lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Мамошина, Раиса Никитовна. - Правовые и организационные аспекты положения следователя органов внутренних дел по новому уголовно-процессуальному законодательству: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Хабаровск, 2003 210 с. РГБ ОД, 61:04-12/39-5

Posted in:

&HW-Stf39-

Министерство внутренних дел Российской Федерации

1 ,;

Дальневосточный юридический институт

На правах рукописи

МАМОШИНА РАИСХНИКИТОВНА

ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ,
ПОЛОЖЕНИЯ СЛЕДдМТЕЛ^ОРГДНбв

”’”’’ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ -.’ ‘Zr!,V •’?’’. ‘•’.*… ПО НОВОМУ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

’”/?•:: ? <„,:;?:”>? 1ЫЙ1

Специальность 12.00.09 - уголовный ЙРОЦЕСС, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность ;

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

, ‘,;-“/?

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор
Мерецкий Н.Е

Хабаровск - 2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Проблемы процессуальной регламентации положения следователя органов внутренних дел 14

§ 1. Возникновение и развитие законодательства о правовом статусе

следователя органов внутренних дел 14

§ 2. Правовое положение и полномочия следователя органов внутренних

дел по новому уголовно-процессуальному законодательству 28

§ 3. Планирование как один из факторов, обеспечивающих

эффективность расследования по уголовному делу 61

§ 4. Процессуальные отношения следователя с участниками процесса,

не являющимися государственными органами 73

Глава 2. Особенности процессуальных отношений следователя

с органами, осуществляющими уголовное преследование 83

§1. Процессуальные отношения следователя с начальником

следственного отдела 83

§ 2. Процессуальные отношения следователя органов внутренних

дел и начальника следственного отдела с прокурором 98

§ 3 .Вопросы совершенствования процессуальных и организационных

отношений следователя органов внутренних дел с органом дознания 112

§ 4 .Следователь как субъект административно-правовых ОТНОШЕНИЙ 150

§ 5 .Критерии оценки эффективности деятельности следователя 159

Заключение 176

Список использованной литературы 185

Приложения 207

3

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. В настоящее время в России сохраняется тенденция роста преступности. Так, по данным криминологов, общий уровень преступности за 1986 — 1996 г. увеличился в два раза. В последующие годы криминальная ситуация в России еще больше осложнилась. Темпы прироста регистрации преступлений увеличились более, чем в два раза ( 7,7% в 1998 г. до 16,3% в 1999 г. ). Более половины (61,6% ) зарегистрированных преступлений относится к категории тяжких и особо тяжких. Всего за 2000 год было зарегистрировано 31,8 тыс. убийств, 49,8 тыс. фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью1.

Принимаемые на уровне Правительства и Государственной Думы решения, направленные на борьбу с преступностью и коррупцией, не всегда приводят к ожидаемым результатам, так как механизм их реализации далек от совершенства.

Серьезную озабоченность вызывают вопросы кадрового обеспечения следственного аппарата органов внутренних дел. Именно в этой системе работает свыше 57 тысяч следователей ( против 7 с небольшим тысяч в прокуратуре). Отсюда можно и судить о той нагрузке, которую несут следователи МВД, расследуя абсолютное большинство совершаемых в стране преступлений. Поэтому деятельности именно этих следователей по расследованию преступлений диссертант и уделяет особое внимание.

От того, какими кадрами будет укомплектован следственный аппарат МВД России, во многом будет зависеть результат раскрытия и расследования большинства совершаемых в стране преступлений. А здесь отмечается значительная текучесть следственных кадров. Многие выпускники учебных

!. Лунев В.В. Преступность XX века. Мировой криминалистический анализ. - М., 1997. С. 94-95; Состояние преступности в России за январь - декабрь 1997 года. - М., 1998. С. 4; Состояние преступности в России за январь - декабрь 1998 года. - М., 1999. С. 4, 32-33; Краткий анализ преступности в России в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 62; Состояние преступности в России за январь - декабрь 2000 года. -М., 2001. С. 48.

4 заведений системы МВД через непродолжительное время увольняются или переходят в другие службы. Решение о подготовке в течение 6-ти месяцев следователей из числа лиц, имеющих высшее неюридическое образование, не решает в целом кадровой проблемы. Например, в органах внутренних дел Хабаровского края по состоянию на 1 января 2001 года работало 30 % следователей не имеющих высшего юридического образования ( в следственных органах России по данным на 1 января 2001 года — около 32%). Ситуация осложняется тем, что в их рядах работает много неопытных следователей, и это положение имеет тенденцию к ухудшению. Так, число следователей со стажем работы до трех лет в органах внутренних дел России возросло с 18,8 % в 1992 году до 50,3 % в 1998 году 2. Можно ли в таких условиях ожидать качественного расследования уголовных дел? В связи с этим было бы, на наш взгляд, преждевременным упразднять функции процессуального контроля ( как это предлагают авторы судебной реформы ), поскольку в органах внутренних дел работает много неопытных, недостаточно квалифицированных следователей, которые не обладают достаточным уровнем правосознания и другими необходимыми следователю качествами, а поэтому требуют к себе постоянного внимания и контроля за их действиями и принимаемыми процессуальными решениями.

Сложившееся в нашей стране в конце двадцатого и начале двадцать первого столетия положение в организации и деятельности следственного аппарата не отвечает потребностям гражданского общества, поскольку не обеспечивает действенной защиты общепризнанных прав и свобод его членов. Результаты работы следователей вызывают серьезные нарекания со стороны граждан, а равно обоснованную критику со стороны средств массовой информации.

Как свидетельствуют данные, опубликованные в печати, подкуп должностных лиц МВД и их участие в организованных группах становится

Основные показатели работы следственного аппарата органов внутренних дел за 1992 - 1998 г. - M., 1998. С.З.

5 распространенным явлением в общественной жизни3. К сожалению, коррупцией затронуты и органы предварительного расследования, которые сами в первую очередь призваны бороться с ней. Около 90 % изученных рядом исследователей уголовных дел в отношении бывших следователей и дознавателей расследовалось по фактам получения взяток4.

Взяточничество, как известно, имеет высокую латентность, что позволяет предполагать большую его распространенность среди сотрудников органов следствия и дознания, чем это представлено статистикой.

Вопросы организации следствия и положения следователей в государстве нашли свое отражение в концепции судебной реформы 1991 года. Была отмечена ведомственная разобщенность следственного аппарата, признано недопустимым объединение следственных подразделений и подразделений органов дознания под крылом одного ведомства, указано на опасность сращивания функций дознания, предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности5.

Вместе с тем, авторы концепции по вопросу о месте следственного аппарата ограничились перечислением различных позиций, признавая неоднозначность подходов к построению следственного аппарата. Однако, эффективность деятельности органов расследования и каждого следователя в отдельности в значительной степени зависит не только от декларируемой процессуальной независимости следователей, но и от оптимального определения их места и реального положения в системе государственных органов. В этом направлении никаких решительных шагов по совершенствованию следственной системы на государственном уровне предпринято не было. Более того, расширялась ведомственная разобщенность следователей в связи с предоставлением права производства предварительного следствия федеральным органам
налоговой полиции.

3 См. Киреев Н. Повязала генерала коммерсантская премия. // Российская газета. 1994. 15 января. С. 3; Булавинцев Н. Пятно на мундире. // Российская газета. 1994 . 15 января. С. 4.

4 Зашляпин Л.А. Основы методики расследования должностной преступной деятельности следователей и дознавателей: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Екатеринбург. 1999. С. 3.

3 Концепция судебной реформы в Российской Федерации./ Сост. С.А.Пашин. - М., 1992. С. 63-67.

6

Допущенные ошибки в настоящее время постепенно начинают исправляться. Так, с упразднением Указом Президента РФ от И марта 2003 года органов налоговой полиции, уголовные дела, подследственные следователям этого ведомства, отнесены к подследственности следователей органов внутренних дел, что, естественно, приведет к увеличению их удельного веса в общем объеме расследуемых в стране преступлений и повышению социальной значимости следственного аппарата МВД РФ6.

Таким образом, в настоящее время еще в трех ведомствах (прокуратуре, МВД и ФСБ) параллельно функционируют следственные аппараты.

Принятый Государственной Думой 22 ноября 2001 года новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации сохранил ведомственную принадлежность следователей, а также неравнозначное процессуальное положение следователей различных ведомств. Так, за следователями органов внутренних дел и федеральной службы безопасности, кроме прокурорского надзора, осуществляется еще и процессуальный контроль со стороны начальников следственных отделов, что, безусловно, сказывается на их процессуальной самостоятельности. Тем более, что новый УПК РФ предусматривает значительное расширение объема процессуальных полномочий руководителей следственных подразделений и, соответственно, некоторое сужение полномочий подчиненных им следователей.

Этой специфики в процессуальном положении нет у следователей прокуратуры, которые поднадзорны прокурору и поэтому обладают большей процессуальной самостоятельностью.

Нормы нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации значительно усилили процессуальные полномочия прокурора и начальника следственного отдела по надзору и процессуальному контролю за деятельностью следователя по возбуждению и расследованию уголовных

См.: Указ Президента Российской Федерации «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» от 11 марта 2003 года. № 306 // СЗ РФ. 24 марта 2003 г. № 12. Ст. 1099.

7 дел. Все это, безусловно, привело к ограничению процессуальной самостоятельности и независимости следователя, который лишился даже тех прав, которые ему предоставлял ранее действовавший УПК РСФСР 1960 года (например, права на самостоятельное возбуждение уголовного дела).

Процессуальное положение следователя вообще и следователя органов внутренних дел, в частности, освещено в целом ряде работ известных российских авторов. В той или иной степени этот вопрос затрагивался в работах Г.А. Абдумаджидова, Б.В.Асриева, Р.А.Базарова, В.П.Божьева, Р.С.Белкина, Б.А.Викторова, A.M. Ларина, ФЛ 1.Фаткуллина, А.А.Чувилева, НА. Якубовича , А.Р. Рахунова, А.П. Гуляева, А.К. Гаврилова, В.М. Савицкого, И.М. Гуткина, Л.Д.Кокорева, В.В. Кальницкого, Ф.В.Статкуса, П.С.Элькинд, Э.И. Воронина, С.Э. Воронина, Н.Е. Мерецкого, А.И.Михайлова, В.А.Михайлова, З.З.Зинатуллина, Л.М.Карнеевой, Н.И.Кулагина, И.Л.Петрухина, М.С.Строговича, В.А.Стремовского, В.В.Шимановского и др. Труды этих и других авторов внесли большой вклад в разработку исследуемых проблем, но не исчерпали их полностью. Тем более, что все их работы были написаны на основе ранее действовавшего УПК РСФСР 1960 года, а поэтому многие их положения на сегодняшний день в связи с принятием нового УПК РФ устарели и требуют серьезной разработки.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации значительно изменил процессуальные полномочия и органов дознания России. Претерпели изменения процессуальные отношения дознавателя с начальником органа дознания, а также со следователями и прокурором.

Все сказанное выше и актуализирует значимость научной разработки данной темы.

Объектом исследования являются специфичность положения следователя органов внутренних дел, его процессуальное положение, а также его положение как субъекта административно-правовых отношений.

8

Предметом исследования являются содержание, закономерности возникновения, развития и прекращения уголовно-процессуальных отношений следователя с начальником следственного отдела, прокурором, органами дознания, а также характер процессуальных отношений с субъектами уголовного процесса, непричастных к осуществлению функции уголовного преследования.

Цели и задачи исследования. Цель данной работы состоит в попытке исследовать, на основе исторического опыта создания и функционирования органов предварительного расследования, роль и место следователя в системе органов, осуществляющих борьбу с преступностью; определить оптимальные пути совершенствования процессуального положения следователя в системе органов, осуществляющих уголовно-процессуальное преследование, а также внести предложения по дальнейшему совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и практики его применения.

Поставленная цель конкретизируется в ряде исследовательских задач:

1) проанализировать историю организационно-структурных перестроек органов расследования России, связанных с изменениями общественно- политического строя, а также стоящих перед ними задач;

2) проследить развитие взглядов на место и роль следственного аппарата в системе правоохранительных органов; 3) 4) раскрыть сущность процессуального положения следователя, характер его полномочий, а также способов обеспечения гарантий его процессуальной самостоятельности и независимости; 5) 6) на основе анализа норм действующего уголовно-процессуального законодательства определить основания классификации полномочий следователя; 7) 5) проанализировать сущность процессуальных полномочий начальника следственного отдела и характер возникающих между ним и следователем процессуальных отношений;

9

6) выявить характер изменений в полномочиях прокурора и их влияние на характер процессуальных взаимоотношений со следователем органов

  • внутренних дел;

7) исследовать роль и место органов дознания в системе органов предварительного расследования и на основе этого определить характер правоотношений со следователем;

8) на основе анализа уголовно-процессуального законодательства и практики его применения выработать практические рекомендации, направленные на повышение эффективности деятельности следователей по

’* расследованию и раскрытию преступлений.

Методология и методы исследования. Методологическую основу работы составляют труды в области философии, а также общие положения судебно- правовой реформы в Российской Федерации. В процессе исследования использовалось уголовно-процессуальное, государственное, уголовно-правовое
законодательство, нормативные акты МВД РФ,

  • Прокуратуры РФ.

Автором, в рамках настоящей работы, использовались общенаучный, исторический, формально-логический и системно-структурный методы исследования.

При формулировании теоретических положений и практических рекомендаций диссертант опирался на научные исследования в уголовном процессе, криминалистике, криминологии, изложенные в трудах М.С. Строговича, A.M.
Ларина, Ф.Н. Фаткуллина, Н.В. Жогина, А.А

  • Чувилева,Р.С. Белкина, Н.А. Якубовича, В.В. Яровенко, А.Р. Рахунова, А.Ф. Реховского, Д.А. Турчина, М.А. Чельцова, А.П. Гуляева, Э.И. Воронина, С.Э. Воронина, Н.Е. Мерецкого, И.П. Яблокова, Н.А.Громова, А.Г.Калугина, Ю.Д.Лившица и ряда других авторов. Кроме того, в процессе нашего исследования была изучена диссертация Л.И. Лавдаренко «Функции следователя
    в Российском уголовном процессе: проблемы, реализация,
  • перспективы развития».

10 Эмпирическую основу диссертации составили результаты изучения 300 прекращенных и приостановленных уголовных дел, а также уголовных

  • дел, по которым было допущено необоснованное привлечение граждан в качестве обвиняемых и применения в отношении их меры процессуального принуждения. Накопление эмпирического материала осуществлялось также и в ходе изучения статистических данных МВД и Прокуратуры Российской Федерации, анализа прокурорских и внутриведомственных проверок следственных подразделений; анкетирования и интервьюирования 300 следователей органов внутренних дел. Объем сбора информации определен с
  • таким расчетом, чтобы получить усредненные результаты. Проверка устойчивости полученных данных путем сопоставления групп дел и материалов по разным регионам страны, а также сопоставления их с общероссийскими показателями. Сбор эмпирического материала осуществлялся в Хабаровском, Красноярском и Алтайском краях, Амурской области.
  • 4 Изучение и анализ собранных статистических сведений
    дали

возможность сравнить результаты работы следователей разных регионов страны, выявить общие закономерности допускаемых ошибок и на этой основе сделать соответствующие выводы и дать рекомендации не только регионального, но и общего характера.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на монографическом уровне рассматриваются положение и процессуальные полномочия следователя в свете нового процессуального законодательства. А

  • они претерпели серьезные изменения.

Автором осуществляется анализ недостаточно исследованного такого вопроса, как проблемы процессуальных правоотношений следователя с органами дознания в свете нового уголовно-процессуального законодательства; взаимоотношения с начальником следственного отдела и прокурором; осуществление в деятельности следователя процессуального

  • контроля и надзора.

11

Основные положения, выносимые на защиту. В соответствии с изложенным на защиту выносятся следующие положения:

    1. Особенности процессуального положения следователей органов внутренних дел, за которыми, кроме прокурорского надзора, осуществляется ведомственный процессуальный контроль со стороны начальника следственного отдела.
  1. Характер процессуальных отношений следователя с участниками уголовного процесса, не являющихся государственными органами, а также с прокурором, начальником следственного отдела и органами дознания.

*• Определение оснований классификации полномочий следователя.

  1. Административно-правовые отношения следователя с начальником следственного отдела и руководством ведомства, в которое он входит. Влияние нормативных ведомственных актов МВД РФ на процессуальную деятельность следователя.

  2. Этапы реформирования органов предварительного
    следствия, *, меры по усилению процессуальной самостоятельности
    следователя,

определение оптимального положения следственного аппарата в системе органов предварительного расследования.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедр уголовного процесса и криминалистики Дальневосточного юридического института МВД РФ, региональных и Всероссийских научно-практических конференциях в г. Хабаровске (1998, 1999, 2000, 2001, 2002 г.), в г. Красноярске (2000 г.), в г.Барнауле (1999г.).

  • Изложенные в диссертации научные положения и основанные на них рекомендации были использованы диссертантом в следственной практике. Материалы исследования использовались при чтении лекций, проведении семинарских и практических занятий по курсу «Уголовный процесс».

Основные теоретические и практические положения, рекомендации и предложения диссертации приводились автором в работах : «Устранение

  • следственных ошибок — важное условие повышения
    эффективности

12 деятельности предварительного следствия // Совершенствование организационно-управленческой деятельности в органах внутренних дел: Сб. тезисов и докладов межвузовской региональной научной конференции 24 апреля 1998 года. - Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 1998. 0,2 л.; Условия повышения эффективности предварительного следствия // Проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью на рубеже столетий: Сб.тезисов. - Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 1999 . 0,2 л.; К вопросу о причинах приостановления предварительного расследования (в соавторстве) // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений.- Красноярск. 2000. 0,2 л.; О роли следователя в раскрытии преступлений //Совершенствование предварительного расследования преступлений: Сб. тезисов — Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 2001. 0,2 л.; К вопросу об обеспечении прав граждан в досудебных стадиях // Совершенствование деятельности органов внутренних дел в современных условиях: Сб. научн. тр. по материалам регион, межвуз. научн.-практ. конф.-Хабаровск, ДВЮИ МВД России. 2001.- ОД л.; К вопросу о следственных ошибках // Проблемы совершенствования законодательства России на современном этапе: Сб. тезисов. — Хабаровск: ДВИМБП, 2002. 0,2 л.; Методические рекомендации по определению критериев оценки работы следственного аппарата (в соавторстве) // Проблемы совершенствования законодательства России на современном этапе: Сб. тезисов. — Хабаровск: ДВИМБП. 2002. 0,2 л..; К вопросу о взаимодействии органов предварительного следствия с органами дознания в свете нового уголовно-процессуального законодательства // Проблемы правового обеспечения деятельности органов внутренних дел по охране общественного порядка и борьбе с преступностью: Сб. материалов межвуз. научн.-практ. конф. — Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ. 2003.- 0,2 п.л.

Структура и объем диссертации. Структура диссертации обусловлена темой, поставленными целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя девять параграфов,
заключения, списка

*

13 испол ьзова нной
литер атур ы и
прил ожен ия.
Диссе ртаци я
выпо лнена
в объе ме, устан овлен ном ВАК Росси йской Феде раци и.

14

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ

ПОЛОЖЕНИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

§ 1 Возникновение и развитие законодательства о правовом статусе следователя органов внутренних дел

Предварительное следствие представляется самостоятельной формой правоохранительной государственной деятельности.

Следственные органы являются разновидностью государственной власти и составным элементом его аппарата.

Почти за полуторавековую историю своей деятельности следственный аппарат России претерпел немало организационно-структурных перестроек, которые были связаны с изменениями общественно-политического строя страны, а также стоящих перед ним практических задач. Однако, несмотря ни на какие катаклизмы, следственному аппарату всегда принадлежала авангардная роль в борьбе с наиболее опасными нарушениями законности.

Раскрытие преступлений, разоблачение преступников, ограждение общества и его граждан от преступных посягательств — таково было и есть трудное и ответственное назначение органов предварительного расследования нашего государства.

Рождение следственных органов в России относится ко второй половине XIX столетия. Так, до 1860 года следствие возлагалось на полицию. Им занимались полицейские чины, которые именовались квартальными надзирателями, а в крупным городах существовали особые должности следственных приставов по уголовным делам.

С 1860 г. следствие начинает отделяться от полиции, и Указом царя от 8 июня 1860 г. в 44 губерниях России вводятся должности судебных следователей, отнесенных к ведению Министерства юстиции7.

7 Виленский Б.В. Российское законодательство Х-ХХ веков. - М.,1991. С.143-150.

15

Должность судебного следователя приравнивалось к должности члена уездного суда (в смысле званий, классных чинов). Их назначение и увольнение осуществлялось министерством юстиции по представлению губернатора и с согласия губернского прокурора.

В связи с началом в России судебной реформы в 1864 г. был принят Устав уголовного судопроизводства. В соответствии с ним предварительное следствие по делам, подсудным окружным судам, должно было производиться судебными следователями при содействии полиции. Устав предусматривал и возможность производства по этим делам полицейского дознания в случае отсутствия по каким-либо причинам судебного следователя. После завершения дознания в таких случаях все собранные материалы передавались для окончания расследования следователю. Безусловно, это была прогрессивная реформа, связанная с организацией по существу первого следственного аппарата в России. Были регламентированы правовые отношения следователя с судом, прокурором, органами дознания и другими государственными учреждениями. Были обозначены пути взаимодействия следователей с органами полиции, что позволило успешно разоблачать деятельность организованных преступных групп и сообществ, которых было немало в России того времени. Все это нашло свое отражение в воспоминаниях выдающегося русского юриста А.Ф. Кони, который посвятил их знаменитому начальнику Санкт-Петербургской сыскной полиции И.Д. Путилину, а также работавшим вместе с ним судебным следователям .

Если в начале следователи назначались министром юстиции, то впоследствии они стали назначаться на должность указом царя. Это свидетельствовало о росте их престижа, об их исключительной роли в системе органов, осуществляющих борьбу с преступностью. В 1867 г. были учреждены должности временных следователей по особо важным делам, а в 1870 году - должности судебных следователей по важнейшим делам. В 1875

8 Кони А.Ф. Избранное. Из записок и воспоминаний судебного деятеля.-М.,1980. С.15-48.

16

г. при окружных судах вводятся уже постоянные должности следователей по особо важным делам9.

Требования, предъявляемые к лицам, претендовавшим на замещение должности судебного следователя, были чрезвычайно высокими. Такими могли быть лица, имеющие высшее юридическое образование (предпочтительно университетское), достигшие 25-летнего возраста и прослужившие по судебной части не менее трех лет. Адвокаты (присяжные поверенные) могли назначаться на должность судебного следователя при стаже не менее десяти лет и наличии свидетельских судов, при которых они состояли, при добросовестном исполнении своих обязанностей10. При этом законодательством предусматривались старшие и младшие кандидаты на должность следователя. За упущения по службе следователю могло быть объявлено только предостережение. Уже в соответствии с Основными положениями об устройстве судебных мест в России от 29 сентября 1862 г., когда следователи стали членами окружных судов, была введена их несменяемость. Было предусмотрено и высокое материальное обеспечение следователей: жалование плюс столовые и квартирные (если квартира не предоставлялась), лошади и экипаж на разъезды, деньги на ведение канцелярии.

Широки были и процессуальные полномочия следователя. Так, в соответствии со ст.269 Устава уголовного судопроизводства от 1864 года (далее - Устава) он мог проверять и дополнять проведенное полицией дознание, отменять принятые при производстве дознания решения (это можно сравнить с полномочиями нынешнего прокурора). Следователь был вправе (ст.271 Устава) поручать полиции производство дознания и собирание иной информации для раскрытия и расследования совершенного преступления. В соответствии со ст.270 Устава законные требования судебного следователя были обязательны для исполнения без промедления

9 Правоохранительные органы РФ. Учебник./ Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд.- М: Спарк., 2000.-С. 285-286.

10 Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД РФ: История,современное состояние перспективы. Учеб. пос. /Под ред. В.А. Алферова. - М., 2000.-С.14-15.

17 как полицией, так и «присутственными местами, должностными и частными лицами…» Если при исполнении своих обязанностей следователь встречал сопротивление, то он имел право требовать содействия как гражданского или военного ведомства, так и «локальных людей» (т.е. местного населения). В случае неявки свидетеля без «представления законных причин» (т.е. без уважительных причин), следователь мог лично наложить на него денежное взыскание до 50 рублей (месячное денежное содержание земского врача) и направить ему вторичную повестку. Если и после этого свидетель не являлся в назначенное время, то он подвергался приводу (ст.438 Устава)11. Таким образом, полномочия судебного следователя России были не только декларированы, но и обеспечены высокой степенью гарантий их реализации. Таким высоким статусом и престижностью этой профессии следователь не обладал ни в советский период, ни тем более в наше время. Все это свидетельствует о серьезном внимании, уделявшемся к органам следствия и персонально к следователю в той далекой России.

За весь период своего существования должность следователя и следственный аппарат в целом прошли большой трудный путь различных реформации: от слома, зарождения и формирования в различных системах.

В настоящее время принято считать, что следственный аппарат в органах внутренних дел был создан в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» от 6 апреля 1963 года. Однако, справедливости ради необходимо отметить, что следственный аппарат в органах внутренних дел был создан и существовал гораздо раньше названной даты.

Еще 8 января 1938 года Прокурор Союза ССР и Народный комиссар внутренних дел СССР издали циркуляр , которым в целях разгрузки следователей прокуратуры, разграничили обязанности между ними
и

11 КониА.Ф. Избранное. Из записок и воспоминаний судебного деятеля. -М., 1980. С. 15-48.

12 См. : Сборник приказов Прокуратуры СССР. 2-ое изд.- М.,1939. С.152-158.

18 органами милиции по расследованию отдельных видов преступлений. В циркуляре указывалось, что расследование по делам о преступлениях государственных, особо опасных преступлениях против порядка управления, о хищениях и по другим, более сложным делам должны производить следователи, а расследование по менее сложным делам — органы милиции. По делам, находящимся в производстве органов прокуратуры, милиция обязана была производить розыск лиц, уклоняющихся и скрывающихся от следствия и суда.

Изучение практики органов прокуратуры СССР и 1ЖВД СССР того времени показывает, что органы милиции, вопреки закону, по довольно значительной категории уголовных дел заменяли органы предварительного следствия. М.С. Строгович, например, отмечал, что в конце 30-х годов между дознанием и следствием не было различий и устойчивой грани. Дознание повсеместно превратилось в следствие, и все лица, расследующие преступления, стали следователями. Такое положение, по его мнению, необходимо было изменить и расследование в форме дознания сохранить только по простейшим делам и боле четко разграничить его с предварительным следствием13.

В конце 1940 г. ведомственным актом НКВД СССР при органах милиции были созданы следственные аппараты с введением должностей следователей и старших следователей14. Сначала их прикрепили к отраслевым отделам органов милиции (уголовного розыска, БХСС и т.д.), а в 1951 году на основании нового акта МВД СССР в органах милиции были образованы следственные отделы15, которые проводили расследование по

13 Строгович М.С. Вопросы уголовного процесса и новая Конституция //Соц.законность. - M., 1936. № 7. С. 40-46.

14 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. -М., 1961. С.117; Горский Г.Ф. Научные основы организации деятельности следственного аппарата в СССР. - Воронеж, 1970. С. 23; Когамов М.Ч. Предварительное расследование уголовных дел в Республике Казахстан. - Алматы, 1998. С. 19; Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД России. - М., 2000. С.14-15.

15 Гришин Б.С., Гуковская Н.И. О некоторых вопросах расследования уголовных дел органами милиции. // Сов. гос.и право.-1957. № 4. С.ЗЗ; Стремовский Б.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе.- М., 1958. С.89; Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД России. - M., 2000. С. 28-29.

19 многим уголовным делам, руководствуясь теми же процессуальными нормами, что и следователи прокуратуры.

Таким образом, следственный аппарат органов милиции стал выполнять по существу те же функции, что и следователи прокуратуры. Количество дел, расследуемых последними, значительно сократилось. Это привело к тому, что милиция стала выступать как орган предварительного следствия, что усложняло ее работу, отвлекало от выполнения основной задачи - осуществления оперативно- розыскной деятельности.

Нами в свое время были получены из архива прокуратуры Хабаровского края статистические данные, характеризующие состояние предварительного расследования в Хабаровском крае ( включая Еврейскую автономную область). На основании этих данных установлено, что в 1946 — 1947 гг. органами милиции заканчивалось до 60% всех расследуемых в крае уголовных дел. Следователи милиции и прокуратуры проводили расследование по одним и тем же категориям дел. Те и другие заканчивали в полном объеме расследование по делам об убийствах, грабежах, разбоях, кражах государственного имущества, спекуляции и должностных преступлениях. Из общего числа расследуемых дел органами милиции велось абсолютное большинство дел о хулиганстве (около 80%), грабежах (около 88%), кражах (около 80%), спекуляции (около 75%), разбоях (около 83%) и т.д.

Следователями прокуратуры Хабаровского края расследовалась большая часть преступлений, связанных с хищениями и растратами государственного имущества (75%), должностных преступлений (75%).

В 1948 — 1949 гг. следователи прокуратуры и органов милиции заканчивали, в общем, примерно одно и то же количество уголовных дел. В 1950 - 1955 гг. произошло некоторое перераспределение нагрузки, и большую часть ее уже несли следователи прокуратуры. Увеличение их нагрузки произошло за счет того, что они теперь расследовали значительное число дел о хищениях государственного имущества и кражах личной

20 собственности граждан, ответственность за которые была усилена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года. В отдельные годы (1952 — 1953) следователи прокуратуры расследовали уже до 60% от общего числа оконченных дел. С 1955 по 1958 гг. следователи прокуратуры и милиции расследовали примерно одинаковое количество дел, при той же не снижающейся общей нагрузке16.

Параллелизм в работе следственного аппарата милиции и прокуратуры отрицательно влиял на качество расследования уголовных дел, приводил к затягиванию сроков следствия. Отсутствовал должный контакт в работе указанных ведомств, а также следователей милиции с органами дознания.

Следственные отделы милиции по одной категории дел фактически полностью производили предварительное следствие, а по делам, подследственным прокуратуре, являлись промежуточным звеном между оперативными подразделениями и прокуратурой.

Практически, по таким , например, делам, как организованное хищение, следственные действия (обыск, выемка, задержание, первичный допрос и пр.) проводили оперативные работники. В связи с этим работа следователей милиции по делам сводилась к изучению их, проведению повторных допросов и передаче дела, согласно ст. 108 УПК (1923 г.), для окончания предварительного следствия в прокуратуру. Таким образом, следователь милиции, расследовавший уголовное дело, скажем, в отношении группы расхитителей собственности и детально изучивший его, от дальнейшего ведения дела отстранялся. Дело принимал следователь прокуратуры, который, как правило, тратил много времени на его изучение, а затем в третий раз повторял следственные действия, уже дважды проведенные его предшественниками. Это, с одной стороны, вело к увеличению срока следствия, а с другой - давало возможность преступникам и оставшимся на свободе их сообщникам скрыть в какой-то мере следы преступления.

16 См.: Архив прокуратуры Хабаровского края. Статистические отчеты за 1946 — 1949 гг., за 1950 — 1958 гг.

21

К преступлениям, по которым дознанием могло быть исчерпано все расследование, ст. 108 УПК относила должностные, против здоровья, свободы и достоинства личности, повлекшие крушения, аварии и иные тяжкие последствия, и ряд других.

Кроме того, закон (ст. 108 УПК) предоставлял прокурору право передать расследование любого дела, относящегося к компетенции следователя, иному органу расследования, то есть фактически органу дознания. В результате прокуроры часто поручали сотрудниками милиции производить в полном объеме расследование по делам, по которым, согласно ст. 108 УПК, было обязательно предварительное следствие. Это еще больше увеличивало число дел, расследуемых органами милиции.

Сложившееся положение с предварительным следствием, дублирование расследования по большей категории дел не могли способствовать усилению борьбы с преступностью. К этому выводу приходило все большее число процессуалистов и практических работников, которые высказывались за необходимость организационной перестройки органов предварительного расследования . Особенно широко развернулась дискуссия по вопросу о реформе предварительного следствия накануне принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (далее-Основы). Центральное место в дискуссии занимал вопрос о месте и формах организации следственного аппарата в СССР.

Одни были сторонниками подчинения следствия в административном порядке
Министерству юстиции , другие предлагали передать весь

См., например, Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1951. С. 232; Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о едином следственном аппарате. //Соц.законность. - 1957. № 5. С. 20-21; Гришин Б.С., Гуковская Н.И. О некоторых вопросах расследования уголовных дел органами милиции //Сов. гос. и право. - 1957. № 4. С.32-37; Рахунов Р. Назревшие задачи советской уголовно- процессуальной науки. //Соц.законность. - 1957. № 2. С.33.

18 Перлов И.Д., Ратинский М.Ю.Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия. //Соцлаконность. - 1957.№4. С.115-121.

22 следственный аппарат в прокуратуру19, а третьи - в систему Министерства внутренних дел СССР .

Основы 1958 года ликвидировали второй следственный аппарат, действовавший в течение ряда лет в органах милиции. На базе его были созданы отделы дознания, которые проводили расследование в форме дознания по значительной категории уголовных дел. До принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» почти каждое второе дело расследовалось органами дознания21.

Основы 1958 года (ст. 28) также установили, что предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры, а по делам о государственных преступлениях — следователями органов государственной безопасности. В соответствии с Основами УПК отнес к ведению предварительного следствия свыше 120 составов преступлений вместо 70 по ранее действовавшим нормам. В результате создалась большая загруженность в работе следователей прокуратуры, что не способствовало качественному и быстрому расследованию преступлений и отрицательно влияло на борьбу с преступностью. Поэтому значительная часть дел, по которым необходимо было производить предварительное следствие, почти в полном объеме опять расследовалась работниками дознания, именовавшимися тогда «оперативными уполномоченными отделов (отделений) дознания органов внутренних дел».

Если мы обратимся, например, к практике Хабаровского края 1960 - 1962 гг. , то увидим следующее: дознание по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, крайне редко ограничивалось

19 Александров Г.Н. Насущные вопросы предварительного следствия. //Соц.законность. — 1954. № 4. С.37; Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о едином следственном аппарате. //Соц.законность. - 1957. № 5. С. 25.

20 Барсуков М.В За дальнейшее совершенствование организации и деятельности советской милиции. //Сов. гос. и право. - 1957. № 2. С.33-34.

21 Жогин Н.Ф., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. - М., 1965. С.32.

22 См.: Архив прокуратуры Хабаровского края. Дела с отчетами и аналитическими справками за 1960, 1961 и 1962 гг.

23 предусмотренными законом 10-ю сутками (ст. 121 УПК РСФСР 1961 г.). Работники дознания почти каждое третье дело расследовали от 20 до 30 дней, а некоторые, с согласия прокурора, оставались у них и до 2-х месяцев. По окончании указанных сроков дело, по которому вместо производства неотложных фактически произведены все следственные действия, передавалось в прокуратуру. Следователю оставалось лишь формально завершить предварительное следствие: предъявить обвинение от своего имени, решить вопрос о мере пресечения (зачастую он был уже решен органом дознания); ознакомить обвиняемого с материалами уголовного дела и составить обвинительное заключение.

Все это не могло не сказаться на качестве предварительного следствия, а также отрицательно отражалось на самих органах дознания, которые наряду с расследованием уголовных дел, отнесенных к их ведению, вынуждены были для разгрузки следователей прокуратуры много времени и процессуальных средств тратить на расследование уголовных дел, по которым было обязательно производство предварительного следствия. Сами же прокуроры, видя, что их следователи фактически не справляются с нагрузкой по расследованию отнесенных к их ведению преступлений, сознательно шли на нарушение ст. 126 УПК РСФСР, регламентировавшей подследственность уголовных дел.

Таким образом, на практике параллелизм в расследовании уголовных дел продолжал иметь место и после принятия Основ 1958 года, и разработанных в соответствии с ними новых УПК союзных республик.

Такое положение, как нам представляется, ускорило создание следственного аппарата в системе министерств охраны общественного порядка, для формирования которого были в основном использованы штаты отделов (отделений) дознания. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка»23 преследовал, прежде

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1963. № 16.

24 всего, цель усиления борьбы с преступностью, равномерное перераспределение подследственности между следователями разных ведомств, более эффективное использование предусмотренных законом оперативно- розыскных мер по обнаружению преступлений и лиц, их совершивших.

Указами президиумов верховных советов бывших союзных республик были внесены соответствующие изменения в уголовно-процессуальные кодексы этих республик и определен круг дел, по которым предварительное следствие должно было производится следователями органов охраны общественного порядка. • К ведению следователей этого ведомства было отнесено более 60 составов преступлений, что создавало более благоприятные условия для усиления борьбы с преступностью.

Проведенная реорганизация имела большое значение и для органов дознания, так как освободила их от несвойственной функции проведения расследования по большому количеству уголовных дел, конкретизировала задачи и создала условия для их выполнения. Во избежание параллелизма в работе новое законодательство отказалось от положения, записанного в УПК многих тогдашних союзных республик, предусматривавшего право прокурора поручать органам дознания расследование уголовных дел, подследственных следователям прокуратуры. Тем самым законодатель исходил из различия процессуальных форм, в которых проводятся предварительное следствие и дознание.

Круг дел, отнесенных к компетенции органов дознания, был резко сокращен. Остались сравнительно простые, менее опасные преступные деяния, раскрытие которых не требовало сложной следственной деятельности. После наделения следователей органов внутренних дел правом производства предварительного следствия, дознание (ст. 126 УПК РСФСР) стало применяться только по 17 составам преступлений, в том числе по делам о мелком хищении государственного или общественного имущества, об утайке какой-либо находки или пригульного скота, умышленной потраве

25 посевов, о незаконном занятии водным промыслом, незаконной охоте, незаконной порубке леса, нарушении паспортных правил, самоуправстве и

др.

Сужение сферы применения дознания, как самостоятельного вида предварительного расследования, дало органам милиции, на наш взгляд, возможность сосредоточить основные усилия на охране общественного порядка, проведении оперативно-розыскной работы по обнаружению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также быстро и более квалифицированно производить неотложные следственные действия и выполнять поручения следователей по делам, по которым было обязательно предварительное следствие.

Учитывая принадлежность следственного аппарата органов внутренних дел и милиции к одному ведомству, следователям органов внутренних дел вменялось в обязанность расследовать дела о преступлениях, выявляемых органами милиции при охране общественного порядка и безопасности, а также в результате осуществления оперативно-розыскной деятельности.

К ведению следователей органов внутренних дел были отнесены дела о таких преступлениях, как изготовление или сбыт поддельных денег и ценных бумаг, кражи, грабежи, разбойные нападения, причинение телесных повреждений, заражение венерической болезнью, мошенничество, вымогательство, спекуляция, хулиганство, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автомобильного транспорта и некоторые другие.

Как видим, разграничение подследственности дел между следователями различных ведомств законодателем было произведено в зависимости от характера совершенных преступлений, способов и методов их выявления и специфики расследования.

Направление, принятое законодателем в разграничении подследственности дел между следователями, безусловно, давало возможность в определенной
степени избежать параллелизма и

26 дублирования в их работе, а также рационально использовать силы и средства каждого органа в борьбе с преступностью.

В последнее время предпринимались определенные меры по совершенствованию предварительного следствия, но они носили характер «косметического ремонта» и не имеют ничего общего с подлинной реформой предварительного расследования в России. В этом отношении показателен Указ Президента РФ №1422 от 23 ноября 1998 г. «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дед Российской Федерации». Этим Указом на Правительство Российской Федерации возложена обязанность, за счет средств федерального бюджета, решить вопрос о дополнительных мерах по усилению социальной защиты следователей органов внутренних дел, предусмотрев повышение им денежного довольствия24. Этим же Указом Президента РФ утверждено Положение об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел РФ. Главное следственное управление МВД переименовывается в Следственный комитет. Начальник Следственного комитета назначается на должность и освобождается от должности Президентом Российской Федерации по предложению Председателя Правительства РФ. Кроме этого, он одновременно становится заместителем Министра внутренних дел России.

Казалось бы, будет выстроена вертикаль управления следственными органами с образованием следственных комитетов в краях (областях) и других субъектах Федерации. Однако на местах остались те же начальники следственных управлений (отделов), которые назначаются на должность и освобождаются от должности Министром внутренних дел РФ по представлению начальника Следственного комитета25. Все это напоминает далекий 1970 год, когда следственные подразделения были включены в

24 Указ Президента РФ №1422 от 23.11.1998 г .«О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел» //Бюллетень текущего законодательства. Вып. 27. - M., 1998. С. 63.

25 Воронин Э.И., Григорьев Н.В. О положении следователей на рубеже столетий. //Совершенствование предварительного расследования преступлений. Хабаровск, 2001. С.13-14.

