lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Артамонов, Алексей Николаевич. - Обжалование действий и решений органов расследования в досудебных стадиях российского уголовного процесса : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Омск, 2003 215 с. РГБ ОД, 61:04-12/42-5

Posted in:

frW-syy^

Министерство внутренних дел Российской Федерации Омская академия

На правах рукописи

Артамонов Алексей Николаевич

Обжалование действий и решений

органов расследования в досудебных стадиях

российского уголовного процесса

Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -Заслуженный юрист Российской Федерации доктор юридических наук, профессор Азаров В.А.

Омск - 2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава I. Понятие и сущность обжалования действий и решений органов

расследования в досудебных стадиях российского уголовного процесса 11

Параграф 1. Понятие и значение обжалования действий и решений органов

расследования 11

Параграф 2. Основные черты обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства 41

Глава II. Предмет и субъекты обжалования процессуальных действий и решений

в досудебных стадиях уголовного процесса 57

Параграф 1. Предмет обжалования в стадиях возбуждения уголовных дел

и предварительного расследования 57

Параграф 2. Субъекты права жалобы на действия и решения органов предварительного расследования, прокурора 90

Глава III. Реализация принципа обжалования процессуальных действий и решений

в досудебных стадиях уголовного судопроизводства 125

Параграф 1. Возможности обжалования действий и решений органов

предварительного расследования, прокурора 125

Параграф 2. Обеспечение права участников судопроизводства на обжалование должностными лицами, осуществляющими производство в досудебных стадиях уголовного процесса 161

Заключение 185

Список использованной литературы

195

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Принятый на рубеже веков новый отече- ственный уголовно-процессуальный закон назначением уголовного судопроизводства провозгласил защиту прав и законных интересов личности (ст. 6 УПК РФ), что отра жает одну из самых значимых тенденций развития российского законодательства со временного периода - усиление гарантий соблюдения прав и интересов как отдель ных граждан, так и их объединений и организаций во взаимоотношениях с органами государственной власти, во многом определенное принятой в 1993 г. Конституцией Российской Федерации. В числе таких гарантий немаловажное место занимает право граждан и организаций на обжалование действий и решений любых государственных • органов, нарушающих их права и законные интересы. Право на обжалование, являясь

неотъемлемой частью комплекса прав и обязанностей, составляющих правовой статус личности, не подлежит ограничению ни в одной из сфер государственной деятельности и должно быть обеспечено любому гражданину, вступающему во взаимоотношения с властными органами государства и их должностными лицами.

Особую значимость право на обжалование приобретает в сфере уголовного судопроизводства, поскольку борьба с преступностью немыслима без применения в процессе расследования уголовных дел достаточно серьезных и острых мер процессуального принуждения, и здесь нередки случаи, когда ограничения прав и свобод участвующих в процессе лиц выходят за рамки необходимости, что может произойти как вследствие принятия органами расследования необоснованных решений, так и при совершении ими противозаконных действий. Не случайно право на обжалование отнесено законодателем к числу принципов уголовного судопроизводства (ст. 19 УПК РФ), а уголовно-процессуальное законодательство специально регулирует порядок принесения и рассмотрения жалоб на процессуальные действия и решения органов и должностных лиц, ответственных за ведение уголовных дел.

Принцип обжалования реализуется во всех стадиях судопроизводства, причем обжалованию в каждой стадии присущи свои характерные особенности, касающиеся предмета жалобы, круга субъектов, уполномоченных на ее принесение и разрешение, порядка обжалования, вопросов обеспечения права участников процесса на жалобу. В связи с этим несомненный научный интерес представляет изучение аспектов реали-

4

зации принципа обжалования в досудебном уголовно-процессуальном производстве, в ходе которого (а в особенности - на стадии предварительного расследования) могут затрагиваться и ограничиваться права и интересы весьма широкого круга лиц.

Обжалование в досудебных стадиях процесса и ранее становилось объектом внимания процессуалистов, в разные годы исследовавших этот институт. Ему, в частности, бьши посвящены диссертационные исследования В.И.Летучих (1972 г.) и В.Л.Будникова (1984 г.). К отдельным сторонам обжалования действий и решений органов, осуществляющих досудебное производство, обращались в своих работах С.Г.Березовская, В.П.Божьев, Э.Ф.Куцова, А.М.Ларин, П.А.Лупинская, Н.П.Митрохин, В.М.Савицкий, Ю.И.Стецовский, М.Е.Токарева, А.А.Чувилев, Н.А.Якубович и др. Существенное влияние на развитие процессуального института обжалования оказало принятие в 1993 г. Конституции Российской Федерации и по- следующая деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по приве- дению уголовно-процессуального законодательства постсоветского периода в соот- ветствие с новой Конституцией. Основным направлением реформирования уголовного судопроизводства стало развитие судебного контроля, которому, преимущественно, и были посвящены труды процессуалистов, в последние годы касавшихся в своих работах обжалования в досудебных стадиях процесса (В.А.Азаров, А.М.Баранов, А.Д.Бойков, В.В.Дорошков, В.М.Жуйков, Н.А.Колоколов, В.М.Лебедев, Л.Н.Масленникова, И.Л.Петрухин, А.Г.Халиулин, О.В.Химичева и др.). В 2000 г. увидело свет исследование Н.В.Григорьевой, комплексно отражающее состояние института обжалования в досудебном уголовно- процессуальном производстве.

Однако труды ученых, затрагивавших в своих исследованиях проблемы обжа- лования действий и решений должностных лиц в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, не исчерпали всех аспектов данного уголовно-процессуального института, что в особенности касается вопросов реализации права жалобы вовлекаемыми в судопроизводство лицами (предмет жалобы, субъекты принесения жалоб, обеспечение права на обжалование и др.). Отсутствие единых подходов в теории уголовного процесса не способствует и единообразному применению норм института обжалования в практической деятельности органов дознания и предварительного следствия. Как показали результаты проведенного нами анкетирования сотрудников органов расследования, имеет место неоднозначное, а порой - и противоречивое понима-

5 ние ими положений уголовно-процессуального закона об обжаловании, что зачастую ведет к необоснованным ограничениям прав лиц, вовлекаемых в судопроизводство. Имеющиеся работы монографического характера вышли в свет до принятия и введе-ния в действие нового УПК РФ, что вызвало настоятельную необходимость комплексного анализа его норм, регламентирующих обжалование процессуальных действий и решений, переосмысления многих теоретических положений с учетом новейшего уголовно-процессуального законодательства, вьфаботки рекомендаций по его практическому применению и поиска направлений дальнейшего совершенствования процессуального закона.

Указанные обстоятельства определили выбор темы диссертационного иссле дования и в полной мере обусловливают его актуальность с научных и практических • позиций.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего диссертационного исследования - на основе комплексного подхода проанализировать сущность и современное состояние института обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в досудебных стадиях российского уголовного судопроизводства; разработать и обосновать рекомендации по повышению его эффективности.

Достижение указанной цели обусловило необходимость постановки и разрешения следующих задач:

  • определить понятие и содержание обжалования действий и решений органов расследования;
  • исследовать состояние нормативно-правовой базы, регулирующей обжалование действий и решений органов расследования;
  • установить силы, средства, способы (механизм) реализации права граждан и организаций на обжалование действий и решений органов расследования;
  • дать научно обоснованные рекомендации по совершенствованию законодательства в части обжалования участниками процесса действий и решений органов расследования;
  • разработать предложения, направленные на улучшение деятельности органов расследования по обеспечению права участников процесса на обжалование в досудебных стадиях судопроизводства.

6

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие в связи с обжалованием действий и решений органов расследования, прокурора. В предмет исследования входят правовые, организационные и теоретические аспекты обжалования действий и решений органов уголовного преследования в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Диссертацион ное исследование базируется на общенаучном диалектическом методе познания объ ективной действительности. Обоснованность выводов и рекомендаций, содержащих ся в диссертации, достигается за счет комплексного применения диалектического и частнонаучных методов: исторического, логико-юридического, сравнительно- правового, формально-логического, а также метода конкретно-социологических ис- ? следований.

Теоретической основой диссертационного исследования послужили разработки представителей наук теории государства и права, конституционного, уголовного и уголовно-процессуального, административного права. Кроме того, в работе анализируется российское и зарубежное уголовно-процессуальное законодательство, решения Конституционного суда РФ, постановления и определения Пленума Верховного суда Российской Федерации, ведомственные нормативные акты.

Эмпирическая база исследования. Сбор эмпирического материала проводился в 1999-2002 гг. по специально разработанной методике, предопределившей достоверность и обоснованность выводов, в подразделениях органов внутренних дел, прокуратуры и судах Омской, Новосибирской, Кемеровской, Тюменской областей. Опрошены 248 практических работников органов предварительного следствия, дознания и прокуратуры, изучены 320 уголовных дел.

При подготовке работы использовались результаты эмпирических исследований, полученных другими авторами по проблемам, имеющим отношение к теме диссертации.

Научная новизна проведенного исследования заключается прежде всего в том, что впервые на монографическом уровне предпринята попытка анализа норм нового уголовно-процессуального законодательства, составляющих в УПК РФ институт обжалования процессуальных действий и решений в досудебных стадиях судопроизводства, а также проблем его применения в современных условиях. Обоснован ряд

7

теоретических положений и выводов, определяющих сущность обжалования в досудебном уголовно-процессуальном производстве, его характерные черты и место в системе других отраслевых законодательных гарантий прав и интересов участвую-щих в деле лиц. Уточнено содержание ряда важных для рассматриваемого правового института категорий, таких как «жалоба», «предмет обжалования», «субъекты обжалования», и других. Разработаны научно обоснованные рекомендации, направленные на совершенствование правового механизма реализации гражданами и организациями права на обжалование действий и решений органов расследования в досудебных стадиях российского уголовного судопроизводства.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Отношения, складывающиеся при принесении и рассмотрении жалоб на ? действия и решения органов, осуществляющих производство в досудебных стадиях

процесса, являются по своей правовой природе уголовно-процессуальными и регулируются нормами внутриотраслевого уголовно-процессуального института обжалования. Юридическим фактом, влекущим возникновение таких отношений выступает исключительно жалоба по поводу процессуальных действий и решений, осуществляемых в досудебном производстве компетентными государственными органами. При этом нормы уголовно-процессуального института обжалования не могут регулировать отношения, возникающие в связи с принесением жалоб в иных сферах деятельности органов государства, в частности, при обжаловании конституционности уголовно-процессуального закона (его норм, частей), примененного или подлежащего применению в конкретном уголовном деле.

  1. Под жалобой в досудебных стадиях уголовного процесса понимается основанное на законе и обращенное к надлежащему прокурору или суду требование лица, участвующего в уголовном судопроизводстве, об устранении действительного либо предполагаемого нарушения его прав и законных интересов, допущенного прокурором, следователем, органом дознания (дознавателем) при проверке заявления и сообщения о преступлении, а также в процессе расследования уголовного дела.
  2. В досудебных стадиях уголовного процесса обжалование служит не только средством, обеспечивающим защиту личных интересов участвующих в судопроизводстве лиц, но и гарантией наиболее эффективного исполнения своих обязанностей

8

теми субъектами, которые вовлекаются в процесс органами расследования для выполнения конкретных процессуальных функций.

  1. Отношения по возмещению ущерба и восстановлению прав, нарушенных действиями и решениями органов расследования, обжалованными заинтересованны ми участниками процесса, в большинстве случаев не регулируются нормами уголов но-процессуального института обжалования, а иногда и в целом - нормами уголовно- процессуального права. При этом институт обжалования обеспечивает прохождение жалобы до адресата и приведение в действие межотраслевого механизма устранения допущенных нарушений, что является первым этапом и необходимым условием на пути к восстановлению нарушенных прав граждан, когда одного только устранения нарушения закона недостаточно. • 5. Предмет жалобы в досудебном уголовно-процессуальном производстве со-

ставляют процессуальные действия и решения, а равно выразившееся в неисполнении предусмотренных законом процессуальных обязанностей бездействие органов расследования и прокурора, которые, по мнению заинтересованных лиц, нарушили или поставили под угрозу их права. Предмет деятельности по проверке жалобы, будучи обусловленным самой жалобой, имеет самостоятельное содержание и составляет законность и обоснованность обжалуемых процессуальных решений и действий, а также правомерность бездействия дознавателя, следователя, прокурора.

  1. Правом на обжалование наделены все лица, в том или ином качестве вовлеченные в уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе предварительной проверки информации о преступлениях и при расследовании уголовных дел, независимо от степени урегулированности их процессуального положения, а также лица, не принимавшие участия в процессуальной деятельности, если их права и интересы были нарушены или поставлены под угрозу процессуальными действиями и решениями органов расследования, прокурора. Это может быть связано, в частности, с производством осмотра в жилище, обыска, выемки; наложением ареста на имущество (включая денежные вклады и ценные бумаги); арестом, осмотром и выемкой почтово-телеграфных отправлений; контролем и записью переговоров.
  2. С учетом действующего законодательного регулирования обжалованию в судебном порядке подлежат не любые действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, а только те, которые в ходе досудебного производства непосредственно

9

затрагивают права и свободы, установленные ст.ст.21-25, ч.2 ст.26, ст.27, чч.1-3 ст.35, ст.ст.37, 45, 46, 48, 49, 51-53 Конституции РФ. В связи с тем, что самостоятельное определение перечня таких действий и решений при практической реализации норм уголовно-процессуального закона может быть существенно затруднено и в значительной степени зависеть в каждом конкретном случае от усмотрения правоприменителей, закон должен прямо оговаривать те действия и решения, которые могут быть обжалованы в суд.

  1. Выявлена острая потребность более детального урегулирования в законе обязанностей должностных лиц, ответственных за ведение уголовных дел, по обес- печению прав участников процесса на обжалование, в частности связанных с прие- мом адресованных прокурору или суду жалоб участников судопроизводства; принесением устных жалоб и составлением соответствующего протокола; своевременным представлением прокурору или в судебное заседание материалов, подтверждающих законность и обоснованность обжалованных решений и действий, в необходимых случаях - со своими объяснениями; приобщением к уголовному делу копий жалоб и вынесенных при их разрешении постановлений.
  2. Совершенствованию правового регулирования обжалования действий и решений следователей и дознавателей в досудебном уголовно-процессуальном производстве будет отвечать также регламентация в законе обязанностей, возникающих у начальника органа расследования при поступлении к нему жалоб процессуального характера, а кроме того - предоставление начальнику следственного отдела (а в пер- спективе - и начальнику органа дознания) права, в пределах своей компетенции, раз- решать поступающие к нему жалобы на действия и решения подчиненных сотрудни- ков.
  3. Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что его результаты расширяют и углубляют научные знания о предмете исследования, а также могут способствовать совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, следственной и судебной практики в части при- менения норм закона об обжаловании действий и решений органов предварительного расследования, прокурора.

Кроме того, изложенные в диссертации предложения, выводы и рекомендации могут найти применение в преподавании курса «Уголовный процесс», спецкурсов,

«

10

посвя щенн ых право приме нител ьной деяте льнос ти право охран итель ных орган ов, в систе ме повы шения квали фикац ии практ ическ их работ ников, подго товке научн ых работ и учебн о- метод ическ их матер иалов по данно й пробл емати ке.

Апро бация резул ьтато в иссле дован ия. Резул ьтаты прове денно го иссле до- вания, сформ улиро ванны е на их основ е вывод ы, предл ожени я и реком ендац ии про- шли обсуж дение на кафед ре уголо вного проце сса Омско й акаде мии МВД Росси и, ис- польз овали сь при подго товке научн ых публи каций.

Теоре тичес кие и прикл адные полож ения диссе ртаци и докла дывал ись диссе р- танто м и обсуж далис ь на научн о- практ ическ их конфе ренци ях, состо явших ся в Ом- ском госуд арстве нном униве рситет е (апре ль 2000 г.) и Омско й акаде мии МВД Росси и (май 2000 г., октяб рь 2001 г., май 2002 г.). Основ ные резул ьтаты иссле дован ия опуб- ликов аны в научн ых статья х и тезиса х общи м объем ом 3,3 п.л.

Метод ическ ие реком ендац ии по обесп ечени ю права участ ников проце сса на обжал овани е внедр ены в практ ическ ую деяте льнос ть и испол ьзуют ся следс твенн ыми подра зделе ниями при УВД Омско й облас ти и г. Красн оярск а. Поло жения диссе рта- ционн ого иссле дован ия, кроме того, испол ьзуют ся в препо даван ии курса уголо вного проце сса в Омско й акаде мии МВД Росси и, Сибир ском юрид ическ ом инсти туте МВД Росси и.

Струк тура и объем работ ы. Диссе ртаци я выпол нена в объем е, преду смот- ренно м ВАК, состо ит из введе ния, трех глав, заклю чения и списк а испол ьзова нной литер атуры.

11

Глава I. Понятие и сущность обжалования действий и решений органов

расследования в досудебных стадиях российского уголовного процесса

Параграф 1. Понятие и значение обжалования действий и решений органов

расследования

Термины «жалоба» и «обжалование» нельзя назвать редко встречающимися в уголовно-процессуальном законодательстве и научной литературе. Новый российский УПК в числе принципов уголовного судопроизводства назвал право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ), для реализации которого законом предусмотрены различные правовые процедуры: рассмотрение жалоб на действия и решения органов расследования прокурором и судом (ст.ст. 124, 125 УПК РФ); апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу (гл.43, 44, 45 УПК РФ); обжалование вступивших в законную силу приговоров, определений, постановлений суда (гл.48 УПК РФ); обжалование дознавателем, следователем указаний начальника органа расследования (ч.4 ст.39, ч.4 ст.41 УПК РФ), а также действий и решений прокурора (ч.4 ст. 125 УПК РФ). При этом значение понятий «жалоба» и «обжалование» в уголовно-процессуальном законе не раскрывается, а правильное определение их содержания является одним из важнейших условий рассмотрения вопросов реализации принципа обжалования процессуальных действий и решений в досудебных стадиях российского уголовного судопроизводства.

Стоит сразу отметить, что, в соответствии с действующим законодательством, принятие отдельных процессуальных решений в ходе досудебного производства возложено на суд (чч.2, 3 ст.29 УПК РФ). Для разрешения жалоб на судебные ре- шения законом установлены самостоятельные правовые процедуры: кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу (гл.43, 45 УПК РФ) и пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу, в порядке надзора (гл.48 УПК РФ). Несмотря на то, что уголовное дело, в ходе производства по которому возник требующий разрешения вопрос, еще находится на стадии предварительного расследования, уже нельзя вести речь о том, что разрешение жалобы осуществляется по правилам, свойственным досудебному производству. Пересмотр су-

12

дебных решений в порядке кассации и надзора - судебные стадии уголовного про- цесса, разрешению жалоб в которых присущи свои особенности, требующие само- стоятельного исследования. Исходя из этого, рассматривая вопросы обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса, мы будем, в первую очередь, вести речь об обжаловании действий и решений тех государственных органов и их должностных лиц, которые непосредственно осуществляют процессуальное производство в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Для определения содержания понятий «жалоба» и «обжалование» в уголовном судопроизводстве значительный интерес представляет обращение к посвященным обжалованию работам ученых - специалистов в области административного права, в котором общие вопросы реализации права граждан на обжалование действий и решений государственных органов и их должностных лиц в достаточной мере разработаны. Примечательно и то, что В.И.Летучих, впервые на монографическом уровне рассматривая вопросы обжалования в досудебном уголовно- процессуальном производстве, в установлении признаков и содержания рассматриваемых понятий исходил из их определений, данных в административном праве .

По мнению В.В.Малькова, жалоба - это устное или письменное обращение гражданина, группы или коллектива граждан в соответствующий государственный или общественный орган в связи с нарушением их субъективных прав, законных интересов, законности2. Определение понятия «обжалование» в своей работе В.В.Мальков не дает, хотя им оперирует. Данное определение жалобы приведено, как одно из наиболее характерных - близкие по смыслу определения были даны и другими авторами, но нам хотелось бы отметить, что в административном праве разграничение понятий жалобы и обжалования, как правило, не проводилось, ука-

1 См.: Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уго ловного процесса. - Омск, 1981. - С.8.

2 См.: Мальков В.В. Советское законодательство о жалобах и заявлениях. - М., 1967. - С. 16- 17.

3 См., напр.: Ремнев В.И. Право жалобы в СССР. - М., 1964. - С.29; Лунев А.Е. Обеспечение закон ности в советском государственном управлении. - М, 1963; Бочкова Т.А. Основные формы участия граждан в обеспечении их прав и законных интересов в государственном управлении // Вопросы государства и права. - Свердловск, 1964. - С.35; Шишкин В.И. Конституционное право советских граждан на обжалование действий должностных лиц, государственных и общественных органов. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Киев, 1986. - С.8.

13

занные понятия рассматривались однозначно, соответственно, не получало само- стоятельного определения и обжалование. На это, в частности, указывает М.В.Карасева в своей монографии «Конституционное право граждан СССР на обжалование», вышедшей в свет в 1989 г. Она вместе с тем отмечает, что вопрос: «что же такое обжалование?» стал правомерен в связи с тем, что в Конституции СССР 1977 г. законодатель использовал смысловой оборот не «право на жалобу», а «право на обжалование». Поэтому рассматриваемые понятия должны были быть уточнены. На взгляд М.В.Карасевой под жалобой следует понимать изложенное в письменной или устной форме компетентным органам требование гражданина или коллектива граждан о защите (восстановлении) нарушенных прав и законных интересов. Обжалование же есть обращение (в смысле активного действия) гражданина или коллектива граждан к компетентным органам в целях защиты (восстановления) лично его (их) нарушенных прав и законных интересов1.

Подход к пониманию жалобы и обжалования, как действия, направленного на защиту нарушенного личного права или законного интереса не изменился и в дальнейшем. Н.Ю.Хаманева под жалобой понимает «обращение гражданина по поводу нарушенного действиями (бездействием), решениями юридических или физических лиц (должностными лицами, государственными и муниципальными служащими) права или законного интереса» .

Анализ приведенных нами определений жалобы позволяет выделить харак- теризующие ее признаки. Во-первых, жалоба носит официальный характер, она является одним из видов обращения граждан к государственным органам и их должностным лицам. Во-вторых, и это важнейший признак жалобы, точно охарактеризованный А.Е.Луневым: «с точки зрения юридической, жалоба подается в связи с нарушениями прав граждан или неудовлетворением их законных интересов»3. Т.е. без допущенного органами государства или их должностными лицами нарушения или ограничения прав и интересов граждан нет и жалобы, а обращение гражданина к органам государственной власти по другим поводам будет иметь иную природу. На-

1 См.: Карасева М.В. Конституционное право граждан СССР на обжалование. - Воронеж, 1989. - С.20.

2 Хаманева Н.Ю. Защита прав граждан в сфере исполнительной власти. - М., 1997. -СП.

3 Лунев А.Е. Указ. соч. -С.153.

пример, заявление - это вид обращения, направленного на реализацию предостав ленных законом субъективных прав и интересов граждан1. Как отмечает В.В.Мальков, заявления граждан не связаны с имевшими место нарушениями кон- кретных, субъективных прав и интересов. Отказ же в удовлетворении прав и интере сов порождает жалобу на действия тех органов и должностных лиц, которые обяза ны были, но не приняли мер к разрешению заявления по существу, т.е. обжалуются уже те действия, которые связаны с подачей заявления, а не с его содержанием2. В-третьих, этот признак вытекает из второго, цель подачи жалобы для гражданина - не только и не столько обратить внимание соответствующих органов государства на допущенные нарушения прав лица, а защитить и восстановить эти права. Поэтому жалоба, в отличие от иных видов обращений, содержит требование гражданина о « восстановлении нарушенного права. Также необходимо отметить, что обжалованы

могут быть и соответствующие закону действия, а также решения, имеющие под собой достаточные основания, ведь, как правило, вывод о их незаконности или необоснованности можно сделать лишь после надлежащей проверки. Важно, чтобы гражданин считал, что данными действиями или решениями нарушены его права и свободы, либо они являются неправомерными.

Выделенные нами признаки, как уже отмечалось, позволяют отграничить жалобу от иных обращений граждан в органы государственной власти. Такому разграничению в юридической литературе, в том числе и посвященной вопросам обжалования, уделяется немало внимания , что не случайно, поскольку это имеет не только теоретическое, но и непосредственное практическое значение. От того, как будет расценено обращение лица, зависит правовой режим реагирования на него, а также юридические последствия рассмотрения этого обращения. Тем более, что от гражданина, отстаивающего свои права и интересы, вряд ли целесообразно требо- вать, чтобы он правильно озаглавил свое обращение, особенно если он не имеет

1 См.: Бутъиин В.Н. Рассмотрение жалоб граждан на действия работников органов внутренних дел, ущемляющих права и законные интересы граждан. - М., 1992. - С.4.

2 См.: Мальков В.В. Указ. соч. - С. 12.

3 См., напр.: Мальков В.В. Указ. соч. - С. 12; Летучих В.И. Виды обращения граждан в досудебных стадиях уголовного процесса // Проблемы борьбы с преступностью. - Омск-Иркутск, 1975. - С.74- 83; Бутылин В.Н. Указ. соч. - С.3-6; Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. - Волгоград, 1990. - С.6-7; Хаманева НЮ. Указ. соч. - С.10-11.

15 юридической подготовки. Гражданин может озаглавить свою жалобу, как «заявление», от этого ничего не изменится, поскольку важна суть, юридическая природа его обращения. Это особенно актуально для уголовного судопроизводства, поскольку уголовно-процессуальное законодательство предусматривает специальный порядок рассмотрения жалоб на действия и решения органов расследования, прокурора. В такой ситуации должностному лицу, органу, уполномоченному на рассмотрение жалоб, мало установить, что имеет место именно жалоба, важно и правильно определить порядок её разрешения: специальный, урегулированный уголовно-процессуальным законом, или другой, регламентированный иными нормативными актами . Указанное обстоятельство, например, специально оговаривается в п.2.3 инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации2. Поэтому определение жалобы, разрабатываемое в науке уголовного процесса, должно содержать ряд до- полнительных признаков, которые и позволят отличить жалобу, влекущую уголов- но-процессуальный порядок ее разрешения, от жалоб, такого порядка не влекущих.

Для выделения соответствующих признаков рассмотрим определения жалобы, выработанные в науке уголовного процесса.

В.И.Летучих, впервые специально исследовавший данный вопрос, так определяет понятие «жалоба»: это основанное на законе обращение граждан, участвующих в уголовном процессе, к органу государственной власти, уполномоченному на ее прием и разрешение, по поводу предполагаемого или действительного нарушения личных прав или законных интересов, допущенного должностным лицом при воз- буждении или расследовании уголовного дела с требованием о его устранении . В.Л.Будников понимает жалобу как «облеченное в письменную форму или выра- женное устно обращение участника процесса к надлежащему прокурору, в котором указывается на действительное или предполагаемое нарушение следователем его субъективных прав и законных интересов, а также содержится просьба или требова-

1 См.: Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права.-М., 1987.-С.66.

2 Приказ Генпрокуратуры РФ от 15 января 2003 г. JV» 3.

3 См.: Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в совет ском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - С. 5-6.

16 ние об устранении отмеченного нарушения»1. Н.В.Григорьева приходит к выводу, что сущность жалобы составляет обращение, основанное на законе, облеченное в письменную или устную форму, по поводу конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном уголовном деле, принятия решения, осуществления действия (или бездействия), затрагивающих субъективные права и законные интересы участников уголовного судопроизводства при возбуждении уголовного дела и предварительном расследовании преступления, направленное надлежащему органу государственной власти (его должностному лицу), уполномоченному на его рассмотрение, с требованием об устранении действительного или предпо- лагаемого нарушения2.

Выбор для подробного анализа именно приведенных определений обусловлен тем, что они разработаны в рамках исследований, специально посвященных во- просам обжалования в досудебном производстве, и с этой точки зрения представляются наиболее взвешенными, хотя в процессуальной литературе можно встретить и иные определения жалобы .

Проанализируем вытекающие из приведенных определений признаки, до- полнительно характеризующие жалобу в уголовном процессе:

Право на жалобу установлено законом.

Думается, что признак нормативного закрепления права жалобы важен не только в науке уголовного процесса, хотя иные определения жалобы его не содержат. В самом деле, трудно рассчитывать на действенность какого либо способа защиты прав, если законом не определены конкретные правоотношения, возникающие с момента обращения гражданина в государственные органы.

Особенность права на жалобу вообще проявляется в том, что оно является неотъемлемой частью комплекса прав и обязанностей, составляющих правовой статус личности в государстве и играет важную роль во взаимоотношениях гражданина

1 Будников В.Л. Указ. соч. - С.7.

2 См: Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участ ников уголовного процесса в досудебном производстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2000.-С.12.

3 См., напр.: Ларин AM., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки. - М., 1997. - С. 183; Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов / Сост. А.М.Баранов, П.Г.Марфицин. - Омск, 1997. - С.21.

17 и государственных органов. «Право гражданина обжаловать акты субъектов власти - атрибут демократического государственного строя. Оно вытекает из особенностей административно-правовых и иных, построенных на началах неравенства, отноше- ний. Поэтому в интересах дела право одной стороны решать, надо ли использовать власть, должно быть уравновешено правом другой стороны обжаловать акт, требо вать его пересмотра» . Совершенно справедливо, на наш взгляд, подчеркивает М.В.Карасева, что право на обжалование является по форме не узкоюридическим, а в самом широком смысле социальным правом субъекта и его реализация распро страняется на все сферы жизнедеятельности2. Исходными положениями, наделяю щими гражданина рассматриваемым нами правом, можно считать: ст. 2 Междуна родного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., предусматривающую, « что каждое, участвующее в настоящем Пакте государство обязуется обеспечить лю-

бому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение бьшо совершено лицами, действующими в официальном качестве3; ст.45 Конституции РФ, гарантирующую государственную защиту прав и свобод человека и гражданина; ст.46 Конституции РФ, закрепляющую, что действия и решения органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Как отмечает И.Ф.Демидов, экстраполяция положений Конституции РФ, общепризнанных норм и принципов международного права на уголовный процесс означает, что основные права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими в уголовном процессе, определяют его систему, в том числе процессуальные права личности4. Однако конституционная регламентация является первичной, начальной формой правовой регламентации, её уровень нередко еще недостаточен для реализации многочисленных прав и свобод, так как эта регламентация носит общий характер и не затрагивает существенных деталей5. Конституционные, носящие общий характер правоотношения, выступают в качестве юридической базы для возникновения в последующем конкретных отраслевых правовых отношений. Исходя из этого уголов-

1 БахрахД.Н. Административное право. Учебник. Часть общая. - М, 1993. - С.44. t 2 См.: Карасева М.В. Указ. соч. - С. 10.

3 Ведомости Верховного Совета СССР. - 1976. -№17.

4 См.: Законность в Российской Федерации. - М, 1998. - С.141.

5 См.: Имре Сабо. Основы теории права. - М., 1974 - С. 118.

18

но-процессуальное законодательство специально предусматривает право на обжалование в числе прав участников процесса, возводя это право в статус принципа судопроизводства, и регламентирует порядок приема и разрешения жалоб граждан на действия и решения, нарушающие их права и интересы, развивая и детализируя тем самым положения Конституции. Иное, то есть отсутствие таковой регламентации в отраслевом законодательстве, существенно бы затрудняло реализацию одного из основных социальных прав личности, поскольку общему праву гражданина на обращение за защитой нарушенных прав в государственные органы не корреспондировали бы обязанности конкретных органов на прием и разрешение жалобы гражданина в определенном порядке. Как показывает практика, правовая норма, закрепляющая какое-либо право субъекта, «не срабатывает» именно в тех случаях, когда это право не подкреплено четко сформулированными гарантиями его реализации1. В таком случае основанный на положениях Конституции принцип обжалования процессуальных действий и решений оставался бы декларативным, и при отказе в реализации права на обжалование трудно было бы определить даже сам факт его нарушения. Поэтому правильно отмечено, что полнота реализации права гражданина на обжало-вание в значительной мере зависит от степени урегулированности в законе деятельности должностных лиц, рассматривающих жалобьг.

Жалоба появляется в сфере процессуальных правоотношений, возникших при возбуждении или расследовании уголовного дела.

Комментируя данный признак, В.И.Летучих, в частности, указывает, что действия должностного лица, затрагивающие права и интересы личности, но допущенные им вне связи со служебными обязанностями, не создают права жалобы, и далее отмечает, что, хотя в досудебных стадиях процесса жалоба может быть подана при нарушении прокурором, следователем, органом дознания прав и законных интересов гражданина, «не каждое нарушение со стороны указанных лиц дает право на жалобу, а только то, которое допущено при возбуждении и расследовании уголовно-

1 См.: Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. - Тюмень, 1999. - С.119

2 См.: Мизулина Е.Б. Правовая регламентация рассмотрения жалоб в порядке надзора - важная га рантия прав личности в уголовном процессе // Гарантии прав личности в социалистическом уголов ном праве и процессе. - Ярославль, 1981. - С.82.

19

го дела»1. Нам бы хотелось здесь уточнить, что, с одной стороны, право на обраще- ние с жалобой возникнет при любом нарушении прав гражданина со стороны органа расследования, прокурора, как-либо связанном с производством по уголовному делу, но, с другой стороны, не все жалобы граждан на нарушения их прав, допущенные при расследовании преступлений, могут быть рассмотрены в порядке, предусмотренном УПК РФ. В таком порядке могут быть рассмотрены лишь жалобы на нарушения, возникшие именно в сфере уголовно-процессуальных правоотношений. Указанное обстоятельство прямо вытекает и из положений закона. Так, установленный ст. 19 УПК РФ принцип именуется, как: «Право на обжалование процессуальных (выделено нами - А.А.) действий и решений». Содержит указание именно на процессуальные действия и процессуальные решения, как предмет подаваемых жалоб, и ст. 123 УПК РФ.

Вместе с тем, необходимо отметить, что не все действия следователя и органа дознания, совершаемые при раскрытии и расследовании преступлений носят про- цессуальный характер. Например, п.2 ч.2 ст.209 УПК РФ обязывает следователя принимать меры к розыску скрывшегося обвиняемого и подозреваемого, а п.1 ч.2 той же статьи предписывает следователю после приостановления предварительного следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, принимать меры к его установлению. Какого либо перечня и регламентации этих мер, не считая следственных действий, УПК не содержит, а выполнение следственных действия в период приостановления предварительного следствия, в соответствии с ч.З ст.209 УПК РФ, не допускается. Такие меры, как правило именуемые «розыскными действиями», выработаны практикой и наукой и отграничиваются от следственных и оперативно-розыскных2. И хотя применение термина «непроцессуальные действия» критикуется в научной литературе3, не вторгаясь в дис-

1 Летучих В. И. Понятие обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса // Сибирские юри дические записки. Вып.4. - Иркутск, Омск, 1974. - С. 177.

2 См., напр.: Репкин Л.М. Приостановление предварительного следствия. - Волгоград, 1971.; Бы ков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М., 1978.; Кры лов И.Ф. Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. - Л.,1984.; Закатов А.А. О законодательной регламентации видов розыскной деятельности // Уголовно-процессуальные проблемы предвари тельного следствия и пути его совершенствования. - Волгоград, 1985. - С.56.

3 См., напр.: Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. - Волгоград, 1976. - С. 76.

20

куссию по данному вопросу, отметим, что отсутствие в законе какой бы то ни было регламентации такой деятельности, а соответственно и раскрывающихся в ней взаимосвязанных прав и обязанностей органов расследования и граждан приводит к тому, что допущенные при этом нарушения прав и интересов личности не будут носить характер процессуальных нарушений и иметь процессуально значимые последствия.

Еще более характерным примером в этом отношении является деятельность некоторых органов дознания по уголовным делам. Пункт 1 ч. 1 ст.40 УПК РФ возлагает производство дознания на государственные органы, наделенные полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. В соответствии с ч.4 ст. 157 УПК РФ, такой орган, возбудив уголовное дело, по которому предварительное следствие обязательно, произведя по нему неотложные следственные действия и не обнаружив лицо, совершившее преступление, обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления преступника. При этом следователь, согласно п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, вправе поручить данному органу как проведение оперативно-розыскных мероприятий по делу, так и производство по нему отдельных следственных действий.

Установленный ч.2 ст.41 УПК РФ запрет возложения полномочий по проведению дознания на лицо, осуществляющее по данному уголовному делу оперативно- розыскные мероприятия, не распространяется на процессуальные полномочия органов дознания по выполнению неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, а равно и на производство проверки по заявлениям и сообщениям о преступлениях. Вследствие чего, как в целом орган, наделенный полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, так и отдельные его сотрудники, при выполнении функций органа дознания и осуществлении процессуальной деятельности по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно, будут сочетать такую деятельность с оперативно- розыскной. И если права гражданина нарушаются

В.А.Дубривный, не соглашаясь с Л.М.Репкиным и И.М.Гуткиным, отмечает, что имеет место упрощенное понимание терминов «следственный» и «процессуальный», их ошибочное толкование, неизбежно напрашивается вывод, что «неследственные» действия являются незаконными, в то время, как они совершены в соответствии с законом. См.: Дубривный В.А. Деятельность следователя по расследованию преступлений. - Саратов, 1987. - С.78.

21 при проведении оперативно-розыскных мероприятий, выполняемых для обеспечения расследования конкретного уголовного дела, хотя бы и по поручению следователя, то основанием для обращения гражданина с жалобой будут не нормы УПК, касающиеся обжалования действий и решений органа дознания, а ч.З ст.5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., которая предусматривает, что лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд. В этой же статье содержатся и некоторые элементы порядка рассмотрения таких жалоб1.

М.С.Строгович отмечал, что, как и все право в целом и любая его отрасль в отдельности, уголовно-процессуальное право есть регулятор общественных отношений в определенной их области, именно тех отношений, которые возникают, складываются и развиваются в сфере производства по уголовным делам2. Думается именно в этом состоит критерий разграничения жалоб относительно порядка их разрешения - нарушения уголовно-процессуального законодательства должны устраняться в порядке, установленным этим же законодательством. Рассмотрение же жалоб на нарушения прав и свобод граждан, допущенных, хотя и в какой-либо связи с расследованием по уголовному делу или рассмотрением заявления и сообщения о преступлении, но в сфере отношений, регулируемых иными отраслями права, должно производиться в порядке, соответствующем характеру этих отношений.

Могут возникнуть и ситуации, когда неправомерные действия лица, произ- водящего расследование, обжалуемые гражданином, чьи права были нарушены, влекут последствия, выходящие за рамки регулирования какой-либо одной отраслью права. Например, действия следователя, приведшие к заведомо незаконному задержанию или заключению лица под стражу, имеют последствия не только уголовно-процессуального, но и уголовно-правового характера, поскольку образуют состав преступления, предусмотренного ст.301 УК РФ. Порядок разрешения жалобы на та-

1 Подробнее см.: Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в оперативно - розы скной деятельности ОВД // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел.-М, 1999.-С. 44-51.

2 См.: Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М, 1979. - С.72.

22

кие действия органа расследования в любом случае будет уголовно- процессуальным, поскольку рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении, как и рассмотрение жалоб на действия и решения органов расследования регламентированы УПК, однако решения, которые можно принять по итогам рассмотрения жалобы в том или ином порядке, различны, как различны и цели, стоящие перед проверкой (несмотря на их схожесть и зависимость друг от друга в приведенном примере): в первом случае это установление признаков преступления; во втором - установление наличия нарушений процессуального законодательства в действиях органа расследования. Получается, что итог рассмотрения жалобы гражданина на незаконность его задержания, в случае подтверждения этой незаконности прокурорской проверкой, будет носить двойственный характер: наряду с отменой обжалуемого решения и освобож- дением лица, должно быть принято и решение вопроса о необходимости возбуждения уголовного дела по ст.301 УК РФ. Невзирая на то, что рассмотрение и разрешение такой жалобы прокурором, в некоторых случаях, будет носить характер своеобразного симбиоза порядка, предусмотренного ст. 124 УПК РФ и порядка проверки заявления и сообщения о преступлении, закрепленного ст. 144 УПК РФ, смешение различных по своему характеру и направленности правовых процедур было бы неверным.

Учитывая цель подачи жалобы - отмену неправомерного решения и восста- новление нарушенных прав (такая цель, как наказание следователя, для заявителя, наверное, не будет являться первостепенной), ее рассмотрение и разрешение, на наш взгляд, должно производиться, в первую очередь, по правилам, предусмотренным ст. 124 УПК РФ. И только разрешив вопрос о законности или незаконности обжалуемого действия и вынеся соответствующее решение, прокурор может приступить к оценке действий следователя с позиций наличия в них признаков преступления или иного правонарушения. Попытка разрешить все указанные вопросы одновременно приведет к затягиванию в решении основного вопроса, по поводу которого подана жалоба, и несвоевременной отмене незаконного решения. Тем более, что окончательный ответ на вопрос о степени вины и необходимости наказания следователя может быть получен лишь после расследования и рассмотрения судом соответствующего уголовного дела, в то время, как вред, причиненный гражданину подобными незаконными действиями и решениями подлежит возмещению независимо от

23

степени вины органа расследования (ч.1 ст. 133 УПК РФ). Приведенный пример лишний раз показывает важность правильного определения правового режима рас- смотрения и разрешения жалобы гражданина для обеспечения скорейшего восста- новления его прав, если они были нарушены. Еще раз подчеркнем один из важней- ших признаков жалобы, подлежащей рассмотрению в порядке, предусмотренном УПК РФ: нарушения, по поводу которых подана жалоба, допущены в сфере уголовно-процессуальных правоотношений. Вместе с тем по рассмотренному нами признаку определяется не только правовой режим реагирования на жалобу, но и круг субъектов, наделенных правом подачи жалобы на действия и решения органов предварительного расследования, прокурора. По нашему мнению, такими субъектами выступают все участники правоотношений, возникающих при возбуждении и расследовании уголовных дел. Данный круг субъектов, в свою очередь, также является дополнительным признаком, характеризующим жалобу в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Таким образом, анализ приведенных нами определений жалобы позволяет сделать вывод, что жалобы в уголовном процессе отличаются от иных видов жалоб граждан подробной законодательной регламентацией; своеобразным кругом субъектов, наделенных правом на их принесение; а также тем, что они могут быть принесены только по поводу нарушений, допущенных в сфере уголовно- процессуальных правоотношений.

Необходимо заметить, что авторы приведенных нами определений используют термин «обращение» в различных его смысловых значениях. Так, В.И.Летучих отмечает, что «жалоба - это действия лица в защиту личных прав и интересов»1. В.Л.Будников, раскрывая этимологическое содержание термина «обращение», ука- зывает, что в русском языке он толкуется двояко: 1) как поступки, действия по об- ращению к кому-либо; 2) как призыв, речь, обращенные к кому-либо; и специально оговаривает, что указанный термин в данном им определении жалобы используется в его втором значении, т.е. как призыв гражданина к соответствующему государст- венному органу рассмотреть его просьбу (требование) и принять в связи с этим объективное решение. По мнению В.Л.Будникова, использование термина «обращение»,

1 Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - С.6.

24 в смысле действия, как это делает В.И.Летучих, не позволит провести четкую границу между жалобой и обжалованием . Аналогичную позицию
занимает и Н.В.Григорьева2.

Разграничение понятий «жалоба» и «обжалование» мы попытаемся провести ниже, сейчас же отметим, что приведенные нами определения жалобы, выраженной через термин «обращение», на наш взгляд, очень близки, и, без учета использования различных смысловых значений термина «обращение», отличаются, в основном, составом присущих жалобе признаков. При этом в определении В.Л.Будникова отсутствует указание на нормативный характер жалобы и не отмечено, что она возникает при производстве в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, иными словами - в сфере уголовно-процессуальных правоотношений, хотя в своей, посвященной обжалованию, работе он отдельно рассматривает определение порядка разрешения жалобы гражданина по указанному признаку3. Как уже было отмечено выше, мы считаем последний признак важнейшим из позволяющих отграничить жалобу в уголовном судопроизводстве от иных жалоб, а поскольку понятие жалобы является ключевым в определении содержания категории «обжалование», то, на наш взгляд, определение жалобы должно содержать все наиболее важные, характеризующие жалобу признаки.

С другой стороны, определение не должно содержать черты, которые хотя и присущи рассматриваемому явлению, но, в то же время, не являются для него определяющими. Так, в разработанном Н.В.Григорьевой определении нашел свое отражение предмет жалобы в досудебном производстве. Полагаем, что в определении жалобы вряд ли целесообразно подробно раскрывать ее предмет, поскольку перечень того, что может привести к нарушению прав и интересов лица в досудебном производстве и вследствие этого быть обжаловано, лишь перегружает определение, ничего более к сущности жалобы, как обращения в защиту нарушенных прав и интересов не добавляя. Предмет жалобы при этом является категорией, требующей самостоятельного определения4. В связи с этим нам представляется, что определение жа-

1 Будииков В.Л. Указ. соч. - С.7.

2 Григорьева Н.В. Указ. соч. - С. 10-11.

3 Будииков В.Л. Указ. соч. - С. 14-17.

4 Более подробно предмет жалобы будет рассмотрен нами в параграфе 1 главы 2 настоящего иссле дования.

25

лобы, разработанное В.И.Летучих, на настоящий момент наиболее точно отражает содержание данного понятия, хотя и оно небезупречно.

На наш взгляд, более приемлемым является определение жалобы не через термин «обращение», а через термин «требование». Именно как «требование», например, рассматривается жалоба в приведенном нами выше определении М.В.Карасевой. На то, что жалоба содержит требование об устранении нарушений указано и в приведенных нами определениях жалобы в уголовном процессе. При этом отмечается, что наличие требования заинтересованного лица об устранении на- рушения его личных прав и законных интересов является основным критерием от- граничения жалобы от других видов обращений граждан1. Обращаясь с жалобой в надлежащий государственный орган, гражданин не просто хочет указать на имею- щее место нарушение его прав и интересов со стороны какого-либо должностного лица или органа - он требует устранения данного нарушения и восстановления на- рушенных прав, и это требование составляет существо жалобы. То, что жалоба будет выражена через «требование» отнюдь не означает, что в определении не найдет отражение её значение, как одного из видов обращений граждан. Ведь «требование» уже предполагает свою направленность к кому либо, оно включает в себя обращение. Это видно хотя бы из того, что одно из значений слова «требование» в русском языке - это выраженная в решительной, категорической форме просьба , под «просьбой» же в свою очередь понимается обращение к кому- нибудь, призывающее удовлетворить какие-нибудь нужды, желания . В такой интерпретации выражение «обращение с требованием», используемое для определения жалобы В.И.Летучих, В.Л.Будниковым и Н.В.Григорьевой равнозначно «требованию», также, как однозначны понятия «обратиться с требованием» и «потребовать».

Определение жалобы через «требование» нам представляется более приемлемым еще и потому, что в другом своем смысловом значении «требование» означает содержащий просьбу официальный документ4. А термином «жалоба» в уголовном процессе также обозначается документ, в котором фиксируется факт обращения

1 См.: Будников В.Л. Указ. соч. - С.7; Григорьева Н.В. Указ. соч. - С. 10-11.

2 См.: Ожегов СИ, Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М., 1997. - С.809.

3 См.: Ожегов СИ, Шведова НЮ. Указ. соч. - С.623. * Там же. -С.809.

26 гражданина к прокурору, суду в связи с нарушением его прав и интересов. В этом смысле жалобу, понимаемую как вид обращения гражданина к органам власти, невозможно отделить от жалобы, понимаемой в качестве документа, поскольку она является материальным выражением требования гражданина об устранении допущенных нарушений, тем более, что в уголовном судопроизводстве жалоба всегда закрепляется документально. Действующий процессуальный закон не содержит нормы, в соответствии с которой устная жалоба участника процесса должна быть занесена должностным лицом, ее принявшим, в протокол, что, на наш взгляд, является определенным недостатком законодательного регулирования. Отсутствие в законе такого требования, ранее содержавшегося в ч. 1 ст. 218 УПК РСФСР, ничем не оправдано и отнюдь не означает, что заинтересованное лицо не вправе заявить свою жалобу устно. Устная жалоба в обязательном порядке подлежит фиксации в материалах дела в виде самостоятельного протокола, либо заносится в протокол того действия, при котором она принесена, на что совершенно обоснованно указывают авторы комментариев к УПК РФ1.

Именно в этом понимании - как зафиксированное в документе требование гражданина, например, используется рассматриваемый термин «жалоба» в ст. 126 УПК РФ: «Администрация места содержания под стражей немедленно направляет прокурору или в суд адресованные им жалобы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей». Обязательная письменная фиксация существа жалобы обеспечивает надлежащую проверку сообщенных заявителем сведений и всех его доводов в случаях, когда жалоба подается органу, уполномоченному на ее разрешение, опосредовано, через иных должностных лиц (следователя, начальника следственного отдела, администрацию места содержания под стражей и т.п.). Если же в определении жалобу выражать через термин «обращение», а не «требование», то рассмотренное нами ее значение в качестве документа таким определением практически не будет охвачено, даже при указании в определении, что обращение может быть письменным. Устность или письменность обращения характеризуют лишь начальный

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. /Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002. - С.275; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М, 2002. - С.262.

27

этап в действиях субъекта судопроизводства по подаче им жалобы, т.е. передал он прокурору или суду свои требования в письменно оформленном виде, либо выразил их устно. Все же последующие действия уполномоченных лиц с жалобой, как было отмечено выше, всегда производятся с жалобой, как с документом.

Определение жалобы в досудебных стадиях уголовного судопроизводства должно, на наш взгляд, содержать и точное указание на адресат жалобы, т.е. на ор- ган (должностное лицо), уполномоченный на их разрешение. Обращаясь к уже приведенным нами определениям жалобы на действия и решения органов предварительного расследования, необходимо отметить, что подходы к этому вопросу ученых, разработавших данные определения, несколько отличаются. Так в определении В.И.Летучих и Н.В.Григорьевой в качестве адресата жалобы назван «орган государственный власти, уполномоченный на ее разрешение», в определении В.Л.Будникова - «надлежащий прокурор». И то и другое нам представляется несколько неточным, поскольку в первом случае круг адресатов жалобы четко не обозначен, а во втором -он безосновательно сужен. У нас, конечно же, нет сомнений в том, что адресатом жалобы является орган государственной власти, уполномоченный на ее разрешение. Однако такая, выраженная в наиболее общем виде, формулировка не исключает излишне широкого понимания перечня данных органов, а вслед за этим ошибочного отнесения к ним тех, которым такие полномочия законом не предоставлены, в то время, как уголовно-процессуальное законодательство содержит в этой связи до- вольно четкие указания. Действующий уголовно-процессуальный закон в качестве субъектов, уполномоченных на прием и разрешение жалоб на действия органов предварительного расследования, называет прокурора (ст. 124 УПК РФ) и суд (ст. 125 УПК РФ). Как можно увидеть, регламентированный законом круг адресатов жалобы невелик, и они могут быть перечислены в определении, не перегружая его. Таким образом указание в определении В.Л.Будникова на то, что адресатом жалобы является только прокурор, сужает круг компетентных органов, однако назвать это ошибкой автора определения было бы неверным, поскольку судебный контроль на предварительном следствии, а вместе с ним и суд, как субъект, уполномоченный разрешать жалобы на действия и решения органов расследования, возник в современном российском уголовном процессе с введением в УПК РСФСР в 1992 г. статей 2201 и 2202, т.е. после появления рассматриваемого нами определения. В настоящее время пере-

28 чень адресатов жалобы на действия и решения органов предварительного расследования в определении должен быть уточнен: это надлежащий прокурор и суд. В данный перечень не попадает начальник следственного отдела или органа дознания. Несмотря на то, что во многих случаях жалобы участников процесса на действия и решения лиц, производящих расследование уголовного дела, будут адресованы или направлены начальникам соответствующих подразделений (что как раз является следствием широкого понимания перечня уполномоченных на разрешение жалоб органов), последние, в соответствии с законом, не вправе принять по жалобе итоговое решение - они обязаны передать ее надлежащему прокурору или в суд, даже если ими будут приняты меры, направленные на удовлетворение жалобы1.

