lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Коссович, Андрей Александрович. - Информационно- криминалистическое обеспечение комплексных судебных экспертиз при расследовании дорожно-транспортных преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2003 239 с. РГБ ОД, 61:04-12/22-0

Posted in:

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

Проблемы наиболее эффективного использования возможностей ком- плексных судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве не получили достаточно полного освещения. Значимость указанной проблемы значительно возросла с признанием комплексных экспертиз не только de facto, но и de jure в уголовно процессуальном законодательстве Российской Федерации’.

Научные изыскания, проводимые в криминалистике до последнего времени, касались, в основном частных вопросов производства комплексных экспертных исследований, не освещая в должной мере общих положений и тезауруса рассматриваемого нами исследования, его влияния на информационное обеспечение процесса расследования преступлений.

На современном этапе развития криминалистики, одним из важнейших условий совершенствования практики расследования уголовных дел является широкое привлечение в деятельность органов расследования достижений научного знания буквально во всех областях науки и техники, позволяющих на более высоком качественном уровне решать задачи, встающие перед следствием. Недостаточно полное изложение в специальной литературе научно обоснованных рекомендаций по назначению, производству, оценке результатов комплексных судебных экспертиз во многих случаях является существенным препятствием при расследовании преступлений.

Сопоставление теоретических положений и практики производства комплексных судебных экспертиз свидетельствует о своевременности на- стоящего исследования, предопределяет его структуру и методологию. Оценивая данные, содержащиеся в сводных отчетах о работе экспертных учреждений за 1999-2001 года (см. таблицу 1), мы приходим к очевидному выводу о том, что возможности комплексных экспертных исследований в процессе

’ См.: ст. 201 Уголовно-процессуальный кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174- ФЗ И Российская газета, 2001. 22 декабря. № 249; ст. 23 Федерального закона от 31 мая 2001 г. JSa 73- ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации, 9Пт 4 июня Ко ст 2291

расследования преступлений практически не используются: комплексные экспертизы назначаются всего в 0,403-0,441 % от общего числа проводимых экспертных исследований. Приведенные статистические данные показывают, что потенциал комплексных экспертных исследований, используются далеко не в полной мере, что является одним из факторов, обуславливающих необходимость настоящего диссертационного исследования.

Таблица 1

Производство комплексных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции России за 1999-2001 год

2000 год

2001 год

1999 год

%

%

%

пгг.

шт.

шт.

Виды судебных экспертиз

1038

0,441

864

0,426

794

0,403

комплексные

229

0,097

0,066

117

0,058

130

в том числе с дру- гими ведомствами

202646

235230

197101

100

100

100

ВСЕГО

Дорожно-транспортные преступления являются одним из наиболее сложных комплексных проявлений преступности, во всех случаях требую- щих в ходе расследования использования специальных знаний в различных областях. Данное утверждение подтверждается тем, что количество комплексных экспертиз, проводимых в системе Министерства юстиции России при расследовании данной группы преступлений, более чем в 3,5 раза превышает количество всех остальных комплексных экспертных исследований.

Проблемы расследования дорожно-транспортных преступлений остро стоят во всех странах. Ежегодно в мире от ДТП погибает около 1,0 млн. человек. По данным Комиссии Европейского сообщества, вследствие полученных травм в ДТП около 45 тыс. европейцев погибают и 1,6 млн. получают ранения, примерно один из каждых 80 европейцев умирает в возрасте до 40

лет. На каждого погибшего в ДТП приходится приблизительно 25-35 раненых, многим из которых требуется госпитализация^.

Автомобилизация страны, решая задачи по перевозке пассажиров и грузов, вместе с тем ставит перед правоохранительными органами вопросы быстрого, полного и объективного расследования преступлений, связанных с обеспечением безопасности дорожного движения, в обстановке, характеризующейся все более возрастающей интенсивностью движения автомобильного транспорта, в которое вовлечены десятки миллионов людей и большое число транспортных средств, предупреждение аварийности, и как одна из ее граней данной проблемы - расследование дорожно-транспортных преступлений, становится одной их серьезнейших социально-экономических проблем. От ее успешного решения в значительной степени зависят не только жизнь и здоровье людей, но и развитие экономики страны.

По оценкам специалистов потери, связанные с аварийностью на авто- мобильном транспорте, в несколько раз превышают ущерб от железнодо- рожных катастроф, пожаров, других видов несчастных случаев. В период с 1998 по 2002 год в нашей стране произошло около 800 тыс. дорожно- транспортных происшествий. В них погибли 145 тыс. и получили ранения 900 тыс. человек.

Последствия дорожно-транспортных происшествий, связанные с гибелью и ранением людей, потерей (повреждением) материальных ценностей, наносят значительный ущерб экономике Российской Федерации. Стоимостная оценка последствий ДТП происшествий (гибель, ранение людей, инвалидность и реабилитация, моральные, экономические и иные факторы) используется во всех странах с развитой автомобилизацией как один из основных критериев при принятии решений в процессе государственного управления в сфере безопасности дорожного движения. По расчетам специалистов, величина социально-экономического ущерба от ДТП в 2000 году составила 191,7 млрд. рублей (см. таблицу 2).

’ См.: http://www.gibdd.ru/media/report/idl78/423.ftpml от 5 мая 2003 г.

Таблица 2

Вид ущерба

Величина социально-экономического ущерба от ДТП в 2000 году

Величина ущерба (млрд. руб.)

117,8

47,1

Гибель и ранение людей

Повреждения транспортных средств

25,6

1,2

Повреждения дорог и дорожных сооружений

Порча груза, в том числе упущенная выгода

В 2000 году потери только от гибели и ранения людей в результате ДТП составили 2,8 % валового внутреннего продукта нашей страны. Общее коли- чество дорожно-транспортных происшествий, число погибших и раненых за январь-март 2003 г. по данным ГИБДД РФ приведено в приложении 1^.

При расследовании дорожно-транспортного преступления система до- рожного движения, включающая совокупность взаимосвязанных элементов «человек - транспортное средство - среда», должна рассматриваться в ком- плексе. Вычленение и исследование в рамках экспертизы любого из указан- ных элементов, строго говоря, является искусственным и во многих случаях не позволяет получить объективную информацию о расследуемом событии.

Как правовая основа, так и практика использования комплексных судебных экспертиз в процессе расследования преступлений настоящее время недостаточно разработана, что во многом обуславливает их относительно низкое процентное соотношение по отношению к общему количеству экс- пертных исследований, а также явилось одним из факторов обуславливаю- щих необходимость данного диссертационного исследования, особенно в ас- пекте расследования дорожно-транспортных преступлений.

Исследование понятийного аппарата комплексных судебных экспертиз, разработка их классификации, создание информационной модели и алгоритма производства экспертных исследований, является основой, на

’ См.: http://www.gibdd.ru/id4/1003.Bpinl от 6 мая 2003 г.

которой, ПО нашему мнению, могут базироваться дальнейшие изыскания в области методик оптимизации использования комплексных экспертиз, соз- дания системы информационно-криминалистического обеспечения рассле- дования преступлений.

Объект и предмет исследования

Объектом настоящего диссертационного исследования являются нор- мативные акты, реіулируюш;ие производство судебных экспертиз, положе- ния уголовного процесса и криминалистики, посвяш;енные анализу данного вопроса, а также судебная, следственная, экспертная практика по делам о до- рожно-транспортных преступлениях, в аспекте использования в процессе расследования данной категории дел комплексных экспертных исследований.

Предмет диссертационного исследования включает в себя теорию и практику назначения, производства и оценки результатов комплексных судебных экспертиз, рассмотренных на примере расследования дел о дорожно- транспортных преступлениях.

Цель и задачи диссертационного исследования

Общей целью данного исследования является развитие единого крими- налистического учения о комплексной судебной экспертизе, как наиболее общем сложном виде экспертных исследований и формирование на этой ос- нове практических рекомендаций, позволяющих повысить эффективность рассматриваемого процессуального действия. Одна из центральных задач диссертации - разработка системно-информационного подхода при рассле- довании дорожно-транспортных преступлений.

Цель диссертационного исследования достигается в ходе решения сле- дующих частных взаимосвязанных задач:

• определение понятия комплексной судебной экспертизы, ее спе- цифических, характерных черт; • • проведение анализа нормативных актов, а также основных поло- жений теории и практики назначения, проведения и оценки результатов ком- плексных экспертных исследований в аспекте расследования дорожно- транспортных преступлений; • • построение логически непротиворечивой системы комплексных судебных экспертиз, учитывающей различные основания классификации; • • разработка основ системно-информационного подхода при рас- следовании дорожно-транспортных преступлений; • • определение места комплексных экспертиз в методике расследо- вания дорожно-транспортных преступлений; • • обоснование значимости и возможности построения информаци- онной модели производства комплексной судебной экспертизы; • • разработка информационной модели назначения, производства и оценки результатов комплексной судебной экспертизы; • • определение теоретической возможности и практической значи- мости процесса алгоритмизации комплексной судебной экспертизы; • • разработка алгоритма процесса назначения, производства и оценки результатов комплексной судебной экспертизы. • Методология, методика и эмпирическая база исследования

Методологическую основу диссертации составили общие положения философии, в частности, - теории познания и теории отражения, а также сформулированные на ее основе методы: логический, структурного анализа, сравнительно-правовой, классификационный, статистический и другие.

Опираясь на диалектический метод познания, для обоснования теоре- тических и практических выводов диссертационного исследования автор ис- пользовал общенаучные и частнонаучные методы исследования, основные на положениях современных правовых и естественных наук: уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, теории судебной экспертизы, кибернетики, механики, физики и других прикладных дисциплин.

Под углом зрения избранной проблемы анализировалось федеральные и ведомственные нормативные акты, опубликованная следственная практика; изучалась философская, правовая, техническая литература, отражающая как вопросы производства экспертных исследований, расследования дорожно- транспортных преступлений, так и освещающая проблемы моделирования и алгоритмизации различных процессов.

В качестве нормативной базы диссертационного исследования исполь- зовались положения международных Конвенций, Конституции Российской Федерации, законы РФ, УПК и УК России, постановления Пленума Верхов- ного Суда СССР и Российской Федерации, ведомственные инструкции и по- ложения, регламентирующие вопросы назначения экспертных исследований, а также иные документы, имеющие отношение к рассматриваемым в диссер- тации проблемам.

Теоретическую основу работы составили труды ученых в области кри- миналистики, уголовного процесса, теории судебной экспертизы и других наук: Р.С. Белкина, В.М. Быкова, А.И. Винберга, И.А. Возгрина, А.Ф. Волынского, Г.А. Гаспарянца, Э.С. Гордона, Г.Л. Грановского, Е.Л. Драпкина, A.M. Зинина, В.А. Жбанкова, Б.Л. Зотова, В.П. Каратеева, Б.М. Кедрова, Г.П. Корнева, Ю.Г. Корухова, И.Ф. Крылова, А.В. Кудрявцевой, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, Н.П. Майлис, И.Г. Маландина, Н.Т. Малаховской, B.C. Митричева, Ю.К. Орлова, А.Я. Палиашвили, И.Л. Петрухина, Р.Д. Рахунова, Е.Р. Российской, М.Н. Ростова, Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова, А.Д. Урсула, А.Г. Филиппова, В.Н. Хрусталева, А.С. Шаталова, В.И. Шиканова, А.Р. Шляхова, А.А. Эйсмана и других.

Кроме опубликованной в литературе практики, эмпирической базой настоящего исследования стали результаты изучения автором 263 уголовных дел по дорожно-транспортным преступлениям, рассмотренных судами города Саратова, а также материалы 62 прекращенных уголовных дел. Исследование и обобщение полученных эмпирических материалов производилось по разработанной диссертантом программе. Автор использовал также собственный опыт производства комплексных и однородных экспертиз по делам о дорожно-транспортных преступлениях. Все это позволило выявить типичные недостатки при расследовании данной категории дел и определить пути решения проблем, возникающих в ходе проведения комплексных экспертных исследований.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования.

В диссертации системно исследованы основные дискуссионные вопросы, возникающие в процессе назначения, производства и оценки результатов комплексных экспертных исследований, рассмотренные на примере рассле- дования дорожно-транспортных преступлений.

В этой связи на защиту выносятся следующие основные положения диссертационного исследования:

Понятие комплексной судебной экспертизы и определение специфических черт, определяющих ее сущность.

Комплексная экспертиза - производимое в установленном уголовно- процессуальном законодательством порядке исследование, в процессе которого для решения интересующих следствие или суд вопросов, необ- ходимо применение специальных познаний, относящихся к различным специальностям.

Определяющими особенностями комплексных экспертных исследований, определяющими ее сущность, мы считаем:

• Решение вопросов на основе применения совокупных знаний, относя- щихся к различным специальностям, и, следовательно, относящихся к компетенции двух или более видов однородной экспертизы является специфической характеристикой комплексной экспертизы. • • Специалисты, проводящие исследования в рамках комплексной экс- пертизы вправе исследовать различные объекты. Главным фактором, в данном случае, является формулирование общего вывода при ответе на поставленные вопросы. • • Комплексная экспертиза может быть проведена как комиссионно, так и единолично, если эксперт обладает необходимой квалификацией в раз- личных специальностях. • • Использование экспертами различных методов в рамках одной специ- альности не делает эту экспертизу (однородную, комиссионную) ком- плексной.

Общая классификация судебных экспертиз, включающая в себя в качестве отдельных оснований классификации предмет, объекты и методы экспертных исследований.

Совокупное рассмотрение предмета, объекта, методики при классификации экспертных исследований затрудняет решение методических, орга- низационных и практических задач при назначении и производстве экспер- тиз. Мы считаем, что каждая однородная экспертиза должна дифференцироваться по трем различным основаниям: предмету, объекту и методам экспертного исследования.

При определении вз^шозависимости между предметом, объектом и методом исследования мы основываем наши рассуждения на следуюпщх посылках:

• Предмет экспертизы определяется, прежде всего, тактическими задачами расследования и формулируется следователем в постановлении о назначении экспертизы в виде вопросов, которые необходимо разрешить эксперту. • • Объект экспертизы детерминирован предметом, причем в этом слу- чае существует обратная связь, осуществляемая, в том числе, путем предос- тавления лицом, производящим расследование, эксперту дополнительных объектов для исследования по требованию последнего. • • Метод же исследования объектов специалист определяет самостоя- тельно, исходя из предмета и объектов экспертного исследования. Следова- тель вправе дать лишь оценку заключению эксперта, в том числе критичесіси рассмотрев и выбранную им методику проведения исследований. • Концептуальное решение задачи по классификации судебных экспертиз по предметному признаку возможно с использованием нормативных актов, содержащих классификацию специальностей’^.

” См.: Общероссийский классификатор специальностей высшей научной квалификации ОК 017-94 (ОКСВЖ) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 г. № 368) И Справочно-правовая сис- тема «Гарант». Текст классификатора официально опубликован не был; Общероссийский классификатор

Дополненная и уточненная классификация комплексных судебных экспертиз.

Главным фактором, определяющим дифференциацию комплексных экспертиз, на наш взгляд, является значимость специальных знаний при про- изводстве экспертного исследования. Именно соподчиненность специальных знаний в ходе производства комплексной экспертизы определяет ее тип.

Мы предлагаем разделять комплексные судебные экспертизы по значимости специальных знаний на следующие типы:

• Равнозначимые комплексные экспертизы предполагают, что в резуль- тате произведенных исследований по каждой специальности получена информация, имеющая самостоятельное значение для синтеза содержа- тельной части заключения. • • Соподчиненные комплексные экспертизы проводится, в случае, когда информация, необходимая для окончательной формулировки общего вывода может быть получена с использованием специальных знаний, полностью охватываемых какой-либо одной специальностью, хотя предмет экспертизы не охватывается ей полностью, что предполагает использование других специальных знаний. • • Комбинированные комплексные экспертизы несут в себе черты как равнозначимой, так и соподчиненной экспертизы. В данном случае ответ на поставленный вопрос может быть синтезирован с использованием совокупности специальных знаний, относящихся к нескольким спе- циальностям. Причем для ответа на поставленный вопрос необходимо использование вспомогательных сведений также полученных с исполь- зованием специальных знаний. • специальностей по образованию ОК 009-93 (ОКСО) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 30 декабря 1993 г. № 296). М.: ИПК Издательство стандартов, 1994.

Обоснование необходимости внесения изменений и дополнений в действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ по вопросу совершенствования назначения и производства комплексных судебных экспертиз.

с учетом предложенного нами определения комплексной судебной экспертизы, мы предлагаем изложить ст. 201 УПК РФ в следующей ре- дакции:

Статья 201. Комплексная судебная экспертиза.

  1. Судебная экспертиза, при производстве которой используются специальные знания, относящиеся к различным специальностям, являет- ся комплексной.
  2. В заключении экспертов, участвующих в производстве комиссион- ной комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил, и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комисси- онной комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее от- ветственность.
  3. Также необходимо внести соответствующие изменения, отражающие суть комплексных экспертных исследований, в ст. 23 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». По нашему мнению, указанная норма закона, должна быть сформулирована следующим образом:

Статья 23. Производство комплексной судебной экспертизы в госу- дарственном судебно-экспертном учреждении.

Комплексная судебная экспертиза производится одним или несколькими экспертами с использованием специальных знаний, относящихся к различным специальностям.

Комплексный характер судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившим.

Организация и производство комиссионной комплексной судебной экспертизы возлагаются на руководителя государственного судебно- экспертного учреждения либо на руководителей нескольких государст- венных судебно-экспертных учреждений.

При производстве комиссионной комплексной судебной экспертизы каждый эксперт проводит исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении экспертов, участвующих в производстве комиссионной комплексной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам при- шел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комиссионной ком- плексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных резуль- татов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении. В случае возникновения разногласий между экспертами результаты исследований оформляются в соответствии с частью второй статьи 22 настоящего Федерального закона.

На наш взгляд, необходимость удаления участников процесса при со- ставлении экспертами заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов не должна распространяться на лицо, проводящее расследование. Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем изложить ст. 24 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» в следующей редакции:

Статья 24. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении.

При производстве судебной экспертизы в государственном судебно- экспертном учреждении могут присутствовать те участники процесса, кото- рым такое право предоставлено процессуальным законодательством Россий- ской Федерации.

Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

при составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса, за исключением следователя^, не допускается.

В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить ис- следование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими су- дебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

Определение понятия дорожно-транспортного преступления на основе системно-информационного подхода и установление его отличий от дефиниции дорожно-транспортного происшествия.

Основой системно-информационного подхода при расследовании дорожно- транспортных преступлений является рассмотрение данного события как следствия нарушения нормального функционирования в открытой системе дорожного движения «человек - транспортное средство - среда», приведшего к наступлению вредных последствий указанных в диспозиции соответствующих статей УК РФ. Нарушение информационного потока, процесса обработки сигнала, сбои в исполнительных устройствах вызванные как внешними условиями, так и рассогласованием внутри элементов дорожного движения, приводят к нарушению основной функции системы, и, следовательно, к совершению дорожно-транспортного происшествия.

с криминалистических позиций можно понимать дорожно- транспортное происшествие как нарушение нормального функционирования

’ в предложенных нами дефинициях курсивом выделены отличия от формулировок, приведенных в действующих нормативных актах.

открытой динамической системы дорожного движения, приведшее к гибели людей, причинению телесных повреждений гражданам, разрушению или повреждению транспортных средств, грузов, дорог, дорожных и иных сооружений, другого материального ущерба.

Дорожно-транспортным преступлением является произошедшее по неосторожности событие, повлекшее за собой причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо смерть людей, вследствие событий, указанных в диспозиции ст. 264-268 УК РФ.

Криминалистически значимая классификация дорожно- транспортных преступлений по механизму их совершения.

Мы предлагаем разделение дорожно-транспортных преступлений по механизму их совершения на следующие виды:

  1. Столкновение - происшествие, при котором движущиеся транс- портные средства столкнулись между собой или с движущимся подвижным составом железных дорог.
  2. Опрокидывание - происшествие, при котором движущееся транс- портное средство опрокинулось.
  3. Наезд на неподвижное препятствие - происшествие, при котором транспортное средство наехало или ударилось о неподвижный предмет мож- но дифференцировать на:
  4. • наезд на стоящее транспортное средство; • • наезд на иные неподвижные препятствия. •
  5. Наезд на движущийся объект, имеет несколько разновидностей:
  6. • наезд на пешехода; • • наезд на велосипедиста; • • наезд на животных. •
  7. Падение пассажира - происшествие, при котором пассажир упал с движущегося транспортного средства либо в его кузове (салоне).
  8. Прочие происшествия - происшествия не относящиеся к перечис- ленным выше видам.
  9. Методика аналитического определения габаритной полосы  движения прицепного автопоезда при одностороннем повороте на любой  угол.
    

    Разработанная нами методика определения габаритной полосы движения прицепного автопоезда при одностороннем повороте на любой угол по- зволяет решить вопрос о возможности предотвращения дорожно- транспортного происшествия при повороте, развороте либо объезде препят- ствия транспортным средством.

Предложенная методика достаточно универсальна, так как позволяет рассчитать габаритную ширину движения прицепного автопоезда, состоящего из автомобиля-тягача и одноосного прицепа или полуприцепа, при повороте на любой угол (в том числе при развороте и при движении по кругу), а также при объезде препятствия, при незначительной корректировке возможно вычисление габаритной полосы движения для прицепного автопоезда с любым количеством звеньев, осей, а также с любыми типами соединения звеньев.

Информационная модель назначения, производства и оценки  результатов комплексной судебной экспертизы.

Построение информационной модели комплексной судебной экспертизы сводится к определению взаимосвязи информационных потоков с целью получения новой информации о преступлении в форме ответов эксперта на поставленные перед ним вопросы в рамках четко установленных норматив- ными актами граничных условий.

Информационную модель проведения экспертизы можно представить состоящей из трех основных блоков:

• подготовка к назначению и назначение экспертизы; • • производство экспертизы; • • оценка следователем результатов экспертного исследования. • > Алгоритм назначения, производства и оценки результатов комплексной судебной экспертизы как форма реализации информаци- онной модели в процессе расследования преступлений. > Алгоритмом комбинированной комплексной судебной экспертизы является совокупность правил или ограничений, которые определяют точный перечень и последовательность чередования отдельных операций не- обходимых для получения объективного вывода из некой совокупности исходных данных.

Практическая значимость исследования

Изложенная в диссертации совокупность теоретических положений, рекомендаций и выводов может рассматриваться как одно из учений в кри- миналистической тактике и теории судебной экспертизы. Отличаясь опреде- ленной новизной, оно может служить основой для дальнейших уголовно- процессуальных, криминалистических и экспертных разработок по вопросам назначения, производства и оценки результатов комплексных экспертных исследований, применительно к методике расследования дорожно- транспортных преступлений.

Применение разработанных автором информационных моделей и алго- ритмов производства комплексных судебных экспертиз может позволить бо- лее качественно и эффективно решать практические задачи, возникающие при расследовании всех видов уголовных преступлений, избежать ряда оши- бок при производстве следственных действий, назначении, производстве и оценке результатов экспертиз, повысить качественный уровень и обеспечить обоснованность выводов заключений экспертов.

Основанные на теоретических разработках диссертационного исследования практические рекомендации могут быть использованы в следственной, экспертной и судебной практике, при расследовании и рассмотрении дел о дорожно-транспортных преступлениях, при разработке новых методик комплексных экспертных исследований.

Содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут использоваться при разработке методических и учебных материалов для обучения следователей, экспертов и студентов, а также при подготовке лекций, спец- курсов В юридических вузах и на курсах повышения квалификации работников правоохранительных органов.

Апробация работы и практическая реализация результатов ис- следования

Основные теоретические положения и практические рекомендации, из- ложенные Б диссертационном исследовании, неоднократно обсуждались и были одобрены на заседаниях кафедры криминалистики Саратовского юри- дического института МВД РФ, внедрены в учебный процесс и практику рас- следования преступлений.

Основные положения диссертации опубликованы в учебном пособии, двух учебно-методических пособиях, трех научных статьях, используются в практике работы следственных и экспертных подразделений ГУВД Саратов- ской области, а также при подготовке учебных программ, лекций, проведе- нии семинарских и практических занятий со слушателями различных спе- циализаций юридических ВУЗов системы МВД России.

Важнейшие положения диссертации были доложены и обсуждены на научно- практических конференциях, организованных:

• Саратовским высшим военным командным училищем МВД Рос- сии: «Формирование профессиональной мотивации у курсантов и студентов и проблемы отраслевых криминалистических наую>, 1998 г.; • • Ростовским юридическим институтом МВД России: «Кримина- листика: актуальные вопросы теории и практики», 2000 г.; • • Саратовским юридическим институтом МВД России: «Проблемы повышения эффективности учебно-воспитательного процесса в условиях реализации государственных образовательных стандартов второго поколе- ния», 2001 г. • • Саратовским юридическим институтом МВД России: «Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий», 2002 г. • Полученные в ходе исследования данные использовались автором при чтении лекций для слушателей Саратовского юридического института МВД

России по темам «Тактика назначения судебных экспертиз», «Расследование дорожно-транспортных преступлений», а также при проведении экспертных исследований.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложений. Наименование и расположение глав обусловлено логикой исследования и порядком изложения его результатов.

Глава 1. Понятие и виды комплексных экспертиз, проводимых при расследовании дорожно-транспортных преступлений

1.1. Понятие комплексной судебной экспертизы

проблемы практического использования комплексных экспертиз в криминалистике являются отражением интеграционных процессов в науке в целом. По мнению А.Д. Урсула, онтологическим фактором, определяющим интеграцию научного знания, является, в первую очередь, материальное единство мира. Поскольку оно раскрывается не только философией, но и всей наукой в целом, расширяются рамки союзных отношений философии с другими науками. В них включаются, наряду с естественными, также обще- ственные и технические науки^. Признание современного научного знания единым, то есть нераздельным (ибо аналогичным свойством обладает созна- ние в целом), естественно не означает, что в его составе совершенно нет места неким демаркационным линиям, границам, подразделениям^.

С точки зрения гносеологии, возрастание роли комплексных исследований предстает как закон развития науки. Таким образом, человеческое познание, двигаясь от абстрактного к конкретному, выходит на такие рубежи, где становится необходимостью переход к целостному, всестороннему или комплексному отображению свойств всех тех объектов, которые длительное время оставались предметами абстрактных, односторонних, узкоспециаль- ных научных исследований. Согласно этому комплексный подход к изуче- нию явлений действительности становится важным методологическим тре- бованием, то есть приобретает статус полноправного научного метода^.

Комплексность в науке как проявление объективной тенденции знаний к интеграции возникла и получила развитие в противовес прогрессирующей

® См.: Урсул А.Д. Методологические проблемы взаимодействия естественных, общественных и технических наук. // Философия и современное естествознание. М., 1982. Вып. 3. С. 91-95. ‘ См.: Каратеев В.П. Единство, интеграция, синтез научного знания. Саратов, 1987. С. 26. ‘ См.: Сичевице О.М. Методы и формы научного познания. М., 1972. С. 135.

дифференциации научных знаний, и, как следствие, все более узкой специа- лизации субъектов познания. Так как объединить в одном индивидууме дос- таточный объем различных по природе специальных познаний практически невозможно, бесспорно, что комплексность в своей основе предполагает групповую деятельность представителей разных отраслей науки, техники, производства для достижения поставленных целей. Именно поэтому пробле- ма комплексности в судебной экспертизе стала предметом многолетних дис- куссий криминалистов и процессуалистов - как практиков, так и ученых^.

Рассматривая комплексную экспертизу как исследование, проводимое специалистами различных областей знания, которое завершается их совокуп- ным выводом об искомых обстоятельствах, следует отметить, что многие во- просы, представляющие существенную сложность на практике, не урегули-

10

рованы как нормами права, так и с точки зрения криминалистики .

В Советском Союзе нормативная основа комплексной экспертизы была разработана крайне слабо. Единственно в ст. 63 УК Киргизской ССР было указано, что «для разрешения вопросов, относящихся к компетенции различ- ных областей науки и техники, в необходимых случаях назначается ком- плексная экспертиза, поручаемая комиссии соответствующих экспертов»^ \ Из текста статьи можно сделать вывод о том, что комплексная экспертиза не может проводиться единолично одним экспертом, кроме того, в этой норме ничего не говорится о том, каким образом осуществляется исследование и формируется совокупный вывод специалистами разного профиля.

Более совершенная дефиниция приведена в ст. 17 Закона Республики Молдова «О судебной экспертизе» где, в частности, указано, что ком- плексная судебная экспертиза проводится в случаях, когда для выяснения фактов или обстоятельств необходимы познания в различных областях науки и техники, иных сферах человеческой деятельности.

’ Основы судебной экспертизы, ч. 1: Общая теория. М., 1997. С. 293.

Корухов Ю., Митричев В., Орлова В. Судебной экспертизе - свой закон // Российская юстиция. 1996. X® 4. С. 28-31.

” УПК Киргизской ССР. Фрунзе, 1980.

Закон Республики Молдова от 23 июня 2000 г. № 1086-XIV «О судебной экспертизе» // Официальный монитор Республики Молдова, 2000 . N2 144-145. ст. 1056.

При определении компетенции комплексной экспертизы некоторые авторы таким образом трактовали изложенный в ст. 50 УК РСФСР принцип личной ответственности эксперта за проведенное исследование и данное экспертом заключение, что практически отвергали саму возможность проведения такого рода исследований. Действительно, при проведении комплексных исследований и формулировании общего вывода эксперты различных специ- альностей должны использовать в качестве исходных данных промежуточ- ные расчеты и выводы друг друга (в этом и состоит суть комплексной экс- пертизы - совместные исследование и ответ на поставленный следователем или судом вопрос). Исходя из этого, М.С. Строгович сделал вывод о том, что в таком случае будет нарушен принцип личной ответственности эксперта и, следовательно, «имеет место не одна экспертиза, а несколько экспертиз, и каждый эксперт должен давать свое заключение отдельно только по вопро- сам, относящихся к его специальности»’^.

Принятое 16 марта 1971 года Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной экспертизе по уголовным делам»’”^ разъяснило многие вопросы, касающиеся производства комплексной экспертизы. Было указано, что в случаях, когда установление какого-либо обстоятельства невозможно путем проведения отдельных экспертиз или это выходит за пределы компе- тенции одного эксперта или комиссии экспертов, то в этом случае может быть назначено проведение ряда исследований, осуществляемых несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний. Эксперты при этом вправе составить совместное заключение, причем эксперт вправе подписать или общее заключение или ту часть его, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований. Если в первом случае подразумевается коллективно сформулированный вывод, то во втором слу- чае речь идет о серии единоличных заключений. То есть фактически речь идет о нескольких последовательно проведенных однородных экспертизах.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. М., 1970. Т. 1. С. 445.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года Х» 1 «О судебной экспертюе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971. № 2.

причем выводы предыдущей, являются источником исходных данных для последующих исследований. Пленум оставил без ответа вопрос о том, каким образом происходит синтез специальных знаний, выражающийся в совмест- ной формулировке экспертами вывода.

Неполнота законодательного урегулирования данного вопроса позволила И.Л. Петрухину утверждать, что при проведении комплексной экспертизы общий объект исследования как бы распадается на ряд специальных объектов, независимо исследуемых каждым «узким» специалистом’^. Таким образом, комплексная экспертиза, «как правило, завершается составлением нескольких экспертных заключений, которые в сумме решают какой-то ши- роко сформулированный специальный вопрос»’^. Подобная аргументация приводится и в работах Р.Д. Рахунова’^. Данное представление, однако, не дает ответа на вопрос, должен ли кто-то из экспертов обобщать эти отдель- ные заключения или это входит в компетенцию лица назначившего эксперти- зу. Очевидно, в последнем случае, можно считать, что эксперты фактически не дали ответа на поставленный перед ними вопрос.

Развивая мысль о синтезе отдельных заключений одним экспертом, А.И. Винберг предложил ввести в уголовный процесс нового субъекта - экс- перта-интегратора, призванного давать заключение на основе «анализа и синтезирования ряда частных заключений (исследований) экспертов другого профиля».’® Сходной позиции придерживался и А.П. Онучин, считая, что следователь при назначении судебной экспертизы должен определить, экс- перт какой специальности из числа привлеченных к исследованию должен координировать проводимые исследования’Однако мы полностью согласны с позицией Э.С. Гордона, считаюшего, что такое положение проти-

См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказьшания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 146. ‘’ Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 720.

” См.: Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1953. С. 217. ‘’ Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические про- блемы судебных экспертиз). Волгоград, 1979. С. 179.

” См.: Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуацион- ных факторов. Свердловск, 1987. С. 137.

воречит изначальной роли эксперта^^. Действительно, исходя из диспозиции статей уголовно-процессуального закона и нормативных актов, регламенти- рующих производство экспертных исследований^’, эксперт-организатор, как и все остальные члены экспертной комиссии, должен принимать участие в экспертном исследовании^^. При этом Р.С. Белкин справедливо отмечал, что само по себе формулирование итогового вывода по результатам исследова- ний, проведенных другими экспертами, не является само по себе экспертизой, а целиком входит в понятие исследования и оценки доказательств^^. Следовательно, данная деятельность ни в коем случае не может входить в компетенцию эксперта.

В условиях глубокого внедрения в экспертную деятельность достижений науки и техники и усиливающейся дифференциации и взаимопроникновения научных знаний процесс производства экспертиз все более приобретает не только коллективный, но и кооперативный характер^^. Таким образом, для получения достоверных результатов, снижения затрат при проведении экспертных исследований необходимо использование научного разделения труда.

В настоящее время широкие возможности комплексной экспертизы на практике используется недостаточно. В первую очередь это связано со слож- ностями в трактовке понятия, а также процессуальными особенностями на- значения, производства и оценки результатов данного вида экспертиз. Про- цесс дифференциации знаний при производстве судебных экспертиз приводит к появлению большого числа методик, подчас требующих использования сложного специализированного оборудования. Лавинообразно уве- личивается объем знаний, необходимых для производства практически всех видов экспертных исследований. Следствием этого процесса является все бо-

См.: Гордон Э.С. Комплексная экспертиза с участием судебного медика // Угюловная ответственность: основания и порядок реализации: Межвузовский сборник научных статей. Самара, 1991. С. 82-83.

См.: ст. 204 УПК РФ; ст. 80 УПК РСФСР; ст.ст. 21,23 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня. № 23. ст. 2291.

^ См.: Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1974. С. 15-16. “ См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. В 3 т. М., 1978. Т. 3. С. 63. См.: Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982. С. 58.

лее усиливающаяся специализация экспертов. Во многих случаях качествен- ное производство экспертизы невозможно для эксперта одной какой-то спе- циальности или тем более узкой специализации. При назначении любой экс- пертизы надо исходить, прежде всего, из потребностей судебно-следственной практики. Все чаще в процессе расследования возникают вопросы, находя- щиеся на стыке различных наук, или вернее специальных знаний^^.

Исходя из вышеизложенных посылок, рассмотрим условия, при которых реально возможна интеграция специальных знаний в рамках комплексной экспертизы. Необходимо определить те границы, в которых, с одной сто- роны, не будет нарушаться принцип личной ответственности эксперта за данное им заключение, с другой, станет возможна совместная работа специа- листов различных специальностей над одной экспертной задачей.

Давая ответ на вопрос - что же такое комплексная экспертиза, необходимо выяснить главный признак, отличающий ее от однородных исследований. По нашему мнению, таким признаком является необходимость использования различных специальных знаний для ответа на один вопрос, поставленный перед экспертами (экспертом).

Возникает следующая проблема, какие специальные знания считать различными. Группа ученых придерживается мнения, что участниками ком- плексной экспертизы могут быть и специалисты одной отрасли знания, но разных профилей, специальностей. Например, в комплексной медицинской экспертизе могут участвовать врачи, имеющие различную специализацию: судебный медик, невропатолог, акушер-гинеколог, психиатр, дерматолог, рентгенолог и другие^®.

Представляет интерес позиция Л.А. Винберга. Справедливо указывая, что при проведении комплексных экспертиз довольно часто возникает необ- ходимость привлечения специалистов не только в области кри- миналистической экспертизы, но и физики, химии и других областей научно-

^^ См.: Майлис Н.П. Интеграция знаний как закономерность формирования новых научных направлений в судебной экспертизе // Криминалистика. XXI век: Мат. науч.-практ. конф.: В 2 т. М., 2001. Т. 1. С. 101.

См.: Гордон Э.С. Комплексная экспертиза с участием судебного медика // Уголовная ответственность: основания и порядок реализации. Межвузовский сборник научных статей. Самара, 1991. С. 85.

ГО знания, автор вместе с тем отмечает, что комплексный характер исследо- вания определяется использованием комплекса методов различных наук при исследовании одного объекта^^. Но это обстоятельство, на наш взгляд, не яв- ляется определяющим при определении понятия комплексной экспертизы. Главное - это не использование различных методов, а то, что при производ- стве экспертизы ее предмет невозможно охватить предметом одной науки или отрасли знания.

Уголовно-процессуальный закон, как система нормативных актов, не дает четкого определения понятию «специальные знания». Однако в науке уголовного процесса считается, что под специальными знаниями понимаются такие знания, которыми профессионально владеет лишь небольшой круг специалистов, поскольку они не относятся к общеизвестным и общедоступным^^.

представляется, что приведенные выше определения нуждаются в некоторой коррекции, так как не вполне точно отображают суть специальных знаний вообще и в уголовном судопроизводстве в частности.

Необходимо избегать применения в юриспруденции, как и в любых других науках, понятий, не отражающих точных количественных и качественных определений процесса или явления. Анализируя определения ряда ученых, автору непонятно какой круг специалистов считать небольшим - два человека или два миллиона человек? Какие знания считать общеизвестными, а какие общедоступными? Следовательно, данная дефиниция не несет необходимой смысловой нагрузки, не позволяет уяснить суть рассматриваемого понятия.

Приведенную выше процессуальную позицию активно поддержал в криминалистике А.А. Эйсман, по его мнению, специальные знания - это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов, но кото-

См.: Винберг А.И., Толмачев Е.Ф. Советская криминалистическая экспертиза: Лекция. М., 1958. С. 5, 6; ВинбергЛ.А. Совершенствование деятельности судебно-экспертных учреждений по технико- криминалистическому обеспечению раскрытия и расследования преступлений: Учебное пособие. М., 1988. С. 68, 69.

См.: Балакшин. В. Заключение эксперта как средство доказывания по уголовному делу // Законность. 1999 No 1 С -м-лп рыми не располагает адресат доказывания (следователь, участники процесса и др.)^^.

Законом установлено, что даже в том случае если лицо, ведущее пред- варительное или судебное следствие, обладает знаниями, необходимыми для того чтобы решить какой-либо вопрос, не относящийся к его компетенции, уголовно-процессуальное законодательство прямо запрещает ему данное действие^®. В следственно-судебной практике определение А.А. Эйсмана может ошибочно восприниматься следующим образом: если следователь, на- пример, имеет специальность бухгалтера, то знания в этой области эксперта уже не будут специальными, так как ими располагает субъект доказывания,

В системе гражданского права России, есть определение понятия спе- циальности, Данная дефиниция в нашем случае равнозначна понятию «спе- циальные знания», под которым понимается совокупность знаний, умений и навыков, приобретенных в результате образования и обеспечивающих по- становку и решение определенных классов профессиональных зада^^^. Также надо согласиться с определением понятия специализации, понимаемой как конкретизированная совокупность знаний, умений и навыков, ориентирован- ных на применение в локализованной области профессиональной деятельно- сти человека в рамках указанной специальности^^.

Немаловажным является высказывание некоторых ученых о том, что комплексная экспертиза назначается в тех случаях, когда интересующие следствие и суд вопросы не могут быть разрешены экспертами одной специ- альности с использованием различных специальных знаний^^. Здесь важно то, что авторы используют понятие специальности как равнозначное специ- альным знаниям. Совокупность специальных знаний, которые должен иметь

См.: Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967. С. 89; Эйсман А.А. Заключение эксперта в системе судебных доказательств (исследование логической структуры доказывания, методов обоснования выводов эксперта и их оценки в уголовном процессе): Автореф. дис. … д.ю.н. М., 1965.

'”См.: гл. 9 УПК РФ.

Общероссийский классификатор специальностей по образованию ОК 009-93 (ОКСО) (утв. постановлени- ем Госстандарта РФ от 30 декабря 1993 г. № 296). М.: ИПК Издательство стандартов, 1994. ^^ Там же.

” См.: Громов Н.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 42-45; Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М.. 1968. С. 30.

зо

специалист успешно прошедший подготовку по данной специальности можно определить как объективный объем знаний, характеризующий специальность эксперта^”^. Следует отметить, что объем знаний субъекта проводящего экспертизу может быть шире чем необходимо для производства однородной экспертизы, то есть существует теоретическая и практическая возможность проведения единолично комплексной судебной экспертизы, в том случае если специальные знания эксперта охватывают несколько специальностей^^.

Таким образом, исходя из того, что определяющим фактором при про- изводстве комплексных экспертных исследований является использование различных специальных знаний, мы делаем вывод, что такого рода исследо- вания могут быть выполнены как комиссионно, так и единолично (естествен- но, в случае, когда эксперт обладает необходимыми для этого специальными знаниями)^^. В данном вопросе, мы не можем согласиться с авторами, счи- тающими комплексную экспертизу разновидностью комиссионной^^.

в зависимости от содержания и объема понятия «комплексная экспертиза» решаются вопросы о правомерности проведения исследований данного вида, процессуальных условиях ее производства, организации и оформления.

См.: Хрусталев В.Н. Процессы интеграции и дифференциации знаний в криминалистической экспертизе и некоторые проблемы появления ее новых родов и видов // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно-гфактической конференции 21-22 мая 2002 года, Ч. 1. Саратов, 2002. С. 6-7. ‘ См.: Основы советской криминалистической экспертизы / Под ред. проф. И.М. Лузгина. М., 1975. С. 22.; Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть особенная. М., 1967. С. 211; Судебная транс- портно-трасологическая экспертиза: Методическое пособие. М., 1977. С. 4; Хрусталев В.Н. Проблемы использования возможностей криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий в расследовании и раскрытии преступлений // Российская юстиция. 1999. № 6. С. 53; Шиканов В.И. и др. Комплексная медико-криминалистическая экспертиза при расследовании уголовных дел. Петрозаводск, 1965. С. 44.

См.: Шашкин С.Б. К определению понятия «комплексная экспертиза» // Следователь. 2002. № 2. С. 61; Шнайдер А.А. Теоретические основы судебной экспертизы: Курс лекций. Вып. 1: Правовые и организаци- онные основы судебно-экспертной деятельности в РФ. Саратов, 2002. С. 71; Зинин A.M., Майлис Н.П. Су- дебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 202; Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 56, 152; Майлис Н.П. Эффективность комплексного подхода при решении задач судебной экспертизы // Экспертиза на службе следствия: Мат. науч.-практ. конф. Волгоград, 1998. С. 4; Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз: Учебное пособие. Волгоград, 1980. С. 56; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001. С. 142-143; Филиппов П.М., Мохов А.А. Судебно-медицинская экспертиза по гражданским делам: теория и практика: Монофафия. Краснодар, 2001. С. 57; Полунии С.А. Уголовно-процессуальное регулирование производства ‘ комплексной судебной экспертизы И Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий. Материалы межведомственной научно-практической конференции 21-22 мая 2002 года. Ч. 1. Саратов, 2002. С. 10-13.

См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. С. 320; Организационно-правовые основы судебной экспертизы: Учебное пособие. М., 1979. С. 186-187; Ростов М.Н. Комплексная экспертиза как разновидность комиссионной экспертизы // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы. М., 1987. С. 50; Энциклопедический юридический словарь. 2-е изд. М., 1998. С. 144; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 37; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 9.

Рассмотрим правовой аспект данного понятия, так как именно он определяет суть и специфику комплексных экспертиз.^^ к основным признакам, позволяющим говорить о комплексной экспертизе в процессуальном смысле, относится использование различных специальных знаний, представляющих различные виды, роды и классы судебных экспертиз, в рамках решения одного вопроса. Естественно встает вопрос о классификации судебных экспертиз, на который мы попытаемся ответить в следующем параграфе.

Некоторые исследователи считают, что комплексные экспертизы возможны лишь в случае использования экспертами пограничных, смежных знаний,^® иначе будет нарушен принцип ответственности эксперта за данное им заключение. Наиболее категорично эта позиция выражена Б.Л. Зотовым, который считает, что лишь наличие общих составных частей двух наук мо- жет служить основанием для проведения комплексной экспертизы, в частно- сти судебно-медицинской и криминалистической. Он же исключает возмож- ность проведения комплексной судебно-медицинской и автотехнической экспертизы или судебно-медицинской, криминалистической и автотехниче- ской экспертизы, так как эти науки, по его мнению, не имеют общих состав- ных частей. Он пишет, что, «проведение комплексной экспертизы в указан- ных случаях при отсутствии у судебно-медицинского эксперта познаний в области автотехники, а у автотехника — знаний автотранспортной травмато- логии (того общего, что их может объединять) неизбежно приводит не только к нарушению компетенции экспертов, но и к необоснованности их выво-

Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 12-13. ‘’ См.: Криминалистическая экспертиза: Вып. 1. Раздел 1. Теоретические основы советской криминалисти- ческой экспертизы. Раздел 2. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. М., 1966. С. 57; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. С. 321; Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 11; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 39; Яковлев Я.М. Комплексная криминалистическая и судебно-медицинская экспертиза при расследовании преступлений против жизни и здоровья // Проблемы судебной экспертизы. М., 1961, № 5. С. 7; Естюков В.Н. К вопросу о комплексной экспертизе // Вопросы судебной экспертизы. Л., 1960. С. 10; Шляхов А.Р. Процессуальные и организационные основы криминалистической экспертизы: Методическое пособие. М., 1972. С. 104-105; Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 202; Громов Н.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 44; Хмелева А. Комплексная судебная экспертиза при расследовании преступлений// Законность. 2001. № 2. С. 18-19; Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного исследования: Учебное пособие. Волгоград, 1991. С. 17.

дов»”^®. Однако автор не разъясняет, какие знания в транспортной травматологии присутствуют у эксперта-криминалиста, и почему их не может быть у эксперта-автотехника. На наш взгляд, к необоснованности выводов может привести одностороннее изучение объектов различными специалистами, без учета интеграции знаний, а не применение данных «несмежных» наук. Надо понимать компетенцию эксперта, как жесткую границу, за которую эксперт не может перейти, но за которую он должен заглянуть.

Примечательно, что никто из авторов не дал четкого определения, какие науки считать смежными. Это и понятно. С точки зрения философии научное знание едино и его подразделение на науки в какой-то мере условно. «Наука, - пишет М. Планк, - представляет собой внутренне единое целое. Ее разделение на отдельные области обусловлено не столько природой вещей, сколько ограниченностью способностей человеческого познания»^\

Мы считаем, что отсутствие «общих составных частей» в специальных знаниях, охватывающих предмет комплексной экспертизы, не является про- тивопоказанием для ее назначения. Представляется правильным, что ком- плексная комиссионная экспертиза может быть назначена при условии, если эксперты обладают знаниями, позволяющими оценить достоверность проме- жуточных исследований экспертов других (не обязательно смежных) специ- альностей, и совместно сформулировать ответ на поставленный следователем или судом вопрос. Это условие является не только необходимым, но и доста- точным. при назначении комплексной экспертизы надо говорить не о компе- тенции какого-либо абстрактного эксперта, а о субъективной компетенции конкретных экспертов, проводящих исследования.

Мы солидарны с точкой зрения, изложенной в работах Ю.Г. Корухова и Г.П. Аринушкина, которые считают умение правильно, со знанием дела.

Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 156-158. Планк М. Единство физической картины мира. М., 1966. С. 183.

оценить исследования специалистов смежной отрасли знаний достаточным условием для соблюдения правовых гарантий при проведении экспертизы’^^.

Р.С. Белкин, В.П. Лавров и И.М. Лузгин, поддерживая данную позицию, считают, что при проведении комплексной экспертизы «используются данные нескольких наук, причем зачастую (то есть не всегда - авт.) решаются вопросы, относящиеся к пограничным знаниям»’^^. Сходная точка зрения высказана Е.Р. Российской и А.И. Усовым, полагающими, что в ходе ком- плексных экспертных исследований «решаются вопросы, как правило (вы- делено авт.), смежные для различных родов судебных экспертиз»’^.