27 состав горрайорганов внутренних дед. Это положение сохранено и в новой России, более того, оно подтверждено нормативным
актом главы исполнительной власти нашего государства.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что следственному аппарату всегда принадлежала исключительная роль в борьбе с преступностью. Полномочия следователя были обеспечены высокой степенью гарантий по их реализации. Профессия следователя была престижной, о чем свидетельствует тот факт, что на эту должность назначались только указом царя. Тем самым в царской России следственному аппарату уделялось серьезное внимание. В настоящее время принимаются меры по совершенствованию предварительного следствия, по усилению роли следственных органов в борьбе с преступностью, но эти меры, на наш взгляд, не принесли ожидаемых результатов, так как носят характер «косметического ремонта» и не имеют ничего общего с подлинной реформой предварительного расследования в России. Таким образом, реформирование следственного аппарата органов внутренних дел является давно назревшей проблемой, решение которой отлагательства больше не терпит. Мы полагаем целесообразным, для совершенствования органов предварительного расследования, создание единого вневедомственного следственного аппарата. Это будет способствовать укреплению органов расследования и усилению их эффективности по раскрытию и расследованию преступлений.

С созданием вневедомственного следственного аппарата будут созданы, на наш взгляд, предпосылки для улучшения условий работы, материальной обеспеченности, повышения заработной платы, увеличения штатов и т.п. Кроме этого, создание единого вневедомственного следственного аппарата приведет, как нам представляется, к повышению престижности профессии следователя и к усилению его исключительной роли в системе органов, осуществляющих борьбу с преступностью.

28 § 2. Правовое положение и полномочия следователя
органа внутренних дел по новому уголовно-процессуальному законодательству

22 ноября 2001 г. Государственной Думой был принят новый уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК РФ), который предусмотрел некоторое сужение полномочий и ограничение процессуальной самостоятельности следователя. Например, следователь потерял право самостоятельно принимать решение о возбуждении уголовного дела. Теперь он это может делать только с согласия прокурора (п.4 ч.2 ст.37, ч.1. ст. 146 УПК РФ). В качестве примера, подтверждающего это положение, можно провести сравнение процессуальных норм раннее действовавшего УПК РСФСР и нового УПК РФ. Так, согласно части 1 статьи 112 УПК РСФСР: «При наличии повода к возбуждению уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания, судья обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело», а часть 1 статьи 146 УПК РФ излагается в следующей редакции: «При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах своей компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносят соответствующее постановление». Таким образом, по действующему УПК РФ, следователь потерял право самостоятельно принимать решение о возбуждении уголовного дела. Теперь он может это сделать только с согласия прокурора. На наш взгляд, не совсем понятна логика законодателя лишить следователя этого права. Думается, что часть 1 статьи 146 УПК РФ следовало бы оставить в редакции ранее действовавшего УПК РСФСР (ч.1 ст.112). Ограничение процессуальной самостоятельности в большей степени коснулось следователей системы Министерства внутренних дел, ФСБ и налоговой полиции, где наряду с прокурорским надзором, над ними осуществляется ведомственный процессуальный контроль. Здесь значительно расширены
полномочия начальников

29 следственных отделов, которые получили право отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении уголовного дела, вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений следователя (ст.39 УПК РФ), продлять до 10 суток срок рассмотрения сообщений о преступлениях (ч.З ст. 144 УПК РФ) и ряд других.

Кроме того, новый Уголовно-процессуальный кодекс России значительно расширил полномочия органов дознания, усилив при этом процессуальную самостоятельность дознавателя. В целях упрощения процедуры расследования к подследственности органов дознания (ч.З ст. 150 УПК РФ) дополнительно отнесено 39 статей УК, предусматривающих ответственность за преступления небольшой или средней тяжести.

Поскольку новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ исключил признак обязательности предварительного следствия по делам о преступлениях несовершеннолетних (ст.ст. 150-151), то органы дознания, следовательно, получили право производства дознания по такого рода преступлениям, отнесенным к их подследственности.

Вместе с тем, в соответствии с новым УПК Российской Федерации (ст. 150) к подследственности следователей органов внутренних дел отнесено более 100 составов преступлений (для сравнения: к подследственности следователей Федеральной службы безопасности отнесено 16 составов преступлений, следователей налоговой полиции - 4 состава). Следователи прокуратуры расследуют особо тяжкие преступления, удельный вес которых, по сравнению с количеством преступлений, расследуемых следователями органов внутренних дел, невелик. Да и по численности штат следователей органов внутренних дел превосходит (их свыше 55 тысяч) общее число следователей, находящихся во всех других ведомствах вместе взятых (в прокуратуре их около 7,5 тыс., в налоговой полиции - около 2,5 тыс.). Отсюда можно судить о том объеме работы, которую выполняют следователи органов внутренних дел, учитывая при этом, что по числу расследуемых уголовных дел у них
наибольшая нагрузка. К их

30 подследственности относятся такие преступления, как, например, кражи, причинение различной степени тяжести вреда здоровью, разбои, грабежи и ряд других преступлений - против собственности,
общественной безопасности и общественного порядка и др.

В процессуальной теории высказаны различные суждения о процессуальных функциях следователя. Так, общеизвестна концепция М.С. Строговича, которая нашла отражение и в работах В.М. Савицкого, что в деятельности следователя сочетаются три функции:
уголовное

преследование, защита и разрешение дела26. С точки зрения других авторов, следователю присущи пять функций: предупреждение преступлений, обвинение, защита, привлечение
общественности, воспитание27.

Большинство авторов, к числу которых относятся II.II. Полянский, Р.Д. Рахунов, В.В. Шимановский, П.С. Элькинд, В.А. Познанский, А.Л. Цыпкин, Д.С. Кареев, Л.Н. Гусев и др. указывали, что следователь выполняет лишь одну процессуальную функцию - расследование
уголовного дела28.

Содержание уголовно-процессуальной функции расследования, по ранее действовавшему УПК РСФСР, выражалось в той роли, назначении и определенном круге деятельности, которую осуществлял следователь. Она (функция) проявлялась в полном раскрытии преступлений (ст.2 УПК РСФСР); в обнаружении и изобличении лиц, виновных в их совершении (ст.З УПК РСФСР); в выявлении как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, а также отягчающих и смягчающих его вину обстоятельств

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958. С. 22; Он же. О состязательности и процессуальных функциях в советском уголовном судопроизводстве. // Правоведение. 1962. № 2. С. 106; Он же. Курс советского уголовного процесса. — М.: «Наука», Т.1. 1968. С. 226; Савицкий В.М. Государственное обвинение как процессуальная функция. // Сов. гос. и право. 1970. № 10. С. 116-117.

27 См.: Альперт С.А., Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного расследования. // Правоведение. 1965. № 3. С. 100-102.

28 См.: Полянский Н.Н. К вопросу о состязательности в стадии предварительного расследования. // Соц. законность. 1938. № 3. С. 72-73; Гусев Л.Н. Процессуальное положение следователя в советском уголовном процессе. // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР.- М., 1959. С.301- 329; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961. С. 127; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. С. 59-60; Шимановский В.В. К вопросу о процессуальных функциях следователя в советском уголовном процессе // Правоведение. 1965. № 2. С. 177-178; Он же. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Л., 1966. С. 8; Познанский В.А., Цыпкин А.Л. и др. Советский уголовный процесс. Саратов. 1968. С.20,70-71; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - M., 1968. С.24; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. - Минск: Изд. БГУ. 1970., С. 31-38.

31 (ст.20 УПК РСФСР); в установлении причин и условий, способствовавших совершению преступления (ст.21 УПК РСФСР); в проведении необходимой профилактической работы по предупреждению преступлений (ст.21-I)29 и т.п. В последнее время, большинство правоведов определяет уголовно-процессуальные функции следователя как направления, виды, компоненты части его уголовно-процессуальной деятельности, обусловленные задачами уголовного судопроизводства . Таким образом, процессуальные функции следователя являются своеобразным связующим звеном между задачами (назначением) уголовного судопроизводства и правовым положением следователя. Следовательно, можно, по нашему мнению, выстроить логический ряд понятий, в котором каждое предыдущее обусловливает необходимость последующего: задачи (назначение) уголовного судопроизводства — процессуальная деятельность следователя — процессуальные функции — процессуальные полномочия.

Новый УПК РФ, принятый Государственной Думой 22 ноября 2001 года несколько иначе, чем прежний УПК РСФСР, подошел к определению процессуальной функции следователя в уголовном судопроизводстве. Так, ст.38 УПК РФ, регламентирующая полномочия следователя, помещена в главу 3-ю нового закона, которая называется «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения». В ч.1 ст.21 УПК РФ следователь назван в числе участников уголовного процесса, осуществляющих уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения. Таким образом, из анализа упомянутых и других норм УПК РФ следует, что следователь выполняет функцию уголовного преследования. Суть этой функции состоит в том, что он обязан принимать меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его
совершении (ст.21 УПК РФ), а также

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Принят Верховным Советом СССР 27 октября 1960 года. 30 Ковалев М.А., Гуценко К.Ф. Субъекты уголовного процесса (государственные органы). Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1997. С. 98-99.

32 формулировать и предъявлять обвинения (ст. 171 УПК РФ), применять меры уголовно-процессуального принуждения (ст.91, 97-108) и т.д.

Особенность процессуального положения следователя состоит и в том, что он наделен кроме функции уголовного преследования, еще и обязанностью собирать оправдательные доказательства и разрешать дело по существу, принимая решение о его прекращении (п. 16. ч 2. ст. 37; п.5. ч.1 ст.73; ст.213 УПК РФ). Обвинительная же направленность деятельности следователя проявляется в том, что он, в пределах своей компетенции, обязан с согласия прокурора возбудить уголовное дело, и принять все предусмотренные законом меры для установления события преступления, выявить лиц, виновных в его совершении. С этой целью он выносит, а затем и предъявляет обвинение, проводит все следственные действия с одной только целью - получения доказательств вины подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, составляет обвинительное заключение и т.д.

Некоторые авторы считают нецелесообразным отнесение следователя к стороне обвинения, так как это, по их мнению, не позволяет следователю

о 1

быть объективным . 11е случайно на протяжении уже длительного времени в науке присутствует точка зрения о том, что «следователь должен выполнять нейтральную функцию, функцию расследования. Процедура собирания доказательств по уголовному делу требует незаинтересованности, беспристрастности субъекта, который этим занимается, так как уголовно-процессуальная деятельность должна быть направлена на установление истины: то есть на исследование всех обстоятельств уголовного дела и поэтому не может быть ни обвинительной, ни оправдательной» .

По мнению указанных авторов функцию обвинения должна полностью взять на себя прокуратура. «Это логично вытекает из ее функции уголовного преследования и не менее логично предшествует участию прокурора в судах

31 Ульянова Л.Т. Состязательность и равноправие сторон. / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1997. С. 58; Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. 1995. № 7. С.9- 10.

32 Лившиц Ю.Д., Даровских СМ. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь. № 8 (52). 2002. С.14-15.

33 в качестве государственного обвинителя (стхт.35,36 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» в редакции от 10 февраля 1999 года). Обвинительная деятельность, - как они считают, - несовместима с тотальной надзорной деятельностью за следствием, так как надзорные полномочия предоставляют прокурору возможность влиять на следователя для реализации своей обвинительной задачи» .

Нам представляется, более целесообразным следует считать, что функция обвинения, осуществляемая следователем, «…имеет место до утверждения прокурором обвинительного заключения по поступившему к нему уголовному делу. С момента утверждения обвинительного заключения функция обвинения переходит к прокурору» .

По нашему мнению, всякая деятельность, не имеющая перед собой конкретной цели, бессмысленна. Эта аксиома применима и к любому другому процессу, в том числе уголовному (чтобы правильно его осуществлять, необходимо знать, для чего он нужен). Само собой разумеется, «и каждая часть его или, говоря научным языком, каждая стадия уголовного процесса, может быть правильно организована лишь при определении ее четкой и ясной цели, соответствующей цели всего процесса. Однако мало определить цель. Не менее важно правильно поставить задачи, решение которых приведет к достижению подобной цели»35.

Если мы коснулись таких философских категорий, как «цель» и «задача», то не можем оставить без внимания тот факт, что их сущность понималась и понимается в праве по - разному. Так, вполне справедливо П.С. Элькинд замечала: «Будучи движущей силой соответствующей деятельности, категория «цель» отвечает на вопрос о том, на что направлена

33 См. Концепция судебной реформы в РФ. / Сост. С.А. Пашин. - М., 1992. С.90; Руднев В.О. О состязательности на предварительном следствии // Уголовный процесс. - 1999. №1. С.87.

34 Лисоволенко В.В., Гришин А.И., Громов Н.А. Состязательность и равноправие сторон как принцип уголовного процесса // Следователь. № 5 (21). 1999. С.38.

35 Васильев О.Л. Укрепление законности и борьба с преступностью. // Вестник Московск. ун -та. Сер. №11. Право. № 3. 2002. С.20.

34 эта деятельность и тем самым ради чего она осуществляется»36. «.. .Цель есть идеально выдержанный результат предстоящих действий…», - так высказался А.В. Борзенко37. Более верной представляется позиция Т.Г. Морщаковой и И.Л. Петрухина, которые указывали: «В области права различие между понятием цели и задачи установить трудно. Чаще всего термин «задача» употребляется в правовых актах в смысле конкретизации цели. Однако теоретически некоторые различия между названными понятиями, видимо, существуют. Для констатации цели системы достаточно акта познания закономерности, определяющих ее развитие, тогда как постановка задач - акт волевой, императивный, вытекающий из знания цели. Кроме того, в задаче, как правило,
заложены основания ее решения

то

(алгоритм), чего нельзя сказать о цели» . Следует отметить, что новый

УПК РФ не установил специальной нормы, посвященной целям и задачам предварительного расследования. Однако законодатель в ст.6 действующего уголовно-процессуального кодекса определил назначение уголовного судопроизводства:

  1. Защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления;
  2. Защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
  3. «Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, - сказано в ст. 6, - в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию»39.

Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве.- Л., 1976. С. 3.

37 Борзенко А.В. Проблема цели в общественном развитии. - М., 1963. С.34.

38 Морщакова ТТ., Петрухин И.Л. Социологические аспекты изучения эффективности правосудия //Право и социология. - М., 1973. С. 254.

39 См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской федерации. Федеральный закон от 18 декабря 2001 года, № 174-ФЗ.(Далее - УПК РФ).

35

Понятие «назначение» в одном из своих определений толкуется как «цель, предназначение»40.Таким образом, из ст. 6 УПК следует, как нам представляется, что цель уголовного процесса — защита жертв преступления и защита гражданина от незаконного и необоснованного применения уголовно- процессуального и уголовного законодательства. Ст.2 Конституции Российской Федерации называет права человека высшей ценностью. Поэтому, если поставим вопрос «зачем?», то ответ будет, по всей видимости, следующим: чтобы государство осуществило одну из своих задач (а может, и свою цель) — охрану наивысшей ценности. Тогда защита прав жертв преступления и защита граждан от незаконного преследования являются задачами в рамках системы государства, но в рамках своей подсистемы — уголовного процесса — это цели. А чтобы достичь указанных целей, необходимо решить целый ряд задач. Статья 6 УПК РФ основные из них называет: назначение виновным справедливого наказания, а также отказ от уголовного преследования невиновных, их ненаказание и реабилитация.

Однако названные задачи не входят в круг проблем, решаемых следователями на стадии предварительного расследования. Единственное, что можно отнести, по нашему мнению, к задачам предварительного расследования, вытекающим из содержания статьи 6 УПК, - это отказ от уголовного преследования невиновных. Само же уголовное преследование не может быть задачей, поскольку оно — функция41.

Как и ранее следователи органов внутренних дел ведут большую работу по раскрытию преступлений и привлечению к ответственности преступных элементов, посягающих на интересы государства, на жизнь, здоровье и законные права граждан. Несмотря на то, что вступил в действие новый уголовно- процессуальный кодекс, задачи органов предварительного расследования остались прежние. К ним можно отнести: а) раскрытие и расследование
преступлений; б) изобличение виновных; в) создание

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд. М., 1997. С.382. 41 См.: Васильев О.Л. Указ. раб. С. 24.

36 необходимых предпосылок для предания их суду. Именно от их успешного решения зависит предупреждение преступлений, а также обеспечение гарантий безопасности граждан и государства. Закон (ст.21 УПК) требует раскрытия преступления. Принцип неотвратимости наказания может быть реализован при условии, если органы предварительного следствия и органы дознания будут действовать в тесном контакте, реально сочетая используемые ими методы и средства в раскрытии и расследовании преступления.

Из сказанного вытекает важность точного толкования вопросов: «что означает раскрыть преступление?», «кто его раскрывает и когда наступает момент, с которого можно констатировать, что преступление раскрыто?». К сожалению, понятие «раскрытие преступления» истолковывалось в теории и на практике неоднозначно, что, безусловно, отрицательно сказывалось и сказывается на работе органов предварительного расследования. Так, согласно действовавшей ранее Инструкции о едином учете преступлений, преступление считалось раскрытым с момента предъявления обвинения или ареста подозреваемого, а также в случае вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, скрывшегося от органов следствия и получения санкции прокурора на его арест42.

С таким подходом к пониманию раскрытия преступления соглашались и многие процессуалисты, которые в принципе считали, что в данную задачу не входит полное установление всех обстоятельств дела и изобличение виновных43. Данная оценка раскрытия преступлений, на наш взгляд, недостаточно полно отражала действительное положение дел в борьбе с преступностью. Она не согласовывалась с положением закона (чЛ ст.2; ч.1 ст.20 УПК РСФСР), который всегда требовал исчерпывающего раскрытия каждого преступления. Предъявление же лицу обвинения, а тем более

42 Инструкция Генеральной прокуратуры и МВД СССР о едином учете преступлений. 2-е изд., от 30 декабря 1985 г. №59/11.

43 Арсеньев В.Д. Необходимость раскрытия каждого преступления и некоторые аспекты ее реализации // Сб. научн. тр. Омской высшей школы милиции МВД СССР.- Омск, 1970. Вып. 7. С.10-11.; Гаврилов А.К. О понятии раскрытия преступления // Проблемы предварительного следствия. - Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1972. С.85.

37 избрание меры пресечения в отношении подозреваемого, никак не могло означать, что преступление раскрыто полностью и выявлены все его * эпизоды, соучастники, а тем более, причины и условия ему

способствовавшие.

Реализация этой концепции на практике отмечена самыми негативными последствиями: необоснованными арестами и привлечением - граждан к уголовной ответственности. Именно для создания видимости благополучия в следственных органах нередко без достаточных оснований предъявлялось обвинение, арестовывались подозреваемые, что давало *’ возможность «выставить» карточку на раскрытое преступление и поддержать

на нужном уровне этот важнейший показатель оперативно-следственной работы.

Поэтому вполне обоснованной выглядит точка зрения авторов, которые связывают раскрытие преступлений с полным завершением расследования по делу, когда у следователя складывается твердое убеждение в виновности или % невиновности обвиняемого, выяснены причины и условия, способствовавшие

преступлению, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела44.

В соответствии с нормативными документами, которые были обновлены МВД России45, преступление следует считать раскрытым, если:

  1. Уголовное дело по обвинению лица, совершившего преступление, закончено
    производством, обвинительное заключение утверждено

прокурором с направлением дела в порядке ст.222 УПК в суд. Лицо,

совершившее преступление, установлено, но с согласия прокурора по

основаниям ст.ст.25,26,28 УПК дело прекращено с освобождением этого

лица от уголовной ответственности.

Майоров Н. Учет раскрытых преступлений // Соц. законность. 1970. № 2. С. 43; Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования.- М; 1971. С. 5-7; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие.-M. 1965.Cc.38

У 45 Инструкция о едином учете преступлений (3-е изд.) от 14 декабря 1994 г. № 66/418. Утверждена

Генеральной прокуратурой и МВД РФ.

38

  1. Лицо, совершившее преступление, известно и имеются достаточные доказательства его виновности, но обвинение ему не предъявлено ввиду прекращения дела в соответствии с п.З ст.27, п.З и 4 ст.24 УПК.

В «Инструкции о едином учете преступлений» от 14 декабря 1994 года отмечается, что основным критерием оценки раскрываемости преступлений является количество преступлений, оставшихся нераскрытыми. А в силу закона таковыми являются преступления, дела о которых приостановлены за нерозыском либо за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п.п.1, 2 ст.208 УПК РФ).

Следовательно, в число нераскрытых включаются все преступления, дела о которых впервые приостановлены в данном отчетном периоде, независимо от времени возбуждения уголовного дела и времени регистрации данного преступления. Их процент определяется отношением к числу расследованных. Мы считаем правильным, что мера достижения задачи раскрытия преступлений должна определяться разностью между количеством выявленных и количеством раскрытых преступлений. Большая или меньшая разность, то есть большее или меньшее количество нераскрытых преступлений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года будет свидетельствовать, соответственно, о высокой или низкой эффективности деятельности по раскрытию преступлений.

Однако противоположного мнения придерживается Л.В. Астапьев, который указывает, что «… на практике понимаемая таким образом эффективность деятельности не определяется. Потому что укоренилось мнение о необходимости оценки деятельности по раскрываемости преступлений, а не по установлению ее эффективности по раскрытию преступлений. Раскрываемость преступлений, вычисленная по критерию количества нераскрытых преступлений, указывает на удельный вес этого количества в общей массе расследованных уголовных дел. Удельный вес, как и количество нераскрытых преступлений, может рассматриваться в качестве меры достижения цели. Но только сравнение во временном масштабе может

39 позволить определить эффективность деятельности как степени достижения цели раскрытия преступлений»46.

В свою очередь, определение эффективности деятельности как степени достижения цели является сигналом для общества о необходимости постановки перед социальными организациями реальных целей. В противном случае измерение эффективности деятельности в условиях объективного отдаления цели (рост преступности) может привести к еще более существенным изменениям.

В последние годы в нашей стране наблюдается тенденция роста числа зарегистрированных преступлений, по которым не установлены лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых.

Так, согласно данным Следственного комитета при МВД РФ по итогам 1999г., начиная с января и в течение всего года происходило постоянное увеличение удельного веса уголовных дел, приостановленных в связи с неустановлением либо нерозыском виновного лица. В целом по России следователями ОВД приостановлено 46% (против 40,9% в 1998г.) к числу всех расследованных уголовных дел. В Хабаровском крае следователями ОВД приостановлено 40% к числу всех расследованных уголовных дел и соответственно край занимал 29 место среди других субъектов Российской Федерации47. По итогам 2000г. наблюдалась тенденция снижения количества уголовных дел, приостановленных за неустановлением или нерозыском виновных лиц, на 10,4%. Вместе с тем, в 38 регионах удельный вес дел приостановленных по вышеуказанным основаниям выше, чем в среднем по России (44,6%). Наиболее низкие показатели имеют МВД республик Адыгея, Карелия, Марий Эл, ГУВД Пермской и Тюменской областей, УВД Костромской, Курганской и Ярославской областей, где приостановлено по данным основаниям от 54,1 до 64,8 процента уголовных дел48.

Астапьев Л.В. Оценка деятельности по раскрытию преступлений и ее эффективность: сущность и значение // Следователь. №4. 2002. С. 3-5.

47 Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. № 2(103). М.-2000г. С.12-13.

48 Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. № 2(108).М.-2001.С.12-13.

40

В 2001г. возросло количество приостановленных следователями органов внутренних дел уголовных дел в связи с неустановлением или нерозыском виновного лица на 131,4 тыс. или 17,3 процента. Наиболее низкие показатели имеют МВД республик Адыгея и Карелия, ГУВД г.Москвы, Тюменской области, УВД Костромской и Курганской областей (от 61,4 до 72,8 процента).

Как отмечает руководство Следственного комитета, причинами такой раскрываемости является неудовлетворительное взаимодействие следователей, сотрудников оперативных и других служб милиции на всех *” стадиях процесса расследования, которое проявляется в несогласованности

их действий, формальном подходе к выдвижению и отработке возникающих реальных версий, просчетах при анализе имеющихся материалов, отсутствии совместного планирования и обмена информацией. Во многих ГРОВД контроль за регистрацией работы дежурных следственно-оперативных групп должным образом не налажен, значительная часть осмотров мест *? происшествия проводится следственно-оперативной группой не в полном

составе, качество их работы на местах происшествия оставляет желать лучшего49. Все эти и другие недостатки, выявленные Следственным комитетом при МВД РФ, имеют место и в работе следователей ОВД Хабаровского края и других краев и областей.

Зачастую следователи забывают, что помимо оснований приостановления дела необходимо учитывать и определенные условия, являющиеся предписаниями закона, обязывающими следователя выполнять определенный комплекс процессуальных действий до вынесения постановления о приостановлении уголовного дела. В частности, часть 5 статьи 208 УПК РФ предписывает, что: «До приостановления предварительного следствия следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно в отсутствии обвиняемого, и

*?

Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. № 1(111).М.-2001. С.11-12.

респ. ч”;лл ГОСУЛЛ: -:::,1АЛ 41 БИБЛпиАШ*

принимает меры по его розыску либо установлению лица, совершившего

преступление».

К сожалению, на практике требования закона, регламентирующие порядок приостановления предварительного расследования, зачастую игнорируются.

Наши исследования показали, что в Хабаровском крае и Амурской области, больше всего нарушений связано с игнорированием такого условия приостановления расследования как обязательность принятия всех мер к обнаружению лица, совершившего преступление. Дело в том, что * определенная часть следователей, не владея, в должной мере, сложным

искусством доказывания принимает решения, руководствуясь случайными фактами, ограничиваясь минимальным доказательственным результатом. Обращает на себя внимание, прежде всего, низкое качество планирования, почти по всем изученным нами приостановленным уголовным делам, либо вообще отсутствием каких-либо планов5 . В результате вместо продуманной * системы мер, направленных на раскрытие преступления, выявление и

фиксацию всех объективно возможных его следов, следователи ограничиваются производством следственных действий, необходимость которых наиболее очевидна, «забывая» о многих других. Бесплановость расследования порождает увлечение одной версией и мешает выдвинуть и проверить другие. Планирование расследования преступлений, опираясь

на определенные исходные данные, содействует, на наш взгляд, соблюдению всех принципов уголовного процесса, особенно принципов объективной истины, законности и некоторых других.

Недооценка планирования и другие организационные просчеты нередко приводят к серьезным последствиям. «Так, низкое качество планирования по уголовному делу порождает ошибки организационно-тактического плана; это приводит к увлечению
одной версией при

50 В процессе работы над диссертацией нами были изучены 300 уголовных дел, приостановленных за ^’ неустановлением или нерозыском лица, совершившего преступление, а также уголовных дел,

прекращенных по реабилитирующим основаниям.

42 недостаточном внимании к другим, что порождает
гносеологические ошибки; и, в конечном итоге, совершаются
процессуальные ошибки, связанные с необоснованностью принимаемых процессуальных решений»51.

О широте распространения недостатков, связанных с выдвижением и проверкой версий, говорит тот факт, что указанные недостатки были выявлены по 2/3 изученных нами уголовных дел, причем по 47,5 % дел не были выдвинуты и проверены все реально возможные версии, по 41,7 % дел отмечено увлечение одной версией .

Причины указанных выше недостатков коренятся также в сознании следователей, в их отношении к работе: формальное, безынициативное отношение части следователей к исполнению своих служебных обязанностей, стремление приукрасить свои «достижения», процессуальное упрощенчество, нежелание повышать свой профессиональны уровень, проявление профессиональной деформации53. В связи с этим нельзя не затронуть вопрос о кадровом обеспечении следственного аппарата. В УВД Хабаровского края и Амурской области по состоянию на 1.09.2002г. 37,8% следователей не имеют высшего юридического образования. Приток нового пополнения из юридических вузов незначителен. Одновременно идет постоянный отток опытных следователей. Практика показывает, что начинающие следователи, как правило, не владеют методиками расследования и раскрытия преступлений, получившими распространение в последнее время. В таких условиях нельзя ожидать повышения уровня раскрываемости преступлений и уменьшения числа дел, приостановленных в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Отрицательно сказывается на раскрываемости преступлений низкая эффективность процессуального контроля начальников
следственных

51 Воронин С.Э. Проблемно-поисковые следственные ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве. Барнаул: АГУ. 2000. С.55.

52 Более подробно вопросы планирования расследования преступления будут рассмотрены в § 3 главы 1.

53 См.: Отчет кафедры уголовного процесса о НИР по теме «Причины следственных ошибок и пути их устранения». № гос. регистрации 01.9.10, 033661. Хабаровск., ВШ МВД РФ. 1996. С.22.

43 подразделений, а также прокурорского надзора за расследованием преступлений. А это приобретает особое значение в условиях, когда в следственных аппаратах работает много неопытных, недостаточно квалифицированных следователей, которые не обладают достаточным уровнем правосознания и другими качествами, требуют к себе постоянного внимания и контроля за принимаемыми ими процессуальными решениями.

Только 14% изученных приостановленных уголовных дел содержали данные о процессуальном контроле со стороны начальников следственных подразделений и совершенно никаких данных о наличии прокурорского надзора.

На наш взгляд устранение факторов, оказывающих негативное влияние на раскрываемость преступлений, должно предполагать проведение соответствующих мероприятий со стороны начальников следственных отделов и прокуратуры по совершенствованию стиля и условий работы следователей, чем будут созданы предпосылки для более эффективной работы по раскрытию и расследованию преступлений.

На раскрываемости преступлений негативно сказывается также несвоевременное реагирование органов предварительного расследования на заявления и сообщения о преступлениях. Прежде всего это делает невозможным осмотр места происшествия по «горячим следам», что ведет к невосполнимой утрате следов преступления. Волокита ведет также к тому, что следователи в этих случаях уже не принимают участия в осмотре места происшествия и их заменяют работники органов дознания, которые в силу недостаточной квалификации, не всегда могут обеспечить высокое качество осмотра.

Наши исследования показали, что не по всем расследуемым уголовным делам осмотры места происшествия проводятся своевременно. Так, по 11% приостановленных уголовных дел осмотры проведены в срок от 3-х до 10 дней. Отсюда невысока и их эффективность: лишь в 58% случаях удалось

44 обнаружить отдельные вещественные доказательства, которые оставляют какую-то перспективу раскрытия части преступления.

Так, по уголовному делу, возбужденному следователем УВД Индустриального района г. Хабаровска по факту нанесения тяжкого вреда здоровью гражданину К. 4 ноября 2001г. осмотр места происшествия произведен только 14 ноября. В результате обнаружить какие-либо материальные объекты (следы преступления) не представилось возможным54.

По делу, возбужденному следователем ОВД Кировского района г. Хабаровска по факту нанесения тяжкого вреда здоровью гражданину В. 17 июня 2002 г. осмотр места происшествия был произведен 30 июня. Никаких результатов осмотр не дал55.

С целями раскрытия преступлений тесно связана другая немаловажная задача - привлечение лиц, совершивших преступление, в качестве обвиняемых. Этот акт занимает центральное место в стадии предварительного расследования. Им констатируется тот факт, что органы предварительного расследования располагают достаточными

доказательствами о событии преступления и о лице, его совершившем, что в значительной мере определяет дальнейшее направление расследования уголовного дела. С привлечением лица в качестве обвиняемого связаны важнейшие юридические последствия. Впервые в уголовном судопроизводстве формулируется и обосновывается в процессуальном документе обвинение против конкретного лица и в расследовании уголовного дела наступает новый этап56.

Привлечение в качестве обвиняемого имеет для последнего серьезные правовые последствия. Так, к нему могут применяться принудительные меры, серьезно ограничивающие его конституционные права и свободы, и т.д. Поэтому привлечение в качестве обвиняемого возможно только тогда, когда следствие располагает достаточными
доказательствами,

54 См.: Уголовное дело № 119803 за 2001 г. в УВД Индустриального района города Хабаровска.

55 См.: Уголовное дело № 792504 за 2002 г. в Кировском РОВД г. Хабаровска.

56 Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1997. С.105.

45 указывающими на то, что данное лицо совершило преступление. Иначе говоря, привлечение в качестве обвиняемого возможно только тогда, когда к этому имеются достаточные основания57.

Необоснованное привлечение в качестве обвиняемого на основании непроверенных или недостаточно проверенных фактических данных - одно из самых серьезных нарушений законности, от которого страдают как граждане, так и авторитет органов предварительного расследования.

Требование достаточности доказательств - важнейшая гарантия от необоснованного предъявления обвинения. Однако ранее действовавший и новый уголовно-процессуальный кодекс не объясняют, что надо понимать под «достаточностью» доказательств, в связи с чем в практике и теории по этому вопросу существуют различные мнения. Большинство процессуалистов придерживались и придерживаются взглядов, что следователь должен располагать к моменту привлечения в качестве обвиняемого такими доказательствами, которые бы убеждали его
в

со

виновности привлекаемого лица и исключали бы другие выводы по делу
.

Однако уже после принятия уоголовно-процессуального кодекса 1960г. с различными доводами против этой точки зрения выступают И.Л.Петрухин59, А.М.Ларин и другие. Более того, А.М.Ларин свою позицию вновь подтвердил в 1990 г., приняв участие в создании теоретической модели уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и РСФСР. Сформулированная им ст.402 выглядит таким образом: «лицо привлекается к участию в деле в качестве обвиняемого при наличии доказательств, достаточных для обоснованного предположения, что расследуемое преступление совершено данным лицом»61.

57 Воронин Э.И., Воронин С.Э. Привлечение в качестве обвиняемого. Хабаровск. 1999.-С.8-9.

58 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. - М., 1971. С.118-127; Жогин И.В., Фаткуллин Ф.И. Предварительное следствие. - М., 1965. С.185-188; Якупов P.X. Процессуальные гарантии законности привлечения в качестве обвиняемого. - М., 1988. С.84-85.

5 Петрухин И.Л. Теория судебных доказательств в советском уголовном праве. - М.,196б.-С441.

60 Ларин A.M. Проблемы предварительного расследования в советском уголовном процессе. - М.,1970.- С.24-25.

61 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР (теоретическая модель). - М., 1990.- С.212.

46 Такого же мнения придерживался в свое время профессор М.С.Строгович, который считал, что сама постановка вопроса об

  • убежденности следователя в виновности лица в момент привлечения его в качестве обвиняемого неправомерна, поскольку следствие еще не окончено, объяснения обвиняемого по предъявленному ему обвинению еще не получены и не проверены . Представляется, что мнение большинства авторов по вопросу о привлечении в качестве обвиняемого ( точка зрения Л.М. Карнеевой, И.В. Жогина, Ф.И. Фаткуллина, Р.Х. Якупова) полнее соответствует требованиям о привлечении в качестве обвиняемого только
  • виновных.
  • Ни в ранее действующем УПК РСФСР 1923г., ни в одном из УПК бывших союзных республик, а ныне стран, входящих в СНГ, после принятия Основ 1958г. нет указаний на то, что следователь может вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого при наличии достаточных оснований к предположению, что расследуемое преступление

« совершено подозреваемым лицом, как это имело место в УПК отдельных

бывших союзных республик еще до принятия Основ 1958г.

В ст.171 УПК РФ по данному вопросу указано, что следователь выносит мотивированное постановление о привлечении в качестве обвиняемого при наличии «достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления».

Характеризуя внутреннее убеждение следователя применительно к моменту
привлечения лица в качестве обвиняемого, Л.М.Карнеева

^’ подчеркивает, что он к этому времени убежден в непротиворечивости

собранных доказательств, совокупность которых подтверждает сделанный им вывод и исключает на данном этапе возможность иного решения. Следователь, привлекая лицо в качестве обвиняемого, убежден в том, что его

т.

Строгов ич М.С. Курс советск ого уголовн ого процесс а. T.2.- M..1970 .- С.34- 35.

47 вывод единственно правильный, поскольку достаточно обоснован установленными к этому моменту доказательствами63.

^ З.З.Зинатуллин совершенно справедливо, на наш взгляд, отмечает, что

«теория привлечения к уголовной ответственности на основании предположения следователя о виновности обвиняемого, не дает гражданам достаточных гарантий от незаконного, необоснованного привлечения их к уголовной ответственности»6 .

По нашему мнению, для формулирования обвинения необходимо, чтобы были
известны все те факты, из которых складывается

Ч соответствующий состав преступления. Сюда относится противоправное и

общественно опасное деяние, совершение его определенным лицом и уголовная вина последнего. Должны быть установлены время, место, способ, мотив и цель преступного действия (бездействия), наступления вредных последствий, предмет посягательства. Отягчающие и смягчающие вину обстоятельства должны быть
установлены тогда, когда они либо

  • предопределяют преступность и наказуемость содеянного, либо влияют на

его квалификацию, т.е. лежат в рамках основных признаков состава преступления. Пока не собраны доказательства об указанных фактах, формулирование обвинения и привлечение лица в качестве обвиняемого были бы преждевременны.

Таким образом, достаточность доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого определяется исходя из предмета и пределов доказывания на данном этапе расследования. Если при возбуждении *’ уголовного дела необходимо располагать достаточными
данными,

показывающими на признаки преступления (ст. 140 УПК РФ), то к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого, нужно определить дату, время, место и другие обстоятельства совершенного преступления, поскольку они установлены материалами дела (ст. 171 УПК РФ). При составлении же

Щ Карнеева Л.М.. Привлечение к уголовной ответственности. - М., 1971.-С.128-131.

64 Зинатуллин 3.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам.-Ижевск, 1989.- С.18-19.

48 обвинительного заключения, должны быть выяснены место и время совершения преступления, способы, мотивы, последствия и другие ^ существенные обстоятельства; сведения о потерпевшем,
обстоятельства,

смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого, доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту и результаты их проверки (ст.220 УПК РФ). Из анализа указанных статей видно, что к моменту предъявления обвинения следует установить круг обстоятельств, значительно превышающий тот, который достаточен для возбуждения уголовного дела. Но, вместе с тем, для привлечения лица в качестве обвиняемого нужна ^г значительно меньшая совокупность доказательств, чем это требуется для

признания расследования законченным.

В ст.73 УПК РФ, которая определяет предмет доказывания по делу,

законодатель указывает, что к моменту привлечения лица в качестве

обвиняемого должны быть установлены обстоятельства, указанные в п.п.1,2

этой статьи. Это событие преступления, виновность обвиняемого и мотивы

^ преступления. Что касается иных обстоятельств, предусмотренных в ст.73

УПК, то они ко времени предъявления обвинения подлежат доказыванию

постольку, поскольку охватываются конструктивными признаками

конкретного состава преступления. Например, подлежат доказыванию

обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность лица (п.6 ст.73

УПК РФ), а также обстоятельства, указывающие на характер и размер

! причиненного ущерба (п.4 ст.73 УПК РФ) в случаях, когда они влияют на

i квалификацию преступления; обстоятельства,
способствовавшие

i

*’ совершению преступления (ч.2 ст.73 УПК РФ) подлежат доказыванию, когда

I они образуют обязательный признак объективной стороны преступления.

Подлежат также установлению, предусмотренные п.З ст.73 УПК РФ,

данные о личности обвиняемого, которые образуют обязательные признаки

! субъекта преступления (возраст, вменяемость, признаки
специального

субъекта и др.). Следовательно, как указывает Р.Х. Якупов, «пределы

% доказывания определяются, исходя, прежде всего, из требований закона

49 собрать такую совокупность доказательств, которая подтверждает каждое из обстоятельств, подлежащих установлению на данном
этапе, приводит следователя (лицо, производящее дознание) к
твердому убеждению о виновности привлекаемого» .

В деятельности органов предварительного следствия довольно широкое распространение получили случаи преждевременного или, наоборот, «запоздалого» привлечения в качестве обвиняемого. При преждевременном привлечении, при отсутствии достаточных к тому доказательств, к уголовной ответственности может быть привлечен невиновный, со всеми вытекающими отсюда последствиями66.

Так, согласно данным Следственного комитета МВД РФ в 2001 г. на 20,7% увеличилось число лиц, в отношении которых уголовное преследование прекращено по реабилитирующим основаниям на стадии предварительного следствия (с 1656 в 2000 г. до 1999 в 2001 году).

Значительный рост числа обвиняемых, освобожденных из-под стражи по реабилитирующим основаниям, допущен в органах предварительного следствия при МВД республик Бурятии, Дагестана, Саха (Якутия), ГУВД Новосибирской области, УВД Смоленской области . В этих случаях мы

сталкиваемся сразу с двумя самыми серьезнейшими нарушениями закона: необоснованным привлечением к уголовной ответственности и незаконным лишением граждан свободы, выразившемся в применении к ним исключительной меры пресечения — содержание под стражей.

Неизбежны ли ошибки следователей при привлечении граждан к уголовной ответственности? Анализ практической деятельности позволяет установить, что, безусловно, ошибки возможны и причинами тому могут быть:

а) недостаточная опытность следователя;

65 Якупов Р.Х. Процессуальные гарантии законности привлечения лица в качестве обвиняемого. - М., 1988.- С.85

66 Воронин Э.И., Воронин С.Э. К вопросу о законности и обоснованности привлечения граждан к уголовной ответственности // Проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью на рубеже столетий. Ч. 1. Хабаровск, 1999. -С. 92

Информационный бюллетень следственного комитета при МВД России. №2(108). М.,-2001 .С. 25-26.

