lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Мамурков, Валерий Александрович. - Основы криминалистического учения о биологических объектах: Дис. ... д-ра юрид. наук :. - Москва, 2002 326 с. РГБ ОД, 71:03-12/52-9

Posted in:

‘•ОЗ-М/52-q

Московская государственная юридическая академия

На правах рукописи

Мамурков Валерий Александрович

ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТАХ

•бразования России

_ 200_г. № )

«лом ДОКТОРА их наук бразования России

Специальность 12.00.09 - “Уголовный процесс, криминалисти ка и судебная экспертиза; оперативно- розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук

Президиум ВАК Минобразования России

(решение от °iO’_0<L- 2001 г. ^^Ф решил выдать диплом ДОКТОРА г юридических наук

/Начальник отдела ВАК Минобразования России

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Е.П. Ищенко

Москва - 2002

3 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 5- 14

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ

О БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТАХ 15-80

1.1. Понятие, содержание, структура, назначение криминалистического учения

о биологических объектах 15-33

1.2. Основы систематизации и классификации биологических объектов 34-55 1.3. 1.4. Криминалистическая гомобиоскопия как раздел криминалистического учения о 1.5. биологических объектах 56 - 80

Глава 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕШЕНИЯ КЛАССИФИКАЦИОННЫХ И ИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ЗАДАЧ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ГОМОБИОСКОПИИ 81 - 151

2.1. Основы установления групповой принадлежности объектов в криминалистической гомобиоскопии 81-121 2.2. 2.3. Основы решения идентификационных задач 2.4. в криминалистической гомобиоскопии 122-151

Глава 3. ЬСРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ГЕНОСКОПИЯ КАК

ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И НАПРАВЛЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 152-230

3.1. Понятие и назначение

криминалистической геноскопии 152- 183

3.2. Системная характеристика

генотипа человека 184 - 210

4 3.3. Идентификационные признаки

генотипа человека 211 -230

Глава 4. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ

В СВЕТЕ ДОСТИЖЕНИЙ

В ОБЛАСТИ ГОМОБИОСКОПИИ 231-245

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 246-253

ПРИЛОЖЕНИЕ 254-304

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 305-326

5

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Общеизвестные тенденции роста преступности, в особенности числа тяжких, особо опасных преступлений, связанных с человеческими жертвами, сексуальным и иными видами насилия \ снижение уровня выявляемое™, раскрываемости и качества расследования преступлений ставят перед криминалистической наукой весьма злободневную задачу существенной интенсификации научных исследований, нацеленных на поиск адекватных сложившейся ситуации форм, резервов, средств и методов борьбы с современной преступностью.

Особое значение в этой связи приобретает проблема дальнейшего развития знаний, формируемых на основе углубленного, системного изучения потерпевшего, подозреваемого и других участников уголовного процесса и происходящих от них биологических следов как носителей уголовно-релевантной, доказательственной и
ориентирующей

информации, имеющей значение для принятия и
реализации оптимальных правовых и криминалистических решений.

Человек как следообразующий и следовоспринимающий объект и элемент механизмов совершения, сокрытия и отражения исследуемых в уголовном процессе деяний, следы, происходящие от человека, всегда были, есть и будут в центре внимания криминалистики.

И это не случайно. Биологические объекты нередко выступают в качестве элемента доказывания (например по делам об убийстве, изнасиловании, причинении тяжких телесных повреждений, при расследовании ряда видов экологических преступлений, преступлений против здоровья населения).
В то же время, как показывает судебная

Так, за последние несколько лет произошел значительный рост количества совершаемых убийств (почти в 4 раза). В их числе убийства из корыстных побуждений с целью завладения имуществом или денежными средствами государственных, коммерческих и других предприятий и организаций, а также граждан составляют около 45 %; убийства, сопряженные с половыми преступлениями - 21 %. Значительно увеличилось число убийств, в которых жертвами стали два-три и более человека. (См.: Прокурорская и следственная практика, 2000. № 1-2. С. 135).

6

практика, объекты и следы биологического происхождения во многих случаях играют роль важного средства выявления и раскрытия краж, разбоев, преступлений против личности, опровержения ложного алиби, разоблачения инсценировок и решения других, самых разнообразных оперативно-розыскных и следственных задач. Это становится возможным на основе обнаружения, изъятия, исследования запаховых следов на месте происшествия, следов почвы на обуви проверяемых лиц, крови, слюны, спермы, других выделений организма человека, пыльцы растений на одежде подозреваемых, подногтевого содержимого пальцев рук потерпевших и преступников и т.д. Однако до последнего времени предметом криминалистических исследований служили лишь отдельные аспекты, стороны, отношения указанных объектов \

При всей важности полученных результатов они не могут быть признаны достаточными, способными существенным образом поднять на должный качественный уровень работу с биологическими объектами следователей, дознавателей, органов дознания, судебных экспертов, поскольку ориентируют практику на решение частных вопросов, без опоры на целостное систематизированное научное знание о данных объектах, на обобщенные рекомендации по их поиску, фиксации, осмотру, описанию, объяснению, предварительному (доэкспертному) и судебно-экспертному исследованию. В литературе, посвященной теории объекта криминалистики, об этих объектах, без изучения которых не обходится ни одно уголовное дело, даже не упоминается.

Вместе с тем, проведенные исследования создали предпосылки для постановки и решения вопроса о целесообразности создания криминалистического учения о биологических объектах

(криминалистической биоскопии) как интегративной системы
научного

В русле затронутой тематики лежат лишь три диссертационных исследования: докторская диссертация Е.И.Майоровой “Концептуальные основы судебно-биологической экспертизы” (1996), кандидатская диссертация СЕ. Кисляка “Кримимналистическое исследование биологических следов человека в расследовании преступлений против личности” (1998); кандидатская диссертация И.А. Аистова “Ис- пользование следов биологического происхождения при расследовании преступлений” (2000).

7

знания, соединяющего в одно целостное образование знания из области учения о человеке как биологической системе и учения о других видах биологических объектов животного, растительного и иного естественного происхождения. Восполнению данного пробела путем разработки концепции, теоретических и методических основ криминалистического учения о биологических объектах, решению с их помощью ряда актуальных вопросов прикладного характера и посвящено настоящее диссертационное исследование.

Объектом исследования являются основные, базовые положения криминалистической биоскопии как раздела криминалистики и области практической уголовно-процессуальной деятельности, процесс выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений на основе обнаружения, оценки, проверки и использования биологической информации, имеющей значение для решения правовых и криминалистических задач в досудебном уголовном производстве.

Предметом исследования служат закономерности общего и ситуационно обусловленного характера, лежащие в основе образования, сохранения, изменения, исчезновения, обнаружения, оценки, проверки и использования биологической информации, существенной с точки зрения выявления преступлений, установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, организации уголовного преследования виновных и реабилитации невиновных лиц, ошибочно заподозренных в совершении преступления.

Целью исследования является дальнейшее развитие теории криминалистики, совершенствование практики выяления и раскрытия преступлений, а также повышение эффективности криминалистической научно-исследовательской и учебно-педагогической деятельности на базе результатов, полученных при изучении традиционных, но недостаточно разработанных, а также новых вопросов из области теории и практики криминалистической биоскопии как на уровне общего подхода,
так и

8

применительно к отдельным направлениям данной области
научного знания и правоприменительной практики.

Задачи исследования:

-изучение истории и современного состояния научной разработки проблем теории и практики обнаружения, вовлечения в уголовный процесс, исследования и использования в целях доказывания биологических объектов и биологической уголовно-релевантной информации, определение таким путем позитивных моментов и достижений, а также пробелов, упущений, недостатков, имеющихся в этой области криминалистики и уголовно-процесуальной практики;

-разработка и обоснование с системных позиций концептуальной модели криминалистической биоскопии как целостного учения о криминалистически значимых биологических объектах, определение его структуры, раскрытие содержания, научных и правовых основ, а также разработка дефиниций соответствующих ключевых понятий и классификаций общего и частного характера;

  • разработка основных положений криминалистической гомобиоскопии как важнейшей составляющей и относительно самостоятельной подсистемы криминалистической биоскопии - учения о человеке как биологической системе и происходящих от него объектах биологического характера;
  • изучение истории развития взглядов на проблемы установления групповой принадлежности и идентификации в криминалистике, современного состояния теоретического и практического решения классификационных и идентификационных задач при исследовании объектов гомобиоскопической группы, формулирование и обоснование положений, способствующих оптимизации указанных исследований;
  • изучение истории вопроса и рассмотрение основных положений криминалистической геноскопии как подсистемы
    криминалистического

9

учения о человеке и происходящих от него объектах
биологической природы;

  • разработка на базе данных, полученных из соответствующих литературных источников, и обобщения практики теоретических и прикладных вопросов, связанных с назначением, подготовкой, проведением и использованием в процессе доказывания информации, полученной при производстве судебных геноскопических (генотипоскопических) экспертиз;
  • рассмотрение состояния и перспектив развития системы криминалистической регистрации в свете достижений в области гомобиоскопии.
  • Методология, методика, эмпирическая база исследования. Методологической основой исследования являются системно-структурный подход и принцип целостности как ключевые положения современного научного познания, а также идеи уникальности, индивидуальности и органической целостности человека как объекта познания. При написании работы использовались также исторический, сравнительный и статистический анализ, моделирование, анкетирование, анализ и обобщение следственной, экспертной и судебной практики. В ходе исследования осуществлялось изучение нормативных источников по вопросам укрепления законности и правопорядка в стране.

Разработанные теоретические положения и рекомендации основываются на трудах ведущих ученых в области криминалистики.

Также была изучена относящаяся к теме исследования отечественная и зарубежная литература по вопросам права, судебной экспертизы, судебной медицины, философии и генетики.

Научная обоснованность и достоверность результатов исследования определяются репрезентативностью эмпирических данных, собранных и интерпретированных автором в процессе обобщения следственной, судебно-экспертной и судебной практики.

10

По специально разработанным анкетам автором было изучено 500 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 105 и 131 УК РФ, расследованных органами прокуратуры и рассмотренных в судах Свердловской, Челябинской, Пермской и Тюменской областей за период с 1995 по 2001 год, включая 300 раскрытых уголовных дел об убийствах и изнасилованиях и 200 уголовных дел, приостановленных в связи с неустановлением личности обвиняемого.

Кроме того, автором было проанализировано 320 заключений геноскогшческих экспертиз по уголовным делам об убийствах и изнасилованиях, выполненных генетическими отделениями Бюро судебно- медицинских экспертиз Уральского региона и Тюменской области.

Научная новизна исследования определяется:

  • впервые поставленным вопросом о целесообразности создания крминалистической биоскопии как частной криминалистической теории (учения) и отрасли криминалистики, разработкой концепций теоретической модели криминалистической биоскопии, ее дефиниции, определением внутренней структуры, раскрытием содержания, правовых и научных основ, назначения, внешних связей и отношений, построенной системой общих и частных классификаций следов биологического происхождения;

  • разработкой основных положенй криминалистической гомобиоскопии как важнейшей составляющей и относительно самостоятельной подсистемы криминалистической биоскопии - учения о человеке как биологической системе и происходящих от него объектах биологического характера;

разработкой основных положений криминалистической геноскопии как подсистемы криминалистического учения о человеке и происходящих от него объектах биологической природы;

  • уточнением ряда ключевых моментов учений об установлении групповой принадлежности и криминалистической идентификации
    с

11

позиции и в свете положений учения о биологических объектах
и достижений в области наук биологического цикла;

  • рассмотрением в комплексе теоретических положений и вопросов практики назначения, подготовки, проведения судебных геноскопических экспертиз по уголовным делам, использования в следственной практике полученной при этом доказательственной информации;

  • предложенной системой принципов построения генетических и генно- дактилоскопических учетов личности на основе совокупности свойств и признаков генетической системы человека;
  • предложением о целесообразности разработки и принятия Федерального закона Российской Федерации об обязательном генотипировании отдельных категорий лиц в целях их возможной идентификации в последующем в необходимых случаях.
  • Основные положения, выносимые на защиту:

  • концепция, структура, содержание, назначение, определение криминалистической биоскопии как частной криминалистической теории (учения);

концепция, общие и частные классификации биологических объектов и связанных с ними следов, определение данных следов, их общие и частные классификации;

концепция и основные положения криминалистической гомобиоскопии как подсистемы криминалистической биоскопии - учения о человеке как следообразующем и следовоспринимающем объекте и происходящих от него следах;

концепция и основные положения криминалистической геноскопии как ключевой области научного знания в системе криминалистического учения о человеке и происходящих от него следах биологической природы;

  • направленные на совершенствование следственной и судебно- экспертной практики положения, выводы, рекомендации как
    результат

12

разработки проблемы установления групповой принадлежности и решения идентификационных задач в следственном и судебно-экспертном исследовании потерпевших и обвиняемых, а также изучаемых по уголовным делам объектов и следов биологической природы, происходящих от указанных лиц;

  • теоретическое обоснование нового научного направления в области криминалистической идентификации - генетической идентификации человека по следам биологического происхождения как разновидности установления целого по его части (частям);

  • принципы построения генетических и генно-дактилоскопических учетов личности на основе совокупности признаков и свойств генетической системы человека;

предложение о целесообразности разработки и принятия Федерального закона Российской Федерации об обязательном генотипировании: а) лиц, совершивших преступление, подозреваемых в совершении преступления; б) военнослужащих, направляемых в зоны вооруженных конфликтов; в) граждан, выполняющих работы, связанные с риском для жизни (ликвидация последствий аварий, техногенных катастроф, массовых беспорядков, борьба с преступностью); д) лиц, не способных сообщить данные о своей личности по состоянию здоровья.

Теоретическая значимость исследования определяется вкладом автора в развитие общей теории объекта криминалистики, теории криминалистической систематики и классификации, системы частных криминалистических теорий (учений), криминалистического

классификационного распознавания и идентификации, следственного обеспечения судебно-медицинской и судебно-биологической экспертизы, теории и тактики основных следственных действий, связанных с обнаружением, осмотром, описанием, изъятием, предварительным исследованием биологических объектов, теории
криминалистической

13

регистрации, а также в развитие понятийно-терминологического аппарата криминалистики.

Содержащиеся в диссертации положения, выводы, предложения и рекомендации могут представлять интерес также для дальнейшего развития теории и методологии научных исследований и учебного процесса в сфере криминалистики.

Практическая значимость исследования вытекает из того, что содержащиеся в диссертации принципы, методы, рекомендации могут использоваться в оперативно-розыскной, следственной практике при обнаружении, осмотре, изъятии, описании, изучении биологических объектов, получении и использовании биологической информации, при подготовке, анализе, оценке и использовании в ходе выявления и раскрытия преступлений, судебно-биологических экспертиз, в частности, результатов геноскопических идентификационных исследований, а также в учебном процессе по криминалистике, научно-исследовательской деятельности в криминалистической тактике, технике, методике расследования преступлений, в том числе при подготовке учебной и методической литературы.

Апробация результатов исследования. Теоретические положения и выводы диссертации нашли свое отражение в монографии (2001 г.), учебном пособии (2001 г.), в разделах учебников по криминалистике (1994 и 2000 гг.), научных статьях и выступлении автора на Всероссийской научно-практической конференции в честь 70-летия Уральской госудаственной юридической академии (апрель 2000 г). Результаты диссертационного исследования положены автором в основу разработки специального курса лекций и используются при проведении практических занятий по криминалистике в УрГЮА.

Монографическое исследование применения различных видов судебно- биологических и геноскопических экспертиз, а также оценка и использование их результатов при расследовании уголовных дел
вызвала

14

большой интерес практических работников: следователей, судей и экспертов.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, приложения и списка использованных нормативных и литературных источников. Объем диссертационного исследования соответствует общепринятым критериям.

Диссертационный материал и полученные результаты изложены в систематизированном виде применительно к трехчастевой конструкции объектно-предметной области исследования, построенной по правилам логической операции ограничения объема понятия по принципу от целого к его частям, от общего к менее общему. С учетом этого в первой части работы рассматривается проблема криминалистической биоскопии как целостной интегративной системы научного знания -криминалистического учения о биологических объектах; во-второй -проблемы криминалистической гомобиоскопии как учения о человеке и происходящих от него следах биологической природы (составной части первого учения); в третьей части - проблемы криминалистической геноскопии как подсистемы криминалистической гомобиоскопии.

15

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТАХ

1.1. Понятие, содержание, структура, назначение криминалистического учения о биологических объектах

Активность человека как субъекта познавательной или преобразовательной деятельности всегда направлена на какой-либо объект.

С философской точки зрения, объект - это категория, выражающая то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности. Объективная реальность, существующая независимо от человека и его сознания, выступает в качестве объекта для познающего индивида в формах деятельности, языка и знаний, выработанных в ходе исторического развития общества ‘.

Однако, объект не просто тождественен объективной реальности. Он выступает “как такая ее часть, которая находится во взаимодействии с субъектом, причем само выделение объекта познания осуществляется при помощи форм практической и познавательной деятельности, выработанных обществом и отражающих свойства объективной реальности” 2.

Таким образом, проблема объекта - это проблема и науки, и практики. В то же время было бы ошибочным рассмотрение объекта науки и объекта практики как синонимов. Науки, связанные с изучением какого-либо вида человеческой деятельности, исходят из главной своей задачи - способствовать оптимизации изучаемой деятельности. В качестве объекта у них выступает соответствующая деятельность во всех ее проявлениях, компонентах и связях.

1 Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 924.

2 Материалистическая диалектика. Краткий очерк теории. М.: Политиздат, 1980. С. 154.

16

Практическая деятельность как форма реализации активности субъекта имеет дело со своим объектом - человеком, предметом, процессом или иным элементом реального мира, созданию или преобразованию которого и служит данная деятельность. Подобные различия не всегда учитываются в теории и на практике, что и приводит к ненужным, беспочвенным дискуссиям. Не составляет в этом плане исключения и криминалистика.

Так, понятия следа, признака, предмета, а также объекта криминалистики относятся к числу базовых криминалистических категорий. В системе этих понятий ключевым является понятие объекта. От уровня научной разработанности этого основополагающего понятия во многом зависят уровни разработанности как указанных, так и других криминалистических понятий, решение множества вопросов теории криминалистики и качество создаваемых учеными разработок прикладного характера.

Парадокс заключается в том, что теория объекта криминалистики до сих пор относится к числу наименее
разработанных

криминалистических проблем. Негативные последствия такого положения заметны, что называется “невооруженным глазом”: на объект криминалистики не содержится указания в государственном общеобразовательном стандарте, в большинстве учебников по данной дисциплине об объекте криминалистики либо вообще ничего не говорится, либо все сводится к двум-трем фразам. Объект криминалистики недостаточно структурирован, систематизирован и т.д.

В этой связи нельзя не обратить внимания и на то, что до настоящего времени предметом дискуссий остается вопрос, что же следует понимать под объектом данной науки. Позиция одних ученых по этому поводу выражается в следующем: “Преступная и криминалистическая деятельность как две самостоятельные, взаимосвязанные и
полярные

17

системы человеческой деятельности - основные объекты

криминалистического изучения” 1.

С этим утверждением не согласна другая часть ученых. Так, по мнению В.А. Образцова “объектом криминалистического изучения является поисково-познавательная деятельность в уголовном процессе. Способствовать оптимизации данной сферы правоприменительной деятельности — основная задача криминалистики как науки, реализуемая в рамках прикладной (практической) функции” .

Несколько иначе рассматривает объект криминалистики О.В. Челышева. Она считает, что данным понятием характеризуется “процесс расследования и события, подлежащие расследованию” 3.

Поскольку детальный анализ затронутой темы не входит в предмет нашей диссертации, ограничимся лишь констатацией сложившейся ситуации и некоторыми выводами, лежащими в русле диссертационного исследования. Суть этих выводов сводится к тому, что многие проблемы, в том числе недостаточная развитость учения об объекте криминалистики, в значительной мере обусловлены тем, что до последнего времени не уделялось должного внимания общетеоретическим аспектам проблемы биологических объектов, функционирующих в уголовном судопроизводстве, как важной составной части более широкой проблемы объекта криминалистики и уголовно-процессуальной практики.

Что же понимается под объектом познания в уголовном процессе, что входит в содержание этого понятия?

Правильные ответы на эти вопросы - необходимое условие получения четкого представления об объекте формирующегося учения о

1 Программа дисциплин по типовому учебному плану специальности 02.11 Правоведение. Для

государственных университетов и институтов. М., 1989. С. 144.

1 Образцов В. А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса. М: Юрикон, 1994. С.9.

Челышева О.В. Объект и предмет криминалистики (генезис, содержание, перспективы развития). СПб, 2001. С. 28.

18

биологических объектах (криминалистической биоскопии) и соответствующих научных разработок прикладной направленности.

Следует согласиться с мнением о том, что общим объектом познания и доказывания следователей и других субъектов уголовно-процессуальной деятельности является деяние с признаками преступления (далее сокращенно- преступление).

Каждое преступление - сложная, многокомпонентная система поведенческо-деятельностного типа. Она не может быть познана одновременно, сразу во всех ее аспектах, сторонах, особенностях. Представление о ней (мысленный образ, идеальная модель) складывается поэтапно путем установления данных об отдельных элементах, группах элементов на пути от незнания к предварительному, неполному знанию, а затем к знанию полному, всестороннему, достоверному и интегрированию отдельных знаний в целостный образ.

Основными элементами данного образа являются обстоятельства, включенные в уголовно-процессуальный предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ). Их дополняют так называемые промежуточные (вспомогательные) факты, познание которых способствует установлению элементов предмета доказывания. В систему устанавливаемых в уголовном процессе обстоятельств с точки зрения криминалистической характеристики включаются:

  • преступник (преступники);
  • цель и задачи, которые решались на пути к достижению поставленной цели;
  • мотив содеянного;
  • предмет посягательства;
  • средства достижения цели;
  • механизм и последствия содеянного;
  • причинно-следственная связь между действиями (бездействием) и наступившими общественно-опасными последствиями;

19

  • пространственно-временная характеристика, обстановка

(материальная среда), следы содеянного \

Криминалистическая биоскопия имеет самое непосредственное отношение к данной познаваемой в уголовном процессе системе, то есть к предмету познания и доказывания. Это распространяется на все случаи, поскольку по каждому делу предмет доказывания имеет в том или ином виде биологическую составляющую в лице преступника, потерпевшего, свидетеля (очевидца) как высших организмов системы живых существ.

Эта составляющая присутствует и тогда, когда предметом посягательства являются представители животного мира, флоры и фауны (например, в случае их уничтожения, повреждения,
массовых

заболеваний и т.д.). То же самое можно сказать и об используемых в качестве орудий, средств совершения преступлений детей, вовлеченных взрослыми в преступную деятельность (в тех случаях, когда последние совершают преступления “руками детей”), домашних животных, вредных веществ биологического происхождения.

О биологической составляющей как элементе обстановки содеянного можно говорить и тогда, когда в материальной среде преступления присутствуют объекты живой не говорящей природы, с которыми взаимодействуют участники преступления, его жертвы, очевидцы происходящего, причиняя им вред, оставляя на них свои следы (например, следы на почве, на траве, в водной среде, на деревьях) и сами подвергаясь следовому воздействию со стороны биологических объектов (например, при попадании пыльцы цветущих растений на одежду).

Но криминалистическая биоскопия связана неразрывными узами не только с тем, что выявляется, познается, устанавливается в уголовном
процессе. Самое непосредственное отношение она имеет к

1 См., например: Криминалистика / Под ред. В.А.Образцова. М.: Юристь, 1999. С. 46-51.

20

проблеме средств и методов выявления, раскрытия преступлений и решения других задач в уголовном судопроизводстве, т. е. к тому, что называется познающей системой уголовно-процессуальной деятельности следователей, дознавателей и других субъектов органов, ведущих борьбу с преступностью.

Все дело в том, что преступление не только событие деятельностно- поведенческого типа, но и отражающая и отражаемая система. Преступление, как событие прошлого, не воспринимаемое непосредственно субъектом его практического познания, может быть познано (установлено, доказано) лишь на основе овладения процессуально и криминалистически значимой информацией, содержащейся в тех или иных материальных носителях. Для того, чтобы эти носители стали источниками уголовно-релевантной информации, необходимо их обнаружить, зафиксировать, осмотреть, в необходимых случаях изъять и исследовать следственным и экспертным путем. Таким образом, непосредственными объектами процесса поиска и познания субъектов уголовно-процессуальной деятельности являются доказательственная и иная уголовно-релевантная информация, а также ее материальные носители \

В круг таких объектов входят участники и наблюдатели (очевидцы) познаваемых событий, материально-фиксированные следы-отображения, предметы, вещества, документы, иные системные образования и их элементы физической, химической, биологической и социальной природы. В номенклатуре данных объектов всегда есть место биологическим либо другим объектам, являющимся носителями следов биологического происхождения в силу того, что люди, вовлеченные в криминальный процесс, другие биологические объекты всегда выступают в механизме
познаваемых событий и механизме их

1 Образцов В. А. Основы криминалистики. М: Юристь, 1996. С. 29-34, Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. M: Юристь, 1999. С. 50, Криминалистика / Под ред H П. Яблокова М: Юристь, 1999. С. 29-31.

21

отражения и в качестве следовоспринимающих и в
роли следообразующих объектов.

К сожалению, в литературе, посвященной теории криминалистического объекта, о биологических объектах в одних случаях говорится как бы вскользь, попутно, а в других вообще не содержится никаких
упоминаний об этих объектах \

Совсем иначе дело обстоит на практике. Следователи, оперативные работники, дознаватели, прокуроры, судьи, судебные эксперты сталкиваются с биологическими объектами и со следами биологической природы, с биологической информацией практически по каждому уголовному делу. И не просто сталкиваются, а обоснованно включают их в уголовный процесс, устанавливая одни из них, используя в качестве средств доказывания другие, поскольку они нередко имеют решающее значение для установления истины и уголовного преследования виновных. Поэтому далеко не случайно, что этим проблемам уделяется самое серьезное внимание разработчиками частных методик расследования убийств, изнасилований, бандитизма, терроризма, экологических и многих других категорий преступлений как общеуголовного характера, так и деликтов, связанных с профессиональной деятельностью в сфере производства, на транспорте и т.д.

Все это выдвигает исследования в области теории биологических объектов в круг приоритетных направлений современной криминалистики, поскольку данные объекты и знания о них служат одной из базовых подсистем не только объекта криминалистики, но и всей системы криминалистического научного знания.

1 См. например: Густов ГА. Моделирование - эффективный метод следственной практики и криминалистики.//Актуальные проблемы советской криминалистики. М, 1980. С. 68-80; Образцов В.А. Проблема формирования понятия объекта криминалистики. // Предмет и система криминалистики в свете современных исследований. М, 1988. С. 32-37, Он же. Основы криминалистики, криминалистика. Курс лекций. М.: Юристь, 1996; Челышева О.В. Объект и предмет криминалистики (генезис, содержание, перспективы развития). СПб, 2001.

22

Из сказанного следует, что криминалистическая биоскопия как учение о юридически и криминалистически значимых биологических объектах изучает биологический аспект того, что познается в уголовном судопроизводстве, и того, как, на какой основе, каким образом, при соблюдении каких требований и правил, в каких условиях это делается. И то, и другое входит в структуру объекта данной теории, но не исчерпывает содержания ее объектно-предметной области.

Как в свое время совершенно обоснованно подчеркивал А.А. Эйсман, криминалистике, ее предметным отраслям и направлениям характерны две основные, взаимосвязанные функции: познавательная и конструктивная. С первой из них связано то, что создается на базе результатов познания (теории, средства, методы, рекомендации и т.д.) и адресуется научно-исследовательской, учебно- педагогической

деятельности в сфере криминалистики и субъектам
уголовно-процессуальной деятельности 1.

Это положение воспринято и с успехом реализуется многими учеными при разработке определения предмета криминалистики 2, определений судебной баллистики, криминалистического орудиеведения, документоведения, криминалистической фоноскопии, одорологии, микрологии и других областей научного знания .

Разрабатываемые на базе этого подхода дефиниции, теоретические и методические конструкции содержат указания на своеобразие познаваемых в их рамках реалий и на особенности научной продукции, конструируемой с учетом результатов реализации познавательной функции.

Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М.: Юридическая литература, 1978. С. 5-6.

2 См, например: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Третье издание, дополненное. М.: Закон и право, 2001. С. 46-83.

3 Криминалистика / Под ред. В А. Образцова. М.: Юристь, 1999; Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М: Юристь, 2000, Хвалин В.А.. Орудие преступления как объект криминалистики (Курс лекций). М, 2000.

23

Точно такой же подход, по нашему мнению, целесообразен при определении криминалистической биоскопии, выявлении ее структуры и раскрытии содержания.

Объектом данной теории (в рамках ее познавательной функции) является криминалистически значимая биологическая информация, ее носители и источники, обстоятельства и условия вовлечения их в механизм совершения и отражения (следообразования) преступлений. Объектом же конструктивной функции криминалистической биоскопии служат создаваемые и усовершенствуемые средства, методы, приемы, методики обнаружения, фиксации, осмотра, изъятия, исследования указанных носителей, получения и использования содержащейся в них информации субъектами уголовно-процессуальной деятельности.

Предмет рассматриваемой системы научного знания — это закономерности, лежащие в основе отмеченных криминальных и криминалистических процессов, поведения, деятельности, то есть каждый раз с необходимостью повторяющиеся устойчивые связи между элементами познаваемой системы (преступлений и связанных с ними событий) и окружающей ее материальной средой, а также между познаваемой и познающей системами (предварительными проверками, предварительным расследованием и др.).

С учетом этого, криминалистическую биоскопию можно определить как систему научного знания о функционирующих в уголовном процессе объектах биологического характера, а также о средствах, методах, приемах, методиках обнаружения, фиксации, осмотра, изъятия, исследования данных объектов и использования полученной информации для решения правовых и криминалистических задач при выявлении, расследовании преступлений и судебном разбирательстве по уголовным
делам.

Какие же материальные тела и субстанции изучаются криминалистической
биоскопией?

24

Для ответа на этот вопрос, прежде всего, необходимо обратиться к понятию биологии. Биология определяется как совокупность наук о живой природе (живых существах, их строении, функциях, происхождении, развитии, распространении, связях друг с другом и неживой природой). Биология устанавливает общие и частные закономерности, присущие жизни во всех ее проявлениях и свойствах. Эти задачи решаются на основе изучения соответствующих аспектов человека как биологической системы и высшего организма в структуре живой природы (в рамках комплекса дисциплин, объединенных под названием “биология человека”); животных (область зоологии как науки о животных); растений (раздел ботаники как науки о растениях); рыб (в рамках ихтиологии как раздела биологии) и других объектов исследований в области биофизики, биохимии, физиологии (науки о жизнедеятельности целостного организма и его отдельных органов, частей, клеток), иных направлений и наук биологического цикла .

Круг криминалистически значимых биологических объектов является весьма широким, разветвленным, разноплановым. Как показывает изучение судебной практики, элементы почти каждого вида, рода, разновидности биологических объектов проходят в качестве объектов поиска и познания по делам самых различных категорий. В одних случаях при этом исследуются объекты из области биологии человека, в других - биологии экосистем, животного, растительного мира и других разделов и направлений биологической науки, в третьих -комплексы объектов различной родовой и видовой принадлежности (например, в случае заболевания людей, падежа скота, гибели птиц, рыб, растений при экологической катастрофе техногенного характера).

Существенно и то, что объектами уголовно-процессуальных исследований чаще всего становятся не только целостные биологические объекты
различного типа, но и их следы, а также другие,

1 Советский энциклопедический словарь. Советская энциклопедия. М, 1980. С. 142.

25

происходящие от них объекты (вещества, материалы, части объектов, отделения от них и т.д.), относящиеся к категории вещественных доказательств.

Биологические объекты выполняют в уголовном процессе различные функции. Играя во всех случаях роль носителей и источников уголовно- релевантной информации, они в то же время могут иметь и другой правовой статус: рассматриваться в качестве элемента системы обстоятельств, подлежащих доказыванию. Это происходит тогда, когда объект биологической природы являлся предметом преступного посягательства (хищения, уничтожения, незаконного изготовления и т.д.), либо был использован в качестве орудия, иного средства подготовки, совершения, сокрытия преступления (например, в случае убийства человека путем отравления его ядом растительного происхождения или умышленного заражения другого лица ВИЧ -инфекцией).

Как показывает практика, объекты и следы биологического происхождения часто играют роль важного средства выявления и раскрытия краж, разбоев, убийств, изнасилований, других преступлений против личности и собственности, опровержения ложного алиби, разоблачения инсценировок, решения других задач в оперативно-розыскной и следственной практике. Это становится возможным на основе обнаружения и исследования запаховых и потожировых следов на месте происшествия; следов почвы на обуви; крови, спермы, слюны, пыльцы цветущих растений на одежде подозреваемых, подногтевого содержимого пальцев рук жертв преступлений, а также других способов работы с биологическими объектами.

Как и любая иная система научного знания, криминалистика сложилась и развивается на общем и особенном (родовом, видовом, внутривидовом)
уровнях.

26

Общий уровень теории криминалистики представлен общей теорией данной науки. Особенный — системой частных

криминалистических теорий (учений). По классификации Р.С. Белкина, криминалистическая биоскопия относится к числу частных криминалистических теорий.

В работах Р.С. Белкина в их систему включены: криминалистическое учение о механизме следообразования, криминалистическое учение о фиксации доказательственной информации, учение о криминалистической регистрации, криминалистическое учение о розыске, теория криминалистической идентификации и диагностики, криминалистическая экспертиза, учение о криминалистической версии и планировании судебного исследования, криминалистическая теория причинности, теории криминалистического прогнозирования, временных связей и отношений, общие принципы организации деятельности по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств.

Этот перечень не является исчерпывающим. Как писал Р.С. Белкин, система частных криминалистических теорий находится в состоянии непрерывного развития и изменения как в количественном, так и в качественном отношении. Этот процесс характеризуется тенденциями пополнения системы, расширения круга ее элементов за счет возникновения новых частных криминалистических теорий, обновления системы вследствие изменения связей между ее элементами и уровней составляющих ее теорий, развития представлений о предмете данной науки, появления новых методов научных исследований и практики познания, развития языка науки, ее теоретико-методологических основ 1.

Указанные тенденции привели в последние годы к расширению круга частных криминалистических теорий за счет появления, в частности,
криминалистической ситуалогии, активно разрабатываемой

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 29.

27

Т.С. Волчецкой и Г.А. Зориным \ криминалистического
оружиеведения (В.М. Плескачевский, А.С. Подшибякин, В.А. Хвалин) .

Можно привести немало других примеров, свидетельствующих в пользу идеи о динамичности, подвижности, открытости, непрерывности развития
рассматриваемой системы.

Так, исследования, выполненные на кафедре криминалистики Московской государственной юридической академии, привели к созданию двух новых частных криминалистических теорий. Одна из них определяется как криминалистическое учение об орудии преступления (криминалистическое орудиеведение). Это учение возникло как результат соединения в одно целое, во-первых, знаний об общей характеристике различных видов орудий преступления и связанных с ними объектов, средств, приемов и методов их обнаружения, фиксации, изъятия, исследования и использования в уголовно-процессуальном познании; во-вторых, знания, накопленного в рамках криминалистических учений об огнестрельном оружии, холодном оружии, предметах и веществах, используемых в качестве орудий совершения преступлений.

Вторая теория - криминалистическое учение о документе (криминалистическое документоведение) также представляет собой интегративную систему, слагаемыми которой являются общая и особенная части. В общей части (общей теории криминалистического документоведения) отражена характеристика всего класса

документоведческих объектов (различных видов документов, орудий, средств, способов их изготовления, подделки и других связанных с документами объектов). В особенной части изложены положения, характеризующие своеобразие отдельных видов и
разновидностей

Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений. Автореф.дисс. …канд. юрид. наук. M., 1991; Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики Минск : Амалфея, 2000, Он же. Криминалистическая методология. Минск. Амалфея, 2000, Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. M., 1997.

Плескачевский В.М. Оружие в криминалистике. Понятие и классификация. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. M, 1993; Подшибякин А С. Холодное оружие. Криминалистическое учение М , 1997; Хвалин В. А. Орудие преступления как объект криминалистики и следственной практики (Курс лекций). M., 2000.

28

документов и связанных с ними объектов. Здесь же отражены разработанные с учетом специфики указанных объектов средства и методы их обнаружения, процессуально-криминалистической отработки и вовлечения в процесс доказывания ‘.

В этом же ряду стоит и криминалистическая биоскопия.

Объективный характер появления криминалистической биоскопии как целостной системы научного знания обусловлен, во-первых, законами непрерывного накопления, интеграции и дифференциации криминалистического научного знания, связи и взаимного влияния данной науки в условиях научно-технического прогресса; во-вторых, практической значимостью указанного учения для совершенствования уголовно-процессуальной и научно-исследовательской деятельности, учебного процесса по курсу криминалистики.

Какая же схема должна быть положена в основу определения структуры теории криминалистической биоскопии?

Думается, что на этот вопрос имеется лишь один ответ: точно такая, какая использована для построения криминалистической трасологии, криминалистической идентификации и других, давно сложившихся отраслей криминалистического научного знания. Это значит, что и в данном случае рассматриваемая система должна иметь двухчастевую, развивающуюся на ряде уровней структуру и состоять из общей и
особенной частей.

Первую часть этой иерархической конструкции представляет общая теория криминалистической биоскопии, а особенную часть - комплекс частных учений об отдельных родах, видах и разновидностях биологических объектов, изучаемых в криминалистике.

Андреев СВ. Проблемы теории и практики криминалистического документоведения. Иркутск, 2001; Образцов В. А., Хвалин B.A. О криминалистическом учении об орудии преступления. Тезисы всероссийских криминалистических чтений, посвященных 100-летию со дня рождения профессора А.Н. Васильева. М.: МаксПресс, 2002. С. 104-108.

29

На первый взгляд может показаться неудачной попытка определения указанного элемента частной криминалистической теории, каковой является криминалистическая биоскопия, на основе использования для этого словосочетания “общая теория”.

На самом деле в таком подходе нет никакого противоречия. Как неоднократно и совершенно обоснованно подчеркивал Р.С. Белкин, каждая частная криминалистическая теория, будучи частной по отношению к общей теории данной науки, в то же время выступает в качестве общей по отношению к тем теориям, которые входят в нее как элементы, части, подсистемы.

Уровень любой частной криминалистической теории, ее место в системе криминалистики, соотношения и связи с другими родственными частными криминалистическими теориями, зависят от того, какова степень обобщенности ее объектно-предметной области, поэтому частные криминалистические теории могут быть “более общими” и “менее общими”, отображая более или менее значительную группу изучаемых явлений, процессов, событий, вещей \

(Не случайно некоторые авторы употребляют термин “Общая теория” для обозначения отдельных подсистем криминалистического знания . Так, В.Ф. Орлова и Б.И. Шевченко, говоря об идентификации в почерковедении, трасологии и других отраслях криминалистики, считают, что наряду с теориями идентификации отдельных видов следообразующих объектов существует и общая
теория

криминалистической идентификации).

Подобная позиция представляется совершенно правильной, ибо “каждый объект, каждое понятие, каждая категория, в зависимости от того, в системе каких отношений они рассматриваются, являются в одних случаях общими, а в других случаях, менее общими, частными,

1 Белкин PC. Курс криминалистики. T.2. М., 1997. С. 6-7.

2 Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации. М., 1973. С. 123; Шевченко Б.И. Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике. М, 1975.

30

если они исследуются как части более широкой системы, в которую входят в качестве составных частей, элементов” ‘.

Так, криминалистическая гомобиоскопия (криминалистическая биология человека) является частной по отношению к криминалистической гомологии (гомоскопии), поскольку входит в последнюю наряду с другими теориями того же уровня (криминалистической габитоскопией, криминалистической виктимологией, криминалистической психологией человека, криминалистической социологией личности и др.).

Общее, как установлено в философии, это единое во многом. Оно выражает определенные свойства и отношения, характерные для всего класса изучаемых предметов, процессов, событий, явлений.

По мнению Р.С. Белкина, если общая теория криминалистики может быть определена как “система ее мировоззренческих принципов, теоретических концепций, категорий, понятий, методов и связей, определений и терминов, это отражение всего предмета криминалистики” 2, то каждая частная теория отражает лишь отдельный элемент (или группу элементов) предмета криминалистики .

Иначе говоря, общая теория криминалистики может быть представлена в виде системы базовых положений, содержащих знание о всей объектно- предметной области данной науки на уровне ее общей характеристики, охватывающей все формы и виды изучаемой реалии. Что касается частно- криминалистической теории, то это понятие имеет отношение лишь к отдельным видам, некоторым группам видов объектов криминалистики и аккумулирует, хотя и более глубокое и содержательное по сравнению с общей теорией, но меньшее по объему знание.

Андреев СВ. Проблемы теории и практики криминалистического документоведения. Иркутск, ИГЭА, 2002. С. 28.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2. М, 1997. С. 41.

3 Белкин Р.С. Там же. С. 5.

31

С учетом этого общая теория криминалистической биоскопии может быть определена как обобщенная типовая информационная модель, содержащая знание об общих признаках, связях и отношениях (общей характеристике) изучаемых в этой отрасли криминалистики объектов, а также деятельности по их собиранию, исследованию и использованию полученных данных в уголовном процессе.

Эта модель, на наш взгляд, должна включать в себя определение основных понятий, данные о видах, информационном потенциале биологических объектов, их классификацию, принципы, методы, средства обнаружения, фиксации, изъятия, исследования указанных объектов, а также иные положения, знание которых необходимо для самых различных видов научного, практического, дидактического познания, различных видов соответствующих биоскопических исследований.

Что же касается особенной части, то ее можно определить как систему теорий, каждая из которых, будучи также типовой обобщенной моделью, но более низкого уровня, включает в себя знание об отдельных родах, видах, разновидностях гомологических и иных биологических объектов, специфике их обнаружения и исследования, о том, как конкретизируются общие положения о средствах, методах, технологиях этой работы применительно к своеобразию объектов, что в ней характерно лишь для данного рода, вида или разновидности объектов.

Практическая значимость отдельных биоскопических теорий, на наш взгляд, будет выше, если в ней представлены не просто средства, методы, технологии обнаружения и отработки соответствующих объектов, а сделано это в увязке с типичными ситуациями и обусловленными ими криминалистическими задачами, характерными для отдельных видов уголовно-процессуальной и судебно-экспертной деятельности.

32

Более конкретный ответ на вопрос, о каких частных теориях в области криминалистической биоскопии идет речь, дает рассмотренное выше деление криминалистически значимых биологических объектов на две группы: 1) биологические объекты гомологического порядка; 2) иные биологические объекты. Эта классификация позволяет выделить в структуре особенной части биоскопии две базовые частные теории. Первая - криминалистическое учение об объектах гомологической группы (о живом лице, трупе человека, происходящих от них следах и других биологических объектах).

Криминалистическая биоскопия формируется вокруг одной из групп объектов криминалистики. По этой причине теорию криминалистической биоскопии следует рассматривать в качестве составной части учения об объекте криминалистики

(криминалистического объектоведения как одной из подсистем криминалистического науковедения).

Объект криминалистики — сложное, системное, многоуровневое образование, развивающееся как по горизонтали, так и по вертикали. Эта система включает в себя два типа объектов: 1) объекты, выступающие в качестве познаваемых в уголовном процессе систем (преступлений и связанных с ними событий до- и посткриминального характера); 2) объекты, относящиеся к познающей системе (следственные ситуации, этапы, методы расследования, взаимодействие следователей и органов дознания и т.д.).

Наряду с этим в криминалистике изучается информация, имеющая значение для уголовного процесса, а также носители данной информации. На практике указанная информация, ее носители рассматриваются в качестве объектов поиска, исследования и средств познания криминальных и других событий \

1 Подробнее об этом см., например: Криминалистика/Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристь, 1997. С

10-52.

33

Все это дает основание для вывода, что дальнейшее развитие теории криминалистического объекта - одно из необходимых условий развития теории криминалистической биоскопии и совершенствования соответствующей практической деятельности. В то же время, в силу взаимосвязи и взаимообусловленности системы и ее частей, развитие последней отрасли не может не оказать позитивного воздействия на прогресс в деле развития общей теории криминалистического объекта.

Важно и то, что криминалистическая биоскопия не сможет стать полноценной отраслью знания сама по себе, в отрыве от других отраслей, разделов и направлений криминалистики, с которыми она связана неразрывными узами.

Совершенно понятно, что становление, развитие теории криминалистической биоскопии, ее успех на пути решения практических биоскопических задач невозможны без широкого, многопланового вовлечения в уголовный процесс достижений различных наук биологического цикла (анатомии, антропологии, физиологии и т.д.), без творческого использования в научных и практических исследованиях этих достижений.

Вместе с тем, что также очевидно, продуктивное научное и практическое решение задач криминалистической биоскопии было бы невозможным, если бы ученые и практики не опирались на достижения других отраслей криминалистики (криминалистической идентификации, диагностики, моделирования, гомологии, трасологии и т.д.). Каждый этап, каждое достижение на пути их развития - это и вклад в развитие криминалистической биоскопии. В то же время, успехи последней -один из факторов дальнейшего развития всей системы криминалистики и тех ее частей, которые прямо, непосредственно, либо опосредованно связаны с отраслью, ставшей предметом нашего монографического исследования.

34

1.2. Основы систематизации и классификации биологических объектов

Научное знание отличается от других видов знания несколькими существенными признаками. Во-первых, оно является обобщенным на ряде типологических уровней. Во-вторых, что не менее важно, это систематизированное целостное знание 1.

Систематизация знаний осуществляется как по всему масштабу предмета науки, так и в рамках ее отдельных разделов, отраслей, их частей, других
прикладных и теоретических конструкций. Существуют

2

различные принципы и подходы к систематизации научного знания . Важнейшие из них широко реализуются в криминалистике. Ими являются:

  • представление о целостности изучаемого объекта: система может быть понята как нечто целостное лишь тогда, когда она как таковая противостоит своему окружению — среде, в которую входят и другие системы. Расчленение системы приводит к понятию элемента, свойства и функции которого зависят от его места в целостной системе;

  • исследуемый объект как системное образование может расчленяться различными способами; выделяемые элементы выступают при этом в качестве систем более низкого уровня и одновременно в качестве подсистем по отношению к системе более высокого уровня (расчленяемой системы);
  • представление о целостности системы конкретизируется через понятие связи; совокупность системообразующих связей приводит к пониманию структуры системы;
  • Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. М: Юристъ, 1997. С. 14. 2 См. например: Афанасьев В.Г. О целостных системах.// Вопросы философии, 1980. №6, Тюхтин B.C. Отражение, системы, кибернетика. М.: Наука, 1972. С. 9-11; Блауберг ИВ, Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1974; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. М.: Знание, 1972 и др.

35

  • структура системы может строиться как по горизонтали (связи между элементами одного порядка), так и по вертикали (связи между элементами разных уровней).

С помощью системно-структурного подхода формируется представление о системе криминалистики и ее разделов, подсистем, их внутренней структуре. Данный подход позволяет на научной основе осуществлять классификацию криминалистических объектов, что является необходимым условием получения и систематизации криминалистического научного знания, а таюке его использования на практике 1.

В современной науке большое внимание уделяется проблемам теории и практики классификации объектов исследования. Это связано с осознанием ключевой роли классификации в любой человеческой деятельности, особенно научной. По мнению некоторых ученых, признание теории классификации “должно являться необходимым условием принадлежности к научному сообществу” 2.

Одной из существенных особенностей научных классификаций является то, что они осуществляются в форме деления объема понятий, а не самих реально существующих событий, предметов, веществ, свойств, признаков и других объектов.

Классификация в криминалистике по своему характеру ничем не отличается от классификаций объектов других наук, поскольку имеет своим логическим основанием правила и принципы деления объема понятия формальной логики, а не принципы и правила криминалистики3.

Криминалистические классификации служат одним из средств познания.
Они помогают изучать отдельные предметы или явления,

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 1. М., 1997, С. 379-381.

2 Воронин Ю.А. Введение в теорию классификаций. Новосибирск, 1982. С.7.

Видении В.И. Некоторые черты понятия классификации как средства познания в советской криминалистике//Сб. статей адьюнктов и соискателей. М.: ВШ МВД СССР, 1973. С. 67.

36

устанавливать закономерности их развития, определять пути

использования, позволяют предвидеть еще непознанное ‘. Наряду с этим, данные классификации играют роль средства систематизации знания о криминалистических приемах, методах, рекомендациях и объектах, для работы с которыми они предназначены 2, являются необходимым условием эффективного познания изучаемого объекта, служат важным средством проникновения в его глубинные, базисные слои, обеспечения продуктивного движения мысли исследователя от исходного целого к образующим его частям, а от них снова к целому для выявления закономерностей, знание которых необходимо для его научного описания и объяснения.

Изложенное в полной мере относится и к классификации биологических объектов. Одним из ее значений, особенно важным для этапа формирования теории криминалистической биоскопии, является создание логической основы систематизации знаний в этой области криминалистики, выявление ее подсистем и их составных частей, определение их координации и субординации на горизонтальном и вертикальном уровнях применительно к многоуровневой иерархической классификационной конструкции, строящейся по принципу от общего — к менее общему, от целого - к его частям и внутренним группировкам последних.

В этой связи представляется важным вопрос о базовых критериях классификации всего многообразия биологических объектов, функционирующих в уголовном судопроизводстве, и построения с учетом их классификации первого, наиболее общего уровня, который создаст основу для осуществления последующей классификации выделенных частей данного целого.

Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М , 1969. С. 53. 2 Криминалистика. М.: ВШ МВД СССР, 1969. С. 114.

37

Проделанный нами анализ позволяет заключить, что в основу рассматриваемой логической операции целесообразно положить деление биологии на два основных раздела: на биологию человека и биологию иных объектов живой природы.

Данный подход позволяет разделить криминалистически значимые биологические объекты на две группы: 1) люди и происходящие от них биологические объекты, включая следы биологической природы; 2) иные биологические объекты (объекты флоры, фауны и т.д.).

Из этого, в частности, вытекает деление криминалистической биоскопии как отрасли данной науки на две подсистемы теоретического и прикладного знания: 1) криминалистическую гомобиоскопию (учение о человеке и происходящих от него биологических объектах); 2) другие виды криминалистической биоскопии, не связанной с изучением человека и происходящих от него объектов биологической природы.

Последняя подсистема включает в свое содержание комплекс частных криминалистических учений об отдельных группах и видах объектов живой, но не говорящей природы. Как и в рамках гомобиоскопии, научный и практический интерес в этом случае представляют объекты не только в процессе их зарождения и жизнедеятельности, но и в различных состояниях после прекращения их жизнедеятельных функций и развития, то есть перехода, образно говоря, в состояние “жизни после смерти”.

Представление о том, о каких именно частных учениях в данном случае идет речь, дает выделение в биологии таких дисциплин, как ботаника, зоология, орнитология, ихтиология, энтомология и др. Соответственно этому биологические объекты рассматриваемой группы могут быть разделены на ботанические, зоологические, орнитологические и другие виды.

38

Подобная классификация представляется существенной как для теории и практики выявления и раскрытия преступлений, так и для теории и практики судебно-биологической экспертизв!.

Указанные объекты являются во многих случаях объектом следственного и оперативно-розыскного поиска, фиксации, осмотра, изъятия и предварительного исследования в стадиях возбуждения и расследования уголовного дела. В ряде случаев они приобретают статус вещественных доказательств, когда были предметом преступных посягательств и играли роль средств совершения преступлений (например в случаях заражения пищевых продуктов патогенными микробами с целью отравления потребителей этих продуктов), или изымались и исследовались как следы - материальные источники информации, на месте происшествия, при осмотре одежды и обуви подозреваемых, при производстве других следственных и иных действий.

Рассматривая указанную классификацию с точки зрения ее значения для теории и практики судебно-биологических экспертных исследований, нельзя не отметить, что она четко корреспондируется со сложившимися представлениями о биологической экспертизе, ее разновидностях и объектах.

“Биологическая экспертиза своими основными задачами имеет установление природы вещественных доказательств, являющихся объектами растительного и животного происхождения, а также решение вопроса об их групповой принадлежности” . Экспертами-биологами, как отмечает Н.А. Селиванов, исследуются: 1) растения, их части, семена растений; 2) корма для животных (отруби, сено и т.п.); 3) ядовитые вещества, вырабатываемые микробами (токсины); 4) древесный уголь, экскременты животных, шерсть и ряд других объектов. Они исследуются в рамках таких разновидностей биологической экспертизы, как ботаническая (растительные объекты), зоологическая (объекты животного

1 Справочник следователя. Выпуск третий. Практическое пособие. М , 1992. С. 104.

39

происхождения), орнитологическая (птичий пух, перья, органы и ткани), энтомологическая (крылья, органы и ткани насекомых), ихтиологическая (костные останки, чешуя, кожа рыб) V

Вместе с тем нельзя исключать и целесообразности, значимости научной и практической точки зрения на построение и использование классификаций биологических объектов неговорящей природы по другим основаниям. Так, с точки зрения теоретического анализа, разработки тактико- криминалистических и методико-криминалистических проблем выявления и расследования различных категорий преступлений, представляется значимым деление указанных объектов на объекты естественного и искусственного происхождения. В число последних входят продукты разрешенной и запрещенной созидательной деятельности человека, связанной с производством и оборотом пищевой продукции, наркотических средств, лекарственных препаратов из компонентов растительного и животного происхождения, всевозможные напитки на настоях кореньев, трав, табачные изделия и т.д.

Указания на некоторые виды объектов данной группы содержатся в ряде федеральных законов, включая УПК РФ.

Так, в статье 82 УПК (“Хранение вещественных доказательств”) говорится об изъятых из незаконного оборота этиловом спирте, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметах, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды. К числу последних относятся многие пищевые продукты (продовольственные товары, продукты питания, пища).

В Федеральном законе “О качестве и безопасности пищевых продуктов” от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ дается обширный перечень пищевых продуктов, включающий, в частности:

  • продукты в натуральном или переработанном виде, употребляемые
    человеком в пищу (в том числе, продукты детского

‘Там же. С. 104.

40

питания, продукты диетического питания), бутилированная питьевая вода, алкогольная продукция (в том числе, пиво), безалкогольные напитки, жевательная резинка, а также продовольственное сырье, пищевые и биологически активные добавки 1.

Научное изучение таких объектов - важная задача различных криминалистических исследований, осуществляемых, в частности, в криминалистической методике расследования, что и позволило ученым создать различные полезные для практики рекомендации по расследованию преступлений, связанных с наркотиками, производством пищевых продуктов, не отвечающих требованиям по качеству и безопасности, с изготовлением и сбытом контрафактной алкогольной продукции и другими объектами в сфере разрешенной и запрещенной экономической деятельности 2.

Рассматривая объект судебно-биологической экспертизы, Е.И. Майорова определяет его как биологическую совокупность естественного или искусственного происхождения, любой организм, сколь угодно малую часть организма, сообщества или совокупности, несущие информацию о расследуемом событии .

По мнению Е.И. Майоровой, любой объект судебно-биологической экспертизы является сложным, поскольку каждый орган живого организма может рассматриваться как комплекс специализированных тканей. В то же время, противореча себе, автор утверждает, что в качестве объектов судебно-биологической экспертизы существуют и простые объекты биологической группы. Как полагает Е.И. Майорова,
“под простым

См.: Российская Федерация. Федеральный закон “О качестве и безопасности пищевых продуктов”. М., 2000. С. 3-6.

