lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Солодов, Денис Алексеевич. - Процессуальные и тактические решения следователя: Сущность, проблемы оптимизации принятия : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 2003 214 с. РГБ ОД, 61:04-12/5-0

Posted in:

Воронежский государственный университет

На правах рукописи

<&>

Солодов Денис Алексеевич

Процессуальные и тактические решения следователя (сущность, проблемы оптимизации принятия)

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Баев Олег Яковлевич

Воронеж-2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Решения следователя как организационное начало расследования преступлений 9

1.1. Понятие, сущность и соотношение процессуальных и

тактических решений следователя 9

1.2. Классификация процессуальных и тактических решений

следователя 47

Глава 2. Особенности процессуальных и тактических решений следователя в конфликтных ситуациях 58

2.1. Принципы принятия следователем тактических и

процессуальных решений в конфликтных ситуациях 59

2.2. Минимизация тактического риска при принятии

процессуальных и тактических решений следователем …. 96 Глава 3. Обеспечение прав и интересов участников процесса при принятии и реализации следователем процессуальных и тактических решений 126

3.1. Права и интересы участников процесса и иных лиц: приоритеты и гарантии 126 3.2. 3.3. Проблемы совершенствования правового режима обеспечения прав участников уголовного судопроизводства и иных лиц 156 3.4. Заключение 171

Список использованной литературы 180

Приложения

3

Введение

Актуальность темы исследования. Ключевым звеном в решении про- блемы повышения эффективности деятельности органов предварительного расследования является оптимизация процессов принятия решений (С. И. Цветков, 1992). Следственную деятельность характеризует сложность, динамизм, негативное влияние факторов риска. В ходе проведенного нами опроса следователи в числе основных трудностей, возникающих в их профессиональной деятельности, и вызывающих наибольшую сложность в разрешении, назвали дефицит времени, необходимость решения большого количества задач в относительно короткие сроки (66,1% опрошенных), необходимость со- гласования решений, получения различного рода санкций (43% опрошенных).’ При этом 51,4% опрошенных следователей с проблемой поиска рационального для сложившейся конкретной ситуации процессуального и тактического решения сталкиваются постоянно. У 45% опрошенных трудности с поиском рационального решения возникают эпизодически. Особую сложность в этом плане представляет собой расследование уголовных дел по неоднократным преступлениям, преступлениям, совершенным группой лиц, количество которых из года в год увеличивается. Результаты исследования показывают, что поиск решения осуществляется следователями в основном на основе личного опыта действия в схожих или аналогичных ситуациях. Между тем, в практической деятельности стандартное решение не всегда означает лучшее. Таким образом, существует насущная теоретическая и практическая необходимость в углубленном монографическом изучении вопросов оптимизации принятия следователями процессуальных и тактических решений. Эти соображения и предопределили выбор темы настоящего диссертационного исследования и ее актуальность.

Степень разработанности темы исследования. Проблема принятия решений в следственной деятельности, начиная с 70-х годов прошлого столетия, постоянно на протяжении многих лет привлекает к себе внимание ученых - криминалистов. Большой вклад в разработку вопросов тактических решений

4

внесли Р. С. Белкин, А. В. Дулов, Л. Я. Драпкин, Г. А. Зорин, В. Е. Корноухов, И. М. Лузгин, В. А. Образцов, Л. Д. Самыгин, В. Ю. Шепитько,

  • А. А. Эксархопуло и другие ученые. Основные положения криминалистиче- скои теории тактических решении сформулированы в докторской диссертации. С. И. Цветкова (1992 г.). Проблемам тактического риска в деятельности сле дователя посвящена кандидатская диссертация Ю. Ю. Осипова (1992 г.).

Отдельные аспекты проблемы тактических решений следователя рас сматриваются в работах О. Я. Баева, В. М. Быкова, Т. С. Волчецкой, И. Ф. Герасимова, Г. Г. Доспулова, Л. Я. Драпкина, В. Д. Зеленского,

  • В. И. Шиканова и других ученых.

Вопросы принятия процессуальных решений следователем активно исследовались в науке уголовного процесса. Им посвящены работы А. Я. Дубинского, П. А. Лупинской, Ю. В. Манаева, С. А. Шейфера и других ученых. Вопросы осуществления судебного контроля за решениями органов предварительного расследования рассматриваются в кандидатских диссертациях И. Е. Слепневой (1998 г.), А. В. Солодилова (1999 г.). Проблемам мотивировки процессуальных решений следователя посвящена кандидатская дис-

  • сертация А. Б. Муравина (1987 г.).

Вместе с тем, необходимо отметить, что основные исследования по дан ной проблеме проводились до введения в действие УПК РФ 2001 года. Как следствие, некоторые содержащиеся в них положения нуждаются в пересмот ре с учетом нового уголовно-процессуального законодательства. “ •

Кроме того, анализ специальной литературы показывает, что вопросы соотношения и взаимосвязи процессуальных и тактических решений следователя, принципы принятия решений в конфликтных ситуациях расследования, риска при принятии процессуальных решений, обеспечения прав и интересов участников уголовного процесса и иных лиц при принятии следователем процессуальных и тактических решений изучены явно недостаточно. В настоящее время нет специальных монографических исследований, посвященных ком-

5

плексному рассмотрению актуальных проблем принятия процессуальных и тактических решений в деятельности следователя.

Сказанное обусловило не только выбор темы, но и постановку цели и задач исследования.

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования заключается в комплексном исследовании актуальных теоретических и практических вопросов принятия процессуальных и тактических решений в деятельности следователя и выработке на этой основе конкретных предложений, направленных на повышение эффективности расследования преступлений и совершенствование действующего уголовно - процессуального законодательства.

Достижение указанной цели обусловило необходимость разрешения следующих задач:

  • исследование сущности процессуальных и тактических решений следователя;
  • изучение соотношения и взаимосвязи процессуальных и тактических решений;
  • разработка классификации процессуальных и тактических решений следователя;
  • разработка основных принципов принятия решений в конфликтной ситуации расследования;
  • рассмотрение проблемы риска при принятии (реализации) процессуальных и тактических решений;
  • определение перспектив совершенствования уголовно-процессуальных гарантий прав и интересов участников уголовного судопроизводства и иных лиц при принятии процессуальных и тактических решений следователем.
  • Основными положениями, выносимыми на защиту, являются: 1. понятие процессуального решения следователя как правового акта, отражающего властное волеизъявление следователя по возникающим в ходе про- изводства по делу правовым вопросам;

6

  1. выделены основные критерии, ограничивающие множество допустимых процессуальных решений следователя: правовой, тактический, организационный;
  2. понятие тактического решения. Тактическое решение выступает как выбор следователем рационального и допустимого средства (следа венного или иного процессуального действия, приема, операции) предупреждения и преодоления противодействия предварительному расследованию и нейтрализации негативных результатов такого воздействия; • .
  3. стратегии поведения следователя в конфликтной следственной ситуации, и факторы, обуславливающие выбор следователем конкретной стратегии и тактики реагирования, в том числе принятия процессуальных и тактических его решений;
  4. принципы организации деятельности следователя в конфликтной следственной ситуации: принцип учета складывающейся следственной ситуации и перспектив ее развития, компетентности, профилактики конфликтов и своевременного предупреждения их неблагоприятных последствий, минимизации вмешательства следователя в развитие следственной ситуации, ясности и определенности принимаемых тактических решений, максимизации результата;
  5. понятие риска при принятии процессуальных и тактических решений как осознанную возможность неблагоприятного исхода реализации решения в условиях неопределенности и анализ критериев его допустимости;
  6. структура риска при принятии следователем важнейших процессуальных решений: о производстве обыска, очной ставки, опознания, назначении экспертиз, избрании меры пресечения, задержании подозреваемого, предъявлении обвинения;
  7. способы минимизации риска при принятии процессуальных и тактических решений;
  8. предложения по совершенствованию норм уголовно - процессуального закона, закрепляющих процессуальные гарантии прав и интересов участников уголовного судопроизводства и иных лиц.

7

Методологическая и теоретическая основа исследования. Методоло- гическую основу исследования составили положения общего метода познания объективной действительности - материалистической диалектики. В работе использовались общенаучные и специальные методы: логический, социологический, сравнительного исследования, системный подход и другие.

Теоретическую основу диссертации составили работы ученых в области общей теории права, философии, психологии, теории управления, уголовного права, уголовного процесса, криминалистики. В частности, в исследовании использованы труды Т. В. Аверьяновой, О. Я. Баева, В. П. Бахина,

A. Р. Белкина, Р. С. Белкина, В. И. Батищева, В. М. Богданова, В. М. Быкова,. Т. С. Волчецкой, В. К. Гавло, А. Я. Дубинского, Л. Я. Драпкина, А. В. Дулова, Г.А.Зорина, В. Н. Карагодина, 3. Ф. Ковриги, Л.Д.Кокорева,

B. И. Комиссарова, В. Е. Коноваловой, Д. П. Котова, В. Е. Корноухова, Н. П. Кузнецова, А. М. Ларина, И. М. Лузгина, П. А. Лупинской, В. А. Образцова, А. Р. Ратинова, Е. Р. Российской, Л. Д. Самыгина,

A. Б. Соловьева, М. С. Строговича, В. В. Трухачева, С. А. Шейфера,

B. Ю. Шепитько, Г. Г. Шостака, А. А. Эксархопуло, Н. П. Яблокова и других авторов.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является до-. судебное производство как область правовой действительности и правоприменительная деятельность на стадии предварительного расследования по уголовному делу.

Предметом исследования являются объективные закономерности такти- ческой деятельности следователя, проявляющиеся в процессе принятия процессуальных и тактических решений по расследуемому делу.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составили опубликованная и неопубликованная следственная и судебная практика, результаты анкетирования по специально разработанной анкете 234 следователей органов внутренних дел и прокуратуры, оперативных работников органов дознания. Обобщенные результаты социологических исследова-

8

ний, в том числе ряд установленных корреляционных зависимостей, представлены в приложениях к диссертации.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем на моно- графическом уровне комплексно с учетом нового уголовно - процессуального законодательства рассмотрены актуальные вопросы принятия процессуальных и тактических решений следователем, показана взаимосвязь процессуальных и тактических решений следователя, предложена их классификация.

В работе сформулированы предложения по совершенствованию дейст- вующего уголовно - процессуального законодательства, направленные на обеспечение прав и интересов участников уголовного судопроизводства и иных лиц при принятии процессуальных решений на стадии предварительного расследования преступлений.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что содержащиеся в нем выводы и предложения могут быть использованы в дальнейших научных разработках актуальных теоретических проблем уголовного процесса и криминалистики, в целях повышения эффектив- ности следственной деятельности, совершенствования действующего уголовно-процессуального законодательства.

Полученные результаты исследования также могут быть использованы в учебном процессе при преподавании дисциплин криминального цикла.

Апробация и практическая реализация результатов исследования.. Основные выводы и положения диссертации нашли свое отражение в двенадцати научных публикациях, а также неоднократно докладывались автором на ряде научных и научно-практических конференций.

Структура диссертации. Структура диссертации обусловлена логикой изучения поставленной проблемы. Работа включает в себя введение, три главы (шесть параграфов), заключение, приложения и список использованной литературы.

9

Глава 1. Решения следователя как организационное начало

расследования преступлений

1.1. Понятие, сущность и соотношение процессуальных и тактических

решений следователя

Деятельность следователя по расследованию преступлений может быть представлена как последовательный процесс принятия и реализации им различного рода решений, направленных, в конечном счете, к одной общей цели - установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, установлению всех других обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу в смысле ст. 73 УПК1. Наиболее распространенным в литературе является деление решений следователя на процессуальные, тактические и иные2.

К первым из них обычно относят «правовые акты, облеченные в уста- новленную законом процессуальную форму, в которых органы дознания, следователь, прокурор, судья или суд, в пределах своей компетенции, в определенном законом порядке дают ответы по возникающим по делу правовым вопросам и содержат властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уголовного судопроизводства» .

С этих же, в сущности, позиций, Ю. В. Манаев определяет процессуаль- ные решения следователя как «направленные на достижение целей уголовного судопроизводства правоприменительные акты, которые отвечают требовани

1 Здесь и далее под УПК, если не оговорено иное, понимается Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 года.

2 Помимо тактических, в числе непроцессуальныч решений также называют организационные, технико-криминалистические, оперативные, информационные решения, а также методические решения (См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. 1987. С. 23; Криминалистика/Под ред. И. Ф. Крылова. А. И. Бастрыкина. М., 2001. С. 431: Шиканов

В. И. Теория тактических операций следователя (перспективы развития) / Алгоритмы и организация решений следственных задач. Сб. науч. тр. Иркутск. 1982. С. 66: Эксарчопуло А. А. Решения в криминалистике и их классификация // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: вопросы теории и практики / Под ред. О. Я. Баева. Воронеж
1997. С. 25).

3 Лупинская П. Я. Законность и обоснованность решений в jголовном судопроизводстве. М., 1972. С. 11: В одной из своих последних работ автор определяет процессуальные решения как «правовой документ» (См.: Лупинская П. А. Уголовно-процессуальное право. М., 2001. С. 41).

10

ям законности и обоснованности и содержат обязательные для исполнения властные волеизъявления и выводы по правовым вопросам, возникающим в процессе возбуждения и рассмотрения уголовного дела»1.

Такое определение вызывает у нас ряд возражений. Прежде всего, в нем автор, по сути, воспроизводит (правда несколько в иной форме) приведенное выше общее определение процессуальных решений. Тем самым сглаживается, нивелируется разница между процессуальными решениями следователя .и процессуальными решениями других уполномоченных субъектов. В итоге, во-первых, эта дефиниция «перегружена» признаками, которые не отражают специфики данного вида решений. Во-вторых, процессуальное решение следователя может быть необоснованным и незаконным, однако при этом все же остается решением2. В третьих, в уголовно-процессуальном законе словосоче- тание «рассмотрение уголовного дела» законодатель употребляет применительно к деятельности суда.

Более точное определение этого понятия, на наш взгляд, дано А. Я. Дубинским, который полагает, что процессуальное решение следователя - «это правовой акт, в котором следователь в пределах своей компетенции, в установленном уголовно-процессуальным законом порядке выражает в виде государственно-властного веления выводы о выполнении (или невыполнении) конкретных процессуальных действий, что обусловлено необходимостью достижения задач уголовного судопроизводства и требованиями закона применительно к сложившейся фактической ситуации»”.

Тем не менее, и оно, как представляется, не лишено некоторых недос- татков. Во-первых, используемые автором выражения «в пределах своей компетенции» и «в установленном законом порядке» относятся скорее к требованиям, которым должны соответствовать принимаемые следователем процес-

Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя в советском уголовном счдопроизводстве. Волгоград. 1977. С. 12.

2 См.: Дубинский А. Я. Исполнение процессуальных решений следователя правовые и организационные проблемы Киев 1484. С. 33. 3Там же. С. 34.

11

суальные решения, нежели чем к их признакам . Именно признаки составляют содержание дефиниции понятия2. Причем в определении «раскрываются далеко не все свойства, связи и опосредования предмета, а лишь его общие и существенные признаки, необходимые и достаточные для отличения его от других предметов»3. В этой связи обратим внимание, что нельзя признать удачным и определение процессуальных решений, содержащееся в УПК. Законодатель, разъясняя основные понятия, встречающееся в Кодексе, устанавливает, что процессуальное решение — это «решение суда, прокурора, следователя, дознавателя, принимаемое в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом» (ч. 2 п. 33 ст. 5 УПК). Из этого можно сделать вывод, что решение, принятое с нарушением установленного порядка (например, при фактическом отсутствии указанных в законе оснований для вынесения данного решения), не является процессуальным. А это, очевидно не так.

Во-вторых, неясно, что имеет в виду А. Я. Дубинский, говоря о «требо- ваниях закона применительно к сложившейся фактической ситуации». Во многих случаях решение вопроса о производстве конкретного процессуального действия (а, следовательно, определение конкретного момента его производства) законодатель оставляет до известных пределов на усмотрение следо7 вателя, лица, производящего расследование по уголовному делу, о чем свидетельствует использование формулировок «вправе», «может», «по собственной инициативе», «при необходимости» (провести, скажем, очную ставку, предъявление для опознания и т. д.). Закон может и не содержать прямого указания на право следователя при определенных условиях действовать по собствен- ному усмотрению, но такое право за ним как бы предполагается. Например, при наличии достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица находятся объекты, могущие иметь значение для дела следователь вправе, но не обязан провести обыск (ст. 182 УПК). В этом случае еле-.

1 Признак - это показатель, примета, знак, по которым можно узнать, определить что-либо (См.: Ожегов С. А. Словарь русского языка. М.. 1988. С. 480).

2 См.: Краткий словарь по философии / Под ред. И. В. Блауберга, И. К. Пангина. М., 1979. С. 66.

3 Иванов Е. А. Логика. М., 1996. С. 83.

12

дователь сам, исходя из складывающейся ситуации расследования, принимает нужное решение, которое затем в предусмотренных законом случаях и в установленном законом порядке санкционирует прокурор и суд.

По мнению А. Б. Ломидзе, процессуальное решение следователя пред- ставляет собой «необходимый элемент процессуальной деятельности следователя, сущность которого состоит в выборе из определенных законом альтернативных целей и средств тех, которые вытекают из установленных на момент принятия решения фактических данных, выражающий властное веление следователя, направленное на осуществление задач расследования и облеченное в форму правового акта» .

Автор здесь справедливо указывает на обусловленность процессуальных решений, с одной стороны, требованиями уголовно-процессуального за- кона, с другой - установленными по делу фактическими данными. Вместе с тем, надо отметить, что альтернативными является лишь часть процессуальных решений следователя. Такие решения, как, например, решения о назначении экспертиз в случаях, предусмотренных ст. 196 УПК, о производстве допроса подозреваемого, задержанного или заключенного под стражу (ст. 92 УПК), принимаются в силу прямого предписания закона. В этой ситуации у следователя нет выбора, так как средства деятельности четко определены в законе. Фактически, выбор уже сделан самим законодателем. Тем fie менее, представляется, что такое положение не меняет самой природы процессуального решения как акта выбора. Предварительно следователь должен проанализировать собранные фактические данные и решить вопрос достаточно ли их для того, что бы сделать определенный вывод, т. е. придти к определенному информационному решению.

С учетом сделанных замечаний, полагаем, что любое процессуальное решение можно рассматривать, по крайней мере, в двух аспектах:

1 Ломидзе А Б. Прокчрорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессчальных решений Методическое пособие. М., 2001. С. 23

13

  1. как акт применения права, влекущий возникновение, изменение или прекращение правоотношений .
  2. как разновидность решений вообще;
  3. Слову «решение» в русском языке соответствует несколько значений:

1) обдуманное намерение сделать что-либо, заключение, вывод из чего- либо; 2) 3) то, что принято в результате обсуждения; постановление2. 4) В науке управления решение характеризуется как «мысленно-волевой акт выбора субъектом управления определенной модели поведения, деятельности управляемых объектов, имеющей обязательное значение для последних» .

В психологии указывают на различные смысловые оттенки термина «принятие решения»:

  1. принятие решения в смысле решаться, делать выбор;
  2. решение проблемы, задачи .
  3. Думается, что процессуальные решения следователя в целом выступают как акт выбора из имеющихся в его распоряжении альтернативных вариантов действий, и, одновременно, MOI>I рассмафиьа1ься как исии\олнл1ыи элемент решения общей задачи (правовой, тактической), возникшей на данном этапе производства по уголовному делу. Как отмечает О. Я. Баев, «все исследование преступлений можно представить себе в виде необходимости последовательного или параллельного решения ее субъектом отдельных локальных задач», минимально необходимый перечень которых «предопределен и очерчен пределами предмета доказывания по уголовному делу»3. Процессуальное решение следователя - этап реализации возложенной на него процессуальной функции.

1 См.: Недбайло П. Е Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 112.

2 См.: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С. А. Кузнецова. М . 1998. С. 1121.

3 Рассолов В. В. Проблемы управления и информации в области права М., 1991. С. 87.

4 См.: Кочетков В. В., Скотникова И. Г. Индивидуально-психологические проблемы принятия решения. М, 1993. С. 5.

Баев О. Я. Основы криминалистики: курс лекций. М., 2001. С. 217.

14

Как отмечалось выше, применительно к процессуальным решениям следователя не всегда можно говорить о свободе их выбора. Некоторые из них обязательны по закону, предусмотрены в императивной правовой норме, принимать их следователю приходится, невзирая на сложившуюся ситуацию по делу. Таковы, в частности, решения о проведении допроса подозреваемого, задержанного или заключенного под стражу и его сроках (ст. 92 УПК), предварительного допроса опознающего об обстоятельствах, при которых, наблюдалось лицо или предмет, их приметах и особенностях (ч. 2 ст. 193 УПК), о назначении экспертизы для определения причин смерти, характера и степени вреда, причиненного здоровью, возраста подозреваемого (обвиняемого), когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение (ст. 196 УПК) и некоторые другие. Данные решения, способы деятельности с позиции законодателя оптимальны для судебного исследования любых видов преступлений и в любых следственных ситуациях. Как отмечает А. А. Эксархопуло, «эти решения приняты законодателем, а следователю предписано их исполнять, если возникают соответствующие условия, предусмотренные законом»1. Лицо или орган, исполняющие норму императивного характера, не наделены правом выбора способа поведения. «Задача в данном случае состоит в том, чтобы установить фактические обстоятельства дела и правильно выбрать норму, которая предписывает определенное поведение при данных обстоятельствах»2. Принятие ряда процессуальных решений законодатель связывает с наступлением определенных процессуальных сроков. Так, согласно ст. 100 УПК, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10-суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания.

Эксархопуло А. А. Основы криминалистической теории СПб., 1992. С. 104.

Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. С. 48.

15

В тоже время, большинство процессуальных решений следователя яв- ляются инициативными, т. е. предполагают выбор из возможных (указанных в законе) вариантов поведения оптимального способа действий, отвечающего требованиям уголовно-процессуального закона и складывающейся ситуации расследования. Например, следователь вправе избрать меру пресечения подозреваемому (обвиняемому), в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он скроется от следствия и суда, продолжит преступную деятельность, либо иным образом воспрепятствует производству по уголовному делу. Закон очерчивает возможные варианты решения (перечень мер пресечения, закрепленный в ст. 98 УПК), определяет в общих чертах обстоятельства, которые должны учитываться при избрании меры пресечения (тяжесть предъявленного обвинения, личность обвиняемого, его возраст, состоя- ние здоровья, семейное положение), а также специальные условия применения отдельных мер пресечения (характер и размер наказания за совершенное преступление при заключении под стражу, имущественное положение залогодателя при избрании в качестве меры пресечения залога и т. д.). Инициативным является выбор большинства следственных (процессуальных) действий и оптимальной последовательности их проведения для решения частных задач доказывания.

В науке управления при характеристике процессов принятия решений используется термин «множество допустимых решений», обозначающий сферу, область, в пределах которой осуществляется выбор решений’. В уголовном процессе область допустимых процессуальных решений следователя формируется как запретом определенных альтернатив (запрет на осуществление действий и принятие решений, унижающий честь участника уголовного судопроизводства, на обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья), так и их принудительным включением в решение (например, законом (ст. 98 УПК) установлен закрытый перечень мер пресечения). Множество допустимых процессуальных решений

1 См.: Толковый словарь по управлению / Под ред. В. В. Познякова. М.. 1944. С. Х9.

16

следователя ограничено, во-первых, характером и содержанием решаемой правовой и тактической задачи, во-вторых - особенностями сложившейся по делу конкретной следственной ситуации (условия задачи), в том числе - количеством и возможностями доступных на данный момент процессуальных и тактических средств (объем наличных ресурсов). Таким образом, в сфере предварительного расследования оптимальное процессуальное решение, как правило, предполагает соответствие нескольким критериям, к которым можно отнести следующие (схема 1).

Правовой критерий

Тактический критерий

V^—ч

/ Область допус- \

/ тимых процес-

V суальных реше-

ч НИИ У

i к

Организационный критерий

Схема 1

Правовой критерии, связанный с наличием предусмотренных законом фактических и юридических оснований для принятия решения. Тактический критерий, предполагающий учет, оценку сложившейся по делу следственной ситуации и перспектив ее развития в связи с принятием и реализацией данного процессуального решения, планов и намерений противостоящей следователю стороны, характера и степени риска, связанного с принятием (реализацией) процессуального решения, важности, значимости поставленной правовой (тактической) задачи для производства по уголовному делу, наличия и доступности альтернативных вариантов решения, ожидаемой полезности реше-

17

ния. Организационный критерий, связанный с наличием времени, сил и средств, необходимых для реализации принимаемого решения.

Так, принимая процессуальное решение о производстве обыска, следо- ватель должен предварительно решить целый ряд правовых, тактических и организационных вопросов: оценить своевременность производства обыска, наличие фактических и юридических оснований к проведению обыска, обеспеченность предстоящего следственного действия необходимыми для решения поставленной задачи технико- криминалистическими средствами, людскими ресурсами. Допустимым может считаться решение, в целом удовлетворяющее названным критериям.

Принимая конкретное процессуальное решение, следователь реализует” соответствующие властные полномочия, оказывает определяющее воздействие на поведение лиц, в том или ином качестве вовлекаемых в орбиту предварительного следствия по делу, и на систему расследования в целом. В этом плане процессуальное решение следователя - один из основных и необходимых элементов управления процессом расследования. Процессуальное решение выступает как «вывод, заключение о способе управления (расследованием. - Д. С), принятое следователем на основе правовых норм и преобразования некоторой исходной информации об обстоятельствах исследуемого события»1.

Под управлением процессом расследования в криминалистике понима- ется «криминалистическое и процессуальное руководство следователем ходом расследования и его участниками»2. В качестве объекта управления выступает система расследования в единстве образующих ее элементов, связей и отношений”. Субъектом управления может быть не только следователь, но и, в установленных законом пределах, прокурор, начальник следственного отдела,

Доспулов Г. Г. Оптимизация предварительного следствия. Алма-Ата 1484. С. 13.

2 Божкова Н. Р., Власенко В. Г., Комиссаров В. И. Следственная (криминалистическая) тактика. Учеб. пособие. Ч. 1. Саратов. 19%. С. 94.

3 См.: Быков В. М Тактическое решение следователя //Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин, 1980. С. 107.

18

начальник органа дознания. В силу прямого указания закона (ст. 15 УПК), суд не является субъектом управления расследованием.

Нормы уголовно-процессуального права выступают как высшее звено управления1. Главная особенность управления здесь, как верно отмечает В. Д. Зеленский, состоит в том, что управляющий (следователь) является одновременно и основным исполнителем . Заметим, что следователь может осуществлять и непроцессуальное руководство, в частности в рамках совместной с оперативными работниками органа дознания деятельности в составе дежурной следственно-оперативной группы. Создание таких групп на сегодняшний день не предусмотрено уголовно- процессуальным законом , хотя результаты ее работы могут иметь процессуальное значение. Поручения, указания следователя, данные до возбуждения уголовного дела и принятия его к своему производству, носят организационно-тактический характер и, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, юридически не обязательны для оперативных работников.

Говоря об этом, заметим, что в настоящее время в определенной мере прослеживается негативная в целом тенденция к снижению руководящей роли следователя как основного субъекта расследования. Как отмечают В. В. Трухачев и Е. И. Тишковец, «из самостоятельной процессуальной фигуры он в результате законодательных новаций все более становится чиновником, лишенным существенной процессуальной самостоятельности и действующим под жестким контролем и надзором иных участников уголовного судопроизводства. В тоже время законодатель не снимает с него ответственности за формирование доказательственной базы обвинения по уголовному делу, считает его основным творцом указанной базы» . В действующем УПК

1 См.: Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии М . 1976. С. 5—6.

2 См.: Зеленский В. Д. Следователь как счбъект расследования: Учебное пособие. Краснодар. 1982. С. 52.

3 На данный момент создание и деятельность следственно-оперативных групп регулир\ ются ве домственными нормативными актами.

4 Трухачев В. В., Тишковец Е. И. Процессуальный статус следователя по Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации // 50 лет в криминалистике. К 80-летию Р. С. Бел кина. Материалы международной научной конференции. Воронеж. 2002. С. 258—259. “ .

19

производство целого ряда важнейших процессуальных действий требует получения согласия (разрешения) прокурора и суда. Кроме того, следователь фактически лишен возможности самостоятельно принимать важнейшие процессуальные решения (о возбуждении уголовного дела, осмотре и обыске в жилище и другие).

Как акт применения права, с внешней стороны процессуальные решения характеризуются тем, что порядок их принятия и формы, в которые они могут облекаться (постановление, определение, протокол, приговор, представление, согласие, санкция, обвинительное заключение) четко регламентированы законом. Урегулированность правом, как отмечает А. В. Василенко, имманентна для правоприменения, правоприменительной деятельности . Правовая норма определяет круг управомоченных субъектов, условия (основания), цели и другие существенные элементы, образующие в совокупности процедуру (программу) принятия того или иного процессуального решения2. При этом данные программы могут иметь различную степень «жесткости», оставляя большую или меньшую степень свободы следователю.

Заметим, что по вопросу о форме процессуальных решений следователя в литературе высказаны различные суждения. По мнению Ю. В. Манаева, процессуальные решения следователя выступают в виде соответствующих постановлений, представлений, обвинительных заключений, поручений и указаний. Процессуальное решение представляет собой письменный документ, исходящий от представителей органов государственной власти, ведущих уголовный процесс . Такой подход, как верно отмечает А. Я. Дубинский, существенно обедняет содержание понятия процессуального решения следователя4.

Прав, думается, С. А. Шейфер, утверждающий, что «даже, если решение облечено в форму, не требующую мотивировки (повестка или телефонограм-

1 См.: Василенко А. В. Закономерности правоприменительной деятельности // Юридические запис ки. Вып. 6: Проблемы государства и права: ретроспективный и современный анализ. Воронеж, 1997. С. 61.

2 Лупинская П. Я. Законность и обоснованность решений в уголовном с>допроизводстве. С. 43.

3 См.: Манаев Ю. В. Указ. соч. 7.

4 См.: Дубинский А. Я. Указ. соч. СА.

/

20

ма о вызове для допроса, очной ставки, опознания и т. д.), либо вообще не облечено в письменную форму (решение об осмотре), оно, тем не менее, обладает специфическими признаками процессуального решения» .

Действительно, в том случае, когда закон не устанавливает обязательной письменной формы решения (постановление, представление, поручение и др.), «внешним индикатором» его принятия могут быть только конкретные действия следователя по реализации предоставленных ему законом полномочий. Единственное требование к процессуальному решению следователя в этом случае заключается в том, чтобы оно было «выражено в такой форме, ко-торая делает его понятным и убедительным для всех участников процесса» . Вместе с тем, необходимо отметить, что любое процессуальное решение, в конечном счете, получает письменное отражение в материалах дела (в протоколах следственных и иных процессуальных действий, уведомлениях, справках и других документах)”.

Внутренним, сущностным признаком процессуальных решений является то, что они содержат ответ (ответы) на специальные, правовые вопросы (уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, гражданско-правовые), направлены на разрешение конкретной правовой ситуации. С этих позиций процессуальное решения следователя представляет собой процессуальный акт, отражающий властное волеизъявление следователя по возникающим в ходе производства по делу правовым вопросам, облеченный в соответствующую правовую форму. Так, принятие решения о проведении конкретного следственного или иного процессуального действия предполагает ответ на вопрос,

1 Шсйфер С. А. Следственные действия, система и процессуальная форма. Л!.. 2001. С. 5 1. См., также: Рыжаков А. П. Следственные действия. М., 2001. С. 2—3; Ломидзе А. Б Указ. соч. С. 21; Кузьмин Г. А. О сущности и форме процессуальных решений следователя // Закон и право. № 1. 2002. С. 13.

2 Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. С. 143.

3 См. Дубинский А. Я. Указ. соч. С. 40. В тоже время нельзя согласиться с автором в том, что про цессуальное решение о производстве осмотра оформляется протоколом дан HOI о следственного дей ствия (См.: Там же С. 41). О протоколах как форме процессуальных решении следователя пишет и В. М. Быков (См : Быков В М. Указ. соч. С. 108). На наш взгляд, в протоколе фиксируются не само процессуальное решение следователя, а результаты его реализации, и. в тоже вреУ1я, его наличие свидетельствует о принятом соответствующем решении следователя.

21

существуют ли обстоятельства, указанные в законе как правовые основания принятия решения (основания признать потерпевшим, произвести обыск и др.)1. В этой связи необходимо обратить внимание на следующее. Как отмечают в теории права, применение права от других форм его реализации отличает то обстоятельство, что здесь немыслимо бездействие, право на правоприменительную деятельность сливается с обязанностью ее осуществления2. «Правоприменение представляет собой не только право соответствующих органов, но и их обязанность, вмененную правовыми установлениями»’.

В тоже время, нельзя полностью согласиться с тем, что «наличие дока- зательств превращает право следователя выбрать вариант процессуального решения в обязанность поступить в данной конкретной ситуации совершенно определенным образом» . Это справедливо в отношении тех решений, которые предусмотрены в императивной правовой норме, решений стратегического характера (таких, как возбуждение уголовного дела, прекращение уголовного дела в определенных случаях и др.). Здесь установление предусмотренных законом оснований для следователя равнозначно возникновению обязан- ности действовать определенным образом. В остальных случаях выбор конкретного процессуального решения, процессуального действия связан, прежде всего, с практической необходимостью действовать в данной ситуации именно так, а не иначе . Например, следователь может привлечь лицо в качестве обвиняемого или из тактических соображений прекратить уголовное преследование в отношении подозреваемого по нереабилитирующим основаниям.’ Здесь вынесению процессуального решения, фактически, предшествует так-

1 См.: Л\пинская П А Указ. соч. С. 16

2 См.: Проблемы общей теории права и государства / Под общ ред. В С. Псрсесянца М . 2001. С. 424.

3 Галаган И. А., Василенко А. В. Правоприменительные отношения // Юридические записки. Вып. 6: проблемы государства и права… С. 16.

4 Дубинский А. Я. Указ. соч. С. 25.

5 В этом плане, в частности, нельзя согласиться с И. Ф. Герасимовым, утверждающим, что следова тель «не волен выбирать, у кого из обвиняемых (подозреваемых) следует произвести обыск, а у ко го нет», поскольку «в данном случае все решается в зависимости от поводов и оснований для обы ска» (Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975. С. 74-75Х

22

тическое решение, тактическая оценка сложившейся на данный момент ситуации расследования и ее возможных (прогнозируемых) изменений.

Нужно отметить, что в отношении тактических решений следователя, их природы, взаимосвязи с процессуальными решениями, принимаемыми на различных этапах расследования по делу, в литературе нет единого мнения.

«Тактическое решение, — пишет И. М. Лузгин, — должно быть основа-. но на выборе приемов и средств доказывания в пределах нормы права, которая содержит наиболее общее правило решения того или иного вопроса, регламентирует действия следователя в самой общей форме». В тоже время «процессуальное решение - это решение, основанное на выборе между нормами права (принятие решений о производстве следственных действий, об избрании меры пресечения и др.)»1.

Автор не дает здесь четкого определения тактических решений следова- теля, но указывает на некоторые их признаки:

  1. тактическое решение предполагает выбор приемов и средств доказы- вания;
  2. выбор осуществляется в рамках (пределах) правовой нормы, регла- ментирующей действия следователя в общей форме.
  3. Таким образом, отмечает А. А. Эксархопуло, с позиции И. М. Лузгина «линия поведения или способ действия, выбранные как оптимальные на основе принятого тактического решения, как бы конкретизируют более общее правило поведения, которое закреплено в законе»2. Здесь, на наш взгляд, необходимо внести уточнение.

Исходя из содержания доказывания как деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств, в литературе также различают процессуальные и познавательные способы (методы) и средства доказывания. К процессуальным относят следственные и иные процессуальные действия (требования предоставления предприятиями, учреждениями, организациями, должност-

1 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. С. 16.

2 Эксархопуло А. А. Основы криминалистической теории. С. 107.

23

ными лицами и гражданами предметов и документов, которые могут установить необходимые по делу фактические данные, восстановления бухгалтерского учета за счет собственных средств, требования производства ревизий и документальных проверок и другие)1. Криминалистические средства и методы познания, используемые при доказывании, подразделяются на технические, тактические и методические . Соответственно, применительно к выбору средств доказывания в этом смысле, можно говорить также и о процессуальном (выбор между нормами права), технико-криминалистическом, тактиче- ском или методическом решении.

Кроме того, нельзя согласиться с тем, что тактическое решение всегда носит вспомогательный характер, выполняет второстепенную по отношению к процессуальным решениям функцию. Так, следователь вправе при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый (подозреваемый) скроется от следствия и суда или иным путем воспрепятствует производству по уголовному делу, избрать в отношении него одну из предусмотренных законом мер процессуального принуждения (ст. 97, 98, 100, ч. 1 ст. 111 УПК). В установленных законом случаях следователь вправе применить меры процессуального принуждения (обязательство о явке, привод, денежное взыскание) к потерпевшему, свидетелю и другим участникам уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 111 УПК). Избрание конкретной меры процессуального принуждения есть результат выбора между указанными в уголовно-процессуальном законе, то есть нормативно-установленными, альтернативными способами действий. Однако подчеркнем, выбор во многом носит отчетливо выраженный тактический характер.

Реально, следователь предварительно принимает тактическое решение, а уже после того, как соответствующий выбор сделан следователем, он получает необходимое процессуальное оформление в виде постановления, представления, поручения, протокола или обвинительного заключения. В этом

1 См.: Белкин А. Р. Теория доказывания. М., 1999. С. 47-48.

2 Там же. С. 55.

24

плане, принятие следователем тактического решения предшествует конкретному процессуальному решению.

Как отмечает В. М. Быков, «было бы неправильным определять роль тактических решений только как вспомогательных решений…. Можно утверждать, что будут или нет по уголовному делу приняты обоснованные и законные процессуальные решения, зависит оттого, насколько правильными были тактические решения следователя при расследовании преступления, благодаря чему были проверены все возможные версии, использованы эффективные тактические приемы расследования, раскрыто преступление и по уголовному делу раскрыта истина» .

Кроме того, «если принять позицию И. М. Лузгина, — пишет А. А. Эксархопуло, — то из числа тактических решений придется исключить и решения о направлениях расследования, и решения о последовательности проведения следственных и оперативно-розыскных действий на отдельных этапах расследования, ибо ни те, ни другие нельзя считать способами дейст-вий «в пределах нормы права» . Однако тактический характер этих вопросов, в целом, сомнений не вызывает.

Надо отметить, что последовательность производства следственных действий часто продиктована самой логикой познания, в том числе осуществляемого в условиях противодействия деятельности следователя. Так, обнаружение в ходе осмотра места происшествия следов обуви немедленно влечет за собой производство обыска с целью обнаружения обуви у подозреваемого или заподозренного лица (если на данный момент таковое имеется), назначение трасологической экспертизы для решения диагностических и (или) идентификационных задач. При этом в системе «первоначальные следственные действия - последующие следственные действия» имеют место связи субординации (подчинения)3.

1 Быков В. М. Тактическое решение следователя. С. 109.

2 Эксархопуло А. А Основы криминалистической теории. С. 107.

3 См.: Коновалова В. Е., Шепитько В. Ю. Криминалистическая тактика: теории и тенденции. Учебное пособие. X., 1997. С. 38-39.

25

Полагаем, что тактическим решение о последовательности производства следственных действий будет тогда, когда проведение их именно в такой очередности неразрывно связано с задачей предупреждения или преодоления оказываемого или потенциального противодействия расследованию. Так, если по подозрению в совершении преступления задержана группа лиц, тактически верным в большинстве случаев будет производство параллельных допросов. Такое решение обеспечит наибольший познавательный эффект данного следственного действия1, позволит нейтрализовать негативные моменты, связанные с возможным противодействием установлению истины (сговор, создание общей «легенды» и т. д.). По делам о преступлениях, совершенных постоянной преступной группой, необходимо учитывать, что у постоянной преступ- ной группы вырабатывается своя «заготовка» правил поведения на случай первых контактов с правоохранительными органами. Поэтому первые допросы и очные ставки с членами преступной группы могут и не привести к желаемому результату. С учетом этого, рекомендуется такие контакты начинать не с главных, а с второстепенных членов группы .

В литературе даются и иные определения тактического решения следо- вателя. Тактическое решение рассматривается, в частности, как «волевой и интеллектуальный акт, основанный на анализе следственной ситуации, знании способов и механизмов преступлений, научных рекомендациях криминалистики, личном опыте расследования и интуиции, приводящий к выбору наиболее оптимального варианта действий»’, «наиболее эффективный альтернативный вариант действий, направленных на достижение определенных целей и задач в сложившейся следственной ситуации»4, «волевой акт органа расследования по определению тактических целей и путей их достижения»5, «сфор-

1 См.: Кокорев Л. Д . Кузнецов Н. П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. С. 219.

2 См.: Батищев В. И. Постоянная преступная группа. Воронеж. 1994. С. 111.

3 Криминалистика: Учебник / Отв. ред Н. П. Яблоков. М, 1999. С. 356.

4 Шостак Г. С. Тактическое решение и его значение в работе следователя //Теория и практика кри миналистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. Сборник Саратов 1978 С. 43-44

5 Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений. Автореф. дис. д-ра юрид. на\к. М..1992. С. 7. ‘ •

26

мировавшаяся в сознании следователя мысленная модель предстоящих действий, имеющая целью выполнение возникшей в данной следственной ситуации тактической задачи» , «мысленная прогностическая модель наиболее оптимальных способов действий и линии поведения в процессе выявления, исследования, использования информации, ее источников (носителей), достижения

2

других целей уголовного судопроизводства» .

По мнению Р. С. Белкина, «тактическое решение - это выбор цели так- тического воздействия на следственную ситуацию в целом или отдельные ее компоненты, на ход и результаты расследования и его элементы и определение методов, приемов и средств достижения этой цели» . При этом под тактическим воздействием понимается «всякое правомерное воздействие на тот или иной объект, осуществляемое с помощью тактических приемов или на основе тактики использования иных криминалистических средств и методов - как собственно криминалистических, так и обязанным своим происхождением смежным областям знания» .

Как видим, выделяются три основных подхода к определению содержа- ния понятия «тактическое решение»:

  1. тактическое решение - выбор цели тактического воздействия, опре- деление оптимальных методов, приемов и средств достижения этой цели;
  2. тактическое решение - интеллектуальный и волевой акт органа рас- следования;
  3. тактическое решение - мысленная, прогностическая модель пред- стоящих действий.
  4. 1 Криминалистика: Учеб. пособие / Под ред. А. В. Дутова. Мн., 1998. С. 264.

2 Драпкин Л. Я. Решения следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвуз. сб. Сверд ловск. 1983.С. 9.

3 Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомен дации. М., 1997. С. 163. Близкое по смыслу определение тактическим решениям дает и Н. П. Яблоков (См.: Яблоков Н. П. Криминалистика. М, 2000. С. 190-191).

4 Там же С. 163.

27

Думается, что в целом названные подходы не противоречат друг другу, поскольку отражают различные аспекты общего (родового) понятия решения, решения вообще.

В числе признаков тактических решений в приведенных определениях также указывают:

  1. основание решения;
  2. специальную (тактическую) цель (задачу).
  3. К основаниям тактического решения относят результаты анализа сло- жившейся по делу следственной ситуации, научные положения криминалистики и других наук, знание способов и механизмов преступлений, известные обстоятельства преступления, личный опыт расследования, а также интуицию лица, принимающего решение. Вместе с тем, думается, что при всей несомненной практической важности и значимости вопроса об основаниях тактического решения, необходимо «различать процесс приобретения знаний и акт их практической реализации, основу принятия решения и само это решение»1.