50

б) поспешность принимаемых им решений без критического анализа имеющейся совокупности доказательств;

в)вмешательство в процессуальную деятельность следователя руководителей ведомств, стремящихся любой ценой обеспечить надежный процент раскрываемости преступлений

Но ошибки, на наш взгляд, не являются обязательными и неизбежными, ибо у подготовленного ответственного следователя имеются все возможности для принятия правильных решений. Ведь при доказывании могут быть установлены отсутствие события или состава преступления и другие обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу, и при наличии любого из них привлечение к уголовной ответственности не будет законным. Каждый следователь в этих случаях должен отдавать себе отчет в том, что он идет на грубейшее нарушение закона, формулируя обреченное на провал обвинение, вслед за которым последует его аннулирование и реабилитация необоснованно привлеченного к уголовной ответственности гражданина68. Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением В.И.Каминской69, считающей, что определенный процент прекращенных по реабилитирующим основаниям уголовных дел и вынесение оправдательных приговоров существует и является неизбежным.

Наиболее распространенными следственными ошибками, как показывает практика, ведущими к необоснованному привлечению граждан к уголовной ответственности, являются ошибки, связанные с проявлением одностороннего подхода к исследованию предмета доказывания, в результате чего отдельные следственные элементы его остаются невыясненными. Это неизбежно приводит и к сужению пределов доказывания, в результате чего собранная следователем совокупность доказательств оказывается недостаточной для обоснования принятого им решения о привлечении лица в качестве обвиняемого.

68 См.: Воронин Э.И., Воронин С.Э. Привлечение в качестве обвиняемого: Лекция. Хабаровск. 1999. С. 11- 12.

69 Каминская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно-процессуальном праве // Сов. гос- во и право. 1978. № 10. С.30.

51

Изучение прекращенных следователями органов внутренних дел Хабаровского края в 1998-2001гг. по реабилитирующим основаниям уголовных дел показало, что половину всех случаев необоснованного предъявления обвинения составило недостаточное исследование такого элемента доказывания, как виновность обвиняемого. Около 1/3 ошибок этого вида связано с недостаточностью самого факта совершения обвиняемым преступления.

Неполнота исследования обстоятельств совершения преступления на момент принятия решения о привлечении в качестве обвиняемого нашло свое проявление в том, что следователь не принял мер к созданию достаточного в количественном отношении и обеспечивающего достоверность вывода о виновности комплекса доказательств либо прошел мимо факторов, ослабляющих его силу и надежность (отсутствие связи улик, их разрозненность и противоречивость, сомнения в допустимости отдельных доказательств).

Таким образом, неполнота и односторонность расследования, приведшие к необоснованному привлечению граждан к уголовной ответственности чаще всего выражались в недоказанности существенных для принимаемого решения обстоятельств: недоказанности события преступления, вины обвиняемого, других элементов, охватываемых рамками состава преступления, преждевременном выводе о наличии оснований для предъявления обвинения в то время, как не были исчерпаны возможности сбора доказательств, уличающих определенных лиц в совершении преступления. К сожалению, из всего количества опрошенных следователей 51,5% считали, что для привлечения лица в качестве обвиняемого достаточно такой совокупности доказательств, которая свидетельствует лишь об определенной степени вероятности вины привлекаемого7 .

Нами были опрошены 300 следователей органов внутренних дел в Хабаровском, Красноярском и Алтайском , Амурской области. Опрос проводился в форме интервьюирования.

52

Все это свидетельствует, по нашему мнению, о том, что определенная часть следователей, не владея в должной степени сложным искусством доказывания, принимает такие ответственные процессуальные решения, руководствуясь случайными факторами и ограничиваясь минимальным доказательственным результатом. Такой подход не может соответствовать безусловному выполнению требований закона о том, что никто не подвергся необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах.

Довольно широкое распространение на практике до сих пор имеет переоценка следователем признания подозреваемого, которая по результатам нашего исследования составила 19,4% от числа дел, по которым имели место ошибки, связанные с оценкой доказательств на момент привлечения лица в качестве обвиняемого. Данное явление нередко порождает вредный стереотип доказывания, пользуясь которым следователь упрощает свою задачу за счет неправомерного «закрепления» признания. Так, это «признание» повторяется и фиксируется в присутствии понятых (под видом «проверки показаний на месте») в 27,5% от числа изученных дел; записывается на магнитофон (под видом повторного допроса, хотя необходимость в нем отсутствует, т.к. речь идет лишь о воспроизведении признания) в 11% случаях Противоположный недостаток - переоценка показаний потерпевших - также объясняется стремлением выйти из проблемной ситуации ценой минимальных усилий. Это явление закономерно приводит к замалчиванию доводов обвиняемого, выдвинутых им в пользу своей невиновности. Данное явление имеет большее распространение, чем переоценка следователем признательных показаний обвиняемого. Так, недооценка следователями отрицания обвиняемым своей вины составила почти 38% ошибок в оценке доказательств. Как первое, так и второе явление одинаково опасны, т.к. порождают обвинительный уклон.

Аналогичное происхождение имеют и многочисленные случаи переоценки заключений экспертов, которые иногда противоречат другим

53 доказательствам и, тем не менее, могут быть положены в основу принимаемых по делу решений.

Вследствие всех этих причин совокупность доказательств, на которые опирается следователь, принимая решение о направлении дела в суд или о прекращении, либо о приостановлении дела, оказывается подчас внутренне несогласованной, страдает противоречиями, которых следователь, увлеченный одной версией, не заметил, а иногда просто не захотел преодолеть. В процессе изучения уголовных дел со следственными ошибками нами было выявлено немало фактов подобных существенных * процессуальных нарушений :

1) не проводилась экспертиза, когда это являлось обязательным в 17% случаях;

2) вместо судебно-медицинской экспертизы ограничивались актом судебно-медицинского исследования — 18%;

3) несвоевременность назначения экспертиз - 25,1 %;

^ 4) неполнота материалов, представляемых в экспертные учреждения —

20,9 %;

5) обвиняемый не был ознакомлен с заключением экспертизы, в связи с чем не мог использовать предоставленные ему права - 19% .

В ряде случаев инсценируется «явка с повинной», т.е. написание подозреваемым (обычно из изолятора временного содержания или из следственного изолятора) обращения, содержащего признание вины, хотя такое признание уже было получено на допросе. Подобного рода приемы создают иллюзию доказанности факта совершения преступления, хотя в действительности данный факт подтверждается только показаниями подозреваемого и, следовательно, в соответствии со ст.88 УПК не может считаться доказанным. В результате следователь утрачивает объективную возможность получения новых доказательств, которые обязательно должны быть, если признание
подозреваемого соответствует истине. О широте

t1* распространения незаконной практики «закрепления доказательств в целях

54 удержания подозреваемого (обвиняемого) на занятой им позиции свидетельствует тот факт, что из 300 опрошенных следователей органов внутренних дел Хабаровского, Красноярского и Алтайского краев, Амурской области, а также прокуратуры Хабаровского края за допустимость указанной практики высказалось 161 следователь, т.е. 53,5%.

Некоторые практические работники следственных подразделений приводят «объективные» причины допущенных следственных ошибок. К ним относятся плохие условия работы следователей, перегрузка, низкое качество работы органов дознания, отсутствие должного взаимодействия, недостатки в экспертном обслуживании, обострение общей криминогенной обстановки в стране и др.

Согласиться с таким суждением можно условно. По нашему мнению, при высоком уровне профессионализма, надежной правовой социальной защищенности следователей, строгом соблюдении закона, правильном понимании интересов службы и организации работы, названные и другие обстоятельства не могут быть причиной следственных ошибок71.Наши исследования показали, что основными факторами, обусловившими конкретные причины и сами следственные ошибки, могут являться: во- первых, недостатки в процессуальной подготовке следователей в юридических вузах и школах повышения квалификации; во-вторых, недостаточное материальное и моральное стимулирование их труда; в- третьих, слабая методическая и научно-техническая оснащенность следствия; в-четвертых, неоптимальные внешние условия следственной работы и утрата ее престижности; в-пятых, низкая эффективность прокурорского надзора и процессуального контроля начальников следственных подразделений за законностью привлечения граждан к уголовной ответственности и применением мер уголовно- процессуального принуждения.

71 Сухинин А.В. Анализ причин нарушений законности в деятельности следователей органов внутренних дел и пути их устранения //Следователь. 1999. №4(20). С. 37.

55

Думается, что причиной следственных ошибок является также определенное несовершенство правовой регламентации деятельности по расследованию преступлений. Это характерно для нынешнего периода, когда имеют место бессистемные дополнения и изменения действующего УПК РФ, в связи с чем, на наш взгляд, рождается масса противоречий в его нормах, что, безусловно, затрудняет их применение и ведет к ошибочным решениям.

Крайне отрицательно сказывается на качестве расследования продолжающийся отток специалистов-профессионалов. Согласно данным * Следственного комитета МВД РФ только за 2000 г. уволилось 6723

следователя. В 2001 г. их число возросло на 24,2% и составило 8349 человек.72 По данным следственного управления УВД Хабаровского края некомплект следственных работников по краю на 1.09.2002 г. составляет 7% от штатной численности. В таких регионах, как Адыгея, Ингушетия, Коми, ГУВД Свердловской области, УВД Иркутской, Магаданской, Сахалинской Ъ областей, Ненецкого, Чукотского и Эвенкийского автономных
округов

некомплект остается высоким (от 4,4 до 15 процентов) .

Устранение причин, порождающих следственные ошибки, предполагает, по нашему мнению, проведение целого ряда мероприятий со стороны законодательной и исполнительной властей, а также руководства следственных органов по совершенствованию условий и стиля работы следователей, повышении их социального статуса до уровня судей. Должен быть осуществлен целый комплекс мер, направленных на повышение квалификации следователей, на осуществление мероприятий по предотвращению профессиональной деформации личности следователя, интенсивное использование современной техники и научных рекомендаций, оптимизирующих работу по расследованию преступлений74.

72 Информационный бюллетень СК МВД РФ. № 2(108). М.-2001.С.-27.

73 Информационный бюллетень СК МВД РФ. № 1(111). М.-2001.-С.24.

74 См.: Отчет кафедры уголовного процесса о НИР по теме «Причины следственных ошибок и пути их устранения». .№ гос.регистрации 01.9.10, 033661.1996. Хабаровск: ВШ МВД РФ. С.24.

56

Важной задачей, стоящей перед следователями органов внутренних дел, по- прежнему является задача обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба. О том, насколько значительна роль следователей ОВД в решении этой важной задачи, свидетельствует то, что они несут основную нагрузку по расследованию уголовных дел о преступлениях, связанных, как правило, с причинением материального ущерба государственным, коммерческим, общественным организациям, а равно отдельным гражданам.

Россия взяла на себя обязательство обеспечить любому лицу *’ провозглашенные в международно-правовых актах права и
свободы.

Декларация прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации в 1991 г. и Конституция РФ 1993 г. впервые закрепили верховенство общепризнанных международных норм, относящихся к правам человека, над внутренним правом. Это положение распространяется и на нормы, регламентирующие правовое положение участников уголовного Ъ судопроизводства.

На важность данной проблемы указала Комиссия по правам человека на 56-ой сессии ООН 18 апреля 2000 г., которая отметила факт принятия 17 июня 1998 г. Римского статута Международного уголовного суда. Данный суд обязал Ассамблею государств устанавливать «принципы, касающиеся возмещения ущерба потерпевшим или в отношении потерпевших, включая реституцию, компенсацию, реабилитацию»75, и учредить Целевой фонд в интересах потерпевших от преступлений.

Далее, Комиссия по правам человека в разделе IX «Право пострадавших на возмещение ущерба» отметила, что : «16. В соответствии со своими национальными законами и международно-правовыми обязательствами
государство должно обеспечивать возмещение ущерба

*

75 Докуме нты ООН. Е/С. № 4/2000/ 62 18 Yanaru 2000. Организ ация Объеди ненных Наций. Эконом ический и Социал ьный Совет. (Е) page 14.

57 жертвам действий или бездействия, представляющих собой нарушение норм в области прав человека или гуманитарного права»76.

  • Статья 52 Конституции Российской Федерации отвечает этим требованиям. Но законодатель не отразил ни в одном документе, какое учреждение, должностное лицо исполняют данную функцию .

Лишь в соответствии со ст.ст. 42, 44, 54, 299, 309 и др. УПК РФ возможно возмещение материального ущерба потерпевшему путем предъявления к виновному или лицам, несущим материальную ответственность за его действия, гражданского иска.

? В соответствии с ч. 1 п. 4 ст. 73 УПК РФ при производстве по делам о хищениях, согласно данным Следственного комитета МВД РФ, в 2001 году органами предварительного следствия совместно с сотрудниками оперативных служб органов внутренних дел принимались определенные меры к возмещению ущерба, причиненного преступлениями гражданам и юридическим лицам, о чем свидетельствуют следующие данные: в 2000 г.

щ сумма возмещенного ущерба по делам, направленным в суд, составила

6.996.447 руб., в 2001 г. - 7.709.774 руб. Удельный вес возмещенного ущерба составил соответственно 75% и 76,9%. Сумма ущерба по делам о хищениях в 2000 г. составило - 8.640.439 руб., в 2001 г. - 7.987.042 руб. Удельный вес возмещенного ущерба составил в 2000 г. — 74,9%, а в 2001 г. — 77,2% 78.

В то же время в Хабаровском крае, Москве, Нижнегородской, Оренбургской и ряде других областях показатель возмещения причиненного ущерба по делам превышает 92 процента79.

На наш взгляд, в целях улучшения работы по возмещению материального ущерба, причиненного в результате совершения преступного

6 См.: Там же.

77 Голиков О.В. Возмещение ущерба потерпевшим от преступлений // Насилие. Личность. Общество: Тезисы научко-практ. конф. М., 2000. С. 197. F* 78 Информационный бюллетень СК МВД РФ 1(111)-М.-2001г., с-20.

79 Там же. С. 22.

58 деяния, представляется целесообразным внести в действующий Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации изменения : * 1) усилить прокурорский надзор за возмещением материального

ущерба в законодательном порядке;

2) обязать следователя направлять прокурору для сведения справку о выявленном размере (пусть даже примерном) причиненного преступлением материального ущерба и о мерах, предпринятых следователем в целях его обеспечения и возмещения;

3) «…разработать механизм, позволяющий возмещать •* потерпевшему причиненный преступлением вред в соответствии со ст.52

Конституции Российской Федерации, а также определить должностных лиц, осуществляющих эту деятельность» .

Следователи органов внутренних дел в соответствии с законом (ч.2 ст.73; ч.2 ст. 158 УПК РФ) обязаны выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их щ устранению. Выявление обстоятельств, способствовавших
совершению

преступления , позволяет предотвратить или пресечь конкретное преступление и иные преступления на стадии приготовления или покушения. Если же преступление уже совершено, выявление обстоятельств, способствовавших его совершению, позволяет предотвратить другие, еще не совершенные преступления. Меры по установлению и устранению обстоятельств, способствовавших совершению
преступлений,

предпринимаемые при расследовании преступлений, являются частью профилактической работы, которая проводится правоохранительными органами.

Закон предоставляет следователю право для осуществления профилактической деятельности использовать как процессуальные средства, так и оперативно- розыскные меры81.

См.: Голиков О.В. Указ. раб. С. 198.

Арсеньев Д.В. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С.34-38.

59

Существует и иная точка зрения, согласно которой данные об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, должны быть установлены только процессуальным путем . Думается, первая точка зрения является более правильной, потому, что вышеуказанные данные могут быть установлены как процессуальными средствами, так и оперативно-розыскными мерами, а вот использование их по делу (внесение представления), по нашему мнению, возможно лишь тогда, когда они получили подтверждение при расследовании.

В выступлении на совещании работников прокуратуры РФ по вопросам борьбы с преступностью 31 мая 2002 года Президент России В.В. Путин подчеркнул: «Полагаю, что первое, на что нам надо направить свои усилия, -это профилактика преступлений… К сожалению, эта система была несколько

от

лет назад разрушена, но взамен не было создано почти ничего» .

Анализируя нормы УПК РФ 2001 года и нормы УПК РСФСР 1960 года можно сделать вывод, что позиция законодателя по рассматриваемому вопросу не равнозначна.

Так, в ч. 2 ст. 2 ранее действовавшего УПК РСФСР законодатель рассматривает предупреждение преступлений в качестве неотъемлемой части уголовного судопроизводства, то есть его задачей . В ст. 6 действующего УПК РФ, предусматривающей основное назначение уголовного судопроизводства, такая норма отсутствует.

УПК РСФСР обязывал следователя осуществлять профилактическую деятельность, выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступлений (ст.ст. 21, 21-1, 140). В действующем УПК РФ уже нет правовых норм, предполагающих обязанность следователей выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступлений. А есть лишь право следователя на внесение представления в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу по устранению

82 Звирбуль В., Кудрявцев В., .Михайлов А. и др. Выявление причин преступления и принятие предупредительных мер по уголовному делу. М: Юрид. лит. 1967. С.41-43.

83 Бондар А. Профилактика преступности и ее результаты // Законность. № 9.2002.С.2.

60 выявленных в процессе расследования по уголовному делу обстоятельств, способствовавших совершению преступлений (ч. 2 ст. 158 УПК РФ).

  • «Это проблему не решит. Значит, нужны иные, более отвечающие духу времени нормативные акты, а вернее — их комплекс, государственная стратегическая программа по противодействию и предупреждению преступности» .

На наш взгляд в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации должны быть соответствующим образом отражены основные направления, регламентирующие деятельность следователей по выявлению ?* причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

Нам представляется, что одного упоминания о необходимости выявления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, в УПК РФ недостаточно.

На основании изложенного, мы считаем необходимым предложить законодателю: ^ 1. Внести в Уголовно-процессуальный кодекс
норму,

регламентирующую обязанность следователя при производстве предварительного следствия выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, дать их подробную классификацию.

  1. Расширить пункт 27 статьи 5 УПК РФ, в котором дается разъяснение понятия «представление», дополнив его следующим содержанием: «акт реагирования следователя на выявленные в процессе
  • расследования уголовного дела обстоятельства,
    способствовавшие совершению преступлений».
  1. Ввести в статью 220 УПК РФ положение о необходимости отражения в обвинительном заключении данных о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

84 См. Там же. С. 5.

61

11ет необходимости более подробно останавливаться на теоретических аспектах вопроса предупреждения преступлений. Этот вопрос широко освещен во
многих статьях, монографических работах по уголовному

процессу и криминологии85.

§ 3. Планирование как один из факторов, обеспечивающих эффективность расследования по уголовному делу

Планирование расследования преступлений, опираясь на определенные

*” исходные данные, содействует, как известно, соблюдению всех принципов

уголовного процесса, особенно принципов объективной истины, законности

и некоторых других, имеющих значение для успешного завершения

расследования по уголовному делу.

Планирование основывается на всестороннем учете поступающих сведений, которые в ходе расследования неуклонно пополняются, ^ уточняются, переосмысливаются. Соответственно пополняется,

корректируется, изменяется план. Поэтому процесс планирования от принятия дела к своему производству и вплоть до составления обвинительного заключения непрерывен.

Планирование как указывает Л.А. Соя-Серко, устраняет неравномерности в работе, способствует ритмичности трудового процесса, снижает перегрузки86.

См., например: Звирбуль В., Кудрявцев В., Михайлов А. и др. Выявление причин преступления и принятие предупредительных мер по уголовному делу.- M: Юрид. лит. 1967. С. 41-43; Гольст Г. Работа по предупреждению преступлений // Соц. законность. 1958. № 2; Назаров В.В. Процессуальная деятельность следователя по предупреждению преступлений: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Харьков. 1980. С. 5; Крутохвостов В.Н. Работа следователя по предупреждению преступлений - важное направление его деятельности // Следственная практика. - М.,1983. Вып. 141. С. 59 ; Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985. С. 142-145 ; Жуков A.M. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1990.С.104; Данилова СИ. Проблемы профилактики преступлений на стадии предварительного расследования // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. научных трудов. - М., 1999. С. 60-65 и др.

86 Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя.- М: Юрид. лит., 1974.С.148.

62

Однако изучение опыта реального планирования показало, что нередко оно осуществляется в наивной надежде «перешагнуть» через трудную задачу предпланового сбора информации о расследуемом преступлении, что в конечном счете приводит к планированию, осуществленному на базе весьма неконкретных представлений о будущей деятельности и не позволяющему определить проблемные ситуации и задачи расследования.

Проблема преодоления информационной неопределенности при планировании расследования тесно связана со следственной версией. Дело в том, что выведенные из уже построенных версий вопросы, для их проверки практически преобразуются в вопросы плана подлежащих выяснению .

А поскольку в отечественном уголовном процессе на следователя возлагается обязанность не только собирания, но и проверки, а также оценки доказательств, закономерно и то, что вся собираемая информация должна являться основой планирования мероприятий при расследовании уголовного дела. Это существенно осложняет работу следователя, но в то же время, способствует систематизации и оценке сложности всех действий и необходимых затрат времени.

Это принципиальное положение, как показали наши исследования, игнорируется некоторыми следователями. Например, письменный план расследования составляют 63,7% из числа опрошенных следователей, а 17,1% - вообще план не составляют. Из числа следователей, имеющих письменный план расследований, 37% составляли его в произвольной форме, а 63% - в форме, отвечающей криминалистическим рекомендациям. Из них 15,2% начинали составлять такой план после производства всех неотложных следственных действий, а 57,8% - до производства указанных действий. Но все они испытывали определенные затруднения при выдвижении обоснованных версий, а это в свою очередь отрицательно сказывалось на своевременности и качестве расследования.

Криминалистика / Под ред. М.П. Яблокова, В.Я. Колдина.- М: Изд-во МГУ. 1990. С.233.

63

Обращает на себя внимание, прежде всего, низкое качество планирования почти по всем изученным нами приостановленным уголовным делам, либо вообще отсутствие каких-либо планов. В результате вместо продуманной системы мер, направленных на раскрытие преступления, выявление и фиксацию всех объективно возможных его следов, следователи ограничиваются производством следственных действий, необходимость которых наиболее очевидна, «забывая» о многих других.

Как известно, письменный план должен быть простым и ясным, чтобы легко читался. Понятное изложение в плане мероприятий, необходимых для проверки тех или иных действий и в целом для успешного расследования уголовного дела свидетельствует о том, что следователь вполне владеет ситуацией, сложившейся по расследуемому делу.

Планирование расследования преследует одну, но очень важную цель: затрачивать на одну и ту же работу меньше времени, но результата добиваться при этом более высокого. Нам стоит согласиться с точкой зрения Н.А. Селиванова, который считает , что «планирование призвано обеспечить точность, полноту, быстроту расследования при
минимальных затратах

88

времени, сил и средств» .

По нашему мнению, следователь при составлении плана расследования по уголовному делу должен иметь представление: о фактах и обстоятельствах, которые должны быть установлены в процессе расследования по уголовному делу; о реальной производительности своего труда и труда членов следственно-оперативной группы; о времени, материальных и научно-технических средствах, которыми он располагает.

Составляя план расследования по уголовному делу, следователь должен установить и последовательность исследования доказательств. Это, как нам представляется, сможет обеспечить полноту восприятия информации, ее переработку, создание наилучших условий для разработки и реализации следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. В

Селиванов Н.А. Советская криминалистика: Система понятий.- М: Юрид. лит., 1982. С.110.

64 разрабатываемом плане должна происходить систематизация получаемой информации, выдвигаемых версий, формирование доказательственной базы по изобличению лица (лиц), совершившего преступление и.т.д. Кроме того, на основе правильного планирования можно спрогнозировать и смоделировать ответные действия лиц, которые противостоят субъекту расследования.

Изучение практики показывает, что при планировании должны охватываться две группы мероприятий. «К первой группе необходимо отнести мероприятия, планируемые в целях улучшения нормативного регулирования, организационных форм, информационно-аналитического и методического обеспечения разрабатываемых мероприятий по расследованию уголовного дела. Здесь же разрабатываются мероприятия по обеспечению взаимодействия субъектов, принимающих участие в расследовании преступления.

Мероприятия второй группы имеют задачей получение доказательственной информации по установлению и изобличению лица, совершившего преступление»89.

При этом следует учитывать факторы пространства и времени как неотъемлемых свойств развивающейся материи. С момента возникновения доказательств (отражений преступления в материальной среде и сознании), неизбежно начинается обратный, негативный процесс старения «отпечатков»-отображений, их исчезновение, не говоря уже о противодействии со стороны лиц, которые принимают меры для сокрытия

90

следов преступления .

Как нам представляется, следователь самостоятельно решает, в какой последовательности осуществлять планирование и, к каким процессуальным средствам лучше прибегнуть для выполнения тех или иных мероприятий с целью получения доказательств по уголовному делу. Мы разделяем точку

89 Мерецкий Н.Е. Применение оперативно-тактических комбинаций при расследовании преступлений. Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ., 2000. С. 171.

90 Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодейст —вие, тактика.- М: Российское право. 1992. С.17-18.

65 зрения Н.Е. Мерецкого, предлагающего следующую последовательность процесса планирования:

«1. Прежде всего, требуется уяснить происшедшее (совершено преступление, правонарушение или иное) в целом и собирать всю доступную информацию путем реализации следственных и оперативных действий.

  1. Собранную информацию следует классифицировать, подвергнуть анализу и оценке, т.е. произвести ее обработку.

  2. Разработать различные варианты решения.

4 .Выбрать оптимальное решение в соответствии с определенными, наиболее актуальными для данного момента критериями; принять решение.

  1. Осуществить решение путем реализации оперативно-розыскных мероприятий, назначив конкретных исполнителей, установления сроков и способов их осуществления.

  2. Установить формы и методы контроля исполнения»91. Важнейшим условием принятия правильных решений в области

планирования по уголовному делу является анализ следственной ситуации. Здесь нельзя ограничиваться интуицией, а требуется глубокий систематический анализ.

Под этим углом зрения следственные ситуации требуют дальнейшего исследования, так как через их разрешение и лежит путь к установлению истины по уголовному делу92.

Впервые появившись в 60-е гг. почти одновременно в работах А.Н. Колесниченко и В.К. Гавло , учение о следственной ситуации продолжает развиваться, обогащая методику расследования преступлений новыми знаниями. Теоретические и практические разработки данной проблематики позволяют сделать вполне определенный вывод о возникновении новой и

91 См.: Мерецкий Н.Е. Указ. раб. С. 172.

92 Воронин С.Э. Проблемно-поисковые следственные ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве: Монография. Барнаул, АГУ, 2000. С.21.

Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы методики расследования отдельных видов преступлений. Дисс… д-ра. юрид. наук. Харьков, 1965. С.214.

94 Гавло В.К. О первоначальных следственных действий при расследовании преступлений // Доклады итоговой научной конференции юридических факультетов. Томск. 1968. С.90.

66

перспективной частной криминалистической теории - теории следственных ситуаций95. Тем самым подтверждается важность анализа следственных ситуаций при принятии правильного решения в процессе расследования по уголовному делу и планирование данного процесса.

Планирование, по нашему мнению, процесс - строго рациональный, хотя ему также присущи процедуры творческой оригинальности, воображения, субъективных суждений и мнений. Объективный анализ определяет недостатки, устанавливает их причины, формирует предпосылки для разработки необходимых для успешного расследования по уголовному делу следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, а также устанавливает критерии их применимости.

Таким образом, неотъемлемой частью расследования преступлений является система информации, служащей целям планирования следственных и оперативно-розыскных мероприятий. Эта система охватывает собой весь комплекс работы по уголовному делу, т.е. исследование процессуальных оснований, послуживших поводом для возбуждения уголовного дела, оперативную информацию, а также целую область так называемой регистрационной информации, поступающую в правоохранительные органы без обязательного процессуального ее оформления.

Недооценка следователем планирования по уголовному делу нередко приводит к серьезным последствиям. «Так, низкое качество планирования по уголовному делу порождает ошибки организационно- тактического плана; это приводит к увлечению одной версией при недостаточном внимании к другим, что порождает гносеологические ошибки; и, в конечном итоге, совершаются процессуальные ошибки, связанные с необоснованностью и немотивированностью принимаемых процессуальных решений»96.

Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985; Дранкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. 1987.; Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск. 1985.; Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования // Соц. законность. 1985. № 7. С.52-55. 96 См: Воронин С.Э. Указ. раб. С.55.

67

Хотелось бы отметить, что смысл планирования по уголовным делам состоит в том, чтобы внести в процесс расследования определенную систему, гарантировать, что ничего не будет упущено, что все мероприятия, включенные в план, будут реализованы, не нарушая, при этом, нормы уголовно-процессуального законодательства и других нормативных актов.

Планы, составленные следователем по уголовным делам, направляют и координируют его деятельность по расследованию и устраняют авралы и перегрузки в работе.

Планирование по уголовному делу позволяет равномерно выполнять проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также иных мероприятий; ведет к ускорению, слаженности и повышению эффективности всей процедуры расследования. Наконец, рабочие планы облегчают систематический контроль выполнения процессуальных действий, что является одной из важнейших функций каждого следователя.

Практика показывает, что планирование расследования по уголовным делам формирует для следователя ряд преимуществ:

1.Обеспечивает равномерность в работе, а также ритмичность всего расследования.

2.Повышает эффективность производства следственных действий и проведения оперативно-розыскных мероприятий.

3.Обеспечивает направленность к достижению основной цели, ослабляя, при этом, нарушающее влияние противодействующей расследованию стороны.

4.Повышает возможность контроля исполнения следственных действий и оперативных мероприятий каждым сотрудником правоохранительных органов, задействованным в расследовании.

5.Регулирует нагрузку работников, задействованных в расследовании по уголовному делу.

Необходимо заметить, что при составлении плана расследования следователю необходимо, во-первых, точно определить каждое
из

68 намеченных следственных действий и других мероприятий, установить последовательность их выполнения; во-вторых, изучить условия, при которых будут реализовываться разработанные мероприятия; в-третьих, рассчитать — какое количество сотрудников необходимо для успешного осуществления разработанных мероприятий, какие криминалистические и иные материально-технические средства необходимы для этого; в- четвертых, оценить экономические и организационные результаты выполнения заданий; и, в-пятых, определить формы и методы взаимодействия между различными подразделениями и службами не только органов внутренних дел, но и всех правоохранительных органов.

Следственная практика показывает, что следователь, при правильном планировании расследования по уголовному делу, особую роль отводит версиям, т.к. ему приходится прибегать к предположительному объяснению имеющихся данных в форме гипотез, поскольку факты, полученные на первоначальном этапе расследования, как правило, немногочисленны и разрознены. Кроме того, с их помощью следователь конкретизирует задачи, намечает вопросы, которые необходимо выяснить для установления механизма преступления и данные о субъекте преступления и другие вопросы.

Таким образом, версия объясняет динамизм выявленных в процессе расследования данных, а также включает предположения о фактах, которые еще не установлены, но должны иметь место в тех или иных объектах исследования. Как указывает Н.Г.Шурухнов: «…в процессе планирования мероприятия формируются по выдвинутым версиям» . И с этим нельзя не согласиться потому, что, активно взаимодействуя с поступающей информацией, версии, выдвигаемые следователем, составляют логическую схему планирования «…обеспечивая установление и исследование связей между сложными юридическими конструкциями, существующими в виде абстракций, отображающих
конкретные «живые» факты объективной

Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие.- М : Юность. 1999. С.58.

69 действительности» , способствуя разработке следственных
действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Важное значение выдвижению версий при планировании расследования придают и другие авторы. В частности, С.В.Виноградов, В.Е. Капитонов, В.П. Петрунев, которые подчеркивают, что: «Для того чтобы выявить лицо, подозреваемое в преступлении необходимо …разработать версии о подозреваемом и меры проверки их»99.

В процессе планирования расследования по уголовному делу следователь изучает всю информацию, исходные данные по уголовному делу и объясняет ее с помощью различных, часто не противоречащих друг другу версий. Это положение, в частности, подтверждается В.Е. Коноваловой и В.Д. Пчелкиным, которые указывают, что «логика взаимосвязи версии и планирования прослеживается главным образом в том, что вся совокупность обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании, вытекает из следствий, которые выводятся из
построенного предположения» .

По своему содержанию версии помогают следователю анализировать и давать предположительное объяснение расследуемого события с учетом конкретной ситуации. Кроме того, версии, выдвинутые на первоначальном этапе расследования по уголовному делу, служат ориентиром для принятия правильного решения при проведении тех или иных процессуальных действий. Вместе с тем, если оперативно- розыскные мероприятия, в ходе которых оперативный работник проверял розыскные версии, проводились до возбуждения уголовного дела, то следователь впоследствии имеет возможность при планировании расследования, учитывать результаты уже проведенной проверки.

Важность этого обстоятельства отмечает Е.К. Кагин, подчеркивая, что «имея специфический характер, розыскная версия служит
базой

98 ЛузгинИ.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973.С.141.

99 Виноградов СВ., Капитонов В.Е., Петрунев В.П. Расследование квартирных краж: Учебно-методическое пособие. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. С.27.

’”“.Коновалова В.Е., Пчелкин В.Д. Следственные версии как основа планирования расследования хищений социалистического имущества //Проблемы социалистической законности. Вып. 14.- Харьков, 1984. С.50.

70 целенаправленной деятельности следователя и оперативного работника органа дознания по обнаружению лица, скрывшегося от следствия и суда»101. Из сказанного можно сделать вывод, что под версией понимается «возникающее в связи с расследованием основанное на фактических данных предположение, подлежащее проверке в целях достижения истины о существенных обстоятельствах дела» . Кроме этого, предположение, которое заключено в версии, должно быть обоснованным. Мы считаем, что произвольные догадки, беспочвенные фантазии могут лишь дезорганизовать расследование.

Основаниями к построению версии служат доказательства, то есть любые сведения, позволяющие установить наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ч.1 ст. 74 УПК РФ). При составлении плана расследования по уголовному делу, следователь должен планировать действия всех участников расследования, в зависимости от поступающей информации и иных фактических данных.

На начальном этапе планирования по уголовному делу, как правило, возникают различные препятствия (в основном организационного характера), которые в какой-то степени, мешают реализации принятого решения. В конечном счете, их устранение создает необходимые благоприятные условия для активизации информационно- исследовательской деятельности следователя, что в свою очередь помогает, по нашему мнению, преодолевать конфликтные ситуации, которые нередко возникают между субъектами расследования при разработке плана расследования.

Одной из составных частей плана расследования должно быть изложение сведений об искомом объекте либо лице. В перечень этих сведений необходимо включить информацию, позволяющую в данной ситуации определить круг реальных версий, для которых желательно использовать все исходные данные и иную информацию, полученные в

101 Кагин Е.К. Выдвижение и проверка версий в процессе розыска лиц, совершивших преступления и скрывшихся от следствия и суда// Версии и планирование расследования. - Свердловск.,1985. С.44.

102 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. — М.: Юрид. лит., 1970. С.66.

71 результате проведения первичных оперативно-розыскных мероприятий и первоначальных следственных действий.

Специфика планирования заключается в том, что выделение версий с точки зрения их важности обычно производится по основному признаку — достижению запланированных конечных результатов. Иными словами говоря, «…планирование следственных действий, необходимых для проверки версий, составляет центральную часть плана расследования»103.

Стоит согласиться с мнением Ю.Г. Корухова, который подчеркивает, что версия «…обладает такими специфическими особенностями, которые проистекают из особенностей сферы ее использования - судебно- следственной:

1) версия конструируется и используется в уголовном судопроизводстве; 2) 3) версия опирается на факты (признаки), объясняет факты и обстоятельства, способствующие установлению истины по делу; 4) 5) проверка версии ограничена сроком, определяемым законом для расследования по уголовному делу; 6) 7) для проверки версии используются специфические формы их реализации; 8) 9) проверке версии может быть противопоставлено активное противодействие со стороны лиц и целых групп, заинтересованных в сокрытии истины по делу путем дискредитации версии, подрыва веры в ее 10) 104

истинность» .

При планировании предстоящего расследования и выполнении отдельных следственных действий либо иных мероприятий, как указывает Л.А. Соя-Серко, «…следователь использует свои познания в конкретной следственной ситуации, оперируя двумя потоками информации. Один — внешний — поступает при изучении обстановки и обстоятельств расследуемого преступления; второй — внутренний — это содержащиеся в

103 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х тт. Т.2. Частные криминалистические теории. - М: ЮРИСТ, 1997. С.366-367.

104 Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Научно- практическое пособие. - М: Издат. группа НОРМА-ИНФА, 1998. С.224.

72 памяти следователя знания, понятия, приобретенные в процессе обучения и практической работы»105.

Как уже отмечалось ранее, планирование начинается с момента поступления сообщения о преступлении. Но на начальном этапе расследования, как показали наши исследования, следователь письменного плана не составляет: у него нет для этого времени и достаточной информации. Поэтому, исходя из следственной ситуации и своего практического опыта, он мысленно намечает весь комплекс необходимых действий. Понятно, что не всегда и не все шаги следователя на начальном ^ этапе расследования будут верными и поэтому не во всех случаях принесут

желаемый результат. Но ясно, что у любого следователя всегда имеются более или менее определенные соображения о предстоящей работе по делу, то есть план. Практика показывает, что начальный этап расследования представляет наибольшую сложность, т.к. следователю приходится решать значительные задачи, связанные не только с планированием расследования, •г но и с его организацией. Дело в том, что организация и планирование

взаимосвязаны. Организационные мероприятия вытекают из задач плана расследования. В то же время организационные мероприятия сами требуют планирования, включаются в план. От организационных возможностей зависят до некоторой степени такие элементы плана, как сроки, продолжительность, последовательность следственных действий.

В заключение необходимо отметить, что и глубоко продуманный план не гарантирует от неожиданностей, появляющихся уже в ходе следственного действия. Поэтому ценна в следователе способность к импровизации, умение на ходу решать возникающие процессуальные и тактические вопросы, находить и использовать подручные средства и материалы. Не зря, как

’?

Соя- Серко
Л.А.
Програ ммиров ание и
творчес тво в
деятель ности
следова теля //
Пробле мы предвар ительно го следств ия в уголовн ом судопро изводст ве. - М., 1980. С.32.

73 указывает A.M. Ларин, «кем-то сказано, что самые удачные из экспромтов — экспромты заранее подготовленные»106.

§ 4. Процессуальные отношения следователя с участниками процесса, не являющимися государственными органами

Обязательной формой реализации следователем своих задач и полномочий являются правовые отношения, в которые он вступает с *- участниками предварительного следствия (обвиняемым, подозреваемым,

свидетелем, понятым и др.). Поэтому свои права и обязанности следователь осуществляет не в одностороннем порядке, а в процессе возникновения, изменения и прекращения правоотношений с другими участниками, которые также являются субъектами определенных прав и обязанностей.

Деятельность следователя в уголовном процессе носит %? государственный характер, регламентированный законом, направленного на

осуществление функций уголовного преследования. Публичный характер полномочий следователя выражается в их властно-решающей роли, в их направленности на охрану интересов государства и его граждан. Характер этих полномочий обязывает следователя осуществлять борьбу с преступностью в формах, предусмотренных законом, исходя из норм права.

Следователь вправе (а в некоторых случаях, согласно закону, обязан) принудить к определенным действиям участников процесса, если они своими поступками препятствуют нормальному осуществлению расследования. Однако это вовсе не означает, что следователь наделен односторонними властными полномочиями, которые он осуществляет в отношении других участников предварительного расследования.

Ларин A.M.. Расслед ование по уголовн ому делу. Планир ование, организ ация. - М.: Юрид. лит., 1970. С.221.

74

Правовой характер этих отношений, являющихся единственной формой реализации следователем его полномочий, создает необходимые условия для успешного решения стоящих перед следователем задач. Какие бы правоотношения ни возникали на предварительном следствии, всегда одним из его участников является следователь, осуществляющий властную юрисдикцию по отношению к другим участникам правоотношения, выполняющий руководящую роль при производстве предварительного следствия. При этом другие участники предварительного расследования, согласно закону, также имеют процессуальные права и обязанности, осуществление которых было бы невозможно без решающей роли следователя. В связи с этим нам представляется правильным мнение ученых, которые считают, что «особенностью уголовно-процессуальных правоотношений является то, что одним из субъектов уголовно-процессуальных отношений всегда выступает орган государства (должностное лицо), наделенный властными полномочиями» .

Как указывает М.С.Строгович : «Уголовно-процессуальные отношения - это правоотношения между следственными, прокурорскими и судебными органами и гражданами, на которых распространяется деятельность этих органов. …Определенное место в системе уголовно-процессуальных отношений занимают правоотношения между самими участвующими в производстве по уголовному делу гражданами (например, между потерпевшим и обвиняемым)»1 .