Более определенно данный вопрос решен в работах В,И. Шиканова, четко указавшего, что в комплексной экспертизе могут принять участие не только специалисты смежных наук, но и представители любой другой науки”^^. В настоящее время к этой точке зрения склоняется большинство ученых’^^.

Следующим признаком, характеризующим комплексные экспертизы, по мнению многих авторов, является общность объекта исследования. Так, например, по мнению этих ученых, комплексная экспертиза имеет место, ко- гда эксперты разных специальностей исследуют одни и те же объекты’^^.

См.: Аринушкин Г. Комплексная экспертиза требует регламентации // Соц. Законность. 1977. № 10. С. 41; КоруховЮ.Г. Теоретический, методический и процессуальный аспекты комплексных экспертиз и ком- плексных исследований. - В кн.: Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М., 1985, С. 33-34.

Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 152. ** Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. М., 2001. С. 149-150.

Шиканов В.И. и др. Комплексная медико-криминалистическая экспертиза при расследовании уголовных дел. Петрозаводск, 1965. С. 30.

См.: Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987 С. 55-88.; ЖарскийВ.Е. Рассле- дование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968. С. 30; Организационно-правовые основы судебной экспертюы: Учебное пособие. М., 1979. С. 183-189; Пособие по расследованию дорожно- транспортных происшествий. Рига, 1965. С. 39; Хрусталев В.И. Проблемы комплексных криминалистиче- ских трасологических и материаловедческих экспертиз // Российский следователь. 2000. № 2. С. 6-8; Корейко Т.е., Сырков С.М., Шиканов В.И. Шире использовать возможности комплексной судебно- медицинской и криминалистической экспертизы: Сборник научно-практических работ судебных медиков и криминалистов. Вып. 1. Петрозаводск, 1962. С. 8; Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С. 60-65; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С.9-10; Энциклопедический юридический словарь. 2-е изд. М., 1998. С. 144.

^^ См.: Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968. С. 30; Криминалистическая экспертиза: Вып. 1. Раздел 1. Теоретические основы советской криминалистической экспертизы. Раздел 2. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. М., 1966. С. 57; Криминалистика. Т. II. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 152; Норейко T.C., Сырков С.М., Шиканов В.И. Шире использовать возможности комплексной судебно- медицинской и криминалистической экспертизы: Сборник научно-практических работ судебных медиков и

В ряде источников допускается возможность исследования экспертами различных вещественных доказательств в рамках комплексного экспертного исследования”^®. С авторской позицией полностью совпадают взгляды Б. Алимджанова, В. Вальдмана, которые указывают, что наличие единого объекта исследования не является существенным условием при проведении комплексной экспертизы. Так, в комплексной медико- криминалистической экспертизе, имеющей целью установить взаиморасположение потерпевшего и обвиняемого в момент выстрела, объектом исследования для судебного медика будет тело человека, а для эксперта баллиста - огнестрельное оружие и внешние условия, которые обусловили траекторию полета пули. Каждый из таких объектов будет исследоваться отдельно, комплексность же экспертизы обусловливается общим предметом (решением вопроса о взаиморасположении)^^.

Далее необходимо выяснить, является ли определяющим критерием для назначения комплексной экспертизы использование при ее проведении методов различных наук. Ряд авторов не без основания считают, что качест- венное решение многих вопросов, встающих перед экспертами невозможно при использовании одной только частной методики, а только при использо- вании их оптимального комплекса и при оценке результатов всех приме- ненных методик в совокупности^®. Зачастую они не усматривают различия между понятиями «комплекс методов» и «комплексная экспертиза», что ме- тодологически само по себе неверно. Так, по нашему мнению, использование экспертом-автотехником математических методов, которыми он обладает в рамках своей специальности, ни в коем случае не может рассматриваться как формальный признак проведения комплексной экспер-

криминалистов. Вып. 1. Петрозаводск, 1962, С. 8; ШикановВ.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С. 62; Шляхов А.Р. Процессуальные и организационные основы криминалистической экспертизы: Методическое пособие. М., 1972, С. 10.

См.: Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 39; Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 202.

Алимджанов Б., Вальдман В. Компетенция эксперта в уголовном процессе (теоретические и практические аспекты). Ташкент, 1986. С. 97.

См.: Комплексное экспертное исследование усталостных разрушений деталей транспортных средств: Ме- тодическое пособие. М.. 1982. С. 3-4, 124.

тизы. в данном случае математические методы не выходят за рамки специ- альных знаний эксперта.

Все усиливающаяся специализации экспертов одной специальности по методам, разделение их ролей в ходе экспертного исследования и формули- рование ими общего (интегрального) вывода дало основание ряду ученых предположить, что такая ситуация создает правовые особенности, типичные для комплексных экспертиз^’. Таким образом, ими поставлен знак равенства между комплексной и однородной комиссионной экспертизой, в том случае, когда различные эксперты проводят исследования, используя различные ме- тодики, что, с нашей точки зрения, спорно.

В данном вопросе мы опираемся на аргументы, приведенные в работах Н.А. Селиванова, И.А. Кудрявцева, М.Н. Ростова^^. Они считают, что опре- деляющим фактором разграничивающим вышеуказанные виды экспертиз яв- ляется наличие соответствующей специальности у лиц, проводящих исследо- вание. Каждое сведущее лицо, получившее ту или иную специальность, является представителем данной отрасли знания в целом, независимо от ха- рактера и количества имеющихся в ней узких специализаций, в том числе и по различным методам исследования. Эксперты владеют различными мето- дами, но в рамках общих специальных знаний. Таким образом, данное иссле- дование охватывается одним предметом, следовательно, рассмотренная выше экспертиза по предмету однородная.

Необходимо четко разграничить понятия «предмет экспертизы» (как решающий фактор при назначении комплексной экспертизы) и «методы ис- следования». Этой позиции придерживаются И.Ф. Крылов, Г.Б. Карнович, В.И. Шиканов^І

’’ Орлов Ю,К. Правовые вопросы комплексной экспертазы // Советская юстиция. 1978. № 13. С. 14-15. “ См.: Селиванов Н.А. Спорные вопросы судебной экспертизы // Соц. законность. 1978. Ка 5. С. 65; Кудряв- цев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 14; Ростов М.Н. Некоторые аспекты комплексности в судебной экспертизе. - В кн.: Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М., 1985. С. 52.

” См.: Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л., 1963, С. 209; Карнович Г.Б. Некоторые вопросы экспертизы вещественных доказательств // Соц. Законность. 1957. № 8. С. 27; Шиканов В.И. и др. Комплексная медико-криминалистическая экспертиза при расследовании уголовных дел. Петрозаводск, iQfi^ С

Несомненно, прогрессивным шагом в развитии института комплексной судебной экспертизы следует считать признание возможностей данного следственного действия не только de facto, но и de jure. В Законе «О государ- ственной судебно-экспертной деятельности в РФ» прямо указано, что производство экспертизы комиссией экспертов различных специальностей есть комплексная экспертиза. Однако, дальнейшие положения ст. 23 «Комис- сия экспертов разных специальностей» указанного закона полностью справедливы и при единоличном проведении комплексных исследований в рамках нескольких специальностей.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ данная дефиниция сформулирована в ч. 1 ст. 201. Здесь комплексной названа «судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей». Практи- чески та же формулировка приведена и в работах Е.Р. Российской, А.И. Усова, П.А. Лупинской. Здесь комплексной названа экспертиза, в про- изводстве которой участвуют несколько экспертов различных специально- стей или специализаций (профилей)^’^. На наш взгляд, представленное опре- деление комплексной экспертизы, не является достаточно полным, так как в нем наряду с указанием на основной признак комплексных исследований, а именно - использование специальных знаний, относящихся к различным специальностям, приводится классификационный признак не относящейся к данному виду экспертиз - количество экспертов, проводящих исследование.

Формулируя определение комплексной судебной экспертизы, мы будем руководствоваться критериями, приведенными с.Б. Шашкиным: во- первых, указанное определение в понятийном смысле не должно противоречить толкованию понятия самой судебной экспертизы, так как комплексная экспертиза является ее частным случаем; во-вторых оно должно учитывать специфическую природу данной формы экспертного исследования.^^

” См.: Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. М., 2001. С. HQ- ISO; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1998. С. 216.

” Шашкин С.Б. К определению понятия «комплексная экспертиза» // Следователь. 2002. № 2. С. 61.

Принимая во внимание изложенные выше принципиальные положения, обосновывающие возможность проведения комплексных экспертиз в следст- венной и судебной практике, с учетом признаков комплексных экспертных исследований приведенных в криминалистической литературе^^, мы прихо- дим к следующим выводам:

  1. Специфической характеристикой комплексной экспертизы, опреде- ляющей ее сущность, является решение вопросов на основе применения со- вокупных знаний, относящихся к различным специальностям, и, следова- тельно, относящихся к компетенции двух или более видов однородной экспертизы.
  2. Специалисты, проводящие исследования в рамках комплексной экспертизы вправе исследовать различные объекты. Определяющим факто- ром, в данном случае, является формулирование общего вывода при ответе на поставленные вопросы.
  3. Комплексная экспертиза может быть проведена как комиссионно, так и единолично, в случае если эксперт обладает необходимой квалифика- цией в различных специальностях.
  4. Использование экспертами различных методов в рамках одной спе- циаиьности не делает эту экспертизу (однородную, комиссионную) ком- плексной.
  5. С учетом приведенных выше аргументов, мы предлагаем изложить ст. 201 УПК РФ в следующей редакции:

Статья 201. Комплексная судебная экспертиза.

  1. Судебная экспертиза, при производстве которой используются специальные знания, относящиеся к различным специальностям^ являет- ся комплексной.
  2. В заключении экспертов, участвующих в производстве комиссион- ной комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в
  3. ^ См.: Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 17-22; Гордон Э.С. Судебно-медицинская экспертиза: Проблемы и решения. Ижевск, 1990. С. 79-80; Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз: Учебное пособие. Волгоград, 1980. С. 53-60; Майлис Н.П. Судебно- трасологическая экспертиза: Учебно-методическое пособие для экспеотов. М.. 2000. С. 44-55.

каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил, и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комисси- онной комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее от- ветственность.

Также необходимо внести соответствующ,ие изменения, отражающие суть комплексных экспертных исследований, в ст. 23 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». По нашему мнению, указанная норма закона, должна быть сформулирована следующим образом:

Статья 23. Производство комплексной судебной экспертизы в госу- дарственном судебно-экспертном учреждении.

Комплексная судебная экспертиза производится одним или несколькими экспертами с использованием специальных знаний, относящихся к различным специальностям.

Комплексный характер судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившим.

Организация и производство комиссионной комплексной судебной экспертизы возлагаются на руководителя государственного судебно- экспертного учреждения либо на руководителей нескольких государст- венных судебно-экспертных учреждений.

При производстве комиссионной комплексной судебной экспертизы каждый эксперт проводит исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении экспертов, участвующих в производстве комиссионной комплексной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам при- шел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комиссионной ком- плексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных резуль- татов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении. В случае возникновения разногласий между экспертами результаты исследований оформляются в соответствии с частью второй статьи 22 настоящего Федерального закона^^.

ҐО

Анализируя данные ранее другими авторами определения , а также с учетом вышесказанного можно предложить следующее определение понятия комплексной экспертизы.

Комплексная экспертиза — производимое в установленном уголовно- процессуальном законодательством порядке исследование, в процессе ко- торого для решения интересующих следствие или суд вопросов, необхо- димо применение специальных знаний, относящихся к различным специ- альностям.

Из данного определения, в том числе следует, что комплексная экспертиза назначается в том случае, когда вопрос, поставленный перед экспертом или комиссией экспертов, относится соответственно к компетенции двух или более видов однородной экспертизы.

Достоинством данной дефиниции является впервые проведенное в науке сопоставление понятий «специальные знания» и «специальность», а также решение принципиального вопроса о том, чем комплексный характер экспер- тизы определяется использованием в рамках исследования различных специ- альных знаний.

в предложенных нами дефинициях курсивом выделены отличия от формулировок, приведенных в дейст- вующих нормативных актах.

Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании до- рожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 65; Винберг А.И., Толмачев Е.Ф. Советская криминалистическая экспертиза: Лекция. М., 1958. С. 5; Громов Н.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 44; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 156; Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. - М., 2002. С. 202; Шашкин С.Б. К определению понятия «комплексная экспертиза» // Следователь. 2002. № 2. С. 61; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза как институт уголовно- процессуального права: Автореф. дис. … д.ю.н. СПб, 2001. С. 16-17 и др.

1.2. Виды комплексных судебных экспертиз

Одной из важнейших особенностей любой судебной экспертизы является то, что цели, задачи и методы данного следственного действия регла- ментируются уголовно-процессуальными нормами. Поэтому необходимо четко решить вопрос, об основаниях классификации судебных экспертиз. В криминалистике этот вопрос достаточно подробно освещен многими учены- ми: Р.С. Белкиным, А.И. Винбергом, Н.Т. Малаховской, Е.Р. Российской, В.И. Шикановым, А.Р. Шляховым и дp.^^ Однако до настояш;его времени существуют различные позиции по данной проблеме. Кроме того, исследова- ния в этой области имеют важное практическое значение, так как от пра- вильности классификационного подхода к наименованию экспертизы, точности и полноты постановки вопросов зависит эффективность рассматри- ваемого следственного действия. Такая «формальная» ошибка как несоответ- ствие вида назначенной экспертизы вопросам, поставленным перед экспер- том, может обернуться тем, что суд не вправе будет принять заключение экспертизы в качестве доказательства по делу. Это особенно важно в тех случаях, когда результат экспертизы является тем доказательством, на кото- ром зачастую базируется все расследование, например, при расследовании дорожно-транспортных преступлений.

Рассмотрим ту часть классификации судебных экспертиз, в отношении которой, в настоящее время, у большинства криминалистов не возникает су- щественных расхождений^”. Экспертизы классифицируются по следующим основаниям:

’’ См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 228; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учеб. пособие. Волгоград, 1979. С. 123; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С.Белкина, В.П.Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 150-152; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979. С. 9- 15; ШикановВ.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976. С. 14-16; Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие для вузов. М., 1999. С. 222- 227; Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996. С. 71.

^ См.: Громов Н.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 42-45; Криминалистическая экспертиза: Вып. 1. Раздел 1. Теоретические основы советской криминалистической экспертизы. Раздел 2. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. М., 1966. С. 57; Совет-

РОГ” «її”,’…

По обязательности - обязательные, на необходимость назначения  которых указано непосредственно в уголовно-процессуальном законе (ст.  196 УПК РФ), и необязательные, назначаемые следователем в зависимости от  обстоятельств дела.

По месту производства экспертизы - экспертизы, проводимые в  экспертном учреждении, и вне них (на месте происшествия, в суде и т. д.).

По последовательности проведения - первичные экспертизы и по- вторные. Повторная экспертиза назначается для исследования тех же объек- тов для ответов на те же вопросы, ответ на который был дан первичной экс- пертизой, в случае необоснованности заключения первичной экспертизы или  сомнений в его правильности (ч. 2 ст. 207 УПК РФ). Последовательно прово- димые по делу повторные экспертизы могут именоваться первой, второй,  третьей и т. д.

Согласно существующим нормативным актам®’, экспертиза не является повторной, если эксперту представлены новые исходные данные, которые ранее ему были известны. Изменение исходных данных во многих случаях влечет за собой формулирование совершенно иных выводов.

По объему исследования - основные и дополнительные экспертизы.  Основания назначения дополнительной экспертизы в целом такие же, как и  при допросе эксперта, - недостаточная ясность или полнота основного за- ключения. Однако в отличие от допроса эксперта, дополнительная эксперти- за назначается только в том случае, когда для разъяснения и дополнения за- ключения требуется проведение новых экспертных исследований.

екая криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 284-285; Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз: Учебное пособие. Волгоград, 1980. С. 68; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 321-322; Организационно-правовые основы судебной экспертизы: Учебное пособие. М., 1979. С. 183; Основы советской криминалистической экспертизы / Под ред. проф. И.М. Лузгина. М., 1975. С. 22-23; Саакян Л.Н. Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. 5; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 22.; Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие для вузов. М., 1999. С. 222-227; Шнайдер А.А. Теоретические основы судебной экспертизы: Курс лекций. Вып. 1: Правовые и организационные основы судебно-экспертной деятельности в РФ. Саратов, 2002. С. 20-23.

См.: Положение об организации производства повторных экспертиз во ВНИИСЭ. Утверждено 1 августа 1975 г. М.. 1975.

Необходимо отметить то обстоятельство, что в тех случаях, когда неполнота выводов вызывает сомнение в обоснованности заключения, когда эксперт исследовал не все представленные объекты, не учел всех обстоятельств, имеющих значение для решения поставленных перед ним вопросов, не применил всех методов исследования, требуется назначение не дополни- тельной, а повторной экспертизы.

Мы полностью солидарны с позицией Л. Уразгильдеева указавшего, что если в процессе расследования появились новые вопросы, объекты или исходные данные назначается и новая самостоятельная экспертиза. Она не может считаться дополнительной, поскольку выводы дополнительной экспертизы должны вытекать из дополнений к исследованию, проведенному при производстве основной экспертизы, при изменении (а не дополнении) одного из трех указанных компонентов - вопросов, объектов и исходных данных на- до проводить новое исследование*^^.

По количеству экспертов - единоличные и комиссионные, проводи- мые несколькими экспертами. Причем эксперты могут представлять одну  специ- аиьность (комиссионные однородные экспертизы), либо различные  области знания (комиссионные комплексные экспертизы).

По областям знания - однородные и комплексные.

Надо отметить, что федеральный закон «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации»^^ отражает позицию ав- торов считающих комплексную экспертизу разновидностью комиссионной^”^, отождествляя ее с многопредметной комиссионной экспертизой^^. По наше-

” Уразгильдеев Л. Назначение дополнительной и повторной экспертизы в суде // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 28-30.

” Ст. 23 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятель- ности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001.4 июня. № 23. ст. 2291. “ См.: Ростов М.Н. Комплексная экспертиза как разновидность комиссионной экспертизы // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы. М., 1987. С. 50; Шнайдер А.А. Теоретические основы судебной экспертизы: Курс лекций. Вып. 1: Правовые и организационные основы судебно-экспертной деятельности в РФ. Саратов, 2002. С. 22,70; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. С. 320; Организационно- правовые основы судебной экспертизы: Учебное пособие. М., 1979. С. 186-187; Энциклопедический юридический словарь. 2-е изд. М., 1998. С. 144; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 37; Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного исследования: Учеб. пособ. Волгоград, 1991. С. 17. Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 9.

му мнению, данное утверждение сомнительно, так как указанное разделение подразумевает различные основания классификации, которые ни в коем слу- чае нельзя смешивать. Кроме того, предложенная в законе классификация не допускает единоличного производства комплексных экспертиз.

Ряд авторов указьшает, что существует деление экспертиз по числу объектов исследования на однообъектные (либо малообъектные) и многообъектные, а также на простые (одновидовые) и сложные (когда в отношении одних и тех же объектов ставятся вопросы, относяш^іеся к предмету разных видов экспертиз)^®.

Можно согласиться с дифференциацией экспертиз по числу объектов исследования на однообъектные и многообъектные (два и больше объекта). Однако понятие «малообъектная экспертиза» не позволяет дать четкую коли- чественную характеристику объектам исследования судебной экспертизы. Нельзя объективно определить, где кончается «мало» и начинается «много».

Также следует отметить, что деление экспертиз на простые и сложные не имеет практического смысла, так как простые экспертизы - синоним од- нородных, а сложные - в случае если следователем ставится один вопрос, требующий для своего разрешения работы экспертов, представляющих раз- ные виды экспертизы - комплексных. Если же в отношении одного объекта ставятся вопросы, относящиеся к предмету разных видов экспертиз, но мы имеем не одну «сложную», а серию последовательных экспертиз.

Можно было бы согласиться с дифференциацией судебных экспертиз в зависимости от характера изучаемых сведущими лицами материалов, пред- ложенной В.И. Шикановым: на основании непосредственного изучения объ- ектов исследования и экспертные заключения по материалам уголовного де- ла^^, - но только в том случае, если указанное основание классификации нашло отражение в классификации объектов экспертного исследования.

См.: Шляхов А.Р. Процессуальные и организационные основы криминалистической экспертизы. М., 1972. С. 103; Организационно-правовые основы судебной экспертизы: Учебное пособие. М., 1979. С. 183; Основы советской криминалистической экспертизы. - М., 1975. С. 23; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 37.

Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976. С. 17.

Также предлагается дифференцировать задачи экспертизы на: иденти- фикацию объектов; диагностику механизма события (времени, способа и по- следовательности действий, событий, явлений, причинных связей между ни- ми, природы, качественных и количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не поддающихся непосредственному восприятию, и т.д.); экспертную профилактику, то есть деятельность по выявлению об- стоятельств, способствующих совершению преступлений, и разработке мер по их устранению.^^

Разновидности подобной классификации приведены в работах ряда криминалистов. Так, В.А. Жбанков определяет следующие цели экспертизы: идентификация; установление групповой принадлежности; решение иных неидентификационных вопросов^^. «В зависимости от общих целей, стоящих перед следователем, - писал А.П. Онучин, - экспертизы подразделяются на идентификационные, диагностические и ситуалогические»^®. Наиболее аргу- ментирована позиция А.И. Винберга полагавшего, что в судебной экспертизе разрешаются идентификационные, классификационные, диагностические и ситуационные задачи^’.

Авторы, формулирующие и раскрывающие понятие ситуационной экс- пертизы, называют объектом данного исследования событие преступления, а непосредственным объектом - отражающее это событие обстановку места происшествия^^. Тем самым, на наш взгляд, нарушается основной принцип любой классификации, часть объектов дифференцируется по одному основа-

См.: Зинин A.M., Майлис И.О. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 22-26; Криминалистика: Учеб- ник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. С. 318.

Основы советской криминалистической экспертизы. М., 1975. С. 18.

Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 128.

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические про- блемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 68.

См.: Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия И Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях. Вып. 16. М., 1977. С. 86; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 165-166; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 12.; Энциклопедический юридический словарь. 2-е изд. М., 1998. С. 411; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 67; Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 135-136; Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 87.

НИЮ (задачи исследования), а часть - по другому (объекту исследования). Следовательно, дифференциация судебных экспертиз исключительно по за- дачам исследования исключает возможность включения в классификацию ситуационной экспертизы. Совершенно правильно отмечает А.И. Винберг, что жесткие границы между диагностической и ситуационной экспертизой, установить весьма сложно. Ибо выявление любой формы связей: причинной, объемной либо субстанциональной, - может возникнуть в каждой из назван- ных форм судебной экспертизы^^.

Следующий аспект классификации состоит в необходимости установления взаимозависимости между предметом, объектом и методом исследования исходя из следующих посылок:

  1. Предмет экспертизы определяется, прежде всего, тактическими задачами расследования и формулируется следователем в постановлении о назначении экспертизы в виде вопросов, которые необходимо разрешить эксперту.
  2. Объект экспертизы детерминирован предметом, хотя несомненно, что в этом случае существует обратная связь, осуществляемая, в том числе, путем предоставления лицом, производящим расследование, эксперту до- полнительных объектов для исследования по требованию последнего.
  3. Метод же исследования объектов специалист определяет самостоя- тельно, исходя из предмета и объектов экспертного исследования. Следова- тель вправе дать лишь оценку заключению эксперта, в том числе критически рассмотрев и выбранную им методику (то есть совокупность методов) прове- дения исследований.
  4. В науке устоялось определение предмета судебных экспертиз как фак- тические данные, обстоятельства, имеющих значение для расследования уго- ловного дела, устанавливаемые с использованием специальных знаний экс- пертов^”*. Следует отметить, что именно вопросами и характером

” Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические про- блемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 166.

См.: Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. М., 1979. С. 7; Кудрявцев И.А. Судеб- ная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 17; Аврамцев В.В., Посадков Ф.И. Судебно- психологическая экспертиза в уголовном процессе // Следователь. 1997. № 2 С. 66; Котик М.М., Котик В.В.

специальных знаний определяется предмет экспертизы^^. Исходя из изло- женного, мы предлагаем предмет экспертизы того или иного ьсиасса, рода, вида определять в соответствии с предметом соответствующей специально- сти, используемой в качестве базовой в экспертном исследовании. Предмет же конкретной экспертизы определяется непосредственно следователем или судом путем постановки перед экспертом конкретных вопросов, подлежащих разрешению посредством исследования объектов экспертизы с помощью специальных знаний.

В связи с предложенным нами разграничением целесообразно различать два понятия: предмет отдельного класса, рода, вида или разновидности судебных экспертиз и предмет конкретной единичной экспертизы или отдельного экспертного исследования^^.

Попытки же ряда авторов определить предмет экспертизы через объект, тем более в широком смысле (как события преступления), приводят, на наш взгляд, к размыванию, нарушению границ компетенции эксперта данной специальности. Так, на основе данной не вполне обоснованной посылки, ис- ходя из объекта исследования, при расследовании дорожно-транспортных преступлений рекомендуется назначать дорожно-транспортную экспертизу, хотя исследование транспортных средств и дороги и дорожных сооружений входит в компетенцию экспертов различных специальностей^^. Мы считаем, что данные исследования составляют предмет двух различньгх видов судеб- ных экспертиз: автотехнической и дорожно-технической.

Расследование дорожно-транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 131; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгана. М., 1988. С. 149; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 318; Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 9; Основы советской криминалистической экспертизы. М., 1975. С. 18; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 60; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 12.

Шляхов А.Р. Процессуальные и организационные основы криминалистической экспертизы: Методическое пособие. М., 1972. С. 5.

^^ Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 98- 99. ^^ См.: Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968. С. 31; Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 436-437; ЕленюкГ.А., ИщенкоП.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно- транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 70.

Так, в словаре основных терминов судебной автотехнической экспертизы совершенно правильно указаны предмет и объекты судебной автодорожной экспертизы, хотя она, на наш взгляд, необоснованно отнесена к подвиду автотехнической экспертизы , а не к самостоятельному виду ис- cлeдoвaний^^. Расширение предмета автотехнической экспертизы на все об- стоятельства, требующие применения специальных знаний при расследова- нии данного вида преступлений, также необоснованно как с теоретических, так и практических позиций^®. Например, к подвидам автотехнической экс- пертизы относятся самостоятельные виды экспертиз, например: инженерная экспертиза психофизиологического состояния водителя транспортного средства и других участников ДТП; химико-металлографическая экспертиза; экспертиза технического состояния дороги, дорожных обустройств и внешних условий на участке дорожно-транспортного происшествия; авто- транспортно-трасологическая экспертиза; транспортно-металлографической

Q 1

экспертиза . Мы считаем, что в последних двух случаях комплексная экс- пертиза является подвидом однородной (исходя из той же логики, трасоло- гическо-автотранспортная экспертиза должна быть подвидом трасологиче- ской экспертизы).

Исходя из ложной посылки детерминированости предмета экспертизы объектом исследования, сторонники указанного подхода приходят к выводу, что комплексных экспертиз нет, а каждая комплексная экспертиза - суть новый вид или подвид однородной экспертизы, в связи с этим «решение таких экспертных задач, как определение скорости, остановочного пути, установление наличия у водителя технической возможности предотвратить происшествие ИТ. п., целесообразно рассматривать в рамках кон-

Словарь основных терминов судебной автотехнической экспертизы. М., 1988. С. 48. ™ Труцин В.А. Расследование дорожно-транспортных преступлений в случае сокрытия их последствий. М., 1992. С. 35.

См.: Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 283; Саакян Л.И. Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. 5,10.

См.: Словарь основных терминов судебной автотехнической экспертизы. М., 1988. С. 14; ЕленюкГ.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно- транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 65-67; Назначение и производство су- дебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 283-286; Саакян Л.Н. Проблемы совершенствования автотехниче- ской экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. 10-12.

^ 82 кретнои разновидности экспертизы» . Такая ошибка приводит к отрица- нию самой возможности проведения комплексных экспертиз, и как следствие, во многих случаях расследование преступлений заходит в тупик из-за невозможности решения вопросов, требующих совокупного применения специальных знаний.

Предложение В.Н. Хрусталева дифференцировать экспертизы одновременно по специальным методикам и предмету, одновременно ©тождеств-

83

ляя последний с объектами исследования , также спорна, как и позиция Г.Г. Зуйкова, который вообще не делает различия между предметом и объектом исследования^^.

Все вышеперечисленные недостатки в классификации судебных экспертиз, на наш взгляд, являются следствием использования в качестве основания классификации триады предмет-объект-метод, предложенной А.Р. Шляховым®^, и впоследствии поддержанной в криминалистике в целом. Именно совокупное рассмотрение предмета, объекта, методики экспертного исследования затрудняет решение методических, организационных и прак- тических задач при назначении и производстве экспертиз. Принципиальная ошибка ученых заключается в том, что наименование каждого структурного элемента в классификации судебных экспертиз выражено через одно, хотя и «многомерное» основание классификации, что привело к преобразованию многомерного объекта, коим является рассматриваемая классификация, в од- номерный, что на наш взгляд, недопустимо.

Неправомерность рассмотренного выше подхода можно пояснить на примере, используя логический прием reductio add absurdum (доведение до абсурда). Попробуем классифицировать механические транспортные средст- ва по «трехмерному» основанию классификации - полной массе, мопщости

Саакян Л.Н. Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. И.

Хрусталев В.Н. Проблемы комплексных криминалистических трасологических и материаловедческих экспертиз // Российский следователь. 2000. № 2. С. 6-8.

Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. М., 1970. С. 17. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М., 1979. С. 7-10.

двигателя, максимальной скорости. Несомненно, что все три параметра свя- заны между собой. Например, от полной массы зависит мощность двигателя, которая в свою очередь влияет на максимальную скорость. Однако с первого взгляда видна абсурдность данного разделения, так как, меняя любой из трех параметров, мы якобы получаем новый вид транспортного средства.

Найти выход из сложившейся ситуации возможно только путем разделения оснований классификации. То есть каждая однородная экспертиза должна дифференцироваться по трем различным основаниям: предмету, объекту и методам экспертного исследования.

Понятия «предмет знания» и «объект познания» в гносеологии строго различны. Предмет познания есть идеальная логическая модель функциони- рования и развития объекта, методов и приемов его духовного освоения, ис- тории развития знаний о нем. В предмете познания фиксируются, отобража- ются, воспроизводятся значимые для конкретной области знаний свойства, стороны, связи и отношения объекта. Будучи идеальным отображением объ- екта, предмет познания не совпадает с ним. Один и тот же реальный объект может, как известно, изучаться различными науками, то есть одному и тому же объекту могут соответствовать несколько предметов познания^^. Следова- тельно, может сложиться ситуация, когда предмет однородной экспертизы будет входить в компетенцию нескольких специальностей. Например, неко- торые вопросы судебной автотехнической экспертизы могут быть успешно разрешены как представителями специальности «Автомобили и автомобиль- ное хозяйство», так и «Эксплуатация автомобильного транспорта». Данное утверждение никоим образом не означает, что необходимо создание двух са- мостоятельных экспертиз - экспертизы автомобилей и автомобильного хо- зяйства и экспертизы эксплуатации автомобильного транспорта.

В литературе сложилось мнение, что дать исчерпывающий перечень судебных экспертиз, классифицированных по предметному признаку, слож-

Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. Н. Новгород, 1995. С ion- im ная и почти невыполнимая задача . Однако подобная проблема успешно решена иными юридическими науками, что дает нам право считать поставленную задачу реально выполнимой и в криминалистике. Руководствуясь Обше- российским классификатором специальностей по образованию и Общероссийским классификатором специальностей высшей научной квали-

ОО

фикации , а также дополнениями к ним, мы приходим к концептуальному решению возникшей проблемы, в указанных нормативных актах отражена общепринятая и достаточно широкая дифференциацию наук на физико- математические, химические, биологические, геолого-минералогические, технические, сельскохозяйственные, исторические, экономические, фило- софские, филологические, географические, юридические, педагогические, медицинские, фармацевтические, ветеринарные, психологические науки, ар- хитектуру, искусствоведение, а также военные, социологические, политиче- ские науки и культурологию, позволяющую четко разделить специальности прежде всего по направлениям научной деятельности.

Согласуясь со структурой классификатора, который содержит трех- уровневую классификацию специальностей, отнесенных к различным отрас- лям науки и для некоторых отраслей сгруппированных в группы специальностей, выделенных в пределах данной отрасли науки, выделим следующие уровни классификации судебных экспертиз по предмету:

• класс экспертизы - соответствует отрасли науки; • • род экспертизы - соответствует группе специальностей; • • вид экспертизы - соответствует специальности; • • подвид экспертизы. • представленная классификация охватывает весь спектр научных знаний, помогает установить соответствие предмета судебной экспертизы пред-

” См.: Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 12; Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного исследования: Учеб. пособ. Волгоград, 1991. С. 17-18.

Общероссийский классификатор специальностей высшей научной квалификации ОК 017-94 (ОКСВНК) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 г. № 368) // Справочно-правовая система «Га- рант». Текст классификатора официально опубликован не был; Общероссийский классификатор специальностей по образованию ОК 009—93 (ОКСО) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 30 декабря 1993 г. Хо 296). М.: ИПК Издательство стандартов, 1994.

мету ТОЙ отрасли знания, познания в которой необходимы для производства экспертных исследований. Кроме того, мы четко можем разграничить пред- мет однородной и комплексной экспертизы. Комплексная экспертиза имеет место в случае, если предмет конкретной экспертизы пшре, чем предмет од- ной научной специальности или, что одно и то же, однородной экспертизы.

Естественно в экспертной практике используются далеко не все возможные теоретически классы, роды и виды экспертиз. Также наименования специальностей не всегда четко коррелируют с устоявшимися наименова- ниями судебных экспертиз. Поэтому, с учетом сложившихся наименований,^^ мы предлагаем следуюшую классификацию однородных судебных экспертиз по предмету исследования (см. приложение 2). Экспертизы крайне редко встречающиеся в следственной и судебной практике выделены в таблице серым цветом.

в настояш;ее время среди ученых-криминалистов нет единства по поводу подразделения экспертиз на однородные и комплексные. В.И. Шиканов и А.Р. Шляхов называют основанием классификации состав используемых знаний, Е.Р. Российская - характер специальных познаний, Р.С. Белкин - об- ласть научного знания, Л.Н. Саакян - отрасли специальных знаний.

Исходя из того, что УПК РФ регламентирует экспертизу как использование сведущими лицами специальных знаний (без указаїшя их области: нау-

См.: Винберг А.И., Толмачев Е.Ф. Советская криминалистическая экспертиза: Лекция. М., 1958. С. 5; Еле- нюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно- транспортных происшествий: Учебное пособив. Караганда, 1987. С. 69; Корухов Ю. Криминалистическая экспертиза: настоящее и будущее // Российская юстиция. 1995. № 5. С. 41; Криминалистическая экспертиза: Вып. 1. Раздел 1. Теоретические основы советской криминалистической экспертизы. Раздел 2. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. М., 1966. С. 53-54; Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С.Белкина. М., 1979. С. 284-286,290; Винберг А., Малаховская И. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 122-125; Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз: Учебное пособие. Волгоград, 1980. С. 68; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 150-151; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г.Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф.Волынского. М., 1988. С. 318-320; Крылов И. Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. Л., 1975. С. 40-41; Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 9, 283-286; Расследование дорожно-транспортных происшествий, с мест которых водители скрылись: Метод, пособие / Под ред. проф. И.Г. Маландина. М., 1973. С. 84; Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 363-364; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 34,42, 67, 86; Словарь основных терминов судебной автотехнической экспертизы. М., 1988. С. 14,48-52; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М., 1979. С. 11-14; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев. 1987. С. 20-193.

ки, техника, ремесла, искусства/®, мы считаем наиболее семантически точным разделение вышеназванных видов экспертиз по предмету исследования.

Определение специальности или, что равносильно, специальных знаний как совокупности знаний, умений и навыков, приобретенных в результате образования и обеспечивающих постановку и решение определенных классов профессиональных задач, дает возможность четко разграничить между собой однородные экспертизы и определить понятие комплексной.

в связи с этим, мы считаем возможным не согласиться с суждениями ряда ученых, считающих, что буквально все специальные знания в области искусства и ремесла можно свести к научным знаниям в широком смысле, а, следовательно, «было бы логично упоминать в законе лишь об использова- нии в правосудии данных науки и техники»^’. Нет сомнений в том, что любое заключение эксперта ни в коей мере не должно противоречить научным дан- ным. Однако также верно и то, что термины специальные знания и научные знания не тождественны.

Для иллюстрации данного утверждения рассмотрим следующий пример. В ходе расследования необходимо решить вопрос о том, кто изготовил интересующий следствие предмет кустарного производства (например, оп- летку рулевого колеса и т. п.). В этом случае следователь вправе назначить экспертом лицо, изготавливающее аналогичные изделия и обладающее необ- ходимыми специальными знаниями в данной области, то есть в области ре- месла. При проведении исследований эксперт пользуется главным образом не научными данными в технологии производства, материаловедении и т.п., а использует свой практический опыт работы.

Из примера видно, что речь идет именно об использовании специальных знаний сведущего лица в области ремесла, а не об использовании научных знаний. Аналогично решается вопрос и об использовании в экспертизе специальных знаний в области искусства.

См.: Ст. 57 УПК РФ.

” Шняхов А.Р. О научных основах судебных экспертиз // Актуальные проблемы теории и практики криминалистики и судебной экспертизы (Материалы для обсуждения). М., 1978. С. 4.

В Уголовно-процессуальном кодексе России не уточняется характер специальных знаний, которыми должен обладать эксперт. Подразумевается, что при производстве экспертных исследований могут использоваться любые специальные знания в области науки и техники, искусства и ремесла, необ- ходимые для решения вопросов, возникающих в ходе расследования.

Заслуживает внимание предложение А.Р. Шляхова подразделять ком- плексные экспертизы по содержанию специальных знаний на две группы: разнородные, при производстве которых решаются вопросы нескольких ви-

92

дов судебной экспертизы, и разновидовые (или межотраслевые) , которые проводятся специалистами в одной и той же области знания’^. На наш взгляд, хотя предложенная классификация, несомненно, позволяет дифференциро- вать комплексные экспертизы, она не несет большой функциональной на- грузки, так как единоличное производство таких исследований возможно в обоих случаях (естественно, если специалист обладает необходимыми для этого специальными знаниями), а не только при разновидовых экспертизах, как указывает автор.

Значительную практическую ценность представляет предложенное В.И. Шикановым разделение комплексных судебных экспертиз по вариантам заключений на три типа^”*.

  1. Завершенная комплексная экспертиза означает, что в результате произведенных исследований по каждой специальности получены данные, имеющие самостоятельное значение для ответа на поставленный вопрос. Кроме того, на основании результатов совещания эксперты совместно фор- мулируют общий вывод комиссии, являющийся ответом на поставленный перед ними вопрос.
  2. 2, Частично завершенная комплексная экспертиза имеет место в том случае, если вывод может быть дан лишь частью комиссии экспертов. 3, Еленюк Г.А., Ищенко ПЛ., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании до- рожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 65.

Шляхов А.Р. Процессуальные и организационные основы криминалистической экспертизы: Методическое пособие. М., 1972. С. 110.

ШикановВ.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С. 63-64.

З, Вырожденная комплексная экспертиза проводится, когда специальные знания всех членов комиссии не требуются для окончательной формулировки общего вывода, однако, предмет исследования не охватывается одной специальностью. В таком случае, оценка результатов исследования и форму- лирование окончательного вывода могут быть оценены кем-либо из экспер- тов единолично.

На наш взгляд, представленные выше определения не вполне удачны с точки зрения семантики. Наибольшие вопросы возникают при рассмотрении дефиниции «частично завершенные комплексные экспертизы». Не вполне понятно, как полностью законченное исследование, оформленное с соблюде- нием всех требований уголовно-процессуального закона, может быть завер- шено частично.

Кроме того, главным фактором, определяющим дифференциацию ком- плексных экспертиз, на наш взгляд, является не вариант заключения экспер- тизы, а значимость специальных знаний при производстве экспертного ис- следования. Именно соподчиненность специальных знаний в ходе производства комплексной экспертизы определяет ее тип.

Мы предлагаем разделять комплексные судебные экспертизы по значимости специальных знаний на следующие типы:

1» Равнозначимые комплексные экспертизы предполагают, что в результате произведенных исследований по каждой специальности получена информация, имеющая самостоятельное значение для синтеза содержатель- ной части заключения.

  1. Соподчиненные комплексные экспертизы проводится, в случае, когда информация, необходимая для окончательной формулировки общего вывода может быть получена с использованием специальных знаний, полностью охватываемых какой-либо одной специальностью, хотя предмет экспертизы не охватывается ей полностью, что предполагает использование других специальных знаний.

Из приведенного выше определения следует, что специальные знания, на основании которых непосредственно формулируются вьшоды экспертизы, являются основными, в свою очередь, соподчиненными или вспомогатель- ными по отношению к ним будут специальные знания, не используемые не- посредственно для ответа на поставленный вопрос.

3, Комбинированные комплексные экспертизы несут в себе черты как равнозначимой, так и соподчиненной экспертизы. В данном случае ответ на поставленный вопрос может быть синтезирован с использованием совокуп- ности специальных знаний, относящихся к нескольким специальностям. Причем для ответа на поставленный вопрос необходимо использование вспомогательных сведений также полученных с использованием специальных знаний.

Рассмотрим классификацию объектов экспертного исследования.

Нам близка философская позиция, определяющая объект познания как часть действительности, вовлеченную субъектом в сферу практической и по- знавательной деятельности. Под действительностью обычно понимают все, что реально существует, как то, объективную и духовную реальность, мир природы, общества, человека и его сознания, материальное и идеальное, фи- зическое и психическое и т.п.^^

Криминалистикой апробировано следующее определение объектов экспертизы (экспертного исследования) - это материализованные, опреде- ленные уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законода- тельством источники информации - материалы уголовного или гражданского дeлa^^. Однако, на наш взгляд, в предложенном выше определении не учиты- вается тот факт, что указанные в гл. 10 УПК РФ источники информации о расследуемом событии носят рамочный характер, подлежат расширительно- му толкованию.

См.: Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. Н. Новгород, 1995.

OA

Г

Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 53.

Основываясь на определениях объектов экcпepтизы^^, и на основании изложенного, мы предлагаем следующее определение. Объектом экспертного исследования являются любые источники информации о расследуемом собы- тии, полученные в установленном законом порядке, необходимые эксперту для ответа на поставленные перед ним вопросы.

Перечень объектов экспертного исследования приводится во многих работах, но четкая и полная их классификация встречаются достаточно ред-

QQ

КО . Наиболее интересные на наш взгляд классификации разработаны В.А. Жбанковым и B.C. Митричевым, изложившими данный вопрос наиболее полно и системно^^.

В этой связи следует упомянуть одну из самых подробных классификаций объектов судебной автотехнической экспертизы, разработанную Л.Н. Саакяном. Хотя предложенное им разделение транспортных средств по тормозным качествам, принципу торможения, эффективности действия нож-

См.: Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 285; Назначение и произ- водство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 9; Словарь основных терминов судебной экспертизы. - М., 1980. С. 53; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М., 1979. С. 8; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 12; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспер- тология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волго- ц, 1979. С. 26, 28.

См.: Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966. С. 107-108; Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно-транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 131; Кри- миналистическая экспертиза: Вып. 1. Раздел I. Теоретические основы советской криминалистической экспертизы. Раздел 2. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. М., 1966. С. 52; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 350; Криминали- стика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 318; Пределы экспертного исследования дорожно-транспортного происшествия. Использование экспертных заключений следователем и судом: Методическое письмо. М., 1978. С. 7-8; Назначение и производство су- дебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 294; Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно- транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 128; Пособие по расследованию дорожно-транспортных происшествий. Рига, 1965. С. 39; Расследование дорожно- транспортных происшествий, с мест которых водители скрылись: Метод, пособие. / Под ред. проф. И.Г. Маландина. М., 1973. С. 84; Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, B.A. Снеткова М., 1998. С. 364-365; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 37; Словарь основных терминов судебной автотехнической экспертизы. М., 1988. С. 33; Судебные экспертизы / Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 1980. С. 152; Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 110-111; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 26-27; Положение об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР от 6 декабря 1972 г. М., 1972. С. 7; Приказ Министерства Юстиции РФ от 20 декабря 2002 г. № 347 «Об утверждении инструкции об организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных подразделениях системы Министерства юстиции РФ» // Российская газета, 2003. 25 января. № 14.

^ См.: Митричев B.C. Установление родовой и групповой принадлежности в идентификационном исследовании. // Материалы научной конференции, посвященной вопросам установления фупповой принадлежности вещественных доказательств в практике судебной экспертизы. Киев, 1963. С. 23; Основы советской криминалистической экспертизы / Под ред. проф. И.М. Лузгина. М., 1975. С. 18.

НОГО тормоза представляется нам по меньшей мере спорной, а в некоторых пунктах и вовсе неверной с точки зрения автотехники^”®.

Применительно к расследованию дорожно-транспортных преступлений, П.М. Зуев считает, что объектом расследования может быть само событие преступления, его механизм^ На наш взгляд, такая широкая трактовка понятия объекта исследования не позволяет понять его суть, ибо, во-первых, при таком определении понятие объекта исследования практически сливается с понятием предмета исследования в широком смысле, во-вторых, данный подход не позволяет классифицировать объекты исследования вообще, так как все они входят в понятие «событие преступления».

Любые объекты окружаюш;его нас мира могут стать объектами экспертного исследования только в том случае, если они непосредственно или в общем виде указаны в постановлении (определении) органа, назначившего экспертизу, а также приобщены к уголовному делу в установленном законом порядке^®^.

Материальные объекты экспертизы можно классифицировать по нескольким основаниям. Во-первых, по природе происхождения: биологические, небиологические и комплексные (например, обстановка места происшествия). Во-вторых, по роли в процессе судопроизводства: вещественные доказательства, образцы для сравнительного исследования, материалы уго- ловного дела, участники уголовного процесса. В.В. Аврамцев и Ф.И. Посад- ков в качестве одного из критериев классификации экспертизы предложили избрать процессуальный статус испытуемого лица, обусловливающий различие в правовом положении испытуемых и разрешаемых вопросах’®^. В- третьих, по роли в процессе проведения экспертизы: идентифицирующие, идентифицируемые и диагностируемые объекты.

См.: Саакян Л.Н. Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. 7-9.

См.: Зуев П.М. Методика расследования дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. М., 1990. С. 46.

См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 27.

Аврамцев В.В., Посадков Ф.И. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе // Следова- Tf uu 1907 Nb9 г. fifi-68

Рассмотрим юіассификацию биологических объектов. К ним относятся: живые люди, выделения человека, труп, его части; животные; растения; био- сфера (как объект комплексной судебно-экологической экспертизы); иные биологические объекты.

Небиологические объекты делятся на две большие группы - естественные и искусственные, созданные человеком, объекты. Последние можно разделить по назначению на объекты бытового, производственного назначения, оружие, объекты, изготовленные в преступных целях. Представляется, что перечислять небиологические объекты далее нет необходимости, так как объектом экспертизы может стать любой небиологический (как, впрочем и биологический) носитель информации о расследуемом событии. Следова- тельно, классифицировать данную группу по различным основаниям (физи- ческие и химические свойства, источник происхождения и т.д.) можно до бесконечности.

Исследуем наиболее значимую, на наш взгляд, часть классификации, основанную на роли объектов экспертного исследования в процессе судо- производства:

  1. Вещественные доказательства:
  2. 1) предметы, служившие орудиями преступления; 2) 3) материальные объекты, сохранившие следы преступления; 4) 5) иные вещественные доказательства’®”^. 6)
  3. Материалы уголовного дела, содержапще информацию, необходи- мую для производства экспертизы:
  4. 1) протоколы осмотра места происшествия с приложениями в виде схем, планов, фототаблиц, видеозаписей; 2) 3) протоколы освидетельствования; 4) 5) протоколы осмотра трупа; 6) 7) протоколы допросов; 8) (\Л.

9) протоколы следственного эксперимента; 10) См - ст 74 УПК РФ.