Подводя итог вышесказанному можно перечислить следующие признаки жалобы в досудебных стадиях уголовного судопроизводства:

  1. Жалоба регламентирована законом и носит официальный характер, являясь одним из видов обращения граждан к государственным органам и их должностным лицам.
  2. Жалоба подается с целью устранения предполагаемого или действительного нарушения прав и законных интересов участников процесса со стороны органов предварительного расследования, прокурора.
  3. Нарушения, по поводу которых подается жалоба, допущены в сфере уголовно- процессуальных отношений, возникающих в процессе возбуждения и рассле- дования уголовных дел.
  4. Адресатом жалобы, уполномоченным на ее разрешение, выступает надлежащий прокурор или суд.
  5. Таким образом, жалоба в досудебных стадиях уголовного процесса - основанное на законе и обращенное к надлежащему прокурору или суду требование лица, участвующего в уголовном судопроизводстве, об устранении действительного либо предполагаемого нарушения его прав и законных интересов, допущенного прокурором, следователем, либо органом дознания (дознавателем) при проверке заявления и сообщения о преступлении, а также в процессе расследования уголовного дела.

1 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.263.

29

Изучение юридической литературы приводит к выводу, что понятию «об- жалование» порой придается различное значение: с одной стороны это понятие рассматривается однозначно с понятием «жалоба», с другой - указанные понятия разграничиваются, как имеющие различное содержание. Как равнозначное с понятием «жалоба», понятие «обжалование» часто используется, когда им обозначается деятельность лица по реализации права жалобы. Подобное использование данного термина соответствует тому смыслу, который вкладывается в слово «обжалование» в русском языке: обжаловать - значит подать жалобу1. При этом разграничения между рассматриваемыми понятиями не проводится, они употребляются в равной мере2.

При понимании обжалования, как деятельности, ему нередко придается и не- сколько более широкое значение: помимо действий лиц, направленных на формулирование и подачу жалобы, в обжалование включается и деятельность должностных лиц соответствующих государственных органов по приему и разрешению жалоб3. В этом значении, по нашему мнению, использован рассматриваемый термин и в УПК РФ, где глава 16, содержащая нормы, регламентирующие деятельность субъектов процесса по подаче, приему и разрешению жалоб, названа: «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство». Такое понимание обжалования уже не позволяет поставить знак равенства между жалобой и обжалованием, данные понятия имеют различное содержание и должны быть четко разграничены. В частности, именно на это указывает В.Л.Будников, разграничивая смысловые понятия слова «обращение» и определяя жалобу как призыв гражданина к соответствующему государственному органу, а не как определенную деятельность, поскольку деятельность составляет содержание об-

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Указ. соч. - С.427.

2 См., напр.: Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М., 1968; Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. - Минск, 1979. - С. 143-150; Маляров М.П. Обжалование действий следователя //Проблемы предварительного следствия в уго ловном судопроизводстве. - М, 1980. - 96-101; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М, 1986. - С.94-96 и др.

3 См., напр.: Путинская П. А. Право жалобы в утоловном судопроизводстве в свете Конституции СССР //Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М, 1979 - С. 15 0-156; Володина Л. М. Указ. соч. -С. 119-121.

30 жалования1. Н.В.Григорьева также отмечает, что «определение обжалования как дея- тельности по поводу отношений, возникающих в сфере уголовного судопроизводства, связанной с принесением (подачей), приемом, регистрацией и разрешением жа-лобы, позволяет отразить не только специфику данного вида деятельности, но и отграничить понятие «обжалование» от смежного понятия «жалоба»»2.

На наш взгляд, гораздо легче провести разграничение рассматриваемых понятий при определении жалобы через термин «требование». В этом случае обжалование будет обозначать деятельность гражданина по подаче жалобы, а жалоба -результат данной деятельности^: изложенные в документе требования и доводы лица, направленные на восстановление его нарушенных прав и законных интересов.

Важнейшим признаком жалобы в уголовном процессе, как уже отмечалось « выше, является то, что она возникает в сфере уголовно-процессуальных правоотно-

шений, при этом деятельность управомоченных субъектов, направленная на подачу жалобы, а также деятельность компетентных органов и должностных лиц по ее разрешению также носит процессуальный характер4 и протекает в рамках правоотношений. Исходя из этого термину «обжалование» в науке уголовного процесса, помимо обозначения деятельности соответствующих участников судопроизводства, придается и иное, узкоюридическое, значение - им обозначается правовой институт, охватывающий нормы, регулирующие указанные правоотношения5. Вместе с тем, как уже было отмечено, помимо обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в досудебных стадиях процесса, уголовно- процессуальное зако-

• ‘См.: Будников В.Л. Указ. соч. - С.7-8.

2ГригорьеваН.В. Указ. соч. -СП.

3 См.: Карасева М.В. Указ. соч. - С.20-21.

4 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М., 1975. - С.170; Стецовский Ю.И. Если человек обвинен в преступлении. М., 1988. - С. 199.

5 См.: Летучих В.И. Понятие обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса //Сибирские юридические записки. Выпуск 4: Проблемы борьбы с преступностью. - Иркутск-Омск, 1974 - С. 180-181; Лупшская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР //Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979 -

С. 150-156; Будников В.Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголовном судо-

«

производстве: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М, 1984. - С..9-10; Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство). - М., 1998 - С.48.

31

нодательство предусматривает обжалование приговоров, определений и постановлений суда. Однако, наряду с общими чертами, характеризующими сущность жалоб, а также порядок их подачи и разрешения в уголовном судопроизводстве, обжалование в досудебных стадиях процесса имеет свои специфические особенности, позволяющие говорить о самостоятельности рассматриваемого нами процессуального института.

Рассматривая содержание института обжалования действий и решений орга нов и должностных лиц, осуществляющих производство в досудебных стадиях про цесса нельзя не затронуть вопрос об отнесении к данному институту норм процессу ального закона, предусматривающих обжалование следователем, органом дознания, дознавателем указаний прокурора вышестоящему прокурору; обжалование следова- « телем прокурору указаний начальника следственного отдела; обжалование прокуро-

ру дознавателем указаний начальника органа дознания (ч.З ст.37, ч.4 ст.41, ч.4 ст.39 УПК РФ). В.Л.Будников, оценивая аналогичные нормы действовавшего до недавнего времени процессуального закона (ст.ст. 120, 1271 УПК РСФСР), приходит к выводу, что они не входят в уголовно-процессуальный институт обжалования действий и решений органов расследования, прокурора1, и с этим трудно не согласиться.

Назначение института обжалования - защита прав и интересов вовлекаемых в процессуальную деятельность субъектов от ущемления со стороны органов и должностных лиц, наделенных полномочиями на применение принуждения от имени государства, с которыми они вступают во взаимоотношения. Реализация принципа обжалования процессуальных действий и решений не может распространяться на отношения, существующие между самими органами и должностными лицами, ответственными за ведение процесса, поскольку такие отношения существенно отличаются от тех, которые складываются между этими органами и иными участниками судопроизводства. Не случайно С.С.Ерашов, рассматривая принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе отмечает, что указанный принцип распространяется на всех участников уголовного процесса, за исключением должно-стных лиц, ведущих процесс . Следователь находится в служебном подчинении у

« ?

1 См.: Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. - Волгоград, 1990. - С.9-10.

2 См.: Ерашов С.С. Система принципов современного отечественного уголовного процесса: теоре тико-правовые аспекты и практика применения. Авторсф. дисс. … канд. юрид. наук. - Нижний Нов-

32

начальника следственного отдела, дознаватель - у начальника органа дознания. Прокурор в отношении данных субъектов процесса имеет властно- распорядительные полномочия, обусловленные характером его надзорной деятельности. При этом процессуальная деятельность указанных должностных лиц основана на публичных началах - в силу процессуальной и должностной обязанности, в то время, как деятельность остальных участвующих в деле лиц в функциональном отношении в значительной части основана на субъективном праве .

Мы вовсе не против права следователя или дознавателя не согласиться с ука- заниями начальника органа расследования или прокурора, но такое несогласие следует именовать не «жалобой», а «возражениями» относительно полученных указаний или решений прокурора, начальника следственного отдела. На это же указывает и В.Л.Будников2. Именно термин «возражения» использован законодателем в ч.З ст.38 УПК РФ, устанавливающей перечень указаний и решений прокурора, которые несогласный с ними следователь вправе не выполнять. Однако иные нормы нового УПК, как это было и в УПК РСФСР, содержат термин «обжалование» в значении принесения должностными лицами органов расследования возражений против полученных ими указаний и решений вышестоящих органов. Более того, в новом уголовно-процессуальном законе норма о праве следователя и дознавателя на такое «обжалование» действий (бездействия) и решений прокурора помещена в гл.16 УПК РФ -т.е. раздел об обжаловании действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство (выделено нами - А.А.), с чем мы никак не можем согласиться. Полагаем, что такое несоответствие как в использовании зако- нодателем специальных терминов, так и в структуре процессуального закона необходимо устранить. Нормы, устанавливающие порядок рассмотрения прокурором возражений на указания начальника следственного отдела и органа дознания, а также на указания и решения нижестоящего прокурора должны располагаться в гл.6 УПК РФ, регулирующей правовое положение участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

город, 2001.-С.20.

1 См.: Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное пра во. - 2000. -№ 1.- С.47,48.

2 См.: Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. - Волгоград, 1990. - С.9-10.

33

Таким образом, под обжалованием в досудебных стадиях уголовного процесса можно понимать: во-первых, деятельность по формулированию и подаче жалобы заинтересованным субъектом; во-вторых, уголовно-процессуальный институт, регулирующий отношения, возникающие при подаче, приеме и разрешении жалоб участников процесса на действия и решения прокурора, органов предварительного расследования и их должностных лиц.

Значение принципа обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в уголовном процессе трудно переоценить. Уголовное судопроиз- водство - особый вид государственной деятельности, вызванный к жизни существо- ванием наиболее опасного для общества явления - преступности. Борьба с преступностью немыслима без применения в процессе расследования уголовных дел достаточно серьезных и острых мер процессуального принуждения1. Причиной их применения бывает не только отказ от добровольного выполнения конкретных требований органов, ведущих уголовный процесс, но и неисполнение процессуальных обязанностей или уклонение от них. В большинстве случаев механизм государственного принуждения не приводится в действие, поскольку требования органов расследования выполняются добровольно, однако сама возможность применения принудительных мер оказывает ощутимое побудительное воздействие на лиц, участвующих в предварительном следствии. Допуская принудительное исполнение процессуальных решений органов расследования, действующий закон предусматривает определенные гарантии, охраняющие права и законные интересы участников предварительного расследования2. В числе таких гарантий обжалование действий и решений органов, наделенных в уголовном процессе властными полномочиями, занимает важное место, поскольку жалоба всегда выступает средством, с помощью которого не только защищаются нарушенные права и интересы лица, но и осуществляются эти права. Путем подачи жалобы граждане реализуют предоставленные им права или требуют восстановления нарушенного права . Недаром право на обжалование процессуальных действий и решений возведено законом в ранг принципа судопроизводства. Ин-

1 См.: Либус И. Охрана прав личности в уголовном процессе. - Ташкент, 1975. - С.12. 2См.: Пубинский А.Я. Обеспечение прав и законных интересов участников предварительного расследования при исполнении процессуальных решений следователя //Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981. - С. 105-106. 3 См.: Шишкин В.И. Указ. соч. - С.9; Хаманева Н.Ю. Указ. соч. - С. 13.

34

тересно в связи с этим отметить, что ранее в литературе высказывалось мнение о том, что отнесение права на обжалование к числу принципов уголовного процесса небесспорно , однако законодатель, как видим, рассудил иначе.

В юридической литературе значение обжалования раскрывается, как правило, с двух сторон. С одной стороны, право на обжалование выступает средством, способом защиты прав и законных интересов граждан, нарушенных действиями и решениями органов государства и их должностных лиц. Вместе с тем функции об- жалования не сводятся только к охранительным - с другой стороны, жалобы указы- вают на имеющиеся недостатки в работе компетентных органов и конкретных должностных лиц, способствуют их выявлению и устранению, укреплению режима законности^. В частности отмечается, что рост общего числа признанных обоснованными и удовлетворенных прокурорами жалоб по вопросам следствия и дознания свидетельствует о неблагополучном положении с состоянием законности предварительного расследования преступлений . Недооценка прокурорами необходимости тщательной проверки сведений, содержащихся в жалобах граждан, формализм и волокита в работе с письмами и жалобами является причиной несвоевременного выявления и длительного неустранения многих нарушений закона при привлечении к уголовной ответственности, арестах, задержаниях и других нарушений, имевших место в процессе предварительного следствия4.

1 См.: Будников В.Л., Ефимичев СП., Шадрин B.C. Вопросы обжалования в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования // Уголовно-процессуальные проблемы предва рительного следствия и пути его совершенствования. - Волгоград, 1985. - С.98.

2 См., напр.: Митрохин Н.П. Указ. соч. - С. 145; Мальков В.В. Указ. соч. - С.ЗО, 37; Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. - Волгоград, 1990. - С.5; Летучих В.И. Конституци онный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса. - Омск, 1981.- С.5; Kapaceea M.B. Конституционное право граждан СССР на обжалование. - Воронеж, 1989. - С.23-26; Ковалев М.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследо вании преступлений. - М., 1981. - С.88-89; Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы ко дификации уголовно-процессуального права. - М., 1987. - С.72 и др.

3 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М., 2000. - С.4.

4 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Шейфер СА. Устранение следственных ошибок и иных нару шений закона при расследовании преступлений // Охрана прав граждан в уголовном судопроизвод стве.-М., 1989.-С.85-95.

35

В значении обжалования можно отметить и еще один аспект. Жалоба гражданина всегда возникает, как реакция, ответ на неправомерные действия, ущемляющие его права и интересы. Однако охранительная функция обжалования проявляется и тогда, когда ущемления прав еще не произошло. Наличие потенциальной возмож- ности того, что действие или решение, нарушающее права гражданина, будет им обжаловано и это будет иметь определенные негативные последствия для допустившего такое нарушение органа или должностного лица, во многих случаях приведет к тому, что подобные решения не будут приняты, а действия - произведены. В связи с этим нам представляется важным предоставление права на обжалование действий и решений наделенных властными полномочиями субъектов любым, вовлеченным в уголовно-процессуальную деятельность, лицам. Это позволяет отметить еще одну интересную особенность в значении обжалования в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. В специальной литературе обжалование обычно рассматривается, как средство, обеспечивающее личный интерес гражданина в защите его нарушенного права1. Вместе с тем в уголовно-процессуальную деятельность для выполнения различных функций вовлекаются и субъекты, лично не заинтересованные в уголовном деле. К таким можно отнести специалиста, эксперта, переводчика, незаинтересованность которых обеспечивается институтом отводов в уголовном процессе (ст.ст. 62, 69- 71 УПК РФ). Также сюда относятся понятые, условием вовлечения в уголовный процесс которых является отсутствие их заинтересованности (ч.1 ст.60 УПК РФ). В большинстве случаев к незаинтересованным лицам могут быть отнесены и свидетели.

В литературе интерес, возникающий в сфере уголовного процесса и удовле- творяемый средствами уголовно-процессуального права, именуется процессуаль- ным2. Высказывается точка зрения, что в уголовном процессе нет лиц, не имеющих процессуального интереса. Именно интерес обусловливает стремление эксперта к обоснованному заключению; определяет поведение свидетеля, который в силу внутренней потребности дает правдивые показания, изобличающие виновного и т.п. .

1 См.: Карасева М.В. Конституционное право граждан СССР на обжалование. - Воронеж, 1989. - С.31

2 См.: Якубович Н.А. Уголовно-процессуальные отношения и их участники на предварительном следствии // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 37. - М., 1982. - С.72.

3 См.: Миненок A.M. Субъекты уголовно-процессуальных отношений и их классификация // Вопросы

36 Согласимся с этим мнением и, в то же время, отметим, что свобода и личная неприкосновенность, честь и достоинство, имущественные интересы лиц, вовлеченных в судопроизводство для обеспечения процесса доказывания, не поставлены под угрозу в связи с совершением преступления и участием их в уголовном процессе1. Именно с позиции отстаивания указанных жизненно важных интересов граждан нами и понимается личная заинтересованность в уголовном деле. А.В.Малько справедливо отмечает: «законные интересы определенного участника уголовно-процессуальных правоотношений отражают его место и роль в уголовном судопроизводстве и поэтому для каждого из них имеют различное материальное и процессуальное значение. Многие из указанных субъектов (свидетели, понятые, эксперты, следователи, судьи и т.д.) не имеют личной заинтересованности в исходе конкретного дела. Однако несмотря на это они имеют свои законные интересы»2.

На наш взгляд, можно сказать, что деятельность названных выше субъектов в уголовном судопроизводстве протекает в интересах правосудия. Учитывая, что но- вым уголовно-процессуальным законом право на обжалование в досудебных стадиях уголовного судопроизводства предоставлено и таким участникам процесса , уже сложно говорить о том, что это право служит только защите их личных интересов. Участники процесса, служащие интересам доказывания или осуществляющие вспомогательные функции, вовлекаются в уголовное судопроизводство властными субъектами в первую очередь для выполнения определенных обязанностей. Само вовлечение их в процесс происходит в форме наложения обязанности (вызов свидетеля

осуществления правосудия по уголовным делам. Вып. 12. - Калининград, 1984. - С.31-32. 1 Здесь не рассматриваются случаи, когда угроза жизненно важным интересам вовлеченных в процесс доказывания субъектов исходит от лиц, активно противодействующих расследованию, а не от властной деятельности органов предварительного расследования.

2МалькоА.В. Законные интересы советских граждан Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1985.-С.17.

3 Такое мнение высказывалось в литературе и ранее. См., напр.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. - С.95; Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979 - С. 154; Калашникова Н.Я. Гарантии прав свидетеля, эксперта, переводчика и понятого в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.7, 16. Однако право свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого на обжалование процессуальных действий и решений получило четкое закрепление только в УПК РФ.

37 для дачи показаний, поручение эксперту производства экспертизы и др.). При этом налагаемая на этих субъектов обязанность в отдельных случаях обеспечивается потенциальной уголовной ответственностью. В таких условиях права, которыми уголовно-процессуальный закон наделяет этих лиц, обеспечивают, в первую очередь, наиболее эффективное выполнение ими своего предназначения в уголовном судопроизводстве1. Например, права, предоставленные эксперту ч.З ст.57 УПК РФ: знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной экспертизы; ходатайствовать о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения; участвовать в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы и др., обеспечивают ему возможность наиболее правильно и полно дать ответ на поставленные перед ним органами расследования вопросы, и тем самым выполнить свою процессуальную функцию. Необоснованное ограничение или нарушение указанных прав со стороны органов предварительного расследования могут привести к неправильным выводам эксперта, однако при этом вряд ли произойдет ущемление жизненно важных прав самого эксперта, скорее всего, это негативно отразится на законных интересах участвующих в деле заинтересованных лиц. Поэтому обжалование экспертом нарушения его процессуальных прав в большей степени будет направлено на обеспечение интересов правосудия, а также прав и законных интересов иных участников процесса, в первую очередь - отстаивающих свои личные интересы в уголовном деле. Таким образом обжалование в досудебных стадиях уголовного процесса выступает не только средством, обеспечивающим защиту личных интересов участвующих в судопроизводстве лиц, но и гарантией наиболее эффективного исполнения своих обязанностей теми субъ- ектами, которые вовлекаются в процесс органами расследования для выполнения конкретных процессуальных функций, что в конечном итоге способствует выполне- нию задач уголовного судопроизводства.

Придавая большое значение обжалованию, вместе с тем, необходимо отметить, что само по себе обжалование действия или решения уполномоченного органа, которыми нарушены права гражданина, не всегда способно восстановить эти права.

1 См.: Горбунова Л.В. Проверка судом соблюдения уголовно-процессуального закона при проведении предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях. - М., 1997. - С. 178-179.

38

Так, в некоторых случаях для устранения нарушения уголовно-процессуального закона достаточно отмены незаконного или необоснованного постановления органа предварительного расследования . Однако нормы уголовно - процессуального законодательства, составляющие институт обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса, закрепляют лишь решения, принимаемые судьей по результатам рассмотрения жалобы на действия или решения органов расследования, прокурора (ч.5 ст. 125 УПК РФ) и не содержат никаких указаний на решения, принимаемые по жалобе прокурором, в том числе и на возможность отмены им постановления, принятого с нарушением закона. Осуществляя проверку жалобы и принимая решение об отмене незаконного или необоснованного постановления, прокурор будет реализовы-вать полномочия, предоставленные ему уголовно-процессуальным законом для осуществления надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, в частности, предусмотренными ст. 37 УПК РФ. Получается, что жалоба, принесенная на действия и решения органов предварительного расследования, будет являться для прокурора лишь поводом к осуществлению им своих надзорных полномочий и при ее проверке и разрешении он будет, в основном, руководствоваться нормами закона, регулирующими прокурорский надзор, а не собственно обжалование действий и решений органов расследования. То есть для того, чтобы жалоба достигла такого юридически значимого результата, как устранение нарушения закона, регламентация деятельности уполномоченных на ее разрешение лиц должна, в ряде случаев, выйти за рамки уголовно- процессуального института обжалования в досудебных стадиях процесса.

При этом в юридической литературе обоснованно указывается на то, что устранение нарушений закона не всегда равнозначно восстановлению нарушенного права того или иного субъекта уголовного судопроизводства. Отмена незаконного решения и устранение допущенного нарушения закона является необходимым этапом на пути к восстановлению нарушенного права и интереса личности, которое во многих случаях связано с последующими этапами, направленными на совершение

1 См.: Якубович Н.А., Батищева Л.В., Радушная Е.С., Пичкалева Г.И. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. Методическое пособие. - М., 1988. - С.82-83.; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М, 1975. - С.185- 186.

39

правомерных действий и принятие законных решений1. Также эти последующие этапы могут заключаться в приведении в действие специальных механизмов восстановления прав. Так, уголовно-процессуальным законом установлен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием и незаконным применением мер процессуального принуждения (гл.18 УПК РФ «Реабилитация»). В отдельных случаях порядок возмещения причиненного в ходе производства по уголовному делу ущерба будет гражданско-правовым, что прямо устанавливается законом (ч.5 ст. 133, ч.2 ст. 136, ч.1 ст. 138 УПК РФ). К таким случаям можно, например, отнести незаконное производство обыска следователем или дознавателем2.

Возникают и ситуации, когда устранение нарушений закона и последующая правовосстановительная деятельность уже не могут привести к первоначальному состоянию, существовавшему до произошедшего нарушения прав, иными словами, восстановление нарушенного права в полном объеме невозможно. Например, невозможно восстановить нарушенную при незаконном обыске тайну личной жизни, то

•з

есть снова облечь в тайну то, что уже оказалось разглашенным . Причиненный лич- ности в подобной ситуации моральный ущерб может быть в определенной мере компенсирован с помощью материальных средств. Однако механизм материальной компенсации морального вреда также является гражданско-правовым.

Таким образом, отношения по возмещению ущерба и восстановлению прав, нарушенных действиями и решениями органов расследования, которые были обжалованы заинтересованными участниками процесса, не будут, в большинстве случаев, регулироваться нормами уголовно-процессуального института обжалования, а в отдельных случаях и в целом - нормами уголовно- процессуального права. При этом разрешение указанных вопросов будет, конечно же, лежать за рамками решения, принятого по жалобе лица. Но без такого решения, подтверждающего выраженное

1 См.: Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982. - С.72

2 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде рации/Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.282.

3 См.: Толкачев КБ. Методологические и правовые основания реализации личных конституционных прав и свобод и участие в ней органов внутренних дел: монография. - СПб., 1997. - С. 115.

40

при подаче жалобы предположение об имеющем место нарушении прав лица, не- возможна и последующая правовосстановительная деятельность1.

Изложенное позволяет сделать вывод, что жалоба, являясь для контролирующих предварительное расследование органов одной из форм выявления нарушений закона и ущемления прав участников процесса, выступает юридическим фактом, приводящим в действие механизм устранения допущенных нарушений2, что, в свою очередь, является первым этапом и необходимым условием на пути к восстановлению нарушенных прав граждан, когда одного только устранения нарушения закона недостаточно. При этом уголовно-процессуальный институт обжалования обеспечивает прохождение жалобы до адресата и наступление указанных правовых последствий.

Таким образом, без тесной взаимосвязи с иными отраслевыми законодательными гарантиями, обжалование действий и решений органов расследования не всегда способно реально обеспечивать защиту прав и интересов граждан, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность. Вместе с тем, обжалование выступает действенным средством, обеспечивающим реализацию других уголовно- процессуальных гарантий, приведение их в действие.

1 См.: Баранов A.M. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предварительного следствия, и способы их устранения: Лекция. - Омск, 1996. - С.34.

2 В подтверждение сказанного можно привести такой факт: В обзоре о состоянии борьбы с преступ ностью и надзора за следствием, дознанием и ОРД в Омской области за 2000 г. отмечается, что из поля зрения прокуроров «практически выпадает ситуация с законностью проведения обысков, вы емок, непосредственно затрагивающая основные конституционные права граждан. Прокуроры за нимаются этими вопросами только при поступлении ж&тоб». См.: Информационный бюллетень прокуратуры Омской области. - 2001. - №1(25). - С.9.

РОССШ’ГКДЧ

41 Срсудлг /

Параграф 2. Основные черты обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Рассматривая обжалование действий и решений органов, осуществляющих досудебное уголовно-процессуальное производство, весьма важно, на наш взгляд, уделить внимание тем положениям, которые раскрывают характерные особенности данного уголовно-процессуального института, отличают его от других. Такие поло жения в литературе, как правило, именуются чертами1. Черты обжалования не раз становились объектом внимания процессуалистов, в той или иной мере касавшихся вопросов обжалования в досудебном уголовно-процессуальном производстве, однако в литературе пока не сложилось единства взглядов как в отношении перечня свойст- # венных обжалованию черт, так и характеристики отдельных из них2. Вместе с тем,

уголовно-процессуальный институт обжалования в последнее время получил значительное развитие, в связи с чем имеется необходимость с новых законодательных позиций обратиться к рассмотрению положений, характеризующих обжалование действий и решений органов расследования, прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Свобода обжалования. Под свободой обжалования, как правило, понимается возможность подачи жалобы всяким лицом, чьи права и свободы нарушены, а также возможность обжаловать любое действие и решение органов расследования и их должностньгх лиц, которое привело к нарушению прав . Такая черта выделяется прак-

1 Черты обжалования в литературе также нередко именуются признаками, свойствами, правилами, условиями, что не меняет их сути, как положений, характеризующих особенности обжалования в до судебных стадиях уголовного судопроизводства.

2 См., напр.: Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М, 1979. - С.151-152; Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М, 1987. - С.71-78; Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса: Учеб. пособие. - Омск, 1981. - С. 14; Будни- ков В.Л. Обжалование действий и решений следователя: Учеб. пособие. - Волгоград, 1990. -СЮ.

3 См.: Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. - Минск, 1979. - С. 144; Будников В.Л. Указ. соч. - С. 10; Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность за щитника. - М, 1982. - С. 112.

42

тически всеми процессуалистами, рассматривавшими вопросы обжалования в досу- дебных стадиях уголовного судопроизводства, что неслучайно, поскольку свобода обжалования предопределена самой природой, сущностью права граждан на обжалование, как не подлежащего ограничению ни в одной из сфер государственной деятельности. Интересно отметить, что освещая характерные особенности обжалования в досудебном производстве, В.И.Летучих не рассматривал такую черту, как «свобода обжалования», однако приводимые им черты: «право подачи жалобы каждым, чьи права и законные интересы нарушены», а также «право на обжалование решения, действия или бездействия любого должностного лица, ведущего уголовный процесс» , есть, на наш взгляд, по существу не что иное, как частные положения, характеризующие свободу обжалования.

В то же время заметим, что свобода обжалования в уголовном судопроизводстве стоит в тесной связи с порядком рассмотрения и разрешения жалоб, который урегулирован уголовно-процессуальным законодательством и в этом плане в значи- тельной степени обусловливается кругом субъектов обжалования, а также предметом жалобы, т.е. действиями и решениями органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, могущими быть обжалованными в указанном порядке. Правом принесения жалоб, влекущих уголовно-процессуальный порядок их разрешения наделен лишь довольно ограниченный круг субъектов, куда включаются только лица, вовлеченные в уголовно-процессуальную деятельность, а также лица, чьи права и интересы непосредственно затрагиваются действиями и решениями органов расследования2. При этом не влекут предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка рассмотрения жалобы на нарушения прав, произошедшие не в связи с расследованием по уголовному делу, либо разрешением сообщения о преступлении, а также на действия и решения непроцессуального характера (что, впрочем, не исключает возможности их рассмотрения в общем порядке).

Согласно действующему законодательству, лицо, участвующее в досудебном уголовно-процессуальном производстве, может принести жалобу на процессуальные действия и решения органов расследования прокурору или в суд. Вместе с тем, в со-

1 См.: Летучих В.И. Указ. соч. - С. 14.

2 Более подробно вопрос о субъектах обжалования действий и решений органов расследования, про курора будет рассмотрен в параграфе 2 главы 2 диссертационного исследования.

43

ответствии со ст. 125 УПК РФ, обжалованию в суд подлежат только те действия и решения органов расследования и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. Все иные действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих производство в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел, могут стать предметом судебного контроля лишь после направления уголовного дела в суд, т.е. не в досудебных стадиях уголовного процесса. Несмотря на указанные ограничения, право гражданина во многих случаях обратиться с жалобой не только к прокурору, но и в суд существенно расширяет свободу обжалования, предоставляя лицу возможность выбора путей защиты и восстановления своих нарушенных прав.

Свобода обжалования также предполагает, что подача лицом жалобы, в первую очередь зависит от волеизъявления заинтересованного участника процесса, по- скольку право на жалобу, как и любое субъективное право, диспозитивно1. При этом отказ в подаче жалобы не должен быть рассмотрен как согласие с действиями и решениями органа расследования, прокурора, поскольку факт принесения или непринесения жалобы не означает ничего иного, кроме осуществления или неосуществления процессуального права2.

Подача жалобы выступает юридическим фактом, порождающим обязанность прокурора или суда проверить обоснованность и законность обжалуемого действия или решения. Наряду с этим важно отметить следующее обстоятельство: наделяя заинтересованных лиц правом подачи жалобы по своему усмотрению, закон ничего не говорит о возможности отзыва жалобы лицом, ее подавшим. Возможен ли отзыв жалобы? Мы полагаем, что да. Свобода обжалования будет проявляться и в том, что, используя право на обжалование по своему усмотрению, лицо может направить адресату своей жалобы и заявление с просьбой ее не рассматривать либо прекратить ее проверку. Такое возможно, например, если гражданин после подачи жалобы по иному оценит действия и решения, которыми, как он считал, были нарушены его права, либо решение, которое было обжаловано, будет отменено или изменено самим, принявшим его органом или должностным лицом. В таких условиях отзыв жалобы вполне норма-

1 См.: Будников В.Л. Указ. соч. -СП; Летучих В.И. Указ. соч. - С. 14.

2 См.: Стецовский Ю.И. Указ. соч. - С. 112-113.

44

лен и допустим, другое дело, какие последствия повлечет просьба лица прекратить проверку жалобы.

Интересно отметить, что ст. 155 теоретической модели Основ уголовно- процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик, подготовленной под руководством В.М.Савицкого , предусматривала возможность отзыва жалобы подавшим ее лицом, однако указаний на последствия отзыва жалобы в данной статье не содержалось. Аналогичные положения содержит и ч.5 ст. 103 действующего УПК Республики Казахстан, и также без указаний на последствия отзыва. Всегда ли, в случае отзыва жалобы, проверка по ней должна быть прекращена?

Представляется, что отзыв жалобы, направленной в суд, в каждом случае должен влечь прекращение ее проверки. Подобное указание мы находим в п. 10 по- становления Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 г. №3 «О практике су- дебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей», которым предусмотрено, что при отказе лица от поданной жалобы судья выносит постановление о прекращении производства, поскольку такой отказ рассматривается как отсутствие оснований для судебной проверки законности и обоснованности ареста либо продления срока содержания под стражей2, такое же мнение высказывалось и в научной литературе . На наш взгляд, это связано с тем, что суд, в отличие от прокурора, не выполняет в процессе надзорную функцию - судебный контроль наполнен иным содержанием4. Законность и обоснованность действий и решений органов, осуществляющих досудебное производство, могут стать предметом рассмотрения суда только лишь в связи с обращениями заинтересованных лиц. Суд не должен выносить решение по предмету спора, вопрос о котором снят поставившими его ранее лицами.

1 См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. - М., 1990.-СПб.

2 См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1995 - С.557.

3 См.: Арсланалиев А. Обжалование в суд решений органов дознания, следователей и прокуроров // Законность. - 1998. - №6. - С.32.

4 См., напр.: Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимо действие // Российская юстиция. - 2001. - №4. - С. 15.

45

Иная картина будет наблюдаться при попытке отозвать жалобу, поданную прокурору, поскольку это не обязательно влечет отказ прокурора от проверки жалобы и принятия по ней дальнейших мер . Во многих случаях отказ лица от поданной жалобы не имеет значения, если прокурором, уже начавшим проверку жалобы, установлены допущенные при расследовании уголовного дела нарушения закона, возможно даже и не связанные с обжалованным действием или решением. Решение прокурора по выявленным нарушениям закона должно быть принято независимо от последующей воли заявителя жалобы. Жалоба в таком случае является для прокурора лишь сигналом об имеющих место нарушениях закона и необходимости реализации им своих надзорных полномочий. Тем более, если жалоба содержит указание на признаки преступления в обжалуемых действиях следователя или лица, производящего дознание. Прокурор, исходя из публичных интересов, обязан проверить такую жалобу полно и всесторонне, независимо от волеизъявления подавшего ее гражданина2. Таким образом, обжалование действий и решений прокурору, в отличие от судебного обжалования, носит более выраженный публичный характер, в чем проявляется и такая, выделяемая в литературе, черта обжалования, как ревизионное начало в проверке жалобы. Вместе с тем, мы полагаем, что при отказе заявителя от жалобы прокурор может прекратить проверку, если нет каких-либо иных причин ее продолжать и нарушения закона еще не установлены. При этом прокурор в любом случае отзыва жалобы должен выяснить его мотивы и убедиться в его добровольности, поскольку воз- можность оказания воздействия на лицо в связи с поданной им жалобой не исключена.

Свобода обжалования проявляется и в том, что закон не ограничивает подачу жалобы какими-либо сроками. Жалоба может быть подана заинтересованными лицами в любой момент расследования по делу, независимо от того, когда произошло нарушение прав. Здесь только необходимо иметь ввиду, что обращение лица с жалобой, значительно отстоящее по времени от нарушения, может существенно затруднить ее проверку и восстановление нарушенных прав. Так, например, слишком позднее обжалование постановления лица, производящего дознание, следователя и прокурора об

1 См.: Березовская С.Г. Охрана прав граждан советской прокуратурой. - М, 1964. - С.73.

2 См.: Будников В.Л. Указ. соч. - СП; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Россий ской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002. - С.279.

46

отказе в возбуждении уголовного дела способно привести к тому, что лицо, совер- шившее преступление, не будет установлено или не будет доказана его виновность1.

Свобода обжалования также обеспечивается отсутствием в законе обязательной формы жалобы, возможностью лица, не владеющего языком судопроизводства, подать жалобу на своем родном языке, а также тем, что граждане освобождены от денежных расходов в связи с подачей жалобы. Данные положения, несмотря на их важность, не образуют самостоятельных черт обжалования, они могут иметь значение и рассматриваться только как необходимые условия обеспечения свободы обжалования.

Отсутствие обязательной формы жалобы предполагает, что жалоба может быть подана лицом в наиболее удобной для него форме, процессуальные последствия и письменных и устных жалоб одинаковы. Нет в законе указаний и на необходимость мотивировки жалобы. В.Л.Будников, отмечая отсутствие каких-либо ограничений в использовании права на жалобу, включает сюда и возможность подачи неаргументи-рованной жалобы . Соглашаясь с этим, в то же время полагаем, что приведение причин, в связи с которыми жалоба принесена (например, указание на нарушение прав лица или на незаконность произведенного действия) все же необходимо. В противном случае жалоба может быть признана беспредметной .

Наряду с тем, что жалоба может быть принесена лицом в любой форме, письменное обращение гражданина должно содержать в себе необходимый минимум рек- визитов, позволяющих принять жалобу к рассмотрению. Данные реквизиты опреде- лены п.2.6 инструкции, утвержденной приказом Генеральной прокуратуры РФ от 15 января 2003 г. №3, в соответствии с которым в обращении гражданина должно со- держаться указание на фамилию и местонахождение (адрес) заявителя (без которых обращение будет считаться анонимным и не подлежать рассмотрению), дату и лич-

См.: Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов гражданина, пострадавшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск, 1981. - С.99.

2 См.: Будншов В.Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголовном судопроизвод стве: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1984. -СП.

3 Подробнее вопрос о предмете жалобы рассматривается в параграфе 2 главы 2 диссертационного ис следования.

47

ную подпись, а также сведения, достаточные для его разрешения (об органе, принявшем обжалуемое решение, времени его принятия и т.п.).

Вытекающее из принципа национального языка судопроизводства (ст. 18 УПК РФ) право лица, подать жалобу на языке, которым он владеет, так же, как и освобож- дение от расходов лиц, обратившихся с жалобой, устраняют обстоятельства, которые могут затруднить для граждан обращение с жалобой.

Важным, обеспечивающим свободу обжалования, положением является, на наш взгляд, и то, что в суд жалоба может быть принесена не только непосредственно, но и через дознавателя, следователя, прокурора, а также иные органы, в частности, администрацию места содержания под стражей (ч.З ст. 125 и ст. 126 УПК РФ). Новый уголовно-процессуальный закон, в отличие от УПК РСФСР, не содержит подобного положения в отношении принесения жалобы прокурору, однако мы считаем, что и адресованная прокурору жалоба может быть принесена через лицо, действия и решения которого обжалуются, такое же мнение высказано и в специальной литературе1.

Таким образом, свобода обжалования заключается в праве подачи жалобы на действия и решения органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, вся- ким субъектом, вовлеченным в уголовно-процессуальную деятельность; закон не связывает подачу жалобы определенной формой и предполагает для заинтересованного лица возможность выбора путей обжалования (прокурору или в суд) по своему усмотрению. При этом лицу, не владеющему языком судопроизводства, обеспечивается возможность подачи жалобы на языке, которым он владеет. Подача жалобы не облагается пошлиной. Как можно увидеть, свобода обжалования и связанные с ней положения выступают важнейшей гарантией, обеспечивающей для заинтересованных лиц возможность обращения с жалобой на действия и решения органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Ревизионный порядок проверки жалобы. Указывая в качестве нормативной основы ревизионного начала при проверке жалобы ст.332 УПК РСФСР, П.А.Лупинская отмечала, что хотя в законе такое правило, наряду с другими правилами обжалования, наиболее полно выражено применительно к кассационным жало-

1 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Пол общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М, 2002. - С.263.

48

бам, оно по существу имеет общий характер и действует при рассмотрении жалоб во всех стадиях процесса1. Согласно ст.332 УПК РСФСР суд кассационной инстанции был не связан доводами жалобы и обязан проверить дело в полном объеме в отношении всех осужденных, в том числе и тех, которые жалоб не подали. Такая же обязанность устанавливалась ч.1 ст.380 УПК РСФСР и для суда, рассматривавшего уголовное дело в порядке надзора. Исходя из этого П.А.Лупинская раскрывает ревизионное начало рассмотрения жалобы как обязанность лиц и органов, принимающих решение по жалобе, не ограничиваться ее мотивами, а проверять дело в полном объеме, выявлять все допущенные по делу нарушения2.

В настоящее время законодатель отказался от ревизионного порядка при рас- смотрении жалоб на приговоры и иные судебные решения - согласно ч.2 ст.360 УПК РФ суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном или кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касается жалоба. Равным образом нет обязанности проверять дело в полном объеме и у суда надзорной инстанции - согласно ч.1 ст.410 УПК РФ он не связан доводами надзорной жалобы и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме. Нет никакой нормативной основы, которая бы позволяла говорить о наличии обязанности суда или прокурора проверять все производство по уголовному делу при разрешении жалобы и в досудебном производстве. Подобные обязанности закон не устанавливал и ранее. В связи с чем имеются и иные толкования ревизионного порядка рассмотрения жалоб в досудебном производстве.

По мнению В.Л.Будникова, сущность ревизионного порядка рассмотрения жалобы заключается в том, что прокурор не связан доводами, приведенными в ней, и обязан всесторонне проверить законность и обоснованность обжалуемого действия или решения. Кроме того, жалоба проверяется и в отношении других участников про-

1 См.: Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979. - С. 151- 152.

2 См.: Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. -М, 1987.-С.72.

49

цесса, если обжалуемое действие или решение затрагивает их права и интересы1. Схожее мнение высказано и О.В.Химичевой относительно рассмотрения жалобы судьей - суд не связан доводами, приведенными в жалобе, и обязан всесторонне проверить законность и обоснованность обжалуемого действия или решения. В случае обнаружения в ходе судебной проверки иных нарушений закона, суд выносит об этом частное определение . Как можно увидеть, ревизионное начало при проверке жалобы уже не связывается с обязанностью компетентного органа или должностного лица проверить все производство по делу. Речь идет об обязанности всесторонней проверки обжалованного действия или решения и возможном выходе (только в этих рамках) за пределы поставленных в жалобе вопросов.

В то же время позволим себе выразить несогласие с тем, чтобы отмеченные правила рассмотрения жалобы именовались «ревизионным порядком». Говоря о проверке только обжалованного действия или решения даже и с определенной возможностью выхода за их пределы, вряд ли можно утверждать о «ревизии процессуального производства». А ведь именно такой смысл вкладывается в понятие «ревизионного порядка». Только как обязанность проверки в связи с поданной жалобой всего про- цессуального производства раскрывался ревизионный порядок применительно к деятельности суда кассационной инстанции по ранее действовавшему процессуалъ- ному закону и нет никаких оснований понимать под этим что-либо иное. Всесторон- ность проверки обжалованного действия или решения, на наш взгляд, вообще не сто-

См.: Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя: Учеб. пособие. - Волгоград, 1990.-С. 18.

2 См.: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно- розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М., 1998. - С.64. См., также: Ком ментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М, 2002. - С.284.

3 См., напр.: Познанский В.А. Вопросы теории и практики кассационного производства в советском уголовном процессе. - Саратов, 1978. - С.9; Кореневский Ю.В. Проверка законности и обоснованно сти приговоров, определений и постановлений суда // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М, 1987. - С.99; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.М.Рекункова и А.К.Орлова. - М., 1981. - С.399; Научно-практический коммен тарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М., 1995. - С.412; Уголовно- процессуальное право Российской Федерации: Учебник. - М, 2000. - С.495.

50

ит как-то выделять и называть характерной чертой обжалования. Ведь то, что реше- ние по жалобе должно являться результатом всестороннего, полного и объективного исследования подлежащих рассмотрению вопросов, является общим свойством всех принимаемых в уголовном судопроизводстве решений1. Отмеченная нами выше возможность принесения неаргументированной жалобы и предполагает обязанность ее всестороннего рассмотрения компетентным органом. В противном случае могло бы оказаться, что, если жалоба не содержит аргументов в пользу того, что обжалованное решение или действие незаконно, то и проверять нечего.

С учетом изложенного полагаем, что нет оснований утверждать о наличии ре- визионных начал проверки жалобы прокурором или судом. А те правила, которые выделяются применительно к «ревизионному порядку проверки жалобы», в принципе, можно свести только к одному - возможности проверяющего жалобу органа или должностного лица выйти за пределы предмета поданной жалобы, рассмотреть и дать в своем решении оценку тем обстоятельствам, вопрос о которых в жалобе не стоял. Совершенно обоснованно В.И.Летучих, не выделяя в качестве черты обжалования «ревизионного порядка проверки жалобы», в то же время рассматривал такую черту как «независимость решения прокурора от содержания жалобы» .

На возможности прокурора и суда выйти при проверке жалобы за поставленные в ней вопросы (под этим понимаются собственно обжалованные действия или решения) хотелось бы остановиться подробнее. Анализ юридической литературы и практики применения закона позволяет утверждать, что суд такой возможности фактически лишен. Это усматривается, в частности, из положений ст. 125 УПК РФ, в соответствии с которыми решение судьи может касаться только обжалованных действий и решений соответствующих должностных лиц. Таким образом, суд, даже установив в ходе судебной проверки законности и обоснованности обжалованных заинтересованными лицами действий и решений органов расследования и другие нарушения закона, ущемляющие права подозреваемого, обвиняемого или иных участников

1 См.: Стецовский Ю.И. Указ. соч. - С.118

2 См.: Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - С.7.

51

процесса, не вправе принять по ним свое решение1. Пленум Верховного суда РФ предписывает судам в таких случаях путем вынесения частного постановления доводить о выявленных нарушениях закона до сведения прокурора, осуществляющего надзор за дознанием или предварительным следствием2. Так, например, установив при рассмотрении жалобы на процессуальные действия или решения, наличие обстоятельства, требующих прекращения уголовного дела (недостижение обвиняемым возраста уголовной ответственности, истечение срока давности уголовного преследования, наличие акта амнистии и др.), судья должен вынести частное определение в адрес прокурора по поводу нарушения норм уголовно-процессуального закона, поскольку прекращать уголовные дела на стадии предварительного расследования он не

з правомочен .

Такое положение дел обусловлено ролью и назначением суда в досудебном производстве. Как отметил Конституционный суд РФ, при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда, гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам4. Судебный контроль не должен нарушать процессуальной самостоятельности следователя, подменять или полностью заменять тесно соприкасающиеся с ним прокурорский надзор и ведомственный контроль. Пределы судебного контроля ограничиваются полномочиями суда, наличием у него реальных средств, с помощью которых он в состоянии проверить законность и обоснованность решений и действий на досудебных ста-

1 См.: Шалумов М. Указ. соч. - С. 16; Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за за конностью расследования: границы и возможности // Уголовное право. - 2000. - №1. - С.71.

2 См.: Пункт 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 г. №3 // Сборник По становлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным де лам. - М„ 1995 - С.557.

3 См.: Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предвари тельном следствии. - М., 2001. - С.78.

4 См.: Пункт 2 Постановления Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П // Собрание за конодательства РФ. - 1999. - №14. - Ст. 1749.

52

днях, где у него нет реальной возможности проводить следственные действия и т.д.1 Таким образом мы видим, что суд, при проверке законности и обоснованности решений и действий органов расследования, не может выйти за пределы поставленных в жалобе вопросов. Устанавливая иные, кроме обжалованных, нарушения прав участников процесса, суд должен лишь проинформировать о них прокурора, не принимая в этой части какого-либо решения по существу.

В отличие от судебного контроля, надзорная деятельность прокурора никак не ограничена предметом поданной жалобы. Он вправе проверить законность и обоснованность любых процессуальных действий или решений, в том числе и все производство по уголовному делу - ведь прием и рассмотрение жалоб является для прокурора одной из форм надзора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование, а саму жалобу, как уже отмечалось, можно рассматривать, как сигнал о нарушении закона, допущенном следователем или органом дознания. Разрешая жалобу, прокурор вправе принять различные решения, в том числе и такие, о которых в жалобе вопрос не ставился. Например, исходя из ч. 2 ст.37 УПК РФ, это может быть отмена незаконного и необоснованного постановления следователя и дознавателя, отстранение дознавателя или следователя от дальнейшего ведения расследования, изъятие дел от одного органа расследования и передача их другому органу и т.п. При этом нельзя не отметить и то обстоятельство, что расширение пределов проверки жалобы в значительной степени зависит от усмотрения самого прокурора -ведь он вправе ограничиться и тем, что проверит только обжалуемое заявителем действие или решение следователя или дознавателя и далеко не всегда будет проверять все производство по уголовному делу, для чего также должны быть определенные ос- нования (например, неоднократные жалобы участников процесса по одному и тому же делу). В связи с чем рассматриваемое нами правило обжалования следовало бы именовать как «возможность прокурора при разрешении жалобы выйти за пределы поставленных в ней вопросов».

См.: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно- розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М., 1998. - С.26- 27.; Халиуяин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности // Уголовное право. - 2000. - №1. - С.73.

53

Анализируемой чертой обжалования в значительной мере обусловливается то обстоятельство, что подача жалобы может в какой-то степени ухудшить положение лица, ее подавшего. На это, совершено обоснованно, на наш взгляд, указывали В.И.Летучих и В.Л.Будников1, давая характеристику чертам обжалования. Действи- тельно, выделение такой черты обжалования в досудебных стадиях процесса, как запрет преобразования к худшему^, не основано на действующем законодательстве. Подобные нормы имеются и работают лишь применительно к пересмотру судебных решений (ст.ст.360, 410 УПК РФ), в отношении же досудебного производства закон таких указаний не содержит.

