lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Белоусов, Владимир Ильич. - Проверка показаний на месте в ходе предварительного расследования: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2003 223 с. РГБ ОД, 61:04-12/257-6

Posted in:

t ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 4

Глава 1. Понятие и сущность проверки показаний на месте. Ее соотношение с другими следственными действиями 19

§ 1. Понятие и сущность проверки показаний на месте, ее значение в раскрытии и расследовании преступлений 19

§ 2. Комплексный характер и процессуальная самостоятельность проверки показаний на месте как следственного действия 38

§ 3. Соотношение проверки показаний на месте с другими следственными действиями и ее психологические особенности 52

Глава 2. Правовая природа проверки показаний на месте. Ее цели и задачи, участники и порядок проведения 78

§ 1. Уголовно-процессуальная регламентация проверки показаний на месте, ее конституционные основы и соответствие нормам международного права 78

§ 2. Цели и задачи проверки показаний на месте 88

§ 3. Участники проверки показаний на месте и порядок ее проведения 99

Глава 3. Особенности тактики проверки показаний на месте 110

§ 1. Ситуации, в которых целесообразно проведение проверки

показаний на месте 110

§ 2. Подготовка к проведению следственного действия 116

f)

iw

»

t /

і А

§ 3. Основные тактические приемы проверки показаний на месте и уточнение модели механизма преступления в ходе ее проведения 134

§ 4. Фиксация хода и результатов проверки показаний на месте,

их оценка: 145

4.1. Составление протокола проверки показаний на месте. До- полнительные средства фиксации ее хода и результатов 145 4.2. 4.3. Оценка результатов проделанной работы 159 4.4. Заключение 167

Литература 177

I t

4

Приложения 187

л

Щ І

А

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Важнейшим достижением судебной реформы в России является принятие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации’.

Общеизвестно, что эффективность деятельности органов предварительного расследования и правосудия в целом в борьбе с преступностью, а также престиж всей правоохранительной системы России в глазах ее граждан в зна- чительной мере определяются качеством реализации положений, составляющих «Назначение уголовного судопроизводства» (ст. 6 УПК РФ). Решению этой задачи во многом способствует наличие доброкачественных доказательств, образующих основу процесса доказывания по уголовным делам.

К системе доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК РФ) законодатель относит фактические данные, содержащиеся в показаниях свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, а также его заключение, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми» (ч.1 ст. 75 УПК РФ). Данное положение базируется на Ч.2 ст. 50 Конституции РФ о том, что «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». ^ Анализ доказательств и источников их получения свидетельствует о

^ том, что в основном они складываются из показаний, т. е. «свидетельства,

’ Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г. Утвержден Президентом России 18 декабря 2001 г. Опубликован в Российской газете 22 декабря 2001 г. (№ 249). Вступил в

^ действие с 1 июля 2002 г.

f 4»

с

«

I рассказа; ответа на допросе»’ свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, об-

? виняемого и эксперта. ? Уголовно-процессуальная наука особо выделяет показания свидетелей, которые являются «альфой и омегой уголовного процесса»^; с помощью показаний этих участников в ходе предварительного следствия можно выяснить и установить многие важные для дела факты\ Это - правда, но правдой является и то, что острота жизненных коллизий, возникающих при осуществлении уголовного судопроизводства, в ряде случаев порождает такие ситуации, ко-

^ гда свидетели или потерпевшие, вопреки своим конституционным обязанно-

  • стям, пытаются оказать негативное влияние на ход и исход расследования по уголовному делу. Нередко это выражается в том, что они, опасаясь угроз и (или) опасных действий со стороны обвиняемого (подозреваемого), изменяют первоначальные показания в его пользу или вообще отказываются участвовать в уголовном процессе. Анализ работы органов предварительного расследования свидетельствует о том, что подстрекательство и понуждение к даче заведомо ложных показаний, изменение первоначальных показаний на ложные
  • д, имеет место чаще всего по тем делам, где доказывание строится преимущест

венно на получении информации в ходе допросов.

Такое положение дел стало уже тенденцией, актуальность которой постоянно растет.

Не случайно Генеральный прокурор В. Устинов на координационном совещании «О состоянии законности в РФ и мерах по ее укреплению» (12.03.03г.) прямо указал на ухудшение раскрываемости преступлений, осо-

ш

бенно тяжких, в 2002 году остались не раскрытыми 7 158 убийств, 15 781 умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, 1 302 изнасилования и покушений на изнасилование, почти 39 тыс. граждан зарегистрировано как про-

’ Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 ООО слов / Под ред. чл.-корр. АИ СССР ЕЮ. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1989. С. 445.

^ Скопинский А. В. Свидетели в уголовном процессе. М., 1911. С. 3. * ^ Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 394.

ж

павших без вести.’ Только за год совершено 26 142 преступления с использованием оружия и осталось не раскрытыми 8 782.^

На наш взгляд, данная ситуация свидетельствует, в частности, и о том, что органы предварительного расследования практически всегда находились в условиях менее «выгодных», чем обвиняемые (подозреваемые).

Одно из направлений усиления процессуальной вооруженности органов предварительного расследования может реализоваться за счет расширения источников получения доказательств. Эти доказательства должны отличаться от показаний свидетеля, потерпевшего и других лиц более сложной операциональной структурой ш получения, что позволит исключить либо максимально затруднить допрошенному лицу изменить первоначально данные им показания. К одному из средств (источников) получения таких доказательств следует отнести проверку показаний на месте, как самостоятельное следственное действие, регламентированное ст. 194 в принятом УПК РФ. Примечательно, что на момент проведения анкетирования (весна-осень 2001 г.) из 114 опрошенных респондентов, только 69 (60,5%) назвали проверку показаний на месте самостоятельным следственным действием.

.it

В криминалистике и уголовном процессе концептуальные проблемы проверки показаний на месте исследовали: А.Б. Авсюк, Р.С. Белкин, В.М. Быков, И.Е. Быховский, А.Н. Васильев, Н.В. Власенко, Н.И. Гуковская, А.А. Закатов, Н.И. Кулагин, А.А. Леви, Г.И. Пичкалёва, А.Р. Ратинов, С.С. Степичев, В.В. Степанов, Н.А. Селиванов, Л.Я. Соя-Серко, В.Н. Уваров, Е.П. Фирсов, М.Н. Хлынцов, Б.И. Шобик, С.А. Шейфер и др. Вместе с тем используемые представления о проверке показаний на месте, сформировавшиеся на протя- жении всего периода действия бывшего УПК РСФСР и предполагающие достаточно упрощенное и в определенной мере бессистемное объяснение ее со-

’ Ямшанов Б. Присядьте пока… Российская газета от 13 марта 2003 г. № 4 (3160). С.

1,3.

*

1

^ Состояние преступности в России за январь-декабрь 2002 года. М.: ГИЦ МВД России 70ПЗ С 4.

держания, психологических свойств и тактических возможностей в осуществлении доказывания по уголовным делам, не позволяют в полной мере оценить это следственное действие, ставшее теперь абсолютно легитимным.

Необходимость в специальном исследовании данной уголовно- процессуальной и криминалистической категории обусловливается и рядом других обстоятельств: а) признанием достижений психологической науки в области изучения психологических детерминант и необходимость учета, систематизации и переработки этих достижений в целях исследования психологи- ^ ческих основ проверки показаний на месте; б) отсутствием методических разработок и практических рекомендаций для органов предварительного расследования на уровне нового представления о проверке показаний на месте как о самостоятельном следственном действии. Показательным в этом плане являются результаты анкетирования практических работников: в 33,3% случаях в ходе проверки показаний на месте они «получали новые доказательства», а в остальных (63,1%) - «только уточняли имеющиеся доказательства». Более то- ^ го, 45 респондентов (39,5%) на момент проведения анкетирования, даже не знали о том, что в Проекте УПК РФ проверка показаний на месте «заложена» самостоятельной статьей.

С принятием УПК РФ и вступлением его в законную силу уголовно- процессуальные и тактические проблемы доказывания по уголовным делам не исчезли, а актуальность данной темы исследования, на наш взгляд, даже возросла в силу того, что, во-первых, появилась легитимная возможность разра- ф батывать ее на более высоком, в том числе и - диссертационном уровне; а во-

вторых, сама статья, регламентирующая проверку показаний на месте, как нам представляется, далека от совершенства.

Более того, анализ уже современной практики применения ст. 194 УПК РФ показал: многие проблемы как процессуального, так и, в большей мере, тактического характера продолжают оставаться не разрешенными, что существенно снижает эффективность действия закона, подрывает к нему доверие и

ограничивает реальные возможности следователя в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Все вышеизложенное и предопределило выбор темы диссертационного

исследования.

Цель исследования заключается в совершенствовании имеющихся и разработке новых уголовно-процессуальных положений, тактических приемов и методических рекомендаций по проведению проверки показаний на месте, направленных на повышение качества и эффективности деятельности органов предварительного расследования в части собирания, оценки и использования доказательств по уголовным делам.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих наиболее важных взаимосвязанных и взаимообусловленных частных задач:

изучение нормативных документов, уголовно-процессуальной, криминалистической, психологической, уголовно-правовой и криминологической литературы в аспекте темы исследования;

анализ и оценка возникновения, развития и современного состояния взглядов на проверку показаний на месте в ходе предварительного расследования по уголовным делам;

формулирование определения проверки показаний на месте как самостоятельного следственного действия;

уточнение целей проверки показаний на месте;

представление проверки показаний на месте в виде этапов, стадий и

элементов в методических целях;

определение места и роли проверки показаний на месте в системе других следственных действий как основных средств (источников) получения доказательств по уголовным делам;

*

V

выделение комплекса задач, возникающих в ходе расследования, эффективное решение которых возможно лишь с помощью проверки показаний на месте;

Л

определение следственных ситуаций с целью разработки классификации t проверки показаний на месте, основанием которой являлось бы их содержание;

исследование психологического аспекта проверки показаний на месте и его влияния на степень достоверности и полноты получаемой информации;

рассмотрение особенностей планирования и проведения проверки показаний на месте, исходя из процессуального положения и психологического типа лица, показания которого проверяются;

разработка предложений и рекомендаций уголовно-правового (в части ст. 61 УК РФ), уголовно-процессуального и тактического характера в целях совершенствования теории и практики проведения проверки показаний на месте.

Объект и предмет исследования.

Объектом диссертационного исследования является часть общественных отношений, отражающих область объективной реальности, связанную с преступной деятельностью конкретных лиц и деятельностью органов, осуществляющих предварительное расследование, направленной на установление и

л»

^ доказывание наиболее важных обстоятельств совершенного преступления по

А*

средством проведения следственных действий. ^ Предметом диссертационного исследования являются: 1) нормы УПК

А

РФ, регламентирующие различные аспекты проверки показаний на месте и других следственных действий в ходе предварительного расследования; 2) нормы УПК РСФСР, регламентировавшие те следственные действия, «элементы» которых составляли процессуальный и тактический аспект проверки показаний на месте; 3) закономерности возникновения материальной и идеальной информации о преступлении и лицах, его совершивших; 4) закономерности собирания доказательств посредством проведения следственных действий, их исследования, оценки и использования на предварительном следствии; 5) положения криминалистической тактики и отдельные вопросы судебной психологии, относящиеся к

f ш

проверке показаний на месте, а также допросу, следственному осмсяру, обыску, следственному эксперименту и предъявлению для опознания.

Методологическая и теоретическая основа диссертационного исследования.

Методологию данного исследования составляют Конституция РФ, Уголовно- процессуальный кодекс РФ, указы Президента и постановления Правительства РФ, Постановления Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации, международные правовые документы, регламентирующие ft отдельные вопросы уголовного судопроизводства, в том числе обеспечение и защиту прав и свобод личности, а также нормативные документы МВД России и других правоохранительных ведомств, касающиеся обозначенной темы исследования.

Основополагающим методом исследования является диалектический метод познания социально-правовых явлений, а также системно-структурный, исторический, логический, конкретно-социологический, статистический и ча- ^ стно-научные методы познания.

Теоретическую основу исследования составляют положения криминалистики, уголовного процесса, судебной психологии, конституционного права, уголовного права и криминологии, философии и социологии права.

Общие вопросы криминалистической тактики и юридической (судебной) психологии, а также частные проблемы тактики и психологии отдельных следст- J венных и розыскных действий, изучения личности основных участников предва-

I

^ рительного расследования, имеюшде непосредственное отношение к теме иссле

дования, разрабатывали такие ученые как: A.M. Алексеев, А.В. Авсюк, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, О.Я. Баев, В.М. Быков, А.Н. Васильев, Н.В. Власенко, В.Л. Васильев, Г.А. Воробьев, Н.И. Гуковская, Ф.В. Глазырин, P.M. Грановская, Л.Я. Драпкин, Г.Г. Доспулов, А.А. Закатов, В.П. Колмаков, В.И. Комиссаров, И.Ф. Крылов, Ю.Г. Корухов, Л.М. Карнеева, Н.И. Кулагин, A.M. Кустов, И.М. Лузгин, В.А. Образцов, Н.М. Порубов, А.В. Петровский, А.Р. Ратинов, А.П. Резван, Б.П.

Смагоринский, С.С. Степичев, Л.А. Соя-Серко, А.Я. Сухарев , В.В. Степанов, Д.А. Сорокотягина, Н.В. Терзиев, А.Г. Филиппов, Е.П. Фирсов, М.Н. Хлынцов, Ю.Ф. Чуфаровский, М.А. Шматов, Б.И. Шобик, Н.П. Яблоков и др.

Общие вопросы уголовного судопроизводства, а также проблемы института доказательств и следственных действий в уголовном процессе, в том числе и имеющие непосредственное отношение к разрабатываемой теме, рассматривали такие ученые как Г.Н. Александров, Л.Б. Алексеева, В.П. Божьев, И.Т. Ведерников, С.И. Викторский, К.Ф. Гуценко, Т.Н. Добровольская, 3.3. Зинатуллин, ш В.О. Ключевский, А.Ф. Кони, Ф.М. Кудин, Н.С. Лейкина, П.А. Лупинская, М.С. Строгович, А.Б. Соловьев, В.М. Савицкий, А.А. Хмыров, С.А. Шейфер и др.

Кроме того, наряду с нормативными документами, в диссертации использовались исследования по вопросам обеспечения и защиты прав и свобод личности таких ученых как И.В. Игитовой, В.И. Калинской, И.В. Ростовщикова и др.

Отдельные вопросы философии и социологии права, затронутые в диссертации, рассматривались Е.П. Никитиным, К. Кульгером. • Эмпирическую базу диссертациоииого исследования составили мате

риалы анкетирования практических работников, результаты анализа архивных уголовных дел и личный многолетний опыт работы автора в подразделениях уголовного розыска и предварительного следствия. По

специально разработанной анкете были опрошены 114 судей, сотрудников прокуратуры, предварительного следствия и дознания, оперативных сотрудников ОВД и адвокатов, средний стаж работы которых составил 10,7 года. Из них 102 респондента (более 92%) имели опыт личного проведения проверки показаний на месте.

Кроме того, изучено 204 архивных уголовных дела (154 до принятия УПК РФ, 50 - после), по которым в ходе предварительного следствия проводилась проверка показаний на месте.

Научная новизна и основные положения, выносимые на защиту.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые на диссертационном уровне, с учетом сложившихся в теории представлений о проверке показаний на месте, практики ее применения и положений ст. 194 в действующем Уголовно-процессуальном кодексе РФ, предпринята попытка существенно уточнить определение, усовершенствовать имеющиеся и разработать новые теоретические (уголовно- процессуальные, тактические и психологические) положения (аспекты) данного следственного ^ действия как самостоятельного средства получения доказательств в уголовном

процессе, а также более четко сформулировать ее цели и отдельные рекомендации практическим работникам, осуществляющим расследование по уголовным делам.

Научной новизной отличается и выделение мотивационно- психологической цели проверки показаний на месте, нашедшей отражение в сформулированном определении этого следственного действия.

щ

#

к элементам научной новизны в работе следует также отнести использование автором ряда методов и приемов других наук, детерминированных условиями и задачами деятельности по сбору доказательств на предварительном следствии (дознании) в ходе проведения проверки показаний на месте, в частности, серьезное место занимает рассмотрение влияния психологического фактора на процесс подготовки и проведения проверки показаний на месте, изучения личности обвиняемого^, показания которого проверяются, и оценку полученных результатов.

т

Впервые автор формулирует мысль о возможности признания положительных результатов проверки показаний на месте с инициативным и эффективным участием обвиняемого (подозреваемого) как обстоятельства, направ-

’ Здесь и далее, если не будет специально оговорено, имеется в виду подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель.

ленного на «активное способствование раскрытию преступления…» (п. “и” % ч. 1 ст. 61 УК РФ «Обстоятельства, смягчающие наказание»).

На защиту выносятся следующие основные положения:

сформулированные выводы о причинах процессуальной несостоятельности проверки показаний на месте в период действия УПК РСФСР на основе анализа развития взглядов на ее теорию и практику проведения’, исследованием установлено, что ко времени принятия УПК РСФСР (27 октября 1960 г.) не сложилось четкого и однозначного взгляда на понятие проверки показаний на месте, ее сущность, содержание и цели, как на составляющие самостоятельного процессуального действия, могущего, наравне с другими следственными действиями, получившими закрепление в уголовно-процессуальном за- конодательстве 1961г., выступать в качестве средства доказывания по уголовным делам. Более того в уголовно-процессуальной и криминалистической науке до сих пор нет однозначного взгляда по этому вопросу. Криминалистическая практика, к сожалению, также была не однозначна, а результаты проверки показаний на месте (до принятия ст. 194 УПК РФ) даже судами оцени- ч вались по-разному;

уточненное определение проверки показаний на месте и классификация ее видов’, по результатам анализа уголовно-процессуальной и криминалистической теории и практики, а также соответствующего законодательства, мы пришли к выводу о том, что научное определение проверки показаний на месте может быть сформулировано следующим образом: проверка показаний на месте’, это самостоятельное следственное действие со сложной операцио- {ff нальной структурой, заключающееся в воспроизведении ранее допрошенным

А

лицом показаний о преступлении в целом или отдельных его обстоятельствах на месте, связанном с его совершением, и одновременном их сопоставлении с материальной обстановкой данного места, указанием на предметы, документы и следы, значимые для дела, и демонстрацией определенных действий в целях проверки имеющихся и получения новых доказательств в случае Формирова

ния V субъекта расследования убеждения в подлинной осведомленности данного лица о проверяемых фактах расследуемого преступления:

уточненные целей и задач проверки показаний на месте как следственного действия-, исследуя данный аспект разрабатываемой проблемы мы сочли возможным говорить о следующих целях проверки показаний на месте: проверка и уточнение собранных доказательств, получение новых доказательств, формирование внутреннего убеждения у следователя об объективности и от- носимости информации, полученной в ходе допроса, к преступному событию в целом или отдельным его обстоятельствам; к задачам, предложенным М.Н. Хлынцовым (1971 г.), в чем мы полностью его поддерживаем, считаем возможным сформулировать еще и следующие: выявление укрытых преступлений органами предварительного расследования; установление объективной обстановки по факту ДТП, в частности, в случае отсутствия следов торможения, заноса, волочения и т. п.; формирование у субъекта расследования убежденности в подлинной осведомленности конкретного лица о проверяемых фактах расследуемого преступления;

Ч

обоснование психологических особенностей проверки показаний на месте, детерминируемых степенью информированности «проверяемого» лица, о реальном предмете проверки и его тактической (целевой) установкой как участника следственного действия’, на основе изучения литературы по психологии, общих положений тактики проверки показаний на месте и ее уголовно-процессуальных и тактических особенностей, стало очевидным, что лицо, показания которого проверяются, осуществляет множество перцептивных (воспринимаемых органами зрения и слуха) действий с тем, чтобы сформулировать адекватный образ объекта восприятия; следователь, в свою очередь, в ходе проверки показаний на месте отталкивается от восприятия информации на уровне конкретных образов - материальных объектов; только в случае осознанного и добровольного участия допрошенного лица в проверке показаний на месте, в акт восприятия включается имеющиеся у него ранее сложившиеся представления об интересующих следова-

ff

» ш

^ теля обстоятельствах, информация о которых у него накапливается теперь не 4 только в связи с деятельностью мозга и памяти, но и благодаря непосредственно

му контакту с этими обстоятельствами;

сформулированные положения, обусловливающие регламентацию проверки показаний на месте в новом уголовно-процессуальном законодательстве России отдельной (самостоятельной) статьей’, мы считаем, что такими положениями могут быть следующие: субъектами проведения проверки показаний на месте являются: следователь, дознаватель, прокурор; лицо, показания которого проверяются, должно быть ранее («предварительно») допрошено; добровольное согласие подозреваемого и обвиняемого на участие в проверке показаний на месте; проверяются показания о событии в целом или об отдельных, наиболее значимых в каждой ситуации расследования, обстоятельствах совершенного преступления; проверка показаний осуществляется как на самом месте совершения преступления, так и на путях подхода к нему и ухода с него; воспроизведение показаний, данных на допросе, осуществляется с одновременным: их сопоставлением с материальной обстановкой места, на котором проводится проверка; указанием на предметы, документы и следы, имеющие значение для дела; демонстрацией определенных (поисковых, идентификационных и экспериментальных) действий лицом, показания которого проверяются, на месте проведения следственного действия; мотивационно- психологическая цель данного следственного действия: удостоверение в объективности ранее данных показаний и формирование у субъекта расследования убежденности о подлинной осведомленности лица, показания которого # проверяются, о происшедшем событии, его материальной обстановке и от

дельных обстоятельствах совершения; юридически значимой целью данного следственного действия является: проверка имеющихся доказательств (показаний), их уточнение, а также установление новых обстоятельств, имеющих значение для дела:

%

г

%

*

ъ V

предложения, направленные на совершенствование уголовно- процессуальной регламентации проверки показаний на месте, в текст ст. 194 УПК РФ и в текст проекта ст. 194’ УПК РФ «Протокол проверки показаний на месте»-, по результатам проведенного исследования мы считаем возможным Ч.1 ст. 194 УПК РФ дополнить указанием на субъектов, правомочных осуществлять проверку показаний на месте, и сформулировать ее следующим образом: «В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, лицом, производящим дознание, следователем, прокуро- ром»… и далее по тексту. Учитывая тот факт, что проверка показаний на месте впервые закрепляется в законе как самостоятельное следственное действие, а также специфические особенности тактики его проведения, полагаем недостаточным использование только ст. 166 УПК РФ «Протокол следственного действия»: необходима отдельная статья «Протокол проверки показаний на месте» в следующей редакции:

«1. О проведении проверки показаний на месте составляется протокол с соблюдением требований статей 166 и 167 настоящего Кодекса.

  1. В протоколе указываются сведения о начальном (исходном), промежуточных (опорных) и конечном пунктах движения участников следственного действия; о маршруте движения и его криминалистически значимых объектах; действиях проверяемого лица и других участников проверки; обнаруженных и изъятых предметах, о технико-криминалистических средствах, условиях и порядке их применения.

^^ 3. в протоколе описываются действия участников проверки в той после

довательности, в какой они совершались; показания лица, информация которого проверяется, на начальном, промежуточных и конечном пунктах; характер действий и степень пространственной и предметной его осведомленности (ориентированности); соответствие показаний допрошенного лица обстановке маршрута движения и характеристике важных объектов на нем; общие при

знаки и особенности изымаемых предметов. Вопросы, заданные лицу, показания которого проверялись, заносятся в протокол в порядке их постановки»;

обоснование необходимости обязательного применения дополнительных средств и способов фиксации хода и результатов проверки показаний на месте-, исходя из того, что в ходе проверки показаний на месте участники следственного действия много передвигаются, «проверяемое» лицо выполняет различные поисковые, экспериментальные и идентификационные действия, своими телодвижениями обращает внимание всех участников на определенные предметы, объекты, их состояния и дает конкретные, в связи с этим, пояснения, мы считаем необходимым признать целесообразным использование фото-, видеосъемки как обязательными дополнительными средствами фиксации хода и результатов проверки показаний на месте, поскольку в протоколе этого следственного действия, кроме всего прочего, описывается и его динамика, обращается внимание как на результаты, полученные в ходе действий допрошенного лица, так и на описания этих действий;

обоснование возможности считать инициативное и эффективное уча- ^ стие в проверке показании на месте обвиняемого (подозреваемого), способ

ствовавшее получению и (или) проверке важных доказательств по делу, об- стоятельством, смягчающим его наказание-, в случае добровольного, активного и инициативного участия допрошенного лица в проверке показаний на месте с получением объективных и ожидаемых результатов, возможно применение к нему положения, смягчающего наказание (п. «и» чЛ ст.61 УК РФ «Обстоятельства, смягчающие наказание»: осознанный коренной перелом об- ф виняемым своей прежней ассоциальной жизненной позиции с последующим

деятельным раскаянием, должны иметь для него позитивные юридические последствия).

Достоверность и научная обоснованность результатов исследования обусловлена его репрезентативностью; системным подходом к исследованию и формулированию выводов; изучением и анализом значительного числа раз-

л

л

f

неплановых научных источников; апробацией наиболее важных положений исследования в учебном процессе и практической деятельности органов предварительного расследования; изучением и анализом архивных уголовных дел и результатов анкетирования практических работников; личной многолетней практикой диссертанта.

Теоретическое и практическое значение работы определяется тем, что диссертант с единых методологических подходов проанализировал понятие и сущность проверки показаний на месте, ее цели, структуру и содержание. С учетом положений общей и юридической психологии выявил детерминанты, влияющие на полноту и достоверность результатов следственного действия. Показал, как эти результаты формируют внутреннее убеждение у следователя в ходе проведения проверки показаний на месте и влияют на оценку ее результатов. Дал анализ содержанию ст. 194 УПК РФ и рассмотрел соотношение ее положений с практикой применения проверки показаний на месте органами предварительного расследования, установил ее юридическую согласованность с нормам Конституции РФ, а также непротиворечие соответствующим требо- 4 ваниям международного права.

Апробация и внедрение результатов исследования в учебный процесс и практическую деятельность. Основные положения диссертации опубликованы в шести научных статьях автора и доложены на научно-практических межвузовских конференциях в г. Кисловодске (1999-2000 г.) и г. Пятигорске (2000 г.). Материалы диссертации используются в учебном процессе по кафедрам уголовного процесса и криминалистики Краснодарской академии ^ МВД России, юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета, уголовно-правовых дисциплин юридического факультета Краснодарского социально-экономического института, по кафедре уголовно- правовых дисциплин Кисловодского института академии оборонных отраслей промышленности РФ, по циклу уголовного процесса и криминалистики Ела- бужской специальной средней школы милиции МВД России. Определенная

«

часть результатов исследования внедрена в практическую деятельность следственных подразделений ГУВД Краснодарского края, ОВД г. Кисловодска и г. Пятигорска, а также следственных подразделений и органов дознания МВД Карачаево-Черкесской Республики.

г

  • »

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения, литературы и приложений.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ. ЕЁ СООТНОШЕНИЕ С ДРУГИМИ СЛЕДСТВЕННЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ

§ 1. Понятие и сущность проверки показаний на месте, ее значение в раскрытии и расследовании преступлений

1.1. Понятие и сущность проверки показаний на месте

Известно, что следственное действие представляет собой предусмотренную Уголовно- процессуальным законом и обеспечиваемую государственным принуждением совокупность операций и приемов, которые осуществляются в ходе расследования преступлений в целях обнаружения, фиксации и проверки фактических данных, имеющих значение доказательств по уголовному делу’. Каждое из следственных действий «выступает как специфическая совокупность познавательных приемов выявления и отображения доказательственной информации определенного вида»^.

%

Однако о понятии, содержании и сущности такого следственного действия, как проверка показаний на месте, до настоящего времени среди криминалистов и процессуалистов не сложилось единого мнения. Многообразие научных позиций определяется различными подходами ученых к пониманию данной категории в науке. Такое положение дел, и это очевидно, негативно сказывается как на дальнейшее совершенствование законодательной разработки данного следственного действия, так и снижает эффективность его применения в практической деятельности органов дознания, следствия и прокуратуры. До недавнего времени суды неоднозначно оценивали результаты данного следственного действия и, зачастую, не ссылались на них в приговорах. Как

1

Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. Волгоград: ВСШ МВД СССР 1984. С. 5.

Ь

^ Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М., 1972. С. 44.

показал анализ архивных уголовных дел, в 23 случаях (из 154) результаты V Проверки показаний на месте не были использованы судами в качестве доказа

тельств, что составило 14,9%.

ч

В работе А.И. Васильева и С.С. Степичева, посвященной проверке показаний на месте, сущность ее понимается следующим образом: «Воспроизведение показаний есть следственное действие, проводимое с целью проверки показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля и установления достоверности этих показаний»’.

Признавая такое понятие данного следственного действия логически правильным, мы полагаем, что этимология слова «воспроизведение» не в полной мере раскрывает сущность проверки показаний на месте, поскольку означает: возобновление, повторение в копии; воссоздание^. В данном случае внимание акцентируется на мыслительной деятельности субъекта, характерной для осмотра места происшествия с участием потерпевшего, обвиняемого и т. д. Термин «воспроизведение», в отличие от «проверки», не предполагает удостоверения в правильности показаний допрошенного лица. Следовательно, «воспроизведение» не требует предоставления как доказательственной информации, которой лицо реально обладает, так и источника ее получения. На наш взгляд, результаты, полученные в ходе проверки показаний на месте, в отличие от «воспроизведения», выступают как «удостоверенное» доказательство. Более того, как утверждает Р.С. Белкин, С.С. Степичев первоначально предложил отказаться как от термина «следственный эксперимент», так и от термина «выход на место», и заменить их одним понятием: «воспроизведение обстановки и обстоятельств события». Это, по его мнению, должно было ликвидировать все споры по поводу природы данных следственных действий^

’ Васшъев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. М.: Госюриздат, 1959. С. 19. ^ Там же. С. 81.

^ Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента М.: ВШМ МВД СССР, • 19’^9 Г 174-19S

Л

Однако заменой терминов решить проблему сущности проверки показа- \ ний на месте не удалось, хотя впоследствии С.С. Степичев это следственное

действие назвал «воспроизведением показаний на месте». Поэтому утверждает Р.С. Белкин: «Нельзя согласиться и с предложением А.Н. Васильева и С.С. Степичева именовать выход на место воспроизведением показаний, поскольку это название не отражает всего содержания рассматриваемого следственного действия и делает упор лишь на одну его часть»’. Автор, к сожалению, не раскрывает, на какую «часть» делается упор в таком названии следственного действия.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев, естественно, стремились к тому, чтобы наименование отражало сущность следственного действия. Они писали: «Хотя вопрос о наименовании следственного действия не имеет принципиального значения, указанное следственное действие целесообразно назвать “воспроизведением показаний на месте”, так как фактически происходит именно это: для проверки показаний обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля им предлагается непосредственно на месте, где согласно их показа-

  • т

? ниям в свое время происходило событие преступления или имели место от

дельные его обстоятельства… указать, где, что и как происходило, и тем самым воспроизвести на месте свои показания, данные на допросе»^. «Воспроизведение», по мнению этих авторов, в «общем» отражает сущность следственного действия и применяется для устранения существующей терминологической путаницы^.

Мы же полагаем, что если наименование следственного действия прин- ^ ципиального значения для названных авторов не имело, то они скорее всего

пытались сущность «воспроизведения» исследовать как бы «изнутри», полагая, что рациональным в этом следственном действии (доминантой) является именно «проверка показаний на месте обвиняемого, подозреваемого, потер-

’ Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. М., 1961. С. 10. ^ Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 4-5. « ^ Там же. С. 5.

ш

певшего и свидетеля». Она, в отличие от «воспроизведения», дает ответ на поставленные ими вопросы: «где, что и как происходило» на самом деле.

Р.С. Белкин в 1961 г. опубликовал лекцию на тему: «Проверка и уточнение показаний на месте», отказавшись, таким образом, от термина «воспроизведение», как не раскрывающего сущность данного следственного действия.

Таким образом, Р.С. Белкин, Л.А. Соя-Серко, В.В. Степанов, И.Ф. Герасимов, И.Ф. Крылов, В,Я. Колдин, Ю.Г. Корухов, А.Р. Ратинов, М.Н. Хлын- цов, А.В. Авсюк, Г.И. Пичкалева, Б.И. Шобик, В.Н. Уваров, А.Г. Филиппов, Е.П. Фирсов, Н.П. Яблоков и другие ученые, использовавшие термин “проверка”, на наш взгляд, находились ближе всего к сущности рассматриваемой категории в криминалистике.

Среди названных ученых Р.С. Белкин, Ф.И. Герасимов и Б.И. Шобик именуют данное следственное действие «проверкой и уточнением показаний на месте», а все остальные - «проверкой показаний на месте».

Напрашивается вопрос о том, имеет ли данное разночтение в наименовании следственного действия принципиальное значение или нет? Мы полагаем - нет.

Этимология слова «уточнение» означает: мысль, подробность, деталь, уточняющая что- нибудь.’ Следовательно, проверить и удостовериться в правильности показаний допрошенного лица без «уточнения» события преступления в деталях, более подробно не представляется возможным либо затруднительно. Таким образом, «уточнение» в этом следственном действии как бы дополняет (развивает) термин «проверка». Ведь не случайно в принятом УПК ^ РФ данное следственное действие называется: «Проверка показаний на месте»

•с

h.

(ст. 194).

В то же время, по мнению М.Н. Хлынцова, «психологическое» воздействие наименования «проверка» все-таки привело к необоснованному сужению сущности и возможностей этого следственного действия, к подмене не-

^ ‘ Ожегов с.и. Указ. соч. С. 689.

СКОЛЬКИХ целей одной, и ряда задач, выполняемых следователем, одной - со- поставлением’. Ранее мы отмечали, что содержание понятия «проверка» не должно ограничиваться отражением только одной цели - сопоставления. Это субъективный (неоправданный) способ сужения тактических и процессуальных возможностей проверки показаний на месте. Не случайно вышеназванные авторы, за исключением А.Н. Васильева и С.С. Степичева, тактико- криминалистические и процессуальные возможности проверки показаний на месте понимали значительно шире.

Сущность этого следственного действия Р.С. Белкин усматривал в показе обвиняемым или свидетелем определенного места, связанного с событием преступления, рассказе о совершенных на этом месте действиях, сопоставлении сведений, сообщенных этими лицами, с объективной обстановкой на месте и иногда демонстрации некоторых действий^. При этом приводил следующий пример. Некто Кузнецов, он же Дроздов, в течение трех месяцев совершил в г. Каунасе четыре квартирные кражи. Преступник был установлен по следам пальцев рук, обнаруженных на местах происшествий, арестован и изобличен в совершенных преступлениях. Однако на следствии он заявил, что не помнит адресов тех домов, где совершил кражу, но может показать их.

л

#

Кузнецов (Дроздов) указал места краж, показал, как он открывал замки квартир и проникал в помещения, где похищал имущество и деньги. Ведущий расследование, осмотрев в присутствии Кузнецова и понятых указанные обвиняемым места, убедился в соответствии признаков, характеризующих места кражи по показаниям Кузнецова (Дроздова), данным им на допросе, предше- ствующем проверке показаний на месте.

t < *

По утверждению Р.С. Белкина, из приведенного примера следует, что содержанием проверки показаний на месте было:

’ Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. Саратов, 1971. С. 8. ^ Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте…. С. 3.

указание обвиняемым мест совершения преступлений в результате опо- % знания им этих мест по определенным признакам, так как их адресов обви

няемый не знал;

дача обвиняемым показаний о совершенных кражах на этих местах; демонстрация обвиняемым на указанных им местах определенных действий, например, способа проникновения в помещение;

осмотр лицом, ведущим расследование, в присутствии понятых тех мест, где были совершены кражи, и убеждение в существовании признаков, по ко-

торым эти места были опознаны обвиняемым’.

2

В последующих работах , касающихся данного следственного действия, Р.С. Белкин несколько изменил понятие и содержание проверки показаний на месте, дополнив такой характерной чертой, как получение новых доказательств, относящихся как к составу расследуемого преступления, так и к обстоятельствам, способствовавшим его совершению.

Аналогичное определение проверки показаний на месте дает Л.А. Соя- Серко. По его мнению, данное следственное действие состоит в указании ра- і нее допрошенным лицом места и объектов, связанных с расследуемым собы

тием, описании им этого события, демонстрации отдельных действий, исследовании фактической обстановки данного места и сопоставлении с ней полученных сообщений в целях проверки имеющихся и установления новых фактических данных^.

I

Таким образом, Р.С. Белкин и Л.А. Соя-Серко, в отличие от А.Н. Васильева и С.С. Степичева, допускают возможность демонстрации в процессе ^ проверки показаний на месте некоторых действий, с чем нельзя не согласить

ся, исходя из сущности этого следственного действия как комплексного.

’ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 4.

^ См.: Белкин Р.С., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М.: Новый юрист, 1997. С. 129; Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. проф. Р.С. Белкина. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. С. 626.

? ^ Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. М., 1966. С. 12. ? * «

  • И.Ф. Герасимов сущность проверки показаний на месте понимал сле- ** дующим образом: «Следователь предлагает ранее допрошенному лицу (свиде

телю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому) указать место совершения преступления (или иное место, имеющее отношение к расследуемому событию), рассказать о событиях, участником или очевидцем, которых он был, сопровождая в ряде случаев свой рассказ демонстрацией своих действий или действий других лиц»’.

И.Ф. Крылов сущность ее видел в том, «…что лица, чьи показания про-

^ веряются, повторяют показания, данные ими ранее, и демонстрируют отдель-

. 2 ные действия на том месте, на котором они происходили» .

А

А.Г. Филиппов утверждает, что проверку показаний на месте можно определить как следственное действие, состоящее в показе ранее допрошенным лицом места и объектов, связанных с расследуемым событием, одновременной даче показаний по поводу этого события и демонстрации отдельных действий в целях проверки имеющихся и получения новых доказательств^.

В свою очередь Е.П. Фирсов сущность следственного действия видит и^ «…в получении показаний от ранее допрошенного лица об обстановке и об

стоятельствах расследуемого события; узнавании и указании этим лицом определенных мест (маршрутов, объектов), связанных с расследуемым событием; осмотре (исследовании) установленных мест (маршрутов, объектов); демонстрации лицом, чьи показания проверяются, отдельных действий; сопоставлении показаний и действий с фактической обстановкой установленных мест (маршрутов) и иными обстоятельствами расследуемого события в целях ^ проверки имеющихся и получения новых доказательств, а также установления

иных обстоятельств, имеющих значение для расследования уголовного дела»”^.

’ Герасимов И.Ф. Криминалистика. М.: Высш. шк., М. 2000. С. 321. ^ Крылов И.Ф. Криминалистика. Л., 1976. С. 339. ^ Филиппов А.Г. Криминалистика. М.: Спарк, 1999. С. 310.

^ Фирсов Е.П. Проверка показаний на месте и участие специалиста-криминалиста в ее

производстве. Саратов, 1995. С. 8.

в я

«І

В одном из последних учебников по криминалистике Н.П. Яблоков оп- ^ ределение рассматриваемого следственного действия формулирует следую

щим образом: «Проверка показаний на месте - это самостоятельное следственное действие, направленное на выявление подлинной осведомленности ранее допрошенного лица о происшедшем событии, его материальной обстановке и отдельных обстоятельствах. Проверка показаний на месте проводится путем показа допрошенным лицом конкретного места и находящихся на нем объектов, связанных с расследуемым событием, дачи при пояснении проис- шедшего события дополнительных показаний, воспроизводя при необходимо- сти на указанном месте свои действия и действия других лиц»’.

М.Н. Хлынцов, анализируя нормы статей УПК республик СССР - Украины (ст. 194), Латвии (ст. 185), Литвы (ст. 205), Узбекистана (ст. 142’), Казахстана (ст. 130’), Таджикистана (ст. 183), Туркменистана (ст. 173), - находит, что сущность проверки показаний на месте более объективно конкретизируется в УПК Латвии и излагает ее следующим образом: «Допрошенное лицо по предложению следователя указывает расположение тех или иных объек-

#

тов, или маршрутов движения к ним или от них, дает пояснения о состоянии обстановки в указанном месте в момент расследуемого события при этих действиях, воспроизводит или демонстрирует отдельные состояния или действия, обращает внимание следователя на те или иные обстоятельства в обстановке места, где происходили события, включая сюда и те, о которых он не сообщал на допросе, но вспомнил на месте в процессе производства данного действия»^.

ні

^ Таким образом, из анализа приведенных определений ученых-

t

» ш

криминалистов видно, что М.Н. Хлынцов, как и Е.П. Фирсов, в сущность рассматриваемого следственного действия вводит ряд дополнительных характер

’ Яблоков Н.П. Криминалистика. М.: Юристь, 2000. С. 424. ^Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 20.