Всякая целенаправленная практическая деятельность предполагает про- цесс получения определенного минимума необходимых знаний. Постановка проблемы и поиск ее возможного решения (или решений) - две неразрывно связанные стороны одного познавательного процесса2. В этом плане можно говорить о гносеологическом аспекте практической деятельности. «Однако, — как верно отмечает Ю. К. Орлов, — данное обстоятельство не дает никаких оснований для ее (практической деятельности. - Д. С.) смешения с актами познавательного характера. Если решение базируется на полученных знаниях, это еще не означает, что его принятие является познавательным актом. Результат познания выступает лишь как основа (курсив наш. - Д. С.) последующих практических действий, необходимая предпосылка принятия правильно-

Орлов Ю. К. О соотношении и содержании категорий истины и достоверное^ в судебном до- казывании // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 25. М., 1976. С. 140. • 2 См.: Воронин С. Э. Проблемно-поисковые следственные ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис… д-ра юрид. на> к. Екатеринбург. 2001. С. 17.

28

го решения о выборе средств для достижения определенной цели» . Таким образом, включение в дефиницию тактических решений >казания на их информационную основу вряд ли оправдано, тем более что в приведенных определениях нашли свое отражение далеко не все основания, которыми руководствуется (или должен руководствоваться) следователь при принятии конкретного тактического решения.

Наиболее полно, на наш взгляд, вопрос об основаниях тактических ре- шений следователя освещен в работах Р. С. Белкина. Автор различает переменную и условно-постоянную информацию как основу принятия решения. К первой Р. С. Белкин относит сведения о следственной ситуации и всех ее компонентах2. Условно-постоянная информация, по его мнению, включает в себя сведения о нормах материального уголовного права, по которым квалифицируется или может быть квалифицировано расследуемое деяние, нормы уголовно- процессуального права, иной нормативный и справочный материал, на- учные данные, рассчитанные на сходную ситуацию, обобщенные опытные данные о действиях следователя в аналогичных ситуациях, общие оценочные понятия и их признаки, позволяющие определить значение анализируемой информации, ее место в информационной модели следственной ситуации-3. Кроме этого, к условно-постоянной информации следует отнести также данные о механизме следообразования, типичного для преступлений данного вида.

Думается, что центральным в определении тактических решений следователя должно быть указание на специальную (тактическую) цель (задачу) решения. Тактическое решение следователя направлено на устранение преград на пути к достижению поставленной цели.

В литературе понятия «тактическая цель» и «тактическая задача» трак- туются неоднозначно. Тактическая цель, по мнению С. И. Цветкова — это.

1 Орлов Ю. К. Указ. соч. С. 139.

2 О переменных факторах как элементах следственной ситуации см. также: Цветков С. И Указ. соч. С. 13.

3 См.: Белкин Р. С. Kvpc криминалистики. Т. 3. С. 168-169.

29

«осознанный образ следственной ситуации, которая должна сложиться в результате действий органа расследования, в то время как тактическая задача–«цель деятельности органа расследования в определенной проблемной ситуации» .

С. А. Величкин понимает тактическую задачу как «основанную на уго- ловно-процессуальном законе систему конкретных, относительно самостоятельных следственных, оперативно-розыскных действий и тактических приемов, объединенных на определенном отрезке расследования общей промежу-

2

точной целью» .

Более сложные определения рассматриваемых понятий предлагают В. М. Богданов и В. Е. Корноухов. С их точки зрения, тактическая цель пред-“ ставляет собой «элемент процесса познания, связанный с установлением промежуточных факторов, детерминированных исходной сит>ацией расследования и системой правовых целей. Тактическая задача рассматривается как «часть процесса расследования, отражающая отношения между ситуацией расследования и тактической целью, определяющая способ действия»1.

Таким образом, тактическая задача характеризуется большим уровнем конкретности по сравнению с тактической целью. Тактическая цель - это идеальное (мысленное) предвосхищение результата деятельности, отражающее желаемое и возможное состояние объекта. В тоже время тактическая задача, постановка тактической задачи непосредственно предшествует практическим действиям, отражает готовность субъекта действовать определенным образом сообразно сложившейся ситуации расследования. Тактическая задача представляет собой предмет тактического решения. В этом смысле, «тактическая цель» и «тактическая задача» - понятия взаимосвязанные, но не тождественные друг другу. Тактическая задача, по сути, есть результат дифференцирования определенной тактической цели.

1 Цветков С. И. Указ. соч. С. 16.

2 Величкин С. А. О соотношении понятий «тактический прием», «тактическая задача», «тактиче ская операция (комбинация)» // Проблемы укрепления социалистической законности в уголов ном судопроизводстве Барнаул. 1485. С. 108.

30

Заметим, что на содержание принимаемого тактического решения могут влиять как положительные, так и отрицательные сопутствующие цели. В числе последних называют преступные цели, связанные со стремлением повлиять-на ход расследования из корыстных (карьеристско-корыстных) или иных побуждений, проявление личных отрицательных свойств, негативные явления, обусловленные недостатками системы управления органами расследования (укрытие преступлений от учета, искажение отчетности и т. д.), непринципиальным отношением к попыткам воздействовать на процесс принятия процессуальных и тактических решений, стремлением уйти от активной работы вследствие недостаточностью ресурсного обеспечения или перегрузкой в работе2. В связи с этим возникает необходимость в разработке и законодательном закреплении специальных правовых гарантий, мер защиты, обеспечения прав и законныч интересов лиц, в том или ином качестве вовлекаемых в орбиту предварительного расследования по делу, иных лиц, чьи охраняемые законом интересы, так или иначе, затрагивает принятое решение.

В число тактических целей включают:

  • изменение следственной ситуации в благоприятную сторону;
  • максимально эффективное использование неблагоприятной следственной ситуации;
  • изменение отдельных компонентов следственной ситуации;
  • достижение превосходства в ранге рефлексии над противодействующей’ стороной;
  • использование фактора внезапности;
  • обеспечение методичности и наступательности следствия .
  • Таким образом, выделяются две группы тактических целей (и соответ- ственно два вида тактических решений):

1 Курс криминалистики /Под ред. В. Е. Корноухова М.. 2000. С. 244.

2 См.: Цветков С. И Указ. соч. С. 14.

3 См.: Белкин Р. С. КЧрс криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и реко мендации. С. 164

31

  1. предполагающие сохранение сложившейся на данный момент ситуации расследовании (ее отдельных компонентов), использование благоприят- ной для решения задач расследования следственной ситуации;
  2. направленные на изменение неблагоприятной следственной ситуации, препятствующей или могущей препятствовать осуществлению задач уголовного преследования .
  3. Также можно говорить о тактических целях отдельных следственных действий . И здесь необходимо сделать уточнение.

Мы солидарны с авторами, которые полагают, что сам термин «такти- ка», «тактический» имеет смысл лишь применительно к условиям, когда есть необходимость преодолевать реальное противодействие или предупреждать потенциальное противодействие расследованию . Направленность на преодоление противодействия является специфическим, сущностным признаком тактической деятельности.

В литературе в отношении совокупности, системы действий по крими- налистическому исследованию объектов материальной среды предлагалось использовать термин «технология». «Здесь должна идти речь не о тактике, -пишет А. Р. Белкин, — а о технологии исследования, о тех чисто технологических процедурах (например, осмотра), которые позволяют следователю составить представление об осматриваемом объекте и его доказательственном зна-

См.: Белкин Р. С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 5.

2 См.: Малютин М. П. Тактические приемы, их ДОПУСТИМОСТЬ И использование для достижения тактических целей допроса. Автореф… канд. юрид. наук. Краснодар. 2001. С. 21; Дулов А. В., Новик Ю И. Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при про изводстве следственного действия //Теоретические проблемы следственной тактики. Сверд ловск. 1981. С. 43. В литературе также называют тактические задачи суда как субъекта кримина листической тактики (См.: Божкова Н. Р., Власенко В. Г., Комиссаров В. И. Следственная (кри миналистическая) тактика. С. 76). На наш взгляд, суд не осуществляет тактическую деятель ность по определению. Как справедливо отмечают М. О. Баев, О. Я. Баев, «суд должен решать задачи не поискового (что является прерогативой действительных субъектов криминалистиче ской тактики, ибо непосредственно и, как правило, непременно связанно с необходимостью пре дупреждения или преодоления противодействия), но чисто исследовательскою характера» (Ба ев М. О.. Баев О. Я Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж 1995. С. 7).

3 См.: Баев М. О., Баев О. Я. Указ. соч. С. 4; Андреев И С, Грамович Г. И . Порубов Н. И Курс криминалистики. Минск. 2000. С. 101; Бахин В. П. Понятие, сущность и содержание криминали стической тактики. Лекция. Симферополь. 1999. С. 3-6.

32

чении в системе доказательств по делу»1. О технологии подготовки обыска пишет и А. А. Топорков2. Такой подход в целом не вызывает возражений: любая технология (в том числе и технология осмотра, о которой говорит автор}, как впрочем, и тактика, с необходимостью основана на использовании результатов проявления определенных (здесь - уголовно-релевантных) закономерностей объективной действительности. Однако тактикой указанные (уголовно-релевантные) закономерности (результаты их проявления) изучаются в совершенно конкретных целях - в целях разработки оптимальных приемов, средств преодоления оказываемого или возможного противодействия рассле- дованию преступлений. Вместе с тем, отметим, что сам термин «технология» относится не только к операциям с материальными объектами, но может употребляться и в более широком смысле, как «сочетание квалификационных навыков, оборудования, инфраструктуры, инструментов и соответствующих технических знаний, необходимых для осуществления желаемых преобразований в материалах, информации и людях» . Аналогично, в теории управления под технологией понимается «комплекс методов по обработке управленческой информации с целью принятия, фиксации и реатизации управленческих решений» .

Кроме того, нельзя не согласиться с тем, что тактическое начало все же присуще следственным действиям, осуществляемым «бесконтактно» с лицами, имеющими иные, противоположные интересы (следственный осмотр, назначение экспертизы). Во-первых, здесь следователь часто сталкивается с необходимостью преодолевать опосредованное противодействие расследованию, выражающееся, к примеру, в умышленном уничтожении или искажении следовой обстановки на месте происшествия. Во-вторых, при осуществлении

1 Белкин А. Р. Теория дока швания. С. 378-379. В учебнике по криминалистике под редакцией Р. С. Белкина глава 40 названа «Технология получения образцов для сравнительного исследова ния» (См.: Аверьянова Т. В., Белкин Р. С, Корухов Ю. Г., Российская Е. Р. Криминалистика. Учебник для вузов. М., 1499. С. 670).

2 См.: Следственные действия: криминалистические рекомендации /Под ред. В. А. Образцова. М., 2001. С. 301.

3 Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: Пер. с англ. М.. 1995. С. 94.

4 Толковый словарь по управлению. С. 1 74.

33

данных следственных действий следователь действует в >словиях «конфликта с природой», в котором «замыслы» природы априори принимаются как противоположные его (следователя) интересам .

Надо отметить, что в «играх с природой» сознательно действует лишь один из участников. Игрок-природа не заинтересован в вышрыше, не выбирает и не стремиться выбрать оптимальные стратегии поведения, выступает как не имеющий конкретной цели и случайным образом выбирающий очередные

«ходы» партнер по игре . Однако в реальной ситуации «природа», как отмечает О. Я. Баев, всегда «играет на руку» только одной стороне в исследовании преступлений .

Заметим, что термин «природа» в теории игр обозначает некую объек- тивную действительность, его не следует в любом случае понимать буквально4. По нашему мнению, сюда можно отнести не только действие объективных природных явлений, но и, изменения, искажения, вносимые в следовую обстановку места происшествия участниками осмотра или иными лицами неумышленно, по неведению, либо в силу отсутствия должного навыка работы. Наибольшему «выигрышу» в данном случае будет способствовать строгое соблюдение следователем выработанных криминалистической тактикой принципов осмотра места происшествия (таких, как своевременность, полнота, планомерность производства осмотра), использование соответствующих тактических рекомендаций (приемов).

С обозначенных позиций криминалистическая тактика в целом понима- ется как «система научных положений и разрабатываемых на их основе соответствующих средств (приемов, рекомендаций по их реализации, операций) допустимого и рационального собирания, исследования и использования доказательственной информации следователем (дознавателем), прокурором-

1 Баев О. Я. Основы криминалистики. Клрс лекций. М.. 2001. С. 192-193

2 См.: Дхбров А. М . Лагоша Б. А., Хр\сталев Е. Ю. Моделирование рисковых ситуаций в экономи ке и бизнесе. М., 1999. С. 38, 108.

3 См.: Баев О. Я. Основы криминалистики. М, 2001. С. 194.

4 См.: Дубр°в А. М.. Лагоша Б. А., Хрусталев Е. Ю. Указ. соч. С. 38-39.

34

государственным обвинителем, адвокатом-защитником, каждым в соответствии со своей процессуальной функцией в условиях потенциального или реального, непосредственного или опосредованного противодействия со стороны лиц или органов, имеющих иные интересы в уголовном судопроизводстве, чем те, которые имеет субъект, для оптимизации деятельности которого соответствующий вид криминалистической тактики создается»1.

Противодействие расследованию рассматривается как «способ (форма) воспрепятствования реальному или потенциальному расследованию, заключающийся в разработке и реализации деяний, направленных на упреждение и нейтрализацию расследования на основе моделирования и (или) анализа действий лиц его осуществляющих»2. При этом, противодействие всегда порождается конфликтностью интересов сторон, отражает их . В этой связи необходимо отметить следующее.

Возникновение конфликтных ситуаций, ситуаций конфликтного взаи- модействия различной степени остроты в процессе раскрытия и расследования преступлений неизбежно. Инструментом преодоления оказываемого в ходе процессуального конфликта противодействия деятельности следователя как раз и выступает тактика.

Вместе с тем, проблема существования конфликтов, конфликтных си- туаций на предварительном следствии долгое время составляла предмет научных дискуссий, споров, в результате которых оформились и были теоретически обоснованы две полярные концепции, получившие в оценках оппонентов название теорий «конфликтного» (О. Я. Баев, Р. С. Белкин, И. Е. Быховский, А. Р. Ратинов и другие) и, соответственно, «бесконфликтного» следствия (А. М. Ларин, И. Ф. Пантелеев, М. С. Строгович и другие).

Сразу же оговоримся, что названия эти не давали ясного и точного представления о существе возникших разногласий. Тот факт, что уголовный

1 Баев О. Я. Основы криминалистики. С. 184.

2Трухачев В. В. Криминалистический анализ сокрытия прест\пной деятельности. Воронеж.

  1. С.35.

3Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1996. С. 103.

35

процесс в целом и процесс расследования преступлений в частности в значительной мере выступают как сфера проявления различных по своей природе, содержанию, значимости противоречий в ходе возникшей дискуссии не вызывал сомнений. «Наличие конфликтов, противоречий в производстве по уголовным делам неоспоримо, — развивая идеи М. С. Строговича, писал А. М. Ларин. — Обвиняемый может не соглашаться с обвинением независимо от своей вины или невиновности. Противоречия по различным причинам появляются между показаниями обвиняемых в совместном совершении одного преступления, между показаниями свидетелей-очевидцев, между заключениями нескольких экспертов по одному и тому же вопросу. Такие конфликты естественны и правомерны» .

Вопрос, видимо, заключался в ином — можно ли рассматривать следст- вие как процесс (а в некотором аспекте и как результат) проявления и разрешения конфликтов, конфликтных ситуаций.

Сторонники теории «бесконфликтного следствия» полагают, что вос- приятие процесса расследования преступлений как борьбы, реального конфликта, соперничества двух сил, отождествление уголовно- процессуальных конфликтов с конфликтами уголовно-правовыми (криминальными) неизбежно ведет к отождествлению обвиняемого с преступником до постановления приговора и, следовательно, к нарушению процессуального принципа презумпции невиновности .

Более того, с точки зрения сторонников концепции «бесконфликтного» следствия «конфликтологическая» трактовка процесса предварительного расследования способствует проникновению в эту сферу общественных отношений приемов и методов действий, правомерность и этичность применения ко-

1 Ларин А М. Криминалистика и паракримпналистика. М.. 1996. С. 103.

2 См.: Ларин А. М Указ. соч. С. 101-102; Юридическая конфликтология Под ред. В. Н. Кудрявцева. М., 1995. С. 167.

36

торых можно поставить под сомнение1. С указанных позиций критике под-

2

вергся ряд тактических приемов .

Сторонники теории «конфликтного» следствия аргументировано дока- зывали, что изучение процесса расследования преступлений с позиции методологии и теории конфликта, напротив, позволяет разработать рациональные средства и методы производства следствия, учитывающие как психологические, так и информационные закономерности, которым подчиняется развитие конфликта. При этом (и здесь мы полностью согласны с мнением последователей теории «конфликтного» следствия) всецело обеспечиваются права личности в уголовном судопроизводстве. А нарушений закона, тактики было не меньше (если не больше) и до того, как возникла концепция конфликтного следствия.

Наличие конфликтов интересов на предварительном следствии и последующих стадиях уголовного процесса предопределяется различием процессу- альных функций взаимодействующих субъектов, стороны обвинения и стороны защиты, действием принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (ст. 15 УПК). «Если рассматривать конфликт, например, как реальное соперничество, как процессуальную и тактическую борьбу (но не войну!) с обвиняемым или другими лицами, - отмечают Д. П. Котов и Г. Г. Шиханцов, - то это явление налицо в советском уголовном процессе не только в стадии предварительного расследования, но и в других стадиях, так как принцип состязательности и построен на таком понимании конфликта» .

Конфликты различной степени остроты имманентны процессу раскрытия и расследования преступлений. «По объективным и субъективным причинам большая часть профессиональной деятельности следователя немыслима иначе, как процесс разрешения конфликтов», — делает закономерный вывод

1 Ларин А. М. Указ соч 104.

2 См.: Строгович М С Избранные труды: В 3 т. Т. 2. Гарантии прав личности в уголовном судо- • производстве. М.. 1992 С. 222-224; Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980. С. 14

3 Котов Д. П.. Шичаииов Г. Г. Психология следователя. Воронеж. J 976. С. 26.

37

О. Я. Баев1. При этом вероятность возникновения конфликтов на стадии предварительного расследования в сравнении с прочими ситуациями межличностного взаимодействия, что очевидно, значительно выше. Интересы (цели) участников взаимодействия в силу занимаемого ими процессуального положения, как правило, различны и, безусловно, существенны для каждой из взаимодействующих сторон. Отчасти поэтому в большинстве случаев стороны не в состоянии без неблагоприятных для себя последствий выйти из «игры» и тем самым избежать нежелательного конфликта интересов. Для следователя же законом, правилами профессиональной этики установлены границы, рамки, пределы допустимого поведения. Так, уголовно-процессуальный закон запрещает домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. А доказательства, полученные с нарушением закона, подлежат исключению из доказательственной базы обвинения. Помимо этого, у следователя как субъекта уголовно-процессуального доказывания существует масса иных «запрещенных стратегий»2.

Эти и другие причины в целом обуславливают неизбежность и специ- фичность конфликтов, возникающих на предварительном следствии.

Следует согласиться с тем, что применительно к следственной деятель- ности необходимо говорить, прежде всего, о криминалистически значимом конфликте, как «противостоянии, которое способно определенным образом повлиять на ход расследования и правильность установления, получения, фиксации и оценки фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Криминалистическая значимость конфликтов на предварительном следствии определяется содержанием предмета и объекта данной ситуации, а также зависит от сторон, вступающих во взаимодейст-вие» . При этом в первую очередь речь должна идти о возможностях извлече- ния и использования в процессе расследования криминалистической или кри-

1 Баев О. Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж. 1964. С. 61.

2 Там же С. 32.

3 Полстовалов О. В Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе совре менных достижении психологической науки. Автореф. дис… канд. юр ид. на\к. Уфа. 2000. С. 14.

38

миналистически значимой информации, т. е. сведений, фактических данных, находящихся в причинно-следственной связи с событием преступления и являющихся доказательствами по делу, либо способствующих получению таковых1.

В тоже время, следует отметить, что в деятельности следователя могут возникать конфликты, не связанные непосредственно с решением задач расследования, но, вместе с тем, влияющие на оценку следователем складывающейся по делу ситуации. Проиллюстрируем сказанное примером.

Т. обвинялся органами следствия в совершении преступления, преду- смотренного п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ. Он, злоупотребляя доверием директора коммерческого предприятия II., обманным путем получил от него ценные бумаги на крупную сумму. При этом Т. знал, что не обладает полномочиями для совершения юридически значимых действий с переданными ему ценными бумагами. Впоследствии путем ряда финансовых махинаций ценные бумаги были обращены в счет погашения банковского кредита индивидуального предпринимателя Л., за что Т. получил от Л. материальное вознаграждение. В ходе предварительного следствия указанные ценные бумаги были изъяты и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств. Поскольку подходил срок оплаты по ним, следователь принял решение о возврате их собственнику. Затем погашенные ценные бумаги были вновь приобщены к делу как вещест- венное доказательство. В это время свои нрава на ценные бумаги заявил банк - кредитор Л. Был предъявлен иск о возмещении причиненных действиями следователя убытков. Возникший конфликт значительно осложнил дальнейший ход расследования по делу .

Поиск, разработка оптимальных приемов, способов действий в условиях

См.: Хлынцов М. II Принципы выявления криминалистической информации при расследовании преступлений // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 6. Проблемы реализации научных рекомендаций в криминалистике Саратов 1987. С. 9: Головчак О В . Ялышев С. А. Некоторые аспемы теории криминалистических решений //Правовые и криминалистические проблемы раскрытия п расследования преступлений. Труды Академии управления МВД России. М, 1998. С. 96. 2 См.: Архив Федерального с\да Ленинского района г. Воронежа за 1999 год. Дело № 1- 456.

39

реального или потенциального конфликта, конфликтной ситуации, оказываемого или возможного противодействия предварительному расследованию .-задача (цель) следственной тактики.

С понятием «цель» логически и функционально связано понятие «средства деятельности». Условно можно выделить три группы средств, которые могут использоваться для достижения поставленной тактической цели, решения тактической задачи (схема 2).

собственно тактиче- ские средства

технико- криминалистиче- ские средства

процессуально- правовые средства

Тактическая цель (задача)

Схема 2

? Собственно тактические средства включают в себя тактические прие-

мы и их комплексы (системы, комбинации). К технико-криминалистическим средствам относятся используемые в тактических целях специальные техни ческие средства обнаружения, фиксации и исследования информации. Напри мер, аудио- или видеозапись первоначального допроса лица, в отношении ко торого имеется иооснованное предположение, что в дальнейшем по ходу следствия или при рассмотрении дела в суде оно изменит свои начальные по казания, заняв негативную позицию. Процессуально-правовые средства пред ставляют собой предоставленные законом следователю определенные право- вые возможности. Например, по применению мер процессуального принуж дения в отношении недобросовестных участников уголовного судопроизвод ства. • .

40

С обозначенных позиций тактическое решение следователя можно оп- ределить как выбор следователем рационального и допустимого средства (следственного или иного процессуального действия, приема, операции) предупреждения и преодоления противодействия предварительному расследованию преступления и нейтрализации негативных результатов такого воздействия.

Противодействие расследованию всегда носит информационный харак- тер, нацелено, в конечном счете, на сокрытие криминалистически- значимой информации, воспрепятствование движению, преобразованию информации в доказательства по делу. Как отмечает В. В. Трухачев, сокрытие преступлений — категория, отражающая одновременно процесс и цель, на которую данный процесс направлен. При этом противодействие расследованию — «как бы внешняя оболочка, форма реализации содержания сокрытия преступной деятельности»1. В данном аспекте тактическое решение следователя выступает как выбор средств уменьшения информационной неопределенности в отношении криминалистически значимых событий и обстоятельств прошлого, а также фактов, существующих на момент расследования, связанной с осуществлением сокрытия преступной деятельности.

Заметим, что тактическим целям могут служить и принимаемые след©-. вателем процессуальные решения, в частности, в рамках тактической операции.

Более того, по нашему мнению многие процессуальные решения имеют тактическое содержание, и в основе их лежит тактическое начало. «Подобно тому, как прием, будучи тактическим, не утрачивает этого качества, становясь нормой закона, так и решение не перестает быть тактическим, даже если будет облечено в форму типичного процессуального решения», — отмечает Р. С. Белкин . Так, элементы тактики объективно присутствуют при принятии ряда процессуальных решений: о задержании лица, подозреваемого в совер-.

1 Там же. С. 29.

2 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 162; аналогичное мнение высказывает и В. М. Быков (См.: Быков В. М. Тактическое решение следователя. С. 108).

41

шении преступления, привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, о производстве обыска, получении образцов для сравнительного исследования, освидетельствовании подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего, контроле и записи переговоров, о сохранении в тайне данных о личности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц, назначении экспертиз и других. Тактическое содержание присуще также исполнению процессуальных норм императивного характера, предписывающих обязательное совершение определенных действий1. Именно поэтому «об одном и том же решении следователя можно говорить и как о процессуальном, и как о тактическом»2.

Вместе с тем, нельзя не согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что наличие в основе некоторых процессуальных решений, процес- суальных действий определенных тактических моментов, тактического начала само по себе не дает основания для их отнесения к криминалистической, следственной тактике . Следственная тактика ориентирована на «обслуживание» процессов, непосредственно связанных с собиранием, исследованием и использованием доказательств. На наш взгляд, далеко не все процессуальные действия следователя являются следственными, прямо направлены на получение доказательственной информации. К следственным действиям в настоящий момент следует относить: допрос (включая его разновидность — очную ставку), следственный осмотр (в том числе его разновидность — освидетельство- вание), обыск (выемку), предъявление для опознания, следственный экспери-

См.: Быховский И. Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Автореф. дис… д-раюрид. наук. М., 1976. С. 17.

2 Эксархопуло А. А. Решения в криминалистике и их классификация // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: вопросы теории и практики / Под ред. О. Я. Баева. Воро неж. 1997. С. 26.

3 См.: Белкин Р. С. Курс.криминалистики. Т. 3. С. 162; Аверьянова Т. В., Белкин Р. С, Кору- хов Ю. Г., Российская Е; Р. Криминалистика. Учебник для вузов. М., 1999. С. 535-536; Быхов ский И. Е. Указ. соч. С. 17. РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

42

мент (в том числе проверку показаний на месте как его разновидность), назначение экспертизы .

Следует отметить, что новый УПК в число следственных действий включает также контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК). На наш взгляд, к этому нет должных оснований. Во-первых, следователь в принципе не является субъектом осуществления данного процессуального действия. Как отмечает С. А. Шейфер-, здесь «отсутствует определяющий признак следственного действия - непосредственное получение следователем доказательственной информации от ее носителя. Роль следователя сводится при этом лишь к получению разрешения суда на прослушивание, а затем к осмотру и прослушиванию предоставленной ему фонограммы, составлению об этом протокола. Фактически же прослушивание и запись переговоров, то есть непосредственная познавательная деятельность, производятся соответствующей спецслужбой, ни в какой мере, не контролируемой следователем»2. Во-вторых, любое следственное действие есть «действие одномоментное и непрерывное, ход и результаты которого отражаются в одном документе - протоколе этого действия… Контроль же и запись переговоров продолжается весьма длительное время (до шести месяцев), что не исключает, а даже предполагает возможность совершения в течение его других следственных действий, а каждый факт осмотра и прослушивания записанных переговоров (их может быть множество за период контроля за ними) удостоверяется отдельным протоколом осмотра» .

Не входят в число следственных и такие процессуальные действия, как наложение ареста на имущество, задержание подозреваемого, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, получение образцов для срав-

См.: Баев О. Я. Расследование преступлений: практические приложения общего метода расследования // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: вопросы теории и практики. С. 8-9.

2 Шейфер С. А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя по ново му УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. 2002. № 3-4. С. 122-123.

3 Баев О. Я. Об уголовно-процессуальной регламентации контроля и записи переговоров // Воро нежские криминалистические чтения. Вып. 3. Воронеж. 2002. С. 13.

43

нительного исследования1, эксгумация, избрание меры пресечения, предъявление обвинения, ознакомление обвиняемого с материалами дела, привод свидетеля или обвиняемого, отстранение обвиняемого от должности . Указанные действия сами по себе не ведут непосредственно к извлечению доказа-. тельственной информации.

Как отмечалось ранее, в сфере предварительного расследования опти- мальное решение (процессуальное или тактическое), как правило, предполагает соответствие нескольким критериям (правовым, тактическим, организационным). Представляется, в целом можно согласиться с А. А. Эксархопуло в том, что подчас «формулировка того или иного решения безотносительно к конкретным условиям практики, в которых оно принимается, не дает однозначного ответа на вопрос, к какой разновидности его следует отнести: процессуальному, тактическому, технико-криминалистическому или методическому»3. Тем не менее, на наш взгляд, здесь нужно внести уточнение, поскольку на определенном уровне, в определенной плоскости различие тактических и процессуальных решений не вызывает сомнений. Основное отличие тактических решений следователя от процессуальных лежит в юридической (правовой) сфере.

Специфика процессуальных решений состоит в «строгой регламентации в законе всей деятельности, которая предшествует принятию решения, порядка принятия решения и возможных вариантов решений, содержания и формы решений»1.

В отличие от тактических решений процессуальные решения непосред- ственно или результаты их реализации, как отмечалось выше, всегда облекаются в установленную законом письменную форму, будь то постановление, обвинительное заключение, уведомление или протокол. Процессуальная фор-

1 См., например: Протасевич А. А., Степаненко Д. А., Шиканов В. И. Моделирование в реконст рукции расследуемого события. Иркутск. 1999. СП.

2 См.: Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975. С. 60- 70; Он же. Некоторые проблемы криминалистической тактики //Ленинский принцип неотврати мости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. С. 25-34.

3 Эксархопуло А. А. Решения в криминалистике и их классификация. С. 26.

44

ма решений следователя выступает важной гарантией соблюдения прав и законных интересов лиц, JB ТОМ или ином качестве вовлекаемых в орбиту предварительного расследования по делу, обеспечивает возможность надзора за законностью действий следователя. С этим связан и такой отличительный признак процессуальных решений, как реальная возможность отмены незаконно или необоснованно вынесенного решения надзирающим прокурором. или судьей2.

Во-вторых, в отличие от процессуальных решений, тактические решения следователя не вызывают непосредственно юридические последствия. Исключение составляют случаи применения незаконных, недозволенных тактических приемов, ведущих к нарушению или ущемлению прав граждан, и

факт установления которых, как правило, влечет признание доказательства

з недопустимым .

В-третьих, необходимо также отметить, что законно принятые процес- суальные решения следователя как должностного лица являются обязательными для всех предприятий, учреждений, организаций, граждан и должностных лиц (ч. 4 ст. 21 УПК).

Обязательность тактических решений связана с наличием соответст- вующих властных полномочий у субъекта принятия решения. Так, прокурор, начальник следственного отдела в пределах своей компетенции вправе давать следователю обязательные для исполнения письменные указания (ч. 2, 3 ст. 37, ч. 3, 4 ст. 39 УПК). Во всех остальных случаях тактические решения обяза-

1 Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. С. 14.

2 Одно время в литературе высказывалась мысль о том, что надзирающий прокчрор обязан за претить следователю использование тактических приемов, если применение таковых противоре чит уголовно-процессуальному закону или ведет к его нарушению (См.: Гусев С. И., Звирбуль В. К. Борьба с преступностью, ее предупреждение // Советская прокуратура (история и совре менность). М, 1977. С. 153.). Вместе с тем, следует признать, что в сравнении с процессуальны ми решениями следователя возможности такого контроля в области принятия тактических ре шений существенно ограничены.

3 Применение недозволенных приемов ведения следствия (физического насилия, угроз, фальсифи кация доказательств и т.д.) в зависимости от конкретных обстоятельств дела должно квалифициро ваться как совершение преступлений против правосудия, уголовная ответственность за которые предусмотрена главой 31 УК РФ.

45

тельны лишь постольку, поскольку данный выбор является оптимальным (или представляется таковым) в сложившейся по делу следственной ситуации.

Все остальные признаки (отличия) фактически являются производными от названных выше. В частности, важная особенность тактических решений заключается в том, что они более гибки и динамичны по отношению к сформировавшейся обстановке расследования и ее возможным (прогнозируемым) изменениям. Нормальным (и необходимым) является принятие запасных, резервных решений, своеобразных «заготовок», дабы в реальной ситуации взаимодействия (реального или потенциального конфликта) иметь возможность маневрировать в поисках оптимальной комбинации приемов (средств) тактического воздействия и их модификаций.

По мнению В. М. Быкова, тактическое решение следователя содержит в себе «элементы развития будущих тактических решений»1. А. В. Дулов и Ю. И. Новик отмечают, что гибкость, подвижность тактического решения следователя связана с предвидением тех изменений, которые необходимо вне-

2

сти в решение .

Кроме того, если процессуальные решения по общему правилу прини- маются следователем единолично, то тактические решения могут разрабатываться коллективно в форме анализа следственной ситуации с коллегами по работе, разработки совместно с оперативными работниками плана реализации тактического решения и т. д.1 Такой подход делает обсуждение имеющейся информации более конкретным и четким, позволяет достичь большей объективности принимаемого решения. Особое значение методика группового, совместного решения тактической проблемы (задачи) приобретает при производстве «бригадного» расследования в рамках следственной (следственно- оперативной) группы. Здесь групповые дискуссии (использование метода «мозговой атаки») способствуют не только поиску оптимальных путей разре-

1 Быков В. М. Тактическое решение следователя. С. 114.

2 См.: Дулов А. В., Новик Ю. И. Понятие и структура тактического решения, принимаемого сле дователем при производстве следственного действия // Теоретические проблемы криминалисти ческой тактики. Свердловск, 1981.С. 42.

46

шения поставленной правовой и тактической задачи, преодолению негативных субъективных моментов, недостатков индивидуального мышления, но и достижению требуемого уровня согласованности действий, выработке единой тактики расследования при строгой централизации управления группой2.

Сказанное подтверждают результаты опроса следова1елей прокуратуры, органов внутренних дел и оперативных работников дознания. Основные отли-чия тактических решений от процессуальных опрошенные видят в том, что тактические решения более гибки и динамичны (49,6% опрошенных), не вызывают юридически значимых последствий (46,3% опрошенных), не могут быть обжалованы (23,1% опрошенных), не являются юридически обязательными для других лиц и организаций, могут разрабатываться коллективно (19,8% опрошенных).

Таким образом, прослеживается достаточно четкая грань между такти- ческими и процессуальными решениями следователя. С этих позиций определение того, является ли данное конкретное решение процессуальным не должно вызывать сложностей и здесь нет необходимости вводить какие-либо специальные критерии отличия. С учетом сказанного можно предложить следующий подход к рассматриваемой проблеме: существуют процессуальные решения, тактические решения и процессуальные решения с тактическим со- держанием.

При этом в последнем случае тактическое решение, будучи облеченным в форму конкретного процессуального решения, не только не утрачивает своего тактического содержания (тактического характера), но и приобретает новые, юридически значимые свойства (способность вызывать определенные юридические последствия, обязательность, возможность обжалования и отмены в установленном законом порядке).

См.: Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 223. 2 См.: Тарасов А. А. Расследование преступлений группой следователей: процессуальные и тактико- психологические проблемы. Самара, 2000. С. 51-52; Он же. Единоличное и коллегиальное в уголовном процессе: правовые и социально-психологические проблемы. Самара. 2001. С. 138-139.

47

1.2. Классификация процессуальных и тактических решений

следователя

Любая классификация в науке необходима постольку, поскольку позво- ляет глубже познать, раскрыть сущность рассматриваемого явления. Как отмечает Р. С. Белкин, частные криминалистические классификации, помимо своего гносеологического значения, «представляют собой и одно из средств практической деятельности, разрабатываемое криминалистикой специально для нужд борьбы с преступностью»1. Классификация в криминалистике может играть также эвристическую роль, позволяя предвидеть еще не познанное2. Классификация процессуальных и тактических решений следователя имеет не только теоретическую, но и практическую значимость, позволяет определить, выделить то общее и одновременно особенное (значение, роль в уголовном процессе, основания и условия принятия, вынесения, правовые и возможные тактические последствия их реализации и т. д.), что характеризует определенный класс (вид) решений в деятельности следователя, неразрывно связана с задачей оптимизации процесса принятия решений следователем как субъектом расследования.

В литературе существует общая классификация решений, принимаемых в стадии предварительного расследования. Так, Р. С. Белкин по отношению к процессуальной процедуре, уголовно-процессуальному закону различает решения процессуального и непроцессуального характера. К решениям процессуального характера автор относит, в частности, процессуальные и тактические решения следователя. Решения непроцессуального характера, по мнению Р. С. Белкина, делятся на решения, исполнение которых хоть и не составляет часть деятельности по расследованию, но носит обеспечивающий по отноше

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. М., 1997. С. 394. См. об этом также: Белкин А. Р. Криминалистические классификации. М, 1997; Шепитько

В. Ю. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике. Харьков, 1995; Стояновский М. В. Классификационный подход в криминалистической науке и практике (на примере криминалистической тактики). Дис …канд. юрид. наук. Воронеж. 2001.

2 См.: Винберг А. И., Белкин Р. С. Криминалистика и доказывание. М., 1969. С. 53.

48

нию к последнему характер (планирование рабочего времени и др.), и решения, не связанные с конкретным актом расследования (к примеру, решения, касающиеся профилактических мероприятий, повышения профессионального уровня и т. д.) .

А. А. Эксархопуло по субъектам принятия решений различает решения следователя, органа дознания, оперативных работников, эксперта, прокурора, руководителя следственного органа. В свете положений УПК РФ перечень можно дополнить решениями, принимаемыми начальником органа дознания и дознавателем. Автор также классифицирует решения по субъектам, которым они адресованы и которые призваны их исполнять (решения, принимаемые для собственного исполнения и решения, адресованные другим участникам расследования по делу); по объемам, масштабу предстоящей работы (решения

0 применении тех или иных приемов и средств при производстве следствен ных действий и оперативно-розыскных мероприятий, о последовательности проведения комплекса следственных действий и др.); по срокам исполнения решения (оперативные, текущие и перспективные); по критерию оптимально сти выбора при приятии решения (процессуальные, тактические, технико- криминалистические, методические и смешанные); по характеру складываю щейся следственной ситуации (функциональные и ситуационные); в зависи мости от возможности предвидеть последствия принимаемых решений (реше ния, принимаемые в условиях определенности, риска и неопределенности)2.

Возможна также раздельная классификация тактических и процессуаль- ных решений, принимаемых на стадии предварительного расследования.

Начать, по-видимому, следует с напоминания о том, что далеко не все процессуальные решения предполагают тактику, непосредственно сопряжены с преодолением (предупреждением) потенциального или реального противодействия расследованию. Как отмечает Р. С. Белкин «есть среди них (процес-

1 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и реко мендации. М., 1997. С. 160-161.

2 См.: Эксархопуло А. А. Основы криминалистической теории; он же. Решения в криминалисти ке и их классификация. С. 27-29.

49

суальных решений. — Д. С.) и такие, которые никак не связны с тактикой, например решение о передаче дела в суд» . Поэтому первым основанием классификации может стать наличие определенных тактических моментов при принятии процессуальных решений следователем. По данному критерию условно можно выделить процессуальные решения следователя, имеющие тактическое значение (задержание подозреваемого, избрание меры пресечения, обыск, выемка и другие), и иные процессуальные решения.

Процессуальные решения в литературе традиционно классифицируются по субъектам, их принимающим (решения следователя, органа дознания, прокурора и суда), по кругу вопросов, процессуальному порядку принятия, по форме изложения . Так, П. А. Лупинская делит все процессуальные решения по характеру решаемых правовых вопросов на основные, содержащие итоговую оценку обстоятельств дела, разрешающие дело по существу, и вспомогательные, создающие юридическую, правовую базу для вынесения основных решений. Как отмечает автор, основные и вспомогательные решения отличаются друг от друга также кругом фактических обстоятельств (предметом до- казывания), которые должны быть установлены для принятия решения и уровнем их доказанности3. Иную точку зрения на предмет возможности и практической значимости данной классификации высказывает А. Я. Дубинский. По его мнению, в уголовном процессе «в силу специфиче- ских условий расследования и судебного рассмотрения дел, связанных, в частности, с многочисленностью участников и нередко противоречивыми их интересами, создаются непредвиденные ситуации, в которых принятие малозначительного, на первый взгляд решения может оказаться решающим для исхода дела». Поэтому деление (даже условное) правоприменительных актов в области уголовного судопроизводства на основные и вспомогательные «едва ли

Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. С. 162.

2 См.: Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М., 1976. СЮ; Глушков А. И. Уголовный процесс. М., 2000. С. 9.

3 См.: Лупинская П. А. Указ соч. С. 26-27.

50

может быть признано оправданным» . Думается, с данным подходом нельзя полностью согласиться. Действительно, подчас сложно точно предсказать роль принимаемого процессуального решения в системе расследования, то, как отразятся результаты его реализации на выполнении (достижении) основных задач стадии уголовного процесса, предварительного расследования в целом. С этим фактором, фактором неопределенности во многом связан риск при принятии процессуальных решений. Однако такой подход, по сути, уравнивает отнюдь не тождественные, не равные по своим юридическим последствиям, правовому значению процессуальные решения.

Л. Д. Кокорев классифицирует процессуальные решения на решения по общим вопросам (решение о возбуждении уголовного дела, привлечении в качестве обвиняемого, о прекращении дела и другие) и процессуальные решения по частным вопросам (решения о проведении отдельных следственных действий, об удовлетворении или отклонении ходатайств, об окончании расследования и другие) .

А. Я. Дубинский делит процессуальные решения следователя на решения по существу дела, предполагающие ответ на вопросы о наличии преступ- ления, о лице, совершившем преступление и о мерах, подлежащих применению к лицу, совершившему преступление (решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого и др.), и процессуальные решения, обеспечивающие принятие решений по существу дела (решения о производстве следственных действий, применении меры пресечения и т. д.) . По времени принятия решения в стадии расследования автор различает начальные решения, решения, принимаемые в ходе расследования,

Дубинский А. Я. Исполнение процессуальных решений следователя: правовые и организационные проблемы. С. 53.

2 См.: Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголов ном процессе. Воронеж. 1978. С. 217.

3 См.: Дубинский А. Я. Указ. соч. С. 55.

51

конечные (итоговые) решения1.

По функциональному признаку (характеру выполняемых задач) выде- ляют процессуальные решения, определяющие возникновение и направление дела; решения, устанавливающие процессуальный статус участников процесса; направленные на собирание доказательств; решения о применении мер процессуального принуждения; решения, направленные на реализацию гарантий прав лиц, участвующих в процессе и решения по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений; обеспечивающие возмещение ущерба, причиненного преступлением и возможную конфискацию имущества .

П. А. Лупинская также указывает на возможность классификации про- цессуальных решений в зависимости от того, как в законе сформулированы основания и условия принятия решения, какие обстоятельства подлежат установлению, и какой уровень доказанности этих обстоятельств должен быть достигнут на момент принятия решения3. Для одних решений должны быть установлены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, для других — только их часть . Как отмечает А. М. Ларин, решения, принимаемые в начале и в ходе исследования (начальные и промежуточные), всегда вытекают из неполной информации о предмете доказывания. Например, решение о возбуждении уголовного дела, задержании подозреваемого, привлечении к уголовной ответственности. «В этих условиях суждения следователя об отношении к расследуемому преступлению конкретных лиц, тех или иных предметов, о местонахождении разыскиваемых лиц или предметов носит проблематичный характер, характер версий»5.

1 Там же. С. 56. О начальных, промежуточных и окончательных процессуальных решениях пи сали и другие авторы (См.: Лупинская П. А. Указ. соч. С. 30-32; Карнеева Л. М., Миньковкий Г. М. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуальных решений в стадии предварительного следствия // Вопросы предупреждения преступности. Вып. 4. М., 1966. С. 74).

