lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Славгородских, Татьяна Анатольевна. - Предмет доказывания обстоятельств гражданского иска в российском уголовном судопроизводстве: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Оренбург, 2003 146 с. РГБ ОД, 61:03-12/1436-9

Posted in:

0,3- ‘/?& -j?

ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

на правах рукописи Славгородских Татьяна Анатольевна

ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Специальность 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации А.П. Гуськова

ОРЕНБУРГ - 2003

2

СОДЕРЖАНИЕ Введение 3

v

Глава 1. Природа и сущность обстоятельств, V подлежащих доказыванию по гражданскому иску

в уголовном деле 13

§ 1. Природа гражданского иска в уголовном процессе 13

§ 2. Правовое понятие и сущность вреда,

причиненного преступлением 29

§ 3. Обстоятельства, относящиеся к характеру

и размеру вреда, причиненного преступлением 45

Глава 2. Доказывание обстоятельств, относящихся

к гражданскому иску в уголовном деле 59

§ 1. Характеристика доказывания обстоятельств

гражданского иска 59

§ 2. Средства доказывания обстоятельств

гражданского иска 77

V

§ 3. Понятие и значение достаточности доказательств

по гражданскому иску в уголовном деле 92

Глава 3. Процессуально-правовые вопросы исследования обстоятельств гражданского иска в судебном разбирательстве 105

§ 1. Полномочия судьи по поступившему в суд

уголовному делу в стадии подготовки

к судебному заседанию для обеспечения

рассмотрения судом гражданского иска

о возмещении вреда 105

§ 2. Пределы исследования обстоятельств,

относительно гражданского иска

в судебном заседании 116

Заключение 128

Библиография 132

Приложени я

143

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Феде- рации, принятая в 1993 году заложила базу для изменения правовой системы России, что позволило переосмыслить положение человека в обществе.

Приоритет социальных интересов в нашей стране стал заменяться гла- венством прав и свобод личности. В ст.6 принятого Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (Далее - УПК РФ) закреплено, что назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц как, потерпевших от преступлений, так и подвергающихся уголовному преследованию.

Во всем цивилизованном мире давно провозглашена абсолютная цен- ность прав человека, подчинение государства и общества интересам граждан. И хотя в ст. 123 Конституции РФ подчеркивается, что «судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон», однако потерпевший с предоставленными ему правами и свободами все еще остается наименее защищенным участником процесса, несмотря на то, что защита потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсации причиненного преступлением вреда - является конституционной обязанностью государства.

Признание человека высшей ценностью заставляет сегодня по иному взглянуть не только на правовое положение потерпевшего в уголовном судопроизводстве, но и на вопросы возмещения причиненного преступлением имущественного вреда, а также в с вязи с этим компенсацией морального вреда. На страницах печати, как до принятия УПК, так и после его принятия постоянно ведутся оживленные дискуссии среди ученых и практиков о назначении гражданского иска в уголовном процессе.

Если одни предлагают вообще отказаться от института гражданского иска в уголовном процессе, то другие наоборот считают необходимым расширить сферу действия гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

4

По общему правилу и в пределах уголовного судопроизводства в рам- ках уголовного дела возможно рассмотрение гражданского иска лица, понесшего имущественный вред от преступления и одновременно компенсацию морального вреда. Достигается это через доказывание обстоятельств, обозначенных в п.4 ст. 73 УПК. Сегодня закон допускает в качестве гражданского истца физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда при условии, что такой вред причинен ему непосредственно преступлением (чЛ. ст.44 УПК).

Совместное рассмотрение гражданского иска с решением вопроса об уголовном обвинении позволяет обеспечить наиболее быстрое восстановление имущественных прав потерпевшего, гражданского истца, исключает вынесение противоречивых решений по одним и тем же вопросам и вместе с тем обеспечивает конституционную охрану прав потерпевшего.

Защиту потерпевших от преступлений следует рассматривать как одно из ведущих направлений современной международной защиты жертв преступлений. А это означает, что необходимо говорить о существовании минимальных международных стандартов по обеспечению прав потерпевших от преступлений, а потому сегодня правомерно ставить вопрос: соблюдаются ли эти стандарты в законодательстве РФ, насколько адекватно и полно международно- правовые принципы защиты прав потерпевшего реализованы в нормах российского уголовного и уголовно-процессуального права?

Еще И.Я. Фойницкий в свое время отмечал, что гражданский иск в уголовном процессе: «является элементом дополнительным, присоединяющимся, он лишь примыкает к уголовному обвинению, образует его стороннюю часть, отсюда подчиненная природа его»1. Несомненно, что гражданский иск подлежит рассмотрению судом не иначе как совместно с уголовным делом, а всякое обстоятельство, устраняющее уголовное обвинение, устра-

1 фойницкий И.Я- Курс уголовного судопроизводства. - Санкт-Петербург: Изд- во Альфа, 1996.-С.74.

5

няет из уголовного дела и гражданский иск. Следовательно, п.4 ст.73 УПК, называя обстоятельства, подлежащие доказыванию относительно характера и размера вреда, причиненного преступлением, ориентирует на доказывание не только уголовно-правовых оснований, раскрывающих причинение вреда непосредственно совершенным преступлением, но и создает уголовно-процессуальные предпосылки для признания лица гражданским истцом для обеспечения защиты прав истца в уголовном процессе. В этой связи группа обстоятельств, относящихся к гражданскому иску и подлежащая доказыванию по делу, должна включать в себя такую совокупность обстоятельств, которая бы позволяла более полно устанавливать основания гражданского иска и соответственно обеспечивать разрешение его судом.

Проблемам доказывания группы обстоятельств, относящихся к харак- теру и размеру вреда, причиненного преступлением на основе нового УПК, включая гражданский иск, пока что не посвящено ни одного специального монографического исследования, хотя до принятия УПК РФ вопросы гражданского иска в уголовном процессе были предметом исследования в ряде работ российских ученых.

Так, проблеме гражданского иска в уголовном процессе, начиная с 60-х годов прошлого столетия, уделялся повышенный интерес со стороны многих ученых-процессуалистов.

Отдельные аспекты этой проблемы были исследованы в кандидатских и докторских диссертациях таких известных ученых-процессуалистов как Э.В. Аванесова, В.А. Азарова, Ю.Д. Адояна, С.А. Александрова, Л.М. Батычко, В.П. Божьева, В.Г. Власенко, П.П. Гуреева, В.Г. Даева, А.П. Клюшниченко, 3.3. Зинатуллина, Л.С. Кобленц, Л.Д, Кокорева, Н.В. Кузнецовой, СМ. Курмакаева, Э.Ф. Куцовой, А.Г. Мазалова, В.А. Матюхина, Е.С. Никулина, В-Т. Нор, И.Л. Петрухина, В.Я. Понарина, В.М. Савицкого, Л.С. Фурман, М.А. Чельцова, В.А. Чичко и других.

Относительно предмета доказывания по гражданскому иску в уголовном процессе, то этой теме была посвящена кандидатская диссертация А.Г.Финагенова (Краснодар, 1998 г.)

6

В последние годы отдельные вопросы этой темы подвергались исследо- ванию в кандидатских диссертациях ОА.Тарнавского (Екатеринбург 2001 г.), А.В. Тимошенко (Челябинск 2002 г.), Курбанова Ю.В. (Москва 2002 г.)

Предмет доказывания по уголовному делу как система (совокупность) обстоятельств, имеющих уголовно-правовое значение, служит также основанием применения норм гражданского права либо иных норм отраслей ци-вилистического цикла, а потому от правильного установления предмета доказывания по делу напрямую зависит законность, обоснованность и справедливость принимаемых судом решений в отношении гражданского иска.

На практике весьма часто допускаются неоправданные ошибки в процессе расследования, а также рассмотрения гражданского иска в уголовном деле.

Отсутствие теоретических разработок и рекомендаций практического характера по данной теме после принятия УПК РФ порой неблагоприятно сказывается на решении ряда связанных между собой процессуальных вопросов, относящихся к рассмотрению и разрешению гражданского иска при производстве по уголовному делу.

Кроме того, надо отметить, что почти все предыдущие работы (за ис- ключением кандидатской диссертации А.В. Тимошенко, Ю.В. Курбанова) основаны на анализе прежнего уголовно-процессуального законодательства. А между тем новый УПК качественно по-иному решает многие вопросы производства дел, связанных с гражданским иском. Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности поставленных проблем теоретической и практической значимости.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в результате причинения преступлением имущественного вреда, направленное на его возмещение, сущность, содержание и природа доказывания обстоятельств гражданского иска, общая и специальная научная литература, посвященная исследуемой проблеме.

Предмет исследования составили нормы уголовного, уголовно-про- цессуального права, а также правоприменительная практика.

7

Цель диссертационного исследования заключается в разработке те- оретических и практических положений, касающихся предмета доказывания гражданского иска в уголовном деле, определении места и роли данного правового института в системе гарантий прав человека, выявлении возможных путей совершенствования законодательства, регулирующего доказывание обстоятельств гражданского иска в уголовном процессе.

Целевое назначение исследования обусловило решение следующих задач:

  • раскрыть предмет доказывания гражданского иска в уголовном деле. Исследовать взаимосвязь уголовно-правовой основы для доказывания обстоятельств гражданского иска в уголовном деле;
  • показать роль и социальное назначение самостоятельного предмета доказывания гражданского иска в уголовном деле, выделив из общего предмета доказывания обстоятельства, относящиеся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением;
  • определить основания возмещения имущественного вреда, выявить и исследовать проблемы связанные с ними;
  • изучить формы возмещения имущественного вреда;
  • изучить статус гражданского истца и исследовать проблемы, связанные с наличием двойного процессуального статуса потерпевшего и гражданского истца в процессе доказывания;
  • обобщить и проанализировать судебную практику по рассмотрению и разрешению гражданского иска;
  • сформулировать предложения по совершенствованию законодательства по обеспечению гражданского иска в уголовном процессе.
  • Методологическая основа, методика и эмпирическая база диссер- тационного исследования базируется на общенаучном диалектическом методе познания объективной действительности. Достоверность и обоснованность результатов работы обеспечивается за счет комплексного использования диалектического и частнонаучного методов: исторического, логическо-

8

го, юридического, сравнительно-правового, системно-структурного, а также метода конкретно-социологических исследований.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, основаны на исследовании Конституции РФ, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданско-процессуального права, а также отдельных положений зарубежного и иного законодательства.

Сбор эмпирического материала проводился в 2002-2003годах. Было обобщено 180 уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период 2001-2003 гг. Опрошено 72 человека гражданских истцов, потерпевших (их представителей).

Научная новизна диссертации заключена в том, что на монографи- ческом уровне, впервые после принятия УПК РФ, комплексно исследуются вопросы уголовно-процессуального доказывания гражданского иска в уголовном деле с позиции конституционного принципа состязательности сторон, закрепленного в ст. 15 УПК РФ, где потерпевший, гражданский истец, их представители представлены на стороне обвинения, пользующиеся равными процессуальными правами для отстаивания своих интересов в уголовном деле. Анализируется современное состояние правоприменительной практики судебных органов, а также научные разработки последних лет, что имеет не мало важное значение в условиях проводимой судебно-правовой реформы в нашей стране.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Пункт 4 ст.73 УПК ориентирует на доказывание состава преступле- ния в совокупностью с п. 1,2,3 ст.73 УПК, поскольку речь идет о причинной связи между событием преступления и последствиями действий лица, их совершивших (характер и размер вреда). Производство по иску в уголовном деле по сути есть составная часть уголовного судопроизводства. Отсутствие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела исключает рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе.

9

Гражданский иск может быть разрешен по существу лишь одновре- менно с вынесением приговора и судьба иска в уголовном деле всегда зависит от решения вопроса о виновности подсудимого.

  1. Поскольку уголовное судопроизводство, как особый вид социально- правовой деятельности призвано обеспечить защиту прав и законных интересов физических и юридических лиц, потерпевших от преступлений (ч. 1 ст.6 УПК), то гражданский иск в уголовном деле, есть универсальное средство судебной защиты прав и законных интересов потерпевших. Он является единым правовым понятием, как для гражданского, так и уголовно-процессуального права.
  2. Установление характера и размера вреда имеет не только уголовно- правовое значение для решения вопроса о наличии или отсутствии состава преступления, о виновности лица, правильной квалификации преступления, но и разрешения судом заявленного гражданского иска.
  3. Доказывание обстоятельств, связанных с гражданским иском, воз- ложено на гражданского истца, который является участником уголовного судопроизводства на стороне обвинения. Его функция в уголовном деле исключительно функция обвинения.
  4. В основе механизма правового регулирования гражданского иска в уголовном процессе заложено комплексное правовое образование - доказательственное право. Предметом регулирования являются отношения, складывающиеся между правоприменителем и участвующими лицами по собиранию, исследованию и оценке доказательств.
  5. При доказывании обстоятельств заявленного гражданского иска по уголовному делу, должен быть свой предмет доказывания. Аналогично тому, как профессор А.П.Гуськова из общего предмета доказывания (ст.73 УПК) выделяет отдельным его элементом выделяет обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого1, диссертантом предлагается выделить в от-
  6. 1 Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемные вопросы науки я практики). Монография. Оренбург. Издат.Центр ОГАУ. 1966.

-С.72.

10

дельный предмет доказывания обстоятельства, подлежащие доказыванию по гражданскому иску, обозначив в ст. 731 УПК, куда предлагается включить:

  • наличие вреда, причиненного физическому или юридическому лицу или их имуществу, его характер;
  • наличие причинной связи между действиями (бездействием) обвиняемого в совершении преступления и нанесенным вредом;
  • размер причиненного вреда;
  • степень вины причинителя вреда;
  • имущественное положение обвиняемого лица, которое может быть привлечено по делу в качестве гражданского ответчика;
  • наличие имущества, на которое может быть обращено взыскание.
  1. Доказывание гражданского иска в уголовном деле проводится по правилам, установленным УПК с учетом прав гражданского истца, которые перечислены в ч.4 ст.44 УПК. Анализируя отраженные в законе права гражданского истца, можно констатировать, что законодатель предоставил возможность гражданскому истцу включиться в процесс доказывания для поддержания иска (ч. 1. ст. 86 УПК) и давать показания (п.5 ч.4 ст.44 УПК). Между тем, анализируя статус гражданского истца, находим, что законодатель не указал в качестве кого он может быть допрошен в ходе производства по делу. Учитывая, что гражданский истец одновременно является также и потерпевшим, то он является носителем двойного процессуального статуса. При данных обстоятельствах гражданский истец использует свое право как по- терпевший. Права, перечисленные в ч.2 ст.42 УПК, позволяют потерпевшему, являющемуся физическим лицом, давать показания и в части гражданского иска. Что касается гражданского истца, когда им является юридическое лицо, то здесь возникают определенные трудности ввиду неурегулированности этого в законе.
  2. Если средством установления обстоятельств, подлежащих доказы- ванию по делу, являются доказательства (ч.1 ст.74 УПК), то в качестве дока-

11

зательства должны быть названы и показания гражданского истца, а потому ч.4 ст. 44 УПК необходимо соответственно дополнить таким указанием.

Если гражданский истец на основании ч.4 ст.44 УПК имеет право пред- ставлять доказательства, то непонятно почему данные им сведения, относящиеся к характеру и размеру вреда, причиненные преступлением, которые обозначены в предмете доказывания, не являются доказательствами. Такая несогласованность положений между ст.ст.73 и 74 УПК существенно вредит статусу гражданского истца и в целом его процессуальному положению. Отсюда в законе должно быть отражено такое дополнение.

  1. Процессуальные права и обязанности гражданского истца не оди наковы на различных стадиях процесса. Поскольку гражданский истец на ходится на стороне обвинения, обеспечивая выполнение обвинительной фун кции, а потому должен представлять доказательства суду в соответствии со ст.274 УК РФ наряду с прокурором в числе первых.

  2. Если имеет место совмещение в одном лице двух участников про- цесса, то следовало бы в таком случае, разграничить права потерпевшего и права гражданского истца. Поэтому необходимо было бы отразить об этом в постановлениях как потерпевшего, так и гражданского истца. Целесообразно эти права не только перечислять в постановлениях, но также обязать органы предварительного расследования вручать копию постановления гражданского истца отдельно от копии постановления потерпевшего.
  3. УПК не регламентирует порядок допроса гражданского истца, а он необходим. Потому предлагается дополнить закон нормой, регламентирующей порядок допроса гражданского истца.
  4. Теоретическая значимость работы состоит в научном обосновании предмета и предела доказывания гражданского иска по уголовному делу в российском судопроизводстве. Результаты данного диссертационного исследования могут способствовать дальнейшему реформированию российского уголовно-процессуального законодательства. Причем в качестве руководящего начала реформирования должны выступать принципы состязательно-

12

сти уголовного судопроизводства и равноправия сторон, а также приоритет прав, свобод и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений на уровне международных стандартов охраны прав личности.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содер- жащиеся в нем положения, выводы и рекомендации могут быть использованы:

1) в правотворческой, следственной, прокурорской, судебной и адво- катской деятельности. Сформулированные в диссертации научно- практические рекомендации направлены на решение проблем по защите имущественных прав лиц, пострадавших в результате преступных посягательств; 2) 3) в учебном процессе при чтении лекций, проведении практических занятий по курсу «Уголовно-процессуальное право». 4) Апробация результатов исследования. Научные положения, сфор- мулированные в диссертации, получили свою апробацию. Так, многие положения диссертации опубликованы в специальной литературе: в статьях вузовских научных сборников по теме исследования, а также изложены в выступлениях автора на теоретических семинарах и конференциях. Кроме того диссертантом опубликовано учебное пособие «Доказывание обстоятельств гражданского иска в уголовном процессе» в помощь студентам, изучающим курс уголовно- процессуального права Российской Федерации и спецкурс «Доказывание и принятие решений в уголовном судопроизводстве».

Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав и заключения. Первая и вторая главы состоят из трех параграфов, третья представлена двумя параграфами. В состав работы входит список использованных источников, состоящий из перечня нормативных материалов, судебной практики, приложения в виде анкет и справки по данным обобщения 180 уголовных дел, рассмотренных судьями г. Оренбурга и Оренбургской области.

13

Глава 1. ПРИРОДА И СУЩНОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ,

ПОДЛЕЖАЩИХ ДОКАЗЫВАНИЮ ПО

ГРАЖДАНСКОМУ ИСКУ В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ

§ 1. Природа гражданского иска в уголовном процессе

А.Д. Прошляков в своей монографии «Взаимосвязь материального и процессуального права», проведя анализ высказываний ученых- правоведов относительно единства материального (уголовного права) и уголовно-процессуального права, заключает: «Система права состоит не из равнозначных, абсолютно независимых друг от друга отраслей права, а из комплексов, каждый из которых образуется несколькими отраслями права и непосредственно входит в систему права, как сложную с точки зрения иерархии и взаимосвязей отраслей права социальную систему»1.

Если учесть, что уголовное и уголовно-процессуальное право, как со- ставляющие части этой системы, связаны между собой общностью задач и принципов, то эта связь характеризуется многоступенчатостью и осуществляется на уровне отраслей, институтов, понятий и терминов. Для каждой отрасли права существует свой предмет правового регулирования.

Если уголовное право устанавливает основания уголовной ответствен- ности, формулирует понятие преступления, определяет виды преступлений, раскрывает понятие и цели наказания, а также их виды, то уголовный процесс представляет собой систему правовых средств, обеспечивающих применение норм уголовного права путем установления фактических обстоятельств события преступления, лица, совершившего определенные действия, его виновность, формы его вины и мотивы, последствия его действий и др. Обе эти отрасли права имеют общие задачи.

1 Прошляков А.Д- Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. - Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 1997. - С.21.

14

Задачами уголовного права является охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Уголовный кодекс РФ для осуществления этих задач устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.

Уголовно-процессуальное право, в свою очередь, как гласит УПК РФ1, направлено на:

  1. защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
  2. защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (чЛ ст.6 УПК).
  3. Различные правовые нормы выполняют различные функции в процессе правового регулирования. Одни нормы носят общий для всей деятельности характер, определяя задачи, принципы, правовое положение субъектов уголовно-процессуальных отношений, другие — условия производства в определенной стадии, третьи — регулируют условия и порядок конкретного следственного или судебного действия и т.д.2

Стало быть, на уровне комплексного подхода связь уголовного права и уголовного процесса базируется на общности понятий отраслей права, институтов, терминов и взаимосвязи предметов регулирования и главное - на общих в законе задачах. Что касается взаимосвязи гражданского права и граж-

1 В дальнейшем сокращенно: УПК.

2 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - М.: Юрист, 2001. - С.53.

15

данского процесса, то она также основана на этих же принципах связи и вместе с тем имеет общие связи в плане доказательственной деятельности.

Относительно гражданского иска в уголовном судопроизводстве, то здесь можно отметить, что также присутствует взаимосвязь, хотя по своей природе и различных отраслей права, но все же объединяющихся таким единым понятием, как юридическая возможность возмещения причиненного преступлением вреда, как способ защиты субъективных гражданских прав. Думается, что в этом случае прав был И.Я. Фойницкий, когда писал: «Гражданский иск в уголовном процессе является элементом дополнительным, присоединяющимся, он, лишь примыкая к уголовному обвинению, образует его стороннюю часть, отсюда подчиненная природа его»1.

Развивая далее мысль о подчиненности и самостоятельности граждан- ского иска в уголовном деле, И.Я. Фойницкий подчеркивал, что гражданский иск подлежит рассмотрению суда не иначе как совместно с уголовным делом, а всякое обстоятельство, устраняющее уголовное обвинение, устраняет из уголовного дела и гражданский иск. «При разрешении иска уголовный суд руководствуется законами гражданского судопроизводства тогда лишь и на столько, насколько применение этих законов не находится в противоречии с порядком уголовно-процессуальным и оказывается практически возможным»2.

И удивительно, как правильно подчеркивалась им взаимосвязь обо- значенных отраслей права: «Уголовное обвинение определяется началом публичным, гражданский же иск - началом частным; воля сторон признается здесь верховным законом. Поэтому участвующий в уголовном деле гражданский истец может во всякий момент разбирательства дела изменить свои исковые требования, даже совсем отказаться от них, не оказывая влияния на уголовное обвинение. Отказ потерпевшего от возмещения за вред и убытки

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - Санкт-Петербург: Изд- во «Альфа», 1996.-С.79.

2 Там же. - С.79.

16

не признается отказом от обвинения, тогда как, наоборот, отказ от обвинения признается вместе с тем и отказом от гражданского иска, если противное не было специально оговорено»1.

Сказанное может быть подкреплено позицией Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, В.М. Савицкого, А.А. Мельникова: «Существенная осо- бенность гражданского иска в уголовном процессе состоит в том, что в то время, как в гражданском процессе иск составляет его основу, в уголовном процессе гражданский иск занимает место, целиком обусловленное обвинением и подчиненное обвинению. Производство по иску в уголовном деле есть часть уголовного процесса»2.

Таким образом, гражданский иск выступает единым правовым понятием как для гражданского, так и для уголовного процесса. И правильно в этой связи писал В.М.Савицкий: «Сущность иска и в том, и в другом виде процесса едина»3. Поскольку иск — одно из стержневых понятий и один из центральных институтов гражданско-процессуального права, учение, о котором наиболее полно разработано в гражданско- процессуальной науке, то обращение к нему в науке уголовного процесса оправдано потребностью как самой науки, так и практикой.

В теории гражданского процесса господствовало мнение, что граж- данский иск - это есть обращение юридически заинтересованного лица к суду с просьбой о рассмотрении гражданско-правового спора и защите гражданских прав или охраняемых законом интересов4. Существовала и другая точка зрения, которая исходила из наличия двух понятий иска: процессу-

1 Там же.-С. 79.

2 Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе // В кн.: Полянский Н.Н., Строгович М.А., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебно го разбирательства. - М., 1983. - С. 120.

3 Там же. - С. 120.

4 Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С.Юдельсона. - М., 1965.-С.189.

17

ального, т.е. обращенного к суду требования как способа защиты права, и материального, как материально-правовое требование к ответчику1.

В.Г. Даев, характеризуя взгляды ученых, высказал суждение, что не вызывает сомнения наличие у исковых требований материально- правового содержания, определяемого характером материальных правоотношений, однако содержание это не тождественно самому требованию, являющемуся процессуальным средством осуществления материального права и законодательства: «Иск - это проявление деятельности, направленной на возникновение процессуальных отношений и облеченной всегда в процессуальную форму»2.

С позиции М.А. Гурвича, в гражданском процессе можно говорить лишь об иске в процессуальном смысле, т.е. как о процессуальном действии по возбуждению процесса. Относительно же материально- правового понятия можно говорить применительно только к гражданскому праву3.

Гражданский иск, как заключают А.А. Добровольский, Д.М. Чечот, есть единое понятие, в котором органически соединены требования истца к ответчику (материально-правовая сторона) и требования истца к суду о защите права (процессуальная сторона)4. С этим суждением, как представляется нам, следует согласиться и надлежит поддержать его.

Утверждалось также, что гражданский иск в уголовном процессе есть институт как гражданского, так и уголовно-процессуального права, т.е. наличествует межотраслевой институт5. И.С. Фурман считал, что гражданский иск в уголовном процессе является правовым институтом гражданс-

1 Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе: Изд-воЛГУ, 1972.-С.6.

2 Там же. - С.6.

3 Советский уголовный процесс / Под ред. М.А. Гурвича. - М., 1975. - С. 101.

4 Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. - М., 1965. - С.12.; Че чот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968. - С.70.

5 Советский гражданский процесс / Под ред. А.А. Добровольского и А.Ф. Клей- нмана.-М., 1970.-С.121.

18

кого процессуального права, применяемым для регулирования при определенных условиях некоторых имущественных отношений в сфере уголовного судопроизводства методами гражданского процессуального права1.

По мнению В.Т. Нор, гражданский иск в уголовном процессе имеет двойственную правовую природу: по материальной природе он является гражданским в широком смысле этого термина, а по процессуальной - уголовно-процессуальным2 .

Л.М. Батичко, в свою очередь, отмечая, что в теории уголовного про- цессуального права длительное время исследуется проблема правовой природы института гражданского иска в уголовном процессе, и со своей стороны считает, что этот подход в настоящее время себя исчерпал, хотя до сих пор нельзя сказать, что проблема эта решена3. Свои исследования она сосредоточила на специальных признаках исковой формы защиты в уголовном процессе. Сформулированные ею результаты исследования относительно определения гражданского иска в уголовном процессе заключены в следующем: «Гражданским иском в уголовном процессе называется обращенное через суд первой инстанции в порядке уголовного судопроизводства материально- правовое требование гражданского истца к гражданскому ответчику о возмещении ущерба, причиненного преступлением»4. По сути, в этом определении соединены требования истца к ответчику (материально- правовая сторона) и требования истца к суду о защите прав (процессу- альная сторона).

1 Фурман И.С. Гражданский иск в уголовном деле в советском процессе. - М., 1955.-С.4.

2 Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. - Киев: Изд-во Высшая школа, 1989. - С. 17.

3 Батичко Л.М. Проблемы исковой защиты и защиты имущественных интере сов в уголовном судопроизводстве: Кандидатская диссертация. - Ижевск, 1998.-С.7.

4 Там же. - С.8.

19

По-разному выражали свое мнение исследователи относительно обо- значенных подходов к понятию гражданского иска. Например, В.Г. Даев категорично высказал суждение, что институт гражданского иска в уголовном процессе, регулирующий деятельность гражданского истца, обвиняемого, гражданских ответчиков, следователя, прокурора, судьи и других участников уголовного судопроизводства по поводу имущественных последствий преступления именно в процессе расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел по предмету правового регулирования, может быть институтом только уголовно- процессуального права1.