Производя проверку по жалобе и установив факты вынесения по делу незаконных решений, прокурор обязан их отменить и в тех случаях, когда отмена этих решений ухудшает положение обвиняемого (например отмена постановления о прекращении уголовного преследования в части), а проверка производится по жалобе самого обвиняемого. Такое решение прямо вытекает из сущности и назначения про- курорского надзора на предварительном следствии3, ведь, как уже рассматривалось, прокурор не связан доводами жалобы при ее разрешении. Произведя проверку производства по уголовному делу, прокурор вправе дать следователю различные указания, в том числе и о применении принудительных мер к лицам, вовлеченным в сферу уголовного дела, если видит в этом необходимость. После отмены прокурором или судом по жалобе каких-либо решений, следователь может принять и иные решения, которые, соответствуя закону, в целом будут ухудшать положение лица, подавшего жалобу. Другое дело, что подобное ухудшение положения лица, вследствие поданной им жалобы, должно происходить действительно только в случаях необходимости, и

1 См.: Будишов В.Л. Указ. соч. - С. 19-20; Летучих В.И. Указ. соч. - С.22-23.

2 См.: Кондратов П.Е. Обеспечение обвиняемому права на обжалование при прекращении дела на предварительном следствии // Применение норм уголовно-процессуального права: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск:, 1981. - С.55-56; Стецовский Ю.И. Если человек обвинен в преступлении. - М, 1988. - С. 197-198; Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979. - С.151.

3 См.: Будников В.Л., Ефимичев СП., Шадрин B.C. Вопросы обжалования в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования // Уголовно-процессуальные проблемы предва рительного следствия и пути его совершенствования: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1985. - С.100.

54

не быть для лица «санкцией» за его обращение к прокурору. Например, такая «санкция» имела место, когда гражданин, после неоднократных жалоб в прокуратуру на постановление о прекращении в отношении него уголовного дела в части решения вопроса об изъятом в ходе расследования имуществе, предъявил иск к районному ОВД о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права. В ответ на его жалобу прокуратура района возобновила производство по делу, что препятствовало рассмотрению иска в порядке гражданского судопроизводства. Очевидно, что такое решение принято государственным органом в ответ на жалобу на него с целью воспрепятствования гражданину в защите своих имущественных прав1. В последующем это дело было вновь прекращено за отсутствием состава преступления. Как отмечает В.И.Летучих, возможность ухудшения процессуального положения лица после принесения им жалобы и недопустимость преследования в связи с подачей жалобы - понятия неоднозначные2.

Вместе с тем, нет никаких препятствий к тому, чтобы прямо закрепить в законе положение, в соответствии с которым, должностное лицо или государственный ор- ган, рассматривающий жалобу, не сможет отменить или изменить обжалуемое решение во вред лицу, подавшему жалобу, или лицу, в интересах которого она была подана, что предлагалось П.А.Лупинской\ Такое положение, например, закреплено ч.З ст. 108 УПК Республики Казахстан. Усиление гарантий прав и интересов, вовлекаемых в судопроизводство лиц - одна из основных тенденций развития современного уголовно-процессуального законодательства. Однако до внесения соответствующих положений в УПК РФ нормативной основы для выделения такой черты обжалования в досудебном производстве как «запрет преобразования к худшему» нет.

При том, что преследование в связи с подачей жалобы является недопустимым, граждане, в жалобах которых излагаются факты, указывающие на нарушения закона, предполагающие уголовную ответственность должностных лиц, могут под- лежать ответственности за заведомо ложный донос. И мы согласны с имеющейся в

1 См.: Поляков С, Худяков Ю. Прокурор в судебном процессе - фигура безответственная // Россий ская юстиция. - 2002. - №1. - С.55

2 См.: Летучих В.И. Указ. соч. - С.22.

3 См.: Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. -М, 1987.-С.78.

55

литературе рекомендацией, в соответствии с которой заявители, направляющие прокурору подобные жалобы, обязательно подлежат вызову для дачи объяснения по жалобе и прокурор при этом должен предупредить их об уголовной ответственности1.

Подлежит включению в систему черт обжалования, по нашему мнению, и такое положение, как недопустимость рассмотрения жалобы лицом, действия и ре- шения которого обжалуются. УПК РФ не содержит подобного положения, однако оно содержится в иных, регламентирующих обжалование действий и решений должностных лиц, нормативных актах. В соответствии с ч.5 ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются. Подобное положение содержится и в п.4.4 инструкции, утвержденной приказом Генеральной прокуратуры РФ №3 от 15 января 2003 г., согласно которому запрещено направление жалоб прокурорам, ранее принимавшим по поставленным вопросам оспариваемые решения, а также прокурорам, действия которых обжалуются. Данное положение, в частности, означает, что не должен рассматривать жалобы на применение следователем мер процессуального принуждения тот прокурор, который санкционировал их, или прокурор, подчиненный прокурору, санкционировавшему решения следователя. Также прокурор, давший согласие на заключение обвиняемого под стражу, не должен рассматривать жалобы на неосновательное привлечение к уголовной ответственности. В противном случае этот прокурор будет, по существу, рассматривать жалобу на самого себя2.

Уголовно-процессуальное законодательство не содержит и требования моти- вировки решения по жалобе, однако это требование вытекает, в частности, из поло- жений ч.2 ст. 124, ч.5 ст. 125 УПК РФ, устанавливающих, что по результатам рассмотрения жалобы прокурором или судьей выносится постановление. Такая процессуальная форма решения, в соответствии с ч.4 ст.7 УПК РФ, предполагает приведение в нем оснований и мотивов его принятия, на что совершенно обоснованно указывают и

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Пол общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М.: Спарк, 2002. - С.263- 264 2 См.: Митрохин Н.П. Указ. соч. - С. 146; Стецовский Ю.И. Если человек обвинен в преступлении. -М., 1988.-С.200.

56

авторы одного из Комментариев к УПК РФ1. Мотивированность решения по жалобе, как черта обжалования, прямо вытекает и из ч.З ст. 10 закона «О прокуратуре».

Это очень важное, на наш взгляд, положение, поскольку оно предполагает, с одной стороны, надлежащую проверку доводов заявителя лицом, выносящим решение по жалобе и возможность для лица четко уяснить для себя причины, по которым в удовлетворении жалобы полностью или частично отказано, с другой стороны. Под мотивировкой понимается приведение в решении по жалобе системы доводов, соображений, обосновывающих решение как в части установления фактических обстоятельств, так и в отношении всех правовых выводов2. Четкое изложение в постановлении мотивов отказа в удовлетворении жалобы, даст возможность заявителю, при несогласии с таким решением, более аргументировано составить повторную жалобу в вышестоящий, по отношению к принимавшему решение, орган.

Вышесказанное позволяет нам прийти к выводу, что, с учетом действующего законодательного регулирования, к чертам обжалования в досудебном уголовно- процессуальном производстве сегодня могут быть отнесены:

1.Свобода обжалования.

2.Возможность прокурора при разрешении жалобы выйти за пределы поставленных в ней вопросов.

3.Недопустимость рассмотрения жалобы лицом, действия и решения которого обжалуются.

^Недопустимость преследования за подачу жалобы.

  1. Мотивированность вынесенного по жалобе решения.

1 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федера ции/Пол общ. ред. В.М.Лсбедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С. 264, 266.

2 См.: Стецовский Ю.И. Указ. соч. - С.119.

57

Глава II. Предмет и субъекты обжалования процессуальных действий и решений в досудебных стадиях уголовного процесса

Параграф 1. Предмет обжалования в стадиях возбуждения уголовных дел

и предварительного расследования

Рассмотрение предмета обжалования в досудебных стадиях уголовного судо- производства представляет значительный интерес для разрешения различных вопросов, имеющих непосредственное значение для реализации права жалобы вовлеченными в уголовный процесс лицами и касающихся четкого определения круга действий и решений органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора подлежащих обжалованию в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством; возможностей отдельных участников уголовно-процессуальной деятельности по обжалованию тех или иных действий и решений указанных органов и должностных лиц, разграничения различных по своему характеру порядков разрешения жалобы (судебного и несудебного) в зависимости от предмета жалобы и некоторых других.

Круг действий и решений органов расследования, прокурора, подлежащих обжалованию в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, можно определить двояко. С одной стороны, как это уже отмечалось нами ранее, в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством подлежат обжалованию действия и решения процессуального характера. Данное обстоятельство прямо вытекает из положений закона: ст. 19 УПК РФ озаглавлена как: «Право на обжалование процессуальных действий и решений», ст. 123 УПК РФ содержит указание на «производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения». Понятие процессуальных действий и решений мы также можем найти, обратившись к нормам уголовно-процессуального закона. Пунктами 32 и 33 ст.5 УПК РФ устанавливается, что процессуальным действием признается следственное, судебное или иное действие, предусмотренное УПК РФ, а процессуальным решением - решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ. Полагаем, что более подробного обращения к анализу сущностных характеристик процессуальных действий и решений в целях настоящего исследования не тре- буется, поскольку данный вопрос, на наш взгляд, получил достаточное освещение в

58 уголовно-процессуальной литературе, в том числе и специально посвященной вопросам обжалования . Нас же более интересует другой вопрос, разрешение которого составляет вторую сторону определения предмета обжалования в досудебном уголовно-процессуальном производстве, а именно - любое ли процессуальное действие или процессуальное решение органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора может быть обжаловано заинтересованными в этом участниками процесса?

Анализируя имеющиеся в процессуальной литературе высказывания по данному вопросу можно сделать вывод, что довольно распространенным является мнение, в соответствии с которым обжаловано может быть любое действие и решение органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс2, и для такого вывода есть определенные основания. В самом деле, уголовно-процессуальное законо- дательство не устанавливает каких-либо препятствий в обжаловании разного рода решений и действий органов расследования, прокурора, в законе нет и прямых запретов на обжалование конкретных действий и решений в досудебных стадиях процес-са3. Вместе с тем, утверждать, что обжаловано может быть каждое действие и реше-

См., напр.: Кузьмин Г.А. Правовые и организационные основы принятия решений в уголовном процессе (досудебные стадии). Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М, 2002; Манаев Ю.В. Процессуальные решения следователя: Виды, гарантии законности и обоснованности, рекомендации по составлению. Учебное пособие. - Волгоград, 1979; его же. К вопросу о понятии и сущности процессуальных решений следователя // Проблемы применения правовых норм на предварительном следствии: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1982. - С.73-81; Путинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М, 1976.; Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса: Учеб. пособие. - Омск, 1981. - С.24-27; Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса в досудебном производстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2000. -С.14- 15идр.

2 См., напр.: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно- розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М, 1998. - С.48; Кова лев М.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании преступлений. - М.,1981. - С.88; Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в деятельности право охранительных органов. Учебное пособие. - М., 1999. - С.42.

3 В отличие от этого, запреты на обжалование в судебных стадиях процесса закон устанавливает - ч.5 ст.355 УПК РФ закрепляет перечень судебных решений, не подлежащих апелляционному и кассаци онному обжалованию.

59

ние властных органов и должностных лиц, будет, на наш взгляд, не совсем верно. Поясним сказанное.

Обжалуемое каким-либо участником процесса решение или действие, должно, как минимум, в той или иной степени затрагивать права и интересы заявителя жалобы или лица, в чьих интересах действует заявитель. Прямое указание на это мы можем найти в ст. 123 УПК РФ, которая устанавливает, что действия и решения органов уголовного судопроизводства могут быть обжалованы участниками процесса и иными лицами в той части, в которой эти действия и решения затрагивают их интересы. Иное сложно и предполагать, исходя из характера жалобы, как средства защиты прав и интересов лица. Жалоба - это ответ на нарушение или стеснение права. Как совершенно справедливо отмечает М.В.Карасева, право на обжалование только тогда реализуется гражданином, когда он считает, что нарушено или нарушается какое-то его субъективное право или законный интерес . Именно наличие требования об устранении допущенного нарушения закона и восстановлении прав позволяет отличить жалобу от иных видов обращений граждан и соответствующим образом отреагировать на нее2. С этой точки зрения каждая жалоба должна содержать указание на основание ее подачи: нарушение прав и интересов лица вследствие незаконности и необоснованности действия или решения. В противном случае, как сама жалоба, так и рассмотрение ее компетентным на то органом теряет всякий смысл, поскольку из жалобы не усматриваются причины соответствующего требования лица - ведь нельзя об- жаловать «просто так», к этому должны быть определенные основания .

Отмеченное позволяет нам говорить о том, что предмет жалобы составляют не просто действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих досу- дебное производство - эти действия и решения должны соответствовать определен- ным признакам. Как отмечает Ю.И.Стецовский, «закон позволяет обжаловать любые

1 См.: Карасева MB. Конституционное право граждан СССР на обжалование. - Воронеж, 1989. - С.73.

2 См.: Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. -М, 1987.-С.67.

3См.: Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - С.7- 8; Комментарий к

60

действия и решения следователя, стесняющие или нарушающие права обвиняемого или его защитника»1. Раскрывая предмет жалобы, В.И.Летучих относит к нему «незаконные и необоснованные решения, действия либо бездействие прокурора, следователя, органа дознания, нарушившие права или законные интересы лиц, участвующих в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел»2. Н.В.Григорьева включает в предмет жалобы действия (или бездействие) и решения лица, производящего дознание, органа дознания, следователя, прокурора, затрагивающие права или законные

•а

интересы заинтересованных лиц . Таким образом, мы видим, что процессуалистами, исследовавшими институт обжалования, выделялись определенные признаки дейст- вий и решений уполномоченных органов, входящих в предмет обжалования. Однако мы не можем в полной мере согласиться ни с одним из приведенных нами мнений.

Так, для точного определения предмета жалобы указания только на то, что действия и решения должны затрагивать права и интересы участвующих в деле лиц (Н.В.Григорьева), на наш взгляд, явно недостаточно. Названное, как это уже оговаривалось выше, является лишь минимальным требованием, соответствие которому позволяет допустить возможность обжалования конкретного действия или решения органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Определяя предмет обжалования только по указанному признаку, можно прийти к выводу о возможности принесения жалобы на любые, как-либо затрагивающее права и интересы участников процесса, действия и решения уполномоченных органов на предмет установления «возможно допущенных» при их производстве или принятии нарушений, безотносительно того, имеются ли какие-нибудь признаки нарушения закона или прав участников процесса, либо их нет. Такое положение дел нам представляется не совсем правильным. Цель подачи жалобы, все-таки, - это устранение допущенного на- рушения закона, защита и восстановление нарушенных прав и интересов гражданина либо юридического лица. Жалоба приносится по конкретному поводу, тогда, когда

Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М, 2002. - С.276.

1 Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М., 1982. - С. 120.

2 Летучих В. И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовно го процесса: Учеб. пособие. - Омск, 1981. - С.29.

3 См.: Григорьева Н.В. Указ. соч. - С. 16.

61

имеется необходимость приведения в действия механизма правовосстановления1, что должно быть при реальной угрозе правам и интересам лиц, а не каждый раз, «на всякий случай». Последнее, при злоупотреблении правом на обжалование субъектами, заинтересованными в результатах доказывания по делу, может привести к нарушению нормального течения уголовно-процессуальной деятельности.

Учитывая сказанное, нам представляется важным, чтобы предмет обжалования (как действия и решения властных субъектов уголовно-процессуальной деятельности) определялся не только по связи с правами и интересами участвующих в судо- производстве лиц, но и увязывался с необходимостью приведения в действие меха- низмов защиты и восстановления данных прав и интересов. В этой связи наиболее полным, в плане указания достаточного количества признаков подлежащих обжало- ванию действий и решений, нам представляется определение предмета обжалования, предлагаемое В.И.Летучих. Вместе с тем, на наш взгляд, необходим ряд уточнений.

Предметом жалобы в указанном нами определении называются незаконные и необоснованные решения или действия. Однако незаконность или необоснованность действия или решения может быть точно установлена только после проверки жалобы. В момент подачи жалобы заинтересованным субъектом знание о незаконности и необоснованности действия или решения может быть только предположительным и, с этой точки зрения, обжалованы могут быть как действительно незаконные и необоснованные действия либо решения, так и те решения и действия, при принятии или осуществлении которых уголовно- процессуальный закон нарушен не был. Жалоба на такие действия и решения все же должна быть принята и рассмотрена - это нормально и допустимо. Важно, чтобы лицо, принесшее жалобу, считало обжалуемое действие или решение незаконным или необоснованным и поэтому требовало его проверки компетентным на то лицом, на что и необходимо сделать акцент при формулировке предмета обжалования. Интересно заметить, что В.И.Летучих в своей, посвященной обжалованию работе, указывал на данное обстоятельство, отмечая, что предметом

Как нами уже отмечалось, восстановление нарушенного права может выходить за рамки производства по жалобе и регулироваться предписаниями закона, не касающимися собственно проверки жалобы. Но подача жалобы во многих случаях будет являться первым и необходимым условием того, что механизм восстановления права будет приведен в действие - см. параграф 1 главы 1 настоящего исследования.

62

жалобы являются действия и решения прокурора, следователя и органа дознания, незаконные и необоснованные по мнению гражданина1 (выделено нами - А.А.). Однако в сформулированном в работе далее определении предмета жалобы (мы его уже приводили выше) указание на мнение заявителя не получило закрепление. Как мы уже отмечали, этот момент важен и непременно должен присутствовать в определении предмета обжалования.

Аналогичным образом должен быть решен и вопрос с тем, что в предмет об- жалования входят действия и решения, нарушившие права и законные интересы лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве: заявитель жалобы должен считать, что его права и интересы нарушены, а имеет ли место нарушение в действительности установит проверка жалобы. Здесь значительный интерес для формулировки определения предмета обжалования представляет другой вопрос: образуют ли действия и решения властных органов, нарушившие права и законные интересы заявителя самостоятельный предмет жалобы, наравне с незаконными и необоснованными действиями и решениями, либо в определении предмета обжалования эти признаки должны рассматриваться неразрывно? Иными словами - возможно ли принесение (и, соответственно, рассмотрение) жалобы только на нарушения прав и интересов участников процесса, когда вопрос о незаконности или необоснованности действия и решения не решается, и наоборот - обжалование только незаконности и необоснованности действия и решения, безотносительно того, имело ли место нарушение прав и интересов заявителя жалобы?

Отвечая на данный вопрос, следует сразу отметить, что в силу публичного ха- рактера уголовно-процессуальной деятельности и обеспеченности ее государствен- ным принуждением практически неизбежно вторжение в сферу интересов и ограни- чения различных прав вовлекаемых в эту деятельность лиц, что будет происходить и тогда, когда нарушений закона при принятии уголовно-процессуальных решений и осуществлении действий фактически не допущено. И в этой связи будет, наверное, вообще неверным вести речь о законных и обоснованных действиях и решениях властных субъектов уголовно-процессуальной деятельности, нарушающих права и интересы участников процесса. Нарушение прав и интересов участвующих в деле лиц

1 См.: Летучих В.И. Указ. соч. - С.27

63

будет только тогда, когда нарушен закон, в ином случае можно вести речь только о допустимом и основанном на законе ограничении прав участников процесса, высту- пающим необходимым условием для деятельности органов, призванных охранять права и свободы граждан . Возможность подобного ограничения прав прямо преду- смотрена ч.З ст.55 Конституции Российской Федерации. Это проявляется также и в том, что при проверке жалобы уполномоченным должностным лицом оценивается, в первую очередь, именно законность и обоснованность обжалуемого действия или решения. Так, ст. 125 УПК РФ устанавливает, что судья, осуществляя производство по жалобе, проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, соответствующим образом формулируется и выносимое по жалобе решение (ч.5 ст. 125 УПК РФ: «постановление о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным и необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение»). В полной мере распространяется указанное положение и на проверку жалобы прокурором. Только оценив законность и обоснованность обжалуемого решения (действия), должностное лицо, проверяющее жалобу, может определить, произошло ли ограничение прав участвующего в деле субъекта вследствие нарушения закона или оно было осуществлено в рамках соответствующих правовых предписаний - и если подтвердится последнее, в удовлетворении жалобы будет отказано.

Справедливости ради следует сказать, что, принося жалобу, заявитель действует, главным образом, в защиту своих нарушенных прав и интересов - это для него более важно и формулируя саму жалобу, он может и не давать оценку законности и обоснованности обжалуемого действия или решения, и требовать этого от заявителя было бы неверно2. Такая оценка в любом случае должна быть сделана проверяющим жалобу компетентным субъектом, поскольку нарушение прав и интересов различных лиц неразрывно связано с нарушением закона, являясь его прямым следствием. Поэтому любая жалоба участника процесса на нарушение его прав и интересов подле-

1 См, напр: Воробьев СМ. Конституционные основы ограничений личных неимущественных прав в деятельности органов внутренних дел. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2001. - СЮ

2 Мы уже рассматривали отсутствие обязательной формы жалобы, как один из элементов свободы обжалования - см. параграф 2 главы 1 настоящего исследования.

64

жит рассмотрению независимо от того, содержит ли жалоба указание на незаконность и необоснованность приведших к этому нарушению действий или решений, из чего очевиден вывод о том, что выделять самостоятельный предмет обжалования именно по признаку нарушения прав и интересов участников процесса нет необходимости -подача жалобы на допущенное нарушение прав будет равнозначна обжалованию незаконности и необоснованности действий и решений властных субъектов досудебного производства.

Все сказанное нами о неразрывной связи таких признаков обжалуемых действий и решений, как их незаконность, необоснованность и нарушение ими прав вовле- ченных в судопроизводство лиц, в полной мере справедливо для тех ситуаций, когда подача жалобы обусловлена именно произошедшим, по мнению лица, нарушением его прав и интересов. Однако, наряду с рассмотренным, принесение жалобы правомерно и тогда, когда реального нарушения прав вовлекаемого в уголовно-процессуальную деятельность лица еще не произошло, но уже можно вести речь о том, что его права и интересы поставлены под угрозу. Подобная ситуация будет иметь место, если обжалуется вынесенное, но не еще не исполненное решение органа дознания, следователя, прокурора.

Характерный пример мы находим в постановлении Конституционного суда РФ от 3 мая 1995 г.: в рассмотрении жалобы на арест было отказано лицу, в отношении которого вынесенное постановление о заключении под стражу реально исполнено не было. Комментируя данную ситуацию, высокий Суд указал на то, что обжало- ванию и проверке подлежит не само содержание под стражей в отношении обвиняе- мого или подозреваемого, а законность и обоснованность применения этой меры. Постановление о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, в том числе в случаях, когда оно не приведено в исполнение, затрагивает права и свободы гражданина, поскольку с момента вынесения такого постановления у государственных органов возникает право ограничивать свободу гражданина и применять соответствующие меры принуждения. С этого же момента обвиняемый вправе обжаловать применение меры пресечения1. Можно увидеть, что и в приведенной ситуации рассмотренная нами связь таких признаков обжалуемого решения органов расследова-

1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. №4-П // Российская газета. - 1995. - 12 мая.

65

ния, как его незаконность, необоснованность и нарушение им прав и интересов участвующего в деле лица будет все равно в некотором роде проявляться. Сама опасность реализации ограничений прав будет ущемлять интересы лица, оказывать давление на его поступки и сознание, на это также указал Конституционный суд. Но, как правило, такое ущемление интересов не сравнимо по своему характеру и последствиям с тем нарушением, которое произойдет при фактическом исполнении решения. В приведенном примере с заключением под стражу это: физическое ограничение свободы, возможные материальные потери, моральный и физический ущерб. Не стоит также забывать и то, что не все неисполненные решения органов расследования в такой степени влияют на осуществление лицом своих прав, как решение о заключении под стражу. Поэтому, на наш взгляд, не будет ошибкой вести речь о ситуации, когда обжалование каких-либо решений органов расследования, прокурора будет обусловлено только их незаконностью и необоснованностью вне связи с действительно произошедшим нарушением прав и интересов заявителя жалобы.

Таким образом, мы имеем следующие разновидности предмета обжалования: а) незаконные и необоснованные действия и решения органов расследования, проку- рора, нарушившие права участвующих в деле лиц; б) незаконные и необоснованные решения, еще не нарушившие, но поставившие под угрозу права и интересы участников процесса. Это, конечно же, необходимо учитывать при формулировании понятия предмета обжалования, которое исчерпывающе должно охватывать всю совокупность включаемых в него действий и решений. Следует отметить, что общим признаком и для первого и для второго случаев выступает несоответствие закону действий и решений органов, осуществляющих досудебное уголовно- процессуальное производство. И на первый взгляд, указание на то, что обжалуемые действия и решения должны нарушать или ставить под угрозу права участвующих в деле лиц, не является для предмета обжалования определяющим и не подлежит приведению в определении. Главное, что обжалуемые действия и решения должны затрагивать интересы участвующих в деле субъектов, иметь признаки незаконных и необоснованных, а возможное нарушение прав всегда есть следствие допущенных нарушений закона и суть предмета обжалования не изменится, если данный признак в определении не указывать. Более того, поставив, например, признак нарушения прав участвующих в деле лиц в один ряд с незаконностью и необоснованностью подлежащих обжалованию

66

действий и решений (как это сделано в определении В.И.Летучих), мы вынуждены будем признать, что незаконные решения властных субъектов досудебного производства, не приведшие еще к реальному нарушению прав иных участников процесса, обжалованы быть не могут (пример такой ситуации мы и имеем в приведенном нами постановлении Конституционного суда), а это не так.

Вместе с тем, по нашему мнению, отказываться в формулировании предмета обжалования от рассматриваемого признака (нарушение прав и интересов заявителя жалобы) будет не совсем правильно. Ведь содержание понятия «предмет обжалова- ния» будет в значительной степени определяться тем смыслом, который вкладывается в само понятие «обжалование». А под ним понимается не только собственно действия по принесению жалобы заинтересованными лицами, в обжалование включается и деятельность уполномоченных на проверку жалобы субъектов. И, определяя предмет обжалования, следует исходить из того, содержание (фрагмент) какой именно части составляющей обжалование деятельности различных субъектов мы хотим отразить. Можно отметить, что незаконность и необоснованность обжалуемых действий и решений, а также нарушение ими прав участников процесса, несмотря на тесную связь между собой и обусловленность одного другим в значительной степени характеризуют как раз различные стороны предмета обжалования, на которые фактически направлена деятельность участвующих в обжаловании субъектов: подача жалобы осу- ществляется в защиту нарушенных или поставленных под угрозу прав и интересов лица, а ее рассмотрение и разрешение производится с точки зрения проверки закон- ности и обоснованности действий и решений обладающих властными полномочиями органов, которые могли привести к нарушению прав участников судопроизводства.

Напомним, что начав рассматривать предмет обжалования, мы исходили из того, что это определенный круг действий и решений, в отношении которых могут возникать составляющие обжалование процессуальные отношения. В таком понимании предмет обжалования совпадает с предметом деятельности по подаче жалобы. А делая акцент на направленности данного вида деятельности, в определении ее предмета можно ограничиться только указанием на нарушение (или угрозу наруше- ния) прав лица обжалуемыми им действиями и решениями, что, как мы уже рассмот- рели, будет равнозначно указанию на их незаконность и необоснованность. И наобо- рот, при определении предмета деятельности по разрешению жалобы, акцент должен

67

быть сделан именно на то, на что эта деятельность направлена: установление закон- ности и обоснованности обжалованного действия или решения.

Таким образом мы приходим к выводу о необходимости выделения в рамках общего предмета обжалования самостоятельных определений предмета деятельности по формулированию и подаче жалобы (его можно было бы также назвать предметом жалобы) и предмета деятельности по проверке жалобы. При этом предмет жалобы будет включать в себя действия (бездействие) и решения органов расследования, прокурора. Кстати, приведенные нами определения В.И.Летучих и Н.В.Григорьевой раскрывают как раз предмет жалобы, оставляя за рамками определения предмет другой, составляющей обжалование, деятельности. Предмет деятельности по разрешению жалобы, будучи обусловленным самой жалобой, имеет вместе с тем несколько иное содержание и будет включать законность и обоснованность об- жалуемого действия или решения1.

Итак, исходя из изложенного нами выше, подлежащие обжалованию действия и решения, должны соответствовать двум основным критериям: во-первых, они должны затрагивать интересы участвующих в судопроизводстве лиц; во-вторых, эти действия и решения должны, по мнению заявителя жалобы, нарушать или ставить под угрозу его права, либо права лица, представителем которого он является в конкретном уголовном деле. Выделение таких критериев важно для предупреждения появления произвольных или беспредметных жалоб, рассмотрение которых повлечет ненужное расходование процессуальных средств. Так, не могут быть обжалованы действия и решения органов досудебного производства, которые не затронули и не могли затронуть интересы участвующих в деле лиц. Поступление же жалобы на такие действия и решения, а равно жалобы, в которой не идет речь о нарушении (угрозе нарушения) прав ее заявителя или представляемого лица не должно влечь «включения» предусмотренного законом порядка ее рассмотрения. В таком случае возможен отказ

1 Указания на такой предмет проверки жалобы имеются в литературе. См., напр.: Кальницкий В.В. Решения и действий следователя могут быть обжалованы в суд // Законодательство и практика. -1999. - №1. - С.95; его лее. Обоснованность производства следственных действий как предмет судебной оценки // Российская юстиция. - 2003. - №2. - С.27-28; Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности // Уголовное право. -2000.-№1.-С.70.

68

в удовлетворении жалобы по формальным основаниям, если уполномоченный на разрешение жалобы субъект не решит иного.

Определенное исключение из данного правила имело место применительно к судебному обжалованию решения органов расследования, прокурора о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу1, поскольку жалоба полномочного субъекта на указанное решение подлежала принятию и рассмотрению судом независимо от того, содержится ли в ней указание на нарушение прав лица или на незаконность и необоснованность решения . Это объяснялось сущностью заключения под стражу как меры процессуального принуждения, наиболее серьезно ограничивающей важные конституционные права лица, в отношении которого она применена. Такое правило соответствовало и положениям международных правовых документов, per-ламентирующих права человека . Однако данное исключение из общего правила обусловливалось исключительностью обжалуемого процессуального решения и нет достаточных оснований утверждать, что оно может быть распространено на обжалование иных процессуальных действий и решений органов, осуществляющих досудебное уголовно-процессуальное производство.

На наш взгляд, можно выделить относительно обособленные группы процес- суальных действий и решений, не подлежащих обжалованию в досудебном уголовно-процессуальном производстве, поскольку они не затрагивают интересов участников процесса, либо не ставят под угрозу осуществление ими своих прав. При выделении не подлежащих обжалованию действий и решений следует учитывать также и еще

Несмотря на то, что соответствующее постановление Пленума Верховного суда РФ еще не отменено и юридически имеет силу (и вполне может быть применимо к процедурам рассмотрения жалоб на иные процессуальные действия и решения), решение об избрании меры пресечения не принимается более органами расследования и прокурором - это прерогатива суда, и обжалование решения о применении данной меры пресечения происходит в рамках правил пересмотра судебных решений. 2 См.: Пункт 3 Постановления Пленума Верховного суда от 29 сентября 1994 г. №6 // Бюллетень Верховного суда РФ. - 1995. - №1. На это же указывает и Е.Ю.Жога, возражая против мнения, что отсутствие в жалобе на арест указания на незаконность и необоснованность данного решения превращает жалобу в ходатайство. См.: Жога Е.Ю. Арест как мера пресечения в уголовном процессе и судебная проверка его законности и обоснованности. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2001.-С.18. 3Международные акты о правах человека: Сб. документов. - М, 1998. - С.56, 210.

69

один критерий - в соответствии с нормами, устанавливающими порядок обжалова- ния, не могут быть рассмотрены вопросы, хотя и касающиеся осуществления участ- никами процесса своих прав, но для разрешения которых законом установлены иные правовые процедуры.

Во-первых, это решения властных субъектов досудебного производства, ка- сающиеся вопросов организации расследования, а также принимаемые в сфере отношений между процессуально подчиненными или содействующими друг другу при производстве по делу органами и должностными лицами и связанные с такими решениями действия соответствующих субъектов. К ним могут быть отнесены, например: решение начальника следственного отдела о поручении предварительного следствия конкретному следователю (п.1 ч.1 ст.39 УПК РФ), решение следователя или дознавателя о принятии уголовного дела к своему производству (п.2 ст. 149, ст. 156 УПК РФ), решение прокурора о передаче дела от одного следователя другому (п.8 ч.2 ст.37 УПК РФ), поручение следователем органу дознания производства отдельных следственных и иных процессуальных действий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ), решение прокурора о производстве предварительного следствия следственной группой (ст. 163 УПК РФ) и другие. Возникающие у участвующих в деле субъектов возражения относительно кон- кретных, ведущих уголовно-процессуальную деятельность должностных лиц, в случае их обоснованности, разрешаются в соответствии с институтом отводов в уголовном судопроизводстве (гл. 9 УПК РФ). Несмотря на некоторую схожесть отдельных процедурных моментов с уголовно-процессуальным институтом обжалования, институт отводов имеет самостоятельное содержание и значение и ставить знак равенства между возникающими при этом отношениями было бы, по нашему мнению, неверно .

Во-вторых, не подлежат обжалованию участвующими в деле лицами решения следователя, прокурора, органа дознания, дознавателя о вовлечении в уголовно- процессуальную деятельность отдельных субъектов. Это решения, устанавливающие участие в деле потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, специалиста, переводчика. Закон достаточно четко определяет обстоятельства, когда участие в производстве по делу определенных лиц в качестве пред-

1 См.: Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки / Под ред. проф. В.М.Савицкого. - М., 1997. - С. 185; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. - С.96.

70

ставителей потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, а также в качестве специалиста или переводчика может привести к нарушению интересов иных субъектов процессуальной деятельности (ст.ст. 61, 69, 71, 72 УПК РФ). Все возникающие при этом спорные моменты, также, как и в предыдущем случае, подлежат разрешению в соответствии с нормами уголовно-процессуального института отводов и никакой необходимости в обжаловании таких решений заинтересованными лицами нет.

Заметим, что рассматриваемые решения не могут быть обжалованы и лицами, в отношении которых они вынесены. Так, вынесение решения о признании потер- певшим закон связывает с наличием обстоятельств объективного характера: причинением лицу преступлением физического, имущественного, морального вреда; причинением вреда имуществу и деловой репутации юридического лица (ст.42 УПК РФ). Согласия лица на признание потерпевшим либо его ходатайства об этом не требуется1 - при установлении указанных обстоятельств прокурор, следователь или дознаватель обязаны вынести постановление о признании потерпевшим. Вовлечение в уголовно-процессуальную деятельность гражданского истца зависит, в первую очередь, от его волеизъявления, поскольку происходит вследствие предъявления им требования о возмещении имущественного вреда, либо об имущественной компенсации морального вреда (ч. 1 ст.44 УПК РФ). При этом гражданский истец вправе в любой момент отказаться от предъявленного им гражданского иска (п. 11 ч.4 ст.44 УПК РФ). Представляется, что нарушающим права и интересы пострадавших от преступления физических и юридических лиц при этом будет факт непринятия своевременного решения о признании потерпевшим или гражданским истцом, либо отказ в его принятии, что и может быть обжаловано. Решение же о признании потерпевшим или гражданским истцом в большей степени направлено на реализацию прав и интересов пострадавших от преступления лиц и оно не может быть поставлено в зависимость от мнения других участвующих в судопроизводстве субъектов, тем более - заинтересованных в разрешении уголовного дела. Защите интересов лица, привлекаемого в качестве гражданского ответчика, на наш взгляд, в
большей мере будет способствовать не обжалова-

1 Хотя имеющееся в п. 13 ч.2 ст.42 УПК РФ указание на предоставление лицу копии постановления об отказе в признании потерпевшим говорит, наверное, о том, что закон косвенно допускает возможность заявления пострадавшим от преступления лицом ходатайства о признании его потерпевшим.

71

ние им решения следователя о его вовлечении в процесс, а реализация предоставленных ему при этом процессуальных прав, среди которых имеется право возражать против предъявленного иска, а также право на обжалование иных процессуальных решений и действий органов расследования, прокурора, затрагивающих его интересы.

Как можно увидеть, к рассматриваемой группе мы не относим решения, которые влекут получение лицом определенного уголовно-процессуального статуса вследствие разрешения иных, имеющих самостоятельное значение, правовых вопросов. Так, например, принятие следователем, прокурором решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица либо решения о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления влечет, в соответствии со ст.46 УПК РФ, появление в досудебном производстве процессуальной фигуры подозреваемого. Понятно, что указанные решения, как существенно затрагивающие интересы лица, в отношении которого они вынесены, могут быть обжалованы заинтересованными в этом лицами.

Особо следует, наверное, здесь оговорить решение следователя о привлечении в качестве обвиняемого, поскольку оно выступает определенным исключением из рассмотренного нами выше правила. Да, такое решение фактически только устанав- ливает процессуальное положение по делу определенного лица и другие правовые вопросы в нем не получают разрешения (вопросы о квалификации и объеме обвине- ния входят в содержание данного решения). В определенной степени его можно по- ставить в один ряд с решением следователя о признании потерпевшим, гражданским истцом и т.п. Вместе с тем, решение о привлечении в качестве обвиняемого сущест- венно затрагивает интересы указанного в нем гражданина, ему инкриминируется со- вершение конкретного преступления, в отношении него могут быть применены определенные меры принуждения, с данным решением связывается и начальный момент привлечения лица к уголовной ответственности . Будучи вынесенным без достаточных на то оснований, решение о привлечении в качестве обвиняемого, причиняет невиновному лицу моральный, а порой и материальный вред. Особое значение такого

См.: Маршунов М.Н. Прокурорский надзор за законностью установления уголовной ответственности в стадии предварительного расследования // Уголовная ответственность: Проблемы содержания, установления, реализации. Межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1989. - С. 100; Соловьев А.Д. Привлечение в качестве обвиняемого. Учебное пособие. - Киев, 1963. - С. 10.

72

решения подчеркивается и тем, что закон устанавливает уголовную ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст.299 УК РФ), объективную сторону такого преступления составляет вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого1. Законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого уделяется значительное внимание со стороны прокуроров, осуществляющих надзор за предварительным следствием и дознанием2. Однако в большинстве случаев прокурор не имеет возможности одновременно, а тем более предварительно оценить законность и обоснованность такого решения, его проверка носит не упреждающий, а последующий характер и осуществляется, в том числе, и по жалобам привлекаемых к уголовной ответственности граждан3.

В-третьих, могут быть обжалованы не все действия и решения органов рас- следования, прокурора, направленные на получение доказательств. Доказывание яв- ляется сердцевиной уголовно-процессуальной деятельности, ее важнейшей составной частью4. В большинстве своем уголовно-процессуальные институты призваны обеспечивать нормальное течение процесса доказывания и его закономерное завершение -принятие итогового решения по делу. Институт обжалования не должен становиться средством, с помощью которого заинтересованные в исходе дела участники судопроизводства могут препятствовать деятельности органов расследования по сбору доказательств тогда, когда эта деятельность не сопровождается ограничением их прав и интересов, либо эти ограничения носят несущественный характер. Совершенно обоснованно отмечает В.Т.Томин: «если, забыв о цели уголовного процесса, сосредоточить все усилия на защите прав и свобод участников процесса, то может статься, что уголовный процесс окажется не в состоянии разрешать те задачи, для разрешения ко-

1 См.: Мотовиловкер Я.О. Об уголовной ответственности обвиняемого в процессуальном смысле // Уголовная ответственность: Проблемы содержания, установления, реализации. Межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1989. - С.83-84, 87; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. доктор юридических наук, профессор А.В.Наумов. - М., 1996. - С.716.

2 См., напр.: О состоянии борьбы с преступностью и надзора за следствием, дознанием и ОРД в Ом ской области за 200 год // Информационный бюллетень прокуратуры Омской области. - 2001. - №1(25).-С.9. ч

3 См.: МаршуновМ.Н. Указ. соч. - С. 102.

4 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С.4.

73

торых он был создан» 1. При этом не может рассматриваться как нарушение прав и интересов лиц, в отношении которых осуществляется судопроизводство, сбор доказательств, подтверждающих их причастность к расследуемому преступлению. Мы согласны с З.Ф.Ковригой, которая, указывая право принесения жалоб на следственные и судебные действия в числе полномочий, обеспечивающих законный интерес обвиняемого не быть признанным виновным и не подвергаться мерам уголовного наказания иначе как на основании и в порядке установленном законом, в то же время отметила, что «…использование субъективных прав не по целевому назначению не способствует охране интересов обвиняемого, т.к. в конечном счете не достигается цель, ради которой права установлены. Поэтому компетентные органы должны пресекать любые проявления недобросовестного использования субъективных прав, препятствующего успешной реализации уголовной ответственности» 2. Гарантируя права и законные интересы участников процесса, процессуальный закон, вместе с тем, не должен не только не допускать недобросовестного использования этих прав, но и ней-трализовывать любую попытку затруднить установление истины по делу .

Собирание доказательств органами, ведущими уголовное судопроизводство, осуществляется, преимущественно, путем производства следственных действий. Да, любое следственное действие, в силу публичности всей процессуальной деятельности, подкреплено государственным принуждением, однако механизм этого принуждения приводится в действие далеко не всегда, а в тех случаях, когда производство отдельных следственных действий существенно затрагивает права и интересы участвующих в нем лиц, закон устанавливает достаточно гарантий для их защиты. Это и сама усложненная процедура принятия решений об отдельных следственных действиях (например, производства обыска и выемки в жилище), а нередко и возможность

1 Томин В.Т., ПоляковМ.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т.Томина. - Пятигорск, 2000. - С. 17. См., также: Багаутдинов Ф.Н. Право на защиту. Про блемы обеспечения публичных и личных интересов // Прокурорская и следственная практика. - 2001. -№3-4. -С.63-64.

2 См.: Коврига З.Ф. О процессуальной ответственности как гарантии успешной реализации уголовной ответственности // Уголовная ответственность: Проблемы содержания, установления, реализации. Межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1989. - С.107, 109-110.

3 См.: Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности аре стов // Законность. - 1993. - №7. - С. 44.

74

проверки законности и обоснованности решений до их реализации. Защите интересов участвующих в судопроизводстве лиц служат также и предоставленные им процессуальные права, связанные с осуществлением конкретных следственных действий. Очень часто вести речь о возможности обжалования того или иного следственного действия можно только после производства этого действия, когда необоснованное ограничение прав участвующих в нем лиц может быть связано с нарушением порядка его производства, либо с тем, что использованное при осуществлении следственного действия принуждение вышло за пределы необходимого.

Здесь интересно отметить и такой аспект - в тех случаях, когда закон не обязывает осуществляющее расследование лицо оформить свое решение о производстве следственного действия в форме постановления, обжаловать это решение фактически невозможно. Такое решение процессуально не фиксируется и проявит себя только в самом следственном действии, после которого и может быть обжаловано. При этом рассмотрение жалобы и оценка решения будет неразрывна с оценкой законности произведенных действий. На данное обстоятельство указывал и В.И.Летучих, отмечая, что не образуют самостоятельного предмета жалобы решения о производстве следственных действий, не оформленные в виде постановления . Даже теоретически допустив возможность их обжалования (что нередко позволит без труда блокировать процесс сбора доказательств лицам, в этом заинтересованным), весьма сложно представить себе решение, которое может быть вынесено по итогам рассмотрения подобной жалобы. В связи с этим законодатель, оговаривая в уголовно-процессуальном законе обжалование отдельных решений, использует термин «постановление», что на наш взгляд, не совсем правильно, однако подробнее на этом мы остановимся несколько ниже.

Исходя из вышеизложенного, решения о производстве таких следственных действий, как допрос, осмотр, следственный эксперимент, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, могут быть обжалованы только после их производства, одновременно с обжалованием произведенных при их осуществлении действий. Равным образом, не может быть обжаловано решение органов, осуществляющих предварительное расследование, о производстве судебной экспертизы. Защи-

1 См.: Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса: Учеб. пособие. - Омск, 1981. - С.27.

75

та интересов участников процесса, затрагиваемых назначенной судебной эксперти- зой, эффективно осуществляется предоставленными им при этом законом правами, а не разрешением по жалобе вопроса о ее правомерности. Более того, статьей 196 УПК РФ установлены случаи, когда назначение и производство судебной экспертизы является обязательным, и не зависит от усмотрения органов, осуществляющих производство по делу - какое либо обжалование решений о назначении экспертиз по таким вопросам фактически исключено самим законом. Назначение же экспертиз, в наибольшей степени ограничивающих права и интересы участников судопроизводства, а именно - связанных с помещением подозреваемого, обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар, требует, в соответствии с ч.2 ст.29 УПК РФ судебного решения. Производство судебной экспертизы в отношении свидетеля и потерпевшего (за отдельными исключениями) согласно ч.4 ст. 195 УПК РФ возможно только с их согласия. На наш взгляд, во всех случаях назначения экспертиз, обжалованию подлежат допущенные (или предполагаемые) нарушения порядка их производства, но не само решение о проведении экспертизы. Исключение здесь, пожалуй, могут состав- лять лишь решения о производстве повторных экспертиз, поскольку законом (ч.2 ст.207 УПК РФ) установлены конкретные обстоятельства, делающие их назначение необходимым. При отсутствии таких обстоятельств решение о назначении повторной экспертизы будет необоснованным. Вопрос об их наличии вполне может быть разрешен прокурором (в том числе и по жалобам заинтересованных лиц) с вынесением соответствующего процессуального акта.

К решениям, направленным на получение доказательств, непосредственно от- носится также и возбуждение следователем с согласия прокурора перед судом ходатайства о производстве тех следственных действий, которые могут осуществляться только на основании судебного решения. Следует отметить, что данное решение имеет некоторую двойственность. С одной стороны, как это указано в ч.2 ст.29 УПК РФ, только суд правомочен принять отдельные решения в ходе досудебного производства. И в этом смысле возбуждение перед судом соответствующего ходатайства является начальным моментом порядка принятия таких решений1. С другой стороны, не секрет, что решение о производстве следственных действий (производимых под судеб-

1 См.: Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. - Омск, 2001. - С.93.

76

ным контролем) фактически инициирует все-таки орган, осуществляющий производство по уголовному делу. Именно орган расследования определяет необходимость производства конкретного следственного действия и наличие к нему достаточных оснований, что находит свое отражение в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства, выносимом в соответствии с ч.1 ст. 165 УПК РФ. Суд, рассмотрев ходатайство следователя, по существу, дает дозволение на производство того или иного действия или отказывает в этом, в связи с чем формулировка, имеющая место в ч.4 ст. 165 УПК РФ - «судья выносит постановление о разрешении (выделено нами -А.А.) производства следственного действия…», на наш взгляд, точнее отражает суть возникающих здесь отношений. Однако имеющий место обязательный двойной процессуальный контроль за решением о производстве следственных действий, предусмотренных пунктами 4-8 и 11 ч.2 ст.29 УПК РФ — со стороны прокурора (в форме дачи согласия на обращение в суд) и со стороны суда (в форме разрешения производства действия) делает ненужным, а практически - исключает, обжалование решения органа расследования о возбуждении перед судом ходатайства о производстве указанных следственных действий. Предмет деятельности прокурора и суда по жалобе на такое решение совпадает с предметом деятельности, осуществляемой ими в порядке ст. 165 УПК РФ - им выступает обоснованность возбужденного следователем ходатайства о производстве следственного действия. Принятие и рассмотрение жалобы на такое решение органа расследования приведет к возникновению параллельного про- изводства по одному и тому же вопросу и повлечет излишнее расходование процессуальных средств.

Равным образом не может быть обжаловано решение следователя о возбуждении перед судом ходатайства о помещении подозреваемого или обвиняемого, не со- держащегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для про- изводства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, вынесенное в соответствии со ст.203 УПК РФ.

По рассмотренным причинам не подлежат обжалованию также и решения органов расследования о возбуждении перед судом ходатайства: об избрании меры пре- сечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста; о продлении срока со- держания под стражей; о наложении ареста на имущество; о временном отстранении обвиняемого от должности. Такие решения, в принципе, могут быть рассмотрены как

77

самостоятельная группа не подлежащих обжалованию решений, поскольку непосредственно с получением доказательств они не связаны.

Помимо производства следственных действий, получение доказательств органами расследования осуществляется и иными способами, к которым следует отнести: истребование предметов и документов, представление доказательств1. Однако приведение в действие норм института обжалования при осуществлении органами расследования указанных процессуальных действий, на наш взгляд, не обусловлено необходимостью. Истребование доказательств, в отличие от производства следственных действий, не обеспечивается мерами государственного принуждения и рассчитано на добровольное исполнение . Принятие следователем доказательства, представленного каким-либо участником процесса, не может рассматриваться как нарушение прав иных его участников и, следовательно, подлежать обжалованию ими. Отказ же в принятии представленного доказательства, являясь, по сути, отказом в удовлетворении

ходатайства , может быть обжалован заявившим такое ходатайство участником про- цесса в силу прямых указаний закона (ст. 122 УПК РФ). При этом следует иметь вви- ду, что обжаловать отказ следователя в принятии представленного доказательства вправе лишь лица, наделенные соответствующими процессуальными правами на представление доказательств и заявление ходатайств. Представление доказательств иными субъектами (как принимающими так и не принимающими участие в расследовании) не влечет возникновения у следователя обязанности принять представленный объект или иным образом отреагировать на факт обращения к нему1.

К рассматриваемой группе решений может быть отнесено и собственно решение органа расследования о прекращении сбора доказательств. Такое решение при- нимается, когда орган расследования признает собранные по делу доказательства достаточными для составления обвинительного заключения, и процессуально прояв-

См.: Капинус Н.И. Понятие и сущность представления доказательств в советском уголовном процессе //Вопросы уголовного процесса и криминалистики. Сб. науч. тр. - М., 1988. - С.4; Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. - М., 1999 - С. 146; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С.373.

2 См.: Кальницкий В.В. Указ. соч. - С.97.

3 См., напр.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. - С.93.

78

ляет себя в уведомлении обвиняемого и его защитника об окончании производства следственных действий, о чем составляется протокол (ч.1 ст.215 УПК РФ). О данном решении должны быть уведомлены также законные представители обвиняемого, по- терпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Установ- ленный гл.30 УПК РФ порядок окончания предварительного расследования не позволяет вести речь о том, что указанное нами решение органа расследования может быть обжаловано заинтересованными лицами. Участники процесса, ознакомившиеся с материалами уголовного дела и полагающие, что предварительное расследование должно быть дополнено, вправе заявить соответствующее ходатайство, но не обжаловать решение следователя об окончании сбора доказательств. Вопрос об отмене этого решения не ставится и в случае удовлетворения ходатайства — в соответствии со ст.119 УПК РФ следователь дополняет материалы следствия, не приостанавливая процедуры ознакомления участников с материалами дела. Отказ в удовлетворении ходатайства может быть обжалован на общих основаниях.

Наконец, отметим еще одну, весьма специфичную группу решений органов расследования, прокурора. Речь идет о предусмотренных ч.З ст. 11 УПК РФ мерах безопасности, принимаемых при наличии данных о том, что потерпевшему, свидете- лю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их родственникам или близким угрожают убийством, применением насилия или иными противоправ- ными деяниями. Прежний УПК прямо не предусматривал подобных мер, в связи с чем правоохранительные органы вынуждены были применять меры безопасности без соответствующих правовых оснований, а порой - вопреки нормативным установле-ниям . В соответствии с ч.9 ст. 166 действующего УПК следователь, с согласия прокурора вправе вынести постановление о сохранении в тайне данных о личности потерпевшего, его представителя или свидетеля. Эти данные в последующем не подлежат внесению в протоколы следственных действий, производимых с участием лиц, безопасность которых обеспечивается. Согласно ч.8 ст. 193 УПК РФ следователем может

1 См.: Кальницкий В.В. Указ. соч. - С. 100.