НЫХ черт, относящихся, с одной стороны, к следователю, а с другой - к лицу, показания которого проверяются или уточняются, а именно: допрошенное лицо показывает расположение объектов; допрошенное лицо, по предложению следователя, указывает пути подхода и отхода (маршруты движения) к объекту;

в процессе производства самой проверки показаний на месте допрошенное лицо обращает внимание на те или иные новые обстоятельства;

следователь в ходе данного следственного действия может задавать допрошенному лицу уточняющие вопросы,

Б.И. Шобик и А.В. Авсюк, соглашаясь с мнением Р.С. Белкина и Л.А. Соя- Серко о сущности проверки показаний на месте, не приводят своего определения данной категории. Однако выделяют в ее сущности такие характерные черты, как получение новых доказательств’ и пригодность следственного действия к выявлению и отображению данных, недоступных любому другому способу получения доказательств^,

В свою очередь С.А. Шейфер о проверке показаний на месте говорит как об «оригинальном познавательном приеме, пригодном для получения информации, недоступной другим следственным действиям. Это сведения о совпадении или несовпадении показаний, которые проверяются, с особенностями

3

местности, о которой идет речь в показаниях…» .

В УПК РФ (ч. 2 ст. 194) законодатель сущность данного следственного действия усматривает в том, «что ранее допрошенное лицо, воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события; указывает на ^ предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демон

стрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство

’ Шобик Б.И. Проверка и уточнение показаний на месте. Хабаровск, 1987. С. 11. ^ Авсюк А.Б. Процессуальные и тактические особенности проведения проверки показаний на месте: Лекция. Минск, 1999. С. 7.

^ Шейфер С.А. Проблемы развития системы следственных действий в УПК РФ. Ежеквартальный научно-практический журнал «Уголовное право». Изд. «Евкон Траст». М., ? 2002. № 3. С. 90.

ч м

в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы». Таким образом, на зако- нодательной основе предпринята попытка сформулировать такое следственное действие, которое в максимальной степени удовлетворяло бы практике раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Сущность и значение проверки показаний на месте, сформулированной законодателем, в расширительном толковании, на наш взгляд, заключаются в следующем:

лицо, показания которого проверяются, указывает место, где происходили связанные с расследуемым преступлением события;

это лицо отыскивает и указывает предметы, вещи, документы, имеющие значение для дела;

оно демонстрирует определенные действия, связанные с механизмом преступления;

данное лицо одновременно показывает и рассказывает, какую роль в исследуемом событии играли обнаруженные предметы, вещи, документы; оно конкретизирует и уточняет свои прежние показания; ^ это лицо обращает внимание на те изменения, которые произошли в об

становке места события;

следователь устанавливает, в какой мере сведения, содержащиеся в показании допрошенного лица, соответствуют или не соответствуют фактической обстановке на месте происшествия, совпадают или не совпадают с ней;

проверка показаний на месте представляет собой своеобразное комплексное действие, в котором сочетаются отдельные черты (фрагменты, элемен- ^ ты) таких следственных действий, как «осмотр места происшествия», «допрос»,

ь

І»

«предъявление для опознания», «обыск» и «следственный эксперимент».

Вместе с тем вышеназванные авторы, хотя и предвосхитили во многом законодательную регламентацию будущей статьи в УПК РФ, объективно осветив сущность проверки показаний на месте, на наш взгляд, недостаточно полно исследовали ее психологический аспект, который стал разрабатываться

#

зо

0 юридической литературе позднее. Поэтому сущность данного следственного действия следует дополнить такой, не менее характерной чертой, как способность формировать внутреннее убеждение у следователя^. По результатам анкетирования только 9 респондентов (7,9%) убеждены в том, что проверка показаний на месте «не формирует внутреннего убеждения у следователя».

Такие авторы, как Р.С. Белкин, Л.А. Соя-Серко, И.Ф. Герасимов, И.Ф. Крылов, В.Я. Колдин, Ю.Г. Корухов, А.Р. Ратинов, М.Н. Хлынцов, А.В. Авсюк, Г.И. Пичкалева, Б.И. Шобик, С.А. Шейфер, В.Н. Уваров, А.Г. Филиппов, Е.П. Фирсов, Н.П. Яблоков и другие о психологической стороне проверки показаний на месте «говорили не решительно» или вообще этот вопрос не затрагивали.

В психологической системе «проверка показаний на месте - следователь», в первую очередь^ реализуются личностные аспекты следователя. Обусловлено это тем, что позитивные результаты проверки показаний на месте оказывают положительное воздействие на весь строй внутренней жизни следователя: на психические процессы, происходящие в его сознании (ощуще- * ния, восприятие, память, мышление), и его психическое состояние (бодрость,

активность, настроение и т. п.).

Ощущения, восприятия, представления и память относятся к чувственным формам познания расследуемого события. В чувственном познании существенную роль играет значение языка и слова, которые всегда выполняют функцию обобщения чего-либо как субъектом расследования, так и лицом, ^ чьи показания проверяются. Таким образом, сведениям, содержащимся в уст-

^ ной речи лица, чьи показания проверяются, проверка показаний на месте

’ Любое следственное действие должно в итоге формировать у следователя такое внутреннее состояние. Даже при вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, V него должно сформироваться убеждение в том, что это делать необходимо и

именно сейчас.

Статья 71 УПК РСФСР обязьшала оценивать доказательства по внутреннему убеждению, и это требование относится ко всему предмету доказывания. В этих целях разработана специальная методика. (См.: Савицкий В.М., Безлепкин Б.Т., Лупинская П.А., Петрухин И.Л. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М.: Проспект, 1999. С. 125).

  • *

придает мыслительный и импульсивный характер. Достигается это за счет того, что содержание устной речи воспринимается не только органами слуха на уровне простых звуков, но и на уровне зрительных ощущений в результате различных телодвижений и действий проверяемого. В итоге наступает полное понимание того, что результаты проверки показаний на месте удовлетворяют осознанное внутреннее желание следователя. По утверждению В.Л. Васильева: «Полное понимание достигается тогда, когда обе стороны: и тот, кто говорит, и тот, кто слушает, имеют в виду одно и то же»’, что для проверки пока- У заний на месте наиболее характерно. Кроме того, следует выделить и такой

психический процесс, как восприятие, которое, как и ощущение, обеспечивает накопление и обработку информации на основе анализа и синтеза.

В процессе проверки показаний на месте восприятие территории, объектов, предметов представляет собой динамический процесс в силу того, что лицо, чьи показания проверяются, производит множество перцептивных (воспринимаемых органами зрения и слуха) действий для того, чтобы сформировать адекватный образ объекта восприятия. Следователь в ходе проверки по- казаний на месте от восприятия информации на уровне символа - слова переходит к восприятию информации на уровне конкретных образов - материальных объектов. Это позволяет ему более глубоко и всесторонне воспринимать и осмысливать исследуемое событие. При этом он получает более правильное представление об интересующих его обстоятельствах по делу. Специфика данного психического процесса в проверке показаний на месте, как замечает Ю.Ф. Чуфаровский, заключается в том, что восприятие в итоге определяется внешними свойствами объектов^.

4 »

Несмотря на то, что физическое существование этих объектов никак не связано с мозгом, их свойства и отношения трансформируются в процессе восприятия благодаря тому, что в них участвуют основные психические про-

’ Васильев В.Л. Юридическая психология. 3-е изд. М.: Питер, 2000. С. 62. ^ Чуфаровский Ю.Ф. Юридическая психология. М.: Новый юрист, 1998. С. 390.

цессы, содержанием которых являются эти свойства и отношения. Так, в процессе проверки показаний на месте мысль раскрывается в признаках тех объектов, отношения между которыми она отражает, а эмоции - в терминах, обозначающих отношение к тем событиям, предметам или лицам, которые ее вызывают.

Таким образом, восприятие как психический процесс и его результат, хотя и отнесено к разным объектам: первое - к мозгу, второе - к объектам внешнего мира, либо к человеку, но результаты его позволяют определить, насколько показания проверяемого лица носят объективный характер.

В проверке показаний на месте допрошенное лицо может участвовать только сознательно и только тогда, когда в акт восприятия включаются имеющиеся у него ранее сложившиеся представления об интересующих следователя обстоятельствах. Информация об этих обстоятельствах у допрошенного лица накапливается благодаря непосредственному контакту с ними, а также в связи с деятельностью мозга и памяти.

?

4 % *

Таким образом, восприятие связано с осмыслением, истолкованием уви- * денного не зависимо от того, будет восприятие длительным или мгновенным.

Проявление единства психических процессов в подобных случаях П.М. Якобсон описывает следующим образом: «Оно основывается на вычленении определенных частей или сегментов предмета, на таком сопоставлении частей и элементов, которое позволяет увидеть, “что” является главным и определяющим, в ходе такого сопоставления частей между собой отдельно или в группе, сопоставления их в целом происходит выяснение соотношений между ними, ус- мотрение назначения предмета, раскрытия его существенных свойств. При таком рассмотрении некоторые отдельные стороны или качество предмета де- лаются для нас “ориентирами”, которые позволяют лучше всего понять и поэтому по- настоящему увидеть, что такое находится перед нами»’.

Якобсон П.М. Психология художественного восприятия. М.. 1964. С. 11-12.

На основе изложенного можно утверждать, что психика следователя развивается как результат его практической деятельности, взаимодействия с внешним миром в целом и участниками проверки показаний на месте, в частности. И наиболее важным элементом в этой деятельности является непосредственное восприятие доказательств, иных материальных объектов и факта участия лица, показания которого проверяются, в совершении преступных действий в конкретной обстановке при соответствующих обстоятельствах.

На наш взгляд, проверка показаний на месте в меньшей степени, чем другие следственные действия, подвержена действию формального, незаинтересованного и безынициативного отношения к ее ходу и результатам не только самого следователя, но и лица, показания которого проверяются.

Известно, что восприятие детерминировано эмоциями и волей, так как воспринимать событие без волнения и переживания не возможно. Эмоции, в свою очередь, всегда отражают объективную реальность, являются как бы индикатором, указывающим на степень достоверности внешних воздействий на следователя. Они, с одной стороны, выявляют его субъективное отношение к результатам проверки показаний на месте, а с другой - восстанавливают душевное равновесие. По этому поводу Р.Н. Грановская отмечает: «Ощущение, восприятие, внимание, память, мышление, эмоции рассматриваются как осо- бые формы действий: для памяти - это анемические действия, которые связаны с запоминанием материала, для мышления - это умственные действия, направленные на выяснения отношений между субъектами в связи с решением насущных проблем, а для эмоций - это переживания, которые, с одной сторо- ^ ны, выявляют субъективные отношения человека к чему-либо, а с другой -

*

ш

восстанавливают его душевное равновесие»’.

« » I*

Таким образом, проведение проверки показаний на месте формирует у следователя внутреннее психологическое убеждение о правильности выполняемых им наиболее важных процессуальных действий на основе психиче-

Грановская P.M. Элементы практической психологии. Л., 1984. С. 8-19.

ских процессов и состояний. Исходя из вышеизложенного можно с уверенностью констатировать, что психологические основы проверки показаний на месте представляют собой важный компонент ее сущности.

На наш взгляд, «вспомогательная» (второстепенная) роль проверки показаний на месте произошла еще и потому, что указанные авторы не делают различия между ситуациями’:

характеризуюш;имися тем, что следователь располагает информацией, полученной как из показаний допрошенного лица, так и информацией по тем же самым вопросам, полученной из других источников;

характеризующимися тем, что вся информация по интересующим вопросам поступила к следователю только от допрошенного лица.

В последнем случае проверка показаний на месте является не вспомогательным мероприятием, а представляет собой единственное средство получения реальных данных: о событии, о потерпевшем, о круге возможных свидетелей и причастности к событию допрошенного лица. Следовательно, данное

следственное действие не просто дополняет показания допрошенного лица и * %

  • убеждает следователя в его осведомленности, а формирует у следователя убе

жденность, основанную на том факте, что получить сведения доказательственного характера с помощью другого следственного действия в данном случае невозможно. «Поэтому, - утверждает М.Н. Хлынцов, - недостаточно сказать о целесообразности производства этого следственного действия, следует указать и на его необходимость, более того - на незаменимость»^.

Объяснить такое суждение о природе и сущности проверки показаний щл на месте можно, сославшись на психологический аспект данного следственно

го действия.

’ Р.С. Белкин следственные ситуации делит на следующие виды: следственная, криминальная, ситуация расследования, ситуация на месте происшествия. (См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.е., Корухов Ю.Г., Рассинская Е.Р. Указ. соч. С. 501-503). В процессе проведения проверки показаний на месте нас, в первую очередь, интересует ситуация расследования. * ^ Хлынцов М.Н. Укав. соч. С. 10-11.

^ л

В настоящее время от «вспомогательной (второстепенной) роли проверки показаний на месте следует решительно отказаться, так как она не способствует, а наоборот, затрудняет раскрытие психологической сущности и психологического потенциала данного следственного действия в полной мере. Именно психологический аспект проверки показаний на месте и разработка практических рекомендаций с его учетом позволят повысить результативность данного следственного действия, что, в свою очередь, позитивно будет влиять на эффективность применения и иных следственных действий в ходе предва- рительного расследования.

Сегодня в полной мере оценить значение и представить потенциал проверки показаний на месте весьма не просто, так как диапазон возможностей, раскрывающихся перед следователем в связи с ее проведением, необычайно широк. По нашему мнению, это не только полноценное самостоятельное следственное действие, но и глубоко нравственное действие, обладающее высоким психологическим потенциалом. С учетом данного обстоятельства и на основе тактически грамотно построенной системе действий следователя происходит осознанное и доверительное сближение (установление психологического кон- такта) с ним следователя, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Это достаточно известный в теории и апробированный на практике путь к высокому качеству расследования преступлений.

Таким образом, на основании всего вышеизложенного нам представляется возможным сформулировать следующее определение проверки показаний на месте: это самостоятельное следственное действие со сложной операциональной структурой, заключающееся в воспроизведении ранее допрошенным лицом показаний о преступлении в целом или отдельных его обстоятельствах на месте, связанном с его совершением, и одновременном их сопоставлении с материальной обстановкой данного места, ука- занием на предметы, документы и следы, значимые для дела, и демонстрацией определенных действий в целях проверки имеющихся и получения

*

і»

IT

П

  • л

новых доказательств в случае формирования у субъекта расследования убеждения в подлинной осведомленности данного лица о проверяемых фактах расследуемого преступления.

Основными (базовыми) составляющим проверки показаний на месте в аспекте данного определения являются следующие положения:

  1. Субъектами проведения проверки показаний на месте являются: сле- дователь, дознаватель, прокурор.
  2. Лицо, показания которого проверяются, должно быть ранее (“предва- рительно”) допрошено.
  3. Добровольное согласие подозреваемого и обвиняемого на участие в проверке показаний на месте.
  4. Проверяются показания о событии в целом или об отдельных, наиболее значимых в каждой ситуации расследования, обстоятельствах совершенного преступления.
  5. Проверка показаний осуществляется как на самом месте совершения преступления, так и на путях подхода к нему и ухода с него.
  6. Воспроизведение показаний, данных на допросе, осуществляется с одновременным:
  7. их сопоставлением с материальной обстановкой места, на котором проводится проверка;

указанием на предметы, документы и следы, имеющие значение для дела; демонстрацией определенных (поисковых, экспериментальных и идентификационных) действий лицом, показания которого проверяются, на месте ф проведения следственного действия.

  1. Мотивационно-психологическая цель данного следственного действия: удостоверение в объективности ранее данных показаний и формирование у субъекта расследования убежденности о подлинной осведомленности лица, показания которого проверяются, о происшедшем событии, его материальной обстановке и отдельных обстоятельствах совершения.
  2. is

«

т

  1. Юридически значимой целью данного следственного действия является: проверка имеющихся доказательств (показаний), их уточнение, а также установление новых обстоятельств, имеющих значение для дела.

1.2. Значение проверки показаний на месте в раскрытии и расследовании преступлений

Чтобы дать ответ на поставленный вопрос, необходимо обратиться к его истории.

Э.Ф. Куцова’, исследуя позиции и взгляды таких видных представителей уголовно- процессуальной науки России XIX века, как С.И. Викторского, М.В. Духовского, С.В. Познышева, Н.Н. Розина, Д.Г. Тольберга, В. Случев- ского, И.Я. Фойницкого и др., а также В.О. Ключевский, который, в свою очередь, занимался исследованием организации органов управления и уголовного судопроизводства в Древней Руси, рассматривая доказательства и способы их получения, не называют каких-либо действий, ассоциируемых с проверкой показаний на месте. Однако следует заметить, что такие приемы и методы как «закличи», «свода», «гонение следа»^, применялись весьма эффективно и содержание их понималось широко. Мы склонны считать, что в названных приемах и методах получения доказательств, могли иметь место различные элементы современной проверки показаний на месте. Не случайно Н.П. Ябло- ков на этот счет отмечал: «Методы и правила проверки достоверности сообщаемых сведений путем выхода на место события вырабатывались на протяжении многовековой истории человечества. Эффективные случаи разоблачения подобным способом ложных свидетельств и установления истины в спор- ^ ных случаях описываются даже в библейских преданиях»^.

По мере формирования централизованного Российского государства, изменялся и уголовный процесс, приобретая современную «смешанную»

’ Куцова Э.Ф. Хрестоматия по уголовному процессу России. Учебное пособие. Изд. «Городец». М., 1999. С. 218-230.

4

ш

^ Ключевской В.О. Органы управления Древней Руси. Взгляд на развитие древнерусского управления. Специальные курсы: Лекция № 5. М.: Мысль, 1989. Т. V. С. 142-150. ^ Яблоков Н.П Указ. соч. С. 424.

форму. В ходе расследования правонарушений постепенно сложилась особая процессуальная и организационно-тактическая процедура, которая стала базовой (фундаментом) в законодательном оформлении проверки показаний на месте как следственного действия в УПК РФ (ст. 194).

Значение этого следственного действия состоит еще и в том, что с его помощью можно решить ряд задач, основными из которых являются:

а) обнаружение места происшествия, неизвестного следователю ранее;

б) установление причастности подозреваемого (обвиняемого) к совершению других преступлений;

в) обнаружение потерпевших и свидетелей, ранее неизвестных следствию;

г) установление путей проникновения на место совершения преступления и ухода с него и т. д.

«

По мнению Н.П. Яблокова, особое значение данное следственное действие приобретает при разоблачении ложного оговора и особенно самооговора, когда лицо, оговаривающее себя в совершении преступления, не может про- явить «виновной осведомленности»’, т. е. не знает таких деталей и обстоятельств преступного события и материальной его обстановки, которые должны быть известны лицу, действительно совершившему преступление. Прав данный автор и в том, что в ходе проверки показаний на месте «происходит “актуализация”, т. е. пробуждение скрытых ассоциативных связей, латентного слоя ранее воспринимаемого материала. Наиболее значимые для допрашиваемого лица элементы материальной обстановки могут способствовать преодо-

^ лению вполне возможного добросовестного заблуждения»^.

Исходя из всего вышеизложенного мы полагаем, что уголовно- процессуальные и тактико- криминалистические аспекты (возможности) проверки показаний на месте еще далеко не исследованы в полном объеме, и по-

’ Там >ке.

2 Ябппков Н.П. Указ. соч. С. 424.

?

явление «самостоятельной» статьи в УПК РФ «Проверка показаний на месте» открывает самые широкие для этого возможности, о чем и пойдет речь во 2-й и 3-й главах настоящей работы. Более того, нам представляется возможным ставить вопрос о применении к обвиняемому, добровольно согласившемуся активно способствовать раскрытию преступления в форме инициативного и результативного участия в проверке показаний на месте, п. “и” ч. 1 ст. 61 УК РФ - «Обстоятельства, смягчающие наказание». Осознанный коренной пересмотр обвиняемым (подозреваемым) своей прежней асоциальной жизненной позиции (установки) с последующим деятельным раскаянием, в том числе и в связи с проведением проверки показаний на месте, должны иметь для такого обвиняемого позитивные юридические последствия. В данном случае обвиняемый не только дает правдивые показания, к примеру, как на допрос (чего, к стати, может вообще и не сделать),но и сам их «привязывает» к обстановке места совершения преступления («объективизирует» их), придавая этой информации особую доказательственную силу, чем ликвидирует для себя всякую возможность дачи иных (ложных) показаний в суде.

*

§ 2. Комплексный характер и процессуальная самостоятельность проверки показаний
на месте как следственного действия

»

В ходе диссертационного исследования нами установлено, что наиболее выражено комплексный характер следственного действия представлен в суждениях М.Н. Хлынцова. Он пишет: «Общепризнанным считается мнение о проверке показаний на месте как о комплексном следственном действии, в котором сочетаются отдельные элементы других следственных действий, таких как: осмотр места происшествия, следственный эксперимент, предъявление для опознания, допрос»’. И продолжает о том, что сочетание этих элементов не является механическим, потому что элементы других следственных дей-

Хлыниов М.Н. Указ. соч. С. 19.

ствий выступают в проверке показаний на месте в преобразованном виде; они органически связаны между собой, а количественное преобладание элементов одного действия над элементами другого, изменение соотношения между ними «не изменяет качества самого следственного действия»’.

Таким образом, если исходить из того, что сочетание элементов других следственных действий является «механическим», то изменение соотношения этих элементов между собой может повлечь изменение и качества самого следственного действия, его существа. Однако в названной ситуации это дает основа- ^ ние рассматривать его не как самостоятельное следственное действие, а как разновидность, тактический прием проведения другого следственного действия - того, элементы которого в данном случае преобладают. М.Н. Хлынцов убежден, что не совсем четкое понимание характера сочетания элементов других следственных действий в проверке показаний на месте затрудняет разрешение вопроса о возможности и необходимости проведения обозначенного следственного действия, о границах этого производства, процессуальных * Ф формах фиксации его результатов, о его соотношении с другими следствен

ными действиями и точном отграничении от них. Поэтому Р.С. Белкин, М.Н. Хлынцов, А.В. Авсюк, С.А. Шейфер, Б.И. Шобик, А.Г. Филиппов, Н.П. Ябло- ков и другие, указывая на сходство или отличие ее от других следственных действий, стремились показать, какое изменение претерпел элемент другого следственного действия, войдя в сочетание с элементами, составляющими содержание проверки показаний на месте, тем самым приблизились к наиболее полному отражению специфики рассматриваемого следственного действия^. В ходе исследования 80 респондентов из 114 (70,2%) на соответствующий

I

Там же.

^ См.: Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. М.: ВШ МВД РСФСР, 1961. С. 7-11; Филиппов А.Г. Указ. соч. С. 310; Яблоков Н.П. Указ. соч. С. 425-426; Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 21-56; Шобик Б.И. Указ. соч. С. 8-9; Авсюк А.В. Указ. соч. С. 5; Шейфер С.Л. Проблемы развития системы следственных действий в УПК РФ. Уголовное право. № 3. 2002. С. 90-92.

т

41 РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННА^

А БЙБЛИОТШГ ^

вопрос анкеты подтвердили «комплексный» характер проверки показании на

? месте.

В.Н. Уваров в проверке показаний на месте усматривает не «своеобразие переплетения отдельных следственных действий» (т. е. не комплексный ее характер), а самостоятельное следственное действие, обладающее самобытной познавательной и профессиональной природой’.

Комплексный характер проверки показаний на месте до последнего времени давал основание ее противникам возражать против законодательной регламентации этого следственного действия в УПК РФ как самостоятельного в формировании доказательственной базы по уголовному делу. В большинстве случаев ее рассматривали в качестве разновидности допроса или осмотра с участием обвиняемого; реже - свидетеля, несмотря на явные отличия как от допроса, осмотра, так и от следственного эксперимента, в рамках которого она иногда проводилась.

•л

Ответ на вопрос, является ли проверка показаний на месте самостоятельным следственным действием или представляет собой разновидность дру- ^ гого (других) следственных действий, имеет не только теоретическое, но и

серьезное практическое значение. Если же она представляет собой разновидность другого следственного действия, то ее подлежит проводить так же, как проводится следственное действие (действия), разновидностью которого (которых) она является^. Если проверка показаний на месте носит самостоятельный характер, то возникает необходимость в особом процессуальном регламентировании, что и сделал законодатель в УПК РФ, и в разработке такти- ческих приемов ее производства.

Поскольку мнения о самостоятельности проверки показаний на месте высказывались и раньше, то было бы неправильным обойти молчанием доводы, обусловливающие данную позицию ученых. К тому же критический ана-

’ Уваров В Н. Проверка показаний на месте. М., 1982. С. 20.

^ Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминали-

стики. М., 1962. Вып. 5. С. 186, 193.

Л03 их позиций позволит объективно разобраться в вопросах, имеющих спорный характер.

В процессуальной и криминалистической литературе проверка показаний на месте основательно стала разрабатываться еще в 30-40 гг. XX столетия. До этого можно было встретить лишь отдельные упоминания, причем авторы, как правило, не раскрывали содержания указанного метода получения доказательств, либо содержание его усматривали в производстве опытных действий. Об этом в свое время писали, в частности, П.П. Михеев и Н.Н. Семенов, указывая, что проверка показаний может быть произведена путем их сопоставления с показаниями других участников процесса и уже известными обстоятельствами дела, результатами очной ставки и осмотра, а также посредством проведения опытов и фактических проверок’. Поскольку в основу проверки показаний на месте некоторые авторы заложили суждение о получении доказательств путем опыта, это и побудило их признать данный метод разновидностью следственного эксперимента.

В понимании сущности проверки показаний на месте аналогичную позицию занимали В.П. Колмаков, Г.Н. Александров и М.С. Строгович, Л.Е. Ароц-

2

кер, П.И. Тарасов-Родионов и некоторые другие ученые .

к

V

Н.В. Терзиев вообще отрицал существование такого следственного действия, утверждая, что это есть сочетание и чередование нескольких следственных действийі Примерно аналогичную позицию в рассматриваемом вопросе ранее занимал и Р.С. Белкин’*.

1 Михеев ПЛ., Семенов Н.Н. Криминалистика, уголовный и уголовно- процессуальный кодексы (в вопросах и ответах). 2-е изд. М., 1927. С. 21. 2 3 См • Колмаков В.П. Способы собирания и закрепления судебных доказательств // Социалистическая законность. 1955. № 4. С. 34; Александров Г., Строгович М. Неправильная практика // Социалистическая законность. 1960. № 3; Ароцкер Л.Е.. Следственный эксперимент в советской криминалистике. Харьков, 1951. С. 127-128; Тарасов-Родионов ПИ. 4 Следственный эксперимент. М., 1937. С. 84.

^ Терзиев Н.В. Некоторые вопросы следственного осмотра места преступления. М.,

1955 С 7

^ Белкин Р.С. К вопросу о природе, тактических целях и разновидностях следствен-

’ ного эксперимента // Советское государство и право. 1958. № 1.

» •

В свою очередь в.А. Образцов утверждал, что в основе проверки пока- ^ заний на месте заложены опытные действия, поэтому она ближе всего стоит к

следственному эксперименту’.

М.А. Ларин, как и Н.В. Терзиев, отмечал, что «…это действие представляет собой не подающийся четкой правовой регламентации конгломерат повторного допроса, осмотра, следственного эксперимента, предъявления для опознания неподвижного объекта» .

В 60-е гг. прошлого столетия, в отличие от названных авторов, появи- м лась целая плеяда таких ученых, как Н.И. Гуковская, А.Н. Васильев, С.С. Сте-

пичев, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, А.Р. Ратинов, Л.А. Соя-Серко, С.А. Шей- фер, М.Н. Хлынцов и др., которые стали отстаивать самостоятельный характер проверки показаний на месте, утверждая, что она является источником выявления, закрепления и оценки доказательств^.

Глубокая научная обоснованность и состоятельность процессуальных и тактических особенностей проверки показаний на месте, как способа проверки имеющихся и получения новых доказательств, привели к законодательному закреплению ее в качестве самостоятельного следственного действия в уголовно-процессуальных кодексах некоторых союзных республик бывшего

’ Образцов В.А. Следственные действия. М.: Юристъ, 1999. С. 259.

^ Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте

УПК-1997 // Российская юстиция. 1997. № 9. С. 9.

^ Гуковская Н.И. Право суда на производство следственного эксперимента // Советская юстиция. 1958. № 4. С. 37; Васильев А.К, Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. М.: Госюриздат, 1959; Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М.: ВШ МВД СССР, 1959; Он же. Проверка и уточнение показаний на месте: Лекция. М., 1961; Он же. Следственный эксперимент и проверка показаний на месте // Криминалистика: Учеб. для вузов. М.: Юрид. лит., 1966; Быховский И.Е, Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминалистики. Вып. 5. М.: Гсюр- издат, 1962; Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте // Криминалистика: Учеб. для вуза. М.’: Изд-во МГУ, 1963; Хлынцов М.Н.. Проверка показаний на месте. Саратов, 1971; Леем А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. М.: Юрид. лит., 1987; Шобик Б.И Проверка и уточнение показаний на месте: Лекция. Хабаровск: МВД СССР, 1987; Авсюк А.В. Процессуальные и тактические особенности проведения проверки показаний на месте: Лекция. Минск: МВД СССР, 1990; С.А. Шейфер. Указ. соч. С. 90-92 и др.

СССР’, в числе республик, уголовно-процессуальные кодексы которых не ^ восприняли проверку показаний на месте как самостоятельное следственное

действие, оказалась РСФСР.

Подобная участь постигла данное следственное действие и в проекте такого нормативного акта, как «Основы уголовно-процессуального кодекса Союза СССР и республик» (1991 г.). В разделе «Доказательства и доказывание» (ч. 2 ст. 36) отсутствует такое следственное действие, как проверка показаний на месте.^ Тем не менее на практике продолжали проводить данное следственное действие. При этом, как правило, представители органов прокуратуры^ отстаивали правомерность применения проверки показаний на месте и использования в процессе расследования сведений, полученных с его помощью.

Данного мнения придерживался и В.В. Степанов: «По сути, - говорил он, - в ст. 183 УПК РСФСР содержится правовая основа двух следственных действий - проверки показаний на месте и следственного эксперимента»’*.

По мнению этого автора из четырех признаков следственного эксперимента, определенных законом, три (воспроизведение действий, воспроизведение обстановки, воспроизведение иных обстоятельств определенного события) имеют прямое отношение к проверке показаний на месте, и лишь совершение необходимых опытных действий имеет прямое отношение к экспериментальному методу. Следовательно, воспроизведение, не связанное с проведением опытов, действий, обстановкой или иными обстоятельствами определенного события, представляет собой признаки другого следственного действия, а именно - проверки показаний на месте.

’ См.: УПК Латвии (ст. 185), Литвы (ст. 205), Казахстана (ст. 130’), Таджикистана (ст. 183), Туркменистана (ст. 173), Украины (ст. 194), Узбекистана (ст. 142’).

^ Основы УПК Союза ССР и республик: Проект // Известие. 1991. 29 июня. № 153.

^ Власенко И. Использование результатов проверки показаний на месте в качестве доказательств // Законность. 1999. № 8. С. 31; Селезнев М. Некоторые аспекты допустимости доказательств // Законность. 1994. № 8. С. 39.

Степанов В.В. Правовая природа и направления совершенствования проверки показаний на месте // Вестник криминалистики. М.: Спарк, 2001. Вып. 2. С . 15.

? •

А

В итоге цитируемый автор формулирует следующие выводы, с которы- ^ ми мы солидарны:

название ст. 183 бывшего УПК РСФСР не соответствовало ее содержанию, которое фактически шире его;

в данной статье УПК РСФСР содержалась правовая основа двух следственных действий: проверки показаний на месте и следственного эксперимента (заметим, что в ст. 181 УПК РФ такую неточность законодателю удалось избежать). Анализ результатов проведения проверки показаний на месте свиде- ^ тельствует о том, что только в 17-18% случаев следователи руководствова

лись положениями ст. 183 действовавшего тогда УПК РСФСР.

Представители судебных органов такую возможность отрицают’. Отрицая самостоятельный характер проверки показаний на месте, Г.Н. Александров и М.С. Строгович писали: «В ряде случаев, некоторые следственные работники под видом вполне законного и целесообразного следственного действия - осмотра с участием обвиняемого - применяют иное следственное действие, внешне несколько сходное с осмотром, но в действитель-

ж

^^ ности ничего общего с ним не имеющее»^.

По мнению М.Н. Хлынцова, указанные авторы исходили из следующих ложных представлений о сути данного процессуального действия, а именно: оно проводится только с обвиняемым;

оно проводится следственными работниками в случаях, когда кроме показаний обвиняемого у них нет иных доказательств;

обвиняемый только повторяет на месте происшествия ранее данные по- «» казания в присутствии других понятых;

» » •

источником доказательств в процессе проверки показаний на месте является тот же ранее допрошенный обвиняемый;

’ Григорьева КВ. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. 1999. № 11. С. 6.

? Александров Г.Н., Строгович М.С. Указ. соч. С. 21.

основной целью следственного действия является повторение ранее * данных показаний, а не обнаружение новых и проверка имеющихся доказа

тельств для закрепления последних, чтобы сделать невозможным отказ от ранее данных показаний;

проводя подобные действия, следователи стремятся облегчить свою работу, избежать трудоемких действий по собиранию объективных доказательств и тем самым ограничить следствие.’

Поддерживая позицию данного автора, мы, в свою очередь, добавим, что, отвергая самостоятельный характер проверки показаний на месте, М.С. Строгович и Г.Н. Александров, и это очевидно, отвергли и психологическую ее сущность, «психологический потенциал» данного следственного действия.

Несостоятельность ошибочных посылок Г.Н. Александрова и М.С. Строговича целенаправленно отвергали А.Н. Васильев, С.С. Степичев, Р.С. Белкин, М.Н. Хлынцов и другие ученые. Полемизируя с ними, они, в частности, утверждали, что данное действие проводится не только с обвиняемым, но

и с другими участниками процесса - подозреваемыми, потерпевши-

2

•I ми и свидетелями .

Г.Н. Александров и М.С. Строгович ставят показания обвиняемого в какое-то особое положение в ряду других доказательств, требуют особого подхода к их проверке. Однако эти «особые» требования, предъявляемые, в основном, к признанию обвиняемого, являются предубежденно- отрицательным подходом, что заранее лишает его значения объективного доказательства. Прав, на наш взгляд, и М.Н. Хлынцов, когда отмечал, что обрані

•• щая особое внимание на показания обвиняемого, не следует усматривать в них

» •

превосходство над другими доказательствами по уголовному делу, ибо преувеличение их значения в этом смысле будет иметь место только тогда, когда признательные показания обвиняемого воспринимаются как достоверные све-

’ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 23-24.

^ Васшьев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 18-19; Белкин Р.С. Указ. соч. С. 3; Хлын- иов М.Н. Указ. соч. С. 23-24.

дения, не нуждающиеся в проверке. «Мы имеем в виду, - далее отмечает автор, - совершенно противоположное - необходимость всесторонней проверки показаний обвиняемого, в том числе и путем производства выхода с ним на место происшествия»’.

Г.Н. Александров и М.С. Строгович в центре внимания ставили словесные показания, а не особенности обстановки места происшествия, на котором проводится проверка показаний. При этом они, по нашему мнению, показаниям проверяемого лица не придавали значения сведений доказательственного характера, полученных вновь при других обстоятельствах, тем самым необоснованно преувеличивали роль обвиняемого, превращая его в единственный (тот же самый) источник доказательств.

Известно, что при наличии ассоциативных связей идет процесс улучшения памяти. На месте происшествия, находясь среди вещей и предметов, о которых во время допроса говорилось лишь по памяти, лицо может вспомнить такие факты, о которых в кабинете следователя оно сказать не смогло. Таким образом, необходимо признать правильным утверждение М.Н. Хлынцова о том, что в процессе применения проверки показании на месте источником доказательств будет являться не только лицо, повторяющее ранее данные показания или уточняющее их на месте, но и сама обстановка места происшествия, обнаруженные на нем факты, тем более такие, о которых ранее следователю известно не было, в показаниях допрошенного лица они не фигурировали^. В.Л. Васильев также говорил (и мы согласны с его мнением), что следователь в ходе проверки показаний на месте может получить информацию значите тельно большую, нежели при допросе, потому что он не только слушает, но и видит, и сравнивает^

Проверка показаний на месте, безусловно, сложный мыслительно- познавательный процесс, основу которого образует предположение следова-

’ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 29. ^ Там же.

^ Ппгипирй Я П Указ соч. С. 504.

Л

теля О ВОЗМОЖНО сохранившихся следах преступления, несущих криминали- * стически значимую информацию. В этом плане данное следственное действие

служит особым способом получения доказательств, характеризует диалектический аспект познания истины в уголовном процессе. В этой связи возникает вопрос: можно ли говорить и, более того, - утверждать о познавательной ценности и истинности результатов проверки показаний на месте?

На наш взгляд, утверждать это следует. Механизм реализации данного следственного действия изначально формируется на основе гипотезы (пред- ^ положения) следователя, требующей подтверждения (проверки), следователь-

но, познавательная сторона в проверке показании на месте выступает в роли своеобразной цели, достижение которой характеризуется процессом приобретения и развития знаний о расследуемом событии. В данном случае мы имеем дело, с одной стороны, с целью, которую можно достичь лишь путем применения проверки показаний на месте, а с другой - со следственным действием, которое существует для того, чтобы обеспечить достижение данной цели. При этом движение нашего знания от одного предположения (гипотезы) к другому ч не есть переход от одного заблуждения к другому, а поступательное развитие

от одной относительной истины к другой, ближе стоящей к абсолютной.

Автор не претендует на полноту суждений и не ставит перед собой задачу полного рассмотрения проблемы мыслительного процесса в ходе проверки показаний на месте, однако отметим некоторые обстоятельства, существенные с точки зрения ответа на вопрос: «Обеспечивает ли проверка показаний на месте установление обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ)»?

Решающим в данном случае является правильное отражение в сознании следователя и обвиняемого (иных участников процесса) объективной действительности: конкретного преступления, которое совершено в определенном месте, в определенное время и т. д. Проверка показаний на месте, как средство позна-

НИЯ, одновременно выступает и формой отражения, и способом оценки собранного фактического материала.

В уголовном процессе применение того или иного следственного действия без мысленного проникновения в «будущее» (предположение, предвидения, прогнозирования в целом) невозможно.

Правильное понимание сущности проверки показаний на месте как единства познавательной, логической и психологической сторон процесса мышления позволяет решить и такой важный вопрос, как значение следственной интуиции в процессе применения данного действия. От правильного ответа на этот вопрос зависит понимание того, насколько Г.Н. Александров, М.С. Строгович и другие авторы были не правы, утверждая, что целью проверки показаний на месте является простое повторение сведений на месте показаний лицом, полученных на допросе, чтобы сделать невозможным для обвиняемого отказ от них.

«Интуиция, - отмечал Р.С. Белкин, - это основанная на опыте и знаниях способность непосредственного решения следственных задач при ограничен- ных исходных данных»’.

Несколько иное понятие следственной интуиции дает Ян Пещак: «Следственная интуиция - это способность следователя, основанная на его опытности и знаниях находить в сложной ситуации путь к правильному выбору вида и применению следственного действия»^.

Интуиция - это не какая-то таинственная способность следователя угадывать истину. Она не формулируется сознательным логическим доказыванием и не т вытекает непосредственно из чувственного восприятия следователя. Однако ин

туиция есть безусловная реальность, существующая в сфере познания.

Мыслительный аспект в интуиции Р.С. Белкин усматривал в том, что выводы следователя, хотя и обусловлены догадками, но фактически они под-

’ Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. С. 158.

^ Пешак Ян, Ларин A.M. Следственные версии. М.: Прогресс, 1976. С. 108.

*

готовлены предыдущим мыслительным процессом, в ходе которого актуализировались нужные знания, проверенные опытом, доказанные практикой или удостоверенные какой- либо отраслью знаний. Если решение о проведении, скажем, проверки показаний на месте наступает с первого шага, значит необходимые знания актуализировались сразу благодаря тому, что готовность опыта и знаний у следователя была достаточно высока’.

А.Р. Ратинов писал, что в процессе доказывания интуитивные знания не имеют процессуального значения. Однако для установления истины по уголовному делу, определения путей расследования (в том числе и формирования решения о проведении проверки показаний на месте. - Б.В.), профессиональ- ная следственная интуиция необходима .

Против данной концепции возражал М.С. Строгович, полагая, что это путь не правый, безнравственный, не пригодный для достижения целей как предварительного расследования, так и правосудия в целом, потому что в данном случае имеет место подмена логических аргументов фантазированием^

По мнению А.Р. Ратинова и Р.С. Белкина, интуицию как реальность мышления нельзя «закрыть», «не пускать» в процесс мышления вообще или в какую-то специальную сферу обобщенной практики. «Следует помнить лишь одно: продукт интуиции - это лишь догадка и не более, - утверждал Р.С. Белкин. Интуиция опирается на данные прошлого сознательного и подсознательного опыта. Подсознательное сопоставление с этим прошлым опытом и приводит к озарению, к неожиданному решению. Эта взаимосвязь большей ча-

4

стью остается скрытой для сознания, решающего задачу» .

’ Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. С. 157-158.

^ Ратинов А.Р. О следственной интуиции // Соц. законность. 1958. № 4. С. 24-30.

^ Строгович М.С. Об интуиции в исследовании доказательств // Проблемы судебной этики. М., 1984. С. 107-110.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. С. 159.