Аналогично высказал свое суждение Ю.П. Адоян2.

А.Г. Мазалов сформулировал свое отношение к рассматриваемому воп- росу так: «Особенности уголовного процесса не меняют юридической природы иска, он и в этом случае остается обычным иском о присуждении»3. Учитывая юридическую природу института гражданского иска в уголовном деле, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников еще в свое время охарактеризовали его как «комплексный правовой институт», где применяются нормы гражданского процессуального права в той мере, в какой они дополняют нормы уголовно-процессуального права и не противоречат принципам последнего4. Авторы, хотя и подчеркивали общую природу гражданского иска в уголовном и гражданском судопроизводстве, все- таки считают правильным вывод П.П. Гуреева о том, что в определен- ном смысле «гражданский иск в уголовном деле существенно отличается от

1 Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе: Изд-воЛГУ, 1972.-С.8.

2 Адоян Ю.Р. О гражданском ответчике в советском уголовном процессе / Пра воведение. - 1966. - №1. - С.32

3 Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1977. - С.7.

4 Полянский Н.Н., Строгович М.С, Савицкий В.М., Мельников А.А. Пробле мы судебного права. -С.120-121.

20

иска, разрешаемого в порядке гражданского судопроизводства»1. Они под черкнули: «Существенная особенность гражданского иска в уголовном про цессе состоит в том, что в то время, как в гражданском процессе иск состав- ляет его основу, в уголовном процессе гражданский иск занимает место, \ целиком обусловленное обвинением и подчиненное обвинению»2. Да, дей-

ствительно, производство по иску в уголовном деле есть часть уголовного процесса. Поэтому отсутствие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела исключает разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Не допускается рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе и в отношении лиц, дела о которых прекращены или приостановлены, а также в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости3.

Как надо понимать, процессуальные нормы реализации уголовного и гражданского права существенно отличаются одни от других, так как при их создании законодатель учитывал природу, характер и свойство этих отраслей. Правовая природа и характер этих норм не могут не наложить отпечаток на порядок их реализации в уголовном процессе, а производство по

гражданскому иску в уголовном процессе, конечно же, испытывает на себе влияние общих начал гражданского судопроизводства. Как считают О.А. Тар-навский4, А.В. Тимошенко5, и мы присоединяемся к их мнению, что научно

1 Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1961.-С.8.

2 Полянский Н.Н., Строгович М.С., Совицкий В.М., Мельников А.А. Пробле мы судебного права. - С Л 22.

3 Там же.-С. 122.

4 Тарнавский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе: Учебное пособие. -Оренбург, 2000.-С. 18.

5 Тимошенко А.В. К вопросу о применении норм гражданского процессуаль ного права в уголовном процессе // Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ: Материалы Междуна родной научно-практической конференции. - Челябинск, 2001. - С. 143.

21

оправдано, в данном случае, использовать теорию единого понятия иска, в соответствии с которым иск - это единое понятие, в котором соединены требования истца к ответчику (материально-правовая сторона) и требования истца к суду о защите нарушенного права (процессуальная сторона).

В.М. Савицкий, в свою очередь, подчеркивал так же, что: «Сущность иска в том и другом виде процесса в принципе едина»1. А.В. Тимошенко правильно замечает, что О.А. Тарнавский, используя иск, как один из институтов гражданского процессуального права, сформулировал понятие гражданского иска в уголовном процессе следующим образом: «Иск - это материально-правовое требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, его полномочного представителя или в его интересах прокурора к обвиняемому или лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, о возмещении этого ущерба, заявленное органам, ведущим уголовный процесс, и разрешаемое судом совместно с уголовным делом»2. Это определение отражает суть гражданского иска в уголовном деле. По нашему мнению, действующий уголовно-процессуальный закон не содержит определения гражданского иска в уголовном деле, а потому сформулировать его является одной из задач современной теории уголовного процесса, по- скольку научная ценность и практический смысл его будут заключаться в уяснении пределов использования исковой формы защиты нарушенных преступлением субъективных имущественных прав потерпевших - физических, а также юридических лиц на основе принятого УПК РФ 2001 года в процессе доказывания обстоятельств, относящихся к гражданскому иску.

Принимая во внимание некоторые новеллы по УПК РФ, в частности, что гражданский истец — это не только физическое, но и юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно

1 Савицкий В. М. Указ. соч. - С. 122.

2 Тимошенко А. В. Указ. соч. - С. 143.

22

преступлением, и что гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда (ч. 1 ст.44 УПК), мы позволили себе сформулировать следующее определение гражданского иска. Гражданский иск в уголовном процессе есть требование лица (Физического, юридического), понесшего имущественный вред от преступления, к обвиняемому и лицам, несущим ответственность за его действия, о возмещении вреда, заявленное органам, ведущим судопроизводство, для разрешения его судом совместно с обвинением лица в преступлении.

Мы не разделяем позицию 3.3. Зинатуллина, который гражданский иск в уголовном процессе рассматривает как «совокупность процессуальных действий и отношений»1. В.Г. Даев, например, считает, что гражданский иск в уголовном процессе есть «обращение»2. Большинство процессуалистов, и мы присоединяемся к ним, с незначительными редакционными поправками определяют гражданский иск все-таки как требование гражданина или организации, понесших материальный ущерб от преступления (а также прокурора в его интересах), о его возмещении к обвиняемому или к лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, рассматриваемые судом совместно с уголовным делом.

Критикуя ошибочность позиции 3.3. Зинатуллина, В.А. Матюхин, как нам представляется, правильно считает, что гражданский иск следует расценивать не как деятельность, направленную на возмещение ущерба и обращение к суду, который при постановлении приговора либо удовлетворяет иск, либо отказывает. Здесь иск следует понимать как требование, а не деятельность и не как производство по уголовному делу3.

1 Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. -Казань, 1974.-С.52.

2 Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. -Л.: ЛГУ, 1972.-С.52.

3 Матюхин В.М. Защита гражданских прав в уголовном процессе: Диссерта ция на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Сверд ловск, 1988.-С.45.

23

Однако надо обратить внимание на то, что требование о защите иму- щественных прав обращено, прежде всего, к суду, поскольку только суд вправе вынести приговор и решить судьбу гражданского иска. Остальные органы государства и должностные лица совершают лишь организационные процессуальные действия, направленные на подготовку гражданского иска к судебному рассмотрению и разрешению по существу.

Итак:

  1. Гражданский иск в качестве способа защиты субъективных граж- данских прав как в гражданском, так и уголовном судопроизводстве является единым правовым понятием.
  2. Любой заявленный в уголовном процессе гражданский иск о возме- щении вреда, причиненного преступлением, отражает конкретное материально-правовое требование истца к ответчику, сущность которого состоит в возмещении причиненного преступлением нанесенного имущественного вреда.
  3. Требование лица, понесшего имущественный ущерб от преступления, о его возмещении, становится гражданским иском лишь тогда, когда оно заявлено в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.
  4. Самостоятельность процессуальной формы реализации материально- правового требования обусловлено существованием института граждан- ского иска в уголовном процессе, т.е. системы уголовно- процессуального права, регулирующего процессуальные отношения, возникающие в связи с предъявлением требований истца к обвиняемому о возмещении вреда, причиненного преступлением, а также производством по нему и его разрешением судом на основе процесса доказывания при состязательности уголовного судопроизводства.
  5. Механизм правового регулирования гражданского иска в уголовном процессе обусловлен взаимосвязью не только уголовного и уголовно- процессуального права, но также гражданского права и гражданско- процессуального права и представляет собой комплексный правовой ИНСТИТУТ.

24

Поскольку отрасли уголовно-процессуального и гражданско-процес- суального права отграничиваются друг от друга по предмету и методу регулирования, то в основе доказывания любого процесса лежит познавательный процесс, что является самым общим квалифицирующим признаком, подчеркивающим сходство процесса доказывания. Стало быть, появляется необходимость объединения этих норм в доказательственное право, выделяя при этом общность задач процесса доказывания в той или иной отрасли права. Заметим, что средства доказывания у них также одинаковы: доказательства. Порядок исследования доказательств имеет также общие черты, что обусловлено правовыми и психологическими причинами.

Предметом регулирования доказательственного права являются от- ношения, складывающиеся между правоприменительным органом и другими участвующими лицами по собиранию, исследованию, оценке доказательств.

Поскольку гражданский иск в уголовном деле является уголовно-про- цессуальным средством защиты нарушенных преступлением прав и очерченных законом интересов потерпевших лиц, то он, как надо понимать, подчиняется той процессуальной форме правового регулирования, в рамках которой находит свою реализацию. Поэтому уголовно-процессуальная деятельность и возникающие в этой связи процессуальные отношения, связанные с производством по гражданскому иску, регулируются нормами уголовно-процессуального закона, в том числе и нормами доказательственного права.

Доказательственное право, как пишет И.В. Решетникова, «обладает од- нородностью фактического содержания, юридическим единством и определенным законодательным обособлением. Независимо от того, в какой отрасли права содержатся нормы о доказательствах, и сформировались ли они в правовой институт или существуют как процедурные нормы, они обладают однородностью своего фактического содержания, т.к. регламентируют ту часть предмета правового регулирования соответствующей отрасли пра-

25

ва (гражданско-процессуального, уголовно-процессуального и др.), которая посвящена доказыванию»1.

Далее И.В. Решетникова, проводя различия отраслей права о доказа- тельствах, отмечает, что юридическое единство норм различных отраслей права о доказательствах двояко. С одной стороны, нормы о доказательствах могут образовать нормативный механизм. С другой стороны, эти же нормы

0 доказательствах в совокупности с аналогичными общими нормами о до казательствах других отраслей права образуют обособленный правовой ком плекс. подчиняясь закономерностям развития права в целом2.

Таким образом, появляется необходимость говорить о доказательствен- ном праве как о межотраслевом институте. А это означает, что изучение доказательственного права с позиции межотраслевого института можно рассматривать как проявление интеграции. Нормы, регулирующие доказывание в смежных однородных процессуальных отраслях права, образуют пограничный отраслевой институт. А они, в свою очередь, создают межотраслевое образование на основе дифференциации системы права.

В.Ф. Яковлев, положительно оценив идею межотраслевых правовых образований, подчеркивает, что «это указывает на существование разных структурных уровней в праве и на необходимость отказа от однопластного подхода к нему, как малоплодотворного, не позволяющего познать право во всех его проявлениях»3.

Далее В.Ф. Яковлев подчеркивает, что предмет отрасли права — группа однородных отношений, предмет межотраслевого образования - это разнородные отношения, требующие «единого управления путем согласованного применения различных отраслевых форм регулирования»4.

1 Решетникова И.В. Концепция доказательственного права // Правоведение. — 2000.-№1.-С. 194.

2 Там же.-С. 135.

3 Яковлев В.Ф. Отраслевая дифференциация и межотраслевая интеграция, как основа системы законодательства // Правоведение. - 1975. - №1. - С.20.

4 Там же. -С.21.

26

Отсюда следует, что наличие межотраслевых образований не проти- воречит действующей системе подразделения права на отрасли и институты. Эта лишь иная плоскость изучения одного и того же явления права1. Отсюда вывод, что, во-первых, комплексный подход к доказыванию как процессу, присущему многим отраслям права, позволяет, во-первых, изучать доказывание через узкое отраслевое видение проблемы доказывания и вместе с тем представляет доказывание как процесс, имеющий общие и специальные черты, позволяющие раскрыть возможность более быстрого восприятия правовых новелл в разных отраслях права по регулированию процесса доказывания. Во-вторых, как надо понимать, изучение доказательственного права через понятие межотраслевого института позволит устранять недоработки в общих нормах о доказывании отдельных отраслей права и соответственно способствовать созданию прочной основы для развития особенностей доказывания по конкретным категориям дел.

Теорию межотраслевого института поддерживали такие ученые, как Ю.К. Осипов, М.С. Строгович, А.С. Козлов, В. Зажицкий2.

А.В. Тимошенко в своей кандидатской диссертации высказывает об- ратное суждение: «Если бы институт доказывания был межотраслевым, то при разрешении гражданского иска в уголовном процессе следовало бы руководствоваться нормами гражданского процессуального права. Вместе с тем, большинство ученых полагают, что при доказывании гражданского иска

1 Решетникова И.В. Концепция доказательственного права // Правоведение. - 2000.-№1.-СЛ93.

2 Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. - Свердловск, 1973. - С.79, 81-82.; Строгович М.С. Уголовно-процессуальное право в системе советского права // Сов. гос-во и право. - 1957. - № 4. - С. 106.; Козлов А.С. О концептуальности теории доказательств в юрисдикции // Актуальные про блемы теории юридический доказательств. - Иркутск, 1984. - С.5-7; Зажиц кий В. Доказательственное право в гражданском, арбитражном и уголовном процессе. Сравнительный анализ // Российская юстиция. - 1993. - №20. - С.23-44.

27

следует руководствоваться нормами уголовно-процессуального права, т.к. в основе гражданского иска лежит преступление»1.

Думается, что такой довод не состоятелен, поскольку имеются и иные доводы ученых о том, что наличие межотраслевых образований не противоречит действующей системе подразделения права на отрасли и институты. И это лишь еще раз убеждает нас в том, что наступило время о формировании концепции доказательственного права.

Сегодня общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Подчеркнем, что ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, таких, как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международный акт о гражданских и политических правах (1966 г.), Европейская Конвенция «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений» (1983 г.), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (ООН, 1985 г.), предусматривают в рамках общей проблематики социально-правовой защиты жертв преступлений возмещение вреда. Именно это и явилось отражением правовой мысли, правовой политики государств мира, а также прав и интересов граждан. Поэтому возмещение вреда - это есть отражение восстановления социального порядка, по сути, отражение стержня системы правосудия. В заключительном документе Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Женева, 1-2 сентября 1975 г.) говорится: «…символическое возмещение ущерба вряд ли может хотя бы частично компенсировать боль и страдания, перенесенные потерпевшими

Тимошенко А.В. Теоретические и практические вопросы гражданского иска в предварительном расследовании: Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. - Челябинск, 2002. - С.83.

28

и их семьями, в особенности при отсутствии сочувствия и заботы со сто- роны общества»1.

Международное движение в защиту жертв преступлений достигло своих определенных высот в середине 80-х годов. Проблемам возмещения ущерба посвящены такие известные акты, как Европейская Конвенция 1983 г. «О компенсации жертвам насильственных преступлений», принятые в 1985 г. Рекомендации Европейского комитета ООН по проблемам борьбы с преступностью «О положении жертвы преступления в системе уголовного права и процесса»2, решения VII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению к правонарушителям (Милан 26 августа — 6 сентября 1985 г.) и принятие 29 Л1.1985 г. на основе этих решений Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью3.

Идя по пути построения правового государства, подтверждая привер- женность принципам, закрепляемым в международных актах, в целях конкретизации и реального осуществления важнейшего положения - высшей ценности прав и свобод человека, их гарантии со стороны государства, Россия в ст. 52 Конституции РФ закрепила, что права потерпевших от преступления охраняются законом и государство обеспечивает им компенсацию ущерба. причиненного преступлением.

К числу основных средств восстановления прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступления, а также юридических лиц, безус- ловно, относится гражданский иск в уголовном процессе.

1 V Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с право нарушителями. Экономические и социальные последствия преступности: но вые задачи в области исследования и планирования. - Женева, 1975. - С.26-27.

2 Рекомендации Европейского Комитета ООН 1985г. Страсбург. 1985 // Фонд ВНИИ МВД РФ. -М., 1992.-С.11-12.

3 Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений: Сб. науч ных трудов и нормативных материалов. -М., 1998.-С.61.

29

Итак, сформулируем следующее:

а) гражданский иск- это один из способов защиты субъективных граж данских прав;

б) он является единым правовым понятием как для гражданского, так и уголовного процессуального права, поскольку основан на предмете ме жотраслевого образования - доказательственном праве;

в) гражданский иск есть иск о присуждении по волеизъявлению по терпевшего, гражданского истца на основе поданного искового заявления.

Предметом иска о присуждении являются материально-правовые тре- бования истца, направленные на присуждение с ответчика компенсации за причиненный вред (физический, имущественный, моральный). В части причинения преступлением вреда юридическому лицу следует иметь в виду лишь имущественный и моральный вред (вред деловой репутации).

В основе механизма правового регулирования гражданского иска в уго- ловном процессе присутствует комплексное правовое образование, квалифицирующим признаком которого следует считать доказательственное право, предметом регулирования которого являются отношения, складывающи-еся между правоприменителем и участвующими в уголовном деле заинтересованными лицами на стороне обвинения по собиранию, исследованию и оценке доказательств.

§ 2. Правовое понятие и сущность вреда, причиненного преступлением

Уголовно-процессуальный закон содержит перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу (ст.73 УПК), именуемый предметом доказывания.

Закрепление в законе обстоятельств предмета доказывания имеет важное практическое значение Он, прежде всего, позволяет определить в про-

30

цессе расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела круг тех обстоятельств, которые должны быть достоверно установлены в ходе процесса доказывания для выполнения назначения (задач) уголовного судопроизводства. Перечень (круг) обстоятельств, подлежащих доказыванию, является общим как для органов предварительного расследования в досудебном судопроизводстве, так и для суда в судебном производстве при рассмотрении и разрешении уголовного дела по существу.

Доказыванию подлежат, как указывает ч. 1 ст.73 УПК, следующие об- стоятельства:

  1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).
  2. Виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.
  3. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.
  4. Характер и размер вреда, причиненного преступлением.
  5. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.
  6. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.
  7. Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.
  8. В своей совокупности все обстоятельства, подлежащие доказыванию, будучи частью целого, образуют органически взаимосвязанное единое целое, в котором они в определенной степени обуславливают и дополняют друг друга. Установление одних из них, несомненно, значимо для более полного исследования других и связанных между собой обстоятельств предмета доказывания.

Перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, названный в ч.1 ст.73 УПК, является минимальным, поскольку в каждом конкретном случае он дополняется, уточняется диспозицией статьи Уголовного кодекса, по ко-

31

торой квалифицируется обвинение, а также соответствующими положениями общей части Уголовного кодекса1.

В числе обстоятельств предмета доказывания закон называет: характер и размер вреда, причиненного преступлением (п.4.ст.73 УПК). По

УПК РСФСР эта группа обстоятельств именовалась как «характер и размер ущерба, причиненного преступлением» (ч.4 ст.68)2.

В целом под предметом доказывания, как нам представляется, следует понимать: совокупность фактических обстоятельств дела, имеющих пра- вовое значение и подлежащих доказыванию для принятия законного, обоснованного и справедливого решения. Такое определение сформулировано А.П. Гуськовой3 и, как нам представляется, оно более точно характеризует сущность предмета доказывания по уголовному делу.

Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве со стороны уче- ных-процессуалистов многие годы особого внимания к себе не привлекал. Считалось, что невозможно по всем делам выработать определенную совокупность обстоятельств доказывания по делу. Ошибочность таких рассуждений, однако, в конце 50-х годов XX века оказалась очевидной. В итоге развернулась активная деятельность по разработке общего понятия предмета доказывания. Этому способствовала работа над законопроектами: Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УПК РСФСР 1960 г. После принятия ст. 15 Основ и ст.68 УПК РСФСР, а

1 Гуськова А.П. Особенности предмета доказывания по делам особого производ ства по УПК отдельных стран СНГ // Вестник ЮУрГУ - №8. - 2001. - С. 12.

2 По УПК Республики Беларусь (ст. 891), а также Республики Казахстан (ст. 117) указанная группа обстоятельств именуется так же, как и в УПК РФ. УПК Украины в ст.64 выразил это несколько иначе: «Характер и размер ущерба, причиненного преступлением, а также расходы учреждения здравоохране ния на стационарное лечение потерпевшего от преступного деяния».

3 Гуськова А.П. Теоретические и практические основы установления данных о личности обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Изд.второе перера ботанное и дополненное. - М: Юрист, 2002. - С.55.

32

также соответствующих статей УПК других союзных республик, в которых был обозначен предмет доказывания, ученые по-разному стали выражать свое мнение относительно сущности предмета доказывания. Так, авторы монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе» первыми тогда выступили с предложением об отождествлении предмета доказывания с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу1. Такое утверждение не разделяли многие процессуалисты2. Впоследствии о несовершенстве предмета доказывания по УПК РСФСР стали писать многие исследователи.

В словаре русского языка СИ. Ожегова «вред» трактуется как ущерб, порча3. Учитывая, что понятие «вред» более широкое по смыслу и включает не только материальный (имущественный) ущерб, но и физический, моральный, причиняемый при совершении преступления, законодатель оправданно заменил в УПК РФ «ущерб» на «вред»4.

Группа обстоятельств, названная в п.4ст.73 УПК, т.е. характер и размер вреда, причиненного преступлением, непосредственно связана с понятием преступления (ст. 14 УК РФ), основанием уголовной ответственности (ст.8 УК РФ) или освобождением от нее (ст.75-78 УК РФ), общими началами назначения наказания, а также признаками конкретных составов преступления. Поэтому этот пункт в ст.73 УПК несет на себе двойную нагрузку.

Во-первых, эта группа обстоятельств обеспечивает установление такой совокупности обстоятельств по делу, как событие преступления, время,

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд. 2. - М., 1973. - С.139-140.

2 Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса: Изд-во Воронежского госуниверситета, 1980. - С. 150-151.

3 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1990. - С. 106.

4 Гуськова А.П. Теоретические и практические основы установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизводстве. - М.: Юрист, 2002.-С.45.

33

место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, которая служит основанием для решения вопроса о составе преступления, виновности лица, уголовно-правовой квалификации, влияет также и на решение вопроса при определении меры наказания.

Во-вторых, эта группа обстоятельств служит основанием для установ- ления характера и размера причиненного преступлением имущественного, физического и морального вреда, а стало быть, для решения гражданско-правовых вопросов или, другими словами, для гражданского иска в уголовном судопроизводстве. При этом помимо характера и размера вреда выясняются также и такие вопросы: имело ли место действие, причинившее вред, имеется ли причинная связь между данными действиями и нанесенным вредом, совершило ли это действие лицо (обвиняемый) и предвидело ли оно или должно было предвидеть последствия своих действий.

Таким образом, п.4.ст.73 УПК ориентирует на доказывание состава преступления в совокупности с п. 1,2,3 ст.73 УПК, ибо здесь речь идет о причинной связи между событием преступления и последствиями действий лица, их совершивших.

Между тем, следует заметить, что в юридической литературе было выс- казано также суждение, что поскольку характер и размер ущерба является признаком объективной стороны преступления, то нет необходимости выделять его в самостоятельный пункт предмета доказывания (п.4.ст.68 УПК РСФСР)1.

Такое предложение оказалось несостоятельным, поскольку установление характера и размера вреда имеет непосредственное значение для до- казывания признака объективной стороны преступления. Здесь уместно вспомнить слова М.С. Строговича, который подчеркивал, что прежде всего должны быть доказаны все факты, из которых складывается уголовно-нака-

Банин В.А. Структура предмета доказывания в советском уголовном процессе.-Уфа, 1976.-С. 19.

34

зуемое деяние, содержащее объективные и субъективные элементы состава преступления1. А поскольку объективная сторона состава преступления устанавливается при наличии причинной связи между преступлением и нанесенным вредом, то из этого следует, что установление характера и размера вреда напрямую связано с установлением объективной стороны преступления. Вот почему данная группа обстоятельств в УПК обоснованно выделена в самостоятельную группу в предмете доказывания, хотя, заметим, она тесно связана с доказыванием п.1 ст.73 УПК. Не случайно М.С. Строгович в свое время в предмет доказывания включил факты:

а) главный факт;

б) доказательственные факты;

в) последствия преступления;

г) обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

В главный факт он включил совокупность обстоятельств, относящихся к событию, действию (бездействию) и свидетельствующих о вине лица в действиях (бездействии) и наступивших последствиях2.

По этому случаю Г.М. Миньковский относительно ст. 68 УПК РСФСР высказал в свое время такое замечание, что «предпочтительным представлялось бы включение последствий в перечень элементов события (п.1) и ограничение п.4 ст.68 УПК РСФСР только обстоятельствами, связанными с характером и размером материального ущерба. Частичное дублирование понятий отвечало бы «двойному» значению указанных обстоятельств по делу и их последовательному использованию для обоснования решения»3.

Кроме того, Г.М. Миньковский заметил, что поскольку п.1 ст.68 УПК РСФСР не упоминает о последствиях события в качестве существенного

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М.: Наука, 1968. -С.363.

2 Там же.-С.363.

3 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд-е второе перера ботанное и дополненное. - М.: Юридическая литература, 1973. - С. 177.

35

элемента, а необходимость их включения в предмет доказывания сомнений не вызывает, очевидно, что соответствующее требование выражено именно в п.4 этой статьи1.

Между тем, заметим, что в УПК Казахской ССР прежде упоминалось в предмете доказывания такое понятие, как «последствия» наряду с ущербом. Сейчас по действующему УПК Республики Казахстан (ст.117) «последствия совершенного преступления» выделены в самостоятельную группу обстоятельств предмета доказывания. Думается, что характер и размер вреда, причиненный преступлением, как отражено в п.4 ст.73 УПК РФ, не требует детального уточнения, как, например, это представлено в УПК Республики Казахстан.

Установление фактических обстоятельств дела составляет стержень (сердцевину) всей уголовно-процессуальной деятельности, неслучайно зна- чительная часть норм уголовно-процессуального закона регулирует процесс познания (доказывания). Познание, в свою очередь, высшая форма отражения объективной действительности, не существует вне познавательной деятельности. Познавательный процесс протекает в виде ряда организованных в систему идеальных действий, операций, формирующих определенные идеальные объекты, которые служат средством для познавательного освоения, отражения объективного мира2.

Приведем здесь следующие слова А.И. Трусова, который пишет: «Нельзя согласиться с попытками отдельных авторов трактовать предмет доказывания по уголовному делу как некие «конечные тезисы» или «образы действительности», подлежащие обоснованию, доказыванию. Любые тезисы или образы действительности представляют собой не саму объективную

1 Там же.-С. 177.

2 Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе» (проблемные вопросы науки и практики): Монография. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 1966.-С.39.

36

реальность, а ее отражение в человеческом сознании, знания о ней. Обстоятельства же, подлежащие доказыванию, суть сама объективная реальность, которую необходимо правильно отразить, правильно познать, чтобы установить истину»1.

В основе познания человеком окружающего мира лежат общие зако- номерности, присущие познавательной деятельности во всех областях теории и практики. Эти закономерности имеют единую методологическую основу - теорию познания (гносеологию). Теория познания, или гносеология - это раздел философии, в котором изучается природа познания и его возможности, отношение к реальной действительности.

Познание обстоятельств уголовного дела осуществляется путем, который в философии именуется «ретросказанием» и именуется как процедура опосредованного выводного получения знаний о настоящих или других прошлых предметах2.

Связующим звеном между познанием прошлого и знанием в уголовном процессе, как верно подчеркивает А.А. Давлетов, служит перечень об- стоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, или, другими словами, предмет доказывания: «Определенность предмета доказывания обуславливает направление и границы исследования. Правильное установление предмета доказывания по конкретному уголовному делу — условие целенаправленной деятельности органов расследования и суда»3.

В процессуальной литературе, заметим, нет единства среди авторов относительно того, как определять познавательную деятельность, которую осуществляют органы судопроизводства. Одни ученые считают, что эта дея-

1 Трусов А.И. Гл. XXIII. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М.: Юридическая литература, 1989. - С.546.

2 Никитин Е.П. Метод познания прошлого // Вопросы философии. - 1966. - №8.-С.34-35.

3 Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск: Изд-во Уральского университета. - С.41.