2 См.: Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: рос сийский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование). - М., 2001. - С.7.

79

быть принято решение о производстве опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым.

Для нас не подлежит сомнению, что приведенные нами решения следователя не могут быть обжалованы участниками процесса, поскольку направлены, в первую очередь, на защиту прав и интересов тех участвующих в уголовном процессе лиц, в отношении которых они вынесены (предусматривающая их ст. 11 УПК РФ носит со- ответствующее название - «Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве») и никаким образом не могут быть рассмотрены как нарушающие законные интересы иных участников судопроизводства. Вторая цель, которая преследуется такими решениями - обеспечение процесса доказывания. Охраняемые данными решениями ценности значительно весомее интереса привлекаемых к уголовной ответственности лиц располагать сведениями о всех участниках судопроизводства со стороны обвинения в условиях, когда такие сведения могут быть использованы во вред этим участникам или с целью воспрепятствовать производству по уголовному делу. Справедливо замечено, что в сфере уголовного судопроизводства защищать надлежит права и свободы не только обвиняемых и подозреваемых, эффективно должны быть защищены и законные интересы тех законопослушных граждан, на которых учинено преступное посягательство1. По мнению О.А.Зайцева, потерпевшие, свидетели и другие участники процесса должны получить надежные гарантии от возможного воздействия на них посторонних лиц. Необходимость защиты субъектов уголовно- процессуальных отношений диктует включение в действующее законодательство ряда норм, допускающих отдельные исключения из принципов гласности судопроизводства, а также обеспечения обвиняемому права на защиту^. В литературе даже высказано предложение, что, возможно, в духе обеспечения состязательности уголовного процесса следует вообще отказаться от правового института ознакомления стороны защиты по итогам расследования с материалами дела3.

1 См.: Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Указ. соч. - С. 13; Соловьев А., Якубович Н. Предвари тельное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. - 1995. - №8. - Сб.

2 См.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. - М, 2001. - С.261-262.

3 См.: Багаутдинов Ф.Н. Указ. соч. - С.71.

80

Следует отметить, что ограничение права обвиняемого на доступ к материалам следственных органов широко практикуется при производстве по уголовным делам в зарубежных странах, в частности, в ФРГ, Франции, Швейцарии, Японии, США и др., что не раз становилось предметом обращения в Европейский Суд и Европейскую комиссию по правам человека . Европейская комиссия при этом постановила, что «государство может налагать разумные ограничения на доступ к документам об- винения» . Достаточность данных, необходимая для принятия рассматриваемых на- ми решений, категория оценочная и в значительной мере зависит от усмотрения пра- воприменителя. Как отметил О.А.Зайцев, «основаниями для принятия мер процессу- альной защиты являются фактические данные, достаточные для предположения (вы- делено нами - А.А.) о совершении опасных противоправных деяний»3. Полагаем, что решение о применении мер защиты потерпевших и свидетелей может быть принято при наличии практически любой информации о том, что в отношении них может быть применено насилие или иные противоправные действия. Осуществление таких мер не может быть поставлено в зависимость от мнения лиц, заинтересованных в исходе дела, даже тогда, когда их необходимость вызывает определенные сомнения. В результате отмены решения о мерах безопасности в отношении свидетелей и потерпевших может быть причинен несравнимо больший вред, чем возможные последствия не совсем обоснованного решения об их осуществлении. Поэтому, на наш взгляд, любая постановка вопроса об оценке правомерности решений о мерах безопасности в отношении свидетелей и потерпевших со стороны участников процесса, в том числе и по жалобам, должна быть исключена. При этом обвиняемому и его защитнику может быть предоставлено право, при наличии у них разумных сомнений, ходатайствовать перед прокурором и судом о проверке факта существования анонимного потерпевшего и свидетеля .

1 См.: Брусницин Л.В. Указ. соч. - С.168-170.

2 См.: Там же. -С. 169.

3 Зайцев О. Комментарий к ст. 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопро изводстве // Уголовное право. - 2002. - №2. - С.66.

4 См.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. - М, 2001. - 264; Тихо нов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности по терпевшего и свидетеля: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М, 1995. - С.22.

81

Напомним, что рассмотренные нами группы действий и решений мы охарак- теризовали, как «не подлежащие обжалованию». Чтобы не быть неправильно поня- тыми, уточним свою позицию: конечно же, никто не может запретить участвующим в деле лицам принести жалобы действительно на любые действия и решения органов, осуществляющих уголовное судопроизводство. Однако обжалование (и как принесе- ние жалобы и как ее разрешение), являясь видом процессуальной деятельности уча- стников судопроизводства, имеет свой определенный предмет. Нормы института об- жалования не могут быть приведены в действие, когда надлежащий предмет этой процессуальной деятельности отсутствует. Именно в этом смысле нами использован оборот «не подлежащие обжалованию» действия и решения - как выходящие за рам- ки надлежащего предмета жалобы. Принесение беспредметных жалоб, то есть тех, в которых не поставлен подлежащий разрешению вопрос, либо поставленный вопрос должен быть разрешен не в соответствии с нормами, регулирующими рассмотрение и разрешение жалоб, не влечет начала реализации установленного законом порядка рассмотрения жалобы. В таком случае компетентным на проверку жалобы органом может быть вынесено решение об отказе в удовлетворении жалобы, без осуществле- ния ее проверки, либо принято решение по поставленному в жалобе вопросу в поряд- ке, установленном нормами соответствующего процессуального института.

Рассматриваемым нами критериям должно отвечать и включаемое в предмет жалобы бездействие органов расследования, прокурора. То есть обжаловано может быть не всякое бездействие органов расследования по уголовному делу, а такое, которое, по мнению заинтересованного лица, ставит под угрозу его права. Именно поэтому В.И.Летучих, характеризуя бездействие, как составную часть предмета жалобы, отмечал, что для него характерно неисполнение или ненадлежащее исполнение орга- ном дознания, следователем, прокурором закрепленных законом обязанностей, в ре- зультате чего страдают (или могут пострадать) права и законные интересы участ- вующих в процессе граждан1. Такого же мнения придерживается и Н.В. Григорьева2.

Как мы уже рассмотрели, нарушения прав и интересов участвующих в деле лиц неразрывно связаны с нарушениями процессуального закона. Такая связь характерна и для нарушения прав в результате бездействия, которое должно обладать оп-

1 См.: Летучих В.И. Указ. соч. - С.28.

2 См.: Григорьева Н.В. Указ. соч. - С. 15.

82

ределенными признаками неправомерности. На это нас ориентирует и ч.5 ст. 125 УПК РФ, устанавливающая виды решений судьи по жалобе участников процесса. Пункт 1 указанной нормы закона предусматривает постановление «о признании действия (бездействия) … соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение». То есть бездействие, разрешение жалобы на которое влечет предусмотренные законом правовые последствия (в виде обязанности соответствующих должностных лиц устранить нарушение) должно быть незаконным или необоснованным, иными словами - являться собственно нарушением закона.

В указанной связи весьма полезно обратиться к положениям теории уголовного права, где бездействие рассматривается как вид противоправного поведения, вле- кущий установленную законом ответственность. Так, авторы комментария к Уголов- ному кодексу РФ отмечают: «Бездействие характеризуется пассивным волевым поведением, выражающимся в невыполнении лежащей на лице обязанности действовать»1. Схожие определения можем встретить и в учебниках уголовного права: «Бездействие - пассивное поведение, проявляющееся в несовершении определенных действий, которые человек в конкретной ситуации был обязан и мог совершить» 2.

Приведенные нами теоретические конструкции вполне уместны и при выделении признаков бездействия, как вида влекущего правовые последствия поведения должностных лиц органов, осуществляющих уголовное судопроизводство в досудебных стадиях. К таким признакам можно отнести: пассивность поведения, невыполнение установленной законом обязанности, реальную возможность ее выполнения. Если поведение должностных лиц не соответствует указанным признакам, вряд ли можно вести речь о неправомерном бездействии. Так поведение, не характеризующееся пассивностью, вообще нельзя назвать бездействием. Поэтому мы не согласны с утверждением В.И.Летучих и Н.В.Григорьевой о том, что бездействием может быть названо и ненадлежащее исполнение органом дознания, следователем, прокурором закрепленных законом обязанностей. В.И.Летучих, в частности, относит к такому бездейст-

1 Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. - М., 1996. - С.64.

2 Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): Учебник /Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И.Марцева. - Омск, 1998. - С.67.

83

вию и ненадлежащее выполнение следственных действий1. В данном случае налицо ненадлежащие действия, а не бездействие. Ненадлежащими могут быть названы дей- ствия, выполненные с нарушением требований процессуального закона, что, без со- мнения, может быть обжаловано, но только в рамках обжалования неправомерных действий.

Неисполнение органами расследования действий, исполнение которых, в со- ответствии с законом, не является обязательным, не может рассматриваться как на- рушение закона и подлежать обжалованию. Когда выполнение каких-либо процессу- альных действий отвечает интересам участвующего в деле лица, оно может, в соот- ветствии со ст. 119 УПК РФ, заявить соответствующее ходатайство. В случае, если ходатайство участника процесса останется без предусмотренных законом последст- вий (ст. 122 УПК РФ), он вправе будет обратиться с жалобой на бездействие соответ- ствующих должностных лиц. Однако такое бездействие будет представлять собой неисполнение установленной законом обязанности отреагировать на ходатайство участника процесса, а не невыполнение действия, о котором он ходатайствует. Нако- нец, не образует неправомерного бездействия невыполнение обязательных процессуальных действий в ситуации, когда их выполнение невозможно по каким- либо объективным причинам. Следует также помнить, что проявляться указанные признаки должны в сфере отношений, урегулированных уголовно-процессуальным законодательством. В противном случае жалоба на такое бездействие не может влечь процессуально значимых последствий.

Оценка рассматриваемых нами признаков неправомерного бездействия характерна, преимущественно, для процедуры проверки жалобы, являясь, таким образом, составной часть предмета данной деятельности уполномоченных на проверку жалобы органов. Как уже отмечалось, предмет проверки жалоб на действия и решения органов расследования, прокурора составляет их законность и обоснованность. Преломляя содержание данных понятий на бездействие, можно сказать, что предметом рассмотрения жалобы на бездействие будет являться наличие предусмотренных законом обстоятельств, обусловливающих обязанность выполнения органами расследования, прокурором определенных действий и принятия решений, а также наличие объектив-

1 См.: Летучих В.И. Указ. соч. - С.28

84

ных причин неисполнения предусмотренных законом обязанностей. Поскольку при характеристике бездействия понятия «законность» и «обоснованность» малоприме- нимы, целесообразнее, на наш взгляд, использовать понятие «правомерность». Без- действие же, являющееся составной частью предмета жалобы может трактоваться несколько шире - как неисполнение органом расследования, прокурором установленных законом процессуальных обязанностей, которое, по мнению участвующих в деле лиц, нарушило или поставили под угрозу их права. Установление того, явилось ли такое неисполнение нарушением требований закона, является целью последующей проверки жалобы.

Как составные части предмета жалобы в досудебном уголовно-процессуальном производстве нами рассматриваются действия и решения, а также бездействие органов расследования, прокурора. Вместе с тем, нормы уголовно- процессуального закона в отдельных случаях в качестве предмета жалобы называют постановления, вынесенные должностными лицами, ведущими уголовное судопроизводство. Так, в соответствии с ч.4 ст. 148 УПК РФ, заявителю должно быть разъяснено его право обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Пункт 10 ч. 2 ст.213 УПК РФ говорит об обжаловании постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования. Согласно ч.З ст.219 УПК РФ следователь, в случае отказа в удовлетворении ходатайства, обязан разъяснить порядок обжалования постановления об этом лицу, заявившему ходатайство.

Формулировка ч.1 ст. 125 УПК РФ: «Постановления дознавателя, следователя, прокурора …, а равно иные их решения…», а также определение понятия «по- становление», содержащееся в п.25 ст.5 УПК РФ: «постановление - любое решение … прокурора, следователя, дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования…» позволяют сделать вывод, что законодателем понятия «решение» и «постановление» в целом рассматриваются как равнозначные, что, на наш взгляд, не совсем верно.

Постановление является процессуальным документом, фиксирующим решения полномочных участников уголовного судопроизводства1. При этом в литературе

1 См.: Томин В.Т., Якупов Р.Х., Дунин В.А. Процессуальные документы, сроки и судебные издержки в уголовном судопроизводстве. - Омск, 1973. - С. 15; Словарь основных уголовно- процессуальных понятий и терминов / Сост. А.М.Баранов, П.Г.Марфицин. - Омск, 1997. - С.52.

85

справедливо отмечено, что форма решения находится в неразрывной связи с его со- держанием, оно выражается через форму, но при этом оформление принятого реше- ния в документе имеет и самостоятельное значение . Оценивая же взаимосвязь формы и содержания решения применительно к реализации права участников судопроизводства на обжалование процессуальных решений, несложно увидеть, что обжалование (как деятельность заинтересованного субъекта) направлено, в первую очередь, на существо решения - содержащийся в нем ответ на правовой вопрос2, а не на постановление, как документ, с точки зрения правильности его оформления. Последнее подлежит оценке при разрешении жалобы на решение, как элемент его законности. В целом же проверка обжалованного решения будет включать также и установление наличия оснований его принятия, независимо от их приведения в постановлении. То есть проверка по жалобе процессуального решения органов, осуществляющих судопроизводство, должна рассматриваться шире, чем проверка соответствующего постановления.

Конечно, сама возможность реализации права участвующего в деле субъекта на обжалование решения теснейшим образом связана с наличием фиксирующего ре- шение процессуального документа, в большинстве случаев - постановления. Боль- шинство решений считается принятыми с момента вынесения постановления, с этого момента они подлежат обжалованию участниками процесса. Направленным на обеспечение права на обжалование действием лиц, ведущих уголовный процесс, является ознакомление участников процесса с постановлениями, содержащими решения, затрагивающие их права и интересы . В этом значении указание в нормах закона на об-

1 См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М., 1989. - С.482-483; Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные образцы. - М., 1991. - С.5.

2 В теории уголовного судопроизводства в целом сложился взгляд на процессуальное решение, как на правоприменительный акт, содержащий выводы по правовым вопроса, возникающим в процессе возбуждения и расследования уголовного дела. См, напр.: Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя в советском уголовном судопроизводстве. Учебное пособие. Волгоград, 1977. - С. 12; Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержа ние и формы. - М., 1976. - С. 18.

3 См., напр.: Якубович Н. Приостановление и возобновление предварительного следствия в аспекте УПК РФ 2001 г. // Уголовное право. - 2002. - №2. - С.81; Ефанова В.А., Кузнецов Н.П. Правовая за-

86

жалование постановлений вполне оправданно и имеет смысл. Вместе с тем, не все решения в уголовном судопроизводстве фиксируются в форме постановлений, некоторые вообще не имеют письменной формы, что, в принципе, не исключает возможности их обжалования. К тому же, в использовании законодателем термина «постановление» в нормах, составляющих институт обжалования, нет единообразия. Так, ч.З ст. 101 УПК РФ после вручения копии постановления об избрании меры пресечения лицу, в отношении которого оно вынесено, обязывает вынесшее постановление должностное лицо разъяснить порядок обжалования решения об избрании меры пресечения. Согласно ч.1 ст.209 УПК РФ следователь, приостановив предварительное следствие, одновременно с уведомлением об этом определенных участников процесса разъясняет им порядок обжалования данного решения.

С учетом изложенного, полагаем, что постановления, в отрыве от решений, не образуют самостоятельной части предмета обжалования. Рассмотренное смешение законодателем понятий «постановление» и «решение», вряд ли каким-либо образом повлияет на реализацию права участников процесса на обжалование, однако считаем, что использование указанных понятий в нормах, регулирующих обжалование решений органов расследования, прокурора, требует уточнения и приведения положений закона в соответствие с действительным содержанием имеющих место отношений. Представляется более правильным, если нормы закона, устанавливающие порядок принятия отдельных процессуальных решений будут содержать указание на возможность обжалования самих решений, а не фиксирующих их постановлений.

Завершая рассмотрение предмета обжалования в досудебных стадиях процесса, хотелось бы особо остановиться на высказанном Н.В.Григорьевой мнении, что предмет жалобы в досудебном уголовно-процессуальном производстве должен включать и конституционность уголовно-процессуального закона (его норм, частей), примененного или подлежащего применению в конкретном уголовном деле1. С приведенным мнением мы никак не можем согласиться. Наличие урегулированного уголовно-процессуальным законодательством порядка рассмотрения и разрешения жалоб имеет особый смысл, обусловленный тем, что вопросы, по поводу которых пришита личности в стадии возбуждения уголовного дела // Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Сб. науч. тр. -Ярославль. - 1990. - С.176-177. 1 См.: Григорьева Н.В. Указ. соч. - С. 16.

87

носится жалоба, возникают в сфере уголовно-процессуальных отношений и их раз- решение требует порядка, соответствующего характеру этих отношений. С другой стороны, предметом осуществляемой в таком порядке деятельности не могут быть вопросы, возникшие вне рамок уголовно-процессуальных отношений и подлежащие, вследствие этого, разрешению в порядке, урегулированном нормами иных отраслей права . В том и состоит важность точного определения предмета процессуальной жалобы, т.е. жалобы, возникающей из уголовно-процессуальных отношений и влекущей их возникновение.

Предметом же деятельности Конституционного суда являются конфликты в процессе реализации норм конституционного права, он разрешает по жалобам вопросы, возникающие из отношений иного порядка, нежели те, по поводу которых осуще-ствляется уголовное судопроизводство . Вынося решение об оценке конституционности закона или подзаконного акта, действий должностных лиц, Конституционный суд решает только вопросы конституционного права воздерживаясь, в отличие от судов общей юрисдикции или иных компетентных органов, от установления и оценки фактических обстоятельств дела, в связи с которым была принесена жалоба3.

Расширение предмета обжалования в досудебном уголовно-процессуальном производстве за счет дополнения его вопросами, подлежащими рассмотрению Кон- ституционным судом (по своему характеру и так не соответствующими имеющим место в уголовном процессе отношениям), должно влечь как включение в уголовное судопроизводство такого нового участника, как Конституционный суд, так и необходимость уголовно-процессуальной регламентации его деятельности по рассмотрению жалоб, что, собственно, и предлагается1. Однако для этого, на наш взгляд, нет никаких оснований. Напротив, деятельность Конституционного суда и других субъектов права осуществляется на основании и в рамках процессуальных норм, процедур кон-

1 Подробнее данный вопрос был рассмотрен в параграфе 1 главы 1 настоящего исследования.

2 См., напр.: Шейнин X. Конституционный суд РФ в системе органов судебной власти // Российская юстиция. - 1995. - №3. - С.20; Гаджиев ГЛ., Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Становление и проблемы // Государство и право. - 1993. - №7. - Сб.

3 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учебн: пособие для вузов. - М, 1998 - С.202; Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в Рос сии. -М, 1995. - С. 15.

88

ституционного судопроизводства, являющегося специфическим, самостоятельным видом судопроизводства, имеющим отличные от уголовного судопроизводства предмет и объект, принципы и задачи^. Устанавливающие данное судопроизводство нормы регулируют качественно однородный комплекс общественных отношений, складывающихся в процессе организации и функционирования конституционного контроля. Такие отношения не могут быть урегулированы нормами уголовно-процессуального законодательства, равно, как и нормы, регулирующие проверочную деятельность суда в уголовном судопроизводстве, не могут быть расположены в отрасли конституционного или административного права, поскольку система этих норм является неотъемлемой частью уголовно-процессуального права3. Предмет правового регулирования является важнейшим критерием разграничения отраслей права. Именно поэтому, например, ученые-процессуалисты обоснованно указывают на невозможность рассмотрения судами в гражданском порядке споров по поводу законности и обоснованности процессуальных действий или решений органов расследования4, хотя такие предложения иногда высказываются в литературе5.

Совершенствованию правовой основы деятельности Конституционного суда в большей степени будет отвечать создание по возможности наименее «разрозненного» правового регулирования. Поскольку, как это обоснованно отмечено Н.В.Витруком, «множественность законов, регламентирующих отношения в этой сфере, ведет к известному дублированию, повторам, исключение такой множественности обеспечивает известную «экономию» с точки зрения юридической техники, удобство при при-

1 См.: Григорьева Н.В. Указ. соч. - С.7-30.

2 См.: ВитрукН.В. Указ. соч. - С.41; Шейнин X. Указ. соч. - С.20.

3 См.: Азаров В.А. Сущность российского уголовного процесса и судебный контроль // Правовые про блемы укрепления российской государственности. Ч. 10: Проблемы уголовного процесса в свете но вого Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Сб. статей. - Томск, 2002. - С. 12-13.

4 См., напр.: Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности // Уголовное право. - 2000. - №1. - С.72; Бабенко А., Яблоков В. Рассмотре ние судом жалоб на действия и решения органов расследования // Российская юстиция. - 2001. - №8. - С.58.

5 См., напр.: Джатиев В. Подсудность дел о правонарушениях в досудебных стадиях уголовного процесса // Российская юстиция. - 2000. - №8 - С.22.; Дорошков В. Судебный контроль за деятельно стью органов предварительного расследования // Российская юстиция. - 1999. - №7. - С.28.

89

менении норм закона о Конституционном суде»1. По указанным причинам, считаем предложение об уголовно-процессуальной регламентации деятельности Конституционного суда, в части рассмотрения жалоб участников уголовного судопроизводства, неприемлемым.

Таким образом, в предмете обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса следует выделять предмет жалобы и предмет проверки жалобы. Предмет жалобы - это процессуальные действия и решения, а равно выразившееся в неисполнении предусмотренных законом процессуальных обязанностей бездействие органов расследования и прокурора, которые, по мнению участвующих в деле лиц, чьи интересы были ими затронуты, нарушили или поставили под угрозу их права. Предмет проверки жалобы составляет законность и обоснованность обжалуемых процессуальных решений и действий, а также правомерность бездействия дознавателя, следователя, прокурора.

1 ВитрукН.В. Указ. соч. - С.58.

90

Параграф 2. Субъекты права жалобы на действия и решения органов предварительного расследования, прокурора

Успешной реализации права гражданина на обжалование действий и решений органов, осуществляющих производство в досудебных стадиях уголовного про- цесса будет способствовать четкое определение круга лиц, имеющих право на при- несение таких жалоб. Неопределенность в этом вопросе может повлечь, с одной стороны, необоснованное расширение данного круга лиц, когда прием и рассмотрение жалоб от ненадлежащих субъектов приведет к ненужному расходованию процессуальных средств; с другой стороны, и это более опасно, необоснованное его сужение, что обусловит невозможность для лица воспользоваться правом жалобы, когда это действительно необходимо.

Круг лиц, правомочных принести жалобы на действия и решения органов расследования, прокурора может быть определен двояко. С одной стороны, в широком смысле к субъектам права на обжалование можно отнести всех лиц, жалобы которых на действия и решения прокурора, органов предварительного расследования и их должностных лиц вообще могут быть приняты и рассмотрены в порядке, установленном законодательством. Исходя из того, что право на обжалование действий и решений любых государственных органов, как уже рассматривалось, является неотъемлемой частью комплекса прав и обязанностей, составляющих правовой статус личности в государстве и выступает не столько процессуальным, сколько в самом широком смысле социальным правом субъекта, оно должно быть обеспечено любому гражданину, вступающему во взаимоотношения с государственными органами и их должностными лицами. С другой стороны, с учетом того, что обжалование действий и решений органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс специально регулируется процессуальным законодательством, в узком смысле под субъектами обжалования действий и решений следователя, органа дознания, дознавателя, прокурора понимаются только те лица, жалобы которых подлежат рассмотрению и разрешению в порядке, установленном уголовно-процессуальным институтом обжалования в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Следует отметить, что деятельность органов, наделенных правом производства предварительного расследования, собственно одним расследованием не огра-

91

ничивается. Фактически только для органов предварительного следствия уголовно- процессуальная деятельность является единственным видом осуществляемой ими деятельности . Органы, уполномоченные законом на производство дознания и вы- полнение неотложных следственных действий (ст.40 УПК РФ), совмещают процес- суальную деятельность с другими видами государственной деятельности, как отно- сящейся к правоохранительной, так и имеющей иной характер. Довольно широкими являются и задачи, охватывающие деятельность органов прокуратуры. Поэтому нарушения прав граждан, а также юридических лиц со стороны органов, уполномоченных на осуществление предварительного расследования, допущенные даже в какой-либо связи с производством по уголовному делу, могут выйти за рамки уголовно-процессуальных нарушений и затрагивать интересы лиц, реализуемые в иных сферах общественной жизни. Права и интересы граждан могут быть затронуты и нарушением нравственных норм, что может повлечь не только моральную, но и дисциплинарную ответственность — выговор, увольнение с работы и т.д. Тем более, что должностные лица рассматриваемых нами органов, как обоснованно отмечается в литературе, подлежат дисциплинарной ответственности не только за упущения по службе и нарушения трудовой дисциплины, но и за проступки, несовместимые с их достоинством и порочащие носимое ими звание ввиду особого характера выполняемых ими обязанностей .

Порядок приема и разрешения жалоб граждан на допущенные нарушения их прав и интересов будет различным в зависимости от того, какое правовое положение занимает гражданин, вступая в отношения с государственными органами и их должностными лицами, а также от характера допущенного нарушения. Поскольку в отдельных случаях законодательство предусматривает различные варианты обжалования одного и того же нарушения прав и интересов лица (например, возможно обращение либо к вышестоящему в порядке подчиненности должностному лицу, либо к прокурору, либо в суд), порядок разрешения жалобы будет различаться и в зависимости от того, какой путь изберет лицо для защиты своего нарушенного права. К нормативным актам, устанавливающим порядок обращения граждан за защитой

1 См.: Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, буду щее…: Учебное пособие. - Омск, 1998. - С.35.

2 См.: Мальков ВВ. Советское законодательство о жалобах и заявлениях. - М., 1967. - С.15

92

нарушенных прав и интересов, помимо УПК РФ, можно отнести Закон РФ от 27 апреля 1993 г. №4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», в соответствии с которым каждый гражданин, считающий, что его права нарушены действиями и решениями государственных органов или их должностных лиц, может обратиться с жалобой либо непосредственно в суд, либо к вышестоящему в порядке подчиненности государственному органу, должностному лицу. В порядке, установленном указанным законом, могут быть обжалованы любые действия и решения, нарушающие права и свободы граждан, кроме тех, в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования. Порядок применения данного закона получил разъяснение в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993 г. №10!. Другими нормативными актами, устанавливающими порядок, в соответствии с которым могут быть рассмотрены и разрешены жалобы граждан на действия и решения прокурора, органов предварительного расследования и их должностных лиц могут быть названы также: Указ Президиума ВС СССР от 12 апреля 1968 г. №2534-VII «О порядке рас- смотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», который действует в части, не противоречащей Конституции РФ и закону РФ от 27 апреля 1993 г.; Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г.; приказ Генеральной прокуратуры РФ от 15 января 2003 г. №3 «О введении в действие инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации»; приказ ФСБ РФ от 4 декабря 2000 г. №613 «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности»; приказ МВД СССР от 1 ноября 1982 г. №350 «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений, жалоб и организации приема граждан в органах, учебных заведениях, внутренних войсках, учреждениях, организациях и на предприятиях МВД СССР» и другие.

Как можно увидеть, круг лиц, в различном порядке обжалующих действия и решения органов, наделенных правом осуществлять предварительное расследование, достаточно широк и его ограничение фактически будет зависеть только от решения

1 Бюллетень Верховного суда РФ. - 1994. -№3.

93

вопроса: являются ли субъектами права на обжалование граждане, чьи права и интересы не нарушены, но которым стало известно о допущенном нарушении прав третьих лиц. Анализ точек зрения, имеющихся в специальной литературе позволяет ответить на данный вопрос отрицательно. Так, по мнению В.В.Малькова, субъектом права на обжалование может быть только лицо, права и интересы которого являются объектом нарушения1. Того же мнения придерживается и С.Г.Березовская, полагая, что жалоба носит субъективный характер, поэтому с ней может обратиться только лицо, права и интересы которого были нарушены2. Как отмечает Н.Ю.Хаманева, право на жалобу прежде всего обеспечивает личный интерес гражданина в защите его нарушенного права . Аналогичной позиции придерживается и М.В.Карасева, она также указывает на то, что право на обжалование возникает у гражданина как реакция на неправомерные действия, ущемляющие его права и законные интересы4. Имеющие место противоположные точки зрения5, обоснованно, на наш взгляд, критикуются в научной литературе , что подтверждается и позицией законодателя. Так, ч.З ст.4 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» предусматривает, что жалоба может быть подана гражданином, права которого нарушены, или его представителем, а также по просьбе гражданина надлежаще уполномоченным представителем общественной организации, трудового коллектива. Разъясняя данное положение закона, Пленум Верховного суда указывает, что полномочия представителя на подачу жалобы от имени гражданина должны

1 См.: Мальков В.В. Указ. соч. - С. 14, 19.

2 См.: Березовская С.Г. Охрана прав граждан советской прокуратурой. - М., 1964. - С.70-71.

3 См.: Хаманева Н.Ю. Защита прав граждан в сфере исполнительной власти. - М., 1997. - С. 14.

4 См.: Карасева М.В. Конституционное право граждан СССР на обжалование. - Воронеж, 1989 г. - С.31.

5 См., напр.: Ремнев В.И. Право жалобы в СССР. - М, 1966. - С.28-29; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М, 1986. - С.95.

6См.: Летучих В.И. Субъекты права жалобы в стадии предварительного расследования // Проблемы борьбы с преступностью. Вып. 1. - Иркутск, 1970. - С.120-123; Будншов В.Л. Обжалование действий и решений следователя: Учеб. пособие. - Волгоград, 1990. - С. 15-16.

94

быть оформлены в соответствии со ст. 45 ГПК РСФСР1. Статья 123 УПК РФ, кото- рая является общей нормой, устанавливающей круг субъектов права жалобы в уголовном судопроизводстве, прямо устанавливает, что процессуальные действия и решения жалобы могут быть обжалованы участниками судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые действия и принимаемые решения затрагивают их интересы.

Таким образом, к субъектам права на обжалование действий и решений органов, осуществляющих предварительное расследование, прокурора (в широком по- нимании данного круга лиц) следует отнести всех, без исключения, граждан, чьи права и интересы нарушены действиями и решениями указанных органов, а также надлежаще уполномоченных представителей данных лиц, действующих по их просьбе или поручению. Обращения же граждан, в которых содержатся сведения о допущенных нарушениях прав и интересов третьих лиц, не могут признаваться жалобами и влечь соответствующий порядок их разрешения. Данный круг субъектов права жалобы нами определяется независимо от того, участниками каких отношений выступали лица, права и интересы которых были нарушены.

Обращаясь же к рассмотрению круга субъектов обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в узком его понимании (то есть лиц, чьи жалобы влекут установленный законом уголовно-процессуальный порядок их раз- решения), который в рамках настоящего исследования представляет особый интерес, можно увидеть, что если при производстве по уголовному делу в суде перечень лиц, правомочных обжаловать судебные решения определен законом достаточно четко (ч.4 ст.354, ст.402 УПК РФ), то регламентация досудебного производства исчерпывающих указаний на данный счет не содержит. В какой-то степени это обусловлено тем, что в досудебном процессуальном производстве (в особенности на предварительном расследовании) могут затрагиваться интересы весьма широкого круга лиц, а установление жестких пределов реализации права жалобы не позволит кому-либо из них защитить свои права, когда это необходимо. Вместе с тем, отнесение конкретного лица к числу субъектов обжалования на основании общих положений

1 См.: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993 г. №10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» // Бюллетень Верховного суда РФ. - 1994. - №3.

95

ст. 123 УПК РФ в отдельных случаях может представлять сложность, поскольку некоторая неопределенность этого правового предписания (в особенности той его части, которая касается «иных лиц») допускает различное толкование данного круга субъектов.

Следует отметить, что в теории уголовного процесса сложились определенные подходы к пониманию круга субъектов права жалобы в стадии предварительного расследования, поскольку проблема адекватного определения данного круга лиц вставала перед правоприменителями и ранее, а предписания УПК РСФСР в этой части отличались еще большей неконкретностью.

Условно можно выделить три основные позиции процессуалистов относительно круга субъектов права жалобы в соответствии с регулированием данного вопроса УПК РСФСР. По мнению В.Л.Будникова, рассматриваться в установленном уголовно-процессуальным законом порядке должны жалобы только тех участников уголовного процесса, которые прямо заинтересованы в исходе дела и наделены в связи с этим соответствующими процессуальными правами1. При таком, наиболее ограничивающим круг субъектов права жалобы, понимании, из него исключаются все иные субъекты, не имеющие собственного интереса в исходе уголовного дела и вовлекаемые в него в целях обеспечения процесса доказывания, выполнения вспомогательных функций, и другие, попадающие в сферу уголовного судопроизводства, граждане. Подобного мнения придерживается и Н.В.Григорьева2. По мнению других процессуалистов, к числу которых можно отнести П.А.Лупинскую, В.И.Летучих, право на жалобу имеют любые лица, в том или ином качестве вовлеченные в уголовный процесс, и чьи непосредственно права и законные интересы при этом нарушены3. В соответствии с указанной позицией можно выделить определенные границы круга лиц, уполномоченных на принесение процессуальной жалобы. С одной

1 См.: Будников В.Л. Указ. соч. - С. 14.

2 См.: Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участ ников уголовного процесса в досудебном производстве. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2000.-С. 18.

3 См.: Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - Москва, 1979. - С. 154; Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовно го процесса: Учеб. пособие. - Омск, 1981. - С.32.

96

стороны, круг субъектов права жалобы не может быть меньше круга лиц, участвующих в уголовном деле в том или ином качестве, но при этом он несколько шире круга непосредственных участников процесса, хотя и не безграничен. Поэтому, с другой стороны, в указанный крут субъектов вписываются только те лица, права и интересы которых были нарушены действиями и решениями органов дознания, следствия, прокуратуры. Критерием, определяющим субъекта права жалобы, здесь является связь личных прав и законных интересов гражданина с действиями и решениями органов расследования, прокурора. Согласно данной позиции к субъектам права жалобы, помимо участников уголовного процесса могут быть отнесены, например, хозяева или съемщики помещения, в котором производится обыск или выемка, лица, владеющие или пользующиеся предметами, подвергнутыми изъятию1.

В качестве третьей, наиболее широко трактующей круг субъектов права жалобы, позиции можно выделить мнение А.М.Ларина, В.П.Божьева, Н.П.Митрохина о том, что право на обжалование действий и решений органов расследования, прокурора принадлежит любому лицу, независимо от его уголовно-процессуального статуса, даже если это лицо вообще не участвовало в уголовно-процессуальной дея- тельности. В соответствии с этим подлежат рассмотрению и разрешению по существу жалобы не только лиц, участвующих в уголовном деле, но и любых граждан, предприятий, организаций и учреждений, процессуально связанных (или не связанных) с делом, побуждаемых личными или общественными интересами, обжалующих неправильные с их точки зрения действия и решения органа дознания, следователя, прокурора . На первый взгляд указанная позиция достаточно близка с предыдущей, однако между ними есть существенная разница. Во-первых, в соответствии с указанной позицией субъектами права жалобы признаются и лица, чьи права и интересы нарушены не были. То есть не учитывается связь личных прав и законных интересов

1 См.: Летучих В.И. Субъекты права жалобы в стадии предварительного расследования // Проблемы борьбы с преступностью. Вып. 1. - Иркутск, 1970. - С. 123-125.

2 См.: Ларин A.M. Указ. соч. - С.95; Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный про цесс России. Лекции-очерки / Под ред. проф. В.М.Савицкого. - М., 1997. - С. 183; Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. - Минск, 1979. - С. 144-145; Научно- практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, перераб. и доп. -М.,2000.-С413.

97

гражданина с действиями и решениями органов расследования, прокурора, что, как это было рассмотрено выше, представляется не совсем верным. Во-вторых, рассматриваемая нами позиция, в отличие от предыдущей, допускает, на наш взгляд, ситуации, когда нарушения, по поводу которых приносится жалоба, могут возникать не в ходе уголовно-процессуальных правоотношений. К субъектами обжалования в таком случае будут отнесены и лица, нарушения прав которых не носят характера процессуальных. Таким образом, фактически не проводится разграничения между кругом субъектов права жалобы в узком его понимании и кругом субъектов в широком его понимании, что может повлечь и смешение порядков разрешения различных по своему характеру жалоб.

Недостаточно четкое законодательное регулирование рассматриваемого нами круга лиц и наличие различных толкований в теории уголовного процесса приводит и к неоднозначному его пониманию в правоприменительной практике. Так, про- веденный нами в 2000-2001 годах опрос следователей, работников органов дознания, прокуратуры, показал, что к субъектам, жалобы которых на действия и решения органов предварительного расследования, прокурора подлежат рассмотрению и разрешению в порядке, предусмотренном УПК РСФСР, 52 % опрошенных отнесли лишь тех участников процесса, которые заинтересованы в исходе дела (подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей); по мнению 30 % опрошенных, к таким субъектам следует отнести всех, вовлеченных в расследование уголовного дела лиц, обладающих определенным процессуальным статусом; наконец, 18 % опрошенных считают, что в порядке, предусмотренном действующим УПК, могут быть рассмотрены и разрешены жалобы любых лиц, независимо от их участия в расследовании, если действиями и решениями органов предварительного расследования, прокурора, были нарушены их права и интересы. Очевидно, что такая разница в подходах к разрешению рассматриваемого нами вопроса во многих случаях влечет необоснованное ущемление процессуальных прав участвующих в деле лиц, в том числе и права на подачу жалобы.

Оценивая существо регулирования данного вопроса в новом уголовно- процессуальном законодательстве, мы можем сделать вывод, что в целом законода- телем воспринята вторая из приведенных нами научных позиций. Право на обжало-

98

вание теперь четко прописано и для таких участников процесса, как: свидетель (п.5 ч.4 ст.56 УПК РФ), эксперт (п.5 ч.З ст.57 УПК РФ), специалист (п.4 ч.З ст.58 УПК РФ), переводчик (п.З ч.З ст.59 УПК РФ), понятой (п.З ч.З ст.60 УПК РФ). Наличие права на обжалование у указанных лиц и ранее отмечалось в работах, посвященных анализу их правового положения, а также вопросам обеспечения их прав1. Однако, хотя среди ученых мнение о наличии права на обжалование у данных субъектов практически не встречало возражений, работниками органов расследования и прокуратуры, как показали приведенные нами результаты опроса, данное мнение разделялось далеко не всегда.

Вместе с тем, устанавливая круг лиц, правомочных на принесение процессуальной жалобы, законодатель в ст. 123 УПК РФ применил понятие «участники судо- производства». Следует сказать, что вопрос об использовании данного понятия (равнозначного понятию «участники уголовного процесса») в теории уголовного процесса относится к числу дискуссионных, что во многом связано с неоднозначностью его использования в уголовно-процессуальном законодательстве (в первую очередь, конечно, УПК РСФСР). Суть разногласий здесь, в основном, сводится к различному пониманию круга участников уголовно- процессуальной деятельности, признающих-ся участниками уголовного процесса . На наш взгляд, нельзя сказать, что принятие

1 См.: Саркисянц Г.П. Понятые в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1975. - С.58; его лее. Переводчик в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1974. - С.74; Калашникова Н.Я. Гарантии прав свидетеля, эксперта, переводчика и понятого в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.7, 16, 25-26; Басков В.Н. Курс прокурорского надзора. - М., 1998. - С. 145; Щерба СП., Мар ков А.Я., Стеснова Т.Н. Участие переводчика на предварительном следствии и дознании. Пособие - М., 1993 - С. 13; Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предвари тельном следствии: Пособие. - М., 1995. - С.54-55.

2 См., напр.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. - С.446-447; Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учебное пособие для юридических вузов. - М., 1997. - С.74- 75; Элькинд ПС Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. - С.58; Шпи- лев В.Н. Участник уголовного процесса. - Минск, 1970. - С.16; Шешуков М.П. Участники процесса на предварительном следствии (проблемы процессуального положения): Учебное пособие. - Рига, 1988. - С. 14-15; ЧелъцовМ.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - С.70-71; Гуткин И.М., Белозеров Ю.Н., Мариупольский Л.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - С.48-49; Коко рев Л.Д. Участники уголовного процесса // Проблемы кодификации уголовно- процессуального пра ва. -М., 1987. - С.38-51 и др.

99

УПК РФ положило конец этому спору, - в п.58 ст.5 УПК РФ, законодатель устано- вил, что под «участниками уголовного судопроизводства» понимаются лица, принимающие участие в деле, при этом, однако, в разделе II УПК РФ, носящем название «Участники уголовного судопроизводства», урегулировано правовое положение далеко не всех тех лиц, которые участвуют в производстве по уголовному делу. При толковании положений ст. 123 УПК РФ встает закономерный вопрос: могут ли быть названы участниками процесса те участвующие в деле лица, которые в разделе II УПК РФ не обозначены? От решения данного вопроса зависит и то, какой смысл может быть вложен в понятие «иные лица», - это участвующие в деле лица, правовое положение которых в разделе II УПК не урегулировано, либо это лица, которые участия в деле не принимали.

Учитывая то основное положение, что процессуальный порядок рассмотрения и разрешения жалобы может повлечь лишь жалоба на нарушения, допущенные в ходе уголовно-процессуальных отношений, нам представляется, что при определении критериев отнесения тех или иных лиц к числу субъектов обжалования в досудебном уголовно-процессуальном производстве, предпочтительнее в первую очередь исходить из того, являются ли эти лица участниками уголовно-процессуальных правоотношений, тем более, что, при всей разнице подходов к решению вопроса относительно толкования понятия «участники процесса», среди процессуалистов нет расхождений в том, что все участники уголовного процесса являются субъектами уголовно-процессуальных отношений.

Таким образом, в качестве первого критерия, позволяющего отнести определенное лицо к числу субъектов обжалования действий и решений органов расследования в досудебных стадиях процесса, можно рассмотреть участие лица в уголовно- процессуальных правоотношениях.

Обращаясь к специальной литературе мы можем рассмотреть признаки, со- ответствие которым позволяет считать лицо участником процессуального правоотношения. Например, Р.Д.Рахунов относит к ним такие признаки, как осуществление уголовно-процессуальной деятельности, наличие определенных прав и обязанностей, вступление в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками

100

процесса по своей инициативе или в силу требований закона1. Аналогичный набор признаков субъекта уголовно-процессуального отношения предлагает и В.П.Божьев2.

Рассматривая приведенные признаки участников процессуальной деятельности можно увидеть, что только вступления в отношения с другими участниками про- цессуальной деятельности недостаточно для признания субъекта участником правоотношений. Лицо при этом должно быть носителем определенных прав и обязанностей, обусловленных выполняемой им в процессе функцией, т.е. обладать конкретным правовым статусом, что является необходимым условием содержательного участия в правоотношении . Именно как лицо, лицо занимающее в процессе по конкретному делу определенное процессуальное положение, определяет субъекта процессуального правоотношения М.С.Шакарян4, носителем процессуальных правомочий, прав и обязанностей называет субъекта правоотношения Б.А.Галкин5. С другой стороны, реализация прав и выполнение возложенных на субъекта обязанностей возможны только в отношениях с другими участниками процессуальной деятельности, и именно при вступлении в эти отношения лицо приобретает определенный правовой статус, становясь из субъекта права субъектом правоотношения. Субъекты по разному вовлекаются в сферу уголовно-процессуальных правоотношений: одни -в силу должностных обязанностей (суд, прокурор, следователь, дознаватель); другие - путем реализации их законных прав (потерпевший, гражданский истец, их законные представители); третьи - по решению представителей власти (подозреваемый, обвиняемый, свидетель, эксперт, специалист, понятой и др.); четвертые — исполняя поручения, полученные от другого лица (защитник, представитель)6.

См.: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М, 1961. - С.19.

2 См.: Божъев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975. - С.171.

3 См.: Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. - Тю мень, 1999. -С.91.

4 См.: Шакарян М.С. Понятие субъектов советского гражданского процессуального права и право отношения и их классификация//Труды ВЮЗИ. - T.XVII. - М., 1971.-С.81.

5 См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. - М., 1962. - С.91

6 См.: Божъев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения: Дис… д-ра юрид. наук в форме на уч. доклада. - М., 1994. - С.27.

101

При этом важно отметить то обстоятельство, что особенностью уголовно- процессуальных отношений является наличие среди субъектов этих отношений хотя бы одного носителя правоприменительных правомочий. Иными словами, уголовно-процессуальное отношение есть всегда отношение органа власти с гражданином1. Поскольку право на обжалование должно быть обеспечено любому лицу, вступающему во взаимоотношения с органами государства, оно принадлежит и каждому субъекту, вовлекаемому в уголовно-процессуальные отношения с органами и должностными лицами, наделенными в уголовном процессе властными полномочиями.

Итак, определяя субъектов права на обжалование по таким признакам, как участие в уголовно-процессуальных отношениях и обладание определенным процес- суальным статусом, мы, в первую очередь, отнесем к ним тех субъектов, право ко- торых на обжалование действий и решений органов расследования, прокурора четко указано в законе. Это лица, поименованные в главах 6, 7, 8 УПК РФ: подозреваемый, обвиняемый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, законные представители потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой. К числу субъектов, которым право на обжалование предоставлено уголовно-процессуальным законом, может также быть отнесен и заявитель, поскольку ч.2 ст. 145 УПК РФ прямо оговаривает его право обжаловать решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении. Однако поставить заявителя в один ряд с указанными выше субъектами обжалования достаточно сложно ввиду того, что право на обжалование для данного лица сформулировано законом лишь в отношении узкого круга решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ, в то время как для других субъектов какого- либо перечня обжалуемых решений не установлено. То есть право на об- жалование, предоставленное ч.2 ст. 145 УПК РФ заявителю, по сравнению с правами на обжалование, предоставленными законом другим участникам судопроизводства, выглядит несколько «усеченным».

Субъектами обжалования действий и решений органов предварительного расследования, прокурора по рассмотренным нами признакам будут и иные участ-

1 См.: Кожевников В.В., Марфицин П.Г. Уголовно-процессуальный аспект механизма правового регулирования: Учеб. пособие. - Омск, 1998. - С.90; Галкин Б.А. Указ. соч. - С.74; Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. - Ростов, 1966. - С. 12-13.

102

вующие в расследовании лица, даже если их право на обжалование в законе прямо не «прописано». Правом на обжалование они будут наделены в силу того, что они являются участниками уголовно-процессуальных правоотношений. При этом, однако, следует отметить, что правовое положение таких лиц не определено законом в той же степени, как положение участников процесса, обозначенных в главах 6-8 УПК РФ. В одних случаях в законе имеется только частичная регламентация их правового статуса (приведены некоторые права и обязанности), в других - эти лица лишь упомянуты в уголовно-процессуальном законе, их правовой статус не определен вообще, но действиями и решениями органов предварительного расследования они фактически ставятся в положение субъектов уголовно-процессуальных отношений, в ходе которых может произойти нарушение или ущемление их прав и интересов. Вопрос о наличии у этих лиц права на обжалование является менее исследованным в уголовно-процессуальной науке.

К таким лицам могут быть отнесены: залогодатель (ст. 106 УПК РФ), поручитель (ст. 103 УПК РФ), лицо, в помещении которого производится обыск или выемка, либо присутствующее при этом (ст. 182 УПК РФ). Для последнего наличие права на обжалование действий и решений органов расследования, связанных с про- водимым обыском или выемкой (например, об изъятии предметов и их дальнейшей судьбе) является особенно актуальным. Зачастую такое лицо является владельцем помещения, подвергаемого обыску, проживает в нем, а также распоряжается или пользуется изымаемым имуществом. При обыске закон допускает изъятие предметов и документов, и не имеющих значения для дела, поскольку, в соответствии со ст. 182 УПК РФ подлежат изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для дела (в отличие от выемки, которая, согласно ч.1 ст. 183 УПК РФ, проводится при необходимости изъятия предметов и документов имеющих значение для дела). Определить значимость предметов часто можно только после обыска в ходе последующих процессуальных действий (осмотров, предъявлений для опознания и т.п.), а случаи утраты или порчи таких вещей вследствие ненадлежащего их хранения в практике неединичны1. Существенно нарушается при обыске и тайна

1 Характерный пример содержится в постановлении Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П: гражданин Д.И.Фуфлыгин обжаловал проведенный в его квартире обыск, сопровождавшийся изъятием материальных ценностей, которые впоследствии были утрачены. См.: Собрание законода-

103

частной жизни лиц, занимающих обыскиваемое помещение. Сказанное в равной степени проявляется и в отношении лиц, в жилище которых производится осмотр (ст. 177 УПК РФ). К рассматриваемой группе субъектов может быть отнесено и лицо, на имущество которого налагается арест (ст. 115 УПК РФ). При этом совершенно «остается за кадром» ситуация с обеспечением имущественных прав лиц, в жилище которых проводился обыск, либо на имущество которых наложен арест, если указанные лица при проведении данных процессуальных действий не присутствовали. В таких случаях их даже сложно назвать участниками уголовно- процессуальных отношений, поскольку процессуальные действия, существенно ограничивающие их права и интересы были осуществлены без их участия, что фактически лишает данных лиц какого-то либо процессуального статуса и связанных с ним прав. Статья 115 УПК РФ, предусматривающая возможность наложения ареста на имущество, даже вскользь не упоминает о каких-либо правах, возникающих в связи с этим у владельцев арестованного имущества.

В некоторой мере ситуация с неурегулированностью процессуального статуса рассматриваемых нами субъектов смягчается тем, что при производстве по делу они часто уже поставлены в какое-либо другое процессуальное положение, и не должны испытывать в связи с этим каких-то ограничений в своем праве на обжало- вание действий и решений органов, ведущих уголовный процесс. Например, залогодатель или поручитель ранее допрашивались по уголовному делу в качестве свидетелей, а лицо, у которого производится обыск, либо на имущество или вклад которого наложен арест, уже является подозреваемым, обвиняемым, либо также свидетелем. Вместе с тем, допускаются законом и, естественно, возникают на практике ситуации, когда указанные субъекты не обладают никаким иным процессуальным статусом и их участие в судопроизводстве ограничено одной- единственной ролью. Так, довольно широко в законе определен круг лиц, на имущество которых может быть наложен арест. Нередки случаи, когда на арестованных счетах лежат деньги не толь-

тельства РФ. - 1999. - №14. - Ст. 1749. См., также: Бажанов СВ. Персонификация ответственности за утрату вещественных доказательств при групповом методе расследования преступлений // Вестник МВД Российской Федерации . - 1994. - №4. - С.45- 47.