2 См.: Лупинская П. А. Указ. соч. С. 28-29; Дубинский А. Я. Указ. соч. С. 56.

3 См.: Лупинская П. А. Указ. соч. С. 39.

4 Там же. С. 76.

5 Ларин А. М. От следственной версии к истине. М., 1978. С. 131.

52

Анализ норм УПК позволяет выделить следующие категории процессу- альных решений в зависимости от порядка их принятия.

  1. решения, принимаемые следователем (дознавателем) самостоятельно (например, о производстве освидетельствования, личного обыска);
  2. решения, требующие получения санкции прокурора (о возбуждении уго-. ловного дела, прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, изменением обстановки и другие);
  3. процессуальные решения, принимаемые только с согласия прокурора и суда (избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста, продление срока содержания под стражей, помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно- медицинской или судеб-но-психиатрической экспертизы, производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кре-. дитных организациях и др.);
  4. процессуальные решения, реализация которых в исключительных случаях допускается без получения согласия (санкции) прокурора и суда, но с последующим их уведомлением о принятом решении (осмотр, выемка и обыск в жилище).
  5. Перечень оснований классификации процессуальных решений, думается, может быть расширен за счет включения в него такого критерия, как наличие или отсутствие законодательно установленных ограничений, определяющих характер, пределы и границы выбора при принятии решения. С этих позиций все процессуальные решения, принимаемые следователем, достаточно четко делятся на четыре группы: императивные или обязательные решения, альтернативные решения, зависимые процессуальные решения и инициативные решения.

Императивные (обязательные) процессуальные решения принимаются следователем в силу прямого указания закона (правовой нормы императивного характера). К примеру, установленные законом случаи обязательного пре-

53

крашения уголовного дела (ст. 24 УПК), обязательного проведения экспертиз (ст. 196 УПК), проведения допроса подозреваемого, заключенного под стражу (ст. 92 УПК), предварительного допроса опознающего об обстоятельствах, при которых, наблюдалось лицо или предмет, их приметах и особенностях (ст. 193 УПК).

Альтернативные процессуальные решения основаны на выборе между предусмотренными уголовно-процессуальным законом альтернативными вариантами поведения (способами действий). В качестве примера можно привести процессуальное решение об избрании меры пресечения или иных мер процессуального принуждения.

В тактическом отношении важно то, что некоторые процессуальные решения следователя непосредственно обусловлены ранее принятыми процессуальными решениями, т. е. являются зависимыми. Так, в соответствие со ст. 100 УПК, в исключительных случаях мера пресечения может быть избрана подозреваемому. При этом обвинение должно быть предъявлено (соответственно — принято процессуальное решение) подозреваемому не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения немедленно отменяется. Согласно ст. ст. 172, 173 УПК следователь по предъявлении обвинения обязан немедленно произвести допрос обвиняемого.

В большинстве случае выбор конкретного способа действий закон ос- тавляет за следователем. При этом решение принимается исходя из установленных обстоятельств в пределах вариантов точно обозначенных в законе или вытекающих из общих или относительно-определенных указаний закона1. Такие решения условно можно определить как инициативные.

Тактические решения следователя могут быть классифицированы по различным основаниям.

1 См.: Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. С. 55-56.

54

По характеру тактические решения делятся на основные и дополнитель- ные, по субъектам принятия — на императивные и рекомендательные1.

По способу принятия необходимо различать тактические решения, при- нимаемые индивидуально (их условно можно обозначить как инициативные) и с использованием коллективных форм содействия выработке решения .

С. И. Цветков по уровню тактических решений выделяет решения, на- правленные на выбор тактических задач, соответствующих им следственных версий, мероприятий (тактических операций), решения, направленные на проверку той или иной версии, на выбор целей проведения отдельных мероприятий, на проведение тактических комбинаций. Автор также различает особенности проведения расследования и процесс принятия тактических решений в условиях неопределенности, достаточности и избыточности доказательственной и ориентирующей информации, выделяет тактические решения на стадии возбуждения уголовного дела, на стадии предварительного расследования и по приостановленным уголовным делам3.

По особенностям механизма принятия тактического решения можно различать дедуктивно-алгоритмическую и индуктивно-эвристическую стратегии принятия решения. В первом случае субъект, исходя из имеющейся в его распоряжении информации о преступлении, обращается к соответствующей методике расследования для определения типичного способа действия в той или иной ситуации расследования, происходит распознавание элементов типичной ситуации на основе реальной, затем субъект конкретизирует способ действия с учетом условий деятельности по конкретному уголовному делу. При отсутствии разработанной научной методики расследования используется индуктивно-эвристическая стратегия поиска решения1.

По временному горизонту реализации выделяются перспективные, про- гностические и конкретные, текущие тактические решения. Перспективные

1 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и реко мендации. С. 160.

2 См.: Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 223.

3 См.: Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений. С. 14.

55

решения могут касаться определения общего направления, стратегии расследования, его организации, выбора версий, подлежащих проверке и т. д.

По структуре выделяются единичные и сложные тактические решения,’ включающие несколько взаимосвязанных и взаимообусловленных стадий реализации. К примеру, «сквозные» тактические операции, охватывающие несколько этапов предварительного расследования.

По характеру решаемой тактической задачи условно можно выделять:

  1. тактические решения, направленные на сохранение сложившейся бла- гоприятной (бесконфликтной) ситуации расследования и
  2. тактические решения, направленные на изменение неблагоприятной (конфликтной) следственной ситуации.
  3. Последние в свою очередь делятся на тактические решения в условиях” явного и скрытого конфликта, конфликтных взаимодействий «по вертикали» и «по горизонтали».

По особенностям преодолеваемого противодействия расследованию можно различать:

  1. тактические решения, принимаемые в условиях отсутствия непосред- ственного контакта с противодействующим субъектом, в том числе в ситуациях противодействия со стороны неизвестного, «условного» противника;
  2. тактические решения, принимаемые при непосредственном контакте с противодействующим субъектом.
  3. В зависимости от степени определенности возможных исходов (послед- ствий) принятия (реализации) тактического решения необходимо различать:

  4. тактические решения, принимаемые в условиях определенности, когда лицу, принимающему решение, известны конкретные исходы каждого предпринимаемого, действия;
  5. тактические решения, принимаемые в условиях риска, когда известны возможные, вероятные исходы каждого действия;
  6. 1 См.: Курс криминалистики / Под ред. В. Е. Корноухова М, 2000. С. 703-704.

56

  1. тактические решения в условиях неопределенности относительно возможных, вероятных исходов (последствий) решения. Сказанное позволяет сделать определенные выводы.

  2. Деятельность следователя складывается из последовательно сменяющих друг друга процессов принятия и реализации различного рода решений. Среди них особое место занимают процессуальные и тактические решения следователя.
  3. Процессуальное решение следователя представляет собой процессуальный акт, содержащий властное волеизъявление следователя по возникающим в ходе производства по делу правовым вопросам, облеченный в соответствующую правовую форму.
  4. Принимая конкретное процессуальное решение, следователь реализует соответствующие властные полномочия, оказывает определяющее воздействие на поведение лиц, в том или ином качестве вовлекаемых в орбиту предварительного следствия по делу, и на систему расследования в целом. В этом плане процессуальное решение следователя - один из основных и необходимых элементов управления процессом расследования. В настоящее время в уголовно- процессуальном законодательстве прослеживается в целом негативная тенденция к снижению руководящей роли следователя как основного субъекта расследования.
  5. Тактическое решение представляет собой выбор следователем рационального и допустимого средства (следственного или иного процессуального действия, приема, операции) предупреждения и преодоления противодействия предварительному расследованию преступления и нейтрализации негативных результатов такого воздействия. Учитывая информационный характер противодействия расследованию, тактическое решение также можно определить как выбор средств уменьшения информационной неопределенности в отношении криминалистически значимых событий и обстоятельств прошлого, а также фактов, существующих на момент расследования, связанной с осуществлением сокрытия преступной деятельности.

57

  1. Процессуальные и тактические решения следователя тесно связаны между собой. Многие процессуальные решения, принимаемые следователем, носят тактический характер. Тем не менее, нельзя отрицать наличие существенных отличий между ними.

58

Глава”2.Т)собенности процессуальных и тактических решений следователя в конфликтных ситуациях 2.1. Принципы принятия следователем тактических и процессуальных решений в конфликтных ситуациях Выбор следователем адекватных конкретной ситуации расследования процессуальных и тактических решений и их реализация на практике осложняется целым рядом негативных факторов внешнего и внутреннего характера. К ним, в частности, относятся:

  1. .логико-познавательные барьеры, связанные с полным или частичным от-

сутствием данных об с^5стоятельстваЗ^ подлежащих доказыванию по уголовному делу, источниках получения этой информации в условиях, когда следователь не обладает однозначным и, безусловно, надежным способом приобретения этих сведений;

  1. препятствия конфликтного, тактико-психологического характера, выражающиеся в противодействии подозреваемых и обвиняемых, занимающих негативную позицию, а также недобросовестных свидетелей и потерпевших планам и намерениям следователя;
  2. тактико-управленческие трудности, связанные со сложным, вероятностным характером выбора следователем одного из возможных способов действий;
  3. организационно-управленческие трудности, заключающиеся в недостатке. времени, сил и средств, сложности упорядочения структуры процесса расследования и приведения в систему всей деятельности следователя и взаимодействующих с ним других участников процесса1.
  4. Данные факторы, как правило, встречаются не изолированно друг от друга, а в виде разнообразных сочетаний и комбинаций2, что затрудняет их преодоление.

Кроме того, УПК РФ требует существенного преобразования организа- ции следственной работы. Как отмечает В. Н. Исаенко, «уже вполне очевидна

’ См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 7. 2 Там же. С. 8.

59

необходимость изменения профессионального подхода к решению частных задач расследования в связи с ужесточением требований, которые следователь будет обязан соблюдать при получении доказательств»^

В коде проведенного нами опроса следователям было предложено на- звать те трудности, с которыми им приходится сталкиваться чаще всего в своей профессиональной деятельности и которые вызывают наибольшую сложность. В итоге ответы распределились следующим образом:

  1. дефицит времени, необходимость решения большого количества задач в относительно короткие сроки (на это указали 66,1% опрошенных следователей, причем выбор данного вариант ответа практически не зависел от “количества уголовных дел, одновременно находящихся в производстве данного следователя);
  2. необходимость согласования принимаемых решений, получения различного рода санкций (43% опрошенных);
  3. недостаток имеющихся технических средств деятельности (33,1% опрошенных)
  4. сложности во взаимодействии с оперативными работниками (29,7% опрошенных);
  5. недостаток информации о расследуемом событии, отсутствие надежных. источников ее получения (23,1% опрошенных);
  6. противодействие расследованию со стороны заинтересованных лиц (16,5% опрошенных);
  7. угроза личной (физической) и служебной безопасности (3,3% опрошенных).
  8. Причем, характерно, что следователи прокуратуры со стажем работы до трех лет на первое место ставят недостаток информации о расследуемом событии, отсутствие надежных источников ее получения (данный ответ выбрали все опрошенные). В тоже время следователи, имеющие стаж работы от 3-х до

1 Исаенко В. Н. О возможностях выбора тактики допроса обвиняемого в соответствии с требованиями УПК Российской Федерации // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р. С. Белкина. С. 110.

60

1U лет, основную сложность видят в необходимости согласования решений, получения санкций (среди менее опытных следователей данный ответ выбрали 57,1% опрошеннъ1х>ГНайболёе опытные следователи прокуратуры (со стажем работы свыше 10-ти лет) отмечают, прежде всего, дефицит времени, необходимость решения большого количества задач в короткие сроки (75% опрошенных следователей данной категории).

По-видимому, для менее опытных следователей сам факт получения не- обходимых санкций выступает авторитетным подтверждением качества, правильности принятых процессуальных решений.* Более опытные их коллеги .в пжбхЬдммжт~п<ЩчёнШ’мн<жеотв& санкций и <мгласо^ш’я’^шёнШьндят скорее препятствие, мешающее работе.

Следователи органов внутренних дел на первое место по сложности ставят фактор дефицита времени, необходимость решения большого количества задач в относительно короткие сроки, а также недостаток имеющихся технических средств. Можно предположить, что причиной такого расхождения в ответах является существенная разница в нагрузке следователей прокуратуры и следователей органов внутренних дел. Известно, что в производстве одного следователя органа внутренних дел порой одновременно находятся 20—25 уголовных дел, причем многие из них «с лицом». Учитывая, что следователями органов внутренних дел ежегодно расследуется до 80 процентов от общего числа совершаемых преступлений, материальное оснащение следственного аппарата также оставляет желать лучшего1.

Указанные негативные факторы влияют на эффективность следственной деятельности в целом, определяют специфику конкретной ситуации расследования и принятия решения, побуждают следователя к поиску выхода, оптимального способа разрешения проблемы. При этом значительную сложность в практической деятельности по расследованию представляют собой препятст-.

1 См.: Гавриков В. А. Проблемы, возникающие у следователя в процессе расследования уголовных дел //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Орел. 1999. С. 30-32.

61-

вия конфликтного характера, обусловленные несовпадением, противоречием интересов следователя и лиц, в том или ином качестве вовлекаемых в орбиту предварительного следствия1. Их преодоление нередко сопряжено с определенными познавательными, тактико- управленческими и организационными трудностями, а подчас и со значительными эмоциональными, психическими затратами, к чему следователь должен быть соответствующим образом подготовлен. По данным исследования Е. У. Бабаевой, 47% лиц, фигурировавших в качестве подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам, принимали участие в активных действиях по устранению следователя от ведения дела. Опрошенными назывались самые разнообразные способы такого воздеТТствияГ включая подачу многочисленных жалоб на любые действия следователя (по одному из дел было подано более 60 таких жалоб), обвинение следователя в фальсификации доказательств по делу, нарушении норм уголовно-процессуального закона, принуждении к даче показаний, вымогательстве и получении взяток, дискредитацию органов следствия и их должностных лиц в СМИ и т.д. Причем, как замечает автор, имели место случаи, когда эти действия достигали своей цели и следователи просили устранить их от участия в расследовании1.

Способы и приемы действия в условиях конфликта исследуются теорией конфликта, теорией управления и принятия решений. Разработанные в рамках данных систем знаний общие принципы, критерии рационального поведения в условиях конфликта и управления конфликтной ситуацией могут быть интерпретированы к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Так, В. М. Богданов и В. Е. Корноухов называют два основных принципа (постулата) рациональных решений: принцип последовательности и принцип максимизации. Принцип последовательности означает, что для принятия рационального решения по способу действия следователю необходимо

1 По данным Т. С. Волчецкой, по 14 % изученных уголовных дел прослеживалась тенденция неэффективности выбора путей выхода следователя из конфликта с обвиняемым (См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. Калининград, 1997. С. 216).

62

упорядочить имеющуюся совокупность альтернатив. Например, определить оптимальную последовательность, очередность проверки выдвинутых по делу следственных версий. 11ринцип максимизации состоит в том, что для достижения цели выбирают такое действие, которое в большей степени гарантирует решение задачи2. Данные принципы носят общий характер. Между тем, деятельность в условиях конфликтной ситуации, ситуации конфликтного взаимодействия имеет определенную специфику, что должно учитываться при принятии текущих процессуальных и тактических решений.

Начать, по-видимому, следует с определения основных понятий и кате- горий. В рамках настоящей работы’ к таковым относятся понятия следственной ситуации и конфликтной следственной ситуации как одной из ее разновидностей.

Слово «ситуация» (от лат. situatio - положение) обозначает сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение3.

Ситуация как явление действительности может рассматриваться в не- скольких аспектах. Выделяют четыре формы ситуации:

  1. ситуация как часть объективной реальности, которая создается ее участниками на фоне обстановки среды;
  2. ситуация как отражение объективной реальности при взаимодействии ее субъектов (реальных участников);
  3. ситуация как воссоздание (воспоминание) объективной реальности, отягощенной субъективной переработкой;
  4. ситуация как расследование, восстановление по частям былой динамики4.
  5. В системотехнике под ситуацией понимают «тройку»: «состояние объекта управления» - «располагаемые управляющие воздействия» - «последст-

См.: Бабаева Е. У. Противодействие предварительному следствию и пути его преодоления // Российский следователь. 2001. № 6. С. 7-9.

2 См.: Курс криминалистики. Общая часть / Под ред. В. Е. Корноухова. М., 2000. С. 712- 713.

3 Большой энциклопедический словарь. М., 1997. С. 1102.

4 См.: Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. Минск. 2000. С. 103.

63

вия управляющих воздействий»1. Первые два элемента характеризуют первоначальное состояние управляемой и управляющей систем, последний элемент является переходным и замыкает управленческий цикл.

Получение и анализ информации об актуальном* состоянии объекта управления и определение перспектив его дальнейшего развития предшествует принятию любого управленческого решения. На этой основе субъектом управления выдвигаются конкретные практические задачи» разрабатываются адекватные способы и средства целенаправленного воздействия на объект управления^ выносится соответствующее управленческое решение» Применительно к деятельности следователя речь идет об особой разновидности жизненных ситуаций (что обусловлено, прежде всего, характером и содержанием решаемых им задач и выполняемой процессуальной функцией) - следственной ситуации. Учет сложившейся по делу ситуации, ее параметров и перспектив развития является необходимым условием принятия рациональных тактических и процессуальных решений. До тех пор, пока не выяснена ситуация, нельзя говорить ни о предвидении, ни об эффективном планировании.. «Сведения об обстановке - это те данные, исходя из которых должна решаться всякая стратегическая, оперативная или тактическая задача»2.

На ситуационный характер расследования, тактической деятельности следователя указывают многие криминалисты3. При этом отмечается, что складывающаяся ситуация может быть благоприятной или неблагоприятной для расследования.

Следует отметить, что сам термин «следственная ситуация» принимается не всеми авторами. Так, Н. П. Хайдуков считает, что название «процессу- ально-тактическая ситуация» в большей степени соответствует ее (ситуаций)

См.: Дружинин В. В., Конторов Д. С. Проблемы системологии (проблемы теории сложных систем). М., 1994. С. 149-175.

2 Теплое Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961. С. 272-273.

3 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 129; Криминалистика / Под ред. Н. П. Яблокова. М., 1999.С.49.

64

назначению и глубже раскрывает сущность рассматриваемого явления1. Вместе с тем, думается, что между данными понятиями нет принципиальных смысловых различий. В тоже время, устоявшийся в литературе термин «след–ственная ситуация» является более точным, поскольку однозначно указывает на «владельца» проблемы и, одновременно, основное лицо, принимающее решение на основе оценки сложившейся по делу ситуации - следователя. По этой же причине представляется не совсем удачным термин «уголовно-процессуальная ситуация». Понятие уголовно-процессуальной ситуации более широкое. По мнению некоторых авторов, следственная ситуация является разновидностью уголовно-процессуальной ситуации .

НА,Копылов предлагает использовать термин «криминалистическая ситуация», обосновывая это тем, что термин «следственная ситуация» допускает двойное толкование: следственная ситуация может рассматриваться как ситуация, складывающаяся в процессе следствия, и ситуация, в которой оказался следователь3. С данной точкой зрения нельзя согласиться. Понятие криминалистической ситуации является родовым по отношению к понятию следственной ситуации. В число криминалистических ситуаций или ситуаций, изучаемых криминалистикой, наряду со следственными в литературе включают криминальные ситуации, а также экспертные, судебные и оперативно- розыскные ситуации4.

Категория «следственная ситуация» имеет значение, «существует» только для следователя, лица, осуществляющего расследование по уголовному делу. В этом плане нельзя согласиться с тем, что в конкретной следствен- ной ситуации наряду со следователем действуют и иные участники уголовно-

См.: Хайдуков Н. П. Понятие и содержание процессуально-тактической ситуации // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов 1987. С. 79; Хайдуков Н. П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов. 1984.

2 См.: Дубинский А. Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организаци онные проблемы. Киев. 1984. С. 27.

3 См.: Копылов И. А. Следственная ситуация и тактическое решение. Волгоград. 1988. с. 3.

4 См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. С. 56-57.

65

го процесса, в том числе обвиняемый1. При таком широком подходе понятие «следственная ситуация» по сути, теряет смысл, его границы «размываются». Как замечает далее сам автор* «поскольку цели участников расследования различны, существенно различаются объем и аспекты воспринимаемой ими информации о следственной ситуации, характер ее оценки и принимаемые на этой основе решения» . В этой связи было бы ошибочным считать, что все участники расследования в своих действиях исходят из некой общей ситуации. Как отмечает Н. П. Яблоков, для подозреваемых и обвиняемых, иных незаинтересованных в раскрытии преступления лиц «сложившееся положение вещей в ходе расследования будет всего лишь конкретной жизненной ситуацией, в которую они попали в связи с вовлечением их в орбиту предваритель- ного расследования уголовного дела»3. Данные ситуации так же, как и следственные, могут быть типизированы в интересах оптимизации деятельности конкретных участников процесса, в частности - стороны защиты (защитные ситуации)4.

Понятие следственной ситуации достаточно широкое. Им охватываются различные по своему характеру и значению ситуации, возникающие в ходе расследования. Различают следственные ситуации, складывающиеся по делу в целом и отражающие фактическую обстановку расследования в полном объеме, а также ситуации отдельных следственных действий и тактических операций.

Следственные ситуации, возникающие в рамках отдельных следственных действий и тактических операций, характеризуют складывающиеся об- становки в основном с тактических позиций и обычно не зависят от вида “и рода преступления. По мнению В. Ю. Шепитько, ситуации следственных действий формируются в процессе самого действия и находятся в зависимости от:

1 Клочков В. В. Проблемы теории следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 75- 76.

2 Там же. С. 76.

3 Яблоков Н. П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка // Вестник Москов ского университета. Серия 11. Право. 1983. №5. С. 15.

4 См.: Баев М. О., Баев О. Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж. 1995. С. 17-18.

66

1) наличия (получения) доказательственного материала или иной информации; 2) прогноза следователем соответствующей тактики и возможности применения тех или иных средств и методов; 3) действий субъекта, на которого обращены тактические приемы (их системы)1.

Следственные ситуации, характеризующие внешнюю и внутреннюю об- становку фрагмента (этапа) расследования или фактического положения в ходе стратегической операции (стратегические следственные ситуации) значительно шире по своей фактической базе и роли в расследовании. В следствен-ных ситуациях такого рода акцент делается на методической стороне рассле-

г

дования . Указанные ситуации обуславливают принятие следователем соответственно организационно-тактических и методических (стратегических) решений. Без четко фиксированной связи понятий «следственная ситуация -решение» сама постановка проблемы следственной ситуации теряет свое прикладное значение. Процесс принятия решения начинается именно с возникновения проблемной ситуации и заканчивается выбором решения - действия, которое должно преобразовать эту проблемную ситуацию3.

Как отмечает Р. С. Белкин, оценка следственной ситуации «реализуется именно в тактическом решении, получающем свое выражение в планировании расследования» . Некоторыми авторами следственная ситуация рассматривается также как основной критерий принятия тактического решения5. По мнению И. Ф. Герасимова, следственная ситуация обуславливает принятие реше-

1 См.: Шепитько В. Ю. Теория криминалистической тактики: Монография. Харьков. 2002. С. 104.

2 См.: Яблоков Н. П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка // Вестник Мо сковского университета. Серия 11: Право. Вып. 5. М., 1983. с. 12-13. В. П. Аналогично, В. П. Шу- рухнов выделяет общие и частные следственные ситуации (См.: Шурухнов В. П. Криминалистика. Учеб. пособие. М.: Юристь, 2002. С. 220).

3 См.: Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений. Дис… д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 112.

4 Белкин Р. С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации// Следственная ситуа ция. С. 4.

5 См.: Шостак Г. С. Следственные ситуации как критерий принятия решений // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. сб. Вып. 6. Проблемы реализации научных рекомендаций в криминалистике. Саратов. 1987 С. 23.

67

ний о направлениях расследования, планирование следственных действий и других мероприятий1.

1Ь мнению В. М. Богданова и Б. И. Корноухова, однозначно связывать следственную ситуацию с принятием решения не совсем точно, поскольку отношения между ними гораздо сложнее. Если при расследовании используется методика, то следователь распознает ситуацию, описанную в методике, по ее конкретным признакам. В таком случае процесс принятия решения включает в себя следующие этапы: изучение информации, содержащейся в первичных материалах о преступлении - обращение к методике расследования для познания типичного спосо&а’действий в той или иной ситуации расследования - распознавание элементов типичной ситуации на основе реальной - конкретизация способа действия с учетом условий деятельности по конкретному уголовному’ делу. Если ссответствзтощая методика расследования отс}тствует”, процесс расследования осуществляется с использованием эвристических методов. В этом случае при принятии решения учитывается совокупность факторов, определяющих степень риска того или иного способа действия. Таким образом, следователем в указанных ситуациях реализуется алгоритмическая или эвристическая стратегия расследования. Значение же ситуации, как объективной категории, в той или иной стратегии расследования неодинаково2. С данной точкой зрения нельзя полностью согласиться. Следственная ситуация остается основным критерием принятия решения, какую бы стратегию расследования (алгоритмическую или эмпирическую) не реализовывал следователь. Изменяются способы, приемы нахождения основной идеи решения. Кроме того, как показывают результаты опроса следователей, к разработанным в рамках криминалистики рекомендациям обращается только 15,6% опрошенных следователей (в основном это следователи с достаточно большим опытом работы, что свидетельствует о более сознательном с их стороны отношении к выполнению своих должностных обязанностей, стремлении повы-

1 См.: Герасимов И. Ф. К вопросу о следственной ситуации // Следственная ситуация. С. 6.

2 См.: Криминалистика. Общая часть. / Отв. ред. В. Е. Корноухов. М., 2000. С. 242, 703- 704.

68

сить квалификацию). В сложных ситуациях следователи чаще прибегают к совету коллег, обращаются к руководству, ориентируются на собственный опыт действий в схожих или аналогичных ситуациях.

В настоящее время криминалистические ситуации (в том числе - след- ственные) исследуются в рамках общей интегрирующей научной теории - криминалистической ситуалогии1. Объектом криминалистической теории ситуации является все многообразие ситуаций, относящихся к предмету криминалистической науки2. Для нее характерен комплексный подход к разработке проблематики криминальных и криминалистических ситуаций, рассмотрение следственной ситуации через призму криминальной ситуации. Вместе с тем, ряд вопросов теории следственных ситуаций является дискуссионным. Спорным, в частности, остается вопрос о понятии и структуре следственных ситуаций. Существующие среди криминалистов разногласия по данной проблеме имеют объективные причины. Как отмечает В. К. Гавло, «многообразие суж- дений относительно содержания следственных ситуаций объясняется… не каким-либо субъективистским подходом к ее анализу, а гносеологической трудностью познания как явления действительности»3. «Следственная ситуация, -пишет Н. Л. Гранат, - сложное, многогранное, многоуровневое явление, имеющее множество аспектов и соответственно могущие быть определено по разному в зависимости от цели субъекта, дающего такое определение»4.

С точки зрения одних авторов следственная ситуация представляет собой обстановку, в которой осуществляется расследование, совокупность внешних по отношению к процессу доказывания обстоятельств5.

1 См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. Калининград, 1997; Она же. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности. Калининград. 1999; Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. Мн., 2000; Он же. Криминалистическая методология. Мн., 2000.

2 См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия: понятие, обоснование, содержание // Акту альные вопросы уголовного права, процесса и криминалистики: Сб. науч. тр. Калининград. 1998. С. 61.

3 Гавло В. К. Следственная ситуация // Следственная ситуация. С. 39.

4 Гранат Н. Л. Следственная ситуация (психологический аспект) // Следственная ситуация. С. 36.

5 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 135; Шиканов В. И. Теоретические основы такти ческих операций в расследовании преступлений. Иркутск. 1983. С. 17; Клочков В. В. Проблемы теории следственных ситуаций // Следственная ситуация. С. 75-76.

69

Данный подход к определению следственной ситуации, в наибольшей степени соответствует семантическому значению термина «ситуация»1. Тем не менее» в литературе он встретил ряд возражений* Как отмечает Л* Я. Драпкин, определяя следственную ситуацию как внешнюю обстановку. расследования, Р. С. Белкин в числе ее компонентов называет целый ряд условий типично «внутреннего», оценочного характера, как то: взаимная осведомленность следователя и противостоящих ему лиц об обстоятельствах по делу, планах и намерениях, проявление психологических свойств участников процесса и т.д.2 С точки зрения И. Ф. Герасимова» утверждение о внешнего харак- тере следственной ситуации «противоречит сущности згой категории, так как почти все компоненты следственной ситуации возникают и существуют только в процессе расследования, в связи с расследованием»3.

J Io мнению В. М. Богданова и Б. Ь. Корноухова, совокупность условий определяет не ситуацию как таковую, а в большей степени способ действия. В подтверждение своей позиции авторы приводят следующий пример. При расследовании автотранспортных преступлений возможны две типичные ситуации на первоначальном этапе расследования: водитель, совершивший преступление, находится на месте происшествия или водитель скрылся с места происшествия. Условия совершения преступления: преступление совершено в крупном городе или в сельской местности и водитель скрылся. Эти условия не влияют на ситуацию, а определяют способ действий, т. е. систему следственных и оперативно- розыскных мероприятий, направленных на розыск преступника .

Существует и другая точка зрения, сторонники которой рассматривают следственную ситуацию преимущественно как внутреннее состояние, опреде-

Ситуация - обстановка, условия, в которых протекает какой-либо процесс, явление.

2 См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 14.

3 Герасимов И. Ф. К вопросу о следственной ситуации // Следственная ситуация. С. 7.

4 См.: Криминалистика. Общая часть. / Под ред. В. Е. Корноухова. М, 2000. С. 241-242.

70

ленное положение процесса расследования1.

Как совокупность фактических данных, сумма значимой для расследо- вания информации следственная ситуация трактуется в работах В. К. Гавло , Н. А. Селиванова3, А. Г. Филиппова, А. Я. Целищева4, В. П. Бахина5 и ряда других авторов. С данной точкой зрения трудно согласиться. Содержание следственной ситуации не ограничивается только информационными компонентами. Наряду с ними в структуру следственной ситуации входят также компоненты психологического, процессуального, тактического, материального и организационно- технического характера6. Данное положение имеет важное теоретическое и практическое значение. Как отмечает Р. С. Белкин, «иногда как следственную ошибочно… рассматривают ситуацию, в которой ока- зывается следователь на начальном этапе расследования в зависимости от степени полноты имеющихся исходных данных. Указание подобных типичных ситуаций с исходными данными, используемое с известной натяжкой для определения основных направлений расследования, не позволяет получить конкретный ответ на вопрос о том, как конкретно должен действовать следователь. Ответ может быть получен лишь в результате изучения следственной ситуации в целом (выделено нами. - Д. С.)» .

Необходимо также отметить, что определение следственной ситуации как совокупности, суммы фактических данных не охватывает конфликтные ситуации расследования, одним из основных признаков которых является особое состояние межличностных отношений, обусловленное противоречием

См.: Васильев А. Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978. С. 31; Колесниченко А. Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. Автореф. дис… д-ра юрид. наук. Харьков. 1967. С. 16; Образцов В. А., Танасевич В. Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Сов. государство и право. 1979. № 8. С. 113-114.

2 См.: Гавло В. К. Указ. соч. С. 40.

3 Селиванов Н. А. Криминалистическая характеристика преступления и следственные ситуации в методике расследования // Соц. законность. 1977. № 2. С. 58.

4 См.: Филиппов А. Г., Целищев А. Я. Узловые проблемы методики расследования преступлений // Сов. государство и право. 1982. № 8. С. 71.

5 См.: Специализированный курс криминалистики (для слушателей вузов МВД СССР, обучающих ся на базе среднего специального юридического образования): Учебник. Киев. 1987. С. 197.

6 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 136-137.

7 Там же. С. 144.

71

целей сторон и “(или) способов их достижения. Если изменение следственной ситуации, характеризующейся неполнотой информации, в благоприятную для следствия сторону связано, прежде всего, с получением дополнительных сведений об обстоятельствах дела, обнаружением источников такой информации, то в конфликтной следственной ситуации, ситуации противодействия расследованию информационный компонент не является основным в определении действий следователя по изменению складывающейся ситуации. Как отмечает Л. В. Галанова, решить задачу преодоления противодействия расследованию можно не обязательно на основе получения новой информации, а посредством действий, которые совершенно информативно не значимы. Например, для того, что преодолеть противодействие расследованию потерпевшего или свидетеля следователю бывает достаточно принять меры к защите этих лиц, обес- печить, при необходимости, безопасность их близких. Преодолеть противодействие соучастника преступления при малозначительности его криминальных действий или совершении впервые преступления небольшой тяжести позволит решение о прекращении в отношении его уголовного преследования1.

В литературе существует и иной подход к определению следственных ситуаций, объединяющий, комбинирующий в себе указанные точки зрения. Так, по мнению Т. С. Балугиной следственная ситуация — это «сложившаяся на данный момент расследования положение (обстановка), характеризую-. щееся, с одной стороны, состоянием следствия по делу, а с другой - объективными и субъективными условиями, в которых оно осуществляется, оценка которого позволяет правильно определить и оптимально решить вытекающие из этого положения очередные задачи расследования»2. С точки зрения Л. Л. Каневского, «следственную ситуацию нельзя ограничивать только внешней или внутренней стороной процесса предварительного следствия. Ее характеризует только совокупность взаимосвязанных элементов, отражающих

1 См.: Галанова Л. В. Следственные ситуации в методике расследования преступлений // Вестник • Саратовской государственной академии права. № 5 (28). 2001. С. 33-34.

2 Балугина Т. С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственная ситуация. С. 54.

72

как обстановку расследования, так и состояние самого следствия»1. С данным утверждением нельзя не согласиться, принимая во внимание, что «ход расследования определяется не только оШа’новкбй йусловиями расследования, но и «внутренним» состоянием процесса расследования» . Следственная ситуация и деятельность по расследованию выступают как две взаимосвязанные и взаимообусловленные системы3.

По мнению Л. Я. Драпкина, следователь в своей деятельности имеет дело не с реальной следственной ситуацией, а с ее информационной моделью, а точнее - моделями, носящими динамический характер4. Образ следственной ситуации, складывающийся в сознании следователя, может быть “полным или неполным, может соответствовать или не соответствовать действительности. Следственная ситуация, с позиции Л. Я. Драпкина, представляет собой «мысленную динамическую модель, отражающую информационно-логическое, тактико-психологическое, тактико-управленческое и организационное состояние, сложившееся по уголовному делу и характеризующее благоприятный или неблагоприятный характер процесса расследования»1. Таким образом, автор подчеркивает внутренний, субъективный характер следственной ситуации. С таким «модельным» подходом к следственной ситуации нельзя полностью согласиться. Модель представляет собой некий образ, аналог, замещающий оригинал. Модель используется для опосредованного исследования объекта-оригинала в условиях, когда его непосредственное исследование по каким-либо причинам невозможно, затруднительно или нецелесообразно. В тоже время, как отмечает О. Я. Баев, «следователь работает не в некой искусственно созданной обстановке, а в тех реальных условиях, сочетание которых и создает реальную следственную ситуацию. Именно с ней - реальностью, объ- ектом-оригиналом, а не с моделью - объектом-заместителем следователь име-

1 Каневский Л. Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступления, криминальных и следственных ситуациях и их значении в раскрытии и расследовании преступлений // Следственная ситуация. С. 64.

2 Там же. С. 64 - 65.

3 См.: Галанова Л. В. Следственные ситуации в методике расследования преступлений. С. 32.

4 Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С.13-16.

73

ет дело, определяя тактику и методику расследования конкретного преступления, совершенного конкретным лицом»2. Для того, чтобы создать адекватную иришналу модель, необходимо “полупить”какой*-то минимум информации о реальном объекте, явлении, «Следователь может изучать ситуацию по ее информационным моделям, а проще по системе фактических данных - сведений

0 нейГНо это уже опосредованное изучение ситуации по ее отображениям, - пишет И. М Лузгин. - Чтобы получить такие отображения, необходимо непо средственное познание ситуации»3.

Все это, разумеется, нисколько не умаляет роли мысленного моделиро- вания в практике раскрытия и расследования преступлений, которое «является важным фактором познания… замешает недостающие звенья, пробелы в объяснении фактов, способствует отысканию доказательств, их исследованию и, таким образом, раскрытию неизвестного»4. Построение следователем перспективных моделей следственных ситуаций, описывающих их развитие и возможные изменения, способствует поиску, разработке адекватных тактических (процессуально-тактических) решений и, в целом, оптимизации следст- венной деятельности.

Модельный подход вполне допустим в том случае, когда речь идет по- нятии следственной ситуации, которым оперирует наука криминалистика.” Криминалистика, как справедливо отмечает О. Я. Баев, «не имеет практической возможности рассматривать все условия и обстоятельства, сочетания которых создают реальные следственные ситуации в их богатстве, разнообразии и неповторимости. Она изучает лишь некоторые из них, наиболее (или достаточно) устойчивые и значимые для разработки тактики и методики» ‘. Поэтому, как научная (криминалистическая) категория, следственная ситуация представляет собой «модель реальной обстановки, характеризующую основ-

1 Там же. С. 17.

2 Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и раз решения). Воронеж. 1984. С. 6.

Лузгин И. М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений //Правоведение. 1977. №2. С. 65. 4 Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981. С. 76.

74

ные особенности последней, наиболее существенные для определения тактики и методики различных этапов расследования криминалистически определен-пых видов и ршновидностеи преступлении» .

Таким образом, следует различать реальные ситуации расследования, характеризующиеся многообразием и неповторимостью, и следственные ситуации как криминалистическую категорию, представляющие собой научную абстракцию.

Наряду с понятием следственной ситуации дискуссионным остается во- прос о ее компонентах. Не ставя перед собой задачи рассмотрения всех имеющих место суждений но данной 11роблёмёГо^станоЪ^мся”лишь на некото- рых спорных моментах, имеющих, на наш взгляд, существенное значение.

В литературе высказывалось мнение о необходимости разграничения стационарных факторов, действующих вне структуры отношений по расследованию уголовного дела (географических, демографических, криминогенных, социальных, ресурсных и т.п.), и переменных факторов, зависящих от действий самого следователя. Стационарные факторы объединяются в рамках понятия следственная обстановка. Понятие следственной ситуации должно охватывать лишь переменные факторы как критерии, учитываемые следователем при принятии тактических решений по делу. При этом понятия следственной обстановки и следственной ситуации могут быть объединены более широким термином - проблемная ситуация1. С данным подходом нельзя полностью согласиться. Стационарные (неуправляемые) факторы, в частности, географический и ресурсный, определяют специфику следственной деятельности в целом, оказывают непосредственное влияние на организацию и тактику отдельных следственных действий, на характер и содержание принимаемых следователем решений. Ст. 170 УПК предусматривает, что в труднодоступной местности при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также -в.

1 См.: Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. С. 7.

2 Баев О. Я. О структуре следственных ситуаций // Криминалистические и процессуальные пробле мы расследования: межвузовский тематический сборник. Барнаул. 1983. С. 129-130.

is-

случаях, когда производство данного следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, определенные процессуальные действия (осмотр и др.) могут производиться без участия понятых. Более верной представляется точка зрения Т. С. Волчецкой, рассматривающей следственную обстановку как блок неизменяемой информации (своеобразную «константу») в структуре реальной следственной ситуации2.

Спорным в литературе также является вопрос об оценке следственной ситуации. По мнению одних авторов оценка следственной ситуации является неотъемлемым элементом последней, органически включается в ее содержание, субъективный оценочный компонент входит в содержание следственной ситуации наряду с объективными компонентами. «Ни в научном, ни, тем более, в практическом плане, - пишет И. Ф. Герасимов, - разорвать содержание следственной ситуации (ее признаки) с ее мысленной оценкой следователем не только нельзя, но и по существу невозможно. Если исключить оценку из понятия следственной ситуации, то нельзя дать их научную классификацию, нельзя говорить о практическом значении данной категории»3. По мнению В. А. Образцова, В. Г. Танасевича, к содержанию следственной ситуации относятся «оценка фактического состояния, условий и других обстоятельств расследования, определение на этой основе путей и перспектив дальнейшего производства по уголовному делу»4. С точки зрения Т. С. Балугиной, оценка доказательственной информации составляет один из основных компонентов следственной ситуации5. Близкое по смыслу суждение находим у Л. Я. Драпкина. Поскольку «понятие следственной ситуации неотделимо от

1 См.: Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений. Автореф. дис… д-ра юрид. наук.М., 1992. С. 13.

2 См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. С. 98- 100. Вместе с тем, нельзя согласить ся с включением в структуру следственной обстановки («константы») такого элемента, как степень противодействия преступных группировок следствию (Там же. С. 102). Противодействие преступ- ‘ ной группы направлено на воспрепятствование конкретному акту расследования. При этом способы и методы такого противодействия разнообразны и варьируются в каждой конкретной ситуации рас следования.

3 Белкин Р. С. К вопросу о следственной ситуации //Следственная ситуация. С. 8.

4 Образцов В. А., Танасевич В. Г. Указ. соч. С. 114.

5 См.: Балугина Т. С. Проблемы следственной ситуации в криминалистической литературе // Право ведение. 1983. №1. С. 81.

76

отражения реальной обстановки мышлением следователя, от осознания следователем характера складывающейся ситуации, — пишет он, — информационное отражение основных характеристик ситуации, их предварительная и самая общая оценка должны входить понятие следственной ситуации»1. Об оценке как неотъемлемом компоненте следственной ситуации говорят и другие авторы2,

С данной точкой зрения нельзя полностью согласиться. Как отмечает Р. С. Ьёлкин, «оценка сложившейся следственной ситуации “и принятие на ое-. нове такой оценки тактического решения в понятие и содержание ситуации не входят», «Даже если рассматривать следственную ситуацию как информационную модель реальности, то и тогда в эту модель оценка не входит, она отражает отношение субъекта к модели, поскольку модель - результат содержательного познания, а оценка ее - результат познания оценочного»3. 11о мнению А. Г. Филиппова, «оценка ситуации следователем представляет собой самостоятельную категорию, которая не может быть составной частью (элементом) следственной ситуации и каким-то образом определять ее характер и содержание. Точно так же и перспективы расследования, хотя и зависят в опре-. деленной степени от характера и объема собранной по делу информации, в содержание следственной ситуации не входят»4. Аналогично, с позиции Н. П. Яблокова, оценка составных частей ситуации и ситуации в целом никак не может входить в содержание следственной ситуации, «ибо относится не к содержательной, а к методико-исследовательской категории». «Определение характера возникшей ситуации, — пишет автор далее, — может быть осуществлено лишь после формирования всех структурных компонентов ситуации в

1 Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 22.

2 См., например: Балугина Т. С. Проблемы следственной ситуации в криминалистической литерату- ре // Правоведение. 1983. №1. С. 81; Власенко В. Г. Оценка как элемент следственной ситуации // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Проблемы следственной тактики: Межвуз. науч. сб. Саратов. 1989. Вып. 7. С. 57-63.

3 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 137. Аналогичную позицию по данному вопросу за нимает и А. С. Шаталов (См.: Шаталов А. С. Криминалистические алгоритмы и программы. Тео рия. Проблемы. Прикладные аспекты. (Научное издание). М, 2000. С. 84.).

4 Филиппов А. Г. О соотношении понятий криминалистической характеристики преступлений и следственной ситуации //Следственная ситуация. С. 71.