Нам же представляется, что процессуальные отношения между субъектами, не обладающими по отношению друг к другу властными полномочиями, возможны лишь в рамках многосторонних отношений, обязательным участником которых является следователь. Например, на очной ставке (ст.192 УПК РФ) у следователя с каждым из допрашиваемых возникают процессуальные отношения. Но, когда следователь предоставляет

107 Лупинская П.А., Алексеева Л.Б., Давыдов В.А. Уголовно-процесуальное право/ Под ред. П.А. Лупинской. - М., 2001. С. 57

108 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. С.32.

75 право допрашиваемым задавать друг другу вопросы (п.2 ст. 192 УПК РФ), то у них появляются взаимные права и обязанности, которые реализуются в возникающих между ними правоотношениях.

В уголовно-процессуальных отношениях властный характер деятельности государственных органов, ведущих уголовный процесс, сочетается с правами и гарантиями участвующих в деле лиц. Здесь важно подчеркнуть, что хотя правоотношение в уголовном процессе характеризуется как властеотношения, на органах государства, ведущих производство по делу, лежит обязанность разъяснить иным участникам * процесса их права и обеспечить возможность их использования.

Единство прав и обязанностей граждан закреплено в Конституции РФ и других федеральных законах. В уголовном судопроизводстве тесно переплетаются интересы общества и личности. Правовое положение любых граждан, связанных с предварительным расследованием, определяется не только субъективными правами, но и процессуальными обязанностями. ? Следователь, как и все участники процесса, при
производстве

расследования наделен правами и несет определенные обязанности. В этом легко убедиться, анализируя любое правоотношение, возникающее между ним и другими участниками предварительного следствия. Например, у обвиняемого есть право знать, в чем он обвиняется (ч.4 ст.47 УПК РФ), у следователя — соответствующая обязанность — в доходчивой форме разъяснять ему сущность предъявленного обвинения (ч.5 ст172 УПК РФ).

Права и обязанности следователя специфичны. Это объясняется тем, что на него возложена государственная обязанность принимать все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в его совершении, и их изобличению. Поэтому для выполнения такой обязанности следователь по отношению к другим участникам предварительного следствия наделен властными полномочиями (ст.ст.38,91,97,111,187,188 и др. УПК РФ). А у других участников процесса, ‘*? как уже отмечалось, есть определенный комплекс процессуальных прав.

76 Этим правам также соответствуют определенные обязанности следователя, соотношение и объем настоящих прав и обязанностей обеспечивают решение задач судопроизводства.

Предоставляя следователю широкие возможности в уголовном преследовании виновных (ч.2 ст.6 УПК РФ), система процессуальных прав и обязанностей обеспечивает как обвиняемому, так и другим участникам процесса реальные возможности для защиты ими своих прав и законных интересов. Более того, система процессуальных прав участников процесса возлагает на следователя известные обязанности не только по разъяснению

? прав, но и по их использованию. Например, обеспечению права обвиняемого на защиту соответствует обязанность следователя: предоставлять ему возможность защищаться дозволенными средствами и способами от предъявленного обвинения (ст. 16 УПК РФ); прекращать дело в отношении него по основаниям, указанным в законе (ст.ст.25,28 УПК РФ).

Взаимодействие прав и обязанностей участников предварительного

? следствия мы наблюдаем в любом случае возникновения, изменения и

прекращения уголовно-процессуальных отношений. В этом смысле любое

возможное поведение субъекта уголовно-процессуального отношения всегда

означает его обязанность определенного поведения.

Итак, государственно-властное начало в уголовно-процессуальной деятельности следователя сочетается с широкой системой прав и гарантий личности в уголовном судопроизводстве.

Согласно действующему УПК РФ, следователь выступает как

  • непосредственный исполнитель закона, осуществляет применение норм уголовно-процессуального права, и это находит свое выражение в его властных решениях по определенным вопросам. Он выносит от своего имени постановления, являющиеся результатом реализации им государственно- властных полномочий, формой их проявления, и поэтому обязательные для исполнения теми участниками процесса, гражданами , должностными

77 лицами, которым они адресованы. При необходимости он может применять меры процессуального принуждения.

С другой стороны ему присуща определенная распорядительная функция. Она находит свое проявление, например, при производстве следственных действий, при решении вопроса о выделении и соединении уголовных дел и т.д.

Обладая властными полномочиями, следователь обязывает участников расследования к исполнению норм права и должному поведению. Для обеспечения своих властных решений он располагает достаточными 4 процессуальными средствами, подавляющее большинство
которых

обеспечено определенными санкциями, применяющимися к нарушителям предписаний закона, выраженных в требованиях следователя. Например, при отказе явиться по его вызову лицо может быть подвергнуто приводу (ст.111 УПК РФ). К гражданам, несоблюдающим требования уголовно-процессуального
закона, могут быть применены санкции не только

? процессуальные, но и других правовых норм. Например, уголовно- правовая санкция может быть применена к свидетелю, давшему ложные показания. В этом случае ст. 5 6 УПК РФ отсылает нас к ст.307 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Следователь вправе вызвать специалиста, участие которого необходимо при производстве следственных действий. При этом, специалист не вправе разглашать данные предварительного расследования, в противном ^ случае к нему может быть применена уголовно-правовая
санкция,

предусмотренная ст.310 УК РФ, к которой отсылает нас часть 4 статьи 58 УПК РФ.

Как показал анализ закона, следователь единолично может применять не все виды санкций. Большинство из них, и в частности, вопрос о денежном взыскании, в соответствии со ст. 118 УПК решается судом, а следователь

  • готовит для него необходимые материалы.

78

Следователь может вызвать любое лицо для допроса или дачи заключения (ст. 188 УПК РФ), произвести осмотр (ст.ст.176,177 УПК РФ), * обыск (ст. 182 УПК РФ) и другие следственные действия, потребовать от

учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан предъявления предметов и документов, могущих установить обстоятельства совершенного преступления, дать задание провести ревизию (ст. 183 УПК РФ) и т.д.

По составу субъектов уголовно-процессуальные отношения следователя могут быть как двусторонними, так и многосторонними. t* Двусторонние правоотношения могут складываться между субъектами,

не обладающими по отношению друг к другу властными полномочиями, а многосторонние возникают лишь в рамках процессуальных отношений, обязательным участником которых является следователь. Например, между лицами, допрашиваемыми на очной ставке, возникают процессуальные отношения лишь постольку, поскольку решение о проведении следственного fi действия принял следователь. Каковы бы ни были взаимные права
и

обязанности участников предварительного следствия, каждый из них связан, так или иначе, со следователем, без организующей роли которого невозможно осуществление ими взаимных прав и обязанностей (ст.ст.38, 42, 44,46,47,48,49,192,193).

Таким образом, многосторонние правоотношения, как нам представляется, возникают тогда, когда следователь вступает в процессуальные отношения с несколькими участниками предварительного ^ следствия, а они, в свою очередь, - между собой.

Стадия предварительного расследования, как и другие стадии уголовного процесса, характеризуется своеобразием возникающих в ней процессуальных отношений. «Правоотношения могут быть между государственными органами и должностными лицами (суд - прокурор), между должностными лицами
(следователь — прокурор), между

79 государственными органами, должностными лицами и
гражданами (следователь — обвиняемый)»109.

В настоящей работе не ставится целью изучение правоотношений следователя со всеми участниками предварительного расследования. Этот вопрос нашел свое отражение в целом ряде монографических исследований, посвященных процессуальному положению отдельных участников процесса (обвиняемого, подозреваемого, защитника, представителей гражданского истца и гражданского ответчика, и др.). Здесь же рассматриваются только наиболее общие теоретические положения о сущности правоотношений, возникающих у следователя с другими участниками расследования.

Большое теоретическое и практическое значение имеет вопрос о моменте возникновения и прекращения уголовно-процессуальных отношений следователя с участниками предварительного расследования. В ряде монографий высказывается суждение, будто уголовный процесс и уголовно-процессуальные отношения возникают в результате властного решения компетентного органа государства110.

Более правильной, думается, является точка зрения П.С.Элькинд и Л.Д.Кокорева, которые считают, что уголовно-процессуальные отношения возникают уже тогда, когда в органы расследования поступают сведения о преступлении. Поэтому не властное решение государственного органа, а заявление гражданина или иной повод к возбуждению уголовного дела порождают процессуальные отношения111.

Так, по нашему мнению, действия определенных лиц, выраженные в подаче заявлений или сообщений о совершенных преступлениях (ст.ст. 140, 141 УПК РФ), порождают правоотношения между этими лицами и следователем, к которому данное заявление поступает. У него возникает обязанность проверить поступившее заявление или сообщение и при наличии

109 Уголовно-процессуальное право РФ : Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. - М., 2001. С.58.

110 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С.231-233; Галкин Б.А. Советский уголовно- процессуалтьный закон. - М., 1962. С.74; Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. -М., 1956.С.40-41.

111 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л.,1963. С.20-21; Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Воронеж, 1971. С.30-31;

80 признаков преступления — возбудить уголовное дело (ст. 144 УПК РФ). У заявителя, в свою очередь, возникает право требовать от
следователя рассмотрения заявления, а при неудовлетворяющем
его решении -обжаловать действия следователя (ст.ст.146,148 УПК РФ).

Уяснить сущность возникающих, изменяющихся и прекращающихся на предварительном следствии правоотношений помогает деление их на общие и конкретные, проводимое Л.Д. Кокоревым . К содержанию общего процессуального отношения он относит, например, расследование уголовного дела, а конкретного - осуществление определенного следственного действия. Поэтому юридическими фактами, порождающими общее процессуальное правоотношение, по его мнению, могут быть только поводы, а не основания для возбуждения уголовного дела. Общее правоотношение может прекращаться принятием решения об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении дела.

Юридическими фактами для возникновения многочисленных конкретных процессуальных отношений являются различные действия участников процесса. К их числу относятся, прежде всего, властные действия следователя, а также действия всех других участников предварительного следствия. Так, предъявление потерпевшим гражданского иска приводит к возникновению конкретного правоотношения с определенным кругом участников. В связи с этим не все участники общего процессуального правоотношения являются участниками того или иного конкретного правоотношения. Прекращается конкретное правоотношение по достижении результата, который был его объектом. Так, правоотношение в связи с допросом свидетеля заканчивается получением от него определенных данных.

И, в заключение, следует уточнить момент прекращения общих правоотношений. Сказать, что они прекращаются с постановлением следователя о прекращении или об отказе в возбуждении уголовного дела и

112 См.: Кокорев Л.Д. Указ. раб. С.30-31.

81 составлением обвинительного заключения, на наш взгляд, было бы не совсем верно. Как известно, следователь об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении уведомляет заинтересованных лиц, которые имеют право на обжалование этих постановлений прокурору или в суд.

Таким образом, и после принятия указанных решений у следователя продолжают существовать процессуальные отношения с указанными лицами, которые окончательно прекращаются с момента вступления постановлений в законную силу.

По делу, направленному прокурору с обвинительным заключением, процессуальные отношения следователя с участниками расследования прекращаются с момента утверждения его прокурором.

Содержание и характер других процессуальных отношений с начальником следственного отдела, с прокурором, органами дознания будут рассмотрены в следующей главе.

Резюмируя изложенное в главе 1 диссертации, выскажем ряд предложений. Во- первых, новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации несколько иначе, чем прежний УПК РСФСР подошел к определению процессуальной функции следователя в уголовном судопроизводстве. Статья 38 УПК РФ, регламентирующая полномочия следователя, помещена в главу 3-ю нового закона, которая называется «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения». В статье 21 УПК РФ следователь назван в числе участников, осуществляющих уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения. Таким образом, из анализа упомянутых и других норм УПК следует, что следователь выполняет функцию уголовного преследования, и это является основным направлением его уголовно- процессуальной деятельности. Во-вторых, следует отметить, что возбуждение уголовного дела с согласия прокурора, по - нашему мнению, вряд ли сможет повысить эффективность и своевременность реагирования на сообщения о совершаемых и готовящихся преступлениях и

82 способствовать раскрытию преступлений по «горячим следам». В- третьих, кроме того, в лишении следователя права на самостоятельное возбуждение уголовного дела усматривается ущемление его процессуальной самостоятельности и независимости и, соответственно, происходит усиление стороны защиты, что ведет к нарушению баланса оппонирующих сил. В-четвертых, в УПК РФ соответствующим образом не отражены основные направления, регламентирующие профилактическую деятельность следователей по предупреждению преступлений, выявлению причин и условий, способствовавших их совершению, что, в свою очередь, является одним из основополагающих фактов роста преступности.

83 ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ СЛЕДОВАТЕЛЯ С ОРГАНАМИ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМИ УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

§ 1. Процессуальные отношения следователя с начальником следственного отдела

Специфика уголовного судопроизводства обусловила многообразие форм контроля и органов, его осуществляющих. Контроль является не только важной гарантией законности деятельности органов расследования преступлений, но и органической частью предусмотренной действующим законодательством процедуры принятия процессуальных решений.

Первостепенное значение для повышения эффективности управления следственным аппаратом имеет правильная организация форм контроля за работой следственных подразделений. «Под контролем в социальном управлении понимается система наблюдения и проверка соответствия процесса функционирования объекта принятым управленческим решениям, законам, планам, нормам, правилам, приказам и т.д.; выявление результатов воздействия субъекта на объект, допущенных отклонений от требований управленческих решений, от принятых принципов организации и регулирования»1 .

«Контроль - выступает одним из важнейших средств сужения сферы стихийности в механизме управления, проведения в жизнь экономической и социальной политики, повышения уровня всей организаторской работы, воспитанию кадров»114. Правом осуществления предварительного

следствия по уголовным делам, а также процессуального контроля за деятельностью подчиненных им следователей наделены руководители

Овсянникова Н.В., Громов H.A. Понятие, содержание и основные задачи контроля в следственном аппарате // Следователь. 2001. № 6(44). С. 51. 114 Капорцев А.Г. Контроль в ОВД. - М., 1990. С. 15 .

84 следственных подразделений при органах внутренних дел и
органов Федеральной службы безопасности.

Деятельность начальника следственного отдела (ст. 39 УПК РФ) носит государственный характер и направлена на осуществление функций процессуального контроля. Без контроля невозможно, на наш взгляд, осуществление аналитической работы, планирования, методического руководства, информационного, кадрового и материально-технического обеспечения в следственном аппарате. Вот почему контроль является необходимой функцией управления в следственных аппаратах.

«Теория и практика выработала целую систему специальных требований (принципов), предъявляемых к контрольной деятельности: законность, действенность, результативность, гласность, объективность, своевременность, ее всеобъемлемый характер»115.

Публичный характер полномочий начальника выражается в их властно- распорядительной роли, и они направлены на выполнение стоящих перед органами предварительного следствия задач, на охрану интересов государства и граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. Присущими ему методами начальник призван обеспечить контроль за соблюдением подчиненными ему следователями уголовно- процессуальных норм, за своевременностью действий по расследованию преступлений.

Обладая указанными полномочиями, начальник следственного отдела, с одной стороны, выступает как непосредственный исполнитель закона и осуществляет применение норм уголовно-процессуального права. Это находит свое выражение в его властных решениях по определенным вопросам, например, проверять материалы уголовного дела (п.1 ч.З ст.39 УПК РФ), давать следователю письменные указания по различным вопросам предварительного следствия (п.2 ч.З ст.39 УПК РФ). Кроме того, начальник следственного отдела вправе производить предварительное следствие в полном объеме в случае принятия уголовного дела к своему производству

115 См.: Капорцев А.Г. Указ. раб. С. 17.

85 (ч.2 ст.39 УПК РФ). Все это является результатом реализации им государственно-властных полномочий, формой их проявления. Решения начальника обязательны для исполнения теми участниками процесса, которым они адресованы. При необходимости их исполнение может быть обеспечено мерами процессуального воздействия.

С другой стороны, начальнику следственного отдела присуща определенная распорядительная функция. Она находит свое проявление при передаче дела от одного следователя к другому, производстве следственных действий и т.д.

В настоящее время имеются два вида нормативных актов, регулирующих правовое положение начальника следственного отдела: законодательные и ведомственные. С помощью законодательных нормативных актов решаются уголовно-процессуальные вопросы ‘ . Ас помощью ведомственных нормативных актов, регулирующих деятельность следственного аппарата органов внутренних дел, решаются организационно-

117

правовые вопросы .

В юридической литературе процессуальный контроль (а по сути — лишь

1 1 О

некоторые его формы) нередко именуют ведомственным контролем .

Однако определять процессуальный контроль начальника следственного отдела как ведомственный, нам представляется, неверно, «ибо его правовая природа, сущность, назначение, формы, средства и методы осуществления носят процессуальный характер, и он используется
для

Уголовно-процессуальный кодекс. Федеральный закон от 18 декабря 2001г. № 174-ФЗ; Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 года № 2202-1 // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.4472; Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 года № 144-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст.3349, 1997, №29. Ст. 3502;; Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года №3132-1 //СЗ РФ. 1995. №26. Ст.2399 и др. законодательные нормативные акты.

117 Приказ МВД СССР об утверждении примерной инструкции «О порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях» от 11 ноября 1990 г. № 415; Приказ МВД РФ об утверждении Инструкции «По организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений» от 20 июня 1996 г. № 334 ; Приказ МВД РФ о мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1 от 4 января 1999г.

118 Статкус Ф.В., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии. // Сов. гос и право. 1975.№3. С.73 ; Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей органов внутренних дел : Дисс. …канд. юрид. наук.- М., 1982.

86 решения задач внешнего управления расследованием с применением при этом непосредственно норм уголовно-процессуального законодательства.

Ведомственный же контроль начальника следственного отдела используется для решения задач внутрисистемного управления, то есть для организации работы внутри подчиненного им подразделения»119. Здесь имеют место уже не уголовно- процессуальные, а административно-правовые отношения, урегулированные ведомственными нормативно-правовыми актами.

Наделение начальника следственного отдела рядом процессуальных полномочий, с помощью которых он осуществляет свои контрольные функции, позволяет отдельным авторам рассматривать это как наделение его правами процессуального руководства предварительным следствием120. Действительно нельзя не заметить, что процессуальной деятельности начальника следственного отдела присущи многие элементы, составляющие содержание процессуального руководства следствием. Они выражаются, в частности, в его праве поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям (п.1 ч.1 ст. 39 УПК РФ), отменять постановления следователя о приостановлении следствия (п.2 ч.1 ст.39 УПК РФ) и т.д. По нашему мнению, полномочия начальника следственного отдела, осуществляемые по процессуальному руководству расследованием преступлений, вытекают из его правового положения как руководителя и не выходят за рамки разрешенного ему законом процессуального контроля.

В соответствии со статьей 39 УПК РФ начальник следственного отдела вправе принять уголовное дело к своему производству и лично производить предварительное расследование, пользуясь при этом полномочиями следователя. Возбудив с согласия прокурора уголовное дело, он может

119 Калугин А.Г. Сущность и формы процессуального контроля в деятельности органов предварительного расследования // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений. Красноярск, 2000. С.3- 4

Акинча Н.А. Советский уголовный процесс. Саратов, 1968. С.71-72; Шпилев В.И. Участники уголовного процесса. Минск, 1970.С.43-44; Гаврилов A.K. Организация работы начальника следственного отделения. Волгоград, 1972. С.5.

87 передать его затем следователю либо закончить сам. Направив следователю заявление (материалы), начальник осуществляет контроль за своевременным возбуждением уголовного дела, а также за его расследованием. Этот контроль в стадии возбуждения уголовного дела имеет цель не допустить фактов необоснованного возбуждения или отказа в возбуждении уголовного дела и обеспечить принятие всех предусмотренных законом мер к установлению события преступления и лиц, виновных в его совершении.

Контролируя выполнение следователем предписаний уголовно-процессуального закона, начальник следственного отдела, как нам представляется, должен следить за тем, чтобы следователь обеспечил тщательную проверку всех возможных по делу версий, исследовал обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, в точном соответствии с объективной действительностью. Он обязан обеспечить расследование уголовных дел в установленные законом сроки. С этой целью начальник следственного отдела контролирует своевременность назначения следователем производства ревизий и экспертиз, а также направление отдельных поручений в другие органы, сроки их исполнения, планирование расследования и выполнение предусмотренных планом мероприятий.

Начальник следственного отдела, контролируя работу следователей по расследованию уголовного дела, вправе давать следователю в необходимых случаях указания о производстве отдельных следственных действий (п.2 ч.З ст.39 УПК РФ): о производстве обысков, описи имущества и наложения на него ареста. Таким образом, процессуальные полномочия начальника следственного отдела, которыми он наделен, дают ему реальную возможность осуществлять эффективный контроль за расследованием уголовных дел, обеспечивать законность процессуальных актов всей деятельности следователя, направленной на изобличение виновных, на устранение обстоятельств, способствующих совершению преступлений.

Однако нельзя забывать, что следователь является самостоятельным субъектом
(ст.38 УПК РФ) уголовно-процессуальной деятельности. Он

88 принимает все решения по уголовному делу от своего имени и несет за них личную ответственность (п.З ч.2 ст.38 УПК РФ). Процессуальная самостоятельность следователя предполагает инициативу следователя при расследовании уголовных дел, освобождение от излишнего вмешательства в его процессуальную деятельность не только начальника следственного отдела, но и прокурора. В связи с этим большое значение приобретает определение объема процессуальных полномочий начальника следственного отдела на различных этапах расследования уголовных дел.

Поскольку на начальника следственного отдела в соответствии с законом возлагается обязанность осуществлять контроль (ч.З ст.39 УПК РФ) за своевременностью действий следователя по расследованию и предупреждению преступлений, он может дать следователю письменное указание о применении к обвиняемому той или иной меры пресечения, о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения. При этом закон предоставляет ему право указать статью уголовного кодекса, по которой следует квалифицировать преступление.

По сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР121 перечень полномочий начальника следственного отдела расширен за счет предоставления ему права: отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении уголовного дела (п.2 ч.1 ст. 39 УПК РФ), давать следователю указания об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения (п.2 ч.З ст.39 УПК РФ), а также вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя (п.З чЛ ст.39 УПК РФ). Начальник следственного отдела вправе по действующему УПК РФ продлить следователю до десяти суток срок рассмотрения сообщения о преступлении (ч.З ст. 144 УПК РФ), а также внести прокурору ходатайство о производстве предварительного следствия группой следователей (ч.2 ст. 163 УПК РФ). Закон значительно

121 Статья 127-1 УПК РСФСР 1960 г. не предоставляла начальнику следственного отдела право отменять постановление следователя о приостановлении уголовного дела, давать следователю указания об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого.

89 сократил перечень следственных и процессуальных действий, исполнение которых, при наличии письменных указаний начальника, может быть следователем приостановлено. К таковым отнесено всего лишь два: избрание меры пресечения, а также производство следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. Следователь при этом вправе представить прокурору и в суд свои возражения на указания начальника следственного отдела (ч.4 ст.39 УПК РФ). Все остальные указания начальника следственного отдела обязательны для следователя и их обжалование прокурору не влечет приостановления исполнения. Но вместе с тем, не уточняется, в каких конкретно случаях следователь может обращаться к прокурору или в суд. Закон также не содержит процедурных вопросов рассмотрения прокурором или судом возражений следователя, что уже делает эту гарантию неэффективной.

Начальник следственного отдела уполномочен поручать производство предварительного следствия нескольким следователям (п.1 ч.1 ст.39 УПК РФ). Если он при этом принимает дело к своему производству, то он обладает, кроме полномочий следователя, еще и полномочиями руководителя следственной группы, которые предусмотрены соответственно статьями 38 и 163 УПК РФ. Само же решение о создании следственной группы принимает прокурор по ходатайству начальника следственного отдела. К работе в следственной группе могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ч.2 ст. 163 УПК РФ).

Действующий УПК РФ (ст.39) не наделяет начальника следственного отдела правом передавать уголовное дело от одного следователя к другому, как это имело место в ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве (ч.2 ст. 127-1 УПК РСФСР), а также не предоставляет начальнику следственного отдела право отстранять следователя от дальнейшего ведения следствия, если даже им допущено нарушение закона. Это право составляет исключительную прерогативу прокурора. Понятие

90 «отстранять» от дальнейшего ведения следствия и «передавать» дела от одного следователя к другому различаются не только терминологически, но и по содержанию, вкладываемому в каждое из них законодателем. В этом убеждает нас анализ пункта 7 и пункта 9 статьи 37 УПК РФ. В частности пункт 7 гласит, что прокурор вправе отстранить следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона при производстве предварительного расследования. В пункте 9 статьи 37 УПК РФ речь идет о праве прокурора передавать дело от одного следователя к другому. Отсюда вытекает, что при передаче дела следователь не лишается права расследовать другие дела, имеющиеся у него в производстве. Целесообразность действий прокурора и начальника следственного отдела в этом случае должна определяться необходимостью обеспечения законности, объективности и всесторонности расследования. Это имеет место, чаще всего тогда, когда следователь, в силу перегруженности, недостаточной квалификации, опыта и других причин не может обеспечить соблюдение названных требований закона.

Отстранение следователя от дальнейшего ведения следствия происходит в случае нарушения им закона при расследовании дела и может означать отстранение его до выяснения причин допущенных нарушений. Наделяя правом отстранять следователя от ведения следствия только прокурора , законодатель подчеркивает тем самым его роль в осуществлении надзора за точным и неуклонным исполнением законов при производстве предварительного следствия в органах МВД и других ведомствах. И эта роль прокурора как органа надзора за неукоснительным соблюдением законов не в коем случае не может быть подменена деятельностью начальника следственного отдела.

Одной из наиболее действенных форм контроля за расследованием является право начальника следственного отдела проверять уголовные дела, находящиеся в производстве у следователя (п.1 ч.З ст.39 УПК РФ). Изучая дело, начальник знакомится со всеми материалами и планами расследования.

91

При этом он, как нам представляется, должен обращать внимание на своевременность проведения следственных действий, их качество, полноту собранных доказательств, правильность ведения следствия, соблюдение уголовно-процессуального закона, а также «аккуратность в оформлении процессуальных документов, их грамотность и т.д.» . В процессе проведения проверки мы рекомендуем делать необходимые заметки, которыми можно пользоваться в последующем, чтобы не тратить снова время на изучение всех материалов дела. После окончания расследования эти заметки целесообразно сохранять, анализировать и использовать в целях устранения ошибок и улучшения качества предварительного следствия. В результате проверки уголовного дела начальник будет иметь возможность видеть, какие пробелы допущены следователем, нуждается ли он в оказании практической помощи и рекомендациях123.

Как показывает практика, проверка уголовных дел носит большей частью эпизодический характер и вызвана порой необходимостью принять меры по устранению допущенного следователем нарушения. По большинству уголовных дел начальники, в лучшем случае, заслушивают доклады следователей (24,7 %) либо знакомятся с делом в полном объеме, когда оно представляется ему с обвинительным заключением (38,4 %), либо при отмене необоснованного постановления следователя о приостановлении предварительного следствия (36,9%). Это, безусловно, отрицательно сказывается на всесторонности, полноте и объективности предварительного расследования и является одной из причин возвращения уголовных дел на дополнительное расследование.

Анализ причин возвращения дел на дополнительное расследование показывает, что 62% дел возвращено из-за неполноты предварительного следствия, 30% - из-за неправильной квалификации совершенного преступления и 8% - из-за нарушения следователем прав и законных

Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. Волгоград, 1976. С. 158.

Шпилев B.H. Участники уголовного процесса. Минск: Изд-во: БГУ. 1970. - С.92.

92 интересов участников предварительного расследования и других нарушений закона. Значительная часть этих ошибок и нарушений объясняется слабостью контроля со стороны начальников следственных отделов за расследованием уголовных дел.

Как уже отмечалось, закон обязывает начальника следственного отдела давать следователю свои указания в письменной форме. На практике начальники следственных подразделений зачастую нарушают это требование закона. Например, начальниками следственных подразделений райорганов внутренних дел г. Хабаровска в 2000 — 2001 гг. дано следователям письменных указаний не более, чем 12% от числа дел, оконченных и направленных с обвинительным заключением прокурору. А к числу всех оконченных дел (имея в виду и прекращенные по разным основаниям) количество таких указаний и того меньше — 9,6 %.

Следует отметить, что значительная часть указаний дается этими должностными лицами в момент представления следователем дела уже с обвинительным заключением. В них, как правило, содержатся только требования о более тщательном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Например, следователь управления внутренних дел Индустриального района г. Хабаровска, расследуя уголовное дело по факту автодорожного происшествия, в результате которого потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, привлек в качестве обвиняемого по ст. 264 УК РФ водителя автомашины. В процессе расследования была достоверно установлена виновность водителя в грубом нарушении правил дорожного движения. Однако, когда дело с обвинительным заключением было представлено начальнику следственного отдела, тот, изучив его, дал следователю письменные указания о назначении автотехнической экспертизы. Это было вызвано тем, что потерпевший также допустил нарушение правил дорожного движения, и поэтому необходимо было выяснить степень вины каждого из участников происшествия. После выполнения указания начальника дело

93 было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения и передачи в суд. …124.

Следует согласиться с мнением, что «…письменные указания начальника следственного отдела, как и всякие другие процессуальные документы, должны приобщаться к уголовному делу» . I Галичие указания в уголовном деле повышает авторитет этого процессуального акта, позволяет убедиться, достаточно ли серьезно отнесся к нему следователь, в полной ли мере он его исполнил, что имеет немаловажное значение для прокурора и суда, изучающих дело, поступившее с обвинительным заключением. С другой стороны, мы считаем, что находящееся в уголовном деле письменное указание может свидетельствовать о том, насколько квалифицировано осуществляется процессуальный контроль, а также как начальник следственного подразделения влиял на ход предварительного следствия.

В практике отдельных следственных подразделений органов внутренних дел Хабаровского, Алтайского и Красноярского краев, Амурской области письменные указания не приобщаются к уголовным делам, а находятся у следователей до их выполнения, после чего они либо уничтожаются (если начальник имеет копию письменного указания), либо возвращаются начальнику.

Как уже отмечалось, в соответствии со ст.39 УПК РФ начальник следственного отдела может участвовать в производстве предварительного следствия, а также лично производить предварительное следствие, пользуясь при этом всеми полномочиями следователя. Принимая участие в расследовании по делу в полном объеме, а также в совершении отдельных следственных действий, начальник следственного отдела не превращается при этом в следователя, а остается субъектом, исполняющим функцию процессуального контроля в уголовном процессе. Поэтому мы считаем, что личное производство предварительного расследования не может служить

124 См.: Материалы уголовного дела № 1 - 282 / 02 . Архив суда Индустриального района г. Хабаровска. 2002 г.

125 Жуков A.M. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. Саратов. Изд-во Сарат. ун-та, 1990. С. 83.

94

основанием для отнесения начальника следственного отдела к числу лиц, призванных осуществлять расследование. Для следователя производство предварительного следствия является главной обязанностью, возложенной на него законом. Начальник не обязан вести расследование по делу, это лишь право, которым он пользуется в тех случаях, когда требуют интересы обеспечения законности, всесторонности и объективности производства предварительного следствия по уголовным делам126.

Таким образом, законодатель наделил начальника следственного отдела широкими властными полномочиями, которые дают ему возможность осуществлять процессуальный контроль за своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению преступлений, по наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного расследования.

В практике встречаются случаи, когда осуществление контроля со стороны начальников следственных подразделений выходят за рамки уголовно-процессуального закона. В ряде органов внутренних дел Хабаровского края практикуется визирование либо утверждение начальниками следственных подразделений отдельных процессуальных документов, составленных следователями (например, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного заключения и др.), хотя такая форма контроля не предусмотрена законом. Так, в ст.220 УПК РФ сказано, что после подписания обвинительного заключения следователь немедленно направляет уголовное дело прокурору.

По мнению В.Ф.Статкуса и А.А.Чувилева, виза начальника следственного отдела на постановлении или другом процессуальном документе, составленном следователем - одна из дополнительных гарантий

Часть 2 статьи 39 УПК РФ предоставляет начальнику следственного отдела право выполнять следственные действия и иные процессуальные действия, лишь приняв уголовное дело к своему производству или войдя в состав следственной группы. Нарушение этого правила приведет к признанию полученных доказательств недопустимыми. См. : Комментарий к УПК РФ/ Под ред. Д.Н. Козак. - М., 2002. С.140.

95 обоснованности принятого решения127. Другой точки зрения придерживается А.П. Гуляев 128, рассматривающий подобное визирование документов следователя как один из методов организации процессуального контроля, признавая в то же время, что неутверждение начальником следственного подразделения постановления следователя сохраняет юридическую силу. «Несомненно, что подобная практика, - как указывает Н.А. Громов, -приносит положительные результаты, поскольку имеет в себе превентивный характер, который исключает прямые нарушения следователем уголовно-процессуального закона, снижает число необоснованно принимаемых решений, дисциплинирует
следственных работников при принятии

„ 129 тт

решении» . Думается, что визировать начальнику следственного отдела тот или иной процессуальный документ следователя не следует. Тем более, что по действующему закону, такого рода визирование не предусмотрено и никто из названных авторов не предлагает это узаконить. И, наконец, это не согласуется со статусом процессуальной самостоятельности следователя.

По нашему мнению все процессуальные акты, в которых находят свое выражение решения следователя по определенным вопросам расследования, должны исходить от его имени. А по имеющимся в делах письменным указаниям начальника следственного подразделения можно судить о том, какую роль сыграл он в объективном и всестороннем расследовании дела.

В юридической литературе иногда наряду с понятием процессуальной самостоятельности следователя употребляют понятие его процессуальной независимости13 .

Как уже отмечалось, процессуальная деятельность поднадзорна прокурору, а также подконтрольна начальнику следственного отдела. Для обеспечения эффективности деятельности по надзору и процессуальному

127 Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии. // Советское государство и право. 1975. № 3. С. 77.

128 Гуляев А.П. Правовые основы управления следственным аппаратом органов внутренних дел / Организация работы следственного отдела.- М., 1977. С. 20.

129 Громов Н.А. Виды, формы, методы и субъекты контроля в следственном аппарате // Следователь. 2001. № 5(43). С. 47.

130 Более подробно см. : Чистякова B.C. Полномочия следователя в советском уголовном процессе. - М., 1974. С.17.

96 контролю законодатель наделил этих субъектов уголовно- процессуальной деятельности широкими властными полномочиями, позволяющими прокурору и начальнику следственного отдела контролировать деятельность следователя по расследованию и предупреждению преступлений, принятию мер к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия. По отношению к начальнику следственного отдела следователь находится, кроме того, еще и в служебном подчинении.

Процессуальная самостоятельность следователя, которую он вправе отстаивать предоставленными ему законом (ст.ст. 38, 39 УПК РФ) средствами, не означает независимости следователя от начальника следственного отдела, как в процессуальном отношении, так и в административно-правовом. По этим соображениям нам представляется вполне убедительной позиция А.П.Гуляева, считающего, что процессуальной независимости следователя объективно не существует131.

В процессуальном отношении зависимость следователя выражается в его подконтрольности и поднадзорности, имеющих характер процессуального подчинения, хотя и действующего в определенных пределах. Как уже отмечалось, указания начальника отдела и прокурора , данные ими в соответствии с законом, обязательны для следователя. И хотя обжалование последним этих указаний по наиболее важным вопросам следствия (ч.4 ст.39 УПК РФ) приостанавливает их исполнение, следователь не может действовать вразрез с ними, если они отменены соответствующим прокурором.

По нашему мнению, осуществляя процессуальное руководство предварительным следствием и контроль за соблюдением законности при расследовании уголовных дел, начальник следственного отдела становится субъектом уголовно-процессуальных отношений, которые возникают между ним и подчиненными ему следователями, а также другими должностными

Гуляев А.П. Правовые основы управления следственным аппаратом органов внутренних дел // Организация работы следственного отдела. М., 197. С.21.

97 лицами (прокурором, органами дознания) в связи с реализацией ими своих полномочий по борьбе с преступностью.

Анализ уголовно-процессуального законодательства показывает, что предоставленные начальнику следственного отдела процессуальные полномочия по своему характеру неоднородны. Поэтому нам кажется вполне обоснованной попытка А.А.Чувилева и В.В.Кальницкого разделить их на две самостоятельные группы132. К первой группе они относят средства контроля за расследованием конкретного уголовного дела. В нее входят права: проверять уголовные дела, участвовать в производстве предварительного 4,1 следствия, давать указания о выполнении отдельных следственных действий,

квалифицировать преступление, привлекать граждан в качестве обвиняемых и определять объем обвинения, распоряжаться о дальнейшем направлении дела.

Вторую группу полномочий начальника следственного отдела

образуют правовые средства процессуального руководства подчиненными

? ему следователями. К ним относятся правомочия давать указания о передаче

уголовного дела от одного следователя к другому, поручать расследование

нескольким следователям.

Полагаем, что такая классификация полномочий начальника следственного отдела может быть признана условной. Все полномочия начальника следственного отдела должны объединяться, прежде всего, общностью задач и целей, ради достижения которых осуществляется его уголовно-процессуальная деятельность. С их помощью он обеспечивает

а»

законность и эффективность расследования, предотвращает нарушение закона, принимает меры к всестороннему и объективному производству предварительного следствия.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что объем полномочий начальника
следственного отдела настолько широк, многообразен и

Чувилев А.А., Кальницкий В.В. Процессуальный контроль начальника следственного отдела. // Сов. гос-во и право. 1983. № 4. С.69-71.

98 специфичен по своей функциональной структуре, что деятельность его с полным основанием можно характеризовать как процессуальное руководство предварительным следствием.

§ 2. Процессуальные отношения следователя органов внутренних дел и начальника следственного отдела с прокурором

Важнейшим условием обеспечения законности, соблюдения прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций в деятельности органов, производящих расследование преступлений, является прокурорский надзор, осуществляемый в соответствии с УПК РФ и Федерального закона «О прокуратуре РФ» (далее - Закон о прокуратуре).

Прокурор - единственный субъект уголовного процесса, участвующий во всех его стадиях (ст.37 УПК РФ). При этом в уголовном судопроизводстве он, как и в других сферах общественных отношений, выполняет свое основное предназначение - осуществляет от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих законов (ст.1 Федерального закона «О прокуратуре РФ»).

Термин «надзор», как нам представляется, имеет более узкое смысловое содержание, чем «контроль». Контроль является составным элементом управления. Для него характерны связь с повседневным руководством основной деятельностью, выработка рекомендаций и предложений, оказание практической помощи в организации и выполнении решаемых задач134.

Надзор означает, «во-первых, некоторую отстраненность от поднадзорной деятельности и осуществляется «извне» (можно осуществлять «самоконтроль», но нельзя заниматься «самонадзором»). Во-вторых, надзор

133 См.: Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 года № 2202-1 (в ред. Федерального закона от 17 ноября 1995 года № 168-ФЗ). //С3 РФ., 1995., № 47., ст. 4472.

134 Более подробно см.: Калугин А.Г. Сущность и формы процессуального контроля в деятельности органов предварительного расследования. // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений. Красноярск, 2000. С. 3.

99 предполагает наличие заранее установленных параметров
поднадзорной деятельности (в уголовно-процессуальной деятельности
эти параметры определены нормами УПК)» .

Деятельность органов предварительного следствия, направленная на расследование совершенного преступления и изобличение виновных, сопряжена с возможностью применения принудительных мер, затрагивающих личность , ее права и интересы (отстранение от должности, заключение под стражу, наложение ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию и т.д.). Возможность применения этих мер требует особого внимания к обеспечению прав и законных интересов граждан.

Прокурор обязан, согласно ст. 29 Закона о прокуратуре, осуществлять надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно- розыскных мероприятий и проведения расследования, а также за законностью решений, принимаемых органами, осуществляющими предварительное расследование.

Все это обусловило наделение прокурора широкими властно- распорядительными полномочиями, дающими ему возможность оперативно предупреждать и устранять любые нарушения законности ( ст.37 УПК РФ ). Без согласия прокурора следователь не вправе прекратить уголовное дело в связи с изменением обстановки, деятельным раскаянием и по ряду других оснований (ст.ст.25, 26 УПК РФ), нуждается в санкции прокурора и целый ряд других процессуальных действий следователя136.

Надзор прокурора распространяется на все решения, принимаемые следователем, а также начальником следственного отдела. Наделение последнего процессуальными полномочиями ни в коем случае не умаляет

Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. -Л., 1990. С. 42. 1:56 Полномочия
прокурора состоят из его прав и обязанностей. Их тесная связь в рамках понятия «полномочия» объясняется тем, что права прокурора при наличии оснований для их реализации становятся его обязанностями. См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов. / Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд. — М. : Спарк., 2000. С.335.

100 значение прокурорского надзора за законностью предварительного следствия в органах внутренних дел, ФСБ и налоговой полиции.

Наблюдая за законностью действий начальника следственного отдела, прокурор отменяет его неправильные, противоречащие закону решения.