Позиция данных авторов нам представляется правильной. Следственная практика подтверждает, что интуитивные догадки ближе к истине (успешнее) у того следователя, который имеет богатый опыт расследования преступлений вообще и проведения проверки показаний на месте, в частности. Значительную роль в этом играет и его житейский опыт. Такой следователь понимает, что исследование события преступления ретроспективно’, что оно становится возможным постольку, поскольку событие преступления оставляет следы в материальной обстановке и сознании людей. Следователь должен знать не только тактику проверки показаний на месте, психологию обвиняемого и других участников процесса в целях активизации их сознания (памяти), но и владеть определенной суммой информации о механизме расследуемого преступления.^

Лицо, которое побывало на месте события и знакомо с его обстановкой, восстановит в сознании забытые, но интересующие следствие факты и обстоятельства в деталях. Поэтому нельзя недооценивать такую специфическую особенность проверки показаний на месте, как дача допрошенным лицом различ- ных объяснений по поводу показанных им объектов, в связи с которыми он не только повторяет сказанное ранее на допросе, но и дает дополняющую или уточняющую информацию. В этих показаниях находят отражение материальные следы совершенного преступления. По нашему убеждению, не должно существовать оснований, позволяющих говорить о «повторении показаний», «простом пересказе» и т. д. в ходе проверки показаний на месте. Задача в другом: найти в материалах проверки показаний информацию доказательствен-

т

щт ного свойства, полученную вновь. По утверждению М.Н. Хлынцова, проведе

ние проверки показаний на месте не ограничивает следствия, а наоборот, увеличивает возможности следователя в части получения новых и проверки

’ Никитин Е.П. Метод познания прошлого // Вопросы философии. 1966. № 8. С. 34. ^ Кустов A.M. Механизм преступления и противодействие его расследованию. Учебное пособие. Ставрополь, 1997. С. 12-14.

А «

іімеющихся доказательств’. При этом он подчеркивает: «Дело, конечно, не в “масштабности” того или иного действия, а в наличии у него какой-то специфики, которая не укладывается в другие известные формы и нужно стараться понять эту специфику, дать ей объективную оценку, а не игнорировать ее»^.

На наш взгляд, уголовно-процессуальное законодательство (например, доказательственное право), каким бы совершенным оно не было, не может быть исключительно полным в силу невозможности, а иногда и в силу отсутствия необходимости правового регулирования всех вопросов, могущих возникнуть в ходе процессуальной деятельности, в данном случае безоговорочный отказ от использования проверки показаний на месте в необходимых слу- чаях ставит практических работников в затруднительное положение. Как отмечал С.И. Викторский: «Судебная власть без права на пополнение процессуальных законов была бы нередко обречена на бездействие в ущерб правильному производству уголовных дел, а следовательно, и в ущерб правосудию страны»^.

Сегодня следует однозначно признать, что проверка показаний на месте, как и другие следственные действия, устанавливает определенное «правило нормативного характера», которое выполняет функцию нормы права”^. В ней, наряду с юридической силой для органов предварительного расследования, заложена сила логики и нравственной справедливости. Подтверждением данного вывода является широкое распространение этого следственного действия в практике расследования ряда стран СНГ и Европы. Чтобы убедиться в этом, необходимо сопоставить между собой все сходные элементы и различия.

По нашему мнению, специфика каждого следственного действия опре-

т

4* деляется обязательной совокупностью элементов процессуального и такти

А

ческого характера’, цель производства следственного действия; характер следственной ситуации (в том числе количество и характер (качество) ориен-

’ Хлынцов М.И. Указ. соч. С. 2. ^ Там же.

I»*

^ Викторовский СИ. Русский уголовный процесс. М., 1911- С. 4. ‘’ Кульчер К. Основы социологии права. М., 1981. С. 208.

тирующей информации и доказательств, составляющих ее) на момент принятия решения о проведении следственного действия; основание и порядок его проведения; тактические приемы проведения следственного действия.

Выводы о самостоятельности проверки показаний на месте мы формулируем, исходя из данной схемы, которая нами будет использоваться и в последующем.

§ 3. Соотношение проверки показаний на месте с другими ^ « следственными действиями и ее психологические особенности

3.1. проверка показаний на месте и следственный осмотр^ А.Н. Васильев, С.С. Степичев, Р.С. Белкин, Л.А. Соя-Серко, М.Н. Хлын- цов, А.Г. Филлипов, А.В. Авсюк, С.И. Шейфер, Б.И. Шобик, Е.П. Фирсов, Н.П. Яблоков и другие ученые в проверке показаний на месте усматривали частичное совпадение ее содержания с таким следственным действием, как I следственный осмотр. По их мнению, такое совпадение имеет место потому,

что после указания обвиняемым или другим участником процесса определенного места возникает задача обнаружения там каких-либо объектов, связанных с событием преступления.

  • « ft

Рассматривая различия названных следственных действий, Р.С. Белкин отмечает, что следственный осмотр не может исчерпать всего содержания проверки показаний на месте. «При осмотре фиксируется объективное состояние обстановки в том виде, в каком ее застает лицо, производящее ос- мотр, тогда как при проверке показаний на месте обстановка фиксируется

’ Р.С. Белкин следственный осмотр подразделяет на следующие виды: осмотр места происшествия; наружный осмотр трупа на месте его обнаружения; осмотр предметов; осмотр документов; осмотр животных; осмотр участков местности и помещений, не являющихся местом происшествия; осмотр человека (т. е. освидетельствование как особый вид). (См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Указ. соч. С. 549-555). Здесь и далее речь идет о таком виде осмотра, как осмотр места происшествия и соответствующих объектов, расположенных в его границах.

СО СЛОВ обвиняемого, свидетеля»’. Следовательно, в содержание следственного осмотра не входит показ обвиняемым, потерпевшим, свидетелем места или предмета, связанного с расследуемым преступлением. Данные действия являются необходимым элементом проверки показаний на месте, что подтверждает ее самостоятельный характер.

Указанный вывод вытекает из гносеологической природы следственного осмотра. В отличие от проверки показаний на месте, он представляет собой «исходное» следственное действие, в таком качестве, по мнению цитируемого автора, осмотр выступает как средство получения именно поисковой и в целом первоначальной информации^, поэтому результаты осмотра и их оценка являются основанием для проведения последующих следственных действий, в том числе и проверки показаний на месте.

Гносеологическая природа следственного осмотра позволяет провести отличие и по функциям. Данному следственному действию характерны познавательная и удостоверительная функции. Хотя в ходе осмотра места происшествия познавательная функция как бы выдвигается на первый план, т. е. доминирует. Для проверки показаний на месте более характерна удостоверительная функция.

Это следственное действие, в первую очередь, является средством проверки имеющихся доказательств. Что касается получения новых доказательств, то, по мнению многих авторов, данная функция является факультативной.

«о

Мы согласны с М.Н. Хлынцовым, который к различиям анализируемых ^ следственных действий относит следующие признаки:

  1. Поводами для проведения следственного осмотра могут быть сведения, полученные из различных источников, в том числе и от самого обвиняемого, о каком-либо событии в определенном месте, характеризующимся при-

’ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 9.

^ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России,

IQQ-^ С. 149-152.

знаками преступления. Поводами для проведения проверки показаний на месте являются наличие показаний потерпевшего, свидетеля, обвиняемого и подозреваемого, зафиксированных в протоколах допросов. Кроме того, осмотр места происшествия может проводиться до и после возбуждения уголовного дела, а проверка показаний на месте - только после возбуждения уголовного дела в стадии расследования.

  1. Осмотр места происшествия чапіе всего проводится в отсутствие лица, совершившего преступление (обвиняемого, подозреваемого), а проверка показаний на месте
    • только с их участием либо с участием потерпевшего, свидетеля.
  2. Перед осмотром места происшествия его границы определяет сам следователь, тогда как при проверке показаний на месте такой инициативой следователь не обладает; наоборот, он, как бы «следует» за проверяемым.
  3. Осмотр места происшествия входит в перечень неотложных следственных действий; одним из важнейших тактических требований, предъявляемых к нему, является незамедлительность его производства, необходимость восприятия обстановки и имеющихся следов и иных вещественных доказала тельств в неизменном состоянии, в том виде, в каком их обнаружил следователь на момент осмотра. При проверке показаний на месте следы и иные вещественные доказательства выявляются и предоставляются потерпевшим (свидетелем), обвиняемым (подозреваемым), хотя и с непосредственным уча- стием следователя.
  4. В процессе осмотра места происшествия следователь не готов весьма определенно говорить об относимости и допустимости обнаруженных следов,
  5. к

мл вещественных доказательств к конкретному преступлению. В ходе проверки

показаний на месте такая проблема отпадает.

*

  1. В соответствии со ст. 179 бывшего УПК РСФСР, в отличие от ст. 177 действующего УПК РФ, есть указания на право следователя привлечь к участию в осмотре места происшествия обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля. М.Н. Хлынцов утверждает, что закон не уточняет, в чем

  2. ДОЛЖНО выражаться их участие, каков объем их прав, в каких случаях следует привлекать их для участия в осмотре места происшествия. В литературе сложилось единое мнение по данному вопросу: все авторы отмечают вспомогательную роль названных лиц. В частности, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин полагают, что, участвуя в осмотре, перечисленные лица могут обращать внимание следователя и других участников осмотра на важные, по их мнению, обстоятельства и особенности, давать по этому поводу необходимые пояснения.

На наш взгляд. Конституция Российской Федерации внесла существенное правовое содержание в ст. 178-179 действовавшего тогда УПК РСФСР. Так, в соответствии со ст. 49 Конституции РФ обвиняемый вправе хранить молчание, отказаться от участия в осмотре места происшествия; в соответствии со ст. 51 Конституции РФ лица, перечисленные в ст. 179 названного УПК, не обязаны свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников.

Таким образом, лица, указанные в ст. 179 УПК, могут привлекаться для участия в осмотре по решению следователя. Данная ситуация исключается для подозреваемых и обвиняемых в процессе проверки показаний на месте. Такое конституционное положение вышеназванных участников процесса не дает оснований согласиться с мнением Г.Н. Александрова, М.С. Строговича, Н.В. Жо- гина, Ф.Н. Фаткуллина и В.А. Образцова в том, что случаи проверки показаний на месте целиком охватываются понятием осмотра с участием обвиняемо- ^ го или других лиц.

f* Согласиться с мнением указанных авторов - значит встать на путь на

рушения конституционных прав обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего и свидетеля. В этом смысле возможности проверки показаний на месте шире, чем у следственного осмотра. Такие процессуальные возможности, а также особенности психологии подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля как основных участников проверки показаний на месте, в целом позво-

V

^ т

ляют субъекту расследования действовать более эффективно и результативно решать совершенно специфические, во многом отличные от осмотра места Происшествия, задачи.

Таким образом, участие в следственном осмотре так или иначе предполагает «принуждение» процессуального характера, чего нет в проверке показаний на месте: в этом следственном действии подозреваемый и обвиняемый (ч. 1 ст. 194 УПК РФ) участвуют не по принуждению, а по собственному желанию, что существенно влияет на результаты такого участия: они носят более объективный характер.

  1. Уголовно-процессуальный закон и практическая деятельность органов предварительного расследования свидетельствуют о том, что в ходе осмотра места происшествия указания, пояснения обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего и свидетеля не находят и не должны находить отражения в протоколе. Всякое включение в текст сообщений, полученных от указанных лиц, рассматривается как недопустимое процессуальное нарушение.
  2. Что касается проверки показаний на месте, то в протоколе данного след- ь.* ственного действия отражается все то, что было сообщено устно, обнаружено,

продемонстрировано.

  1. Рассматриваемые следственные действия проводятся в присутствии понятых. В ходе осмотра понятые осуществляют наблюдение за действиями всех участников следственного действия, а в конце - удостоверяют правильность его хода и результатов.
  2. В ходе проверки показаний на месте, инструктируя понятых, следователь особо акцентирует внимание на необходимости внимательного наблюдения за действиями допрошенного лица, выслушивания его показаний, а также обращает внимание на особенности окружающей обстановки, указанные допрошенным лицом обстоятельства, следы и объекты. В этой связи отметим, что многие авторы не указывают на тактико-психологический аспект проверки показаний на месте как существенное обстоятельство, отличающее ее от

*’

А

** осмотра места происшествия. Данные, полученные в ходе проверки показаний

на месте, дают следователю конкретно-объективные сведения по многим вопросам, интересующим его в ходе расследования. Следователь от анализа мысленных моделей, воображения, переходит в значительной степени к воспроизведению, анализу и проверке реальной ситуации или ее элементов. Вместо голых абстракций он располагает проверенными данными, имеет возможность выявить противоречия в собранных по делу доказательствах, что сделать иным путем бывает трудно или невозможно’, ибо специфика психологии проверки показаний на месте объективно воздействует на психику допрошен- ного лица, на процесс формирования его показаний и может положительно сказаться на результате формирования и дачи показаний либо вынудить лицо изменить что-либо в показаниях, данных ранее, с целью их уточнения, если эта неточность была допущена намеренно.

Известно, что в соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 179 бывшего УПК РСФСР, следователь мог привлечь к участию в осмотре обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего, свидетеля и специалистов, в свое время Г.Н. Александров и М.С. Строгович, подвергая острой критике проверку показаний на месте, утверждали, что она полностью охватывается понятием осмотра с участием обвиняемого или других лиц.

Р.С. Белкин утверждал, что соглашаться с мнениями указанных авторов не позволительно, так как нарушается такой основной принцип проверки показаний на месте, как добровольность участия лица, чьи показания проверяются. Это приводит к тому, что инициатива переходит к следователю. Он ука- ^ зывает путь следования и места проверки показаний. Таким образом, действия

следователя приобретают наводящий характера. В дальнейшем может возникнуть необходимость проверки результатов и такого следственного действия,

’ Васшъев В.Л. Юридическая психология. СПб.: Питер-ком, 1998. С. 504. ^ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России,

IQQi г 1Q0

А

как проверка показаний на месте, которую допускают некоторые авторы’, в том числе и Р.С. Белкин^. В данной ситуации, как нам представляется, утрачивается сама цель проверки показаний на месте.

Таким образом, анализируя сходные положения и отличия осмотра места происшествия и проверки показаний на месте, следует прийти к однозначному выводу: проверка показаний на месте не может рассматриваться как часть либо разновидность осмотра места происшествия; по своему содержанию и сущности она является самостоятельным следственным действием.

3.2. Проверка показаний на месте и следственный эксперимент

Р.С. Белкин сущность следственного эксперимента усматривает в проведении специальных опытов с целью проверки собранных по делу доказательств, получения новых доказательств, проверки и оценки следственных версий о возможности или невозможности существования тех или иных фактов, имеющих значение для дела^.

Проверка показаний на месте частично может совпадать со следственным экспериментом, если ее содержанием, в том числе, является и осуществление ка- ких-либо действий демонстрационного, контрольного или иного характера.

По утверждению данного автора, проверка показаний на месте в целом - это далеко не следственный эксперимент, так как она лишена того чисто опытного характера, который отличает его от других следственных действий”*.

^ Пйпиии Р Г VR-ЯЧ соч. С 191.

Такой категорический вывод Р.С. Белкина обусловлен тем, что теоретическую концепцию следственного эксперимента составляет применение двух общенаучных методов познания - экспериментального и метода моделирования^.

’ Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе. Российская юстиция. Юрид. лит. № 7, 2002. С. 5-8.

2

A

^ Л

1

Белкин Р.С., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М.: Новый юрист, 1977. С. 136; Он же. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959. С. 5. Там же. С. 126-127.

•t

^ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России, 1993. С. 184-185

По мнению этого автора, эксперимент более эффективный метод познания, чем, к примеру, наблюдение, без которого нельзя обойтись как при производстве данного следственного действия, так и (в отельных случаях) в ходе проверки показаний на месте. Однако, возникнув на базе наблюдения, следственный эксперимент «включил в себя» вмешательство в наблюдаемое явление, активное его преобразование и изменение его течения и условий, в которых оно происходит, в результате этого эксперимент, в отличие от наблюдения, пишет Р.С. Белкин, дает возможность:

а) неоднократного повторения наблюдаемого явления в любых условиях;

б) изучения явлений, протекающих в естественных условиях очень быстро или слишком медленно;

в) исследования таких явлений, которые в изолированном виде не могут наблюдаться в природе;

г) выделения в процессе изучения отдельных сторон явления, отдельных признаков объекта.

в этом отношении следственный эксперимент представляет собой научно обоснованный опыт, применяемый с целью собирания и проверки доказательств.

Вышеизложенное, на наш взгляд, означает:

во-первых, следственный эксперимент основывается на научных положениях криминалистики и уголовного процесса, а также тех отраслей знаний, которые используются ею в преобразованном виде;

во-вторых, необходимость его применения в уголовном судопроизводстве вытекает из цели познания истины, из роли практики и самого эксперимента как метода познания в этом процессе;

в-третьих, научная состоятельность следственного эксперимента заключается в том, что условия и приемы его проведения непосредственно свя-

эшы с такими методами познания, как экспериментальный, моделирование и аналогия.

Обобщение следственной практики свидетельствует, что условия и правила проведения следственного эксперимента требуют специального выбора места, времени или создания условий, сходных с теми, в которых происходило исследуемое событие. Это достигается, по мнению И.М. Лузгина, при использовании метода моделирования’.

Проверка показаний на месте - это органическое сочетание рассказа и показа лицом, чьи показания проверяются. Смысл их сочетания заключается в объективизации критериев оценки достоверности показаний, следовательно, определяя сходство и различие рассматриваемых следственных действий, необходимо отметить, что следственный эксперимент, как и проверка показаний на месте, может быть осуществлен только после возбуждения уголовного дела и, как правило, на стадии предварительного расследования. Поводом для производства следственного эксперимента может стать необходимость в проверке или установлении имеющих существенное значение фактов, что может быть

»

осуществлено только путем производства специальных опытов.

Проверка показаний на месте производится на том месте, которое определяется обвиняемым, а следственный эксперимент производится там, где посчитает нужным следователь. Кроме того, проверку показаний на месте в исключительных случаях можно проводить при любых удобных условиях, в любое время года и суток, при любой погоде, однако следственный эксперимент можно проводить лишь при соблюдении определенных условий, а именно - тех, которые существовали на момент совершения преступления. Нарушение этих условий лишает результаты следственного эксперимента доказательст- венного значения.

Проверку показаний на месте можно проводить только с потерпевшим, свидетелем, обвиняемым или подозреваемым, а следственный эксперимент - с

? ‘ Лузгиц И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981. С. 54-56.

‘Ш ‘

м

ч ,т

любым лицом, если исследуемые обстоятельства могут быть проверены или І” установлены вне зависимости от физических свойств и способностей обви

няемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего.

Особенность проверки показаний на месте заключается еще и в том, что допрошенные ранее лица самостоятельно выбирают направление движения, объекты, расположенные на пути и подлежащие характеристике, особенность своего поведения и т. п. Подсказки следователя, выраженные в словах, жестах, мимике относительно расположения тех или иных искомых объектов и направления маршрута движения, рассматриваются как недопустимое процессуальное и тактическое нарушение, а полученные результаты - не имеющие статуса доказательств.

В ходе проведения следственного эксперимента следователь заранее, до начала следственного действия, воспроизводит условия и обстановку места происшествия, определяет характер и последовательность совершения определенных экспериментальных действий (опытов). В ходе следственного эксперимента указывает конкретному лицу куда, как и зачем оно должно двигаться, что делать, как совершать определенные действия. При этом следователь может приостановить какие-либо действия этого лица и предложить по- вторить его несколько раз, разбить эти действия на несколько этапов (стадий).

‘К

м

При проверке показаний на месте воспроизведение обстановки может проводиться когда оно является способом проверки показаний лица или свидетельством его знакомства с обстановкой на момент происшествия, и в случае необходимости восстановления обстановки, о которой следователь не знал и при осмотре его зафиксировал в измененном состоянии.

Воспроизведение обстановки в данном случае позволяет следователю правильно понять отдельные обстоятельства события, по-новому оценить имеющиеся следы, выдвинуть и проверить новые версии в иной ситуации.

«г

Ha наш взгляд, значительное сходство проверки показаний на месте и следственного эксперимента заключаются именно в психологии названных следственных действий.

в обоих случаях непреложным условием является чистосердечное признание обвиняемого в совершенном преступлении, что свидетельствует о «внутренней» готовности его к участию в проверке показаний на месте или эксперименте. Отсюда вытекает и сходство отношений между лицом, осуществляющим опытные действия, показания которого проверяются и следователем: легче устанавливается психологический контакт (ситуация характеризуется как бесконфликтная), в действиях ощущается взаимопонимание и желание достичь позитивного результата, намеченного ранее.

Jt

Познавательная деятельность участников проверки показаний на месте осуществляется на основе осознанного восприятия показаний и действий проверяемого лица. Восприятие в данном случае - это активный процесс отражения и оценки всего, что делает проверяемое лицо, для того чтобы «сформировать» в своем сознании адекватный образ лица, виновного (причастного) к преступлению. По утверждению А.В. Петровского: «Восприятие у человека теснейшим образом связано с мышлением, с пониманием сущности предмета. Сознательно воспринять предмет - это значит мысленно назвать его… обобщить его в слове»’. Таким образом, сведения, полученные в процессе наблюдения за действиями проверяемого лица после их обобщения, позволяют найти ответ на вопрос о причастности проверяемого лица к расследуемому событию.

a

*

Сведения, полученные в процессе следственного эксперимента, материально не связаны с расследуемым событием, не являются его непосредственным отражением, поэтому специфика данного следственного действия, в отличие от проверки показаний на месте, заключается еще и в том, что к подбору его участников необходимо подходить особенно продуманно. В.Л. Ва-

’ Петровский А.В. Введение в психологию. М.. 1995. С. 141.

сильев утверждает, что «…важен подбор участников следственного экспери- мента… множественность участников производства этого следственного действия влечет за собой, с одной стороны, неизбежность влияния социально- психологических факторов, а с другой - фактора индивидуальных особенностей, поскольку каждый из участников эксперимента обладает своими, только ему присущими качествами и свойствами, которые накладывают отпечаток на ход исследования и без учета которых нельзя быть уверенным в достоверности данных, полученных экспериментальным путем»’.

На наш взгляд, опасения В.Л. Васильева основаны на следующих положениях: во-первых, в отличие от проверки показаний на месте, следственный эксперимент достаточно часто проводится не на месте происшествия, а в другом месте; во-вторых, - не с участием обвиняемого или других лиц, имевших отношение к происшедшему событию, а с другими лицами; в-третьих, для производства экспериментов не всегда используются объекты, являющиеся вещественными доказательствами по делу, а их заменители.

Одним словом, обстановку при эксперименте можно создать макси- ? мально приближенную, но не идеальную, поэтому полученные сведения спо

собны свидетельствовать только о возможности восприятия в момент происшествия определенных явлений, о возможности определенных последствий после совершения действий. Эти сведения не могут являться для участников эксперимента «копиями» явлений, фактически имевших место в момент расследуемого события.

Разницу между проверкой показаний на месте и следственным экспери- ментом мы можем увидеть и при фиксации хода и результатов этих действий в протоколе. По этому поводу М.Н. Хлынцов справедливо замечает: «В протоколе следственного эксперимента описывается только обстановка, в которой совершается это действие, особенности расположения участников, его характер и последовательность их действий, повторяемость их в различных изме-

ІІЯЮЩИХСЯ условиях и полученные результаты. Показания и объяснения участников следственного эксперимента в протокол не заносятся, описывается, если так выразиться, только организационно-механическая сторона, механизм действий во времени и пространстве, характер и степень восприятия результатов этих действий - органами чувств следователя и понятых»’.

В протоколе же проверки показаний на месте главное внимание уделяется показаниям и объяснениям проверяемого лица, особенностям его поведения, уверенности в движении к определенным объектам, в их обнаружении, описанию ранее не известных объектов и следов и т. п.

Кроме того, в ходе следственного эксперимента могут быть осуществлены действия, которые могли и не иметь места в момент совершения расследуемого события, увязать которые участникам данного следственного действия с реальностью в психологическом отношении составляет определенную трудность, тем более найти их органическую связь с расследуемым событием. Например, проверка возможности совершения данным лицом определенных действий в конкретной обстановке не порождает такого осмысленного и орга- нического восприятия у участников, как это происходит во время проверки показаний на месте.

Таким образом, проверку показаний на месте нельзя рассматривать ни как часть, ни как разновидность следственного эксперимента. Результаты, полученные с помощью проверки показаний на месте в целом, в отличие от следственного эксперимента, в общем, вызывают меньше сомнений в объективности, что подтверждает ее самостоятельную процессуальную природу.

«

3.3. Проверка показаний на месте и предъявление для опознания

Одним из первых развернутое определение предъявления для опознания предложил П.П. Цветков, который ее понимал как: «…процессуальное действие, состоящее в предъявлении свидетелю или иному лицу какого-либо объекта с целью его идентификации или установления одинаковой родовой принад-

9 М

нежности (сходства) с объектом, бывшим ранее предметом наблюдения опо- > знающего при тех или иных обстоятельствах»’. Если до него среди объектов

опознания называли лишь людей, трупов, вещи и животных, то он дополнил этот перечень документами, участками местности и помещениями. Кроме того, он посчитал возможным предъявить для опознания не только фотографические, но и художественные изображения объектов и их частей, фотоснимки скульптурных изображений людей, восстановленных по черепу методом М.М. Герасимова. Слепки со следов ног и различных предметов, слепки и муляжи с

^ лица и отдельных частей тела не опознанных трупов^.

т

С некоторыми изъятиями объекты опознания были закреплены в нормах соответствующих статей бывшего УПК РСФСР. Например, в ч. 1 ст. 164 законодатель указывает на лицо и предмет. В ч. 1 ст. 165 - на труп, а в ч. 2 - на фотокарточку.

Группа авторов, в свое время подготовившая комментарий к УПК РСФСР, перечень объектов опознания дополнила животными, строениями, участками местности, объектами на местности и другими объектами^. ** Р.С. Белкин перечень объектов опознания дополнил голосом человека’^.

«

m

# r

В свою очередь В.П. Божьев под предъявлением для опознания понимает «следственное действие, состоящее в предъявлении следователем свидетелю или потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому лица (его фотографии), трупа, предмета с целью установления его тождества с тем, о котором опознающий дал показание»^

М.С. Дьяченко сущность опознания видит в том, что свидетелю, потерпевшему, обвиняемому или подозреваемому при необходимости предъявля-

’ Цветков п.п. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962. С. 10.

^ Там же. С. 22.

^ Савицкий В.М., Безлепкин Б. Т., Лупинская ПЛ., Петрухин И.Л. Комментарий к УПК РСФСР. М.: Проспект, 1999. С. 229.

Белкин Р.е., Лившиц Е.М. Указ. соч. С. 156. ^ Божьев В.П. Уголовный процесс: Учеб. М.: Спарк, 1998. С. 292.

ются какое-либо лицо или предмет для установления их тождества, различия или сходства с тем лицом или предметом, который наблюдался опознающим

ранее’.

В учебнике «Советский уголовный процесс» В.К. Бобров приводит аналогичное понятие опознания^.

В свою очередь законодатель определяет: «Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп» (ч. 1 ст. 193 УПК РФ).

Из приведенных определений следует, что объектами опознания являются - живые лица, предметы, трупы и их фотографии. При этом отметим, что В.П. Божьев, М.С. Дьяченко и В.К. Бобров место преступного события к объекту опознания не относят. Возникает вопрос: является ли место события объектом опознания и включает ли проверка показаний на месте элементы предъявления для опознания?

Р.С. Белкин на данный вопрос ответил следующим образом: «Место * происшествия в собственном смысле слова - это тот же участок местности

или то помещение, в пределах которого обнаружены следы преступления»^, т.е. место происшествия может являться объектом предъявления для опознания.

j Однако М.Н. Хлынцов и В.П. Божьев ставят под сомнение тот факт, что

местность (участки местности) могут быть объектом опознания. В частности,

I

М.Н. Хлынцов приходит к выводу о том, что, предъявляя участок местности в

?

j «отрыве» от группы, мы лишаем опознающее лицо возможности действитель-

! ного отождествления объекта. Для такого отождествления необходимо, чтобы

участки местности находились рядом друг с другом, что вряд ли практически

’ См.: Уголовный процесс / Под ред. Л.А. Лупинской Л.А. М.: Юность, 1995. С. 265; Советский уголовный процесс / Под ред. И.В. Теричева. М.: ВЮЗИ, 1988. С. 147.

^ Советский уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М.: Юрид. лит., 1990. С. 191-192. ^ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 53.

V л

осуществимо’. Следовательно, место происшествия объектом опознания быть не может.

Позиция авторов, названных последними, нам представляется предпочтительнее, а их аргументы - убедительными.

Далее - о соотношении предъявления для опознания и проверки показаний на месте.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев отмечали, что некоторые криминалисты считают проверку показаний на месте разновидностью опознания. По данному поводу они возражали: «С этим согласиться, конечно, нельзя»^. Такого же мнения придерживался и Р.С. Белкин: «Сущность предъявления для опознания заключается в установлении тождества предъявляемого объекта по его мысленному образу, запечатленному в памяти опознающего»^.

I

Гносеологическая сущность предъявления для опознания, по мнению Р.С. Белкина’’, заключается в поисковом характере и выражается в осуществлении процесса идентификации. Отождествление объекта в результате опо-

I

знания означает его включение в систему источников доказательственной ин- формации, соотнесение с ними, определение его роли как средства установления истины.

в теории криминалистической идентификации, отмечал С.М. Потапов, , отождествление по мысленному образу с самого начала было признано одной

из форм именно приметоописательной идентификации^. Он утверждал, что при опознании имеет место узнавание в форме отождествления. Сущность опознания определял следующим образом: «Относительно всякого ранее ви-

*

денного или воспринятого из других ощущений предмета человек при последующем соотношении (общении) с ним заключает, что это - тот же самый предмет, или же, если встречается похожий предмет, заключает о принадлеж-

’ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 47-^8. ^ Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 16. ^ Белкин Р.е., Лившиц Е.М. Указ. соч. С. 153. ^ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 7.

^ Потапов С.М. Введение в криминалистику. М., 1946. С. 9-10, 21.

г •

0ОСТИ его К тому же самому роду, виду, сорту, материалу, механизму или ино- ? МУ сложному целому, к которому относится и другие одинаковые предметы,

обозначаемые одним и тем же названием»’.

«Но коль скоро при предъявлении для опознания мы имеем дело с идентификацией или установлением групповой принадлежности, - отмечал Р.С. Белкин, - естественно, что в этих целях применяются все соответствующие методы познания - и эмпирические, и логические»^.

Частичное совпадение проверки показаний на месте и опознания, по мнению Р.С. Белкина, имеет место в тех случаях, когда целью проверки показаний на месте является установление места совершения преступления, сокрытия трупа, похищенных вещей, места встречи соучастников преступления и т. п. При этом обвиняемый или свидетель, утверждает автор, предварительно допрашивается о признаках (приметах) этого места^.

М.Н. Хлынцов и В.П. Божьев также высказывают единое мнение о том, что элементы предъявления для опознания в проверке показаний на месте могут усматриваться в том случае, если опознающий на допросе дал показания об обстоятельствах, при которых он наблюдал интересующую следователя местность, лицо или предмет; описал приметы и особенности, позволяющие данные объекты опознать в присутствии понятых.

Важное отличие проверки показаний на месте от предъявления для опознания заключается, на наш взгляд, еще и в том, что, проводя проверку, следователь не всегда располагает достаточной информацией о месте происшествия, о месте нахождения каких-либо объектов, следов, а также об особенностях пути, ведущего к этим следам, объектам и месту происшествия, чем, во многом, и вызывается необходимость в производстве проверки показаний на месте. Главная задача следователя, прибывшего на место с допрошенным ли-

’ Потапов СМ. Указ. соч. С. 10.

^ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России,

  1. С. 190.

^ RfinuuH Р С Vk-яч тч. С. 7.

^ ідом, - не опознание его этим лицом, а получение информации о его нахожде-

» НИИ, об отдельных обстоятельствах и следах происшедшего на нем события,

обнаружение и изъятие интересующих следов и вещественных доказательств. Выяснение подобных вопросов в задачи предъявления для опознания не входит, почему и нельзя отождествлять его с проверкой показаний на месте. Предъявление для опознания заканчивается моментом указания опознающим на лицо или предмет, которые он опознал, и кратким устным сообщением о тех признаках, по которым он произвел это опознание.

Проверка показаний на месте не ограничивается моментом указания

л»

места, отдельных искомых объектов и следов. Часто с этого момента лишь начинается основная суть действия:

изучение окружающей обстановки, поиск отдельных следов и установление отдельных обстоятельств, упомянутых в показаниях допрошенного лица; сопоставление их с его показаниями и с другими материалами дела; получение объяснений от допрошенного лица об отдельных обстоятельствах преступления, совершение им отдельных действий, уточняющих

^ ш

W детали события, воспроизводящих конкретные ситуации, уясняющих меха

низм и иные обстоятельства расследуемого преступления.

Отличительной чертой сравниваемых следственных действий является и то, что в протоколе проверки показаний на месте содержится значительно больше информации. Она относится как к подготовке данного действия, так и к обстоятельствам ее проведения: продвижения к месту, характеристике местности по пути следования и самого места события. Подробно излагаются показания проверяемого лица с уточнениями и дополнениями. В протоколе предъявления для опознания отражаются: условия, в которых действия проводились, дается описание объектов, предъявленных для опознания, и результа- ты опознания в целом.

Таким образом, процесс опознания допрошенным лицом в ходе проверки показаний на месте материальных объектов как бы «обеспечивает» уста-

*

М *0

ш »

иовление места события и других его обстоятельств. Проверка показаний на ? месте охватывает собой значительно больший круг явлений и объектов, чем

предъявление для опознания, позволяет получить больший объем информации, как бы «проверенной» на месте и воспринятой участниками проверки показаний непосредственно своими органами ощущений.

3.4. Проверка показаний на месте и допрос

Сущность допроса как следственного действия состоит в получении следователем (лицом, проводящим дознание, прокурором, судом) в порядке, предусмотренном законом, показаний от свидетеля, потерпевшего, подозре- ваемого и обвиняемого и фиксации этих показаний в протоколе допроса.

Р.С. Белкин усматривает в проверке показаний на месте много общего с допросом, утверждая, что в том и другом случаях обвиняемый или свидетель дает показания о конкретных обстоятельствах дела’. Он, рассматривая теоретическую концепцию допроса, подчеркивал, что поскольку показания являются элементом системы доказательств, то и роль их в этой системе многосторонняя. «Они служат самостоятельным средством доказывания, - отмечал ученый, - и в то же время средством проверки иных доказательств, основанием выдвижения версий и принятия решений о проведении последующих следственных действий как с целью проверки выявленных при допросе фактических данных, так и для получения новых доказательств по ориентирам, изложенным допрашиваемым»^.

Как известно, сущность проверки показаний на месте, как комплексного следственного действия, отражает такое ее качество, как возможность проверить выявленные в ходе предыдущего допроса фактические данные и получить новые доказательства.

  • л

М.Н. Хлынцов также отмечает наличие в сравниваемых следственных действиях много общего, «…поскольку в процессе проверки показаний на

’ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 7.

М

лл

^ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России, IQQ^ Г

месте следователь производит, своего рода, допрос обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля, задавая ему отдельные вопросы, касающиеся как данных им ранее показаний, так и их относимости к отдельным объектам или обстоятельствам на месте происшествия или ко всему месту в

целом»’.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев тоже усматривали в проверке показаний на месте общие свойства с допросом, который, по их мнению, «заключается в получении сведений от потерпевшего и свидетеля о том или ином факте, или ^^ объяснений подозреваемого и обвиняемого по поводу инкриминируемого преступления»^.

в то же время все указанные авторы единогласны в наличии существенных различий между проверкой показаний на месте и допросом. К таким различиям, и мы с этим согласны, они относят: следователь в протоколе допроса обязан фиксировать только то, что показывает допрашиваемый, а в ходе проверки показаний на месте фиксируются не столько устные сведения об отдельных обстоятельствах, сколько действия проверяемого лица (жесты, передвижение, указания, психическое состояние и т. д.), позволяющие следователю более наглядно получить впечатление об объекте, и не только автономно, но и в тесной связи с окружающей объект обстановкой; таким образом, характер и объем информации, получаемой в ходе проверки показаний на месте, значительно шире и многостороннее, чем той, которую следователь получает в ходе допроса;

»

щ ш

при допросе понятые не присутствуют, а в ходе проверки показаний на месте присутствие понятых является необходимостью, так как понятые призваны создать дополнительные гарантии реализации интересов лиц, в отношении которых ведется расследование;

’ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 49. Васильев А.Н.. Степичев С.С. Укач. соч Г

допрос, как следственное действие, можно повторить (провести повторный, дополнительный допросы), а проверка показаний на месте повторения не допускает, во всяком случае, нет прямого указания на возможность повторения и в принятом УПК РФ (ст. 194);

различие имеет место и по такому элементу тактики допроса, как активность: следователь прочно удерживает (по крайней мере, обязан удерживать) в своих руках инициативу, умело используя при этом все допустимые тактические приемы для достижения цели допроса; при проверке показаний на месте «тактическая» инициатива в большей части принадлежит лицу, чьи показания проверяются;

различия и по основаниям применения мер уголовно-процессуального принуждения, например, для проведения допроса в соответствии с ч. 3 ст. 188 УПК РФ потерпевший может быть доставлен принудительно - против его воли; проверка показаний на месте такое принуждение исключает.

На основании вышеизложенного можно утверждать, что проверка показаний на месте не является разновидностью такого следственного действия, как допрос.

В то же время, и это нам представляется важным, необходимо определиться с тем элементом проверки показаний на месте, который в значительной степени сближает ее с допросом, а именно - устная передача следователю информации, относящейся ко всему преступлению в целом или отдельным его сторонам (обстоятельствам), фиксируемая в соответствующем протоколе’. Суть вопроса заключается в следующем: можно ли считать информацию, по- лученную от проверяемого лица на месте и в ходе проверки, «новой» информацией, т. е. доказательством, полученным вновь!

«

I* л

Обратимся к примеру. В январе 1998 г. житель г. Кисловодска Каздо- хов, семнадцати лет, воспользовавшись отсутствием родственников (неких

’ Практически во всех 204 архивных уголовных делах, подвергшихся анализу, имела место именно «устная передача информации следователю» лицом, показания которого проверялись.

Саутиевых), взобрался на крышу их домовладения, спустился на балкон второго этажа и, совершив кражу денег в сумме около трех тысяч рублей, скрылся. Позже, в декабре того же года, он был задержан за совершение аналогичного преступления^.

На допросе Каздохов подробно дал показания и о краже из дома Саутиевых. Произведенный обыск положительных результатов не дал. Возник вопрос: «Как удостовериться в том, что кражу совершил именно Коздохов, и именно так, как показал на допросе?» Тем более, что к моменту задержания Каздохова Саутиев (потерпевший) произвел реконструкцию дома: изменил форму крыши, размеры балконного окна, чем исключил доступ с крыши на балкон, двор покрыл асфальтом. Несмотря на это, следователь принял решение о проведении проверки показаний на месте.

Каздохов, в свою очередь, зная суровый нрав отца и дяди, испытывая перед ними страх, отказался в процессе проверки показаний демонстрировать какие- либо действия и ограничился тем, что «устно» показал пути подхода к дому и отхода от него, рассказал об особенностях старой крыши дома, способе подъема на крышу и перемещения на балкон, проникновения с балкона в дом; назвал сумму похищенных денег и какими купюрами она была представлена.

Заметим, что в ходе следственного действия не были обнаружены материальные носители той информации, о которой Каздохов сообщил следователю на допросе.

А*

к

т

В данной ситуации напрашивается вопрос: «Полученные сведения для следователя составляют повторное показание или они являются доказательст- т вами, полученными вновь?».

ч л

Р.С. Белкин, рассматривая данный вопрос, утверждал, что такие «выходы» на место (когда все содержание проверки показаний сводится к их повторению сознавшимся обвиняемым) действительно ничего не дают следователю,

’ Уголовное дедо № 83608. Архив Кисловддского городского суда Ставропольского

тгак как ограничение выхода на место только показом обвиняемым того или fiHoro объекта, интересующего следователя, без проведения осмотра этого места, демонстрации каких-то действий и т. п. приводит к тому, что следователь не устанавливает объективных данных, подтверждающих правильность показаний проверяемого лица. Тем самым доказательственное значение выхода на место сводится на нет, а само действие превращается в иллюстрацию показаний обвиняемого или свидетеля’.

А.В. Авсюк, соглашаясь с мнением Р.С. Белкина, утверждает, что вообще данное следственное действие отсутствует, когда проверка показаний на месте сводится: «…к повторному допросу лица на местности в целях “закрепления” показаний, когда местность используется не как объект изучения, а как “стимулятор памяти”»^.