104

ко обвиняемого или подозреваемого, но и третьих лиц1. В таких условиях права и интересы данных лиц, как участников уголовно-процессуальной деятельности, в том числе и право на обжалование, могут быть существенно ограничены.

В равной мере может не занимать какого-либо иного процессуального положения и лицо, которому в соответствии ст.115 УПК РФ арестованное имущество передано на хранение. В отношении него закон содержит лишь указание о его ответст- венности за сохранность этого имущества, о чем делается запись в протоколе. Какие-либо права данного лица, направленные на надлежащее вьтолнение им возложенной на него обязанности, либо на защиту в связи с этим своих законных интересов, в законе отсутствуют. К лицам, лишь упомянутым в законе, могут быть отнесены и представители администрации организации, которой принадлежит осматриваемое помещение (ч.б ст. 177 УПК РФ), законные представители допрашиваемого несовершеннолетнего (ст. 191 УПК РФ), статисты (лица, предъявляемые для опознания вместе с опознаваемым — ст. 193 УПК РФ). Последние вообще не могут выступать по уголовному делу в каком-либо ином качестве, поскольку заведомо не должны иметь к расследуемому делу никакого отношения, что прямо вытекает из выполняемых указанными лицами в процессе функций.

Конечно, не стоит ставить всех лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство в один ряд - функции, формы и степень их участия в процессе различны, также различны вероятность и возможности ущемления их прав и интересов. Например, достаточно сложно представить ситуации, когда у залогодателя, поручителя, стати- ста возникнет необходимость обжаловать действия и решения следователя, органа дознания, прокурора. Однако, несмотря на это, нет совершенно никаких оснований ограничивать таких субъектов в их праве на обжалование действий и решений орга- нов государственной власти в отношения с которыми они вовлекаются, в то время, как другим субъектам уголовно-процессуальной деятельности такое право предос- тавлено. Совершенно справедливо, на наш взгляд, мнение В.М.Корнукова о том, что, при всем различии правового положения участвующих в уголовном процессе лиц, есть нечто общее в основе процессуального положения каждого из них, что обусловлено равноправием граждан, равенством всех перед законом и судом, а также един-

См.: Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в деятельности правоохрани тельных органов. Учебное пособие. - М, 1999. - С.39-40.

105

ством задач уголовного судопроизводства. Исходя из этого все участвующие в процессе лица наделены рядом одних и тех же прав, в числе которых называется и право обжаловать действия и решения соответствующих органов и должностных лиц1. Вряд ли стоит решать, кому целесообразно предоставить право на обжалование, а кому нецелесообразно - надлежащему обеспечению прав граждан, участвующих в уголовном процессе отвечает и надлежащая законодательная регламентация их правового статуса. Тем более, что в последние годы одной из самых значительных тенденций развития уголовно-процессуального законодательства становится усиление гарантий охраны прав и интересов граждан в сфере уголовного судопроизводства.

Наконец, отметим еще одну категорию субъектов, которые по отдельным делам возникают на стадии предварительного расследования, но назвать которых уча- стниками уголовно-процессуальных правоотношений особенно сложно, поскольку деятельность органов расследования в отношении них носит односторонний власт- ный характер, а существо принимаемых решений и проводимых действий предполагает неосведомленность таких лиц об их осуществлении. Речь идет о лицах, которые еще не вовлечены в производство по уголовному делу, и не имеют какого-то определенного процессуального статуса, но в отношении них осуществлялись наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка (ст. 185 УПК РФ), а также контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК РФ). Это становится возможным,

1 См.: Корнуков В.М. Правовой статус личности в уголовном судопроизводстве // Проблемы право вого статуса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981. - С.40.

2 Как правило, предлагаемые различными авторами классификации субъектов уголовного процесса, не содержат указаний на таких лиц. Исключение составляет классификация субъектов, приведенная Н.Е.Павловым, в которой лица, на переписку которых наложен арест и переговоры которых про слушиваются, отнесены к группе «иных субъектов». См.: Павлов Н.Е. Указ. соч. - С. 115. Интересно также отметить, что и В.П.Божьев называл лиц, на переписку которых наложен арест, субъектами уголовно-процессуальных правоотношений, относя их к классификационной группе таких субъек тов, как «граждане, участвующие при проведении или в связи с проведением отдельных процессу альных действий». См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975. - С. 174. Однако в последующих, приводимых В.П.Божьевым классификациях субъектов, такое лицо уже не упоминается. См., напр.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения: Дис… д- ра юрид. наук в форме науч. доклада. - М, 1994. - С.28; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. ВЛ.Божьева. - М: Спарк, 1988. - С. 121-122.

106

поскольку закон предполагает проведение данных процессуальных действий как в отношении подозреваемого, обвиняемого и лиц, уже участвующих в производстве по делу, так и в отношении любых других лиц при наличии предусмотренных зако- ном оснований.

Проведение таких процессуальных действий в значительной степени ограничивает конституционные права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, а также тайну корреспонденции. При этом возможность об- жалования данных действий для субъектов, в отношении которых они проводятся (причем независимо от того, поставлены ли эти лица в какое-либо процессуальное положение по делу, или нет) будет существенно затруднена, а скорее - вообще ис- ключена, что связано с неосведомленностью лиц об их осуществлении1. Справедливости ради следует сказать, что сама суть и назначение рассматриваемых нами процессуальных действий предполагают, что лицо, в отношении которого они проводятся и не должно о них знать, иначе эти действия теряют всякий смысл. Данная ситуация, на наш взгляд, является несколько нетипичной для уголовного судопроизводства, как деятельности, протекающей в рамках правоотношений и, в отличие от деятельности оперативно-розыскной, преимущественно гласной. Рассматриваемые же нами процессуальные действия по своему характеру наиболее близко стоят именно к оперативно-розыскным мероприятиям, чем к другим следственным действиям.

Лишение заинтересованного лица возможности обжаловать осуществляемые в отношении него процессуальные действия, существенно ограничивающие его кон- ституционные права, будет являться прямым нарушением предписаний ст. 123 УПК РФ, и в этом смысле рассматриваемые нами решения и действия не должны выби- ваться из числа остальных, более «обычных» решений и действий. Конечно, было бы в корне неверным требовать уведомления лица об осуществлении в отношении него контроля и записи переговоров или выемки почтово-телеграфных отправлений, но нельзя исключать того, что лицу станет известно о проведении этих действий. Причем именно факт осведомленности лица об осуществлении данных действий может, в какой-то мере, свидетельствовать о допущенных процессуальных нарушениях по-

1 См.: Дунаева М.С. Основания и пределы уголовно-процессуального вмешательства в частную жизнь граждан. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Иркутск, 2002. - С.22.

107

рядка их проведения, в результате чего, например, о них стало известно третьим лицам и т.п.

Обращаясь к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. можно увидеть, что негласность проведения значительной части оперативно-розыскных мероприятий не является препятствием в их обжаловании для лиц, в отношении которых они проводятся. Так, ч.З ст.5 указанного закона устанавливает: «Лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия…». Близко к рассматриваемой нами ситуации стоят и предписания части 4 той же статьи, устанавливающие право лица, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, располагающего фактами проведения в отношении него оперативно-розыскных мероприятий и полагающего, что при этом были нарушены его права, истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации. Комментируя указанные нормы закона, коллектив авторов отмечает: «гражданин не обязан доказывать наличие у него подобных фактов, тем более подтверждать чем-то свой внутренний дискомфорт, вызванный вторжением в его частную жизнь»1. Как констатируется в п. 2 определения Конституционного суда от 14 июля 1994 г., право обжаловать действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, предоставляется лицу, даже если оно только полагает, что его права и свободы нарушены^ Полагаем, что подобный подход к обеспечению прав лиц, в отношении которых отдельные процессуальные действия осуществляются негласно, должен найти свое место и в уголовно-процессуальном законодательстве, поскольку в настоящее время говорить о том, что обжалование таких решений и действий укладывается в рамки имеющихся предписаний института обжалования на досудебных стадиях процесса, на наш взгляд, преждевременно.

Сказанное позволяет нам выделить еще один самостоятельный критерий отнесения лица к субъектам права жалобы в досудебном процессуальном производст-

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. проф. В.В.Николюка и доц. В.В.Кальницкого, А.Е.Чечетина. Изд. перераб. и доп. -Омск, 1999. - С.32-33. 2 См.: Вестник Конституционного суда РФ. - 1998. - №6.

108

ве, помимо того, что лицо вовлечено в уголовно-процессуальные правоотношения, а именно: права и интересы лица непосредственно были или могли быть нарушены решениями, а также проводимыми в отношении него действиями органов расследования, прокурора. Лицо в таком случае наделено правом принесения жалобы процессуального характера, даже если оно не принимало участия в процессуальных действиях и, соответственно, правоотношениях. При этом участником уголовно-процессуальных правоотношений лицо становится с момента обращения с жалобой, поскольку ее рассмотрение и разрешение должны производиться в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством. Думается, именно по такому критерию может быть определен круг «иных лиц», наделенных правом жалобы по смыслу ст. 123 УПК РФ. Однако распространен данный критерий может быть только на ограниченный перечень процессуальных решений и действий, при осуществлении которых ставятся под угрозу нарушения важные конституционные права и интересы лиц, не участвующих в процессе в каком-либо определенном качестве. К их числу возможно отнести действия и решения, связанные с осмотром, обыском, наложением ареста на имущество, денежные вклады и ценные бумаги; арестом, осмотром и выемкой почтово-телеграфных отправлений; контролем и записью переговоров. На наш взгляд, для восстановления нарушенных прав важно обеспечить именно процессуальный порядок рассмотрения и разрешения жалоб на указанные действия и решения, поэтому регламентирующие их нормы закона должны содержать и определенные гарантии обжалования для лиц, права которых могут быть нарушены при их проведении.

Итак, рассмотренный нами круг субъектов права жалобы формируется, пре- имущественно, на стадии предварительного расследования. Определение же круга субъектов права жалобы на действия и решения органов расследования, прокурора в стадии возбуждения уголовного дела несколько осложнено недостаточной законодательной регламентацией деятельности органов расследования в данной стадии процесса, а также значительной неурегулированностью правового положения субъектов, вовлекаемых в эту деятельность. Тем не менее попытаемся определить круг субъектов обжалования в стадии возбуждения уголовного дела исходя из тех же, рассмотренных нами выше самостоятельных критериев: лицо выступает участником уголовно- процессуальных отношений; права и интересы лица непосредственно нарушают-

109

ся решениями, а также проводимыми в отношении него действиями органов расследования, прокурора.

Вопрос о круге участников уголовно-процессуальных отношений в стадии возбуждения уголовного дела связан, главным образом, с вопросом о собственно возникающих в данной стадии правоотношениях. В процессуальной литературе по- лучила признание точка зрения, в соответствии с которой уголовно- процессуальная деятельность (соответственно, и уголовно-процессуальные правоотношения) начинается с момента принятия органом дознания, следователем, прокурором или судьей сигнала (заявления, сообщения и т.д.) о совершенном или подготовляемом преступлении, иными словами - после появления законного повода к возбуждению уголовного дела1. Вместе с тем, в литературе обоснованно, на наш взгляд, отмечается, что «в ходе осуществления деятельности по проверке информации о преступлении наблюдается значительный объем отношений, не урегулированных УПК, а, следовательно, не являющихся процессуальными»2. Как отмечено Л.М.Володиной, процедура возбуждения уголовного дела лежит как бы за рамками уголовно-процессуальной формы, при этом отдельные ее элементы все же регламентированы нормами уголовно-процессуального закона .

Рассмотрим сказанное подробнее. Деятельность органов расследования в стадии возбуждения уголовного дела складывается из различных действий, как пре- дусмотренных нормами уголовно-процессуального законодательства, так и не пре- дусмотренных. К первым безусловно должен быть отнесен осмотр места происшествия - ч.2 ст. 176 УПК РФ прямо оговаривает возможность производства осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства. Часть 4 ст. 146 УПК РФ предусматривает, что в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления, в числе которых названы, помимо осмотра места происшествия, также освидетельствование и на-

1 См., напр.: Савицкий В.М. Очерк теории прок\рорского надзора. - М.,1975. - С.97-98; Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975. - С.78-79.

2 Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии воз буждения уголовного дела. Учебное пособие. - М., 1994 - С.37-38.

3 См.: Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. - Тю мень, 1999.-С.73.

по

значение судебной экспертизы, к постановлению о возбуждении уголовного дела, направляемому для согласования прокурору, должны быть приложены соответст- вующие протоколы и постановления. Означает ли это, что в качестве проверочных действий для установления признаков преступления в стадии возбуждения уголов- ного дела могут быть проведены и такие следственные действия?

К сожалению, нормы закона не позволяют ответить на поставленный вопрос однозначно. В литературе высказаны противоположные суждения по данному поводу: отмечается как возможность до возбуждения уголовного дела, наряду с осмотром места происшествия, провести освидетельствование и назначить судебную эксперта-зу , так и недопустимость их производства . Высказано также предположение, что проведение указанных следственных действий возможно только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, но до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела . Мы склонны разделить именно последнее суждение. Положений, аналогичных по содержанию ч.2 ст. 176 УПК РФ и прямо устанавливающих возможность производства до возбуждения уголовного дела таких следственных действий, как освидетельствование и производство судебной экспертизы, закон не содержит. Совершенно непонятно, в отношении каких лиц может быть осуществлено в стадии возбуждения уголовного дела освидетельствование, поскольку, согласно ч.1 ст. 179 УПК РФ, данное следственное действие производится в отношении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, а таких субъектов процессуальной деятельности в рассматриваемой стадии процесса нет. В ч.4 ст. 146 УПК РФ законодатель использовал выражение «назначение судебной экспер- тизы», а не «производство судебной экспертизы», как собственно называется данное следственное действие в гл.27 УПК РФ. Возможно, что по умыслу законодателя экс-

1 См.: Соловьев А., Токарева М, Воронцова Н. Проблемы законности и качества расследования в све те требований УПК РФ //Уголовное право. - 2002. - №2. - С.74.

2 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде рации/Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.298.

3 См.: Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. - 2002. - №7. - С.28; Алмазова Т.А. Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела: проблемы практики и законодательства // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 2. - Барнаул, 2002. - С.49.

Ill

пертиза в данной стадии может быть только назначена, но не проведена. Однако це- лесообразность вынесения такого «неконкретного» постановления о назначении экспертизы, которое все равно не подлежит исполнению до решения вопроса о возбуждении уголовного дела, и результаты которого, соответственно, не могут быть использованы для решения этого вопроса, вызывает у нас большие сомнения. Вместе с тем, ч.4 ст. 146 УПК РФ содержит однозначное указание на цель, для которой осуществляются рассматриваемые следственные действия — закрепление следов преступления и установление лица, его совершившего. Таким образом, к моменту их проведения наличие признаков преступления должно быть установлено с достаточной долей вероятности, что позволяет уже принять решение о возбуждении уголовного дела. Полагаем, что положения ч.4 ст. 146 УПК РФ не могут быть рассмотрены, как допущение возможности в целях предварительной проверки сообщения о преступлении проводить освидетельствование и назначать судебную экспертизу. Производство указанных следственных действий возможно именно для закрепления следов преступления (факт которого в ходе проверки уже установлен) и установления лица, его совершившего, уже после фактического принятия следователем или органом дознания решения о возбуждении уголовного дела, хотя бы и до получения на данное решение согласия прокурора. Но несогласованность между собой норм закона, регулирующих порядок рассмотрения сообщения о преступлении и производства следственных действий, допускает различное его понимание. Складывающаяся практика применения ч.4 ст. 146 УПК РФ показывает, что ее положения расцениваются правоприменителями, как дозволение производства рассматриваемых следственных действий для проверки сообщения о преступлении. И оценивать такую практику как явно незаконную достаточных оснований нет.

На наш взгляд, рассматриваемые положения закона требуют существенного уточнения. При этом усматриваемое в нормах закона, в нынешней их редакции, раз- деление первоначальной стадии судопроизводства на процессуальную деятельность до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и после вынесения постановления, но до получения согласия прокурора, представляется в значительной мере искусственным и маловероятным в реальной практике правоприменения. Вопрос должен быть решен законодателем однозначно - возможно ли производство таких следственных действий в ходе предварительной проверки сообщения о преступ-

112

лении, или нет. И если возможно, то требуют уточнения нормы, регламентирующие производство освидетельствования, в части приведения в них дополнительного указания на лиц, в отношении которых данное следственное действие проводится до возбуждения уголовного дела.

К предусмотренным законом средствам необходимо отнести также установленное ч. 2 ст. 144 УПК РФ право прокурора, следователя или органа дознания, в случае проверки сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации, требовать от редакции, главного редактора соответствующего СМИ передать имеющиеся в их распоряжении документы и материалы, подтвер- ждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, представившем ука- занную информацию. Иных процессуальных проверочных действий, предпринимаемых компетентными органами в стадии возбуждения уголовного дела, нормы раздела VII УПК РФ, регулирующего производство в данной стадии процесса, не содержат.

Согласно ч. 4 ст.21 УПК РФ требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ, обязательны для исполнения учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Однако эти требования, поручения и запросы весьма сложно отнести к предусмотренным законом действиям, осуществляемым в стадии возбуждения уголовного дела, поскольку полномочия компетентных органов в данной стадии, как видим, ограничены только истребованием материалов из редакции средства массовой информации, распространившего сообщение о преступлении.

В действующем УПК не получили своего закрепления такие, известные ранее действовавшему уголовно-процессуальному законодательству средства стадии возбуждения уголовного дела, как истребование необходимых материалов и получение объяснений (ст. 109 УПК РСФСР). В литературе справедливо указывается на право органов прокуратуры, милиции, ФСБ, ФСНП, получать от граждан и должностных лиц необходимые для разрешения находящихся в их компетенции вопросов объяснения, истребовать сведения, справки, документы, материалы и копии с них, но нормативной основой таких действий будут выступать положения иных нормативных актов: ст.6 Закона о прокуратуре; п. «м» ст. 13 Федерального закона об органах

113

ФСБ; ст. 14 Закона о федеральных органах налоговой полиции; п.4 ст. 11 Закона о милиции1, что не позволяет отнести их к процессуальным средствам проверки. На- ряду с изложенным, на практике широко применяется также производство судебно-медицинского освидетельствования и исследование веществ и объектов, назначение и производство ревизий, производятся отдельные следственные действия (несмотря на то, что закон не предусматривает возможности их проведения до возбуждения уголовного дела).

Таким образом, круг действий, которые в стадии возбуждения уголовного дела предусмотрены и регламентированы УПК, довольно ограничен. Фактически, безусловно отнесен к действиям процессуального характера в стадии возбуждения уголовного дела может быть лишь осмотр места происшествия (ч.2 ст. 176 УПК РФ), истребование документов и материалов из редакции средства массовой информации, распространившего сообщение о преступлении (ч.2 ст. 144 УПК РФ), а с учетом различного толкования ч.4 ст. 146 УПК РФ — также назначение экспертизы и освидетельствование. Иные действия, осуществляемые компетентными органами в рассматриваемой нами стадии процесса либо не будут носить характера процессуальных, либо будут явно незаконными, что налицо, например, при производстве каких-либо иных следственных действий, кроме перечисленных в ч.4 ст. 146 УПК РФ.

Полагаем, что не ошибемся, сказав: в стадии возбуждения уголовного дела грань между уголовно-процессуальными правоотношениями и правоотношениями, регулируемыми иными отраслями права, сильно размыта.. В большинстве случаев выделить в деятельности уполномоченных органов в стадии возбуждения уголовного дела уголовно-процессуальные отношения в чистом виде довольно сложно, что обуславливает и сложность определения субъектов этих отношений. В некоторой степени это, на наш взгляд, находит свое отражение еще и в том, что в различных классификациях субъектов уголовного процесса лица, которые участвуют в уголов-

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.297.

114

но-процессуальной деятельности только на рассматриваемой нами стадии, как правило, никак не упоминаются .

Так или иначе, лицами, фактически участвующими в стадии возбуждения уголовного дела, являются: заявитель; пострадавший; лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела; лицо, явившееся с повинной; специалист; представитель пострадавшего; переводчик; понятой; лицо, которому могут быть известны какие либо обстоятельства, подлежащие выяснению (лица, от которых получены объяснения); лицо, задержавшее «будущего» подозреваемого на месте совершения преступления или с поличным2. Всех ли из указанных лиц следует считать субъектами права на обжалование действий и решений органов расследования, прокурора?

Отвечая на данный вопрос, сразу стоит отметить, что нормы закона, регла- ментирующие участие таких субъектов уголовно-процессуальной деятельности, как понятые, специалист, переводчик, распространяют свое действие и на стадию возбуждения уголовного дела, поскольку уже на этой стадии закон предусматривает проведение отдельных процессуальных действий с их участием3. В равной мере сказанное можно отнести и к эксперту, если допускать возможность назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Поэтому какого-либо различия в процессуальном положении указанных лиц в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, на наш взгляд, наблюдаться не будет, а наличие у них права на обжалование четко установлено в законе. В некоторых случаях в качестве участника уголовно-процессуальной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела закон, в виде исключения, упоминает и потерпевшего (п.5 ч.1 ст.24, ст. 147 УПК РФ). Однако, исходя из ст.42 УПК РФ, по общему правилу, такой участник уголовного процесса, как потерпевший появляется уже после возбуждения уголовного дела и при рассмотрении сообщений о преступлениях такой процессуальной фигуры быть не может. Лицо, которому преступлением причинен вред, в стадии воз-

1 Указание на лиц, участвующих в стадии возбуждения уголовного дела, мы нашли лишь в уже упо минавшейся нами классификации субъектов уголовного процесса, предложенной Павловым Н.Е., они отнесены к группе «иных субъектов». См.: Павлов Н.Е. Указ. соч. - С.112.

2 См.: Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Указ. соч. - С. 13.

3 См.: Калашникова Н.Я. Указ. соч. - С.23

115

буждения уголовного дела было бы правильнее называть пострадавшим1. Соответственно, ст.42 УПК РФ, предусматривающая права потерпевшего не распространяет свое действие на пострадавшего, и вопрос о наличии у него права на обжалование действий и решений органов расследования, прокурора следует решать, рассматривая иные предписания закона.

Из субъектов же, встречаемых только на рассматриваемой нами стадии процесса, право на обжалование наиболее четко выражено законом лишь для лиц, заявивших о преступлении. Так, ч.2 ст. 145 УПК РФ предусматривает уведомление заявителя о решении, принятом по результатам рассмотрения сообщения о преступлении, и разъяснение ему порядка обжалования данного постановления. Однако, как уже отмечалось, о праве заявителя на обжалование иных процессуальных решений и действий органов расследования и их должностных лиц, нигде в законе не упоминается.

С учетом того, что правом на обжалование процессуальных действий и решений, наделены, в первую очередь, участники уголовно-процессуальных правоот- ношений, иные участвующие в предварительной проверке сообщения о преступле- нии лица станут субъектами обжалования лишь только при вовлечении их в осуще- ствляемую на данной стадии процессуальную деятельность, иными словами - в производство тех процессуальных действий, круг которых был рассмотрен нами выше. При этом наиболее существенно интересы участвующих в стадии возбуждения уголовного дела лиц, на наш взгляд, могут быть затронуты такими процессуальными действиями, как осмотр места происшествия и освидетельствование . Например, имущественные права граждан могут существенно ограничиваться при осмотре места происшествия, если им является квартира и осмотр сопровождается изъятием ве-щей, имеющих значительную стоимость . Поэтому лицам, права и интересы которых могут быть каким-либо образом ограничены в ходе осмотра места происшествия,

1 См.: Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Указ. соч. - С.6-7.

2 Еще раз отметим, что мы не являемся сторонниками возможности производства в стадии возбуж дения уголовного дела освидетельствования, хотя бы потому, что в данной стадии процесса нет та ких субъектов, в отношении которых освидетельствование может быть правомерно осуществлено.

3 См.: Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов личности в уго ловном судопроизводстве. - Омск, 1995. - С. 159.

116

проводимого до возбуждения уголовного дела, важно обеспечить право на обжало- вание данного следственного действия и связанных с ним действий следователя. Производство освидетельствования, безусловно, связано с ограничением права ос- видетельствуемого лица на телесную неприкосновенность1, закон (ч.2 ст. 179 УПК РФ) допускает возможность и принудительного его проведения.

Стоит затронуть также и ситуацию, когда до возбуждения уголовного дела проводятся какие-либо иные следственные действия, кроме предусмотренных чЛ ст. 146 УПК РФ. При их проведении также возможно как изъятие различных материальных ценностей, так и осуществление иных действий, существенно нарушающих права и интересы граждан. Подлежат ли рассмотрению жалобы участников таких следственных действий в порядке, установленным процессуальным законом? Мы полагаем, что подлежат. Да, такие действия и отношения, возникающие при их проведении вряд ли можно назвать процессуальными - хотя осуществляющие их лица и опираются на нормы уголовно-процессуального законодательства, но незаконным является само решение об их производстве, следовательно незаконны и все действия при их проведении, даже если они и выполняются в строгом соответствии с нормами УПК. Однако нарушения уголовно-процессуального законодательства, как уже рас- сматривалось выше, должны устраняться в порядке, определенным этим же законо- дательством. С этих позиций право на обжалование должно принадлежать и лицам, вовлекаемым в производство любых следственных действий до возбуждения уго- ловного дела. Это же правило, по нашему мнению, подлежит распространению и на ситуации, когда одно, незаконно проводимое в рассматриваемой нами стадии след- ственное действие, оформляется «под другое» - более «законное» по мнению осуществлявших его лиц. Например, в материалах многих из изученных нами архивных уголовных дел имели место составленные до принятия решения о возбуждении уголовного дела протоколы осмотра, в которых со ссылкой на нормы УПК отмечалось: «…произвел осмотр верхней одежды гражданина…», «…произвел осмотр гражданина…»2. При этом у «осматриваемых» изымаются находящиеся у них предметы, а перед началом действия нередко предлагается выдать предметы, находящиеся у них

1 См.: Корнуков В.М., Куликов В.А., Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реали зация в российском досудебном производстве. - Саратов, 2001. - С.83.

2 Подобные протоколы имели место в 79 из изученных нами 320 уголовных дел (25 %).

117

при себе. Допустимо ли называть подобные действия осмотром и ссылаться на регулирующие осмотр нормы процессуального закона? Это в чистом виде личный обыск и человек, незаконно ему подвергнутый должен иметь право его обжаловать, независимо от того, действительно ли у него находились запрещенные к обороту вещи и являлся ли он лицом, совершившим преступление. Таким действиям в любом случае должна даваться принципиальная оценка органами, осуществляющими контроль и надзор за соблюдением норм уголовно- процессуального законодательства и делаться это должно в предусмотренном этим же законодательством порядке.

Мы вели речь об отнесении к субъектам обжалования лиц, так или иначе во- влекаемых в действия уполномоченных законом органов в стадии возбуждения уголовного дела. Окончательно определить круг субъектов обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в данной стадии процесса мы сможем, рассмотрев также возможный перечень лиц, права и интересы которых могут быть в той или иной степени затронуты решениями, принимаемыми в этой стадии компетентными органами.

Процессуальными решениями, которыми существенно могут быть ограничены или нарушены права граждан в начальной стадии процесса, являются решения о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела, т.е. ито- говые решения стадии. Из них в наибольшей степени права граждан могут быть на- рушены, по нашему мнению, решением об отказе в возбуждении уголовного дела. Такое решение является юридическим фактом, прекращающим уголовно- процессуальную деятельность, а будучи принятым без достаточных на то основа- ний, оно существенно нарушает права и интересы лица, обратившегося с заявлением о защите своих прав, нарушенных преступлением. Именно данное обстоятельство, на наш взгляд, подчеркнул законодатель, дополнительно к положениям ч.2 ст. 145 УПК РФ, предусмотрев в ч.4 ст. 148 УПК РФ обязанность органа, принявшего решение об отказе в возбуждении уголовного дела, предоставить заявителю копию соответствующего постановления и разъяснить ему право на обжалование данного постановления. При этом, однако, законодателем несколько упускается из виду, что заявитель далеко не всегда является лицом, пострадавшим от преступления. При буквальном толковании ч.4 ст.48 УПК РФ напрашивается вывод, что понесшее ущерб от преступного деяния лицо, которое не являлось заявителем, об отказе в возбужде-

118

нии уголовного дела не уведомляется, право на обжалование данного решения ему не разъясняется и не обеспечивается. Конечно же, это неправильно - лицо, постра- давшее от преступления вправе принести жалобу на необоснованный отказ в возбу- ждении уголовного дела, данное право должно быть ему разъяснено и обеспечено, а жалоба подлежит принятию и рассмотрению в порядке, установленном уголовно- процессуальным законодательством.

Интересно отметить, что положения, практически аналогичные по содержанию ч.4 ст. 148 УПК РФ, содержала и ч.З ст. 113 УПК РСФСР и отмеченное нами выше несоответствие обоснованно критиковалось в научной литературе1. Однако, как видим, данные положения воспроизведены и в новом уголовно-процессуальном законе и ч.4 ст. 148 УПК РФ, фактически не охватывая всех субъектов, которым должно быть предоставлено и обеспечено право обжаловать решение об отказе в возбуждении уголовного дела, ограничивает данный круг лиц только заявителем. Это, несомненно, препятствует реализации права на обжалование лицами, которые заявителями не являются.

Определяя перечень лиц, интересы которых затрагиваются решением об отказе в возбуждении уголовного дела, весьма полезно обратиться к решению Консти- туционного суда РФ, которым была признана неконституционной ч.4 ст. 113 УПК РСФСР, в том числе и потому, что ее положения, в совокупности с положениями ч.З ст. 113 УПК РСФСР, исчерпывающим образом определяли круг субъектов, управо- моченных обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела, ограничивая его лишь заявившими о преступлении . В своем постановлении Конституционный суд, в част-

См.: Савинов В.Н. Гарантии законных интересов потерпевшего при возбуждении уголовного дела // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном праве и процессе. - Ярославль, 1981. -С.58; Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов гражданина, пострадавшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск, 1981. - С.97; Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982. - С. 102; Кожевников О.А. Правовые средства прокурорского надзора за возбуждением уголовных дел // Проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства. - Свердловск, 1985. - С.93. 2 Постановление Конституционного суда РФ от 29 апреля 1998 № 13-П «По делу О проверке кон- ституционности части четвертой статьи 113 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия» // Собрание законодательства РФ.

119

ности, указал, что «постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, фик- сируя обстоятельства, исключающие производство по делу, нередко констатируют иные юридически значимые факты, в частности наличие в действиях лица, в отно- шении которого вынесено постановление, состава административного, дисципли- нарного или иного правонарушения. Негативные правовые последствия подобной констатации могут касаться помимо заявителей и других заинтересованных субъектов - пострадавших от преступления, но не заявлявших о нем; лиц, в отношении которых было отказано в возбуждении уголовного дела и действиям которых дана определенная юридическая оценка, и др.». Исходя из правовой позиции, выраженной Конституционным судом в указанном постановлении, право на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть предоставлено любым субъектам, интересы которых им затрагиваются. С этой позицией нам остается только согласиться. В числе субъектов обжалования решения об отказе в возбуждении уголовного дела, помимо заявителя, могут быть названы: лицо, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела; пострадавший и его представитель; лицо, задержавшее правонарушителя; лицо, явившееся с повинной.

Несколько сложнее, на наш взгляд, вести речь о том, в какой степени права граждан могут быть затронуты решением о возбуждении уголовного дела. В первую очередь данное решение констатирует наличие законного повода и оснований к началу производства по уголовному делу, а какие-либо ограничения прав граждан связаны, как правило, с последующими, после возбуждения уголовного дела, процессуальными действиями и решениями, каждое из которых, в свою очередь, подлежит обжалованию. С другой же стороны, акт возбуждения уголовного дела является необходимым условием, позволяющим осуществлять процессуальные действия и принимать решения, которыми могут ограничиваться права граждан. Возбуждение же уголовного дела в отношении конкретного лица не только затрагивает достоинство, честь, репутацию, доброе имя гражданина, но и ставит его в положение подозреваемого, делает реальной угрозу дальнейшего ограничения его прав и свобод1.

-1998.-№19.-Ст. 2142.

1 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 №5-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монасты-

120

Однако здесь необходимо учитывать и такой аспект: вынесение решения о возбуждении уголовного дела завершает первоначальную стадию процесса и является, одновременно, моментом начала стадии предварительного расследования. Поэтому обжалование решения о возбуждении уголовного дела, вынесенного органом расследования или прокурором, будет происходить фактически уже на стадии предварительного расследования и говорить об обжаловании данного решения именно в рамках стадии возбуждения уголовного дела и субъектами данной стадии можно только с достаточной долей условности. Тем более, что лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, на основании п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ является подозреваемым и в соответствии с предоставленными ему правами может обжаловать действия и решения органов расследования, прокурора, но уже как участник предварительного расследования. Наверное именно поэтому законодатель предусмотрел в ч.4 ст. 146 УПК РФ лишь уведомление данного лица о принятии решения о возбуждении уголовного дела, без разъяснения ему порядка обжалования этого решения. Тем не менее обжалование этого решения именно субъектами первоначальной стадии процесса, на наш взгляд, будет иметь место тогда, когда процессуальная деятельность по производству предварительного расследования после возбуждения уголовного дела по каким либо причинам еще не начата, либо лица, заинтересованные в обжа- ловании данного решения в эту деятельность еще не вовлечены.

Поясним сказанное. Достаточно определенный статус субъектов стадии предварительного расследования различные лица приобретают только с момента вовлечения их в производство процессуальных действий на этой стадии. У лиц же, которые были вовлечены в деятельность по разрешению заявления и сообщения о преступлении, но процессуальные действия с чьим участием в уже начавшейся стадии предварительного расследования еще не произведены, будет фактически сохраняться правовое положение участников стадии возбуждения уголовного дела. Так, на-

рецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком», особое мнение судей А.Л.Кононова и Т.Г.Морщаковой // Собрание законодательства РФ. - 1999. - №14. -Ст. 1749; Определение Конституционного суда РФ от 27 декабря 2002 г. №300-0 «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан» // Российская газета. - 2003. - 15 янв.

121

пример, лицо, пострадавшее от преступления, станет потерпевшим только с момента вынесения об этом специального постановления следователя (ч.1 ст.42 УПК РФ), что, как правило, делается при необходимости первого допроса лица в качестве потерпевшего. Лицо, в отношении которого принято решение о возбуждении уголовного дела не всегда можно, по нашему мнению, в полной мере считать таким участником уголовного процесса, как «подозреваемый», пока оно не будет вовлечено в деятельность по расследованию уголовного дела. Да, формально, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, гражданин станет субъектом права - «подозреваемым», с момента возбуждения в отношении него уголовного дела, но реализовать права подозреваемого в совершении преступления он сможет только начав фактически участвовать в процессуальных отношениях, что происходит как по волеизъявлению органов расследования, так и по его собственной инициативе (например, путем заявления ходатайств). Последнее, однако, будет для гражданина существенно затруднено -УПК не предусматривает вызова лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, для разъяснения ему прав подозреваемого, это делается во время первых, производимых с его участием, следственных действий.

Если же вести речь о лицах, чьи права и интересы могут быть непосредственно затронуты самим постановлением о возбуждении уголовного дела (не в связи с произведенными после его вынесения процессуальными действиями), то к ним, на наш взгляд, следует отнести только лиц, упомянутых в данном постановлении. Это как лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, так и лицо, по- страдавшее от преступления (например в случаях, когда уголовное дело частно- публичного обвинения возбуждается вопреки его желанию в соответствии с ч.2 ст. 147 УПК РФ). Данных лиц мы и отнесем в первую очередь к субъектам обжало- вания решения о возбуждении уголовного дела, в случаях, когда круг участников стадии предварительного расследования еще не определен. Из лиц же, не упомянутых в постановлении о возбуждении уголовного дела, к числу субъектов обжалования данного постановления, может быть отнесено только лицо, заявление или сообщение которого послужило поводом к возбуждению уголовного дела. Остальные лица, вовлеченные в первоначальную стадию уголовного процесса, но не упомянутые в постановлении о возбуждении уголовного дела, могут обжаловать это решение, только тогда, когда приобретут статус участников стадии предварительного

122

расследования. То есть обжалование решения о возбуждении уголовного дела будет производиться наравне со всеми действиями и решениями органов расследования, прокурора в стадии предварительного расследования. Довольно спорным остается здесь вопрос о последствиях разрешения такой жалобы, в частности, о возможности отмены постановления о возбуждении уголовного дела, когда уже произведены какие-либо процессуальные действия в стадии предварительного расследования, но отрицать возможность обжалования данного решения участниками уголовного судопроизводства было бы неверно, поскольку это противоречит положениям принципа обжалования процессуальных действий и решений.

Итак, рассматривая круг субъектов обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в стадии возбуждения уголовного дела, можно увидеть, что признание лица субъектом права на обжалование в данной стадии процесса, главным образом, определяется не занимаемым им правовым положением, а за- висит от того, в какие конкретные действия компетентных органов данное лицо во- влечено, и какие затрагивающие его интересы решения принимаются. В то время как в стадии предварительного расследования решение данного вопроса определено, в первую очередь, наличием у лица конкретного статуса участника судопроизводства. Такое положение дел нам представляется не совсем правильным, поскольку влечет неопределенность хотя бы в таком вопросе, как момент разъяснения лицу его права на обжалование. Однако действующее законодательное регулирование производства в стадии возбуждения уголовного дела иного варианта развития ситуации не предполагает. И мы разделяем высказанную в литературе точку зрения о том, что деятельность в стадии возбуждения уголовного дела должна носить более выраженный процессуальный характер, чему будет способствовать законодательное урегулирование предварительной проверки информации о преступлениях1. Придание четкого процессуального статуса тем субъектам, права и интересы которых могут быть су- щественно затронуты в данной стадии процесса будет способствовать и успешной реализации ими права на обжалование действий и решений прокурора, а также органов расследования и их должностных лиц.

1 См., напр.: БелозеровЮ.Н., Марфицин П.Г. Указ. соч. - С. 38; Ефанова В.А., Кузнецов Н.П. Правовая защита личности в стадии возбуждения уголовного дела // Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Сб. науч. тр. - Ярославль, 1990. - С.177-178.

123

При рассмотрении вопроса о субъектах обжалования действий и решений должностных лиц государственных органов в досудебных стадиях уголовного судопроизводства следует отметить и такой момент: наряду с жалобами граждан в порядке, предусмотренном УПК, подлежат рассмотрению также жалобы предприятий, учреждений и организаций, поскольку к участию в уголовном судопроизводстве привлекаются не только физические, но и юридические лица, права и интересы которых также могут быть в ходе расследования нарушены действиями и решениями осуществляющих его государственных органов.

Критерии отнесения предприятий, учреждений и организаций к числу субъектов обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса те же самые, что и рассмотренные нами для граждан: юридические лица должны быть участниками уголовно-процессуальных правоотношений1, либо их интересы существенно затра- гиваются действиями и решениями органов расследования, прокурора. В уголовное судопроизводство юридические лица вовлекаются в качестве заявителей, потерпевших, гражданских истцов, ответчиков; на их счета или имущество может быть наложен арест; они также могут выступать в качестве залогодателей. Жалоба в интересах юридических лиц, как правило, подаётся их представителями, допущенными в уголовный процесс в установленном порядке (ст.ст.45, 55 УПК РФ), либо иными лицами, уполномоченными представлять интересы юридического лица (когда, например, предприятие или организация выступают на предварительном следствии в качестве залогодателей). На наш взгляд, не должно быть никаких препятствий и в принятии жалобы непосредственно от руководителя заинтересованного предприятия, учреждения, организации.

Таким образом мы видим, что уголовно-процессуальный институт обжалования предназначен для защиты интересов не только граждан, но и предприятий, уч- реждений и организаций, в том числе и государственных. То есть в отдельных слу- чаях институт обжалования может регулировать отношения, возникающие не только между гражданами и органами государственной власти, но и отношения между самими государственными органами.

1 См.: Рахунов Р.Д. Указ. соч. - С.66.

124

Итак, завершая рассмотрение вопроса о субъектах обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса, мы можем сделать вывод, что законодателем по- нятие «участники уголовного судопроизводства» в ст. 123 УПК РФ использовано в широком его понимании, что позволяет отнести к числу субъектов обжалования действий и решений органов, ведущих уголовный процесс в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, всех лиц, в том или ином качестве вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе предварительной проверки информации о преступлениях и при расследовании уголовных дел, независимо от степени урегулированности их правового положения. При этом под «иными лицами», наделенными правом жалобы в досудебном процессуальном производстве понимаются те лица, которые не принимали участия в процессуальной деятельности, но их права и интересы были нарушены или поставлены под угрозу процессуальными действиями и решениями органов расследования, прокурора, связанными, в частности, с производством осмотра в жилище, обыска, выемки; наложением ареста на имущество (включая денежные вклады и ценные бумаги); арестом, осмотром и выемкой почтово-телеграфных отправлений; контролем и записью переговоров.

125

Глава III. Реализация принципа обжалования процессуальных действий и решений в досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Параграф 1. Возможности обжалования действий и решений органов предварительного расследования, прокурора.

Рассмотренный нами предмет жалобы в самой общей форме определяет тот круг действий (бездействия) и решений органов расследования, прокурора, жалобы на которые могут быть поданы и рассмотрены в порядке, установленном процессу- альным законодательством. Вместе с тем, закон устанавливает неодинаковую компетенцию определенных субъектов на подачу жалоб, в зависимости от предмета жалобы различными могут быть и органы, уполномоченные на ее разрешение. В этом плане мы можем уже вести речь об определенных процессуальным законом возможностях обжалования, под которыми можно понимать как прерогативы отдельных субъектов права жалобы на ее принесение, так и установленные законом варианты подачи и разрешения жалоб на различные действия и решения органов расследования, прокурора.

Говоря о компетенции субъектов права жалобы на ее принесение, следует сразу отметить, что для каждого конкретного субъекта возможность обжалования им того или иного действия и решения будет определена связью его прав и интересов с этим действием или решением. Поскольку, если его интересы не затрагиваются - возможности для лица принести жалобу нет, как мы уже говорили, его обращение не подлежит рассмотрению в соответствии с нормами института обжалования. Вместе с тем, в отдельных случаях возможности в этой части субъектов права жалобы ограничены законом. Так, согласно п. 12 ч.2 ст. 54 УПК РФ гражданский ответчик вправе принести жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда в части, касающейся гражданского иска. Такие участники уголовного судопроизводства, как эксперт, специалист, переводчик, понятой в соответствии с законом (п.5 ч.З ст.57, п.4 ч.З ст.58, п.З ч.З ст.59, п.З ч.З ст.60 УПК РФ) вправе принести жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие их права.

126

Представляется, что законодатель, устанавливая нормативную основу наличия права на обжалования у указанных нами субъектов, был несколько непоследова- телен. Да, мы также стоим на позиции, что указанные субъекты не могут приносить жалобы на ограничения прав других лиц, но почему под охрану, посредством права жалобы, не поставлены их интересы? Ведь эти интересы, отражая роль и место различных участников уголовно-процессуальных правоотношений в судопроизводстве, для каждого из них имеют различное материальное и процессуальное значение1.

Может быть законодатель исходил из того, что эксперты, специалисты, понятые и переводчики - это второстепенные участники процесса, учитывать интересы которых нет необходимости? Но тогда совершенно непонятно, почему гражданский ответчик ограничен законом в принесении жалобы только вопросами гражданского иска, ведь его интересы и права могут быть затронуты или нарушены действиями и решениями органов расследования, прокурора и не связанными с вопросами гражданского иска. При этом гражданский истец не ограничен в своем праве на обжалование, как не ограничен в нем и свидетель. Получается даже, что лицо, в расследовании не участвовавшее, но интересы которого затронуты процессуальными действиями и решениями компетентных органов, в соответствии с положениями ст. 123 УПК РФ вправе подать жалобу, а гражданский ответчик, являясь полноправным участником процесса - нет.

Такое положение дел нам представляется сомнительным. Прав, на наш взгляд, Ф.М.Кудин, отмечая, что при определении правового положения личности в уголовном процессе законодатель, наделяя лицо соответствующими процессуаль- ными правами, не подразделяет их в зависимости от охраняемых и защищаемых интересов. С помощью одних и тех же прав в уголовном процессе могут защищаться различные интересы лица (связанные с обвинением и осуждением, со взысканием причиненного преступлением материального ущерба, с применением мер принуждения и т.д.), уголовно-процессуальные права носят универсальный характер2.

См.:Малько А.В. Законные интересы советских граждан. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1985.-С.17.

2 См.: Кудин М.Ф. Охрана прав личности и уголовно-процессуальное принуждение // Гарантии прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. - Свердловск, 1975. - С. 38.

127

Вряд ли целесообразно устанавливать какие-либо границы в реализации права на обжалование различными участниками судопроизводства. Ведь возможность конкретного субъекта в принесении жалобы на какие-либо процессуальные действия и решения обусловлена для него, в первую очередь, связью его прав и законных интересов с данными действиями или решениями и этого, на наш взгляд, вполне достаточно для определения пределов (и возможностей) реализации права жалобы различными участниками процесса. В противном случае возможна как некоторая внутренняя противоречивость норм процессуального законодательства, так и ничем не оправданные ограничения прав вовлеченных в судопроизводство лиц, что, по нашему мнению, и имеет место в анализируемых нами положениях закона.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает два порядка рассмотрения и разрешения жалоб участников процесса в досудебном производстве - рас- смотрение жалобы прокурором (ст. 124 УПК РФ) и судебный порядок рассмотрения жалоб (ст. 125 УПК РФ). Соответственно можно вести речь о следующих альтернативных возможностях реализации права жалобы участниками процесса - путем принесения жалобы прокурору или в суд.

Возможность принесения жалобы на действия и решения осуществляющих уголовный процесс государственных органов прокурору является традиционной для российского уголовного судопроизводства и обусловлена, в первую очередь, функциями, выполняемыми в государстве прокуратурой, для которой надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие -одно из важнейших направлений деятельности. Следует отметить, что наиболее широкие возможности в реализации права на обжалование участники процесса имеют именно в плане принесения жалоб прокурору, поскольку закон не устанавливает здесь каких-либо ограничений. Единственным ограничением выступает собственно предмет обжалования действий и решений органов расследования в досудебном уголовно-процессуальном производстве - все, что признается подлежащим обжалованию, может быть обжаловано прокурору, которому, таким образом, принадлежит ведущая роль в рассмотрении и разрешении процессуальных жалоб. Такое положение дел сложилось, главным образом, с момента принятия и вступления в действие УПК РСФСР 1960 г., в соответствии с которым прокурор стал и долгие годы оставался

128

единственным предусмотренным законом субъектом разрешения жалоб на действия и решения органов предварительного расследования в досудебных стадиях процесса. Возможность судебного обжалования действий и решений органов, осуществляющих производство в досудебных стадиях процесса, в уголовно-процессуальном законодательстве современного периода появилась в 1992 г., когда, Законом РФ от 23 мая глава 19 УПК РСФСР была дополнена статьями 2201 и 2202, установившими порядок судебной проверки законности и обоснованности применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также продления срока содержания под стражей. Таким образом законодатель отреагировал на изменившиеся общественные отношения, переосмысление роли и места суда в системе органов государственной власти. Следует отметить, что к этому времени судебное обжалование действий и решений должностных лиц и коллегиальных органов в различных сферах государственной деятельности получило уже достаточное развитие , вопросы введения судебного контроля в досудебном уголовно-процессуальном производстве активно обсуждались и в процессуальной литературе . Фактически суды уже нередко принимали к производству и разрешали жалобы на применение содержания под стражей в каче- стве меры пресечения, и, к моменту внесения соответствующих дополнений в УПК РСФСР, в судах имелась значительная практика по рассмотрению таких жалоб3. При этом нельзя сказать, что институт судебного обжалования явился нововведением в

1 Об этом см.: Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии. - М., 2001. - С.21-23.

2 См., напр.: Конституция СССР и расширение судебной защиты прав граждан // Советское госу дарство и право. - 1978. - №11. - С.63-67; Чувилев А.А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно-процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление закон ности и правопорядка. - М, 1979. - С. 165-169; Маляров М.П. Обжалование действий следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. - М., 1980. - С.96-10; Сте- цовский Ю.И., Ларин AM. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. - С.248-249; Петрухин И. Проблемы совершенствования судебной защиты // Соц. закон ность. - 1991. - №1. - С.9-13.; ОрзихМ.Ф., Шишкин В.И. Реализация права граждан на судебное об жалование действий должностных лиц органов дознания и предварительного следствия // Реализа ция норм государственного и административного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1987. - С.74-80.

3 См.: Жуиков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. - М., 1997. - С. 172.

129

сфере уголовного судопроизводства. Обжалование действий и решений органов расследования в суд было известно дореволюционному уголовно- процессуальному законодательству, практиковалось и в первые годы советской власти1.

Урегулировав вопросы судебной проверки законности и обоснованности ареста, законодатель не торопился дальше расширять сферу судебного обжалования действий и решений органов уголовного судопроизводства, нарушающих права и свободы граждан. Последующее развитие судебного контроля в этой части следует тесно увязывать с решениями Конституционного суда РФ, в соответствии с которы- ми заинтересованные участники процесса получили возможность обжаловать в суд прекращение уголовного дела , отказ в возбуждении уголовного дела3, действия и решения органа дознания, следователя или прокурора, связанные с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уго- ловному делу и продлением срока предварительного расследования4; решение следователя и прокурора о применении в качестве меры пресечения подписки о невыезде и об отказе в ее отмене5.

С момента своего появления судебный контроль в досудебных стадиях уголовного судопроизводства стал одной из самых актуальных тем обсуждения в уголовно- процессуальной литературе6. С учетом действовавшего тогда законодательст-

1 См.: Азаров В.А., Мацак П.К. Институт судебного контроля в истории российского уголовного процесса: Лекция. - Омск, 1999; Изотова О. Обжалование в суд следственных действий // Закон ность. - №6. - 1996. - С.45.

2 Постановление Конституционного суда РФ от 13 ноября 1995 г. №13-П // Российская газета. - 1995.-28нояб.

3 Постановление Конституционного суда РФ от 29 апреля 1998 № 13-П // Собрание законодатель ства РФ. - 1998. - №19. - Ст. 2142.

4 Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П// Собрание законодательства РФ. - 1999. - №14. - Ст.1749.

5 Определение Конституционного суда РФ от 17 февраля 2000 г. №84-0 // Собрание законодательст ва. - 2000. - №28. - Ст.2999.