77

целом. Именно уже сложившаяся и должным образом оцененная ситуация начинает употребляться с какими-то оценочными прилагательными (благоприятная, неблагоприятная” и др”)»4. Близкую позицию по’дднному’ЁЩдоу занй-‘ мает и Г* С* Волчецкая2,

A. JHL Гусаков и А. А. Филющенко, классифицируя следственные ситуа- ции по форме существования, выделяют объективную (реальную) следственную ситуацию, существующую независимо от ее оценки следователем и субъективную следственную ситуацию, как ситуацию, изученную и оцененную следователем3, В последнем случае, на наш взгляд, речь должна идти не о субъективное следственной “ситуации, а об’ оценке реальной ситуации следов вателем, которая может быть полной, всесторонней или неполной.

Таким образом, элемент оценки и принятия решения (тактического, процессуального) не входит в содержание следственной ситуации. Вместе с тем, надо признать, что такое разграничение в известной степени условно. Следственная ситуация, ее оценка и принимаемое на этой основе решение органически между собой взаимосвязаны. В литературе справедливо отмечается, что правильность действий следователя в сложившейся ситуации расследования во многом зависит от его точной оценки последней1. Тактическое (процессуальное решение), принятое без учета всех значимых параметров реальной ситуации расследования, а также ближайших перспектив ее развития заранее обречено на неудачу.

Резюмируя сказанное, реальную следственную ситуацию в общем, виде можно определить как определенное положение в раскрытии и расследовании преступления, в той или иной мере и в том или ином отношении способствующее либо препятствующее решению следственных задач. Следственная ситуация как научная (криминалистическая) категория представляет собой

1 Яблоков Н. П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка // Вестник Москов ского университета. Серия 11. Право. 1983. №5. С. 14-15.

2 См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. С. 94.

3 См.: Гусаков А. Н., Филющенко А. А. Следственная тактика (в вопросах и ответах): Учеб. посо бие. Свердловск. 1991. С. 14-15.

78

модель реальной ситуации расследования, включающая в себя наиболее значимые в том или ином отношении признаки последней. Следственная ситуация выступает как основной критерий принятия тактических решений и, одновременно, как объект тактического (управляющего) воздействия. Конечная цель тактического решения — изменение ситуации в благоприятную для следствия сторону.

Разновидностью встречающихся в практике расследования ситуаций яв- ляются конфликтные следственные ситуации. «Деление следственных ситуаций на конфликтные и бесконфликтные, заимствованное криминалистикой у психологии, основывается на характеристике однош и$ психологических компонентов следственной ситуации: соперничества и противодействия сторон, цели и интересы которых при расследовании преступления не совпадают»2.

Основными тактическими задачами следователя в конфликтной ситуации расследования являются:

1) проникновение в планы и намерения соперничающей стороны; • . 2) 3) конспирация собственных планов и информационно-тактической позиции; 4) 5) латентное, рефлексивное управления процессом принятия соперничающей стороной своих, но фактически предопределенных и вынужденных реше-нии . 6) Конфликтная следственная ситуация в литературе характеризуется как ситуация противоборства4, особое состояние системы межличностных отношений участников уголовного судопроизводства, имеющих противоположные интересы, стремящихся к достижению противоположных целей5, столкновение интересов, взглядов лица, осуществляющего расследование и иных участников уголовного судопроизводства, сказывающееся на процессе установле-

1 См.: Шепитько В. Ю. Ситуационная обусловленность применения тактических приемов в рассле довании преступлений // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 48. Киев. 1997. С. 39.

2 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 142.

3 См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 101.

4 См.: Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 99.

5 См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 105.

79

ния объективной истины по делу1. Более точным представляется определение конфликтной ситуации как ситуации разрешения следователем конфликтов в

2

сноси деятельности .

Разрешение конфликта может рассматриваться в двух аспектах: как дея- тельность, процесс и как результат этой деятельности.

Разрешение следователем процессуального конфликта непосредственно связано с установлением истины по делу. Как отмечает Р. С. Белкин, «установление истины в условиях конфликтной ситуации всегда лежит на пути разрешения конфликта- В досудебной стадии оно, как правило» выражается лйбб’вустановлешш следователем невиновности лица, либо в признании последним своей вины»3. По мнению А. Р. Ратинова, источником конфликтов в процессе расследования является неправильное понимание общественных интересов и подлинных интересов личности, неверная оценка фактических обстоятельств дела. «Осознание этих ошибок чаще всего приводит к замене цели и устраняет соперничество. Это - первый и основной путь разрешения конфликтной ситуации. Если же цель следователя определена правильно, но «мирный» путь к ее достижению оказывается невозможным, поскольку отдельные участники дела не хотят принять этой правильной, общественно полезной цели, и отстаивают свои интересы, несовместимые с задачей установления истины, остается другой путь - выиграть это соревнование вопреки же- ланию заинтересованных лиц»1.

Разрешение конфликта следователем предполагает распознавание ве- дущей стратегии и тактики соперничающей стороны и выбор адекватной стратегии и тактики реагирования на возникшее противоречие. Стратегии поведения в конфликте различаются в зависимости от того, ориентирован ли

1 См.: Полстовалов О. В. От теории «конфликтного следствия» к изучению конфликтов, возникаю щих при расследовании преступлений // 50 лет в криминалистике. К 80- летию со дня рождения Р. С. Белкина // Материалы международной научной конференции. Воронеж. 2002. С. 211- 212.

2 См.: Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). С. 12.

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М., 2001. С. 109.

80

субъект взаимодействия на свои собственные интересы (цели) или на интересы (цели) противоположной стороны. Выделяют несколько основных стратегий реагирования субъекта в конфликтной ситуации, которые с определенными оговорками могут быть применены к деятельности следователя:

  1. уход от конфликта (избегание, игнорирование);
  2. соперничество (доминирование, борьба);
  3. приспособление (уступчивость);
  4. сотрудничество;
  5. компромисс (иногда рассматривается как вариант сотрудничества)2.
  6. Заметим, что в конфликтной ситуации участниками конфликта* как пра- вило, используется не одна стратегия, а комбинация стратегий. При этом одна т стратегий может доминировать3.

Для следователя возможность осуществления некоторых стратегий объ- ективно ограничена. Так, уход от конфликта в тактическом плане возможен на определенном этапе разрешения следователем внешних конфликтов с взаимо-. действующими лицами, например, в ходе допроса. Тактически обоснован уход от конфликта, игнорирование конфликтной ситуации в ходе обыска, когда такая ситуация искусственно создается, провоцируется противостоящей стороной в целях дезориентации следователя и других участников обыска. В тоже время уход от внутренних (внутриличностных) конфликтов связан с прекращением профессиональной деятельности в целом, либо только по данному уголовному делу в связи с передачей его другому следователю1. Как от- мечает В. А. Образцов, «перелому в ситуации, переводу ее в русло конструктивного, делового, продуктивного взаимодействия с «непримиримым» носи-. телем информации может способствовать замена следователя на другого, более опытного его коллегу, имеющего более высокий уровень тактического потенциала и владеющего искусством эффективного воздействия на разум и

1 Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике // Правовая ки бернетика. М., 1970. С. 187.

2 См.: Гришина Н. В. Психология конфликта. СПб., 2001. С. 217-218.

3 См.: Анцупов А. Я., Шипилов И. Я. Конфликтология. Учебник для вузов. М., 1999. С. 239.

81

чувства оппонента»2. В этом случае конфликт, его последствия (чувство неудовлетворенности, психологические комплексы и т.д.) хотя и остаются, ощущаются его участниками, но для данного дела они уже не существенны.

В тактических целях вполне допустим временный частичный компромисс в отношениях с противостоящей стороной. Возможность компромиссного разрешения процессуального конфликта предусмотрена законом при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (ст. 314,315 УПК).

На выбор следователем конкретной стратегии поведения в конфликте оказывает влияние целый ряд факторов, которые условно можно разделить на две {руины; личностные и ситуационные* К личностным факторам относятся личностные и профессиональные качества следователя, уровень его знаний, практический опыт, умение ориентироваться и находить решения в сложных профессиональных ситуациях. Среди ситуационных факторов, влияющих на выбор следователем стратегии поведения в конфликте, можно отметить, в ча- стности:

  1. предмет конфликта;
  2. статус участника (участников) конфликта;
  3. фактор времени (наличие времени благоприятствует использованию «мягких» стратегий, уходу от конфликта);
  4. наличие в распоряжении следователя необходимых сил и средств преодоления (предупреждения) оказываемого или потенциального противодействия;
  5. наличие и доступность альтернативных источников получения информации о фактах и обстоятельствах, подлежащих доказыванию;
  6. характер и интенсивность оказываемого противодействия расследованию, его последствия и др.
  7. См.: Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. С. 57-58. 2 Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. С. 160-161. По действующему законодательству передать уголовное дело от одного следователя к другому вправе прокурор. При этом он должен обязательно указать в своем постановлении основания такой передачи (ст. 37 УПК).

82

Указанные “факторы в совокупности влияют на оценку следователем перспектив использования той или иной стратегии в конкретной ситуации взаимодействия. У1^}^шл&Ъ1&^1Ш&м1:трктсгия отражается на характере и содержании принимаемых следователем тактических решений и непосредственно реализуется в тактике взаимодействия с участниками процесса.

В ходе проведенного нами опроса, большинство следователей указали на то, что в их деятельности эпизодически возникают конфликты, серьезные противоречия (66,7% опрошенных следователей прокуратуры, 60,7% опрошенных следователей органов внутренних дел).

Среди лиц, с которыми конфликты возникают чаще всего, были назва-!п,г:

L подозреваемый и обвиняемый (62,8% опрошенных);

  1. оперативные работники дознания (52,9% опрошенных);
  2. адвокат (463% опрошенных);
  3. руководство (33% опрошенных);
  4. свидетели (29,7% опрошенных);
  5. представители органов власти (19,8% опрошенных);
  6. потерпевшие (16,5% опрошенных);
  7. эксперты (6,6% опрошенных).
  8. Заметим, что 52% опрошенных оперативных работников отметили су- ществование конфликтов со следователями. 43% опрошенных указали на то, что наибольшую трудность в их практической деятельности вызывают сложности во взаимодействии со следователями. Вместе с тем, как можно заключить на основе анализа результатов опроса, данные конфликты, как правило, не приобретают острый характер, о чем свидетельствует склонность обеих сторон к использованию «мягких» средств разрешения возникающих противоречий.

Как показывает исследование, следователи независимо от опыта работы и количества уголовных дел, одновременно находящихся в их производстве, в

83

большинстве своем (80,2%) склоняются к «мягким» средствам разрешения конфликта.

Содержание конкретных тактических решений зависит от условий кон- фликтной ситуации, ее вида, В литературе конфликтные ситуации классифицируются по различным основаниям.

/. По предмету конфликта.

  1. конфликты по поводу интересов в знаниях о фактах и обстоятельствах, входящих в предмет доказывания;
  2. конфликты, связанные с удовлетворением интересов следователя в облечении этих знаний я уголовно-процессуальную ф”6рму”(инымй”словами, в их процессуальном доказывании);
  3. конфликты, связанные с удовлетворением интересов следователя в предоставлении обвиняемого суду1.
  4. С точки зрения Л. Я. Драпкина, возникновение конфликтных ситуаций возможно:

  5. .в связи с получением информации об обстоятельствах предмета доказывания;
  6. в связи с получением сведений о промежуточных фактах;
  7. в связи с розыском и задержанием преступников, скрывшихся от следствия и суда;
  8. в связи с поиском материальных и иных ценностей, подлежащих описи по делу;
  9. по поводу методов получения и форм фиксации данных по делу;
  10. комбинированные конфликтные ситуации (по нескольким направлениям деятельности) .
  11. По степени остроты конфликтной ситуации: 1. конфликтная ситуации без строгого соперничества, когда интересы сторон частично совпадают (например, ситуация, складывающаяся при допросе,

1 См.: Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. С. 54.

2 См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 112-113.

84

когда допрашиваемый обладает искомой информацией, желает ее передать следователю, но неумышленно в силу каких-либо причин (к примеру, ошибок в восприятии) искажает ее);

  1. конфликтная ситуация со строгим соперничеством, когда интересы сторон диаметрально противоположны.

Последняя представляет собой наиболее острую форму конфликта и может сопровождаться достаточно интенсивным и противодействием расследованию.

По делу о вымогательстве, совершенном группой лиц по предваритель- ному сговору, все члены группы на следствии не признавали вины, xoni их участие в совершении ннкримируемых преступлений было очевидным. В период расследования неоднократно поступали угрозы потерпевшему и членам его семьи. В частности, к нему поступила анонимная записка: «Забери заявление, иначе поплатишься семьей». После подтверждения своих показаний в суде потерпевший был избит неизвестными лицами. Преступная группа пыталась также скомпрометировать следственные органы в СМИ. Часть членов группы скрылась от следствия и суда. Трое лиц, не считая четверых задер- жанных и впоследствии осужденных, находились в розыске. На суде показания восьмерых свидетелей (в основном родственников и знакомых подсудимых) были признаны ложными1.

  1. В зависимости от наличия или отсутствия реальной конфликтной ситуа ция, адекватности ее восприятии выделяется:

  2. собственно конфликтная ситуация;
  3. ситуация реального конфликта, но следователь неадекватно отражает ее структуру (предмет, участники, их мотивы и действия);
  4. ситуация реального конфликта, ошибочно диагностированная следователем как в целом бесконфликтная.
  5. См.: Преодоление противодействия при расследовании вымогательства, совершенного преступ ными группами // Российский следователь. 2001. № 1. С. 2-3.

85

4Гситуация ложного конфликта, когда объективно бесконфликтная ситуация ошибочно воспринимается как ситуация конфликта различной остроты. • . В последнем случае конфли’й’сЖъектйвнб отсутствует» однако субъект диагностирует ситуацию как конфликтную и соответствующим образом корректирует свое поведение. Данная закономерность описывается известной теоремой Томаса, согласно которой, если ситуация определяется как реальная, она реальна по своим последствиям1, Поведение субъекта в конфликте детерминирует не сама объективная реальность, а имеющееся у него представление

0 ней. В деятельности следователя ложный конфликт может возникать, на пример,, при допросе, когда следователь принимает лицо, объективно не рас полагающее искомой информацией, за лицо ее имеющее, что может привести к возникновению неоправданного напряжения, конфликтности в отношениях сторон2.

  1. По степени выраженности: . явные конфликты; 2. неявные конфликты.

Уникальная по своим характеристикам ситуация складывается в том случае, когда одна из сторон взаимодействия остается в неведении относительно истинных намерений другой в силу того, что последние тщательно маскируются или просто не афишируются. Такие взаимодействия внешне, как правило, облекаются в форму сотрудничества. Для следователя подобная ситуация создает опасность принятия тактически неверных решений, утраты контроля над событиями. Так, наличие информатора из числа сотрудников правоохранительных органов дает возможность преступникам не только расширить диапазон мер сокрытия преступной деятельности, но иногда и полностью парализовать расследование3.

  1. По количеству участников:

1 См.: Конфликтология: Учебник / Под ред. А. С. Кармина. СПб., 2000. С. 31.

2 См.: Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. С. 64.

3 См.: Трухачев В. В. Преступное воздействие на доказательственную информацию. Воронеж, 2000. С. 141.

86

  1. двусторонние конфликты; “
  2. многосторонние конфликты, в том числе коалиционные.
  3. По характеру конфликтного взаимодействия:

  4. конфликтные ситуации, характеризующиеся отсутствием непосредст- венного контакта с противодействующим субъектом, в том числе ситуа- ции противодействия со стороны неизвестного, «условного» противника (например, проведение осмотра места происшествия, в первоначальную следовую обстановку которого внесены умышленные изменения с целью воспрепятствования расследованию);
  5. ситуации взаимодействия при непосредственном контакте с противодей-. ствуюшим субъектом (в ходе допроса, обыска и т.д.),
  6. По уровню обобщения (или, наоборот, степени ограничения) сущест венных признаков конфликтной ситуации:

. типичные и

  1. специфические (реальные) ситуации.

Сопоставляя признаки специфической и типичной конфликтной ситуации, следователь находит оптимальный способ действия, адекватный индиви- дуальным условиям по уголовному делу1.

В целом, при принятии решения в конфликтной ситуации перед следо- вателем могут возникать три дилеммы. В одних случаях приходиться выбирать из «двух зол» меньшее. Проблема здесь состоит в том, какое решение позволит понести меньшие потери и с большей вероятностью сохранит имеющийся потенциал. В других случаях во всех альтернативах усматриваются как положительные, так и отрицательные моменты. И, наконец, возможна ситуация, когда выбранные действия достаточно эффективны, но могут вызвать массивную ответную реакцию или же могут быть оценены как противоправные2.

1 См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 116.

2 См.: Юридическая конфликтология. С. 50-51.

87

Сущность конфликтных следственных ситуаций составляют два фактора: тактическое соперничество сторон, имеющих несовпадающие интересы, и неизвестность в отношении их планов и намерений . По мнению Л Я. Драпкина, стратегическая неопределенность, отсутствие у следователя достоверных и полных сведений о планах и намерениях (стратегии) противодействующей стороны, составляет один из основных признаков конфликтной ситуации. «Исключение из содержания научного понятия «конфликтная ситуация» фактора информационной неосведомленности сторон» - пишет он, — фактически приводит к устранению самого этого понятия как самостоятель-ной “теоретико-криминалистической катешрии» ? В зону стратегической неопределенности, по Л. Я. Драпкину, входят способы контрповедения соперничающей стороны при производстве процессуальных и оперативно-розыскных действий, заявление необоснованных ходатайств, направленных на обман следователя, отвлечение следователя от проверки правильной версии, затягивание расследования для выигрыша времени, попытки уничтожить, спрятать ценности или важные документы, склонить свидетелей и потерпевших к даче ложных показаний, совершить побег из-под стражи, скрыться от следствия и суда, инсценировать мнимое признание своей вины с целью снизить активность следователя в поиске дополнительной информации и другие формы не-‘ гативной деятельности . Действительно, осведомленность следователя о позиции противостоящей стороны дает важное тактическое преимущество при условии, конечно, что последняя такой информацией не обладает. Неопределенность в отношении планов и намерений другой стороны конфликта негативно сказывается на результативности предпринимаемых следователем следственных и иных процессуальных действий, служит причиной риска при принятии решений. Вместе с тем, как справедливо отмечает Р. С. Белкин, простая ситуация «может на деле оказаться для следователя чрезвычайно сложной в си-

1 См.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 10; Зорин Г. А. Теоретические ос новы криминалистики. С. 136.

2 Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 103.

3 Там же. С. 102.

88

лу успешного противодействия преступника, столь же хорошо информированного о действиях и намерениях следователя, сколь последний информирован об обстоятельствах расследуемого события»1.

Арестованный за неоднократное получение взяток заместитель началь- ника ГАИ Тол ьяттинс кого ГОВД майор милиции В. И. Спиридонов, находясь под стражей, имел возможность оперативно получать информацию о предпринимаемых следствиям мероприятиях по его изобличению во взяточничестве и путем передачи указаний своим сообщникам из правоохранительных структур оказывал активное противодействие следствию. Противодействие следствию со стороны арестованного В, И, Спиридонова и его связей удалось нейтрализовать лишь после того, как он был этапирован в СИЗО Саратовской области .

Реально любая сложная, проблемная следственная ситуация несет в себе элемент неопределенности- Принимая то или иное тактическое решение в этих условиях, следователь, чтобы обосновать свой выбор, намеренно упрощает действительность, пренебрегая маловероятными факторами. Такое упрощение может привести к серьезным ошибкам в выборе решения, связанным с неправильной оценкой ситуации. Исследования показывают, что 34% следователей испытывают трудности в анализе сложных следственных ситуаций, им обычно нелегко учесть все определяющие ситуацию факторы в совокупности; 27% опрошенных видят трудности в неумении скомпоновать имеющуюся информацию. 67% следователей в процессе принятия решения определяют вид следственной ситуации интуитивно, «на глазок», поэтому восприятие си- туации не всегда бывает адекватным, а принимаемые решения - оптимальными3. В этой связи одним из основных принципов принятия решений в конфликтной ситуации является принцип компетентности.

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 140-141.

2 См.: Лямин М. В. Следственные ситуации начального этапа расследования взяточничества в пра воохранительных органах // Вестник Саратовской государственной академии права. Вып. 5 (28). С. 29.

3 См.: Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. С. 180.

89 Принцип компетентности означает, что, во-первых, лицо, принимающее решение, должно обладать необходимыми знаниями и практическим опытом действия » сложных* конфлй|^ых”сйтуай1Ййх~*й^ ио- нторых, принятию конкретного тактического решения должен предшествовать глубокий и объективный анализ сложившейся ситуации расследования.

Принцип компетентности при принятии решений имеет научное обос- нование. В теории систем известен закон «необходимого разнообразия», сформулированный У. Р. Эшби, суть которого в контексте изучаемой темы означает, что для оптимального разрешения сложной проблемы лицо, принимающее решение (следователь), должно иметь тем большее разнообразие (знание методов, способов решения), чем разнообразие решаемой проблемы, гот должно быть способно создать в себе это разнообразие, т. е. разработать методику решения проблемы, предложить новые способы ее решения. Конечно, можно применить один из известных и проверенных способов решения. Однако в сложных, конфликтных ситуациях «стереотипный прием только в очень редких случаях может привести к успеху. Вернейший и кратчайший путь к успеху - изыскание новой прогрессивной идеи. То, что новые идеи могут отвергать прежний опыт, ничего не меняет. Чтобы отвергнуть, надо ис- пользовать; чтобы отрицать, нужно знать, что отрицаешь»1.

Принцип компетентности предполагает знание и использование следо- вателем существующих методик поиска оптимального решения. В теории управления разработаны различные системы, методики принятия управленческих решений, которые могут быть использованы при разработке тактических решений следователем. В частности, существует несколько практических правил принятия решений2.

  1. Прежде чем вникать в детали, получите представление о проблеме в целом. Это позволит четче сформулировать цель (задачу) принятия решения и определить необходимые для ее достижения средства.

1 Дружинин В. В., Конторов Д.С. Проблемы системологии (проблемы теории сложных систем). М., 1994. С. 27-28.

2 См.: Абчук В. Уроки бизнеса: Учеб. пос. СПб., 1994. С. 54.

90

Задача следователя в сложной ситуации расследования состоит в том, чтобы охватить весь вопрос, всю проблему в целом и найти такое решение (или решения), которое бы было наилучшим во всех отношениях (тактическом, процессуальном, организационном и т.д.).

  1. Не принимайте решение, пока не рассмотрите все возможные варианты.

Поле альтернатив должно быть как можно более широким, чтобы обес- печить свободу выбора решений. Чем больше найдено альтернатив, тем выше гарантия того, что будет принято оптимальное решение. Вместе с тем, множество альтернатив должно быть достаточно узким и обозримым для лица, принимающего решение.

  1. Сомневайтесь — даже самые общепринятые истины должны вызывать недоверие, и не нужно бояться отводить их. Не удовлетворяйтесь самым первым решением, постарайтесь найти его слабые стороны, найдите другие решения и сравните их с первым.

Любое решение, которое видится очевидным, полезно поставить под сомнение. Это позволит более глубоко разобраться в сложившейся ситуации. Стандартное, привычное решение не значит лучшее, оптимальное.

  1. Используйте модель или аналогию, которая поможет лучше понять сущ ность решаемой проблемы. ‘ .

Модели (схемы, рисунки) позволяют абстрагироваться от второстепенных деталей, увидеть главное в проблеме.

  1. Старайтесь взглянуть на проблему с различных точек зрения, даже если шансы на успех кажутся минимальными.

В тупиковой, «безвыходной» ситуации анализ проблемы с различных позиций позволит найти новое, нестандартное и оригинальное решение.

  1. Советуйтесь перед принятием окончательного решения.

Принятию оптимального решения в сложной, конфликтной ситуации способствует использование методов типа «мозговой атаки» («мозгового-

91

штурма»): метода коллективной генерации идей, обмена мнениями, «деловой игры» и др.1

Решение должно быть своевременным. Своевременность решения состоит в принятии и реализации решения «именно в тот момент, который дик- туется обстоятельствами данной следственной ситуации, в тот момент, когда принт и*г и” реализицш~тюои qechoi и решения обеспечивает поступательное развитие процесса доказывания»2. Важную роль в этом плане играет эмпирическое предвидение следователем возможных негативных изменений следственной ситуации»

В ходе расследования серии уголовных дел, связанных с незаконным таможенным оформлением автомашин, ввезенных в РФ из-за границы, были вскрыты факты получения взятки, должностного подлога и злоупотребления сотрудниками таможни и ГИБДД. В результате проведения комплекса следственных и оперативно-розыскных мероприятий - обыски в квартирах, гаражах и на рабочих местах подозреваемых должностных лиц и владельцев автомашин, арестов на имущество, задержания подозреваемых, криминалистических и почерковедческих экспертиз и т.д. Были выявлены и процессуально оформлены вещественные доказательства совершения преступлений, получены правдивые показания у всех причастных лиц. В тоже время, следствием были допущены серьезные ошибки в организации расследования. Так, выявление подложных документов проводилось не одновременно с задержанием и допросом должностных лиц, обысками и наложением ареста на имущество указанных лиц. Эти ошибки позволили преступникам и иным заинтересованным лицам (родственникам, соучастникам и др.) скрыть ряд доказательств получения взяток, некоторые укрыли наиболее ценное имущество, автомашины от ареста и т.д.3

О содержании этого метода см. подробнее: Янч Э. Прогнозирование научно-технического прогресса. М., 1974. С. 10.

2 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 181.

3 См.: Гармаев Ю. П. Должностные преступления в таможенных органах. М., 2002. С. 165- 168.

92

С принципом своевременности принятия решений тесно связан принцип профилактики (предупреждения) следственных конфликтов. Согласно прак-сеолшии (науки’об’общих’принципах человеческой деятельности^’ предупредительные и профилактические действия всегда требуют меньше затрат» чем последующие конструктивные или деструктивные действия1. В конфликтной следственной ситуации оптимальными являются тактические решения, ориентированные на предупреждение потенциального конфликта, противодействия со стороны заинтересованных лиц, минимизацию негативных результатов такого воздействия. Важное место в подготовке таких решений занимает про- никновение в планы и намерения соперничающей стороны» предвидение ее возможных действий и разработка соответствующих контрмер. Так, в конкретных следственных ситуациях на основе оперативных и следственных данных версии защиты часто могут быть прогнозируемы, заранее включены в план расследования и проверены еще до того, как они будут выдвинуты стороной защиты (обвиняемым, подозреваемым и его защитником). Это дзет тактические преимущества следователю, предоставляя ему возможность неожиданно для обвиняемого и его защитника предъявлять доказательства, опровергающие их объяснения, в случае, если они не соответствуют действительно-сти . Профилактические меры должны быть предприняты также в целях предотвращения негативных последствий возможного отказа обвиняемого от ранее данных «признательных» показаний.

Н. обвинялся в умышленном убийстве своей жены Л. и ее матери Н. Обгоревшие скелеты Л. и Н. были найдены в сожженной машине, принадлежавшей Н. Сразу же после задержания Н. сознался в совершении «двойного» убийства и начал давать показания. В частности, он сообщил, что для убийства воспользовался ножом из комплекта ножей, приобретенного недавно его женой. Нож был найден при повторном осмотре места происшествия под.

1 См.: Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе. М., 1975. С. 137.

2 См.: Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения всесторонности, полноты и объ ективности расследования преступлений. Научный доклад, представленный на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1992. С. 29.

93.

остовом сидения водителя. В квартире Н. были найдены два других ножа, которые могли принадлежать к комплекту ножей, приобретенных Л. Тем не менее, расследование по делу 6ыло’прЧ)вёдёнЪ’‘п«]^хностно, многие обстоятельства преступления оказались невыясненными. В частности, на пустыре, где находилась сожженная машина, в ходе осмотра были обнаружены следы протектора колес. Вместе с тем, слепки со следов не изготовлялись, соответствующая экспертиза не была проведена. Следствие не учло возможность отказа Н. от ранее данных показаний, показания Н. не были должным образом детализированы и проверены. Впоследствии Н. стал утверждать, что вынужден бшГоговорить себя, поскольку к нему применялись незаконные методы ведения следствия. Свой отказ от показаний, касающихся ножа, Н. объяснял тем, что нож был подброшен в обгоревшую машину. Вину Н. удалось доказать в ходе качественно проведенного дополнительного расследования. “НГбыл признан виновным и осужден к высшей мере наказания1.

Одним из условий рациональной деятельности в конфликтных ситуациях расследования является гибкость, подвижность планов и решений. Целе- сообразным является разработка «запасных» и альтернативных приемов и комбинаций в расчете на возможное неожиданное изменение ситуации про-‘ цессуального действия, что позволяет следователю действовать сообразно складывающейся обстановке. Даже «прекрасно составленные планы кампании могут оказаться исполнимыми только частью, а иногда должны совершенно измениться потому, что им будет противодействовать неприятель, которого силы и способы с верностью определить нельзя и который имеет свои собственные намерения и цели»2.

В качестве принципа рационального управления конфликтной ситуацией можно рассматривать принцип минимизации вмешательства. Данный принцип ориентирует лицо, принимающее решение, на достижение диктуемой сложившейся обстановкой расследования конкретной тактической пели

1 См.: Мельник В. В. Подслоем пепла (опыт расследования тяжкого преступления) // Криминали стика и судебная экспертиза. Вып. 48. Киев. 1997. С. 215-220.

2 Петрушевский А. Генералиссимус князь Суворов. СПб., 1900. С. 520.

94

(задачи) с минимальными затратами времени и средств, при минимальном (необходимом) вмешательстве в развитие ситуации. Иногда тактическая цель может быть достигнута посредством отказа от активных~действйЙЗ”рёзульта-“ те естественного (но, подчеркнем, контролируемого) развития ситуации. Например, при определенных условиях внешний отказ следователя от активных действий по раскрытию преступления и изобличению преступника может создать у противодействующей стороны иллюзию бездеятельности, непрофес- сионализма следствия и своей безнаказанности, подтолкнуть ее к неосторожным решениям и обличающим действиям.

Решение в конфликтной следственной ситуации должно отвечать требо- ваниям простоты, ясности и определенности.

В этом плане интерес представляет высказывание видного военного теоретика прошлого Клаузевица. «Вопрос о том, что даст больший результат,. простой ли удар или сложный, искусный, - писат он, - может быть без колебаний разрешен в пользу последнего, если противник мыслится как пассивный объект». Но «если противник решится на более простой удар, выполнимый в короткий срок, то он предупредит нас и затормозит успех большого плана». «Подвижный, смелый и решительный противник не даст нам времени для искусных комбинаций дальнего прицела, а между тем против такого-то противника искусство нам больше всего и понадобится. Этим, как нам представляется, наглядно устанавливается преимущество простых и непосредственных приемов над сложными… Таким образом, не только не следует пытаться превзойти противника в создании сложных планов, но, наоборот, надо стараться всегда опережать его в противоположном направлении»1.

Конфликтная следственная ситуация, как правило, характеризуется той или иной степенью неопределенности в отношении позиции и тактики соперничающей стороны, дефицитом времени, отводимым на принятие и реализацию решения. Рациональным в этих условиях оказывается то решение, которое непосредственно ведет к поставленной тактической цели. Важным про-

1 Клаузевиц К. О войне: Пер. с нем. М., 1995. С.259.

95

фессиональным качеством следователя является умение превращать сложное в простое, не забывая обо всех деталях предстоящей операции, способность в кратчайшие сроки вырабатывать точные и определенные меры по изменению” складывающейся ситуации в благоприятную для следствия сторону.

К решению задач оптимизации следственной деятельности в конфликт- ных ситуациях расследования применим известный в теории игр принцип получения максимального гарантированного результата. В соответствии с данным принципом стратегия является оптимальной, если ее применение обеспечивает «игроку» наибольший гарантированный выигрыш при любых возможных стратегиях другой стороны. Принцип гарантированного результата позволяет выработать оптимальные правила (стратегии) поведения сторон - участников конфликта в ситуации информационной неопределенности и тактиче-“ ского риска.

96

2\ 2. Минимизация тактического риска при принятии процессуальных и тактических решений следователем I]рофссС’ионшТьн1ш” деятельность следователя 11роте^ает”ир^ймущёст-‘ вен но в условиях информационной неопределенности, в ситуациях, когда отсутствуют достоверные и полные сведения о преступлении, виновных лицах и других криминалистически значимых обстоятельствах. Неопределенность в отношении исходов (результатов) выбранного следователем способа деятельности, комплекса (системы) действий в обстановке реального или потенциального процессуального конфликта обуславливает формирование ситуаций особого рода - ситуаций тактического риска.

Проблемы риска в следственной деятельности в криминалистической литературе рассматриваются на различных уровнях. Можно выделить следующие направления исследования риска:

  1. общие положения риска в расследовании преступлений (его понятие, виды, структура, факторы и другие вопросы общего характера);
  2. рассмотрение отдельных видов риска: при производстве отдельных следственных, иных процессуальных действий (допрос, очная ставка, предъявление для опознания, задержание преступника1 и т.д.), применительно к расследованию отдельных видов преступлений2.
  3. Сам термин «тактический риск», насколько нам известно, был введен -в научный оборот Р. С. Белкиным. Под тактическим риском автор подразумевал ситуацию, грозящую провалом замысла следователя при проведении следственного действия . В своих последующих работах Р. С. Белкин уточнил понятие тактического риска, определив его как «возможность возникновения отрицательных последствий при реализации тактического решения»4.

1 См., например: Жиляева Н. А. Тактический риск, его значение и учет при подготовке к задержа нию вооруженного преступника // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 5: Сб. науч. тр. / Отв. Ред. В. В. Яровенко. Владивосток. 2000. С. 85-89.

2 См., например: Зенкевич И. Б., Гмырко В. И. Некоторые проблемы тактического риска при рас следовании тяжких преступлений // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о . тяжких преступлениях. Караганда. 1982. ,-./•?

3 Белкин Р. С. Криминалистика. М., 1974. С. 366.

4 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. М., 1997. С. 191.

97

Тактический риск - закономерный компонент расследования преступ- лений. «Сама специфика расследования, — пишет Р. С- Белкин, _ делает принятие решений в условиях тактнчеекош риска типичным явлением»1. С этим утверждением нельзя не согласиться. Как отмечает О. Я. Баев, «нецелеустремленность расследования, его пассивность, обусловленные этим тактические просчеты следователя, боязнь допустимого и обоснованного тактического риска - вот одна из основных причин следственных ошибок»2. «Выбор тактического решения, наиболее оптимального варианта, — пишет Е« Р. Российская, - приходится делать с учетом большого числа факторов и нередко в условиях неопределенности, то есть в условиях тактического рис-

3

ка» .

Специфика риска в следственной деятельности состоит в том, что так- тически рискованным может оказаться как действие, так и отказ от него (бездействие) в обстановке, требующей от следователя активных действий,

В настоящее время криминалистами отмечается устойчивая тенденция качественного и количественного роста актов противодействия предварительному расследованию: резко возрос удельный вес действий по сокрытию преступлений в общей системе преступной деятельности, сокрытие криминалистически релевантной информации становиться более изощренным и законспирированным, профессионализируется, усложняются сами способы сокры-‘ тия, противодействие расследованию приобретает все более агрессивный характер1. В этих условиях отказ следователя от активных опережающих и упреждающих действий, так или иначе, сопряженных с риском, фактически означал бы подмену процесса расследования, ориентированного на установление действительных обстоятельств преступного события, причастных к нему лиц, защиту прав и законных интересов потерпевших от преступления и иных

‘Там же. С. 192.

2 Баев О. Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 16.

3 Российская Е. Р. Криминалистика: вопросы и ответы: Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ- ДАНА.1999.С. 174.

98

лиц, формальным расследованием или, пользуясь выражением В. Громова и Н. Лаговиера, «чисто обрядовой регистрацией всевозможных фактов, которые всплывали сами собой» . Действовать в условиях риска следователя побуждают также такие факторы, как осознание своего превосходства в ранге рефлексии над противостоящей стороной, интуитивное предвидение успешности рискованных действий, процессуальная необходимость совершения действий независимо от складывающейся по делу следственной ситуации3.

Полностью избежать риска нереально. Задача состоит в том, чтобы «из- брать стратегию наименьшего тактического риска, предвидеть возможные отрицательные последствия своего решения и заранее продумать меры по ликвидации или ослаблению этих последствий, минимизировать риск»4.

Анализ имеющихся в литературе подходов к определению тактического риска показывает, что между ними нет принципиальных различий. Тактический риск рассматривается, в частности, как «осуществление действия в проблемной ситуации, итог которого не является однозначным и заранее определенным»5, «допущение отрицательного результата действий»6, «модель разрешения неопределенности путем реализации тактического решения при альтернативно возможном результате»7. В данных определениях внимание акцентируется только на том, что риск сопряжен с опасностью наступления неблагоприятных в том или ином отношении последствий. Между тем, риск в теории принятия решений рассматривается как характеристика информационной неопределенности. В условиях определенности возможны неблагоприят-

См.: Трухачев В. В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. Воронеж. 2000. С. 9-10; Николайчук И. А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию. М, 2000. С. 12.

2 Громов В., Лаговиер Н. Искусство расследования преступлений. М.} 1927. С. 130-131.

3 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 94-95.

4 Там же. С. 192.

5 Коновалова В. Е., Шепитько В. Ю. Криминалистическая тактика: теории и тенденции. Учебное ‘ • пособие. Харьков. 1997. С. 72.

6 Гинзбург А. Я., Белкин А. Р. Криминалистическая тактика. Алматы. 1998. С. 1998. С. 34- 35.

7 Осипов Ю. Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1992. С. 13.

99

ные, отрицательные исходы, однако они вполне предсказуемы и известны, по-. этому «риск в таких «заведомо проигрышных ситуациях» отсутствует»1.

  • 1Ь мнению 1\ А. Зорина, криминалистимеский риск представляет собой” ^ «действие или бездействие по поводу расследуемого преступления, направ ленное на цель, отягощенную объективной вероятностью недостижения, субъективированное определенным лицом, предполагающим альтернативный результат (успех - неуспех)»2. С данным определением нельзя полностью со гласиться. Ситуация тактического риска сопряжена не только с вероятностью’ недостижения желаемого результата, но и с угрозой наступления неблагопри-

  • ятных последствий реализации рискованного решения (реально такие послед-. ствия, конечно, могут и не наступить). Скнову тактического риска составляет «деятельность, осуществляемая в условиях выбора, когда существует опас ность в случае неудачи оказаться в худшем положении, чем до выбора»3.

В качестве признаков тактического риска в следственной деятельности также называют отсутствие решений, гарантирующих обязательный (стопро центный) успех, возможность выбора альтернативного пути, способа действий при объективной неизбежности такого выбора, ухода от принятия решения, *»• наличие элемента оценки, сопоставления, сравнения вероятных практических

выгод и возможных последствий, связанных с принятием рискованного решё-

4

ния .

В состав структуры ситуации тактического риска, по Л. Я. Драпкину, входят:

  1. цель следственных, оперативно-розыскных, иных действий и их комплексов;
  2. оперирующая сторона - следователь и взаимодействующие с ним лица;
  3. С ‘ Кулагин О. А. Принятие решений в организациях. Учеб. пособие. СПб., 2001. С. 50-51.

2 Зорин Г. А. Криминалистический риск: природа и методы оценки. Учеб. пособие. Минск, 1990 • С.7.

3 Осипов Ю. Ю. Указ. соч. С. 14.

4 См.: Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р. С. Белкина. М., 1999. С. 504-505.; Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. С. 131-132; Гинзбург А. Я., Белкин А. Р. Указ. соч. С. 34-35.

100

  1. активные средства (совокупность ресурсов, в том числе информационных, находящихся в распоряжении оперирующей стороны);
  2. способы действий (тактика оперирующей стороны);
  3. возможные исходы действий (благоприятные и неблагоприятные);
  4. результаты осознания следователем отраженной в мышлении информационной модели ситуации тактического риска1.
  5. Вместе с тем, ситуация риска может быть объективно обусловлена и существовать независимо от осознания ее лицом, принимающим решение. «Если объективно действие является в известной мере смелым, какой-то риск всегда в нем присутствует, а значит, в нем содержится и элемент объективной ненадежности» . В этих условиях, задача следователя состоит в своевременном распознавании ситуаций тактического риска и его причин, принятии мер к нейтрализации его возможных негативных с позиции интересов расследования последствий.

Элементами риска являются:

  1. будущий ущерб, который еще не наступил, но угроза которого существует;
  2. неизвестность того, наступит ли ущерб, ибо он только вероятен, а не достоверен;
  3. ущерб, т. е. всякого рода уменьшение какой-либо ценности3.
  4. По мнению П. П. Кабанова, последствия риска в уголовном судопроиз- водстве условно можно отнести к двум видам - тактические и процессуальные (социально-правовые). К тактическим относятся ослабление доказательственной силы полученной ранее информации, утрата тактического преимущества (инициативы), осложнение следственной ситуации в целом, сопряженное с дополнительными затратами. Процессуальными (социально-правовыми) последствиями риска являются ущемление прав граждан, нарушение их личной

1 См.: Драпкин Л. Я. Указ. соч. С. 133.

2 Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе. С. 123.

3 См.: Осипов Ю. Ю. Указ. соч. С. 13.

101

неприкосновенности, подрыв принципа неотвратимости наказания, дискредитация правоохранительных органов1.

Г. А. Зорин выделяет уголовно-процессуальный риск, состоящий «в на- рушении норм уголовно-процессуального закона в надежде, что никто не заметит, не обратит внимания, хотя доказательственная ценность такого рискованного (с позиции уголовного процесса) действия резко снижается»2. Данная точка зрения представляется спорной. Как отмечает Р. С. Белкин, такой риск «вообще не подпадает под категорию правомерного риска, это должностное нарушение (а иногда и преступление)»3.

С обозначенных позиций риск при принятии следователем процессу- альных и тактических решений можно определить как осознанную возможность неблагоприятного исхода реализации решения в условиях неопределенности.

Проведенное нами исследование показало, что у следователей отсутствует четкое понимание тактического риска. На вопрос о том, с вероятностью наступления каких отрицательных последствий, связан риск в деятельности по расследованию преступлений были получены следующие ответы.

  1. возможность привлечения к дисциплинарной ответственности и наказания в случае неудачи (43% опрошенных);
  2. возможность отмены решения как необоснованного прокурором или судом (29, 7% опрошенных);
  3. наступление неблагоприятных в тактическом отношении последствий (26,4% опрошенных);
  4. привлечение к ответственности и ограничение прав невиновного лица (23, 1% опрошенных);
  5. дискредитация правоохранительных органов (19,8% опрошенных);
  6. нарушение общепринятых норм морали и нравственности (3,3% опрошен ных);

1 См.: Кабанов П. Риск при расследовании преступлений // Законность. 1989. №2. С. 56.

2 Г. А. Зорин. Теоретические основы криминалистики. С. 254-255.

3 Белкин Р. С. История отечественной криминалистики. М., 1999. С. 292-293.

102

  1. угроза личной безопасности (3,3% опрошенных).

Таким образом, следователи склонны рассматривать риск как исключи- тельное явление, крайнее средство (возможно на грани законного), связывая его с угрозой привлечения к ответственности в той или иной форме. Показательно, что, отвечая на вопрос о том, приходится ли им принимать процессуальные и тактические решения в условиях риска, большинство следователей (80,2% от общего числа опрошенных) выбрали ответ «редко».

В литературе риск в деятельности следователя классифицируется по различным основаниям.

По степени локализации тактический риск может распространяться на:

  1. проведение тактических операций;
  2. проведение следственных (судебных) действий или оперативно- розыскных мероприятий;
  3. применение систем (подсистем) тактических приемов отдельных процессуальных действий;
  4. использование отдельных тактических (или иных криминалистических) приемов .
  5. В условиях риска следователем принимаются многие (но далеко не все) процессуальные решения. Элемент риска объективно присутствует при принятии решений о производстве ряда следственных и иных процессуальных действий, как-то: обыск, очная ставка, опознание, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, избрание меры пресечения и некоторых других. Сказанное подтверждается результатами проведенного опроса следователей. Среди процессуальных решений, прежде всего сопряженных с риском, следователи назвали решения об избрании меры пресечения (66,1% от общего числа опрошенных), задержании (46,3% опрошенных), привлечении в качестве обвиняемого и предъявлении обвинения (29,7% опрошенных), обыске (13,2% опрошенных), опознании (6,6% опрошенных), очной ставки (3,3%),

См.: Шепитько В. Ю. Теория криминалистической тактики: Монография. Харьков. 2002. С.
121.