Г.Н. Александров и М.С. Строгович высказались еще более категорично: «Ничего нового для следствия такого рода операция не дает, она ничего не разъясняет, не уточняет и не добавляет, а лишь создает видимость объективного подтверждения признания обвиняемого»^.

Критикуя практику использования сведений, полученных с помощью данного следственного действия, М.А. Ларин отмечает: «…фактически цель проверки на месте состоит в том, чтобы обвиняемый повторил свое признание в присутствии понятых и не решился от него отказаться независимо от правдивости или ложности этого показания»’*. Более того, названный автор в данном следственном действии усматривает искусственное создание свидетелей «на ровном месте» путем допроса понятых, присутствовавших при этом меро-

щ

•Ш.Л Приятии

’ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 9-10. ^ Авсюк А.В. Указ. соч. С. 10-11.

^ Александров Г.К, Строгович М.С. Неправильная практика // Социалистическая законность. 1960. №3. С. 21.

^ Ларин A.M. Указ. соч. С. 9. • ^ Гам же.

А

І»

t м

Может ли такая оценка результатов проверки показаний на месте вышеуказанными авторами быть абсолютной и непоколебимой? На наш взгляд, - нет. Мы полагаем, что сведения, полученные с помощью такого элемента проверки показаний на месте, как получение устной информации от проверяемого лица, не являются «простым повторением» показаний, изложенных лицом на допросе: эти сведения имеют значение доказательств, полученных вновь.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев в свое время отмечали, что во всех случаях совпадения результатов проверки показаний на месте с объективными ^ данными, полученными до момента проверки показаний из других источни-

ков (протокол осмотра места происшествия, допроса потерпевшего и т. д.), имеют доказательственное значение’.

М.Н. Хлынцов, в свою очередь, также отмечал, что совпадения результатов осмотра места происшествия с данными показаний допрошенного лица, полученными в процессе проверки показаний на месте, могут быть признаны доказательствами, а само место происшествия - источником доказательств^.

Более категорично свое отношение к указанному вопросу высказывает ** А.Г. Филиппов: «Однако, даже и тогда, когда в ходе проверки показаний на

месте обнаружить новые материальные следы преступления не удается, результаты данного следственного действия имеют важное доказательственное значение. Если лицо хорошо ориентируется в обстановке на местности, а его показания, которые оно уверенно дает в присутствии понятых, сочетаются с обстановкой данного места и с собранными по делу доказательствами, этот факт, бесспорно, является новым самостоятельным доказательством»^. Вряд ли что еще можно добавить к изложенному: именно такой подход к оценке результатов проверки показаний на месте позволил бы отойти от мнения о «двойном стандарте»; это взгляд на природу и сущность проверки показаний

’ Васильев А.Н., Степичев С. С. Указ. соч. С. 23-25. ^Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 25-26. ^ (biinunnn/i А Г Укач. соч. С. 310.

«

на месте как на самостоятельное средство не только проверки, уточнения, но и * получения новых доказательств.

3.5. Проверка показаний на месте и обыск

Главную цель обыска как поискового действия Р.С. Белкин усматривал в обнаружении источников доказательственной и ориентирующей информации. Это преимущественно материальные образования, в последствии играющие роль вещественных доказательств. Как поисковое действие обыск служит целям обнаружения скрывающегося преступника, денег и ценностей, нажитых ^ преступным путем, имущества, подлежащего конфискации или реализации

для возмещения причиненного преступлением материального ущерба .

М.Н. Хлынцов утверждает, что всерьез вести речь о сходстве обыска и проверки показаний на месте вряд ли возможно, а наличие отдельных сходных элементов у них никоим образом не изменяет природы самостоятельности проверки показаний на месте.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев, в свою очередь, отрицали возможность такого сходства, хотя и допускали обнаружение определенных предметов при ^ проверке показании на месте.

Р.С. Белкин аналогичное сходство в аналищируемых следственных действиях вообще не рассматривал, однако говорил о различии в указанных следственных действиях в том, что при обыске, как и при следственном эксперименте, опознании, допросе, инициатива принадлежит следователю.

Существенное различие между следственными действиями указанные авторы видели еще и в следующем:

к

во-первых, для производства обыска необходимо вынесение постановления о его производстве и получение санкции прокурора (суда);

’ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России,

1QQ3. С. 17-?

« л

во-вторых, обыск производится у определенных лиц и в заранее определенных местах, внезапно и помимо согласия обыскиваемых лиц, а иногда без их ведома и присутствия’,

в-третьих, в ходе обыска не фиксируются все действия лица, в отношении которого он производится; инициатива принадлежит следователю: он лично с другими участниками следственного действия осуществляет поиск искомых объектов, в одних случаях точно зная их местонахождение, а в других - предполагая о их местоположении; ^ в-четвертых, в ряде случаев перед проверкой показаний на месте во

обще не ставится задача обнаружения разыскиваемых лиц, каких-либо предметов, а следовательно, имеет место максимальное отсутствие сходства с обыском.

В протоколе обыска фиксируются особенности поведения допрошенного лица, сделанные им пояснения, указания, направления движения, описание места или объекта, где обнаружены упомянутые им предметы, иные объекты и т. д. В данном случае этот протокол имеет определенное сходство с протоколом проверки показаний на месте.

•к

Исходя из вышеизложенного, можно со всей определенностью говорить о том, что наличие в проверке показаний на месте «сходных элементов» других следственных действий - не есть механическое их повторение: они преломляются, видоизменяются и в контексте данного следственного действия становятся процессуально и тактически иными, «работающими» на реализацию целей, поставленных именно перед проверкой показаний на месте, - «в одних случаях узких, в других - более широких для выяснения какого-либо отдельного обстоятельства или, наоборот, всей совокупности различных деталей в целом»\

Хлынцов М.Н. Указ. Соч. С. 53-54.

ГЛАВА 2. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА

МЕСТЕ. ЕЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ, УЧАСТНИКИ И ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ

§ 1. Уголовно-процессуальная регламентация проверки показаний на месте, ее конституционные основы и соответствие нормам меяедународного права

1.1. Уголовно-процессуальная регламентация проверки показаний на месте

В УПК РФ данное следственное действие регламентировано в ст. 194, состоящей из четырех частей. Известно, что аналогичное решение принято в новых УПК Казахстана, Узбекистана и Киргизии. Данное обстоятельство достаточно легитимно позволяет рассмотреть вопрос о правовой регламентации проверки показаний на месте в УПК РФ, ее соответствии Конституции Российской Федерации, а также нормам международного права. В то же время следует отметить, что в УПК республик бывшего СССР и к* СНГ нет единообразий и четкой регламентации этого следственного действия,

что дает объективный повод более пристального рассмотрения проверки показаний на месте как системы процессуальных норм, регламентирующих деятельность следователя в ходе расследования преступлений.

Итак, в принятом УПК РФ реализована попытка законодательного закрепления проверки показаний на месте как самостоятельного средства получения доказательств. В ст. 194 Кодекса читаем:

*

•Ч т

«1. В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

  1. Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого

»

события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы не допустимы.

  1. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.
  2. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы».
  3. Данная конструкция рассматриваемого следственного действия вполне может значительно улучшить практику его применения и повысить эффективность и результативность проверки показаний как самостоятельного средства получения доказательств. Однако есть положения, на которых хотелось бы остановиться.

На наш взгляд, содержание ч. 1 ст. 194 УПК РФ должно предусматривать указание на тех лиц, которые правомочны принимать решение и прово-

*

дить проверку показаний на месте. В данной редакции не исключается возможность использования такого права и судом (судьей), что противоречит ряду постановлений Конституционного Суда РФ, которые запрещают выполнять не свойственные им функции.

Так, Постановление Конституционного Суда № 7-П от 20 апреля 1993 г. признало не конституционными ч.ч. 1, 3 ст. 232; ч. 4 ст. 248, ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР.

^ Постановление Конституционного Суда № 1-П от 14 января 2000 г. так

же признало не конституционными ст. 3 того же УПК в части возбуждения уголовного дела судом; п. 6 ч. 1 ст. 108 - в части непосредственного обнаружения судом признаков преступления; ч.ч. 1, 2, п. 1 и ч. 3 ст. 109 - в части рассмотрения заявлений и сообщений судом о преступлениях; ч. 1 ст. 112 - в

части возбуждения уголовного дела судом; п. 3 ст. 115; п. 4 ч. 1 ст. 232; ч.ч. 1, ?

2, З ст. 256 - в части возвращения дела для дополнительного рассмотрения судом или возбуждение им уголовного дела в отношении нового лица.

Более того, в действующем УПК РФ в гл. 37 «Судебное следствие» законодатель наделил суд правом проведения таких следственных действий, как допрос (ст. ст. 277, 278, 280, 282), производство судебной экспертизы (ст. 283), осмотр вещественных доказательств (ст. 284), осмотр местности и помещения (ст. 287), следственный эксперимент (ст. 288), предъявление для опознания (ст. 289) и освидетельствование (ст. 290). Проверки показаний на мес- те, как видим, в данном перечне нет.

Исходя из этого мы полагаем, что указание в ст. 194 УПК РФ на лиц, имеющих право производить анализируемое следственное действие, было бы уместным и целесообразным.

Далее. Отсутствие в ст. 194 УПК РФ указания на составление одноименного протокола следственного действия, особенно на его содержание, также не является обоснованным. Почему законодатель такое указание сделал в статьях УПК РФ других следственных действий (ст. 182 «Основания и поря- ^^ док производства обыска», ст. 185 «Наложение ареста на почтово-

телеграфные отправления, их осмотр и выемка»; ст. 186 «Контроль и запись переговоров» и др.)? Более того, регламентируя следственный осмотр (ст.ст. 176, 177, 178), он посчитал необходимым сформулировать самостоятельной статьей оформление его хода и результатов - ст. 180 «Протокол осмотра и освидетельствования» .

Учитывая то обстоятельство, что проверка показаний на месте впервые закрепляется в законе как самостоятельное следственное действие, а также специфические особенности тактики ее проведения, полагаем, что использование положений, регламентированных только в ст. 166 УПК РФ «Протокол следственного действия», для данного следственного действия является недостаточным.

л

<» »

•А

Исходя из вышеизложенного, возможно предложить отдельные поправ- ь ки в ст. 194 «проверка показаний на месте» и проект статьи - 194’ «Протокол

проверки показаний на месте».

Часть первую ст. 194 УПК РФ изложить в следующей редакции: 1. «В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, лицом, производящим дознание, следователем, прокурором показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием».

Статья 194^ УПК «Протокол проверки показаний на месте» (проект).

  1. «О проведении проверки показаний на месте составляется протокол с соблюдением требований статей 166 и 167 настоящего Кодекса.
  2. В протоколе указываются сведения о начальном (исходном), проме- жуточных (опорных) и конечном пунктах движения участников следственного действия; о маршруте движения и его криминалистически значимых объектах; действиях проверяемого лица и других участников проверки; обнаруженных и изъятых предметах, о технико- криминалистических средствах, условиях и порядке их применения.
  3. в протоколе описываются действия участников проверки в той после- довательности, в какой они совершались; показания лица, информация которого проверяется, на начальном, промежуточных и конечном пунктах; характер действий и степень пространственной и предметной его осведомленности (ориентированности); соответствие показаний допрашиваемого лица обста-
  4. ^ новке маршрута движения и характеристике важных объектов на нем; общие

признаки и особенности изымаемых предметов».

Вопросы, заданные лицу, показания которого проверялись, заносятся в протокол в порядке их постановки.

Указанные дополнения к существующей уголовно-процессуальной регламентации проверки показаний на месте, на наш взгляд, способствовали бы

более предметной и целенаправленной работе следователя как при подготовке, так и, особенно, в ходе проведения данного следственного действия. 1.2. Конституционные основы проверки показаний на месте В данном вопросе, на наш взгляд, речь должна идти о принципиальном изменении ценностно-нормативных приоритетов в сфере борьбы с преступностью, с одной стороны, и доказательственного права - с другой.

Как известно. Конституция РФ исходит из универсальной обязанности государства признать, соблюдать и защищать права и свободы граждан (сг. 2). «Перед любым государством, пусть даже безукоризненно по форме приверженным идеалам свободы и демократии, неизбежно стоят задачи создания благоприятной социальной среды, а также эффективных юридических механизмов обеспечения реализации, защиты прав и свобод личности от преступлений и иных посягательств».’ Отсюда - стремление законодателя реализовать в уголовно-процессуальном законе принципы приоритета общечеловеческих ценностей. Ориентация направлена на всемерную защиту жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод, неприкосновенности участников уголовного процесса, в том числе в ходе производства и такого следственного действия, как проверка показаний на месте.

Возникает вопрос: как реализовать конституционные требования в ходе проверки показаний на месте?

*

• «

На наш взгляд, законодатель, формулируя статьи (нормы) уголовно- процессуального права о следственных действиях, обязан уреіулировать и те общественные отношения, в которые вступают участники проверки показаний на месте. Исходя из этого и учитывая вышеназванное конституционное положение об «универсальной» обязанности государства перед своим гражданином, считаем, что в ходе проверки показаний на месте охрана и обеспечение жизни, здоровья, чести и достоинства, прав и свобод участников следственно-

ґо действия является одним из наиболее важных и принципиальных положе- ? ЛИЙ уголовного процесса в целом. Однако надо иметь в виду, что реализация

этих конституционных требований (даже как отдельная задача) не может быть противопоставлена другим задачам назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Не случайно Верховный Суд РФ обращает особое внимание органов предварительного расследования, судов на необходимость соблюдения конституционных прав и свобод человека, гражданина и запрещение использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с на- ^ рушением закона’. Только исключение доказательств, полученных незакон-

ным путем, может воспрепятствовать противоправному поведению сотрудников правоохранительных органов и помешать судам стать пособниками преднамеренного нарушения Конституции^. Именно так подчеркивал важность соблюдения правил об исключении незаконно добытых доказательств Верховный суд США в своем решении по делу «Элкинс против Соединенных Штатов» (1960 г.).

Впервые положение о недопустимости доказательств, полученных с на- ? * рушением закона, было закреплено в «Декларации прав и свобод человека и

гражданина», принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г.^ затем Законом РФ от 22 апреля 1992 г. Часть 4 ст. 34 Декларации гласит: «Признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона». Это положение было введено в часть вторую ст. 50 Конституции РФ в 1993 г. как закона, имеющего высшую юридическую силу, прямого дейст- ^ ВИЯ, а также применяемого на всей территории России (ст. 15 Конституции РФ).

’ о некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда от 31 окт. 1995 г. № 8 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ по уголовным делам. М., 1997. С. 528- 535. (Далее - Сборник постановлений).

^ Теймэн С. Суд присяжных в современной России глазами американского юриста // Государство и право. 1995. № 2. С. 68.

^ См.: Ведомости съездов народных депутатов РСФСР и ВС РСФСР. 1991. 52. Ст. 1865.

Ч л

Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев, особо подчеркивая прямое действие Конституции, отмечал: «Это означает, что действующая Конституция РФ - не торжественная декларация, а полноценный нормативный правовой акт, статьями которого судам надлежит руководствоваться в необходимых случаях при рассмотрении конкретных дел. Исходя из этого, соблюдение Конституции и обеспечение ее прямого действия является одной из главных задач судов»’. Данное требование, естественно, распространяется и на органы предварительного расследования.

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ охрана прав и свобод потерпевшего, свидетеля, подозреваемого и обвиняемого является предписанием прямого действия, определяющим смысл, содержание и непосредственное применение законов в деятельности органов предварительного расследования. В данном аспекте субъект расследования применяет нормы Конституции в случае, когда закрепленные Конституцией положения, исходя из их смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность их применения при условии принятия федерального закона, регла-

м

ментирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина.^

Кроме того, из содержания ч. 2 ст. 50 Конституции РФ следует, что сбором и оценкой доказательств занимается не только суд, но и органы предва-

I

j рительного следствия и дознания, в данном случае положения ч.1 ст. 73 и ст.

88 УТЖ РФ, согласуясь с конституционным предписанием о «сборе и оценке доказательств», допускает использование проверки показаний на месте как равного средства (источника) получения доказательств.

^ Более того, вопрос допустимости норм уголовно-процессуального зако

на по аналогии в российском судопроизводстве не снят, некоторые процессуа-

’ Лебедев В.М. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия // Бюллетень Верховного Суда РФ. 19%. №2. С. 1. ^ Сборник постановлений. С. 529.

« ш

ЛИСТЫ высказались в пользу применения аналогии в уголовном процессе’. Современная практика уголовного судопроизводства и прежде всего практика Конституционного Суда, допускает применение процессуальной аналогии без всяких на то оговорок в законе^, а российские ученые-процессуалисты приходят к выводу о том, что «опыт развитых демократических стран… свидетельствует, что высший уровень правового развития достигается в обществе тогда, когда суд, опираясь на Конституцию, закон, на общепризнанные права человека, творит право»^ Данное утверждение охватывает и уголовное судопроизводство в целом (исключение может составить только право толкования норм представителями органов предварительного расследования). Разрешение органам предварительного расследования и суда применять нормы уголовно- процессуального закона по аналогии представляется вполне оправданным. Данное положение, на наш взгляд, и составляло ту концептуальную «базу», на основе которой, правоприменительная практика имела в своем арсенале такое средство получения доказательств, как проверка показаний на месте, при отсутствии ее в действовавшем тогда УПК РСФСР. ? Следовательно, проверка показаний на месте способна объективно

обеспечить реализацию прав и свобод ее участников, указанных в Конституции РФ, способствовать разрешению тех задач, которые стоят перед уголовно-процессуальным правом в целом.

Исходя из вышеизложенного, вполне правомерно говорить о том, что включение законодателем проверки показаний на месте в УПК РФ (ст. 194), как не противоречащей ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, является объективным и закономерным процессом.

’ См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: МГУ, 1956. С. 167-168; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 49; Рахунов Р.Д. Аналогия в советском уголовном процессе // Правоведение. 1971. № 2.

*

См.: По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР: Постановление Конституционного суда РФ от 2 июля 1998 г. ^ Алексеев С. С. Статья // Независимая га- їета. 1992 3 оент

1.3. Соответствие проверки показаний на месте нормам ? международного права

Вступление России в Совет Европы, ее более тесная интеграция в мировое сообщество актуализируют задачу приведения политики борьбы с преступностью в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, которые согласно Конституции России (ч. 4 ст. 15) признаются составной частью ее правовой системы.

Общепризнанные уголовно-процессуальные принципы, как известно, не являются достоянием права одной какой-либо страны или даже права какого- то конкретного исторического периода. Например, принцип «да будет выслушана и вторая сторона» известен с древних времен, он составляет основу деятельности органов предварительного расследования и суда. Тем не менее напрямую этот принцип не закреплен в конкретной норме. Он как бы «растворен» в многочисленных нормах отраслевого права, реализуясь через механизм состязательности сторон, участвующих в процессе.

В чем же заключается соответствие уголовно-процессуального права и его института следственных действий, направленных на получение доказательств, общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам?

Ответ состоит в том, что нормы международного права опираются не на любой, а на правовой порядок в обществе с его демократической и гуманистической направленностью. «Тоталитарные режимы, а история это убедительно доказывает, - утверждает Р.З. Лившиц, - либо вообще отрицали право, отбрасывали его и опирались на открытую тиранию… либо признавали право и его принципы на словах, но фактически его игнорировали»’. Таким образом, в нормах уголовно-процессуального права, регламентирующих следственные

действия, Кроме демократических и гуманистических традиций, дополнительно должна быть заложена и историческая преемственность.

На наш взгляд, проверка показаний на месте соответствует нормам и принципам международного права по следующим основаниям:

потерпевший, свидетель, подозреваемый и обвиняемый участвуют в ее производстве только добровольно, что исключает нарушение их прав и свобод’;

она исключает всякое неправомерное вмешательство в личную или семейную жизнь^;

чк^ она исключает жестокость, принуждение к признанию^;

фамилии и должности лиц, осуществляющих расследование, тех лиц, чьи показания проверяются, иных участников следственного действия, в ходе проверки показаний на месте фиксируются и удостоверяются в такой форме, какая может быть предписана только законом, и т. д.

V

По нашему мнению, непротиворечие проверки показаний на месте общепризнанным международным правовым нормам и принципам характеризуется в тех правоотношениях, которые складываются в ходе ее производства, и которые подчеркивают отношение государства в лице субъекта расследования к потерпевшему, обвиняемому исходя из того, что человек не должен быть средством достижения цели, напротив, именно он есть цель, все люди рождаются свободными и равными в правах’’.

»

Более того: «Любое государство, - отмечает И.В. Пгитова, - желая быть полноправным членом мирового сообщества государств, должно учитывать требования этих международных стандартов. Развитие цивилизации и соответст-

^ вующие этому изменения в области международного права приводят к тому, что

Всеобщая декларация прав человека. Ст. 3.

^ Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 дек. 1966 г. Ст. 17. ^ Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 нояб. 1950 г.

^ Всеобщая декларация прав человека. Ст. 1.

0се большее количество вопросов, традиционно входящих в число внутренних дел государства, становятся объектом международного регулирования»’.

Это означает лишь одно: права человека^ в России уже не могут определяться и соблюдаться исключительно характером и уровнем развития только нашего общества. Большое влияние на этот процесс оказывает единая человеческая цивилизация. Следовательно, уголовно- процессуальный закон, регулирующий производство проверки показаний на месте, уже не может и не должен противоречить ее общепризнанным нормам, обязан представлять собой не только жесткую юридическую установку, но и содержать нравственное (общечеловеческое) начало.

Нравственный аспект норм, регулирующих проведение следственных действий, в том числе и проверки показаний на месте, является дополнительной гарантией соблюдения норм и принципов международного права, содействует обеспечению защиты прав и интересов участников процесса.

§ 2. Цели и задачи проверки показаний на месте

Роль и место проверки показаний на месте в системе других следственных действий, на наш взгляд, могут быть правильно поняты только в том случае, если имеется правильное представление о его целях. Вопрос о целях данного следственного действия является одним из самых острых и спорных в юридической литературе до сих пор.

щ

Известно, что одной из основных целей каждого следственного действия является получение доказательственной информации, определенного вида, что обусловливает различие между следственными действиями. Постоянное уточнение и развитие представлений о целях того или иного следственного дейст-

’ Игитова КВ. Механизм реализации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // Государство и право. 1997. № 1. С. 76.

«

^ Права (свободы) личности - это естественно возникающие или властно устанавливаемые, социально обусловленные, юридически фиксируемые и гарантируемые возможности личности обладать и пользоваться соответствующими благами. См.: Ростовщиков И.В. Ук-я-^. спч. С. 15

ВИЯ исторически обусловливает процесс развития и самой системы следственных действий, в этом смысле проверка показаний на месте не является исключением. А.Н. Васильев и С.С. Степичев целями следственного действия считали проверку показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля’, а Р.С. Белкин - проверку собранных доказательств, содержащихся в показаниях свидетелей, обвиняемых, и получение новых доказательств^. В последствии указанный автор расширил перечень целей следственного действия, в чем мы с ним солидарны, включив:

проверку собранных доказательств; уточнение собранных доказательств; получение новых доказательств^. Рассмотрим названные цели более подробно.

Проверка собранных доказательств. Проверка сведений, содержащихся в показаниях лиц, а также в иных, установленных законом источниках, заключается в том, что следователь воочию убеждается:

в существовании того места, о котором давали показания ранее потер- певший, свидетель, подозреваемый и обвиняемый. Лицо, показания которого проверяются, указывает место, где происходили те или иные связанные с расследуемым преступлением события, о которых он ранее сообщал в своих показаниях. Проверка позволяет установить, в какой мере сведения, содержащиеся в показаниях допрошенного лица, а также в иных источниках соответствуют или не соответствуют фактической обстановке на месте проверки показаний и другим установленным по делу обстоятельствам. Сопоставляя результаты проверки показаний на месте с другими, имеющимися в деле данными, следователь получает возможность сделать объективный вывод о достоверности или недостоверности проверяемых показаний.

’ Васильев А.Н., Степиичев С.С. Указ. соч. С. 19.

^ Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959. С. 128-129. ^ Белкин Р. С. Проверка и уточнение показаний на месте: Лекция. М., 1961. С. 11.

« ш

В существовании того пути, которым подозреваемый, обвиняемый проник на место преступления и (или) удалился с него;

в действительности наличия или отсутствия противоречий в показаниях нескольких лиц о пути следования к месту преступления, о самом месте преступления, месте встречи с соучастниками, о их действиях на определенном месте, пути ухода с него и т. п.;

в знании лицом, чьи показания проверяются, действительных обстоятельств дела.

Приведем пример. За совершение квартирной кражи в г. Кисловодске была задержана группа в количестве четырех человек, приехавшая из Грузии. Оперативным путем удалось установить, что данная группа и ранее совершала аналогичные преступления в городе. О совершенных кражах из квартир все четверо дали признательные показания, в том числе и о краже из квартиры сотрудника городского отдела внутренних дел, совершенной годом раньше, откуда была похищена форменная одежда офицера милиции\ Эти сведения решено было проверить и убедиться в знании лицами действитель- * ных обстоятельств дела.

Все задержанные по отдельности определили район города, нашли улицу и дом, зашли в подъезд и указали на дверь квартиры. Все четверо, естественно, каждый в отдельности, указали один способ проникновения в квартиру, места, откуда похищали вещи и ценности, в том числе и форменную одежду. В этом показания участников кражи нашли объективное подтверждение знаний действительных обстоятельств дела. ^ Таким образом, проверка собранных доказательств является одним из

средств проверки причастности конкретного лица к преступлению. В этом случае проверяются такие факты, которые могли быть известны этому лицу только в случае, если он действительно был участником преступления. Данный вывод

подтверждается результатами проведенного нами анализа архивных уголовных I» дел: в 100% случаев названный тезис следователем был реализован.

Уточнение показаний. По утверждению А.Н. Васильева и С.С. Степи- чева, необходимость в уточнении отдельных обстоятельств (где именно находится пункт, в котором протекали события, кто и где находился, откуда и кто появился и т. д.) на практике возникает, причем сделать это можно только на месте с помощью лица, давшего показания’. Следовательно, если проверяемое лицо не может назвать адреса объектов, где он встречался с соучастниками, то в процессе проверки показаний на месте эти пробелы могут быть воспол- нены. В этих целях допрошенному ранее лицу рекомендуется задавать уточняющие вопросы, например: «В каком направлении перемещаться к объекту? Какие сооружения производственного, культурного и т. п. назначения находятся рядом, вблизи?» и др. Характерным в этом отношении является описанный выше пример о краже группой лиц из квартиры сотрудника милиции: именно благодаря таким вопросам все четверо (каждый в отдельности), ориентируясь на обелиск и «Вечный огонь» в Кисловодске, достаточно уверенно отыскали необходимую улицу и квартиру, из которой была совершена кража.

і»

Получение новых доказательств. Справедливости ради заметим, что некоторые авторы исключают из перечня целей проверки показаний на месте такую, как - получение новых доказательств. К примеру, В.Н. Уваров пишет: «Основная цель данного следственного действия одна - проверить показа- ния». С.И. Шейфер, в свою очередь, отмечает не вполне корректную формулировку цели этого следственного действия, данную законодателем в ч. 1 ст. 194 УПК РФ, и предлагает определить ее только как «выявление совпадений либо несовпадений показаний с особенностями местности».^

Ik

Нам представляется, что утверждения данных авторов являются не беспочвенными. Действительно, проверке показаний на месте как самостоятель-

’ Васильев А.К, Степичев С.С. Указ. соч. С. 20. ‘ Уваров В Н. Указ. соч. С. 13

Шейфер С.И. Указ. соч. С. 90

fiOMy следственному действию свойственно получение новых доказательств. Однако, и в этом мы согласны с выше цитируемыми авторами, данная цель достигается лишь тогда, когда в ходе следственного действия обнаруживаются и фиксируются новые обстоятельства, имеющие значение доказательств по делу, в том числе обнаруживается похищенное имущество, труп потерпевшего, следы пребывания преступника на месте преступления, иные материальные следы и т. д.

т

Показательным в этом отношении является следующий пример. В ночь на 10 ноября 1990 г. в г. В.-Cauda Свердловской области в частном секторе были обнаружены два трупа с обширными резано-ушибленными ранами головы. На трупах отсутствовала верхняя одежда, за исключением белья\ В результате опроса жильцов района, водителей городского транспорта, работников торговли удалось установить приметы двоих молодых людей, которые впоследствии и были задержаны. Ими оказались освободившиеся накануне из мест лишения свободы гр. Бабичев и гр. Малышев, которые показали, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью ограбления кого-либо из граждан, приехали автобусом в частный сектор города. Примерно в 22 ч. встретили двоих неизвестных им граждан. На требование снять одежду и передать ее им, прохожие отказались и стали сопротивляться. Тогда Бабичев достал из-под полы маленький топор и стал наносить им удары в область го- ловы обоих граждан. После того как их сопротивление было подавлено, они сняли с них верхнюю одежду и скрылись в направлении старого металлургического завода. Здесь же, на берегу реки, спрятали топор и похищенную одежду. На утро, протрезвев, опомнились, но за топором и вещами не пошли, так как боялись быть задержанными милицией, к тому же место нахождения орудия преступления и похищенного помнили приблизительно.

’ Уголовное дело № 24977. Архив В.-Салденского районного суда (Свердловская область).

Решено было провести с каждым из задержанных проверку показаний щ на месте. Бабичев и Малышев по отдельности показали, на какой остановке

автобуса они сошли, каким путем двигались, где встретили потерпевших и в каком направлении скрылись. Они уверенно привели участников следственного действия на пустырь между дамбой и заводом. После непродолжительного поиска указали место на берегу реки, где под снегом и были обнаружены вещи убитых и топор. Здесь же были найдены и меховые рукавицы Бабичева, как оказалось впоследствии, ему принадлежащие. Таким образом, цель проверки показаний на месте - обнаружение похищенных вещей и орудия совершения преступления - была достигнута. Следует заметить, что реализация данной цели в ходе проверки показаний на месте носит скорее всего факультативный характер. Результаты анализа архивных уголовных дел показали, что обнаружение “похищенных вещей, орудий преступления и иных следов” имело место только віз случаях, что составило 12,3%.

Перечисленные цели проверки показаний на месте на практике устоялись и принципиальным изменениям не подверглись. А* Возможны ли иные цели данного следственного действия? На наш

взгляд, возможны.

Исходя из особенностей психологического аспекта проверки показаний на месте, о чем уже упоминалось, не разумно отрицать и такую ее цель, как формирование внутреннего убеждения у следователя. Эта цель достигается благодаря тем же психологическим процессам и состояниям, которые формируют его волю и потребность к решительным процессуально значимыми действиям. Воля не существует изолированно от эмоций. Результаты проверки показаний на месте у следователя, как правило, не вызывают внутреннего протеста по вопросу относимости и допустимости доказательств, не форми- руют ощущения того, что он занимается чем-то незаконным. Таким образом, целями проверки показаний на месте являются: 1) проверка собранных доказательств;

2) уточнение собранных доказательств; 3) 4) получение новых доказательств; 5) 6) формирование внутреннего убеждения у следователя об объективности и относимости информации, полученной в ходе допроса, к преступному событию в целом или отдельным его обстоятельствам. 7) Какие задачи могут быть разрешены следователем в процессе производства проверки показаний на месте? По утверждению М.Н. Хлынцова’ и ряда других авторов^, в юридической литературе нет единообразного и четкого мнения по данному вопросу. Несмотря на это, М.Н. Хлынцов обобщил мнения авторов и посчитал возможным в числе задач проверки показаний на месте (мы его в этом полностью поддерживаем) назвать следующие^:

  1. Обнаружение места происшествия или нескольких мест происшествий, о которых следователю ранее не было известно, а лицо или лица, давшие показания о происшедшем, затрудняются сообщить ориентирующие данные, по которым следователь самостоятельно мог бы отыскать названное место. Возникает такая задача, к примеру, в ситуации, когда “воры-гастролеры” при- езжают в город (иной населенный пункт), который знают плохо и совершают серию краж, при этом не запоминают адресов, расположение объектов и т. д.
  2. Установление пути, по которому допрошенное лицо проникло на место происшествия или удалилось с него и который следователем ранее установлен не был, но имеет существенное значение для установления истины по делу. Причем допрошенное лицо затрудняется описать этот путь из-за незнания точного наиме-
  3. ’ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 9.

^ См. Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 20; Белкин Р.С. Криминалистика. М.: Юрид. лит., 1966. С. 338-339; Пичкалева Г.И. Получение и проверка показаний следователя: Справочник. М., 1987. С. 83; Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 16-20; Колдин В.Я. Криминалистика. М., 1971. С. 324; Криминалистика. М.: Изд-во МГУ, 1963. С. 34; Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминалистики: Сб. М.: Госюриз- дат, 1962. № 5. С. 191; Уваров В.Н. Проверка показаний на месте. М., 1982. С. 23; Авсюк А.В. Процессуальные и практические особенности проведения проверки показаний на месте: Лекция. Минск, 1999. С. 16; ШобикБ.И. Указ. соч. С. 10.

ф

^ Хлынцов М.Н. Указ. раб. С. 11-18.

дования окружающих улиц, переулков и расположенных на них объектов. В 74 щ случаях {70%) проверкой показаний на месте решалась именно эта задача.

  1. Обнаружение каких-либо материальных следов преступления или иных вещественных доказательств, местонахождение которых следователю не известно и не может быть точно определено даже при наличии показаний о них допрошенного лица. Возникает такая задача в ситуации, когда подозреваемый, обвиняемый, совершив преступление, скрывается, сбывает похищенное в разных местах и случайным лицам, либо вещи, предметы просто выбрасывает на открытой местности, но при этом выражает желание показать сле- дователю места, вещи, предметы и граждан, скупивших похищенное.
  2. Обнаружение новых доказательств (материальных следов, орудий престу- пления и иных вещественных доказательств, в том числе и микрообъектов’), ранее не известных следователю и не упомянутых в показаниях допрошенного лица.
  3. Такая задача возникает в случае, когда потерпевший (обвиняемые в меньшей степени) в силу каких-либо причин не может вспомнить механизм преступления в отношении его самого, какие улики и где могли быть оставле- ны и т. д. Характерная ситуация складывается при совершении половых преступлений, в частности, когда потерпевшая, находясь в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, не помнит подробностей совершения насильственных действий в отношении нее и т. п.

  4. Обнаружение потерпевших и свидетелей, ранее не известных следствию, в случае когда подозреваемый, обвиняемый, раскаявшись или вследствие неоспоримых улик, дают признательные показания о серии совершенных преступлений, среди которых оказываются так называемые «незарегистрированные». Ранее мы приводили пример о кражах в г. Кисловодске группой лиц, приехавших из Грузии^. В общей сложности эта группа совершила семь
  5. ’ Натура А. И. Микрообъекты: понятие, сущность и некоторые возможности их исследований: Учеб. пособие. Краснодар: КЮИ МВД России, 1996. С. 18-21. Автор приводит классификацию микрообъектов по группам и видам, которые могут быть обнаружены, в том числе и в процессе проверки показаний на месте. * ^ Уголовное дело № 16247. Архив Кисловодского городского суда.

ф-

г

jieapmupHbix краж и два грабежа, а потерпевшие заявили только о пяти щ Квартирных кражах и об одном грабеже. Впоследствии, с помощью проверки

показаний на месте, были установлены потерпевшие, а потом и свидетели, показания которых стали существенным вкладом в объективное, полное и всестороннее расследование данных преступлений.

  1. Установление других подозреваемых (обвиняемых) в случае, если до- прошенное лицо называет этих соучастников преступления, не известных или известных следователю, но о которых нет точных данных, позволяющих их обнаружить. Решение данной задачи возникает в ситуации, когда преступление совершается, как правило, группой лиц.
  2. Установление причастности подозреваемого (обвиняемого) к другим преступлениям, о которых следователю известно, но лица, их совершившие, не установлены. Подозреваемый (обвиняемый) сообщает о совершении им других преступлений, а в ходе проверки показаний указывает места их совершения, обращая внимание следователя на отдельные обстоятельства, связанные с этими преступлениями. Такая ситуация чаще всего возникает в случае совершения серийных убийств, изнасилований и т. д.
  3. Установление причин и условий, способствовавших совершению пре- ступления. В процессе проверки показаний на месте обвиняемое лицо помогает следователю установить обстоятельства, облегчившие совершение данного преступления, особенности имеющихся на месте объектов, использованных в этих целях, и определить, что следует предпринять для устранения самой возможности совершения указанных действий в будущем.
  4. *

Так, участники организованной преступной группы, работающие на Касимовском комбинате Рязанской области особого режима, похищали неучтенное золото. В процессе проведенной с каждым из обвиняемых проверки показаний на месте был установлен точный маршрут их движения по территории, способ доставки золотых слитков за территорию комбината (перекиды-

^ание через забор в рукавице на не освещенном участке охраняемой террито- рии), где их уже поджидал соучастник («Криминальная Россия», январь, 2002 г.).

  1. Установление или уточнение отдельных обстоятельств, связанных с действиями допрошенного лица на месте происшествия или других пунктах в случаях, когда эти обстоятельства следователю не ясны, а другими способами установить или уточнить их невозможно.
  2. Данная ситуация возникает, к примеру, в случае применения огнестрельного оружия, когда сложно определить точное место расположения преступника на месте происшествия, расстояние между ним и потерпевшим, мог ли потерпевший оказаться в секторе обстрела и т. п.

  3. Установление действительной обстановки места (помещения, участка местности и т. д.), в рамках которого совершено преступление.
  4. Данная ситуация чаще всего возникает тогда, когда место происшествия до прибытия следственно-оперативной группы претерпевает изменения. Следователь фиксирует обстановку места происшествия в протоколе осмотра в таком состоянии, в каком его наблюдает в момент осмотра. Чтобы не «пой-

т

ти» по ложному пути, в отдельных случаях целесообразно провести проверку показаний на месте с участием допрошенных ранее лиц, которые помогут внести ясность об изменениях, внесенных в обстановку на месте совершенного преступления.

  1. Установление осведомленности допрошенного лица (лиц) относи- тельно расположения места происшествия, отдельных объектов на нем, путей подхода к нему и ухода с него. Данная ситуация может возникнуть в случае
  2. ^ совершения преступления в отношении одиноких граждан в поле, лесу и в

иных безлюдных местах.

f*-

Обратимся к примеру. Летом 1998 г. в дежурную часть города Кисловодска обратилась гражданка Т., которая заявила о факте ее изнасилования неизвестным мужчиной на склоне горы Седло, где она собирала грибьі .

В ходе допроса у следователя возникли определенные сомнения в отношении того, что она действительно была изнасилована и именно в том месте, о котором дала показания. По результатам проверки показаний на месте все сомнения развеялись: потерпевшая точно указала путь к месту преступления и само место изнасилования, сообщив при этом дополнительные обстоятельства, которые не нашли отражения в протоколе ее допроса.

  1. Установление осведомленности допрошенных лиц относительно действительных обстоятельств совершения преступления или действий, участниками или очевидцами которых они были. Проверка показаний на месте в данном случае помогает установить, кто из допрошенных ранее лиц допустил оговор либо самооговор.
  2. Проверка следственных и розыскных версий.
  3. Кроме этого, нам представляется возможным дополнить данный перечень следующими задачами:

выявление укрытых преступлений органами предварительного расследования. Ярким примером тому является выявление органами предварительного расследования укрытых преступлений, совершенных Чикатило, Ряхов- ским и Продан, в частности, четыре убийства и нанесение тяжкого вреда здоровью выявлены по делу Продана именно в ходе проверки показаний на мес- те’;

іШ

установление объективной обстановки по факту дорожно- транспортного происшествия; возникает такая ситуация в случае дорожно- транспортного происшествия на оживленной улице, трассе в непогоду, когда ^ следы торможения, заноса, волочения и т. п. отсутствуют, что затрудняет оп

ределить первоначальное положение транспортного средства по отношению к какой-либо границе проезжей части или иному объекту, предмету (обочине, газону, автомобилю и т. п.);

’ Телепрограмма “Криминал”, сентябрь, 2001 г.; Терентъев Д. Он переплюнул Чикатило // Яне чяк- пня 1999. № 42. С.

формирование у субъекта расследования убежденности в подлинной осведомленности конкретного лица о проверяемых фактах расследуемого преступления.

Само собой разумеется, что при разрешении какой-либо из указанных выше задач следователь одновременно может проверить и уточнить достоверность или полноту различной информации, полученной как в ходе допроса лиц, с которыми проводится проверка показаний на месте, так и при производстве других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. к примеру, обнаруживая спрятанные допрошенным лицом вещи, следователь, с одной стороны, проверяет правильность показаний этого лица, а с другой - проверяет достоверность показаний потерпевшего, свидетеля, о количестве и характере похищенных вещей. Более того, в юридической литературе высказываются предложения о возможности проведения данного следственного действия до возбуждения уголовного дела’, что, на наш взгляд, является преждевременным, но тем не менее свидетельствуют о высоких потенциальных возможностях проверки показаний на месте в плане задач, ею ре-

ta* шаемых.

