распространения и фиксации звуковых следов в связи с событием преступления носит ситуационный характер. При этом под событием преступления мы понимаем материальное явление объективной дейст- вительности, представляющее собой сложную противоправную дея- тельность (бездеятельность) субъекта, содержание которой выражается во взаимосвязях, причинно обусловленных взаимодействиях объектов, порождающих звуковые следы, в определенном пространстве и времени.

Система звуковых следов события преступления может быть определена как система голоса и речи человека, звуков других природных и искусственных источников, коммуникативной деятельности субъектов преступления, используемых инструментов и технических средств для совершения или сокрытия преступного деяния.

Таким образом, звуковые следы события преступления включают звуковую обстановку (звуковая среда) в момент коммуникации субъектов преступления посредством акустического канала передачи информации, собственно вербальную (речевую) информация, информацию об индивидуальных и групповых свойствах голоса, речи, включая психо- эмоциональное состояние человека, его отношение к передаваемой или получаемой информации и т.д.

В.Р. Женило , детально рассматривая физическую природу звуков и их отражения на материальном носителе, использует словосочетание «след звука», что по нашему мнению, применительно к рассматриваемой нами проблеме не совсем корректно. Исходя из фундаментального для криминалистики учения о следах, по мнению диссертанта,

Специальная техника и информационная безопасность. Учебник/Под ред. В.И. Кирина. - М.: Академия управления МВД РФ, 2000. с. 681-739.

84

более правильно говорить не следах звука, а о звуковых следах как объектах судебной фоноскопической экспертизы.

Понятие следа в криминалистике детально проанализировано Р.С. Белкиным’^ . Разделяя всецело позицию Р.С. Белкина, примени- тельно к криминалистической фоноскопии, нам представляется воз- можным, развить понятие звуковых следов преступления.

На практике звуковой сигнал, прослушиваемый и контролируемый с использованием технических средств съема, передачи и записи акустических сигналов отличается (в ряде случаев очень значительно) от исходного (образуемого в момент произнесения речи или возникновения звукового сигнала природного ли искусственного происхождения). Это связано с тем, что обычно к исходным звуковым следам в процессе их распространения и фиксации добавляются шумы и искажения, оказывающие негативное влияние на качество и разборчивость речи.

Поэтому часто возникает потребность в проведении специальной обработки, реконструкции или очистки звукового сигнала, главной целью которой, применительно к потребностям правоохранительных органов, является доведение качества и разборчивости записанной на фонограмме речи до уровня, приемлемого для её последующего комфортного прослушивания и понимания, что позволило бы установить смысловое или дословное, содержание речевой информации, источник речевой информации, его индивидуальные характеристики, а также обстоятельства получения данной речевой информации.

Корректно выполненная реконструкция и очистка фонограммы от шумов и помех во многих случаях позволяет уменьшить отрица- тельное влияние шумов и искажений. Тем не менее, некоторые типы шумов и искажений существенно искажают полезную информацию и уже не могут быть скомпенсированы после записи звукового сигнала.

Белкин Р.С. Курс криминалистики. Учебник - М.: Закон и право, 2001. с. 308-322.

85

Фонограмма как объект судебной фоноскопической экспертизы по способу отображения и фиксации на магнитном носителе признаков динамического события содержит как речевую, так и неречевую, иную звуковую информацию о природе и свойствах источника, среде распространения, способе фиксации и свойствах звукозаписывающего устройства, носителе записи и т.д. Таким образом, фонограмма - это материальный носитель, на котором отображены следы разных источников.

По первоисточнику звуковые сигналы могут происходить от че- ловека, других источников природного или искусственного происхождения. Поэтому объектом конкретного экспертного исследования может быть любой из компонентов, составляющих ряд звуковых сигналов (как речевых, так и неречевых) и следов звукозаписывающей аппаратуры, зафиксированных на фонограмме, с целью установления свойств их источника и соответствия условиям и фактическим событиям, имевшим место при производстве записи. По сущности содержащейся на фонограммах речевой (вербальной) информации - записываемые сигналы имеют физическую (акустическую) и ментальную (лингвистическую) природу.

Определения основных терминов, связанных с записью и вос- произведением звуковой информации, содержатся в Государственном стандарте1 4: Здесь приведем определения самых основных понятий, используемых в судебной фоноскопической экспертизе .

Под записью (информации) понимается процесс преобразования сигналов информации в пространственное изменение физических характеристик формы носителя записи с целью сохранения и после- дующего воспроизведения записанной информации.

124 Запись и воспроизведение информации. Термины и определения. ГОСТ-13699-91. Офи циальное издание Государственного комитета СССР по управлению качеством продукции и стандартам - М.: Издательство стандартов, 1991.

125 Терминологический словарь судебной фоноскопической экспертизы дан в приложении.

126 Согласно п. I ГОСТ 13699-91, для каждого понятия установлен один стандартизован ный термин. Согласно имеющейся помете НДП в скобках после стандартизованного тер мина использование синонимов - регистрация, фиксация - недопустимо к применению.

86

Носитель записи - физическое тело, используемое при записи для сохранения в нем или на его поверхности сигналов информации.

В зависимости от системы записи образуются видовые понятия

ханической записи и т.д. В зависимости от формы носителя (лента, диск, т.д.) и в соответствии с системой записи образуются видовые понятия, например, магнитная лента, магнитный диск.

Сигналограмма — носитель записи, содержащей сигналы записанной информации.

Сигналограмма - оригинал - это сигналограмма, получаемая в результате записи сигнала, поступившего от первоисточника.

В зависимости от характера записанной информации и названия конкретного носителя записи могут быть образованы видовые термины, например - фонограмма-оригинал на магнитной ленте.

Воспроизведение - процесс получения записанной информации от сигналограммы127.

Магнитофон - устройство магнитной записи и воспроизведения звука с использованием в качестве носителя записи магнитной ленты.

Фонограмма — это сигналограмма, полученная в результате звукозаписи.

Аппаратура съема информации - специальные технические средства, предназначенные для получения информации посредством приема акустических, электромагнитных, световых, тепловых и иных сигналов (излучений), несущих оперативно значимые данные .

Автоматизированная система — система автоматизации деятельности человека, т.е. замены труда человека работой машины; в от-

Недопустимыми синонимами по ГОСТ 13699-91 являются - «считывание», чтение информации.

1 8 Специальная техника и информационная безопасность, Учебник./Под ред. В.И. Кирина. - М: Академия управления МВД РФ, 2000. с. 746.

87

личие от автоматической системы всегда функционирует при участии человека, который является ее главным звеном129.

Компонент автоматизированной системы — элемент одного из видов обеспечения (технического, программного, информационного и др.), выполняющий определенную функцию в подсистеме автоматизи-рованной системы и обеспечивающий ее работу .

Компьютерные средства — современные средства обеспечения автоматизированных информационных систем и их технологий — про- граммные, технические, информационные, лингвистические, правовые, организационные средства, используемые или создаваемые при проек- тировании информационных систем и обеспечивающих их эксплуата-цию’31.

ЭВМ (электронно-вычислительная машина), компьютер — про- граммируемое функциональное устройство, состоящее из одного или нескольких взаимосвязанных центральных процессоров и периферийных устройств, управление которых осуществляется посредством программ, располагающихся в оперативной памяти и которое в состоянии производить большой объем вычислений, содержащих большое количество арифметических и логических операций без вмешательства пользователя в течение периода выполнения132.

Таким образом, специальными объектами судебной фоноско-пической экспертизы являются носители записи, содержащие сигналы звуковой информации (речевой или неречевой), и устройства трансмиссии и записи звука.

Толковый словарь современной компьютерной лексики (новейшие термины). - СПб.: БХВ - Санкт-Петербург, 1999.

130 ГОСТ 15971-84, 24-601.86;34.601-90, ГОСТ19781-90.

131 Федеральный закон «Об информатизации, информатизации и защите информации» от 20.02.1995г. № 24-ФЗ. -М: Комментарий, 1996.

132 Стандарты Международной организации по стандартизации (ИС02382/-84) и Междуна родной электротехнической комиссии. Вычислительная техника. Терминология: Справ. Пособие. - М.: Изд. стандартов, 1990.

88

По своим свойствам, происхождению и природе фонограммы и устройства трансмиссии и звукозаписи являются новым, отличающимся от всех остальных объектов родов и видов судебных экспертиз.

экспертизе можно сформулировать следующие определения.

Родовой объект СФЭ - определенный класс предметов, обладающих общими признаками и относящихся к источникам акустических сигналов звукового диапазона частот, средствам их передачи, записи и воспроизведения. Спецификой родового объекта СФЭ является его композитный характер.

В качестве родового объекта судебной фоноскопической экспертизы выступают:

фонограммы, приобщенные к материалам уголовного или гражданского дела;

устройства, использованные для трансмиссии (приема, передачи), записи и воспроизведения звуковой информации, являющиеся вещественными доказательствами;

процессы (события, явления, действия), зафиксированные в материалах дела, относящиеся к условиям производства звукозаписи, на основании изучения которых эксперт признает другие факты, являющиеся предметом судебной фоноскопической экспертизы.

Видовой объект СФЭ - материальный носитель звуковой информации, исследуемый на основе специальных познаний в рамках конкретного вида СФЭ. Конкретный объект СФЭ - материальный носитель звуковой информации (фонограмма), средство трансмиссии (приема, передачи), записи и воспроизведения акустического сигнала, обладающее признаками индивидуальности и неповторимости, что и предопределяет специфику конкретного экспертного исследования по конкретному делу.

89

Система объектов СФЭ по классификационному основанию видового деления может быть представлена следующим образом. Класс аппаратные объекты, включающий в себя виды: устройства трансмиссий (приема, передачи) акустического сигнала (микрофоны, телефоны, передатчики, приемники, в том числе, проводные и беспроводные, аналого-цифровые и цифро-аналоговые преобразователи и т.д.);

устройства звукозаписи (магнитофоны, регистраторы, персональные компьютеры и т.д.);

устройства воспроизведения звука (проигрыватели, акустические системы, плееры и т.д.)

Класс - фонограммы, включающий в себя виды, которые отличаются по способу записи звукового сигнала, виду носителя, источнику происхождения звукового сигнала, его состоянию (неизмененные или частично или полностью искаженные, измененные), информативности: по носителю (магнитные, оптические, проволочные); по способу записи (аналоговые и цифровые); по источнику (речевой, неречевой сигнал); по объему (полные, фрагментарные); по множественности (единичные, множественные); по состоянию (неизмененные, частично искаженные, мо- дифицированные посредством процедуры шумоочистки и т.д.);

по информативности (полные, разборчивые, сильно зашум-ленные, с помехами и т.д.).

Класс информационные объекты - данные материалов дела:

  • об обстоятельствах;
  • об участниках;
  • о способе,
  • о месте,
  • о времени и условиях производства звукозаписи;

90

  • о технических средствах съема, трансмиссии, записи и хранения звуковой информации.

УСТРОЙСТВА

Съема акустиче- ского сигнала

Т

Приема звукового сигнала

Записи звукового сигнала

linu/uuiTiui^iiuiiiaDiv

данные материалов дела

Способ записи

янялогоныи

цифровой

1,

Фоногоамма

Акустический сигнал

Звуки живой и нежи- вой природы

Воспроизведения звукового сигнала

Обстоятельства, время, место, уча- стники, ситуация, условия

А.

Носитель записи

Магнитный, оптический, проволочный и

т.д.

Рис.2. Классификация объектов СФЭ

Как видно из схемы на рис. 2., классификация родовых и специальных (видовых) объектов СФЭ может строиться исходя из природы и свойств вещественных доказательств, поступающих на экспертизу. В судебно- экспертном аспекте наиболее важными в плане информативности объектов экспертизы являются фонограммы с речевой (вербальной и голосовой информацией). Речь как объект СФЭ характеризуется наибольшей степенью сложности, так как обладает высокой степенью вариабильности, зависящей от смысла передаваемого вербального сообщения, индивидуальных и социальных и психофизиологических свойств говорящего, а также от всех компонентов ситуации, в которой происходит речевая коммуникация.

Таким образом, родовой объект судебной фоноскопической экспертизы
(СФЭ) составляет комплекс из всех названных

91

компонентов, участвующих в процессе образования, трансмиссии, записи, хранения и воспроизведения звуковой информации от ее источника до воспринимающего субъекта. Видовое подразделение объектов определяется спецификой применяемых методов и областью специальных познаний в рамках видового деления СФЭ. Конкретный объект СФЭ характеризуется индивидуально конкретными свойствами: объемом, информативностью, множественностью, состоянием и т.д.

§ 1.4. Классификация судебной фоноскопической экспертизы

Принятая в общей теории судебной экспертизы классификация судебных экспертиз по классам, родам, видам и подвидам, имеет существенное теоретическое и практическое значение для становления, формирования и развития новых областей экспертной деятельности.

Как видно из схемы на рис.3., можно было бы предложить классификацию видов судебной фоноскопической экспертизы, исходя только из одного основания - видового деления объектов СФЭ.

Однако, как очевидно, такая классификация не отвечает сложившейся практике производства судебных фоноскопических экспертиз, кругу решаемых задач и определенной нормативными актами специализаций экспертов-фоноскопистов в государственных экспертных учреждениях различных ведомств.

Кроме того, согласно общей теории судебной экспертизы и как показывает экспертная практика, одно основание (в частности, объект СФЭ) не может быть взято за основу классификации. Одни и те же материальные предметы - вещественные доказательства зачастую являются объектами исследования экспертов разных родов и видов судебной экспертизы. Так, например, устройство трансмиссии и звукозаписи могут быть объектами судебной телематической экспертизы, а магнитная лента или диск как материальный носитель фонограммы могут яв-

92

ляться объектам экспертизы материалов, веществ и изделий или трасо-логической экспертизы.

Судебная фоноскопическая экспертиза

Судебная экспертиза фонограмм: носителя и записанных сигналов

Экспертиза устройств трансмиссии и записи звуковой информации и их комплектующих

Экспертиза звуковых сигналов

Экспертиза источника звукового сигнала

1

Экспертиза

голоса и речи

человека

Экспертиза носителя записи

Экспертиза акустической среды (тракта передачи) звукового сигнала

I

Экспертиза звуков природы и искусственного происхождения

Экспертиза устройств аналоговой записи

Экспертиза устройств цифровой записи

Рис. 3. Классификация видов судебной фоноскопической экспер- тизы, исходя из видового деления ее родового объекта

Как уже ранее говорилось, наиболее ценным с криминалистических позиций и наиболее часто встречающимся на практике объектом выступает речевая (вербальная) информация, записанная на фонограмме. В отличие от других акустических сигналов, для экспертного исследования речевого сигнала необходимы специальные знания не только его физической, акустической природы, но и ментальной, психофизиологической, лингвистической, социальной и т.д.

На основе экспертного изучения речи устанавливается большинство фактов и обстоятельств, имеющих доказательственное значение при расследовании уголовных дел. Добавим, что нередко без оценки

93

следователем и судом вербального содержания записанной на фонограмме информации в принципе невозможно установить ее относи-мость к уголовному или гражданскому делу. По результатам фоноскопической экспертизы, изложенным в заключений эксперта, принимаются процессуальные решения о подлинности, достоверности и отно-симости доказательственной информации, содержащейся в фонограммах, поэтому классификацию СФЭ надо проводить с учетом всех фактов и обстоятельств, имеющих значение доказательств, которые сегодня могут быть установлены на основе изучения свойств ее объектов.

Исходя из триединого основания классификации: предмета, объекта и специальных познаний, необходимых для решения задач судебной фоноскопической экспертизы, нам представляется, что сегодня уже достаточно сформировались три вида судебной фоноскопической экс- пертизы: судебная фоноскопическая экспертиза речи, судебная фо- нотехническая экспертиза133 и судебная фоноскопическая экспертиза звуковой среды.

Судебная фоноскопическая экспертиза речи (СФЭР). Сущность данного вида судебной фоноскопической экспертизы заключается в проведении исследования речевой информации, зафиксированной на фонограмме. Данный вид СФЭ сейчас наиболее методически развит в силу того, что речь является источником наиболее криминалистически значимой информации.

Предметом данного вида СФЭ являются факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе исследования речевого сигнала, его содер- жания, и свойств, обусловленных индивидуальными свойствами и функционально динамическими навыками говорящего.

Целью данного вида СФЭР является установление вербального содержания речевого сигнала, идентификация и диагностика состояния и свойств личности по речи, установление целостности и связности

Указанное деление предопределяет наличие разных комплексов специальных знаний: в речеведении и техническом исследовании фонограмм, а также акустике звуковой среды.

94

устного текста, его информативности, полноты, наличия искажений и модификаций и т.д.

В перспективе при условии достаточной теоретической и методической проработки в данном виде СФЭ мсжко выделить два подвида: экспертизу звучащего текста (судебную текстологическую экспертизу) и экспертизу голоса диктора (судебную диктологическую экспертизу).

Основное отличие данных подвидов основывается на различии применяемых методов анализа речевого сигнала. Так, судебная тексто- логическая экспертиза как подвид СФЭР требует применения в большей степени собственно лингвистических методов исследования звучащего текста (с точки зрения его ментальной природы и лингвистической организации, репрезентированной в речи конкретного лица). Тогда как судебная диктологическая экспертиза в большей степени опирается на инструментальные и математические методы визуализации, обработки и параметризации речевого сигнала с точки зрения его акустической природы.

Однако сегодня такое деление было бы преждевременным. На практике большинство задач, связанных с исследованием речевого сигнала пока может быть решено с помощью комплексного экспертного исследования без внутривидового деления СФЭР.

Судебная фонотехническая экспертиза. Сущность данного вида судебной фоноскопической экспертизы заключается в проведении исследования технических (аппаратных) средств приема, передачи, фиксации, хранения звуковой информации и ее носителей.

Предметом данного вида СФЭ являются факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе исследования технологии изготовления и эксплуатации средств трансмиссии и звукозаписи, фиксации и хранения звуковой информации, закономерностей и механизма следообразо-вания - отражения на магнитном носителе свойств звукозаписи, свойств и особенностей самого носителя звуковой информации.

95

Данный вид СФЭ проводится в целях установления системы записи (механическая, оптическая, магнитная), способа (аналоговый или цифровой), оригинальности (запись непосредственно от первоисточника) или копирования, перезаписи или дублирования (тиражирования134, например, при расследовании дел, связанных с изготовлением контра- фактной продукции), выявления признаков подделки и фальсификации фонограмм, механического монтажа, технологических или иных харак- теристик их изготовления, дефектов, повреждений и т.п., а также в целях идентификации и диагностики устройств, использованных для снятия, передачи, фиксации и хранения звуковой информации, средств изготовления фонограмм (магнитофон, микрофон, приемник, регистратор, устройство для изготовления грампластинок и компакт-дисков и т.п.), определения технического состояния средств звукозаписи и их компонентов, характера неисправностей, причин их возникновения, степени искажений, вносимых в записываемый и звуковой сигнал технологическими характеристиками тракта приема, передачи, записи и воспроизведения сигнала и т.д.

В целях установления параметрических характеристик и их соответствия различным стандартам, техническим условиям или ведомственным требованиям звукозаписи могут исследоваться устройства аналоговой и цифровой записи (регистрации). Здесь же решаются задачи, связанные с детектированием и компенсацией искажений, вносимых в звуковой сигнал при его воспроизведении устройствами, влияющими на адекватность его слухового восприятия.

Данная экспертиза выделена нами в отдельный вид, так как ее предмет требует применения специальных знаний по технологии съема акустической информации, получения и изготовления фонограмм, специфике
функционирования используемых для этого технических

134 Различия в понятиях дублирование, копирование и перезапись фонограммы будут рассмотрены в последующих главах. Здесь необходимо отметить, что перезапись фонограмм может производиться последовательно, при этом получается вторая, третья, четвертая и т.д. копия фонограммы- оригинала, либо - параллельно, с тиражированием, дублированием одного оригинала на множестве первых копий.

96

средств и аппаратов. К данному виду СФЭ близко примыкает отрасль,

ПС

называемая судебной телематической экспертизой , предметом которой являются фактические данные, устанавливаемые на основе применения специальных познаний при исследовании средств телекоммуникаций и подвижной связи как материальных носителей информации о факте или событии какого-либо уголовного или гражданского дела, а также трасологическая экспертиза.

В качестве отдельных подвидов при дальнейшей дифференциации специальных познаний можно будет выделить два подвида: судебную фоноскопическую экспертизу устройств звукозаписи и судебную фоноскопическую экспертизу носителей звукозаписи.

Выделять в качестве отдельного подвида СФЭ экспертизу информационных данных об обстоятельствах, условиях, ситуации и т.п. на данной стадии развития экспертизы, представляется не целесообразным. Как показывает экспертная и судебно-следственная, практика указанный класс объектов играет в основном вспомогательную роль, часто выступают в качестве дополнительных данных, требуемых для правильной оценки результатов получаемых при решении вопросов, связанных с исследованием фонограмм и устройств записи и трансмиссии звука.

В то же время можно отметить, что возможна постановка самостоятельной задачи установления соответствия данных в материалах дела об обстоятельствах и условиях звукозаписи, характеристикам, отраженным на фонограммах, или параметрам устройств, использованных для съема, передачи и фиксации речевой информации. По нашему мнению, в современных условиях подобные задачи могут быть решены путем производства комплексных экспертиз.

Судебная фоноскопическая экспертиза звуковой среды. Ее сущность заключается в исследовании не речевых, а иных акустиче-

Россинская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза, - М.: Право и закон, 2001. с. 123.

97

ских сигналов звукового диапазона частот, записанных на конкретном носителе. Для ее производства необходимы специальные познания о физической природе, свойствах источника звуковых сигналов, акустической среды его распространения и передачи от источника звука до приемного и записывающего устройства. Это объясняется тем, что природа и свойства звуковых сигналов определяются характеристиками не только его источника, но и модификациями, которые неизбежно претерпевает звуковая волна на пути от источника звука до приемного и записывающего устройства.

Предметом данного вида СФЭ является установление фактов и обстоятельств, связанных с источниками звуков природного происхождения (например, лай собаки, щебетание птиц, водопада, камнепада и т.д.) и искусственного (например, звуков выстрелов, взрывов, телефонный зуммер, сигналы автотранспортных средств, иные шумы и помехи, в том числе музыкальные и т.д.).

Решаются задачи идентификации и диагностики неречевого источника звуковых сигналов (номера набираемого телефона, источника шумовой или музыкальной помехи и т.д.), определение акустических условий и обстоятельств изготовления звукозаписи.

К задачам данного вида также относится установление акустической обстановки в процессе порождения и фиксации звукового сигнала (характера помещения, местности), обстановки и ситуации съема и передачи акустической информации, установление факта обычности или необычности порождения звукового сигнала (например, исполнения музыкального произведения под фонограмму, в концертной студии, в студии звукозаписи и т.д.). В перспективе также можно выделить два подвида: судебную экспертизу звуковых следов природного и искусственного происхождения и судебную экспертизу звуковой обстановки.

98

Класс традиционных криминалистических экспертиз

РОД

Судебная фоноскопическая экспертиза

шды

Судебная фоноско- пическая экспертиза речи (СФЭР)

Судебная

экспертиз а

звучащего

текста

Судебная

экспертиза

голоса

диктора

Судебная фонотехни-

ческая экспертиза

(СФТЭ)

щ

ПОДВИДЫ

Судебная экспертиза носителей

Судебная

экспертиза

устройств

Судебная экспертиза

звуковой среды

(СЭАС)

Судебная экс- пертиза зву- ковых следов природного и искусственно-

Судебная экспертиза

звуковой обстановки

дения

Рис. 4. Классификация судебной фоноскопической экспертизы.

Из схемы на рис.4, понятно, что при классификации видов судебной фоноскопической экспертизы предпочтительно исходить из трех оснований: предмета, объекта и специальных познаний эксперта.

Еще раз подчеркнем, что направления, которые могут составить видовое наполнение каждого вида СФЭ, требует в дальнейшем серьезной методической и теоретической проработки.

Как нам представляется, данная классификация позволяет дифференцированно подойти к разработке и применению специальных методов и экспертных методик, а также к назначению и производству комплексных экспертиз, с учетом специализации экспертов по каждому из виду или подвиду.

99

Приведенная классификация видов СФЭ, по нашему мнению, в силу более узкой экспертной специализации будет способствовать определению пределов компетенции экспертов и повышению эффективности VfTPHORiTPHiio гЬя1Гтг>п лл п^птпат^-п^пт-а TJ**OI/-\TTTT,JV ^каЧЙНИе /ТОКИ-

зательств в расследовании и судебном рассмотрении уголовных и гра- жданских дел.

Осуществляя классификацию видов СФЭ, мы учитываем, что судебная фоноскопическая экспертиза как сравнительно молодой род судебных экспертиз находится в стадии бурного развития, а потому приведенная классификация не может считаться окончательной и полностью завершенной. В перспективе данный род, как мы уже отмечали выше, может оформиться в самостоятельный класс мультимедиальных или теле-радио- коммуникационных экспертиз.

Тем не менее, трансформация судебной фоноскопической экспертизы в самостоятельный род судебных экспертиз и ее деление на виды, с учетом основных решаемых задач, по нашему мнению, имеет существенное научно- практическое значение.

Классификация СФЭ способствует решению организационно-практических и теоретических задач, определению научных перспектив и приоритеты в разработке экспертных методик, предопределяет систему обучения и переподготовки экспертных кадров, помогает определить пределы компетенции и область специальных познаний, играет вспомогательную роль при назначении экспертизы требуемого вида.

§ 1.5. Классификация задач судебной фоноскопической экспертизы

В общей теории судебной экспертизы такое категориальное понятие как экспертная задача рассматривается с позиции рода, вида и подвида судебной экспертизы и конкретного экспертного исследования.

Если дефиниция задачи рода, вида и подвида судебной экспертизы рассматривается в связи с научным определением их предмета, то в

100

отношении конкретного экспертного исследования понимается задание эксперту, сформулированное в поставленном вопросе.

С гносеологической точки зрения понятие задачи характеризует конечную цель (искомый факт или обстоятельство) и условия ее достижения, т.е. те данные, с учетом которых эксперт в соответствии со своим процессуальным положением и специальными знаниями обязан действовать, чтобы дать ответ на этот вопрос» .

С процессуальной точки зрения экспертная задача - это поручение инициатора экспертизы.

Родовой задачей судебной фоноскопической экспертизы является исследование звуковых сигналов (а также материалов и средств звуко- записи) с целью идентификации их источников и установления условий, механизма их возникновения и отображения137.

Видовые задачи СФЭ определяются в соответствии с видовыми предметами видов судебной фоноскопической экспертизы.

Содержание видовой задачи каждого вида СФЭ определяется возможностями исследования объекта экспертизы и потому ее сущность можно уяснить посредством анализа предмета и объекта данного вида судебной фоноскопической экспертизы. Видовые задачи СФЭ охватывают цели познания факта аутентичности исследуемого видового объекта с целью установления соответствия информационным объектам СФЭ — сведениям из материалов дела о событиях, явлениях и процессах, имевшим место при производстве конкретной звукозаписи.

При этом важно различать задачу конкретного экспертного фо- носкопического исследования, от вопроса, сформулированного в по- становлении (определения) о назначении экспертизы.

136 Словарь основных терминов судебных экспертиз. - М., 1980. с. 22.

137 Галяшина Е.И. Проблемы развития видео фоноскопических исследований в экспертно- криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ // Экспертная практика.- N 36 - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1993. с. 3;. Галяшина Е.И. и др. Фоноскопическая экспертиза // Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Справочное пособие - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992. с. 19; Галяшина Е.И. и др. Видео фоноскопическая экс пертиза // Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Спра вочное пособие - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992. с. 50.

101

Принятое экспертом задание, содержит конечную цель, и условия, при которых она может быть достигнута, выполнение задания ведет к установлению искомых фактических данных (обстоятельств дела), имеющих отношение к предмету доказывания по конкретному уголовному или гражданскому делу.

Одна и та же конкретная задача судебной фоноскопической экспертизы может по-разному соотносится с поставленными вопросами. Так, несколько вопросов, связанных с установлением дословного содержания текста записанного на фонограмме и исследованием свойств голоса и речи человека, по существу могут быть направлены на решение одной задачи - установления конкретных фраз, произнесенных подозреваемым лицом.

В то же время один вопрос (например, о монтаже или изменениях, которые могли быть привнесены в содержание записанной речевой информации) может включать решение нескольких задач (выявление признаков редактирования звуковой информации, установление факта копирования фонограммы или другого звукозаписывающего устройства).

Для решения задачи по установлению факта копирования фонограммы нередко необходимо решить вопрос об идентификации использованного для записи магнитофона.

Например, такой вопрос: «какие реплики на фонограмме принадлежат подозреваемому лицу», включает решение задач установления дословного содержания разговора, определения пригодности записан-ного речевого сигнала для идентификации, установление количества говорящих, атрибуции реплик каждому из участников разговора и собственно отождествление подозреваемого на основе сравнения с образцами голоса реплик, атрибутированных одному и тому же участнику разговора.

102

Возможно и совпадение формулировки вопроса с экспертным за- данием (например, установление дословного содержания записанного на фонограмме разговора) .

Как уже отмечалось выше, на фонограмме в виде различного рода звуковых (речевых и не речевых) сигналов присутствует информа- ция обо всех составляющих процесса порождения, трансмиссии и фиксации звукового события на материальный носитель.

Задачи судебной фоноскопической экспертизы делятся на иден- тификационные и диагностические.

Идентификационные задачи любой судебной экспертизы направ- лены на отождествление объекта по его отображениям.

Идентификационные задачи судебной фоноскопической экспертизы связаны с установлением факта индивидуально-конкретного тож- дества объектов или общей групповой принадлежности представлен- ных объектов экспертизы (например, отождествление человека по голосу и речи или отождествление магнитофона по следам на носителе записи, установление принадлежности говорящих к группе лиц одного возраста, территориального или социального диалекта, идентификация 139 и т.д.).

Диагностические задачи судебной экспертизы - это исследование не только свойств речевых и не речевых звуковых сигналов, но и со- стояния объекта (например, выявление признаков монтажа фонограммы, установление степени эмоциональной напряженности говорящего в момент речи, установление факта речевого или музыкального произведения, установление факта подготовленной или спонтанной речи и т.д.).

Список вопросов дан в приложении. 139 Такая задача возникает, когда нужно установить, например, факт исполнения музыкального произведения в одной и той же или разных авторских реализациях. Так, при расследовании уголовного дела по незаконному тиражированию песен Владимира Высотского было важно отличить разные исполнения автором одной и той же песни от перезаписи фонограммы в одном и том же авторском исполнении.

103

Диагностика обычно проводится, когда появляется неизвестный ранее образец и его необходимо классифицировать исходя из общих родовых, видовых признаков140.

Вслед за такими учеными, разрабатывавшими концепции крими- налистической диагностики, как В.А. Снетков, Ю.Г. Корухов, СВ. Дубровина, B.C. Митричев, Р.С. Белкин, А.С. Подшибякин, криминалистическая диагностика применительно к задачам судебной фоноскопической экспертизы понимается диссертантом как частный метод познания, позволяющий получить представление о механизме преступного действия на основе его отражения в объектах материального мира141.

Таким образом, диагностические задачи нацелены на выявление механизма события, времени, способа и последовательности действий, событий, явлений, причинных связей между ними, природы, качественных и количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не подающихся непосредственному восприятию и т.д.

При определении диагностических задач исследуются не только свойства и состояния объектов судебной фоноскопической экспертизы, но и механизм их возникновения.

Как видно на рис.5 идентификационные и диагностические задачи судебной фоноскопической экспертизы могут быть сформулирова- ны относительно каждого вида объектов.

Из приведенной на рис.5 схемы видно, что задачи судебной фо- носкопической экспертизы обусловлены спецификой фонограммы, содержащей как речевые, так и неречевые сигналы, которые могут служить источником установления фактов и обстоятельств, имеющих значение доказательства.

Рассмотрим задачи, решаемые каждым видом судебной фоноско- пической экспертизы, а именно: судебной фоноскопической эксперти-

Подшибякин А.С. Холодное оружие. Криминалистическое учение. - М.: Библиотека, ЮрИнфор. с. 66. 141 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.:БЕК, 1997.

104

зой речи, судебная фонотехнической экспертизой и судебной фоноско- пической экспертизой звуковой среды.

Идентификационные задачи

Диагностические задачи

Диагностика личностных характеристик го- ворящего, установление способа и условий порождения речи, ситуации звукозаписи Идентификация личности по голосу и речи

Диагностика источников звука природного или искусственного происхождения (живот- ных, птиц, механизмов и т.д.) Идентификация источника звука природного или искус- ственного происхождения (животных, птиц, механизмов и т.д.)

Установление содержания речи.

Идентификация звукозаписы- вающего или звукопередающе-го устройства (магнитофона, микрофона, телефона)

Диагностика устройств передачи и записи звукового сигнала

Диагностика монтажа фонограммы или иных изменений, привнесенных в процессе или по- сле осуществления звукозаписи.

Установление факта оригинальности фоно- граммы или факта перезаписи

Рис.5. Классификация идентификационных и диагностических задач судебной фоноскопической экспертизы

Судебная фоноскопическая экспертиза речи.

При производстве судебной экспертизы звучащей речи как вида СФЭ могут быть решены в основном следующие задачи:

Идентификационные:

отождествление личности человека по голосу и речи на фонограмме;

105

установление по образцам принадлежности голоса и речи конкретному подозреваемому или обвиняемому;

атрибуция реплик по принадлежности конкретному участнику разговора;

установление текстуального тождества речевых произведе-ний142.

Диагностические:

установление пригодности речевого сигнала для идентификационной экспертизы;

дифференциация участников разговора по отличительным признакам голоса и речи;

установление факта различия диктора (говорящего) и автора озвучиваемого текста;

установление текстового содержания произносимых высказываний;

установление формы речевого сообщения (степени подготовленности, спонтанности, чтения вслух письменного текста, воспроизведение вслух выученного наизусть письменного текста, озвучивание «чужого текста» по суфлера и т.д.);

установление данных о личности диктора по признакам речи (пол, возраст, места длительного проживания и формирования речевых навыков, социальный статус, образование, антропометрические данные и т. д., родной язык или признаки языковой интерференции);

установление факта необычного состояния говорящего: наличия и причин появления признаков существенного изменения индивидуальных или групповых речевых навыков (маскировки, имитации, подражания, речи в экстремальных ситуациях и т.д.);

установление факта нарушения целостности и связности звучащего текста;

142 Данная задача возникает при необходимости установления факта контрафактности аудио продукции, когда важно определить, например, идентичность звучащих текстов песен на незаконно тиражированных аудиокассетах или компакт-дисках.

106

установление смыслового содержания закодированного речевого сообщения (арго, блатной, жаргонной, конспиративной лексики и т.д.);

повышение разборчивости речи, записанной в шумах или с искажениями.

Судебная фонотехническая экспертиза.

При производстве судебной фонотехнической экспертизы как вида СФЭ могут решаться в основном следующие задачи: Идент иф икационн ые

  • отождествление конкретного аппаратного средства (магнитофона, микрофона, телефона, и других устройств приема, передачи и фиксации звукового сигнала) по выделенным общим и частным признакам;

Диагностические

определение вида (типа, марки), свойств устройства съема акустического сигнала, трансляции и звукозаписи, а также его технических и функциональных характеристик для решения определенных функциональных задач (например, возможности приема передачи звукового сигнала по сотовой связи, радио или телефонному каналу);

установление перезаписи фонограммы, обстоятельств изготовления копии, дубликата, тиражирования14 ,

установление факта нарушения непрерывности регистрации звуковой инфораии и выборочной записи, факта остановки записи, монтажа, стирания, дописок, вставок или редактирования фонограммы, повлекших изменение первоначального содержания и неадекватное отражение звукового события на магнитном носителе;

В основном задачи дублирования, копирования и тиражирования требуют своего раз- решения при расследовании и судебном рассмотрении дел, связанных с изготовлением и сбытом контрактных фонограмм и видеозаписей, в том числе на компакт кассетах, видеокассетах или СД-дисках.

107

установление характера шумов и возможности их фильтрации.

Судебная фоноскопическая экспертиза звуковой среды.

При производстве судебной экспертизы звуковой среды как вида СФЭ можно решить в основном следующие задачи: Идентификационные:

идентификация конкретных источников звуковых следов (природного или искусственного происхождения), отличных от речевого сигнала (звуков выстрела из конкретного оружия, двигателя конкретного автомобиля и т.д.);

идентификация помещения или местности по индивидуальным особенностям звуковой обстановки (например, конкретного концертного зала).

Диагностические:

диагностика источников акустической информации (например, определение номера набираемого телефона);

установление факта исполнения музыкального произведения или произведения устного речевого творчества «под фонограмму» или «живьем»,

определение условий исполнения музыкального или речевого произведения и производства звукозаписи, например, в студии, в концертном зале, на стадионе и т.д.)144;

диагностика местности или акустических характеристик помещения по свойствам звуковой обстановки.

Очевидно, что для решения даже одной задачи, например идентификации говорящего по устной речи или выявления признаков монтажа фонограмм, мистификации, редактирования звуковых файлов (цифровых фонограмм,
изготовленных при помощи компьютерных

Подобные задачи возникают, например, для разрешения сомнений, что концертное исполнение песен осуществлялось «живьем», а не под фонограмму.

108

технологий) требуется привлечение комплекса различных специальных познаний (и инженерных, и лингвистических, и математических, и фи- зических). Причем это важно на всех этапах (стадиях) экспертного ис- следования, начиная с предварительного анализа и заканчивая интеграцией полученных результатов и формированием вывода.

Представляется, что по содержанию используемых специальных познаний и сущности методов комплексного исследования фонограмм судебная фоноскопическая экспертиза изначально требует наличия синтетического знания из разных областей науки и техники145.

Исходя из этого положения, ясно, что при назначении конкретной судебной фоноскопической экспертизы и постановке экспертного задания нужно учитывать специализацию экспертов-фоноскопистов исходя из их базового образования. В то же время, если для решения диагностических задач судебной экспертизы звучащей речи в структуре специальных знаний эксперта должны превалировать языковедческие знания, то в решении и идентификационных и диагностических задач экспертизы звуковой среды основными должны быть акустические и радиотехнические знания.

Для всестороннего изучения свойств исследуемого объекта и решения группы экспертных задач разных видов СФЭ целесообразно формировать комиссию экспертов разных специализаций, в зависимости от имеющегося у каждого комплекса специальных познаний.

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что родовые, видовые, внутривидовые задачи СФЭ, неразрывно связаны с комплексным исследованием закономерностей порождения, передачи, фиксации и хранения речевой информации на фонограмме, проводимого в целях установления интересующих судебные и следственные органы фактов и обстоятельств, обусловленных проявлением этих закономерностей. Указанные задачи могут быть решены на основе интегрированного

Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. - М.: НОРМА-ИНФРА, 1999. с. 432.

109

комплекса специальных познаний в области речеведения , включая синтетическое знание из материнских наук - акустики, математики, лингвистики, социологии и психологии.

Широкий круг идентификационных и диагностических задач су- дебной фоноскопической экспертизы может быть детализирован для каждого этапа (стадии экспертизы).

Так, например, конечной целью (задачей судебной фоноскопической экспертизы) является отождествление личности по голосу и речи или установление конкретного автора или диктора звучащего текста, задачей предварительного этапа такого исследования является уста- новление пригодности фонограммы для идентификации.

В целом по задачам СФЭ можно отметить, что их классификация имеет существенное значение, как для теории, так и для практики производства судебных фоноскопических экспертиз. В теоретическом плане определение содержания задачи СФЭ как рода судебной экспертизы позволяет детерминировать специфику ее предмета, четко представив цели экспертного познания. В практическом аспекте классификация задач СФЭ может помочь в определении требуемого вида судебной фоноскопической экспертизы, равно как и круга специальных познаний эксперта, в формулировке задания и постановке вопросов эксперту при назначении конкретной экспертизы.

Надо отметить, что на современном организационном и методи- ческом уровне развития судебной фоноскопической экспертизы могут быть решены далеко не все указанные задачи. Ряд диагностических задач, которые сегодня решаются только в отдельных случаях, в перспективе может быть решен при условии должного развития экспертных методов и экспертного инструментария, а также подготовки квалифицированных экспертных кадров

Потапова Р.К. Речь: коммуникация, информация, кибернетика. - М.: Радио и связь, 1997. с. 6.

по

Таким образом, задачи СФЭ носят идентификационный и диаг- ностический характер и решаются на основе комплекса специальных познаний в радиотехнических, физико-математических, информационных, речевых и лингвистических технологиях.

§ 1.6. Особенность специальных познаний и комплексность судебной фоноскопической экспертизы.

Понятие специальных познаний судебного эксперта одно из фун- даментальных в общей теории судебной экспертизы.

Использование современных достижений естественных, технических, экономических и других наук - основа производства судебной экспертизы и приобретения сведущим лицом процессуального статуса - эксперта в уголовном и гражданском судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях. Поэтому теоретическое и практическое значение такой понятийной категории как «специальные познания» в общей теории судебной экспертизы невозможно переоценить. Это тот базис, на котором формируются компетентность и компетенция судебного эксперта, формируются теоретические и практические основы родов и видов судебной экспертизы.

Процессуальным формам использования специальных познаний посвящена обширная литература. Однако в отношении специальных познаний необходимых для решения задач судебной фоноскопической экспертизы вопрос представляется не изученным всесторонне.

В литературе, как правило, встречается декларативное перечисление ряда естественных и гуманитарных наук, знаниями которых должен обладать эксперт, проводящий фоноскопическую экспертизу. В то же время нет систематизированного учения о комплексе специаль- ных знаний эксперта-фоноскописта.