103

возбуждении уголовного дела (3,3%). Остановимся на данных решениях подробнее.

Решение об обыске и сам обыск изменяют следственную ситуацию по делу, так как велика вероятность того, что соседи, сослуживцы, знакомые обыскиваемого сразу же заподозрят последнего в совершении противоправных действий1. Опуская этический момент, связанный с угрозой подрыва репутации невиновного лица, заметим, что данная ситуация в определенных случаях может повлечь за собой отказ названных лиц от дальнейшего сотрудничества со следствием, что затруднит получение от них правдивых и полных показаний по обстоятельствам дела.

Ст. 182 УПК, регламентирующая условия и порядок производства обы- ска, в отличие от действовавшего УПК РСФСР 1960 года (ст. 169), не содержит правила об обязательном присутствии при обыске лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи. Между тем, по смыслу данной статьи (до начала обыска «следователь предъявляет постановление об его производстве», «предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы», по окончании обыска «копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи») следователь по возможности должен обеспечить присутствие указанных лиц при обыске. Производство обыска в присутствии лица, которое по имеющимся сведениям причастно к расследуемому событию, в условиях неопределенности относительно возможного исхода следственного действия сопряжено с тактическим риском. Как отмечает О. Я. Баев, «если при обыске в присутствии обыскиваемого будут обнаружены искомые предметы или документы, изобличающие его в совершении преступления, то это, как правило, повлечет за собой дачу обыскиваемым в целом правдивых показаний по существу дела. И, напротив, если обыск, произведенный в присутствии обыскиваемого, окажется безрезультатным, то это укрепит установку данного лица на отрицание своей причастности к расследуемому преступлению. Возможна

1 См.: Ло.мидзе А. Б. Указ. соч. С. 27.

104

и такая ситуация: при обыске обнаружены не все, а часть искомых объектов (ценностей, документов и т.д.). Присутствуя при обыске и зная, что именно обнаружено, обыскиваемый, очевидно, ограничит свои дальнейшие показания лишь обстоятельствами, связанными с обнаруженными предметами»1.

Следует принимать во внимание также возможность неадекватных по- ступков, действий, направленных на воспрепятствование обыскивающим, со стороны обвиняемого (подозреваемого), оказавшегося в знакомой обстановке, а также иных заинтересованных лиц, присутствующих при обыске.

36-летний А., наркоман со стажем, был задержан сотрудниками право- охранительных органов с дозой опия. В ходе обыска в его квартире в духовке газовой плиты были обнаружены еще 50 граммов опия. Неожиданно для всех А., присутствовавший при обыске, схватил со стола кухонный нож и ударил им себя в живот .

Принимая решение о производстве обыска в присутствии обвиняемого (подозреваемого), следователь в каждом конкретном случае должен учитывать указанные обстоятельства и принимать необходимые меры к уменьшению (нейтрализации) их негативного воздействия.

Проведение очной ставки в определенных случаях также сопряжено с тактическим риском, поэтому к решению вопроса об ее производстве необходимо подходить с осторожностью. Определяющими здесь являются такие факторы, как общее состояние расследования по делу, включая степень его завершенности, объем и значение собранных доказательств, наличие неиспользованных источников доказательств, время, оставшееся до истечения сроков следствия; взаимоотношения между участниками очной ставки; характер имеющихся противоречий в показаниях, наличие альтернативных способов их устранения (например, посредством предъявления звуко — видеозаписи показаний); ожидаемый баланс «выигрыша-проигрыша» по результатам очной ставки, возможность изменения данного соотношения доступными

1 Баев О. Я. Тактика следственных действий. С. 70.

2 См.: Моё. 2002. 2 февр.

105

средствами (например, предъявлением в ходе следственного действия доказательств, изобличающих недобросовестного участника очной ставки во лжи), возможность устранения (нейтрализации) отрицательных последствий риска.

Исходя их сложившейся следственной ситуации, следователь может за- ранее предвидеть вероятные результаты (исходы) очной ставки и принять соответствующие ситуации меры. Так, очная ставка между обвиняемым, дающим ложные показания, и свидетелем, показания которого его изобличают, может привести к следующим результатам:

1) под влиянием показаний свидетеля обвиняемый даст правдивые показания (цель очной ставки достигнута); 2) 3) под влиянием показаний обвиняемого свидетель изменит свои показания, подтвердив слова обвиняемого; 4) 5) участники очной ставки останутся при своих показаниях (цель следственного действия не достигнута); 6) 7) участники очной ставки остались при своих показаниях, но обвиняемый почерпнул из показаний свидетеля неизвестную эму информацию, которую может использовать в своих интересах; 8) 9) обвиняемый изменил свои показания, согласовав их в той или иной степени с показаниями свидетеля . 10) В том случае, если нет уверенности в положительном исходе очной ставки, следователь может отложить ее с целью получения дополнительного выигрыша во времени, необходимого для более тщательной подготовки либо отказаться от ее проведения. Вместе с тем, возможны ситуации, когда существует неотложная необходимость в проведении очной ставки между двумя ранее допрошенными лицами. В частности, при расследовании взяточничества, когда отказ от проведения очных ставок между взяткодателем, взяткополучателем, посредником на предварительном следствии может привести к возникновению негативных ситуаций, в ходе судебного разбирательства по делу, связанных с отказом лица от ранее данных показаний.

’ См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. С. 193-194.

106

По делам об изнасиловании в процессе расследования обвиняемый (по- дозреваемый) и иные заинтересованные лица могут предпринимать различные способы воздействия на потерпевшую с целью склонить ее к изменению ранее данных изобличающих виновное лицо показаний. Одним из средств противодействия такой тактике является закрепление показаний потерпевшей на очной ставке. Ее производству должна предшествовать тщательная подготовка.

Криминалистикой выработаны различные приемы (способы) проведения очной ставки, которые при умелом их использовании следователем спо- собствуют снижению степени риска проведения данного следственного действия. В частности, в приведенной ситуации рекомендуется провести предварительную психологическую подготовку потерпевшей с тем, чтобы снизить вероятность искажения ею под влиянием подозреваемого в его пользу обстоятельств происшедшего. Решающее значение здесь может иметь последовательность постановки вопросов участникам очной ставки.

Расследуя дело об изнасиловании М., следователь в результате беседы с ней перед очной ставкой с обвиняемым предположил, что она склонна изменить свои предыдущие показания «в пользу» обвиняемого. Учитывая это, на очной ставке следователь первый вопрос по существу дела задал обвиняемому. Выслушав его циничные объяснения о том, как ранее незнакомая ему потерпевшая добровольно совершила с ним извращенные действия сексуального характера, возмущенная М. полностью подтвердила свои предыдущие обвинительные показания .

В некоторых случаях повышению вероятности достижения положи- тельного результата (а, следовательно, снижению уровня тактического риска при реализации решения) на очной ставке с конфликтующим участником судопроизводства может способствовать проведение с минимальным временным разрывом нескольких очных ставок. Вначале - с целью устранения противоречий в ранее данных показаниях по обстоятельствам, не имеющим ре-

1 См.: Баев О. Я. Расследование изнасилований // Расследование преступлений против личности: Учеб. пособие / Под ред. О. Я. Баева. Воронеж. 1998. С. 123-124.

107

шающего значения для дела, а затем, когда будет достигнут успех по этим вопросам, проведение решающей очной ставки по существенным для интересов расследования моментам в показаниях допрашиваемых лиц. В таком случае вполне возможно, что конфликтующий недобросовестный участник очной ставки под влиянием предыдущих «уступок» изменит свою позицию по более значимым вопросам .

Особые требования предъявляются к проведению очной ставки между членами преступной группы. Принимая решение, следователь должен учитывать особенности личности предполагаемых участников очной ставки и их роль в деятельности преступной группы, наличие между ними неурегулированных конфликтов. В целях снижения степени тактического риска, получения дополнительной информации о преступной группе, рекомендуется первоначальные допросы и очные ставки проводить между второстепенными членами группы.

Проведение опознания в определенных случаях также может быть рис- кованным. Так, при опознании потерпевшим (свидетелем) лица, по мнению следователя причастного к совершенному преступлению, возможно наступление одного из следующих результатов:

1) лицо опознано потерпевшим, свидетелем (достигнута желаемая следователем цель следственного действия; положительный результат свидетельствует о том, что следствие, скорее всего, находится на верном пути); 2) 3) лицо не опознано потерпевшим, свидетелем, либо опознающий на вопрос следователя отвечает неопределенно. 4) Таком}’ поведению конфликтанта есть научное объяснение. Психологами давно обнаружено, что большинство людей стремятся быть и выглядеть последовательными в своих словах, мыслях и делах. Последовательно придерживаясь ранее принятых решений, человек может не обрабатывать всю имеющую отношение к делу информацию. Вместо этого он должен просто вспомнить ранее принятое решение и отреагировать в соответствии с ним. При этом чрезвычайно большое значение имеет начальное обязательство. Взяв на себя обязательство, то есть добровольно и осознанно заняв определенную позицию (в нашем случае, согласившись давать правдивые показания по несущественным в данной ситуации обстоятельствам уголовного дела), человек склонен в дальнейшем соглашаться с требованиями, которые соответствуют первоначальному обязательству (См., подробнее: Чалдини Р. Психология влияния. СПб., 1999. С. 66-111).

108

В последнем случае возможны варианты: а) версия следствия о прича- стности к совершению преступления данного лица неверна; б) версия следователя верна, но опознающий добросовестно заблуждается; в) версия следователя верна, опознающий умышленно не опознает опознаваемого с целью воспрепятствовать дальнейшему движению расследования в данном направлении. Каждое из этих следствий подлежит проверке. Важно то, что, если опознаваемый действительно имеет отношение к расследуемому событию, отрицательный результат опознания может привести к занятию им негативной позиции по делу, укрепит психологическую установку лица на отрицание своего участия в инкримируемом преступлении . С другой стороны, промедление с предъявлением для опознания также сопряжено с риском и может привести к негативным для интересов расследования по делу последствиям, так как опознающий со временем забывает образ ранее воспринимавшегося объекта. Отсрочка в предъявлении для опознания даже в течение нескольких дней иногда может поставить под сомнение достоверность его результатов2.

Задержание и арест (заключение под стражу) подозреваемого (обвиняе- мого) относятся к числу наиболее сложных и ответственных вопросов предварительного расследования. Положение осложняется тем, что ошибки, допущенные при принятии данных решений (а принимаются они, часто, на начальном этапе расследования, в условиях отсутствия достоверной и полной информации о расследуемом событии и лицах, его совершивших), выявляются не сразу, а спустя какое-то время по ходу следствия или уже при судебном разбирательстве по делу. В такой ситуации существует опасность нарушения, незаконного и необоснованного ограничения прав и законных интересов участников процесса.

Принимая решение о задержании подозреваемого необходимо учиты- вать требование закона о том, что подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов с момента задержания. При этом до начала допроса подозре-

1 См.: Баев О. Я. Тактика следственных действий. С. 167.

2 См.: Гинзбург А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учебно-практическое пособие / Под ред. Р. С. Белкина. М, 1996. С. 27-28.

109

ваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов (ст. 92 УПК).

Согласно ст. 94 УПК, подозреваемый подлежит немедленному освобо- ждению по истечении 48 часов с момента задержания, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, либо суд не отложил окончательное принятие решения в установленном законом порядке. В соответствии со ст. 100 УПК, в исключительных случаях, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента избрания меры пресечения, а в случае задержания и последующего заключения под стражу - в тот же срок с момента задержания. В этих условиях преждевременное задержание при отсутствии на тот момент убедительных данных, свидетельствующих о причастности лица к расследуемому преступлению, или возможности их получения в рамках установленных законом достаточно жестких сроков может привести к негативным для следствия результатам - утрате инициативы, контроля за развитием ситуации, потере следователем тактического преимущества. В случае освобождения подозреваемого из- под стражи, возможно также изменение позиции по делу остальными участниками уголовного процесса, прежде всего, потерпевшим (заявителем) и свидетелями.

Предприниматель К. обратился в милицию с заявлением о том, что X., А. и Д. угрожают ему расправой, если он не расплатится по долгам с ино- странной фирмой. После проведения необходимых оперативно- розыскных мероприятий, по факту вымогательства было возбуждено уголовное дело. Вскоре подозреваемые были задержаны, а затем с санкции заместителя прокурора области заключены под стражу. По жалобе защиты мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении А. судом была отменена, и он был

по

освобожден из-под стражи. Спустя некоторое время по решению суда X. был также освобожден из-под стражи, при этом в суд было представлено заявление потерпевшего К., в котором он отказывался от своих претензий к обвиняемым .

С другой стороны, существует риск того, что промедление с принятием и реализацией решения о задержании, позволит оставшемуся на свободе лицу, подозреваемому в совершении преступления, скрыться от следствия и суда, иным образом воспрепятствовать производству по делу либо продолжить преступную деятельность.

Как было отмечено ранее, избрание меры пресечения включается следо- вателями в число наиболее рискованных процессуальных действий (66, 1% опрошенных). На практике сложилась негативная в целом ситуация, когда следователи за необоснованное оставление «на свободе» подозреваемого, обвиняемого в случае совершения последним новых преступлений несли повышенную ответственность. Как результат, следователи, «перестраховываясь», принимали решение о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу даже в тех случаях, когда существовала реальная возможность без риска для интересов расследования по делу, избрать ему меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества.

Кроме того, следователи безразлично относятся к срокам содержания под стражей . Показательно в этом плане решение Европейского суда по пра- вам человека от 15 июля 2002 года по делу В. Е. Калашникова.

В. Е. Калашников обратился в суд с жалобой, указав, что 8 февраля 1995 г. против него было возбуждено уголовное дело. 17 февраля 1995 г. ему было предъявлено обвинение в присвоении 2 050 000 акций, принадлежащих другой компании. В период с 29 июня 1995 года по 20 октября 1999 г. (четыре года девять месяцев и два дня) заявитель содержался под стражей следственном изоляторе N 1 г. Магадана. 3 августа 1999 г. приговором Магаданского

1 Звезда. Пермская областная независимая газета. 19 декабря 1998 года.

2 См.: Гуляев А., Зайцев О. Как сократить время содержания под стражей // Российская юстиция. 2002. № 6. С. 43.

Ill

городского суда он был осужден по обвинению в незаконном присвоении средств банка и приговорен к лишению свободы. В своем постановлении Европейский суд указал, в частности, что «основания, которыми руководствовались власти при избрании в отношении заявителя меры пресечения в виде содержания под стражей, первоначально являясь относящимися к сути вопроса и достаточными, с течением времени утратили эти характеристики». «Затяжное производство по делу нельзя объяснять ни сложностью дела, ни действиями заявителя. С учетом характеристик, данных расследованию по делу, и существенных проволочек с рассмотрением дела в суде Европейский суд полагает, что власти по данному делу не проявили должной расторопности». При этом, «хотя заявитель и ответственен за некоторые проволочки в производстве по делу, в целом его действия не способствовали существенным образом затягиванию производства» .

Привлечение в качестве обвиняемого и предъявление обвинения само по себе содержит предпосылки возникновения конфликта . Риск при приня- тии данного процессуального решения связан в первую очередь с тем, что лицо, осведомленное о вменяемых ему конкретных преступных действиях, квалифицирующих признаках может соответствующим образом откорректировать свои показания и предпринять меры к сокрытию, уничтожению или изменению доказательств с целью смягчения возможного наказания. Такая ситуация характерна для тех случаев, когда еще не завершен сбор доказательств вины обвиняемого по всем эпизодам преступной деятельности. На практике, следователи в такой ситуации обычно до определенного момента ограничиваются предъявлением только лишь «дежурного» обвинения, маневрируя доказательственной информацией.

Новеллой УПК является положение о том, что повторный допрос об- виняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого

1 См.: Российская газета. 15 сентября 2002 года.

2 См.: Мартыненко Р. Г. Ситуации, возникающие при противодействии заинтересованных лиц рас следованию // Российский следователь. 2001. № 3. с. 6-7.

112

(ч. 4 ст. 173 УПК). Данное положение существенно ограничивает тактиче- ские возможности следователя по правомерному и допустимому воздействию на обвиняемого, занявшего негативную позицию. Как отмечают М. О. Баев и О. Я. Баев, «работа с таким обвиняемым, несомненно, будет продолжаться, но, увы, уже не в процессуальном, обеспеченном достаточно прописанными в законе гарантиями его прав режиме, а исключительно оперативным путем со всеми его известными преимуществами, а главное - недостатками»1.

Тактический риск при принятии решения о назначении экспертизы свя- зан, на наш взгляд, с реализацией требований уголовно-процессуального закона об обязательном ознакомлении стороны защиты с постановлением о назначении экспертизы и предъявлении заключения экспертизы, сообщения о невозможности дать заключение.

Обязательное ознакомление подозреваемого, его защитника с постанов- лением о назначении экспертизы является новеллой действующего УПК. Напомним, что УПК РСФСР I960 г. предусматривал обязательное ознакомление с постановлением о назначении экспертизы только обвиняемого и его защитника (ст. ст. 51, 184), а подозреваемого лишь в случаях, если он направляется в судебно-медицинское учреждение в связи с производством экспертизы. По смыслу закона такое ознакомление должно проводиться заблаговременно до направления постановления для исполнения. В противном случае указанные лица просто не смогут реализовать предоставленные им законом права, свя- занные с назначением и производством экспертизы по делу (ст. 198 УПК). Данное положение, несомненно, оптимизирует как реализацию этими лицами своих прав на защиту, так и объективность, и качество проведения самой экспертизы.

В тоже время, следует учесть, что многие экспертизы назначаются сле- дователями на первоначальном этапе расследования, в условиях, когда отсутствуют достоверные и полные сведения о преступлении и лицах, его совер-

1 Баев М. О., Баев О. Я. Указ. соч. С. 54.

113

шивших. В такой ситуации ознакомление подозреваемого, обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы, содержащим подробное описание расследуемого события (а это необходимо в целях обеспечения объективности и качества предстоящих экспертных исследований), сопряжено с риском предоставления лицу избыточной информации (со всеми вытекающими отсюда негативными в тактическом отношении последствиями), что обуславливает необходимость предельной тактической тщательности при составлении описательной части постановления.

Закон не устанавливает сроков ознакомления подозреваемого, обвиняе- мого и его защитника с заключением эксперта. Однако в любом случае оно должно быть осуществлено за определенное время до объявления лицу об окончании предварительного расследования по делу, которое реально позволит реализацию этими лицами их прав, связанных с назначением и производством экспертизы, в частности, удовлетворения их обоснованных ходатайств о проведении дополнительной или повторной судебной экспертизы.

Попутно отметим, что, как свидетельствует судебная практика по уго- ловным делам, по многим из них нарушения сроков рассмотрения дела зачастую обусловливалось необходимостью удовлетворения ходатайств о назначении и проведении таковых. Причем ходатайства об их проведении заявлялись соответствующими участниками процесса при ознакомлении их следователем с заключением первоначальных экспертиз и не были последним удовлетворены в сущности лишь потому, что к этому моменту срок предварительного расследования практически истек.

Ознакомление подозреваемого, обвиняемого с заключением экспертизы или сообщением о невозможности дать заключение в определенных случаях является рискованным действием. Обвиняемый, подозреваемый, осведомленный о содержании экспертного заключения (сообщения о невозможность дать заключение), делает соответствующие выводы о доказанности обвинения (обоснованности подозрения) и сообразно полученной информации может откорректировать свои показания.

114

По уголовному делу, возбужденному по факту разбоя, совершенного организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ), следствием было установлено, что при совершении преступления виновными использовалась форма сотрудника милиции. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что милицейскую форму и погоны капитана к ней группе предоставил сотрудник милиции Р. Погоны были срезаны им с кителя его сослуживца -К. Обвиняемый Р. отрицал свою причастность к преступлению и передачу формы работника милиции с погонами капитана, заявляя, что действительно срезал погоны с кителя К., но с разрешения К. Причиной этому было получение Р. очередного звания старшего лейтенанта и отсутствие у него полагающейся в связи с этим звездочки. Именно эти переоборудованные им погоны и были обнаружены следователем в ходе обыска у него на квартире. В подтвер- ждение своей версии Р. ссылался на заключение экспертизы, из выводов которой следовало, что погоны, вероятно, были пришиты к кителю К. Вина Р. в пособничестве совершению расследуемого преступления впоследствии была полностью доказана .

По степени обоснованности различают обоснованный (рациональный) и необоснованный (нерациональный) риск. Обоснованным будет риск при выбранном оптимальном решении. Оптимальным в ситуации риска будет решение, которое обеспечивает при данных условиях достижение нужного результата с минимальными затратами. Оптимальность решения также зависит от затрачиваемого на выбор решения времени .

Ю. И. Ильченко выделяет риск, вызванный острым дефицитом доказа- тельственной информации, риск, связанный со значительным уменьшением

информационной неопределенности, и риск как мотив деятельности, поведе-

з ния следователя .

1 Архив федерального суда Железнодорожного района г. Воронежа. Дело № 1-417.

2 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предвари тельного расследования / Под ред. проф. Т. В. Аверьяновой и проф. Р. С. Белкина. М., 1997. С. 76.

3 См.: Ильченко Ю. И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. Краснодар. 1978. С. 45-46.

115

С точки зрения А. Ю. Головина, по степени тактический риск подразде- ляется на значительный и незначительный. При значительном риске негативные последствия могут иметь место с большой степенью вероятности. При незначительном риске наступление негативных последствий маловероятно.

В связи с прогнозированием возможности возникновения ситуации рис- ка, последний классифицируется на ожидаемый и неожиданный. Ожидаемый риск наиболее благоприятен в плане минимизации негативных последствий. Ситуация неожиданного риска вынуждает следователя принимать быстрые решения, что не позволяет рассмотреть все возможные варианты.

По времени осуществления рискованных действий выделяется ситуация кратковременного риска (сопровождает использование отдельных тактических приемов, простых тактических комбинаций, организационных и процессуальных действий). Состояние ожидания длительного риска оказывает негативное психологическое влияние на следователя. Кроме того, при наступлении негативных последствий такого риска потеря времени может затруднить или сделать невозможным их устранение1.

Г. А. Зорин классифицирует рискогенные ситуации:

  • по субъектам риска (следственные, экспертные, прокурорские, судебные, оперативно-розыскные);
  • по степени планируемости: плановые и неплановые;
  • по мотивированности: мотивированные, немотивированные и смешанные мотивированно-немотивированные;
  • по прогнозу: позитивные и негативные;
  • по содержанию: процессуальные, материальные, организационно- тактические, организационно-стратегические;
  • по степени доминирования ситуации: ситуативные (ситуация захватывает субъекта), надситуативные (риск заложен в установку рискующего без надобности субъекта);
  • 1 См.: Головин А. Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. Тула. 2000. С. 73-74.

116

  • по субъективной стороне риска: умышленные (при прямом или косвенном умысле) и неосторожные (при самонадеянности и при небрежности)1.

Риск при расследовании преступлений также можно классифицировать по возможности устранения отрицательных от него последствий. По данному основанию выделяются:

  1. ситуации риска, негативные последствия которого могут быть устранены;
  2. ситуации риска, негативные последствия которого не могут быть устранены, нейтрализованы (например, последствия риска при проведении опознания), либо возможность их устранения связана со значительными затратами времени, сил и средств (например, последствия проведения очной ставки в условиях риска).
  3. Риск может быть классифицирован по правомерности на допустимый (правомерный) и недопустимый (неправомерный). Остановимся на этом подробнее.

Принятие процессуальных и тактических решений в условиях риска складывается из нескольких этапов (схема 3).

выявление факторов риска и их анализ

определение степени риска

оценка допустимости риска

анализ планируемых действий (операций) по выбранному уровню риска

разработка мероприятий по снижению

степени риска, нейтрализации возможных

отрицательных последствий реализации

рискованного решения

\

Реализация принятого /

решения /

Схема 3

1 См.: Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. С. 253-264.

117

Тактический риск обусловлен объективными и субъективными факто- рами. К объективным факторам относится отсутствие или недостаток информации, наличие противоречивых данных, снижающих возможность прогноза хода расследования, ситуаций процессуального действия и т.д. Информационная неопределенность обусловлена:

  1. неопределенностью исходной следственной ситуации;
  2. неопределенностью процесса развития исходной следственной ситуации в последующих следственных действиях;
  3. непредсказуемостью действий людей, включенных в сферу предварительного следствия;
  4. отсутствием традиционных, типовых методов решения поставленных задач1.
  5. В качестве субъективных факторов риска выступают опыт следователя при оценке собранного материала, возможность использования рефлексивного мышления, умение анализировать и прогнозировать возможные ситуации, способность генерировать идеи оптимального решения, адекватно воспринимать следственную ситуацию с выделением в ней признаков возможной опасности2, личностные качества следователя, темперамент, готовность идти на обоснованный интересами расследования риск.

В теории принятия решений риск характеризуется по двум параметрам: вероятность наступления отрицательного исхода (степень риска) и ожидаемая полезность связанных с риском действий3.

Степень риска во многом определяется тем, насколько следователь вла- деет информацией, необходимой для принятия правильного решения, а, если быть более точным, то тем, насколько следователь использует, учитывает при

1 Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. С. 264.

2 См.: Коновалова В. Е., Шепитько В. Ю. Указ. соч. С. 183-184; Криминалистика: Учебник для ву зов / Под ред. Р. С. Белкина. С. 504-505; Зорин Г. А. Руководство по тактике допроса. М., 2001. С. 90.

3 См.: Кочетков В. В., Скотникова И. Г. Индивидуально-психологические проблемы принятия ре шения. М., 1993. С. 6.

118

принятии решения ту информацию, которой фактически на данный момент обладает. Возможна ситуация, когда необходимые сведения есть в материалах дела, получены следователем ранее из процессуальных и иных источников, но по каким-то причинам не принимаются им во внимание, либо следователь неправильно, с ошибками «расшифровывает» содержащуюся в них полезную информацию.

Надо также отметить, что в конфликтной ситуации выбор конкретного способа действий не всегда осуществляется рационально, продуманно, с взвешиванием всех возможностей, поскольку решение часто надо принимать немедленно, а круг выбора может быть сужен, и далеко не все альтернативы могут осознаваться лицом, принимающим решение . В некоторых случаях условия дефицита времени создаются искусственно, как бы «навязываются» противодействующей стороной. Для этого последняя предпринимает серию быстро следующих друг за другом эффективных действий, на которые в силу ряда известных причин не ответить просто нельзя. Жесткий дефицит времени в сочетании с дефицитом достоверной информации многократно увеличивает риск, возможность промаха, ошибки .

В ряде случае, следователь не может отказаться от выполнения действия при осознании всей его рискованности (например, обязательное ознакомление обвиняемого с отрицательным заключением экспертизы).

Определяющим в выборе решения является также ожидаемая полезность рискованных действий. Обоснованный риск в сложной, конфликтной ситуации может дать реальный «выигрыш» по времени и определенную экономию наличных сил и средств. Обоснованный, мотивированный риск противоположен авантюризму и произволу при принятии решения.

Соотношение между ожидаемым «выигрышем» и возможным «проиг- рышем» (если они сопоставимы) составляет цену риска. Чем выше прогнозируемый «выигрыш», тем более привлекателен и оправдан риск для лица, при-

1 См.: Юридическая конфликтология / Под ред. В. Н. Кудрявцева. М, 1995. С. 49.

2 См.: Уткин Э. А. Конфликтология. Теория и практика. М, 1998. С. 89.

119

нимающего решение. Цена риска определяется в каждом конкретном случае принятия решения субъективно, зависит от жизненного и профессионального опыта следователя, уровня его знаний, волевых качеств и других факторов.

К выбору решения следователем и оценке успешности его деятельности в условиях неопределенности и риска с определенной долей условности применим используемый в теории игр принцип минимакса. Сущность его заключается в том, чтобы в антагонистической игре стратегия первого игрока гарантировала бы выигрыш не меньший, чем значение игры независимо от выбора стратегии вторым игроком1. Интерпретируя данный принцип к рассматриваемому вопросу, можно сформулировать следующее принципиальное положение: при принятии тактических и процессуальных (процессуально-тактических) решений в условиях риска, следователь независимо от выбора стратегии и тактики соперничающей стороной должен обеспечить некий гарантированный положительный результат при наихудшем для себя исходе «игры». Проиллюстрируем сказанное конкретным примером из практики.

Ранее не судимый двадцатидвухлетний Д. был задержан по подозрению в совершении разбоя организованной группой. На первом же Д. допросе дал правдивые показания по существу содеянного, изобличающие других соучастников преступления. После заключения под стражу, под влиянием сокамерников Д. полностью изменил ранее данные показания, заняв позицию отрицания вины. Негативную установку Д. на отказ от дачи правдивых показаний удалось преодолеть только после вмешательства начальника следственного отдела, который в ходе допроса выяснил у Д. не только причины изменения им показаний, но и ряд обстоятельств преступления, ускользнувших от внимания следователя на первоначальном допросе2.

В данной ситуации следователь не принял во внимание возможность от- каза Д. от ранее данных признательных показаний, после заключения под стражу. Показания Д. не были им надлежащим образом детализированы и

1 См.: Энциклопедия кибернетики. Т. 1. Киев, 1975. С. 410.

2 Архив федерального суда Железнодорожного района г. Воронежа за 1998 год. Дело № 1- 417.

120

проверены. Следователь не обеспечил в данном случае минимально гарантированный положительный результат (не получил в ходе первого допроса подробные сведения об обстоятельствах преступления, не проверил полученные показания) на случай возможного тактического «проигрыша» (отказ от ранее данных показаний, отрицание своей вины) вследствие реализации рискованного процессуального решения (заключение под стражу).

Исследование показало, что большинство опрошенных следователей прокуратуры и органов внутренних дел (80,1%) допускают правомерный риск, если это необходимо для решения задач расследования. Только 6, 6% следователей выступили за риск в любом случае, если это отвечает интересам следствия. Сказанное обуславливает необходимость в выработке специальных критериев допустимости риска.

По мнению В. П. Гмырко, допустимым будет риск:

  1. в случае необходимости решения важной тактической задачи при реальной невозможности решения ее без использования рискованных тактических средств;
  2. когда превалирует вероятность достижения положительного результата над вероятностью наступления отрицательных последствий;
  3. когда предполагается учет всех реально возможных ситуаций, которые могут возникнуть .
  4. С точки зрения П. П. Кабанова, при принятии тактического решения в условиях риска предпочтение должен получать тот вариант, при котором вероятность причинения вреда интересам граждан будет наименьшей, даже, ее-ли существует угроза недополучения доказательственной информации .

Критериями допустимости риска в уголовно-процессуальной деятельно- сти, по мнению Г. А. Зорина, являются:

Гмырко В. П. Деятельность следователя в ситуациях тактического риска при расследовании тяжких преступлений // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях. Караганда. 1985. С. 85. 2 См.: Кабанов П. Указ. соч. С. 58.

121

  1. соответствие вероятных негативных последствий требованиям норм морали, УК и УПК;
  2. положительная разница между возможным «выигрышем» и тактическим «проигрышем» в результате рискованных действий (это означает, что вероятность «выигрыша» должна быть больше);
  3. баланс «затрат» на обеспечение «безопасности» (тактической надежности) следственного действия с ожидаемыми результатами1.
  4. В уголовно-процессуальном законе критерии допустимости риска сформулированы в виде запретов и определенных правовых ограничений, которые обеспечены специальными санкциями. Так, согласно ст. 9. УПК, в ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также создающих опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, иному жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. В соответствии со ст. 164 УПК, при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а также создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

Устранение или уменьшение риска, по мнению В. Ю. Шепитько, связано с двумя основными моментами:

1) возможностью выбора комплекса тактических приемов наиболее целесообразного в данной ситуации; 2) 3) с возможностью замены и применения иной системы приемов, если ситуация будет недостаточно четко спрогнозирована или система не будет работать2. 4) Минимизации риска при принятии и осуществлении процессуальных и тактических решений может способствовать:

1 Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. С. 265.

2 См.: Шепитько В. Ю. Теория криминалистической тактики. С. 129.

122

  • своевременное выявление и изоляция в информационном плане действительных (потенциальных) участников конфликта (его организаторов, подстрекателей и др.);
  • своевременное распознавание средств и способов возможного противодействия осуществлению планов следователя при производстве следственных и иных процессуальных действий и их нейтрализация;
  • подготовка (оставление) «запасных» вариантов действий на случай возможной неудачи, тактического проигрыша при осуществлении решения, сопряженного с риском;
  • дезинформация противостоящей стороны относительно ближайших планов и намерений следователя, их маскировка;
  • отвлечение соперничающей стороны от основного, главного в замысле следователя;
  • обеспечение неожиданности, внезапности действия или данной последовательности действий;
  • демонстрация возможных ответных мер, неблагоприятных для соперничающей стороны (например, разъяснение возможности замены меры пресечения на более строгую);
  • перенос рискованных действий на более поздний период (если обстоятельства это допускают) с целью получения выигрыша во времени, необходимого для более тщательной подготовки;
  • В литературе также выделяют следующие приемы минимизации такти- ческого риска:

  • усложнение или упрощение элементной структуры тактического приема;
  • введение вещественных доказательств, документов и иных источников информации с целью изменения позиции допрашиваемого;
  • смена места и времени проведения следственного действия, исключение воздействия внешних факторов, «постороннего фона», мешающих полному и всестороннему процессу приема информации;

123

  • замена следователя, введение группы следователей (в т. ч. в сочетании с оперативными работниками), обеспечивающих более интенсивное допустимое воздействие и более жесткий контроль за реакциями подследственного на ту или иную информацию;
  • изменение темпа производства отдельных следственных действий и всего расследования, не останавливаясь на «проигрышных» для следователя эпизодах;
  • исключение ненужных пауз, дающих возможность подследственному адаптироваться к ситуации;
  • расширение тактического поля, т. е. количества применяемых приемов (например, расширение территории осмотра места происшествия позволяет применить больше тактических приемов при сборе доказательств);
  • отказ от логически верного и переход на алогичный прием и др.1
  • Принимая процессуальное или тактическое решение, сопряженной с риском наступления негативных последствий, следователь должен обратить внимание на следующие обстоятельства:

  • допущена ли ошибка в подготовительной программе по шкале место — время - исполнитель;
  • допущена ли ошибка по шкале прием - метод - система (в последовательности, сочетаемости, силе воздействия, адресности, связи причин и следствий);
  • может ли быть допущена ошибка для вида преступления, следственной ситуации, партнеров и с какими последствиями, будут ли видны результаты ошибки и насколько быстро;
  • укладывается ли самый отрицательный результат принимаемого процессуального решения в требования УПК, УК и профессиональной следственной этики2.
  • Суммируя сказанное можно сделать следующие выводы.

1 См.: Осипов Ю. Ю. Указ. соч. С. 20-21.

2 См.: Зорин Г. А. Криминалистическая методология. Минск. 2000. С. 29.

124

  1. Необходимым условием принятия рациональных тактических и процессуальных решений является учет и правильная оценка сложившейся по делу следственной ситуации, ее важнейших параметров и перспектив развития. Следственная ситуация в целом выступает как определенное положение в раскрытии и расследовании преступления, в той или иной мере и в том или ином отношении способствующее либо препятствующее решению следственных задач. Следственная ситуация как научная (криминалистическая) категория представляет собой модель реальной ситуации расследования, включающая в себя наиболее значимые в том или ином отношении признаки последней.
  2. В практике расследования преступлений весьма часто встречаются конфликтные следственные ситуации, характеризующиеся отношениями противодействия и соперничества взаимодействующих сторон. Разрешение конфликта может рассматриваться в двух аспектах: как деятельность, процесс и как результат этой деятельности. Разрешение конфликта следователем предполагает распознавание ведущей стратегии и тактики соперничающей стороны и выбор адекватной стратегии и тактики реагирования на возникшее противоречие. Стратегии поведения в конфликте различаются в зависимости от того, ориентирован ли субъект взаимодействия на свои собственные интересы (цели) или на интересы (цели) противоположной стороны. На выбор следователем конкретной стратегии поведения в конфликте оказывают влияние раз- личные факторы объективного и субъективного характера. К принципам деятельности (организации деятельности) в конфликтной ситуации можно отнести принцип компетентности, профилактики конфликтов и своевременного предупреждения их неблагоприятных последствий, минимизации вмешательства при сохранении контроля за развитием ситуации, ясности и определенности принимаемых тактических решений, выбор стратегии, гарантирующей получение максимального результата действия (решения) независимо от тактики противостоящей стороны.

125

  1. Неопределенность в отношении исходов (результатов) выбранного следователем способа деятельности, комплекса (системы) действий в обстановке реального или потенциального процессуального конфликта обуславливает формирование ситуаций тактического риска. Специфика риска в следственной деятельности состоит в том, что тактически рискованным может оказаться как действие, так и отказ от него (бездействие) в обстановке, требующей от следователя активных действий. В условиях тактического риска принимаются многие процессуальные решения (задержание подозреваемого, избрание меры пресечения, назначение экспертиз и другие). В качестве основного принципа деятельности в условиях риска выступает принцип получения максимально гарантированного результата действия.
  2. В следственной деятельности допустим обоснованный, правомерный тактический риск. Можно выделить ряд условий (критериев) допустимости риска в следственной деятельности: выбранная следователем цель (задача) не противоречит предписаниям закона и требованиям профессиональной этики; указанная цель не могла быть достигнута действиями, не связанными с риском; следователь предпринял все меры к предотвращению возможных отрицательных последствий реализации своего решения.

126

Глава 3. Обеспечение прав и интересов участников процесса при принятии и реализации следователем процессуальных и тактических решений 3.1. Права и интересы участников процесса и иных лиц: приоритеты и гарантии Уголовное судопроизводство было и остается той областью юридической деятельности, в которой права, свободы и законные интересы личности затрагиваются наиболее существенно. Отметим, что вследствие недостатка достоверной информации, многие процессуальные решения предварительного расследования, особенно на его первоначальном этапе, основываются на вероятностных данных, что создает реальную угрозу нарушения, необоснованного ущемления прав и основных свобод личности, причинения вреда охраняемым законом интересам. Особую актуальность вопрос об обеспечении (гарантиях) прав и законных интересов участников процесса и иных лиц при принятии процессуальных и тактических решений лицом, производящим расследование по уголовному делу, приобретает в связи с реформированием отечественного уголовно-процессуального законодательства.

В литературе отмечается, что «вся процедура расследования и ее регла- ментация - это конкуренция прав и интересов потерпевших и преступников, интересов личности и общества: любое положение (правило) процедуры расследования, любая мера, предпринимаемая в процессе уголовного судопроизводства, либо защищает интересы потерпевшего и тогда ограничивает права привлекаемого к ответственности, либо обеспечивает защиту (увеличивает ее степень) прав виновного и соответственно уменьшает меру защиты прав и интересов пострадавшего от преступления, интересов общества»1. В то же время нельзя не согласиться с тем, что права обвиняемого представляют собой определенную социальную ценность, благо. «Они служат обеспечению законных интересов личности (обвиняемого) и содействуют обществу в его борьбе с

1 Бахин В. П., Карпов Н. С. Проблемы соотношения прав личности и методов борьбы с преступностью // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р. С. Белкина // Материалы международной научной конференции. Воронеж. 2002. С. 301. См. также: Бахин В. П. Криминалистика. Проблемы” и мнения (1962 - 2002). Киев, 2002. С. 68 - 69.

127

преступностью, которая может быть успешной при условии недопущения осуждения невиновных и справедливого в соответствии с законом решения вопроса об ответственности виновных» . То же можно сказать и в отношении * обеспечения прав и интересов других участников процесса. Представляется,

что использование участниками процесса своих процессуальных прав, реализация соответствующих процессуальных гарантий дополнительно дисциплинирует правоприменителя, способствует устранению произвола, субъективизма при принятии решений. Одной из причин принятия незаконных и необоснованных процессуальных решений, нарушающих права личности и нанося-

  • щих вред (порой невосполнимый2) охраняемым законом интересам, является недостаточность процессуальных гарантий. Необходимо найти оптимальное соотношение между интересами раскрытия и расследования преступлений и интересами обеспечения прав и свобод участвующих в уголовном судопроиз водстве лиц.

Новый уголовно-процессуальный закон четко определяет приоритеты в этой области. В УПК презюмируется, что защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защита личности от неза-

  • конного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод составляет основное назначение уголовного судопроизводства. При этом уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказа ния в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказа ния, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному пресле дованию (ст. 6 Кодекса). Обеспечению законности и обоснованности решений предварительного расследования, защите прав и интересов участников про цесса, а также иных лиц, не являющихся его непосредственными участниками

>, ‘ Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержа-

ние). М, 1973. С. 17.

2 Достаточно вспомнить известные случаи осуждения невиновных к исключительной мере наказания (с приведением приговора в исполнение в отношении некоторых из незаконно осужденных), как результат допущенных следствием и судом ошибок: дела Чикатило, Стороженко, Михасевича и многие другие (См. об этом: Китаев Н. Н. Неправосудные приговоры к смертной казни: системный анализ допущенных ошибок. Иркутск. 2000).

128

и не наделенных вследствие этого определенным процессуальным статусом, чьи права и интересы, так или иначе, затрагивают принимаемые в ходе пред- ‘ варительного расследования решения, служит система правовых (процессу-

  • альных) гарантий.

Под гарантиями в уголовном процессе понимаются установленные за коном средства и способы, содействующие успешному осуществлению право судия, защите прав и законных интересов личности1. При этом подчеркивает ся, что процессуальные гарантии не могут быть сведены к единственному процессуальному средству и выступают в виде целостной системы . * Предмет процессуальных гарантий составляют права и интересы участ-

ников процесса и иных лиц.

В уголовном судопроизводстве охраняются принадлежащие указанным лицам процессуальные и материальные права (имущественные (право собственности и другие вещные права), личные неимущественные (честь, достоинство, деловая репутация, личная, семейная и профессиональная тайна) и иные).

С категорией субъективного права тесно связано понятие интереса. В % уголовном процессе различают материально-правовые и процессуальные ин-

тересы. К материально-правовым относятся уголовно-правовые, финансово- правовые, гражданско-правовые и другие интересы. Например, можно говорить об имущественных и личных неимущественных интересах гражданского истца, имущественных интересах гражданского ответчика; интересах подозреваемого, обвиняемого в сохранении своей личной и деловой репутации и т.д.

Процессуальные интересы участников судопроизводства предопределяется выполняемой ими процессуальной функцией. Для некоторых категорий лиц из числа профессиональных участников судопроизводства наличие лич-

1 См.: Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерки развития науки советского уголовного про цесса. Воронеж. 1980. С. 59; Мартынчик Е. Г. Субъективные права обвиняемого и их процессуаль ные гарантии // Сов. государство и право. 1976. № 7. С. 88.

2 Там же. С. 58-59; Кокорев Л. Д., Кузнецов Н. П. Уголовный процесс: доказательства и доказыва ние. Воронеж. 1995. С. 240.

129

ного интереса в деле является обстоятельством, препятствующим их участию в уголовном судопроизводстве (ст. 61-72 УПК).

Наряду с понятием «интерес» в уголовно-процессуальном законе широ- * ко используется термин законные интересы. Законные интересы тесно связа-

ны с субъективными правами личности, но между ними есть и существенные различия. Законный интерес есть правовое разрешение, которое, в отличие от субъективного права, может и не иметь соответствующего юридического за крепления, но в основе своей в целом не противоречит норме закона, соответ ствует основным принципам, критериям правомерного (дозволенного) пове- * дения .