37

тельность есть процесс доказывания по уголовному делу1. Другие объясняют, что наряду с процессом доказывания по уголовному делу существует еще и уголовно-процессуальное познание2.

Некоторые из процессуалистов, которые придерживаются последней точки зрения, обращают внимание на то, что познание и доказывание — не тождественные понятия3. Как пишет П.А. Лупинская, «.. .процесс доказывания имеет не только познавательный, но и удостоверительный характер. Удо-стоверительная сторона процесса доказывания выражена в правилах о порядке собирания, проверке доказательств и фиксировании их результатов в протоколах»4.

Итак, одновременное рассмотрение предъявленного виновному лицу обвинения и принятие вытекающих из него решений на основе доказывания обстоятельств, относящихся к гражданскому иску, согласуется с назначением уголовного судопроизводства (ч.1 ст.6 УПК). Достаточно убедительно это подтверждается позицией Э.М. Мурадьян, который считает, что: «Одно и то же событие (деяние) не должно влечь процесс за процессом. Все вопросы одного деяния решаемы в рамках одного производства. Неоднократное обращение к одному и тому же составу фактов (событию, действию, последствиям) - в рамках различных дел, как убеждает практика, колеблет стабильность судебного акта, нередко оспаривает и итоговый судебный акт»5.

Следовательно, уголовное судопроизводство, как особый вид со- циально-правовой деятельности, призвано обеспечить защиту прав и

1 Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1964. - С. 10.; Орлов Ю.К. Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства // Вопросы борьбы с пре ступностью. -М., 1978. Вып. 28.-С.86-101.;ШейферС.А. Собирание дока зательств в советском уголовном процессе. - Саратов, 1986. - С.20.

2 Старченко Л.А. Логика в судебном исследовании. - М., 1958. - С.19.

3 Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М., 1969. - С.21.

4 Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - М.: Юрист, 2003. - С.245.

5 Мурадьян Э.М. Истина, как проблема судебного права. - М.: Былина, 2002. - С. 19.

38

законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (ч.1 ст.6 УПК). Достигается это на основе уголовного преследования лиц, совершивших преступление, их осуждения и справедливого наказания, а также определения судом причиненного преступлением вреда и соответственно принятия мер по его возмещению.

Сообразуясь с вышеизложенным, заметим, что закон допускает в ка- честве гражданского истца физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда при наличии оснований, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ч.1ст.44 УПК). Совместное рассмотрение гражданского иска с решением вопроса об уголовном обвинении позволяет обеспечить наиболее быстрое восстановление имущественных прав потерпевших, исключает возможность вынесения противоречивых решений по одним и тем же вопросам и вместе с тем обеспечивает охрану прав потерпевшего. Это согласуется со ст.52 Конституции РФ, которая гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью и обеспечение потерпевшим доступа к правосудию, компенсации причиненного ущерба1.

Как верно пишет Ф. Багаутдинов, гражданский иск является «основным уголовно-процессуальным способом защиты нарушенных преступле- нием имущественных прав потерпевшего»2.

Касаясь исследования вопроса о понятии вреда, подлежащего доказы- ванию по уголовному делу, отметим, что «вред», обозначенный в п. 4 ст. 73 УПК, есть правовое понятие, а каждое виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, под угрозой наказания, именуется преступлением (ст. 14 УК РФ). От значимости охраняемого законом общественного отношения, от характера и размера вреда, ему причи-

1 Конституция Российской Федерации (Основной Закон) принята всенарод ным голосованием 12 декабря 1993 г.: Изд-во: «Спарк», 1997. - С. 17.

2 Багаутдинов Ф. Пределы действия гражданского иска в уголовном процессе стоит расширить // Российская юстиция. - 2003. - №3. - С.36.

39

ненного, зависит, конечно же, степень общественной опасности посягательства. В целях обеспечения гармоничного развития общественных отношений государство и в его лице - общество устанавливают определенные требования, от соблюдения которых зависит обеспечение общественного порядка и законности в стране.

Каждый акт совершения преступления в стране «нарушает» (дезорга- низует) общественные отношения, вызывает социально- психологическую деформацию в обществе, в частности, реакцию возмущения граждан и влечет вместе с тем материальные потери, причиняя тем самым вред людям, обществу, государству. Исходя из конституционной направленности государственной политики на усиление гарантий охраны прав личности, особую актуальность приобретает проблема лиц, пострадавших от преступления, являющихся субъектами уголовно-правовых отношений.

Уголовный закон (ст.34 УК РФ) в качестве целей уголовного наказания называет восстановление социальной справедливости, исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений. А поскольку общественно опасными деяниями являются деяния, причиняющие вред или создающие угрозу причинения вреда личности, обществу или государству (п.2 ст. 14 УК), то принцип социальной справедливости, заложенный в уголовном законодательстве, означает соразмерность наказания содеянному, общественной опасности, вредоносности последнего.

Верно в этом плане, как нам представляется, отмечает О.Н. Родионова: «Принцип социальной справедливости в его общеправовом смысле при- менительно к сфере уголовно-правового воздействия должен означать не только соразмерность наказания содеянному, но и, видимо, соразмерность возмещения причиненного вреда»1.

1 Родионова О.Н. Возмещение публичного и частного вреда как цель уголовно-правовой политики // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия законодательного выражения и юридической практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 23-24 апреля 1998. - Екатеринбург, 1999. - С.300.

40

В юридической литературе, как и в действующем законодательстве, фигура потерпевшего рассматривается, в основном, в процессуальном аспекте. Хотя, надо заметить, оправданно в свое время был поднят вопрос о разграничении понятий потерпевшего применительно к материальному (уголовному) праву и уголовно-процессуальному1. Защита потерпевшего есть одна из ведущих направлений современной международной защиты прав человека. Целый ряд актов международного права касается регулирования этой проблемы, что позволяет говорить о существовании минимальных международных стандартов обеспеченности прав потерпевших от преступлений, а это значит правомерно ставить вопрос о том, соблюдаются ли эти стандарты в законодательстве РФ, насколько адекватно и полно международно- правовые принципы защиты прав потерпевшего реализованы в уго- ловно-правовых нормах нашего государства»2. Правильно подчеркивалось на состоявшемся в Москве Всероссийском совещании, где обсуждались вопросы применения в России общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров3, что имеют место некоторые затруднения в применении таковых, в том числе и в судебной практике, из-за отсутствия единого понимания их природы и понятия4.

1 Сухарев А.Я. Проблемы защиты жертв преступлений // Сб-к материалов Ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. - М., 1999. - С.3-4.; Кленова Т.В. Уголовно- правовые гарантии потерпевшего // Российский следователь. - 2001. — № 2. -С.15-16.

2 Литовченко В.А., Суслин А.В. Реализованность международных стандартов правового регулирования возмещения вреда потерпевшему в законодатель стве России // Новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федера ции и практика его применения: Сб. научных трудов / Под ред. А.П. Гусько- вой. - Оренбург: ИПК ОГУ, 2002. - С.73.

3 Российская юстиция. - 2003. -№2.

4 Боброва В. Международные стандарты в российской правоприменительной практике // Российская юстиция. - 2003. - №3. - С.5.

41 ‘

Поскольку уголовно-процессуальное законодательство направлено на создание необходимых условий для реализации уголовного закона, то должны быть созданы все условия для обеспечения защиты прав тех, кто пострадал от совершенного преступления и кто в этом прежде всего заинтересован.

Если лицу причиняется вред в результате преступления, то такое лицо становится участником уголовно-правовых отношений. В этом случае вред рассматривается как материально-правовое понятие.

Уголовно-процессуальные отношения возникают тогда, когда состоится возбуждение уголовного дела. И в этом случае понятие вреда будет рас- сматриваться под углом зрения уголовно-процессуального права, направленного на решение задач уголовного судопроизводства.

В правовой науке давно уже сложилось мнение, что всякое урегулиро- ванное правом общественное отношение является правовым с момента его возникновения. В этой связи между уголовно-правовыми отношениями и уголовно-процессуальными существуют различия.

И хотя положения, характеризующие сущность и значение процессу- альных отраслей права, в механизме правового регулирования тщательно разработаны1, вместе с тем разграничение отраслей права на материальные и процессуальные далеко еще не исчерпаны и ждут своих исследователей. Обратившись к позиции А.Д. Прошлякова, заметим, что «Понятие изолированного решения какой-либо проблемы только в рамках материального уголовного права зачастую бывает неэффективным и не дает ожидаемого результата»2. Отсюда, опираясь на высказывание А.Д. Прошлякова, сделаем

1 Дагель П.С. Взаимодействие уголовного материального и процессуального права // Вопросы борьбы с преступностью. - 1975. - Вып.22.; Дагель П.С. Вза имодействие уголовного материального и процессуального права в регулирова нии общественных отношений // Правоведение. - 1972. - №2; Даев В.Г. Взаи мосвязь процессуальной формы с материальным правом // Развитие и совер шенствование уголовно-процессуальной формы. - Воронеж, 1979. - С.45-50.

2 Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права: Монография. - Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 1997.-С.21.

42

вывод, что лишь на уровне комплексного подхода надлежит решать те вопросы, которые связаны непосредственно с проблемой понятия потерпевшего и гражданского истца.

При этом надо иметь в виду, что законодатель неслучайно в принятом УПК внес существенную поправку в понятие как потерпевшего, так и гражданского истца. Так, по УПК (ст.42) потерпевшим признается не только физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, но также и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Относительно гражданского истца, которым может быть как физическое, так и юридическое лицо, в ст. 44 УПК отражено, что гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Таким образом, в лице потерпевшего участником уголовного судопро- изводства со стороны обвинения выступает не только физическое лицо, но и юридическое, в случае причиненного преступлением вреда имуществу и деловой репутации юридического лица. Законодатель тем самым предпринял попытку внести уточнения в материально-правовое понятие потерпевшего от преступления и соответственно также в уголовно-процессуальное понятие потерпевшего и гражданского истца.

УПК (ст.42) называет три вида вреда, который может быть причинен потерпевшему преступлением: физический, имущественный и моральный. В части причинения преступлением вреда юридическому лицу из смысла ст. 42 УПК следует понимать лишь имущественный и моральный (вред деловой репутации).

Физический вред состоит в причинении лицу телесных повреждений, расстройств здоровью и физических страданий. Направленные против жизни и здоровья граждан преступления (убийство, причиненный вред здоровью) влекут за собой вред, который именуется физическим и который прямым путем, т.е. непосредственно, невозможно возместить. Вред физический, как правило, сопряжен с вредом материальным, т.е. материальными зат-

43

ратами и расходами, которые были понесены потерпевшим в связи, например, с потерей кормильца, утратой заработка, восстановления здоровья и т.д. Однако физические и нравственные страдания могут быть страданиями и моральными. Поэтому принято различать вред телесный и моральный, поскольку без этого невозможно разграничить отдельные виды вреда и определить порядок их возмещения. Имущественный вред означает лишение лица принадлежащих ему имущественных благ, самого имущества, разного рода ценностей, в том числе денег. Характерная черта имущественного вреда, как писал К. Победоносцев: «Это возможность сведения его на деньги»1. Однако необходимо отметить, что материальный вред, как одно из вредных последствий совершения преступления, возникает не только в результате посягательства на отношения собственности в форме определенных мате- риальных объектов, но он может возникнуть, как замечает О.А. Тарнавский, «и при посягательстве на личность гражданина и его права»2.

Перечень охраняемых законом неимущественных благ указан в Кон- ституции РФ. Это право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. В Конституции РФ подчеркивается, что этот перечень не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности (п.1 ст.55). Поэтому упомянутые права имеют абсолютный характер. Отсюда вредоносные изменения в охраняемых законом благах находят отражение в сознании человека в форме ощущений (физические страдания) и представлений (нравственные страдания). И как правильно пишет А.М.Эрделевский: «Наиболее близким к понятию «нравственные страдания» следует считать понятие «переживания». Со-

1 Победоносцев К. Курс гражданского права часть 1. - Сп-б, 1996. - С.27.

2 Тарнавский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе. Учебное пособие / Под ред. проф. А.П. Гуськовой. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2000.-С.5.

44

держанием переживаний может являться страх, стыд, унижение, иное не- благоприятное в психологическом аспекте состояние»1.

Связывая нравственные страдания и переживания с утратой родствен- ников, невозможностью продолжать свою деятельность в общественной жизни коллектива в связи с распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию человека, физической болью, связанной с причинением увечья или иным повреждением здоровья и т.п., Пленум Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. в своем Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» предпринял попытку раскрыть содержание морального вреда, указав, что под моральным вредом понимается: нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), по- сягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (честь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина (п.1)2.

Таким образом, «вред» можно обозначить как комплексное правовое понятие, подлежащее доказыванию по уголовному делу для установления как материального состава преступления, так и разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

Возможность разрешения гражданского иска в уголовном деле, как явствует, обусловливается родством гражданского и уголовного процессов, единством судебной политики3.

1 Эрделевский A.M. Моральный вред и компенсация за страдания: Научно- практическое пособие. - М.: Изд-во «Бек», 1998. - С. 1-2.

2 Российская газета 8 февраля 1995 г.

3 Понарин В.Я. Производство по гражданскому праву при расследовании уго ловного дела. - Воронеж, 1978. - С.25.

45

И более того, гражданский иск есть универсальное средство судебной защиты прав и законных интересов потерпевшего. Поэтому мы присоединяемся к мнению Ф. Багаутдинова, который считает, что законодатель действует именно в этом направлении - «он не ограничивает, а, наоборот, расширяет действие данного института в уголовном процессе»1.

Характерной особенностью рассмотрения гражданского иска в уго- ловном деле является то, что основанием уголовной и гражданской ответственности служит один и тот же факт - совершение преступления. Возможность соединения гражданского иска и уголовного обвинения в одно производство определяется общностью доказательственного материала и одним и тем же кругом субъектов, принимающих участие в установлении наличия (отсутствия) уголовных и гражданских правонарушений. Рассмотрение гражданского иска в уголовном судопроизводстве с наименьшими затратами средств исключает параллелизм в работе правоохранительных органов.

§ 3. Обстоятельства, относящиеся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением

Поскольку обстоятельства, относящиеся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением, выделены в предмете доказывания по уго- ловному делу самостоятельной группой, т.е. элементом предмета доказывания, то на уровне системного анализа эта группа обстоятельств может быть в полной мере рассмотрена и проанализирована как самостоятельный элемент общей системы (предмета) доказывания. В определенном смысле эта группа обстоятельств охватывает также доказывание обстоятельств, отно-

Багаутдинов Ф. Пределы доказывания гражданского иска в уголовном процессе стоит расширить // Российская юстиция. - 2003. - №3. - С.36.

46

сящихся к гражданскому иску. Однако п.4 ст.73 УПК не очерчивает в полном объеме «предмет доказывания по гражданскому иску». (Это будет рассмотрено подробнее). Термин «система» используется здесь как «нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей»1.

Впервые термин «предмет доказывания по гражданскому иску в уго- ловном процессе» как самостоятельное понятие теории доказательств был введен К.С.Юдельсоном в опубликованной им статье журнала «Советская юстиция» за 1964 г. №172. Эта идея была подхвачена другими авторами, которые увязывали представленный перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, с задачами по разрешению требований гражданского иска в уголовном процессе3.

Рассмотрев понятие вреда, специфику группы обстоятельств предмета доказывания, относящихся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением, можно заключить, что обстоятельства, образующие предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном деле, по своей природе значимы для применения норм как уголовного и уголовно- процессуального

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М., 1999. - С.719.

2 Юдельсон К.С. Процессуальные вопросы судебного рассмотрения дел о воз мещении вреда // Советская юстиция. - 1964. - №17. - С. 14.

3 Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. Изд.2. Исправленное и дополненное. -М.: Юридическая литература, 1977. - С.97.; Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1978. - С.693.; Пона рин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе Рос сии. - Воронеж: Издательство ВГУ, 1994. - С.35.; Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процес се: Диссертация на соискание кандидата юр.наук. - Краснодар, 1998; Тар- навский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе: Учебное пособие / Под ред. А.П. Гуськовой. - Оренбург: ОГАУ, 2000; Лившиц Ю.Д., Тимошен ко А.В. Гражданский иск в уголовном процессе: Учебное пособие. - Челя бинск, 2002.

47

права, так и норм гражданского и гражданско-процессуального права для разрешения спорного гражданско-правового отношения. Однако здесь следует оговориться, что обстоятельства, релевантные для разрешения гражданского иска, не всегда по своему объему бывают идентичны обстоятельствам, значимым для разрешения любого спорного гражданско-правового отношения в уголовном процессе. В этой связи целью определения самостоятельной группы обстоятельств предмета доказывания по гражданскому иску в уголовном деле должна стать такая детализация тех обстоятельств, которые непосредственно относятся к спорным гражданско-правовым отношениям в связи с причинением вреда совершенным преступлением. Критикуя В.Я. Понарина, который считает, что цель установления предмета по гражданскому иску в уголовном деле выражается в правильном разрешении спорного материально-правового отношения, а также в быстром и полном возмещении ущерба, причиненного преступлением, А.Г.Феногенов, считает, что быстрое и полное возмещение ущерба в данном контексте есть лишь частный случай более общего понятия - разрешения спорного материально-правового отношения. Он, в свою очередь, полагает, что установление обстоятельств, образующих предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном процессе, следует определить как разрешение гражданского иска1. О.А. Тарнавский внес некоторую корректировку в обозначенную цель. Исходя из задач уголовного судопроизводства, сформулированных в ст.2 УПК РСФСР, т.е. быстрого и полного раскрытия преступления, эта группа обстоятельств предмета доказывания, относящаяся к гражданскому иску, также будет иметь значение и для быстрого и полного возмещения ущерба еще на раннем этапе предварительного расследования с помощью добровольного возмещения ущерба со стороны причинителя вреда с учетом заявленного иска2.

1 Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе. Автореферат канд. диссерт. - Краснодар, 1998. - СЮ.

2 Тарнавский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе. - С.66.

48

Думается, что здесь следует прежде всего иметь в виду, что гражданский иск в уголовном процессе является способом защиты имущественных прав потерпевшего, а стало быть, дополнительным элементом, присоединяющимся к установлению вреда, поскольку законодатель в п.4 ст.73 УПК ориентирует на доказывание наличия и характера вреда, причиненного преступлением. Отсюда гражданский иск - это следствие причиненного преступлением лицу вреда, являющегося предметом расследуемого или рассматриваемого судом уголовного дела. Неслучайно ч. 1 ст.44 УПК признание лица гражданским истцом связывает с наличием у должностного лица, ведущего производство по уголовному делу, «оснований полагать», что вред причинен непосредственно преступлением. Такое лицо обязано указывать в постановлении эти основания. А ими, как определяет закон, становятся любые сведения, устанавливающие, подлежащие доказыванию обстоятельства, в порядке, определенном УПК. Что касается процессуального акта о признании лица гражданским лицом, то, как представляется, в нем должны быть отражены две группы оснований:

а) уголовно-правовые основания, раскрывающие причинение вреда не посредственно преступлением, составляющие предмет предварительного расследования или судебного разбирательства;

б) уголовно-процессуальные основания, указывающие на наличие све дений, указывающих на причинение лицу вреда уголовно-наказуемым дея нием для признания лица гражданским истцом.

С признанием лица гражданским истцом связано и предоставление такому лицу процессуальных прав, предусмотренных ч.4 ст.44 УПК, поскольку это лицо становится участником уголовного судопроизводства на стороне обвинения по защите своих имущественных прав.

Отсюда группа обстоятельств, относящихся к гражданскому иску и подлежащая доказыванию по делу, должна включать в себя такую совокупность обстоятельств дела, которая позволила устанавливать характер и раз-

49

мер причиненного преступлением вреда для разрешения гражданского иска, обеспечивая защиту имущественных прав.

Рассмотрим предложенные некоторыми авторами варианты предметов доказывания по гражданскому иску.

Так, К.С. Юдельсон включил в него: а) действия, причинившие вред в их конкретном выражении в каждом отдельном случае; б) наличие вреда, причиненного личности или имуществу, также в его конкретном выраже- нии; в) наличие причинной связи между действиями лица, привлеченного к уголовной ответственности, и вредом; г) вина причинителя вреда; д) умысел или неосторожность потерпевшего, а если последняя была допущена — то и степень ее выраженности; е) имущественное положение гражданина, причинившего вред; ж) размер причиненного вреда.

В .Я. Понарин представил свой вариант предмета доказывания несколь- ко в ином виде, дополнительно включив такие составляющие: з) лицо, несущее материальный ущерб, и лицо, которое может быть признано гражданским истцом; и) лицо, несущее материальную ответственность по иску; к) вину гражданского ответчика в причинении обвиняемым материального ущерба; л) имущественное положение гражданского ответчика1.

А.Г. Феногенов рассмотренный перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном деле, с учетом изменений в законодательстве, предложил дополнить следующими обстоятельствами: а) обстоятельствами, связанными с регрессными требованиями, принимаемыми к рассмотрению в силу закона или договора; б) обстоятельствами, характеризующими наличие процессуальных предпосылок для предъявления гражданского иска2. Он предложил свой вариант предмета доказывания, включив в него следующие обстоятельства: а) свидетельствующие о наличии процессуальных предпосылок для предъявления гражданского иска;

1 Понарин В.Я. Указ.Соч. - С.70.

2 Феногенов А.Г. Указ.Соч. - С.25-26.

50

б) характеризующие преступление, его последствия и причинную связь между преступлением и его последствиями; в) указывающие на лицо, которое может быть признано гражданским истцом, и лицо, которое может быть привлечено в качестве гражданского ответчика; г) подтверждающие вину обвиняемого и гражданского ответчика; д) свидетельствующие о наличии вины потерпевшего в содействии возникновению и увеличению ущерба; е) являющиеся основанием регрессных требований в уголовном процессе; ж) характеризующие имущественное положение обвиняемого1.

Находя, что названные обстоятельства, подлежащие доказыванию, дол- жны быть урегулированы уголовно-процессуальным законом, он предложил свою редакцию ст.68’ УПК: «При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), его последствия и причинная связь между событием преступления и его последствиями; 2) 3) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы пре- ступления; 4) 5) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) основания гражданского иска и возражения на него со стороны об- виняемого (гражданского ответчика). 8) Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления»2.

Обратившись вновь к мнению Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, В.М. Савицкого, А.А. Мельникова, отметим, что существенной особенностью гражданского иска в уголовном процессе, как отмечают вышеназван-

1 Тамже.-С45.

2 Там же. -С.45.

51

ные авторы, является то, что если в гражданском процессе иск составляет его основу, то в «уголовном процессе гражданский иск занимает место, целиком обусловленное обвинением и подчиненное стало быть обвинению»1, в связи с этим повторимся, что производство по иску в уголовном деле есть составная часть уголовного судопроизводства. Отсутствие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела исключает и разрешение гражданского иска в таком процессе. Не допускается рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе, как мы уже отмечали, также и в отношении лиц, дела о которых прекращены или приостановлены, а также лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости.

Более того, гражданский иск может быть разрешен по существу лишь одновременно с вынесением приговора. А потому судьба иска в уголовном деле всегда зависит от того, как будет решен вопрос о виновности подсудимого. И.Д. Перлов обоснованно заявлял, что «невозможно доказывать основания гражданского иска без того, чтобы одновременно не доказывать основания обвинения»2.

Недоказанность обвинения, как надо понимать, всегда влечет отказ в удовлетворении гражданского иска.

Если рассматривать гражданского истца с позиции выполнения им его функции в уголовном судопроизводстве, то он, как устанавливает закон, выступает на стороне обвинения неслучайно, являясь стороной- участником уголовного судопроизводства, выполняющим на основе состязательной формы судопроизводства функцию обвинения (п.45, 47 ст.5, ст. 44 УПК).

Как правильно писали еще в 1983 г. Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников, что «обосновывая характер, размер вреда,

1 Полянский Н.Н., Строгович М.С, Савицкий В.М., Мельников А.А. Пробле мы судебного права / Под ред. проф. В.М. Савицкого. - М.: Изд-во «Наука», 1983.-С.121.

2 Перлов И.Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1957. - С. 178.

52

гражданский истец вынужден касаться и уголовно-правовых последствий деяния…Следовательно, с точки зрения характеристики функции гражданского истца в судебном разбирательстве он присоединяется к обвинению — прокурору, составляет с ним одну сторону обвинения, противопоставленную стороне защиты»1. Сегодня эти слова подтверждаются новым УПК.

Однако в литературе был высказан иной взгляд. Так, Ф.Н. Фаткуллин считал, что гражданский истец не принимает непосредственного участия в осуществлении обвинения, так как его задача заключается только в том, чтобы доказать причинение ему имущественного вреда. Он писал: «Если даже выполнение данной задачи предполагает предоставление доказательств, изобличающих обвиняемого в совершении инкриминируемого ему преступления, то гражданским истцом это делается не для того, чтобы обосновывать уголовную ответственность и добиться осуждения его как виновного в преступном деянии, а лишь с целью подтвердить, что на нем лежит и материально-правовая ответственность»2.

С учетом того, что гражданский истец, как участник уголовного судо- производства, по УПК наделен широким объемом прав (ч.4 ст.44), в том числе: поддерживать гражданский иск, представлять доказательства, давать объяснения по предъявленному иску, заявлять ходатайства, знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя, отказаться от предъявленного гражданского иска, знакомиться по окончании расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному им гражданскому иску, и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, знать о принятых решениях, затрагивающих

1 Полянский Н.Н., Строгович М.С., В.М. Савицкий В.М., Мельников А.А. Про блемы судебного права / Под ред. проф. В.М. Савицкого. - М.: Изд-во «На ука», 1983.-С. 122.

2 Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965. - С. 33.

53

его интересы, и получать копии процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций и т.д., то все это означает, что гражданский истец выступает на стороне обвинения и выполняет функцию обвинения. А потому, обосновывая характер и размер вреда, гражданский истец вынужден касаться и уголовно-правовых последствий совершенного деяния. Следовательно, в судебном разбирательстве он присоединяется к обвинению - прокурору и представляет с ним одну сторону обвинения, противоположную стороне защиты. Хотя может быть и так, что позиция гражданского истца не будет совпадать с позицией прокурора, однако по характеру своего процессуального положения он все равно находится на стороне обвинения.

Демократическая природа процесса в правовом государстве в интересах личности требует, чтобы обвинение, защита и разрешение дела были представлены самостоятельными и независимыми друг от друга функциями, которые выполняются различными субъектами уголовно- процессуальной деятельности. В рамках одной системы один и тот же элемент системы (используя при этом системный подход) не может быть носителем разных функций1.

Для состязательного процесса характерно наличие триады (трех ос- новных) процессуальных функций. Как уточняет С.Д. Шестакова: «Разделение трех основных функций уголовного преследования, защиты и юстиции - представляет собой функциональный признак состязательности2. (Представляется, что замена понятий «функция суда», «разрешение дела» на та-

1 Гуськова А.П. Проблемные вопросы уголовно-процессуальных функций в Российском праве // Проблемные вопросы законотворческой и правоприме нительной деятельности в России на рубеже нового тысячелетия: Сб.науч ных трудов. - Оренбург: ОГУ, 2001. - С.7.

2 Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб: Изд-во Юри дический Центр- Пресс, 2001. - С.83.

54

кое понятие, как «юстиция», не оправдано. Законодатель не допускает такое выражение).