Несмотря на появление в уголовном судопроизводстве процессуальной фигуры начальника следственного отдела, содержание уголовно- процессуальных отношений прокурора со следователем остались прежними.

Прокурор в стадии досудебного производства уполномочен: давать согласие следователю на возбуждение уголовного дела (п.4 ч.2 ст.37 УПК РФ); на возбуждение ходатайства перед судом об избрании, изменении или отмене меры пресечения (п.5 ч.2 ст.37 УПК РФ); привлечения в качестве обвиняемого (п.1 ч.З ст.38 УПК РФ), квалификации преступления (п.2 ч.З ст.38 УПК РФ) и объеме обвинения (п.З ч.З ст.38 УПК РФ); направлении дела в суд (п. 14 ч.2 ст.37 УПК РФ) или прекращении его (п. 13 ч.2 ст.37 УПК РФ). Он вправе истребовать от следователей для проверки уголовные дела, документы, материалы и другие сведения о совершении преступления, лично участвовать в производстве предварительного следствия и отдельных следственных действий (п.З ч.2 ст.37 УПК РФ). В случае обнаружения нарушения следователем требований закона по расследованию уголовного дела прокурор может возвратить ему дело на дополнительное расследование со своими письменными указаниями (п. 15 ч.2 ст.37 УПК РФ). Прокурор вправе отменять незаконные и необоснованные постановления следователя (п. 10 ч.2 ст.37 УПК РФ), в случае нарушения закона отстранять от дальнейшего ведения следствия (п.7 ч.2 ст.37 УПК РФ), изымать дела у одного следователя и передавать другому (п.8 ч.2 ст.37 УПК РФ), прекращать дела по основаниям, предусмотренным в законе (п. 16 ч.2 ст.37 УПК РФ) и иные полномочия.

Указания прокурора являются обязательными и их обжалование вышестоящему прокурору, за исключением случаев, предусмотренных ч.З ст.38 УПК РФ, не приостанавливают их исполнение (ч.З ст.37 УПК РФ).

101 Согласно части 3 статьи 38 УПК РФ следователь вправе приостановить исполнение указаний прокурора в случае несогласия со следующими его решениями и указаниями:

1) о привлечении лица в качестве обвиняемого: 2) 3) о квалификации преступления; 4) 5) об объеме обвинения; 6)

4) об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого; 5) 6) об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий; 7) 8) о направлении уголовного дела в суд или его прекращении; 9) 10) об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия. 11) Поскольку следователь является самостоятельным субъектом уголовно- процессуальной деятельности, прокурорский надзор не вступает в противоречие с принципами свободной оценки доказательств. Напротив, одной из задач прокурорского надзора является утверждение этого принципа.

Уголовно-процессуальные отношения между прокурором и следователем устанавливаются уже в стадии возбуждения уголовного дела, поскольку на прокурора возложена обязанность осуществлять надзор за законностью деятельности государственных органов и должностных лиц, рассматривающих первичные сведения о преступлении. Согласно ст.ст.37, 146 УПК РФ прокурор осуществляет надзор за законностью возбуждения уголовного дела. Он несет полную ответственность за необоснованный отказ или возбуждение уголовного дела. С этой целью прокурор, минуя начальника следственного отдела, вправе давать непосредственно следователю обязательные для него указания, истребовать от него любое дело или материал для проверки, рассматривать жалобы на действия следователя, отменять или изменять его решения. Одновременно прокурор надзирает за

102 законностью действий начальника следственного отдела при осуществлении им в этой стадии процессуального контроля.

Стадия возбуждения уголовного дела заканчивается либо принятием решения о его возбуждении, либо отказе в таковом. Постановление о возбуждении уголовного дела (ст. 146 УПК РФ) следователем немедленно направляется прокурору, который дает на это свое согласие. Такой порядок является одним из средств обеспечения прокурорского надзора за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела. По любому уголовному делу прокурор вправе давать следователю письменные указания, которые для него обязательны. Являясь важными процессуальными документами, письменные указания, как нам представляется, необходимо приобщать к уголовному делу.

Поскольку письменные указания прокурора порождают между ним и следователем определенные правоотношения, то это указание должно быть адресовано непосредственно следователю, а не начальнику следственного отдела. Особенно это необходимо в тех случаях, когда указания касаются ключевых вопросов предварительного следствия (например, квалификация преступления, привлечение в качестве обвиняемого, направлении дела в суд и т.д.). Однако прокурор, в целях обеспечения всестороннего и объективного расследования, может дать указание непосредственно начальнику следственного отдела, например, о передаче дела от одного следователя другому, создании группы следователей для расследования сложного, многоэпизодного дела и т.д.

Прокурор координирует работу следователей всех ведомств в борьбе с преступностью. Он может для расследования наиболее сложных дел создавать группы, в которые, наряду со следователями прокуратуры, чаще всего включаются следователи органов внутренних дел. Решение прокурора в таких случаях оформляется соответствующим постановлением, которое обязательно для начальника следственного отдела.

103

По смыслу статьи 37 УПК РФ для начальника следственного отдела обязательны также указания прокурора, данные по уголовному делу не только ему, но и адресованные следователю. Начальник следственного отдела обязан проследить за тем, чтобы следователь выполнил указания прокурора. Если же начальник не согласен с этими указаниями, он может обжаловать их вышестоящему прокурору, независимо от того, согласен с ним следователь или нет. И в этом случае обжалование указаний прокурора не приостанавливает их исполнение. Если же указания даны начальнику следственного отдела по находящемуся в его производстве уголовному делу и касаются вопросов привлечения в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объема обвинения, направления дела для предания обвиняемого суду или прекращения дела, избрания меры пресечения и других, указанных в ч.З ст.38 УПК РФ, то обжалование указаний прокурора приостанавливает их исполнение, так как начальник, в этом случае пользуется правами следователя.

Верховенство прокурорского надзора над процессуальным контролем выражается в том, что, как уже отмечалось, сама деятельность начальника следственного отдела по осуществлению процессуального контроля поднадзорна.

Прокурор обязан следить за тем, чтобы начальник следственного отдела в полном соответствии с законом исполнял свои процессуальные обязанности. В связи с этим прокурорский надзор за соблюдением законов при производстве предварительного следствия нельзя рассматривать как дублирование процессуального контроля.

Законодатель установил некоторое совпадение полномочий прокурора и начальника следственного отдела ( п.2 ч.1 ст.37 и п.1 чЛ ст.39, п. 10 ч.2 ст.37 и п.2 чЛ ст.39, ч.З ст.37 и ч.4 ст.39 УПК РФ). Однако непосредственные их задачи имеют свои особенности. В функциях начальника следственного отдела акцент делается на осуществление оперативного контроля, организацию надлежащего выполнения следователем своих обязанностей.

104 Основное же направление деятельности прокурора — обеспечение законности производства расследования, соблюдение ее как в деятельности следователя, так и начальника следственного отдела. При этом прокурор не должен подменять начальника следственного отдела в оперативном руководстве деятельностью следователя.

Надзор прокурора является его исключительной прерогативой и не может быть подменен процессуальным контролем, осуществляемым начальником следственного отдела. Специфика предварительного следствия и его задач, большая общественная значимость законности в процессуальной деятельности следователя, необходимость оперативного и действенного реагирования прокурора на каждый случай нарушения закона и являются основанием для развития и признания в теории уголовного процесса концепции о процессуальном руководстве прокурора деятельностью органов предварительного следствия, независимо от их ведомственной принадлежности.

В науке уголовного процесса наибольшее признание получил взгляд на то, что процессуальное руководство прокурора предварительным следствием является органической частью прокурорского надзора за исполнением закона органами дознания, предварительного следствия137. Данной точки зрения придерживается Ю.Д.Лившиц , который оценивает процессуальное положение прокурора как процессуальное руководство.

Имеются и иные мнения, так А.А. Чувилев считает, что прокурор

139

процессуальное руководство следствием и дознанием не осуществляет .

Думается, что с этим согласиться нельзя. Как известно (ст.37 УПК РФ,

ст.ст.29, 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»),

надзор прокурора за расследованием преступлений выражается в том, что

137 Более подробно см.: Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968. С.60; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. - М., 1971.С.80- 81; Савицкий В.М. Очерки теории прокурорского надзора. - М., 1975. С.199-203.

138 Лившиц Ю.Д. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования. //Следователь.,№ 8(52). 2002. С. 14.

139 Более подробно см.: Чувилев А.А. Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник. — М: Юрист, 1999. С. 180.

105 прокурор следит за соблюдением законности при расследовании уголовных дел, а также и в том, что прокурор, осуществляя свои полномочия, обеспечивает правильность расследования дела по существу. Таким образом, «надзор прокурора за соблюдением и исполнением законов в деятельности дознания и предварительного следствия включает руководство прокурора дознанием и следствием. Прокурор — орган, не только наблюдающий за дознанием и следствием, но и обладающий решающей властью по всем вопросам расследования дела. От прокурора зависит то направление расследования дела, которое прокурор считает отвечающим требованиям закона и необходимым для правильного разрешения дела»140.

На органическую связь прокурорского надзора и процессуального руководства расследованием, осуществляемым прокурором, обращает внимание и A.M. Жуков141, который указывает, что в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования надзорная деятельность прокурора неотделима от процессуального руководства расследованием преступлений.

Формулировка «процессуальное руководство», как справедливо отмечает А.П.Гуляев142, не в полном объеме отражает характер правоотношений прокурора и органов предварительного следствия. Дело в том, что содержание прокурорского надзора, на наш взгляд, не исчерпывается одним только процессуальным руководством. Составной частью прокурорского надзора является также и процессуальный контроль, которым он пользуется как одним из методов осуществления эффективного надзора за расследованием преступлений. Это позволяет говорить о некоторых общих чертах прокурорского надзора и процессуального контроля начальника следственного отдела и прежде всего - об организации работы,

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Изд-во «Наука», 1968. С. 216.

141 Жуков A.M. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. - Саратов.: Изд-во Сарат. ун-та, 1990. С. 90.

142 Гуляев А.П. Правовые основы управления следственным аппаратом органов внутренних дел. // Сб. Организация следственного дела. - М., 1977. С.26

106 об общности задач по обеспечению законности в деятельности следственного аппарата.

В своей деятельности по надзору за следствием и процессуальному руководству расследованием уголовных дел прокурор, как нам представляется, использует различные процессуальные средства, которые, на наш взгляд, условно можно разделить на две группы.

К первой группе целесообразно отнести следующие процессуальные средства: ознакомление с материалами уголовных дел (ч.1 ст.221 УПК РФ); личное участие в производстве следственных действий(п.З ч.2 ст.37 УПК РФ) ; согласие следователю на возбуждение уголовного дела (п.4 ч.2 ст.37 УПК РФ); согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения (п.5 ч.2 ст.37 УПК РФ); разрешать отводы (п.6 ч.2 ст.37 УПК РФ); передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому с соблюдением правил подследственности (п.9 ч.2 ст.37 УПК РФ).

Ко второй группе процессуальных средств необходимо отнести: дачу письменных указаний следователю (ч.З ст.37 УПК РФ); отмена незаконных или необоснованных постановлений (п. 10 ч.2 ст.37 УПК РФ); возвращение уголовного дела на доследование (п. 15 ч.2 ст.37 УПК РФ); приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу (п. 16 ч.2 ст.37 УПК РФ) .

«Все эти средства являются ничем иным, как формами процессуального руководства предварительным расследованием, которое, в свою очередь, является единственным методом
реализации

конституционной функции прокурорского надзора за законностью действий следователя и органа дознания при расследовании
преступлений»143.

Прокурор не опротестовывает противоречащие закону акты расследования, а своей властью отменяет их и вносит обязательные, как для следователя так и для начальника следственного отдела указания.

Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел. - М., 1996. С. 79; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.,1986. С. 133-134.

107

144

Прокурор и начальник следственного отдела руководствуются, в основном, одними и теми же нормами уголовно-процессуального права и осуществляют свои полномочия в рамках, определенных уголовно- процессуальным законом. Однако в их полномочиях есть весьма существенные различия, вытекающие из правового положения в уголовном судопроизводстве, которые обусловлены природой полномочий того и другого. По мнению А.М.Ларина145, Н.В.Жогина146 это: во-первых, «…у прокурора есть ряд важных правомочий, которыми уголовно-процессуальный закон не наделяет начальника следственного отдела»; во-вторых, «… и это принципиальное отличие, прокурор выполняет особую государственную функцию, осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением законов в деятельности всех должностных лиц, в том числе и за процессуальными действиями самого начальника следственного отдела» Если осуществляемый прокурором контроль за предварительным следствием и руководство им исходят из основных задач прокурорского надзора за соблюдением законности, установленных Законом о прокуратуре, то полномочия начальника по контролю и руководству являются его функциональными обязанностями, производными от его ведомственного назначения быть руководителем подчиненных ему следователей. Руководство предварительным расследованием — не функция прокурора, а, как нам представляется, процессуальное средство, с помощью которого он осуществляет надзор за соблюдением законности при расследовании преступлений. «Не только в стадии предварительного расследования, но и вообще в любой сфере своей деятельности прокурор наделен отнюдь не многими, а единственной функцией — осуществлять

147

надзор за законностью» .

Полномочия начальника следственного отдела нами подробно рассмотрены в § 1 главы 2.

145 Более подробно см.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986.С.168-169.

146 Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968. С.70.

147 Гаврилов В.В. Сущность прокурорского надзора в СССР. - Саратов, 1982. С. 93.

108

Если для прокурора руководство и контроль за расследованием уголовных дел - это лишь методы осуществления надзора за законностью производства предварительного следствия, то для начальника следственного отдела контроль и отдельные элементы руководства - выражение сущности его уголовно-процессуальной деятельности, основные средства влияния на процессуальную деятельность следователя. Кроме того, как указывает Б.А. Галкин, начальник следственного отдела не вправе отменять, изменять указания прокурора, которые он дал следователю. Прокурор же не связан указаниями начальника следственного отдела и может отменить их, если они не основаны на законе148.

Начальник следственного отдела участвует в уголовном процессе лишь в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования и может давать указания только подчиненным ему следователям. Его процессуальный контроль является узковедомственным и распространяется только на следователей того отдела, который он возглавляет. Прокурор участвует во всех стадиях процесса и его надзор распространяется на всех участников предварительного расследования, в том числе на всех следователей, независимо от ведомственной принадлежности, и на все органы дознания. Таким образом, объект прокурорского надзора, осуществляемого при производстве расследования преступлений — точное исполнение законов в деятельности должностных лиц органов дознания и предварительного следствия 49

Анализ норм УПК РФ позволяет нам сделать вывод о том, что процессуальная самостоятельность, объем и содержание властных полномочий прокурора и начальника следственного отдела неравнозначны.

Только прокурор наделен правом отмены любых решений следователя, если они противоречат закону. В этом находит свое выражение полнота

148 Прокурорский надзор в СССР.: УчебникУПод ред. Б.А. Галкина. - М., 1982. С.144-146.

149 До последнего времени объектом ведомственного контроля начальника следственного отдела оставалась процессуальная деятельность трех ведомств по расследованию и предупреждению преступлений: следователей системы МВД, ФСБ и органов налоговой полиции. Указом Президента РФ от 11 марта 2003 г. органы налоговой полиции упразднены, и все уголовные дела, подследственные этому ведомству, отнесены к подследственности следователей МВД.

109 осуществляемого им процессуального руководства деятельностью следователей по расследованию преступлений. Если прокурор не согласен, например, с выводами обвинительного заключения, он вправе исключить из него отдельные пункты обвинения, составить новое обвинительное заключение, прекратить дело, отменить или изменить ранее избранную меру пресечения.

Начальник следственного отдела такими полномочиями не обладает. Если ему надо изменить или отменить большинство решений, принятых следователем, он должен обязательно обратиться с обоснованным ходатайством к прокурору (п.З ч.1 ст.39 УПК РФ).

Различие полномочий прокурора и начальника следственного отдела проявляется также в особенностях процессуальной формы, в которую облекаются принимаемые ими процессуальные решения. Прокурор санкционирует отдельные следственные действия, утверждает обвинительное заключение, отдельные постановления о прекращении дела и т.д.

Полномочия начальника следственного отдела находят свое выражение в форме письменных указаний следователю в связи с расследованием по уголовному делу, кроме отмены решения следователя о приостановлении предварительного следствия. Других процессуальных актов, посредством которых начальник следственного отдела осуществлял бы свои полномочия, закон не называет.

Юридическая природа полномочий прокурора по надзору и начальника следственного отдела по контролю различна, как различны их функции в уголовном процессе. Один из них выполняет функцию надзора за точным и неуклонным исполнением законов, другой — функцию ведомственного процессуального контроля.

Поскольку процессуальный контроль является одним из методов прокурорского надзора, становится понятным, почему полномочия начальника следственного отдела во многом совпадают с полномочиями

по

прокурора, хотя, как уже отмечалось, юридическая природа тех и других различна. Сходство четко прослеживается при анализе ст.ст. 37,39 УПК РФ. Особенно это касается содержания указаний следователю. Указания начальника следственного отдела, так же как и прокурора, могут касаться таких вопросов, как привлечение в качестве обвиняемого, квалификация преступления, объем обвинения, прекращение уголовного дела и т.д.

При анализе норм УПК РФ, определяющих полномочия прокурора и начальника следственного отдела, возникает сомнение вообще о наличии у следователя какой-либо самостоятельности в принятии решений. Закон предусматривает только некоторые гарантии обеспечения

самостоятельности. Как ранее нами отмечалось, к ним относится и право следователя не согласиться с указаниями прокурора и начальника следственного отдела по наиболее существенным вопросам предварительного следствия (ч.З ст.38 УПК РФ).

В отличие от УПК РСФСР 1960 года, основания для представления возражений расширены такими, как: несогласие об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, отказ в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или производстве иных процессуальных действий, а также при отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения дела.

Согласно части 4 статьи 39 УПК РФ следователь вправе представить прокурору и в суд письменные возражения на указания начальника следственного отдела однако, не уточняется, в каких конкретно случаях следователь может обращаться к прокурору или в суд. Закон также не содержит процедурных вопросов рассмотрения прокурором или судом возражений следователя, что, на наш взгляд, делает эту гарантию неэффективной. Данный правовой механизм на протяжении многих десятилетий уже показал свою несостоятельность150. Внесение возражений на указания прокурора в практике довольно редко. Из 300 опрошенных нами

Дармаева В.Д. О процессуальной самостоятельности следователя //Следователь. № 10 (54). 2002 г. С. 45.

Ill

следователей только 13% указали, что пользуются своим правом представления возражений вышестоящему прокурору. Среди причин, по которым они не пользуются этим правом, наиболее часто указываются: нежелание вступать в конфликт с прокурором — 79 %, отсутствие практики представления возражений - 26 %.

Начальник следственного отдела со своими полномочиями по контролю находится со следователем в более тесных взаимоотношениях, чем прокурор. Это позволяет ему своевременно оказать влияние на уголовно-процессуальную деятельность следователя, оперативно, не ожидая вмешательства прокурора, выявлять и устранять допущенные ошибки, помогать следователю в решении возникающих при расследовании проблем. Все это привело к тому, что прокурор выполняет свои надзорные функции в отношении следователей чаще всего через начальника следственного отдела. К нему прокурор обращается с требованием о создании группы следователей для ведения сложных, многоэпизодных уголовных дел, ему прокурор предписывает передать дело от одного следователя другому или отстранить от расследования.

Думается, что превращение начальника следственного отдела в посредника во взаимоотношениях прокурора со следователем является не всегда оправданным с точки зрения соответствующих требований уголовно-процессуального закона. В силу того, что письменное указание прокурора порождает между ним и следователем определенные уголовно-процессуальные правоотношения то, по нашему мнению, оно должно быть адресовано, как правило, непосредственно следователю, а не начальнику следственного отдела. Это особенно необходимо делать в тех случаях, когда указания касаются основных вопросов предварительного следствия.

Вышеизложенное объективно приводит нас к выводу о необходимости изменения в законодательном порядке содержания ч.1 ст. 37 УПК РФ, которую можно было бы, по нашему мнению, изложить в следующей редакции: «1. Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в

112 пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от
имени государства уголовное преследование путем надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия…».

Тем самым были бы устранены все разночтения в подходе к построению системы функций в уголовном процессе. Исходя из основных направлений уголовно- процессуальной деятельности, их можно было бы свести к трем: уголовное преследование (обвинение), защита и разрешение уголовного дела.

§ 3. Вопросы совершенствования процессуальных
и

организационных отношений следователя органа внутренних дел с органом дознания

В решении задач уголовного судопроизводства важное место занимает

  • деятельность органов дознания, роль которых в борьбе с преступностью в свете последних изменений уголовно-процессуального законодательства значительно возросла.

Совместно со следователями сотрудники органов дознания первыми включаются в раскрытие преступлений, а также самостоятельно проводят расследование значительной категории уголовных дел. Дознание, как и предварительное следствие, призвано обеспечить раскрытие преступлений, привлечение к ответственности виновных, создание необходимых предпосылок для правильного разрешения уголовного дела в суде.

Кроме процессуальной деятельности по расследованию преступлений, органы дознания призваны осуществлять оперативно-розыскные мероприятия в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. При расследовании уголовных дел для них характерно сочетание процессуальных действий и
оперативно-розыскных мероприятий. Право

• осуществлять оперативно-розыскную деятельность закон
предоставляет

из

оперативным подразделениям органов внутренних дел Российской Федерации, ФСБ, органов пограничной охраны, таможенных органов РФ и

  • др.15’

Новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (ст.40 УПК) к органам дознания относит:

1) органы внутренних дел, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с Федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности (ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»);

  • 2) главного судебного пристава РФ, главного военного
    судебного

пристава, главного судебного пристава субъекта РФ, их заместителей, старшего судебного пристава, старшего военного судебного пристава, а также старших судебных приставов Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ; 3) командиров воинских частей, соединений, начальников военных л- учреждений или гарнизонов.

Статья 40 УПК РФ право на возбуждение уголовного дела и на производство неотложных следственных действий возлагает также на:

1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании — по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах; 2) 3) руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, (перечень которых дан в ч.1 ст.40 УПК РФ) - по
уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту 4) ^ нахождения данных партий и зимовок;

3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации - по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территории данных представительств и учреждений.

151 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995г. №144-ФЗ /С.З РФ. 1995.

  • №33. Ст. 3349; Федеральный закон «Об органах Федеральной службы безопасности в РФ». От 3 апреля 1995 года. //СЗ РФ. 1995. № 15. Ст. 1269.

114

Анализ статьи 40 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что капитаны морских и речных судов, руководители геологоразведочных партий и зимовок, а также главы дипломатических представительств к органам дознания законом не отнесены, хотя и наделены правом на возбуждение уголовного дела и на производство неотложных следственных действий только по уголовным делам о преступлениях, совершенных на подведомственных им ограниченных территориях: судне, дипломатическом представительстве, зимовке. При возбуждении уголовного дела и начатом расследовании, в соответствии с ч.4 ст. 146 УПК РФ, незамедлительно уведомляется прокурор и ему безотлагательно, при появлении реальной возможности, передается постановление о возбуждении уголовного дела вместе со всеми другими материалами. Органам же дознания прокурор, как известно, дает согласие на возбуждение уголовного дела, после чего они продолжают выполнять неотложные следственные действия по делам, по которым предварительное следствие обязательно.

В соответствии со ст. 151 УПК РФ дознание в полном объеме производится более чем по 100 составам преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ. По сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР, статья 151 УПК РФ к подследственности органов дознания отнесла дополнительно 39 статей УК РФ о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Как мы видим, законодатель, расширив полномочия органов дознания, а также, придав большую процессуальную самостоятельность основному его субъекту — дознавателю, - лишил его права продлевать производство дознания на срок свыше 25 суток (ч.2 ст.223 УПК РФ). Кроме того, законодатель (ч.1 ст. 223 УПК РФ) предусмотрел правило, согласно которому уголовные дела, отнесенные к подследственности органов дознания (ч.З ст. 150 УПК РФ), могут возбуждаться ими только в отношении конкретных лиц. Органы дознания соответственно потеряли право на приостановление производства расследования.

115

Таким образом, в случаях, когда органы дознания не укладываются в отведенный им законом срок, или если неизвестно лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, они немедленно передают дело прокурору, который направляет уголовное дело следователю для производства предварительного следствия152. Сложился новый вид уголовно-процессуальных отношений следователя с органами дознания, в результате чего следователю приходится фактически делать несвойственную ему работу — осуществлять расследование уголовных дел, отнесенных законом к компетенции органов дознания.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ в определенной степени усовершенствовал дознание как форму предварительного расследования преступлений. Введена специальная статья 40 УПК РФ, предусмотревшая более полные, чем ранее действовавший УПК РСФСР, полномочия дознавателя. Дознаватель - это должностное лицо органа дознания, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания (п.7 ст.5 УПК РФ). В соответствии со статьей 21 УПК РФ дознаватель, наряду со следователем и прокурором, призван осуществлять уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения. Такое положение дознавателя закреплено в уголовно-процессуальном законе впервые.

На расширение компетенции органа дознания направлено также снятие ограничений с предусмотренного ранее действовавшим УПК РСФСР перечня неотложных следственных действий153, которые могут теперь производиться органом дознания. В новом УПК РФ к ним законодатель отнес все действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования (п. 19

152 См.: Комментарий к УПК РФ (ст. 223 ) /Под ред. Д.Н. Козак.- М., 2002. С.443.

153 Согласно части 1 статьи 119 УПК РСФСР 1960 г. к неотложным следственным действиям были отнесены: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

116

ст.5, ст. 157 УПК РФ). В то же время анализ вышеуказанных норм, а также статей 40, 41 и 146 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что производство неотложных следственных действий не является ни дознанием, ни предварительным следствием, а представляет какую-то особую процессуальную форму уголовного судопроизводства. Нам представляется, что в данном случае требуется законодательное уточнение. Кроме этого, мы считаем целесообразным дополнить статью 157 УПК РФ конкретным перечнем неотложных следственных действий.

Учитывая, что основной объем работы по производству дознания в России ложится на милицию, которая располагает также четко организованными для этих целей подразделениями, мы сосредоточили свое внимание на рассмотрении ее процессуальных полномочий и взаимодействии с органами предварительного следствия. Именно на примере этой структуры можно отчетливо проследить взаимодействие субъектов уголовно-процессуальной деятельности и реализацию ими своих полномочий при производстве дознания.

Осуществляя перераспределение компетенции между органами дознания и предварительного следствия, законодатель, вероятно, исходил из учета степени тяжести преступления и сложности его расследования, а также профессиональной подготовленности сотрудников органов дознания (дознавателей), которая намного выше, чем у работников других ведомств, занимающихся производством дознания эпизодически. Причем улучшается не только качество расследования, но и качество проверки по материалам об отказе в возбуждении уголовного дела.

Перераспределение нагрузки между органами дознания и предварительного следствия способствовало бы высвобождению следователей от расследования значительного количества несложных уголовных дел, давая им возможность сосредоточиться на расследовании более тяжких преступлений, требующих значительных сил и средств, а также более высокой профессиональной подготовки.

117

Уголовно-процессуальный закон (ст.40 УПК РФ) при определении круга органов дознания в одних случаях относит к ним руководителей определенных учреждений (начальников, командиров), в других государственные органы (органы внутренних дел) без указания, какие их должностные лица правомочны вести расследование. Независимо от этих особенностей наименования, на практике орган дознания как орган расследования конкретного дела представляет собой формирование, систему, состоящую, как правило, из двух, а иногда и более субъектов: начальника учреждения и подчиненного ему должностного лица (или нескольких лиц), которому (или которым) поручено производство дознания154.

В этой системе начальник учреждения выступает в качестве начальника органа дознания, а должностное лицо, которому он поручает расследование, - дознавателя.

Начальник органа дознания может сам лично расследовать уголовное дело, принимать по нему любые, предусмотренные законом, решения. В этих случаях он руководствуется нормами, адресованными как органу дознания, так и дознавателю. При поручении расследования подчиненному должностному лицу начальник органа дознания сохраняет за собой право контроля за действиями и решениями дознавателя.

В целях повышения эффективности работы подразделений дознания, улучшения их организационно-методического обеспечения приказом МВД РФ № 368 от 16 октября 1992 года в органах внутренних дел (ОВД, ГОВД, РОВД и др.) были созданы специализированные подразделения дознания в составе милиции общественной безопасности за счет имеющейся и дополнительно выделенной штатной численности. Было предписано осуществить их комплектование квалифицированными специалистами, имеющими, как правило, высшее юридическое образование. Должность

Чувилев А.А. Органы дознания системы МВД СССР // Дознание в органах внутренних дел. - М., 1986. С.7- 8.; Петуховский А.А. Юридическая сущность и виды дознания // Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988.С.38-39.

118 «инспектор по дознанию» была переименована соответственно на должность «дознаватель», «старший дознаватель»155.

Несмотря на то, что приказ № 368 сыграл позитивную роль в совершенствовании организации и улучшения работы подразделений дознания в системе МВД РФ, он не решил всех проблем. В частности, неопределенным было положение начальников специализированных подразделений дознания (начальников отделов, отделений). Поставленные в ответственное положение за организацию и результаты работы по дознанию, они, по существу, не имели никаких возможностей оказать воздействие на процессуальную деятельность подчиненных им дознавателей. Все процессуальные вопросы они вынуждены были решать через начальника милиции общественной безопасности, у которого кроме контроля за производством дознания много и других обязанностей, связанных с организацией охраны общественного порядка и безопасности. Поэтому 12 августа 1998 г. МВД РФ был издан приказ №493 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности по раскрытию и расследованию преступлений», которым был отменен приказ № 368 и внесены существенные изменения в положение начальников специализированных подразделений дознания.

Этим приказом в структуру милиции общественной безопасности

0

МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, а также горрайорганов внутренних дел была введена должность заместителя начальника милиции общественной безопасности, совмещенная с должностью начальника отдела (отделения) дознания. Таким образом, начальник специализированного подразделения дознания приобрел такие же процессуальные полномочия, как и начальник милиции общественной безопасности156.

Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 16 октября 1992 г., № 368 «О мерах по укреплению подразделений дознания и совершенствовании раскрытия преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно».

156 Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 12 августа 1998 г., № 493 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности по раскрытию и расследованию преступлений».

119

Как отмечено в приказе, начальник милиции общественной безопасности и его заместитель — начальник подразделения — осуществляют уголовно- процессуальную деятельность в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Указано также, что дознание, по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, в подразделениях милиции общественной безопасности, наряду с дознавателями осуществляют также и другие сотрудники, на которых эти обязанности могут быть возложены решением начальника милиции общественной безопасности или его заместителя.

Теперь в связи с принятием нового УПК РФ отдельные положения вышеуказанного приказа не соответствуют требованиям норм, определяющих круг органов дознания и их полномочия. Если ранее в ст. 117 УПК РСФСР к органам дознания была отнесена милиция, а поэтому начальники криминальной милиции и милиции общественной безопасности являлись начальниками органа дознания, то теперь (ст.40 УПК РФ) к органам дознания отнесены органы внутренних дел, составной частью которых является милиция. Поэтому в настоящее время начальником органа дознания является начальник органа внутренних дел (ГОВД,РОВД,ГУВД, УВД). Но поскольку начальник милиции общественной безопасности является одновременно заместителем начальника органа внутренних дел, то он обладает полномочиями начальника органа дознания при производстве дознания по уголовным делам. Кроме того, если ранее по приказу № 493 дознание, наряду с дознавателями, могли осуществлять другие сотрудники дознания, то теперь дознание по делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, могут осуществлять только дознаватели. Другие же сотрудники могут производить только неотложные следственные действия по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (п.1 ч.2 ст.40; ч.1 ст.41; ст157 УПК РФ). Приказ МВД РФ №493 от 12 августа 1998 г., таким образом, нуждается в корректировке и приведении его в соответствие с действующим УПК РФ.

120 Полномочия же начальников специализированных подразделений дознания, полагаем, должны остаться без изменения, только их нужно
провести приказом в качестве заместителей начальников органа дознания.

В связи с предоставлением органам внутренних дел права производства предварительного следствия особую актуальность приобрела проблема процессуальных отношений следователя с органом дознания. В законодательном порядке было положено начало более рациональному сближению и координации усилий следователя и работников дознания в раскрытии и расследовании преступлений путем целесообразного сочетания следственных действий и оперативно-розыскных мер. В раскрытии и расследовании преступлений налаженное взаимодействие оперативного работника и следователя в работе по уголовному делу является одним из условий успешного проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. 11а важность такого взаимодействия указывает Р.С. Белкин, который, рассматривая комплекс таких вопросов, как основы теории тактической комбинации, виды и общие условия ее допустимости, подробно исследует специфические формы сотрудничества следователя с оперативными службами, занимающимися розыском .

Защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания является одной из задач уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), которая конкретизируется в обязанности следователя и органа дознания принимать меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, и привлечению их к уголовной ответственности (ст. 73 УПК РФ). Одним из условий успешной реализации этой публично-правовой обязанности органов расследования является взаимодействие следователя и органа дознания при
раскрытии и расследовании преступлений.

Более подробно см.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.З. Криминалистические средства, приемы и рекомендации.-М.:Юристъ, 1997.С.202-234.

121

Обусловленное общностью задач, стоящих перед органами следствия и дознания в борьбе с преступностью, взаимодействие между ними основывается на нормах уголовно-процессуального закона

(ст.ст.21,38,41,146,157 УПК РФ). Эти нормы определяют порядок процессуальных отношений между следователем (независимо от ведомственной принадлежности) и органом дознания и являются правовыми основами их взаимодействия. Объем полномочий и характер деятельности этих органов не одинаков, и взаимодействие осуществляется каждым из них в рамках своей компетенции и только присущими им методами и средствами.

Различие в объеме полномочий, в характере деятельности и средствах ее осуществления исключает какое-либо вмешательство следователя в оперативную деятельность органа дознания и наоборот.

«Оперативно-розыскная деятельность органа как система поисковых (разведывательных) мероприятий осуществляется такими методами негласного характера, которые требуют применения специальных тактических приемов и технических средств, обеспечивающих максимальную гибкость и мобильность в разрешении задач по обнаружению преступлений и лиц, их совершивших . Авторы, занимавшиеся разработкой вопроса о соотношении оперативно- розыскной и следственной функции, указывают на недопустимость смешивания приемов оперативной и процессуальной деятельности, на вспомогательную по отношению к предварительному следствию роль оперативно-розыскной деятельности, подчеркивая одновременно, что
последняя основана на законе и

159

регулируется подзаконными нормативными актами .

Процессуальные отношения следователя и работников дознания могут возникать с момента возбуждения уголовного дела, когда у следователя возникает необходимость дать органам дознания поручение о проведении

См.: Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия.- М.:Высшая школа МВД СССР. 1971. С.71. 159 См.: Васильев А.И. Дознание в советском уголовном процессе //Сов. гос-во и право. 1959. № 6 . С.99.

122 розыскных мероприятий или требовать содействия при
производстве следственных действий (ч.4 ст.38 УПК РФ).

При наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания в соответствии со ст. 146 УПК РФ возбуждает уголовное дело и производит, в соответствии с частью 1 статьи 157 УПК РФ, неотложные следственные действия. После производства неотложных следственных действий и не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела орган дознания направляет уголовное дело прокурору (ч.З ст. 157 УПК РФ). После направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя (ч.4 ст. 157 УПК РФ).

При передаче дела от органов дознания следователю, как показывает анализ практики, нередки ошибки. В одних случаях прокуроры и следователи пассивно выжидают, когда орган дознания выполнит все неотложные следственные действия или когда истечет десятидневный срок, после которого передача дела следователю, безусловно, обязательна. Это подчас приводит к тому, что лица, производящие дознание, по сравнению со следователем менее подготовлены к собиранию и оценке доказательств, допускают в первоначальных следственных действиях промахи, которые потом трудно исправить.

В других случаях, когда работники органа дознания, узнав, что следователь принял или только собирается принять к производству возбужденное ими уголовное дело, сразу же отходят от этого дела, считая свою миссию выполненной. На наш взгляд, это совершенно недопустимо. За полное раскрытие преступления работники дознания отвечают наравне со следователем.

Взаимодействие следователя и органов дознания на практике находит разные формы. В одних случаях следователь осуществляет контакт с начальником органа дознания, который передает поручения и указания

123 следователя для исполнения своим подчиненным, а в других - (особенно, когда оперативно-розыскной работы по конкретному делу много) к следователям или группе следователей прикрепляется специально выделенный работник (или группа работников) дознания.

Используя информацию, полученную оперативным путем, следователь, в свою очередь, должен в необходимых пределах знакомить с имеющимися в деле материалами сотрудников органа дознания, работающих над раскрытием данного преступления. Иначе может получиться так, что оперативные меры будут направлены на выяснение обстоятельств, уже известных, а вопросам, подлежащим исследованию, не будет уделено должного внимания.

Крайне важно, чтобы оперативные работники не только знали, какие фактические данные интересуют следователя, но также и имели четкое представление о путях их использования в уголовном судопроизводстве. Чтобы, не ограничиваясь собиранием и передачей следователю оперативной информации о существенных для дела обстоятельствах, они также выясняли возможные источники для установления этих данных в процессуальном порядке.

В свою очередь следователю необходимо учитывать специфические условия работы органов дознания с тем, чтобы использование данных, добытых непроцессуальным путем, не причинило бы ущерба интересам оперативно- розыскной деятельности.

Понимание общих и особых задач следователя и оперативных работников дознания, необходимое условие для достижения единой цели — раскрытия преступления, обеспечивается повседневным контактом, совместным обсуждением выполненных и планируемых следственных и розыскных действий.160

В случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено
лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан

Ларин A.M. Расследование по уголовным делу. - М., 1970. СП 1-113.

124 принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах (ч.4 СТ.157УПКРФ).

Поскольку следователь органов внутренних дел процессуально независим, он обладает по отношению к органу дознания всеми необходимыми процессуальными полномочиями. По находящемуся в его производстве уголовному делу он вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий, требовать от них содействия при производстве отдельных следственных действий. Последние обязаны выполнять указания и поручения следователя (п.4 ч. 2 ст.38УПКРФ).

В соответствии с приказом МВД России № 334161 от 20 июня 1996 г. основными задачами по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений являются:

  • обеспечение неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании преступлений;
  • всестороннее и объективное расследование преступлений, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников;
  • осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям, вне зависимости от форм собственности, преступными действиями виновных лиц;
  • Основными принципами взаимодействия в указанном выше приказе закреплены:

  • соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан;
  • комплексное использование сил и средств органов внутренних дел;
  • 161 Приказ МВД Российской Федерации «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений» от 20 июня 1996 г., №334.

125

  • персональная ответственность следователя, руководителей оперативных подразделений и начальников милиции общественной безопасности за проведение и результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
  • самостоятельность следователя в принятии решений, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством;
  • согласованность планирования следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
  • непрерывность взаимодействия в организаторской деятельности, расследовании и раскрытии преступления до принятия решения по уголовному делу.

Кроме того, хотелось бы отметить, что в связи с тем, что следователи органов внутренних дел работают в одном и том же ведомстве, что и оперативные работники, взаимодействие между ними, как отмечает Р.А. Базаров: «…имеет ряд положительных моментов. Во-первых, определенная часть следователей органов внутренних дел является выпускниками учебных заведений МВД. Поэтому эти следователи имеют такую же профессиональную подготовку по теории оперативно-розыскной деятельности, как и сотрудники оперативных подразделений. Это, в свою очередь, создает благоприятные условия для обеспечения взаимопонимания между следователем и оперативным работником при оценке полученной оперативно-розыскной информации и разработке плана ее реализации в процессе расследования по уголовному делу. Во-вторых, следователь, который проходит службу в органах внутренних дел, включается в состав следственно-оперативной группы, действующей по горячим следам. В ходе такого дежурства взаимодействие следователей и оперативных работников органов внутренних дел осуществляется на основе четкого распределения обязанностей согласно уголовно-процессуальному законодательству и ведомственным нормативно-правовым актам МВД России. В-третьих, работая в одном и том же органе внутренних дел, следователи и оперативные

126 работники имеют возможность благодаря повседневным личным контактам постоянно обмениваться профессионально значимой
информацией по расследуемому уголовному делу»162.

Особо важное значение имеет взаимодействие следователя с оперативным работником по уголовным делам о нераскрытых преступлениях. Например, если не установлены лица, совершившие преступление, или установлены не все лица, участвовавшие в совершении преступления, не в полной мере установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Взаимодействие следователя с оперативным работником органа внутренних дел целесообразно в тех случаях, когда без применения оперативно-розыскных мер невозможно установить все обстоятельства преступления.

Здесь хотелось бы отметить, как нам представляется, основные направления взаимодействия следователя и оперативного работника:

1.Участие следователя в изучении материалов, представленных оперативным сотрудником, что дает возможность осуществлять многофакторный, всесторонний анализ имеющихся данных для выработки наиболее оптимального плана расследования по уголовному делу.