Категория «законные интересы личности» является неопределенной, в связи с чем некоторыми авторами обоснованно ставится под сомнение целе сообразность использования данной конструкции в уголовно-процессуальном законе. Как отмечает В. С. Шадрин, «каждый вовлекаемый в производство по уголовному делу гражданин вправе, а судьи, следователи, прокуроры, произ водящие дознание лица не только вправе, но и обязаны иметь вполне опреде ленное, четкое представление о правовых возможностях личности, чему упот- % ребление термина «законные интересы», при всех благих намерениях инициа-

торов его введения в закон в расчете на правоприменителя, увы, не способствует. Поэтому от использования данного термина… желательно отказаться»2.

Содержание процессуальных гарантий прав и интересов личности образуют средства, предусмотренные нормами уголовно-процессуального права,

‘У

служащие обеспечению названных прав и защите указанных интересов . К таковым относятся уголовно-процессуальные нормы, закрепленные в них права и обязанности участников судопроизводства, принципы уголовного процесса, различные уголовно-процессуальные институты, деятельность участников процесса, уголовно-процессуальная форма, существующая система проверки

1 См.: Кокорев Л. Д. Положение личности в советском уголовном судопроизводстве. Автореф. Дис… д-ра. Юрид. наук. Л., 1975. С. 14.

2 Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 35.

3 См.: Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. С. 3, 126.

130 обоснованности принимаемых решений и контроля за законностью процессу- альных действий, процессуальное принуждение, процессуальные санкции и

Ь 1

другие правовые средства .

ф Обеспечение (гарантирование) прав участвующих в уголовном судо-

производстве лиц, по мнению В. С. Шадрина, предполагает:

  1. информирование лица об обладании правами и их разъяснение;
  2. создание необходимых условий для полноценной реализации прав;
  3. охрана прав от нарушений;
  4. защита прав;
      1. восстановление нарушенных прав .

Заметим, что разъяснение лицу его прав служит предпосылкой, одним из условий их реализации. Термин «защита» поглощается более широким термином «охрана прав и интересов»3. Охрана прав и интересов включает в себя восстановление нарушенных прав и интересов. Особое место в деятельности по обеспечению прав участвующих в уголовном судопроизводстве лиц занимает возмещение причиненного нарушением вреда. В УПК вопросам возмещения имущественного и морального вреда, причиненного гражданину

  • в результате уголовного преследования, незаконного применения мер процес суального принуждения, а также имущественного вреда, причиненного неза конными действиями (бездействием) и решениями следователя юридическому лицу посвящена отдельная глава (гл. 18 - «Реабилитация»). С учетом сказан ного, можно выделить следующие направления деятельности в рамках обес печения (гарантирования) прав и интересов участвующих в досудебном про изводстве лиц:
  1. создание условий, необходимых для реализации прав и осуществления ин- _ тересов;

  2. охрана прав и интересов;

1 Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве / Под ред. Л. Д. Кокорева. Во ронеж. 1984. С. 73.

2 См.: Шадрин В. С. Указ. соч. с. 43.

3 См.: Понарин В. Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. Воро неж, 1994. С. 13-14.

131

  1. возмещение вреда, причиненного нарушением прав и интересов названных лиц.

Указанным направлениям соответствуют различные виды уголовно- процессуальных гарантий.

По субъекту инициативы процессуальные гарантии делятся на две груп- пы:

  1. гарантии, касающиеся порядка процессуальной деятельности следователя, а также прокурора и суда, в связи с осуществлением последними в ходе досудебного производства по делу определенных надзорных и контрольных функций (процессуальные права и обязанности, требования процессуальной формы, соответствующие правовые санкции и т. д.);
  2. процессуальные гарантии, выступающие в виде средств защиты права (интереса), предоставленные законом заинтересованным лицам, их защитникам, представителям и используемые ими по собственной инициативе с соблюдением установленного порядка (право на обжалование действий и решений следователя, право заявить отвод заинтересованному лицу, право возражать (не давать согласие) на принятие определенных процессуальных решений, право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями и решениями должностных лиц и др.).
  3. Г. В. Тарасова выделяет общие гарантии законности и обоснованности процессуальных решений (соответствующие экономические, социально- политико-культурные предпосылки) и гарантии частного порядка (уголовно-процессуальные). Гарантиями частного порядка, по мнению Г. В. Тарасовой, являются, во-первых, гарантии, закрепленные в нормах права, положения, которые прямо не закреплены в нормах права, но вытекают из них (уголовно-процессуальная форма, принципы уголовного процесса, права и обязанности участников процесса), а, во- вторых, практическая деятельность - деятельность участников процесса, в ходе которой фактически реализуются гарантии,

132

а также контроль и надзор за деятельностью по фактической реализации гарантий1 .

С данным подходом нельзя полностью согласиться. Действительно, осуществление процессуальных гарантий прав и интересов личности при принятии процессуальных решений неразрывно связано с деятельностью профессиональных участников уголовного процесса (суда, прокурора, следователя, дознавателя), исполняющих возложенные на них уголовно- процессуальным законом обязанности и реализующих предоставленные им права. Вместе с тем, необходимо различать уголовно-процессуальные гарантии и деятельность по их реализации. Указанные гарантии «формируют указанную деятельность как таковую, которая способна служить обеспечению прав и законных интересов обвиняемого (и иных, участвующих в уголовном судопроизводстве граждан)»2.

Процессуальные гарантии можно также классифицировать на общие (обязанность следователя обосновать, мотивировать принимаемое решение, соблюдать установленные законом требования к форме и содержанию решения и т. д.) и специальные, направленные на обеспечение прав отдельных участников процесса, прав и интересов лиц на уровне конкретного правоотношения, при производстве определенных процессуальных действий и принятии конкретных процессуальных решений. В частности, по субъекту права (интереса) можно выделить процессуальные гарантии прав и интересов:

  1. подозреваемого;
  2. обвиняемого;
  3. потерпевшего;
  4. гражданского истца;
  5. гражданского ответчика;
  6. свидетеля;
  7. См.: Тарасова Г. В. Сущность процессуальных гарантий законности и обоснованности решений о прекращении уголовных дел в ходе предварительного расследования // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: вопросы теории и практики. Воронеж. 1997. С. 153-155. 2 Куцова Э. Ф. Указ. соч. С. 125.

133

  1. других участников процесса (эксперта, специалиста, переводчика, понятого);
  2. иных заинтересованных лиц (например, близких родственников подозреваемого).
  3. Выделяются также специальные процессуальные гарантии для отдельных категорий лиц: членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, судей, присяжных и арбитражных заседателей, прокуроров, следователей, адвокатов и других (ст. 447 УПК). В отношении указанных лиц законом установлен особый порядок принятия отдельных процессуальных решений.

По сфере действия выделяются процессуальные гарантии прав и инте- ресов участвующих в деле лиц при принятии основных процессуальных решений (о возбуждении уголовного дела, прекращении производства по делу и т. д.), при проведении отдельных следственных действий, применении мер процессуального принуждения и другие.

УПК содержит ряд новаций в сфере обеспечения (гарантий) прав и за- конных интересов участников процесса, иных заинтересованных лиц при принятии следователем, лицом, осуществляющим расследование процессуальных решений. Рассмотрим наиболее существенные в этом отношении положения уголовно-процессуального закона.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК, определения суда, постановления судьи, про- курора, следователя и дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии с ч. 2. ст. 7 УПК, суд, прокурор, следователь, орган доз- нания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий Уголовно - процессуальному кодексу. Вместе с тем, такая формулировка закона, на наш взгляд, не в полной мере отвечает задаче всестороннего обеспечения прав и свобод личности. Достаточно вспомнить положения Указа Президента РФ от 14 июня 1994 года № 1226 «О неотложных мерах по защите

134

населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности», которые в основе своей противоречили Конституции РФ и нормам действовавшего тогда УПК РСФСР 1960 г. В этой связи представляется необходимым ч. 2 ст. 7 УПК изложить в следующей редакции: «Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять нормативный правовой акт, противоречащий Конституции Российской Федерации и настоящему Кодексу».

Кроме того, в целях обеспечения конструктивного единства уголовно- процессуального закона целесообразно закрепить, что законы и иные нормативные акты, регулирующие порядок уголовного судопроизводства, подлежат применению судом, прокурором, следователем, дознавателем и другими участниками уголовного судопроизводства только при условии включения их положений в УПК либо при наличии прямой отсылки к ним в тексте Кодекса. Например, как это установлено действующим УПК в отношении сроков, в течение которых реабилитированный вправе обратиться с требованием о воз- мещении причиненного имущественного вреда (ст. 135 УПК). Предпосылки к этому заложены в самом Кодексе. Согласно ст. 1 УПК, порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается УПК и является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также для иных участников уголовного судопроизводства.

Попутно отметим, что новый закон может отменять, существенно огра- ничивать те или иные процессуальные права (гарантии прав) участников процесса или, наоборот, улучшать их положение, устанавливая дополнительные процессуальные гарантии, расширяя принадлежащие им процессуальные права. В этой связи представляет интерес вопрос о действии уголовно-процессуального закона во времени. В соответствии со ст. 4 УПК, при производстве по уголовному делу применяется уголовно- процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения. Аналогичное предписание со-

135

держал и УПК РСФСР 1960 г. (ст. 1). Вместе с тем, такая регламентация представляется недостаточной. Как отмечает 3. А. Николаева, прямое действие уголовно-процессуального закона, устраняющего либо ограничивающего те или иные права подозреваемого, обвиняемого, вступает в коллизию с нормами, обеспечивающими всестороннюю защиту их прав в уголовном процессе. «В соответствии с общепринятыми нормами международного права данная коллизия должна разрешаться в пользу норм, обеспечивающих право на защиту в уголовном процессе всех прав его участников. Отсутствие подобной кол- лизионной нормы в действующем уголовно-процессуальном законодательстве следует отнести к его недостаткам» . Особенно наглядно это проявляется относительно показаний обвиняемого, полученных следователем в отсутствие защитника по УПК РСФСР 1960 г. по делам, рассматриваемым судом по УПК 2001 г. По смыслу закона, в случае, если обвиняемый не подтверждает ранее данные показания в суде, доказательство должно признаваться недопустимым в соответствии со ст. 75 УПК. Состоявшиеся ранее судебные решения в установленном законом порядке могут быть пересмотрены с учетом действующих правил о допустимости доказательств.

Ряд положительных новаций в этом плане содержал модельный Уголов- но-процессуальный кодекс стран СИГ , ст. 8 которого предусматривала, что: «1. Уголовное судопроизводство осуществляется в соответствии с законом, вступившим в силу к моменту выполнения процессуального действия, принятия и исполнения процессуального решения.

  1. Уголовно-процессуальный закон, отменяющий или умаляющий принадлежащие участникам процесса права, ограничивающий их использование дополнительными условиями, обратной силы не имеет, то есть не распространяется на производство, начатое до издания такого закона.

1 Николаева 3. А. Защита прав обвиняемого и действие уголовно-процессуального закона во време ни // Охрана прав и интересов обвиняемого в свете правовой реформы. Кемерово. 1993. С. 37.

2 Имеется в виду модельный Уголовно-процессуального кодекс, разработанный в соответствии с Постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Неза висимых Государств от 14 февраля 1995 года № «О Программном комитете и рабочих группах по созданию модельных уголовного и уголовно-процессуального кодексов для государств — участни ков СНГ» и одобренный Межпарламентской Ассамблеей 17 февраля 1996 г.

136

  1. Допустимость доказательств определяется в соответствии с законом, действовавшим в момент их получения. В случае если закон существенно изменил условия допустимости доказательств, то не могут быть положены в основу обвинения те из них, которые не соответствуют положениям этого закона».

Указанные положения после соответствующей доработки и приведения в соответствие с другими нормами Кодекса, думается, могут быть включены в действующий уголовно-процессуальный закон.

По мнению некоторых авторов, в содержание принципа законности на- ряду с обязательным исполнением законов должно включаться положение о соответствии интересам личности, общества и государства концептуальных положений уголовно-процессуального закона1. На наш взгляд, данное требование адресовано, скорее, к нормотворческой деятельности и не может рассматриваться в качестве принципа уголовного судопроизводства, уголовно-процессуальной деятельности.

Практическое приложение принцип законности находит в установленном Кодексом запрете на использование доказательств, полученных с нару- шением закона (ст. 75 УПК). Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. Согласно ст. 88 УПК, прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Правило о допустимости доказательств выступает важной гарантией прав и интересов участников уголовного судопроизводства. Вместе с тем, представляется, что действующая редакция ч. 3 ст. 88 УПК нуждается в изменении. Прежде всего, в законе не определен четко порядок принятия решения

1 См.: Соловьев А. Б. Подход к принципам уголовного судопроизводства в новом УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. 2002. № 1-2. С. 176.

137

о недопустимости доказательства. На наш взгляд, данное решение должно оформляться письменно в виде специального постановления прокурора, следователя, дознавателя, содержащего указание на обстоятельства, в силу которых доказательство следует признать недопустимым, последствия такого признания и порядок обжалования решения. Кроме того, ч. 3 ст. 88 УПК необоснованно ограничивает право других лиц (помимо подозреваемого и обвиняемого), в частности потерпевшего, гражданского истца и их представителей, ходатайствовать о признании доказательства недопустимым. С учетом сказанного, предлагается уточнить ст. 88 УПК, изложив ч. 3 указанной статьи в следующей редакции:

«3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон, о чем выносится соответствующее постановление. В постановлении указываются обстоятельства, в силу которых доказательство следует считать недопустимым. Данное постановление может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса».

Требование законности относится в равной мере ко всем решениям (как к основным, итоговым, так и к текущим, функциональным), принимаемым следователем в ходе производства по уголовному делу. Законность процессуальных решений предварительного расследования предполагает соблюдение установленных уголовно-процессуальным законом требований:

  1. к содержанию и форме принимаемого решения;
  2. к порядку принятия решения (по основаниям, субъектам, процедуре, сроках принятия).
  3. По содержанию процессуальные решения следователя должны быть обоснованными и мотивированными.

Обоснованность решения тесно связана с законностью. Обоснованность - один из аспектов законности, имеющий, тем не менее, самостоятельное значение. Законным может быть только обоснованное решение. Вместе с тем,

138

возможна ситуация, когда решение является формально законным, однако по существу нарушает права и интересы участников процесса.

Недопустимо противопоставление законности и целесообразности. К сожалению, такая негативная тенденция имеет место на практике. Подтверждением тому служат, в частности, случаи задержания лиц в качестве подозреваемых и заключения под стражу при отсутствии законных оснований с целью получения оперативной информации о совершенном преступлении, а также в качестве средства получения от подозреваемого, обвиняемого «признательных» показаний. Только в 2001 году по постановлениям следователей прокуратуры было незаконно арестовано свыше 1300 человек1. По Воронежской области за первое полугодие 2001 года следователями прокуратуры, МВД и органами дознания по подозрению в совершении преступлений были задержаны 1920 человек. Из них впоследствии было освобождено 535 человек. При этом 43 человека освобождены за не подтверждением возникшего в их отношении подозрения . Нередко имеет место формальное отношение к срокам содержания под стражей со стороны должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и суда. Показательно в этом отношении упоминавшееся ранее решение Европейского суда по правам человека по делу Калашникова.

Европейский суд, в частности, указал, что основной причиной принятия органами следствия 29 июня 1995 г. решения о заключении В. Е. Калашникова под стражу было утверждение о том, что он препятствовал проведению расследования по делу, отказываясь предоставить определенные банковские документы, необходимые следствию, оказывал давление на свидетелей и, предположительно, занимался фальсификацией доказательств. Магаданский городской суд отказал в удовлетворении жалоб заявителя на законность и обоснованность заключения под стражу по мотиву тяжести предъявленных обвинений, а также ввиду того, что в случае освобождения из-под стражи он

1 См.: Владимир Путин: не ужесточать наказание, а обеспечить его неотвратимость (выступление на коллегии Генеральной прокуратуры) // Российская юстиция. 2002. № 3. С. 2.

2 Информационный бюллетень прокуратуры Воронежской области за 1-е полугодие 2001 года.

139

будет препятствовать установлению истины по делу. Вместе с тем, как отмечает Европейский суд, наличие сильного подозрения в том, что какое-либо лицо совершило тяжкие преступления, является, конечно, относящимся к сути вопроса фактором, однако само по себе такое подозрение не может оправдать длительный период предварительного заключения. Что же касается другого основания для продления срока содержания заявителя под стражей, которым руководствовался Магаданский городской суд, а именно - опасениями по поводу того, что в случае освобождения из-под стражи он будет препятствовать рассмотрению дела, то в отличие от постановления следователя от 29 июня 1995 г. Магаданский городской суд не привел в своем решении никаких фактических обстоятельств в подтверждение своих выводов, в то время как эти обстоятельства были неизменны и в 1996 г., и в 1997 г., и в 1999 г. В постановлениях суда нет никаких указаний на какие-либо факторы, способные продемонстрировать обоснованность опасений относительно возможных действий заявителя в исследуемый период времени. Опасения в воспрепятствовании следствию вкупе с подозрениями, что заявитель совершил преступления, в которых он был обвинен, могли первоначально быть достаточным основанием для санкционирования заключения заявителя под стражу. Однако по мере того как производство по делу продвигалось вперед, и собирание доказа- тельств завершилось, такие основания для предварительного заключения утратили свою значимость .

Законность и обоснованность процессуальных документов предполагает их мотивированность . Мотивировка процессуального решения представляет собой «систему доводов, аргументов, соображений фактического, логического и правового характера, приводящих к определенным выводам по делу»3. Мотивировка решения должна быть последовательной (логичной), непротиворе-

1 Российская газета от 15 сентября 2002 года.

2 См.: Комментарий к УПК // Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. М., 2002. С. 24-23.

3 Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М, 1976. С. 159.

140

чивой, полной и точной1. Процессуальное решение должно содержать ссылки на соответствующие пункты, частей статей и статьи закона, которыми руководствовалось лицо, производящее расследование, при принятии решения. Невыполнение данного требования свидетельствует о нарушении закона и может послужить основанием к отмене решения. В этом плане показателен пример с делом Ф. и Щ., осужденных Останкинским межмуниципальным (районным) судом Северо- Восточного административного округа г. Москвы по п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 144, ч. 2 ст. 171 УК РСФСР. Приговор был отменен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ с направлением дела на новое расследование ввиду нарушения требований ст. 144 УПК РСФСР (ныне - ст. 171 УК РФ), согласно которой в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны не только обстоятельства преступления, но и уголовный закон, предусматривающий данное преступление, то есть статья, часть, пункт статьи уголовного закона, по которым квалифицированы действия обвиняемого (ст. 171 УПК содержит аналогичное указание). В резолютивной части постановления о привлечении Ф. в качестве обвиняемого не упомянута ч. 3 ст. 146 УК РФ, хотя он обвинялся в совершении разбоя с целью за владения чужим имуществом в крупном разме-

ре2.

Следователь обязан соблюдать установленные законом требования к форме процессуального решения. Несоблюдение формы процессуального решения следует рассматривать как нарушение требований уголовно- процессуального закона. Согласно ст. 75 УПК, доказательства, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми.

Одновременно с введением в действие УПК вступили в юридическую силу Приложения к Кодексу, содержащие типовые формы процессуальных документов, в том числе и важнейших процессуальных решений. Приложение к закону является его составной частью. Согласно ст. 13 Федерального закона

1 См. подробнее: Муравин А. Б. Проблемы мотивировки процессуальных решений следователя: Ав- тореф. дис… канд. юрид. наук. Харьков, 1987. С. 10.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 10.

141

«О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», при изготовлении бланков процессуальных документов, указанных в Приложениях не допускается изменение граф, помимо тех изменений, которые специально оговорены. Вместе с тем, анализ Приложений показывает наличие в некоторых случаях несоответствий между нормами УПК и содержанием прилагаемых бланков документов. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 176 УПК, в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. Результаты осмотра и других проверочных действий служат основаниями к принятию решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Между тем, в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о разрешении производства осмотра жилища, типовая форма которого установлена Приложением № 6, требуется указывать номер уголовного дела.

Форма постановления о приостановлении предварительного следствия по основаниям, предусмотренным п. п. 3, 4 ст. 208 УПК (Приложение № 74) не соответствует положениям закона: в ней говорится только об обвиняемом, в то время как указанная статья в силу последних изменений допускает приостановление предварительного следствия также в связи с реальной невозможностью участия в деле подозреваемого.

Некорректным является, на наш взгляд, употребление в тексте Кодекса в отношении понятых термина «участие». Участвовать значит принимать участие в чем-либо, в совместной с другими деятельности1. Понятые именно присутствуют при производстве следственных действий. Их главная задача - удостоверить факт производства следственного действия, а также его содержание, ход и результаты (ч. 1 ст. 60 УПК). Именно о присутствии понятых упоминается в тексте Приложений (см. приложения 4, 5, 31, 34 и другие).

Согласно ч. 4 ст. 217 УПК, следователь по окончании ознакомления об- виняемого и его защитника с материалами дела должен выяснить у них, какие свидетели, эксперты и специалисты подлежат вызову в судебное заседание

1 См.: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С. А. Кузнецова. СПб. 1998. С. 991.

142

для подтверждения позиции стороны защиты. Вместе с тем, в приложении 78 (Протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела) соответствующая графа отсутствует. Указанные Приложения нуждаются в изменении.

Гарантиями прав и интересов участвующих в уголовном процессе лиц выступают содержащиеся в законе указания на основания принятия конкретных процессуальных решений. Заметим, что новый УПК в этом плане содержит ряд положительных изменений. Так, УПК устранил неясность в вопросе о том, что следует понимать под фактическими основаниями производства обыска. Напомним, что в УПК РСФСР 1960 г. под ними понималось «наличие достаточных оснований», что порождало дискуссии как в уголовно - процессуальной и криминалистической литературе, так и в практике расследовании преступлений при интерпретации указанной нормы. Отсутствие определенности в данном вопросе отрицательно сказывалось на ситуации с охраной прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства.

По уголовному делу, возбужденному в 2000 году по факту обнаружения у М. автомата и двух пистолетов, в одну ночь следователь и оперативные работники произвели обыски у 17 лиц, большинство из которых с М. вообще знакомы не были. Во всех постановлениях о производстве обысков указывалось, что они осуществляются по делу по обвинению М. и что имеются основания полагать наличие у них огнестрельного оружия. Обыски осуществлялись без санкции, как случаи, не терпящие отлагательства, и не дали никаких положительных результатов (оружия ни у кого обнаружено не было). В материалах дела находится справка прокурора района о том, что он проверил факты производства у данных лиц обысков, и признал их производство обоснованным, при этом мотивы такого вывода из справки не усматривались1.

Действующий УПК данную проблему разрешил, закрепив в ст. 182, что основанием для производства обыска является наличие достаточных данных

1 См.: Баев М. О., Баев О. Я. УПК РФ 2001 г.: достижения, лакуны, коллизии; возможные пути за- полнения и разрешения последних. Воронеж. 2002. С. 34.

143

полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, могущие иметь значение для дела. Такие данные могут быть получены как процессуальным (показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, результаты других следственных действий), так и непроцессуальным путем - в ходе проведения розыскных и оперативно-розыскных мероприятий по делу, результаты которых изложены оперативными работниками в соответствующих документах. Именно они должны предоставляться в суд (прокурору) для решения последним вопроса о санкционировании производства этого следст- венного действия в установленных законом случаях. По этой же причине, необходимо изменить в законе формулировку оснований для избрания меры пресечения (ст. 95 УПК), закрепив, что в качестве таковых могут выступать «достаточные данные, дающие основание полагать». Более четко в сравнении с ранее действовавшим УПК 1960 г. в новом УПК обозначены условия принятия решения о производстве контроля и записи переговоров как действия, существенно ограничивающего конституционные права граждан. Закон требует в каждом конкретном случае наличия достаточных оснований полагать, что переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут со- держать сведения, имеющие значение для дела1. Изменена формулировка статьи, регламентирующей основания принятия решения о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения. Заключение под стражу теперь допускается только при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (ст. 108 УПК). Тем самым законодатель подчеркнул исключитель-

Такая неопределенная формулировка, по сути, очень опасна, поскольку, как справедливо отмечает О. Я. Баев, позволяет «испросить судебное постановление на контроль и запись переговоров в отношении любого человека, лишь подобрав для того любое уголовное дело о тяжком или особо тяжком преступлении» (Баев О. Я. Об уголовно-процессуальной регламентации контроля и записи переговоров // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 3 / Под ред. О. Я. Баева. Воронеж. 2002. С. 13).

144

ный характер данной меры пресечения1.

Вместе с тем, УПК содержит и ряд недостатков. В частности, в качестве основания принятия решения о производстве проверки показаний на месте в законе названа специальная цель - установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ст. 194 УПК). Как отмечают О. Я. Баев и Л. А. Суворова, возникает вопрос, будут ли иметь допустимый характер результаты данного действия, в ходе которого каких-либо новых обстоятельств не выявлено, а подтверждены обстоятельства, ранее установленные по уголовному делу. В такой ситуации «сторона защиты может вполне обоснованно поставить вопрос о признании протокола таковой проверки на месте недопустимым доказательством»2.

Законом установлен особый порядок принятия следователем процессу- альных решений, непосредственно затрагивающих, ограничивающих конституционные права и свободы участвующих в уголовном судопроизводстве лиц. В этих случаях процессуальное решение подлежит санкционированию прокурором и судом.

Надо отметить, что вопрос о судебном контроле на предварительном расследовании, его формах является дискуссионным.

В литературе высказывалось опасение, что наделение суда широкими контрольными полномочиями в сфере предварительного расследования, включая право санкционировать следственные и процессуальные действия, связанные с ограничением конституционных прав и свобод личности, приведет к смешению процессуальных функций и может отрицательно сказаться на правосудии и предварительном следствии. «Следователи потеряют свою самостоятельность, окажутся связанными в своих действиях решениями судеб-

1 Заметим, что на практике данная мера пресечения, существенно ограничивающая конституцион ные права граждан, наряду с подпиской о невыезде избирается наиболее часто. В литературе пред лагалось выделить заключение под стражу из общего перечня мер пресечения в отдельную статью, подчеркнув тем самым исключительный характер данной меры пресечения (См.: Попов А. М, Грошов Н. А., Геркасов А. Д. Совершенствование правового порядка ареста как меры пресечения // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 16).

2 Баев О. Я., Суворова Л. А. Особенности производства допросов по УПК РФ 2001 г. // Южно- уратьские криминалистические чтения. Сборник научных статей. Вып. 10 / Под ред.

И. А. Макаренко. Уфа. 2002. С. 22.

145

ных органов и не смогут самостоятельно, ответственно осуществлять расследование преступлений. Если судьи будут вмешиваться в ход расследования, фактически управлять им, они потеряют свою объективность, и это отрицательно отразится на последующем судебном разбирательстве… То, что одни судьи будут направлять следствие, а другие проводить судебное разбирательство, не устранит зависимость последних от первых: общие корпоративные интересы возьмут верх решения судей на стадии предварительного расследования будут предопределять приговор суда»1. Отметим, что законодатель снял запрет на повторное участие судьи в рассмотрении дела, если в ходе досудеб- ного производства принимал решение о применении к подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей, а также по результатам проверки законности и обоснованности задержания, заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей (ст. 63 УПК). Данное изменение обусловлено явно недостаточным числом судей. Между тем, представляется, что принятие судьей указанных решений не может не отразиться на его объективности. Указание на недопустимость возложения полномочий, предусмотренных ст. 108 УПК, на одного и того же судью на постоянной основе, на наш взгляд, не решает проблемы в отношении малосоставных судов, где работают всего 2-3 судей2. Заметим, что по тексту Кодекса суд принимает соответствующие про- цессуальные решения в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК. Такая формулировка представляется не совсем корректной, поскольку противоречит содержанию возлагаемой на суд процессуальной функции Согласно ч. 3 ст. 15 УПК, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Суд только создает необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления

1 Кокорев Л. Д. О некоторых принципиальных положениях УПК России // Служенье истине: Науч ное наследие Л. Д, Кокорева: Сб. статей. Воронеж. 1997. С. 252. В литературе высказываются и иные мнения по данной проблеме (См., например: Лазарева В. А. Теория и практика судебной за шиты в уголовном процессе. Самара, 2000. С. 83).

2 В России около одной трети судов односоставные (См.: Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебная власть: Учебное пособие. М., 2001. С. 34).

146

предоставленных им прав. Кроме того, анализ норм УТЖ показывает, что суд не является непосредственным инициатором принятия указанных решений. Суд в каждом конкретном случае оценивает законность и обоснованность решения, принятого прокурором, следователем или дознавателем, и по итогам всестороннего и объективного рассмотрения вопроса выражает свое согласие или несогласие с ним. Неслучайно, именно о даче судом разрешения на производство следственного действия говорится в ст. 165 УПК. В этой связи необходимо внести соответствующие изменения в нормы действующего УПК, регламентирующие полномочия суда на стадии досудебного разбирательства уголовного дела.

В свете сказанного представляет интерес вопрос о допустимых пределах, границах осуществления судебного контроля на предварительном расследовании.

А. В. Солодилов выделяет следующие пределы (границы) судебного контроля за действиями и решениями органов расследования и прокурора:

1) предел функциональный или предметный; 2) 3) предел осуществления судом властных полномочий; 4) 5) предел единства уголовного процесса1. 6) Реализация судом контрольных полномочий в области предварительного расследования не должно приводить к смешению процессуальных функций суда и прокуратуры, органов расследования. Задачей суда является осуществление правосудия (разрешения дела). На недопустимость возложения на суд иной функции, не согласующейся с положением органа правосудия, неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях2. Данное обстоятельство нашло отражение и в действующем УПК (ст. 15).

1 См.: Солодилов А. В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России. Дис… канд. юрид. наук. Томск. 1999. С. 56.

2 См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 года № 19- П «По делу о проверки конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузовского район ного суда Краснодарского края»; Постановление Конституционного суда РФ от 14 января 2000 г. №-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И. П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ».

147

По мнению А. Халиулина, вовлечение суда в уголовно-процессуальную деятельность на стадии предварительного расследования допустимо только в тех случаях, когда органами дознания, предварительного следствия или про-курором может быть допущено нарушение конституционных прав личности, которое впоследствии может оказаться невосполнимым1.

С точки зрения Е. И. Бутова, во-первых, судебный контроль должен осуществляться только по поводу возможных ограничений конституционных прав и свобод или по поводу предполагаемых ограничений этих прав, поэтому не может подвергаться судебному контролю следственное действие (реше-

  • ние), которое «не затрагивает… прав и свобод, либо еще не известно будет ли в результате такого действия нарушено конкретное конституционное право или нет». Во-вторых, выяснению в ходе осуществления судебного контроля подлежат только те «вопросы, которые относятся к законности и обоснован ности проведения конкретного следственного действия или принимаемого конкретного решения» .

Заметим, что согласно ст. 165 УПК, регламентирующей порядок получения судебного разрешения на производство следственных действий, в слу-

  • чае, если перечисленные в данной статье следственные действия были прове дены без судебного решения, следователь вместе с уведомлением направляет в суд копию постановления и протокола следственного действия «для провер ки законности решения (выделено нами - Д. С.) о его производстве». Далее, получив указанное уведомление, суд «проверяет законность произведенного следственного действия» (выделено нами. - Д. С.) и по итогам проверки вы носит постановление о законности или незаконности следственного действия. Вместе с тем, возможна ситуация, когда само решение о производстве следст венного действия было незаконным, необоснованным (скажем, отсутствовали

1 См.: Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: гра ницы и возможности // Уголовное право. 2000. № 1. С. 69-70.

2 Бутов Е. И. Функциональный предел осуществления судебного контроля в уголовном процессе России: признаки и значение // На пути к правовому государству: трудности и достижения: Мате риалы Всероссийской научно-практической конференции. 24-27 октябрь 2001 г. Ч. 2. Курск. 2002. С. 140.

148

законные основания для производства обыска в жилище), в то время как следственное действие проведено в полном соответствии с требованиями УПК и, более того, дало положительные результаты. В этой связи, на наш взгляд, судебной проверке подлежит наличие на момент принятия решения соответствующих оснований, а также исключительных по характеру обстоятельств, в силу которых производство данного действия не могло быть отложено до получения соответствующего разрешения суда.

Анализ норм УПК позволяет выделить следующие категории процессу- альных решений:

  1. решения, принимаемые самим следователем самостоятельно (например, о производстве допроса, очной ставки и ряда других следственных действий, решения по заявленным участниками процесса ходатайствам);
  2. решения, требующие получения санкции прокурора (о возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, изменением обстановки, о выемке предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, избрании залога в качестве меры пресечения);
  3. процессуальные решения, принимаемые только с согласия прокурора и суда (избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста, продление срока содержания под стражей, помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или судеб-но-психиатрической экспертизы, производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях и др.);
  4. процессуальные решения, реализация которых в исключительных случаях допускается без получения согласия (санкции) прокурора и суда, но с последующим их уведомлением о производстве следственного действия (осмотр, выемка и обыск в жилище, личный обыск).

149

Попутно отметим, что не совсем понятно, почему в случае отмены по- становления о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления следователь обязан уведомить о том суд, санкционировавший наложение ареста (и с какой целью). В тоже время при отмене решения о контроле и записи переговоров такой обязанности закон на следователя не возлагает (ч. 5 ст. 186 УПК).

Принятие ряда процессуальных решений допускается только с согласия заинтересованных участников процесса. Таковы решения о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК) и деятельным раскаянием (ст. 28 УПК), по нереабилитирующим основаниям (п.п. 3, 6 ч. 1 ст. 24, п.п. 3, 6 и 7 ч. 1 ст. 27 УПК) и некоторые другие. Лицу, согласие которого требуется, следователь обязан разъяснить последствия такого решения. Так, в случае прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, подозреваемый или обвиняемый теряет право на реабилитацию, включая право на возмещение причиненного вреда (ст. 133 УПК). Согласие лица должно быть осознанным и добровольным. Любое принуждение к даче согласия или отказу от него недопустимо.

Закон обязывает дознавателя, следователя, прокурора и суд незамедли- тельно рассматривать и разрешать заявленные в ходе производства по делу ходатайства. УПК устанавливает предельный срок разрешения ходатайства, который продлению не подлежит. Согласно ст. 121 Кодекса, в тех случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее трех суток со дня его заявления. Об удовлетворении ходатайства, о полном или частичном отказе в его удовлетворении следователь выносит постановление, которое доводится до сведения лица, заявившего ходатайство. При этом отклонение ходатайства не лишает заявителя права вновь заявить ходатайство. Решение также может быть обжаловано в установленном законом порядке прокурору или в суд.

150

Действенной гарантией прав и интересов участвующих в уголовном су- допроизводстве лиц выступают установленные законом процессуальные сроки.

Под процессуальным сроком понимается «период времени, в течение которого должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, а также лица, вовлеченные в уголовно-процессуальные правоотношения должны совершить определенные действия или воздержаться от их совершения»1. Выделяются процессуальные сроки, которые могут быть продлены (сроки предварительной проверки по сообщению о преступлении, прокурорской проверки по жалобе, предварительного следствия, содержания под стражей и другие) или восстановлены в установленном законом порядке (срок обращения с требованием о возмещении причиненного имущественного вреда), и процессуальные сроки, не подлежащие продлению (срок оформления про- токола задержания, предъявления обвинения при избрании меры пресечения в отношении подозреваемого и некоторые другие).

К числу общих процессуальных гарантий прав и интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц относится право на обжалование дей- ствий (бездействия) и решений суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя. Правом обжалования обладают участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Закон предусматривает два порядка обжалования:

1) жалоба подается соответствующему прокурору (ст. 124 УПК); 2) 3) судебный (жалоба направляется в суд по месту производства предва- рительного расследования или в вышестоящий суд). 4) В судебном порядке могут быть обжалованы следующие процессуальные решения: 1) постановление следователя, дознавателя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела; 2) постановления о прекращении дела; 3)

1 Руководство по расследованию преступлений. М, 2002. С. 110.

151

иные их решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию (ст. 125 УПК).

Кроме этого, Конституционный Суд РФ в своем определении от 27 де- кабря 2002 года по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 116, 211, 218, 219 и 220 УПК РСФСР указал на возможность судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, как ограничивающего конституционные права и свободы граждан. При этом суд, рассматривающий жалобу не должен предрешать вопросы, могущие стать предметом судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу1. Действующий УПК такой нормы не со- держит.

Возникает вопрос, вправе ли заинтересованное лицо в таком случае об- жаловать в суд решение следователя о квалификации и фабуле обвинения, а если да, то, как суд может рассмотреть указанные обращения. Очевидно, что проверить обоснованность доводов, приведенных в жалобе, не исследовав материалы дела, суд не в состоянии. Однако в этом случае существует опасность того, что суд возьмет на себя выполнение функции обвинения, будет решать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по делу. В этой связи представляется необходимым дополнить ст. 125 УПК ч. 8 следующего содержания: «Суд, рассматривающий жалобу, не вправе при этом предрешать вопросы, которые могут стать предметом судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу».

Несомненно, положительным изменением является то, что закон разре- шает заинтересованным лицам обжаловать не только решения, но и действия (бездействие) следователя. Ранее суды нередко отказывали заявителю, если органом дознания, следователем не составлялись никакие процессуальные документы (например, при рассмотрении жалобы на отказ в возбуждении уго-

1 Российская газета. 14 января 2003 года.

152 ловного дела) или полученные заявителем сообщения не были оформлены как процессуальные решения.

Здесь следует обратить внимание на такой существенный момент. Как верно отмечает Э. Ф. Куцова, от воли лица зависит использовать предоставленное ему по закону право или нет, но «его согласие с нарушением какого-либо своего права не имеет юридической силы» .

Органами следствия Пушкин и Еликов обвинялись в том, что они 11-12 июня 1999 г. около переезда между станциями Нолька и Цинглок Горь- ковской железной дороги группой лиц по предварительному сговору пытались похитить подрельсовые подкладки и металлические костыли на общую сумму 11 373 руб., но были задержаны работниками милиции. В подготовительной стадии судебного заседания Килемарского районного суда Республики Марий Эл прокурором было заявлено ходатайство о направлении дела для дополнительного расследования в связи с нарушением на предварительном следствии требований ч. 2 ст. 232 УПК РСФСР: в ходе расследования Пушкин и Еликов не допрошены в качестве обвиняемых по существу предъявленного им обвинения, в протоколах допросов имеется только ссылка на признание ими своей вины в предъявленном обвинении и указывается, что они согласны с показаниями, данными ими при допросах в качестве свидетелей, что, по мнению прокурора, является грубым нарушением требований ст. 151 УПК РСФСР. Килемарский районный суд Республики Марий Эл определением от 31 августа 2000 г. ходатайство прокурора удовлетворил, дело направил для производства дополнительного расследования. Президиум Верховного суда Республики Марий Эл протест прокурора, в котором ставился вопрос об отмене определения суда, оставил без удовлетворения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение, поскольку, по мнению автора протеста, утверждение суда первой инстанции о том, что органы следствия не выполнили

1 Куцова Э. Ф. Указ. соч. С. 19.

153

требования ст. 141 УПК РСФСР и данное нарушение является существенным, влекущим направление дела для дополнительного расследования, не соответствует ни материалам дела, ни процессуальному закону: допущенная следователем ошибка (допрос Пушкина и Еликова в качестве свидетелей) не может быть признана существенной, так как им было предъявлено обвинение с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона, по существу которого они дали показания. Кроме того, ни на следствии, ни в суде они не заявляли о нарушении их права на защиту или о препятствовании органов следствия даче ими показаний в качестве обвиняемых Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила протест без удовлетворения по следующим основаниям. Согласно ст. 150 УПК РСФСР следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения, в соответствии со ст. 151 УПК РСФСР о каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол с соблюдением положений ст. ст. 141 и 142 УПК РСФСР. Эти требования закона по данному делу не выполнены, что стало основанием для направления дела на дополнительное расследование. Уголовное дело возбуждено сразу после совершения преступления - 13 июня 2000 г. в отношении Пушкина и Еликова. Однако они были допрошены в качестве свидетелей, хотя их виновность в покушении на кражу у следствия сомнений не вызывала. Пушкину и Еликову разъяснялись требования ст. 51 Конституции Российской Федерации и при этом они предупреждались об уголовной ответственности в соответствии со ст. 308 УК РФ. При предъявлении обвинения и допросе в качестве обвиняемых Пушкин и Еликов признали вину и пояснили лишь, что подтверждают свои показания, данные в качестве свидетелей. В соответствии со ст. ст. 69, 77 УПК РСФСР доказательством является не факт признания обвиняемым своей вины, а та информация об обстоятельствах совершения преступления, которая содержится в его показаниях. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения или

154

оправдания. Пушкин и Еликов не отказывались от дачи показаний, а, признав вину полностью, ошибочно полагали, что достаточно их показаний в качестве свидетелей. Органы следствия при изложенных обстоятельствах обязаны были разъяснить им значение показаний в качестве обвиняемых для защиты их интересов в связи с изменением процессуального положения. В данном случае суд обоснованно указал на допущенные существенные нарушения закона при предъявлении Пушкину и Еликову обвинения и оформлении их показаний в качестве обвиняемых. Поэтому, признав ошибку следователя, прокурор в протесте необоснованно сделал вывод, что эти действия следователя не являются существенным нарушением закона, так как они, по его мнению, не нарушили право подсудимых на защиту1.

Важное место среди процессуальных гарантий прав и интересов участ- вующих в деле лиц занимают нормы, регулирующие порядок возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов расследования и суда (глава 18 Кодекса). Право пострадавших лиц на реабилитацию включает в себя:

1) право на возмещение имущественного вреда и устранение последствий морального вреда;

3) восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Закон устанавливает перечень лиц, имеющих право на реабилитацию, определяет условия и порядок реабилитации. Правом на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания обладают также и юридические лица (ст. 139 УПК).

Вместе с тем существующий порядок реабилитации нуждается в изме- нении. Согласно ст. 134 УПК, признание за лицом права на реабилитацию ставится в зависимость от вынесения судом, прокурором, следователем, дознавателем специального постановления (определения). На наш взгляд, в таком

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 11.

155

решении нет необходимости, поскольку основания возникновения права на реабилитацию четко оговорены ст. 133 УПК.

УПК также внес существенные изменения, касающиеся гарантий прав и интересов отдельных участников уголовного судопроизводства. О перспективах совершенствования положений уголовно-процессуального закона в этой сфере пойдет речь ниже.

156

    1. Проблемы совершенствования правового режима обеспечения прав участников уголовного судопроизводства и иных лиц

Установленная уголовно-процессуальным законом правовая процедура должна обеспечивать наиболее эффективное выполнение назначения уголовного судопроизводства, заключающегося в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК). В этой связи, ряд положений действующего уголовно-процессуального закона, на наш взгляд, нуждается в совершенствовании.

Сказанное, прежде всего, относится к существующему порядку возбуж- дения уголовных дел.

Среди процессуальных решений, принимаемых в ходе уголовного судо- производства, решение о возбуждении уголовного дела занимает особое место. С момента возбуждения уголовного дела исчисляются сроки предварительного следствия и дознания. Актом возбуждения уголовного дела определяется в общих чертах предмет доказывания по делу, задаются основные направления дальнейшего расследования1. Им начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием и создаются правовые основания для последующих процессуальных действий органов дознания, предварительного следствия и суда2.