Куранова Э.Д., Образцов В. А. Расследование по делам о пищевых отравлениях. М., 1976; Бертовский Л.В., Образцов В.А. Выявление и расследование экономических преступлений. М., 2002; Справочная книга криминалиста/ Под ред. НА. Селиванова. М , 2000. С. 452-474.

3 Майорова Е.И. Концептуальные основы судебно-биологической экспертизы. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. М., 1996. С. 12.

госс::иг;;:лп

объектом судебно-биологических экспертиз понимается объект
условно простой - например, орган по отношению к организму” 1.

Таким образом, простой объект -это есть некий условно простой объект. Следуя логике автора, получается, что сложное есть целое, а простое (условно простое!) - это часть целого. Между тем, следуя другой логике, а именно, логике системно-структурного подхода, нельзя не признать, что и целое и часть целого представляют собой сложные системные образования, но разного уровня, состоящие из связанных внутренним единством элементов (частей). Поэтому, на самом деле в рассуждениях Е.И. Майоровой, видимо, речь идет не о сложном и простом, а о целом и его части, об общем и частном, о системе и ее элементе.

Спорные, нечеткие посылки порождают столь же спорные и нечеткие умозаключения. Подтверждением этому служит предложенная указанным автором классификация объектов судебно-биологической экспертизы. В их числе выделяются следующие объекты:

  • простые (организм, орган или сколь угодно малая часть органа или организма);

  • составные (несколько организмов одного таксона либо микрочастиц, фрагментов одинаковых органов особей различных таксонов);

  • сложные (комплексные) - микрочастицы, фрагменты разных органов и органы организмов различных таксонов;

  • комбинированные - любой из перечисленных объектов, включающий кроме биологической составляющей иной компонент2.

Несовершенство приведенной классификации очевидно. При ее разработке автор нарушил все основные правила логической теории классификации (членами деления являются элементы систем различного

1 Майорова ЕЙ. Указ. соч С. 12. Там же

42

уровня, деление осуществлено по различным основаниям, члены деления не исключают друг друга и т.д.). Кроме того, обращает на себя внимание и то, что Е.И. Майорова, очевидно, не проводит различия между понятиями “классификация” и “типология”, подменяя одно понятие другим.

Между тем класс (множество, разряд, группа) может быть охарактеризован как совокупность предметов, явлений, процессов, обладающих общим признаком, сходством тех или иных их качественных характеристик. Классификация - это операция с классом, деление объема его понятия по определенному общему для всех элементов класса признаку 1.

Типология (под типом понимается форма, вид, образ, модель, характерный представитель чего-либо) - это метод научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели или типа. В теоретическом отношении типология по сравнению с классификацией представляет собой более высокий уровень познания .

Поэтому то, что представлено Е.И. Майоровой под видом классификации на самом деле таковой не является. Рассмотренная выше конструкция, предложенная указанным автором, может быть определена как не очень удачная типология объектов судебно-биологической экспертизы. Можно допустить, что несовершенство данного построения интуитивно ощущалось его автором. Видимо, поэтому, называя свое “детище” классификацией, Е.И. Майорова ничего не сказала о том, по какому же основанию осуществлена эта логическая операция.

Представляется, что в указанных целях могут использоваться различные основания. Кроме того, что рассмотрено нами выше, при классификации
биологических объектов неговорящей природы может

Кириллов В.И, Старченко А.А. Логика. М.: Высшая школа, 1987. С. 48-57. 2 Теоретические проблеиы учения о личности преступника М., 1979. С. 171-173; Криминология / Под ред В H. Кудрявцева, BE. Эминова М.: Юристь, 1995. С. 88.

43

быть использован подход с позиции категорий “целое” и “часть целого”. С учетом этого все биологические объекты могут быть разделены на целостные организмы, содержащие все их необходимые составляющие, и на элементы (части, органы и т.д.) организмов, возникающие при взаимодействии первых с другими объектами (например в результате физического расчленения целого на части, отделения от него каких-либо частей).

Возможно также деление указанных объектов на группы в зависимости от характера и степени родства образующих их элементов (объекты, состоящие из однородных элементов биологической природы, и объекты, состоящие из элементов различной биологической принадлежности); от видовой их характеристики (состоящие из элементов одного вида и элементов разных видов); от того, входят ли в них элементы только биологической природы или наряду с ними включаются элементы иного порядка; являются ли объекты относительно самостоятельными или входят в качестве составляющих в более широкие системы как одного, так и разных порядков (например, в случае использования биологических веществ в качестве добавок в какие-либо жидкости).

По различным основаниям могут быть классифицированы и объекты криминалистической гомобиоскопии. (Об этом см. в следующем параграфе).

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о классификации следов биоскопического характера.

В понятийно-терминологическом аппарате криминалистики

дефиниция следа играет роль системообразующего фактора, вокруг которого и в связи с которым сформировался и развивается язык данной науки, ее общая и частные теории, другие подсистемы и элементы криминалистического знания, а также разрабатываемая криминалистикой научная продукция, адресуемая практике борьбы с преступностью.

44

Как принято считать, с криминалистической точки зрения, следы — это любые изменения в материальной среде, возникшие в связи с подготовкой, совершением, сокрытием преступлений и других, связанных с ними событий. Следы и их носители являются объектом поиска, фиксации, осмотра, изъятия, предварительного и судебно-экспертного исследования, источником собираемой и используемой в уголовном процессе уголовно- релевантной информации. Этим и объясняется то неослабевающее внимание, которое уделяет криминалистическая наука изучению следов. И не случайно В.А. Образцов определяет криминалистику как науку о технологии и средствах практического следоведения в уголовном процессе ‘.

Следы биологического происхождения являются важнейшей составной частью системы материально фиксированных следов, результаты обнаружения и исследования которых часто играют решающую роль в выявлении и раскрытии преступлений различных категорий. По мнению И.А. Аистова, своеобразие биологических следов выражается в том, что они являются отражением биологической составляющей исследуемого события, проявляющейся в изменениях материальной обстановки. Эти следы являются носителями информации о биологических объектах, связанных с событием преступления, выступают в вещественной форме и приобретают характер криминалистически значимой информации в процессе расследования 2.

Эти, в целом правильные суждения, тем не менее, нуждаются, на наш взгляд, в ряде уточнений. Во-первых, следы биологического происхождения являются носителями не только информации о биологических объектах. Практика показывает, что такого рода следы зачастую содержат информацию и о других объектах, участвующих в процессе взаимодействия с биологическими объектами в
пределах

1 Образцов В. А. Криминалистика. Курс лекций. М , 1996. С.7.

Аистов И.А. Использование следов биологического происхождения при расследовании преступлений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 8-9.

45

механизма познаваемых событий и их отражения. (Например к числу вопросов, выносимых на разрешение медико-криминалистической экспертизы по делам об убийствах, относятся, в частности, такие: какова форма воздействующей части орудия, причинившего повреждение на теле потерпевшего; не нанесено ли повреждение представленным экземпляром колюще-режущего орудия?) .

Во-вторых, следы биологического происхождения могут являться носителями информации не только о преступлении, но и о других событиях пред- и посткриминального характера, связанных с преступлением и устанавливаемых по уголовным делам.

В-третьих, информация, содержащаяся в следах биологического происхождения, приобретает характер криминалистически значимой не только при расследовании преступлений, но и в стадии возбуждения уголовного дела при осуществлении поисково-познавательной деятельности, результаты которой имеют организационно-тактическое и правовое значение, в том числе, дают основания к принятию решения о возбуждении уголовного дела.

С учетом изложенного следы биологического происхождения можно определить как материально фиксированные изменения, возникающие в окружающей среде, на объектах и у объектов биологической и иной природы, участвующих в процессе взаимодействия и отражения при совершении преступлений и связанных с ними событий, обнаружение и исследование которых способствует выявлению и раскрытию преступлений.

По мнению И.А. Аистова, классификация следов биологического происхождения может быть осуществлена на основе учета временных, пространственных, ситуационных особенностей данных следов, своеобразия механизма их образования; локализации, периода времени, прошедшего с момента образования следов до их обнаружения
и

‘Справочник следователя. Выпуск третий/Пол ред НА. Селиванова. М, 1992, С. 161.

46

исследования; с учетом факторов, обусловливающих посткриминальные изменения следов; степени сохранности, обстоятельств, путей, методов выявления и включения следов в орбиту расследования; соблюдения правовых условий и порядка их обнаружения, фиксации, изъятия, исследования; степени полноты, достоверности получаемой при их исследовании информации, непротиворечивости ее другим данным, собранным по делу.

Как полагает И.А. Аистов, наиболее значимыми в теоретическом и практическом плане являются следующие основания классификации: объекты следообразования (человек, животное, растения, микроорганизмы, грибы); механизм образования следов; обстоятельства возникновения следов биологического происхождения (например занесенные на место происшествия, возникшие в связи с пребыванием преступника и жертвы на месте происшествия, унесенные с места происшествия, оставшиеся в результате хранения или транспортировки трупа либо его частей); способ обнаружения (следы, выявляемые визуально, с помощью научно-технических средств); стадия преступления; возможность исследования следов биологического происхождения, их количественные и качественные характеристики; локализация следов биологического происхождения; скорость распада следового вещества \

Нельзя не согласиться с утверждением данного автора о возможности классификации следов биологического происхождения по самым различным основаниям. Однако, утверждение об особой значимости выделенных им некоторых видов оснований классификации представляется спорным в силу отсутствия надлежащей аргументации. Кроме того, вопрос о значимости той или иной классификации, если следовать основным положениям теории и накопленному опыту классификаций, не может быть решен в отрыве от цели, задачи использования предлагаемых конструкций, того вида
практической

1 Указ. соч. С. 9-13.

47

деятельности, для оптимизации которой и строится классификация с учетом ситуационных моментов ее применения. Та или иная классификация может быть значимой для целей одного исследования и быть совершенно бесполезной с точки зрения целей другого исследования. Полезная для одной практической деятельности, для одних условий ее осуществления, она может быть бесполезной для другого вида деятельности, для других ситуаций, в условиях которых осуществляется деятельность.

Недостатками классификаций И.А. Аистова являются также их несистематизированность и то, что он не указывает, какие из предложенных им оснований могут использоваться для построения отдельно общих и отдельно частных классификаций следов, что представляется существенным с точки зрения следственной практики и, особенно, с точки зрения судебно-экспертных исследований.

Поэтому в первую очередь следует определить подходы, играющие роль принципов, положений, с позиций которых целесообразно осуществлять классификационную работу в отношении упомянутых объектов криминалистической биоскопии. Один из таких подходов предполагает применение знаний общего уровня для решения частных проблем. С этой точки зрения для классификации биологических следов представляют интерес разработанные в криминалистике типологии и классификации различных материально фиксированных объектов, включая следы.

Изучение имеющихся в этом наппавлении публикаций 1. позволяет выделить следующие типы материально-фиксированных следов, имеющих отношение к криминалистической биоскопии:

ТурчинД.А. Теоретические основы учения о следах в криминалистике. Владивосток, 1983. С.91; Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М„: Юристь, !999. С. 88-89; Белкин Р.С. Курс криминалистики М: Закон и право 2001. С. “Ш-315; Криминалистика / Под ред Е П. Ищенко М: Юристь, 2000. С. 152-176.

48

  • следы, отображающие признаки внешнего строения следообразующих объектов (следы-отпечатки);
  • следы — предметы;
  • следы — вещества (жидкие, твердые, сыпучие, газообразные);
  • следы - материалы;
  • следы, отражающие изменения качественных и количественных параметров объектов;
  • следы в виде пространственно-временных отношений;
  • следы в виде наличия либо отсутствия объектов, а также их признаков;
  • процессы и явления, выступающие в роли следов.
  • С рассматриваемой точки зрения важное значение имеют типология и классификация следов, изучаемых в трасологии, баллистике и других отраслях криминалистики, выступающие в роли ориентиров при построении классификаций следов в криминалистической биоскопии. Так, с точки зрения криминалистического учения о биологических объектах и учения о механизме следообразования, при определении оснований классификации следов биологического происхождения нельзя не учитывать, в какой роли, в каком качестве выступает биологический объект-в качестве следовоспринимающего или следообразующего.

Такой подход позволяет построить общую классификацию следов биологического происхождения, разделив их множество по виду носителей на две части: 1) следы биологического происхождения, возникающие на биологических объектах в результате их взаимодействия с другими объектами того же типа, играющих в механизме познаваемого события роль следообразующих объектов; 2) следы биологического происхождения, возникающие на небиологических объектах, участвующих в роли следовоспринимающих в процессе взаимодействий с
биологическими объектами.

49

К числу общих классификаций биологических следов, одинаково важных для теории и практики следственного и судебно-экспертного познания, относится и классификация, которая строится исходя из учета связи следов биологического происхождения с событиями, познаваемыми в уголовном производстве. Здесь имеется в виду следующая конструкция: 1) следы биологического происхождения, связанные с преступлением; 2) следы биологического происхождения, связанные с другими событиями, устанавливаемыми по уголовным делам.

В том же ряду стоят и биологические следы, происходящие от отдельных видов биологических объектов (следы людей, животных и т.д.); следы, имеющие отношение к отдельным элементам криминалистической характеристики преступлений и других познаваемых событий (следы способа, орудий, средств преступного деяния и т.д.); а также следы, подразделяемые по месту образования и обнаружения (на месте совершения преступления, на месте обнаружения последствий содеянного, когда оно не совпадает с местом совершения преступных действий или преступного бездействия и т.д.); по процессуальному статусу следов биологического происхождения (следы-отражения и следы-образцы, полученные от проверяемых объектов); по размерам, форме, степени
воспринимаемости (макроследы, мезоследы, микроследы)

Одной из принятых в криминалистической трасологии классификаций является деление трасологических следов по признакам их агрегатного состояния. По этому основанию можно разделить и следы биологического происхождения на твердые, жидкие, сыпучие и газообразные.

В отдельных случаях может оказаться целесообразным выбор в качестве основания классификации биологических объектов принятого в биологии деления вещества на биогеохимической основе, когда вся совокупность живых организмов рассматривается как определенный тип вещества и сравнивается по функциям с другими веществами.

5U

В биологии выделяют следующие типы вещества: 1) живое (совокупность всех живых организмов); 2) биогенное (образованное в процессе жизнедеятельности организмов: известняки, торф, атмосферные газы и т.п.); 5) биокосное (совместный результат жизнедеятельности организмов и абиогенных процессов - почвы); 4) косное (образующееся без участия живых организмов: основные породы, лава вулканов, вещество в радиоактивном распаде и т.д.).

Исследования биокосного (почвы), биогенного (нефть, торф и др.) и косного вещества производится в рамках криминалистической биоскопии для установления обстоятельств нахождения объекта или предмета (человека, животного, автомашины и т.п.) на конкретном участке местности или иных местах, установления происхождения того или иного вещества из конкретной местности или месторождения, для получения вещественных доказательств, а также для использования полученных данных в процессе доказывания по уголовным делам. Объектами исследования здесь являются образцы почвы с мест происшествия, почвенные наслоения на предметах - носителях (обуви, одежде, теле, колесах автотранспортных средств и других предметах). Исследования косного вещества (минералов, драгоценных камней и их аналогов, горных пород) производится для установления их природы, степени ценности и источника происхождения при выявлении злоупотреблений, установлении мест кустарного или незаконного производства ювелирных и других изделий из них.

Как уже было отмечено, гомобиоскопия является наиболее важным разделом (подсистемой) криминалистической биоскопии. Ее внутренняя структура включает такие биологические объекты, как живые лица (также представляющие собой биологические системы); трупы людей и их части, останки трупов; материальные вещества, предметы, происходящие от
живых людей и трупов, включая образцы для

51 сравнительного исследования, отображающие биологические
свойства и особенности человека, человеческого трупа и его частей.

Так, следы, происходящие от объектов гомобиоскопической категории, могут быть поделены на следы живых лиц и следы трупов людей, а следы живых людей по признакам следообразующих объектов - на следы потерпевшего, свидетеля, подозреваемого и т.д.; по признакам характера и направленности совершенных действий (следы насилия, следы нападения, следы вандализма, следы борьбы, следы самообороны и т.д.).

С рассматриваемой точки зрения представляет интерес деление следов, отображающих биологические свойства человека, на морфологические и субстратные.

Морфологические следы отражают внешнее строение тела человека и его частей. К ним относятся следы тела в целом, а также следы папиллярных узоров пальцев и ладоней рук, ног, стоп ног, следы рук и ног, зубов, лба, кончика носа, щек, подбородка, губ, ушей, локтей и вообще любой части или элемента тела человека.

Субстратные следы отображают компоненты организма: кровь, слюну, сперму, волосы, пот, потожировое вещество, зубы и их части, части кожи, ногтевых пластин и других внешних и внутренних органов, продукты жизнедеятельности организма: кал, мочу, запаховое вещество, рвотные массы, выделения из организма (из носа, влагалища, меконий, сыровидная смазка, околоплодная жидкость и т.д.).

Биологические свойства, кроме того, отображаются в следах, которые возникают в результате проявления психофизиологических функций 1.

Последние классификации могут строиться применительно к отдельным категориям дел (биологические следы, характерные для совершения убийств, краж, экономических преступлений и т.д.), видам и

Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные преступления. М, 1999. С. 24-25.

52

разновидностям биологических следообразующих объектов (люди, животные, птицы и др.), по видам орудий преступления (следы, возникающие при применении огнестрельного оружия, колющих и иных предметов, использования ядовитых и иных вредных веществ и др.) и по
другим основаниям.

Важное значение, на наш взгляд (основанный на данных изучения следственной и судебной практики), имеет дифференциация следов биологического происхождения в зависимости от того, объектами какого вида судебной экспертизы они являются. При этом на первом этапе данной классификации могут быть выделены, например, следы, исследуемые в рамках судебно-медицинской экспертизы, и следы, относящиеся к числу объектов биологической экспертизы. Дальнейшие классификации могут осуществляться с учетом отдельных видов и направлений указанных групп экспертиз.

Так, например, возрастающее атропогенное (вызванное человеком и его деятельностью) влияние на окружающую среду приводит к необходимости выделения в криминалистической биоскопии вслед за гомоскопией (биоскопией человека) такого важного раздела, как биоскопия
экологических систем.

Экологические преступления обычно связаны с нарушением правил, требований, положений и норм, обеспечивающих экологическую безопасность людей, животного и растительного мира (ст. 246 УК РФ). Объектами изучения криминалистической биоскопии экологических систем являются отдельные биологические элементы и их комплексы: вода, воздух, почва, образцы флоры и фауны в районах экологического бедствия для установления наличия вредных веществ (пестицидов, нефтепродуктов, солей тяжелых металлов, радиоактивных веществ и др.). Изучение объектов экосистем производится для выявления нарушений требований экологической безопасности или правил обращения
экологически опасных веществ и отходов производства,

53 создания угрозы причинения значительного вреда человеку и окружающей среде. В связи с этим, в экологических исследованиях, в зависимости от направления деятельности, выделяют экологию среды, экологию биоценоза, охрану животных и растений, охрану природных ресурсов и т.д. 1.

Исследование отдельных элементов и комплексов биологических объектов в рамках биоскопии экологических систем производится при экологических катастрофах, террористических актах и техногенных авариях путем отбора и исследования проб воздуха, воды, почвы, образцов флоры и фауны при производстве судебно-экологических, эколого-химических, судебно-ветеринарных, судебно- ботанических,

почвоведческих и других видов экспертиз.

Объектами исследования криминалистической биоскопии животных могут быть дикие и домашние животные, трупы животных, части трупов и фрагменты тканей животных, продукты их жизнедеятельности, а также отделенные от них части и микрочастицы, среди которых наиболее часто подвергаются исследованиям шерсть, мех, мясо, жир, скелеты и др.

Фактические данные, устанавливаемые в результате исследований в рамках криминалистической биоскопии животных, нередко служат доказательством связи объектов животного происхождения с расследуемыми правонарушениями в случаях заражения и падежа (эпизоотии) животных, при установлении причин заболеваний, заражений, отравлений и иных вредных последствий для животного мира, при установлении причин гибели животных от механических повреждений,

Для выявления причин заболеваний, отравлений или падежа животных, а также при расследовании уголовных дел, связанных с

1 Колкутин ВВ., Зосимов СМ., Пустовалов Л.В, Харламов С.Г., Аксенов С.А. Судебные экспертизы. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 216.

54

хищением кормов и подкормочных средств, могут быть исследованы также загрязненные пастбища, водопои, корма, лекарственные и иные добавки к корму сельскохозяйственных животных. Установление причин заболеваний и гибели животных осуществляется при осмотре животных и их трупов, а также при проведении судебно-ветеринарных и ветеринарно- токсикологических экспертиз на основе комплексных лабораторных исследований (химико-токсикологических, ботанических, бактериологических, биологических и т.д.).

В отдельных случаях биологические объекты исследования ветеринарной экспертизы могут одновременно являться объектами исследования судебно-медицинской экспертизы, в частности, при определении видовой принадлежности крови, отдельных фрагментов органов и тканей животных и т.д. При падеже или заболевании животных от механических травм решаются также вопросы о виде орудия, которым нанесены повреждения, о тяжести причиненных животному телесных повреждений
и др. 1.

Биологическими объектами криминалистических исследований в рамках ихтиологии являются рыбы, их останки (чешуя, кожа, скелеты и др.), водные животные и водная растительность. Исследования этих биологических объектов производятся для решения специальных вопросов о причинах гибели, заболеваний и других вредных воздействий, сбросов в водоемы неочищенных и необезвреженных сточных вод, иных нарушений правил охраны рыбных запасов, а также для определения масштабов причиненного рыбному хозяйству ущерба или в случае создания угрозы жизнедеятельности водоемов.

Аналогичные исследования биологических объектов производятся при производстве орнитологических (птиц, их трупов, отдельных частей трупов: пуха, перьев, костей и др.) и энтомологических экспертиз (пчел и других видов насекомых и происходящих от них частей).

1 Колкутии В В , Зосимов СМ., Пустовалов Л.В., Харламов С.Г., Аксенов С.А. Указ соч. С. 207-216.

55

Биологическими объектами ботанической экспертизы являются дикие и культурные растения: деревья, кустарники, травы, грибы, водоросли, их части, продукты их жизнедеятельности (соки, смолы) и переработки (бумага, растительные красители, пищевые продукты). Объекты сельскохозяйственных культур и травяной растительности (корневища, семена, масла, сено, зерно и др.) изучаются для установления данных, относящихся к предмету или средствам доказывания по уголовным делам. Отдельные исследования ядовитых растений, грибов и микроорганизмов, количество и пути их попадания в пищевые продукты и корма для животных выполняются в случаях отравлений людей и животных фальсифицированными продуктами питания или продуктами, произведенными с грубыми нарушениями санитарно-технических правил изготовления, хранения и реализации пищевых продуктов и кормов.

Все объекты криминалистической биоскопии можно также подразделить: i) на единичные целостные объекты, которые могут представлять собой относительно простые, сложные и сверхсложные биологические системы (одноклеточные организмы, растения, животные, человек); 2) отдельные элементы, части этих объектов (следы крови, слюны, костные останки, фрагменты органов и тканей человека, животных, рыб, птиц, растений и т.д.); 3) комплексы биологических объектов (элементы экосистем, биоценозов, популяции людей, животных и др.).

56

1.3. Криминалистическая гомобиоскопия как раздел криминалистического учения

о биологических объектах

Как было отмечено ранее, криминалистическая гомобиоскопия является одной из подсистем криминалистической биоскопии.

Криминалистическая гомобиоскопия - наиболее важный раздел учения о биологических объектах, используемых в уголовном судопроизводстве. Это связано с целым рядом исторически и практически обусловленных обстоятельств, прежде всего, с тем, что центральной фигурой в этой области знаний является человек.

Здесь необходимо сделать одно весьма существенное уточнение. Оно касается того, что любой человек является многогранной, многосторонней, многоплановой, многокомпонентной системой, имеющей чрезвычайно сложную, многоканальную внутреннюю структуру, многочисленные и самые разнообразные, разновекторные внешние связи и отношения. Как органически целостная система человек отличается наиболее высоким типом организованности, специфическим характером взаимодействия составляющих его компонентов \

Этим объясняется тот факт, что, будучи межотраслевым объектом, человек изучается в рамках значительного числа естественных и общественных наук. Причем, делается это с самых различных позиций и точек зрения, существенных в теоретическом и прикладном отношениях.

Человек-это индивид, элемент реального мира, мыслитель, творец, деятель, личность, субъект всех общественных отношений (по К. Марксу - совокупность всех общественных отношений) и многое другое. Человек

1 Черняк Л.С. Вопросы философии, 1997, №1. С. 120-137; БлаубергИВ., ЮдинБ.Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. М.: Знание, 1972. С. 5-26; Югай Г. А. Диалектика части и целого. Алма-Ата, 1965. С. 50-120; Карпинская Р.С. Философские проблемы молекулярной биологии. М., 1971. С. 21-85.

57

системен и информативен во всем, чем он представлен от природы, от жизнедеятельности, культуры, профессионального опыта и т.д. Отсюда и системные психологические, физиологические, информационные, образовательные, трудовые, физические, морально-этические и прочие характеристики данного феномена.

Значительное внимание уделяется человеку как участнику уголовного процесса в различных отраслях юридической науки. Его изучают специалисты в области уголовного и уголовно-процессуального права, юридической психологии, судебной психиатрии, криминологии, криминалистики. (В нормативных документах и юридической литературе чаще употребляется не понятие человека, а понятия “лицо”, “личность”). В силу специфики предмета и назначения каждой науки юридического цикла, большинство из них изучает лишь определенные аспекты, те или иные свойства личности. Так, криминалистическое изучение личности преступника осуществляется главным образом “для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые порождают преступное поведение в целях его профилактики” 1.

Юридическую психологию личности интересует ее психические свойства, психические процессы и состояния при совершении тех или иных действий, психологические закономерности поведения, ценностно-нормативная система (сфера) . И только криминалистика демонстрирует своеобразную “всеядность”. В сфере ее интересов находятся социальные, психологические, биологические и прочие компоненты человека -субъекта уголовного процесса, его поведение, деятельность и все, что с этим связано, все, что работает на выявление, раскрытие, пресечение, предупреждение преступлений, на продуктивность познания, установление истины и уголовное преследование виновных.

1 Криминология/Под ред. В.Н.Кудрявцева, BE. Эминова. М.: Юристь, 1995. С. 82; Эминов B.E., Мацкевич ИМ. Преступность военнослужащих. Исторический, криминологический и социально-правовой анализ. М.: Пенаты, 1999. С. 155-180.

Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 141-147; Личность преступника как объект психологического исследования / Сб. научных трудов. М., 1979; Еникеев М.Й. Основы общей и юридической психологии. M.: Юристь, 1996. С.301-323.

58

Изложенное относится и к научному, и к практическому криминалистическому изучению преступников, потерпевших, свидетелей, других участников уголовного производства.

По мнению М.А. Лушечкиной, практическое криминалистическое изучение личности по уголовным делам исходит из необходимости установления криминалистически значимой информации о преступнике, жертве преступления и других участников процесса расследования, “включающей в себя сведения о присущих им анатомических, биологических, психологических и социальных свойствах, которые необходимы для идентификации личности, решения тактических задач и установления фактической картины события преступления в процессе его раскрытия и расследования, а также использования в целях осуществления криминалистической профилактики” 1.

Основываясь на своем видении затронутой темы, указанный автор выделяет “четыре основных класса криминалистических задач, решение которых базируется на использовании гомологической информации, т.е. информации о свойствах человека. Первый класс задач связан с установлением тождества лица по комплексу его свойств”. К числу иных задач отнесены: “изучение таких свойств человека, которые связаны с установлением фактической картины преступления”; “с определением оптимальной линии поведения лиц, расследующих преступление”; “с осуществлением криминалистической профилактики” 2.

Данная типология представляется не совсем удачной по следующим причинам. Во-первых, в один ряд поставлены элементы различных систем: первые два типа задач относятся к тому, что познается в уголовном процессе, а два последних непосредственно связаны с организацией расследования. Во-вторых, в перечень задач первой группы почему-то
не включены такие типичные задачи, как

1 Криминалистика/Под ред. Н.П. Яблокова. М.: Юристь, 1999. С. 139-140.

2 Там же. С. 140-141.

59

выявление преступников, классификационные,
диагностические, розыскные и другие поисковые и познавательные задачи.

Сравнительный анализ литературных источников показывает, что наиболее продуктивными являются криминалистические исследования, связанные с изучением личности потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Отсюда и сравнительно давно сложившееся криминалистическое учение о потерпевшем (криминалистическая виктимология), и достаточно развитые научные основы криминалистического учения о преступнике.

Менее разработанной на общетеоретическом уровне является проблема свидетеля как объекта криминалистики и следственной практики. Тем не менее, имеются все основания полагать, что криминалистика стоит на пороге формирования новой интегративной системы научного знания - криминалистического учения о человеке как следообразующем и следовоспринимающем объекте. Этому способствовали разработки Г.А. Самойлова, посвященные основам учения о навыках, В.Е. Корноухова в области комплексного исследования свойств человека, В.А. Жбанкова, уделившего значительное внимание человеку как носителю криминалистически значимой информации, свойствам личности и проблеме их использования при выявлении и раскрытии преступлений, а также работы других известных ученых !.

Так, изучение внешнего облика человека, его конституции, телосложение привело к созданию такой области, как габитоскопия (габитология). С точки зрения этой отрасли человек рассматривается как

Шиканов В.И. Комплексное значение следов крови. Иркутск, 1974; Корноухов В.Е. Комплексное судебно- экспертное исследование свойств человека Красноярск, 1982; ЖбанковВ.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации М, 1993; Салтевский MB Следы человека и приемы использования их для получения информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980; Ищенко П П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994; Центров ЕЕ. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988; Матусевич НА. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. Минск, 1975; Личность преступника. M., 1971.

60

визуально воспринимаемая система, характеризующая его
внешний облик \

Системный характер данного объекта проявляется и в пределах других подходов, других отраслей криминалистики. С точки зрения, скажем, криминалистической трасологии тот же объект выступает в качестве системы, способной продуцировать следы отображения (отпечатки). Поэтому, гомологическая трасология, наряду с механологией, является частью криминалистической трасологии. Если же рассматривать человека с точки зрения дактилоскопии как раздела трасологии 2, то он может быть охарактеризован как дактилоскопический объект, одной из производных которого является дактилоскопическая система криминалистической регистрации.

Кроме того, человек рассматривается в криминалистике как следообразующая и следовоспринимающая системы, как социально- поведенческая, устноречевая, одорологическая системы и т.д. В последние годы появились новые возможности и получены дополнительные результаты в области криминалистического исследования не только живого человека, но и его трупа. (По мнению В.И. Шиканова, эта область знаний может быть названа криминалистической кадаврологией) 3.

Проведя обобщающий анализ достижений в области криминалистического исследования носителя уголовно-релевантной информации и связанных с ним объектов, В.А. Образцов вышел на уровень описания общей
характеристики и конструкции

Снетков В.А. Использование признаков внешности в работе органов внутренних дел (практикум). М.:УМЦМВДРФ, 1994; Снетков В.А. Габитоскопия. Волгоград, 1979.

2 Этот раздел имеет подразделы: пальмоскопию, изучающую папиллярные линии ладоней рук человека, и пороскопию, изучающую возможности и методы идентификации человека по отображениям пор в отпечатках пальцев.

Следует согласиться с мнением ЕЮ. Березутского, что появление в составе криминалистической виктимологии сначала лишь относительно самостоятельного структурного элемента, условно названного криминалистической кадаврологией, а в последующем формирование на этой основе частной криминалистической теории - одно из проявлений тенденции дифференциации и интеграции научных знаний. Березутский ЕЮ. Исследование места убийства - криминалистическая операция. Иркутск, 2001. С. 61).

61

криминалистического учения о человеке, названной им криминалистической гомологией \ Суть его концепции выражают следующие положения.

  1. Личность любого человека представляет собой сложную динамическую информационную систему, состоящую из множества внешних и внутренних свойств, связей и отношений различного порядка (физических, социальных, психических, психологических, нравственно- этических, биологических). В оперативно-розыскной, следственной, прокурорской, экспертной, судебной практике изучаются самые различные стороны, черты, аспекты личности потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, свидетелей. Установление одних из них носит строго обязательный (например, установление возрастной принадлежности, психической состоятельности). Другие выясняются факультативно, в зависимости от целей, вида, этапа и других особенностей поисково-познавательной деятельности и ситуационных потребностей.

Получение знания об одних свойствах и признаках позволяет с той или иной мерой достоверности судить о других, неизвестных в данной момент сторонах личности, находящихся во взаимосвязи и взаимообусловленных с первыми, а также об обстоятельствах исследуемого поведения (деятельности) в условиях совершения преступления и вне их.

  1. Криминалистическая гомология как отрасль криминалистики, подсистема научного знания с изучением людей, их поведения, деятельности и отражения в процессе взаимодействия с объектами окружающего мира в рамках событий, познаваемых в уголовном судопроизводстве. В первую очередь имеются в виду активность и ключевая роль физических лиц как участников упомянутых процессов и событий с признаками преступлений.

1 Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М: Юристь, 2001. С. 109-127.

62

Наряду с этим в криминалистической гомологии изучаются участники других событий, имеющих правовое и криминалистическое (поисково- познавательное) значение, а также вольные и невольные наблюдатели (очевидцы) познаваемых событий, иные лица, каким-нибудь образом посвященные в тайну обстоятельств, интересующих органы дознания, следствия, суд. Все они являются носителями идеальных следов (следов памяти), познаваемых на практике событий, прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно воспринятых указанными лицами.

  1. Физическое лицо, располагающее юридически и криминалистически значимой информацией, содержание этой информации, переданной заинтересованному получателю, ценны сами по себе. В то же время большое значение для практики имеют знания об особенностях поведения указанных носителей информации в условиях совершения преступлений и вне этих условий, в предкриминальный и посткриминальный периоды в сфере трудовой деятельности, быта и досуга, а также знания о предметах, средствах, особенностях механизма реализации и результата криминальной и некриминальной деятельности, образующихся при этом материальных следов.

В сферу интересов криминалистической гомологии включаются поведенческо-деятельностные акты носителей личностной информации, материальные объекты, с которыми они взаимодействуют, возникают на теле, одежде, обуви, других сопутствующих людям вещах материально фиксированные следы (крови, спермы, повреждения тела т т.д.), а также иные изменения окружающей материальной микросреды.

  1. Материально фиксированные следы гомологической группы подразделяются на:
  • следы преступников, потерпевших, свидетелей;
  • следы действий, поведения, деятельности лиц указанных категорий;

63

  • следы способов решения тех или иных задач, следы орудий преступления, транспортных средств и других объектов, используемых в качестве средств достижений целей криминального и иного поведения;

  • следы инициированных ими процессов и последствия последних.

    1. Задача детальной гомологической классификации

рассматриваемых объектов состоит в познании их криминалистически значимых особенностей, разработке понятий, типологий, предметной, функциональной, информационной и иных характеристик участников познаваемых в уголовном судопроизводстве событий. Конечная цель изучения гомологического материала - разработка средств, методов, приемов, методик и рекомендаций по их внедрению в следственную, оперативно-розыскную, экспертную и судебную практику. Поступая на вооружение практиков, эти виды научной продукции помогают им: 1) при установлении личности участников и самого познаваемого события; 2) при получении полной и достоверной информации, содержащейся в памяти лиц относительно объекта практического познания в уголовном судопроизводстве; 3) при обнаружении, фиксации, изъятии, исследовании других материальных объектов и материально фиксированных следов, информативных с точки зрения решения поисково-познавательных задач; 4) при овладении и конструктивном использовании собранной информации в иных правовых и криминалистических целях.

Таким образом, криминалистическая гомология как отрасль криминалистики представляет собой систему знаний, во-первых, о человеке как личности, как следообразующем и следовоспринимающем объекте - носителе информации, имеющей значение для решения правовых и криминалистических задач, во-вторых, о средствах, приемах, методах, технологии установления данного носителя информации и его изучения,
в-третьих, о средствах, методах, приемах, технологии

64

собирания, анализа, накопления, передачи и использования информации, содержащейся в памяти носителей, а также в материально фиксированных следах на теле, одежде, других сопутствующих вещах и объектах, с которыми носитель взаимодействовал, реализуя свою активность в рамках познаваемых в уголовном процессе событий.

  1. Представляя собой целостную систему знания,

криминалистическая гомология опирается на богатый научный фундамент. Он формируется из положений и достижений различных отраслей наук юридического и неюридического профиля (физиологии, биологии, психологии, психиатрии, теории отражения, теории человеческой деятельности, гносеологии, уголовного и уголовно- процессуального права и т.д.).

Важную роль в структуре научных основ криминалистической гомологии играют положения общей и частной криминалистических теорий, методы и методики криминалистических научных исследований, методики выявления и раскрытия преступлений, идентификации личности, криминалистического моделирования, наблюдения, распознавания, решения иных практических задач в уголовном судопроизводстве.

Криминалистическая гомология состоит из общих положений и особенной части. Общие положения - это система знаний (понятий, подходов, методов, процедур и т.д.), одинаково важных для всех случаев гомологических исследований и решаемых при этом теоретических и прикладных задач познавательного и конструктивного (созидательного) порядка. Особенная часть представляет собой систему знаний о специфике отдельных категорий лиц как объектов гомологической группы, особенностях их обнаружения и криминалистической фиксации, исследования и т.д. х.

1 Криминалистика. / Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристь, 1997. С. 124-132.

65

Криминалистическая гомология - понятие более широкое, чем криминалистическая гомобиоскопия. Первое понятие соотносится со вторым как целое и часть.

Определяющая, главная особенность криминалистической биоскопии заключается в том, что она изучает человека с позиции познания (и реализации результатов познания) его биологических характеристик, свойств, особенностей, признаков, следов. Для этой отрасли криминалистики человек является, во-первых, биологической системой; во- вторых, носителем совокупности информации биологической природы; в- третьих, объектом, с которым связано образование системы следов и других объектов биологического происхождения.

С этой точки зрения интерес представляют результаты исследований В.А. Жбанкова. Проведенный им анализ показал, что наиболее плодотворные результаты в решении проблемы личности в уголовном процессе получены при применении системно-структурного подхода, позволяющего исследовать любую личность в качестве открытой, сложной, динамической функциональной системы, составляющими которой являются социальные, психологические и биологические свойства.

Каждый из трех указанных элементов является сложным образованием и может рассматриваться в качестве самостоятельной системы, но более низкого уровня.

Социальные, психологические и биологические свойства личности преступника обеспечивают его индивидуальность, которая включает в себя, во-первых, общие черты, свойственные индивиду как представителю биологического вида и человеческого общества; во-вторых, особенные признаки, которые присущи ему как члену определенной экономической формации; в-третьих, единичные признаки, обусловленные специфичностью его биологической организации и социальной микросреды.

66

Как подчеркивает В.А. Жбанков, выявление социальных, психологических и биологических свойств личности правонарушителя имеет практическое значение в борьбе с правонарушениями.

Во-первых, это позволяет определить систему и структуру личности правонарушителя. (Система характеризует личность правонарушителя с внешней стороны, включая все его многочисленные свойства; структура - с внутренней, охватывая взаимосвязи и взаимозависимости как между свойствами одного компонента, например, биологического, так и между всеми тремя компонентами -биологическим, психологическим и социальным.

По мере развития природы и общества будут выявляться и систематизироваться все новые свойства личности, устанавливаться взаимосвязи и взаимозависимости между ними, а полученные результаты будут использоваться для установления личности.

(Поэтому в криминалистике, в отличие от других смежных наук, например, криминологии, уделяется внимание любому свойству человека, которое может быть использовано для установления правонарушителя).

Во-вторых, социальные, психологические и биологические компоненты личности правонарушителя являются основой для построения криминалистических классификаций различных свойств этого субъекта. Они могут быть интегральными, охватывающими широкий круг свойств, и узкими, в которых классифицируются признаки одного из свойств (например состава крови). Поскольку возможности познания человека беспредельны, то будут разрабатываться все новые классификации человека и совершенствоваться имеющиеся. (В частности, открытие явления гипервариабельности ДНК крови человека
позволило

разработать классификацию индивидуальных признаков человека, позволяющих идентифицировать его по следам крови, спермы и т.д.).

В-третьих, выявление социальных, психологических и биологических
свойств позволяет составить криминалистическую

67

типологическую характеристику свойств личности
преступников, основываясь на криминалистической классификации преступлений.

В-четвертых, знание свойств личности дает возможность проанализировать особенности отображения этих свойств правонарушителей при совершении деяния, определить источники информации, содержащие сведения об указанных лицах.

В-пятых, наличие соответствующей обобщенной модели свойств личности позволяет разработать криминалистические средства и методы получения и использования информации о свойствах личности правонарушителей в процессе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений и иных правонарушений ‘.

Свои исследования В.А. Жбанков провел, ориентируясь на центральную фигуру системы гомологических объектов — личность преступника. Однако, как показывают наши данные, результаты его исследований имеют самое прямое отношение и к криминалистическому аспекту изучения личности потерпевших и свидетелей. Они могут быть использованы при решении теоретических и прикладных задач выявления указанных лиц, получения и использования в следственной практике характеризующей их информации, установления личности преступников и обстоятельств дела.

Рассматривая изложенное с позиции закона дифференциации научного знания, можно прийти к выводу, что в криминалистической гомологии целесообразно выделение четырех областей научного знания: 1) криминалистической гомосоциологии личности; 2) криминалистической психологии личности; 3) криминалистической габитоскопии 2; 4) криминалистической гомобиоскопии (гомобиологии).

1 Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. М,, 1993; Он же. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. М., 1999. С. 8-20.

Габитоскопия - учение о внешнем облике человека (Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. M.: БЕК, 1997. С. 43).

68

Каждая из этих органичных частей единого целого заслуживает самостоятельного, специального, углубленного изучения с последующей интеграцией полученных результатов в целостный, непротиворечивый, всеобъемлющий образ криминалистической гомологии.

Особого внимания как практически наиболее значимый и наименее изученный в теоретическом отношении объект требует раздел гомобиоскопии. Успех на этом пути может быть обеспечен с позиции комплексного подхода, с точки зрения изучения человека, во-первых, как предмета преступного посягательства; во-вторых, как средства преступного посягательства (когда фактически индивид совершает преступление руками, знаниями, возможностями другого человека); в- третьих, как следообразующего и следовоспринимающего объекта; в- четвертых, как источника происходящих от него биологических следов; в- пятых, как носителя следов биологического характера не только происходящих от него или других лиц, но и возникающих при взаимодействии с животными, растениями, почвой, другими объектами биологической и небиологической природы.

Взаимодействие - одна из форм существования материальных систем. Эта связь характеризуется одновременным и взаимообусловленным изменением свойств двух или большего числа систем в процессе закономерного обмена энергией, массой и информацией.

В процессе реализации преступной деятельности правонарушители, другие лица взаимодействуют с различными объектами материального мира: людьми, неживыми телами (твердыми, сыпучими, жидкими, газообразными), живыми организмами (животными, микроорганизмами, растениями). В результате взаимодействия как на правонарушителе и его партнерах по взаимодействию, так и на указанных объектах возникают следы.

При этом правонарушитель, являясь источником взаимодействия, занимает особое положение среди взаимодействующих лиц и объектов,

69

ибо он наделен сознанием и является не только отражаемым, но и отображающим объектом, носителем специфических отображений - идеальных следов.

Взаимодействие может быть классифицировано по нескольким основаниям. Так, в зависимости от форм движения материи различают социальное, психическое, биологическое, химическое и физическое взаимодействия.

Социальное взаимодействие осуществляется на уровне элементов в малых социальных системах. Психическое взаимодействие

осуществляется путем психического воздействия субъектов на взаимодействующих с ними лиц. Биологическое взаимодействие включает многообразие процессов в живых организмах, взаимодействующих с правонарушителями и другими участниками событий, в результате которых происходит самообновление или разрушение участвующих во взаимодействии объектов. Химическое взаимодействие протекает на молекулярном или атомарном уровне. При этом наряду с поглощением или выделением энергии происходит превращение одного вещества (либо нескольких) в другое. Физическое взаимодействие связано с молекулярными процессами, происходящими в материальных телах, сопровождающимися тепловыми, электрическими, магнитными, внутриатомными и внутриядерными изменениями, перемещением тел в пространстве либо приведением их в контакт.

При взаимодействии человека с объектами материальной действительности, в том, числе, с другими людьми, происходит отражение свойств его личности. В свою очередь взаимодействующие с ним лица и объекты отражаются в его сознании или на его теле, а также объектах, так или иначе связанных с ним (одежде, обуви и т.д.).

В.А. Жбанков предлагает рассматривать процесс отражения свойств личности правонарушителя в виде системы, куда входят
следующие

70

компоненты: а) отображаемое; б) отображающее; в) отображенное; г) отображение.

К отображаемым компонентам относятся правонарушитель, иной субъект и объекты материального мира, с помощью которых реализуется деятельность (животные, транспортные средства, предметы одежды, обуви и т.д.), к отображающим - живые лица, трупы, животные, материальная обстановка места происшествия и иные объекты материальной действительности; к отображенным - изменения в отображаемых и отображающих компонентах, которые воспроизводят их свойства в зависимости от форм отражения (социальной, психической, биологической, химической, физической; к отображешно - результат, т.е. воспроизведение структур взаимодействующих объектов друг в друге в форме изоморфизма, гомоморфизма и полиморфизма).

Отображающие компоненты свойств личности правонарушителя (люди, трупы, различные объекты материального мира, в том числе, документы и образцы для сравнительного исследования) могут отображать свойства в различных формах. При этом структура информационного процесса при установлении правонарушителя включает в себя: а) элементы, от которых исходит информация; б) элементы, получающие информацию; в) носители информации, соединяющие первые два элемента.

Как далее отмечает В.А. Жбанков, элементом, от которого исходит информация о правонарушителе, является сложная динамическая функциональная система, включающая лицо, совершившее правонарушение, и иные объекты, взаимодействующие с ним, а также связанные с лицом и объектами обстоятельства. Элементом, воспринимающим информацию, является лицо, осуществляющее деятельность по установлению правонарушителя \

1 Жбанков В.А. Указ. соч. С. 22-23.

71

Отмечая значимость рассмотренных положений для целей настоящего исследования, следует еще раз подчеркнуть, что их применение в криминалистической гомобиоскопии должно осуществляться с учетом специфики данной области научного знания и практической деятельности, своеобразия ее объектов, задач, назначения, связей и отношений.

Уходя своими корнями в биологию и медицину, криминалистическая гомобиоскопия возникла в силу интеграции и дифференциации наук на стыке криминалистики и судебной медицины.

Круг связанных с человеком материальных образований биологической природы, которые являются объектом поиска и исследования в криминалистике и уголовно-процессуальной практике, как и круг решаемых на этой основе правовых и криминалистических задач, значительно превосходит соответствующие проблемы, разрешаемые в объеме предмета судебно-медицинской науки и практики. Однако уже то, что входит в совместную компетенцию криминалистов и медиков, представлено весьма внушительной номенклатурой объектов. Как в научной и практической юриспруденции, так и в судебной медицине в центре внимания находятся следующие важные объекты:

  • живые лица, как участники уголовного процесса;
  • трупы лиц, умерших насильственной смертью, останки и части человеческих трупов;
  • трупы людей при подозрении на насильственную смерть;
  • вещественные доказательства биологического происхождения (кровь, сперма, волосы и т.д.);
  • медико-биологическая информация, содержащаяся в материалах различных проверок и уголовных делах ‘.
  • ‘Судебная медицина/ Под ред. В И. Прозоровского. М.: Юрид. лит., 1968. С. 15-16; Самищенко С.С. Судебная медицина. М.: Право и закон, 1996. СЮ.

72

Будучи органичной составной частью криминалистической гомологии и одновременно частью криминалистической биоскопии, гомобиоскопия в то же время может и должна рассматриваться в качестве относительно автономной, целостной системы, состоящей из связанных внутренним единством частей (подсистем или систем, но более низкого уровня). Обеспечение ее классификации создает базу для нового, более глубокого, развивающегося по вертикали этапа систематизации знаний в области криминалистической биоскопии.

Как показывает изучение уголовно-процессуальной практики, литературы по криминалистике и судебной медицине, наиболее целесообразной общей классификацией объектов гомобиоскопии является их деление на две группы: 1) живых лиц и происходящих от них биологических объектов; 2) трупов людей и происходящих от них объектов.

Подобная базовая классификация важна по ряду соображений. Во-первых, она корректно корреспондируется с положениями Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” от 31 мая 2001 года №73-Ф3. В данном законе (ст. 10) говорится о судебно-экспертных исследованиях, проводимых в отношении живых лиц, а также в отношении трупов и их частей. Важно, что законодатель выделяет специальную главу, посвященную производству судебной экспертизы в отношении живых лиц (глава IV), проводимой в медицинском учреждении, а также в другом месте, где имеются условия, необходимые для проведения соответствующих исследований и обеспечения прав и законных интересов лиц, ставших объектом исследования (ст. 27). В этой главе, в частности, рассматриваются вопросы об организации и условиях проведения судебно-медицинских и судебно- психиатрических экспертиз физических лиц.

73

Во-вторых, рассмотренная классификация соответствует духу и букве других законов и нормативных документов, регулирующих отношения в сфере подготовки, назначения и производства судебных экспертиз, связанных с исследованием живых лиц, трупов людей, их частей, останков, обнаружения, осмотра, изъятия, изучения указанных объектов в рамках ряда следственных действий’.

Изложенное, в частности, касается: 1) статьи 196 УПК РФ об обязательном назначении судебной экспертизы для определения причины смерти, установления характера и степени вреда, причиненного здоровью, психического и физического состояния подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, возраста указанных лиц при определенных, оговоренных в законе условиях; 2) статьи 193 УПК РФ о предъявлении для опознания потерпевших, свидетелей, подозреваемых, обвиняемых; 3) статей 178 и 179 УПК РФ об осмотре и эксгумации трупа человека и освидетельствовании живого лица.

К числу указанных нормативных документов относятся и подзаконные акты федерального уровня, имеющие ведомственный характер (например Постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной экспертизы, правила судебно-медицинской экспертизы трупа2, приказы Минздрава РФ, различные инструкции).

В-третьих, имеется в виду учет в данной классификации двух (из числа основных) направлений оперативно-розыскной и следственной практики, связанных в одних случаях, с раскрытием и расследованием преступных посягательств в отношении оставшихся в живых потерпевших, в других случаях - с раскрытием и расследованием преступлений, повлекших смерть потерпевших.

Указанные объекты изучаются следственным путем в рамках осмотра места происшествия, других следственных действий, производства судебно-медицинской экспертизы живого лица и трупа, частей трупа, судебно-медицинской и судебно-биологической экспертизы вещественных доказательств (следов крови, спермы, подногтевого содержимого, волос, костей и т.д.). 2 См., например: Хохлов В.В., Кузнецова Л.Е. Судебная медицина. Смоленск, 1998. С. 594-609.

74

В-четвертых, с использованием той же классификации при разработке методик расследования отдельных групп и видов преступлений, совершаемых в отношении здоровья и жизни людей.

В-пятых, предложенная классификация лежит в русле сложившихся судебно-медицинских, судебно-психиатрических, судебно-психологических прижизненных и посмертных исследований людей, иной судебно- экспертной практики, связанной с исследованием отдельных видов объектов и следов, происходящих от человека (например, в рамках дактилоскопических исследований, биологических анализов следов пота, крови, выделений человеческого организма).

И, наконец, следует обратить внимание на то, что деление объектов криминалистической гомобиоскопии на две группы (живые люди и трупы людей в контексте их связи с происходящими от них объектами и следами биологического характера) создает логическую базу для выделения двух частных (по отношению к общей теории криминалистической биоскопии) учений: 1) криминалистического учения о живых лицах как объектах криминалистики, уголовно-процессуальной и судебно-экспертной практики; 2) криминалистического учения о трупах людей как объектах криминалистики, уголовно-процессуальной и судебно-экспертной практики.

Научный и практический интерес со следственной, судебно-экспертной и учебно-педагогической точек зрения представляет еще одна классификация биологических объектов гомологической группы. Речь идет о том, что, как и все множество объектов биологического характера, эта группа объектов может быть поделена на объекты поиска, фиксации, осмотра, изъятия, предварительного и судебно-экспертного исследования, а также образцы биологической группы, получаемые для предварительных, сравнительных и экспертных исследований.

75

Указания, дающие основания для внутренней группировки выделенных выше категорий объектов, содержат нормы УПК РФ, другие нормативные документы (законы и подзаконные акты).

Так, в статье 5 УПК РФ “Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе” говорится, например, о близких лицах, как потенциальных и реальных участниках уголовного процесса, под которыми понимаются “иные, за исключением близких родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений (п. 40). Здесь говорится и о других лицах как объектах уголовно-правового реагирования, например, о реабилитированном как о лице, имеющем в соответствии с УПК право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35); о родственниках всех иных лиц, за исключением близких родственников. В этом же законе даются определения потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, свидетеля как участников уголовного процесса и носителей уголовно-релевантной информации (соответственно ст. ст. 42, 46, 47, 56), регламентируются их права и обязанности, порядок их участия в уголовном производстве, отношения, возникающие между ними и другими участниками процесса, в частности, с теми, кто представляет собой сторону уголовного преследования. Содержатся в УПК и указания на смерть людей (например, в статье 42, п. 8 говорится о преступлениях, в результате которых наступила смерть потерпевшего), на трупы (например в ст. 193 о предъявлении для опознания трупа человека, в ст. 176 о неопознанных трупах, кремировании неопознанных трупов, извлечении трупа из места захоронения).

Проблема заболевания, умышленного или неосторожного причинения вреда здоровью, смерти людей, пострадавших в результате преступных посягательств, красной нитью проходит не только в разделе

76

о преступлениях против личности, но и в ряде других разделов как Особенной, так и Общей части УК РФ.

Правовую регламентацию получения образцов для сравнительного исследования содержит ст. 202 УПК РФ. В ней сказано, что следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего в случае возникновения необходимости проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах. Если получение образцов для сравнительных исследований является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом.

С этой же точки зрения интересно обратиться к нормам упоминавшегося Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”.

В первую очередь это необходимо сделать в силу того, что в данном законе содержится определение указанных образцов (см. ст. 9), под которыми понимаются “объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые для проведения исследований и дачи заключения”. (Об образцах, как об одном из видов объектов экспертных исследований, говорится также в статье 10 и в статье 35 данного закона).

Изложенный вариант научной классификации объектов гомобиологической природы не исчерпывает всего комплекса таких вариантов. В качестве ориентира для еще одного подхода может быть принято деление материальных объектов доказывания, предложенное М.Я. Розенталем. В зависимости от их размеров и возможности восприятия он выделяет:

  • макрообъекты (их природа и многие отличительные признаки очевидны для вооруженного глаза);

77

  • мезообъекты (видимые материальные образования, природа которых нераспознаваема при обычном способе наблюдения из-за неразличимости их внешних отличительных признаков. Макро- и мезообъекты осматриваются, фиксируются, изымаются и приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств);
  • микрообъекты (относятся к области криминалистической микробиологии. Данные объекты обнаруживаются, распознаются, исследуются и используются в доказывании посредством проведения экспертных исследований. Обычно они изымаются с предполагаемым носителем микрообъектов: микрочастиц, микроследов, микроколичеств) \
  • Таким образом, объекты гомобиоскопической категории могут быть разделены на макро-, мезо- и микрообъекты.

