lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ярмак, Кирилл Владимирович. - Правовые и научные проблемы совершенствования структуры и содержания заключения эксперта-криминалиста в условиях компьютеризации экспертной деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Волгоград, 2003 207 с. РГБ ОД, 61:03-12/1411-3

Posted in:

jf/&’/*/W’3

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВОЛГОГРАДСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

ЯРМАК Кирилл Владимиров!

ПРАВОВЫЕ И НАУЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

СТРУКТУРЫ И СОДЕРЖАНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

ЭКСПЕРТА-КРИМИНАЛИСТА В УСЛОВИЯХ

КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, теория оперативно-розыскной

деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

4

Науч ный руко водит ель:

канди дат юрид ическ их наук, доцен т

КАН ТОР И.В.

Волг оград
2003

2 Содержание:

Введение с. 4

Глава I

Процессуальные и научные основы составления заключения эксперта, его оценка следователем и судом с. 13

§ 1. Судебная экспертиза как один из источников доказательств по уго ловному делу с. 13

§2. Исторические аспекты развития судебной экспертизы и эволюция структуры заключения эксперта с. 28

§3. Связь структуры и содержания заключения с его доказательствен ной базой: с. 43

3.1. Требования к содержательной стороне заключения с точки зрения теории доказательств с. 43 3.2. 3.3. Требования УПК и других нормативных документов к заключению эксперта с. 53 3.4. 3.5. Критерии доказательственной значимости заключения эксперта- криминалиста с. 64 3.6. Глава II

Организационно-методические подходы к структуре и содержанию за ключения эксперта с. 66

§1. Научно обоснованные положения по составлению заключе ний с. 68

§2. Пути совершенствования структуры и содержания заключений экс перта в плане возможности автоматизации их составления с. 93

Глава III

Автоматизация процесса составления заключения с. 101

3 §1. Возможности использования компьютерной техники в экспертной деятельности. Анализ экспертной практики по автоматизированному оформ лению результатов исследования с. 101

§2. Основы постановки задач для разработки программ по составлению заключений. Перспективы совершенствования и алгоритм унифицированной

Ф программы с. 115

§3. Предложения по использованию программных средств для подго товки иллюстраций к заключениям экспертов с. 132

Заключение с. 139

Список использованной литературы с. 142

Приложения с. 160

*

4

Введение

Актуальность темы исследования.

Устойчивая тенденция усложнения криминогенной обстановки в условиях политической и экономической нестабильности в стране требует корен- ного улучшения деятельности правоохранительных органов, направленного на обеспечение надежной доказательственной базы по уголовным делам. Одним из источников получения подобной базы является сбор, обработка, исследование и использование криминалистической информации, в том числе, получаемой в результате проведения экспертизы.

Количество экспертиз, проводимых экспертно-криминалистическими подразделениями, увеличивается ежегодно на 7-10%, т.е. удваивается каждые 6-7 лет. Поэтому в современных условиях выполнение экспертизы должно быть максимально упрощено и предельно ускорено.

Данный процесс становится возможным в связи с нарастающим внедре- нием компьютерных технологий в экспертную практику. Передача ряда интеллектуальных функций машине позволяет автоматизировать производственный процесс и, следовательно, его ускорить.

Несмотря на то, что средства вычислительной техники используются в практике органов юстиции и внутренних дел с начала 60-х годов, компьютерные технологии пришли в судебную экспертизу не так давно. Разработка автоматизированных рабочих мест эксперта и их внедрение в практику приходится на конец 80-х - начало 90-х годов прошлого столетия.

Но процесс этот шел хаотично, по многим направлениям одновременно и сводился, по сути, к созданию разрозненных программ для отдельных видов работ эксперта, что приводило к дублированию информационных потоков и недостаточной эффективности использования ЭВМ. Но, как показывает практика, наименее привлекательной, а, подчас, и наиболее трудоемкой его

5 работой является оформление результатов экспертизы. Финальным документом такого процессуального действия, как производство экспертизы, является заключение эксперта - отдельный источник доказательств по уголовному делу, на составление которого эксперты тратят до 40% рабочего времени. Разумеется, что именно этот процесс должен быть автоматизирован в первую очередь.

Такие попытки предпринимались (ВНИИ МВД России, фирма «Маскот Ассембли корпорейшн»), однако, разработанные ими программы оказались несовершенными, громоздкими и практического применения не нашли. Процесс создания программ оказался сложным, длительным, требующим глубоких специальных знаний, поэтому робкие попытки некоторых практических работников автоматизировать составление заключений оказались также неудачными. Так, и по сей день сотрудники экспертно-криминалистических подразделений при подготовке заключений используют компьютер в качестве пишущей машинки или пытаются ускорить этот процесс путем редактирования ранее составленного документа, а актуальность указанного процесса сохраняется.

С другой стороны, автоматизация процесса составления заключений не должна приводить к потере их доказательственной значимости. В последнее время это становится особенно актуальным, так как возросла состязательность процесса судебного разбирательства. Обеими сторонами процесса могут привлекаться «независимые» специалисты для оценки заключений противных сторон, появилась возможность проведения параллельных исследований. Это приводит к тому, что суд учитывает наиболее убедительное, методически и логически правильно построенное, т.е. обладающее наибольшей доказательственной значимостью заключение. Кроме того, возросла осведомленность адвокатов в области судебной экспертизы, что позволяет им критически оценивать представляемое заключение с точки зрения его структуры и содержания. На основании сказанного можно заключить, что прежде чем приступать к процессу автоматизации составления заключений, выбору

6

наиболее рациональных путей достижения цели, необходимо выбрать такую форму и структуру заключения, определить такие критерии его содержательной части, которые позволили бы не только не потерять доказательственной значимости заключения, но возможно и усилить ее.

Вопросам совершенствования структуры и содержания заключений и компьютеризации процессов экспертных исследований в целом и составления заключений эксперта, в частности посвящены работы таких ученых, как: Л.Е. Ароцкер, А.И. Винберг, Г.Л. Грановский, A.M. Зинин, З.И. Кирсанов, В.Я. Колдин, Ю.Г. Корухов, Н.П. Майлис, Ю.К. Орлов, Н.С. Полевой, Е.Р. Российская, Л.Г. Эджубов, А.А. Эйсман и др.

Но, несмотря на кажущуюся широту освещения данного вопроса в спе- циальной литературе, далеко не все рекомендации ученых используются в практике написания заключений эксперта.

Структура и содержание заключения сложились исторически в резуль- тате накопления экспертной практики с последующим закреплением основных требований к заключению в нормативных актах. Но насколько они согласуются с требованиями общей теории доказательств и правилами логики?

Кроме того, язык программных средств носит формализованный харак- тер, из-за чего документ, составленный в автоматическом режиме, отличается по стилистике от аналогичного документа, составленного вручную, что также необходимо учитывать при разработке программ.

В связи со сказанным следует констатировать, что при разработке про- граммных комплексов автоматизированного решения экспертных задач и составления заключений необходимо соблюдать требования, чтобы получаемый в результате использования подобных программ документ (заключение эксперта) был логически обоснованным и лаконичным.

Поэтому проблема, сформулированная нами в названии диссертацион- ного исследования, представляется весьма актуальной.

7 Предмет и объект исследования.

Предметом исследования являются закономерности экспертной дея- тельности по оформлению результатов исследования, а также научно- обоснованные принципы составления заключения, как конечного результата экспертного исследования, правила, пути и средства автоматизации процесса составления заключения эксперта.

Объектом исследования является правовая, судебная и экспертная теория и практика по составлению заключений эксперта, логические основы и процессуальные требования к структуре и содержанию заключения эксперта, практика автоматизации процесса составления заключений.

Цель и задачи исследования.

Основная цель исследования заключается в том, чтобы на основе сис- темного анализа научных и правовых положений и современной практики оформления заключений, а также практики использования компьютерных технологий в процессе составления заключений разработать пути, а на их основе программные средства для автоматизации этого процесса, наметить направления его совершенствования.

Для достижения названной цели были поставлены следующие задачи:

— проанализировать современные процессуальные и научные основы составления заключения эксперта; — — проследить эволюцию зарождения и развития судебной экспертизы и, в частности, особенностей составления заключения эксперта; — — выявить соответствие современных требований к составлению за- ключений с правилами логических доказательств, на основе чего сформулировать критерии доказательственной значимости заключений; — — изучить пути совершенствования составления заключений, предпри- нимавшиеся ранее в практике экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел; — — проанализировать существующую практику применения компьютер- ной техники при составлении заключений на основе анкетирования сотруд- —

8 ников экспертных подразделений органов внутренних дел;

— разработать компьютерные программы, предназначенные для автома- тизированного составления заключений эксперта по судебно- баллистическим и трасологическим исследованиям; — — разработать алгоритм унифицированной программы, предназначен- ной для автоматизированного составления заключения эксперта по результатам любого вида исследования; — — определить возможности компьютерной техники и технологий для оформления иллюстративной части заключения эксперта (фототаблица). — Методологическую основу диссертационного исследования составили основные положения материалистической диалектики как общенаучного метода познания, положения современной юриспруденции, фундамен- тальные положения уголовно-процессуальной науки, криминалистики и общей теории судебной экспертизы, результаты исследований в области криминалистики, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и других отраслей права.

Наряду с применением общенаучных методов наблюдения, сравнения, измерения, абстрагирования, анализа и синтеза, широко использовались исторический метод и собственно-криминалистические методы построения структурных систем и специальные (статистические, кибернетические) методы, а также анализ эмпирических материалов.

Нормативно-правовую базу исследований составляют положения Конституции Российской Федерации, действующее уголовно- процессуальное, гражданско-процессуальное, арбитражно- процессуальное законодательство, федеральные законы и ведомственные нормативные акты. В исследовании проанализировано как действующее законодательство, так и проекты предлагаемых изменений и дополнений в нем, постановления высших судебных органов государства, нормативные акты МВД и иных министерств и ведомств.

В диссертации использована литература по различным вопросам фило- софии, логики, права, кибернетики, судебной экспертизы, проведен обзор со-

9 временного состояния исследуемой проблемы в криминалистической литературе на основе трудов ведущих ученых криминалистов: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, А.И. Винберга, А.В. Дулова, В.А. Ивашкова, Н.И. Нестерова, И.В. Овсянникова, Ю.К. Орлова, А.Я. Палиашвили, Н.С. Полевого, Е.Р. Российской, Б.П. Смагоринского, М.С. Строговича, А.Р. Шляхова, Л.Г. Эджубо-ва, А.А. Эйсмана и других.

Научная обоснованность и достоверность диссертационного исследо- вания обеспечена концептуальными положениями криминалистической теории, апробированными экспертной практикой и использованными в работе конкретными результатами, полученными в ходе проведения конкретно-социологических исследований. Диссертант использовал и свой опыт экспертной работы.

Эмпирическую базу исследования составляют данные, полученные в результате обобщения и анализа экспертной практики производства различных видов экспертиз и составления заключений по их результатам в ГУ ЭКЦ МВД России за последние годы, а также социологического исследования, основанного на анкетировании сотрудников экспертно- криминалистических подразделений различного уровня в Волгограде и различных регионах России (г. Москва и Санкт-Петербург, Московская, Ленинградская, Пермская, Тверская, Тамбовская, Курская, Челябинская и Астраханская области; Краснодарский и Ставропольский края, республика Саха-Якутия), а также собственного опыта экспертной работы.

По специально разработанным анкетам было опрошено 264 слушателя факультета повышения квалификации ВА МВД России, прибывших из указанных регионов.

Также проводилось анкетирование судей местного и федерального уровней г. Волгограда. Всего было опрошено 20 судей.

Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые изучены вопросы соотношения требований теории доказательств и логики со сложившейся практикой оформления заключений, сформулированы Крите-

10 рии доказательственной значимости заключения, проанализированы пути совершенствования структуры и содержания заключения, определены основные направления по компьютеризации процесса его составления, а также разработаны программы по автоматизированному составлению заключений.

Системный подход к исследованию этих проблем позволил выявить и разрешить ряд вопросов, представляющих как теоретический, так и практический интерес.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Понятие, структура и содержание заключения эксперта в свете нового процессуального законодательства и современных научных достижений.
  2. Закономерности в развитии института судебной экспертизы и их связь с совершенствованием формы и содержания заключения эксперта.
  3. Критерии доказательственной значимости заключения эксперта- криминалиста и их связь с содержательной стороной заключения с точки зрения теории доказательств, требований УПК РФ и других нормативных документов.
  4. Результаты анализа современного состояния экспертной практики по автоматизированному составлению и оформлению экспертного заключе- ния.
  5. Рекомендации по разработке компьютерных программ для форми- рования заключений, правила постановки задач на программирование, программы по автоматизации составления заключений по трасологическим и су-дебно-баллистическим исследованиям.
  6. Алгоритм унифицированной программы, предназначенной для со- ставления текста заключения независимо от вида проводимого исследования.
  7. Предложения по использованию программных средств для подго- товки иллюстраций к заключениям экспертов.
  8. Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в комплексном монографическом исследовании проблем совершенствования структуры и содержания заключений эксперта как в общем плане, так и в ус-

11

ловиях компьютеризации экспертной деятельности. Сформулированные в диссертаций положения развивают имеющиеся научные разработки в области криминалистики, судебной экспертизы, уголовного, гражданского и арбитражного процесса. Основные положения, выводы и рекомендации настоящего диссертационного исследования имеют практическую значимость для совершенствования программных средств, предназначенных для автоматизированной подготовки заключений экспертов, и могут быть использованы в процессе внедрения информационных технологий в повседневную экспертную деятельность, а также могут служить в качестве теоретической базы при дальнейшем изучении проблем формирования компьютеризированных рабочих мест эксперта. Они также могут быть использованы в учебном процессе образовательных учреждений МВД России; в системе повышения ква- лификации сотрудников экспертных учреждений как системы МВД, так и других министерств и ведомств, а также при подготовке учебной, методической и научной литературы.

Положения настоящего исследования могут быть учтены при совер- шенствовании законодательства Российской Федерации и ведомственных нормативных актов.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Сформулированные в диссертации теоретические положения, выводы, предложения и практические рекомендации обсуждались на заседаниях кафедры трасологии и баллистики факультета подготовки экспертов- криминалистов Волгоградской академии МВД России, получили апробацию в выступлениях автора на научно-практической конференции «Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз» (Саратов, 1998г.), на международной конференции «Информатизация правоохранительных систем ИПС-98» (Москва, 1999г.), на научно-методической конференции «Проблемы преподавания экспертных дисциплин в вузах МВД России» (Волгоград, ВЮИ МВД России, 2000г.), на межвузовской научно-практической конференции
«Использование компьютерных технологий в

12 экспертно-криминалистической деятельности» (Волгоград, 1999г.), на втором Всероссийском «круглом столе» 20-21 июня 2002 года «Криминалистика: ак- туальные вопросы теории и практики» (Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2002г.)

Основные положения диссертации нашли отражение в шести опублико- Ф ванных научных статьях.

Структура диссертации обусловлена необходимостью рассмотрения как общих, так и специальных вопросов, касающихся темы исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

13

Глава I: Процессуальные и научные основы составления заключения эксперта, его оценка следователем и судом

§1. Судебная экспертиза как один из источников доказательств

по уголовному делу

Заключение эксперта является одним из видов доказательств, преду- смотренных законом (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, и поэтому заключение эксперта не обладает какими-либо преимуществами перед другими доказательствами.

Вместе с тем, по сравнению с другими доказательствами, заключение эксперта имеет специфические черты, обусловленные его сущностью.

Во-первых, заключение эксперта строится на основе использования специальных познаний.

Во-вторых, заключение эксперта представляет собой выводное, а не информационное знание. В заключении эксперта доказательственное значение имеет, прежде всего, умозаключение эксперта, его выводы, к которым он пришел по результатам исследования.

В показаниях, объяснениях участников процесса отражаются, фикси- руются только непосредственно воспринятые субъектом факты. Выводы, умозаключения субъекта по этим фактам не имеют доказательственного значения. Также в протоколах следственных действий должны фиксироваться только непосредственно воспринимаемые следователем и другими участниками следственного действия факты. Умозаключения на основе этих фактов отображаются в других документах (обвинительном заключении, приговоре

и др.).

Таким образом, существенная специфика экспертного заключения по сравнению с другими видами доказательств обусловлена тем, что только экс-

14 перт может быть субъектом (источником) выводного знания, имеющего доказательственное значение по делу1.

Экспертиза по уголовным делам проводится в случаях, когда для уста- новления обстоятельств, имеющих значение для дела, требуются специальные познания (ст. 9 ФЗ №73 от 31 мая 2001г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», ст. 195 УПК РФ). Судебная экспертиза является наиболее квалифицированной формой использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Она значительно расширяет познавательные возможности следствия и суда, позволяя использовать в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел весь арсенал современных научно-технических средств. Поэтому экспертиза нередко выступает в качестве довольно эффективного способа установления существенных обстоятельств дела. Судебная экспертиза постоянно развивается путем создания новых и совершенствования имеющихся методик исследования и находит все большее применение в судебно-следственной практике. Наиболее распространенными являются различные виды криминалистических экспертиз (дактилоскопическая, судебно-баллистическая, трасологи-ческая, почерковедческая, техническая экспертиза документов и др.), судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-экономическая, судебно- автотехническая экспертизы. В последнее время все более широкое применение получили также товароведческая, пожарно-техническая, строительно-техническая, компьютерная экспертиза и некоторые другие экспертизы.

Судебную экспертизу можно определить как процессуальное действие, основное содержание которого составляет проводимое по заданию органов расследования или суда специально назначенным ими лицом - экспертом - и в определенном законом порядке исследование с использованием специальных познаний в целях установления обстоятельств (фактов), имеющих значе-

Экспертная криминалистическая идентификация. Вып. 1 Теоретические основы.-М.: 1996, с. 186

15 ние для дела, ход и результаты которого фиксируются в особом документе -

2

заключении эксперта, являющемся самостоятельным видом доказательств.

Заключение эксперта как доказательство — это совокупность фактических данных, содержащихся в его [эксперта] сообщении следователю и суду и установленных в результате исследования материальных объектов, а также сведений, собранных в уголовном деле, проведенного лицом, сведущим в определенной области науки, техники, искусства или ремесла или иных специальных знаний и с применением этих знаний. Проводимое исследование, его ход и результаты фиксируются с соблюдением указанного в законе процессуального порядка. Оно осуществляется на основе специального задания органа расследования, прокурора или суда.

Таким образом, для заключения эксперта как вида доказательств существенно то, что оно: а) появляется в деле в результате исследования; б) исходит от лица, обладающего определенными специальными познаниями, без использования которых было бы невозможно само исследование; в) дается с соблюдением специально установленного процессуального порядка; г) опирается на собранные по делу доказательства.

Эксперт дает заключение либо только на основе непосредственного исследования материальных объектов экспертизы, либо на основе такого исследования с привлечением сведений, известных из материалов дела, либо только на основе материалов дела. Правильность вывода эксперта, использовавшего содержащиеся в протоколах допроса и других письменных материалах данные, естественно, зависит от достоверности последних3.

Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. - М.: Юридическая литература, 1973. - с. 3-20; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. -М.: Юридическая литература, 1979. - с. 3-7.

3 М.С. Строгович считает ошибочной практику, когда эксперт «в основу своих за- ключений кладет не только результаты исследования им соответствующего объекта на основе специальных знаний, но и материалы предварительного и судебного следствия…» («Курс советского уголовного процесса», т. I, M., 1968, с. 441). Аналогичную позицию занимают М. А. Чельцов и Н. В. Чельцова («Правоведение экспертизы в советском уго-

16

Экспертное исследование осуществляется в процессе доказывания, будучи его составной частью: оно подчинено тем же целям. Получив заключение эксперта, суд или следователь используют его в продолжающемся процессе доказывания.

В ходе экспертизы в отличие от других процессуальных действий установление существенных для дела фактов может происходить в отсутствие следователя (и суда). Эта особенность позволяет объяснить, почему законодатель установил систему специальных процессуальных гарантий, соблюдение которых призвано способствовать достоверному, полному и объективному установлению фактов экспертом и всесторонней проверке его выводов следователем и судом. Совокупность этих гарантий образует процессуальную форму, особенности которой отличают экспертизу от других способов доказывания.

Нормы процессуального права, регламентирующие проведение экспертизы, определяют не только цель, порядок, пределы таких исследований, но и взаимные права и обязанности суда, прокурора, органа расследования, участников процесса и эксперта в связи с проведением последним исследований.

Фактическим основанием для назначения экспертизы служит необходимость применения специальных познаний для выяснения существенных обстоятельств по уголовному делу, т. е. таких познаний, какими обладают лица, специализирующиеся в определенной области научных исследований или профессии.

Вопрос о том, необходимы ли научные, технические или иные специальные знания для выяснения обстоятельств с помощью экспертизы, в каж-

ловном процессе», М., 1954, с. 139—142).С этой точкой зрения нельзя согласиться. В тех случаях, когда объектом экспертизы служит факт, который не может в непосредственном виде подвергнуться экспертному исследованию (например, состояние психики обвиняемого в момент совершения преступления), эксперт основывает свои выводы на данных об этом факте, содержащихся в показаниях свидетелей, потерпевших, обвиняемых, документах и т. д.

17 дом конкретном случае решают суд и орган расследования4. Однако назначе- ние экспертизы зависит не от их субъективного усмотрения, а от объективного характера устанавливаемых обстоятельств.

Закон не определяет содержания понятия «специальные познания». Не дается однозначной трактовки этого понятия и в юридической литературе, в которой общепризнанно лишь мнение, что познания в области законодательства и правовой науки к специальным познаниям не относятся. Можно полагать, что специальные — это те познания, которые не относятся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих массовое распространение, т. е. те, которыми профессионально владеет лишь узкий круг специалистов5.

По мнению профессоров A.M. Зинина и Н.П. Майлис специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и простого житейского опыта, приобретаемые в процессе профессиональной деятельности в той или иной области науки, техники, искусства, ремесел, основанные на теоретических, базовых положениях соответствующих областей знаний и подкрепленные полученными в ходе специального обучения или первичной деятельности навыками6.

В силу относительной неопределенности такого основания для назначения экспертизы, как «необходимость специальных познаний», законодатель в некоторых, особо ответственных, случаях прямо предписывает назначение экспертизы. Закон указывает, что в перечисленных в нем случаях при-менение специальных познаний обязательно . Разумеется, это правило не ис-

Кроме случаев, когда производство экспертизы обязательно по закону, (ст. 196 УПК РФ)

5 Эйсман А. А., Заключение эксперта. - М., 1967, с. 91.

6 Зинин A.M., Майлис Н.П., Судебная экспертиза. Учебник. - М.: Право и закон, 2002., с.63

7 Статья 196 УПК РФ устанавливает, что проведение экспертизы обязательно если необходимо установить:

1) причины смерти; 2) 3) характер и степень вреда, причиненного здоровью; 4)

18 ключает необходимости оценки результатов экспертизы по внутреннему убеждению следователя и суда, как и возможности использовать другие способы доказывания для проверки выводов эксперта.

Лица, располагающие специальными познаниями, именуются сведущими лицами и могут выполнять в судопроизводстве функции специалиста или эксперта. Термин «сведущие люди» фигурировал в Российском уставе уголовного судопроизводства 1864 г. (врачи, фармацевты, техники, художники, ремесленники и др. лица, имеющие опыт в какой-либо области)8.

Специальные познания могут использоваться в процессуальной и не процессуальной формах.

В процессуальной форме специальные познания используются путем:

  • применения следователем собственных специальных познаний;
  • участия специалиста в производстве следственных действий;
  • производства экспертизы.
  • Собственные специальные познания следователя приобретаются им в процессе обучения и подготовки к данной должности. Они касаются получения навыков непосредственного применения технико-криминалистических методов и средств обнаружения, фиксации, предварительного исследования следов и других объектов в ходе следственных действий, умения оценить их доказательственное значение, навыков применения тактических приемов выполнения следственных действий.

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; 4) 5) психическое или физическое состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; 6) 7) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст отсутствуют или вызывают сомнение. 8) &Р.С. Белкин. Криминалистическая энциклопедия. -:М: 1997, с. 196-197

19

Действующее законодательство проводит четкое различие между функциями эксперта и специалиста. Специалист привлекается к участию в следственных действиях для содействия своими специальными знаниями и навыками в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств (предметов и документов), применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

УПК предусматривает возможность вызова специалиста для участия в осмотре (ст. ст. 168, 178 УПК РФ), освидетельствовании (ст. 179 УПК РФ), отборе образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ).

Познания специалиста могут быть применены для обнаружения лишь таких следов, признаков, свойств и т. п., в существовании которых можно убедиться непосредственно наблюдением. Если же необходимо исследование (безразлично, идет ли речь об установлении самих признаков, недоступных «обычному» наблюдению, или об исследовании характера совпадений и различий признаков, которые порознь доступны непосредственному наблюдению), то выводы из него фиксируются в заключении эксперта. При этом речь идет именно о цели применения специальных познаний, а не о средствах и методах, используемых в ходе исследования.

Характер деятельности специалиста и эксперта обусловил различие в процессуальном положении этих участников процесса.

Специалист вызывается в предвидении того, что его познания и опыт понадобятся для обнаружения, фиксации или изъятия доказательств. По общему правилу, следователь может не привлекать специалиста к участию в следственных действиях, если он располагает научно- техническими средствами и специальными познаниями, необходимыми для успешного проведения этих следственных действий (кроме случаев, когда закон прямо предписывает проводить данное следственное действие с участием специалиста).

20

Эксперты в отличие от специалистов привлекаются к участию в уголовном деле независимо от того, обладает ли следователь (суд) необходимыми для производства экспертизы познаниями.

Экспертиза во всех случаях проводится на основании постановления следователя или определения суда, тогда как вызов специалиста может быть осуществлен на основании устного или письменного требования следователя.

Экспертиза состоит в исследовании вещественных доказательств и составлении заключения, деятельность специалиста ограничивается обнаружением и изъятием по указанию и под контролем следователя доказательственного материала. Специалист может сделать выводы из установленных при проведении следственного действия фактов (например, предположительно высказаться о времени смерти, орудии убийства и т. д.). Однако такого рода выводы в отличие от выводов эксперта не имеют значения доказательств и не фиксируют в процессуальных документах; они носят характер консультаций, используемых для своевременного построения следственных версий, и т. п.

При анализе соотношения экспертизы и других процессуальных дейст-

? вий по собиранию доказательств определяющим служит то, что при проведе нии экспертизы доказательства обнаруживаются и исследуются не самим следователем (судом), а экспертом, который сообщает о них органу, назна чившему экспертизу, в своем заключении.

Факты, устанавливаемые экспертизой (невменяемость, причина смерти и т. д.), хотя и существуют объективно, однако обычно непосредственно воспринимаются лишь их признаки. Исследование и истолкование этих признаков на основе научных данных, отвечающих их действительному значению, могут быть даны лишь в заключениях соответствующих экспертов. При этом многие признаки, необходимые эксперту для вывода о факте, обнаруживают-

• ся им не путем наблюдения, а путем исследования на основе специальных познаний.

Соотношение между экспертизой и осмотром изменяется соответственно научно- техническому прогрессу и внедрению достижений в следст-

21 венную и судебную практику. Новые технические средства раздвигают гра- ницы непосредственного восприятия. Они позволяют без каких-либо специальных познаний видеть многие следы и признаки, которые не воспринимаются невооруженным глазом. Представляется поэтому возможным не проводить экспертизу, а ограничиться производством осмотра в тех, например, случаях, когда с помощью электронно-оптического преобразователя или ультрафиолетовой лампы достаточно ясно видны текст документа, залитого чернилами, дописка и т. п. Вещественное доказательство — объект такого осмотра — не утрачивает своих свойств, наличие которых, если возникло сомнение, может быть в дальнейшем проверено.

Вместе с тем использование различных технических средств для обнаружения свойств объекта далеко не всегда освобождает следователя и суд от обязанности назначить экспертизу для его исследования. Суд (следователь) может наблюдать с помощью имеющихся у него приборов отдельные свойства и признаки вещественного доказательства, но он не вправе, не назначая экспертизы, использовать в качестве доказательства выводы, которые можно сделать из наблюдаемых фактов, если для этого нужны специальные познания.

Предполагая, что по делу будет назначена экспертиза, следователь (суд) изучает вещественные доказательства с соблюдением двух условий: во-первых, вещественное доказательство не должно быть утрачено или повреждено; во- вторых, изучение необходимо проводить по правилам, установленным для осмотра. Содержание протокола в этом случае ограничивается указанием метода исследования и непосредственно наблюдаемого результата .

Экспертизу следует также отличать от освидетельствования. В отличие от судебно-медицинской экспертизы освидетельствование, по общему правилу, проводится следователем и понятыми. К участию в освидетельствовании

Власов В. П. Следственный осмотр и предварительное исследование документов, М., 1961, с. 21—26.

22 может быть привлечен врач, который в этом случае занимает процессуальное положение специалиста.

Подобным же образом решается вопрос об отличии экспертизы от следственного эксперимента. Если постановка опытов не требует примене- ния специальных познаний, а их результат очевиден, проводится следственный эксперимент. Если же постановка опытов и объяснение их доказательственного значения требуют применения специальных знаний, проводится экспертиза10.

Существенное значение для результативности экспертного исследования имеет соблюдение правил хранения объектов, подлежащих исследованию, в органах суда, следствия, дознания и в экспертных учреждениях, правильная организация изъятия объектов-образцов, порядок получения которых регламентирован процессуальным законом (ст. 202 УПК РФ). Образцы для сравнительного исследования должны быть представлены эксперту в достаточном для проведения экспертизы количестве и надлежащего качества. Несомненность их происхождения от данного конкретного объекта должна быть зафиксирована в протоколе получения этих объектов.

Достоверность и полнота заключения зависит от правильного назначения эксперта. Некомпетентность или необъективность эксперта служит осно- ваниями для отвода эксперта (ст. ст. 69-70 УПК РФ).

Невозможно дать исчерпывающий перечень отраслей знаний, которые могут быть использованы в экспертном исследовании. То обстоятельство, что преступление может иметь место в различных условиях и затрагивать различные общественные отношения, обусловливает принципиальную возможность назначения экспертизы с использованием данных любой отрасли науки, техники, искусства, ремесла.

В практике доказывания наиболее часто назначаются крими- налистическая, судебно-медицинская, судебно-психиатрическая,
судебно-

10 Белкин Р. С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. -М, 1964, с. 34—35

23 химическая, судебно-биологическая, судебно-бухгалтерская,
товароведческая, автотехническая и пожарно-техническая экспертизы.

Процессуальный порядок назначения экспертизы следователем и судом состоит:

а) из вынесения постановления (определения) о назначении эксперти зы;

б) ознакомления обвиняемого, а если следователь признает это необхо димым и других участников процесса с постановлением о назначении экс пертизы и разрешения заявленных ходатайств;

в) приведения в исполнение постановления (определения) о назначении экспертизы путём вручения его эксперту или направления в экспертное уч реждение.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы должны быть указаны: основания назначения экспертизы, т. е. обстоятельства, в силу которых необходимо проведение данной экспертизы; фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, представляемые в распоряжение эксперта (ст. 195 УПК РФ).

В постановлении (определении) о назначении повторной или дополни- тельной экспертизы указываются причины, по которым оказалось необходимым производство повторного исследования; в постановлении (определении) о назначении дополнительной экспертизы указывается также, можно ли поручить экспертизу тому же эксперту.

Эти указания, как и указание о назначении комиссионной повторной экспертизы, обязательны для руководителя экспертного учреждения.

Заключение эксперта, как и все иные собранные по уголовному делу доказательства подлежат оценке органом дознания, следователем, прокурором и судом с точки зрения их достоверности, относимости и допустимости. Являясь в силу закона исключительной компетенцией указанных органов, законом же установлены и критерии для подобной оценки, а именно, внутрен-

24 нее убеждение, основанное на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 88 УПК РФ). И если относимость и допустимость - категории сугубо процессуально-правовые, установление которых на основе изучения материалов уголовного дела вполне доступно субъектам процессуального доказывания, то оценить достоверность сформулированных в заключении эксперта выводов, не обладая специ- альными познаниями, бывает весьма затруднительно. Оценка достоверности здесь складывается из оценки, во-первых, научной состоятельности избранных экспертом методов и методик исследования; и во-вторых, научной состоятельности выводов, формулируемых на основе проведенного с использованием избранных методов, средств и методик исследования. И то, и другое требует специальных познаний в тех областях знаний, данные которых, с одной стороны, были положены в основу создания соответствующих методов, технических средств и методик экспертизы, и, с другой стороны, составляют предмет данного конкретного экспертного исследования (наука, техника, искусство или ремесло). Необходимостью квалифицированно разбираться в неюридических областях знаний, очевидно, объясняется тот факт, что, как правило, сомнения в достоверности выводов эксперта возникают у субъектов процессуальной деятельности не в силу собственных умозаключений, основанных на анализе научной состоятельности методов, средств и методик экспертизы, либо обоснованности формулируемых по результатам их применения выводов, а главным образом в связи с обнаруживающимися противоречиями этих выводов собранным и уже оцененным как вполне достоверным доказательствам, имеющимся в распоряжении следователя, суда. Разрешаются такие сомнения в достоверности выводов эксперта исключительно путем назначения повторной экспертизы. И организационно, и тактически это не всегда оправданно. Да и результаты повторной экспертизы приходится оценивать по тем же неюридическим критериям. Если же говорить с позиций процессуального закона, то принятие решения о назначении повторной экспертизы допускается только при “возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий” (ч. 2 ст.