Незаконное и (или) необоснованное возбуждение уголовного дела таит в себе не меньшую опасность причинения вреда охраняемым законом интересам личности и общества, чем необоснованный отказ в его возбуждении, ибо представляет широкое поле для осуществления принудительных процессуальных действий - от производства обысков и выемок до задержания подозреваемого или его ареста.

’ См.: Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Возбуждение уголовного дела. М, 1961. С. 49-51. 2 Постановление Конституционного суда РФ от 14 января 2000 года № 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И. П. Смирновой и запросом Верховного суда РФ».

157 Между тем, на практике далеко не исключены случаи, когда возмож- ность возбуждения уголовного дела компетентными на то сотрудниками правоохранительных органов используется для оказания неправомерного воздействия на отдельных лиц. Необоснованное возбуждение уголовного дела может быть инициативой самого следователя или такое решение принимается им по «пожеланию» или прямому указанию имеющего влияние на следователя другого лица. Диапазон мотивов для принятия такого решения весьма широк: от сведения личных счетов до разрешения таким образом экономических и (или) политических коллизий и конфликтов. Осознание существования такой реальной тенденции явилось причиной внесения Президентом РФ соответствующих поправок в проект УПК.

Как известно, в соответствии со ст. 146 УПК, сейчас для возбуждения уголовного дела требуется согласие на то надзирающего прокурора. В этих условиях, по мнению разработчиков Кодекса, «возбудить уголовное дело будет сложнее, соответственно, будет меньше места, с одной стороны, для необдуманных решений, а с другой, для произвола следственных органов»1.

Постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору с приложением материалов предварительной проверки, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установления лица его совершившего - соответствующие протоколы и постановления. Прокурор по поступившему постановлению незамедлительно принимает одно из следующих решений: дает согласие на возбуждение уголовного дела, либо выносит постановление об отказе в даче согласия или о возвращении материалов для дополнительной проверки, которая должна быть проведена в срок до пяти суток2. Исключение из данного правила установлено законом только для случа- ев возбуждения уголовного дела капитанами морских и речных судов, нахо-

1 Мизулина Е. УПК по масштабам изменения - это реформа уголовного правосудия. Адрес в Ин тернет: http://www. mizulina. ru/index. php? in_topic=ll.

2 Таким образом, новый УПК увеличивает предельный срок проведения предварительной проверки по сообщению о преступлении до 15 суток

158

дящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий и зимовок, главами дипломатических представительств и консульских учреждений РФ, а также в отношении отдельных категорий лиц, для которых законом установлен особый порядок возбуждения уголовного дела (ст. 448 УПК). Здесь возникает вполне логичный вопрос, с какого момента уголовное дело следует считать возбужденным: с момента вынесения постановления следователя об этом, либо с момента утверждения его прокурором (дачи им на то согласия)? В специальной литературе по данному вопросу высказываются различные суждения1.

В настоящее время нам представляется, что следователь вполне само- стоятелен в своем праве на возбуждение уголовного дела. К этому выводу нас приводит анализ отдельных норм доказательственного права. Так, согласно названной статьи УПК, следователь, дознаватель одновременно с постановлением о возбуждении дела направляет прокурору постановления и протоколы отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, к числу которых закон относит осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение экспертизы. Между тем, в законе только в отношении осмотра места происшествия четко закреп- лено, что в случаях, не терпящих отлагательства, он может проводиться до возбуждения уголовного дела (ст. 176 Кодекса). Все иные следственные действия (в том числе назначение экспертиз и освидетельствование) производятся «по делу».

Нельзя также согласиться с исчерпывающим перечнем тех следственных действий, которые, согласно ст. 146 УПК, следователь может произво- дить до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела (осмотр, освидетельствование и назначение экспертизы). Неясно вправе ли следователь в этот период производить иные неотложные следственные действия

1 См.: Баев О. Я. Новации доказательственного права в УПК РФ 2001 г. и проблемы их реализации // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р. С. Белкина / Материалы международной научной конференции. Воронеж. 2002. С. 30; Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. М., 2002. С. 272; Соловьев А. Б. Особенности возбуждения уголовных дел публичного обвинения по новому УПК // Прокурорская и следственная практика. № 1-2. 2002. С. 222.

159

по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего. То, что в производстве таких действий (допросов, обысков) может возникнуть практическая необходимость не вызывает сомнений. Вместе с тем,

  • как отмечают М. О. Баев и О. Я. Баев, «изложенная редакция данного положе ния, безусловно, может быть использована стороной защиты для постановки вопроса о признании сведений, полученных в результате этих действий, недо пустимыми доказательствами и очень возможно, что суд будет вынужден, ис ходя из буквы данной статьи, удовлетворять такие ходатайства»1.

Заметим, что ст. 46 УПК устанавливает обязательное проведение допро- *> са подозреваемого не позднее 24 часов с момента вынесения постановления о

возбуждении в отношении конкретного лица уголовного дела (за исключением случаев, когда место нахождения подозреваемого не установлено) или фактического его задержания. Данное требование является важной процессуальной гарантией прав и интересов подозреваемого лица. Между тем, возможность проведения допроса подозреваемого до получения согласия прокурора ст. 146 УПК не предусмотрена.

Кроме того, законом не определен четко срок, в течение которого про-

  • курор обязан рассмотреть поступившее к нему постановление следователя (дознавателя) и материалы проверки и принять по ним соответствующее ре шение. Думается, что установление разумного фиксированного срока в дан ном случае отвечает интересам защиты прав лиц, участвующих в деле.

Вызывает возражения ограничение круга лиц, которые должны быть уведомлены о решении прокурора, заявителем и лицом, в отношении которого возбуждалось уголовное дело. Данное положение, думается, необоснованно ограничивает процессуальные права иных заинтересованных лиц, в частности, право на обжалование решений и действий прокурора, следователя, дознавателя в порядке, установленном главой 16 Кодекса.

1 Баев М. О., Баев О. Я. УПК РФ 2001 г.: достижения, лакуны, коллизии; возможные пути заполнения и разрешения последних: Учебное пособие. Воронеж. 2002. С. 25.

160

С учетом сказанного представляется необходимым внести изменения в УПК, изложив ч. 1 и 4 ст. 146 Кодекса в следующей редакции.

«1. При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 на- стоящего Кодекса, прокурор, следователь, дознаватель в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление…

  1. Постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору с приложением материалов проверки сообщения о преступлении, а в случае производства неотложных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица его совершившего, - соответствующих протоколов и постановлений. Прокурор не позднее (…) суток с момента возбуждения уголовного дела следователем своим постановлением подтверждает законность и обоснованность принятого следователем решения либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела, а если по уголовному делу были проведены следственные действия - прекращает дело или о возвращении материалов для дополнительной проверки. В случае прекращения уголовного дела прокурором, доказательства, полученные до того следователем, признаются недопустимыми. О решении прокурора следователь, дознаватель в тот же день уведомляют заинтересованных лиц (далее по тексту действующей редакции ст. 146 УПК.- Д. С.)».

Надо отметить, что возбуждение уголовного дела само по себе, конечно же, не является достаточным доказательством того, что данное преступление, бесспорно, имело место в действительности, и что единственным закономерным продолжением расследования должно быть привлечение того или иного лица к уголовной ответственности. “В результате тщательного, всестороннего расследования дела может быть достоверно установлено, что фактически не было самого события преступления, хотя в первичном материале о нем имелись веские, убедительные исходные данные. Равным образом, могут выявиться такие важные, но ранее неизвестные детали правонарушения, в силу

161

которых отпадают те или иные признаки состава преступления. Или, наконец, может обнаружиться одно из предусмотренных в законе обстоятельств, исключающих основание для привлечения к уголовной ответственности»1. Возможна и иная ситуация, когда в дальнейшем следствием будут выявлены ранее (на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела) неизвестные преступные факты (эпизоды), установлены новые виновные лица, иные обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, определяющие окончательную юридическую квалификацию деяния. В этой связи, как указал в одном из решений по конкретному делу Верховный Суд РФ, уголовно- процессуальное законодательство не содержит для следователя ограничений, по которым он не мог бы выйти за пределы постановления о возбуждении уголовного дела2. Вместе с тем, отсутствие действенных процессуальных га- рантий прав и интересов личности на ранних этапах уголовного судопроиз- водства, в частности, при возбуждении уголовного дела, оставляет место для различного рода злоупотреблений и манипуляций со стороны органов предварительного расследования. Проиллюстрируем сказанное примером из практики.

М. «заказала» через посредника К. убийство своего мужа. По заявлению потенциального исполнителя в отношении М. и К. было возбуждено уголов- ное дело по ст. 105 УК РФ (убийство), хотя преступление, что было очевидно к моменту возбуждения уголовного дела, не было окончено. Посредник был задержан при передаче денег исполнителю якобы за исполненный заказ. Через два дня задержана гражданка М. Ей было предъявлено обвинение в подстрекательстве к убийству (ст. 105, 33 УК РФ) без какого-либо указания на то, что убийство не состоялось и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (с аналогичной формулировкой). О том, что ее муж жив, М. узнала — только через несколько месяцев, когда ей иным следователем было предъявлено новое обвинение уже не в оконченном убийстве, а в приготовлении к не-

1 Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Указ. соч. С. 51

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 8.

162

му. Посредник К. о том, что муж М. жив, узнал также лишь при предъявлении ему обвинения в окончательной редакции1.

Понятно, что данная ситуация была продиктована тактическими сооб- ражениями следователя. Возникает вопрос, насколько законны здесь действия органов расследования, допустим ли с позиции закона такой тактический ход. Как отмечалось выше, деятельность по расследованию предполагает, и уголовно-процессуальный закон допускает, возможность последующего изменения фабулы обвинения по сравнению с ранними стадиями уголовного процесса при наличии к тому законных оснований. Это закономерное следствие последовательного накопления следователем доказательственной информации об объекте познания, его объективных связях и отношениях. Однако в рассматриваемом примере следствие к моменту возбуждения уголовного дела располагало достоверными данными, указывающими на то, что преступление не окончено. Тем не менее, первоначально содеянное было квалифицировано им как оконченное убийство, что, на наш взгляд, противоречит требованиям уголовно-процессуального закона. Юридическая квалификация деяния, изложенная в постановлении следователя о возбуждении уголовного дела, в этом случае не соответствовала данным, которыми располагало следствие на момент возбуждения дела и послужившим фактическим основанием его возбуж- дения. Кроме того, сокрытие такой важной информации о характере происшедшего от подозреваемых в совершении преступления (а впоследствии - от обвиняемых по делу) нарушило право последних на защиту. Согласно ст. 46 УПК, подозреваемый вправе знать, в чем он фактически подозревается. Обвиняемый вправе знать существо обвинения (ст. 47 Кодекса). Таким образом, постановление о возбуждении уголовного дела в данном конкретном случае следует признать незаконным, а результаты проведенных по делу следственных и иных процессуальных действий - не имеющими юридической силы, поскольку указанные действия проведены без соответствующего законного

См.: Баев М. О., Солодов Д. А. Процессуальные гарантии законности и обоснованности возбуждения уго- ловных дел // Воронежские криминалистические чтения / Под ред. О. Я. Баева. Вып. 4. Воронеж, 2003.

163 основания, каковым является постановление о возбуждении уголовного дела. Уголовное дело подлежит прекращению.

Нуждается в совершенствовании и ряд других норм действующего УПК, непосредственно затрагивающих права и интересы участников уголов- ного процесса.

Ст. 189 УПК закрепляет правило о том, что следователь свободен в вы- боре тактики допроса. В литературе высказывается обоснованное опасение, что данное положение «может быть воспринято на практике как своеобразная индульгенция для применения тактических приемов, не соответствующих критериям допустимости»1. Весьма показательно в этом плане то, что 50 % опрошенных нами следователей согласны такой формулировкой закона. 40, 9 % опрошенных считают данное положение фикцией, и только 9,2 % опрошенных относятся к этому нововведению негативно.

Мы полностью солидарны с мнением М. О. Баева и О. Я. Баева, убеж- денных в необходимости исключения данного положения из ч. 2 ст. 189 УПК2.

Согласно ст. 189 УПК, на допросе свидетеля может присутствовать его адвокат. При этом он не вправе задавать дополнительные вопросы и комментировать ответы свидетеля. На наш взгляд, в целях обеспечения прав и законных интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц следует разрешить адвокату ставить уточняющие и дополнительные вопросы свидетелю. Данное предложение поддержали 72,7 % опрошенных нами следователей прокуратуры и органов внутренних дел.

Последние изменения уголовно-процессуального закона свидетельствуют о том, что охрана прав и законных интересов подозреваемых и обвиняе- мых в настоящее время является приоритетным направлением в развитии уголовно-процессуального законодательства. В тоже время, законодатель не уделяет, на наш взгляд, должного внимания вопросам совершенствования про -

1 Баев М. О., Баев О. Я. Указ. соч. С. 30; Баев О. Я. Тактика уголовного преследования и профес сиональной защиты от него. Следственная тактика. М., 2003. С. 187.

2 Баев М. О., Баев О. Я. Указ соч. С. 30.

164

цессуальных гарантий других участников процесса, в частности, потерпевшего. Между тем, очевидно, что фигуры потерпевшего и обвиняемого (подозреваемого) «создают» уголовный процесс, именно эти лица наиболее заинтересованы в исходе дела.

Анализ УПК показывает, что юридические возможности лица, потер- певшего от преступления, по участию в досудебном производстве в сравнении с возможностями подозреваемого и обвиняемого существенно ограничены. Разумеется, не может быть и речи об установлении полного тождества их правовых статусов. Как отмечает В. С. Шадрин, «между комплексами прав того или другого участников процесса могут быть и неизбежны различия, предопределяемые разными ролями их обладателей в уголовном судопроизводстве. Главное, чтобы личность, вовлеченная в уголовный процесс, могла располагать достаточными средствами для полноценной защиты своих прав, отстаивания кровных интересов» . Остановимся на некоторых наиболее существенных вопросах

Прежде всего, получение лицом процессуального статуса потерпевшего связано с вынесением следователем специального постановления. До этого момента лицо не может воспользоваться правами, предоставленными по закону потерпевшему. Между тем, сведения о лице, которому преступлением причинен вред, нередко содержатся в материалах предварительной проверки по сообщению о преступлении и отражаются в постановлении о возбуждении уголовного дела. Здесь «само возбуждение дела по существу одновременно выражает признание соответствующих лиц пострадавшими от преступления»2. В этой связи следует внести соответствующие изменения в УПК, закрепив, что, в таких случаях лицо, указанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, признается потерпевшим.

1 Шадрин В. С. Указ. соч. С. 156.

2 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М, 1980. С. 45.

165

Необходимо также расширить права пострадавшего от преступления лица при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. В настоящий момент пострадавшее лицо фактически лишено возможности заявлять обоснованные (ссылками на собранные в ходе предварительной проверки материалы) жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела. Думается, что предоставление права знакомиться с материалами предварительной проверки, послужившими основанием для отказа в возбуждении уголовного дела, в данном случае в полной мере отвечает интересам защиты прав личности в уголовном судопроизводстве.

УПК закрепляет право потерпевшего иметь представителя (ст. 42 Ко- декса). В соответствии со ст. 45 УПК, для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в деле привлекаются их представители или законные представители. На практике, в такой ситуации к участию в деле, как правило, привлекаются законные представители потерпевшего, которые, не обладая необходимыми юридическими познаниями, в большинстве случаев не в состоянии должным образом защитить права и интересы представляемого лица1. Лица, производящие расследование, зачастую не заинтересованы в «излишней» активности потерпевшего и его представителей по ходу расследования. Встречаются случаи, когда следователи, прекращая уголовное дело, не сообщают своевременно потерпевшим и их законным представителям об основаниях прекращения дел и порядке обжалования решения. Кроме того, с участием потерпевшего по действующему УПК решается ряд вопросов, носящих «судьбоносный» для дела характер (например, возможность прекращения дела за примирением с потерпевшим, применения упрощенного порядка судопроизводства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением и другие). В этой связи мы присоединяемся к мнению авторов, полагающих необходимым дополнить УПК положением об

1 См.: Баев М. О. Баев О. Я. Указ. соч. С. 51.

166

обязательном участии в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего, в частности, в отношении потерпевших по делам об особо тяжких преступлениях1.

Ст. 42 УПК закрепляет право потерпевшего знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения. В тоже время, обвиняемый, согласно ст. 47 УПК, вправе получать копии принесенных по делу жалоб и представлений. Рациональное объяснение тому факту, что потерпевший не вправе, в отличие от обвиняемого, получать копии принесенных по делу жалоб и представлений, дать сложно. Представляется необходимым уравнять права потерпевшего и обвиняемого в этой части.

Закон ограничивает права потерпевшего при назначении экспертизы правом знакомиться с постановлением о назначении в отношении него экспертизы, заявления отвода эксперту и ходатайствования о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, а также последующим ознакомлением с заключением эксперта, если экспертиза проводилась отношении него или по его ходатайству (ст. ст. 198, 206 УПК). Мы солидарны с высказанным в литературе мнением о том, что права потерпевшего при назначении экспертизы следует уравнять с правами подозреваемого, обвиняемого2.

Попутно отметим, что УПК не предусматривает каких-либо правил на тот случай, если при назначении и производстве судебной экспертизы обнаружатся обстоятельства, факты, свидетельствующие о личной заинтересованности в исходе дела руководителя экспертного учреждения. Вместе с тем, в соответствии с п. 2 ст. 18 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», государственному судебно-экспертному учреждению не может быть поручено производство экспертизы, а когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения. Руководителем госу-

1 Там же. С. 52.

2 Там же. С. 53.

167

дарственного судебно-экспертного учреждения признается директор или начальник (заведующий) данного учреждения, либо приравненного к нему специализированного подразделения, осуществляющий функцию руководства при организации и производстве судебной экспертизы в соответствующем учреждении или подразделении (ст. 9 указанного Закона). По смыслу закона при наличии данных обстоятельств, подозреваемый, обвиняемый, его защитник или законный представитель, а также потерпевший, в отношении которого проводится экспертиза, его законный представитель и представитель вправе ходатайствовать об отстранении экспертного учреждения от производства судебной экспертизы. Представляется, что в свете высказанных ранее замечаний относительно содержания принципа законности в уголовном судопроизводстве, данное основание должно быть закреплено и в тексте УПК.

Нуждаются в совершенствовании процессуальные гарантии прав и за- конных интересов подозреваемого и обвиняемого. Остановимся на некоторых наиболее существенных, на наш взгляд, моментах.

В соответствии со ст. 22 Конституции РФ, арест, заключение под стражу допускаются только по судебному решению До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Между тем, положения ст. ст. 94, 108 УПК, фактически допускают продление срока содержания под стражей сверх сроков, установленных Конституцией РФ. Данное противоречие должно быть разрешено в пользу конституционной нормы.

Ст. 91 УПК предусматривает возможность задержания в случае направ- ления в суд ходатайства об избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу. В связи с этим в литературе высказывается опасение, что данное положение на практике приведет к «узаконенному произволу» со стороны следственных и оперативных органов1. Названная мера процессуального принуждения нередко применяется для установления данных о наличии признаков преступления в деяниях задержанных.

1 См.: Ковтун Н. Задержание подозреваемого: новые грани старых проблем // Российская юстиция. 2002. №10. С. 32.

168

Возникает также вопрос, можно ли считать незаконным задержание по данному основанию, если суд отказал в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу либо истек предельный срок содержания под стражей до судебного решения (ст. 94 Кодекса), а также имеет ли такое лицо право на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 Кодекса. По смыслу закона, такая ситуация свидетельствует об отсутствии законных оснований к задержанию лица. В этой связи следует внести соответствующие изменения в ст. 94 УПК, дополнив ее ч. 6 следующего содержания: «При освобождении подозреваемого из-под стражи по основаниям, указанным в ч. 1 настоящей статьи, ему разъясняется право на возмещение вреда, причиненного незаконным задержанием в соот- ветствии с положениями главы 18 настоящего Кодекса».

В соответствии со ст. 46 УПК, подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения. Возникает вопрос, почему подозреваемый лишен права получать и копию постановления о возбуждении уголовного дела, и копию протокола задержания. Такое ограничение прав подозреваемого представляется необоснованным.

Ст. 95 УПК допускает в случае необходимости проведения оперативно- розыскных мероприятий встречи сотрудника органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с подозреваемым с письменного разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело. Цели законодателя здесь вполне ясны: ввести оперативную работу с подозреваемым в известные рамки, сделать ее в определенной степени «прозрачной» для следователя, обеспечить права подозреваемого. Большинство опрошенных нами следователей (90,9 %) одобрили данное нововведение (в тоже время 83,5 % опрошенных оперативных работ- ников указали, что такая мера неоправданна). Причем 77,3 % опрошенных

169

следователей считают необходимым ввести указанный порядок и в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей.

Согласно ст. 10 УПК, лицо, в отношении которого в качестве меры пре- сечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью. Данная норма не обеспечена необходимыми процессуальными гарантиями и носит скорее декларативный характер. За последние десять лет через следственные изоляторы прошло 10 млн. человек, что в два раза больше их расчетной вместимости. Ежегодно следственные изоляторы пропускают через себя до 2 млн. заключенных, что в два раза больше, чем лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы1. В этих условиях содержание под стражей представляет реальную угрозу жизни и здоровью подозреваемых и обвиняемых.

С, работник кредитного отдела банка, был задержан и заключен под стражу по подозрению в получении взятки. За время нахождения под стражей (более года), С. дважды проходил стационарное лечение с диагнозом «алиментарная дистрофия, реактивное состояние, депрессивно-параноидальный синдром». Назначенная вслед за этим психиатрическая экспертиза обнаружила у С. признаки временного болезненного расстройства психической деятельности, связанные непосредственно с психотравмирующей ситуацией. По определению суда С. был направлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Впоследствии дело в отношении С. и других лиц было пре- кращено за отсутствием в их действиях состава преступления, т. к. субъектами указанного преступления они не являлись. В общей сложности в местах заключения, включая время нахождения в следственном изоляторе в период производства следствия, С. находился более двух с половиной лет. В период лечения С. была установлена инвалидность второй группы .

1 См.: Гуляев А., Зайцев О. Как сократить время содержания под стражей // Российская юстиция. № 7. 2002. С. 43.

2 Архив федерального суда Ленинского района г. Воронежа за 2001 год. Дело № 1-14/98г.

170

УПК предусматривает, что повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению при отказе обвиняемого от дачи показаний на первом допросе допускается только по его просьбе. Данное требование закона вряд ли оправдано. Характерно, что большинство опрошенных нами следователей (86,4 %) не согласны с таким решением законодателя. Как отмечают М. О. Баев и О. Я. Баев, «работа с таким обвиняемым будет, несомненно, продолжаться, но, увы, уже не в процессуальном, обеспеченным достаточно прописанными в законе гарантиями его прав, режиме, а исключительно оперативным путем со всеми его известными преимуществами и, главное - недостатками»1. В связи с изложенным, указанную норму следует, на наш взгляд, исключить.

Закон предусматривает особый упрощенный порядок судебного разби- рательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы (глава 40 Кодекса). Данное положение предоставляет следствию дополнительные тактические возможности по воздействию на обвиняемого. Характерно, что в ходе проведенного нами опроса большинство следователей (59,5 % от числа опрошенных) высказались за то, чтобы распространить указанный порядок и на дела о преступлениях, наказание за которые не превышает десяти лет лишения свободы.

Попутно отметим, что в ходе опроса большинство следователей (52,9 %) высказались за целесообразность получения «предвосхищающего» решения суда на осмотр жилища до получения согласия проживающих в нем лиц на его производство. В тоже время 86 % опрошенных следователей, полагают, что установленный УПК порядок получения судебного разрешения на важнейшие процессуальные решения (обыск, осмотр в жилище, заключение под стражу и другие) негативно скажется на раскрытии и расследовании преступлений.

1 Баев М. О., Баев О. Я. Указ. соч. С. 29-30.

171 Заключение

  1. Деятельность следователя складывается из последовательно сменяющих друг друга процессов принятия и реализации различного рода решений. Среди них особое место занимают процессуальные и тактические решения следователя,
  2. Процессуальное решения следователя представляет собой процессуальный акт, содержащий властное волеизъявление следователя по возникающим в ходе производства по делу правовым (процессуальным) вопросам» облеченный в соответствующую правовую форму.
  3. ‘3. Принимая конкретное процессуальное решение, следователь реализует соответствующие властные полномочия, оказывает определяющее воздействие на поведение лиц, в том или ином качестве вовлекаемых в орбиту предварительного следствия по делу, и на систему расследования в целом. В этом плане процессуальное решение следователя - один из основных и необходимых элементов управления процессом расследования, В настоящее время в уголовно-процессуальном законодательстве прослеживается в целом негативная тенденция к снижению руководящей роли следователя как основного субъекта расследования.

  4. Тактическое решение представляет собой выбор следователем рационального и допустимого средства (следственного или иного процессуального действия, приема, операции) предупреждения и преодоления противодействия предварительному расследованию преступления и нейтрализации негативных результатов такого воздействия. Учитывая информационный характер противодействия расследованию, тактическое решение также можно определить как выбор средств уменьшения информационной неопределенности в отношении криминалистически значимых событий и обстоятельств прошлого, а также фактов, существующих на момент расследования, связанной с осуществлением сокрытия преступной деятельности.
  5. Процессуальные и тактические решения следователя тесно связаны между собой. Многие процессуальные решения, принимаемые следователем, носят

172

тактический характер. Тем не менее, нельзя отрицать наличие между ними существенных отличий.

  1. Процессуальные и тактические решения следователя могут быть ютасси-
    • фицированы по различным основаниям. Анализ норм УПК позволяет выде лить следующие категории процессуальных решений в зависимости от поряд ка их принятия.
  2. решения, принимаемые следователем (дознавателем) самостоятельно;
  3. решения, требующие получения санкции прокурора;
  4. процессуальные решения, принимаемые только с согласия прокурора и су-
  5. 91 да;

  6. процессуальные решения, реализация которых в исключительных случаях допускается без получения согласия (санкции) пгюкурора и суда, но с по следующим их уведомлением о производстве следственного действия.

В зависимости от наличия или отсутствия законодательно установлен ных ограничений, определяющих характер, пределы и границы выбора при принятии решения, все процессуальные решения делятся на четыре группы: императивные или обязательные решения, альтернативные решения, решения, * непосредственно обусловленные ранее принятыми процессуальными реше-

ниями и инициативные решения.

По форме вынесения выделяются процессуальные решения, для которых законом предусмотрена обязательная письменная форма, и процессуальные решения, не оформляемые письменно.

  1. Необходимым условием принятия рациональных тактических и процессуальных решений является учет и правильная оценка сложившейся по делу следственной ситуации, ее важнейших параметров и перспектив развития.
  2. Следственная ситуация в целом выступает как определенное положение в раскрытии и расследовании преступления, в той или иной мере и в том или ином отношении способствующее либо препятствующее решению следственных задач. Следственная ситуация как научная (криминалистическая) категория представляет собой модель реальной ситуации расследования, включаю-

173

щая в себя наиболее значимые в том или ином отношении признаки последней.

  1. Разновидностью встречающихся в практике расследования следственных ситуаций являются конфликтные ситуации, характеризующиеся отношениями противодействия и соперничества взаимодействующих сторон, Разрешение конфликта может рассматриваться в двух аспектах: как деятельность, процесс и как результат этой деятельности. Разрешение конфликта следователем предполагает распознавание ведущей стратегии и тактики соперничающей стороны и выбор адекватной стратегии и тактики реагирования на возникшее противоречие. Стратегии поведения в конфликте различаются ~в зависимости от того, ориентирован ли субъект взаимодействия на свои собственные интересы (цели) или на интересы (цели) противоположной стороны. На выбор следователем конкретной стратегии поведения в конфликте оказывают влияние различные факторы объективного и субъективного характера. К принципам деятельности (организации деятельности) в конфликтной ситуации можно отнести принцип компетентности, профилактики конфликтов и своевременного предупреждения их неблагоприятных последствий, минимизации вмешательства при сохранении контроля за развитием ситуации, ясности и определенности принимаемых тактических решений, выбор стратегии, гарантирующей получение максимального результата действия (решения) независимо от тактики противостоящей стороны.

10.Неопределенность в отношении исходов (результатов) выбранного следователем способа деятельности, комплекса (системы) действий в обстановке реального или потенциального процессуального конфликта обуславливает формирование ситуаций тактического риска. Специфика риска в следственной деятельности состоит в том, что тактически рискованным может оказаться как действие, так и отказ от него (бездействие) в обстановке, требующей от следователя активных действий. В условиях тактического риска принимаются многие процессуальные решения (задержание подозреваемого, избрание меры пресечения, назначение экспертиз и другие).

174

11.Риск при принятии следователем процессуальных и тактических решений можно определить как осознанную возможность неблагоприятного исхода реализации решения в условиях неопределенности.

12-Рнск при расследовании преступлений можно классифицировать по возможности устранения отрицательных от него последствий, По данному основанию выделяются ситуации риска, негативные последствия которого могут быть устранены и ситуации риска, негативные последствия которого не могут быть устранены, нейтрализованы, либо возможность их устранения связана со значительными затратами времени, сил и средств.

13»Принятие решений в условиях риска предполагает выявление факторов’ риска и их анализ, определение степени риска, оценку допустимости риска, анализ планируемых действий (операций) по выбранному уровню риска, разработку мероприятий по снижению степени риска, нейтрализации возможных отрицательных последствий реализации рискованного решения. 14.В следственной деятельности допустим только обоснованный, правомерный тактический риск. Можно выделить ряд условий (критериев) допустимости риска в следственной деятельности: выбранная следователем цель (задача) не противоречит предписаниям закона и требованиям профессиональной этики; указанная цель не могла быть достигнута действиями, не связанными с риском; следователь предпринял все меры к предотвращению возможных от- рицательных последствий реализации своего решения.

15.Минимизации риска при принятии и осуществлении процессуальных и тактических решений может способствовать своевременное выявление и изоляция в информационном плане действительных (потенциальных) участников конфликта, своевременное распознавание средств и способов возможного противодействия осуществлению планов следователя при производстве следственных и иных процессуальных действий и их нейтрализация, подготовка’ (оставление) «запасных» вариантов действий на случай возможной неудачи, тактического проигрыша при осуществлении решения, сопряженного с риском дезинформация противостоящей стороны относительно ближайших пла-

нов и намерений следователя, их маскировка, отвлечение соперничающей стороны от основного, главного в замысле следователя, обеспечение неожиданности, внезапности действия или данной последовательности действий, перенос рискованных действий на более поздний период (если обстоятельства это допускают) с целью получения выигрыша во времени, необходимого для более тщательной подготовки.

1б,Использование участниками процесса своих процессуальных прав, реализация соответствующих процессуальных гарантий дополнительно дисциплинирует правоприменителя, способствует устранению произвола, субъективизма при принятии решений.

Одной из причин принятия незаконных и необоснованных процессуаль- ных* решений, нарушающих права личности и наносящих вред (порой невосполнимый) охраняемым законом интересам, является недостаточность процессуальных гарантий. Необходимо найти правильное соотношение между интересами раскрытия и расследования преступлений и интересами обеспечения прав и свобод участвующих в уголовном судопроизводстве лиц. П.Можно выделить следующие направления деятельности в рамках обеспечения (гарантирования) прав и интересов участвующих в досудебном производстве лиц:

  1. создание условий, необходимых для реализации прав и осуществления интересов;
  2. охрана прав и интересов;
  3. возмещение вреда, причиненного нарушением прав и интересов названных лиц.
  4. Указанным направлениям соответствуют различные виды уголовно процессуальных гарантий.

Процессуальные гарантии прав и интересов участников уголовного су- допроизводства классифицируются по различным основаниям. По субъекту инициативы процессуальные гарантии делятся на гарантии, касающиеся порядка процессуальной деятельности следователя, а также прокурора и суда, в

176” связи с осуществлением последними в ходе досудебного производства по делу определенных надзорных и контрольных функций и процессуальные гарантии,, выступающие в виде средств защиты права Сйнтерёса7Гпр^Дос^влё^нь1е законом заинтересованным лицам, их защитникам, представителям и используемые ими по собственной инициативе с соблюдением установленного порядка. Процессуальные гарантии можно также классифицировать на общие (обязанность следователя обосновать, мотивировать принимаемое решение, соблюдать установленные законом требования к форме и содержанию решении и т.д.) и специальные, направленные на обеспечение прав отдельных уча- стников процесса, нрав и интересов лиц на уровне конкретною правоотношения, при производстве определенных процессуальных действий и принятии “конкретных процессуальных решений. По субъекту права (интереса) можно выделить процессуальные гарантии прав и интересов:

  1. подозреваемого;
  2. обвиняемого;
  3. потерпевшего;
  4. гражданского истца;
  5. гражданского ответчика;
  6. свидетеля;
  7. других участников процесса (эксперта, специалиста, переводчика, понятого);
  8. иных заинтересованных лиц (например, близких родственников подозреваемого).
  9. Выделяются также специальные процессуальные гарантии для отдельных категорий лиц (членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, судей, присяжных и арбитражных заседателей, прокуроров, следователей, адвокатов и других). В отношении указанных лиц законом установлен особый порядок принятия отдельных процессуальных решений.

177

^.Установленная уголовно-процессуальным законом правовая процедура должна обеспечивать наиболее эффективное выполнение назначения уголовного судопроизводства, заключающегося в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. В этой связи, предлагается внести в УПК ряд изменений, направленных на совершенствование действующего уголовно-процессуального закона. 19.В результате изучения темы исследования, полагаем необходимым внести в УПК следующие основные изменения и уточнения.

19Л. Закрепить положение о том» что законы и иные нормативные акты, регулирующие порядок уголовного судопроизводства, подлежат применению судом, прокурором, следователем, дознавателем и другими участниками уголовного судопроизводства только при условии включения их положений в УПК либо при наличии прямой отсылки к ним в тексте Кодекса.

19.2. Ч, 3 ст. 88 УПК изложить в следующей редакции: «Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон, о чем выносится соответствующее постановление. В постановлении указываются обстоятельства, в силу которых доказательство следует считать недопустимым. Данное постановление может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса». 19.3. 19.4. Дополнить ст. 125 УПК частью 8 следующего содержания: «Суд, рассматривающий жалобу, не вправе при этом предрешать вопросы, которые могут стать предметом судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу». 19.5. 19.6. Ч. 4 ст. 146 УПК изложить в следующей редакции: 19.7. «4. Постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору с приложением материалов проверки сообщения о преступлении, а в случае производства неотложных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица

178

его совершившего, — соответствующих протоколов и постановлений. Проку рор не позднее (…) суток с момента возбуждения уголовного дела следовате лем своим постановлением подтверждает законность и обоснованность “при- “”” иятого следователем решения либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела, а если по уголовному делу были проведены следственные действия - прекращает дело или о возвращении ма териалов для дополнительной проверки. В случае прекращения уголовного дела прокурором, доказательства, полученные до того следователем, призна ются недопустимыми. О решении прокурора следователь* дознаватель в тот же день уведомляют заинтересованных лиц (далее”по тексту ре-

дакции ст. 146 УПК.- Д. С.)».

19.5. Исключить из ч. 2 ст. 189 УПК положение о том, что следователь свобо- ден в выборе тактики допроса. 19.6. 19.7. В целях обеспечения прав и законных интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц разрешить адвокату свидетеля на его допросе ставить уточняющие и дополнительные вопросы. 19.8. 19.9. Внести изменения в УПК, закрепив, что, лицо, указанное в постановле- нии о возбуждении уголовного дела, которому преступлением причинен фи- зический, имущественный или моральный вред, признается потерпевшим. 19.10. 19.11. Предоставить пострадавшему (заявителю) право знакомиться с материалами предварительной проверки, послужившими основанием для отказа в возбуждении уголовного дела. 19.12. 19.13. Предоставить потерпевшему тот же объем прав при назначении экспер- тизы, что и подозреваемому, обвиняемому (ст. 198 УПК). 19.14. 19.10. Закрепить в УПК правило о том, что государственному судебно- экспертному учреждению не может быть поручено производство экспертизы,. а когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения.

179

19.11. Внести изменения в ст. 94 УПК, дополнив ее ч. 6 следующего содержания: «При освобождении подозреваемого из-под стражи по основаниям, указанным в ч. 1 настоящей статьи, ему разъясняется право на возмещение вреда, причиненного незаконным задержанием в соответствии с положениями главы 18 настоящего Кодекса». 19.12. 19.13. Ч. 2 ст. 95 УПК изложить в следующей редакции: «В случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий допускаются встречи сотрудника органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с подозреваемым и обвиняемым с письменного разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело». 19.14.

180

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты, судебная практика

  1. Конституция Российской Федерации. Официальное издание. - М.: Юридическая литература, 1997. - 64 с.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. -1996. - № 25. - Ст.
  3. С изменениями и дополнениями: Федер. закон от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ // Собр. Закон. Рос. Федерации. -1998. - № 26. - Ст. 3012; Федер. закон от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации от 12 марта 2001. - № 11. Ст. 1002; Федер. закон от 7 мая 2002 г. № 50- ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. -№19. Ст. 1795.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. -
    • № 52. Ст. 4924. С изменениями и дополнениями: Федер. закон от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 22. Ст. 2027; Федер. закон 24 июля 2002 г. № 98-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. -2002. - № 30. - Ст. 3015
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. -М: Проспект, 1997 -240 с.
  6. О прокуратуре РФ: Федер. закон от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1995. - № 47. - Ст. 4472; Федер. закон от 10 февраля 1999 г. № 31-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1999. - №
    • Ст. 878; Федер. закон от 19 ноября 1999 г. № 202-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. 199. - № 47. - Ст. 5620. Федер. закон от 28 июня 2002 г. № 77-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 26. - Ст. 2523. Федер. закон от 5 октября 2002 г. № 120-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2002. - № 40. - Ст. 3853.
  7. Об оперативно-розыскной деятельности: Федер. закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. -1995. - № 33. - Ст.3349. С изменениями и дополнениями: Федер. закон от 18 июля 1997 г. № 117-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 1998. - № 30. - Ст. 3613. Федер. закон от 5 января 1999 г. N 6-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации.
        • № 2. Ст. 233. Федер. закон

181 от 20 марта 2001 г. № 26-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации. - 2001. - № 13. -Ст. 1140. Федер. закон 10 января 2003 г. № 15-ФЗ // Собр. закон. Рос. Федерации.-2003.-№ 2.-Ст. 167.

  1. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: Федер. закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ // Ведомости Федер. Собр. Рос. Федерации. - 2001. - № 17. - Ст. 940 (с последующими изменениями).
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 года№ 19-П «По делу о проверки конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузовского районного суда Краснодарского края» // Вестник Конституционного Суда РФ. -1996. - № 12.
  3. Постановление Конституционного суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И. П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. - № 2.
  4. 10.Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан» // Российская газета. - 2003. - 14 янв.

11.0 практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 // Бюл. Верх. Суда РФ. - 2000. - № 2.

12.Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 10. 13. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2001. -№ 11. 14.Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 8.

182 Словари, справочные пособия

  1. Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С. А. Кузнецова. -СПб.: НОРИНТ, 1998. - 1536 с.
  2. Краткий словарь по философии / Под ред. И. В. Блауберга, И. К. Пантина. -М.: Политиздат, 1979. - 413 с.
  3. Криминалистический словарь: пер. с нем. - М.: Юрид. лит., 1993.-193 с.
  4. Ожегов С. А. Словарь русского языка / С. А. Ожегов. - М.: Знание,
  5. -670 с.
  6. Специальная литература

  7. Абчук В. Уроки бизнеса: Учеб. пособие / В. Абчук. - СПб.: Образование, 1994.-190 с.
  8. Алексеев Н. С. Очерки развития науки советского уголовного процесса / Н. С. Алексеев, В. Г. Даев, Л. Д. Кокорев. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1980. - 252 с.
  9. Андреев И. С. Курс криминалистики / И. С. Андреев, Г. И. Грамович, Н. И. Порубов. - Мн.: Вышэйшая школа, 2000. - 335 с.
  10. Анцупов А. Я. Конфликтология. Учебник для вузов / А. Я. Анцупов, И. Я. Шипилов. - М: ЮНИТИ, 1999. - 551 с.
  11. Баев М. О. Защита от обвинения в уголовном процессе / М. О. Баев, О. Я. Баев. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1995.-228 с.
  12. Баев М. О. УПК РФ 2001 г.: достижения, лакуны, коллизии; возможные пути заполнения и разрешения последних / М. О. Баев, О. Я. Баев. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2002. - 57 с.
  13. Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения) / О. Я. Баев. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1984. -132 с.

183

  1. Баев О. Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие / О. Я. Баев. -Воронеж: НПО «МОДЭК», 1994. - 224 с.
  2. Баев О. Я. Основы криминалистики: курс лекций / О. Я. Баев. - М.: Экзамен, 2001.- 288 с.
  3. 10.Баев О. Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие / О. Я. Баев. -М: «Экзамен», 2003. - 432 с.

П.Батищев В. И. Постоянная преступная группа / В. И. Батищев. - Воронеж: Издательство ВГУ, 1994. -120 с.

12.Бахин В. П. Понятие, сущность и содержание криминалистической тактики. Лекция / В. П. Бахин. - Симферополь, 1999. - 34 с.

13.Бахин В. П. Криминалистика. Проблемы и мнения (1962 - 2002) / В. П. Бахин. - Киев: «Охрана труда», 2002. - 268 с.

Н.Белкин А. Р. Криминалистические классификации. Научно- практическое пособие / А. Р. Белкин. - М.: Ментроп XXI, 1997. - 93 с. 15.Белкин А. Р. Теория доказывания / А. Р. Белкин. - М: НОРМА, 1999.- 418 с. 16.Белкин Р. С. Криминалистика / Р. С. Белкин. - М.: Акад. МВД СССР, 1974. -340 с.

П.Белкин Р. С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики / Р. С. Белкин. - М.: Издательство БЕК, 1997. - 408 с. 18.Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации / Р. С. Белкин. - М.: Юристь, 1997. - 480 с. 19.Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия / Р. С. Белкин. - М.: Издательство БЕК, 1997. - 342 с.

20.Белкин Р. С. История отечественной криминалистики / Р. С. Белкнн. - М.: НОРМА, 1999.-496 с.

21.Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики / Р. С. Белкин. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА -ИНФРА-М), 2001. - 240 с.

184

22.Божкова Н. Р. Следственная (криминалистическая) тактика. Учеб. пособие. Ч. 1 / Н. Р. Божкова, В. Г. Власенко, В. И. Комиссаров. - Саратов: Издательство Саратовской государственной академии права, 1996. -126 с. 23.Васильев А. Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений / А. Н. Васильев. - М.: Юридическая литература, 1978. - 101 с. 24.Винберг А. И. Криминалистика и доказывание / А. И. Винберг, Р. С. Белкин. - М.: Юридическая литература, 1969. -164 с.

25.Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия: Монография / Т. С. Вол-чецкая. - Калининград: Калининградский государственный университет, 1997.

  • 248 с.

26.Волчецкая Т. С. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности: Учеб. пособие / Т. С. Волчецкая. -Калининград: Калининградский государственный университет, 1999. - 74 с. 27.Гармаев Ю. П. Должностные преступления в таможенных органах / Ю. П. Гармаев. - М: НОРМА, 2002. - 304 с.

28.Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений / И. Ф. Герасимов. - Свердловск: Издательство Свердловского государственного университета, 1975. - 221 с. 29.Гинзбург А. Я. Криминалистическая тактика / А. Я. Гинзбург, А. Р. Белкин.

  • Алматы: «Аяк Эдет», 1998. - 474 с.

30.Гинзбург А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учебно-практическое пособие / А. Я. Гинзбург. - М.: НОРМА, 1996.-128 с.