2.Совместная разработка следователем и оперативным сотрудником органов внутренних дел версий по уголовному делу и мероприятий по их проверке. Оперативные сотрудники доподлинно зная: как, каким путем, когда и где были получены результаты оперативных мероприятий, не раскрывая этого, могут предложить следователю варианты использования имеющихся сведений для обеспечения законных оснований проведения необходимых следственных действий.

3.Весьма эффективным направлением взаимодействия следователя с оперативным работником органа внутренних дел является
совместное

Базаров Р.А. Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений ОВД в борьбе с преступностью: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Челябинск, 1998. С. 10-11.

127 проведение следственных действий. Так, например, представляется необходимым участие оперативных работников в подготовке обысков и задержаний.

При организации взаимодействия следователей и оперативных сотрудников в процессе раскрытия преступления важно иметь в виду, что Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» в ч.1 ст.7 предусмотрен целый ряд оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, например: поручение следователя; указание прокурора; определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве163.

Таким образом, взаимодействие следователя и оперативных работников не просто желательно и предпочтительно в целях успешного расследования уголовного дела, но и является важным условием раскрытия преступления, закрепленным как в ст.7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», так и в ч.4 ст. 157 УПК РФ. Главная задача этого взаимодействия заключается в том, чтобы в ходе реализации оперативных материалов результаты оперативно-розыскной деятельности облечь в такую форму, которая соответствовала бы положениям уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим собирание, проверку и оценку доказательств. А роль следователя состоит в том, чтобы все доказательства были получены без признаков нарушения закона. В противном случае согласно п.2 ст.50 Конституции РФ, ч.1 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения164.

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что взаимодействие следователя и органа дознания происходит в двух основных формах: процессуальной и организационной165.

Федеральный закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 года // СЗ РФ № 33., ст.3349.

164 Конституция Российской Федерации. С-Пб., 1996. С. 19; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ.

165 Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие тактика. - М., 1992. С.97.

128

Процессуальные формы взаимодействия между следователем и органом дознания законодательно закреплены в УПК РФ (в частности ч.4 ст.38).

К ним относятся:

  1. Поручение следователя органу дознания о производстве оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий.
  2. Содействие органа дознания следователю в производстве отдельных следственных действий.
  3. Уведомление следователя о результатах применения оперативно- розыскных мер по делам, переданным ему органом дознания до установления преступника.

В последнее время следователи и органы дознания все чаще используют, наряду с процессуальными, и непроцессуальные формы взаимодействия. Поэтому изучение этих форм, как нам представляется, имеет большое научное и практическое значение. Непроцессуальными формами являются те формы взаимодействия следователя и органов дознания, которые не предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Они могут быть установлены федеральными законами Российской Федерации, ведомственными нормативными актами. Также эти формы могут вырабатываться в процессе практической деятельности, но при этом они не должны противоречить нормативно-правовым актам.

Непроцессуальные формы взаимодействия следователя и органов дознания рядом ученых называются также организационными166 и организационно-тактическими167.

См.: Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. - М., 1992. С.97.; Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушателей МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева.- М.:Академия МВД СССР, 1989. С.186.; Гахокидзе Д.В., Меглицкий Г.Н.Организация работы следственно- оперативных групп при расследовании хищений государственного и общественного имущества: Лекция.- М.: ВЮЗШ МВД РСФСР. 1991. С.5.

167 См.например, Герасимов И.Ф. Понятие и виды взаимодействия участников расследования преступлений, Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений // Вопросы взаимодействия следователей и других учатников расследования преступлений: Межвуз. Сб. научн. тр. Свердловск, 1984. С.6, 16-17.

129

Изучаемое взаимодействие осуществляется в процессе расследования преступлений, то есть оно может возникнуть после возбуждения уголовного дела и до окончания предварительного следствия.

В юридической литературе, среди ученых процессуалистов и криминалистов нет единого мнения по вопросу — что можно отнести к непроцессуальным формам взаимодействия? Одни авторы относят к ним: согласованное планирование; совместное производство следственных действий; поручение следователя оперативному работнику производства следственных действий или принятия мер оперативно-розыскного характера; взаимная информация следователем и оперативным
работником друг

168

друга .

Другие авторы, в частности Н.Н. Гапанович и И.И. Мартинович, относят к организационным (непроцессуальным) формам: создание следственно- оперативных групп; взаимный обмен информацией между следователем и оперативным работником; согласованное планирование следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; ознакомление следователя с данными, полученными информативно-розыскным путем169.

По нашему мнению, наиболее полно раскрывают характер и содержание взаимодействия, сущность процессуальных отношений следователя и работников органа дознания, регламентированных уголовно- процессуальным законодательством, а также их административно- правовые отношения, возникающие на основе ведомственных актов МВД Российской Федерации, следующие непроцессуальные формы:

  1. Создание следственно-оперативных групп.
  2. Совместное планирование следователем и сотрудниками органов дознания следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.
  3. Взаимный обмен информацией между следователем и органами дознания.
  4. 168 Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования.-М.: Высшая школа МВД СССР. 1971. С.27-28.; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие.- М. Юрид-ая лит-ра.1975.С.44-71.

169 Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983. СЛ12-114.

130

  1. Оперативное сопровождение.

  2. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании.

Анализируя деятельность органов внутренних дел, связанную с расследованием преступлений, мы исходим из того, что системный подход к максимальному осуществлению возможностей каждой из соответствующих служб предполагает одновременное их рациональное использование в интересах получения доказательств по уголовным делам, которое обеспечивается тщательно продуманной организацией этого процесса.

Как известно, силы и средства органов внутренних дел, которые привлекаются к расследованию преступлений, находятся в весьма разнообразных функциональных связях. Например, следователь осуществляет свою деятельность в порядке и на основании, установленном уголовно- процессуальным законодательством. Его взаимодействие с органами милиции может базироваться только на требованиях закона. Взаимоотношения между подразделениями, аппаратами и учреждениями правоохранительных органов строятся на субординации, определяемой ведомственными нормативными актами. Поэтому для успешного расследования преступлений все это требует упорядочения элементов управления совместными действиями и следователя, и оперативных работников, и других сотрудников, привлекаемых к расследованию преступления, а также органа дознания в целом. Проблема эта решается путем создания следственно-оперативных групп, которые являются одной из основных форм взаимодействия следователя и органа дознания.

«Следственно-оперативная группа, как специфическая

организационная форма взаимодействия следствия и дознания, представляет собой организационное формирование (постоянного или временного характера), которое состоит из следователя, оперативных работников органов внутренних дел и иных специалистов, использующих свойственные им

131 средства и методы работы, создаваемое для лучшей
организации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений»170.

Рассматриваемая форма взаимодействия следователя и органа дознания позволяет комплексно использовать и рационально сочетать имеющиеся в наличии силы, средства и методы в целях достижения задач уголовного судопроизводства. Практика показала эффективность деятельности следственно-оперативных групп, необходимость широкого их использования при раскрытии и расследовании различных преступлений.

Создание и деятельность следственно-оперативных групп регламентированы ведомственными нормативными актами171. Основным таким актом для органов внутренних дел, является Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденная приказом МВД РФ №334 от 20 июня 1996 года.

Здесь необходимо отметить, что проблеме создания и деятельности следственно-оперативных групп уделяется на протяжении уже многих лет, должное внимание ученых-криминалистов . Это объясняется, во- первых, ее практической направленностью; во-вторых, характером задач, решаемых с ее помощью; в-третьих, координацией взаимоотношений между субъектами, принимающими участие в расследовании преступления.

В связи с этим, актуальным остается высказывание Л.А. Иванова, который указывает, что к мерам, которые могут повысить эффективность

Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп: Учебное пособие.- Екатеринбург:. Изд-во Екатеринбургской высшей школы МВД России, 1996. С.15.

171 См. Указание Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ №15-16-93- 1/3452 1993 г. об объявлении «Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно- оперативных групп по раскрытию умышленных убийств»., Приказ Министра внутренних дел РФ от 20 июня 1996г. №334. Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений.

172 См., например: Лекарь А.Г., Безруких А.С. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений.- М.,1977.С.77-100; Каугуре А.Я. Постоянно-действующая следственно-оперативная группа — эффективная форма организации работы по раскрытию и расследованию преступлений //Всесоюзная конференция лучших следователей органов прокуратуры. - М..1984.С.46-49; Емельянов Н.А. Опыт работы следственно-оперативной группы // Следств. практика. Вып. 148.- М., 1985. С.84-89; Петелин Б.Я. Следственно-оперативная группа: вопросы организации и деятельности. -М., 1986.С.44; Гохидзе Д.В., Меглицкий Т.Н.. Организация работы следственно-оперативных групп при расследовании хищений государственного и общественного имущества: Лекция.М. ВЮЗШ МВД РСФСР. 1991. С.28.

132 следствия относятся, среди прочего, организация бригад для расследования отдельных преступлений, а также использование в расследовании научно- и организационно-технических средств173 и др.

Исходя из указанных соображений и задач, стоящих перед следственно- оперативными группами, их подразделили174 на следующие виды:

1) Дежурная (при дежурной части) — обеспечивает немедленное реагирование на сообщение о преступлениях, производство неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по «горячим следам» и формируется в составе следователя, сотрудников оперативных и экспертно-криминалистических подразделений, кинолога. Возглавляет следственно-оперативную группу следователь. Количество следственно- оперативных групп, график их работы и отдыха, определяет начальник органа внутренних дел, исходя из штатной численности и оперативной обстановки, с учетом требований действующих нормативных актов. 2) 3) Целевая (временная) - для расследования и раскрытия преступления по конкретному уголовному делу. 4) 5) Специализированная (постоянно действующая) — для расследования и раскрытия определенной категории преступлений, в том числе, по которым лица, их совершившие, не установлены. 6) 7) Совместная следственно-оперативная группа (бригада) — для расследования и раскрытия тяжких преступлений, в том числе совершенных организованными преступными группами, либо для расследования сложного уголовного дела с большим объемом работы. В состав группы (бригады) могут включаться, по согласованию, сотрудники органов внутренних дел, прокуратуры,
Федеральной службы безопасности. 8) Иванов Л.А. О некоторых вопросах эффективности предварительного следствия в условиях научно- технического прогресса // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 76 :Вопросы криминалистики.- М., 1983. С.45-46.

174 Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 20 июня 1996 г. № 334 «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений»., п.п.1.4 - 1.4.4.

133

В силу объективных причин, следователи и оперативные работники, а также другие сотрудники, привлекаемые к расследованию преступления в составе такой группы, могут допускать ошибки и весьма существенные при сборе доказательств. Поэтому, учитывая это обстоятельство, А.В. Гвоздков считает, что для успешного раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными группами, либо их участниками, целесообразно создание мобильных следственно- оперативных

групп .Считаем, что данная позиция не является необходимой потому, что эта задача целиком и полностью должна выполняться всеми указанными следственно-оперативными группами и конкретно — совместной.

Рассматривая следственно-оперативную группу как основную организационную форму взаимодействия следователя с органом дознания, нельзя не отметить позицию ILK. Медведева и В.В. Токарева, которые предлагают для работы в экстремальных условиях создать «экспертно-

1 7 Л

криминалистические группы» . С нашей точки зрения эта позиция может быть подвержена критике потому, что указанные группы не смогут ни в каких экстремальных условиях действовать самостоятельно, так как у них будет отсутствовать процессуальный статус. Кроме того, производить следственные действия может только следователь, а остальные участники являются его достаточно серьезными помощниками.

Таким образом, в зависимости от задач, стоящих перед следователем, а также, учитывая криминалистические рекомендации, руководитель органа внутренних дел, предварительно посоветовавшись с начальниками следственного и оперативного отделов, принимает решение о создании одной

177

из указанных следственно-оперативных групп . На принятие такого решения оказывает влияние состояние расследования по уголовному делу и

175 Гвоздков А.В. Некоторые вопросы, влияющие на эффективность расследования преступлений, совершаемых организованными группами //Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации.: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г.Руза). - М., ЮИ МВД России, 1997. С.49.

176 Медведев Н.К., Токарев В.В. Некоторые особенности организации использования криминалистических средств и методов в чрезвычайных условиях //Экспертная практика. 1995. № 38. С.З.

177 См.: Указ. Приказ МВД РФ № 334, п. 4.3.1.

134 возникшие проблемы при реализации поставленных задач, либо требования уголовно-процессуального законодательства, «но важно отметить, что чем раньше будет создана следственно-оперативная группа, тем более эффективно будут проведены как первоначальные следственные действия, так и расследование преступления в целом»178.

Нам представляется уместным обратить внимание на тот факт, что в научной и учебной литературе нет единого мнения в вопросе о документе, в котором должно излагаться решение о создании следственно-оперативной группы. Приведем некоторые высказывания по этому вопросу.

О.В. Синеокий полагает: «Дискуссионным является вопрос: на основании какого документа создаются указанные группы (постановления, приказы, распоряжения)? Па практике в равной мере используются все три документа, хотя в УПК указан лишь один — «постановление», и то применительно к группе следователей, без указания оперативных работников дознания. Тем более «постановление» по своей правовой сущности является процессуальным документом, выносимым единолично лицом, производящим расследование, либо прокурором, осуществляющим надзор за следствием. А приказы и распоряжения - это скорее организационные документы внутреннего характера: ведомственного или межведомственного. Их действие направлено только на организацию работы конкретной структуры и прямо не направлено на работу с другими гражданами и организациями…Видимо, с этим связаны и такие неединичные случаи, когда приказы и распоряжения не приобщаются к уголовному делу и, естественно, не объявляются обвиняемому, если это лицо установлено»179.

Л.Я. Драпкин прямо указывает на то, что распоряжения и приказы, которыми
оформляется создание следственно-оперативной группы к

Иванов С.Н. Организационные проблемы расследования групповых вымогательств //Организованное противодействие расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы
научно-практической конференции (29 - 30 октября 1996 года, г. Руза). - М. ЮИ МВД России. 1997. С. 67. 179 Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп. //Государство и право. 1997. № 1. С.65.

135 *

уголовному делу не приобщаются, а хранятся в
наблюдательном

180

производстве .

В.А. Михайлов и Ю.Н. Белозеров высказываются следующим образом: «Следственно-оперативная группа представляет собой временное формирование, создаваемое управленческим решением начальника следственного отдела и начальника органа дознания либо приказом (распоряжением) первого руководителя органа внутренних дел»181.

А.Ф. Коновалов считает, что правовым основанием для создания не постоянной следственно-оперативной группы должно быть постановление следователя, утвержденное начальником следственного подразделения и

182

согласованное с руководителем органа внутренних дел .

Однако, единственно правильным на данный момент, по нашему мнению, является положение, согласно которому решение о создании следственно- оперативной группы принимается руководителями аппаратов следствия и оперативных подразделений и оформляется приказом соответствующего начальника органа внутренних дел, а руководителем группы назначается следователь, принявший дело к производству183. В связи с этим необходимо отметить высказывание А.Я Дубинского о том, что успех расследования зависит от того, кто его осуществляет. Следователь, считает А.Я. Дубинский, должен «обладать необходимыми личностными качествами, позволяющими успешно справляться с такой специфической деятельностью, как расследование преступлений» .

Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений //Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений. Межвуз. Сб. научных тр. Свердловск, 1984. С. 18.

181 Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н. Полномочия руководителей министерств, управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации расследования преступлений //Ученые, научные школы и идеи: Юбилейный сб. научн. тр. - М. МЮИ МВД Росси, 1995. С.61.

182 Коновалов Е.Ф. Следственно-оперативная группа как форма взаимодействия при раскрытии преступлений и розыске преступников. //Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений. Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск. 1984. С.45.

См. Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 20 июня 1996 г. ,№ 334 «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений».

184 Дубинский А.Я. Актуальные проблемы совершенствования предварительного расследования преступлений. // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутренних дел. - Киев, 1986. С.85.

136

Руководителем следственно-оперативной группы, как было сказано ранее, назначается следователь, как правило, опытный, имеющий достаточный стаж следственной работы, знакомый с практикой расследования преступлений, раскрытием которых будет заниматься. Кроме того он должен обладать организаторскими способностями и пользоваться авторитетом в коллективе следственного подразделения.

Руководитель несет ответственность не только за конечный результат деятельности следственно-оперативной группы по расследованию преступления, но и за организацию труда каждого члена группы, а также исключения конфликтных ситуаций в коллективе185.

Дискуссионным является также вопрос: на основании каких документов сотрудники органа дознания, входящие в следственно-оперативную группу, выполняют поручения и указания следователя?

Г.А. Матусовский и В.Н. Сущенко186 считают, что таким основанием является письменное поручение руководителя группы на имя всех инспекторов органа дознания, вошедших в состав группы, о праве выполнения ими отдельных следственных и розыскных действий по делу.

В.А. Михайлов и Ю.Н. Белозеров высказывают следующее суждение: «…при планировании согласованной процессуальной и оперативно- розыскной деятельности необходимости в даче поручений и указаний не возникает, так как соответствующий сотрудник органа дознания выполняет соответствующие оперативно-розыскные мероприятия и действия в порядке выполнения плана»187.

Думается, что эти две точки зрения не исключают, а дополняют друг друга. После создания следственно-оперативной группы руководитель группы должен дать общее письменное поручение органу
дознания

185 Соя-Серко Л.А. Рационализация работы следователя //Вопросы научной организации труда. - М.,1976. С.72; Его же: Криминалистические проблемы организации труда следователя. Автор, дисс. …д-ра юрид.наук. - М. 1982. С.37.

Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппарата дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. Харьков, Юридический институт. 1983. С.61. 187 Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н. Полномочия руководителей министерств, управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации расследования преступлений. //Ученые, научные школы и идеи: Юбилейный сб. научн. тр. -М.: МЮИ МВД России, 1995.С.61.

137 (сотрудники которого входят в состав группы, а значит и будут выполнять это поручение) о производстве оперативно-розыскных и следственных действиях, отразив в нем и требование о содействии при производстве следственных действий. При планировании согласованной процессуальной и оперативно-розыскной деятельности необходимо распределить между членами группы выполнение конкретных следственных и оперативно-розыскных действий.

Следователь, который является руководителем следственно-оперативной группы, выполняет две функции - уголовно-процессуальную в качестве следователя и организационную - в качестве руководителя группы. Как руководитель группы, он определяет направления расследования, получает всю поступающую информацию и намечает порядок и тактику ее использования, оказывает методическую помощь членам группы, контролирует ход выполнения плана.

1 88

А.П. Крутиковым выделяется недостаток в
деятельности

следственно-оперативных групп, который заключается в отсутствии у каждого члена группы возможности получать сведения из первоисточника. При этом он считает, что этот недостаток устраним за счет координации действий ее руководителем.

Таким образом, можно сделать вывод, что правовой основой для создания и деятельности следственно-оперативных групп должны служить нормы уголовно-процессуального законодательства, а поэтому, для их появления необходимо внести дополнения в действующий УПК РФ.

Однако, важно подчеркнуть, что успех следственно-оперативной группы по расследованию уголовных дел во многом зависит от планирования этого расследования. Ранее мы уже рассматривали вопрос, связанный с планированием деятельности следователя по расследованию преступления. Здесь же мы хотим затронуть только некоторые
важные аспекты,

Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание, в советском уголовном процессе: Учебное пособие. - Волгоград, ВСШ МВД СССР. 1986. С.36.

138 касающиеся планирования деятельности следственно-оперативных групп по расследованию преступлений.

«Планирование расследования преступления понимается как мыслительная деятельность следователя, заключающаяся в определении на основе выдвинутых версий научно обоснованных следственных задач, построении системы следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мер; установлении сроков и последовательности выполнения намеченных мероприятий в целях обеспечения эффективности расследования…План расследования — это программа работы следователя по конкретному делу»189. Авторы этого определения подразумевают, что расследование планирует следователь. Представляется, что это определение останется верным и в случае, если в качестве субъектов планирования выступят вместе со следователем и сотрудники органа дознания. Рассматриваемое планирование, как правило, осуществляется в тех случаях, когда по делу необходимо произвести значительное количество следственных, розыскных и оперативно-розыскных действий. Единый согласованный план следственных, розыскных и оперативно-розыскных действий разрабатывается следователем и сотрудниками органа дознания в целях эффективного использования в процессе расследования преступления всех имеющихся у них сил, средств и методов. В процессе планирования следователь играет определяющую роль. Он принимает все решения о направлении предварительного следствия, намечает производство конкретных процессуальных действий, формулирует вопросы, выяснение которых поручается органам дознания, устанавливает сроки выполнения всех предусмотренных планом мероприятий.

Необходимой составной частью согласованной деятельности следователя и органов дознания при расследовании преступлений является взаимный обмен информацией.

Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. Харьков. Юридический институт. 1983. С.35.

139

Взаимность обмена информации заключается в том, что следователь должен быть вовремя уведомлен о появившихся у органа дознания сведениях (в том числе и полученных оперативным путем), а сотрудники органа дознания о данных, полученных следователем в процессе производства по уголовному делу.

Помимо того, что взаимный обмен информацией является отдельной формой взаимодействия, он также выступает и в виде составной части всех форм взаимодействия следователя и органов дознания. Трудно себе представить, на наш взгляд, деятельность следственно-оперативной группы, т совместное планирование, без обмена информацией между
субъектами

взаимодействия. Без обмена информацией невозможна согласованная деятельность следователя и органа дознания, следовательно, не происходит и взаимодействия этих субъектов.

Кроме оперативно-розыскных данных, полученных непроцессуальным путем,
органы дознания располагают и другой информацией. Эта

  • информация может содержаться в различных оперативных учетах. В милицию могут поступать, имеющие отношение к уголовному делу, различные письма, анонимные сообщения, заявления и т.п.

Продолжает оставаться дискуссионным вопрос объема предоставляемой следователю информации.

С.Д. Долгинов полагает: «…право следователя на ознакомление с оперативными материалами нельзя рассматривать, как право на обязательное предоставление ему таких материалов. Только оперативный работник вправе решать этот вопрос. Информация, которая необходима следователю для принятия правильного решения по расследуемому преступлению, может быть передана оперативным работником и без его, следователя, непосредственного ознакомления с
документами оперативно-розыскного

190

характера» .

190 Долгинов С.Д. Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов

  • внутренних дел в борьбе с преступностью: Мат. Межвуз. науч.- практ. конф. — Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. СЛЮ.

140

Другие ученые придерживаются несколько иной точки зрения. Так, Р.А. Базаров191 считает, что целесообразно полное (в максимально возможной мере) ознакомление следователя с результатами оперативно-розыскной деятельности. Это дает возможность следователю осуществить многофакторный, всесторонний анализ имеющихся данных для выработки наиболее оптимального плана следственных действий. Его поддерживает Л.П. Плеснева192, справедливо полагая, что зачастую оперативные работники стремятся раскрыть преступление любой ценой и следователь должен знать, что стоит, например, за явкой с повинной, за признанием гражданина в совершении преступления. Данная точка зрения нам кажется более верной, так как, получая информацию, не подтвержденную конкретными документами, следователь рискует получить недостоверную информацию. Хотелось бы, чтобы данная точка зрения получила законодательное закрепление в качестве одной из норм УПК, а не отражалась бы только в приказах и инструкциях МВД РФ. Естественно, что при ознакомлении следователя с результатами оперативно-розыскной деятельности должна сохраняться государственная и служебная тайна.

Оперативное сопровождение как форма взаимодействия следователя и органа дознания, сложилась в процессе практической деятельности этих субъектов взаимодействия. Сущность ее заключается, как нам представляется, в выделении начальником органа дознания одного или нескольких сотрудников для непосредственного взаимодействия со следователем на определенных этапах предварительного расследования или на всем его протяжении.

Рассматриваемая форма взаимодействия сходна с такой формой, как следственно- оперативная группа. Однако в отличие от последней,

191 Базаров Р.А. Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений //Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью: Мат. Межвуз. науч.- практ. Конф..- Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. С. 10-11.

192 Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государственной противопожарной службы: Тез. всероссийской науч.- практ. конфер. - Иркутск: ВСИ МВД России, 1999. Ч. 1. С.54.

141 оперативное сопровождение применяется в тех случаях, когда расследованием уголовного дела занимается один следователь и нет необходимости в привлечении большого числа сотрудников органа дознания. Для установления оперативного сопровождения производства предварительного следствия, нет нужды в издании какого-либо специального документа (постановления, приказа). Поручения и указания следователя, даваемые им органу дознания, выполняет один и тот же сотрудник (сотрудники) органа дознания, и в каждом конкретном случае эти поручения и указания даются в письменной форме. Эта форма взаимодействия способствует лучшему обмену информацией между следователем и сотрудником органа дознания.

Применять рассматриваемую форму взаимодействия, по нашему мнению, целесообразно при расследовании не всех преступлений, а только тех, раскрытие которых требует длительного и тесного контакта следователя и органа дознания. Если при этом не возникает объективной необходимости в использовании более высокой организационной формы взаимодействия — следственно-оперативной группы.

Высказывается мнение,193что по преступлениям, связанным с организованной преступностью, оперативное сопровождение

предварительного расследования является обязательным на всех его стадиях, и нам оно кажется правильным.

Такая форма взаимодействия следователя и органов дознания, как использование следователем результатов оперативно-розыскной деятельности, предусмотрена статьей 11 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно- розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., т.е. оперативно-розыскным законодательством, а значит — является непроцессуальной формой взаимодействия. Суть рассматриваемой формы

193 См., например: Долгинов С.Д. Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами //Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Мат. межвуз. науч.- практ. конф. - Челябинск. ЧЮИ МВД России, 1998. С. 110.

142 взаимодействия заключается в использовании следователем результатов оперативно-розыскной деятельности органов дознания. Согласно ч. 3 ст. 11 этого закона представление результатов оперативно-розыскной деятельности следователю осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.

Следует согласиться с В.В. Голубевым, который отметил: «Вместо упрощения доступа следователя к оперативным материалам по расследуемому им уголовному делу законодатель внес дополнительную преграду в виде требования необходимости вынесения постановления соответствующим руководителем. Очевидно, что сохранение законодательных требований, лишающих следователя возможности реально контролировать осуществление оперативно-розыскных мероприятий по расследуемому им уголовному делу обусловлено сложившимся на практике фактическим недопущением следователя до оперативных материалов» 194.

В соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» ее результаты могут использоваться следователем при расследовании уголовных дел в трех формах: 1) для подготовки осуществления следственных действий (ч.1 ст. 11); 2) для розыска лиц, скрывшихся от следствия и без вести пропавших (ч.1 ст.11); 3) в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (ч.2 ст.11).

Следует иметь в виду, что согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ195 результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров,
почтовых, телеграфных и иных

194 Голубев В.В. Организация взаимодействия при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами //Следователь. 1997. № 5. С.35.

195 См.: п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия //Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1991-1996.-М.1997.С.17.

143 сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь тогда, когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

В настоящее время существуют определенные проблемы законного использования результатов оперативно-розыскной деятельности органов дознания в процессе предварительного расследования уголовных дел. * Так, СП. Серебров196 выделяет следующие недостатки, из-за которых

результаты оперативно-розыскной деятельности не используются в уголовном судопроизводстве:

  1. Неправильное документальное оформление оперативными работниками факта и обстоятельств применения научно-технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий. ^ 2. Недостаточно четкое понимание оперативными работниками
    и

следователями статуса материалов, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, и порядка их вовлечения в уголовное судопроизводство.

  1. Отсутствие в действующем уголовно- процессуальном

законодательстве четких установок по использованию информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Для решения проблем, возникающих в процессе использования результатов оперативно-розыскной деятельности, при расследовании уголовных дел необходимо внести изменения и дополнения в действующий УПК РФ, учитывая изложенные недостатки. В соответствии со статьей 89 УПК РФ результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в процессе доказывания по уголовному делу, если они

?-

СП. Серебр ов. Процесс уальны е аспекты использ ования информ ации, получен ной в ходе операти вно- розыскн ой деятель ности. //Следо ватель. 1998. № 9., с.43.

144 отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам действующим УПК РФ. Однако одной такой статьи явно недостаточно. Следует

1 0*7

согласиться с А.А. Чувилевым, который полагает, что нормы, предусматривающие порядок принятия, проверки, оценки и приобщения к уголовному делу материалов оперативно-розыскной деятельности, следует поместить в уголовно-процессуальный закон. Позднее он так развивает свою мысль: «Допустимость, порядок и условия использования предоставленной оперативно-розыскной информации в качестве оснований уголовно- процессуальных решений и в доказывании по уголовному делу должны

198 ••-?

предусматриваться уголовно-процессуальным законом» . Близкую позицию занимает В. Зажицкий, признающий целесообразным, чтобы весь комплекс вопросов, связанных с использованием оперативно-розыскной деятельности в интересах уголовного судопроизводства, стал предметом подробного регулирования уголовно-процессуального законодательства . Здесь же необходимо отразить некоторые моменты, касающиеся исполнения органом дознания поручений следователя. Эта форма взаимодействия является процессуальной, так как регламентирована не только оперативно-розыскным законодательством России, но и ч. 4 ст. 38 УПК Российской Федерации. В соответствии с указанными нормативно-правовыми актами органы, уполномоченные осуществлять оперативно-розыскную деятельность, обязаны исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу, находящемуся у него в производстве. Еще до принятия действующего уголовно-процессуального кодекса на важность процессуального закрепления вопроса о поручении следователя органу дознания осуществления оперативно- розыскных мероприятий по уголовному делу указывал А.А. Чувилев. В
частности, он сформулировал свое

197 Чувилев А.А. Взаимодействие уголовно-процессуального и оперативно-розыскного права //Ученые, научные школы и идеи: Юбилейный сб. научн. тр. М.: МЮИ МВД России, 1995. С.55.

198 Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. - М., 1999. С.7.

199 Зажицкий В. Связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в российском законодательстве // Советская юстиция. 1996. №4. С. 52.

145 предложение таким образом: «Право следователя и лица, производящего дознание, поручать органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, проведение оперативно-розыскных мероприятий должно быть предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом, а не вытекать из предусмотренной Законом об оперативно-розыскной деятельности обязанности последних выполнять эти поручения»200. В действующем УПК РФ это право
следователя процессуально закреплено (ч. 4 ст. 38 ).

Ответственность за организацию взаимодействия, в соответствии с приказом, возлагается на руководителя соответствующего органа внутренних дел, его заместителей (начальника службы криминальной милиции, следственного подразделения, милиции общественной безопасности), руководителя экспертно-криминалистических подразделений и

подразделений по борьбе с организованной преступностью.

По прибытии на место происшествия следователь осуществляет руководство следственно-оперативной группой, определяет порядок ее работы, обеспечивает согласованную деятельность всех ее членов, направленную на установление очевидцев, пострадавших и лиц, совершивших преступление, формирование доказательственной базы.

Совместно с членами следственно-оперативной группы следователь изучает первоначальные материалы, изъятые следы и иные вещественные доказательства. На основе полученной информации планирует и осуществляет неотложные мероприятия по раскрытию преступления. А также дает поручения сотрудникам и работникам других служб о производстве розыскных и поисковых мероприятий.

Рассматривая функции оперуполномоченного по прибытии на место происшествия, в соответствии с приказом № 334 от 20 июня 1996 г., он осуществляет необходимые оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», по обнаружению и задержанию лиц, совершивших

А.А. Чувилев. Оперативно-розыскное право. - М., 1999. С.9.

146

преступление, установлению очевидцев мест хранения и сбыта похищенного, для проведения которых взаимодействует с сотрудниками других служб органов и подразделений внутренних дел и иных ведомств.

По поручению следователя производит следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия, а также сообщает в дежурную часть сведения о характере преступления, приметах подозреваемых, похищенного имущества, а также другие данные, имеющие значение для поиска и задержания преступников. О результатах проделанной работы оперуполномоченный информирует следователя (в письменной форме) и своего непосредственного начальника201.

Что касается взаимодействия следователей с оперативным аппаратом при реализации оперативных материалов и рассмотрении материалов доследственной проверки, в вышеупомянутом приказе № 334 закреплено следующее: «Если содержащиеся в оперативных материалах данные не позволяют принять решение о возбуждении уголовного дела, начальник следственного подразделения (следователь) возвращает их через начальника горрайлиноргана с письменным изложением обстоятельств,

препятствующих возбуждению уголовного дела, и мероприятий, подлежащих выполнению для устранения имеющихся пробелов» .

При несогласии с выводами начальника следственного подразделения (следователя) руководитель органа внутренних дел направляет все материалы со своими письменными возражениями вышестоящему руководителю следственного подразделения, который в 10-дневный срок, а при необходимости - незамедлительно принимает решение по существу.

Как уже было отмечено ранее, для производства отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий следователь направляет руководителю органа дознания поручение, обязательное для исполнения.

201 Приказ МВД Российской Федерации «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений» от 20 июня 1996г.№334.,п.2.3.

202 См.: Там же.: п.4.1.4.

147

Большое практическое значение, на наш взгляд, имеют сроки выполнения поручений следователя. С процессуальной точки зрения важно, чтобы поручение следователя органам дознания о производстве розыскных и следственных действий было исполнено своевременно. Анализ приостановленных уголовных дел, которые остались нераскрытыми в Хабаровском крае за 1999, 2000, 2001 гг. (около 27% от общего числа зарегистрированных преступлений) показал, что по абсолютному большинству этих дел следователи давали органам дознания поручения о производстве розыскных действий203. * Однако часть поручений (17% от общего числа изученных уголовных

дел) следователя остаются невыполненными, несмотря на то, что приказом МВД РФ № 334 четко определен 10-дневный срок выполнения отдельного поручения следователя органом дознания.

Кроме того, очень часто следователи органов внутренних дел

упрощенно подходят к соблюдению законодательства, регламентирующего

”^ взаимодействие органов следствия и дознания, что составляет одну из

главных причин низкой эффективности деятельности правоохранительных

органов.

К сожалению, недостатком в организации оперативно-розыскной деятельности начальниками органов внутренних дел является отсутствие должной продуманности в направлении отдельных поручений следователя должностному лицу по подчиненности, не уполномоченному реализовать

полноту возможностей других подразделений милиции. А это влечет

щ.

неполноту проведения оперативно-розыскных мероприятий и как результат —

формальные и неполные ответы следователю на его отдельные поручения204.

По нашему мнению, не должны поручаться органам дознания

следственные действия, которые выражают оценку доказательств и

См.: Документы следственного управления УВД Хабаровского края за 1999 -2001 гг. Дело со справками и анализами по делам о нераскрытых преступлениях. 204 Селезнев М.А. Взаимодействие следователей и органов дознания // Законность. № 6. 1996 г. С.7-9.

148 определяют направление следствия: вынесение постановлений, предъявление обвинения, составление обвинительного заключения и т.п.

Содействие органов дознания при производстве отдельных следственных действий — это помощь, оказываемая работниками дознания следователю в процессуальных действиях, которые следователь выполняет сам. Потребность в таком содействии возникает тогда, когда следователь, по нашему мнению, один физически не может эффективно осуществить данные следственные действия, а также когда, в связи со следственным действием, возникает необходимость осуществления функций, специфически присущих органам дознания.

Содействие будет более полноценным, если следователь, помимо официального требования, предварительно объяснит выделенным для этого работникам органа дознания, какова общая задача и порядок выполнения данного следственного действия, в чем состоит роль каждого из участников, что можно при этом ожидать, чего следует опасаться, как действовать при том или ином развитии событий, от каких действий и высказываний воздержаться, как осуществлять связь 205.

Согласно действующим приказам и инструкциям МВД РФ следователь органа внутренних дел, в отличие от следователя прокуратуры, наделен правом ознакомления с материалами, имеющимися в распоряжении оперативных работников. Это право следователя обусловлено необходимостью достижения наилучших результатов взаимодействия, своевременной осведомленности следователя о данных, добытых оперативным путем и их использования в целях наиболее успешного раскрытия преступления.

Изложенное позволяет заключить, что взаимодействие следователя (независимо от его ведомственной принадлежности) с органами дознания обеспечивает более высокий уровень организации работы по раскрытию и расследованию каждого
совершенного преступления. Отдельными

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. С. 124.

149 процессуалистами обобщены выработанные практикой основные
формы взаимодействия следователя с оперативными работниками. К ним отнесены:

  • согласованное планирование;
  • совместное производство следственных действий;
  • поручение следователем оперативному работнику производства следственных действий или принятия мер оперативно-розыскного характера;
  • взаимная информация друг друга следователем и
    оперативным
  • с 206

работником .

Перечисленные формы взаимодействия вытекают из сущности процессуальных отношений следователя и работника дознания, регламентированных уголовно-процессуальным законом, а также из их административно-правовых отношений на основе ведомственных актов МВД РФ.

В заключение отметим, что перечень органов дознания, обладающих правом производства дознания (с составлением обвинительного акта), является исчерпывающим. Как видим, в этом перечне нет других органов дознания, указанных в статье 40 УПК РФ, которые наделены правом возбуждения уголовных дел, производства неотложных следственных действий (в порядке ст. 157 УПК РФ), осуществления некоторых иных процессуальных полномочий, предусмотренных уголовно- процессуальным законом. По нашему мнению, целесообразно отнести к органам дознания (ч.1 ст.40 УПК РФ) следующих должностных лиц, наделенных правом возбуждения уголовного дела в порядке статьи 146 УПК РФ и выполнение неотложных следственных действий:

1)капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах; 2)руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части 1 статьи 40 УПК, - по

206 Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования. М.: Высшая школа МВД СССР, 1971. С.27-28; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие.- М.: Юридическая литература, 1975. С.44-71.

150 уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок;

3)глав дипломатических представительств и консульских учреждении Российской Федерации — по уголовным дела о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

Представляется необходимым дополнить статью 157 УПК РФ перечнем неотложных следственных действий, к которым следует отнести: осмотр, экспертизу, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос свидетелей и потерпевших.

§ 4. Следователь как субъект административно-правовых отношений

Специфика деятельности следователей органов внутренних дел состоит * в том, что они находятся в ведомстве, преобладающей деятельностью

которого является оперативно-розыскная и административно-управленческая работа. Если следователи прокуратуры находятся в административном подчинении прокурора и их назначает и увольняет вышестоящий прокурор, то следователи органов МВД административно прокурору не подчинены.

Из анализа руководящих приказов МВД РФ вытекает, что следователь как субъект
административно-правовых отношений находится в

непосредственном подчинении начальника следственного управления, отдела

*

(отделения). Начальник организует труд следователей, обеспечивает

плановость и ритмичность в их работе, не оставляет без реагирования ни

одного случая нарушения ими дисциплины.

Основные задачи и функции Следственного комитета, следственного

управления, отдела, в соответствии с приказом МВД РФ № 1 от 04. 01. 1999

г. «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23

  • ноября 1998 г. № 1422» заключаются в :

151 организационно-методическом руководстве деятельностью органов предварительного следствия в целях обеспечения всестороннего, полного и объективного расследования преступлений, отнесенных к подследственности следователей органов внутренних дел;

  • осуществлении в пределах своих полномочий контроля за соблюдением законности в деятельности подчиненных органов предварительного следствия;
  • проведении кадровой политики и повышении профессионального мастерства следственных работников.
  • В соответствии с возложенными задачами Следственный комитет, следственное управление, отдел, выполняя указанные выше основные функции, обеспечивает:

  • анализ статистической и иной информации о результатах деятельности органов предварительного следствия и на этой основе разработку и реализацию мер по улучшению производства предварительного следствия, соблюдению прав и законных интересов граждан;

  • контроль за работой подчиненных органов предварительного следствия и соблюдением законности следователем органов внутренних дел, оказание помощи в расследовании наиболее сложных уголовных дел;

взаимодействие следователей органов внутренних дел с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность и экспертно- криминалистическую деятельность, дознание, прокурорский надзор и судебный контроль по уголовным делам;

непосредственное расследование преступлений особой сложности или особого общественного значения, а также носящих межрегиональный и международный характер;

выявление, обобщение и внедрение в практику передовых методов расследования и использование технических средств;

152

изучение правоприменительной практики следователей и разработку предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации;

контроль за использованием в органах предварительного следствия криминалистических средств, оргтехники, служебного автотранспорта, а также сохранности вещественных доказательств и изымаемых при расследовании предметов и ценностей;

обобщение и анализ обстоятельств, способствовавших совершению преступлений; организацию работы органов предварительного следствия по возмещению ущерба, причиненного преступлением;

  • эффективную кадровую политику, подбор, расстановку и воспитание кадров сотрудников органов предварительного следствия, повышение их квалификации и профессионального мастерства, соблюдение сотрудниками служебной дисциплины, создание нормальных социально- бытовых условий для работы;
  • проведение совещаний, семинаров, научно-практических конференций по проблемам предварительного следствия; подготовку информационных материалов, распространение информационного бюллетеня Следственного комитета;
  • рассмотрение и разрешение в соответствии с законодательством Российской Федерации писем, жалоб и заявлений граждан, учреждений, организаций и предприятий, поступающих в связи с производством предварительного следствия по уголовным делам.