25 заключения эксперта или наличия противоречий” (ч. 2 ст. 207 УПК РФ). Между тем, чтобы судить о “необоснованности” либо высказать “сомнения в правильности”, необходимо опять же быть знакомым с методами и методиками соответствующих видов экспертиз, а это, как нам представляется, сфера специальных познаний, которыми в достаточной мере ни следователь, ни суд не обладают, да и при имеющемся разнообразии видов экспертиз таким объемом знаний, думается, ни один человек обладать не может. Между тем ошибки же в выводах эксперта могут оказаться и следствием неправильного выбора соответствующих экспертных методов и методик, и ошибочной оценки результатов их использования для формулировки выводов, которые находят отражение в заключении эксперта. Очевидно, что одного внутреннего убеждения для выявления таких ошибок явно недостаточно. Так, в одном из заключений судебно-баллистической экспертизы при описании следов на пуле экспертом было отмечено, что “… между следами от полей нарезов канала ствола … видны дополнительные динамические следы, расположенные в направлении продольной оси пули”. Для объяснения механизма образования этих “динамических следов” экспертами проводилось исследование канала ствола, в результате которого “…в нижней части дульного среза между полями нарезов … обнаружен овальный участок в виде шероховатости размером 2x1 мм”. На этом основании эксперты делают вывод о возможном участии в дополнительном следообразовании обнаруженного дефекта. Учитывая, что следы, о которых идет речь (и которые в криминалистике принято именовать “первичными”), могут возникнуть только в начальной стадии движения снаряда по каналу ствола, а именно, до участка, имеющего нарезы, вывод экспертов об участии обнаруженного между полями нарезов канала ствола дефекта в дополнительном следообразовании нельзя признать обоснованным. Этот дефект должен был отобразиться на пуле в виде динамических следов, параллельных следам от полей нарезов, а не продольной оси пули, поскольку расположен на участке канала ствола, по которому пуля проходила, уже приобретя характер поступательно-вращательного движения. Однако

26 ошибку, которая для специалиста в области судебной баллистики была очевидна, следователь, назначивший эту экспертизу, не заметил, тем более, что выводы экспертизы, установившей тождество обнаруженного у подозреваемого оружия, вполне вписывались в выдвинутую им версию о виновности данного лица и косвенно подтверждались показаниями свидетелей. А.А. Эк-сархопуло, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета видит выход в привлечении специалистов соответствующей квалификации, которым можно было бы поручать проведение такой научной оценки состоятельности выводов эксперта с оформлением результатов в виде консультативного заключения или заключения специалиста. Важно, разумеется, чтобы эта форма участия специалиста в расследовании и судебном разбирательстве имела правовые основания. Такая форма использования знаний специалистов фактически уже существует, однако, реализуется исключительно адвокатами, обвиняемыми, реже потер- певшими, “заказывающими” специалистам такого рода “Заключения” и затем включающими его в текст своего выступления на процессе либо в текст заявляемых ходатайств о назначении повторной экспертизы, оказываясь единственно заинтересованными в квалифицированной оценке экспертных заключений. Между тем подобные оценочные заключения специалистов могли бы быть весьма полезными и работникам органов дознания, и следователю, и прокурору, и суду, в обязанности которых входит оценивать доказательства. При этом окончательный вывод об их достоверности, существовании или не существовании устанавливаемых доказательствами фактов остается за ними. Таким образом, одним из основных доказательств по уголовному делу, сформулированным в виде заключения эксперта, может быть принято в качестве такового только в том случае, если сомнений в достоверности выводов не возникает. А это возможно, если текст заключения составлен с соблюдением как требований нормативных актов, так и принципов логики. Доказа- тельственная значимость окончательного документа зависит не только от

27 правильности и полноты примененных методик и методов исследования, но и от верного и логически грамотного его построения и изложения хода ис следования и формулирования выводов. Это становится особенно важным в условиях совершенствования экспертных заключений путем автоматизации их составления. Глубже понять особенности доказательственной значимости % заключения можно лишь через анализ эволюционного развития его структу-

ры и содержания.

?

28

§2. Исторические аспекты развития судебной экспертизы и эволюция структуры заключения эксперта

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. По литературным данным, еще во времена византийского императора Юстиниана (5-6 вв.) в законодательстве находило отражение исследование почерка в судебных целях.

В России также ранее всего стали осуществлять сличение почерков. Для этой цели привлекали дьяков различных приказов как лиц, имеющих большой навык в работе с почерками. Характерно, что уже в тот период при сравнении отбирались и образцы почерка «для примеру». Какой- либо четкой методики проведения сравнения, конечно, не было, и «экспертами» излагалось свое субъективное мнение о сходстве или различии почерков на представленных документах11.

Первым в истории России учреждением, в котором начала формиро- ваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах правосудия.

В первой половине XVIII в. судебно-экспертная деятельность Академии наук в основном ограничивалась вопросами медицины.

Проведением судебно-медицинских экспертиз занимались также ака- демики Брюгер, Вейтбрехт, Вильде, Дювернуа и др.

Сохранилось значительное число судебно-медицинских заключений, которые академики давали по предложениям следственных органов12.

Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. - Л., 1963. с. 17. 12 Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. 1. - СПб., 1885. с. 351.

29

Уже в первый период своего существования Академия наук стала производить и судебно-химические экспертизы. Так, в одном из документов Академии наук сказано: «…хлеба ломоть послать при указе профессору и доктору Дюверною, в котором прописать, дабы тот хлеб свидетельствовал — нет ли в оном какого яда»13.

В первой половине XVIII в. члены Академии наук давали судебно-экспертные заключения и о наличии или отсутствии душевных заболеваний у лиц, которых им посылали для освидетельствования полиция и судебные

14

места .

Разнообразные судебно-химические исследования производились в химической лаборатории Академии наук и во второй половине XVIII в.15

В XIX в. объем судебно-экспертной деятельности Академии наук расширился.

В химической лаборатории Академии наук производились по заданиям следственных органов разнообразные исследования взрывчатых веществ и остатков взрыва. В Академии наук проводилось и химическое исследование документов.

В XIX веке уже сложился особый порядок проведения судебных экспертиз в Академии наук. Получая отношение судебного или следственного органа с просьбой о проведении экспертизы, непременный секретарь зачитывал его на собрании соответствующего отделения (в большинстве подобные

13 Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. 1. - СПб., 1885. с. 243.

14 Некоторые чиновники Академии наук занимались и «изгнанием бесов». В част ности, этим занимался небезызвестный Шумахер. В письме майору Постельникову от 15 апреля 1781 г. он писал: «Мы имели счастье мнимого беса из присланной ко мне женщи ны выгнать, и кажется, что она теперь совершенно здорова. Это не худо бы было, ежели ее от таких людей отлучить, чтобы она опять не возымела способа в так смешное и лживое мечтание прийти» (Материалы … Т. 2. - СПб., 1886. с. 41).

Раскин ИМ. Рукописные материалы химиков второй половины XVIII века в архиве АН СССР. - М.-Л., 1957.

30 отношения поступали в физико-математическое отделение Академии наук). Б протоколе заседания записывалось задание следственного или судебного органа и указывалось, кому из членов Академии наук с учетом их специальных познаний поручалось производство экспертизы.

После завершения исследований производивший его член Академии наук составлял донесение, в котором излагался ход исследований и его ре- зультаты. Это донесение обсуждалось на собрании отделения, где принималось решение об утверждении или отклонении сделанных выводов. Решения собрания отделения записывалось в протоколе, к нему прикладывалось донесение производившего исследование и особые мнения, если они были.

Затем непременный секретарь составлял ответ на имя учреждения, приславшего задание, с изложением результатов исследований. Судебные и следственные органы не знали, кто проводит исследование, не имели возможности обращаться к конкретному ученому, а должны были действовать только через посредство учреждения.

Данный порядок свидетельствует о возникновении первых признаков (элементов) структуры заключения эксперта.

Пример донесения члена Академии наук Ю. Фрицше — прообраза со- временного заключения эксперта - приведен в приложении № 1.

Обращает на себя внимание совершенно иное написание заключения, если сравнить его с экспертизами, которые проводили аптекари по предло- жениям следственных или судебных органов. При всей краткости изложения академик Фрицше прежде всего сформулировал поставленную перед ним задачу, указывая на возможность или невозможность вообще наступления последствий, которые указаны в вопросе. Особенно обращает на себя внимание та предельная осторожность, с которой он подходил к разрешению вопроса. Для того чтобы не ввести в заблуждение следствие, Фрицше сразу делает оговорку, что само по себе установление факта воздействия на документ химическими составами еще не доказывает, что с этого документа действительно была вытравлена часть подписи.

31

Впоследствии химические исследования документов в Академии наук стали поручать, кроме Ю. Ф. Фрицше, и академику Н. Н. Зинину.

Академия наук не только сама проводила судебно-экспертные иссле- дования, но и способствовала учреждениям, которым это вменялось в обязанности. Прежде всего это касается помощи Медицинскому Совету МВД, являвшемуся высшей судебно-экспертной инстанцией.

Многие академики были членами Медицинского Совета и среди них - Н.Н. Бекетов, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, Д.И. Менделеев.

Практически не изменились порядок и содержание действий по сличению почерков и в XIX веке, когда к проведению сличения стали привлекать секретарей судов, учителей чистописания.

В качестве примера можно привести уголовное дело «О подложных банковых надписях на билетах Петербургской сохранной казны статского советника Васильева» 1859 г., рассматривавшееся в нескольких судебных инстанциях. По этому делу проводилась экспертиза надписей на сохранных билетах секретарями суда и учителями чистописания. По завершению экспертизы был составлен документ, именуемый «АКТ», приведенный в приложении №2.

Содержание приведенного акта типично для подобных экспертиз. Какое решение можно принять на основании такого акта? Чем обосновывается вывод о сходстве? Что такое некоторое сходство? Почему сделан вывод о вытравлении ранее бывшего текста? Можно поставить и другие вопросы, усиливающие сомнение в объективности выводов экспертов — к тому же противоречивых. Тем не менее, на основании этой экспертизы суд записал: «по сличении подписей найдено, что подписи на билетах никакого сходства с подписями на объявлениях не имеют».

В начале XIX в. в России были созданы врачебные управы (в Петербурге — Физикат, в Москве — Медицинская контора), на которые была воз- ложена и функция контроля за всей судебно-медицинской деятельностью, в

32 том числе за химическими исследованиями аптекарей и фармацевтов, произ- водимыми по поручениям следственных и судебных учреждений.

Однако, как показала практика, эффективность этих экспертиз была очень низка (аптекари и фармацевты имели самое поверхностное представление об аналитической химии, а в управах не было ни соответствующих специалистов, ни даже примитивных лабораторий).

Так, 12 августа 1819 г. из Петербургской палаты уголовного суда в Фи-зикат было направлено письмо, текст которого приводим полностью, чтобы показать, как оформлялись в тот период времени экспертизы по химическому исследованию документов:

«Палата по выслушании дела о служащем в здешней казенной палате штабс- капитане и кавалере Александре Маноне, на которого итальянский уроженец Алексей Розанити доказывает, что он, Манон, способствовал побегу из градской тюрьмы содержащемуся там за делание фальшивых ассигнаций барону Даненбергу, которому выдал свой паспорт и патент, служа тем к укрыванию Даненберга, а сверх того показывает на Манона, что он в Указе, данному ему об отставке, вытравлял купоросным маслом о значении в бытность его под судом, определила: Указ, данный Манону в отставке, препроводить в Физикат, который при сем препровождается для свиде-тельствования, от которого состава на нем находятся желтые пятна и от чего угол отгорел, то есть от купоросного масла или другого вещества».

18 августа 1819 г. в Палату уголовного суда были направлены результаты произведенного исследования:

«…Физикат, рассмотрев на Указе пятна, полагает вероятным, что оные желтые пятна произошли от пламени горевшей свечи и от пламени горевшего угла самого паспорта, который также зажжен свечою или раскаленным железом, ибо при исследовании химическом над кусочком бумаги из оного пятна того паспорта не оказалось, чтобы оные пятна произведены

33 были какой-либо кислотой, о чем Физикат сию палату с возвращением об- ратно помянутого Указа уведомляет.

Штадт-физик Петрашевский»

Следует отметить и особый вклад в разработку правил «судебных пре- досторожностей» отдельных членов Медицинского Совета. Здесь прежде всего следует назвать Д. И. Менделеева. Многие его заключения содержат тщательный и глубокий разбор нарушений, допущенных следователем и ранее проводившими исследование экспертами. Этот разбор, с одной стороны, показывал трудности, которые возникали при проведении экспертизы в Медицинском Совете, а с другой стороны, был призван обратить внимание экспертов и следователей на необходимость внимательного соблюдения всех правил отбора образцов, проб, их упаковки. Так, Д. И. Менделеев в своем заключении по делу Ахочинского отмечал: «Взята была одна из подлинных банок, но она оказалась столь слабо перевязанной, что можно снять ее покрышку, не вредя печати. Таковые обстоятельства, по моему мнению, могут рушить все значение судебно- химического исследования, ибо для того и должны быть соблюдены некоторые формальности, чтобы не могло оставаться и тени сомнения в неприкосновенности внутренностей от времени

17

вскрытия трупа до времени производства химического исследования» . Ха- рактерно, что все свои заключения Д. И. Менделеев всегда начинал с тщательного описания состояния упаковки, внешнего вида полученных на исследование объектов. Он обращал внимание и на то, чтобы обязательно часть вещества, объекта оставалась для возможного повторного исследования, чтобы в ходе исследований производились сравнительные эксперименты.

По сравнению с экспертизами, проводимыми в Физикате, уровень исследований в Медицинском Совете был несравненно выше. Здесь действительно проводились научные исследования, что в первую очередь определя-

16 ГИАЛО. Ф. 185. Оп. 1. Ед. хр. 804. с. 1, 2.

17 НЛМ ЛГУ. Арх. № 1—А—39—1—3.

34 лось составом членов Совета, стремлением сделать убедительным, доказать правильность сделанного вывода. Именно поэтому судебно-химические ис- следования все в большей степени сопровождались сериями различных экс- периментов.

Интересна с этой точки зрения экспертиза, проведенная членом Совета Ю. К. Траппом по делу Головкина в 1862 г.

Медицинский Совет дважды слушал заключения Траппа по этому делу и первый раз не вынес окончательного решения, предложив Траппу провести дополнительное исследование. Однако и вновь проведенные исследования не изменили результата. Только после этого Медицинский Совет принял решение: «Основываясь на вышеизложенных результатах химического исследования члена Совета Траппа… Медицинский Совет со своей стороны полагает, во-первых, выведение чернильного пятна на письме без уничтожения написанных под пятном слов оказывается невозможным и что поэтому дальнейшее повторение такого рода попыток не только бесполезно, но даже может повести к окончательному и совершенному истреблению и слабых следов, сохранение которых может быть еще важным и в том отношении, что они указывают на существование в письме двух целых строк, которым в копии письма соответствуют только два слова; во- вторых, что вопрос о тождестве чернил, которыми залито письмо, и тех, которыми написана копия с него, при одинаковости химического состава вообще употребляемых

1 О

чернил, не может быть разрешена полностью» .

По сути данный вывод является прототипом современной формы вывода о невозможности ответить на поставленный вопрос (НПВ).

С Медицинским Советом связано и развитие судебно-баллистической экспертизы. Производство их прежде всего связано с именем П. И. Пирогова. Он впервые стал устанавливать места расположения стрелявшего и жертв, ряд других обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия.

ЦГИАЛ. Ф. 1294. Оп. 10. Ед. хр. 106. с. 315.

35

Помимо Медицинского Совета Академией Наук оказывалась помощь Мануфактурному Совету Министерства финансов, который давал заключения по просьбам следственных и судебных органов, Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг, где проводились исследования по делам о поддельных денежных знаках, монетах и ценных бумагах.

Общий объем судебных экспертиз, производимых Экспедицией, по- стоянно возрастал. Так, с 1866 по 1893 год экспертизе подверглось 140000 фальшивых билетов19.

В Экспедиции был установлен и особый порядок действий при вывозе его представителя к следователю или в суд. Сотрудник Экспедиции снабжал- ся удостоверением и справкой с описанием признаков данного рода подделки кредитного денежного документа. В суде представитель Экспедиции подробно сообщал о произведенных исследованиях, давал свое заключение по имеющимся в деле вещественным доказательствам, сообщал изложенные в удостоверении сведения об известном числе кредитных билетов данного рода подделки, установленных Экспедицией. После рассмотрения дела судом представитель Экспедиции составлял подробный отчет управляющему о проделанной в ходе экспертизы работе.

На процесс судопроизводства в России и развитие судебных экспертиз существенное влияние оказала Судебная реформа 1864 года. Она регламентировала процесс предварительного расследования, получения и фиксации доказательств, обусловила необходимость более широкого использования научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Устав Уголовного судопроизводства следующим образом (ст. 112, 325) определял положение экспертизы. Эксперты должны приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обсто- ятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии. В ст. 326 указывалось, что в качестве экспертов могли приглашаться «врачи, фармацевты, профессоры,

19 ЦГИАЛ. Ф. 1294. Оп. 10. Ед. хр. 106. с. 315.

36 учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжи- тельными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность»20.

Уже тогда были сформулированы основные требования к экспертам: незаинтересованность в исходе дела; объективность мнений и суждений; воз- можность проявления инициативы при проведении исследования в целях «вскрытия признаков, могущих привести к открытию истины». Заключения экспертов должны были проверяться и оцениваться судом.

К этому же периоду относится учебник для слушателей правовых ВУЗов «Криминалистика. Техника и тактика расследования преступлений» под редакцией А.Я. Вышинского, вышедший в свет в 1835 году.

В данной книге сформулированы такие основные требования, предъявляемые к заключениям экспертов, как письменная форма заключения, обязательное наличие трех элементов заключения и т.п. Вместе с этим А.Я. Вышинский отмечает, что «результаты работы эксперта излагаются в документе, который принято называть заключением эксперта, но который правильно было бы назвать протоколом экспертизы, так как заключение эксперта в собственном смысле составляет лишь часть этого документа».21

Следует отметить вклад Академии наук в становление нового направления судебной экспертизы - экспертизы документов с использованием возможностей фотографии. Эту работу заслуженно связывают с именем Е.Ф. Буринского, который считается основоположником применения фотографических методов при исследовании документов.

Научная деятельность Е. Ф. Буринского, других ученых, практика применения фотографии в судопроизводстве способствовали тому, что уро-

Белкин Р. С. Курс криминалистики, т. 3. - М, 1997, с.96-97.

Криминалистика. Книга 1. Техника и тактика расследования преступлений. Учебник для слушателей правовых ВУЗов. / под ред. Вышинского А.Я. - М.: Гос. Издание «Советское законодательство», 1935, с. 221.

37 вень судебной экспертизы по исследованию документов в России был значительно выше, чем в странах Европы и США.

В начале XX в. в России начали использовать в суде и дак- тилоскопическую экспертизу. В 1906 г. была введена система дактилоскопического учета, а уже через несколько лет заключения специалистов по дактилоскопии стали фигурировать в качестве доказательств и в суде. Первая такая экспертиза была проведена сотрудником полицейского управления В. И. Лебедевым в 1912 г. по делу об убийстве провизора «Харламовской аптеки» в Петербурге. Свое заключение Лебедев иллюстрировал в суде на увеличенных фотоснимках22.

Таким образом, существенное увеличение объемов применения научных познаний в судебной практике обусловило необходимость решения ор- ганизационных проблем - создания сети экспертных учреждений.

28 июля 1912 г. был принят закон о создании в России первого специа- лизированного судебно-экспертного учреждения - кабинета научно- судебной экспертизы. При этом использовался опыт работы судебно- фотографической лаборатории, учрежденной в 1893 г. при прокуратуре Санкт-Петербургской судебной палаты, и экспертных учреждений Европы.

Вслед за кабинетом в Петербурге в январе 1913 г. начал работать и ка- бинет при прокуроре Московской судебной палаты.

В январе 1914 г. открывается кабинет научно-судебной экспертизы в Киеве. Управляющим этим кабинетом назначается С. М. Потапов, который до этого с декабря 1912 г. работал помощником управляющего кабинетом в Петербурге. Одновременно открывается и кабинет в Одессе.

Лебедев В. И. Искусство раскрытия преступлений. Дактилоскопия. - СПб., 1912; Гончаренко В. И. и Бергер В. Е. в книге «Криминалистика и криминалисты» (Киев, 1989. с. 22) указывают: «Имеются сведения о том, что еще раньше в г. Харькове дактилоскопическую экспертизу проводил профессор Н. С. Бокариус». Однако никаких фактов, подтверждающих это, не приводится.

38

Появились экспертизы установления относимости исследуемых объектов к одному целому. Например, устанавливалось, что два листа бумаги со- ставляли ранее одно целое.

Такую экспертизу провел в Московском кабинете научно-судебной экспертизы в 1914 г. В. Л. Русецкий. В кабинет поступил чек Конкурсного управления по делам Д. И. Андреевой за № 74662/12 на сумму 43500 руб. для ответа на вопросы:

  1. Имеются ли в рукописном тексте чека какие-либо поправки и вы- травления химическим способом, и не написан ли он по чистому бланку без последующих исправлений?
  2. Если есть поправки и вытравления, то какие именно и в каких местах?
  3. Здесь уже закладываются четкие основы криминалистического иссле- дования по сопоставлению объектов одного происхождения.

Интересно отметить, что начали производиться и судебные экспертизы по установлению последовательности нанесения пересекающихся штрихов на документах.

Качественно новый уровень приобрела судебно-баллистическая экс- пертиза. Стало возможным отвечать на вопрос, из какого именно оружия произведен выстрел пуль и гильз, обнаруженных на месте происшествия, то есть осуществлять идентификацию.

При проведении идентификационных судебно-баллистических экспертиз применялась микрофотография.

Приведем пример экспертизы, которая была проведена в петербургском кабинете в 1913 г. На исследование поступили две гильзы, найденные на месте происшествия, пуля, извлеченная из тела убитого, и пистолет сис- темы «Браунинг», обнаруженный у подозреваемого. На разрешение экспертов был поставлен вопрос об идентификации пистолета по обнаруженным гильзам и пуле. Сохранилось и описание методики экспертного исследования. Из пистолета в кабинете было сделано несколько выстрелов для по-

39 лучения экспериментальных образцов пуль и гильз. Затем были изготовлены Микрофотограммы со сравнительных образцов, а также с пули и гильз, обна- руженных в ходе следствия. Сравнение микрофотограмм показало: «во-первых, что положение следов бойка на всех гильзах, в том числе и на гильзах, найденных на месте преступления, вполне тождественно; во-вторых, что поверхность углубления следов бойка на пистоне во всех случаях покрыта одинаково расположенными углублениями и выпуклостями, которые вполне совпали с бойком исследуемого пистолета, и, в-третьих, что на всех девяти пулях имеются совершенно тождественные царапины, являющиеся результатом дефектов нарезки ствола пистолета» .

С 1914 г. при производстве экспертиз использовалась люминесценция. Значительную роль в развитии судебной экспертизы в России сыграл I съезд экспертов-криминалистов, который проходил 1-9 июля 1916 г. в Петрограде. В нем приняли участие сотрудники кабинетов научно-судебной экспертизы, а также судебные следователи, ученые физики, химики, биологи, судебные медики.

Интерес вызвало сообщение Е. С. Ельчанинова о его научной командировке. Он доложил о деятельности «Бюро идентификации», основанного А. Бертильоном. Особо он отметил исключительную осторожность при даче категорических заключений. Если такое заключение и давалось, то Бертиль-он обязательно его заканчивал оговоркой: «Если у этого лица нет брата-близнеца».

После революции 1917 г. в Петрограде и Москве кабинеты научно-судебной экспертизы были закрыты, существовавшие при сыскных отделениях полиции дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории уничтожены.

С 1 марта 1919 г. по решению Коллегии НКВД РСФСР при Центроро-зыске начал работу Кабинет судебной экспертизы, ставший основой научно-

Журнал Министерства юстиции. 1914. № 5. с. 277.

40 технической службы уголовного розыска. Первым его руководителем был назначен П.С. Семеновский.

В 1926 году НТО была подготовлена «Инструкция по организации на- учно-технических кабинетов при губернских и областных учреждениях уголовного розыска», и такие подразделения в 1927 г. были созданы в Воронеже, Царицыне, Донском окружном розыске, в 1928 г. - в Свердловске и Рязани. В этом же году появился циркуляр НКВД РСФСР «Об организации научно-технических частей в уголовно-розыскных учреждениях».

Осуществлялась и нормативная регламентация использования специ- альных познаний в расследовании преступлений. Уголовно- процессуальные кодексы 1922 и 1923 г.г. отказались от термина «сведущие лица», принятого судебными уставами Российской Империи 1864 г., и ввели общепризнанный в юридической литературе термин «эксперт»24.

Летом 1928 г. НТО центра, желая ввести единообразие в оформление актов экспертиз и фототаблиц к ним, готовит и рассылает за подписью наркома циркуляр №29.5500.39 от 10 июля 1928 г. «О порядке составления актов и показательных таблиц по графической и дактилоскопической экспертизе». Для придания содержанию актов графических и дактилоскопических экспертиз определенного порядка изложения рекомендуются примерные формы, указанные в приложениях №1 и 2, а также образцы сравнительных таблиц, прилагаемых к таким актам.

В связи с ликвидацией НКВД союзных республик реорганизация кос- нулась и научно-технических подразделений. В 1932 г. был образован общесоюзный НТО сначала в составе оперативного отдела Главной инспекции милиции ОГПУ, затем в качестве отделения отдела уголовного розыска Главного управления милиции НКВД СССР.

Великая Отечественная война внесла коррективы и в деятельность криминалистических подразделений органов внутренних дел. НТО вновь были переданы в оперативные отделы.

24 Белкин Р.С. Курс криминалистики, т. 3. - М, 1997, с.97.

41 »Y>~.>- ?-*.

В 1940 г. научно-технические отделения, группы, кабинеты в органах внутренних дел образовали широкую сеть криминалистических подразделений в стране. Успешно функционировало тридцать НТО - НТГ.

Следует отметить, что научно-технические подразделения, накопившие практический опыт использования технических средств и методов кри- миналистики, были выведены из уголовного розыска и стали самостоятельными подразделениями милиции.

В декабре 1945 года приказом НКВД СССР научно-техническое отде- ление оперативного отдела НКВД СССР было реорганизовано в научно- технический отдел главного управления милиции НКВД СССР. И в составе НТО был создан Научно-исследовательский институт криминалистики (НИИК).

К середине 60-х годов службы криминалистики, оперативной, специ- альной техники, зарождающейся вычислительной техники и связи были объединены в единую службу, получившую название оперативно- технической.

Бурное развитие науки и техники, повлекшее объективную необходи- мость более глубокой специализации в развитии криминалистики, привело к выделению в составе милиции в 1981 году экспертно- криминалистическои службы.

В 1944 г. в Москве была создана Центральная криминалистическая ла- боратория (ЦКЛ) Наркомата юстиции СССР, которая в 1946 г. стала структурным подразделением Всесоюзного института юридических наук МЮ СССР.

Постановлением Совета Министров СССР от 31 декабря 1950 г. в составе Министерства юстиции СССР и министерств юстиции союзных республик была создана система экспертно-криминалистических учреждений. В 1954 г. была образована Московская криминалистическая лаборатория судебной экспертизы. 1 октября 1962 г. на базе Московской лаборатории и ЦКЛ ВИЮН был создан Центральный научно-исследовательский институт

42 судебных экспертиз (ЦНИИСЭ), директором которого был назначен А.Р. Шляхов, руководивший этим институтом до 1987 года.

В 1970 г. институт был переименован во Всесоюзный научно- исследовательский институт судебных экспертиз (ВНИИСЭ).

В 1994 году институт был преобразован в Российский Федеральный Центр судебных экспертиз (РФЦСЭ), который представляет собой коллектив высококвалифицированных научных сотрудников и экспертов.

В настоящее время экспертно-криминалистическая служба - это развитая система криминалистических подразделений, в которых служат свыше 10 тысяч специалистов, производящих ежегодно до двух миллионов экспертиз и исследований, осматривающих в составе оперативно- следственных групп свыше одного миллиона мест происшествий.

Анализ хода исторического развития криминалистической экспертизы показывает, что становление экспертных служб, развитие методов и средств исследования, а также эволюция структуры и содержания заключения эксперта шли довольно медленно, и их состояние соответствовало уровню развития общества в целом. Однако с ростом научно-технического процесса с конца 19-го - начала 20-го века появляется возможность проводить экспертизы по широкому кругу областей знаний, увеличивается количество проводимых экспертиз. В это же время начинается отработка правил и требований к структуре и содержанию текста заключения. Этот процесс опирался как на нормативно-процессуальную базу (УПК, наставления и циркуляры), так и на все увеличивающуюся практику производства экспертиз. Процесс становления структуры и содержания заключения завершился к середине прошлого века, но происходил во многом спонтанно, без строгой научной аргументации. Вот почему, прежде чем приступать к разработке программ по автоматизированному составлению заключений эксперта, необходимо четко представлять те критерии, которые позволяют формировать заключения с наибольшей доказательственной базой.

43

§3. Связь структуры и содержания заключения с его дока- зательственной базой: 3.1. Требования к содержательной стороне заключения с точки зрения теории доказательств

Как само заключение эксперта является доказательством, так и структура и содержание заключения составляются (или должны составляться) в соответствии с правилами логического доказательства. При рассмотрении данного вопроса необходимо обратиться к определению логического доказательства и правилам, по которым оно строится. Данной теме посвящено большое количество публикаций и монографий известных отечественных ученых. Так М.С. Строгович пишет: «Доказательством называется установление истинности какого-либо суждения посредством приведения других суждений, истинность которых, mo-есть их соответствие объективной действительности, является несомненной и из которых вытекает истинность данного суждения.»

Эксперту необходимо по мере его возможностей установить какое-то положение и убедить других участников уголовного процесса в том, что это положение является правильным. Как во всяком экспертном или научном исследовании, мыслительном процессе, в спорах на любую тему, так и в заключении эксперта лицу, проводившему исследование, всегда приходится; выдвигать разные положения и доказывать их (иными словами, применительно к заключению эксперта, давать ответы (выводы) на поставленные вопросы и доказывать их описанием проведенных исследований). «Мы думаем, мы уверены, мы утверждаем, мы приходим к выводу, что дело обстоит так-то», но если мы что-то утверждаем, то мы должны доказать правильность нашего ут-

Строгович М.С. Логика. - М.,1949, с. 62.

44 верждения. Доказать какое-либо утверждение и в повседневной жизни, и, естественно, в заключении эксперта можно выведением того, что мы утверждаем, из положений, истинность которых является несомненной. Это обязательный и единственный путь всякого доказательства. Не нуждаются в доказательствах аксиомы, т. е. общие положения, истинность которых признается без доказательств. Не нуждаются в доказательствах и те наши высказывания по поводу отдельных фактов, событий, предметов, истинность которых очевидна, непосредственно подтверждается нашими органами чувств. Например, если эксперт в своем заключении утверждает: «клинок ножа коррозирован», «исследуемый документ прямоугольной формы», «гильза желтого цвета» и т. п., то обычно нет надобности доказывать подобные утверждения, их можно проверить непосредственным восприятием исследуемых предметов (вещественных доказательств) или их фотоснимков.

Но когда мы имеем дело не с аксиомами и не с непосредственной оче- видностью, а с различными утверждениями и выводами эксперта, правильность которых нужно обосновать, установить,— это можно сделать только посредством доказательства (логического).

Так, например, эксперт утверждает, что исследуемый след оставлен в результате касания предмета ладонной поверхностью кисти руки человека. Он доказывает это тем, что в следе отобразился характерный папиллярный узор, флексорные складки, тенар, гипотенар и подпальцевая зоны, а такое сочетание дактилоскопических особенностей (общих признаков) имеется только на ладонях человека. Из этого вытекает, что след действительно оставлен в результате касания предмета ладонной поверхностью кисти руки человека. Доказательства в логике связаны с основным законом мышления — законом достаточного основания. Закон достаточного основания требует, чтобы всякое положение, утверждение или отрицание, было обоснованно. Каждая мысль может быть признана истинной только в том случае, если она имеет достаточное основание. Доказательство в логике представляет собой указание достаточного основания для любого нашего суждения. Иными словами,

45 доказать что-либо—это значит привести достаточное основание для того, что доказывается.

Термин «доказательство» постоянно встречается в нашей речи в раз- личных областях науки и практики и имеет несколько различных значений.

Первое значение термина «доказательство» состоит в следующем. До- казательством называется источник сведений о том или ином факте или, иначе, тот способ, которым устанавливается тот или иной факт. Такое значение имеет понятие доказательства в праве, в юриспруденции. Например, расписка в получении денег, выданная определенным лицом, есть доказательство действительного получения этим лицом данной суммы денег; показание свидетеля, видевшего совершение преступления определенным лицом, есть доказательство совершения этим лицом преступления. Это же значение имеет понятие доказательства в исторических науках. Например, свидетельства современников (мемуары) и иные исторические памятники признаются доказательствами различных исторических событий.

Второе значение понятия доказательства таково. Доказательством на- зывается какой-либо факт, из существования которого молено сделать вывод о существовании или несуществовании другого факта. Такое понимание доказательства мы встречаем также в юриспруденции и в исторических науках.

Третье значение понятия доказательства состоит в следующем. Под доказательством понимается самое рассуждение, в котором устанавливается истинность или ложность какого-либо утверждения, связь мыслей, приводящая к определенному выводу относительно истинности данного утверждения. В этом смысле доказательство означает то же самое, что аргументация, т. е. приведение доводов в подтверждение какой-либо мысли, доказывание правильности этой мысли. Такое значение понятия доказательства имеется в математике (доказательство какой-либо теоремы), и это же значение оно имеет в логике.

46

Все логические доказательства подчиняются ряду правил. Рассмотрим их с приведением примеров из практики экспертных заключений.

Первое правило. Тезис должен быть суждением ясным и точно опре- деленным. Если тезис, т. е. то, что подлежит доказыванию - поставленные на экспертизу вопросы и ответы на них - точно не определены, если эксперт не уяснил себе, что именно он собирается доказывать, доказательство будет порочным. Нужно точно уяснить себе, что мы доказываем. Нарушение этого правила доказательства — нередкое явление не только в экспертной практика, но и в нашем мышлении, в нашей повседневной жизни.

Эксперт должен ясно представлять цель своего исследования, в про- тивном случае все доказательства, приводимые в заключении, не имеют смысла, а само заключение эксперта теряет доказательственную значимость. Таким образом, во избежание подобной ошибки, вопросы, поставленные следователем или судом перед экспертом и указанные в заключении, должны быть не бессмысленными и не двусмысленными, а четко и ясно сформулированными, что во многом зависит и от самого лица, назначившего экспертизу.