§ 3. Участники проверки показаний на месте и порядок ее проведения 3.1. Участники следственного действия

Исходя из определения проверки показаний на месте, сформулированного А.Н. Васильевым и С.С. Степичевым, следует, что ее участниками являются свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые, показания кото-

2

щ рых исследуются . Впоследствии, как в теории, так и на практике, устоялось

общепринятое мнение о том, что участниками проверки показаний на месте

’ См.: Титерин Б. Законопроект не учел мнение юридической общественности // Российская юстиция. 1994. № 12. С. 17.

^ Васильев А.Н., Степичев С. С. Указ. соч. С. 6.

• •

^действительно являются свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняе- Ш мый’.

Результаты анализа 154 архивных уголовных дел (до принятия ст. 194 УПК РФ) показали, что с участием свидетеля проверка показаний на месте проводилась в 15 случаях (9,8%), потерпевшего - в 38 случаях (24,6%), подозреваемого - в 58 случаях (37,7%), обвиняемого - в 43 случаях (27,9%).

Правомерный интерес, на наш взгляд, представляет правовой статус участников рассматриваемого следственного действия.

Правовое положение (статус) - это установленное нормами права и гарантированное Конституцией РФ положение обвиняемого и свидетеля в ходе уголовного судопроизводства I «Признавая регулятивную роль нормы уголовно-процессуального права, - пишет В.П. Божьев, - нельзя не усмотреть ее (нормы) ближайшую связь с правоотношениями»^.

В процессе производства следственного действия обвиняемый и свидетель реализуют свои права и отвечают по предписанным обязанностям. Происходит это и при производстве проверки показаний на месте, когда лицо, чьи

ф

ш показания проверяются, вступают в правоотношения с государством в лице

следователя, прокурора. Эти отношения являются уголовно-процессуальными, поскольку регулируются нормами уголовно-процессуального права.

На наш взгляд, правовое положение участников проверки показаний на месте вышеназванными авторами по объективным причинам было рассмотрено не в полной мере уже хотя бы потому, что проверка показаний на месте ^ следственным действием признана только в ныне действующем УПК РФ.

^ Рассматривая условия производства проверки показаний на месте,

Р.С. Белкин утверждает: «Выход на место производится только при добровольном согласии обвиняемого или свидетеля… Добровольность выхода сви-

’ Филиппов А.Г. Указ. соч. С. 311.

^ Пгнсе.рпй Г И Ука:?. соч. С. 624.

я

детеля или обвиняемого на место является условием достоверности этого » следственного действия»’.

А.Н. Васильев, С.С. Степичев, М.Н. Хлынцов и другие утверждали, что данное следственное действие следует производить только при наличии согласия подозреваемого, обвиняемого. Что же касается потерпевшего, свидетеля, то их правовое положение не рассматривается, поскольку случаев отказа от участия в производстве проверки показаний не встречается^.

Б.И. Шобик и А.В. Авсюк, в свою очередь, пишут, что производство данного следственного действия осуществляется на основе принципов, основными из которых являются: предварительный допрос и добровольность уча-

стия^.

Н.Н. Полянский считал, что принципами являются только такие руководящие идеи, которые получили свое закрепление в нормах права”*.

В развитие данного утверждения Т.Н. Добровольская отмечает: «Поскольку уголовно- процессуальная деятельность может осуществляться на началах и в формах, предписанных законом, то и основные положения, на кото- к • рых зиждется эта деятельность, должны быть закреплены законом. Идеи при

обретают силу закона после их закрепления в качестве правовых норм»^.

Из утверждения Т.Н. Добровольской следует, что «добровольность», «согласие» и «предварительный допрос», как руководящие идеи, должны быть закреплены в нормах уголовно-процессуального закона и Конституции Российской Федерации. Однако анализ ряда работ ученых-процессуалистов, посвященных принципам уголовно-процессуального права, дает нам возмож- ^ ность утверждать, что в перечень его принципов они не включили «добро-

’ Белкин р.с. Указ. соч. С. 15.

^ См. : Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 22\ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 63. ^ Шобик Б.И. Указ. соч. С. 9; Авсюк А.В. Указ. соч. С. 15. Полянский НН. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: Изд-во МГУ, 1956. С. 83-84.

^ Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М.: Юрид. лит., 1971 С 9

?

ВОЛЬНОСТЬ», «согласие» и «предварительный допрос», как не являющиеся таковыми. Отметим, что эти принципы не закреплены и в УПК Рф’. О них не идет речь и в учебнике «Уголовный процесс», изданном в г. Волгограде^. Они составляют, на наш взгляд, перечень обязательных условий (требований), подлежащих выполнению в случае принятия рещения о производстве рассматриваемого следственного действия.

Предварительный допрос как условие производства проверки показаний на месте в определенной степени оказывает на обвиняемого и свидетеля психологическое воздействие. На этот счет Г.Г. Доспулов отмечает: «Воздействовать на допрашиваемого — это значит, вызвать у него нужное чувство, стремление и действие, убедить и побудить думать и поступать так, как это необходимо в интересах правосудия»^. Такое психологическое воздействие инициирует у допрашиваемого внутреннюю готовность, т. е. дачу согласия на добровольное участие в производстве проверки показаний на месте.

Факт добровольного участия обвиняемого (подозреваемого) в проверке

показаний на месте в целях получения доказательств, подтверждающих собст- п

венную вину в совершении расследуемого преступления, можно понять, исходя из психологии данного следственного действия и психологии подозреваемого и обвиняемого как участников уголовного процесса. Факт такого участия обвиняемого и подозреваемого в следственном действии должны обеспечиваться дополнительной гарантией, заложенной в уголовно-процессуальном законе. К сожалению, ст. 194 УПК РФ такой гарантии не содержит.

»

  1. С. 45-48.

‘ДОі

% 1976. С. 51.

В бывшем УПК РСФСР и действующем УПК РФ также недостаточно полно и четко регламентируются права свидетеля и потерпевшего в уголовном процессе.

’ УПК РФ. Изд. «Юринформ». М., 2002. С. 6-9.

Уголовный процесс. Учебник / Под ред. Колосовина С.А., Зайцевой Е.Л. Волгоград, , 45-48.

Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юрид. лит..

В свое время Р.С. Белкин полагал, что проверка показаний на месте проводится только при наличии добровольного согласия свидетеля или потерпевшего. Свое мнение он аргументировал тем, что свидетель и потерпевший обязаны давать показания на допросе, с которым нельзя отождествлять проверку показаний на месте. Если отбросить и не принимать во внимание данное обстоятельство, то все равно нецелесообразно принуждать свидетеля и потерпевшего к участию в проверке показаний на месте, поскольку в этом случае нет никаких гарантий получения достоверных результатов данного следственного действия, ибо даже при добровольном участии свидетель может ввести

А * 1

следователя в заблуждение . По мнению М.Н. Хлынцова, свидетель и потерпевший обязаны давать показания и участвовать в проверке показаний на месте. Отказ от участия должен повлечь за собой применение ст. 308 УК РФ^.

Иное положение сложилось в данном вопросе в силу действия ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. В УПК РСФСР вопросы свидетельского иммуни-

yg были решены, как на момент принятия Конституции РФ, так и после вступления ее в законную силу^.

*

»

’ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 15-16. Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 63-65.

Согласно дополнениям, внесенным в ст. 5 УПК (п. 11 ч. 1) дело не может быть возбуждено в отношении священнослужителей за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, ^ известным из исповеди. (См.: Закон РФ № 5668-1 от 27 авг. 1993 г.).

Относительно участия подозреваемого и обвиняемого в следственном действии общепризнанно, что они вправе отказаться от участия в производстве проверки показаний на месте и от дачи необходимых пояснений в ходе ее, что вытекает из содержания ч. 4 ст. 46 УПК РФ и ч. 4 ст. 47 УПК РФ, поскольку закон не предусматривает их ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Таким образом, их участие в следственном действии (уже нами упоминалось) возможно лишь при наличии добровольного согласия.

На наш взгляд, в случаях когда проверка показаний на месте является единственным средством получения доказательств или средством установления ложности показаний самих свидетелей и потерпевших, то их участие в данном следственном действии является обязательным. Следует признать, что мнение М.Н. Хлынцова в данном вопросе более обоснованно. Его разделяют Е.П. Фирсов’, И.Л. Петрухин и некоторые другие ученые. Нет оснований утверждать, что свидетели и потерпевшие могут участвовать в следственном действии только с их добровольного согласия; иначе мы имеем типичный случай, когда форма стесняет содержание следственного действия.

Таким образом, производство проверки показаний на месте гарантирует обеспечение прав основным участникам следственного действия - обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему и свидетелю.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев, в свою очередь, отмечают: «В этом следственном действии нет ничего противоречащего закону, так как его основные элементы встречаются в других следственных действиях, законность которых не вызывает сомнений»^. Тезис справедлив и не нуждается в допол- нительной аргументации.

Л ‘

3.2. Порядок проведения проверки показаний на месте Порядок проведения проверки показаний на месте также является важным звеном, составляющим «процессуальный облик» данного следственного действия.

т

»

Проверка показаний на месте проводится после возбуждения уголовного дела и допроса лица, показания которого будут проверяться. Фактическим (материальным) основанием для ее производства является наличие в показаниях одного или нескольких участников преступления сведений о фактах, имеющих значение для следствия, которые могут быть проверены, уточнены, сопоставлены с имеющимися в деле доказательствами и зафиксированы непо-

’ Фирсов Е.П. Указ. соч. С. 18-19. ^ Васильев А.Н.. Степичев. С.С. Указ. соч. С. 17.

средственно на месте события, с которым связаны указанные факты. Фор- ^ мольным основанием для проведения данного следственного действия являет

ся процессуальное решение следователя, в производстве которого находится данное уголовное дело.

Всех участников (кроме лица, показания которого подлежат проверке) следователь собирает в своем кабинете или ином месте и проводит их инструктаж: разъясняет цель следственного действия, их права и обязанности, а также порядок предстоящей работы.

Затем приглашается лицо, чьи показания проверяются. Если это свидетель, то ему разъясняется положение ст. 56 УПК РФ. Потерпевшему, соответственно, разъясняется ст. 42 УПК РФ.

Если следственное действие проводится с подозреваемым, то ему разъясняются требования ст. 46 УПК РФ, а обвиняемому - требования ст. 47 УПК РФ и других правовых актов (см. § 3 гл. 3 настоящей работы).

Кроме того, всем перечисленным участникам проверки показаний на месте должно быть разъяснено требование ст. 51 Конституции РФ. Затем у подозреваемого или обвиняемого необходимо выяснить, может ли и желает ли он добровольно указать то место, о котором шла речь в его показаниях, и рассказать там о совершенных им действиях. В случае положительного ответа свидетель и потерпевший предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

ж

«Проверка показаний на месте начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться» (ч. 4 ст. 194 УПК РФ). В даль- ^ нейшем лицо, показания которого проверяются, «воспроизводит на месте об

становку и обстоятельства исследуемого события», указывает на материальные объекты, в том числе следы, имеющие значение для дела. В случае необходимости, по просьбе следователя, лицо, показания которого проверяются, может продемонстрировать «определенные действия».

Несколько подробнее остановимся на наиболее важных процессуальных положениях данного следственного действия, а именно:

проведение проверки показаний на месте осуществляется отдельно с каждым лицом, чьи показания проверяются (недопустимость одновременной проверки на месте показаний нескольких лиц: ч. 3 ст. 194 УПК РФ);

предоставление полной самостоятельности лицу, показания которого проверяются, в узнавании и указании маршрута движения к установленному месту (недопустимость какого- либо постороннего вмешательства в ход проверки: ч. 2 ст. 194 УПК РФ);

сочетание рассказа о маршруте движения, месте происшествия и иных обстоятельствах расследуемого события с их показом, осмотром и демонстрацией отдельных действий на установленном месте (ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на материальные объекты, имеющие значение для дела, демонстрирует определенные действия: ч. 2 ст. 194 УПК РФ).

При расследовании преступлений, особенно совершенных группой лиц, в случаях когда несколько обвиняемых выражают согласие на добровольное участие в проверке показаний на месте, данное следственное действие проводится отдельно с каждым из них и оформляется отдельным протоколом. В противном случае проверка показаний на месте будет бессмысленной. Результаты такой проверки вызывают сомнения и не могут быть признаны доказательством по делу.

Исключительно важно при ее производстве соблюдение и такого процессуального требования, как предоставление полной самостоятельности лицу, показания которого проверяются, в узнавании маршрута и продвижении по нему к месту совершенш преступлений. Это означает, что следователю и другим участникам следственного действия нельзя перебивать показания проверяемого лица, задавать ему наводяшие вопросы или иным образом демонстрировать подсказки ему в выборе направления движения, приемов и механиз-

МОВ демонстрации определенных опытных действий и т. п., чтобы исключить ь сомнение в достоверности результатов проверки,

і Значительную сложность в производстве проверки показаний на месте

представляет реализация требования о сочетании рассказа о маршруте движения, месте происшествия и иных обстоятельствах расследуемого события с их показом, осмотром и демонстрацией определенных действий на месте события. Выполнение данного требования обеспечивается следователем путем надлежащей организации ее проведения, соблюдения предусмотренного пла- ^ ном порядка следования участников к месту события, точного выполнения

  • ими своих обязанностей.

Движение участников проверки показаний необходимо организовать таким образом, чтобы в пути следования лицо, показания которого проверяются, давало пояснения об особенностях маршрута, мест и объектов, связанных с расследуемым событием, до подхода к ним, т. е. «рассказ опережал показ».

W

По прибытии участников на место события, не вторгаясь в его пределы, представить возможность лицу, чьи показания проверяются, осмотреться и изложить обстоятельства расследуемого события. При этом следователь выясняет, не произошли ли в обстановке какие-либо изменения, если да, то в чем они выражаются.

ф

Необходимо отметить важность рекомендации, высказанной М.Н. Хлын- цовым: при производстве осмотра установленного места, следователь не должен ограничиваться информацией, получаемой только от допрашиваемого лица, но и

проверять и другие предположения, возникающие у него при сопоставлении показаний допрошенного лица, с другими доказательствами по делу’.

В процессе реализации вышеназванного требования наиболее распространенным недостатком является ограничение содержания проверки показаний только рассказом о маршруте, месте совершения преступления и т. п. без проведения их осмотра, демонстрации опытных действий. Указанный недос-

^ ‘ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 66.

таток действительно имел и имеет сейчас место на практике. Так, только в 13 случаях из 154 (в архивных уголовный делах до принятия УПК РФ) субъекты расследования реально проводили осмотр тех мест, на которые «проверяемое» лицо указывало как на имеющие криминалистическое значение. Указанные недостатки снижают результативность следственного действия и превращают его лишь в «допрос на месте» - жалкое подобие действительной проверки показаний на месте, имеющей теперь уже и свою собственную процессуальную форму (ст. 194 УПК РФ).

В подтверждение сказанному можно привести результаты анализа 50 архивных уголовных дел, начатых и законченных расследованием уже в период действия УПК РФ. Фактически продолжает проводится не проверка показаний на месте, а допрос подозреваемого (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля) на месте совершения преступного события. Или, что значительно реже, осмотр места происшествия с участием подозреваемого (обвиняемого). Причем, мало того, что не выполняются элементарные и основополагающие требования тактического характера, предъявляемые к проверке показаний на

III

месте, так и сам допрос (получение показаний) и осмотр места происшествия в тактическом плане не получают надлежащего развития в силу того, что це- леполагание следователя концентрируется не на этих следственных действиях.

Исходя из анализа результатов применения ст. 194 УПК РФ (50 архивных уголовных дел)’, можно сформулировать следующие основные тактические просчеты следователя:

а) искусственно ограничивают себя в средствах доказывания по уголов-

т

I ному делу, что всегда отрицательно сказывается на результатах расследова-

ния;

’ Мы представили копии нескольких протоколов проверки показаний на месте, достаточно полно, точно и объективно характеризующих положение на практике в рассматри-

^ ваемом вопросе (см. Приложение №3).

» *

no

б) фактически искажают или вовсе исключают наиболее важный механизм проверки и уточнения показаний, данных участниками процесса в ходе первоначального допроса;

в) реализуют ничем не оправдываемое формальное отношение к соот- ветствующему участнику процесса, к его показаниям и роли в раскрытии и расследовании (свидетеля, потерпевшего), к дальнейшей судьбе (подозреваемого, обвиняемого), что, в известной степени, провоцирует негативное отношение граждан вообще к правоохранительной системе государства;

г) утрачивают возможность реализации элементов других следственных действий (чаще всего: следственного эксперимента, обыска и предъявления для опознания) в условиях реального места и обстановки совершения преступления, в связи с чем такая «проверка показаний на месте» теряет свою тактическую привлекательность - многооперационалъность и превращается в простую фиксацию показаний с «привязкой» их к определенному месту.

Представляется, что еще не скоро субъект расследования избавится от негативного груза прошлой практики, усвоит точную тактическую характе- ІІГ* ристику проверки показаний на месте, как самостоятельного следственного

действия, и начнет получать действительно новые (отличные от других следственных действий) результаты.

т

а»

Не спасает положения и использование следователями установленного законом бланка протокола проверки показаний на месте, в котром, как впрочем, и во многих других бланках документов (чаще всего протоколов) из «Приложения к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации», отсутствует главное: порядок, сущность и стратегия (тактический аспект) следственного действия.

Производство проверки показаний на месте оформляется одноименным протоколом (прил. 4). Он имеет вводную (протокольную), описательную и заключительную часть (об этом более подробно в главе 3 настоящей работы).

?

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

§ 1. Ситуации, в которых целесообразно проведение проверки показаний на месте

Несмотря на многочисленные публикации, так или иначе касающиеся проверки показаний на месте, до сих пор нет единого мнения ученых в вопросе классификации ее видов. щ • Сложность данного вопроса, на наш взгляд, заключается в неоднознач

ном понимании природы, сущности и целей данного следственного действия:

а) игнорируется самостоятельный характер указанного следственного действия, с присущей ему спецификой, которая не укладывается в «рамки» давно известных следственных действий;

б) ошибочность мнения о том, что оно является разновидностью осмотра или следственного эксперимента;

в) отсутствие четкого понимания характера ситуаций, в которых при- менение проверки показаний на месте является целесообразным.

Рассмотрим более предметно последнее обстоятельство в приведенном нами перечне.

m

В классификации проверки показаний на месте по видам Р.С. Белкин рекомендовал взять за основу цели данного следственного действия. При этом он утверждал, что сразу же следует отказаться от заманчивой и нереальной

попытки дать исчерпывающий перечень случаев использования проверки по

казаний на месте’.

М.Н. Хлынцов полагал, что за основу классификации следует брать «случаи», т. е. подходящее время и подходящее обстоятельство. Автор указывает на пять видов проверки показаний на месте^:

’ Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959. С. 42.

  • ^ Хлынцов М. Н. Указ. соч. С. 66-67.

«

^ *

1) если обвиняемый (подозреваемый, потерпевший, свидетель) на до- ^ просе сообщит о другом совершенном им преступлении, не известном до сих 2) пор следствию, или даст информацию о следах или иных вещественных доказательствах по расследуемому преступлению, место нахождения которых он описать затрудняется, но может указать непосредственно на местности;

3) если указанные лица затрудняются на допросе точно описать детали происшедшего события, имеющие существенное значение для дела, и заявляют, что смогут это сделать в обстановке места, где совершено преступление; 4) ^ 3) если допрошенное лицо сообщило о каких-либо существенных об

стоятельствах, связанных с обстановкой на месте происшествия, на которые следователь не обратил внимания в процессе осмотра места происшествия и которые могут быть установлены лишь с помощью данного лица;

4) если в показаниях нескольких лиц обнаружатся явные противоречия относительно маршрута их продвижения к месту совершения преступления, действий, совершенных на нем, а также расположения или особенностей отдельных объектов на нем; 5) 6) если следователь после осмотра места происшествия усомнился в правильности показаний кого-либо относительно особенностей расположения объектов на этом месте, маршрута, по которому допрошенное лицо двигалось к данному месту или уходило с него, а также относительно самого факта пребывания допрошенного лица на этом месте в момент события. 7) т

Данную классификацию видов следственного действия подвергал сомнению Р.С. Белкин, утверждая, что во втором и в третьем «случаях» нет оснований для проведения проверки показаний на месте. При этом настаивал, что в таких «случаях» необходимо проводить иные следственные действия: во втором «случае» - допрос на месте с целью оживления ассоциативных и иных связей, а в третьем - повторный осмотр места происшествия с участием до-

^ прошенного лица’. Мы считаем возможным согласиться с мнением автора,

^ полагая, что его замечание не требует специальной аргументации.

Е.П. Фирсов утверждает, что в классификации за основу следует брать круг «частных задач», разрешаемых проверкой показаний на месте. В зависимости от содержания этих задач, он выделяет следующие четыре вида проверки показаний на месте^:

по установлению неизвестных следствию пространственных связей мест, маршрутов, объектов, имеющих отношение к рассматриваемому собы- тию;

по восстановлению (реконструкции) неизвестной следствию фактической обстановки места происшествия в момент совершения расследуемого события;

по установлению содержания действий подозреваемых (обвиняемых) при подготовке, совершении и сокрытии расследуемого события;

по собиранию исходных данных для установления личности неизвестных следствию подозреваемых, потерпевших и свидетелей. * л.А. Соя-Серко за основу классификации брал «ситуации», в которых

возникает необходимость проведения данного следственного действия, а именно, когда:

а) в показаниях допрошенного лица указаны место или маршрут движения, имеющие важное значение для раскрытия и расследования преступления;

б) в показаниях допрошенного лица содержатся сведения о месте нахо- I ждения каких-либо следов преступления или предметов, могущих служить

А

^ вещественными доказательствами по делу;

в) необходимо сопоставить показания двух или более лиц относительно события, происшедшего в определенном месте;

’ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России, 1993.С. 192.

г) В показаниях допрошенного лица содержатся сведения об обстановке ? места, где произошло расследуемое событие’.

«Ситуация», в отличие от «задачи», охватывает совокупность различных обстоятельств, положений, обстановку. Таким образом, она указывает на те благоприятные или неблагоприятные обстоятельства, которые можно учесть при проверке показаний на месте. Поэтому следует признать классификацию ситуаций, предложенную Л.Я. Соя-Серко, более предпочтительной. Его мнение совпадало с мнением Р.С. Белкина, который дополнял содержание видов провер- ^ ки показаний на месте путем внесения отдельных редакционных поправок^.

Анализ следственной практики также дает подтверждение тому, что данная классификация является в большей мере «работающей».

Рассмотрим названные виды проверки показаний на месте, иллюстрируя их примерами из следственной практики.

  1. Когда в показаниях допрошенного лица указаны имеющие важное значение место или маршрут (которые допрошенный не мог назвать или описать так, чтобы следователь мог получить о них полное представле- • ниє, исключающее их непосредственное им восприятие. - Р.Б.).

А

В г. Кисловодске было совершено несколько преступлений, квалифицированных как мошенничество^. По показаниям потерпевших приметы внешности подозреваемого совпадали во всех эпизодах, что позволило выдвинуть версию о том, что все преступления совершены одним лицом. Был составлен фоторобот, а вскоре наряд милиции задержал гражданина Т., жителя Украины. Последний был опознан потерпевшими и дал признательные показания о том, что в городе проживает без регистрации в заброшенном дачном домике, где хранятся его вещи и документы, но адрес достоверно назвать не мп.’йср.т

’ Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 16-17. ^ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 191-192.

?X

Было принято решение установить территорию района и дачный домик на нем с помощью проверки показаний на месте.

Подозреваемый Т. привел следственную группу в район поселка «Индустрия» к заброшенным из-за угрозы оползня участкам и указал искомый домик. Осмотром данного строения были обнаружены следы утепления, лежанка, а в сумке, среди вещей, найден паспорт на имя Т. Тут же были обнаружены куриные потроха. Впоследствии Т. признался в совершении двух краж кур в поселке «Индустрия». Сараи, из которых он похищал кур, также были установлены путем проверки показаний на месте, так как владельцами кур о краже заявлено не было.

  1. Когда в показаниях допрошенного лица содержатся сведения о местонахождении каких-либо следов преступления или предметов, могущих служить вещественными доказательствами по делу.

Показательным в этом отношении является приведенный ранее пример по факту убийства двух граждан в г. В.-Салда Свердловской области Малышевым и Бабичевым. Именно проверка показаний на месте обеспечила обнаружение и изъятие на берегу реки одежды убитых, топора и рукавиц Бабичева, а также дополнительное разрешение следующих задач:

установление маршрута движения преступников и жертв;

места, где совершено убийство и зарыта одежда убитых;

орудия совершения убийства;

формирование внутреннего убеждения у следователя в том, что данные лица действительно являются участниками расследуемого преступления.

  1. Когда нужно сопоставить показания двух или более лиц относительно события, происшедшего в определенном месте (или маршрута следования к этому месту. - Р.Б.).

Ik’»

ІФ-

Летом 1992 г. в окрестностях г. Кисловодска был обнаружен сгоревший автомобиль с двумя трупами в салоне .

в результате оперативно-розыскных мероприятий была задержана группа из двух человек: Ломов и Хапаев, которые учинили разборку с конкурентами по преступному бизнесу.

С целью проверки и объективного подтверждения показаний с каждым из обвиняемых в отдельности была проведена проверка показаний на месте. Оба одинаково указали, где они встретились с убитыми; кто и где стоял, сидел; кто в кого стрелял и с какого расстояния, с какого оружия и кто поджег автомобиль.

Результаты действий каждого нашли полное совпадение с протоколом осмотра и заключениями судебно-медицинской и баллистической экспертиз.

  1. Когда в показаниях допрошенного лица содержатся сведения об обстановке места, где произошло расследуемое событие.

По мнению Л.А. Соя-Серко, в подобных случаях при проверке показаний на месте иногда удается восстановить обстановку места совершения преступления и тем самым проверить осведомленность допрошенного лица относительно обстоятельств происшедшего события’.

Факт изменения материальной обстановки устанавливается следователем путем сопоставления показаний допрошенного лица с обстановкой установленных мест. В этих случаях следователь осматривает и фиксирует существующую на момент проведения проверки показаний на месте фактическую обстановку установленного места, затем выясняет у лица, чьи показания проверяются, характер изменения обстановки и принимает меры к восстановлению обстановки в том виде, в каком она была на момент совершения рассле- ^ дуемого события, отражая в протоколе все действия по реконструкции этой

обстановки.

Восстановленная (реконструированная) обстановка места происшествия вновь фиксируется и изучается следователем с целью уяснения механизма преступления и отдельных обстоятельств расследуемого события, а также

обнаружения следов, предметов и иных объектов, имеющих значение для де- # да.

Примером подобного вида проверки показаний на месте может служить следующий случай.

Весной, 1998 г. по подозрению в краже сантехнического оборудования со строящегося многоквартирного дома был задержан гр. Данько. На допросе он показал, что в ночь на 4 апреля, когда подводилась отопительная система к дому, он проник в здание, взломал дверь в комнату, приспособленную для хранения сантехнического оборудования, взял 23 комплекта смесителей для ванны и кухни и выбрался тем же путем’.

Информацию подозреваемого было решено проверить с помощью проверки показаний на месте.

На момент проведения следственного действия оказалось, что траншея теплотрассы закопана, поэтому обстановка места происшествия изменилась. По согласованию с прорабом траншея была вскрыта, пролом в стене очищен от земли. После этого Данько объяснил, как он проник через пролом в здание, указал комнату - склад сантехнического оборудования, как взломал в нее дверь и вынес похищенное, продемонстрировав все указанные действия.

Таким образом, была восстановлена фактическая обстановка места происшествия на момент совершения преступления, что дало возможность следователю проверить показания Данько и уяснить механизм совершения кражи.

§ 2. Подготовка к проведению следственного действия

Решение о производстве проверки показаний на месте принимает следователь, в производстве которого находится данное уголовное дело. При этом вынесения постановления на ее производство не требуется (ст. 194 УПК РФ).

Положение о том, что проверке показаний на месте должна предшествовать предварительная подготовка, является общепризнанным. Р.С. Белкин

Г •

считал, что подготовка начинается сразу же после того, когда следователь * Придет к выводу о необходимости проведения данного следственного дейст-

вия’.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев отмечали, что проверка показаний на месте может дать ценный для расследования результат, имеющий доказательственное значение. Такой результат достигается при условии строжайшего соблюдения правил его проведения, выработанных практикой и вытекающих из общих требований, предъявляемых уголовно- процессуальным законом к проведению и оформлению следственных действий. Нарушение этих правил нередко приводит к тому, что результаты ее теряют доказательственное значение^.

В то же время названные авторы не дают исчерпывающего перечня действий следователя, принявшего решение провести проверку показаний на месте^

По мнению Р.С. Белкина, подготовка состоит из следующих основных частей: 1) допрос обвиняемого или свидетеля; 2) определение времени ее производства; 3) подготовка технических средств; 4) приглашение понятых.

А.Н. Васильев, С.С. Степичев в подготовку включают: 1) приглашение понятых и других участников следственного действия; 2) подбор технических и научно-технических средств; 3) обеспечение транспортными средствами.

В свою очередь М.Н. Хлынцов считает, что элементами подготовки являются: 1) выбор времени; 2) подбор и подготовка необходимых НТС, вспомогательных инструментов и материалов; 3) подготовка и приглашение необходимых лиц для обеспечения нормального и качественного проведения следственного действия; 4) приглашение понятых; 5) обеспечение участников ^ следственного действия в необходимых случаях транспортными средствами.

’ Белкин Р.С. Указ. соч. С. 15. ^ Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 29.

^ См.: Белкин Р.С. Указ. соч. С. 15-18; Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 30-31; Хчынцов М.Н. Указ. соч. С. 71; Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 37-38; Уваров В.Н. Указ. соч. С. 34; Авсюк А.В. Указ. соч. С. 20; Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. М.: Юрид. лит., 1987. С. 68; Шобик Б.И Указ. соч. С. 16; Филиппов А.Г. Указ. соч. С. 310- 312; Фирсов Е.П. Указ. соч. С. 17.

Л.А. Соя-Серко подготовку дополняет планированием в целях разрешения отдельных вопросов организационного характера, без чего проведение проверки показаний на месте не может быть обеспечено надлежащим образом и не даст ожидаемых результатов. При этом рекомендует наметить отдельные «опорные пункты», т. е. отдельные «точки» на местности, на обнаружение которых необходимо обратить особое внимание. Ибо они могут послужить основными ориентирами, к которым имело отношение исследуемое событие или отдельные факты, упомянутые в показаниях допрошенного лица: места встречи соучастников преступления, места сокрытия отдельных объектов и т. д.

В.Н. Уваров в данный этап следственного действия дополнительно включает осмотр места происшествия как «начальный этап подготовки проверки показаний на месте», а А.В, Авсюк - пребывание следователя заранее на месте происшествия. По его мнению, следователь на месте мысленно смоделирует себе будущий план и в дальнейшем будет его придерживаться.

Г.И. Пичкалева подготовку к производству следственного действия ограничивает предварительным изучением материалов дела и планированием.

Б.И. Шобик в этот этап включает такой его элемент, как устранение факторов, отрицательно воздействующих на проведение следственного действия.

I

А.Г. Филиппов, в свою очередь, полагает, что подготовка к проведению проверки показаний на месте должна включать: а) предварительный допрос лица, показания которого предполагается проверить; б) выяснение подлинных намерений подозреваемого или обвиняемого, который соглашается участвовать в проведении проверки показаний на месте; в) выбор времени проведения следственного действия; г) предварительная рекогносцировка; д) составление плана проверки показаний на месте.

ь

В одной из последних работ Е.П. Фирсов пишет, что в подготовку к проведению следственного действия необходимо включить: 1) принятие решения; 2) составление плана; 3) определение времени; 4) установление мар- щ »

щрута движения; 5) определение состава участников следственного действия; 6) подготовку технико-криминалистических и иных средств; 7) определение перечня подлежащих разрешению задач и порядка ее проведения.

Интересна позиция Н.П. Яблокова, который выделяет подготовку как часть тактики проверки показаний на месте, но, к сожалению, не указывает из каких действий она состоит.

Приведенный анализ мнений авторов показывает, что наиболее полный и целесообразный перечень действий по подготовке к проверке показаний на месте, на наш взгляд, можно составить, взяв за основу рекомендации AT. Филиппова и Е.П. Фирсова.

Таким образом, обобщая приведенные позиции авторов по рассматриваемому вопросу, можно дать перечень тех элементов подготовки к проверке показаний на месте (после принятия процессуального решения о ее проведении), без которых эффективность ее мало вероятна:

I) определение целей проверки показаний на месте; II) ^ 2) допрос (дополнительный допрос, в случае необходимости) лица, по-

казания которого будут проверяться;

3) изучение материалов дела; 4) 5) выбор времени ее производства; 6) 7) подбор и приглашение лиц в качестве понятых; 8) 9) подбор и приглашение лиц в качестве специалистов; 10) 11) выбор и подготовка необходимых научно-технических средств, вспо- ^ могательных инструментов и материалов; 12) ЯЩ 8) изучение личности обвиняемого (подозреваемого);

9) пребывание следователя на месте происшествия; 10) >

А. •

11) обеспечение участников следственного действия транспортными средствами; 12) II) решение вопроса об организации охраны подозреваемого (обвиняе- мого), находящегося по стражей, и места (маршрута) проведения ППМ- III) >

12) составление письменного плана проверки показаний на месте. Рассмотрим названные элементы подготовки проверки показаний на месте более подробно (см. прил, 2).

  1. Определение целей проверки показаний на месте. А.Г. Филиппов утверждает, что такими целями являются: проверка ранее установленных доказательств; обнаружение новых доказательств;
  2. установление и устранение причин противоречий в показаниях двух и более ранее допрошенных лиц;

установление обстоятельств, способствующих совершению преступлений’. Дополняя этот перечень, мы считаем возможным добавить следующие: уточнение ранее установленных обстоятельств;

формирование внутреннего убеждения у следователя об объективности и относимости информации, полученной в ходе допроса, к преступному событию в целом или отдельным его обстоятельствам.

Указанные цели проверки показаний на месте реализуются каждый раз в случае успешного решения задач, стоящих перед данным следственным действием в конкретной ситуации расследования, и объективно ими взаимообусловлены.

  1. Дополнительный допрос лица, показания которого будут проверяться.
  2. %

• л

Многие авторы (Р.С. Белкин, И.М. Лузгин, А.Н. Васильев, С.С. Степи- чев, Л.А, Соя-Серко, А.Г. Филиппов и др.^ на этапе подготовки к производст- ву проверки показаний на месте допускают «повторный допрос» лица, в ходе которого, кроме прочих вопросов, выясняется следователем наличие у допра-

’ Филиппов А.Г. Указ. раб. С. 314.

^ См., например: Белкин Р.С. Указ. соч. С. 15; Лузгин И.М. Криминалистика: Учеб. М.: Юриздат, 1968. С. 363; Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 19; Соя-Серко Л.А., Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 69-70; Филиппов А.Г. Указ. соч. С. 314.

діиваемого желания на участие в данном следственном действии. Нам представляется, что такой допрос может быть проведен:

а) если в ходе первоначального допроса следователь не выяснил все во- просы, хотя и допускал возможность проведения данного следственного действия в будущем;

б) если следователь не предполагал о возможности проверки полученных показаний на месте впоследствии;

в) если возникла такая необходимость после изучения следователем других материалов уголовного дела или в связи с вновь возникшими обстоятельствами по делу.

  1. Изучение материалов дела. Особое внимание должно быть уделено изучению: протокола допроса лица, чьи показания проверяются; протокола осмотра места происшествия и материалов, отражающих результат применения дополнительных средств фиксации (фототаблицы, видеокассеты и т. п.);

материалов экспертиз и очных ставок, что чаще всего бывает по преступлениям, совершаемым группой лиц.

Изучение протокола допроса лица, чьи показания проверяются. Некоторые авторы, в том числе Р.С. Белкин, Г.Н. Пичкалева и другие, допускают возможность предварительного изучения имеющихся в деле протоколов допроса лиц, чьи показания будут проверяться. В процессе их изучения следует предусмотреть и разрешение отдельных вопросов организационного характера, без чего проведение следственного действия не может быть обеспечено надлежащим образом.

Изучение протокола осмотра места происшествия. В ходе осмотра места происшествия следователь сталкивается с совокупностью вещей и обстоятельств, которые либо никак не связаны друг с другом, либо связаны таким образом, что не позволяют сразу найти путь эффек-

т

« А

тивного расследования преступления. Изучая протокол осмотра места происшествия, он получает информацию, которая способствует построению мысленной модели случившегося.

Д.А. Сорокотягина отмечает, что психологическая структура деятельности следователя при осмотре места происшествия складывается из следующих элементов; познавательного, конструктивного, организационного, коммуникационного, удостоверителъного. «С момента начала осмотра места происшествия, - отмечает автор, - познавательная деятельность обеспечивается выделением информации, отражающей динамику события преступления, личность преступника, личность потерпевшего, способ совершения преступления, предметы преступного посягательства и т. д.»’. Поэтому особое внимание уделяется вопросам, связанным с определением механизма совершения преступления, количества лиц, совершивших преступление, возможности совершить преступление обвиняемым (подозреваемым) лицом с конкретными физическими данными и т. д.

Тщательно выясняются особенности расположения различных объектов на месте происшествия, на подходах к нему. Выясняется наличие характерных следов, оставшихся на месте после совершения преступления. Наличие отдельных ориентиров, видимых с места происшествия. Если лицо на допросе сообщило о сокрытии в указанном месте трупа или каких-либо предметов (вещей) путем закапывания, сбрасывания в водоем, овраг и т. д., то выясняется возможность доступа к названным объектам. Наличие таких сведений позволяет следователю разрешить ряд организационных вопросов, связанных с подготовкой и проведением проверки показаний на месте. Изучение материалов экспертиз и очных ставок.

т

#

т

’ Сорокотягина Д.А. Психология следственных действий: Учеб.-практ. пособие. Ека-

  • теринбург, 1995. С. 5.
  • *
  • Необходимость изучения перечисленных процессуальных документов определяется специфической задачей - определением психической устойчи

вости и прочности занятой позиции лицом, чьи показания проверяются \ Особенно важно для следователя выяснить психологическую позицию обвиняемого, так как он наиболее осведомлен об обстоятельствах преступления. Изучение указанных процессуальных документов позволит следователю определить: заинтересован ли обвиняемый в раскрытии совершенного им преступления и будет ли он в этом процессе участвовать добровольно. Как известно, основная цель расследования преступления заключается в установлении истины, достижение которой во многом зависит от показаний обвиняемого, от его позиции на протяжении всего расследования по делу.

  1. Выбор времени производства проверки показаний на месте. Подготовка к проверке показаний на месте включает и определение наиболее благоприятного времени ее проведения, на что влияют факторы как субъективного, так и объективного характера.

К субъективным факторам в данном случае можно отнести: отрицательное влияние соучастников (особо следует выделить участников организованной преступной группы); влияние родственников, как со стороны потер- певших, так и со стороны обвиняемых; служебная зависимость лица от руководителей (начальников); психическое состояние проверяемого (страх или боязнь мести) и др.

Ил

К объективным относятся: болезнь лица, показания которого подлежат проверке; длительное отсутствие владельца квартиры, если проверка имеет целью показ места совершения квартирной кражи; значительное расстояние до места проведения следственного действия^; отсутствие технических возможностей обнаружения трупа, предмета или их подъема из водоемов, ущелий и т. д.

Как правило, проверка показаний на месте должна производиться в дневное время, при наличии благоприятных погодных условий. Р.С. Белкин

’ Образцов В.А. Следственные действия. М.: Юристъ, 1999. С. 260. Речь идет о преступлениях, совершенных участниками организованной преступной группы на территории ряда областей, краев, республик.

отмечает: «Если, следственное действие имеет целью показ места совершения квартирной кражи, целесообразно определить время с учетом того, чтобы застать граждан, которые могут создать условия, обеспечивающие максимальную доказательственную силу выхода, предоставить обвиняемому возможность показать не только помещение, из которого совершена кража, но и конкретное место, где ранее хранилось похищенное»\

В отдельных случаях для обеспечения благоприятных условий ее проведения возникает необходимость установления времени проведения проверки показаний на месте с точностью до часа. Например, если следственное действие проводиться в производственном цехе или на улице (площади) с интенсивным движением пешеходов и транспорта, целесообразнее выбрать время суток, когда перечисленных помех не будет или они будут минимальными. По тактическим соображениям проверку показаний на месте следует проводить немедленно, как только в этом возникает необходимость.

Несколько иначе определяется время производства следственного действия, когда оно осуществляется с целью выявления места, где живут соучастники обвиняемого, скупщики краденого и т. д. Ъ этих случаях наиболее подходящим следует признать время, когда может быть обеспечена скрытность проведения проверки показаний на месте без излишнего привлечения внимания посторонних граждан. Иногда проверка показаний на месте может сопровождаться арестом других участников преступной группы. В данном случае следует руководствоваться рекомендациями тактического характера: момент его проведения должен быть внезапным для подозреваемого, что является одним из наиболее важных слагаемых успешного его проведения. 5. Подбор и приглашение лиц в качестве понятых. В Ч.1, 3 ст. 170 УПК РФ определено, что проверка показаний на месте производится с участием не менее двух понятых при условии, что их жизни и здоровью не будет угрожать опасность.