Еще в 1991 году автором впервые была сформулирована концепция разработки специальных программ обучения и подготовки экспер- тов-фоноскопистов, учитывая, что оптимальное число экспертов в ба-

Ill

зовой лаборатории на уровне УВД должно быть не менее трех специалистов разного профиля: лингвист, акустик, и радиоинженер. Для решения вопросов, связанных с исследованием зафиксированной на фонограмме речи, необходимо привлекать лингвиста, имеющего знания в области фонетики, прикладной, структурной и математической лингвистики. Для технического исследования фонограмм в качестве экспертов можно привлекать специалистов следующего профиля: физик-акустик, радиотехник, инженер электроник, инженер-системотехник147.

С принятием нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» сфера применения специальных познаний в уголовном судопроизводстве расширилась, появились новые возможности использования научно- технических средств не только экспертом, но и специалистом, по сравнению с действующими гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным кодексами (ст. 74 ГПК РСФСР, ст. 66 АПК РФ), кодекса об административных правонарушениях (ст. 252 КоАП РФ), где основным субъектом, обладающим специальными знаниями, является эксперт . Суд может назначить экспертизу в порядке обеспечения доказательств (ст. 54 ГПК РСФСР) при подготовке дела к судебному разбирательству (ст. 141 ГПК РСФСР, п. 10) и в судебном разбирательстве.

Таким образом, специальные познания эксперта используются в процессуальной форме при производстве судебной экспертизы в процессе судопроизводства в соответствии с правовой основой, принципами организации и основными направлениями, определенными Феде-

147 Галяшина Е.И., Богданов И.Е. Организация рабочего места эксперта-фоноскописта в экспертных подразделениях МВД, УВД СССР. - М.: ЭКУ МВД СССР, 1991. с.42-43.

148 См. также статью 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной дея тельности в Российской Федерации» №73-Ф3 от 31 мая 2001 года, где сказано судебная экспертиза - процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи за ключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в об ласти науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом су дом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или проку рором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

112

ральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельностью в Российской Федерации» в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, а также соответствующим процессуальным законодательством, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, регулирующих организацию и производство судебной экспертизы.

В новом УПК РФ, вступающем в силу с 1 июля 2002 года149, значительное место отведено роли и месту научных и технических средств, используемых в целях собирания (закрепления и исследования), проверки доказательств.

Отдельные статьи нового УПК РФ прямо посвящены деятельности эксперта и специалиста в качестве субъектов применения специальных познаний. Так, в ст. 57 УПК РФ указано, что эксперт - это лицо, обладающее специальными познаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства экспертизы и дачи заключения. Прогрессивной новацией на наш взгляд является расширение прав эксперта, по сравнению со ст.82 УПК РСФСР 1960 г.

Так, законодатель предоставил эксперту право не только ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, но и о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов.

Анализ экспертной практики показывает, что в случае назначении фоноскопической экспертизы одному эксперту базовым техническим образованием, достижение вывода о тождестве сравниваемых лиц по голосу и речи или о факте монтажа без специальных лингвистических знаний затруднено. Эксперты-инженеры в таких случаях вынуждены делать вывод в вероятной форме или отказываться от решения поставленного вопроса. Тогда как привлечение эксперта-лингвиста по-

Федеральный закон «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18 декабря 2001 г., № 177-ФЗ.

113

зволило бы провести исследование в полном объеме и дать обоснованное заключение в категорической форме.

Указанная выше новелла применительно к судебной фоноскопи- ческой экспертизе имеет большое практическое значение, поскольку сегодня далеко не все государственные экспертные учреждения имеют специалистов, обладающих всем необходимым комплексом специальных знаний. Нередко привлечение к экспертизе негосударственных экспертов, позволяет успешно решать поставленные задачи, шире и более эффективно использовать весь потенциал экспертных кадров, в системе ведомственных государственных экспертных учреждений.

По мнению диссертанта, по особо сложным уголовным делам, требующим производства большого числа сложных или многообъектных фоноскопических экспертиз целесообразно по поручению инициатора экспертизы или руководителя государственного судебно-экспертного учреждения формировать экспертную бригаду из разных регионов, включая головные учреждения, например, ГУ ЭКЦ МВД РФ или РФЦСЭ МЮ РФ, где, как, правило, сосредоточено большее число экспертных кадров наивысшей квалификации. Таким правом, по мнению, диссертанта, обладает и руководитель следственной группы или начальник следственного отдела (подразделения) в производстве которых находится уголовное дело в силу ст.39 УПК РФ.

Анализируя ст.57 УПК РФ можно сказать, что существенно рас- ширены и возможности экспертной инициативы. Эксперт вправе по своей инициативе, но в пределах своей компетенции давать заключение и по вопросам, которые хотя и не поставлены в постановлении о назначении экспертизы, но имеют отношение к предмету экспертного исследования. Так, при производстве идентификационной судебной фоно-скопической экспертизы при наличии соответствующих диагностических признаков эксперт может дать заключение о факте монтаже фонограммы или о факте ее перезаписи, даже если в постановлении был по-

114

ставлен только один вопрос о принадлежности голоса и речи конкретному лицу.

Эксперт вправе участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Данная диспозиция значительно расширяет возможности успешного решения задач судебной фоноскопической экспертизы. На практике при производстве идентификационной экспертизы по голосу особое значение имеет наличие в распоряжении эксперта сравнительных образцов речи, не только достаточных по объему, и удовлетворительных по качеству, но и сопоставимых по форме и текстовому содержанию. Следователь или суд в процессе получения сравнительных образцов голоса и речи, не обладая специальными познаниями, нередко не могут добиться требуемой сопоставимости, не нарушая правовых норм. Эксперт же, задавая необходимые вопросы, скорее сможет получить необходимый для сравнения речевой материал150.

В соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации в диспозиции ч.5. статьи 198 УПК РФ закреплена норма, позво- ляющая эксперту возвратить без исполнения постановление о назначении экспертизы, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства. В ч. 3. ст.57 УПК РФ указано, что эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

На фонограммах с записью речи подозреваемых нередко встречается нецензурная брань и обеденная лексика, отражающая индивидуальные устно-речевые навыки говорящего, но, как правило, не встречающиеся в ответах при допросе у следователя или в суде. В то же время эксперт, используя свои специальные познания, может так сформулировать вопрос, что в силу привычки и устойчивости навыка данное явление неизбежно проявится и при отборе сравнительных образцов.

115

Таким образом, УПК РФ ограничивает перечень случаев, когда эксперт вправе не составлять экспертного заключения, а может в письменной форме мотивированно сообщить об отказе от производства экспертизы, оставляя только два основания — это недостаточность объектов и недостаточность специальных знаний. В то же время в ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», сказано, что эксперт обязан составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследования и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

Таким образом, отказ от производства экспертизы без составления письменного заключения по причине непригодности объектов, представленных на экспертизу, будет, по мнению диссертанта, противоречить нормам ст.ст.57 и 199 УПК РФ.

Это положение важно для судебной фоноскопической экспертизы, спецификой которой является то, что в отличие от многих других родов экспертиз, принять обоснованное и объективное решение о не- пригодности представленных объектов невозможно без проведения полноценного экспертного исследования фонограмм. При этом проводится как спектральный, так аудитивный анализ акустической и лингвистической составляющей устно-речевой информации, причем не только фонограмм, приобщенных к материалам дела в качестве вещественных доказательств, но и сравнительных образцов. По результатам такого исследования, всегда составляется экспертное заключение с выводом о полной или частичной пригодности или непригодности для идентификации по речи представленных фонограмм. Представляется,

116

что в случае установления непригодности фоноскопических объектов эксперт, обязан составить письменное заключение, обосновав вывод о непригодности представленных объектов.

Для чего, предлагаем изъять из текста третьего абзаца ст. 16 федерального закона «О государственной судебно-экспертной дея- тельности в Российской Федерации» слово «непригодны» и привести его редакцию в соответствии с диспозицией п.6) ч.З ст.57 УПК РФ и ч.5ст. 199 УПК РФ.

Кроме того, письменное сообщение о непригодности объектов без составления экспертного заключения, по существу, лишает участников судопроизводства процессуальной возможности назначения повторной экспертизы, сразу же исключает такие объекты из числа источников доказательств. Неясность или сомнения, в обоснованности экспертного заключения являются основанием для назначения дополнительной или повторной экспертизы. В случаях, же когда первичного заключения эксперта нет, а есть только письменное сообщение о непригодности представленных объектов, процессуальных оснований для назначения повторной экспертизы, по нашему мнению, не будет. В то же время, как показывает анализ экспертных заключений по фоноско-пической экспертизе, вывод о непригодности фонограмм для идентификации нередко бывает ошибочным, обусловленным недостаточным профессионализмом экспертов или отсутствием у них современного инструментария. Проведенные повторные экспертизы показывают, что по фонограммам, признанным первичной экспертизой не пригодными, вполне возможно успешное решение идентификационных и диагностических вопросов с получением выводов, как в вероятной, так и в категорической форме.

Прогрессивной новеллой является и процессуальное закрепление права эксперта на обжалование действия (бездействия) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права, в частности право на ознакомление с материалами уголовного дела, от-

117

носящегося к предмету судебной экспертизы. Применительно к судебной фоноскопической экспертизе сведения из материалов уголовного дела о месте, способе, технических средствах и иных обстоятельствах производства записи приобщенных к делу фонограмм, имеют существенное значение для правильной квалификации дефектов фонограммы и нарушений непрерывности ее записи, и принятия решения об отнесении или не отнесении их к признакам монтажа, предупреждению возможных экспертных ошибок.

Сравнение с перечнем прав эксперта, изложенных в статье 17 федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» можно констатировать, что эксперту как участнику судопроизводства предоставлено еще одно крайне важное, по нашему мнению, право. А именно: эксперт вправе делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний. Данная новелла особенно значима для судебной фоноскопической экспертизы. Заключение эксперта по фоноскопической экспертизе содержит значительное число специальных терминов, сложно для восприятия на слух участниками судопроизводства. Показания эксперта- фоноскописта, базируются на комплексе специальных знаний, а потому изобилуют техническими, лингвистическими, психологическими и иным терминами, что нередко приводит к неправильному их занесению в протокол и прочтению, что приводит к непониманию существа сделанного экспертом вывода, неверной оценке экспертного заключения или показаний эксперта.

Заметим, что важным новшеством является снятие процессуального запрета на участие одного и того же субъекта в качестве сначала специалиста, а потом эксперта в производстве по одному уголовному делу, что в прежнем УПК РСФСР, 1960 г. являлось одним из оснований для отвода эксперта.

118

В ч.2. статьи 70 нового УПК РФ указано, что эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу:

  1. при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода;
  2. если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;
  3. если обнаружится его некомпетентность.
  4. Применительно к судебной фоноскопической экспертизе это озна- чает, что сотрудник экспертно-криминалистического подразделения ОВД (или иного экспертного учреждения), может выступать в качестве эксперта, если он же привлекался как специалист при формулировке вопросов эксперту, отборе экспериментальных образцов, производстве аудиозаписи в ходе допроса, а также при осмотре и прослушивании фонограмм, получаемых в порядке ст. 186 УПК РФ.

Очевидно, что данная новация позволят разрешить и другую проблему. Так, для разрешения сомнений в фальсификации фонограмм экспертиза может быть поручена специалисту, непосредственно участвовавшему по поручению следователя в производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров, а также в проведении аудио и видеозаписи для фиксации хода и результатов следственного действия. Данное обстоятельство позволяет правильно квалифицировать любые недостатки фонограмм, вызванные дефектами использованных технических средств, не относя их к возможным признакам монтажа.

Рассматривая здесь специальные познания эксперта в судопроиз- водстве, хотелось бы обратить внимание и на новации, справедливо, по мнению диссертанта, ограничивающие права эксперта, жестко регламентирующие процессуальную сферу его компетенции.

119

Так, в силу ч.4 ст.57 УПК РФ эксперт не вправе без ведома сле- дователя и суда вести переговоры с участниками судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы.

Аналогичное требование закреплено и в ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», сформулированное, на наш взгляд более широко. Эксперт не вправе вообще вступать в какой-либо личный контакт с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела, а также сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших.

Новым является и прямое закрепление в процессуальном законе - п.2) ч.4. ст. 57 УПК РФ, ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» запрета на самостоятельное собирание экспертом материалов, необходимых для экспертного исследования (производства судебной экспертизы).

По мнению диссертанта, это будет способствовать предупреждению экспертных ошибок, когда эксперт самостоятельно добывает, на- пример, образцы звукозаписывающей техники для проведения идентификационной или диагностической фоноскопической экспертизы или образцы легальной аудио продукции при сравнении с контрафактной.

Существенной новеллой является расширение полномочий спе- циалиста как участника процесса, сформулированное в ст. 58 УПК РФ, где указано, что специалист - это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его компетенцию.

Согласно п. 2 и п. 3. ч.1. ст.53 УПК РФ защитнику предоставлено законодателем право привлекать специалиста в соответствии со статьей

120

58 настоящего кодекса (а также собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего кодекса). Для развития судебной фоноскопической экспертизы это имеет большое практическое значение, так как без специалиста собирание защитником доказательств, закрепленных посредством звукозаписи, крайне затруднено.

Привлечение к участию в судопроизводстве специалиста не только следователем, прокурором или судом, но и защитником позволяет значительно увеличить объем научных и технических средств, применяемых при производстве следственных действий для обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств, будет способствовать, по мнению диссертанта, объективизации проверки достоверности судебных доказательств и установлению истины по уголовным делам. Помощь специалиста может быть крайне важной как при постановке вопросов эксперту, так и при предъявлении следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику заключения эксперта или его сообщения о невозможности дать заключение, протокола допроса эксперта (ст.206 УПК РФ), а также аудиозаписей, приобщенных к материалам дела.

По мнению диссертанта, участие специалиста по фоноскопической экспертизе по ходатайству обвиняемого и его защитника может быть допустимо следователем при выполнении требований ст. 217 УПК РФ в процессе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. В диспозиции ч.1. указанной статьи содержится положение, согласно которому указанным лицами предъявляются для ознакомления помимо материалов дела вещественные доказательства, материалы аудио- и видеозаписи и иные приложения к протоколам следственных действий. В ч.2 ст.217 УПК РФ зафиксирована регламентация права обвиняемого и его защитника снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств. Исходя из трактовки понятия документы в ч. 2 ст. 84 УПК РФ, к документам от-

121

носятся и материалы аудиозаписей, получаемые в порядке ст.86 УПК РФ. Следовательно, по мнению диссертанта, обвиняемый и его защитник вправе снимать копии и с фонограмм, приобщенных к материалам дела.

Указанное обстоятельство позволяет расширить сферу применения специальных познаний по судебной фоноскопической экспертизе, так как, привлекая специалиста данного профиля для оценки эксперт- ного заключения по фоноскопической экспертизе в сравнении с копиями аудиоматериалов, появляются новые возможности для заявления ходатайств по назначению повторных и дополнительных экспертиз.

Тот же специалист, привлекавшийся по ходатайству защитника для содействия в применении технических средств в исследовании ма- териалов дела (ст. 58 УПК РФ), и постановки вопросов эксперту, может впоследствии привлекаться по данному делу в качестве эксперта.

Тем не менее, УПК РФ не лишен недостатков. В частности, нам представляется важным закрепление в ст. 206 УПК РФ сведений о предельных сроках предъявления экспертного заключения обвиняемому, особенно заключения по фоноскопической экспертизе, требующей значительного времени для ее производства.

В силу ч.1 ст. 206 УПК РФ при предъявлении экспертного за- ключения следователем разъясняется право подозреваемого, обвиняемого или защитника ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы. На практике следователи могут предъявлять обвиняемому и защитнику заключение эксперта в порядке выполнения ст. 217 УПК РФ.

Учитывая, что ст. 109 УПК РФ четко установлены предельные сроки содержания под стражей, а производство дополнительной или повторной экспертизы может потребовать значительного времени, практика может пойти по пути отказа в ходатайствах об их производстве на стадии предварительного следствия, что в конечном итоге негативно скажется на установлении истины по делу.

122

Кроме того, по мнению диссертанта в ч.З ст. 195 УПК РФ было бы целесообразно указать, что следователь до направления постанов-ления эксперту или в экспертное учреждение знакомит с ним подозреваемого, обвиняемого и его защитника.

На практике сегодня нередки случаи, когда следователь знакомит обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы, одновременно предъявляя текст экспертного заключения, что по существу лишает их законного права на заявление отвода эксперту и ходатайства о привлечении в качестве экспертов конкретных лиц, производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, внесении в постановление о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

По мнению диссертанта, необходимо внести в ст. 206 УПК РФ дополнение о конкретном сроке, по истечению которого заключение эксперта обязательно предъявляется следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику для обеспечения возможности по их ходатайству проведения дополнительной или повторной экспертиз без нарушения предельных сроков предварительного следствия. Кроме того, изложить ч.З ст. 195 УПК РФ в следующей редакции «До направления постановления о назначении экспертизы эксперту или в экспертное учреждение следователь знакомит с ним подозреваемого, обвиняемого его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением».

Представляется, что это не менее важно и для обеспечения прав потерпевшего и свидетеля, в отношении которых в силу ч.4 ст. 195 УПК РФ может производиться судебная экспертиза, а на основании ч. 2 ст.206 УПК РФ им также предъявляется заключение эксперта.

Для содействия следователю и суду в оценке обоснованности и полноты экспертного заключения, уяснения наличия оснований для на-

123

значения дополнительной и ли повторной экспертизы (перечисленных в ст.207 УПК РФ), по мнению диссертанта, также может потребоваться помощь специалиста. Тем более это важно, применительно заключению судебной фоноскопической экспертизы, сомнения в обоснованности которого, могут возникнуть из-за отсутствия у следователя или суда соответствующих специальных знаний, непонимания специфики применяемых экспертных методик или сложной для восприятия специальной терминологии.

Таким образом, эффективность доказывания в судопроизводстве по делам, в которых в качестве вещественных доказательств фигури- руют аудиозаписи, во многом зависит от использования специальных знаний, носителями которых могут быть как эксперты, так и специалисты по фоноскопической экспертизе.

Очевидно, что данное положение справедливо не только для уго- ловного судопроизводства. Предложения о введении в производство по гражданским делам и делам об административных правонарушениях специалиста151 как участника процесса нашли свое отражение в проектах новых ГПК РФ и КоАП РФ, где уже предусмотрены статьи, регламентирующие участие специалиста в производстве по делу152.

Следователь, судья, лицо, рассматривающее дело об администра- тивном правонарушении, в том или ином объеме также могут обладать специальными знаниями по фоноскопической экспертизе. В то же время, как известно, судебная экспертиза назначается независимо от того, обладают ли следователь, судья, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении,
специальными знаниями, поскольку

151 См., например, Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. - М.: ГОРОДЕЦ, 1999; Российская Е.Р., Российский Б.В. Проблемы процессуального статуса эксперта и специалиста, участ вующих в производстве по делу об административном правонарушении // Российское пра во № 9, 2000. с. 29-35.

152 Действующие ГПК, АПК и КоАП не содержат статей, прямо указывающих на участие специалиста в рассмотрении дел. В то же время при производстве осмотров на месте (ст. 179 ГПК; ст.ст. 55, 64 АПК; ст.231 КоАП), представлении доказательств (ст.ст. 49, 50 ГПК; ст.ст. 52, 53, 54 АПК; ст. 247 КоАП) применение технических средств и специальных зна ний, видимо, возможно.

124

фактические данные, полученные путем экспертного исследования, не могут быть отражены ни в каком процессуальном документе кроме заключения эксперта.

Тем не менее, точной дефиниции, что такое «специальные познания» в законе не содержится. А толкования понятия «специальные зна- ния» в методических пособиях различных родов судебных экспертиз сводятся к кругу разрешаемых вопросов в их пределах153.

В юридической литературе под этим термином, как правило, по- нимают систему теоретических знаний и практических навыков в об- ласти конкретной науки, либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного или гражданского судопроизводства154. Однако такое определение, по мнению диссертанта, в современных условиях требует некоторого уточнения.

Прежде чем дать определение специальным познаниям примени- тельно к судебной фоноскопической экспертизе, необходимо в целом разграничить понятия общеизвестных и специальных знаний в различных отраслях процессуального права.

В юридической литературе существует несколько точек зрения по данному вопросу. А.А. Эйсман утверждал, что специальные позна- ния - это «знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов»155. Ю.К. Орлов полагает, что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подго-

Основы судебной экспертизы. Общая теория. Часть 1 - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1997. с. 148

154 В Словаре основных терминов судебных экспертиз. - М, 1980, дано следующее опреде ление: «Специальные познания - профессиональные знания в области науки, техники, ис кусства или ремесла, используемые соответствующими сведущими лицами, действующи ми в уголовном или гражданском процессе в качестве специалистов или экспертов, а также производящими специальные исследования или ведомственные проверки по поручению государственных органов» (с.71-72).

155 Эйсман А.А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). - М.: Юридиче ская литература, 1967. с. 91.

125

товки и житейского опыта. Ими обладает более или менее узкий круг лиц . М.К. Треушников придерживается такой же точки зрения, счи- тая, что под специальными познаниями в гражданском и арбитражном процессе понимаются такие знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта

-157

людей .

Т.В. Сахнова указывает, что проблема разграничения обыденного и специального знания применительно к гражданскому и арбитражно- му процессу158, есть проблема определения критериев потребности в специальных познаниях. За исключением случаев специально преду- смотренных в законе (например, ст. 196 УПК РФ159, 159, 180, 181, 397; ст. 260 ГПК РСФР) решение этого вопроса отдано на усмотрение следователя, суда, органа, рассматривающего административное правонарушение. Т.В. Сахнова формулирует ряд объективных предпосылок использования специальных познаний, на которых строится такое усмотрение:

1) норма права (материального или процессуального), содержащая специальные элементы в определенной форме; 2) 3) уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для практических целей (профессиональной оценки специальных элементов); 4) 5) наличие объективной связи между способом применения науч- ных знаний и юридической целью из использования160. 6) Указанные критерии, по мнению Т.В. Сахновой, характеризуют специфические свойства специального знания как процессуальной ка-

Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). - М.: Юристъ, 1995. с. 6-7.

157 Треушников М.К. Судебные доказательства. - М.: ГОРОДЕЦ, 1997. с. 269.

158 Данное положение справедливо также в отношении уголовного процесса и производст ва по делам об административных правонарушениях.

159 Назначение и производство экспертизы обязательно для установления
законодательно определенных фактов и обстоятельств.

160 Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. - М: Городец, 1999. с. 8.

126

тегории и могут быть положены в основу соответствующей дефиниции.

Е Р. Российская, уточняя позицию Т.В. Сахновой, полагает, что разработка вышеуказанных критериев определяет именно критерии использования тех или иных познаний, но не дефиницию «общеизвестные познания», которая носит, по ее мнению, субъективный оценочный характер, так же как и термин «общеобразовательная подготовка»161.

Нам представляется более правильным мнение Е.Р. Российской об изменчивости соотношения общеизвестных и специальных познаний, которое определяется уровнем развития человеческого общества, общей культуры и степени внедрения научных достижений в обыденную жизнь человека. Расширение и углубление познаний о каком-то явлении, процессе, предмете приводит к тому, что знания становятся более дифференцированными, системными, доступными все более широкому кругу лиц. Одновременно идет и обратный процесс. За счет более глубокого научного познания явлений, процессов, предметов вроде бы очевидные обыденные представления о них отвергаются, возникают новые научные обоснования, которые приобретают характер специаль-ных познаний . Применительно к судебной фоноскопической экспертизе можно отметить, что к настоящему моменту широко известными становятся познания в области, например, цифровой обработки и записи звука, обмена голосовой информацией через Интернет, что буквально несколько лет назад относилось к информации, доступной ограниченному числу специалистов. Сегодня математические программы, позволяющие редактировать звуковые файлы, практически доступны любому пользователю персонального компьютера. Воспроизведение и запись звука на бытовом магнитофоне и диктофоне (включая цифровые диктофоны, автоответчики и ПЗУ сотовых телефонов) также используются почти повсеместно.

161Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в

судопроизводстве // Журнал российского права № 5, 2001. с. 32—44.

1 2 Сахнова Т.В. Экспертиза в суде по гражданским делам. - М.: БЕК, 1997.

127

Таким образом, отнесение знаний к общеизвестным, обыденным, общедоступным или специальным существенным образом зависит от образовательного, культурного и интеллектуального уровня данного субъекта, его жизненного и профессионального опыта, а также от общего уровня развития национальной культуры страны в конкретный исторический период времени.

Надо отметить, еще один дискуссионный аспект. Большинство авторов, базируясь на формулировках соответствующих статей УПК, ГПК, АПК, КоАП , к специальным познаниям не относят юридические познания164.

Тем не менее, прямого запрета ни в одном процессуальном законе нет. Но исторически сложилась презумпция, что «судьи знают право»165, основанная на разъяснении Пленума Верховного Суда СССР: «суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например: имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)»166.

В современных условиях становления судебной реформы, по мнению Е.Р. Российской, к специальным познаниям можно и должно отнести и юридические знания. Обосновывая свою позицию, Е.Р. Российская справедливо ссылается на практику рассмотрения дел в Конституционном суде РФ. Нередко в соответствии со ст. 63 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации»1 7 в качестве экспертов вызываются высоко квалифицирован-

См., например, Эйсман А.А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). -М.: Юридическая литература, 1967; Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе.- М.: СПАРК, 1995; Додин Е.В. Доказательства в административном процессе. - М.: Юридическая литература, 1973; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). - М: Юристъ, 1995 и др.

164 См., например, Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мегатрон XXI, 2000.

165 Треушников М.К. Судебные доказательства. - М.: ГОРОДЕЦ, 1997.

166 Постановление № 1. Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года «О судеб ной экспертизе по уголовным делам».

167 В ст.63 названного закона указано, что в заседание Конституционного Суда Российской Федерации может быть вызвано в качестве эксперта лицо, обладающее специальными по знаниями по вопросам, касающимся рассматриваемого дела.

128

ные юристы (доктора и кандидаты юридических наук) и на их разре-

1 f\R

шение ставятся вопросы чисто правового характера , касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права””.

Действительно, как показывает и наша собственная экспертная практика, сведущих в отдельных отраслях права лиц давно уже при- влекают для оценки, в том числе с позиции процессуального права, заключений фоноскопической экспертизы и дачи консультаций по уголовным и гражданским делам, делам об административных правонарушениях, т.е. фактически используют их специальные познания в не процессуальной форме.

Так, например, с 1996-1997 в ряде ЭКП ОВД РФ проводятся ис- следования и консультации на предмет выявления признаков контра- фактное™ аудио продукции. В соответствии с соглашением между ГУ ЭКЦ МВД РФ и Российской Антипиратской Организации (РАЛО) определены 24 базовых межрегиональных отделов ЭКП УВД, УВД, УВДТ и обслуживаемых ими органов внутренних дел. Сотрудники на

1 7П

основании баз данных, предоставляемых РАЛО и IFPI , осуществля- ют письменные консультации по запросам правоохранительных органов о наличии признаков контрафактности представляемой на исследование аудио-продукции.

См., например, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. № 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации «О нотариате»; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 1996 г. № 12-П по делу о проверке конституционности пункта «г» статьи 18 закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» в связи с жалобой А.Б. Смирнова и др.

169 Федеральный конституционный закон о Конституционном суде Российской Федерации от 21 июля 1994 № 1-ФКЗ.

170 Международная Федерация Производителей Фонограмм (IFPI) является международной некоммерческой организацией, образована в 1993 году, в настоящее время объединяет около 1400 компаний звукозаписи из 76 стран мира, является признанным авторитетом в области интеллектуальной собственности рядом международных организаций системы ОНН, включая ВОИС (Всемирная организация интеллектуальной собственности), ЮНЕ СКО, а также Советом Европы.

129

Консультации специалистов негосударственных экспертных учреждений часто представляют собой правовые исследования по определенным вопросам собирания и оценки доказательств в судопроизводстве (например, приобщения фонограмм к материалам дела, назначения, организации производства экспертизы, правовой оценки результатов экспертного исследования, исключения экспертных заключений или фонограмм из числа доказательств, как полученных с нарушением закона). Они, как правило, также даются письменно и оформляются в виде заключения (мнения) сведущего лица или в форме письменной рецензии на ранее выполненное и имеющееся в материалах дела экспертное заключение с оценкой правильности и обоснованности выводов. Данный документ может приобщаться к материалам дела в соответствии со ст. 74, 84, 86, 286 УПК РФ171; ст. 63 ГПК РСФСР; ст. 60 АПК РФ в качестве иных документов или письменных доказательств, как по инициативе защиты, так и обвинения (или сторон).

Здесь мы разделяем мнение Ю.Г. Корухова172, что производство различных правовых экспертиз в рамках уголовного судопроизводства может быть изначально признано не соответствующим требованиям ст.57 УПК РФ и п. 11.Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» .

В то же время, проведенное нами изучение ряда сложных уголовных и гражданских дел показывает, что для ответов на возникающие вопросы при оценке заключения по фоноскопической экспертизе (например, по делам о выпуске контрафактной продукции, нарушении авторских и патентных прав) недостаточно найти нужный нормативный акт, и изучить его. Во многих случаях необходимо провести собственный правовой анализ, основанный на специальных познаниях. В то же время, мы солидарны с мнением Е.Р. Российской, что вопрос об от-

171 Здесь и далее даются ссылки на статьи нового УПК РФ от 18 декабря 2001 № 174- ФЗ.

172 Корухов Ю.Г. Допустимы ли правовые юридические экспертизы в уголовном процессе // Законность.- 2000.- №1.

173 Постановление № 1. Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года «О судеб ной экспертизе по уголовным делам».

130

несении к числу специальных и юридических познаний пока является дискуссионным и процесс формирования судебных правовых экспертиз вряд ли будет простым быстрым174.

Тем не менее, диссертант полагает, что только синтез правовых знаний и собственно специальных познаний в таких информационно-емких и технологически сложных родах судебной экспертизы как судебная фоноскопическая экспертиза, - единственно верное стратегическое направление, позволяющее существенно повысить эффективность использования получаемых в ходе экспертизы результатов в доказывании по уголовным делам и объективизации разрешения гражданских дел. Отсутствие у судебного эксперта комплекса правовых, юридических знаний, как правило, приводит к непониманию им судебной перспективы устанавливаемых фактов и обстоятельств.

На современном этапе судебная фоноскопическая экспертиза (СФЭ) - это динамически развивающийся род судебных экспертиз. Ее предметом, как уже выше указывалось, является установление по заданию следственных и судебных органов фактов и обстоятельств, имеющих значение доказательств, связанных с проявлением закономерностей формирования и исследования отображения звуковой информации на носителях записи. СФЭ проводится в целях: установления личности говорящего по признакам голоса и речи, записанной на фонограмме, выявления признаков монтажа и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи, определения

17S

условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи , а также иных фактов и обстоятельств, имеющих значение судебного доказательства.

Поэтому решение идентификационных и диагностических задач судебной фоноскопической экспертизы на современном уровне науки и

Российская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. - 2001.- № 5, с. 32—44.

175 Указанный перечень задач можно обобщенно обозначить как установление факта аутентичности фонограммы.

131

техники, полное и всестороннее исследование всего круга ее объектов возможно только на основе комплекса специальных познаний в радио- технических, физико-математических, информационных, речевых и лингвистических технологиях на основе одновременно происходящих процессов интеграции и дифференциации научных знаний.

Специальные познания эксперта производящего судебную фоно- скопическую экспертизу определяются совокупностью данных разных наук, приобретенных в результате получения базового образования, профессиональной подготовки и специального обучения, позволяющие их обладателю решать поставленные на экспертизу вопросы.

В то же время одних только знаний, заимствованных из гуманитарных и естественных материнских наук для судебного эксперта по фоноскопической экспертизе явно недостаточно. Как показывает изучение ряда уголовных и гражданских дел, в тех случаях, когда экспертизы поручались специалистам различных не экспертных вузов, част-ных фирм или НИИ, нередко возникало значительное число проблем с установлением фактов и обстоятельств, имеющих по делу значение доказательств, поскольку, не будучи сведущими в криминалистике и методологии судебной экспертизы, не зная требований уголовно-процессуального закона, такие лица, не понимают судебной перспективы даваемого ими заключения по фоноскопической экспертизе.

По мнению диссертанта, специальные знания эксперта-фоноскописта нельзя свести только к специальности, полученной по завершению обучения в Вузе по одному из направлений профессионального высшего образования.

Объем специальных знаний, содержание экспертной специальности и узкая специализация экспертов по фоноскопической экспертизе определяется не только свойствами изучаемого объекта, но и эксперт-

176 В качестве примера можно привести заключение экспертов по фоноскопической экспертизе «ООО Центр речевых технологий» (г. Санкт Петербург), подвергшееся участниками уголовного процесса в Тульском областном суде жесточайшей критике, как документа, выполненного с нарушениями процессуальных нормативов, в частности, содержащее документально не подтвержденное наименование экспертных специальностей.

132

ными методами, позволяющими эксперту решать конкретные экспертные задачи.

Е. Р. Российская справедливо подчеркивает, что «судебная экспертиза коренным образом отличается от других не судебных видов экспертной деятельности, поскольку производится в строгих процессуальных рамках. Объекты экспертного исследования могут на основании результатов экс- пертизы стать вещественными доказательствами, причем доказательственная информация, полученная в результате экспертизы, не может появиться ни из какого иного источника177. Специальные познания, которыми обладают судебные эксперты, хотя во многом близки к тем, которыми оперируют представители базовых наук, но в то же время, весьма специфичны. Поэтому для решения задач судебной экспертизы, большинство из которых составляют обратные задачи (от следствий - следов преступления - к причине - способу его совершения и сокрытия), судебные эксперты пользуются специально разрабатываемыми методи-

1 ПО

ками, незнакомыми обычно специалистам из «большой науки ». Методикам экспертного исследования уделяется особенно серьезное внимание, поскольку вывод эксперта может быть положен в основание приговора или решения суда. Кроме того, подготовка судебного эксперта включает и познания в области материального и процессуального права, криминалистики, общей теории судебной экспертизы, без которых невозможно квалифицированное решение экспертных задач …специалист, участвующий в собирании доказательств, должен представлять себе методики их дальнейшего исследования»17 .

Применительно к судебной фоноскопической экспертизе данное положение можно развить, например, следующим образом: специалист,

Российская Е.Р. Проблемы использования специальных познаний при раскрытии и расследовании преступлений в сфере компьютерной информации. // Информатизация правоохранительных систем. - М.: Академия управления МВД России, 2000. с. 428.

178 Российская Е.Р. Профессия - эксперт. - М: ЮРИСТЪ, 1999.

179 Российская Е.Р. Проблемы использования специальных познаний при раскрытии и рас следовании преступлений в сфере компьютерной информации. // Информатизация право охранительных систем. - М.: Академия управления МВД России, 2000. с. 429.

133

участвующий в процедуре съема и фиксации телефонных и иных переговоров, должен знать требования методик по идентификации говорящего по голосу, с тем, чтобы получаемые фонограммы были удовлетворительны по качеству и объему речевого материала, а также методик технического исследования фонограмм, так как этот же специалист может выступать и в качестве судебного эксперта- фоноскописта.

Таким образом, содержание специальных знаний судебной фоно- скопической экспертизы составляют теоретическая и эмпирическая база, обеспечивающая решение экспертных задач, данного рода судебных экспертиз, включающая в себя научно-практические знания, привлекаемые из различных областей науки и техники, необходимые для исследования всех компонентов фонограммы.

Анализ системы централизованной подготовки и переподготовки экспертов СФЭ (МВД и МЮ России) показывает, что в процессе под- готовки экспертов и их практической деятельности к знаниям, полу- ченным в рамках высшего профессионального образования обязательно добавляются теоретические знания в области криминалистики (теория криминалистической идентификации, криминалистическая техника и т.д.), общей теории судебной экспертизы, сведения из области уголовного и гражданского права и других дисциплин криминального цикла.

Судебная фоноскопическая экспертиза, кроме того, требует прак- тических навыков и умений применения специально разработанных экспертных методик, технических средств, соответствующих свойст- вам и природе объекта (фонограммы, речи, устройств звукозаписи и т.д.). При производстве судебной фоноскопической экспертизы в целях исследования закономерностей образования, передачи и фиксации звуковой информации используются различные естественнонаучные, математические, кибернетические методы, радиотехнические, физические и лингвистические методы исследования звуковых сигналов, зафиксированных на фонограмме. Применение в ходе фоноскопического ис-

134

следования методов и средств иных наук (лингвистики, электроники, акустики, математики и других) определяется необходимостью всесто- роннего изучения свойств фонограмм как объектов экспертизы и осу- ществляется в рамках теорий криминалистической идентификации и диагностики, общей теории судебной экспертизы.

Объем специальных познаний, необходимых эксперту по фоно-скопической экспертизе, по нашему мнению, включает области знаний, являющиеся неразделимым сплавом интегрированных данных из различных областей науки и техники (социологии и психологии, акустики и лингвистики, математики и кибернетики, радиоэлектроники и инженерной техники, криминалистики и т.д.).

Таким образом, выяснение понятия и содержания специальных познаний субъекта судебной фоноскопической экспертизы является определяющим для понимания ее сущности, пределов компетенции и возможности решения конкретных экспертных задач, а также для формирования соответствующей экспертной специальности («судебная фоноскопическая экспертиза»), по которой, как считает диссертант, целесообразно организовать систематическую подготовку и переподготовку экспертов-фоноскопистов.

Перечень областей научных знаний, которыми по мнению разных авторов должен обладать эксперт, проводящий СФЭ довольно широк и, как правило, не вызывает дискуссий. Бесспорным является понимание того, что эксперт должен иметь знания о свойствах тех объектов, которые он исследует. Поскольку, по общему мнению, специалистов наиболее важным и сложным для изучения объектом данного рода судебных экспертиз является звучащая и записанная на магнитном носителе речь человека во всем ее многообразии, большинство ученых приоритет отдают тем областям науки, где исследуется голос и речь человека.

По нашему мнению, содержание комплекса специальных познаний эксперта- фоноскописта должно включать:

135

знание криминалистики как науки, ее целей, задач, общетеоретических и методологических положений, разрабатываемых ею принципов;

детальное знание раздела криминалистической техники как научной основы для производства судебной экспертизы;

знание общей теории судебной экспертизы, ее методологии и общих принципов судебной экспертной деятельности;

знание уголовного процессуального, гражданского процессуального и арбитражного процессуального права;

знание основ уголовного и гражданского права; знание задач и объектов судебной фоноскопической экспертизы, конкретного вида СФЭ, в котором специализируется данное лицо;

знание объектов СФЭ складывается в результате изучения способов их формирования, обуславливающих происхождение их свойств, изучения классификационных систем (по родовым, видовым признакам), причин и признаков изменений, возникающих в процессе их использования и хранения;

знание методов исследования, применение которых обусловливается поставленной задачей и свойствами исследуемого объекта, наличие сформированных навыков применения экспертных методик.

Соответственно и специальные знания эксперта, производящего судебную фоноскопическую экспертизу, по своему происхождению можно разделить на юридические знания и знания базовых отраслей наук, которые входят в специальные познания эксперта в той части, в которой они нужны для решения конкретной экспертной задачи. Специальные познания эксперта по фоноскопической экспертизе можно по способу их приобретения разделить на теоретические и эмпирические.

Теоретические знания позволяют эксперту познавать и объяснять сущность исследуемого объекта (речевых и неречевых звуковых сигналов, информативности, источника, способа, условий и обстоятельств их образования и отражения на носителе записи). Эмпирические знания

136

эксперт-фоноскопист получает с опытом его экспертной деятельности, увеличением количества исследованных объектов, разнообразием пред- шествующего опыта, изучением новых инструментальных средств и методов исследования фонограмм.

Вклад базовых наук в формирование теории судебной фоноско-пической экспертизы заключается в объяснении закономерностей, определяющих структуру и устойчивость свойств речевого и неречевого звукового сигнала как способа передачи информации, имеющей значение судебного доказательства.

Таким образом, можно резюмировать, что специальные познания эксперта СФЭ формируются за счет трансформации и интеграции знаний из различных областей разных наук. Процесс трансформации этих знаний протекает на основе интегративных процессов от высшего уровня общей и частной методологии до решения конкретных задач с опорой на предметные знания.

Данные и методы материнских наук не могут быть механически перенесены для использования в качестве научной основы судебной фоноскопической экспертизы, они неизбежно должны быть творчески переработаны и приспособлены с учетом специфики и условий, необходимых для решения конкретной экспертной задачи.

В то же время в рамках одной научной отрасли (например, только акустики или лингвистики) невозможно достижение целей судебной фоноскопической экспертизы даже в рамках одной ее задачи (например, идентификации личности по голосу и речи).

Тем не менее, вряд ли можно согласиться с мнением, что «фоно-скопическая экспертиза является комплексной, и для ее проведения привлекаются, как правило, два эксперта, один из которых является специалистом в области акустического, а второй — в области лингвистического видов анализов»18 .

180 Тимофеев И.Н., Голощапова Т.И., Докучаев И.В. Применение автоматизированной системы «Диалект» на базе компьютерной речевой лаборатории CSL (США) при решении задач идентификации дикторов. - М.:ЭКЦ МВД РФ, 2000. с. 5.

137

Данная позиция не учитывает, что современная прикладная лингвистика занимается разработкой компьютерных систем, функционирующих на базе естественного языка, в том числе систем автоматического распознавания и понимания речи, включая акустический анализ речи как самый низкий уровень исследования речи. Заметим, что комплексный характер исследования речи при решении задачи идентификации говорящего не свидетельствует, о том, что проводится комплексная акустическая и лингвистическая экспертиза. Для принятия решения о тождестве говорящего по речи, как в дальнейшем будет нами показано, необходима индивидуальная совокупность признаков, характеризующих все языковые уровни, представленные в звучащей речи.

Здесь автор солидарен с мнением Р.К. Потаповой, что современные системы распознавания речи (в том числе и военного, добавим и криминалистического назначения) включают различные языковые уровни, каждый из которых несет свою функциональную нагрузку: акустический, параметрический, лексический, синтаксический, семантический и прагматический. Современные тенденции развития систем распознавания речи, выделения и нормализации индивидуальных характеристик голоса является использование как можно больше неакустической информации, особенно более высоких уровней, т.е. семантической и прагматической ‘.