Второе правило. Тезис не должен изменяться, то есть он должен оставаться одним и тем же на протяжении всего доказательства. Далеко не всегда доказательство ответов на поставленные вопросы сводится к тому, что просто формулируется вывод и приводится описание исследований, при проведении которых получен данный вывод. Очень часто приходится доказывать и правильность самих исследований. В ряде случаев это приводит к тому, что заключение эксперта представляет собой достаточно сложное рассуждение. Поэтому может случиться, что в самом процессе доказывания выводов, когда эксперт отвлекается от него для анализа промежуточных выводов, доказывает их правильность и т. д., сама цель исследования (тезис) может незаметно для эксперта измениться, он может забыть точную формулировку того, что он доказывает, может отклониться от тезиса, и в результате окажется, что он доказал не то, что собирался доказывать, а нечто другое.

47

Такое уклонение от первоначального тезиса является очень существенной логической ошибкой, которая называется ignoratio elenchi. Это выражение по- русски дословно переводится как незнание аргумента, но по смыслу означает подмену тезиса в доказательстве?6

Так, например, во вводной части заключения эксперта указан вопрос, поставленный следователем: «Является ли предмет, представленный на экс- пертизу, холодным оружием?». В процессе исследования эксперт приходит к выводу, что данный предмет является бейсбольной битой, и она не может являться холодным оружием. В результате чего эксперт формулирует следующий вывод: «Исследуемая бейсбольная бита является спортивным инвентарем». Это один из ярчайших примеров указанной ошибки. Вывод не соответствует поставленному вопросу, произошла подмена тезиса.

Конечно, вполне возможны такие доказательства, в процессе которых мы сами убеждаемся, что выдвинутый нами тезис неверен, что нужно доказывать не этот, а другой тезис. В таком случае мы должны заменить первоначальный тезис другим, но сделать это можно лишь таким образом: отказаться от неверного тезиса, отбросить его, выставить новый тезис и начать его доказывать заново. В этом случае не будет ignoratio elenchi. Если же мы не заменим старый тезис новым, а подменим его незаметно для себя или для собеседника и, доказав не тот тезис, который начали доказывать, будем утверждать, что доказали именно его, — это будет ignoratio elenchi, очень серьезная логическая ошибка.

Третье правило. Аргументы, приводимые в подтверждение тезиса, должны быть истинными, не подлежащими сомнению.

Аргументы — это доводы, которые приводятся, чтобы доказать истинность тезиса, и эти доводы сами должны быть истинными. Действительно, если аргументы ложны или сомнительны, то доказательство будет ложным или неубедительным.

Строгович U.C. Логика. - М.,1949, с. 188.

48

Наиболее серьезной ошибкой, состоящей в нарушении этого правила доказательства, является основное заблуждение (error fundamentalis). Эта ошибка заключается в том, что в подтверждение тезиса в качестве основного аргумента (обычно большей посылки) приводится ложное, неправильное утверждение. Следовательно, ложным является исходное положение, а поэтому и заключение, т. е. тезис, нельзя считать доказанным.

Так, например, отвечая на поставленный следователем вопрос о наличии у лица, оставившего след, особых примет, эксперт утверждает (в катего- рической форме), что у подозреваемого отсутствуют ногтевые фаланги на двух пальцах руки. Данный вывод эксперт аргументирует тем фактом, что именно эти фаланги не отобразились в следе, изъятом при осмотре места происшествия. Такой аргумент при отсутствии каких-либо других доводов является ложным, потому что именно эти фаланги могли не отобразится в следе по причине отсутствия на них следообразующего вещества, по причине отсутствия непосредственного касания предмета, вследствие каких-либо морфологических особенностей строения кисти подозреваемого и т.п.

Естественно, что ложность доводов эксперта не означает ложности вы- водов в заключении (при ложном основании следствие все же может быть и истинным, если оно вытекает из другого истинного основания). Поэтому ложность приведенных в исследовательской части заключения описаний не всегда означает ложность вывода, к которому пришел эксперт (т.е., как в выше приведенном примере, у подозреваемого действительно нет ногтевых фаланг), но при ложной аргументации вывод всегда остается недоказанным, неясным, сомнительным, спорным. Поэтому приводить следует только истинные аргументы, так как только из них с уверенностью можно вывести истинность тезиса.

С нарушением рассматриваемого правила доказательства связана и другая логическая ошибка, носящая название petitio principii, что по- русски означает предвосхищение основания. Заключается эта ошибка в следующем: в качестве аргумента, подтверждающего тезис, приводится такое положе-

49 ние, которое само нуждается в доказательстве . Иными словами, мы доказываем тезис при помощи того, что само еще нужно доказать.

Если аргумент, приводимый для подтверждения тезиса, сам вызывает сомнение, его нужно сделать самостоятельным тезисом, доказать его и лишь после этого использовать в качестве аргумента для доказательства первого, основного тезиса. Petitio principii состоит в том, что берется положение, еще не доказанное, сомнительное, истинность которого не установлена, и оно приводится в качестве аргумента, выдаваемого за истинный, доказанный, несомненный.

Приведем пример. Эксперту необходимо доказать наличие или отсутствие тождества при проведении идентификационного исследования изъятого при осмотре следа и отпечатков на дактилокарте подозреваемого. Для этого в заключении эксперта ему необходимо подробно описать процесс сравнительного исследования данных объектов с изложением его результатов. Но эксперт не может приступать к описанию сравнительного исследования, не доказав прежде, что исследуемый след не является «зеркальным» или негативным. В случае, если данный факт в заключении не описан, то и вывод в заключении подвергается сомнению.

Во всех случаях, когда для подтверждения какой-либо мысли приводятся непроверенные данные, не установленные факты, допускается petitio principii.

Четвёртое правило. Аргументы должны являться достаточным ос- нованием для тезиса. Аргументы связаны с тезисом, как основание со следствием: из истинности основания, т. е. аргументов, вытекает истинность следствия, т. е. тезиса. Как мы указывали выше, доказательство основано на законе достаточного основания: тезис должен быть основан на аргументах, с необходимостью вытекать из них. Бывают случаи, когда в подтверждение тезиса приводятся аргументы, сами по себе верные, но не являющиеся достаточным основанием для тезиса, не обосновывающие его. Такая ошибка в

27 Строговт М.С. Логика, - М.,1949, с. 190.

50 доказательстве обозначается по-латыни выражением поп sequitur — «не следует», «не вытекает», т. е. тезис не вытекает из приведённых в его подтверждение аргументов.

В своем заключении эксперт утверждает, что подпись от имени Иванова выполнена самим Ивановым. В подтверждение данного вывода помимо положительных результатов сравнительного исследования эксперт приводит тот довод, что «при изучении спорного документа визуально, на просвет, в косопадающем свете, с помощью микроскопа при различных увеличениях, в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах признаков применения технических средств не установлено». Хотя без указания данного обстоятельства в заключении нельзя обойтись, приводить его в качестве доказательств вывода нельзя, т.к. из отсутствия применения технических средств выполнения подписи не следует, что подпись выполнена от первого лица.

Серьезным нарушением данного правила доказательства является ло- гическая ошибка, называемая ошибкой от сказанного в относительном, условном смысле к сказанному безотносительно, в абсолютном смысле (fal-lacia a dictu secundum quid ad dictum simpliciter) . Эта ошибка состоит в следующем: какое-либо положение является верным при наличии определённого условия, при определенных обстоятельствах, но в доказательстве его приводят в качестве аргумента, как верное безусловно, при всех обстоятельствах.

Эта ошибка крайне опасна, она может привести к совершенно ложным выводам в самых различных вопросах теоретического и практического порядка.

Приведем пример. Эксперт в заключении описывает исследование охотничьего ружья на предмет возможности производства выстрела без нажатия на спусковой крючок. Исследованием спускового механизма ружья эксперт устанавливает обильное его загрязнение и значительный износ шептала. Но данные обстоятельства не мешают удерживать курок на боевом взводе. Срыв же курка, по результатам экспертного эксперимента, может

28 Строгович М.С. Логика. - М.Д949, с. 197.

51 произойти при падении ружья с высоты не менее одного метра прикладом вниз на жесткую упругую поверхность. Но в обоснование вывода о возможности производства выстрела без нажатия на спусковой крючок эксперт приводит только состояние спускового механизма (условие) и не указывает результатов экспертного эксперимента (обстоятельства), что является вышеуказанной логической ошибкой.

Разновидностью рассматриваемой логической ошибки является сле- дующая: положение, правильное в принципе, в общем виде, рассматривается как правильное во всех отдельных случаях без исключения.

Суть этой ошибки такова. Какое-либо положение является правильным в принципе, в основе, оно характеризует положение вещей в данной области. Но это не значит, что этот принцип реализуется всегда, во всех частных случаях без исключения. Если же мы, исходя из этого принципа, будем утверждать, что все частные случаи именно таковы, как это выражено в принципе, мы допустим ошибку, которая может привести к ложным выводам.

Поясним изложенное на примере. Эксперт утверждает, что предмет, представленный на исследование, является самодельным огнестрельным оружием. Доказывает этот факт он тем, что самодельным огнестрельным оружием являются всякие предметы, также как и исследуемый, имеющие определенные конструктивные элементы, присущие огнестрельному оружию (ударный, спусковой, запирающий механизмы, воспламеняющее устройство, ствол и т.п.), а также способные производить выстрел. Данное утверждение является совершенно верным и истинным, но из него не вытекает, что любой отдельный предмет, отвечающий данным условиям, является оружием. Как раз исследуемый предмет может и не являться огнестрельным оружием, так как не способен придать снаряду убойную силу, достаточную для поражения цели.

Пятое правило. Аргументы должны быть суждениями, истинность которых доказана самостоятельно, независимо от тезиса.

52

Истинность вывода в заключении должна вытекать из истинности ар- гументов (описаний исследований), но истинность аргументов должна быть установлена самостоятельно, независимо от вывода. Вывод вытекает из исследования, но сами результаты исследования не могут вытекать из вывода, а должны быть либо самоочевидными, либо выведенными из других обстоятельств, истинность которых не вызывает сомнения.

Серьезную логическую ошибку, заключающуюся в нарушении этого правила, составляет circulus vitiosus, т.е. порочный круг . Смысл этой ошибки заключается в том, что тезис выводится из аргументов, а аргументы, в свою очередь, выводятся из тезиса. Получается действительно порочный круг. Подобное нарушение правил логического доказательства по своей природе аналогично тем нарушениям правил определения, которые называются тавтологией (idem per idem — то же через то же). Эти ошибки заключаются в том, что какое-либо положение, утверждение доказывается через него же самого.

Примером такой ошибки является заключение эксперта, в котором нож признается холодным оружием только по наличию конструктивных признаков (клинок, рукоятка и т.п.), присущих охотничьим ножам. То есть нож является холодным оружием потому, что имеет признаки охотничьего ножа. Естественно, что возникает вопрос, почему он имеет такие признаки. Ответ: потому, что он нож. И так до бесконечности, тезис выводится из аргументов, аргументы из тезиса.

Конечно, это не способ доказывания. Таким способом ничего доказать нельзя, ибо получается порочный круг, из которого таким путем выход найти невозможно.

Таким образом, если подвергнуть сомнению тот факт, что данный нож является холодным оружием, то этим самым подвергается сомнению наличие конструктивных признаков, что само по себе неверно.

Шестое правило. Тезис должен быть заключением, логически выте- кающим из аргументов по общим правилам умозаключения. Так как каждое

29 Строгович М. С. Логика. - М, 1949, с. 201.

53 доказательство имеет форму умозаключения (дедуктивного или индуктивного), в котором лишь изменен порядок составных частей (рассуждение идет не от посылок к заключению, а от заключения к посылкам), то доказательство должно быть проведено с соблюдением всех правил логического умозаключения, о которых было сказано выше. Нарушение какого-либо правила умозаключения влечет и неправильность доказательства. Заключение эксперта традиционно строится по дедуктивному типу умозаключений. Но в случае, если заключение выстроить в индуктивной форме (о чем речь пойдет в следующей главе), оно все равно должно отвечать всем правилам построения доказательств.

3.2. Требования УПК и других нормативных документов

к заключению эксперта

Заключение эксперта в самом общем виде можно определить как пись- менное сообщение о ходе и результатах проведенного им исследования и о его выводах по решаемым вопросам30.

Заключение эксперта является одним из видов доказательств, перечис- ленных в уголовно-процессуальном законе (ч. 2 ст. 74 УПК).

Уголовно-процессуальные требования к заключению эксперта содер- жаться в гл. 27 УПК РФ.

В ст. 204 УПК подробно регламентируется содержание заключения эксперта. В законе указано, что после производства необходимых исследований эксперт составляет заключение, в котором должно быть указанно: когда, где, кем (фамилия, имя и отчество, образование, специальность, ученая сте-

30 Экспертная криминалистическая идентификация. Вып.1 Теоретические основы. - М.: 1996, с. 184.

54 пень и звание, занимаемая должность), на каком основании была произведена экспертиза, кто присутствовал при производстве экспертизы, какие материалы эксперт использовал, какие исследования произвел с указанием примененных методик, какие вопросы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы. Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

Говоря о процессуальных требованиях к заключению эксперта, нельзя не затронуть требования Гражданского процессуального кодекса и Арбит- ражного процессуального кодекса к заключению. В ГПК этому посвящена ст. 77, которая гласит: «Эксперт дает свое заключение в письменной форме. Заключение эксперта должно содержать подробное описание произведенных исследований, сделанные в результате их выводы и обоснованные ответы на поставленные судом вопросы. Если эксперт при производстве экспертизы установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение».

Ст. 68 АПК имеет несколько другую структуру, но общий смысл мак- симально схож со ст. 77 ГПК и 204 УПК:

«1. Эксперт дает заключение в письменной форме.

  1. Заключение должно содержать подробное описание проведенных исследований, сделанные в результате их выводы и ответы на поставленные арбитражным судом вопросы. Если эксперт при проведении экспертизы установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.
  2. Заключение эксперта исследуется в заседании арбитражного суда и оценивается наряду с другими доказательствами.

55

  1. В случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта арбитражный суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.
  2. При несогласии с заключением эксперта арбитражный суд по хода- тайству лица, участвующего в деле, может назначить повторную экспертизу, поручив ее проведение другому эксперту».
  3. Проанализировав требования УПК, ГПК и АПК к заключению эксперта и сравнив их между собой, можно вывести некие единые принципы, которым должно отвечать производство экспертизы и построение заключения эксперта в данных видах судопроизводства:

  4. Письменная форма заключения эксперта (ст. ст. 80 УПК, 77 ГПК, 68 АПК);
  5. Подробное описание в заключении эксперта проведенных исследо- ваний (ст. ст. 204 УПК, 77 ГПК, 68 АПК);
  6. Обязательное отражение в заключении эксперта результатов иссле- дований и ответов на все поставленные перед экспертом вопросы (ст. ст. 204 УПК, 77 ГПК, 68 АПК);
  7. Право эксперта на инициативу. Эксперт вправе указать в своем за- ключении на обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы (ст. ст. 204 УПК, 77 ГПК, 68 АПК);
  8. Возможность проведения дополнительных экспертиз в случаях, ука- занных в законах (ст. ст. 207 чЛ УПК, 181 чЛ ГПК, 68 ч.4 АПК);
  9. Необходимость проведения повторных экспертиз в случаях, указанных в законах (ст. ст. 207 ч.2 УПК, 181 ч.2 ГПК, 68 ч.5 АПК);
  10. Проведение экспертных исследований несколькими экспертами как из одной, так и из разных отраслей знаний или узких специализаций (комис- сионная и комплексная экспертизы), (ст. ст. 200-201 УПК, 75 ч.З ГПК, 67 ч.З АПК).
  11. До принятия уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и вступления его в силу в УПК РСФСР в ст. 187 было регламентировано

56 производство экспертизы в экспертном учреждении. В ч.2 данной статьи описывался порядок разъяснения руководителем экспертного учреждения сотрудникам, которым поручено производство экспертизы, прав и обязанностей эксперта, предусмотренных статьей 82 УПК РСФСР, порядок предупреждения их об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ . О данном факте руководитель экспертного учреждения отбирал у экспертов подписку, которую вместе с заключением эксперта направлял следователю.

В уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации содержится несколько иной, отличный от вышеописанного, порядок разъяснения прав и ответственности эксперта. Сами права и ответственность эксперта при производстве экспертизы изложены в ст. 57 УПК РФ. Руководитель учреждения разъясняет их эксперту, но только в том случае, если экспертиза проводится не в государственном экспертном учреждении (ст. 199 ч.2) или вне экспертного учреждения (ст. 199 ч.4).

Таким образом, подписка не отбирается у экспертов государственных экспертных учреждений. В свою очередь Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации) от 31 мая 2001 года № 73 в ст. 11 дает определение государственных судебно-экспертных учреждений: «Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы». Согласно данному определению к государственным судебно-экспертным уч-

Данная разница в кодексах объясняется тем, что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации был принят намного позже уголовного, а поэтому УПК РСФСР должен был предусматривать ответственность эксперта по статьям нового УК РФ.

57 реждениям относятся экспертные учреждения министерства юстиции, министерства внутренних дел, министерства здравоохранения.

Более подробно содержание заключения регламентировано различными ведомственными нормативными актами, регламентирующими деятель- ность экспертных учреждений.

Производство экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел определяется специальным Положением, яв- ляющимся приложением к Приказу МВД России от 1 июня 1993 г. №261 «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации».

В Положении имеется специальный раздел, посвященный заключению эксперта, и дается форма заключения.

В п. 4.3 Положения отмечается, что заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов.

Во вводной части указываются:

• Номер и дата составления заключения. • • Должность эксперта, наименование экспертно-криминалистического подразделения, фамилия, имя, отчество эксперта, образование, специальность, стаж экспертной работы. • • Основания для производства экспертиз (постановление следователя, лица, производящего дознание, прокурора или определение суда). • • Номер уголовного дела или дела об административном правонару- шении, краткое изложение обстоятельств совершенного преступления или административного проступка, относящихся к предмету экспертизы. • • Вид экспертизы. • • Перечень объектов, представленных на экспертизу. • • Перечень вопросов, поставленных перед экспертом. • • При повторной экспертизе во вводной части заключения дополни- тельно указываются сведения об эксперте, проводившем первичную экспер- •

58 тизу, выводы первичной экспертизы, а также мотивы назначения повторной экспертизы.

В исследовательской части заключения излагается процесс исследования:

• Краткое описание исследуемых объектов. • • Применение при исследовании криминалистических средств, методы и полученные результаты. • • Проведенные эксперименты (их цель, содержание, условия, количество, устойчивость полученных результатов, использованные для их фиксации средства и методы). • • Выявленные в результате исследования существенные признаки и свойства объектов. • • Способы и приемы сравнительного исследования выявленных при- знаков, результаты оценки установленных между ними совпадений и различий. • Процесс исследования по решению каждого вопроса, поставленного перед экспертом, излагается в отдельном разделе. При решении двух или более связанных между собой вопросов или исследовании однородных объектов ( при многообъектных экспертизах) процесс и результаты исследования описываются в одном разделе. При многообъектных экспертизах этот раздел может быть изложен с применением таблиц и иных унифицированных форм, обеспечивающих полноту описания процесса исследования.

Выводы эксперта формулируются на основе всестороннего, глубокого и объективного анализа и синтеза результатов, полученных при исследова- нии вещественных доказательств.

В выводах в краткой, четкой, не допускающей различных толкований форме излагаются ответы на поставленные перед экспертом вопросы.

На каждый вопрос ответ должен быть дан по существу, а если это сделать не удается, следует указать на невозможность решения вопроса.

59

Если при производстве повторной экспертизы эксперт или группа экс- пертов приходит к противоположному выводу, в заключении излагаются причины несогласия с выводом первичной экспертизы.

К заключению эксперта прилагаются оставшиеся после исследования вещественные доказательства, образцы, а также фототаблицы, схемы, графики и другие иллюстративные материалы, подтверждающие выводы эксперта. В тексте исследовательской части заключения на них делаются ссылки. Каждое приложение сопровождается пояснительными надписями и подписывается экспертом.

Помимо заключения эксперта результатом назначения экспертизы может быть и составление документа о невозможности дачи заключения.

Практикой выработан перечень оснований, при которых подготавлива- ется документ о невозможности дачи заключения:

— поставленный вопрос выходит за пределы специальных познаний эксперта (ст. 57 УПК); — — перед экспертом поставлены вопросы, относящиеся к компетенции следователя и суда; — — вопросы адресованы эксперту, не обладающему специальными по- знаниями в данной области, т.е. несоответствующей специальности. — — непригодность или недостаточность представленных эксперту мате- риалов для дачи заключения. — Это выражается чаще всего в малом количестве образцов для сравнения или малой информативности идентифицируемого объекта (например, след пальца представляет фрагмент рисунка папиллярных линий, в котором не отобразилось необходимое количество частных признаков).

Современное строение науки и экспертной практики не позволяет решить вопрос, поставленный перед экспертом (например, пока не существует методики определения давности выстрела из огнестрельного оружия свыше нескольких дней).

60

Иногда перед экспертом поставлены вопросы, часть из которых он может решить, а часть решить не в состоянии. В таком случае составляется за- ключение, где после выводов по существу эксперт указывает, на какие во- просы и почему он не смог ответить.

Возможна ситуация, когда материалы дела возвращается лицу, назна- чившему экспертизу, без исполнения экспертизы.

Это происходит в случаях:

— нарушений процессуального порядка назначения экспертизы; — — отсутствия в учреждении, куда поступил материал, необходимых специалистов или необходимого оборудования, или расходных материалов, требующихся для проведения исследования. — Все эти мотивы возврата постановления без исполнения приводятся в документе, адресованном инициатору назначения экспертизы и являющемся сопроводительным письмом к возвращаемым материалам.

В ст. ст. 200 и 201 УПК регламентировано проведение комиссионной и комплексной экспертиз.

Комиссионная экспертиза - это экспертное исследование, выполняемое несколькими экспертами одной (или узкой) специальности. Такая экспертиза проводится в случае ее особой сложности или значимости по делу. Вопрос о таком характере экспертизы решается как ее инициатором, так и руководителем экспертного учреждения, куда она поступила.

При производстве комиссионной экспертизы эксперты - члены комиссии - до дачи заключения вправе совещаться между собой. Если же члены комиссии придут к общему выводу, они составляют единое заключение. В случае разногласий эксперты, не согласные с другими, дают отдельные заключения (ст. 200 УПК). Возможны дача общего заключения частью экспертов и отдельного тем же экспертом (экспертами), которые придерживаются иной точки зрения.

61

При проведении комиссионной экспертизы из числа экспертов, вклю- ченных в комиссию, администрацией экспертного учреждения назначается руководитель этой группы экспертов.

Он разрабатывает общий план исследования, координирует деятельность членов комиссии, контролирует сроки исследований, руководит сове- щанием экспертов. Полномочия этого эксперта носят распорядительный, организационный, а не процессуальный характер. При решении вопросов по существу руководитель группы не имеет никаких преимуществ перед другими экспертами.

Комплексная экспертиза - это экспертиза, в производстве которой уча- ствуют несколько экспертов разных специальностей или узких специализаций. Такая экспертиза назначается, когда установление того или иного обстоятельства требует использования специальных познаний, относящихся к нескольким отраслям (например комплексные судебно- медицинские и криминалистические, судебно-медицинские и автотехнические экспертизы).

Поскольку понятие комплексной экспертизы введено, чтобы выделить при ее назначении, производстве и оценке специфику, связанную с использо- ванием специальных познаний (экспертных методик) разных видов, к ней должны быть отнесены также случаи, когда:

а) в экспертизе участвуют специалисты подотраслей одной науки, спе циализация по которой осуществляется на профессиональном уровне и ис ключает взаимозаменяемость;

б) эксперт использует результаты экспертиз других видов;

в) для использования объекта применяются знания разных отраслей науки, но исследование проводит один эксперт, компетентный в них.

При производстве комплексной экспертизы ее участники исследуют одни и те же объекты с использованием специальных познаний представляемых ими отраслей, с тем, чтобы на основе взаимодополнения результатов дать в конечном счете ответы на вопросы, выходящие за пределы одной от- расли знаний.

62

В юридической литературе неоднократно указывалось на широкие возможности комплексной экспертизы, подчеркивалась высокая эффективность совокупного, синтезированного применения знаний из разных отраслей науки и техники для решения интересующих следствие и суд вопросов32.

Отличительными чертами комплексной экспертизы являются: во-первых, участие в ее производстве экспертов различных специальностей и вытекающее отсюда разделение функций между ними в процессе исследования; во-вторых, дача экспертами совместного заключения на основе не только лично проведенных исследований, но и по результатам исследований, проведенных другими экспертами. Именно эти признаки определяют правовую природу комплексной экспертизы33.

Заключению по результатам комплексной экспертизы свойственна определенная специфика. В нем должны быть четко отображены функции каждого эксперта, указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие

л, 34

факты он установил и к каким выводам пришел .

На практике выработалась особая форма заключения комплексной экспертизы.

Заключение состоит из нескольких частей, соответствующих видам проведенных исследований, которые были выполнены разными экспертами.

По каждому виду исследований формулируются так называемые промежуточные выводы. Это необходимо для показа функций каждого эксперта, для удобства использования результатов каждого вида исследований при формулировании конечных выводов, для облегчения оценки заключения следователем и судом.

Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. - Иркутск, 1976, с. 56.

33 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. - М., 1995, с.35.

34 Постановление Пленума Верховного суда СССР №1 от 16.03.71г. п.6 (ст. 201 УПК РФ)

63

Каждая такая часть заключения, включая промежуточные выводы, должна быть подписана тем экспертом, который непосредственно провел данное исследование и сформулировал выводы .

Аналогичным образом в заключении комплексной экспертизы разгра- ничиваются функции и при формулировании конечных выводов. В их формулировании принимают участие те эксперты из членов комиссии, которые достаточно компетентны в общем предмете исследования. Узкие специалисты, в частности специалисты по методам, обычно ограничиваются лишь формулированием промежуточных выводов, которые затем используются другими экспертами при даче конечных выводов36. Например, если исследуется одежда убитого экспертами (судебным медиком, трасологом) и при ее осмотре обнаруживаются инородные включения (частицы краски, почвы, растений и др.), то исследование таких включений проводят эксперты узких специальностей, например, физики, химики, биологи. В формулировании общего вывода они участия не принимают. Конечные выводы подписываются только теми экспертами, которые их сформулировали. Если выводы делались разными экспертами, каждый из выводов подписывается отдельно.

35

Орлов Ю.К. Заклю чение экспер та и его оценка по уголов ным делам. - М., 1995,

с.36.

36 Там же, с.37.

64

3.3. Критерии доказательственной значимости заключения эксперта—криминалиста

Проанализировав процессуальные требования к структуре и содержанию заключения эксперта и проведя параллель с требованиями теории дока- зательств и правилами логического доказательства, можно выделить критерии доказательственной значимости заключения эксперта:

  1. Выводы в заключении эксперта должны формулироваться в точной и ясной, доступной для понимания всеми участниками процесса форме (1- ое правило логического доказательства, ст. 204 УПК РФ).
  2. На каждый поставленный перед экспертом вопрос в заключении должен содержаться ответ эксперта (вывод). В случае обнаружении фактов, имеющих значение для дела, по поводу которых вопросы поставлены не были, эксперт может на них указать (2-ое правило логического доказательства, ст. 204 п. 10 УПК РФ).
  3. В исследовательской части заключения должны быть описаны только те методики, методы и средства, которые определяется видом иссле- дования и изучаемыми объектами, проверены наукой и практикой (3-е правило логического доказательства).
  4. Факты, положенные в обоснование вывода, сами должны быть до- казанными, либо очевидными, не нуждающимися в доказывании (3-е правило логического доказательства).
  5. При оценке результатов исследований необходимо обязательно их рассматривать с точки зрения достаточности для формулируемого вывода (4-е правило логического доказательства).
  6. Необходимо указывать условия и обстоятельства проведения ис- следования, по результатам которого составляется заключение. Недопустимо

65 применение общих положений и утверждений к частным случаям (4-е правило логического доказательства).

  1. Недопустимо выведение и формулирование вывода через факты, полученные из самого же вывода. Необходимо формулировать вывод только по результатам исследования, вывод должен быть поистине выводным знанием (5-е правило логического доказательства).
  2. Заключение эксперта должно в любом случае отвечать всем выше- перечисленным критериям без исключения, независимо от формы и структуры самого заключения (дедуктивная или индуктивная). Если заключение не отвечает хотя бы одному из критериев, то его доказательственная значимость подвергается сомнению (6-е правило логического доказательства).
  3. Рассмотренные критерии доказательственной значимости опираются не только на объективные законы формальной логики, но и требования про- цессуально-нормативных документов, поэтому их требования распространяются на любой документ независимо от вида организации его внутренней структуры. Если нормы процессуальных документов и других нормативных актов определяют форму заключения, то правила теории доказательств — его содержательную, текстовую часть.

В связи с тем, что критерии должны соблюдаться неукоснительно, не- обходимо рассмотреть сложившуюся форму заключения на предмет соответствия им, а также выбрать наиболее рациональные предложения по совершенствованию структуры заключений с точки зрения простоты автоматизации их составления.

66

Глава II: Организационно-методические подходы к структуре

и содержанию заключения эксперта.

Придавая большое значение экспертному заключению, законодатель регламентировал перечень сведений, которые должны содержаться в нем.

Не следует думать, что законодательный перечень полностью определяет структуру экспертного заключения. Из процессуального закона мы «получаем знание состава (простое перечисление элементов), а не структуры» экспертного заключения. Но такое перечисление необходимо потому, что «познание структуры невозможно, если не указан состав»37.

В экспертных заключениях содержатся иногда сведения, которые формально не входят ни в один из названных выше элементов. Речь идет, например, об обстоятельствах дела, имеющих значение для дачи заключения, об исходных данных. В некоторых ведомственных актах, регламентирующих форму экспертных заключений, эти сведения названы наряду с перечисленными в законе. Таким образом, рассмотрение структуры экспертного заключения можно осуществить путем анализа содержания сведений, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

В работах, посвященных методологическим вопросам, в том числе по отдельным отраслям знания, много внимания уделяется понятию структуры. Отмечается, что структура выражает упорядоченность элементов, их компо-зицию, способ связи между ними, их внутреннюю организацию . При этом в первую очередь имеется в виду структура информационных процессов, явлений, систем. К их числу можно отнести и процесс экспертного исследования. Поэтому вполне естественно появление работ, в которых дается структурная

Овчинников Н. Ф. Структура и симметрия. — «Системные исследования». Ежегодник, 1969, с. 23.

то

Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975, с. 71.

67

39

характеристика деятельности эксперта , и прежде всего процесса производства экспертизы. Однако структура экспертного заключения не является простым отражением структуры процесса производства экспертизы, имеет ряд существенных особенностей и нуждается в самостоятельном рассмотрении. Не случайно в криминалистической литературе отмечается, что решение вопросов, относящихся к проблеме языка, содержания и формы экспертного заключения, столь же актуально и необходимо, как и разработка техники и ме- тодики производства экспертиз с использованием математического аппарата и средств вычислительной техники.

При рассмотрении вопроса об экспертных заключениях принято раздельно анализировать их содержание и форму, «содержательную» и «формальную» стороны. Г.П. Прошина указывает: «Под содержанием заключения мы понимаем совокупность фактических данных, сведения о которых содержатся в заключении эксперта…». «Под формой заключения эксперта понимается способ доведения до участников процесса его содержания, т. е. оформление заключения и характер изложения его содержания». «Закон регламентирует содержание заключения, перечисляя сведения, которые должны быть в заключении, и его форму, требуя, чтобы оно давалось в письменной форме, подписывалось экспертом, проводившим исследование, было ясным». .

А. Р. Шляхов пишет, что к «содержательной» стороне можно отнести процесс исследования и установленные экспертом фактические данные, т. е. сюда должны быть включены сведения об исследуемых вещественных доказательствах и образцах; об эксперте; основании для проведения экспертизы; месте и времени ее выполнения и данные о лице, назначившем экспертизу;

Ароцкер Л. Е. Структура оценочной деятельности эксперта-криминалиста. - и «Криминалистика и судебная экспертиза». Вып. 10. - Киев, 1973;

Эйсман А. А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). М., 1967. 40 Прошина Г. П. О содержании и форме заключения эксперта в уголовном процессе. — «Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы». Вып. 1 (Материалы научной конференции, декабрь, 1969). - М, 1969, с.49.

68 об обстоятельствах дела, сообщенных эксперту. «Формальную» сторону со- ставляют форма и структура заключения, последовательность изложения, терминология и т. п. (1972 г.).

Таким образом, представляется верным выделение «содержательной» и «структурной», а не «формальной» сторон экспертных заключений. Под- черкивается, что, хотя структура и содержание заключения едины, «по мето- дическим соображениям целесообразно на первом этапе исследовать их раз- дельно, а затем в их связи и взаимозависимости»41. Однако возможность раз- дельного рассмотрения содержания и формы экспертного заключения вызывает сомнение.

Определить содержание заключения — значит установить, что подлежит в нем изложению, а определить структуру — значит ответить на вопрос о том, как это изложить.

  • §1. Научно-обоснованные положения по составлению

заключений

Специфическим признаком, определяющим достоверность экспертного заключения, является то, что истинность вывода должна обосновываться специальными научными данными. Производство экспертизы часто называют научным исследованием. Это верно лишь в том смысле, что для решения поставленного вопроса эксперт использует специальные научные знания, применяет методы исследования, используемые для решения и чисто науч-

  • ных вопросов. Вместе с тем выполнение экспертизы отличается от научного

41 Прошина Г. П. О содержании и форме заключения эксперта в уголовном процессе. — «Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы». Вып. 1 (Материалы научной конференции, декабрь, 1969). М., 1969, с. 51

69 исследования. Последнее обычно направлено на выявление общих закономерностей, тенденций в развитии какого-либо явления, на разработку методик решения возникающих вопросов. Экспертное исследование таких задач не ставит. Р.С. Белкин пишет: «Процесс исследования ими (экспертами. — Р. С.) доказательств хотя и может протекать с помощью специальных научно-технических средств, не является научным изысканием и не носит характера научного исследования»42. У А. Р. Шляхова (1972) читаем: «Экспертное познание… как и познание следователя, суда, а также любое теоретическое исследование осуществляется на тех же принципах, и по гносеологической природе является научным, хотя и отличается от последнего процессуальной формой, в известной мере методами и средствами и, главное, тем, что в его задачу не входит выявление общих закономерностей, тенденций». Эксперт лишь использует в конкретных случаях выявленные наукой закономерности, разработанные ею методики. Если же нужные закономерности еще не познаны, если методики решения поставленных вопросов не разработаны, восполнять такой пробел в процессе производства конкретных экспертиз нельзя, и давать заключение эксперт не вправе.