Р ‘ Белкин Р. С. Указ. соч. С. 16.

«Подбирать участников (в том числе и понятых. - В.Б.) надо заблаго- » временно, а не за полчаса до начала проверки, - утверждает В.Л. Васильев. -

Они должны знать, что участие в проверке требует длительного времени, и располагать таковым. Иначе в ходе проверки показаний на месте у участвующих может возникнуть нервозность, появится заявление о том, что участник опаздывает на поезд, не успел взять ребенка из детского сада и т. д. Все это, естественно, осложнит работу следователя»’.

В процессуальном отношении присутствие понятых общеизвестно и преследует ту же цель, что и при проведении других следственных действий: обеспечение объективного проведения следственного действия, правильной фиксации результатов, гарантии соблюдения прав и интересов лиц, участвующих в данном следственном действии. При подборе понятых следует принимать во внимание как отсутствие у них заинтересованности в исходе дела, так и отсутствие каких-либо физических недостатков, препятствующих нормальному зрительному и слуховому восприятию происходящих событий и наблюдаемых объектов.

До сих пор у практических работников возникает вопрос: «Следует ли проводить проверку показаний на месте с разными лицами в присутствии одних и тех же понятых»? Единого мнения по этому вопросу в литературе нет^.

«

ш

Р л

Б. Богданов полагает, что в производстве проверки показаний целесообразнее использовать одних и тех же понятых. Он обосновывает это тем, что в слз^ае вызова их в суд они подтвердят, что каждый из подсудимых привел их не только на улицу, переулок или к дому, но и показал конкретное место (угол дома, куст, дерево и т. п.) и на месте, свободно ориентируясь, подробно рассказал о совершенном преступлении, о роли каждого обвиняемого в его совершении. При этом показания всех обвиняемых совпали в деталях^.

’ Васшьев В.Л. Юридическая психология. СПб.: Питер-Ком, 1998. С. 508. ^ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 7.

^ Богданов Б. О значении сознания обвиняемого // Советская юстиция. 1958. № 5. С. 52.

Некоторые авторы считают недопустимым привлечение одних и тех же понятых в подобных случаях’. Впервые свое мнение по этому вопросу высказал еще в 1955 г. С.С. Степичев: “Понятые, присутствовавшие при проверке показаний на месте с несколькими лицами, могут, спустя длительное время после этого, на допросе, в суде забыть отдельные детали проведенных следственных действий и перепутать особенности поведения каждого обвиняемого или свидетеля на месте, тем более если результаты этих действий были раз- личны”^. Поэтому он высказался за необходимость привлечения разных понятых при производстве проверки показаний на месте с несколькими лицами.

Мы полагаем, что проводить проверку показаний на месте с различными лицами следует каждый раз с другими понятыми, хотя придерживаться данной рекомендации, особенно при расследовании преступлений, совершенных участниками преступных групп, достаточно сложно. В связи с этим М.Н. Хлын- цов отмечает, что УПК не обуславливает производство каких бы то ни было следственных действий обязательностью присутствия одних и тех же или разных понятых, поэтому нет никакой необходимости делать это при произ- водстве проверки показании на месте .

  1. Подбор и приглашение лиц в качестве специалистов.

В зависимости от целей и задач проверки показаний на месте следователь, на основании процессуального закона, вправе привлекать для участия в ней специалиста, которым считается «лицо, обладающее специальными познаниями» и которое призвано «содействовать в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств…» (ч. 1

«

t т

„ ст. 58 УПК РФ). При этом следователь всегда должен быть осведомлен о ком-

’ См.: Белкин Р.С. Криминалистика. М.: Юрид. лит., 1966. С. 340; Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 27; Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 193. В совместной работе с А.Н. Васильевым С.С. Степичев вновь высказал мнение о правильности привлечения разных понятых при производстве данного следственного действия (См.: Васильев А.К, Степичев С.С. Воспроизведение показания… С. 33).

^ Степичев С.С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств // Социалистическая законность. 1955. № 12. С. 32.

? •

^ Хлыниов М.Н. Указ. соч. С. 75.

^ петентности данного лица и знать, обладает ли оно «соответствующими зна-

  • ПИЯМИ» или нет. Более того, следователь, приглашая то или иное лицо для

участия в следственном действии в качестве специалиста, должен помнить, что оно может быть вызвано в суд «для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию» (ч. 1 ст. 58 УПК РФ).

В качестве специалиста для участия в проверке показаний на месте приглашаются чаще всего эксперты криминалистических подразделений органов внутренних дел.

  1. Выбор и подготовка необходимых научно-технических средств, вспомогательных материалов и инструментов.

Определение, подбор и подготовка научно-технических средств, вспомогательных материалов и инструментов для проведения проверки показаний на месте является также важным элементом подготовительного этапа данного следственного действия, в качестве таковых могут выступать: фото-, видеоаппаратура, магнитофон, телефон, рация, измерительные приборы, средства дополнительного освещения и работы со следами (гипсовый порошок, сили- коновые пасты с катализатором, дактилоскопические порошки, магнитные кисти и кисти-флейц и т. п.).

т

Когда предполагается, что в ходе следственного действия возникнет необходимость в выемке большого объема грунта, в производстве конкретных действий на высоте или под водой, следует заранее подготовить необходимую дорожно-строительную технику и специалистов, умеющих ею управлять. В ряде случаев подготавливается специальная техника органов внутренних дел - металлоискатели, различные магнитные подъемники, приборы видения в темноте, прибор для обнаружения трупа («трупоискатель»), материал для упаковки и транспортировки обнаруженных на месте предметов, специальные контейнеры для помещения трупа или его частей (останков) и т. п.

«

^ 8. Изучение личности обвиняемого (подозреваемого).

т Говоря о целях изучения личности обвиняемого (подозреваемого) как

наиболее потенциального участника проверки показаний на месте, следует сразу оговориться: информация о нем необходима не только для решения определенных уголовно- правовых вопросов или вопросов исполнения наказания, но и для эффективного производства следственных действий с его участием, в том числе и проверки показаний на месте.

«Недооценка данных, характеризующих личность обвиняемого, - утверждают М.Г. Коршик и С.С. Степичев, - мешает достижению целей, пре-

Л.Л- 1 ТІ

следуемых наказанием, так как снижает его эффективность» . На наш взгляд, данное утверждение охватывает и стадию предварительного расследования, в I которой следователь самое пристальное внимание уделяет изучению личности

обвиняемого. Отсутствие сведений о личности обвиняемого объективно исключает эффективность применения проверки показаний на месте. Ограничиться анкетными данными протокола допроса, либо представленной характеристикой на обвиняемого - значит поставить под угрозу решение намечен- ных задач и достижение сформулированных целей. «Прежде всего нужно, - отмечает В.Л. Васильев, - чтобы следователь хорошо изучил психологию центральной фигуры следственного действия - лица, чьи показания проверя- ются. Это поможет в налаживании необходимого психологического контакта,

і 1

даст возможность избежать ненужных конфликтов и получить в ходе проверки максимум необходимых доказательств»^.

Следует отметить, что в работах, посвященных изучению личности об-

I

^ виняемого, авторы предлагают различную классификацию сведений.

Например, Н.Т. Ведерников предлагает следующую классификацию сведений о личности субъекта, совершившего преступление: «биографические данные;

’ Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М.: Юрид. лит., 1969. С. 4.

^ Васильев В.Л. Юридическая психология: Учеб. СПб.: Питер-ком, 1998. С. 506.

« л

сведения о материальном положении; ^ сведения о состоянии здоровья и психологических особенностях виновного;

общественно-производственная характеристика; общественно-политическая характеристика; общественно-бытовая характеристика;

отношение виновного к содеянному и поведение в ходе следствия»’. Н.С. Лейкина предлагает сведения о личности преступника разбить на следующие группы: 1) биографические данные и психофизические особенности; ^ 2) психологические особенности; 3) общественно-производственная характе-

^ * ристика; 4) общественно-бытовая характеристика^.

Несмотря на возможные различные мнения ряда авторов и практических работников органов предварительного расследования, следует признать, что предлагаемая классификация обеспечивает получение результатов изучения личности обвиняемого с достаточной полнотой. Это дает следователю возможность получить ответ на очень важный вопрос, на который он должен ответить уже в ходе подготовки к проверке показаний на месте: какими моти- ^ • вами руководствуется обвиняемый, давая свое согласие на участие в данном

следственном действии? «Следует иметь в виду, - подчеркивал Р.С. Белкин, - что, давая свое согласие на выход, обвиняемый может при этом руководствоваться различными мотивами. Эти мотивы могут быть следующими: искреннее стремление оказать помощь органам расследования в установлении истины по делу; попытка затянуть следствие или ложными сведениями, сообщен- ными при выходе на место, направить его на неверный путь; намерение уста- ^ новить связь с соучастниками; намерение совершить побег из-под стражи; на

мерение уничтожить следы преступления на месте его совершения, не обнаруженные органами расследования до выхода с обвиняемым»^.

’ Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. Томск, 1968. С. 33.

^ Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л.: Изд-во ЛГУ,

  1. С.127-128.

^ Крпии» Р Г Ук-я-ч. соч. С. 16.

9 Л

Чтобы установить, чем руководствовался обвиняемый, давая согласие на участие в следственном действии, считаем, что в отдельных случаях можно Прибегнуть и к использованию возможностей оперативных служб милиции. В этом плане заслуживает внимания следующий пример из практики.

За совершение ряда разбойных нападений в г. Кисловодске был задержан гражданин республики Дагестан некто О., даргинец по национальности. Последний, дав согласие на участие в проверке показаний на месте, настаивал на встрече (свидании) со своей знакомой^. Вскоре были получены материалы оперативного характера, из которых следовало, что задержанный О. в процессе «свидания», хотел передать своей знакомой информацию на даргинском языке об уликах, его изобличающих, чтобы она их уничтожила. Расчет был на то, что в городском отделе отсутствовал сотрудник, который понимал даргинский язык. Однако такой сотрудник был приглашен из другого отдела милиции, который и проконтролировал процесс «свидания».

Другой пример. Задержанные за изнасилование некто П. и С., дав согласие на участие в производстве проверки показаний на месте, договорились • указать разные места, чтобы отказаться от первоначальных показании’.

В обоих случаях проверка показаний на месте проводилась, результативность ее была высокой.

»

  1. Пребывание следователя заранее на месте происшествия. В тех случаях когда объект проверки показаний на месте следователю известен, он должен побывать там в целях выяснения следующих, на наш взгляд, важных обстоятельств:

t А

как полностью реализовать задачи данного следственного действия; какие обстоятельства или особенности места могут способствовать достижению цели проверки показаний на месте;

Архив Кисловодского ОВД. Материалы ОРД.

^ Тям же

какие обстоятельства или особенности, наоборот, помешают производ- ^ ству следственного действия;

как обеспечить безопасность участников следственного действия, исключить побег или насильственное освобождение обвиняемого, чьи показания подлежат проверке, и некоторых других.

В подтверждение данного положения В.А. Образцов писал о том, что до выхода на место происшествия с участием ранее допрошенного лица следователю целесообразно одному побывать на этом месте и пройти тем путем, по которому допрошенный проходил (проезжал) во время исследуемого по делу события. Это необходимо для того, чтобы сориентироваться в обстановке. Определить круг участников проверки показаний на месте. Продумать, как лучше организовать производство проверки показаний на месте. Какие фото- снимки потребуется производить и в какой роли будут выступать помощники. Что необходимо сделать для того, чтобы приблизить условия проверки показаний на месте к реальным, если прошло значительное время’.

В одном из номеров журнала “Police” (США) отмечается, что немало со- трудников полиции убито и ранено при осмотре различных зданий и помещений. Обеспечение личной безопасности при проверке показаний на месте авторы зарубежного опыта видят в соблюдении следующих рекомендаций: знать, что представляет собой здание, сооружение, подлежащее осмотру; иметь план объекта; иметь в виду какой-либо другой путь (запасной) для входа в здание (помещение) помимо того, который обычно использует подозреваемый, I обвиняемый; никогда не спешить; никогда не производить проверку показаний

на месте в одиночку; не доверять свое прикрытие жильцу или владельцу жилья, даже вооруженному; быть готовым к внезапным «сюрпризам» и т. д.^

’ Образцов В.А. Указ. соч. С. 259. Следует отметить, что названный автор пребывание следователя на месте совершения преступления допускает лишь тогда, когда ему известно это место следственного действия.

т

і;.

^ Вопросы борьбы с преступностью за рубежом. М.: ГИЦ МВД России. 1996 . С. 12-17.

в литературе высказывается мнение о целесообразности посещения следователем места события со специалистом. Считаем, что оно правильное, так как в дальнейшем специалист будет производить видеозапись, фото- киносъемку, применять прибор «Поиск-1» по обнаружению трупа и т. д., т. е. станет одним из наиболее активных участников следственного действия. Полагаем, что такое совместное пребывание на месте проведения следственного действия будет способствовать согласованным действиям следователя по разрешению ситуаций как организационного, так и тактического характера. Управлять следственным действием в данной ситуации будет легче. «Управление, - отмечает Н. Винер, - это воздействие на объект, выбранное из множества воздействий на основании информирующей обратной связи и улучшения функционирования данного объекта»’. Это максимальное использование в процессе проверки показаний на месте возможностей местности и обстановки на ней.

  1. Обеспечение участников следственного действия транспортными средствами.

О необходимости обеспечения участников следственного действия транспортными средствами все авторы высказывают единое мнение. А.Н. Васильев и С.С. Степичев, к примеру, говорят о двух случаях применения транспортных средств на практике.

Первый. Транспорт используется до начала производства проверки показаний на месте только как средство перевозки его участников к месту, где будет проводиться это следственное действие, и поездка не входит в тактически значимый отрезок пути (маршрут), подлежащий проверке (уточнению). Например, доставка обвиняемого за 25 км от следственного изолятора (СИЗО) к месту проведения следственного действия.

f л

Второй. Транспорт используется в процессе самого следственного действия для перевозки его участников по маршруту, указанному лицом, показания которого проверяются, когда передвижение участников следственного

’ Винер Н. Кибернетика. 2-е изд. М., 1968. С. 179.

действия пешком невозможно или для этого потребуется слишком много времени. в этом случае вся «поездка» входит в тактически значимый отрезок пути (маршрут), подлежащий проверке (уточнению), и должна соответствовать всем требованиям, предъявляемым к этому следственному действию.

Если проверка показаний на месте проводится несколько раз и с различными лицами, но в одном и том же месте, целесообразнее для каждой поездки приглашать другого водителя транспортного средства. Использование одного и того же водителя может дать основание для сомнений в объективном проведении следственного действия. Лица, показания которых проверялись в ходе его, могут впоследствии заявить, что не они указали путь к месту происшествия следователю, а водитель привез их туда, поскольку он знал маршрут пере- движения после первой поездки.

  1. Решение вопроса об организации охраны подозреваемого (обвиняемого), находящегося под стражей, и места (маршрута) проведения ППМ.
  2. Данный элемент подготовки является актуальным в случае, когда подозреваемому (обвиняемому) определена такая мера пресечения, как заключение под стражу. Кроме того необходимость в охране места (маршрута) проведения проверки может возникнуть тогда, когда следователю до конца остались не ясными мотивы дачи согласия на участие подозреваемого (обвиняемого) в этом следственном действии, и чтобы исключить возможность побега такого участника проверки или не допустить каких-либо провокационных действий с его стороны (эффект «игры на зрителя»), следователь заранее решает данный вопрос.

  3. Планирование.
  4. »

По вопросу о планировании проверки показаний на месте у авторов нет единого мнения. Если Р.С. Белкин вообще умалчивает об этом, то М.Н. Хлынцов и Л.А. Соя-Серко’ планирование допускают только лишь в целях разрешения от

дельных вопросов организационного характера (например, обеспечение безопасности участников в особых условиях, конвоирование арестованного, реконструкция местности и т. д.), но не следственного действия в целом как такового. Аналогичной позиции придерживается и А.В. Авсюк. Между тем, анализ результатов анкетирования практических работников показал, что только 57 респондентов из 114 (54,2%) составляют письменный план проверки показаний на месте.

Планирование производства следственного действия, о чем пишет и Б.И. Шобик, целесообразно по многоэпизодным делам пли преступлениям, совершенным участниками преступных групп в различных регионах страны, либо в слз^ае совершения серийных и заказных убийств. В остальных случаях необходимо планировать разрешение отдельных вопросов организационного характера. С данной позицией цитируемого автора мы вполне согласны.

В ходе планирования определяются ориентиры по маршруту движения для сопоставления показаний с реальной обстановкой’. Реализуется данная рекомендация чаще всего в местности, малоизвестной для следователя.

В ряде случаев планирование связано с необходимостью изучения конкретной местности, сооружения, даже лица, чьи показания будут проверяться или уточняться, в этих целях можно дать поручение органу дознания для сбора необходимой информации или создания обстановки, исключающей присутствие посторонних лиц в месте проведения следственного действия.

в плане производства проверки показаний на месте необходимо предусмотреть место проживания и питание участников, их отдых, если она связана с выездом за пределы административного района и т. п.

?

в»

‘к ‘ Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 38.

W л

Анализ вопросов планирования на практике по результатам изучения архивных уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что практические работники достаточно часто не реализуют в своей работе данный элемент подготовительного этапа.

§ 3. Основные тактические приемы проверки показаний на месте’ и уточнение модели механизма преступления в ходе ее проведения

в назначенное время следователь проверяет, все ли оповещенные лица прибыли на место сбора, имеются ли в наличии необходимые технические средства и транспорт для передвижения к месту проведения следственного действия. После этого проводится инструктаж всех присутствующих лиц относительно порядка проведения предстоящей проверки показаний на месте. В случае необходимости всех участников следует предупредить об ответственности за разглашение данных, полученных в ходе следственного действия. Им, в общих чертах, сообщается о характере и содержании следственного действия, о месте его проведения (если оно известно следователю), о том, какие цели и задачи данное следственное действие преследует.

Если проверка показаний на месте производится с участием обвиняемого, то ему разъясняются его права и обязанности, предусмотренные:

Всеобщей декларацией прав человека Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. (ст. 3, 5, 7, 9, 11, 12);

Международным пактом о гражданских и политических правах Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.;

Конституцией РФ (ч. 1 ст. 51)^;

СТ.47 УПК РФ, а подозреваемого - ст. 46 УПК РФ.

jf

Следователь обязан спросить, добровольно ли обвиняемый участвует в производстве проверки показаний на месте, после чего представляет его остальным участникам.

’ См.: прил. 2.

^ Подчеркивая важность разъяснения данного конституционного положения. Пленум Верховного Суда РФ указал: “Если подозреваемому, обвиняемому… при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)”. (См.: О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: По- становление Пленума Верховного Суда РФ от 31 окт. 1995 г. № 8. С. 535).

Если проверка показаний на месте производится с участием потерпевших ти свидетелей, то им разъясняются права и обязанности, предусмотренные Конституцией РФ (ч. 1 ст. 51)’ и УПК РФ (ст. 42, 56), после чего они предупреждаются об ответственности о чем производится запись в протоколе следственного действия.

Затем следователь должен проверить исправность и комплектность необходимых технико- криминалистических средств, специальной техники, автотранспорта и разъяснить участникам процессуальный порядок их применения, разместить участников в транспорте.

В зависимости от того, знает ли следователь, где находится место происшествия и проводил ли он ранее его осмотр, производство проверки показаний на месте в каждом отдельном случае имеет свои особенности, которые следует учитывать:

при организации передвижения к месту проверки;

при определении последовательности совершения различных действий в процессе ее производства;

при постановке следователем вопросов перед лицом, показания которого проверяются.

Криминалистической теорией и практикой выработаны определенные тактические приемы проведения проверки показаний на месте, наиболее распространенными и важными из которых являются следующие:

1) предоставление «тактической» самостоятельности лицу, показания которого проверяются, при сохранении руководящей и организующей роли следователя; 2) 3) проведение проверки показаний на том же самом месте (маршруте) с каждым лицом в отдельности: 4) 1

Потерпевший, свидетель освобождены от обязанности «свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников», ‘к ^ См.: УК РФ. Ст. 307-308, 310.

ш

» А

3) сочетание рассказа и показа «проверяемым» лицом определенных объектов и участников, местности (территории); демонстрация им простейших опытных, поисковых и идентификационных действий и др. Рассмотрим эти приемы.

Предоставление «тактической» самостоятельности лицу, показания которого проверяются, при сохранении руководящей и организующей роли следователя. Следователь предлагает допрошенному лицу самостоятельно указать маршрут и место, где его показания будут проверяться. После этого, в соответствии с показаниями допрошенного лица, начинается продвижение к искомому месту.

На практике движение к такому месту начинается от здания отдела внутренних дел, прокуратуры либо от места сбора участников вне населенного пункта.

Следователь обязан руководить следственным действием, «держать» инициативу в своих руках, но ни в коем случае не ограничивать и не подавлять самостоятельность лица, показания которого проверяются, в выборе ^^ направления и маршрута движения. Зачастую на практике это требование не

т-

выполняется: следователь идет впереди лица, показания которого проверяются, либо задает наводящие вопросы.

^ А

Приведем следующий пример. Подсудимый за совершение ряда краж из санаториев г. Кисловодска, некто Д., в суде отказался от своих показаний, данных в процессе проверки показаний на месте, утверждая, что к кражам никакого отношения не имеет. При этом сослался на эпизод, когда следователь привез его к корпусу санатория и спросил: «Из этого корпуса совершил кражу?», а затем, находясь внутри первого этажа, указал на дверь палаты, спросив: «Из этой палаты совершил кражу?». На все вопросы подсудимый Д. тогда ответил утвердительно. В итоге результаты следственного действия судом не были признаны доказательством’.

’ Материалы уголовного дела№ 16810 СО Кисловодекого ГОВД.

Если участники следственного действия передвигаются пешком к нужному объекту, то первым идет допрошенное лицо, за ним - понятые и следователь, после них - специалисты и затем остальные участники следственного действия.

Если допрошенное лицо показывает маршрут движения, передвигаясь на автомашине, он помещается рядом с водителем, а следователь и понятые располагаются сзади. По ходу движения допрошенное лицо указывает шоферу ориентиры, в направлении которых следует двигаться, в каких местах делать остановки и т. п.

Проведение проверки показаний на том же самом месте (маршруте) с каиедым лицом в отдельности. Проверку показаний различных лиц относительно одних и тех же объектов и обстоятельств необходимо проводить раздельно. «Бессмысленно - утверждает Р.С. Белкин, - проводить выход одновременно с несколькими обвиняемыми, если преследуется цель - установить наличие или отсутствие противоречий в их показаниях»’. Более того, как было отмечено ранее, такие авторы, как А.В. Васильев, С.С. Степичев, М.Н. Хлынцов, Л.А. Соя- Серко, А.Г. Филиппов, Н.П, Яблоков и другие рекомендуют в каждом случае привлекать новых водителей и понятых, чтобы они не смогли перепутать обстоятельства и результаты каждого следственного действия, если суд посчитает необходимым их допросить.

г»

Данная рекомендация, на наш взгляд, является правильной. При этом лица, показания которых проверяются, не должны общаться между собой. В УПК РФ законодатель указал: «Не допускается одновременная проверка показаний нескольких лиц» (ч, 3 ст. 194). Данное обстоятельство является настолько важным в плане достоверности, объективности и доказательственного значения результатов следственного действия, что в статье всего из четырех частей этому положению отведена самостоятельная. Однако в ней не содержится указания (требования) на то, чтобы эти лица перед проверкой показаний на

’ Белкин Р. С. Указ. соч. С. 19.

• А

месте «не общались между собой», так как в противном случае данная ситуация не будет принципиально отличаться от первоначальной.

В связи с этим можно полагать, что, формулируя ч. 3 ст. 194 УПК РФ, законодатель подразумевал и это тактическое требование, как само собой разумеющееся.

Сочетание рассказа и показа «проверяемым» лицом определенных объектов и участков местности (территории); демонстрация им простейших опытных, поисковых и идентификационных действий. Рассказ (пояснения) лица, показания которого проверяются, в ходе следственного действия должны сопровождаться показом материальных объектов на пути движения, месте события, в том числе и следов преступления, а также демонстрацией определенных действий, проведением простейших опытов, в связи с этим совершенно справедливо замечание Р.С. Белкина: «Дача объяснений в конце выхода на место обо всем пути недопустима, так как в этом случае теряет смысл сам выход»’.

Если проверка показаний на месте предпринимается для демонстрации

?

V* определенных действий, то эти действия должны осуществляться именно в

тех местах, где имели место в действительности, так как в противном случае следственное действие опять-таки лишается всякого смысла.

I

Следователь, сообразуясь с рассказом допрошенного лица, может делать остановки и более тщательно знакомиться с особенностями окружающей об-

і

становки, с расположением отдельных объектов и т. д. Эти действия могут быть направлены на обнаружение, фиксацию и изъятие следов и иных вещественных доказательств, которые могли остаться в данном месте после пребывания на нем допрошенного лица или его соучастников, если допрошенное лицо не упоминало на допросе о наличии таких следов. «Наиболее распространенной ошибкой при выходе на место является ограничение этого следственного действия только показом и рассказом обвиняемого или свидетеля, -

’ Белкин Р.С Указ. соч. С. 20.

отмечает Р.С. Белкин, - без проведения осмотра места выхода. Это приводит к тому, что следователь не устанавливает доказательства, которые могли бы подтвердить правильность показаний обвиняемого или свидетеля»’.

Поскольку одна из задач проверки показаний на месте состоит в стимулировании памяти лица, чьи показания проверяются, то по прибытии на место события целесообразно дать лицу возможность осмотреться и восстановить в памяти отдельные детали события преступления. После выполнения данного условия это лицо приступает к изложению обстоятельств, связанных с его пребыванием на данном месте в момент события.

Следователь рекомендует допрошенному лицу сопровождать факт опознания объекта рассказом о тех элементах и признаках, по которым он узнал местность, дом, квартиру и т. д., а затем объяснить, в связи с чем он наблюдал эти объекты. В случае слишком общих показаний о проверяемых обстоятельствах, следователь рекомендует допрошенному лицу вспомнить какие-то особенности объекта, не подходя к нему. Например, при подходе к указанному строению, сообщить, что находится внутри строения (квартиры), в каком по- рядке расположены находящаяся в нем мебель, другие вещи.

II

’ Там же.

» *

Такая детализация позволит, с одной стороны, допрошенному лицу уточнить и дополнить содержание ранее данных им показаний, а с другой - даст возможность следователю получить новую информацию об объекте. После получения таких сведений следователь предлагает допрошенному лицу подойти к объекту и непосредственно около него или на нем (внутри его) показать все то, о чем это лицо только что рассказало. Он предлагает ему распо- ложить отдельные объекты так, как он наблюдал их в момент события (безусловно, такое перемещение допустимо в отношении отдельных, необъемных объектов, когда отсутствует надобность в реконструкции места происшествия в целом).

После уточнения состояния обстановки на месте события допрошенное лицо дает пояснения по поводу фактов, имеющих отношение к данному месту. В этом случае следователь изучает те обстоятельства, на которые указывает допрошенное лицо, и сопоставляет их не только с обнаруженными на месте следами, но и с фактами, изложенными в показаниях этого лица на допросе, с показаниями других лиц, а также с данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия. При этом он фиксирует данные, касающиеся различных объектов и следов в общих чертах, поскольку они были подробно описаны ранее в протоколе осмотра места происшествия. Однако если следователем были упущены отдельные обстоятельства и не нашли подробного описания в протоколе осмотра места происшествия (или вообще не нашли в нем отражения), то в процессе проверки показаний на месте указанные об- стоятельства должны быть не только исследованы, но и подробно описаны. Например, допрошенное лицо указывает на кустарник и поясняет, что из-за него он наблюдал за передвижением граждан по скверу, ожидая лицо, в отношении которого впоследствии совершил ограбление. В процессе ожидания выкурил 4-5 сигарет марки «Дон». Наличие на месте происшествия окурков от сигарет данной марки, следов обуви были подробно описаны в протоколе осмотра места происшествия. Часть окурков изъято, следы сфотографированы и с них изготовлены гипсовые слепки’.

В данном случае вряд ли целесообразно вновь описывать следы ног и окурки в протоколе проверки показаний на месте и указывать обнаруженное и изъятое в деталях. Достаточно будет упоминания о них, об их расположении на местности и состоянии.

%

*

» ‘ Уголовное дело № 43243 // Архив Кисловодского городского суда.

^ *

Если допрошенное лицо поясняет, что в момент ограбления потерпевший оказал сопротивление, сумел разбить его солнцезащитные очки, осколки стекла которых остались на месте, а следователь при осмотре места происшествия не обратил на них внимания и не описал в протоколе, то следует найти

ЭТО место, тщательно осмотреть, отыскать осколки стекла, описать и изъять их.

Когда же проверка показаний на месте проводится в данном месте с несколькими лицами (разумеется, с каждым в отдельности) и с целью проверки одних и тех же фактов, то тщательное изучение и фиксация обнаруженных следов и иных обстоятельств проводится только при проведении следственного действия с первым лицом. Если другие лица будут повторять уже ставшие известными обстоятельства, то описание их дается в общих чертах. При этом выделяются только основные особенности, по которым можно определить эти объекты с тем, чтобы исключить сомнения, что в разных протоколах проверки показаний на месте указываются одни и те же объекты и материальные следы.

Если проверка показаний на месте проходит на территории ряда краев и областей (что характерно для преступлений, совершенных членами преступных групп и серийными убийцами), то ее производство рекомендуется выполнять поэтапно. Итог подводится на каждом этапе (область, край, район и т. д.).

в данной ситуации перед следователем возникает ряд специфических задач, решение которых обеспечивает успех следственного действия:

умение ориентироваться в обстановке, подмечать незначительные изменения в поведении лица, чьи показания проверяются, уточняются;

принимать меры к пресечению возможных попыток уничтожения следов и вещественных доказательств;

обеспечить охрану лиц, находящихся под стражей.

«Значительно сложнее производство проверки показаний на месте, если следователь впервые находится на месте события, указанном допрошенным лицом и раньше его не осматривал», - замечает в связи с этим М.Н. Хлынцов’.

? При этом складываются следующие ситуации: с момента события, упо

мянутого допрошенным лицом, прошло незначительное время или в силу особенностей его расположения никто не мог внести изменений в обстановку и нарушить оставленные следы.

«Исходя из этих соображений, - продолжает автор, - следует воздержаться от немедленного вторжения на указанное место и сперва произвести его обзор со стороны, после чего спросить допрошенное лицо, не произошло ли с обстановкой каких-либо изменений после происшедшего события»’. Только после этого следует вторгнуться (вступить) на место события, но дальнейшее продвижение совершать в соответствии с выработанным тактиче- ским приемом - представлением самостоятельности лицу, чьи показания проверяются.

Выслушивая пояснения допрошенного лица, следователь должен обращать внимание не только на указанные им объекты и различные фактические обстоятельства, но и на те, о которых данное лицо не сообщило. Если допрошенное лицо сообщает о конкретном предмете или иных объектах, спрятан- ных (зарытых) в данном месте, то следователь тщательно осматривает поверхность почвы, состояние растительного покрова, наличие каких-либо следов ног (транспортного средства). Все это фиксируется в протоколе проверки показаний на месте, а специалист фотографирует и (или) снимает на видеокамеру. Затем с помощью специалистов, технических средств и, возможно, подсобных рабочих извлекают из земли (водоема и т. д.) спрятанные объекты.

*

‘М

Важным тактическим приобретением, в связи с введением в УПК РФ ст. 194, является возможность уточнения модели механизма преступления входе проверки показаний на месте.

Известно, что моделирование в криминалистике заключается в искусственном создании системы, которая с определенной степенью сходства воспроизводит «заменяемый ею объект, явление или процесс, связанный с иссле-

’ Тям ?ж’р

дуемым преступным событием».’ Исследование (изучение и проверка) модели обеспечивает получение тех знаний об оригинале, которые ранее не были следователю известны.

в проверке показаний на месте как раз и представляется оригинальная возможность проверить жизненность (фактическую возможность существования) мысленной или материальной модели, объектами которой могут быть всевозможные обстоятельства, условия и состояние, а также уточнить модель механизма расследуемого преступления в целом.

Наибольшую вероятность для реализации в ходе проверки показаний на месте имеют такие модели, объектами которых являются:

механизм объективной стороны совершенного преступления (причинение смерти огнестрельным (холодным) оружием, нанесение телесных повреждений, изоляция конкретного человека для тайного удержания в качестве заложника и т.п.);

механизм образования конкретного следа или системы следов (движения преступников к месту совершения преступления, распространения и локализации • крови умирающего потерпевшего изо рта и дыхательных путей на стенках двух

соседних гаражей при воздействии преступниками на его грудь и др);

механизм сокрытия следов преступного события (расчленения трупа, его «упаковка», скрытный вывоз и закапывание и т.п.) и др.

I

« к

Названные модели формируются в сознании следователя на базе имеющейся в его распоряжении доказательственной и ориентирующей информации. Исходя из ее содержания, в каждом конкретном случае следователь определяет структуру и содержательную сторону проверки показаний на месте, а именно:

количество и состав участников следственного действия; место опорных пунктов, их количество;

I

Кустов A.M. Криминалистика и механизм преступления. Цикл лекций. - М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО ^ «МОДЭК», 2002. С. 250.

к

необходимые технико-криминалистические средства и приспособления; характер действий и последовательность их осуществления в рамках модели того или иного механизма преступления (образования конкретного следа, сокрытие трупа и т. д.) и т. д.

Оптимальным образом реализованная криминалистическая модель механизма совершенного преступления обуславливает правильную квалификацию преступного события; установление действий преступников (событий), которые предшествовали совершению расследуемого преступления; выявление других участников преступления, неизвестных следователю на данный момент; определение направления поиска материальных объектов, могущих стать вещественными доказательствами по делу и др.

г-

Таким образом, полная легитимность проверки показаний на месте объективно предоставляет новые возможности для субъекта расследования в формировании базы доказательств через проверку и уточнение модели механизма как преступления в целом, так и отдельных его обстоятельств. Значение полученной таким образом информации может быть осознанно следователем t сразу (еще до полного завершения действий в рамках проверки показаний)

или в процессе дальнейшего расследования по делу’.

§ 4. Фиксация хода и результатов проверки показаний на месте, их оценка

4.1. Составление протокола проверки показаний на местб^. Дополнительные средства фиксации ее хода и результатов.

Одной из особенностей российского уголовного судопроизводства является обязательное документирование всех осуществляемых по уголовному делу действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Кустов A.M. Указ. раб. С. 288

^ См.: прил. 4.

Однако относительно процессуального оформления проверки показаний на месте, как самостоятельного следственного действия, в литературе еще не сложилось единого мнения. Тому есть объективное объяснение: в бывшем УПК не было статьи (нормы), регламентирующей проверку показаний на месте, как следственное действие. В принятом УПК РФ данный вопрос разрешается в пользу обязательного составления протокола проверки показаний на месте. Однако структура и содержание описательной его части остается вопросом открытым, а потому подлежащим более подробному рассмотрению.

Форма и содержание протоколов, фиксирующих процесс и результаты производства проверки показаний на месте, а также наименование этих протоколов, носили разнообразный характер. Чаще всего его называли просто «протоколом» или «протоколом выезда на место с обвиняемым», «протоколом следственного эксперимента» и достаточно редко - «протоколом проверки показаний на месте». В отдельных случаях в протоколе данного следственного действия следователи указывали, что он составлен в соответствии со ст. 141 и 183 УПК РСФСР или вообще ничего не указывали.

•kb»

До и после принятия УПК 1961 г., некоторые авторы давали различные рекомендации по вопросу процессуального оформления результатов проверки показаний на месте. Однако эти рекомендации не содержали ничего определенного как в теоретическом аспекте, так и для практических действий следователя. Оценивая возникшую ситуацию, М.Н. Хлынцов отмечает, что «оформление результатов ее применения должно производиться путем составления самостоятельного протокола под наименованием “Протокол проверки показа- ний на месте”. При этом, сделать ссылку на ст. 141, 142 УПК РСФСР»’. С принятием нового уголовно-процессуального закона РФ все сложности со ссылкой на статьи и нормы закона отпали сами собой, теперь протокол проверки показаний на месте должен быть составлен в соответствии со ст. 166 и 194 УПК” РФ

Какие же требования предъявляются к составлению протокола проверки показаний на месте? Наиболее важными из них являются следующие:

составление протокола надлежащим лицом. Он составляется следователем, исключения из этого правила нет;

объективность информации, изложенной в протоколе. Он должен содержать описание только тех объектов и действий, которые действительно были обнаружены и проделаны допрошенным лицом в процессе проверки показаний на месте; в протоколе следственного действия не должны приводиться предположения, которые могут быть выдвинуты на основе результатов иных следственных действий;

полнота описания хода и результатов следственного действия в протоколе. Он должен составляться в процессе производства проверки показаний на месте, чтобы была обеспечена точность в отражении всего сказанного, показанного и обнаруженного на месте события, по пути к нему или от него. Последовательность изложения должна соответствовать последовательности действий допрошенного лица, показания которого проверяются. В зависимости от условий передвижения (например, на автомашине по бездорожью) следователь может вести запись «чернового» характера с последующим составлением пол- ного текста протокола. Это требование вытекает из следующего правила: «протокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания» (ст.ст. 166-167 УПК РФ);

правильное процессуальное оформление с отражением всех необходимых реквизитов данного следственного действия.

?

протокол проверки показаний на месте - это основной процессуальный документ, в котором находит свое отражение ход и результаты следственного действия.

Структура протокола проверки показаний на месте’ состоит из трех частей: вводной, описательной и заключительной.

Вводная часть содержит в себе следующие сведения: название процессуального документа - «Протокол проверки показаний на месте»;

место и дату составления протокола;

должность, звание, фамилию и инициалы лица, составившего протокол; фамилии, имена, отчества и адреса понятых;

фамилии, инициалы и должностное положение лиц, приглашенных для участия в следственном действии;

ее добровольный характер для лиц, чьи показания проверяются; время начала и окончания следственного действия;

отметку о том, что всем участникам проверки показаний на месте разъяснены их права, а если она проводится с участием свидетеля (потерпевшего), то они предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний по соответствующим статьям УК под под- пись. После этого делается ссылка на статьи, регламентирующие порядок производства данного следственного действия, - 194, 166, 167 УПК РФ. В описательной части протокола указывается^:

исходная точка (пункт) движения участников следственного действия; состояние погоды, если оно имеет существенное значение для правильного восприятия процесса и результатов проверки показаний на месте, а также для правильной ориентировки допрошенного лица в окружающей обстановке.

^ Если передвижение участников осуществлялось на автомашине, то указывает-

’ Бланк протокола проверки показаний на месте хотя и содержится в Приложении № 56 к УПК РФ, однако, он, во-первых, носит рекомендательный характер, а во-вторых, не раскрывает главного: содержания его описательной части.

^ См.: Приложение № 4. На практике самым «больным» местом для протокола проверки показаний на месте является изложение его описательной части, которая не выдерживает никакой критики в сравнении с теми требованиями, которые предъявляются крими- ? налистической наукой к данному следственному действию. См.: прил. 3.

СЯ ее вид и марка, возможности обзора из нее окружающей обстановки, расположение в ней участников;

весь процесс и результаты проверки показаний на месте в той последовательности, в какой все действия производились. Все вопросы и указания следователя записываются в протоколе от третьего лица, а пояснения и указания допрошенного лица - от первого лица.

В протоколе следователь не должен фиксировать свои выводы о результатах проведенной проверки. Недопустимы, к примеру, такие записи: «В процессе проверки показаний на месте допрошенное лицо дало правдивые показания».

В заключительной части протокола указывается, какие следы и объекты на месте события были обнаружены и изъяты для дальнейшего исследования и приобщения к материалам уголовного дела. Об этом в протоколе производится соответствующая запись с указанием о произведенной упаковке названных предметов. Отмечается также применение других способов фиксации проведенного следственного действия (применение фото- и видеосъемки; вычерчивание • планов, схем; выполнение рисунков, изготовление слепков следов и т. д.).

Составленный протокол’ зачитывается следователем вслух участникам следственного действия. Лицо, чьи показания проверялись, вправе ознакомиться с протоколом следственного действия лично. Поступившие заявления и замечания участников должны быть отражены в протоколе следователем, либо он отмечает отсутствие заявлений и замечаний.

Кроме того, исправления в протоколе должны быть оговорены и завере-

?

ны подписями всех участников следственного действия. После этого протокол подписывается следователем, понятыми, лицом, чьи показания проверяются и другими участниками следственного действия. Страницы протокола нумеруются.

’ Структура протокола изложена с учетом Приложения № 56 к УПК РФ, рекомендаций некоторых авторов, собственного опыта работы диссертанта.

Кроме основного средства фиксации хода и результатов следственного действия имеются и дополнительные. «Фиксация доказательств, - отмечает Р.С. Белкин, - это система действий по запечатлению в установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления»’.