Те же объекты могут быть поделены на группы и в зависимости от их связи с тем или иным видом судебной экспертизы.

В качестве примера деления по данному основанию можно остановиться на классификации, принятой в судебно-медицинской экспертологии. Существуют традиционные, давно сложившиеся направления судебно- медицинской экспертизы. К ним относятся:

  • экспертиза потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых для определения характера и степени тяжести телесных повреждений, возраста, половых состояний и разрешения других вопросов;

  • экспертиза трупов людей в случаях насильственной смерти, кончины от болезней, связанных с преступлениями, и т.д.;
  • экспертиза вещественных доказательств биологической природы и следов биологического происхождения 2.
  • Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследовании тяжких преступлений против личности. М., 1993. С. 14. 2 Справочник следователя. Выпуск третий. С. 107-167.

78

Некоторые ученые (как судебные медики, так и криминалисты) рассматривают в качестве самостоятельного объекта СМЭ материалы уголовных дел и на этой основе выделяют в качестве отдельного вида таких экспертиз экспертизу материалов дела. Думается, что в этом случае происходит подмена понятия “объект экспертизы” и “источник информации об объекте экспертизы”. В этой связи заслуживает внимания и поддержки точка зрения Э.С. Гордона, обоснованно считающего, что “хотя эксперт вправе использовать материалы уголовного дела для обоснования своего заключения, они не являются самостоятельным объектом экспертизы, а само исследование не становится самостоятельным видом судебно-медицинской экспертизы. Даже в случае невозможности исследования трупа, обследования живого человека, объектом экспертиз останутся все тот же труп либо живое лицо” 1.

С учетом этого рассматриваемые объекты подразделяются на живых лиц, трупы людей и вещественные доказательства биологического происхождения, а также иные материальные носители

гомобиологической информации.

Родственной судебно-медицинской экспертизе является санитарно- эпидемиологическая экспертиза. С учетом того, что исследуется в объеме последней экспертизы, гомобиологические объекты подразделяются: 1) на живых людей, обследуемых амбулаторно или клинически в связи с их заболеваниями и отравлениями биологической природы; 2) на трупы людей, умерших от отравления или заболевания пищевого или иного характера, связанного с нарушением санитарно- эпидемиологических правил; 3) недоброкачественные пищевые продукты, загрязненные болезнетворной микрофлорой (патогенными

микроорганизмами), химическими или другими веществами, части
и

Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы судебно-медицинской экспертизы в советском уголовном процессе. Автореф. дисс. …докт. юрид. наук. М., 1992. С. 19.

79

остатки пищевых продуктов, с употреблением которых связываются отравления и пищевые инфекционные заболевания; 4) рвотные массы и другие выделения как продукты жизнедеятельности организма потерпевших, обусловленные отравлениями или иным заболеванием; 5) предметы, контактировавшие с недоброкачественными пищевыми продуктами; 6) остатки используемого при изготовлении пищевых продуктов биологического материала (воды, мяса, овощей и т.д.); 7) образцы биологического материала, полученного от потерпевших для сравнительных исследований (промывные воды, кровь, моча и т.д.), образцы воды и других биологических веществ, используемых для приготовления пищи; 8) образцы биологического материала, полученного от предполагаемых бактерионосителей как источников загрязнения пищевых продуктов (кровь, моча, смывы с рук, слизистой части полости рта и др.) 1.

Как показывают результаты нашего исследования, практически и теоретически значимым является подразделение гомобиоскопических объектов на объекты, отвечающие условиям и характеристикам принципа целостности (целостные объекты - живые лица, трупы людей и т.д.) и на объекты, являющиеся частями, фрагментами, элементами того или иного целого (например, отчлененные преступником пальцы рук жертвы преступления, оставшейся живой, части расчлененного трупа).

Важное значение для решения различных криминалистических и судебно- экспертных задач, в первую очередь, для исследования в области криминалистической методики, организации расследования преступлений, определения тактики следственных действий по конкретным делам, имеет классификация рассматриваемых объектов по признаку их связи с теми или иными категориями уголовных дел.

Образцов В.А. Проблемы раскрытия преступлений против здоровья населения, связанных с пищевыми отравлениями. Дисс…канд. юрид наук. М., 1976; Богоявленский В.Ф., Богоявленский И.Ф. Острые отравления. СПб, 1999; ЮщукН.Д., Бродов Л.В. Острые кишечные инфекции. М, 2001.

80

Данная классификация уже давно и с успехом реализуется в самых различных научных разработках прикладной направленности, получивших положительную оценку следователей и других субъектов уголовно-процессуальной деятельности 1.

1 К числу разработок указанного характера относятся различные руководства и пособия для следователей. Например, Справочная книга криминалиста / Под ред. НА. Селиванова. М, 2000; Руководство для следователей. Издание второе, переработанное / Под ред. ВВ. Найденова и ПА. Олейника. М, 1981; Расследование бандитизма. Методическое пособие / Под ред. А.И. Дворкина и Т. А. Боголюбовой. М., 2000, Осмотр места происшествия / Под ред. А.И. Дворкина. М, 2000.

81 Глава 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ

ОСНОВЫ РЕШЕНИЯ

КЛАССИФИКАЦИОННЫХ И ИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ЗАДАЧ

В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ГОМОБИОСКОПИИ

2.1. Основы установления групповой принадлежности

в криминалистической гоглобиоскопии

Психологами доказано, что информация, которую человек получает из внешней среды, не ограничивается только непосредственными впечатлениями. “То, что достигает органов чувств, проходит затем через длинную цепь процессов, обеспечивающих сложнейший анализ получаемой информации, всестороннее отражение свойств воспринимаемого предмета, выделение его существенных признаков и включение его в соответствующую систему категорий” 1.

Сложный процесс “категоризации” объекта познания (предмета, события, человека и т.д.) представляет собой отнесение его индивидуальным сознанием к какому-то классу. Английский психолог Дж. Брунер по этому поводу метко заметил: “Если бы какое-нибудь восприятие оказалось не включенным в систему категорий, то есть свободным от отнесения к какой- либо категории, оно было бы обречено оставаться погребенным в безмолвии индивидуального опыта” .

Иными словами, речь идет о возможности и необходимости установления в процессе познания групповой принадлежности изучаемого объекта как процесса отнесения его к какому-либо множеству (классу, группе, категории, виду и т.д.).

Установление групповой принадлежности объектов - традиционная проблема теории криминалистики. Это связано с тем, что
указанная

1 Лурия АР. Предисловие к книге Дж. Брунера. Психология познания. М: Прогресс, 1977. С. 5.

2 Брунер Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации. Пер. с англ. М: Прогресс, 1977. С. 16.

82 задача - одна из необходимых, систематически повторяющихся
в

уголовном процессе задач, которые решаются и
субъектами

правоохранительной деятельности, и судебными экспертами
различного

профиля по самому широкому кругу изучаемых объектов,
включая

объекты биологического происхождения. Причем, делается это уже
с

первых шагов процесса познания в стадии возбуждения уголовного дела,

продолжается на всех этапах предварительного расследования и

судебного разбирательства, как в процессуальной, так и не

процессуальной формах, как на уровне получения
предварительного,

нуждающегося в дальнейшей проверке знания, так и достоверного

знания при производстве оперативно-розыскных, следственных действий и

в рамках судебно-экспертных исследований.

Так, проверяя первичные данные о возможности совершения

преступления, субъект поисково-познавательной деятельности устанавливает

признаки исследуемого события и сопоставляет их с
признаками

уголовно-правового понятия преступления в целях
определения,

относится ли это событие к числу деяний с признаками преступления.

Успех на этом пути позволяет решить очередную задачу установления

групповой принадлежности: путем сопоставления признаков деяния
с

признаками того или иного уголовно-правового рода и вида преступлений

определить, к какому роду и виду относится данное деяние.

В ходе расследования следователь, изучая следы на месте

происшествия, прилагает усилия к тому, чтобы определить,
совершено

преступление одним лицом или группой лиц, относится преступник
к

числу людей знакомых или незнакомых потерпевшему, является
он

местным или приезжим, совершено ли преступление по
корыстным,

сексуальным или иным мотивам, связано ли происшествие
с

деятельностью работников проверяемого предприятия или с действиями

посторонних лиц, относится ли орудие преступления к
числу

самодельных или изготовлено заводским способом и т.д.

83 В процессе судебно-экспертного исследования стреляной пули или

гильзы эксперт-баллист определяет модель, вид, оружия, из
которого

произведены выстрелы, устанавливает, является ли представленный
на

экспертизу ствол пригодным к стрельбе. Исследуя анонимный
текст,

эксперт-авторовед в состоянии определить, относится или нет автор
к

числу лиц, для которых является родным язык исследуемого
текста;

сферу его профессиональной деятельности, образовательный уровень и

т.д. Все это позволяет считать, что определение
групповой

принадлежности объекта - задача не только судебных экспертов, как

полагают некоторые авторы 1.

Установить групповую принадлежность объекта - значит получить знание о том, что он является элементом определенного класса (множества, группы, категории, слоя, прослойки и т.д.) объектов. Поэтому данную задачу многие криминалисты относят к числу классификационных задач, которые решаются наряду с другими (идентификационными, диагностическими, реконструкционными и т.д.) в ходе познания в уголовном процессе 2.

В одних случаях эта задача решается в пределах самостоятельного, завершенного исследования, в других ее решение выступает в качестве этапа в ходе идентификационного исследования.

Один из основоположников теории криминалистической идентификации, Н.В. Терзиев в свое время отмечал, что определение групповой принадлежности является обычно необходимым этапом, первой ступенью установления тождества. Например, если необходимо идентифицировать оружие по стреляной пуле, то сначала сопоставляют признаки, характеризующие вид и модель оружия (его калибр и др.), а затем
переходят к изучению следов мелкого рельефа канала ствола,

1 См., например: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: БЕК, 1997. С.52.

2 Образцов В.А. Криминалистическое распознавание: теория, метод, процесс // Труды МПОА, № 3,

М,. 1998. С 131-142; Он же. Криминалистическое распознавание: состояние, тенденции, перспективы.// Проблемы криминалистического распознавания. Москва-Иркутск, 1999. С. 3-19; Орлова В.Ф. О распознавании образов в криминалистике и судебной экспертизе. // Там же. С. 89-94.

84 которые указывают на конкретный экземпляр оружия. При определении

родовой (групповой) принадлежности констатируется лишь тот факт, что

исследуемый объект относится к известному классу объектов, является

таким же по своему роду или виду (например, является
пишущей

машиной определенной марки и модели) \

Аналогичного взгляда на данный вопрос придерживается В.Я. Колдин. По его мнению, в тех случаях, когда установление групповой принадлежности является стадией в процессе идентификации индивидуального объекта, оно имеет идентификационную природу, а если производится самостоятельно, то идентификацией не является 2.

Существуют и другие точки зрения на затронутый вопрос. Так, В.Д. Арсеньев допускал существование групповой идентификации и групповой принадлежности как различных понятий. При этом, первое, по его мнению, является процедурой отождествления, второе — процедурой естественнонаучной классификации. Установление групповой принадлежности может быть самостоятельной задачей исследования (например, отнесение ножа к холодному оружию), а может являться составной частью групповой идентификации 3.

По мнению Н.А. Селиванова, установление групповой принадлежности есть отождествление, так как понятие тождества распространяется на предметы, явления и определенные группы живых существ. При этом в случае групповой идентификации идентифицируемым объектом может являться конкретное множество объектов4.

Б.И. Шевченко понимал под идентификацией как установление по следам
индивидуально определенного предмета (индивидуальная

Терзиев H В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М., 1961. С. 5.

2 Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.: Юридическая литература, 1978. СП.

3 Арсеньев В.Д. Вопросы экспертной идентификации в судебном доказывании. Труды ВНИИСЭ, Вып. 8. М., 1974. С. 4-5.

4 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 35.

85 идентификация), так и установление групповой
принадлежности

(групповая идентификация) \

С нашей точки зрения, идентификационное исследование необходимо отличать от классификационного.

В процессе классификационного исследования, исходя из научных принципов систематизации и группирования объектов исследования, разработанных в естественнонаучных отраслях знания, первоначально определяется широкий класс или род объектов исследования, а затем уже из их числа выделяется однородная, сходная по своим внутренним и внешним признакам и свойствам группа. Путем дальнейшего поиска и сравнения в этой группе выделяется более узкая подгруппа (подвид) объектов, в которой при определенных условиях может быть установлено тождество одного единственного, индивидуального объекта. Если тождество конкретного объекта не устанавливается, то все предыдущие процедуры не могут являться этапами, стадиями, уровнями тождества или идентификации. Они могут считаться только этапами, стадиями, уровнями определения групповой принадлежности.

Для определения групповой принадлежности материальных объектов значимы их определенные сходные свойства, характерные для всех элементов данной группы. Что же касается установления тождества конкретно-индивидуального объекта, то для этого необходимо исследовать только его индивидуальные признаки и свойства. (Подробнее об этом см. следующий параграф).

В процессе следственного и судебно-экспертного исследования объектов криминалистической гомобиоскопии решаются самые различные классификационные задачи, как составляющие цель самостоятельных исследований, так и задействованные в процессе идентификации.

В числе экспертиз, назначаемых следователем по уголовным делам об убийствах, половых преступлениях, нанесении телесных повреждений,

1 Шевченко Б.И. Теоретические основы трасологической идентификации. М.: МГУ, 1975. С. 10-13.

86 большое значение имеют судебно-биологическая и судебно- медицинская

экспертизы вещественных доказательств, которые представляют собой

отделения и выделения человеческого организма.

Объектами исследования в рамках этих экспертиз являются, как правило, образцы крови в жидком или высушенном виде, следы биологического происхождения на различных материальных (вещных) носителях (тампоны с содержимым влагалища, ротовой полости, прямой кишки и др.), фрагменты органической ткани, внутренние органы трупов (костная, мышечная ткань, головной мозг, печень, легкие, почки), волосы, образцы растительных тканей и волокон одежды с орудий преступления и т.п.

Автором было изучено 500 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 105 и ст. 131 УК РФ, расследованных органами прокуратуры и рассмотренных судебными органами Уральского региона за периоде 1995 по 2001 год. В том числе, по специально разработанным анкетам было изучено 300 уголовных дел об убийствах и изнасилованиях, рассмотренных судебными органами, и 200 уголовных дел, приостановленных по п. 3 ст. 195 УПК РСФСР в связи с неустановлением личности обвиняемого.

По результатам изучения 150 раскрытых и 100 приостановленных уголовных дел об убийствах можно сделать ряд выводов, касающихся места и способов совершения преступления, личности преступников, орудий убийства и некоторых других важных обстоятельств совершения этого опасного вида преступлений.

Исследованием установлено, что убийство совершено группой лиц — в 44,5 % преступлений; в состоянии алкогольного и наркотического опьянения - 35,3 %; лицами, ранее судимыми за убийство, - 29,8 % ; совершено убийство свидетелей-очевидцев с целью
сокрытия

преступления - 14,5 % , убийство двух и более человек одним преступником или группой - 28 % совершенных преступлений (рис. 2.1).

87

ДИАГРАММА 1

%

ш

Рис. 2.1. Преступления совершены:

1 - группой лиц - 44,5 %, 2 3 - в состоянии алкогольного опьянения - 35,3 %, 4 5 - лицами, ранее судимыми за убийство - 29,8 %, 6 7 - убийство свидетелей-очевидцев для сокрытия 8 первого преступления - 14,5 %,

5 -убийство двух и более человек - 28 %.

88 В качестве орудия убийства были использованы: ножи - в 61,3 %

преступлений; огнестрельное оружие - 10 % , топоры, металлические

прутья, пластины или другие случайные предметы - в 28,7 % совершенных

преступлений (рис. 2.2).

В числе приостановленных уголовных дел об убийствах трупы потерпевших были обнаружены: в квартире или подъезде жилого дома - в 38,4 %; в лесных массивах - 27 %; за городом вдоль автотрасс - 16,5 %; поблизости от мест проведения зрелищных мероприятий - 9,3 %; в подвалах, канализационных люках и других местах - в 8,8 % проанализированных преступлений (рис. 2.3).

На трупах были обнаружены множественные колото-резаные раны - в 54,7 % уголовных дел; огнестрельные раны - 36,3 %; странтуляционная полоса на шее трупа - 7,5 % преступлений. Нередко обнаруженные трупы находились в состоянии значительных гнилостных изменений и даже
были частично скелетированы или мумифицированы.

По 150 раскрытым уголовным делам об изнасилованиях было установлено, что около 25 % изнасилований были сопряжены с последующим убийством для сокрытия следов преступления; в 33,5 % случаев совершенные преступления сопровождались угрозами убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; в 29,3 % изнасилования были совершены группой лиц, в 24,5 % - лицом, ранее судимым за аналогичные преступления; в 37.8 % было совершено изнасилование заведомо несовершеннолетних; в 8 % преступлений потерпевшие были заражены венерическими заболеваниями (рис. 2.4).

Из анализа 100 приостановленных уголовных дел об изнасилованиях видно (рис.2.5), что местом совершения преступления чаще являлись комнаты общежитий или отдельные квартиры (15 %); подъезды жилых домов (10%); стройплощадки (4%); заброшенные частные дома и лесные массивы, куда потерпевшие были доставлены насильно под угрозой убийства или причинения телесных повреждений (14 %).

89

ДИАГРАММА 2

7.5

31

т ш т т

Рис. 2.2. Использованные орудия преступления

1 -ножи-61,3 %, 2 3 - огнестрельное оружие - 10 %, 4 5 - топоры, металлические прутья и др. - 28,7 %, 6

90

Я

ДИАГРАММА 3

38.4

16.5

1

2 3 4

5

? ? ?

$•

27

Рис. 2.3. Мест о совер шени я прест уплен ия

(по прио стано вленн ым уголо вным дела м)

1 - отдел ьные кварт иры или подъе зды жилы х домо в - 38,4 %, 2 3 - лесн ые масси вы - 27 %, 4 5 - вдоль автот расс за горо дом - 16,5 %, 6 7 - вблиз и мест прове дения зрели щных меро прият ий - 9,3 %, 8 9 - подва лы, канал изаци онны е люки и др. - 8,8 %. 10

91

!>’

ДИАГРАММА 4

40

% 20

0

?

Рис. 2.4. Преступления совершены:

(по приостановленным делам об изнасилованиях) 1 - изнасилование с последующим убийством - 25 %, 2-е угрозой убийства или причинения вреда здоровью - 33,5 %,

3 - группой лиц - 29,3 %, 4 5 - лицом, ранее судимым за изнасилование - 24,5 %, 6 7 - изнасилование заведомо несовершеннолетних - 37,8 %, 8 9 - потерпевшие заражены венерическими болезнями - 8 %. 10

92

ДИАГРАММА 5

Рис. 2.5. Место совершения преступления

(по приостановленным уголовным делам)

1 - комнаты общежитий или отдельные квартиры -15%, 2 3 - подъезды жилых домов - 10 %, 4 5 - строительные площадки - 4 %, 6 7 - заброшенные частные дома и лесные массивы - 14 %. 8

93 По показаниям потерпевших, преступления были совершены

группой лиц - в 16 % случаев, сопровождались угрозами убийства или

причинения тяжкого вреда здоровью - в 35 %. Осмотры места

происшествия по данной категории уголовных дел
проводились

следователями значительно реже (примерно в два раза), чем в раскрытых

преступлениях.

Приведенные данные свидетельствуют о возрастании жестокости и

общественной опасности при совершении убийств и изнасилований.

Очевидна необходимость усиления борьбы с этими
преступлениями

путем поиска более эффективных методов расследования преступлении,

усиления доказательственного значения информации, получаемой в процессе

расследования.

В частности, одним из важных путей повышения эффективности

расследования убийств и половых преступлений является
использование

новых методов исследования биологических следов с целью увеличения

значимости идентификационной и доказательственной
сторон

информации, содержащейся в следах биологического
происхождения,

обнаруживаемых следователями на месте преступления, одежде

подозреваемых и потерпевших, на орудиях преступления и других

вещественных доказательствах.

При анализе раскрытых уголовных дел об убийствах установлено,

что во время осмотра места происшествия были обнаружены следы крови

на предметах одежды трупа и предметах одежды подозреваемого — в 79 %

уголовных дел; волосы на одежде трупа и одежде подозреваемых - в 21,6

% ; следы крови на орудиях преступления - 65 %; преимущественно на

ножах- 51,4%; на иных орудиях (топорах, металлических прутах) - 13,6

%. В 10,5 % случаев расследованных убийств на орудиях преступления

были обнаружены органно-тканевые и клеточные наложения, в отдельных

случаях - волосы (рис. 2.6).

94

ДИАГРАММА 6

90 80 70 60 50 40 30 20 10 0

79

:2Т:6

ЪТЛ

43^

тизг

Л

Рис. 2.6. Во время осмотра места происшествия были обнаружены: (по раскрытым уголовным делам об убийствах)

1 - следы крови на одежде трупа и подозреваемого - 79 %, 2 3 - волосы на одежде трупа и подозреваемого - 21,6 %, 4 5 - следы крови на орудиях преступления - ножах - 51,4 %, 6 7 - следы крови на иных орудиях преступления - 13,6 %, 8 9 - органно-тканевые и клеточные наложения 10 на орудиях преступления- 10,5 %.

95 По 100 изученных нами приостановленных уголовных дел об

убийствах следователи при осмотре места происшествия обнаружили

следующие следы биологического происхождения: следы крови
на

предметах одежды трупа - в 49,5% преступлений; следы крови на

поверхностях колюще-режущих орудий преступления - 28 % . В 19,8 %

убийств при исследовании трупов были обнаружены частицы крови в

подногтевом содержимом, столько же — микрочастиц
органического

происхождения или микрочастиц текстильных волокон. Примерно в 10%

случаев на одежде трупа были найдены волосы. Наличие органно- тканевых

и клеточных наложений на представленных орудиях убийства было отмечено

в 5 % уголовных дел (рис. 2.7).

При анализе 150 раскрытых уголовных дел об изнасилованиях выявлено, что в процессе осмотра места происшествия были найдены: следы: спермы - в 59 %; крови - 34 %; смешанные следы спермы и крови - 29 % уголовных дел. Приблизительно в 10 % случаев была обнаружена слюна ив 19 % - волосы на одежде потерпевших; в 9 % уголовных дел волосы были обнаружены на одежде подозреваемых лиц (рис. 2.8).

По приостановленным уголовным делам об изнасилованиях были обнаружены такие следы биологического происхождения, как сперма - в 19 % уголовных дел, кровь на одежде потерпевших - 14 % и на постельных принадлежностях - 9 % преступлений. Смешанные пятна крови и спермы на одежде потерпевших были найдены в 15 % совершенных преступлений, волосы на одежде потерпевших - в 4 % уголовных дел (рис. 2.9).

По всем изученным уголовным делам было проведено большое количество судебно-биологических, судебно-медицинских криминалистических, физико-технических и судебно- химических

экспертных исследований.

96

ДИ АГРЛ ММА 7

Рис. 2.7. Во время осмотра места происшествия были обнаружены: (по приостановленным уголовным делам об убийствах)

1 - следы крови на одежде трупа - 49,5 %, 2 3 - следы крови на орудиях преступления - 28 %, 4 5 — частицы крови в подногтевом содержимом трупов - 19,8 %, 6 7 — волосы на одежде трупа -10%, 8 5 - органно-тканевые и клеточные наложения

на орудиях преступления - 5 %.

97

ДИАГРАММА 8

70 60 50 40 30 20 10 0

59

Ь 1

I

<-> .«

i

i i

СЯ/ 29

i i

«ж

ШЙ!1

ufeilit!

||1 iiliiiiiilie

19 ;

10

9

…. j…

I

” “I

i

i

Рис. 2.8. Во время осмотра места происшествия были обнаружены: (по раскрытым уголовным делам об изнасилованиях)

1 - следы спермы - 59 %, 2 3 - следы крови - 34 %, 4 5 - смешанные следы крови и спермы - 29 %, 4-волосы на одежде потерпевших-19 %, 6 5 - волосы на одежде подозреваемых лиц - 9 %.

98

ДИАГРАММА 9

9’

20

15

10

0

19

1 < i 14

1

С
1

? 1

i \

с

i

15

Рис. 2.9. Во время осмотра места происшествия были обнаружены:

(по приостановленным уголовным делам об изнасилованиях)

1 - следы спермы -19%, 2 3 - следы крови на одежде потерпевших -14%, 4 5 - смешанные следы крови и спермы - 15 %, 6 7 - волосы на одежде потерпевших - 4 %. 8

99 Относительно предметов - орудий убийства по результатам

проведения криминалистических и физико-технических экспертиз,
как

правило, была определена их родовая или групповая принадлежность.

В заключениях экспертов в основном содержались выводы,
что

преступление могло быть совершено орудием, представленным для

исследования, или иным аналогичным орудием.

По текстильным волокнам или их микрочастицам, изъятым с ладоней трупов и предметов одежды потерпевших и подозреваемых, судебно- химическая экспертиза определила только родовые признаки, то есть родовую принадлежность различных волокон.

По результатам исследования биологических фрагментов, представленных на экспертизу (образцов крови, спермы, волос, тканей и костей трупов) во многих случаях была определена их групповая принадлежность. В некоторых случаях исследования экспертов были осложнены частичным разрушением, деградацией исследуемого материала вследствие длительного нахождения трупов под влиянием разрушающих факторов внешней среды. Затруднено было исследование смешанных, а также загрязненных другими веществами пятен крови и спермы.

Значительная часть заключений судебно-биологической экспертизы содержит выводы о возможной принадлежности исследованных веществ конкретному человеку. Исследование следов крови является наиболее распространенным видом экспертизы вещественных

доказательств и составляет более 70 % экспертных исследований \ Из

1 Волков В.Н., Датий A.B. Судебная медицина М., 1997. С. 165; БронниковаМ.А., Кисин MB., Стегнова ТВ. Особенности судебно-биологической экспертизы следов крови малой величины. M, 1982. С.8-12; Джалалов Д. Д. Установление крови и спермы в следах при экспертизе вещественных доказательств. М., 1984, Барсегянц Л.О., Верещака М.Ф. Морфологические особенности волос человека. М., 1982; Кустанович С.Д. Судебно-медицинская трасология. М., 1975; Загрядская А П., Федоровцев АА., Королева Е.И. Судебно- медицинское исследование клеток и тканей. М., 1984; Барсегянц Л.О., Левченков БД. Судебно-медицинская экспертиза выделений организма. М , 1978, Томилин ВВ., Берсегянц Л.О., Гладких А.С. Судебно- медицинское исследование вещественных доказательств. М, 1989, Акинщикова Г.И. Антропология. Л., 1974; Пашкова В.И., Резников БД. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. Саратов, 1978; Медико-криминалистическая идентификация. /Под общ. ред. Томилина ВВ. М, 2000,
Живодеров Н.Н. Судебная медицина. М, 2001; Сапожников ЮС. Криминалистика в судебной медицине. Киев, 1970, Шиканов В.И. Криминалистическое значение следов крови. Иркутск, 1974; Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. M., 2000.

100 экспертной практики известно, что в крови, сперме, волосах и других

фрагментах человеческого организма содержатся стойкие

грушюспецифические вещества. Эти вещества в зависимости от групповой

принадлежности получили общее название - антигены Кровь, органы,

ткани и выделения каждого человека имеют единую группу АВО. При

исследовании трупного материала в результате аутолиза и развития

гнилостных процессов многие антигены не выявляются.

В настоящее время существует большое количество систем исследования крови: сывороточные, ферментативные, а также

эритроцитарные, известные как АВО, Льюис, Резус и другие. Экспертные исследования позволяют обнаружить в исследуемом материале группоспецифические факторы двух, трех и более систем крови, что позволяет установить ее групповую принадлежность. Но по групповой принадлежности крови невозможно идентифицировать личность. Кроме того, эксперт и следователь иногда даже затрудняются определить, насколько выявленная совокупность групп крови приближает их к установлению личности подозреваемого. Поэтому в подобных случаях всегда возникает проблема оценки результатов экспертного исследования1.

Приведем характерный пример. Ранее судимый за убийство Панин А.В. в поселке К. Свердловской области на почве личных неприязненных отношений нанес сожительнице Никифоровой В.Н. несколько ударов кухонным ножом, повлекшие за собой наступление у Никифоровой В.Н. шокового состояния с обильной кровопотерей. В тот же день Панин А.В. после употребления спиртных напитков в квартире одного из своих знакомых во время ссоры нанес Шитову П.П. пять ударов ножом в области грудной клетки с повреждением легкого и сердца, от чего потерпевший скончался на месте.

ТомилинВВ., Кисин MB. Судебно-медицинская экспертиза, 1981. № 2

101 В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы по первому

эпизоду данного уголовного дела экспертом было отмечено, что

повреждения, обнаруженные на теле Никифоровой Н.Н.,
могли

образоваться от ударов ножа, изъятого в ее квартире и представленного

на экспертизу, или от другого колюще-режущего орудия типа
ножа.

При проведении криминалистической экспертизы были сделаны выводы

о том, что телесные повреждения потерпевшей Никифоровой Н.Н. могли

быть причинены ножом, изъятым в квартире потерпевшей, или другим

орудием такого же типа, имеющим аналогичную форму, размеры
и

степень заточки лезвия клинка. На куртке и рубашке подозреваемого

Панина А.В. были обнаружены пятна крови, которые, согласно
выводам

эксперта, могли произойти как от самой потерпевшей, имевшей I группу

крови (по системе АВО), так и от кого-либо другого, имевшего такую

же группу крови.

По второму эпизоду данного уголовного дела на судебно-биологическую экспертизу был направлен нож, изъятый следователем с места преступления. В заключении эксперта указано, что на представленном для исследования ноже обнаружена кровь, групповая принадлежность которой соответствует группе крови потерпевшего, и что эти следы крови могли произойти как от потерпевшего, так и от какого-либо другого человека, имеющего такую же группу крови \

Таким образом, эксперт-биолог в своих выводах подчеркнул только возможную принадлежность потерпевшей пятен крови, обнаруженных на одежде подозреваемого. В заключении эксперта установлена только группа крови. Аналогичный вывод о групповой принадлежности следов крови, обнаруженных на ноже, был сделан экспертом и по второму эпизоду. Криминалистическая экспертиза представленного для исследования орудия преступления также установила только родовую принадлежность ножа.

Архив Свердловского областного суда. Уголовное дело № 110925 от 20. 12.99.

102 Затруднения с использованием аналогичных результатов экспертиз в

процессе расследования нередко превращаются в проблему, особенно в

связи с требованием следственной практики найти возможность

идентифицировать конкретную личность по следам
биологического

происхождения, то есть получить ответ на вопрос, действительно ли

обнаруженные следы крови принадлежат конкретному проверяемому по

делу лицу.

В отношении объектов биологического происхождения процесс

доказывания обычно ограничивается установлением их
групповой

принадлежности. Судебные биологи стремятся обнаружить в следах крови

максимальное количество групп различных систем крови.
Однако

обнаружение в следах крови новых групповых факторов вовсе не означает,

что каждое пятно может быть типировано по всем известным системам.

В ряде случаев это делать нерационально, поскольку частота встречаемости

того или иного признака может быть очень большой, а
сыворотки,

применяемые для установления тех или иных материалов, малоэффективны.

Установление групп крови нередко оказывается невозможным из-за недостатка исследуемого материала. Получается, что количество систем групп крови, которые могут быть поочередно определены в следах крови, постоянно увеличивается, что способствует возрастанию точности экспертных исследований, а недостаточное количество исследуемого материала становится преградой на пути получения максимально возможной информации’.

Проверка на наличие пятен крови и их выявление обычно производится экспертом при осмотре места происшествия или при исследовании вещественных доказательств - носителей биоследов. При обнаружении пятен крови, как правило, сначала с помощью реакции преципитации устанавливается ее видовая принадлежность человеку или

1 Томилин В В , Кисин MB. Указ. соч. С. 38-39; Томилин В.В., Гладких АС. Судебно-медицинское исследование крови. М., 1981 и др.

103 животному. С этой целью делают вытяжку из пятен крови и добавляют к ней

преципитирующую сыворотку, которая реагирует только на белок человека

или определенного животного. При соединении крови и сыворотки в случае

взаимодействия одноименных антител и антигенов на границе
их

соприкосновения выпадает осадок белка (преципитат) в виде кольца ‘.

После определения видовой принадлежности устанавливаются групповые свойства крови с целью определения ее происхождения от конкретного лица. В случаях, когда групповые свойства крови, изъятой с места происшествия или с вещественных доказательств, не совпадают с групповыми свойствами крови подозреваемого лица, эксперт указывает в своем заключении, что кровь не принадлежит подозреваемому. Если же групповые свойства крови совпадают, в заключении делается вывод, что кровь может принадлежать подозреваемому субъекту. В этом случае исследование пятен крови может быть продолжено по другим групповым системам.

Известно, что в разнообразных системах крови - эритроцитарных, сывороточных и ферментативных - содержится большое количество белков-антигенов, различное сочетание которых и определяет ту или иную группу крови. Например, при исследовании крови по эритроцитарной системе АВО определяют наличие в эритроцитах крови специфических веществ -агглютиногенов. Наличие агглютиногена А свидетельствует о второй группе крови, агглютиногена В - о третьей группе, агглютиногенов А и В одновременно - о четвертой группе крови. Первая группа крови обозначается О, потому что долгое время считали, что в ней нет агглютиногенов, но позднее в ней обнаружили агглютиноген О.

В кровяной сыворотке содержатся агглютинины а (альфа) и (3 (бета), которые также определяют деление крови людей на группы. Причем в сыворотке одних людей содержится только агглютинин а, в сыворотке

1 Живодеров H.H. Судебная медицина. М., 2001. С. 150-152.

104

других - только агглютинин р, у третьих содержатся оба агглютинина, а у некоторых людей агглютининов ос и (3 в сыворотке нет.

Очевидно, что в крови одного человека могут находиться и агглютиногены и агглютинины, которые нейтральны по отношению друг к другу. При смешивании крови разных групп одноименные агглютинины и агглютиногены могут вступать в реакцию абсорбции (связывания) агглютининов. Например, агглютинин а, содержащийся в сыворотке крови людей, имеющих третью группу крови, склеивает агглютиноген А, содержащийся в крови второй группы, и т. д.

В связи с этим становятся понятными правила переливания крови: каждому человеку можно переливать кровь его группы, людям с любой группой крови можно переливать кровь первой группы, так как ее сыворотка не содержит ни агглютинина а, ни агглютинина р. Людям с кровью первой группы можно переливать только кровь первой группы. Характерно, что групповые свойства крови формируются у каждого человека еще на эмбриональной стадии развития и не изменяются на протяжении всей его жизни. Эти факты широко используются в судебной медицине и криминалистике, тем более, что групповые факторы крови присутствуют во всех тканях и выделениях человеческого организма. Кроме того, “ в отличие от эритроцитов, которые разрушаются быстро, антигены сохраняют свои свойства исключительно долго - групповую принадлежность крови в пятнах удается установить спустя многие годы после их образования” ‘.

За годы, прошедшие со времени открытия групп крови, в ее исследованиях было выявлено более 290 антигенов эритроцитарной системы, предложено большое количество классификаций групп крови и введены разнообразные термины для их обозначения. Одна только изосерологическая система крови “Резус” предусматривает подразделение крови более чем на восемьдесят групп. В принципе понятием “группы крови” охватывают все генетически наследуемые факторы, выявляемые в крови человека. В

1 Шиканов В И. Криминалистическое значение следов крови. Иркутск, 1974. С. 36.

105 практической трансфузиологии под группами крови традиционно понимают

различные сочетания антигенов эритроцитов (агглютиногенов).
Антигены

групп крови - генетические признаки, наследуемые от родителей и не

изменяющиеся в течение жизни 1.

При расследовании преступлений против жизни и здоровья граждан экспертиза следов крови играет очень важную роль. Такие экспертизы производятся по многим уголовным делам об убийствах, изнасилованиях или тяжких телесных повреждениях с применением холодного оружия. Результатом экспертного исследования крови может быть определение ее вида, группы и типа, а также ряда специфических особенностей и изменений, связанных с заболеваниями или отравлениями организма.

С открытием полового хроматина в ядрах клеток стало возможным установление половой принадлежности исследуемого материала. В большинстве ядер клеток женского организма содержится половой хроматин, а в мужских клетках он практически отсутствует. Поэтому “если в практике расследования преступлений возникает вопрос: принадлежит ли кровь на вещественном доказательстве мужчине или женщине, следствие может получить на него научно обоснованное заключение. При расследовании убийств, сопряженных с изнасилованием, и во многих других случаях дифференцирование следов крови по половому признаку имеет для следствия чрезвычайно важное значение” 2.

Кроме названных групп крови и свойственных им антигенов в настоящее время известно много других группоспецифических антигенов в эритроцитах и плазме (сыворотке) крови, объединенных в различные системы. Сейчас в судебной медицине для дифференциации биологических объектов традиционно используют изосерологические эритроцитарные системы (например названную ранее АВО), сывороточные системы крови (гаптоглобина, Gm), изоферментные системы (ФГМ) и другие. Таким

1 Шевченко ЮЛ., Жибурт Е.Б. Безопасное переливание крови: руководство для врачей. СПб, 2000. С. 14-

15; Справочник по переливанию крови и кровезаменителей. М., 1982; Руководство по гематологии. T.l. M ,

1985.

1 Шиканов ВИ. Указ. соч. С. 43.

106 образом, “судебно-биологическая экспертиза располагает потенциальными

возможностями установления в крови и в других объектах биологического

происхождения большого числа группоспецифических
факторов.

Комбинация этих факторов в крови в пределах возможных сочетаний во

много раз превышает численность населения земного шара” \

Перед судебно-биологической экспертизой издавна ставилась задача максимального приближения к идентификации конкретной личности по ее следам биологического происхождения. Однако на пути решения этой задачи всегда стояли большие, подчас непреодолимые сложности. Постепенное приближение к идентификации личности обычно

осуществляется путем поэтапного исследования следов крови по различным вышеназванным системам. Препятствиями к получению максимальной доказательственной информации в процессе экспертных исследований крови обычно является малое количество исследуемого материала, его разрушение под воздействием внешних факторов (атмосферные влияния, воздействие высоких температур, неправильные условия хранения вещественных доказательств).

Кроме того, исследование различных систем крови приводит, как правило, только к установлению ее групповой принадлежности, но не к идентификации личности. Так, определение группы крови трупов оказывается проблематичным из-за плохой сохранности в ней агглютининов аир. После наступления смерти человека агглютинины в его крови быстро разрушаются под воздействием ряда факторов (гемолиз, гниение, действие высокой температуры и др.) 2. Эти факторы негативно отражаются на процессе расследования преступлений, связанных с обнаружением и исследованием трупов в случаях насильственной смерти или смерти от несчастных случаев, а также при обнаружении частей трупов

1 Томилин ВВ., Кисин M.B. Судебно-медицинская экспертиза, 1981. №2. С. 36-37, Бронникова М.А., Кисин MB, Стегнова T.B. Особенности судебно-медицинской экспертизы следов крови малой величины. М., 1982. С. 9-11; Котлярова С.Э., Коваленко СП., Шаронова ДА., Новоселов В.П. Судебно-медицинская экспертиза, 1994. №2. С. 19.

2 Джалалов Д.Д., Кучкинов A.T. Судебно-медицинская экспертиза, 1984. №2. С. 43.

107 или их фрагментов в виде скелета, костного вещества, отдельных частей

внутренних органов и тканей.

Проиллюстрируем это примером из практики. Недалеко от одного из поселков Свердловской области в лесном массиве был найден труп неизвестного мужчины в возрасте 20-25 лет в состоянии сильных гнилостных изменений. На трупе были обнаружены множественные колото-резаные раны. Судебно-медицинская экспертиза показала, что колото-резаные раны нанесены в область грудной клетки с повреждениями диафрагмы, левого легкого и сердца. Достоверно высказаться о прижизненности повреждений, времени наступления смерти и ее непосредственной причине в проведенном исследовании не представлялось возможным вследствие значительных гнилостных изменений трупа. В процессе исследования экспертам удалось восстановить папиллярные узоры пальцев рук, после чего неизвестный мужчина был проверен по автоатизированной дактилоскопической информационной системе (АДИС) “Папилон”, откуда поступила информация о том, что он там не значится.

Медико-криминалистическая экспертиза с целью определения расовой принадлежности и возраста по черепу трупа смогла установить, что неизвестный мужчина относится к европеоидному типу. Возраст погибшего был не моложе 18-20 и не старше 30-34 лет.

Судебно-биологическая экспертиза установила группу крови потерпевшего по системе АВО - Ва (Ш). Обнаруженные на брюках трупа пятна крови были в сильно измененном состоянии - зеленовато- коричневого цвета с налетом плесени. При неоднократном повторении реакции абсорбции-элюции в различных модификациях экспертизой были получены противоречивые результаты, в которых отмечено неустранимое влияние предмета-носителя, то есть сильного загрязнения и обсеменения микроорганизмами ткани брюк, на которой находились исследованные пятна крови. Поэтому установить групповую принадлежность пятен крови, обнаруженных на одежде потерпевшего, не удалось.

108 Таким образом, результаты экспертных исследований заключались в

установлении группы крови погибшего по системе АВО и его расовой

принадлежности. Этой информации оказалось недостаточно для
раскрытия

преступления. Уголовное дело было приостановлено \

При совершении половых преступлений в процессе осмотра места

происшествия источником необходимой информации могут быть
следы

спермы, которые обнаруживают на теле и одежде потерпевшей,
на

постельных принадлежностях и предметах окружающей обстановки, а также

в содержимом влагалища. Данные о групповых признаках спермы являются

основой для выдвижения версий в процессе расследования, а
также

способствуют выборке и ограничению круга подозреваемых лиц.

Известно, что сперма по своему составу характеризуется содержанием большого количества ферментов, поэтому в ней обнаружены групповые антигены многих ферментативных, а также сывороточных и изосерологических систем крови. Тем не менее, в отечественной экспертной практике в настоящее время групповая принадлежность спермы устанавливается только по системе АВО. Получаемая при этом информация может обеспечить решение задач по розыску преступника, но имеет ограниченное значение в доказывании. Несовпадение группы испытуемого следа с группой крови подозреваемого по системе АВО или категории выделительства исключает происхождение спермы от этого мужчины. В то же время совпадение группы обнаруженной спермы с группой крови подозреваемого и его секреторным типом не может служить основанием для утверждения, что сперма произошла конкретно от данного подозреваемого лица. В этом случае заключение эксперта может быть использовано лишь для подкрепления соответствующих данных следствия 2.

В парке на берегу реки Б. ранее судимый за изнасилование Фатыков Р.К.
изнасиловал и убил незнакомую ему Болотову И.П.

1 Архив Свердловского областного суда Уголовное дело № 4-381. 2000.

2 Кисин MB, Стегнова Т.В , Ионесян Л.С, Лозинский Т.Ф. Установление антгенов системы Gm и фенотипов ФГМ 1 в следах спермы. М., 1988. С. 3.

109 Для экспертного исследования были представлены тампоны с содержимым

влагалища потерпевшей и пятна спермы, обнаруженные на ее юбке.

Экспертизой было установлено, что образцы спермы из
влагалища

потерпевшей и на ее юбке имеют ту же группу, что и кровь подозреваемого

Фатыкова Р.К. - Оа/р. Одновременно методом установления фенотипа

фосфоглюкомутазы (ФГМ1) экспертом-биологом было определено,
что

сперма с тампона и юбки потерпевшей Болотовой может принадлежать

подозреваемому Фатыкову или какому-либо другому мужчине с подобной

группой крови \

Обнаружение следов спермы на месте происшествия или на вещественных доказательствах далеко не всегда представляет собой простую задачу. В повседневной практике судебным медикам нередко приходится специально исследовать вещественные доказательства для установлении наличия на них пятен спермы. Несмотря на то, что существует большое количество методов исследования спермы, задача установления семенного характера пятен остается одной из самых трудных как в нашей стране, так и за рубежом 2.

Особенности морфологического строения сперматозоидов приобретают все . более существенное значение для определения индивидуальной принадлежности спермы. Сложности в исследовании пятен спермы обусловлены в первую очередь тем, что белковый материал, находящийся на вещественных доказательствах, деградирует, вследствие чего через 1-6 месяцев практически невозможно провести экспертизу. Также сложно определить групповую принадлежность спермы в случаях ее загрязнения вагинальными выделениями. При наличии же бактериального загрязнения спермы возможно неверное определение ее групповой принадлежности, в частности по системе АВО 3.

1 Архив Свердловского областного суда. Уголовное дело № 4-525, 2000 г.

Джалалов Д.Д. Установление крови и спермы в следах при экспертизе вещественных доказательств. М., 1984. С. 43.

3 Котлярова С.Э., Коваленок СП., Шаронова ДА., Новоселов В.П. Судебно-медицинская экспертиза, 1994. №2. С. 19.

110 Большие трудности в групповой идентификации следов спермы по

системе АВО возникают и в случаях смешивания спермы с другими

выделениями организма или кровью человека, поскольку во
всех

выделениях, а также в крови могут содержаться свои собственные

групповые антигены системы АВО ‘.

При анализе этой информации необходимо учитывать категории выделительства и невыделительства, потому что у выделителей во всех выделениях, в том числе и в сперме, содержится групповой антиген системы АВО, совпадающий с антигеном крови. В выделениях человека, который является невыделителем, групповой антиген отсутствует или слабо выражен. Это позволяет дифференцировать происхождение пятен спермы от двух лиц с одинаковой группой крови, но отличающихся по категории выделительства.

Категория выделительства обычно определяется по слюне, в которой содержатся антигены системы АВО. В связи с этим выводы о возможности или невозможности происхождения спермы от определенного лица делают на основании сопоставления результатов исследования групповой специфичности образцов слюны, а иногда и спермы причастных к делу лиц и следов спермы на вещественных доказательствах 2.

При расследовании уголовных дел по убийствам и половым преступлениям объектами экспертного исследования нередко являются волосы, обнаруженные на трупе, в подногтевом содержимом, на одежде потерпевших и подозреваемых в совершении преступления, орудиях убийства, узлах транспортных средств и т.п. 3. Наиболее распространенные среди существующих методов исследования позволяют говорить только о сходстве или различии волос, поскольку волосы многих лиц нередко оказываются похожими, в то время как волосы одного лица, взятые из различных областей головы, могут отличаться друг от друга.

1 Волков B.H., Датий А В. Судебная медицина. М , 1997. С. 275.

2 Живодеров H.H. Указ. соч. С. 152-155.

3 Волков В.Н., Датий А.В. Указ. соч. С. 277.

Ill

При экспертном исследовании волос учитывается их длина, толщина, форма, цвет, характер соотношения слоев, распределение пигмента и другие особенности в целях определения их групповой идентификации и возможной принадлежности конкретному лицу \

Таким образом, в процессе судебно-медицинских экспертиз волос, как правило, разрешается вопрос не о тождестве, а лишь о сходстве волос. Здесь возможны два варианта выводов: 1) волосы не сходны между собой и, следовательно, происходят от разных людей; 2) волосы сходны и могут принадлежать одному и тому же человеку 2.

Особенно большие трудности возникают при обнаружении на месте происшествия единичных волос, так как волосы разных людей могут обладать значительным сходством, а могут сильно различаться у одного и того же человека 3.

Поэтому доказательственная ценность экспертизы
волос,

особенно в случае их ограниченного количества, невелика. Это обусловлено тем, что так называемая экспертиза сходства волос при использовании традиционных морфологических методов часто оказывается

несостоятельной .

Сложность исследования волос состоит, прежде всего, в том, что они имеют сложную морфологическую структуру и химический состав, вследствие чего эксперту далеко не всегда удается определить происхождение волос от конкретного индивидуума. Поэтому необходимо изыскивать новые, более точные и объективные методы исследований5.

Многие исследования показали, что наиболее перспективным для идентификации личности по волосам является анализ их элементного состава. В связи с этим экспертиза волос нередко производится методом

Барсегянц Л.О., Верещака М.Ф. Морфологические особенности волос человека. М., 1982. С. 9.

2 Судебная медицина. Учебник для вузов / Под ред. Томилина ВВ. М., 2000. С. 276.

3 Христов СИ. Судебно-медицинская экспертиза, 1989. №4. С. 53.

4 Томилин B.B., Кисин MB. Судебно-медицинская экспертиза, 1981. №2. С. 38-39.

5 Юсуфов P.M., Тагиев Б Г., Мамедов 3 Г., Асланов Г.К. Судебно-медицинская экспертиза, 19990. №>4. С.20.

112 эмиссионного спектрального анализа, что дает возможность определенного

приближения к биохимической индивидуальности организма !.

Вместе с тем до настоящего времени установление групповой принадлежности волос чаще всего производится по системе АВО (н) методами абсорбции - элюции и “смешанной” агглютинации. Определение же половой принадлежности возможно только по волосам, на луковицах которых сохранились влагалищные оболочки с необходимыми для исследования клеточными элементами.

При экспертизе сходства волос в процессе исследования могут быть выделены группы изосерологических систем ABO, MNSs, P, Резус, Льюис и др. Однако этот вид исследования проводится только при наличии пучка идентичных волос, так как каждое экспертное исследование сопряжено с уничтожением одного-двух волос, являющихся вещественным доказательством .

После определения видовой и групповой принадлежности волос эксперты могут определить область головы, где они росли, и по возможности попытаться установить принадлежность обнаруженных волос конкретному человеку .

Из криминалистической практики расследования травм, полученных от воздействия острых предметов, известно, что резаные следы -повреждения от ножей, бритв, осколков стекла и т.п. “характеризуются весьма незначительной информацией о признаках следообразующего предмета, что позволяет судить лишь о наличии режущего лезвия и степени его остроты. Отождествление предмета по таким следам-повреждениям невозможно в связи с тем, что индивидуальные особенности лезвия в процессе образования следа нивелируются” 4.

Томилин ВВ., Барсегянц Л О , Гладких АС. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М., 1939. С. 269-278.

2 Живодеров H.H. Указ. соч. С. 155.

3 Путинцев А.В., Тельцов А.П., Китаев H.H. Судебно-медицинская экспертиза. 1993, №1. С. 3-4; Юсифли P.M., Эйюбова H.A., Бунятов М.О. Судебно-медицинская экспертиза, 1995. №1. С. 19-21.

4 Кустанович С.Д. Судебно-медицинская трасология. М., 1975. С. 101.

из

Аналогично механизм следообразования при повреждении тканей и органов колющими предметами не сопровождается образованием индивидуальных особенностей, поэтому такие следы-повреждения также непригодны для отождествления орудия преступления. В этих случаях, если орудие преступления, например клинок, представлен судебно- медицинскому эксперту, становится возможным сделать вывод в форме допущения события, то есть о том, что данным клинком можно было нанести исследуемый след-повреждение или же исключить такую возможность. При этом, естественно, имеется в виду, что установить, нанесен ли данный след-повреждение данным клинком, невозможно. Поэтому такое исследование относится к так называемым экспертизам исключения. Определение групповой принадлежности клинка является, на первый взгляд, ограниченным заключением, тем не менее, его результат представляет большой интерес для судебно-следственных органов. Выявленный экспертом комплекс признаков клинка, хотя и может встретиться не у одного, а у нескольких клинков, позволяет во время следствия сузить круг поиска орудий преступления.

Поэтому в процессе расследования преступлений против жизни и здоровья граждан с применением холодного оружия большое значение имеет экспертиза следов в виде отдельных клеток и частиц поврежденных внутренних органов, остающихся на орудиях преступления и других вещественных доказательствах. Частицы, фрагменты внутренних органов и тканей человека обнаруживают в выемках, зазубринах и других дефектах поверхности орудий преступления. Чаще всего обнаруживают отдельные изолированные клетки, реже группы клеток или пласты тканей.

При расследовании половых преступлений эксперты исследуют изолированные клетки слизистой оболочки влагалища, выявляемые на половых органах и в подногтевом содержимом подозреваемых, а также в пятнах, обнаруженных на их одежде.

114 По обнаруженным частицам биологического происхождения на

орудиях преступления или других объектах эксперты пытаются установить

органотканевую, видовую и групповую принадлежность клеток.

“Определение органной принадлежности изолированных клеток является одной из сложных и недостаточно разработанных проблем судебно- медицинской цитологии. На современном этапе ее развития возможно установление органной принадлежности микрочастиц и пластов клеток только с сохранившимися структурными особенностями органа, от которого они произошли” ‘.

Как показывает экспертная практика, с помощью изолированных клеток обычно удается установить их тканевую, реже региональную, и крайне редко принадлежность к какому-нибудь конкретному внутреннему органу. Это связано с тем, что в состав любого органа входит несколько типов тканей, причем обычно лишь одна из них является специфической. Только ее клетки выполняют основную функцию данного органа, что приводит к их морфологической специализации, по которой и можно судить о происхождении исследуемых изолированных клеток.

Определение принадлежности отдельных клеток конкретному органу возможно только при наличии в исследуемом материале всех или большинства специфических для данного органа форм клеток: например, для почки характерно сочетание кубического, плоского и цилиндрического эпителия; для легкого - цилиндрического эпителия, плоских эпителиальных и малых альвеолярных клеток и т. п. К сожалению, в смывах с орудий преступления обычно выявляется ограниченное число клеток, среди которых невозможно выделить необходимое сочетание для определения их органной принадлежности. Сочетание всех специфических форм клеток обнаруживается чрезвычайно редко. Поэтому возможности диагностирования происхождения изолированных клеток от конкретного

1 Загрядская А.Ф., Федоровцева А.Л , Королева ЕЙ. Судебно-медицинское исследование клеток и тканей. М., 1984. С. 16.

115 органа по их морфологическим свойствам (признакам) в настоящее время

весьма ограничены ‘.

Из судебно-экспертной практики известно, что существует полное соответствие между антигенами в тканях внутренних органов и группами крови по системе АВО. Но содержание антигенов системы АВО в различных органах и тканях у каждого человека неодинаково, как неодинаково оно и в одноименных органах разных людей. Кроме того, их содержание в значительной степени зависит от категории выделительства.

Для изучения антигенов в органах, тканях и выделениях человека, а также для определения видовой и групповой принадлежности отдельных клеток, успешно использовалась реакция иммунофлюоресценции (РИФ). С помощью этого метода стало возможным изучение распределения антигенов в исследуемом объекте. Для решения проблемы установления антигенной дифференцировки исследуемых частиц применялись также высокочувствительные иммунологические методы - реакции абсорбции- элюции (РАЭ) и реакции смешанной агглютинации (РСА), чувствительность которых такова, что позволяет выявлять антигены системы АВО всего в 0,001 мг сухой крови 2.

Как уже было сказано, антигенная дифференцировка внутренних органов и тканей организма человека не ограничивается одной системой АВО. Многими исследованиями в судебно-экспертной практике показано, что в органах и тканях содержатся антигены эритроцитарных систем (М, N, Le, D и др.), лейкоцитарной (HLA), сывороточной (Gm) и других.