По мнению диссертанта, правильное предложение сделано В.Ю. Владимировым, который полагает, что фоноскопические экспертизы должны проводится специалистами, «обладающими достаточными специальными познаниями в области акустики и лингвистики; для чего должна быть организована подготовка экспертов-фоноскопистов, имеющих единую судебно-экспертную специализацию, что позволит

181 Потапова Р.К. Речь: коммуникация. Информация. Кибернетика. - М.: УРСС, 2001. с. 532-540.

138

уйти от комплексного характера фоноскопических судебно-экспертных исследований»182.

По нашему мнению, применительно к фоноскопической экспертизе отчетливо видно, что требуется не сумма различных знаний из базовых наук, а их синтез или сплав, позволяющий получить принципиально новое знание, только на основе, которого могут быть разработаны новые, современные экспертные методы и методики, даны ответы на вопросы, интересующие инициатора судебной экспертизы.

Диссертант полагает довольно спорным довод о том, что «специальные познания эксперта в данном виде криминалистической экспертизе представляют собой естественнонаучные знания о закономерностях формирования и отражения в речи свойств личности, их устойчивости и индивидуальности, о распределении вероятностей появления названных свойств среди определенных групп населения, а также возможностях применения в целях идентификации личности научных и специальных методов исследования» 4.

По мнению диссертанта, знаний лишь о возможностях методов без практических навыков и умений их применения недостаточно для решения даже самых простых и прямых задач типа установления дословного содержания переговоров на зашумленной фонограмме, не говоря уже о большом разнообразии задач каждого вида СФЭ.

Рассматривая содержание специальных знаний эксперта, проводящего судебную фоноскопическую экспертизу, нужно особо подчеркнуть следующий момент. Многообразие технических средств съема, передачи и записи звуковой информации, различные виды носителей записи, многообразие существующих методов исследования речевой и

182 Владимиров В.Ю., Берекет В.М., Кузьминых К.С. О соответствии идентификации лиц по фонограммам русской речи на компьютерном речевом комплексе «Диалект-М» уголов но-процессуальному законодательству // Криминалистика. XXI век. - М: ГУ ЭКЦ МВД РФ. 2001. с. 144-148.

183 Авторы имеют в виду фонографическую экспертизу, задачей которой является иденти фикация говорящего по голосу и речи на русском языке.

Попов Н.Ф., Линьков А.Н., Кураченкова Н.Б. и др. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект» - М., 1996. с. 10.

139

неречевой звуковой информации, сложный экспертный инструмента- рий объективно требуют применения научных достижений как гуманитарных (лингвистики и психологии, социологии и т.п.), так и естественных наук (акустики, радиофизики, математики и т.д.).

Чтобы корректно выявить идентификационные и диагностические признаки, правильно оценить их криминалистическую значимость, сформировать экспертный вывод, нужны глубокие знания о су- ществе и свойствах всех компонентов исследуемого объекта фоно- граммы: источника порождения звукового сигнала, канале и условиях его распространения и фиксации, устройствах и носителях звукозаписи. Неполнота знаний хотя бы об одной составляющей этого сложного процесса может привести к необоснованному выводу или экспертной ошибке.

Очевидно, что научную основу фоноскопической экспертизы будут составлять объективные данные, получаемые экспертом с исполь- зованием специальных знаний по криминалистике, а также теоретических и прикладных отраслей лингвистики, психологии и физиологии, акустики, математики, радиофизики и других базовых (материнских) наук185.

Таким образом, характер специальных познаний в судебной фо- носкопической экспертизе неразрывно связан со свойствами ее объектов, методами их исследования для получения фактов, имеющих доказательственное значение, в соответствии с поставленными экспертными задачами (целями экспертизы). Положения лингвистики, акустики, радиотехники, математики и других отраслей науки служат научной основой СФЭ, в то же время они творчески приспосабливаются, интегрируются и адаптируются к ее задачам и объектам в целях изучения закономерностей возникновения уголовно-релевантной информации.

Галяшина Е.И. Правовые и методологические аспекты судебной фоноскопической экспертизы // Криминалистика. XXI век - М.:ГУ ЭКЦ МВД РФ. 2001. с. 148-156.

140

Процессы дифференциации по предметам и задачам специальных познаний видов СФЭ неразрывно связаны с интеграционными процессами комплексирования ее базовых знаний.

Трансформированные и адаптированные знания базовых (материнских) наук являются основой предметной науки - криминалистической фоноскопии и используются для разработки и изучения криминалистически значимой природы объектов СФЭ, существенных для создания методов и методик конкретного вида судебной фоноскопической экспертизы.

Процессуальный закон требует от эксперта строго действовать в пределах своих специальных познаний. В условиях развивающихся процессов интеграции и дифференциации научных и технических знаний отчетливо проявляется тенденция к узкой специализации экспертов по видам СФЭ с основой на технические или лингвистические знания. По мнению диссертанта, значительные резервы в повышении эффективности экспертных методик кроются в возможностях комплексирования судебной фоноскопической экспертизы с другими родами судебной экспертизы, а также в комплексном характере применяемых методов в пределах каждого из видов СФЭ.

Внедрение современных речевых и информационных технологий практически во все сферы человеческой деятельности, бурное развитие технических аппаратов звукозаписи, по нашему мнению, объективно обусловило комплексный характер исследования вещественных дока- зательств при производстве судебной фоноскопической экспертизы.

В современном научном знании одному человеку трудно иметь универсальные энциклопедические знания из разных (а часто очень далеких) областей науки, обладать умениями и навыками пользования разным экспертным инструментарием и методиками. Для достижения целей судебной фоноскопической экспертизы и решения ее видовых задач, по мнению диссертанта, групповая деятельность экспертов с базовыми знаниями из разных материнских наук, но в пределах одной

141

экспертной специальности (судебной фоноскопической экспертизы) будет наиболее продуктивна.

Кроме того, многие вопросы, которые ставятся на разрешение судебной цюнсскопическои экспертизы, требуют для своего разрешения специальных познаний пограничного характера из других родов экспертиз, например, компьютерно-технической экспертизы. При интеграции нескольких областей знаний имеет теоретическое и практическое значение корректное определение области деятельности или областей гносеологических интересов каждого вида и подвида СФЭ.

В то же время в методической литературе, посвященной рассмотрению частных экспертных методов при решении отдельных задач судебной фоноскопической экспертизы, существует терминологическая неразбериха, нередко смешиваются существующие понятия комплексного исследование в рамках одной экспертизы, комплексной экспертизы и комплекса экспертиз186.

Проблема здесь, по мнению автора, заключается в том, что в нормативных документах системы государственных экспертных учреждений разных ведомств не закреплен перечень единых судебно-экспертных специальностей.

Понятие «Специальность эксперта» упоминается в статьях 200 и 201 УПК РФ, где процессуально закреплено производство комиссионной и соответственно комплексной экспертизы. Комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Комплексная — судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей. Кроме того, специальность эксперта должна быть указана в заключении эксперта в соответствии со ст.204 УПК РФ. Но какую специальность должен указать эксперт, производящий судебную фоноскопическую экспертизу? Ведь такой специальности «судебная фоноскопическая экспертиза» в Классификаторе направлений и специальностей высшего профессио-

Основы судебной экспертизы. 4.1. Общая теория. - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1997.

142

нального образования не содержится. В то же время логично, что спе- циальность эксперта не может не корреспондировать с его профессио- нальными познаниями.

T_JQ -r-»QT>.rf ТХТ^Л ГЛГ^ЛПО^Т< *+Л Л тт Л г» /Лттт1г»«т< 'V5’3TTTJOia’^ TJ Q1Э тт U /~v T”J TJO/^T^T.* 00_

КЛЮЧеНИЯ ту, специальность, которая содержится в его дипломе о высшем образовании, и стаж работы в области судебной фоноскопической экспертизы. Однако, очевидно, что объем знаний по специальности, полученной экспертом в Вузе, далеко не отвечает тем знаниям, которыми должен обладать эксперт-фоноскопист для решения вопросов судебной фоноскопической экспертизы.

Диссертант полагает, что следует отличать специальность или квалификацию, указанную в дипломе о профессиональном высшем об разовании, судебно-экспертную специальность и специализацию экс пертов при их аттестации на право самостоятельного производства су дебных экспертиз. ,

Так, применительно к исследуемой нами проблеме можно говорить об экспертной специальности, соответствующей родовому делению судебных экспертиз и специализации экспертов по видам экспертной деятельности в рамках видового или внутривидового деления каждого рода экспертиз.

Поэтому диссертант предлагает создать единый для всех ведомств перечень экспертных специальностей не только по родам, но и по видам судебных экспертиз (а в отельных случаях и по подвидам) в соответствующих нормативных правовых актах. В таком случае, в экспертном заключении эксперт будет вправе указывать свою судебно- экспертную специальность, а не специальность по базовому образованию.

Указанное обстоятельство имеет существенное значение для практики еще и исходя из следующего аспекта рассматриваемой проблемы. При назначении судебных фоноскопических экспертиз зачастую выносится одно постановление о назначении экспертизы (опреде-

143

ление), содержащее большое число вопросов в отношении двух, трех, четырех и более лиц, принимавших, по мнению инициатора экспертизы, участие в переговорах, записанных на магнитном носителе. При длительном контроле и записи телефонных и иных переговоров (до 6 месяцев) на экспертизу поступают десятки и сотни фонограмм.

Помимо идентификации говорящих по голосу и речи, по одному и тому же эпизоду обычно требуется установить дословное содержание каждого разговора, атрибутировать произнесенные реплики по принадлежности участникам разговора, исследовать фонограммы на предмет возможного монтажа и нарушений непрерывности звукозаписи, установить факт оригинальности или обстоятельства изготовления копии фонограмм, идентифицировать использовавшуюся звукозаписывающую технику, определить уровень профессиональных навыков звукооператора или звукорежиссера (в случае монтажа фонограммы), решить другие вопросы.

По существу в рамках одного постановления о назначении фоно- скопической экспертизы осуществляется производство комплекса разных экспертиз. По мнению автора, в подобных ситуациях методически оправданным будет производство экспертизы группой экспертов- фоноскопистов с разной специализацией с назначением одного из них в качестве руководителя и координатора, который не имеет преимущест- венных прав по формированию выводов, но организует выполнение экспертных исследований, распределяет задания по исследованию кон- кретных объектов и решению отдельных вопросов, аккумулирует по- лученные результаты и составляет текст общего экспертного заключения, которое подписывается всеми экспертами187.

На практике при образовании такой комиссии в ее число могут входить эксперты, и с одной и с разной узкой специализацией по подвидам фоноскопической экспертизы, имеющие неодинаковый опыт работы и профессиональную базовую подготовку. В таких случаях при

Е.Р. Российская. Профессия-эксперт. - М.:ЮРИСТЪ, 1999. с. 13.

144

оформлении текста экспертного заключения должно быть обязательно указано, какие исследования и в каком объеме провел каждый экспертов в пределах своей компетенции, какие факты установил и к каким выводам пришел. В то же время наличие единой судебно-экспертной специальности позволило бы избежать ошибок не только в оформлении текстов таких заключений, но и по существу сделанных выводов.

Так, довольно часто встречается ошибочная, по мнению диссертанта, тенденция к возведению в ранг единой экспертизы комплексного

188

исследования при производстве разных видов судебной экспертизы.

Нередко фоноскопическую экспертизу называют комплексной, только потому, что для ее производства привлекают двух экспертов, один из которых является специалистом с базовым техническим образо-ванием, а другой - с филологическим . При этом и оформляется такое заключение экспертов как комплексное, каждый эксперт делает вывод о тождестве сравниваемых лиц по одной группе признаков, на основе проведенного им акустического или лингвистического анализа, которые потом включаются в общий вывод.

В то же время эксперты ЭКП ОВД РФ с базовым техническим и филологическим образованием, проводящие идентификацию на системе «Диалект», действуя в рамках по комплексной экспертизы, не имеют процессуальных оснований (ст. 201 УПК РФ) для формулирования общего вывода на основе синтеза результатов как акустического, так и лингвистического видов анализа. В то время как каждый из них в отдельности согласно соответствующим методическим рекомендациям не может прийти к обоснованному категорическому выводу, только на основе проведенного лично им исследования. В.Ю. Владимиров со-

188 Некоторые ученые полагают, что исследование магнитных записей изображения и зву ка, находящихся на одной и той же пленке, нужно рассматривать не как комплексную экс пертизу этой пленки, а как разные виды экспертизы - видеографическую и фонографиче скую см. например, монографию «Идентификация человека по магнитной записи его ре чи». - М.: РФЦСЭ, 1995. с.5.

189 Тимофеев И.Н., Голоицапова Т.И., Докучаев И.В. Применение автоматизированной сис темы “Диалект» на базе компьютерной речевой лаборатории CSL (США) при решении за дач идентификации дикторов. - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2000. с. 5.

145

вершенно справедливо подметил, что «методика Диалект-М» не позволяет эксперту-лингвисту прийти к категорическому выводу о тождестве на основе анализа одного из уровней языка (фонетического, лексического или синтаксического)» . Добавим, что аналогичное ограничение справедливо и в отношении эксперта, проводящего акустический анализ, по результатам которого также невозможно сделать научно обоснованный категорический положительный вывод.

Тем не менее, на практике при производстве судебных фоноско-пических экспертиз по отождествлению личности по голосу и речи, записанной на фонограмме, на основе автоматизированных систем «Диалект» и «Диалект- М» специалисты с разным базовым образованием (инженер и филолог) оформляют экспертизу как комплексную, хотя они решают одну и ту же задачу и исследуют одни и те же объекты, но используют при этом разные методы (акустического и перцептивного, лингвистического анализа) и соответственно различные группы признаков.

На наш взгляд, после соответствующей подготовки и обучения при достижении соответствующей экспертной квалификации эксперт независимо от полученного им исходного технического или филологического базового образования может являться достаточно компетентным для единоличного комплексного решения вопросов разных видов СФЭ. При этом такая экспертиза хотя и обладает всеми чертами комплексного экспертного исследования, но не будет оформляться как комплексная экспертиза, так как таковой, по сути, не является. Как мы уже выше подчеркивали, решение вопроса по идентификации лица по голосу и речи может выполняться с участием экспертов с разным базовым образованием техническим и филологическим, специализирующихся соответственно в акустическом или лин-

Владимиров В.Ю., Берекет В.М., Кузьминых К.С. О соответствии идентификации лиц по фонограммам русской речи на компьютерном речевом комплексе «Диалект-М» уголовно-процессуальному законодательству // Криминалистика. XXI век. - М: ГУЭКЦ МВД РФ, 2001. с. 147.

146

гвистическом анализе, но проводящих все исследования совместно. Такое комплексное по существу исследование, по нашему мнению, не является комплексной экспертизой, тем не менее, оно позволяет прийти к научно обоснованному категорическому выводу на основе совокупности акустических и лингвистических признаков.

Здесь диссертант всецело разделяет мнение В.Ю. Владимирова о том, что фоноскопические экспертизы должны производится специалистами, обладающими достаточными специальными познаниями в области акустики и лингвистики; для чего должна быть организована подготовка экспертов- фоноскопистов, имеющих единую судебно-экспертную специализацию191.

В то же время мы не согласны с мнением названного автора, что это позволит уйти от комплексного характера фоноскопических судебно-экспертных исследования, поскольку сама технология производства фоноскопических экспертиз с использованием современных компьютерных систем визуализации и обработки речевых сигналов требует комплексного подхода к процессу исследования фонограмм.

Диссертант считает, что в нормативных правовых актах федеральных органов исполнительной власти необходимо закрепить не только классификацию судебно-экспертных специальностей по родам экспертиз, (включая специальность - судебная фоноскопическая экспертиза), но разные специализации по видам, тех родов судебных экспертиз, которые имеют видовое деление (например, судебная фоноскопическая экспертиза речи, фонотехническая экспертиза, экспертиза звуковой среды). Тогда в соответствии с требованиями ст. 13 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» определение уровня профессиональной подготовки экспертов и их аттестация на право самостоятельного

19|Владимиров В.Ю., Берекет В.М., Кузьминых К.С. О соответствии идентификации лиц по фонограммам русской речи на компьютерном речевом комплексе «Диалект- М» уголовно-процессуальному законодательству // Криминалистика. XXI век. - М: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с. 148.

147

производства судебной экспертизы экспертно-квалификационными комиссиями должно проводиться в соответствии с единой классификацией судебно-экспертных специальностей в рамках одного направления — судебно-экспертной деятельности.

Таким образом, по мнению диссертанта, судебная фоноскопиче-ская экспертиза сама по себе может производиться специалистами разного базового профиля и с различными комплексами специальных знаний (либо одним специалистом, компетентным в разных областях знаний), однако в рамках единой судебно-экспертной специальности.

Сегодня в системе экспертно-криминалистических подразделениях МВД России в структуре 42 фоноскопических лабораторий общая численность экспертов-фоноскопистов превышает 120 человек, из которых 60% по базовому образованию инженеры, а 40% - лингвисты.192 На практике комплексный подход, основанный на синтезе технических и лингвистических знаний, используется не только при решении идентификационных и диагностических задач по голосу и речи, но и при выявлении признаков монтажа фонограмм.

Представляется, что для ликвидации терминологической путаницы, которая может привести к методологическим и даже процессуальным ошибкам при назначении и производстве судебной экспертизы необходимо четко определить понятие комплексности применительно к судебной фоноскопической экспертизе, на основе постулата, что понятие комплексности базируется на понятии специальных познаний эксперта и их пределов.

Резюмируя, обозначим следующие понятия: комплекс судебных фоноскопических экспертиз, комплексное исследование в рамках конкретной судебной фоноскопической экспертизы, комплексная экспертиза с долевым участием эксперта-фоноскописта. 193.

В сравнении с данными за 1999 год: общая численность экспертов по России - 100 че- ловек, из которых 65% - инженеры, 35% -лингвисты.

193 Энциклопедия судебной экспертизы. / Под ред. Т.А. Аверьяновой и Е.Р. Российской. -М.: Юристъ, 1999. с. 402.

148

Понятие комплексного исследования в рамках одной фоноскопи-ческой экспертизы не тождественно понятию комплексной экспертизы. Хотя гносеологически данные понятия однозначны и указывают на комплексный подход к предмету исследования, тем не менее, по нашему мнению, их необходимо четко разграничить.

По мнению диссертанта, наличие различного исходного базового образования эксперта (технического или филологического) определяет только специфику индивидуальной подготовки и программу обучения экспертов, получающих одну и ту же специализацию «идентификация лиц по фонограммам устной речи» в рамках одной специальности «судебная фоноскопическая экспертиза». По существу такие экспертизы (которые нередко ошибочно называют «комплексными фонографическими»1 ), в которых участвует два или больше экспертов с базовым филологическим и техническим образованием, в действительности комплексными не являются и представляют собой комиссионные экспертизы с использованием комплекса разных методов, но в пределах одного и того же вида СФЭР.

В основу узкой специализации экспертов по видам СФЭ должна быть положена специфика объектов судебной фоноскопической экспертизы и требуемых для их исследования обширных и разносторонних специальных знаний, навыков и умений, а не только профессиональное высшее образование.

Мы разделяем мнение Ю.Г. Корухова, что комплексная экспертиза - это такая экспертиза, при производстве которой решение поставленного вопроса невозможно без одновременного совместного участия специалистов в различных областях знания в формулировании одного общего вывода.19э Добавим, что понятие комплексной экспертизы сегодня четко сформулировано в ст. 201 УПК РФ, в которой в отличие от

194 Попов Н.Ф., Линьков АН., Кураченкова Н.Б., Байчаров Н.В. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект». Пособие для экс-пертов./Под редакцией А.В. Фесенко. - М., 1996. с. 86.

1 5 Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ

149

ст. 23 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» не зафиксировано право на общий вывод, который делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода.

С тем чтобы устранить вышеуказанное несоответствие диссертант предлагает дополнить статью 201 УПК РФ текстом следующего содержания: «Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке всех полученных результатов и формулировании данного вывода. Если основанием данного вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении».

Указанное дополнение, позволит устранить противоречия в законодательстве и, в частности, снять возникающие вопросы о соответствии УПК РФ широко применяемой методики идентификации личности по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект», где по результатам только раздельного акустического или лингвистического анализа без синтеза полученных данных невозможно дать обоснованное заключение о тождестве сравниваемых лиц в категорической форме196. Здесь мы солидарны с И.Н. Тимофеевым, что корректное решение задачи идентификации диктора на системе «Диалект» возможно только на основе «акустического и лингвистического анализов»197, добавим и синтеза их результатов.

Проведенный нами анализ судебно-экспертной практики показал, что судебная фоноскопическая экспертиза может комплексироваться с экспертизами разных классов и родов. Однако пока еще не достаточно четко определено наличие всех пограничных областей знания и воз-

Галяшина Е.И. Акустические и перцептивные параметры речи и их оценка в экспертизе по идентификации диктора // Современные речевые технологии. - М.гГЕОС, 1999. с. 156-161.

197 Тимофеев И.Н. Производство фоноскопических исследований в экспертно- криминалистических подразделениях МВД России //Современные речевые технологии. -М.:ГЕОС, 1999. с. 131.

150

Исследуется носитель записи с целью установления по трассам свойств лен топротяжного механизма и идентифи кации (диагностики) звукозаписы- вающего устройства

можности комплексного решения смежных вопросов других родов судебных экспертиз.

час

С

У

Д

Е Б Н А Я

Ф О Н О С К О П И Ч Е С К А Я

Судебная

трасологиче-

ская

п Судебная ви- деотехниче- ская

<=

0>

Исследуется видеофонограмма с целью -1 установления факта непрерывности записи, отсутствия монтажа, синхронности записи звука и изображения

Судебная авторо-ведческая

^>

Исследуется подготовленный звучащий текст, устанавливается, является ли его автор и диктор одним лицом, идентифицируется автор текста, озвучиваемого другим диктором.

Судебная компьютерно -техническая

Технико криминалис тическое ис- следование- документов

Исследуются фонограммы, изготовленные или \ смонтированные с помощью компьютерных*^ средств, программно синтезированные звуки, устройства звукозаписи с помощью компьютеров и их частей (цифровые регистраторы, жесткие и гибкие, сменные диски) и т.д.

С

Судебно-

экономическа я

экспертиза

Э

К

С

П

Е

Р

Т

И

3

А

Исследуются контрафактные фонограммы, устанавливаются реквизиты фонодо- кумента (наличие цифровой подписи, звукового кода и т.д.) Устанавливается мате- риальный ущерб от контрафактной продукции

Судебно-

психологическа я

экспертиза

=>

Устанавливается психо эмоциональное состояние человека по речи и голосу <^_

DD0

Рис.6 Схематическое представление возможности решения пограничных задач в рамках комплексирования судебной фоноскопиче-ской экспертизы и судебных экспертиз иных родов.

151

Как видно из схемы на рис.6., производство судебной фоноскопи-ческой экспертизы в комплексе с экспертизами других родов судебной экспертизы может позволить решить значительное число смежных вопросов для установления фактов, имеющих доказательственное значение.

Цели судебного доказывания , которые определяют правовой режим как экспертной диагностики, так и идентификации, которая должны применяться в соответствии с процессуальным законодательством, может выходить за рамки применения комплекса различных методов в рамках одной фоноскопической экспертизы. По нашему мнению, при производстве судебной фоноскопической экспертизы для решения целого ряда задач по всему классу объектов, вовлекаемых в сферу судебной экспертной деятельности, исследование вопросов, смежных для разных родов экспертиз, должно осуществляться в рамках комплексной экспертизы, то есть экспертизы, в которой помимо экспертов-фоноскопистов участвуют специалисты другого экспертного профиля.

Проблема дифференциации и разграничения сфер специальных познаний и, соответственно, задач, разрешаемых фоноскопической и пограничными с ней родами и классами судебных экспертиз, еще требует серьезной дальнейшей теоретической проработки. Быстрое развитие речевых и информационных технологий позволяет прогнозировать формирование новых отдельных родов экспертиз, например, судебной экспертизы речи как самостоятельного рода на основе ее обособления от фоноскопической экспертизы и интеграции с автороведческой экспертизой или лингвистической экспертизой.

Многие объекты судебных экспертиз других родов и даже классов могут выступать в качестве и объектов судебной фоноскопической экспер-

Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. -М.,1969; Роль судебной экспертизы в социалистическом правовом государстве // Тезисы научно-практической конференции - Минск: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1989; Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе - М.: Юридическая литература, 1974.

152

тизы. При условии постановки пограничных вопросов, смежных для раз- личных родов (видов) судебных экспертиз199 и необходимости применения разных специальных познаний может быть назначена комплексная экспертиза с долевым участием судебной фонсскогтической экспертизы.

Комплексная судебная фоноскопическая экспертиза (СФЭ) и судебная компьютерно-техническая экспертиза (КТЭ) представляет собой исследование, проводимое для решения диагностических и иден- тификационных вопросов по цифровым фонограммам, изготовленным с использованием компьютерных средств. Объектами являются: носители цифровой записи звука, предназначенные для создания, хранения и передачи звуковой информации, а также программное обеспечение, позволяющее производить различные манипуляции с речевыми и иными звуковыми сигналами) и объекты фоноскопической экспертизы - фонодо-кументы в звуковой форме. В качестве объектов может также выступать звукозаписывающее оборудование, интегрированное с компьютерными средствами (так называемые цифровые регистраторы), а также некоторые периферийные устройства ввода и вывода, трансмиссии звуковой информации (звуковые платы, модемы и т.п.).

При производстве судебной фоноскопической экспертизы обычно устанавливается факт копирования фонограмм и их изготовления при помощи конкретных экземпляров звукозаписывающих устройств. В то же время значительная часть доказательств может быть получена путём исследования компьютерных средств, обеспечивающих тиражирование фонограмм на компакт-дисках. В таких ситуациях целесообразно назначение комплексной фоноскопической и компьютерно-технической экспертизы.

Другая пограничная область специальных познаний явно просматривается в сфере авторских и смежных прав в связи с широким распространением контрафактной продукции на компакт-дисках.

Энциклопедия судебной экспертизы. / Под ред. Т.В.Аверьяновой, Е.Р.Российской - М.: Юристъ, 1999.

153

Для решения вопроса об авторе текста песен или произведения устного речевого творчества, записанного на контрафактных СД-дисках целесообразно назначение комплексной фоноскопической, автороведче-ской и компьютерно-технической экспертизы.

В последние годы широкое распространение получают мультимедийные технологии, базирующиеся на представлении данных в формате видеоизображения с применением анимации и звукового сопровождения. Звуковые и видеофайлы в форматах мультимедиа на носителях данных, в т.ч. компакт-дисках с аудио- и видео продукцией могут фигурировать в деле в качестве объектов, несущих доказательственную информацию о фактах, событиях, людях. Для непосредственного исследования цифровых видеозаписей и звуковых записей должна быть назначена комплексная видео-фоноскопическая и компьютерно-техническая экспертиза. В процессе такого всестороннего исследования могут быть полностью разрешены вопросы относительно достоверности мультимедийной записи, а также выполнена ли она на конкретном устройстве. Пограничными здесь оказываются и вопросы, связанные с возможностью фальсификации, монтажа записи и т.д. В случае разрешения вопросов, касающихся исследования только звуковой или речевой информации, т.е. файлов со звуковыми форматами, требуется назначение комплексной судебной
фоноскопической экспертизы

-200

совместно с компьютерно-технической экспертизой .

Комплексная видео- фоноскопическая экспертиза может быть назначена для разрешения сомнений в достоверности записанной на видеофонограмме речевой информации и изображения, а также когда требуется установить факт синхронности фикации изображения и речи.

Усов А.И. Проблемы комплексной экспертизы компьютерных средств. Информатизация правоохранительных систем. - М.: Академия МВД России, 2000 .с. 432-438; Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. - М., 2001. с. 156-157.

154

Необходимо отметить, что даже для решения одной задачи при исследовании контрафактной продукции целесообразно назначение комплексной фоноскопической и трасологической экспертизы, когда объектом исследования является носитель записи и отразившиеся на нем трассы - следы лентопротяжного механизма магнитофона.

Обычно фонограмма, являющаяся объектом экспертного исследования, зафиксирована на магнитном носителе - магнитной ленте (реже на проволоке, на компакт-дисках и других носителях и накопителях информации). Кассета или катушка, содержащая магнитную ленту -носитель записи в рамках фоноскопической экспертизы исследованию не подлежит. Магнитная пленка, проволока, диск могут исследоваться в рамках комплексной фоноскопической и трасологической экспертизы при установлении, например, факта монтажа (на предмет механических повреждений магнитного носителя) или при идентификации магнитофона с целью выявления следов, оставленных звукозаписывающим устройством. Комплексное исследование магнитного носителя может быть проведено в рамках комплексной фоноскопической и физико-химической экспертизы, когда требуется оценить физические свойства или дефекты носителя записи.

Комплексная фоноскопическая экспертиза и экспертиза документов может быть назначена для исследования цифровых подписей и других реквизитов фонограмм, имеющих статус документов, а также при исследовании контрафактной продукции на компакт-дисках.

Экспертные методы исследования речи сегодня функционируют в нескольких видах криминалистической экспертизы: автороведческой, почерковедческой (идентификация исполнителя рукописного текста с использованием признаков орфографических и пунктуационных навыков), фоноскопической (использование сравнительных образцов письменной речи для идентификации автора текста, который озвучивается другим лицом - диктором, технической экспертизе документов (идеи-

155

тификация исполнителя машинописного текста) и компьютерной экспертизе (идентификация автора программного продукта).

Как известно, судебная автороведческая экспертиза назначается при расследовании и судебном разбирательстве разнообразных уголовных и гражданских дел и представляет следственным и судебным органам объективную информацию, необходимую для установления фактов и обстоятельств рассматриваемого события. Чаще всего необходимость в установлении автора письменного документа возникает у судебных или следственных органов в случаях, когда автор какого-либо документа неизвестен или все подозреваемые в его составлении лица отказываются от авторства текста. Часто возникают вопросы, является ли автор и исполнитель анонимного документа одним и тем же лицом, либо это разные лица (например, текст выполнялся под диктовку или переписывался), либо когда исследуемый текст выполнен машинописным способом и не содержит традиционной для криминалистики почерко-вой информации201. В тех ситуациях, когда объектом экспертизы является звучащая речь, представляющая собой не спонтанный устный текст в форме импровизации, а репродуцируемый текст иного автора (автор и диктор звучащего текста могут быть разные лица) возникает вопрос об авторе озвучиваемого диктором текста. Очевидно, что исследование таких пограничных вопросов должно осуществляться в рамках комплексной судебной фоноскопической и автороведческой экспертизы.

В перспективе вполне возможно комплексирование судебной фоноскопической экспертизы, трасологической и судебной эконо- мической экспертизы для установления размеров материального ущерба при выпуске и реализации контрафактной аудио-видео продукции на компакт кассетах и компакт дисках, видеокассетах.

201 Комиссаров А.Ю. Криминалистическое исследование письменной речи. - М.: ГУ ЭКЦ, МВД России, 2000.

156

На разрешение судебной фоноскопической экспертизы нередко ставятся вопросы, связанные с диагностикой эмоционального состояния говорящего по устной речи, исследованием необычных проявлений и состояний человека в процессе речевой коммуникации. Нередко в следственной практике возникает также необходимость установления психологического состояния человека в момент записи его разговора, исключения дачи показаний под давлением, принуждением или в состоянии аффекта. Для разрешения подобных вопросов может быть назначена комплексная судебная фоноскопическая и психологическая экспертиза.

Взаимодействие человека и машины как специфической сферой деятельности человека в современном мире порождает ряд задач, по- граничного характера, связанных с физиологическими, психологическими, этическими и эргономическими факторами инженерного и информационного плана. Уже реально функционируют системы машинного речевого и голосового синтеза. Для решения вопросов, которые в перспективе могут возникнуть при анализе речевого взаимодействия человека и ПЭВМ, различных кибернетических и лингво-кибернетических систем, диагностики естественной человеческой речи или синтезированной звучащей речи на базе систем искусственного интеллекта необходимы новые смежные области специальных знаний на базе речевой кибернетики как новой отрасли науки и техники, как раздела лингвокибернетики (изучающего естественный языковой код в условиях его поли-информативного функционирования в устной разновидности - речевом сигнале). Здесь могут комплексироваться судебная фоноскопическая экспертиза и судебная кибернетическая экспертиза.

Во многих следственных ситуациях для раскрытия и расследования преступлений, особенно связанных с информационными технологиями, звуковая и особенно речевая информация, фиксируемая на магнитном носителе является сложным объектом судебно-экспертного ис-

157

следования, что требует всестороннего рассмотрения содержания и пределов специальных познаний судебной фоноскопической экспертизы, возможностей их комплексного применения в совокупности с другими областями и направлениями судебно-экспертной деятельности.

Сегодня объективно происходит процесс как дифференциации специальных знаний судебной фоноскопической экспертизы по отдельным ее видам, так и интеграции с другими направлениями экспертной деятельности2 .

Тем не менее, комплексную экспертизу с долевым участием судебной фоноскопической экспертизы не следует смешивать с комиссионной, когда несколько экспертов, имеющих одну специализацию проводят исследование одного и того же объекта и отвечают на одни и те же вопросы. Можно сказать, что при проведении такой экспертизы, при решении частных экспертных задач, могут объединяться усилия специалистов, имеющих разное базовое образование (например, лингвистическое и техническое), но одну специализацию в области судебной фоноскопической экспертизы.

Подводя итог рассматриваемому вопросу, надо отметить, что определение области специальных познаний судебной фоноскопической экспертизы имеет крайне важное не только практическое значение, позволяющее четко определить компетенцию и компетентность эксперта СФЭ, но и огромное значение для формирования теории судебной фоноскопической экспертизы, практики ее назначения и производства.

§ 1.7. Формы подготовки экспертов судебной фоноскопической экс- пертизы

В современных социально-экономических условиях успешность правовой реформы неразрывно связана с объективизацией судопроизводства, поэтому роль судебно-экспертной деятельности крайне возрастает и не только в раскрытии и предупреждении преступлений, в

Основы судебной экспертизы. Часть 1. Общая теория. - М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 1997.

158

доказывании по уголовным делам, но и в гражданском судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях. Кроме того, в сферу судопроизводства интегрируются все новые и новые достижения бурно развивающихся науки и техники, новых областей знания, новых технологий. Как нам представляется, эти обстоятельства не могут в дальнейшем не вызвать трансформацию представлений о специальных познаниях судебной фоноскопической экспертизы, расширения их пределов за счет включения новых данных и методов современной науки и техники, а потому особое значение имеет система подготовки и обучения экспертов-фоноскопистов.

Рассматривая вопросы подготовки экспертных кадров, разрабатывая программы обучения экспертов-фоноскопистов, здесь нам пред- ставляется целесообразным четко отграничить криминалистическую фоноскопию как раздел криминалистической техники от судебной фоноскопической экспертизы как направления практической деятельности.

В данное работе за основу нами было взято следующее определение: «Криминалистическая техника - один из разделов криминалистики, в который входят научные положения и основанные на них тех- нические (в широком смысле) рекомендации по применению средств, приемов и методик, предназначенных для собирания и исследования доказательств и осуществления иных мер раскрытия и предупреждения преступлений. Средства, приемы и методики криминалистической техники базируются на естественнонаучных и технических, гуманитарных и правовых знаниях, специально используемых в целях борьбы с преступностью. Естественнонаучный характер многих методов и приемов

203

придает термину «техника» условное значение .

Криминалистика как наука отличается от судебной экспертизы как практической деятельности204. Соответственно по своему содержа-

Россинская Е.Р. Криминалистика: вопросы и ответы. - М.: Закон и право, 1999. с. 11. там же с. 20.

159

нию, целям средствам и условиям будут отличаться методы, исполь- зуемые в криминалистической фоноскопии как криминалистической науке, и в судебной фоноскопической экспертизе, как практической

205

Что касается криминалистической техники и составляющих ее содержание средств и методов, без совершенствования которых невозможна объективизация процесса раскрытия и расследования преступлений, повышение значимости вещественных доказательств, их всестороннее и полное использование в уголовном процессе, можно сказать, что мы полностью разделяем позицию Р.С. Белкина. Он определил криминалистику как науку синтетической, естественнонаучной и юридической природы и подчеркнул, что криминалистика не является механическим объединением данных различных наук, а своеобразным их сплавом в рамках ее предмета и содержания. “Это именно синтетическая, а не комплексная наука, поскольку в ней нельзя выделить какие-то элементы, из которых обычно состоит комплекс знаний, как некая фиксированная структура” . При этом Р.С. Белкин призывал рассматривать криминалистику как науку не только юридическую. То же можно сказать и в отношении ее раздела - криминалистической техники.

По нашему мнению, интеграция в криминалистику современных технологий, появление направлений, позволяющих получать качест- венно новую розыскную и доказательственную информацию, карди- нально влияет на содержание криминалистической техники, расширяет ее фундаментальные принципы и основы. Это создает объективные предпосылки для формирования новых направлений и отраслей, включая и криминалистическую фоноскопию.

Как известно, среди судебных экспертиз традиционно принято выделять класс криминалистических экспертиз и отграничивать их от

Российская Е.Р. Проблемы систематизации и классификации методов экспертного ис- следования // Сборник научных трудов МВД РФ. - М., 1995.

206 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике - М.: Юридическая литература, 1988. с. 71.

160

всех прочих. Причем в течение многих лет ученые-криминалисты дис- кутируют на тему отнесения вновь возникающих видов и родов судебных экспертиз к криминалистическим. Аналогичная дискуссия возникает и з связи с формированием новых разделов криминалистической техники, к которым Е.Р. Российская207 относит: криминалистическое исследование веществ и материалов, включающее исследование, как макро, так и микроколичеств; криминалистическую фоноскопию; криминалистическую одорологию. Е.Р. Российская, развивая концепцию Р.С. Белкина, определяет следующие критерии, по которым можно судить о том, что уже сформировалось соответствующее новое направление криминалистической техники или такой раздел пока отсутствует:

  • решение специфических криминалистических задач, которые не ставятся при исследовании подобных объектов в других сферах человеческой деятельности;
  • специфика объектов исследования и в то же время их распространенность, частая встречаемость на местах происшествий;
  • методологическая и методическая разработанность данного направления.
  • Рассмотрим эти критерии применительно к такому разделу кри- миналистической техники как «Криминалистическая фоноскопия». В качестве объекта возьмем фонограмму устной речи с записью допроса обвиняемого. Если требуется установить, имеется ли на фонограмме стилистически сниженная, инвективная или обсценная лексика, то эта задача решается методами текстологии и лексикологии, традиционно применяемыми лингвистами при толковании значений слов и выражений. Криминалистически значимая информация здесь минимальна, так как само употребление в разговорной речи нецензурных слов и выра-

Россинская Е.Р. Проблемы криминалистических и судебно-экспертных методов иссле- дования вещественных доказательств // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз. Материалы научно-практической конференции. - Саратов, 1998. с. 5-15.

161

жений прямо не означает наличие факта оскорбления . Для его уста- новления требуется дать криминалистическую оценку словам и выра- жениям с грубой, неприличной окраской, употребленным в оскорби- тельном, обвинительном значении в контексте всей ситуации речевой коммуникации, с учетом широкого внеречевого контекста. Полученная криминалистическая информация может иметь уже более существенное значение для доказывания.

Другая задача - если необходимо реконструировать ситуацию допроса и определить, чем могли быть вызваны необычные словесные реакции обвиняемого, не были ли они следствием применения недозволенных законом средств и методов ведения допроса либо необычным состоянием говорящего в момент речи. Здесь необходима разработка криминалистических методик диагностики психо-эмоционального состояния говорящего по речи и исследование самой фонограммы на предмет ее непрерывности, остановок процесса звукозаписи и т.д. Полученные результаты будут иметь определенное криминалистическое значение.

Как известно, аутентификация и верификация говорящего при работе с голосовыми ключами или паролями имеет значение для полу чения доступа к системам, защищенным биометрическими схемами. Человек, желающий получить доступ к информации, защищенной го лосовым паролем, максимально сотрудничает с опознающей системой, старается произнести парольные слова и фразы максимально близко к хранящимся в памяти компьютера образцам его голоса. В такой ситуа ции опознание говорящего может быть осуществлено на основе отно сительно простых методик анализа физических параметров речевого сигнала. Для минимизации риска
несанкционированного

проникновения, автоматические системы ориентированы на отказ в

Многие носители русского языка в разговорной речи употребляют нецензурные слова в качестве привычных слов-паразитов, не несущих никакого смыслового значения.

162

доступе при малейших отклонениях вычисляемых признаков голоса от эталонных образцов.

Лицо, которое не желает быть узнанным, умышленно маскирует специфические особенности своей речи, или имитирует манеру речи, говор других лиц. Для его опознания и отождествления требуется применение уже иных более сложных методов и специально разработанных криминалистических методик, учитывающих возможность влияния необычных условий и других факторов конкретной криминальной ситуации.

Разработка криминалистических учетов и коллекций голосов преступников, формирование фонотек, содержащих образцы голоса и речи, необходимых для установления говорящего по анонимным телефонным сообщениям, розыска преступников по особенностям их голоса и речи, также предполагают разработку криминалистических методов опознания по голосу и диагностики обликовых характеристик говорящего по речи, что относится, по мнению диссертанта, к криминалистической технике.

Точно также и задача отбора образцов устной речи, необходимых для идентификации говорящего по фонограммам речи, может быть включена в раздел криминалистической техники. Это объясняется тем, что необходимо не просто записать голос человека, а на основе определенных тактических приемов получить материал, сопоставимый по форме и содержанию с так называемыми спорными фонограммами устной речи с учетом требований экспертных методик отождествления личности по голосу, требованиям к качеству звукозаписи и т.д. При этом важно учитывать возможность маскировки и изменения голоса преступником с тем, чтобы затруднить процесс его опознания.