Иного взгляда придерживается А. В. Дулов. Он считает, что если экс- перту предлагаются вопросы, которые раньше не разрешались и по которым, следовательно, нет разработанной методики исследования, «это не снимает обязанности с эксперта, как и с любого другого научного работника, делать все возможное для разработки методики исследования, проводя для этого соответствующую работу, эксперименты и т.д.», «советские судебные эксперты… превращают почти каждую экспертизу в процесс творческого научного исследования», «эксперт имеет право прекратить исследование только в

Белкин Р. С. Сущность экспериментального метода исследования в советском уголовном процессе и криминалистике. -М., 1961, с.158.

70 том случае, если им были приняты все меры для выявления этой методики, но они не увенчались успехом»43.

Такой путь представляется неприемлемым. Любые научные положения и методики вырабатываются не в результате однократного наблюдения, а в процессе обобщения результатов систематических планомерных наблю- дений, экспериментов.

То, что экспертная практика чрезвычайно важна для развития науки судебной экспертизы, бесспорно. Но можно ли результаты исследования (эксперимента), проведенного при выполнении конкретной экспертизы, если ранее этот вопрос не подвергался научному исследованию, положить в обоснование выводов по этой же экспертизе? По нашему мнению, нельзя. Ведь научное обобщение еще не сделано, а полученный в ходе производства экспертного эксперимента результат может быть случайным, а не закономерным.

Конечно, не всегда в литературных источниках можно найти нужные сведения о явлениях, изучаемых экспертом, пути решения того или иного вопроса. Производство экспертизы — деятельность творческая. В этих случаях эксперт может исходить из более общих положений представляемой им науки, но тогда в заключении нужно показать, как эти общие положения можно распространить на изучаемое явление.

Мы согласны с мнением о том, что эксперт вправе применять не любую методику исследования, описанную в литературе, а лишь ту, которая ап- робирована надлежащим компетентным органом.

Признано, что заключение эксперта должно состоять из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. Это деление придает заключению логическую стройность, правильно отражая связь между отдельными ста- диями экспертной деятельности и их документальной фиксацией.

Дулов А. В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. - Минск, 1962, с. 68.

71

При сопоставлении различных экспертных заключений, содержащих все обязательные для этого процессуального документа сведения, обнаружи- вается, что структуры заключений иногда существенно различаются даже при исследовании одинаковых вещественных доказательств специалистами одной и той же отрасли знания, тогда как при исследовании неодинаковых объектов экспертами разных специальностей структурные характеристики заключений бывают весьма сходны. Так, заключение эксперта-баллиста о том, что пуля выстрелена из данного пистолета, по своей логической структуре ближе к заключению эксперта- почерковеда об исполнителе оспариваемой подписи, чем к заключению баллиста о причине выстрела из пистолета без нажатия на спусковой крючок, а структура последнего логически сходна со структурой заключения эксперта-автотехника о причине выхода из строя тормозной системы автомобиля.

Ведомственные акты и методические рекомендации, указывающие на структуру экспертных заключений, составлены в основном применительно к экспертным специальностям. Объясняется это просто: назначая экспертизу, следователь, суд все вопросы, относящиеся к одной отрасли знания, ставят перед экспертом в одном постановлении о назначении экспертизы, и эксперт отвечает на них в одном заключении. Но характер вопросов и пути их решения могут существенно различаться. Например, в рамках одного и того же экспертного производства эксперт-автотехник определяет как величину остановочного пути автомобиля, так и причину неисправности электрооборудования автомашины, а эксперт-баллист исследует возможность «самопро- извольного» выстрела, идентифицирует оружие по выстреленной пуле и определяет дистанцию стрельбы. В подобных случаях эксперт фактически производит несколько самостоятельных исследований, порой тесно не связанных между собой, но фиксирует их в одном заключении.

Если подобное заключение проанализировать в структурном плане, то нельзя не заметить, что его исследовательская часть неизбежно носит «фрагментарный» характер, слагаясь из нескольких относительно самостоятельных

72 элементов, каждый из которых имеет свои структурные особенности. Отсюда вытекает, что отрасль специальных знаний не относится к числу существенных факторов, влияющих на логическую структуру заключения. Ранее уже вырабатывались рекомендации по составлению заключений исходя не из специальности эксперта, а из других факторов.

В отношении той или иной отрасли знания следует определять лишь оптимальные формы соединения результатов нескольких, наиболее часто встречающихся исследований в одном процессуальном акте (последовательность решения вопросов, описание исходных данных и т. п.).

Вводная часть экспертного заключения должна отражать подготови- тельную (предварительную) стадию экспертного исследования. Роль введения не ограничивается фиксацией сведений, лишь формально характеризующих данную экспертизу (ее номер, время проведения, название уголовного или гражданского дела и т. п.). Изложение некоторых элементов вводной части, например, группировка решаемых вопросов, демонстрирует логическую последовательность описания исследований в исследовательской части заключения и тем самым способствует уяснению заключения следователем, судом и иными участниками процесса.

Характер сведений, излагаемых во вводной части, таков, что в боль- шинстве своем они как бы не зависят друг от друга, вследствие чего последовательность их изложения не нуждается в регламентации. Она зависит от вида экспертизы, а иногда и от конкретных обстоятельств данного экспертного производства. Иногда даже целесообразно «перемежающееся» изложение элементов: при производстве идентификационных экспертиз в заключениях, как правило, сначала перечисляются вещественные доказательства, потом поставленные эксперту вопросы, затем образцы для сравнительного исследования. Но описание вещественных доказательств и образцов отно-

73

44

сится к одному структурному элементу заключения , а вопросов, решаемых экспертом, — к другому.

В структурном плане применительно к вводной части заключения не- обходимо устанавливать не последовательность изложения, а то, что и как следует излагать, отправляясь от элементов, рассматриваемых ниже.

Материалы, по которым производилась экспертиза, отражаются в экс- пертном заключении и сформулированы в УПК как «объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы» (ст. 204 п.7 УПК РФ).

Если обратиться к экспертной практике, можно заметить, что в одних экспертных заключениях перечисляются (хотя и с различной степенью подробности) предметы, вещи, документы, поступившие для исследования, в других заключениях отмечается, что эксперту представлены «все материалы дела на… листах».

Чтобы определить, как во вводной части заключения следует отражать материалы, по которым производилась экспертиза, нужно помнить, что представляются они эксперту следователем либо судом. Поэтому, в принципе, в заключении они должны быть обозначены так же, как и в по- становлении (определении) о назначении экспертизы.

Представляется, что и в постановлении о назначении экспертизы, и во вводной части экспертного заключения нельзя ограничиваться словами «для исследования представлены материалы дела» без их расшифровки: должен содержаться конкретный перечень предметов и документов, направленных на исследование. При этом под предметом нужно понимать любую вещь, в том числе и мертвое тело человека. На живое лицо это, конечно, не распространяются, поэтому для заключений экспертов- психиатров, а также судебных медиков, исследующих живого человека, требование приводить подобный перечень распространяется не полностью.

Ароцкер Л. Е. Структура оценочной деятельности эксперта-криминалиста. // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 10. - Киев, 1973, с. 53.

74

Даже в таких видах экспертиз, как автотехнические, связанные с ис- следованием дорожно-транспортного происшествия, или судебно- бухгалтерские, предполагающие контрольное сличение и восстановление количественно-суммового учета, когда для экспертизы имеет значение множество документов, следователь в состоянии и должен выделить те из них, на которых будет основываться эксперт. Специальные знания для этого, как правило, не нужны. Перелагать на эксперта функцию отбора предметов и документов, подлежащих исследованию, следователь не должен.

Понятием предметов и документов, направляемых эксперту, охваты- ваются и образцы, выполняющие роль сравнительного материала при идентификационных исследованиях. Они также должны быть включены в перечень, но с обязательным указанием их особенностей.

Сам перечень предметов или документов при большом их количестве может быть обозначен по-разному. В отдельных случаях однотипные объекты исследования, если словесная характеристика каждого из них затруднительна, целесообразно сгруппировать и обозначить номерами.

Материалы дела, описываемые во вводной части заключения, могут быть сгруппированы экспертом. Причем необязательно перечислять их в той же последовательности, в какой это сделано в постановлении (определении) о назначении экспертизы, ведь эксперт группирует материалы с учетом предстоящего исследования и стремится описать их таким образом, чтобы придать заключению логическую стройность, обеспечивающую наилучшее восприятие его адресатом.

Группировка материалов дела при их описании должна, как правило, соответствовать группировке вопросов, решаемых экспертом.

Наконец, еще один вопрос, относящийся к описанию в заключении ма- териалов, которые использовал эксперт. В 70-е - 80-е годы существовала практика приводить во вводной части заключения справочные и нормативные документы (постановления, приказы, инструктивные и методические пособия и руководства с указанием их наименований, номера, даты), кото-

75 рые применялись экспертом при разрешении поставленных вопросов. А. Р. Шляхов, расширительно толкуя это положение, пишет, что иногда в качестве исходных данных эксперты-криминалисты используют результаты научно-экспериментальных исследований, которые проведены в других учреждениях и имеют значение для данного заключения. Эти сведения, как многие справочные данные, содержащиеся в криминалистической и технической литературе, имеют научный, консультативный характер, и в случае их использования эксперт при даче заключения сообщает о них во вводной части (А. Р. Шляхов, 1972 г.).

Действительно, при решении поставленных вопросов эксперт пользуется не только фактическими данными, закрепленными в материалах дела, но и специальными научными познаниями, в той или иной степени отражен- ными в литературных данных, справочных материалах и т. п. Приводятся они в экспертных заключениях для того, чтобы научно обосновать вывод эксперта. А если это так, то ссылка на эти материалы (в том числе и на ре- зультаты экспериментов, о которых говорит А. Р. Шляхов) должна быть сделана там, где описываются исследования, где объясняются, истолковываются их результаты, т. е. в исследовательской части заключения.

Вопросы, по которым эксперт должен дать заключение излагаются во вводной части указанного документа, поскольку они составляют программу экспертной деятельности.

В большинстве случаев в заключении воспроизводятся вопросы из по- становления (определения) о назначении экспертизы, но «при наличии не- скольких вопросов эксперт вправе сгруппировать их, изложить в той последовательности, которая обеспечила бы наиболее целесообразный порядок производства исследования». Каковы же основания группировки вопросов?

В одном постановлении (определении) о назначении экспертизы нередко ставится несколько вопросов, относящихся к данной отрасли знания, хотя пути их решения различны и порой не зависят друг от друга. Очевидно,

76 что вопросы, поставленные эксперту, должны быть сгруппированы прежде всего с учетом общности или различия путей их решения.

Обратимся к работе А. А. Эйсмана «Заключение эксперта (Структура и научное обоснование)»45. Автор справедливо отмечает, что, несмотря на бесконечное разнообразие вопросов, ставящихся перед экспертами разных специальностей, их можно сгруппировать по характеру объективной связи между исходными и искомыми фактами. При этом количество групп не очень велико. А. А. Эйсман утверждает, что в экспертной практике приходится сталкиваться со следующими формами связи:

а) генетической;

б) функциональной;

в) объемной;

г) субстанциональной;

д) связью преобразования.

Хотя каждая из них имеет специфические черты, автор счел возможным ограничиться рассмотрением трех вариантов структуры выводов (объе- динив первую из названных форм связи со второй, а третью — с четвертой). Так, например, эксперт-баллист поставленные ему вопросы может разбить на такие группы: а) о возможности и причинах выстрела из пистолета без нажатия на спусковой крючок (путь исследования — применение методов обнаружения причинной связи, а именно физическое и мысленное элиминирование);

б) о том, из данного ли пистолета выстрелена данная пуля (путь иссле дования — применение методов обнаружения объемной связи: сравнение и оценка совпадающих и различающихся признаков);

в) о месте, с которого был произведен выстрел. Тогда применительно к каждому вопросу можно четко назвать искомые и исходные данные, каждый

Эйсман А. А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). - М., 1967, с. 115.

77 фрагмент исследовательской части заключения будет иметь свои точно обозначенные границы и специфические черты.

Вопросы должны группироваться в определенной последовательности. Например, если эксперту-почерковеду дано задание установить, кем из нескольких подозреваемых лиц выполнена подпись в ведомости, то первым должен формулироваться и решаться вопрос о лице, от имени которого исполнена подпись, поскольку в случае положительного ответа (подпись подлинная) или при констатации невозможности решения вопроса о подлинности проведение дальнейшего сравнительного исследования было бы беспредметным. Нельзя не отметить, что при бесспорной целесообразности именно такой последовательности вопросов в постановлениях о назначении экспертизы они нередко перечисляются в противоположном порядке.

На группировку вопросов, а значит, и на последовательность проведения исследований могут влиять и такие факторы, как возможность изменения свойств или даже уничтожения вещественного доказательства либо его части в процессе исследования (что допустимо только с согласия следователя либо суда). Вопросы, при решении которых это возможно, следует указывать последними.

Во вводной части экспертного заключения должны быть указаны све- дения об экспертах и других лицах, связанных с производством экспертизы (т.е. кем произведена экспертиза, с чьим участием и кто присутствовал при этом).

Перечень сведений об эксперте, которые следует привести в заключении, содержится в процессуальных кодексах Российской Федерации и в ве- домственных актах. Эти сведения позволяют судить о том, надлежащим ли лицом проводилась экспертиза, нет ли оснований к отводу эксперта.

Сведения об образовании и специальности эксперта излагаются в за- ключениях в разном объеме. В одних случаях указывается, что эксперт имеет высшее (медицинское, химическое, юридическое и т. п.) образование, в других — сообщается об узкой специальности эксперта (приобретенной в

78 процессе обучения в вузе или в процессе специализации). Представляется, что сведения о специализации необходимо указывать в заключении во всех случаях. Если эксперт применяет сложные инструментальные методы исследования, весьма полезно отметить в заключении наличие у него специальной подготовки именно такого рода.

Предложив понятие «участники судебной экспертизы», Л. В. Дулов отнес к ним кроме экспертов также органы, назначившие экспертизу (сле- дователя, суд), и «заинтересованных участников уголовного процесса» (обвиняемого, подозреваемого, гражданского истца и ответчика), подробно рассмотрел их права и обязанности при производстве экспертных исследований46. С усложнением экспертных исследований к ним все чаще привлекаются не только лица, назначенные экспертами, но и другие специалисты. Между ними складываются новые формы участия в решении вопросов, поставленных эксперту.

Формы такого сотрудничества могут быть различными, однако в ли- тературе они дифференцированы недостаточно четко. Рассмотрим указанный вопрос применительно к следующим трем группам специалистов:

  1. Специалисты отличной от эксперта отрасли знания, могущие провести самостоятельное исследование.
  2. Специалисты отличной от эксперта отрасли знания, действия которых представляют собой составной элемент экспертного ис- следования.
  3. Технические помощники эксперта.
  4. 1) Приведем пример. Представим, что при судебно-медицинском ис- следовании трупа К. в его желудке были обнаружены семена неизвестной природы. Чтобы установить, какого они растения, понадобились специальные знания в области ботаники, и судебный медик сам поставил перед соответствующим специалистом вопрос: «Прошу в порядке исключения провес-

Дулов А. В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. - Минск, 1962, с. 83.

79 ти исследование семян, обнаруженных в содержимом желудка трупа К. Исследование необходимо для решения вопроса о причине смерти». Ботаник в результате исследования установил, что обнаруженные семена принадлежат чернике, оформил свой вывод в заключении специалиста, которое и было представлено судебному медику. Последний поступил в соответствии с имеющейся в литературе рекомендацией: «Полученное заключение специалиста эксперт включает в акт экспертизы и на основании заключения специалиста делает свои выводы»47.

Подобная практика противоречит закону, поскольку налицо фактически не одна, а две экспертизы, устанавливающие разные факты на основании различных отраслей науки. Но одну из них «назначил» сам эксперт, она не получила надлежащего оформления, вследствие чего установленный специалистом факт не может иметь доказательственного значения. Поскольку же он положен в основу экспертного заключения, доказательственная сила последнего также ничтожна. Подобная практика подверглась в литературе мотивированной и убедительной критике48.

По мнению А. В. Дулова, эксперт в описанной ситуации должен воз- будить перед органом, назначившим экспертизу, «ходатайство о привлечении к настоящей экспертизе» специалистов иных отраслей знания. Признав ходатайство обоснованным, следователь, суд должны вынести постановление (определение), в котором эти специалисты также назначаются экспертами и им формулируются вопросы. Однако нечеткость приведенного высказывания выражается в том, что в нем не уточнено, в какой форме специалисты других отраслей знания привлекаются к производству уже назначенной («настоящей») экспертизы.

2) Говоря о втором «виде» специалистов, необходимо иметь в виду таких специалистов, как, например, оператор АДИС, выполняющий при про-

47 Авдеев М. И. Курс судебной медицины. - М., 1959, с. 170.

48 Дулов А. В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. - Минск, 1962, с. 89.

80 ведении дактилоскопических исследований операции по кодированию следов, введению информации в базу данных, обеспечению нормальной работы комплекса, получению и расшифровке выданных машиной результатов сравнения.

Эта ситуация существенно отличается от описанной ранее, поскольку здесь специалистам нельзя сформулировать самостоятельные вопросы, их деятельность не образует отдельной экспертизы и является лишь элементом назначенной экспертизы, обусловленным избранной методикой исследования. Деятельность оператора АДИС (например, «Папилон») носит не «преюдициальный», а вспомогательный характер, поэтому, действуя по поручению эксперта, сами они экспертами не являются.

Вместе с тем их нельзя рассматривать просто как технических помощников эксперта. Дело не только в том, что от их действий зависят результаты работы компьютерных комплексов, а значит, и выводы эксперта, но и в том, что эксперт не имеет возможности проверить, проконтролировать правильность операций, выполненных специалистами иной отрасли знания.

• Применительно к деятельности названных специалистов можно ска зать, что они участвуют в производстве экспертизы, и потому сведения о них должны найти отражение во вводной части экспертного заключения. Но эти сведения отличаются от тех, которые приводятся о самом эксперте. В за ключениях нет нужды отражать данные о научной компетентности специа листа, его специализации и т. п. Проверить это — обязанность эксперта, ко торый несет всю полноту ответственности за качество, обоснованность за ключения.

3) К проведению исследований нередко привлекаются технические помощники эксперта (фотолаборанты, препараторы и т. п.). Они самостоя-

  • тельно не решают вопросов, не выполняют действий, которых не мог бы провести и проверить сам эксперт. Они как бы дополнительные руки экс перта. Поэтому общепринято мнение, что их деятельность не есть участие в

81 производстве экспертизы и упоминать указанных лиц в экспертном заключении нет необходимости.

Итак, из числа специалистов участниками экспертизы кроме экспертов можно признать только специалистов отличной от экспертной отрасли знания, действия которых представляют собой составной элемент экспертного исследования, причисленных ко второй группе. Сведения о них должны быть приведены во вводной части заключения.

Рассматривая способы отражения в экспертном заключении сведений об эксперте и лицах, участвовавших в производстве экспертизы, нельзя пройти мимо предложения составлять заключение от имени юридического лица — государственного экспертного учреждения49.

Автор этого предложения А. И. Винберг ничего не говорит о том, нужно ли вообще называть в таком заключении лиц, выполнявших экспертное исследование. Если следовать аргументации этого предложения, сводящейся в общем к тому, что вопрос об исполнителе исследований — внутреннее дело экспертного учреждения, пришлось бы признать, что экспертов по делу во-

  • обще нет, а есть лица, выполняющие исследование от имени и по поручению руководителя экспертного учреждения. Но тогда он и должен подписывать заключение.

Представляется, что конструкция экспертизы, выполняемой юридическим лицом, спорна, во всяком случае, непонятно, какие преимущества будет иметь заключение, в котором не названы эксперты.

Право, а в отдельных случаях обязанность следователя - присутствовать при производстве экспертизы - предусмотрены законом.

Одновременно с этим нет оснований ограничивать право следователя присутствовать при производстве экспертных исследований, когда он счита-

? ет это необходимым.

Винберг А. И. Заключение по экспертизе от имени юридического лица. - «Социалистическая, законность», 1974, № 12, с. 28.

82

Присутствие следователя при производстве экспертизы не имеет целью проверять правильность действий эксперта, оно может быть направлено на уяснение следователем того, что делает эксперт, или на дачу дополни- тельных пояснений эксперту. В заключении при этом нужно лишь указать на присутствие следователя, его фамилию, должность, классный чин или звание.

Обвиняемый (подозреваемый) имеет право присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту.

При производстве некоторых видов экспертиз (например, криминали- стических) это право реализуется крайне редко, других (например, бухгалтерских) — довольно часто. Присутствие обвиняемого (подозреваемого) при производстве экспертизы преследует цель обеспечить ему возможность давать объяснения эксперту.

Объяснения обвиняемого (подозреваемого), даваемые в процессе про- изводства экспертизы, могут иметь различное процессуальное значение. Если в объяснениях содержатся сведения о фактических данных, сам эксперт зафиксировать эти сведения (в экспертном заключении или в любом ином документе) не вправе. В таком случае по ходатайству эксперта следователь должен допросить обвиняемого или подозреваемого (иногда в присутствии эксперта). Протокол допроса представляется эксперту наряду с другими материалами дела.

Но объяснения могут быть и «другого уровня», не иметь характера су- дебных доказательств. Например, при производстве бухгалтерской экспертизы обвиняемый (подозреваемый) может разъяснить эксперту, почему командировочные средства, истраченные в октябре, учтены в документах за ноябрь, в какой папке находится тот или иной документ, и т.п. Эти сведения имеют справочный характер, они могут быть легко проверены в процессе производства экспертизы. Оформлять их протоколом допроса нет необходимости. Это не показания, а именно разъяснения, которые могут упростить,

83 облегчить процесс производства экспертизы, а иногда и предотвратить экспертную ошибку. Дачу обвиняемым (подозреваемым) таких объяснений нельзя рассматривать как его участие в производстве экспертизы.

Во вводной части экспертного заключения должно быть отмечено, что при производстве экспертизы (или отдельных исследований) присутствовал обвиняемый или подозреваемый с указанием его фамилии, имени, отчества.

Положения процессуального закона, касающиеся исследовательской части заключения, предусматривают подробное описание произведенных ис- следований и указание способов их проведения.

Однако возникает вопрос: нужно ли к элементам исследовательской части заключения относить изложение исходных фактических данных, ис- пользованных экспертом при решении поставленных вопросов? Анализ экспертной практики показывает, что четкое указание на исходные данные делается далеко не во всех заключениях. Они часто указываются, например, в автотехнических экспертизах, но редко — в криминалистических. Однако было бы ошибкой связывать это с отраслью специальных знаний, используемых при производстве экспертизы, т. е. с видом экспертизы.

Потребность перечислить в заключении исходные данные определяется в основном характером источников доказательств, представленных экс- перту для исследования.

В любых материалах дела, кроме вещественных доказательств и образ- цов, можно сравнительно четко отграничить источник сведений о факте от самих фактических данных, принимаемых экспертом в качестве исходных, например, протокол осмотра места происшествия от данных о расположении на осматриваемом участке местности (грунте) дорожки следов обуви. Перечисление во вводной части заключения источников доказательств — протоколов допросов, осмотров, следственных экспериментов, справок и других документов — не отражает тех фактических данных, которые в этих документах закреплены. Поэтому и возникает необходимость в исследователь-

84 ской части заключения отдельно указать на факты, из которых исходил эксперт, решая поставленные вопросы.

Иное дело, если на исследование представлено вещественное доказа- тельство — какой-либо материальный предмет. Оно обладает специфиче- ским свойством, до проведения экспертизы в нем нельзя отделить источник сведений от признаков, свойств, придающих ему доказательственное значение. Если к эксперту-трасологу поступил на исследование замок для установления того, исправен ли он, источником сведений для решения этого вопроса будет названный предмет, а исходными фактическими данными явятся определенные качества, свойства его — наличие всех его деталей, правильность сборки, отсутствие каких-либо повреждений и деформаций, исключающих нормальную работу замка и т. д. Указать на эти свойства эксперт сможет только в результате исследования с использованием специальных знаний. Если во вводной части заключения отмечено, что к эксперту поступил замок, то ничего больше в начале исследовательской части заключения эксперт отметить не может. Поэтому, когда исследованию подвергаются вещественные доказательства (и образцы — материальные предметы), исходные данные в экспертном заключении не перечисляются.

Есть лишь один вариант исследования экспертом вещественных дока- зательств, когда кроме упоминания о них во вводной части заключения, в исследовательской части нужно в качестве исходных данных отдельно на- звать факты, связанные с вещественным доказательством. Это бывает, когда эксперту поставлен вопрос, прямо не относящийся к предмету, представленному для экспертного исследования. Так, если эксперту- трасологу поставлен ситуационный вопрос о количестве преступников на месте происшествия по комплексу следов обуви на грунте, а данные о следах, являющиеся исходными, эксперт должен установить путем исследования вещественного доказательства (фотоснимка следов обуви), во вводной части указывается данное вещественное доказательство, а в исследовательской — установленное экспертом количество преступников.

85 -

Таким образом, особое обозначение исходных данных не является обя- зательным и потому не может считаться отдельным структурным элементом исследовательской части заключения, даже если перечислению исходных данных был предпослан одноименный подзаголовок.

Нужно иметь в виду также, что даже в случае, когда исходные данные перечислены в постановлении о назначении экспертизы, эксперт может их «не принять» в качестве таковых, обосновав это специальными знаниями.

Обычно исходные данные указываются в начале исследовательской части. Однако, когда эксперту поставлено несколько вопросов, не однородных по содержанию, может оказаться, что решение одного из них требует сведений о тех фактических данных, которые для другого не нужны. В таких случаях целесообразно разделить в заключении описание исходных данных, приблизив его к изложению того исследования, где они используются. В пользу такого «регионального» описания говорит и следующее соображение. Нередко факты, установленные экспертом при решении одного вопроса, становятся исходными для ответа на другой вопрос, и их вообще невозможно назвать в начале исследовательской части заключения. Можно привести пример, когда определенный факт, используемый экспертом в качестве исходного, в экспертном заключении упоминается впервые лишь в оценочной (синтезирующей) части. Например, в материалах дела есть медицинская справка о том, что после перенесенного заболевания у А. появилась атаксия (дрожание рук). Эксперт-почерковед вправе сослаться на этот факт, отнеся его к числу исходных, при обосновании несущественности различий признаков исследуемой подписи и образцов, если первая нанесена до заболевания, а вторые исполнены после. Но, разумеется, как и в любом другом случае, эксперт обязан указать во вводной части на источник сведений об этом факте.

Остановимся подробнее на описании процесса экспертного исследования. Данный процесс выражается в том, что эксперт осуществляет наблюдение каких-либо явлений или предметов, измеряет их, проводит вычисления, сравнивает характеристики, признаки явлений, предметов, подвергает объек-

86 ты тем или иным материальным (физическим, химическим и др.) воздействиям. Иными словами, при производстве исследований эксперт пользуется частными методами познания, наиболее полно изложенными в правовой литературе. Описание в экспертном заключении исследований должно выражаться в изложении тех действий, которые выполнил эксперт.

Описание исследования включает в себя, разумеется, и обозначение чисто логических приемов, использованных экспертом для решения постав- ленного вопроса. Полное и всестороннее описание исследований обеспечивает возможность проверки правильности действий эксперта, а при необходимости и воспроизведения их при выполнении повторной экспертизы.

Описание наблюдений. Наблюдение — это целенаправленное восприятие явлений, предметов для обнаружения в них таких признаков, свойств, которые интересуют наблюдателя. Эксперт своими органами чувств воспринимает признаки, свойства, обстоятельства: он видит, осязает, слышит, обоняет.

С психологической точки зрения наблюдение — процесс достаточно сложный. Оно включает в себя не только эмпирическое восприятие, но в определенной степени и анализ воспринятого, т. е. моменты рациональные. Практически ни одно экспертное исследование материальных предметов не обходится без наблюдения. В отдельных случаях наблюдением может ограничиться весь процесс экспертного исследования.

Бывает, что наблюдение осуществляется без использования каких-либо специальных приемов и средств, когда, по выражению Р. С. Белкина, единственным «инструментом» служат органы чувств исследователя50. Тогда сам процесс наблюдения не нуждается в описании и в заключении достаточно лишь изложить результаты, указав признаки, выявленные в процессе наблюдения. Так происходит, например, при производстве трасологических экс-

Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы.-М., 1966, с. 96.

87 пертиз следов транспортных средств, обуви на предмет их пригодности к идентификации.

Однако значительно чаще наблюдение производится экспертом с ис- пользованием различных научно-технических средств либо в специально созданных условиях (например, с использованием электронно-оптического преобразователя, микроскопа, светофильтра, в косопадающем или проходящем свете и т. п.). В этом случае в экспертном заключении нужно подробно описать все условия и средства, использованные экспертом.

Заметим, что к наблюдению, как приему экспертного исследования, нельзя, по нашему мнению, относить такие методы, которые в какой-то степени изменяют первоначальный вид или свойства вещественных доказа- тельств (например, проявление с помощью химических средств невидимых следов пальцев на бумаге, расчленение объекта на части при исследовании пломб). В подобных случаях речь идет, очевидно, не о наблюдении, а о физическом или химическом воздействии на исследуемый объект. В рамках указанных выше методов здесь мы имеем дело, скорее всего, с экспериментом.

Круг признаков, которые должен выявлять эксперт при наблюдении объекта исследования, определен практически в каждом виде экспертизы. Он, естественно, зависит от целей исследования, от поставленных перед экспертом вопросов.

Здесь уместно отметить, что в течение длительного времени общая тенденция совершенствования экспертных заключений выражалась в максимальном расширении словесного описания признаков, использованных экспертом. Особенно ярко это проявилось в почерковедении, где изложению каждого частного признака приходилось отводить несколько строк текста.

На каком-то этапе развития почерковедческой экспертизы это было не- избежно, поскольку в качестве признака эксперты использовали любую отобразившуюся в рукописи (и в образцах почерка) особенность движения, только бы она, по мнению эксперта, отражала устойчивый навык письма и

88 потому имела идентификационное значение. Без подробного описания (в сочетании, как правило, с зарисовкой или фотоснимком) признак был бы непонятен не только следователю, но и другому эксперту. Однако с развитием судебной экспертизы всех видов указанная тенденция перестает быть прогрессивной. С введением новых методов исследования появляется возможность формализованного описания, замены словесного описания знаками, символами, индексами. Применение любой математической методики исследования предполагает использование только таких признаков, которые можно заранее обозначить точно и определенно, когда исключена возможность неоднозначного их истолкования.

Возможно ли формализованное (унифицированное) описание признаков в исследовательской части экспертного заключения? По нашему мнению, не только возможно, но и необходимо (причем иногда даже без использова- ния математических методов).

Может быть высказано следующее возражение: формализация ограни- чивает исследовательские возможности эксперта - каждая экспертиза индивидуальна, а природа дает нам такое многообразие форм, которые без большого огрубления невозможно свести к нескольким, заранее определенным фигурам. Но, как правильно подчеркивается, «любое словесное описание является весьма неопределенным и неточным». Кроме того, указанное огрубление имело место уже в процессе формализации признаков, и его неизбежность учтена при определении ценности того или иного признака.

В большей или меньшей степени на настоящем этапе развития крими- налистики подобная формализация возможна во всех видах судебных экс- пертиз.

Кому адресуется заключение с описанием признаков формализованным языком? Пока речь идет о формализации на вышеописанном уровне, имеются в виду два адресата: это специалист, а также следователь и суд. Таблицы, где «расшифровываются» признаки почерка, упомянутые в заклю-

89 чении, одинаково доступны и следователю, и эксперту, производящему повторное исследование.

Описание измерений и вычислений. Измерение, как известно, является одним из методов, исследования, независимо от того, в каких целях оно проводится: для обозначения исследуемого объекта (длина, ширина, высота, масса его, поскольку эти данные позволяют убедиться, что эксперт исследовал надлежащий объект) или для выявления признаков, на основании которых решается поставленный эксперту вопрос (длина слепка следа обуви, диаметр гильзы и т. д.). Все эти сведения должны получить отражение в исследовательской части заключения и могут указываться при изложении результатов наблюдений.

Во многих видах экспертиз значительная часть исследований состоит в вычислениях, и, очевидно, в будущем этот метод будет применяться более широко.

Подсчеты выступают не только как метод исследования, но и как метод обоснования выводов эксперта. Поэтому их необходимо приводить в экспертном заключении с той степенью подробности, которая позволила бы специалисту проверить их правильность.

В практике наблюдается тенденция не приводить в экспертном заклю- чении вычислений, а ограничиваться указанием, что такие вычисления выполнялись.

Описание сложных расчетов можно вынести за рамки исследовательской части заключения, оформить их в виде приложения к заключению, но, по существу, это ничего не меняет.

Описание сравнений. Сравнение (или сравнительное исследование) представляет собой метод, широко применяемый при производстве экспертиз, в особенности если эксперт решает вопросы идентификационного характера.

Нужно, однако, помнить, что сравнение — это мыслительная операция, в процессе которой устанавливается, что какие-либо признаки, характери-

90 стики сравниваемых объектов совпадают или различаются. Поэтому при описании в экспертном заключении сравнительного исследования, как правило, ограничиваются указанием на то, что эксперт сравнивает определенные признаки. Необходимость в более подробном описании возникает лишь в случаях, когда эксперт использует такие приемы сравнения, как наложение

  • одного объекта на другой, сопоставление в проходящем свете. Иными слова-

ми, в экспертном заключении отражаются в большинстве случаев лишь результаты сравнения, а это дает возможность экономно изложить характеристики сравниваемых объектов, позволяя описывать признаки не каждого из них (например, частные признаки папиллярного узора в исследуемом следе и в отпечатке на дактилокарте), а признаки, совпадающие в обоих сравниваемых объектах.

Описание экспериментов. В случаях когда экспертное исследование не ограничивается наблюдением, а включает в себя выполнение определенных

I практических операций, последние должны быть описаны в заключении. Ра-

нее уже отмечалась важность подробного описания всех действий эксперта.

  • Вместе с тем признание адресатом описания специалиста в той области зна ния, в которой производится экспертиза, позволяет сделать описание эко номным.