Таким образом, определение органной и тканевой принадлежности клеток, обнаруженных на орудиях преступлений, морфологическими методами затруднительно еще и вследствие утраты клетками специфических особенностей или вообще неосуществимо из-за распада клеток. Антигенные структуры как составные элементы клеток, устойчивее морфологических

1 Загрядская А.П., Федоровцев А.Л., Королева Е.И. Указ. соч. С. 17.

2 Там же. С. 36-37.

116

признаков, поэтому с их помощью можно более эффективно устанавливать видовую и групповую принадлежность исследуемых объектов \

Поэтому при проведении экспертных исследований особую ценность приобретает выявление групповых свойств клеток с использованием смывов с орудий преступлений, смешанных следов при половых преступлениях, частей расчлененных трупов и т. п.

При экспертизе фрагментов внутренних органов и частей трупа человека часто в первую очередь возникает необходимость определения их половой принадлежности. Обычно вывод о половой принадлежности объектов исследования делается по наличию полового хроматина в ядрах соматических клеток. Так, диагностика женского генетического пола возможна уже при наличии четырех представленных на экспертизу клеток, если в их ядрах имеется Х-хроматин. Трудности определения мужского генетического пола были преодолены только после открытия мужской половой метки - Y-хроматина 2.

Экспертная практика рекомендует исследовать Y-хроматин в мазках- отпечатках с внутренних органов и, особенно, с костного мозга, который является объектом для установления половой принадлежности, так как дольше других тканей противостоит процессу гниения.

Большие трудности возникают при проведении экспертных исследований биологических фрагментов, подвергшихся длительному воздействию процесса разложения или воздействию высоких температур. При проведении судебно-медицинского исследования скелетированных, расчлененных, гнилостно измененных и обугленных трупов в костях и их фрагментах практический интерес представляет выделение группоспецифических антигенов. Выявление антигенов А, В и Н по системе АВО сопряжено с определенными трудностями из-за неодинаковой

1 Барсегянц Л.О., Левченков БД. Судебно-медицинская экспертиза выделений организма. М., 1978. С. 102; Томилин ВВ., Барсегянц Л.О., Гладких АС. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М, 1989. С. 54-101; Куприна T.A., Потапов МИ. Судебно-медицинская экспертиза, 1989. №1. С. 30-32; Федоровцев АЛ. Судебно-медицинская экспертиза, 1992. №2. С.18-19; Юдина Г.С. Судебно- медицинская экспертиза, 1994. №4. С. 27-29№ Волков В.Н , Датий А.В. Судебная медицина. М., 1997. С. 280.

2 Загрядская А.П., Федоровцева А.А., Королева Е.И. Указ соч. С. 63.

117 выраженности антигенов в разных костях и даже на
протяжении

тканей одной кости ‘.

В соответствии с современной антропологической наукой целостность строения человеческого тела обеспечивается за счет превращения конгломерата органов, тканей и клеток организма в неповторимую индивидуальность2.

Костная система, будучи взаимосвязана с деятельностью всего организма (морфологической, физиологической, биохимической и генетической), достаточно точно отражает его видовую, половую и возрастную дифференциацию, рост, а также некоторые патологические состояния различной этиологии. Известно, что в скелете взрослого человека насчитывается более 200 костей, из них 36-40 непарных (расположенных по средней линии тела)3.

В связи с этим полнота и достоверность результатов судебно-медицинской экспертизы, производимой с целью отождествления личности по костным останкам, зависят от количества представленных для исследования объектов (полностью весь скелет, отдельные кости и т.д.), их состояния (неповрежденные, обугленные и т.п.); наличия необходимой информации о признаках пола, возраста и индивидуальных особенностях, а также полноценного сравнительного материала (медицинская документация без вести пропавших людей, прижизненно выполненные рентгенограммы и фотографии, данные о стоматологическом статусе и прочая информация об индивидууме) . Сопоставительный анализ выявленных по костным останкам признаков и наличие указанной выше информации позволяет не только определить общие физические показатели человека, которому
принадлежал представленный для экспертного

1 Гуртовая СВ. Судебно-медицинская экспертиза, 1988. №2. С. 27.

2 Акинщикова Г.И. Антропология. Л., 1974. С. 5.

3 Пашкова В.И., Резников БД. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. Саратов, 1978. С. 6-15.

4 Артыков А.Ш., Разманов М.Ф.,Санакулов Р.А. Судебно-медицинская экспертиза, 1992. №4. С. 42.

118

исследования скелет, но и в отдельных случаях дает возможность установить его личность.

В соответствии с данными анатомии, костная ткань образуется благодаря совокупности как органических, так и неорганических веществ, что дает им высокую прочность, твердость и одновременно упругость и эластичность. Организованная костная ткань строится из различных соединительных тканей, состоящих из клеточных элементов и межклеточного вещества. Клеточными элементами, обеспечивающими образование и перестройку кости, являются остеобласты, остеоциты (разновидность остеобластов) и остеокласты, а межклеточным веществом является то основное вещество, которое состоит из волокон и неорганических солей. Структурной единицей каждой кости является остеон, или гаверсова система, состоящая из пластинок, спирально расположенных вокруг гаверсова канала, содержащего сосуды и нервы. Остеоны образуют перекладины костного вещества, именуемые пластинками или балками. И если перекладины лежат плотно, возникает компактное вещество, а при рыхлом расположении и наличии между перекладинами ячеек развивается губчатое вещество \

Рассмотренные признаки свидетельствуют о том, что в задачи эксперта при исследовании скелетированного трупа может входить не только определение общих данных, которые характеризуют видовую, расовую, половую и возрастную принадлежность, но и установление роста, а также ряда частных признаков, например особенностей строения костей скелета, зубов. Данные признаки обусловлены величиной, формой строения костей и зубов, их структурой и другими свойствами.

В тех случаях, когда обнаружены костные останки с выраженными анатомо-морфологическими признаками, у эксперта появляется возможность сделать вывод об их видовой принадлежности 2.

1 Пашкова В.И., Резников БД. Указ. соч. С. 13-14.

2 Путинцев А.В , Тельцов А.П., Китаев H.H. Судебно-медицинская экспертиза, 1993. № 1. С. 3-4.

119 Видовая принадлежность костных останков может быть установлена

сравнительно-анатомическим методом исследования фрагментов костей не

только в случаях механического нарушения их целостности, но
и

вследствие значительных гнилостных изменений, а также при сжигании

трупа. Анатомо-морфологические признаки костей сохраняются независимо

от условий сжигания и степени каления. Однако при использовании

сравнительно-анатомического метода необходимо учитывать тот факт,
что

существует сходство многих костей человека с костями
животных,

Особенно это касается костей, имеющих признаки усадки, деформации и

разрушения.

Диагностика видовой принадлежности костей осуществляется по данным эмиссионного спектрального анализа, основой которого является исследование содержания макро- и микроэлементов губчатых костей, позволяющих установить их принадлежность человеку или животному. После решения этого вопроса можно перейти к определению пола, роста, возраста жертвы и к осуществлению на этой основе идентификации личности с учетом необходимой дополнительной информации, о которой упоминалось ранее 1.

Имеющиеся методы судебно-медицинского исследования зольных останков трупов позволяют после установления факта сожжения определить видовую принадлежность, вес и в отдельных случаях возраст: взрослый человек или ребенок. Для дифференциации золы трупа от прочих видов зол разработаны методики эмиссионного, рентгеноструктурного и РЖ- спектрального анализа 2.

Как подчеркивает Томилин В.В. и другие авторы, определение видовой принадлежности костей возможно только на основе серологических методов исследования костного вещества, не подвергавшегося действиям

1 Томилин ВВ. и др. Медико-криминалистическая идентификация. М., 2000. С. 227.

2 Там же. С. 237.

120 высоких температур. Во всех остальных случаях правильнее говорить об

определении принадлежности костей человеку или животному.

Как показывает практика, сравнительный судебно-медицинский анализ анатомо-морфологических признаков черепа и отождествляемого лица по признакам словесного портрета может по своим результатам дать основание для проведения фотосовмещения или его исключения. В тех случаях, когда нарушен прикус (отсутствие зубов, повреждение челюстей), фотосовмещение проводится только для верхней половины черепа или не проводится вообще .

При исследовании осколков черепа часто возникают затруднения при их совмещении. Для определения целого по его частям сначала устанавливается принадлежность осколков конкретным костям черепа. Иногда части черепа не удается совместить. Это происходит в тех случаях, когда на экспертизу представлены не все части или тогда, когда они происходят от разных трупов. При этом происхождение отломка кости от другого трупа иногда можно установить по морфологическим признакам: различиям в толщине кости, возрастным изменениям, или, при необходимости, методами серологической экспертизы 2.

Как отмечает С.Д. Кустанович, экспертное исследование повреждений черепных костей производится также при отождествлении орудия преступления по его следам на костях черепа. При этом часто оказывается недостаточным простое сопоставление следа-повреждения и

следообразующей части тупого предмета, которым нанесена травма, поскольку слабая пластичность кости, ее хрупкость и влияние мягких тканей и волос в момент нанесения удара нередко вызывают неадекватное отображение деталей следообразующей части орудия преступления. В этих случаях чаще удается установить только групповые признаки — конфигурацию и размер следообразующих частей тупого
предмета.

1 Пашкова В И. Судебно-медицинская экспертиза, 1988. №1. С.15.

2 Кустанович С.Д. Указ. соч. С. 48-53; 136-156.

121 Недостаток информации при трасологическом исследовании костей
может

быть восполнен при проведении дополнительных исследований в случае обнаружения микрочастиц следообразующего предмета в следе-

повреждении или частиц-наложений крови, волос и отдельных клеток на предполагаемом орудии преступления (обухе топора, обрезке трубы, металлическом стержне и т.п.). Морфологические признаки рубленых повреждений мягких тканей и костей позволяют определить ряд групповых свойств следообразующего предмета, таких как степень остроты лезвия предмета, его длины, формы клинка и т. п.

Таким образом, проведенный анализ исследований биологических следов человека позволяет сделать следующие выводы.

Используемые в настоящее время методы исследования крови (сывороточные, ферментативные, эритроцитарные) позволяют определить только ее групповую принадлежность даже при возможности проведения исследований по многим системам крови. Несмотря на то, что появляется все больше новых методов исследования крови, их последовательное использование обычно ограничивается малым количеством материала, представленного для исследования.

Еще большие трудности возникают перед экспертами при исследовании пятен спермы, так как белковый материал быстро деградирует, а также не подлежит исследованию при наличии примесей крови или иных веществ или в случаях бактериологического загрязнения.

Доказательственная ценность экспертизы волос, как правило, невелика. Экспертные исследования позволяют лишь решить вопрос об их сходстве или различии, причем экспертиза сходства волос часто оказывается несостоятельной.

Экспертная практика показывает, что по изолированным клеткам- наложениям, изъятым с орудий преступления, обычно удается установить их тканевую принадлежность и крайне редко принадлежность к конкретному внутреннему органу.

122 2.2. Основы решения идентификационных задач

в криминалистической го м об и ос icon и и

Приоритет в разработке основ теории криминалистическо й

идентификации принадлежит СМ. Потапову. Он рассматривал криминалистическую идентификацию как метод установления тождества исследуемых объектов на разных стадиях уголовного процесса. При этом под установлением тождества СМ. Потапов понимал особый способ получения судебных доказательств, а объектами криминалистической идентификации считал те объекты, относительно которых ставится и разрешается вопрос о тождестве или отсутствии тождества’.

Развивая эти положения, А.И. Винберг пришел к выводу, что криминалистическая идентификация является учением об общих принципах отождествления материальных объектов по их отображениям с целью получения судебных доказательств 2.

По мнению СП. Митричева, идентификацией называется сам процесс исследования материальной обстановки события преступления следователем, судом или экспертом 3. Существуют и другие точки зрения на этот счет.

Так, Н.В. Терзиев утверждал, что идентификацией является установление конкретного тождества индивидуально-определенного объекта4. Он отмечал, что в результате криминалистической идентификации можно сделать выводы о наличии или отсутствии тождества индивидуально- определенного материального объекта, о его родовой принадлежности, а также о групповой принадлежности объекта некоторому множеству, определенному в соответствии с фактическими обстоятельствами дела.

Потапов СМ. Принципы криминалистической идентификации // Советское государство и право, 1940. № 1.С. 71.

2 Винберг А.И. Криминалистика. Введение в науку. М., 1962. С. 8.

3 Митричев СП. Криминалистика. М, 1966. С. 34.

4 Терзиев В.Н. Криминалистика. М., 1963. С. 52.

123 Еще один известный исследователь данной проблемы В.Я. Кол дин

писал, что под идентификацией в криминалистике понимается процесс

сравнения и отождествления объектов с целью установления лица
или

предмета ‘.

Отметим, что в теории и практике идентификации используются следующие понятия: “родовое (групповое, видовое) тождество”, “групповая (родовая) идентификация”, “групповая принадлежность”. Содержание этих понятий и их соотношение до настоящего времени трактуется по-разному.

Одни авторы считают, что групповое тождество, групповая идентификация являются этапом на пути установления индивидуального тождества, другие утверждают, что к идентификации, тождеству конкретного объекта можно прийти и от групповой принадлежности, и от группового тождества, третьи доказывают, что процесс идентификации при отсутствии индивидуальных признаков объекта заканчивается установлением его групповой принадлежности.

По мнению И.Д. Кучерова, после установления групповой принадлежности вообще не существует перехода к индивидуальному тождеству, поскольку переход к индивидуально-конкретному тождеству возможен только от групповой идентификации, группового тождества2.

Другой точки зрения придерживался А.И. Винберг, который считал, что установление групповой принадлежности и идентификация конкретного объекта связаны между собой как два этапа одного и того же процесса отождествления . (Тем самым А.И. Винберг ставил знак равенства между понятиями “групповая принадлежность” и “групповое тождество”).

Думается, что многолетней, во многом бесплодной дискуссии, о которой мы упомянули, можно было бы избежать, если бы исследователи подходили к проблемам идентификации с позиций целостности и диалектической взаимосвязи категорий целого и части.

Колдин В Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1971. С. 14. 1 Кучеров ИД. Соотношение тождества и различия. Минск, 1968. С. 103. 3 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 36-38.

124 Вопрос о принадлежности некоторой части конкретному целому, судя

по всему, следует решать с учетом природы исследуемого целого и его

взаимодействия с частями. Для решения этого вопроса часто требуется

предварительно установить природу частей, их качественные

характеристики, а уже потом приступать к исследованию
признаков,

имеющих криминалистическое значение. Думается, что для
решения

экспертной задачи о происхождении вещественного
доказательства

некорректно пользоваться только, например, трасологическими признаками

линии разрыва листа бумаги, поскольку необходимо сначала установить

качественные характеристики состава и природы бумаги - то есть

определить ее групповую принадлежность, и лишь после этого проводить

сравнение по линии разрыва. При этом природу объектов определяют,

как правило, не криминалисты, а специалисты других наук.

По этому поводу И.Д. Кучеров писал, что “при отождествлении и различении механических частей целого имеются два идентификационных поля: одно - линия механического разделения целого на части, исследуемое методами трасологии, другое - выражающее субстанцию целого и его частей; оно исследуется той наукой, которая изучает данные материальные формы. Целое по частям, например, биологических объектов растительного происхождения, а также изделий из пластмасс может быть установлено даже при отсутствии у частей промежуточной части, то есть общей линии разделения. Совершенно очевидно, что подобные исследования может провести специалист, знающий природу изучаемых объектов, особенности развития их структуры “1.

Р.С. Белкин абсолютно правильно подчеркивает, что любой объект криминалистической идентификации может быть представлен как целое 2.

1 Кучеров И.Д. Указ. соч. С. 114.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики, Т. 2. M., 1978; Он же: Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1987; Он же. Курс криминалистики, Т.2. М., 1997.

125 При этом важно, что понятия “система” и “целое” для большинства

объектов криминалистической идентификации тождественны как в

философском, так и в криминалистическом отношении.

Т.А. Седова поясняет, что, используя систему взаимодействия частей

целого с внешней средой, мы хотим тем самым подчеркнуть, что
в

криминалистической идентификационной методике должно
изучаться

взаимодействие с внешней средой не только нерасчлененного
целого

(например вещной обстановки события преступления), но и отдельных

частей данного целого, так как в криминалистической идентификации

существенно выяснение специфики взаимодействия не только самого целого,

но и каждой его части \ Поскольку интегративные свойства отражают

специфику целого, то они как раз и создают возможность идентификации

целого по его частям. При этом понятие объекта криминалистической

идентификации как целого находится в соответствии с
понятийным

аппаратом теории доказательств и задачами процессуального доказывания.

B.C. Митричев обращал внимание на необходимость накопления и систематизации данных о типовых структурах идентификационного исследования определенных материалов, веществ и изделий, так как следователю или суду знание таких типовых структур позволяет оценить полноту и всесторонность экспертного идентификационного исследования. Раскрытие качественной определенности конкретного элемента требует познания свойств образующей его материальной субстанции, то есть определения структуры и состава вещества2.

Учитывая, что для анализа признаков состава и структуры многих веществ точные методы сравнения объектов по совокупности характеристик еще не разработаны, В.Я. Колдин не раз указывал на необходимость дополнения инструментально-аналитических методов системно-структурными исследованиями объектов криминалистической экспертизы.

Седова Т. А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации. Л., 1986. С. 42. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980. С. 43-47.

126 При этом наибольшее соответствие задачам идентификационного анализа

и доказывания показывает системно-содержательное описание
целого,

отражающее состав, структуру и интегративные
свойства

идентифицируемого объекта, а также отображение интегративных свойств

целого в его частях ‘.

С учетом этих методологически важных положений в данной диссертационной работе на основе системно-структурного метода исследуется состав и структура биологических следов человека и предпринимается попытка дать теоретическое обоснование их применения в процессе идентификации личности с позиций целого и его части.

Р.С. Белкин неоднократно отмечал, что в теории идентификации речь идет о тождестве как о равенстве самому себе единичного индивидуально- определенного объекта. С этой точки зрения он справедливо считал некорректными для криминалистики термины “групповая, видовая, родовая идентификация” или “групповое, родовое, видовое тождество”, поскольку тождество по определению означает только то, что объект является тем же самым 2.

По нашему мнению, использование понятий тождества групп или тождества множеств абстрактных величин, которыми оперируют математические науки, с криминалистической точки зрения не совсем корректно, поскольку в криминалистике множество как разнородных, так и однородных объектов является промежуточным этапом к поиску и выделению только одного - индивидуального.

Тем не менее, долгие годы в отечественной криминалистике существовало и развивалось другое мнение, которое было высказано еще в середине 40-х гг. прошлого века известным криминалистом СМ. Потаповым, выделявшим идентификацию групповую и индивидуальную. В дальнейшем под групповой идентификацией стали понимать не установление тождества,

Колдин В Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.: Юридическая литература, 1978. С. 30. 2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. T.2. М., 1997. С. 272.

127 а установление групповой (родовой) принадлежности 1.
Установление

родовой (групповой) принадлежности в строгом смысле слова уже трудно

было называть идентификацией.

Как отмечал В.П. Колмаков, разграничение индивидуального тождества и групповой принадлежности имеет большое практическое значение, так как нередки случаи, когда установленная экспертом однородность объекта следственными работниками понимается как индивидуальное тождество, что ведет к серьезным ошибкам и нарушению закона.

“Если, например, обнаруженные в разных местах части расчлененного трупа были упакованы в однородные упаковочные материалы, а кровь всех частей принадлежит к одной группе, то вполне обоснован вывод следователя о том, что эти части происходят от одного трупа; обнаружение при обыске у определенного лица таких же упаковочных материалов может явиться одним из оснований для версии о виновности данного лица в убийстве. Посредством групповой принадлежности можно по установленным общим (родовым, видовым) признакам принадлежащих потерпевшему вещей или частиц его тела, скелета и т. д. определить род или вид последних, что облегчает установление личности потерпевшего” .

Подобные методы могут быть использованы и для установления преступника, поскольку приемы установления его личности почти ничем не отличаются от приемов установления личности потерпевшего.

Известно, что категория “тождество” включает в себя не только полное сходство и совпадение, но, прежде всего, выражает одинаковость предмета, его равенство самому себе на основе взаимосвязей и отношений, характеризующих его как индивидуальность.

С позиций философии сходство объектов изначально существует только в
группе подобных, имеющих общие признаки и свойства,

Терзиев H В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М , 1961. С. 4-5. 2 Колмаков В П. Идентификационные действия следователя. М, 1977. С. 15-16.

128 характеризующие данный вид, группу и максимально узкую
подгруппу

объектов как совокупность элементов определенного множества.
При

последующем прохождении исследования через все более узкие групповые

признаки исследователи подходят к анализу характерных индивидуальных

свойств объекта, выделенного как отдельный элемент из определенного

множества ему подобных. Получается, что идентифицировать индивидуума

можно только в группе из множества подобных ему (сходных)

объектов, потому что это множество индивидуумов (как элементов)

формирует группу, а отношения между группами образуют и сохраняют

особенности вида.

В криминалистике обычно сходными называются объекты, имеющие некоторые одинаковые признаки, но не обладающие
свойством

взаимозаменяемости (эквивалентности). Тем более, что отношение однородности нельзя смешивать с отношениями между индивидуально- определенным объектом и его отображением 1.

Таким образом, индивидуальное отождествление проходит через определенные уровни установления видовой и групповой принадлежности предметов и объектов, изначально сходных между собой по общим видовым, групповым и межгрупповым признакам, свойствам и
отношениям.

Общими признаками в криминалистике принято называть те, которыми обладает каждый объект данной группы, а частными - те, которыми обладают лишь некоторые экземпляры этой группы. Правильнее, однако, относить эти характеристики не к делению признаков на общие и частные, а к делению на признаки группового и индивидуального значения 2.

Определение видовой и групповой принадлежности является часто (но не всегда) необходимым этапом, начальной ступенью на пути к установлению тождества. Поэтому, дифференцируя понятия групповой

Селиванов НА. Советская криминалистика: система понятий. М, 1982. С.47.

Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М, 1961. С. 26-27.

129 принадлежности и тождества, следует помнить об их неразрывной связи

в ходе исследования. Например, при идентификации личности преступника

по следам крови, оставленным на одежде потерпевшего,
сначала

устанавливают, что кровь принадлежит человеку, а не животному,
затем

определяют пол (принадлежность крови мужчине или женщине),

сопоставляют свойства и признаки, характеризующие группу крови, а потом

уже исследуют те свойства крови, которые могут характеризовать виновного

как индивидуума.

В тех же случаях, когда нет достаточной совокупности частных признаков или признаков индивидуального значения, приходится ограничиваться установлением групповой принадлежности (например, констатировать, что взлом совершен орудием, аналогичным по форме и размерам тому, которое изъято при обыске у подозреваемого лица).

Чем меньше группа, тем выше “степень отождествления” объекта, однако в любом случае это еще не тождество, а установление групповой принадлежности, поскольку тождество степеней не имеет, оно либо есть, либо ею нет .

При назначении судебно-биологических и судебно-медицинских экспертиз, как отмечалось, обычно ставятся вопросы о видовой и групповой принадлежности крови, спермы, слюны, костных останков, то есть всех выделений и отделений организма, которым свойственна видовая и групповая дифференциация 2.

В связи с этим существует определенная последовательность действий судебно-медицинского эксперта по идентификации, например, скелетированных трупов. Как правило, сначала устанавливается видовая принадлежность костных останков, в процессе определения которой решается вопрос об их принадлежности скелету человека или животного. Затем определяется количество скелетов, к которым принадлежат объекты

Белкин Р.С Криминалистика’пробвемы, тенденции, перспективы. М,1987 С 205 2 Друзь А.Ф.. Хоменок Т.О. Судебно-медицинская экспертиза. 1988. №3. С. 32.

130 исследования. После этого идет установление родовой и
групповой

принадлежности, то есть расовой, половой, возрастной
характеристики

костных останков, а также роста человека, скелету которого
они

принадлежат. Ориентировочный вывод здесь обычно основывается
на

анатомо-морфологических особенностях строения костей, их
размерах,

характере сочленения по суставным поверхностям. При окончательном

выводе учитываются возрастные, половые и индивидуальные
признаки.

При свежих останках решению этого вопроса (особенно если речь

идет о мелких фрагментах) косвенную помощь может
оказать

серологическое исследование их групповой принадлежности. Во многих

случаях такие исследования сталкиваются с массой нерешенных научных

проблем. В частности, научные данные по установлению
расовой

принадлежности костных останков, кроме черепа и зубов, полностью еще не

установлены. Окончательный вывод о половой принадлежности трупа по его

черепу формулируется в результате суммирования оценки всех данных,

полученных при изучении его формы, строения и размеров.

Это обусловлено тем, что различия в особенностях строения, степени выраженности тех или иных морфологических признаков и размерах черепа зависят в основном от расовой принадлежности. Причем каждая из рас подразделяется еще на малые расы, в пределах которых имеются более мелкие антропологические подразделения. Отождествление личности — установление конкретного человека, которому принадлежали костные останки, основывается на признаках, индивидуализирующих объекты экспертизы, с обязательным использованием данных медицинской документации, фотоснимков, рентгенограмм и других материалов .

Начало научной биологии и вместе с тем научного решения проблемы отождествления живых организмов было положено в 1859 г. с появлением

1 Кубицкий Ю.М. Судебно-медицинское исследование неопознанных трупов и костных останков для задач отождествления личности. М, 1959; Пашкова В.И. Очерки судебно-медицинской остеологии. М., 1963; Пашкова В.И., Резников БД Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. Саратов, 1978; Медико-криминалистическая идентификация / Под общ. ред. Томилина В.В. М., 2000.

131 знаменитого труда Ч. Дарвина “Происхождение видов”. В
центре

представлений об эволюции органического мира в данном труде стоит

понятие вида, объединяющего организмы, сходные по морфологическим

свойствам и признакам. Это и позволило отличать одну группу
организмов

от другой. Вид включает в себя реальные группы особей или популяций.

Основополагающая работа о видах была выполнена К.
Линнеем,

заложившим основы биологической систематики.

В настоящее время хорошо известно, что все живые организмы объединяются в различные по своей сложности группы: популяции, виды, группы видов, которые в концепции структурных уровней в биологии выделяются в качестве основных. Но при этом не принимается во внимание ни значение различий между типами целостности, ни тот факт, что в таких системах не учитываются настоящие органические отношения, без которых системы не смотут обладать органической целостностью.

Исторически сложилось так, что действительным переходом к обществу были семейно-стадные группы, а не популяции или виды. Вид является малодифференцированной группой особей или популяций, поскольку это весьма легко делимое целое, так как ему присущи только неполные свойства и признаки органической целостности \

С точки зрения целостной системы, вид расчленен на определенные компоненты (особи, разновидности, подвиды, группы), между которыми имеются особенные связи, характеризующие данный вид. Способ взаимодействия таких компонентов составляет структуру вида 2. Как утверждал известный ученый С.А. Северцов, вид - это именно то сообщество, в котором особи, различные по полу и возрасту, связаны между собой особыми внутривидовыми отношениями и составляют некоторое целостное единство.

Веленов М.Ф.. Кремянский В.И., Шаталов A.T. Становление и конкретизация идеи структурных уровней в биологии.// Структурные уровни биосистем. М., 1967. С. 98-99. 2 Афанасьев В.Г. Проблемы целостности в философии и биологии. М., 1964. С.394.

132 Прогрессивное развитие есть всегда развитие взаимодействующих

предметов и явлений, всегда есть системное развитие. Поэтому прогресс,

как переход от простого, низшего к сложному, высшему, как тенденция

к повышению степени организованности и целостности является всеобщей

чертой развития, присущей всем целостным образованиям. По причине

прерывности, скачкообразности развития мир представляет
собой

гигантскую лестницу, иерархию качественно различных типов
целостных

систем. Каждый последующий тип целостности отличается от предыдущего

количеством и качеством образующих его компонентов, характером
их

связей как друг с другом, так и с целостной системой, а также системы с

окружающей средой. Из числа законов, которым подчиняется
целое,

особенно важными являются специфические для данного целого законы,

выражающие характер компонентов и их взаимодействий именно в этом

целом 1.

А.И. Игнатов отмечал, что через вид как основную биологическую систему обеспечивается устойчивость составляющих этот вид организмов и их эволюционное развитие . Изменчивость наследственности организмов порождает бесконечное многообразие индивидов внутри вида. У вида вырабатывается особый характер направленности внутривидовых и межвидовых отношений, закрепляющихся в структуре и функциях организмов, особенно в процессах их размножения, поведения, обмена веществ.

Организация вида складывается из отношений между родителями и их потомками, а также между ними и другими семьями внутри вида. Они включают в себя половые, семейные и другие социальные отношения, которые являются способом существования вида как популяции, поэтому могут быть квалифицированы как особая форма движения материи. Целостность вида поддерживается через процессы наследования, половые

1 Афанасьев В.Г. Указ соч. С. 125-131.

2 Игнатов А И. Жизнь как система форм движения материи. М., 1966. С. 23-24.

133 процессы, а также реакции на внешние воздействия. Направленность реакций

на самосохранение вида как биологической системы и структуры очень

сильно проявляется во внутривидовых отношениях, а также в различных

формах приспособления вида к окружающей внешней среде.

Путем наследования передаются не только видовые морфологические отличия, но и индивидуальные морфологические признаки, свойственные каждому отдельному организму как индивидууму \ Это относится и к морфологическим особенностям всех внутренних органов в организме каждого человека, которые также отличаются друг от друга большой изменчивостью признаков.

По мнению Н.П. Дубинина, наиболее существенной характеристикой популяции человека как вида является то, что вид представляет собой генетически единую систему. Генетический критерий является важнейшим в морфологическом формировании организма каждого человека и всего вида в целом. Каждому виду живого организма, будь то растение, животное или человек, свойственен свой набор хромосом и особенности их строения.

Популяция человека как вида - это множество взаимосвязанных компонентов (элементов), представленных в форме групп и подгрупп, образующих единство вида как некоторого целого. Виды, подвиды, группы и подгруппы являются промежуточными типами целостности с меньшей дифференциацией сложности, как не имеющие в себе той системы взаимосвязанных отношений, которые характерны для органически сложных целостных многопараметрических объектов - конкретных человеческих организмов как индивидуумов. Всякий эволюционный процесс независимо от его сложности и своеобразия реализуется через преобразование генетической программы организмов.

“Генетика изучает глубинные механизмы, свойственные генетическим системам видов в процессе микро- и макроэволюции”2.

Уильяме Р. Биологическая индивидуальность / Пер с англ М, 1960 С 17 Дубинин Н.П. Новое в современной генетике. М, 1986. С. 6-9.

134

Эволюция генетической системы популяций человека характеризовалась ростом числа генов, избыточностью повторяющихся последовательностей ДНК, возрастанием объема и значения регулирующих областей генома. Один из принципов эволюции генома - обеспечение процесса морфофизиологической сложности организмов за счет изменений в регуляторных областях генома. Реализация молекулярных механизмов образования вида возрастает по мере увеличения содержания ДНК в геноме. В геноме человека только три процента ДНК занято структурными генами, остальные гены находятся в запасе и называются “молчащими”. В этом выражается одна их сторон направленности процессов наследственной изменчивости в эволюции популяций человека \

Поэтому выявление всего комплекса свойств и связей, включая морфологические, физиологические и в большей степени генетические характеристики организма человека путем дифференциации и сужения подгруппы внутри вида даст основание для определения и отождествления конкретного индивида - генотипа человека.

Современное человечество как вид (популяция) подразделяется на три крупные группы - расы: европеоидную, монголоидную и негроидную. Для каждой расы характерно единство происхождения и формирования на определенной территории.

Каждая из этих рас подразделяется еще на ряд подгрупп. Подгруппы европеоидной расы - это коренное население Европы, Южной Азии и Северной Африки. Представители европеоидной расы характеризуются узким лицом, сильно выступающим носом, мягкими волосами. Цвет кожи у северных европеоидов - светлый, у южных - преимущественно смуглый. Монголоидная раса дифференцируется на коренное население Центральной и Восточной Азии, Индонезии, Сибири. Монголоиды отличаются крупным плоским широким лицом, узким разрезом глаз, жесткими прямыми волосами, смуглым цветом кожи.
Негроидная раса

1 Там же. С. 26-27.

135 подразделяется на две подгруппы — африканскую и австралийскую. Для этой

расы характерны темный цвет кожи, курчавые волосы, темные
глаза,

широкий и плоский нос.

Генетические исследования последних лет показали, что различия в группах человеческой популяции закреплены в генетическом коде организма человека. Это подтверждает мнение Ч. Дарвина о том, что в пределах одного вида часто формируются группы, приспособленные к разным условиям обитания (влажным или сухим), различным местам обитания (равнинным или горным), потреблению определенной пищи и т. п. Естественный отбор благоприятствует более полному использованию разнообразия условий существования, что обусловливает различие особей в пределах одного вида по генетическим, морфологическим, физиологическим и биохимическим признакам и свойствам. Наследственная изменчивость является основой разнообразия живых организмов, главным условием их способности к эволюционному развитию.

Исследования генетиков показали, что основной вклад в наследственную изменчивость вносит генотипическая изменчивость, которая в свою очередь складывается из мутационной и комбинативной изменчивости. Комбинативная изменчивость является важнейшим источником того бесконечно большого наследственного разнообразия, которое наблюдается в популяции человеческих организмов ‘.

В основе комбинативной изменчивости лежит половое размножение организмов, вследствие которого возникает огромное разнообразие генотипов. Генотип потомков, как известно, представляет собой сочетание генов, свойственных родителям. Число генов каждого человеческого организма исчисляется десятками тысяч. При половом размножении комбинации генов приводят к формированию нового уникального генотипа и фенотипа. У любого ребенка можно обнаружить свойства и признаки,

См. например: Слюсарев А.А., Жукова СВ. Биология. Киев: Вища школа, 1987; Биология Толковый словарь/Под общ. ред. Андреева В.П. СПб, 1999.

136 типичные для его матери и отца. Тем не менее даже среди близких

родственников не найти двух абсолютно одинаковых, тождественных или

идентичных людей. (Исключение составляют только
однояйцевые

близнецы.) Таким образом, причина огромного разнообразия людей лежит

в комбинативной генетической изменчивости организма человека.
При

этом за многие поколения человеческая популяция успевает накопить

такие сочетания генов, которые обеспечивают высокую

приспособленность каждой особи к условиям данной местности.

“Результаты анализа большого массива популяционно-генетических данных о народах мира позволили дать развернутую характеристику как отдельных регионов мира, так и мирового генофонда в целом. Отражаемый в частотах генов уровень полиморфизма значительно различается по анализируемым локусам 1.

Таким образом, генетический анализ показал, что характер распределения аллелей представителей разных рас отличается друг от друга, что уникальность любого живого организма и, в первую очередь, человека проявляется уже на биологическом уровне. “Сама природа бережет в нем не только видовую сущность, но и уникальное, особенное, хранимое в его генофонде. Все клетки организма человека заключают в себе генетически контролируемые специфические молекулы, делающие данного индивида биологически неповторимым” .

Полученная в результате генетических исследований информация в дальнейшем была систематизирована. Первоначально систематизация базировалась на морфологическом сходстве организмов. Позже термин “система” биологического вида отражал лишь множество сходных объектов, без какого-либо учета их связей. Затем произошел переход от рассмотрения системы “вид - простое множество” к системе “вид - множество с межорганизменными связями”. Основой этого рассмотрения

1 Балановская ЕВ., РычковЮГ. Генетика, 1990. Т. 26. №1. С.116-117.

2 Спиркин А.Г. Философия. М., 2000. С. 124-125.

137 было уже представление о генетическом разнообразии особей одного

вида. Такая динамичная модель уже сильно отличалась от статичной модели

морфологического однообразия особей каждого вида.

Таким образом, концепция вида как изменяющейся динамической системы построена в биологии на анализе актуальных генетических связей. Имея постоянное видовое внутреннее разнообразие - запас генных вариантов, такая система при изменении внешних условий относительно быстро может перестроить свой генный пул, что дает всему виду значительно большие возможности.

Суммируя результаты анализа генетической системы вида, следует заметить, что на его основе сформировалась новая картина живой природы. Центральное место в ней занимает уже не вид, а индивид. И в этой новой картине живой природы отражаются уже не одна, а две важнейшие системы - филогенетическая система живой природы и актуально-генетическая система вида. Эта вторая система и обнаружила свойства самостоятельного индивида1.

В криминалистической теории и практике сформировались два подхода к идентификации объектов на основе их состава и структуры. Как отмечает Т.А.Седова, один из них - традиционный для криминалистической идентификации - получил название объемной идентификации 2. Объемная идентификация представляет собой процесс последовательного сужения классификационных групп до выделения единичного объекта. Это отражает и традиционный подход, свойственный естественным наукам.

Второй подход, по мнению Т.А. Седовой, являясь нетрадиционным, основывается на представлении объектов криминалистической идентификации как целого, а обнаруживаемых на месте происшествия их

Хайлов К.М. Система и систематизация в биологии // Проблемы методологии системного исследования. М„ 1970. С.131-133. 2 Эйсман А.А. Заключение эксперта. М, 1967.

138 микроследов -как частей этого целого \ Т.А. Седова считает, что такое

представление объектов криминалистической идентификации
хорошо

согласуется с современным общенаучным подходом, получившим название

системного подхода. Этот подход, во-первых,
представляется

перспективным, отвечающим современному уровню развития науки,
а

во-вторых, позволяет решить ряд проблем
криминалистической

идентифшсации.

А.А. Эйсман ранее отмечал, что существуют две достаточно близкие формы установления индивидуализирующей объемной связи, различие между которыми обусловлено природой объектов и характером их использования. Действительно, на практике приходится сталкиваться с отождествлением объектов, которые в ходе преступного события сохраняют свою целостность, а также с отождествлением таких объектов, которые в ходе преступного события оказываются разделенными на части. В последнем случае происходит установление взаимной принадлежности частей и принадлежности их единому целому 2. При этом установление взаимной принадлежности частей, как и их принадлежности единому целому производится путем исследования обобщающих (интегративных) свойств целого. Здесь речь может идти как об объектах, имеющих устойчивую внешнюю форму, так и о сыпучих веществах или жидкостях.

Проблема установления целого по частям занимает важное место в криминалистике. К ней относятся, в частности, традиционные криминалистические методики анализа частей орудий взлома, экспертные исследования наложений вещества при расследовании автотранспортных происшествий, исследования почвы, стекла, лаков и красок и т. п. \

В последнее время проблема установления целого по частям получила дальнейшее развитие в исследовании принципиальной
возможности

Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации. Л.,
1986. С. 40.

2 Эйсман А.А. Указ. соч. С. 29-30.

3 Зуев Е.И. Определение вида орудия по следам взлома. М., 1976; Голдованский Ю.П., Горская ИВ. и др. Судебная тарнспортно-трасологическая экспертиза. М., 1971; Митричев ВС. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980.

139 идентификации источника производства по изготовленной им продукции;

установление источника производства по способу изготовления продукции,

например наркотических веществ; в экспертизе установления целого по

частям при исследовании костей черепа и ряде других разработок .

Методы распознавания и отождествления биологических объектов (систем), в их числе, живых организмов, их трупов, растений, отдельных частей организмов и растений, микроорганизмов и т.д. имеют большое значение в решении идентификационных задач при расследовании преступлений и судебном разбирательстве по уголовным делам. Идентификация человека как сложного органического целого по отделенным от него частям является, как правило, одним из наиболее важных моментов в расследовании многих преступлений.

С точки зрения механизма следообразования человек может являться следообразующим или следовоспринимающим, либо тем и другим одновременно. Познание преступного события осуществляется путем исследования системы свойств человека, отобразившихся на следовоспринимающих объектах и образовавших источники информации для поиска и отождествления преступника.

Как отмечал М.В. Салтевский, до недавнего времени в криминалистике при рассмотрении отображений, которые оставляет человек на месте преступления, исследовали преимущественно следы рук, ног, зубов и особенности внешнего строения человека, совершившего преступление 2. Следовательно, человек рассматривался как физическое тело, которое при механических движениях может оставлять следы-отпечатки, отображающие его признаки. Такое узкое исследование человека как следообразующего объекта не позволяет по отображениям человека познать многие другие его свойства, в первую очередь - биологические.

М.В. Салтевский делит физические свойства человека на два вида:

1 МушатоваК.А. Установление целого по части и способа изготовления наркотических веществ. Алма-Ата, 1979, Медико-криминалистическая идентификация / Под ред. ВВ. Томилина. М., 2000.

2 Салтевский М.В. Следы человека и приемы использования их для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления. Киев, 1983. С. 5,

140

1) внешние или анатомические, характеризующие строение
тела

вообще и его частей в частности головы, лица, корпуса, конечностей, зубов, губ, кожных покровов, ладонных поверхностей рук, подошв ног. Именно свойства этих частей тела человека используются для его розыска, узнавания и отождествления. На их основе построена дактилоскопическая, портретно-криминалистическая идентификация, криминалистические учеты, информационно-справочные системы;

2) внутренние или физиологические свойства, характеризующие строение тканей, органов, различных выделений человеческого тела в процессе его физиологической деятельности. На основе внутренних свойств устанавливают групповую принадлежность крови, отделившихся частиц тканей, различных выделений (сперма, пот, жир).

Внешняя и внутренняя организация тела человека как следообразующего (отображаемого) объекта в процессе отождествления является источником информации о признаках внешнего строения и внутренних свойствах. Поэтому биологические свойства характеризуют человека как биологическую систему, функционирующую в социальной среде \

Как уже было сказано ранее, все биологические системы - организмы в биологии объединены в группы различной сложности: популяции, виды, роды и классы, которые принято считать основными типами или уровнями целостности. Очевидно, что в таких биологических системах как популяции, виды или классы нет настоящего органического отношения, такого как в каждом отдельном организме. Без настоящего органического отношения системы не могут обладать органической целостностью, их качественная специфичность остается недостаточной.

Салтевский MB. Указ соч. С. 6-7.

141 Поэтому, как справедливо отмечают М.Ф. Веденов, В.И.

Кремянский и другие авторы, в таких типах целостности взаимосвязи и

взаимозависимости между компонентами (элементами группового или

видового множества), конечно, тоже создают определенную целостность, но

эти взаимосвязи еще недостаточны для создания органической целостности.

Биологический вид - это не “сверхорганизм”, а малодифференцированная

группа популяций; это не индивидуум, а весьма легко делимое целое \

Поэтому вид - не целостная в физическом смысле система, а отражение

абстрактно выделенной общности между независимыми реально

существующими сообществами индивидов 2.

Существует целый ряд особенностей, общих для различных биологических систем. Например, возрастание степени и изменение формы подчинения элементов системы всей ее структуре по мере эволюционного и индивидуального развития, причем степень этого подчинения возрастает не только с повышением уровня организованности ее компонентов, но также и с повышением уровня организованности живой системы как целого. При переходах к новому порядку организованности это возрастание реализуется не прямолинейно, поскольку оно проходит через фазы отсутствия целостности данного нового порядка. Чем глубже организованное целое подчиняет себе изменения своих компонентов, тем полнее структура и реакции компонентов выражают то, что относится ко всему целому.

Рассматривая вид как целостную систему, необходимо учитывать, что структура вида может быть как интенсивной (развернутой во времени), так и экстенсивной (развернутой в пространстве). Генетическая связь между подразделениями вида - популяциями (группами людей, животных и т.д.) как раз и является реальной интенсивной структурой живого. Она есть результат, отражение исторического процесса эволюции живого, его причинной взаимосвязи. Наличие генетической связи между группами и

1 Веденов М.Ф., Кремянский В.И., Шаталов A.T. Становление и конкретизация идеи структурных уровней в биологии//Структурные уровни биосистем. М, 1967. С. 100.

2 Сетров МИ. Взаимосвязь основных иерархических рядов организации живого // Развитие концепции структурных уровней в биологии. М, 1972. С.318.

142 подгруппами вида обусловливает вид как реальную систему, отражающую

интенсивную структуру эволюционного исторического процесса.

Следовательно, типы видовых и групповых целостностей не имеют таких тесных взаимоотношений и взаимозависимостей, которые присущи органически целостным системам - живым организмам. Тем не менее, любая целостная система, как указывает В.Г. Афанасьев, есть система целесообразная, стремящаяся к достижению определенной цели, что заставляет ее постоянно развиваться и совершенствоваться при прохождении через этапы (или уровни) видового и группового целого как множества еще неорганично связанных элементов \

Взгляд на живой организм как на органичное целое уже несколько десятилетий занимает господствующее положение во всей мировой биологической науке 2. Что же касается вопроса о соотношении социального и биологического, то в проблеме человека, по утверждению И.Т. Фролова и многих других ученых, должны доминировать социальные методы исследования при условии учета биологических методов познания человека 3.

С точки зрения биологии человеческий организм взаимодействует с окружающей средой как единое целое. В этом смысле организм автономен, отграничен от внешней среды. Но с другой стороны автономность каждого организма относительна, поскольку он входит как часть в целостность более высокого порядка - группу, а через нее в более обширное образование -вид. Кроме того, каждая часть организма - орган, ткань или клетка, в свою очередь представляет собой сложную целостную систему, образованную из разнородных компонентов (элементов). В результате этого организм выступает как сложная иерархия целостностей, которой присущ своеобразный иерархический порядок, тем более сложный и многоступенчатый, чем более сложен и развит организм.

1 Афанасьев В.Г. О целостных системах // Вопросы философии, 1980. №6. С. 69.

2 Афанасьев В.Г. Проблемы целостности в философии и биологии. М., 1964. С. 336.

’’ Фролов И.Т. Перспективы человека. Опыт комплексной постановки: проблемы, дискуссии, обобщения. М, 1979.

143 Таким образом, любой организм состоит из различных уровней

организации, причем каждый уровень включает в себя нижестоящий, как

целое включает части, и, в свою очередь, сам входит в качестве компонента

в систему более высокого порядка. Получается, что в основе данной

иерархии лежит структурный подход как принципиальное движение от

простого к сложному \

По мнению В.И. Кремянского, надорганизменные системы, в особенности семейно-стадные группы, по типам своих структур в большей степени соответствуют не целостным органическим системам, а тем образованиям, которые называют координационными (в отличие от субординационных), так как у них не развиваются дифференциация и концентрация функций2.

Именно среди них возникают и развиваются принципиально новые средства и формы интеграции; именно среди них возникают действительные переходы к новой серии еще более высоких уровней организованности материи - социальных. Поэтому иерархия популяций, групп, видов - это необходимые линии классификации, которые как бы представляют собой сквозные для всей живой природы формы интеграции: многие из них объединяют живые тела различных уровней или типов целостностей.

В связи со сказанным напомним, что живые организмы не являются иерархическими системами в чистом виде. Взаимосвязи компонентов в живых организмах носят характер не одностороннего подчинения, а взаимодействия равноправных или относительно самостоятельных образований, способных к самоуправлению и проявляющих собственную активность.

Итак, современная наука рассматривает живой организм как целостную,
сложно дифференцированную высокоорганизованную

1 Югай ГА. Диагностика части и целого. Алма-Ата, 1965. С. 119-136

2 Кремянский В.И. Структурные уровни живой материи. М., 1969. С. 218-220.

144 систему. С одной стороны, этот организм является элементом
структуры

более высокого порядка - популяции, группы, вида. С другой стороны,

сам организм состоит из сложных внутренних систем, объединяющих
в

себе группы органов, например кровеносной, костно- мышечной,

генетической и многих других систем. Каждый орган данного организма

и даже каждая его клетка являются, в свою очередь,
сложно

дифференцированной системой, находящейся во взаимодействии
с

другими системами организма и в то же время обладающей относительной

автономией и самостоятельностью.

Наиболее важной системой любого живого организма является генетическая система, определяющая морфологические, физиологические и другие стороны его построения и развития. Например, генетическая система человека - наиболее существенная характеристика его популяции как биологического вида, поскольку она имеет единую для всех людей структуру. Но при этом генетическая система обеспечивает не только наследственную передачу видовых морфологических отличий человека, но и формирование индивидуальных морфологических признаков, присущих каждому отдельному человеку.

И что еще чрезвычайно важно для криминалистической идентификации, это то, что вся генетическая информация о человеке как о представителе своего вида и как об индивидууме содержится в каждой ядерной клетке человеческого организма, будь то клетка крови, частица кожи или внутренних органов, луковица волоса и т.п.

Все сказанное справедливо не только для человеческого организма, но и для любого другого, потому что каждый живой организм является сложно дифференцированной высокоорганизованной системой, основным структурным элементом которой является клетка, имеющая сходное для всех организмов строение. Неклеточные формы жизни на Земле до настоящего времени не встречались.

145 Анализ изложенного позволяет заключить, что в криминалистической

идентификации представляется наиболее обоснованной и своевременной

позиция Т.А. Седовой и некоторых других авторов,
предлагающих

рассматривать идентифицируемые объекты как целостные
системы,

состоящие из ряда систем и подсистем. Смысл системного подхода

Т.А. Седова видит, прежде всего, в том, что с его позиций любой объект

криминалистической идентификации можно рассматривать как совокупность

трех систем: взаимодействия частей объекта с внешней средой, внутреннего

взаимодействия частей и взаимодействий частей как целого

интегративные свойства целого. Выделение только объектов - внешних

структур и объектов - внутренних структур приводит к тому, что
вне

познания оказывается интегративная структура объекта как целого \

Рассмотрение и учет интегративной структуры объекта необходимы во многих идентификационных исследованиях, поскольку исследуемые части целого могут иметь все идентификационные признаки объекта, только некоторые из этих признаков, или вообще не иметь признаков, существенных для данного объекта. Объем и качество информации о целом, содержащейся в каждом его компоненте (части), определяется в первую очередь функциональным назначением компонента,
его

местоположением в целом, характером и степенью взаимосвязей данного компонента со всеми остальными компонентами и с самим целым.

Поэтому, как отмечает Т. А. Седова, для криминалистической идентификации существенна классификация отношений частей целого по их роли относительно друг друга в целом, а также по типу их взаимосвязей. В зависимости от первого основания выделяют определяющие и определяемые части. Определяющей можно считать такую часть, которая содержит наибольший объем информации, как о целом, так и о пограничных частях, то есть выполняет основную, функциональную роль целого.

1 Седова ТА. Указ соч С. 41.

146 Далее автор предлагает, как и в традиционном методе идентификации,

выделять части с существенными, несущественными, необходимыми,

случайными, внешними и внутренними связями. Очевидно,
что

наибольший интерес для расследования представляют
закономерные

специфические связи. Каждый целостный объект характеризуется своими

специфическими связями (координационными,
субординационными,

корреляционными и т.п.), которые определяют структуру
целостного

объекта.

С точки зрения целостности объекта, наибольшее значение имеют системообразующие связи и отношения, благодаря которым реализуется специфическое для системы единство. Единство системы выражается в ее общей функции или интегральном свойстве \ Поэтому, чем выше структурный уровень самой системы и ее частей (компонентов), тем полнее отражаются интегральные свойства целостной системы в ее компонентах, тем сильнее выражены их характерные, специфические взаимосвязи и отношения.

Так, например, в обществе совокупность отношений целого может явиться важнейшей в качественной специфичности такого элемента общества, как человеческая личность, а различные степени приближения к тому, что сущность человека - это совокупность общественных отношений, обнаруживается в любом органическом целом. Поэтому в отдельно взятых элементарных актах процесса можно познавать многие существенные признаки целого и, в частности, процесса отображения 2.

По мнению В.И. Кремянского живые целостные организмы возникают, живут и развиваются на основе закономерных (не случайных) органических взаимоотношений, без которых части данной целостности теряют свои свойства, присущие им в составе этой целостности. Этими особенностями живые системы отличаются от неорганических целостных
систем типа

Тюхтин В С. Отражение, системы, кибернетика М, 1972. С 14. 2 Кремянский В И. Указ соч С. 175.

147 машин, в которых отношения не влияют на части системы в такой

степени, чтобы они не могли существовать вне системы. Органические и

вместе с тем организующие отношения целого включают дифференциацию

его функций не только в пространстве, но и во времени. В организме

чрезвычайно важное значение имеет определенная иерархия частей
и

элементов, взаимодействующих друг с другом, но неравноценных
по

своей природе и своим влияниям на общий результат.

Генетическая система, являясь одной из важнейших частей живого организма, определяет все признаки его внешнего и внутреннего строения. Генетическая система - носитель специфических признаков,

свойственных всем представителям данного вида. Она отражает также признаки, свойственные отдельным родам и группам людей (расовые, семейно-групповые и т.д.). И что самое важное - генетическая система каждого биологического организма содержит индивидуализирующие его признаки, то есть отличительные черты, характерные только для данного конкретного индивидуума. В этом смысле генетическая система, как компонент (подсистема) живого организма, отражает все специфические родовые и групповые, а также все индивидуальные признаки своего целого.

С точки зрения идентификационного исследования генетической системы как компонента человеческого организма имеет значение только необходимая информативность представленного для исследования компонента целого. Важно, чтобы исследуемый материал содержал ядерные клетки организма человека, потому что в ядрах клеток располагается ДНК, которая подвергается генетическому исследованию. При этом для данного идентификационного процесса прямого значения не имеет, из какой конкретно части организма происходят исследуемые клетки. Структура ДНК одинакова во всех клетках человеческого организма. В тех же случаях, когда исследуемый материал не содержит ядерных клеток (клеток, содержащих ДНК), например пот, жировые отпечатки пальцев, волосы без луковиц, генетические исследования не производятся.

148 Генетическая экспертиза является новым сложнейшим видом

экспертного исследования, который опирается на самые
современные

достижения молекулярной биологии и генетики. Генетическая экспертиза

базируется на механизме передачи наследственных признаков, образующих

уникальную для каждого человека комбинацию. Поэтому в
результате

экспертного генетического исследования устанавливаются не групповые, а

индивидуализирующие определенную личность признаки.
(Подробному

анализу данной важнейшей проблемы посвящена следующая
глава

диссертации).

Рассмотрение вопросов, включенных в предмет исследования в

данном параграфе, позволяет сделать следующие выводы:

  1. Идентификационное познание всегда нацелено на конкретный, единственный в своем роде материально фиксированный единичный объект, имеющий устойчивую структуру. В его роли выступает человек, иной материально фиксированный образовавший следы объект реального мира, тождество которого устанавливается. Никакой иной идентификации в криминалистике быть не должно, иначе нарушается закон тождества (объект равен только себе самому и никому, и ничему другому) и размывается граница между данным и другим методом познания.

  2. То, что называется групповой идентификацией или установлением групповой принадлежности объекта, в действительности является его классификационным распознаванием.

  3. В практической криминалистической биоскопии актуальны все традиционно разрабатываемые виды идентификации или установления тождества биологических объектов: по мысленному образу в рамках предъявления их для опознания; по следам-отображениям признаков внешнего строения следообразующих биологических объектов (человека, животного др.), а также установление органического целого по его части (частям) путем производства соответствующих экспертных исследований.

149 Особую значимость для целей доказывания в современных

условиях имеют результаты геноскопической идентификации биологических

объектов как специфической разновидности установления целого по его

части (частям).