11) протоколы обыска и выемки; 12) 13) постановление о назначении экспертного исследования; 14) 15) заключения предшествующих экспертиз; 16) 17) иные документы, содержащиеся в уголовном деле (первона- чальный акт о причинах автотранспортного происшествия, составленный госавтоинспектором; схема дорожного происшествия; объяснения водителя и пассажиров транспортного средства; путевые листы; паспорт транспортного средства; свидетельство о регистрации; справки; истории болезни; характеристики и т.д.). 18) 5. Образцы для сравнительного исследования: 6. 1) свободные; 2) 3) условно-свободные; 4) 5) экспериментальные. 6) 7. Статус участников уголовного процесса: 8. 1) подозреваемый; 2) 3) обвиняемый; 4) 5) подсудимый; 6) 7) потерпевший; 8) 9) свидетель. 10) Исходя из анализа экспертной практики, необходимо указать на не- допустимость положения, когда эксперт самостоятельно решает, какие ис- ходные данные положить в основу исследования. Следователь в постанов- лении о назначении экспертизы обязан указать, какие данные из материалов дела эксперт должен взять как исходные при производстве экспертного исследования^®^.

Надо отметить, что переменные величины, коэффициенты, другие справочные материалы, необходимые эксперту для проведения исследова- ний, также как различные инструкции, нормативные акты и служебная доку-

См.: Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966. С. 108; Руково- дство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 365; Винберг А.И., Мала- ховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспер- тизы): Учебное пособие. Волгошад. 1979. С. 28.

ментация, регламентирующая производственную деятельность, по определе- нию не являются объектами экспертизы, так как непосредственно не содержат информации о расследуемом событии. Хотя некоторые ученые относят эти сведения к объектам исследования судебных экспертиз’®*^.

Анализируя процесс развития теории методов экспертного исследования, можно выявить существенную особенность формирования общетеоре- тических основ судебной экспертизы. Эта особенность заключается в том, что идет параллельный процесс становления такой синтетической области научного знания, как общая теория судебной экспертизы, и составляющих существенную часть ее содержания частных теорий в области судебной экс- пертизы. Все они базируются на теориях отдельных видов судебной экспер- тизы, дающих для построения этих теоретических концепций как отдельные положения, имеющие общетеоретическое значение, так и необходимый эм- пирический материал.

Метод экспертного исследования мы понимаем как систему логических и (или) инструментальных операций (способов, приемов) получения данных для решения вопроса, поставленного перед экспертом. Методика экспертизы представляет собой систему научно обоснованных методов (приемов, технических средств), применяемых при изучении объектов судебной экспертизы’®^. Метод определяется содержанием предмета исследования. Он представляет собой как бы проекцию этого содержания на деятельность

1 АО

субъекта по выяснению более глубокой сущности .

применительно к судебной экспертизе, выбор и применение того или иного метода зависит от предмета и объекта экспертизы. «Определяемость методик предметом и объектами экспертизы указывает на взаимосвязь: уяснив предмет и объект экспертизы, можно формировать методику исследова-

^^ См.: Зуев П.М. Методика расследования дорожно-транспсчлных іфоисшествий: Учебное пособие. М., 1990. С. 46^7.

1ПЯ

”” См.: Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 43; Назначение и пооизводство су- дебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 9.

Научное знание: уровни, методы, формы / Под ред. Т.К. Никольской. Саратов, 1986. С. 141.

ния, а в итоге понять сущность судебной экспертизы»^®^. Одни и те же мето- ды зачастую используются при производстве различных видов судебных экспертиз, что является еще одним аргументом против использования клас- сификации экспертных методов в качестве базиса для использования данного основания при разработке классификации судебных экспертиз^

Анализ предложенных в литературе классификаций методов судебно- экспертного исследования, показывает, что все они в той или иной степени восприняли классификацию методов общей теории криминалистики, пред- ложенную Р.С. Белкиным^’’, включающую метод материалистической диа- лектики - всеобщий метод познания, общенаучные и специальные методы исследования.

Влияние научно-технического прогресса на экспертную практику, помимо прочего, выразилось еще и в том, что в ней широкое распространение получили такие методы, которые по самой своей природе заключаются в применении той или иной аппаратуры, прибора или приборного комплекса, во многих случаях составляющих единое целое с ЭВМ. В таких методах можно различить характерные черты одного или нескольких общенаучных методов исследования (по классификации Р.С. Белкина), но их сочетание бы- вает настолько своеобразным, а реализация настолько опосредствована, что не позволяет отнести подобный метод к числу какого-то общенаучного.

Подобные методы, заключающиеся в использовании материальных научно- технических средств для выявления, фиксации, сопоставления свойств (например, физических, химических и т. п.) объектов экспертного исследова- ния часто называют инструментальными’’^.

Ближе всего для обозначения инструментальных методов подходит термин специальные, которым в классификации Р.С. Белкина именуются

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М., 1979. С. 10.

См.: Российская Е.Р. Общеэкспертные методы исследования вещественных доказательств и проблемы их систематизации // 50 лет НИИ криминалистики: Сб. науч. тр. ЭКЦ МВД РФ. М., 1995. С. 46-52; Российская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. 2001. № 5. С. 32-44.

См.: Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. М., 1970. С. 84-94.

’ Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 32.

собственно криминалистические методы и специальные методы иных наук, используемые криминалистикой. Но здесь возникает препятствие: отличие между общенаучными и специальными методами по этой классификации за- ключается в сфере применения - общей у общенаучных, ограниченной - у специальных.

Применительно к экспертно-познавательной деятельности в науке предложена следующая система методов, основанная на учете степени их обпщости, субординации”^:

L Всеобщий диалектико-материалистический метод; на этом же уровне рассматриваются методы традиционной логики.

2s Общие (общепознавательные) методы: наблюдение, измерение, описание, планирование, эксперимент, моделирование и др.

  1. Частные инструментальные и иные вспомогательно-технические ме- тоды.
  2. Специальные методы, функции которых выполняют специализиро- ванные методы экспертного исследования.
  3. К числу частных методов экспертизы относятся прежде всего инстру- ментальные методы: судебная фотография, судебная микроскопия и микро- фотография, судебная спектроскопия, судебная хроматография, судебная рентгенография и др. Ріногда частные методы отождествляются с так назы- ваемыми специальными методами (которые находят применение в какой- либо одной области знания для решения специфических задач, но не исполь- зуются в других сферах человеческой деятельности).

Под частными методами нередко понимают физические, технические, химические, биологические методы, имея при этом в виду, с одной стороны,

См.: Российская Е.Р. Концептуальные основы теории неразрушающих методов исследования веществен- ных доказательств. / Дисс. на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1993. С. 9-10; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учеб. пособ. Волгоград, 1979. С. 69; Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 37.

их материнское происхождение, а с другой стороны, природу изучаемых свойств и признаков объектов судебной экспертизы^^’^.

Формирование группы общеэкспертных методов произошло вследствие интеграции в криминалистику достижений современных технологий, причем, если ранее эти достижения внедрялись преимущественно в экспертную практику анализа материалов, веществ и изделий, сейчас это касается и, так называемых, традиционных криминалистических экспертиз.

Для правильного выбора и оценки эффективности применения метода или группы методов, необходима их систематизация и классификация.

В криминалистике при рассмотрении аналитической экспертной техники чаще всего используются классификации методов, основывающихся на природе явлений, лежащих в их основе. Например, выделяются традицион- ные качественные и количественные методы аналитической химии (капельный анализ, полумикроанализ и др.), физико-химические методы исследования (колориметрия, хроматография, электрохимические методы и т.д.). Однако для совершенствования теории судебной экспертизы такая классификация не имеет существенного значения, поскольку для эксперта сама искомая информация, ее природа гораздо важнее способа получения.

В науке предложена классификация методов в соответствии с их общим назначением и получаемыми результатами’’^, где выделялись измерительные, микроскопические, физико-технические, спектральные, рентгенографические и другие методы. Возможно, эта классификация удобна с точки зрения организации учета, оценки технической оснащенности экспертных подразделений, но она недостаточно хорошо коррелирует как с задачами, так и с объектами экспертизы, допускает множественное пересечение методов и, главное, рассматривает все методы как частноэкспертные.

’ Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические про- блемы судебной экспертизы): Учеб. пособ. Волгоград, 1979, С. 82-84.

См.: Классификация основных методов судебной экспертизы / Под ред. А.Р. Шляхова. М., 1982.

Классификация методов экспертного исследования по природе исследуемого объекта, предложенная B.C. Митричевым, несомненно, является более универсальной^Автор выделяет следующие группы методов:

• морфологический анализ (изучение внешнего и внутреннего строе- ния физических тел на макро, микро и ультрамикроуровнях); • • анализ состава веществ и материалов (элементный, изотопный, мо- лекулярный, фазовый, фракционный); • • анализ структуры веществ и материалов; • • изучение отдельных свойств веществ и материалов (физических, химических). • Мы полагаем, что последние три метода должны быть объединены одну группу как методы субстанционального анализа.

Еще одним классификационным признаком, по мнению А.И. Винберга, являются задачи, для достижения которых применяется тот или иной метод. Применительно к судебным экспертизам такими задачами могут быть иден- тификационные, классификационные, диагностические и ситуационные ис- следования^’^. На наш взгляд, данное положение уже нашло отражение в классификации предмета исследования, и выделять его применительно к ме- тодам нецелесообразно.

Некоторые классификации судебных экспертиз имеют, на наш взгляд, существенные внутренние противоречия. Авторы таких классификаций ука- зывают, что разделение судебных экспертиз на классы, роды, виды и подви- ды определяется, кроме предмета и объекта, еще и методикой исследования (в частности, на основании этого долгое время не включалась в состав кри- миналистических экспертиза материалов, веществ и изделий). То есть, раз- граничение экспертиз зависит не только от специфики объектов, но в значи-

См.: Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980, С. 55- 56. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учеб. пособ. Волгоград, 1979, С. 68.

тельной мере от предмета экспертизы, ее целей, особенностей методики экс- пертного исследования’

в современной науковедческой литературе изложена следующая клас- сификация методов исследования. По сферам применения научные методы подразделяются на: общелогические, применяющиеся на всех уровнях по- знания (сравнение, анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, индукция, аналогия, дедукция); философские; научные.

Научные методы, в свою очередь, делятся по степени общности на об- щенаучные и частнонаучные - применяемые лишь в отдельных отраслях знания: метод гибридизации, сравнительной психологии, молекулярной спектроскопии и многие другие. Общенаучные методы дифференцируются в соответствии с уровнями знания на методы эмпирического знания (наблюде- ние, эксперимент) и теоретического (формализация, аксиологический метод и др.)^^^. Частнонаучные методы можно классифицировать по отраслям зна- ния, формирующим методы исследования, разрабатывающим их теорию, по тем материнским наукам на которых они базируются: естественнонаучные (физические, химические, биологические и т. д.), гуманитарные (правовые, исторические, психологические, филологические и т. д.), интегративные (криминалистические, логопедические, методы технической эстетики, архи- тектуры и т. д.). Предполагается, что отдельные методы находят применение, например, в биологии и медицине, и не используются в социологии и т. п.’^®

На наш взгляд, надо понимать частнонаучный метод как способ иссле- дования, предполагающий специфическое применение познавательных средств для изучения конкретной области объективного мира .

Также можно разделить методы исследования на однородные, использующие в основном данные одной науки, и комплексные, базирующиеся на

Основы советской криминалистической экспертизы / Под ред. проф. И.М. Лузгина. М., 1975, С. 30. Научное знание: уровни, методы, формы / Под ред. Т.К. Никольской. Саратов, 1986, С. 144. См.: Кедров Б.М. Классификация наук. Т. 2. М., 1955; Штофф В.А. Введение в методологию познания. Л., 1972; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учеб. пособ. - Волгоград, 1979. С. 68.

См.: Подкорытов Г.А. Соотношение диалектического метода с частнонаучными методами // Вопросы философии. 1962. № 6. С. 11.

совместном применении методов двух или более наук: физико-химические, химико-биологические, медико-криминалистические и др. к числу последних можно отнести и многие инструментальные методы.

По нашему мнению, частнонаучный метод, применяемый при проведении судебных экспертиз в чистом виде, без изменений обусловленных спе- цифическими целями исследования, не становится от этого криминалистиче- ским в широком смысле. Например, использование в экспертной деятельности разработанных биологией методов определения групповой принадлежности крови живого человека, не делает их криминалистическими. Однако при исследовании следов крови в большинстве случаев применяются уже чисто криминалистические методики, претерпевшие модификацию отве- чаюшіую целям и задачам судебных экспертиз. Нельзя ставить знаки тожде- ства, например, между физическими методами и методами судебной физи- киХотя, несомненно, что и те и другие могут применяться при производстве экспертиз.

в зарубежной криминалистике и судебной медицине различают методы «естественнонаучной криминалистики» и «криминалистической техники». К первым относятся физические, химические и биологические методы

анализа следов, ко вторым - трасологическое исследование следов-отобра-

1

жений (в их терминологии - «следов формы») , что в большей степени со- ответствует естественнонаучным и криминалистическим методам в предла- гаемой нами классификации.

Дифференцируя методы экспертного исследования по природе исследуемого объекта, мы делим их на два класса - методы морфологического (изучение внешнего и внутреннего строения физических тел на различных уровнях) и субстанционального анализа. Последний класс, в свою очередь можно разделить на три группы методов: анализ элементарного состава объектов исследования; анализ их структуры; изучение их субстанциональных

См.: Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 23; На- значение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 9.

См.: Глотов О.М. Экспертные методы в расследовании дорожно-транспортных преступлений И Эксперт- ная практика. Сборник 10. ЦНИКЛ МВД СССР. М.. 1977. С. 98.

СВОЙСТВ, ТО есть определение физических, ХИМИЧЄСІСИХ, биологических и т. п. характеристик объекта судебных экспертиз.

Крайне важным, на наш взгляд, с практической и теоретической точки зрения является предложение Е.Р. Российской и в.в. Бибикова дифференцировать методы в зависимости от их влияния на свойства и сохранность объ-

124

ектов экспертного исследования :

  1. Группа методов, не влияющих на свойства объекта исследования и не требующие для своей реализации пробоподготовки. К ним относятся оп- тическая микроскопия, отражательная спектроскопия (например, в видимой области), фотография и другие подобные методы.
  2. Методы, не изменяющие внешних, морфологических признаков объекта, в частности, его формы, но частично изменяющие внутренние при- знаки объекта, свойства либо структуру его материала, вещества. К этой группе относится, например, люминесцентный анализ, когда под действием облучения ускоряются процессы старения материала, приводящие к измене- нию цвета, механических свойств, молекулярного состава. Аналогичные процессы протекают и при использовании нейтронно-активационного, рент- геноструктурного анализа и др.
  3. Методы, применение которых приводит к нарушению целостности объекта, разрушению его формы, то есть уничтожению внешних признаков, и к частичному изменению или уничтожению свойств материала объекта. Это исследование материала объекта по спектрам поглощения в инфракрасной области, методы тонкослойной хроматографии и др., предусматривающие предварительное растирание материала в мелкодисперсный порошок, перевод в раствор и т. п.
  4. Методы, применение которых приводит к уничтожению вещест- венного доказательства. К ним относится основная масса аналитических ме-
  5. См.: Российская Е.Р. Концептуальные основы теории неразрушающих методов исследования веществен- ных доказательств. / Дис. на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1993. С. 12-13; Бибиков В.В. Схема комплексного исследования веществ, материалов, изделий // Экспертная практика. Сборник 23. ЦНИКЛ МВД СССР. М., 1Q87. Г 37-^9 тодов (газовая, газожидкостная и жидкостная хроматография, химические методы анализа, все виды элементного спектрального анализа и др.).

Систематизация общеэкспертных методов имеет очень важное гносео- логическое значение, поскольку наглядно демонстрирует, что в судебной экспертизе, включая и ее традиционные виды (дактилоскопическая, трасоло- гическая и др.) сейчас главную роль играют методы естественнонаучного и технического происхождения

Наглядно проиллюстрировать классификацию предмета, объектов и методов судебных экспертиз можно с помощью таблиц, приведенных, соответственно, в приложениях 3, 4, 5.

Предложенная нами классификация комплексных судебных экспертиз, основанная на раздельном рассмотрении ее предмета, объекта и методов, ус- тановление взаимозависимости этих самостоятельных оснований классифи- кации позволяет, на наш взгляд, избежать ошибок при назначении и произ- водстве экспертных исследований, четко разграничить их различные виды.

Разумеется, предлагаемая систематизация не является незыблемой жесткой конструкцией и будет модифицироваться в ходе дальнейших исследований по этой теме.

Глава 2. Комплексные экспертизы, проводимые при расследовании дорожно-транспортных преступлений

2.1. Системно-информационный подход при расследовании дорожно- транспортных преступлений

До настоящего времени не сложилось теоретически обоснованного оп- ределения понятий «дорожно-транспортное преступление» и «дорожно- транспортное происшествие». Не в полной мере установлена связь между ними. Именно с этим во многом связаны недостатки в расследовании данной группы преступлений.

Проблемы безопасности движения на автомобильном транспорте нашли отражение во многих нормативных актах, основным из которых являются Правила дорожного движения РФ’^^. Причем данный вопрос урегулирован

См.: Правила дорожного движения Российской Федерации (утв. постановлением СМ РФ от 23 октября 1993 г. № 1090) (с изменениями от 8 января 1996 г., 31 октября 1998 г., 21 апреля 2000 г., 24 января 2001 г.) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993. 22 ноября. № 47. ст. 4531; Постановление Правительства РФ от 15 декабря 1999 г. № 1396 «Об утверждении Правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений» (с изм. и доп. от 8 сентября 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1999. 27 декабря. № 52. ст. 6396; Постановление Правительства РФ от 12 июля 1999 г. № 796 «Об утверждении Правил допуска к управлению самоходными машинами и выдачи удостоверений тракториста-машиниста (тракториста)» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1999. 19 июля. № 29. ст. 3759; Постановление Правительства РФ от 4 декабря 1998 г. № 1441 «Об утверждении Правил государственного учета показателей состояния безопасности дорожного движения по протяженности, техническому состоянию автомобильных дорог Российской Федерации и наличию на них объектов сервиса, по количеству трамваев и троллейбусов» (с изм. и доп. от 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1998. 14 декабря. № 50. ст. 6159; Постановление Правительства РФ от 6 августа 1998 г. № 894 «Об утверждении Правил государственного учета показателей состояния безопасности дорожного движения органами внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1998. 17 августа. № 33. ст. 4010; Постановление Правительства РФ от 29 июня 1995 г. N° 647 «Об утверждении Правил учета дорожно-транспортных происшествий» (с изм. и доп. от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. № 28. ст. 2681; Приказ МВД РФ от 15 марта 1999 г. Ха 190 «Об организации и проведении государственного технического осмотра транспортных средств» (с изменениями от 18 мая 2001 г.) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 1999. 10 мая. № 18-19; Постановление Госстандарта РФ от 1 апреля 1998 г. № 19 «О совершенствовании сертификации механических транспортных средств и прицепов» И Вестник Госстандарта России, 1998. № II; Приказ Минздравмедпрома РФ от 20 августа 1996 г. № 325 «Об утверждении аптечки первой помощи (автомобильной)» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 1997. № 14; Приказ Минтранса РФ от 8 августа 1995 г. № 73 «Об утверждении Правил перевозки опасных фузов автомобильным транспортом» (с изм. и доп. от 11 июня, 14 октября 1999 г.) // Российские вести. 1996 г. 25 января, 1 февраля. 5fe№ 15,20; Правила проведения государственного технического осмотра тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним органами государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации (гостехнадзора) (утв. Минсельхозпродом РФ 31 мая

нормами международного права, устанавливающими единый подход к организации дорожного движения. Ныне действующие Конвенция о дорожном движении, Конвенция о дорожных знаках и сигналах’^^ устанавливают лищь наиболее общие положения организации дорожного движения, принятые в настоящее время в большинстве стран мира’^^.

Определение понятия «дорожно-транспортное происшествие» можно

встретить как в нормативных актах Российской Федерации’^^, так и в работах 100

многих ученых . Их авторы описывают данное событие с точки зрения уго- ловного процесса и криминалистики как совокупность характеризующих его признаков.

  1. Происшествие возникает в процессе движения транспортных средств и с их участием.
  2. Транспортным средством является устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного
  3. 1995 г. № 2-21/862) // Российские вести, 1995. 6 июля. № 124; Приказ Минтранса РФ от 25 июля 1994 г. № 59 «О правилах приемки в эксплуатацию законченных строительством федеральных автомобильных дорог» // Российские вести, 1994. 8 сентября. № 169; Приказ Минтранса РСФСР от 24 декабря 1987 г. № 176 «Об утверждении Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом в РСФСР» // Справочно- правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был; Общие правила перевозок грузов автомобильным транспортом (утв. Минавтотрансом РСФСР 25 октября 1974 г. по согласованию с Госпланом РСФСР и Госарбитражем РСФСР) И Справочно-правовая система «Гарант». Текст классификатора официально опубликован не был и др.

Конвенция о дорожном движении (Вена, 8 ноября 1968 г.) (с изм. и доп. от 1 мая 1971 г.) // Сборник дей- ствующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, М., 1979. Вып. ХХХШ. С. 385; Конвенция о дорожных знаках и сигналах (Вена, 8 ноября 1968 г.) // Справочно- правовая система «Гарант». Текст конвенции официально опубликован не был. СССР ратифицировал Конвенцию Указом Президиума ВС СССР от 29 апреля 1974 г. № 5939-VIII с оговоркой и заявлениями.

Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» Российская Федерация в качестве государства-продолжателя Союза Советских Социалистических Республик осуществляет права и выполняет обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных СССР.

См.: Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (с изме- нениями от 2 марта 1999 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 11 декабря. № 50. ст. 4873; Правила учета дорожно-транспортных происшествий (утв. постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647) (с изменениями от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. X» 28. ст. 2681.

См.: Карацев К.М. Борьба с автотранспортными происшествиями. М., 1968. С. 7; Криминалистика. Т. II. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 340; Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 624; Словарь основных терминов судебной автотехнической экспертизы. М., 1988. С. 19; Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно- транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 5-6; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 7; Маландин И.Г. Борьба с дорожно-транспортными происшествиями и правонарушениями на автотранспорте в СССР: Автореф. дис. … д.ю.н. М., 1965. С. 13,14; Максутов И.Х. Расследование преступных нарушений правил безопасности дорожного движения // Криминалистика. Л., 1976. С. 546; Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 20; Талицкий И.И., ЧугуевВ.Л., Щербинин Ю.Ф. Безопасность движения на автомобильном транспорте: Справочник. М., 1988. С. 17-18.

на нем. К транспортным средствам относятся автокары, автокраны, погруз- чики, асфальтоукладчики, катки, самоходные комбайны и т. д. независимо от мощности двигателя, максимальной скорости движения и типа движителя, а также гужевой транспорт за исключением вьючных и верховых животных

Следует отметить, что происшествия с участием сельскохозяйственных, дорожно-строительных и других самоходным машин при использовании их по прямому назначению не относятся к дорожно-транспортным. Они могут считаться ими лишь при самотранспортировке^^^

Указание ряда авторов на то, что транспортными средствами являются лишь объекты, подлежащие регистрации в ГИБДД, самоходные машины на

автомобильном шасси и колесные трактора , на наш взгляд, устарели и не соответствуют нормативной базе.

Таким образом, определяющими чертами дорожно-транспортного про- исшествия являются следующие признаки:

  1. Дорожно-транспортным является происшествие, произошедшее на любых дорогах или улицах, а также вне дорожного полотна. В указанных выше нормативных актах по организации и безопасности дорожного движения приведено определение дороги как обустроенной или приспособленной, а также используемой для движения транспортных средств полосы земли либо поверхности искусственного сооружения. Дорога включает в себя одну или несколько проезжих частей, а также трамвайные пути, тротуары, обочины и разделительные полосы при их наличии.
  2. Необходимым условием дорожно-транспортного происшествия является наступление вредных последствий: гибели людей, причинение телес-
  3. См.: Правила дорожного движения Российской Федерации (утв. постановлением СМ РФ от 23 октября 1993 г. № 1090) (с изменениями от 8 января 1996 г., 31 октября 1998 г., 21 апреля 2000 г., 24 января 2001 г.) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993. 22 ноября. № 47. ст. 4531; Правила учета дорожно-транспортных происшествий (утв. постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647) (с изменениями от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. № 28. ст. 2681; Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно- транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 5; Талицкий И.И., ЧугуевВ.Л., Щербинин Ю.Ф. Безопасность движения на автомобильном транспорте: Справочник. М.,
  4. С. 16.

См.: Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. 8.

См.: Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966. С. 3.; Жар- ский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М.. 1968. С. 3.

ных повреждений гражданам, разрушение или повреждение транспортных средств, грузов, дорог, дорожных и иных сооружений, другой материальный ущерб.

  1. Не относятся к дорожно-транспортным происшествия, возникшие:
  2. • во время проведения мероприятий по автомобильному или мото- циклетному спорту (соревнования, тренировки и т.п.), когда пострадали зрители, участники и персонал, обслуживающий спортивные мероприятия; • • при выполнении транспортными средствами технологических производственных операций, не связанных с перевозкой людей или грузов (пахота, скирдование, прокладка траншей, производство сельскохозяйст- венных работ, лесозаготовка, погрузочно-разгрузочные работы, установка мачт, опор и т.п.); • • в результате стихийных бедствий, а также пожары на движупщхся механических транспортных средствах, не связанные причинно с их технической неисправностью; • • вследствие нарушения правил техники безопасности и эксплуатации транспортных средств (запуск двигателя при включенной передаче, при сцепке-расцепке транспортных средств, обслуживании механизмов, приспособлений и т.п.); • • в связи с попыткой покончить жизнь самоубийством или действия- ми, совершенными в состоянии невменяемости; • • в результате умышленных посягательств на жизнь и здоровье граждан либо совершения действий, направленных на причинение имущественного ущерба. •
  3. Дорожно-транспортное происшествие не обязательно является следствием чьих-либо виновных действий. Довольно часто имеют место слу- чаи, когда оно не является результатом преступного легкомыслия или не- брежности, не связано с нарушением тех или иных правил.
  4. Суммируя приведенные выше отличительные черты дорожно- транспортного происшествия, с точки зрения административного и уголовно-

ГО права можно определить его как событие, произошедшее в процессе движения транспортных средств и с их участием, повлекшее за собой наступление вредных последствий.

Однако с учетом потребностей криминалистической науки, обеспечения практической деятельности органа расследования данное определение не раскрывает всех особенностей данного события. Необходимо рассматривать сущность изучаемого явления, установить в нем внутреніше структурные связи, причины возникновения, функции составляющих его элементов*^^.

в наиболее общем случае можно представить дорожно-транспортное происшествие как нарушение нормального функционирования в открытой системе дорожного движения. Любая подобная динамическая система состо- ит из множества взаимосвязанных элементов: генерирующих информацион- ный сигнал, передающих его, обрабатывающих и, затем выдающих адекватное ему управляющее воздействие, воспринимаемое исполнительными устройствами с обратной связью. Нарушение информационного потока, процесса обработки сигнала, сбои в исполнительных устройствах, вызванные как внешними условиями, так и рассогласованием внутри элементов дорожного движения, приводит к нарушению основной функции рассматриваемой нами системы, а именно безопасного и эффективного перемещения людей и грузов. В конкретных условиях дорожного движения рассогласование, «отказы» человека, техники или среды могут привести к совершению дорожно-

134

транспортного происшествия

Попытки определить элементы дорожного движения встречаются в работах ряда авторов. Так B.C. Иоффе и Н.А. Милешин указьюают, что возник- новению дорожно-транспортного происшествия способствует уменьшение надежности в системе «водитель - автомобиль» Другие ученые справед-

См.: Винберг Л.А. Роль принципа причинности в криминалистических и экспертных идентификационных последствиях // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980. С. 49

См.: Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуацион- ных факторов. Свердловск, 1987. С. 21-22.

’’’ См.: Иоффе B.C., Милешин Н.А. Компетенция эксперта-автотехника в установлении причинных связей дорожно-транспортных происшествий // Экспертная практика. Сборник 10. ЦНИКЛ МВД СССР. М., 1977. С. 52-56.

ЛИБО отмечают, что окружающая среда, дорога, пешеход также является неотъемлемым элементами рассматриваемой системыПредложение искус- ственно разделить систему дорожного движения на множество замкнутых динамических систем управления «водитель - автомобиль - дорога - среда», «пешеход - дорога - среда» и т.д.’^^, на наш взгляд, лишь затрудняет, а подчас делает невозможной правильную оценку события дорожно- транспортного происшествия.

Основываясь на анализе приведенных концепций, в наиболее общем виде мы предлагаем рассматривать дорожное движение как систему «человек - транспортное средство - среда» (см. приложение 6). Графически связи ме- жду элементами рассматриваемой нами динамической системы представле- ны на рис. 1.

Рис. 1. Взаимосвязь элементов системы дорожного движения.

См.: Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуацион- ных факторов. Свердловск, 1987. С. 22; Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспортных преступлений (теоретические и тактико-методические аспекты): Автореф. дне. … к.ю.н. М., 1999. С. 5; Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 624; Сидоров Э.Т. Повышение достоверности судебной автотехнической экспертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № 3. С. 45-48.

Судебная автотехническая экспертиза. Ч. 1: Назначение и производство судебной автотехнической экс- пертизы. М., 1980. С. 22-23.

В первую группу объектов входят непосредственные участники дорожного движения, а именно: водитель транспортного средства, погонщик животных, пешеход, пассажир. Также в эту группу входят лица, проводив- шие ремонт транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи на транспорте или иного транспортного оборудования; должностные лица, ответственные за выпуск транспортного средства в эксплуатацию;

сотрудники ГИБДД, РТИ непосредственно осуществляющие регулирование

1

и контроль за дорожным движением .

Перечень транспортных средств, участвующих в дорожном движении, был приведен нами выше.

Рассматривая окружающую среду как один из структурных элементов дорожного движения, следует заметить, что вычленение из нее дороги как отдельного структурного элемента дорожного движения, на наш взгляд, не- правомерно. Влияние характеристик дороги должно учитываться наряду с характеристиками дорожных сооружений, средств организации дорожного движения и погодными условиями.

Только при комплексном рассмотрении характеристик указанных эле- ментов, при учете из влияния друг на друга можно с достаточной точностью ответить на вопросы, возникающие при расследовании дорожно- транспортных преступлений.

С криминалистических позиций можно понимать дорожно- транспортное происшествие как нарушение нормального функционирования открытой динамической системы дорожного движения, приведшее к гибели людей, причинению телесных повреждений гражданам, разрушению или по- вреждению транспортных средств, грузов, дорог, дорожных и иных соору- жений, другого материального ущерба.

Ответственность за автотранспортные преступления была установлена в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года. С тех пор статья, определявшая от- ветственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации

См.: Жулев В.И. Предупреждение дорожно-транспортных происшествий. М., 1988. С. 224; Жулев В.И. Транспортные преступления: Комментарий законодательства. М.. 2001. С. 145.

автомототранспорта или городского электротранспорта, а позднее за нару- шение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств изменялась девять раз. Причем наиболее принципиальные изменения каса- лись введения либо отмены уголовной ответственности за причинение суще- ственного материального ущерба’

Отождествление понятий «дорожно-транспортное происшествие» и «дорожно-транспортное преступление» имеет место в научной литературе^’^®

141

и ведомственных нормативных актах , что неверно как в научном, так и в методическом плане. Сложившееся положение, когда между рассматривае- мыми понятиями не делается различий, можно объяснить, на наш взгляд, лишь сложностью в определении грани отделяющий происшествие от пре- ступления, и в какой-то мере - традиционно сложившимися стереотипом. Нарушение причинно следственной связи наблюдается в суждениях ученых, указывающих, что дорожно-транспортные преступления влекут за собой, как правило, дорожно-транспортные происшествия^. Мы придерживаемся точки зрения авторов, считающих, что дорожно- транспортное преступление - частное понятие, входящее в состав более общей группы дорожно- транспортных происшествий^^^

По определению преступлением может считаться только то событие, признаки которого указаны в Уголовном кодексе Российской Федерации. К группе дорожно-транспортных преступлений, указанных в главе 27 УК РФ «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта», относятся: нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транс- портных средств (ст. 264 УК РФ); оставление места дорожно-транспортного

См.: ст. 211 УК РСФСР, ст. 264 УК РФ.

См.: Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуацион- ных факторов. Свердловск, 1987. С. 22; Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 429.

правила учета дорожно-транспортных происшествий (утв. постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647) (с изменениями от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. № 28. ст. 2681.

См.: Сидоров Э.Т. Повышение достоверности судебной автотехнической экспертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № 3. С. 45-48.

См.: Руководство для следователей / Под ред. И.А. Селиванова, В.А. Снеткова М., 1998. С. 624; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгана. М., 1988. С. 340.

происшествия (ст. 265 УК РФ); недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями (ст. 266 УК РФ); приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК РФ); нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК РФ).

В работах ряда ученых приведены определения понятия дорожно- транспортного преступления, указаны его основные черты’‘. Отметим особенности, разграничивающие рассматриваемые нами понятия:

1, Необходимым условием квалификации события как преступления является причинно-следственная связь между наступлением вредных последствий и признаками объективной стороны преступлений указанных в статьях 264-268 УК РФ, а именно: нарушением правил регламентирующих дорожное движение или эксплуатацию транспортных средств; недоброкачественным ремонтом транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо иного транспортного оборудования, а равно выпуском в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств лицом, ответственным за их техническое состояние; разрушением, повреждением или приведением иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, а равно блокированием транспортных коммуникаций. 2, 2. Субъективная сторона преступления предполагает неосторожность (самонадеянность либо небрежность) по отношению к наступившим последствиям дорожно-транспортного преступления, но при этом совершенно не обязательно, что нарушение правил дорожного движения либо правил эксплуатации транспортных средств было неумышленным. В случае же умыш- 3. См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 460; Сидоров Э.Т. Повышение достоверности судебной автотехнической экс- пертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № 3. С. 45-48; Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 624; Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 429; Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. (под ред. Наумова А.В.). // Справочно-правовая система «Гарант»; Шапочкин В.И. и др. Особенности методики комплексного экспертного исследования разрушений деталей автотранспортных средств // Юрист-правовед. 90ПП No 1 г 46 ленного причинения вреда с использованием транспортного средства в качестве орудия преступления, содеянное подлежит квалификации по статьям о преступлениях против личности или имущества.

  1. Общими признаками, характеризующими данные преступления, является наступление следующих последствий: причинение тяжелого или средней тяжести вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 264, ст. 265, ч. 1 ст. 266-268 УК РФ); смерть человека (ч. 2 ст. 264, ст. 265, ч. 2 ст. 266-268 УК РФ); смерть двоих и более людей (ч. 3 ст. 264, ст. 265, ч. 3 ст. 266-268 УК РФ). Имеется в виду, что к числу погибших относятся люди, не только умершие на месте происшествия, но и скончавшиеся от полученных травм в течение 7 суток с момента дорожно-транспортного происшествия. К раненым относят каждого пострадавшего в происшествии, который был госпитализирован или которому назначено амбулаторное лечение^’*^.

Дорожно-транспортным преступлением является произошедшее по не- осторожности событие, повлекшее за собой причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо смерть людей, вследствие событий, указанных в диспозиции ст. 264-268 УК РФ.

Дифференциация дорожно-транспортных преступлений для целей учета и для следственной практики может несколько отличаться, если подходить к ней с точки зрения криминалистической тактики и методики расследования. Данная классификация позволит решить следующие задачи^’*^:

• разработать теоретические и практические положения тактики и методики расследования дорожно-транспортных преступлений по их видам; • • обеспечить применение единообразных и точных формулировок в следственных и судебных документах по делам об автотранспортных преступлениях; • “” Правила учета дорожно-транспортных происшествий (утв. постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647) (с изменениями от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. № 28. ст. 2681.

См.: Пределы экспертного исследования дорожно-транспортного происшествия. Использование экспертных заключений следователем и судом: Методическое письмо. М.. 1978. С. 27-28.

• определить типичные виды экспертиз для каждого вида; • • конкретизировать перечни объектов исследования и исходных дан- ных, необходимых для решения экспертных задач; • • отработать методику получения объектов исследования и пути уста- новления исходных данных на различных этапах расследования; • • позволить тактически точно определить момент назначения экспер- тизы; • • разработать методику экспертного исследования, отражающую осо- бенности каждого вида дорожно-транспортных преступлений; • • алгоритмизировать процесс экспертного исследования; • • осуществлять обмен информацией между экспертными учреждения- ми и грамотно обобщать ее. • Используя классификации, базирующиеся на правилах государственного учета^’^^, приведенные в работах ряда криминалистов^’^^, а также исходя из вышеперечисленных задач, мы предлагаем разделение дорожно- транспортных преступлений по механизму их совершения на следующие виды (см. приложение 7):

  1. Столкновение — происшествие, при котором движущиеся транспортные средства столкнулись между собой или с движущимся подвижным составом железных дорог. К этому виду относятся также столкновения движущегося транспортного средства с внезапно остановившимся (перед светофором, при заторе движения, из-за технической неисправности и пр.) транс- портным средством и столкновения подвижного состава железных дорог с остановившимся (оставленным) на железнодорожных путях транспортным

Правила учета дорожно-транспортных происшествий (утв. постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647) (с изменениями от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. № 28. ст. 2681.

См.: Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966. С. 3-5.; Жарений В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968. С. 3.; Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно-транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 6-7; Советская кримина- листика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 430.; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 340; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 460; Руководство для следователей / Под ред. Н.А.Селиванова, В.А.Снеткова. М., 1998. С.625-626; ТалицкийИ.И., ЧугуевВ.Л., ЩербининЮ.Ф. Безопасность движения на автомобильном транспорте: Справочник. М., 1988. С. 16-17.

средством. По нашему мнению происшествие, при котором транспортное средство столкнулось с гужевым транспортом, а именно, упряжными, вьюч- ными или верховыми животными, а также на повозками, транспортируемыми этими животными, также относится к данному виду дорожно-транспортных преступлений.

  1. Опрокидывание - происшествие, при котором движуш,ееся транспортное средство опрокинулось, к этому виду - не относятся опрокидывания, обусловленные другим происшествием.
  2. Наезд на неподвижное препятствие - происшествие, при котором транспортное средство наехало или ударилось о неподвижный предмет модно дифференцировать на:
  3. • наезд на стоящее транспортное средство - происшествие, при ко- тором движущееся транспортное средство наехало на стоящее транспортное средство, а также прицеп или полуприцеп; • • наезд на иные неподвижные препятствия - опора моста, столб, дерево, строение, строительные материалы, ограждения и т.д. •
  4. Наезд на движущийся объект, имеет несколько разновидностей:
  5. • наезд на пешехода - происшествие, при котором транспортное средство наехало на пешехода или он сам натолкнулся на движущееся транспортное средство; • • наезд на велосипедиста — происшествие, при котором транспортное средство наехало на велосипедиста или он сам натолкнулся на движущееся транспортное средство; • • наезд на животных - происшествие, при котором транспортное средство наехало на птиц, диких или домашних животных (исключая животных в упряжке) либо сами эти животные или птицы ударились о движущееся транспортное средство. •
  6. Падение пассажира - происшествие, при котором пассажир (лю- бое лицо, кроме водителя, находящееся в транспортном средстве или на нем) упал с движущегося транспортного средства либо в его кузове (салоне). К этому виду происшествий не относятся падения вызванные столкновением, опрокидыванием, наездом и т.д.
  7. 6, Прочие происшествия - происшествия не относяш;иеся к перечисленным выше видам, к этому виду происшествий относятся сходы трамвая с рельсов (не вызвавшие столкновения или опрокидывания), падения перево- зимого транспортными средствами груза и предметов (доски, бревна, кирпичи, трубы и т.д.) на людей, транспорт и др., удар человека или животного, либо повреждение другого транспортного средства каким-либо предметом, отброшенным колесом транспортного средства и др.

Встречающееся в литературе мнение, что приведенную классификацию необходимо дополнить таким видом, как происшествия, связанные с выездом транспорта за боковые ограничения дороги^’*^, на наш взгляд не совсем верно. Так как подобные дорожно-транспортные преступления не образуют самостоятельной группы, а входят в состав таких видов как наезд, опрокидывание и т.д.

Имеет свои особенности как расследование преступлений повлекших гибель людей, так и при причинении гражданам телесных повреждений.

Одной из наиболее важных для криминалистики является дифференциация дорожно-транспортных преступлений, исходя из типичных следственных ситуаций, складывающихся на первоначальном этапе расследования’^®:

  1. Непосредственные участники происшествия (водители, пешеходы, пассажиры, погонщики животных) и транспортные средства находятся на месте происшествия, либо о них имеются достоверные сведения.
  2. На месте происшествия находится потерпевший, а другие участни- ки происшествия и транспортные средства отсутствуют и достоверных све- дений о них не имеется.
  3. См.: Онучин АЛ. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуацион- ных факторов. Свердловск, 1987. С. 36-37; Пределы экспертного исследования дорожно-транспортного происшествия. Использование экспертных заключений следователем и судом: Методическое письмо. М., 1978. С. 28-33.

См.: Зуев П.М. Методика расследования дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. М., 1990. С. 8: Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 344.

  1. На месте происшествия находится потерпевший и транспортные средства, а другие участники происшествия отсутствуют.
  2. На месте происшествия отсутствуют его участники и транспортные средства.
  3. Основой системно-информационного подхода при расследовании до- рожно-транспортных преступлений является рассмотрение данного события как следствия нарушения нормального функционирования в открытой системе дорожного движения «человек - транспортное средство - среда», приведшего к наступлению вредных последствий указанных в диспозиции соответствующих статей УК РФ.

2.2. Комплексные экспертизы в методике расследования дорожно- транспортных преступлений.

Комплексные судебные экспертизы, являются одним из наиболее дей- ственных инструментов решения прикладных задач методики расследования дорожно-транспортных преступлений.

Существует практическая необходимость и объективная возможность создания модели использования специальных знаний, базирующейся на по- ложениях криминалистической методики и теории судебной экспертизы. Та- кие модели, построенные на основе сведений об особенностях механизма расследуемого вида преступлений, должны определять условия, требуюпще привлечения специальных знаний для установления механизма расследуемого события, определения задач конкретных видов экспертиз.

Главным фактором, при рассмотрении вопросов комплексного иссле- дования события дорожно-транспортного преступления как единой системы, состоящей из относительно самостоятельных взаимосвязанных элементов.

является выделение их из данной системы для более глубокого изучении’^’. Следовательно, применение системно-информационного подхода в рассле- довании данной группы преступлений позволяет проследить связи между элементами системы «человек - транспортное средство - среда» и типичны- ми частными задачами, требующими для своего решения использования специальных знаний в форме комплексной экспертизы.

Определяя вопросы, для решения которых необходимо использование возможностей комплексных судебных экспертиз, мы будем рассматривать дорожно-транспортные преступления как нарушение нормального функционирования элементов открытой системы дорожного движения, приведшее к наступлению вредных последствий, указанных в диспозиции соответствующих статей УК РФ.

Анализируя первый элемент системы дорожного движения, мы установим виды экспертных исследований изучающих непосредственных участников дорожного движения и определим круг решаемых ими задач. Действия или бездействие водителя транспортного средства, погонщика животных, пешехода, пассажира не только могут явиться причиной дорожно- транспортного преступления, но и, самое главное, могут непосредственно влиять на механизм рассматриваемого события’^^.

Судебно-медицинская экспертиза лиц, пострадавших в результате до- рожно-транспортного преступления, назначается в соответствии с требова- ниями ст. 196 УТЖ РФ для установления причин смерти, а также характера и степени вреда, причиненного здоровью. Данный вид экспертных исследований встречается во всех без исключения исследованных нами материалах уголовных дел.

Залиховский М.И. Экспертная реконструкция механюма ДТП по его следам: Автореф. дис. … к.ю.н. М., 1992. С. 23.

На основе изученного нами теоретического и эмпирического материала, мы приходим к выводу, что экспертизы в отношении лиц, не участвующих непосредственно в самом событии дорожно- транспортного преступления (лица, проводившие ремонт транспортного средства, путей сообщения, иного транспортного оборудования; должностные лица, ответственные за выпуск транспортного средства в эксплуатацию; сотрудники ГИБДД, РТИ, осуществляющие регулирование и контроль за дорожным движением) обоснованно не проводятся. Противоправные действия указанных лиц во всех случаях не имеют причинной связи с их физиологическим, психическим или психологическим состоянием.

Объектами, изучаемыми в рамках рассматриваемого вида экспертизы, являются трупы, живые лица, объекты биологического происхождения. При этом решаются следующие задачи, относящиеся к исключительной компе- тенции судебно-медицинской экспертизы

• установление причин смерти; • • установление характера и степени вреда, причиненного здоровью в результате преступления; • • определение состояния непосредственного участника дорожно- транспортного преступления в момент его совершения (например, на- хождение в болезненном состоянии, наличие физических недостатков); • • определение признаков и свойств биологических объектов, изъятых в качестве вещественных доказательств в связи с имевшим место дорожно- транспортным преступлением (выделения человеческого организма, кровь, волосы, мозговое вещество, кости, мягкие ткани и т.п.). • При назначении и производстве однородной судебно-медицинской экспертизы за пределами компетенции эксперта - судебного медика остаются вопросы, касающиеся определения специфических повреждений на теле потерпевших, отражающих свойства частей и деталей транспортного средства. В ходе судебно-медицинского исследования можно определить лишь повреждения нехарактерные для события дорожно- транспортного преступления, то есть такие, которые могут возникнуть от действия любого тупого или острого предмета, а также характерные повреждения, возникающие только в условиях конкретных обстоятельств дорожно-транспортного преступления (наезде на человека, столкновении транспортных средств, выпадении из

См.: Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 437; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 466-467; Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966. С. 96, 101-102; Еле- нюк Г.А., Ищенко ПЛ., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно- транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 8, 70-74; Судебная автотехническая экспертиза. Ч. 1: Назначение и производство судебной автотехнической экспертизы. М., 1980. С. 55-56; ЖарскийВ.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968. С. 31-32; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 145- 151; ЗуевП.М. Методика расследования дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. М., 1990. С. 41-50; Пособие по расследованию дорожно-транспортных происшествий. Рига, 1965. С. 29-30; Руководство для следователей / Под ред. Н.А.Селиванова, В.А. Снеткова М., 1998. С. 637; ТруцинВ.А. Расследование дорожно- транспортных преступлений в случае сокрытия их последствий. М.. 1992. С. 35.

транспортного средства), то есть связанные с диагностикой события престу-

154

пления .

Судебный медик не вправе только на основе знаний в своей области решать вопросы, в том числе касающиеся идентификации транспортного средства, участвовавшего в дорожно-транспортном преступлении, по специфическим повреждениям и следам, оставленным им на теле. При наличии таких следов, для решения вопросов о механизме образования повреждений на теле потерпевших, идентификации частей транспортных средств и определе- нии механизма дорожно-транспортного преступления необходимо назначе- ние комплексных экспертиз с участием специалиста-трасолога и/или авто- техника. В том случае если судебный медик обладает соответствующими специальными знаниями в области трасологии и автотехники, он может провести данное комплексное исследование единолично.

Изучение экспертной практики показало, что ошибки при назначении рассматриваемых видов исследований встречаются достаточно часто. Так, перед судебно-медицинским экспертом ставились вопросы, относящиеся к исследованию специфичных и характерных повреждений, оставленных на теле потерпевшего установленным автомобилем, в 27,7 % всех однородных судебно-медицинских экспертиз, и только в 7,3 % случаев эксперт отказался отвечать на указанные вопросы, справедливо мотивируя это тем, что они входят в компетенцию комплексной экспертизы.

Только путем совместного использованием специальных знаний в области судебной медицины и автотехники и/или трасологии возможно решить вопросы по установлению механизма образования телесных повреждений на теле потерпевших, связи имеющихся на потерпевшем травм с дорожно- транспортным происшествием. Данные вопросы невозможно решить без учета величины и направления действия сил, действующих на людей и транс-

См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М.. 1998. С. 466-467.

портные средства, и учета особенностей контактирующих объектов и конст- рукции автомобилей’^^.