Если обвинитель (государственный или частный) доказывает перед су- дом свой тезис, утверждение о виновности обвиняемого, то защиту от обвинения будет представлять как сам обвиняемый, так и его защитник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика, законный представитель. Суду, как органу судебной власти, предоставляется право признать (не признать) обвиняемого виновным в совершении преступления, т.е. решить основной вопрос судопроизводства. Если использовать идею системного анализа, которую представила Л.Б. Алексеева применительно к направлениям процессуальной деятельности ее субъектов1, то помимо основных уголовно-процессуальных функций могут выполняться и вспомогательные функции. Такая точка зрения основана на том, что система может расчленяться самыми различными способами. В этой связи встает вопрос: «Может ли истец, обеспечивая свои личные интересы, выполнять кроме того еще и вспомогательную функцию - функцию гражданского истца?».

3.3. Зинатуллин, Т.З. Зинатуллин на этот счет полагают, что деятель- ность по возмещению причиненного преступлением вреда можно расценивать как самостоятельную функцию. Эта функция находится в органической взаимосвязи со всеми другими уголовно-процессуальными функциями, поскольку ни одна из них не может реализоваться изолированно от других2.

Такой подход авторов нами не поддерживается. Правильно, как дума- ется, пишет проф. А.П. Гуськова: «Анализ уголовно-процессуальной деятельности в аспекте трех функций (обвинение, защита и разрешение дела) позволяет понять, что способ описания функциональной структуры произ-

1 Уголовно-процессуальные функции. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М., 1989. - С.421.

2 Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Уголовно-процессуальные функции: Учеб ное пособие. - Ижевск: Детектив-информ, 2002. - С. 103.

55

водства по делу характеризует то главное, основное, ради чего ведется вся уголовно-процессуальная деятельность. Не случайно описание исторических форм процесса мы связываем с проблемой размежевания функций: обвинения, защиты и разрешения дела. При этом подчеркиваем, что основной и главный вопрос судопроизводства - это вопрос о виновности (не виновности) лица, который решается исключительно судом»1.

Исходя из состязательной формы уголовного судопроизводства, граж- данский истец включен в число тех участников процесса, которые выполняют функцию обвинения. Подтвердим это доводами, которые еще раньше выразили Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников: «Гражданский иск в уголовном процессе естественно и гармонично присоединяется к обвинению потому, что оно по своей юридической природе, по своей социальной сущности — тоже иск, только иск особый - уголовный»2.

На такой позиции стоит и Э.М. Мурадьян, который считает, что: «Для каждого участника судебного процесса характерна единственность процессуальной функции»3. Из этого положения следует, что одновременно или поочередно выполнение двух и более процессуальных функций в рамках одного и того же дела невозможно. А потому гражданский истец, будучи обвинителем по делу, уже не может выполнять иные функции. Отсюда мы заключаем, что вспомогательную функцию, как таковую, гражданский истец не может выполнять при наличии состязательности судопроизводства.

Обстоятельства, относящиеся к характеру и размеру вреда, причинен- ного преступлением, как мы отмечали выше, являются органической час- тью целого - предмета доказывания. Вместе с тем они дополняются также нормами материального и процессуального права цивилистического харак-

1 Гуськова А. П. Указ. соч. - С.8.

2 Полянский Н.Н., Строгович М.С, Савицкий В.М., Мельников А.А. Указ. соч. -С.125-126.

3 Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. - М.: Былина, 2002. - С.47.

56

тера. Отсюда внутри целого института предмета доказывания по уголовному делу высвечивается самостоятельный комплекс норм, но уже цивильного направления.

Учитывая, что гражданский иск в уголовном деле идентичен иску в гражданском процессе, можно заключить, что обстоятельства, доказываемые для разрешения гражданского иска, по сути, являются одинаковыми, стало быть, вполне можно обращаться к предмету доказывания в гражданском процессе для более полного восстановления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Как правильно в этой связи пишет О.А. Тарнавский: «Существование уголовно-процессуальных отношений обусловлено уголовно-правовыми отношениями. Последние же в результате совершения преступления гражданско-правовых отношений также предполагают необходимость существования процессуальных отношений, призванных «обслуживать» материальные гражданско-правовые отношения»1.

Как бы продолжая эту мысль, обратимся к словам В.П. Божьего. Он пишет: «Уголовно-правовые отношения обусловливают необходимость появления и развития уголовно-процессуальных отношений, то возникающие в связи с совершением преступления гражданско-правовые отношения обуславливают не возникновение и даже не существование уголовно-процессуальных отношений, а появление у них второй, можно сказать, производной задачи - установления и реализации гражданско- правовых отношений»2.

Отсюда можно сформулировать следующий вывод: если гражданский иск предъявлен при производстве по уголовному делу, то по отношению к гражданско-правовым отношениям служебную роль выполняют уголовно-процессуальные отношения. Поэтому прав О.А. Тарнавский, считающий, что возникающие гражданско-правовые отношения вследствие совершения преступления не будут иметь обусловливающего воздействия на характер и

1 Тарнавский О.А. Указ.соч. - С.63.

2 Божьев В.П. Указ.соч. - С. 17.

57

содержание уголовно-процессуальных отношений по конкретному делу, обусловленность эта будет все-таки субсидиарной1.

Все сказанное подтверждает ранее высказанное предположение, что здесь имеет место комплексный межотраслевой правовой ИНСТИТУТ (образование) доказательственного права.

Итак, доказывание гражданского иска по уголовному делу должно иметь свой собственный предмет доказывания, а потому считаем, аналогично тому, как А.П. Гуськова выделяет из общего предмета доказывания отдельным его элементом обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого2, целесообразно выделить в отдельный предмет доказывания группу обстоятельств, относящихся к гражданскому иску, с обозначением отдельной статьей 731 УПК. В случае подачи заявления гражданского истца о взыскании с виновного помимо обстоятельств, указанных в ст.73 УПК, подлежат доказыванию:

  • наличие вреда, причиненного физическому или юридическому лицу или их имуществу, его характер;
  • наличие причинной связи между действиями (бездействиями) обвиняе- мого в совершении преступления и нанесенным вредом;
  • размер причиненного вреда;
  • степень вины причинителя вреда;
  • имущественное положение обвиняемого и лица, которое может быть привлечено по делу в качестве гражданского ответчика.
  • Думается, что эта группа обстоятельств, относящаяся к гражданскому иску в предмете доказывания, будет полезна для правоприменительной практики в процессе доказывания.

А.В. Тимошенко, в свою очередь, предложила дополнить п.4 ст.73 УПК следующими обстоятельствами: наличие материальных (совершение пре-

1 Тарнавский О.А. Указ.соч. - С.63.

2 Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе // Проблемные вопросы науки и практики: Монография. - Оренбург: ОГАУ, 1996. - С.50., а также Теоретические и практические аспекты установления данных о лич ности в российском уголовном судопроизводстве. - М., 2002. - С.47.

58

ступления, наличие вреда и причинной связи между деянием и вредом) и процессуальных (обстоятельства, относящиеся к гражданскому истцу) предпосылок для предъявления иска1.

Думается, что такое дополнение п.4 ст.73 УПК мало что даст. Оно по сути окажется ненужной дополнительной нагрузкой в группе обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, поскольку совершение преступления, наличие вреда и причинной связи между деянием и вредом охватываются доказыванием обстоятельства, предусмотренные п.1 ст.73 УПК, т.е . материальные предпосылки.

Что же касается процессуальных предпосылок для предъявления иска, то они устанавливаются непосредственно во взаимосвязи с доказыванием субъективной стороны преступления (п.2 ст.73 УПК).

Поэтому редакция п.4ст.73 УПК, по нашему мнению, не нуждается в дополнении. Если эту группу обстоятельств представить в развернутом виде, в более детальном выражении, то это позволит как в теоретическом, так и практическом аспекте более полно представить обстоятельства, подлежащие доказыванию по гражданскому иску, с тем, чтобы рассмотреть и разрешить гражданский иск в уголовном деле. При этом надо учитывать, что начало движения и даже подчас исход процесса зависят от волеизъявления частного лица (наличие диспозитивных начал). Ведь заявление гражданского истца о взыскании иска, затем его дальнейшее движение, рассмотрение и разрешение по существу судом связаны с волеизъявлением пострадавшего. Поэтому доказывание гражданского иска является производным правовым явлением. Неслучайно законодатель исключил право суда на разрешение гражданского иска по инициативе суда и расширил, в свою очередь, сферу диспозитивных начал в уголовном процессе, что позволяет в предусмотренных законом случаях разрешить дело на основе примирения сторон.

1 Тимошенко А.В. Теоретические и практические вопросы гражданского иска в предварительном расследовании: Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. - Челябинск, 2002. - С.86.

59

Глава 2. ДОКАЗЫВАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ,

ОТНОСЯЩИХСЯ К ГРАЖДАНСКОМУ ИСКУ

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ

§ 1. Характеристика доказывания обстоятельств гражданского иска

Доказывание обстоятельств, относящихся к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, с одной стороны, и установление обстоятельств, относящихся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением, - с другой стороны, выступают в непосредственной взаимосвязи. Вместе с тем, условно можно считать, как было нами замечено, что здесь имеет место два самостоятельных вида доказательственной деятельности.

Поскольку уголовно-процессуальное доказывание есть урегулированная законом деятельность, состоящая в собирании, проверке и оценке дока- зательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (ст.85 УПК), то обстоятельства, относящиеся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением, как самостоятельная группа элемента предмета доказывания, доказываются, как и иные обстоятельства предмета доказывания, теми же средствами и способами.

Цель процесса доказывания - это установление обстоятельств, подле- жащих доказыванию по уголовному делу. Поэтому доказывание в пределах своих полномочий осуществляют дознаватель, следователь, прокурор, судья. К участию в собирании и проверке доказательств привлекаются эксперты, специалисты, понятые и другие лица, которые в установленном законом порядке выполняют определенные процессуальные обязанности.

Единственным средством, с помощью которого осуществляется дока- зывание, является доказательство. Отсюда вывод: никакие иные сведения не могут использоваться в доказывании для обоснования выводов об об-

60

стоятельствах, закрепленных в ст.73 УПК, в том числе это относится и к обстоятельствам, относящимся к гражданскому иску.

Важно здесь подчеркнуть, что поскольку доказательственная деятель- ность составляет основу, «сердцевину» всего уголовного судопроизводства доказывание протекает в строго установленном законом порядке с соблюдением всех принципов уголовного судопроизводства, в том числе и такого принципа, как охрана прав и свобод человека гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК).

Определенные права на ее участие предоставлены всем участникам процесса как со стороны обвинения, так и со стороны защиты с учетом состязательности судопроизводства. Обязанность доказывания означает, что собирать, проверять (исследовать) и оценивать доказательства возлагается на органы и должностные лица, ведущие судопроизводство и имеющие право в результате доказывания принимать соответствующие решения.

Думается, что правильно акцентирует внимание профессор П.А. Лу- пинская на том, что «главный смысл понятия «обязанность доказывания» в уголовном процессе состоит в ответе на вопрос «На ком лежит обязанность доказывать виновность обвиняемого»1. И здесь же П.А. Лупинская заключает: «Очевидно, что эта обязанность лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен, т.е. обвинитель (государственный, частный)»2.

Да, такое понимание вытекает из смысла ст.49 Конституции РФ:

  1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается неви- новным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
  2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
  3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

1 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. - М.: Юрист, 2003. -С.249.

2 Там же.

61

Эти важнейшие принципы доказательственной деятельности отражены в п.2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Гражданский иск в уголовном деле предъявляется к обвиняемому или иным лицам, несущим материальную ответственность за его действия. Стало быть, подчеркнем, совместное рассмотрение и разрешение гражданского иска в уголовном деле обусловлено тем, что установление точного размера вреда имеет не только гражданско-правовое, но и уголовно-правовое значение для решения вопроса о наличии или отсутствии состава преступления, о виновности лица, правильной квалификации преступления. Доказывание обстоятельств, связанных с гражданским иском, возложено на гражданского истца, ибо он назван в законе в числе участников уголовного судопроизводства на стороне обвинения.

Если закон связывает признание в качестве гражданского истца с при- чинением вреда непосредственно совершенным преступлением, то такой иск может быть предъявлен не потому, что одно лицо причинило вред другому лицу, а именно потому, что оно (это другое лицо) обвиняется в совершении такого преступления, которым причинен такой вред лицу и которое потому, а не в связи с предъявлением иска, является предметом расследования. Здесь следует подчеркнуть, что если лицо (обвиняемый) причинило вред в результате совершения преступления, но не того, которое является предметом расследуемого или рассматриваемого судом уголовного дела, к обвиняемому или к лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, как подчеркивают авторы Научно- практического комментария к УПК, не может быть предъявлен иск в рамках данного уголовного дела1.

Убедительность этих слов подтверждается выводом Судебной коллегии Верховного суд РФ по уголовному делу в отношении П., признанного

1 Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.М. Лебедева. - С.96.

62

виновным в том, что, работая директором учебно-научного центра Воронежского госуниверситета (ВГУ), в марте 1999 г. ненадлежаще отнесся к исполнению своих обязанностей, в результате чего были утрачены 104 комплекта постельного белья на сумму 5200 рублей.

Отменяя приговор суда и прекращая уголовное дело, Судебная коллегия указала следующее. Диспозиция ст. 293 УК РФ в качестве обязательного признака состава преступления предусматривает существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства вследствие халатности. В приговоре суда первой инстанции суд констатировал, что в результате небрежного отношения П. к службе произошли существенные нарушения имущественных прав ВГУ. Судебная коллегия с таким выводом не согласилась, указав, что ни одно из имеющихся в деле доказательств не свидетельствует о том, что ущерб в размере 5200 рублей является для университета существенным. Не заявлено об этом и представителем ВГУ. Следовательно, не доказано наступление в результате содеянного П. общественно опасных последствий, что исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности. Ссылка суда первой инстанции на то, что в результате действий осужденного утрачено имущество на значительную сумму, не основано на законе, поскольку значимость суммы для ВГУ, как указано, не выяснялась. Кроме того, само по себе понятие «значимая сумма» по данному делу не является правовым1.

На этом примере из судебной практики можно видеть, что поскольку отсутствовала взаимосвязь, т.е. наступление в результате содеянного общественно опасных последствий, то это и позволило исключить привлечение лица к уголовной ответственности.

1 Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ за 2001 г. // БВС РФ. - 2002. - №90. - С.16.

63

Доказывание гражданского иска в уголовном деле проводится по пра- вилам, установленным УПК, с учетом прав гражданского истца, которые перечислены в ч.4 ст.44 УПК. Объем этих прав достаточно широк. Выделим лишь некоторые из них. Гражданский истец имеет право поддерживать гражданский иск, соответственно и отказываться от предъявленного гражданского иска. До принятия отказа от гражданского иска дознаватель, следователь, прокурор, суд разъясняют гражданскому истцу последствия отказа от гражданского иска, предусмотренные ч.5 ст.44 УПК. Гражданский истец имеет права: представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения по предъявленному иску, знакомиться с протоколами след- ственных действий, произведенных с его участием; участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, его представителя, знакомиться по окончании расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному им гражданскому иску, и выписывать из уголовного дела сведения в любом объеме; знать о принятых решениях, затрагивающих его интересы, и получать копии процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску; приносить жалобы на действия (бездействия) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда; знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения (ч.4 ст.44 УПК).

Гражданский истец не вправе разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 УПК.

Анализируя отраженные в законе права гражданского истца, можно заключить, что законодатель обозначил возможность гражданскому истцу включаться в процесс доказывания для поддержания иска (чЛ ст.86 УПК). УПК среди других участников судопроизводства, наделенных правом собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, наделил таким же правом и гражданского ответчика и их представителей.

64

Гражданский истец, его представитель могут оказывать существенное влияние на собирание доказательств путем непосредственного участия в производстве соответствующих следственных и судебных действий. Так, они имеют право задавать вопросы допрашиваемым лицам, обращать внимание следователя и суда на относимые, по их мнению, к делу свойства и состояние осматриваемых предметов, делать в связи с этим замечания, которые заносятся в протокол.

Таким образом, гражданский истец, принимая участие в доказывании оснований заявленного им иска, способен влиять на ход и исход дела.

Анализируя ч.4 ст.44 УПК, в которой отражается перечень процессу- альных прав гражданского истца, следует подчеркнуть, что законодатель уделил определенное внимание на правовой статус гражданского истца. Сегодня, пожалуй, вопрос о статусе участника процесса является одним из самых важных вопросов современности при определении правового положения личности. Правовой основой реализации задач по обеспечению фундаментальных прав и свобод человека и гражданина является Конституция РФ, в ст.2 которой права и свободы человека провозглашены в качестве высшей ценности, а их защита возлагается на государство. В 90-х годах А.П. Гуськовой (в рамках исследования вопросов, связанных с участием в уголовном про- цессе обвиняемого), как подчеркивает Л.В. Брусницын обращено внимание на то, что конституционный («общий»), специальный («отраслевой») и индивидуальный статусы составляют «органическое целое», т.е. правовое положение личности в уголовном судопроизводстве, что конституционные права человека являются правовой базой для «производных» прав личности в уголовном процессе1.

Развивая сказанное обозначенным автором, мы со своей стороны под- черкнем, что статус, как отмечено это А.П. Гуськовой, - понятие, соотноси-

1 Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: Российский, зарубежный и международный опыт XX века (Процессуальное исследование). -М.: Изд-во Юрлитинформ, 2001. - С.70.

65

мое с понятием роли1, а поэтому в уголовно-процессуальных отношениях статус раскрывает функциональную направленность личности, поскольку понятие личности раскрывается через понятия связь и отношения, подчеркивая социальную сущность человека.

М.А. Пакирданов и Л.М. Володина, ссылаясь на позиции А.П. Гусько- вой, пишут: «Характеризуя место гражданина в правоотношении, статус и правовое положение наиболее часто употребляются учеными, исследующими вопросы общей теории государства и права. Что же касается отраслевых наук, и в частности, уголовного процесса, то этот вопрос все еще остается мало изученным и мало разработанным»2.

Мы разделяем сказанное и со своей стороны отмечаем, что для науки уголовного процесса очень важным моментом является, конечно же, недостаточность исследования понятия положения личности в уголовном процессе. В развитие этой мысли полагаем что уголовно-процессуальной науке предстоит еще потрудиться над вопросами, относящимися к положению личности и, в том числе, личности потерпевшего, гражданского истца в уголовном процессе.

«Под уголовно-процессуальным направлением изучения личности по- терпевшего, - пишут вышеназванные авторы, - следует понимать установление таких данных, которые обеспечивают соблюдение требуемого процессуального расследования и принятия законных, обоснованных уголовно-процессуальных решений в целях достижения истины по уголовному делу и охраны прав и законных интересов потерпевшего как участника процесса»3. Это же применимо и в данном случае к гражданскому истцу, когда им выступает физическое лицо.

1 Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе // Проблемные вопросы науки и практики. - Оренбург, 1996. - С.93.

2 Пакирданов М.А., Володина Л.М. Правовой статус личности потерпевшего // Ученые записки: Сб. научных трудов Института государства и права. Вы пуск 3. - Тюмень: Издательство Тюменского госуниверситета, 2002. — С.82.

3 Пакирданов М.А., Володина Л.М. Правовой статус личности. - С.82.

66

Государство, разрабатывая ту или иную норму права, выражает прежде всего отношение к тому или иному общественно значимому явлению. Разрабатывая уголовно-процессуальный статус гражданского истца, оно, т.е. государство, тем самым выражает свое конкретное отношение к роли процессуальной фигуры, какой является гражданский истец. Поэтому правильно, на наш взгляд, пишут М.А. Пакирданов и Л.М. Володина, что «статус потерпевшего - это также статус личности, как в общеправовом, в отраслевом, так и в индивидуальном плане. Их совокупность и есть органическое целое - правовое положение личности»1. Это, относительно личности обвиняемого, утверждает профессор А.П. Гуськова и, как можно видеть, поддерживается это и другими учеными2.

Что касается процессуального положения гражданского истца в уго- ловном процессе, то оно по своему составу, безусловно, будет шире общего правового статуса личности в силу того, что гражданский истец, являясь субъектом права, субъектом обязанностей, является, прежде всего, участником уголовного судопроизводства, осуществляя функцию поддержания обвинения, а потому ему предоставляется право выразить все это через свой законный интерес.

В индивидуальный статус гражданского истца в уголовном процессе мы включаем также, как это было сделано А.П. Гуськовой при определении индивидуального статуса личности обвиняемого: процессуальную правосубъектность; субъективные права; личные свободы; субъективные обязанности, законные интересы. Разработанный А.П. Гуськовой индивидуальный статус личности обвиняемого становится, таким образом, типовым, общим и для других участников судопроизводства.

Обращаясь к статусу гражданского истца, отметим, что законодатель не указал, в качестве кого он может быть допрошен в ходе производства по

1 Там же.

2 Гуськова АЛ. Указ. соч. - С.95.

67

делу. Если мы обратимся к ч.2 ст.74 УПК, то среди видов доказательств показания гражданского истца в законе не названы. Думается, что это произошло не случайно, поскольку гражданский истец, как правило, является одновременно и потерпевшим, а потому он является, по сути, носителем двойного процессуального статуса. При таких обстоятельствах он использует свое право и как потерпевший, и как гражданский истец, а потому права, перечисленные в ч.2 ст.42 УПК, позволяют потерпевшему, являющемуся физическим лицом, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, давать показания и в части гражданского иска.

Что же касается гражданского истца, когда им является юридическое лицо, то здесь возникает много неясных вопросов. «Если гражданским истцом является гражданин, — пишет Т.М. Махова, - то он пользуется также и процессуальными правами потерпевшего»1. С этим спорить нельзя. А как быть, если это не гражданин, а юридическое лицо? Гражданский истец, если он потерпевший, то он может быть допрошен как свидетель указывается в ч.2 ст.42 УПК. А в качестве кого нужно допрашивать, тогда потерпевшего, если гражданским истцом является юридическое лицо. То ли им должен выступать руководитель, возглавляющий юридическое учреждение, то ли им может быть его представитель. Отсюда, кого нужно предупреждать об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний на правах потерпевшего, допрос которого ведется по прави- лам допроса свидетеля? На этот вопрос, как вытекает из УПК, законодатель не дал ответа.

На гражданского истца, если это гражданин, распространяется правило о том, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников. При этом, как пишет Т.М. Махова, если гражданский истец согласен дать показания, то ему должно быть разъясне-

1 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. ред. П.А. Лу-пинская. -М.: Юрист, 2003. - С.ПО.

68

но, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (ст.44 УПК)1.

Думается, что такой пробел законодателя произошел ввиду того, что в ч.2 ст.74 УПК не указано, что в качестве доказательства допускаются и показания гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Такое дополнение, вероятно, следует внести в закон.

Отсутствие в законе такой важной ссылки позволило породить много неясных вопросов, относящихся к процессуальному положению гражданского истца. Если законодатель отразит, что показания потерпевшего есть сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства, в соответствии с требованиями ст. 187- 190 УПК, то относительно допроса гражданского истца в законе ничего не отражено. Тем самым возникает некоторая несогласованность.

Глава 37 УПК, регламентирующая порядок судебного следствия, а так- же порядок исследования доказательств, указывает в ст. 274 УПК, что очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты.

Поскольку гражданский истец, как и потерпевший, представляет сторону обвинения, то, как надо понимать, гражданский истец представляет доказательства в числе первых, и исследуются они также первыми, а затем уже исследуются доказательства, представленные стороной защиты.

Как замечает Ю.В. Курдубанов2, в связи с тем, что гражданский истец представляет сторону обвинения, К.Ф. Гуценко3 утверждает, что позиция

1 Тамже.-С.ПО.

2 Курдубанов Ю.В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовных дел судами: Автореферат канд. дисс. - М., 2002. - С.8.

3 Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. - М, 1996. - С.89.

69

гражданского истца в уголовном процессе примыкает к обвинению, но не связана с ним, оставаясь самостоятельной.

В этой связи, как думается, Ю.В. Курбанов, правильно анализируя по- ложение гражданского истца, выделяет его права, обязанности, подчеркивая при этом, что права и обязанности гражданского истца не одинаковы на различных стадиях процесса. Но поскольку гражданский истец примыкает к стороне обвинения, то, стало быть, он связан с обвинительной функцией, а потому может влиять на ход процесса, в том числе и в плане раскрытия преступления, поскольку именно преступными действиями ему причинен вред, и вместе с этим устанавливаются характер и размер вреда.

В этом аспекте, вероятно, можно считать, что позиция гражданского истца действительно является самостоятельной, независимой, как утверж- дает профессор К.Ф. Гуценко1. К тому же позиция гражданского истца может существенно влиять на вынесение судом решения. Так, при обобщении уголовных дел установлено, что если гражданский иск был возмещен в ходе предварительного расследования или в ходе разбирательства дела судом, то, как правило, суд в приговоре учитывает этот факт и делает ссылку в приговоре как на обстоятельство, смягчающее наказание2.

Были и такие ситуации, когда гражданским истцом были заявлены гражданские иски в уголовном деле, но в приговоре суд оправдывал подсудимых за отсутствием в их действиях состава преступления и, соответственно, в иске было отказано.

Так, при разбирательстве дела по обвинению М., Ф. и Б., суд Цент- рального района г. Оренбурга в приговоре суда от 26 июля 2002 г. оправдал

1 Там же.

2 Было обобщено 180 уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за 2000-2002 гг., по которым были заявлены гражданские иски. По одной четвертой части всех обобщенных уголовных дел суды указывали в приговорах также на обстоятельства, смягчающие наказание, как полное или частичное добровольное возмещение вреда.

70

всех троих обвиняемых по ч.1.ст.167 УК за отсутствием в их действиях состава преступления. Как следует из показаний подсудимых и свидетелей, витрины магазина «Автостиль» они не повреждали и умысла на повреждение у них не было. В заявленном гражданском иске на сумму 9115 рублей было обоснованно отказано1.

Право выступает необходимым средством закрепления выражения со- циальной свободы личности. Отсюда правовой статус в данном случае гражданского истца должен включать в себя такой комплекс правовых возможностей, чтобы действовать в соответствии со своими интересом.

Частное лицо, вовлеченное в уголовный процесс, также является уча- стником уголовно-процессуальной деятельности, которая для него носит дис-позитивный характер, если он по своему волеизъявлению реализует (не реализует) принадлежащее ему субъективное право, и также публичный характер, если он исполняет возложенную на него уголовно- процессуальным законом обязанность2.

Если средством установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, являются доказательства Гч.1 ст.74 УПК), то в качестве доказа- тельства должны быть названы и показания гражданского истца. Поэтому ч.2 ст.74 УПК должна быть дополнена. В п.2 после слова «потерпевшего» должны следовать слова «гражданского истца».

Если гражданский истец на основании ч.4 ст.44 УПК имеет право пред- ставлять доказательства, то почему представленные им сведения, относя- щиеся к характеру и размеру вреда, причиненного преступлением, не являются доказательствами. Такая несогласованность положений закона между ст. 73 и 74 УПК существенно вредит статусу гражданского истца и в целом его процессуальному положению.

1 Архив Центрального районного суда г. Оренбурга. Дело №1-326-02.

2 Масленникова Л.Н. Методология познания публичного и частного (диспо- зитивного) начал в уголовном судопроизводстве. - М., 2000. - С.118.

71

Гражданский истец, как было отмечено, является участником судопро- изводства со стороны обвинения. В этой связи считаем небезынтересным обратиться к сказанному об обвинении и гражданском иске российским ученым И.Я. Фойницким. Он писал: «Обвинение есть тот же иск, но не частный, а материальный, как иск гражданский, публичный и индивидуальный, сообразно особым свойствам уголовного дела. Отсюда имеются признаки сходства и различия между обвинением и гражданским иском. По процессуальной их природе оба института представляются требованиями, обращенными к лицу судебной власти и создающими для последней обязанность производства дела в судебном порядке; причем иск гражданский содержанием своих требований имеет интересы гражданские и направляется к суду гражданскому, иск уголовный содержанием своих требований имеет интересы карательные и направляется к суду уголовному»1.