6 См., напр.: Божьев В.П. Судебный контроль за исполнением законов на предварительном следст вии как средство обеспечения прав человека и гражданина // Контроль и надзор за деятельностью органов внутренних дел - важнейшая гарантия обеспечения прав человека. - М, 2000. - С.92- 99; Вицин СЕ. Механизм защиты прав и свобод человека в правовом государстве // Защита прав чело века и соблюдение законности органами внутренних дел. - М., 1999. - С.28-33; Бойков А.Д. Судеб-

130

ва (имеется ввиду период до принятия нового российского УПК) оценке подверга- лось имеющееся состояние судебного контроля, его развитие в действующем и перспективном уголовно-процессуальном законодательстве. При этом высказывались существенно различавшиеся между собой точки зрения. Одним из самых острых стал вопрос о предмете судебного контроля в досудебных стадиях уголовного процесса. В общем виде позиции процессуалистов относительно данного вопроса (при том, что сама необходимость такого контроля под сомнение уже, в принципе, не ставилась) можно свести к двум. В соответствии с первой позицией суд обязан рассмотреть любую жалобу на действия и решения лица, осуществляющего предварительное расследование и прокурора . В соответствии со второй позицией контрольные полномочия суда в досудебных стадиях процесса имеют свои пределы и распространяются на ограниченный круг действий и решений органов расследования, прокурора. К ним, как правило, относят те, которые препятствуют началу или продолжению производства по делу, затрагивают конституционные права и свободы личности, ограничивают право на судебную защиту2.

ная реформа: обретения и просчеты // Государство и право. - 1994. - №6. - С. 13-22; Бозров В. Контрольная функция суда // Российская юстиция. - 1996. -№11.- С.41-42; Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. - 1998. - №9. - С. 12-14; Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования // Российская юстиция. - 2000. - №4. -С.37; Бабенко А., Яблоков В. Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить //Российская юстиция. - 2000. - №6. - С.2-3.; Прпмов Н. Расширить сферу судебного обжалования //Российская юстиция. - 1996. - №3. - С.46-47.

1 См., напр.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992; Лазарева С. Судеб ная власть и уголовное судопроизводство // Государство и право. - 2001. - №5 - С.53-54; Виногра дов О. Судебная реформа: соотношение целей и методов // Законность. - 1995. - №9. - С. 13- 16; Ба ранов AM. Судебный контроль за досудебным производством: от предоставления права до установ ления процедуры его реализации // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными право нарушениями: материалы межвузовской научно-практической конференции. - Барнаул, 2001. - С.123.

2 См.: Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сб. науч. трудов. - М., 1997. - С. 146-155; Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реаль ность, перспективы // Государство и право. - 1998 - №11. - С.31-39; Дорошков В. Судебный кон троль за деятельностью органов предварительного расследования // Российская юстиция. - 1999. -

131

Следует отметить, что рассматриваемый вопрос имел далеко не только тео- ретическое значение, поскольку довольно неоднозначно складывалась и судебная практика. В аналогичных ситуациях одни суды принимали к рассмотрению жалобы участников процесса, другие отказывали в этом исходя из одних и тех же правовых норм. Нельзя сказать, что последовательной в этом плане была и позиция вышестоящих судов .

Принятие УПК РФ также, на наш взгляд, не устранило неопределенности в вопросе о предмете и пределах судебного контроля, поскольку новый уголовно- процессуальный закон не содержит достаточно четкого перечня действий и реше- ний, подлежащих обжалованию в суд на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. В законе однозначно определено, что в суд может быть обжалован отказ в приеме сообщения о преступлении (ч.5 ст. 144 УПК РФ), а также постановление дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела (ч.1 ст. 125 УПК РФ). Иные действия и решения органов расследования, прокурора по смыслу ч.1 ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы в суд, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию. Критерий, как видим, довольно неконкретный, что дает порой основания сделать вывод о том, что в суд может быть обжаловано любое действие и решение органов расследования. Так, например, справедливо полагая, что «возлагать на суд рассмотрение жалоб на все без исключения действия и решения, предпринимаемые на досудебном производстве, было бы неразумно», О.В.Химичева, в то же время, далее отмечает: «Однако затруднить доступ к правосудию способно практически любое действие и решение должностного лица, осуществляющего досудебное производство. Очевидно, в суд могут быть обжалованы любые действия и решения дозна-

ло 7. - С.26-28; Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Государство и право. - 1998. - №2. - С.71; Лебедев В.М. Указ. соч. - С.28-29; Шалумое М. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью оперативно- розыскной деятельности и расследования уголовных дел // Уголовное право. - 2001. - №1. - С.54-57.

1 См.: Бабенко А., Яблоков В. Рассмотрение судом жалоб на действия и решения органов расследования // Российская юстиция. - 2001. - №8. - С.57; Судебная защита прав и свобод граждан. Научно-практическое пособие. - М., 1999 - С.206; Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности // Уголовное право. - 2000. - №1. - С.69, 72.

132

вателя, следователя и прокурора, если заявитель докажет, что они затрагивают его конституционные права и свободы, и затрудняют доступ к правосудию»’.

Мы склонны придерживаться несколько иной точки зрения. Системный анализ норм закона позволяет увидеть, что законодатель вовсе не говорит о том, что суд может рассмотреть жалобы на любые действия и решения органов расследования, прокурора. Часть 3 ст.29 УПК РФ устанавливает, что суд правомочен в ходе до- судебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке (выделено нами - А.А.), которые предусмотрены статьей 125 УПК РФ. Толкуя указанное положение закона очень трудно, на наш взгляд, найти аргументы в подтверждение того, что законодатель такой формулировкой поставил под контроль суда любые действия и решения органов расследования и прокурора. Другое дело, что понимать под «иными решениями и действиями, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию» о которых говорится в ч.1 ст. 125 УПК РФ. Но и здесь мы не можем согласиться с позицией, что под такие критерии подпадают любые действия и решения органов расследования, прокурора. А.С.Александров совершенно справедливо, на наш взгляд, отмечает, что орган уголовного преследования должен быть независим от судебной власти в своей деятельности, если она не ограничивает конституционных прав и свобод граждан2.

Устанавливая общее правило об обжаловании в суд действий и решений, способных причинить ущерб конституционным правам граждан, законодатель особо подчеркнул в их числе право на доступ к правосудию. Такое право закреплено ст.52 Конституции РФ и является конкретизацией более общего конституционного права -права на судебную защиту (ч.1 ст.46 Конституции РФ). В соответствии со ст.52 Кон-

1 Химичева О. В. К вопросу о свободе обжалования на досудебном производстве // Материалы меж дународной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации. - М., 2002. - С. 147-148. См., также: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. /Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002.-С.281.

2 См.: Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право.

2001.-№9.-С.60.

133

ституции право на судебную защиту должно быть обеспечено потерпевшим не только от преступлений, но и от злоупотреблений властью. В сфере уголовного судопроизводства это, в частности, любой подозреваемый или обвиняемый, по делам которых производство было незаконно прекращено в стадии предварительного расследования1. Затрудняющими доступ к правосудию можно назвать такие действия и решения должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, которые препятствуют началу или нормальному течению уголовно- процессуальной деятельности, а также прекращают ее в тех случаях, когда в соответствии с законом она долж-на быть продолжена . Часть таких случаев уже оговорена в законе: это отказ в приеме сообщения о преступлении, решение об отказе в возбуждении уголовного дела, прекращение уголовного дела. В этот перечень остается добавить решение о приостановлении производства по делу, продление срока предварительного расследования, а также бездействие в рамках расследования, иными словами - волокиту при производстве по делу, которые по смыслу статей 123 и 125 УПК РФ можно обжаловать в суд. Указывал на это и Конституционный суд РФ, отметив, что конституционное право на судебную защиту не было обеспечено в ходе производства по делам обратившихся в Конституционный суд граждан, которым было отказано в праве на судебное обжалование фактического бездействия органов расследования, повлекшего приостановление производства по делу и продление срока предварительного рас-

з следования .

Несколько сложнее определиться с тем, какие именно решения и действия властных субъектов досудебного производства способны причинить ущерб иным, кроме права на доступ к правосудию, конституционным правам и свободам участников судопроизводства, но и их перечень имеет определенные границы. Как имеет известные границы и перечень конституционных прав граждан, подлежащих судебной защите в уголовном судопроизводстве. Думается, что в этот перечень должны по-

1 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 13 ноября 1995 г. №13-П.

2 Подробнее см.: Вельянинов В.Н. Судебный контроль за обеспечением права граждан и юридиче ских лиц на доступ к уголовному правосудию // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно-практической конференции (7-8 февраля 2003 г.). Часть 2. - Красноярск, 2003. - С. 180-181.

3 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П.

134

пасть именно те конституционные права и свободы, которые могут быть нарушены в ходе досудебного производства по уголовному делу.

В первую очередь к числу подлежащих непосредственной судебной защите конституционных прав граждан следует отнести те, судебный контроль в отношении которых прямо оговорен Конституцией РФ. Это: право граждан на свободу и личную неприкосновенность (ст.22 Конституции РФ, ст. 10 УПК РФ), право на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.23 Конституции РФ, ст. 13 УПК РФ), неприкосновенность жилища (ст.25 Конституции РФ, ст. 12 УПК РФ). Ограничение указанных прав в соответствии с Конституцией РФ допускается только по судебному решению. Такое решение в досудебном производстве требуется в случаях необходимости производства осмотра жилища против воли проживающих в нем лиц, обыска и выемки в жилище, личного обыска, контроля и записи телефонных и иных переговоров, наложения ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемки. Только по решению суда возможно применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста, а также помещение подозреваемого и обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы. В соответствии с УПК РФ решение суда требуется равно для осуществления таких мер процессуального принуждения как временное отстранение от должности (ст. 114 УПК РФ) и на- ложение ареста на имущество (ст.115 УПК РФ). Как мы видим, под судебную защи- ту при производстве по уголовному делу поставлены и такие конституционные права, как право на свободное владение, пользование и распоряжение своим имуществом (ст.35 Конституции РФ, в соответствии с ч.З указанной статьи никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда) и право на труд (ст.37 Конституции РФ).

То, что судебный контроль в отношении ограничения указанных конституционных прав и свобод реализован в законе как предварительный (в форме получения судебного решения), не исключает и последующего судебного контроля, по- скольку их нарушение может быть допущено и при осуществлении органами рас- следования самих процессуальных действий, на производство которых было полу- чено разрешение суда. На данное обстоятельство, в частности, указывает О.В.Химичева. Она отмечает, что изучение уголовных дел позволило выявить не

135

столько факты принятия неправомерных решений о производстве обыска, сколько многочисленные нарушения требований закона при его проведении. Все такие фак- ты также должны подлежать обжалованию в суд1. Вместе с тем, в исключительных случаях закон допускает производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска на основании постановления следователя без получения судебного решения (ч.5 ст. 165 УПК РФ). Законом установлен порядок вынесения судебного решения о законности таких действий и последствия признания их судом незаконными, но не следует забывать, что нормы уголовно- процессуального закона, устанавливающие полномочия суда, касающиеся производства осмотра, обыска и выемки в жилище будут введены в действие с 1 января 2004 года. До этого времени решения по данным вопросам принимает прокурор. По решению прокурора до 2004 года осуществляется также и производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в кредитных учреждениях. Решения прокурора по указанным вопросам, как и все, связанные с исполнением этих решений, действия прокурора и органов расследования подлежат судебному обжалованию.

Рассматриваемые нами конституционные права могут быть необоснованно ограничены в досудебном уголовно-процессуальном производстве и иными, не требующими судебного разрешения, действиями и решениями прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя. Так, например, конституционное право на личную неприкосновенность может быть нарушено при производстве личного обыска, который в установленных законом случаях (ч.2 ст. 184 УПК РФ) не только не требует судебного разрешения, но и допускается без вынесения о нем отдельного постановления. Ограничивающими названное конституционное право и, вследствие этого, подлежащими судебному обжалованию, являются также задержание в качестве подозреваемого, освидетельствование, на что совершенно обоснованно указывается в литературе2. Право на свободное владение, пользование и распоряжение своим имуществом (ч.2 ст.35 Конституции РФ) может быть необоснованно ограничено и при производстве выемки или обыска, когда осуществление этих действий не связано с необ-

См.: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и
оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М., 1998. - С.50-51. 2 См.: Корнуков В.М., Куликов В.А. Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализация в российском досудебном производстве. - Саратов, 2001. - С.114.

136

ходимостью проникновения в жилище и допускается в соответствии с законом (ст.ст.182 и 183 УПК РФ) на основании только лишь постановления следователя.

Принимая решение о возможности судебного обжалования действий и решений органов расследования, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования, Конституционный суд РФ сформулировал важную правовую позицию, фактически устанавливающую критерии определения возможности (пределы) обжалования в суд конкретных действий и решений органов расследования в досудебном производстве. Высокий Суд отметил, что заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд, если действия и решения органов расследования не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности. В таких случаях контроль суда за действиями и решениями органов предварительного расследования, имеющий место при рассмотрении им уголовного дела, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав . Определением Конституционного суда №84-0 от 17 февраля 2000 года данная правовая позиция была распространена и на решения следователя и прокурора о применении в качестве меры пресечения подписки о невыезде и об отказе в ее отмене. Как указал в своем решении Конституционный суд, такая мера процессуального принуждения, как подписка о невыезде, ограничивает право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, выезжать за пределы Российской Федерации (ст.27 Конституции РФ), т.е. порождает последствия, выходящие за рамки уголовного процесса, при том что эти последствия могут иметь длительный характер, поскольку предельный срок предварительного следствия, в ходе которого допускается действие этой меры пресечения, ограничен лишь сроками давности2. Приведенный нами критерий был выработан Конституционным судом при оценке конституционности норм УПК РСФСР, но он в полной мере подлежит учету при определении предмета судебного контроля за досудебными стадиями и по новому уголовно-процессуальному законодательству. Как мы уже показали, при том,

1 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П.

2 См.: Определение Конституционного суда РФ от 17 февраля 2000 г. №84-0.

137

что УПК РФ, выгодно отличаясь в этой части от УПК РСФСР, теперь содержит нормы в достаточной мере урегулировавшие судебный порядок рассмотрения жалоб на действия и решения органов расследования и прокурора, некоторая неопределенность в точном определении предмета судебного обжалования все же имеет место.

К числу других конституционных прав и свобод граждан, непосредственно реализуемых или затрагиваемых в ходе досудебного уголовно-процессуального производства и в соответствии с УПК РФ подлежащих охране, могут быть также отнесены: уважение чести и достоинства личности (ст.21 Конституции РФ, ст.9 УПК РФ); право на ознакомление с материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы лица (ч.2 ст.24 Конституции РФ, гш. 10-13 ч.2 ст.42; гш.9, 12, 13 ч.4 ст.44, п.8 ч.4 ст.46, пп. 10-12 ч.4 ст.47 УПК РФ и др.); право на защиту (ст.45, ч.2 ст.48 Конституции РФ, ст. 16 УПК РФ); презумпция невиновности (ст.49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ); право на пользование родным языком (ч.2 ст.26 Конституции РФ, ст. 18 УПК РФ); право на отказ отдачи показаний против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст.51 Конституции РФ, ч.2 ст. 11 УПК РФ), право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами (ст.53 Конституции РФ, ч.4 ст.11 УПК РФ).

На наш взгляд, к расширению перечня конституционных прав граждан, под- лежащих судебному контролю в досудебном уголовно-процессуальном производстве, вряд ли есть какие-либо основания. Все иные конституционные права, непосредственно в ходе уголовного судопроизводства не реализуются и не затрагиваются, возможные препятствия в их реализации лицами, участвующими в судопроизводстве, будут обусловлены ограничениями указанных нами наиболее важных конституционных прав, обеспеченных в уголовном процессе достаточными гарантиями. Например, А.В.Мингес по этому поводу, в частности, отмечает, что право на неприкосновенность личности выступает необходимой предпосылкой, или конституционной гарантией, реализации всех других прав и свобод гражданина. «Будучи лишенным физической свободы, гражданин не может в соответствии со своим усмотрением и в рамках закона осуществлять свое право на труд или отдых, участвовать в политиче-

138

ской жизни, пользоваться благами личной жизни и пр.»1. Очевидно, что ставить под судебную защиту все, без исключения конституционные права и свободы граждан нет никакой необходимости. Анализ положений ст. 11 УПК РФ, носящей название «Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве», позволяет увидеть, что ею вовсе не устанавливается принцип непосредственной охраны всех прав и свобод перечисленных в имеющей соответственное название главе 2 Конституции РФ. Статья 11 УПК РФ имеет гораздо более узкое и специфичное содержание. Последствия осуществления действий и решений органов расследования, выходящие за рамки уголовно-процессуальных отношений, на которые указывал Конституционный суд РФ, как раз и будут возникать тогда, когда незаконное или необоснованное ограничение наиболее важных конституционных прав и свобод граждан повлечет невозможность реализации тех прав и свобод, которые непосредственно в уголовном судопроизводстве не затрагиваются.

На основании изложенного полагаем, что иными, способными причинить ущерб конституционным права и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию, по смыслу ст. 125 УПК РФ, являются не лю- бые действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, а только те, которые затрагивают права и свободы, установленные ст.ст.21-25, ч.2 ст.26, ст.27, чч.1-3 ст.35, ст.ст.37, 45, 46, 48, 49, 51-53 Конституции РФ. К таковым (помимо отказа в приеме сообщения о преступлении, а также решений об отказе в возбуждении уго- ловного дела и о прекращении уголовного дела, которые прямо указаны в законе) могут быть отнесены: решения о приостановлении производства по уголовному делу и продлении срока предварительного расследования; все действия и решения органов расследования, прокурора, связанные с производством обыска, личного обыска, выемки, осмотра (когда он производится в жилище или сопровождается изъятием материальных ценностей), наложения ареста на корреспонденцию и ее выемки, контроля и записи переговоров, наложения ареста на имущество, задержания, освидетельствования; все решения и действия, связанные с применением таких мер пресечения, как домашний арест, подписка о невыезде, а также помещением обвиняемого

1 Мингес А.В. Реализация конституционного права неприкосновенности личности на предварительном следствии // Реализация норм государственного и административного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1987. - С.49-50, 52.

139

или подозреваемого в медицинский либо психиатрический стационар для производства судебной экспертизы; временное отстранение обвиняемого от должности; отказ в ознакомлении с материалами дела, которые в соответствии с законом должны быть предъявлены заинтересованным лицам. Обжалован в суд может быть также и отказ в удовлетворении ходатайств, направленных на реализацию указанных конституционных прав и свобод, а также бездействие органов расследования, прокурора, если оно влечет необоснованное ограничение этих прав. Обжалованию подлежит и решение прокурора, следователя, дознавателя о производстве выплат, возврате имущества, вынесенное в соответствии со ст. 135 УПК РФ.

Допускаем, что приведенный нами перечень не является исчерпывающим, он вполне может быть дополнен. Главное, чтобы такое дополнение не было произвольным. Как мы уже рассмотрели, действие или решение органов расследования, прокурора должны подлежать судебному контролю только тогда, когда их осуществление приводит к ограничению конституционных прав, непосредственно реализуемых или затрагиваемых в уголовном судопроизводстве. Достаточно четкое определение такого перечня при практической реализации норм уголовно-процессуального закона, устанавливающих порядок судебного обжалования действий и решений органов, осуществляющих досудебное производство, может быть существенно затруднено и в значительной степени зависеть от усмотрения правоприменителей в каждом конкретном случае. Трудно не согласиться с высказыванием А.М.Баранова о том, что правоприменителя нельзя ставить перед проблемой каждый раз решать этот вопрос. Закон должен быть доступен и ясен для понимания как для правоприменителя, так и для любого человека . В связи с чем считаем необходимым поддержать точку зрения, в соответствии с которой закон должен прямо оговаривать те действия и решения, которые могут быть обжалованы в суд . Такое закрепление не обязательно

1 См.: Баранов A.M. Судебный контроль за досудебным производством // Досудебное производство: (Актуальные вопросы теории и практики): Материалы науч.- практ. конф. - Омск, 2002. - С.29.

2 См., напр.: Азаров В А. Досудебное производство и судебный контроль: модели соотношения // До судебное производство: (Актуальные вопросы теории и практики): Материалы науч. - практ. конф. - Омск, 2002. - С.8; Баранов A.M. Указ. соч. - С.29; Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судеб ного контроля // Российская юстиция. - 2001. - №3. - С.26; Максимов О.А. Обжалование действий и решений должностных лиц // Материалы международной научно-практической конференции, по-

140

должно быть сделано в форме обособленного перечня. Указание на возможность судебного обжалования конкретных действий и решений может содержаться и в нормах, устанавливающих порядок их осуществления.

Рассматривая предмет судебного контроля за досудебным производством, нельзя не затронуть и другую сторону этого вопроса. Речь идет о тех действиях и решениях органов расследования, прокурора, которые в любом случае не могут быть обжалованы в суд. Здесь мы можем обратиться к еще одной важной правовой позиции, сформулированной Конституционным судом РФ при рассмотрении вопросов судебного контроля: «суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам»1. Безусловно, что по такому критерию не подлежат оценке судом в стадии предварительного расследования решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, решение об изменении обвинения, содержание обвинительного заключения и его утверждение прокурором. Это не вызывает сомнения даже у сторонников широкого судебного контроля за досудебным производством . Более дискуссионным является вопрос о возможности судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела.

Законодатель, довольно подробно оговорив возможность обжалования в суд решений об отказе в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовного дела, а также последствия разрешения таких жалоб (ч.7 ст. 148, ч.2 ст.214 УПК РФ), не включил соответствующие положения в нормы, устанавливающие порядок возбуж- дения уголовного дела. В литературе относительно возможности принесения в суд жалоб на решение о возбуждении уголовного дела высказаны различные точки зре-

священной принятию нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. - М., 2002. - С.44.

1 Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П.

2 См., напр.: Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Российская юстиция. - 2002. - №4. - С.50.

141

ния . Как правило, оценке при этом подвергается возможность ущемления прав и интересов лица самим решением о возбуждении уголовного дела. Оценивая по жа- лобам граждан конституционность отдельных норм УПК РСФСР, Конституционный суд РФ дважды обращался к разрешению данного вопроса. В своем постановлении от 23 марта 1999 г. №5-П высокий Суд фактически признал недопустимым судебное обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, указав, что допущенные ограничения прав обратившегося в Конституционный суд лица связаны не с самим возбуждением уголовного дела, а с последующими процессуальными действиями, в частности с арестом и обыском, которые могут быть обжалованы в судебном порядке . Данное решение встретило достаточно резкие возражения судей Конституционного суда А.Л.Кононова и Т.Г.Морщаковой, которые в своих особых мнениях привели аргументы в пользу того, что постановление о возбуждении уголовного дела может и должно подлежать судебному обжалованию, указывая в том числе и на непосредственную связь допущенных нарушений прав лица с самим актом возбуждения уголовного дела.

В принятом уже после введения в действие УПК РФ определении №300-0 от 27 декабря 2002 г. Конституционный суд обосновал решение, в соответствии с кото- рым положения статей 116, 218, 219 и 220 УПК РСФСР не исключают право лица, в отношении которого вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, обжаловать данное постановление в суд, который в таких случаях проверяет его законность, не предрешая при этом вопросы, могущие стать предметом судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу. Т.е. судебной оценке подлежат, прежде всего, соблюдение порядка вынесения данного решения, наличие предусмотренных законом поводов к возбуждению уголовного дела, отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу. Вместе с тем, как указал Конституционный суд, «установление того, ограничиваются ли в связи с возбуждением

1 См., напр.: Арсланалиев А. Обжалование в суд решений органов дознания, следователей и проку роров // Законность. - 1998. - №6. - С.32; Петрухин И. Указ. соч. - С.49-50, Дорошков В.В. Пределы и правовые последствия судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса // Кон троль и надзор за деятельностью органов внутренних дел - важнейшая гарантия обеспечения прав человека. - М, 2000. - С. 135-138.

2 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. №5-П.

142

уголовного дела конституционные права и свободы лица, обратившегося с жалобой, и сопряжена ли проверка законности обжалуемого постановления с рассмотрением тех вопросов, которые подлежат разрешению при постановлении приговора, осуществляется судом, исходя из фактических обстоятельств конкретного дела»1. Таким образом, оценивая последнее положение, мы можем сделать вывод, что определение круга подлежащих проверке обстоятельств Конституционный суд оставляет, все-таки, на усмотрение рассматривающего жалобу суда.

Соглашаясь в целом с тем, что во многих случаях решение о возбуждении уголовного дела будет затрагивать интересы отдельных лиц, и оно часто может быть вынесено без достаточных на то оснований, мы все же склонны разделить позицию противников судебного контроля за решением о возбуждении уголовного дела.

Данным решением начинается предварительное расследование, т.е. уголовно- процессуальная деятельность, направленная на установление обстоятельств со- вершенного преступления. Достаточность данных, указывающая на признаки пре- ступления, лежащая в основе этого решения, является категорией в значительной степени оценочной, при этом решение о возбуждении уголовного дела принимается нередко и при наличии вероятностного знания о событии преступления, в чем и проявляется специфика этого решения2. Признание возбуждения дела незаконным и необоснованным влечет как отмену соответствующего постановления, так и прекра- щение уголовного дела. Отмена постановления о возбуждении уголовного дела возможна, пока по делу еще не осуществлены какие-либо процессуальные действия. В противном случае уже начатое производство по уголовному делу может быть только прекращено3. Поэтому, удовлетворяя жалобу на постановление о возбуждении уголовного дела, суд фактически будет принимать решение о прекращении уго-

1 См.: Определение Конституционного суда РФ от 27 декабря 2002 г. №300-0 «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного суда Российской Фе дерации и жалобами ряда граждан» // Российская газета. - 2003. - 15 янв.

2 См.: Николюк В.В., Калъницкий В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения уголовного дела. Учеб ное пособие. - Омск, 1995. - С.16-18; Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффек тивного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т.Томина. - Пятигорск, 2000. - С.61-65.

3 См., напр.: Ковалев М.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании преступлений. - М.,1981. - С.161-162.

143

ловно-процессуальной деятельности, причем тогда, когда органами, ее осуществ- ляющими, происходит только предварительное установление обстоятельств, кото- рые должны стать предметом судебного разбирательства, при том, что само прове- ряемое решение могло быть принято в условиях допускаемого законом дефицита исходной информации. Как мы полагаем, суд будет предрешать вопросы, которые подлежат его рассмотрению в стадии судебного разбирательства, существенно вторгаясь в досудебную процессуальную деятельность, на недопустимость чего, в частности, указывал Конституционный суд. Это фактически неизбежно, если судом проверяется решение о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, что в большинстве случаев и является предметом судебного обжалования, поскольку вести речь о нарушениях прав отдельных лиц рассматриваемым нами решением, как правило, можно только тогда, когда оно вынесено в отношении них (приведенное нами выше определение Конституционного суда от 27 декабря 2002 г. является здесь характерным примером, поскольку обращения в высокий Суд были обусловлены именно обжалованием решений о возбуждении уголовного дела в отношении конкретных лиц). В условиях расширения состязательных начал уголовного судопроизводства (а именно по этому пути в настоящее время развивается процессуальное законодательство) право стороны обвинения на начало и осуществление уголовного преследования не может быть ограничено судом, который при этом выносит итоговое процессуальное решение до того как дело принято им к своему производству. В соответствии со своим предназначением, суд в ходе расследования дела должен создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч.З ст. 15 УПК РФ), а не решать вопрос об исключении процессуальной деятельности вообще. Нельзя не отметить и то обстоятельство, что прекращение производства по делу судом вне установленной процедуры судебного разбирательства будет существенно ограничивать и право потерпевших от преступления лиц на доступ к правосудию. Сказанное не по- зволяет нам вести речь о возможности судебной проверки решения о возбуждении уголовного дела, тем более, что по новому уголовно-процессуальному законодательству это решение поставлено под дополнительный контроль прокурора на этапе его принятия. Однако, учитывая общеобязательную силу решений Конституционного суда, выраженная им в определении от 27 декабря 2002 года №300-0 правовая пози-

144

ция подлежит распространению и на действующее уголовно-процессуальное зако- нодательство, содержащее нормы, аналогичные тем, конституционно-правовой смысл которых был выявлен в данном определении - суды, таким образом, должны принимать и разрешать жалобы на постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица. Специально подчеркнем здесь, что рассмотрение жалоб на решения о возбуждении уголовного дела, когда они не вынесены в отношении конкретных лиц, указанным определением не охватывается и в компетенцию суда, по нашему мнению, входить не может.

Итак, мы вели речь о таких, регламентированных законом, возможностях реализации права жалобы участниками судопроизводства, как принесение жалоб прокурору и в суд. Других возможностей обжалования уголовно-процессуальный закон не предусматривает, однако мы можем отметить еще одну возможность для участников процесса принести жалобу - речь идет об обжаловании действия или решения дознавателя, следователя, прокурора в порядке подчинённости, т.е. выше- стоящему должностному лицу или органу. Так, например, пишет об этом С.Г.Березовская: «Важное значение имеет закреплённое законодательством…. право оспаривания гражданами действий (бездействия) органов государства и должностных лиц в порядке подчиненности… Подача жалобы в порядке подчиненности влечет за собой закрепленную в специальных законах обязанность органов государства и должностных лиц, получивших жалобу, к совершению необходимых действий для своевременного и правильного ее разрешения»1. Как отмечает В.Н.Бутылин, это наиболее простой порядок разрешения жалоб граждан, что обусловливает его широ-

2

кое применение на практике .

Статья 220 УПК РСФСР прямо предусматривала, что жалоба на действия и решения прокурора подлежит рассмотрению вышестоящим прокурором, что законо- дательно закрепляло возможность принесения жалобы вышестоящему в порядке подчиненности должностному лицу. Действующий уголовно-процессуальный закон подобной нормы не содержит, что вряд ли следует оценить как улучшение порядка реализации в досудебном производстве принципа обжалования процессуальных дей-

1 См.: Березовская С.Г. Охрана прав граждан советской прокуратурой. - М., 1964. - С.ЗО.

2 См.: Бутылин В.Н. Рассмотрение жалоб граждан на действия работников органов внутренних дел, ущемляющих права и законные интересы граждан. - М., 1992. - С.9.

145

ствий и решений, скорее наоборот. Имеющий место пробел, как нами уже отмеча- лось , несколько восполняется положениями иных, регламентирующих деятельность прокуратуры, нормативных актов: ч.5 ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерацию), п.4.4 инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации (утв. приказом Генеральной прокуратуры РФ №3 от 15 января 2003 г.). Вместе с тем, приведенные нами нормы лишь в наиболее общей форме касаются рассмотрения прокурорами жалоб и обращений граждан и не снимают острой необходимости восстановить в уголовно-процессуальном законодательстве положение, содержавшееся ранее в ст.220 УПК РСФСР.

Следует, однако, отметить, что подача жалобы вышестоящему прокурору является частным случаем обжалования прокурору вообще и, по существу, ничего нового к возможностям обжалования в рамках досудебного процессуального производства не добавляет. В связи с чем более интересным представляется рассмотрение вопросов разрешения жалоб начальником следственного отдела, тем более, что никакого регулирования такой его деятельности уголовно-процессуальное законодательство не содержит. Но ведь никто не запретит гражданину, особенно в случае слабого знания им норм уголовно-процессуального законодательства, принести жалобу на действия следователя его начальнику, который, при этом, будет обязан отреагировать на обращение гражданина. Отсутствие какой-либо процессуальной регламентации возникающих при этом отношений нам представляется определенным недостатком законодательного регулирования. Рассмотрим подробнее возможности участников процесса принести жалобу на действия и решения следователя начальнику следственного отдела.

Как мы уже отметили, по действующему уголовно-процессуальному законо- дательству начальник следственного отдела не является субъектом права приема и разрешения жалоб. Между тем, приказ МВД РФ №1 от 4 января 1999 г. «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. №1422 «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации»» наделяет начальников след-

См. параграф 2 главы 1 настоящего диссертационного исследования.

146

ственных подразделений такими полномочиями. Так п. 17.13 приложения 2 к пол- номочиям начальника Главного следственного управления при МВД субъекта РФ относит организацию рассмотрения и разрешения в соответствии с законодательством РФ писем, жалоб, и заявлений граждан, организаций и предприятий, поступающим в связи с производством предварительного следствия по уголовным делам. А пункт 17.16 приложения 4 обязывает начальника следственного управления отдела при УВД города рассматривать жалобы на действия подчинённых сотрудников, представления прокуроров, частные определения судов о нарушениях норм уголовно-процессуального законодательства и принимать меры по устранению выявленных недостатков. Подобные обязанности возлагаются указанным приказом и на руководителей следственных подразделений других уровней.

Такие полномочия органично вытекают из характера руководящей деятельности начальников следственных подразделений, для которых работа по рассмотрению обращений граждан является своеобразным индикатором общественного мнения об эффективности предварительного следствия, его качестве и законности, а также дополнительным инструментом организационного и практического влияния на состояние этих вопросов . Неслучайно поэтому, что непосредственно в органах предварительного следствия значительное внимание уделяется работе с жалобами и заявлениями граждан . По данным следственного комитета при МВД России, значительная часть жалоб (более 45%) поступает на волокиту, неполноту и необъективность при расследовании уголовных дел, имеют место жалобы и на незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконные отказы в возбуждении уголовного дела, незаконные задержания, обыски, другие неправомерные действия органов

1 См.: О результатах работы следственного комитета при МВД России по рассмотрению обраще ний граждан в первом полугодии 2001 года // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - №4(110) - С.38.

2 См.: Горбань В.А. Обеспечение гарантированных законом прав и свобод граждан на предваритель ном следствии // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1996. - №3(88). - С.63-64; Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и задачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 г.г. // Информационный бюллетень Следствен ного комитета при МВД России. - 2001. - № 1(107) - С.43.

147

следствия. Анализ разрешенных жалоб на вышеуказанные действия показал, что 1/4 их часть - обоснованна (23, 7 %)\

Не являясь полномочным на разрешение жалобы субъектом и действуя в рамках закона, начальник следственного отдела обязан безотлагательно направить поступившую к нему жалобу прокурору, непосредственно осуществляющему надзор за расследованием по данному уголовному делу. При этом он вправе произвести выяснение обстоятельств, повлекших подачу жалобы и принять меры по устранению выявленных нарушений, о чем также должно быть сообщено прокурору2. Довольно сложно отрицать, что предоставленных начальнику следственного отдела уголовно-процессуальным законодательством (ст.39 УПК РФ) полномочий во многих случаях хватит для того, чтобы разрешить поступившую нему жалобу участника процесса на действия следователя, если она окажется обоснованной, и не дожидаться, пока такое же решение по жалобе примет прокурор. В условиях, когда большинство жалоб в порядке подчиненности поступает на волокиту и низкое качество ведения следствия, часто решение начальника может быть принято более оперативно и эффективно по сравнению с решением прокурора3. Нельзя забывать и то, что для начальника следственного подразделения жалоба на имеющее место процессуальное нарушение со стороны следователя является одновременно и основанием служебной проверки4,

1 См.: Зотов М.Н. Указ. соч. - С.43; Тимлев Е.А. Роль руководителей органов предварительного следствия в предупреждении нарушений законности и дисциплины со стороны следователей, про филактике чрезвычайных происшествий // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - № 1(107) - С. 46; О результатах работы следственного комитета при МВД России по рассмотрению обращений граждан в первом полугодии 2001 года // Информацион ный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - №4(110) - С. 37-38.

2 См., напр.: Ковалев М.А. Указ. соч. - С.91; Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.263; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в совет ском уголовном процессе. - М. - 1965. - С.351; Бутылин В.Н. Указ. соч. - С.20.

3 См.: Будников В.Л., Ефгшичев СП., Шадрин B.C. Вопросы обжалования в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования // Уголовно-процессуальные проблемы предва рительного следствия и пути его совершенствования: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1985. - С.101.

4 См., напр.: Зуев В.Л., Суханов В.Н., Корнева Л.С Методические рекомендации «Дисциплинарная практика по фактам нарушений законности, допущенных при расследовании уголовных дел» // Ин формационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1997. - №1(90). - С.117.

148

которая, фактически, будет направлена на установление тех же обстоятельств, что и проверка жалобы в порядке, установленном УПК и осуществляться параллельно ей. Поэтому как достаточно обоснованные могут быть оценены имеющиеся в литературе предложения о наделении начальников следственных подразделений правом самостоятельно, без контроля со стороны прокурора, разрешать жалобы участников процесса на действия и решения подчиненных им следователей в строго оговоренных случаях1. Так, В.Л.Будников, например, предлагает предоставить начальнику следственного отдела право рассматривать жалобы на те действия и решения следователей, которые не были санкционированы или утверждены прокурором, а также произведены по его личному указанию, либо с согласия2.

Высказанные в литературе возражения против наделения начальников след- ственных подразделений полномочиями по разрешению жалоб процессуального характера обосновываются тем, что начальник следственного отдела не располагает правом отмены или изменения решения следователя, в том числе и по жалобе, а также опасениями, что предоставление начальнику функций по приему и разрешению жалоб процессуального характера может привести к стиранию граней между прокурорским надзором и ведомственным контролем . В связи с чем нельзя не отметить то обстоятельство, что теперь в нормах нового уголовно- процессуального закона, регулирующих полномочия начальников следственных отделов, частично реализованы звучавшие ранее предложения о наделении начальников следственных подразделений правом отмены незаконных постановлений подчиненных следователей4. В соответствии с п.2 ч.1 ст.39 УПК РФ начальник следственного отдела уполномочен от-

1 См.: Маляров М.П. Обжалование действий следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер пре дупреждения преступности, 1980. - С.99-100; Летучих В.И. Конституционный принцип обжалова ния в досудебных стадиях советского уголовного процесса: Учеб. пособие. - Омск, 1981. - С.44.

2 См.: Будников В.Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголовном судопроиз водстве. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М, 1984. - С. 13

3 См., напр: Ковалев М,А. Указ. соч. - С.91.

4 См.: Обсуждение концепции развития досудебного производства в уголовном процессе // Инфор мационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1998. -№1(94). - С. 13; Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Сов. государство и право. - 1975. - №3. - С.77.

149

менять необоснованные постановления следователя о приостановлении предвари- тельного следствия. Согласно п.З ч. 1 той же статьи он также вправе вносить проку- рору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя. Следует отметить, что внесение таких ходатайств прокурору и ранее практиковалось в некоторых органах предварительного расследования1. Наличие указанных полномочий, безусловно, расширяет возможности начальника следственного отдела, позволяя ему оперативнее реагировать на нарушения законности, в том числе и при разрешении жалоб участников процесса. Усиление же ведомственного контроля, на наш взгляд, ни в коем случае не может привести к стиранию граней между ним и прокурорским надзором, что обусловлено глубокими качественными различиями в самой сущности данных видов деятельности государственных органов2. Надзор при этом, в отличие от контроля, выступает формой правовой контрольной деятельности, осуществляемой согласно непосредственному поручению государства уполномоченным на то государственным органом в отношении не связанного организационной подчиненностью объекта3.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации, одобренная Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 г., предусматривает расширение процессуальной независимости следователя и неприемлемость процессуального подчинения его административным начальникам (начальникам следственных отделов, комитетов и других подразделений) с наделением последних процессуальными полномочиями и правом контролировать ход и результаты расследования, пересматривать поста- новления следователя4. Однако такие положения вызывают серьезные возражения - специально исследовавший рассматриваемые вопросы А.А.Клейн, в частности, от- мечает: «В условиях функционирования следственного аппарата, когда в его составе работает много неопытных, недостаточно квалифицированных следователей…. по-

1 См.: Горбань В.А. Указ. соч. - С.64.

2 См.: Соловьев А.Б., Болтошев Е.Д. Роль прокурора в обеспечении всесторонности, полноты и объ ективности расследования // Прокурорская и следственная практика. - 2001. - №3-4. - С.89- 90.

3 См.: Кудинов Л.Д. Некоторые вопросы правовой регламентации взаимоотношений следователя, начальника следственного отдела и прокурора // Укрепление законности и предварительного рас следования в условиях перестройки: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1990. - С.83, 89.

4 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А.Пашин. - М., 1992.

С.65-66.

150

становка вопроса о полной, абсолютной процессуальной самостоятельности следователей не может быть признана обоснованной. Предусмотренные законом ограничения процессуальной самостоятельности следователей институтами прокурорского надзора и процессуального контроля начальников следственных отделов являются социально обусловленными и необходимыми»1. В справедливости высказанных десять лет назад суждений не приходится сомневаться и сейчас, когда в качестве одной из основных причин нарушений законности в деятельности следственных подразделений называется низкий уровень профессионализма части следователей, в виду значительного омоложения в последние годы кадрового аппарата органов предварительного следствия и недостаточный в связи с этим процессуальный контроль со стороны начальников следственных отделов, несвоевременность реагирования на допущенные нарушения законности^. За необходимость предоставления начальникам следственных отделов права разрешать жалобы на действия и решения подчи- ненных им следователей высказались и 85,7% опрошенных нами сотрудников органов расследования.

Учитывая изложенное, мы не можем не поддержать предложение о наделении начальников следственных подразделений правом самостоятельно, в пределах своей компетенции, разрешать поступающие к ним жалобы участников процесса, для чего в действующем уголовно-процессуальном законодательстве имеются необходимые условия. Такой шаг необходим и диктуется современным состоянием деятельности следственных подразделений. При этом за участниками процесса сохраняется право обжаловать решение начальника по жалобе прокурору или в суд (в случаях, когда первоначально обжалованное решение или действие следователя касается

Клейн АЛ. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоятельности и независимости следователя органов внутренних дел. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1992. - С. 10. 2 См.: Деришев Ю.В. Основные процессуальные ошибки, влекущие необоснованное привлечение к уголовной ответственности // Законодательство и практика. - 1998. - №1. - С.21; О состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в 2000 году // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - №2(108) - С.26; О состоянии законности в деятельности следственного управления при УВД Рязанской области (по итогам 2000 года) // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - №3(109) - С. 10; О состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в первом полугодии 2001 года // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - №4(110). - С.26.

151

вопросов, подлежащих судебному контролю в досудебном производстве). Регламентация в уголовно-процессуальном законе отношений, возникающих при поступлении жалобы участника процесса к начальнику следственного отдела необходима и ввиду того, что работа со значительным количеством жалоб процессуального характера на действия и решения следователей, поступающих в настоящее время их начальникам осуществляется в соответствии с ведомственными нормативными актами и фактически за рамками процессуальной деятельности.

Конечно, полномочия начальника следственного подразделения по разрешению жалоб участников процесса должны иметь определенные пределы. Мы солидарны с приведенным нами выше мнением В.Л.Будникова о том, что не в компетенции начальника следственного отдела рассмотрение жалоб на те действия и решения следователей, которые были санкционированы или утверждены прокурором, а также произведены по его личному указанию, либо с согласия1. То же самое можно сказать и о жалобах на действия, осуществляемые с разрешения суда. Устанавливая в законе право начальника следственного отдела на рассмотрение отдельных жалоб на действия и решения подчиненных ему следователей, следует и четко обозначить его обязанность передать жалобу надлежащему субъекту в случаях, когда ее разрешение выходит за рамки его компетенции. Отсутствие подобных указаний в действующем законе создает неоднозначную практику его применения, когда, например, жалобы, которые объективно могут быть разрешены только прокурором, до него «не доходят».

Сказанное практически в полной мере может быть распространено и на начальника органа дознания, в обязанности которого входит прием и рассмотрение жалоб на действия и решения подчиненных ему сотрудников. Так, п.43 приложения 2 к приказу МВД РФ №493 от 12 августа 1998 г. «О некоторых мерах по совершенство- ванию деятельности милиции общественной безопасности (местной милиции) по раскрытию и расследованию преступлений» предусматривает, что начальник отде- ления дознания осуществляет прием граждан по вопросам своей компетенции и ор- ганизует разрешение их жалоб и заявлений в установленные сроки. Какой-либо рег- ламентации действий начальника органа дознания, в связи с поступлением к нему

1 См. Будников В.Л. Указ. соч. - С. 13

152

жалоб процессуального характера, действующее уголовно-процессуальное законодательство также не содержит.

Следует сказать, что в целом правовое положение начальника органа дознания, по сравнению с начальником следственного отдела, в действующем законодательстве носит менее урегулированный характер. Отсутствует самостоятельная норма, определяющая права и обязанности начальника органа дознания, при том, что дознаватель, по УПК РФ, получил большую самостоятельность в принятии решений и осуществлении процессуальных действий, чем лицо, производящее дознание, по УПК РСФСР. В таких условиях, констатируя актуальность предоставления начальнику органа дознания права в отдельных случаях разрешать жалобы на действия и решения подчиненных ему дознавателей (за то, что право разрешения жалоб должно быть предоставлено как начальнику следственного отдела, так и начальнику органа дознания, высказались и 68,6 % опрошенных нами сотрудников органов расследования), необходимо в то же время отметить, что для успешной реализации начальником органа дознания такого права в действующем законодательстве необходимых условий нет. Правовое регулирование процессуального положения начальника органа дознания по новому УПК требует более глубокого изучения в рамках самостоятельного исследования и поэтому предложение о предоставлении начальнику органа дознания права рассмотрения и разрешения жалоб на отдельные действия и решения подчиненных сотрудников может рассматриваться как один из подходов к его совершенствованию. Вместе с тем, установление в законе обязанностей, возникающих у начальника органа дознания при поступлении к нему жалоб процессуального характера, необходимо уже сейчас.

Таким образом, можно констатировать, что перед участником судопроизводства или лицом, чьи права и интересы затронуты процессуальными действиями и решениями, а также бездействием органов расследования, в настоящее время есть определенный выбор в возможностях принесения жалобы. В соответствии с УПК РФ жалоба может быть принесена прокурору, а в отношении действий и решений, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию - также и в суд. Заявитель может обратиться с жалобой и к начальнику следственного отдела или органа дознания, который обязан будет отреагировать на жалобу и передать ее надлежаще-

153

му адресату, а в некоторых случаях (в пределах своей компетенции) и принять меры к разрешению поставленных в жалобе вопросов. При этом совершенствованию правового регулирования спектра возможностей участников судопроизводства на обжалование в досудебных стадиях процесса будет отвечать детальная регламентация в законе обязанностей, возникающих у начальника органа расследования при поступлении к нему жалоб процессуального характера, а также предоставление права разрешать жалобы на действия и решения подчиненных сотрудников начальнику следственного отдела, а в перспективе - и начальнику органа дознания.

Рассмотренным нами возможностям обжалования свойственна определенная инстанционность, которая будет проявляться, главным образом, при рассмотрении и разрешении повторных жалоб. Так, решение начальника следственного отдела по жалобе участника процесса, принятое им в пределах своей компетенции, может быть обжаловано прокурору или в суд. Полагаем, что начальник вышестоящего следственного подразделения не может считаться вышестоящей, по отношению к начальнику следственного отдела, инстанцией по разрешению процессуальных жалоб. Возникающие между руководителями следственных подразделений различных уровней отношения не регламентируются уголовно-процессуальным законодательством и носят административный характер . Именно поэтому, закрепляя в законе право начальника следственного подразделения на рассмотрение процессуальных жалоб, важно предусмотреть и то, что повторные жалобы (после рассмотрения первоначальных начальником) подлежат принесению уже не в порядке подчиненности, а прокурору, для которого надзор за законностью деятельности начальников следственных подразделений является важной составной частью надзора за деятельностью органов предварительного расследования2. Если предмет жалобы соответствует требованиям ст. 125 УПК РФ, она может быть принесена и в суд по месту производства расследования.

Решение, принятое по жалобе прокурором, может быть обжаловано вышестоящему прокурору. Возникающие между вступающими в уголовное судопроизводство прокурорами различных уровней отношения, в отличие от таковых между

1 См.: Кудинов Л.Д. Указ. соч. - С.88.

2 См., напр.: Соловьев А.Б., Токарева М.К, Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением за конов при расследовании преступлений. - М., 2000. - С.41-51.

154

начальниками различных следственных подразделений, носят процессуальный ха- рактер, что прямо вытекает из положений ст.37 УПК РФ. Например, п. 10 ч.2 указанной статьи устанавливает право прокурора в ходе досудебного производства отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора в порядке, установленном УПК. Для рассмотрения повторных жалоб граждан в прокуратуре установлен определенный порядок. Так, в прокуратурах субъектов Российской Федерации и приравненных к ним, решения по первоначальным жалобам принимают начальники управлений и отделов, ответы же на повторные жалобы дают руководители этих прокуратур (прокурор или его заместитель). В Генеральной прокуратуре РФ решения по первичным обращениям принимают начальники отделов, по повторным - начальники управлений. Руководители Генеральной прокуратуры рассматривают жалобы на решения начальников подразделений1. В установленных законом случаях жалоба на решение прокурора может быть принесена и в суд, что прямо предусмотрено ст. 10 Закона РФ «О прокуратуре» и ст. 125 УПК РФ.

Как можно увидеть, в рамках предмета, определенного ст. 125 УПК РФ, суд выступает высшей инстанцией по разрешению жалоб участников процесса, что обусловливается современным значением судебной формы обеспечения прав и свобод. При этом, в соответствии с действующим регулированием, лицо вправе принести жалобу и сразу в суд, не используя возможности первоначального обращения к иным, уполномоченным на разрешение жалобы субъектам. Вместе с тем, использование такой возможности заинтересованным субъектом имеет и свою оборотную сторону. Ведь обращаясь с жалобой непосредственно в высшую инстанцию — суд, лицо исключит для себя иные, несудебные, возможности обжалования , поскольку принесение жалоб на решение, которое примет суд, возможно только в судебном порядке - в вышестоящий суд.

В литературе справедливо отмечено, что судебному порядку, являющемуся высшей формой рассмотрения жалоб граждан, связанных с нарушением субъектив- ных прав, должно, как правило, предшествовать внесудебное решение данных во-

1 См.: Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации». С приложе нием ведомственных нормативных актов. Под общ. ред. Ю.И.Скуратова. - М, 1996. - С.41-42.