Многие методики исследований, применяемые экспертами, подробно изложены в литературе, а иногда даже стандартизованы. Когда исследование производится в соответствии с этими методиками, очевидно, в заключении достаточно назвать методику и указать источник, где она изложена.

В принципе так же может поступить эксперт, если методика не стандартизована, но подробно описана в каком-либо доступном для другого специалиста литературном источнике. Тогда нужно назвать этот источник. За-

• метим попутно, что ограничиться фразой «исследование проводилось по об щепринятой методике» в таких случаях нельзя, поскольку не стандартизо ванная или не предписанная специальным компетентным органом методика

91 не должна считаться общепринятой, разные авторы рекомендуют иногда несовпадающие методики.

Вместе с тем одной ссылки на примененную методику может оказаться недостаточно. Это бывает, если методика описана неоднозначно или модернизирована экспертом при производстве исследования, или если применяются не те приборы, на которые она рассчитана, а другие, или, наконец, нужно особо зафиксировать условия, характерные для данного случая.

Выполненные экспертом исследования приводят к результатам, которые должны найти свое отражение в экспертном заключении. Эти результаты могут выразиться в перечислении признаков, обнаруженных в процессе наблюдений, в итогах проведенных измерений и вычислений, в обозначении совпадений и различий, выявленных при сравнительном исследовании, а также в указаниях, к чему привели те или иные эксперименты.

В отдельных случаях изложение полученных результатов, по существу, содержит в себе и ответ на поставленный эксперту вопрос. Это бывает, если экспертное задание сводится к установлению (выявлению) каких- либо признаков, свойств объекта, которые в результате исследования могут быть восприняты непосредственно (например, восстановленные угасший рукописный текст, спиленный номер на металлической детали пистолета).

Сами по себе специальные исследования могут быть очень сложными, связанными с применением точнейших приборов, требовать навыков, мастерства, но если результат получен в таком виде, что его способны непосредственно воспринять следователь и суд (например, в виде фотоснимка восстановленного текста, номера), при изложении его можно ограничиться перечислением закрепленных на фотоснимке характеристик и ссылкой на соответствующий снимок.

Возможно ли, чтобы в исследовательской части заключения не излага- лась оценка полученных результатов, отсутствовало научное обоснование выводов? На первый взгляд, такая ситуация складывается, например, в случаях, когда эксперт восстановил спиленный номер на оружии или на номер-

92 ных агрегатах автомобиля и закрепил результат на фотоснимке. Казалось бы, здесь налицо логическое доказательство, именуемое очевидностью, и никакие другие доводы не нужны. Однако при более детальном анализе оказывается, что это не так. Если на фотоснимке изображен удаленный номер, в экспертном заключении нужно не только подробно описать методы его восстановления, но и указать, что применения их было достаточно для получения искомого результата и использование иных методов в данном случае не вызывалось необходимостью.

Когда положительный результат получить не удалось, нужно конста- тировать это и не только описать все примененные методики исследования, но и обосновать вывод.

Результаты проведенных экспертом исследований нередко имеют за- кодированную форму, т. е. не могут быть непосредственно восприняты следователем и судом (например, в виде хроматограммы, спектрограммы и т.п.). В этом случае они должны быть расшифрованы в экспертном заключении таким образом, чтобы были понятны неспециалисту. К сожалению, это требование не всегда соблюдается.

Согласно Приказу МВД России от 01.06 1993 №261 экспертная оценка результатов исследования (т. е. мотивировка, обоснование выводов) должна отражаться в исследовательской части заключения, а сами выводы в виде ответов на вопросы — в отдельной, третьей, части заключения, именуемой «Выводы». Такое распределение материала вполне оправданно: научное объяснение установленных фактов может содержать в себе сведения, рассчитанные на специалиста, ответы же на вопросы при всех условиях должны быть сформулированы так, чтобы были понятны неспециалисту.

93

§2. Пути совершенствования структуры и содержания заклю- чений эксперта в плане возможности автоматизации

их составления

Ранее мы уже указывали на то, что к середине прошлого столетия сло- жились определенные правила написания заключения, которые продолжают действовать и в настоящее время. Однако на различных этапах развития нашего общества предпринимались попытки усовершенствовать структуру и содержание заключений с целью упрощения и ускорения их составления. То есть преследовались те же цели, что и при автоматизации этого процесса. Такие попытки привели к созданию в 70-х - 80-х годах формализованных бланков по составлению заключений эксперта по наиболее распространенным видам исследования: дактилоскопическим, экспертизам пломб, холодного ору- жия и т.п.

Появление стандартных бланков в прошлом определялось желанием сократить время, затрачиваемое перегруженным экспертом на составление текста экспертного заключения. По существу, бланк содержал только некоторые нормативные сведения об экспертизе (откуда поступил материал, реквизиты основных документов, фамилию и должность эксперта и пр.), вопросы, поставленные перед экспертом, и выводы. Естественно, такое заключение помещалось на одном листе и было предельно кратким. Если вспомнить, что идея использования бланков родилась и стала реализовываться в период, когда отсутствовали компьютеры, она заслуживала пристального внимания. Тем более предельная краткость была допустима и целесообразна, когда речь шла об исследовательской работе специалиста, результаты которой исполь- зовались только для оперативных целей. В случае применения персональных компьютеров ограничения из-за необходимости экономить время могут быть снижены. Компьютеру на составление полного экспертного заключения и на

94 заполнение бланка нужно примерно одинаковое время. Таким образом, вопрос о том, в каком виде следует оформлять заключение - в виде коротенького бланка или подробного текста - должен решаться без учета затраты машинного времени. Естественно, и тот, и другой варианты имеют свои положительные и отрицательные стороны, которые полезно проанализировать.

Бланк имеет то преимущество, что его заполнение отнимает все же меньше времени, чем составление текста даже с использованием компьютера. При больших экспертных нагрузках это приходится учитывать. Определенное значение имеет также то, что в подавляющем большинстве случаев следствие и суд интересует вывод эксперта, а не текст, который содержится в исследовательской части заключения. По мере накопления знаний в некоторых видах экспертиз все больше внимания уделяется проблемам обоснованности экспертного заключения. Однако в ряде случаев это приводит к тому, что исследовательская часть заключения необоснованно «раздувается» до внушительных размеров, часто достигающих величины солидного научного труда. Такая практика определенным образом дискредитирует подобные заключения эксперта и невольно заставляет практиков вновь возвращаться к идее коротких бланков.

Возражения против такой позиции очевидны. Прежде всего нельзя ориентироваться на «поверхностное» ознакомление с материалами экспертного исследования, к которому тяготеют некоторые следственные и судебные работники. Наличие относительно подробной исследовательской части заключения в определенной мере заставляет следователей и судей знакомиться с используемыми методами, примененным оборудованием, результатами промежуточных исследований и пр., что должно положительным образом отразиться на качестве расследования. Большое значение подробное заключение имеет и для экспертов при назначении повторной экспертизы.

В настоящее время в связи с появлением элементов состязательности экспертизы в российском судопроизводстве вопрос о более детальном описании экспертного исследования приобретает новое значение.
Состязатель-

95 ность требует более солидного обоснования полученного вывода, и здесь уже экспертная сторона, которая будет использовать короткие (и, по существу, «слепые») бланки, может оказаться в проигрыше.

Вместе с тем степень детализации описания целесообразно ограничить определенными рамками. Нельзя признать правильным, когда заключение эксперта раздувается на много десятков страниц и приобретает такие размеры, что оно заведомо не будет изучено практическими работниками. Ограничения, видимо, должны идти по линии сокращения очевидных описаний, известных методик, путем ссылок на фототаблицы и пр. Это должно решаться в рамках каждого вида экспертиз отдельно. Естественно, и при использовании компьютеров также следует стремиться к экономичному описанию. На практике довольно часто встречаются ситуации, когда решаются типовые экспертные задачи, которые могут быть описаны с помощью текста, достаточно подробного, но стандартного с изменением только отдельных элементов - наименования объектов, некоторых признаков и пр.

В качестве примера бланков для иллюстрации всей неполноценности данной формы совершенствования содержания заключения эксперта не- сколько из них приводится в приложениях №№ 3-6.

Другой, на наш взгляд, требующей пристального внимания попыткой усовершенствования структуры заключения является предложение по его составлению по индуктивному типу. Традиционно сложившаяся форма составления окончательного документа предполагает, что синтез и формулирование выводов осуществляется после описания исследования и анализа признаков и свойств объектов с использованием требуемых методик (от частного -к общему). Такая форма, как составления заключения эксперта, так и построения любого умозаключения, называется дедуктивной.

При индуктивной форме написания выводы приводятся в начале за- ключения, а затем описываются результаты исследований, которые и привели к указанным выводам (от общего - к частному). Кроме того, эта попытка

96 содержит ряд предложений, которые позволяют упростить процесс автоматизации составления заключения.

Форма экспертного заключения определена уголовно-процессуальным кодексом, и внешне никаких проблем здесь возникать не должно: экспертное заключение состоит из введения, исследовательской части и выводов. Однако автоматизация процесса составления заключений выявила одно немаловажное противоречие, которое требует устранения. Дело в том, что форма экспертного заключения определялась и шлифовалась в течение многих лет в расчете на «ручной» способ его составления. Именно поэтому оно приобрело, если говорить условно, «повествовательную» форму. Отсюда нечеткость такого заключения, часто неоправданные длинноты и пр. На первых порах при автоматизации составления текста ставилась задача воспроизвести экс- пертное заключение в том виде, в котором оно существует и до сих пор. Однако думается, что эта позиция неверна и приводит к потере многих возможностей, которые открывают для составления текстов формализованный подход и использование вычислительной техники.

Прежде всего экспертное заключение - это научно-правовой документ, и он должен во вводной и заключительной части иметь форму юридического документа, а исследование - адекватно отражать проведенный анализ. Вместе с тем именно вводная часть в заключении приобрела повествовательный характер и составляется не так, как следует составлять юридический документ. По существу, следователь и судья в этом документе должны отыскивать необходимые им сведения, тогда как их следует располагать в четко и хорошо заметных разделах. Именно поэтому в РФЦСЭ помимо «шапки», номера экспертизы и даты используются определенные разделы, отделенные друг от друга соответствующими наименованиями: «Сведения об экспертах», «Сведения о назначении экспертизы», «Сведения о вещественных доказательствах и образцах» и пр. В таком заключении можно сразу найти нужные сведения, а не читать весь текст вводной части. Самое главное то, что именно такая структура вводной части экспертного заключения упрощает програм-

97 мирование и устраняет трудности при написании падежных окончаний, так как все сведения даются в именительном падеже. Представляется, что подобную форму вводной части заключения целесообразно сделать обязательной для всех государственных учреждений судебной экспертизы.

Доктор юридических наук Л.Г. Эджубов ( РФЦСЭ при МЮ России) предложил (в порядке обсуждения) ввести и более существенное усовершенствование формы экспертного заключения, которое должно состоять из следующих трех основных частей: вводная часть, вопрос и научная задача, исследование.51

Первая (вводная) часть остается без изменения и содержит все те сведения, которые в ней располагались и раньше. Во второй части вслед за во- просами, поставленными перед экспертом, сразу же должны следовать выводы. Наконец, третья часть должна содержать описание анализа исследований вещественных доказательств, которые привели к полученным выводам.

Такая структура экспертного заключения удобна для практиков: вопросы и выводы не разнесены по тексту, а сконцентрированы в одном месте. Ес- ли же практическому работнику необходимо проверить, каким образом эксперт пришел к данным выводам, он обращается к исследовательской части заключения, которая должна начинаться примерно такими словами: «Указанные выше выводы получены в результате проведения следующих исследований». Утверждение, что при подобной структуре следователи и судьи не будут читать раздел «Исследование», необоснованно, так как они и сейчас могут не обращаться к этим разделам заключения, если недобросовестно относятся к делу. Следует добавить, что подобная структура имеет определенные преимущества и для программирования.

При обсуждении предложений Л.Г. Эджубова выдвигалось возражение, согласно которому подобная структура может быть принята лишь после

51 Эджубов Л.Г. Некоторые теоретические проблемы и предложения по совер- шенствованию формы заключения // Компьютеризация органов внутренних дел, Москва, 1995, с. 143.

98 соответствующего изменения уголовно-процессуального законодательства. Так, если предложение заслуживает внимания, то можно ввести изменения и в соответствующую статью УПК. Однако можно обойтись и без подобных изменений, так как все три части, предусмотренные УПК, - введение, исследование и выводы - наличествуют в указанной структуре экспертного заключения. В УПК не сказано, что перечисленный порядок элементов заключения является обязательным и его нельзя изменять.

При автоматизации текста экспертного заключения ориентиром для разработчика алгоритма и программиста являются вовсе не вопросы, поставленные перед экспертом, а типовые экспертные задачи. Набор внешне разнообразных вопросов может в действительности относиться к одной экспертной задаче. Например, если говорить о дактилоскопии, задачу по установлению пригодности папиллярного следа для идентификации следователи отражают в целом «букете» разнообразных вопросов: Можно ли по данному следу определить конкретное лицо, его оставившее? Достаточно ли в следе, изъятом с места происшествия, признаков для идентификации? Содержит ли

  • представленный на экспертизу след нужный объем информации для отожде ствления? Вопросов может быть множество, а типовых экспертных задач - ограниченное количество. В связи с этим возникло предположение о том, что с помощью использования типовых экспертных задач можно снять проблему, которая неоднократно обсуждалась в судебной экспертизе, о праве эксперта менять редакцию вопроса, неверно сформулированного следователем. И дей ствительно, на каком основании эксперт берется «поправлять» следователя и формулировать вопрос в своей редакции? Если следователь неверно сформу лировал вопрос, то постановление необходимо отправить обратно и сооб щить следователю, каким образом сформулировать вопрос правильно. Есте-

• ственно, такое требование было бы не разумным. Поэтому и Приказ МВД №261 от 01.06.1993, и Инструкция по производству судебных экспертиз в системе экспертных учреждений МЮ России обошли эту проблему довольно просто. Если редакция вопроса в постановлении (определении) приведена не

99 в соответствии с принятыми рекомендациями науки криминалистики, но содержание задания эксперту понятно, то после приведения вопросов к первоначальной формулировке эксперт в праве пояснить, как этот вопрос им понимается в соответствии с имеющимися специальными познаниями.

Совершенно иной смысл приобретает ситуация, когда эксперт сообщает следователю, какую типовую задачу он будет решать на основании неверно или сомнительно сформулированного вопроса. Это уже не изменение вопроса и даже не его уточнение (право на изменение и уточнение экспертом всегда может быть оспорено), а выделение типовой экспертной задачи, которая содержится в самом вопросе следователя. Поэтому в разделе, в котором помещены вопросы следователя, предлагается ввести подраздел «Научная формулировка экспертной задачи» Например, следователь поставил вопрос следующим образом: «Можно ли считать, что след пальца с места происшествия детально совпадает с отпечатками пальцев Иванова Т.В., и подозреваемый на этой основе может быть привлечен к ответственности?» Эксперт может оставить вопрос без изменения, несмотря на его нелепость (при любом положении вещей эта формулировка все равно войдет в текст экспертного заключения), но при этом сообщит в соответствующем подразделе, что им будет решаться типовая экспертная задача, связанная с идентификацией лица, оставившего след.

В приложении №7 приводится гипотетический текст экспертного за- ключения (включая начало исследовательской части), который содержит в себе вышеперечисленные предложения, часть из которых уже используется на практике при производстве экспертиз.

Анализируя современные требования к традиционной форме экспертного заключения, а также некоторые попытки усовершенствования структуры и содержания указанного документа, можно прийти к следующим выво- дам.

Исторически сложившаяся, проверенная практикой и закрепленная в процессуальных документах форма составления заключений эксперта явля-

100 ется оптимальной на сегодняшний день, естественно, если при этом соблюдены все критерии наивысшей доказательственной значимости.

Автоматизация процесса составления такого заключения является задачей сложной, но оправданной с точки зрения удобства, привычности и простоты восприятия таких документов. Однако этот процесс может и должен сопровождаться некоторой формализацией, которая позволит упростить сам процесс создания программных средств. В первую очередь это относится к выделению в заключении разделов, которые позволят избавиться от необходимости согласования падежных окончаний.

Составление заключения в автоматизированном режиме по типу фор- мализованных бланков считаем нецелесообразным ввиду значительной потери их доказательственной значимости.

Прежде, чем приступать к созданию программных средств для автома- тизации составления заключений необходимо, проанализировать все воз- можные пути компьютеризации экспертной деятельности, расставить при- оритеты по видам исследований, проанализировать существующие про- граммные средства по автоматизированному составлению заключений.

101

Глава III: Автоматизация процесса составления заключения

§1. Возможности использования компьютерной техники

в экспертной деятельности. Анализ экспертной практики

по автоматизированному оформлению результатов

исследования

Компьютеризация экспертной деятельности создает условия для по- вышения производительности труда, позволяет автоматизировать «рутинную» работу. Это в первую очередь относится к автоматизации таких операций, как составление заключений экспертов, различные математические расчеты и т.д., что открывает существенные возможности сократить время на производство экспертиз, повысить достоверность и качество исследования, повышает информационное обеспечение всей деятельности экспертных подразделений МВД России.

Автоматизация экспертной деятельности, включая все функции, вы- полняемые экспертно-криминалистическими подразделениями МВД России, - всеобщая задача, решить которую можно только поэтапно.

В настоящее время в ЭКЦ МВД России ведутся плановые работы по внедрению в деятельность экспертно-криминалистических подразделений ОВД современных средств вычислительной техники для автоматизации ведения экспертно-криминалистических учетов, картотек, коллекций, справоч-но-информационных фондов, а также автоматизации проведения экспертиз и исследований. Работа по автоматизации ЭКП ОВД проводится по основным

52 Жигалов Н.Ю., Ручкин В.А. Возможности АРМ эксперта-криминалиста и методические подходы к их составлению // Использование компьютерных технологий в экспертно-криминалистической деятельности. Тезисы докладов научно-практической конференции -Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с.8

102 направлениям, при развитии каждого из которых возникают свои проблемы. Эти проблемы носят прежде всего технологический характер и вследствие недостаточного развития средств вычислительной техники не могли быть решены ранее.

Основными направлениями автоматизации являются:

  1. Внедрение и сопровождение территориально-распределенных ав- томатизированных систем, в частности: АДИС, систем автоматизации региональных пулегильзотек, систем составления субъективных портретов, электронных справочников и др.
  2. Внедрение средств вычислительной техники и средств автоматизации в территориальные органы внутренних дел.
  3. Определение технической политики в области автоматизации экс- пертной деятельности.
  4. Как сопровождающие направления можно выделить следующие:

  5. Обработка и анализ статистической информации в области авто- матизации, необходимой для принятия управленческих решений.
  6. Организация и ведение справочно-информационного фонда про- грамм и программных комплексов криминалистического и общесистемного направления.
  7. Разработка программного обеспечения .
  8. Но в отличие от плановых работ ЭКЦ по внедрению компьютерных технологий в практическую деятельность экспертно-криминалистических подразделений информатизация судебной экспертизы складывается несколько в иных направлениях, отличных от указанных Ю.М. Дильдиным.

Первым из таких магистральных направлений является то, что компь- ютерная техника используется для автоматизации сбора и обработки экспериментальных данных, получаемых в ходе физико-химических, почвоведче-

53 Дильдин Ю.М. Проблемы автоматизации деятельности ЭКП ОВД России // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертно-криминалистической практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 3

103 ских, биологических и других исследований методами хроматографии, масс-спектрометрии, ультрафиолетовой, инфракрасной спектрометрии, рентгенос-пектрального, рентгеноструктурного, атомного структурного и других видов анализа.

Вторым направлением внедрения компьютерных технологий в экспертную деятельность является информационное обеспечение экспертных исследований. Это создание банков данных и автоматизированных информационно-поисковых (АИПС) по конкретным объектам экспертизы, а также широкое применение в экспертной практике банков данных, имеющихся в смежных областях науки и техники, их адаптация для решения задач судебной экспертизы.

Третье направление - это системы анализа изображений, которые по- зволяют осуществлять диагностические и идентификационные исследования, например почерковедческие, дактилоскопические, баллистические, портретные и другие. Некоторые из этих систем используются и для целей криминалистической регистрации («Узор», «Папилон»).

Четвертым направлением использования информационных технологий в экспертизах и исследованиях являются программные комплексы либо от- дельные программы выполнения вспомогательных расчетов по известным формулам и алгоритмам, которые необходимы в первую очередь в инженерно-технических, экономических традиционных экспертизах.

Пятое направление информатизации экспертиз и исследований - это разработка программных комплексов автоматизированного решения экс- пертных задач, включающих помимо четырех вышеуказанных позиций еще и подготовку самого экспертного заключения.

Все вышеперечисленные программы используются при конструировании компьютеризированных (автоматизированных) рабочих мест экспертов (АРМ) различных профилей.

При создании АРМ применяются интегрированные программные системы. Митч Кейнор (один из первых создателей этих систем) дает следующее

104 им определение: «Интегрированной называется система, которую пользователь включает утром и работает на ней весь день, не испытывая никакой потребности в других системах»54. Сейчас к наиболее распространенным относятся: «Windows», «Unix» и др.

Широкое применение компьютерных технологий порождает и несколько проблем.

Во-первых, это проблема надежности и обоснованности использования компьютеров при проведении экспертных исследований.

Во-вторых, группа проблем возникает при использовании математиче- ских и статистических методов для анализа изображений, особенно в идентификационных исследованиях.

В-третьих, возникновение и становление нового вида экспертиз, свя- занных с расследованием преступлений, совершенных с использованием компьютерных технологий.

Первая из названных проблем возникает в связи со сложностью и мно- гоэтапностью создания собственно экспертных систем. Как известно, разработка любого программного продукта предполагает следующую последовательность: постановку задачи; разработку алгоритма; написание программы; ее отладку; опытную эксплуатацию.

Только после этого программный продукт может быть передан пользо- вателю. Аналогичный процесс происходит при создании баз данных, на которых реализуется и функционирует программа.

Представляется, что назрел вопрос о создании специальных программ и методик, позволяющих производить на качественном уровне анализ и своеобразную экспертизу самого программного продукта, предназначенного для использования в экспертной практике (т.е. некую метаэкспертизу). Следует также однозначно определить правовой порядок указанных действий. Только при реализации такого подхода можно рассчитывать на повышение уровня надежности компьютерных разработок экспертного назначения.

54 Брябин В.М. Программное обеспечение персональных ЭВМ. 3-е изд. - М., 1990, с. 28.

105

Анализируя вторую группу проблем, необходимо отметить, что эйфория, наблюдавшаяся пятнадцать-двадцать лет назад по поводу успехов мате- матизации судебной экспертизы, возможностей автоматизации процессов идентификации, явно пошла на спад. Е.Р. Российская, соглашаясь с Л.Г. Эд-жубовым, утверждает, что «первоначальные прогнозы о возможности решения наиболее сложных и актуальных задач судебной экспертизы с помощью математических методов в некоторой степени не оправдались»55. Начавшаяся с наиболее трудного участка (автоматизации идентификационных исследований) компьютеризация судебной экспертизы перешла сейчас в несколько иное русло. На передний план выдвинуты проблемы создания не экспертных систем, полностью заменяющих человека, а интерактивных систем гибридного интеллекта - составных частей компьютеризированного рабочего места эксперта. Но нет никакой трагедии в том, что на некоторое время автоматизированные количественные методики отошли в тень, поскольку им ранее уделялось неоправданно большое внимание. Очевидно, это явление на данном этапе компьютеризации объективно обусловлено и связано с признанием лидирующего положения эксперта, приоритетом его неформальных знаний. В дальнейшем именно развитие и совершенствование систем поддержки судебных экспертиз (СПСЭ) позволит, постепенно накапливая информацию, перейти к базам знаний и системам искусственного интеллекта.

Что касается третьей проблемы, то речь идет прежде всего о необходи- мости создания методического и правового обеспечения проведения экспертиз программ и аппаратных компьютерных средств, которые использовались в качестве орудия преступления. Прежде всего следователь, эксперт-практик нуждаются в инструкциях, методических рекомендациях, которые позволили бы ему провести правильный осмотр и выемку вещественных доказательств,

55 Российская Е.Р. Некоторые проблемы компьютеризации судебной экспертизы // Про- блемы использования автоматизированных систем в экспертно-криминалистической практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 13.

106 сформулировать вопросы к специалисту, оценить результаты его работы56. Но необходимо отметить, что данный вопрос не относится к предмету настоящего диссертационного исследования.

В заключение отметим, что при автоматизации деятельности экспертов возникают вопросы процессуального характера. Так, например, в уголовно-процессуальном кодексе не затронут вопрос применения ПЭВМ в производстве экспертиз.

Для создания АРМ необходимы значительные капиталовложения (программное обеспечение, аппаратные средства, создание периферийных устройств к ПЭВМ и т.д.). Поэтому заинтересованность в этом должна быть не только со стороны ЭКП, учебных заведений, но и решаться на уровне ГУ ЭКЦ МВД России.

Но прежде, чем формировать автоматизированные рабочие места эксперта, необходимо определиться с перечнем и приоритетностью решаемых экспертом задач, выявить наиболее важные и значимые, на сегодняшний день, направления их деятельности. Кроме того, при создании программных средств по составлению заключений необходимо четко представлять те трудности, которые возникают у большинства экспертов по оформлению результатов исследования и , соответственно, те направления работы, которые являются наиболее важными при создании программных средств.

С целью получения данных о сложившейся ситуации с производством экспертиз на практике, а также о трудностях и проблемах, с которыми приходится сталкиваться экспертам в процессе оформления заключения, проводилось анкетирование практических работников. Для этой цели нами была разработана специальная анкета (текст анкеты смотри в приложении№ 6).

56 Черкасов В.Н. «Подводные камни» компьютеризации (Некоторые проблемы применения компьютерных технологий в экспертно-криминалистической деятельности) // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертно-криминалистической практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с 11

107

Анкета содержит 8 вопросов, касающихся использования компьютерных технологий и ЭВМ в практике ЭКП для производства экспертиз и оформления заключений экспертов, а также некоторые данные, характеризующие самих опрашиваемых сотрудников.

В процессе анкетирования было опрошено 264 слушателя факультета повышения квалификации ВА МВД России, прибывших из различных ре- гионов страны, а также сотрудников различных территориальных (областных, городских, районных) экспертно-криминалистических подразделений ОВД г. Волгограда.

Опрашиваемые респонденты (слушатели факультета повышения ква- лификации) прибывали из таких регионов России, как города Москва, Санкт-Петербург, Сочи; Ленинградская, Пермская, Тверская, Тамбовская, Курская, Челябинская и Астраханская области; Краснодарский и Ставропольский кра-я, республика Саха-Якутия.

Большинство из опрошенных имеет юридическое или техническое об- разование, незначительное число экспертов с физическим или химическим образованием. Среди них преобладают эксперты-криминалисты (но имеется некоторое число техников-криминалистов и экспертов специальных исследований, прибывших в академию получить дополнительные допуски), экспертный стаж которых в основном колеблется от 1,5 до 6 лет.

При анализе современной ситуации по использованию компьютерной техники в работе экспертно-криминалистических служб было установлено, что всего 5 процентов респондентов используют компьютеры на всех этапах производства экспертиз (см. диаграмму 1). Подавляющее же число респондентов используют компьютер только для составления текста заключения и отчасти для оформления фототаблиц. Наряду с этим до сих пор существуют и такие подразделения, где компьютер не используется вовсе.

108

60%

? Используется на всех этапах исследования

40°/о

? Для составления заключений и оформления фототаблиц

? Только для составления текста заключений

20%

D Для ведения крим.учетов

? Не используется

Диаграмма 1. Используется ли Вами компьютер при проведении исследований

Большинство опрошенных высказываются, что при производстве экс- пертного исследования наибольшие трудности вызывает написание заключе- ния (см. диаграмму 2).

Ш Выбор последовательности проведения исследования

D Написание текста заключения

D Оформение фототаблицы

Диаграмма 2. Что вызывает основные трудности при проведении экс- пертных исследований?

Почти треть опрошенных (27 процентов) испытывают затруднения при оформлении фототаблиц к заключениям. При детальном разговоре с предста- вителями этой группы респондентов выяснилось, что подобные проблемы возникают именно в тех подразделениях, которые по каким-либо причинам не могут или не хотят переходить от традиционного «мокрого» процесса получения фотоизображений к новым технологиям цифровой фотографии. А отсутствие расходных материалов (фотобумаги, пленки, растворов) порождает затруднения с оформлением фототаблиц к заключениям.

109 При ответе на вопрос, какой вид криминалистической экспертизы вызывает у них наибольшие затруднения, указывают те виды экспертиз, где необходимо применение сложной экспертной техники и аппаратуры, а также проведение экспериментов и кропотливых исследований в целях выявления информативных признаков (см. диаграммуЗ).

Я Экспертиза следов орудий взлома

? Экспертиза замков

D Экспертиза следов транспортных средств

? Экспертиза обуви

? Почерковедческая экспертиза

ПТКЭД

? Идентификационная баллистическая экспертиза

? Неидентификационная баллистическая экспертиза

? Дактилоскопическая экспертиза ? ? Экспертиза холодного оружия ? Диаграмма 3. Какой вид криминалистической экспертизы вызывает наибольшие затруднения?

К таким видам экспертиз респонденты относят исследование замков, почерковедческие, баллистические исследования. Также большой процент опрошенных (около 16 %) отмечают экспертизу холодного оружия как одину из наиболее сложных в связи с неоднократным изменением в последнее время требований к методике проведения данного вида исследований и отсутствием необходимой аппаратуры и справочной литературы.

При выборе методики исследования большинство экспертов руководствуются характером задаваемых вопросов и видом исследуемых объектов (см. диаграмму 4).

по

Но есть и такие эксперты (3 процента), которые руководствуются лишь последовательностью вопросов, поставленных на разрешение. Таким образом они полностью полагаются на квалификацию и грамотность следователя, назначающего экспертизу, а как показывает практика, они не всегда соответствуют идеалу.

60%

40%

20%

? Последовательностью вопросов

? Характером задаваемых воросов

? Видом объектов

Диаграмма 4. Чем Вы руководствуетесь при выборе методики

исследования? Как показало анкетирование наибольшие трудности при написании заключений эксперта у респондентов вызывает описание объектов исследования, что обуславливается огромным разнообразием таковых, выбор самой последовательности написания заключения (см. диаграмму 5).

50,0%

^7,5 %^

50,0%

I Описа ние объек тов

25,0%

0,0%

?2,5%

2.

? Вы бор после довате льнос ти напис ания ? ? Фо рмули рован ие синтез ирую щей части и выво дов ?

Диаграмма №5. При написании заключения наибольшие трудности

вызывает…

Ill

Наряду с этим имеются все те же 2,5 - 3 процента респондентов, кото- рые с легкостью определяются с последовательностью написания заключения, без затруднений описывают любой объект, но по какой-то причине не могут сформулировать ни синтезирующую часть, ни выводы в заключении эксперта.

Около 10 % опрошенных считают, что последовательность написания заключения категорически не должна соответствовать выбранной методике исследования (см. диаграмму 6).

? Да

? Нет ? ? Не обязательно ? 60,0%

20,0% 0,0%

Диаграмма №6. Должна ли, на Ваш взгляд, последовательность написания заключения строго соответствовать выбранной методике

исследования? Но даже тот огромный процент сотрудников, составляющих заключение эксперта при помощи компьютера, полагает, что наиболее оптимальным принципом машинного составления является редактирование ранее составленного заключения по этому же виду исследований (см. диаграмму 7).

Этот факт объясняется тем, что на практике очень малое внедрение получили программные комплексы по автоматизированному составлению заключений, и эксперты с трудом представляют себе как сами эти программы, так и принципы, на которых они построены. Но если даже и осуществляются попытки внедрить какой-либо программный продукт в деятельность экс-пертно-криминалистических подразделений, то через некоторое время он устаревает морально, по причине быстрого развития компьютерных технологий.

112

? Вопросно-ответный

? Последовательный набор текста из стандартах блоков ? ? Редактирование ранее составленного заключения ?

Диаграмма 7. Какой принцип машинного составления заключений Вы считаете оптимальным? Но, несмотря на это, большее число респондентов считают, высказывают пожелание, чтобы программы по автоматизированному составлению заключений экспертов предусматривали автоматическое формулирование выводов (см. диаграмму 8).

ш%

ШДа

? Нет

? Желательно ? ? Не обязательно ? D Только для классификационных исследований

? Только для идентификационных исследований

? Только для диагостических исследований

? Только для ситуационных исследований

Диаграмма 8. Должны ли программы по машинному составлению заключений эксперта предусматривать автоматическое формулирование выводов?

113

И всего лишь четверть опрошенных считают, что подобные программы не должны формулировать вывод автоматически, и это должен делать сам эксперт, проводивший исследование.

После анализа результатов анкетирования стало очевидным, что ос- новное время эксперт тратит на процедуры, связанные с производством исследований и составлением текстов заключений. Кроме того, большое количество рабочего время отнимают выезды на осмотры мест происшествий и участие в других следственных действиях по заданиям следственных и оперативно-розыскных аппаратов, а также производство фоторабот, связанных с подобными выездами.

Таким образом, на составление и написание заключений у экспертов остается весьма мало времени.

Анализируя вышеизложенные результаты проведенного анкетирования, можно сделать вывод, что одно из основных усилий должно быть на- правленно на создание новых и повышение качества уже имеющихся про- грамм, облегчающих и ускоряющих процесс написания заключений.

При этом необходимо учитывать, что в первую очередь процессу авто- матизации должны подвергаться идентификационные судебно- баллистические исследования, почерковедческая и дактилоскопическая экспертизы как самые распространенные на сегодняшний день. Программы должны обеспечивать строгую, научно обоснованную последовательность описания отдельных структурных элементов, в них должно быть предусмотрено подробное описание объектов исследования с автоматическим формулированием выводов.

Проведенное анкетирование показало также то, что эксперты зачастую затрудняются выбрать последовательность написания текста заключения, так как не представляют основных критериев, по которым должно строиться заключение - виду исследования или объектам изучения. Почти половина экспертов считают, что последовательность написания текста заключения не обязательно должна соответствовать выбранной методике исследования, а

114 это приводит к тому, что доказать правильность проведенного исследования становиться невозможным, что особенно важно в условиях состязательности процесса судебного разбирательства.