Среди таких средств фиксации следует отметить: звукозапись и видеозапись, фотосъемку, составление планов и схем.

  1. Звукозапись в процессе проверки показаний на месте. В последнее время при проверке показаний на месте все чаще стала применяться звукозапись. Правовой основой ее применения является п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. № 15 «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия», ч. 8 ст. 166 УПК РФ и другие законы^. Звукозапись существенно дополняет результаты протоколирования. Она имеет четыре юридически значимых признака:

1) место и время производства звукозаписи следователю известно абсо-

\ • лютно точно;

2) сценарий и последовательность зафиксированной в ней информации не являются произвольными, а предопределяются процессуальным законодательством - ст. 194 УПК РФ; 3) 4) звучащие голоса принадлежат лицам, участвующим в проверке пока- заний на месте, включая, естественно, и самого следователя; 5) 6) в звукозаписи абсолютно точно фиксируется информация, получение которой четко регламентировано законом, поэтому, утверждает 3.3. Зинату- лин: «…нет объективных препятствий для того, чтобы, например, фонограмму 7) ‘ Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997. Т. 2. С. 119.

^ Например, п. 3 ст. 115 Арбитражного процессуального кодекса РФ предоставляет право присутствующим в зале заседания производить звукозапись. Разрешение на это судьи (суда) не требуется.

обвиняемого (подозреваемого, свидетеля, потерпевшего) не допускать в качестве самостоятельного источника доказательств»’.

Эту мысль развивает О. Афанасьев, утверждая, что в звукозаписи показания свидетелей будут абсолютно точными и более полными, чем в протоколе. «К сожалению, - говорит автор, - в протоколах эти важнейшие моменты сокращаются, как правило, до минимума, а порой деформируются до неузнаваемости или даже воспроизводятся с точностью до наоборот»^.

Придавая требованию полноты фиксации следственного действия важное значение, А.А. Левин и Ю.А. Горинов отмечают: «Применение звукозаписи обеспечивает полноту и хорошую сохранность фиксируемой информации. Звукозапись позволяет сохранить не только содержание, но и эмоциональную окраску речи»^.

«Вместе с тем, - отмечает В. Плетнев, - звукозапись как прием фиксации имеет и недостатки: в ней обычно содержится много лишней, не относящейся к делу информации. Пользование звукозаписью, ее длительное хранение затруднены, затрудняет ее применение и излишне усложненный процес- ^ • суальный порядок ее производства»’*. На наш взгляд, это не основание для

принижения роли звукозаписи, как средства фиксации хода и результатов следственного действия.

Методика применения магнитной записи в процессе следственных действий достаточно хорошо разработана. Работающий с магнитофоном специалист^ дает пояснения относительно места начала проверки показаний на месте, сущности совершаемых допрошенным лицом действий, кратко оговарива-

’ Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. С. 153.

Афанасьев О. Звукозапись в ходе судебного заседания - средство защиты процессуальных прав // Российская юстиция. 1998. № 12. С. 47.

^ Левин А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М.: Юрид. лит., 1983. С. 3^.

Плетнев В. Использование технических средств для закрепления доказательств // Законность. 1998. № 9. С. 19.

В юридической литературе высказана рекомендация использовать два переносных магнитофона одновременно.

ЮТСЯ особенности местности и названных допрошенным лицом объектов, предметов, следов и т. п., указывается применение научно-технических средств для обнаружения, фиксации, изъятия следов и предметов, называются результаты, которые при этом были получены.

Когда звукозапись всех речей будет закончена, следователь сообщает, какие объекты и предметы изъяты с места производства следственного действия.

После этого следователь объявляет об окончании следственного действия, называет порядок и условия воспроизведения, какие дополнения и уточнения были сделаны участниками, которые записываются полностью.

В заключение следователь сообщает время окончания звукозаписи, тип пленки и метраж записи, марку магнитофона, скорость записи. После этого магнитофон выключается, а в протоколе следователь отражает факт приобщения магнитофонной записи к материалам уголовного дела в соответствии с ч. 8 ст. 166 УПК РФ в качестве вещественного доказательства и условия ее хранения. По утверждению А.А. Левина и Ю.А. Горинова, магнитофонная запись (фонограмма) обладает всеми признаками вещественного доказательства (ст. ^ • 8 УПК РФ).

г.

  1. Видеосъемка в процессе проверки показаний на месте. Применение видеосъемки в процессуальном отношении мало чем отличается от применения звукозаписи.

К достоинствам видеозаписи следует отнести синхронную запись изображения и звука, отсутствие необходимости какой бы то ни было обработки отснятого материала, возможность немедленного его воспроизведения, высокую точность и объективность фиксации. По рекомендациям, данным Н.П. Яблоковым, видеозапись проверки показаний на месте должна производиться таким образом, чтобы было видно, что лицо, с которым проводится проверка, шло впереди группы, и что только это лицо, а ни кто-либо другой, определяло маршрут движения’.

’ Яблоков Н.П. Указ. соч. С. 427.

Недопустимо снимать участников следственного действия, забегая вперед, навстречу движению. «Именно такая съемка, как показывает судебно- следственная практика, - утверждает автор, - может вызвать сомнение в объективности произведенной проверки»’.

А.А. Левин и Ю.А. Горинов, выделяя достоинство видеозаписи в процессе фиксации хода и результатов проверки показаний на месте, отмечают, что видеозапись фиксирует все видимые проявления поведения каждого участника следственного действия и позволит установить, не нарушались ли их законные права^.

Целесообразнее всего начинать движение к месту проведения проверки показаний, в случае наличия такой возможности, на двух машинах: видеооператора лучше поместить во вторую машину с открытым кузовом. При этом допрошенное лицо следует предупредить о необходимости ставить в известность следователя и видеооператора о приближении к объектам, имеющим значение для дела, чтобы оператор смог своевременно начать видеосъемку местности и объектов впереди участников проверки на подступах к указанно- му месту или объекту. Каждый указанный лицом объект снимается в момент показа на фоне других объектов, затем - отдельно крупным планом, после чего производится съемка деталей, если они имеют значение для дела.

Если допрошенное лицо демонстрирует определенные действия, их рекомендуется отснять на видеокамеру. При этом оператор выбирает удобное место, обеспечивающее хорошую видимость всех подробностей совершаемых действий.

«А

в случае производства каких-либо вспомогательных работ (например, извлечение объекта со дна водоема, из земли и т. д.) необходимо отснять общий вид указанного места, затем - начало работ по извлечению объекта и их пкончяние

’ Ябпоков Н П Там же.

7

^ Левин А. А., Горинов Ю.А. Указ. соч. С. 4.

Когда проверка показаний на месте проводится в одном и том же месте с несколькими лицами и для выяснения одних и тех же обстоятельств (что характерно по групповым преступлениям), следователь должен отметить те точки (места), из которых производилась видеосъемка. Необходимость и целесообразность такой тактики съемки заключается в том, чтобы, в случае указания одних и тех же объектов другими допрошенными лицами, производить видеосъемку в аналогичных условиях. Несоблюдение подобной тактики будет способствовать тому, что фрагменты видеосъемки могут создать путаницу при сопоставлении их друг с другом, не позволят сделать правильный вывод относительно соответствия результатов проверки показаний на месте, проведенных разными лицами.

Отснятый материал «оформляется» оператором при участии следователя. Лента в соответствующих местах снабжается титрами, поясняющими сущность отснятых действий и объектов. Смонтированный полностью видеофильм просматривается всеми участниками следственного действия, о чем составляется протокол с замечаниями, сделанными участниками просмотра (ес-

?

ц • ли они имели место).

о произведенной видеосъемке делается обязательное указание в протоколе проверки показаний на месте, описываются условия видеосъемки (наименование аппарата, освещенность, частота кадров, тип пленки и т. д.), а также фамилия, имя и отчество оператора, его должность, место работы, домашний адрес и номера телефонов.

  1. Фотосъемка в процессе проверки показаний на месте. Перед началом проверки показаний на месте следователь должен ознакомить специали- ста-фотографа с задачами и особенностями следственного действия, договориться о сигналах, по которым он будет занимать необходимую позицию для осуществления фотосъемки. Точка начала движения к объекту (исходная точка), подходы и отходы от объекта, места сокрытия следов преступления и т. п. фотографируются по правилам, описанным ранее при применении видеозапи

си. Фотографирование места, на котором произошло событие, начинается на подступах к нему, т. е. делается ориентирующий снимок так, чтобы указанное место вошло в кадр вместе с окружающей обстановкой, позволяющей определить его расположение. Затем делается обзорный снимок только одного места события (без неподвижных ориентиров) и так, чтобы вся обстановка этого места (перекресток дорог, часть улицы около дома и т. п.) вошла в кадр. Если возникает необходимость в получении ориентирующего и обзорного фотоснимков крупным планом, то они выполняются панорамным способом. Объекты и следы, обнаруженные по мере продвижения допрошенного лица, фотографируются сначала на фоне окружающей среды (узловые снимки обычным способом), затем, отдельно от нее, масштабным способом - детальные снимки отдельных частей или особенностей этих объектов. Крупным планом фотографируются также и те точки на местности, в которых находились допрошенное лицо и (или) другие участники события в определенные его моменты.

*

До сих пор является спорным мнение о том, следует ли в ходе фотосъемки включать в кадр допрошенное лицо в тот момент, когда оно указывает на какой-либо объект, след и т. п. или же достаточно сфотографировать только указанный им объект, след и т. п.? В практике расследования следователи чаще всего делают именно такие снимки: допрошенное лицо запечатлевается на месте с рукой, протянутой в сторону указанного им объекта. Под снимком делается пояснительный запись, в которой сообщается, например, о том, что «обвиняемый Б. показывает место, где он дожидался появления потерпевшего» или «…где он закопал похищенные вещи» и т. п.

А.Н. Васильев, С.С. Степичев и другие авторы’ высказывают мнение о недопустимости такой фотосъемки, полагая, что наличие на фотоснимке допрошенного лица, указывающего рукой на что-либо, ничего не доказывает.

1

См.: Васильев А.Н., Степичев С.С., Указ. соч. С. 38-41; Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 76-77; Авсюк А.В. Указ. соч. С. 28-29; Колдин В.Я. Криминалистика. М : Изд-во МГУ 196^ Г. 34:?

Указанные авторы утверждали, что цель фотосъемки при проверке показаний на месте не должна «закреплять» действия лица, показания которого проверяются, поэтому не следует предлагать лицу принимать позы, в которых оно находилось в момент совершения тех или иных действий, а тем более фотографировать их в таких позах. Не следует также фотографировать обвиняемого в позе, когда он указывает на какой-либо предмет или место вытянутой рукой или пальцем. Совершенно очевидно, отмечают названные авторы, что подобные фотоснимки, фиксирующие различные телодвижения и жесты фотографируемого лица, никакого доказательственного значения не имеют и иметь не могут.

Л.А. Соя-Серко в изготовлении подобных снимков усматривал элементы режиссуры.

А.В. Авсюк отмечает, что познавательное значение имеют лишь участки местности или детали обстановки, которые впоследствии будут сопоставляться с другими материалами дела. И добавляет, что фотоснимки, на которых рядом с объектом изображен человек с вытянутой рукой, показания которого проверяются, неоднократно подвергались справедливой критике, потому что такие фотографии не усиливают доказательственного значения результатов следственного действия. Аналогичное суждение высказывает и В.Я. Колдин.

?

«

«

По мнению указанных авторов, это - «завуалированный» способ «закрепления» признания обвиняемого в присутствии понятых, когда следователи сопровождают надписи к фотоснимкам содержанием, которое отражает признание обвиняемым своей вины. Например; «Обвиняемый Иванов указывает место, где он зарыл труп убитого им гражданина Коркина». Следовательно, фотоснимки, в которых фиксируются различные телодвижения и жесты, в следственной практике применяются исключительно в целях психологического воздействия на обвиняемого, чтобы в дальнейшем был невозможным его отказ от своих показаний.

Цель фотосъемки заключается в том, утверждали А.Н. Васильев и С.С. Степичев’, «чтобы при помощи фотоснимков, являющихся составной частью протокола^, наглядно показать обстановку, описанную в протоколе, то есть те места и предметы, которые обвиняемый или свидетель указывал в ходе следственного действия. Поэтому достаточно сфотографировать само место или предмет, указав в протоколе на то, что обвиняемый или свидетель - участник следственного действия - указал именно данное место или данный предмет»^

Данное утверждение, на наш взгляд, является спорным. Отстаивая специфику проверки показаний на месте, М.Н. Хлынцов отмечает: «Так как в протоколе проверки показаний на месте освещается не только статическая сторона события, но и динамика данного следственного действия, обращается внимание как на результаты, обнаруженные в ходе действий допрошенного лица, так и на описания этих действий (жестов, поз и т. д.), то эти действия необходимо отражать и на фотоснимках, чтобы изображение на них соот- ветствовало протоколу. Иначе снимки, отражающие только результаты действий допрошенного лица, т. е. указанные им объекты, ничем не будут отличаться от снимков, отражающих результаты осмотра места происшествия, не будут отражать специфику проверки показаний на месте»”^.

Р.С. Белкин отстаивает мысль о том, что фотоснимки обеспечивают не только иллюстрацию протокола проверки показаний на месте, не только способствуют лучшему уяснению содержания протокола как процессуального до-

’ Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч. С. 40.

^ Фотоснимки - часть “фототаблицы”, а она есть документ - приложение к протоколу, в котором фиксируется часть физических действий свидетеля, обвиняемого, а не является его составной частью, как утверждают А.Н. Васильев и С.С. Степичев. Кроме того, в заключительной части протокола есть указание на использование фотоаппарата, а в самой фототаблице (вводная часть) имеется “привязка” к соответствующему протоколу, в том числе и к протоколу проверки показаний на месте.

^ ВастьевА.К, Степичев С.С. Указ. соч. С. 39^0.

“^Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 101-102.

кумента, объективно отражая то, что бывает трудно описать, но и позволяют точно восстановить все то, что отражено в протоколе’.

Справедливости ради обратим внимание и на тот факт, что среди ученых нет очевидных противников запечатления на фотоснимке лица, совершающего определенные действия (в том числе и различные телодвижения) в ходе следственного эксперимента. Однако известно, что отдельные фрагменты следственного эксперимента составляют содержание проверки показаний на месте, являются ее элементами. На наш взгляд, психологическая особенность проверки показаний на месте, побуждающая к активности, к восстановлению в памяти событий в прошлом и т. д. у лица, показания которого проверяются, допускает использование фотоснимков, в которых фиксируются его телодвижения. Как еще может указать допрошенное лицо то место, которое в силу различных обстоятельств претерпело изменения? Например, оползень разрушил местность либо по иным причинам исключается доступ к осматриваемому объекту. Ответ однозначен: только телодвижением, в том числе и с вытянутой рукой Б нужном направлении.

Прав, на наш взгляд, М.Н. Хлынцов, когда говорит, что фотографирование отдельных моментов проверки показаний на месте, когда допрошенное лицо будет с помощью жестов указывать на что-либо или демонстрировать отдельные позы и действия, необходимо производить в момент совершения соответствующего движения, чтобы запечатлеть жест или позу лица в естественном их состоянии, не прибегая к инсценировкам^. Исходя из этого, необходимо обратить внимание на следующее очевидное обстоятельство: в процессе производства следственного действия недопустимо предлагать допрошенному лицу принять соответствующую позу или вытянуть руку в направлении какого-либо объекта и стоять так до тех пор, пока специалист- фотограф не зафиксирует данный момент. Недопустимы элементы «прово-

’ Белкин Р.С. Криминалистика. М.: Юрид. лит., 1966. С. 342; Он же. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959. С. 100. ^ ^ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 103.

кации» со стороны следователя и в целях выяснения вопроса осведомленности лица, чьи показания проверяются. В этих целях не рекомендуется следователю, например, показывать вытянутой рукой в противоположном направлении и задавать вопрос: «В этом направлении продвигаться дальше»?

В свое время Чарлс К. Скотт о доказательственном значении фотоснимков писал следующее: «Обычные фотоснимки, показывающие позирующих людей, которые воспроизводят места и действия уголовных преступников в момент совершения ими преступлений, являются очень полезными средствами, помогающими объяснить присяжным обстоятельства дела. Однако эти фотографии не во всех штатах являются приемлемыми доказательствами, хотя последнее время все чаще и чаще начинают признаваться в качестве доказательств»’.

Фотоснимки, изготовленные в ходе проверки показаний на месте, наклеиваются на бланк «Фототаблица» и сопровождаются пояснительными надписями. В конце ставят подписи лица, ее изготовившие. Чаще всего это: специалист-криминалист и следователь. Как показали результаты анализа архивных уголовных дел, в 105 случаях (68,2%) в ходе проверки показаний на месте следователи использовали фотосъемку, видеозапись - в 31 случаяе (20,1%), а в 18 случаях, что составило 11,7%, дополнительные средства фиксации вообще не использовались.

4.2. Оценка результатов проделанной работы

Оценка хода и результатов проверки показаний на месте является завершающим элементом заключительного этапа ее производства и представляет собой мыслительную деятельность, главным образом, следователя.

к

Однако некоторые авторы, в том числе В.Д. Арсеньев, Н.В. Жогин и другие^, не считают возможным оценку доказательств сводить к одной лишь

’ Чарлс К. Скотт. The Photographic Evidence. Канзас, 1942. § 198 “Воспроизведение сцены уголовного преступления с помощью кино- и обычной фотографии”.

щ

^ См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 135,- Жогин Н.В. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 427. Михи- енко М.М. Доказывание в советском уголовном процессе. Киев, 1984. С. 17.

ш

мыслительной деятельности. По их мнению, оценка доказательств есть само- ^ стоятельный составной элемент всего уголовно-процессуального доказывания

и выступает как необходимая предпосылка для принятия любого процессуального решения по делу. Оценка доказательств, сведенная к сугубо умственным операциям, утверждают авторы, не выходила бы за пределы сознания субъекта доказывания. Умственные операции не усматриваются нормами права, так как акты мысли, не нашедшие внешнего проявления, не подвластны законодателю. Однако мыслительная деятельность составляет одну идеальную сторону оценки доказательств. Оценочные акты мысли в процессе доказыва- ^ ния всегда проявляются «во вне» в конкретных процессуальных действиях.

Благодаря этому они объективируются, приобретают реальные очертания, становятся достоянием других участников процесса, поэтому оценка доказательств подвергается в определенных пределах правовому регулированию и имеет внутреннюю (логическую) и внешнюю (правовую) стороны.

Логическая сторона состоит в том, что следователь производит мыслительные операции по анализу результатов проведенного следственного действия. Определяет их относимость к предмету доказывания, а также допустимость источника, из которого эти результаты получены. Затем объединяет сведения о фактах в единую систему собранных доказательств и формулирует выводы.

Объективная сторона заключается в том, что имеющиеся в деле сведения, полученные в результате допроса проверяемого (в будущем) лица, перепроверяются в целях подтверждения, уточнения или получения новых доказательств. Указанные процессуальные действия, отмечает М.К. Треушников, есть не что иное, как правовой результат оценки доказательств’.

’ Треушников М.К. Доказательства и доказывания в советском гражданском процес

се. М.. 1982. С. 71.

Содержание оценки результатов проверки показаний на месте включает в себя определение его качественных свойств, неразрывно связанных с понятиями:

достоверности доказательств;

относимости доказательств;

допустимости доказательств.

Достоверность доказательств. Следует различать достоверность результатов проверки показаний на месте и достоверность выводов, которые делает следователь из результатов проверки показаний на месте.

В первом случае речь идет о правильности, истинности результатов самой проверки показаний на месте. Достоверность результатов проверки показаний на месте означает, что зафиксированный результат действительно имел место и что он, при конкретных обстоятельствах, объективно неизбежен в процессе проверки показаний допрошенного лица.

По нашему мнению, утверждать о достоверности результатов проверки показаний на месте допустимо лишь тогда, когда сведения, изложенные в протоколе допрошенного лица, привели к необходимому, а не случайному результату; когда между установленными фактами и обстоятельствами, изложенными допрошенным лицом, проявляется объективная причинно-следственная связь. Например, результаты проверки показаний на месте будут достоверными тогда, когда допрошенное лицо приведет следователя на местность, укажет конкретное место, где закопан топор (орудие преступления), который будет обнаружен и процессуально правильно изъят.

Достоверными будут результаты и тогда, когда она проводится с целью уточнения показаний данных лицом в ходе допроса. Например, когда совпадает маршрут движения, обстановка события, доказательства, полученные из других источников, и т. д. в противном случае имеет место самооговор либо наличие иных причин такого поступка лица, чьи показания проверяются.

Следует отметить и то, что протокол проверки показаний на месте не дублирует никакие другие протоколы иных следственных действий, имеющихся в материалах уголовного дела. Особенность этого протокола заключается в том, что следователь фиксирует фактические данные, установленные при непосредственном их обнаружении, когда инициатором следственного действия является не только он сам, а и лицо, чьи показания проверяются. Эти фактические данные могут быть только достоверными, а не вероятными (тем более случайными).

На наш взгляд, прав Г.М. Резник, когда говорит о том, что результаты проверки показаний на месте могут быть только достоверными’. Это обуславливается тем, что источники получения данных в ходе проверки показаний на месте подвергаются вполне объективному анализу.

Кроме того, всегда есть возможность учесть способности лица, чьи показания проверяются, к объективному восприятию, запоминанию и воспроизведению информации в связи с расследуемым событием.

На процессы объективного восприятия информации могут оказать влияние различные физические и психические недостатки проверяемого лица, например, слабое зрение, отклонения в психике и т. д. В итоге, условия к запоминанию и копированию материальных следов искажаются, искажая и события в процессе проверки показаний на месте. В подобных ситуациях от производства следственного действия с участием таких лиц следует отказаться.

Шл

Достоверность выводов, к которым приходит следователь при оценке хода и результатов проверки показаний на месте, определяется на основе «совокупного» рассмотрения (исследования) различных материалов уголовного дела. Процессуальное предназначение результатов ее применения заключается в том, что они либо подтверждают либо опровергают существовавшее у следователя предположение о чем (ком)-либо. Чтобы результаты проверки пока-

’ Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.: Юрид. лит., 1Q77 Г 10

заний на месте могли служить основанием для подтверждения или опровержения предположения, в том числе и версии, выводы следователя по результатам данного следственного действия должны быть достоверны, т. е. должны объективно отражать существующую действительность. Достоверность в судопроизводстве означает соответствие выводов следователя объективной реальности, содержанию и механизму совершения тех имевших место в действительности фактов и явлений, которые были предметом расследования. «Таким образом, - отмечает Р.С. Белкин, - достоверность выводов по делу означает установление по этому делу объективной истины (обстоятельств, подлежащих доказыванию, - ст. 73 УПК РФ - В.Б.) - единственно правильное решение вопроса, потому что истина всегда единична, конкретна»’.

Нам представляется, что достоверность выводов следователя по результатам проверки показаний на месте зависит от следующих обстоятельств:

достоверного характера самого результата; такой вывод вытекает только из достоверных результатов проверки показаний на месте, т. е. на основе показаний допрошенного лица, которые оно не меняет;

места, времени и обстановки совершения преступления; как правило, обстоятельства, связанные с расследуемым событием, не нуждаются в реконструкции, а если и нуждаются, то в исключительных случаях, поэтому проверка показаний на месте, как правило, осуществляется в подлинных, реальных условиях;

Г*

степени полноты знания следователем расследуемого события, которые формируются на основе показаний допрошенного лица, результатов иных следственных действий, в том числе и с участием других лиц; субъективное мнение в данном случае сводится к минимуму, так как проверяются показания допрошенного лица;

обоснованности выводов следователя по результатам проверки показаний на месте; только логически верные суждения о связи между фактами мо-

’ Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959. С. 148.

гут обеспечить познание объективной истины в связи с расследуемым преступлением; верность суждения обусловлена правильностью самого процесса мышления;

соответствия результатов проверки показаний на месте другим доказательствам.

Проверка показаний на месте, в отличие, например, от осмотра места происшествия с участием обвиняемого, следственного эксперимента и т. д., в значительной степени определяет взаимосвязь между сущностью и явлением, обеспечивая, таким образом, доказательственную силу результатов проверки показаний на месте и пути дальнейшего их использования в расследовании.

В итоге, следователь оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основываясь на всей совокупности материалов дела. В процессуальной литературе было высказано правильное мнение о том, что внутреннее убеждение следует рассматривать как начало, как принцип, как метод оценки доказательств и как результат такой оценки’.

Следует отметить тот факт, что законодатель последовал указанным рекомендациям и в оценке доказательств, включив в УПК РФ ст. 17 «Свобода оценки доказательств» и ст. 88 «Правила оценки доказательств».

Относимость доказательств. Внутренне присущее доказательству свойство, в силу которого фактические данные, способные устанавливать обстоятельства, имеющие значение для правильного решения уголовного дела, называется относимостью доказательств^. Относимость характеризует содержание доказательства.

Определение относимости доказательств осуществляется в процессе расследования, в том числе и когда решается вопрос о необходимости производства проверки показаний на месте.

1

См.: Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1957. С. 235; Горский Г.Ф., Кокарев Л.Д., Эпькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 13.

^ Гуценко К. Ф. Уголовный процесс. М.: Зерцало, ТЕИС, 1996. С. 111.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, перечислены в ст. 73 УПК РФ. Следовательно, относимость доказательств определяется главным образом по тому, входят ли они в предмет доказывания, а также способны ли они, в связи с этим, способствовать установлению истины по делу.

Результаты проверки показаний на месте могут быть признаны доказательством, если они, имея отношение к делу, способствуют выявлению обстоятельств, имеющих значение для дела. Например, проверяя показания обвиняемого, следователь выявляет объект, в котором удерживали заложника, о чем свидетельствуют наличие лежанки, остатки продуктов питания, личные вещи удерживаемого, принадлежащие ему следы пальцев рук на предметах и так далее. Результаты проверки показаний на месте, зафиксированные в про- токоле, будут соответствовать требованию относимости доказательств, так как они доказывают наличие в действиях лица, чьи показания проверяются, состава преступления, предусмотренного ст. 206 УК РФ.

I

В основе решения об относимости доказательств, полученных с помощью проверки показаний на месте, должна лежать не только мыслительная обоснованность, но и нравственная обязанность. Следователь не вправе решать вопрос относимости доказательств по принципу: «Я так хочу», а девизом должно быть: «Я не могу иначе». При этом следователь не должен находится «в плену мимолетного мнения, внушенного порывом чувств или предвзятым взглядом»’.

9*

Г ‘^Q

А.Ф. Кони, рассматривая пути преодоления сомнения (в том числе и при решении вопроса относимости доказательств), писал: «Благодатный и разумный обычай, обратившийся почти в неписаный закон, предписывает всякое сомнение истолковать в пользу подсудимого. Но какое это сомнение? Конечно, не мимолетное, не непроверенное и не соблазнительное по легко достигаемому …является не плодом работы ленивого ума и сонной совести, а ос-

’ Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Собр. соч. М., 1967. Т. 4

тающееся после долгой, внимательной и всесторонней оценки каждого доказательства в отдельности и всех их в совокупности, в связи с личностью и житейской обстановкой обвиняемого»’.

Психология проверки показаний на месте, механизм ее производства, на наш взгляд, с большой долей вероятности исключают сомнения о достоверности и относимости доказательств, полученных с ее помощью.

Допустимость доказательств. Допустимость доказательств, полученных в результате проверки показаний на месте, вызывала и вызывает серьезные дискуссии в теории уголовного процесса. После введения в Конституцию РФ и в УПК РФ норм о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением закона^, данная проблема приобрела особую актуальность.

Под допустимостью доказательств понимается такое свойство доказательства, которое характеризует его с точки зрения законности источника, способов получения и закрепления фактических данных уполномоченными на то лицами^.

Исходя из этого, допустимость доказательств, по утверждению В.В. Золотых, в чем мы его поддерживаем, должна соответствовать следующим правилам:

первое правило о надлежащем субъекте - доказательство должно быть получено надлежащим субъектом;

второе правило о надлежащем источнике - доказательство должно быть получено из надлежащего источника; ^ третье правило о надлежащей процедуре - доказательство должно быть

получено с соблюдением надлежащей правовой процедуры;

’ Там же.

^ См. ч. 2 ст. 50 Конституции; ч. 1 ст. 75 УПК РФ. ^ Гуцепко К. Ф. Указ. соч. С. 111.

четвертое правило о «плодах отравленного дерева» - доказательство не должно быть получено с помощью недопустимого доказательства (ч. 1 ст. 75 УПК РФ);

пятое правило о недопустимости свидетельства, основанного «на слухах» - источник доказательств должен быть известен;

шестое правило о несправедливом предубеждении’. Более подробное рассмотрение данных «правил» не входит в нашу задачу в рамках сформулированного параграфа и темы исследования в целом.

Таким образом, исходя из всего вышеизложенного можно с уверенностью сказать о том, что результаты проверки показаний на месте при соблюдении определенных процессуальных правил и использовании надлежаш,их тактических приемов вполне согласуются с такими критериями их оценки, как достоверность, относимостъ, допустимость.

’ Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на- Дону: Феникс, 1999. С. 58.

? Заключение

  • Проведенное диссертационное исследование позволяет сделать сле

дующие выводы и предложения, направленные на повышение эффективности проведения проверки показаний на месте в ходе раскрытия и расследования преступлений.

  1. Изучение, анализ и оценка специальной литературы в аспекте темы исследования позволяют сделать обоснованный вывод о том, что проверка показаний на месте как «процессуальное» действие могла существовать со
  2. ^^ времени зарождения судебных органов Древней Руси. Идея о придании ей

статуса самостоятельного следственного действия возникла не на пустом месте; ее появление обусловлено нуждами практики расследования преступлений. Закономерным результатом развития взглядов на природу, содержание и значение проверки показаний на месте стало ее признание в качестве самостоятельного следственного действия в принятом УПК РФ (ст. 194) и ряда стран СНГ.

  1. Изучив уголовно-процессуальную и криминалистическую литературу в рамках исследуемой проблемы, беря во внимание уголовно-процессуальное законодательство РСФСР и основываясь на соответствующих статьях действующего УПК РФ, мы считаем возможным предложить следующее определение проверки показаний на месте: это самостоятельное следственное действие со сложной операциональной структурой, заключающееся в воспроизведении ранее допрошенным лицом показаний о преступлении в целом или отдельных его обстоятельствах на месте, связанном с его совершением, и одновременном их сопоставлении с материальной обстановкой данного места,
  2. т указанием на предметы, документы и следы, значимые для дела, и демонст

?

рацией определенных действий в целях проверки имеющихся и получения новых доказательств в случае формирования у субъекта расследования убеждения в подлинной осведомленности данного лица о проверяемых фактах расследуемого преступления.

  1. Основными (базовыми) составляющими данного определения следственного действия являются следующие положения:
  2. а) субъектами проведения проверки показаний на месте являются: следователь, дознаватель, прокурор;

б) лицо, показания которого проверяются, должно быть ранее допрошено;

в) добровольное согласие подозреваемого и обвиняемого на участие в проверке показаний на месте;

г) проверяются положения об отдельных, наиболее значимых в каждой ситуации расследования, обстоятельствах совершенного преступления;

д) проверка показаний осуществляется как на самом месте совершения преступления, так и на путях подхода к нему и ухода с него;

е) воспроизведение показаний, данных на допросе, осуществляется с од- новременным:

их сопоставлением с материальной обстановкой места, на котором проводится проверка;

указанием на предметы, документы и следы, имеющие значение для дела;

демонстрацией определенных (поисковых и экспериментальных) действий, ранее совершенных подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим или свидетелем на месте проверки;

ж) мотивационно-психологическая цель проверки показаний на месте: формирование убежденности субъекта расследования о подлинной осведомленности лица, показания которого проверяются, о происшедшем событии, его материальной обстановке и отдельных обстоятельствах совершения;

з) юридически значимой целью данного следственного действия является: проверка имеющихся доказательств (показаний), их уточнение, а также установление новых обстоятельств, имеющих знамение для дела.

? _

»

  1. Виды проверки показаний на месте обусловлены содержанием следственных ситуаций, складывающихся на момент ее проведения.

  2. Ситуация первая: указаны место и (или) маршрут движения к месту совершения преступления, которые допрошенный не смог назвать или описать так, чтобы следователь мог получить о них полное представление.

Ситуация вторая: имеются сведения о местонахождении каких-либо следов преступления или предметов, могущих служить вещественными доказательствами по делу.

Ситуация третья: следователь располагает сведениями об обстановке места, где произошло расследуемое событие.

Ситуация четвертая: возникла необходимость сопоставления показаний двух или более лиц относительно события, происшедшего в определенном месте (или маршрута следования к этому месту).

  1. Задачи следственного действия достаточно полно представлены М.Н. Хлынцовым. К имеющимся задачам диссертант сформулировал еще три:
  2. выявление укрытых преступлений органами предварительного расследования;

установление объективной обстановки по факту дорожно- транспортного происшествия;

формирование внутреннего убеждения у следователя о том, что лицо, показания которого проверяются, действительно является участником расследуемого преступления.

  1. Учитывая характер проверки показаний на месте, ее содержание и психологическую «нагрузку», которую она дает на лицо, чьи показания проверяются, а также заинтересованное и деятельное в ней участие с получение ожидаемого результата, возможно предложить законодателю включить ее в перечень обстоятельств, смягчающих наказание (п. “и” ч. 1 ст. 61 УК РФ).
  2. » ш

  3. В психологической системе «проверка показаний на месте - следователь» в первую очередь реализуются личностные аспекты следователя. При этом необходимо признать, что проверка показаний на месте исключает активное противодействие со стороны лиц, показания которых проверяются. И

следователь, и обвиняемый стремятся к единой, а не к разным целям. В итоге имеет место «бесконфликтное действие», в такой ситуации, даже с формальной точки зрения, протокол проверки показаний на месте представляет собой новый источник доказательств, так как сведения о фактах, событиях и обстоятельствах, полученные с ее помощью, обеспечивают более высокий уровень знаний об этих фактах, событиях и обстоятельствах.

  1. Производство проверки показаний на месте выполняется на основе письменного плана. Это требование является категорически обязательным в случаях, когда речь идет о тяжких либо особо тяжких преступлениях, а также в случаях расследования многоэпизодных преступлений или преступлений, совершаемых группой лиц.
  2. Правоприменительная практика давно испытывает потребность в четком процессуальном урегулировании рассматриваемого средства получения доказательств, что законодатель и сделал, приняв ст. 194 УПК РФ. Однако, на наш взгляд, в ч. 1 этой статьи необходимо внести дополнение, указывающее на надлежащего субъекта проведения этого следственного действия:
  3. «1. В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, лицом, производящим дознание, следователем и прокурором, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием».

  4. Учитывая то обстоятельство, что проверка показаний на месте впервые закрепляется законодателем в УПК как самостоятельное следственное
  5. %

^ действие, а также специфические особенности тактики ее проведения, ис

пользование только ст. 166 УПК РФ «Протокол следственного действия» для оформления ее хода и результатов является недостаточным. Мы полагаем возможным сформулировать проект статьи (194’) в УПК РФ: «Протокол проверки показаний на месте».

л

«1. О проведении проверки показаний на месте составляется протокол с соблюдением требований статей 166 и 167 настоящего Кодекса.

  1. В протоколе указываются сведения о начальном («исходном»), про- межуточных («опорных») и конечном пунктах движения и его криминалистически значимых объектах; действиях проверяемого лица и других участников проверки; обнаруженных и изъятых предметах, о технико- криминалистических средствах, условиях и порядке их применения.
  2. В протоколе описываются действия участников проверки в той по- следовательности, в какой они совершались; показания лица, информация которого проверяется, на начальном, промежуточных и конечном пунктах; характер действий и степень пространственной и предметной его осведомленности (ориентированности); соответствие показаний допрошенного лица обстановке маршрута движения и характеристике важных объектов на нем; общие признаки и особенности изымаемых предметов.
  3. Вопросы, заданные лицу, показания которого проверяются, заносятся в протокол в порядке их постановки».
  4. ^ • 11. Любое следственное действие имеет свою «внутреннюю» структуру

и содержание. Проверка показаний на месте в этом смысле не является исключением. Наоборот, обладая сильным психологическим компонентом и учитывая неоднозначное ее понимание, применение и отношение к полученным в ходе ее проведения результатам на протяжении более сорока лет и более того - уже в течение года после принятия УПК РФ считаем необходимым и должным представить данное следственное действие (прежде всего в мето- ^ дических целях) следующим алгоритмом, включающим этапы, стадии и их

элементы, являющиеся его тактической концепцией (см. прил. 2).

Проверка показаний на месте (ППМ) может быть представлена следующими тремя этапами: 1) подготовительный; 2) рабочий; 3) заключительный.

В свою очередь каждый этап состоит из стадий и элементов, их наполняющих.

• Первый (подготовительный) этап может быть представлен двумя ста-

^ днями: первоначальный допрос; разработка элементов подготовки и составле

ние плана ППМ.

Первоначальный допрос преследует две наиболее важные цели - обязан реализовать два «целевых» структурных элемента допроса для ППМ в перспективе, а именно:

установление сведений, подтверждающих знание допрашиваемым лицом места, где произошло событие, характеристики этого события в целом или отдельных его обстоятельств и т. п.;

установление готовности на добровольное участие в ППМ в качестве лица, показания которого будут проверяться, и мотивов, дачи на это согласия.

Разработка элементов подготовки и составление плана ППМ может быть наполнена следующим содержанием:

дополнительный (в случае необходимости) допрос лиц, показания которых необходимо проверить; ?

^ • принятие решения о проведении ППМ;

изучение материалов дела, получение необходимой информации у сотрудников оперативных аппаратов ОВД;

определение времени проведения ППМ;

определение и подбор участников ППМ, понятых и технических помощников (в случае необходимости);

решение вопроса об охране подозреваемого, находящегося под стражей ^ и места проведения проверки показании;

предварительное обследование (изучение) места проведения ППМ следователем;

подготовка криминалистической техники, технических и иных средств и приспособлений (в случае необходимости);

решение вопроса о месте сбора участников следственного действия и средствах передвижения к исходному пункту (ИП).

Второй этап (рабочий) складывается из следующих элементов, находящихся в строгой соподчиненности и взаимообусловленности:

сбор участников ГШМ в УВД или другом «нейтральном» месте; движение всей группы во главе со следователем до исходного пункта, с которого начинаются юридически и тактически значимые действия «проверяемого» лица;

организационно-технические и процессуальные действия следователя (разъяснение прав и обязанностей участников, предметный инструктаж, дача установок и т. п.) и начало юридически и тактически значимых действий «проверяемого» лица на ИП;

движение всей группы до первого (второго, третьего и т. д.) опорного пункта (ОП) во главе со следователем, но впереди идущим лицом, показания и действия которого являются криминалистически значимыми;

процессуально и тактически значимые действия «проверяемого» лица на первом (втором, третьем и т. д.) ОП при руководящей роли следователя;

криминалистически значимые действия «проверяемого» лица на конечном пункте (КП) и подведение итогов этого следственного действия следователем;

уход (движение участников и присутствующих лиц) с конечного пункта после окончания следственного действия.

третий этап (заключительный) может быть представлен следующими элементами:

процессуальное оформление и упаковка объектов, обнаруженных в ходе

ППМ;

• •

“Г

ш »

?чк

производство звукозаписи, фото-, видеосъемки; составление планов, схем, зарисовок; оценка хода и результатов ППМ;

составление протокола ППМ, удостоверение хода и результатов следственного действия.

  1. Учитывая неоднозначную многолетнюю практиісу проведения проверки показаний на месте, особенности тактики ее проведения и существенный психологический аспект, считаем необходимым обязательное применение средств и способов дополнительной (кроме протокола) фиксации ее хода и результатов, которыми, прежде всего, могут стать: звукозапись, фото- и видеозапись, а также планы и схемы.

т

На основании вышеизложенного можно утверждать, что теоретические положения, разработанные в диссертации, и практические рекомендации, сформулированные по результатам проведенного исследования, позволят органам предварительного расследования более эффективно выполнять как весь комплекс следственных действий, так и проверку показаний на месте как следственное действие, впервые закрепленное в уголовно- процессуальном законодательстве России в качестве важного средства получения доказа- тельств по уголовному делу.

Литература

Законодательные и другие нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации. М.: Юрид. лит., 1993.
  2. Всеобщая декларация прав человека: Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 дек. 1948 г.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах: Принят Генеральной Ассамблеей ООН 16 дек. 1966 г.
  4. О защите прав человека и основных свобод: Европейская конвенция от 4 нояб. 1950 г.
  5. Основы УПЗ Союза СССР и Республик: Проект // Известия. 1991. 29 июня. № 153.
  6. УПК РСФСР. М.: Маркетинг, 2001.
  7. УПК РФ: Проект. Справочная Правовая Система «ГАРАНТ» 4.0. Напечатан Понедельник, февраль, 22, 1999.
  8. УПК РФ: Принят Государственной Думой 22 нояб. 2001 г.: Утвержден Президентом России 18 дек. 2001 г. // Рос. газ. 2001. 22 дек. № 249.
  9. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Юристъ, 2000.
  10. Ю.УПК Латвийской (ст. 185), Литовской (ст. 205), Казахской (ст. 130’), Таджикской (ст. 183), Туркменской (ст. 173), Украинской (ст. 194), Узбекской (ст. 142’) Республик.