  1. Сформировавшись на последнем этапе научно-технического прогресса благодаря достижениям в области молекулярной биологии и генетики, геноскопическая идентификация представляет собой принципиально новый (по сравнению с традиционным) тип научного знания, открывающий самые обнадеживающие перспективы для решения идентификационных задач в уголовном процессе, в развитии доказательственной базы с позиций, завоеванных современным познанием.
  2. Опираясь на положения общей теории криминалистической идентификации, геноскопическая идентификация в то же время обладает свойственной только ей спецификой, не характерной для классической криминалистической идентификации. Наиболее ярко она проявляется в идентификации человека по происходящим от него следам биологической природы. Главное ее отличие состоит в том, что геноскопическая идентификация базируется не на выявлении сходства внешних характеристик сравниваемых объектов: идентифицируемого и идентифицирующего объектов, а на познании уникальной генетической составляющей внутренней структуры организма. Как управляющая, генетическая система содержит такие интегральные, персонифицирующие признаки и свойства индивидуума, которые являются необходимыми и достаточными для его идентификации по происходящим от него следам биологической природы.
  3. В отличие от традиционной идентификации, опирающейся на следы- отображения, на отражение в них выявляемых признаков внешнего строения следообразовавших, отождествляемых объектов, в геноскопии средствами идентификации являются следы-отделения и следы-выделения организма, элементы, части биологической природы.

150

  1. В контексте идентификации в криминалистической геноскопии

не только следы, но и труп человека рассматривается как часть целостной системы личности, поскольку труп представляет собой лишь материальную, телесную субстанцию данного феномена, в которой отсутствуют многие, присущие живому человеку признаки и свойства (психологическая составляющая личности, физиологические процессы жизнедеятельности и др.). Важно и то, что для генетической (геноскопической) идентификации личности по трупу в качестве объектов сранвительного анализа (средств идентификации) могут использоваться образцы биологических объектов, заведомо полученные не только от проверяемого объекта, тождество которого устанавливается, как того требует классическая идентификация, но и от близких родственников устанавливаемого лица.

  1. Совокупность идентификационных генетических признаков личности носит устойчивый, не изменяющийся на протяжении всей жизни человека характер и передается по наследству. Этот комплекс является непременным атрибутом целостного организма, его отдельных органов, их элементов, содержится также в следах-отделениях и выделениях, происходящих от человека. Необходимые для идентификации признаки имеются даже в очень малом количестве биологического вещества (капле крови, спермы, волосяной луковице, клетках органов и тканей и т.д.). В качестве таких признаков выступает система определенных генов (локусов и аллелей), располагающихся на определенных участках хромосом и содержащих варьирующееся количество тандемных повторов нуклеотидных пар, характерных для каждого отдельного индивидуума.
  2. Геноскопическую идентификацию отличает как своеобразие идентификационных признаков, так и специфика принципов, подходов, условий, методов и методик подготовки и проведения, критериев оценки результатов геноскопических исследований. Дальнейшее
    изучение

151 особенностей данной разновидности идентификации, судя по
всему, с

необходимостью выльется со временем в уточнение ряда
важных,

фундаментальных положений общей теории криминалистической

идентификации.

  1. Индивидуальность и устойчивость генетических характеристик каждого индивидуума открывают дополнительные возможности не только для дальнейшего развития теории и методики идентификационных исследований в уголовном процессе, но и решения с новых позиций других задач криминалистической теории и уголовно- процессуальной практики. Они, в частности, создают условия для развития теории и совершенствования практики криминалистической регистрации на основе разработки принципов генотипирования личности и построения генетических и генно-дактилоскопических учетов. (Подробнее об этом речь пойдет в заключительной главе диссертации.)

  2. Одним из итогов проделанного анализа является вывод о том, что в криминалистической биоскопии исследования осуществляются на четырех уровнях: на макроуровне, на мезоуровне, на микроуровне и на молекулярно-генетическом уровне. Из этого вытекает вывод, касающийся необходимости дополнения рассмотренной ранее трехзвенной типологии объектов криминалистики, предложенной М.Я. Розенталем. К его макро-, мезо- и микрообъектам следует добавить четвертое звено — объекты молекулярно-генетического уровня, основы использования которых в криминалистической практике обусловлены достижениями молекулярной биологии, молекулярной физики, генетики и других современных отраслей наук.

152 Глава 3. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ГЕНОСКОПИЯ

КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И

НАПРАВЛЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЭЛ. Понятие и назначение

криминалистической геноскопии

Рассмотренные выше гомобиоскопические исследования относятся к числу традиционных, имеющих глубокие исторические корни. В основном они осуществляются по делам о насильственных преступлениях против личности, при расследовании иных преступлений, связанных с причинением физического вреда людям, гибелью потерпевших (например, при автомобильных авариях, авиакатастрофах, в случаях преступного нарушения правил техники безопасности в сфере производства).

Вместе с тем в современных условиях все большее значение приобретают результаты биологических исследований нетрадиционных объектов (например, по делам о биотерроризме), а также исследований традиционных объектов с позиции новейших достижений научно- технического прогресса.

Во второй половине 20-го века впечатляющие успехи достигнуты в области молекулярной биологии, вскрывшей химические основы наследственности, являющиеся универсальными для всех организмов (строение ДНК, генетический код и т.д.).

Рассмотрение живых организмов как своеобразных целостных систем с особым типом морфологического и энергетического строения, открыло новые возможности в исследовании биологических организмов на разных уровнях их изучения - молекулярном, клеточном, организменном, популяционном и других. Как в свое время заметил И.Т. Фролов, вопрос о биологической организации, о ее количественной характеристике приобрел исключительную актуальность, поскольку он тесно связан с перспективами

153 применения новых методов в исследовании живых систем.
Методы

исследования в современной генетике получают новые импульсы по мере

утверждения и углубления структурно-системных подходов,
методов

точного исследования живых объектов в их органической целостности \

Стремительное развитие молекулярной биологии в последнем столетии привело к детальному исследованию клеточных структур, к раскрытию молекулярной природы основных проявлений жизни. Молекулярная биология изучает строение и жизнедеятельность молекул, ответственных за важнейшие функции живых организмов, за наследственность, изменчивость, обмен веществ, двигательную активность организмов и их частей.

“Материалистическое естествознание исходит из того, что наиболее общие законы движения материи универсальны и в этом смысле живые организмы подчиняются тем же законам природы, что и неживые тела”2.

Фундаментальным принципом современной молекулярной биологии и генетики живого организма является его системная организованность, морфофизиологическая и функциональная целостность. Организм человека как живая система отличается особым типом организованности и качественно специфичным характером взаимодействия составляющих его компонентов и частей.

Из биологии известно, что при смене поколений приспособительный эффект живой системы, обусловленный не только изменчивостью, но и устойчивостью его организации, во многом определяется устойчивостью генетических систем. Поэтому генетическая система является частью биосистемы, определяющей организацию, тип энергетической и структурной упорядоченности системы в целом и находящейся со всей системой и ее элементами в сложном взаимодействии 3.

На примере анализа целостности генетических систем, дифференциации и интеграции их структуры и функций можно убедиться

1 Фролов И.Т. Методологические проблемы генетики. М.: Знание, 1967. С. 40.

2 Волькенштейн MB. Молекулы и жизнь Введение в молекулярную биофизику М : Наука, 1965. С. 12-13. 1 Кенесарина C.H. О значении системно-структурного подхода в изучении природы гена //Развитие концепции структурных уровней в биологии. М.: Наука, 1972. С. 385.

154 в том, какое значение имеют эти подходы в генетике. “Системный

подход - это общее методологическое направление исследования, которое

включает и рассмотрение объекта с точки зрения взаимодействия
целого

и частей” ‘.

Традиционно познание генетических систем ведется в различных направлениях: генетическом (организм человека), морфофункциональном (гены, хромосомы, геномы, кариотипы), кибернетическом, эволюционном, цитологическом, биохимическом и других. Благодаря многообразию информационных данных в различных областях науки и создается единая картина целостности генетических систем.

В.А. Ратнер одним из первых определил генетическую систему как совокупность клеточных и молекулярных структур и механизмов, участвующих в записи, передаче, реализации и
преобразовании

генетической информации, развил это понятие в своих последующих работах2.

Целостный характер генетических управляющих систем молекулярного, клеточного, организменного и популяционного уровней уже длительное время является предметом специального исследования не только с помощью методов генетики, но и со все расширяющимся применением математических методов, кибернетического моделирования. Поэтому при обсуждении проблемы целостности гена и генотипа, дифференциации и интеграции, единства их структуры и функций представляет определенный интерес анализ функциональных взаимозависимостей элементов, образующих тонкую структуру гена, а также отдельных генов, составляющих генотип.

“Микро- и макроупорядоченность генотипа характеризуется иерархической зависимостью, сложным взаимодействием
отдельных

1 Фролов И.Т. Генетика и диалектика. М”. Наука, 1968. С. 272.

2 Ратнер В. А. Генетические управляющие системы. Новосибирск: Наука, 1966. С. 7; Ратнер В. А. Принципы организации и механизмы молекулярно-генетических процессов. Новосибирск: Наука, 1972; Ратнер В. А. Молекулярно-генетические системы управления. Новосибирск: Наука, 1975; Ратнер В.А. Молекулярная генетика: принципы и механизмы. Новосибирск: Наука, 1983.

155 молекулярно-генетических функциональных единиц,
наследственных

структур целостной клетки. Различного класса субъединицы
образуют

целостную структуру гена. Сами они, однако, один и тот же генетический

субстрат, но функционально рассматриваемый и изучаемый в
разных

отношениях, в разных аспектах и разными методами. Эти по-разному

определяемые и изучаемые генетические единицы обладают собственной

микроструктурой, и таким образом материальные основы наследственности

образуют целую иерархию соподчиненных структур,
интегрирующихся

в генотипе” *.

Как подчеркивал И.Т. Фролов, установление структурности и функциональной целостности гена и генотипа - одно из важнейших завоеваний современной генетики, с которого началось новое наступление генетики на глубины живой материи.

В последующие годы разделение структуры и функций гена и генотипа, присущее начальному этапу развития генетики, уступило место целостному подходу, необходимому для более глубокого анализа генетических механизмов 2.

Структурная и функциональная дифференцированность генетических механизмов и одновременно их интегрированность, целостность на разных уровнях организации живой материи требуют дальнейших исследований, в ходе которых будут открыты новые генетические структуры, более детально изучены уже известные 3.

Открывающиеся в этой связи перспективы представляются весьма заманчивыми с точки зрения использования ожидаемых результатов в уголовно-процессуальной и судебно-экспертной практике. Однако и сейчас то, что достигнуто современными биологами, уже взято
на

1 Фролов И Т Генетика и диалектика М: Наука, 1968 С 159-160

2 Афанасьев В.Г. Проблемы целостности в философии и биологии. М.: Мысль, 1964; Югай Г. А. Диалектика части и целого. Алма-Ата, 1965; Блауберг ИВ., Юдин Б.Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. M.: Знание, 1972; Шмальгаузен И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии. M: Наука, 1982; Философский словарь/Под ред. И.Т. Фролова. М., 1987; Спиркин А.Г. Философия. М., 2000.

3 Фролов И.Т. Указ. соч. С. 160.

156 вооружение учеными криминалистами, следователями и
судебными

экспертами.

В этой связи нельзя не расценить как крупный прорыв в науке такое событие как формирование в биологии новой области научного знания, получившей назваргае геноскопии (генотипоскопии). Теория и методика исследований на данном направлении, достижения которого интерпретированы для нужд уголовного процесса, становятся все более заметным фактором оптимизации следственной и судебно-экспертной практики по уголовным делам различных категорий.

Сейчас уже можно смело утверждать, что все это создало условия для формирования ранее неизвестной области криминалистической науки - криминалистической геноскопии как составной части биоскопии. Ее назначение, в первую очередь, состоит в том, чтобы дать ученым и практикам представление о человеке и происходящих от него биологических объектах как генетических системах, об использовании их возможностей при решении идентификационных задач в уголовном процессе, а также о том, каково своеобразие обнаружения, фиксации, осмотра, изъятия, предварительного и судебно-экспертного исследования указанных объектов, использования полученных данных в ходе выявления и раскрытия преступлений, с привлечением особого внимания к качеству подготовки и назначения судебно-геноскопической экспертизы в типичных следственных ситуациях.

Разработка экспертных методик, “работающих” на молекулярно- генетическом уровне, началась с того, что адекватную пространственную модель структуры ДНК (так называемую “двойную спираль”) создал американский биохимик Дж. Уотсон совместно с английским биофизиком и генетиком Ф. Криком (1953 г.). Эта модель позволила выяснить многие свойства ДНК и объяснить, каким образом генетическая информация сохраняется в молекулах живого организма. Началось бурное
развитие молекулярной биологии. Расшифровка

157 генетического кода - нахождение соответствия между кодами (единицами

генетического кода) и аминокислотами приблизили ученых
к

использованию полученных знаний в практических целях.

В 1984 английский генетик А. Джеффрис, опираясь на данные о свойствах генетического кода ДНК (индивидуальность и неповторимость, неизменяемость на протяжении всего периода жизни данной особи, длительное сохранение после наступления смерти в останках трупа), предложил способ идентификации личности путем сравнительного анализа фрагментов молекул, образующих двойную спираль этого феномена.

После этого в ряде стран Запада (Великобритании, Германии, США) практически одновременно появились и стали активно функционировать специальные судебные службы, которые проводят геноскопические (генетические) экспертизы. Результаты таких экспертиз суды принимают в качестве полноценных судебных доказательств.

В Институте молекулярной биологии АН России и в Институте молекулярной генетики наши соотечественники П.Л. Иванов, С.А Лимборская, М.И. Просняк и их коллеги создали свою оригинальную методику для сравнительного исследования структуры ДНК разнообразных объектов биологического происхождения.

В 1991 году при Бюро главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава России был создан Центр идентификационной экспертизы (ГЕНЭКС). Специалисты этого учреждения проводили экспертные исследования, используя методы идентификации и зонд отечественного производства. Последний по ряду характеристик превосходил зарубежные образцы. (Неизотопный вариант метода геномной дактилоскопии, основанный на ДНК фага М13, позволил сохранить высокую чувствительность, качество и разрешающую способность, сократить время анализа и повысить безопасность работы судебно-медицинских лабораторий).

158 Индивидуальные различия, вариации генов в структуре хромосом

являются следствием определенных генетических процессов
(например

неравные рекомбинации, делеции и т.п.), которые приводят к

реорганизации полинуклеотидных цепей ДНК, позволили
регистрировать

ее индивидуальный структурный полиморфизм при помощи молекулярной

гибридизации с радиоактивным меченым зондом. На конечном
этапе

проведения авторадиографии на радиочувствительной
пленке

формировался распознаваемый графический образ,
составленный

чередующимися полосами (дисками) разной степени потемнения.

Для каждого человека характерен свой специфический рисунок чередования и ширины темных и светлых полос, так называемых вариабельных участков генома - минисателлитов. Эта картина обнаруживает даже более высокую индивидуальную специфичность, чем папиллярные узоры пальцев, вследствие чего может служить своего рода генетическим удостоверением личности. Графическая индивидуальность геномного, отпечатка определяется числом полос, их длиной и шириной, расположением на дорожке, расстоянием между полосами (дисками), относительной интенсивностью и морфологией каждой полосы \

В 1985 - 88 годах в Англии Джеффрис А. И. и соавторы дали описание двух многолокусных и нескольких локусспецифичных маркеров, которые обозначают минисателлитные гипервариабельные участки сразу из нескольких районов генома человека. Совокупность полиморфных участков ДНК из этих районов показала их специфичность для индивидуума, а сами участки наследовались из поколения в поколение. Поэтому учеными было предложено применять исследованные маркеры для идентификации личности.

В лаборатории генетики Всесоюзного научного центра психического здоровья АМН СССР в 1986-1990 годах были обнаружены
и

1 Иванов П.Л., Гуртовая СВ., Вербовая Л В., Болдеску НГ, Плаксин ВО., Рысков А.П. Судебно- медицинская экспертиза, 1990. №2. С. 36.

2 Jeffreys A.S.,WiesonV.,TheinS.L. //Nature, 1985. V. 314. P. 67-73.

159 расшифрованы генетические коды нескольких других гипервариабельных

участков ДНК, определяющих ряд хромосомных локусов человека.

Поэтому актуальной проблемой являлся подбор наиболее
эффективных

гипервариабельных маркеров для исследования биологических следов на

вещественных доказательствах в экспертной практике ‘.

Как было отмечено в отдельных генетических исследованиях, информативность маркерных систем, основанных на гипервариабельных локусах, чрезвычайно велика вследствие их мультиаллельности. Использование этих систем для маркирования геномов стало основой технологии геномной (или молекулярной) “дактилоскопии”, позволяющей получать специфические, генетически закрепленные картины гибридизации для отдельных индивидуумов (особей).

Так, например, в геноскопических исследованиях отечественных ученых использование в качестве гибридизационных проб для геномной “дактилоскопии” ДНК бактериофага М13 открыло принципиально новые возможности для генотипирования организмов, идентификации индивидов, установления биологического родства. Этот метод представляет особый интерес в криминалистике и судебной медицине в связи с его очевидной социальной и практической значимостью.

В отличие от классических методов, основанных на анализе полиморфных белков, геномная дактилоскопия позволяет не только достоверно исключать отцовство, но и проводить достоверное установление отцовства, материнства и кровного родства в сложных случаях подмены и кражи детей, или установления личности больных людей, потерявших память 2.

Получивший распространение с 1985 года сначала в Великобритании, а
затем и во всем мире метод анализа полиморфизма длин

Рогаев Е.И., Сыроквашева ЕЮ., Пименов М Г., СтегноваТ.В. Судебно-медицинская экспертиза, 1992, № I.C. 10.

2 См , например: Просняк МИ.., Картель НА, Перебитнкж АН, Лимборская С.А ., Генетика, 1990. Т. 26, № 1. С. 134-136; Иванов П.Л., Лимборская С.А. Генетика, 1988. Т. 24. № 2 и другие.

160 рестриктазных фрагментов ДНК (сокращенно ПДРФ) и был
назван

“геномной дактилоскопией”.

В последующие годы быстрое развитие метода амплификации ДНК, основанного на полимеразной цепной реакции (ПЦР), коренным образом изменило ситуацию с типированием гипервариабельных участков ДНК и позволило убрать многие ограничения, снижавшие эффективность использования указанного выше методического подхода.

Амплификация ДНК нашла свое применение и при анализе полиморфизма гипервариабельных районов генома, которые также часто называют тандемными повторами с изменяющимся числом копий *.

К началу 90-х годов в геноме человека было обнаружено несколько сотен гипервариабельных тандемных повторов, в которых была определена частота встречаемости аллелей. К числу гипервариабельных локусов генома человека, содержащих тандемные повторы с изменяющимся числом копий, относятся, например, локусы D1S80, D17S30, АРОВ,’ГСП J и другие. Высокий уровень полиморфизма данных гипервариабельных районов, характеризующийся наличием аллелей разных размеров, был впервые выявлен среди неродственных представителей русской нации, проживающих в Москве. На основании этого исследования были получены данные о распределении генотипов по перечисленным локусам у 120 граждан РФ2.

Как отмечают генетики, графическое выражение геномного оттиска и достоверная оценка его специфичности зависят от используемой рестриктазы (фермента). Одновременное (параллельное) использование двух или более рестриктаз ведет к существенному
повышению

1 Иванов П.Л., Вербовая Л В , Гуртовая С В и др Судебно-медицинская экспертиза, 1991. №3. С 26-30, Котлярова С Э , Масленников А Б. и др. Генетика, 1994. Т. 30. №5. С. 709-712; Мисюрин А В.Сурин В.Л., Соловьев Г.А. Генетика, 1994. Т. 30, №5, С. 713-717; Котлярова С.Э., Коваленко СП, Шаронова ДА., Новоселов В.П. Судебно-медицинская экспертиза, 1994. №2. С. 19-21; Котлярова С.Э., Краснова И.А., Коваленко СП. Генетика, 1995. Т. 31. №4. С. 573-577; Гыскэ ЛИ., Иванов П. Л. Судебно-медицинская экспертиза, 1995. №4. С.12-17; Новоселов В.П., Шаронова Д. А. Методы геномной дактилоскопии в экспертизе идентификации личности и кровного родства. Новосибирск, 1999. С. 10-55. 2Чистяков ДА., Гаврилов Д К. и др. Молекулярная биология, 1993. Т. 27. Вып. 6, 1993. С. 1304-1313.

161

достоверности и наибольшей информативности различных участков - локусов каждой хромосомы.

С увеличением числа применяемых рестриктаз увеличивается количество исследуемых локусов, каждый из которых характеризуется своим набором аллелей, определяющих индивидуальность и специфику исследуемой хромосомы. Как мы уже упоминали, именно в участках максимального накопления структурного гетерохроматина и располагается особый тип гипервариабельных локусов, содержащих тандемные повторы нуклеотидов с изменяющимся числом копий - минисателлитная ДНК. Именно вариабельная последовательность состоит из тандемно повторяющихся коротких минисателлитов, аллельные варианты которых различаются числом повторяющихся звеньев ‘.

Таким образом, на гибридизационной картине единовременно выявляется множество локусов, содержащих гипервариабельные минисателлиты. Полиморфизм этих картин был очень высок, что было отмечено еще А. Джеффрисом в исследованиях 1985-1988 годов при использовании искусственных поликоровых проб для блот-гибридизации рестриктов геномной ДНК.

“Вероятность совпадения картинок для двух неродственных индивидуумов при использовании одной поликоровой пробы оказалась равной 10”11. Иными словами, эти гибридизирующиеся последовательности были специфичны для данного индивидуума в большей степени, чем папиллярные узоры (10~6). Так как разные поликоровые пробы выявляют различные наборы гипервариабельных локусов, их совместное использование повышает и без того высокий уровень индивидуальной специфичности гибридизационной картинки “2.

Рассматривая техническую сторону геноскопического исследования, следует еще раз подчеркнуть, что сейчас существуют два наиболее

1 Юров Ю.Б., Миткевич СП. и др. Генетика, 1988. Т. 24. №2. С. 356; Иванов П.Л., Гуртовая СВ. и другие. Судебно-медицинская экспертиза, 1990. №2. С.37; Рысков А.П, Гордон И.О. Биотехнология, 1992. №3. С. 4-5.

2 Рысков А.П., Гордон И.О. Указ соч. С. 5.

162 распространенных метода исследования молекул ДНК с
целью

идентификации человека. Первый метод основан на анализе
полиморфизма

длин рестрикционных фрагментов ДНК, сокращенно ПДРФ.
Вторая

методика анализа ДНК основана на полимеразной цепной реакции (ПЦР).

Основанные на исследовании гипервариабельных тандемных повторов

отдельных участков ДНК, эти методы анализа ДНК с помощью ПДРФ и

ПЦР имеют существенные различия в техническом отношении.

Метод ПДРФ заключается в разделении на фрагменты выделенных из исследуемого материала молекул ДНК с помощью ферментов-рестриктаз, разделении смеси из множества фрагментов методом электрофореза в геле, выявлении полиморфных фрагментов с помощью специальных зондов (радиоактивных изотопов или нерадиоактивных меток), что дает возможность получения на специальной мембране определенного набора линий (дисков) различной ширины, представляющих собой индивидуальную совокупность генетических признаков, свойственных каждому конкретному индивидууму, то есть геномный или ДНК- отпечаток этого индивидуума.

Однако многие авторы отмечают некоторые недостатки метода ПДРФ, которые препятствуют его широкому использованию в криминалистике и судебной медицине, несмотря на его чрезвычайную эффективность в идентификации человека. Основным недостатком этого метода является необходимость наличия большого количества исследуемого материала, что редко встречается в практике расследования и производстве экспертиз. Этот метод используется только для работы с кровью или спермой и не позволяет исследовать другие части и выделения человеческого организма (ткани, костные фрагменты, волосы и т.п.). С помощью ПДРФ нельзя исследовать биологические следы, подвергшихся влиянию разрушающих факторов внешней среды. Кроме того, этот метод является трудоемким, дорогостоящим, требующим большого количества реагентов и небезопасным для здоровья экспертов.

163 Поэтому в экспертной практике большее распространение получил

метод полимеразной цепной реакции - ПНР, основанный на том,
что

перед исследованием гипервариабельных участков имеющиеся фрагменты

ДНК копируются в неограниченном количестве (до миллионов копий),

что позволяет получить необходимое количество материала в процессе

самого исследования. (Пожалуй, впервые в экспертной практике появилась

возможность увеличить количество исследуемого материала
без

ухудшения его качественных показателей). Реакция
амплификации

производится на специальном приборе - амгагафикаторе
(термоциклере)

в пробирках, в которые, кроме исследуемой ДНК, вносятся специальные

реактивы (праймеры).

Этот метод позволяет устранить многие недостатки предыдущего метода, в частности, обеспечивает эффективные исследования даже при очень малом количестве материала. Он позволяет работать с деградированными, загрязненными или смешанными биологическими фрагментами, предоставляя возможность исследовать все ткани и выделения человека. Данный метод имеет очевидные преимущества в идентификации личности, поскольку обладает большой стабильностью в определении достоверной совокупности генетических признаков индивидуума.

Таким образом, сопоставляя генетические признаки следов биологического происхождения, выявленных в ходе исследования вещественных доказательств, с генетическими признаками лиц, проходящих по уголовному делу, эксперт делает выводы о происхождении исследуемого объекта.

По результатам геноскопического исследования принадлежности следов биологического происхождения конкретному человеку возможны два
варианта выводов эксперта.

  1. Установлена идентичность молекул ДНК в исследуемом объекте и образце, взятом от лица А. Следовательно, исследованный объект произошел от лица А.

164

  1. Происхождение исследованного объекта от конкретного лица исключается.

Положительный вывод делается экспертом в случае установления очень малой вероятности случайного совпадения полиморфных
полос (менее чем 10’6)’.

Основными объектами экспертного исследования в названном центре выступают кровь и сперма человека. Исследования других биологических объектов сдерживают ограниченные финансовые возможности, поскольку затраты, необходимые для надлежащего оснащения лабораторий и подготовки квалифицированных кадров, весьма велики.

Приведем основные правила, которые необходимо соблюдать при направлении на геноскопическую экспертизу методом ПДРФ-анализа таких специфических объектов, какими являются кровь и сперма человека. На экспертизу можно направлять предметы - вещественные доказательства, на которых пятно крови составляет в диаметре не менее 4 см (в исключительных случаях - 2 см). Кроме того, пятно крови должно быть насыщенным. Срок образования пятна должен составлять не более трех месяцев. Методика проведения указанной экспертизы не позволяет исследовать объекты, на которых следы крови были замыты. Аналогичные требования предъявляются и к пятнам спермы. Иногда достаточно марлевого тампона, на который взят мазок содержимого из влагалища
изнасилованной.

Сравнительные образцы крови направляются на экспертизу в количестве не менее 5-7 миллилитров (5-7 кубиков), помещенной в стеклянную пробирку. Туда же добавляется 1-2 миллилитра консерванта ТРИЛОНБ (другое название - ЭДТА), либо такое же количество 5 % раствора цитрата натрия. Пробирку с кровью необходимо поместить в

1 Хохлов ВВ., Кузнецов Л.Е. Указ соч. С. 498.

165 термос со льдом, который желательно доставить в
генетическую

лабораторию в срок 24-48 часов с момента отбора крови ‘.

Анализ биологических следов человека методом ПНР позволяет исследовать объекты практически любой давности и значительно меньшие по размерам, чем при исследовании методом ПДРФ: пятна крови и спермы диаметром не менее 9 мм, а также волосы и кости. При исследовании ДНК методом ПЦР сначала выделяют ДНК из объекта, затем производят амплификацию - своеобразный синтез множества копий определенного фрагмента ДНК. Участок генома выбирают таким образом, чтобы он был полиморфен, то есть встречался в популяции в различных вариантах. (Частота встречаемости каждого из принятых в исследованиях участков ДНК устанавливается путем популяционного исследования населения).

Геномные (геноскопические) экспертизы нередко проводятся при расследовании половых преступлений, убийств с расчленением трупа, в случаях катастроф, сопряженных с отделением частей тела, а также при необходимости сужения круга поиска лиц для установления их половой принадлежности. Особенно эффективными геноскопические экспертизы могут оказаться при расследовании серийных убийств, сопряженных с половыми преступлениями.

Применение метода геномной дактилоскопии помогает следствию решать многие проблемы, возникающие при расследовании преступлений. К ним, прежде всего, относятся:

  • установление принадлежности крови, спермы и других биологических объектов конкретному человеку;

1 Подробнее об этом см.: Стегнова ТВ., Рогаев Е.И, Ионесян Л.С. и др. Исследование крови человека метолом генотипоскопии / ДНК - дактилоскопия/ Методические рекомендации. М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991; Стегнова Т.В. и др. Следы спермы - объект судебно-биологической экспертизы. М.: Будапешт, ВНКЦ МВД СССР, ИКТ МВДВР. 1991; Пономарева Л.В. Судебная молекулярно-генетическая идентификация личности // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовани преступлений Саратов, 1994 С.84-87, Протасевич А.А., Степаненко ДА., Шиканов В И. Кровь как структурный элемент следовой обстановки на месте происшествия. Иркутск, 1998. С. 53-55, Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Юристь, 2000. С. 145-151; Мамурков В. А. Криминалистические аспекты системно- структурного подхода в исследовании объектов судебных экспертиз. Екатеринбург, 2001. С. 50-121.

166

  • объединение уголовных дел, если преступления совершил один и тот же субъект, оставивший следы биологического происхождения;

  • установление конкретных участников событий в случаях обнаружения смешанных следов биологического происхождения;
  • определение принадлежности отчлененных частей трупа одному или
    разным телам;
  • установление кровного родства (например, могут ли конкретные мужчина и женщина быть родителями данного ребенка), и многое другое.
  • Геноскопическая экспертиза производится по постановлению следователя или дознавателя, а также по определению суда специализированными подразделениями экспертных учреждений, имеющими сертификаты на право проведения данных исследований.

Таким образом, основными задачами геноскопической экспертизы являются: идентификация личности, установление кровного родства и определение генетического пола человека путем исследования объектов биологического происхождения. Объектом исследования служит ДНК, полученная из различных внутренних органов и тканей, а также выделений человека - клеток крови, мышечной ткани, костей, слюны (при условии наличия в ней клеток слизистой оболочки полости рта или клеток крови), волос при наличии у них волосяной луковицы. (Срезанные волосы непригодны для исследования описываемыми методами, так как не содержат ядерную ДНК, а только митохондриальную). Моча и пот обычно не исследуются, поскольку в нормальном состоянии не содержат клеток с ядрами, а, следовательно, и ДНК.

При назначении геноскопической экспертизы необходимо учитывать, что ее методы в настоящее время являются весьма дорогостоящими, поэтому следственными и судебными органами должна быть обоснована необходимость проведения данной экспертизы, а экспертным учреждениям необходимо вначале производить предварительное исследование представленного материала традиционными (негенетическими)
методами,

167 разумеется, при достаточном количестве исследуемого
биологического

материала.

В частности, в тех случаях, когда судебно-следственными органами представлены образцы биоматериалов от нескольких подозреваемых, часто необходимо предварительное исследование этих образцов с помощью серологических методов. В процессе серологического анализа возможно категорическое исключение некоторых образцов из
дальнейшего

исследования.

Геноскопическая экспертиза должна производиться экспертами соответствующей квалификации, что обязательно отражается в экспертном заключении. В нем также обязательно указывается, на какой научной базе проведено данное исследование.

Выводы, сделанные в результате экспертного исследования, могут быть сформулированы в категорической или вероятностной форме.

Категорические выводы - это обычно выводы о невозможности происхождения крови или других биофрагментов от того или иного человека, или выводы об исключении кровного родства. Несовпадение аллелей (наследственных признаков) прямо и однозначно свидетельствует об отсутствии кровного родства, так как ребенок по законам наследования имеет 50% наследственных признаков от матери и 50% от отца.

Вероятностные выводы в геноскопической экспертизе содержат, как правило, очень высокую степень достоверности. При исследовании уже трех общепринятых в генетических исследованиях локусов - АроВ, РМСТ118, PYNZ22 - вероятность погрешности будет не более 0,4 %. При исследовании большего количества локусов вероятность погрешности снижается на два-три порядка, то есть до 0,004’ - 0,0004 %. Таким образом, достоверность идентификации в геномной дактилоскопии приближается к 100%, то есть к полной достоверности 1.
При

Комаровский К).А Судебно-медицинская экспертиза с применением молекулярно-генетических методов. Методические рекомендации. СПб., 1997. С. 14.

168

погрешности геномного исследования, равной 0,4 %, вероятность установления личности составит 99,6 %; при погрешности, составляющей 0,004 %, вероятность установления конкретного лица будет равна 99,996 %.

В ходе настоящего диссертационного исследования автором было изучено 320 заключений геноскопических экспертиз, выполненных по уголовным делам генетическими подразделениями Бюро судебно-медицинских экспертиз Уральского региона и Тюменской области.

В числе изученных экспертиз около 61,5% были произведены по уголовным делам об убийствах, 7,5% - по делам об изнасилованиях и 31% -по делам об изнасиловании с последующим убийством (рис. 3.1).

Для экспертного исследования были представлены следы крови и образцы крови в 69 % случаев; следы спермы в 34,6 %; следы слюны в 11,5%; волосы в 35 %, костные останки в 15%; фрагменты внутренних органов, мышц и тканей, эпителиальные клетки в 42 % (рис. 3.2). В их числе по делам об убийствах исследовалась кровь в 75%, костные останки в 25 %, волосы в 12,5%, фрагменты внутренних органов в 44 %, эпителиальные клетки в 31% уголовных дел (рис. 3.3). По делам об изнасилованиях была исследована сперма - в 92 %, слюна - в 33 %, волосы и эпителиальные клетки - в 71 % уголовных дел.

В 89 % проанализированных заключений экспертами были сделаны выводы с вероятностью от 99 % до 99,999 %. В их числе примерно 69 % заключений содержат выводы с вероятностью от 99,8 % до 99,999 %, что соответствует практической доказанности факта принадлежности биологических следов конкретной личности. Около 20 % заключений содержат выводы с вероятностью от 99,0 % до 99,75 %, что соответствует высшей степени вероятности принадлежности конкретной личности биоследов, представленных для экспертного исследования.

169

)

ДИАГРАММА 10

Рис. 3.1. Генотипоскопические экспертизы были выполнены

1 - по уголовным делам об убийствах - 61,5 %, 2 3 - по уголовным делам об изнасиловании с убийством — 31%, 4 5 - по уголовным делам об изнасилованиях - 7,5 %, 6

170

5

ДИАГРАММА 11

*

80 -.

70 69

/ \j

60 50 40 30 20

-

t

i

— ? . ЪА 8 ^

i

m

v»^f .\J

ii

ТТ.5

  • 45

10 —

,, ,11.11. ..Ц

_ ?,;„V:.;;;i::”. :<

iPl’t.;-;;. :>.

’^’?:0” :

п

,”.’ .’.’А’’-‘: “.у’-‘

;,,,;,,

и ! I ‘ I ! i

1

2 .

3

А

_ J. - .

Рис. З.2. На экспертизу были представлены:

1 - следы крови и образцы крови - 69 %, 2 3 - следы спермы - 34,6 %, 4 5 - следы слюны - 11,5 %, 6 7 - волосы - 35 %, 8 9 - костные останки -15%. 10

171

ДИАГРАММА 12

80 70 60 50 40 30 20 10 0

75

1 г 1

?5 1

31

12. 5

;’;:HV ;’::;; ?:??

Рис. 3.3. По делам об убийствах на экспертизу были представлены:

1 - следы крови и образцы крови - 75 %, 2 3 - костные останки - 25 %, 4 5 - волосы - 12,5 %, 6 7 - фрагменты внутренних органов - 44 %, 8 9 - эпителиальные клетки - 31 %. 10

172 В 11% случаев геноскопическая экспертиза оказалась неэффективной.

Примерно в половине этих заключений (5,5 %) исследуемый материал

(смывы крови, пятна спермы, волосы) не содержал клеток с ядерной ДНК,

поэтому генотип подозреваемого или потерпевшего не был установлен.

В остальных случаях следователями не был представлен
сравнительный

материал (в связи с отсутствием подозреваемых лиц или предполагаемых

кровных родственников и т.п.). В отдельных случаях весь ограниченный

объем представленного на экспертизу материала был израсходован
на

исследования крови серологическими методами, то есть на предварительное

определение групп крови.

Необходимо отметить, что большим преимуществом данных экспертиз в сравнении с традиционными экспертными исследованиями биологических фрагментов является то, что при генетических исследованиях нет необходимости сравнивать кровь с кровью, сперму со спермой, волосы с волосами и т.п., ибо ДНК во всех органах и тканях одного человека имеет одинаковую структуру (см. следующие параграфы данной главы). Поэтому для сравнительного исследования в геноскопической экспертизе необходимы только образцы крови проверяемого лица. Например, ДНК, выделенная из спермы или волос, обнаруженных на месте происшествия или при освидетельствовании потерпевших, может быть сопоставлена с ДНК, выделенной из образца крови подозреваемого.

Приведем следующий пример из практики. Следственными органами города Ч. велось расследование убийства гражданки Н. Проходивший по уголовному делу подозреваемый Р. категорически отрицал свою причастность к убийству. В процессе осмотра места происшествия следователь обнаружил на теле потерпевшей несколько волос, на одном из которых сохранилась волосяная луковица. Волосы были представлены на геноскопическую экспертизу. Одновременно с этим на экспертизу были представлены образцы крови подозреваемого Р. Из волосяной луковицы экспертам удалось выделить ДНК, исследование которой
позволило

173 установить тот же генотип, что и при исследовании образцов
крови

подозреваемого. Суд признал этот факт вещественным доказательством.

Таким образом, вина подозреваемого Р. была доказана.

В числе изученных геноскопических экспертиз по уголовным делам об убийствах и изнасилованиях перед экспертами ставились следующие задачи: идентификация личности по следам биологического происхождения - в 85 % генетических исследований; установление кровного родства - в 12’ % экспертиз; установление происхождения частей тела от одного или нескольких трупов — в 3 % экспертиз; установление половой принадлежности биологических следов - в 38 % экспертиз (рис. 3.4).

Как видно из анализа заключений, чаще всего геноскопическая экспертиза применяется для идентификации личности подозреваемого (подозреваемых). Анализ заключений экспертов показал, что при расследовании уголовных дел, связанных с убийством, изнасилованием или изнасилованием с последующим убийством часто возникали следственные ситуации, при которых необходимо
проведение

геноскопической экспертизы:

  • при осмотре места происшествия на теле, одежде потерпевших, предметах окружающей обстановки обнаружены следы биологического происхождения (сперма, слюна, волосы, частицы кожи), которые могут принадлежать одному или нескольким подозреваемым лицам;
  • на одежде и предметах, изъятых при обыске или при проведении иных следственных действий у одного или нескольких подозреваемых лиц, обнаружены следы биологического происхождения (кровь, сперма, слюна, волосы, частицы кожи), которые могли принадлежать потерпевшему (потерпевшим);

174

ДИАГРАММА 13

Рис. 3.4. Перед генотипоскопическои экспертизой стояли задачи:

1 - идентификации личности по следам

биологического происхождения - 85 %,

2 - установления кровного родства -12 %, 3 4 - установления происхождения частей тела 5 от одного или нескольких трупов - 3 %,

4 - установления половой принадлежности

биофрагментов - 38 %.

175 - на орудиях убийства, изъятых у подозреваемых лиц, обнаружены

следы крови, волосы, частицы внутренних органов, клетки эпителия,

которые могут принадлежать потерпевшим.

Например, в июне 2000 года на территории городской свалки в сгоревшей автомашине были обнаружены обгоревшие трупы Коленкова СВ., Смычко И.Н. и Полетаева В.II. с признаками насильственной смерти - огнестрельными ранениями в голову. По подозрению в совершении убийств были задержаны Мальченко Н.П. и Колтышев В.К. В ходе обыска дачного участка Мальченко Н.П. было вскрыто покрытие пола в бане. В стыках досок пола были обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь.

На экспертизу были направлены два фрагмента досок пола с пятнами вещества буро-коричневого цвета; высушенные образцы крови, костные и мышечные фрагменты каждого трупа; вещи подозреваемых - футболка Колтышева В.К. и свитер Мальченко Н.П., а также образцы жидкой гемолизированной крови каждого из подозреваемых лиц.

Первоначально экспертом была определена группа крови каждого трупа и двух подозреваемых лиц. В результате исследования групповых свойств крови по системе АВО был выявлен антиген «А» у Коленкова СВ., Полетаева В.П., Мальченко Н.П. и Колтышева В.К., что соответствует П группе крови, а в отдельных пятнах на фрагментах досок пола были обнаружены антигены «А» и «В», характерные для крови потерпевшего Смычко И.Н., у которого была IV группа крови.

Затем были проведены геноскопические исследования пятен крови на одежде подозреваемых, а также образцов крови, взятых у подозреваемых и от трупов. Путем типирования молекул ДНК, выделенных из всех этих образцов, удалось определить номера аллелей по шести различным локусам хромосом, что позволило установить генотипы потерпевших. При сопоставлении результатов исследований выяснтлось, что генотипы потерпевших Коленкова СВ. и Полетаева В.П. совпадают с генотипами пятен крови, обнаруженных на одежде подозреваемых лиц. Экспертами

176 был сделан вывод о том, что факт принадлежности потерпевшим пятен

крови на одежде подозреваемых лиц определен с вероятностью 99,8 %,

что соответствует практической доказанности факта’.

“Точное определение пола чрезвычайно важно при производстве генно- идентификационной экспертизы смешанных следов, поскольку при учете характерной для данного вида экспертизы категоричности выводов представление генетического паспорта объекта с неустановленной половой принадлежностью чревато серьезными следственными ошибками” . Поэтому в экспертизе вещественных доказательств большое значение имеет определение половой принадлежности биологических объектов, изъятых с места происшествия.

Один из первых методов определения половой принадлежности объектов экспертизы был основан на рестриктазном анализе ДНК человека, обеспечившего однозначное решение вопросов диагностики пола в судебно-биологической экспертизе. Рестриктазы - это ферменты, специфичные в отношении определенных участков, называемых сайтами в молекулах ДНК, и расщепляющие эти молекулы строго определенным образом. Рестриктазы разрезают молекулу ДНК внутри участков узнавания, которые обычно содержат определенное количество и сочетания пар

нуклеотидов. Обычно наблюдаются отчетливо различимые «мужские» и «женские» дорожки или полосы в виде поперечных дисков исследуемых хромосом. Профиль распределения этих фрагментов различен у разных организмов, а его видовая специфичность в ряде случаев может служить диагностическим признаком для определения видовой принадлежности исследуемых биологических объектов .

В одной из квартир многоэтажного дома в городе К. были обнаружены два трупа с множественными ножевыми ранениями Семиной Е.В., 1957 года рождения и ее сына Семина Э.К., 1985 года рождения. В процессе

’ Архив Тюменского областного суда. Уголовное дело № 6271. 2000 г.

2 Иванов П.Л..Вербовая Л В , Гуртовая СВ., Болдеску Н Г., Гыскэ ЛИ// Судебно-медицинская экспертиза, 1991. №3. С. 27.

3 Там же. С. 27-28.

177 исследования представленных вещественных доказательств с
помощью

светового микроскопа на нескольких предметах одежды
потерпевшей

экспертом были обнаружены пятна крови, смешанной со
спермой.

Кровь и сперма из этих пятен совпадали между собой по системе

АВО и относились к одной (первой) группе крови О (I).

После определения группы крови были проведены генетические

исследования, с помощью которых из пятен
смешанной

крови и спермы в объектах исследования № 1, 3, 5 выделили
ДНК

мужского типа, а в объектах № 4, 6 и 7 - ДНК женского типа.

Таким образом, по системе половых хромосом XY была получена ДНК мужского генетического пола, а по системе половых хромосом XX -ДНК женского генетического типа, что в дальнейшем имело большое значение для установления подозреваемых лиц \

Из анализа заключений видно, что следы спермы, изъятые на месте происшествия, обычно смешаны с другими выделениями - кровью, слюной и т.п. Поскольку иные выделения, как и сперма, содержат группоспецифические антигены, нередко возникают определенные сложности при установлении групповой принадлежности спермы в смешанных пятнах. Хотя в дифференциации антигенов АВО в смешанных пятнах к настоящему времени достигнуты определенные успехи, но основные трудности еще не преодолены.

Покажем это на примере. В ночь с 10 на 11 октября 1998 года в лесном массиве за городом П. было совершено изнасилование Агеевой В.П. и Кашкаровой Р.К. Потерпевшие заявили, что их изнасиловали Серов Н.Н., Красненков М.Н. и Чертков А.В. На экспертизу были представлены: тампоны с содержимым влагалища потерпевших; их одежда с многочисленными высохшими пятнами спермы, крови и слюны; одежда подозреваемых с пятнами спермы; волосы, обнаруженные на одежде

Архив Тюменского областного суда Уголовное дело № 2574. 2000 г.

178 потерпевших и подозреваемых, а также образцы крови, слюны и волос всех

потерпевших и подозреваемых.

При исследовании крови потерпевших и подозреваемых было установлено, что потерпевшая Агеева В.П. и подозреваемый Серов Н.Н., а также потерпевшая Кашкарова Р.К. и подозреваемый Чертков А.В. имели одинаковые группы крови. Все они являлись выделителями свойственных каждому из них гругатоспецифических факторов, что было установлено исследованиями образцов их слюны. В их волосах также были выявлены присущие каждому антигены.

Затем генетическая экспертиза установила генотипы всех потерпевших и подозреваемых. Геноскопические исследования смешанных пятен спермы на тампонах и одежде потерпевших позволили экспертам обнаружить в смешанных пятнах спермы генотипы подозреваемых и сделать вывод о том, что в изнасиловании Агеевой В.П. принимали участие Серов Н.Н. и Чертков А.В., а в изнасиловании Кашкаровой Р.К. - Красненков М.Н. и Серов Н.Н. Эти же выводы подтвердили исследования волос и слюны подозреваемых ‘.

Таким образом, при идентификации личности по следам биологического происхождения геноскопическая экспертиза может решить следующие вопросы:

  • принадлежат ли потерпевшему следы крови на одежде подозреваемого лица (подозреваемых лиц), на предметах, изъятых с места происшествия или иных объектах; происходят ли данные следы крови от одного или нескольких потерпевших;

  • происходит ли сперма на одежде, предметах, смывах с тела, тампонах с содержимым влагалища потерпевшей (потерпевших) от конкретного подозреваемого лица; происходит ли исследуемая сперма от одного или нескольких подозреваемых лиц;

Архив Пермского областного суда. Уголовное дело № 1367. 1999 г.

179 - принадлежат ли волосы, изъятые с одежды подозреваемого,

потерпевшему; принадлежат ли волосы, изъятые с одежды
трупа,

конкретному подозреваемому лицу.

Назначая геноскопическую экспертизу по уголовному делу, следователь, исходя из обстоятельств расследуемого дела, должен, как отмечалось, совместно с экспертом решить вопрос о целесообразности предварительного исследования материала традиционными методами. При этом следует учитывать, что после предварительного установления группоспецифических антигенов исследуемого материала должно быть достаточно для проведения последующей геноскопической экспертизы.

Проблема идентификации человека по отделенным от него следам биологического происхождения (крови, спермы, слюны, волос, частиц кожи, внутренних органов, частей тела) имеет чрезвычайно важное значение в криминалистике при расследовании особо опасных преступлений. В частности, идентификация личности по ее биологическим следам важна при расследовании серийных убийств, в особенности сопряженных с половыми преступлениями; при обнаружении неопознанных человеческих останков при расследовании убийств, связанных с расчленением трупа; в локальных вооруженных конфликтах, техногенных катастрофах, авариях, террористических актах и т.п.

Во многих случаях объектами исследования в генетической

экспертизе являются обезличенные жертвы: части тел и органов, расчлененные и обугленные трупы, костные останки или трупы с явно выраженной деградацией, когда прижизненные повреждения, посмертные повреждения и разрушающие процессы изменяют труп настолько, что его невозможно опознать. В таких ситуациях нередко возникает необходимость идентификации целого по отделенным от него частям или получения отрицательного результата о принадлежности обнаруженных частей тому или другому источнику.

180 Принятая в судебно-медицинской экспертизе практика определения

групповой, а иногда и половой принадлежности расчлененных, обугленных,

скелетированных или гнилостно измененных трупов сопряжена с большими

сложностями, так как воздействия внешних факторов отрицательно влияют

на возможность выявления группоспецифических антигенов \ В этих

ситуациях положительный результат может дать только геноскопическая

экспертиза.

В 1999 году в лесу в 10 километрах от города М. в разное время было обнаружено несколько частей, предположительно принадлежавших одному женскому трупу. В результате проведения геноскопического исследования было установлено, что голова, верхние и нижние конечности принадлежат одному трупу с вероятностью 99 % .

Геноскопическая экспертиза по установлению принадлежности частей тела определенному лицу может решить следующие вопросы:

  • принадлежат ли отделенные части тела, обнаруженные на месте происшествия (или в иных местах), одному (конкретному) лицу;
  • какие части трупа, Обнаруженные в разное время (в разных местах), происходят от одного лица или, в зависимости от обстоятельств дела, какому количеству трупов принадлежат обнаруженные части.
  • Отметим, что генетические исследования частей трупов нередко остаются невостребованными в связи с тем, что нет централизованного генетического учета и банка генотипов по регионам и областям России для определения принадлежности частей трупов.

Геноскопические экспертизы по установлению кровного родства проводятся при необходимости установления кровного родства между живыми лицами и трупами, когда трупы подверглись разрушительному воздействию внешних факторов и их опознание невозможно. Эти экспертизы назначаются также для установления кровного родства между живыми

1 Загрядская Л.Д., Колыш М.Ш , Королева Е.И. Об объектах исследования для групповой идентификации по системе АВО гнилостно-измененных трупов. Материалы 1 Всероссийского съезда судебных медиков. М, 1981. С. 130-132.

2 Архив Челябинского областного суда. Уголовное дело № 1308. 1998 г.

181

лицами в случаях установления спорного материнства или отцовства; для установления отцовства, наступившего после изнасилования; при убийстве, похищении или подмене детей.

Геноскопическая экспертиза по установлению кровного родства может дать ответы на следующие вопросы:

  • принадлежат ли следы крови, обнаруженные на месте происшествия, кровному родственнику потерпевшего;
  • является ли неопознанный труп кровным родственником А.;
  • принадлежат ли части неопознанного трупа сыну (иному кровному родственнику) А.;
  • являются ли кровными родственниками неизвестные трупы, обнаруженные на месте происшествия или в иных местах;
  • является ли подозреваемая Н. матерью новорожденного ребенка, труп которого обнаружен в контейнере для мусора (или иных местах).
  • Приведем следующий пример. В сгоревшей автомашине, находившейся на обочине дороги, ведущей в город Ч., был обнаружен сильно обгоревший труп неизвестного мужчины. Через сутки в районное управление внутренних дел поступило заявление от семьи А. об исчезновении сына 1980 года рождения. Накануне он выехал за город на личном автомобиле ВАЗ-2109 и домой не вернулся. По факту обнаружения трупа было возбуждено уголовное дело. Обгоревший труп был направлен в медико- криминалистическое отделение для проведения идентификационной экспертизы.

Для исследования были взяты пробы из плечевой кости обгоревшего трупа. Типирование ДНК производилось с помощью метода амплификации, основанного на полимеразной цепной реакции - ШДР. В качестве генетических маркеров для идентификации пробы ДНК были использованы вариабельные районы тандемных повторов таких локусов как HLADQA1 —

182 на шестой хромосоме,’ D17S80 - на первой хромосоме, lqH5VMTR - на

четырнадцатой хромосоме и D17S30- на семнадцатой хромосоме.

При молекулярно-генетической идентификации личности из образцов крови родителей А., а также из обгоревшей плечевой кости трупа были выделены образцы ДНК. Образцы подвергли амплификации по гипервариабельным районам ДНК указанных выше локусов. Согласно законам наследования ‘ Менделя, из двух аллелей
каждого

гипервариабельного локуса конкретного человека один унаследован им от отца, другой - от матери. Следовательно, генотип ДНК ребенка по конкретному гипервариабелъному локусу должен представлять собой одну из четырех возможных комбинаций родительских аллелей. ПЦР” выявляет высокий уровень полиморфизма гипервариабельных районов, характеризующийся наличием аллелей разных размеров (каждая аллель обычно содержит как минимум две копии главного гена).

Результаты генетического анализа показали, что супруги А.В.М. и А.Т.П. в 1471 раз более вероятно, чем любая случайно выбранная пара родителей, передали исследованный набор генов неизвестному мужчине, труп которого был обнаружен в сгоревшей автомашине. Полученному значению соотношения вероятностей соответствует выражение — доказательство очень сильно подтверждает - а в судебной медицине этому словесному выражению принято считать соответствующей вероятность от 99,75%’ до 99,999% - как пределы практической доказанности факта.

Таким образом, в приведенном заключении сделан вывод, что результат генетического анализа с вероятностью 99,75 % подтверждает, что неизвестный мужчина, труп которого был обнаружен в автомашине, является ребенком супругов А.В.М. и А.Т.П. Если у них нет другого сына и (или) нет информации об их (его) исчезновении, то данный мужчина действительно является- их сыном ‘.

1 Архив Челябинского областного суда Уголовное дело №1723. 1999 г.

183 До внедрения в следственную практику генетической экспертизы

вопросы установления кровного родства решали традиционными методами

судебно-медицинских экспертиз. Например, для определения
отцовства

проводили анализ групп антигенов сывороточных,
эритроцитарных,

ферментативных и лейкоцитарных систем крови. Использование нескольких

групповых факторов крови для определения отцовства
становится

возможным только при достаточном количестве исследуемого материала.

Однако и в этом случае доказать отцовство по групповой принадлежности

крови практически невозможно ‘. Эксперт может лишь утверждать,
что

происхождение ребенка от данного мужчины не исключается, как впрочем,

и от других мужчин, имеющих такие же групповые характеристики крови.

Категоричные выводы по таким экспертизам могут быть даны только в тех

случаях, когда отцовство или кровное родство исключается.

Как правильно заметил Е.Ю. Березутский, опыт молекулярно-

генетических судебных экспертных исследований, проведенных в процессе

расследования конкретных уголовных дел, в нашей стране еще сравнительно

невелик. Широкое освещение данной проблематики не только в работах

монографического, а также учебно-методического назначения, но и
в

общедоступных популярных изданиях - одно из условий
скорейшего

преодоления застоя и на этом направлении реформирования
нашего

уголовного судопроизводства2.

Томилин ВВ., Гладких АС. Судебно-медицинское исследование крови. М., 1981. 2 Березутский ЕЮ. Исследование места убийства - криминалистическая операция. Иркутск, 2000. С. 213.

184 3.2. Системная характеристика

геиотипа человека

Повышению эффективности подготовки, производства, оценки, использования результатов геноскопического судебно-экспертного исследования способствует знание субъектами, решающими эти задачи, сущности, содержания основных понятий данной новой области научного знания и практической деятельности, тех фундаментальных положений современной генетики, с помощью которых обеспечивается результативность указанных исследований. Задача эта не так проста, как может показаться на первый взгляд, поскольку то, о чем пойдет речь ниже, не относится к числу привычных для восприятия абсолютного большинства юристов категорий, реалий, признаков и достижений научно- технического прогресса, с которыми обычно сталкивается следственная и судебная практика, нередко ожидаемых и не сложных с точки зрения их освоения.