В данной ситуации становится совершенно понятным и оправданным выбор наибольшим числом респондентов способа составления заключения путем редактирования ранее составленного текста. Объясняется это, в первую очередь, крайней размытостью критериев составления текстов заключений и научно состоятельных программ для формирования заключительного документа по итогам криминалистического исследования.

Но прежде чем приступать к составлению алгоритма решения какой-либо задачи, необходимо проанализировать возможные пути его создания и выявить наиболее рациональные элементы в уже созданных программах.

115

§2. Основы постановки задач для разработки программ

по составлению заключений. Перспективы совершенствования

и алгоритм унифицированной программы

Ранее было уже сказано, что с внедрением вычислительной техники в практические органы внутренних дел началось повальное увлечение экспертов созданием программ, облегчающих их деятельность. Этому способствовал тот факт, что научно-методические центры (НИИ МВД, ЭКЦ) на тот период не могли предложить практике сколько-нибудь приемлемых программных средств. Со временем такие средства появились, однако, они не касались проблемы составления заключения. Попытки же создания таких средств до конца не были доведены, поэтому проблема автоматизации процесса составления заключения до сих пор остается актуальной.

Но прежде чем приступать к разработке программных средств, необхо- димо проанализировать все то, что было создано, зачастую самодеятельным образом, до настоящего времени и продолжает использоваться практическими работниками.

Для совершенствования программных средств для АРМ эксперта- криминалиста необходимо знать схемы построения программ, принципы, лежащие в основе их создания, и выбрать наиболее совершенные. Пользователь, хотя бы раз сталкивавшийся с двумя программами, построенными на разных принципах, сразу заметит разницу и выберет удобную для себя. При запуске программ одни из них запрашивают: «Что представлено на исследование?», а другие сами предлагают выбрать объект исследования из представленного перечня.

Итак, анализируя все способы автоматизации составления заключений эксперта, на сегодняшний день можно выделить три принципа:

• редактирование ранее составленного заключения;

116

• вопросно-ответный метод; • • поэтапное составление заключений. • Рассмотрим особенности каждого из принципов.

Редактирование ранее составленного заключения. Данный способ ав- томатизации, пожалуй, самый простой, и навыков программирования в данном случае не требуется. Заключается он в том, что эксперт- криминалист составляет заключения и заносит их в память компьютера под различными разделами (Баллистика, Дактилоскопия, ТКЭД, Почерк и т.п.). Каждый из разделов может делиться на любые подразделы (например, ТКЭД может делиться на «Бланки», «Штампы», «Деньги», «Первоначальное содержание» и т.п.), в которые помещаются по 3-4 заключения.

В дальнейшем, если эксперт дает заключение подобное тому, которое уже есть в памяти компьютера, он выводит его на экран и с помощью тексто- вых редакторов изменяет некоторые данные (наименование документа, фамилии, обстоятельства дела, размерные характеристики, выводы и т.п.) и распечатывает полученное заключение на принтере.

Из анализа проведенного анкетирования, о котором шла речь в преды- дущем параграфе, видно, что данный способ автоматизации самый популярный у экспертов. Это и понятно: ведь не в каждом ЭКО имеются программы для автоматизированного составления заключений, и эксперты выходят из данного положения таким способом.

С помощью редактирования можно сократить время на составление за- ключений, но не намного: ведь все новые данные эксперту приходится набирать «вручную». Да и кто может утверждать, что ранее составленное заключение является оптимальным и абсолютно верным?

Кроме того, как показывает практика, в заключениях, составленных та- ким образом, очень часто встречаются части «базового» документа, которые без исправления попали в документ формируемый (старые фамилии, названия объектов, размеры и т.п.).

117

Являясь наиболее распространенным способом составления заключений, он, на самом деле, не относится к автоматизированным, так как при его реализации не используется основной принцип автоматизации - передача ряда интеллектуальных функций от человека машине. Однако при отсутствии каких-либо других приемлемых средств остается самым распространенным.

Таким образом, данный способ в самой меньшей степени автоматизирует процесс составления заключения и по нашему мнению, не должен быть применен на практике.

Вопросно-ответный метод. Название этого принципа уже дает примерное представление о нем. При запуске программы, построенной на этом принципе, на экран монитора последовательно выводятся вопросы, отвечая на которые эксперт в конце концов получает заключение. Ответы на вопросы могут предлагаться компьютером, а могут и вводиться «вручную» с клавиатуры, например, такие, как размеры некоторых деталей, маркировочные обозначения и т.п.

Как можно охарактеризовать данный способ автоматизации составления заключений эксперта?

По сравнению с редактированием ранее составленных заключений он (вопросно-ответный метод) уже представляет собой целую программу и значительно снижает временные затраты.

Эксперту уже не приходится вспоминать некоторые понятия и названия. Он просто выбирает их из предлагаемого списка.

Однако, анализируя данный метод, можно выделить три основных его недостатка.

  1. Работа «вслепую». Во время всего процесса работы эксперт видит на экране монитора только вопросы и варианты ответов, а сам текст заклю- чения появляется в конце. А это очень неудобно, так как эксперт до последней минуты находится в «неведении». Зачастую, после составления заключения эксперту приходится редактировать его, потому что оно может быть со-

118 ставлено не в соответствии с методикой или некоторые понятия или названия даны неверно.

  1. Жесткая «скелетированность». Подобные заключения составляются по определенной запрограммированной схеме, и имеющийся первоначаль- ный «скелет» в процессе работы «обрастает» экспертными данными. Но сам эксперт не может изменить эту схему и описать исследование не в том порядке, в каком это делает программа.
  2. Отсутствие подробностей. Особенно большие трудности возникают при описании предметов, представленных на экспертизу. Ведь программа не в состоянии описать предметы с достаточной четкостью и подробностью.
  3. Данный метод очень схож с тем, который используется при заполнении формализованных бланков, поэтому и обладает теми же недостатками.

Поэтапное составление заключений. В данном случае речь идет опять же о целых программах. Но в отличие от программ, построенных по принци- пу вопросно-ответного метода, они обладают большими возможностями.

На первый взгляд поэтапное составление заключений почти ничем не отличается от вопросно-ответного метода. Однако в нем учтены все недос- татки вопросно-ответного метода.

Подобные заключения составляются постепенно, в диалоговом режиме, с выводом составляемого заключения на экран. Это позволяет эксперту следить за набором заключения, вовремя поправлять его, если произошла какая-либо неточность или ошибка. К тому же данные программы составляются так, что в них заложено стройное дерево экспертного исследования. Это означает, что программа, по сути, сама составляет заключение, а эксперт только помогает ей выбрать путь, по которому она должна идти. Таким образом, начиная работать от общих фраз, программа составляет какое-либо конкретное заключение, и в процессе работы решается частная (экспертная) задача.

Хотелось бы сказать о том, что в данных программах имеется возмож- ность расширения меню и списка вариантов фраз. По мере увеличения тре-

119 бований практики в те или иные окна могут вноситься изменения или дополнения. Это также удобно тем, что все данные можно согласовать со справочниками. Подобных возможностей нет в вопросно-ответном методе.

Таким образом, данный метод является оптимальным, с точки зрения полноты и гибкости программы. Но он также является и наиболее сложным в реализации. Учитывая высокую степень интеллектуальности подобных программ, их можно признать программами поддержки принятия решений экспертом при составлении текста заключений и отнести к классу информационно-обучающих.

Представляется, что, читая заключение, выполненное программой, по- строенной по принципу поэтапного составления, ни у следователя, ни у суда, ни у каких-либо других участников процесса не появится сомнений по поводу компетентности и грамотности эксперта.

Анализируя возможные пути автоматизации экспертной деятельности в плане оформления результатов исследования, можно прийти к выводу, что наилучшим методом автоматизации составления заключений является их поэтапный набор. Этот метод позволяет создать программу, в наибольшей степени соответствующую современным требованиям, однако нуждается в разработке алгоритма, учитывающего все критерии к наивысшей доказательственной значимости заключения.

Понятие «алгоритм» (и его производные), рассматриваемое как жесткое предписание к порядку проведения каких-либо действий, в науке и прак- тической деятельности используется очень давно. Однако сфера его применения обычно ограничивалась математикой и решением технических задач.

Алгоритм — это последовательность строго определенных правил или процедур для решения определенной задачи за конечное число шагов.57

С изобретением ЭВМ и началом их широкого использования в самых различных областях человеческой деятельности понятия «алгоритм», «алго-

57 Основы создания автоматизированной информационной системы для судебной экспертизы - М., ВНИИСЭ, 1983, с. 78.

120 ритмизация» и «алгоритмический подход» постепенно стали приобретать статус общенаучных. Одновременно с этим формировалась и теория алгоритмов, которая сейчас из ветви математической логики превратилась в самостоятельное научное направление, тесно связанное с кибернетикой и вычислительной математикой.

В соответствии с данной теорией Н.С. Полевой рассматривает понятие алгоритма в трех уровнях: интуитивно-содержательном; формальных уточнений; на так называемом «прикладном» уровне58.

Сферой приложения первого и второго уровней являются математика и кибернетика. Сферой приложения «прикладного» уровня понятия алгоритм являются нематематические области знания и практической деятельности, в частности, связанные с анализом человеческого поведения, способов переработки информации, воспринимаемой человеком, и другие.

Алгоритмизация решения задачи сводится к описанию действий эксперта в определенной последовательности для обработки информации. Она включает в себя:

— формулирование определенной задачи; — — определение путей решения задачи (совокупность необходимых действий); — — последовательность действий для каждого пути. — Выделим следующие формы представления алгоритма (программы):

— обычный текст, в котором словами обозначаются все необходимые действия; — — текст располагается в виде плана, в котором пронумерованы все действия, подлежащие выполнению; — — графические способы изображения алгоритмов - в виде цепи условных обозначений, блок-схем и т.д. — Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. -М.: Изд-во МГУ, 1982, с. 120.

121

Алгоритмизация экспертного исследования требует разделения этого процесса на несколько этапов. При сопоставлении алгоритма требуется конкретизация этапов с учетом методики исследования. При составлении алгоритма используется словесная форма описания этапов исследования, а также блок-схемное их составление. При этом стадии исследования дробятся на блоки, которые взаимосвязаны между собой.

Однако постановка задачи на создание программных средств заключается не только в разработке алгоритма на решение определенной задачи, но и в описании дополнительных опций, которые должна выполнять программа. Но основной задачей при создании программы все-таки является ее алгоритм.

Нами проведена постановка задач для программ по описанию судебно- баллистических и трасологических исследований.

В качестве примера ниже приведен фрагмент постановки задачи для разработки программы для составления заключений по дактилоскопическим исследованиям.

На исследование представлено:

объектах объекте

для

изъятая С места происшествия по адресу

изъятые Дактилопленки в количестве шт. со следами пальцев рук.

1 . 1 а; б; в; г;

2 . Темные Светлые З1. Дактилоскопические
кар|гы на имя.

ая а

Перед экспертом поставлены вопросы: 1. Пригодны ли следы пальцев рук на представленных

ом идентификации лица, их оставившего?

122

  1. Какими пальцами какой руки оставлены следы на объектах, представленных на исследование?
  2. Не оставлены ли следы, изъятые с места происшествия, подозреваемым (и) ?
  3. ИССЛЕДОВАНИЕ

упакованным и без упаковки

Объекты на исследование поступили

?+А

Упаковка нарушений не имеет, на ее

I

если Б

если f в А

картонную коробку

пластмассовую коробку

полиэтиленовый пакет

бумагу

газету

стандартный конверт

иное

поверхности нанесены следующие пояснительные надпи си При вскрытии упаковки в ней обнаруже ны

с нарочным и соответствуют описанию, указанному в постановлении следователя о назначении экспертизы.

если Г На поверхности (1 а; б; в; г;) при изучении под различными углами по

I1

первый . второй . третий.

отно шени ю к источ нику света, визуа льно выяв лены (коли честв о) сле- ды пальц ев рук. След ы повер хност ные, слабо види мые. Они распо ложе ны:

V

В целях увели чения контр аста следо в и для удобс тва дальн ейше го ис- следо вания повер хност ь (1 а; б; в; г;)

обрабатывалась

123

сажей суриком мелом порошком

карбонильным железом

окисью йода окисью свинца графитом тальком окисью цинка 1-2
% раствором медного купороса 1 - 2 % раствором уксуснокислого свинца

0,5 % раствором хлорного золота 0,2-2 % раствором нингидрина 10
% раствором аллоксана иное

окуривалась парами йода

окапчивалась дымом при сжигании

«Малахит» «Рубин» «Опал» «Топаз»

камфары

нафталина

пластмасс

/- черный ‘ красный

белый

коричневый

коричневый

серый

коричневый t4 черный

черный

белый

черный

белый

серый

черный

черный

черный

фиолетовый

черный

коричневый черный черный черный

черный

124

серый

пенопласта иное

Первый след Второй след Третий след

верхне й нижней боково й

подвергалась воздействию паров легкоплавких металлов в камере термовакуумного напыления в результате чего следы окрасились в (tj

h

расположен в …. мм от

ив …. мм от (tj) сторон (1а; 16; 1в; 1г;..). След

h

левой правой бочкообразной прямоугольной треугольной квадратной трапециевидной овальной

круглой

грушевидной

формы с максимальными размерами

иное

полность ю частично

отобразились

В следе

X ….ММ

центральная зоны.

дистальная базисная

вниз

влево

вправ о

левая латеральная правая латеральная Центральная часть узора в следе представляет поток папиллярных линий в

виде

петель, обращенных потоками

овалов

правых спиралей

125

плавн о круто

поднимающихся вверх

левых спиралей дуг

петель с изогнутой головкой

иное

захват а касани я

Судя по форме следов, их размеру, расположению, а также направлению потоков папиллярных линий, можно предположить, что следы пальцев рук на

руки РУК ,

правой левой

(1а; 16; 1в; 1г;..) были оставлены в момент

большим пальцем указательным пальцем средним пальцем безымянным пальцем мизинцем

и т.д.

Иллюстрация интерфейса программы, разработанной по приведенной выше постановке задачи, помещена в приложении №8.

Программа может быть реализована на различных языках программи- рования высокого уровня и предназначена для работы в режиме интерактивного диалога с компьютером. Для выбора языка программирования необходимо следовать правилу - возможно ли решить поставленную задачу с помощью выбранного языка.

Пользовательский интерфейс реализуется в виде совокупности окон и ниспадающих меню, с обеспечением подсказок и помощи, а при необходимости и автоматического выполнения заранее запрограммированных математических операций. Вся информация сохраняется на диске в виде файлов.

126

Таким образом, программа поддержки принятия решений экспертом при исследовании будет способствовать устранению трудностей, возникающих при написании текста заключений.

Если до сего дня каждая программа создавалась автономно, для каждого вида исследований отдельно, то с внедрением в практику новых компью- терных технологий появляется возможность создать программы, которые составляют заключения независимо от вида исследования, и используя при этом стандартный набор фраз. Так, например, форма объекта, его цвет, размерные характеристики описываются во всех экспертизах одинаково, и нет никакого смысла описывать его в специальных программах. Это же касается упаковки, экспериментов и т.д. Иначе говоря, появляется возможность создать универсальную программу для составления заключения с использованием стандартных фраз для всех видов исследования, видов объектов исследования и вопросов, поставленных перед экспертом. Но при этом необходимо иметь в виду, что «дерево» экспертного исследования формируется в непосредственной зависимости от вида и типа исследования (идентификационное, диагностическое, ситуационное, классификационное) и набора вопросов, которые ставят перед экспертом.

Предполагается, что программа должна начинаться с перечня объектов, представленных на экспертизу. В него должны войти все объекты по всем видам экспертиз. Из данного перечня эксперт выбирает необходимые. Далее из подобного перечня необходимо выбрать вопросы, поставленные перед экспертом. Исходя из сочетания выбранных объектов и вопросов, программа сама определяет вид исследования и последовательность написания заключения.

Далее приведена примерная схема решения экспертной задачи на первом уровне, являющаяся алгоритмом унифицированной программы по со- ставлению заключения эксперта. Схема решения экспертной задачи на вто- ром уровне указана в приложении №9 (в качестве примера приведен алго- ритм исследования следов обуви).

127

Блок-схема решения задачи на первом уровне

Лист Ml

НАЧАЛО

1.1

1

Ознакомление с поступившими на исследование материалами

1.2

Установление

наличия обязательно предоставляемого^

материала

Да

Нет

Возврат мате-

К риалов органу,

о назначившему экспертизу ь н

w Е

Ц

1.3

Ознакомление с объектами исследования и вопросами, поставленными перед экс- пертом

1.4

Определение класса задачи. Учет результатов в блоке 1.14

1.5

Определение вида исследования

1А.

Осмотр упаковки объектов, её целостности

128

1.7

Осмотр состояния объектов. Изучение обстоятельств обнаружения, фиксации, изъятия, транспортировки и хранения объектов

Оценка

1ригодности и достаточности объект*

для решения поставленной

задачи

Установление” ?ббходимости для исследования срав! тельных образцов

Составление со-

к

общения о не-

о Нет возможности по- к Н ведения экспер- W Е

тизы

Ц Нет

Переход к блоку 1.12

Да

1.10

Анализ наличия сравнительных образцов

1.11

Устан овлен ие

недос таточ ности сравн итель ного

матер иала

Нет

Пере ход к блок у 1.12

Да

129

Да

1.13

Осуществление фотографирования объектов

Составить запрос на предоставление дополнительных материалов

Составление сообщения о невозможности проведения экспертизы

Т

1.14

Формирование общих и частных экспертных версий

2.1; 3.1 4.1; 5.1

КОНЕЦ

‘Переш

ейши на другой лист в зависимости от класса решаемой задачи

К

«

130

Данная схема разбита на два уровня. На первом уровне решаются неко- торые вопросы, присущие любому классу исследований. После этого про- грамма переходит ко второму уровню задачи. Этот уровень разбит на не- сколько условных «листов», и в зависимости от класса решаемой задачи (идентификационная, диагностическая, классификационная, ситуационная) программа автоматически выбирает необходимый лист.

Из предложенной схемы видно, что каждый «лист», включая первый, разбит на блоки. Программа последовательно, переходя от одного блока к другому, посредством интерактивного режима составляет текст заключения из определенных фраз. Данные фразы могут находиться в базах данных программы, к которым она может обращаться в процессе работы.

Хотелось бы еще раз отметить, что приведенные блоки не являются окончательными этапами составления заключения. Это только общие «ступени» хода исследования. Каждый блок может подразделяться на несколько как взаимозависимых, так и независимых подэтапов. Причем программа может в зависимости от особенностей конкретного исследования и заключения обращаться к одному и тому же подэтапу несколько раз.

Необходимо напомнить, что в предложенной программе должны быть устранены недостатки предыдущих программ, а также учтены достижения компьютерных технологий. Так, например, в последнее время широкое применение получило использование цифровой фотографии и компьютерных технологий в области судебной фотографии.

В связи с этим нам представляется, что процесс написания и изготовления фототаблицы к нему можно объединить. Причем нет необходимости выделять фототаблицу в отдельное приложение к заключению. Фотоснимки можно помещать прямо по тексту в соответствующем разделе заключения. Данное предложение требует некоторой правовой регламентации в ведомственных нормативных актах, касающихся методики составления и оформления заключений экспертов.

131 Но говоря о специализированной компьютерной программе для экс- пертов, нельзя не упомянуть о существующих проблемах внедрения в практику уже созданных программных продуктов. Определенную дезорганизацию вносит быстрая смена вычислительной техники и совершенствование языков программирования, что приводит к неоднократному переписыванию программ. Эта нестабильность создает опасную иллюзию продвижения вперед в научных исследованиях. Программисты регулярно, из года в год, выдают новую продукцию, а, по существу, происходит переписывание решения одной и той же задачи. Однако данный программистский уклон переломить трудно, поскольку бурное развитие информационных технологий оказало сильное влияние на психологию программистов, а через них на многих пользователей. Решение лежит в плоскости создания единой межведомственной программы по компьютеризации судебно-экспертной деятельности, координирующей не только работу федеральных экспертных учреждений в этой области, но и деятельность всех разработчиков компьютерных систем для судебной экспертизы на местах. Выполнение программы должно обеспечить совместимость таких систем и их функционирование в рамках единой сети экспертного учреждения (учреждений), а также учитывать дальнейшее совершенствование компьютерной техники, языков программирования, систем управления базами данных.

132

§3. Предложения по использованию программных средств для подготовки иллюстраций к заключениям экспертов

Компьютерные технологии одной из задач ставят перед собой запечат- ление визуальной доказательной информации современными средствами фотографии, в том числе цифровыми (компьютерными) средствами.

При этом используются различные аппаратные и программные средства, которые можно разделить на два вида: специализированные и адаптиро- ванные. К первым относятся импортные и отечественные комплексы, например, разработки фирм «СОНДА-ПЛЮС», «Системы ПАПИЛОН», «БАРС Интернешнл» и другие.

Элементы компьютерной фотографии используются в автоматизиро- ванных информационно-поисковых системах (АРШС) для различных видов экспертиз, задача которых состоит в обеспечении эксперта необходимой справочной информацией (графической и текстовой).

В ряде таких систем используются принципы анализа изображений и распознавания образов, которые позволяют осуществлять диагностические и идентификационные исследования. Такие технологии применяют при проведении экспертных исследований: в почерковедении (сравнение подписей); дактилоскопии (сравнение следов рук между собой и следа с отпечатком в дактилокарте АДИС «Папилон-7», «Узор»); медико-криминалистической, портретной экспертизе (реконструкция лица по черепу или фотосовмещение изображения черепа и фотографии); при составлении композиционных портретов («Фоторобот»), в баллистике при идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях и гильзах («Арсенал») и других видах экспертиз.

Но помимо идентификационных систем (АДИС) разработаны системы подготовки иллюстраций к заключениям экспертов. Так, например, фирма

133 «Системы Папилон», город Миасс Челябинской области, разработала и активно внедряет в деятельность практических органов систему «Растр- 5».

Данная система позволяет проиллюстрировать дактилоскопические, баллистические, почерковедческие, трасологические исследования. Систему можно использовать в практике судебно-медицинских экспертов и других специалистов.59

Программно-технический комплекс «Растр 5» является системой для работы с изображениями, призванной упростить, ускорить и автоматизировать работу экспертов-криминалистов по подготовке иллюстраций к заключениям экспертов.

Предприятие «Системы Папилон» предлагает «Растр 5» для различных операционных систем, таких как Microsoft Windows, Linux, DOS.

Процесс работы с данным комплексом заключается в следующем. Эксперт исследует на экране монитора изображения, введенные в компьютер при помощи различных источников, корректирует и обрабатывает их, вводит поясняющие подписи, затем распечатывает на лазерном принтере. Итог работы - изображения фотографического качества, нужного размера, снабженные текстовыми пояснениями. Высокое оптическое разрешение, уникальные алгоритмы печати позволяют во множестве практических ситуаций исключить фотопроцесс.

Внедрение системы высвобождает время эксперта, повышает произво- дительность работы всего подразделения, уменьшает время исполнения экспертиз и заключений, что реально сказывается на оперативности следствия.

Изображения вводятся в систему из различных источников: — с видеокамеры или видеомагнитофона через граббер «Папилон»

Зайцев П.А., Заболотников Ю.А. Система подготовки иллюстраций к заключениям экспертов «Растр-5» // Проблемы использования автоматизированных систем в экс- пертно-криминалистйческой практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 60

134

— с планшетных сканеров и других устройств ввода (цифровая фотокамера и т. п.), поддерживающих стандарт TWAIN — — из файлов систем АДИС «Папилон» и «Арсенал» — — из файлов общеизвестных графических форматов Tiff и Втр. —

Изображения, полученные при помощи программного комплекса

«Растр-5», введенные в компьютер с цифровой телекамеры, разработанной специалистами фирмы «Системы Папилон», через микроскоп МБС-10 (Изображение донной части гильзы со следами; след от полей

нарезов на пуле) Для ввода изображения видеокамера или цифровая фотокамера устанавливается на штативе, либо на микроскопе МБС-10. При видеовводе автоматически настраиваются яркость и контрастность канала оцифровки изображения, ручная настройка делает различимыми особо сложные участки объекта. Эксперт легко добивается наилучшего качества изображения, поскольку при настройке диафрагмы, резкости и освещения он реально наблюдает на мониторе все изменения изображения. Это выгодно отличает комплекс от такого устройства, как проекционный сканер. Цифровую фотокамеру можно использовать для фиксации изображения на месте совершения преступления с последующим вводом в «Растр-5».

135

В режиме видеоввода в памяти компьютера фиксируется последовательно несколько десятков кадров записи; далее эксперт «перелистывает» кадр за кадром, выбирая для дальнейшей работы наиболее информативный. Есть возможность «сложить» пару кадров для получения более качественного изображения.

шв-

щ*рг

к

•^Ш1-

i l

.?<” “ V”\»«,T i1 * //”4

*м ^ * -УЧ.//

v//

.^”^

^»”

а

J

=1

yOjLffil

^!

ffl

Внешний вид программы во время совмещения двух изображений

Для сравнительного исследования изображений программно реализованы функции сравнительного микроскопа. Эксперт размещает на экране два сравниваемых изображения, каждое из которых можно перемещать, повора- чивать, увеличивать-уменьшать.

Граница между изображениями может быть сдвинута экспертом вправо или влево. Изображения могут накладываться друг на друга или совмещаться по характерным точкам. Далее результат совмещения можно использовать как единое изображение.

Средства обработки изображений - контрастирование, фильтрация, эк- вализация - позволяют работать с очень сложными объектами, такими как следы пальцев рук, следы орудий взлома и другие.

136

Перед печатью документа эксперт готовит на экране форму документа, представляющую собой модель листа формата А4. С помощью манипулятора - мышь и клавиатуры он располагает на листе необходимое количество изображений, задает размер каждого, вводит текстовые пояснения. Имеется возможность увидеть подготовленный к печати лист в режиме WYSIWYG.

В среде Windows печать производится стандартными средствами опе- рационной системы. В OS DOS и Linux печать изображений высокого качества на лазерных принтерах обеспечивается алгоритмами печати предприятия «Системы Папилон». Применяется растровая печать и печать диффузией. При этом параметры печати устанавливаются автоматически, разрешение 600 и 1200 dpi.

Помимо печати бланка «иллюстраций к заключению эксперта», в системе предусмотрена подготовка ориентировки: фотоизображения лица в фас и профиль, изображения особых примет, текста. На лист можно экономно расположить несколько копий ориентировки и распечатать целый тираж.

Программное обеспечение вышеописанного комплекса «Растр-5» ос- нащено некоторыми дополнительными вспомогательными функциями, что позволяет конвертировать изображения в стандартный формат tiff. Помимо этого оно включает современные сжатия изображений, основанные на теории «всплесков» или «элементарных волн» - WSQ; технология сжатия соответствует стандарту ANSI, обеспечивает передачу изображений по обычным коммутируемым телефонным линиям за приемлемое время (след пальца руки -до 20 секунд, фотоизображение лица - 2…6 секунд). Благодаря высокой степени сжатия имеется возможность архивировать изображения, экономно используя дисковое пространство.

В комплекс «Растр 5» входят следующие компоненты:

  1. Компьютер не ниже Pentium/90/32;
  2. Лазерный принтер 600 dpi (возможно 1200 dpi), рекомендуется HP LaserJet 1100 или HP LaserJet 2100;
  3. Прикладное и специальное программное обеспечение «Растр-5:

137

  1. Планшетный сканер HP ScanJet 6200;
  2. Цифровая фотокамера: рекомендуется Olimpus Camedia C- 2000ZOOM;
  3. Устройство видеоввода изображений с телекамеры или видеомаг- нитофона.
  4. В состав устройства видеоввода входит аппаратура, разработанная на самой фирме «Системы Папилон» :
  • плата интерфейса (Frame Grabber) «Папилон» PCI с низким уровнем шумов, обеспечивающая использование 2-х камер;
  • телекамера высокого разрешения С1802 с объективами 33 мм и 12 мм;
  • штатив-столик «Папилон»;
  • переходник установки телекамеры на микроскоп МБС-10.
  • Существуют также комплексы, созданные на базе общедоступных пользовательских аппаратных средств и программных продуктов, так называемые приспособленные программные средства. Известно довольно большое число удачных применений различных программ получения и обработки изображений в криминалистических целях и, в частности, для подготовки иллюстраций к заключениям экспертов.

Компания Adobe Systems Incorporated, известная своими разработками во многих сферах компьютерных технологий, и в первую очередь в области настольных издательских систем, в настоящее время является лидером от- расли. Именно Adobe первой реализовала программный и аппаратный интерпретаторы языка описания страниц PostScript, которые используют все высококачественные устройства вывода изображения, и прежде всего фотонаборные автоматы, составляющие технологическую основу современного цикла подготовки полиграфических оригинал-макетов.

138

Программа Adobe Photoshop предназначена для любых работ, связанных с созданием и обработкой точечной (растровой) графики.60

Adobe Photoshop реализует усовершенствованные технологии кэширо- вания и в состоянии обеспечить ускоренное выполнение многих общих операций, которое становится особенно заметным при работе с большими файлами.

В Adobe Photoshop обеспечивается поддержка многослойной структуры документов. Кроме того, программа предусматривает работу с цифровы- ми изображениями, с каналами, использование тоновой и цветовой коррекции, ретуши, создание монтажа и т.д. В программе имеется новый набор художественных фильтров, а также широкий выбор таких функций, как команда Free Transform (свободное трансформирование), палитры Commands (команда) и Actions (операции) и т.п.

Наконец, использование графических редакторов Adobe Photoshop и Aldus Phyotostyler дало возможность разделить пересекающиеся штрихи и определить очередность их нанесения на документ при производстве технико-криминалистического исследования документов. Такие аппаратно-программные комплексы также позволяют подготавливать иллюстрации к заключениям экспертов по результатам различных видов исследований.

Использование программы Adobe Photoshop в экспертной практике позволяет улучшить качество изображений, обработки и анализа графических документов при исследовании объектов криминалистических экспертиз и, несомненно, при оформлении фототаблиц и иллюстраций к заключениям экспертов.

Веремеев С.А., Дуванов А. С. Использование программы «Adobe Photoshop» для обработ- ки графических изображений в экспертных исследованиях // Использование компьютер- ных технологий в экспертно-криминалистической деятельности. Тезисы докладов научно-практической конференции - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с. 90

139

Заключение

Проведенное исследование проблем совершенствования и упрощения процесса формирования экспертных заключений позволило выявить пути их решения и предложить ряд конкретных мер по реализации намеченных путей.

В первую очередь это касается автоматизации процесса составления заключения эксперта, возможность которой появилась при внедрении ком- пьютерной техники в экспертную деятельность. Компьютеризация эксперт- ной деятельности подразумевает использование средств вычислительной техники в различных сферах профессиональной деятельности эксперта. Однако, как показывают результаты анкетирования практических работников экспертно-криминалистических подразделений России и собственный опыт диссертанта, необходимо в первую очередь попытаться автоматизировать процесс составления заключения, как наиболее трудоемкого и наименее привлекательного этапа формирования значимого доказательства по уголовному делу. Естественно, что подвергнуться автоматизации составления должны лишь такие формы и такая содержательная наполненность заключения, которые обладают наибольшей доказательственной глубиной.

Обзор исторического развития структуры и содержания заключения эксперта, а также анализ требований к содержательной стороне заключения с точки зрения теории доказательств и требований процессуальных и иных нормативных документов позволил выработать единые, научно обоснованные критерии, которым должно отвечать любое заключение эксперта.

С другой стороны, структура или форма окончательного документа могут быть разными при сохранении своей доказательственной значимости. Как показал анализ развития и совершенствования структуры заключения экс-

140 перта, все его формы обладали положительными качествами на определенном историческом этапе. Это относится и к формализованным бланкам заключений и к индуктивному типу их построений. Все эти «нововведения» были направлены на упрощение и ускорение процесса составления экспертного заключения. Однако, как показали исследования, с упрощением формы написания заключения терялась его доказательственная глубина. Поэтому был сделан вывод о том, что автоматизировать целесообразнее всего процесс составления заключения, которое формируется по дедуктивному типу и которое, в настоящее время, является общепринятым, разумеется, с соблюдением критериев доказательственной значимости.

Анализ практики использования компьютерной техники в экспертной деятельности, который проводился на базе анкетирования сотрудников ЭКП различных регионов России, показал, что она для целей упрощения составления заключений используется крайне нерационально. Сложившиеся же способы и приемы ускорения данного процесса имеют множество недостатков, которые сводят до минимума полученный эффект. На основании проведенного анализа сложившейся практики и с учетом требований УПК и других нормативных документов было принято решение об автоматизации составления экспертного заключения путем его последовательного набора из предложенного эксперту комплекса стандартных фраз, с одновременным автоматическим выбором необходимой последовательности хода написания. Такой подход к формированию программных средств позволил создать программы составления заключений по судебно-баллистическим и трасологическим экспертизам, которые носят не только инструктивно-альтернативный характер, но и информационно-справочный. Это позволяет использовать созданные программы как в практических органах, так и широко применять в учебном процессе при подготовке экспертов-криминалистов. Об этом свидетельствуют акты внедрения программ в учебный процесс ведущих учебных заведений страны, осуществляющих подготовку специалистов в области судебной экспертизы.

141

Опыт создания программных средств по составлению экспертных за- ключений при проведении различных видов исследований позволил разработать алгоритм унифицированной программы, учитывающей не только вид проводимого исследования (идентификационного, диагностического, классификационного, ситуационного), но и характер исследуемого объекта и сочетание поставленных перед экспертом вопросов. Такая программа позволит соблюсти единый подход и форму заключения эксперта, а также сохранить одинаковый интерфейс для всех задач криминалистического исследования различных объектов.

Учитывая высокий технический уровень современной компьютерной техники и большой набор стандартных программных средств, мы показали возможность и высказали предложения по подготовке иллюстративного материала к заключениям экспертов. Аргументировано доказывается, что в настоящее время наиболее целесообразным является размещение изображений следов и объектов исследования, полученных с помощью цифровой фотографии, по ходу их описания в тексте заключения.

Таким образом, ход проведенного исследования и полученные при этом результаты доказывают их несомненную новизну и позволяют надеяться, что широкое внедрение разработанных программ и создание новых про- граммных продуктов высшего универсального типа значительно упростит и ускорит процесс составления экспертных заключений с наивысшим уровнем доказательственной значимости.