209 В криминалистической фоноскопии «спорными» обычно называют фонограммы, где записан голос и речь лица, подлежащего идентификации.

163

Исходя из указанных выше критериев, вслед за Е.Р. Российской210, мы предлагаем включить криминалистическую фоноскопию211 в традиционную систему криминалистической техники (как достаточно хорошо сформировавшуюся за несколько десятков лет своего сущест-вования, хотя и называемую еще новым направлением ), где описываются звуковые следы человека и других объектов, их криминалистическое значение, возможности криминалистического исследования на основе акустического и лингвистического анализа устно-речевой информации, возможности опознания человека и других объектов по звуковым следам, рекомендации по отбору сравнительных образцов голоса и речи, образцов звуков других источников, диагностические и идентификационные задачи, разрешаемые при фоноскопических исследованиях, и получаемая при этом криминалистически значимая розыскная и доказательственная информация, принципы создания и ведения фонотек голосов преступников, криминалистических коллекций звуковых следов различных объектов.

В учебнике по криминалистике, по ред. Н.П. Яблокова, правильно, по мнению диссертанта, выделен отдельный параграф «Криминали- стическое исследование средств звуко-, видеозаписи и акустической информации записанной на них (видеофонографические исследова- ния»), который включен в раздел криминалистической техники213.

В то же время, по нашему мнению, в данном разделе необходимо более четко определить криминалистическую фоноскопию как сово- купность научных положений и основанных на них рекомендаций по применению средств звукозаписи для собирания акустической и лин- гвистической информации, а также специальных приемов и методик,

Российская Е.Р. Система криминалистической техники в свете современных представ- лений о природе криминалистики // Современные проблемы криминалистики» - М.: Академия управления МВД РФ, 1998. с. 3-8.

211 Криминалистика. Учебник. /Под ред. А.Ф. Волынского. - М.: Закон и право, 1999. с. 108.

212 Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы. - М: Закон и право, 1999. с. 113- 119.

213 Криминалистика. Учебник. - М.:БЕК, 1997. с. 333-336.

164

предназначенных для исследования зафиксированной на материаль- ном ‘ звуковой информации в целях раскрытия и предупреждения преступлений.

Раздел «Понятие и значение криминалистической фонологии» содержится в главе «Фонологические объекты как носители криминалистически значимой информации» в учебнике под редакцией В.А. Об-разцова. Здесь также далеко не все положения можно признать бесспорными, а терминологию и понятийный аппарат безупречными.

Несмотря на различие в используемой терминологии, существен- ным, по нашему мнению, является общее понимание большинством ученых важности самого наличия в курсе криминалистики подраздела криминалистической техники - криминалистической фоноскопии.

Наиболее полно, по мнению диссертанта, данный раздел пред- ставлен в учебнике по криминалистике под редакцией Р.С. Белкина, где дано наиболее точное понятие криминалистической фоноскопии, указаны ее методы, сформулированы основные решаемые ей вопросы, указаны особенности назначения фоноскопической экспертизы и подготовки материалов для ее производства .

В названном разделе криминалистической техники речь идет о возможностях экспертного исследования фонограмм в целях получения доказательственной информации, правилах работы со звуковыми следами, средствами звукозаписи и фонограммами и т.д.

Обобщая существующие научные представления о содержании и объеме раздела «Криминалистическая фоноскопия», нам представляется целесообразным включить в этот раздел такие сведения как:

Определение понятия криминалистической фоноскопии.

Криминалистические методы фоноскопических исследований.

Вопросы, решаемые фоноскопической экспертизой.

214 Или идеальном носителе - в памяти человека.

2,5 Криминалистика. /Под редакцией В.А. Образцова. - М.:ЮРИСТЪ. с. 199-211.

216 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник

для вузов. / Под редакцией Р.С. Белкина. - М.: НОРМА-ИНФРА - М.: 1999. с. 363-368.

165

Особенности подготовки и назначения фоноскопической экспертизы, включая осмотр материалов и средств звукозаписи и отбор сравнительных образцов.

Фоноскопические учеты и фонотеки в структуре криминалистической регистрации.

При этом необходимо особо подчеркнуть, что криминалистическая фоноскопия, по нашему мнению, составляет научную основу судебной фоноскопической экспертизы, которая проводится в строгих процессуальных рамках. Объекты экспертного фоноскопического ис- следования могут на основании результатов экспертизы, отраженных в заключении эксперта, стать вещественными доказательствами, приобрести статус фонодокументов. Причем, как известно, доказательственная информация, полученная в результате экспертизы, не может быть получена не из какого иного источника .

Судебная фоноскопическая экспертиза базируется на методологии криминалистики, используя, например, теории криминалистической идентификации и диагностики, использует комплекс теоретических данных, методов других гуманитарных и естественных наук — акустики, лингвистики, математики, радиофизики и радиоэлектроники. Таким образом, судебная фоноскопическая экспертизы могла возникнуть только на базе уже сформировавшихся технических и научных основ, составляющих комплекс определенных специальных познаний, на методической основе которых эксперт может решать круг идентификационных и диагностических задач в интересах судопроизводства.

В основе концепции подготовки экспертов-фоноскопистов лежит система приобретения знаний, необходимых для разрешения всех задач судебной фоноскопической экспертизы.

Такие знания, понимаемые как процессуальная категория, должны отвечать не только специальным критериям (это научные, профес-

217 Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза - М.: Право и закон, 2001. с. 10.

166

сиональные знания не правового характера, которыми обладают спе- циалисты), но требованиям уголовно-процессуальной, гражданско- процессуальной и арбитражно-процессуальной формы, быть обособ- ленными от других способов и средств осуществления процессуальной деятельности, связанных с судебным познанием.

К сожалению, в публикациях экспертов-фоноскопистов, не имеющих требуемой юридической подготовки, нередко встречаются некорректные высказывания типа: «интерес к криминалистическим идентификационным исследованиям фонографических материалов был стимулирован в 1989 г. соответствующей статьей УК РФ, признававшей за ними качество вещественных доказательств»218. «Использование фонограмм для целей криминалистики стало в нашей стране юри-дически обосновано с начала с 1990-годов» .

Таким образом, в программы обучения и подготовки экспертов СФЭ необходимо включать предметные области, соответствующие содержанию специальных познаний субъекта фоноскопической экспертизы, в пределах специализации экспертов по видам СФЭ, для решения конкретных экспертных задач.

В экспертной практике СФЭ отчетливо проявляется тенденция не только к интеграции знаний, но и к разграничению экспертной компетенции, стремление к узкой специализации экспертов-фоноскопистов по применяемым методам исследования фонограмм и отдельным видам ее объектов.

Во многом это объясняется тем, что экспертная деятельность, связанная с исследованием фонограмм, имеет определенные особенности, обусловленные природой самого объекта экспертизы. Судебная фоноскопическая экспертиза - единственный род судебной экспертной деятельности, в процессе которой преимущественно используется слу-

218 Каганов A..LLL, Михайлов В.Г., Прянишников К.В. К вопросу о криминалистической идентификации говорящего по характеристикам основного тона //Современные речевые технологи. - М: ГЕОС, 1999. с. 136.

219 Электронная энциклопедия эксперта-фоноскописта. МСР-ФОНО, версия 1.0 от 15 де кабря 1998.

167

ховое, а не зрительное восприятие информации, имеющей значение су- дебного доказательства.

В то же время, очевидно, что специальные познания эксперта СФЭ определяются совокупностью знаний, приобретенных в результате базового высшего образования, профессиональной подготовки и специального обучения, и позволяющие эксперту решать поставленные вопросы. Поэтому круг специальных познаний и узкая специализация экспертов определяется не только свойствами изучаемого объекта, но и экспертными методами, позволяющими решать конкретные задачи.

Как уже выше отмечалось, специфика каждого вида судебной фоноскопической экспертизы определяется объемом и конкретным со- держанием специальных знаний эксперта. Так, основной задачей СФЭ речи является идентификации личности по голосу и речи. Поэтому специальные познания данного вида СФЭ представляют собой естественнонаучные знания о закономерностях формирования и отражения в речи свойств личности, их устойчивости и индивидуальности, о распределении вероятностей появления названных групп населения, а также о возможностях применения в целях идентификации личности научных и специальных методов исследования220.

Помимо этого СФЭ решается целый ряд задач, связанных с техническим исследованием фонограмм, материалов и средств звукозаписи, что требует наличия соответствующих специальных познаний, приобретаемых экспертом в процессе профессионального обучения в области технических научных дисциплин.

Специальные познания эксперта СФЭ находятся в таких научных областях как акустика, радиофизика, электроника, связь, радиотехника, прикладная и теоретическая лингвистика, речеведение, психолингвистика и социолингвистика, диалектология, психофизиология, психо-

Кирсанов З.И. Применение теории вероятностей и математической статистики в судебной экспертизе. - М., 1964.

168

акустика, информационные и речевые технологии, вычислительная техника, кибернетика и информатика и др.

В тоже время, как известно, судебная экспертиза — это новая синтетическая отрасль знания, требующая наличия юридических и экспертных познаний221.

Данное утверждение справедливо и в отношении судебной фоно- скопической экспертизы. Использование в ходе судебной фоноскопи-ческой экспертизы методов лингвистического, инструментально-акустического исследования, математического и параметрического представления звукового сигнала, определяется необходимостью комплексного изучения свойств фонограмм и других объектов данного рода судебной экспертизы.

Очевидно, что в силу специфики судебно-экспертной деятельности эксперт СФЭ должен не только обладать познаниями в сфере современных звуковых и речевых технологий, но и в сфере материального и процессуального права, в области криминалистики и судебной экспертизы. Поэтому подготовка и обучение эксперта-фоноскописта, безусловно, должна включать юридические и экспертные дисциплины.

Сложность данного вопроса заключается в том, что систематическая профессиональная подготовка экспертов СФЭ на базе вузов России сегодня не проводится.

В роли судебных экспертов обычно выступают выпускники факультетов университетов и вузов, получившие филологические специальности: «русский язык и литература», «русская филология», «теоретическая и прикладная лингвистика»; «общее языкознание» и т.д.; а также технические специальности: «инженер электронной техники», «радиоэлектронные устройства», «радиотехника», «автоматизация технологических процессов и производств», «электроника и микроэлек-

221 Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. - М.: Право и закон, 2001. с. 225.

169

троника», «автоматизированные системы управления» и многие другие.

Такой обширный перечень специальностей не позволяет унифицировать знания экспертов СФЗ. Очевидно, что здесь требуется определить приоритетные направления специальной подготовки экспертов. К тому же знаний филологических или технических наук очевидно недостаточно для выполнения функций судебного эксперта. Вузы, дающие профессиональное высшее образование и готовящие специалистов в области филологии или радиотехники, не дают необходимых юридических и криминалистических познаний. Факультеты экспертов-криминалистов Волгоградской академии МВД России или Саратовского юридического института МВД России, готовят судебных экспертов только в традиционных криминалистических экспертизах и подготовку экспертов-фоноскопистов пока не проводят.

До настоящего момента подготовка экспертов-фоноскопистов проводится в нескольких формах:

в виде стажировок в экспертных учреждениях системы МВД и

999

МЮ России для лиц с профессиональным высшим техническим или филологическим образованием из выпускников различных вузов с опорой на специфику используемых экспертных методик;

в форме обучения экспертов-фоноскопистов на учебных сборах и семинарах;

путем индивидуальной учебы (стажировка) под руководством опытного эксперта-наставника. Наставник, осуществляет методическую помощь в освоении теоретических знаний и приобретении практических навыков по освоению экспертных методик, по индивидуальному плану подготовки стажера.

Формирование групп экспертов-фоноскопистов, для обучения на стажировках, семинарах и сборах проводится с учетом наличия у со-

222 Стажировки с определенной периодичностью организуются головными подразделениями СФЭ ГУ ЭКЦ МВД РФ и РФЦСЭ МЮ РФ, а также в рамках программы повышения квалификации на базе Академии управления МВД России.

170

трудника базового филологического или технического образования и опыта работы. Эксперты, не имеющие права производства фоноскопи-ческих экспертиз, проходят курс обучения от первоначальной подготовки до переподготовки на курсах повышения квалификации и индивидуальной стажировки, в процессе которой эксперт-наставник привлекает обучающегося к производству экспертиз и исследований, участию в следственных действиях в качестве специалиста.

Однако, на практике нередки случаи, когда экспертными методами многие эксперты-фоноскописты овладевают в процессе практической работы, часто не имея рядом опытного наставника из числа экс-пертов-фоноскопистов.

Поэтому для повышения квалификации экспертов-фоноскопистов и усвоения новых методов и экспертных методик исследования фонограмм, периодически проводятся двухнедельные учебные сборы и семинары. На них читают лекции и проводят занятия наиболее опытные эксперты-практики, сотрудники научно-исследовательской лаборатории ГУ ЭКЦ МВД России, Академии управления МВД России, приглашаются преподаватели ведущих вузов России.

В системе экспертно-криминалистических учреждений МВД России существует система выдачи свидетельств на право самостоя-тельного производства видео-фоноскопических экспертиз в соответствии с тремя видами специализации экспертов. А именно: идентификация лиц по фонограммам устной речи, техническое исследование фонограмм и техническое исследование видеограмм. Свидетельство на право производства экспертиз может получить эксперт-фоноскопист как с базовым инженерно-техническим, так и филологическим образованием при наличии положительной рецензии на пять ранее выполненных экспертиз. Решение вопроса о предоставлении права производства

Приложение к Положению о Центральной экспертно-квалификационной комиссии МВД России. Приказ МВД России от 31 марта 1997 г. № 190.

171

конкретного вида судебной фоноскопической экспертизы принимается Центральной экспертно-квалификационной комиссией МВД РФ с учетом базового образования, стажа работы, количества выполненных судебных фоноскопических экспертиз данного вида.

Надо отметить, что подготовка экспертов-фоноскопистов путем курсов и стажировок дает неплохие результаты, однако это не может сравниться с профессиональным образованием, получаемым в высшем учебном заведении.

Выпускники филологических или технических вузов, которые принимаются на должности экспертов-фоноскопистов, к сожалению, как правило, не имеют правовых и криминалистических знаний, которые приобретаются ими только через нескольких лет практической работы.

В то же время уже сейчас существуют все предпосылки для ква- лифицированного и профессионального обучения по специальности - судебная экспертиза. В соответствии со статьей 25 Закона РФ «Об об- разовании» 1995 г. право заниматься определенной профессиональной деятельностью и занимать определенные должности имеют лица, имеющие надлежащую квалификацию и специальность. Государственным образовательным стандартом профессионального высшего образования второго поколения введена специальность 3550600 - судебная экспертиза, включенная в Государственный реестр специальностей. Однако по ней с 1996 года ряд высших учебных заведений системы МВД России готовит пока только экспертов-криминалистов.

На базе Саратовского юридического института МВД России министерство общего и специального образования РФ организовало Учебно-методическое объединение профессионального образования в области судебной экспертизы (УМО)224. Целью создания УМО являлась координация
действий научно-педагогической общественности

Приказ Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 24.11.97 г. №2344.

172

вузов и представителей учреждений и организаций по обеспечению качества и развития содержания профессионального образования, прогнозирования перспективных направлений и научно-методического обеспечения процесса подготовки специалистов в области судебной экспертизы. В рамках УМО, как известно, функционирует 4 секции и, в том числе, секция судебных инженерно-технических экспертиз, координирующая подготовку по информационно емким направлениям экспертной деятельности.

Судебная фоноскопическая экспертиза традиционно включается в класс традиционных криминалистических экспертиз. В тоже время по существу решаемых задач, многообразию применяемых методов, широкому кругу специальных знаний, которыми должен обладать экс-перт-фоноскопист (в том числе, в области речевых технологий, автоматизации) СФЭ также может быть отнесена к информационно емким направлениям.

Однако, вопросы преподавания экспертных дисциплин и перспективы развития образования по судебной фоноскопической экспертизе, по нашему мнению, еще не получили достаточно пристального внимания.

Е.Р. Российская справедливо отмечает, что «поскольку подготовка специалистов в области инженерно-технических экспертиз требует солидной технической и юридической базы, их обучение в высшем учебном заведении должно вестись по принципу примерно равного соотношения юридических и естественнонаучных дисциплин. С 2000 года принято решение организовать обучение специалистов в области инженерно-технических экспертиз в Московском государственном техническом университете им. Н.Э. Баумана, где уже несколько лет функционирует Юридический центр и дается как первоначальное, так и второе юридическое образование, а также на высоком уровне поставлено преподавание необходимых естественнонаучных и технических дисциплин. Разработаны специальные программы обучения судебных

173

экспертов (в рамках высшего образования и второго образования), которые включают как изучение фундаментальных наук, так и специальных экспертных дисциплин»225.

Представляется, что подготовка судебных экспертов, специали- зирующихся по судебной фоноскопической экспертизе, также должна проводится на базе соответствующего высшего учебного заведения, где на требуемом уровне может быть организовано преподавание необходимых для подготовки судебного эксперта- фоноскописта дисциплин, включая юридические дисциплины, акустику, математику, технику звукозаписи и специальные экспертные методики решения конкретных задач фоноскопической экспертизы. Но какой, технический, лингвистический или юридический вуз должен и может обладать необходимой учебной базой для подготовки экспертов-фоноскопистов?

Некоторый опыт подготовки экспертов с базовым филологическим образованием имеется на филологическом факультете МГУ им М.В. Ломоносова226 и Московском государственном лингвистическом университете . Однако там обучение осуществляется с преобладанием филологических дисциплин, в основном для решения только одной задачи - идентификации диктора по голосу и речи. Вопросы технического исследования фонограмм, специальные экспертные методики решения широкого круга других задач фоноскопической экспертизы, в том числе диагностических не преподаются. Правовые аспекты судебной экспертной деятельности также вообще не затрагиваются. Таким образом, обучение только на базе лингвистических дисциплин лишает эксперта-фоноскописта необходимого знания в технических областях нау-

Россинская Е.Р. Проблемы использования специальных познаний при раскрытии и расследовании компьютерных преступлений в сфере компьютерной информации // Информатизация правоохранительных систем. 9 международная конференция. - М.: Академия управления МВД России, 2000. с. 431-432

226 Фонетика и лингвокриминалистика (интервью Г.Е. Кедровой с профессором Л.В. Зла- тоустовой) // Вестник Московского университета., Серия 9. Филология, 2001, № 3, с. 202- 206.

227 См. информацию, опубликованную в международной автоматизированной информаци онной сети Интернет- http: //www.linguanet.ru

174

ки. Аналогичные трудности будут возникать и при организации обучения на базе технических вузов, которые не могут дать полноценного образования в области речевых технологий и лингвистических дисциплин.

Можно, конечно, расширить подготовку экспертов по специальности «Судебная экспертиза», в юридических вузах системы МВД России, добавив специализацию « Судебная фоноскопическая экспертиза». Но в юридическом вузе, по нашему мнению, вряд ли можно наладить полноценный образовательный процесс по радиотехническим, филоло- гическим и акустическим дисциплинам, там нет ни методической, ни технической базы для подготовки специалистов СФЭ.

Решение проблемы подготовки экспертов-фоноскопистов нам видится по аналогии с подготовкой экспертов по судебной компьютерно-технической экспертизе, в объединении возможностей нескольких вузов (на базе межвузовских или межфакультетских объединений) или на факультетах государственных университетов. Здесь мы полностью разделяем точку зрения Е.Р. Российской и А.И. Усова228.

Комплексное решение проблемы подготовки экспертов-фоноскопистов предопределяется интегральной сущностью самой судебной фоноскопической экспертизы. В государственных университетах имеются юридические, физические и филологические факультеты. Начало подготовки экспертов-фоноскопистов может быть положено созданием межфакультетской кафедры судебной фоноскопической экспертизы, которая взяла бы на себя роль организатора и координатора подготовки специалистов данного профиля.

Представляется, что для организации систематического учебного процесса в плане профессиональной подготовки по судебной фоноскопической экспертизе должна быть разработана специальная программа в рамках высшего образования или второго образования. В ней должно

Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. - М.: Право и закон, 2001. с. 233.

175

быть примерно равное соотношение естественнонаучных и гуманитарных дисциплин, состоять из двух этапов, базового и специального. Базовая подготовка включает получение правовых, технических и филологических знаний, в объеме, необходимом для эксперта-фоноскописта. Специальная подготовка должна состоять из овладения экспертными методиками идентификации лица по голосу и речи, технического исследования фонограмм, другими методами судебной фо-носкопической экспертизы, содержать изучение фундаментальных наук, так и специальных экспертных дисциплин.

Минимальный набор знаний, необходимый, по нашему мнению, эксперту СФЭ должен включать:

основы материального права (уголовного, гражданского и адми- нистративного) в рамках, определяемых средним юридическим обра- зованием;

основы процессуального права (уголовного, гражданского, ар- битражного, процессуальные основы судебной экспертизы); крими- налистики; общей теории судебной экспертизы; основные методы и методики судебной фоноскопической экспертизы;

общее и прикладное речеведение; акустика речи; языкознание; диалектология русского языка; физиология и психология речи; лого- педия;

основы физики магнетизма и магнитной звукозаписи; основы распознавания образов и автоматической обработки речи; основы теории вероятности и математической статистики229.

Таким образом, по характеру специальных познаний, может про- водиться дальнейшая специализация экспертов-фоноскопистов по ви- дам фоноскопических экспертиз исходя из профессионального базового высшего образования, полученного в вузе.

Попов Н.Л., Линьков А.Н., Кураченкова Н.Б., Байчаров Н.В. Идентификация лиц по фонограммам речи на автоматизированной системе «Диалект».- М.: 1996. с. 10-11

176

Предложенный перечень научных направлений, естественно, не является исчерпывающим. Динамическое развитие современных речевых и информационных технологий будет постоянно повышать требования к качеству и объему специальных познаний эксперта-фоноскописта, добавляя новые направления научных знаний из разных областей науки и техники. Это в свою очередь, позволит более четко разграничивать компетенцию экспертов-фоноскопистов при назначении и производстве комплексных судебных экспертиз, или проведении комплексных исследований экспертами-фоноскопистами узких специализаций230,

Предложенная концепция подготовки экспертов-фоноскопистов может стать основой для создания новой судебно-экспертной специальности «Судебная фоноскопическая экспертиза», в целях осуществления профессионального обучения и выпуска квалифицированных специалистов для государственных экспертных учреждений системы МВД, ФСБ и МЮ России.

В рамках данной специальности молено выделить три специализации по техническому исследованию материалов и средств звукозаписи, криминалистическому исследованию звучащей речи и акустическому исследованию звуковой среды.

Диссертант полагает, что судебная экспертиза может в перспективе приобрести статус междисциплинарного направления, объединяющего перечень специальностей в соответствии с родами судебных экспертиз.

Р.С. Белкин, Криминалистическая энциклопедия. - М.: БЕК, 1997; Энциклопедия судебной экспертизы. /Под редакцией Т.В. Аверьяновой и Е.Р. Российской. - М.: Юристъ, 1999.

177

ГЛАВА 2. СУДЕБНАЯ ФОНОСКОПИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА КАК ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

§ 2,1, Материалы звукозаписи как основа формирования источника судебных доказательств.

В теории и практике российского уголовного, гражданского и ар- битражного процесса обшей можно считать позицию, в соответствии с которой под доказательствами понимаются любые фактические данные о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, полученные из установленных в законе источников и предусмотренными законом способами231.

В качестве источников доказательств нередко используются ма- териалы и средства звукозаписи, приобщаемые к материалам дела в качестве вещественных доказательств и (или) иных документов, приложений к протоколам следственных или иных процессуальных действий.

Материалы и средства звукозаписи как любой другой объект су- дебной экспертизы, кроме того, является основой для формирования такого доказательства как заключение эксперта.

Т.В. Сахнова справедливо отмечает, что вне процессуальных ра-мок судебная экспертиза не существует . За рамками уголовно- процессуальной, гражданско-процессуальной и арбитражно- процессуальной формы нельзя получить заключение эксперта как су- дебное доказательство, а нарушение любой процессуальной нормы при назначении, проведении экспертизы, оценке заключения эксперта дезавуирует последнее (независимо от его содержания).

Заключения эксперта по судебной фоноскопической экспертизе могут использоваться в процессе доказывания, когда они отражают об- стоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст. 73

1 Дорохов В.Я. Понятие доказательств в советском уголовном процессе // Государство и право. -М., 1964. №9 с. 108-117. 232 Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. - М.,1999. с.30.

178

УПК РФ) и получены из установленных в законе источников и при производстве соответствующих следственных, судебных действий, являющихся законными способами собирания доказательств в уголовном процессе (ст.86 УПК РФ).

Поскольку согласно ст.85 УПК РФ доказывание состоит в соби- рании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ, то значение заключения эксперта по фоноскопической экспертизе во многом зависит не только от соблюдения процессуальной формы производства судебной экспертизы, но и от того, были ли объекты экспертизы добыты и приобщены к делу в соответствии с требованиями закона.

«Неясность по поводу того, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы»233.

Процессуальный статус объектов судебной экспертизы определяется статьей 10 Федерального закона о «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации»: объектами иссле- дований являются вещественные доказательства, документы, предме- ты, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза.

Согласно ч.2 ст.74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта; вещественные доказа- тельства; протоколы следственных и судебных действий; иные доку- менты. В процессуальном плане объекты фоноскопической экспертизы относятся к вещественным доказательствам, иным документам, в том числе приложениям протоколам следственных и иных процессуальных действий.

Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказа- тельств // Российская юстиция - 1994.- №11. с. 3.

179

В силу чЛ.ст.81 УПК РФ вещественными доказательствами при- знаются любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; на которые были направлены преступные действия; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Представляемые на фоноскопическую экспертизу фонограммы могут признаваться вещественными доказательствами, если они обладают признаками, указанными в части первой статьи 81 УПК РФ. Кроме того, фонограммы могут приобщаться к уголовному делу в качестве иных документов, если они содержат сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ. В соответствии с частью 2 ст.84 УПК РФ документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 УПК РФ.

Анализ практики производства фоноскопических экспертиз в системе государственных учреждений системы МВД и МЮ показывает, что большинство объектов, направляемых на судебную фоноскопи- ческую экспертизу - это фонограммы, получаемые техническими средствами контроля и прослушивания телефонных переговоров и в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий с применением звукозаписи.

Ст. 86 УПК РФ указано, что собирание доказательств осуществ- ляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следовате- лем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий. При этом мы разделяем точку зрения П.А. Лупинской, что процесс собирания включает: поиск и обнаружение доказательств; фиксацию доказательственной информации изъятие и со-

180

хранение доказательств для их последующего исследования, оценка и использование в процессе доказывания по делу234.

Фонограммы могут быть получены в порядке ст. 186 УПК РФ в результате осуществления контроля записи телефонных и иных пере- говоров по постановлению следователя на основании судебного решения или по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий.

Особенностью такого порядка собирания фонограмм является то, что контроль и запись телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии достаточных оснований полагать, что они содержат сведения, имеющие значение для уголовного дела и только на основании судебного решения. В то же время запись телефонных переговоров потерпевшего, свидетеля и их близких родственников может производиться по постановлению следователя и по их письменному заявлению, а при отсутствии такового по судебному решению, при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий.

Применительно к судебной фоноскопической экспертизе важно подчеркнуть, что в силу ч.б ст. 186 УПК РФ, полученные фонограммы передаются следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, где обязательно должны быть указаны не только даты и время начала и окончания записи указанных переговоров, но и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Заметим, что в законе не оговорено специально, что фонограммы передаются в подлиннике, что означает, что на практике могут быть изготовлены и переданы следователю для приобщения к делу не оригиналы, а копии фонограмм. На практике для фиксации сведений, пере-

234 См. например, Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Под ред. П.А. Лупинской. .- М.: Юристъ, 1999; Энциклопедия судебной экспертизы. Под ред. Т.В. Аверьяновой и Е.Р. Российской. - М.: Юристъ, 1999.

181

даваемых по телефонному каналу, нередко используются многоканальные аналоговые или цифровые регистраторы, изъятие подлинных носителей информации с которых крайне затруднено. В то же время изготовление и приобщение к материалам не оригинала, а копии фонограммы, может явиться основанием для сомнений в достоверности, содержащейся в ней информации. В то же время, экспертное установления аутентичности речевой информации, по фонограмме, являющейся не оригиналом, а копией, крайне затруднено.

Поэтому, диссертанту представляется целесообразным дополнить содержание ч.б ст. 186 УПК РФ, заменив прилагательное «она» в предложении: «Она передается следователю в опечатанном виде с со- проводительным письмом…» словами «Оригинал фонограммы…». Кроме того, предлагаем добавить текст следующего содержания: «В случае невозможности изъятия и представления оригинала фонограммы по техническим причинам, по согласованию со следователем, ему передается копия фонограммы. В сопроводительном письме должны быть указаны краткие характеристики технических средств, использованных для получения оригинала фонограммы и ее копии. Изготовление копии может быть осуществлено с участием специалиста или эксперта в порядке ст. 164 УПК РФ».

4.7 ст. 186 УПК РФ предусматривает порядок осмотра и прослушивание фонограммы, который осуществляется следователем с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, чьи телефонные или иные переговоры записаны. Результаты отражаются в протоколе, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Здесь надо указать на следующий момент.

Практика показывает, что установление дословного содержания фонограммы — задача не тривиальная, требующая применения специальных познаний и тренированного слухового навыка восприятия речи в шумах. Поэтому данная задача решается в рамках судебной фоноскопической экспертизы. В
условиях следственного действия

182

пичёской экспертизы. В условиях следственного действия обеспечить безошибочное восприятие на слух каждого произнесенного слова (до- словно) крайне сложно. При этом малейшее несоответствие в тексте протокола осмотра и прослушивания фонограммы и текста в экспертном заключении при последующем производстве фоноскопической экспертизе может явиться поводом для сомнений в достоверности сведений, зафиксированных на фонограмме, имеющих доказательственное значение. Кроме того, сама формулировка «дословно изложена та часть фонограммы, которая…» не корректна с точки зрения литературного русского языка. Фонограмма как сигналограмма-^или ее часть) не может быть изложена дословно. Дословно может быть изложено текстовое содержание фонограммы, а не она сама.

В то же время, бесспорно, что основное словесное содержание той части фонограммы, которая имеет значение для дела, должно быть отражено в протоколе в ходе ее осмотра и прослушивания. Кроме того, из содержания данной статьи не ясно, обязательно ли присутствие всех лиц, чьи телефонные или иные переговоры записаны. На практике даже, когда проводится контроль и запись телефонных и иных переговоров, личность его собеседников подлежит установлению и может быть установлена, например, только после получения сравнительных образцов и решения задачи идентификации личности по голосу и речи, записанной на фонограмме, при производстве фоноскопической экспертизы. Пока фонограмма не осмотрена и не прослушана, доподлинно не может быть известно, чьи конкретно переговоры записаны на ней.

Кроме того, исходя из интересов расследования, вряд ли целесообразно проводить осмотр и прослушивание фонограммы в порядке ст. 186 УПК РФ в присутствии подозреваемого или обвиняемого, тем самым, информируя его о том, что его переговоры подлежат контролю и записи.

Поэтому диссертант предлагает, изложить текст ч.7.ст.186 УПК РФ в следующей редакции: «О результатах осмотра и прослуши-

183

вания фонограммы следователь с участием понятых и при необходимости специалиста, а также по усмотрению следователя лиц, чьи переговоры контролировались и записывались, составляет протокол, в котором должно быть изложено основное словесное содержание той части фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельном документе, прилагаемом к нему, изложить свои замечания к протоколу».

Приобщенные к материалам дела фонограммы, могут быть результатом применения технических средств в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Фонограммы, являющиеся результатом оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в доказывании, если они отвечают требованиям ст.89 УПК РФ и статьи 11 Фе-дерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» .

Тем не менее, эти фонограммы могут использоваться в доказывании в соответствии положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. По существу, доказательствами признаются сформированные с помощью таких фонограмм процессуальные доказательства, например, заключение эксперта по фоноскопической экспертизе.

Фонограммы могут собираться на договорной основе с участниками процесса в ходе частной детективной деятельности на основании пункта 7 статьи 3 Закона «О частной, детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 года.

В силу части 2. ст.86 УПК РФ фонограммы могут быть получены и представлены для приобщения их к уголовному делу в качестве дока- зательств подозреваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а в

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ.

184

соответствии с частью 3 этой же статьи УПК РФ, и защитником, который также вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений для осуществления юридической помощи. Фонограммы могут быть получены в результате производства звукозаписи для фиксации хода и содержания процессуальных действий:

  • при производстве любых следственных действий, включая допрос, очную ставку, предъявление для опознания и проверка показаний на месте, следственный эксперимент, освидетельствование и т.д. (часть 6 ст. 164 и часть 2 ст. 166 УПК РФ);
  • при производстве контроля и записи переговоров на основании (ст.186УПКРФ);
  • при допросе (ч. 4 ст. 189 и ч.4 ст. 190 УПК РФ);
  • при производстве звукозаписи для обеспечения полноты протокола судебного заседания (ч. 2 ст. 259 УПК РФ);
  • при допросе в ходе судебного разбирательства (ч.5 ст.259 УПК РФ).
  • Фонограммы, получаемые в результате проведения звукозаписи при проведении следственных действий, прилагаются к протоколу следственного действия (ч.8 ст. 166 УПК РФ) и хранятся при уголовном деле (ч.2 ст. 166 УПК РФ), фонограммы допроса, произведенные в ходе судебного разбирательства, прилагаются к материалам дела (ч.5 ст.259 УПК РФ).

Как объекты, предположительно связанные с совершением и сокрытием преступления, фонограммы могут собираться (быть обнаружены и изъяты) при производстве также следующих следственных действий:

  • при осмотре места местности, жилища (ст. 176 УПК РФ),
  • при обыске (ст. 182 УПК РФ), в том числе личном обыске (ст. 184 УПК РФ);

185

  • выемке (ст. 183 УПК РФ), в том числе при наложении ареста и осмотре и выемке почтово-телеграфной корреспонденции (ст. 185 УПК РФ).

Собранные таким способом фонограммы приобщаются к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств после их осмотра и прослушивания в соответствии с требованиями ст. ст. 81, 176 и 177 УПК РФ.

Результаты осмотра отражаются в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы с соблюдением требований ч.З ст. 180 УПК РФ.

В протоколе отражаются основные вопросы происхождения фонограммы, когда и при каких обстоятельствах была произведена звукозапись, кем (оперативным работником, потерпевшим, изъята при обыске, выемке, обнаружена при осмотре места происшествия и т.д.) она представлена следователю или в суд. После этого подробно описывается материальный носитель записи - компакт-кассета, катушка, микрокассета или видеокассета, магнитная проволока, диск и т.д., видимые дефекты и особенности, следы вскрытия или нарушения целостности. Затем проводится прослушивание звукозаписи, при этом в протоколе может быть отмечено место и положение на носителе записи (сторона, время от начала воспроизведения магнитной ленты и т.д.), той части фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет значение для дела.

В большинстве крупных МВД, УВД субъектов российской Федерации в составе экспертно-криминалистической службы сейчас имеются эксперты- фоноскописты, необходимый для работы инструментарий. Следователь при необходимости может привлечь специалистов по фо-носкопической экспертизе для содействия в установлении тестового содержания фонограммы в ходе ее осмотра и прослушивания. Как показывает практика, «расшифровка» фонограммы, осуществленная с помощью специалиста более точно соответствует зафиксированной на фонограмме словесной информации. Изложение в протоколе содержа-

186

ния фонограммы в присутствии специалиста позволяет не только отразить произносимый текст переговоров, записанных на фонограмме, но и правильно атрибутировать реплики по принадлежности участникам разговора.

После прослушивания и осмотра фонограммы, приобщаемые к материалам дела как вещественные доказательства на основании постановления следователя, должны храниться в опечатанном виде в условиях исключающих возможность их прослушивания посторонними лицами и обеспечивающих их сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Оценка и проверка фонограмм, приобщенных к материалам уголовного дела, следователем или судом не отличается от иных материалов и собранных по делу доказательств.

Как правило, имеются все возможности и правовые основания проследить источник их происхождения и процедуру формирования, с тем, чтобы убедиться в законности источника их происхождения и исключить возможность искажений сведений, составляющих содержание доказательств по делу.

Проверка может осуществляться различными процессуальными действиями, в том числе и производством судебной фоноскопической экспертизы.

В то же время возникает ряд проблем с фонограммами, являющиеся результатом использования технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, когда из соображений сохранения государственной тайны не всегда возможно проследить источник их происхождения и исключить возможность их фальсификации.

Информация об исполнителях оперативно-розыскного мероприятия, о специальных технических средствах съема и фиксации акустического сигнала должны оставаться тайной в соответствии с требования-

187

ми Закона «О государственной тайне» и ст. ст. 5, 9, 14,15,17 и 21 Фе-

9 7 7

дерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» , в то же время невозможность указания источника осведомленности переводит доказательства в ранг недопустимых (ст.75 УПК РФ).

Впервые прямая возможность введения в уголовный процесс фонограмм как результатов оперативно-розыскной деятельности была установлена Законом СССР от 12 июня 1990 года, которым вносились изменения и дополнения в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных республик. Новая редакция ч.2 ст.29 этого Закона конкретизировала возложенные ранее на органы дознания обязанности принимать необходимые оперативно- розыскные меры и установила возможность их осуществления с использованием видеозаписи, киносъемки и звукозаписи в целях обнаружения признаков преступления и лиц его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

Здесь надо отметить, что бытовало заблуждение, что до внесения в Основы указанных дополнений и изменений, якобы фонограммы не могли служить источником формирования доказательством по уголов-

239

ному делу .

В действительности в Основах имелось положение, обязывающее орган дознания принимать необходимые оперативно-розыскные меры в целях обнаружения признаков преступления и лиц их совершивших (ч.2.ст.29), следователь наделялся правом давать органам дознания поручения о производстве розыскных действий (ч.З ст. 30).

236 Закон Российской Федерации. «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. № 5485-1 (в ред. от 6 октября 1997г.).

237 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (в ред. от ЗОдекабря 1999 г.).

238 Далее - Основы

239 До недавнего времени среди экспертов-практиков бытовало мнение, что фоноскопиче- ская экспертиза возникла только в 1990 году, так как раньше исключалось использование фонограмм как результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе.

188

Дальнейшим развитием правовых основ использования фонограмм как результатов оперативно-розыскных действий в уголовном процессе стало принятие 13 марта 1992 года Закона об оперативно-розыскной деятельности. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (ст. 10). Таким образом, и прежний Закон «Об ОРД», 1992 года не отменял общего порядка собирания, проверки и оценки любого вида доказательств, установленного уголовно-процессуальным законом.

Для правильного решения вопросов использования фонограмм, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий в доказывании по уголовным делам, необходимо учитывать фундаментальные положения теории доказательств, связанные с понятием доказательства, процесса доказывания, правовыми режимами получения в уголовном процессе различных видов доказательств и оперирования ими.

В новом УПК РФ включена статья 89 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности», по смыслу которой в процессе доказывания допустимо использование результатов оперативно- розыскной деятельности, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом. Однако, по мнению диссертанта, порядок введения в уголовное судопроизводство и использования в доказывании по уголовным делам, фонограмм, полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, должен быть более четко и конкретно регламентирован в УПК РФ.

Фонограмма как результат оперативно-розыскной деятельности с запечатленными фактами и обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела, служит основой для формирования таких видов дока- зательств из числа перечисленных в ст.74 УПК РФ, как заключение эксперта, вещественные доказательства, иные документы.

189

Для использования в уголовном судопроизводстве фонограмма, полученная при проведении оперативно-розыскного мероприятия, должна быть передана следователю или суду органом, уполномочен- ным на ведение оперативно-розыскной деятельности с соответствую- щим сопроводительным документом на основании вынесенного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными ак-

240

тами.

В силу ст.11 Закона об ОРД241 результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий или использоваться в доказывании по уголовным делам. В сопроводительных документах указывается, кем, когда и при каких условиях произведена фонограмма, какие технические средства для этого использовались. Для осуществления проверки и оценки в соответствии с уголовно-процессуальным законом, фонограмма по общему порядку должна быть осмотрена и прослушана следователем и понятыми. Результаты осмотра и прослушивания должны быть надлежащим образом зафиксированы в протоколе.

Е.А. Доля242 справедливо отмечает, что вещественным доказа- тельством будут являться не результаты оперативно-розыскного мероприятия (видеопленка, а мы добавим материальный носитель со звукозаписью, полученной при проведении оперативно-розыскного меро-

Приказ Федеральной службы налоговой полиции, Федеральной службы безопасности, Министерства внутренних дел, Федеральной службы охраны, Федеральной пограничной службы, Государственного таможенного комитета и Службы внешней разведки от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», зарегистрирована Министерством юстиции Российской Федерации 3 сентября 1998 г., per. № 1603.

241 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 г. (в ред. Федеральных законов от 18.7..97, № 101-ФЗ, от 21.07.98 № 117-ФЗ, от 05.11.99 № 6- ФЗ).

242 Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельно сти. - М.: Спарк, 1996. с. 78.

190

приятия), а результаты уголовно-процессуальной деятельности, сфор- мированные при осмотре и вынесении постановления (определения) о приобщении к уголовному делу представленной фонограмм.

Именно эти результаты, полученные при производстве следственных или судебных действий, подлежат проверке и оценке в уголовном процессе.

Для сравнения укажем, что в германском уголовном процессе негласное прослушивание и звукозапись телефонных переговоров обвиняемых было разрешено в конце 60-х уголовно-процессуальным законодательством по делам о наиболее тяжких преступлениях (например, государственная измена, угроза демократическому, правовому государству, выдача государственной тайны, преступления против обороны, создание преступных организаций, умышленное убийство и другие)243.

По мнению многих авторов фонограммы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, как правило, сразу могут ис- пользоваться в доказывании по уголовным делам в качестве самостоя- тельных источников доказательств - вещественных доказательств или иных документов 44.