Итак, применение новых методов в генетике в значительной мере изменяет сам характер научного знания, получаемого с их помощью. Открывая огромные возможности, они вместе с тем ставят известные границы. Эффективность новых методов оказывается далеко не одинаковой на разных уровнях рассмотрения механизмов наследственности и изменчивости (молекулярном, субклеточном, клеточном, на уровне отдельных организмов и, наконец, их популяций). Кроме того, они хотя и существенно модифицируют традиционные методы генетического анализа, но отнюдь не отменяют их действенного значения ‘.

Вместе с возрастанием роли структурно-системных исследований, охватывающих все большее количество отраслей знания, становится более принципиальным не только рассмотрение соотношения структуры и ее

1 Фролов И.Т. Методологические проблемы генетики. М: Знание, 1967. С. 40-45.

185 элемента, но и определение самого понятия элемента как единицы основного

строительного материала структуры.

Р.С. Карпинская определяет элемент в зависимости от рассматриваемой системы как объект из класса объектов, образующих ту или иную систему. В этом смысле любой уровень структурной организации исследуется на основе выделения элементов, которые минимальны и далее неразложимы в пределах данной системы. “Такими элементами, например, в системе ДНК являются нуклеотиды, а в системе белка - аминокислоты. Эти элементы далее неразложимы, поскольку несут на себе специфичность системы, проявляют те свойства, которые имеют непосредственное отношение к способу функционирования системы в целом” 1.

Следует подчеркнуть, что определение нуклеотидов и аминокислот как неразложимых элементов является весьма условным. Оно oтнocитeль^ю справедливо лишь в пределах рассматриваемой системы. При переходе на более низкие структурные уровни условно неделимый элемент данной системы может сам оказаться сложно структурированной системой.

“Элементы всегда представляют собой структурированное образование, но как структуры они принадлежат нижележащему структурному уровню, чем тот, на котором ведется исследование. Поэтому в данной теоретической системе структуры нижележащего уровня представлены только в тех свойствах, которые выражают наиболее существенное и устойчивое. Выделение таких свойств позволяет использовать их как “исходный элемент теории”. Этот элемент в силу своей неразложимости и устойчивости позволяет двигаться как “вверх”, так и “вниз” - с одной стороны к пониманию механизмов исследуемой более высокой структуры, а с другой стороны - к познанию структуры нижележащего уровня”. Такое движение “вверх” и “вниз” возможно потому, что исходный элемент обладает инвариантностью в отношении различных уровней структур 2.

Карпинская Р.С. Философские проблемы молекулярной биологии. M.: Мысль, 1971. С. 39. 2 Там же. С. 40.

186 Многие ученые (И.Т. Фролов, Р.С. Карпинская, С.Н. Кенесарина и

другие) отмечают, что познавательная функция системно- структурного

(структурно-функционального) анализа состоит в том, что в
нем

объединяются три главных аспекта исследования структуры систем -

элементы, их взаимосвязи и целостность. В генетике исследование

структуры развивалось в направлении от целостности к связям и от связей

к элементам. Вместе с тем исследование отдельных элементов вело в

обратном направлении - к их связям и к целостному рассмотрению объекта.

С.Н. Кенесарина выделяет три периода развития генетики. Первый - накопление данных об аспекте связей. Второй период - хромосомной теории наследственности - характерен обнаружением материальной природы элементов наследственности. Третий, начавшийся открытием явления ступенчатого аллеломорфизма, привел к обнаружению новых уровней связей и элементов, определяющих эти связи.

“Структурно-функциональный анализ является конкретным выражением в генетике общеметодологического принципа структурности. Структурно-функциональный анализ выражается в
рассмотрении

целостного функционирования многоярусной системы связей в

организации наследственности. Многоярусность организации

генетических систем отражает всю предшествующую историю развития органического мира “ \

Как уже было сказано ранее, генетическая система является частью биосистемы, определяющей организацию, тип энергетической и структурной упорядоченности всей системы в целом и находящейся со всей системой и ее элементами в сложном взаимодействии. С открытием молекулярной природы мутаций и генетического кода под генетической системой стали понимать совокупность элементов, согласованно функционирующих в передаче, реализации и преобразовании генетической информации.

Кенесарина С.Н. О значении системно-структурного подхода в изучении природы гена // Развитие концепции структурных уровней в биологии. М.: Наука, 1972. С.383-384.

187 Исследование генетических систем ведется в разных направлениях:

вирусы одноклеточные и многоклеточные организмы, гены,
хромосомы,

геном человека и животных, и т.д. “Во всех направлениях исследования

используется единое методологическое основание, позволяющее увязать

многообразие полученных данных в единую картину способа существования,

функционирования и эволюции генетических систем.
Таким

методологическим основанием является концепция
структурных

уровней” \

Концепция структурных уровней исходит из принципа системности в применении к целостному живому организму и отражает структуру исследуемого объекта, этапы его развития и отдельные взаимосвязи элементов структуры. В этой связи возникают вопросы: сколько структурных уровней существует в генетических системах, какую роль они играют в развитии целостных органических систем, на каких критериях основывается выделение каждого структурного уровня и какое значение имеет структурный уровень в развитии всей сложной системы в целом.

Исследование генетических систем человека велось по мере выявления следующих генетических структур: ген, хромосома, геном, ДНК. Элементами всех этих структур являются нуклеотиды - мельчайшие, условно неделимые частицы ДНК. Нуклеотидный состав ДНК, выделенной из различных человеческих организмов, характеризуется разным количественным соотношением в них пуриновых (аденин и тимин) и пиримидиновых (гуанин и цитозин) оснований. Это означает, что нуклеиновые кислоты имеют видовую и индивидуальную специфичность, то есть состав ДНК характерен и для вида, и для отдельного организма, которому она принадлежит. При этом обнаруживается бесконечное количество разнообразных вариантов нуклеотидных пар,

взаимодействующих друг с другом по принципу комплементарности.

1 Кенесарина С.Н. Указ. соч. С. 385.

188 Выявленные инвариантные соотношения взаиморасположения

нуклеотидов послужили ключом к изучению вариабельности, специфичности

нуклеиновых кислот. “Единство устойчивости и изменчивости
как

характерное свойство живого, имеющее множество проявлений на различных

уровнях организации, становится в молекулярной биологии доступным

для точного, количественного выражения “ \

Химическим веществом, играющим роль трансформирующего агента, является ДНК. Это открытие имело решающее значение для развития концепции гена, понимания механизмов его функционирования. Было установлено, что именно ДНК, локализованная в хромосомах, является той химической основой, которая обеспечивает специфичность гена, что именно здесь заложена наследственная (генетическая) информация, в соответствии с которой осуществляется молекулярный синтез и, в конечном итоге, -самовоспроизведение клетки и живой системы в целом.

Важный принцип современной концепции гена заключается в том, что ген представляется определенным локусом хромосомы, детерминирующим процессы белкового синтеза (в химическом плане - участок молекулы ДНК, регулирующий расположение аминокислот в одиночной пептидной цепи). Этот принцип дополняется представлением о том, что ген не является неделимым, а состоит из некоторых генетических субъединиц, что наряду со структурными единицами генетического материала имеются сложные системы гено-регуляторов, и что, наконец, сами гены — это целостные системы, взаимодействующие внутри генотипа .

Установление химической природы вещества, из которого состоит ген (это вещество - дезоксирибонуклеиновая кислота, то есть ДНК), определение основной биохимической роли ДНК в клетке (управление синтезом белков) и ее молекулярной структуры позволило исследовать генетические различия живых организмов на молекулярном уровне.

1 Карпинская Р.С. Указ. соч. С. 53.

2 Фролов И.Т. Методические проблемы генетики. М.: Знание, 1967. С. 18-20.

189 Как отмечалось, молекулярная структура ДНК была установлена

еще в 1953 году. Тогда же была разработана модель молекулы ДНК,

представленная в виде двойной спирали из двух длинных нуклеотидных

цепей, закрученных вокруг одной оси (рис.3.5) . Остов каждой
цепи

состоит из чередующихся фосфатных групп и остатков сахара. С каждым

остатком сахара связано азотистое основание, обращенное внутрь спирали.

Азотистые основания двух нуклеотидных цепей могут быть четырех типов:

аденин или гуанин (пуриновые основания), тимин или
цитозин

(пиримидиновые основания).

Нуклеотидные цепи удерживаются водородными связями, расположенными между парами противолежащих оснований. Соединение оснований в пары подчиняется определенной закономерности: в каждой паре одно основание должно быть пуриновым, другое - пиримидиновым. Практически основания всегда объединяются в пары: аденин - тимин, и гуанин - цитозин. При этом не имеет значения, в какой из двух цепей находится каждое основание, важно лишь, чтобы в другой цепи напротив него располагался его постоянный партнер. Так, гуанин может располагаться в любой из двух цепей, но в другой цепи напротив него обязательно должен находится цитозин.

В соответствии с данной концепцией, ген представляет собой небольшой участок молекулы ДНК, состоящий из нескольких сотен или тысяч азотистых оснований. Так как пары оснований могут располагаться в любой последовательности, а количество возможных комбинаций практически неограничено, каждый ген имеет свою уникальную структуру. Этим определяется функциональная специфичность каждого гена. В последовательности пар оснований закодирована определенная генетическая информация. Поскольку от природы одного основания зависит, каким будет

1 Рисунок приведен по монографии: Сингер М, Берг П. Гены и геомы. М., 1998.

190

)’

Рис. 3.5. Прос транс твенн ая моде ль двой ной спира ли ДНК

191 другое в противоположной цепи, то последовательность оснований в одной

цепи определяет их последовательность в другой. Самовоспроизведение

молекул осуществляется, вероятно, путем раскручивания двойной спирали

и расхождения противоположных цепей с последующим образованием на

каждой из них комплементарной цепи \

Классическая генетика рассматривает ген как основную

биологическую единицу наследственности. В каждой отдельной клетке и во

всем организме ген является носителем наследственной информации.

В этой связи ген должен иметь три необходимых свойства: 1) специфичность,

2) относительную стабильность - для обеспечения сохранности
этой

специфичности в следующих поколениях, 3) изменчивость -
для

необходимости приспособления организмов к меняющимся
условиям

внешней среды. Благодаря изменчивости или способности к мутациям в

новых поколениях появляются новые, видоизмененные
единицы

наследственности, называемые аллелями, функционально отличающиеся от

исходного гена и обладающие способностью к воспроизведению в своей

новой форме. Экспериментально доказано, что гены располагаются
в

хромосомах в линейном порядке, и при этом каждый ген
занимает

постоянное и вполне определенное место (локус) .

При изменении последовательности пар оснований или замене одного из них, выпадении некоторых участков в молекуле ДНК происходит так называемая мутация гена. Измененный ген, появившись однажды, будет воспроизводиться при последующих делениях клетки.

Таким образом, многочисленные исследования элементарных частиц наследственности привели к созданию определенных представлений о гене, получивших название общей теории гена. Ее основные положения состоят в следующем.

Акинщикова Г.И. Соматическая и психофизиологическая организация человека. Л., 1977. С. 13-15. 2 Там же. С. 25.

192 Ген - информационная структура, состоящая из ДНК (реже РНК) и

определяющая синтез молекул РНК. Гены состоят из нуклеотидов, которых

в одном гене может насчитываться от нескольких десятков до нескольких

тысяч. Несмотря на огромное количество составляющих гены
невидимы

вследствие своих микроскопических размеров.

Каждый ген занимает определенный участок в хромосоме. Строго

локализованный ген называется локусом.

Ген (цистрон) - часть молекулы ДНК, имеющий определенную

последовательность нуклеотидов, представляет собой
функциональную

единицу наследственной информации. В состав раличных генов входит

разное число нуклеотидов.

Внутри гена могут происходить рекомбинации (к ней способны

частицы цистрона - реконы) и мутирование (к нему способны частицы

цистрона - мутоны).

Существуют структурные и функциональные гены. Структурные гены

кодируют синтез белков, но не принимают непосредственного участия

в этом процессе. Функциональные гены контролируют и
направляют

деятельность структурных генов.

Молекулы ДНК, входящие в состав гена, способны к репарации,

поэтому не всякое повреждение гена ведет к мутации.

Генотип, будучи дискретным (состоящим из отдельных генов),

функционирует как единое целое. На функции генов оказывают влияние

факторы внутренней и внешней среды.

Во многих исследованиях установлено, что в каждой клетке живого

организма (за исключением половых клеток) имеется полный
набор

хромосом, а, следовательно, и полный набор генов. Однако активным в

каждой клетке является очень малое количество генов, активность
же

остальных снижена.

Французские ученые Ф. Жакоб и Ж. Моно в 1961 году предложили

разделить все гены на две группы (в зависимости от функций, которые

193 они выполняют при синтезе белков): структурные гены,
определяющие

последовательность аминокислот в определенных белках, и гены- регуляторы,

регулирующие скорость синтеза белков в конкретных условиях.
Далее

ученые предположили, что структурные гены сцеплены в хромосоме, а

их активность зависит от состояния определенного участка ДНК.

И. И. Шмальгаузен обратил внимание на геномные корреляции, которые, в отличие от морфогенетических, обусловливаются более или менее непосредственно наследственными факторами развития - генами. Эта зависимость основывается на множественном воздействии одних и тех же генов или на дифференцированном действии отдельных тесно сцепленных факторов. В этом случае допускается, что одни и те же гены определяют сходное или, во всяком случае, закономерно отличающееся течение в разных частях организма каких-то процессов, возможно, биохимического порядка. Кроме того, как подчеркнул И.Т. Фролов, И.И. Шмальгаузен выделил ту целостную систему, в которой осуществляется полный цикл регулирующих потоков информации. При этом он исходил из представления о целостном характере структур, составляющих этот цикл в процессе своего взаимодействия. Таким качеством обладает многоклеточный организм, отдельная клетка и ее генетические системы, генотип и составляющие его наследственные единицы \

Чтобы глубже разобраться в сути проблемы, рассмотрим свойства хромосом как одной из генетических структур и их взаимосвязи с другими основными генетическими структурами, поскольку современный уровень хромосомной теории наследственности имеет принципиальное значение при выполнении генетических экспертиз, связанных с идентификацией личности, а также при оценке полученных результатов. Схематичное изображение хромосомы и фотография нескольких хромосом, полученная с помощью электронного микроскопа, показаны на рисунках 3.6 и 3.7 2.

Фролов И.Т. Генетика и диалектика. М., 1968; Шмальгаузен И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии. M.: Наука, 1982. 2 Рисунки приведены по книге Сингера М, Берга П.

194

Центромера

, ^та Теломер а

Хроматида

Рис. 3.6. Схематичное изображение хромосомы с коротким верхним (р) и длинным нижним (q) плечом

Рис. 3.7. Фотография отдельных хромосом человека, полученная с помощью электронного сканирующего микроскопа

195 В 1956 году было впервые точно определено число хромосом человека,

которых оказалось 46. По международной номенклатуре
хромосомный

комплекс клеточных ядер человека определяется формулой, в которой

указывается общее число хромосом и входящая в него пара половых

хромосом. Кариотип женщины обозначается 46,ХХ, кариотип мужчины -

46,XY. Хромосомы не однородны по длине. Окрашивающиеся
участки

хромосом получили название гетерохроматина, невидимые участки -

эухроматина. Отличия между эухроматином и
гетерохроматином

обусловлены структурной организацией ДНК. Большая
часть

эухроматических генов определяет качественные признаки организма,
а

гетерохроматиновые факторы оказывают существенное влияние на его

количественные признаки.

Термины гетерохроматин и эухроматин означают полярные состояния ДНК, между которыми существуют многочисленные промежуточные варианты с соответствующими морфологическими и функциональными проявлениями. Количество аутосомного гетерохроматина у мужчин и женщин одинаково, а количество гетерохроматина половых хромосом у лиц противоположного пола различно потому, что длина Х-хромосомы почти в три раза превышает размеры Y-хромосомы. Это, наряду со многими другими факторами, отражается на различных характеристиках мужской и женской клетки и, соответственно, на морфологических и функциональных характеристиках мужского и женского организма, однако все эти различия укладываются в пределы физиологической нормы 1.

После выявления неоднородностей линейной структуры хромосом, определяемых с помощью дифференциальных окрасок, стандартизированных на Парижских конференциях 1971-го и 1978 годов, стало ясно, что каждая хромосома может рассматриваться как некоторая непрерывная совокупность сегментов.

Акинщикова Г.И. Указ. соч. С. 32-34.

196 Хромосомные плечи (рис. 3.6), обозначенные латинскими буквами р

(короткое плечо) и q (длинное плечо), подразделяются на районы, границами

которых служат регулярно наблюдаемые четкие морфологические маркеры,

а районы, в свою очередь, на сегменты - участки хромосом, четко

отличающиеся от соседних по интенсивности окраски.

Районы и сегменты нумеруются арабскими цифрами, от центромеры к теломере, отдельно от каждого плеча. По этой системе обозначение индивидуального сегмента включает информацию о хромосоме, ее плече и районе, в котором он находится. Так, символ 1р22 означает второй сегмент в районе короткого плеча первой аутосомы.

Образ каждой хромосомы специфичен по числу, размерам и положению по-разному светящихся сегментов, что и обеспечивает идентификацию всех хромосом. Надежность визуальной идентификации подтверждена индивидуальностью кривых свечения, получаемых при флюорометрии хромосом. Определенный элемент разнообразия в стабильность рисунка вносит степень конденсации хромосом, поскольку в длинных хромосомах крупные однородные сегменты подразделены на более мелкие ‘.

С помощью дифференциальных окрасок всех элементов хромосомного набора были определены количественные характеристики всех хромосом, проверен принцип их расположения в порядке уменьшения длины, предложенный еще в 60-е годы. При специальной обработке каждая хромосома хорошо видна в световом микроскопе. Длина хромосом меняется от 2,3 до 11 мкм.

Поскольку исследование хромосом проводится на стадии метафазы, в микроскопе хорошо видно, что хромосомы на этой стадии состоят из двух хроматид, концы которых отходят друг от друга, то есть хромосомы имеют Х-образную форму. Изучение хромосом с измерением их длины позволило

1 Захаров А.Ф., Бенюш В.А., Кулешов Н.П, Барановская ЛИ. Хромосомы человека. М.: Медицина, 1982. С. 45-46.

197 дать полную идиограмму - схематичное изображение кариотипа человека. В

идиограмме по денверской классификации 1960 года
хромосомы

располагаются попарно в порядке их убывающей величины. Исключение

делается для половых хромосом.

Самой крупной паре хромосом присвоен порядковый номер 1,

следующей по величине - номер 2 и т.д. Самая маленькая пара хромосом

имеет номер 22. Пару половых хромосом женщины составляют две

одинаковые крупные Х-хромосомы, половые хромосомы мужчины состоят

из одной Х-хромосомы (такой же как у женщины) и значительно меньшей

по размеру Y-хромосомы. Идентификация хромосом по величине и форме

затруднена, поскольку некоторые хромосомы имеют близкие размеры.

Поэтому были разработаны методики для анализа хромосом
с

использованием флюоресцентных или других красителей, а
также

окрашивания хромосом специально обработанной краской. Этими методами

устанавливается четкая дифференциация хромосом человека по их длине на

окрашивающиеся и неокрашивающиеся участки - полосы. Рисунок этих

полос специфичен для каждой пары хромосом (рис. 3.8)’.

Хромосомы человека могут быть охарактеризованы также по содержанию ДНК каждой из них в целом и раздельно для плеч. Большинство хромосом различаются даже по общему содержанию ДНК. Очень близкие его величины найдены для аутосом 1 и 2, для аутосом 9, 10, 11 и для аутосом 17 и 18. В этих случаях различия выявляются по соотношению ДНК в плечах хромосом 2.

Каждая из хромосом человека имеет не только свою индивидуальную форму, но и индивидуальное генетическое содержание. Сохраняя всю полноту свойственной им генетической информации, хромосомы меняют свою длину в процессе прохождения клеточного цикла (деления клетки). Они оказываются максимально вытянутыми в интерфазе.

Рисунок приведен по книге Захарова А.Ф. Хромосомы человека. М., 1982. Захаров А.Ф. Указ. соч. С. 50.

198

ь

Рис. 3.8. Схем атичн ое изоб раже ние дифф еренц иров анно й окрас ки

всех хром осом челов ека

199 И, наоборот, в митозе, когда хромосомы готовятся к расхождению в

дочерние клетки, они максимально сокращены путем специальной укладки и

спирализации нуклеопротеиновой нити на основе действия химических

связей между ДНК и белком. Вхождение хромосомы в интерфазу по

завершении митоза сопровождается их удлинением в
процессе

развертывания и деспирализации.

Изучение морфологии в ядрах разных клеток дает наилучшие результаты при анализе метафазных хромосом, которые находятся в уплотненном состоянии. В этом случае легко подсчитать и изучить индивидуальные особенности каждой хромосомы.

“В своей основе хромосомы человека - это длинные нити, неоднородные по своей длине. Эта картина лучше всего обнаруживается при изучении ранних стадий подготовки клетки к митозу. Во всех таких случаях на хромосоме обнаруживаются локальные скопления ДНК в виде хромомер, представленных четко видимыми утолщениями” 1.

Для осуществления процесса расхождения сестринских хромосом в дочерние клетки важную роль играет особое образование, свойственное всем хромосомам, — центромера. Центромера имеет вид первичной перетяжки, которая в хромосомах с разной морфологией находится в разных положениях по отношению к ее концам, что определяет форму хромосом в метафазе. Если центромера находится в середине, хромосома имеет вид Х-образной структуры и называется метацентрической. Хромосомы с иным положением центромеры имеют неравные плечи и называются субметацентрическими.

При размножении клеток центральным событием является ауторепродукция хромосом. Генетическая информация в двух дочерних клетках, возникающих путем деления одной материнской, должна быть полноценной. Этого можно достичь лишь при воспроизведении молекулярных структур исходной хромосомы в двух дочерних, что происходит путем ауторепродукции. После ауторепродукции
вместо

‘Дубинин НП. Общая генетика. М.: Наука, 1986. С. 16-17.

200 каждой хромосомы появляется пара дочерних хромосом, которая временно

до момента деления ядра связана центромерой. Такие дочерние хромосомы,

вполне самостоятельные, но не отделившиеся друг от друга, называются

хроматидами. Пары хроматид хорошо видны на всех стадиях митоза и

особенно четко во время метафазы. Учение об индивидуальности каждой

хромосомы и всего набора хромосом получило название кариотипа ‘.’

Как уже упоминалось, после окрашивания в каждой хромосоме можно наблюдать уникальное чередование поперечных светлых и темных полос. Сходные, то есть гомологические хромосомы человека имеют одинаковый характер этих полос. Последний достоверно воспроизводится, поэтому каждую хромосому в наборе можно идентифицировать. В кариотипе человека представлен полный набор прометафазных хромосом клетки человека, в котором отражены относительный размер и форма хромосом, положение центромеры и характерный вид поперечных полос.

В полном наборе из 23 метафазных хромосом человека можно увидеть по меньшей мере 2000 полос. Четко различимые морфологические признаки индивидуальных прометафазных и политенных хромосом стабильно воспроизводятся из поколения в поколение каждого вида и отдельного организма человека2.

Таким образом, постоянство числа хромосом, индивидуальность и сложность строения, авторепродукция и непрерывность в последовательных генерациях клеток говорят о большой биологической роли хромосом как носителей наследственной информации.

Установлено, что наследственная информация дискретна. Ее составляют многочисленные гены, расположенные вдоль хромосом в линейном порядке. Каждый ген занимает постоянное, определенное место в определенной хромосоме, называемое л оку сом.

J Дубинин Н.П. Указ соч. С. 17-19.

2 СингегрМ., Берг П. Гены и геномы. М.: Мир, 1998. Т.1. С. 21.

201 Гомологичные хромосомы имеют один и тот же набор генетических

локусов, поэтому они взаимозаменяемы. Негомологичные хромосомы имеют

различные наборы генетических локусов, поэтому
взаимонезаменяемы.

Необходимая для развития организма генетическая информация содержится

только в полном наборе всех негомологичных хромосом, то есть в их

полном гаплоидном наборе.

В настоящее время генетики, цитологи и специалисты по молекулярной биологии подошли к пониманию организации хромосомы как сложнейшей интегрированной системы единиц (элементов)

наследственности. Поэтому в исследовании хромосом особое значение приобретают вопросы выяснения цитологических и химических особенностей индивидуальных хромосом и их районов (участков) в генетической идентификации организма человека.

Самым универсальным принципом генетической организации всех живых существ, как бы просто или сложно они не были устроены, является линейный порядок расположения единиц наследственности - генов. Само собой разумеющимся кажется в связи с этим утверждение о линейной дифференцированности хромосомы как системы генов, коль скоро любая такая система, кодируя разные признаки, должна состоять из разных генов.

Первым проявлением линейной неоднородности хромосомы, обнаруженным исследователями еще в начале XX века, была неодинаковая конденсируемость хромосомных участков. Позже была установлена одна из важнейших функций хромосомы - способность к ауторепродукции. Принципиально важен тот факт, что хромосома человека представляет собой структуру, которая в отношении ауторепродукции дифференцирована на районы, относительно автономные по времени репликации ДНК. Линейная дифференцированность по времени репродукции является характерной чертой хромосом организмов всех людей. В хромосомном

202 наборе того или иного человеческого человека каждая
хромосома

характеризуется индивидуальной картиной такой дифференцированности 1.

Последующие молекулярно-генетические исследования показали, что индивидуальность гена, как и все разнообразие генов, определяется особенностями химической структуры ДНК хромосом, а, следовательно, хромосома - простая или сложная - является структурой химически дифференцированной по своей длине. При этом, существует химическая неоднородность хромосомы в разных ее участках на клеточном уровне. В 60-х годах положение об уникальности нуклеотидных последовательностей как основе генетической организации хромосомы вошло в противоречие с обнаруженными в ДНК высших организмов многократно повторяющихся идентичных или весьма сходных нуклеотидных последовательностей.

По наличию в геноме высших организмов повторяющихся последовательностей нуклеотидов ДНК генома условно подразделена на три класса: 1) ДНК с большой частотой повторяющихся копий (быстро ренатурирующая ДНК), 2) ДНК с умеренным количеством сходных последовательностей (ДНК, ренатурирующая с промежуточной скоростью), 3) ДНК с малоповторяющимися или уникальными последовательностями (медленно ренатурирующая ДНК). Обнаружение повторяющихся ДНК именно у высших организмов показывает, что они играют исключительную роль в структурной организации и фукционировании хромосом.

В настоящее время очевидно, что повторяющаяся ДНК, наряду с ее более или менее равномерным распределением в геноме, в сочетании со структурными генами локализуется в хромосомах самостоятельными блоками разной величины. Исключительную роль в обнаружении неравномерного распределения в хромосоме ДНК с повторяющимися последовательностями играет метод гибридизации нуклеиновых кислот на хромосомных препаратах. Проведение таких исследований на хромосомах отдельных видов обнаружило во многих случаях локализацию
фракций

1 Захаров А. Ф. Хромосомы человека. М.: Медицина, 1977. С. 5-11.

203 высоко повторяющихся последовательностей крупными блоками,
легко

выявляемыми даже в метафазных хромосомах. Это прямо указывает на

особое функциональное значение неравномерного
распределения

повторяющейся ДНК по длине хромосом ‘.

Таким образом, изучение любого аспекта организации хромосомы, особенно в их взаимосвязи, осложняется тем, что хромосома не только линейная, но и многомерная структура.

В заключение рассмотрения такой молекулярно-генетической структуры, как хромосома, остановимся на основных положениях хромосомной теории наследственности, имеющих большое значение для выделения генетических признаков человека:

  • гены располагаются в хромосомах, каждая из которых представляет собой динамичную группу сцепления генов. Число групп сцепления генов у каждого вида равно гаплоидному числу хромосом;
  • гены расположены в хромосоме линейно;
  • каждый ген занимает в хромосоме определенное место. Ген, занимающий определенное место, называется локусом;
  • между гомологичными хромосомами может происходить обмен аллельными генами;
  • расстояние между генами в хромосоме пропорционально проценту кроссинговера между ними.
  • Как отмечает С.Н. Кенесарина, открытие генетиками делимости гена имело принципиальное методологическое значение для начала нового этапа развития структурного подхода как структурно-функционального способа исследования материальных основ наследственности. Структурная неоднородность гена, дифференцированность его частей выявила проблему активной конкретно-целостной системы и выдвинула задачу одновременного изучения всей сложной организации гена и вместе с тем сложного многоуровневого характера проявления его целостной функции.

1 Захаров А.Ф. Указ. соч. С. 13-22.

204 Структурно-функциональный анализ является конкретным

проявлением в генетике общего принципа структурности и выражается в

рассмотрении целостного функционирования многоярусной системы связей в

организации наследственности. Полнота структурно- функционального

анализа рассматриваемой сложной структуры возможна лишь на уровне

развитого знания, когда накоплено достаточно фактов, относящихся к связям

и элементам. Только в этом случае возможно изучение живого объекта как

целостного, сложно организованного и, вместе с тем, многоступенчато

расчлененного.

Углубление понятия сущности гена привело к увеличению связей, в которых оно рассматривается. Появляется проблема взаимоотношения низших молекулярных уровней организации с высшими. Связь генетических систем через цепь биохимических реакций с признаками организма, с его морфофизиологической организацией показывает, что генный уровень организации находится в широкой системе связей разных уровней. Выяснение механизмов биологической организации, поиск ее истоков должен начинаться с генетического уровня. Главная функция генетических систем - функция регулирования или управления - находится в основе иерархии биологических процессов управления, поэтому должна быть основным уровнем регуляции механизмов живого 1.

Исходя из этого, на данной стадии развития науки генный уровень организации регуляторных механизмов можно рассматривать как основание механизмов организации живых систем, а ген — как главный условно неделимый элемент живой организации.

Универсальность генетического кода, единство принципов организации процесса наследственности всего органического мира, а также механизм процесса метаболизма и в целом морфофизиологической организации
позволяет видеть в этой устойчивости возможность

1 Кенесарина С.Н. Развитие концепции структурных уровней в биологии. М.: Наука, 1972. С.383-386.

205 изменчивости, но такой изменчивости, которая, изменяя организацию,
не

меняет ее основных принципов.

Эволюция генетических систем идет в сторону возрастания количества уровней управления, усложнения, дифференциации связей, повышения информационной емкости. Это обеспечивает возрастание относительной независимости организмов от окружающей среды, а, следовательно, возрастание их целостности 1.

Целостный характер генетических управляющих систем долгое время являлся предметом их разносторонних исследований2.

Проблема целостности гена и генотипа, дифференциация и интеграция, единство структуры и функций получают развитие в исследовании функциональных зависимостей элементов, образующих структуру гена, а также отдельных генов, составляющих генотип.

“Микро- и макроупорядоченность генотипа характеризуется иерархической зависимостью, сложным взаимодействием отдельных молекулярно-генетических функциональных единиц, наследственных структур целостной клетки. Субъединицы различного класса образуют целостную структуру гена. Сами они, однако - один и тот же генетический субстрат, но функционально рассматриваемый и изучаемый в разных отношениях, в разных аспектах и разными методами. Эти по-разному определяемые и изучаемые генетические единицы обладают собственной микроструктурой, и таким образом материальные основы наследственности образуют иерархию соподчиненных структур, интегрирующихся в генотипе. Установление структурной и функциональной целостности гена и генотипа -одно из главных завоеваний современной генетики” 3.

Уже хорошо известно, что ген представляет собой не просто сложную целостную систему и структуру, но что его функциональная

1 Кенесарина C.H. Указ соч. С. 387-390.

2 Ратнер В. А. Генетические управляющие системы. Новосибирск, 1966.

3 Фролов И.Т. Генетика и диалектика. М., 1968. С. 159.

206 дискретность зависит от системы генотипа. Генотип представляется уже

не мозаикой генов, а динамической системой связи генов и их аллелей1.

Аллельными (или аллеломорфными) принято называть те гены, которые определяют развитие альтернативных признаков и располагаются в одних и тех же локусах гомологичных хромосом. Если в обеих гомологичных хромосомах находятся одинаковые аллельные гены, такой организм называется гомозиготным и дает только один тип гамет. Организм с различными аллельными генами носит название гетерозиготного, он образует два типа гамет.

Совокупность всех наследственных факторов именуется генотипом. Этот термин используется и в более узком смысле для обозначения тех генов, наследование которых составляет предмет изучения.

Генетиками установлено, что число групп совместно наследуемых аллелей соответствует числу хромосомных пар. Аллели, ассоциируемые с различными хромосомами человека, имеют в потомстве независимое распределение, а их группы, связанные с определенной хромосомой, остаются сцепленными и в потомстве.

Определение частот рекомбинации между сцепленными парами аллелей позволило сделать три важных заключения:

1) гены расположены в линейном порядке, а члены аллельных пар обычно занимают одинаковые относительное положение на гомологичных хромосомах; 2) 3) рекомбинация происходит только внутри одной группы сцепления, то есть между гомологичными хромосомами; 4) 5) частота, с которой два разных сцепленных аллеля перекрещиваются (например, связываются узелком), зависит от расстояния между ними на хромосоме (чем дальше они друг от друга, тем выше эта частота). Эти 6) Лобашев M.E. Томас Генри Морган - основатель теории гена // Генетика, 1966. № 11. С. 7.

207 обстоятельства позволили картировать гены на хромосомах уже в начале

20 века \

Геном человека (совокупность молекул ДНК клетки) создается в процессе эволюции живых систем путем отбора соответствующих хромосом - групп сцепления, несущих конкретный набор генов, необходимых для функционирования определенного генотипа как системы. Число групп сцепления у человека ассоциируется с числом хромосом — 23. Группа сцепления, или гомологичные пары хромосом, являются такими единицами (элементами) в генотипе, которые способны к рекомбинации в мейозе, то есть во время деления клетки. Благодаря этому осуществляется явление расщепления и независимого комбинирования генов, расположенных в разных группах сцепления.

В пределах группы сцепления между гомологичными хромосомами происходит регулярный обмен аллельными генами — кроссинговер или рекомбинация. Кроме того, в пределах группы сцепления происходят процессы рекомбинаций в виде различных хромосомных реорганизаций: инверсий, дупликаций, делеций и транслокаций. Расщепление, независимое комбинирование негомологичных хромосом, кроссинговер, а также хромосомные перестройки обеспечивают процесс комбинативно й

изменчивости 2.

По определению М.Е. Лобашева, такое специальное исследование системы генотипа называется генетическим анализом. В результате генетического анализа устанавливается взаимосвязь дискретных единиц наследственности в системе генотипа. При этом генотип раскладывается на составляющие его элементы: геном, группы сцепления, гены, внутригенные структуры. Основой генетического анализа является изучение комбинативной изменчивости, возникающей в результате комбинирования геномов, групп сцепления, генов, а также мутаций и хромосомных

1 Сингер M, Берг П. Указ. соч. С. 25.

2 Лобашев М.Е. Принципы генетического анализа // Актуальные вопросы современной генетики. М.: МГУ, 1966. С. 9.

208 перестроек. При проведении генетического анализа исходят из следующих

предпосылок:

1) основной единицей наследственности является ген; 2) 3) ген отличается относительным постоянством свойств; 4) 5) хромосомы - носители наследственности — отвечают двум основным условиям: копированию в дочернем поколении и программированию синтеза специфических белковых молекул, благодаря апериодической структуре ДНК и комплементарности азотистых оснований; 6) 7) группы сцепления генов относительно постоянны; 8) 9) хромосомы закономерно распределяются при митотическом и мейотическом делениях клетки. 10) Ген, группы сцепления, геном представляют собой сложные многофункциональные системы и являются структурными уровнями более сложных систем: генотипа, живого организма, популяции и т.д.

Ген представляет собой структурно дискретную, но функционально целостную систему в генотипе, с помощью которой происходит запись, сохранение и передача информации из поколения в поколение, обеспечивающих прерывность непрерывной жизни на Земле.

Ген состоит из последовательного ряда участков (сайтов) и кодонов, расположение которых определяет его функциональное состояние. Различные состояния гена выражены его внутригенной структурой и аллелями, а также их взаимоотношениями в виде межаллельной комплементации, взаимосвязью с аллелями других генов в разных группах сцепления. Сейчас генетики исследуют эффект положения гена (локуса), частоту его мутирования и механизм репликации.

Генотип - система генов ядра клетки,
обеспечивающая

воспроизведение и работу клеток развивающегося организма. При более детальном рассмотрении в генотип включают не только ядерные гены, но и внеядерные структурные элементы клетки и рассматривают генотип как динамическую, а не статическую структуру, потому что репликация ДНК

209 происходит непрерывно, вследствие чего изменяется количество генов в

ядре клетки (в процессе ее деления), и, кроме того, постоянно регулируется

считывание кода наследственной информации. При этом геном и группы

сцепления не меняются, постоянным остается место генов в хромосоме,
но

их активность непрерывно меняется \

Таким образом, рассмотрение живых организмов как своеобразного

рода целостных систем открыло новые возможности в генетическом анализе

и привело к следующим результатам, играющим важную роль в решении

проблем криминалистической идентификации человека.

  1. Системно-структурными исследованиями живых организмов установлено, что генетическая система является частью биосистемы, определяющей ее организацию, энергетическую и структурную упорядоченность и находится в сложном взаимодействии со всей биосистемой в целом и ее элементами. Наиболее важными элементами генетической системы человека являются: ген, хромосома, геном, ДНК. Каждый из этих элементов, в свою очередь, является сложно дифференцированной системой.

  2. ДНК представляет собой спираль из двух длинных нуклеотидных цепей, закрученных вокруг одной оси. ДНК располагаются в хромосомах. Именно в ДНК заложена наследственная (генетическая) информация.

  3. Различные по длине и плотности закручивания спирали ДНК размещаются в 46 хромосомах. Хромосомы локализованы в ядрах клеток органов и тканей человека. Число хромосом постоянно для каждого биологического вида. Кариотип человека (количество хромосом, их форма и размеры) являются родовыми признаками последнего. Каждый вид живых организмов имеет свой характерный кариотип. (Например, кариотип обезьяны содержит 48 хромосом.)

‘ЛобашевМ.Е. Указ. соч. С. 10-11.

210

  1. Кариотипы (наборы хромосом) мужчины и женщины отличаются

парой половых хромосом. Отличия по половым хромосомам являются групповым признаком человека.

  1. Хромосома - сложнейшая интегрированная система линейно расположенных элементов наследственности - генов. Каждая из хромосом человека имеет не только свою индивидуальную форму, но и индивидуальное генетическое содержание.
  2. Ген - информационная структура, состоящая из определенной последовательности нуклеотидов - является основной функциональной единицей наследственной информации. В одном гене может насчитываться от нескольких десятков до нескольких тысяч нуклеотидов. Каждый ген (или совокупность генов) кодирует определенный признак конкретного человека.
  3. Элементами всех генетических структур являются нуклеотиды - мельчайшие условно неделимые частицы ДНК. Обнаружено огромное количество разноообразных вариантов расположения нуклеотидных пар, взаимодействующих друг с другом по принципу комплементарности.
  4. Совокупность всех наследственных факторов называется геномом. Термин “генотип” используется в более узком смысле для обозначения совокупности генов, определяющих основные наследственные признаки человека, которые характеризуют каждого человека как индивидуума и имеют большое значение для идентификации личности.
  5. Структурные элементы генетической системы человека (ДНК, нуклеотиды, гены, хромосомы), рассмотренные на разных уровнях ее организации, содержат совокупность генетических признаков, на основе которых в процессе расследования преступлений не только устанавливается родовая и групповая принадлежность любого организма, но и производится его криминалистическая идентификация. Идентификационные генетические признаки личности рассмотрены в следующем параграфе.

211 3.3. Идентификационные признаки генотипа человека

Генетическая система является важнейшим элементом биосистемы, т.е. живого организма. Она определяет организацию и тип структуры системы в целом, и находится в сложном взаимодействии со всей системой и другими ее элементами. “Под генетической системой понимается совокупность клеточных и молекулярных структур и механизмов, участвующих в записи, передаче, реализации и преобразовании генетической информации” ‘. В генетическую систему клетки входят такие агрегаты молекулярных генетических элементов как хромосомы, в которых сосредоточена почти вся ДНК клетки.

В предыдущей главе мы подробно останавливались на строении генетической системы человека и установили, что вся огромная цепь его ДНК размещается в 23 хромосомах, находящихся в ядрах клеток человеческого организма. В каждой хромосоме располагается одна двухнитевая ДНК, в которую входит до сотни миллионов нуклеотидных пар. Наследственная программа человека включает около трех миллиардов пар нуклеотидов, размещенных в 23 хромосомах, так что в каждой хромосоме в среднем содержится более ста миллионов нуклеотидных пар.

“Новейшие методы исследования изолированных хромосом с помощью микроэлектрофореза подтверждают различия, существующие между отдельными хромосомами и их участками” .

Продольная организация хромосом человеческого генома в своей основе имеет взаимосвязь морфологических, химических и функциональных закономерностей, которая и определяет специфичность разных районов хромосомы, что в свою очередь привело к установлению дифференциальной конденсации по длине всех хромосом человека,
а также позволило

1 Ратнер В.А. Генетические управляющие системы. Новосибирск: Наука, 1966. С.7

2 Глушакова Т.И. Развитие представлений об индивидуальности хромосом. М., 1983. С. 103; Захаров А.Ф. Хромосомы человека. М, 1977; Захаров А.Ф., Бенюш В.А , Кулешов H П., Барановская ЛИ. Хромосомы человека. М., 1982. С. 251.

212 идентифицировать каждую хромосому по специфическому
рисунку

неравномерной конденсации.

Необходимо отметить, что важнейшей особенностью хромосомы как цитологического образования является ее линейная, неоднородная, динамическая структура, претерпевающая глубокие преобразования в клеточном цикле. Эти преобразования затрагивают степень конденсации хромосомы, изменяют ее линейные параметры. Хромосома является сложно дифференцированной по длине структурой, способной к одновременной конденсации в одних участках и деконденсации в других. Проведенные в предыдущие годы генетические исследования привели к открытию двух фундаментальных закономерностей в генетике - обнаружению групп сцепления гетюп и линейности их расположения ь cip^Kiype хромосомы.

Анализ этих данных параллельно с цитологическими сведениями об организации и поведении хромосом позволил не только обосновать местоположение генов в них, но и составить генетические карты хромосом человека. Генетическое картирование хромосом человека складывается из трех необходимых факторов: 1) определение групп сцепленных генов, 2) определение расстояния между ними, 3) хромосомной локализации изучаемого гена или группы сцепления \

Из этого следует, что разные структурные и функциональные характеристики, на основе изучения которых познается организация хромосомы в целом, являются разными сторонами одного явления - глубокой специализации участков хромосомы в ее назначении выполнять сложную функцию интегрированной системы наследственных факторов человеческого организма.

Поэтому общая длина хромосомы и соотношения длин ее плеч, определяемые положением первичной перетяжки (центромеры), были положены в основу идентификации и классификации хромосом человека.

1 Захаров А.Ф. Указ. соч. С. 6-7, 54.

213 Соответствующие рекомендации были разработаны еще на

Денверском (1960) и Лондонском (1963) международных совещаниях и

действуют до настоящего времени. Согласно этим рекомендациям, все 22

пары аутосом нумеруются от 1 до 22, половые хромосомы
обозначаются

буквами X и Y. При кариотипировании аутосомы располагают в порядке

уменьшения общей длины и центромерного индекса
(проценгного

отношения длины короткого плеча ко всей длине хромосомы). Поэтому с

увеличением номера хромосомы уменьшается и ее длина в целом, и

длина короткого плеча.

По совокупности этих двух критериев выделены семь групп аутосом,

которым присвоены буквенные обозначения от А до G. Группа А (1 и 3

XpGIvICCGIrlLIy oKHKi’-ia^i ipn нарш *амыл. длинных лромисом, ЯВЛЯЮЩИХСЯ

метацентрическими и различающихся между собой по одному из признаков. Группа В (4 и 5 хромосомы) содержит две пары субметацентрических неразличимых хромосом. В группе С (6 и 12) все хромосомы субметацентричны. Группа D (13 и 15) включает неразличимые по длине и форме три пары акроцентрических хромосом. В группе Е (16 и 18) благодаря метацентричности хорошо идентифицируется аутосома 16, аутосомы 17 и 18 часто различимы. Группы F (19 и 20) и G (21 и 22) содержат очень близкие по размерам, но различные по форме хромосомы. Следовательно, на основании размеров и формы хромосом можно идентифицировать лишь четыре аутосомы (1,2,3, 16) и У- хромосому \ В ряде генетических исследований отмечено, что неопровержимые морфологические доказательства неравномерной конденсации различных участков по длине хромосом получены при наблюдении метафазных хромосом, то есть перед делением клетки. В связи с этим структурно-функциональная характеристика хромосом бесспорна. Каждая хромосома как система по количеству, размерам и взаиморасположению поперечных

1 Захаров А.Ф. Указ. соч. С. 30-33; Захаров А.Ф, Бенюш В. А , Кулешов Н.П., Барановская ЛИ.

Указ. соч. С.45-51; Глушакова Т.И .Развитие представлений об индивидуальности хромосом. М., 1983;

Георгиев Г.П. Гены высших организмов и их экспрессия. М., 1989.

214 и продольных элементов ее организации является
исключительно

специфической и индивидуальной.

Известно, что хромосомы, составляющие одну гомологическую пару, подобны друг другу, но это справедливо лишь в отношении аутосом. Половые же хромосомы могут сильно отличаться одна от другой, как по морфологии, так и по заключенной в них генетической информации.

Гомологичные хромосомы, как правило, имеют сходный набор генов, а потому обладают в одних и тех же локусах сходными или даже одинаковыми последовательностями нуклеотидных пар.

Как было отмечено, в пределах группы сцепления между

ГСМС,1СГ1Г”ПЛМ” XpCMCCCMGMil 11рСтСХОД;Т7 pCi_yjui}jMbm UGMCH оллельными

генами - кроссинговер, или рекомбинация; в пределах группы сцепления происходят нерегулярные процессы рекомбинаций в виде различных хромосомных реорганизаций.

По длине хромосом располагаются уплотненные участки различных размеров (хромомеры). Разнообразие строения и расположения этих участков в хромосоме обусловлено дифференциальной спирализацией участков хромонемы по длине хромосомы. Функциональной дифференциации хромосомы по ее длине соответствует ее тонкая морфологическая дифференциация, проявляющаяся в так называемом хромомерном рисунке, отражающем тот факт, что хромосомы по своей длине различно спирализованы в различных участках. В политенных хромосомах человека эти участки представляют собой многочисленные поперечные и продольные элементы организации - диски. Поэтому любой участок хромосомы уникален и незаменим ‘.

Таким образом, политенные хромосомы генома человека демонстрируют линейную дифференцированность на большое количество мелких
плотных участков — хромомер, которые благодаря политенизации

1 Захаров А.Ф. Указ. соч. С. 14-15.

215 выглядят как серия характерных структур - дисков. Изучение политенных

хромосом позволило установить, что хромомеры в
хромосоме

различаются по величине и взаиморасположению, благодаря чему каждая

хромосома приобретает специфический рисунок структурной
линейной

дифференцированности. Политенные хромосомы как уникальная
модель

интерфазных хромосом обеспечили возможность изучения
морфологии

функционирующих генов. За этим последовало принципиально
важное

открытие: хромомерная дифференцированность линейной
структуры

хромосом является основой дифференциальной активности генов.

Различие в степени конденсации разных участков хромосом наиболее ярко выражено в интерфазном клеточном ядре, что имеет прямое отношение к структуре и функционированию хромосом. Отсюда, более окрашенные районы клеточного ядра представляют собой

конденсированные хромосомные сегменты. Такие районы называются гетерохроматином, а деспирализующиеся (раскручивающиеся) после митоза (деления) хромосомные участки получили название эухроматина. Хромосома приобретает вид равномерно конденсированной линейной структуры лишь в метафазе 1.

Равномерное распределение генетической информации достигается с помощью деления клетки - митоза, в ходе которого каждая клетка в организме человека разделяется на две генетически одинаковые единицы — хроматиды, уходящие при делении в разные дочерние клетки.

Нам уже известно, что ДНК как основное генетическое вещество локализовано в хромосомах-органоидах, ответственных за передачу наследственной информации. Расположение ДНК в хромосомах весьма показательно. Во-первых, содержание молекул ДНК в диплоидных (соматических) клетках разных тканей в организме человека практически

Захаров А.Ф. Указ соч. С. 7-18; Захаров А.Ф., Бенюш В А., Кулешов H П , Барановская ЛИ. Хромосомы человека. М, 1982; Сингер М, Берг П. Гены и геномы. В 2-х т. T.l. М, 1998. С. 26-27; Кольман Я, Рем К.-Г. Наглядная биохимия / Пер с нем. М., 2000. С. 236, Кнорре Д Г., Мызина С.Д. Биологическая химия. М., 2000 .

216 постоянно. Во-вторых, в гаплоидных половых клетках
(сперматозоидах)

молекул ДНК в два раза меньше, что ясно свидетельствует
о

генетической роли этих молекул.

Многоклеточный человеческий организм развивается из единственной живой клетки - зиготы, образовавшейся в результате соединения мужской и женской половых клеток - гамет. Многие виды клеток объединены в общую структуру, некоторые виды существуют как независимые образования. Последние обычно находятся в жидкой среде, например эритроциты (красные кровяные клетки), спермин и др. Большая часть клеток организма входит в состав сложных систем, в которых клетки действуют согласованно, например, в тканях, образующих органы и их системы.

Известно, что клетки имеют достаточно сложное строение. По существу каждая клетка представляет собой систему, составные части которой действуют согласованно, выполняя разные жизненные функции. Клетка состоит из ядра и цитоплазмы. В ядре имеются хроматиновые глыбки и ядрышки, в цитоплазме находятся различные органоиды - центросомы, митохондрии и другие надмолекулярные структуры.

Управляющим центром клетки является ядро. Оно отделено от цитоплазмы мембраной, обладающей порами, с помощью которых ядро сообщается с цитоплазмой. В ядре находятся хромосомы, которые хорошо видны под обычным микроскопом перед началом деления клетки. Количество и форма хромосом в клетках разных органов и тканей обычно одинаковы для каждого человеческого организма. Хромосомы располагаются попарно (по две хромосомы каждого вида). В каждой соматической клетке человеческого тела (кроме половых клеток) содержится 23 пары хромосом. В половых клетках - гаметах - число хромосом уменьшено вдвое. Здесь имеется лишь по одной хромосоме каждой пары. Такие клетки называются гаплоидными.

217 При обычном делении диплоидных клеток - митозе - число

хромосом удваивается, и каждая новая клетка содержит
полный

диплоидный набор хромосом, аналогичный исходному. При делении гамет

в каждой новой клетке содержится столько же хромосом, сколько их было

в делящейся клетке, то есть в два раза меньше, чем в диплоидных \

Именно хромосомы являются ответственными за жизнь клетки, за развитие организма, за передачу наследственных признаков. В хромосомах сосредоточена вся наследственная генетическая информация. Они управляют синтезом белков, а, следовательно, всем развитием и ростом
организма.

В живом организме мы имеем дело с последовательными системами строения и свойств на каждом уровне развития - молекулярном, клеточном, организменном (индивидуальном) и популяционном. Строение и поведение молекул, отвечающих за важнейшие функции живого организма (наследственность, изменчивость, обмен веществ, подвижность организма и его частей) изучает молекулярная биология. Такими молекулами являются, прежде всего, белки и нуклеиновые кислоты. Клетка неизмеримо сложнее молекул, из которых она построена. Это высокоупорядоченная система, состоящая из надмолекулярных структур, свойства которой не могут быть получены простым суммированием свойств составляющих молекул без учета их взаимодействия.

Все важнейшие функции живых организмов осуществляются белками. Белки ответственны за перенос веществ внутрь клетки. Они не могут только одного - сами себя синтезировать. Для этого необходимы молекулы другого типа - нуклеиновые кислоты.

Нуклеиновые кислоты представляют собой полимеры нуклеотидов. Молекула ДНК человека - это длинные цепи нуклеиновых кислот, построенные из одних и тех же звеньев - А, Т, Г, Ц. Молекула ДНК состоит из двух цепей нуклеиновых кислот. Вдоль каждой цепи регулярно встречаются элементы фосфорной кислоты и сахара дезоксирибозы.
К

1 Волькенштейн MB. Указ. соч. С. 54-55.

218 остаткам сахара присоединены азотистые основания - аденин,
тиамин,

гуанин и цитозин. Основную функциональную нагрузку в молекуле ДНК

несет последовательность из этих четырех оснований, которых по длине

молекулы может быть уложено до нескольких миллионов пар.

Строгие правила соединения оснований (аденин может соединяться только с тимином, а гуанин - с цитозином) являются основой того, что при разрыве водородных связей, соединяющих эти основания, происходит разъединение молекулы ДНК на две отдельные цепи таким образом, что на каждой из цепей достраивается структура, идентичная исходной. Этот процесс образования двух молекул, идентичных исходной, называется процессом репликации и представляет собой фундаментальное основание всех последующих этапов передачи наследственной информации \

Вариабельность нуклеотидов определяется коэффициентом специфичности, отражающим индивидуальные особенности каждого человеческого организма. У каждого человека последовательность нуклеотидов, выстроенных вдоль цепи ДНК, является уникальной и специфичной, что явилось результатом длительного эволюционного процесса развития человеческого организма. Разнообразие молекул ДНК обусловлено многообразием комбинаций взаиморасположения четырех азотистых оснований в молекулах из огромного количества нуклеотидов.

Таким образом, структура хромосом имеет нуклеопротеидный характер, так как содержит три главные составные части — белок, дезоксирибонуклеиновую кислоту (ДНК) и рибонуклеиновую кислоту (РНК). Эти три вещества исключительно важны для жизни клетки. Каждое из этих трех соединений - сложный полимер - большие молекулы, включающие огромное количество повторяющихся в различных вариациях более простых молекул.

Белки содержат только 20 первичных молекул в виде отдельных аминокислот. Все многообразие строения белковых молекул обусловлено

1 Карпинская Р.С. Философские проблемы молекулярной биологии. М.: Мысль, 1971. С. 16.

219 тремя факторами: 1) количеством содержащихся в них аминокислот, которое

в разных молекулах белка меняется от 100 до 10 000; 2) различным составом

аминокислот; 3) различным взаиморасположением аминокислот
внутри

молекулы белка. Такая специфика дислокации азотистых оснований А - Т

и Г - Ц стала трактоваться как генетический код. Анализ химических

изменений в составе нуклеотидов способствовал обоснованию молекулярной

теории мутаций, а двойственность в структуре молекул ДНК (две нити)

объяснила 1тринцитты самоудвоения молекул на основе матричного синтеза.

На основе принципов строения и генетической значимости
разных

элементов в макромолекуле ДНК началось современное
развитие

молекулярной генетики и молекулярной биологии.

В функциональном отношении молекула ДНК содержит структурные гены, кодирующие синтез белков ‘.

Гены детерминируют развитие каждого человека. Они обладают кодом ДНК, который определяет типологические, общие для всех людей биологические свойства, и индивидуальные биологические различия2.

Структура модели ДНК обеспечила развитие человеческого организма как целостной живой системы. Р. Уильяме отмечал, что химические реакции в организме как в целостном объекте варьируются не только от организма к организму, но и внутри одного организма от органа к органу, как частей организма.