142

Список использованной литературы

  1. Законодательные и иные нормативные источники.

1.1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 5 мая 1995 года №70-ФЗ. 1.2. 1.3. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР От 1 октября 1964 г. 1.4. 1.5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Федеральный закон от 30.12.2001 г. №195-ФЗ. 1.6. 1.7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 22 ноября 2001г. 1.8. 1.9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Утв. ВС РСФСР 27.10.1960. 1.10. 1.11. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. 1.12. 1.13. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации. Федеральный Закон от 31 мая 2001 № 73-ФЗ. 1.14. 1.15. О судебной экспертизе. Закон Украины от 25.02.1994№ 4038-ХН. 1.16. 1.17. О судебной экспертизе по уголовным делам. Постановление ВС СССР от 16 марта 1971г. // Сборник постановлений Пленума ВС СССР. - М., 1987. 1.18. 1.19. О выделении штатной численности в экспертно-криминалистические подразделения. Приказ МВД России от 25.10.1993г. №473. 1.20. 1.21. О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел РФ. Приказ МВД России от 01.06.1993г. №261. 1.22. 1.23. О серьёзных недостатках в использовании централизованной пулегиль-зотеки при раскрытии преступлений. Приказ МВД России и Генерального прокурора РФ от 29.03,1993г. №135/15 К-85-93. 1.24.

143

1.13. О формировании и введении централизованных оперативно- справочных, розыскных, криминалистических учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел РФ (раздел 4 Наставления; приложения к наставлению №48-54). Приказ МВД России от 01.08.1993г. №400. 1.14. 1.15. Об организации медико-криминалистического обеспечения установления личности неопознанных трупов. Приказ МВД России от 21.07.1993 г. №349. 1.16. 1.17. Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия следст- венных аппаратов с оперативными и экспертно-криминалистическими службами органов внутренних дел при раскрытии и расследовании преступлений. Приказ МВД СССР от 26.06.1986г. №116. 1.18. 1.19. Об экспертно-криминалистическом центре МВД РФ. Приказ МВД России от 12.02.1992г. №32. 1.20. 2. Монографии, учебники, учебные пособия.

2.1. Аверьянова Т.В. Содержание и характеристика методов судебно- экспертных исследований. Алма-Ата, 1991 2.2. 2.3. Алиев И. А. Проблемы экспертной профилактики. Баку, 1991. 2.4. 2.5. Баранов А.К, Бобрыкин Н.Б., Минаев В.А. Использование профессио- нальных ЭВМ в деятельности органов внутренних дел. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1989. - 156с. 2.6. 2.7. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид. лит., 1987. - 272 с. 2.8. 2.9. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия: Справочное пособие/ -М: Мегатрон-ХХ1, 2000, 334с. 2.10.

144 2.6- Булгаков ВТ., Колотушкин СМ. Компьютерные технологии в криминалистической фотографии: Учебное пособие. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 2000.-116с.

2.7. Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956. 2.8. 2.9. Дмитриев Е.В. Диалектика содержания и формы в информационных процессах. Минск, 1973. 2.10. 2.11. Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. Минск, 1962. 2.12. 2.13. Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. Учебник. - М.: Право и закон. Юрайт-Издат, 2002. - 320 с. 2.14. 2.15. Ивашков В.А. Особенности составления заключения эксперта при выполнении дактилоскопических экспертиз: Учебной пособие. - М.: ЭКЦ МВД России, 1999. - 240 с. 2.16. 2.17. Ищенко Е.П. ЭВМ в криминалистике: Уч. пособие. - Свердловск, 1987. -92 с. 2.18. 2.19. Компьютерные технологии в юридической деятельности: Уч. и практ. Пособие / Под ред. проф. Полевого Н.Ф., канд. юрид. наук Крылова В.В. - М.: БЕК, 1994. - 304 с. 2.20. 2.21. Криминалистика. Книга 1. Техника и тактика расследования преступлений. Учебник для слушателей правовых ВУЗов. / под ред. Вышинского А.Я. - М.: гос. Издание «Советское законодательство», 1935. -285с. 2.22. 2.23. Криминалистика: Учебник. Т.2: Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1994. - 560 с. 2.24.

2.16. Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тен- денции развития. М., МЮИ МВД РФ, 1994. - 231с. 2.17. 2.18. Ланцман P.M. Кибернетика и криминалистическая экспертиза почерка. -М., 1968.-c.86. 2.19.

145

2.18. Лютое В,П., Корольков А.Г., Стариков Е.В. Криминалистический учет поддельных бумажных денег на основе ЭВМ в ЦНИКЛ МВД СССР. -М., 1979. - 58 с. 2.19. 2.20. Майлис Н.П. Судебная трасология. Учебник для студентов юридических вузов. - М.: Издательство «Экзамен», Право и закон, 2003. — 272 с. 2.21. 2.22. Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие для следователей, судей и экспертов. /Под ред. Аринушкина Г.П., Шляхова А.Р. -М.: Юрид. лит., 1988. - 320 с. 2.23. 2.24. Нестеров Н.И. Трасологическая идентификационная экспертиза: структура и содержание заключения: Учебно-методическое пособие. - Волгоград.: Перемена, 2000. - 52 с. 2.25. 2.26. Овсянников И.В. Проблемы логики доказывания (от вероятности к достоверности в уголовном судопроизводстве, Саратов: СЮИ МВД Рос- сии, 2000. 2.27. 2.28. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учеб. Пособие. - М.: Юрист, 1995. - 64 с. 2.29. 2.30. Орлов Ю.К. Формы и выводы эксперта. М., 1981. 2.31. 2.32. Основы создания автоматизированной информационной системы для судебной экспертизы - М., ВНИИСЭ, 1983, - 91с. 2.33. 2.34. Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. - М., 1973. -142 с. 2.35. 2.36. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит., 1964. - 256с. 2.37. 2.38. Полевой КС. Криминалистическая кибернетика. - М.: Изд-во МГУ, 1982.-208 с. 2.39. 2.40. Правовая информатика и кибернетика: учебник / Под ред. Н.С. Полевого.-М., 1993. 2.41. 2.42. Программированные методики и методы решения некоторых типовых задач трасологической экспертизы: (справочное пособие для экспертов). - М.: ВНИИСЭ, 1987. -78с. 2.43.

146

2.31. Российская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». -М.: Право и закон. Юрайт-Издат, 2002. - 384 с. 2.32. 2.33. Российская Е.Р. Оптимизация формы и содержания заключения экс- перта на основе базового программного модуля “АТЭКС”: Методические рекомендации. - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1990. - 40 с. 2.34. 2.35. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. - М., 1996. - 224 с. 2.36. 2.37. Сахнова Т. В. Судебная экспертиза. М. :Городец .2000 2.38. 2.39. Строгович М.С. Логика. М.,1949. 2.40. 2.41. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд-е 2-е, испр. и доп./ Под ред. Р.С. Белкина и др. - М.: Юрид. лит., 1973. 2.42. 2.43. Трасология и трасологическая экспертиза. - М: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. - 376 с. 2.44. 2.45. Челъцов М.А., Челъцова Н.В. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе. - М., 1954. - 280 с. 2.46. 2.47. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. - М., 1979.-116с. 2.48. 2.49. Эйсман А.А. Заключение эксперта. (Структура и научное обоснование). - М.: Юрид. лит., 1967. - 152с. 2.50. 2.51. Эндрю A.M. Искусственный интеллект. Пер. с англ.- М.: Мир, 1985. - 265 с. 2.52. 3. Научные статьи.

3.1 Авдеев М.И. Военная судебная экспертиза в период Великой Отечественной Войны // ВНИИСЭ, Сб. науч. трудов, Вып. 21, с.3-20. 3.2 3.3 Анчабадзе Н.А., Тихомиров A.M. Некоторые процессуальные и организационные вопросы использования ЭВМ в экспертной практике // 3.4

147 Тезисы докладов научно-практической конференции - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с.54-56.

3.3 Ароцкер Л.Е. Организационные и процессуальные вопросы использования электронно-вычислительных машин в экспертной практике // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1969. Вып. 6. - с. 182-191. 3.4 3.5 Ароцкер Л.Е. Структура оценочной деятельности эксперта- криминалиста // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 10. -Киев, 1973, с.148-157. 3.6 3.7 Ароцкер Л.Е., Ермоленко Б.Н. О логической и гносеологической природе выводов судебного эксперта // Правовые и методологические проблемы судебной экспертизы: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. - М., 1974.-Вып. Ю-с.57-68. 3.8 3.9 Ароцкер Л.Е., Сироджа КБ. Возможность использования ЭВМ для решения неидентификационных задач судебно-почерковедческой экспертизы // ВНИИСЭ, Сб. научн. трудов, Вып. 15, с. 144-159. 3.10 3.11 Арсеньев В.Д. Некоторые вопросы действия логических законов мышления в судебном и экспертном познании // Правовые и методо- логические проблемы судебной экспертизы: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. - М., 1974. - Вып. 10 -с.32-56. 3.12 3.13 Арсеньев В.Д. О понятии заключения эксперта в свете общей теории судебных доказательств // ВНИИСЭ, Сб. научн. трудов, Вып. 21, с.20-54. 3.14 3.15 Арсеньев В.Д. Основные документы судебной экспертизы // ВНИИСЭ, Труды, №31 - М.,1977, с.56-88. 3.16 3.17 Аубакиров А.Ф. Основные принципы организации автоматизированного производства экспертиз // Использование математических методов и ЭВМ в экспертной практике: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ - М., 1989. - с.62-66. 3.18

148

3.11 Байрамуков 3., Громов Н., Францифоров Ю. Отнюдь не все, что пи- шется на бумаге, становится письменным доказательством в арбитражном процессе // Юридический вестник, №21, ноябрь 2001. 3.12 3.13 Балакшин В. Заключение эксперта как средство доказывания по уголовному делу//Законность. 1999 №1. 3.14 3.15 Баранов КВ., Рузин В.В. Автоматизированная система составления текста экспертного заключения в судебно-почерковедческом исследовании // Информатизация правоохранительных систем: 6-я Международная конференция (2-3 июля 1997г Москва). Тезисы докладов в 3-х частях. - М.: Академия управления МВД России, 1997, ч.2 с.178-179. 3.16 3.17 Белкин Р.С. Общая теория криминалистики в условиях НТР // Советское государство и право. - 1977. - № 5 - с. 10-44 3.18 3.19 Берзин В.Ф. Логические аспекты отражения результатов исследова- ния в заключениях криминалистических экспертиз // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып. 15, - Киев, 1977, с.51-55. 3.20 3.21 Богодухова Е.Д. Процессуальная регламентация деятельности технических помощников эксперта // Процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. - М., 1986. - с.52-62. 3.22 3.23 Быстрова Л.Е. Из истории развития экспертно- криминалистической службы Санкт-Петербургской милиции // Экспертная практика, Вып. 35, с.13-1 8. 3.24 3.25 Веремеев С.А., Дуванов А.С. Использование программы «Adobe Photoshop» для обработки графических изображений в экспертных исследованиях // Использование компьютерных технологий в экспертно- криминалистической деятельности. Тезисы докладов научно- практической конференции - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с.90- 92. 3.26 3.27 Веремеев С.А., Зотчев В.А. Цифровая фотография как один из современных методов криминалистической фотографии // Экспертиза на 3.28

149 службе следствия: Тезисы докладов научно-практической конферен- ции - Волгоград: ВЮИМВДРФ, 1998. с. 151-153.

3.20 Винберг А.И. Заключение по экспертизе от имени юридического лица // Социалистическая законность. - 1974. - № 12 - с.54. 3.21 3.22 Винберг А.И., Шляхов А.Р. Общая характеристика методов экспертного исследования. Общее учение о методах судебной экспертизы // Сборник научных трудов ВНИИСЭ, Вып. 28, - М., 1977, с.54-89. 3.23 3.24 Владимиров В.Ю., Перепелкин Г.Е. Нравственно-этические аспекты заключения эксперта-криминалиста // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз. - Саратов: СЮИ МВД России, 1998, с.31-34. 3.25 3.26 Воронков Ю.М. Основные направления применения математических методов и средств вычислительной техники в экспертных и научных исследованиях // Использование математических методов и ЭВМ в экспертной практике: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. - М., 1989. - с.21-31. 3.27 3.28 Гегечкори Л.А. Основные направления исследований в области автоматизации судебных экспертиз // Экспертная практика и новые мето- ды исследования: Инф. сборник. - М.: изд ВНИИСЭ, 1991. - Вып. 2 -с.1- 8. 3.29 3.30 Гегечкори Я.А. и др. Принципы создания банков данных для автоматизации производства криминалистических экспертиз // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ-М., 1989. -с. 196-212. 3.31 3.32 Грановский ГЛ. Алгоритмические и эвристические методы решения экспертных задач // Экспертные задачи и пути их решения в свете НТР: Сб. научн. трудов. - М., 1980. - Вып. 42 - с.27-42. 3.33 3.34 Грановский ГЛ. Классификация и общая характеристика экспертных алгоритмов // Проблемы теории судебной экспертизы: Сб. научн. трудов. - М., 1980. - Вып. 44 - с.59-77. 3.35

150

3.28 Грановский ГЛ. Основные научные разработки в области трасологи-ческой экспертизы, выполненные в 1971-1978 г.г. и наиболее перспективные направления дальнейших исследований // Экспертная практика и новые методы исследования. Вып. 18, М, 1979. 3.29 3.30 Грановский ГЛ. О теоретических основах экспертной информатики // Проблемы информационного и математического обеспечения экс- пертных исследований в целях решения задач судебной экспертизы: Тезисы докладов и сообщений на Всесоюзной научно-практической конференции (Москва, ноябрь 1983 г.). - М.,1983. - с. 19. 3.31 3.32 Грановский ГЛ. Теоретические вопросы программирования трасоло-гической экспертизы // Программирование и ситуалогические методики трасологических исследований. Сб. научн. трудов, Вып. 37. - М.,1979,с.3-32. 3.33 3.34 Доброславская Е.Е. Некоторые рекомендации по составлению заключений эксперта-почерковеда // Экспертная практика №11, - М., 1978, с.81-93. 3.35 3.36 Джумаини М. Некоторые аспекты деятельности судебно- экспертных учреждений в буржуазных странах. // Процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. — М., 1986. - с. 170-192. 3.37 3.38 Джумаини М. Проведение судебных экспертиз в уголовном процессе зарубежных социалистических стран // Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно- экспертных учреждений, Сб. научн. трудов, М., 1988., с. 210-231. 3.39 3.40 Дилъдин ЮМ. Проблемы автоматизации деятельности ЭКП ОВД России // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертно-криминалистической практике. Материалы научно- практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 3-4. 3.41

151

3.35 Дмитриев ЕМ. Применение метода цифровой фотографии в крими- налистической экспертизе документов // Актуальные проблемы кри- миналистических исследований и использования их результатов в практике борьбы с преступностью. - М., 1994. с. 100-102. 3.36 3.37 Дулов А.В. Петербургская Академия Наук и судебная экспертиза // ЦНИИСЭ. Труды, Вып. 2, - М., 1970, с.61-75. 3.38 3.39 Ефремов И.А., Николаева Н.В. Развитие информационно- аналитических технологий в деятельности экспертно-криминалистических подразделений // Информатизация правоохранительных систем: 6-я Международная конференция (2-3 июля 1997г Москва). Тезисы докладов в 3-х частях. - М.: Академия управления МВД России, 1997, ч.2 с.123- 124. 3.40 3.41 Жаркова Г.П. О результативности процесса экспертного трасологиче-ского исследования при его программировании // Экспертная техника. Вып. 96, Москва, 1989. 3.42 3.43 Жигалов Н.Ю., Ручкин В.А. Возможности АРМ эксперта- криминалиста и методические подходы к их составлению // Исполь- зование компьютерных технологий в экспертно-криминалистической деятельности. Тезисы докладов научно-практической конференции - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с.8-10. 3.44 3.45 Жигалов Н.Ю., Ярмак В.А. Принципы построения автоматизированных систем в единое информационное поле // Информатизация правоохранительных систем: 6-я Международная конференция (2-3 июля 1997г. Москва). Тезисы докладов в 3-х частях. - М.: Академия управления МВД России, 1997,ч.1 с. 19-21. 3.46 3.41 Жигалов Н.Ю., Ярмак К.В. Основы постановки задач для составления информационно-обучающих программ по автоматизированному оформлению текста заключения эксперта-криминалиста // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз. - Саратов: СЮИ МВД России, 1998, с.43-46.

152

3.42 Жуков А.И., Шаповалов М.И. Пути создания автоматизированного рабочего места эксперта-автотехника // Использование математических методов и ЭВМ в экспертной практике: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. -М., 1989.-C.216-219. 3.43 3.44 Зайцев В.Ф. Комплексная экспертиза: методология исследования и оформление результатов с применением компьютерных средств // Тезисы докладов научно-практической конференции - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с.77-80. 3.45 3.46 Зайцев П.А., Заболотников Ю.А. Система подготовки иллюстраций к заключениям экспертов «Растр-5» // Проблемы использования авто- матизированных систем в экспертно-криминалистической практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 60-61. 3.47 3.48 Зелъдес И.М. Содержание и структура заключения эксперта // ВНИИСЭ, Труды, Вып. 7, - М., 1973, с.189-198. 3.49 3.50 Зудилкин В.Я., Шмаков В.Л. О внедрении АДИС «Папилон» в органах внутренних дел Челябинской области // Экспертная практика, 1993, №35, с.65-68. 3.51 3.52 Зуев Е.И. О рационализации составления заключений // Экспертная практика №11, -М., 1978, с.77-81. 3.53 3.54 Ищенко Е.П. Компьютер и криминалистический алгоритм: взаимная оптимизация // Вестник криминалистики. Вып. 2(4). - М.: Спарк, 2002, с. 4-8. 3.55 3.56 Кирсанов З.И. Математические методы исследования в криминали- стике // Вопросы кибернетики и право. М., 1967 3.57 3.58 Колотушкын СМ., Смолъяков П.П. Алгоритм расчетной задачи для ЭВМ при реконструкции взрывного устройства по следам его взрыва на месте происшествия // Тезисы докладов научно-практической кон- ференции - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999, с.50-52. 3.59

153

3.51 Комаринец Б.М. Некоторые вопросы развития советской криминалистической экспертизы // ЦНИИСЭ. Труды, Вып. 2, - М., 1970, с.47-60. 3.52 3.53 Компанией A.M. О процессуальном положении посредников между экспертом и ЭВМ // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1973.С.172-175. 3.54 3.55 Кондранин С.А. Логические аспекты постановки вопросов эксперту // ВНИИСЭ, Сборник науч. трудов: Общетеоретические, правовые и ор- ганизационные основы судебной экспертизы. - М.,1987, с.86-92. 3.56 3.57 Корухов Ю.Г., Орлов Ю.К., Эджубов А. Оценка достоверности за- ключения эксперта // Соц. Законность, 1991 №11, с.45-46. 3.58 3.59 Корухов Ю.Г., Митричев В., Орлова В. Судебной экспертизе - свой закон // Российская юстиция, 1996, №4, с.28-30. 3.60 3.61 Косолапое ИЛ. Перспективы создания программно-технической части АРМ эксперта // Экспертная практика и новые методы исследова- ния: Инф. сб. - М., 1989. -Вып. 2 - с.35-37. 3.62 3.63 Кулагин П.Г. К истории развития учреждений судебной экспертизы СССР // Экспертная практика. №2, - М., 1968, с.3-18. 3.64 3.65 Лисиченко В.К. Сабуров И.В. Развитие криминалистики и судебной экспертизы в первые годы советской власти в РСФСР и УССР // Кри- миналистика и судебная экспертиза, Вып. 26, - Киев, 1983, с.3-14. 3.66 3.67 Майлис Н.П. О соотношении криминалистических и судебных экс- пертиз // Вестник криминалистики. Вып. 1(5). - М.: Спарк, 2003, с. 4-8. 3.68 3.69 Матииченко Б.А. Отражение результатов исследования в выводах экспертов. В кн. ВНИИСЭ // Сб. науч. трудов: Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений, - М., 1988, с. 113-122. 3.70 3.71 Мирский Д.Я., Лившиц Е.М. Значение оптимизации содержания и формы заключения эксперта // ВНИИСЭ, Сб. науч. тр.: Общетеорети- 3.72

154 ческие, правовые и организационные основы судебной экспертизы. - М.,1987, с.76-83.

3.62 Митричев В. Форма заключения эксперта // Соц. Законность, 1957 №5 3.63 3.64 Назаров В.А. Использование компьютерной техники при производстве экспертиз и составлении заключений // Экспертная практика, Вып. 39, - М., 1996, с.85-86. 3.65 3.66 Насонов С. Заключение эксперта // Российская юстиция, 1997,№11, с. 5-6. 3.67 3.68 Овсянников КВ. О форме экспертного вывода при производстве идентификационных экспертиз // Актуальные вопросы предварительного расследования: Сб. научн. трудов. - Волгоград, 1997, с.66-73. 3.69 3.70 Орлов Ю.К Логическая структура заключения эксперта // Советская юстиция. - 1981. - № 6 - с.25-27. 3.71 3.72 Полевой Н.С. Некоторые проблемы математизации и автоматизации процесса экспертного исследования документов // Материалы симпозиума «Проблемы правовой кибернетики». - М., 1968. - с. 233-235. 3.73 3.74 Прокопенко А.Н., Акапъев В.Л. Автоматизация экспертиз, основанных на термогравиметрии // Информатизация правоохранительных систем: 6-я Международная конференция (2-3 июля 1997г Москва). Тезисы докладов в 3-х частях. - М.: Академия управления МВД России, 1997,ч.2 с. 124-127. 3.75 3.76 Прошина Г.П. О содержании и форме заключения эксперта в уголовном процессе // Сб. науч. трудов ЦНИИСЭ, Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы, М., 1969, Вып. №1. 3.77 3.78 Пустовалов Л.В, Соседко ЮМ. Внутреннее убеждение судебного эксперта при даче заключения // ВНИИСЭ, Сб. Науч. трудов: Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно- экспертных учреждений, - М., 1988, с. 183-194. 3.79

155

3.71 Пучкова Т.М. Сущность и классификация задач в судебных экспертизах. // Теоретические и практические вопросы судебной экспертизы. -М.,. 1979. - Вып. 51-C.52-72. 3.72 3.73 Редин А. М. О качестве заключений судебных экспертиз и их доказа- тельственном значении // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып 19. - Киев, 1979, с.23-31. 3.74 3.75 Россинская Е.Р. Некоторые проблемы компьютеризации судебной экспертизы // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертно- криминалистической практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 12-14. 3.76 3.77 Россинская Е.Р. Основные направления использования современных компьютерных технологий в раскрытии и расследовании преступлений // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования /Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М., 1997. - с.386-396. 3.78 3.79 Сахарова Н.Г. Пути создания автоматизированного рабочего места эксперта-почерковеда // Использование математических методов и ЭВМ в экспертной практике: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ. - М., 1989. -с.100-105. 3.80 3.81 Серегин В.В. Вопросы классификации судебных экспертиз // Экспертиза на службе следствия. Тезисы докладов научно-практической конференции, - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998, с. 58-60. 3.82 3.83 Серегин В.В., Кантор КВ. О программировании вычислений в кри- миналистических исследованиях // Депонировано ГИЦ МВВД СССР, -М., 1989,9 с. 3.84 3.85 Скорик Н.В. Заключение судебного и эксперта и доказывание по уго- ловным делам // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып. 10, -Киев, 1973,с.202-210. 3.86

156

3.79 Соколовский З.М. Об участниках проведения экспертных исследований. // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1975. - Вып. ll.-c.150. 3.80 3.81 Соколовский З.М., Небесная Л.П. Заключения и уведомления эксперта о невозможности ответить на поставленные вопросы // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып. 14, - Киев, 1977, с.58-62. 3.82 3.83 Соколовский З.М. Об уровне описания исследований в экспертном заключении // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып. 10, - Киев, 1973, с.195-201. 3.84 3.85 Соколовский З.М. Совершенствование структуры экспертных заключений // ВНИИСЭ, Труды: Некоторые теоретические проблемы су- дебной экспертизы №32, - М., 1978, с.3-48. 3.86 3.87 Статкус В.Ф., Кошелева Л.И., Стегнова Т.В., Зернов с.И., Королева Л.И. Процессуальные и методические проблемы составления заключения эксперта // “50 лет НИИ криминалистики”: Сб. науч. трудов ЭКЦ МВД России. - М., 1995. - с.22-29. 3.88 3.89 Стачекас С.Ю., Архипов Г.Ф. Автоматизация в судебной экспертизе: общая концепция и конкретные трудности // Использование математических методов и ЭВМ в экспертной практике: Сб. науч. трудов ВНИИСЭ. - М., 1989. - с.51-57. 3.90 3.91 Талис Л.Д., Кутузов А.Д., Горбачев И.В., Сахарова Н.Г. Автоматизированная система информационного обеспечения судебно- баллистической экспертизы // Информатизация правоохранительных систем: 6-я Международная конференция (2-3 июля 1997г Москва). Тезисы докладов в 3-х частях. - М.: Академия управления МВД России, 1997,ч.2с.189-191. 3.92 3.93 Формализованные бланки заключений эксперта (дактилоскопическая экспертиза, экспертиза пломб, экспертиза холодного оружия) // Экспертная практика, №13, - М., 1979, с.71-86. 3.94

157

3.87 Фридман И.Я. Оформление результатов исследований, проведенных сотрудниками экспертного учреждения // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып. 42, - Киев, 1991, с.26-30. 3.88 3.89 Черкасов В.Н. «Подводные камни» компьютеризации (Некоторые проблемы применения компьютерных технологий в экспертно- криминалистической деятельности) // Проблемы использования авто- матизированных систем в экспертно-криминалистической практике. Материалы научно-практической конференции. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000, с. 11-12. 3.90 3.91 Шляхов А.Р. Заключение эксперта-криминалиста // Экспертная тех- ника, Вып. 38, - М.,1972. - 83с. 3.92 3.93 Шляхов А.Р. Некоторые проблемы и пути развития криминалистической техники, судебной экспертизы и правовой кибернетики // ЦНИИСЭ. Труды, Вып. 2, М., 1970. 3.94 3.95 Шляхов А. Р. Составление заключений экспертов, основанных на результатах физико-химических методов исследования // Физико- химические методы исследования вещественных доказательств (Ма- териалы теоретического семинара), - М., 1966. 3.96 3.97 Шляхов А.Р. Структура экспертного исследования и гносеологическая характеристика выводов эксперта-криминалиста // ВНИИСЭ. Труды. Вып.4,-М., 1972, с.3-112. 3.98 3.99 Шляхов А.Р., Пученков Л.Н. Пути создания интегрированной информационной системы «Судебная экспертиза» // Проблемы информационного и математического обеспечения экспертных исследований в целях решения задач судебной экспертизы. Тезисы докладов на Всесоюзной научно-практической конференции. - М., 1983 . - с. 11-13. 3.100 3.101 Эджубов Л.Г. Некоторые проблемы применения математических методов и электронно-вычислительной техники в судебной экспертизе // Основы правовой кибернетики: Сб. науч. трудов ВНИИСЭ. - М., 1976.- с.3-84. 3.102

158

3.95 Эдлсубов Л.Г. Теоретические проблемы автоматизации составления текстов экспертных заключений // Информатизация в органах внутренних дел. - М.: Академия МВД России, 1995, с.143-153. 3.96 3.97 Эдэюубов Л.Г, Грановский ГЛ., Пименов Н.Ф. Использование мате- матических методов и электронно-вычислительных машин в трасоло- гической экспертизе // ВНИИСЭ, Сб. науаа. трудов., Вып. 17, с.25-43. 3.98 3.99 Эйсман А.А., Эдэюубов Л.Г Информационное обеспечение и автома- тизация судебной экспертизы // Вопросы судебной экспертизы: Сб. науч. трудов ВНИИСЭ. - М., 1980., Вып. 43, с.43-58. 3.100 3.101 Ярмак В.А., Жигалов Н.Ю. Создание автоматизированных систем экспертно-криминалистического профиля // Тезисы докладов между- народной конференции «Информатизация правоохранительных систем, ИПС-98» М., 1996, с. 59-62. 3.102 4. Диссертации, авторефераты.

4.1. Бычкова С.Ф. Современные направлена л ра/шития института судебной экспертизы в уголовном судопроизводстве. Днтореф. дисс. .. д- ра юрид наук. - Минск. 1995. 4.2. 4.3. Жигалов Н.Ю. Информационные системы а структуре экспертно- криминалистических подразделений IV’V ‘Vcjiin. Дисс. .. канд. юрид наук. - Волгоград, 1994. 4.4. 4.5. Ростовцев А.В. Правовые, организационные п методические вопросы использования ЭВМ при производстве судебных физических и химических экспертиз. Дисс. .. канд. юрид. i ? у \ -.’.;.. I 995. 4.6. 4.7. Эдэюубов Л.Г. Теоретические, правой!ае а. а ашпационные проблемы автоматизации судебной экспертизы. /.. .>; днес. .. д-ра юрид наук. -М., 1989. 4.8.

159

  1. Справочники, словари.

Обработка данных и программирование схемы алгоритмов и программ. Обозначения условные графические: ГОСТ 19428-74. Москва, 1974. Советский энциклопедический словарь. - М.: Советская Энциклопедия, 1982.-1600 с.

Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова: 4-е изд. - М.: Политиздат, 1981.-445 с.

  1. Интернет.

http://www.univ.crimea.ua/ Шулекин В.М. Актуальные причины воз- никновения экспертных ошибок.

http://www.daily.sec.ru/ Эксархопуло А.А. Оценка заключения эксперта, как область специальных познаний.

  1. Зарубежная литература.

Weyne W. Bennett, Karen M. Hess. Criminal investigation. DigitSoft, 1997.

160

ПРИЛОЖЕНИЯ

161

Приложение №1

«В физико-математическое отделение Императорской Академии наук Экс- троординарного академика Фрицше

ДОНЕСЕНИЕ

«В следствие данного мне поручения представить оному свое заключение о предложенном Академии Управой Благочиния вопросе: «действительно ли подпись заседателя Долгова на препровожденном в Академию рапорте написана на вытравленной прежде бывшей подписи, и каким химическим способом это могло быть сделано», честь имею донести следующее:

Вообще подписи могут быть вытравлены химическими соединениями, следовательно, на месте, где теперь находится подпись заседателя Долгова, могла быть прежде другая подпись.

Нельзя, однако, по химическим средствам доказать, что в настоящем случае действительно вытравлена другая подпись, а утвердительно молено сказать, что бумага в месте подписи не находится в нормальном состоянии.

Это доказывается тем, что раствор железисто-синеродистого калия производит на месте, означенной буквой В синий цвет, между тем как на месте А никакой перемены в цвете бумаги не оказывается и что настойка чернильных орешков, подающая бумаге на месте Б только собственный цвет, производит на месте Г черноватый цвет. Оба эти явления свидетельствуют о присутствии следов какой-либо железистой соли на местах подписи, а как железо есть непременная составная часть обыкновенных чернил, то с вероятностью можно полагать, что означенные следы железа произошли от чернильной подписи, подвергнутой действию химических средств в цели вытравить оную. Удалось ли уничтожить подпись, нельзя опреде-

162 лить потому, что тогда, когда в состав чернил входит кроме железного купороса и чернильных орешков еще какое-либо красильное дерево, опыты к вытравливанию оного посредством кислот и хлорной воды (единственных для сей цели годных средств) могли быть тщетными и в таком случае можно полагать, что не совершенно уничтоженная подпись вновь перечеркнута новыми чернилами.

К сему долгом считаю присовокупить, что остальные, кроме означенных в этом донесении, пятна уже были на месте подписи».

14 августа 1850 г. Юлий Фрицше61

61 Архив АН СССР. Ф. 1. Оп. 2. 1850. № 24. § 149.

163

Приложение №2

«АКТ» «1860 г. ноября 3 дня в присутствии Петербургского гражданского надворного суда секретари судебных мест и учители чистописания под на- поминанием принятой на верность службе присяги производили сличение почерка руки умершего статского советника Ивана Васильева, значащегося на двух билетах Петербургской Сохранной казны в 4000 рублей и 3400 рублей серебром, каким писаны передаточные на этих билетах надписи, со вносны-ми объявлениями той же казны и Коммерческого банка на внесенный в оный банк 29 апреля 1848г 1100рублей’и в июле 185г5 900рублей и по сличению нашли:

Означенные в сем акте два объявления, написанные в бывший Коммерческий банк 29 апреля 1848г и 6 июля 1855г предъявляю. Чиновник особых поручений Гос. банка Афанасьев.

Подписи на предъявленных четырех объявлениях с бланковыми надписями на билетах сходство имеют. Секретарь департамента (подпись)

Подписи на четырех объявлениях не имеют сходства с банковыми надписями на двух билетах: 1) подписи на банковых очевидно принуждены, сделаны на вытравленном месте, как можно полагать; 2) подписи на двух билетах скорее принадлежат лицу молодых лет, тогда как из подписей на объявлениях можно судить, что они сделаны уже старым чиновником; 3) на четырех объявлениях все буквы фамилии выписаны отчетливо, тогда как на двух билетах не дописаны и старательно перечеркнуты. Коллежский асессор Эвальд (подпись)

Вполне согласен с мнением кол. асессора Эвальда. Ст. учитель 5 гимназии Закржевский (подпись)

Того же мнения. Учитель оной гимназии художник Гейне (подпись)

164

Подпись фамилии Васильев на объявлении № 76 имеет сходство с фамилиями на билетах, а в прочих — некоторое сходство. Секретарь 1 Департамента Уголовного суда (подпись)

То же нахожу. Секретарь 1 Департамента Уголовного суда (подпись).

Разделяю мнение гг. учителей. Секретарь 2 Департамента (под-пись)» .

62 Государственный исторический архив Ленинградской области (ГИАЛО). Ф. 487. Оп. 1. Ед. хр. 10. С. 146—147.

16.5

Приложение № 3 МВД СССР

Управление внутренних дел облисполкома

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ

Гор , ул , дом , тел

ПОДПИСКА

Мне (нам),

, в соответствии со

ст. 187 УПК РСФСР разъяснены обязанности и права эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР

Об ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения, или дачу заведомо ложного заключения по ст. 181 и 182 УК РСФСР преду преждены). « » 19 г.