В то же время некоторые авторы предлагают признавать результаты оперативно-розыскных мероприятий, полученных с применением аудиозаписи, в качестве вещественных доказательств только после осуществления их проверки.

На позиции признания за результатами оперативно-розыскной деятельности статуса уголовно-процессуальных доказательств находится Н. П. Кузнецов. Он считает, что фактические данные, получен-

Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском процессе. - М.: СПАРК, 1994. с. 149-150.

244 Данилюк С, Виноградов С, Щерба С. Как прослушать телефонный разговор. //Социалистическая законность. 1991, №2, с. 32-33; Комлев В. О порядке прослушивания телефонных переговоров / Социалистическая законность, 1991, №7 , с. 54-55; Козусев А. Законность прослушивания телефонных переговоров // Законность, 1993, № 2, с .9-11; Козырев Г. Документирование прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров // Законность.- 1993. № 4, с. 32-36; Стрелец С. Использование данных оперативно-розыскных мероприятий // Законность,- 1994. № 4, с. 28-29.

191

ные непроцессуальным путем, сами по себе не являются доказательствами, но они могут приобрести такое качество в случаях их получения следователем или судом законными способами (представление, истребование, производство следственных действий) и должного процессуального закрепления245.

Другие авторы, полемизируя с такой точкой, полагают, что фак- тические данные, полученные непроцессуальным путем, ни при каких условиях не могут приобрести качества судебных доказательств 4 .

Мы полагаем, что процесс использования материалов звукозаписи как результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам до настоящего времени далеко не однозначен. Здесь, на наш взгляд, основной проблемой является не разрешенное в должной мере современным законодательством противоречие между требованиями открытости судебного процесса и безопасности сведений об оперативно-розыскной деятельности247.

В то же время мы солидарны с концепцией Н.П. Кузнецова, в развитие которой можно, указать, что процессуальной проверке, по нашему мнению, подлежит законность получения фонограмм при проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением некоторых конституционных прав граждан. В соответствии со статьей 23 Конституции РФ, частью 2 статьи 8 Закона об ОРД ограничение тайны телефонных и иных переговоров и сообщений допускается только на основании судебного решения . Отсутствие такового означает незаконность полученной информации, исключающей ее использование для формирования доказательств в уголовном процессе.

Кокарев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Во- ронеж: 1995. с. 164

46 Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М.: Спарк, 1966. с. 71.

247 Теория и практика применения органами внутренних дел Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Научный доклад. - М.: ВНИИ МВД РФ, 2001.

248 см. также Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 декабря 1993 г. № 13 « О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации».

192

Пленум Верховного суда Российской Федерации также обозначил возможность использования в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий, только если они проверены след- ственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным зако- нодательством249.

Таким образом, фонограммы как результат оперативно-розыскной деятельности, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий по прослушиванию переговоров и с применением аудиозаписи, могут быть использованы для формирования доказательств по уголовным делам: входить в уголовный процесс и использоваться в доказывании согласно процессуальным режимам, предъявляемым к соответствующим видам доказательств 5 .

Фонограмма с записанными на ней фактами и обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела, полученная при проведении оперативно- розыскного мероприятия, может на предварительном следствии и в суде выступать в качестве основы для формирования судебного доказательства при соблюдении ряда следующих условий:

Фонограмма должна быть представлена органом, уполномоченным на ведение оперативно-розыскной деятельности, с соответствующим сопроводительным письмом, где должны содержаться данные о лице, времени, месте, условиях и обстоятельствах производства звукозаписи, технических характеристиках использованной звукозаписывающей аппаратуры.

Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», п. 14.

250 Данилюк С, Виноградов С, Щерба С. Как прослушать телефонный разговор. //Социалистическая законность. 1991. № 2, с. 32-33; Комлев В. О порядке прослушивания телефонных переговоров // Социалистическая законность. 1991. № 7, с. 54-55; Козусев А. Законность прослушивания телефонных переговоров // Законность, 1993. № 2, с. 9-11; Козырев Г. Документирование прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров.// Законность.- 1993. № 4 с. 2-36; Карнеева Л.М. Доказательственное значение материалов видео и звукозаписи. //Вестник Верховного суда СССР, 1991. № 7, с. 31-32; Давле-тов А., Семенцов В. Оперативная видео и звукозапись. // Социалистическая законность. 1991. № 11, с. 37- 40.

193

Фонограмма должна быть прослушана и ее содержание зафиксировано в протоколе в условиях производства такого следственного действия как осмотр (ст. ст. 176, 177 УПК РФ). При этом воспроизведение фонограммы может производиться с помощью специалиста с применением соответствующих технических средств, позволяющих воспринимать записанную звуковую информацию при помощи своих органов слуха.

Фонограмма приобщается к делу на основании протокола следователя или определения суда о признании фонограммы вещественным доказательством (ч. 2 ст.81 УПК РФ).

Проверка доказательственного значения записанной на фонограмме речевой информации осуществляется на общих основаниях, указанных в ст.87 УПК РФ.

Надо отметить, что проблема правового регулирования применения научных и технических средств в уголовном процессе всегда привлекала в нашей стране внимание криминалистов, особенно в последнее время, когда значительная часть информации, имеющей доказательственное значение собирается именно благодаря применению технических средств, включая звукозапись.

На всем протяжении действия старого УПК РСФСР (1960 г.) большинство исследователей отмечали неразработанность проблемы использования негласных звукозаписей в доказывании в рамках уголовного судопроизводства и отсутствие надлежащей процессуальной регламентации. Так, И.Е. Быховский предлагал регламентировать нормами УПК критерии, которым должны соответствовать применяемые научные и технические средства без их перечисления.251

М.А. Филиппова предлагала давать перечень допустимых научных и технических средств не в УПК РФ, а в подзаконных нормативных актах. В своей докторской диссертации Н.А. Селиванов предлагал

251 Быховский И.Е. Об актуальных вопросах совершенствования процессуальной регламентации следственных действий // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. -Ташкент: 1982. с. 6.

194

нормативно регламентировать основания, формы и пределы применения научно-технических средств исходя из статуса различных участников уголовного процесса, справедливо на тот период времени, считая допустимость и пределы использования, в частности, аудиозаписи в уголовном процессе, обусловленными процессуальными, формами ее применения.

А.А. Леви еще двадцать лет назад считал вполне допустимым дополнить перечень доказательств, содержащийся в ст.68 прежнего УПК РСФСР и ст. 2 Основ уголовного судопроизводства СССР, включив материалы, прилагаемые к протоколам следственным и судебным действиям,
полученные в результате применения научно-технических

252

средств .

Г.И. Грамович253, А.И Винберг и Ю.Г. Корухов254 отстаивали, точку зрения, что в законе не должен быть исчерпывающий перечень научных и технических средств, что препятствует внедрению новых достижений криминалистической техники, предлагали кардинально решить данную проблему, придав результатам применения научных и технических средств силу-источника доказательств, сделав такое применение самостоятельным действием, результаты которого приобщаются к делу, а не служат лишь приложением к протоколу следственного действия.

Другие же авторы считали необходимым отличать источник доказательства от средства фиксации. По их мнению, не всякое средство фиксации можно является источником доказательства. Так, аудиоза-

Леви А.А. Вопросы правовой регламентации применения научных и технических средств в уголовном судопроизводстве // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. - Киев: 1980. с. 11-20.

253 Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. - Минск: 1981. с. 32.

254 Винберг А.И., Корухов Ю.Г. Регламентация применения научно-технических средств // Социалистическая законность 1983. № 11. с. 45-47.

195

пись есть лишь дополнительное средство фиксации, которое закон обязывает приложить к протоколу255.

Рассматривая недостатки регулирования применения научно- технических средств в прежнем УПК РСФСР (1960 г.), Ю.Г. Корухов справедливо указывал на следующие моменты: -в должной мере в законе не были определены субъекты, могущие воспользоваться научно-техническими средствами в уголовном судопроизводстве; очевидно, что таким правам должен обладать не только следователь, но другие участники процесса; - не
раскрыты цели и задачи использования научно-технических

средств, не определены пределы такого использования; -дан исчерпывающий перечень научно-технических средств; -ничего не сказано о соблюдении интересов и прав личности при применении научно-технических средств.

К сожалению, прогрессивные предложения Ю.Г. Корухова и A.M. Парфентьева о коренном изменении подхода к правовой регламентации использования научно-технических средств не нашли должного отражения и в новом тексте УПК РФ, хотя ряд важных предложений был учтен.

По мнению диссертанта, процессуальная регламентация применения звукозаписи в уголовном судопроизводстве не получила комплексного системного отражения в новом УПК РФ. Ее отдельные составляющие фрагментарно заложены в разных статьях.

Таким образом, положительным, по мнению диссертанта, является дополнение доказательств перечисленных в части 2 ст. 74 нового УПК РФ показаниями эксперта как самостоятельного источника доказательств. Недостатком же является то, в качестве самостоятельного

Карнеева Л., Мусиенко А., Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео- и звукозаписи // Советская юстиция. 1983, № 3. с. 11.

256 Корухов Ю.Г., Парфентьев A.M. Необходимость совершенствования правовой регламентации применения научных и технических средств // Информационный бюллетень № 12.-М.: Академия Управления МВД РФ, 2000. с. 8-13.

196

источника не указаны результаты применения научных и технических средств в порядке определенном настоящим Кодексом. Фонограммы, произведенные для фиксации хода и содержания следственного или иного процессуального действия, по прежнему не имеют статуса самостоятельных источников доказательств, являясь приложениями к соответствующим протоколам (ст. 166 УПК РФ).

В то же время значимость таких фонограмм для доказывания, думается, больше, чем только дополнение протоколов, к которым они прилагаются.

Как известно, в случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства его хода и результатов (ст. 170 ПК РФ), таким образом, фонограмма в таком случае будет по существу единственным средством удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов.

В то время следует признать, что под понятие вещественных до- казательств (ч.1. ст.81 УПК РФ) фонограммы, получаемые в ходе следственных действий и судебных заседаний, по нашему мнению, не подпадают, так они прилагаются к соответствующим протоколам. По мнению, диссертанта, фонограммы, производимые в ходе следственных и иных процессуальных действий, могут быть расценены как иные документы в соответствии ч.2. ст.84 УПК РФ, то есть являться самостоятельным источником доказательств, а не вспомогательным дополнением к протоколу.

В ч. 6 ст. 164 УПК РФ раскрыто содержание общих правил про- изводства следственных действий, в том числе и в части использования технических средств для обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. В то же время в ч.2 ст. 166 УПК РФ хотя и несколько расширился, но сохранил закрытый характер перечень технических средств, допустимых при производстве следственного действия: стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. В ст. 189 «Общие правила допроса» нового УПК

197

РФ указывается, что по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотогра- фирование, аудио- (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

Резюмируя, сформулируем общие требования к фонограммам как источнику формирования доказательств в судопроизводстве, исходя из требований современного законодательства.

Фонограмма, обладающая признаками, указанными в ч.1. ст.81 УПК РФ, после осмотра и прослушивания признается вещественным доказательством и приобщается к уголовному делу на основании постановления следователя (ч.2 ст.81 УПК РФ). Фонограмма, полученная, истребованная или представленная в порядке ст.86 УПК РФ, признанная в порядке ст.84 УПК РФ иным документом, приобщается к уголовному делу. Фонограмма, представленная в судебное заседание сторонами или истребованная судом, может быть исследована и приобщена к материалам уголовного дела на основании определения или постановления суда (ст. 286 УПК РФ).

Поскольку фонограмма может иметь определенное процессуальное значение лишь при условии соблюдения порядка ее оформления в качестве источника судебного доказательства и проверки достоверности, содержащихся в ней фактов и обстоятельств в их относимости к событию преступления, в следственные органы и суд, как правило, должна передаваться фонограмма- оригинал.

Ст. ст. 87 и 88 УПК РФ содержат регламентацию проверки доказательств путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источника, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, а также оценке каждого доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

198

В отношении приобщенных к материалам дела аудиозаписям проверке и оценке подлежат сведения, записанные на фонограммах, которые служат основой формирования доказательств в уголовном процессе, что Б СБОЮ очередь обуславливает необходимость назначения и производства фоноскопических экспертиз.

Посредством производства судебной фоноскопической экспертизы при этом достигается, по мнению диссертанта, две цели. С одной стороны судебная фоноскопическая экспертиза как процессуальное действие позволяет осуществить проверку и оценку фонограмм. С другой стороны - формируются самостоятельные источники доказательств - заключение и показания эксперта.

В то же время на современном уровне развития средств и методов исследования фонограмм не все задачи по оценке, содержащихся в них сведений, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, могут быть решены экспертным путем.

При этом на первый план выходит проблема - использования в качестве основы для формирования судебных доказательств — материалов звукозаписи, исходно представленных в цифровом виде. Сложности возникают в связи с существующей принципиальной возможностью фальсификации, редактирования цифровых акустических файлов без оставления каких-либо следов, что соответственно не гарантирует достоверность содержащихся в них информации.

Одно только перечисление возможностей, профессиональных звуковых редакторов , включающих обширный набор процессов, эффектов и инструментов для манипулирования аудиоданными, содержащих интегрированные модули пакетной обработки и анализаторы спектра, указывает на возросшую сложность работы эксперта-фоноскописта по исследованию фонограмм на предмет их фальсификации. С помощью современных компьютерных технологий возможны

Например, программа редактирования звука Sound Forge , Sonic Foundry Inc, 1997- 200Aversion 5.0

199

синтез и мистификация речевой информации (с изменениями женского голоса на мужской, детского на взрослый, звонкого тембра на хриплый, «клонирование» голоса конкретного человека и т.д.).

Соответственно развитие судебной фоноскопической экспертизы, по мнению диссертанта, должно приоритетно идти в направлении, связанном с установлением аутентичности данных, зафиксированных на цифровых носителях информации. Основным, по нашему мнению, является - путь разработки схемотехнических (формальных) методов и экспертных технологий обеспечения проверки подлинности сообщений, получаемых в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий с применением специальных технических средств съема и фиксации акустической информации, а также соответствующих даты, времени и месте их проведения. Мы полностью разделяем позицию В.Р. Женило, что цифровая подпись не защищает структуру речевого сигнала, вскрыв, защищенный цифровой подписью звуковой файл, можно произвольно изменить его структуру, не оставив следов, произвольных манипуляций, и опять закрыть той же самой цифровой подписью.

В качестве одного из возможных решений данной проблемы, по нашему мнению, целесообразно внедрение технологии, предлагаемой В.Р. Женило, сущность которой заключается в добавлении (подмешивании) в цифровую фонограмму на этапе ее получения специальных сигналов с уникальной частотно-модулированной структурой непрерывных гармоник, которые слабее полезного сигнала примерно на 20 дБ (в текущем окне на каждой частоте) и не слышны из-за эффекта маскирования звуков. Такие сигналы будут видны на спектрограммах с высокой степенью разрешения. Манипуляции с речевым сигналов неизбежно отразятся на структуре специальных сигналов и будут обнаружены при производстве экспертизы25 .

Женило В.Р. Документирование цифровой формы представления следов устной речи. //Криминалистика. XXI век. т. .2. - М.: ГУ ЭКЦ МВД РФ, 2001. с. 25-30.

200

Для того чтобы полнее представить возможности, которые несет использование фонограмм в процессе доказывания, необходимо систе- матизировать звукозаписи, появляющиеся в сфере уголовного процесса по источникам их происхождения. Впервые попытки систематизировать фонограммы по источнику их происхождения были предприняты группой криминалистов Всесоюзного научно-исследовательского института МВД СССР в 1976 году под руководством В.Л. Шаршунско-

го

259

Правовой статус фонограмм - объектов фоноскопической экспертизы

Фонограммы, полученные при проведении следствен- ных и иных процессуальных действий

Фонограммы, полученные вне рамок уголовного процесса

Фонограммы - результаты оперативно-розыскной деятельности

Бытовые фонограммы

Фонограммы, изготовленные юридическими и физическими лицами

Фонограммы - приложения к

протоколам следственных действий или судебных засе- даний

Фонограммы - иные документы

Фонограммы -вещественные доказательства

Рис.7 Правовой статус фонограмм- объектов судебной фоноскопической экспертизы Как видно из схемы на рис.7, современные реалии позволяют провести новую систематизацию материалов звукозаписей с опорой на правовой статус фонограмм. Такая систематизация, как средство научного познания, позволяет выяснить значение фонограмм для уголовных дел и применить к ним установленные законом соответствующие процессуальные режимы.

Шаршунский В.Л., Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А. Основы экспертного криминалистического исследования фонограмм- М.: ВНИИ МВД СССР, 1976

201

Принимая во внимание все многообразие материалов и средств звукозаписи, поступающих на судебную фоноскопическую экспертизу, остановимся на анализе их правового статуса более подробно.

Первую группу составляют звукозаписи, получаемые в ходе проведения следственных и иных процессуальных действий. В него входят фонограммы, фиксирующие ход и содержание следственных действий и судебных заседаний, когда в установленном УПК РФ порядке производилась звукозапись.

Особенностью таких фонограмм является необходимость соблю- дения ряда условий и требований. Так, в начале производства записи фиксируется звуковая информация о лицах, характере и участниках записываемого события, технических характеристиках применяемой записывающей аппаратуры, указывается точное время начала и конца записи. Запись события ведется непрерывно. Все технические остановки процесса звукозаписи должным образом оговариваются с указанием причины остановки записи, времени остановки и возобновления.

Вторую группу образуют фонограммы, произведенные за рамками уголовного процесса и вовлекаемые в доказывание в порядке ст.86 УПК РФ.

В соответствии с процессуальным законом фонограммы могут иметь статус вещественных доказательств (ст.81 УПК РФ) и/или иных документов (ст.84 УПК РФ). Фонограммы-документы и фонограммы -вещественные доказательства (бытовые или произведенные физиче- скими или юридическими лицами) могут использоваться как источник формирования других доказательств (например, заключения эксперта по фоноскопической экспертизе) только после проведения полной и всесторонней процессуальной проверки и оценки.

Фонограммы - иные документы. Это звукозаписи, создаваемые в результате служебно-производственной деятельности людей.

К ним можно отнести фонограммы сведений, поступающих в де- журные части милиции, подразделений пожарной охраны, диспетчер-

202

ской службы «скорой помощи», фонограммы переговоров экипажей самолетов с диспетчерской службой аэродромов, электростанций, предприятий газоснабжения и железных дорог и т.п.; фонограммы автоматизированных систем принятия заказов в сфере бытового обслуживания (предприятия связи, такси, и т.п.), фонограммы автоматизированных ответчиков на предприятиях торговли, банковской сферы и т.п.; видеозаписи контроля безопасности банковской, финансовой и коммерческой деятельности. Фонограмма - документ является основой для формирования доказательств при условии ее надлежащего удостоверения, участвующим в записываемом событии должностным лицом в качестве документа, и будучи полученной, истребованной или представленной в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Такая фонограмма удостоверяет факт самого события или происшествия. В тоже время, как показывает экспертная практика, доказательством виновности или невиновности подозреваемых или обвиняемых такие фонодокументы могут стать только после проведения фоноскопической экспертизы.

Появление таких фонограмм в сфере уголовного процесса обу- словлено необходимостью выяснения обстоятельств в связи с установлением ситуационных моментов, имеющих значение для процесса доказывания (факт присутствия или отсутствия конкретного лица в определенное время в определенном месте, факт состоявшихся переговоров, факт обращения в определенные инстанции и т.д.); установление лица, виновного в хулиганских поступках (ложный вызов дежурных служб), оговор, клевета и т.д.; установление степени виновности должностных лиц, правильности распоряжений при происшествиях, следствием которых могут явиться аварии, катастрофы и т.д.; поступление заявлений о происшествиях и правильность реагирования на них со стороны должностных лиц; своевременное принятие решений и отдача необходимых в конкретной ситуации распоряжений и целого ряда других, могущих иметь значение при расследовании.

203

Фонограммы данной группы имеют признаки документов и под- падают под понятие “иных” документов (ст.84 УПК РФ). Особенно- стью этой группы является то обстоятельство, что такие фонодокумен-ты доказывают только факт события и личность должностных и иных лиц. При этом должностным лицам известно о проводящейся звукозаписи, а другие участники, как правило, предполагают или осведомлены, о факте фиксации события с помощью звукозаписи (например, звукозаписи переговоров сотрудников диспетчерских служб).

Как правило, достоверность происхождения таких фонодокумен-тов, проверяется в ходе иных следственных действий (например, до- просов) и, часто, не требуют дополнительной проверки путем назначения фоноскопической экспертизы. В то же время, если лица, чьи голоса и речь как предполагается, записаны, себя не опознают, либо возникают сомнения в подлинности фонограмм, проведение фоноскопической экспертизы необходимо.

Фонограммы - документы также служат основой для формирования других судебных доказательств - показаний свидетелей и экспертного заключения.

Фонограммы — вещественные доказательства. Появление фо- нограмм этой группы в уголовном процессе, как выше уже указыва- лось, может быть результатом проведения следственных действий (например, обнаружение и изъятие при выемке, обыске и т.п.) или как результата проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также путем предоставления их в следственные органы юридическими или физическими лицами в порядке ст. 86 УПК РФ. Доказательственное значение таких фонограмм должно устанавливаться в порядке, предусмотренном ст.87 и 88 УПК РФ.

Эту группу фонограмм- вещественных доказательств можно условно подразделить на несколько подгрупп.

Бытовые фонограммы, изготовленные и предназначенные для личного, семейного пользования, содержащие эпизоды частной жизни

204

(например, памятные даты, семейные торжества). При этом звукозапись производится с согласия всех участников фиксируемого события. Такие фонограммы могут обладать доказательственным значением при установлении ряда фактических обстоятельств, в том числе личности преступника, места, времени, свидетелей преступления и т.д. На них могут случайным, непреднамеренным образом оказаться зафиксированы эпизоды и ситуации, связанные с событием преступления и представляющие интерес для следствия.

Фонограммы, получаемые физическими и юридическими лицами в результате преднамеренной записи, изготовляемые специально для фиксации речевой или акустической информации, сопровождающей какое-либо событие или происшествие. Это делается либо с целью доказывания собственной невиновности или виновности других лиц, либо с целью удостоверения самого факта происшедшего события, роли и действий участвовавших в нем лиц. Запись может производиться либо скрытно, без согласия и уведомления всех участников фиксируемого события, либо открыто с согласия и уведомления всех участников, либо в присутствии должностного лица, уведомленного о производстве звукозаписи.

Фонограммы, транслируемые средствами массовой информации - записи публичных выступлений, лекций, бесед, интервью и пресс-конференций и т.д. Если содержание таких фонограмм носит клеветнический, антиобщественный характер, фактически такие записи являются средством совершения преступления. Такого рода фонограммы могут быть использованы, например, для доказывания факта клеветы, разжигания национальной и религиозной розни, радио или телефонного хулиганства, при этом средством доказывания является их экспертиза. Фонограммы данной группы могут использоваться в качестве источника формирования доказательства при установлении определенных ситуационных моментов, факта события, для характеристики личности, в качестве свободных образцов речи, поведенческих особенно-

205

стей или внешности. Классификационным признаком группы является широкая гласность зафиксированной звуковой информации, наличие большого числа свидетелей или очевидцев.

Фонограммы музыкальных и художественных, документальных речевых произведений, являющиеся объектом авторского права (и смежных прав). Данные фонограммы становятся объектами фоноско-пической экспертизы в случае их незаконного («пиратского») тиражирования, копирования или использования. Указанные фонограммы также как и другие вещественные доказательства являются основой для формирования такого доказательства как экспертное заключение по фоноскопической экспертизе.

В отдельные подгруппы можно выделить фонограммы, являющиеся результатом контроля и записи телефонных и иных переговоров по постановлению следователя в порядке ст. 186 УПК РФ и фонограммы, являющиеся результатом проведения оперативно-розыскных мероприятий, их правовая специфика описана выше.

Фонограммы, в зависимости от источника происхождения, назначения и места в уголовном процессе, отнесенные к одной из вышеперечисленных групп, должным быть надлежащим образом осмотрены и приобщены к уголовному делу в соответствии с вынесенным постановлением следователя о признании их вещественными доказательствами или документами260.

Применительно к разделу криминалистической техники к материалам, изучаемым «криминалистической фоноскопией», за основу можно взять классификацию Е.Р. Российской , которая группирует фонограммы по криминалистическом основанию, в развитие которой можно предложить следующую систематизацию:

Курылев И.И., Щерба СП. и др. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе, // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ N3 (76), - М: МВД РФ, 1993. 261 Российская Е.Р. Криминалистика. - М.: ЮНИТИ, 1999. с. 113-114.

206

фонограммы, на которых случайно или умышленно зафиксированы высказывания, содержащие информацию о подготовке, совершении и сокрытии преступления, например, запись разговоров преступников, очевидцев, потерпевших;

фонограммы, явившиеся объектами преступных действий (если они похищены или подделаны, незаконно присвоены);

фонограммы, служившие орудиями преступления, например, при вымогательстве, угрозах или шантаже, мошенничестве; фонограммы допросов и иных следственных действий, являющиеся приложениями к соответствующим протоколам. фонограммы, результаты контроля и прослушивания переговоров (при производстве следственных действий в порядке ст. 186 УПК РФ или в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий). Говоря о приобщении к материалам дела фонограмм, полученных из разных источников, надо остановиться на вопросе возможности приобщения к уголовному делу не оригиналов, а копий, перезаписей фонограмм.

По своей процессуальной сущности оригинал фонограммы является первоначальным доказательством, а копия - производным доказа- тельством. Известно, что в практике применения действующего зако- нодательства имеет место использование копий обнаруженных следов, с помощью средств, обеспечивающих точность воспроизведения в копии признаков, имеющих существенное значение. Обычно такая практика наблюдается в случае, когда необходимо сохранить указанные признаки с учетом изменчивости объекта, либо сохранить сам объект, исследуя его свойства по копии, иные факторы, которые позволяют сделать обозримым для суда не оригиналы, а копии. Таким образом, копия как производное доказательство закрепляет и сохраняет исчезнувшие или могущие исчезнуть свойства первоначального доказательства в том виде, в каком они были сняты в момент копирования. Необ-

207

ходимо отметить, что производное доказательство в криминалистической практике обычно получают только в том случае, когда требуется копия, слепок, оттиск фиксируемых свойств, относящихся к категории внешних, поверхностных, воспроизводимых. Однако, очевидно, что нельзя получить 100%-но точную копию вещи, абсолютно адекватную, тождественной самой себе, можно воспроизвести только ее некоторые свойства.

В случае изготовления копий фонограмм фиксируются далеко не все, а лишь отдельные свойства исходного звукового сигнала. При этом в производное доказательство — копию фонограммы добавляются новые свойства, отсутствующие у оригинала (повышается степень искажения исходного сигнала, подмешивается фоновая помеха, нивелируются некоторые признаки, значимые для идентификации звукозаписывающей аппаратуры, использованной для изготовления первоначальной фонограммы, маскируются или полностью утрачиваются многие признаки монтажа и т.д.)

В строгом смысле первичным источником для формирования судебного доказательства является сама звуковая волна, которая в преобразованном виде фиксируется на магнитный носитель. Современная техника звукозаписи, в том числе цифровая, позволяют производить перезапись и таким образом получать копию фонограммы близкую по свойствам к оригиналу. Однако данное утверждение справедливо в отношении тех фонограмм - оригиналов, которые изначально записывались в цифровой, а не аналоговой форме.

Копии фонограмм целесообразно изготавливать и использовать для проведения различных вспомогательных действий (например, для воспроизведения разным лицам при одновременном проведении допросов, очных ставок, опознания по голосу и т.д.). Оригинал фонограммы должен храниться опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую

208

пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Использование копии в качестве источника формирования судебного доказательства возможно только при условии соблюдения процессуальных гарантий достоверности зафиксированной на копии информации (например, если копия изготавливалась в ходе судебного заседания или следственного действия) с соблюдением процессуальных требований, в присутствии понятых, должностных лиц и т.п., могущих в суде засвидетельствовать точность скопированной информации, имеющей доказательственное значение.

Требование обязательной оригинальности (первичности), предъ- являемое к фонограммам как источнику формирования доказательств, обусловлено также тем, что по перезаписи, копии фонограммы установить факт того, что исходная фонограмма - оригинал не подвергалась монтажу практически невозможно. Как правило, эксперт не может выявить признаки монтажа фонограммы по ее копии и дать объективное заключение только по копии часто не представляется возможным (добавим при отсутствии оригинала).

Рассмотренные основные группы фонограмм для получения зна- чения судебного доказательства в своем преобладающем большинстве требуют надежных способов проверки и оценки в рамках судебной фо-носкопической экспертизы.

Другие следственные и иные процессуальные действия по их проверке (например, свидетельские показания) в настоящее время, чаще всего, не обеспечивают надежных процессуальных гарантий аутентичности зафиксированной на фонограммах информации.

Сложность обеспечения гарантий достоверности и возможности фальсификации магнитных звукозаписей в свое время служили основанием для утверждений, что даже звукозаписи следственных действий

209

не могут иметь никакого доказательственного значения . Высказыва- лись и делались попытки обосновать предложения о внесении в уго- ловно-процессуальный закон положения, запрещающего использова- ние звукозаписей в качестве доказательства”“3. Ряд зарубежных авторов принципиально возражал против использования фонограмм в уголовном процессе в качестве 100%-но надежных доказательств, считая, принципиально возможным изготовление сфальсифицированных (смонтированных) фонограмм таким способом, что никакими техническими методами и средствами, не удастся выявить признаки их подделки или монтажа264.

Тем не менее, современная судебная фоноскопическая экспертиза, как нам представляется, может эффективно использоваться для проверки фактических данных, полученных и зафиксированных с помощью звукозаписи. Если по результатам производства фоноскопической экспертизы, выявляется фальсификация или подделка фонограмм, то они выступают в доказательственном процессе уже в роли объекта преступных действий.

Проведенная систематизация, как средство научного познания, позволяет выяснить значение фонограмм для уголовного судопроиз- водства и применить к ним установленные законом соответствующие процессуальные режимы.

Таким образом, фонограммы могут выступать в качестве прило- жений к протоколам следственных или иных процессуальных дейст- вий, вещественных доказательств и иных документов.

В правовом плане фонограммы, фиксирующие ход и содержание следственных и иных процессуальных действий, рассматриваются как

Шаршунский В.Л. и др. Фоноскопическая экспертиза // Криминалистические эксперти- зы, выполняемые в органах внутренних дел: Библиотека следователя. - М.: ВНИИ МВД СССР 1988. с. 47.

263 Петрухин И.Л. О значении звукозаписи в уголовном процессе. // Правоведение- 1966гЫ 2.

264 Ford Hugh D. The Legal Aspects of Magnetic Tape Recordings // JAES, 1974, N4, V 22, p. 226.

210

дополнительное средство фиксации вербальной информации, подкрепляющее и иллюстрирующее протокол.

Фонограммы, являющиеся документами и/или одновременно - вещественным доказательством, рассматриваются как материальные, вещественные свидетельства о каких-либо фактах и обстоятельствах, относящихся к делу, своим происхождением (изготовлением, возник- новением), местонахождением или использованием, связанным с определенным лицом, определенным фактом или обстоятельством, имеющих значение по делу.

Таким образом, правовое положение фонограммы зависит от того, в какой связи она находится с уголовным (или гражданским) делом. Возникшая вне уголовного дела фонограмма, будучи орудием преступления или сохранив его следы, а, также обладая другими признаками, характерными для вещественных доказательств, имеет доказательственное значение и является по своей правовой природе вещественным доказательством. Фонограмма, на которой зафиксированы обстоятельства и факты, имеющие отношение к рассматриваемому уголовному делу, может одновременно являться, кроме того, фонодокументом.

§ 2.2. Доказательственные возможности судебной фоноско- пической экспертизы

Практика раскрытия и расследования преступлений, нетрадици- онные подходы в борьбе с организованной преступностью, базирую- щиеся на информационных технологиях, необходимость расширения доказательственной базы и получения достоверной оперативно- поисковой или ориентирующей информации расширяет сферу применения специальных познаний и в рамках судебной фоноскопической экспертизы. Результаты экспертного исследования материалов и средств звукозаписи имеют существенное значение для раскрытия и расследования преступлений, в том числе для установления события преступления личности преступника, степени его виновности и других обстоятельств, подлежащих доказыванию.

211

В современных условиях структура и качество преступных про- явлений, где в качестве доказательства выступает устная речь человека, зафиксированная на магнитном носителе, меняется. Новые статьи уголовного кодекса предусматривают ответственность за преступления, связанные с фонограммами. Нарушение тайны телефонных или иных сообщений (статья 138 УК РФ), когда подслушиванием частных и служебных переговоров занимаются субъекты, не уполномоченные на то законом и без надлежащей санкции суда. Осуществление фальсификации доказательств (статья 303 УК РФ), когда, путем монтажа, компилирования и редактирования фонодокументов добиваются получения информации компрометирующего содержания или искусственно соз- даются доказательства в пользу или против подозреваемого или обвиняемого. Кроме того, научно-технический прогресс породил широкое внедрение мультимедийных и речевых технологий для передачи голосовых сообщений по сетевым и телефонным каналам. Нередко по каналам глобальной сети «Интернет» вбрасываются и распространяются сфабрикованные звукозаписи клеветнического и оскорбительного содержания, порочащие достоинство и репутацию должностных лиц и граждан. Для передачи ложных сообщений и дезинформации правоохранительных органов начинают пытаться изготавливать фонограммы с искусственно синтезированной речью или текстом «нужного содержания».

Все чаще для получения данных, имеющих доказательственное значение, возникает потребность в решении вопросов, связанных с экспликацией содержания речевых сообщений, когда подозреваемые говорят намеками, используют для конспирации вымышленные или условные имена и числа, кодовые обозначения, озвучивают текст, составленный другим лицом, имитируют стрессовое состояние или маскируют подлинные эмоции в процессе речевой коммуникации, провоцируют собеседника на оскорбительные или клеветнические высказывания и многие другие.

212

Анализ уголовных дел, показал, что судебные фоноскопические экспертизы назначались по фонограммам, приобщенным к материалам уголовных дел по таким преступлениям как: убийства, угрозы; вымогательства, похищения людей, клевета и оскорбление; изнасилование и развратные действия, понуждение к действиям сексуального характера, незаконное прослушивание, запись и распространение фонограмм о частной жизни; нарушение авторских и смежных прав, торговля несовершеннолетними, мошенничество, грабеж и разбой, принуждение к совершению сделки по продаже квартир и автомобилей, незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую и банковскую тайну, изготовление и сбыт поддельных платежных документов, контрабанда (фонограмма переговоров преступников); незаконный оборот драгоценных камней, терроризм и захват заложника; заведомо ложное сообщение об акте терроризма и хулиганство, незаконный сбыт оружия и взрывчатых веществ, наркотических средств, получение и дача взятки и ряд других.

Таким образом, с позиции дифференциации обстоятельств, под- лежащих установлению и доказыванию на основе исследования фонограмм, наиболее выражены следующие группы преступлений:

• Первая группа: объединяет преступления, где на материалах звукозаписей зафиксировано общественно опасное действие, выраженное в форме речевого сообщения устно (угроза, вымогательство, сговор и т.д.). • • Вторая группа - объединяет преступления, где материалы и средства звукозаписи выступают как предмет и средство совершения преступления (например, фальсификация доказательств). • • Третья группа - это преступления, где материалы и средства звукозаписи выступают в качестве источника криминалистически значимой информации (по многим составам). •

213

Большинство из перечисленных преступлений, по которым возникает необходимость в производстве судебной фоноскопической экс- пертизе, характеризуются высоким уровнем латентности, трудностями в собирании доказательств, возможности совершения преступления посредством удаленного доступа (например, с помощью телефона), трудностями своевременного выявления преступления и установления виновного.

Рассмотрение данной проблемы с позиции анализа экспертной практики и уяснения обстоятельств уголовных дел, по которым назначалась судебная фоноскопическая экспертиза, показывает, что наибольшую долю постановлений о назначении СФЭ составляют:

преступления в сфере экономике (ст. 163 УК РФ) - 29%

преступления против общественной безопасности (ст. ст. 205, 206, 213 УК РФ) -27%

преступления в сфере экономической деятельности (ст. 188 УК РФ ст.ст. 170-173 УК РФ) - 19%

преступления против свободы, чести и достоинства личности (ст.ст. 129, 130 УК РФ) - 10 %

преступления против государственной власти, интересов службы и службы в органах местного самоуправления (ст.ст.285, 286, 289, 290- 291 УК РФ) - 7%

преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст. ст. 146, 138 УК РФ) - 5%

преступления против правосудия (ст.ст.303, 306, 310 УК РФ) - 2%

Прочие - 1%.

Общей тенденцией для всех групп преступлений, является то, что судебная фоноскопическая экспертиза, как правило, назначается все- гда, когда к делу приобщена фонограмма, содержание которой подлежит проверке на предмет относимости и достоверности, а также когда требуется установить факты, имеющие доказательственное значение, и их невозможно получить из иных источников.

214

Независимо от квалификации и состава преступления практически по любому уголовному делу, когда при производстве следственных или иных процессуальных действий осуществлялась звукозапись, также может возникнуть необходимость в производстве экспертизы при- общенных к делу фонограмм.

Это вызвано тем, что подозреваемый или обвиняемый высказывают доводы о различных манипуляциях с записанными сигналами, приведшими к фальсификации фонограммы следственного действия, при этом показания зафиксированы не в полном объеме или из- менены. Особенно часто сомнения в фальсификации фонограмм высказываются в тех случаях, когда к материалам дела приобщена копия, а не оригинал фонограммы.

Кроме того, широкое распространение получили программы компьютерной обработки, редактирования и монтажа фонограмм. Магнитная запись звуковой информации, как и любой другой вид фиксации (рукописный, печатный, машинописный), сама по себе не исключает возможности фальсификации. Это соображение часто приводится в качестве довода о том, что речевая информация и акустические события на фонограмме, приобщенной к материалам дела, были отражены неверно: некоторые ключевые моменты и контекст разговора изменены (слова добавлены, убавлены, переставлены, заменены и т.д.) с помощью специальных программных средств ПЭВМ. Обвиняемый нередко заявляет, что он вообще не принимал участия в данном событии, а его голос искусственно синтезирован.

Многие зарубежные авторы265, рассматривая этот вопрос, наглядно показывают, что существует целый ряд технических и лингвис- тических методов выявления признаков фальсификации, как содержа- ния, так и формы информации. При этом проводится аналогия с техни-

Ложкевич А. А., Снетков В.А. и др., Основы экспертного криминалистического иссле- дования магнитных фонограмм - М.: ВНИИ МВД СССР, 1978; Проблемы криминалистики, - ПНР, 1971, N 90, с. 159; Ch. Koristka. Der Nachweis von ver falschungen an magnetton aufzeichnungen // Forum der Kriminalistik. 1965, N 56, s. 15-20.

215

ческим исследованием письменных документов и способов их подделки.

Рассмотрим понятие подделки и фальсификации фонограммы, по аналогии с понятием подлога документов. В уголовно-правовой литературе различают также понятия интеллектуального и материального подлога документов. При этом под интеллектуальным подлогом понимается изготовление документа, содержание которого подтверждает наличие несуществующего или не существовавшего факта или права, но подложный документ имеет все необходимые реквизиты266. Данное понятие применимо и в отношении фонодокумента, когда записанная информация подготовлена надлежащим образом, то есть исходит непо- средственно от истинных источников звуковых колебаний, соответст- вует требованиям единства времени, места и условий ее возникнове- ния, однако содержание данных ложно, то есть не соответствует действительным фактам и обстоятельствам. Например, когда производится звукозапись инсценировки какого-либо события.

Можно выделить две основные группы возможных изменений первоначального содержания записи звука, а также фальсификаций: пропуск или изъятие части информации первоначально записанного оригинального текста и добавление (дописка) текста в первоначально записанный материал. При этом нужно отметить, что изменения (“по- правки”) в содержание фонодокумента могут вноситься следователем, например, при проведении следственных действий, но все эти изменения должны быть соответствующим образом процессуально оформлены в соответствии с требованиями.

Понятие” фальсификации” подразумевает наличие умысла. Статья 303 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за действия, выражающиеся в искусственном создании доказательств в пользу

Общие положения технико-криминалистической экспертизы документов. /Под ред. В.А. Снеткова - М.: ВНИИ МВД СССР, 1987; Основные задачи технико- криминалистической экспертизы документов. Организация и оформление экспертных исследований. /Под ред. В.А. Снеткова - М.: ВНИИ МВД СССР, 1987.

216

истца или ответчика, обвиняемого или потерпевшего. Фальсификация выражается в подлоге документов, уничтожении или сокрытии улик, создании искусственных (ложных) вещественных доказательств и т.д.

Преступление совершается с прямым умыслом: субъект осознает, что представляемые им доказательства не соответствуют действитель- ности, и желает их использовать в гражданском или уголовном деле.

Особый случай, когда следователь или дознаватель, либо сотрудник оперативного подразделения изготавливает смонтированную фоно- грамму в целях раскрытия и расследования преступления. Однако необходимо указать, что смонтированная запись в таком случае может выступать лишь как средство формирования иных доказательств: показаний свидетелей, потерпевшего, обвиняемого, заключения эксперта. Правомерность использования таких фонограмм в целях раскрытия и расследования можно рассматривать с тех же позиций, как допустимость обмана как средства преодоления противодействия расследованию. Не вдаваясь в детали морально-этической стороны данного вопроса, заметим, что в условиях обвального роста преступности, обман, допустим как более или менее адекватный ответ на изощренность про- тиводействий, которые в последнее время по меткому определению Р.С. Белкина «подключаются не только виновные в правонарушении лица, но и их приспешники вплоть до коррумпированных представителей правоохранительных органов»267.