Далее И.Я. Фойницкий анализирует: «Изложенными признаками об- винение сближается с гражданским иском, но между ними есть различия как по содержанию, так и по форме. Различие их по содержанию определяется тем, что дело гражданское по природе есть частное и объективное, а дело уголовное - публичное и индивидуальное. Отсюда особые свойства обвинения. С одной стороны - его публичность, общественность, с другой -его индивидуальность. В силу своего публичного или общественного характера обвинения принадлежности государству и определяется интересами публичными, а не частными. Отсюда самостоятельность или независимость обвинения, означающее такое построение его, при котором оно осуществляется единственно по воле государственной (обвинительной) власти»2. Относительно различия по форме он объяснил следующим образом: «Кроме различий по содержанию между обвинением и гражданским иском существуют различия и по форме ввиду существенных особенностей в по-

1 Фойницкий И.Я. Указанное сочинение. - Т.2. - С.4.

2 Там же.

72

ложении обвинителя и обвиняемого сравнительно с положением истца и ответчика. Гражданский истец не подвергается опасности уклонения ответчика от суда в такой степени, как обвинитель. Обыкновенно истец или обладает до предъявления иска доказательствами, необходимыми для суда, или может спокойно собрать их. Положение дела известно ему с самого начала. Так что в самый момент предъявления иска он может сообщить последнему окончательную формулировку, которой и определяется весь ход процесса, его объем и направление. Притом одно и то же лицо представляется заинтересованным на всех ступенях процесса, и отдельные моменты иска составляют лишь стадии последовательного процессуального проявления воли одного и того же гражданского истца. Отсюда два характерных признака гражданского иска: его единство, в смысле сосредоточения в руках одного и того же лица права как предъявления, так и поддержания его перед судом»1. Интерес, как можно видеть, выступает общим и решающим критерием при определении правовой системы в целом и при характеристике пуб- личного и частного права2. Способ правового регулирования несомненно должен соответствовать прежде всего регулируемым интересам. Вероятно категория «интерес» позволяет объяснить природу публичного и частного в праве, определить меру вмешательства государства, его императивные веления, которые необходимы обществу и отдельному человеку для защиты от нарушения его прав. Правильно замечает А.А. Шамардин: «.. .и еще одно достоинство этого критерия — его гибкость»3. Принятый УПК как раз и представляет уголовное судопроизводство как органическое соединение пуб-

1 Там же.

2 Перевалов В.Д. Публичные и частные начала в правовой системе общества // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия законо дательного выражения и юридической практики: Материалы Всероссийс кой научно-практической конференции / Отв.ред. В.Д. Перевалов. - Екате ринбург, 1999.-С.41.

3 Шамардин А.А. Проблемы развития частных начал обвинения в российском уголовном процессе. - Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 2002. - С.9.

73

личного и частного права, хотя в нем пока что больше преобладает публичное начало. Не случайно замечает В.Ф. Яковлев: «Если нет развитого частного права, рассчитывать на эффективное развитие общества не приходится. Если нет развитого публичного права, частное право не может быть действенным»1.

Уголовно-процессуальная деятельность гражданского истца, как верно подмечено Л.Н. Масленниковой, «носит диспозитивный характер, ибо осуществляется им ради достижения частного интереса и строго по его волеизъявлению. Обеспечение гражданского иска носит публичный характер»2. Если же сравнивать деятельность гражданского истца с процессуальной деятельностью прокурора, обвинителя, то понятно, что их различие кроится в их различном интересе. А объединяет их одно - они осуществляют свою деятельность в рамках действия одной функции - функции обвинения (уголовного преследования).

Рассмотрение требований гражданского истца в уголовном деле не сводится только к доказыванию, осуществляемому по правилам уголовного процесса. Закон не препятствует решению ряда других процессуальных вопросов по правилам гражданско-процессуального законодательства. Если возникает необходимость произвести дополнительные расчеты по гражданскому иску, требующие отложения разбирательства дела судом, то суд передает вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (ч.2 ст.309 УПК).

Прекращение уголовного дела судом ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, а также изменения им обвинения в ходе судебного разбирательства не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства (ч. 10 ст.246 УПК).

1 Яковлев В.Ф. О взаимодействии публичного и частного права // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия. - С.6.

2 Масленникова Л.Н. Указ. соч. - С. 118.

74

Гражданский истец, как участник уголовного судопроизводства, сво- боден в своем выборе. Он может заявить гражданский иск в уголовном деле, а может от него отказаться.

Ранее действовавший уголовно-процессуальный закон отказ истца от истца не предусматривал. Хотя теоретически он мог иметь место и такое право хотя и не было отражено в законе, но оно презюмировалось. Однако, заметим, что суд мог по своей инициативе решить судьбу гражданского иска в пользу потерпевшего и постановить взыскание за причиненный преступлением вред.

Новый УПК предоставил официально право гражданскому истцу от- казаться от предъявленного им гражданского иска, обязав при этом дознавателя, следователя, прокурора и суд разъяснять гражданскому истцу последствия отказа от гражданского иска. Такой иск может быть заявлен в любой момент производства по уголовному делу, но до удаления в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от иска влечет за собой прекращение производства по делу. И в этом проявляются диспозитивные начала в уголовном судопроизводстве.

Представляет особый интерес новый подход к выражению диспози- тивных основ судопроизводства, который обозначил Э.М. Мурадьян. Полноценная судебная жизнь, как считает Э.М. Мурадьян: «немыслима без альтернативных судебных процедур. У развернутой, традиционной процедуры рассмотрения гражданских дел свои общепризнанные достоинства. Не зря такую процедуру называют классической». И вероятно он прав, поскольку «есть масса дел, которые можно решать без разорительных судебных издержек и судебной волокиты, а также без решения вразрез с позицией сторон или одной из них, что влечет перенос тяжбы в следующие инстанции. Назрела потребность в конструкции диспозитивного правосудия с преобладанием неформальных, а точней, частично деформализованных процедур. Такое право судьи допустимо исключительно по просьбе сторон (одной из них при согласии другой). Автор в этой связи предлагает создать неформальное

75

правосудие, которое должно быть доступно и в финансовом аспекте. С этой целью необходимо ввести стимулирующие пошлины (50% от существующих для подачи исков)1. Здесь имеется в виду гражданское судопроизводство. Между тем, эта идея может серьезно коснуться и уголовного судопроизводства.

Постепенно, как замечает Э.М. Мурадьян, «модель неформального пра- восудия приучит нас не увлекаться войной за права, решать правовые коллизии спокойно, с достоинством, преодолевать негатив, проигрывать ситуацию глазами «противника», мысленно меняться с ним участью, находить гармонию даже в системе права.

Диспозитивное правосудие — это новая этическая парадигма. «Не будем забывать, что принцип состязательности является дальнейшим развитием принципа диспозитивности, — пишет далее автор, - с диспозитивнос-тью связана проблема легализации сделки о признании вины»2.

Автор предлагает в плане развития диспозитивного начала в судебном процессе ввести в практику также термин «мирный договор» или «договор примирения3» между гражданским истцом и ответчиком.

Полагаем, что введение в практику подобных соглашений в виде до- говоров примирения между гражданским истцом и ответчиком будет шагом вперед к утверждению диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве.

Э.М. Мурадьян, предлагая ввести в практику «неформальное право- судие», отмечает, что это позволит снять нагрузку не только в гражданском судопроизводстве, но и в уголовном. Поскольку решение вопроса о гражданском иске без вмешательства публичной власти есть добровольное соглашение на основе частных начал двух сторон, то думается, что эта идея

1 Мурадьян Э.М. Истина, как проблема судебного права. - М.: Былина, 2002.-С.27.

2 Там же. — С 30-

3 Там же.

76

сможет получить свое развитие в будущем и позволит таким образом снять нагрузку в деятельности органов предварительного расследования по доказыванию обстоятельств гражданского иска. В этой связи, касаясь предложения В.М. Бозрова1, который предлагает вообще отказаться от гражданского иска в уголовном процессе, вряд ли это может оказаться реальным, ибо обстоятельства, относящиеся к характеру и размеру вреда, составляют единое целое в системе обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые имеют значение для доказывания объективной стороны преступления. Другое дело, интересы гражданского истца вполне могут быть реализованы и не процессуальным путем, т.е. с помощью неформального правосудия, когда будет выражено желание гражданского истца.

Итак, доказывание обстоятельств по гражданскому иску в уголовном деле определяется общей целью доказывания - выяснением фактических обстоятельств дела, т.е. достоверного установления события преступления и лиц, его совершивших, с тем, чтобы защитить права гражданского истца, которому причинен преступлением физический, имущественный и моральный вред. УПК РФ учитывает интересы гражданского истца, а потому его уголовно-процессуальная деятельность носит выраженный диспозитивныи характер, поскольку от волеизъявления гражданского истца зависит рассмотрение и разрешение иска в уголовном деле.

1 Бозров В.М. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.29-30.

77

§ 2. Средства доказывания обстоятельств гражданского иска

Как было отмечено, в уголовном судопроизводстве единственным сред- ством доказывания признается доказательство. Установление обстоятельств события преступления, виновности лица, совершившего преступное действие (бездействие), и др. состоит в том, что обстоятельства расследуемого события имели место в прошлом. Отсюда получение знаний о фактах происшедшего события может иметь место путем восстановления события на основе тех сведений, которые остались в объективном мире. Познание обстоятельств дела осуществляется путем, который в литературе по философии именуется «ретросказанием» и определяется свойством отражения следов прошлого, т.е. тем объективным материалом, на котором основывается ретросказательное исследование и формируются его выводные данные. По-средствам доказательств в уголовном процессе не реставрируются события преступления (общественно опасного деяния), а ретроспективно восстанавливаются его фактические обстоятельства1. В этом плане «фактические обстоятельства происшествия» представляют собой «юридический факт, но не факт реальной жизни, а факт-знание»2.

Рассматривая познание с позиции современного деятельного подхода, нельзя не признать, что оно, как и любая человеческая деятельность, ха- рактеризуется не только активностью, но и целесообразностью.

Возможность познания объективной действительности обусловлена не только отражательной способностью сознания субъекта познания, т.е. гносеологическим отражением, но и отражательной способностью самих материальных объектов.

1 Балакшин B.C. Доказательства в российском уголовном процессе: понятие, сущность, классификация. - Екатеринбург, 2002. - С. 13.

2 Чердинцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве // Юридическая наука и практика. - Екатеринбург, 1993. - С. 190.

78

Эти положения теории отражения имеют важное методологическое значение для познания обстоятельств уголовного дела.

В доказательстве, с помощью которого ведется процесс доказывания, следует, как и в любом отражении, различать две главные его стороны - содержание отражения, именуемое обычно отображением или образом отображаемого, и форму, т.е. способ существования и выражения отображения1.

Как образно формулирует B.C. Балакшин свой вывод относительно того, что задача следователя, дознавателя, судьи заключается в том, чтобы «не упустить из виду имеющие значения для дела сведения, обстоятельства»2. Вместе с тем он отмечает, что «здесь необходимо уточнить, что в силу специфики уголовного судопроизводства субъекты доказывания, выделив факты и пропустив через свое сознание, обязаны это оформить, придать им соответствующую процессуальную форму». И дальше автор уточняет, что все субъекты доказывания имеют дело уже не с самими реальными фактами, независимо от природы их происхождения, а с представлениями о них, со знаниями этих фактов3.

Содержанием отображения в доказательстве по УПК являются сведения (ч.1 ст.74 УПК); формой, способом существования и выражения отобра- жения, т.е. процессуальным источником получения этих сведений, выступают показания:

1) подозреваемого, обвиняемого; 2) 3) потерпевшего, свидетелей; 4) 5) заключения и показания эксперта; 6) 7) вещественные доказательства; 8) 9) протоколы следствия и судебные действия; 10) 11) иные документы. 12) 1 Курс советского уголовного процесса / Общая часть под редакцией А. Д. Бой- ковского и И.И. Карпеца. - М.: Юридическая литература, 1989. - С.551.

2 Балакшин B.C. Доказательства в российском уголовном процессе: понятие, сущность, классификация: Монография. - Екатеринбург, 2002. - С. 15.

3 Там же.

79

Источник сведений и порядок (форма) их собирания закреплены (ч.2 ст.74 УПК) в установленных процессуальных документах. Они служат основанием для выделения видов доказательств, т.е. средств доказывания.

Доказательства, таким образом, представляют собой единство сведений (содержание) и процессуальной формы получения этих сведений, соот- ветственно и фиксации этих сведений. Любые сведения могут быть доказательствами по делу, если они связаны с происшедшим событием, если на их основе можно установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Такое свойство доказательств именуется относимос-тью доказательств. Источник сведений и порядок (форма) их собирания служат основанием для выделения видов доказательств. В ч.2 ст.74 УПК дается исчерпывающий перечень видов доказательств. К числу видов доказательств, как усматривается из перечня, законодатель не относит показания гражданского истца и его представителя, на что было обращено наше внимание.

Заранее установить круг обстоятельств, который мог бы иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному уголовному делу, соответственно, и для рассмотрения и разрешения дела судом, в том числе, относящихся к гражданскому иску, невозможно.

Имеющими значение для дела являются такие обстоятельства, выяснение которых необходимо для проверки и оценки собранных доказательств. Потому-то вопрос о том, относятся те или иные сведения к делу, определяется следователем, прокурором, судом, которые руководствуются при этом правилами, указанными в законе, например, в ст.73, 171, 305, 307 УПК. При этом надо иметь в виду, что для установления обстоятельств, указанных в ст.73 УПК, приходится прибегать к установлению целого ряда различных обстоятельств, которые сами по себе не являются обстоятельствами, свиде- тельствующими о факте совершения преступления и о виновности лица, но они помогают установить эти обстоятельства. Это, так называемые, «промежуточные» или «побочные» обстоятельства, на основе которых проверяют-

80

ся версии происшедшего события преступления, они помогают раскрыть преступление, установить обстоятельства дела.

В этой связи С.А. Шейфер для характеристики деятельности по соби- ранию доказательств оправданно использует системный метод объекта1.

Уголовно-процессуальный закон не дает определения «собиранию до- казательств». Между тем, в правовой науке относительно содержания этой деятельности высказываются различные суждения. Распространенным представлением о собирании доказательств является их обнаружение (выявление) и закрепление. А поскольку доказательства могут быть представлены по инициативе потерпевшего, гражданского истца и т.д., то правильно все-таки здесь следует говорить о представлении доказательств. Как об этом писал в свое время В.Д. Арсеньев, хотя тут же подчеркивал, что это форма «пассивная» для судебно-следственньгх органов, здесь термин «собирание» не подходит к этим субъектам доказывания. В некоторых УПК прежних союзных республик бывшего СССР с «собиранием» употреблялось понятие «представление»2.

При анализе действующих УПК ряда стран содружества можно заме- тить, что в ст.66 УПК Украины отражено такое понятие, как «представление», и в числе тех, кто может представить доказательства, названы: потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и др.

УПК Республики Беларусь, УПК Республики Казахстан, как и УПК РФ, не предусмотрели такую разновидность формы доказательств. В отно- шении собирания доказательств, например, в УПК РФ ч.2 ст.86, именуемой собирание доказательств, указано, что потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (наряду с подозреваемым, обви-

1 Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: ме тодологические и правовые проблемы: Изд-во Саратовского университета, 1986. -С.31-32.

2 Ст.66 УПК Укр.ССР; Ст.50 УПК Латвийской ССР; Ст.75 УПК Литовской ССР; Ст.62 УПК Груз.ССР.

81

няемым) вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Что касается УПК Республики Казахстан, то в ст. 125, именуемой со- биранием доказательств, такого уточнения нет. В ст. 108 УПК Республики Беларусь имеется некоторое уточнение, что орган уголовного преследования, а также суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе в пределах своей компетенции по находящимся в их производстве материалам по уголовному делу в порядке, установленном УПК, вправе «требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан, а также органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представления предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела».

Таким образом, можно заключить, что понятие «представление» имеет место в обороте процесса доказывания.

Вместе с тем вопрос о собирании и представлении письменных доку- ментов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (по тексту ч.2 ст.86 УПК) со стороны гражданского истца (его представителя) остается не совсем решенным законодателем.

Е.А. Доля, комментируя УПК РФ, пишет, что «субъекты уголовного процесса, не обладающие властными полномочиями, могут оказывать существенное влияние на собирание доказательств.. .Они, например, могут задавать вопросы допрашиваемым, обращать внимание следователя и суда на относимые, по их мнению, к делу свойства и состояния осматриваемых предметов, делать замечания, подлежащие занесению в протокол»1.

Как показали результаты обобщения судебной практики, гражданский истец, как правило, кроме принесения искового заявления с указанием суммы нанесенного ущерба не включается фактически в процесс доказывания. Не случайно по 28% дел исковые заявления судом были оставлены без рас-

1 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Комментарии. -С.199.

82

смотрения. Суд не имел возможности уточнить сумму ущерба, которая подлежала удовлетворению. В деле отсутствовали надлежащие документы, подтверждающие сумму причиненного вреда.

Понятно, что при такой ситуации органы предварительного расследо- вания проявляли нерасторопность, что не согласуется с теми задачами, которые они призваны решать сегодня.

Так, например, судебный пристав В. Костина приводит удачный пример из практики суда Абдулинкого района Оренбургской области, который еще раз заставляет обратить внимание следователей, прокуроров на более качественное ведение расследования, когда имеет место причинение имущественного вреда. По приговору суда Абдулинского района Оренбургской области был взыскан материальный ущерб в сумме 70000 рублей и моральный вред в сумме 20000 рублей. Благодаря умению судебного пристава суд смог реально возместить нанесенный ущерб потерпевшему, поскольку на запрос судебного пристава из ГИБДД г. Абдулино был получен ответ, что осужденный имеет транспортное средство ВАЗ 2109 1997 года выпуска. Это транспортное средство было немедленно арестовано и в итоге потерпевший смог получить 90000 рублей. Исполнительное производство, таким образом, было закрыто.

Спрашивается: а почему следователь не смог своевременно описать имущество и наложить арест на него? Случайность ли это? Такая ошибка (или неумение) могла быть роковой для потерпевшего1.

Говоря об относимости доказательств, надо подчеркнуть, что это есть способность доказательств своим содержанием служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Или, как проще замечает Ю.К. Орлов, «относимость - это пригодность доказательств по содержа-

Костина Е.В. Исполнение приговора суда в части гражданского иска // Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в действии: Сб.научных статей / Под ред. А.П. Гуськовой: ИПК ОГУ, 2003. - С. 161.

83

нию»1. Поскольку гражданский истец вправе представить письменные документы и предметы для приобщения к делу в качестве доказательств, то признать их доказательствами может следователь, суд после того, как их признает относимыми к делу. Следовательно, хотя представление доказательств остается важным каналом получения доказательственной информации, но оно, как отмечает С.А. Шейфер, «не меняет характеристики собирания доказательств как системы действий, осуществляемых управомоченным государственным органом в целях формирования доказательств»2.

В правилах доказывания применимо и такое правило как допустимость доказательств. «Допустимость — это пригодность доказательств по форме»3. Ю.К. Орлов пишет: «Допустимость означает соблюдение при работе с доказательствами всех форм формальных требований, как правило, прямо предусмотренных законом. Доказательство, признанное не допустимым, исключается из совокупности, независимо от своей гносеологической, познавательной ценности (хотя фактически может оставаться в деле)»4.

Авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» фор- мулируют допустимость как «пригодность доказательств с точки зрения источников, методов и приемов получения соответствующей информации»5.

Н.М. Кипнис несколько по-другому дает формулировку допустимости. Это такое свойство доказательства, которое характеризуется законнос- тью источника фактических данных, а также «способов получения и фиксации фактических данных, содержащихся в таком источнике»6.

1 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - М.: Про спект, 2002. - С.40.

2 Шейфер С.А. Указ. соч. - С.37.

3 Орлов Ю.К. Указ. соч. - С.41

4 Там же.

5 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - С.428.

6 Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995.-С.27.

84

Е.П. Гришина дает такое определение допустимости. «Допустимость - это пригодность доказательства по форме. Допустимость означает соблюдение при работе с доказательствами формальных требований, установленных законом»1. Слагаемые допустимости доказательства состоят, по ее выражению, из следующих компонентов: законности источника (их перечень дан в законе), законности способа получения доказательств, надлежащего субъекта, правомочного проводить действия по получению доказательств, и соответствующего процессуального оформления2. Думается, что это дополняет представление о допустимости доказательств.

Основополагающим процессуальным правилом о допустимости до- казательств, как надо понимать, является конституционная норма о том, что, «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученные с нарушением федерального закона» (ч.2 ст.74 Конституции РФ).

Относимые и допустимые доказательства формируются в процессе со- бирания доказательств. Отсюда соблюдение всех правовых требований, обращенных к содержанию (относимости) и форме (допустимости) доказательств. выступает важной гарантией их доброкачественности, обеспечения прав, свобод и законных интересов граждан.

Е.А. Доля отмечает, что на формирование относимых и допустимых доказательств существенное влияние могут оказывать и невластные субъекты уголовно-процессуальной деятельности (обвиняемый, подозреваемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика). Такое влияние они могут оказывать путем постановки вопросов в ходе допросов допрашиваемого, подачи заявлений о производстве следственных и

1 Гришина Е.П. Актуальные вопросы допустимости доказательств в уголов ном процессе // Российский следователь. - 2002. - №6. - С.36-37.

2 Там же.

85

судебных действий, направленных на собирание и проверку доказательств, ходатайств об исключении из числа доказательств тех, которые не отвечают, по их мнению, требованию допустимости1.

Допустимые доказательства формируются (собираются) путем полу- чения из установленных законом источников и предусмотренными законом способами их собирания. Часть 1 ст.86 УПК конкретизирует способы собирания доказательств. В других статьях закона также уточняется регулирование проведения следственных и судебных действий, предназначенных для собирания доказательств.

Судебная практика последовательно придерживается правила, что бе- зусловным основанием признания доказательств недопустимыми должно являться их получение путем применения физического или психического насилия2. Кроме того, нарушение правил получения доказательств, основанных на конституционных гарантиях прав и свобод человека и гражданина, нарушающих неприкосновенность жилища, тайну переписки или затрагивающих иные права человека, безусловно делает такие доказательства недопустимыми3. А это означает, что доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также для доказывания любого из обстоятельств, указанных в ст.75 УПК.

Ст.75 УПК называет случаи, когда доказательства относятся к недо- пустимым:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая слу- чаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняе- мым в суде;

1 Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.М. Лебедева. - С. 160.

2 БВСРФ 1998.-№1.-С.11-13.

3 Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М, 1955.

86

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, пред- положении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; 3) 4) иные доказательства, полученные с нарушением требований насто- ящего кодекса. 5) Полаем, что третий пункт имеет право быть учтенным при доказывании, когда нарушаются права гражданского истца. Поскольку процесс дока- зывания начинается с собирания доказательств, то, стало быть, как регламентирует ч.2 ст.86 УПК, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители наделены правом участвовать в доказывании, вправе также заявлять ходатайства о производстве следственных и судебных действий, направленных на собирание доказательств.

В ч.2 ст. 44 УПК указывается, что гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования. Определяя, таким образом, права гражданского истца, ч.4 ст.44 УПК уточняет, что гражданский истец вправе представлять доказательства, которые могут быть лишь в форме письменных документов и предметов, тогда как ч.2 ст.74 УПК к числу источников доказательств относит вещественные доказательства и иные документы. Такая несогласованность статей закона ущемляет интересы гражданского истца, который по сути, ограничен правом представлять доказательства в форме дачи показаний.

Статья 42 УПК наделяет правом потерпевшего давать показания. Ос- нованием к вынесению постановления о признании гражданина или юри- дического лица потерпевшим является наличие в уголовном деле доказа- тельств, указывающих на причинение вреда. В случае причинения преступлением вреда потерпевший имеет право предъявить гражданский иск.

Отсюда, как нам представляется, следует, что если имеет место совме- щение в одном лице двух участников процесса, то следовало бы в таком случае разграничить права потерпевшего и права гражданского истца при участии в доказывании.

87

Как правильно подчеркнуто А.В. Тимошенко, в Приложении №23 к УПК представлен бланк постановления о признании гражданина потер- певшим, в котором указывается, что потерпевшему должны быть разъяс- нены права, предусмотренные ст.42 УПК, к тому же они еще и перечислены здесь. О том, что потерпевший обладает теперь большим объемом прав, являясь еще и гражданским истцом, то запомнить их, понятно, фактически трудно. Поэтому потерпевшему легче будет реализовать свои права, имея на руках копию такого постановления. А вот в отношении гражданского истца (да и гражданского ответчика) тоже этого не скажешь, поскольку в бланках о признании их участниками процесса ничего не отражено (Приложение №60 и 61)’.

Несомненно, по этому вопросу мы полностью солидарны с позицией А.В. Тимошенко и считаем, что было бы целесообразным данные права не только перечислить в таком постановлении, но и обязать органы предварительного расследования вручать копию такого постановления гражданскому истцу и гражданскому ответчику, чтобы знать права и пользоваться ими в ходе судопроизводства.

Заслуживает внимание и другое предложение А.В. Тимошенко: потер- певший должен быть предупрежден об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем должна быть сделана соответствующая отметка в протоколе2.

При этом п.7.ч.4 ст. 44 УПК, конечно же, тогда будет действовать, по- скольку он уточняет, что свидетель, гражданский истец могут отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст.5 УПК.

1 Тимошенко А.В. Теоретические и практические вопросы гражданского иска в предварительном расследовании: Кандидатская диссертация. - Челябинск, 2002.-С.111.

2 Там же.

88

Хотя в п.7 ч.4 ст.44 УПК имеется и такая оговорка, что при согласии гражданского истца дать показания он должен быть сначала предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний. При всей очевидности такая редакция этого пункта статьи не позволяет понять, кто же должен проявить инициативу, чтобы гражданский истец давал показания, и соответственно, должен ли он быть предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний?

Поскольку гражданский истец, его представитель принимают участие в доказывании как участники судопроизводства со стороны обвинения, то, соответственно, они вправе ходатайствовать о приобщении к делу и проверке тех доказательств, которые относятся к гражданскому иску и позволяют определить характер и размер вреда, а также обжаловать бездействие органов расследования по установлению необходимых доказательств. Но об этих своих правах, как правило, гражданский истец не знает.

Учитывая, что в УПК не регламентирован порядок допроса гражданс- кого истца и гражданского ответчика, то думается, что УПК должен быть дополнен нормами, регламентирующими порядок допроса гражданского истца.

В числе способов собирания доказательств УПК называет истребование письменных документов (ст.86). Так, относительно гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей также определено, что они вправе собирать и представлять таковые для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств. Этот способ собирания доказательств является более простым по форме приемов собирания объектов, нежели с помощью следственных действий. Однако и здесь можно столкнуться с рядом таких вопросов, которые не позволят решать их однозначно. Речь здесь идет о том, что может ли иметь место принудительное востребование письменных доказательств и предметов.

Думается, что если истребование документов осуществляется в порядке поступивших заявлений и сообщений о преступлении, то о принуди-

89

тельном характере способа собирания документов не может идти и речи, так как применение мер уголовно-процессуального принуждения возможно только после возбуждения уголовного дела. Отсюда получение документов в этом случае может состояться лишь при согласии обладателей таких документов.