Одним из наиболее сложных вопросов, требующих для своего решения специальных знаний в автотехнике, судебной медицине и трасологаи являет- ся задача установления местоположения лиц в салоне или кабине автомобиля в момент дорожно-транспортного преступления. Частным случаем данной задачи, является определение лица, находившегося на месте водителя и управлявшего автомобилем исходя из установленного механизма преступления, а также по характеру телесных повреждений, повреждений одежды и обуви, самого транспортного средства’

В рамках диссертационного исследования нами в составе экспертной группы была проведена комиссионная равнозначимая комплексная судебно- медицинская, трасологическая и автотехническая экспертиза с целью решения следующих вопросов:

  1. Каков механизм данного дорожно-транспортного происшествия - наезда автомобиля ВАЗ-21093 на пешехода?
  2. Каков механизм образования телесных повреждений, полученных А., который находился в салоне указанного автомобиля, при установленном механизме дорожно-транспортного происшествия? Мог ли он получить по- вреждения, находясь на месте водителя, либо на переднем пассажирском месте’”?
  3. Механизм данного дорожно-транспортного преступления включает в себя три основные стадии: характеристику движения автомобиля ВАЗ-21093,

Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 437; Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966. С. 96,101-102; ЕленюкГ.А., ИщенкоП.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 70-74; ЖарскийВ.Е. Расследование дорожно- транспортных іфоисшествий: Лекция. М., 1968. С. 31-32.

® См.: Судебная автотехническая экспертиза. Ч. 1: Назначение и производство судебной автотехнической экспертизы. М., 1980. С. 55-56; Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний іфи расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 70- 72; Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. С. 466-467.

Уголовное дело № 10/33050/02, в настоящее время находится в производстве военной прокуратуры саратовского гарнизона (сведения на 21 декабря 2002 года - авт.).

И пешехода до наезда, их положение в момент наезда, а также перемещения после наезда до остановки. По характеру следов ходовой часть автомобиля и крови пешехода на проезжей части и обочине дороги, повреждениям автомобиля с помощью специальных знаний в области автотехника и трасологии можно установить траекторию и основные параметры движения автомобиля в первой и последней стадиях. Задача по определению положения пешехода в момент наезда, механизма и последовательности получения им телесных повреждений требуют для своего решения привлечения специальных знаний, относящихся к компетенции судебного медика.

Комплексное исследование телесных повреждений А., который находился в салоне указанного автомобиля, и механизма дорожно-транспортного преступления позволило сформулировать вывод по второму вопросу сле- дующим образом: «При установленном механизме дорожно-транспортного происшествия А. мог получить рану на правой теменной части головы только находясь на переднем пассажирском сиденье. В соответствии со следовой характеристикой рассматриваемого дорожно-транспортного происшествия иного места А. в салоне автомобиля занимать не мог».

Надо отметить, что до назначения комплексной судебно-медицинской, трасологической и автотехнической экспертизы вопрос о местонахождении А. в салоне автомобиля ВАЗ-21093 при расследовании данного уголовного дела неоднократно ставился перед экспертами.

В первом случае специалист-автотехник в рамках однородной автотех- нической экспертизы совершенно справедливо отказался отвечать на поставленный перед ним вопрос, мотивировав это тем, что для его решения необходимо назначение комплексной судебно-медицинской и автотехнической экспертизы.

Во втором случае, при единоличном производстве судебной физико- автотехнической экспертизы, эксперт-автотехник, решая вопрос о том, имел ли водитель или пассажир возможность получить травмы при установленном механизме дорожно-транспортного преступления, вышел за пределы своей компетенции, в рассмотренной нами ситуации решение указанного вопроса возможно исключительно с привлечением специальных знаний не только в области автотехники, но и судебной медицины, однако, данные, позволяющие оценить специальные знания эксперта в области судебной медицины, в деле отсутствуют.

Кроме того, само наименование проведенного экспертного исследования, с нашей точки зрения, неправильно. Наименование «физико- автотехническая экспертиза» подразумевает комплексный характер исследований с использованием специальных знаний в области физики и автотехники. Следуя логике следователя, назначившего экспертизу, необходимо было включить в наименование экспертизы и другие фундаментальные науки, по- ложения которых используются при производстве исследований, например математику, начертательную геометрию, сопротивление материалов. При этом все перечисленные выше науки, в том числе и физика, входят в объем специальных знаний эксперта-автотехника в объеме, необходимом для про- изводства экспертизы.

Нам представляется, что при назначении экспертизы нужно избегать использования специальных знаний в различных областях для решения частных вопросов, которые необходимы для дальнейшего производства исследований, но не представляют практического интереса для следствия. При назначении такого рода исследований необходимо помнить, что сумма криминалистически значимой информация, содержащейся в ряде последовательно проведенных экспертиз, меньше чем при производстве комплексной экспертизы.

Например, объективно установить интересующую следствие информацию о видимости препятствия и моменте возникновения опасности с учетом факторов, относящихся ко всем элементам дорожного движения, в большинстве случаев возможно только в рамках комплексной судебно- медицинской, физиологической и автотехнической экспертизы. Так, при расследовании встречного столкновения автомобилей ВАЗ-2108 и КамАЗ- 5320, расстояние, на котором водитель автомобиля ВАЗ мог заметить препятствие, определялось при установленном механизме дорожно- транспортного преступления и условиях видимости в рамках автотехнической экспертизы. Особенности восприятия дорожной обстановки водителем легкового автомобиля с учетом остроты зрения, имеющихся заболеваний, усталости, вызванной длительным временем проведенным за рулем, устанавливались при производстве комиссионной судебно-медицинской экспертизы (мы считаем, что в данном случае имела место комплексная судебно-медицинская и физиологическая экспертиза). При этом, в первом случае не учитывались особенности зрительного вос- приятия конкретного человека, во втором - характер дорожной обстановки на месте происшествия.

В компетенцию комплексной судебной физиологической, психологической и автотехнической экспертизы в общем случае входит:

• установление времени реакции водителя, пешехода, пассажира на возникшую опасную ситуацию в зависимости от его индивидуальных психофизиологических особенностей и конкретных обстоятельств возникшей ситуации; • • установление возможности выполнения лицом определенных действий в конкретной дорожной ситуации; • • установление возможности адекватного восприятия участником дорожно-транспортного преступления создавшейся дорожной ситуации. • Вопросы, решаемые в рамках судебной физиологической либо комплексной судебной физиологической и автотехнической экспертиз, многие авторы относят к компетенции инженерно-психофизиологической экспертизы или экспертизы по установлению механизма ДТП, рассматривая ее как подвид судебной автотехнической экспертизы’^®. На наш взгляд такой под-

’’’ См.: Судебная автотехническая экспертиза. Ч. 1: Назначение и производство судебной автотехнической экспертизы. М., 1980. С. 55-56; ЕленюкГ.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 70- 72; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 146; Ким О.Д. Проблемы и пути совершенствования расследования дорожно-транспортных происшествий на основе научных знаний. (На материалах следственной и экспертной практики Кыргызстана): Автореф. дис. … Д.Ю.Н. Воронеж, 1998.

ХОД не вполне корректен, так как специальные знания в области автотехнической экспертизы не включают в себя знаний в физиологии человека в объеме, необходимом для решения поставленных вопросов.

Сходной позиции придерживается и Ю.Б. Суворов, рассматривающий психофизиологическую экспертизу водителя транспортного средства, как отдельный вид экспертного исследования, характерного при расследовании дорожно-транспортных преступлений’Однако автор, при определении задач указанного вида исследований, по существу обозначил функции комплексной судебной физиологической и психологической экспертиз, так как наряду с физиологическими параметрами он предлагает учитывать и психологические: характер, темперамент, тип нервной системы, нервно- психическое состояние в момент аварии.

При этом следует указать, что физиологическая экспертиза решает задачи по определению особенностей восприятия непосредственных участников дорожно-транспортного преступления, их физического состояния и фи- зиологических параметров (времени реакции, работоспособности, степени утомляемости, способности концентрировать внимание), недостатки органов восприятия - прежде всего зрения и слуха, вызванные возрастными изменениями, усталостью и другими факторами’Свойства нервной системы непосредственных участников дорожно-транспортного преступления определяют их предрасположенность к возникновению различных психических состояний, вызываемых внешними факторами, например: усталость, заторможенность, возбуждение, потеря пространственной или временной ориентации, состояние стресса, фрустрации либо аффекта. Следовательно, при определении времени реакции на конкретный раздражитель, нужно определять индивидуально- типологические характеристики нервных процессов индивидуума, их уравновешенность, подвижность, лабильность, динамичность и другие параметры нервной системы человека.

Селиванов Н.А., Дворкин А.И., Завидов Б.Д. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Справочно-методическое пособие. М., 1998. С. 192-195.

См.: Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследова- нии дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. - Караганда, 1987. С. 73.

При анализе отношений между внешней средой и организмом человека, в момент совершения преступления, нужно стремиться к рассмотрению структуры рефлекторной активности человека как комплекса преобра- зований протекающих в организме под воздействием изменяющихся внешних условий.

Таким образом, установление времени реакции лица, на определенный раздражитель, в общем случае, относится к области комплексных физиоло- гических и психологических исследований. Однако, при расследовании до- рожно-транспортных преступлений, необходимо учитывать также характеристики транспортных средств, особенности дорожной обстановки и механизма совершения преступления, для чего требуются специальные знания эксперта автотехника.

На наш взгляд, комплексное рассмотрение вопросов, касающихся фи- зиологии и психологического состояния участников преступления, состояния транспортного средства и внешней среды, несомненно, позволит более точно определить экстремальные значения параметров, характеризующих время реакции, особенности восприятия и других, указанных выше характеристик, и, главное, избежать ошибок при определении их границы. Анализируя эмпирический материал, мы пришли к выводу, что в 58,2 % уголовных дел возможно и оправдано бьшо назначение вместо однородной автотехнической экспертизы, комплексного экспертного исследования с использованием специальных знаний в области автотехники, физиологии и психологии.

В случае, если время реакции лица невозможно установить из-за его гибели или получения телесных повреждений, указанные исследования могут проводиться и в рамках однородной автотехнической экспертизы.

Рекомендации же, во всех случаях определять время реакции экспертом- автотехником единолично, аргументированные тем, что при расследовании дорожно-транспортных преступлений невозможно абсолютно точно учесть влияние различных сложньгк переменных факторов, отражающих как состояние человека, так и обстановку совершения преступления, представляются нам не вполне верными’^’.

Психологические экспертизы в общем случае проводятся для установления психических процессов и состояния личности человека, его психических свойств, в том числе особенностей эмоционально-волевой и мотиваци- онной сфер, характерологические особенностей, темперамента, способностей. При расследовании дорожно-транспортных преступлений наиболее часто исследуются психические состояния, вызываемые экстре- мальными условиями, при которых произошло событие, и их влияние на эмоциональную, интеллектуальную и волевую сферы психики человека.

Базируясь на классификации экспертных исследований, составной частью которой является судебно-психологическая экспертиза, в аспекте нашего

исследования определим, виды комплексных экспертиз с участием психолога,

162

назначаемых при расследовании дорожно-транспортных преступлений :

  1. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, обнаруживающих признаки психических недостатков, не исключаю- щих вменяемость;
  2. Комплексная психолого-криминалистическая экспертиза назначается в целях идентификации лица по особенностям его интеллектуальной деятельности, рассматривая возможности криминалистической иден- тификации человека;
  3. Комплексная медико-психологическая экспертиза проводится с уча- стием специалистов в области судебной медицины и психологии для оценки действий непосредственных участников дорожно- транспортного преступления и определения их трудоспособности до и после происшествия.
  4. Комплексная психологическая, физиологическая и автотехническая экспертиза проводится для определения способности водителя к
  5. Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 146-151. См.: Аврамцвв В.В., Посадков Ф.И. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе И Следо-

яятелк. 1997. № 2. С. 66.

Приему и переработке поступающей к нему информации о дорожно- транспортной ситуации. Что в свою очередь зависит от индивидуальных психологических особенностей и физиологического состояния водителя и от того, насколько состояние транспортного средства и окружающей среды соответствует психофизиологическим возможностям человека.

при расследовании дорожно-транспортных преступлений одежда и тело человека, непосредственно участвовавшего в данном событии, должны во всех случаях рассматриваться как единый элемент материальной обстановки со следами преступления’^^. Исследование этих объектов в рамках комплексной судебно-медицинской и криминалистической экспертизы позволяет не только наиболее полно установить механизм преступления, но и является одним из наиболее действенных экспертных методов выявления негативных обстоятельств, указывающих на инсценировку дорожно-транспортного преступления с целью сокрытия следов другого, как правило, более тяжкого правонарушения, например, убийства.

Группа комплексных экспертных исследований, назначаемых при рас- следовании дорожно-транспортных преступлений, имеющая в качестве ос- новного объекта исследования транспортное средство, базируется в основ- ном на использовании специальных знаний в области автотехники, криминалистики, а именно трасологии и криминалистическом исследовании веществ, материалов и изделий, материаловедении (технологии конструкци- онных материалов), а также пожарной техники.

Исследование технического состояния транспортного средства как в рамках однородной автотехнической, так и комплексной экспертизы должно изучаться в тесной взаимосвязи с другими элементами системы дорожного движения в ситуации приведшей к дорожно-транспортному преступлению’^’^.

Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 9.

См.: Романов Н.С. Вопросы теории исследования технического состояния транспортных средств в судебной автотехнической экспертизе // Роль судебной экспертизы в социалистическом правовом государстве / Тезисы научно-практической конференции. Минск, 1989. С. 223-327.

Рассматривая уголовные дела по расследованию дорожно- транспортных преступлений, мы видим, что комплексные автотехнические и трасологические (транспортно-трасологические) экспертизы составляют 62,9 % от всего количества проведенных комплексных экспертиз. Кроме то- го, при анализе однородных автотехнических и трасологических экспертных исследований, соответственно в 16,1 % и 4,5 % случаев перед экспертами ставились вопросы, касающиеся установления механизма дорожно- транспортного преступления в целом, либо отдельных его частей, относящиеся к компетенции указанной комплексной экспертизы.

Выявленное соотношение дает нам основание предположить, что в по- давляющем большинстве случаев повысить качество, сократить сроки производства экспертизы можно путем единоличного проведения комплексных исследований экспертами имеющие специальные знания как в области автотехники, так и транспортной трасологии. Данный тезис подтверждает и тот факт, что большинство сотрудников 16 отдела экспертно- криминалистического центра МВД России - головного подразделения по производству автотехнических исследований, имеют допуски для самостоятельного производства как автотехнических, так и транспортно- трасологических экспертиз.

Исследование следов транспортных средств с идентификационной целью, в общем случае, относится к предмету транспортно-трасологической экспертизы, диагностические же задачи, касающиеся, например, установле- ния механизма дорожно-транспортного преступления, в большинстве случаев входят в компетенцию эксперта-автотехника’

Мы солидарны с авторами, считаюпщми, что транспортная трасология - понятие условное, позволяющее сузить круг рассматриваемых в трасологии в целом объектов до различного рода следов транспортных средств и следов на самих транспортных средствах. Говоря о транспортной трасологии как о разделе общей трасологии, следует четко представлять многообразие следов,

См.: Винберг А,И. Насущные вопросы теории и практики судебной экспертизы // Советское государство и право. 1961. № 6. е.. 81-82.

различающихся по объектам, их оставившим, механизму их образования и месту нахождения’^^.

Проиллюстрировать возможности комплексной автотехнической и трасо логической экспертизы можно на следующем примере. В ходе расследова- ния дорожно-транспортного преступления перед следствием встала необхо- димость в установлении механизма столкновения автомобилей ГАЗ-31029 и УАЗ-22069. При этом решить вопрос об определении места столкновения и положения автомобилей в этот момент можно с достаточной точностью, учитывая следующие факторы, установленные с использованием знаний в области автотехники и трасологии:

1) в момент столкновения передние колеса автомобиля ГАЗ-31029 на- ходились в точке резкого излома следа передних колос, то есть имел место переход следа торможения в след волочения (бокового скольжения) 2) 3) движение автомобиля ГАЗ-31029 с момента блокировки колес при торможении прямолинейное в направлении указанного следа торможения; 4) 5) размер и локализация следа бампера автомобиля УАЗ-22069 на переднем левом крыле и передней левой двери автомобиля ГАЗ-31029 позволяют установить взаимное положение автомобилей в момент столкновения’*^^. 6) В рассматриваемой ситуации, как и в подавляющем большинстве подобных случаев, адекватно решить вопрос об установлении механизма дорожно- транспортного преступления в рамках однородной судебной экспертизы без совместного использования специальных знаний в области автотехники и трасологии невозможно.

Установление факта и механизма контактного взаимодействия объектов (транспортных средств, предметов окружающей обстановки, лиц, непо- средственно участвующих в происшествии) возможно также и в рамках комплексной судебной автотехнической, трасологической и криминалистической экспертизы материалов веществ и изделий. К сожале-

Судебная транспортно-трасологическая экспертиза: Методическое пособие. М., 1977. С. 3-6. Уголовное дело №29603, СО при Фрунзенском РОВД города Саратова.

НИЮ, на практике широкие возможности данного рода исследований практи- чески не используются.

Значительно реже (около 2 % от всего числа комплексных экспертиз) при расследовании дорожно-транспортных преступлений встречаются ком- плексные автотехнические и материаловедческие экспертизы. В данном слу- чае, говоря об использовании специальных знаний в области материаловедения, мы ведем речь не о криминалистическом исследовании веществ, материалов и изделий, а о технологии конструкционных материалов.

При этом следует сказать, что комплексные автотехнические и мате- риаловедческие экспертизы позволяют получить ответ на следующие группы 168

вопросов :

• Определение механизма возникновения неисправности (разрушения детали или узла) транспортного средства, в условиях конкретной дорожно- транспортной ситуации. • • Установление времени возникновения неисправности, относительно события преступления. • т

• Установление причинно-следственной связи между установленным механизмом возникновения неисправности и дорожно-транспортным преступлением • в свете использования возможностей комплексных экспертных иссле- дований при расследовании дорожно-транспортных преступлений, далее рассмотрим последний элемент системы дорожного движения - окружающую среду. Следует заметить, что нельзя отождествлять характеристики дороги, дорожных сооружений, средств организации дорожного движения, погодные условия, сложившиеся в момент события преступления с криминалистическим понятием обстановки места происшествия. Последнее определяется как относительно устойчивая и сохранившаяся к моменту следственного осмотра часть материальной среды в границах аварийного происшествия, представ-

Комплексное экспертное исследование усталостных разрушений деталей транспортных средств: Методи- яеское пособие. М., 1982. С. 124-125; Шапочкин В.И. и др. Особенности методики комплексного экспертного исследования разрушений деталей автотранспортных средств // Юрист- правовед. 2000. № 1. С. 46-49.

ляющая собой множество упорядоченных объектов и явлений, находящихся в определенной взаимосвязи, как между собой, так и с расследуемым собы- тиeм^^^. Из этого следует, что временной фактор является решающим при определении соответствии информации, содержащейся в протоколе осмотра места происшествия фактическому состоянию окружающей среды в момент совершения преступления.

За время прошедшее между дорожно-транспортным преступлением и осмотром, зачастую обстановка изменяется кардинально, что является след- ствием как объективных (изменение условий видимости, состояния дорожного покрытия, погодных условий и т.д.), так и субъективных (умышленное или неосторожное изменение обстановки места происшествия) факторов. Причем, если умышленное изменение обстановки, например, уничтожение знаков приоритета на перекрестке где произошло столкновение одним из его участников’^®, происходит достаточно редко, то перемещение осыпи грунта, осколков стекла с транспортных средств, уничтожение других следов автомобилями, не участвовавшими в происшествии и т.п. встречалась в 17,0% изученных нами уголовных дел.

Таким образом, при производстве экспертных исследований необходимо ретроспективное моделирование обстановки места происшествия на момент события преступления. Только фактические данные отражающие реальную дорожную обстановку могут быть положены в основу исследования. Указанное обстоятельство необходимо учитывать на этапах назначения, производства и оценки результатов экспертизы.

Наибольшую роль в исследовании окружающей среды, как элемента системы дорожного движения, играют специальные знания позволяющие определить фактические строительные и эксплуатационные характеристики и свойства автомобильной дороги, ее структурных элементов, дорожных сооружений, средств организации дорожного движения в конкретных дорож-

Онучин АЛ. Системно-структурный анализ места происшествия и обстановки преступления. Свердловск, 1981. С. 75.

#

Уголовное дело №11345. Архив Ленинского районного суда г. Саратова. 1996 г.

ных условиях в районе дорожно-транспортного преступления’^’. Указанные задачи относятся к компетенции дорожно-технической экспертизы - разно- видности строительной экспертизы.

при расследовании дорожно-транспортных преступлений перед экс- пертами-автотехниками часто встают вопросы, для ответа на которые требуются данные о качественных характеристиках элементов среды, например, коэффициенте сцепления колес автомобиля с дорожным покрытием’’^. Некоторые авторы предлагают установление данного параметра отнести к предмету судебной дорожно-технической экспертизы^^^. Подобная позиция представляется нам спорной, так как величина коэффициента сцепления зависти не только от характеристик дорожного покрытия (материала дорожного покрытия, микро и микронеровностей, продольного и поперечного уклона, наличия наслоений и т.д.), но и от эксплуатационных характеристик транспортного средства (тип и техническое состояние тормозной системы автомобиля, тип и модель шин, давление воздуха в них, остаточная глубина протектора и температура покрышки, техническое состояние подвески и т.д.).

Учесть все факторы, влияющие на величину коэффициента сцепления колес конкретного автомобиля в конкретных дорожных условиях, а, следова- тельно, и на величину тормозного пути транспортного средства, естественно, не представляется возможным. Поэтому, наиболее достоверное определение указанных параметров возможно только в рамках эксперимента с максимально точным моделированием условий, влияюпщх на величину тормозного пути, желательно с использованием транспортных средств, участвовавших в происшествии.

Кузнецов О.Г., Никифоров Д.Ю. О возможности решения экспертной задачи о лице, находившемся за рулем, т.е. в момент ДТП // Вопросы использования специальных знаний в уголовном и гражданском судопроизводстве. Вып. 1 / Сборник информ. Письмо для работников правоохранительных органов. Алматы, 1994. С. 50-55.

Коэффициентом сцепления называют отношение максимально допустимой по условию буксования тяговой силы на ведущем колесе к нормальной реакции между этим колесом и дорогой (См.: Осепчугов В.В., Фрумкин А.К. Автомобиль: Анализ конструкций, элементы расчета: Учебное пособие для студентов вузов по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство». М., 1989).

См.: Нечаев А.Н. Задачи дорожно-технической экспертизы // Материалы Всесоюзной научной конференции «Актуальные проблемы и перспективы развития судебной автотехнической экспертизы». Минск, 1973. г

Проиллюстрировать влияние различных переменных факторов на величину тормозного пути транспортного средства, можно используя данные, полученные из специальной литературы. Применение на одних и тех же ав- томобилях в одинаковых дорожных условиях различных шин приводит в увеличению тормозного пути на величину от 5,3 до 147,8 % относительно лучшего результата (см. таблицу 3). При использовании одинаковых моде- лей шин на автомобилях «КИА-Спортидж» и ВАЗ-2123 тормозной путь на сухом и влажном асфальтобетонном покрытии соответственно увеличивается на 7,8-10,0 % и 11,7-13,3

Анализируя представленные выше данные, мы считаем, что использование рекомендаций по установлению характеристик дорожного покры-

175

тия приведенных в справочной литературе допустимо только в случаях, когда обстановка места происшествия претерпела значительные изменения, а также если проведение эксперимента невозможно по организационным либо материально-техническим основаниям. При этом обязательно необходимо учитывать изменение коэффициента сцепления относительно базового в конкретных дорожных условиях. Например, коэффициент сцеп- ления колес с дорожным покрытием значительно снижается в случаях, если на проезжей части находятся различные наслоения (грязь у выездов с дорог или обочин без твердого покрытия; краситель или мастика для нанесения горизонтальной дорожной разметки; выбросы промышленных пред- приятий и т.п.), и, наоборот, увеличивается, если при обустройстве дорож- ного полотна были предприняты меры для создания на нем микронеровностей’^^.

Рецепты универсальности (шины для вседорожников) // За рулем, 2002, № 9, С. 44-51.

См.: Использование в экспертной практике экспериментально-расчетных значений параметров торможения автотранспортных средств. М., 1986; Применение в экспертной практике параметров торможения автотранспортных средств (методические рекомендации для экспертов). М., 1995; Суворов Ю.Б. Результаты экспериментального определения коэффициентов сцепления дорожных покрытий: Экспертная техника // Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1991. № 11. С. 68-89.

ф

См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 653-654; Аверьянов В.Н., Суворов Ю.Б. Классификация основных покрытий автодорог, различающихся специальными качествами. Характеристики покрытий и признаки дифференциации // Обзорная информация. М., 1987. Яып ч Г ч*;

Таблица З

Экспериментальные данные по определению тормозного пути автомобилей’^^ Автомобиль Раэнерность шин УСЛОВИЯ

испытаний ММІІІіЦЙІ^^**’ / ЫЯИПАг-

мальиые значения тормозного ПУТИ, м OmoofrenfaHoe увеличение тормозного пуги,Ч(ь Летние шины ВАЗ-21103 ТМС 185/55R15 195/50R15 влажный асфальт 100 км/ч 41,5 / 45 108,4 ВАЗ-2112 175/65R14 сухой асфальт, 100 км/ч 47,1 / 49,6 105,3

влажный асфальт, 100 км/ч 53,2/60,3 115,3 ВАЗ-2112 185/60R14 сухой асфальт, 100 км/ч 44,2 / 48,5 109,7

влажный асфальт, 100 км/ч 50,5 / 57,3 113,5 Зимние шны ВАЗ-21103 175/65R14 185/60R14 укатанный снег, 50 км/ч 24,0 / 30,0 125,0

лед, 50 км/ч 87,0 / 100,0 114,9 SAAB 9-5 195/65R15 укатанный снег, 80 км/ч 52,0 / 61,5 118,3

лед, 50 км/ч 38,5 / 67,0 174,0

сухой асфальт, 60 км/ч 18,0/24,0 133,3 ВАЗ-2110 ВАЗ-2111 175/70R13 укатанный снег, 50 км/ч 20,1 / 27,5 136,8

лед, 50 км/ч 46,7 / 115,7 247,8

сухой асфальт, 60 км/ч 18,3 / 20,2 110,4

Сходные рекомендации можно дать и в отношении определения профиля дороги, под которым понимают протяженность продольных и попереч-

177

См.: Башмаки на вырост (15-дюймовые шины для ВАЗ-2110) // За рулем. 2001. № 7. С. 18-22; Борьба на равных (тест летних шин) // За рулем. 2002. № 3. С. 60-65; Вглядитесь в профиль (тест летних шин 185/65R14) // За рулем. 2002. № 6. С. 42-47; Вглядитесь в профиль (тест летних шин 185/65R14) // За рулем. 2002. № 6. С. 42-47; «Сто третья» готовится к зиме (шины для ВАЗ-21103) // За рулем. 2000. № 9. С. 86-89; Зимняя коллекция (тест зимних шин) // За рулем. 2002. № 12. С. 78-87; Растегаев О. Заполярная трибометрия // Авто-ревю. 2002. № 19. С. 52-61.

ных уклонов проезжей части, конструкцию отдельных элементов дороги (проезжей части, обочины, дорожных откосов и кюветов, наличие поворотов и радиусов закруглений)^^^, условий видимости и освещенности различных объектов в условиях дорожно-транспортного преступления и других характеристик окружающей среды.

Экспертное исследование для определения указанных параметров со- вершенно справедливо проводится крайне редко. Данный факт объясняется тем, что получение информации о преступлении не требует использования специальных знаний в виде судебной экспертизы. Обычно достаточно уча- стия специалиста при проведении осмотра места происшествия или следст- венном эксперименте’ ^^.

Комплексная дорожно-техническая и автотехническая экспертиза при расследовании дорожно-транспортных преступлений проводиться, для решения следующих задач:

• установление причин и времени образования дефектов на дороге и дорожных сооружениях, угрожающих безопасности движения; определение влияния снижения эксплуатационных качеств автомобильной дороги и ее структурных элементов на механизм дорожно-транспортного преступления; • • определение причинной связи между несоответствием характеристик дорог требованиям СНиП и дорожно-транспортным преступлением; • • установление возможности предотвращения дорожно-транспортного преступления с учетом состояния дороги, ее обустройств (дорожных знаков и т.п.) и других обстоятельств, связанных с особенностями и окружающей среды; • См.: Зотов Б.Л. Расследование и іфедупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С. 141. ‘’’ Пределы экспертного исследования дорожно-транспортного происшествия. Использование экспертных заключений следователем и судом: Методическое письмо. М., 1978. С. 10.

Суворов Ю.Б., Осепчуков Е.В. Экспериментальное исследование комплексного явления эксплуатационных факторов системы «автомобиль-водитель-дорога» на автомобильную безопасность при торможении автомобиля // Экспертная практика и новые методы исследования. М., 1982, № 16, С. 18-19; Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 8-11; Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно- транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 137; ТруцинВ.А. Расследование дорожно-транспортных преступлений в случае сокрытия их последствий. М., 1992. С. 32.

• установление обстоятельств, связанных с состоянием дорожной обста- новки перед дорожно-транспортным преступлением, которые способ- ствовали или могли способствовать его возникновению (неблаго- устроенность дороги, отсутствие необходимых дорожных знаков, их неправильное расположение и т.д.)-

Трудно переоценить актуальность и практическую значимость вопросов информационно-криминалистического обеспечения производства ком- плексных экспертных исследований на современном этапе развития наук уголовного процесса, криминалистики, теории судебной экспертизы. Совместное использование специальных знаний в области автотехники, трасологии, судебной медицины, физиологии, психологии, дорожного строительства позволит эффективно решать большинство задач, встающих перед следствием при расследовании дорожно-транспортных преступлений.

Возможностей однородных судебных экспертиз зачастую оказывается недостаточно, для разрешения вопросов, встающих перед следователем в ходе расследования преступлений. Экстраполяция результатов, полученных при анализе процесса расследования дорожно-транспортных преступлений, на весь спектр правонарушений, предусмотренных уголовным законом, позволяет сделать вывод о том, что широчайший потенциал комплексных экспертиз (в первую очередь для решения диагностических задач) используются далеко не в полной мере. Сложившееся положение негативно влияет на качество расследования преступлений, является одной из причин их низкой раскрываемости и, как следствие, приводит к ухудшению криминальной обстановки в России.

Глава 3. Информационная модель комплексной судебной экспертизы

3.1. Теоретические предпосылки создания модели производства комплексной судебной экспертизы

Суть процесса расследования любого преступления, на наш взгляд, состоит в трансформации ретроспективной информации, то есть данных о событии, произошедшем в прошлом, в доказательственную информацию в форме установленной процессуальным законом.

Опираясь на положения наук, исследующих процессы управления, расследование преступления можно рассматривать как модель функционирования саморегулирующейся системы, то есть системы, которая стремится к стабилизации на определенном уровне при воздействии на нее внешних факторов (в данном случае, при поступлении информации о событии преступления). Обязательным для такой системы является наличие обратной связи, то есть передачи информации о реакции объекта на управляющее воздействие обратно блоку, осуществляющему управление системой^®’.

Функционирование саморегулирующейся системы в случае расследования преступления будет выглядеть следующим образом. Первым блоком этой системы, является этап получения и накопления информации о преступ- лении. Затем проводится анализ поступивших данных и принятие на их ос- нове решения о дальнейших действиях. После чего, вследствие применения управляющего воздействия происходит переход системы из одного состоя- ния в другое. Информация о реакции системы на управляющее воздействие поступает по каналам обратной связи в первый блок, что объединяет все вы- шеперечисленные блоки в единую саморегулирующуюся систему (рис. 2).

См.: Залманзон Л.А. Беседы об автоматике и кибернетике. М., 1981. С. 5-30,45-48; Куприй В.Т. Модели- рование в биологии и медицине: Философский анализ. Л., 1989. С. 98-101.

поступление и накопление информации

обработка и отсев информации

Обратная связь

принятие решения

перевод системы из одного состояния в другое

Рис. 2. Модель саморегулирующейся системы с обратной связью.

Говорить при производстве экспертных исследований о преобразовании ретроспективной информации о преступлении в актуальную на конкретном этапе расследования, на наш взгляд, позволяет тот факт, что непосредст- венным объектом исследования в указанном случае является информация, заключенная в материалах представленных следователем для производства экспертизы’®^. В то же время целью судебной экспертизы на предваритель- ном следствии является обеспечение следователя необходимой информаци- ей’^^. Характер взаимодействия информационных потоков при производстве экспертизы позволяет нам рассматривать процесс назначения, производства и оценки результатов экспертного исследования как процесс функционирования самореіулирующейся системы с обратной связью.

Исходя из целей и задач экспертного исследования, мы определяем

См.: Громов И.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 45; Пре- делы экспертного исследования дорожно-транспортного происшествия. Использование экспертных заключений следователем и судом: Методическое письмо. М., 1978. С. 8; Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 294; ОнучинА.П. Проблемы расследования дорожно- транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 22.

См.: Исаенко В. Взаимодействие следователей и судебно-медицинских экспертов // Следователь. 1996. No 1 г 1Г

черты, свойственные информации о преступлении:

• Во-первых, данная информация является конечной, конкретно опре- деленной частью общего информационного поля. • • Во-вторых, данная информация ретроспективна, то есть при рассле- довании нас интересуют сведения о событиях, имевших место в прошлом. • • В-третьих, информация о преступлении целиком воспринимается, фиксируется и перерабатывается лицом, проводящим расследование. • В процессе расследования следователь непосредственно воспринимает не само событие преступления, а лишь информацию о нем, причем во многих случаях эта информация воспринимается им опосредованно и не может быть зафиксирована с помощью измерительных инструментов или количественно.

В философии существуют различные точки зрения на природу информации. В этой связи нам наиболее близка позиция В.М. Глушкова, поддержанная впоследствии А.Д. Урсулом^^’^, которые определяют информацию как неотъемлемый атрибут материи, свойство любых объектов материального мира как живых, так и неживых. Информация, в самом общем ее понимании, представляет собой меру неоднородности распределения материи и энергии в пространстве и во времени, меру изменений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы^^^. Данное определение позволяет нам исследовать взаимодействие информационных потоков не только в пространстве, но и во времени, проследить взаимосвязь между получением, накоплением, анализом и использованием информации при проведении экспертных исследований.

Стремление рассматривать материальную обстановку преступления как целостную картину (в структурном единстве), как совокупность входящих в нее элементов, несущих необходимую информацию в виде, например, различных следов преступления прослеживается в работах А.И. Винберга и

Урсул А.Д. Природа информации. Информационный очерк. М., 1968. С. 285. Глушков В.М. Мышление и кибернетика И Вопросы философии. 1963. №1. С. 36.

Н.Т. Малаховской, которые предлагают рассматривать материальную обстановку места происшествия с двух точек зрения.

По отношению к окружающей ее среде (то есть всеобщему информа- ционному полю) она будет являться внешней структурой, выделяющейся из среды, не несущей признаков преступления. Заключенное в определенные границы пространство места преступления является внутренней структурой, в содержание которой включаются взаимосвязанные между собой элементы данной материальной обстановки, несущие информацию о событии преступ- ления, обусловленную изменениями, вызванными как действиями преступ- ника или других лиц, так и особенностями обстановки места про- 186

исшествия .

Преступление, как и любое иное событие окружающей нас действительности, сопровождается образованием в окружающей среде всевозможных изменений, то есть информации, которая затем, в установленном законом порядке, может приобрести значение доказательств. Речь в данном случае идет о следах преступления в широком смысле. В аспекте настоящего исследования, информацию о преступлении содержат не только материально-фиксированные отображения в виде изменений расположения транспортных средств и пешеходов, исчезновения и появления определен- ных предметов и веществ, характеризующих событие дорожно- транспортного преступления, перемены в состоянии контактировавших предметов и т. д., но и несущие субъективный характер идеальные отраже-

I Л’Ч

ния в сознании участников ДТП .

Подводя итог сказанному, рассмотрим с точки зрения криминалистики и уголовного процесса компоненты всеобщего информационного поля (X), выделяя в нем следующие информационные поля:

• информация о преступлении в целом (А); • • информация об обстоятельствах, подлежащих установлению (В); • См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 169-170.

Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 5.

• информация об обстоятельствах, подлежащих доказыванию (С). Причем между указанными компонентами прослеживается четкая структурная взаимозависимость, которую можно описать в математической форме следующим образом:

С є В є А є X, где є - знак принадлежности множеств друг другу. В графической форме соподчиненность информационных полей показана на рис. 3.

Информация об обстоятельствах,

подлежащих доказыванию (С)

Всеобщее информационное поле (X)

Информация об обстоятельствах, подлежащих установлению (В)

Информация о преступлении в целом (А)

Рис. 3. Схема информационных полей при расследовании преступления

Нужно отметить, что объем информации, который мы определяем де- финицией «обстоятельства подлежапще доказыванию» целиком включается в информационное поле обстоятельств, подлежащих установлению, которое, в свою очередь, поглощается информацией о преступлении в целом. Невоз- можно доказать то, что не установлено в ходе расследования преступления.

Обстоятельства, подлежащие установлению, определяются спецификой расследования конкретного вида преступления и конкретного расследо- вания. Исчерпывающий перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию изложен в ч. 1 ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятель- ства совершения преступления); 2) 3) виновность лица в совершении преступления, форма его вины; 4) 5) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 8) 9) обстоятельства, исключаюыще преступность и наказуемость деяния; 10) 11) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 12) 13) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. 14) При расследовании дорожно-транспортных преступлений необходимо установить следующие основные обстоятельства’^®:

• факт нарушения правил дорожного движения либо правил экс- плуатации транспортных средств; • • наступление последствий, предусмотренных ст. 264—268 УК РФ, установление их причинной связи с нарушением правил; • • тяжесть телесных повреждений, причиненных потерпевшему; • • техническое состояние транспортных средств, причастных к пре- ступлению; • • механизм дорожно-транспортного преступления; • • степень виновности водителя, пешехода, пассажира, должностного лица, ремонтника в преступлении. • Более подробная оценка связи и соподчиненности информации об об- стоятельствах подлежащих установлению и доказыванию не является целью настоящего диссертационного исследования.

См.: Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968. С. 5-7.

Моделирование расследования преступлений в целом, и отдельных следственных действий, в частности, служит надежной базой для снижения субъективизма, повышения качества расследования, а также недопущения судебных (а, в нашем случае, и экспертных) ошибок.

Построение информационной модели позволит установить взаимосвязи потоков информации при назначении, производстве и оценке результатов комплексной судебной экспертизы, а, следовательно, выявить и устранить недостатки при проведении данного действия, как со стороны следователей, так и со стороны экспертов.

Постулируя цель процесса расследования преступления как получение и фиксацию в установленной законом форме строго определенного объема информации, можно сделать вывод о том, что данный процесс по своей сути является дифференцируемым и формализуемым. В частном случае производства экспертизы по уголовному делу построение информационной модели данного процесса сводится к определению взаимосвязи информационных потоков с целью получения новой информации о преступлении (в форме ответов эксперта на поставленные перед ним вопросы) в рамках четко установленных нормативными актами граничных условий^

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ И Россий- ская газета, 2001. 22 декабря. Ха 249; Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 13-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня. № 23. ст. 2291; Положение об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР (Утв. 6 декабря 1972 г.; согласовано с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, КГБ при Совете министров СССР 1 декабря 1972 года) // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 443-444; Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438-443; Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР. Утверждена 22 июля 1986 г. М., 1986; Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР. Утверждена приказом Минюста СССР № 20 от 26 октября 1981 г. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 444-455; Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в РФ. Утверждена приказом Министерства здравоохранения РФ № 131 от 22 апреля 1998 г. И Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был; Инструкция об организации производства комплексных медико- криминалистических и медико-автотехнических экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР. Утверждена зам. министра юстиции СССР и зам. министра здравоохранения СССР 25 января 1982 г. М., 1982; Приказ Министерства Юстиции РФ от 20 декабря 2002 г. № 347 «Об утверждении инструкции об организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных подразделениях системы Министерства юстиции РФ» // Российская газета, 2003.25 января. № 14 и др.

Необходимо отметить, что в философии под моделью наиболее часто понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать ее таким образом, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объектеГлавным в предложенном В.А. Штофом определении является то, что модель используется для получения и систематизации информации относительно своего прототипа.

Следует отметить, что моделирование является необходимым элементом в работе как следователя, так и эксперта. Их деятельность подчинена главной задаче - установлению объективной истины по делу. Как расследование преступления, так и производство экспертизы носит системный характер, осуществляется по определенному алгоритму, детерминированному как требованиями закона, так и положениями криминалистической науки.

Цель экспертного исследования заключается в определении, выделении и фиксации экспертом с использованием своих специальных знаний новой (ранее неизвестной) информации из данных, полученных от лица произво- дящего следствие или дознание в установленном законом порядке.

Для определения характеристик информационной модели комплексной судебной экспертизы, возможно обратиться к классификациям, принятым в кибернетике. Исходя из законов функционирования и характерных особен- ностей вьфажения свойств и отношений оригинала, представленная модель является логической, образно-символической. То есть данная модель функ- ционирует в сознании человека по законам логики и выражает свойства ори- гинала как с помощью наглядных образов, имеюпщх прототипы среди эле- ментов оригинала или образцов материального мира, так и посредством условных знаков или символов.

юп

По основанию, определяющему преобразование свойств и отношений модели в свойства и отношения оригинала, предлагаемая нами модель явля-

Штофф В.А. Моделирование и философия. Л., 1966. С. 19.

ется условной, выражающей свойства и отношения оригинала на основании принятого условия или соглашения’^’.

Р.С. Белкиным была разработана структурная модель производства следственного действия, охватываюш,ая как подготовку к его производству, так и оценку результатов. Целям достижения максимальной эффективности следственного действия подчинена и структура тактики его проведения. Если рассматривать ее как некую систему, то содержание состава частей - подсистем - представляет собой определенную стадию следственных действий. В общем виде последовательность этих стадий выглядит следующим образом:

• подготовка к проведению следственного действия; • • проведение следственного действия; • • фиксация хода и результатов следственного действия; • • оценка полученных результатов и установление их места и значения в системе доказательственной информации по данному уголовному делу’^^. • Все вышесказанное в полной мере относится и к судебной экспертизе как одному из элементов процесса расследования преступления. В соответствии со спецификой реализации специальных знаний, проведение данного действия неразрывно связано с фиксацией его хода и результатов, что, на наш взгляд, допускает их совместное рассмотрение в рамках одной стадии.

Исходя из этого, информационную модель проведения экспертизы можно представить состоящей из трех основных блоков, описывающих элементы рассматриваемого этапа расследования:

• подготовка к назначению и назначение экспертизы; • • производство экспертизы; • • оценка следователем результатов экспертного исследования. • См.: Лебедев А.Н. Моделирование в научно-технических исследованиях. М., 1989. С. 5-7; КуприйВ.Т. Моделирование в биологии и медицине: Философский анализ. Л., 1989. С. 26-32.

См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. Волгоград, 1993. С. 136.

3.2. Информационная модель назначения комплексной судебной экспертизы

Абстрагируясь от определения оптимального момента назначения экспертизы, укажем, что согласно тактическим рекомендациям, она должна быть назначена сразу же, как в том возникнет необходимость

К моменту, когда в процессе расследования принимается решение о необходимости назначения экспертизы, исходя из процессуальных особенностей рассматриваемого действия, уголовное дело уже возбуждено и у следователя имеется определенная информация о событии преступления. Затем следователь проводит обработку и отсев информации, выделяя ту, которая, по его мнению, будет необходима и достаточна экспертам для ответа на поставленные перед ними вопросы. Однако не всегда следователь может правильно определить содержание и объем объектов исследования, так как, в некоторых случаях, для этого так же, как и для производства экспертизы, необходимы специальные знания. В данной ситуации осуществляется функция обратной связи саморегулирующейся системы путем направления лицом, проводящим исследования, запроса на предоставление дополнительной информации, либо содержащейся в материалах дела, либо получаемой в ходе производства дополнительных следственных действий: допроса, обыска, выемки, получение образцов для сравнительного исследования и т.д.

Во многих случаях на этапе подготовки и назначения экспертизы невозможно установить, соответствует ли полученная информация о событии преступления объективной действительности, причем, использование в данном случае недостоверной информации не всегда приводит к получению недостоверных результатов.

Если в ходе расследования дорожно-транспортных преступлений, при производстве автотехнической экспертизы, отвечая на вопрос: «имел ли води- ^ тель Н. техническую возможность избежать столкновения с неподвижным

См.: Тихонов Е.Н. Исходные следственные ситуации и выбор времени назначения экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 45-46.

препятствием», - эксперт-автотехник использовал в расчетах скорость движения автомобиля перед торможением установленную путем допроса свидетелей ДТП большую, чем фактическая скорость автомобиля, ответ в обоих случаях может быть положительным, что соответствует объективной реальности.

Повысить информационную нагрузку исследования в подобных ситуациях можно, используя логически более точную постановку вопроса, отображая исходные данные не как локальное множество, а в виде описания граничных условий.

При постановке вопроса в виде определения возможности наступления события (ф) при определенных параметрах (хь Хг, Хз, Хп-ь Хп) в процессе расследования нельзя исключить возможность получение новой информации об этих параметрах, например, при допросе нового свидетеля, указавшего другую скорость автомобиля, участвовавшего в ДТП. В таком случае необходимо проведение новых исследований исходя из новых исходных данных (Хп+ь Хп+2, Хп+3, Хп+4) полученных В ХОДЄ расследования, то есть назначение еш;е одной или нескольких экспертиз.

Исходя из изложенного, мы делаем вывод, что, ставя перед экспертом вопросы, касающиеся проверки истинности логического заключения при определенной совокупности дискретных исходных данных, следователь лишает себя возможности самостоятельно оценивать вновь поступаюгцую информацию. Кроме того, назначение вместо одной экспертизы нескольких ведет к неоправданному затягиванию сроков предварительного следствия и увеличению загрузки экспертных учреждений, а главное, приводит к уменьшению значимости доказательственной информации, содержащейся в выводах экспертизы. В случаях, когда при различных исходных данных выводы эксперта противоположны, вообще трудно говорить о какой-либо информационной ценности проведенных исследований.

Исходя из возможности получения максимального количества криминалистически значимой информации при производстве судебной экспертизы.

необходимо ставить вопрос о нахождении зависимости между искомым параметром (ф) и переменными величинами (х), то есть построение функции

Ф = F(x)

и определении ее критических точек. Постановка вопроса, таким образом, чтобы ответ на него эксперты формулировали в условно-альтернативной форме, позволяет оптимизировать процесс расследования, так как у следователя появляется возможность рассмотрения всех вариантов развития события при неопределенности исходных данных, что, в свою очередь, минимизирует возмож-

194

ность наступления негативных последствии в условиях тактического риска.

Иллюстрируя описанную выше следственную ситуацию, сложившуюся в процессе расследования дорожно-транспортного преступления, констатируем, что с учетом предложенных рекомендаций, вопрос поставленный перед экспертом должен быть сформулирован следующим образом: «При какой скорости движения водитель Н. мог избежать наезда на неподвижное препятствие». Для ответа на указанный вопрос, нужно определить зависимость тормозного пути автомобиля от его скорости перед торможением (то есть функцию ST(V)), В общем виде изображенную на рис. 4.

Найдя зависимость тормозного пути от скорости движения автомобиля и исследовав полученную функцию, ответ на поставленный перед экспертом вопрос будет выглядеть следующем образом: «Водитель Н. не имел возможности избежать наезда на неподвижное препятствие при скорости движения больше критической», в данной ситуации следователь самостоятельно может оценить доказательственное значение данных о скорости движения автомобиля, полученных в ходе расследования дорожно-транспортного преступления.

См.: Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1992.

So3

Sn

So2

Sa

Рис. 4. График зависимости тормозного пути от скорости движения автомобиля

V o3 V, км /ч

0

Vol Va Vo 2

‘Kp

Soi

где, V - скорость автомобиля, км/ч;

St - тормозной путь автомобиля, м; Vkp - критическая скорость автомобиля, км/ч; Sn - расстояние до препятствия, м; Va - фактическая скорость автомобиля, км/ч; Sa - фактическое расстояние до препятствия, при котором водитель автомобиля начал торможение, м;

Vol, Vo2, Vo3 - скорость движения автомобиля, исходя из данных

полученных в ходе расследования, км/ч;

Soi So2 So3 - расчетное расстояние до препятствия, м.

Рассмотренный нами пример служит иллюстрацией использования ин- формационной модели при назначении конкретного вида экспертизы.