2 См.: Мурадьян Э.М. Судебный контроль за административными актами // Советское государство и право. - 1978. - №11. - С.75-80

155

просов1. В связи с чем учеными высказываются не лишенные рациональности предложения об установлении последовательного обжалования действий и решений сначала в прокуратуру, а затем в суд2. По мнению О.В.Химичевой, «судебный контроль должен срабатывать, когда решение прокурора по жалобе не удовлетворяет гражда-нина» . Схожая позиция высказана и Н.В.Григорьевой, которая отметила, что реализацию конституционного положения о праве обжалования решений и действий должностных лиц в суд следует ограничить обжалованием таких действий и решений, которые связаны с применением отдельных мер принуждения, когда прокурор эти действия и решения санкционировал, или утверждал, когда прокурор отклонил жалобу, либо не рассмотрел в установленный законом срок (выделено нами -А.А.)4. Подобный порядок предусматривался и нормами проекта УПК РФ, который был принят Государственной Думой в первом чтении 7 июля 1997 г. Так, ч. 1 ст. 127 указанного проекта УПК предусматривала право участников процесса на обращение в суд лишь с жалобой на отказ в приеме заявления о преступлении, или нарушение закона при отказе в возбуждении уголовного дела и только тогда, когда жалоба не была удовлетворена прокурором или разрешена в установленный срок. Аналогичным образом данный вопрос решался и по Закону СССР от 2 ноября 1989 г. «О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан» - обращение с жалобой в суд было возможно только лишь после того, как административные средства для исправления возможных нарушений или упущений иссякли. В литературе обращается внимание на положительные стороны такого порядка: повышается ответственность государственных учреждений за действия нижестоящих инстанций; суд избавляется

1 См.: Хаманева Н.Ю. Защита прав граждан в сфере исполнительной власти. - М., 1997. - С.69; Шишкин В.И. Конституционное право советских граждан на обжалование действий должностных лиц, государственных и общественных органов. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Киев, 1986. - С.15.

2 См., напр.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реаль ность, перспективы //Государство и право. - 1998 -№11. - С.35-36.

3 Химичева О.В. Указ. соч. - С.51.

4 См.: Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участ ников уголовного процесса в досудебном производстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2000.-С. 19-20.

156

от излишних жалоб и т.д., но отмечается также и то, что существующее правило ос- ложняло реализацию права гражданина на судебную защиту. Возможность непо- средственно обращаться в суд значительно облегчает путь гражданина к судебной защите своих прав1. Поэтому в дальнейшем законодатель пошел иным путем, уста- новив в 1993 г. в новом законе об обжаловании возможность беспрепятственного обращения заинтересованных лиц непосредственно в суд. Как мы видим, такое же регулирование данного вопроса было избрано законодателем и при принятии нового УПК РФ, что соответствует установившейся в настоящее время тенденции усиления судебной власти и расширения судебного контроля в различных сферах государственной деятельности.

Интересно отметить, что практически аналогичным образом решен вопрос и в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Казахстан. В соответствии с ч.1 ст. 109 УПК РК лицо вправе обратиться с жалобой в суд, как после оставления без удовлетворения его жалобы соответствующим прокурором, так и непосредст- венно, однако исключительность судебного решения по жалобе при таком регулировании подчеркивается тем, что в соответствии с ч.5 ст. 109 и ч.5 ст. 110 УПК РК постановление судьи, вынесенное по итогам рассмотрения жалобы, обжалованию и опротестованию не подлежит. В отечественном уголовно- процессуальном законе ранее содержалось соответствующее положение - согласно действовавшей до 31 декабря 1996 г. редакции п.З ч.1 ст.331 УПК РСФСР решение, вынесенное судьей по жалобе на арест или продление срока содержания под стражей, являлось окончательным и не подлежало обжалованию и опротестованию в кассационном порядке. В литературе высказывалось мнение, что также не подлежат обжалованию и решения суда вынесенные по жалобам на иные действия и решения, в частности на постановление о прекращении уголовного дела, при этом в порядке кассации может

1 См.: Хаманева Н.Ю. Обжалование в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граж дан России // Государство и право. - 1993. - №11. - С. 7

2 Закон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Сборник законодательных актов Российской Федерации. 1993. - Вып. VIII. -Ст. 117.

157

быть обжаловано постановление судьи об отказе в рассмотрении жалобы1. Возникал у судов вопрос и о возможности пересмотра постановлений суда по итогам рассмотрения жалобы в порядке надзора, практика при этом складывалась неоднозначно2. В связи с чем Пленумом Верховного суда было дано разъяснение, в соответствии с которым постановление судьи по результатам судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, как вынесенное по материалам неоконченного дознания или предварительного следствия пересмотру в порядке надзора не подлежит . В дальнейшем законодатель отказался от окончательности судебного решения по жалобе и Федеральным Законом от 21 декабря 1996 г. №160-ФЗ редакция ст.331 УПК РСФСР была изменена, что в целом было поддержано юристами4. В частности, А.М.Ларин отмечал, что проверка законности и обоснованности постановлений вышестоящим судом повысит ответственность судей, послужит предупреждением к устранению ошибок в решении этих вопросов5. Новое уголовно-процессуальное законодательство России не содержит каких-либо ограничений в обжаловании решения, вынесенного судьей по итогам рассмотрения жалоб участников процесса.

Вместе с тем, нельзя не отметить то обстоятельство, что при отсутствии формальных ограничений на обжалование судебного решения по жалобе, препятствием к тому для заинтересованных лиц может стать действующая законодательная регламентация пересмотра судебных решений, вынесенных в ходе досудебного про-

См.: Зеленин С. Рассмотрение жалоб на постановление о прекращении уголовного дела// Российская юстиция. - 1996. - №9. - С.42.

2 См.: Обзор о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления сро ка содержания под стражей // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1993. - №4(77). - С.Ш,Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительно го расследования // Российская юстиция. - 1999. - № 7. - С.28.

3 См. Пункт 14 Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.04.93 № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного суда РФ. - 1993. - №7.

4 См.: Колоколов И. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предварительного рассле дования // Законность. - 1997. - №10. - С.9

5 См.: Ларин А. Нельзя ограничивать право судьи немедленно освободить лицо, лишенное свободы незаконно // Российская юстиция. - 1997. - №1. - С. 16.

158

изводства, которая весьма далека от совершенства. Фактически в законе имеется лишь одно упоминание (в ч.1 ст. 127 УПК РФ) о том, что жалобы и представления на указанные судебные решения, приносятся в порядке, установленном главами 43-45 УПК, то есть в порядке апелляции и кассации. С учетом того, что в порядке апелляции подлежат пересмотру только решения мирового судьи, который, согласно действующему законодательству, не является участником досудебного процессуального производства1, при обжаловании судебных решений по жалобам участников процесса необходимо руководствоваться правилами кассационного производства. При этом нормы гл.гл.43 и 45 УПК РФ детально регламентируют, в первую очередь, пересмотр приговоров и иных судебных решений, принятых судом первой инстанции в стадии судебного разбирательства, и не содержат никаких особенностей рассмотрения жалоб на судебные решения принятые в ходе досудебного производства и реально мало для этого применимы, даже по аналогии.

Так, например, из установленных чч.4 и 5 ст.354 УПК РФ субъектов права на обжалование судебных решений в досудебном производстве участвуют лишь потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. С определенной натяжкой к их числу может быть отнесен и обвиняемый, а также его защитник или законный представитель, поскольку в числе субъектов права кассационной жалобы указаны «осужденный» и «оправданный». В то же время фактически право на обжалование в досудебном производстве принадлежит гораздо более широкому кругу лиц. Получается, что практически все они лишены права на принесения кассационной жалобы на решение, принятое по итогам рассмотрения их жалоб судьей?

Возникает вопрос и с видами решений, которые могут быть приняты по итогам пересмотра решения судьи по жалобе в досудебном производстве. Из установ- ленных ст.378 УПК РФ видов решений, принимаемых судом кассационной инстан- ции, в таком случае в полной мере применимо лишь решение об оставлении обжа-

В литературе высказывалось мнение о передаче части полномочий по судебному контролю мировым судьям. См.: Химичева Г.П. О судебном контроле на стадии предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. - М, 1997. - С. 165, 170; Дорошков ВВ. Проблемы судебного контроля за деятельностью органов внутренних дел // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. - М., 1999. - С.36.

159

луемого решения в силе, а жалобы без удовлетворения (п.1 ч.1 ст.378 УПК РФ). Особенность рассмотрения повторных жалоб - установление незаконности и не- обоснованности предыдущего решения по жалобе не всегда должно влечь возврат жалобы для нового рассмотрения в нижестоящую инстанцию1. Такое правило впол- не может быть распространено и на пересмотр решения судьи по жалобе в досудебных стадиях процесса - она может быть разрешена вышестоящей судебной инстанцией и по существу, что, правда, в судебном производстве более свойственно апелляции, чем кассации. Имеются и иные особенности, подлежащие учету, при рассмотрении в порядке кассации жалоб на судебные решения принятые в ходе досудебного производства.

В связи с изложенным, на наш взгляд, заслуживают поддержки предложения об установлении особого порядка рассмотрения жалоб на решения судьи, принятые в ходе досудебного производства по уголовному делу2. Нелишне также вспомнить, что упомянутый нами проект УПК РФ такой порядок устанавливал, ему были по- священы ст.ст. 128-130. Однако в последующем законодатель отказался от такого регулирования по не вполне понятным причинам. На наш взгляд, имеется объективная необходимость регламентации в устанавливающих порядок пересмотра судебных решений нормах УПК РФ особенностей, присущих рассмотрению жалоб на решения судьи, принятые в ходе досудебного производства, они должны касаться: круга субъектов, уполномоченных на принесения таких жалоб, сроков их подачи и рассмотрения, порядка рассмотрения жалоб, видов решений, которые могут быть приняты по таким жалобам.

Рассмотренные нами особенности различных возможностей обжалования действий и решений органов расследования, прокурора в досудебном уголовно- процессуальном производстве, безусловно, должны учитываться заинтересованными лицами при принесении ими жалоб. В частности, приносящее жалобу в суд лицо должно знать о процессуальных особенностях и юридических последствиях такого шага. Путь, который в конечном итоге изберет гражданин для защиты своего нарушенного права и его дальнейшие возможности в обжаловании будут во многом зави-

1 См.: Конституция СССР и расширение судебной защиты прав граждан // Советское государство и право.-1978.-№11.-С. 67.

2 См.: Григорьева Н.В. Указ. соч. - С.25.

160

сеть от процессуального положения данного лица, знания им правовых норм, ка- сающихся порядка обжалования, характера того действия или решения, которое он обжалует, его личного мнения относительно эффективности обращения к тому или иному органу или должностному лицу, а также их полномочий на разрешение кон- кретной жалобы. В связи с чем немаловажное значение приобретает надлежащее разъяснение участникам процесса права на обжалование и его обеспечение органами и должностными лицами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность, чему посвящается следующий раздел работы.

161

Параграф 2. Обеспечение права участников судопроизводства на обжалование

должностными лицами, осуществляющими производство в досудебных стадиях

уголовного процесса.

Право на обжалование, как и любое другое право, возникающее у лица в связи с вовлечением его в уголовно-процессуальную деятельность, не может быть успешно реализовано им собственными усилиями, без надлежащего его обеспечения теми органами и должностными лицами, в отношения с которыми вступает участник судопроизводства . С учетом того, что право на обжалование выступает средством защиты и реализации других прав лица (причем не только процессуальных), обеспечение данного права имеет немаловажное значение. От того, насколько оно обеспечено в досудебном уголовно-процессуальном производстве зависит и степень защищенности лица от возможных нарушений его прав и интересов и возможности их восстановления, если нарушение было допущено. Часть 1 ст. 11 УПК РФ обязывает прокурора, следователя, дознавателя разъяснить участникам уголовного судопроизводства их права и обеспечить возможность осуществления этих прав. Наличие такой обязанности у должностных лиц, осуществляющих судопроизводство - характерная черта правоотношений, складывающихся между ними и иными участниками процесса, необхо-димое условие реальности этих прав . Обеспечение прав участников процесса не без оснований называется в литературе самостоятельным направлением правообеспечи-вающей деятельности органов предварительного расследования .

Преломляя содержание ч. 1 ст. 11 УПК РФ на интересующее нас право жалобы, можно увидеть, что его обеспечение складывается из двух самостоятельных групп действий, которые обязаны выполнить определенные должностные лица государст-

1 См., напр: Кудин М.Ф. Охрана прав личности и уголовно-процессуальное принуждение // Гарантии прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. - Свердловск, 1975. - С. 29.

2 См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С.7.

3 См.: Ростовщиков И.В. Осуществление конституционных прав советских граждан на предваритель ном следствии // Реатизация норм государственного и административного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1987. - С.39.

162

венных органов. Во-первых, это надлежащее разъяснение данного права заинтересованным лицам, а во-вторых, это действия, которые должны быть выполнены в связи с заявленной жалобой. Вторая группа, как можно отметить, более объемна, поскольку включает в себя действия различных субъектов по надлежащему процессуальному оформлению жалобы, обеспечению доставки жалобы адресату и ее успешного разрешения уполномоченным на то органом и др. Таким образом первая группа действий обеспечивает правильное использование заинтересованным лицом своего права (например, принесение жалобы надлежащему субъекту должно гарантировать ее скорейшее разрешение, поскольку исключает переадресовку и пересылку жалобы, что, в случае подачи ее некомпетентному должностному лицу, может существенно отдалить или вовсе исключить ее правильное разрешение1), вторая группа действий направлена уже на реализацию самого процесса рассмотрения жалобы, устранение возможных препятствий к ее надлежащему разрешению. Рассмотрим указанные группы действий подробнее.

Одним из важнейших действий прокурора, следователя, дознавателя2 направ- ленных на обеспечение реализации права граждан на обжалование является четкое его разъяснение лицу, которому оно предоставлено в соответствии с уголовно- процессуальным законом . Ю.И.Стецовский, например, прямо называет неверное разъяснение права на обжалование или отсутствие такого разъяснения нарушением права на защиту . На наш взгляд, такое разъяснение не может быть ограничено только уведомлением участника процесса о том, что оно имеет право жалобы в отношении действий и решений органов, осуществляющих уголовно- процессуальную деятель-

1 См.: КовалевМ.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании престу плений.-М.,1981.-С. 92.

2 В дальнейшем, раскрывая действия осуществляющих уголовное судопроизводство должностных лиц по обеспечению права на обжалование, мы будем использовать термин «следователь». Понятно, что описываемые действия в соответствующих условиях должны быть выполнены и прокурором и дознавателем.

3 См.: Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. - Тю мень, 1999.-С. 119.

163 ность. Разъяснение, как минимум, должно включать в себя указание на орган или должностное лицо, уполномоченное на разрешение жалоб, а также на порядок принесения жалобы. В отдельных случаях заинтересованное лицо ставится в известность, какие именно действия или решения могут (или не могут) быть обжалованы конкретным, уполномоченным на разрешение жалоб, субъектам. Это может зависеть от ситуации в которой происходит разъяснение права на обжалование.

Можно выделить два момента, когда следователь должен разъяснить участ- вующему в процессе субъекту право на обжалование. Во-первых: лицо уведомляется о наличии у него данного права при разъяснении ему процессуальных прав участника уголовного судопроизводства, что должно происходить сразу же после того, как конкретное лицо будет признано таковьш . Обычно это происходит во время первых, производимых с его участием, следственных действий. Поскольку при этом разъяснению лицу подлежат и иные процессуальные права, у следователя вряд ли будет возможность подробно остановиться на разъяснении права на обжалование. Представляется, что в данном случае следователь вправе ограничиться сообщением лицу, что затрагивающие его интересы действия и решения могут быть обжалованы прокурору или в суд; жалоба может быть им принесена уполномоченному на ее разрешение должностному лииу устно или письменно и непосредственно, либо через дознавателя, следователя, прокурора.

Во-вторых, при производстве отдельных процессуальных действий или при принятии некоторых решений следователь обязан разъяснить право на обжалование конкретных действий и решений тем лицам, права и интересы которых могут быть ими затронуты. Следует отметить, что обеспечение права на обжалование процессу- альных решений стоит в тесной связи с процедурой ознакомления заинтересованных лиц с содержанием самого решения. П.Е.Кондратов справедливо отмечает, что «обязательным условием составления обоснованной жалобы на процессуальное решение

См.: СтецовскийЮ.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. -М., 1982. - СИЗ. 2 См.: Зайцев О. Комментарий к ст. 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. - 2002. - №2. - С.65.

164

является достаточно полная осведомленность субъекта о предмете обжалования, ибо, прежде чем жаловаться, нужно знать на что и как жаловаться»1. Именно поэтому, в ряде случаев, речь о которых пойдет ниже, закон прямо устанавливает, что ознакомление соответствующих лиц с процессуальным решением осуществляется одновременно с разъяснением порядка его обжалования.

Следует помнить, что лица, чьи права и интересы непосредственно затрагиваются процессуальными действиями или решениями, не всегда будут иметь достаточно четкий процессуальный статус участника уголовного судопроизводства, уста- новленный главами 6, 7 и 8 УПК РФ. Таким образом, разъяснение следователем права на обжалование конкретного производимого им действия или принятого решения имеет двоякое значение. С одной стороны это будет способствовать обеспечению охраны интересов тех лиц, которые оказались только прикосновенными к расследованию и права которых затронуты лишь отдельными решениями следователя или процессуальными действиями, в которые они вовлечены. С другой стороны, лица, уже участвующие в деле, а в особенности - те участники судопроизводства, которые имеют в деле определенный интерес, получат дополнительное четкое разъяснение о порядке и способах обжалования конкретных, затрагивающих их права, процессуальных действия и решений.

Такое разъяснение, в первую очередь, должно производиться в тех случаях, когда разъяснение права на обжалование заинтересованным лицам закон предусмат- ривает в качестве элемента процессуальной формы принятия решения. Так, ч.4 ст. 148 УПК РФ, устанавливающей порядок отказа в возбуждении уголовного дела, предусматривает обязанность следователя направить копию соответствующего постанов-

1 Кондратов П.Е. Обеспечение обвиняемому права на обжалование при прекращении дела на предварительном следствии // Применение норм уголовно-процессуального права: Межвуз. сб. науч. тр. -Свердловск, 1981. - С.53. См., также: Якубович Н. Приостановление и возобновление предварительного следствия в аспекте УПК РФ 2001 г. // Уголовное право. - 2002. - №2. - С.81; Ефанова В.А., Кузнецов Н.П. Правовая защита личности в стадии возбуждения уголовного дела //Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Сб. науч. тр. -Ярославль, 1990. -С.176-177.

165

ления заявителю и разъяснить ему право и порядок обжалования данного решения. С учетом постановления Конституционного суда РФ от 29 апреля 1998 г. №13-П\ право на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела подлежит разъяснению не только заявителю, а также лицам, пострадавшим от преступления, но не заявлявшим о нем; лицам, в отношении которых было отказано в возбуждении уголовного дела и действиям которых дана определенная юридическая оценка, а также иным лицам, права и интересы которых могут быть затронуты данным постановлением. В соответствии с ч.5 ст. 148 и ч.1 ст. 125 УПК РФ отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован не только прокурору, но и в суд, что также должно быть разъяснено следователем.

Часть 3 ст. 101 УПК РФ обязывает следователя одновременно с вручением копии постановления о применении меры пресечения лицу, в отношении которого оно вынесено, разъяснить ему порядок обжалования решения об избрании меры пресечения. Такое разъяснение по смыслу закона должно быть сделано и в случаях при-нятия решения об изменении меры пресечения . В соответствии с ч. 1 ст. 209 УПК РФ следователь разъясняет порядок обжалования решения о приостановлении предварительного следствия потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Пунктом 10 ч. 2 ст. 213 УПК РФ предусмотрено, что постановление о прекращении уголовного дела должно содержать указание на порядок его обжалования. Копия этого постановления подлежит направлению или вручению лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику (ч.4 ст.213 УПК РФ). Согласно ч.З ст.219

1 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 29 апреля 1998 № 13-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия» // Собрание законодательства РФ. -1998.-№19.-ст. 2142.

2 Нормы закона, регламентирующие приятие решения об изменении меры пресечения не содержат указания на необходимость разъяснения права на обжалования. Но в установленных законом бланках постановлений об отмене (изменении) меры пресечения имеется отметка о разъяснении права на об жалование (приложения 51, 52 к УПК РФ).

166 УПК РФ следователь должен разъяснить порядок обжалования постановления об отказе в удовлетворении ходатайства лицу, его заявившему.

Представляется, что во всех перечисленных случаях разъяснение права на об- жалование не может быть формальным и должно содержать достаточно подробное указание на конкретных адресатов жалобы, что должно устранить для заинтересованного лица случаи обращения с жалобой в неполномочный на ее разрешение орган. Так, например, ч.1 ст. 125 УПК РФ предусматривает, что подлежащие судебному обжалованию действия и решения прокурора, следователя, дознавателя обжалуются в суд по месту производства предварительного расследования. Следователь, в силу этого, обязан разъяснить заинтересованному лицу в какой конкретно суд может быть подана его жалоба. Для решения об отказе в возбуждении уголовного дела соответствующим судом, компетентным рассмотреть жалобу, на наш взгляд, будет являться суд по месту нахождения органа, принявшего это решение1.

Вместе с тем мы полагаем, что дополнительно право на обжалование определенных действий и решений должно разъясняться не только в случаях прямо преду- смотренных законом, но и тогда, когда порядок их обжалования имеет некоторые особенности, о коих должно быть поставлено в известность лицо, интересы которого затронуты. Например, в соответствии с ч.2 ст. 12 и ч.З ст. 182 УПК РФ обыск в жилище производится на основании судебного решения. Обжалование такого решения в соответствии со ст. 127 УПК РФ производится в порядке, установленном гл. 43 УПК для пересмотра судебных решений, не вступивших в законную силу. Согласно ч.З ст.355 УПК РФ жалоба на решение судьи о производстве обыска подлежит разрешению в порядке кассации судебной коллегией по уголовным делам суда субъекта Российской Федерации. Жалоба же на действия следователя, произведенные в ходе обыска, может быть разрешена прокурором или районным судом по месту производства расследования. Таким образом порядок обжалования решения о производстве указан-

1 Указание в ч.1 ст. 125 УПК РФ на отказ в возбуждении уголовного дела в числе действий и решений обжалуемых в суд по месту производства предварительного следствия выглядит не совсем корректным, т.к. предварительное следствие при этом, естественно, не производится.

167

ного следственного действия и осуществляемых в его ходе действий следователя будет существенно различаться. Согласно ст. 10 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» уголовно- процессуальные нормы, касающиеся полномочий суда по производству обыска в жилище, вводятся в действие с 1 января 2004 года, до того времени решение по этому вопросу принимает прокурор. Однако и такое временное отступление от установленного порядка мало что меняет, поскольку жалоба на решение о производстве обыска и жалоба на действия следователя подлежат разрешению разными прокурорами. Решение прокурора о производстве обыска обжалуется вышестоящему прокурору, действия же следователя при обыске обжалуются прокурору, осуществляющему надзор за следствием (как правило, тому, который и принял решение об обыске). И только суд по месту производства расследования вправе принять и разрешить жалобу как на решение прокурора так и на связанные с обыском действия органа расследования.

Отмеченные особенности обжалования распространяются также на процессу- альные решения и действия, связанные с производством осмотра в жилище при от- сутствии согласия проживающих в нем лиц, производством выемки в жилище, выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, наложением ареста на корреспонденцию и ее выемке в учреждениях связи, наложением ареста на имущество. При осуществлении указанных процессуальных решений и действий следователь должен разъяснить лицам, интересы которых затрагиваются этими решениями и действиями специфические особенности порядка их обжалования.

К особенностям обжалования отдельных решений и действий следователя следует, в принципе, отнести и возможность их судебного обжалования. Как мы уже рассматривали, не все действия и решения следователя могут быть обжалованы в суд. Но если принимаемое следователем решение или производимое им действие подлежит обжалованию в судебном порядке, следователь обязан поставить об этом в известность тех лиц, интересы которых затрагиваются этими действиями и решениями, сделав соответствующее разъяснение. Как отмечают А.Бабенко и В.Яблоков, поступ-

168

ление в органы прокуратуры большого числа жалоб, входящих в предмет судебного контроля, обусловливается, в числе прочего, и неосведомленностью субъектов о возможности принести жалобу в суд1.

Помимо отмеченных случаев, право на обжалование, на наш взгляд, подлежит дополнительному разъяснению и тогда, когда принимаемое следователем решение или производимое им действие затрагивают интересы лиц, ранее в процесс не вовлекавшихся и не получивших достаточно определенного статуса участника судопроизводства. Как правило, интересы третьих лиц затрагиваются действиями и решениями следователя, связанными с проведением обыска, личного обыска (в соответствии с ч.2 ст. 184 УПК РФ), выемки, наложения ареста на имущество, осмотра жилища и находящихся в чьей-либо собственности участков местности. Во многих подобных случаях право на обжалование фактически будет являться единственным процессуальным правом прикосновенного к расследованию лица, которым он может отстаивать свои интересы.

Можно увидеть, что законом предусмотрено две формы разъяснения права на обжалование: устная и письменная. Чаще всего разъяснение заинтересованным лицам права на обжалование производится следователем устно. Как правило, это все случаи, когда вовлекаемому в расследование дела лицу разъясняются права участника судопроизводства. При этом в соответствующих протоколах может делаться отметка

0 том, что какие-либо права разъяснены, содержание такого разъяснения не фиксиру ется (см. к примеру, приложения 12, 23, 26, 27, 42 к УПК РФ). Устное разъяснение права на обжалование производится следователем в необходимых случаях и при про изводстве следственных действий, принятии некоторых решений. Так, мы уже упо минали ч.З ст. 101 УПК РФ, обязывающую следователя разъяснить право на обжало вание решения об избрании меры пресечения одновременно с вручением копии соот ветствующего постановления лицу, в отношении которого она избрана. На наш взгляд очевидно, что такое разъяснение должно быть сделано следователем устно.

1 См.: Бабенко А., Яблоков В. Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить // Российская юстиция. - 2000. -№6. - С.З.

169

Об этом же свидетельствует и установленный законом бланк постановления об из- брании меры пресечения (приложение 45 к УПК РФ), содержащий фразу «Одновре- менно мне разъяснен порядок обжалования указанного постановления», какого же либо разъяснения или места для него в бланке нет.

О письменной форме можно вести речь тогда, когда порядок обжалования из- лагается следователем в документе, который должен быть представлен заинтересо- ванным лицам. Указание в п. 10 ч.2 ст.213 УПК РФ на необходимость отражения в постановлении о прекращении уголовного дела порядка его обжалования является, фактически, единственным случаем, когда закон прямо оговаривает письменную форму разъяснения права на обжалование. Однако анализ других положений закона позволяет нам обоснованно расширить перечень ситуаций, когда право на обжалование может быть разъяснено письменно.

Так, ч.4 ст. 148 УПК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов на- правляется заявителю, при этом ему разъясняются право обжаловать данное поста- новление и порядок обжалования. Как можно увидеть, законодатель использовал термин «направляется», а не «вручается». Вряд ли будут соответствовать здравому смыслу действия следователя, который направит копию постановления заявителю по почте, а его самого вызовет для разъяснения права на обжалование этого постановления. Если копия постановления о возбуждении уголовного дела не вручается заявителю лично, следователь должен письменно разъяснить заинтересованному лицу порядок обжалования данного решения. Представляется правильным, если это будет сделано в самом постановлении (по аналогии с п. 10 ч.2 ст.213 УПК РФ), либо в сопроводительном документе, приложенном к направленной заявителю копии постановления.

Часть 1 ст.209 УПК РФ обязывает следователя уведомить о приостановлении следствия потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского от- ветчика или их представителей, а в отдельных случаях также обвиняемого и его за- щитника, одновременно разъяснив им порядок обжалования данного решения.

170

На наш взгляд, не будет ошибкой, если такое уведомление (и разъяснение права на обжалование) будет сделано следователем письменно, хотя здесь имеется определенный нюанс - установленный законом бланк постановления о приостановлении предварительного следствия (приложения 73, 74 к УПК РФ) содержит следующую формулировку: «…уведомление о приостановлении предварительного следствия… вручил (выделено нами - А.А.) и порядок обжалования данного постановления разъяснил». Такая формулировка предполагает необходимость личного вручения следователем уведомления заинтересованному лицу, хотя очевидно, что, в большинстве случаев, нецелесообразно вызывать лицо только лишь для вручения ему уведомления о приостановлении следствия. А если приостановление следствия связано с отсутствием реальной возможности участия обвиняемого в уголовном деле или с его временным тяжелым заболеванием (пп. 3 и 4 ст.208 УПК РФ), то вызов такого лица просто невозможен. Поэтому совершенно справедливо отмечает Н.А.Якубович, что следователь вправе выбрать ту форму уведомления и разъяснения обжалования, которая целесообразна на момент уведомления .

Равным образом право на обжалование может быть разъяснено следователем письменно и в иных случаях, когда законом устанавливается обязанность уведомле- ния заинтересованных лиц о принятии решений: о возбуждении уголовного дела (ч.4 ст. 146 УПК РФ), о продлении срока предварительного следствия (ч.8 ст. 162 УПК РФ), о возобновлении предварительного следствия (ч.З ст.211, ч.4 ст.214 УПК РФ), об отказе в удовлетворении ходатайства о дополнении следствия (ч.З ст.219 УПК РФ) и

др.

Завершая рассмотрение вопроса о порядке и формах разъяснения права участников процесса на обжалование, следует, на наш взгляд, еще раз подчеркнуть, что такое разъяснение каждому участвующему в деле субъекту производится, как правило, неоднократно в течение всего процессуального производства. В самой общей форме право на обжалование разъясняется вовлекаемому в расследование лицу при разъяснении ему всех прав участника судопроизводства, более подробное разъяснение пра-

1 См.: Якубович Н. Указ. соч. - С.81.

171

ва на обжалование должно быть сделано следователем при принятии конкретных решений или производстве действий, затрагивающих интересы данного лица. При этом право на обжалование, в большинстве случаев, разъясняется следователем устно. Письменное же разъяснение права на обжалование должно быть сделано только при принятии отдельных, как правило, определяющих движение уголовного дела, «рубежных» решений, когда закон требует уведомления о данных решениях заинтересованных лиц.

Другой важной составной частью обеспечения права участников процесса на обжалование является правильное реагирование следователя на поступившие жало- бы. Под этим можно понимать как надлежащее оформление жалобы, поступившей непосредственно следователю, так и действия следователя, направленные на обеспечение рассмотрения жалобы прокурором или судом.

В соответствии с ч.2 ст. 125 УПК РФ жалоба на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора может быть подана в суд непосредственно, либо через указанных должностных лиц. Такое требование закона предполагает, что следователь или прокурор не вправе отказать в принятии жалобы, сославшись на то, что ее адресатом является суд. В то же время, действующий уголовно- процессуальный закон не содержит правила, согласно которому принесение жалобы прокурору может осуществляться через следователя или дознавателя, действия или решения которого обжалуются. Возникает закономерный вопрос: обязан ли следователь каким-то образом отреагировать на заявленную участником процесса жалобу, если она адресована не суду, а прокурору?

Установленная ч. 1 ст. 11 УПК РФ обязанность ведущих уголовный процесс должностных лиц обеспечивать возможность осуществления прав участников судо- производства предполагает, что следователь должен отреагировать на принесенную жалобу. Однако в чем должно состоять такое реагирование - в должном оформлении жалобы и дальнейшей передаче ее прокурору самим следователем, либо в дополнительном разъяснении заявителю, к какому именно должностному лицу он должен обратиться со своей жалобой? У нас не вызывает сомнений, что надлежащему обеспе-

172

чению права участников процесса на обжалование отвечает именно первый вариант действий следователя. Такие разъяснения дают и авторы комментариев к ст. 124 УПК РФ1. Соответствующее требование имело место и в прежнем уголовно- процессуальном законодательстве - согласно ст. 218 УПК РСФСР, жалобы могли быть принесены прокурору через лицо, производящее дознание, или следователя, действия которого обжаловались. При этом у указанных должностных лиц возникала обязанность в течение двадцати четырех часов направить поступившую жалобу вместе со своими объяснениями прокурору. На наш взгляд, данные правила должны быть восстановлены в действующем уголовно-процессуальном законе, что усилит гарантии надлежащего обеспечения права участников процесса на обжалование. В противном случае выполнение рассматриваемых нами действий остается, фактически, на усмотрение дознавателя или следователя, на действия которых поступает жалоба.

Действующий УПК, в отличие от УПК РСФСР, не содержит и никаких указаний на форму принесения жалобы, что, в целом, вряд ли следует рассматривать как препятствие в реализации права жалобы участниками процесса, поскольку свобода обжалования предполагает возможность принесения как письменных, так и устных жалоб, их последствия одинаковы. Проблема в другом - вместе с указанием на воз- можность принесения устных жалоб, из процессуального закона исчезло и указание на обязанности, возникающие при этом у должностных лиц, осуществляющих прием жалобы. Да, авторы комментариев к действующему УПК отмечают, что дознаватель или следователь, которому поступила устная жалоба, обязан составить соответствующий протокол2 (такое требование содержалось ранее в ч.1 ст.218 УПК РСФСР),

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.263; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002. - С. 277-278.

2 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.262; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002.-С. 275-276.

173

однако отсутствие на это прямых указаний закона едва ли должно способствовать однообразной практике действий должностных лиц в указанной ситуации. В связи с чем, мы не можем не отметить необходимости восстановления в действующем УПК, также и положений, устанавливающих обязанность должностных лиц, принимающих устную жалобу, составить об этом протокол. Такой протокол должен составляться в соответствии с общими требованиями, установленными ст. 166 УПК РФ, в нем во всяком случае должны быть указаны: время его составления, кем составлен протокол, кто обратился с устной жалобой и содержание последней.

Устные жалобы могут быть заявлены участниками процесса и во время про- изводства следственных действий. Надлежащими действиями следователя в такой ситуации следует, в целом, признать закрепление принесенной жалобы в протоколе соответствующего следственного действия1. Однако при такой фиксации жалобы могут возникнуть трудности с ее дальнейшим направлением адресату, поскольку потребуется изготовлять копию протокола либо выписку из него. Направлять же уполномоченному на разрешение жалобы субъекту весь протокол нецелесообразно - он должен находиться в уголовном деле. Именно поэтому, на наш взгляд, такая форма фиксации жалоб участников процесса фактически не используется на практике. Во всяком случае, ни в одном из изученных нами уголовных дел не было обнаружено протоколов следственных действий, в которых были бы зафиксированы жалобы участвовавших в нем лиц. Не способствует этому и отсутствие в нормах закона, регламентирующих составление протокола следственного действия и указания на необходимость внесения в протокол жалоб участников процесса, как это, например, сделано в ст. 90 УПК Республики Узбекистан. Полагаем, что заявляемые при производстве следственного действия устные жалобы целесообразно заносить в отдельный протокол, который и подлежит в дальнейшем передаче компетентному на разрешение жалобы должностному лицу, в протоколе же самого следственного действия должна быть сделана об этом отметка.

См., напр.: Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в деятельности правоохранительных органов. Учебное пособие. - М, 1999. - С.42.

174

Таким образом, обеспечивая право участника процесса на обжалование, сле- дователь и дознаватель обязаны принять заявленную им и адресованную прокурору или суду жалобу. Если жалоба заявлена устно, принимающим жалобу должностным лицом должен быть составлен соответствующий протокол. Таким же образом должен действовать и начальник следственного отдела или органа дознания при поступлении к нему жалобы участника процесса, разрешение которой выходит за пределы его компетенции. Как отмечает Д.С.Карев, при принесении жалобы через следователя, последний обязан выдать расписку1. С данным предложением, по нашему мнению, следует согласиться - это должно повысить ответственность принимающего жалобу должностного лица в дальнейшей передаче жалобы адресату, позволит заявителю жалобы контролировать соблюдение сроков передачи жалобы и ее рассмотрения.

К другим, обеспечивающим реализацию права участников процесса на обжа- лование, действиям следователя следует отнести и своевременное представление необходимых материалов уголовного дела прокурору или судье, рассматривающим жалобу. Регулируя вопросы рассмотрения жалобы прокурором, ст. 124 УПК РФ не обязывает следователя в инициативном порядке предоставлять прокурору какие- либо материалы в подтверждение законности и обоснованности обжалуемого решения, либо действия. Не предусматривает теперь закон и содержавшейся ранее в ст.218 УПК РСФСР обязанности следователя и дознавателя направлять прокурору свои объяснения по поводу заявленной жалобы. Такое регулирование, в целом, следует признать оправданным - мы уже отмечали, что рассматривая жалобы участников процесса, прокурор реализует весь арсенал своих надзорных полномочий. Прокурор вправе сам получить у следователя объяснение в необходимых случаях, истребовать для проверки как уголовное дело полностью, так и отдельные, необходимые ему для разрешения жалобы материалы. На это нас ориентирует и редакция ч. 1 ст. 124 УПК РФ: «…когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы (выделено нами - А.А.) либо принять иные меры…».

1 См.: КаревД.С., СавгироваН.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.„ 1967. - С.111.

175

Несколько иная ситуация складывается тогда, когда жалоба принесена не прокурору, а суду. Суд в досудебном производстве не имеет тех полномочий, кото- рыми при осуществлении надзора располагает прокурор, мы уже отмечали, что, в отличие от прокурорского надзора, судебный контроль наполнен иным содержанием. Рассмотрение жалобы судом - одна из форм реализации судебной власти, в связи с чем установленная для этого правовая процедура существенно отличается от того порядка, в котором жалобу разрешает прокурор. В соответствии с законом, суд разрешает жалобу в судебном заседании с участием заинтересованных сторон. И если прокурору ч.1 ст. 124 УПК РФ позволяет рассматривать жалобу в срок до 10 суток в случае необходимости истребования дополнительных материалов, то судья такой «роскоши» лишен - в соответствии с требованием ч.З ст. 125 УПК РФ, рассмотрение жалобы судьей должно быть в любом случае начато не позднее 5 суток с момента ее поступления. При этом закон не оговаривает возможности отложения судебного заседания в связи с необходимостью истребовать в суд дополнительные материалы - оно должно завершиться вынесением решения по существу жалобы.

Нет сомнений, что, для обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения жалобы участника процесса, судья должен располагать в судебном заседании всеми необходимыми материалами1. Но при этом возникает ряд существенных вопросов: должен ли эти материалы истребовать сам судья при получении жалобы, или пред- ставление материалов в обоснование обжалованного решения или действия должно быть произведено органами расследования, прокурором, поставленными в извест- ность о принятии судом жалобы к производству? В какой срок должны быть пред- ставлены материалы и каковы последствия их непредставления суду? Ответа на эти вопросы в настоящее время закон не дает. В комментариях к УПК РФ отмечается, что в целях надлежащей проверки законности и обоснованности обжалуемых действий и

См.: Обзор о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. -1993. -№4(77). - С. 69-70; Колоколов Н. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предварительного расследования // Законность. - 1997. - №10. - С.9.

176

решений дознавателя, следователя, прокурора судья вправе потребовать от них пре- доставления необходимых для вынесения решения по жалобе сведений или материалов1. На право судьи по своей инициативе истребовать необходимые для правильного и объективного разрешения поданной жалобы материалы указывал и Пленум Верховного суда РФ, давая руководящие разъяснения о применении судами норм УПК РСФСР об обжаловании в суд ареста или продления срока содержания под стражей2. Вместе с тем, практика реализации данных норм УПК РСФСР свидетельствовала о многочисленных фактах несвоевременного либо недостаточно полного представления в суд прокурорами и следователями материалов, необходимых для всестороннего рассмотрения жалоб на применение ареста в качестве меры пресечения3. И это тогда, когда обязанность органов расследования предоставить в суд необходимые материалы прямо устанавливалась уголовно- процессуальным законом, и неисполнение этой обязанности влекло существенные правовые последствия - обжалованное решение подлежало отмене по формальным основаниям. Таким же образом обстояли дела и при обжаловании иных процессуальных решений и действий4.

Возможно, что отсутствие в действующем УПК требования об обязательном предоставлении в судебное заседание материалов, подтверждающих законность и обоснованность обжалованного решения, объясняется произошедшим в новом уго-

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М., 2002. - С.266; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002.-С. 282.

2 См.: Пункт 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.04.93 № 3 // Бюллетень Верховно го суда РФ. - 1993. - №7.

3 См.: Постановление Пленума Верховного суда от 29 сентября 1994 г. №6 // Бюллетень Верховного суда РФ. - 1995. - №1; Обзор о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей // Информационный бюллетень Следственного Коми тета МВД РФ. - 1993. - №4(77). - С. 71-72; Бабенко А., Яб.юков В. Судебный контроль за предвари тельным расследованием необходимо расширить //Российская юстиция. - 2000. - №6. - С.2.

4 См.: Бабенко А., Яблоков В. Рассмотрение судом жалоб на действия и решения органов расследова ния // Российская юстиция. - 2001. - №8. - С.59.

177

ловно-процессуальном законодательстве существенным расширением состязательных начал уголовного судопроизводства. При разрешении жалобы судьей прокурор представляет одну из сторон и вправе обосновать свою позицию в ответ на доводы заявителя жалобы. Не исключено присутствие в судебном заседании также следователя и дознавателя, на чье действие или решение принесена жалоба. При этом вопрос о материалах, которые представляются в суд, целиком отдан на усмотрение сторон и судья должен разрешить возникший правовой спор только исходя из доводов сторон и материалов, которые они предоставили в их обоснование. Совсем нетрудно представить, каким будет решение, которое судья вынужден будет принять только исходя из жалобы и доводов ее заявителя, если прокурор со следователем в заседании не присутствуют и никаких материалов ими предоставлено не было. Однако отсутствие в законе указаний на последствия непредставления органами расследования и прокурором в суд необходимых материалов, которые, например, содержались в ч.7 ст.2202 УПК РСФСР, может поставить судью в очень затруднительное положение в части приведения мотивов принятия своего решения. Ведь в последующем решение судьи по жалобе может быть отменено как необоснованное кассационной инстанцией, в которую прокурор, в обоснование своего представления, все необходимые материалы представит.

В связи с изложенным, весьма важно, на наш взгляд, закрепление в законе обязанности дознавателя, следователя и прокурора при получении извещения о при- нятии жалобы к производству судом незамедлительно представить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность обжалованного решения либо дейст- вия. Эти материалы также должны быть направлены в суд одновременно с жалобой, если она, согласно ч.2 ст. 125 УПК РФ, была принесена через дознавателя, следователя, прокурора. Последнее, как отмечает О.В.Химичева, ускоряет процесс рассмотрения жалобы судьей1. При этом следует закрепить в законе и право судьи истребовать необходимые ему для рассмотрения жалобы материалы, которые не были представ-

1 См.: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно- розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М., 1998. - С.58.

178

лены органами расследования или прокурором, в том числе и те материалы, на которые в обоснование жалобы ссылается заявитель. Истребованные судьей материалы могут быть представлены в суд как до начала рассмотрения жалобы, так и непосредственно в судебное заседание. Непредставление материалов в суд, как и неявка своевременно извещенных о времени заседания лиц, не должны являться препятствием для рассмотрения жалобы судом. Вместе с тем, полагаем, что неявка прокурора и непредставление в судебное заседание материалов, подтверждающих законность и обоснованность обжалованного решения или действия, в своей совокупности должны влечь безусловное его признание незаконным и необоснованным, что также должно быть закреплено в законе.

Вопрос о перечне материалов, которые необходимо представлять в суд при обжаловании различных действий и решений достаточно подробно освещен в про- цессуальной литературе , и на нем нет необходимости подробно останавливаться. Отметим только, что мы не согласны с высказанной в литературе позицией, в соот- ветствии с которой в суд должны представляться подлинные материалы дела, а не их копии и выписки из дела . Разъясняя применение норм закона при рассмотрении судом жалоб, Пленум Верховного суда РФ не случайно указал на то, что материалы, предоставляемые в суд, должны содержать надлежаще заверенные копии процессуальных документов . В обзоре судебной практики, подготовленном Верховным судом РФ, указывалось на то, что практикующаяся пересылка дела по почте и нахождение его определенное время в суде прерывают следствие, что может отрицательно повли-

1 См., напр.: Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса в досудебном производстве. Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2000. - С. 152-154; Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на пред варительном следствии. - М., 2001. - С.54-61.

2 См.: Корнуков В.М., Куликов В.А., Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализа ция в российском досудебном производстве. - Саратов, 2001. - С. 106.

3 См.: Пункт 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.04.93 № 3.

179

ять на сроки расследования и содержания под стражей1. При этом представленные копии остаются в судебных материалах и позволяют судить о правильности принято-го судьей решения по жалобе . О.В.Химичева отмечает также, что при этом возникает и угроза разглашения тайны следствия, ибо круг лиц, получающих бесконтрольный доступ ко всем материалам дела, значительно расширяется. Согласно проведенному исследованию, все производство по делу представляли в суд 17% следователей3. Соответствующим образом распределились и ответы опрошенных нами сотрудников органов расследования. Лишь 11,4% опрошенных высказались за то, что в суд должно быть предоставлено уголовное дело полностью. Большей часть опрошенные высказались за направление в суд материалов, касающиеся только обжалованных действий и решений, их объем следователь определяет самостоятельно (42,9%), а также тех материалов дела, которые истребует судья (28,6%). 17,1% опрошенных указали на то, что в суд должны быть представлены материалы, на необходимость рассмотрения которых лицо указывает в жалобе.

В настоящее время закон не содержит указания на то, что дознавателем, сле- дователем, прокурором в суд может быть представлено объяснение по поводу обжалованного действия или решения. Однако полагаем, что в случаях необходимости такое объяснение может быть направлено в суд вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность обжалованного решения либо действия. Такая необходимость может возникнуть, если следователь или прокурор не будут присутствовать при рассмотрении жалобы судом, а также и в иных случаях. Как справедливо отмечено в литературе, такое объяснение - не оправдательный документ по поводу процессуальных нарушений, а процессуальный документ в обоснование обжалован-

См.: Обзор о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. -1993.-№4(77).-С. 70.

2 См.: Лебедев В.М. Указ. соч. - С.57.

3 См.: Химичева О.В. Указ. соч. - С.62.

180

ного решения1. В своем объяснении дознаватель или следователь могут аргументированно, со ссылками на направляемые материалы, изложить свою позицию по вопросу, подлежащему разрешению судом.

В соответствии с ч.З ст.46, ч.2 ст.51 и ч.2 ст.52 УПК РСФСР с материалами, которые направлялись в суд в подтверждение законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей, был вправе ознакомиться обвиняемый, подозреваемый и защитник. Вместе с тем, указанное правило не распространялось законом на иные случаи судебного обжалования и разрешение заявленного ходатайства об ознакомлении с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности иных процессуальных решений и действий, оставалось на усмотрение следователя. Действующий закон подобной нормы не содержит, в связи с чем в литературе отмечено, что «закон не предоставляет участвующим при рассмотрении жалобы лицам права знакомиться с материалами, представляемыми в суд в подтвер-ждение законности и обоснованности процессуальных действий и решений» . Соглашаясь с тем, что порядок судебного разрешения жалобы не предусматривает возможности ознакомления сторон с представленными в суд материалами, в то же время от- метим, что ходатайство об ознакомлении с направленными в суд материалами может быть заявлено следователю подавшим жалобу участником процесса и до того, как состоится судебное заседание. И следователь не вправе отказать в удовлетворении ходатайства в части ознакомления с теми материалами, которые, в соответствии с законом, должны представляться для ознакомления конкретным участникам процесса. Так, согласно п.8 ч.4 ст.46 УПК РФ, подозреваемый имеет право знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием. Следователь обязан, при наличии соответствующего ходатайства, ознакомить подозреваемого с протоколами произведенных с его участием следственных действий, если их копии были

1 См.: Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности аре стов // Законность. - 1993. - №7. - С.43.

2 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М., 2002. - С. 284.

181

представлены следователем в суд в подтверждение законности и обоснованности обжалованных подозреваемым решений или действий. Такие действия следователя в полной мере будут соответствовать надлежащему обеспечению права на обжалование, поскольку ознакомление с соответствующими материалами позволит заявителю обосновать свою жалобу в судебном заседании.

Часть 3 ст. 125 УПК РФ предусматривает, что в судебном заседании при проверке законности и обоснованности действий и решений дознавателя, следователя, прокурора вправе участвовать и не являющиеся заявителями жалобы лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием или решением. Такое решение вопроса предполагалось в литературе и ранее . С данным правилом соотносится и закрепленное законом право отдельных участников судопроизводства знать о принесенных по делу жалобах и подавать на них свои возражения. Такое право закон предоставляет потерпевшему (п.20 ч.2 ст.42 УПК РФ), гражданскому истцу (п. 19 ч.4 ст.44 УПК РФ), гражданскому ответчику (п. 15 ч.2 ст.54 УПК РФ). Обвиняемый же, в соответствии с п. 19 ч.4 ст.47 УПК РФ имеет право не только знать, но и получать копии принесенных по уголовному делу жалоб. В какой то степени правомерен вывод, что приведенные нами процессуальные права подлежат реализации в судебных стадиях судопроизводства. На это, в частности, указывает установленный ст.358 УПК РФ порядок извещения данных субъектов о принесенных по делу апелляционных и кассационных жалобах и представлениях, а также то, что таким правом не наделен подозреваемый, который, как известно, в судебных стадиях процесса не участвует. Вместе с тем, в приведенных нами нормах закон говорит о «принесенных по уголовному делу (выделено нами - А.А.) жалобах», без соответствующих уточнений под ними следует понимать все принесенные по делу жалобы, в том числе и в досудебном производстве. Поэтому право знать о принесенных по делу жалобах должно обеспе-

1 См., напр.: НеткачевН. Судебное обжалование арестов // Законность. - №8. - 1993. - С.ЗЗ; Химиче-ва О.В. Указ. соч. - С.60; Дорошков В. В. Проблемы судебного контроля за деятельностью органов внутренних дел // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. - М,

182

чиваться и должностными лицами, осуществляющими производство в стадии предварительного расследования, иного закон не предполагает. Считаем, что следователь (или дознаватель) обязан уведомлять соответствующих субъектов о принесенных жалобах в тех случаях, когда жалоба принесена через него, либо начальника следственного отдела (органа дознания). В остальных случаях уведомление должно быть сделано тем прокурором или судьей, которым жалоба получена непосредственно.

Рассматривая содержание процесса обеспечения права участников процесса на обжалование, нельзя обойти еще один вопрос. Речь идет о фиксации в материалах уголовного дела фактов принесения участниками процесса жалоб на действия и ре- шения осуществляющих производство по делу органов и должностных лиц и итогов их рассмотрения. Необходимость такой фиксации обусловливается несколькими причинами. Обжалование, как и принесение ходатайств, является процессуальной деятельностью участников судопроизводства, которая должна быть отражена в материалах уголовного дела, по которому она осуществляется. Наличие в уголовном деле сведений об обжаловании конкретных процессуальных действий и решений должно исключать неоднократные или параллельные рассмотрения по жалобам одних и тех же вопросов разными инстанциями, если какое-либо действие или решение по уголовному делу уже обжаловалось. Наконец, решение о незаконности обжалованного действия или решения влечет и признание их результатов не имеющими юридической силы. При том, что соответствующие протоколы и постановления из дела изъяты быть, безусловно, не могут, в деле должны иметься сведения о итогах проверки их законности и обоснованности. Это важно, поскольку позволяет рассматривающему уголовное дело судье оценить законность произведенных по делу процессуальных действий, в том числе и при решении вопроса о допустимости доказательств.