Начальник Следственного комитета, следственного управления, отдела, помимо полномочий, представленных уголовно-процессуальным законом:

осуществляет руководство вверенными им подразделениями, несет персональную ответственность за организацию и результаты их работы, обеспечивает исполнение возложенных на них задач;

153 планирует работу следственного управления, отдела, утверждает положения о его структурных подразделениях и планы их работы, распределяет функциональные обязанности между своими заместителями; - осуществляет подбор, расстановку, воспитание и обучение кадров органов предварительного следствия, проводит аттестацию сотрудников, представляет их к присвоению специальных званий;

назначает на должность, перемещает, освобождает от должности и увольняет сотрудников; обеспечивает соблюдение сотрудниками предварительного следствия требований Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации;

организует взаимодействие следователей органов внутренних дел с органами, осуществляющими оперативно-розыскную и экспертно-криминалистическую деятельность, дознания, прокурорский надзор и судебный контроль по уголовным делам, а также внедрение в практику передового опыта, научных методов и технических средств. Кроме того, начальник следственного управления края ,области поощряет и налагает дисциплинарные взыскания на назначаемых им сотрудников, государственных служащих и работников органов предварительного следствия, вносит предложение о поощрении и наложении взыскания на сотрудников органов предварительного следствия, назначаемых вышестоящими руководителями; разрешает командировки и представляет отпуска сотрудникам, государственным служащим и работникам Следственного комитета, следственного управления, отдела, непосредственно участвует в решении вопросов социального обеспечения и бытового устройства сотрудников 7. Все эти отношения носят исключительно административно-правовой характер. Субъектами этих отношений являются следователь и начальник следственного управления (отдела).
Возникают эти правоотношения с момента поступления

Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 4 января 1999 г., № 1 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1999 г. № 1422».

154 следователя на работу в органы МВД и прекращаются с увольнением его из органов.

Кроме указанных правоотношений с начальником следственного подразделения, административно-правовые отношения существуют между следователями и начальниками органов внутренних дел (министрами внутренних дел автономных республик, начальниками УВД краев, областей и их заместителями,
начальниками горрайорганов внутренних дел).

Процессуальный контроль за деятельностью следователей осуществляют, как мы уже рассматривали выше, начальники следственных управлений, отделов, отделений, действующие на основании статьи 39 УПК Российской Федерации.

Нам представляется, что специфика уголовного судопроизводства обусловила многообразие форм контроля и органов, его осуществляющих.

Контроль является не только важной гарантией законности деятельности органов расследования, но и органической частью предусмотренной процедуры принятия решений.

К процессуальному контролю в широком смысле относится собственно процессуальный и судебный контроль в стадии расследования (процессуальный контроль начальника следственного отдела и начальника органа дознания, судебный контроль за допустимым ограничением конституционных прав и свобод личности), а также прокурорский и судебный надзор в уголовном процессе208.

Контроль является составным элементом управления. Для него характерны связь с повседневным руководством основной деятельностью, выработка рекомендаций и предложений, оказание практической помощи в организации и выполнении решаемых задач. То есть то, чем и занимается начальник следственного подразделения, а также начальник органа дознания.

В юридической литературе процессуальный контроль (а по сути — лишь

Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве.: Дисс. в виде научного доклада…докт. юрид. наук. -М., 1996. С.15-16.

155 некоторые его формы) нередко именуют ведомственным контролем209.

Однако определять процессуальный контроль начальника следственного отдела или начальника органа дознания как ведомственный, на наш взгляд, неверно, ибо его правовая природа, сущность, назначение, формы, средства и методы осуществления носят процессуальный характер, и он используется для решения задач внешнего управления расследованием с применением при этом непосредственно норм уголовно-процессуального законодательства.

Ведомственный же контроль начальника следственного отдела и начальника органа дознания используется для решения задач внутрисистемного управления, то есть для организации работы внутри подчиненного им подразделения. Здесь имеют место, уже не уголовно-процессуальные, а административно-правовые отношения, урегулированные ведомственными нормативно-правовыми актами.

Таким образом, процессуальный контроль начальника следственного отдела и руководителя органа дознания — это деятельность, носящая процессуальный характер, регламентированная нормами уголовно-процессуального законодательства и реализуемая при помощи метода процессуального руководства расследованием210.

Права и обязанности начальников горрайорганов внутренних дел четко регламентированы Министерством внутренних дел.

Так, в соответствии с приказом № 334 МВД России от 20 июня 1996 г. «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений», начальник горрайоргана:

контролирует незамедлительное реагирование дежурной части на сообщения о совершенных преступлениях, своевременное и качественное

209 Статкус Ф.В., .Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии //Гос-во и право. -1975. № 3. С. 73; Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей органов внутренних дел.: Дисс. …канд. юрид. наук. - М., 1982. 2,0 Более подробно вопросы процессуального и ведомственного контроля начальника следственного отдела рассмотрены в § 1 настоящей главы.

156 проведение неотложных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, направленных на раскрытие преступления по горячим следам; - осуществляет постоянный контроль за ходом комплектования дежурных следственно-оперативных групп с включением в них руководителей служб для выезда на тяжкие преступления;

с целью контроля за состоянием и ходом работы по нераскрытым преступлениям заслушивает (по текущим делам — регулярно, по приостановленным - ежеквартально) отчеты руководителей и сотрудников служб, привлеченных к раскрытию и расследованию преступлений (по линии следствия и дознания — по вопросам, не связанным с процессуальной деятельностью). Дает оценку выявленным недостаткам, намечает меры по их устранению;

ежеквартально подводит итоги и оценивает результаты взаимодействия сотрудников и служб в раскрытии преступлений211.

Согласно указанным ведомственным актам МВД РФ начальники органов внутренних дел осуществляют руководство взаимодействием органов дознания и следствия. Правом процессуального контроля они не наделены. Это означает, что ни по одному процессуальному вопросу они не могут навязывать следователю свое мнение, давать указания и требовать их исполнения.

Изучение практики показало, что хотя формально следственные подразделения с момента издания приказа МВД РФ № 1 от 4 января 1999 г. состоят при соответствующих органах внутренних дел, однако фактически имеет место полное их подчинение, так как начальник следственного управления (отдела, отделения) по должности является заместителем начальника УВД - ОВД . Наиболее это выражено, на наш взгляд, на уровне УВД края, где начальник следственного
управления - заместитель

211 Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 20 июня 1996 г., № 334 «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений», п. 3.4.

Приказ МВД РФ № 1 от 4 января 1999 г. «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422», п.п.1,7,7.3,10 и др.

157 начальника УВД - по иерархии расположен даже ниже начальника криминальной милиции (органа дознания), являющегося первым заместителем начальника УВД и которому присваивается генеральское звание, начальник же следственного управления — может получить лишь полковника.

Таким образом, начальником следственного управления руководит на практике и начальник УВД, и даже начальник криминальной милиции, что находится в явном противоречии с нормами уголовно-процессуального законодательства.

Все это, на наш взгляд, помимо морально-психологического аспекта, приводит к тому, что следствие вынуждено выполнять не свойственные ему функции (кураторство, дежурство по руководству УВД, участие в заседаниях различных комиссий, штабов, советов, рабочих групп), отвлекаясь от своей прямой задачи — расследования уголовных дел. Начальник УВД и его первый заместитель (начальник криминальной милиции) постоянно поручают начальнику следственного управления исполнение различных документов, приказов, служебных проверок, что является, на наш взгляд, неправильным.

Состояние фактической подчиненности следствия приводит и к тому, что ему дают оценку лица, не уполномоченные на то законом. В соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства оценку следственной работы может произвести только вышестоящий следственный начальник либо прокурор213.

Вероятно, поэтому большинство опрошенных следователей (69,8 %) Хабаровского края и Амурской области высказывают нежелание оставаться в подчинении у начальников органов внутренних дел. Основная причина — нежелание начальников ОВД — РУВД считаться с их процессуальной самостоятельностью и независимостью.

Леонтьев А.А. Совершенствование предварительного расследования преступлений в системе МВД РФ // Совершенствование деятельности органов внутренних дел в современных условиях: Сб. научн. тр. — Хабаровск, ДВЮИ МВД России. 2001. С.57-61.

158

Несмотря на неоднократное декларирование в ведомственных нормативных актах МВД недопустимости вмешательства в деятельность следователя214, фактически он не огражден от воздействия на него со стороны указанных должностных лиц и оперативного состава.

За 40 лет существования следственного аппарата в МВД РФ мало что изменилось в организационно-технических условиях его деятельности и в материальном обеспечении. Хроническая нехватка нужного количества кабинетов, транспорта, телефонов, не говоря уже о современных средствах оргтехники; постоянные проблемы с жильем и устройством малолетних детей ставят следователя в зависимое положение от должностных лиц и государственных органов, располагающих фондами и собственным бюджетом.

Таким образом, реформирование следственного аппарата органов внутренних дел является давно назревшей проблемой, решение которой отлагательства не терпит.

Представляется, что следствие в МВД в силу своей специфики, должно иметь только вертикальную подчиненность и выглядеть следующим образом.

Следственный комитет при МВД РФ — Следственное управление СК по Хабаровскому краю (субъекту Федерации) - следственные управления (отделы) по городам и районам края. Иными словами, начальник следственного подразделения должен иметь только одного начальника -руководителя вышестоящего следственного управления и не должен подчиняться начальнику УВД — ОВД.

Анализ специальной литературы, а также изучение мнения практических работников показывает, что абсолютное большинство юристов считает определенную действующим законодательством процессуальную самостоятельность следователя недостаточной для выполнения в полном объеме стоящих перед ним задач.

214 В частности, в указанном Приказе МВД РФ № 1 в п. 6 предусмотренно: «Никто, кроме специально уполномоченных на то законом лиц, не вправе проверять уголовные дела, находящиеся у следователей, давать по ним указания, оценивать процессуальные действия, а также решения следователей …».

159 Изложенное позволяет предложить следующие мероприятия, направленные на усиление процессуальных и административных гарантий самостоятельности следователя:

полностью освободить следователей органов внутренних дел от выполнения несвойственных им обязанностей, сосредоточив их усилия исключительно на осуществлении функции расследования уголовных дел;

создание автономного следственного аппарата в ГО, РОВД - РУВД и подчинение следователей соответствующим начальникам следственных подразделений по вертикали;

для эффективной работы следственного аппарата необходимо, чтобы правовые нормы были написаны четким и ясным языком и исключали множественность их толкования;

  • повышение уровня материально-технического и социального обеспечения следственного аппарата.

§ 5. Критерии оценки деятельности следователя по расследованию уголовных дел

В успешном решении задач по раскрытию и расследованию преступлений, возложенных на органы предварительного следствия и каждого следователя в отдельности, большое практическое значение имеет не только совершенствование тактики и методики расследования преступлений, но и определение критериев оценки эффективности их деятельности. Конечно, как справедливо отмечает Г.А. Туманов: «На практике каждый руководитель всегда, так или иначе, оценивает труд и личность подчиненных, но дело, однако, в том, чтобы оценка помогала формировать человеческий потенциал (а не деформировать его) и позитивно воздействовать на фактор организации»215.

215 Туманов Г.А. Человеческий фактор государственного управления // Сов. гос-во и право. 1986. № 10. С. 8.

160

Проблема критериев оценки эффективности деятельности следователя — одна из сложных в теоретическом и практическом плане. Первоначально, на наш взгляд, необходимо уточнить само понятие эффективность, столь часто употребляемое в литературе и на практике.

Его связывают обычно с представлением о цели либо целесообразности действий. При этом под эффективностью понимают достижение результата, задуманного как цель216, меру возможности, «но не любой, а той, которая выражает цели человека, реализует идею»217.

По нашему мнению, необходимо учесть, что в трактовке понятия «цель» у исследователей не достигнуто полного согласия. Философы, например, дают такое определение: «Цель есть …субъективное понятие как

01 8

существенное стремление и влечение положить себя во вне» .

Психологи считают, что цель — «создание, т.е. выраженное предвосхищение будущего результата действия»219.

У представителей науки социального, государственного управления и менеджмента существуют также различные определения цели, которые представляют для нас определенный интерес. Известный экономист, автор одного из популярных учебников по менеджменту, Э.М. Короткое определяет цель, как «идеальный образ желаемого, возможного и необходимого состояния управляемой системы»220. Несомненный теоретический интерес вызывают суждения и других авторов.

Так, Р.Л. Кини и X. Райфа отмечают, что «…цель указывает общее «направление», в котором мы должны двигаться для достижения лучшего результата» .

Зеленский Я. Организация трудовых коллективов. Введение в теорию организации и управления. — М, 1971. С. 122; Смолкин A.M. Принятие решения как процесс управленческого труда. - М., 1977. С.ЗЗ.

217 Андрющенко А.А. Понятие эффективности и его философский смысл //Философские и социологические исследования. - Л., 1971. Вып. 11. С.43.

218 ГегельВ.Ф. Наука логики. Соч. Т. 4.-М., 1939. С. 189.

219 Психологические механизмы целеобразования. - М., 1977. С. 5.

220 Короткое Э.М. Концепция менеджмента. - М., 1996. С. 34.

221 Кини Р.Л., Райфа X. Принятие решений при многихкритериях: предпочтения и замещения. - М.: Радио и связь, 1981. С. 31.

161

Э.И. Вилкас и Е.З. Майминас указывают на то, что « цель…определяет желаемое состояние объекта» .

По мнению Я.Р. Рейльян, «цель описывает желаемый конечный результат деятельности, она выделяет ядро, главные характеристики проблемной ситуации и описывает новое, устойчивое состояние управляемого процесса»223.

«Цели — это лишь конечные точки планирования. Они устанавливают направление всего остального планирования в управлении. Цели — это конкретные конечные состояния, которых хотела бы добиться группа, работая вместе»224.

Помимо суждений по трактовке понятия «цель», в экономической литературе распространена точка зрения, согласно которой учет степени достижения цели и затрат на данное достижение предполагает эффективность .

Нами в самой общей форме под эффективностью деятельности следователя и следственного подразделения в целом понимается соотношение между фактически достигнутым результатом и целью, ради которой осуществляется эта деятельность, с учетом ее специфики.

Труд следователя специфичен, в отличие от других профессий, поэтому и определять эффективность его деятельности, как нам представляется, нужно не односторонне, а целесообразно выделять составляющие ее элементы:

  • результативность работы, т. е. достижение непосредственных целей в расследовании преступлений (раскрытие каждого преступления, расследование уголовных дел в установленные законом сроки, полно, всесторонне и объективно при строгом соблюдении уголовно-процессуального законодательства и других нормативно-правовых актов);

222 Вилкас Э.И., Майминас Е.З. Решения: теория, информация, моделирование. - М.: Радио и связь, 1981. С. 24.

223 Рейльян Я.Р. Аналитическая основа принятия управленческих решений. - М.: Финансы и статистика, 1989. С.52.

224 Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. - М.: Дело, 1992. С. 52.

225 Политическая экономия: Словарь. - М., 1979. С. 462.

162

  • плодотворность деятельности следователя, т. е. успешное расследование уголовных дел и принятие по ним решений в более короткие сроки, чем те, которые установлены уголовно-процессуальным законом и др.;
  • рациональность деятельности, т. е. внедрение в следственную практику научных методов, выполнение процессуальных и иных действий более рациональным способом.
  • Таким образом, критерии оценки эффективности деятельности следователя необходимо рассматривать с позиции результативности, плодотворности и рациональности следственной работы . Кроме того, здесь уместно напомнить, что «ни в одной профессии нет такой детальной регламентации всего трудового процесса и самого содержания рабочих действий и операций, как в профессии следователя» .

Уяснение необходимости и роли оценки эффективности деятельности следователя необходимо, прежде всего, для определения отправных позиций основных направлений и принципов исследования проблемы.

Своевременная и объективная оценка, во-первых, стимулирует активность следователей в осуществлении своей деятельности; во-вторых, служит средством обоснования поощрения за успехи и санкций за упущения в работе.

Оценивая деятельность следователя, субъект управления в лице руководителя следственного подразделения, прежде всего, выявляет положительные и отрицательные тенденции в работе следователя, причины, обусловившие те или иные отклонения. С помощью оценки можно судить о степени достижения цели и затраченных ресурсах.

Полученная в результате оценки информация об отклонениях в деятельности дает возможность конкретизировать способы и средства достижения цели. Происходит это путем оптимизации управленческих решений: корректировки ранее принятых, но оказавшихся не эффективными,

226 Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. - М.: Юрид. лит., 1974. С. 12.

227 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. С.53.

163 подготовки и принятия новых. Тем самым обеспечивается качество не только решений, но и их реализации, поскольку «эффективность решения заключается не столько в его абсолютной правильности, сколько в том, что ввиду
своей правильности оно было своевременно, последовательно и

228

качественно реализовано» .

Оценивая деятельность следственного аппарата в целом, руководителю необходимо более детально разобраться в результатах работы каждого следователя, выявить положительные и отрицательные моменты. Кроме того, всесторонняя, объективная и своевременная оценка служит существенным фактором стимулирования работы следователя.

Стимулирование - одно из средств активизации работника. Оно предполагает, по нашему мнению, сознательное побуждение людей к действиям, соответствующим целям управления. Поскольку все социальные процессы, в конечном счете, складываются именно из деятельности людей, стимулирование трактуется как общий принцип управления социальными вопросами. Следовательно, объективно оценив деятельность следователя, руководитель имеет возможность использовать ее результаты для создания ситуации, которая побуждает трудиться продуктивнее. I Io здесь необходимо обратить внимание и на то, что руководитель, в свою очередь, должен обладать такими качествами, которые позволяют ему объективно оценивать деятельность своих подчиненных. В частности, «управлять, - подчеркивает Клаус Эвардс, - значит целенаправленно воздействовать на поведение сотрудников. Управление связано с такими понятиями, как компетентность, коммуникация, убеждение, мотивация, одобрение… способность быть примером» . Поэтому, для того чтобы решать задачи, обеспечивающие всестороннюю, своевременную и объективную оценку эффективности деятельности следователя, руководитель постоянно должен заботиться о повышении своих личных знаний. Это не только знание
закона,

228 Кхол Йозеф. Эффективность управленческих решений. / Пер. с чешского. - М., 1985. С. 98.

229 Эвардс К. Персонал управления для 2000 года // Проблемы теории и практики управления. 1992. № 4. С. 25.

164 комментариев к нему, ведомственной базы, но и знакомство с литературой по психологии управления, кадровой политике и т.д. На наш взгляд, руководитель должен быть примером в глазах своих подчиненных, в первую очередь, в связи со своей компетентностью в решении возникающих в процессе работы вопросов.

В свою очередь, следователь, зная, что его деятельность будет объективно оценена, стремится работать лучше.

Использование различных компонентов системы стимулирования формирует психологическую настроенность следователя на активизацию своей деятельности, т. е. совершенствование и достижение наилучших результатов. Как обоснованно отмечает И.Я. Гонтарь, «участникам деятельности, которая подлежит оценке, свойственно стремление к достижению положительного эффекта, поэтому заключенные в стандарте, эталоне критерии выступают для них в виде конечных целей, превращаются в их субъективный интерес и стимулируют развитие всей деятельности в направлении к положительному результату»230.

С другой стороны, такая оценка дает возможность обоснованно применять к сотруднику санкции за упущения в работе. Наряду со стимулированием они играют значительную роль в повышении эффективности деятельности следователей и следственного аппарата в целом. Оценка дает возможность изучать, обобщать и распространять передовой опыт. Без детального анализа невозможен прогресс. Помимо этого, оценка дает возможность выявить слабые стороны в работе следователя с точки зрения его профессиональной подготовки и использовать эту информацию в работе по повышению его квалификации.

Но здесь важно отметить, что оценочная деятельность руководителя будет результативна только в том случае, если, во-первых, она проводится регулярно и своевременно; во-вторых, носит всесторонний и объективный

Гонтарь И.Я. О критериях оценки органов внутренних дел в борьбе с преступностью. //Сов. гос-во и право. 1986. №9. С. 83.

165 характер, исключающий предвзятость в выводах и, в-третьих, сопровождается конкретными практическими мерами по устранению выявленных в процессе ее недостатков.

Думается, что оценка эффективности деятельности следователя требует глубокого методологического обоснования ряда отправных положений. В связи с этим заслуживает внимания вопрос о содержании и практическом использовании понятий «критерий» и «показатель». От этого в значительной мере зависит обоснование общей концепции оценки эффективности.

По проблемам критериев определения эффективности в уголовно-процессуальной литературе существует множество различающихся между собой в той или иной степени мнений231. Причем некоторые авторы отождествляют понятия «критерий» и «показатель эффективности» . Другие же рассматривают лишь критерии эффективности правовых норм, умалчивая вовсе о критериях и показателях эффективности правоприменительной деятельности233.

При этом, если одна группа авторов полагает, что критерием эффективности нормы права является соотношение достигнутого результата и цели, поставленной перед нормой, без учета затраченных на это средств, то другие авторы оперируют двумя группами критериев эффективности: одни относятся к степени достижения цели нормы, а другие характеризуют оптимальность средств, использованных для достижения указанных целей.

Как уже отмечалось, указанные выше авторы рассматривают лишь эффективность правовых норм, но не эффективность деятельности по их реализации. Между тем к нормам в большей степени подходит понятие «социальная ценность», а, как отмечает Ф.Н. Фаткуллин, «социальная ценность норм права и институтов
государства вообще не поддается

231 Алексеева Л.Б., Левакова Э.Н., Михайлова T.A., Михайловская И.Б. Система оценок работы судебных органов. //Проблемы совершенствования судопроизводства: Сб. научных трудов. Ч. 1. - М., 1976. С. 28.

232 Кудрявцев В.Н. Уголовная юстиция как система //Правовая кибернетика / Под ред. А.Р. Шляхова, В.Н. Кудрявцева. - М., 1973. С. 12.

233 См., например: Никитинский В.И., Глазырин В.В., Казаринова СЕ. О методике измерения эффективности правовых норм //Сов. гос-во и право. 1975. № 9. С. 25-29, и др.

166

измерению» 4. Неверной, на наш взгляд, является позиция тех авторов, которые не проводят различия между критериями и условиями, в которых протекает исследуемая деятельность. Обоснованно критикуя эту позицию, А.Д. Бойков подчеркивает, что «условия эффективности — это проблема факторов, стимулирующих и дестимулирующих деятельность, благоприятствующих ей или дезорганизующих ее»235. Термин «условия эффективности» наиболее приемлем для определения всего того, что влияет на степень выполнения задач предварительного следствия236.

Несмотря на более или менее существенные различия во взглядах на понятие эффективности, критерии и показатели для ее определения, абсолютное большинство ученых, так или иначе, связывают критерии эффективности со степенью достижения цели.

В норме права, как нам представляется, всегда содержится идеальная модель деятельности. Сама деятельность лишь в большей или меньшей степени может приближаться к этой модели, но никогда, даже при самых идеальных условиях, не будет соответствовать ей полностью. Именно степенью приближения деятельности к установленной нормой права идеальной модели будет определяться степень эффективности этой деятельности.

Думается, что подход к проблеме оценки закона и деятельности по его применению должен осуществляться с позиции их цели237 (поставленной законодателем, идеально мыслимой, запланированной и так далее).

I Гекоторыми авторами предложена система критериев эффективности.

Так, критерием эффективности любой уголовно-процессуальной деятельности большинство авторов считает степень достижения ее целей и задач. При этом если одни авторы разграничивают эти понятия, то другие

234 Фаткуллин Ф.Н. Проблемы эффективности советского права. // 24 съезд КПСС и проблемы

эффективности советского права/ Под ред. Д.И. Фельдмана, В.П. Малкова.- Казань, 1973. С. 7.

23 Бойков А.Д. Проблемы эффективности судебной защиты. Автореф. дис.док. юрид. наук. - М., 1974. С.

И.

236 Михайлов А.И. Понятие и характеристика условий эффективности предврительного следствия. // Укрепление законности в уголовном судопроизводстве: Сб. научн. тр. - М., 1986. С. 23.

237 Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. - М.: Юрид. лит., 1976. С. 117.

167 отождествляют их. Последняя позиция является, на наш взгляд более правильной. На этой же позиции стоит и законодатель, используя термины «цель» и «задача» как тождественные.

Но для того, чтобы определить критерии эффективности деятельности, в свою очередь, нужны также определенные критерии, которые принято называть показателями.

В литературе и на практике эти понятия нередко употребляют в качестве синонимов, что представляется, на наш взгляд, неверным, не раскрывающим их содержания. В связи с этим попытаемся объяснить принципиальные различия сущности данных понятий и их функционального назначения.

По нашему мнению, критерий — это признак, на основании которого производится оценка. В широком смысле под ним следует понимать главный отличительный признак социального процесса или явления, который наиболее полно отражает его сущность, свойства и качественное состояние. Он дает возможность производить сравнительную оценку определенных явлений, объектов и определять наилучшее из них. С учетом требований, предъявляемых к следственным работникам, значение критериев определяется использованием их в качестве не только средства, дающего возможность объективно оценить результаты работы, но и оптимизации системы, регулятора и рычага управления ею. Объективность и научная обоснованность критериев во многом определяет достоверность информации, используемой для принятия управленческих решений; или определяется ориентация системы на достижение цели. Поэтому систему критериев оценки следует рассматривать, прежде всего, как средство воздействия на внутрисистемные процессы, мощное орудие управления. Показатель, в отличие от критерия — это величина, характеризующая размеры

238

и количественные соотношения признаков оцениваемых процессов .

238 Кутушев В.Г. Методологшические проблемы оценки эффективности деятельности следственных органов // Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сб. науч. тр. - Хабаровск.: Высшая школа МВД СССР, 1989. С. 7.

168

Критерий и показатели находятся в диалектическом единстве, однако это единство противоречиво. Критерий, характеризуя сущность, выражается обычно совокупностью показателей и лишь в виде исключения — одним. При этом совокупность должна быть наилучшей, то есть такой, которая давала бы основание формировать объективную оценку. Такой критерий, например, как качественный состав следователей, выражается показателями: количество лиц, имеющих высшее и среднее специальное образование; обучающихся в вузах; имеющих определенный стаж следственной работы и т. д. Или возьмем, например, такой критерий, как качество предварительного следствия. Он выражается наличием или отсутствием уголовных дел, возвращенных на дополнительное расследование, полнотой возмещения материального ущерба и т. д.

Полнота и объективность оценки предполагает изучение и анализ всех сторон деятельности следственного органа и каждого его сотрудника в отдельности. Дать объективную оценку по одному показателю, как правило, невозможно. Здесь необходима их совокупность, наиболее полно отражающая данную деятельность. Такой подход позволяет увидеть все параметры организации и функционирования следственного аппарата в их взаимосвязи и взаимообусловленности; играет важную стимулирующую роль, заставляя обращать внимание на конечные результаты работы следователей, учитываемые всеми показателями оценки работы; он позволяет сравнивать результаты работы следственного органа в целом и по каждому следователю отдельно.

Однако это вовсе не означает, что в оценочной деятельности необходимо применять множество показателей. Наоборот, мы считаем, что целесообразно использовать их ограниченное число, дающее возможность оценивать главное, определять эффективность и употреблять оптимальный предел этого числа.

Определение научно обоснованных критериев оценки деятельности следственных аппаратов и каждого следователя в отдельности создает более

169 благоприятную почву для достижения определенных успехов, как в области научной организации труда, так и в области научной организации управления следственными подразделениями.

В связи с этим, как нам кажется, приобретает особое значение анализ качественных показателей, характеризующих всю совокупность мероприятий по раскрытию и расследованию преступлений. Полагаем, что при определении критериев оценки работы следователя и следственного подразделения в целом необходимо исходить из тех задач, которые поставил перед следователем законодатель. Отсюда основными критериями оценки результатов работы должны быть признаны следующие:

  1. Строгое соблюдение законов при расследовании преступлений.
  2. Раскрытие преступлений и розыск преступников.
  3. Качество и своевременность расследования уголовных дел.
  4. Возмещение причиненного преступлением материального ущерба.
  5. В свою очередь указанные критерии оценки деятельности характеризуются определенными показателями. Поэтому схематично основные критерии оценки эффективности деятельности следователя (следственного подразделения) можно представить следующим образом:

  6. Состояние соблюдения законности при расследовании преступлений. Об этом можно судить по следующим показателям:

а) наличие (отсутствие) необоснованных задержаний граждан;

б) наличие (отсутствие) необоснованных арестов, а также применения иных мер процессуального принуждения;

в) наличие (отсутствие) необоснованных привлечений граждан к уголовной ответственности в качестве обвиняемых и др.

  1. Эффективность деятельности по раскрытию преступлений и розыску преступников.

Она характеризуется следующими показателями:

а) состоянием раскрываемости преступлений на участке (в районе);

б) наличием или отсутствием, уменьшением или увеличением дел,

170 приостановленных за розыском обвиняемого и неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; увеличением или уменьшением количества дел, возобновленных производством из числа приостановленных по указанным выше основаниям;

в) числом раскрытых преступлений прошлых лет;

г) обнаружением в процессе расследования новых (ранее неизвестных) фактов преступной деятельности, а также выявлением и привлечением к уголовной ответственности новых соучастников преступлений.

  1. Качество и своевременность расследования уголовных дел, о которых дают представление следующие показатели:

а) наличие или отсутствие дел, возвращенных на дополнительное расследование прокурором;

б) наличие или отсутствие дел, расследованных без уважительных причин в сроки свыше 2-х месяцев.

  1. Уровень возмещения материального ущерба, причиненного преступлением.

Данный критерий может характеризоваться следующими показателями:

а) стоимость имущества, описанного следователем в ходе предварительного следствия;

б) сумма наличных денег, внесенных обвиняемым в погашение ущерба. Все данные для оценки работы следователя находят свое отражение в

различных разделах единого статистического отчета формы «IE». Анализируя их, можно сделать вывод о работе каждого следователя, сравнивать результаты их работы, а также сравнить результаты деятельности следственных отделений, отделов и управлений. Вся эта обширная информация позволяет дать в целом объективную оценку результатов работы как отдельного следователя, так и следственного подразделения . Если имеющуюся информацию о деятельности, например, следственных подразделений лаконично зафиксировать в виде таблицы, то, применяя

171 простейший математический метод, можно наглядно определить,
какой следователь или следственное подразделение в целом добились лучших результатов в работе. Указанная таблица могла бы выглядеть примерно так: (таблица № 1 прилагается).

Из приведенной таблицы видно, что более высокое место занимает подразделение, набравшее наименьшее число баллов. Для использования таблицы необходимо большую часть результатов следственной работы выражать в процентном отношении.

Следует отметить, что указанная форма сравнения результатов работы следователей большей частью пригодна для оценки работы следственных подразделений. Ее недостатки отчетливо видны, если ее применить для оценки и сравнения работы отдельных следователей. Несомненно, в таких случаях могут быть использованы и учтены такие показатели, как число прекращенных уголовных дел, направленных по подследственности, число привлеченных к уголовной ответственности лиц. Предпочтение должно отдаваться, безусловно, многоэпизодным, сложным делам, особенно об экономических преступлениях и т.д. В таких случаях, как нам представляется, нельзя ограничиваться чисто механической оценкой цифровых данных, а будет правильнее и объективнее исходить из фактического объема, сложности выполненной следователем работы.

Данные анализа в виде ксерокопий с краткими информационными письмами по результатам года (квартала) целесообразно направлять во все следственные подразделения края, и их начальники, а также следователи будут иметь возможность критически оценивать свою работу, сравнивая ее с работой своих коллег.

Требование объективности оценки означает, что все критерии оценки деятельности следователя должны характеризовать фактические, объективно зафиксированные результаты, а не субъективную оценку их руководителем. «Наука управления есть наука в том смысле, что тот, кто ею занимается, может и должен придерживаться объективной позиции, тщательно избегая

  • -t

*

Таблица № 1

Наименование

следственных

подразделений Рас-

кры-

вае-

мость

в% место Качество Следствия (% возвра- щенных на дополнит. расследов). место Возмещ.

матер.

ущерба место нагрузка место

по находив-‘ шимся в про- изводстве по числу оконченных

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Следственный отдел Центрального РУВД 70 2 8 2 58,9 2 4,6 3,8 2

Следственный отдел

Индустриального РУВД 72 1 9,5 3 56,7 3 4,9 3,5 3

Следственный отдел

Железнодорожного РУВД 69 3 6,8 1 70 1 5,8 5,2 1

Все цифры, приведенные в таблице, взяты условно.

173 смещения фактических и оценочных суждений» , - отмечал известный

^ французский специалист по управлению Б. Гурней.

Объективные критерии лишают смысла погоню за формальными показателями, отрицательное влияние которых общеизвестно. Они способствуют укреплению законности в деятельности следственных органов.

Требование сопоставимости критериев вытекает из сущности процесса оценки эффективности деятельности любой системы. Всякая оценка предполагает возможность сопоставления оцениваемого явления с каким-то ^ эталоном. Применительно к деятельности следователя это требование

означает, что все оцениваемые результаты должны быть приведены в сравнимую форму.

Полнота и всесторонность критериев обусловливается необходимостью оценить все аспекты деятельности следственных органов и каждого следователя: качество и полноту следствия, соблюдение законности при г проведении следственных и других действий и др., что предполагает

использование в процессе оценочной деятельности нескольких показателей, о чем мы указывали ранее. Это бесспорное положение науки управления, поскольку «многопараметровыми системами нельзя управлять в соответствии только с каким-то одним, общим критерием эффективности функционирования, так как необходимо поддерживать в заданных пределах многие параметры, то есть обеспечивать выполнение ограничений по множеству выходных координат» 4 . Поэтому стимулирующее значение, t* заставляя обращать внимание на результаты деятельности следователя в

целом, более объективно. Кроме того, критерии дают возможность сравнивать работу, выполненную как органом в целом , так и по отдельным его сотрудникам.

Обобщая все вышеизложенное , можно сделать следующие выводы:

239 Гурней Б. Введение в науку управления. - М., 1969. С. 123. •1 240 Утеуш Э.В., Утеуш З.В. Введение в кибернетическое моделирование. - М, 1971. С.

40.

174

  1. По вопросу о понятии критериев оценки деятельности следователя и следственного подразделения в целом высказано множество взглядов.
  2. Для того, чтобы определить, насколько эффективна деятельность следователя и следственного подразделения, необходимо установить критерии оценки этой деятельности.
  3. Такие критерии уже используются в деятельности правоохранительных органов и к их числу можно отнести:
  4. а) число приостановленных уголовных дел и эффективность работы следователя по ним;

б) соотношение прекращенных дел по реабилитирующим основаниям и дел, направленных в суд для рассмотрения по существу;

в) соблюдение установленных законом сроков расследования по уголовному делу;

г) процент дел, возвращенных прокурором для дополнительного расследования;

д) число лиц, находившихся под стражей, которые затем были освобождены от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям;

е) число оправдательных приговоров и прекращенных судом дел.

  1. При этом следует заметить, что не к любой конкретной деятельности эти критерии применимы. Вполне вероятно, что вынесение оправдательного приговора по конкретному делу, например за недоказанностью вины, вовсе не свидетельствует об обязательной ошибке, либо некачественной работе следователя. На то и суд, чтобы иначе оценивать имеющиеся доказательства и прийти к иному выводу. Однако когда рассматривается достаточно большой объем работы одного следователя и сравнивается, на основе процентного соотношения, с таким же объемом работы другого следователя, можно сделать вполне определенный вывод о качестве, эффективности

*>

*

175 деяте льнос ти того или иного следо вателя . То есть опред елить крите рии оценк и их деяте льнос ти.

Након ец, крите рии должн ы быть прост ыми и понят ными следо вател ю, руков одите лю подра зделе ния и без больш их затрат и време ни дающ ими возмо жност ь объек тивно оцени ть резул ьтаты труда. Слож ность же крите риев, как с позиц ий воспр иятия, так и практ ическ ого приме нения не спосо бству ет стиму лиров анию следс твенн ых работ ников и ориен тиров анию на дости жение поста вленн ых целей.

Подво дя итог выше излож енном у, можн о сдела ть вывод о том, что в насто ящем параг рафе предл агают ся крите рии оценк и деяте льнос ти следо вателе й и следс твенн ых подра зделе ний. Сводн ые данны е о резул ьтатах их работ ы реком ендуе тся занос ить в специ ально разра ботан ные табли цы, из котор ых видно, как работ ало то или иное следс твенн ое подра зделе ние, или кажды й следо ватель в отдел ьност и, по раскр ытию и рассл едова нию прест уплен ий, и какое место оно соотв етстве нно заним ает по резул ьтата м своей деяте льнос ти.

176

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ положений, изложенных в настоящем диссертационном исследовании, позволяет нам сделать следующие выводы и предложения:

1.Новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (2001 года) несколько иначе, чем прежний УПК РСФСР, подошел к определению процессуальной функции
следователя в уголовном

Ф судопроизводстве. Статья 38 УПК РФ, регламентирующая полномочия

следователя, помещена в главу третью нового закона, которая называется: «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения». В статье 21 УПК РФ следователь назван в числе участников уголовного процесса, осуществляющих уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно- публичного обвинения. Анализ

и указанных и других норм УПК позволяет установить, что следователь в

уголовном судопроизводстве выполняет функцию уголовного преследования. Тем самым новый УПК РФ, как нам представляется, ставит окончательную точку в многолетних дискуссиях о сущности выполняемой следователем функции.

  1. Суть функции уголовного преследования состоит в том, что следователь обязан в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные
    законом меры по установлению события

^ преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении (ч.2

ст.21 УПК РФ), а также формулировать обвинение (ст. 171 УПК РФ), применять меры уголовно-процессуального принуждения ( ст.ст.91, 97—108 УПК РФ) и т.д. Причем уголовное преследование должно отвечать в той же мере назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация

( каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

177

  1. Обязательной формой реализации следователем своих полномочий являются правовые отношения, в которые он вступает с участниками предварительного следствия (обвиняемым, потерпевшим, свидетелем и др.).

Поэтому свои полномочия следователь осуществляет не в одностороннем порядке, а в процессе возникновения, изменения и прекращения правоотношений с другими участниками, которые также являются субъектами определенных прав и обязанностей. Тем самым, уже на предварительном следствии, практически на всем его протяжении, участвует защитник, достигается в определенной степени баланс оппонирующих сил (обвинения и защиты).

  1. Деятельность следователя в уголовном процессе носит государственный характер и направлена на решение стоящих перед ним задач. Характер полномочий следователя выражается в их направленности на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод (п.п.1,2 ч.1 ст.6 УПК РФ). Задачей следователя также является полнота, объективность и всесторонность предварительного расследования (ч.4 ст. 152, ч.2 ст. 154 УПК РФ).

  2. В целях улучшения деятельности следователя по выполнению такой важной задачи, как обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного в результате преступного деяния, вытекающей из положения статьи 52 Конституции Российской Федерации, представляется целесообразным внести в УПК РФ изменения:

1) усилить прокурорский надзор за возмещением материального ущерба в законодательном порядке;

2) обязать следователя направлять прокурору для сведения справку о выявленном размере материального ущерба, причиненного преступлением и о мерах, предпринятых следователем в целях обеспечения его возмещения;

3) разработать механизм, позволяющий возмещать потерпевшему причиненный преступлением вред в соответствии со статьей 52 Конституции

178 РФ, а также определить должностных лиц,
осуществляющих эту деятельность.

  1. Государственно-властное начало в уголовно-процессуальной деятельности следователя сочетается с широкой системой прав и гарантий личности в уголовном судопроизводстве. Следователь выступает как непосредственный исполнитель закона, осуществляет применение норм уголовно-процессуального права, и это находит свое выражение в его властных решениях по определенным вопросам, возникающим на предварительном следствии. Он выносит от своего имени постановления, дает письменные поручения органам дознания, являющиеся результатом реализации им указанных полномочий, формой их выражения и поэтому являющихся обязательными для исполнения теми участниками процесса, которым они адресованы. В случае их неисполнения могут быть применены различные меры уголовно-процессуального принуждении.

  2. Учитывая важность проблемы профилактики преступлений, на что обратил внимание Президент Российской Федерации на совещании работников прокуратуры РФ 31 мая 2002 года, необходимо , на наш взгляд, отметить следующее: во-первых, в действующем УПК РФ отсутствует норма, предусматривающая в качестве одной из задач уголовного судопроизводства предупреждение преступлений; во-вторых, в УПК РФ нет правовых норм, обязывающих следователя выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступлений, осуществлять профилактическую работу.