3.3. Информационная модель производства комплексной судебной экспертизы

Второй блок информационной модели производства экспертизы является базовым. Суть экспертизы состоит в анализе информационного поля по- ступивших на исследование объектов для получения доказательной и ориентирующей информации в форме и порядке установленном законом.

Рис. 5. Информационная модель производства однородной экспертизы

В общем виде информационная модель производства однородной экс- пертизы состоит из следующих элементов: информации заключенной в объ- ектах исследования, которую можно дифференцировать на информацию, выделенная из информационного поля объектов исследования путем использования однородных специальных знаний и избыточную информацию, не используемую при проведении исследования; вспомогательной (справочной) информации, необходимой экспертам для дачи заключения.

Информация, заключенная в объектах, представленных на исследование

Избыточна я информац ия

Информация, выделенная из информационного поля объектов исследования путем использования однородных специальных знаний

В образной форме предложенная модель представлена на рис. 5, где, как и на последующих схемах, сплошными стрелками показаны пути движения информации, пунктирными - запросы на получение необходимых для производства экспертизы сведений (реализация функции обратной связи).

Говоря об использовании в процессе экспертизы специальных знаний необходимо отметить, что при проведении данного действия нельзя ставить знак тождества между информацией содержащейся в объектах представлен- ных на исследование и информацией, используемой экспертом при произ- водстве экспертизы. Второе понятие шире, так как включает в себя справоч- ную или вспомогательную информацию, источники получения которой определяет сам эксперт.

По источникам получения вспомогательную информацию можно подразделить на информацию полученную:

• из учетов, ведущихся в информационных центрах и экспертно- криминалистических подразделениях МВД; • • из справочной литературы по определенной специальности; • • путем проведения экспертного эксперимента. • Основные отличия данных видов информации от информации, со- держащейся в объектах представленных на исследование, заключается в следующем:

• вспомогательная информация получается экспертом самостоятельно, минуя лицо, назначившее экспертизу; • • эта информация не содержит данных, непосредственно относяпщхся к событию преступления; • • проверка данной информации осуществляется следователем лишь на этапе оценки результатов исследования. • Мы поддерживаем позицию В.Н. Хрусталева, утверждающего, что для создания реальных предпосылок раскрытия и расследования абсолютного большинства преступлений требуется комплексное изучение материальной обстановки по делу. При этом комплексность заключается в полном исполь- зовании всех материальных источников криминалистически значимой ин- формации о событии преступления.

Сущность основного общеметодического подхода в судебно- экспертных исследованиях состоит в следующем: из имеющегося информационного ПОЛЯ объектов, представленных на исследование берется такая его часть, которая необходима и достаточна для решения поставленной перед экспертами задачи вплоть до использования всего информационного про- странства. Системное использование специальных знаний в рамках ком- плексной экспертизы неизбежно приводит к увеличению разрешающей спо- собности интегрированных знаний, влечет за собой возникновение нового интегративного качества, не свойственного отдельно взятым образующим систему компонентам. Недопустимо разделять единое информационное пространство объекта носителя на изолированные части в зависимости от дифференциации экспертиз на роды (виды) или специализации экспертов внутри них, изначально нацеливать исследования на использование лишь части информационного поля, как это зачастую бывает в предлагаемых методиках экспертного исследования. При производстве комплексной экспертизы неинформативность признаков объекта исследования, выявленных с помощью одних специальных знаний компенсируется достаточной информативностью признаков, установленных с использованием представителей других специ-

-195

альностеи .

Приступая к построению информационных моделей производства ком- плексных экспертных исследований, анализируя процессы движения инфор- мационных потоков при их проведении необходимо учитьшать особенности, возникающие при проведении различных видов комплексной экспертизы, а именно, равнозначимой, соподчиненной и комбинированной экспертизы.

’’’ См.: Хрусталев В.Н. Проблемы комплексных криминалистических трасологических и материаловедче- ских экспертиз И Российский следователь/ 2000/ № 2/ С. 6-8; Хрусталев В.Н. Проблемы использования возможностей криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий в расследовании и раскрытии преступлений // Российская юстиция/ 1999. № 6. С. 53-57; Романов Н.С. Теоретические вопросы, связанные с проведением комплексных экспертиз с участием судебного эксперта - автотранспортного трасолога // Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1988. С. 142-144.

Различная ценность специальных знаний, как при производстве исследова- ний, так и при формулировании окончательного вывода экспертами накла- дывают свой отпечаток и на информационную модель рассматриваемого действия (рис. 6).

Информация, заключенная в объеетах, представленных на исследование

Информация, выделенная из информационного поля объектов исследования путем использования однородных специальных знаний

Информация, выделенная из информационного поля объектов иссле- дования путем использования одно- родных специальных знаний

Информация, вьщелен- ная из информационного поля объектов исследования путем комплексного использования разно- родных специальных знаний

Рис. 6. Информационная модель производства равнозначимой

комплексной экспертизы

Рассматривая равнозначимую комплексную экспертизу с точки зрения распределения информационных потоков в процессе ее проведения, можно сделать вывод о том, что применение специальных знаний по каждой специ- альности необходимо, как для получения данных имеющих самостоятельное значение для ответа на поставленный вопрос, так и для формулирования об- щего вывода. Причем объем вспомогательной информации будет различен для каждой специальности, необходимой для производства исследований.

Примером такого исследования может служить назначение комплексной автотехнической и трасологической экспертизы при расследовании до-

рожно-транспортных преступлений. В рассматриваемом случае специальные знания в трасологии и автотехнике нужны как для выделения из информаци- онного поля представленных на исследование объектов данных, необходимых для определения механизма дорожно-транспортного происшествия, так и для синтеза содержательной части заключения.

Применительно к соподчиненной комплексной экспертизе процесс формулирования вывода будет иметь существенные отличия от равнозначи- мой комплексной экспертизы. Здесь информация, необходимая для оконча- тельной формулировки общего вывода (ответа на поставленный вопрос) мо- жет быть синтезирована с использованием специальных знаний охватываемых какой-либо одной специальностью, хотя предмет экспертизы не охватывается ей полностью. Следовательно, во многом использование информации полученной экспертом, не участвующем непосредственно в формулировании окончательного вывода, но участвующем в производстве исследований, сходно с использованием вспомогательных данных при проведении однородной экспертизы.

Данное обстоятельство дает нам право считать специальные знания, на основании которых непосредственно формулируются выводы экспертного исследования, а, следовательно, и информацию, полученную с их использо- ванием, основными, в свою очередь, информация, полученная с помощью специальных знаний, не используемых непосредственно для ответа на по- ставленные вопросы, является вспомогательной (рис. 7).

Соподчиненная комплексная экспертиза, в аспекте настоящего диссер- тационного исследования, имеет место при расследовании дорожно- транспортных преступлений, в частности, при проведении автотехнической, физиологической и психологической экспертизы. Данное исследование про- водится во всех случаях, когда в расчетах эксперта автотехника в качестве исходных данных фигурирует, например, время реакции водителя. Эксперты физиолог и психолог должен определить фактическое время реакции кон

кретного человека с учетом всех факторов, действовавших в момент дорожно- транспортного происшествия.

Информация, заключенная в объектах, представленных на исследование

Избыточная информация

Вспомогательная информация, выделенная из информационного поля объектов исследования путем использования однородных специальных познаний

Основная информация, выделенная из информационного поля объектов исследования путем ис- пользования однородных специальных познаний

Рис. 7. Информационная модель производства соподчиненной

к

комплексной экспертизы

Теоретически возможно разделить вопросы, ставяш;иеся перед экспертами при назначении комплексной экспертизы, на конечное число вопросов, относяш;ихся к компетенции определенного количества однородных экспер- тиз. Наиболее ярко данная ситуация прослеживается именно при назначении соподчиненной комплексной экспертизы. Например, в ходе расследования дорожно-транспортного преступления в рассмотренном нами примере может быть назначено две последовательных экспертизы: сначала физиологическая, на разрешение которой должен быть поставлен вопрос об определении вре- мени реакции водителя; затем автотехническая, формулировка вопроса кото- рой будет полностью совпадать с вопросом, ставившимся при назначении

комплексной экспертизы. Информация, полученная при производстве первой экспертизы, будет фигурировать во второй в качестве исходных данных, не- обходимых для основного исследования.

Определяя целесообразность назначения нескольких однородных экспертиз вместо одной комплексной, надо учитывать, что формулировка вопросов, поставленных перед экспертами, должна как можно более четко кор- релировать с задачами расследования. Следовательно, проведение «вспомогательных»^®^ экспертиз, ответы на вопросы которых не несут само- стоятельной смысловой нагрузки, на наш взгляд, не вполне оправданно. Кроме того, разложение комплексной экспертизы на ряд однородных во мно-

197

гих случаях невозможно без потери качества исследования .

При производстве комплексной экспертизы возможна ситуация, когда специальные знания необходимы как для производства основных исследо- ваний, так и для их математического обеспечения, написания компьютерных программ и т.д. Данные исследования обладают всеми чертами сопод- чиненной комплексной экспертизы, так как программист или математик, выступающие в роли эксперта, не участвуют непосредственно в формули- ровании окончательного вывода. В то же время, вспомогательная информа- ция, полученная при использовании специальных знаний в фундаментальных науках, материализованных в виде компьютерных программ или математического описания какого-либо процесса или явления, необходима для ответа на вопрос, поставленный перед экспертами, то есть на основной вопрос экспертизы.

Само по себе программное или математическое обеспечение, хотя и ба- зируется на исследовании объектов экспертизы, не несет в себе непосредст- венной информации о расследуемом преступлении, а лишь дает предпосылки, определяет пути получения необходимой информации с использованием

Дефиниции «вспомогательной» и «основной» экспертизы в контексте исследования применены исключи- тельно для иллюстрации соподчиненности исследований и порядка использования полученной в их ходе информации. Поэтому приведенные выше определения не рассматриваются нами в классификации судеб- ных экспертиз.

Хмелева А. Комплексные судебные экспертизы при расследовании преступлений // Законность. 2001. № 2. С. 19.

ОСНОВНЫХ специальных знаний.

Таким образом, имеется две разновидности соподчиненной комплексной экспертизы:

• вспомогательные специальные знания непосредственно используются для получения информации об объектах исследования; • • вспомогательные специальные знания используются для опосредо- ванного получения информации об объектах исследования с использованием основных специальных знаний. • Мы полагаем, что последняя разновидность комплексной экспертизы наиболее близка к однородной экспертизе и при определенных условиях, а, именно, при повторном использовании вспомогательных средств получения информации (программ, алгоритмов, математических или физических моде- лей), может трансформироваться в нее.

Если, программное обеспечение было написано в ходе разработки типовой методики экспертного исследования, ее использование экспертами может быть осуществлено в рамках однородной экспертизы. В таком случае использование компьютерной техники (но не само написание и отладка про- грамм для ЭВМ) входит в объем специальньЕх знаний эксперта, проводящего исследование наряду с познаниями в других фундаментальных науках. По- добная ситуация складывается, например, при использовании экспертом- автотехником системы «Автоэкс», разработанной в ВНИИСЭ Министерства юстиции СССР либо иного специально разработанного программного обес-

198

печения

Полной аналогией рассмотренной выще ситуации является дальнейшее использование при проведении однородных экспертиз программного и мате- матического обеспечения, использовавшегося в предыдущей соподчиненной комплексной экспертизе для разрешения одинаковых вопросов в сходных си- туациях. в данном случае мы имеем своего рода экспертный прецедент, пе-

Шостак Р.Г., Гусев Р.А., Скундин Д.Л. Автоматизация расчета параметров в экспертизе обстоятельств ДТП // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно- практической конференции 21-22 мая 2002 г. Ч. 2. Саратов, 2002. С. 66-^8; Проститенко Б.П., Галаев С.В., Голутво А.В. Вопросы автоматизации экспертных исследований в автотовароведческой экспертизе // Там же. С. 68-70.

реход комплексных экспертных исследований в однородные.

При проведении однородных экспертных исследований информация, полученная с помощью разработанного ранее программного или математиче- ского обеспечения, будет являться вспомогательной информацией по отно- шению к сведениям, выделенным из информационного поля объектов иссле- дования путем использования однородных специальных знаний.

Соподчиненную комплексную экспертизу, при которой вспомогательные специальные знания эксперта-программиста используются для опосре- дованного получения информации о дорожно-транспортном преступлении с использованием основных специальных знаний эксперта-автотехника, в свете темы настоящего исследования, можно проиллюстрировать следующим примером.

При расследовании дорожно-транспортных происшествий, совершенных с участием автопоездов с прицепами и полуприцепами, довольно часто возникает вопрос: имел ли водитель техническую возможность избежать на- езда на препятствие либо пешехода при повороте, развороте либо объезде препятствия?

Для решения данного вопроса необходимо определить габаритную полосу движения автопоезда, то есть площадь опорной поверхности, ограниченной проекциями траекторий наружной (по отношению к мгновенному центру вращения) и внутренней габаритных точек транспортного cpeдcтвa^^^. Для этого существуют два пути - проведение следственного эксперимента либо назначение автотехнической экспертизы, проводимой путем моделирования процесса движения автопоезда в различных режимах движения. В свою очередь экспертиза может проводиться графоаналитическим или анали- тическим методом.

Во время проведения следственного эксперимента во многих случаях трудно обеспечить безопасность проведения данного следственного действия и, что наиболее важно, получить объективные результаты, так как во многом

Политехнический словарь / Редкол.: А.Ю. Ишлинский (гл. ред.) и др. - 3-е изд., перераб. и доп. М., 1989. С. 102. 293.

достоверность полученных данных зависит от квалификации водителя, управляющего автопоездом при проведении опытных действий.

Однако до последнего времени проведению следственного эксперимента не было альтернативы, так как осуществить расчет геометрических параметров габаритной ширины движения автопоезда при повороте с необходимой точностью без применения компьютерной техники практически невозможно, а графоаналитический метод не обеспечивает необходимой точности построений. Разработанная нами методика достаточно универсальна, так как позволяет рассчитать габаритную ширину движения прицепного автопоезда, состоящего из автомобиля-тягача и одноосного прицепа или полуприцепа, при повороте на любой угол (в том числе при развороте и при движении по кругу), а также при объезде препятствия. При незначительной корректировке возможно вычисление габаритной полосы движения для прицепного автопоезда с любым количеством звеньев, осей, а также с любыми типами соединения звеньев.

Применение аналитического метода для расчета траектории движения основных точек автопоезда и его габаритной полосы движения позволит со- кратить время проведения экспертизы, вместе с тем избежать субъективного влияния на результаты исследования и обеспечить проведение большого числа опытов с различными исходными данными.

L

Траектория движения любого транспортного средства в реальных условиях эксплуатации всегда криволинейная, с беспрерывно изменяющейся кривизной. Анализ особенностей криволинейного движения автомобиля по- зволяет выделить два режима поворотов: с малыми радиусами и невысокими скоростями (характеризуют в основном маневренность) и с большими радиу- сами и высокими скоростями (характеризуют управляемость). Нас интересуют наиболее типичные режимы неустановившегося криволинейного движения, которые проявляются в виде односторонних поворотов на угол от о® до 360® (поворот или круговое движение) либо двухстороннего поворота (объезд препятствия).

X

Рассмотрим кинематику поворота прицепного автопоезда, схема которого приведена на рис. 8. В конечном итоге задача сводится к определению траекторий точек А, В, С, D, которые и образуют габаритную полосу движе- ния транспортного средства при одностороннем повороте на угол (р. Расстоя- ние R (0-2) является мгновенным радиусом поворота, то есть точкой плоской фигуры, совершающей непоступательное движение в своей плоскости (в данном случае, в плоскости движения автопоезда), скорость которой в рас- сматриваемый момент времени равна нулю.

У

о

Рис. 8. Схема поворота автопоезда с одноосным прицепом

Влияние упругости шин, деформации элементов подвески, рамы автомобиля и зазоров в сцепном устройстве на точность расчетов крайне мало. Поэтому можно пренебречь этими параметрами и считать, что точка О явля

ется мгновенным центром поворота автомобиля, то есть точкой пересечения перпендикуляров к направлению скоростей точек 1 и 2 (соответственно Vi и V2), то для расчета получим выражение:

R = Li/tg(d0-t/dt), где L1 - база автомобиля; t - текущее время;

0 - средний угол поворота управляемых колес; d0 / dt - скорость поворота управляемых колес.

Запишем уравнения, описывающие кинематические связи системы, изображенный на рис. 8, и выражающие координаты искомых точек:

  1. Yi = V2tg©-t/L,;
  2. Y2 = V2-sin©-t/L2;
  3. а = уі-у2;
  4. Xi = V2-t-cos(0 + Yi) / COS0, Yi = V2-t-sin(0 + Yi) / cos0;
  5. X2=Xi-Lr cosYi, ?2= Yi-Lf sinYb
  6. X4 = Xi - (Li + L3) • cosYb Y4 = Yi - (Li + L3) • sinYi;
  7. X3 = X4 - L2- C0SY2, Y3 = Y4 - Lr sinY2;
  8. Xa = Xi + (L - Li - L3) • cosYi + S- sinyi / 2, Ya = Y, + (L - Li - L3) • sinYi - S- cosYi / 2;
  9. Xb = Хз - S- smY2 /2, YB = Y3 + S- COSY2 / 2;
  10. Xc = X2 - S- sinYi /2, Yc = Y2 + S- cosYi / 2;
  11. XD = X4 - L4 • C0SY2 + S- зіпуг /2, YD = Y4 - L4 • 8Іпу2 - S- cosyi / 2; где L - длина автомобиля-тягача;
  12. L2 - база прицепа;

Ьз - расстояние от задней оси автомобиля до буксирного крюка или до пальца седельного устройства;

L4 - длина прицепа или полуприцепа; S - ширина автопоезда.

Данные выражения справедливы при следующих допущениях, не влияющих существенно на точность вычислений: скорость поворота рулевого колеса и скорость движения автопоезда постоянны, ширина автомобиля-

200

тягача и прицепа одинакова .

Расчет габаритной полосы движения прицепного автопоезда без использования средств вычислительной техники практически неосуществим. Определение положения габаритных точек транспортного средства осуществляется дискретно, через определенные промежутки времени. Для обеспечения достаточной точности вычислений шаг изменения данного параметра не должен превышать 0,5 % общего времени выполнения маневра, что требует проведения не менее двухсот серий расчетов для определения местоположения как минимум четырех точек, что практически неосуществимо при ручных расчетах.

Для написания компьютерной программы, результат которой - построение габаритной полосы движения прицепного автопоезда в графической форме и виде таблиц, необходимо использование специальных знаний инженера-программиста.

Для работы программы кроме габаритных размеров автомобиля-тягача и прицепа, необходимо знать максимальный средний угол поворота управляемых колес - ©max- Алгоритм расчета следующий: угол поворота управляемых колес изменяется от нуля до тех пор, пока тягач не повернет на угол равный половине рассчитываемого угла поворота, то есть ф/2, либо до ©щах- В момент достижения управляемыми колесами угла ©max тягач повернет на угол фь После чего, в первом случае, угол поворота управляемых колес уменьшается до нуля, во втором - автопоезд продолжает движение с полностью повернутыми колесами, пока тягач не повернет на угол ф/2 + фь затем 0 также с постоянной угловой скоростью изменяется от максимального зна- L чения до нуля.

^^ См.: Гаспарянц Г.А. Конструкция, основы теории и расчета автомобиля: Учебник для машиностроительных вузов. М., 1978; Литвинов А.С., Фаробин Л.Е. Автомобиль: теория эксплуатационных свойств: Учебник для вузов по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство». М.. 1989.

Применение компьютерной техники в данном случае позволяет в кратчайшие сроки и с высокой точностью провести большое количество опытов с различными исходными данными (скорость движения автопоезда и скорость поворота рулевого колеса). Дальнейшие пути совершенствования программы заключаются в увеличении тшов прицепных автопоездов, для которых возможно определение габаритной полосы движения, нагфимер, прицепного автопоезда с двухосным прицепом с поворотной передней тележкой, а также в автоматическом определении параметров движения, при котором возможен данный маневр.

Информация, заключенная в объектах, представленных на исследование

Вспомогательная информация, выделенная из информационного поля объектов исследования пу- тем использования однородных специальных знаний

Информация, выделенная из информационного поля объектов исследования путем использования однородных специальных знаний

Информация, выделенная из ин()юрмационно- го поля объектов исследования путем использования однородных специальных яыяыий

Информация, выделенная из информационного поля объектов исследования путем комплексного использования разнородных специальных

ЯНЯЙИЙ

Рис. 9. Информационная модель производства комбинированной

L

комплексной экспертизы

Подробность описания вышеизложенного примера вызвана, на наш взгляд, необходимостью углубленного анализа места вспомогательных специальных знаний в рамках как соподчиненной, так и комбинированной комплексной экспертизы.

г

Все рассмотренные выше схемы являются частными случаями предлагаемой нами модели комбинированной комплексной экспертизы (рис. 9). Данное исследование несет в себе черты как равнозначимой, так и соподчиненной экспертизы. В таком случае вывод может быть синтезирован лишь с использованием специальных знаний относяпщхся к различным специальностям. Однако, для ответа на поставленный вопрос необходимо и использование вспомогательной информации, также полученной с использованием специальных знаний.

3.4. Информационная модель оценки результатов комплексной судебной экспертизы.

Заключительный блок информационной модели проведения экспертизы состоит в описании процедуры оценки следователем информации полученной в ходе проведения экспертизы. Основная задача данного этапа - нахождение места выделенных с помош;ью специальных знаний данных в информационном поле. Акцент в нашем исследовании сделан на нахождении места полученных при производстве экспертизы данных в процессе расследования, определении истинности полученных сведений.

проверка соблюдения требований уголовно-процессуального закона при проведении экспертного исследования, несомненно, необходима при оценке следователем либо судом заключения сведущих лиц.

На данном этапе исследования мы в большой степени абстрагируемся от формальных требований уголовно-процессуального закона, влияюпщх на признание доказательств, в том числе заключения эксперта, недопустимыми

(см. ст. 75 УПК РФ). Используя оценочные критерии принятые нами при разработке информационной модели проведения судебной экспертизы можно сделать вывод, что далеко не все нарушения, допущенные в ходе исследования, ведут к получению недостоверных выводов. Так, например, проведение исследований экспертом, подлежащим отводу, непредупреждение его об ответственности за дачу ложного заключения и другие формальные нарушения буквы закона, не влияющие на фактическую сторону исследования, не связаны причинно с возникновением экспертных ошибок. Следовательно, предметом изучения блока оценки заключения комплексной экспертизы будет являться установление обстоятельств, влияющих на достоверность, истинность информации, полученной в процессе проведения экспе^^^оцвоосоцедотнщцователем фактической информации содержащейся в заключении экспертизы можно условно разделить на следующие этапы:

• Проверка истинности (качества) и достаточности (количества) информации, содержащейся в объектах, представленных на исследование. • • Проверка достоверности вспомогательной информации, включая как источники, так и основания ее получения. Применяемые в ходе проведения экспертизы справочные данные должны использоваться лишь в том случае, когда невозможно или нецелесообразно получение объективной информации путем исследования объектов, непосредственно относящихся к событию преступления, как следственными, так и экспертными методами. • • Определение соответствия предмета экспертизы специальным знаниям конкретного эксперта (экспертов) при комплексной экспертизе имеет свои особенности применительно к различным типам данного вида исследований (равнозначимая, соподчиненная и комбинированная комплексная экспертиза). Определяется характер и объем специальных знаний эксперта или экспертов и проверяется их соответствие друг другу. Изучаются сведения, характеризующие эксперта как специалиста в определенной отрасли знаний, и решается вопрос о том, относятся ли к его компетенции научные положения и методы исследования, которые были использованы при проведении экспертизы^^\ • • Непосредственная оценка сведений, выделенных из информации со- держащейся в объектах исследования с помощью специальных знаний. Определение места полученной в ходе экспертного исследования информации в процессе расследования преступления. • Заключительный этап оценки следователем информации, полученной в ходе проведения экспертного исследования, с точки зрения ее достоверности целесообразно подразделить на ряд этапов^®^:

• Анализ полноты заключения, который предполагает изучение следующих обстоятельств: насколько полно эксперт использовал предоставленные ему материалы; применял ли эксперт разнообразные, дополняющие друг друга методы исследования, необходимые для получения достоверных ответов на поставленные вопросы; дал ли эксперт заключение по всем вопросам; насколько полно описан в заключении ход экспертного исследования. • • Анализ научной обоснованности заключения, в ходе которого следователь выясняет: имеет ли данная экспертиза необходимую научную основу; основано ли заключение эксперта на данных науки и специальных знаниях эксперта; соответствуют ли выводы эксперта проделанному исследованию, связаны ли логически содержание исследования и выводы из произведенного исследования; применены ли экспертом наиболее эффективные методы исследования, соответствуют ли они требованиям современной науки и техники; достаточен ли исследованный материал для сделанных выводов; правильно ли выявлены и оценены экспертом признаки и свойства исследуемых объектов. • • Анализ соответствия фактических данных, полученных в результате экспертизы, имеющимся в деле доказательствам. При этом следует исходить из правил оценки доказательств, изложенных в ст. 88 УПК РФ. Хотя уголов- • ^^ Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 373. Там же Г, -^73-374.

но-процессуальный кодекс РСФСР утратил силу, следует считать верными методические рекомендации, изложенные в ч. 2 ст. 71, согласно которой никакие доказательства не имеют для следователя заранее установленной силы.

Использование при расследовании преступлении информационной модели производства судебной экспертизы позволит избежать ошибок при назначении, производстве и оценке результатов комплексных экспертных исследований, позволит повысить их качество, сократить сроки их производства, дает реальную возможность алгоритмизировать рассматриваемый процесс.

Глава 4. Алгоритм производства комплексной судебной экспертизы

4.1. Теоретические положения алгоритмизации производства ком- плексной судебной экспертизы

Одним из основополагающих понятий в современной математике и ки- бернетике является понятие алгоритма. Любая система управления собирает, накапливает, передает и перерабатывает информацию. Переработка инфор- мации состоит в выполнении некоторых операций в определенной последо- вательности. В итоге выполнение последовательности операций приводит к получению результата или решения. Не является исключением в этом смысле и процесс расследования преступлений.

В кибернетике алгоритмом называют совокупность правил или ограничений, которые определяют точный перечень и последовательность чередования отдельных операций необходимых для получения желаемого результата из некой совокупности исходных данных. Иначе, алгоритм состоит из последовательности совершенно определенных простых шагов и точных правил, указывающих, когда и какой шаг должен быть сделан, а также ука- зывающих, когда должен быть прекращен выполняемый процесс^®^.

Приведенное выше определение алгоритма может быть использовано не только в кибернетике, но и в любой другой сфере человеческой деятельности, в том числе и криминалистике.

Рассматривая криминалистический алгоритм как формализованную последовательность тактических действий, следователь получает возмож- ность сократить сроки поиска оптимального решения конкретной проблемы, формирует многовариантную модель решения поставленных задач, снижает тактический риск собственных действий, активизирует получение и усвоение криминалистически значимой информации, лучше решает нестандартные за-

См.: Лапа В.Г. Математические основы кибернетики. Киев, 1974. С. 46-47.; Математическая энциклопе- дия. т. 1.М.. 1977. С. 202.

Указанные преимущества использования алгоритмов при расследовании преступлений в полной мере реализуются в частном случае применения рассматриваемых методов в ходе производства судебных экспертиз.

Исследуя проблему взаимосвязи между кибернетической теорией алго- ритмов, эвристикой и правоохранительной деятельностью, было сформули- ровано понятие криминалистического алгоритма как научного предписания, содержащего указание на необходимые исходные данные, некоторые перечни операций и оптимальную последовательность их выполнения, обеспечи- вающего решение определенного класса задач, возникающих в процессе об- наружения, фиксации и исследования доказательств^®^. На наш взгляд, предложенная выше дефиниция практически во многом повторяет формулировку определения алгоритма в кибернетике, подтверждая тезис об универсальности понятия алгоритма во всех сферах науки.

Применительно к методике расследования И.А. Возгрин предложил рассматривать алгоритм расследования преступлений в виде предписания порядка работы, то есть содержания и последовательности следственных действий, взятого в динамике с учетом сложившейся следственной ситуации и возможными ее изменениями^®^.

Наиболее полное, на наш взгляд, исследование концепции алгоритмизации и программирования в криминалистике приведено в монографии А.С. Шаталова, предложившего и обосновавшего следующее определение: криминалистический алгоритм есть правило, сформулированное при помопщ понятийного аппарата (языка) и научных рекомендаций криминалистики, оп- ределяющее процесс переработки субъектом расследования исходных дан- ных в искомые результаты^®^.

См.: Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные ас- пекты. М., 2000. С. 109.

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические про- блемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 48.

^^ Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Минск, 1983. С. 161.

Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М., 2000. С. 56-72.

При построении информационной модели производства судебной экспертизы нами было доказано, что наиболее общим случаем рассматриваемого нами действия, с точки зрения предмета исследования, является комбинированная комплексная экспертиза. Производными от нее являются все остальные виды экспертных исследований, а именно: однородная экспертиза, равнозначимая и соподчиненная комплексные экспертизы. Следовательно, разрабатываемый нами в ходе настоящего исследования алгоритм производства комбинированной комплексной экспертизы включает в себя и алгоритмы производства вышеперечисленных видов экспертных исследований.

Исследуя теоретические предпосылки формализации процесса производства судебной экспертизы путем его алгоритмизации, мы опираемся на сле- дз^щие закономерности. Любой логический алгоритм (в том числе и разраба- тываемый нами алгоритм производства комбинированной комплексной экспертизы) достаточно простыми методами можно свести к численному. Кроме того, указанная система правил характеризуется следующими свойствами:

Детерминированости. Граничные условия и законы существования  рассматриваемого явления должны быть четко определены. Никакой произ- вольный выбор их недопустим. Сущность метода вычислений, порядок дей- ствий можно сообщить любому лицу в виде конечного числа указаний. Дей- ствия, предпринимаемые в соответствии с этими указаниями, представляют  собой детерминированный процесс и не зависят от произвола действующего  лица. Этот процесс может быть в любое время повторен другим лицом.

Массовости. Алгоритм дает возможность решать целый класс за- дач. Указания, составляющие сущность алгоритма, применимы к начальным  данным, которые могут варьироваться. Из данного утверждения следует вы- вод, что последовательность операций для решения конкретной задачи в об- щем случае не является алгоритмом для всего класса подобных задач.

^ Результативности. Алгоритм, примененный к любой задаче опре- деленного класса, через конечное число шагов должен привести к остановке операций. После остановки мы получаем результат^’‘®.

Все вышеперечисленные свойства в полной мере относятся и к алгоритму производства комбинированной комплексной судебной экспертизы. Процесс расследования преступления, в общем, и производства судебной экспертизы, в частности, объективно детерминирован нормативными актами, четко определяющими как цели, так и средства их достижения. Несомненно, что при производстве экспертных исследований исходные данные различны по определению, так как в каждом конкретном случае расследуется уникальное событие, несущее в себе признаки противоправного деяния. Любой этап процесса расследования должен быть оформлен в соответствии с требова- ниями уголовно-процессуального закона, следовательно - должен завер- шиться конкретным результатом.

При разработке алгоритма производства комбинированной комплексной судебной экспертизы необходимо учитывать следующие аспекты:

процессуальный - соответствие назначения, производства и оценки  результатов исследования требованиям уголовно-процессуального закона и  других нормативных актов;

тактический - определение лицом, проводящим расследование,  тактически верного момента назначения экспертизы, ее вида, квалифициро- ванная и обоснованная постановка вопросов;

организационный - данный аспект имеет две грани: первая - орга- низация взаимодействия следователя и экспертов, «алгоритмизации их со- вместной, согласованной деятельности, направленной на раскрытие и рас- следование пpecтyплeний»^®^; вторая - установление четких  взаимоотношений как между членами экспертной комиссии, так и, при необ-

См.: Лапа В.Г. Математические основы кибернетики. Киев, 1974. С. 51-66; Шаталов А.С. Криминалисти- ческие алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М., 2000. С. 71-73.

Степанов В.В., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специалистом-криминалистом при расследо- вании преступлений. Саратов, 1988. С. 47.

ХОДИМОСТИ, и между различными экспертными учреждениями в том случае, если экспертное исследование производится комиссионно.

Этапы процесса проведения экспертного исследования полностью кор- релируют с блоками информационной модели судебной экспертизы. Соот- ветственно, алгоритм данного действия включает в себя три относительно самостоятельные части:

• алгоритм подготовки и назначения экспертизы; • • алгоритм производства экспертизы; • • алгоритм оценки заключения комплексного экспертного исследования. Далее подробно рассмотрим алгоритмы этапов проведения комбинированной комплексной судебной экспертизы. • 4.2. Алгоритм подготовки и назначения комбинированной комплексной экспертизы

Рассмотрим назначение судебной экспертизы как систему взаимоопре- деленных уголовно-процессуальных действий и тактических приемов, про- водимых в рамках действующего уголовно-процессуального законодательст- ва, определяющего производство рассматриваемого следственного действия^^®, состоящую из следующих основных элементов:

  1. оценка следственной ситуации и принятие решения о назначении экспертизы;
  2. формулирование вопросов, подлежащих разрещению в ходе экс- пертного исследования;
  3. определение вида экспертизы;
  4. См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова М., 1998. С. 363-371; Лившиц Ю.Д., Кудрявцева А.В. Использование специальных познаний в уголовном процессе: Научно- практическое пособие. Челябинск, 2001. С. 40-48; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном про- цессе России: Монография. Челябинск, 2001. С. 247-248; Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного исследования; Учеб. пособ. Волгоград,
  5. Г.

  6. определение перечня и подготовка объектов и материалов, подле- жащих направлению на экспертизу;
  7. выбор экспертного учреждения и/или эксперта, которому поручает- ся производство экспертизы;
  8. подготовка постановления о назначении экспертизы;
  9. ознакомление участников процесса с постановлением о назначении экспертизы и разрешение заявленных ходатайств;
  10. приведение в исполнение постановления о назначении экспертизы путем направления в экспертное учреждение или вручения его эксперту.
  11. При составлении алгоритма необходимо не только определить характерные черты представленных элементов, но, что не менее важно, установить взаимосвязи между ними. Кроме того, в алгоритм входят и другие, вспомога- тельные, элементы, обеспечивающие выполнение его основной функции, на- пример, консультации со специалистом, проведение дополнительных следст- венных действий и т.п.

Следует отметить, что не все перечисленные выше элементы обладают специфическими чертами, проявляющимися при назначении комплексной экспертизы. Наиболее ярко различие между однородными и комплексными экспертными исследованиями проявляются при определении вида эксперти- зы, выборе экспертного учреждения или эксперта, которому поручается про- изводство экспертизы, а также при приведении в исполнение постановления о назначении экспертизы.

Решение о назначении комплексного исследования следователь должен принять только после формулирования вопросов, подлежащих разрешению. Формулировка вопросов должна быть детерминирована целями и задачами, стоящими перед следователем на конкретном этапе расследования. После этого определяется соответствие предмета экспертизы, выраженного в во- просах, компетенции одного либо нескольких видов однородной экспертизы, то есть принимается решение о назначении однородного или комплексного экспертного исследования. Следовательно, встречающаяся в литературе ре-

комендация о первоначальном определении вида экспертизы и последующей

формулировке вопросов, поставленных перед экспертом, является логически 1 1

необоснованной .

Исследуемый этап назначения экспертизы должен привести к следующим результатам:

• приведение в исполнение постановления о назначении экспертизы; • • отказ следователя от назначения экспертного исследования. • Надо отметить, то последний исход недопустим в случаях обязательного назначения экспертизы, предусмотренных уголовно-процессуальным за- коном (ст. 196 УПК РФ). В то же время, алгоритм, описывающий процесс на- значения обязательных экспертиз является частным случаем общего алгоритма. В рассматриваемом случае следователь не в праве отказаться от проведения экспертного исследования, следовательно, в алгоритме назначе- ния комиссионной комплексной экспертизы отсекаются те связи, которые приводят к подобному результату.

Дадим оценку содержательной стороны характеристики элементов алгоритма подготовки и назначения комбинированной комплексной судебной экспертизы с указанием вариантов развития рассматриваемого процесса.

  1. Оценка следственной ситуации и принятие решения о назначении экспертизы.

В случаях, когда в ходе расследования преступления следствию необходима информация, для получения которой целесообразно использование специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле следователь на- значает экспертизу^’^. Характер используемых специальных знаний и саму необходимость их применения следователь определяет самостоятельно исхо- дя из сложившейся следственной ситуации^’^, кроме случаев обязательного проведения экспертного исследования, предусмотренных ст. 196 УПК РФ.

См.: Лившиц Ю.Д., Кудрявцева А.В. Использование специальных познаний в уголовном процессе: Науч- но-практическое пособие. Челябинск, 2001. С. 40; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном про- цессе России: Монография. Челябинск, 2001. С. 247.

См.: ч. 1 ст. 57, ч. 2 ст. 195 УПК РФ; ст. 78 УПК РСФСР.

См.: п. 3 ч. 2 ст. 38. п. 2 ч. 3 ст. 39 УПК РФ: ч. 1 ст. 127 УПК РСФСР.

Кроме этого, практика признает необходимым проведение экспертиз также для установления наличия венерических заболеваний, подделки денег, опре- деления состава наркотических веществ; для выяснения вопроса о том, явля- ются ли оружием, боеприпасами или взрывчатыми веществами предметы, которые виновный похитил, незаконно носил, хранил, изготовил или сбыл; стоимости имущества при его похищении, уничтожении или повреждении^’”^. Многие проблемы, возникающие при оценке следователем ситуации, скла- дывающейся в процессе расследования уголовных дел и требующие прове- дения экспертных исследований, достаточно подробно освещены в работах ученых-криминалистов^’^.

Своевременность назначения экспертизы является одним из важных факторов, от которого зависит успех расследования. Исходя из сложившейся следственной ситуации, решение о назначении экспертного исследования принимается сразу же, как только возникнет необходимость в данной форме использования специальных знаний.

В настоящее время уголовно-процессуальный закон (ч. 4 ст. 146 УПК РФ) позволяет назначать судебные экспертизы и до возбуждения уголовного дела в случаях, когда это необходимо для закрепления следов преступления и установления лица, его совершившего. Необходимость введения данной но-

См.: Постановления Президиума и определения судебных коллегий Верховного Суда РСФСР по уголов- ным делам // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1976. № 10. С. 13-14.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971. № 2; Следственная практика. Вып. 46. М., 1961. С. 35; Следственная практика. Вып. 151. М., 1987. С. 92; Сборник материалов по вопросам следствия. М.: Прокуратура РСФСР, 1987. С. 431; Обзор практики назначения, производства и использования результатов судебно-автотехнических экспертиз следственными органами и судами. М., Минюст СССР и МВД СССР, 1982. С. 5; Теория и практика судебной экспертизы. СПб, 2003. С. 217-219; Зуев Е.И. О понятии специальных познаний в уголовном процессе - В кн.: Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы. М., 1969. С. 73: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995, С. 5; Мирский Д., Орлов Ю. Процессуальные последствия назначения экспертизы по уголовному делу // Советская юстиция. 1990. № 21. С. 23; Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы И Российская юстиция. 1995. № I.e. 12; Белоусов А.В. Назначение судебных экспертиз на предварительном следствии: проблемы и недостатки и Российский следователь. 2000. № 3. С. 51-53; Громов И., Смородинова А., Соловьев В. Заключения эксперта: от мнения правоведа до выводов медика (обзор практики) // Российская юстиция. 1998. № 8. С. 29; Кабанов П. Использование фотоснимков, фонограмм, дактилокарт // Социалистическая законность. 1987. № 1. С. 49; Селина Е. Процессуальные гарантии свободной оценки заключения эксперта // Российская юстипия. 1998. № 10. С. 30 веллы обоснована в работах Р.С. Белкина, В.М. Быкова, Я.В. Комиссаровой, И.Л. Петрухина, Н.А. Власовой, Е.Н. Тихонова и др.^’®

Следственная практика по делам о дорожно-транспортных преступлениях свидетельствует о том, что без компетентного заключения сведущего лица во многих случаях невозможно решить вопрос о наличии оснований для возбуждения уголовного дела. От характера выводов о тяжести телесных по- вреждений зависит наличие или отсутствие у органа, проводящего расследо- вание, основания для возбуждения уголовного дела вообще.

На практике широко применяется непроцессуальная форма использования специальных знаний путем направления потерпевших на судебно- медицинское освидетельствование, а затем, в зависимости от его результатов, принимается решение о возбуждении уголовного дела. И только в том слу- чае, когда дело возбуждается, производится экспертное исследование.

Практика подмены экспертиз «предварительным исследованием» для решения вопроса о возбуждении уголовного дела при расследовании дорож- но-транспортных преступлений, не только не решает проблемы своевремен- ного и обоснованного возбуждения уголовного дела, но и, напротив, может значительно осложнить ее решение, повлечь невосполнимую утрату вещест- венных доказательств и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

Обычно в процессе расследования следователь имеет возможность, заблаговременно собрать и подготовить материалы необходимые для на- значения судебной экспертизы. Однако наилучшие результаты достигают-

См.: Белкин Р. Судебная экспертиза: вопросы, требующие решения И Советская юстиция. 1988. № 1. С. 21- 22; Быков В.М. Проблемы применения технико-криминалистических средств и специальных познаний при расследовании преступлений // Использование современньпс технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно-практической конференции 24- 25 апреля 1997 года. Саратов, 1998, С. 7; Комисарова Я.В. Процессуальные и нравственные проблемы про- изводства экспертизы на предварительном следствии / Автореф. дис. … к.ю.н. Саратов, 1996. С. 21; Ком- ментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. С. 213, 254; Власова Н.А. Проект УПК: реформирование досудебного производства в уголовном процессе // Право и политика, 2000. № 10. С. 28-31; Комисарова Я.В. Дискуссионные вопросы назначения экспертиз по уголовным делам И Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений (Общая теория криминалистики и перспективы развития криминалистической техники, тактики и методики). Саратов, 1994. С. 96; Тихонов Е.Н. Проблемы назначения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела И Актуальные вопросы государства и права на современном этапе Томск, 1984. С. 227-228; Тихонов Е.Н. Исходные следственные ситуации и выбор времени назначения экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 45-46; Францифоров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 1999. № з. с. 28.

СЯ в случае, когда проведение экспертного исследования планируется за- ранее, и действия по ее подготовке и назначению включаются в общий план расследования.

При расследовании дорожно-транспортных преступлений, в аспекте нашего исследования, во многих случаях экспертиза назначается сразу же после возбуждения уголовного дела. Иногда время назначения экспертизы определяется характером объектов исследования. Например, несвоевремен- ное назначение комплексной судебно-медицинско-автотехнической экспер- тизы, может привести к невосполнимой утрате существенных для дела при- знаков объекта исследования.

При появлении альтернативных экспертному исследованию законных способов получения доказательств (проведение других процессуальных дей- ствий), следует руководствоваться следующими положениями, с одной сто- роны, получение какой-либо информации о преступлении без использования специальных знаний в форме экспертизы, как правило, сокращает сроки следствия, при этом снижаются затраты на производство исследований и за- грузка экспертных учреждений. С другой стороны, во многих случаях невоз- можно получения доказательства без производства экспертных исследований. Кроме того, зачастую судебная экспертиза назначается следователем из тактических соображений для установления какого-либо обстоятельства ра- нее установленного в ходе предварительного следствия с целью проверки и усиления надежности доказательств, имеющихся в уголовном деле, устране- ния противоречий в сведениях полученных в ходе расследования^’^.

  1. Формулирование вопросов, подлежащих разрешению в ходе экс- пертного исследования.

При назначении судебной экспертизы большое значение имеет правильная научно-обоснованная постановка вопросов перед экспертом. Главным фактором, определяющим их формулировку, несомненно, явля-

См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1988. С. 323; Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 151-153: Руководство для следователей / Под оед. Н.А. Селиванова. В.А. Снеткова. М.. 1998. С. 363.

ются обстоятельства уголовного дела, конкретная ситуация, сложившаяся в процессе расследования. При постановке вопросов следователь должен, в некоторой мере абстрагироваться от организационных факторов производ- ства экспертизы. Формулировка вопросов должна быть детерминирована в первую очередь задачами всестороннего, полного и объективного рассле- дования уголовного дела.

Изложенное выше положение находит практическое применение при формулировании вопросов соподчиненных комплексных экспертиз. Теоре- тическая возможность проведения в данном случае серии взаимосвязанных экспертных исследований, приводит к тому, что для «вспомогательной» экс- пертизы нужна постановка вопросов, ответы на которые лишь опосредованно интересуют следствие и необходимы только для производства «основной» экспертизы.

Рассматривая тезис о том, что вопросы, которые ставятся на разрешение эксперта, должны относиться к области специальных знаний эксперта и

218

не выходить за ее пределы , то есть, иными словами, предмет экспертизы должен полностью входить в компетенцию соответствуюш,его эксперта либо экспертов, мы полагаем, что данное утверждение совершенно верно. Тем не менее, при формулировании вопросов экспертного исследования следователь ни в коей мере не должен быть ограничен узкими рамками какой-либо спе- циальности. Недопустима ситуация, когда возможности какого-либо экс- пертного учреждения или квалификация конкретного эксперта являются препятствием для разрешения вопроса, стоящего перед следствием.

При этом мы не можем в полной мере согласиться с утверждением о том, что перед экспертами недопустима постановка вопросов, для решения которых в момент назначения не существует соответствующих мето- дик^^^. Действительно, если ответ на интересующий следствие вопрос невозможен на современном этапе развития науки и техники, его постановка недопустима. В том случае, если существует реальная воз-

Криминалистика. Т. II. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М,, 1988. С. 153. Тям же

можность разработки новой либо модификации существующей методики исследований в рамках проведения экспертного исследования, назначение экспертизы возможно.

в справочной и методической литературе приводятся примерные перечни вопросов для различных видов судебных экспертиз. Однако, при ис- пользовании типовых вопросов всегда необходимо учитывать специфику конкретной экспертной задачи^^®.

При разрешении проблем, возникаюпщх при формулировании вопросов, во всех случаях желательна консультация следователя со специалистом. Ре- зультатом может быть, наряду с констатацией возможности производства экспертных исследований, постановка или снятие дополнительных вопросов, изменение их формулировки или последовательности, проведение дополнительных следственных действий, отказ от назначения экспертного ис- следования.

Критериями, которыми должен руководствоваться следователь, формулируя вопросы, подлежащие разрешению в ходе экспертного исследования на наш взгляд являются:

• детерминированость обстоятельствами расследования конкретного преступления; • • конкретность формулировки вопроса, предполагающая возможность получения категорического вывод; • • ясность формулировки, не допускающей двойственной трактовки вопроса экспертом; • • логическая последовательность в изложении вопросов; • • недопустимость постановки вопросов правового характера, относя- щихся к компетенции следователя; • • недопустимость постановки вопросов, для ответа, на которые не требуется специальных знаний. • ^^^ См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф. Волынского. М.. 1998. С. 324.

  1. Определение вида экспертизы.

Рассматривая классификацию судебных экспертиз, мы аргументировали тезис о том, что вид экспертного исследования обусловливается в первую очередь предметом экспертизы, определяемым тактическими задачами рас- следования.

Опираясь на классификацию предмета экспертного исследования, следователь устанавливает соответствие сформулированных им вопросов предмету той отрасли знания, познания в которой необходимы для произ- водства экспертизы, определяя, таким образом, вид экспертизы. Если же предмет конкретной экспертизы шире, чем предмет одной научной специ- альности, то есть, однородной экспертизы, то имеет место комплексное экспертное исследование.