Поэтом следует отметить, что с точки зрения морфологии размеры и форма каждого внутреннего органа, как и внешние морфологические признаки, определяются наследственностью, что выражается в различных наборах генов и сказывается в морфологии каждой клетки и каждой группы клеток в целом организме. То есть анатомическая изменчивость лежит в основе биохимической, с которой она тесно связана.

1 Дубинин Н.П. Общая генетика. М.: Наука, 1986. С. 31-32

2 Дубинин НП. Новое в современной генетике. М.: Наука, 1986. С. 192.

220 Обычно в геноме человека гены представлены не одиночными

элементами, а семействами нескольких сходных между собой
генов,

выполняющими близкие функции, то есть кодирующими
родственные

друг другу белки. Существуют также различные типы семейств генов.

Одни из них - тандемно повторенные гены. В этом случае все представители

семейства одинаковы по структуре и кодируют одни и те же продукты.

Повторяющиеся единицы следуют одна за другой в строго определенном

порядке без каких-либо вмешательств элементов из другой ДНК.

В ином типе семейства генов его представители также располагаются близко друг от друга в одной области генома, но не образуют гомогенных повторяющихся единиц. Этот тип является наиболее распространенным в организации семейств генов. Известный пример - Р-глобиновые гены в геноме человека. В области размерами около 60 тысяч пар нуклеотидов одиннадцатой хромосомы человека располагается семь копий семейства Р- глобиновых генов. Все они отличаются друг от друга и имеют разные названия ‘.

Таким образом, далеко не каждая относительно стабильная последовательность генов представляет собой тандемный повтор, отвечающий за определенный признак или свойство. В то же время за некоторые признаки организма могут отвечать отдельные гены.

Например, гемоглобин взрослого человека содержит четыре полипептидных цепи, каждая из которых кодируется отдельным независимым геном. Поэтому для синтеза молекулы гемоглобина требуется участие четырех комплементарных генов .

Явление парности генов, ответственных за проявление одного и того же признака, получило название аллелизма . Члены пары называются аллельными генами или аллелями. В то же время термины
“аллели”,

Георгиев Г.П. Гены высших организмов и их экспрессия. М, 1989. С. 78-79. 2 Слюсарев А.А., Жукова СВ. Биология. Киев, 1987. С. 76. эЖучилин ЛИ. Ген и признак. Рекомбинация генов. Иркутск, 1979. С. 10.

221 “аллелъные гены” часто употребляется для обозначения разных форм

одного и того же гена, определяющих один и тот же признак с разных

сторон.

Наибольшее число генов удалось локализовать в Х-хромосоме, где их известно 95, а в наиболее крупной из аутосом - первой - локализовано 24 гена. Например, ген, определяющий группу крови по системе АВО, находится в девятой хромосоме, определяющий группу крови по системе MN - во второй хромосоме, а определяющий группу крови системы резус- фактора - в первой хромосоме.

Рассмотрим подробнее структуру генетической системы человеческого организма и ее свойства, отражающие индивидуальность каждого организма. Как отмечают М. Сингер и П. Берг, любой организм содержит пару генов для любого наследуемого признака, при этом каждый из членов пары имеет либо отцовское, либо материнское происхождение.

В каждом поколении члены каждой пары генов расходятся с образованием новых яйцеклеток или сперматозоидов, и во время оплодотворения формируются новые пары генов. Теперь члены пары уже называются аллелями, и особенность признака зависит от объединения одинаковых аллелей. (Об организме, несущем идентичные аллели, говорят, что он - гомозиготен; об организме, несущем различные аллели, что он -гетерозиготен). И хотя в каждом отдельном организме имеется не более двух разных аллелей определенного гена, в популяции данного вида существует много различных аллелей. Например, могут существовать множественные формы гена “a”: al, a2, аЗ, а4 и т.д., поэтому отдельные индивидуумы могут содержать такие пары, как ala2, a2a2, a3a2, ala4 и
т.д.

Каждый член аллельной пары генов ассоциируется с одной из хромосом пары, а независимое распределение аллелей объясняется тем, что различные аллелъные пары находятся на разных хромосомах организма.

Важным моментом для нашего исследования является также комбинирование различных аллельных пар генов, каждая из
которых

222 определяет различные признаки. Например, яйцеклетки или сперматозоиды в

организме, содержащем аллельные пары типа ala2 — для признака “а” и

6162— для признака “б”, могут иметь сочетания аллелей al61, al62, a261

или а2б2.

При делении клеток (митозе) гомологические хромосомы обмениваются между собой частями, давая тем самым новые комбинации сцепленных аллелей. Этот процесс получил название рекомбинации, то есть перераспределения генетического материала родителей в потомстве !.

Наиболее информативным генетическим материалом являются участки молекулы ДНК, представляющие собой последовательность ДНК, которая содержит тандемные повторы этих участков и занимает одно строго определенное положение в геноме человека2.

Термин “геном “ применяется на молекулярном уровне - к ДНК, а на генетическом уровне - к совокупности хромосом, свойственных отдельному организму человека (или любой клетке внутри организма). Термин “генотип” относится к информации, заключенной в хромосомах (или в ДНК).

Известно, что наследственная информация организма, определяющая его рост, развитие и все характерные свойства, закодирована в геноме на языке ДНК. Гены - своего рода рецепторы для синтеза белков, записанные в виде определенной последовательности элементов ДНК - нуклеотидов. Подавляющее количество ДНК сосредоточено в ядре клетки, и лишь небольшая часть - в составе генома цитоплазматических органелл клетки. Геном человека имеет большой ядерный и малый митохондриальный компоненты. Содержание ДНК в расчете на клетку обычно сохраняется постоянным в разных тканях одного организма. Размер двухспиральной молекулы ДНК характеризуется числом пар нуклеотидов, приходящихся на одну макромолекулу. Суммарная длина хромосомных ДНК человека

1 Сингер M., Берг П. Гены и геномы. T.l. M.: Мир, 1998. С. 25

2 Котлярова С.Э., Коваленко СП., Шаронова ДА., Новоселов В П. Судебно-медицинская экспертиза, 1994. №2. С. 19.

223 составляет около трех миллиардов пар нуклеотидов в 23 парах хромосом,

находящихся в каждой ядерной клетке организма человека ‘.

Таким образом, значительную часть человеческого генома составляют последовательности, образованные тандемными повторами, обозначаемыми как конкретные участки молекулы ДНК, находящиеся на определенной хромосоме и называемые высокополиморфными минисателлитными локусами. Каждый исследуемый участок молекулы ДНК (локус ДНК) имеет свой набор аллелей со своей частотой встречаемости у разных людей. Например, локус АроВ имеет 12 известных аллелей с частотой встречаемости от 0,4 до 35%, локус РМСТ118- 14 аллелей с частотой встречаемости от 0,04 до 30%. А каждый индивидуум характеризуется своими комбинациями аллелей 2.

Именно тандемные повторы с изменяющимся числом копий, которые называют “вариабельным количеством тандемных повторов” (сокращенно ВКТП), применяются в качестве генетических маркеров при изучении генома человека. Высокий уровень полиморфизма этих минисателлитных последовательностей успешно применяется для решения задач, связанных с картированием генов и идентификацией локусов, содержащих тандемные повторы (ВКТП) в виде множества аллелей, различающихся между собой числом повторяющихся элементов. Набор аллелей, или аллельный полиморфизм вариабельного количества тандемных повторов, эффективно используется для идентификации личности, так как набор повторяющихся последовательностей определенной длины является уникальным для каждого индивидуума3.

Эти и другие научные знания были получены генетиками при изучении генотипа человеческого организма. Исследуя
наследственные

Спирин АС Молекулярная биология. Структура и биосинтез нуклеиновых кислот. М.: Высшая школа, 1990.

2 Комаровский Ю.А. Судебно-медицинская экспертиза с применением молекулярно-генетических методов. Методические рекомендации. СПб., 1997. С. 14.

3 Чистяков ДА., Гаврилов Д.К , Овчинников ИВ., Носиков ВВ. Молекулярная биология, 1993. Вып. 6. С. 1304.

224 признаки организма, генетики установили, что каждому наследственному

признаку в отдельном организме соответствует отличие хотя бы в одном

гене. Поэтому упрощенно считается, что каждый наследственный признак

обусловлен одним или несколькими генами.

Так, наследование одной из групп крови у человека связано с серией множественных аллелей. Гены, определяющие развитие альтернативных признаков, принято называть аллельными или аллеломорфными парами. Они расположены в одних и тех же локусах гомологичных хромосом. Если в обеих гомологичных хромосомах находятся одинаковые гены, такой организм называется гомозиготным и дает только один тип гамет. Если же аллельные гены различны, то такой организм носит название гетерозиготного по данному признаку. Он образует два типа гамет. Так, например, лицо женского пола может быть как гомозиготным, так и гетерозиготным, что определяется генами, локализованными в X- хромосоме.

Наследственная изменчивость организмов людей показывает, что каждый ген может многообразно изменяться, влияя на развитие признаков организма человека как особи. Эти разнообразные устойчивые состояния одного гена, занимающего определенный локус в хромосоме, представляются то в виде нормального аллеля, то в виде одного из своих мутационных состояний, что и получило название множественных аллелей ‘. Поэтому в состав серии аллелей могут входить десятки разных аллельных состояний одного и того же главного гена, отвечающего за тот или иной признак развития особи (например, за цвет глаз или типы папиллярных узоров пальцев рук и т.п.).

Установлено, что аллели, ведущие к появлению ряда характерных для человека групп крови, связаны с особенностями антигенов красных кровяных телец, обусловливающих появление специфического антитела в сыворотке крови. Было установлено наличие в эритроцитах двух антигенов

1 Дубинин H П. Общая генетика. М.: Наука, 1986. С. 85.

225 “А” и “В”, а в сыворотке - двух агглютинирующих их антител.

Популяция человека оказалась разбитой по определенным свойствам крови

на четыре группы: группа “А” (наличие антигена “А” и антител “В”),

группа “В” (наличие антигена “В” и антител “А”), группа “АВ” (оба

антигена есть, антител нет) и группа “О” (отсутствие обоих антигенов,

наличие обоих антител).

Данные по наследованию показали, что четыре группы крови обусловлены тремя аллелями (IA, IB, i). Группа “АВ” всегда гетерозиготна, имея генотип 1А 1в. Группа “А” состоит из гомозигот 1Л1А и из гетерозигот IA i. В группе “В” генотипы могут быть 1в1в и IB i . Наконец, группа “О” всегда гомозиготна по рецессивным аллелям-ii1.

Рецессивный аллель - тот, присутствие которого проявляется в фенотипе только в случае, если в генотипе отсутствуют другие аллели данного гена. В частности, унаследованный от матери аллель, определяющий голубой цвет глаз, не проявится у ребенка, если кроме него он унаследовал от отца также аллель, определяющий карий цвет глаз. Цвет глаз у ребенка будет карим. Однако скрытый в потомстве первого поколения рецессивный аллель может проявиться в следующих поколениях, если его носитель вступит в брак с носителем такого же аллеля.

Известно, что геном человека создавался в процессе эволюции путем отбора соответствующих хромосом - групп сцепления, несущих определенный набор генов необходимых для функционирования генотипа как системы.

Индивидуальные различия, вариации генов в структуре хромосом являются следствием определенных генетических процессов, которые приводят к реорганизации полинуклеотидных цепей ДНК и позволяют регистрировать их индивидуальный структурный полиморфизм.

В последующие годы в геноме человека было выявлено несколько гипервариабельных локусов, в каждом из которых
вариабельная

1 Дубинин Н П. Указ. соч. С. 92.

226 последовательность состояла из тандемно повторяющихся минисателлитов

(олигонуклеотидов). Вариабельность отдельных локусов менялась от 6 до

80 аллелей.

Обнаружение в геноме человека гипервариабельных минисателлитных и микросателлитных участков и привело к разработке методов, позволяющих проводить однозначную идентификацию личности. Каждый человек может быть идентифицирован на молекулярном уровне вследствие того, что молекула ДНК высокополиморфна у разных людей и в то же время ДНК всех клеток одного и того организма идентична по структуре “ ‘.

Основоположниками исследования гипервариабельных локусов и их использования для генетического анализа являются английские ученые А. Джеффрис и В. Вилсон. При изучении миоглобинового гена человека они обнаружили внутри одной из частей гена - интроне - минисателлит, состоящий из повторенной четыре раза последовательности в тридцать три нуклеотида. Используя этот минисателлит в качестве зонда, из клонотеки геномной ДНК человека ученые выделили и охарактеризовали восемь гипервариабельных последовательностей. Они также оказались минисателлитами, состоящими из 3 - 29 тандемно организованных звеньев, повторяющиеся единицы которых различались по нуклеотидному составу и составляли по длине от 16 до 64 пар оснований. При этом все повторяющиеся звенья содержали практически одинаковую “кор- последовательность” размером 15 пар нуклеотидов.

А. Джеффрис, В. Вилсон и другие ученые показали в этих экспериментах, что на гибридизационной картине одновременно выявляется множество локусов, содержащих гипервариабельные минисателлиты одного типа. Полиморфизм таких картин блот-гибридизации очень высок, так как он определяется комбинацией нескольких десятков
независимых

полиморфных локусов. Вероятность совпадения их для двух не родственных

Новоселов В.П., Шаронова ДА. Методы геномной дактилоскопии в экспертизе идентификации личности и кровного родства. Новосибирск: Наука, 1999. С. 11.

227 индивидуумов составляет не более одного из десяти миллиардов случаев, то

есть гибридизационные картины оказываются
индивидуально

высокоспецифичными.

Для каждого человека характерен свой, присущий только ему набор специфических вариабельных участков генома (так называемые минисателлиты). Эта картина обнаруживает даже более высокую индивидуальную специфичность, чем папиллярные узоры, поэтому она может служить генетическим удостоверением личности.

Как отмечено в отдельных исследованиях
генетиков,

информативность маркерных систем, основанных на гипервариабельных локусах, чрезвычайно велика вследствие их мультиаллельности. Использование этих систем для маркирования геномов стало основой технологии геномной “дактилоскопии” (геноскопии), позволяющей получать специфические, генетически закрепленные картины гибридизации для отдельных индивидуумов (особей) \

С увеличением числа применяемых рестриктаз увеличивается количество исследуемых локусов, каждый из которых характеризуется своим набором аллелей, определяющих индивидуальность и специфику исследуемой хромосомы. Как мы уже упоминали, именно в участках максимального накопления структурного гетерохроматина располагается особый тип гипервариабельных локусов, содержащих тандемные повторы нуклеотидов с изменяющимся числом копий - минисателлитная ДНК. Именно вариабельная последовательность состоит из тандемно повторяющихся коротких минисателлитов, аллельные варианты которых различаются числом повторяющихся звеньев 2.

В соответствии со старой номенклатурой аллелей, самый низкомолекулярный аллель размером 430 пар нуклеотидов
имел

1 Новоселов В.П., Шаронова ДА. Указ. соч. С. 11-15.

2 ЮровЮ.Б., МиткевичСП. и другие. Генетика, 1988. Т. 24. №2. С. 356; Иванов П.Л., Гуртовая СВ. и другие. Судебно-медицинская экспертиза, 1990. №2. С. 37; Рвсков А.П., Гордон И.О. Биотехнология, 1992. №3. С. 4-5.

228 порядковый номер 18, поскольку содержал 18 тандемных
повторов

длиной по 16 пар нуклеотидов. Следующий аллель содержал
19

повторов и имел порядковый номер 19 и так далее. В настоящее время

введена новая номенклатура, по которой аллелю № 18 присвоен

порядковый номер 1, аллелю 19 - номер 2 и т.д. Среди исследованных

генотипов русских жителей г. Москвы наибольшее распространение

имели комбинации аллелей 1-1 (частота встречаемости 0,092), 1-7

(частота встречаемости 0,208) и 7-7 (частота 0,117).
Аналогичные

результаты ранее были получены при анализе распределения
аллелей

среди финнов и северо-американских европеоидов.

Гипервариабельные тандемные районы другого локуса АРОВ, длиной от 541 до 871 пары нуклеотидов имеют 12 аллелей и состоят из повторов размерами по 15 пар нуклеотидов. Однако длина аллелей данного локуса отличается друг от друга на 30, 60, 90 пар нуклеотидов \

Несколько ранее при решении задач расследования преступлений при идентификации образцов крови, спермы, костных и мышечных фрагментов в качестве непосредственного объекта исследования выступали определенные участки ДНК, содержащие поликоровую последовательность нуклеотидов от 10 до 30 пар, повторяемую различное число раз. Эти последовательности у разных индивидов после гидролиза ДНК рестриктазами оказываются в составе фрагментов различной длины (ПДРФ). С помощью зонда получали для каждого индивидуума строго специфическую графическую картину, образованную набором полос (дисков) на хромосоме. Индивидуальность картинки определялась числом поперечных полос, их расположением и морфологией в виде набора фрагментов, расположенных на различных участках электрофоретической пластинки.

1 Чистяков ДА., Гаврилов Д.К. и др. Указ соч. С. 1308-1311.

229 При этом с помощью специальных зондов выявляли различные

полиморфные фрагменты, маркируя зонды радиоактивными изотопами

или нерадиоактивными метками, что и позволяет получать
на

специальной мембране видимый набор линий разной
ширины,

соответствующих числу и виду гипервариабельных
тандемных

повторов-локусов. Расположение отдельных линий варьируется у разных

людей, а их совокупность индивидуальна \ Каждая поперечная полоса

или диск представляет собой определенный локус на определенной

хромосоме, пронумерованный в соответствии с общепринятой

международной стандартизацией.

В гибридизационном анализе крови человека учету и разрешению обычно поддаются около 18-20 поперечных полос как рестрикционных фрагментов, обеспечивающих идентификацию неродственных индивидов.

Очевидно, чем меньше частота встречаемости определенной совокупности признаков при исследовании генотипа, тем выше уровень индивидуализации этой совокупности признаков и тем выше достоверность проведенной идентификации. Следовательно, особую важность приобретает вопрос о том, какая частота совпадения признаков в исследуемых объектах (например, в следах крови, изъятых с места преступления и анализе крови подозреваемого лица) будет достаточной для получения достоверных выводов экспертизы.

Частота встречаемости каждого используемого генетического признака (локуса) определяется путем установления частоты его встречаемости в определенной популяции людей, например европеоидов Северной Америки или населения некоторых европейских стран. Для установления частоты встречаемости каждого используемого признака необходимо
иметь генетические характеристики достаточного числа

Корохов H П , Поповский А В. и др. Судебно-медицинская экспертиза, 1093. №1. С.26-27, Хохлов В.В ,Кузнецов Л.Е. Судебная медицина: Руководство. Смоленск, 1998. С.497.

230 представителей данной популяции. В нашей стране в ряде генетических

лабораторий ведутся исследования по накоплению материала
для

составления репрезентативной выборки генетических
признаков

российского населения.

Установлено, что биологические следы, которые могут быть подвергнуты геноскопическому исследованию, чаще всего обнаруживают при расследовании преступлений против личности — убийств, половых преступлений, нанесения тяжких телесных повреждений. Особую важность имеют результаты геноскопической экспертизы в качестве доказательственной информации по уголовным делам, связанным с половыми преступлениями.

Как мы уже отмечали, для возможности создания всемирного банка данных о генотипах необходимо производить генотипирование по одним и тем же 18-20 генетическим признакам, чтобы обеспечить получение достоверного результата. При уменьшении популяции или ограничении ее пределами одной страны, количество исследуемых генетических признаков может быть значительно меньше, что позволяет сократить стоимость проводимых генетических исследований.

231 Глава 4. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ

В СВЕТЕ ДОСТИЖЕНИЙ В ОБЛАСТИ ГОМОБИОСКОПИИ

В процессе расследования уголовных дел постоянно возникает потребность в розыске и последующем отождествлении различных биологических объектов, а также в получении необходимой информации о них. Решению этой задачи способствуют криминалистические учеты (уголовная регистрация), ведущиеся в основном органами МВД. Криминалистический учет - это научно обоснованная система фиксации и сосредоточения объектов или сведений об этих объектах, имеющих криминалистическое значение.

С помощью уголовной регистрации решаются такие основные задачи как установление факта привлечения к уголовной ответственности того или иного лица; обнаружение неизвестного преступника, скрывшегося с места преступления, а также лица, совершившего побег из мест лишения свободы; идентификация преступника по оставленным им следам или способу совершения преступления; отыскание пропавшего без вести лица; установления факта похищения или утраты определенных вещей; установление факта совершения одним лицом нескольких преступлений определенным способом, с применением технических средств \

По мнению Р.С. Белкина, термин “уголовная регистрация” не отражает криминалистической природы обозначаемого им института и принадлежности знаний о нем к криминалистической теории. Он не позволяет четко разграничить систему и результаты регистрации, о которой идет речь, от уголовной статистики, также представляющей собой учет определенных данных о преступнике и преступности, их регистрацию
и выражение в определенных формах. Акцент на

1 Руководство для следователей. /Под ред. НА. Селиванова и В А. Снеткова. М: ИНФА-М, 1998. С. 91.

232 криминалистический характер регистрации как
криминалистического

института подчеркивает ее качественную, а не количествешгую
сторону.

Поэтому термин “криминалистическая регистрация” предпочтительнее ‘.

Такого же мнения придерживаются и другие криминалисты, считающие, что

этот термин в наибольшей степени отражает сущность рассматриваемой

информационной системы. При этом о “криминалистических учетах”

можно говорить как о видах криминалистической
регистрации,

различающихся по объему и характеру учитываемой информации
и

процедуре учета2.

Далее Р.С. Белкин отмечал, что криминалистическая регистрация — это учет отдельного, прежде всего по индивидуальным, а не суммирующим признакам, чем она с содержательной стороны принципиально отличается от уголовной статистики. Различаются они как способами собирания информации, так формами, и задачами использования информации, критериями ее классификации. По объектам, формам, способам регистрации данных и целям их использования криминалистическая регистрация отличается и от оперативной отчетности .

Задачами криминалистической регистрации являются: 1) накопление сведений, полезных для раскрытия, расследования и предупреждения преступных посягательств; 2) обеспечение условий для идентификации объектов с помощью учетных материалов; 3) содействие розыску объектов, сведения о которых содержатся в регистрационных массивах; 4) представление в распоряжение правоохранительных органов справочной и ориентирующей информации.

Поэтому криминалистическую регистрацию можно рассматривать как
своеобразную информационно-поисковую систему, аккумулирующую

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1987. С. 165; Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 2. М, 1997. С. 180-188.

2 Криминалистика. Учебник / Под ред. T.A. Седовой и А.А. Эксархопуло. СПб., 2001. С. 398.

3 Белкин Р.С. Указ. соч. С. 165.

233 и обрабатывающую сведения о преступлениях, причастных к ним лицах

и предметах, а также передающую эту информацию
органам,

непосредственно ведущим борьбу с преступностью \

Следовательно, цель криминалистических учетов - создание благоприятных условий, обеспечивающих розыск и отождествление различных объектов, что и определяет характер данных, положенных в основу организации конкретного вида учетов. Такими данными прежде всего являются индивидуализирующие признаки, определяющие тождество регистрируемых объектов, а также признаки группового назначения. Фиксация групповых признаков в регистрационных материалах облегчает классификацию регистрируемых объектов, позволяет разбивать их на небольшие группы и размещать в определенном порядке, в результате чего легко разыскать нужный
объект или требуемые сведения о нем.

Криминалистическая регистрация как институт практической деятельности представляет собой единство системы вещественных средств регистрации и системы действий оперирования этими средствами в целях борьбы с преступностью. Система вещественных средств регистрации состоит из ряда подсистем - видов криминалистической регистрации. Для их обозначения применяется термин “криминалистический учет”, так как виды криминалистической регистрации отличаются друг от друга именно
учитываемыми данными и способом их систематизации.

Таким образом, Р.С. Белкин рассматривает объект криминалистической регистрации как сложное понятие, включающее в себя две категории объектов: носители регистрационной информации и источники этой информации. Носители и источники регистрационной информации могут быть представлены одним объектом (например, неопознанный труп, похищенная вещь и т.п.), а могут представлять собой разные объекты. Например, в учете неизвестных преступников по следам пальцев рук,

1 Александров И.В., Ищенко Е.П., Ищенко П.П., Первухина Л.Ф. Криминалистическая регистрация. Учебное пособие. Красноярск, 1991. С. 5.

234 обнаруженным на месте преступления, источником информации является

неизвестный преступник, а носителем информации — следы его
пальцев,

изъятые с места преступления.

Следовательно, объектами регистрации обуславливаются виды криминалистических учетов как подсистем криминалистической

регистрации.

В предметном выражении криминалистическая регистрация - это определенная система материальных объектов (картотеки, коллекции и иные хранилища регистрационных данных) и оперирование этими объектами. Все это и представляет собой практическую регистрационную деятельность.

Основной массив учетной документации сосредоточен
в

информационных центрах МВД, ГУВД, УВД и Главном информационном центре (ГИЦ) МВД России. Вместе с этим значительная часть учетов находится в экспертно-криминалистических подразделениях этих органов, включая экспертно-криминалистический центр (ЭКЦ) МВД РФ \

Централизованные системы (федеральные и региональные) включают три вида учетов: оперативно-справочные, розыскные и криминалистические, отличающиеся по функциональным и объектовым признакам.

Основная функция оперативно-справочных учетов состоит в проверке имеющихся установочных сведений об объекте и его местонахождении на момент запроса. Основная функция криминалистических учетов заключается в диагностировании и идентификации различных объектов по их индивидуальным приметам и другим признакам в ситуациях, когда установочные данные неизвестны или скрываются.

Розыскные учеты осуществляют функцию сопоставления установочных данных объектов розыска с аналогичными описаниями.

1 Криминалистика. / Под ред. Е П. Ищенко. М: Юристь, 2000. С. 283-284; Руководство для следователей/ Под ред. НА. Селиванова и В.А. Снеткова. М., 1998. С. 91; Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. М, 2000. С. 204.

235 По содержанию (объектовому признаку) оперативно- справочные

учеты подразделяются на следующие виды:

а) учеты лиц (пофамильный, дактилоскопический, учет иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших правонарушения);

б) учеты преступлений и правонарушений (преступления с участием иностранцев, административные правонарушения иностранцев, дорожно- транспортные происшествия с участием иностранцев).

Криминалистические учеты по этому принципу подразделяются на следующие виды:

а) учеты лиц (особо опасных преступников, без вести пропавших, неизвестных больных и детей, неопознанных трупов, а также антропо- физиологические, социально-психологические и криминальные портреты);

б) учеты преступлений по обстоятельствам и способам совершения со следующими особенностями: межрегиональной или международной направленностью, профессионализмом и организованностью исполнения; отличающихся особой жестокостью и серийностью; в отношении детей, государственных деятелей и сотрудников правоохранительных органов.

Как подчеркивают криминалисты, оперативно-справочные учеты предназначены не для раскрытия преступлений, а только для наведения справок (о судимости, месте отбывания наказания и т.п.). Это обусловлено тем, что объекты, систематизирующиеся в этих учетах, причинно не связаны с конкретной преступной деятельностью, в отношении которой процедура раскрытия и расследования еще не окончена (то есть это объекты, которые поставлены на учет по уже реализованным делам). Для диагностических и идентификационных целей служат криминалистические учеты, которые составляются по индивидуальным приметам и другим признакам объектов, когда установочные данные неизвестны или скрываются \

1 Криминалистика. Учебник / Под ред. Т. А. Седовой и А. А. Эксархопуло. С. 399-403.

236 В связи с этим возникает определенный вопрос
относительно

классификации дактилоскопических данных, которые могут содержать и

оперативно-справочную, и диагностическую, и
идентификационную

информацию. Здесь следует различать оперативно- справочные

дактилоскопические учеты (ОСДУ) и экспертно- криминалистические

дактилоскопические учеты (ЭКДУ). Первые содержат
полную

(десятипальцевую) дактилоскопическую информацию в виде дактилокарт

лиц, арестованных и осужденных к лишению свободы. Вторые содержат

единичные следы, преимущественно изъятые с мест
нераскрытых

преступлений, и служат для проверки причастности лиц к ранее
или

повторно совершенным преступлениям.

Необходимо также отметить, что оперативно-справочные дактилоскопические учеты могут использоваться и для проверки причастности подозреваемых лиц или их следов, изъятых с мест нераскрытых преступлений. Но это оказывается возможным только в тех случаях, когда на месте преступления обнаружены следы не менее чем шести пальцев одного подозреваемого лица - при проверке по местным учетам, и не менее восьми следов - при проверке по централизованным учетам. Проверка следов в этих случаях (при неполной информации) производится по вероятностной формуле, поэтому требует подтверждения из других источников информации.

Как отметил Р.С. Белкин, создание новых криминалистических учетов может осуществляться двумя путями: в отношении регистрируемых объектов, учет которых предполагается осуществлять по иным признакам, с помощью иных носителей информации, и в отношении таких объектов, которые ранее не регистрировались ‘.

В любом случае опыт, накопленный в области создания и функционирования криминалистических учетов должен учитываться
при

1 Белкин Р.С. Указ. соч. С 201.

237 формировании новых или усовершенствовании существующих
баз

данных.

В связи с развитием генетики в последнее десятилетие появились новые возможности в исследовании и идентификации объектов биологического происхождения с помощью методов геноскопии, основанных на полиморфизме ДНК человека. В ходе геноскопического исследования генетические признаки, выявленные при изучении вещественных доказательств, эксперт сравнивает с генетическими признаками проходящих по уголовному делу лиц и делает вывод о возможности происхождения исследуемого объекта от конкретного подозреваемого лица или исключает такую возможность.

Однако, возможности использования методов геноскопии (анализа ДНК) в следственной, оперативно-розыскной и иной познавательной деятельности могут быть значительно шире. При наличии сформированных баз данных федерального или местного уровня о генетических признаках зарегистрированных граждан поиск лица, являющегося источником происхождения биологического объекта, обнаруженного на месте происшествия, может быть осуществлен в его отсутствие путем сравнения генетических признаков объекта геноскопической экспертизы с признаками, имеющимися в базе данных. Очевидно, что формирование баз данных о генетических признаках лиц, совершивших преступление, обеспечит качественно новый уровень получения и использования в розыскных и доказательственных целях информации, получаемой при исследовании объектов биологического происхождения.

Создание новых видов криминалистических учетов на основе исследования генетических признаков человека является актуальной проблемой в криминалистике. Совокупность генетических признаков даже на современном уровне развития генетики обеспечивает возможность идентификации личности с очень высокой степенью достоверности,
а

238 при дальнейшем развитии генетических методов она позволит
составить

исчерпывающую характеристику каждого человека. (Например,
в

настоящее время генетическими исследованиями выявлены
группы

генов, определяющие цвет глаз, волос, рост человека,
ряд

наследственных заболеваний и т.д.).

Опыт использования банков данных о генетических признаках в различных странах показывает их высокую эффективность. Так, в Великобритании генетическая база данных использовалась при расследовании 300 преступлений в течение 1994-1995 гг. При расследовании преступлений было зафиксировано около 17 % случаев совпадения генотипов подозреваемых лиц с генотипами, зарегистрированными в базе данных.

Необходимо отметить, что соответствующее решение о создании национальной банка данных на основе генетических признаков уже принято в нашей стране в рамках Федеральной программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью. В этой программе предусмотрено создание единой системы генно-дактилоскопических учетов на базе существующих экспертных учреждений. Тем не менее, для создания систем генетических учетов в настоящее время еще не решены многие технические и организационные проблемы в этой области знания.

При формировании баз данных о генетических признаках отдельных категорий граждан должен быть учтен опыт, накопленный в области создания информационных систем в криминалистике. При создании генетических учетов необходимо также
учитывать

разнообразие и особенности биологических объектов как вещественных доказательств, а также специфику научного подхода и технического обеспечения данной проблемы. Решение проблем создания генетических учетов осложняется и тем, что в научном плане геноскопия еще находится в стадии интенсивного развития, что приводит к появлению

239 новых, более совершенных методов и методик
исследования

биологических объектов, к замене ими существующих методов.

В связи с этим для создания баз данных о генетических признаках необходимо учесть следующие научные, технические и организационные моменты.

1) Следует определить, какие категории граждан Российской Федерации будут подлежать типированию по генетическим признакам. При этом можно рассматривать следующие категории граждан: а) лица, совершившие преступление или подозреваемые в совершении преступления; б) военнослужащие, направляемые в зоны вооруженных конфликтов; в) граждане, выполняющие работы, связанные с риском для жизни (ликвидация последствий аварий, техногенных катастроф, массовых беспорядков, борьба с преступностью; г) лица, не способные сообщить данные о своей личности по состоянию здоровья или возрасту. При определении категорий граждан, подлежащих типированию по генетическим признакам целесообразно разработать и принять Федеральный Закон Российской Федерации об обязательном генотипировании определенных категорий граждан РФ.

Учитывая, что установление генетических признаков (типирование ДНК) до настоящего времени является процессом, требующим значительных материальных затрат, количество образцов, которые могут быть исследованы и зарегистрированы в базе данных, ограничено. В связи с этим определение категорий лиц, информация о которых будет вноситься в базу данных, должно производиться с учетом ценности этой информации для раскрытия определенных категорий преступлений.

Известно, что наиболее часто биологические объекты функционируют по уголовным делам в связи с преступлениями против личности - убийствами, нанесением телесных повреждений, и, в особенности, с преступлениями на сексуальной почве. Поэтому до принятия решения о создании
национального банка генетической

240 информации отдельные исследователи предлагают начать
формирование

баз данных генетических признаков с организации местных (локальных)

баз, ориентированных на раскрытие половых преступлений.

2) Необходимо определить, каким путем будут создаваться криминалистические учеты о генетических признаках: путем дополнения новых (генетических) признаков в отношении

регистрируемых объектов (например, путем создания единых генно- дактилоскопических учетов) или данный вид криминалистических учетов будет формироваться как новый, то есть в отношении таких объектов, которые ранее не регистрировались. Например, организация единого генно-дактилоскопического учета на основе оперативно-справочного дактилоскопического учета приводит к необходимости генотипирования всех лиц, попавших в поле зрения правоохранительных органов (осужденных, проходящих по уголовным делам в качестве обвиняемых и т.п.). В данном случае целесообразно создание единой генно- дактилоскопической системы учета.

Сложнее решить вопрос о создании криминалистического генно- дактилоскопического учета, предназначенного для решения розыскных задач. В таких учетах должны содержаться результаты генотипирования биологических следов, изъятых с мест происшествий, генотипы неопознанных трупов или их частей с мест преступлений, катастроф, вооруженных конфликтов и т. д. В этих случаях объединение генетического и дактилоскопического учетов может оказаться нецелесообразным вследствие необходимости объединения разнородной информации.

3) Необходимо унифицировать и стандартизировать методы исследования генетических признаков человека, так как различные геноскопические методы предназначены для исследования различных участков ДНК и,
соответственно, их результатами являются различные

241 генетические характеристики, дальнейшее объединение
которых в

единую базу данных невозможно.

Поскольку информация о генетических признаках, помещаемая в

базу данных, зависит от применяемого метода
геноскопического

исследования, это неизбежно ведет к появлению проблем, связанных
с

разработкой новых, более совершенных методов и технологий

геноскопических исследований. Поэтому рано или поздно любая
база

данных будет подлежать замене в связи с переходом на новые более

высокие технологические уровни генетических исследований.
Для

обеспечения максимального срока службы создаваемых баз
данных

необходимо использовать наиболее передовые методы анализа
ДНК,

несмотря на то, что они с очевидностью потребуют более
высоких

затрат.

4) Для формирования единого банка генетических данных необходимо также определить, какой объем генетической информации (генетических признаков) должен подлежать регистрации. Объем информации, которую получают в результате типирования ДНК, зависит от того, какие участки ДНК и в каком количестве подвергаются исследованию. То есть объем информации, полученной при анализе одного и того же образца, может быть совершенно различным. Следовательно, создание базы данных требует решения вопроса о том, какой объем данных будет подлежать регистрации.

Как отмечается в отдельных исследованиях, этот объем существенно различен при определении генетических признаков с целями последующей идентификации лиц в масштабах мирового сообщества, страны, ее отдельных регионов или для решения задач местного уровня (ориентировочно это приводит к необходимости исследования 18-20, 12- 13 и 3-6 генетических признаков).

5) Учитывая сказанное, необходимо определить конкретные локусы ДНК (выбор которых задается рядом факторов), и их
количество,

242 необходимое для каждого геноскопического исследования,
результаты

которого помещаются в единые базы данных. Учитывая, что степень

индивидуализации генетических признаков, вносимых в базу
данных,

может быть различной и зависит от частоты
встречаемости

конкретного генотипа в популяции, то совпадение
признаков,

выявленных в ходе исследования вещественных доказательств, не будет

автоматически вести к установлению тождества. Для этого
может

потребоваться исследование дополнительных участков ДНК, сведения
о

которых отсутствуют в базе данных. (В тех случаях,
когда

идентификационная значимость выявленных признаков
невысока,

полученный результат имеет значение для сужения круга лиц, которые

могут являться источниками обнаруженных биологических объектов.)

6) Стандартизировать оборудование, на котором производится исследование генетических признаков, и систематически производить его метрологический контроль. Производить соответствующий контроль расходных материалов и реактивов.

7) Обеспечить специальную подготовку и систематический контроль квалификации специалистов, проводящих геноскопические исследования. 8) 9) Учитывая, что биологические следы, которые подлежат изъятию при проведении осмотра места происшествия и проведении иных следственных действий, в максимальной степени подвержены влиянию разрушающих факторов внешней среды, необходимо разработать порядок фиксации, изъятия, упаковки, условия и сроки хранения и транспортирования биологических объектов, представляемых на геноскопическую экспертизу. Хотя использование метода ПЦР (полимеразной цепной реакции) и позволило значительно расширить возможности геноскопии в отношении загрязненных, смешанных, частично разложившихся биологических следов, тем не менее основные требования к представлению объектов на экспертизу не меняются: чем раньше будет доставлен материал на
экспертизу и чем лучше 10)

243 обеспечена его сохранность, тем больше вероятность
получения

качественного результата.

9) Необходимо разработать механизмы, обеспечивающие конфиденциальность генетической информации, регистрируемой в базах данных. Так как ДНК является носителем всей наследственной информации, поэтому результаты криминалистического анализа ДНК каждого отдельного лица могут быть использованы для получения самой обширной информации о человеке (состояние здоровья всего организма и его отдельных органов, группа крови, предрасположенность к заболеваниям, родственные отношения и т.д.). Это создает возможность использования полученных сведений против данного лица (или его родственников), диктует необходимость обеспечения специальных мер кодирования информации об участках ДНК, которые будут подвергнуты типированию и дальнейшей регистрации в базе данных.

10) Генетическая информация, размещаемая в национальном банке данных или местных базах данных, должна быть автоматизирована на основе единого программного продукта, используемого на совместимых персональных компьютерах. Автоматизация процесса кодирования и поиска информации о генотипах, закладываемой в банк данных, не составляет большой сложности, потому что математическое выражение генотипа представляет собой определенный набор букв и цифр.

Хотя автоматизированная информационная система

генотипоскопического учета должна функционировать в комплексе с банком ДНК-хранилищем исследуемого биологического материала, существование банка ДНК возможно и вне связи с компьютерной базой данных - для экспертной работы. Высказывалось предложение в качестве первого этапа реализации программы создания банка данных предпринять попытку формирования в экспертно-криминалистических подразделениях
ОВД банка генотипов по случаям половых

244 преступлений, которое не получило должного развития
вследствие

отсутствия финансирования. Банк должен представлять собой хранилище

ДНК биологических объектов, изъятых в связи с преступлениями этой

категории, а также информации, относящейся к поступившей ДНК.

11) Формирование генетических учетов или баз данных потребует больших усилий и средств уже на подготовительном этапе. В частности, уже имеющаяся информация о генотипах личности, полученная различными экспертными учреждениями, в настоящее время не может быть объединена в единый банк данных, позволяющий получать информацию с оперативно-розыскными целями, потому что в выполненных

исследованиях генотипирование нередко произведено по разным генетическим признакам (локусам). Для создания единой базы данных необходимо, чтобы все экспертные учреждения производили исследования по единой группе генетических признаков с использованием единой методики исследования. Но даже и в этом случае получаемая информация может оказаться недостаточной для идентификации отдельных лиц.

Кроме этого, необходимо вместе с формированием

автоматизированных баз данных по результатам определения генетических признаков формировать ДНК-хранилища с образцами биологических объектов. Аналогичные базы данных генотипов и ДНК- хранилищ уже формируются в США и странах Западной Европы и успешно используются для проверки по генетическим учетам лиц, подозреваемых в совершении преступлений, а также их идентификации.

12) Как мы уже отмечали, для возможности создания всемирного банка данных о генотипах необходимо производить генотипирование по одним и тем же 18-20 генетическим признакам (локусам), чтобы обеспечить получение достоверного результата. При уменьшении популяции или ограничении ее пределами одной страны, количество
исследуемых

245 генетических признаков может быть значительно меньше, что позволяет

, сократить стоимость проводимых генетических исследований.

246

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прогресс в развитии научного знания закономерно связан с появлением новых теорий. Как важные элементы науки, теории не возникают на пустом месте. Они всегда опираются на уже имеющиеся знания, являются результатом их уточнения, дополнения, развития.

Как справедливо высказывался Р.С. Белкин, научная мысль идет вперед строго логическим путем, продвигаясь от простого к сложному, опираясь
на предшествующие теоретические построения 1.

В ряде случаев, особенно тогда, когда складывается ключевая, базисная теория, она может стать стимулом к изменению господствовавших до этого взглядов и представлений и даже служить основой для кардинальной смены научной парадигмы. Уточнение, обновление, смена научных парадигм не означает полного отказа от прежнего знания, а является изменением в лучшую сторону стиля научного мышления, научного видения и предвидения на базе достигнутого, качественным переходом на новую ступень развития науки, на новый более перспективный уровень ее жизнедеятельности. Уходя своими корнями, истоками в предшествующие периоды, каждый новый этап в развитии науки закладывает основы, создает предпосылки достижения в будущем еще более высокого уровня научных знаний, их понятийного оформления и систематизации на пути адекватного отражения исследуемой реалии2.

Все сказанное имеет непосредственное отношение к формирующейся частной криминалистической теории - учению о биологических объектах, определяемого нами для краткости как криминалистическая биоскопия.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. М., 1987. С.21. 2 Образцов В А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе. М., 1994. С. 5.

247 Данное понятие имеет несколько смысловых значений. Им

обозначаются: 1) раздел криминалистики (научная биоскопия); 2) сфера,

направление практической уголовно-процессуальной
деятельности

(практическая биоскопия); 3) часть тематики и связанная с ее изучением

учебно-педагогическая деятельность (дидактическая биоскопия).

К своему нынешнему состоянию криминалистическая биоскопия прошла сравнительно долгий путь из глубины веков, от элементарного донаучного человековедения, природоведения, следоведения до уровня современной теории, высокоэффективной технологии и неоспоримых практических результатов, достоверность которых обеспечивается достаточно прочной научной базой и новейшими методами исследований. И хотя пока еще нельзя сказать, что уже окончательно сложилась новая целостная система научного знания, открывающиеся в этом плане перспективы представляются весьма благоприятными. Интеллектуальные, эмпирические и научно-технические предпосылки для этого созданы.

Криминалистическая биоскопия имеет теоретический, технико- криминалистический, организационный, тактический и методико- криминалистический аспекты. Данное положение распространяется на все виды, на все направления криминалистической биоскопии: следственное, оперативно-розыскное, судебно-экспертное и судебное.

Важной особенностью криминалистической биоскопии является ее интегративный характер.

Тенденция интеграции и дифференциации знания характерна для самых различных наук, их частей, отраслей. “Подобные тенденции проявлялись на всем протяжении истории науки. Если для периода накопления эмпирического материала внешне более заметной была дифференциация наук, способствующая более четкому определению предмета познания и соответствующая тому уровню познания, при котором преимущественное
место занимали описание и классификация

248 явлений, то для этапа построения развитых теории
характерной

оказалась интеграция научного знания” ‘.

Тем самым дифференциация неизбежно приводит к явлению противоположного плана - к интеграции. Имеется в виду соотношение степеней выраженности того и другого аспектов данной закономерной тенденции, масштаба и глубины преобладания одного аспекта над другим на определенных этапах развития научного знания. Если в период накопления фактов и материалов преобладает дифференциация, то в период резких ломок старых научных концепций, смены одной научной картины мира другой преобладает интегрирующая тенденция 2. Чем выше уровень развития науки, тем очевиднее, что обе эти тенденции проявляются в диалектическом единстве.

Как подчеркивается в диссертации, криминалистическая биоскопия возникла на базе творческого осмысления результатов, достигнутых в рамках теоретической и практической деятельности, связанной с научным и судебным исследованием отдельных видов биологических объектов: человека, происходящих от него следов, трупов людей и их частей, сельскохозяйственных животных, растений и т.д.

Криминалистическая биоскопия вобрала в себя отдельные, традиционно сложившиеся, относительно самостоятельные и, на первый взгляд, вроде бы далекие друг от друга направления, отрасли знания, синтезируя и впитывая вновь возникающие идеи, теоретические и методические конструкции. Думается, что по мере расширения круга изучаемых объектов, вовлечения в процесс исследований все новых и новых средств и методов познания, накопления теоретического и эмпирического потенциала эта область криминалистики сможет значительно укрепить свои позиции, завоевать, расширить свое жизненное пространство в теории и практике борьбы с преступностью.

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.1.М., 1997. С. 245.

2 Лейман ИИ, Науковедение и проблема единства наук. Методологические проблемы взаимосвязи и взаимодействия. Л., 1970. С.73.

249 Хотелось бы надеяться на то, что результаты диссертационного

исследования соискателя окажутся полезными для оптимизации
этого

процесса.

Поставив вопрос о необходимости создания учения о биологических объектах, автор предложил и в определенной мере реализовал разработанную им концепцию назначения, содержания, структуры данного учения, выявил его правовые и научные основания, предложил его определение, общие и частные классификации биологических объектов, решил ряд других задач теоретического и прикладного характера. Одним из результатов проведенных исследований является выделение в рамках указанного учения такой важной его составляющей, как криминалистическая гомобиоскопия —

криминалистического учения о человеке как биологической системе и происходящих от него следах биологической природы.

Предметно-объектная область диссертационного исследования распространяется на базовые, ключевые элементы общей системы знаний о юридически и криминалистически значимых объектах с акцентом на так называемом человеческом факторе криминалистической биоскопии, общих и ситуационных моментах вовлечения в уголовный процесс уголовно-релевантной биологической информации о человеке и происходящих от него следах.

Исследованием установлено, что доказательственная ценность информации, собираемой в ходе следственных действий и судебно- экспертных исследований биологических объектов, в настоящее время еще находится на достаточно низком уровне и может быть существенно повышена.

Существует также ряд проблем при оценке и использовании следователями результатов судебно-биологических и судебно- медицинских экспертиз следов, обнаруженных при осмотре места происшествия или при проведении других следственных
действий.

250 Иногда полученные при производстве экспертиз результаты определения

групповой принадлежности биологических следов рассматриваются
как

результаты идентификации, что приводит к завышенной

безосновательной оценке их доказательственного значения и ошибкам

при принятии правовых и криминалистических решений.

Изучение уголовных дел об убийствах при осмотре места происшествия или при проведении иных следственных действий были обнаружены биологические следы подозреваемых и потерпевших лиц. К ним относятся следы крови, спермы, органно-тканевые наложения на орудиях преступления, волосы и эпителиальные клетки. Как правило, обнаруженные следы были направлены следователем на судебно- биологическую или судебно-медицинскую экспертизу.

Изучение заключений экспертиз, выполненных по уголовным делам с использованием традиционных методов и методик, позволяет судить о том, что эффективность использования результатов экспертного исследования биологических следов в процессе расследования убийств и изнасилований, как правило, невысока. В заключениях экспертов обычно содержатся вероятностные выводы о возможности принадлежности биологических следов тому или иному подозреваемому лицу, как и любому другому лицу, имеющему аналогичную группу крови.

Поэтому в процессе доказывания по уголовным делам такая информация имеет ограниченное значение и может быть использована лишь в качестве косвенных доказательств вины подозреваемых лиц. Следовательно, для целей идентификации личности преступников или потерпевших необходим поиск более информативных, более точных видов экспертных исследований.

В криминалистической литературе до настоящего времени дискутируется вопрос о групповой идентификации (групповом тождестве) и
групповой принадлежности идентифицируемых объектов. Автор исходил из задачи аргументировано показать, что в
отношении

251 идентификации органических объектов не может существовать
ни

групповое тождество, ни групповая идентификация, а только групповая

принадлежность как промежуточный результат в
процессе

идентификационного исследования либо конечный результат в
рамках

самостоятельного классификационного исследования.

В последние годы появились и разрабатываются новые методы экспертных исследований, основанные на анализе ДНК человека. Эти методы, реализуемые при производстве геноскопической

(генотипоскопической) экспертизы, основаны на исследовании индивидуальных вариаций ДНК человека, отличающихся высокой специфичностью для каждого индивидуума, значительно превышающей специфичность дактилоскопических отпечатков пальцев. Но широкое применение указанных экспертиз в следственной и судебной практике требует оценки эффективности их использования в процессе расследования преступлений, изучения достоинств и недостатков новых видов экспертиз, определения условий необходимости назначения и надлежащего следственного обеспечения.

В работе дано теоретическое обоснование применения системно- структурного подхода к человеческому организму как аналитического метода исследования. С позиций системно-структурного подхода человек рассматривается как целостная система, состоящая из ряда интегрированных в нее сложных подсистем. Исследована внутренняя структура человека, составляющие ее части, связи и отношения частей в рамках целостной системы.

Эти исследования привели к выводу для определения совокупности идентификационных признаков человека, имеющих криминалистическое значение, важнейшую роль играет генетическая система. Как управляющая система организма она содержит все его интегральные признаки и свойства, необходимые для определения его групповой и индивидуальной
структуры. И что особенно важно для процесса

252 криминалистической идентификации личности, в работе
привлечено

внимание к тому, что совокупность индивидуальных
генетических

признаков и свойств каждого человека носит устойчивый характер (не

меняется на протяжении всей жизни индивидуума), а также отражает

его родовую, видовую и групповую принадлежность. При этом
все

необходимые для идентификации личности признаки содержатся уже в

очень малом количестве биологического вещества (капле крови, спермы,

волосяной луковице, клетках органов и тканей, обнаруживаемых
на

орудиях преступлениях и т.д.).

Индивидуализирующими признаками человека, имеющими криминалистическое значение (то есть используемыми для его идентификации), является система генов (локусов и аллелей), располагающихся на определенных участках хромосом и содержащих варьирующееся количество тандемных повторов нуклеотидных пар, характерное для каждого индивидуума.

На основе анализа заключений геноскопических экспертиз, выполненных генетическими подразделениями Бюро судебно-медицинских экспертиз Уральского региона и Тюменской области при расследовании особо тяжких преступлений, показана высокая эффективность и доказательственная ценность данной экспертизы в процессе расследования при условии соблюдения необходимых требований к ее подготовке и производству. Определены следственные ситуации, складывающиеся при расследовании преступлений, в которых назначение геноскопической экспертизы и оценка ее результатов позволяет получить важную доказательственную информацию и существенно повлиять (в лучшую сторону) на ход расследования преступления.

Совокупность генетических признаков, обеспечивающих

криминалистическую идентификацию личности, рассмотрена автором как основа для разработки принципов генотипирования личности
и

253 построения генетических и генно-дактилоскопических
учетов,

необходимых обращения к ним пользователей при
расследовании

конкретных преступлений. Внесены предложения по совершенствованию

законодательства Российской Федерации по
генотипированию

определенных категорий граждан.

В силу ограниченности объема диссертации за пределами предмета

исследования остался ряд проблем и вопросов, нуждающихся
в

специальном научном изучении. Они в первую очередь касаются
той

части криминалистической биоскопии, которая включает в себя знания

из области криминалистической зоологии, криминалистической ботаники

и других направлений исследования биологических организмов
не

говорящей природы. Автор был бы удовлетворен, если бы
результаты

его первого в криминалистике исследования на избранную
тему,

закладывающие основы криминалистической биоскопии, послужили
бы

базой и стимулом для дальнейших исследований в этой области
и

смежных областях.