(подпись)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА

№ от« » 19 г.

Эксперт(ы)

(должность, наименование криминалистического подразделения,

ученая степень и звание, фамилия, имя, отчество)

, имеющий(ие) 
образование

и стаж экспертной работы года (лет), на основании поста новления (определения суда) о назначении экспертизы, вынесенного « » 19 г.

166

(должность, наименование

подразделения (учреждения), фамилия, имя, отчество лица,

вынесшего постановление)

по уголовному делу № s возбужденному по

(факт совершенного преступления, лицо, по обвинению которого возбуждено

уголовное дело, вид преступления

, произвел(и) дактилоскопическую экспертизу.

Обстоятельства дела:

(указываются сведения, относящиеся непосредственно

к предмету экспертизы, в том числе условия обнаружения, фиксации и изъятия следов)

На экспертизу поступили:

(указываются объекты)

Перед экспертом поставлены вопросы:

  1. Имеются ли на представленных объектах следы рук, если имеются, то пригодны ли они для идентификации личности?

167 2. Если пригодны, то не оставлены ли они лицами, дактилокарты которых представлены?

ИССЛЕДОВАНИЕ

Вещественные доказательства поступили на исследование

(указать вид и состояние упаковки, перечень находящихся в ней предметов, их форму,

размеры, состояние поверхности и другие индивидуализирующие признаки)

Осмотром вещественных доказательств в различных положениях к источникам освещения и после обработки их поверхности

(указываются вещества и способы их нанесения)

установлено, что на

(указываются места расположения следов на каждом предмете, их количество и взаиморасположение,

размеры, общие признаки папиллярных узоров, характер следообразования)

В следе (ах) четко отобразились детали строения па пиллярных узоров.

Общие и частные признаки, отобразившиеся в описанном (ых) следе (ах) папиллярного (ых) узора (ов), в своей совокупности индивидуали-

168 зируют узор (ы), что дает основание признать его (их) пригодным (и) для

идентификации личности. След (ы) сфотографирован (ы) в масштабе

(см. фототаблицу, фото № ).

Взаиморасположение следа (ов) на

количество

(указать предмет и место расположения следов)

;	,  размеры,

направление потоков папиллярных линий, строение папиллярного (ых) узора (ов), характер следообразования в своей совокупности позволяют сделать вывод о том, что он (и) оставлен (ы)^

(указать участки папиллярных узоров, которыми оставлены следы)

Остальные следы на .

(перечислить объекты)

размеры, состояние поверхности и другие индивидуализирующие признаки)

отобразились в  виде

(указать вид следов

и в них отсутствует комплекс общих и частных признаков, необходимый для идентификации личности. На

(указать объекты

следов рук не обнаружено

’ 169 Отпечатки пальцев (ладоней) рук

(указать фамилию, имя, отчество)

представлены на

(указать количество стандартных бланков или листов бумаги

во всех отпечатках и контрольных оттисках папиллярные узоры отобразились полно, четко и для сравнительного исследования они пригодны.

При сравнительном исследовании следа (ов) пальца (ев),

ладони (ей) руки (рук) изъят

(указать место изъятия следов рук)

с отпечатками рук

(пальцев, ладоней)

(указать фамилию, имя, отчество лиц, отпечатки пальцев (ладоней) рук которых сравнивались)

установлены совпадения между следом (ами)

(количество) (пальцев, ладоней)

руки (рук), обнаруженным (и) на

(указать объекты, следы на которых совпали)

и отпечатками

(указать с каким пальцем или какой ладонью установлено совпадение и фамилию, имя, и отчество лиц (а)

170

Совпадения установлены по

(указать общие и частные признаки)

Для иллюстрации совпадений на фототаблице (фото № )

одноименными цифрами отмечены совпадающие детали строения папиллярных узоров:

а) (см. отм

б) (см. отм

в) (см. отм

г) (см. отм_

д) (см. отм_

е) (см. отм_

ж) (см. отм_

з) (см. отм_

Установленные совпадения устойчивы и достаточны для вывода о том, что оставлен (ы) след (ы)

(указать фамилию, имя, отчество лиц (а), с отпечатками которых установлены совпадения)

Между остальным (и) следом (ами) пальца (ев), ладони (ей) руки (рук) и отпечатками пальцев (ладоней) рук проверяемого (ых) лица (лиц) ус- тановлены различия.

171

Различия установлены как по виду узоров, выраженных в следах и отпечатках, так и по виду деталей и их взаиморасположению в строении папиллярных узоров.

Установленные различия дают основание для вывода о том, что оставлен (ы) след (ы) не тем (и) лицом (ами), отпечатки пальцев (ладоней) рук которого (ых) представлены.

ВЫВОДЫ

след	пальца (ев), ладони (ей) руки (рук), обнаруженный

(е) на

(указать объекты)

и изъятый (е)

(место происшествия)

для идентификации личности пригоден (ны)

Оставлен (ны) он (и)

(указать фамилию, имя, отчество лиц (а),

с отпечатками которых установлены совпадения)

Остальные следы оставлены не тем (и) лицом (ами), отпечатки пальцев (ладоней) которого (ых) представлены.

След (ы) пальца (ев), ладони (ей) руки (рук) на

(указать объекты)

для идентификации личности не пригоден (ы).

На

следов рук не обнаружено.

Эксперт (ы)

*

*

172

173

Приложение №4

МВД СССР

Управление внутренних дел

облисполкома

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ

Гор , ул , , дом , тел

ПОДПИСКА

Мне (нам),

, в соответствии со

ст. 187 УПК РСФСР разъяснены обязанности и права эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР

Об ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения, или дачу заведомо ложного заключения по ст. 181 и 182 УК РСФСР преду- преждены).

« »

19

(подпись)

ЗАК ЛЮ ЧЕН ИЕ
ЭКС ПЕР ТА

от«
» 19

Эксперт(ы)

(должность, наименование криминалистического подразделения,

ученая степень и звание, фамилия, имя, отчество)

, имеющий(ие)

образование

и стаж экспертной работы

года (лет), на основании поста-

новления (определения суда) о назначении экспертизы,
вынесенного

« »

19
г.

(должность, наименование

174

подразделения (учреждения), фамилия, имя, отчество лица,

вынесшего постановление)

по уголовному делу № , возбужденному по

(факт совершенного преступления, лицо, по обвинению которого возбуждено

уголовное дело, вид преступления

, произвел(и) дактилоскопическую экспертизу.

Обстоятельства дела:

(указываются сведения, относящиеся непосредственно

к предмету экспертизы, в том числе условия обнаружения, фиксации и изъятия следов)

На экспертизу поступили’.

(указываются объекты)

Перед экспертом поставлен вопрос:

  1. Имеются ли на представленных объектах следы рук, если имеются, то пригодны ли они для идентификации личности?

• 175 ИССЛЕДОВАНИЕ

Вещественные доказательства поступили на исследование

(указать вид и состояние упаковки, перечень находящихся в ней предметов, их форму,

размеры, состояние поверхности и другие индивидуализирующие признаки)

Осмотром вещественных доказательств в различных положениях к источникам освещения и после обработки их поверхности

(указываются вещества и способы их нанесения)

.	установлено, что на

(указываются места расположения следов на каждом предмете, их количество и взаиморасположение,

размеры, общие признаки папиллярных узоров, характер следообразования)

Во всех следах четко отобразились детали строения

папиллярных узоров.

Общие и частные признаки, отобразившиеся в описанном следе папиллярного узора, в своей совокупности индивидуализируют узор, что да ет основание признать пригодным для идентификации личности.

След (ы) сфотографирован (ы) в масштабе (см. фототаблицу).

Взаиморасположение следа (ов) на

количество

(указать предмет и место расположения следов)

176

,  размеры,

направление потоков папиллярных линий, строение папиллярного (ых) узора (ов), характер следообразования в своей совокупности позволяют сделать вывод о том, что они оставлены

(указать участки папиллярных узоров, которыми оставлены следы)

Остальные следы на

(перечислить объекты)

отобразились в виде

(указать вид следов)

»

и в них отсут ствуе т комп лекс общи х и частн ых приз наков , необх одим ый для идент ифик ации личн ости.

На

(указать объекты

следов рук не обнаружено

ВЫВОДЫ

  1. след (ов) на

(указать объекты и место происшествия, с которого они изъяты)

для идентификации личности пригоден (ны)

i

»

*

  1. След ы рук на

для идент ифик ации не приг одны. З.На

Экспе рт(ы)

177

(указать объекты)

следо в рук не обна руже но.

178

Приложение №5

МВД СССР Управление внутренних дел

облисполкома

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ

Гор , ул , дом , тел

ПОДПИСКА

Мне (нам), _

, в соответствии со

ст. 187 УПК РСФСР разъяснены обязанности и права эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР

Об ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения, или дачу заведомо ложного заключения по ст. 181 и 182 УК РСФСР преду- преждены).

« »

19

(подпись)

ЗАК ЛЮ ЧЕН ИЕ
ЭКС ПЕР ТА

от«
» 19 г.

Эксперт(ы)

(должность, наименование криминалистического подразделения,

ученая степень и звание, фамилия, имя, отчество)

, имеющий(ие)

образование

и стаж экспертной работы

года (лет), на основании поста-

новления (определения суда) о назначении экспертизы,
вынесенного « » 19 г.

(должность, наименование

179

подразделения (учреждения), фамилия, имя, отчество лица,

вынесшего постановление)

по уголовному делу № , возбужденному по

(факт совершенного преступления, лицо, по обвинению которого возбуждено

уголовное дело, вид преступления

, произвел(и) дактилоскопическую экспертизу.

Обстоятельства дела:

(указываются сведения, относящиеся непосредственно

к предмету экспертизы, в том числе условия обнаружения, фиксации и изъятия следов)

На экспертизу поступила(и): пломба (ы) , снятая (ые) с

(количество) (указать с чего именно)

Перед экспертом поставлен вопрос: Подвергалась (ись) ли пломба(ы), снятая(ые) с

вскрытию после первоначального наложения оттисков пломбировочными тисками?

180 ИССЛЕДОВАНИЕ

пломба (ы), снятая (ые) с	

(количество) (указать, с чего именно)

, поступила (и) на исследование

(способ доставки, вид и целостность упаковки),

размеры, состояние поверхности и другие индивидуализирующие признаки

Представленная(ые) пломба(ы) изготовлена(ы) из

,  круглой  формы, диаметром  по линии кон  трольных знаков	мм, толщиной у входных отверстий	

мм, у выходного-	мм.

На контактных поверхностях пломбы имеются оттиски пломбиро вочных тисков с текстом с одной стороны: «

»; с другой - «	».

В пломбе(ах) зажаты (по) два конца пломбировочной проволоки в одну (две)

нить(и) правого (левого) кручения. Диаметр одной нити мм.

Длина концов проволоки у входных отверстий мм, у выходного -

мм (см. фототаблицу, фото №	)

Исследование пломбы проводили с помощью микроскопа

при	 кратном увеличении в рассеянном и направ  ленном освещении.

В результате осмотра контактных поверхностей пломбы, входных и выходного (ых) отверстий и пломбировочной проволоки установлено, что концы проволоки прочно зажаты в камере (ах) пломбы (не имеют ни про- дольного, не осевого смещения), каких-либо следов от действия посторонним предметом на поверхности (ях) пломбы не имеется (см. фото №__).

Для дальнейшего исследования пломба (ы) была (и) разрезана (ы) скальпелем (ножом) в плоскости, параллельной контактным поверхностям, на две половинки (каждая), в результате чего установлено, что пломба(ы) по

181 своей конструкции имеет (ют) камеру, в которой запрессована металлическая скоба, концы пломбировочной проволоки в камере(ах) пломбы связаны меж ду собой двойным (одинарным), узлом, который (ые) располо жены)

Осмотром камеры пломбы и концов пломбировочной проволоки, расположенных в ней (них), установлено, что на поверхностях камеры име ются вдавленные следы от проволоки. При сопоставлении рельефа вдавлен ных следов с рельефом проволоки установлено их полное соответствие. Сле дов от действия посторонним предметом на поверхностях камеры пломбы не имеется (см. фото№ ).

Совокупность установленных признаков, а именно: прочное удержание концов пломбировочной проволоки в камере(ах) пломбы; отсутствие следов от действия посторонним предметом на контактных поверхностях и поверхностях камеры пломбы; полное соответствие рельефа вдавленных следов и находящейся в камере(ах) проволоки - позволяют сделать категорический вывод о том, что данная(ые) пломба(ы) после первоначального наложе-

  • ния оттисков пломбировочными тисками вскрытию не подвергалась (ись).

ВЫВОД

пломба(ы) с оттисками «	

(количество) (указать содержание оттисков)

» с другой стороны - «	»,

снятая(ые) с

(указать, с чего именно)

после первоначального наложения оттисков пломбировочными тисками вскрытию не подвергалась (ись).

• Эксперт (ы)

182

Приложение № 6 МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное учреждение

«ЭКСПЕРТНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Министерства внутренних дел Российской Федерации»

125130. Москва, ул. 3. и А. Космодемьянских, 5, тел. 156-79-65	._

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА №0043 от 4 августа 2003 года

СВЕДЕНИЯ ОБ ЭКСПЕРТЕ Фамилия, имя, отчество: Иванов Иван Иванович Должность: эксперт-криминалист Образование: высшее юридическое

СВЕДЕНИЯ О НАЗНАЧЕНИИ ЭКСПЕРТИЗЫ Дата поступления материала -1 августа 2003 года

Наименование ( номер ) дела - уголовное дело №4672 по факту обнаружения трупа г-на Петрова с признаками насильственной смерти Орган, назначивший экспертизу - прокуратура Регион, откуда направлен материал - г. Волгоград

Основание для проведения экспертизы - постановление старшего следователя В.Н. Смирнова от 30 июля 2003 г. Характер экспертизы - первичная

183 СВЕДЕНИЯ О ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ И ОБРАЗЦАХ На экспертизу поступили: дактилоскопическая пленка, черная, размером 60x80 мм.

Вещественное доказательство упаковано в бумажный конверт. Упаковка опечатана и имеет сопроводительную надпись следователя. Упаковка полностью предохраняет следы от повреждений. Материалы доставлены в лабораторию следователем, назначившим экспертизу.

ВОПРОСЫ, ПОСТАВЛЕННЫЕ НА РАЗРЕШЕНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ :

Можно ли по следу, зафиксированному на черной дактилоскопической пленке, изъятой с места происшествия, определить лицо, его оставившее?

НАУЧНАЯ ФОРМУЛИРОВКА ЭКСПЕРТНОЙ ЗАДАЧИ :

Определить пригодность следа папиллярного узора для идентификации.

ВЫВОДЫ:

Папиллярный узор, отображенный на дактилоскопической пленке и изъятый на месте кражи в магазине № 15, для идентификации пригоден.

3 №t*.”

^Щ^тЧг:

ИССЛЕДОВАНИЕ

Указанный выше вывод был получен экспертом в результате проведения следующих исследований.

184

Приложение № 7 АНКЕТА для сотрудников экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел по применению компьютерных технологий при производстве экспертиз и исследований и оформлении заключений экспертов

Анкета составлена с целью получения статистических данных о сло- жившейся ситуации с применением компьютерных технологий при произ- водстве экспертиз в практике ОВД, а также о трудностях и проблемах, с которыми приходится сталкиваться экспертам в процессе оформления заключения эксперта.

Анкета заполняется путем подчеркивания или обводки номера выбран- ного ответа.

I. Что вызывает основные трудности при проведении экспертных исследований?

  1. Выбор последовательности проведения исследований.
  2. Написание текста заключения.
  3. Оформление фототаблицы.
  4. II. Какой вид криминалистической экспертизы вызывает наибольшие затруднения?

  5. Экспертиза следов орудий взлома.
  6. Экспертиза замков.
  7. Экспертиза следов транспортных средств.
  8. Экспертиза обуви.
  9. Почерковедческая экспертиза.
  10. ТКЭД.
  11. Идентификационная судебно-баллистическая экспертиза.

185

  1. Неидентификационная судебно-баллистическая экспертиза.
  2. Дактилоскопическая экспертиза.
  3. Экспертиза холодного оружия.
  4. III. Чем Вы руководствуетесь при выборе методики исследования?

  5. Последовательностью вопросов.
  6. Характером задаваемых вопросов.
  7. Видом объектов.
  8. IV. Что вызывает наибольшие трудности при написании заключе-

ния?

  1. Описание объектов.
  2. Выбор последовательности написания.
  3. Формулирование синтезирующей части и выводов.
  4. V. Должна ли, на Ваш взгляд, последовательность написания за-

ключения строго соответствовать выбранной методике иссле- дования?

  1. Да.
  2. Нет.
  3. Не обязательно.
  4. VI. Используется ли Вами компьютер при проведении исследова ний?

  5. Используется на всех этапах исследования.
  6. Для составления заключений и оформления фототаблиц.
  7. Только для составления текста заключения.
  8. Для ведения криминалистических учетов.
  9. Не используется.

186

VII. Какой принцип машинного составления заключений Вы счи таете оптимальным?

  1. Вопросно-ответный.

  2. Последовательный набор текста из стандартных блоков.

  3. Редактирование ранее составленного заключения.

VIII. Должны ли программы по машинному составлению заключе ний предусматривать автоматическое формулирование выво дов?

  1. Да.
  2. Нет.
  3. Желательно.
  4. Не обязательно.
  5. Только для классификационных исследований.
  6. Только для идентификационных исследований.
  7. Только для диагностических исследований.
      1. Только для ситуационных исследований.

Сведения об анкетируемом:

  1. Должность
  2. Образование:
  3. A. Юридическое Б. Техническое

B. Физическое Г. Химическое

Д. Иное:

  1. Стаж работы:

Е. В ОВД

Ж. По экспертной специальности

• 4. Регион

СПАСИБО ЗА ОКАЗАННУЮ ПОМОЩЬ.

187

Приложение 8 Иллюстрация интерфейса программы для автоматизированного составления заключений эксперта по итогам дактилоскопического исследования.

Пуж ! @] Докяменг1 - Microsoft W…   ^ЕХР
23 Вв в 0 ШШ@ 11:27

Рис. 1. Внешний вид программы в начале работы

188

Осуществите выбор клавишами Т1 и

? -lalx Авто j^J [. :i ча © m ejs AJ

FPEX

МВД России

gjngcuj ! []Докамент1 - Microsoft W… ft$EXP
^1в « Ш@ и’ 11:28

Рис. 2. Главное меню программы, автоматически предлагаемое при загрузке

189

Г~А^ и ni gj ei ш\ jgfig AJ

FPEX

ИВА России

Текст заключения от 07/04/03

Перед экспертом поставлены вопросы Исследование .

i I I I I i i i I I i I I I I I i I i I i i I i i i i i I I i I I i i i I i i i I i i I i i i i i i i i l i I i i i i i

начал окончаний слияний разветвлений глазков фрагментов островков вил Tlr коротких линий ‘

:РГГГРГГРГРРГРГГРГГРРРРРРРРРРРРГГГРРРГРГРРРРРРГРРРРРРРРРРРРРРГГГГРРРРГГРРГ

)И И

РИСУЩИЙ ДЛЯ ДаННЫХ СЛеДОВ И ПОЗВОП;

следы для идентификации личности …

комплекс признаков

юмошьИШеча т

1 Ш

?И ЕУд але

(-Выход

1ЦПэск [ ЩДжаментТ - Microsoft W… Ц^ЕХР

^1б?$ ШШчШИ 11:31

Рис. 3. Интерфейс программы во время составления заключения эксперта. На всплывающем меню цветом выделены те пункты, которые автоматически будут вставлены в текст

190

^ Б п\щЩ т\ gjg A

FPEX

HBfl России

Текст заключения от 07/04/03

окончании

слияний

разветвлений

коротких линий

которые в совокупности с направлением потоков папиллярных линий , их

крутизной и частотой индивидуальный комплекс признаков ,

присущий для данных следов и позволяют сделать вывод о том ,
что

следы для идентификации личности

Перед экспертом поставлены вопросы Исследование .

Объекты на исследование поступили :

При изучении следа под лупой
с 4х кратным что в нём
достаточно чётко папиллярного узора в виде : начал

увеличением отобразились

не образуют

установление , детали строения

Ш Ж

ЕУдаленЕ ШЬВыход

[Паск] §Г) Документ! ? Microsoft W…  
    jgEXP

аз ш «* ш о шш в а 11:32

Рис. 4. Внешний вид программы при выборе необходимых данных из альтер- нативного списка меню. В тексте заключения цветом отмечено место, в которое будет помещен выбранный вариант

191

А^ 3 GNBI Ш\ ШШ? AJ

FPEX

МВД России

Текст заключения от 07/04/03

Перед экспертом поставлены вопросы

Исследование .

Объекты на исследование поступили : При изучении следа

лупой с &х кратным

в нём достаточно чётко

папиллярного узора в виде

увеличением отобразились

не пригодны

установленно . детали строения

папиллярных

вывод

sa

<? ЩШШШ 11:32

окончании

слиянии

разветвлений

коротких пиний

которые в совокупности с направлением потоков

индивидуальный комплекс признаков

позволяют

крутизной и частотой образуют присущий для данных следов и по следы для идентификации личности

iJEngc*   j[ Документ! ? Microsoft W… jjBEXP

Рис. 5. Внешний вид программы при выборе необходимых данных из альтер- нативного списка меню. В тексте заключения цветом отмечено место, в которое будет помещен выбранный вариант. Ранее выбранные варианты

уже находятся в тексте

192

Приложение №9 Блок-схема решения задачи на втором уровне

Лист №2 (Идентификационная задача)

Определение общих признаков следов обуви

22.

Определение, обувью какой ноги и какой частью подошвы оставлены следы

2.3

Установление возможности определения по .следу вида обуви, Да

Определение вида обуви по справочным материалам и каталогам продукции

Нет

Переход к блоку 2.5

Решение задачи

по блок-схеме

(Лист №4)

2.5

Определение частных признаков обуви в

следе

193

2.6

Установление индивидуальной совокупности общих и частных признаков

Анализ

наличия индивидуальной

совокупности

Нет

Формулирование вывода о непри- годности следов для идентификации

К О

н

Е

ц

Да

2.8

Установление и анализ общих признаков исследуемой обуви

Сообщить данный факт органу, назна- чившему экспертизу на предмет прове- дения химической, биологической или почвоведческой экспертизы (в случаях, если это необходимо, исходя из обстоя- тельств дела)

Переход к

блоку 2.11

194

2.11

Определение

Шплекса признаков, индивидуалй5

рующего

данную обувь

к Нет

? Формулирование вывода в форме

нпв ь о н

W Е

Ц

Да

2.12

Установление””—^^ Не т

‘необходимости проведения экспертного”- эксперимента

Переход к блоку 2.16

Да

2.13

Подбор условий и материалов для проведения экспертного эксперимента

2.14

Проведение эксперимента. Получение образцов для сравнительного исследования

2.15

Изучение механизма следообразования. Выбор образцов, наиболее подходящих для сравнительного исследования

2.16

Выбор способа проведения сравнительного исследования

195

2.17 Jr

Установление

необходимости использования

.АДИС.

Да 2.18

Установление

возможности использования

АДИС

Нет

Нет

Переход к

блоку 2.21

Формулирование

вывода в форме

НПВ в отношении

использования

АДИС

Да

2.19

Применение АДИС

2.20

Оценк а АДИС

резуль татов
исполь зовани я

К

о

Н Е

Ц Формулирование вывода об отсут- ствии тождества ь

w

196

.2*23

Сравнение частных признаков

2.24

Анализ и оценка совпадающих и различающихся частных признаков

Нет

2.26

Оценка совпадающих признаков. Объяснение различающихся

Формулирование вывода об отсутст- вии тождества

Переход к блоку 2.30

I

КОНЕЦ

2.27

Галичие устойчивости

совпадающих признаков,

индивидуальности в своей

совокупности и их

достаточности,

Нет

Переход к блоку 2.30

Да

197

2.28 ^ ^-^_

^—-“”"”Отсутствие щ ^ч”~”——^^^ разл] юбъяснимых^^^—^^Нет Ь Переход к блоку 2.30 \

дчий ^^^^^^ w

Да 2.29 v у г ь К

о н

Е Ц

К О

н

Е Ц Формулирование вывода о наличии тождества.

w

2.30 u

Формулирование вывода в вероятной форме ъ

w

198

Лист №3 (Диагностическая задача)

1.13

3.1

^становление достаточное^ предоставленного материала для решения диагностической задачи

к о н

Е

Ц Нет

? Формулирование вывода в форме

ШШ

W

3.2

Определение комплекса информативных признаков, необходимых для решения поставленной диагностической задачи

К О

н

Е

ц Нет Формулирование

вывода в форме

НПВ ь

W

W

199

Нет

Переход к блоку ЗЛО

Переход к блоку 3.10

К О Н Е Ц Нет Формулирование

вывода в форме

НПВ

^>
W

W

3.10

Оцен ка доста точно сти

резул ьтато в иссле дован ия для

юрму лиро вания вывш

Нет

Форм улир овани е

выво да в форм е

НПВ

К

о н

Е Ц

Да

3.11

Формулирование вывода в
вероятной форме

КОНЕЦ

200

Лист №4 (Классификационная задача)

1.13

4.1

Опре делен ие возм ожно сти

реше ния задач и имею щими ся

метод ами

Да

К

о н

Е Ц Нет >—? Формулирование выводов в форме

Н1Ш W

W

А2_

Выделение в исследуемых объектах информативных признаков

4.3

Определение значимости информативных признаков и их комплекса

Установление””””—*^^ Не т

^необходимости проведения экспертного, эксперимента

Переход к блоку 4.6

Да

4.5

Проведение экспертного эксперимента, оценка его результатов

201

Переход к блоку 4.8

Формулирован ие

вывода в форме

НПВ

да 4.9 г

Отнесение объекта исследования к опре- деленному классу.

4.10 1 г

к о н

Е Ц Формулирование вывода о принадлеж- ности объекта к определенному классу ь

W

К О

н

Е Ц

«УТВЕРЖДАЮ» Первый заместитель Волгоградской гии МВД России милищ^

Назаров С.Д. 2002 г.

о внедрении в учебный процесс компьютерных программ для

автоматизированного составления заключений эксперта,

разработанных адъюнктом ВА МВД России старшим лейтенантом

милиции Ярмаком К.В.

Комиссия в составе: председателя - подполковника милиции, доцента кафедры Трасологии и Баллистики, к.ю.н. Латышова И.В.; членов комиссии - подполковника милиции, доцента кафедры Трасологии и Баллистики, к.ю.н. Курина Г.И., полковника милиции, доцента кафедры трасологии и баллистики, к.ю.н. Зайцева В.Ф., настоящим актом подтверждает, что программы для автоматизированного составления заключений по судебной баллистической экспертизе, дактилоскопической экспертизе и исследованию пломб, разработанные адъюнктом Ярмаком К.В., внедрены в учебный процесс кафедры трасологии и баллистики факультета экспертов-криминалистов Волгофадской академии МВД России и используются при проведении практических и лабораторных занятий с курсантами 2-го и 3-го курсов.

Председатель комиссии

^-ST

Латышов И.В.

Члены комиссии:

Курин Г.И. Зайцев В.Ф.

«УТВЕРЖДАЮ»

П]

Замес^ИтУЯйГ’ид^рльника московского унмшйв*14^^^^|маучн9Й работе

-“ С.С.Маиля 2002 г.

АКТ

инсдрении результатов комиъю терных программ по

автоматизированному составлению экспертных заключений,

разработанных адьюиктом Волгоградской Академии МВД РФ

К.В.Ярмаком

Комиссия в составе: председателя - начальника кафедры оружиеведения и траср^рщиМосковского университета МВД РФ, кандидата юридических наук, Б.М.^ищ^а^шда. и членов - ‘заместителя начальника кафедры оружиеведения и трасологии^Москс-вского университета МВД РФ П.А. Дьяконова, преподаватель кафедрьг оружиеведения и трасологии Московского университета МВД РФ .И.Н.Ускова - составила настоящий акт в том, что компьютерные программы но автоматизированному составлению экспертных заключений, разработанных адъюнктом Волгоградской Академии МВД РФ К.В.Ярмаком использованы в учебном процессе при проведении
практических занятий со слушателями

<1»ЯКуЛКфеХа ПО ПОДГОТОВКС. .’^ССПР.рТПП-КрММИИЛТТИГТОЙ ППИМ1Т1Р.МЫя; Ки^нмфт.’мпич

ло дисциплине: “Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения” .

Председатель комиссии: ,

нач?1)Щ;ШК кафедры оружиеведения и

Tpacpjoj»HH

Московского университета МВД РФ,

ПОДПОЛКОВНИК милиции, к.ю*,н. ^S s~^S** Б.М.Вмшманов

ЧленьдК(>.миссии:

заместитель начальника кафедры

оружиеведения и трасологии <;

Московско! о университета МВД РФ, rAf/j/ , , &г&г подполковник милиции M.Ww^^’. 11.Д. Дьяконов

пщуаФлзватель кафедры оружиеведения и

трасологии

Московского университета МВД РФ, ‘ЙЙГх*^’’ И.Н.Усков

майор милиции

Зам. началь к.т.н., по СБ. Ша «30» о

МВД России щи и

АКТ

о внедрении в учебный процесс Саратовского юридического института МВД России автоматизированного комплекса К.В. Ярмака «Ручное огнестрельное оружие»

Мы, нижеподписавшиеся - зам. начальника по научной работе СЮИ МВД России полковник милиции Стальмахов А.В., начальник кафедры криминалистического оружиеведения подполковник милиции Федоренко В.А., доцент кафедры подполковник милиции Матов О.Р. составили настоящий акт о том, что автоматизированный комплекс «Ручное огнестрельное оружие» автора К.В. Ярмака внедрен в учебный процесс кафедры криминалистического оружиеведения по дисциплине: «Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза».

Зам. начальника по научной работе СЮИ МВД России

ПОЛКОВНИК’ МИЛИЦИИ

11ачальник кафедры криминалистического оружиеведения подполковник милиции

Доцент кафедры

криминалистического оружиеведения подполковник милиции

Стальмахов Л.В.

Федоренко В.Л.

Матов О.Р.

«УТВЕРЖДАЮ» ка ГУВД ти ции

А.Г. Останин

2003 г.

АКТ

о внедрении компьютерных программ, для автоматизированного со- ставления заключений эксперта по судебной баллистике, разработанных адъюнктом кафедры трасологии и баллистики ВА МВД России Ярмаком К.В. в,практическую деятельность ЭКУ ГУВД-Пермской области.

Щарроящий акт удостоверяет, что компьютерные программы для ав- томатизированного составлешщкзаключений по судебной баллистике, разработанные Ярмаком К.В., внедрены в практическую деятельность экс-пертно-крйминалистических подразделений г. Перми и Пермской области и используются при производстве криминалистических экспертиз и исследований для написания текстов заключений, а также в качестве источника информационно-справочных материалов.

Начальник ЭКУ ГУВД Пермской области подполковник милиции

В.А. Якубовский

Зам. начальника отдела ЭКУ ГУВД Лермской области подполковник милиции

В.В. Щербинин

Ст. эксперт ЭКУ ГУВД Пермской области капитан милиции

Д.М. Соболев

PHONE МО. : 560141 Dec. 19 2002 12:39PM PI

л к г

О внедрении компьютерных программ для автоматизированною составления заключений* эксперта по судебной баллистике» разработанных адыонктом кафедры трасологии и баллистики ВА МВД России Ярмаком К.В. в практическую деятельность ‘ЖУ УВД Курской области.

Настоящий акт удостоверяет, что компьютерные программы для ароматизированного составления заключении по судебной баллистике, разработанные Ярмаком КВ., внедрены в практическую деятельность гжспсртжькримина.мистичсских подразделений г.Курски и области и используются при производстве

криминалистических экспертиз и исследований для написания текстов заключений, а также в качестве источника информационно-справочных материалов.

Начальник ЭКУ УВД Курской области майор милиции

Начальник ЗКО УВД Г.Курска подполковник милиции

Старший эксперт

Иоложенкои A.Li.

I убин С.VI.

Крмолов К.

“У тв г рждл кг

Начальник ЭКУ ГУВД

составлении заключений эксперта, разработанных адъюнктом кафедры

трасологии и баллистики ВА МВД России, старшим лейтенантом милиции

Ярмаком К.В. в практическую деятельность ЭКУ ГУВД Волгоградской области.

Настоящий акт удостоверяет, что компьютерные npoip;i\i\n,i . ;;м автоматизированного составления заключений по судебной oa.unci и;;с. дактилоскопической экспертизе и экспертизе пломб, разработанные Ярмаком К.В.. внедрены в практическую деятельность зкепертно-кримипалпетичеекпх подразделений органов внутренних дел Волгоградской области и используются при производстве криминалистических экспертиз и исследований для написания IYKCI ок заключений, а также в качестве источника информационно- справочных материалов.

Данные программы ускоряют процесс составления заключения. стандартизируют тексты заключений, сокращается количество ошибок. и исключаются грубые нарушения методики производства криминалистическою исследования объектов.

Грппчепко СВ.

Зам. начальника отдела ЭКУ ГУВД майор милиции

Александров С/.

Главный эксперт ЭКУ ГУВД майор милиции

Старший эксперт ЭКУ ГУВД

капитан милиции ^-^С$ Островским с I

ЕРЖДАЮ» ского района

Петербурга ник милиции

ачальпик УВД Василсос

с^Х>^

АКТ

О внедрении компьютерных программ для автоматизированного составления заключений эксперта по судебной баллистике и дактилоскопии, разработанных адъюнктом кафедры трасологии и баллистики Волгоградской Академии МВД России Ярмаком К.В. в практическую деятельность экспертно- криминалистического отдела УВД Василеостровского района Санкт-Петербурга.

Настоящий Акт удостоверяет, что компьютерные программы для автоматизированного составления заключений по судебной баллистике и трасологии, разработанные Ярмаком К.В., внедрены в практическую деятельность экспертно- криминалистического отдела УВД Василеостровского района Санкт-Петербурга и использую гея при производстве криминалистических экспертиз и исследований для написания текстов заключений, а также в качестве источника информационно-справочных материалов.

Начальник ЭКО УВД Вас, Санкт-Петербурга Капитан милиции Ткачев В.Н.

Заместитель Жарков А.Б.

-•?””>

Эксперт Большаков И.Е.