При возникновении затруднений с определением вида экспертизы сле- дователю целесообразно обратиться за консультацией к специалистам, озна- комиться со справочной литературой, изучить положения о производстве конкретных видов экспертных исследований, а также информационные

письма, направленные в следственные подразделения руководителями пра-

1

воохранительных органов и экспертных учреждений . Указанные источни-

См.; Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438-443; Положение об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР (Утв. 6 декабря 1972 г.; со- гласовано с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, КГБ при Совете министров СССР 1 декабря 1972 года) // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 443- 444; Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР. Утверждена 22 июля 1986 г. М., 1986; Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР. Утверждена приказом Минюста СССР № 20 от 26 октября 1981 г. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 444-455; Инструкция о производстве судебно- медицинской экспертизы в РФ. Утверждена приказом Министерства здравоохранения РФ № 131 от 22 апреля 1998 г. И Справочно-щзавовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был; Инструкция об организации производства комплексных медико-криминалистических и медико- автотехнических экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР. Утверждена зам. министра юстиции СССР и зам. министра здравоохранения СССР 25 января 1982 г. М., 1982; Информация Генеральной прокуратуры России «О проведении консультаций и некоторых видов экспертиз». Направлена прокурорам республик, краев и равных им № 15к-85/93 от 21.04.93 г. И Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие. М., 1996. С. 402; Приказ Министерства Юстиции РФ от 20 декабря 2002 г. № 347 «Об утверждении инструкции об организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных подразделениях системы Министерства юстиции РФ» // Российская газета, 2003. 25 января. № 14 и др.

ки содержат достаточно подробную информацию о том, какие вопросы могут быть разрешены в ходе производства той или иной экспертизы^^^.

  1. Определение перечня и подготовка объектов и материалов, под- лежащих направлению на экспертизу.

Алгоритмизируя данный элемент необходимо помнить, что объект экс- пертизы определяется предметом исследования, при определении объектов и материалов, подлежащих направлению на экспертизу, следователь может ориентироваться на информацию, содержащуюся в нормативных актах, рег- ламентирующих порядок производства соответствующей экспертизы, а также в информационных письмах экспертных учреждений и справочной лите- ратуре. Кроме того, объекты необходимые для производства исследований могут быть определены в процессе консультаций между лицом производя- щим расследование и соответствующим специалистом.

На рассматриваемом этапе, достаточно часто возникает необходимость в получении образцов для сравнительного исследования. Роль данного след- ственного действия в процессе расследования преступлений, процессуальные основания и тактика его проведения подробно рассмотрены в работах В.А. Жбанкова^”.

С целью определения пригодности объектов для экспертного исследования следователь лично или по его поручению специалист либо прокурор- криминалист производят предварительное исследование объектов с исполь- зованием имеющихся в их распоряжении научно-технических средств без на- рушения целостности или изменения свойств исследуемых объектов.

в любом случае следователь обязан осмотреть объекты, направляемые для экспертного исследования, и составить об этом протокол^^’^, затем упаковать каждый объект в отдельности в упаковку, обеспечивающую сохранность

^^^ См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 364.

См.: Жбанков В.А. Получение образцов для сравнительного исследования. М., 1992; Жбанков В.А. Роль и значение образцов для сравнительного исследования при производстве судебных экспертиз в гражданском, административном и арбитражном процессе // Материалы научно-практической конференции «Криминалистические методы исследования доказательств в гражданском, арбитражном и административном процессе», 18-19 февраля 1997 года. http://msu.jurinfor.ru/confi’97001/97001-04.html. ^^”Ст.ст. 166. 167. 177. 178. 180 УПК РФ.

объекта, и опечатать своей печатью. Если упаковать направляемый на экс- пертизу объект невозможно, то он должен быть снабжен биркой с указанием необходимых реквизитов, удостоверенных подписью следователя^^^.

Как и на этапе формулирования вопросов, подлежащих разрешению в ходе экспертизы, итогом рассматриваемого элемента алгоритма может являться постановка или снятие дополнительных вопросов, изменение их фор- мулировки или последовательности, проведение дополнительных следствен- ных действий, а также отказ от назначения экспертного исследования.

S. Выбор экспертного учреждения и/или эксперта, которому поручается производство экспертизы.

при назначении комбинированной комплексной судебной экспертизы при выборе экспертного учреждения или эксперта, которые будут проводить исследование возможно два типа ситуаций: единоличное производство экс- пертных исследований специалистом, обладающим необходимыми для ответа на поставленный вопрос специальными знаниями; комиссионное произ- водство экспертизы.

В свою очередь при формировании экспертной комиссии возможно возникновение следующих ситуаций:

• члены комиссии являются сотрудниками одного экспертного учре- ждения; • • члены комиссии являются сотрудниками различных экспертных уч- реждений; • • члены комиссии не являются штатными сотрудниками экспертных учреждений; • • в экспертную комиссию входят как сотрудники экспертных учреж- дений, так и специалисты, непосредственно привлеченные следователем к производству исследований. • Несомненно, что привлечение к производству исследований экспертов, не являющимися штатными сотрудниками государственных экспертных уч-

См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 365.

реждений ВОЗМОЖНО, В основном, в случаях, когда в указанных экспертных учреждениях отсутствуют специалисты, обладающие необходимой квалифи- кацией для ответа на поставленные следователем вопросы.

Преимущество сотрудников государственных экспертных учреждений перед иными экспертами во многом обусловлено следующими факторами:

• в экспертных учреждениях к производству экспертиз допускаются специалисты, прошедшие специальную подготовку и сдавшие экза- мен экспертно-квалификационной комиссии ; • • четкая правовая регламентация производства экспертных исследо- ваний, обеспечивающая реализацию прав, как обвиняемого, так и потерпевшего^^^; • • сложности с оплатой экспертиз, проводимых с участием специали- стов, непосредственно привлеченных следователем к производству исследований. • Таким образом, принимая решение о включении в экспертную комиссию специалистов, не являющихся сотрудниками государственных экспертных учреждений следователь должен выяснить, возможно ли проведение ис- следований в экспертных учреждениях различных министерств и ведомств. Лишь при отсутствии соответствующих специалистов в указанных учрежде- ниях производство экспертиз может быть поручено лицам, обладающим не- обходимыми специальными знаниями в связи с их профессиональной дея- тельностью. При этом предпочтение следует отдавать сотрудникам научно- исследовательских институтов, лабораторий, предприятий, учреждений и ор- ганизаций, а также преподавателям высших учебных заведений .

Чтобы убедиться в компетентности предполагаемого эксперта, следователь, путем личного собеседования, а также путем изучения заключений, данных этим экспертом по другим уголовным делам, возможно с привлече-

Квалификационные требования к экспертам нормативно закреплены в ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской федерации». ^^^ См.: Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001. С.260-264.

Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 368.

НИЄМ ИНОГО специалиста, уясняет соответствие предмета экспертизы субъективным специальным знаниям. При этом следует иметь в виду, что ученое звание и ученая степень, должность лица, которому предполагается поручить производство экспертизы, не освобождает следователя от установленной законом обязанности убедиться в компетентности эксперта^^^.

Говоря о роли эксперта-организатора при производстве комиссионной комбинированной комплексной судебной экспертизы, необходимо отметить, что им может быть лишь член комиссии, проводящий основные исследова- ния, непосредственно участвующий в формулировке окончательного вывода.

Следует отметить, что назначение эксперта-организатора лично следователем возможно лишь в случае, когда все члены экспертной комиссии персонифи- цированы в постановлении о назначении экспертизы. В иных ситуациях, по нашему мнению, эта обязанность должна возлагается на руководителя экспертного учреждения, организующего деятельность комиссии^^®.

в соответствии с положениями гл. 8 УПК РФ эксперт относится к иным участникам уголовного судопроизводства, что позволяет процессуально закрепить нейтральное положение эксперта, который не должен при- надлежать ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты.

h

Одним из оснований для отвода эксперта указанных в ст. 70 УПК РФ является его нахождение в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. Непосредственным начальником как следователя, пред- ставляющего сторону обвинения (см. гл. 6 УПК РФ), также как и эксперта - сотрудника экспертного учреждения МВД РФ, является руководитель терри- ториального органа внутренних дел. Таким образом, можно считать, что в данном случае эксперт находится в служебной зависимости от представителя стороны обвинения, и имеются фактические основания для его отвода.

Использование приведенной выше аргументации на практике, в случае принятия ее судом, может привести к параличу всей системы расследования

Руководство для следователей / Под ред. И.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 368-369. См.: ч. 3 ст. 21 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспе] деятельности в РФ» И Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня. № 23. ст. 2291.

преступлений. Предотвратить коллапс правоохранительной системы, на наш взгляд, возможно лишь путем выделения экспертно-криминалистической службы из структуры министерства внутренних дел в независимый эксперт- ный комитет.

  1. Подготовка постановления о назначении экспертизы.

Постановление о назначении экспертизы, выносимое следователем или судом является единственным процессуальным основанием для ее проведения (ст. 195 УПК РФ). Закон четко регламентирует структуру данного доку-

231

мента, практически повторяя сложившуюся ранее на практике форму по- становления, состоящую из трех частей: вводной, описательной, резолютивной.

Во вводной части указывается: время и место составления постановления; лицо, его составившее (фамилия, должность и место работы); по какому уголовному делу проводится экспертиза; фамилия обвиняемого (если он установлен); статьи уголовного кодекса России, в соответствии с которыми он привлечен к ответственности.

в описательной части кратко излагается фабула уголовного дела; конкретные обстоятельства, в связи с которыми возникла необходимость на- значения экспертного исследования; указываются нормы закона, на основа- нии которых назначается экспертиза; также могут быть указаны особенности объекта исследования, представляюыще интерес для эксперта (например, ус- ловия хранения объекта, которые могли вызвать его видоизменение).

При назначении некоторых видов экспертиз в описательной части по- становления должны быть изложены фактические данные, необходимые для решения поставленных вопросов, В частности, при расследовании дорожно- транспортных преступлений, следователь, составляя постановление о назна- чении судебной автотехнической экспертизы, должен указать следуюш,ие данные: состояние проезжей части дороги (ширина, тип покрытия, наличие и величина уклонов); тип и техническое состояние транспортного средства, его

См.: прил. 62-65 к УПК РФ.

загруженность, координаты места происшествия (наезда, столкновения и т.п.); скорость движения пешехода; расстояние, которое преодолел пешеход по проезжей части до места наезда; скорость движения транспортного сред- ства и т.д.^^^

Исходя из определения объекта экспертного исследования, как источника информации о расследуемом событии, полученного в установленном законом порядке и необходимом эксперту для ответа на поставленные перед ним вопросы, можно сделать вывод о том, что постановление о назначении экспертизы является таким источником информации, следовательно, пред- ставлять собой объект экспертного исследования.

В резолютивной части постановления указывается вид экспертизы; формулируются вопросы, подлежаш;ие разрешению в ходе экспертного ис- следования; назначается эксперт или указывается экспертное учреждение, сотрудникам которого поручено производство экспертизы; в случае необхо- димости устанавливается срок, в течение которого должна быть произведена экспертиза; приводится перечень материалов и объектов, направляемых на экспертное исследование (в которые входит и само постановление о назначе- нии экспертизы).

В случае если необходимые для производства экспертизы документы получить не представилось возможным, в резолютивной части постановления должно быть указано учреждение, где они находятся, а последнее обязано представить указанные документы непосредственно экспертам по их тре- бованию^^^.

Когда для производства исследования привлекаются эксперты, не состоящие в штатах одного экспертного учреждения, в постановлении о назначении экспертизы должно быть указано: экспертами каких специальностей

См.: п. 14 Инструкция о проюводстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР. Утверждена приказом Минюста СССР № 20 от 26 октября 1981 г. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 444-455.

См.: п. 7 Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР. Утверждена Ми- нистерством здравоохранения СССР 27 октября 1970 года, согласована с Прокуратурой СССР, Верхов- ным Судом СССР, МВД СССР № 10-91/14-70 3 ноября 1970 года. // Вопросы расследования преступлений: Справ- пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 543-548.

ДОЛЖНО Проводиться данное исследование, на какое экспертное учреждение или эксперта возлагается организация деятельности комиссии, в какое учреждение или какому эксперту направлены объекты экспертного исследования и иные материалы^^”^.

  1. Ознакомление участников процесса с постановлением о назначении экспертизы и разрешение заявленных ходатайств.

В том случае, когда к моменту назначения экспертного исследования вынесено постановление о привлечении конкретного лица в качестве подозреваемого или обвиняемого, следователь обязан ознакомить его, а также его защитника с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить ему права: заявить отвод эксперту и ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц либо о производстве су- дебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; ходатайствовать о постановке перед экспертом дополнительных вопросов; присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта^^^. Также необходимо разъяснить обвиняемому, что согласно ст. 21 и 23 Конституции РФ, он не будет подвергаться в процессе экспертного исследования жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению, а также медицинским, научным или иным опытам без его добровольного согласия. Его право на личную, семейную и про- фессиональную тайну будет обеспечено экспертом и следователем, на- значившим экспертизу, в пределах, возможных при производстве по уго- ловному делу.

См. п. 2 Положение об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях Мини- стерства юстиции СССР (Утв. 6 декабря 1972 г.; согласовано с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, КГБ при Совете министров СССР 1 декабря 1972 года) И Вопросы расследования пре- ступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 443-444; Приказ Министерства Юстиции РФ от 20 де- кабря 2002 г. № 347 «Об утверждении инструкции об организации производства судебных экспертиз в су- дебно-экспертных подразделениях системы Министерства юстиции РФ» // Российская газета, 2003. 25 января. № 14.

Гм • и 1 ст 108 УПК РФ

В случае, когда производство комбинированной комплексной судебной экспертизы поручается экспертным учреждениям, следователь должен разъяснить обвиняемому, что он имеет право возражать против производства экспертизы, если есть основания полагать, что должностные лица экспертного учреждения лично заинтересованы в исходе дела. Реализовать же свое право на отвод эксперта-сотрудника указанных экспертных учреждений, он сможет лишь после того, как будет получено заключение эксперта и станет известно, кто именно проводил экспертизу.

Надо отметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 198 УПК РФ потерпевший, в отношении которого проводилась судебная экспертиза, вправе знакомиться с постановлением о назначении экспертного исследования, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, с тактической точки зрения, во всех случаях имеет смысл ознакомление с постановлением о назначении экспертизы потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Выяснение их позиции о полноте задания, компетентности и объективности эксперта (экспертного учреждения) на данном этапе значительно снизит вероятность назначения дополнительной или повторной экспертизы впоследствии, в том числе и в связи с наличием ОС- нований к отводу эксперта .

1 Следующим шагом является составление следователем протокола, в

котором должны бьггь изложены сведения о поступивших заявлениях и ходатайствах от обвиняемого и других участников производства по уголовному делу в отношении вынесенного постановления о назначении экспертизы. Протокол подписывают следователь и лица, ознакомленные с указанным документом (ч. 3 ст. 195 УПК РФ).

В случае удовлетворения ходатайства обвиняемого следователь изме-

1

і няет или дополняет постановление о назначении экспертизы, а в случае отка-

Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 370-371.

за - выносит мотивированное постановление и объявляет его обвиняемому под расписку.

  1. Приведение в исполнение постановления о назначении экспертизы путем направления в экспертное учреждение или вручения его эксперту.

Единоличное производство экспертных исследований (в том числе комплексных) является частным случаем комплексной экспертизы. Следовательно, анализируя алгоритм приведения в исполнение постановления о назначении комиссионной комбинированной комплексной экспертизы, мы должны рассмотреть две ситуации, аналогичные складывающемся на этапе выбора экспертных учреждений и экспертов, которым будет поручено производство исследований:

• организация деятельности комиссии возлагается на руководителя экспертного учреждения^^’; • • организация деятельности комиссии возлагается на конкретного эксперта. • Когда производство и организация комплексной экспертизы поручается экспертному учреждению, следователь направляет в указанное экспертное учреждение постановление, объекты и материалы, необходимые для производства экспертного исследования (ч. 1 ст, 199 УПК РФ). При этом следователь поручает руководителю экспертного учреждения разъяснить назначаемым экспертам их права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, а также предупредить экспертов об ответственности согласно ст. 307, 310 УК РФ (ч. 2 ст. 199 УПК РФ). Заключение любого эксперта, не предупрежденного при назначении экспертного исследования об ответственности, не имеет доказательственной силы.

В некоторых случаях организация деятельности комиссии возлагается на конкретного эксперта, следовательно, в производстве исследований при-

Ст.ст. 14-15 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001.4 июня. № 23. ст. 2291.

нимают участие специалисты, не являющиеся штатными сотрудниками экспертных учреждений. Следователь обязан вызвать к себе лиц, которым поручается производство экспертных исследований, удостовериться в их личности, определить соответствие их специальных знаний предмету экспертизы, проверить, нет ли оснований к отводу экспертов.

После этого следователь вручает эксперту-организатору исследований постановление о назначении экспертизы, разъясняет всем привлеченным экспертам их права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, ст. 21 и 23 Конституции РФ, предупреждает их об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Схема алгоритма подготовки и назначения комбинированной комплексной судебной экспертизы приведена в приложении 8.

4.3. Алгоритм производства комбинированной комплексной экспертизы

При разработке алгоритма производства комбинированной комплексной судебной экспертизы, основываясь на приведенной выше модели производства рассматриваемого вида экспертных исследований и на основных положениях тактики производства экспертных исследований, в том числе на работах А.И. Винберга, указывающего на важность проблемы решения экспертных задач, исследования процесса актуализации информации для любого вида судебных экспертиз .

L

Несомненно, что проблема алгоритмизации процесса производства экспертных исследований вообще и комплексных в частности представляет значительную сложность. Перед экспертами все чаще ставятся нестандартные задачи, требующие из- за отсутствия разработанных по ним методик

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 47.

творческого эвристического подхода^^^. Исходя из этого, Б словаре основных терминов судебной экспертизы дано лишь определение алгоритма решения конкретной экспертной задачи. Алгоритм конкретного экспертного исследования есть правило, предписывающее совершение действий в последовательности, обеспечивающей при определенных условиях разрешение поставленного перед экспертом вопроса^’^®. По нашему мнению, указанное определение справедливо не только для конкретной экспертной задачи, но и для любого, в том числе комплексного экспертного исследования. Следует, однако, учесть, что результатом проводимой экспертизы может быть не только ответ на поставленные следствием вопросы, но также и инициация производства иных следственных действий, предоставление дополнительной информации и другие действия, предусмотренные уголовно- процессуальным законом.

Любое экспертное исследование, вне зависимости от его вида, целей, задач мы предлагаем разделить на шесть основных частей:

  1. Ознакомление экспертов с постановлением о назначении экспертизы.
  2. Предварительное изучение объектов, представленных на исследование.
  3. Составление плана исследования.
  4. Проведение экспертного исследования.
  5. Формулирование ответов на поставленные следователем вопросы.
  6. $. Подготовка заключения экспертизы.

к

Анализируя начальный этап производства экспертизы, необходимо отметить, его исключительную важность для всего дальнейшего хода исследований. Предварительное изучение экспертами вопросов, поставленных перед нами, определение качества и достаточности объектов экспертизы, а затем и составление плана дальнейших исследований должно проводиться на совместном совещании экспертов, что дает нам право рассматривать указанные выте элементы в логической взаимосвязи.

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 48. Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. С. 13.

В каждой экспертной комиссии руководителем экспертного учреждения, либо непосредственно лицом, назначившим экспертное исследование, назначается эксперт- организатор или руководитель экспертной комиссии, на которого возлагается обязанность координации исследований, руководства совещанием экспертов, но не имеющий никаких дополнительных процессуальных преимуществ перед другими членами комиссии^’*^. Если при проведении однородных экспертных исследований организатором может являться любой эксперт, проводящий исследования, обладающий необходимыми, профессиональными качествами, организаторскими способностями, отвечающий определенным психологическим требованиям, то при проведении комбинированной либо соподчиненной комплексной экспертизы, экспертом- организатором, может быть назначен лишь член комиссии, проводящий основные исследования, непосредственно участвующий в формулировании , окончательного вывода.

Далее рассмотрим элементы алгоритма производства комбинированной комплексной судебной экспертизы с учетом особенностей информационной модели рассматриваемого действия.

  1. Ознакомление экспертов с постановлением о назначении экспертизы.

Знакомство членов экспертной комиссии с постановлением о назначении экспертизы, оценка его формальной стороны, является неотъемлемой частью экспертного исследования. Соответствие структуры и содержания постановления о назначении экспертизы требованиям уголовного закона является обязательным требованием для признания сделанного на его основе заключения допустимым доказательством по делу.

Если постановление о назначении экспертизы подготовлено с нарушением требований закона, в том числе, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний экспертов, члены экспертной комиссии выно-

См.: Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР. Утверждена 22 июля 1986 г. М., 1986; Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. Учебник. М.. 2002. С. 204.208.

сят мотивированное постановление об отказе производства исследований по уголовному делу (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК РФ). После чего лицо, назначившее экспертизу, заново выполняет действия, предусмотренные алгоритмом назначения экспертного исследования, с учетом выявленных замечаний.

В случае назначения однородного экспертного исследования, на данном этапе эксперты, оценивая вопросы, требующие разрешения, ходатайствуют о назначении комплексной экспертизы, если они придут к выводу, что для ответа на поставленные следователем вопросы, необходимы специальные знания выходящие за рамки их специальности^’*^. Следует учесть, что лицо, назначившее экспертизу, должно изменить в постановлении о назначении экспертного исследования наименование экспертизы, а эксперт или эксперты ходатайствовать об этом, даже в том случае, когда субъективная компетенция экспертов будет достаточна для ответа на поставленные вопросы. Таким образом, при удовлетворении следователем ходатайства он следует указаниям, содержащимся в алгоритме подготовки и назначения комбинированной комплексной экспертизы, начиная с этапа определения вида экспертного исследования (см. приложения 8, 9).

Например, при производстве экспертных исследований при расследовании дорожно- транспортных преступлений достаточно часто складывается ситуация, когда один и тот же вопрос будет относиться, например, к компетенции судебно-автотехнической или комплексной судебно-медико-

Л J -J

автотехнической экспертизы . Здесь мы сталкиваемся с вопросом разграничения компетенции эксперта. Так, если при проведении экспертизы надо определить время реакции конкретного человека (например, водителя совер-

См.: п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ; Быков В.М. Правовое положение эксперта в проекте УПК РФ // Актуальные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Межвузовский сборник научных статей: В 2 ч. Часть 1. Саратов, 2001. С. 10.

j ^^^ См.: Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях систе

мы Министерства юстиции СССР. Утверждена приказом Минюста СССР № 20 от 26 октября 1981 г. // Вопросы расследования преступлений; Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 444-455; Инструкция об ор- ^ ганизации производства комплексных медико-криминалистических и медико-автотехнических экспертиз в

судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР. Утверждена зам. министра юстиции СССР и зам. министра здравоохранения СССР 25 января 1982 г. М., 1982; Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспортных преступлений: Учеб. пособ. Краснодар, 1999; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979.

шившего наезд) и возможно осуществить это экспериментальным методом, то назначается комплексная судебная медико-автотехническая экспертиза. В случае если вопрос, решаемый экспертом-автотехником, не требует проведения дополнительных исследований объекта, то есть, ответ на него возможен с использованием только справочных данных, назначается судебно- автотехническая экспертиза.

В общем случае, основным фактором, влияющим на назначение именно комплексной экспертизы, является необходимость проведения исследований специалистами нескольких наук. Причем, если существует альтернатива - проводить вспомогательные исследования или воспользоваться справочным материалом, следует отдать предпочтение первому варианту, как обеспечивающему большую достоверность получаемой информации, если только объект исследования не подвергся необратимым изменениям (смерть или увечье человека, физиологические параметры которого необходимо определить; значительные повреждения транспортного средства; невозможность воссоздания дорожной обстановки).

  1. Предварительное изучение объектов, представленных на исследование.

Этот этап является логическим продолжением предыдущего. Предварительное изучение объектов, представленных на исследование, позволяет членам экспертной комиссии сделать первоначальный вывод об их пригодности для последующего детального изучения.

В случае их ненадлежащего качества или количества эксперты, в соответствии со п. 2, 6 ч, 3 ст. 57 УПК РФ ходатайствуют перед лицом, назначившим экспертизу предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо выносят мотивированное постановление об отказе производства исследований по уголовному делу.

Сбор доказательств является исключительной прерогативой следователя, таким образом, если члены экспертной комиссии придут к выводу о необходимости предоставления им дополнительных объектов исследования, они вправе возвратить без исполнения постановление (ч. 5 ст. 199 УПК РФ). В этом случае лицо, назначившее экспертное исследование действует в соответствии с алгоритмом подготовки и назначения комбинированной комплексной судебной экспертизы, начиная с этапа определения перечня и подготовки объектов и материалов, подлежащих направлению на экспертизу (см. приложения 8, 9).

Принципиальное отличие основного и вспомогательного исследования, в рамках комплексной экспертизы, заключается в целевой установке. Если в случае основного исследования целью изучения объектов, представленных следователем, является получение ответов на вопросы, сформулированные в постановлении о назначении экспертизы; то при решении вспомогательной задачи экспертизы необходимо лишь оценить качество и достаточность объектов, необходимых для производства основного экспертного исследования. Составление плана исследования.

Планирование любого действия, тем более такого сложного как комбинированная комплексная экспертиза, является фундаментом дальнейшей успешной работы. Детальная алгоритмизация процесса планирования производства экспертных исследований затруднительна, однако при планировании проведения исследования члены экспертной комиссии на совместном заседании под руководством ведущего эксперта в обязательном порядке должны решить следующие основные задачи в указанной ниже последовательности:

• определение промежуточных задач экспертного исследования; • • определение членов экспертной комиссии, совокупность специальных знаний (субъективной компетентности) которых необходима для решения промежуточных задач экспертизы; • • предварительное принятие решения об использовании экспертных методик, необходимых для решения поставленных выше задач; • • определение последовательности исследования объектов. • Существующие в настоящее время схемы исследования материальных объектов экспертного исследования не в полной мере отвечают тре- бованиям комплексного подхода, нашедшего свое выражение в плане проведения комплексной экспертизы. Использование при исследовании вещественных доказательств комплекса различных специальных знаний накладывает дополнительные ограничения на выбор экспертных технологий и методик, а также последовательность их проведения. В процессе планирования производства комплексной судебной экспертизы членам экспертной комиссии необходимо обращать особое внимание на необходимость применения в первую очередь тех методов, которые не приводят к существенному изменению тех свойств объекта исследования, которые будут предметом изучения при решении промежуточных задач экспертизы. Ошибки в применении методик исследования, либо неправильное установление их последовательности без учета степени видоизменения или разрушения объекта исследования нередко приводят к преждевременной утрате вещественного доказательства, а, следовательно, части содержащейся в нем информации, что во многих случаях делает невозможным разрешение вопросов, сформулированных в постановлении о назначении

244

экспертизы .

При планировании экспертных исследований следует учитывать, что эксперт- организатор не может осуществлять при производстве исследования лишь роль «интегратора», формулирующего заключение на основе анализа и синтеза ряда промежуточных частных исследований, проведенных экспертами другого профиля^’^®. Следуя букве закона, эксперт должен дать заключение по результатам проведенного исследования^””^, следовательно, как мы указывали выше, эксперт- организатор должен принимать непосредственное

См.: Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980; Бибиков В.В. Схема комплексного исследования веществ, материалов, изделий // Экспертная практика, Na 23, С. 37-42.; Бибиков В.В., Булдырев Е.К., Одиночкина Т.Ф. и др. Комплексное исследование строительных красок. М., 1978; Капитонов В.Е., Кузьмин Н.М., Одиночкина Т.Ф. и др. Работа с микрообъектами на месте происшествия: Методическое пособие. М., 1978; Рубцов М.В. Исследование малых количеств резины: Методическое пособие. М., 1976; Российская Е.Р. Концептуальные основы теории неразрушающих методов исследования вещественных доказательств: Дис. на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1993.

См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз). Волгоград, 1979. С. 179.

См.: ст. 21 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и Собрание законодательства Российской Федерации, 2001.4 июня. № 23. ст. 2291.

участие в производстве основных экспертных исследований. Таким образом, формулирование лицом окончательных ответов на проставленные вопросы базируясь исключительно на исследованиях проведенных другими членами экспертной комиссии, без производства самостоятельных исследований, само по себе экспертизой не является, а полностью охватывается понятием исследования и оценки доказательств^”^^.

С другой стороны, встречающееся в криминалистической литературе требование о формулировке окончательного ответа всеми членами экспертной комиссии при производстве комплексной экспертизы мы считаем не вполне корректным^”^^. Указывая на то, что неосведомленность производящих комплексную экспертизу специалистов в иных областях знаний отрицает принципиальную возможность проведения соподчиненных и комбинированных комплексных экспертиз, авторы тем самым отвергают возможность использования в качестве исходных данных для производства любых последующих экспертных исследований данных предыдущих экспертиз. Ибо во всех этих случаях эксперты вынуждены «принимать на веру» промежуточные выводы своих коллег.

При производстве комбинированной и соподчиненной комплексной экспертизы комиссией экспертов заключение базируется на условной ответственности эксперта за общее заключение. В указанных случаях эксперт отвечает за правильность вывода, в формулировании которого он участвовал, только при условии, что использованные им результаты вспомогательных

„ 249 -г-.

исследовании, проведенных другими специалистами, верны . В случае, когда окончательный вывод основывается на фактах, установленных другим экспертом, это должно быть отражено в заключении^^®.

См.: Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1974. С. 15-16; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. В 3 т. М., 1978. Т. 3. С. 63.

См.: Гордон Э.С. Комплексная экспертиза с участием судебного медика // Уголовная ответственность: Основания и порядок реализации: Межвузовский сборник научных статей. Самара, 1991. С. 83-84.

Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982. С. 59; Шадрин В. Комплексные и комиссионные судебные экспертизы // Законность, 2002. №11.0.21.

См.: О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их угоном. (Пост, пленума от 22 октября 1969 г. № 50 с изменениями, внесенными пост. Пленума от 23 декабря 1970 № 56, от 24 декабря 1985 г. № 10 и от

  1. Проведение экспертного исследования.

Конечной целью экспертного исследования является получение экспертами, с использованием соответствующих специальных знаний, ответов на вопросы, перечисленные в постановлении о назначении экспертизы.

В литературе описаны блок-схемы решения задач экспертизы (идентификационных, диагностических, классификационных), предопределяющие структуру самого экспертного исследования, регламентирующие его в крупных, узловых моментах^^\ Однако, на наш взгляд, указанный подход не полностью отражает взаимосвязи основных стадий экспертного исследования, носит во многом частный характер и, самое главное, не позволяет достаточно точно описать процесс производства комбинированной комплексной судебной экспертизы.

процесс любого экспертного исследования носит сложный дискретный характер, состоит из множества этапов. Следовательно, для достижения конечной задачи экспертизы необходимо решить ряд частных задач, возникающих на каждом конкретном этапе исследования.

В криминалистической литературе не делается различия между промежуточными и вспомогательными частными задачами экспертного исследова- ния^^^, однако, при построении алгоритма производства комбинированной комплексной экспертизы, на наш взгляд, необходимо четко разграничить указанные дефиниции.

При производстве комбинированной комплексной судебной экспертизы существует два типа промежуточных экспертных задач — основные, служащие для решения задач основного экспертного исследования и вспомогательные, необходимые для ответа на вопросы, соответственно, вспомогательного экспертного исследования.

27 августа 1986 г. № 2, в редакции пост. Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1993. М., 1994. С. 182-188; ст. 23 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» И Собрание законодательства Российской Федерации, 2001.4 июня. № 23. ст. 2291

См.: Основы судебной экспертизы. Часть 1. Курс общей теории: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1997. С. 259-278.

Основы судебной экспертизы. Часть 1. Курс общей теории: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М.. 1997. С. 76.

Таким образом, промежуточные задачи основного экспертного исследования возникают как при решении вопросов относящихся к компетенции эксперта или экспертов, непосредственно участвующих в формулировании окончательного вывода. Промежуточные задачи вспомогательного этапа экспертизы служат для получения информации необходимой для решения промежуточных задач основного исследования, с использованием специальных знаний специалиста, непосредственно не участвующего в формулировке ответов на вопросы, поставленные следователем в рамках комбинированной либо соподчиненной комплексной экспертизы.

в свете нововведений изложенных в ч. 4 ст. 202 УПК РФ, одной из промежуточных задач комплексной экспертизы (как основной, так и вспомогательной) может являться получение экспертом или экспертами образцов для сравнительного исследования, в том случае если данное действие являет- ся частью судебной экспертизы. Указанное расширение полномочий эксперта в ходе производства исследований должно позитивно сказаться на качест- ве и сроках проведения экспертиз .

Одновременное исследование объектов в рамках комплексной экспертизы ни в коем случае не является единственно возможным. Мы полностью солидар-, ны с точкой зрения А.Р. Шляхова, допускающего в целях получения разнородной информации, необходимой для решения задач экспертизы, как параллельное (одновременное), так и последовательное исследование объектов экспертизы специалистами различных специальностей в различных сочетаниях^^”^.

Таким образом, при производстве комбинированной комплексной судебной экспертизы возможно параллельное либо последовательное решение основных и вспомогательных промежуточных задач экспертного исследования. Причем их сочетание и последовательность определяются членами экс-

I См.: Жбанков В.А. Получение образцов для сравнительного исследования. М., 1992; Жбанков В.А. Роль и

значение образцов для сравнительного исследования при производстве судебных экспертиз в гражданском, административном и арбитражном процессе // Материалы научно-практической конференции <(Криминали- Ь стические методы исследования доказательств в гражданском, арбитражном и административном процес

се», 1»-19 февраля 1997 года, http://msu.jurinfor.ru/coiif/97001/97001-04.html.

См.: Шляхов А.Р. Теория и практика комплексных исследований в судебно-экспертных учреждениях і системы МЮ СССР. - В кн.: Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований.

М.. 1985. С. 6.

пертной комиссии на своем совещании, в соответствии с планом производства конкретной экспертизы.

  1. Формулирование ответов на поставленные следователем вопросы.

Анализируемый этап является по своей сути вербальным выражением основной задачи экспертизы, обозначенной в постановлении о назначении экспертного исследования.

Особенность формулирования ответов на вопросы комбинированной комплексной экспертизы состоит в следующем:

• решение основной задачи исследования, конечная формулировка ответов на вопросы, интересующие следствие, осуществляется экспертами, проводившими основное исследование; • • эксперты, участвующие в производстве основных исследований, то есть решении основных промежуточных задач экспертизы, интегрируют полученную ими с использованием различных специальных знаний информацию об объектах исследования с целью решения главной задачи комплексного экспертного исследования; • • использование экспертами, проводившими основное исследование, различной информации полученной членами экспертной комиссии, решавшими вспомогательные промежуточные задачи, производится на тех же основаниях, что и использование информации, содержащейся в предыдущих экспертизах по делу. • Информация о свойствах и отношениях объектов исследования разнородна, поскольку получена с использованием разных специальных знаний. Синтез этой информации, ответы на вопросы, возникающие при расследовании уголовных дел, во многих случаях невозможны путем простого ее суммирования, В этом случае интеграция знаний различных специалистов в рамках комплексной экспертизы позволит получить не совокупность разрозненных сведений об объекте исследования, а целостное представление

О тех свойствах, которые указывают на связь объекта экспертизы с определенным обстоятельством расследуемого события^^^.

При совместной оценке результатов исследований членами экспертной комиссии может сложиться ситуация, когда качество полученной разнородной информации является недостаточным для решения главной задача комплексной экспертизы, которая завершается в таких случаях частными выводами, основанными на результатах раздельных исследований, проведенных в рамках различных специальных знаний.

С процессуальной точки зрения, данная ситуация свидетельствует о том, что комплексная экспертиза была назначена и проведена, хотя и не принесла ожидаемых результатов, возможности комплексности были использованы для установления интересующего следствие обстоятельства расследуемого события, но не увенчались успехом^^®.

Указание в криминалистической литературе на возможность завершения комплексной экспертизы частными выводами по каждой специальности вследствие того, что эксперты не обладают знаниями и опытом, достаточным для оценки и обобщения всей совокупности данных, полученньЕс в ходе раздельных исследований, интеграции полученной ими фрагментарной информации об объектах исследования следует считать, на наш взгляд, не вполне

257

корректным . Так как недостаточные знания экспертов, членов экспертной комиссии, являются их субъективными качествами и ни в коем случае в принципе не исключают ответа на главный вопрос комплексного экспертного исследования. Следовательно, следует различать объективную невозможность получения ответа на главный вопрос экспертизы, когда она завершается совокупностью частных выводов, и субъективную неспособность конкретных экспертов обобщить результаты проведенных ими исследований, что является основанием для назначения повторной экспертизы.

См.: Основы судебной экспертизы. Часть 1. Курс общей теории; Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1997. С. 299.

^^^ Данное положение закреплено в Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно- экспертных учреждениях СССР. Утверждена 22 июля 1986 г. М., 1986.

См.: Основы судебной экспертизы. Часть 1. Курс общей теории: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1997. С. 300.

Если в ходе решения промежуточных задач экспертного исследования получена информация достаточная для решения основной задачи, поставленной перед комплексной экспертизой, но, лишь один из экспертов, проводивших основные исследования, обладает достаточной квалификацией для обобщения всей полученной информации, решение основной задачи, формулирование и подписание конечного вывода поручается этому специалисту.

Следует отметить еще одно немаловажное обстоятельство, особенно актуальное на этапе формулирования ответов на вопросы, поставленных перед экспертами, а также при подготовке заключения экспертизы. Речь идет о допустимости присутствия следователя на указанных этапах производства экспертного исследования.

В настоящее время неограниченное право следователя присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий прямо закреплено в ч. 1 ст. 197 УПК РФ. Однако в ч. 3 ст. 24 «Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении» действующего Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» указано, что при составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается.

Для решения возникшей коллизии рассмотрим аргументы, изложенные в уголовно- процессуальной литературе .

Решение присутствовать при производстве экспертизы следователь принимает самостоятельно либо по инициативе эксперта, который может обратиться к нему с просьбой присутствовать при проведении экспертного исследования. От следователя зависит, будет ли он присутствовать на всех этапах производства экспертизы, или только на части их. Присутст-

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей редакцией В.И.Радченко. М., 2003.

ВИЄ следователя и его наблюдение за производством экспертизы ни в коем случае не должно означать его непосредственного участия в производстве исследования.

Единственным аргументом за запрещение присутствия следователя при составления экспертного заключения, является указание на то, что даже его опосредованное участие в подготовке указанного документа может создать впечатление незаконного воздействия на эксперта.

Положительный результат контактов следователя и экспертов заключается в обмене информацией, содействующей, с одной стороны, успешному производству экспертных исследований, а с другой адекватной оценке заключения эксперта. Несомненно, что личное присутствие следователя на всех этапах производства экспертизы способствует, в последствии, лучшему уяснению им содержания заключения эксперта. Позволяет своевременно корректировать вопросы, поставленные перед экспертом, путем вынесения в ходе исследования дополнительного постановления, предъяв- ляемого затем обвиняемому, подозреваемому и потерпевшему в соответствии со ст. 195 УПК РФ.

Объяснение экспертами следователю методики исследования, его промежуточных результатов, значения проводимых в ходе экспертизы действий, совместное обсуждение вопросов, касающихся дополнительного сбора доказательств, участия экспертов в отдельных следственных действиях позволяет повысить качество и эффективность расследования. Кроме того, в данном случае становится излишним допрос экспертов для разъяснения данного им заключения.

На наш взгляд, необходимость удаления участников процесса при составлении экспертами заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов не должна распространяться на лицо, проводящее расследование. Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем изложить ст. 24 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» в следующей редакции:

Статья 24. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении»

При производстве судебной экспертизы в государственном судебно- экспертном учреждении могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации.

Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

при составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса, за исключением сле- дователя^^^, не допускается.

В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

Особенности присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц определяются главой IV настоящего Федерального закона.

  1. Подготовка заключения экспертизы.

Исследование гносеологических, логических и процессуальных основ заключения эксперта достаточно широко отражено в юридической литературе . Далее, наряду с описанием общих для всех видов экспертиз

в предложенной нами дефиниции курсивом выделены отличия от формулировок, приведенной в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

См.: Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967; Зимин A.M., Майлис И.О. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 172-180; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001. С. 309-337; Каминский М.К., Любо- вицкийА.В., Камашев Г.М., КариповаС.В. Руководство по подготовке, назначению и проведению судебных экспертиз. Ижевск, 1999. С. 95-105; Основы судебной экспертизы. Часть 1. Курс общей теории: составляющих элементов заключения эксперта, мы более подробно остановимся на особенностях заключения комбинированной комплексной судебной экспертизы.

Основные требования к содержанию заключения экспертизы закреплены в п. 1 ст. 204 УПК РФ. Данный процессуальный документ в обязательном порядке должен содержать следующие сведения:

 1)	дата, время и место производства судебной экспертизы;
 2)	
 3)	основания производства судебной экспертизы;
 4)	
 5)	должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;
 6)	 7)	сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество  эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и  (или) ученое звание, занимаемая должность; 8)	 9)	сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо  ложного заключения; 10)	
 11)	вопросы, поставленные перед экспертом;
 12)	 13)	объекты исследования и материалы, представленные для производства  судебной экспертизы; 14)	 15)	данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; 16)	 17)	содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; 18)	 19)	выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование. 20)	 Более подробные требования к заключению экспертизы, порядку его оформления и  содержанию сформулированы в ведомственных инструкци- ях . В указанных актах  сделан акцент на то, что заключение экспертизы в

Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1997. С. 278-292; Арсеяьев В.Д. Основные документы судебной экспертизы // Вопросы судебной экспертизы. М., 1977. С. 56-88; Вер- мельИ.Г. Вопросы теории судебно- медицинского заключения. М., 1979; ДрапкинЕ.Л. Логико- вероятностная характеристика заключения эксперта // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983. С. 87-92.

^ ‘ См.: Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 И Вопросы расследования целом и ход исследования в частности должны быть понятны не только специалисту, но любому участнику уголовного процесса, то есть отвечать требованию доступности заключения эксперта.

Ведомственные инструкции по производству различных видов судебных экспертиз указывают, что заключение эксперта, должно включать, кроме вышеперечисленных, следующую информацию: номер заключения, составленного в экспертном учреждении; подписку экспертов о том, что им разъяснены их процессуальные права и обязанности; номер уголовного дела, краткое изложение обстоятельств совершения преступления, относящихся к предмету экспертизы; вид экспертизы; перечень объектов, представленных на экспертизу с указанием даты поступления объектов, способа доставки и упаковки; ходатайства, заявленные экспертом, о предоставлении дополнительных материалов и результатах их рассмотрения; справочно-нормативные документы (постановления, инструкции, методические пособия и руководства с указанием их наименований, техническая литература), которыми пользовался эксперт; условия производства экспертизы, имеющие значение для проведения экспертного исследования (освещение, температура и влаж- ность воздуха и т.д.); при повторной экспертизе указываются сведения об эксперте, проводившем первичную экспертизу, выводы первичной экспертизы, а также мотивы назначения повторной экспертизы.

преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438-443; Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР. Утверждена приказом Минюста СССР № 20 от 26 октября I98I г. И Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 444-455; Инструкция об организации производства комплексных медико- криминалистических и медико-автотехнических экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР. Утверждена зам. министра юстиции СССР и зам. министра здравоохранения СССР 25 января 1982 г. М., 1982; Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР. Утверждена 22 июля 1986 г. М., 1986; Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР. Утверждена приказом Министерства здравоохранения СССР по согласованию с прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Минюстом СССР, МВД СССР и КГБ СССР № 694 от 21 июля 1978 г. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 458-466; Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Приложение №2 к приказу Минздрава РФ от 10декабря 1996 г. №407. Согласовано с Генеральной прокуратурой. Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был; Правила іфоизводства судебно- медицинской экспертизы в гистологических отделениях бюро судебно-медищінской экспертизы. Приложение NaS к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. №407. Согласовано с Генеральной прокуратурой. Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был и др.

В заключении эксперта структурно вьщеляют три части: вводную, исследовательскую и выводов (резолютивная часть)^®^.

Сведения, содержащиеся во вводной части исследования имеют значение для определения допустимости и достоверности заключения эксперта как доказательства. В ней содержится информация позволяющая определить предмет исследования; индивидуализировать данное экспертное заключение как единичный самостоятельные источник информации по конкретному уголовному делу; подтвердить незаинтересованность, объективность и компетентность экспертов; гарантировать достоверность объектов экспертного ис- следования^^^. Следует отметить, что формально вводная часть заключения комплексной экспертизы не имеет принципиальных отличий от вводной части любого другого вида экспертных исследований. Отличия проявляются на этапе оценки рассматриваемой части экспертного заключения.

Несмотря на то, что исследовательская часть экспертного заключения имеет довольно значительные отличия в зависимости от вида экспертного исследования (в особенности судебно-медицинских и судебно- психиатрических экспертиз)^^, можно выделить общие моменты, которые

обязательно должны быть отражены в анализируемой нами части заключения эксперта^®^:

1) краткое описание объектов исследования;

См.: п. 4.3. Положения о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438-443; Михайлов В.А., Дубягин ЮЛ. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного исследования: Учеб. пособ. Волгоград, 1991. С. 67-72; и др.

См.: Куфявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001. С. 323. ^ См.: Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в РФ. Утверждена приказом Министерства здравоохранения РФ Na 131 от 22 апреля 1998 г. // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был; Правила производства судебно-медицинской экспертизы в гистологических отделениях бюро судебно-медицинской экспертизы. Приложение № 3 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. №407. Согласовано с Генеральной прокуратурой. Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Справочно- правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был; Порядок заполнения медицинской документации по судебной психиатрии (методические указания). Утверждены председателем постоянного совета по психиатрии Минздрава СССР 21 августа 1981 г. № 21-59ПС-81-1ІСП// Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 548-554.

См.: Кудрявцева А.Б. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001.

г.

 2)	применяемые при исследовании средства, методики, экспертные технологии  и полученные с их помощью результаты;
 3)	
 4)	цель, содержание, количество, условия проведения экспериментов,  используемые для фиксации их хода и результатов средства и методы;
 5)	
 6)	выявленные в результате исследования признаки и свойства объектов,  необходимые для ответа на поставленные вопросы;
 7)	
 8)	способы и приемы сравнительного исследования выявленных признаков,  результаты их оценки.
 9)	 В исследовательской части заключения должен описывается ход экспертизы в порядке  производства исследований, изложены сведения подтверждающие научную  обоснованность как проведенньпс исследований, так и выводов экспертизы в целом,  причем, процесс решения каждого вопроса, сформулированного следователем,  излагается в отдельном разделе .

По результатам каждого вида основных и вспомогательных исследований формулируются промежуточные выводы, необходимые для четкого определения функций каждого эксперта в процессе исследований, качественного и полного использования результатов каждого вида исследований при формулировании конечных выводов, облегчения объективной оценки заключения комплексной экспертизы следователем и судом. Каждая такая часть заключения, включающая промежуточные выводы, подписывается тем экспертом или экспертами, которые непосредственно проводили данное исследование и формулировали эти выводы^^^.

Особенности исследовательской части заключения комплексной судебной экспертизы нашли свое отражение в нормативных актах^®^. В исследовательской части заключения комбинированной комплексной экспертизы указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт.

^^ См.: Положение о проговодстве экспертиз в экспертно-криминалистических подфазделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438-443.

См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 35.

См.: ст. 201 УПК РФ; ст. 23 Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» и Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня. № 23. ст. 2291; п. 6 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» Н Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971. № 2..

какие факты установил. Каждый эксперт подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований и несет за нее ответственность.

При описании решения основных промежуточных задач экспертного исследования необходимо указать на то, что часть информации, использованной для ответа на вопросы, поставленные перед экспертами, получена в ходе вспомогательных исследований, проведенных другими экспертами.

Резолютивная часть заключения комбинированной комплексной судебной экспертизы, являясь самостоятельной частью экспертного заключения, несет основную доказательственную нагрузку. Требования, предъявляемые к этой части экспертного заключения подробно сформулированы как в криминалистической литературе, так и в нормативных aктax^^^, и представляют собой:

• квалифицированность - вывод сделан на основании проведенного исследования с использованием совокупности субъективных специальных знаний, соответствующих предмету экспертизы; • • определенность - семантическая формулировка вывода должна исключать множественность толкований; • • доступность - описание решения промежуточных задач экспертного исследования и сделанных на их основе выводов, должно быть сделано таким образом, чтобы вывод, сделанный на основе специальных знаний, был понятен лицам, которые этими знаниями не обладают. • При производстве и формулировании выводов комбинированной комплексной экспертизы особое значение, по нашему мнению, приобретает требование доступности вывода, отнесенное к выводам вспомогательного

См.: Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967. С. 98-108; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 29; Сахнова Т.Н. Судебная экспертиза. М., 2000. С. 231-232; Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438-443; Правила судебно- медицинской экспертизы трупа. Приложение Ха 1 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. №407. Согласлвано с Генеральной прокуратурой. Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Спра- вочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.