Конструкция ст.86 УПК позволяет сделать вывод, что законодатель не относит к следственным действиям истребование и представление сторо- ной обвинения и защиты письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. В то же время указание на возможность придания сведениям, полученным в результате таких действий доказательственного значения, вытекает из того, что эти действия законодатель относит к способам собирания доказательств, ибо ст.86 УПК обозначена как «собирание доказательств»1.

Кроме того, полученные в результате этих действий сведения, содер- жащиеся в письменных документах и предметах, после осмотра должны быть приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств или документов - доказательств2.

Закон, как видим, хотя и указал на возможность собирания письменных документов, предметов сторонами обвинения и защиты, однако не смог определить понятие, основание и порядок истребования таковых, а потому породил различные мнения и суждения.

В этой связи А.В. Победкин считает, что правильное использование процессуальным законом способа собирания доказательств - условие приобретения ими такого свойства, как допустимость3. Впрочем, мы разделяем

1 Черкасов А., Царев Н.П., Громов Н.А., Локк Р.Г. Истребование письменных документов и предметов. Понятие и основание // Следователь. Федеральное издание. - 2002. - №9 (53).

2 Там же.

3 Победкин А.В. Субъекты собирания доказательств // Материалы междуна родной научно-практической конференции, посвященной принятию нового процессуального кодекса Российской Федерации. - М., 2002. - С.91-92.

90

позицию А.Д. Черкасова, Н.П. Царева, Н.А. Громова, Р.Г. Локк, которые считают, что истребование доказательств следователем и судом, а также их представление сторонами обвинения и защиты, должностными лицами и гражданами, будучи самостоятельными способами собирания доказательств, применимы лишь к одному виду доказательств - к документам (ст.86 УПК). Все иные виды доказательств - показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключения и показания экспертов, вещественные доказательства и т.д. — могут быть получены в результате производства следственных и судебных действий1.

В связи с тем, что законодатель в п.1 ч.1 ст.6 УПК указал, что уголовное судопроизводство своим назначением имеет защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, то своевре- менное принятие мер по обеспечению гражданского иска является необходимым условием реального возмещения причиненного преступлением вреда и тем самым позволит обеспечить защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений физических и юридических лиц. Поэтому такое следственное действие, как обыск, может быть произведено для обнаружения и изъятия предметов, ценностей, документов, не только добытых преступным путем, которые имеют значение для дела, т.е. являются вещественными или письменными доказательствами, но и другого любого имущества для обеспечения иска и реального восстановления имущественных прав потерпевших от преступлений. Понятно, следователь по обеспечению гражданского иска должен прежде принять незамедлительные меры по наложению ареста на имущество. Правильно Ю.Д. Лившиц и А.В. Тимошенко полагают, что действия следователя по обеспечению гражданского иска должны быть приняты следователем своевременно. И, как нам представляется, они правы также и в том, что в постановлении о возбуждении ходатайства о наложении ареста на имущество должны содержаться сведения: по какому

1 Указ. соч. - С.26.

91

поводу и на каком основании производится арест имущества, место нахождения его, цена иска, в обеспечение которого налагается арест1. Пожалуй, как нам думается, будет правильным, если в резолютивной части постановления судом будет указано о наложении ареста на имущество в той сумме, которая соответствует цене иска. Правильно обращают внимание вышеназванные авторы, что с 1 января 2004 года только суд будет правомочен принимать решения о производстве обыска и (или) выемки в жилище; о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях. Поэтому для того, чтобы то или иное доказательство могло быть использовано для обоснования обвинения, необходимо прежде всего установить, как подчеркивает Ю.В. Ко- реневский, «способно ли оно (разумеется в совокупности с другими доказательствами) достоверно свидетельствовать о каких-либо фактических обстоятельствах дела»2.

Говоря о средствах обоснования, С.А. Пашин отмечает, что «обосно- ванным считается решение, которое оправдано обстоятельствами, установленными в соответствии с процессуальными правилами»3. В этой связи хочется особо подчеркнуть значимость собирания доказательств в процессе расследования дела с тем, чтобы суд мог располагать всеми необходимыми доказательствами для рассмотрения и разрешения гражданского иска.

1 Лившиц Ю.Д., Тимошенко А.В. Обеспечение гражданского иска в стадии предварительного расследования // Федеральное издание: Следователь. — 2002.-№.9.-С.11.

2 Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. - М.: Юрист, 2000. - С. 127.

3 Панин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. - М.: Комп лекс Процесс, 1999. - С.5.

92

§ 3. Понятие и значение достаточности доказательств по гражданскому иску в уголовном деле

В ст. 88 УПК закреплены правила оценки доказательств. Каждое до- казательство, согласно этой статье, подлежит оценке с точки зрения относи-мости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности -достаточности для разрешения уголовного дела. Доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми (ст.75 УПК). Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК.

Оценка доказательств с учетом публичных начал уголовного процесса возлагается на дознавателя, следователя, прокурора и суд. Остальные субъекты уголовного процесса могут принимать участие в оценке доказательств путем заявления ходатайств о недопустимости доказания. Свобода оценки доказательств закреплена в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства. Это означает, что субъекты оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью.

Законодатель, как можно заключить, широко формулирует основания признания доказательств недопустимыми, устанавливая, что таковыми являются все доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Е.А. Доля, комментируя ст. 75 УПК, отмечает, что «к недопустимым доказательствам следует отнести доказательства, полученные до возбуждения уголовного дела путем проведения следственных действий, если нет на то специального дозволения УПК». При этом он ссылается на сложившуюся судебную практику Верховного Суда РФ1, когда в результате проведения след-

1 БВСРФ 1996.-X2ll.-C.6-77.

93

ственных действий, при отсутствии законных оснований, без принятого в соответствующей форме решения, принималось следователем1 или составлялось судебное решение на производство следственного действия из источника, не предусмотренного законом2.

Несомненно, одним из условий формирования допустимости доказа- тельств должен быть известен источник доказательства.

Законодатель, пожалуй, четко смог сформулировать в законе, что по- казания потерпевшего, а стало быть, это относится и к гражданскому иску: основанные на догадке, предположении, слухе относятся к недопустимым (п.2 ч.2 ст.75 УПК).

Отсутствие в уголовном деле сведений о происхождении предмета, признанного вещественным доказательством, по мнению Е.А. Доля, также влечет признание вещественного доказательства недопустимым3.

Юридическая сила доказательств есть ни что иное, как их способность, ввиду соответствия требованиям уголовно-процессуального закона, служить средствами доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. «Признание юридической силы доказательств равнозначно определению свойства допустимости доказательств… Следовательно, вопрос о допустимости или недопустимости конкретного доказательства может быть решен в ходе оценочной мыслительной деятельности субъектов доказывания»4.

Сошлемся на С.А. Пашина, который формулирует свой вывод так: до- стоверность материала — это его «гносеологическая допустимость, характеристика применимости материала в процессе доказывания с точки зрения

1 БВСРФ 1992.- №1.- С.10.

2 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. - С. 165.

3 Там же.-С. 165.

4 Зажицкий В. О допустимости доказательств // Российская юстиция. - 1999. -№3.-С26.

94

знания об источниках, обстоятельствах и методах его образования и получения в контексте использования по делу других материалов»1.

Анализируя Постановление Пленума Верховного суда РФ №1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре», в котором говорится, что обвинительный приговор должен быть постановлен на «достоверных доказательствах», когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. С.А. Пашин уточняет: «Подразумевается, однако, вовсе не принятая в точных науках достоверность, т.е. равная единице вероятность, и не «истинность», а так называемая практическая достоверность, которой подавляющее большинство здравомыслящих людей довольствуется в наиболее ответственных ситуациях повседневной жизни»2.

Говоря о судебных решениях, которые должны отвечать требованиям законности и обоснованности, П.А. Лупинская, обращает внимание на то, что суд должен решить, допустимы ли те доказательства, которые представлены по делу, и исключены ли доказательства недопустимые. «Решение этого вопроса должно основываться на конституционной норме о том, что нарушение закона при получении доказательств лишает их законной силы. Признание доказательств недопустимыми и исключение их из дела должны быть обоснованными»3.

Представление доказательств, как мы сформулировали ранее, это способ реализации участником процесса своего права на участие в доказыва- нии. Не случайно законодатель категорично формулирует, что дознаватель, следователь, прокурор и судья обязаны рассмотреть и разрешить каждое заявленное по делу ходатайство (ст. 122 УПК). Отказать в этом они могут лишь тогда, когда проведение допроса свидетелей, производство экспертизы и т.д.

1 Пашин С.А. Доказательства в Российском уголовном процессе. - М.: Комп лекс-прогресс, 1999. - С.2.

2 Там же.

3 Лупинская П.А. Судебные решения: содержание и форма // Российская юстиция. - 2001. - №11. - С.57.

95

не способствуют объективному и полному исследованию обстоятельств дела, обеспечению прав и законных интересов участников процесса. Об удовлетворении ходатайств, а также об отказе (полном или частичном) в его удовлетворении субъекты, ведущие судопроизводство, обязаны вынести постановление, а суд - определение. Такое решение должно быть обоснованным и мотивированным. О результатах рассмотрения ходатайства доводится до сведения заявителя.

Способами закрепления доказательств закон называет письменную форму (протокол), фотографирование, магнитофонную запись, киносъемку, изготовление слепков и оттисков следов, прилагаемых к протоколу, а также использование иных научно-технических средств. В УПК теперь значительно расширена роль специалиста в собирании доказательств (ст.58 УПК).

Как определяет ст.85 УПК, процесс доказывания состоит из таких составляющих элементов, как собирание, проверка и оценка доказательств в целях установления обстоятельств, названных в ст.73 УПК. Думается, что правильно профессор П.А. Лупинская обращает внимание на то, что это не есть этапы этой деятельности, а есть элементы, т.к. они происходят одновременно, «перемежаясь, а не следуя друг за другом»1. Поэтому проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления полученных доказательств с другими, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст.87 УПК).

Отсюда, проверка доказательств предполагает проверку относимос-ти, допустимости и достоверности. А это означает, что для проверки доказа- тельств используются как различные логические приемы, так и различные следственные действия, например, проведение очной ставки, повторной и дополнительной экспертизы и т.д. Проверка доказательств имеет место как

Уголовно-процессуальное право Российской федерации: Учебник. - М: Юрист, 2003.-С.251.

96

в момент получения сведений об обстоятельствах предмета доказывания, так и путем постановки уточняющих вопросов в последующих действиях по расследованию и рассмотрению дела судом.

Важным, пожалуй, здесь является такое правило, которое выражает, что проверка отдельного доказательства не может быть признана достаточ- ной для оценки его как достоверного или недостоверного. Важно, чтобы каждое доказательство соотносилось с другими доказательствами, потому-то оно должно проверяться в совокупности с ними и оцениваться как достоверное или обратное — недостоверное.

Вот почему оценка доказательств - это есть мыслительная, логическая деятельность и цель ее - это определить, сделать вывод или суждение об относимости, допустимости, достоверности всех собранных доказательствах в совокупности - достаточными для разрешения уголовного дела.

Законодатель, закрепляя правила оценки доказательств в ст.88 УПК, отразил, что в случаях, указанных в ч.2 ст.75 УПК: суд, прокурор, следователь, дознаватель признают доказательства недопустимыми. Предоставил также право обвиняемому, подозреваемому обратиться с ходатайством о признании доказательств недопустимыми.

Обращая внимание на понятие «достаточность» доказательств, заметим, что эта проблема и прежде волновала исследователей, и, пожалуй, можно определенно констатировать, что она занимала в теории доказательственного права одно из ведущих мест.

В процессуальной литературе прослеживается подход к характеристике доказательств с позиции лишь их относимости, допустимости как двух обязательных свойств или признаков. Между тем, для определения дока- зательств в уголовном процессе, как утверждают Ф.М. Кудин и Р.В. Кос- тенко, этого явно недостаточно1. Анализируя ст.88 УПК - правила оценки

1 Кудин Ф.М., Костин Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе: Монография. - Краснодар, 2000. - С.25-26.

97

доказательств, - Ъюжно усмотреть, что законодатель ввел такое понятие, как достаточность, ибо только все собранные в совокупности доказатель- ства позволяют решить вопрос о достаточности доказательств для разре- шения уголовного дела.

В пользу включения достоверности в число признаков, характеризую- щих доказательство, выступали отдельные процессуалисты1. «Достоверность доказательств, - утверждают Ф.М. Кудин и Р.В. Костенко, - нельзя рассматривать с точки зрения, что она должна быть определена в будущем, при оценке вносимых и допустимых доказательств, и, следовательно, поэтому достоверность доказательства никак не может быть свойством самого доказательства»2.

Названные авторы уточняют, что если относимость и допустимость - неотъемлемые свойства доказательства, то отсутствие какого-либо одного из них влечет за собой и отсутствие самого доказательства.

Следователь и суд, как считают Ф.М. Кудин и Р.В. Костенко, оценивают не доказательство с точки зрения его достоверности, а содержащиеся в установленных законом источниках сведения с позиции их достовернос- ти. «Только при положительном ответе на вопросы об относимости, допустимости, достоверности фактических данных и их источников можно констатировать, что в распоряжении субъекта доказывания есть доказательства»3.

Вероятно, здесь вновь следует обратиться к словам П.А. Лупинской: «В первую очередь надо использовать учение о доказывании не только как познавательной, но и удостоверительной деятельности. В свете новых правил о недопустимых доказательствах особенно важно удостоверение закон-

1 Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уго ловного процесса. - Воронеж, 1980. - С. 146. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1999. - С. 111.

2 Указ. соч. - С.26.

3 Там же. - С.26.

98

ности получения сведений, которые могут быть использованы как доказательства»1.

И действительно, сведения могут стать доказательствами лишь тогда, когда они облечены в соответствующую процессуальную форму одного из источников доказательств. (ч.2 ст.74 УПУ). Другими словами, дознаватель, следователь, прокурор, суд фактически преобразуют информацию в доказательства, т.е. формируют их.

«Правильное использование предусмотренного процессуальным за- коном способа собирания доказательств - условие приобретения ими такого свойства, как допустимость»2. Или, например, как представляет это Е.А. Доля: «Преступление ни в природе, ни в обществе доказательств (как сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, полученных в установленном УПК порядке) не происходит. Преступление отражается в субъективной (сознание людей) и объективной (в частности, на предметах и т.п.) реальности, но это не доказательства (не сведения, относящиеся к уголовному делу, полученные в установленном законом порядке). Необходима уголовно-процессуальная деятельность, позволяющая путем производства следственных и судебных действий «ввести» эту часть субъективной и объективной реальности в уголовный процесс»3. Поэтому, он уточняет, что доказательства не собираются, а формируются. Термин «собирание» не раскрывает, а скорее искажает существо деятельности, которую он признан отражать. «Собрать можно то, что существует в готовом

1 Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ // Материалы Между народной научно-практической конференции, посвященной принятию но вого уголовно-процессуального кодекса РФ. - М., 2002. - С.81.

2 Победкин А.В. Субъекты собирания доказательств. - С.91.

3 Доля Е.А. О принципах судопроизводства, доказательствах, доказывание и использование в доказываниии результатов оперативно-розыскной деятель ности // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового уголовно-процессуального кодекса РФ. - М.,2002.-С107.

99

виде». Сказанное, пожалуй, подтверждает вывод о том, что относимость и допустимость - не свойства доказывания, а правовые требования, предъявляемые к содержанию и форме доказательств при их формировании (которое, как уточняет УПК, именуется собиранием).

Сказанное выше позволяет заключить, что допустимость доказательства - это правовое требование, предъявляемое к форме доказательства - законности источника доказательства и способа его собирания — соответствующего следственного или судебного действия и закрепления. Каждое собранное доказательство и все собранные в процессе доказывания по уголовному делу доказательства подлежат полной и объективной их проверке. Сведения, содержащиеся в доказательствах, могут быть положены в основу выводов, принимаемых решений только после их проверки, всестороннего исследования1. Правильно, как нам представляется, комментирует положение закона (ст.87 УПК) Е.А. Доля, говоря о том, что проверку доказательств нельзя понимать таким образом, что сначала все доказательства собираются, а затем начинается их проверка. «Такая упрощенная трактовка может привести к трудностям и ошибкам на практике. Доказательства собираются по мере их собирания, а не только после того, как они все будут собраны»2.

Неслучайно законодатель обозначил правила оценки доказательств в ст.88 УПК: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения отно-симости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности -достаточности для разрешения уголовного дела. А это означает, что вопрос о допустимости или недопустимости конкретного доказательства может быть решен, как подчеркивает В. Зажицкий, «в ходе оценочной мыслительной деятельности субъектов доказывания. Только таким пу-

1 БВСРФ1990.-№2.-С.111.

2 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общей ред. В.М. Лебедева. - С.203.

100

тем можно оценить характер допущенного нарушения закона и определить его влияние на качество доказательств»1.

Весьма интересным, как нам кажется, является постановка вопроса Е.П. Гришиной, когда она ссылается на то, что если при проведении след- ственного действия унижены честь и достоинство участвующих в нем лиц, то «при отсутствии законодательного запрета нельзя считать фактические данные недопустимыми по причине получения их с нарушением норм нравственности»2. Пожалуй, такая категоричность здесь не приемлема. В уголовном процессе, особенно при выполнении следственных и судебных действий, регулятором поведения лиц, средством организации взаимоотношений между ними служат не только правовые нормы, но и нормы морали (нравственность). Многие процессуально-правовые предписания возникли именно на основе сложившихся соответствующих моральных представлений и правил. Так, например, представление о том, что запрещается проводить действие или принимать решения, которые унижают достоинство гражданина, приводят к распространению сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставят под угрозу его здоровье, причиняют необоснованно ему физические или нравственные страдания, получило закрепление в законе (ст. 9-14 УПК).

Поэтому нравственные принципы выступают критериями допустимости доказательств.

О нравственных основах недопустимости доказательств говорится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. №9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных»3. Мораль в области уголовного судопроизводства должна выступить гарантом точного и неукоснительного выполнения правовых норм.

1 Зажицкий В. О допустимости доказательств.

2 Гришина Е.П. Указ.соч. - С.37.

3 БВС РФ. -1994.-№5. -СЮ.

101

Итак, понятие достоверности доказательств, введенное законодателем, означает, что никакие доказательства заранее не имеют установленной силы. Оцениваются доказательства по внутреннему убеждению властного субъекта, его производящего.

В ст. 17 УПК указано, что при оценке доказательств надлежит руко- водствоваться законом и совестью. Совесть есть чувство нравственной ответственности за свои поступки и принимаемые решения. А.С. Кобликов уточняет, что в «каждой профессии есть свои нравственные проблемы. Но среди всех профессий можно выделить группу таких, в которых они возникают особенно часто, которые требуют повышенного внимания к нравственной стороне выполняемой функции»1.

Сегодня вопрос о совести не праздный вопрос. Как правильно обращал внимание А.Ф. Кони: «Ни в одной деятельности не приходится так часто тревожить свою совесть, то призывая ее в судьи, то требуя от нее указа- ний, то отыскивая в ней одной поддержки»2.

Поскольку, как пишет В.В. Мельник, совесть является нравственной основой человеческого фактора состязательного уголовного процесса, особую актуальность приобретает проблема взаимной активизации совести его участников, прежде всего присяжных заседателей, председательствующего судьи, государственного обвинителя и защитника. Эта проблема включает две взаимосвязанные задачи:

  1. Нейтрализация присущих в той или иной степени каждому участнику судебного процесса человеческих «слабостей», нравственных недостат- ков, противоречащих общечеловеческим моральным нормам и ценностям.
  2. Поднятие личной совести указанных участников судебного процесса до уровня требований общественной гуманистической совести, выража- ющей общечеловеческие моральные нормы и ценности3.
  3. 1 Кобликов А.С. Юридическая этика: Учебник для вузов. - М., 1999. - СП.

2 Кони А.Ф. Собрание соч. - ТА - С.212.

3 Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процес се. - М.: Изд-во «Дело», 2000. - С. 178.

102

Поскольку словарь русского языка комментирует: «Совесть - внутрен- няя оценка своих поступков, чувство нравственной ответственности за свое поведение»1, сказанное напрямую относится и к тем лицам, которые по роду своих служебных обязанностей относятся к тем субъектам, которые выполняют процессуальные действия, связанные с собиранием доказательств, проверкой и их оценкой.

«Мораль, как форма общественного сознания, будучи одной из важ- нейших сторон жизнедеятельности человека, действует в сфере судопроизводства через правовые предписания», - пишет А.П. Гуськова. Поэтому, как утверждает она, в настоящее время, когда осуществляется правовая реформа и право становится самостоятельным институтом, совершенно очевидно, что вопросы нравственности должны занять достойное место как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности2.

«Мораль в области уголовного судопроизводства выполняет роль дополнительной гарантии, четкого, точного и неуклонного выполнения правовых норм. В этом проявляется ее гарантирующая роль», — считает А.Д. Бойков3.

В этой связи правильно пишет Е.В. Бережко, считая, что «при несоб- людении правовых и нравственных норм могут быть нарушены, причем существенным образом, права человека»4.

Итак, что подлежит понимать под достаточностью доказательств?

1 Словарь русского языка. - М.: Наука, 1961. - Т.4. - С.243.

2 Гуськова А.П. Нравственные начала реализации прав человека в уголовном судопроизводстве // Проблемные вопросы законотворческой и правоприме нительной деятельности в России на рубеже нового тысячелетия: Сб-к науч ных статей. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2000. - С.97.

3 Бойков А.Д. Уголовное судопроизводство, судебная этика // Курс советского уголовного процесса. -М., 1989. - С. 186.

4 Бережко Е.В. Некоторые спорные вопросы в науке о морали (нравственнос ти) // Судебно-правовая реформа в России. Итоги и перспективы: Сб.науч- ных трудов / Отв. ред. А.П. Гуськова. - Оренбург: ИПК ОГУ, 2002. - С.76.

103

Как известно, одни процессуалисты признают достаточность доказа- тельств выражением количества доказательств, необходимого для познания каждого обстоятельства, так и всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу1.

Другие достаточность доказательств определяют как установление таких фактических обстоятельств дела, которые необходимы для вынесения решений в ходе производства по делу2.

Ф.М. Кудин, Р.В. Костенко полагают, что «свойства достаточности до- казательств в уголовном судопроизводстве есть требование, выражающееся в наличии такой системы относимых, допустимых, достоверных доказательств, которая получена в результате всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела и всей совокупности собранных по нему доказательств и которая достоверно устанавливает все обстоятельства, образующие предмет доказывания»3.

Итак, оценка доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности доказательств есть системное выражение свойства дос- таточности доказательств, которое необходимо при вынесении соответствующего решения субъектам доказывания на основе процесса доказывания по уголовному делу.

1 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М: 1960. - С.88. Бел кин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и ме тоды. - М., 1966. - С.85-93.; Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. - М., 1969. - С.206.

2 Резник Г.М. Внутренние убеждения при оценке доказательств. — М, 1977. — С. 15-16, Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976., Карнеева Л.И. Доказательства в Советс ком уголовном процессе. - Волгоград, 1988. - С. 19-20., Ларин A.M., Мель никова Э.Б. Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1997. - С.111.

3 Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном про цессе: Монография. - Краснодар, 2000. - С.43.

104

В этой связи следует обратиться к оценке характеристики доказатель- ственной деятельности по новому УПК и применения его в практической деятельности, о которой П.А. Лупинская пишет так: «Надо оценить, насколько предписания уголовно-процессуального закона, образующие процедуру доказывания, обеспечивают достоверный результат процессуальной деятельности и справедливость судебного решения»1. Далее она уточняет: «Надо подчеркнуть, что в ряде правил доказательственной деятельности законодатель исходит из приоритетной социальной ценности, которой является человек, охрана его прав и интересов. Это обуславливает право обвиняемого на молчание (п.З ст.47 УПК), свидетельский иммунитет (ч.З.ст.56 УПК), основание признания доказательств недопустимыми (ст.75 УПК)».

1 Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового уголовно-процессуального кодекса РФ. - М., 2002. - С.80.

105

Глава 3. ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА

В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

§ 1. Полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу в стадии подготовки к судебному заседанию для обеспечения рассмотрения судом гражданского иска о возмещении вреда

Судебное разбирательство является центральной стадией уголовного процесса, поскольку в нем обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решается основной вопрос судопроизводства о виновности (невиновности) и наказании лица, и, соответственно, рассматривается существо заявленного гражданского иска. Суд, являясь органом государственной власти, осуществляет судебную власть через правосудие по уголовным делам. В связи с этим закон возлагает на него всю полноту ответственности за законное и обоснованное разрешение дела, ставшего предметом судебного разбирательства. Соответственно, суд, являясь органом судебной власти, наделенным Конституцией РФ функцией судебной защиты прав и свобод человека и гражданина (ст.45-46), выступает гарантом справедливого разрешения уголовного дела. Поскольку уголовный процесс в целом представляет собой упорядоченную систему связанных между собой частей, его стадий, которые размещены в 2-х частях: досудебном и судебном судопроиз- водстве, то все стадии процесса связаны между собой едиными задачами (назначением) и принципами судопроизводства. «Направленность деятельности ее субъектов - участников судопроизводства - определяется сущностью и содержанием уголовно-процессуальных функций»1.

Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ: Монография. - Оренбург: ИПК ОГУ 2002. - С.8-9.

106

Основная функция суда как органа судебной власти - д правоохрани- тельная, а важнейший способ ее реализации - осуществление правосудия. И, как верно подчеркивает В.Н. Бабило: «Функция не отождествляется с самой деятельностью, а выражает ее основное направление», т.е. разрешение дела не отождествляется с понятием правосудия1.

В судебном разбирательстве проводится не только новое исследование всех собранных в процессе доказывания в досудебном производстве до- казательств, но суд рассматривает также и вновь представленные доказа- тельства как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе суда.

Вся деятельность суда в судебном разбирательстве по исследованию обстоятельств предмета доказывания, в том числе обстоятельств, относя- щихся к гражданскому иску, протекает по правилам, которые закреплены в УПК и выделены в отдельную главу 35.

В судебном разбирательстве имеется больше возможностей для все- стороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела. Поскольку в судебном разбирательстве проводится новое исследование всех обстоятельств уголовного дела, то именно этим и обеспечивается проверка законности и обоснованности действий, выводов и решений органов предварительного расследования. Участие в судебном разбирательстве его участников служит осуществлению их прав, обеспечивает состязательность судопроизводства и позволяет объективно оценивать представленные суду материалы предварительного расследования.

Рассмотрим некоторые процессуально-правовые вопросы, относящиеся непосредственно к полномочиям судьи в стадии подготовки судебного заседания.

Признав, что при производстве по делу соблюдены все предусмотрен- ные законом правила, обвинительное заключение отвечает требованиям ст.270 УПК, прокурор утверждает своей резолюцией обвинительное заклю-

1 Бабило В.Н. Социально-правовые основы правосудия по уголовным делам. Автореферат докторской диссерт. - Минск, 1995. - С. 15.

107

чение и направляет дело в суд. Но прежде прокурор вручает обвиняемому обвинительное заключение совместно с приложениями к нему для того, чтобы обвиняемый смог ознакомиться с ними заранее, т.е. до следующей стадии уголовного судопроизводства, чтобы участвовать в стадии подготовки к судебному заседанию. По ходатайству защитника и потерпевшего прокурор им также вручает копию обвинительного заключения для ознакомления. О направлении дела в суд прокурор уведомляет гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей. Он разъясняет им их право заявить ходатайство о проведении предварительного слушания. Поступившее ходатайство должно быть разрешено не позднее 3-х суток и о принятии решения доведено до сведения заявителя (ч.З.ст.222 УПК).

Это новшество, ранее неизвестное УПК РСФСР, является сегодня суще- ственной гарантией прав потерпевшего, гражданского истца (их представителей), поскольку они могу повлиять на ход судебного разбирательства по делу, используя для этого предусмотренные законом права, о которых речь шла выше.