К сожалению, приходится констатировать, что, в отличие от ходатайств участников процесса и вынесенных по ним постановлений, жалобы практически не находят своего отражения в уголовных делах. Так, из 320 изученных нами уголовных

    • С.38; Жога Е.Ю. Арест как мера пресечения в уголовном процессе и судебная проверка его законности и обоснованности. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов,
    • С. 19-20.

183 дел, лишь к 5-ти из них (1,4 %) следователями были приобщены копии жалоб участников процесса. При этом никаких указаний на принятые по этим жалобам решения в данных делах не имелось. Такая практика во многом объясняется отсутствием соответствующих указаний в законе и регулирующих вопросы разрешения жалоб подзаконных актах. Считаем необходимым внесение в уголовно- процессуальный закон положений, обязывающих дознавателя, следователя и прокурора приобщать к материалам уголовного дела заявленные при его производстве жалобы участников процесса и вынесенные при их разрешении постановления. Такие предложения достаточно давно высказываются в научной литературе, однако в новом законодательстве закрепления не получили1.

Таким образом, обеспечивая возможность реализации права участников процесса на обжалование, следователь и дознаватель обязаны: надлежащим образом разъяснять участвующим в деле лицам порядок принесения жалоб на процессуальные действия и решения; принимать адресованные прокурору или суду жалобы участников судопроизводства, при принесении устных жалоб составляя соответствующий протокол; уведомлять о принесенной жалобе тех участников процесса, интересы ко- торых могут быть затронуты при ее разрешении; своевременно представлять проку- рору или в судебное заседание материалы, подтверждающие законность и обоснованность обжалованных решений и действий, в необходимых случаях - со своими объяснениями; приобщать к уголовному делу копии жалоб и вынесенных при их разрешении постановлений.

Подводя итог сказанному, необходимо сделать вывод, что в действующем уголовно- процессуальном законодательстве не нашли своего закрепления многие вопросы обеспечения права участников процесса на обжалование процессуальных действий и решений, в том числе, и имевшиеся в ранее действовавшем законе. Выявлен-

1 См.: Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М., 1987. - С.75; Стецовский Ю.И. Указ. соч. - С.121; Маляров М.П. Обжалование действий следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. - М, 1980. -

184

ные пробелы должны быть восполнены - только в этом случае можно будет вести речь о том, что провозглашенное принципом обжалования процессуальных действий и решений право лиц, вовлеченных в досудебное уголовно- процессуальное производство, будет надлежащим образом обеспечиваться властными субъектами уголовного процесса.

С. 100; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.,1975. - С. 170; Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. - Минск, 1979. - С. 147.

185 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование современного состояния института обжалования процессуальных действий и решений органов расследования, прокурора в досудеб- ных стадиях российского уголовного судопроизводства позволяет сформулировать следующие основные выводы, рекомендации и предложения.

  1. Отношения, возникающие при принесении и разрешении управомочен-ными на то субъектами жалоб на процессуальные действия (бездействие) и решения органов, осуществляющих судопроизводство в досудебных стадиях уголовного процесса, урегулированы уголовно-процессуальным правом и являются уголовно- процессуальными. Юридическим фактом порождающим такие правоотношения вы- ступает только жалоба, возникшая в рамках процессуальных отношений, складывающихся при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях и предварительном расследовании уголовных дел. Рассмотрение жалоб на нарушения прав и свобод граждан, допущенных, хотя и в какой-либо связи с расследованием по уголовному делу (или рассмотрением заявления и сообщения о преступлении), но в сфере отношений, регулируемых иными отраслями права, производится в ином, соответствующем отраслевому характеру этих отношений, порядке.
  2. Жалобой в досудебных стадиях уголовного процесса является основанное на законе и обращенное к надлежащему прокурору или суду требование лица, участвующего в уголовном судопроизводстве, об устранении действительного либо предполагаемого нарушения его прав и законных интересов, допущенного прокуро- ром, следователем либо органом дознания (дознавателем) при проверке заявления и сообщения о преступлении, а также в процессе расследования уголовного дела. Под обжалованием в досудебных стадиях уголовного процесса понимается: во-первых, деятельность по формулированию и подаче жалобы заинтересованным субъектом; во-вторых, уголовно-процессуальный институт, регулирующий отношения, возникающие при подаче, приеме и разрешении жалоб участников процесса на действия и решения прокурора, органов предварительного расследования и их должностных лиц.
  3. В содержание института обжалования действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих производство в досудебных стадиях процесса не могут быть включены нормы процессуального закона, содержащие термин «обжало-

186

вание» в значении принесения должностными лицами органов расследования возражений против полученных ими указаний и решений вышестоящих органов (ч.З ст.37, ч.4 ст.41, ч.4 ст.39, ч.4 ст. 124 УПК РФ). Такое нелогичное использование законодателем специальных терминов должно быть устранено, причем нормы, устанавливающие порядок рассмотрения прокурором возражений на указания начальника следственного отдела и органа дознания, а также на указания и решения нижестоящего прокурора должны располагаться не в гл.16 УПК РФ «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство», а в гл.6 УПК РФ, регулирующей правовое положение участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

  1. В досудебных стадиях уголовного процесса обжалование служит не только средством, обеспечивающим защиту личных интересов участвующих в судо- производстве лиц, но и гарантией наиболее эффективного исполнения своих обязанностей теми субъектами, которые вовлекаются в процесс органами расследования для выполнения конкретных процессуальных функций, что в конечном итоге способствует достижению целей уголовного судопроизводства.
  2. Без тесной взаимосвязи с иными отраслевыми законодательными гарантиями, обжалование действий и решений органов расследования не всегда способно реально обеспечивать защиту прав и интересов граждан, вовлеченных в уголовно- процессуальную деятельность. Для того, чтобы жалоба достигла такого юридически значимого результата, как устранение нарушения закона, регламентация деятельности уполномоченных на ее разрешение лиц, в ряде случаев, «поневоле» выходит за рамки уголовно-процессуального института обжалования в досудебных стадиях процесса. За пределами норм института обжалования, а в отдельных случаях и в целом - уголовно-процессуального права, находится и регулирование отношений по возмещению ущерба и восстановлению прав, нарушенных действиями и решениями органов расследования, которые были обжалованы заинтересованными участниками процесса. При этом уголовно- процессуальный институт обжалования обеспечивает прохождение жалобы до адресата и приведение в действие механизма устранения допущенных нарушений, что является первым этапом и необходимым условием на пути к окончательному восстановлению нарушенных прав граждан, когда одного только устранения нарушения закона недостаточно.

187

  1. Важнейшей гарантией, обеспечивающей для заинтересованных лиц воз- можность обращения с жалобой на действия и решения органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования выступает свобода обжалования, которая заключается в праве подачи жалобы на действия и решения органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, всяким субъектом, вовлеченным в уголовно- процессуальную деятельность; закон не связывает подачу жалобы определенной формой и предполагает для заинтересованного лица возможность выбора путей обжалования (прокурору или в суд) по своему усмотрению. При этом лицу, не владеющему языком судопроизводства, обеспечивается возможность подачи жалобы на языке, которым он владеет. Подача жалобы не облагается пошлиной.
  2. Пределы деятельности суда и прокурора при рассмотрении жалоб участников процесса различны. Так, суд, при проверке законности и обоснованности решений и действий органов расследования, не может выйти за пределы поставленных в жалобе вопросов. Устанавливая иные, кроме обжалованных, нарушения прав участников процесса, судья должен вынести частное определение в адрес прокурора по поводу нарушения норм уголовно-процессуального закона, не принимая в этой части какого-либо решения по существу. Пределы судебного контроля ограничиваются полномочиями суда, наличием у него достаточно скромного арсенала реальных средств, с помощью которых он в состоянии проверить законность и обоснованность решений и действий на досудебных стадиях. В отличие от судебного контроля, над- зорная деятельность прокурора не ограничена предметом поданной жалобы. Он вправе проверить законность и обоснованность любых процессуальных действий или решений, в том числе и все производство по уголовному делу - прием и рассмотрение жалоб является для прокурора одной из форм надзора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование, а сама жалоба может быть рассмотрена, как сигнал о нарушении закона, допущенном следователем или органом дознания. Разрешая жалобу, прокурор вправе принять различные решения, в том числе и такие, о которых в жалобе вопрос не ставился, а также и в какой-то мере ухудшающие положение принесшего жалобу лица.
  3. В рамках общего предмета обжалования в досудебных стадиях уголовного судопроизводства необходимо выделять предмет деятельности по формулирова-

188

нию и подаче жалобы (предмет жалобы) и предмет деятельности по проверке жалобы. При этом предмет жалобы может быть определен как процессуальные действия и решения, а равно выразившееся в неисполнении предусмотренных законом процессуальных обязанностей бездействие органов расследования и прокурора, которые (по мнению участвующих в деле лиц, чьи интересы были ими затронуты) нарушили или поставили под угрозу их права. Предмет проверки жалобы, будучи обусловленным самой жалобой, имеет вместе с тем несколько иное содержание и составляет законность и обоснованность обжалуемых процессуальных решений и действий, а также правомерность бездействия дознавателя, следователя, прокурора.

  1. Постановления органов расследования и прокурора, в отрыве от содержащихся в них решений, не образуют самостоятельной части предмета обжалования. В связи с чем использование законодателем понятия «постановление» в ряде норм уголовно-процессуального закона, регулирующих обжалование решений органов расследования, прокурора (ч.4 ст.148, п. 10 ч. 2 ст.213, ч.З ст.219 УПК РФ) требует уточнения и приведения положений закона в соответствие с действительным содер- жанием имеющих место отношений. Представляется более правильным, если нормы закона, устанавливающие порядок принятия отдельных процессуальных решений будут содержать указание на возможность обжалования самих этих решений, а не фиксирующих их постановлений.
  2. В досудебном уголовно-процессуальном производстве можно выделить относительно обособленные группы процессуальных действий и решений, не подле- жащих обжалованию, поскольку в одних случаях они не затрагивают интересов уча- стников процесса или не ставят под угрозу их права, в других - для разрешения воз- никающих при их осуществлении вопросов, касающихся реализации участниками судопроизводства своих прав, законом установлены иные правовые процедуры.
  3. К числу субъектов обжалования действий и решений органов, ведущих уголовный процесс в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного рас- следования, могут быть отнесены все лица, в том или ином качестве вовлеченные в уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе предварительной проверки информации о преступлениях и при расследовании уголовных дел, независимо от степени урегулированное™ в законе их правового положения. При этом под «иными лицами», наделенными правом жалобы в досудебном процессуальном производстве

189

по смыслу ст. 123 УПК РФ, понимаются те лица, которые не принимали участия в процессуальной деятельности, но их права и интересы были нарушены или поставлены под угрозу процессуальными действиями и решениями органов расследования, прокурора, связанными, в частности, с производством осмотра в жилище, обыска, выемки; наложением ареста на имущество (включая денежные вклады и ценные бумаги); арестом, осмотром и выемкой почтово-телеграфных отправлений; контролем и записью переговоров. Участниками уголовно- процессуальных правоотношений такие лица становятся с момента своего обращения с жалобой, поскольку ее рассмотрение и разрешение осуществляются в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

  1. Требуют уточнения в законе пределы использования права на обжалование такими участниками уголовно-процессуальной деятельности, как гражданский ответчик, эксперт, специалист, переводчик, понятой, поскольку в действующем пра- вовом регулировании (п. 12 ч.2 ст.54, п.5 ч.З ст.57, п.4 ч.З ст.58, п.З ч.З ст.59, п.З ч.З ст.60 УПК РФ) имеют место ничем не оправданные ограничения в реализации права на обжалование указанными участниками процесса, что влечет и некоторую внутреннюю противоречивость норм уголовно-процессуального института обжалования действий и решений органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.
  2. Принятие УПК РФ не устранило неопределенности в вопросе о предмете и пределах судебного контроля, поскольку новый уголовно-процессуальный закон не содержит достаточно четкого перечня действий и решений, подлежащих обжалова- нию в суд на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. С учетом действующего законодательного регулирования полагаем, что обжалованы в суд могут быть не любые действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, а только те, которые затрагивают права и свободы, установленные ст.ст.21-25, ч.2 ст.26, ст.27, чч.1-3 ст.35, ст.ст.37, 45, 46, 48, 49, 51-53 Конституции РФ (т.е. непосредственно реализуемые или затрагиваемые в уголовном судопроизводстве). К таковым (помимо отказа в приеме сообщения о преступлении, а также решений об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела, которые прямо указаны в законе) могут быть отнесены: решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица; о приостановлении производства по уголовному делу и продлении срока предварительного расследования; все действия и решения органов расследования, прокурора, свя-

190

занные с производством обыска, личного обыска, выемки, осмотра (когда он произ- водится в жилище или сопровождается изъятием материальных ценностей), наложе- ния ареста на корреспонденцию и ее выемки, контроля и записи переговоров, нало- жения ареста на имущество, задержания, освидетельствования; все решения и действия, связанные с применением таких мер пресечения, как домашний арест, подписка о невыезде, а также помещением обвиняемого или подозреваемого в медицинский либо психиатрический стационар для производства судебной экспертизы; временное отстранение обвиняемого от должности; отказ в ознакомлении с материалами дела, которые в соответствии с законом должны быть предъявлены заинтересованным лицам. Обжалован в суд может быть также и отказ в удовлетворении ходатайств, направленных на реализацию указанных конституционных прав и свобод, а также бездействие органов расследования, прокурора, если оно влечет необоснованное ограничение этих прав. Обжалованию подлежит и решение прокурора, следователя, дознавателя о производстве выплат, возврате имущества, вынесенное в соответствии со ст. 135 УПК РФ. В связи с тем, что достаточно четкое определение такого перечня при практической реализации норм уголовно-процессуального закона, устанавливающих порядок судебного обжалования действий и решений органов, осуществляющих досудебное производство, может быть существенно затруднено и в значительной степени зави- сеть от усмотрения правоприменителей в каждом конкретном случае, закон должен прямо оговаривать те действия и решения, которые могут быть обжалованы в суд.

  1. Совершенствованию правового регулирования обжалования действий и решений следователей и дознавателей в досудебном уголовно-процессуальном производстве будет отвечать детальная регламентация в законе обязанностей, возникающих у начальника органа расследования при поступлении к нему жалоб процессуального характера, а также предоставление права, в пределах своей компетенции, разрешать поступающие к нему жалобы на действия и решения подчиненных сотрудников начальнику следственного отдела, а в перспективе - и начальнику органа дознания.
  2. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве не нашли своего закрепления некоторые важные вопросы обеспечения права участников процесса на обжалование процессуальных действий и решений, в том числе, и имевшиеся в ранее действовавшем законе. Выявленные пробелы должны быть восполнены -

191

только в этом случае можно констатировать, что провозглашенное принципом обжалования процессуальных действий и решений право лиц, вовлеченных в досудебное уголовно-процессуальное производство, будет надлежащим образом обеспечивается властными субъектами уголовного процесса. В частности, подлежат урегулированию в действующем уголовно-процессуальном законе обязанности компетентных должностных лиц принимать адресованные прокурору или суду жалобы участников судопроизводства; при принесении устных жалоб составлять соответствующий протокол; своевременно представлять прокурору или в судебное заседание материалы, подтверждающие законность и обоснованность обжалованных решений и действий, в необходимых случаях - со своими объяснениями; приобщать к уголовному делу копии жалоб и вынесенных при их разрешении постановлений.

Проект Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации»

Статья 1. Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, ЛЬ 52, ст. 4921; 2002, ЛЬ 22, ст. 2027; ЛЬ 30, ст. 3020, 3029; ЛЬ44, ст.4298) следующие изменения и дополнения:

  1. Предложение второе части третьей статьи 37 изложить в следующей ре- дакции: «Принесение возражений на полученные указания вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей статьи 38 настоящего Кодекса.»
  2. В статье 39:
  3. часть первую дополнить пунктом 4 следующего содержания: «рассматривать в пределах своей компетенции жалобы на действия и решения следователя.».

часть четвертую изложить в следующей редакции: «Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Принесение следователем возражений на полученные указания прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, ко-

192

гда указания касаются привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, а таклсе производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь представляет прокурору материалы уголовного дела с письменным изложением своих возражений на указания начальника следственного отдела.».

  1. Часть четвертую ст.41 изложить в следующей редакции: «Указания про курора и начальника органа дознания, данные в соответствии с настоящим Кодек сом, обязательны для дознавателя. При этом дознаватель вправе принести возра жения на указания начальника органа дознания прокурору, а на указания прокурора - вышестоящему прокурору. Принесение возражений на данные указания не приоста навливает их исполнения.»

  2. В пункте 12 части второй статьи 54 слова «в части, касающейся граждан ского иска» исключить.

  3. В пункте 5 части третьей статьи 57 слова «, ограничивающие его права» исключить.

  4. В пункте 4 части третьей статьи 58 слова «, ограничивающие его права» исключить.
  5. В пункте 3 части третьей статьи 59 слова «, ограничивающие его права» исключить.
  6. В пункте 3 части третьей статьи 60 слова «, ограничивающие его права» исключить.
  7. Дополнить Кодекс статьей 1231 следующего содержания:
  8. «Статья 1231 «Жалобы на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора

  9. Жалобы на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника следственного отдела приносятся прокурору, а на действия (бездейст- вие) и решения следователя начальнику следственного отдела и прокурору. Действия и решения прокурора обжалуются вышестоящему прокурору. В случаях, установленных настоящим Кодексом, действия и решения органа дознания, дознавателя, следователя, начальника следственного отдела и прокурора могут быть обжалованы в суд.

193

  1. Жаюбы могут быть как письменными, так и устными. Устные жаюбы подлежат занесению в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим жалобу. Жаюбы приносятся начальнику следственного отдела, прокурору, в суд непосредственно, либо через дознавателя, следователя, прокурора.
  2. Запрещается направление жалобы для разрешения начальнику следственного отдела и прокурору, действия и решения которых обжалуются, а также давшим указание на совершение обжалуемого действия или принятие обжалуемого решения.
  3. Принесение жалобы не приостанавливает производство обжачуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор или судья.
  4. Копия жаюбы, а также принятое по ней решение подлежат приобщению к уголовному делу.».
  5. Дополнить Кодекс статьей 1232 следующего содержания: «Статья 1232 Порядок рассмотрения жалобы начальником следственного отдела

  6. Начальник следственного отдела рассматривает жалобу в течение 3 суток с момента ее получения. Жалобы, адресованные прокурору или суду подлежат неза- медлительной передаче по принадлежности, при этом начальник следственного отдела вправе принять меры, направленные на устранение допущенного нарушения, о чем ставится в известность заявитель жалобы, а также прокурор и суд, которым жалоба была передана для рассмотрения.
  7. Рассмотрев жалобу и признав ее обоснованной, начальник следственного отдела принимает меры, предусмотренные п. 2, 3 части первой и п.2 части третьей статьи 39 настоящего Кодекса. О принятых мерах письменно уведомляется зая- витель жаюбы. Об отказе в удовлетворении жаюбы выносится постановление с изложением мотивов принятия такого решения, копия которого немедленно на- правляется заявителю с разъяснением ему порядка обжалования данного постанов- ления прокурору или в суд.
  8. В случае, когда полномочий начальника следственного отдела, предусмотренных ст. 39 настоящего Кодекса, недостаточно для разрешения жалобы, она подлежит направлению для рассмотрения прокурору с письменным изложением причин такой передачи.».

194

  1. Часть четвертую статьи 124 исключить.
  2. В статье 125:
  3. часть вторую изложить в следующей редакции: «Получив жалобу, судья извещает о времени рассмотрения жалобы заявителя, прокурора, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. О получении судом жалобы извещаются также орган дознания, дознаватель, следователь, начальник следственного отдела, прокурор, действие (бездействие) или решение которого обжалуются».

дополнить новой частью третьей следующего содержания: «При получении извещения о поданной жалобе дознаватель, следователь, начальник следственного отдела, прокурор обязаны незамедлительно и, во всяком случае, до начала судебного заседания представить в суд материалы в подтверждение законности и обоснованности обжалованного решения или действия, а при необходимости - и со своими объяснениями. Судья вправе истребовать дополнительны материачы, которые должны быть представлены в суд до начала судебного заседания».

части третью, четвертую и пятую считать, соответственно, частями чет- вертой, пятой и шестой.

дополнить статью новой частью седьмой следующего содержания: «В случае, если в судебное заседание не явились своевременно извещенные о принесении жалобы дознаватель, следователь, начальник следственного отдела, прокурор и ими не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность обжалованного действия или решения, судья принимает решение о признании действия соответствующего должностного лица незаконным, а решения - необоснованным».

часть шестую считать частью восьмой, часть седьмую - исключить.

Статья 2. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его офици- ального опубликования.

195

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I.Нормативные акты, официальные материалы

  1. Конституция Российской Федерации. - М.: Известия, 1995;
  2. Мелсдународный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1976. -№17;
  3. Международные акты о правах человека: Сб. документов. - М., 1998;
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. - М.:ВИТРЭМ, 2003;
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Проспект, 2001;
  6. Закон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и реше- ний, нарушающих права и свободы граждан» // Сборник законодательных актов Российской Федерации. - 1993 - вып. VIII. - Ст. 117;
  7. Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. - 1995. - №33. - Ст.3349;
  8. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». - М.: Проспект, 2002;
  9. Указ Президиума ВС СССР от 12 апреля 1968 г. №2534-VII «О порядке рассмот- рения предложений, заявлений и жалоб граждан»;
  10. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А.Пашин. - М.: Республика, 1992.
  11. Проект УПК РФ, внесенный депутатами - членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе и принятый Государст- венной Думой в первом чтении 6 июня 1997 г.;
  12. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алматы, 1998;
  13. Приказ МВД СССР от 1 ноября 1982 г. №350 «Об утверждении Инструкции о по- рядке рассмотрения предложений, заявлений, жалоб и организации приема граж- дан в органах, учебных заведениях, внутренних войсках, учреждениях, организа- циях и на предприятиях МВД СССР»;
  14. Приказ МВД РФ от 12 августа 1998 г. №493 «О некоторых мерах по совершенст- вованию деятельности милиции общественной безопасности (местной милиции) по раскрытию и расследованию преступлений»;
  15. Приказ МВД РФ от 4 января 1999 г. №1 «О мерах по реализации Указа Президен- та Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. №1422 «О мерах по совершенство-

196

ванию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации»»;

  1. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 15 января 2003 г. №3 «О введении в дей- ствие инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема гра- ждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации»;
  2. Приказ ФСБ РФ от 4 декабря 2000 г. №613 «Об утверждении Инструкции о поряд- ке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности»;
  3. 18.0 состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в 2000 году // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001.-№2(108);

19.0 состоянии законности в деятельности следственного управления при УВД Ря- занской области (по итогам 2000 года) // Информационный бюллетень Следствен- ного комитета при МВД России. - 2001. - №3(109);

20.0 состоянии и результатах работы органов предварительного следствия в первом полугодии 2001 года // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. -№4(110);

21.0 результатах работы следственного комитета при МВД России по рассмотрению обращений граждан в первом полугодии 2001 года // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. - 2001. - №4(110);

  1. Обзор о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей // Информационный бюллетень Следст- венного Комитета МВД РФ. - 1993. -№4(77);

23.0 состоянии борьбы с преступностью и надзора за следствием, дознанием и ОРД в Омской области за 2000 год // Информационный бюллетень прокуратуры Омской области. - 2001.-№1(25);

П.Решения судебных органов 24. Определение Конституционного суда РФ от 14 июля 1998 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г.Черновой» // Вестник Конституционного суда РФ. - 1998. - №6;

197

  1. Определение Конституционного суда РФ от 17 февраля 2000 г. № 84-0 «По жалобе граждан Лазарева Андрея Викторовича, Русановой Елены Станиславовны и Эрне-закса Олега Владимировича на нарушение их конституционных прав рядом положений статей 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР» // Собрание законодательства. -
    • №28. - Ст.2999;
  2. Определение Конституционного суда РФ от 27 декабря 2002 г. №300-0 «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Вер- ховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан» // Российская га- зета. - 2003. - 15 янв.;
  3. 21 .Постановление Конституционного суда РФ от 13 ноября 1995 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н.Самигуллиной и А.А.Апанасенко» // Собрание законодательства РФ. - 1995. - №47. - Ст.4551;

  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. №4-П «По делу о проверке конституционности статей 220 и 220 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна» // Российская газета. -1995. - 12 мая;
  5. Постановление Конституционного суда РФ от 29 апреля 1998 № 13-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия» // Собрание законодательства РФ. - 1998. - №19. -Ст. 2142;
  6. Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 №5-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком»» // Собрание законодательства РФ. -
  7. -№14. - Ст. 1749;
  8. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 «О практи- ке судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока

198

содержания под стражей» // Сборник Постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М, 1995;

  1. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 10 «О рас- смотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и сво- боды граждан» // Бюллетень Верховного суда РФ. - 1994. - №3;
  2. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 6 «О вы- полнении судами постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей»» // Бюллетень Верховного суда РФ. - 1995.-№1;
  3. Ш.Книги и монографии

34.Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов лич- ности в уголовном судопроизводстве. - Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995;

35.Березовская С.Г. Охрана прав граждан советской прокуратурой. - М: Издательство «Наука», 1964;

36.Божъев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. -М.: Юрид. лит., 1975;

  1. Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование). - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001;

38.Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Моногра- фия. - Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 1999;

39.Гаякин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. - М.: Госюриздат, 1962;

АО. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в Российском уголовном процессе (концептуальные положения). - М., 1996;

АХ.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1965;

А2.Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. - М.: Юридиче- ское бюро «ГОРОДЕЦ», 1997;

  1. Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. - М.: Экзамен, 2001;

199

  1. Законность в Российской Федерации. - М.: СПАРК, 1998;
  2. Карасева М.В. Конституционное право граждан СССР на обжалование. - Воро- неж: Издательство Воронежского университета, 1989;
  3. Ковалев М.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании преступлений. - М.: Издательство Московского университета., 1981;
  4. Корнуков В.М., Куликов В.А., Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализация в российском досудебном производстве. - Саратов: СГАП, 2001;

  5. Крыюв И. Ф. Бастрыкин A.M. Розыск, дознание, следствие. -Л.: Издательство Ле- нинградского университета., 1984;

49.Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М.: Юр ид. лит., 1973;

50.Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юрид. лит., 1986;

  1. Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии. - М., 2001;

52.Либус М.А. Охрана прав личности в уголовном процессе. - Ташкент.: Узбекистан, 1975;

  1. Лунев А.Е. Обеспечение законности в советском государственном управлении. - М.: Юрид. лит., 1963;
  2. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М.: Юрид. лит., 1976;
  3. 55.Мальков В.В. Советское законодательство о жалобах и заявлениях. - М.: Издательство Московского университета, 1967;

56.Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев: Штиинца, 1982;

  1. Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. - Минск: Вышейшая школа, 1979;

  2. Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. — М., 1968;
  3. Познанский В.А. Вопросы теории и практики кассационного производства в советском уголовном процессе. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1978;

200

  1. Рахуиов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М.: Госюриз- дат, 1961;
  2. Ремнев В.И. Право жалобы в СССР. - М: Юрид. лит., 1964;
  3. Репкин Л.М. Приостановление предварительного следствия. - Волгоград, 1971;
  4. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.: Наука, 1975;
  5. Саркисянц Г.П. Переводчик в советском уголовном процессе. - Ташкент: ФАН, 1974;
  6. Саркисянц Г.П. Понятые в советском уголовном процессе. - Ташкент: ФАН, 1975;
  7. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979;
  8. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М.: ООО Издательство «Юрлитин- форм», 2000;
  9. Стецовский Ю.И. Если человек обвинен в преступлении. - М: Сов. Россия, 1988;
  10. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М.: Юрид. лит., 1982;
  11. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняе- мому права на защиту. - М., 1988;
  12. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. - Ростов, 1966;
  13. Судебная защита прав и свобод граждан. Научно-практическое пособие. - М.: Из- дательство НОРМА, 1999;

  14. Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М: Юрид. лит., 1973;
  15. Толкачев КБ. Методологические и правовые основания реализации личных кон- ституционных прав и свобод и участие в ней органов внутренних дел: монография. - СПб: Санкт-Петербургская академия МВД РФ, 1997;
  16. 15.Томин В. Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т.Томина. - Пятигорск, 2000;

  17. Уголовно-процессуачьное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. - М: Институт государства и права АН СССР, 1990;

11 .Хачанева Н.Ю. Защита прав граждан в сфере исполнительной власти. - М.: Ин- ститут государства и права Российской Академии наук, 1997;

  1. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. - Минск, 1970;

201

  1. Шулъженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. - М., 1995;
  2. Элъкинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. -Л., 1963;
  3. 1У.Статьи

81.Азаров В.А. Досудебное производство и судебный контроль: модели соотношения // Досудебное производство: (Актуальные вопросы теории и практики): Материалы науч. - практ. конф. / Отв. ред. A.M. Баранов. - Омск: Омская академия МВД России, 2002;

82.Азаров В.А. Сущность российского уголовного процесса и судебный контроль // Правовые проблемы укрепления российской государственности. 4.10: Проблемы уголовного процесса в свете нового Уголовно-процессуального кодекса Россий- ской Федерации: Сб. статей / Под ред. Ю.К.Якимовича. - Томск: Издательство Томского университета, 2002;

  1. Азаров В.А., Мацак П.К. Судебный контроль за ограничением прав и свобод граждан в условиях реформирования уголовно-процессуального законодательства России // Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. - Красноярск, 1999;

84.Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право.-2001.-№9;

%5.Алмазова Т.А. Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела: про- блемы практики и законодательства // Проблемы применения нового уголовно- процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы науч- но-практической конференции. Часть 2. - Барнаул: БЮИ МВД России, 2002;

Ъб.Арсланачиев А. Обжалование в суд решений органов дознания, следователей и прокуроров // Законность. - 1998. -№6;

87’.Бабенко А., Яблоков В. Рассмотрение судом жалоб на действия и решения органов расследования // Российская юстиция. - 2001. -№8;

88.Бабенко А., Яблоков В. Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить // Российская юстиция. - 2000. - №6;

  1. Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. - 2002. -№7;

202

  1. Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Российская юс- тиция.-2001.-№3;
  2. Багаутдшюв Ф.Н. Право на защиту. Проблемы обеспечения публичных и личных интересов // Прокурорская и следственная практика. - 2001. -№3-4;
  3. Баранов A.M. Судебный контроль за досудебным производством (от предоставле- ния права до установления процедуры его реализации) // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями: материалы межвузовской научно-практической конференции / Под ред. Чечетина А.Е. и др. - Барнаул, 2001;
  4. 93.Баранов A.M. Судебный контроль за досудебным производством // Досудебное производство: (Актуальные вопросы теории и практики): Материалы науч. -практ. конф. / Отв. ред. A.M. Баранов. - Омск: Омская академия МВД России, 2002;

94.Бажанов СВ. Персонификация ответственности за утрату вещественных доказа- тельств при групповом методе расследования преступлений // Вестник МВД Рос- сийской Федерации . - 1994. - №4;

  1. Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в оперативно - розы- скной деятельности ОВД // Защита прав человека и соблюдение законности орга- нами внутренних дел. Материалы международной научно-практической конфе- ренции (10 декабря 1998 г.). - М.: МЮИ МВД России, Изд-во «Щит - М», 1999;
  2. Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. - 2000. - №1;
  3. 91 .Божъев В.П. Судебный контроль за исполнением законов на предварительном следствии как средство обеспечения прав человека и гражданина // Контроль и надзор за деятельностью органов внутренних дел - важнейшая гарантия обеспече- ния прав человека. Материалы международной научно-практической конференции (26-27 октября 1999 г.). - М.: Московская академия МВД России, изд-во «Щит-М», 2000;

  4. Бозров В. Контрольная функция суда // Российская юстиция. - 1996. -№11;
  5. Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Государство и право. -
    • №6;

203

  1. Бочкова Т.А. Основные формы участия граждан в обеспечении их прав и за конных интересов в государственном управлении // Вопросы государства и пра ва. - Свердловск, 1964;

  2. Будпиков В.Л., Ефимичев СП., Шадрин B.C. Вопросы обжалования в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования // Уголовно- процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенство- вания: Сб. науч. тр. / Редкол.: Ефимичев СП. и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1985;
  3. Вельяминов В.Н. Судебный контроль за обеспечением права граждан и юриди- ческих лиц на доступ к уголовному правосудию // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно- практической конференции (7-8 февраля 2003 г.). Часть 2. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2003;
  4. Виноградов О. Судебная реформа: соотношение целей и методов // Закон- ность. - 1995. - №9;
  5. Вицин СЕ. Механизм защиты прав и свобод человека в правовом государстве // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. Мате- риалы международной научно-практической конференции (10 декабря 1998 г.). -М.: МЮИ МВД России, Изд-во «Щит - М», 1999;
  6. Гаджиев Г.А., Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федера- ции: Становление и проблемы // Государство и право. - 1993. - №7;
  7. Горбапь В.А. Обеспечение гарантированных законом прав и свобод граждан на предварительном следствии // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1996. - №3(88);
  8. Горбунова Л.В. Проверка судом соблюдения уголовно-процессуального закона при проведении предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. профессоров Н.Г.Шуруханова, Н.И.Ветрова, доцента Г.П.Химичевой. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997;
  9. Деришев Ю.В. Основные процессуальные ошибки, влекущие необоснованное привлечение к уголовной ответственности // Законодательство и практика. -1998. - №1;

204

  1. Джатиев В. Подсудность дел о правонарушениях в досудебных стадиях уго- ловного процесса // Российская юстиция. - 2000. - №8;

ПО. Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования // Российская юстиция. - 1999. - №7;

  1. Дорошков В.В. Пределы и правовые последствия судебного контроля на досу дебных стадиях уголовного процесса // Контроль и надзор за деятельностью орга нов внутренних дел - важнейшая гарантия обеспечения прав человека. Материалы международной научно-практической конференции (26-27 октября 1999 г.). - М. Московская академия МВД России, изд-во «Щит-М», 2000;

  2. Дорошков В.В. Проблемы судебного контроля за деятельностью органов внутренних дел // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. Материалы международной научно-практической конференции (10 декабря 1998 г.). -М.: МЮИ МВД России, Изд-во «Щит-М», 1999;
  3. Дубинский А.Я. Обеспечение прав и законных интересов участников предварительного расследования при исполнении процессуальных решений следователя // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1981;
  4. Ефанова В.А., Кузнецов Н.П. Правовая защита личности в стадии возбуждения уголовного дела //Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Сб. науч. тр. -Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 1990;
  5. Зайцев О. Комментарий к ст.11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. - 2002. - №2;
  6. Закатов А.А. О законодательной регламентации видов розыскной деятельно- сти // Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования: Сб. науч. тр. / Редкол.: Ефимичев СП. и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1985;
  7. Зеленин С. Рассмотрение жалоб на постановление о прекращении уголовного дела // Российская юстиция. - 1996. - №9;
  8. Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и задачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 г.г. // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. — 2001. - № 1(107);

205

  1. Зуев В.Л., Суханов В.Н., Корнева Л.С. Методические рекомендации «Дисцип линарная практика по фактам нарушений законности, допущенных при расследо вании уголовных дел» // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1997. -№1(90);

  2. Изотова О. Обжалование в суд следственных действий //Законность. - 1996. - №6;
  3. Качъницкий В.В. Обоснованность производства следственных действий как предмет судебной оценки // Российская юстиция. - 2003. -№2;
  4. Качъницкий В.В. Решения и действий следователя могут быть обжалованы в суд // Законодательство и практика. - 1999. - №1;

  5. Капинус Н.И. Понятие и сущность представления доказательств в советском уголовном процессе //Вопросы уголовного процесса и криминалистики. Сб. науч. тр.-М., 1988;
  6. Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Государство и право. - 1998. - №2;
  7. Коврига З.Ф. О процессуальной ответственности как гарантии успешной реализации уголовной ответственности // Уголовная ответственность: Проблемы содержания, установления, реализации. Межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1989;
  8. Кожевников О. А. Правовые средства прокурорского надзора за возбуждением уголовных дел // Проблемы совершенствования уголовно-процессуального зако- нодательства. - Свердловск: Свердловский юридический институт, 1985;
  9. Кокорев Л.Д. Участники уголовного процесса // Проблемы кодификации уго- ловно-процессуального права. - М., 1987;
  10. Колоколов Н. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предвари- тельного расследования // Законность. - 1997. - №10;
  11. Колоколов НА. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы // Государство и право. - 1998 -№11;
  12. Кондратов П.Е. Обеспечение обвиняемому права на обжалование при прекра- щении дела на предварительном следствии // Применение норм уголовно- процессуального права: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1981;
  13. Конституция СССР и расширение судебной защиты прав граждан //Советское государство и право. - 1978. - №11;

206

  1. Кореневский Ю.В. Проверка законности и обоснованности приговоров, опре делений и постановлений суда // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М., 1987;

  2. Корнуков В.М. Правовой статус личности в уголовном судопроизводстве // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов: Изда тельство Саратовского университета, 1981;

  3. Кудин М.Ф. Охрана прав личности и уголовно-процессуальное принуждение // Гарантии прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. - Свердловск: Свердловский юридический институт, 1975;
  4. Кудииов Л.Д. Некоторые вопросы правовой регламентации взаимоотношений следователя, начальника следственного отдела и прокурора // Укрепление закон- ности и предварительного расследования в условиях перестройки: Сб. науч. тр. — Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1990;
  5. Лазарева С. Судебная власть и уголовное судопроизводство // Государство и право.-2001.-№5;

  6. Ларин А. Нельзя ограничивать право судьи немедленно освободить лицо, ли- шенное свободы незаконно // Российская юстиция. - 1997. -№1;
  7. Летучих В.И. Виды обращения граждан в досудебных стадиях уголовного процесса // Проблемы борьбы с преступностью. - Омск-Иркутск, 1975;
  8. Летучих В.И. Понятие обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса // Сибирские юридические записки. Выпуск 4: Проблемы борьбы с преступностью. - Иркутск: Иркутский государственный университет, Омск: ОВШМ МВД СССР, 1974;
  9. Летучих В.И. Субъекты права жалобы в стадии предварительного расследова- ния // Проблемы борьбы с преступностью. Выпуск 1. - Иркутск: Иркутский госу- дарственный университет, 1970;
  10. Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Консти- туции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и право- порядка. - Москва: ИГП АН СССР, 1979;
  11. Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М., 1987;

207

  1. Максимов О.А. Обжалование действий и решений должностных лиц // Мате- риалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. / Отв. ред. проф. Лупинская П.А., проф.Дашков Г.В. - М., 2002;
  2. Маляров МЛ. Обжалование действий следователя // Проблемы предваритель- ного следствия в уголовном судопроизводстве. - М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1980;
  3. Маиаев Ю.В. К вопросу о понятии и сущности процессуальных решений сле дователя // Проблемы применения правовых норм на предварительном следствии: Сб. науч. тр. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1982;

  4. Маршунов М.Н. Прокурорский надзор за законностью установления уголовной ответственности в стадии предварительного расследования // Уголовная ответст венность: Проблемы содержания, установления, реализации. Межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1989;

  5. Мизулина Е.Б. Правовая регламентация рассмотрения жалоб в порядке надзо ра - важная гарантия прав личности в уголовном процессе // Гарантии прав лично сти в социалистическом уголовном праве и процессе. - Ярославль: Ярославский государственный университет, 1981;

  6. Мингес А.В. Реализация конституционного права неприкосновенности лично сти на предварительном следствии // Реализация норм государственного и админи стративного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. / Редкол.: Рудин- ский Ф.М. и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987;

  7. Миненок А.И. Субъекты уголовно-процессуальных отношений и их классифи кация // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. Вып. 12. - Ка лининград, 1984;

  8. Мотовиловкер Я.О. Об уголовной ответственности обвиняемого в процессу альном смысле // Уголовная ответственность: Проблемы содержания, установле ния, реализации. Межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1989;

  9. Неткачев Н. Судебное обжалование арестов // Законность. - №8. - 1993;
  10. Обсуждение концепции развития досудебного производства в уголовном процессе // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. - 1998. - №1(94);

208

  1. ОрзихМ.Ф., Шишкин В.И. Реализация права граждан на судебное обжалование действий должностных лиц органов дознания и предварительного следствия // Реализация норм государственного и административного права на предваритель ном следствии: Сб. науч. тр./Редкол.: Рудинский Ф.М. и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987;

  2. Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уго- ловного дела? // Российская юстиция. - 2002. - №4;
  3. Петрухин И. Проблемы совершенствования судебной защиты // Соц. закон- ность. - 1991.-№1;
  4. Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Рос- сийская юстиция. - 1998. -№9;
  5. Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования // Рос- сийская юстиция. - 2000. - №4;
  6. Поляков С, Худяков Ю. Прокурор в судебном процессе - фигура безответст- венная // Российская юстиция. - 2002. - № 1;
  7. Примов Н. Расширить сферу судебного обжалования // Российская юстиция. -
  8. -№3;
  9. Ростовщиков И.В. Осуществление конституционных прав советских граждан на предварительном следствии // Реализация норм государственного и админист- ративного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр./Редкол.: Рудинский Ф.М. и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987;
  10. Савинов В.Н. Гарантии законных интересов потерпевшего при возбуждении уголовного дела // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном праве и процессе. -Ярославль: Ярославский государственный университет, 1981;

  11. Соловьев А., Токарева М, Воронцова Н. Проблемы законности и качества рас- следования в свете требований УПК РФ // Уголовное право. - 2002. - №2;
  12. Соловьев А., Якубович Н. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. - 1995. -№8;
  13. Соловьев А.Б., Болтошев Е.Д. Роль прокурора в обеспечении всесторонности, полноты и объективности расследования // Прокурорская и следственная практика.- 2001.-№3-4;

209

  1. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Шейфер С.А. Устранение следственных ошибок и иных нарушений закона при расследовании преступлений // Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. - М, 1989;
  2. Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Сов. государство и право. - 1975. - №3;
  3. Тимлев Е.А. Роль руководителей органов предварительного следствия в предупреждении нарушений законности и дисциплины со стороны следователей, профилактике чрезвычайных происшествий // Информационный бюллетень Следст- венного комитета при МВД России. - 2001. - № 1(107);
  4. Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уго- ловного процесса // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой ре- формы. Сб. науч. трудов. - М, 1997;
  5. Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью рас- следования: границы и возможности // Уголовное право. - 2000. - №1;
  6. Хачанева Н.Ю. Обжалование в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан России // Государство и право. - 1993. -№11;
  7. Хилшчева Г.П. О судебном контроле на стадии предварительного расследова- ния // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. профессоров Н.Г.Шуруханова, Н.И.Ветрова, доцента Г.П.Химичевой. - М.: ЮИМВДРФ, 1997;
  8. Хилшчева О.В. К вопросу о свободе обжалования на досудебном производстве // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. / Отв. ред. проф. Лупинская П.А., проф.Дашков Г.В. - М., 2002;
  9. Чувилев А.А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно- процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - Москва: ИГП АН СССР, 1979;
  10. Шакарян М.С. Понятие субъектов советского гражданского процессуального права и правоотношения и их классификация // Труды ВЮЗИ. - T.XVII. - М., 1971;

210

  1. Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие // Российская юстиция. - 2001. - №4;

  2. Шейнин X. Конституционный суд РФ в системе органов судебной власти // Российская юстиция. - 1995. -№3;

  3. Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов гражданина, пострадавшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск: Издательство Томского универ ситета, 1981;

  4. Якубович Н. Приостановление и возобновление предварительного следствия в аспекте УПК РФ 2001 г. // Уголовное право. - 2002. - №2;
  5. Якубович НА. Уголовно-процессуальные отношения и их участники на пред- варительном следствии // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 37. - М., 1982;
  6. У.Авторефераты и диссертации

  7. Еожьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения: Дис. … д-ра юрид. наук в форме науч. доклада. - М., 1994;
  8. Будников В.Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголов- ном судопроизводстве: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1984;
  9. Воробьев СМ. Конституционные основы ограничений личных неимуществен- ных прав в деятельности органов внутренних дел. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук.
    • Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2001;
  10. Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса в досудебном производстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М.: Московская академия МВД России, 2000;
  11. Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса в досудебном производстве. Дис. … канд. юрид. наук. - М.: Московская академия МВД России, 2000;
  12. Дунаева М.С. Основания и пределы уголовно-процессуального вмешательства в частную жизнь граждан. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Иркутск: Иркутская государственная экономическая академия, 2002;
  13. Ерашов С.С. Система принципов современного отечественного уголовного процесса: теоретико-правовые аспекты и практика применения. Автореф. дисс. …

211

канд. юрид. наук. - Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2001;

  1. Жога Е.Ю. Арест как мера пресечения в уголовном процессе и судебная про- верка его законности и обоснованности. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Са- ратов: Саратовский юридический институт МВД России, 2001;
  2. Клейн А.А. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоя- тельности и независимости следователя органов внутренних дел. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: МВШМ МВД РФ, 1992;
  3. Кузьмин Г.А. Правовые и организационные основы принятия решений в уго- ловном процессе (досудебные стадии). Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД России, 2002;
  4. Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск: Свердловский юридический институт, 1972;
  5. Малъко А.В. Законные интересы советских граждан Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -Саратов: Саратовский юридический институт, 1985;
  6. Тихонов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля: Автореф. дис. канд. юрид. наук.-М, 1995;
  7. Шишкин В.И. Конституционное право советских граждан на обжалование действий должностных лиц, государственных и общественных органов. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Киев: Институт государства и права АН УССР, 1986;
  8. У1.Учебная и справочная литература

  9. Баранов A.M. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предварительного следствия, и способы их устранения: Лекция. - Омск: Юридиче ский институт МВД России, 1996;

  10. Басков В.И. Курс прокурорского надзора. - М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1998;

  11. Бахрах Д.Н. Административное право. Учебник. Часть общая. - М.: Издатель- ство БЕК, 1993;
  12. Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. - М.: Изда- тельство НОРМА, 1999;

212

  1. Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов лич- ности в стадии возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. - М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1994;
  2. Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в деятельности правоохранительных органов. Учебное пособие. - М.: МЮИ МВД России, Изд-во «Щит-М», 1999;
  3. Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя: Учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1990;
  4. Бутылин В.Н. Рассмотрение жалоб граждан на действия работников органов внутренних дел, ущемляющих права и законные интересы граждан. - М.: Академия МВД России, 1992;
  5. Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М., 1978;
  6. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учебн. пособие для вузов. - М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998;
  7. Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. - Волгоград, 1976;
  8. Гуткин ИМ., Белозеров Ю.Н., Мариупольский Л.А. Советский уголовный про- цесс. -М., 1962;
  9. Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования России: прошлое, на- стоящее, будущее…: Учебное пособие. - Омск: Юридический институт МВД России, 1998;
  10. Дубривный В.А. Деятельность следователя по расследованию преступлений. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1987;
  11. Имре Сабо. Основы теории права. - М., 1974;
  12. Калашникова Н.Я. Гарантии прав свидетеля, эксперта, переводчика и понятого в советском уголовном процессе. — М.: Издательство Московского университета, 1966;
  13. Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. - Омск: Омская академия МВД России, 2001;
  14. Карее Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.: Высшая школа, 1967;

213

  1. Кожевников В.В., Марфицин П.Г. Уголовно-процессуальный аспект механизма правового регулирования: Учеб. пособие. - Омск: Юридический институт МВД России, 1998;
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. доктор юридических наук, профессор А.В.Наумов. - М.: Юрист, 1996;
  3. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общей ред. В.В.Мозякова. - М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002;
  4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.М.Рекункова и А.К.Орлова. - М: Юрид. лит., 1981;

  5. Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федера ции». С приложением ведомственных нормативных актов. Под общ. ред. Ю.И.Скуратова. - М.: Издательство НОРМА, 1996;

  6. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М.: Юрид. лит., 1989;

  7. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лек ции-очерки / Под ред. проф. В.М.Савицкого. - М.: Издательство БЕК, 1997;

  8. Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса: Учеб. пособие. - Омск: ОВШМ МВД СССР, 1981;

  9. Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следова- теля в советском уголовном судопроизводстве. Учебное пособие. - Волгоград, 1977;
  10. Манаев Ю.В. Процессуальные решения следователя: Виды, гарантии законно- сти и обоснованности, рекомендации по составлению. Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979;
  11. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М.Лебедева; Науч. ред. В.П.Божьев. - М.: Спарк, 2002;
  12. Николюк В.В., Калъниций В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и доку- ментов в стадии возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие. - Омск: ВШМ МВД СССР, 1990;

214

  1. Николюк В.В., Калъницкий В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения уголовно- го дела (В вопросах и ответах): Учебное пособие. - Омск: ОВШМ МВД России, 1995;
  2. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Азбуков- ник, 1997;
  3. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учебное пособие для юридиче- ских вузов. - М.: Новый Юрист, 1997;
  4. Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные образцы. -М.: Юрид. лит., 1991;
  5. Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов / Сост. А.М.Баранов, П.Г.Марфицин. - Омск: Юридический институт МВД России, 1997;
  6. Соловьев А.Д. Привлечение в качестве обвиняемого. Учебное пособие. - Киев, 1963;
  7. Томин В.Т., Якупов Р.Х., Дуиин В.А. Процессуальные документы, сроки и су- дебные издержки в уголовном судопроизводстве. - Омск: Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1973;
  8. Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): Учебник /Под ред. д- ра юрид. наук, проф. А.И.Марцева. - Омск: Юридический институт МВД России, 1998;
  9. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А.Лупинская. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2000;

  10. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П.Божьева. - М.: Спарк, 1988;
  11. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий / Под ред. проф. В.В.Николюка и доц. В.В.Кальницкого, А.Е.Чечетина. Изд. перераб. и доп. - Омск: Юридический институт МВД России, 1999;
  12. Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и опера- тивно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М.: Юридический институт МВД России, 1998;
  13. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962;

215

  1. Шешуков М.П. Участники процесса на предварительном следствии (проблемы процессуального положения): Учебное пособие. - Рига: ЛГУ им. П.Стучки, 1988;
  2. Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на пред- варительном следствии: Пособие. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1995;
  3. Щерба СП., Марков А.Я., Стеснова Т.Н. Участие переводчика на предвари- тельном следствии и дознании. Пособие - М: НИИ МВД РФ, 1993;
  4. Якубович Н.А., БатищеваЛ.В., Радушная Е.С., Пичкачева Г.И. Охрана консти туционных прав личности на предварительном следствии. Методическое посо бие.-М., 1988.