исследования. Эксперты, решавшие вспомогательные задачи экспертизы, участвуют в формулировании окончательного вывода экспертизы опосредованно. Информация, полученная в ходе их исследований, является необходимой для ответа на вопросы, непосредственно интересуюш,ие следствие, и перечисленные в постановлении о назначении экспертизы. Здесь возникает прямая аналогия с использованием в ходе экспертизы информации, полученной в ходе предыдущих экспертных исследований. В обоих случаях эта информация должна быть изложена в форме доступной для восприятия и оценки лицами, не обладающих теми специальными знаниями, с помощью которых эта информация была получена, будь то следователь, суд или экс- перты других специальностей.

При формулировании выводов комбинированной либо соподчиненной комплексной экспертизы общий вывод делают лишь эксперт или эксперты компетентные в оценке полученных результатов и формулировании общего вывода^^®, а также непосредственно участвовавшие в проведении основных исследований. Эксперты, проводившие вспомогательные исследования, подписывают только ту часть заключения, где описываются проведенные ими исследования и сделанные ими выводы.

4.4. Алгоритм оценки заключения комбинированной комплексной экспертизы

Все действия правомочных лиц по сбору и проверке доказательств совершаются в формах предусмотренных законом. Любое доказательство имеет силу только в том случае, если оно получено из предусмотренного законом источника и закреплено в установленном законом порядке.

Алгоритм оценки указанных в законе параметров заключения экспертизы складывается из линейной последовательности определения соответст-

Ч. 2 ст. 23 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» И Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня. № 23. ст. 2291.

ВИЯ рассматриваемого доказательства критериям, выработанным уголовным процессом и криминалистикой. Системный подход к определению взаимосвязи и взаимозависимости каждого из критериев неизбежно приводит к возникновению новых интегративных свойств системы, отсутствующих у каждого из них в отдельности^^’.

в уголовно-процессуальной и криминалистической литературе нет принципиальных расхождений в определении структурных элементов алгоритма оценки заключения комплексной судебной экспертизы. Существуют лишь некоторые отличия в их формулировке и самой структуре алгоритма, вызванные, в основном различной степенью детализации его элементов^^^. Предлагаемый нами алгоритм пригоден для оценки заключения экспертизы безотносительно от того, какой вывод в нем сформулирован: категоричный либо вероятный^^^.

Систематизируя критерии оценки заключения комбинированной комплексной экспертизы можно разделить их на две большие группы:

 >	процессуальные - определяющие формальное соответствие заключения  требованиям закона;
 >	
 >	специальные — характеризующие существо заключения, определяющие его  правильность и доказательственное значение.
 >	 Как один из видов доказательств, заключение экспертизы должно оцениваться с  позиции относимости установленных в ходе исследований факти-

См.: Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монофафия. Челябинск, 2001. С. 363. ^^^ См.: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1999. С. 187-200; Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 373-374; ЗининА.М., МайлисН.П. Судебная экспертиза. Учебник. М., 2002. С. 186-195; Орлов Ю.К, Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 41-45; ОчерединВ.Т. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. Учебно- методическое пособие. Волгоград, 1998. С. 4-28; Бородин C.B., Палиашвили А.Я. Вопросы теории и практики судебной экспертизы. М., 1963. С. 76-107; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001. С. 363-377 Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 221-246 Котик M.M., Котик В.В. Расследование дорожно-транспортных происшествий. Таллин, 1980. С. 139-150, Тренбак О.Н. Признание доказательств недопустимыми и исключение их из разбирательства дела в суде присяжных: Автореф. дне. … к.ю.н. Саратов, 2000. С. 17-19.

См.: Овсянников И.В. Вероятное знание в судебном и экспертном исследованиях по уголовным делам. М., 2000; Овсянников И. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998 № 6 С 29-30.

ческих данных, их достоверности, допустимости и достаточности для фор-

274

мулирования выводов по делу .

Относимость доказательств - процессуальный признак, указывающий на наличие связи между доказательственными сведениями и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания.

Допустимость - может рассматриваться и как процессуальный и как специальный признак, свидетельствующий о соблюдении всех требований процессуального закона, связанных с получением и фиксацией доказательств (получение из регламентированного источника, правомочным субъектом доказывания, с использованием разрешенных законом средств).

Достоверность - процессуальный признак, указывающий на соответствие сведений о фактах, обстоятельствах, имеющих значение для дела, объективной действительности.

Достаточность - признак совокупности доказательств, позволяющей сделать вывод о наличии или отсутствии события преступления, о виновности или невиновности лица и иных обстоятельствах, подлежащих дока- зыванию^^^.

К первой группе критериев оценки заключения комбинированной комплексной экспертизы относятся;

  1. Соблюдение процессуального порядка назначения и производства экспертизы.

Данный критерий предполагает совершение следующих действий, правильность выполнения которых во многом определяет свойство допустимости доказательств:

а) анализ основания назначения и проведения экспертизы ~ определение фактической необоснованности использования специальных знаний для решения поставленных вопросов; постановка вопросов правового характера.

”” Гм.: ч. 1 ст SS УПК РФ

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей редакцией В.И.Радченко. М., 2003; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.

ОТНОСЯЩИХСЯ к компетенции следователя, является основанием для признания заключения экспертизы по указанным вопросам недопустимым доказательством;

б) проверка правильности оформления заключения, наличие всех необходимых реквизитов указанных в законе (ст. 204 УПК РФ) и ведомственных инструкциях, подробно рассмотренных нами при разработке алгоритма производства комбинированного комплексного экспертного исследования, являются обязательным для использования заключения экспертизы в дальнейшем расследовании;

в) соблюдение прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля при назначении и производстве экспертного исследования, указанных в ст.ст. 47, 198, 202, 203 УПК РФ, является необходимым условием для признания заключения экспертизы допустимым доказательством по уголовному делу.

  1. Правильность выбора эксперта.

Данный этап оценки экспертного заключения можно в свою очередь разделить на две фазы:

а) установление соответствия процессуальных качеств экспертов, требованиям объективности, то есть отсутствие оснований для отвода экспертов, указанных в ст. 79 УПК^^^;

б) определение соответствия субъективной компетенции членов экспертной комиссии, предмету комбинированной комплексной судебной экспертизы имеет свои особенности. Сопоставляя вопросы, поставленные перед экспертами, и фактические данные, установленные ими, следователь решает, какие именно специальные знания требовались для ответа на поставленные вопросы. После чего следователь изучает сведения, характеризующие каждого эксперта как специалиста в определенной отрасли знаний,

См.: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1999. с 18R_iqi

определяет его субъективную компетентность, и решает вопрос о том, относятся ли к его компетенции научные положения и методы исследования, которые были использованы при проведении экспертизы^^^. Нам представляется, что необходимым и достаточным условием соблюдения компетентности членов экспертной комиссии является включение в общую совокупность специальных знаний отдельных экспертов (безотносительно, проводят ли они основные или вспомогательные исследования) предмета экспертного исследования, сформулированного в постановлении о назна- чении экспертизы,

Э. Проверка допустимости объектов исследования.

Выделение в качестве самостоятельного процессуального критерия

оценки заключения комплексной экспертизы определения допустимости ис- пользования в процессе исследования объектов, указанных в постановлении о назначении экспертизы, необходимо в силу исключительной важности рас- сматриваемого действия. Нужно проверить процессуальную доброкачественность объектов экспертного исследования, то есть установить, соблюден ли установленный уголовно-процессуальным законом порядок их получения. При определении процессуальной допустимости объектов исследования необходимо проверить правила их упаковки и хранения, исключающие возможность подмены объектов и не вызывающие сомнение в их подлинности. Если объект экспертизы будет признан недопустимым, то свойство допусти-

278

мости теряет и само заключение .

в полном объеме все указанные выше действия проводятся следователем в случае, когда подготовка и назначение экспертизы осуществлялись другим следователем или лицом, производящим дознание.

h

Если в постановлении о производстве комплексного экспертного исследования указано, что оно должно проводиться в экспертном учреждении

См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 373. См.: Лившиц Ю.Д., Кудрявцева А.В. Использование специальных познаний в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. Челябинск, 2001. С. 57-58.; Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. iv(.. 2002. С. 188-189.

И, следовательно, определение состава комиссии является прерогативой руководителя данного учреждения^^^, следователь при оценке формального содержания заключения комплексной экспертизы должен акцентировать внимание на определении соответствия компетенции членов экспертной комиссии, предмету экспертного исследования.

Достоверность заключения нужно оценивать на основании представленных ниже критериев в следующей последовательности:

  1. Оценка качества и достаточности объектов, представленных для проведения экспертного исследования.

После определения процессуальной допустимости объектов, представленных для исследования, необходимо установить обстоятельства их получения, оценить качество упаковки и условия хранения, которые могли повлиять на ту часть информационного поля объекта, которая необходима для производства исследований. Существенное изменение свойств и качеств объекта исследования (например, контактное взаимодействие одежды подозреваемого и потерпевшего), может являться основанием для признания их содержащими недостоверную информацию, а, следовательно, экспертное исследование, базирующееся на изучении таких объектов, должно быть признано недопустимым доказательством.

Соответствие действительности выводов заключении экспертизы определяется также и качеством исходной информации, содержащейся в материалах дела. Данное положение особенно характерно для экспертиз, проводимых по делам о дорожно- транспортных преступлениях, где ряд существенных вопросов решается с учетом сообщаемых эксперту сведений, установленных следственным путем в ходе осмотров, экспериментов, допросов (например, скорость движения транспортного средства перед столкновением, скорость и направление движения пешехода и т.д.). Если в процессе дальнейшего расследования или судебного разбирательства выясняется, что

См.: ч. 2 ст. 195 УПК РФ; ст. 14 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня.

№ РТ используемые В ходе экспертного исследования исходные данные неверны, то заключение будет признано недостоверным^^®. Как указывалось нами ранее, избежать подобной ситуации, повысить доказательственную ценность заключения экспертизы можно, формулируя вопросы таким образом, чтобы вывод эксперта был условно-альтернативным^^’.

Кроме того, при фактической оценке материалов исследования, необходимо учитывать наличие достаточной для достоверного установления интересующей следствие информации совокупности материалов. Эксперты не всегда используют свое право ходатайствовать о предоставлении дополни-

ООО

тельных материалов и объектов, что может привести к экспертной ошибке .

  1. Анализ полноты проведенного экспертами исследования.

Дифференцируя рассматриваемый этап алгоритма оценки заключения комбинированной комплексной экспертизы, можно выделить следующие его стадии:

• Определение полноты экспертного исследования.

Полнота экспертного исследования определяется следующими факторами. Нужно установить, использовалось ли для ответа на вопросы, сформулированные в постановлении о назначении экспертизы информация, содержащаяся в представленных экспертам объектах; применялись ли все доступные экспертам методы проведения экспертизы, необходимые для получения достоверных ответов на поставленные вопросы в данном конкретном случае.

Оценка всесторонности исследования объектов и использования совокупности методов, присущих различным специальностям, в рамках комбинированной комплексной экспертизы, требует от следователя достаточно широкой осведомленности в вопросах современных возможностей судебных экспертиз. Не всегда уровень знаний лица, назначившего экспертизу, доста-

См.: Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. С. 350. См.: Ермаков Ф. Оценка достоверности и объективности заключения судебной автотехнической экспертизы // Российская юстиция. 1997. № 5. С. 21.

См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 47; Корухов Ю.Г. Достоверность экспертного заключения и пути совершенствование ее оценки - В кн.: Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений. М., 1988. С. 25; Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 189.

точен для грамотной постановки вопросов, поэтому, в данной ситуации, желательна консультация со специалистом для совместного решения возникших проблем.

• Определение полноты отражения экспертного исследования в заключении экспертизы.

Анализ заключений экспертов показывает, что система аргументов, которыми оперирует эксперт, не всегда находит достаточно полное отражение в заключении эксперта, что затрудняет восприятие структуры обоснования выводов и, во многих случаях, делает невозможной адекватную оценку обоснованности и правильности исследований.

Нарушение логической последовательности, пропуски в описании исследований, отсутствие в заключении экспертизы фактов, необходимых для интерпретации полученных данных, а также указания на методы, с помош,ью которых проводились исследования, позволяют предположить наличие экспертной ошибки. Следовательно, указанные факты являются основанием для допроса эксперта, а в случае если вышеперечисленные недостатки не были устранены в ходе этого следственного действия, то и назначения повторной экспертизы.

Надо отметить, что показания эксперта, как один из видов закрепленных в уголовно- процессуальном законе доказательств, могут содержать информацию касающуюся исключительно разъяснения либо уточнения раннее данного им заключения и, следовательно, не должны затрагивать сведений не

АОЛ

относящихся к предмету данной судебной экспертизы . Также в ходе допроса, проводимого с целью получения показаний эксперта, не допускается производство им каких-либо дополнительных исследований.

• Оценка полноты ответа на вопросы, поставленные перед экспертами.

1Я1

Данный признак является в большей степени формальным условием оценки полноты экспертного заключения: необходимо установить дал ли эксперт заключение по всем вопросам, а не оценивать качество этих ответов.

См.: ч. 2 ст. 80. ст. 205. ст. 282 УПК РФ.

Невозможность ответа на поставленные перед комиссией вопросы эксперты обязаны аргументировать в своем заключении. Мотивированный отказ от дачи заключения является, при оценке полноты заключения, достаточной альтернативой ответу на конкретный вопрос.

  1. Оценка определенности экспертного заключения.

Определенность заключения комбинированной комплексной экспертизы, нужно рассматривать со следующих позиций. Во-первых, необходимо, чтобы в заключении все понятия, используемые экспертами и, соответственно, выводы, сформулированные на их основе, были однозначными, не допускали произвольного или расширительного толкования.

Во-вторых, определенность как промежуточных, так и окончательных выводов эксперта непосредственно связана с их доступностью, то есть ясностью изложения всех частей заключения эксперта, для участников процесса, не обладающих специальными знаниями. При оценке заключения комбинированной комплексной судебной экспертизы, определенность и доступность изложения хода и результата вспомогательного экспертного исследования, не находящего прямого отражения в окончательных выводах экспертов, является обязательным условием для признания выводов экспертизы допустимым доказательством.

Неопределенность исследовательской либо резолютивной части как основного, так и вспомогательного исследования зачастую может быть устранена в ходе допроса эксперта. Если это невозможно, указанный недостаток может явиться основанием для назначения повторного экспертного исследования.

  1. Подтверждение научной обоснованности заключения экспертов.

Оценивая обоснованность заключения комплексной экспертизы, следователь должен установить соответствие этого процессуального акта следующим требованиям:

• Надежность используемой методики исследований.

Обычно эксперты при решении вопросов, часто встречающихся в их практике, используют апробированные и широко известные методики, не вызывающие сомнения в их правильности. Следователь должен определить (возможно, с использованием консультации специалиста) - применены ли экспертом наиболее эффективные в конкретной ситуации методы исследования, в полной ли мере соответствуют они требованиям современной науки и техники.

Зачастую при проведении комбинированной комплексной экспертизы возникает необходимость в интеграции методик исследования, свойственных различным специальностям. Успешное решение большинства эвристических задач в ходе экспертного исследования возможно только при модификации типовой методики исследования применительно к данным условиям, применения нетрадиционной или недавно созданной методики, либо путем разработки методики экспертизы непосредственно в ходе самого экспертного исследования.

Правомерность данного подхода вообще, и при расследовании дорожно- транспортных преступлений, в частности, не должна вызывать сомнений. В этом случае экспертам необходимо аргументировать невозможность использования стандартной методики и достаточно полно и доступно описать логический процесс разработки новой или интеграции и модификации имеющихся методик исследования для правильного решения вопросов, стоящих перед ними.

Научная обоснованность вновь созданных и, следовательно, не апробированных, не получивших всеобщего признания методик, может быть неоднозначно оценена кем- либо из субъектов уголовного процесса. Поэтому, сомнения при оценке следователем научной обоснованности использованных в ходе исследования новых или нетрадиционных методик, должны быть устранены в ходе допроса эксперта, либо путем назначения повторной экспертизы.

Разработка и использование в рамках экспертного исследования программ для ЭВМ, используемых для решения основных или вспомогательных задач экспертизы, возможно только в рамках комбинированной либо соподчиненной комплексной экспертизы. Специальные знания эксперта- программиста необходимы для решения поставленной задачи, но сам он непосредственно не участвует в формулировании окончательного вывода.

Применяя в процессе экспертного исследования ранее разработанное программное обеспечение для ЭВМ, необходимо указать в заключении эксперта, прошла ли эта программа установленную процедуру апробации, сертификации и утверждения, кем она была разработана, когда и каким учреж-

284

дением рекомендована к применению и т.д.

 •	Правомерность применения методики в данном конкретном случае.
 •	 Ситуация, когда ставится под сомнение не научная обоснованность методики, а  правомерность ее применения в данном конкретном случае, складывается, когда  эксперты, искусственно подгоняя информацию о преступлении в рамки имеющейся  стандартной методики, пренебрегая частью исходных данных, получают  недостоверный результат с использованием несомненно правильной в иной ситуации  методики.

Информация, полученная в результате использования в ходе экспертного исследования устаревших и не рекомендованных методик, бесспорно, не может быть однозначно признана достоверной, следовательно, применение указанных методик является достаточным основанием для производства повторной экспертизы.

 •	Подтверждение фактической достоверности используемой экспертами  вспомогательной информации.
 •	 Проверка правильности вывода коэффициентов, использования вспомогательной  справочной информации является необходимым атрибутом оценки достоверности  заключения эксперта. Если эти данные не соответствуют действительности,  заключение эксперта должно быть признано недостоверным^®^.

См.: Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертгоа: Учебник. М., 2002. С. 190-191. См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 47; Ермаков Ф. Осмотр транспортного средства и места дорожно-транспортного происшествия // Российская юстиция. 1997. № 10. С. 24.27-29.

Например, в аспекте расследования дорожно-транспортных преступлений, использование при проведении исследований современной методики определения скорости транспортного средства перед столкновением^^^ без учета адекватного учета параметров, характеризующих тип и состояние дороги, конструктивных параметров автомобиля, не позволяет получить достоверные результаты. Использование в расчетах параметров, характеризующих объект исследования, взятых из справочной литературы, возможно лишь в случае, когда свойства объекта, подлежащие изучению, претерпели значительные изменения с момента совершения преступления и установление их иным путем невозможно, в рассматриваемом нами примере расчетное определение скорости движения автомобиля с использованием формулы Лейдер- мана для расчета внешней скоростной характеристики двигателя возможно при соблюдении следующих двух условий:

 1)	в процессе ДТП автомобиль поврежден настолько, что невозможно  определение фактической внешней скоростной характеристики его двигателя на  стенде с беговыми барабанами или нагрузочном стенде;
 2)	
 3)	в технической литературе отсутствуют графики внешней скоростной  характеристики для конкретной модели двигателя, установленного на автомобиле.
 4)	 • Обоснованность выводов эксперта проведенными исследованиями.

Подтвержденность основных и промежуточных выводов эксперта проведенными им исследованиями - один из наиболее сложных элементов оценки заключения, так как экспертам, проводящим основные исследования, следователю, суду трудно оценить, не обладая специальными знаниями, насколько вывод эксперта подтверждается выполненными им исследованиями (например, достаточна ли выявленная экспертом совокупность признаков, свойств объекта для категорического вывода о тождестве)^®^.

Процесс оценки научной обоснованности выводов эксперта включает в себя установление следующих фактов:

См.: Сидоров Э.Т. Совершенствование методики судебной автотехнической экспертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № 1. С. 25; Сидоров Э.Т. Повышение достоверности судебной автотехнической экспертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № 3. С. 45-48. См.: Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 193.

• основано ли заключение эксперта на данных науки и специальных знаниях эксперта; • • соответствуют ли выводы эксперта проделанному исследованию; • • связаны ли логически содержание исследования и выводы из произведенного исследования; • • правильно ли выявлены и оценены экспертом признаки и свойства • исследуемых объектов^^^.

  1. Оценка процессуальной обоснованности заключения экспертов.

Данный этап алгоритма, также как и последующий, одинаков для всех видов экспертных исследований, в том числе и комплексных. Процессуальная обоснованность экспертного заключения определяется путем сопоставления информации, полученной в ходе экспертизы, имеющимся в деле доказательствам. При этом следует учитывать положения ч. 1 ст. 74 УПК РФ, согласно которой доказательствами являются любые сведения, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Существенные расхождения фактических данных, изложенных в заключении, с другими материанами дела является основанием для назначения повторного экспертного исследования, даже в том случае, когда заключение экспертизы соответствует всем вышеперечисленным критериям допустимости и надежности. Как правило, в результате повторного исследования выявляются недостатки в ходе производства первичной экспертизы, либо первоначальное заключение находит дополнительное подтверждение и, в таком случае, необходимо установить иной источник недостоверной информации, определить другое недопустимое доказательство.

  1. Определение доказательственного значения экспертного заключения.

Обе

С точки зрения информационной модели производства комбинированной комплексной судебной экспертизы, последний этап алгоритма оценки

См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С, 373-374.

алгоритма оценки заключения экспертного исследования можно оценивать следующим образом: необходимо установить, какая часть информации, полученной с использованием специальных знаний, может быть отнесена к информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию и, таким образом, может использоваться в качестве прямого доказательства. Соответственно информация об обстоятельствах подлежащих установлению, а также иные данные о преступлении могут использоваться в дальнейшем расследовании только в качестве косвенных улик.

Итак, с рассматриваемой позиции, доказательственное значение экспертного заключение определяется количеством и качеством полученной в ходе исследования информации о предмете доказывания.

Алгоритм оценки экспертного заключения должен отвечать свойству результативности, поэтому завершающей фазой рассматриваемого действия является принятие одного из следующих решений^®^:

 >	Признать заключение полным и обоснованным, а содержащиеся в нем  фактические данные обладающими свойствами относимости, допустимости и  достоверности.
 >	
 >	Произвести допрос эксперта для разъяснения или дополнения данного им  заключения. Если в результате допроса выясняется, что требуется производство  дополнительных исследований, то назначается дополнительная экспертиза.
 >	
 >	Признать заключение эксперта необоснованным или вызывающим сомнение  в его правильности и при необходимости назначить повторную экспертизу или  провести иные процессуальные действия, направленные на проверку выводов  эксперта.
 >	 В графической форме взаимосвязь элементов алгоритма оценки заключения  комбинированной комплексной судебной экспертизы представлена в приложении 10.

^^ См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 374.

На основании проведенного исследования мы можем сделать вывод о том, что алгоритмом комбинированной комплексной судебной экспертизы является совокупность правил или ограничений, которые определяют точный перечень и последовательность чередования отдельных операций необходимых для получения объективного вывода из некой совокупности исходных данных. Алгоритм производства экспертизы дает возможность точного и качественного решения задач актуальных задач расследования преступлений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог диссертационному исследованию, мы приходим к следующим выводам.

1- Комплексная экспертиза - производимое в установленном уго- ловно- процессуальном законодательством порядке исследование, в процессе которого для решения интересующих следствие или суд вопросов, необходимо применение специальных познаний, относящихся к различным специальностям.

Определяющими особенностями комплексных экспертных исследований, определяющими ее сущность, мы считаем:

• Специфической характеристикой комплексной экспертизы, является решение вопросов на основе применения совокупных знаний, относящихся к различным специальностям, и, следовательно, относя- • || щихся к компетенции двух или более видов однородной экспертизы.

 •	Специалисты, проводящие исследования в рамках комплексной  экс-
 •	 1	пертизы вправе исследовать различные объекты. Главным факто

ром, в данном случае, является формулирование общего вывода при

I ответе на поставленные вопросы.

• Комплексная экспертиза может быть проведена как комиссионно, так и единолично, если эксперт обладает необходимой квалифика- цией в различных специальностях. • і • Использование экспертами различных методов в рамках одной спе

циальности не делает эту экспертизу (однородную, комиссионную) комплексной.

  1. Многие недостатки в классификации судебных экспертиз, на наш взгляд, являются следствием использования в качестве основания классификации триады предмет- объект-метод. Именно совокупное рассмотрение

192

предмета, объекта, методики экспертного исследования затрудняет решение методических, организационных и практических задач при назначении и производстве экспертиз. Принципиальная ошибка ученых заключается в том, что наименование каждого структурного элемента в классификации судебных экспертиз выражено через одно, хотя и «многомерное» основание классификации, что привело к преобразованию многомерного объекта, коим является рассматриваемая классификация, в одномерный, что на наш взгляд, недопустимо.

Найти выход из сложившейся ситуации возможно только путем разделения оснований классификации. То есть каждая однородная экспертиза должна дифференцироваться по трем различным основаниям: предмету, объекту и методам экспертного исследования.

При определении взаимозависимости между предметом, объектом и методом исследования мы основываем наши рассуждения на следующих посылках:

 •	Предмет экспертизы определяется, прежде всего, тактическими задачами  расследования и формулируется следователем в постановлении о назначении  экспертизы в виде вопросов, которые необходимо разрешить эксперту.
 •	
 •	Объект экспертизы детерминирован предметом, причем в этом случае  существует обратная связь, осуществляемая, в том числе, путем предоставления  лицом, производящим расследование, эксперту дополнительных объектов для  исследования по требованию последнего.
 •	
 •	Метод же исследования объектов специалист определяет самостоятельно,  исходя из предмета и объектов экспертного исследования. Следователь вправе дать  лишь оценку заключению эксперта, в том числе критически рассмотрев и выбранную  им методику проведения исследований.

Концептуальное решение задачи по классификации судебных экспертиз по предметному признаку возможно с использованием нормативных актов, содержащих классификацию cпeциaльнocтeй^^®.

Объектом экспертного исследования являются любые источники информации о расследуемом событии, полученные в установленном за- коном порядке, необходимые эксперту для ответа на поставленные перед ним вопросы.

Метод экспертного исследования мы понимаем как систему логических и (или) инструментальных операций (способов, приемов) получения данных для решения вопроса, поставленного перед экспертом.

  1. Предложенная нами классификация комплексных судебных экспертиз, основанная на раздельном рассмотрении ее предмета, объекта и методов, установление взаимозависимости этих самостоятельных оснований класси- фикации позволяет избежать ошибок при назначении и производстве экс- пертных исследований, четко разграничить их различные виды.

Главным фактором, определяющим дифференциацию комплексных экспертиз, на наш взгляд, является значимость специальных знаний при производстве экспертного исследования. Именно соподчиненность специальных знаний в ходе производства комплексной экспертизы определяет ее тип.

Мы предлагаем разделять комплексные судебные экспертизы по зна- чимости специальных знаний на следующие типы:

• Равнозначимые комплексные экспертизы предполагают, что в результате произведенных исследований по каждой специальности получена информация, имеющая самостоятельное значение для синтеза содержательной части заключения. • • Соподчиненные комплексные экспертизы проводится, в случае, когда информация, необходимая для окончательной формулировки общего вывода • ^ См.: Общероссийский классификатор специальностей высшей научной квалификации ОК 017-94 (ОКСВНК) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 г. № 368) // Справочно-правовая система «Гарант». Текст классификатора официально опубликован не был; Общероссийский классификатор специальностей по образованию ОК 009-93 (ОКСО) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 30 декабря 1993 г. № 296). М.: ИПК Издательство стандартов, 1994.

может быть получена с использованием специальных знаний, полностью охватываемых какой-либо одной специальностью, хотя предмет экспертизы не охватывается ей полностью, что предполагает использование других специальных знаний.

Из приведенного выше определения следует, что специальные знания, на основании которых непосредственно формулируются выводы экспертизы, являются основными, в свою очередь, соподчиненными или вспомогатель- ными по отношению к ним будут специальные знания, не используемые не- посредственно для ответа на поставленный вопрос.

• Комбинированные комплексные экспертизы несут в себе черты как рав- нозначимой, так и соподчиненной экспертизы. В данном случае ответ на поставленный вопрос может быть синтезирован с использованием сово- купности специальных знаний, относяш;ихся к нескольким специальностям. Причем для ответа на поставленный вопрос необходимо использование вспомогательных сведений также полученных с использованием специальных знаний.

  1. С учетом предложенного нами определения комплексной судебной экспертизы, мы предлагаем изложить ст. 201 УПК РФ в следующей редакции:

Статья 201. Комплексная судебная экспертиза.

 1.	Судебная экспертиза, при производстве которой используются  специальные знания, относящиеся к различным специальностям,  является комплексной.
 2.	
 3.	В заключении экспертов, участвующих в производстве  комиссионной комплексной судебной экспертизы, указывается, какие  исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он  установил, и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в  производстве комиссионной комплексной судебной экспертизы,  подписывает ту часть заключения, которая содержит описание  проведенных им исследований, и несет за нее от- ветственностт,.
 4.	 Также необходимо внести соответствующие изменения, отражающие суть  комплексных экспертных исследований, в ст. 23 Федерального закона «О  государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». По нашему  мнению, указанная норма закона, должна быть сформулирована  следуюш^ім образом:

Статья 23. Производство комплексной судебной экспертизы в госу- дарственном судебно-экспертном учреждении.

Комплексная судебная экспертиза производится одним или не- сколькими экспертами с использованием специальных знаний, относя- щихся к различным специальностям.

Комплексный характер судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившим.

Организация и производство комиссионной комплексной судебной экспертизы возлагаются на руководителя государственного судебно- экспертного учреждения либо на руководителей нескольких государст- венных судебно-экспертных учреждений.

При производстве комиссионной комплексной судебной экспертизы каждый эксперт проводит исследования в пределах своих специальных зна- ний. В заключении экспертов, участвующих в производстве комиссионной комплексной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам при- шел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комиссионной ком- плексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных резуль- татов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении. В случае возникновения разногласий между экспертами результаты исследований оформляются в соответствии с частью второй статьи 22 настоящего Федерального закона.

Объяснение экспертами следователю методики исследования, его про- межуточных результатов, значения проводимых в ходе экспертизы действий, совместное обсуждение вопросов, касающихся дополнительного сбора доказательств, участия экспертов в отдельных следственных действиях позволяет повысить качество и эффективность расследования. Кроме того, в данном случае становится излишним допрос экспертов для разъяснения данного им заключения.

На наш взгляд, необходимость удаления участников процесса при со- ставлении экспертами заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов не должна распространяться на лицо, проводящее расследование. Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем изложить ст. 24 Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» в следующей редакции:

Статья 24. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении.

При производстве судебной экспертизы в государственном судебно- экспертном учреждении могут присутствовать те участники процесса, кото- рым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации.

Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

При составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса, за исключением сле- дователя^^\ не допускается.

в предложенных нами дефинициях курсивом выделены отличия от формулировок, приведенных в действующих нормативных актах.

В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

Особенности присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц определяются главой IV настоящего Федерального закона,

  1. Основой системно-информационного подхода при расследовании дорожно- транспортных преступлений является рассмотрение данного собы- тия как следствия нарушения нормального функционирования в открытой системе дорожного движения «человек - транспортное средство - среда», приведшего к наступлению вредных последствий указанных в диспозиции соответствующих статей УК РФ. Нарушение информационного потока, процесса обработки сигнала, сбои в исполнительных устройствах вызванные как ^ внешними условиями, так и рассогласованием внутри элементов дорожного

движения, приводят к нарушению основной функции системы, и, следовательно, к совершению дорожно-транспортного происшествия.

Только при комплексном рассмотрении характеристик указанных элементов, при учете из влияния друг на друга можно с достаточной точностью ответить на вопросы, возникающие при расследовании дорожно- транспортных преступлений.

С криминалистических позиций можно понимать дорожно- транспортное происшествие как нарушение нормального функционирования открытой динамической системы дорожного движения, приведшее к гибели людей, причинению телесных повреждений гражданам, разрушению или повреждению транспортных средств, грузов, дорог, дорожных и иных сооружений, другого материального ущерба,

»

Дорожно-транспортным преступлением является произошедшее по \ неосторожности событие, повлекшее за собой причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо смерть людей, вследствие событий, указанных в диспозиции ст. 264-268 УК РФ.

  1. Мы предлагаем дифференцировать дорожно-транспортных преступления по механизму их совершения на следующие виды:

    1. Столкновение - происшествие, при котором движущиеся транспортные средства столкнулись между собой или с движущимся подвижным составом железных дорог. К этому виду относятся также столкновения движущегося транспортного средства с внезапно остановившимся (перед светофором, при заторе движения, из-за технической неисправности и пр.) транспортным средством и столкновения подвижного состава железных дорог с остановившимся (оставленным) на железнодорожных путях транспортным средством. По нашему мнению происшествие, при котором транспортное средство столкнулось с гужевым транспортом, а именно, упряжными, вьючными или верховыми животными, а также на повозками, транспортируемыми этими животными, также относится к данному виду дорожно- транспортных преступлений.
    2. Опрокидывание - происшествие, при котором движущееся транспортное средство опрокинулось, к этому виду - не относятся опрокидывания, обусловленные другим происшествием.
    3. Наезд на неподвижное препятствие - происшествие, при котором транспортное средство наехало или ударилось о неподвижный предмет можно дифференцировать на:
    4. • наезд на стоящее транспортное средство - происшествие, при котором движущееся транспортное средство наехало на стоящее транспортное средство, а также прицеп или полуприцеп; • • наезд на иные неподвижные препятствия - опора моста, столб, дерево, строение, строительные материалы, ограждения и т.д. •
  2. Наезд на движущийся объект, имеет несколько разновидностей:
  3. • наезд на пешехода — происшествие, при котором транспортное средство наехало на пешехода или он сам натолкнулся на движущееся транспортное средство; • • наезд на велосипедиста - происшествие, при котором транспортное средство наехало на велосипедиста или он сам натолкнулся на движущееся транспортное средство; • • наезд на животных - происшествие, при котором транспортное средство наехало на птиц, диких или домашних животных (исключая животных в упряжке) либо сами эти животные или птищ>1 ударились о движущееся транспортное средство. •
    1. Падение пассажира - происшествие, при котором пассажир (любое лицо, кроме водителя, находящееся в транспортном средстве или на нем) упал с движущегося транспортного средства либо в его кузове (салоне). К этому виду происшествий не относятся падения вызванные столкновением, опрокидыванием, наездом и т.д.
    2. Прочие происшествия - происшествия не относящиеся к перечисленным выше видам, к этому виду происшествий относятся сходы трамвая с рельсов (не вызвавшие столкновения или опрокидывания), падения перевозимого транспортными средствами груза и предметов (доски, бревна, кирпичи, трубы и т.д.) на людей, транспорт и др., удар человека или животного, либо повреждение другого транспортного средства каким-либо предметом, отброшенным колесом транспортного средства и др.
    3. 7- Разработанная нами и апробированная в ходе диссертационного исследования методика определения габаритной полосы движения прицепного автопоезда при одностороннем повороте на любой угол позволяет решить вопрос о возможности предотвращения дорожно- транспортного происшествия при повороте, развороте либо объезде препятствия транспортным средством.

Предложенная методика достаточно универсальна, так как позволяет рассчитать габаритную ширину движения прицепного автопоезда, состоящего из автомобиля-тягача и одноосного прицепа или полуприцепа, при повороте на любой угол (в том числе при развороте и при движении по кругу), а также при объезде препятствия. При незначительной корректировке возможно вычисление габаритной полосы движения для прицепного автопоезда с любым количеством звеньев, осей, а также с любыми типами соединения звеньев.

Применение аналитического метода для расчета траектории движения основных точек автопоезда и его габаритной полосы движения позволит сократить время проведения экспертизы, вместе с тем избежать субъективного влияния на результаты исследования, обеспечить проведение большого числа опытов с различными исходными данными по сравнению с альтернативными методами получения интересующих следствие сведений.

8- при производстве судебной экспертизы по уголовному делу построение информационной модели данного процесса сводится к определению взаимосвязи информационных потоков с целью получения новой информации о преступлении (в форме ответов эксперта на поставленные перед ним вопросы) в рамках четко установленных нормативными актами граничных условий.

Информационную модель проведения экспертизы можно представить состоящей из трех основных блоков, описывающих элементы рассматриваемого этапа расследования:

 •	подготовка к назначению и назначение экспертизы;
 •	
 •	производство экспертизы;
 •	
 •	оценка следователем результатов экспертного исследования.
 •	 Использование при расследовании преступлении информационной модели производства судебной  экспертизы позволит избежать ошибок при назначении, производстве и оценке результатов  комплексных экспертных исследований, позволит повысить их качество, сократить сроки их  производства, дает реальную возможность алгоритмизировать рассматриваемый процесс.
  1. На основании проведенного исследования мы можем сделать вывод о том, что алгоритмом комбинированной комплексной судебной экспертизы является совокупность правил или ограничений, которые определяют точный перечень и последовательность чередования отдельных операций необходимых для получения объективного вывода из некой совокупности исходных данных. Алгоритм производства экспертизы является предпосылкой для точного и качественного решения задач актуальных задач встающих перед следователем при расследовании преступлений.

Результатом настоящего диссертационного исследования являются также рекомендации и предложения для практических органов внутренних дел, позволяющие оптимизировать процесс расследования преступлений, путем использования широких возможностей комплексных судебных экспертиз.

 1.	Недостатки в производстве экспертных исследований, в частности,  невозможность получения интересующей следствие информации только с помощью  однородных экспертиз, рассмотренные нами в аспекте расследования дорожно- транспортных преступлений, во многом являются следствием недостаточной  подготовки экспертов, низкой информированности следователей о возможностях  комплексных экспертных исследований, отсутствие должного взаимодействия при  подготовке и проведении комплексных судебных экспертиз. Таким образом,  подготовка следователей и экспертов на основе предложенных рекомендаций должна  осуществляться с учетом комплексного характера их деятельности.
 2.	
 3.	Вопросы, подлежащих исследованию, детерминированы в первую очередь  следственной ситуацией сложившейся в конкретный момент расследования  преступления. Зачастую вопросы, поставленные следователем перед экспертом,  выходят за рамки компетенции эксперта, не учитывают конкретной задачи  расследования, а базируются на типовых рекомендациях.
 4.	
 5.	При разработке новых методик производства комплексных судебных экспертиз  необходимо применять современные возможности, предоставляемые естественными науками,  шире использовать возможности информатики и вычислительной техники в производстве  исследований.
 6.	
 7.	Информация, получение которой возможно только с помощью комплексных судебных  исследований, позволяет нейтрализовать возможные недостатки однородных экспертиз,  переводит расследование преступления на качественно иной уровень. Как следователь, так и  эксперт не замыкаются в рамках какой-либо одной науки, что является необходимым  требованиям к расследованию преступлений на современном этапе. Комплексные преступления  требуют комплексного подхода ко всему процессу расследования.

203

БИБЛИОГРАФИЯ

Нормативные документы

  1. Закон Республики Молдова от 23 июня 2000 г. № 1086-XIV «О судебной экспертизе» // Официальный монитор Республики Молдова, 2000. № 144-145, ст. 1056.

2s Инструкция об организации производства комплексных медико- криминалистических и медико-автотехнических экспертиз в судебно- экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР. Утверждена зам. министра юстиции СССР и зам. министра здравоохранения СССР 25 января 1982 г. М., 1982.

3, Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР. Утверждена 22 июля 1986 г. М., 1986.

4s Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в РФ. Утверждена приказом Министерства здравоохранения РФ № 131 от 22 апреля 1998 г, // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.

5s Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР. Утверждена приказом Министерства здравоохранения СССР по согла- сованию с прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Минюстом СССР, МВД СССР и КГБ СССР № 694 от 21 июля 1978 г. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С.458-466.

6s Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР. Утверждена Министерством здравоохранения СССР 27 октября 1970 года, согласована с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР № 10-91/14-70 3 ноября 1970 года. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С.543-548.

Is Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР. Утверждена приказом Минюста СССР № 20 от 26 октября 1981 г. // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 444-455.

8» Информация Генеральной прокуратуры России «О проведении кон- сультаций и некоторых видов экспертиз». Направлена прокурорам рес- публик, краев и равных им № 15к-85/93 от 21.04.93 г. // Вопросы рас- следования преступлений: Справочное пособие. М., 1996. С. 402.

% Конвенция о дорожном движении (Вена, 8 ноября 1968 г.) (с изм. и доп. от 1 мая 1971 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1979. Вып. XXXIII, С. 385.

10» Конвенция о дорожных знаках и сигналах (Вена, 8 ноября 1968 г.) // Справочно-правовая система «Гарант». Текст конвенции официально опубликован не был. СССР ратифицировал Конвенцию Указом Президиума ВС СССР от 29 апреля 1974 г. № 5939-VIII с оговоркой и заявлениями.

П» Общероссийский классификатор специальностей высшей научной ква- лификации ОК 017-94 (ОКСВНК) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 г. № 368)// Справочно-правовая система «Гарант». Текст классификатора официально опубликован не был.

12» Общероссийский классификатор специальностей по образованию ОК 009-93 (ОКСО) (утв. постановлением Госстандарта РФ от 30 декабря 1993 г. № 296). М.: ИПК Издательство стандартов, 1994.

13» Общие правила перевозок грузов автомобильным транспортом (утв. Минавтотрансом РСФСР 25 октября 1974 г. по согласованию с Госпланом РСФСР и Госарбитражем РСФСР) // Справочно-правовая система «Гарант». Текст классификатора официально опубликован не был.

  1. о судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наруше- нием правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их угоном. (Пост, пленума от 22 октября 1969 г. № 50 с изменениями, внесенными пост. Пленума от 23 декабря 1970 № 56, от 24 декабря 1985 г. № 10 и от 27 августа 1986 г. № 2, в редакции пост. Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1993. М.,
  2. С. 182-188.
  3. Положение об организации производства повторных экспертиз во ВНИИСЭ. Утверждено 1 августа 1975 г. М., 1975.
  4. Положение об организации производства судебных экспертиз в экс- пертных учреждениях Министерства юстиции СССР (Утв. 6 декабря 1972 г.; согласовано с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, КГБ при Совете министров СССР 1 декабря 1972 года) // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М.,
  5. С. 443-444.
  6. Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261 // Вопросы расследования преступле- ний: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 438^43.
  7. Порядок заполнения медицинской документации по судебной психиат- рии (методические указания). Утверждены председателем постоянного совета по психиатрии Минздрава СССР 21 августа 1981 г. № 21-59пс- 81-11сп // Вопросы расследования преступлений: Справ, пособие. Изд. 2-е. М., 1997. С. 548-554.
  8. L

  9. Постановление Госстандарта РФ от 1 апреля 1998 г. № 19 «О совер- шенствовании сертификации механических транспортных средств и прицепов» // Вестник Госстандарта России, 1998. № 11.

  10. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971. № 2. 2L Постановление Правительства РФ от 12 июля 1999 г. № 796 «Об утверждении Правил допуска к управлению самоходными машинами и выдачи удостоверений тракториста-машиниста (тракториста)» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1999. 19 июля. № 29. ст. 3759.

Постановление Правительства РФ от 15 декабря 1999 г. № 1396 «Об утверждении Правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи во- дительских удостоверений» (с изм. и доп. от 8 сентября 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1999. 27 декабря. № 52. ст. 63^6.

Постановление Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647 «Об ут- верждении Правил учета дорожно-транспортных происшествий» (с изм. и доп. от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. №28. ст. 2681.

Постановление Правительства РФ от 4 декабря 1998 г. № 1441 «Об ут- верждении Правил государственного учета показателей состояния безопасности дорожного движения по протяженности, техническому состоянию автомобильных дорог Российской Федерации и наличию на них объектов сервиса, по количеству трамваев и троллейбусов» (с изм. и доп. от 2 февраля 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1998. 14 декабря. № 50. ст. 6159.

Постановление Правительства РФ от 6 августа 1998 г. № 894 «Об ут- верждении Правил государственного учета показателей состояния безопасности дорожного движения органами внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1998. 17 августа. № 33. ст. 4010.

Постановления Президиума и определения судебных коллегий Верховного Суда РСФСР по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1976. № 10. С. 13-14.

  1. Правила дорожного движения Российской Федерации (утв. постанов- лением СМ РФ от 23 октября 1993 г. № 1090) (с изменениями от 8 января 1996 г., 31 октября 1998 г., 21 апреля 2000 г., 24 января 2001 г.) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993. 22 ноября. № 47. ст. 4531.

28г Правила проведения государственного технического осмотра тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним органами государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации (гостехнадзора) (утв. Минсельхозпродом РФ 31 мая 1995 г. № 2-21/862) // Российские вести, 1995. 6 июля. № 124.

29* Правила производства судебно-медицинской экспертизы в гистологических отделениях бюро судебно-медицинской экспертизы. Приложение № 3 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407. Согласовано с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.

30ч Правила судебно-медицинской экспертизы трупа. Приложение № 1 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407. Согласлвано с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.

3lv Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Приложение № 2 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407. Согласовано с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.

  1. Правила учета дорожно-транспортаых происшествий (утв. постановле- нием Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647) (с изменениями от 1 декабря 1997 г., 31 июля 1998 г., 2 февраля 2000 г.) // Собрание зако- нодательства Российской Федерации, 1995. 10 июля. № 28. ст. 2681.

33v Приказ МВД РФ от 15 марта 1999 г. № 190 «Об организации и прове- дении государственного технического осмотра транспортных средств» (с изменениями от 18 мая 2001 г.) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 1999. 10 мая. № 18-19.

34s Приказ Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407 «О введении в прак- тику правил производства судебно-медицинских экспертиз» // Спра- вочно- правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.

  1. Приказ Минздравмедпрома РФ от 20 августа 1996 г. № 325 «Об утвер- ждении аптечки первой помощи (автомобильной)» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 1997. № 14.

36» Приказ Министерства Юстиции РФ от 20 декабря 2002 г. № 347 «Об утверждении инструкции об организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных подразделениях системы Министерства юстиции РФ» // Российская газета, 2003. 25 января. № 14.

  1. Приказ Минтранса РФ от 25 июля 1994 г. № 59 «О правилах приемки в эксплуатацию законченных строительством федеральных автомобильных дорог» // Российские вести, 1994. 8 сентября. № 169,
  2. Приказ Минтранса РСФСР от 24 декабря 1987 г. № 176 «Об утвержде- нии Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспор- том в РСФСР» // Справочно-правовая система «Гарант». Текст приказа официально опубликован не был.
  3. Приказ Минтранса РФ от 8 августа 1995 г. № 73 «Об утверждении Правил перевозки опасных грузов автомобильным транспортом» (с изм. и доп. от 11 июня, 14 октября 1999 г.) // Российские вести. 1996 г. 25 января, 1 февраля. №№ 15, 20.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 1996. 17 июня, № 25. ст. 2954.

Уголовно-процессуальный кодекс Киргизской ССР. Фрунзе, 1980. Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174- ФЗ//Российская газета, 2001. 22 декабря. № 249. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1997. Указ Президента РФ от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» и Собрание законодательства Российской Федерации, 1994. 20 июня. № 8. ст. 804.

Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (с изменениями от 2 марта 1999 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 11 декабря. № 50. ст. 4873.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995. 17 июля. Х® 29. ст. 2757. 47» Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001. 4 июня. № 23. ст. 2291.

Книги и монографии

48, Алимджанов Б., Вальдман В. Компетенция эксперта в уголовном про- цессе (теоретические и практические аспекты). Ташкент, 1986. 49, 50, Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспортных преступлений: Учебное пособие. Краснодар, 1999. 51, 52, Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. 53, 54, Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. В 3 т. М., 1978. Т. 3. 55, 52. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические пробле- мы советской криминалистики. М., 1970. 53. 54. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. Волгоград, 1993. 55. 56. Бибиков В.В., Булдырев Е.К., Одиночкина Т.Ф. и др. Комплексное ис- следование строительных красок. М., 1978. 57. 55ч Болдырев Е.В., Лысков К.И., Соя-Серко О.А. Судебное разбирательство дел об автотранспортных преступлениях. М., 1975.

  1. Бородин С.В., Палиашвили А.Я. Вопросы теории и практики судебной экспертизы. М., 1963.
  2. Булатов А.И. и др. Расследование дорожно-транспортных происшест- вий. М., 1966.
  3. Вермель И.Г. Вопросы теории судебно-медицинского заключения. М., 1979.
  4. Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956.
  5. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоре- тические и методологические проблемы судебных экспертиз). Волго- град, 1979.
  6. Винберг А.И., Толмачев Е.Ф. Советская криминалистическая экспертиза: Лекция. М., 1958.
  7. Винберг Л.А. Совершенствование деятельности судебно-экспертных учреждений по технико-криминалистическому обеспечению раскрытия и расследования преступлений: Учебное пособие. М., 1988.
  8. Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступ- лений. Минск, 1983.
  9. Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельно- сти судебно-экспертных учреждений. М., 1988.
  10. Гаспарянц Г.А. Конструкция, основы теории и расчета автомобиля: Учебник для машиностроительных вузов. М., 1978.
  11. 66ч Гордон Э.С. Судебно-медицинская экспертиза: Проблемы и решения. Ижевск, 1990.

67» Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987.

  1. Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Лекция. М., 1968.
  2. 69, Жбанков В.А. Получение образцов для сравнительного исследования. М., 1992. 70, 70ч Жулев В.И. Предупреждение дорожно-транспортных происшествий. М., 1988.

71ч Жулев В.И. Транспортные преступления: Комментарий законодатель- ства. М., 2001.

72ч Залманзон Л.А. Беседы об автоматике и кибернетике. М., 1981.

73ч Зинин A.M., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002.

74ч Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1999.

75ч Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных проис- шествий. М., 1972.

76ч Зуев Е.И. О понятии специальных познаний в уголовном процессе. - В кн.: Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы. М., 1969.

77ч Зуев П.М. Методика расследования дорожно-транспортных происше- ствий: Учебное пособие. М., 1990.

78ч Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. М., 1970.

79ч Использование в экспертной практике экспериментально-расчетных значений параметров торможения автотранспортных средств. М., 1986.

80ч Каминский М.К., Любовицкий А.В., КамашевГ.М., КариповаС.В. Ру- ководство по подготовке, назначению и проведению судебных экспертиз. Ижевск, 1999.

Капитонов В.Е., Кузьмин Н.М., Одиночкина Т.Ф. и др. Работа с микро- объектами на месте происшествия: Методическое пособие. М., 1978. Каратеев В.П. Единство, интеграция, синтез научного знания. Саратов, 1987.

S3, Карацев К.М. Борьба с автотранспортными происшествиями. М., 1968.

84, Кедров Б.М. Классификация наук. Т. 2. М., 1955. 85, 86, Классификация основных методов судебной экспертизы / Под ред. А.Р. Шляхова. - М., 1982. 87, 88, Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде- рации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. 89, 90, Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде- рации / Под ред. И.Л. Петрухина. М,, 2002. 91, 92, Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде- рации (постатейный) / Под общей редакцией В.И.Радченко. М., 2003. 93, 94, Комплексное экспертное исследование усталостных разрушений дета- лей транспортных средств: Методическое пособие. М., 1982. 95, 96, Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. Н. Новгород, 1995. 97, 98, Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно-транспортных происшествий. Таллин, 1980. 99, 100, Криминалистика. Т. П. / Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. 101, 102, Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. ре- дактор) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. 103, 104, Криминалистическая экспертиза: Вып. 1. Раздел 1. Теоретические ос- новы советской криминалистической экспертизы. Раздел 2. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. М., 1966. 105, 106, Крылов И.Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы, д., 1975. 107, 108, Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л., 1963. 109, 91- Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001.

98» Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988.

99s Куприй В.Т. Моделирование в биологии и медицине: Философский анализ. Л., 1989.

100» Лапа В.Г, Математические основы кибернетики. Киев, 1974.

101» Лебедев А.Н. Моделирование в научно-технических исследованиях. М., 1989.

102» Лившиц Ю.Д., Кудрявцева А.В. Использование специальных познаний в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. Челябинск, 2001.

103» Литвинов А.С., Фаробин Я.Е. Автомобиль: теория эксплуатационных свойств: Учебник для вузов по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство». М., 1989.

104» Майлис Н.П. Судебно-трасологическая экспертиза: Учебно- методическое пособие для экспертов. М., 2000.

105» Максутов И.Х. Расследование преступных нарушений правил безопас- ности дорожного движения. - В кн.: Криминалистика. Л., 1976.

106» Математическая энциклопедия. Т. 1. М., 1977.

107» Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980.

108» Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного исследования: Учебное пособие. Волгоград, 1991.

109» Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988.

110» Научное знание: уровни, методы, формы/ Под ред. Т.К.Никольской. Саратов, 1986.

111» Обзор практики назначения, производства и использования результатов судебно-автотехнических экспертиз следственными органами и судами. М., 1982.

112» Овсянников И.В. Вероятное знание в судебном и экспертном исследо- ваниях по уголовным делам. М., 2000,

113» Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных проис- шествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987.

114» Онучин А.П. Системно-структурный анализ места происшествия и об- становки преступления. Свердловск, 1981.

115» Организационно-правовые основы судебной экспертизы: Учебное пособие. М., 1979.

116» Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995.

117» Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982.

118» Осепчугов В.В., Фрумкин А.К. Автомобиль: анализ конструкций, эле- менты расчета: Учебное пособие для студентов вузов по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство». М., 1989.

119» Основы советской криминалистической экспертизы / Под ред. проф. И.М. Лузгина. М., 1975.

120» Основы судебной экспертизы. Часть 1. Курс общей теории: Методиче- ское пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1997.

121» Очередин В.Т. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств: Учебно-методическое пособие. Волгоград, 1998.

122» Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1974.

123» Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уго- ловном процессе. М., 1964,

124» Планк М. Единство физической картины мира. М., 1966.

125» Политехнический словарь / Редкол.: А.Ю. Ишлинский (гл. ред.) и др. - 3-е изд., перераб. и доп. М,, 1989.

126» Пособие по расследованию дорожно-транспортных происшествий. Рига, 1965.

  1. Пределы экспертного исследования дорожно-транспортного происше- ствия. Использование экспертных заключений следователем и судом: Методическое письмо. М., 1978.

128ч Применение в экспертной практике параметров торможения автотранс- портных средств (методические рекомендации для экспертов). М., 1995.

129ч Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М., 1985.

130, Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вьш. 19. М., 1976.

13L Расследование дорожно-транспортных происшествий, с мест которых водители скрылись: Метод, пособие / Под ред. проф. И.Г. Маландина. М., 1973.

132, Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советской уголовном процессе. М,, 1953. 133, 134, Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие для вузов. М., 1999. С. 222-227; 135, 136, Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, ар- битражном процессе. М., 1996. 137, 138, Российская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экс- пертиза. М., 2001. 139, 140, Рубцов М.В. Исследование малых количеств резины: Методическое по- собие. М., 1976. 141, 142, Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снет- кова. М., 1998. 143, 144, Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2000. 145, 146, Сборник материалов по вопросам следствия. М., 1987. 147, 148, Селиванов Н.А., Дворкин А.И., Завидов Б.Д. и др. Расследование дорожно-транспортных происшествий: Справочно-методическое пособие. М., 1998. 149, 150, Сичевице О.М. Методы и формы научного познания. М., 1972. 151, 142» Следственная практика. Выпуск 151. М., 1987.

143ч Следственная практика. Выпуск 46. М., 1961.

144, Словарь основных терминов судебной автотехнической экспертизы. М., 1988. 145, 146, Словарь основных терминов судебной экспертизы. М., 1980. 147, 148, Советская криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. 149, 150, Степанов В.В., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специали- стом-криминалистом при расследовании преступлений. Саратов, 1988. 151, 152, Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. М., 1970. 153, 154, Судебная автотехническая экспертиза. Ч. 1: Назначение и производство судебной автотехнической экспертизы. М., 1980. 155, 156, Судебная транспортно-трасологическая экспертиза: Методическое по- собие. М., 1977. 157, 158, Судебные экспертизы / Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 1980. 159, 160, Талицкий И.И., Чуіуев В.Л., Щербинин Ю.Ф. Безопасность движения на автомобильном транспорте: Справочник. М., 1988. 161, 162, Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973, 163, 164, Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть особен- ная. М., 1967. 165, 166, Теория и практика судебной экспертизы. СПб, 2003. 167, 168, Труцин В.А. Расследование дорожно-транспортных преступлений в случае сокрытия их последствий. М., 1992. 169, 170, Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1998. 171, 172, Урсул А.Д. Методологические проблемы взаимодействия естественных, общественных и технических наук. - В кн.: Философия и современное естествознание. М., 1982. 173, 174, Урсул А.Д. Природа информации. Информационный очерк. М., 1968. Филиппов П.М., Мохов А.А. Судебно-медицинская экспертиза по гра- жданским делам: теория и практика: Монография. Краснодар, 2001. 175, 16К Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М., 2000.

  1. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978.

163» Шиканов В.И. и др. Комплексная медико-криминалистическая экспер- тиза при расследовании уголовных дел. Петрозаводск, 1965.

1€4» Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976.

165, Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз: Учебное пособие. Волгоград, 1980.

166» Шляхов А.Р. Процессуальные и организационные основы криминали- стической экспертизы: Методическое пособие. М., 1972.

167ч Шіпяхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979.

168, Шляхов А.Р. Теория и практика комплексных исследований в судебно- экспертных учреждениях системы МЮ СССР. - В кн.: Проблемы организации и проведения комплексньк экспертных исследований. М., 1985.

169» Шнайдер А.А, Теоретические основы судебной экспертизы: Курс лек- ций. Вып. 1: Правовые и организационные основы судебно-экспертной деятельности в РФ. Саратов, 2002.

170» Штофф В.А. Введение в методологию познания. Л., 1972.

171» Штофф В.А. Моделирование и философия. Л., 1966.

172» Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967.

173» Экспертизы в судебной практике: Учебное пособие. Киев, 1987.

174» Энциклопедический юридический словарь. 2-е изд. М., 1998.

Статьи

175» Аверьянов В.Н., Суворов Ю.Б. Классификация основных покрытий ав- тодорог, различающихся специальными качествами. Характеристики

покрытий и признаки дифференциации // Обзорная информация. М., 1987. Вып. 3. С. 32-41.

176» Аврамцев В.В., Посадков Ф.И. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе // Следователь. 1997. № 2. С. 66-68.

  1. Аринушкин Г, Комплексная экспертиза требует регламентации // Со- циалистическая законность. 1977. № 10. С. 41-43.

178» Арсеньев В.Д. Основные документы судебной экспертизы // Вопросы судебной экспертизы. М., 1977. С. 56-88.

179, Балакшин В. Заключение эксперта как средство доказывания по уго- ловному делу // Законность. 1999. № 1. С. 37-40.

ISO, Башмаки на вырост (15-дюймовые шины для ВАЗ-2110) // За рулем. 2001. №7. С. 18-22.

ISL Белкин Р. Судебная экспертиза: вопросы, требующие решения // Совет- ская юстиция. 1988. № 1. С. 21-22.

182» Белоусов А.В. Назначение судебных экспертиз на предварительном следствии: проблемы и недостатки // Российский следователь. 2000. №3. С. 51-53.

183» Бибиков В.В. Схема комплексного исследования веществ, материалов, изделий // Экспертная практика. 1988. № 23. С. 37-42.

184» Борьба на равных (тест летних шин) // За рулем. 2002. № 3. С. 60-65.

185» Быков В.М. Правовое положение эксперта в проекте УПК РФ // Акту- альные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Межвузовский сборник научных статей: В 2 ч. Часть 1. Саратов, 2001. С. 9-17.

186» Быков В.М. Проблемы применения технико-криминалистических средств и специальных познаний при расследовании преступлений // Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно-практической конференции 24- 25 апреля 1997 года. Саратов, 1998. С. 3-8

187» Вглядитесь в профиль (тест летних шин 185/65R14) // За рулем. 2002. № 6. С. 42-47.

»

188s Винберг А.И. Насущные вопросы теории и практики судебной экспертизы // Советское государство и право. 1961. № 6. С. 81-82.

189» Винберг Л.А. Роль принципа причинности в криминалистических и экспертных идентификационных последствиях // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980. С. 48-52.

190» Власова Н.А. Проект УПК: реформирование досудебного производства в уголовном процессе // Право и политика. 2000. № 10. С. 28-31.

191» Глотов О.М. Экспертные методы в расследовании дорожно-транспортных преступлений // Экспертная практика. 1977, № 10. С. 98-102.

192» Глушков В.М. Мышление и кибернетика // Вопросы философии, 1963. №1.С. 36-40.

193» Гордон Э.С. Комплексная экспертиза с участием судебного медика // Уголовная ответственность: Основания и порядок реализации: Межвузовский сборник научных статей. Самара, 1991. С. 82-90.

194» Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия // Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях. Вып. 16. М., 1977. С. 82-89.

195» Громов. Н.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 42-45.

196» Громов Н., Смородинова А., Соловьев В. Заключения эксперта: от мнения правоведа до выводов медика (обзор практики) // Российская юстиция. 1998. № 8. С. 29-30. 197» Драпкин Е.Л. Логико-вероятностная характеристика заключения экс- перта // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983. С. 87-92. 198» Ермаков Ф, Осмотр транспортного средства и места дорожно- транспортного происшествия//Российская юстиция. 1997. № 10. С. 18-29.

I99v Ермаков Ф. Оценка достоверности и объективности заключения судебной автотехнической экспертизы // Российская юстиция. 1997. № 5. С. 27-29.

Естюков В.Н. К вопросу о комплексной экспертизе // Вопросы судебной экспертизы, л., 1960. с. 10-14.

Жбанков В.А. Роль и значение образцов для сравнительного исследования при производстве судебных экспертиз в гражданском, административном и арбитражном процессе // Материалы научно-практической конференции «Криминалистические методы исследования доказательств в гражданском, арбитражном и административном процессе», 18-19 февраля 1997 года, http://msu.jurinfor.ru/conf/97001/97001-04.html.

202, Зимняя коллекция (тест зимних шин) // За рулем. 2002. № 12. С. 78-87. 203, 204, Иоффе B.C., Милешин Н.А. Компетенция эксперта-автотехника в установлении причинных связей дорожно-транспортных происшествий // Экспертная практика. 1977, № 10. С. 52-56. 205, 206, Исаенко В. Взаимодействие следователей и судебно-медицинских экспертов // Следователь. 1996. № 1. С. 70-72. 207, 208, Кабанов П. Использование фотоснимков, фонограмм, дактилокарт // Социалистическая законность. 1987. № 1. С. 48-49. 209, 210, Карнович Г.Б. Некоторые вопросы экспертизы вещественных доказательств // Социалистическая законность. 1957. № 8. С. 27-29. 211, 212, Комиссарова Я.В. Дискуссионные вопросы назначения экспертиз по уголовным делам // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений (Общая теория криминалистики и перспективы развития криминалистической техники, тактики и методики). Саратов, 1994. С. 96-97. Корухов Ю. Криминалистическая экспертиза: настоящее и будущее // Российская юстиция. 1995. № 5. С. 41-42. 213, Корухов Ю., Митричев В., Орлова В. Судебной экспертизе - свой закон // Российская юстиция. 1996. № 4. С. 28-31.

  1. Кузнецов О.Г., Никифоров Д.Ю. О возможности решения экспертной задачи о лице, находившемся за рулем, т.е. в момент ДТП // Вопросы использования специальных знаний в уголовном и гражданском судопроизводстве: Сборник информ. Письмо для работников правоохранительных органов. Алматы, 1994. Вып.
  2. С 50-55.

211ч Майлис Н.П. Интеграция знаний как закономерность формирования новых научных направлений в судебной экспертизе // Криминалистика. XXI век: Мат. науч.- практ. конф.: В 2 т. М., 2001. С. 101-106.

  1. Майлис Н.П. Эффективность комплексного подхода при решении задач судебной экспертизы // Экспертиза на службе следствия: Мат. науч.- практ. конф. Волгоград, 1998. С. 4-8.

213г Мирский Д., Орлов Ю. Процессуальные последствия назначения экспертизы по уголовному делу // Советская юстиция. 1990. № 21. С, 22-23.

  1. Митричев B.C. Установление родовой и групповой принадлежности в идентификационном исследовании. // Материалы научной конференции, посвященной вопросам установления групповой принадлежности вещественных доказательств в практике судебной экспертизы: Сб. науч. ст. Киев, 1963. С. 23-26.
  2. Нечаев А.Н. Задачи дорожно-технической экспертизы // Актуальные проблемы и перспективы развития судебной автотехнической экспертизы: Материалы Всесоюзной научной конференции. Минск, 1973. С.161-163.
  3. Норейко Т.е., Сырков С.М., Шиканов В.И. Шире использовать возможности комплексной судебно-медицинской и криминалистической экспертизы: Сборник научно-практических работ судебных медиков и криминалистов. Вып. 1. Петрозаводск, 1962. С. 4-8.
  4. Овсянников И. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 29-30.
  5. Орлов Ю.К. Правовые вопросы комплексной экспертизы // Советская юстипия.
  6. № 13. С. 14-15.
  7. Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы // Российская юстиция. 1995. № I.e. 11-13.

  8. Орлов Ю., Орлова В., Шишков С. Государственная судебно-экспертная деятельность // Российская юстиция. 2001. № 9. С. 69-70.
  9. Орлов Ю., Шишков С., Гришина Е. Оценка судом достоверности заключения эксперта // Российская юстиция. 1995. № 11. С. 29-30.
  10. 222ч Подкорытов Г.А. Соотношение диалектического метода с частнонауч- ными методами // Вопросы философии. 1962. № 6. С. 21-24.

  11. Полунин С.А. Уголовно-процессуальное регулирование производства комплексной судебной экспертизы // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно-практической конференции 21-22 мая 2002 года. Ч. 1. Саратов, 2002. С. 10-13.
  12. Проститенко Б.П., Галаев С.В., Голутво А.В. Вопросы автоматизации экспертных исследований в автотовароведческой экспертизе // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно- практической конференции 21-22 мая 2002 года. Ч. 2. Саратов, 2002. С. 68-70.
  13. Растегаев О. Заполярная трибометрия // Авто-ревю. 2002. № 19, С. 52-61.
  14. Рецепты универсальности (шины для вседорожников) // За рулем. 2002. №9. С. 44-51.
  15. Романов Н.С. Вопросы теории исследования технического состояния транспортных средств в судебной автотехнической экспертизе // Роль судебной экспертизы в социалистическом правовом государстве: Тезисы научно- практической конференции. Минск, 1989. С. 223-227. Романов Н.С. Теоретические вопросы, связанные с проведением комплексных экспертиз с участием судебного эксперта - автотранспортного трасолога // Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М.. 1988. С. 142-144.
  16. Российская Е.Р. Общеэкспертные методы исследования вещественных доказательств и проблемы их систематизации // 50 лет НИИ криминалистики: Сб. науч. тр. ЭКЦ МВД РФ. М., 1995. С. 46-52.

230» Российская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. 2001. № 5. С. 32-44.

23 L Ростов М.Н. Комплексная экспертиза как разновидность комиссионной экспертизы // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы. М., 1987. С. 49-54.

  1. Сааісян Л.Н. Проблемы совершенствования автотехнической экспертизы: Сборник научных трудов. Вып. 19. М., 1976. С. 5-13.
  2. Селиванов Н.А. Спорные вопросы судебной экспертизы // Социалистическая законность. 1978. № 5. С. 65-69.
  3. 234ч Селина Е. Процессуальные гарантии свободной оценки заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 30.

  4. Сидоров Э.Т. Повышение достоверности судебной автотехнической экспертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № 3. С. 45-48.
  5. Сидоров Э.Т. Совершенствование методики судебной автотехнической экспертизы путем уточнения ее исходных данных // Следователь. 1999. № I.e. 25;
  6. «Сто третья» готовится к зиме (шины для ВАЗ-21103) // За рулем. 2000. Хо 9. С. 86-89.
  7. I. Суворов Ю.Б. Результаты экспериментального определения коэффициентов сцепления дорожных покрытий // Экспертная техника: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М.,
  8. № 11. С. 68-89. h Тихонов Е.Н. Исходные следственные ситуации и выбор времени назначения экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 45-^6.

  9. Тихонов Е.Н. Проблемы назначения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела И Актуальные вопросы государства и права на современном этапе: Сб. науч. ст. Томск, 1984. С. 227-228.

24L Уразгильдеев Л, Назначение дополнительной и повторной экспертизы в суде // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 28-30.

242, Францифоров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 28.

243ч Хмелева А. Комплексные судебные экспертизы при расследовании преступлений // Законность. 2001. № 2. С. 18-19.

244ч Хрусталев В.Н. Проблемы использования возможностей криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий в расследовании и раскрытии преступлений // Российская юстиция. 1999. № 6. С. 53-57.

245ч Хрусталев В.Н. Проблемы комплексных криминалистических трасоло- гических и материаловедческих экспертиз // Российский следователь, 2000. № 2. С. 6-8.

246ч Хрусталев В.Н. Процессы интеграции и дифференциации знаний в криминалистической экспертизе и некоторые проблемы появления ее новых родов и видов // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно-практической конференции 21-22 мая 2002 года. Ч. 1. Саратов, 2002. С. 3-7.

247ч Шадрин В. Комплексные и комиссионные судебные экспертизы // Законность, 2002. № 11. С. 19-21.

248ч Шапочкин В.И., Булгаков В.Г., Бурминская Л.Н. и др. Особенности методики комплексного экспертного исследования разрушений деталей автотранспортных средств // Юрист-правовед. 2000. № 1. С. 46-49.

249ч Шашкин С.Б. К определению понятия «комплексная экспертиза» // Следователь. 2002. № 2. С. 61-62.

250» Шляхов А.Р. О научных основах судебных экспертиз // Актуальные проблемы теории и практики криминалистики и судебной экспертизы: Материалы для обсуждения. М., 1978, С. 3-7.

25L Шостак Р.Г., Гусев Р.А., Скундин Д.Л. Автоматизация расчета параметров в экспертизе обстоятельств ДТП // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно- практической конференции 21-22 мая 2002 года. Ч. 2. Саратов, 2002. С. 66-68.

252» Яковлев Я.М. Комплексная криминалистическая и судебно- медицинская экспертиза при расследовании преступлений против жизни и здоровья // Проблемы судебной экспертизы. М., 1961. № 5. С. 4—7.

Диссертации и авторефераты

253» Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспортных преступлений (тео- ретические и тактико-методические аспекты): Автореф. дис. … к.ю.н. Краснодар, 1999.

254» Залиховский М.И. Экспертная реконструкция механизма Д ТП по его следам: Автореф. дис. … к.ю.н. М., 1992.

255, Ким О.Д. Проблемы и пути совершенствования расследования дорож- но- транспортных происшествий на основе научных знаний. (На материалах следственной и экспертной практики Кыргызстана): Автореф. дис. … д.ю.н. Воронеж, 1998.

256» Комиссарова Я.В. Процессуальные и нравственные проблемы производства экспертизы на предварительном следствии: Автореф. дис. … к.ю.н. Саратов, 1996.

257» Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза как институт уголовно- процессуального права: Автореф. дис…. д.ю.н. СПб, 2001.

258» Маландин И.Г. Борьба с дорожно-транспортными происшествиями и правонарушениями на автотранспорте в СССР: Дис. … д.ю.н. М., 1965.

259» Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М. 1992 .

260» Российская Е.Р. Концептуальные основы теории неразрушающих методов исследования вещественных доказательств: Дис. на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1993.

261» Тренбак О.Н. Признание доказательств недопустимыми и исключение их из разбирательства дела в суде присяжных: Автореф. дис. … к.ю.н. Саратов, 2000.

262» Эйсман А.А. Заключение эксперта в системе судебных доказательств (исследование логической структуры доказывания, методов обоснования выводов эксперта и их оценки в уголовном процессе): Автореф. дис. … д.ю.н. М., 1965.

ДІ П поп ібло ранено

Регнон абс. ±%к

АШи абс. ±%к AiUU абс. ±%к А11Ш тяжесть поел. 1 2 3 4 5 6 7 п Центральный округ 8421 2,1 1426 -12,4 9669 8,4 12,9 Белгородская область 213 -4,9 48 14,3 250 -1,6 16,1 Брянская область 217 -4,0 33 -10,8 251 -1,6 11,6 Владимирская область 470 15,8 89 -9,2 573 28,5 13,4 Воронежская область 344 -19,1 63 -20,3 384 -10,5 14,1 (Ивановская область 360 50,6 36 -33,3 399 66,3 8,3 Калужская область 246 -10,9 47 -2,1 317 -2,8 12,9 Костромская область 118 -4,8 24 -22,6 135 1,5 15,1 Курская область 201 -8,2 18 -59,1 222 -7,5 7,5 Липецкая область 261 8,3 43 53,6 314 15,0 12,0 г. Москва 2023 0,2 250 -13,2 2157 2,7 10,4 Московская область 2263 9,3 449 -5,7 2680 18,6 14,3 Орловская область 187 -22,4 20 -47,4 235 -19,0 7,8 Рязанская область 239 1,7 49 -25,8 274 -1,4 15,2 Смоленская область 210 -12,1 52 2,0 237 -2,1 18,0 Тамбовская область 161 5,2 21 -36,4 212 16,5 9,0 Тверская область 347 2Д 80 -7,0 386 6,6 17,2 Тульская область 255 -9,9 59 -4,8 296 -12,4 16,6 Ярославская область 306 7,4 45 -31,8 347 26,6 11,5 Северо-Западный округ 3680 0,1 479 -15,2 4223 4,8 10,2 Республика Карелия 163 -1,2 16 6,7 192 -8,1 7,7 Республика Коми 238 11,2 30 -6,3 296 16,1 9,2 Архангельская область 420 24,6 33 -23,3 501 28,8 6,2 Вологодская область 240 3,0 49 25,6 267 0,4 15,5 Калининградская область 222 -3,1 40 -23,1 232 -4,5 14,7 г. С.-Петербург и Ленинградск. обл. 1830 -4,3 217 -19,3 2055 0,1 9,6 Ленинградская область 392 -6,0 88 -12,0 448 -7,6 16,4 г. С.-Петербург 1438 -3,8 129 -23,7 1607 2,5 7,4 Мурманская область 204 10,9 14 -36,4 256 23,1 5,2 Новгородская область 167 -3,5 41 -2,4 196 14,6 17,3 Псковская область 177 -17,3 38 -24,0 200 -9,9 16,0 Ненецкий автономный округ 19 35,7 1 стаб. 28 100,0 3,4 Южный округ 3715 -6,0 824 5,1 4191 -7,0 16,4 Республика Адыгея 109 38,0 32 113,3 118 24,2 21,3 Республика Дагестан 245 2,9 78 -9,3 294 6,1 21,0 Республика Ингушетия 39 18,2 18 100,0 62 63,2 22,5 Кабар.-Балкарская Республика 104 -9,6 24 14,3 111 -13,3 17,8 Кабар.-Балкарская Республика

1 П 4

- 9.6

24

14. 3

11 1

- 13.3

17. 8

аощбло

жт.

ранено

тяжесть поел.

± % к

лппг

±%к АППГ

±%к АППГ

абс.

абс.

8

9669

8421

2,1

1426

-12,4

8,4

12,9

-4,9

250

14,3

-1,6

213

48

16,1

251

217

-4,0

-10,8

-1,6

11,6

33

470

15,8

89

-9,2

573

28,5

13,4

-19,1

-20,3

384

14,1

344

63

-10,5

50,6

399

8,3

360

36

-33,3

66,3

246

-10,9

317

-2,8

12,9

47

-2,1

118

-4,8

-22,6

135

1,5

24

15,1

201

-8,2

-59,1

222

7,5

18

-7,5

261

8,3

43

53,6

314

15,0

12,0

-13,2

2023

0,2

250

2157

2,7

10,4

9,3

2263

449

2680

18,6

14,3

Орловская область

-22,4

20

235

-19,0

187

-47,4

7,8

Рязанская область

239

1,7

49

-25,8

274

15,2

Смоленская область

-12,1

2,0

237

-2,1

210

52

18,0

Тамбовская область

161

5,2

-36,4

212

JM

9,0

21

Тверская область

347

2,1

386

6,6

80

-7,0

17,2

Тульская область

-4,8

296

255

-9,9

59

-12,4

16,6

Ярославская область

-31,8

26,6

11,5

306

7,4

45

347

-15,2

Северо-Западный округ

3680

0,1

479

4223

4,8

10,2

Республика Карелия

192

163

-1,2

16

6,7

-8,1

7,7

Республика Коми

11,2

296

16,1

238

30

-6,3

Архангельская область

24,6

-23,3

501

28,8

420

33

6,2

267

Вологодская область

25.6

15,5

240

49

0,4

Калининградская область

40

-23,1

232

14,7

222

-3,1

-4,5

г. С.-Петербург и Ленинградск. обл.

9,6

-4,3

217

-19,3

2055

0,1

1830

Ленинградская область

16,4

-6,0

88

-12,0

448

-7,6

392

у. С.-Петербург

JA

1438

-3,8

-23,7

1607

2,5

129

Мурманская область

204

10,9

-36,4

256

23,1

5,2

14

Новгородская область

17,3

167

-2,4

196

-3,5

41

14.6

Псковская область

16,0

177

-17,3

-24,0

200

-9.9

38

3,4

Ненецкий автономный округ

19

35,7

стаб.

28

100.0

-7.0

371S

16,4

-6.0

R94

5.1

4191

Южный округ

21.3

10Q

38.0

113.3

118

24.2

Республика Адыгея

37.

2,9

-9,3

294

6.1

21.0

Республика Дагестан

78

39

100,0

22.5

18.2

18

62

63.2

Республика Ингушетия

1 2 3 4 5 б 7 8 Республика Калмыкия 55 -3,5 10 -23,1 69 -5,5 12,7 Карач.-Черкесская Республика 77 -26,7 21 -8,7 113 -26,1 15,7 Республика Северная Осетия 117 -1.7 20 -47,4 142 0,7 12,3 Чеченская Республика 41 -2,4 23 9,5 42 -16,0 35,4 Краснодарский край 1238 -3.6 268 38,1 1338 -7,1 16,7 Ставропольский край 468 -9.5 80 -23,8 552 -7,5 12,7 Астраханская область 213 -1.8 34 стаб. 230 2,7 12,9 Волгоградская область 358 -10,9 61 -9,0 406 -15,9 13,1 Ростовская область 651 -12,4 155 -1.9 714 -11,6 17,8 Приволжский округ 5373 -2,1 835 -16,0 6087 -1,4 12,1 Республика Башкортостан 603 стаб. 106 -10,2 700 4,6 13,2 Республика Марий Эл 123 стаб. 21 -22,2 128 1,6 14,1 Республика Мордовия 164 30,2 29 -12,1 196 33,3 12,9 Республика Татарстан 831 -2,2 122 -5,4 982 -4,2 11,1 Удмуртская Республика 237 -1,7 43 4,9 253 -1,6 14,5 Чувашская Республика 239 -0,4 39 -32,8 263 2,3 12,9 Кировская область 315 -7,9 33 -23,3 362 -8,1 8.4 Нижегородская область 694 -9,8 117 -23,5 744 -10,1 13,6 Оренбургская область 327 -13,0 41 -46,8 380 -11,8 9.7 Іензенская область 199 -0,5 39 8,3 216 -3,1 15,3 Іермская область 552 7,4 75 -13,8 620 7,3 10,8 Самарская область 513 -4,1 79 стаб. 574 -4,0 12,1 Саратовская область 334 -0,9 49 -30,0 383 -0,5 11,3 Ульяновская область 221 7,3 39 14,7 261 15,0 13,0 Коми-Пермяцкий автон. округ 21 -22,2 3 -66,7 25 -3,8 10,7 Уральский округ 3536 21,8 392 -18,2 4288 26,2 8.4 Курганская область 156 стаб. 23 -41,0 164 -5,7 12,3 Свердловская область 1244 13,8 122 -21,8 1465 18,9 7,7 Тюменская область 541 52,8 48 -7,7 673 60,2 6,7 Челябинская область 853 8,1 112 -13,8 964 5,9 10,4 Ханты-Мансийский автон. округ 610 57,2 60 -24,1 848 65,3 6,6 Ямало-Ненецкий автон. округ 132 8,2 27 17,4 174 16,8 13,4 Сибирский округ 4022 -0,2 623 -4,3 4594 3,4 11,9 Республика Алтай 45 -16,7 10 11,1 49 -10,9 16,9 Республика Бурятия 316 34,5 48 2,1 365 39,8 11,6 Республика Тыва 68 51,1 13 18,2 82 54,7 13,7 Республика Хакасия 129 -5,8 20 -23,1 140 -14,1 12,5 Алтайский край 467 4,9 66 -27,5 524 12,2 11,2 Красноярский край 560 -1,1 105 -5,4 625 3,8 14,4 Иркутская область 586 -13,3 104 20,9 645 -12,1 13,9 Кемеровская область 506 -2,1 71 18,3 598 -0,5 10,6 Новосибирская область 510 5,6 85 7,6 561 3,7 13,2 Омская область 434 -15,1 29 -29,3 526 -8,0 5,2 Томская область 116 -7,2 16 -36,0 136 -4,9 10,5 Томская область

11 6

- 7,2

16

-36.0

13 6

- 4.9

10, 5

б

69 113 142 42 1338 552 230 406

55 77 117 41

1238 468 213 358

-3.5 - 26,1 - 1,7 - 2.4 - 3.6 - 9.5 - 1.8 - 10,9

-23.1 - 8.7 - 47.4 9.5 38Д - 23.8 стаб. - 9.0

-5.5 - 26.1 0.7 - 16,0 - 7.1 - 7.5

-15.9

10 21 20 23 268 80 34 61

12.7

12.3 12.4 35.4 16.7 12,7 12,9 13,1 35.5 155 -1.9

-11.6

651

-12.4

714

17,8

-16,0

6087

12,1

5373

835

-1,4

-2.1

106

-10,2

700

4,6

603

стаб.

13,2

стаб.

-22,2

128

1,6

123

21

14,1

164

30,2

29

-12,1

196

33,3

12,9

-4,2

831

-2,2

122

-5,4

982

11.1

-1.7

43

4,9

253

-1,6

14.5

237

263

239

-0,4

-32,8

2,3

12,9

39

-23,3

362

-8,1

8.4

315

-7,9

33

694

-9,8

117

-23,5

744

-10,1

13,6

327

-13,0

-46,8

380

-11,8

9.7

41

Іензенская область

-0,5

39

216

-3,1

199

15,3

Іермская область

-13,8

620

7.3

10,8

552

7,4

75

Самарская область

стаб.

574

12,1

513

-4,1

79

-4,0

Наратовская область

383

334

-0,9

49

-30,0

-0,5

11,3

Ульяновская область

221

7,3

14,7

261

15,0

13,0

39

Соми-Пермяцкий автон. округ

10,7

21

-22,2

-66,7

-3,8

25

3536

21,8

-18,2

4288

26,2

392

Уралцьский округ

?Сурганская область

стаб.

-41,0

12,3

156

23

164

-5,7

Свердловская область

1244

122

-21,8

1465

18,9

7,7

ад

Тюменская область

673

60,2

6,7

541

52,8

48

-7,7

Челябинская область

964

5,9

8.1

112

-13,8

10,4

853

Ханты-Мансийский автон. округ

60

848

65,3

6.6

610

57,2

-24.1

174

Ямало-Ненецкий автон. округ

8,2

17.4

16,8

13,4

132

27

623

-4,3

4594

3,4

11,9

Сибирский округ

4022

-0,2

16.9

Республика Алтай

11,1

49

-10.9

45

-16,7

10

39,8

Республика Бурятия

365

11,6

316

48

2,1

34,5

Республика Тыва

82

54,7

68

13

18,2

51,1

-14,1

12,5

Республика Хакасия

20

-23,1

140

129

-5,8

524

12,2

11.2

467

4,9

66

-27.5

Алтайский край

3,8

14,4

-5,4

625

Красноярский край

560

-1,1

105

20,9

-12.1

13,9

Иркутская область

586

-13,3

645

104

Кемеровская область

183

S98

-0.5

10.6

506

-2.1

71

Новосибирская область

5.6

85

7,6

561

3.7

13.2

510

-15.1

5.2

Омская область

434

29

-29.3

526

-8.0

1 2 3 4 5 6 7 8 Читинская область 248 31,9 46 -2,1 303 50,7 13,2 Агинский Бурятский авт. округ 13 -40,9 2 -60,0 16 -33,3 11,1 Таймырский автономный округ 1 -75,0

1 -83,3 0,0 Усть-Ордью. Бурятский авт. ок. 23 стаб. 8 -38,5 23 21,1 25,8 Эвенкийский автономный округ

Дальневосточный округ 1734 6,5 267 1,9 2012 7,8 11,7 Республика Саха 169 7,0 27 -18,2 214 25,1 11,2 Приморский край 717 14,0 110 18,3 857 12,8 11,4 Хабаровский край 309 -0,6 43 -17,3 331 0,9 11,5 Амурская область 205 8,5 37 12,1 230 7,5 13,9 Камчатская область 70 -23,9 20 17,6 67 -30,2 23,0 Магаданская область 68 30,8 4 33,3 82 20,6 4,7 Сахалинская область 158 0,6 21 -19,2 183 2,2 10,3 Еврейская автономная область 35 6,1 4 33,3 43 7,5 8,5 Корякский автономный округ

Чукотский автономный округ 3 -50,0 1 стаб. 5 -44,4 16,7 РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 30601 1,8 4858 -9,6 35196 5,1 12,1 -2,1 - 60,0

303 16

248 13

31,9 - 40,9

46

50,7 - 33,3

13,2 11,1

-75,0

-83,3

0,0

стаб.

23

25,8

23

-38,5

21,1

267

2012

7,8

1734

6,5

1,9

11,7

Республика Саха

169

7,0

-18,2

214

25,1

11,2

27

110

11,4

14,0

18,3

857

12,8

Приморский край

717

Хабаровский край

-17,3

0,9

11,5

-0,6

43

331

309

37

7,5

13,9

Амурская область

205

8,5

12,1

230

-23,9

20

17,6

67

23,0

Камчатская область

-30,2

70

Магаданская область

68

30,8

33,3

82

20,6

Jzl

-19,2

183

21

2,2

10,3

Сахалинская область

158

0,6

33,3

43

8,5

Еврейская автономная область

6,1

7,5

35

Корякский автономный округ

стаб.

16,7

-50,0

-44,4

Чукотский автономный округ

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ [306011 1,8 4858 -9,6 1351961 5,1 12,1

Класс экспертизы Род экспертизы Вид экспертизы Подвид экспертизы 1 2 3 4 I Фнчико-магематическис Магемаїичеекие Маїемат’ические

Мехаїшческис Механические

Астрономические Астрономические

‘Ьизичсские (Ііизичсские

Химические

Химические

Биологические

Ботанические

Зоологические

Энтомологические

Ихтиологические

Антропологическая

Генетические

Экологические

Почвоведческие

Геолого-

минералологическне

Геологическая

Минераловедческая

Технические Машиностроительные Машиностроительные

Приборосфоительн ы е Приборостроительные Приборостроительные Фотокиномато графические

Электротехнические Электротехнические

Радиотехнические Радиотехнические

Технологические Товароведческие Товароведческие пищевых продуггов Товароведческие громышленных товаров

Технологии машиностроения

Химико-технологические

Материаловедческие (технологии конструкционных материалов)

Технологии продовольственных продуктов

Транспортные Автотехнические

Железнодорожно-технические

Авиационно-технические

Воднотранспортные

Строительные Строительные

Дорожно-технические

Железных дорог

Безопасности Техники безопасности

Пожарно-технические

Информационных систем

Геодезические

И(«еііериой графики

Сельскохозяйственные Агрономические Агрономические

Зоотехнические Зоотехнические

Лесною хозяйства Лесного хшяйства

Исторические

Исторические

Экономические

Финансовые

Ценообразования

Философские

Философские

Филолої ические Лигерат\роводчсские Литературоведческие

Географические

Педагогические

Педагогические

Медицинские

Физиологическая

Подвид экспертизы

Вид .экспертизы

попомические

Энтомологические

Антрополог н ч ее ка?

Минераловедческая

Машиностроительные

Приборостроительные Фотокиномато графические

Іриборостраительньїе

Радиотехнические

Товароведческие пищевых продуггов Товароведческие громышленных товаров

Технологии машиностроения

Химико-технологические

Материаловедческие (технологии

конструкционных материалов)

Технологии продовольственных продуі

Аіїтотехничес кие

Транспортные

Железнодорожно-технические Авиационно-технические

Воднотранспортні

Строительные

Строительные

Дорожно-технические

Железных дорог

Техники безопасности

Кечопаснос ти

Пожарно-технические

Информационных систем

Геодезические

И(«еііериой графики

Аїр

Агрономические

Чоп ТЄ5; иические.

Песного хгг^яйства

Легипі о VinsnitTRn

Истопические

Истопические

Бухгалтерские

’‘^ІІ- ПМПМИЧе ГК’ИР

’^)кономиче ские

Фннмнг.п кьій

Ценообразования

Философские

ФилосоАские

Литературоведческие

Лигераіуровсдческие

(Ъ11 П А ППГН М prif МР

Языковедчес кие

Яіїлковетчес кне

ГсогоаФичсские

Геогпафнческие

Пегшгогичес кие

I Іелягопгчес кие

Судебно-медицинская Психиагричсская

МСЧИ1Н1 Н1-К-И«

Наркологическая

Cht^MrtiiArnu f^r-ifHa

1 2 3 4 Юридические

Криминалистические Почерковедчеекая

Автороведческая

Технико-криминалистическая

экспертиза документов

Трасологическая

Портретная

Фототехническая

Оружиеведческая

Экспертиза уничтоженных

маркировочных обозначений

КЭВМИ

Видеофоноскопическая Одорологическая

Электронно-вычислительной техники Программного обеспечения

Юридические

Фармацевтические

Фармацевтические

Ветеринарные

Ветеринарные

Иск\еспншслчесю1с

HcKVcciвонедческие

Архиіїктлрііь/е

1ІСИХ0Л0Іические

1ІСИХОЛОІические

Военные Ііоеініо-георегические

Военно-специальные

Социологические

Политические

Культуролоі’ические

Криминалистические

Почерковедчеекая

Автороведческая

Технико-криминалистическая

экспертиза документов

Трасологическая

Портретная

Фототехническая

Оружиеведческая

Экспертиза уничтоженных

маркировочных обозначений

КЭВМИ

Видеофоноскопическая Одорологическая

Электронно-вычислительной техники Программного обеспечения

Юридические

Фармацевтические

Фармацевтические

Ветеринарные

Ветеринарные

HcKVcciнонедческие

Иск\сспн)пслчесю1с

Лрх1га’ктурт./е

IІсихолоїическне

l lCHXU.IOI lIML- CKlie

Военные

lioeiin o-

veu pe

ітічеекие

Военно-специальные

Сошюлог нчеекие

Политические

Культуролоі-ичесіше

Классификация комплексных судебных экспертиз

Комплексные судебные экспертизы

По обязательности

По месту производства экспертизы

По последовательности проведения

обязательные не обязательные

в экспертном учреждении

вне экспертного учреждения

первичные

повторные

на месте происшествия

в иных местах

в суде

По количеству экспертов

идентификационные

По объему исследования

По числу объектов исследованш

Классификация объектов экспертного исследования

По природе происхождения

По роли в процессе судопроизводства

По роли в процессе производства экспертизы

участники 11 идентифи- уголовного| цирующие процесса

подозреваемый;

обвиняемый;

подсудимый;

потерпевший;

идентифи I цируемые

биоло- гические

небиоло- гические

ком- плексные

диагности- руемые

образцы

для сравни тельного исследо- вания

вещест- венные доказа- тельства

мате- риалы уголов- ного дела

ы

I ы

живые люди; вьщеления человека; труп, его части; жив отные; расте- ния;

биосфера; иные биоло- гические объекты

искусст- венные

естест- венные

предметы, слу- жившие орудия ми преступле- ния; материшіь- ные объекты, сохранившие следы преступ- ления; иные вещественные доказательства

протоколы следственных действий и приложения ним; заклю- чения пред- шествующих экспертиз; иные доку- менты

свободные; условно свободные; эксперимен- тальные

объекты бытово- го, производст- венного назначе- ния;

оружие; объекты, изготовленные в преступных целях

свидетель

Классификация методов экспертного исследования

Методы экспертного исследования

По влиянию на сохранность объекта

По сфере применения

По природе исследуемого объекта

К)

ю

Структурная схема элементов дорожного движения

водители транспортных средств

погонщики животных

пешеходы

пассажиры

лица, проводившие ремонт транспортного средства, путей сообщения, иного транспортного оборудования

должностные лица, ответственные за выпуск транспортного средства в эксплуатацию

сотрудники ГИБДД, РТИ осуществляющие регулирование и контроль за дорожным движением.

Транспортное средство

Среда

автомобили

мотоциклы

мотороллер ы

мотоколяски

мопеды

велосипеды с двигателем

мотонарты

троллейбусы

трамваи

трактора

иные самоходные машины

дорог а

дорожные сооружения

средства организации дорожного движения

погодные условия

UJ

к >

OJ

Столкновение

Классификация дорожно-транспортных преступлений по механизму их совершения

Наезд на неподвижное препятствие

Наезд на движущийся объект

Падение пассажир а

Прочие происшествия

а\

с другим

пешехода

стоящее

транспортное

средство

велосипедиста

животных

транспортным

иные

неподвижные препятствия

средством

с подвижным составом же- лезнодорожного транспорта

1

С гужевым транспортом

с транспортного средства

внутри

транспортного средства

сходы трамвая с рельсов

падения перевозимого груза и предметов

нанесение ущерба предметом, отброшенным колесом транспортного средства

иные происшествия

оценки следственной ситуации и принятие решении о назначении экспертизы

формулирование вопросов, подлежащих разрешению в ходе экспертного исследования

постановка или снятие дополнительных вопросов, изменение их формулировки или последовательности

консультация со специалистами, ознакомление со справочной литературой, изучение положений о производстве экспертиз и информационных писем

определение перечня и подготовка объектов и материалов, подлежащих направлению на экспертизу

постановка или снятие дополнительных вопросов, изменение их формулировки или последовательности

консультация со специалистами, ознакомление со справочной литературой, изучение положений о производстве экспертиз и информационных писем

проведение дополнительных следственных действий

консультация следователя со специалистом

проведение дополнительных следственных действий

осмотр следователем объектов, определение их пригодности дня L_ экспертного исследования, упаковка, составление протокола |

консультация следователя со специалистом

определение следователем компетентности экспертов, не являющихся сотрудниками экспертных учреждений

выбор экспертного учреждения и/или эксперта, которому иоручается производство экспертизы

подготовка постановления о назначении экспертизы

ознакомление участников процесса с постановлением о назначении экспертизы и разрешение заявленных ходатайств

заявление отвода эксперту, назначение

эксперта из числа лиц, указанных п5риняї*м»,(м ипи его ппепгтякитепем

разрешение других заявлений и ходатайств от участников

іоюом^дещ;

постановка перед экспертом дополнительных вопросов

составление протокола, содержащего сведения о поступивших заявлениях и ходатайствах от обвиняемого и других участников производства по уголовному делу

очиакомление экспертов с постановлением о назначении экспертизы

прсдварите.іьное изучение объектов, представленных на исследование

составление плана исследования

проведение экспертного исследонаїпія

решение вспомогательной промежуточной задачи

решение вспомогательной промежуточной задачи

решение основной промежуточной задачи

решение основной промежуточной задачи

решение основной нромсжу гочной задачи

решение основной промежуточной задачи

решение основной промежуточной задачи

±	

формулирование ответов тш поставленные с л ед о вател е.м вопросы

подготовка заключения экспертизы

мотивированно е постановление

об отказе производства исследований

назначение повторной экспертизы

соблюдение процессуального порядка назначения и производства экспертизы

правильносгь выбора эксперта

консультация следователя со специалистом

оценка качес тва и достаточности объектов предс тавленных для проведения экспертног о исследования

консультация следователя со специалистом

назначение повторной экспертизы

проверка допустимости ооъектов исследования

назначение повторной экспертизы

анализ полноты проведенного э ксп ерта м и исследо ван и я

допрос эксперта

назначение дополнительной или повторной экспертизы

оценка определенности экспертного заключения

подтверждение научной обоснованности заключения экспертов

оценка процессуальной обоснованности заключения экспертов

допрос эксперта

определение доказательс твенного значения экспертного заключения

назначение дополнительной или повторной экспертизы

б

8

8

8

8

8

8

60

60

122

122

122

122

122

122

198

I 122

122

228 228 Приложение 1 227 230 Приложение 2 122

Приложение 3

Приложение 3

Схема алгоритма подготовки и назначения комбинированной комплексной судебной экспертизы Приложение 8 237 Схема алгоритма подготовки и назначения комбинированной комплексной судебной экспертизы Приложение 8 237