На основании изложенного, мы считаем необходимым предложить законодателю:

1) внести в УПК РФ норму, регламентирующую обязанность следователя выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступлений; 2) 3) расширить п.27 ст.5 УПК РФ, в котором дается определение понятию «представление», дополнив его следующим содержанием: «…акт реагирования следователя на выявленные в процессе
расследования 4)

179 уголовного дела обстоятельства, способствовавшие совершению преступления»;

3) ввести в статью 220 УПК РФ положение о необходимости отражения в обвинительном заключении данных о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

  1. Как известно, соблюдению всех принципов уголовного процесса содействует, опираясь на определенные исходные данные, планирование расследования преступлений. Планирование, как показывает практика, призвано обеспечить точность, полноту, быстроту расследования при минимальных затратах времени, сил и средств.

  2. Рассматривая соотношение процессуального положения следователя и полномочий начальника следственного отдела, и анализируя статьи 38 и 39 УПК РФ можно, на наш взгляд, сделать вывод: а) все полномочия начальника следственного отдела объединены общностью задач и целей, ради достижения которых он осуществляет свою уголовно-процессуальную деятельность; б) объем полномочий начальника следственного отдела настолько широк, многообразен и специфичен по своей функциональной структуре, что деятельность его с полным основанием можно характеризовать как процессуальное руководство следствием.

  3. Эффективность деятельности следователя в значительной степени зависит от двух факторов: оптимального определения его места и положения в системе правоохранительных органов и создания реального механизма обеспечения процессуальной самостоятельности и независимости следователя.

В условиях функционирования следственного аппарата, когда в его составе работает много неопытных, недостаточно квалифицированных следователей, постановка вопроса о полной, абсолютной процессуальной самостоятельности следователей, как нам представляется, не может быть признана обоснованной. Предусмотренные законом ограничения самостоятельности следователей
институтами прокурорского надзора и

180 процессуального контроля начальника следственного отдела являются социально обусловленными и необходимыми. Вместе с тем, новый УПК РФ значительно усилил процессуальные полномочия прокурора и начальника следственного отдела по надзору и процессуальному контролю за деятельностью следователя по возбуждению и расследованию уголовного дела, ограничив, при этом, процессуальную самостоятельность и независимость следователя, который оказался лишенным даже тех прав, которые предоставлял ему ранее действовавший УПК РСФСР 1960 года (например, право самостоятельного возбуждения уголовного дела).

  1. Представляется недостаточными существующие правовые гарантии, которые дают следователю возможность реализовать свои полномочия, самостоятельно направлять ход следствия и определять его результаты. Как известно, в случае несогласия с указанием прокурора или начальника следственного отдела о привлечении лица в качестве обвиняемого, объеме обвинения, квалификации преступления, об избрании меры пресечения и другим следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору (а на указания начальника следственного отдела — осуществляющему надзор прокурору и в суд) с письменным изложением своих возражений. И только вышестоящий прокурор, в одном случае, и надзирающий прокурор или суд - в другом, или отменяют указания нижестоящего прокурора и начальника следственного отдела или поручают производство предварительного следствия по делу другому следователю.

Однако, законодатель не уточняет, в каких конкретно случаях следователь может обратиться к прокурору или в суд. Закон также не содержит процедурных вопросов рассмотрения прокурором или судом возражений следователя, что, на наш взгляд, делает эту гарантию неэффективной.

В целях усиления процессуальной самостоятельности следователя, полагаем, было бы правильным при несогласии следователя с прокурором по основополагающим вопросам предварительного следствия сразу поручать

181 производство предварительного расследования по делу другому следователю. В этом случае, как нам представляется, внутреннее убеждение следователя, сложившееся на основе собранных им доказательств получило бы гарантированную защиту от постороннего воздействия.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ несколько иначе, чем ранее действовавший УПК РСФСР, подошел к определению функции органов дознания. Орган дознания в лице начальника органа дознания и дознавателя отнесены к числу участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения (ст.ст. 21, 40, 41 УПК РФ). Причем основные обязанности по осуществлению функции уголовного преследования возложены на дознавателя. Об этом свидетельствует часть 4 статьи 21 УПК РФ. Приоритет в уголовном преследовании отдается именно уголовно-процессуальной деятельности дознавателя. Поэтому не случайно, впервые в уголовно-процессуальном законе закреплено положение, согласно которому не допускается возложение полномочий по проведению дознания на лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия ( ч.2 ст.41 УПК РФ). Тем самым закон четко фиксирует правило, по которому запрещается одному субъекту уголовного процесса совмещать две функции : уголовное преследование и оперативно- розыскную деятельность.
  2. В то же время не совсем логичной представляется позиция законодателя, возложившего на прокурора ( ч.1 ст.37 УПК РФ) обязанность осуществлять в уголовном процессе одновременно две функции: уголовное преследование и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Такое положение явно не согласуется с общей обозначившейся тенденцией законодателя к четкому разделению функций в Российском уголовном судопроизводстве. Изложенное объективно позволяет нам предложить законодателю внести изменение в содержание части 1 статьи 37 УПК РФ, которую целесообразно было бы изложить в следующей редакции : «1. Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в

182

пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование путем надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия…».

Этим самым были бы устранены все разночтения в подходах к построению системы функций в уголовном процессе. Исходя из основных направлений уголовно-процессуальной деятельности их можно было бы свести к трем: уголовное преследование (обвинение), защита и разрешение уголовного дела.

  1. В настоящее время дискуссионным остается вопрос о месте следственного аппарата. Суть высказываемых точек зрения сводится к следующему: одни авторы (И.Д. Перлов, М.Ю. Ратинский и др.) предлагают сосредоточить следственный аппарат в Министерстве юстиции, другие (М.В. Барсуков) - в системе МВД, третьи (Г.Н. Александров, М.С. Строгович) — в системе Прокуратуры РФ, четвертые связывают вопрос о процессуальной независимости следователя с созданием единого вневедомственного Следственного комитета.

Безусловно, последний вариант является наиболее предпочтительным; он позволил бы, на наш взгляд, снять многие проблемы, стоящие на пути к утверждению подлинной самостоятельности и независимости следствия. Однако, необходимо отдавать себе отчет в том, что в настоящее время нет ни экономических, ни юридических предпосылок для создания и функционирования подобного следственного аппарата. Поэтому решение этого вопроса должно быть, как нам видится, отодвинуто на более отдаленную перспективу.

Представляется, что существование и усиление следственного аппарата в системе МВД на данном этапе оправдывает себя как экономически, так и организационно. В этих условиях можно определить его целесообразную структуру, отработать наиболее оптимальные формы взаимодействия с оперативными аппаратами,
оснастить технически за счет внутренних

183 резервов МВД РФ. И все это можно и нужно делать постепенно, поэтапно, не ослабляя, а наоборот, наращивая усилия по борьбе с преступностью. В будущем эту отлаженную систему нетрудно будет выделить и преобразовать в единый Следственный комитет, передав в его ведение также следователей прокуратуры и Федеральной службы безопасности. Но, прежде всего, должна быть подготовлена вся необходимая материальная база, на основе которой будет обеспечено эффективное функционирование следственного аппарата.

  1. Достаточно взглядов и точек зрения высказано в юридической литературе по вопросу о понятии критериев оценки деятельности следователя. Для того, чтобы определить насколько работа следователя по расследованию преступлений эффективна, целесообразно, как показывает практика, применять следующие критерии оценки его деятельности : а) число приостановленных уголовных дел и эффективность работы следователя по ним; б) соотношение прекращенных дел по реабилитирующим основаниям и дел, направленных в суд; в) соблюдение установленных законом сроков расследования по уголовному делу; г) процент дел, возвращенных прокурором для дополнительного расследования; д) число лиц, находившихся под стражей, которые затем были освобождены от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям; е) число оправдательных приговоров и прекращенных судом дел.
  2. Во многом серьезные издержки, которые сопровождают процессы «реформирования», вызваны, на наш взгляд, отсутствием глубокой проработки внедряемых моделей правоохранительных систем, к тому же не проходящих серьезного рецензирования известными учеными, а также практиками различных сфер правоохранительной деятельности. Поэтому давно назрела, и мы в этом абсолютно убеждены, необходимость введения на уровне Государственной Думы, Правительства РФ, Президента РФ реестра ученых правоведов, известных практиков: оперативных работников, следователей, прокуроров, судей,
    которые, задолго до принятия

184 определенного закона по вопросу совершенствования
уголовного судопроизводства, проводили бы его обстоятельную научно- практическую экспертизу, что исключило бы принятие непродуманных решений.

185

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ, ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ПРИ НАПИСАНИИ

ДИССЕРТАЦИИ

  1. Законодательные и нормативные акты, иные официальные документы:

Конституция Российской Федерации.- С-Петербург.: Альфа, 1995.-64 с.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Гос-во и право. 1993. №4. С. 14.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» от 6 апреля 1963 г. // Ведомости ВС СССР. 1963. №16.

Указ Президента Российской Федерации «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел» // Бюллетень текущего законодательства. Вып. 27.-М., 1998.

Указ Президента Российской Федерации «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» от 11 марта 2003 года // СЗ РФ. 24 марта 2003 г. № 12. Ст. 1099.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1960 г. - С-Петербург. 1997.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. - М.: Юрист, 2002,- 1039 с.

Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 1996.- 208 с.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М., 1996.-595с.

186

Федеральный Конституционный Закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 12 июля 1994 г. // СЗ РФ, 1994. №13. Ст. 1447.

Федеральный Конституционный Закон «О судебной системе Российской Федерации» от 23 октября 1996 г. №1-ФКЗ // Росс, юстиция. 1997. №3. С. 55.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г. №2202-1 ( в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995г. № 168-ФЗ) // СЗ РФ, 1995. №47. Ст.4472.

Федеральный закон «О содержании под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» // СЗ РФ, 1995. №29. Ст.2759.

Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. №3132-1 (в редакции Федерального закона от 21 июня 1995 г. № 91-ФЗ) // СЗ РФ, 1995. №26. Ст. 2399.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 г. №144-ФЗ // СЗ РФ, 1995. №33. Ст.3349; 1997. №29. Ст.3502; ^ 1998. №30. Ст.3613.

Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981 г. №976 // СЗ РФ, 1994. №32. Ст.3300.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // СПИ Верх. Суда РФ. 1991-1996.-М., 1997. С.17.

Инструкция Генеральной прокуратуры и МВД СССР о едином учете преступлений. 2-е изд., от 30 декабря 1985 г., № 59/11.

Указание Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ об объявлении «Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно- оперативных групп по раскрытию умышленных убийств», № 15 - 16 - 93 - 1/3452, 1993 г.

Инструкция Генеральной прокуратуры и МВД РФ о едином учете “* преступлений. 3-е изд. от 14 декабря 1994 г. № 66/418.

187

Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации «О мерах по укреплению подразделений дознания и совершенствовании раскрытия преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно» от 16 октября 1992 г., №368.

Приказ МВД РФ «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений» от 20 июня 1996 г., № 334.

Приказ МВД РФ «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности по раскрытию и расследованию преступлений» от 12 августа 1998 г., № 493.

Приказ МВД РФ от 4 января 1999 г. № 1 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422».

  1. Монографии, пособия, книги, учебники, сборники:

Акинча Н.А. Советский уголовный процесс. Саратов, 1968.- 155 с.

Антипов В.П. Планирование расследования в проблемных ситуациях: Учебное пособие. - М., 1983,- 116 с.

Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 1986.-152 с.

Асриев Б.В. Начальник следственного отдела: процессуальное положение и руководство следователями.: Уч. пос- М., 1986.- 56 с.

Басков В.И. Курс прокурорского надзора. Учебник.- М.,1998.- 468с.

Басков В.И. Деятельность прокурора по рассмотрению уголовных дел в
порядке надзора.- М.: Юрид. лит. 1975.- 200 с.

Белкин Р.С. Профессия - следователь.( Введ. в юр. спец.).- М., 1998.-167 с.

Белозеров Ю.И., Рябоконь В.В. Производство следственных действий.-М., 1990.- 65 с.

188

Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения.- М.: Юрид. лит. 1975.-167 с.

Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам,-М.: Юрид. лит., 1976. С. 172.

Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2. Частные криминалистические теории.- М.: Юрист, 1997.- 463 с.

Борзенко А.В. Проблема цели в общественном развитии.- М.: Изд-во ВПШиАОН. 1963,-79 с.

Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. - Омск, 1976.- 42 с.

Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М., 1978.- 109 с.

Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования в советском уголовном процессе. - М., 1971.- 59 с.

Виленский Б.В. Российское законодательство X — XX веков .- М., 1991.-221 с.

Воронин Э.И. Процессуальное положение следователя ОВД.-Караганда, 1975.- 94 с.

Воронин Э.И. Процессуальное положение начальника следственного отдела ОВД.- Хабаровск, 1984,- 54 с.

Воронин Э.И., Воронин С.Э. Деятельность следователя по раскрытию и предупреждению преступлений. — Хабаровск, 1992.- 37 с.

Воронин Э.И., Воронин С.Э. Участники уголовного процесса.: Учебное пособие.- Хабаровск, ДВЮИ МВД РФ, 1998.- 48 с.

Воронин Э.И., Воронин С.Э. Привлечение в качестве обвиняемого: Лекция. Хабаровск, 1999.- 32 с.

Воронин С.Э. Проблемно-поисковые ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве.- Барнаул: АГУ, 2000.- 208 с.

Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.-205 с.

189

Галаган В.Н. Использование следователем информации на первоначальном этапе расследования.- Киев, 1992. — 24 с.

Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений.- Минск, 1983.-104 с.

Гегель В.Ф. Наука логики. Соч. Т.4.- М., 1939.- 338 с.

Герасимов И.В. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. — Свердловск, 1975,- 184 с.

Горский А.П., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе.-Воронеж, 1978.- 107 с.

Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел.: Учебное пособие.- Ташкент, 1986. - 86 с.

Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. - М., 1981.-61 с.

Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе.- М.: Юрид. лит., 1981. -191с.

Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы.: Учебник для юридических вузов и факультетов. 3-е издание, переработанное и дополненное.- М.: Зерцало, 1997.- 367 с.

Даровских Ю.В. Процессуальные и организационные основы производства по уголовному делу, приостановленному в связи с розыском скрывшегося обвиняемого.- М., 1994.- 23 с.

Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора.- Л.: ЛГУ, 1990.- 135 с.

Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. — Свердловск, 1987.- 163 с.

Дубривный В.А. Деятельность следователя по расследованию преступлений. Общая характеристика цели. Действия.- Саратов, 1987.- 94 с.

Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985.- 168 с.

190

Дьяченко М.С. Предварительное расследование в советском уголовном процессе.: Лекция для студентов ВЮЗИ. — М., 1956.- 51с.

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.И. Предварительное следствие в советском уголовном процессе.- М., Юрид. лит-ра, 1965.- 367 с.

Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968.- 262 с.

Жуков A.M. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу.
Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1990.- 104 с.

Звирбуль В. Деятельность прокуратуры по предупреждению преступлений.- М.: Юрид. лит. 1971.- 166 с.

Зелинская О.Б. Реализация принципов нравственности (морали) в деятельности следователя.- М., 2001.- 25 с.

Зинатуллин 3.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам.- Ижевск, 1989.- 77 с.

Зусь Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования (общая характеристика основных элементов): Учебное пособие. Владивосток: ДВГУ, 1976.-107 с.

Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. Владивосток: Изд-во Даль, ун-та., 1984.- 145 с.

Карев Д.С. Советский уголовный процесс. Учебник для юрид. ин-тов и фак. / Отв. ред. Д.С. Карев.- М., 1975.- 567 с.

Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности.- М., 1971. — 133 с.

Когамов М.И. Предварительное расследование уголовных дел в Республике Казахстан: состояние, организация, перспективы.- Алматы, 1998.- 173 с.

Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам.- Воронеж.: Изд-во Воронеж, ун-та, 1971.- 160 с.

191

Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп: Учебное пособие.- Екатеринбург: Изд-во Екатеринбургской высшей школы МВД России, 1996.- 103 с.

Кони А.Ф. Из записок воспоминаний судебного деятеля.- М., 1980.- 496 с.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации.- М.: Республика, 1992.- 111с.

Короткое Э.М. Концепция менеджмента.- М., 1997.- 304 с.

Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж. Изд-во Воронеж, ун-та.- 1987.- 214 с.

Криминалистика / Под ред. М.П. Яблокова, ВЛ.Колдина.- М: Изд-во МГУ, 1990.- 464 с.

Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание в советском уголовном процессе: Учебное пособие.- Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1986.- 43 с.

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: Планирование, организация.- М.: Юрид. лит., 1970.- 224 с.

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.- М, 1986.- 159 с.

Ларин A.M. Я - следователь.- М., 1991.- 192 с.

Ларин A.M. и др. Уголовный процесс России.: Лекции - очерки.- М., 1997.-314 с.

Лекарь А.Г. Организационно-тактические основы расследования преступлений.- М., 1977.- 102 с.

Лузгин A.M. Методологические проблемы расследования.- М., 1973.-215 с.

Мелихов В.М. Следователь и трудовые правоотношения. Волгоград, 1986.-41 с.

Мерецкий Н.Е. Применение оперативно-тактических комбинаций при расследовании преступлений. Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 2000.- 313 с.

192 Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента.- М.:

Дело, 1993.-701 с.

f

Михайлов А.И. Отдельное поручение следователя. - М., 1971.- 67 с.

Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя.- М.: Юр ид. лит., 1974.- 168 с.

Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного правонарушением.-М.: Юрид. лит. 1983.- 159 с.

Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985.- 88 с.

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд. -М., 1997.-939 с.

Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция.- М.: Наука, 1985.- 239 с.

Познанский В.А., Цыпкин А.Л. Советский уголовный процесс. Саратов, 1968.- 157 с. ** Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса.- М.,

1956.-271 с.

Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп.- М.: Спарк, 1999.- 414 с.

Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. Тула, 1996.-319 с.

Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула. 1996.- 318 с.

Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву.- М., 1961.- 277 с.

Реховский А.Ф. Теоретические основы учения о криминалистических версиях. - Владивосток: ДВГУ, 1996.- 116 с.

Савицкий В.М. Очерки теории прокурорского надзора.- М.: Наука, 1975.-383 с.

193

Селиванов Н.А. Советская криминалистика: Система понятий.- М.: Юрид. лит., 1982.-150 с.

Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие и тактика.- М., 1992.- 173 с.

Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. СВ. Бородина.- М., Академия МВД СССР, 1982,- 577 с.

Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД РФ: история, современное состояние и перспективы. Учебное пособие / Под ред. В.А. Алферова.- М., 2000.- 103 с.

Стремовский Б.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. / Под ред. проф. М.М. Гродзинского.- М., 1958.- 136 с.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М.,1968.- 469 с.

Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел.- М.: Новый юрист, 1977.- 223 с.

Томин В.Т. Взаимодействие органов внутренних дел с населением в борьбе с преступностью. Учебное пособие - Омск: ОВШМ МВД СССР, 1975.-177 с.

Турчин Д.А. Если ты свидетель.- М.:Юрид. лит., 1972.- 32 с.

Уголовный процесс: Учебник для юрид. вузов и фак. / Под ред. М.А. Чельцова.- М.: Юрид.лит., 1969.- 463 с.

Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого.- М.: ИГПАН, 1990.- 316 с.

Уголовный процесс. Общая часть: Учебник / В.П. Божьев, СП. Ефимичев, В.А. Михайлов, А.А. Чувилев. — М.: Спарк, 1997.- 192 с.

Уголовный процесс : Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд.- М.: Спарк, 2000.- 574 с.

Уголовный процесс: Учебник для студентов юрид. вузов и фак. / Под ред. К.Ф. Гуценко. 4-е изд.- М.., МГУ им. Ломоносова: Зерцало, 2000.- 587 с.

Уголовный процесс. Учебник / Под ред. В.Н. Григорьева и Г.П. Химичевой. 2-е изд., перераб. и доп.- М., 2001.- 576 с.

194

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская - 3-е изд., перераб. и доп.- М.: Юрист, 2001.- 704 с.

Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов.- М: Спарк, 1995.- 382 с.

Филиппов П.М., Темушкин Е.П. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба и обеспечении конфискации. Учебное пособие / Под ред. Н.И. Авдеенко. Волгоград, 1982.- 48 с.

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник для юрид. институтов и фак. Изд. 4-е.- М..: Госюриздат, 1962.- 503 с.

Чистякова B.C. Соотношения дознания и предварительного следствия в советском уголовном процессе: Учебное пособие.- М.: ВЮЗИ, 1987.- 61 с.

Чувилев А.А. Прокурорский надзор: Вопр. и ответы.- М.: Новый Юрист, 1999.- 132 с.

Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса.- Минск: Изд. БГУ. 1970.- 175 с.

Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие.- М.: Юрист, 1999.- 109 с.

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права.-Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1963. - 172 с.

Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве.- Л.: Изд-во Ленигр. ун-та, 1976.- 143 с.

Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия.: Учебное пособие.- М., 1971.- 142 с.

Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия.- М, 1962.-145с.

Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России.- М., 1993.- 193 с.

Якупов Р.Х. Применение органами дознания уголовно-процессуальных норм: Лекция.- М: МВШМ, 1994.- 28 с.

195

Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.II. Галузо.- М.: Зерцало, 1998.- 438 с.

Яровенко В.В., Мельник В.В. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы.- Владивосток: ДВГУ, 1991.- 159 с.

  1. Диссертации, авторефераты:

Лавдаренко Л.И. Функции следователя в Российском уголовном процессе: проблемы, реализация, перспективы развития: Дис. …канд. юрид. наук.- Владивосток, 2001. — 197 с.

Минюков П.И. Процессуальные полномочия начальника следственного отдела (отделения) органа внутренних дел и проблемы руководства расследованием (по материалам УССР): Дис. …канд. юрид. наук.- М., 1981.-221с.

Осланов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным s аппаратом органа внутренних дел: Дис… канд. юрид. наук.- М., 1990.- 194 с.

Цоколов И.А. Процессуальные и криминалистические особенности расследования преступлений следственно-оперативной группой: Дис… канд. юрид. наук.- М, 2001.- 175 с.

Алешкина Т.Н. Использование научно-технических средств и методов в розыскной деятельности следователя: Автореф. дис… канд. юрид. наук.-М, 2001.- 23 с.

Анохин Ю.В. Обеспечение безопасности, прав и свобод личности в правоприменительной деятельности органов внутренних дел: Автореф. дис… канд. юрид. наук.- М., 1999.- 23 с.

Васильев Л.М. Проблемы истины в современном Российском уголовном процессе (концептуальное положение): Автореф. дис… док-ра . юрид. наук. - Волгоград, 2001.- 49 с.

чм

196

Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей органов внутренних дел: Автореф. дис.канд. юрид. наук.- М., 1982.- 25 с.

Клейн А.А. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоятельности и независимости следователя органов внутренних дел: Автореф. дис.канд. юрид. наук.- М., 1992.- 26 с.

Лунгу В.И. Первоначальный этап расследования преступлений: Автореф. дис.канд. юрид. наук.- Киев, 1991.- 25 с.

Мельников Ю.Б. Противодействие организованной преступности и роль прокуратуры в этом процессе: Автореф. дис.канд. юрид. наук.-Владивосток, 2003.- 25 с.

  1. Научные статьи:

Александров А. Нужно ли создавать Федеральную службу 1 расследований // Законность.- 2002. №11. С.37.

Александров Н.А. Насущные вопросы П.С. // Соц. законность. 1954. №4.

Алексеева Л.Б., Левакова Э.Н., Михайлова Т.А., Михайловская И.Б. Система оценок работы судебных органов // Проблемы совершенствования судопроизводства.: Сб.научн. тр. 4.1.- М., 1976. С.28.

Альперт С.А., Бажонов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного расследования // Правоведение. 1965. №З.С.100-102.

Андрющенко А.А. Понятие эффективности и его философский смысл // Философские и социологические исследования. — Л., 1971. Вып. 11. С.43.

Арсеньев В.Д. Необходимость раскрытия каждого преступления и некоторые аспекты ее реализации // Сб. научн. тр. Омской высшей школы милиции МВД СССР. 1970. Вып. 7. С. 10-11.

197

Астапьев Л.В. Оценка деятельности по раскрытию преступлений и ее эффективность: сущность и значение // Следователь. 2002. № 4. С.3-5.

Басков В.И. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью при расследовании преступлений // Вестник Московского университета. № 4.Серия И. Право. С.34-50.

Базаров Р.А. Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью // Материалы межвуз. науч.-практ. конф. Челябинск. 1998. С. 10-11.

Барсуков М.В. За дальнейшее совершенствование организации и деятельности советской милиции // Сов. гос-во и право. 1957. № 2. С. 33- 34.

Белов С. Применение правовых стандартов Совета Европы к уголовно- процессуальному законодательству России // Законность. № 12. 2002. С.31.

Белоносов В.О., Громов Н.А. Критерии допустимости аналогии в уголовном процессе // Гос-во и право. 2001. № 7. С.65.

Божьев В.П. Процессуальная самостоятельность и независимость следователя: История и современность // Проблемы формирования социалистического правового государства.- М., 1991.- С.118.

Бондар А. Профилактика преступлений и ее результаты // Законность. 2002. № 9. С.2.

Васильев А.И. Дознание в советском уголовном процессе // Сов. гос-во и право. 1959. № 6. С. 99.

Васильев О.Л. Предварительное следствие дореволюционной России: уроки истории // Следователь. 1996. № 3. С.23.

Васильев О.Л. Укрепление законности и борьба с преступностью // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2002. № 3. С.20.

Воронин Э.И., Воронин С.Э. К вопросу о законности и обоснованности привлечения граждан к уголовной ответственности // Проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью на рубеже столетий. 4.1. Хабаровск. 1999. С.92..

198

Воронин Э.И., Григорьев Н.В. О положении следователей на рубеже столетий // Совершенствование предварительного расследования преступлений. Хабаровск. 2001. С. 13-14.

Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. 1995. № 7. С.9-10.

Гавло В.К. О первоначальных следственных действиях при расследовании преступлений // Доклады итоговой науч.-практ. конф. юрид-х фак-тов. Томск, 1968. С.90.

Гаврилов А.К. О понятии раскрытия преступления // Проблемы предварительного следствия. Волгоград. ВСШ МВД СССР. 1972. С.85.

Гвоздков О.В. Некоторые вопросы, влияющие на эффективность расследования преступлений, совершаемых организованными группами // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации.: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г.Руза).- М., ЮИ МВД России, 1997. С.49.

Герасимов И.Ф. Понятие и виды взаимодействия участников расследования преступлений // Вопросы взаимодействия следователей других участников расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск, 1984. С. 16-17.

Голиков О.В. Возмещение ущерба потерпевшим от преступлений.: Тезисы научно- практической конференции.- М., 2000. С. 197.

Голубев В.В. Организация взаимодействия при расследовании преступлений, совершаемых организованными группами // Следователь. 1997.№5.С.35.

Гольст Г. Работа по предупреждению преступлений // Соц. законность. 1958. №2.

Голубев В.В. Организация взаимодействия при расследовании преступлений, совершаемых организованными группами // Следователь. № 5 (8). 1997. С.35-36.

199

Гонтарь И.Я. О критериях оценки органов внутренних дел в борьбе с преступностью // Сов. гос-во и право. 1986. № 9. С.83.

Горобец В. Гражданский иск в уголовном процессе // Российская юстиция. 2000. № 9. С.25.

Гришин А.И., Громов Н.А. Процессуальные функции следователя // Правоведение. 2001. № 5. С. 147.

Гришин Б.И., Гуковская Н.И. О некоторых вопросах расследования уголовных дел органами милиции // Сов. гос-во и право. 1957. № 4. С.32-37.

Громов Н.А., Лисоволенко В.В., Затона Р.Е. Следователь в уголовном процессе // Следователь. 1998. № 4. С. 14.

Громов Н.А., Овсянникова Н.В. Понятие, содержание и основные задачи контроля в следственном аппарате // Следователь. № 6(44). 2001. С.51-52.

Громов Н.А. Виды, формы, методы и субъекты контроля в следственном аппарате // Следователь. 2001. № 5(43). С.47.

Гуляев А. Новые нормы старого УПК \ Российская юстиция. 1997. № 3. С.35.

Данилова СИ. Проблемы профилактики преступлений на стадии предварительного расследования // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. научн. тр.- М., 1999. С.45.

Дармаева В.Д. О процессуальной самостоятельности следователя // Следователь. 2002. № 10 (54). С.45.

Долгинов С.Д. Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью: Материалы межвузовской научно-практической

конференции.- Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. С.110.

Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты

взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр.- Свердловск, 1984. С.6.

200

Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты

взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений : Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск, 1984. С. 18.

Дубинский А.Я. Актуальные проблемы совершенствования предварительного расследования преступлений // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутренних дел.- Киев, 1986. С.85.

Емельянов Н.А. Опыт работы следственно-оперативных групп // Следственная практика. Вып. 148.- М., 1985. С.84-89.

Зажицкий В. Связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в российском законодательстве // Советская юстиция. 1996. С.52.

Зайцев О., Абдулов А. Процессуальное положение дознавателя по УПК РФ // Законность. № 12. 2002. С. 16.

Иванов Л.А. О некоторых вопросах эффективности предварительного следствия в условиях научно-технического прогресса // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 76 .: Вопросы криминалистики.- М., 1983.С.45-46.

Иванов С.Н. Организационные проблемы расследования групповых вымогательств // Организованное противодействие расследованию преступлений и меры по его нейтрализации.: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г.Руза).- М. ЮИ МВД России. 1997. С.67.

Кагин Е.К. Выдвижение и проверка версий в процессе розыска лиц, совершивших преступления и скрывшихся от следствия и суда // Версии и планирование расследования.- Свердловск, 1985. С.44.

Калугин А.Г. Сущность и формы процессуального контроля в деятельности
органов предварительного расследования // Актуальные

201 проблемы раскрытия и расследования преступлений. Красноярск, 2000. С.З-4.

Каменская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно- процессуальном праве // Сов. гос-во и право. 1978. № 10. С.ЗО.

Каугуре А.Я. Постоянно-действующая следственно-оперативная группа - эффективная форма организации работы по раскрытию и расследованию преступлений // Всесоюзная конференция лучших следователей органов прокуратуры. — М., 1984. С.46-49.

Кожевников И. Упорядочить полномочия следователя // Российская юстиция. 1997. № 12. С.22.

Коновалов В. Групповой метод расследования. № 7. 1995. С.38.

Коновалов Е.Ф. Следственно-оперативная группа как форма взаимодействия при раскрытии преступлений и розыске преступников // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений.: Межвуз. сб. научн. тр.- Свердловск, 1984. С.45.

Коновалова В.Е., Пчелкин В.Д. Следственные версии как основа планирования расследования хищений социалистического имущества // Проблемы социалистической законности. Вып. 14. Харьков, 1984. С.50.

Краткий анализ состояния преступности в России в 2001 г. // Российская юстиция. 2002. № 4. С.74.

Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 г. // Российская юстиция. 2001. № 3. С.77.

Крутохвостов В.Н. Работа следователя по предупреждению преступлений - важное направление его деятельности // Следственная практика.-М., 1983.Вып. 141. С.59.

Ларин A.M. Конституция и уголовно-процессуальный кодекс // Гос-во и право. 1993. № 10.С.35

Ларин A.M. Преступность и раскрываемость преступлений // Гос-во и право. ; 4. 1999. С.83-89.

202

Леонтьев А.А. Совершенствование предварительного расследования преступлений в системе МВД РФ // Совершенствование деятельности органов внутренних дел в современных условиях.: Сб. научн. тр. Хабаровск, ДВЮИ МВД России, 2001. С.57-61.

Лившиц Ю.Д., Даровских СМ. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь. № 8 (52). 2002. С. 14-15.

Лисоволенко В.В., Гришин А.И., Громов Н.А. Состязательность и равноправие сторон как принцип уголовного процесса // Следователь. № 5 (21). 1999. С.38.

Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Принцип состязательности и равноправия сторон в новом УПК РФ // Правоведение. 2002. № 2. С. 102.

Майоров Н. Учет раскрытых преступлений // Соц. законность. 1970. №2. С.43.

Медведев Н.К., Токарев В.В. Некоторые особенности организации

Г,

использования криминалистических средств и методов в чрезвычайных

условиях // Экспертная практика. № 38. 1995. С.З.

Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Социологические аспекты изучения эффективности правосудия //Право и социология.- М., 1973. С.254.

Михайлов А.И. Понятие и характеристика условий эффективности предварительного следствия // Укрепление законности в уголовном судопроизводстве: Сб. научн. тр.- М., 1986. С.23.

Михайлов В.А., Белозеров Ю.И. Полномочия руководителей министерств, управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации расследования преступлений // Ученые научные школы и идеи: Юбилейный сб. научн. тр. - М., МЮИ МВД России, 1995. С.61.

Назаренко В. Формы расследования преступлений // Законность. 2002. № 12. С.2.

Г-

203

Никитинский В.И., Глазырин В.В., Казаринова СЕ. О методике измерения эффективности правовых норм // Сов. гос-во и право. № 9. 1975. С.25-29.

Николаева А.Н. Проблемные вопросы взаимодействия следователей и органов дознания // Проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью на рубеже столетий: Материалы межвуз. начн.-практ. конф. 4.1. Хабаровск. 1999. С.65.

Овсянникова Н.В., Громов Н.А. Понятие, содержание и основные задачи контроля в следственном аппарате // Следователь. № 6 (44). 2001. С.51.

Перлов И.Д., Ратинский М.Ю. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Соц. законность. № 4. 1957. С. 115-121.

Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская газета. 1998. № 9. С. 12

Петрухин И.Л., Купцова Э.Ф. О концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Гос-во и право. 1993. № 10. С.35.

Питерцев С.К. Новый взгляд на роль категорий всесторонности, полноты и объективности в управлении расследованием преступлений // Правоведение. 2002. № 3. С. 172.

Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государственной противопожарной службы.: Тезисы всероссийской научно- практической конференции.- Иркутск, ВШ МВД России, 1999. 4.1. С.54.

Поляков М. Уголовный процесс: новые задачи в старой упаковке // Российская юстиция. 1998. №10. С.12.

Полянский Н.Н. К вопросу о состязательности в стадии предварительного расследования // Соц. законность. № 3. 1938. С.72-73.

204

Попова В.В. Некоторые проблемы досудебного производства в свете нового уголовно-процессуального законодательства // Следователь. № 5(49). 2002. С.20- 23.

Рахунов Р.Д. Назревшие задачи советской уголовно-правовой науки // Соц. законность. № 2. 1957. С.33.

Рощина Ю. Роль судебного следователя в уголовном процессе дореволюционной России // Российская юстиция. 2002. № 12. С.64.

Руднев В.О. О состязательности на предварительном следствии // Уголовный процесс. № 1. 1999. С.87.

Селезнев М.А. Взаимодействие следователя и органов дознания // Законность. № 6. 1996. С.7-9.

Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования //Соц. законность. № 7. 1985. С.52-55.

Серебров СП. Процессуальные аспекты использования информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности // Следователь. № 9. 1998. С.43.

Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика.- М.: Российское право, 1992. С. 17-18.

Синельников Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК // Законность. 2002. № 3. Сб.

Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп //Гос-во и право. 1997. № 1. С65.

Соя-Серко Л.А. Программирование и творчество в деятельности следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве.- М., 1980. С.32.

Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Сов. гос-во и право. 1975. № 3. С.77.

Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о едином следственном аппарате // Соц. законность. 1975. № 5. С.20-21.

205

Судебная статистика за 1-ое полугодие 2002 г. // Российская юстиция. 2003.№1.С.70

Сухинин А.В. Анализ причин нарушений законности в деятельности следователей органов внутренних дел и пути их устранения // Следователь. 1999. № 4 (20). С.37.

Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя // Законность. 2000. № 4. С.28.

Трубочкина В.В. Процессуальное положение следователя // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1997. № 4. С.88-94.

Туманов Г.А. Человеческий фактор государственного управления // Сов. гос-во и право. 1986. № 10. С.8.

Тырин А.В., Громов И.А., Лукичев Н.А. Функция обвинения досудебной стадии // Следователь. 2002. №5(49). С.24-28.

Чувилев А.А., Кальницкий В.В. Процессуальный контроль начальника следственного отдела // Сов. гос-во и право. 1983. № 4. С.69-71.

Чувилев А.А. Взаимодействие уголовно-процессуального и оперативно- розыскного права // Ученые, научные школы и идеи : Юбилейный сб. научн. тр.- М: МЮИ МВД России, 1995. С.55.

Чувилев АА. Прокурорский надзор за исполнением законов в оперативно- розыскной деятельности // Законность. № 6. 1995. С.22-24.

Шестакова С.Д. Состязательность и равноправие сторон по Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации 2001 г. // Следователь. 2002. № 9. С.28.

Шимановский В.В. К вопросу о процессуальных функциях следователя в уголовном процессе //Правоведение. 1965. № 2. С. 177-178.

Щетинкин В. Качество следствия можно улучшить. // Законность. 1999. №12. С.21.

Эвардс. Персонал управления для 2000 года // Проблемы теории и практики управления. 1999. № 4. С.2-6.

*-\

206 Юрин В. Форм ы взаим одейс твия в рассл едова нии // Закон ность. 2003. №1.С 39.

  1. Мате риал ы следс твенн ой и судеб ной практ ики:

Архив ные матер иалы следс твенн ого отдел а УВД Алтай ского края за

1999- 2002 гг.

Архив ные уголо вные дела УВД Индус триал ьного район а г. Хабар овска.

Архив ные уголо вные дела УВД Желез нодор ожног о район а г.Хаба ровск а.

Архив ные уголо вные дела ОВД Киров ского район а г. Хабар овска.

Архив ные уголо вные дела суда Индус триал ьного район а г.Хаба ровск а за 2001- 2002 гг.

207

Приложение № 1

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

По результатам изучения процесса расследования по уголовным делам

  1. Планирование мероприятий без учета особенностей преступления — 68,6 %

  2. Составление необоснованных планов из-за отсутствия систематизированной информации - 10%

  3. Несвоевременность составления планов - 17 %

  4. Неполнота выдвигаемых версий, вытекающих из обстоятельств совершенного преступления - 46,2 %

  5. Наличие больших перерывов во времени между планированием первичных и последующих мероприятий расследования - 38,2 %

  6. Несоответствие планируемых мероприятий специфики совершаемых преступлений - 5 %
  7. Необоснованная ограниченность планируемых для проверки версий мероприятий - 21,4 %
  8. Отсутствие плана расследования - 17,1 %
  9. Низкое качество планирования - 32 %
  10. Ошибки связанные с оценкой доказательств в момент привлечения лица в качестве обвиняемого:

а) выражающиеся в закреплении признания путем повторения и фиксации в присутствии понятых под видом «проверки показаний на месте» - 27,5 %

б) выражающиеся в закреплении признания путем записывания на магнитофон (под видом повторного допроса) - 11 %

  1. Экспертиза не проводилась, когда это являлось обязательным - 17 %

  2. Место судебной медицинской экспертизы следователь ограничивался актом судебно-медицинского освидетельствования - 18 %

  3. Несвоевременность назначения экспертизы - 25,1 %

208 20,9 % -19% - 62 % - 30 % 14. Н еполн ота матер иалов , предс тавле нных в экспе ртное учре жден ие 15. 16. О бвиня емый не был ознак омле н с закл ючен ием экспе ртиз ы 17. 18. В озвра щено дел на допо лните льное рассл едова ние: 19. а) из- за непол ноты предв арите льног о следс твия

б) из- за непра вильн ой квали фика ции

в) из- за нару шени я следо вател ем прав и закон ных интер есов участ ников предв арите льног о рассл едова ния и друг их нару шени й закон ов - 8 %

V

”)

у)

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2 Результаты опроса следователей органов внутренних дел

№п/п вопросы ответы

1 Стаж работы по специальности - менее трех лет

  • от трех до десяти лет

  • свыше десяти лет

всего

2 Ваше отношение к
планированию расследования по уголовному делу - планирование расследования необходимо по сложным, многоэпизодным
уголовным делам

  • планирование необходимо на начальном этапе расследования

  • планирование является одним из оснований успешного расследования уголовного дела

всего

3 Составляете ли вы план расследования по уголовному делу? - да, составляю письменный план

  • да, составляю устный план

  • нет, не составляю

всего

4 Считаете ли вы одной из
причин приостановление уголовного дела из-за
неустановления лица или его нерозыском отсутствие
плана расследования по
уголовному делу или некачественное планирование? -да

-нет

-иное

  • затрудняюсь с ответом

всего

Продолжение приложения № 2

№п/п вопросы ответы

5 Ваше отношение к
практике «закрепления доказательств» с целью удержания
подозреваемого (обвиняемого) на занятой им позиции? - положительное

  • отрицательное

  • нет однозначного ответа

всего

6 Каким образом
начальник следственного отдела
осуществляет процессуальный
контроль за деятельностью
следователя по расследованию уголовного дела? контроль осуществляется в виде эпизодической проверки уголовных дел

  • заслушивает следователей по результатам расследования по уголовному делу

  • знакомится с делом в полном объеме когда оно представляется ему с обвинительным заключением

всего