Судебное производство по делу в суде первой инстанции начинается с реализации полномочий суда по поступившему в суд уголовному делу. Согласно ст.252 УПК судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Поэтому прежде чем суд станет рассматривать дело в судебном заседании, он обязан рассмотреть все вопросы, подлежащие выяснению по поступившему уголовному делу (ст.228 УПК).

В числе вопросов, указанных в п.4, 5 названной статьи, обозначены такие вопросы, которые непосредственно относятся к гражданскому истцу (его представителю), так в частности: подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы; приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением и возможной конфискацией имущества. В ст.229 УПК указывается также, что при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявленного в соответствии с частью 3 ст. 237 УПК, суд проводит предварительное слушание. Часть 3

108

ст.229 УПК уточняет, что ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 7 суток со дня получения копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

Обвинительный акт также свидетельствует о завершении производства предварительного расследования в форме дознания. Он составляется дознавателем, формулируется обвинение и приводятся доказательства, изобличающие лицо в совершении преступления. Ст.225 УПК в п.8 называет необходимые требования, которые подлежат фиксированию в этом акте: данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда. Следовательно, по ходатайству потерпевшего или его представителя им может быть предоставлено право ознакомиться с материалами дела, а после ознакомления с материалами дела могут быть заявлены ходатайства потерпевшим, которые разрешаются в порядке ст.ст. 119-122 УПК.

А поскольку гражданский истец (его представитель) является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения, то он вправе, как сторона, ходатайствовать об исключении доказательства, заявленного в соответствии с ч.З ст.229 УПК, что и может служить основанием проведения предварительного слушания. Кроме того, ст.230 УПК предусматривает меры по обеспечению гражданского иска. Основанием для принятия мер обеспечения гражданского иска является установление судьей факта причинения потерпевшему материального или морального вреда, а также если в деле имеются юридические основания для его возмещения (признание лица, пострадавшего от преступления, потерпевшим; заявление о предъявлении гражданского иска). При этих обстоятельствах судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, т.е. вынести мотивированное решение о наложении ареста на имущество, и оно в установленном законом порядке затем будет приводиться в исполнение судебным приставом - исполнителем.

109

Поскольку данная стадия процесса является по отношению к предва- рительному расследованию контрольной, а по отношению к судебному разбирательству - подготовительной, то она, понятно, занимает промежуточное расположение. С принятием Конституции РФ, закрепившей в качестве приоритета правовой, а стало быть, и уголовно- процессуальной охрану прав, свобод и законных интересов личности (ст.ст.2, 18, 46, 52), в нашей стране стали происходить заметные качественные преобразования. Так, принятие нового УПК существенно изменило назначение рассматриваемой стадии. Не ставя перед собой цели высветить происшедшие изменения порядка проведения этой стадии, заметим лишь, что, прежде чем рассматривать дело по существу, по ходатайству заинтересованных участников процесса при наличии оснований, указанных в ст.228 УПК, суд теперь может провести предварительное слушание1.

Что может дать это слушание для гражданского истца? Представляется, что гражданский истец, будучи стороной, вправе заявлять ходатайства об исключении из перечня доказательств, предъявленных в судебное разбирательство, такое доказательство, которое не имеет отношения к заявленному гражданскому иску. При этом такое ходатайство должно содержать ссылку:

  • во-первых, на доказательство, о котором заявлено ходатайство об исключении;
  • во-вторых, указать основание для исключения такого доказательства;
  • в-третьих, отразить обстоятельства, обосновывающие заявленное ходатайство (ч.2 ст.235 УПК).
  • Если сторона защиты будет, например, ходатайствовать об исключении доказательств, а противоположная сторона - сторона обвинения, станет возражать против исключения доказательств, то суд, руководствуясь п.8 ст.234

Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ. - С.31.

по

УПК, может по ходатайству этой стороны вызвать и допросить в качестве свидетелей лиц, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий, на основе которых были выявлены и представлены оспариваемые стороной доказательства. Гражданский истец, таким образом, как сторона в процессе может реализовать такое право, дабы оспорить заявленное защитой ходатайство.

Вероятно, здесь можно выразить солидарность с позицией А.П. Гусь- ковой, которая считает, что законодатель здесь уделил большое внимание ходатайствам1.

Ходатайство о признании доказательства недопустимым связано с проверкой соблюдения процедуры получения или запрещения такого доказательства. Для проверки допустимости доказательств закон разрешает оглашать приобщенные документы, а иначе как можно будет обнаружить нарушение закона о получении доказательств.

Важным, как нам думается, является и такое дополнение в новое зако- нодательство, как проведение, в частности, такого процессуального действия, как допрос. Цель такого действия, как правильно подчеркивает А.П. Гусько-ва, «специфична, она заключается в получении сведений (доказательственной информации) об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов»2. Действительно, иначе быть не может, поскольку проведение этого действия отличается от доказывания, которое проводилось в предшествующей стадии процесса, поскольку здесь стоит задача проверить законность выполненного следственного действия на предмет получения такого доказательства, которое ставится под сомнение.

В дополнение к этому сошлемся на позицию Н.В. Кузнецовой, которая пишет: «Если вторая сторона возражает против исключения данного до-

1 Гуськова А.П. Указ. соч. - С.77.

2 Гуськова А.П. Указ. соч. - С.77.

Ill

казательства, суд проводит проверку и оценку доказательств по следующим правилам:

  • судья вправе допросить свидетеля (из числа указанных в обвинительном заключении) либо другое любое лицо, которому что- либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом;
  • судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле;
  • судья вправе приобщить к уголовному делу и огласить документы, представленные сторонами дополнительно (ч.8 ст.243, ч.З ст.235 УПК)»1.
  • Думается верно, обращено внимание Н.В. Кузнецовой на то, что в УПК нет указания, что судья на предварительном слушании может назначить или провести какие-либо иные (кроме перечисленных) процессуальные действия по собиранию доказательств - ни по своей инициативе, ни по ходатайству сторон2.

Надо полагать, что если и будет заявлено такое ходатайство, то решить его невозможно без проведения процессуальных действий, а это озна- чает, что следует отклонить его и разъяснить стороне право на повторное заявление его в стадии судебного разбирательства.

Известно, что промежуточная стадия уголовного процесса предание суду, по существу связана с новеллами Федерального закона от 29 мая 1992 г., в результате которых эта стадия потеряла сейчас свое исконное название и стала называться: «Полномочия судьи досудебного разбирательства дела и подготовительные действия к судебному заседанию». Были отменены распорядительные заседания суда Федеральным законом от 16 июля 1993 г. Про-

1 Кузнецова В.Н. Проблемы предварительного слушания по УПК РФ // Новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и практика его при менения / Под ред. АЛ. Гуськовой. - Оренбург: ИПК ОГУ, 2002. - С. 151.

2 Там же.-С. 152.

112

цессуальный институт предания суду был дополнен новой формой — предварительным слушанием, проводимым по правилам судебного заседания с активным участием сторон. В этой связи институт предварительного слушания проходил свою апробацию в России до принятия УПК и вот теперь он закреплен в нем. Это можно только приветствовать. Цель изменений сводилась к тому, чтобы освободить суд от рудиментов обвинительной функции и «оградить» его от преждевременной оценки фактической стороны обвинения, оценки достаточности фактических оснований для вынесения дела в судебное разбирательство.

Не входя в обсуждение всех преобразований этой стадии процесса, подчеркнем лишь, что законодатель исключает возможность принятия мер со стороны суда, обеспечивающих возмещение вреда.

Названные меры, как мы уже отразили, могут быть приняты лишь по ходатайству сторон. Однако важной гарантией защиты интересов гражданского истца является требование закона к суду о необходимости проверить, содержит ли обвинительное заключение все необходимые сведения о заявленном гражданском иске, выяснить, был ли он предъявлен в предварительном следствии, приняты ли меры по обеспечению возмещения причиненного преступлением вреда, а также знает ли гражданский истец о принятых решениях, затрагивающих его интересы, и получил ли он копии процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску.

Согласно п.2 ст.44 УПК гражданский иск, как было прежде замечено, предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования, а потому законодатель в отличие от УПК РСФСР не предусматривает теперь право суда по собственной инициативе решать вопрос о возмещении причиненного преступлением вреда в случае, если гражданский иск не был предъявлен1.

Такая позиция основана на определении Конституционного суда РФ от 6 декабря 2001 г. // СЗ РФ. - 2003. - №8. - Ст.893.

113

Надо полагать, что обоснованно критиковал в свое время практику судов О.А. Тарнавский, отмечая, что когда иск оставался не предъявленным, то суд при постановлении приговора по собственной инициативе решал вопрос о возмещении материального ущерба, что нарушало права такого лица. Несомненно, это правило, как подчеркивал О.А. Тарнавский: «Противоречит принципу состязательности, согласно которому суд не может выдвигать не только обвинение, но и примыкающие к нему требования о взыскании материального ущерба с обвиняемого, либо гражданского ответчика. Эта норма игнорирует закрепленное в ст. 9 ГК РФ принципиально важное положение о свободе осуществления гражданами и юридическими лицами своих гражданских прав, к числу которых относится свобода использования своего права на предъявление гражданского иска»1.

При обобщении судебной практики нами выявлены случаи, когда сле- дователи устранялись от решения вопросов, связанных с гражданским иском, именно не принимали меры к истребованию документов, связанных с расчетом суммы иска. Резонно в этой связи возникает вопрос: а должен ли суд заниматься этим вопросом с тем, чтобы иск мог быть рассмотрен и решен судом в судебном разбирательстве, если он был заявлен в предварительном расследовании и по нему должны были проводиться действия, связанные с обеспечением рассмотрения иска в суде. Верховный суд РФ высказал свое отношение по этому поводу и разъяснил, что суд первой инстанции не вправе оставлять иск без рассмотрения, основываясь на том, что истцы не представили доказательства в подтверждение размера причинного преступлением ущерба2. Думается, что этот вопрос не утратил свой актуальности и значимости и сегодня.

1 Тарнавский О.А. Уголовно-процессуальный механизм предъявления и раз решения гражданского иска в уголовном деле: Диссертация на соискание кандидата юридических наук. - Оренбург, 2000. - С. 111

2 БВСРФ.-1995.-№1.-СЛ5.

114

Рассмотрение требований гражданского истца в уголовном деле не сво- дится только к доказыванию по правилам уголовного судопроизводства, и закон не препятствует решению ряда вопросов по правилам гражданского процессуального законодательства. И в этой связи рассматривать иск, вытекающий из уголовного дела, вполне можно, если иметь в виду, что гражданский истец имеет широкие возможности по обжалованию процессуальных актов органов расследования и прокурора. А это означает, что все это может повлиять на бездеятельность органов, ведущих предварительное расследование.

Прокурор, в свою очередь, рассматривая поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением, вправе принять решение о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями (п.З ст.222 УПК).

В связи с этим, как надо полагать, чтобы повысить качество ведения предварительного расследования, в том числе относительно доказывания обстоятельств гражданского иска, необходимо усилить контрольные функции суда в стадии подготовки дела к судебному заседанию, обеспечить комплекс материальных и процессуальных гарантий прав личности участников процесса, в том числе и гражданского истца.

Важной гарантией защиты интересов гражданского истца является тре- бование закона к суду (судье) о необходимости проверить, содержит ли обвинительное заключение все необходимые сведения о заявленном гражданском иске. Выяснить, во-первых, предъявлен ли такой иск. Приняты ли меры по обеспечению возмещения причиненного преступлением вреда. Разъяснялось ли по закону право на предъявление гражданского иска к обвиняемому или к лицам, которые по закону несут материальную ответственность.

Как свидетельствуют результаты обобщения судебной практики, сле- дователи устраняются от этой обязанности и перекладывают свои функции

115

на суд, объясняя, что заинтересованные лица могут представить в суд дополнительные документы, подтверждающие нанесенный им преступлением вред. Между тем п.5 ст.228 УПК обязывает судью выяснить: разъяснено ли потерпевшему, гражданскому истцу право на возмещение вреда, причиненного преступлением. В случае, если эти меры не были приняты следователем, то судья при наличии ходатайства потерпевшего гражданского истца или их представителей либо прокурора вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением (например, наложение ареста на имущество, денежные вклады и т.п.).

После того, как решены все вопросы этой части судебного производства по делу, другими словами, когда состоялось назначение судебного засе- дания, судья не вправе вносить изменения в принятое решение по поступившим ходатайствам об истребовании и приобщении каких-либо доказательств, касающихся существа заявленного гражданского иска. Подобные заявления также могут быть поданы и разрешены в подготовительной части судебного заседания.

И.В. Ковтун обоснованно, как нам думается, предложил по всем делам проводить предварительное слушание, ибо «этот порядок объективно отвечает признакам (свойствам) правосудия в качестве наиболее оптимальной формы отправления конституционных полномочий судебной власти»1. Вместе с тем он считает, что судья единолично может выполнять порядок назначения судебного разбирательства лишь тогда, когда отсутствует спор (конфликт) сторон. Такое предложение заслуживает внимания, поскольку, как нам представляется, может качественно повысить ведение предварительного расследования, в том числе относительно обеспечения прав граждан на предъявление гражданского иска, усилить контрольные функции суда за качеством ведения следствия.

1 Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Н. Новгород, 2002. - С.237.

116

§ 2. Пределы исследования обстоятельств, относительно гражданского иска в судебном заседании

Для установления фактических обстоятельств совершенного преступ- ления, в том числе и обстоятельств, относящихся к гражданскому иску, суду приходится исследовать разного рода доказательства, которые относятся к периоду, предшествовавшему совершению преступления, либо сопутствовавшие ему. Сами по себе такие сведения могут и не иметь юридического значения с точки зрения уголовного права, но они могут служить средством установления тех обстоятельств, которые входят в предмет доказывания для решения задач судопроизводства. Так, например, для установления гражданского иска о взыскании суммы вреда за поврежденный автомобиль может потребоваться установление таких данных, как принадлежность автомобиля, если это не было установлено следователем. Имеющими значение для дела могут быть и такие сведения, которые необходимы для проверки собранных следователем доказательств (например, установление дефектов слуха у потерпевшего), если его показания поставлены под сомнение. Такие данные называются доказательственными фактами. Очевидно, что разнообразие относящихся к делу обстоятельств влечет за собой получение таких сведений, которые признаются относящимися к делу.

По УПК РФ не предусмотрена возможность предъявления заявлений и их рассмотрение совместно с уголовным делом в части исков неимуще- ственного характера. Например, исков о лишении родительских прав, о признании ограниченно дееспособным. Такие иски могут быть рассмотрены только в порядке гражданского судопроизводства. Не предусмотрена возможность также рассмотрения в уголовном процессе и регрессных исков. УПК, надо сказать, не содержит норм о границах (пределах) действия гражданского иска в уголовном деле. По общему правилу в пределах уголовного процесса в рамках конкретного уголовного дела подлежит рассмотрению лишь иск того лица, которому причинен имущественный вред от преступле-

117

ния, и, конечно же, иск прокурора, который сочтет возможным предъявить его в интересах такого лица и то лишь в определенных случаях. Кроме того, гражданский истец в рамках уголовного дела может предъявить иск и для имущественной компенсации морального вреда. При этом, в соответствии со ст.ст.151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, суд при определении размера компенсации морального вреда учитывает характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий1, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины подсудимого, его материальное положение и иные обстоятельства, которые могут как-то влиять на решение суда по предъявленному иску. Понятно, что во всех случаях при определении размера компенсации вреда суд учитывает требование справедливости и соразмерности2.

Отсюда можно заключить, что пределы исследования доказательств относительно гражданского иска в уголовном процессе ограничены рам- ками по взысканию имущественного вреда, причиненного преступлени- ем. Остальные возможные претензии могут разрешаться лишь после того, как будет вынесен приговор, и только исключительно в порядке гражданского судопроизводства.

В случае, когда невозможно произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела и когда это не влияет на решение суда относительно квалификации преступления, мере наказания либо по другим

1 Понятие моральный вред было введено в гражданское законодательство, как замечает A.M. Эрделевский, для сохранения терминологической преемствен ности с уголовно-процессуальным законодательством. Поскольку до недав него времени единственным основанием считать моральный вред правовой категорией являлась ст.53 УПК РСФСР, определяющая потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен «моральный, физический или иму щественный вред». См: Эрделевский A.M. Моральный вред и компенсация за страдания. - М.: Изд-во БЕК, 1998. - С. 1.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 «Осудебном приговоре» //БВС РФ. - 1996-№7.-С.2-8.

118

аналогичным вопросам, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение гражданского судопроизводства. Такая ориентация Пленума Верховного суда РФ была сформулирована еще раньше в постановлении от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре». Она состоятельна и в наше время. Сегодня на страницах печати продолжается дискуссия относительно вопроса о пределах возможности предъявления и разрешения гражданского иска. Наряду с мнением, что институт гражданского иска из нового УПК должен быть исключен, «нельзя механически «вживлять» в уголовный процесс правила и принципы судопроизводства, связанные с возмещением материального ущерба1.

Существуют мнения и противоположного характера. Так, Ф. Багаут-динов, который относится, как он заявляет, «к сторонникам идей о необходимости расширения сферы действия гражданского иска в уголовном процессе»2, считает, что взыскание компенсации морального вреда можно было бы расширить и распространить на другие категории дел, а не только на насильственное преступление против личности, здоровья и т.д.».

Автор приводит ряд примеров в пользу других случаев расширения пределов действия гражданского иска.

Не разделяя мнения В.Б. Бозрова, как и Ф. Багаутдинова, мы, со своей стороны, считаем, что правильно по этому случаю сформулировал свою позицию В. Шадрин: «Имущественные требования подлежат удовлетворению в той мере, в какой их выполнение не ограничивает и не осложняет чрезмерно деятельность по разрешению основного вопроса уголовного дела (имеется в виду вопрос об уголовной ответственности определенного лица за

1 Бозров В. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. - 2000. - №5. - С.29-30.

2 Багаутдинов Ф. Пределы действия гражданского иска в уголовном процессе стоит расширить // Российская юстиция. - 2003. - №3. - С.36-37.

119

вменяемое ему деяние, в отношении которого вопрос о восстановлении нарушенных преступлением имущественных прав, является производным)1. И хотя B.C. Шадрин замечает, что «нерентабельно использовать силы и средства органов расследования для подготовки гражданских исков в интересах частных лиц в рамках уголовного дела», однако с таким заключением мы, например, согласиться не можем, поскольку это не согласуется с назначением ст.6 УПК, в котором отражено предназначение уголовного судопроизводства на обеспечение имущественных прав лиц, потерпевших от преступлений.

И хотя действительно можно привести немало примеров, когда уго- ловное дело и гражданско-правовой спор переплетаются между собой, когда расследование проводится по поводу какой-либо сделки либо из дела возникает необходимость предъявления и рассмотрения гражданского иска о признании ее недействительной. Однако предложение Ф. Багаутдинова о рассмотрении в рамках уголовного дела исков о признании (лишении родительских прав, о выселении и т.п.), требований регрессного характера является, как нам представляется, несостоятельным. Он, в частности, так пишет: «В рамках уголовного дела следует разрешить предъявление и рассмотрение всех гражданских исков, связанных с совершением преступления или вытекающих из него, в том числе рассмотрение иска по поводу гражданско-правового спора или сделки, являющихся предметом расследования»2.

Близко к этому примыкает предложение Ю.В. Курдубанова. Он считает, что теперь закон предоставил возможность гражданскому истцу и для имущественной компенсации морального вреда. «Это - существенный шаг вперед по сравнению с ранее действовавшим уголовно- процессуальным кодексом. Однако, на наш взгляд, можно было идти в праворегулировании зна-

1 Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. -М.,2000.-СЛ52.

2 Багаутдинов Ф- Указ. соч.

120

чительно дальше. Следовало бы учесть, что гражданский способ закрепляет и иные способы защиты гражданских прав, которые могут быть эффективно применены и при разрешении гражданского иска в уголовном деле: восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу их нарушения; присуждение исполнения обязанности в натуре; возмещение убытков»1.

Думается, что с таким предложением трудно согласиться. Судя по ли- тературе последних лет, ученые-процессуалисты первостепенное значение уделяли поискам оптимального объема уголовно- процессуальных средств защиты потерпевшего. Безусловно, это весьма важный момент. А следует ли идти по пути расширения прав защиты потерпевшего за счет только исключительно уголовно-процессуальных средств. Уголовный процесс функционирует постольку, поскольку существует необходимость установления уголовной ответственности ввиду совершения преступления. Думается, что в интересах этого требуется рассмотрение и разрешение гражданского иска в уголовном деле, дабы обеспечить решение основного вопроса судопроизводства о виновности лица и его наказании. Участие непосредственно по- терпевшего, гражданского истца преследует цель восстановить их интересы, нарушенные в связи с преступлением. Поэтому гражданский иск — это иск субсидиарный. Все проистекающее от этого и позволяет решать с помощью гражданско-процессуального права гражданские споры, примыкающие к гражданскому иску. Более радикальное решение, как нам видится, — это возмещение причиненного ущерба за счет компенсации со стороны государства. Сегодня решение этой проблемы затруднено ввиду экономических трудностей. Поэтому на первых порах должны быть созданы благотворительные социальные фонды в защиту потерпевших, которые могли бы на уровне государственной программы хотя бы частично обеспечить восста-

Курдубанов Ю.В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовного дела судом. - М, 2002. - С.7.

121

новление имущественных потерь потерпевшим. При этом надо учитывать, что защита жертв преступлений в широком смысле является составной частью программы предупреждения преступности. В ст.1 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью 1985 г. под жертвами преступлений понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего национальные уголовные законы1.

Результаты обобщения судебной практики судов Оренбургской области за период с июля 2002 г. по февраль 2003 г. позволяют сделать следую- щий вывод. Хотя имеется ряд серьезных просчетов и недоработок со стороны следователей в ходе досудебного производства относительно сбора доказательств по гражданскому иску, однако суды в судебном следствии предпринимали со своей стороны организационные меры по представлению и исследованию доказательств, касающихся гражданского иска. Суд в таких случаях не являлся пассивным наблюдателем деятельности сторон по доказыванию оснований иска. В ряде случае, как по ходатайству потерпевшего, гражданского истца, их представителей, так и по инициативе самого суда, стороны представляли дополнительные доказательства, касающиеся поданного гражданского иска, и это позволило суду разрешить гражданский иск.

Так, по уголовному делу Белоглазова Л.А. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ, Центральный суд г. Оренбурга в части заявленных гражданских исков со стороны Белянова С.А., Николаевой А.А., Комарова И.М. в предварительном следствии смог решить иск в пользу потерпевших в ходе судебного разбирательства. В ито-

1 Диканова Т.А. Некоторые факторы, учитываемые при формировании системы защиты жертв преступлений // Проблемы защиты жертв преступлений. — М., 1999.-С.39.

122

ге потерпевшие обратились в суд с ходатайством о прекращении в отношении Белоглазова Л.А. уголовного дела, т.к. в судебном разбирательстве между ними было достигнуто соглашение о возмещении вреда. Представитель государственного обвинителя в таком случае отказался от обвинения Белоглазова Л.А. по ч.1 ст.264 УК РФ и просил в отношении его в соответствии со ст.76 УК РФ производство по нему прекратить.

Исковые требования потерпевшей Николаевой А.А. суд удовлетворил в полном объеме, а иск потерпевшего Белянова С.А. - частично, т.е. в части компенсации морального вреда. В части же возмещения материального ущерба суд оставил иск без рассмотрения, разъяснив Белянову С.А. право обратиться с иском в порядке гражданского производства, поскольку потерпевший не смог ввиду состояния здоровья приступить к ремонту автомашины. После проведенного ремонта (стоимость, соответственно, его будет определена позже), что и позволит решить такой иск в гражданском порядке. Суд, таким образом, уголовное дело прекратил и взыскал с Белоглазова Л.А. в счет возмещения материального ущерба в пользу Николаевой А.А. 40000 рублей и в счет компенсации морального вреда 50000 рублей, в пользу Белянова С.А. - 30 000 рублей1.

Прекращение уголовного дела судом ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, а также изменения им обвинения в ходе судебного разбирательства не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства (ч.Ю ст. 246 УПК).

В интересах гражданского истца закон предоставляет право ходатай- ствовать о принятии мер по обеспечению гражданского иска (ст.44,119,219, 230 УПК). В этих целях прокурор, а также дознаватель или следователь, с согласия прокурора, возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество, на ценные бумаги обвиняемого (подозреваемого) или лиц,

1 Архив Центрального суда г. Оренбурга. Дело № 241-2002.

123

несущих по закону материальную ответственность за их действия (ст. 115,116 УПК), и, как отражено в ст.29 УПК, эти меры могут быть приняты только на основании судебного решения.

Судя по результатам нашего обобщения, имеется немало дел, по кото- рым не были своевременно приняты должные меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, как и возможной конфискации. Между тем ст.228 УПК указывает на то, что судьи по поступившему уголовному делу должны выяснить в отношении каждого из обвиняемого приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением.

Думается, что правильно Т.М. Махова обращает внимание на то, что при такой ситуации судья выясняет: разъяснено ли потерпевшему, гражданскому истцу право на возмещение вреда и предъявление гражданского иска, предъявлен ли гражданский иск, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением. Если такие меры не были приняты в ходе предварительного расследования, то судья, при наличии ходатайства потерпевшего- гражданского истца или их представителей либо прокурора, обязан вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением1. Исполнение такого решения возлагается на судебного пристава-исполнителя (ст.230 УК). Иначе решает такой вопрос, например, УПК РБ: «В случае непринятия органом уголовного преследования мер, обеспечивающих возмещение вреда, причиненного преступлением, судья обязывает его принять необходимые меры обеспечения» (ст.284 УПК РБ).

Как нам представляется, такое решение законодателя более убедительно, нежели решение законодателя по УПК РФ, поскольку суд обязывает все- таки органы предварительного расследования своевременно принимать меры по обеспечению возмещения вреда. Поэтому правильней было бы обязать

1 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации / Отв. ред. П. А. Лу- пинская.-С.441.

124

органы, которые должны были принимать меры к обеспечению возмещения причиненного вреда, но не приняли.

Ранее действовавшим уголовно-процессуальным законом отказ истца от иска не был предусмотрен. Хотя теоретически и считалось, что это впол- не допустимо.

Новый УПК предоставил гражданскому истцу право отказаться от предъявленного им гражданского иска, обязав при этом дознавателя, следователя, прокурора и суд разъяснять гражданскому истцу последствия отказа от иска. Такой отказ, несомненно, может быть заявлен в любой момент производства по делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по иску. Логично и целесообразно поставить такой вопрос: а если истец не обратился с иском к следователю в предварительном расследовании или, хотя и обратился, но следователь отказал ему в признании его гражданским истцом?, то как должен поступать судья (суд) в таком случае? Думается, что если следователь, в отличие от судьи (суда) наделен правом отказа заявителю в признании его гражданским истцом, то суд в любом случае должен принять такое заявление, признать такое лицо гражданским истцом, дабы решить вопрос по существу. В этом и будут заключаться контрольные функции суда за выполнением требова- ния закона в досудебном производстве. Но сделать это может суд лишь до рассмотрения дела по существу, т.е. на стадии подготовки дела к судебному заседанию.

Жалобы в суд могут быть поданы в связи с применением тех или иных мер процессуального принуждения (ч.З ст. 110, ст.111,118 УПК), в связи с решениями конкретных органов об отказе в удовлетворении ходатайств (ст. 122, ч.4 ст. 159 УПК), а также связанных с порядком (процедурой) и результатами производства отдельных следственных действий или оперативных мероприятий, в том числе и тех, которые проводились на основании судебного решения (ст. 19, ч.1ст.165 УПК).