Возникает вопрос, а допустимо ли в определенных случаях в ка- честве тактического приема психологического воздействия изготовление сфальсифицированных фонограмм определенного содержания для получения криминалистической информации не только ориентирующего, но и доказательственного значения (например, свидетельских показаний в рамках оперативного или следственного эксперимента)?

Рассматривая данную проблему, диссертант всецело разделяет мнение Р.С. Белкина о том, что обман, к которому прибегает следова-

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. - М.: Норма, 2001. с. 114.

217

тель из тактических соображений ничем не может быть оправдан, в частности, если он основывается на фальсифицированных доказательствах, специально изготовленных свидетельствах «признаний соучастии-ков», фальсифицированных заключений эксперта и т.п.» “ , добавим -фальсифицированных фонограмм переговоров.

Тем не менее, в рамках оперативно-розыскной деятельности ис- пользование подобных средств для дезинформации или обмана лица, противостоящему оперативному работнику, или получения информации, имеющей ориентирующее значение для выявления и раскрытия преступления, представляется вполне допустимым, а подчас единственно возможным средством внедрения в преступную группировку, или «легендирования» оперативно-розыскного мероприятия.

Доказательственное значение фонограммы, приобщаемой к делу в качестве вещественного доказательства, может быть утрачено, когда ее содержание отличается от текста в протоколе осмотра и прослушивания; если установлен факт нарушения ее аутентичности, в случае если это не оригинал, а копия; если текст на отдельных участках фонограммы записан неразборчиво, слишком велик уровень посторонних шумов и помех и потому невозможно точно установить принадлежность звучащих голосов конкретным лицам и полно установить дословное содержание разговора; если в записи имеются искажения, которые можно рассматривать как попытки изменить первоначальный текст; имеют место физические деформации пленки, помятость обрывы и склейки, что могло или привело к частичной потере речевой информации; когда в записи слышны резкие щелчки, трески и иные помехи, которые могут быть признаками монтажа или фальсификации.

В то же время, надо еще раз подчеркнуть, что большинство воз- никающих вопросов и сомнений в отношении доброкачественности фонограмм, приобщенных к делу в качестве вещественных доказа- тельств, могут и должны быть разрешены при производстве судебной

Указ. работа, с. 113-114.

218

фоноскопической экспертизы. Как показывает экспертная практика, фонограмму можно очистить от большинства имеющихся шумов и помех для изготовления копии, предназначенной, например, для вос- произведения и прослушивания в суде.

Как правило, производство СФЭ необходимо, когда обвиняемый отрицает свою причастность к конкретному эпизоду преступления, относительно которого он отказывается, а также, если возникают сомнения в подлинности фонограммы (фальсификации целиком всей фонограммы, монтаже ее отдельных фрагментов, наличие стирания, нарушений непрерывности записи и т.д.), если фонограмма не является оригиналом, а копия.

В то же время, в тех случаях, когда процессуальное оформление звукозаписи следственного действия не соответствует нормам уголовно-процессуального права, нередко осуществляются попытки изменения ранее данных показаний подозреваемым или обвиняемым. При этом обычно в качестве довода высказываются предположения, что, фонограмма смонтирована таким образом, что показания получают обвинительный уклон, из них исключены фрагменты, которые имели для обвиняемого значение смягчающих или оправдывающих обстоятельств, либо зафиксированная речь принадлежит иному лицу. В этом случае заключение эксперта как источник доказательств может выступать по отношению ко всем элементам состава преступления: к объекту, объективным признакам (характер преступных действий), субъекту, субъективным признакам.

Заключение эксперта об аутентичности фонограммы, либо, на- оборот, о наличии признаков монтажа, что свидетельствует о подделке или фальсификации, имеет особое доказательственное значение. Так в первом случае опровергаются ложные доводы заинтересованных лиц, а во втором случае суд получает основание для возвращения дела на доследование и вынесение частного определения о наказании лиц, ви-

219

новных в фальсификации фонодокументов, либо привлечения их к уголовной ответственности.

Вполне очевидна ответственность эксперта, проводящего экспертизу фонограммы на предмет аутентичности, если фонограмма — един- ственное доказательство по делу. Это заключение может стать решающим для судьбы всего уголовного дела, привлеченных к уголовной ответственности лиц, а также должностных лиц, производивших следствие и осуществляющих надзор за законностью.

В то ж время задача установления аутентичности материалов звукозаписи в процессе фоноскопической экспертизы не такая простая, для ее решения необходим комплекс экспертных исследований и выяснение следующих аспектов:

• Полностью и адекватно ли зафиксирована на фонограмме речь участников записываемого события;

• является ли фонограмма оригиналом;

• не были ли привнесены искажения в процессе фиксирова ния информации путем выборочной записи;

• не были ли привнесены изменения в фонограмму после производства ее фиксации путем монтажа, стирания, дописок и т.п.;

• производилась ли фиксация звуковой информации при ука занных в материалах дела обстоятельствах и условиях, с помощью определенных звукозаписывающих устройств269.

Таким образом, производство судебной фоноскопической экс- пертизы, по мнению диссертанта, необходимо, если возникают любые сомнения в подлинности фонограммы, в том числе из-за фальсификации целиком всей фонограммы; монтажа ее отдельных фрагментов; на-

Ложкевич А. А., Макаров A.M. Звукозапись и фоноскопическая экспертиза на предва- рительном следствии - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984; Шаршунский В.Л. и др. Фоноскопическая экспертиза // Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. с.47; Юрков И.С. и др. Экспертиза видеозаписей // Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. с. 50.

220

личия стирания; дописок; вставок; неоправданных нарушений непре- рывности записи; сильно зашумленного и плохо разборчивого текста; резких изменений акустической обстановки; сомнений в принадлежности зафиксированных голосов и достоверности произнесенного текста.

В то же время здесь надо особо подчеркнуть, что проверка и оценка подлинности фонограммы и достоверности зафиксированной на ней информации является прерогативой следователя или суда, решаю- щего этот вопрос путем оценки и исследования совокупности всех собранных по делу доказательств. Поэтому целью экспертизы, назначаемой для получения данных, необходимых следователю или суду для проверки и оценки доказательственного значения фонограмм, является экспертное установление факта аутентичности звукозаписи по совокупности решаемых вопросов. Это позволяет отграничить процесс установления доброкачественности вещественных доказательств следователем или судом от экспертизы, осуществляемой в этих же целях, но иными методами, а именно с помощью специальных познаний.

Термин “аутентичный” в отношении фонодокументов в смысле “подлинный”, “достоверный” широко используется за рубежом. Польские криминалисты первыми начали применять данный термин в тео-рии криминалистического исследования фонограмм . В англоязычной литературе слово “authentic” понимается как “подлинный, достоверный”. В то же время перевод слова на английский язык “подлинный” толкуется как “genuine, original”, а слова “достоверный” как “trustworthy, reliable”, буквально от “доверять”, “надежный”, “подлин-ныи .

771

Иными словами экспертное “установление аутентичности” фо- нограммы, приобщенной к материалам уголовного дела в качестве ве-

270 Гургуль Ю., Из процессуальной и криминалистической проблематики магнитофонной записи //Сборник переводов № 213, 1973. с. 61.

271 Галяшина Е.И., Снетков В.А., К понятию установления аутентичности магнитных аудио и видеофонограмм // 50 лет НИИ криминалистики: Сборник научных трудов - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1995. с. 61-66.

221

щественного доказательства или иного документа можно определить как установление объективными научно-техническими средствами и методами с помощью специальных познаний эксперта всех присущих данной фонограмме реквизитов и надлежащих атрибутов, возникаю- щих при фиксации звука на магнитный носитель.

Содержание экспертизы СФЭ по установлению аутентичности фонограмм, по мнению диссертанта, состоит в определении с помощью научно-технических средств и методов, наличия надлежащих лиц, технических средств, условий и обстоятельств записи фонограммы, то есть соответствия всей зафиксированной звуковой информации условиям, фактическим и техническим обстоятельствам производства звукозаписи, а также происхождения звуковых сигналов от конкретных источников.

На взгляд автора, такое толкование понятия “аутентичность фо- нограммы” позволяет его использовать как обобщающее по отношению к задачам экспертизы, а также отграничить компетенцию эксперта от компетенции следователя или суда, разграничить компетенцию других экспертов-криминалистов, занимающихся экспертизой иных видов документов (письменных документов, фотодокументов, видеодокументов и т.д.)272.

Экспертное установление аутентичности фонограмм по своим целям и содержанию близко к техническому исследованию документов, проводимому с аналогичной целью, но иными методами и средст- вами. Сходство проявляется в общности методологии и задач исследования - это выявление различных признаков умышленного и неумышленного изменения содержания фонограммы, установление первоначального текста документа (дословного содержания искаженной или зашумленной фонограммы) с помощью различных криминалистиче-

272 Галяшина Е.И. Магнитная фонограмма как вещественное доказательство // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Материалы научно-практической конференции. - М.: 1994; Галяшина Е.И. Возможности видео фо-носкопической экспертизы в раскрытии и расследовании преступлений / Вестник МВД РФ -М.: 1994.

222

ских методов и технических средств. Различие - в специфике природы исследуемых объектов и соответственно применяемых методов и средств.

В случае если следователь или суд ставит на экспертизу вопрос об аутентичности фонограммы, для его разрешения эксперт должен решить комплекс частных вопросов:

  • установить, что на фонограмме зафиксирована речь указанных лиц, конкретного текстового содержания
  • определить, оригинальна ли запись,
  • установить наличие или отсутствие привнесенных изменений количества и качества зафиксированной информации: монтажа, стирания, дописок и т.п.,
  • определить соответствие технических характеристик фонограммы условиям, обстоятельствам и устройствам звукозаписи,
  • определить синхронность записи звуков от разных источников и соответствие временной последовательности звуковых сигналов,
  • установить соответствие звуковых сигналов характеру их ис- точника.
  • Если по каким-то причинам к материалам уголовного дела приоб- щается не оригинал, а копия, перед экспертом могут быть дополни- тельно поставлены вопросы, могли ли быть удалены фрагменты разговора при копировании, полностью ли соответствует содержание копии первоначальной записи в оригинале. Если в фонограмме имеются сильные помехи, трески, щелчки и искажения, могут ли они рассматриваться как следы изменений, привнесенных в первоначальный текст оригинала и т.д.

Для обозначения ненастоящего, не подлинного, ненадлежащего, особенно изготовленного в корыстных целях письменного документа, нередко применяется такой термин как «подложный» или «поддель-

223

ный». В отношении же фонограммы чаще используется термин “фальсификация”.

Надо отметить, что все эти понятия включают в себя понятие “умысла”, что может быть установлено только следственными или иными процессуальными действиями и в компетенцию эксперта не входит.

При этом неправомерными считаются любые изменения перво- начального содержания фонограммы, имеющей статус документа или вещественного доказательства, в том числе и изменения, обусловленные ошибкой оператора или технической неисправностью записывающего устройства, если иное не оговорено в установленном законом порядке.

При этом не всегда принимается во внимание возможность фаль- сификации фонограммы непосредственно в процессе производства звукозаписи. Так, например, может производиться преднамеренная остановка режима записи магнитофона, отключение микрофона, запись от разных микрофонов, микширование звуков от разных источников, производство других манипуляций во время самого процесса звукозаписи. Это позволяет отбирать только «нужную» информацию, пропуская отдельные моменты происходящего события, фиксируя акустические события или речевые фрагменты в определенном порядке в соответствии с замыслом “звукорежиссера”.

Иногда не учитывается возможность искусственной компиляции речи или синтеза голоса, наложения звуковой обстановки, когда реаль- ного разговора, в действительности не происходило. Фонограмма такого «виртуального» события с вымышленным содержанием может быть изготовлена преднамеренно с преступными целями (например, шантажа или компрометации) либо, наоборот, в целях раскрытия и расследования преступления. Она может быть представлена в виде соединения слов или фраз, произнесенных конкретными лицами, но в разное время и при разных обстоятельствах. При этом вырванные из одной речевой

224

ситуации и помещенные в другой контекст слова и фразы могут приобретать новое смысловое значение.

Таким образом, изменения в первоначальное содержание фоно- граммы могут быть привнесены как непосредственно в процессе про- изводства звукозаписи, так и уже после его окончания. Характер изменений, которые могут привноситься в фонограмму может быть преднамеренным или непреднамеренным.

Преднамеренные изменения содержания фонограммы могут про- изводиться как для введения в заблуждение органы, осуществляющие правосудие, так и в целях получения криминалистически значимой информации, необходимой для раскрытия преступления и формирования иных источников доказательств. Понятно, что сама смонтированная фонограмма только в первом случае будет являться вещественным до- казательством как орудие преступления, а во втором являться лишь одним из тактических приемов или способов, не имеющих доказательственного значения.

Непреднамеренные изменения могут быть обусловлены техниче- скими условиями или обстоятельствами ситуации проведения записи: нарушениями коммутации, дефектами каналов связи, неисправностью канала приема и передачи информации, внешними воздействиями на аппаратуру звукозаписи (например, падение микрофона во время записи и т.д.).

В процессе производства судебной фоноскопической экспертизы устанавливается только факт аутентичности записи или наличия привнесенных в запись изменений (во время производства записи или после ее окончания), а также возможные причины их возникновения. Установление умысла, то есть преднамеренности или непреднамеренности характера выявленных изменений первоначального содержания фонограмм в компетенцию эксперта не входит и осуществляется только следователем или судом на основе изучения всей совокупности известных им обстоятельств уголовного дела.

225

Таким образом, под подделкой или фальсификацией фонограммы понимаются преднамеренные изменения первоначальной звуковой информации, произведенные непосредственно в процессе записи или после ее окончания, а также преднамеренное изготовление фонограмм с записью, в действительности никогда не существовавшей речевой ситуации, не соответствующей действительным фактам, событиям и об^-стоятельствам.

При этом под звуковой и информацией понимается вся совокупность данных, которые несут звуковые сигналы. Прежде всего, это речевая (содержательная или текстовая) информация и информация, о личности участников фиксируемого события. Кроме того, это и звуковая информация об окружающей обстановке (фоновых условиях записи, месте, действиях и участниках фиксируемого события).

Для более полного уяснения понятия доказательственного значения судебно-экспертного установления аутентичности фонограмм важное значение имеют цель и назначение, вид фальсификации и способы ее практического осуществления.

Цель и назначение фальсификации фонограммы с преступными намерениями состоят в использовании ее либо в качестве средства преступления различных видов, например, путем шантажа, либо в качестве ложного доказательства в уголовном процессе и т.п.

Вид подделки определяется преобразованиями количественных и качественных параметров звукозаписи, направленных на получение поддельных фонодокументов. Так, например, одним из видов подделки может явиться уменьшение количества звуковой информации на фонограмме, замена одного источника звука другим и т.п. Способом подделки называют технические средства и методы, используемые для таких преобразований.

Важно отметить, что интеллектуальный подлог может быть уста- новлен лишь путем анализа большой совокупности собранных по делу доказательств, полученных в ходе судебных или следственных дейст-

226

вий, экспертных заключений. Возможности экспертизы при выявлении интеллектуального подлога фонограмм ограничиваются только установлением фактов или обстоятельств, получивших непосредственное отражение на фонограммах.

Экспертиза может быть полезной, когда в распоряжении следствия имеется копия, а не оригинал записи, когда исследованием уста- навливается, что речь на фонограмме не является спонтанной, а является чтением или воспроизведением письменного текста наизусть, когда неадекватное эмоциональное состояние говорящего в момент записи позволяет предположить возможное физическое или психическое воздействие или давление (угрозы жизни и здоровью лицу или его семье, внушение, гипноз и т.д.).

Наибольшее значение экспертное установление аутентичности фонограмм имеет при выявлении материального подлога. Под материальным подлогом понимают внесение в подлинный документ определенных изменений с целью обмана или ввода в заблуждение. Материальный подлог приводит к появлению в документе материальных следов подделки.

Большинство видов и способов подделок фонограмм можно ква- лифицировать как материальный подлог, в том числе с имитацией или подражанием речи определенного лица и т.д. Материальный подлог может быть частичным или полным. Например, стирание или вставку одного речевого фрагмента или реплики на фонограмме можно отнести к частичному материальному подлогу. Имитацию или искусственный синтез голоса и речи конкретного человека на протяжении всей записи - к полному материальному подлогу.

Известно несколько способов подделки фонограмм. Так, фоно- грамма (или звуковая дорожка видеофонограммы) может быть полностью поддельной, когда на протяжении всей звукозаписи записан, например, голос имитатора, или фонограмма скомпилирована из разных

227

речевых фрагментов, собранных из записей, сделанных при различных обстоятельствах и ситуациях, в разговорах с иными участниками.

Модификации, замене или удалению может подвергаться любой отдельный элемент всей совокупности зафиксированной на фонограмме звуковой информации, либо сочетание нескольких элементов, либо вся совокупность в целом.

В звукозаписи могут фальсифицироваться: текстовая или содер- жательная речевая информация (когда часть речевого текста стирается или наоборот дописывается, заменяется); звуковая обстановка (когда имеет место попытка скрыть истинное место, условия и обстоятельства, при которых происходил записанный разговор путем микширования речевого сигнала и записанной звукового фона); последовательность речевых сигналов определенного лица, с целью получения текста необходимого смысла и содержания, в действительности в такой комбинации данным лицом не произносившимся; голос или речь определенного лица путем ее имитации и маскировки.

На практике могут встретиться любые комбинации возможных фальсификаций фонограмм. Эксперт же может сделать вывод об аутентичности фонограммы только на основе тщательного исследования всей зафиксированной информации и ее соответствия определенным ситуационным обстоятельствам и условиям производства звукозаписи.

Иными словами вывод об аутентичности записи делается экспертом только в том случае, если экспертизой устанавливается происхож- дение звуковых сигналов от конкретных источников, определяется первичность записи (оригинальность) фонограммы, отсутствие каких-либо привнесенных в первоначальную запись изменений (стирания, дописок, монтажа, вставок и т.п.), соответствие условиям и обстоятельствам производства записи (акустическим условиям, использованным звукозаписывающим устройствам и т.д.), наличие надлежащих атрибутов (например, пусковых и стоповых импульсов).

228

Объективное установление экспертным путем вышеперечисленных фактов является необходимой предпосылкой для оценки следователем или судом подлинности и достоверности фонограмм, поскольку любые возможные способы и виды подделок, или фальсификации неизбежно вызовут нарушения указанных соответствий.

Необходимо подчеркнуть, что установление аутентичности фонограмм является важнейшим, но не единственным доказательством их подлинности. В то же время факт фальсификации фонограмм может быть установлен преимущественно экспертизой. При этом такое заключение СФЭ имеет определяющее значение для доказывания по уголовным делам, где других доказательств помимо фонограммы не бывает. В случае установления факта фальсификации фонограмм, они исключаются из числа доказательств. Кроме того, будут все основания для возбуждения в отношении виновных лиц уголовного дела по ст. 303 УК РФ.

Таким образом, использование заключения эксперта СФЭ по материалам и средствам звукозаписи имеет большое значение для доказывания объективной и субъективной стороны значительного числа преступлений. Особенно это важно для раскрытия и расследования преступлений, которым предшествовал сговор группы лиц, составление плана сокрытия следов преступления и последующего поведения виновных.

§ 2.3. Назначение и организация производства судебной фоно-скопической экспертизы.

Судебная экспертиза — это особый институт процессуального права, порядок назначения и производства судебных экспертиз жестко регламентирован ст. 74 ГПК РСФСР, ст .66 АПК РФ; ст. 253 КоаП РФ. В новом УПК РФ производству судебной экспертизы посвящена глава 27, где расписан порядок назначения (ст.ст. 195, 196 УПК РФ), порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной

229

экспертизы (ст. 199 УПК РФ). Правовым основам, принципам организации производства судебных экспертиз посвящен и федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»”’”.

Применительно к судебной фоноскопической экспертизе, исходя из специфики ее объектов, необходимо отметить следующие особенно- сти порядка назначения, направления материалов и организации производства экспертизы.

Подготовка материалов для фоноскопической экспертизы включает процессуальный порядок оформления фонограмм как объектов, направляемых на экспертное исследование.

Получая материалы для проведения фоноскопической экспертизы, эксперт должен удостовериться, что объекты исследования пред- ставлены в упакованном и опечатанном виде, в постановлении подробно излагается фабула дела и обстоятельства получения спорных фонограмм и представленных сравнительных образцов. Кроме того, содержатся необходимые эксперту сведения об условиях записи, ситуации общения, сведения об участниках разговора, наличие протокола осмотра (стенограммы разговора). Имеется четкая формулировка вопросов, относящихся к компетенции экспертов-фоноскопистов.

При этом возникает вопрос, если материалы на экспертизу были представлены без надлежащей упаковки, вправе ли эксперт отказаться от их исследования? По нашему мнению, таким правом эксперт не обладает. В то время в своем заключении эксперт обязан отметить, факт нарушения целостности или отсутствие упаковки, а также подписей надлежащих лиц и печатей.

Особое внимание при получении и подготовке материалов, пред- ставляемых на фоноскопическую экспертизу, необходимо уделять от-

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Россий- ской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ.

230

бору так называемых образцов, необходимых для проведения иденти- фикационных исследований.

Образцы для сравнительного исследования согласно ст. 10 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» относятся к числу объектов исследования представляемых на судебную экспертизу.

Получение образцов для сравнительного исследования регламентировано ст. 202 УПК РФ. Для сравнительного исследования применительно к СФЭ могут быть получены образцы голоса и речи у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля и потерпевшего. Могут быть также получены образцы других источников звука (например, звуков работающего двигателя автомобиля т.п.). Такие образцы служат для идентификации объектов и называются идентифицирующими. Особенностью получения в качестве образцов фонограмм голоса и речи является сложность в достижении необходимой степени сопоставимости с той фонограммой, которая приобщена к делу в качестве вещественного доказательства.

По мнению диссертанта, для достижения максимальной степени сопоставимости при получении образцов голоса и речи желательно привлечение в качестве специалиста в порядке ч.З ст. 202 УПК РФ того, эксперта, которому поручено производство фоноскопической экспертизы. Участие эксперта в отборе сравнительных образцов будет способствовать также повышению эффективности последующего экспертного исследования, поскольку эксперт сможет не только сравнивать слуховое впечатление от голоса и речи, но и непосредственно наблюдать характер артикуляции и видимые проявления речедвигатель-ных навыков говорящего.

Другая категория образцов в фоноскопической экспертизе - это образцы, отражающие признаки родового или видового характера, например, образцы диалекта или говора, жаргона, проявления в речи разных типов эмоций, декламации, чтения вслух письменного текста, об-

231

разцы речи человека в необычных условиях (под влиянием наркотиков, алкоголя и т.п.).

По своей природе образцы близки к вещественным доказательствам. Однако они имеют иное происхождение, они не создаются исследуемым событием, подобно вещественным доказательствам, не присущи ему.

По мнению диссертанта, получение образцов для сравнительного исследования применительно к судебной фоноскопической экспертизе возможно не только в порядке ст. 202 УПК РФ. Образцы могут быть получены и в рамках таких следственных действий как выемка, допрос, следственный эксперимент.

Изъятые при выемке фонограммы, представляемые в качестве образцов для сравнительного исследования, на практике часто называют свободными образцами, так как запись голоса и речи производилась вне связи с рассматриваемым уголовным делом. К ним относятся, например, фонограммы интервью, данные на радио или телевидении, фонограммы звуков различной природы из государственных или частных архивов и фонотек, семейные, любительские или частные видеосъемки или звукозаписи и т. п. Такие фонограммы по общему правилу подлежат приобщению к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств. Особое внимание здесь должно быть уделено процессуальной проверке и оценке достоверности их происхождения от конкретного лица.

При представлении на судебную фоноскопическую экспертизу в качестве сравнительных образцов фонограмм, полученных при выемке, необходимо учитывать одно важное, по мнению диссертанта, обстоятельство, существенно могущее повлиять на доказательственное значение экспертного заключения. Так, если для решения вопроса об идентификации по голосу и речи личности говорящего представляются в качестве образцов звукозаписи различных интервью на радио или телевидении, то перед экспертом должен ставиться вопрос об установлении

232

тождества сравниваемых лиц на фонограмме, приобщенной к делу в качестве вещественном доказательстве и фонограмме, представленной в качестве образца. Но не о принадлежности голоса обвиняемому, подозреваемому, свидетелю или потерпевшему. Это объясняется тем, что доброкачественность или достоверность интервью, представленного в качестве образца голоса, не будучи надлежаще удостоверенной, впоследствии может быть оспорена. Особо надо отметить, что видеозапись интервью, также нуждается в процессуальном удостоверении происхождения голоса и речи именно от конкретного лица на основе свидетельских показаний и других источников доказательств. Наличие визуального сходства по признакам внешности не гарантирует, что голос на звуковой дорожке не был изменен или дублирован.

Кроме того, в отношении такой фонограммы, может быть впо- следствии поставлен вопрос об ее исследовании на предмет возможного монтажа, так как если видеозапись была заведомо смонтирована на телевидении, она не может быть использована в качестве объекта сравнительного исследования.

В качестве образцов для сравнительного исследования можно использовать фонограммы с записью хода и содержания допроса или иных следственных действий. При этом в таком случае факт записи голоса и речи конкретного лица подтверждается наличием соответствующего протокола, оформленного в соответствии с требованиями ст.ст. 166 и 167 УПК РФ.

А.Р. Белкин справедливо отметил, что «Получение образцов для сравнительного исследования - прием предметной фиксации информации. Образец для исследования материальный объект. В зависимости от содержащейся в них информации можно подразделить образцы на две группы: образцы, отражающие фиксированные признаки иного объекта, и образцы, отражающие свои собственные признаки»

Белкин А.Р. Теория доказывания. - М.: Норма, 2000. с. 157.

233

Исходя из задач судебной фоноскопической экспертизы, сравнительные образцы могут быть необходимы экспертам для решения нескольких групп вопросов, причем не только идентификационных, которые проводятся только при наличии сравнительных идентифицирующих человека или объект образцов, но и при решении диагностических вопросов.

Для решения задач по идентификации источников звуков для сравнительного исследования может быть представлен образец звука, издаваемого подлежащего идентификации источника звука. Для идентификации средств звукозаписи необходимо представить конкретный экземпляр магнитофона или записывающего устройства, на котором, как предполагается, производилась запись фонограммы, в некоторых случаях можно представить экспериментальную запись, выполненную на этом магнитофоне при условиях, обеспечивающих сопоставимость с фонограммой - вещественным доказательством. С целью решения некоторых диагностических вопросов, например, установления, не является ли фонограмма чтением письменного текста, может быть необходима фонограмма образцов чтения письменного текста и спонтанной речи.

Учитывая сложность идентификационного экспертного исследования голоса и речи, зависимость от условий записи и психоэмоционального состояния человека, к получению сравнительных образцов предъявляется ряд требований, исходя из критериев пригодности их для идентификации и условия взаимной сопоставимости подлежащих сравнению материалов.

Бытует мнение, что сравнительные образцы должны быть записаны на том же магнитофоне, что и исследуемая фонограмма, или, что их запись необходимо производить, например, через тот же телефонный тракт, что они должны дословно содержать текст, произнесенный

234

идентифицируемым лицом на спорной фонограмме . Однако на практике это далеко не всегда возможно.

По мнению диссертанта, добиться полной сопоставимости образцов по всем условиях и техническим характеристикам практически невозможно. Основное требование к образцам — хорошее качество звукозаписи, достаточность ее по объему и сопоставимость.

Проблему отбора образцов и выработка критериев их пригодности для производства фоноскопической экспертизы рассматривали такие авторы как А.А. Ложкевич, В.А. Снетков, В.Л. Шаршунский, М.Н. Хитина, Е.И. Азарченкова (Галяшина). Большинство авторов едины во мнении, что успех сравнительного исследования во многом определяется тем, насколько образцы отвечают предъявляемым к ним требованиям. В развитие ранее высказанных мнений с учетом современного состояния экспертной практики можно сформулировать следующие требования, которые предъявляются для сравнительных образцов голоса и речи:

  • использование звукозаписывающей аппаратуры не ниже 1 класса;
  • время звучания - 15-20 минут;
  • форма речи - рассказ об обстоятельствах дела или по теме, определенной следователем.
  • Если фонограмма, приобщенная к материалам уголовного дела, характеризуется малым объемом текста (одна- две фразы), то образцы также должны содержать те же слова, что и на фонограмме, приобщенной к делу в качестве вещественного доказательства.

Сопоставимость - образцы должны быть максимально сопоставимы по эмоциональному состоянию и форме речевого представления с фонограммой — вещественным доказательством.

Ложкевич А.А., Снетков В.А. и др., Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1978; Юрков И.С, Женило В.Р., Богатое Ф.Г., Галяшина Е.И. Криминалистическое исследование видеозаписей. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1990.

235

Запись экспериментальных образцов речи в виде чтения вслух письменного текста, составленного из слов и фраз, встречающихся на фонограмме — вещественном доказательстве может быть представлена в качестве дополнения. Если магнитофон, на котором была выполнена фонограмма, имеет ярко выраженные индивидуальные признаки, влияющие на идентификационные параметры речевого сигнала, то эксперту дополнительно могут быть представлены образцы, полученные на этом магнитофоне. Такие фонограммы нужно рассматривать как дополнительные.

В случае необходимости дополнительно эксперту могут быть представлены образцы, записанные в условиях, близких к тем, в которых записывалась исследуемая фонограмма. Как правило, необходимость в подобных образцах возникает у эксперта в случае, когда ему требуется смоделировать условия звукозаписи, оценить их влияние на записываемый речевой сигнал, или решить вопрос о монтаже фонограммы.

Идентификационные исследования по фонограмме речи могут быть выполнены не обязательно на русском, а на любом ином языке. Особенностью таких исследований, является требование записи рече- вых сигналов текстуально тождественных речевых сигналов, поскольку основной упор в таких исследованиях делается на группу акустических речевых параметров, а не на лингвистическую группу (если эксперт не владеет языком, на котором записана спорная фонограмма).

Здесь возникает вопрос, а обязательно ли должен эксперт владеть языком, на котором записана фонограмма для производства фоноско-пической экспертизы?

Мнения ученых по данному вопросу разнятся. Такие авторы как Р.К. Потапова, И.Н. Тимофеев и ряд других полагают владение экспер- том языком, на котором записана фонограмма обязательным условием

236

проведения не только идентификационной экспертизы, но и технического исследования фонограмм276.

В.Д. Сердюков, Г.С. Рамишвили, М.А. Тушишвили, Г.Б. Чикоид-зе, Ю.Ф. Жарикоз, Ю.В. Ящуринский, М.С. Вертузаев, И.А. Струк, С.Л. Коваль и ряд других авторов полагают возможным достижение надежных результатов идентификации по голосу независимо от языковой и текстовой принадлежности, а также знания экспертом языка, на котором ведется разговор при условии наличия достаточного по объему и качеству исследуемого материала277.

По мнению диссертанта, владение экспертом языков, на котором ведутся записанные на фонограмме переговоры непременное и обязательное условие для достижения надежных результатов на основе всестороннего и полного исследования речевого материала. Это объясняется тем, что решение большинства вопросов, связанных с исследованием речи (идентификации и диагностики личности говорящего, диагностики признаков монтажа и установление дословного содержания фонограммы) возможно только с опорой на лингвистические специальные знания, в основе которых лежат сведения о системе языка, на котором ведутся переговоры. Таким образом, для решения задач СФЭР знание языка для эксперта обязательно.

В тоже время для решения ряда задач технического исследования фонограмм по идентификации и диагностики звукозаписывающей ап- паратуры, установления факта перезаписи и т.д., очистка фонограмм от шумов и помех эксперт может не знать языка, на котором ведутся записанные переговоры. В необходимом случае для определения границ ис-

См. например: Потапова Р.К. Приоритетные направления развития современного при- кладного речеведения. // Сборник трудов 10 сессии Российского Акустического общества. том 2. с. 243-254; Тимофеев И.Н. Производство фоноскопических исследований в эксперт-но-криминалистических подразделениях МВД России //Современные речевые технологии. Сборник трудов. 9 сессия Российского Акустического общества - М.:ГЕОС, 1999. с. 130-133.

277 Возможности судебной видеофонографической экспертизы/Сборник научных трудов-М.: ВНИИСЭ МЮ РФ, 1989.

237

следуемых фонограмм и для оценки качества звучания после фильтрации шума может привлекаться переводчик.

Не вызывает дискуссии общее требование к хранению и транс- портировке магнитных записей. Вопросы тактики отбора сопостави- мых образцов речи достаточно детально описывался в специальной ли-тературе, предназначенной для служебного пользования .

В то же время здесь нужно подчеркнуть основные аспекты, которые желательно учитывать при отборе сравнительных образцов с учетом требований современного законодательства.

Особое внимание необходимо уделять факторам ситуации речевого общения, влияющим на проявление в речи индивидуальных и групповых особенностей человека. А именно: степень подготовленно- сти устной речи, наличие визуального контакта говорящего и слу- шающего, ограничения разговора по времени, характер взаимоотношений между участниками разговора.

Рассматривая особенности назначения и направления материалов на судебную фоноскопическую экспертизу, по мнению диссертанта, следует особенно остановиться на следующих моментах, не рассмот- ренных до настоящего момента в научной литературе.

Если экспертиза назначается на стадии досудебного производства в порядке ст. 195 УПК РФ конкретному лицу, то оно приобретает статус эксперта только после вручения следователем ему постановления и необходимых материалов и разъяснения ему следователем прав и ответственности, предусмотренной ст. 57 УПК РФ.

278 Получение экспериментальных образцов устной речи для идентификации личности по фонограммам. Методическое письмо N 9 -М.: ВНИИ МВД СССР, 1976; Подготовка и назначение фоноскопической экспертизы. Методическое письмо N 47- М.: ВНИИ МВД СССР, 1981; Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие для следователей, судей и экспертов. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1988. с. 114; Потапова Р.К. Подготовка и использование тестового материала в целях идентификации языковой принадлежности говорящего // Речевые тесты и их применение - М.: МГУ, 1986. с. 40; Азарченкова Е.И. Принципы отбора тестового материала для идентификации диктора // Речевые тесты и их применение - М.: МГУ, 1986. с. 53; Азарченкова Е.И. и др. Подготовка материалов к фоноскопической экспертизе // Экспертная практика N 21 -М.: ВНИИ МВД СССР, 1983. с 21; Азарченкова Е.И., Женило В.Р. и др. Подготовка и назначение экспертизы видеозаписей -М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.

238

В случае назначения.экспертизы в государственное экспертное учреждение сотрудник данного учреждения приобретает статус эксперта только после того, как ему будет поручено производство конкретной экспертизы руководителем экспертного учреждения.

Здесь важно указать на наличие противоречия в тексте ст. 199 и ст. 204 УПК РФ. Так, в ст. 199 УПК РФ указано, что руководитель экс- пертного учреждения после получения постановления поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст.57 УПК РФ. Из чего следует, что руководитель государственного судебно-экспертного учреждения не разъясняет требования ст.57 УК РФ эксперту, полагая, видимо, что они ему изначально известны в силу его служебных обязанностей.

В ст. 204 УПК РФ содержится требование, о том, что заключении эксперта указываются в частности сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Возникает вопрос, должно ли заключения государственного су- дебного эксперта содержать подписку о разъяснении ему его прав и ответственности, предусмотренной ст. 57 УПК РФ?

По мнению, диссертанта, такая подписка обязательно должна присутствовать в тексте заключения эксперта, независимо от того, яв- ляется ли он государственным или негосударственным судебным экс- пертом, исходя из содержания ст. 14 Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». При этом датироваться такая подписка должна тем числом, когда эксперт получил от руководителя постановление следователя и объекты исследования, другие представленные материалы.

239

Для устранения редакционных неточностей, по мнению диссертанта, из текста ч.2 ст. 199 УПК РФ целесообразно изъять исключение, сделанное в отношении руководителя государственного экспертного учреждения в части разъяснения эксперту его прав и ответственности, изложив его в следующей редакции: «При этом руководитель экспертного учреждения разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ».

Полное и всестороннее экспертное исследование звукозаписей и последующая оценка экспертного заключения по судебной фоноскопи- ческой экспертизе как источника доказательств во многом зависит от точной и не допускающей неоднозначных толкований формулировки вопросов, примерный перечень которых приведен в приложении.

Для технического исследования фонограммы, как правило, должно быть представлено записывающее устройство, на котором производилась запись фонограммы. В некоторых случаях можно представить экспериментальную запись, выполненную на этом магнитофоне при условиях, обеспечивающих сопоставимость со спорной фонограммой. Для разрешения сомнений в том, что речь на фонограмме может быть составлена с «чужих слов» или является чтением вслух письменного текста, необходимы сравнительные образцы в форме чтения, спонтанной и подготовленной речи279.

При назначении судебной фоноскопической экспертизы должны быть проверены основания отвода эксперта, предусмотренные ст. 50 УПК РФ. В ст. 198 УПК РФ указаны права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы, включая право на отвод эксперта и ходатайство о назначении экспертизы из числа указанных ими лиц или в конкретном экспертном учреждении, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, при-

Галяшина. Е.И. Назначение фоноскопической экспертизы и оценка экспертного заклю- чения в уголовном процессе. //Закон. 2001. № 5. с. 134-142.

240

сутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту с разрешения следователя. Применительно к судебной фоноскопиче-ской экспертизе для реализации названных прав, крайне важно, чтобы следователь знакомил указанных лиц с постановлением о назначении экспертизы до направления постановления в экспертное учреждение или вручения его эксперту, что не всегда соблюдается на практики в виду отсутствия жесткого закрепления в законе такого порядка. Кроме того, желательно при этом присутствие специалиста, который может оказать содействие в оценке компетентности того или иного эксперта, формулировке вопросов эксперту. Как показывает следственная, экспертная и судебная практика, полезно получить консультацию специалистов в фоноскопической экспертизе о возможностях экспертного исследования и квалифицированную помощь уже на этапе формулировки вопросов . Взаимодействие специалиста, эксперта со следователем или судом при назначении СФЭ нередко осуществляется в форме консультаций по следующим вопросам:

выбор экспертного учреждения или эксперта, требуемой специализации в конкретном виде СФЭ;

формулировка вопросов эксперту;

подготовка материалов на экспертизу, включая отбор образцов для сравнительного идентификационного или диагностического исследования;

рассмотрение возможности назначения комплексной, комиссионной экспертизы, дополнительной или повторной.

На практике, например, часто встречается формулировки вопроса «имеются ли на фонограмме признаки монтажа или копирования». В то же время даже отрицательный категорический вывод эксперта о том что «признаков монтажа или копировании не имеется» по существу не означает, что фонограмма в действительности не подвергалась монтажу и перезаписи и не гарантирует достоверности и подлинности записанной на фонограмме информации. Современные компьютерные технологии позволяют редактировать и копировать звуковые сигналы таким образом, что признаков произведенных с записью манипуляций и изменений, привнесенных в содержание разговора, на фонограмме может не проявиться. Это может быть следствием недостаточной опытности эксперта. Нередко используемая измерительная аппаратура, не обладает достаточной точностью и разрешающей способностью для их обнаружения и фиксации.

241

Судебная фоноскопическая экспертиза не относится к числу обязательных экспертиз, предусмотренных ст. 196 УПК РФ. Поэтому она назначается в тех случаях, когда следователь или суд считает ее производство целесообразным, о чем следователь на основании ст. 195 УПК РФ выносит мотивированное постановление, а суд или судья в соответствии со ст. 283 УПК РФ, 74 ГПК РСФСР, 67 АПК РФ, 252 КоАП РФ - определение.

Производство судебных фоноскопических экспертиз, также как и других судебных экспертиз осуществляется в экспертных учреждениях (государственных и негосударственных) и вне экспертных учреждений - лицами, обладающими специальными знаниями в области кримина- листической фоноскопии.

Статья 1 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» закрепляет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации. Эта деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно- экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами и состоит в организации и производстве судебной экспертизы (ст.2)281.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы. В системе МВД России - производство судебных фоноскопических экспертиз организовано в 42 экспертно-криминалистических подразделениях УВД, МВД.

281 Здесь и далее в этом разделе указываются статьи Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ.

242

Руководитель экспертного учреждения обладает широкими пол- номочиями, указанными в ст. 14 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Именно он несет ответственность за компетентность экспертов, которым поручается производство судебной экспертизы, осуществляет контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта, а по окончании исследований направляет заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, обеспечивает условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов.

Заметим, что сроки производства судебных фоноскопических экспертиз зависят от числа объектов и вопросов, поставленных перед экспертом, и в каждом конкретном случае согласовываются с инициа- тором экспертизы при поступлении объектов и других материалов на исследование.

Государственные судебно-экспертные учреждения в

обязательном порядке производят судебную экспертизу для органов дознания, органов предварительного следствия и судов, расположенных на территории, которая определяется

соответствующими федеральными органами исполнительной власти. В случае невозможности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем указанную территорию, в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности, необходимой материально-технической базы либо специальных условий для проведения исследований судебная экспертиза для органов дознания, органов предварительного следствия и судов может быть произведена государственными судебно-экспертными учреждениями, обслуживающими другие территории. В экспертно-криминалистической службе МВД РФ определен перечень

243

так называемых базовых ЭКП, обслуживающих несколько близлежащих регионов .

В то же время необходимо заметить, что многие вопросы, которые современная практика раскрытия и расследования преступлений сегодня ставит перед государственными экспертами-фоноскопистами, требуют применения более глубоких специальных познаний в речевых и информационных технологиях, которыми обладают далеко не все эксперты государственных экспертных учреждений. Кроме того, государственные эксперты обычно загружены многообъектными и сложными фоноскопическими экспертизами, очередь на производство которых составляет полгода и более.

Для того чтобы не увеличивать сроки расследования за счет времени ожидания результатов фоноскопических экспертиз, следственная и особенно судебная практика идет по пути назначения фоноскопиче- ских экспертиз в экспертные учреждения или лицам, не являющимися государственными судебными экспертами (так называемыми частными экспертами) , но обладающими необходимыми специальными знаниями.