254

ПРИЛОЖЕНИ Е

к

ь

255

АНК ЕТА 1

ОБО БЩЕ НИЕ 150 РАС КРЫ ТЫХ УГО ЛОВ НЫХ ДЕЛ ОБ УБИ ЙСТ ВАХ

256

I. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Количество

О ПРЕСТУПЛЕНИИ уголовных дел %

»

  1. Уб ийств о двух и более лиц 45 30,0
  2. Уб ийств о, совер шенн ое груп пой лиц 67 44,6
  3. Уб ийств о, совер шенн ое лицо м ранее
  4. суди мым за анало гично е прест уплен ие 44 29,6

4. Уб ийств о, совер шенн ое в состо янии алког ольн ого
или
нарк отиче ского

опьян ения 53 35.3

5. Уб ийств о
свиде телей - очеви дцев, совер шенн ое с цель ю скры ть

пред ыдущ ее убийс тво 22 14.5

П. ИСП ОЛЬЗ ОВА ННЫ Е ОРУ ДИЯ ПРЕ СТУ ПЛЕ НИЯ

  1. Огнестрельное оружие 15 10,0

257 2. Ножи 92 61,3

  1. Топоры, молотки, металлические

прутья или другие случайные предметы 43 28,7

Ш. СЛЕ ДЫ
БИО ЛОГ ИЧЕ СКО ГО ПРО ИСХ ОЖД ЕНИ Я, ОБН АРУ ЖЕН НЫЕ ПРИ ОСМ ОТР Е МЕС ТА ПРО ИСШ ЕСТ ВИЯ ИЛИ ПРИ ПРО ВЕД ЕНИ И ДРУГ ИХ СЛЕ ДСТ ВЕН НЫХ ДЕЙ СТВ ИЙ

  1. Следы крови: 118 78,7

в том числе, на предметах одежды

подозреваемых лиц 86 57,3

на предметах окружающей обстановки 54 36,0

на предметах одежды трупа 82 55,0

  1. Волосы:

33 22,0

258

-втом числе, на одежде трупа 23 15,3

-на одежде подозреваемого лица 10 6,7

  1. Потожировые следы

подозреваемого лица 5 3,3

  1. Следы крови на орудиях убийства 97 64,6
  • втом числе, на ножах 77 51,4
  • на иных орудиях
  • (топорах, отвертках, молотках, металлических прутьях и т.п.) 20 13,2
  1. Частицы крови на срезе ногтей трупа 15 10,0
  2. Волосы, обнаруженные на орудиях
  3. убийства 12 8,0

  4. Органно-тканевые и клеточные наложения,

обнаруженные на орудиях убийства 16 10,6

259

  • в том числе, на ножах
  • на иных орудиях
  1. Текстильные волокна и их микрочастицы с ладоней, из-под ногтей и предметов одежды трупа:
  2. Текстильные волокна с предметов одежды подозреваемых лиц
  3. VI. ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЫПОЛНЕНЫ ЭКСПЕРТИЗЫ:

  4. Судебно-медицинская экспертиза трупа (исследовано 203 трупа)
  5. Судебно-медицинская экспертиза расчлененного трупа

260

  1. Судебно-медицинская экспертиза

сожженного трупа 22 14,7

  1. Судебно-биологическая экспертиза

следов крови: 118 79

  • в том числе, на предметах одежды

подозреваемых лиц 86 57,3

  • на предметах обстановки

места происшествия 54 36,0

  • на одежде и теле трупа 82 54,7
  1. Судебно-биологическая экспертиза

частиц крови из-под ногтей трупа 15 10,0

  1. Судебно-биологическая экспертиза

следов крови на орудиях убийства 97 64,6

  • втом числе, на ножах 77 51,3
  • на иных орудиях преступления 20 13,2

261

  1. Судебно-биологическая экспертиза органно-тканевых наложений

на орудиях убийства 16 10,6

  1. Дактилоскопическая экспертиза 39 26,0
  2. Химическая экспертиза текстильных
  3. волокон с одежды и ладоней трупа 17 11,3

  4. Химическая экспертиза одежды трупа

при огнестрельных повреждениях 15 10,0

  1. Медико-криминалистическая экспертиза 81 кожных лоскутов, тканей, мышц и

внутренних органов трупа с ножевыми или

огнестрельными повреждениями

для идентификации орудия преступления 43 28,7

  1. Медико-криминалистическая экспертиза

сожженных трупов 22 14,7

  1. Пожарно-техническая экспертиза

262 автомашины или помещения,

где обнаружен сожженный труп

  1. Судебно-биологическая экспертиза волос

V. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРТИЗ

  1. Судебно-медицинская экспертиза:
  • причина наступления смерти установлена

  • в том числе, сожженных трупов
  • расчлененных трупов
  1. Химическая экспертиза текстильных волокон с одежды, из-под ногтей и с ладоней трупов:
  • установлена родовая принадлежность

263 текстильных волокон

17

  1. Медико-криминалистическая экспертиза кожных
    лоскутов, костей, тканей, мышц и внутренних органов трупа с ножевыми или огнестрельными повреждениями для идентификации орудий
    преступления:
  • колото-резаные раны причинены колющим или колюще-режущим орудием типа ножа (установлена родовая принадлежность орудия преступления)
  • резаные, колото-резаные, рубленые. колото-рубленые раны трупа могли быть причинены ножом (топором), представленным на экспертизу, а в равной мере любым
    другим ножом (топором), имеющим аналогичную форму, размеры и степень заточки лезвия клинка
    (установлена групповая

264 принадлежность орудия преступления)

44,7

  • повреждения мягких тканей (внутренних органов) трупа причинены орудием, представленным

на экспертизу 5

  1. Дактилоскопическая экспертиза:
  • по отпечаткам пальцев рук, представленным для исследования, установлено подозреваемое

лицо 2 7

  • по отпечаткам пальцев рук, представленным для исследования, подозреваемое лицо

не установлено 12

  1. Судебно-биологическая экспертиза следов крови:

I

265 може т
прин адле жать
потер певш ему,
как

и
любо му
друг ому
челов еку

с
анало гично й
груп пой
кров и 84 56,0

- к ровь на одеж де подоз ревае мого лица не може т прин адле жать потер певш ему (груп па кров и следо в, обна руже нных на одеж де подоз ревае мого лица,

не соотв етств ует груп пе кров и

потер певш его) 2 1,3

- к ровь на пред метах окру жаю щей обста новки места прои сшест вия може т прин адле жать потер певш ему или любо му друг ому лицу

с анало гично й груп пой кров и 54 36,0

  1. Суде бно- биол огиче ская
    экспе ртиза

следо в
кров и на
оруд иях
прест уплен ия:

- к ровь, обна руже нная
на
оруд иях убийс тва, може т прин адле жать потер певш ему, как и любо му друг ому

челов еку с такой же груп пой кров и 91 60,7

266

  • в том числе кровь, обнаруженная на орудии убийства, изъятом у подозреваемого лица, может принадлежать потерпевшему, как и любому другому человеку с аналогичной группой крови 46
  1. Судебно-биологическая экспертиза органно- тканевых наложений на орудиях преступлений:
  • частицы внутренних органов и тканей, обнаруженные на орудии убийства, могут принадлежать потерпевшему, как и любому другому человеку

с аналогичной группой крови 16

  1. Судебно-биологическая экспертиза частиц крови
    из-под ногтей трупа:
  • частицы крови под ногтями трупа

могли происходить от подозреваемого лица,

267 как и от любого другого человека

с такой же группой крови

  • частицы крови, обнаруженные под ногтями трупа, не могут происходить от данного подозреваемого лица (группа крови данного подозреваемого лица не соответствует группе крови частиц, обнаруженных в подногтевом содержимом трупа)
  1. Судебно-биологическая экспертиза волос, обнаруженных на одежде потерпевших и подозреваемых лиц
  • определена видовая принадлежность

волос

I

268

АНК ЕТА 2

ОБО БЩЕ НИЕ 102 ПРИ ОСТ АНО ВЛЕ ННЫ Х УГО ЛОВ НЫХ ДЕЛ ОБ УБИ ЙСТ ВАХ

269

Т. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Количество

О ПРЕСТУПЛЕНИИ

уголовных дел

%

  1. Труп потерпевшего обнаружен:

в квартире или на лестничной

площадке около квартиры

39

38,4

за городом на участках территории,

расположенных вдоль
автотрасс

17

16,5

в лесных массивах и болотистых

местностя х

28

27,4

вблизи мест проведения зрелищных

мероприятии и мест расположения

развлекательных комплексов

8,85

в подвалах, канализационных

люках и иных местах

8,85

?

  1. На трупе были обна руже ны:

270

  • множественные колото-резаные

(колотые, резаные) повреждения 56 54,9

  • огнестрельные повреждения 37 36,3
  • странгуляционная полоса
  • на шее трупа 9 8,8
  1. Обнаруженный на месте происшествия труп находился в состоянии:
  • значительных гнилостных изменений 26 25,5

  • был частично скелетирован или

*> мумифицирован 12 11,7

П. СЛЕДЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ, ОБНАРУЖЕННЫЕ ПРИ ОСМОТРЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ ИЛИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ДРУГИХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

  1. Следы крови на предметах одежды

трупа

271 2. Следы крови на предметах одежды

подозреваемых лиц 16 15,7

  1. Следы крови на предметах окружающей

обстановки или иных предметах 15 14,7

  1. Следы крови на поверхностях

орудий убийства: 31 30,4

  • в том числе, на ножах 18 17,6

  • на иных орудиях (топоре, отвертке, молотке и др.) 13 12,8

  1. Частицы крови из-под ногтей трупов 21 20,6

  2. Частицы крови, смешанные с частицами

кожи (эпителия) 11 10,8

  1. Волосы на орудиях преступления

и предметах одежды трупов 10 9,8

  1. Микрочастицы органического происхождения

272

из-под ногтей трупов: 20 19,6

  • в том числе, частицы эпителия или

клеточные элементы 14 13,7

  • частицы волос 6 5,9
  1. Текст ильные волокна с ладоней

и предметов одежды трупов 17 16,7

  1. Микрочастицы текстильных волокон

из-под ногтей трупов 8 7,8

  1. Органно-тканевые и клеточные

наложения на орудиях убийства 25 24,5

Ш. ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЫПОЛНЕНЫ ЭКСПЕРТИЗЫ:

  1. Судебно-медицинская экспертиза

трупа 102 100

  1. Судебно-биологическая экспертиза

следов крови: 42 41,8

273

  • в том числе, на одежде подозреваемых лиц
  • на предметах окружающей обстановки
  • на одежде потерпевших
  1. Судебно-биологическая
    экспертиза частиц крови из-под ногтей трупов
  2. Судебно-биологическая экспертиза следов крови на орудиях убийства
    • в том числе, на ножах
  • на иных орудиях преступления
  1. Судебно-биологическая экспертиза волос, обнаруженных на орудиях преступления

274

  1. Судебно-биологическая экспертиза органо-тканевых наложений

на орудиях преступления 9 8,8

  1. Химическая экспертиза текстильных

волокон с одежды и ладоней трупов 17 16,7

  1. Медико-криминалистическая экспертиза трупа для восстановления

папиллярных узоров пальцев рук 20 19,6

  1. Медико-криминалистическая экспертиза тканей, мышц, костей и внутренних органов трупа с ножевыми или

11 огнестрельными повреждениями

для идентификации орудия преступления 32 31,4

  1. Судебно-медицинская экспертиза

скелетированных трупов 3 2,9

IV.
РЕЗУ ЛЬТ АТЫ
ЭКС ПЕР ТИЗ

275

  1. Судебно-медицинская экспертиза:
  • причина наступления

смерти установлена 56 54,9

  • ввиду резко выраженных гнилостных изменений кожных покровов и внутренних органов трупа о прижизненности повреждений и причине смерти достоверно высказаться

не представляется возможным 41 40,2

  1. Судебно-медицинская экспертиза скелетированных трупов

для идентификации личности:

  • установлена расовая и половая

принадлежность трупа 2 1,96

  • установлена расовая принадлежность

трупа 1 0,98

  1. Медико-криминалистическая экспертиза

276 тканей, мышц, внутренних органов и

костей трупа с ножевыми или

огнестрельными повреждениями

для идентификации орудий

преступления:

  • повреждения мягких тканей могли быть причинены колющим или колюще-режущим орудием типа ножа (установлена родовая принадлежность орудия преступления) 19 18,6

повреждения мягких тканей и

внутренних органов трупа

по механизму образования

являются огнестрельными

и образованы снарядами,

установить вид которых

не представляется

возможным 23 22,5

  • калибр или вид огнестрельного

277 оружия установлен

  • повреждения мягких тканей (внутренних органов) трупа причинены ножом, представленным на экспертизу
  1. Химическая экспертиза текстильных волокон с одежды и ладоней трупов:
  • установлена родовая принадлежность текстильных волокон
  1. Медико-криминалистическая экспертиза трупа для восстановления папиллярных узоров пальцев рук:
  • папиллярные узоры пальцев рук восстановлены
  1. Судебно-биологическая экспертиза следов крови:

278

  • кровь на одежде подозреваемого лица

может принадлежать потерпевшему, как

и любому другому человеку с такой же

группой крови 12 11,8

  • кровь на одежде подозреваемого лица не принадлежит потерпевшему (группа крови следов на одежде подозреваемого лица не совпадает

с группой крови потерпевшего) 4 3,9

  • кровь на предметах окружающей обстановки может принадлежать потерпевшему или любому другому лицу, имеющему

аналогичную группу крови 15 14,7

  • кровь на одежде потерпевшего может принадлежать потерпевшему, как и любому другому лицу

с аналогичной группой крови 42 41,8

  1. Судебно-биологическая экспертиза частиц крови среза ногтей трупа:

279

  • частицы крови под ногтями трупа

могут происходить как от потерпевшего,

так и от любого другого человека

с аналогичной группой крови 15 14,7

  • частицы крови под ногтями трупа

не могут происходить от потерпевшего

(группа крови потерпевшего

не соответствует

группе крови частиц, обнаруженных

в подногтевом содержимом) 6 5,9

  1. Судебно-био логическая экспертиза следов крови на орудиях убийства:
  • кровь, обнаруженная на орудиях убийства, может принадлежать как потерпевшему, так и любому другому человеку

с такой же группой крови 23 22,5

  • в том числе, кровь, обнаруженная

280

на орудии преступления, изъятом

у подозреваемого лица, может

принадлежать как потерпевшему, так

и любому другому человеку

с такой же группой крови 6 5,9

  1. Судебно-биологическая экспертиза волос, обнаруженных на орудии преступления:
  • установлена родовая

принадлежность волос 5 4,9

  1. Судебно-биологическая экспертиза органно-тканевых наложений

на орудиях преступления:

  • частицы внутренних органов и тканей, обнаруженные на орудии убийства, могут принадлежать как потерпевшему, так и любому другому человеку

с аналогичной группой крови 7 6,86

281 11. Судебно-биологическая экспертиза

обнаруженных при осмотре места

происшествия следов крови

не произведена (следы крови

не были направлены следователем

на экспертизу)

282

1

АНКЕТА 3

т

ОБОБЩЕНИЕ 150 РАСКРЫТЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОБ ИЗНАСИЛОВАНИЯХ

S

283 I. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Количество

О ПРЕСТУПЛЕНИИ уголовных дел %

  1. Изнасилование, сопряженное

с убийством 38 25,3

  1. Изнасилование, совершенное

группой лиц 43 28,7

  1. Изнасилование несовершеннолетних 57 38,0
  2. Изнасилование, совершенное с причинением тяжкого вреда
  3. здоровью 50 33,3

  4. Изнасилование, совершенное лицом,

ранее судимым за изнасилование 38 25,3

  1. Изнасилование, повлекшее заражение

потерпевшей венерической болезнью 15 10,0

284

П. СЛЕДЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ, ОБНАРУЖЕННЫЕ ПРИ ОСМОТРЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ ИЛИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ДРУГИХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

  1. Следы спермы на теле

и одежде потерпевшей 89 59,3

  1. Следы крови на теле и одежде

потерпевшей 51 34,0

  1. Смешанные следы крови и спермы

на одежде и теле потерпевшей 44 29,3

  1. Следы крови на одежде

подозреваемого лица 28 18,6

  1. Следы крови и спермы

на предметах обстановки места

преступления 19 12,7

285

  1. Микрочастицы на предметах

окружающей обстановки места преступления

  1. Слюна на предметах
    одежды потерпевшей
  2. Потожировые следы на
    орудии убийства
  3. Волосы:
  • на предметах одежды потерпевшей
  • на предметах одежды подозреваемых лиц
  • на предметах обстановки места преступления
    1. Текстильные волокна:

286

  • на одежде потерпевшей

  • на одежде подозреваемых лиц
  • на предметах обстановки места преступления
  • Ш. ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРОИЗВЕДЕНЫ ЭКСПЕРТИЗЫ:

  1. Судебно-медицинская экспертиза
  2. Судебно-биологическая экспертиза следов спермы
  3. Судебно-биологическая экспертиза следов крови
  4. Судебно-биологическая экспертиза
  5. слюны

287

  1. Судебно-биологическая экспертиза

волос

  1. Судебно-биологическая экспертиза потожирового вещества
  2. Судебно-химическая экспертиза текстильных волокон
  3. Судебно-химическая экспертиза крови подозреваемых лиц
  4. IV. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРТИЗ:

  5. Судебно-биологическая экспертиза следов спермы на предметах одежды и тампонах из влагалища потерпевшей:
  • сперма на предметах одежды

288 и на теле потерпевшей может

происходить от конкретного подозреваемого

лица (установленная по сперме группа

крови совпадает с группой крови

подозреваемого лица) 78 52,0

  • пятна спермы на одежде и теле потерпевшей не могут происходить от данного подозреваемого лица (установленная по сперме группа крови не совпала с группой крови

подозреваемого) 11 7,3

  1. Судебно-биологическая экспертиза следов крови:
  • кровь на предметах одежды подозреваемого лица может происходить от потерпевшей (группа крови пятен на одежде подозреваемого лица совпадает с группой крови

потерпевшей) 27 18,0

289

  • кровь на одежде потерпевшей

может происходить как от подозреваемого

лица, так и от самой потерпевшей

(группа крови потерпевшей совпадает с

группой крови подозреваемого лица) 19 12,7

  1. Судебно-биологическая экспертиза смешанных следов крови и спермы:
  • группа крови подозреваемого лица совпадает с группой крови

потерпевшей 20 13,3

  1. Судебно-биологическая экспертиза волос, обнаруженных на предметах одежды потерпевших, подозреваемых лиц, а также на предметах обстановки места преступления:
  • определена родовая

принадлежность волос 36 24,0

  1. Судебно-химическая экспертиза

290 текстильных волокон, обнаруженных

на одежде потерпевших, подозреваемых

и предметах обстановки места

преступления:

  • определена родовая принадлежность текстильных волокон
  1. Судебно-химическая экспертиза крови подозреваемых лиц:
  • в крови подозреваемых лиц обнаружены наркотические вещества
  1. Судебно-биологическая экспертиза слюны:
  • определена групповая принадлежность крови
  1. Судебно-биологическая экспертиза потожирового вещества:

291 - определена гругтовая

’ принадлежность крови 11 7,3

#

ь

АНК ЕТА
4

ОБО БЩЕ НИЕ
100
ПРИ ОСТ АНО ВЛЕ ННЫ Х УГО ЛОВ НЫХ ДЕЛ ОБ ИЗН АСИ ЛОВ АНИ ЯХ

293

I. ОБЩАЯ
ИНФОРМАЦИЯ

Количество

О
ПРЕСТУПЛЕНИИ

уголовных дел

%

  1. Преступление, совершенное

группой лиц

26

26,0

  1. Преступление, совершенное

с причинением тяжкого вреда

здоровь ю

35 35,0

  1. Изнасилование заведомо

несовершеннолетне й

12 12,0

  1. Место совершения преступления:

комнаты общежитий

15

15,0

отдельные
квартиры

15

15,0

подъезды жилых домов

10

10,0

  • лесные массивы, пустыри и т.п.

14

14,0

294

  • заброшенные частные

и садовые дома 14 14,0

П. СЛЕДЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ, ОБНАРУЖЕННЫЕ ПРИ ОСМОТРЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ
ИЛИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ДРУГИХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

  1. Следы спермы на предметах

одежды потерпевших 19 19,0

  1. Следы спермы на тампонах

с содержимым влагалища потерпевших 11 11,0

  1. Следы крови на одежде

потерпевших 14 14,0

  1. Следы крови на предметах

обстановки места преступления 11 11,0

  1. Смешанные пятна крови и спермы

295 на предметах одежды потерпевших

  1. Волосы на одежде потерпевших
  2. Текстильные волокна на одежде потерпевших
  3. Ш. ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПРОВЕДЕНЫ ЭКСПЕРТИЗЫ:

  4. Судебно-медицинская экспертиза (освидетельствование потерпевших)
  5. Судебно-биологическая экспертиза следов спермы
  6. Судебно-биологическая экспертиза смешанных следов крови и спермы
  7. Судебно-биологическая экспертиза следов крови на одежде

296 потерпевших

  1. Судебно-биологическая экспертиза следов крови на предметах обстановки места преступления
  2. Судебно-биологическая экспертиза волос
  3. Судебно-химическая экспертиза текстильных волокон
  4. IV. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРТИЗ:

  5. Судебно-биологическая экспертиза следов спермы на предметах одежды и тампонах с содержимым влагалища потерпевших:
  • сперма на предметах одежды потерпевшей и на тампоне

297 с содержимым влагалища содержит

антигены, не свойственные организму

потерпевшей (определена группа

крови неустановленных преступников) 21

  1. Судебно-биологическая экспертиза следов крови:
  • кровь на предметах одежды потерпевшей может происходить

от потерпевшей 1 1

  1. Судебно-биологическая экспертиза смешанных следов крови и спермы на одежде и тампонах с содержимым влагалища потерпевших:
  • смешанные следы крови и спермы содержат различные антигены (группа крови потерпевшей и неустановленного преступника

не совпадаю!) 9

298

  • смешанные следы крови и

спермы содержат одинаковые антигены
(группа крови потерпевшей и неустановленного преступника совпадают)

  1. Судебно-биологическая экспертиза волос, обнаруженных на предметах одежды потерпевших:
  • определена родовая принадлежность волос
  1. Судебно-химическая экспертиза текстильных волокон, обнаруженных на одежде потерпевших:
  • определена родовая принадлежность текстильных волокон

АНКЕТА 5

т

ОБОБЩЕНИЕ 320 ЗАКЛЮЧЕНИЙ ГЕНОСКОПИЧЕСКОИ ЭКСПЕРТИЗЫ

300

I. ЭКСПЕРТНЫЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

БЫЛИ ВЫПОЛНЕНЫ:

Количество экспертиз %

по уголовным об убийствах

197 61,5

по уголовным делам

об изнасилованиях

24

7,5

по уголовным делам об изнасилованиях, сопряженных с
убийством

99 31

П. НА ГЕНОСКОПИЧЕСКУЮ

ЭКСПЕРТИЗУ БЫЛИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ:

  1. Следы крови

221 69, 0

  1. Следы спермы

111 34,6

  1. Следы слюны

35 11,0

301

  1. Волосы
  2. Костные останки
  3. Фрагменты внутренних органов, мышц и тканей, эпителиальные клетки
  4. Ш. ПЕРЕД ЭКСПЕРТАМИ СТОЯЛИ
    ЗАДАЧИ:

  5. Идентификации личности по следам биологического происхождения
  6. Установления кровного родства
  7. Установления происхождения
  8. частей тела от одного или нескольких трупов

302

  1. Установления половой

принадлежности биофрагментов 122 38,1

IV. РЕЗУЛЬТАТЫ

ГЕНОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

  1. Геноскопическая экспертиза следов крови:
  • в следах крови на одежде подозреваемого лица

$ определен генотип потерпевшего 73 33,0

  • в следах крови на предметах обстановки места преступления

определен генотип потерпевшего 28 12,7

  • в следах крови на орудиях преступления, изъятых у

303 подозреваемого лица,

определен генотип потерпевшего

  • в следах крови на одежде подозреваемого лица генотип потерпевшего отсутствует

Геноскопическая экспертиза следов спермы:

  • в следах спермы на одежде и тампоне с содержимым влагалища потерпевшей определен генотип подозреваемого лица
  • в следах спермы отсутствует генотип подозреваемого лица
  • Геноскопическая экспертиза волос:

  • генотип потерпевшего определен

304

  • генотип подозреваемого лица определен
  1. Геноскопическая экспертиза костных останков:
  • генотип потерпевшего определен
  • в том числе, кровное родство сожженного трупа установлено
    1. Геноскопическая экспертиза фрагментов внутренних органов, мышц, тканей:
  • генотип потерпевшего

установлен

305 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

’ I. Официальные документы и нормативные акты

  1. Конституция (Основной закон) Российской Федерации. М., 1994.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1996.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2000.
  4. Федеральная программа Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 гг. (утверждена Указом Президента РФ 24 мая 1994 т.II Российская газета, 1994, 1 июня).
  5. Закон РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991 т.II Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991, № 16.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”// Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М, 1999.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля
    1996 г. D “О судебном приговоре”// Сборник Постановлений Верховного Суда

РФ по уголовным делам. М., 1999.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. “О судебной экспертизе по уголовным делам”// Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. №2.
  2. Положение о лабораториях судебной экспертизы и центральных лабораториях судебной экспертизы системы Министерства юстиции РФ: Приложение к приказу № 19- 01-7-95 от 17 января 1995 г.
  3. Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы
    в I Российской Федерации: Приложение 1 к приказу Минздрава России №

131 от 22 апреля 1998 г.

306

  1. Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно- экспертных учреждениях СССР. М., 1986.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 21 декабря 1993 года “О судебной практике по делам о бандитизме”.
  3. Российская Федерация. Федеральный закон “О качестве и безопасности пищевых продуктов”. М, 2000. С. 3-6.
  4. П. Научная литература

  5. Аистов И.А. Использование следов биологического происхождения при расследовании преступлений. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2000.

15.АкинщиковаГ.И. Антропология. Ленинград, 1974.

  1. Акинщикова Г.И. Соматическая и психо-физиологическая организация

человека. Ленинград, 1977. С. 13-15. П.Александров И.В., Ищенко Е.П., Ищенко
П.П., Первухина Л.Ф.

Криминалистическая регистрация. Учебное пособие. Красноярск,

  1. s> 18. Алексеев Ю.Д., Сергеева Г.Н. Выявление
    группоспецифических

антигенов системы АВО в изолированных клетках слизистой рта

методом иммунофлюоресценции // Вопросы судебно-медицинской

экспертизы и криминалистики. Горький, 1981. С. 31-32. 19.Аленин А.П.
Криминалистические учеты: Учебно-практическое

пособие. Омск: Омский юрид. ин-т МВД России. 1997. С. 67.

  1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.

  2. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977.
  3. Андреев СВ. Проблемы теории и практики криминалистического а
    документоведения. Иркутск, 2001.

307

  1. Артыков А.Ш., Рахманов м.Ф., Сенакулов Р.А. //
    Судебно- медицинская экспертиза, 1992. № 4. С. 42-44.

  2. Афанасьев ВТ. Проблемы целостности в философии и биологии. М: Мысль, 1964. С. 394.
  3. Афанасьев В.Г. О целостных системах.// Вопросы философии, 1980. № 6. С. 67.
  4. Ахметов Н.С. Общая и неорганическая химия. М.: Высшая школа,
  5. С. 7.
  6. Барсегянц Л.О., Левченков Б.Д. Судебно-медицинская
    экспертиза выделений организма. М, 1978.
  7. Барсегянц Л.О., Верещака М.Ф. Морфологические особенности волос человека. М., 1982.
  8. Бедрин Л.М., Загрядская А.П., Томилин В.В., Федоровцев А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза, 1990. №1.
  9. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М., 1969.
  10. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М.; 1997. С. 180-188.
  11. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Третье издание, дополненное. М.: Закон и право, 2001. С. 46-83.
  12. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1987. С. 165.
  13. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: БЕК, 1997.
  14. Беляева Л.Д. Современное состояние и пути совершенствования криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффективности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью. Киев, 1983.
  15. Березутский Е.Ю. Исследование места убийства - криминалистическая операция. Иркутск, 2001.

308

  1. Бертовский Л.В., Образцов В.А. Выявление и расследование экономических преступлений. М., 2002.
  2. Бибиков В.В. Микрообъекты в раскрытии и расследовании преступлений. М.: Акад. МВД СССР. 1985.
  3. Биология и современное научное познание. М.: Наука, 1983.
  4. Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход: предпосылки, проблемы, трудности. М., 1969.
  5. Блауберг И.В., Юдин Б.Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. М: Знание, 1972.
  6. т 42. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность
    системного

подхода. М.: Наука, 1973.

  1. Боголюбская Т.В. Деятельность следователя органов внутренних дел по розыску скрывшихся обвиняемых. М., 1986.
  2. Богоявленский В.Ф., Богоявленский И.Ф. Острые отравления. СПб, 1999.
  3. Босток К., Самнер Э. Хромосома эукариотической клетки /Пер. с англ. Под ред. А.Ф. Захарова. М., 1981.

  4. Бородулин А.И. Убийства по найму:
    криминалистическая э характеристика. Методы расследования. М.: Новый юрист, 1997.

  5. Бронникова М.А., Кисин М.В., Стегнова Т.В. Особенности судебно-биологической экспертизы следов крови малой величины. М., 1982. С. 8-12.
  6. Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ, изделий. СПб., 2001.
  7. Вандер М.Б. Использование микрочастиц при расследовании преступлений. СПб., 2001.
  8. Веденов М.Ф., Крсмянский В.И. Проблемы взаимосвязей структурных » уровней биологических систем.// Структурные уровни биосистем. М.,

1967.

309

  1. Веденов М.Ф., Кремянский В.И., Шаталов А.Т. Становление и конкретизация структурных уровней в биологии // Структурные уровни биосистем. М., 1967. С. 98-99.
  2. Видении В.И. Некоторые черты понятия классификации как средства познания в советской криминалистике. Сб. статей адъюнктов и соискателей. М.: ВШ МВД СССР, 1973. С. 67.
  3. Винберг А.И.//Советское государство и право, 1961. № 6. С.74-82.
  4. Винберг А., Малаховская Н. Разграничение предметов, методов и объектов судебных экспертиз // Социалистическая законность, № 8. 1978.
  5. Волькенштейн М.В. Молекулы и жизнь. Введение в молекулярную биофизику. М.: Наука, 1965. С. 240-245.
  6. Волков В.Н., Датий А.В. Судебная медицина. Курс лекций. М., 1997.
  7. Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 1991.
  8. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М., 1997.
  9. Воронин Ю.А. Введение в теорию классификаций. Новосибирск,
  10. С. 7.
  11. Ганзен В.А. Восприятие целостных объектов. Л.: ЛГУ, 1974.
  12. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Общая часть. М., 1965.
  13. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Особенная часть. М., 1974.
  14. Георгиев Г.П. Гены высших организмов и их экспрессия. М., 1989. С. 77-78.
  15. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое./ Пер. с нем. М.: Наука, 1989.
  16. Глазырин Ф.В. Криминалистическое изучение личности обвиняемого. Дисс. … докт. юрид. наук. Свердловск, 1973.
  17. Глушакова Т.Н. Развитие представлений об индивидуальности хромосом. М., 1983. С. 103.

310

  1. Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы судебно- медицинской экспертизы в советском уголовном процессе. Автореф. дисс. …докт. юрид. наук. М., 1992.

  2. Гуртовая СВ. Судебно-медицинская экспертиза, 1988. № 2. С. 27.

  3. Густов Г.А. Моделирование - эффективный метод следственной практики и криминалистики//Актуальные проблемы советской криминалистики. М, 1980. С. 68-80.
  4. Гыскэ Л.И., Иванов П.Л. Судебно-медицинская экспертиза, 1995. № 4. С.12-15.
  5. Джалалов Д.Д. Установление крови и спермы в следах при экспертизе вещественных доказательств. М, 1984.
  6. Джалалов Д.Д., Кучкинов А.Т. Судебно-медицинская экспертиза, 1984. № 2. С. 43- 45.
  7. Друзь А.Ф., Хоменок Т.О. Судебно-медицинская экспертиза, 1988. № 3. С. 32.
  8. Дубинин Н.П. Новое в современной генетике. М., 1986. С. 192.
  9. Дубинин Н.П. Молекулярная генетика и действие излучений на наследственность. М., 1963. С.26.
      1. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение,

ответственность. М.: Политическая литература, 1989.

  1. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 141-147.

78.Еранов Н.В. Выявление антигенов системы Льюис в клетках тканей //Материалы 1- го Всероссийского съезда судебных медиков. М., 1981. С. 122-124.

  1. Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. М., 1993.

  2. Жбанков В.А. Свойства личности и их использование
    для > установления лиц, совершивших таможенные преступления. М.,

1999.

311

  1. Живодеров Н.Н. Судебная медицина. М, 2001.
  2. Жучилин Л.И. Ген и признак. Рекомбинация генов. Иркутск, 1979. С. 53.
  3. Загрядская А.П. Судебно-медицинская экспертиза при половых преступлениях. Горький, 1975.
  4. Загрядская А.П., Федоровцев А.Л., Королева Е.И. Судебно- медицинское исследование клеток и тканей. М., 1984. С. 16-18.
  5. Загрядская Л.Д., Колыш М.Ш., Королева Е.И. Об объектах исследования для групповой идентификации по системе АВО гнилостно измененных трупов.//Материалы 1 Всероссийского съезда судебных медиков. М.; 1981. С.130-132.
  6. Захаров А.Ф., Бенюш В.А., Кулешов Н.П., Барановская Л.И. Хромосомы человека. М., 1982. С. 45-46.
  7. Захаров А.Ф. Хромосомы человека. М., 1977. С. 6-7, 54.
  8. Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики. Минск: Амалфея, 2000.
  9. Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск, Амалфея, 2000.
  10. Зуев Е.И. Определение вида орудия по следам взлома. М., 1976.
  11. 91.Иванов П.Л., Гуртовая СВ., Вербовая Л.В., Болдеску Н.Г., Плаксин В.О., Рысков А.П. // Судебно-медицинская экспертиза, 1990. № 2. С. 36.

  12. Иванов П.Л., Вербовая Л.В., Гуртовая СВ., Болдеску Н.Г., Гыскэ Л.И. //Судебно-медицинская экспертиза, 1991. №3. С. 27-28.
  13. Иванов П.Л., Лимборская С.А. Генетика, 1988. Т. XXIV, № 2.
  14. Игнатов А.И. Жизнь как система форм движения материи. М., 1966. С.23-24.
  15. Исаенко В.Н. О проблемах организации расследования серийных убийств в Российской Федерации // Прокурорская и следственная практика, № 1-2. 2000. С. 143.

312

  1. Ищенко Е.П., Мамурков В.А., Образцов В.А. Криминалистическая биоскопия: понятие, структура, содержание, практическое применение //Академический юридический журнал, 2002. №2. С. 41-50.
  2. Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1991.
  3. Ищенко Е.П. Алгоритмизация первоначального этапа расследования. Дисс. …докт. юрид. наук. Свердловск, 1989.
  4. Ищенко Е.П. Использование современных научно-технических средств при расследовании уголовных дел. Свердловск, 1985.
  5. ЮО.ИщенкоЕ.П. ЭВМ в криминалистике. Свердловск, 1987. 101.Ищенко П.П.
    Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994.

  6. Калмыков В.П. О теоретических основах систематизации методов, приемов и средств советской криминалистики // Правоведение. 1995, №4.
  7. Карпинская Р.С. Философские проблемы молекулярной биологии. М.;1971. С. 39-40.
  8. Кенесарина С.Н. // Развитие концепции структурных уровней в *
    биологии. М.; 1972. С.383-385.
  9. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М.: Высшая школа, 1987.
  10. Кисин М.В., Стегнова Т.В., Иоанесян Л.С, Лозинский Т.Ф. Установление антигенов системы Gm и фенотипов ФГМ 1 в следах спермы. Учебное пособие. М.;
  11. С. 3-8.
  12. Кисин М.В., Стегнова Т.В., Шантора, Лонтаине Ж. Обнаружение антигенов системы НЛА в следах крови. Учебное пособие. М.: Будапешт: ВНИИ МВД СССР,
  13. С.36.
  14. Колкутин В.В., Зосимов СМ., Пустовалов Л.В., Харламов
    С.Г., ь Аксенов С.А. Судебные экспертизы. М.: Юрлитинформ, 2001.

313

  1. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.; 1978. С. 26-27.
  2. Колдин В.Я., Кирсанов З.И., Орлов Ю.К. Экспертная криминалистическая идентификация. Вып. 1. Теоретические основы. М, 1996.
  3. Ш.Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по

уголовным делам. М., 1969. 112. Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя. М; 1977.

С.40. ш 113. Комаровский Ю.А. Судебно-медицинская экспертиза с применением

молекулярно-генетических методов. Методические рекомендации.

СПб., 1997. С. 14.

  1. Комаровский Ю.А. Применение молекулярно-генетических методов в судебно- медицинской экспертизе. СПб, 1998.
  2. Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск, 1982. С. 17-25.
  3. Корохов Н.П., Поповский А.В. и другие. Судебно-медицинская экспертиза, 1993. № 1. С. 26-27.
  4. s> 117. Корухов Ю.Г. Современные возможности судебных
    экспертиз

//Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М.: Новый юрист, 1997.

  1. Котлярова С.Э., Коваленко СП., Шаронова Д.А., Новоселов В.П. // Судебно- медицинская экспертиза. 1994. №2. С. 19.
  2. Котлярова С.Э., Краснова И.А., Коваленко СП. Генетика, 1995. Т. 31. №4. С. 573- 577.
  3. Кнорре Д.Г., Мызина С.Д. Биологическая химия. М., 2000.
  4. а 121. Кремянский В.И. Информация и системный подход в биологии. М.:

Знание, 1980.

314*

  1. Кремянский В.И. Структурные уровни живой материи. М.: Наука, 1969.
  2. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М: Юристъ, 1999. С. 46-51.
  3. Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Юристъ, 2001.
  4. Криминалистика. Учебник/Под ред. Т.А. Седовой и А.А Эксархопуло. СПб., 2001. С. 398-403.
  5. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М.: Юристъ, 1999. С. 29-31.
  6. Криминалистика. М.: ВШ МВД СССР, 1969. С. 114.
  7. Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел. Справочное пособие / Под ред. И.Н. Кожевникова, В.Ф. Статкус. М.: Экспертно-криминалистичский центр МВД РФ, 1992.
  8. Криминалистическое исследование лакокрасочных материалов и покрытий: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. Вып. 1. М., 1988.
  9. Криминалистический семинар/ Под ред. В.В. Новик. Вып. 3. СПб, 2000. С. 148.
  10. ?» 131. Криминология/ Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.
    М.:

Юристъ, 1995.

  1. Кубицкий Ю.М. Судебно-медицинское исследование неопознанных трупов и костных останков для задач идентификации личности. М.; 1959.
  2. Куранова Э.Д., Образцов В.А. Расследование по делам о пищевых отравлениях. М., 1976.
  3. Куприна Т.А., Потапов М.И. // Судебно-медицинская экспертиза, 1989. № 1.С.30- 32.
  4. , 135. Кустанович С.Д. Судебно-медицинская трасология. М., 1975. С. 101-

107.

315

  1. Кучеров И.Д. Соотношение тождества и различия. Минск, 1968.
  2. Лавров В.П. Расследование организованной преступной деятельности. Ставрополь, Ставропольский ун-т. 1996.
  3. Лаврухин СВ. Раскрытие умышленных убийств. Учебное пособие/ Под ред. Н.А.Громова. Саратов: СВШ МВД РФ. 1996.
  4. Лакиза Б.С, Есипенко Л.Г. Цитологические исследования при экспертизах по поводу половых преступлений // Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы живых лиц. М., 1980. С. 107-109.
  5. Малиновский А.А. Общие вопросы строения систем и их значение для биологии.// Проблемы методологии системного исследования. М.: Мысль, 1970.
  6. Майорова Е.И. Концептуальные основы судебно-биологической экспертизы. Автореф. дисс. …докт. юрид. наук. М., 1996.
  7. Мамурков В.А. Криминалистические аспекты системно-структурного подхода в исследовании объектов судебных экспертиз. Екатеринбург, 2001. С. 201.
  8. Мамурков В. А. Теория криминалистической идентификации //В кн.: Криминалистика. М.: Высшая школа, 2000. С. 35-42.
  9. & 144. Мамурков В.А. Основы геномной дактилоскопии.
    Екатеринбург,

  10. С. 70.

  11. Мамурков В.А. Криминалистические аспекты идентификации объектов геномной дактилоскопии // Всероссийская научно-практическая конференция в честь 70-летия УрПОА “Юрист XXI века: реальность и перспективы”. Екатеринбург, 2001.
  12. Мамурков В. А. Теория криминалистической идентификации //В кн.: Криминалистика. М.: Высшая школа, 1994. С. 33-39.
  13. Мамурков В.А., Герасимов И.Ф. Некоторые вопросы расследования ь краж личного имущества в условиях крупного города // Проблемы

316

охраны общественного порядка и борьбы с преступностью в условиях крупного города. М., 1984.

  1. Мамурков В.А. Объективный и субъективный факторы в следственной ситуации //Теория и практика реализации права. Межвуз. сб. научн. трудов. Свердловск, СЮИ, 1984. Депон. ИНИОН АН СССР. № 16227 от 16.04.84.
  2. Мамурков В.А. Типовые версии в процессе расследования квартирных краж// Версии и планирование расследования. Межвуз. Сб. научн. трудов. Свердловск,
    1985.
  3. Мамурков В.А. Криминалистическая характеристика квартирных краж и особенности их расследования в условиях крупного промышленного города. Автореф. дисс….канд. юр ид наук. Свердловск, 1985.
  4. Мамурков В.А., Воробьев Е.С. Установление способа совершения преступления при расследовании квартиных краж // Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Межвуз. сб. научн. трудов. Свердловск, 1987.
  5. Мамурков В.А. Роль криминалистической классификации
    типов s> личности преступников при расследовании квартирных
    краж //

Актуальные проблемы следственной деятельности. Межвуз. сб. научн. трудов. Свердловск, 1990.

  1. Мамурков В.А. (в соавторстве). Расследование некоторых корыстных преступлений в сфере экономики. Учебное пособие. Екатеринбург: Изд-во УрПОА, 1998.
  2. Мамурков В.А. (в соавторстве). Следственные упражнения по расследованию спекуляций. Учебно-методическое пособие. Свердловск, СЮИ, 1988.

317

155.Мамурков В.А. (в соавторстве). Следственные упражнения по расследованию пожаров и поджогов. Учебно-методическое пособие. Свердловск, СЮИ, 1988.

  1. Мамардашвили М.К. Процессы анализа и синтеза.// Вопросы философии, 1958. №
  2. С. 54.
  3. Мамзин А.С. О форме и содержании в живой природе. Л.: Наука, 1968.
  4. Материалистическая диалектика. Краткий очерк теории. М.: Политиздат, 1980. С. 154.
  5. Материалы рабочего семинара по вопросам организации генетических исследований. СПб., 1998.
  6. Матусевич Н.А. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. Минск, 1975.
  7. Медико-криминалистическая идентификация./ Под общей ред. Томилина В.В. М., 2000.
  8. Меняйло И.В. Основные законы материалистической диалектики. М., 1972.
  9. Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория
    иерархических ?) многоуровневых систем. М.: Мир, 1973.

  10. Мисюрин А.В., Сурин В.Л., Соловьев Г.А. Генетика, 1994. Т. 30. № 5. С. 709-717.
  11. Митричев B.C. Криминалистическая идентификация целого по частям // Теория и практика идентификации целого по частям. Вып. 24. М., 1976.
  12. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980.
  13. Мушатова К.А. Установление целого по части и способа (
    изготовления наркотических веществ. Алма-Ата, 1979.
  14. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М, 1973.

318

  1. Лобашев М.Е.//Генетика, 1966. №11. С. 7.
  2. Лобашев М.Е. Принципы генетического анализа.// Актуальные вопросы современной генетики. М., 1966. С. 9-11.
  3. Лурия А.Р. Предисловие к книге Дж. Брунера Психология познания. М.: Прогресс, 1977.
  4. Лукьянов И.Ф. Сущность категории “свойство”. М.: Мысль, 1982.
  5. Назначение и производство судебных экспертиз. М., 1988.
  6. Новоселов В.П., Шаронова Д.А. Методы геномной дактилоскопии в экспертизе идентификации личности и кровного родства. Новосибирск: Наука, 1999. С. 11-15.
  7. Образцов В.А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса. М.: Юрикон, 1994. С. 9.
  8. Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. М., 1996.
  9. Образцов В. А. Основы криминалистики. М.: Юристъ, 1996.
  10. Образцов В.А. Проблема формирования понятия объекта криминалистики/УПредмет и система криминалистики в свете современных исследований. М., 1988. С. 32-37.
  11. Образцов В.А. Проблемы раскрытия преступлений против здоровья населения, связанных с пищевыми отравлениями. Дисс. …канд. юрид. наук. М., 1976.
  12. Образцов В.А. Криминалистическое распознавание: теория, метод, процесс //Труды МПОА, № 3. М., 1998.
  13. Образцов В.А. Проблемы криминалистического распознавания. Москва-Иркутск, 1999.
  14. Орлов Ю.К. Формы выводов в заключении эксперта. М., 1979.
  15. Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации. М., 1973. С.123.
  16. Осмотр места происшествия/Под ред. А.И. Дворкина. М., 2000.

319

  1. Основы борьбы с организованной преступностью/ Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: ИНФРА-М. 1996.
  2. Пашкова В.И., Резников Б.Д. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. Саратов, 1978. С. 5- 14.
  3. Пашкова В.И. Судебно-медицинская экспертиза, 1988. № 1. С. 15.
  4. Перепечина И.О., Пименов М.Г., Стегнова Т.В. Исследование объектов судебно-биологической экспертизы полимеразной цепной реакцией. М.: ЭКЦ МВД России. 1996.
  5. Плескачевский В.М. Оружие в криминалистике. Понятие и классификация. Автореф. дисс. …докт. юрид. наук. М., 1993.
  6. Подшибякин А.С. Холодное оружие. Криминалистическое учение. М., 1997.
  7. Поль К.Д. Естественнонаучная криминалистика. М., 1985.
  8. Попов В.Л. Судебная медицина. СПб., 2000.
  9. Потапов СМ.//Советское государство и право, 1940. № 1. С. 68-69.
  10. Прасолова Э.М. Теория и практика криминалистической экспертизы. М., 1985. С. 49.
  11. Программа дисциплин по типовому учебному плану специальности 02.11. Правоведение. Для государственных университетов и институтов. М., 1989. С. 144.
  12. Просняк М.И., Картель Н.А., Перебитнюк А.Н., Лимборская С.А., Рысков А.П. Генетика. 1990. Т. 26. № 1. С. 134-136.
  13. Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Моделирование в реконструкции расследуемого события. Иркутск, 1997. С. 39.
  14. Путинцев А.В., Тельцов А.П., Китаев Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза, 1993. №1. С. 3-5.
  15. Пьянкова О.В. Организация взаимодействия с органами дознания при раскрытии и расследовании умышленных убийств и бандитизма // Прокурорская и следственная практика, № 1-2. 2000.

320

  1. Расследование бандитизма. Методическое пособие/Под ред. А.И. Дворкина и Т.А. Боголюбовой. М, 2000.
  2. Ратнер В.А. Генетические управляющие системы. Новосибирск: Наука,
    1966.
  3. Ратнер В.А. Принципы организации и механизмы молекулярно-генетических процессов. Новосибирск: Наука, 1972.
  4. Ратнер В.А. Молекулярно-генетические системы управления. Новосибирск: Наука, 1975.
  5. Ратнер В.А. Молекулярная генетика: принципы и механизмы. Новосибирск: Наука, 1983.
  6. Рогаев Е.И., Сыроквашева Е.Ю., Пименов М.Г., Стегнова Т.В. Судебно- медицинская экспертиза, 1992. № 1. С. 10.
  7. Розанов М.И. Теоретические основы идентификации целого по частям. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 1970. С. 7-8.
  8. Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследовании тяжких преступлений против личности. М., 1993.
  9. Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник. М., 1999. С. 35-36.
  10. Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова и В.А. &
    Снеткова. М.: ИНФА-М. 1998. С. 91.
  11. Руководство по гематологии. В 2-х т. Т. 1. М., 1985.
  12. Рысков А.П., Гордон И.О. Биотехнология, 1992. № 3. С. 4-5.
  13. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М.: Наука, 1974.
  14. Сайки Р., Гиленстерн У., Эрлих Г. Анализ генома. Методы. М.; 1990. С. 176.
  15. Салтевский М.В. Следы человека и приемы использования их для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления. Киев, 1983. С. 5.
  16. з 215. Салтевский М.В. Идентификация и установление
    групповой

принадлежности. Харьков, 1965. С. 14-15.

321

  1. Самищенко С.С. Судебная медицина. М.: Право и закон, 1996.
  2. Сапожников Ю. С. Криминалистика в судебной медицине. Киев, 1970.
  3. Свидерский В.И. О диалектике элементов и структуры в объективном мире и в познании.// Структурные уровни биосистем. М., 1967.
  4. Свидерский В.И., Зобов Р.А. Новые философские аспекты элементно-структурных отношений. Л.: ЛГУ, 1970.
  5. Свидерский В.И. О диалектике отношений. Л.: ЛГУ, 1983. С. 5-28.
  6. СегайМ.Я. Методология судебной идентификации. Киев, 1970.
  7. Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации. Ленинград, 1986.
  8. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М; 1982.
  9. Сергеева Г.Н., Алексеев Ю.Д. К вопросу об определении групповой принадлежности крови методом иммунофлюоресценции // Вопросы судебно- медицинской экспертизы и криминалистики. Горький, 1981.
  10. Серебровский А.С. Генетический анализ. М.; 1970. С. 5.
  11. Сетров М.И. Принципы системности и его основные понятия.// ^ Проблемы методологии системного исследования. М.: Мысль,
    1970.

С.50.

  1. Сингер М., Берг П. Гены и геномы. T.l. M., 1998. С. 21-25.

  2. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений. М.: Былина, 1999. С. 239.
  3. Слинько М.И. Заказные убийства как вид преступного предпринимательства. Криминологический анализ. М.: Рос. Юрид. издат. дом, 1997.
  4. Слюсарев А.А., Жукова СВ. Биология. Киев, 1987. С. 76.
  5. ) 231. Снетков В.А. Использование признаков внешности в
    работе

органов внутренних дел (практикум). М.: УМЦ МВД РФ, 1994.

322

  1. Снетков В.А. Габитоскопия. Волгоград, 1979.
  2. Совершенствование взаимодействия следственных и криминалистических подразделений органов прокуратуры, экспертно- криминалистических подразделений органов внутренних дел и судебно- экспертных учреждений // Межведомственный региональный семинар- совещание 14-15 ноября 2000 г. СПб., 2000. С. 219.
  3. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М.: Юридическая литература, 1978. С. 5-6.
  4. 235.Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 924.

  5. Современные возможности судебной экспертизы: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 2000.
  6. Сорокин B.C., Дворкин А.И. Обнаружение и фиксация следов. М., 1974.
  7. Спирин А.С. Молекулярная биология. Структура и биосинтез нуклеиновых кислот. М.; 1990.
  8. Спиркин А.Г. Философия. М., 2000.
  9. Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М.,
  10. С. 452-474.
  11. Справочник следователя. Выпуск третий. Практическое пособие. М., 1992. С. 104.
  12. Справочник по переливанию крови и кровезаменителей. М., 1982.
  13. Стегнова Т.В., Кисин М.В. Применение метода иммунофлюоресценции при экспертизе микроследов крови на орудиях травмы // Материалы 1-го Всероссийского съезда судебных медиков. М., 1981. С. 106.
  14. Стегнова Т.В. и другие. Работа со следами биологического происхождения на месте происшествия. М., 1992.
  15. Судебная медицина/ Под ред. В.И. Прозоровского. М.: Юрид. лит., 1968.

323

  1. Судебная медицина. Учебник для вузов./ Под ред. Томилина В.В. М, 2000. С. 276- 278.
  2. Теоретические проблемы учения о личности преступника. М, 1979.
  3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  4. Терзиев Н.В. Идентификация и установление родовой (групповой) принадлежности. М.; 1961. С.25.
  5. Тихонов Е.Н. Криминалистическая экспертиза холодного оружия. Барнаул, 1983.
  6. ш 251. Ткаченко Н.Ф. Особенности установления
    психологического

контакта с обвиняемыми по делам о бандитизме и серийных убийствах //Прокурорская и следственная практика, № 1-2, 2000.

  1. Томилин В.В., Гладких А.С, Потапов М.И. Повышение эффективности судебно-медицинской экспертизы спорного отцовства на основе определения гаплотипов и генотипов // Судебно-медицинская экспертиза, 1980. № 2. С. 30-35.
  2. Томилин В.В., Гладких А.С. Судебно-медицинское исследование крови в делах о спорном отцовстве, материнстве и замене детей. М.;
  3. э 1981. С. 240.

254.Томилин В.В., Абрамов С.С. и др. Медико-криминалистическая идентификация. Настольная книга судебно-медицинского эксперта. М; 2000.

  1. Томилин В.В., Кисин М.В. Судебно-медицинская экспертиза, 1981. № 2. С. 38-39.
  2. Томилин В.В., Барсегянц Л.О., Гладких А.С. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М.; 1989. С. 269-278.
  3. Турчин Д.А. Теоретические основы учения о следах
    в ) криминалистике. Владивосток, 1983. С. 91.

324

  1. Турчин Д.А. Научно-практические основы
    криминалистического учения о материальных следах. Владивосток, 1996.
  2. ТюхтинВ.С. Отражение, системы, кибернетика. М., 1972. С. 100.
  3. Уильяме Р. Биологическая индивидуальность / Пер. с англ. М, С. 17.
  4. Федоровцев А.Л.//Судебно-медицинская экспертиза, 1992. № 2. С. 18- 19.
  5. Фролов И.Т. Генетика и диалектика. М.: Наука, 1968.
  6. Фролов И.Т. Методологические проблемы генетики. М.; 1967. С. 42-43.
  7. Хайлов К.М. Система и систематизация в биологии // Проблемы методологии системного исследования. М., 1970. С. 131-133.
  8. Хвалин В.А. Орудие преступления как объект
    криминалистики (Курс лекций). М., 2000.
  9. Хоукинс Дж. Структура и экспрессия гена./ Пер. с англ.
    Киев, 1991.
  10. Хохлов В.В., Кузнецов Л.Е. Судебная медицина:
    Руководство. Смоленск, 1998. С. 496-497.
  11. Христов СИ. Судебно-медицинская экспертиза, 1989. № 4. С. 53. 269.Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988.

  12. Челышева О.В. Объект и предмет криминалистики
    (генезис, содержание, перспективы развития). СПб, 2001. С. 28.
  13. Черняк Л.С. Вопросы философии, 1997, № 1. С. 120-137.
  14. Чистяков Д.А., Гаврилов Д.К., Овчинников И.В., Носиков В.В. Анализ распределения аллелей четырех гипервариабельных тандемных повторов среди неродственных представителей русской нации, проживающих в городе Москве, с помощью полимеразной цепной реакции// Молекулярная биология, 1993. Т.27. Вып. 6. С. 1304- 1314.

325

  1. Шевченко Б.И. Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике. М: МГУ, 1975.
  2. Шевченко Б.И., Зуев Е.И. и другие. Судебно-трасологическая экспертиза. Учебно-методическое пособие. Общая часть. Вып. 1. М.,
  3. С. 11.
  4. Шевченко Ю.Л., Жибурт Е.Б. Безопасное переливание крови: руководство для врачей. СПб., 2000. С. 14-15.
  5. Шиканов В.И. Криминалистическое значение следов крови. Иркутск, 1974.
  6. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976.
  7. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, Изд-во Иркутского университета, 1978. С. 187.
  8. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. М., 1978.
  9. Шмальгаузен И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии. М., 1982.
  10. 281.Эминов В.Е., Мацкевич И.М. Преступность военнослужащих. Исторический, криминологический и социально-правовой анализ. М: Пенаты, 1999. С. 155-180.

  11. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967.
  12. Югай Г.А. Диалектика части и целого. Алма-Ата, 1965.
  13. Юдина Г.С. // Судебно-медицинская экспертиза, 1994. № 4. С. 27- 30.
  14. Юсифли P.M., Эйюбова Н.А., Бунятов М.О. // Судебно- медицинская экспертиза, 1995. № 1. С. 19-21.
  15. Юсуфов P.M., Тагиев Б. Г., Мамедов З.Г., Асланов Г.К. Судебно- медицинская экспертиза, 1990. №4. С. 20.

326

  1. Юров Ю.Б., Миткевич СП. и другие Судебно- медицинская экспертиза, 1988. Т. 24 . № 2. С. 356.
  2. Ющук Н.Д., Бродов Л.В. Острые кишечные инфекции. М., 2001.
  3. Архив Тюменского областного суда. Уголовное дело № 6271.
  4. Архив Тюменского областного суда. Уголовное дело № 2574.
  5. Архив Пермского областного суда. Уголовное дело № 1367.
  6. Архив Челябинского областного суда. Уголовное дело № 1308.
  7. Архив Челябинского областного суда. Уголовное дело № 1723.
  8. 294.Jeffreys A.J., Wilson V., Thein S.L. Hypervariable minisatellite regions in

human DNA// Nature, 1985. Vol. 316. P. 67-73. 295.Jeffreys A.J., Wilson V., Thein S.L. Individual-specific “fingerprints” of

human DNA//Nature, 1985. Vol.316. P. 76-79. 296.Barinaga M. DNA- fingerprintingdatabase to fmger criminals (news) /

Nature, 1988. V. 331. P. 203. 297.Boerwinkle E., Xiong W., Forest E., Chan L.// Proc. Nat. Acad. Science

USA. 1989. Vol. 86. P 212-216. 298.Decorte R., Cuppens H., Marynen P., Cassiman J.// DNA Cell. Biol. 1990.

V 91. P. 461-469. 299.Gill P., Jeffreys A. J., Werret D.J.// Nature, 1985. V. 318. P. 577-579. 300.SaikiR., ScharfS., FaloonaF. etal.//Science. 1985. Vol. 230. P. 1351. 301.Walsh P.S., Erich H.A., Higuchi R.// PRC Meth. Applic. 1992. Vol. 1. P.

241-250.