125

Выделив такой вопрос, как разрешение ходатайств (ст. 122 УПК), за- метим, что если состоялось решение по ходатайству не в пользу потерпевшего, гражданского истца, то они могут обжаловать их. Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. В случае, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3-х суток со дня его заявления (ст. 121 УПК).

Таким образом, законодатель устанавливает правовой режим обжало- вания в суд действий и решений на досудебном производстве, что отвечает положениям Международного права, общепризнанным принципам и нормам Конституции РФ. И хотя приняты меры со стороны законодателя на улучшение качества ведения предварительного следствия, однако в практике органов предварительного расследования, как и судов, достаточно много встречается вопросов, на которые пока что нет ответа.

Анализируя практику судов по рассмотрению и разрешению уголовных дел в части взыскания заявленных гражданских исков, приходится кон- статировать, что реальное обеспечение приговоров суда в части гражданского иска находится на неудовлетворительном уровне. К тому, конечно, много причин. Вот, например, какие данные приводят Ю.Д. Лившиц и А.В. Тимошенко на основе проведенного ими обобщения по исполнению приговоров в части взыскания гражданских исков по данным одного из судов г. Челябинска. Реальное обеспечение исков по приговору суда за 2000 г. составило 8,8%, а за первое полугодие 2003 г. - 4,4%. Причиной неисполнения приговора в части гражданского иска является неизъятие имущества или ненадлежащее его хранение1.

Вот какие данные представляет судебный пристав одного из судов Оренбургской области. На исполнение в Абдулинский районный суд Орен-

1 Лившиц Ю.Д., Тимошенко А.В. Обеспечение гражданского иска в стадии предварительного расследования. - С. 12.

126

бургской области к судебным приставам в 2002 г. поступило на исполнение 1590 исполнительных листов по взысканию сумм гражданских исков по уголовным делам на сумму 2765312 рублей. Исполнено было 72 исполнительных документа, но реально исполнено только лишь 37. Причина заключается в том, что присутствует ненадлежащее отношение органов расследования к обеспечению исков в предварительном расследовании1.

Как нам представляется, чтобы состязательность судебного разбира- тельства «работала» в заданном режиме, т.е. гражданский истец и его представитель действовали в интересах возмещения материального ущерба как сторона обвинения, необходимо изменить начало судебного следствия. Одновременно с обвинительным заключением оглашать следует заявленный в предварительйом следствии гражданский иск. Это позволит, как заключает О.А. Тарнавский, решить две проблемы. Первое - это то, что если функцию поддержания гражданского иска и противоположную функцию - функцию защиты от него рассматривать как системное явление, в котором направление деятельности ее субъектов ориентировать на достижение интересов возмещения материального ущерба от преступления или защиты от гражданского иска, тогда можно было бы оглашение искового заявления направлять не только к подсудимому, но и к гражданскому ответчику (хотя подсудимый может быть и гражданским ответчиком)2.

Здесь, конечно, следует сделать оговорку. Функция гражданского истца, как было отмечено нами, есть функция обвинения. Стало быть, в данном случае можно было акцентировать внимание на двух параллельных исках: уголовном обвинении (уголовном иске) и гражданском иске для возмещения материального вреда. В этом случае акцент на гражданский иск как-то мог бы повлиять на изменение психологии следователей, органов дознания,

1 Костина Е.В. Исполнение приговоров суда в части гражданского иска. - С. 161.

2 Тарнавский О.А. Указ.соч. - С. 108.

127

которые должны в ходе предварительного расследования принимать меры, обеспечивающие возмещение вреда.

Итак, пределы судебного разбирательства ограничены: а) по кругу лиц и б) по содержанию обвинения. Суд не вправе выйти за пределы обвинения, в отношении которого судья назначил судебное заседание. Ограничение пределов судебного разбирательства продиктовано задачей защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в судебном заседании.

Закон устанавливает общие правила исследования доказательств (ст.274 УПК), при котором находит выражение состязательность процесса и равноправие сторон. Поэтому потерпевший, гражданский истец, их пред- ставители представляют доказательства в той очередности, которая наиболее благоприятна для них. Первоначально исследуются представленные обвинением доказательства, а затем представляются доказательства для исследования стороны защиты. Это позволяет благоприятно исследовать доказательства обвинения и опровергнуть обвинение со стороны защиты. Именно этим продиктована обязанность доказывания виновности лица как причи-нителя совершенного преступлением имущественного вреда. Суд со своей стороны может представить дополнительные доказательства, самостоятельно выяснить у свидетелей, потерпевших, гражданских истцов и подсудимого необходимые для проверки их показаний данные, задавая при этом им вопросы, и проводить по собственной инициативе необходимые по усмотрению суда, определенные законом судебные действия.

128

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Диссертация по обозначенной выше теме является первой моногра- фической работой, в которой исследуются после принятия УПК РФ комплексно актуальные проблемы уголовно-процессуального доказывания гражданского иска с позиции конституционного принципа состязательности и равенства сторон, закрепленного в УПК РФ, где потерпевший, гражданский истец (их представители) представлены как участники судопроизводства на стороне обвинения.

Законодатель в новом УПК РФ наиболее полно обозначил параметры обеспечения защиты прав лиц, потерпевших от преступления, в отличие от прежнего УПК РСФСР. Защита потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсации причиненного вреда входит в конституционную обязанность государства. Поэтому напрашивается необходимость обратить самое пристальное внимание на те вопросы, которые касаются защиты прав потерпевшего и гражданского истца, в частности, компенсации вреда лицам, которым причинен преступлением имущественный вред.

По вопросам, рассматриваемым в диссертации, сформулированы сле- дующие выводы и предложения:

  1. Существенной особенностью гражданского иска в уголовном процессе является то, что если в гражданском процессе иск составляет его основу, в уголовном же процессе иск занимает место, целиком обусловленное обвинением и подчиненное обвинению.
  2. Гражданский иск в качестве способа защиты субъективных граж- данских прав как в гражданском, так и уголовном судопроизводстве выступает единым правовым понятием.
  3. Требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, о его возмещении становится гражданским истцом лишь тогда, когда оно заявлено в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.

129

  1. В основе механизма правового регулирования гражданского иска в уголовном процессе присутствует комплексное правовое образование, квалифицирующим признаком которого следует считать доказательственное право, а предметом его являются отношения, складывающиеся между правоприменителем и участвующими лицами по собиранию, исследованию и оценке доказательств.
  2. Одновременное рассмотрение предъявленного виновному лицу об- винения и принятие вытекающих из него решений на основе доказывания, относящихся к гражданскому иску, согласуется с назначением уголовного судопроизводства по защите прав потерпевшего (ч.1 ст.6 УПК).
  3. Если лицу причиняется вред в результате преступления, то такое лицо становится участником уголовно-правовых отношений. В этом случае вред рассматривается как материально-правовое понятие. Уголовно- процессуальные же отношения возникают тогда, когда состоится возбуждение уголовного дела. В этом случае вред рассматривается под углом зрения уголовно-процессуального права.
  4. Вред есть комплексное правовое понятие, подлежащее доказыванию по уголовному делу для установления как материального состава пре- ступления, так и разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве.
  5. Из группы обстоятельств предмета доказывания, относящихся к гражданскому иску, (п.4 ст.73 УПК) целесообразно выделить его в отдель ный самостоятельный предмет доказывания с обозначением ст.73? УПК. В случае подачи заявления гражданского истца помимо обстоятельств, ука занных в ст.73 УПК подлежат доказыванию:
  • наличие вреда, причиненного физическому или юридическому лицу или их имуществу, его характер;
  • наличие причинной связи между действиями (бездействием) обвиняемого в совершении преступления и нанесенным вредом;
  • размер причиненного вреда;

130

  • имущественное положение обвиняемого и лица, которое может быть привлечено в качестве гражданского ответчика;
  • наличие имущества, на которое может быть обращено взыскание.
    1. Правовой статус гражданского истца должен включать в себя такой комплекс правовых возможностей, чтобы действовать в соответствии со сво им интересом.
  1. Если средством установления обстоятельств, подлежащих дока- зыванию по делу, являются доказательства (ч.1 ст.74 УПК), то в качестве доказательства должны быть названы показания гражданского истца. Поэтому ч.2 ст.74 УПК должна быть дополнена словами «гражданского истца».
  2. Если гражданский истец на основании ч.4 ст.44 УПК имеет право представлять доказательства, то почему представленные им сведения, относящиеся к характеру и размеру вреда, не являются доказательствами? Такой пробел в законе должен быть устранен.
  3. Рассмотрение требований гражданского истца в уголовном деле не сводится только к доказыванию, осуществляемому по правилам уголов- ного процесса. Закон не препятствует решению ряда функциональных вопросов по правилам гражданского процессуального законодательства.
  4. Соблюдение всех правовых требований, обращенных к содержанию (относимости) и форме (допустимости) доказательств, выступает важной гарантией их доброкачественности, обеспечения прав, свобод и закон- ных интересов граждан.
  5. Если имеет место совмещение в одном лице двух участников про- цесса, то следовало бы разграничить права потерпевшего и права гражданского истца при их участии в доказывании.
  6. Если заявлено ходатайство об исключении доказательства, которое невозможно решить без проведения процессуальных действий, то суд должен отклонить его и разъяснить стороне право на повторное заявление его в стадии судебного разбирательства.

131

  1. Чтобы повысить качество ведения предварительного расследования, в том числе относительно доказывания обстоятельств гражданского иска, необходимо усилить контрольные функции суда в стадии подготовки дела к судебному заседанию, обеспечить комплекс выполнения материальных и процессуальных гарантий прав личности участников процесса, в том числе и гражданского истца.
  2. Уровень защищенных потерпевших от преступлений следует оце- нивать по уровню возмещения вреда, причиненного преступлением, который должен выступать одним основным показателем эффективности деятельности правоохранительных органов.

132

БИБЛИОГРАФИЯ Нормативно-правовые акты

  1. Всеобщая декларация прав человека. Принята резолюцией 217 А (111) Ген.Ассамблеи ООН 10.12.48 г. // Сборник по международному праву. — М.: Юридлитер, 1996. - С.96-102.
  2. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью. Принята резолюцией 40/34 Ген.Ассамблеи ООН от 29.11.85 гУ/СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. - М.: Международные отношения, 1989.-С.537-541.
  3. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Принята Советом 04.11.50 г. // Сборник документов по международному праву. — М.: Юрид. литература. 1996. -С.199-214.
  4. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации. Принята все- народным голосованием 12.12.93 г. // Российская газета, 25 декабря 1993.
  5. Декларация прав и свобод человека о гражданина, прията Верховным Советом РСФСР 22.11.91 г. // Ведомости съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. № 29.Ст.1865.
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2. Принят Государствен- ной Думой 26.01.96 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. - №5.
  7. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 23 октября 2002 г.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Принят Палатой представителей. 24.06.99 г. Одобрен Советом Республики 30.06.99 г. //Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. - 1999. - № 28-29.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. Введен в действие с 01.04.95 г. // Ведомости Верховного Совета Республики Узбекистан. - 1995. - №2 с изм. и доп. на 01.07.95 г.

133

  1. Постановление Правительства РФ от 23.04.99г. № 459 «О реализации конфискованного и арестованного имущества» // Российская газета, 29 апреля 1999.
  2. Концепция судебной реформы в РСФСР. Одобрена Постановлением Верховного Суда РСФСР от 24.10.91г. № 1801-1.
  3. Рекомендации Европейского Комитета ООН 1985г. Страсбург. 1985 // Фонд ВНИИ МВД РФ. - М., 1992. - С.11-12.
  4. Литература

  5. Адоян Ю.Р. Гражданский иск в советском уголовном процессе: Канд. Дисс. - Тарту, 1967.
  6. Адоян Ю.Р. О гражданском ответчике в советском уголовном процессе // Правоведение. — 1966. - № 1.
  7. Азаров В.А. Добровольное возмещение в уголовном процессе материального ущерба, причиненного преступлением // Укрепление законности в условиях перестройки: Сборник научных трудов. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1990.
  8. Азаров В.А. Охрана имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве: Канд. диссерт. - М., 1985.
  9. Александров С.А. Правовые гарантии интересов гражданского истца и ответчика в уголовном процессе. Автореферат канд. диссерт. - Свердловск, 1968.
  10. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса: Изд-во Воронежского госуниверситета, 1980.
  11. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1964.
  12. Бабило В.Н. Социально-правовые основы правосудия по уголовным делам. Автореферат докторской диссерт. - Минск, 1995.

134

  1. Багаутдинов Ф. Пределы действия гражданского иска в уголовном процессе стоит расширить // Российская юстиция. - 2003. - № 3.
  2. Балакшин B.C. Доказательства в российском уголовном процессе: понятие, сущность, классификация. - Екатеринбург, 2002.
  3. Банин В .А. Структура предмета доказывания в советском уголовном процессе. - Уфа, 1976.
  4. Батичко Л.М. Проблемы исковой защиты и защиты имущественных интересов в уголовном судопроизводстве: Канд. диссерт. - Ижевск, 1998.
  5. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966.
  6. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. - М., 1969.
  7. Бережко Е .В. Некоторые спорные вопросы в науке о морали (нравственности) // Судебно-правовая реформа в России. Итоги и перспективы: Сб. научных трудов / Отв. ред. А. П. Гуськова. - Оренбург: ИПК ОГУ, 2002.
  8. Боброва В. Международные стандарты в российской правоприменительной практике // Российская юстиция. - 2003. - № 3.
  9. Божьев В.П. Применение норм ГПК при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе // Уголовное право.— 2001. — №3.
  10. Бозров В.М. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. - 2001. - №5.
  11. Бойков А.Д. Уголовное судопроизводство, судебная этика // Курс советского уголовного процесса. - М., 1989.
  12. Брусницын Л .В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: Российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование). - М.: Изд-во Юрлитинформ, 2001.
  13. Варпаховская Е.М. Компенсация морального вреда потерпевшему в российском уголовном процессе. Канд. диссерт. - Иркутск, 2002.
  14. Гришина Е.П. Актуальные вопросы допустимости доказательств в уголовном процессе // Российский следователь. - 2002. - №6.

135

  1. Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1961.
  2. Гуськова А.П. Нравственные начала реализации прав человека в уголовном судопроизводстве // Проблемные вопросы законотворческой и правоприменительной деятельности в России на рубеже нового тысячелетия: Сб-к научных статей. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2000.
  3. Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемные вопросы науки и практики): Монография. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 1966.
  4. Гуськова А.П. Особенности предмета доказывания по делам особого производства по УПК отдельных стран СНГ // Вестник ЮУрГУ, 2001. - №8.
  5. Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ: Монография. — Оренбург, 2002.
  6. Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизвод- стве. Изд. второе переработанное и дополненное. - М.: Юрист, 2002.
  7. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. — Свердловск:. Изд-во Уральского университета, 1998.
  8. Дагель П.С. Взаимодействие материального и процессуального права // Вопросы борьбы с преступностью. - М.: 1975. - Вып. 22.
  9. Дагель П.С. Взаимодействие уголовного материального и процессуального права в регулировании общественных отношений // Правоведение. - М., 1972. -№ 2.
  10. Даев В.Г Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом. // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. -Воронеж, 1979.
  11. Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе: Изд-во ЛГУ, 1972.

136

  1. Диканова Т.А. Некоторые факторы, учитываемые при формировании системы защиты жертв преступлений // Проблемы защиты жертв преступлений. - М., 1999.
  2. Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. - М.: 1965.
  3. Доля Е.А. О принципах судопроизводства, доказательствах, доказывание и использование в доказывание результатов оперативно- розыскной деятельности // Материалы международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового уголовно- процессуального кодекса РФ. - М., 2002.
  4. Зажицкий В. Доказательственное право в гражданском, арбитражном и уголовном процессе. Сравнительный анализ // Российская юстиция. -1993.-№.20.
  5. Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. - Казань, 1974.
  6. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Уголовно-процессуальные функции: Учебное пособие. - Ижевск: Детектив-информ, 2002.
  7. Карнеева Л.И. Доказательства в Советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988.
  8. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве.-М.: 1995.
  9. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учебник для вузов. - М., 1999. - СП.
  10. Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Н.Новгород: Нижегородская правовая академия, 2002.
  11. Козлов А.С. О концептуальности теории доказательств в юрисдикции. Актуальные проблемы теории юридических доказательств.
    • Иркутск, 1984.
  12. Кони А.Ф. Собрание соч. - Т.4.
  13. Костина Е.В- Исполнение приговора суда в части гражданского иска // Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в дей-

137

ствии: Сб. научных статей / Под ред. А.П. Гуськовой: ИПК ОГУ, 2003. - С.161.

  1. Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе: Монография. — Краснодар, 2000.
  2. Кузнецова В.Н. Проблемы предварительного слушания по УПК РФ // Новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ и практика его применеия / Под. ред. А.П.Гуськовой. -Оренбург: ИПК ОГУ, 2002.
  3. Курдубанов Ю. В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовного дела судом: Автореф. канд. диссертации. - М.,
  4. -С. 8.
  5. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А. Д. Войкова, И. И. Карпеца. — М.: Юрид. литерат., 1989.
  6. Ларин A.M., Мельникова Э.Б. Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки // Под ред. В.М.Савицкого. -М., 1997.
  7. Ливших Ю. Д., Тимошенко А. В. Гражданский иск в уголовном процессе: Учебное пособие. — Челябинск, 2002.
  8. Ливших Ю. Д., Тимошенко А. В. Обеспечение гражданского иска в стадии предварительного расследования // Федеральное издание: Следо- ватель. - 2002. - № 9.
  9. Литовченко В.А., Суслин А.В. Реализованность международных стандартов правового регулирования возмещения вреда потерпевшему в законодательстве России // Новый Уголовно-процессуальный кодекс Рос- сийской Федерации и практика его применения: Сб. научных трудов / Под ред. А.П. Гуськовой. — Оренбург: ИПК ОГУ, 2002.
  10. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М., 1969.
  11. Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. - 2002. - № 7.
  12. Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ.// Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового уголовно-процессуального кодекса РФ. М.: 2002.

138

  1. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976.
  2. Лупинская П.А. Судебные решения: содержание и форма // Российская юстиция. - 2001 .-№11.
  3. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1977.
  4. Масленникова Л.Н. Методология познания публичного и частного (дис-позитивного) начал в уголовном судопроизводстве. - М., 2000.
  5. Матюхин В.М. Защита гражданских прав в уголовном процессе: Канд. диссерт. - Свердловск, 1988.
  6. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. - М.: Изд-во Дело, 2000.
  7. Мурадьян Истина, как проблема судебного права. - М.: Былина, 2002.
  8. Мурадьян Э.М. Истина, как проблема судебного права. - М.: Былина, 2002.
  9. Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ.ред. В. М. Лебедева. - М.: Спарк, 2002.
  10. Никитин Е.П. Метод познания прошлого // Вопросы философии. - 1966.-№8.
  11. Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. - Киев: Высшая школа, 1989.
  12. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2001г. // БВС РФ. - 2002. - № 90.
  13. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1990.
  14. Ожегов СИ., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. - М., 1999.
  15. Орлов Ю. К. Структура Судебного доказывания и понятие судебного доказательства // Вопросы борьбы с преступностью. - М.,
    • Вып. 28.
  16. Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. - Свердловск, 1973.

139

  1. Пакирданов М.А., Володина Л.М. Правовой статус личности потерпевшего // Ученые записки: Сб. научных трудов института государства и права. - Выпуск 3. - Тюмень: Издательство Тюменского госуниверситета, 2002.
  2. Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. — М.: Комплекс Процесс, 1999.
  3. Перевалов В .Д. Публичные и частные начала в правовой системе общества // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия законодательного выражения и юридической практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Отв.ред. В.Д. Перевалов. - Екатеринбург, 1999. - С.41.
  4. Перлов И.Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1957.
  5. Плетнев В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. - М., 2002. - № 9.
  6. Победкин А.В. Субъекты собирания доказательств // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового процессуального кодекса Российской Федерации. — М., 2002.
  7. Победоносцев К. Курс гражданского права. Часть 1. — Спб, 1996.
  8. Полянский Н.Н., Строгович М.А., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. - М., 1983.
  9. Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. - Воронеж: Издательство ВГУ, 1994.
  10. Понарин В.Я. Производство по гражданскому праву при расследовании уголовного дела. - Воронеж, 1978.
  11. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений: Сб. научных трудов и нормативных материалов. - М., 1998.
  12. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Монография. - Екатеринбург. Изд-во: Гуманитарный университет, 1997.

140

  1. Резник Г.М. Внутренние убеждения при оценке доказательств.—М., 1977.
  2. Решетникова И. В. Концепция доказательственного права // Правоведение. -2000.- №1.
  3. Родионова О.Н. Возмещение публичного и частного вреда, как цель уголовно-правовой политики // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия законодательного выражения и юридической практики // Материалы Всероссийской Научно-практической конферен- ции 23-24 1998 г. - Екатеринбург, 1999.
  4. Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1983.
  5. Советский гражданский процесс / Под ред. А.А. Добровольского и А.Ф. Клейнмана. - М., 1970.
  6. Советский уголовный процесс / Под ред. М.А. Гурвича. - М., 1975.
  7. Советское гражданско-процессуальное право / Под ред. К. С. Юдельсо-на.-М., 1965.
  8. Старченко Л.А. Логика в судебном исследовании. - М., 1958.
  9. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т. 1. - М.: Наука, 1968.
  10. Строгович М.С. Уголовно-процессуальное право в системе советского права //Сов. гос-во и право. — 1957. - №4.
  11. Сухарев А.Я. Проблемы защиты жертв преступлений // Сб-к материалов Ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. - М., 1999.
  12. Тарнавский О.А. Уголовно-процессуальный механизм предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном деле: Диссертация на соискание кандидата юридических наук. - Оренбург, 2000. - С.111
  13. Тарнавский О.В. Гражданский иск в уголовном процессе Учебное пособие. - Оренбург, 2000.
  14. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд-е второе, переработанное и дополненное. - М.: Юридическая литература, 1973.

141

  1. Тимошенко А.В. К вопросу о применении норм гражданского процессуального права в уголовном процессе // Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ: Материалы Международной научно-практической конференции. — Челябинск, 2001.
  2. Тимошенко А.В. Теоретические и практические вопросы гражданского иска в предварительном расследовании: Канд. диссерт. — Челябинск, 2002.
  3. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960.
  4. Трусов А.И. Гл.ХХШ. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М.: Юридическая литература, 1989.
  5. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. -М.: Юрист, 2003.
  6. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. -М.: Юрист, 2001.
  7. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965.
  8. Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе: Автореферат канд.диссерт. — Краснодар, 1998.
  9. Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе: Канд.диссерт. - Краснодар, 1998.
  10. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. — Санкт- Петербург: Изд-во Альфа, 1996.
  11. Фурман И.С Гражданский иск в уголовном деле в советском процессе.-М., 1955.
  12. Чердинцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве // Юридическая наука и практика. - Екатеринбург, 1993.
  13. Черкасов А., Царев Н.П. Громов Н.А., Локк Р.Г. Истребование письменных документов и предметов. Понятие и основание // Федераль- ное издание: Следователь. - 2002. - № 9 (53).

142

  1. Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968. - С.70.
  2. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.-М.: 2000.
  3. Шамардин А.А. Проблемы развития частных начал обвинения в Российском уголовном процессе. - Оренбург: Изд.центр ОГАУ, 2002.
  4. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов, 1986.
  5. Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - Спб.: Изд.-во Юридический Центр Пресс, 2001.
  6. Эрделевский A.M. Моральный вред и компенсация за страдания: Научно-практическое пособие. - М.: Изд-во Бек, 1998.
  7. Юдельсон К.С. Процессуальные вопросы судебного рассмотрения дел о возмещении вреда // Советская юстиция. - 1964. - № 17.
  8. Яковлев В.Ф. О взаимодействии публичного и частного права // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействии. — Екатеринбург, 1987.
  9. Яковлев В.Ф. Отраслевая дифференциация и межотраслевая интеграция, как основа системы законодательства // Правоведение. -
    • №1.

143

Приложение Ml АНКЕТА опроса гражданского истца (физическое лицо) по уголовному делу

  1. Заявлены ли Вами исковые требования о:
  • возмещении материального вреда;
  • компенсации за физический вред;
  • возмещении морального вреда.
  1. Разъяснялись ли Вам права гражданского истца в уголовном процессе? Да. Нет.
  2. Согласны ли Вы с теми правами, которые Вам были разъяснены? Да. Нет.
  3. Что считаете, на Ваш взгляд, целесообразным дополнить к тем правам, о которых вы узнали от лиц, уполномоченных вести предварительное расследование? Кратко изложить.
  4. Принимали ли Вы участие в представлении доказательств по гражданскому иску?
  5. Да. Нет.

  6. Принимались ли меры по обеспечению иска в предварительном рассле довании?
  • наложение ареста на имущество;
  • наложение ареста на ценные бумаги. Если нет, то почему?
    1. Заявляли Вы ходатайства? Да. Нет. Если нет, то почему?

144

Приложение №2 АНКЕТА опроса гражданского истца (юридическое лицо) по уголовному делу

  1. Заявлены ли Вами исковые требования о:
  • возмещении материального вреда;
  • компенсации за вред деловой репутации;
  • возмещении морального вреда.
  1. Разъяснялись ли Вам права гражданского истца в уголовном процессе? Да. Нет.
  2. Согласны ли Вы с теми правами, которые Вам были разъяснены? Да. Нет.
  3. Что считаете, на Ваш взгляд, целесообразным дополнить к тем правам, о которых вы узнали от лиц, уполномоченных вести предварительное расследование? Кратко изложить.
  4. Принимали ли Вы участие в представлении доказательств по гражданскому иску?
  5. Да. Нет.

  6. Принимались ли меры по обеспечению иска в предварительном рассле довании?
  • наложение ареста на имущество;
  • наложение ареста на ценные бумаги. Если нет, то почему?
    1. Заявляли Вы ходатайства? Да. Нет. Если нет, то почему?

145

Приложение №3 АНКЕТА опроса потерпевшего — гражданского истца по уголовному делу

  1. Были ли Вами заявлены исковые требования о возмещении материаль ного вреда?

Да. Нет.

  1. Разъяснялись ли Вам раздельно права гражданского истца и права по терпевшего в уголовном процессе?

Да. Нет.

  1. Устраивают ли Вас такие права? Да. Нет.
  2. Что считаете необходимым включить, дополнить? Кратко изложить.
  3. Принимались ли меры по обеспечению иска в предварительном расследовании?
  4. Да. Нет.

  5. Заявлены ли были Ваши ходатайства? Если нет, то почему? Кратко изложить.

146

Приложение №4

Справка по данным обобщения 180 уголовных дел, рассмотренных судами г. Оренбурга и Оренбургской области

Всего обобщено 180 уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период VII-2002 no VII-2003 гг., по которым были заявлены гражданские иски в связи с причиненным преступлением вредом.

Из них: 91 исковых требования заявлялись потерпевшими физическими лицами;

27 исковых требований заявлены юридическими лицами;

62 исковых требования предъявлены представителями физических лиц.

Все исковые требования заявлены на этапе предварительного расследования.

75% - составили иски материально-правового характера;

10% - только материального (материальный ущерб); ^ 5%-только моральный ущерб.

Из исковых требований материально-правового характера материальные удовлетворены в объеме 52%.

23% - оставлены без рассмотрения с правом обратиться в гражданское судопроизводство.

10% - удовлетворены требования по возмещению физического вреда.

15%> - удовлетворены иски морального характера.

*