В ряде регионов имеются негосударственные экспертные учреж- дения, являющиеся юридическими лицами, в уставе которых указано, что они созданы для производства различных экспертиз, как судебных, так и несудебных. В качестве примера можно привести ООО «Центр речевых технологий» (г. Санкт Петербург), ООО «Бюро независимых экспертиз «Версия» (г. Москва,) ООО «Институт независимых исследований» (г. Москва), ООО «Центр экспертных исследований» (Московская область).

В силу ч.2 ст. 195 УПК РФ и ст.41 Федерального закона «О госу- дарственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федера- ции» судебная экспертиза может производиться не только государст-

282 Приказ МВД России № 261-93г.

283 Термин предложен в работе Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, граж данском и арбитражном процессе. - М.: Право и закон, 1996.

244

венным судебным экспертом, но и любым экспертом из числа лиц, обладающих специальными знаниями. При этом такая деятельность в качестве судебного эксперта не подлежит обязательному лицензирова-

В качестве негосударственных судебных экспертов-фоноскопистов нередко выступают пенсионеры, в прошлом сотрудники государственных экспертных учреждений, сотрудники не экспертных или негосударственных предприятий и учреждений, преподаватели Вузов, имеющие радиотехническое или филологическое образова- ние, являющиеся специалистами в области речевых технологий или производства звукозаписи (например, работники студий звукозаписи); а также частные эксперты-профессионалы, у которых эта деятельность является основной.

По мнению диссертанта, исходя из смысла ст. 199 УПК РФ при назначении экспертизы в негосударственное экспертное учреждение - его руководитель по существу приобретает права и обязанности, предусмотренные Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». На него возлагается ответственность за компетентность лиц, привлекаемых в качестве экспертов по судебной фоноскопической экспертизе.

Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, то сле- дователь и суд при ее назначении сталкивается со значительными сложностями в оценке компетентности лица, привлекаемого в качестве эксперта. Так наличие диплома о высшем филологическом или радиотехническом образовании не гарантирует наличия у данного лица необходимого комплекса специальных знаний, достаточных для дачи квалифицированного заключения по фоноскопической экспертизе.

В то же время надо отметить, что на наш взгляд, производство судебной экспертизы в рамках экспертного учреждения (как государственного, так и негосударственного) предпочтительно, так как существуют дополнительные процессуальные гарантии контроля качества ее

245

производства, надежности выбранных методов и методик, компетентности эксперта.

Таким образом, процессуальный порядок назначения судебной фоноскопической экспертизы хотя и имеет некоторую специфику, но в целом не отличается от общих процессуальных правил, и состоит, по мнению диссертанта, из следующих моментов: -вынесение постановления (определения) о назначении судебной фоноскопической экспертизы;

  • ознакомление обвиняемого и иных (при необходимости) участников процесса и разрешение заявленных ходатайств;

-направление постановления, объектов исследования и иных материалов, необходимых для производства экспертизы в экспертное учреждение или эксперту;

  • согласование с руководителем экспертного учреждения или экспер том сроков завершения исследования и разрешение ходатайств экс перта (экспертов).

По завершению экспертного исследования в соответствии со ст.206 УПК РФ заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, предъявляются следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, потерпевшему и свидетелю, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы, а также в силу ч.1 ст.205 УПК РФ -допроса эксперта. Дополнительная экспертиза назначается на основании ч.1 ст. 207 УПК РФ в случае недостаточной ясности или полноты заключения, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных объектов уголовного дела, которые не могут быть разрешены путем допроса эксперта. Допрос эксперта может быть произведен и по собственной инициативе следователя.

Например, в заключении СФЭ отмечается наличие признаков нарушения непрерывности фонограммы, но не указаны причины их появления. При этом дефекты или нарушения непрерывности записи могли

246

быть обусловлены конструктивными особенностями магнитофона, на котором воспроизводилась фонограмма. Например, близкое расположение клавиш воспроизведения и записи звука, что могло привести к их случайному одновременному нажатию во время прослушивания записи и, как следствие, стиранию части предыдущей и наложения новой звукозаписи. Такие пробелы могут быть устранены в ходе допроса эксперта. Назначение дополнительной экспертизы, в таком случае вряд ли целесообразно.

Если возникают сомнения в обоснованности экспертного заключения или имеются противоречия в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам, назначается повторная экспертиза, которая поручается другому эксперту. На ее разрешение помимо вопросов, решавшихся в первоначальном экспертном заключении, могут быть поставлены вопросы, связанные с оценкой полноты и правильности методов, использовавшихся первичной экспертизой.

Повторная фоноскопическая экспертиза может быть назначена, если, в частности, установленное экспертом число участников разговора, не соответствует материалам дела, если эксперт не мотивировал принадлежность конкретных реплик участникам разговора.

Если эксперт не обосновал вывод о непригодности фонограммы для идентификационного исследования, или не провел полного и всестороннего исследования с применением всех имеющихся в его распоряжении методов и технических средств.

Основанием для назначения повторной фоноскопической экспертизы могут явиться нарушения методической правильности исследования. Повторная фоноскопическая экспертиза может быть назначена и в случае, если эксперт отказался от решения поставленного ему вопроса или сделал вывод не в категорической форме. В этом случае, следователь или суд может обратиться к другому, более опытному, по его мнению, эксперту. Повторная экспертиза может быть назначена при установлении некомпетентности эксперта, проводившего первичное иссле-

247

дование, при нарушении процессуального порядка производства экс- пертизы, повлекшее неустранимое сомнение в обоснованности ее вы- водов, а также в случае использования средств и методов, не отвечающих уровню данной отрасли знания, при несоответствии исходных данных и выводов, при разногласиях членов комиссии. При этом на повторную экспертизу направляется также и первичное заключение эксперта, которое из дела не изымается, а оценивается в совокупности с повторным экспертным заключением.

Развитие судебной фоноскопической экспертизы и сложность в ее оценке для следствия и суда обусловило специфику ее производства в судебном заседании и допрос эксперта.

Назначение СФЭ в суде при рассмотрении уголовных дел регла- ментируется ст.ст. 283 УПК РФ. В то же время согласно ст. 282 УПК РФ суд вправе, по собственной инициативе или по ходатайству сторон вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования для разъяснения или дополнения данного им заключения. Согласно Постановлению Пленума Верховного суда СССР от 16.03.1971 г. вызов эксперта в суд в процессе подготовки дела к рассмотрению целесообразен не всегда, а только в необходимых случаях.

Применительно к судебной фоноскопической экспертизе такая необходимость, по мнению диссертанта, может возникать в следующих ситуациях:

заключение СФЭ необоснованно, противоречит иным материалам дела, возникают сомнения в правильности выводов эксперта (например, дан вывод в категорической форме о принадлежности голоса конкретному лицу по фонограмме крайне низкого качества, неразборчивого содержания),

когда в материалах дела имеется два заключения СФЭ с противоположными выводами, либо между членами комиссии при производстве комплексной или комиссионной экспертизы возникли

248

разногласия, и каждый из них составил свое заключение (например, о наличии или отсутствии признаков монтажа фонограммы).

если заинтересованные участники процесса заявили ходатайство о вызове эксперта в суд, мотивировав свое несогласие с его выводами (например, когда обвиняемый утверждает о не владении русским языком и требует предоставления ему переводчика, а эксперт делает вывод о принадлежности речи на фонограмме данному лицу, не указывая наличие признаков иноязычного акцента).

Эксперт, таким образом, вызывается в суд для того, чтобы подтвердить заключение, данное в ходе предварительного расследования. В случае несогласия с его заключением или возникновения сомнений в их обоснованности суд может назначить судебную экспертизу. По существу указанные основания, влекут назначение дополнительной или повторной экспертизы, но согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 03.03.1976 г. в суде при их наличии назначается только первичная судебная экспертиза. В то же время при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть путем допроса экспертов, суд по собственной инициативе или по ходатайству сторон вправе назначить дополнительную и повторную экспертизу, которые производятся в порядке, установленном главой 27 УПК РФ.

Если суд не считает вызов эксперта, давшего заключение на стадии предварительного расследования необходимым, экспертное заключение оглашается и исследуется в суде в порядке ст. 285 УПК РФ.

Если на стадии предварительного расследования судебная фоно-скопическая экспертиза не назначалась, например, поскольку обвиняемый признавал наличие своего голоса и речи на приобщенной к материалам дела фонограмме, но в дальнейшем есть все основания полагать, что его показания могут быть изменены в судебном заседании, то в суд может быть вызван эксперт для производства экспертизы в суде. Учитывая, как правило, большие сроки проведения этой судебной экс-

249

пертизы одновременно целесообразно разрешать вопрос о возможности такого производства судебной фоноскопической экспертизы во время судебного разбирательства либо возвращении дела на дополнительное расследование.

Проведение судебной экспертизы в суде — самостоятельное про- цессуальное действие, которое регламентируется статьями 269, 282 и 283 УПК РФ. Надо отметить, что в рамках уголовного судопроизводства судебная фоноскопическая экспертиза в суде назначается чаще всего в тех случаях, когда приобщенные к материалам дела фонограммы являются основным или даже единственным доказательством, имеющим решающее значение для установления истины по уголовному делу.

На практике может возникнуть вопрос, а может ли быть судебная фоноскопическая экспертиза назначена до возбуждения уголовного дела, а именно: на этапе проверки (которая проводится в порядке ст. 144 УПК РФ) сообщения о преступлении, зафиксированном в устной форме на фонограмме? В ст. 144 УПК РФ указано, что дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции принять по нему решение не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Однако способы и формы проверки сообщения не конкретизированы. Возникает закономерный вопрос, какими способами и средствами располагает дознаватель и следователь для проверки сообщения о преступлении, когда на фонограмме зафиксированы высказывания, содержащие заведомо ложное сообщение по телефону о террористическом акте, клевету, угрозы, оскорбления, если фонограмма зашумлена или значение слов неочевидно в силу их многозначности, если требуется установить личность звонившего по его голосу? Правомерно ли на этом этапе назначение судебной фоноскопической экспертизы, по результатам которой будет принято решение о наличии или отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела?

250

По мнению диссертанта, в новом УПК РФ оснований для дачи экспертом заключения по постановлению, вынесенному до возбуждения уголовного дела, не зафиксировано.

В ч. 4 ст. 146 УПК РФ указано, что постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляются прокурору. К постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица его совершившего (осмотр места преступления, освидетельствование, назначение судебной экспертизы) - соответствующие протоколы и постановления. По мнению диссертанта, по существу моментом возбуждения уголовного дела следует, полагать вынесение соответствующего постановления, содержание которого изложено в ч. 2 ст. 146 УПК РФ. Таким образом, в материалах проверки упоминается только постановление о назначении судебной экспертизы. По мнению диссертанта, оно должно быть вынесено после или одновременно с постановлением о возбуждении уголовного дела. Заключение эксперта в перечне материалов проверки сообщения о преступлении обозначенных в ч. 4 ст. 146 УПК РФ вообще не значится.

В то же время, если исходить из смысла ч. 1 ст.80 УПК РФ, заключение эксперта представляет собой письменное изложение содержания исследования и ответов на поставленные вопросы лицом, ведущим производство по уголовному делу, что подразумевает, что уголовное дело уже возбуждено и начато предварительное следствие или дознание.

По смыслу статей 57, 195-207 УПК РФ судебная экспертиза проводится на этапе предварительного расследования, то есть после возбуждения уголовного дела.

Таким образом, по мнению диссертанта, на этапе проверки сообщения о преступлении до момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела назначение и производство судебной эксперти-

251

зы вряд ли допустимо. В то же время в целях содействия проверке сообщения о готовящемся или совершенным преступлении, зафиксированном в устной форме на фонограмме, целесообразно привлечение специалиста в порядке статей 58 и 168 УПК РФ, который на основе имеющихся у него специальных знаний оказывает следователю и дознавателю помощь в исследовании фонограмм и постановке вопросов эксперту. Заметим, что то же лицо, которое участвовало на этом этапе в качестве специалиста может быть впоследствии привлечено в качестве эксперта. Результаты проверки сообщения о преступлении с участием специалиста оформляются соответствующим протоколом и направляются прокурору вместе с другими материалами, прилагаемыми к протоколу о возбуждении уголовного дела.

По гражданскому делу судебная фоноскопическая экспертиза может быть назначена судьей по собственной инициативе или по хода- тайству лиц, участвующих в деле на любой стадии гражданского процесса до постановления решения суда, в том числе и в порядке подго-товки дела к судебному разбирательству . В случае неполноты или неясности выводов первичной СФЭ судья на основании ст. 181 ГПК РСФСР в стадии подготовки дела к судебному разбирательству может назначить и дополнительную экспертизу. Повторную экспертизу суд может назначить только коллегиально, признав первоначальное заключение необоснованным. В гражданском процессе судебная фоноскопическая экспертиза в силу специфики гражданских правоотношений чаще всего назначается при рассмотрении имущественных споров, делах о защите чести, достоинства и деловой репутации, нарушении авторских и смежных прав.

В арбитражном процессе судебная фоноскопическая экспертиза назначается только по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст.66 АПК РФ), так как на них возложено бремя доказывания тех обстоя- тельств, на которые они ссылаются (ст.53, 54 АПК РФ).

Постановление Пленума Верховного суда СССР от 01 декабря 1982 № 10.

252

При заявлении ходатайства о назначении СФЭ лица, участвующие в деле, вправе представить арбитражному суду вопросы и канди- датуры экспертов (ч. 2.ст. 66 АПК РФ). Суду надлежит известить об этом ходатайстве остальных участвующих в деле лиц, разъяснив им право представить свои вопросы в письменной форме. Арбитражный суд выносит определение о назначении судебной фоноскопической экспертизы (ч.4.ст.66 АПК РФ), в котором окончательно формулирует вопросы эксперту.

Экспертная практика показывает, что при рассмотрении дел в ар- битражных судах судебная фоноскопическая экспертиза назначается, как правило, по делам о незаконном производстве и сбыте выпуске контрафактной аудиопродукции, нарушении авторских и смежных прав.

Другие возможности СФЭ в доказывании в рамках гражданского и арбитражного процесса используются крайне редко.

§ 2.4. Оценка заключения судебной фоноскопической экспертизе следователем и судом

В условиях демократизации уголовного процесса, становления судебной реформы возрастает роль заключения эксперта как судебного доказательства. Особое значение для расследования преступлений приобретает существенное расширение доказательственной базы за счет использования фонограмм различных переговоров, приобщаемых к делу в качестве вещественных доказательств, имеющих основное, а иногда решающее значение для установления истины по делу.

Заключение эксперта по судебной фоноскопической экспертизе по многим категориям уголовных дел является единственным источни- ком доказательств, что существенно повышает ответственность экспертов за дачу объективного и научно-обоснованного заключения по вопросам, входящим в их компетенцию. Результаты фоноскопического экспертного исследования фиксируются в соответствии с установлен-

253

ным законом процессуальным порядком и оформляются как письменное заключение эксперта в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ.

Заключение эксперта, проводившего фоноскопическую экспертизу, как и любое иное доказательство, подлежит оценке со стороны лица, ведущего следствие на этапе предварительного расследования, и в ходе судебного разбирательства в соответствии с правилами, изложенными в ст.88 УПК РФ. Никакое экспертное заключение не может быть принято на веру как нечто непогрешимое, но должно быть критически оценено с точки зрения соответствия выводов эксперта иным материалам дела, достоверно установленным процессуальными действиями.

Но может ли следователь или судья, не обладающий, теми же специальными знаниями, что и эксперт объективно и квалифицированно оценить заключение по судебной фоноскопической экспертизе?

По мнению диссертанта, по отношению к СФЭ справедливы высказывания Р.С. Белкина о том, что когда «речь идет о сложных экспертных исследованиях с использованием современных методов, отнюдь не отличающихся наглядностью и доступностью для простого наблюдения результатов, когда на десятках страниц, заполненных формулами и расчетами, описывается процесс экспертного исследования. Для следователя это - сущая головоломка, в которой ему не под силу разобраться. И не мудрено поэтому, что оценка заключения чаще всего сводится в подобных случаях к проверке, на все ли поставленные вопросы эксперт ответил и какой характер - вероятный или категоричный - носят эти выводы»285.

Могут ли следователь и суд, не привлекая для содействия и консультаций специалиста соответствующего профиля и квалификации оценить экспертное заключение по фоноскопической экспертизе?

Ответ на этот вопрос, на взгляд диссертанта, заключается в том, какие элементы заключения служат объектами оценки.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. - М.: Норма, 2001. с. 215.

254

По мнению Р.С. Белкина объектами оценки служат: личность эксперта; основания производства экспертизы; использованные экспертом материалы; содержание произведенных исследований; мотивированность ответов эксперта . В развитие данной концепции, можно добавить - научная обосно- ванность и апробация экспертных методик, метрологическое обеспечение используемых технических средств и измерительного оборудования. Такое добавление, по мнению диссертанта, допустимо с учетом содержания ст. 204 УПК РФ , где обозначено, что в заключении эксперта в частности должны быть приведены содержание и результаты исследований с указанием примененных методик.

В силу требований ст. 88 УПК РФ заключение эксперта подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

По нашему мнению, относимость экспертного заключения по судебной фоноскопической экспертизе не вызывает сложностей для оценки следователем и судом.

Сложнее дело обстоит с оценкой допустимости и достоверности экспертного заключения по судебной фоноскопической экспертизы.

Диссертант согласен с позицией Р.С. Белкина, что требовать от следователя (суда) объективной и компетентной оценки всех вышеназванных элементов с точки зрения их достоверности, нереально.

Тем не менее, допустимость экспертного заключения, по нашему мнению, вполне может и должна быть оценена с процессуальных позиций.

Спецификой судебной фоноскопической экспертизы является то, что при оценке заключения эксперта имеют значение следующие обстоятельства:

Там же, стр. 213.

255

  • соблюдение процессуального порядка подготовки, назначения и производства фоноскопической экспертизы, а также возможных последствий их нарушений (если таковые имеются),
  • проверка соответствия выводов эксперта поставленным вопросам,
  • оценка компетентности эксперта,
  • анализ полноты заключения,
  • оценка научной обоснованности заключения,
  • оценка изложенных в экспертном заключении фактов с точки зрения их относимости к уголовному делу и места в совокупности установленных или полученных доказательств.
  • Рассмотрим указанные позиции подробнее.

Оценка процессуального порядка назначения и проведения экспертизы звукозаписей проводится на основе всех процессуальных реквизитов и правил, регламентирующих порядок ее назначения и производства, установленный статьями 57, 195-207, 269, 282 и 283 УПК РФ. Это и проверка соблюдения порядка подготовки фонограмм и других материалов для направления на экспертизу, в частности, получение образцов голоса и речи для сравнительного исследования, а также наличие необходимых оснований для ее производства, соблюдение прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Оценку оснований для назначения экспертизы может дать вышестоящая следственная или судебная инстанция.

Анализ практики судебной оценки экспертных заключений по фоноскопической экспертизе показывает, что в случае нарушений про- цессуального порядка назначения и проведения фоноскопической экс- пертизы, экспертное заключение может быть признано не допустимым доказательством. В частности, использование заключения эксперта по фоноскопической экспертизе при доказывании оказывается вообще не- возможным, если достоверность происхождения образцов голоса и речи от конкретного лица сомнительна, если нарушен процессуальный

256

порядок получения и приобщения к материалам дела фонограмм - ве- щественных доказательств, если невозможно проверить источник про- исхождения заключения эксперта, когда в заключении эксперта отсут-ствуют сведения об экспертном учреждении или эксперте^ ‘.

Оценка компетентности эксперта обычно проводится на основе анализа содержащихся во вводной части заключения сведений об образовании эксперта, специальности, стаже работы.

В то же время как справедливо отметил Р.С. Белкин «данные о личности эксперта, которые содержатся в заключении: образование, ученая степень, стаж работы по специальности, чисто формальны и явно недостаточны для вывода о компетентности. Они не позволяют судить о качестве и профиле профессиональной подготовки эксперта, о том, имеется ли у него практический опыт решения именно данных за-

Поэтому очень важно, чтобы во вводной части заключения судебной фоноскопической экспертизы были указаны полные сведения об образовании эксперта, его переподготовке или дополнительном обучении. Оценка квалификации эксперта может включать не только изучение его анкетных данных, но проводится на основе анализа текста самого заключения, использования современных научных и технических достижений,
грамотности, правильности использования тер-

По уголовному делу по факту расследования попытки побега, совершенного группой лиц по предварительному сговору в качестве основного доказательства была приобщена фонограмма переговоров соучастников при подготовке к совершению преступления и заключение эксперта, являющего сотрудником Н-ской войсковой части. Защитником обвиняемого было заявлено ходатайство о допросе эксперта для разъяснения его заключения о принадлежности голоса и речи на приобщенной к материалам дела фонограмме его подзащитному и отсутствии признаков монтажа фонограммы переговоров. Следователь отказал в удовлетворении ходатайства, мотивируя отсутствием у него сведений об адресе экспертного учреждения, где производилась данная судебная экспертиза. Впоследствии в судебном заседании защитником было заявлено новое ходатайство об исключении заключения эксперта из числа доказательств по делу, по причине невозможности проверить источник его получения, и отсутствии сведений об экспертном учреждении. В результате суд по собственной инициативе вызвал в суд эксперта. Заслушав показания эксперта и его ответы на вопросы сторон, суд удовлетворил ходатайство прокурора о производстве новой судебной экспертизы, поручив ее экспертам Российского Федерального Центра Судебных Экспертиз при Министерстве юстиции Российской Федерации. 288 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. - М.: Норма, 2001. с. 214.

257

минов в данной предметной области знаний, правильности и полноте избранных экспертом методов анализа. Если следователь и суд испы- тывают затруднения в оценке квалификации и компетентности эксперта, учитывая сложный характер СФЭ, целесообразно привлекать для консультаций специалистов в области криминалистической фоноско-пии, компетенция которых не вызывает у сторон сомнений.

Оценка компетентности эксперта может проводиться путем изучения соответствия поставленных перед экспертом вопросов применению методов исследования и той или иной отрасли научных знаний. Анализируются сведения о квалификации и профессиональной подготовке эксперта, навыки и умения правильно применять криминалистические средства и экспертные методы, методики, примененные при производстве экспертизы.

По мнению диссертанта, для более полной и объективной оценки компетенции эксперта СФЭ, его допрос может осуществляться с уча- стием специалиста, привлекаемого, по ходатайству сторон или по собственной инициативе следователя или суда.

Анализ полноты СФЭ предполагает выяснение, полностью ли были использованы представленные эксперту материалы, применены ли все разнообразные методы, позволяющие получить достоверный ответ на поставленный следователем вопрос, наличие в заключении эксперта ответов на все поставленные вопросы, полноту описания проделанной экспертом работы, имеющей значение для выводов.

По мнению диссертанта, следователь (или суд), не обладая спе- циальными знаниями, которыми обладает эксперт или специалист, вряд ли, сможет оценить, насколько полно и правильно эксперт использовал представленные ему материалы и применял соответствующие методы исследования. Без помощи специалиста трудно квалифицированно судить о содержании проведенных фоноскопических исследований, поскольку для этого нужно знать экспертные методики, иметь сведения о

258

разрешающей способности и точности методов анализа фонограмм, ап- робации и научной достоверности примененных экспертных методик.

Анализ научной обоснованности заключения СФЭ заключается в оценке научной основы проведенных исследований, достоверности полученных экспертом результатов. Следователь (или суд) без помощи специалиста не может квалифицированно оценить научную обоснованность выводов эксперта. Максимум, что доступно оценке - это соответствие выводов - поставленным вопросам.

Для содействия в оценке научной обоснованности заключения эксперта, привлекаемый специалист должен обладать следующими специальными знаниями:

Знания о свойствах объектов экспертного исследования: специфике речевого и акустического сигнала, фиксируемого на фонограмме,

Знания о механизме отображения звуковых следов на магнитном носителе с помощью средств съема, передачи и записи акустического сигнала;

Знания и навыки применения методов с помощью, которых можно выявить и оценить признаки отображаемого объекта для решения задач судебной фоноскопической экспертизы.

Структура экспертного заключения нормами УПК РФ не регламентирована. Практика производства судебных экспертиз выработала общие требования к его оформлению, в том числе и применительно к судебной фоноскопической экспертизе.

Во вводной части экспертного заключения в соответствии с требованиями ст. 204УПК РФ и ведомственных нормативных актов, per-ламентирующих производство судебных экспертиз, должны быть отражены сведения о том, кем, где, при каких условиях, проводилась экспертиза, какое образование, специальность, ученое звание, кто присутствовал при экспертизе. Затем буквально воспроизводятся вопросы, из

Например, приказ МВД РФ № 261-93 г.

259

постановления о назначении экспертизы, приводится описание поступивших материалов.

В исследовательской части заключения эксперта излагается ход и содержание исследования по каждому из поставленных вопросов, научные положения и методы в их применении к объектам исследования, сведения об установленных признаках и качестве исследованных объектов. Кроме того, описываются примененные методы и технические средства, полученные результаты, выявленные признаки и их оценка. В выводах должны содержаться однозначные ответы на все поставленные следователем или судом вопросы или мотивируется отказ от их решения. В приложении, являющемся неотъемлемой частью заключения, приводятся схемы, графики, чертежи, фотографии и таблицы, иллюстрирующие выявленные признаки. Доступная и наглядная форма представления материалов помогает следователю и суду оценить полноту и правильность сделанных экспертом выводов.

Анализ практики производства фоноскопических экспертиз показывает, что в экспертных заключениях встречаются недочеты и даже ошибки. Так, эксперты могут не указать сведения об образовании, специальности, давая повод для сомнений в своей компетентности. Не всегда приводятся полностью основания назначения экспертизы, например, не указывают дату вынесения постановления, название производимой экспертизы, смешивают понятия постановления о назначении экспертизы, вынесенного следователем, и определения, вынесенного судом и т.д.

Не приводится описание наличие и вида упаковки материалов, способ их опечатывания. Нарушается порядок изложения, смешиваются вводная и исследовательская части заключения, не приводятся обстоятельства дела, касающиеся предмета экспертизы, особенно при назначении и производстве повторной и дополнительной СФЭ.

При ссылке на аппаратно-программные средства не указывается или не описывается использованное программное обеспечение, техни-

260

ческие параметры платы ввода-вывода звукового сигнала в ПЭВМ , ограничения и ограниченные условия примененного экспертом инст- рументального метода. При проведении акустических измерений не указываются измерительные приборы, отсутствуют сведения об их обязательной метрологической поверке и сертификации в качестве измерительного оборудования, аттестации применяемых измерительных методик. При производстве дополнительной или повторной экспертизы в своем заключении эксперты не всегда ссылаются на ранее выполненное заключение. Большое значение для правильной оценки экспертного заключения имеет логически правильное изложение текста, отражающего последовательность экспертных действий.

Часто ответы и выводы эксперта не соответствуют или не полностью отвечают на поставленные следователем (или судом) вопросы.

Так, имеют место случаи, когда при ответе на вопрос следователя “имеются ли на фонограмме признаки монтажа” эксперт ограничивается выводом, что на фонограмме имеются участки, которые не соответствуют основному разговору ни по содержанию, ни по звуковой обстановке, и наложены на спорные фонограммы после окончания записи последних. Или - “имеется участок, появившийся в результате прерывания записи”. При этом не указываются возможные причины, повлекшие изменение первоначального содержания записи и потерю полезной информации. Надо признать, что такой ответ не соответствует вопросу о наличии или отсутствии признаков монтажа.

А следователь или суд не в состоянии оценить имеющиеся дефекты записи как признаки монтажа или нарушения процедуры звуко- записи, технические сбои.

Надо отметить, что встречаются заключения экспертов, когда на вопрос о том, подвергалась ли фонограмма монтажу, эксперт отвечает об отсутствии признаков монтажа, а на вопрос является ли фонограмма

290 Указание конкретной версии программного обеспечения и технических характеристик АЦП/ЦАП позволяет в случае проведения повторной экспертизы выявить причины возможных ошибок или неполноту применяемых методов первичной экспертизы.

261

оригиналом - что признаков копирования не выявлено. Ясно, что отсутствие на фонограмме признаков монтажа или копирования само по себе не гарантирует подлинность фонограммы и достоверность записанной на ней информации.

Причины экспертных ошибок при производстве фоноскопиче-ских экспертиз могут быть как объективными, вызванные независящими от эксперта обстоятельствами, так и субъективными. Объективные причины появления экспертных ошибок - неполнота методической базы, низкая разрешающая способность использованной техники, неправильно подобранный или представленный материал сравнения, использование неапробированных технических средств и инструментальных методов анализа.

Надо также отметить, что основную трудность при проведении экспертизы фонограмм при решении конкретного вопроса, требующего в наибольшей степени применения профессиональных знаний и опыта, является не выявление конкретных признаков - многие признаки нарушения, например, непрерывности записи фонограммы просто слышны на слух, и видны при визуализации звукового сигнала, а в оценке их значения, научном или экспериментальном обосновании причин появления.

По мнению диссертанта, сами по себе признаки, выявляемые экспертом, не могут служить обоснованием каких-либо выводов для уголовного дела, если не дана оценка их криминалистической значимости экспертом для решения конкретных экспертных задач. Так, например, вывод о том, что сравниваемые голоса сходны по слуховому восприятию эксперта, самостоятельного доказательственного значения не имеет, так как по нему нельзя установить факт принадлежности голоса одному или разным лицам ни в категорической, ни в вероятной форме.

Встречаются экспертные ошибки, когда отсутствуют результаты - предварительной диагностики количества участников разговора, диф-

262

ференциации и атрибуции реплик, подлежащих исследованию, по при- надлежности участникам разговора. Или дифференциация проводится только на слух без применения полного метода анализа речевого сигнала лингвистическим и инструментальным методом. Либо в экспертном заключении не указываются точно все речевые высказывания того лица, по которым проводится его идентификация.

Ошибочным надо признать и проведение установления принадлежности реплик после идентификационного исследования. Противоречие заключается в том, что эксперт проводит сначала разделение всех участников разговора по различающим их признакам, затем, чтобы проводить идентификацию путем сравнения с представляемыми образцами, эксперт должен выбрать из исследуемой записи все реплики подлежащего идентификации лица, то есть фактически установить принадлежность реплик каждому участнику разговора. Если это не проводится, возникает вероятность ошибки, что в совокупность неверно определенных реплик могут попасть слова или высказывания других участников разговора, что, в свою очередь, приведет к недостоверным результатам идентификации.

Часто в заключении отсутствуют данные и результаты предварительной оценки представляемых образцов по степени их сопоставимости со спорной фонограммой. В экспертном заключении в обязательном порядке должна употребляться единообразная терминология, не допускающая не однозначного толкования. Если эксперт употребляет не общепризнанный термин, он должен в обязательном порядке его пояснить. “Опорные фрагменты, эталонные и спорные образцы, похожая формантная структура, близкие длительности, и характер спектральных изменений, стабильные участки” - такая терминология без дополнительных пояснений или определений может привести к непониманию существа исследования и неадекватной оценке экспертного заключения, либо вызывать сомнения в квалификации, компетентности и компетенции эксперта.

263

В текстах экспертного заключения встречаются и ошибки методического плана. Так, некоторые эксперты при исследовании большого количества спорных фонограмм проводят так называемую предварительную дифференциацию участников разговора и установление принадлежности реплик только на слух. Учитывая субъективный характер аудитивного восприятия каждым экспертом и высокую вероятность ошибки, использование только аудитивного анализа, неподтвержденного инструментальными методами, может привести к серьезнейшим ошибкам в выводах эксперта.

Как показывает анализ экспертных заключений, эксперты часто допускают ошибки в измерениях и вычислениях акустических параметров, позволяющих, например, привлекаемому следователем или судом специалисту усомниться в достоверности полученных результатах.

Причиной экспертной ошибки может быть “подгонка” реальной речевой реализации конкретной языковой единицы под некий усредненный эталон, обусловленных орфографическим описанием или орфоэпической нормой для кодифицированного стиля речи или чтения. Выявление подобных ошибок специалистом в ходе состязательного уголовного процесса может поставить под сомнение правильность всего экспертного исследования и сделанных экспертом выводов.

При решении вопроса о монтаже многие эксперты до сих пор не принимают во внимание, и не проводят исследование на предмет того, является ли запись оригиналом или копией. Поэтому вывод об отсутствии монтажа при нерешенном вопросе о том, является ли фонограмма копией или оригиналом, является необоснованным и недостоверным. Надо отметить, что эксперт должен пояснить следователю или суду, что если фонограмма получена в результате перезаписи, она могла быть сфабрикована, например, с помощью микширования сигналов, записанных в различное время и в различных условиях. При этом признаков нарушения непрерывности записи и следов монтажа в фонограмме, являющейся перезаписью, как правило, не обнаруживается.

264

Источником экспертной ошибки может явиться, проведение идентификации лица по фонограмме, не проверенной на предмет ее возможного монтажа, так как в ней будут отражены навыки звукорежиссера, являющегося автором смонтированного текста.

Часто причинами экспертных ошибок при решении вопроса об идентификации диктора служит неполное применение всех методов исследования речевого сигнала, ограничение наиболее общими и легко доступными. Ошибка может иметь место и в случае, когда эксперт пренебрегает системным анализом выявленных признаков. Таким образом, причинами экспертных ошибок могут быть как некомпетентность или непрофессионализм эксперта, так и не разработанность методической базы, недостаточность технических средств и т.д.

К сожалению надо отметить, что превалируют субъективные факторы: отступление от методологии производства экспертизы, незнание специфики или сущности исследуемого объекта, или его однобокая интерпретация, применение не апробированных или непроверенных методик, не сертифицированных технических средств, недостаточная разработанность методической базы, превышение собственной компетенции.

В заключении по фоноскопической экспертизе в обязательном порядке должны содержаться ограничения применяемого метода, погрешности и ошибки измерений, весомость выявленных признаков для принятия решения.

При оценке заключения эксперта СФЭ следователем и судом, по мнению диссертанта, необходимо также принимать во внимание, что специалист, участвующий в следственном действии (ст. 168 УПК РФ) или в судебном заседании (ст.ст. 251 и 270 УПК РФ) с разрешения следователя и суда может задавать вопросы участникам процессуального действия, включая эксперта, которые могут выявить недостатки экспертной квалификации, слабые стороны использованных лабораторных методов и необоснованность заключения эксперта. При этом оценива-

265

ется квалификация эксперта (знания, умения, опыт, подготовка и обра- зование) его профессиональные качества (характер и масштаб познаний), предыдущее применение использованного метода (характер прецедента), потенциальная частота ошибок, существование специальной литературы и новизна метода.

При этом эксперт и специалист должны ссылаться на опубликованные научные труды, апробированные методики. Выводы эксперта не могут опираться на домыслы или верования, а только на факты, сами по себе достоверно установленные на современном уровне науки и техники.

Чтобы экспертное заключение по фоноскопической экспертизе оценивалось как обоснованное, оно должно содержать полное описание всех методов анализа, применяемых в исследовании, количественные и качественные результаты с соответствующими оговорками относительно степени точности каждого метода, пояснение необходимых предположений и логических выводов, которые были сделаны для того, чтобы эксперт пришел к определенному выводу.

Если, например, перед экспертом ставится задача установления дословного содержания разговора, а эксперт по каким-то объективным причинам не может полностью выполнить это задание, то есть некоторые слова и фразы или большинство текста не устанавливается ауди-тивно (из-за наличия шумов и помех, низкой разборчивости речевого сигнала и т.д.), в заключении в обязательном порядке это должно быть указано. При этом непригодные для идентификации реплики не должны приписываться конкретному лицу, чья речь подвергается идентификационному исследованию. В противном случае заключение может быть оценено как неполное, необоснованное или выполненное неквалифицированным экспертом.

На основе результатов исследования фонограмм возникает практическая возможность их использования в процессе доказывания. При

266

этом должен быть соблюден ряд требований, вытекающих из уголовно- процессуального закона:

  • заключение эксперта по фоноскопической экспертизе может быть использовано в процессе доказывания, если оно признается отно сящемся к конкретному уголовному делу, то есть пригодным устанав ливать факты, имеющие значение для дела и входящие в предмет дока зывания по данному делу;

  • для доказывания и установления определенных фактов по делу следователь и суд могут использовать заключение эксперта только в том случае, если выводы эксперта в результате их оценки признаны обоснованными и достоверными;
  • заключение эксперта может быть использовано в процессе доказывания, если не нарушено правило о допустимости данного источника доказательств, то есть если оно пригодно с точки зрения требований уголовно- процессуального закона, относящихся к порядку назначения и производства экспертизы.
  • Допустимость в отношении экспертного заключения заключается также в том, что методы и средства используемые экспертом, должны быть надлежаще метрологически обеспечены, тестированы, апробированы, а научные данные, положенные в основу его выводов должны быть достоверно установлены, а не находится в стадии разработки или экспериментальной проверки эксперта.

Нельзя основывать вывод на данных, не подтвержденных достоверными статистическими исследованиями. Используемые для получения необходимых результатов методики должны содержать однозначные правила оценки полученных результатов, определения существенности или не существенности различий и принятия решения. Если методика идентификационная, в ней должен быть описан алгоритм решения экспертом вопроса о тождестве.

Если эксперт не может четко и однозначно изложить в заключении правила или алгоритмы, по которым он действует, это может быть

267

поводом для оценки экспертного заключения как недостоверного, не имеющего доказательственной силы. Неоднозначность применяемого метода может явиться и для недобросовестных экспертов соблазном принимать решение не на основе своего внутреннего убеждения, а под влиянием определенного внешнего воздействия.

В случае, заключение эксперта, содержит вывод в категорической форме, не допускающей с точки зрения экспертов иных толкований, следователь или суд оценивает, достаточность оснований для подобных выводов, их правомерность с учетом характера материалов и примененных методов исследования, а также тех научных положений, которыми оперировал эксперт.

Значительно может помочь следователю и суду оценить обоснованность заключения эксперта СФЭ - наличие ссылок на научные разработки и опубликованные в специальной литературе научные данные, на которые опирается эксперт при даче своего заключения. В силу требований ст. 204 УПК РФ, теперь указание примененных методик в экспертном заключении - обязательно \

В случае если выводы эксперта носят вероятный характер или эксперт мотивированно отказывается от дачи заключения следователь или суд, прибегая к помощи специалиста, должен выяснить, не было ли у эксперта в данных условиях оснований дать категорическое заключение. При этом в экспертном заключении эксперт должен объяснить причины, факторы или обстоятельства, не позволившие ему прийти к категорическому заключению. Установление таких оснований предполагает назначение повторной экспертизы по мотивам необоснованности оцениваемого заключения. В частности, такая возможность может возникнуть в случае, когда в заключении эксперта не приводятся полностью все результаты проведенных исследований, не дается полная

291 В 1998 году по инициативе ГУ ЭКЦ МВД РФ и РФЦСЭ при МЮ РФ создан межведомственный координационно-методический совет по проблемам экспертных исследований, который определил порядок паспортизации новых и определения возможности применения в современных условиях ранее разработанных экспертных методик.

268

оценка качества записи фонограммы или результаты ее исследования на пригодность для идентификационного исследования.

Заключение может быть признано недостоверным в случаях, когда зксперт допускает противоречивые и логически необоснованные выводы, при ответе на различные вопросы. Большое значение имеет и возможность сопоставления результатов и полученных выводов по экспертизе с уже имеющимися в деле данными и доказательствами, что позволяет следователю или суду дать правильную оценку доказательственной значимости выводов эксперта. Доказательственное значение заключения эксперта определяется обоснованностью и полнотой заключения, научной аргументированностью полученных выводов292.

В результате оценки заключения эксперта следователь (или суд) может принять одно из следующих решений.

Первое - признать заключение достаточно ясным и полным, относимым, допустимым и достоверным. При этом вызов и допрос эксперта не требуется.

Второе - признать заключение эксперта СФЭ недостаточно ясным или неполным. Для его разъяснения возможно либо допросить эксперта в порядке ст. 205 УПК РФ, либо назначить дополнительную экспертизу в порядке ст. 207 УПК РФ.

Третье - признать, что возникли сомнения в обоснованности выводов эксперта и назначить повторную экспертизу в порядке ст.207 УПК РФ.

Четвертое - в соответствии с частью первой ст. 88 УПК РФ оценить заключение эксперта как не имеющее отношение к уголовному делу или недостоверное, недопустимое доказательство, полученное в

293

случаях, указанных в части второй ст.75 УПК РФ , и исключить его

Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. - М.: Юристъ, 1995.

293 А также части 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.

269

из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве в порядке, установленном ст. 234 и 235 УПК РФ.

Рассматривая проблему допустимости экспертного заключения по фоноскопической экспертизе, здесь важно подчеркнуть, что, по мнению диссертанта, недопустимым будет являться заключение эксперта, полученное не только с нарушением требований УПК РФ294, но и с нарушением любого федерального закона в силу примата консти-туционных предписаний . При этом повторная СФЭ может не назначаться, когда фонограммы - вещественные доказательства утрачены или претерпели существенные изменения (к уголовному делу приобщены копии либо фонограмма - оригинал была частично или полностью стерта, деформирована, отсутствуют образцы голоса или магнитофон, на котором проводилась запись).

Эксперты, проводящие повторные судебные фоноскопические экспертизы, должны, по мнению диссертанта, с особой тщательностью проверять не только фактические данные на представленных объектах, но и соотносить получаемые при этом результаты с результатами первичной экспертизы. При этом недопустимо основывать свое заключение априори на полученных результатах первичной экспертизы или проверять полученные ранее выводы с помощью только субъективных методов анализа - только аудитивного или визуального. Так, если следователь или суд, оценивая содержание первичного заключения эксперта, усматривает противоречия в выводах о принадлежности произносимых (всех или части) реплик конкретному лицу, он может назначить повторную экспертизу.

При ее проведении (или в случае комиссионной экспертизы) эксперт или эксперты должны, в первую очередь, проверить правильность установления содержания и отнесения реплик каждому из участников

Часть 3 статьи 75 УПК РФ.

Часть 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации.