31.Головин А. Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке / А. Ю. Головин. - Тула: Издательство Тульского государственного университета, 2000. - 228 с. . _ ..

32.Горский Г. Ф. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе / Г. Ф. Горский, Л. Д. Кокорев, П. С. Элькинд. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1978. - 288 с.

185 33.Гришина Н. В. Психология конфликта / Н. В. Гришина. - СПб.: Питер, 2001.-464 с.

34.Громов В. Искусство расследования преступлений / В. Громов, Н. Лагови-ер.-М., 1927. -200 с.

35.Гусаков А. Н. Следственная тактика (в вопросах и ответах): Учеб. Пособие /А. Н. Гусаков, А. А. Филющенко. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1991. - 104 с. Зб.Доспулов Г. Г. Оптимизация предварительного следствия / Г. Г. Доспулов.

  • Алма-Ата: Наука, 1984. - 208 с.

37.Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии / Г. Г. Доспулов. - М: Юридическая литература, 1976. - 112 с.

38.Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций / Л. Я. Драпкин. -Свердловск: Издательство Свердловского государственного университета, 1987.-222 с.

  1. Дружинин В. В. Проблемы системологии (проблемы теории сложных систем) / В. В. Дружинин, Д. С. Конторов. - М.: Наука, 1994. - 232 с. 40.Дубинский А. Я. Исполнение процессуальных решений следователя: правовые и организационные проблемы / А. Я. Дубинский.
    • Киев: Высшая школа, 1984. - 213 с.
  2. Дубров А. М. Моделирование рисковых ситуаций в экономике и бизнесе: Учебное пособие / А. М. Дубров, Б. А. Лагоша, Е. Ю. Хрусталев. - М.: Финансы и статистика, 1999. - 172 с. 42.Жогин Н. В. Возбуждение уголовного дела / Н. В. Жогин, Ф. Н. Фаткуллин.
  • М.: Юридическая литература, 1961. - 98 с.

43.Зеленский В. Д. Следователь как субъект расследования: Учебное пособие / В. Д. Зеленский. - Краснодар: Издательство Краснодарского государственного университета, 1982. - 96 с.

44.Зорин Г. А. Криминалистическая методология / Г. А. Зорин. - Мн.: Амал-фея, 2000.- 607с.

186 45.Зорин Г. А. Криминалистический риск: природа и методы оценки. Учеб. пособие / Г. А. Зорин. - Минск: Издательство БГУ, 1990. - 89 с. 46.Зорин Г. А. Руководство по тактике допроса / Г. А. Зорин. - М.: Юрлитин- форм,2001.-200с. ‘

47.Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики / Г. А. Зорин. - Минск: Амалфея, 2000. - 416 с.

48.Иванов Е. А. Логика/Е. А. Иванов. - М.: БЕК, 1996. - 298 с. 49.Ильченко Ю. И. Эмоции и чувства в деятельности следователя / Ю. И. Ильченко. - Краснодар: Кубанский государственный университет, 1978. - 95 с. 50.Китаев Н. Н. Неправосудные приговоры к смертной казни: системный анализ допущенных ошибок / Н. Н. Китаев. - Иркутск: Издательство ИГЭА, 2000. - 384 с.

51.Клаузевиц К. О войне: Пер. с нем. / К. Клаузевиц. - М.: Издательская корпорация «Логос»; Международная академическая издательская компания «Наука», 1995.-448 с.

52.Кокорев Л. Д. Уголовный процесс: доказательства и доказывание / Л. Д. Кокорев, Н. П. Кузнецов. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1995. - 240 с.

53.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. - М.: «ИКФ «ИКМОС», 2002. - 780 с. 54.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. В. Мозякова, С. И. Гирько, Г. В. Мальцева, И. Н. Барцица. -М.: «Книга-Сервис», 2003. -1280 с.

55.Коновалова В. Е., Шепитько В. Ю. Криминалистическая тактика: теории и тенденции. Учебное пособие / В. Е. Коновалова, В. Ю. Шепитько. - X.: Высшая школа, 1997. - 203 с.

56.Конфликтология: Учебник для вузов / Под ред. А. С. Кармина. - СПб.: Лань, 1999.-442 с.

57.Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе / Т. Котарбинский. - М.: Наука, 1975.-244 с.

187 58.Копылов И. А. Следственная ситуация и тактическое решение / И. А. Копылов. - Волгоград: Издательство Волгоградского университета, 1988. - 76 с. 59.Кочетков В. В., Скотникова И. Г. Индивидуально- психологические проблемы принятия решения / В. В. Кочетков, И. Г. Скотникова. - М.: Наука, 1993.-141 с.

60.Криминалистика / Под ред. И. Ф. Крылова, А. И. Быстрыкина. - М.: НОРМА, 2001.-800 с.

61.Криминалистика: Учебник / Под. ред. Н. П. Яблокова. - М.: Юристъ, 1999. -716 с.

62.Криминалистика: Учеб. пособие / Под ред. А. В. Дулова. - Мн.: НКФ «Эко-перспектива», 1998. - 414 с.

63.Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Р. С. Белкина. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1999. - 670 с.

64.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т. В. Аверьяновой, Р. С. Белкина. - М: Академия МВД РФ, 1997. - 300 с.

65.Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание) / Э. Ф. Куцова. - М.: Юридическая литература, 1973.-305 с.

66.Кулагин О. А. Принятие решений в организациях: Учеб. пособие / О. А. Кулагин. - СПб.: Издательский дом «Сентябрь», 2001. -148 с. 67.Курс криминалистики: общая часть / Под ред. В. Е. Корноухова. - М.: Юристъ, 2000. - 784 с.

68.Лазарева В. А. Теория и практика судебной зашиты в уголовном процессе / В. А. Лазорева. - Самара: Самарский университет, 2000. - 240 с. 69. Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика:
Научно-практическое и учеб. пособие /А. М. Ларин. - М.: БЕК, 1996. - 179 с. 70.Ларин А. М. От следственной версии к истине / А. М. Ларин. - М.: Юридическая литература, 1978. - 200 с.

188 71.Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции / А. М. Ларин. - М.: Юридическая литература, 1980. -153 с. v^ 72.Ломидзе А. Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. Методическое пособие / А. Б. Ломидзе. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - 104 с. 73.Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования / И. М. Лузгин. -М.: Юридическая литература, 1973. - 198 с.

74.Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений / И. М. Лузгин. - М.: Юридическая литература, 1981. - 200 с.

  • 75.Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судо производстве / П. А. Лупинская. - М.: Юридическая литература, 1972. -140 с. 76.Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содер жание и формы / П. А. Лупинская. - М.: Юридическая литература, 1976. - 200с.

77.Лупинская П. А. Уголовно-процессуальное право / П. А. Лупинская. - М.:

Юристъ, 2001.-368 с.

78.Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики / С. Г. Любичев. -

  • М.: Юридическая литература, 1980. - 96 с.

79.Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений сле- дователя в советском уголовном судопроизводстве / Ю. В. Манаев. - Волгоград: Издательство Волгоградского университета, 1977. - 89 с. 80.Мескон М. Основы менеджмента: Пер. с англ. / М. Мескон, М. Альберт, Ф. Хедоури. - М: Дело, 1995. -701 с.

81.Модельный Уголовно-процессуального кодекс: разработан в соответствии с Постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств от 14 февраля 1995 годаЫ 4 “О Программном комитете и рабочих группах по созданию модельных уголовного и уголовно-процессуального кодексов для государств - участников СНГ” и одобрен Межпарламентской Ассамблеей 17 февраля 1996 г. - (http://www.ssu.samara.ru/~process/).

189

82.Недбайло П. Е. Применение советских правовых норм / П. Е. Недбайло. -М.: Юридическая литература, 1960. - 205 с.

83.Николайчук И. А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию / И. А. Николайчук. - М: Юристь, 2000. - 140 с. 84.Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника / В. А. Образцов. -М.: Юристь, 1997.-333 с.

85.Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве / Под ред. Л. Д. Кокорева. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1984.-120 с.

86.Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебная власть: Учебное пособие / И. Л. Петрухин. - М.: «Проспект», 2001. - 88 с.

87.Петрушевский А. Генералиссимус князь Суворов /А. Петрушевский. - Пб., 1900.-600 с.

88.Понарин В. Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России / В. Я. Понарин. - Воронеж: Издательство ВГУ, 1994. - 264 с. 89.Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. В. С. Нер-сесянца. - М: НОРМА, 2001. - 760 с.

90.Протасевич А. А. Моделирование в реконструкции расследуемого события / А. А. Протасевич, Д. А. Степаненко, В. И. Шиканов. - Иркутск: Издательство ИГУ, 1999. - 200 с.

91 .Расследование преступлений против личности: Учеб. пособие / Под ред. О. Я. Баева. - Воронеж: Издательство ВГУ, 1998. - 240 с. 92.Рассолов В. В. Проблемы управления и информации в области права / В. В. Рассолов. - М.: Знание, 1991. - 332 с.

93.Российская Е. Р. Криминалистика: вопросы и ответы: Учеб. пособие для вузов / Е. Р. Российская. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1999. - 351 с. 94.Руководство по расследованию преступлений. Учеб. пособие. - М.: Издательство НОРМА - ИНФРА-М, 2002 - 768 с.

95.Рыжаков А. П. Следственные действия /А. П. Рыжаков. - М.: Издательство Инфра,2001.-137с.

190 96.Следственные действия: криминалистические рекомендации / Под ред. В. А. Образцова. - М.: Юристь, 2001. - 499 с.

97.Специализированный курс криминалистики (для слушателей вузов МВД СССР, обучающихся на базе среднего специального юридического образования): Учебник. - Киев: Высшая школа, 1987. - 260 с.

98.Строгович М. С. Избранные труды: В 3 т.Т. 2. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве / М. С. Строгович. - М.: Юридическая литература, 1992.-379 с.

99.Тарасов А. А. Единоличное и коллегиальное в уголовном процессе: правовые и социально-психологические проблемы / А. А. Тарасов. - Самара: Издательство «Самарский университет», 2001. - 312 с.

  1. Тарасов А. А. Расследование преступлений группой следователей: процессульные и тактико-психологические проблемы / А. А. Тарасов. - Самара: Издательство «Самарский университет», 2000. - 312 с.
  2. Теплов Б. М. Ум полководца / Б. М. Теплов. - М.: «Педагогика»,
  3. -208с.
  4. Толковый словарь по управлению / Под ред. В. В. Познякова. - М.: Финансы и статистика, 1994. - 500 с.
  5. Трухачев В. В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности / В. В. Трухачев. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2000. - 224 с.
  6. Трухачев В. В. Преступное воздействие на доказательственную информацию / В. В. Трухачев. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2000. - 232 с.
  7. Уткин Э. А. Конфликтология. Теория и практика / Э. А. Уткин - М.: Тандем, 1998. - 263 с.
  8. Хайдуков Н. П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц / Н. П. Хайдуков. - Саратов: Издательство СГУ, 1984.-223 с.

191

  1. Чалдини Р. Психология влияния / Р. Чалдини. - СПб.: Издательство «Питер», 1999. -272 с.
  2. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений /B.C. Шадрин. - М.: «Юрлитинформ», 2000. - 228 с.
  3. Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты / А.С. Шаталов. - М.: Лига Разум, 2000. -252с.
  4. Шейфер С. А. Следственные действия: система и процессуальная форма / С. А. Шейфер. - М.: «Юрлитинформ», 2001. - 208 с.
  5. Шепитько В. Ю. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике / В. Ю. Шепитько. - Харьков: «Гриф», 1995. - 217с.
  6. Шепитько В. Ю. Теория криминалистической тактики: Монография / В. Ю. Шепитько. - Харьков: «Гриф», 2002. - 349 с.
  7. Шиканов В. И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений / В. И. Шиканов. - Иркутск: Издательство ИГУ, 1983. -130 с.
  8. Шурухнов В. П. Криминалистика. Учеб. пособие / В. П. Шурухнов. - М: Юристъ,2002.-430с.
  9. Эксархопуло А. А. Основы криминалистической теории / А. А. Эксар-хопуло. - СПб.: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 1992. -120 с.
  10. Энциклопедия кибернетики. Т. 1. - Киев: Высшая школа, 1975. - 700 с.
  11. Эшби У. Р. Введение в кибернетику / У. Р. Эшби. - М.: ИЛ, 1959. - 432 с.
  12. Юридическая конфликтология / Под ред. В. Н. Кудрявцева. - М.: Юридическая литература, 1995. - 300 с.
  13. Юридический конфликт: процедуры разрешения / Под ред. В. Н. Кудрявцева. - М.: Юридическая литература, 1995. -158 с.
  14. Яблоков Н. П. Криминалистика / Н. П. Яблоков. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 2000. - 384 с.

192 121. Янч Э. Прогнозирование научно-технического прогресса / Э. Янч. - М.: Наука, 1974.-586 с.

Статьи

  1. Бабаева Е. У. Противодействие предварительному следствию и пути его преодоления / Е. У. Бабаева // Российский следователь. - 2001. - № 6.
    • С. 7-9.
  2. Баев М. О. Процессуальные гарантии законности и обоснованности возбуждения уголовных дел / М. О. Баев, Д. А. Солодов // Воронежские криминалистические чтения / Воронеж, гос. ун-т. - 2003. - Вып. 4.
  3. Баев О. Я. Новации доказательственного права в УПК РФ 2001 г. и проблемы их реализации / О. Я. Баев // 50 лет в криминалистике. К 80- летию со дня рождения Р. С. Белкина / Материалы международной научной конференции. - Воронеж, 2002. - С. 21 - 42.
  4. Баев О. Я. Об уголовно-процессуальной регламентации контроля и записи переговоров / О. Я. Баев // Воронежские криминалистические чтения / Воронеж. гос. ун-т. - 2002. - Вып. 3. - С. 12 -19.
  5. Баев О. Я. О структуре следственных ситуаций / О. Я. Баев // Криминалистические и процессуальные проблемы расследования: межвузовский тематический сборник. - Барнаул, 1983. - С. 129-130.
  6. Баев О. Я. Особенности производства допросов по УПК РФ 2001 г. / О. Я. Баев, Л. А. Суворова // Южно-уральские криминалистические чтения. Сборник научных статей / Под ред. И. А. Макаренко. -БашГУ. -
  7. -Вып. 10. -18 -23.
  8. Балугина Т. С. Проблемы следственной ситуации в криминалистической литературе / Т. С. Балугина // Правоведение. - 1983.
    • №1. - С. 81-85.
  9. Балугина Т. С. Следственные ситуации и планирование расследования / Т. С. Балугина // Следственная ситуация: Сб. науч. тр. - М., 1985. - С. 54 -58.
  10. Бахин В. П. Проблемы соотношения прав личности и методов борьбы с преступностью / В. П. Бахин, С. Н. Карпов // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р. С. Белкина // Материалы международной научной конференции. -Воронеж, 2002. - С. 296 - 307.

193 Ю.Белкин Р. С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации / Р. С. Белкин // Следственная ситуация: Сб. науч. тр. - М., 1985. - С. 3-6. 11. Бутов Е. И. Функциональный предел осуществления судебного контроля в уголовном процессе России: признаки и значение / Е. И. Бутов // На пути к правовому государству: трудности и достижения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 24-27 октябрь 2001 г. Ч. 2. -Курск, 2002. -С. 137-142.

12.Быков В. М. Тактическое решение следователя / В. М. Быков //Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан: Сб. науч. тр. -Калинин, 1980. - С. 77 - 83. 13.Василенко А. В. Закономерности правоприменительной деятельности / А.

B. Василенко // Юридические записки. / Воронеж, гос. ун-т - 1997. - Вып. 6. -

C. 58-61.

Н.Величкин С. А. О соотношении понятий “тактический прием”, “тактическая задача”, “тактическая операция (комбинация)” / С. А. Величкин // Проблемы укрепления социалистической законности в уголовном судопроизводстве. - Барнаул, 1985. - С. 106 -109.

15.Владимир Путин: не ужесточать наказание, а обеспечить его неотвратимость (выступление на коллегии Генеральной прокуратуры) // Российская юстиция. - 2002. -№ 3. - С. 2.

16.Власенко В. Г. Оценка как элемент следственной ситуации / В. Г. Власенко // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Проблемы следственной тактики: Межвуз. науч. сб. - 1989. - Вып. 7. - С. 57-63. П.Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия: понятие, обоснование, содержание / Т. С. Волчецкая // Актуальные вопросы уголовного права, про цесса и криминалистики: Сб. науч. тр. -Калининград, 1998. - С. 61- 68

18.Гавло В. К. Следственная ситуация / В. К. Гавло // Следственная ситуация: Сб. науч. тр. - М., 1985. - С. 30 -35.

19.Гавриков В. А. Проблемы, возникающие у следователя в процессе расследования уголовных дел / В. А. Гавриков // Уголовно- процессуальные и кри-

194 миналистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 1999. - С. 30-32.

20.Галаган И. А. Правоприменительные отношения / И. А. Галаган, А. В. Василенко // Юридические записки / Воронеж, гос. ун-т. -1995. -Вып. 6. - С. 16 -25.

21.Галанова Л. В. Следственные ситуации в методике расследования преступлений / Л. В. Галанова // Вестник Саратовской государственной академии права. - 2001.-№ 5 (28). - С. 33-34.

22.Герасимов И. Ф. К вопросу о следственной ситуации / И. Ф. Герасимов // Следственная ситуация: Сб. науч. тр. -М., 1985. -С. 6-11. 23.Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы криминалистической тактики / И. Ф. Герасимов //Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Сб. науч. тр. -Свердловск, 1972. - С. 25-34. 24.Гмырко В. П. Деятельность следователя в ситуациях тактического риска при расследовании тяжких преступлений / В. П. Гмырко // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях. Сб. науч. тр. -Караганда, 1985. - С. 85 -90.

25.Головчак О. В. Некоторые аспекты теории криминалистических решений / О. В. Головчак, С. А. Ялышев // Правовые и криминалистические проблемы раскрытия и расследования преступлений. Труды Академии управления МВД России. - М., 1998. -С. 96 -103.

26.Гранат Н. Л. Следственная ситуация (психологический аспект) / Н. Л. Гранат // Следственная ситуация. Сб. науч. тр. - М., 1985. - С. 50 -54. 27.Гуляев А. Как сократить время содержания под стражей / А. Гуляев, О. Зайцев // Российская юстиция. - 2002. - № 6. - С. 43.

28.Гусев С. И. Борьба с преступностью, ее предупреждение / С. И. Гусев, В. К. Звирбуль // Советская прокуратура (история и современность). - М., 1977. - С. 153.

195 29.Драпкин Л. Я. Решения следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий / Л. Я. Драпкин //Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвуз. сб.- Свердловск, 1983.- С. 9-16.

30.Дулов А. В. Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при производстве следственного действия / А. В. Дулов, Ю. И. Новик // Теоретические проблемы криминалистической тактики. - Свердловск, 1981.-С. 39-43.

31 .Жиляева Н. А. Тактический риск, его значение и учет при подготовке к задержанию вооруженного преступника / Н. А. Жиляева // Дальневосточные криминалистические чтения. -2000. -Вып. 5. - С. 85 -89.

32.Зенкевич И. Б. Некоторые проблемы тактического риска при расследовании тяжких преступлений / И. Б. Зенкевич, В. И. Гмырко // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях. -Караганда, 1982. -С. 75-81.

33.Золотых В. Заключение под стражу по решению суда. Обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ / В. Золотых // Российская юстиция. - 2002. -№11.-С. 10-13.

34.Исаенко В. Н. О возможностях выбора тактики допроса обвиняемого в соответствии с требованиями УПК Российской Федерации / В. Н. Исаенко // 50 лет в криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р. С. Белкина. -Воронеж, 2002.-С. 110-116.

35.Кабанов П. Риск при расследовании преступлений / П. Кабанов // Законность. -1989. - №2. - С. 54 -60.

36.Каневский Л. Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступления, криминальных и следственных ситуациях и их значении в раскрытии и расследовании преступлений / Л. Л. Каневский // Следственная ситуация. Сб. науч. тр. -М., 1985. -С. 62 -66.

37.Карнеева Л. М. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуальных решений в стадии предварительного следствия / Л. М.

196 Карнеева, Г. М. Миньковский // Вопросы предупреждения преступности. -1966.-Вып. 4.-С. 74.

38.Клочков В. В. Проблемы теории следственной ситуации / В. В. Клочков // Следственная ситуация. Сб. науч. тр. - М., 1985. - С. 74 -79. 39.Ковтун Н. Задержание подозреваемого: новые грани старых проблем / Н. Ковтун // Российская юстиция. - 2002. - №10. - С. 32.

40.Кокорев Л. Д. О некоторых принципиальных положениях УПК России / Л. Д. Кокорев // Служенье истине: Научное наследие Л. Д, Кокорева: Сб. статей. - Воронеж, 1997. - С. 248 -260.

41.Кузьмин Г. А. О сущности и форме процессуальных решений следователя / Г. А. Кузьмин // Закон и право. - № 1. - 2002. -С. 43 -50.

42.Лузгин И. М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений / И. М. Лузгин // Правоведение. -1977. - № 2. - С. 65 -70. 43.Лямин М. В. Следственные ситуации начального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах / М. В. Лямин // Вестник Саратовской государственной академии права. / Саратовская государственная академия права. -2001. - Вып. 5 (28). - С. 39 -44.

44.Мартыненко Р. Г. Ситуации, возникающие при противодействии заинтересованных лиц расследованию / Р. Г. Мартыненко // Российский следователь. -2001.-№3. -С. 6-7.

45.Мартынчик Е. Г. Субъективные права обвиняемого и их процессуальные гарантии / Е. Г. Мартынчик // Сов. государство и право. - 1976. - № 7. - С. 88 -93.

46.Мельник В. В. Под слоем пепла (опыт расследования тяжкого преступления) / В. В. Мельник // Криминалистика и судебная экспертиза. - 1997. - Вып. 48.-С. 215-220.

47.Мизулина Е. УПК по масштабам изменения, это реформа уголовного правосудия. / Е. Мизулина. -2002. - (http://www.mizulina.ru/mdex.php?in_topic=l 1). 48.Николаева 3. А.
Защита прав обвиняемого и действие уголовно-процессуального закона во времени / 3. А. Николаева // Охрана прав и интере-

197 сов обвиняемого в свете правовой реформы. Межвуз. сб. науч. тр. - Кемерово, 1993.-С. 35-42 с.

49.Образцов В. А. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации / В. А. Образцов, В. Г. Танасевич // Сов. государство и право. - 1979. -№8.-С. 113-117.

50.Орлов Ю. К. О соотношении и содержании категорий истины и достоверности в судебном доказывании / Ю. К. Орлов // Вопросы борьбы с преступностью. -М., 1976. -Вып. 25. - С. 127 -142.

51.Первые позитивные результаты действия УПК РФ // Российская юстиция. -2002.-№11.-С. 13.

52.Полстовалов О. В. От теории «конфликтного следствия» к изучению конфликтов, возникающих при расследовании преступлений / О. В. Полстовалов // 50 лет в криминалистике. К 80- летаю со дня рождения Р. С. Белкина // Материалы международной научной конференции. - Воронеж, 2002. - С. 204 -212. 53.Попов А. М. Совершенствование правового порядка ареста как меры пресечения / А. М. Попов, Н. А. Грошов, А. Д. Геркасов // Российская юстиция. -2001.-№ 5. -С. 16.

54.Преодоление противодействия при расследовании вымогательства, совершенного преступными группами // Российский следователь. - 2001. - № 1. -С.2-3.

55.Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике / А. Р. Ратинов // Правовая кибернетика. Сб. науч. тр. - М., 1970. -С.187-201.

56.Руднев В. Судебный арест: первые оценки и новая статистика /В. Руднев // Российская юстиция. - 2002. - № 11. - С. 2.

57.Селиванов Н. А. Криминалистическая характеристика преступления и следственные ситуации в методике расследования / Н. А. Селиванов // Соц. законность. - 1977. - № 2. - С. 58 - 69.

198 58.Соловьев А. Б. Особенности возбуждения уголовных дел публичного обвинения по новому УПК / А. Б. Соловьев // Прокурорская и следственная практика. - 2002. -№ 1-2. - С. 216 - 225.

59.Соловьев А. Б. Подход к принципам уголовного судопроизводства в новом УПК РФ / А. Б. Соловьев // Прокурорская и следственная практика. - 2002. - № 1-2.-С. 172-176.

60.Тарасова Г. В. Сущность процессуальных гарантий законности и обоснованности решений о прекращении уголовных дел в ходе предварительного расследования / Г. В. Тарасова // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: вопросы теории и практики. - Воронеж, 1997. - С. 153-155. 61.Трухачев В. В. Процессуальный статус следователя по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / В. В. Трухачев, Е. И. Тиш-ковец // 50 лет в криминалистике. К 80-ти летаю со дня рождения Р. С. Белкина. Материалы международной научной конференции. - Воронеж, 2002. - С. 257-266.

62.Филиппов А. Г. О соотношении понятий криминалистической характеристики преступлений и следственной ситуации / А. Г. Филиппов // Следственная ситуация. Сб. науч. тр. - М., 1985. - С. 70 - 74.

63.Филиппов А. Г. Узловые проблемы методики расследования преступлений / А. Г. Филиппов, А. Я. Целищев // Сов. государство и право. -1982. - № 8. - С. 71-76.

64.Хайдуков Н. П. Понятие и содержание процессуально-тактической ситуации / Н. П. Хайдуков // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Сб. науч. тр. - Саратов, 1987. - С. 74 - 82.

65.Халиулин А. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности / А. Халиулин // Уголовное право. -2000.-№1.-С.69-73.

бб.Хлынцов М. Н. Принципы выявления криминалистической информации при расследовании преступлений / М. Н. Хлынцов // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. - Саратов, 1987. - Вып. 6. - С. 9 -13.

199 67.Шейфер С. А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя по новому УПК РФ / С. А. Шейфер // Прокурорская и следственная практика. - 2002. - № 3-4. - С. 117 - 124.

68.Шепитько В. Ю. Ситуационная обусловленность применения тактических приемов в расследовании преступлений / В. Ю. Шепитько // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев. 1997. - Вып. 48. - С. 39 - 50. 69.Шиканов В. И. Теория тактических операций следователя (перспективы развития) / В. И. Шиканов // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Сб. науч. тр. - Иркутск, 1982. -С.66- 70.

70.Шостак Г. С. Следственные ситуации как критерий принятия решений / Г. С. Шостак // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. сб. - Саратов, 1987, Вып. 6. - С. 23 - 27.

71.Шостак Г. С. Тактическое решение и его значение в работе следователя / Г. С. Шостак //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. сб. -Саратов, 1978. - С. 43-44.

72.Эксархопуло А. А. Решения в криминалистике и их классификация / А. А. Эксархопуло // Юридические записки. / Воронеж, гос. ун-т. - 1997. - Вып. 7. -С. 56-60.

73..Яблоков Н. П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка / Н. П. Яблоков // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. -1983. - №5.-С. 15-23.

Диссертации и авторефераты диссертаций

  1. Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений. Научный доклад, представленный на соискание ученой степени доктора юридических наук. / Бурданова Виринея Сергеевна. - М., 1992. - 30 с.
  2. Быховский И. Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук / Быховский Игорь Евсее-вич.-М., 1976.-32 с.

200

  1. Воронин С. Э. Проблемно-поисковые следственные ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … д- ра юрид. наук / Воронин Сергей Эдуардович. -Екатеринбург, 2001. -44 с.
  2. Кокорев Л. Д. Положение личности в советском уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук / Кокорев Лев Дмитриевич. - Л., 1975. 30 с.
  3. Колесниченко А. Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук / Колесниченко Алексей Никифорович. - Харьков, 1967. - 35 с.
  4. Малютин М. П. Тактические приемы, их допустимость и использование для достижения тактических целей допроса. Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Малютин Михаил Петрович. - Краснодар,
    • 26 с.
  5. Муравин А. Б. Проблемы мотивировки процессуальных решений следователя. Автореф. дис… канд. юрид. наук / Муравин Александр Борисович. -Харьков, 1987.-24 с.
  6. Осипов Ю. Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Автореф. дис…. канд. юрид. наук / Осипов Юрий Юрьевич. - М.,
    • 23 с.
  7. Полстовалов О. В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки. Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Полстовалов Олег Владимирович. - Уфа, 2000. - 27с. 10.Ратинов А. Р. Психологические основы расследования преступлений. Автореф. Дис. … д-ра. юрид. наук / Ратинов Александр Рувимович. -М., 1967. -41с.
  8. П.Солодилов А. В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России. Дис. … канд. юрид. наук/ Солодилов Андрей Владимирович. -Томск, 1999. 12.Стояновский М. В. Классификационный подход в криминалистической науке и практике (на примере криминалистической тактики). Дис. … канд. юрид. наук / Стояновский Максим Валерьевич. -Воронеж, 2001.

201 13.Цветков СИ. Криминалистическая теория тактических решений. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук/ Цветков Сергей Иванович. - М.,1992. - 29 с. 14.Цветков СИ. Криминалистическая теория тактических решений. Дис. … д-ра юрид. наук/Цветков Сергей Иванович. -М., 1992.

202

Приложение 1

Данные линейного обсчета

  1. Должность:

Должность Количество опрошенных Следователь прокуратуры 60 Следователь органа внутренних дел 113 Оперуполномоченный 61 2. Сведения об образовании опрошенных в зависимости от должности

Должность Высшее юридическое средне- юридическое иное высшее

или среднее незакончен- ное высшее Следователи проку- ратуры 60 - - - Следователи
органов внутренних дел 97 6 6 4 Оперуполномоченные 21 7 23 - 3. Сведения о стаже работы по специальности в зависимости от должности Следователи прокуратуры

Стаж работы Количество опрошенных % от числа опро- шенных До 3-х лет 13 21,6 До 10-ти лет 12 18,3 До 15 лет 12 21,6 Свыше 15 лет 23 38,3 Следователи органов внутренних дел

Стаж работы Количество опрошенных % от числа опрошенных До 3-х лет 59 51,3 До 5-ти лет 35 30 До 10-ти лет 13 10,6 Свыше 10-ти лет 6 8

Оперуполномоченные

Стаж работы Количество опро- шенных % от числа опро- шенных До 3-х лет 26 42,6 До 5-ти лет 21 34,4 До 10-ти лет 6 10 Свыше 10 лет 8 13,1 4. Сведения о дальнейших планах опрошенных в зависимости от должности

Должность Варианты ответа

Желаю продол- жать работать в следственной (оперативной) службе Мне безразлич- но, где работать Желаю по- менять рабо- ту Следователи Прокуратуры 57 (95,2 %) - 3 (4,8 % Следователи ОВД 17(15,2%) - 96 (84,8 %) Оперуполномоченные 10(16,4%) - 51(83,6%) 5. Сведения о трудностях в профессиональной деятельности, с которыми приходится сталкиваться чаще всего, и какие вызывают наибольшую сложность в разрешении: № п/п Варианты ответа % ответов 1 Угроза личной (физической) и служебной безопасности 6 (3,3 %) 2 Противодействие расследованию 29(16,5%) 3 Недостаток информации о расследуемом событии и отсутствие надежных источни- ков ее получения 40 (23,1 %) 4 Необходимость согласования решений, получения санкций 74 (43 %) 5 Дефицит времени, необходимость решения большого количества задач в короткие сроки 114(66,1%) 6 Сложности во взаимодействии с оперативными работниками 51(29,7%) 7 Недостаток имеющихся
технических средств 57 (33,1 %)

204

  1. Приходится ли Вам сталкиваться с проблемой поиска рационального для

сложившейся конкретной ситуации по делу тактического (процессуального)

решения:

а постоянно 89(51,4%)

1

а эпизодически 78 (45 %)

а нет 6(3,5%)

а Да, достаточно а
Нет, недостаточно

  1. Достаточно ли проблемы поиска рациональных решений освещены в литературе:

17(9,9%)

138(79,8%)

а Затрудняюсь ответить 18 (10 %)

1

  1. Нуждаются ли данные проблемы в изучении применительно к деятельности по расследованию преступлений:

а Да

171(98,9%)

а
Нет

2(1,1 %)

  1. Принимая процессуальное или тактическое решение при недостатке ин- формации, Вы обычно (следователи прокуратуры и органов внутренних дел):

№ Варианты ответа % ответов 1 Обращаетесь к разработанным в науке рекомендациям 27(15,6%) 2 Советуетесь с оперативными работни- ками 39 (22,5 %) 3 Выбираете решение интуитивно 0 4 Исходите из личного опыта действий в схожих или аналогичных ситуациях 82 (47,4 %) 5 Советуетесь с коллегами 63 (36,4 %) 6 Обращаетесь к опубликованной следственной (судебной) практике 82 (47,4 %) 7 Советуетесь с руководством 79 (45,6 %) 8 Советуетесь с судом 34(19,6%)

  1. Имеют ли место конфликты, серьезные противоречия в Вашей деятельно сти (следователи прокуратуры и органов внутренних дел): о постоянно 13 (7,5 %) ^

а эпизодически 116(67%) 1

а нет 45(26%)  

12.Сведения о лицах, с которыми чаще всего возникают конфликты в профессиональной деятельности и допустимых тактиках поведения в конфликте с ними

участники конфликта

Тактики поведения в конфликте

уход от конфликта сопер- ничество при-спосо- бле-ние компро мисс сотруд

ниче-

ство подозревае- мый (обви- няемый)

102 (62,8%) 47 (26,9%)

78 (44,9%) 15

(8,7%) адвокат- защитник 80 (46,3%) 31(18%) 31 (18%) 9

(5,2%) 32 (18,5%) 8

(4,5%) потерпевшие 29(16,5%) 8 (4,5%)

7 (4%) 9 (5,2%) 7 (4%) свидетели 51 (29,7%) 16

(9%)

23 13,5% 17 (9,8%) оперработ- ники (сле- дователи) 92 (52,9%) 16 (9%)

47 (26,9%) 55 31,5% Руководство 57(33%) 31(18%) 16 (9%)

16(9%) 9

(5,2%) Эксперты 12(6,6%) 8 (4,5%)

10 (5,8%) представи- тели органов власти 34(19,8%) 16 (9%)

6 (3,5%) 16

(9%)

206

  1. Допустим ли риск при производстве предварительного расследования для достижения задач уголовного судопроизводства а Допустим в любом случае 11 (6,4%)

]

а Допустим правомерный риск 139(80,1%)

а Нет, не допустим 23(13,2%)

14.Приходится ли принимать процессуальные (тактические) решения в условиях риска

Да, часто 22 (12,7 %) Редко 149(86,1%)

Пет

2(1,2 %)

15.Решения, сопряженные с риском наступления неблагоприятных последст-

вии

<п

№ п/п Вариант ответа % ответов 1 Возбуждение уголовного дела 6 (3,3%) 2 Назначение экспертизы - 3 Производство обыска 23(13,2%) 4 Задержание подозреваемого 80 (46,3%) 5 Избрание меры пресечения в виде содержа- ния под стражей 115(66,1%) 6 Производство очной ставки 6 (3,3%) 7 Предъявление для опознания 12(6,6%) 8 Привлечение в качестве обвиняемого и предъявление обвинения 51 (29,7%) 9 Преждевременное ознакомление защиты с заключением экспертизы 34(19,8%) 10 Предъявление материалов дела для ознакомления стороне защиты 12 (6,65)

I

  1. Возможные отрицательные последствия риска в следственной деятельно-

сти

№ п/п Вариант ответа % ответов 1 Нарушение общепринятых норм морали и нравственности 6 (3,3%) 2 Возможность отмены решения прокурором и

судом 63 (36,4%) 3 Наступление неблагоприятных в тактическом отношении последствий 51(29,7%) 4 Нарушение закона 46 (26,4%) 5 Отсутствие гарантированного результата 40(23,1%) 6 Возможность нарушения прав и интересов участников процесса 7 (4%) 7 Возможность привлечения к дисциплинарной ответственности и наказания 74 (43%) 8 Дискредитация правоохранительных органов 34(19,8%) 9 Привлечение к ответственности и ограниче- ние прав невиновного лица 40(23,1%) 10 Угроза личной безопасности 6 (3,3%) 17.Основные отличия тактических решений от процессуальных решений

№ п/п Вариант ответа % ответов 1 Отсутствие обязательной письменной формы решения 34(19,8%) 2 Тактические решения не вызывают юридически значимых последствий 81 (46,8%) 3 Тактические решения не являются юридически обязательными для других лиц и организаций 17 (9,9%) 4 Тактические решения более гибки и дина- мичны 86 (49,6%) 5 Тактические решения могут разрабатываться коллективно 35 (20,2%) 6 Тактическое решение не может быть обжаловано 42 (24,3%)

208

  1. Согласно УПК РФ, важнейшие процессуальные решения (производство обыска, осмотра в жилище, заключение под стражу и др.) требуют получения судебного разрешения (санкции). Не считаете ли Вы, что такой порядок бу дет негативно сказываться на раскрытии и расследовании преступлений а Да 149(86%)

а Нет 13(7,5%)

а Затрудняюсь ответить 11 (6,5%)

19.Целесообразно ли получение «предвосхищающего» разрешения суда на осмотр жилища до отказа проживающих в нем лиц в даче согласия на его производство

а Да 92 (52,9 %) о Нет 63 (36,4 %) а Затрудняюсь 18(10,4%) ответить

20.Закон предусматривает особый упрощенный порядок судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы. Целесообразно ли распространить указанный порядок на дела о преступлениях, наказание за которые не превышает десяти лет лишения свободы

а Да а
Нет

103 (59,5 %) 70 (40,5 %)

209

  1. Отношение опрошенных следователей к закрепленному в новом УПК (ст. 189) положению о том, что «следователь свободен при выборе тактики до проса»: а Согласны с этим 86 (50 %) !

а Считают фикцией 71 (40,9 %) i

а Относятся

негативно 16(9,2%) I I

22.Закон (ст. 95) предусматривает, что при необходимости проведения опе ративно-розыскных мероприятий допускаются встречи оперработника с со держащимся под стражей подозреваемым с письменного разрешения следо вателя, в производстве которого находится уголовное дело. Оправдана ли та кая мера: а Да 157(90,9%) I 1

а Нет 16(9,2%) Ь=]

Необходимо ли данное положение распространить и на обвиняемого, со держащегося под стражей а Да 134(77,3%) I ?

а Нет 39(22,5%) I 1

  1. По УПК на допросе свидетеля может присутствовать его адвокат. При этом он не вправе задавать дополнительные вопросы и комментировать отве ты свидетеля. Следует ли разрешить адвокату ставить уточняющие и допол нительные вопросы свидетелю: а Да 47(27,2%) I I

а Нет 126(72,7%) I 1

2

24.Закон предусматривает, что повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению при отказе от дачи показаний на первом допросе допускается только по его просьбе. Согласны ли Вы с таким решением законодателя а Да 24(13,9%) 1 I

? Нет 149(86,4%) ~

211 Приложение 2

• 1. Сведения о трудностях в профессиональной деятельности, с которыми

опрошенным приходится сталкиваться чаще всего, и какие вызывают наибольшую сложность в разрешении, в зависимости от должности и стажа работы

Следователи прокуратуры

№ п/п Варианты ответов Стаж работы

До 3-х лет До 10-ти лет Свыше 10 лет 1 Угроза личной (физической) и служебной безопасности

2 Противодействие расследованию 7 (57,1 %) - 13

(37,5 %) 3 Недостаток информации о расследуемом событии и отсутствие надежных источников ее получения 13

(100%)

15

(42,8 %) 4 Необходимость согласования
решений, получения санкций 7 (57,1 %) 12

(100%) 9

(25 %) 5 Дефицит времени, необходимость решения большого количества задач в короткие сроки

7 (58,3 %) 26 (75 %) 6 Сложности во взаимодействии с оперативными работниками 8 (61,5%)

9

(25 %) 7 Недостаток имеющихся
технических средств 6 (46,1 %) 8 (66,6 %) 5 (12,5 %)

Следователи органов внутренних дел № п/п Варианты ответов Стаж работы

До 3-х лет До 5-ти лет Свыше 5- ти лет 1 Угроза личной (физической) и служебной безопасности

6 (16,6%)

2 Противодействие расследованию - - 6 (30,8 %) 3 Недостаток информации о расследуемом событии и отсутствие надежных источников ее получения 12 (20,5 %)

4 Необходимость согласования
решений, получения санкций 24 (41 %) 12 (33,3 %) 12

(61,5%) 5 Дефицит времени, необходимость решения большого количества задач в короткие сроки 48 (82 %) 23 (66,6 %) 6 (30,8 %) 6 Сложности во взаимодействии с оперативными работниками 12 (20,5 %) 17 (50 %) 7 (36,8 %) 7 Недостаток имеющихся техниче- ских средств 6 (10,3 %) 23 (66,6 %) 11

(57,9 %) 2. Сведения о том, как часто приходится опрошенным следователям стал- киваться с проблемой поиска рационального для сложившейся конкретной ситуации по делу тактического (процессуального) решения в зависимости от стажа работы по специальности:

№ п/п Варианты ответа Стаж работы

До 3-х лет До 5-ти лет До 10-ти лет Свыше 10-ти лет 1 Постоянно 24 (33,3%) 12 (33,3 %) 12

(48 %) 41 (100%) 2 Эпизодически 36 (50 %) 29 (83,3 %) 13

(52 %)

3 Нет 6 (3,5 %) - - -

213

  1. Сведения о том, к каким источникам чаще всего обращаются опрошен- ные, принимая процессуальные или тактические решения при недостатке информации, в зависимости от должности и стажа работы

Следователи прокуратуры

№ п/п Вариант ответа Стаж работы

До 3-х лет До Ю лет До 15 лет Свыше 15 лет 1 Обращаетесь к разрабо- танным в науке
рекомендациям

3 (25 %) 12

(52,2%) 2 Советуетесь с оператив- ными работниками 6

(46,2 %)

- 4 (16,7%) 3 Выбираете решение ин- туитивно - - - - 4 Исходите из личного опыта действий в схо- жих или аналогичных ситуациях 13 (100%) 12 (100%) 2 (16,6%) 13 (56,5%) 5 Советуетесь с коллегами 7 (53,8 %) 6

(50 %) 3 (25 %) 4 16,7) 6 Обращаетесь к опубли- кованной
следственной (судебной практике)

6

(50 %) 3 (25 %) 7 (30,4%) 7 Советуетесь с руково- дством - 12 (100%) 2 (16,6%) 19 (83,3%) 8 Советуетесь с судом - - - 4 (16,7%) Следователи органов внутренних дел

№ п/п Вариант ответа Стаж работы

До 3 лет До 5 лет до 10 лет и выше 1 Обращаетесь к разработанным
в науке рекомендациям - 6

(16,7%) 6 (31,6%) 2 Советуетесь со оперативными ра- ботниками 6 (10,2%) 23 (65,7 %) - 3 Выбираете решение интуитивно - - - 4 Исходите из личного опыта действий в схожих или аналогичных ситуациях 12 (20,3 %) 24 (68,6 %) 6 (31,6%)

214

5 Советуетесь с коллегами 18 (30,5 %) 18 (51,4%) 7 (36,8%) 6 Обращаетесь к
опубликованной следственной (судебной практике) 24 (40,7 %) 23 (65,7%) 19 (100%) 7 Советуетесь с руководством 29 (49,2 %) 17 (48,6 %) - 8 Советуетесь с судом 6

(10,2%) 18

(51,4%) 6 (31,6%) 4. Сведения о том, имеют ли место конфликты, серьезные противоречия в профессиональной деятельности опрошенных (в зависимости от должности)

Следователи прокуратуры

а Постоянно

а
Эпизодически

а Нет

13(21,6%) 42 (70 %) 6(10%)

Следователи органов внутренних дел

? Постоянно ? ? Эпизодически а Нет ?

0

74 (65,7 %) 39 (34,3 %)