Часть 1 ст. ] УПК РФ.

270

разговора на спорной фонограмме, а затем уже проводить сравнение с представленными образцами. В сложных случаях эксперт может столкнуться с необходимостью проведения идентификационного исследования не по всей совокупности идентифицированных реплик, а конкретно по одной реплике (или нескольким репликам), вызывающим обоснованные сомнения следователя или суда.

Результаты оценки фактов, установленных экспертом, должны найти полное и правильное отражение в процессе доказывания в ходе предварительного расследования и в обвинительном заключении.

Доказательственное значение заключения эксперта зависит от того, какие факты и элементы состава преступления в данном случае до- казываются на основе исследования фонограмм, какова их роль в доказывании, несут ли они информацию, которая позволяет их отнести к прямым или косвенным источникам доказательств. Факты и обстоятельства, устанавливаемые заключением эксперта с категорическим выводом, могут иметь решающее значение для дела, в котором фонограммы - являются единственными доказательствами. Заключение эксперта СФЭ в подобных случаях подлежит особо тщательной проверке и оценке, так как оно приобретает чрезвычайно важное значение для судьбы всего уголовного дела.

271

ГЛАВА 3. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ФО- НОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

§3.1. Методы, технические средства и инструментарий судебной

фоноскопической экспертизы.

Влияние научно-технического прогресса на практику производства судебных фоноскопических экспертиз выразилось в том, что в ней широкое распространение получили методы, которые по своей природе заключаются в применении различной аппаратуры, большого числа приборов и приборных комплексов, составляющих единое целое с ЭВМ. В таких методах можно различить характерные черты одного или нескольких общенаучных методов исследования, но их сочетание бывает настолько своеобразным, а реализация настолько опосредствована, что не позволяет отнести подобный метод к числу чисто общенаучных.

По классификации Р.С. Белкина выделяются собственно криминалистические методы и специальные методы иных наук, используемые криминалистикой. Уточняя данное положение применительно к судебно-экспертной деятельности, Е.Р. Российской было предложено называть методы, используемые при производстве экспертиз различных видов, родов и классов - общеэкспертными297.

Формирование группы общеэкспертных методов произошло вследствие интеграции в криминалистику достижений современных технологий. Мы разделяем точку зрения проф. Р.С. Белкина о синтетической природе криминалистики и считаем, что современные возможности общеэкспертных методов - возможности поискового и аналитического оборудования, компьютерной техники - вышли далеко

См., например, Российская Е.Р. Общеэкспертные методы исследования вещественных доказательств и проблемы их систематизации // 50 лет НИИ криминалистики: Сб. научных трудов ЭКЦ МВД РФ.- М., 1995. с. 46-52; Российская Е.Р.. Проблемы систематизации и классификации методов экспертного исследования // Проблемы криминалистической теории и практики: Сб. трудов ЮИ МВД РФ, 1995. с. 55-70.

272

за пределы восприятия криминалистов, имеющих, как правило, юридическое образование и специальность “правоведение”.

К общим принято относить методы, используемые во всех (или во всяком случае в очень многих) науках и сферах практической деятельности:

• чувственно-рациональные методы: наблюдение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование (мысленное, физическое); • • логические методы: анализ и синтез, индукция и дедукция, гипотеза, аналогия и др.; • • математические методы: измерение, вычисление, геометрические построения, математическое моделирование; • • кибернетические методы. • Под специальными понимают такие методы, сфера применения которых ограничена одной или несколькими науками. Система специальных методов криминалистики включает:

собственно криминалистические методы, т.е. методы, первоначально разработанные криминалистической наукой и используемые только ею (например, фоноскопический метод выявления признаков монтажа фонограмм);

методы криминалистики специальные методы других наук, используемые без модификации или приспособленные для решения специфических криминалистических задач

Методы, применяемые в судебной фоноскопической экспертизе -это результат, использования соответствующих областей научного знания базовых материнских наук (акустики, лингвистики, радиофизики и т.д.). С развитием фундаментальной и прикладной науки эти методы усложняются, возможности криминалистической фоноскопии расширяются, в результате становится доступным решение все большего круга вопросов, актуальных для установления истины по уголовным делам, что в свою очередь приводит к совершенствованию теоретических

273

и методических подходов. Определяющую роль при этом играют процессы интеграции и дифференциации научного знания, расширение и углубление фундаментальных наук, комплексирования с другими родами судебной экспертизы.

В существующих классификациях методов судебно-экспертного исследования при определении специальных методов позиции ряда авторов разнятся. А.И. Винберг, Н.Т. Малаховская, А.Р.Шляхов вторым звеном в классификации экспертных методов называют частные инструментальные и иные вспомогательные технические методы, третьим -специальные методы, функции которых выполняют специализированные методы экспертного исследования, экспертные методики298. Т.В.Аверьянова второе звено классификации именует частнонаучными методами, третье - специальными (монообъектными) методами299. Под частнаучными она понимает методы производства экспертиз одного рода или вида или нескольких близких по характеру используемых познаний, под монообъектными - методы, разрабатываемые или приспосабливаемые для исследования конкретного, единичного объекта.

Е.Р. Российская полагает, что современные методы исследования вещественных доказательств, основанные на интеграции в криминалистику и судебную экспертизу новых технологий, использовании сложных приборных комплексов, компьютерной техники включают в себя характерные черты одного или нескольких общенаучных методов исследования. Однако их сочетание бывает настолько своеобразным, а реализация настолько опосредствована, что не позволяет отнести подобный метод к числу какого- то общенаучного .

298,Винберг А.И, .Малаховская Н.Т Судебная экспертология. - Волгоград: 1979. с. 69- 70; Винберг А.И., Шляхов. А.Р. Общее учение о методах судебной экспертизы. - М.: 1977. 299_Аверьянова Т.В Содержание и характеристика методов судебноэкспертных исследований. - Алма-Ата: 1991. с. 132-134.

300 Российская Е.Р. Некоторые аспекты теории методов экспертного исследования. //Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений. -М.: Академия МВД РФ, 1996; Российская Е.Р Проблемы систематизации и классификации методов экспертного исследования // Сб. Науч. трудов ЮИ МВД РФ, - М.: 1995; Основы естественнонаучных знаний для юристов. Учебник. /Под ред. Е.р. Российской. - М.: НОР-МА-ИНФРАМ, 1999.

274

Мы согласны с мнением Е.Р. Российской, что ближе всего для обозначения «инструментальных» методов подходит термин «специ- альные», в отличие от общеэкспертных.

«При таком понимании специальных и общеэкспертных методов едва ли есть необходимость выделять в классификации методов экс- пертизы специальные методы в том значении, как их понимает Т.В.Аверьянова. Они всегда будут представлять собой комплекс общенаучных и общеэкспертных методов, а не самостоятельный, отличный от них метод того или иного рода экспертизы. В сущности таким же комплексом будет являться и монообъектный, по терминологии того же автора, метод. Он просто будет еще более специфичен, чем специальный метод, будет отвечать уже особенностям не рода или вида экспертизы, а экспертного исследования конкретного объекта. Проблема формирования таких комплексов должна решаться в рамках экспертных методик, которые, конечно же, сами по себе не являются методами исследования, а содержат лишь рекомендации по их выбору и применению»301.

В то же время некоторые методы, применяемые только в судебной фоноскопической экспертизе, или только для определенных объектов (например, акустических сигналов) можно, на наш взгляд назвать частноэкспертными. Конечно, в ряде случаев может быть трудно разграничить общеэкспертные и частноэкспертные методы, например, анализ изображений, который по классификации Е.Р. Российской относятся к общеэкспертным и анализ визуализированного речевого сигнала, представленного на сонограммах, называемых часто отпечатками голоса или «видимой речью».

Основой большинства общеэкспертных методов, применяемых в СФЭ, являются фундаментальные и прикладные научные знания и технические решения. Формирование этих методов произошло вследствие

301 Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. - М.: Право и закон, 2001. с. 243-244.

275

интеграции в криминалистику достижений современных речевых и акустических технологий.

Особая сложность и отличие фоноскопических экспертиз от других видов криминалистических экспертиз состоит в сложности и мно- гоплановости применяемого фундаментального научного базиса и математического аппарата. Математические методы СФЭ относятся к группе общенаучных методов по классификации Е.Р. Российской, они включают измерение, вычисление, математическое моделирование.

Наиболее сложный объект СФЭ - речь человека математически можно представить в виде цифрового фильтра, возбуждаемого генератором гармонических импульсов и (или) генератором случайных чисел. То есть с акустической точки зрения речь напоминает либо шум, либо периодическое колебание, основная частота которого может меняться в широких пределах. Дополнительно к этому речь- это нестационарный процесс. В этих условиях, все составляющие звуковых колебаний несут в себе важную криминалистически значимую информацию, включая речевого сигнала - паузы.

Акустические сигналы, присутствующие на магнитных фонограммах и сопутствующие речи, также имеют различную природу- это могут быть различные полигармонические и импульсные сигналы, шумы и помехи различных видов. Для описания таких процессов исполь- зуется во многом различный математический аппарат: гармонические сигналы описываются на основе теории линейных систем и теории преобразований, а различные шумоподобные сигналы описываются на основе теории случайных процессов (теории вероятности). Хотя такое деление достаточно условно, математические модели речи и иных акустических процессов оперируют обоими математическими аппаратами.

Остановимся более подробно на наиболее распространенных специальных методах исследования гармонических сигналов и на их примере введем понятие осциллограммы, спектрограммы и сонограм-мы для судебной фоноскопической экспертизы. Гармонический аку-

276

стический сигнал представляет собой периодическое синусоидальное колебание при котором амплитуда колебания (т.е. “размах” синусоиды

  • максимальное отклонение от какого либо среднего положения, поло жения равновесия) и ее частота определяют основные параметры сиг нала.

Аналоговый акустический сигнал представляет собой непрерывный континуум, отражающий изменение формы волны и значение ее величины в каждый момент времени t, где t может быть любым числом от 0 до бесконечности. Момент времени to обычно определяется относительно момента начала фонации или речевой активности.

Визуализация формы звуковой волны может быть осуществлена с помощью ее осциллографического представления. При этом акустическая волна с помощью мембраны микрофона преобразуется из изменения воздушного давления в изменения электрического напряжения. Частота и характер напряжения должны точно соответствовать частоте и характеру звуковой волны.

Такое представление акустической волны осуществляется в реальном масштабе времени и имеет реальные значения амплитуды сигнала. Амплитуда напряжения должна быть пропорциональна амплитуде звуковых колебаний (что соответствует громкости звука). Частота напряжения соответствует частоте звукового колебания и высоте воспроизводимого тона. Амплитуду сигнала измеряют в децибелах (дБ). С учетом субъективности восприятия звука человеком шкала интенсивности сигнала не линейная, а логарифмическая. За начало отсчета (“О” дБ) берется порог слышимости человека 2.

Осциллографическое представление сигнала, как видно, на рис.8,

  • это наиболее простой способ его визуализации в виде динамического изменения формы волны во времени, которая представлена в виде дву мерного графика, где по оси ординат откладывается значение величины

302 Гольденберг Л.М., Матюшкин Б.Д. и др.у Цифровая обработка сигналов - М.: Радио и связь, 1990.

277

сигнала, а по оси абсцисс - время. Таким образом, форма электрического напряжения соответствует форме электрической волны.

: Foundiy Sound Fotge - Imonf.wdvl

?ffi Pe ?<ft yew Speed Eteceg EfleQU loob QiecK Qptiore ^tKfc». tjeb

о е? и в x -si a a B e ?п о. о Г^”^ и11>э о -о- »н»1^и’,- ‘*’ д;:1^Ы°° гп[а; в а    
^ ^&- ^ и в “м »» м   м шГ^Пй 1-д1^1^Н1 я ? I i .-tM« as -i» ^. у В ^ 2=  

!bd!

I 11025Hi 16-Ы Mom 0000*2.899” j W1C.0M8

Рис 8. Осциллографическое представление речевого сигнала.

В судебной фоноскопической экспертизе кроме осциллографиче- ского представления сигнала часто используют более информативное и наглядное спектральное представление. Обычное спектральное представление акустического сигнала показывает, как изменяется амплитуда сигнала от его частоты, то есть зависимость вида А = F(f), где А и f соответственно амплитуда и частота сигнала. Такое представление можно назвать спектральным срезом сигнала.

Спектр может быть динамическим и показывать измерения спектра сигнала во времени (сонограмма). На рис.9 представлено сравни- тельное изображение осциллограммы, узкополосной и широкополос- ной сонограммы. Сонограмма- наиболее удобный способ визуализации звукового сигнала.

278

Ready Г”” ^”“j ‘~~~~~~\ “~”; ~~ 2,2033s ’ /л

Рис.9 Сравнительное представление речевого сигнала в форме осциллограммы, широкополосной и узкополосной сонограммы.

Спектральное и осциллографическое представление звукового сигнала реализовано в большинстве пакетов программ, разработанных для математической обработки акустического сигнала.

Сонограмма показывает изменение спектрального состава сигнала в течение определенного временного промежутка, т.е. f = F(t). To есть сонограмма- это одна из разновидностей спектрограмм. Амплитуда сигнала в этом случае характеризуется градациями яркости серого цвета при черно-белом изображении или определенной цветовой гаммой при цветном представлении сигнала

Спектральный анализ всего сигнала можно также произвести с помощью построения так называемого трехмерного спектра. Под этим подразумевается представление спектра по трем осям координат: частоте, амплитуде и времени.

279

На первых этапах становления фоноскопической экспертизы в связи с недостаточной развитостью технических средств и вычислительной техники (малые объемы памяти, слабое быстродействие) в правоохранительных органах для анализа речевых сигналов и выделения идентификационных признаков использовалась почти исключительно аналоговая измерительная и исследовательская аппаратура зарубежного производства (например, спектроанализаторы типа “Соно-граф” фирмы “Key Elemetrics”, США).

В настоящее время в лабораториях фоноскопических экспертиз и исследований МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации при исследовании вещественных доказательств используют как специали- зированные технические средства, изначально созданные для исследования акустических сигналов, так и аппаратуру широкого назначения. К представителям первой группы можно отнести такие средства визуализации сигнала, как созданный более 20 лет назад сонограф (и его цифровой вариант) и АРМ эксперта-фоноскописта. Аппаратура второй группы - это большая группа измерительных приборов как аналоговых, так и цифровых.

АРМ эксперта-фоноскописта. Развитие сети фоноскопических лабораторий в российской экспертной службе потребовало создания в кратчайшие сроки специализированного инструментария для быстрого и качественного производства экспертиз и исследований.

Специалистами ЭКЦ МВД России была разработана концепция создания АРМа эксперта-фоноскописта на базе ПЭВМ303. Собственно АРМ вместе с необходимым методическим обеспечением был создан в 1991-1993 гг.

В настоящее время на современной модификации АРМА эксперта- фоноскописта (типовых рабочих местах) выполняются в 42 лабораториях МВД, ГУВД, УВД практически все фоноскопические эксперти-

Галяшина Б.И. Богданов И.Е.. Организация рабочего места эксперта-фоноскописта в МВД, УВД СССР - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991.

280

зы. Надо отметить, что идеи автоматизации труда эксперта- фоноскописта высказывались и ранее, предпринимались некоторые попытки разработки инструментария с опорой на электронно- вычислительную технику, тем не менее, они не привели к созданию унифицированного АРМа304.

Автоматизированное рабочее место (АРМ) эксперта-фоноскописта - это специализированный аппаратно-программный комплекс, предназначенный для автоматизации процесса проведения фо- носкопической экспертизы на всех ее этапах.

В состав АРМ эксперта-фоноскописта входят три составные части:

вычислительная техника, основой которой является персональный компьютер соответствующей конфигурации с математическим обеспечением, оборудованная средствами ввода и вывода аудиосигнала, а также средствами стыковки с различными приборами и аудиоаппаратурой;

высококачественная аудиоаппаратура (профессиональная или класса HiFi);

прецизионная и сертифицированная измерительная техника.

Аудиоаппаратура для воспроизведения фонограмм с магнитных носителей различных типов может быть отечественного (не ниже пер- вого класса) или зарубежного производства. Основное достоинство зарубежной звуковоспроизводящей аппаратуры - высокая надежность и качество воспроизведения фонограммы, т.е. низкий уровень вносимых аппаратурой искажений. Для проведения высокоточных измерений звуковых сигналов в рамках СФЭ (также записанных на аппаратуре высокого класса) необходима специализированная звуковоспроизводящая (по возможности- цифровая) аппаратура, например, таких фирм, как “Ревокс” (Швейцария) и “Накамичи” (Япония). Такая аппаратура не

304 „ с , „

Вопросы судебно-фоноскопическои экспертизы; тезисы научно-практического семи- нара - Тбилиси; 1988, с. 142 и 147; Проблемы криминалистической экспертизы видео и звукозаписи, - М.:. изд. ВНИИ СЭ МЮ СССР, 1990. с. 69.

281

только практически не вносит собственных искажений в сигнал, но и позволяет корректировать некоторые параметры воспроизводимого сигнала.

Судебная фоноскопическая экспертиза предъявляет ряд дополни- тельных требований к звукоусилительным системам:

  • Высокое качество звучания фонограмм - с точки зрения разбор- чивости, тембральной окраски, отношения сигнал/шум, а также отсутствие искажений и паразитной акустической обратной связи;
  • Высокая надежность аппаратуры в эксплуатации.
  • При прослушивании фонограмм наиболее часто в качестве око- нечного устройства применяют головные телефоны. Данные устройства по сравнению с акустическими системами (громкоговорителями) имеют определенные особенности. Работа динамических головных телефонов характеризуется следующими параметрами: чувствительность, диапазон воспроизводимых частот, импеданс. Чувствительность головных телефонов (наушников) равна отношению уровня звукового давления к подводимой электрической мощности. Большинство современных динамических головных телефонов имеют чувствительность более 90-100 дБ/мВт. Диапазон воспроизводимых частот у них, как правило, превышает аналогичный диапазон громкоговорителей. Высококлассные головные телефоны обычно воспроизводят частоты от 7-10 Гц до 25- 30 кГц305. Кроме того, на уровень сигнала, передаваемого наушни- ком барабанной перепонке, существенно влияют физические свойства материала, из которого изготовлен диффузор, а также конструкция амбушюров, изголовья и корпусов в которых закреплены динамики. В зависимости от вида корпусов-чашек динамические головные телефоны бывают открытыми (чашки открыты сзади) и закрытыми (чашки сзади закрыты). Последние наушники лучше воспроизводят низкие частоты и блокируют проникновение звуков извне.

305 Импеданс наушника - это его внутреннее сопротивление или нагрузка источника звукового сигнала. Профессиональные модели головных телефонов имеют номинальный импеданс 200-600 Ом. У полупрофессиональных моделей импеданс чаще всего равен 32-35 Ом.

282

При работе эксперта в головных телефонах звуковые волны каждого канала попадают прямо на его барабанные перепонки и мозг ото- бражает звуковое поле на прямой линии между ушами. Поэтому в головных телефонах нельзя определить, как изменения фазы и амплитуды сигнала в одном канале влияют на другой. Кроме того, высокочастотные составляющие сигналов лучше воспроизводятся головными телефонами, тогда как громкоговорители лучше воспроизводят низкие частоты. АЧХ головных телефонов обычно более гладкая и уровень искажений у них меньше. Все это приводит к тому, что впечатления эксперта от прослушивания одной и той же фонограммы через головные телефоны и громкоговорители могут различаться .

Наибольшее распространение в качестве электроакустических преобразователей для акустических систем получили динамические громкоговорители, в которых электрический ток преобразуется в механическое движение с помощью звуковой катушки, находящейся в магнитном поле. При этом качество звучания акустической системы (ее частотный диапазон, чувствительность, звуковое давление, коэффициент нелинейных искажений) зависит от примененных магнитных материалов, свойств материалов подвижной системы громкоговорителя и т.д.

Для экспертного исследования фонограмм помимо аудитивного анализа акустического сигнала путем его многократного прослушивания, необходимо проводить его визуализацию, то есть представлять в удобном для исследования виде и выполнять различные измерения его основных характеристик. При этом измерения проводятся как на участках полезного сигнала, так и различных шумов и фоновых составляющих, появление которых на фонограмме обусловлено параметрами самого магнитного носителя, звукозаписывающей аппаратуры и условиями, при которых происходит звукозапись. Исследования акустиче-

Поэтому следует использовать оба типа оконечных устройств. При этом предпочтение следует все же отдавать громкоговорителям.

283

ского сигнала в рамках фоноскопической экспертизы проводятся во временной и спектральных областях с использованием специализированных компьютерных программ или специализированного измерительного оборудования.

Для АРМа целесообразно использовать мощный компьютер307, оборудованный устройством ввода аналогового сигнала с магнитной ленты или иного носителя в компьютер. Это устройство называется аналого-цифровым преобразователем (АЦП). Основное требование к таким устройствам - преобразовывать аналоговый сигнал в цифровой без искажений и с сохранением всех криминалистически значимых признаков речи и иной, имеющейся на фонограмме, акустической информации. Для вывода цифровых данных из компьютера и представления их в виде аналогового сигнала используют цифро-аналоговые преобразователи (ЦАП). Как правило, эти два устройства конструктивно смонтированы на одной плате (АЦП/ЦАП) и вставляются непосредственно в ПЭВМ. Однако в высококачественных комплексах обработки речевого сигнала с низким уровнем собственных шумов и большим динамическим диапазоном устройства АЦП/ЦАП выполнены в виде отдельного изолированного от компьютера модуля308.

АЦП- это устройство, предназначенное для преобразования не- прерывного колебания (аналогового сигнала) в последовательность отсчетов, каждый из которых является апроксимациеи соответствующего отсчета входного колебания. То есть АЦП превращает непрерывный

307 т-

Так как визуализация достаточно протяженного по времени сигнала и вычисление его основных параметров требует большого числа измерений, желателен компьютер с максимально возможным быстродействием, с процессором не ниже i586 (Pentium) и оперативной памятью более 64 Мб. Большинство фоноскопических пакетов программ поддерживает графический адаптер VGA или SVGA. Однако стандартный размер монитора- 15 дюймов для фоноскопической экспертизы недостаточен, его размеры должны быть не ниже 17-19 дюймов при размере зерна менее 0,28 мм (желателен монитор 19-21” при размере зерна 0,25-0,26 мм). Для графического представления результатов исследования и для построения полутоновых сонограмм необходим лазерный принтер.

Необходимость применения таких устройств вызвана тем, что вычислительная техника воспринимает любой символ или процесс как совокупность “0” (нет сигнала) и “1” (есть сигнал). Набор физических измерений называется выборкой, а отдельное измерение - отсчетом.

284

аналоговый сигнал в дискретный цифровой (переводит в вид двоичных кодов). Данное устройство можно представить в виде двухэтапного процесса. На первом этапе формируется последовательность s(n) = s(t) /t=nT, в которой отсчеты s(n) представлены с неограниченной точностью. На втором этапе значение каждого отсчета s(n) представляется числом, состоящим из конечного числа двоичных разрядов. На выходе получается новая последовательность sKB (n). Разность e(n)=s(n)-sKB (n) называется шумом квантования или шумом АЦП. В реальных АЦП обе описанные выше операции выполняются совместно. Каждый отсчет квантованного сигнала на входе цифровой системы с импульсной ха- рактеристикой h(n) равен сумме неквантованного отсчета s(n) и ошибки квантования е(п), а выходную последовательность у(п) представить в виде суммы сигнала и шума, то есть y(n) = s(n) *h(n) + e(n) *h(n),

309

где первое слагаемое определяет сигнал, а второе- шум квантования

Точность такого представления сигнала зависит от разрядности используемого АЦП, а процесс разбиения сигнала на отсчеты носит название дискретизацией. Число отсчетов в секунду называется частотой дискретизации. При оцифровке происходит округление сигнала до разряда АЦП. Такой процесс называют квантованием сигнала (то есть представление сигнала с помощью конечного числа числовых разрядов). Операция квантования (или переход от дискретного сигнала к цифровому) происходит с ошибкой, величина которой определяется разрядностью АЦП. Разрешение таких устройств обычно выражается “весом” единицы младшего разряда (ЕМР). Диапазон, в котором сохраняется линейная зависимость между величиной входного сигнала и его оцифрованного значения называется динамическим диапазоном и определяется в децибелах. Динамический диапазон преобразования опре-

Shaughnessy D.O. Speech Communication. - Addison-Wesley, Reading Ma, 1987; Оппен- гейм Э. Применение цифровой обработки сигналов - М.: Мир, 1980; Справочник по цифровой вычислительной технике - Киев: Техника, 1974; Воллернер Н.Ф. Аппаратурный спектральный анализ сигналов - М.: Советское радио, 1977.

285

деляется числом уровней квантования (п) и числом двоичных разрядов АЦП и в общем виде равен:

D = 6n+ 1,8

Однако реальный динамический диапазон далек от теоретического - он может быть ниже теоретического на большую величину (до 10-20 дБ), что соответствует АЦП более низкого разряда. Такое снижение динамического диапазона объясняется уровнем собственных шумов АЦП и ЦАП и зависит от многих величин. Во-первых, - от разрядности изделия. Ею обусловлены так называемые “шумы квантования”. Шум квантования - это изменение (округление) реального значения уровня аналогового сигнала до ближайшего дискретного значения. Во-вторых, - от собственных помех изделия и зависящих от используемой элементной базы шумов электронных компонентов АЦП (не правильно соединенные сигнальные, аналоговые и цифровые компоненты, взаимное влияние аналоговой части на цифровую и т.п.). В-третьих, от наводок от других элементов комплекса, например, ПЭВМ, монитора. В-четвертых, влияют помехи от источника питания. Все импульсные источники питания создают синфазные помехи, могут наблюдаться импульсные помехи и т.д.

Согласно теореме отсчетов (еще ее называют теоремой Котель-никова), частота дискретизации должна быть, по крайней мере, в два раза (а лучше - в два с половиной раза) выше частоты анализируемого сигнала. Эту предельную верхнюю частоту сигнала называют частотой Найквиста. Таким образом, частота дискретизации АЦП, использующегося в АРМе должна быть не ниже 40 кГц. Однако реально только АЦП с частотой дискретизации более 48 кГц позволяет без искажений записывать полезный сигнал с частотой до 20 кГц. Частота дискретизации в 48 кГц принята в качестве стандарта (AESVEBU) для студийной цифровой аппаратуры звукозаписи.

В цифровой магнитной звукозаписи принято, что динамический диапазон в 110 дБ позволяет без искажений преобразовывать любой

286

самый сложный акустический сигнал. Этот диапазон можно получить, используя 18-разрядный АЦП/ЦАП. Однако использование такого устройства потребует резкого увеличения скорости передачи данных, большого объема накопителя информации, да и конструктивная реализация его чрезвычайно сложна310.

Первоначально при создании АРМ эксперта-фоноскописта в качестве основы были выбраны 16-разрядные АЦП/ЦАП со свободным динамическим диапазоном (это иначе тот диапазон, в котором реально можно работать без искажения сигнала) свыше 80 дБ. Такое устройство позволяет практически без искажений оцифровывать звуковой сигнал. Кроме того, в некоторых случаях для визуализации криминалистических признаков речи можно использовать 12- разрядные устройства с динамическим диапазоном около 70 дБ (на уровне аналоговой звуковоспроизводящей аппаратуры высшего класса), хотя использовать 8-12-разрядные АЦП в АРМе эксперта- фоноскописта не рекомендуется.

Акустический сигнал после оцифровки и прохождения АЦП имеет кроме низкочастотной части спектра еще и высокочастотные состав- ляющие. Низкочастотный спектр сигнала повторяется в виде боковых полос с центрами в точках, кратных частоте дискретизации. При цифровой обработке сигнала такое наложение спектров убирается установкой перед АЦП хорошего фильтра низких частот, который подавляет все частоты, лежащие выше половины частоты дискретизации3”.

Большинство современных устройств АЦП/ЦАП имеет в зависи- мости от решаемых задач перестраиваемые антиэлайзинговые фильт- ры . Использовать устройства АЦП/ЦАП без
антиэлайзинговых

До недавних пор технически эта задача не была реализована. Сегодня несколько отечественных фирм, например, “Инструментальные системы” (г. Москва) производят 18-24 разрядные АЦП на уровне лучших мировых образцов по цене менее тысячи долларов. “ Термин “хороший” подразумевает, что он должен иметь плоскую амплитудную характеристику и линейную фазовую характеристику в большей части интервала Найквиста. Обычно ставятся два фильтра: перед АЦП и на выходе ЦАПа. Последние фильтры подавляют высокочастотные компоненты.

312 Входные фильтры обычно называют антиэлайзинговые (anti-aliasing) или фильтры наложения спектров.

287

фильтров в составе АРМа для производства судебной фоноскопической экспертизы недопустимо по причине получения недостоверных результатов акустических измерений313.

В настоящее время за рубежом производится большое количество устройств АЦП/ЦАП бытового назначения. Такие устройства обыч- но называемые «звуковыми картами» имеют разрешение 16 бит, часто оборудованы сигнальным процессором (ASP, DSP) и позволяют производить запись сигналов с частотой дискретизации до 48 кГц (2 канала). Однако они предназначены для использования исключительно в бытовых компьютерных системах “мультимедиа” и не являются средствами измерения акустических параметров314.

Из специализированных отечественных плат для обработки речевых и иных акустических сигналов следует указать изделия ООО «Центр Речевых Технологий» (г. Санкт-Петербург) и фирмы “Инстру- ментальные системы”, г. Москва. Это большая группа 12 и 16- разрядных устройств с числом входных каналов от двух (ЦРТ) до 16-18 (“ИнСис”). Центр речевых технологий производит две
модели

В принципе фильтр должен иметь отвесный спад частотной характеристики, что на практике не достижимо, поэтому в дорогих высококачественных изделиях ставят дополнительные фильтры в виде отдельной электронной платы. Однако такие фильтры стоят слишком дорого и для проведения фоноскопических исследований достаточно иметь анти-элайзинговые фильтры с крутизной 70-80 дБ на октаву (8 - 10- го порядка). 314 Такого рода АЦП/ЦАП в основном изготавливаются на основе сигма- дельта модуляции. Этот метод заключается в дискретизации на очень больших частотах, превышающих частоту Найквиста в десятки раз. Частота дискретизации в сигма-дельта технологии в зависимости от реализации может составлять 1…20 МГц. Для квантования при этом достаточно всего одного разряда и хранится в нем уже не амплитуда сигнала, а признак ее изменения («дельта»): возрастание амплитуды кодируется логической единицей, уменьшение - логическим нулем, а отсутствие изменения - чередованием нулей и единиц. Низкоразрядное квантование сопровождается шумом высокого уровня, к которому путем применения ре- курсивного фильтра применяют преобразование noise shaping (шумоформирование). В результате этого уровень шума понижается для слышимых частот и повышается в области высоких частот. После этого однобитный поток направляется в фильтр- дециматор, где преобразуется в обычную последовательность отсчетов. Цифро- аналоговое преобразование проходит все стадии в обратном порядке. К числу основных достоинств данного сигма-дельта метода следует отнести простоту создание АЦП/ЦАП и отсутствие проблем, связанных с эффектом наложения частот «aliasing». Так как в этом случае дополнительный спектр сигнала смещается в область сверхвысоких частот и его достаточное подавление возможно очень простым фильтром. Главный минус АЦП с сигма-дельта-кодеками - возможность регистрировать и формировать сигналы только переменного тока.

288

А1ГД/ЦАП- 12-разрядную плату STC-H106 и STC-H118 “Икар”- 16- разрядная. Частота дискретизации- до 48 Кгц. Плата “Икар” создана на базе микросхемы AD1848 фирмы “Analog Devices” (США) и имеет отношение сигнал/шум 75 дБ, коэффициент нелинейных искажений 0,1% и неравномерность АЧХ в полосе пропускания не более 1 дБ. Эти изделия в настоящее время используются в АРМах эксперта- фоноскописта в ЭКП ОВД РФ и других правоохранительных органах России.

В паспорте АЦП/ЦАП фирма-производитель обязательно должна указывать основные метрологические параметры изделия: полный коэффициент гармоник, отношение сигнал/шум, неравномерность АЧХ в полосе пропускания, реальный динамический диапазон, уровень проникновения сигнала из канала в канал (для двухканальных устройств), количество эффективных разрядов315.

Как уже указывалось выше, цифровая обработка сигналов требует выполнения значительного количества математических операций. Особенностью применяемых для обработки звуковых сигналов алго- ритмов является то, что многие из них требуют постоянного выполнения сложных математических операций, таких как умножение и накопление сигнала, например: Быстрое преобразование Фурье, различные векторные и матричные операции, разного рода кодирование сигнала, корреляции и цифровая фильтрация оцифрованных сигналов, реализация алгоритмов сжатия сигнала. Это обусловило использование допол- нительных устройств, так называемых сигнальных процессоров для ускорения математических операций. Все сигнальные процессоры по способу реализации выполнения математических операций объедине-

315 Последнее обстоятельство связано с тем, что даже в профессиональных АЦП, например, в 18-разрядном АЦП фирмы “ИнСис”, реально задействовано всего 16,5 эффективных разрядов. ГОСТ 2436-81 “Преобразователи интегральные. Цифро- аналоговые и анало-гово-цифровые. Основные параметры” и ГОСТ 8.009-84 “Нормирование и использование метрологических характеристик средств измерений” не регламентирует метрологическую поверку динамических параметров АЦП/ЦАП.

289

ны в два больших семейства- процессоры с фиксированной точкой и процессоры с плавающей точкой.

В качестве пояснения определим числа с фиксированной и пла-

Ч 1 ft

вающей точкой . При представлении числа в форме с фиксированной точкой зафиксировано положение точки, отделяющей целую часть числа от дробной. Все разряды числа, включая знаковый, образуют так называемую разрядную сетку цифрового фильтра. Каждый разряд сетки имеет определенный вес, что позволяет просто реализовывать арифметические операции. При этом используется нормирование обрабатываемых данных так, чтобы все операции выполнялись с числами, по абсолютному значению меньше единицы. Такая разрядная сетка позволяет представить2 +1 различных чисел (где Ь+1 - знаковый и числовые значения) в диапазоне от нуля до (1 - 2”ъ ). Если результат арифметической операции выходит за верхний предел указанного диапазона, то происходит переполнение разрядной сетки и это приводит к искажению результатов.

В альтернативном представлении числа в форме с плавающей точкой представляются с помощью двух чисел с фиксированной точкой- мантиссы (а) и порядка (Ь): X = +-а+-с. Представление числа в таком виде основано на его представлении как X = (+-с)Р+”а , где а и с- соответственно целое число и правильная дробь, Р- основание системы счисления. Порядок (а) вместе со знаком указывает истинное положение точки в числе. Разрядная сетка (Ь) содержит сумму разрядов, отводимых для представления порядка и его знака, а также мантиссы и ее знака. Вероятность переполнения разрядной сетки и искажений результата при выполнении операций над числами, представленными в таком виде, незначительна. Однако сами операции в форме с плавающей точкой более сложные.

3,6 В отечественных работах принято наименование - “плавающая и фиксированная запятая”.

290

Оцифрованный АЦП/ЦАП акустический сигнал записывается на магнитный диск или в оперативную память ПЭВМ и обрабатывается при помощи специализированных пакетов математической обработки речи.

На момент создания АРМа эксперта-фоноскописта (1990 -1991гг.) специализированные пакеты для автоматизации фоноскопиче-ской экспертизы отсутствовали, поэтому было принято решение о соз- дании и, в первую очередь, для организуемых в экспертной службе лабораторий видеофоноскопических исследований, ряда специализированных программных продуктов317.

Первой такой специализированной фоноскопической системой, внедренной в экспертной службе, явилась программа “CRISS” (совместная разработка ЭКЦ МВД РФ и специалистов фирмы “Абико”, г. Москва318).

Программа изначально была рассчитана только на визуализацию акустического сигнала и позволяла оцифровывать аналоговый сигнал, выполнять различные редакторские функции, а также проводить ос-циллографический и спектральный анализ сигнала (включая построение динамических сонограмм) и, кроме того, вычислять основной тон голоса.

Опыт, накопленный при разработке данного пакета, позволил приступить к созданию серии принципиально новых компьютерных программ, позволяющих решать в полном объеме конкретные фоно- скопические задачи. Первым в ряду таких программ был пакет “SIS” (разработка специалистов ЭКЦ МВД РФ и ООО «Центр речевых технологий» ‘ ). При этом была поставлена конкретная задача автоматизации криминалистической идентификации личности по голосу. Для ре-

317 Первыми использовались программы звуковые редакторы “SONA” (Германия) и “SL1RE-3” (ВЦ РАН СССР), которые в настоящее время устарели

318 В разработке технического задания совместно с автором принимали участие В.О. Хур- тилов, И.Е. Богданов, В.Н. Галяшин.

319 Техническое задание разрабатывалось автором совместно с В.Н. Галяшиным, тестиро вание программы проводилось В.О. Хуртиловым, А.Н. Фомичевым, М.И. Безруковой.

291

шения этой конкретной задача были отобраны соответствующие параметры, временное и спектральное разрешение и т.д. Первая версия программы была создана в 1991 г. На момент написания работы имеется уже ее пятая версия. Причем в ней не только измеряются и вычисляются многообразные признаки речи, но и на основе проведенных научных исследований учитывается их криминалистическая значимость (с учетом возможных ограничений).

Пакет программ “SIS” позволяет эксперту в рамках решения задачи идентификации личности по фонограммам речи выполнять следующие операции по визуализации речевых сигналов и вычислению их основных параметров:

осуществлять ввод/вывод аналоговых сигналов в компьютер и из компьютера через 12 или 16-разрядные устройства АЦП/ЦАП,

проводить запись вводимого сигнала на жесткий диск или в ОЗУ ПЭВМ в реальном масштабе времени, объем виртуального адресного пространства равен 32 Мб,

выполнять различные функции редактирования введенного в компьютер сигнала в цифровой форме (расставлять границы участков сигнала, проводить компиляцию в произвольном порядке “нарезанных” фрагментов исходного сигнала, изменять амплитуды и длительность участков сигнала, нормировать сигнал и т.д.),

прослушивать файлы сигнала и его фрагментов,

производить предварительную очистку сигнала от посторонних шумов и помех с использованием различных алгоритмов цифровой фильтрации сигнала,

вводить транскрипцию текста звукозаписи в символах международной транскрипции, сохранять транскрипцию совместно с сигналом и осуществлять ее коррекцию,

осуществлять визуализацию сигналов путем построения осциллограмм, спектрограмм, динамических спектрограмм (цветных и чер-

292

но-белых двух- и трехмерных сонограмм), динамических кепстро- грамм, кривых основного тона, траекторий формантных и т.д.,

производить для выбранных фрагментов сигналов измерение ос- новных параметрических характеристик (длительность и амплитуда участка, мгновенный и средний спектр БПФ, функции частоты основ- ного тона участка сигнала с вычислением статистических характери- стик кривых частоты основного тона, вещественный кепстр, функции автокорреляции, коэффициенты линейного предсказания и т.д.),

сравнивать параметрические характеристики нескольких речевых сигналов ),

документировать промежуточные и конечные результаты,

в автоматическом режиме вычислять ряд интегральных параметров и составлять “акустические карточки” дикторов.

Необходимо отметить, что современная модификация АРМ экс- перта-фоноскописта в настоящее время является типовым рабочим местом экспертов правоохранительных органов, большинство фоно- скопических экспертизы выполняются с его помощью.

В настоящее время за рубежом имеется несколько пакетов при- кладных программ и аппаратно-программных комплексов по математической обработке речевых сигналов. Наиболее полный обзор таких систем дан в работе .

Здесь необходимо остановиться подробнее на продукции фирмы “Key Elemetrics”, США, используемых в составе АРМа эксперта- фоноскописта. Это - цифровой сонограф мод.5500 и система CSL (компьютеризированная лаборатория по обработке речи). Первое изделие является дальнейшим развитием сонографа - его цифровым вариантом. При этом сохраняются все достоинства и недостатки аналогового сонографа применительно к судебной фоноскопической экспертизе. Цифровой сонограф позволяет проводить цифровую двухканальную запись

320 С включением аппаратно-программного комплекса «Диалект».

321 Потапова Р.К. Технологии обработки естественного языка в науке и промышленности - М.: ИНИОН РАН, 1992.

293

на магнитный диск речевого сигнала с разрешением 16 бит (частота дискретизации 82 кГц, динамический диапазон 87 дБ), редактировать сигнал, проводить его спектральный анализ с использованием сигналь-

Система “CSL” (мод.4300) представляет собой комплекс на основе ПЭВМ типа IBM PC. Он оборудован 16-разрядным АЦГ1/ЦАП (2 канала, частота дискретизации до 100 кГц, динамический диапазон 80 дБ) с антиэлайзинговыми фильтрами, двумя сигнальными процессорами TMS320C25 с фиксированной точкой и дополнительными приспособлениями, включая микрофон и наушники. Система позволяет проводить визуализацию сигнала, проводить его осциллографический и спектральный анализ, отслеживать форманты, вычислять частоту основного тона речи и т.д. Возможности системы “CSL” аналогичны имеющимся у пакета “SIS”, однако она более проста для использования экспертами.

Вместе с тем необходимо отметить, что указанные технические средства создавались для проведения научно-исследовательских работ в области речевых технологий и в медицине (исследование патологии речи), а также для обучения студентов в системе высшей школы. Они изначально предназначались для работы с не зашумленными сигналами (наиболее часто ввод сигнала в такие устройства производится в лабораторных условиях через микрофон). Этим и объясняется набор способов и методов исследования речевых сигналов в интересах ученых-медиков и лингвистов.

Для решения ряда задач судебной фоноскопической экспертизы можно использовать стандартные пакеты математической обработки акустических сигналов: Sound Forge, («Sonic Foundry Inc.”), Wave Lab (“Steinberg”), Cool Edit (“Syntrillium Software Corp.”). Все они позволяют вводить аудио сигнал в компьютер, проводить разнообразные опе