11.По делу о конституционности отдельных положений ст. ст. 331, 464. УПК РСФСР: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г.

12.0 дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 дек. 1986 г. № 15.

13.0 некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 окт. 1995 г. № 8 // Сборник постановлений ПВС СССР, РСФСР. М., 1997.

к

14.Комментарий к УПК РСФСР. М.: Проспект, 1999.

  1. Ведомости съездов народных депутатов РСФСР и ВС РСФСР. 1991.
  2. Сборник постановлений Президиума Верховного Суда РСФСР. 1957- 1959. М.: Госюриздат, 1960.
  3. Информационный бюллетень МВД России. М.,
  4. № 3 (96). С. 85. Монографии, учебники, учебные пособия, лекции и научные статьи
  5. Авсюк А.В. Процессуальные и тактические особенности проведения проверки показаний на месте: Лекция. Минск: МВД СССР, 1990. 29 с.
  6. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Крими- налистика / Под ред. Р.С. Белкина. М.: НОРМА, 2000. С. 129; 451-667.
  7. Александров Г., Строгович М. Неправильная практика // Социалисти- ческая законность. 1960. № 3. С. 18-22.
  8. Алексеева Л. Б. Некоторые вопросы структуры уголовно- процессуального права // Вопросы борьбы с преступностью. М.: Юрид. лит., 1972. Вып. 17. С. 76-82.
  9. Ароцкер Л.Е. Следственный эксперимент в советской криминалисти- • ке. Харьков, 1951. С. 126-129.
  10. Арсеньев Б.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 134-137.
  11. Афанасьев О. Звукозапись в ходе судебного заседания - средство защиты процессуальных прав // Российская юстиция. 1998. № 12. С. 46^7.
  12. Белкин Р.С. К вопросу о природе, тактических целях и разновидностях следственного эксперимента//Советское государство и право. 1958. № 1. С. 16.
  13. ^ 9. Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М.: ВШ

МВД СССР, 1959. 169 с.

Ю.Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте: Лекция. М., 1961.25 с.

I Х.Белкин Р.С. Следственный эксперимент и проверка показаний на месте // Криминалистика. М.: Юрид. лит., 1966. С. 339-342.

М.Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1959. С. 318-321. 13.Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД России, 1993.200 с.

\Л.Белкин Р.е., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М.: Новый юрист, 1997. 176 с.

\5.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. 237 с. Хв.Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1959. С. 318-322. М.Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. М.: НОРМА, 1999. С. 476-486.

Богданов Б. О значении сознания обвиняемого // Советская юстиция. 1958. № 5. С. 54-56.

\9.Божъев В.П. Уголовный процесс: Учеб. М.: Спарк, 1998. 312 с.

20.Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминалистики. М.: Госюриздат, 1962. С. 184-194.

2.Быков В.М., Макаров Н.И. О регламентации следственных действий // \ • Российская юстиция. 1998. № 2.

22.Быков В.М., Юрин Л.И. Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий: Сб. науч. работ. Ташкент: НИ и РИО Ташк. ВШ МВД СССР, 1982.

22.Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. М.: Госюриздат, 1959. С. 4-5, 19, 47.

2^.Васильев В.Л. Юридическая психология. 3-е изд. М.: Питер, 2000. С. ^ 439-516.

  1. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. Томск, 1968. 41 с.
  2. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. Томск, 1978. С. 80-88.
  3. 21 .Викторовский С.И. Русский уголовный процесс. М., 1911. 17 с.

2%.ВинерН. Кибернетика: Учеб. 2-е изд. М., 1968. С. 178-180.

  1. Власенко Н.В. Использование результатов проверки показаний на месте в качестве доказательств // Законность. 1999. № 8. С. 31-32.
  2. Вопросы борьбы с преступностью за рубежом. М.: ГИЦ МВД России.
  3. С. 12-17.
  4. Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и ее использование при производстве следственных действий: Учеб. пособие. М.: МЮИ МВД России,
  5. 88 с.
  6. Ъ2.Гавло В.К. К вопросу о разработке психолого-криминалистической характеристики преступлений // Актуальные вопросы государства и права в современный период. Томск,
  7. С. 214-219.

ЪЪ.Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я., Ищенко В.П. Криминалистика. 2-е изд. М., 2000. С. 320- 378.

34.Горский Г.Ф., Кокарев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательства в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 200-213.

Ъ5.Грановская P.M. Элементы практической психологии. Л., 1984. С. 8-

% 19.

Зб.Григорьева Н.В. Исключение из разбирательства недопустимых доказательств // Российская юстиция. 1999. № 11. С. 6-7.

31 .Грошева Ю.М. Профессиональное правосознание судьи и социалистическое правосознание. Харьков, 1986. 29 с.

ЗЪ.Гуковская Н.И. Право суда на производство следственного эксперимента // Советская юстиция. М., 1958. № 4. С. 35-37.

^^ 39.Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. М.: Зерцало; ТЕИС, 1996. 111 с.

40.Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М.: Юрид. лит, 1971. 42 с.

ft

4.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юрид. лит., 1976. С. 49-52.

^ 42.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М.: Юрид.

лит., 1965. С. 37-153.

ЛЪ.Жогин Н.В. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 425-428.

АЛ.Закатов ^.А. Методика расследования преступлений, совершаемых рецидивистами: Лекция. Волгоград, 2000.

45.3акатов А.А. Этико-психологичесике аспекты взаимодействия следователя с органами дознания и общественностью при розыске скрывшихся обвиняемых. Законность и нравственность правоприменительной деятельности следственных органов МВД СССР: Сб. науч. тр. / Высшая следственная школа МВД СССР. Волгоград, 1984. С. 39^5.

Лб.Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. 179 с.

Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов н/Д: Феникс, 1999. 268 с.

Л^.Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликт- \ • ной ситуации: Учеб. пособие. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. 72 с.

Л9.Игитова И.В. Механизм реализации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // Государство и право. 1997. № 1. С. 75- 76.

ЗО.Калинская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно-процессуальном праве // Советское государство и право. 1968. № 10. С. 31.

5.Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван: Изд-во Ереван, ун-та, 1987. 166 с.

  1. Ключевский В.О. Органы управления Древней Руси. Взгляд на развитие Древнерусского управления: Специальные курсы: Лекция № 5. Т. 6. М.: Мысль, 1989. С. 142-150.
  2. ш

  3. Колдин В.Я. Криминалистика: Учеб. М.: Изд-во МГУ, 1963. С. 33-34,

  4. 5Л.Колдин В.Я. Криминалистика. М., 1971. С. 321-325.

  5. Колмаков В.П. Способы собирания и закрепления судебных доказа- тельств // Социалистическая законность. 1955. № 4. С. 33-34.
  6. Комлев В. Нарушение законов, влекущие исключение показаний сви- детеля, потерпевшего из процесса доказывания // Законность. 1997. № 12. С. 18.
  7. Sl.KyduH Ф.М., Костенко P.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. Краснодар: КГАУ, 2000. 160 с.

SS.KoHu А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 39^2.

  1. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М.: Юрид. лит., 1969. 12 с.
  2. Комиссаров В.И. Теоретические основы следственной тактики / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Михайлова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1987. Гл. 2,3.
  3. Кривошеее А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М.: Юрид. лит., 1971. 30 с.
  4. Крылов И.Ф. Криминалистика. Л., 1976. С. 329-341.
  5. Кулагин Я.И. Организация управления в сфере предварительного следствия. Волгоград, 1980. 191 с.
  6. бА.Кулагин Я.И. О законности и этике тактических приемов следственных действий //Труды высшей следственной школы МВД СССР. Вып. 14. Уголовно-правовая борьба с преступностью. Волгоград, 1976. С. 128-136.

  7. Кульчер К. Основы социологии права. М., 1981. С. 205-209.
  8. Кустов A.M. Криминалистика и механизм преступления. Цикл лек- ций. М.: Изд-во Московского психологического института, Воронеж: Изд-во НПО «МОДЕК», 2002. С. 250-288.
  9. ? «к

л

61.Кустов A.M. Механизм преступления и противодействие его расследованию. Учебное пособие. Ставрополь, 1997. С. 12-14.

6%.JIapuH A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК 1997 г. // Российская юстиция. 1997. № 9. С. 8-10.

69.Лебедев В.М. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 2. С. 1-3.

  1. Левин А.Н., Горинов ЮЛ. Звукозапись и видеозапись в уголовном су- допроизводстве. М.: Юрид. лит., 1983. С. 34-16.
  2. 1.Лейкина КС. Личность преступника и уголовная ответственность. Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. С. 125-134.

  3. Лившиц Р.З. Теория права: Учеб. М.: БЕК, 1994. 200 с.
  4. 1Ъ.Лузгин КМ. Проверка и уточнение показаний на месте // Криминалистика. М.: Юрид. лит., 1968. С. 360-363.

1А.Лузгин КМ. Реконструкция в расследовании преступлений. Волгоград, 1981. 42 с.

15.Лузгин КМ. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981. С. 53-57.

Ів.Лупинская П.А. Уголовный процесс: Учеб. М.: Юрид. лит., 1995. 224 с.

11.Михеев П.П., Семенов К.К Криминалистика, уголовный и уголовно- процессуальный кодексы (в вопросах и ответах). 2-е изд. М., 1927. С. 20-23.

І^.Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном процессе. Киев, 1984. С. 15-17.

19.Натура А.К. Микрообъекты: понятие, сущность и некоторые возможности их исследований. Краснодар: КЮИ МВД России, 1996. 37 с.

80.Независимая газета. 1992. 3 сент.

Никитин Е.П. Метод познания прошлого // Вопросы философии. 1966. № 8. С. 30-36.

Образцов В.А. Следственные действия. М.: Юность, 1999. С. 256-260.

ЪЪ.Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе // Тр. науч.- практ. лабораторий. М., 1996. Ч. 2. С. 350-360.

Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства. М.: Госюриздат, 1956. 10 с.

  1. Петровский А.В. Общая психология. М., 1970. С. 180-187.
  2. Петровский А.В. Введение в психологию: Учеб. М., 1995. С. 140-
  3. Ю .Печников Г.А. Проблемы истины на предварительном следствии.
  4. Волгоград: Волгоград, акад. МВД России, 2001. Гл. 2.

^^.Пещак Ян, Лрин A.M. Следственные версии. М.: Прогресс, 1976. С. 19-134.

^9.Плетнев В. Использование технических средств для закрепления доказательств // Законность. 1998. № 8. С. 19-20.

  1. Полянский И.П. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: Изд-во МГУ, 1956. С. 80-171.
  2. 9.Потапов С.М. Введение в криминалистику. М., 1946. С. 6-21.

  3. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следст- вии. 3-е изд., перераб. М.: Высш. шк., 1978. Гл. 2, 3.
  4. Ратинов А.Р. О следственной интуиции // Социалистическая закон- ность. 1958. №4. С. 20-22.
  5. Рахунов Р.Д. Аналогия в советском уголовном процессе // Правове- дение. 1971. № 2.
  6. Резван А.П., Шматов М.А. Актуальные вопросы обеспечения социа- листической законности при раскрытии преступлений следственно- оперативной группой // Проблемы обеспечение социалистической законности на предварительном следствии: Сб. науч. тр. /Высшая следственная школа МВД СССР. Волгоград, 1986. С. 86-89.
  7. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.: Юрид. лит., 1977. 61 с.
  8. P03UH КН. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С. 82-85. 98.Руководство для следователей / Отв. ред. В.В. Найденов и П.А. Олей-
  9. ник. М.: Юрид. лит., 1981. Ч. 1. Гл. 5, 6, 9, 10, И, 12, 14, 15.

99.Савицкий В.М. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе. М.: Наука, 1983. С. 54-120.

Селезнев М. Некоторые аспекты допустимости доказательств // Законность. 1994. № 8. С. 39-40.

.Скопинский А.В. Свидетель в уголовном процессе. М., 1911. С. 3-7.

102.Сорокотягина Д.А. Психология следственных действий. Екатеринбург, 1995. С. 3-12.

103 .Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте // Криминалистика: Учеб. для вузов. М.: Изд-во МГУ, 1963. С. 21-36.

104.Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. М., 1966. 54 с.

\05.Степанов В.В. Правовая природа и направления совершенствования проверки показаний на месте // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 2. М.: Спарк, 2001. С. 15-22.

\06.Степичев С.С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств// Социалистическая законность. 1955. № 12. С. 32.

\01 .Строгович М.С. Уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1946. С. 10-1 А.

\02>.Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1957. С. 235.

109.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М,, 1968. Т. I.e. 120-396.

\0.Строгович М.С. Об интуиции в исследовании доказательств // Проблемы судебной этики. М., 1974. С. 105-111.

111 .Сухарев А.Я. Пятидесятилетие советской адвокатуре // Советское государство и право. 1972. № 5. С. 12-15.

Wl.Cyxapee А.Я., Алексеев А.И., Журавлев М.П. Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. М.: НОРМА, 1997. 63 с.

«к

113.Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984. Гл. 2, 4, 6, 8, 9, 11.

WA.Tapacoe-PoduoHoe П.И. Следственный эксперимент. М., 1937. С. BOSS.

\5.Теймен С. Суд присяжных в современной России глазами американского юриста // Государство и право. 1995. № 2. С. 67-68.

116.Тетерин Б. Законодатель не учел мнение юридической общественности // Российская юстиция. 1994. № 12. С. 17.

\1 .Терентъев Д. Он переплюнул Чикатило // Вне закона. 1999. № 42. С.

3-4.

1 \ %.Терзиев Н.В. Некоторые вопросы следственного осмотра места происшествия. М., 1955. С. 6-8.

\9.Треушников М.К. Доказательства и доказывания в советском гражданском процессе. М., 1982. С. 67-69.

Уваров В.К Проверка показаний на месте. М., 1982. 67 с.

  1. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. Колосовича СЛ., Зайцевой Е.А. Волгоград, 2002. С. 45-48.
  2. Уголовный процесс: Учеб. для студентов юридических вузов и фа- культетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Зерцало-М, 2001.ГЛ. 3, 7, 8, 12.
  3. Филиппов А.Г. Криминалистика. М.: Спарк, 1999. С. 191-Ъ11.
  4. \24.Фирсов Е.П. Проверка показаний на месте и участие специалиста- криминалиста в ее производстве. Саратов: СВШ МВД России, 1995. 54 с.

\25.Федоров Ю.Д. Следственно-оперативная группа на месте происшествия (психологические аспекты). Ташкент: НИ и РИО, 1982. 58 с.

\26 JOibiHi^oe М.Н. Проверка показаний на месте. Саратов, 1971. 119 с.

\21 Хмыров А.к. Косвенные доказательства. М.: Юрид. лит., 1979. Гл.З, 5.

\2%.Чарле К Скотт. The photographic Evidence. Воспроизведение сцены уголовного преступления с помощью кино- и обычной фотографии. Канзас, 1942

\19.Цветков ПЛ. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе, л., 1962. С. 8-24.

130.Чуфаровский Ю.Ф. Юридическая психология: Учеб. М.: Новый юрист, 1998. С. 296^14.

ХЪХ.Шобик Б.И. Проверка уточнения показаний на месте: Лекция. Хабаровск: МВД СССР, 1987. 27 с.

\32.Шейфер С.А. Следственные действия. М., 1981.

  1. Шейфер С.А. Проблемы развития системы следственных действий в УПК РФ. Ежеквартальный научно-практический журнал «Уголовное право». Изд-во «Еврокон Траст», М., 2002. № 3. С. 90.
  2. Шейфер С.А. О правовой регламентации доказательственной дея- тельности следователя по новому УПК РФ. «Прокурорская и следственная практика», 2002. № 1,2.
  3. \35.Яблоков Н.П. Криминалистика. М.: Юристъ, 2000. С. 420^36.

\Зв.Якобсон П.М. Психология художественного восприятия. М., 1964. С. 10-15.

  1. Советский уголовный процесс / Под ред. КВ. Тыричева. М.: ВЮЗИ, 1988. Гл. 8.
  2. Советский уголовный процесс / Под ред. В.П. Божъева. М.: Юрид. лит., 1990. Гл. 7.
  3. Диссертации и авторефераты диссертаций

  4. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий: Автореф. дис. …д-ра юрид. наук. М., 1980.
  5. Вершакова Л.В. Диалектика объективного и субъективного в человеческой деятельности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Киев, 1988. 16 с.
  6. Гутерман М.П. Организационные мероприятия следователя в процессе расследования преступлений: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1980.
  7. Кочаров Г.И. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии: Дис. …канд. юрид. наук. М., 1956.

  8. Костенко P.В. Достаточность доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. дис. …канд. юрид. наук, Киев, 1988. 16 с.
  9. Власенко КВ. Информационная сущность и тактика осуществления показаний на месте: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
  10. Ростовщиков И.В. Обеспечение и защита прав и свобод личности: вопросы теории и практика органов внутренних дел: Автореф. дис. …д-ра юрид. наук. М., 1997.
  11. Источники статистических данных и справочная литература

  12. Белкин Р,С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Мегатрон XXI, 2000. 2-е изд. доп. С. 174, 202, 203.
  13. Вопросы расследования преступлений / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова; науч. ред. А.Я. Качанов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 1997. Разд. 7, 8, 9.
  14. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 1999.
  15. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. М.: Юрид. лит., 1987. С. 6Ъ-16.
  16. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 1997.
  17. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 ООО слов / Под ред. чл.- корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1989. 750 с.
  18. Справочная книга криминалиста / Руководит, авт. колл. и отв. ред. Н.А. Селиванов. М.: НОРМА, 2000. Разд. 1.
  19. Справочник следователя. Вып. 3: Практическая криминалистика: подготовка и назначение судебных экспертиз. М.: Российское право, 1992. Гл. 3.
  20. Ob

  21. Справочник следователя. М.: Юрид. лит., 1990.

1%

ПРИЛОЖЕНИЯ

«к

Приложение 1

Краснодарский юридический институт МВД России Кафедра криминалистики

ИТОГОВАЯ АНКЕТА

по ТЕМЕ: «ПРОВЕРКА ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ В ХОДЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ»

КРАСНОДАР 2001

УВАЖАЕМЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ РАБОТНИКИ, КОЛЛЕГИ!

Кафедра криминалистики КЮИ МВД России просит Вас оказать помощь в исследовании отдельных вопросов, связанных с производством проверки показаний на месте. При этом большое значение придается мнению следователей, проводивших проверку показаний на месте. Данный материал нам необходим для использования в учебном процессе слушателями института и преподавателями кафедры.

Очень будем Вам признательны и благодарим за участие в решении общей нашей задачи: повышение качества обучения слушателей, совершенствование уголовно-процессуального законодательства и улучшение практики производства процессуальных действий в ходе расследования преступлений.

Вы работаете судьей, следователем прокуратуры и милиции, адвокатом, экспертом ЭКО, дознавателем, оперуполномоченным УР всего 114 чел.

  1. Что вы понимаете под «проверкой показаний на месте»:
  2. 2.1. Самостоятельное следственное действие 69-60,5% 2.2. 2.3. Разновидность: 2.4. а) осмотра места происшествия с участием подозреваемого (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого) 21-18,4%

б) следственного эксперимента с участием тех же лиц 20-17,5%

в) допроса на месте совершения преступления подозреваемого (обвиняемого) 3-2,6%

г) предъявления для опознания на месте совершения преступления с участием тех же лиц О

д) обыска (выемки) на месте совершения преступления с участием подозреваемого (обвиняемого) 1-0,9%

  1. Если вы считаете, что ППМ - следственное действие, то:
  2. 4.1. Оно комплексное по содержанию 80-70,2% 4.2. 4.3. Оно не комплексное по содержанию, а просто имеет свои элементы, 4.4. как и др. следственные действия 32-28,1%

  3. Приходилось ли вам лично проводить ППМ или принимать непосредственное участие в ее проведении:
  4. 6.1. Приходилось 101-88,6% 6.2. 6.3. Не приходилось 11-9,6% 6.4. ^ 4. Независимо от того, ППМ - самостоятельное следственное действие или

^ разновидность других следственных действий, составление письменного плана:

4.1.Обязательно 57-50%

4.2. Не обязательно 56-49,1%

  1. Если Вы лично проводили ППМ или принимали непосредственное участие в ее проведении, то каковы были поводы (в абсолютных цифрах или в %):

5.1. Отсутствие (неполнота) по делу других доказательств, кроме признательных показаний подозреваемого (обвиняемого) 14-12,3% 5.2. 5.3. Отсутствие (неполнота) сведений о месте совершения 5.4. преступления ^3-2,6%

5.5. Отсутствие (неполнота) сведений о месте нахождения похищенного имущества, 5.6. ^ драгоценностей, денежных средств _1-0,9%

5.4. Отсутствие (неполнота) сведений о месте нахождения трупа

(его частей) __2-1,7%

  • 5.5. Отсутствие (неполнота) сведений о путях и способах подхода (отхода) к (от) месту (а) совершения преступления — О

5.6. Отсутствие (неполнота) сведений на месте сбора (встречи) соучастников преступления и их действий на нем ^ 5.7. 5.8. Отсутствие (неполнота) сведений о способах преодоления отдельных препятствий, проникновения в помещения, хранилища и т.д. О 5.9. 5.10. Отсутствие (неполнота) сведений о взаимном расположении каких-либо объектов до совершения преступления, в момент его совершения, после его совершения (автотранспорта, при ДТП и др.) ^ 1-0,9% 5.11. 5.12. Сочетание выше перечисленных поводов (например, 5.1 и 5.3; 5.13. 5.5 и 5.6 и т. п.) 86-75,4%

5.14. Иные поводы (назвать) 5.15. ^ 6. Если Вы лично проводили ППМ или принимали непосредственное участие в ее

щ • проведении, то каковы преследовались цели:

6.1. Получения новых (материальных, идеальных доказательств) 4-3,5% 6.2. 6.3. Проверка сведений, изложенных в показаниях подозреваемого (обвиняемого) 11-9,6% 6.4. 6.5. Уточнение информации, изложенной в показаниях подозреваемого (обвиняемого) 1-0,9% 6.6. 6.7. Сочетания целей (например, 6.1 и 6.3; 6.2 и 6.3 и т.п.) 93-81,6% 6.8. 6.9. Возможно, иные цели (назвать) О 6.10. 7. По результатам ППМ Вы чаще всего: 8. 8.1. Получали новые доказательства (материальные, идеальные) 38-33,3% 8.2. 8.3. Проверяли, уточняли имеющееся доказательства 72-63,1% 8.4. 9. Как Вы считаете, повторение информации допрошенным подозреваемым (обвиняемым) в условиях подтверждения ее обстановкой и обстоятельствами 10. • данного следственного действия является: • 8.1. Новым доказательством 39-34,2% 8.2. 8.3. Уточненным доказательством 75-65,8% 8.4. 9. Сведения, изложенные раннее допрошенным подозреваемым (обвиняемым) на допросе, подтвержденные в ходе ППМ: 10. 10.1. Формируют внутреннее убеждение у следователя (дознавателя), 10.2. прокурора 103- 90,3%

10.3. Не формируют такого убеждения 9-7,9%) 10.4. 11. Считаете ли Вы необходимым ППМ в УПК регламентировать сложившуюся практику ссылки на статьи по ОМП, допросу, следственному эксперименту, обыску и предъявлению для опознания: 12. 10.1. Считаю необходимым 74-64,9%

? 10.2. Такой необходимости не вижу 19-16,7%% ? ^ 10.3. Затрудняюсь ответить 10-8,8%

  1. Если Вы считаете необходимым ППМ регламентировать в УПК отдельной статьей и знаете содержание ст. 194 Проекта УПК РФ, принятого Гос. Думой 22 ноября 2001 г., то:
  2. 12.1. Какие этот проект имеет сильные стороны 50^3,8% 12.2. 12.3. Какие этот проект имеет слабые стороны ^19-16,7% 12.4. 12.5. Не знаю содержание ст. 194 УПК РФ 46-40,3% 12.6. «и

Спасибо за выполненную работу и оказанную помощь

X

к

о ч s а

В

N Н

и

А Н S

О)

п

л

И S

S

S S

ч я н

U

2 с л

н

л

В «

н м

ео

О

а

CLh

М QQ

О

PL,

С

ІЛ

ГчІ

I iKmtCTTFCCTVvrero

Приложение 56

с ^^ЧКСКвН

(местосоставлений «16» октября 2002г,

Проверка показаний на месте начата в 15 ч 40 мин Проверка показаний на месте окончена в 16 ч 45 мин

Ст. следователь (дознаватель) СО при Малокарачаевском РОВ Я

( наименование органа предварительного следствия или дознания майор юстиции Эркенов X Y

классньи”! чин или звание, фаміиия. инициалы следователя (дознавателя)) ~

в присутствии понятых:

		 ГогуаТурмишан Ваневич	

( фамішия, имя, отчество и место жительства понятого) ^

С. Учкекен. УЛ. Хабова

Чипиладзе Миша Алексеевич

( фамилия, имя, отчество и место жительства понятого) с.Учкекен. УЛ. Хабова

с участием адвоката Байчорова К.Х., ЭКО Филипова Н.В.

л

( процессуальное положение, фаміиііііг. инициалы участв\ юшпх лии

, ..wj.w^vtn.it. 4Jaftiiuniii. инициалы V4aCTB\ юшпх ЛИЦ)

в соответствии со ст. 194 УПК РФ произвел проверку на месте’показаний подозреваемого

 Саркитова С.Х._		 по УГОЛОВНОМ\ делу 88189

( процессуаіьное положение, фамішия. инициалы лииа) ‘ ‘

Перед началом проверки показаний на месте участвчтощим лицам разъяснены права ответственность, а также порядок производства проверки показаний на месте.

Участвующие лица: ГогуаТ.В. Чипиладзе М.А,

(подпись) (подпись) Байчорова К.Х. Филипов Н.В.

< подпись) ~ (ПОЛППСК1

Права и обязанности подозреваемого, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, мне разъяснены и понятны. Мне также разъяснено, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации я не обязан_ свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст. 5 УПК РФ

Подозреваемый Саркитов С.Х.

( подпись)

0 ходе проверки показаний на месте проводилась фотосъемка

( фотосъемка, видео-, аудиозапись и т.п.)

Фотоаппаратом « Яенит - 122»

К протоколу проверки показаний на месте прилагается

( фототаблица, схема и т.п.)

фототаблица

Перед началом, в ходе либо по окончании проверки показаний на месте от участвующих лиц

Их процессуальное положение, фамилии, инициалы

^ заявления не ПОСТУПИЛИ ГПТТРР^ЯИЫ^^ заявлен _:

V ^ (поступили, не поступили)

(подпись)

Чипиладзе М.А.

(подпись)

Понятые: ГогуаТ.В.

Специалист ( эксперт) Филипов Н.в!

,, (подпись)

г*

Иные участвующие лица:

(подпись)

Протокол прочитан ВСЛУХ следователем Эркеновым Х.Х.

(лично или вслух следователем)

Замечания к протоколу не ПОСТУПИЛИ

( содержание замечаний либо указание на их отсутствие)

Понятые: ГогуаТ.В.

( подпись)

Чипиладзе М.А.

(подпись)

IN! Специалист (эксперт) Филипов Н.В.

(подпись)

Иные участвующие лица:

( подпись)

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ. Ст. следователь(дознаватель)

(подпись^

1(рило:жіени€ 5

г. Кисловодск_ ,,24» декабря 2002г.

(место составления)

Проверка показаний на месте начата в 10 ч 37 мин Проверка показаний на месте окончена в 12 ч 40 мин

Следователь (дознаватель) СО Кисловодского ОВД

( наименование органа предварительного следствия, ст. лейтенант юстиции Юртин С.С.

звание, фамилия, инициалы следователя)

  • ^ в присутствии понятых:

1 Никитенко Андрей Петрович, прож.г. Кисловодск, УЛ. Чкалова64/9

( фамилия, имя, отчество и место жіггельства понятого]

V X ‘ •v»»»*»^ шш ATaw&w А 1,17U ІА^/ГХУІ LKJl J

2- Белокобыльский Сергей Иванович прож.г. Кисловодск, УЛ. Губина 9. кв. 19

( фамилия, имя, отчество и место жительства понятого)

с участием обвиняемый Чарковский В.Л. защитник Корниенко Н.Г.

( процессуальное положение, фамилии, инициалы участвующих лиц) в соответствии со ст. 194 УПК РФ произвел проверку на месте показаний обвиняемого

Чарковского В.Л.	 по уголовному делу № 93176	

( процессуальное положение, фамилии, инициалы участвующігс лиц)

Перед началом проверки показаний на месте участвующим лицам разъяснены права, ответственность, а также порядок производства проверки показаний на месте.

Участвующие лица: Никитенко А.П.

( подпись) Белокобыльский С.И.

(подпись)

Корниенко Н.Г.

(подпись)

Мне также разъяснено, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации

я не обязан_ свидетельствовать против само себя, своего супруга (своей супруги) и

других близких родственников, круг которых определен П.4 ст. 5 УПК РФ.

Обвиняемый Чарковский В.Л.

^ (подпись)

Понятым, кроме того, до начала проверки показаний на месте разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 60 УПК РФ.

Никитенкп А.П.

(подпись понятого) Белокобыльский С.И.

(подпись)

Специалисту (эксперту) ЭКО Федорову С.Н.разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 58 (57) УПК РФ.

Затем участники следственного действия сели в автомобиль и Чаоковский В.Л. ПОПРОСИЛ проехать на улицу К.Ге. где ПОПРОСИЛ остановить возле д. 28. и уверенно направился к нему. Остановившись, он пояснил, что в середине сентября 2002г.. точное число он не помнит, примерно в 21.00час он проходил мимо данного дома, увидел, что в квартире не горит свет, поднялся наверх, постучал в дверь, чтобы проверить дома ли владельцы. В квартире никого не было, он дернул несколько раз дверь, которая оказалась плохо закрыта и он зашел внутрь. В одной из комнат, на тумбочке справа от входа, он взял музыкальный центр черного цвета с 5 колонками, который забрал и спрятал около своего дома. На следующий день продал данный центр незнакомому мужчине за 2000 рублей, а деньги потратил на свои нужды.

После этого участники следственного действия сели в автомобиль и Чарковский В.Л. попросил проехать к д. 50 по ул. Чкалова, где вышел из автомобиля и пройдя к воротам кв.2 д. 50 ул. Чкалова г.Кисловодска . пояснил, что в середине октября 2002г. он проходил мимо д. 50 ул. Чкалова г. Кисловодска, и увидел, что в доме не горит свет. Он постучал в ворота . но никто не ответил и на улицу не вышел. Тогда он перелез через забор во двор дома, и через окно залез в дом. Попал он в кухню, оттуда вышел в комнату и стал искать в шкафах ценные вещи. В одной из комнат, слева от входа он взял телевизор и видеомагнитофон, которые завернул в пододеяльник и забрал с собой. Данные вещи

^ продал незнакомому мужчине на рынке за рублей. Чарковский В.Л. на месте

подробно показал и рассказал, как именно он совершил данное преступление, показал, где находились похищенные им веши.

После этого Чарковский В.Л. попросил проехать на ул. Березовскую г. Кисловодска, что было сделано. Он попросил остановить около здания заброшенной электростанции и выйдя из автомобиля пояснил, что в ноябре 2002г., точное число он не помнит, около 19 часов, он встретил своего знакомого Кашеева Сергея и с его слов узнал, что последний украл где-то мотоцикл и спрятал его в этом здании .Он вместе с Кашеевым С. пришли к этому зданию, в котором он увидел мотоцикл «Ява» серого цвета, они выкатрши мотоцикл и стали его толкать, чтобы его завести, но у них ничего не получилось. После чего они ушли домой.

f*

Других преступлений Чарковский В.Л. не соверщал.

Іриложение

Приложение 56

Г. Кисловодск ФЕ 2003г.

(место составления)

Проверка показаний на месте начата в 14 ч 45 мин

Проверка показаний на месте окончена в 15 ч 25 мин

Следователь (дознаватель) прокуратуры города Кислояпг^г.кя

А

( наименование органа предварительного следствия или дознания. юрист 3 класса Лукаш H.R.

классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя (дознавателя))

в присутствии понятых:

Комарова Павла Вячеславовича, г. Кисловодск,	

( фамилия, имя, отчество и место жительства понятого)

УЛ. Куйбышева д. 35. кв. 21

2- Чубова Андрея Юрьевича, г. Кисловодск.

  • III. г 1 I

( фамилия, имя, отчество и место жительства понятого) УЛ. Орджоникидзе 44. кв. 26

с участием специалиста Дмитриева А.И._

( процессуальное положение, фамилии, инициалы участвующих лиц)

( фотосъемка, ВВДЄО-, аудиозапись и т.п.)

К протоколу проверки показаний на месте прилагается Фототаблица

( фототаблица, схема и т.п.)

Перед началом, в ходе либо по окончании проверки показаний на месте от участвующих потерпевшего Хубиева Х.М.. понятых Комарова П.В.. Чубовя А.Ю , специалиста Дмитриева А.И.

заявления не поступили .Содержание заявлен :

Понятые: Комаров П.В.

( подпись)

Чубов А.Ю.

(подпись)

Специалист ( эксперт) Дмитриев А.И.

„ ( подпись)

Иные участвующие лица:

( подпись)

Протокол прочитан лично

( лично или вслух следователем)

Замечания к протоколу не поступили

( содержание замечаний либо указание на их отсутствие)

Понятые: Комаров П.В.

(подпись)

ш

(подпись)

Иные участвующие лица:

( подпись)

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ. Следователь

(подпись) Поиложение 56

Чубов А.Ю.

( подпись)

Специалист (эксперт) Дмитриев А.И.

Приложение 4

ПРОТОКОЛ* проверки показаний на месте Г. Энск 20 мая 2002 г.

Проверка показаний на месте: начата в 10 час. 20 мин.

Проверка показаний на месте: окончена в 12 час. 45 мин.

Следователь проісуратурьі г. Энска, младший советник юстиции Балдин И.И. с участием:

специалиста-криминалиста ст. лейтенанта милиции Зубкова Николая Григорьевича;

начальника ОУР майора милиции Круглова Ивана Юрьевича;

участкового инспектора милиции капитана милиции Шевель Дмитрия Ивановича;

конвоя ст. сержанта в/службы Быкова И.В. и сержанта в/службы Горелова С-В.;

водителя автобуса Петрова Аркадия Даниловича, автоколонна 1721.

в присутствии понятых:

?

  1. Елкина Петра Ильича, проживающего в г. Энске, ул. Красная, 29, кв. 18; телефон: раб. 44- 26-18. дом. 44-72-21.

  2. Суркова Сергея Ивановича, проживающего в г. Энске. ул. Чапаева, 17. кв. 172; телефон: раб. 72-16-04.

в соответствии со ст. 194 УПК РФ произвел проверку показаний на месте обвиняемого Ломова В.В.

Все участники и присутствующие лица предупреждены о производстве фото-, видеосъемки.

Обвиняемому Ломову В.В. разъяснены его права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ.

»

Подпись обвиняемого (подозреваемого) Ломов (Ломов В.В.)

(подпись)

’ примерный образец, в описательной части которого особенно наглядно просматривается тактическая сторона следственного действия, в чем практические работники испытывают наибольшие трудности и после принятия ст. 194 УПК РФ.

Понятым, кроме того, до начала проверки показаний на месте разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 60 УПК РФ. Подписи понятых; 1. Елкин (Елкин Л.И.)

(подпись)

  1. СУРКОВ (Супков С.ИЛ

(подпись)

Специалисту-криминалисту Зубкову Н.Г. разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 58 УПК РФ.

Специалист-криминалист Зубков (Зубков Н.Г.)

(подпись)

  • • Проверка показаний на месте проводилась в условиях ясной и

безоблачной погоды.

Все участники и присутствующие лица собрались на месте парковки

автотранспорта перед входом на территорию прокуратуры г. Энска у автобуса ПАЗ 53-22 по улице Грушовая. 23. Обвиняемому Ломову В. и конвою было предложено разместиться на сидениях по правую сторону от водителя. Начальник ОУР Круглов И.Ю., специалист- криминалист Зубков Н.Г. и участковый инспектор милиции Шевель Д.И. разместились напротив обвиняемого. Понятым Елкину П.М. и Суркову С.МИ. было предложено разместиться на сиденьях за обвиняемым.

После размещения всех участников в автобусе обвиняемому Ломову В.

было предложено указать дорогу к месту совершения преступления, о котором он давал показания 17 мая 2002 г. на допросе, на что Ломов В. пояснил: «Можно ехать любой дорогой на выезд из г. Энска в район пересечения улиц Промышленной с трассой федерального назначения». Водитель, миновав площадь им. 1 Мая, здание цирка и городской стадион «Динамо», остановился на указанном перекрестке.

На этом месте Ломову В. было предложено рассказать о маршруте

движения до места совершения убийства двух своих конкурентов по бизнесу. показать его и указать на какие-либо характерные его признаки, на что обвиняемый ответил: «От этого места надо проехать по федеральной трассе в

^ направлении ст. Узловая, не доезжая до лесопосадки метров 25-30^ свернуть па грунтовую дорогу в сторону горы Бык». После этих слов обвиняемому * было предложено охарактеризовать названный участок маршрута, на что он

пояснил: «На пути движения справа, метрах в 1400-1500 от данного места расположена АЗС «ЮГ-Нефть», а слева от нее открывается вид в сторону горы Бык. Дальше по ходу движения за АЗС справа, на расстоянии метров 100-120 от трассы, располагаются дачные постройки. За ними, на расстоянии 600-700 метров по левую сторону трассы, начинается сосновая лесопосадка. Перед ней, метрах в 25-30, имеется съезд на грунтовую дорогу в сторону ч ф горы Бык».

После этого водителю было предложено проехать маршрутом,

указанным обвиняемым. Действительно, на расстоянии 1,5 км по направлению к ст. Узловая, справа, все увидели АЗС «ЮГ-Нефть», а слева — вид на гору Бык. Сразу же за станцией, по ходу движения на расстоянии 135 метров расположились дачные постройки. Проехав за них 650 метров, слева обнаружили съезд на слабо укатанную грунтовую дорогу перед сосновой лесопосадкой в сторону горы Бык.

Остановившись на этом месте, обвиняемому был задан вопрос: «Не

вспомнил ли он еше что-нибудь особенное на этом участке маршрута, когда ехал в день совершения убийства?», на что последовал отрицательный ответ. От участников следственного действия никаких вопросов не последовало. После этого Ломову В. было предложено рассказать о дальнейшем маршруте, показать его и указать на какие-либо характерные признаки, на что обвиняемый пояснил: «Дальше в гору идет извилистая слабо укатанная ^ грунтовая дорога, шириной в 2,5-3 метра. По ее левую сторону растет

сплошной кустарник мелких деревьев, а по правую, вплотную к дороге, примыкает лесопосадка. Примерно через 350-400 метров, дорога делает поворот направо. Слева от него имеется пологий спуск длиной в 25-30 метров, а сама она сужается до ширины 1,5-2 метров и дальше можно проехать только на легковом автомобиле».

0 ^ Л

После этого водителю было предложено проехать по маршруту, указанному обвиняемым. Действительно, дорога оказалась грунтовой и слабо укатанной, слева по ходу рос сплошной мелкий кустарник, а справа — ВПЛОТНУЮ примыкала лесополоса. Дорога была извилистой и через 415 метров автобус подъехал к повороту направо, где она резко сужается. Справа все увидели пологий спуск, поросший редкими одинокими деревьями.

Остановившись на этом месте, обвиняемому был задан вопрос: «Не

припомнил ли он еще чего-нибудь особенного на этом участке маршрута, когда ехал в день совершения убийства?», на что обвиняемый пояснил: «Да, в тот день здесь, на повороте мне встретилась машина «Жигули» ВАЗ-2106 белого цвета. За рулем сидел мужчина, а рядом - женщина. Они ехали вниз в сторону федеральной трассы. Номеров на переднем бампере не было. Больше ничего не помню». От участников следственного действия каких- либо вопросов не поступило. После этого обвиняемому Ломову в. было предложено рассказать о дальнейшем маршруте, показать его и указать на какие-либо характерные признаки, на что обвиняемый пояснил: «Дальше мы автобусом не проедем, надо идти пешком метров 250-270 до самого места

г

убийства, которым является небольшая поляна прямоугольной формы справа от дороги, ведушей на вершину горы Бык. На этой поляне имеется неорганизованная свалка строительного мусора. В день убийства на ней стоял автомобиль «Нива», в котором находились потерпевшие Келасов и Камбиев. которые меня там уже поджидали. Я убил их обоих из пистолета «Макарова», а машину с трупами облил бензином и поджог. Рядом с местом, где горела машина, сгорело и часть строительного мусора».

^ После этого всем участникам следственного действия было

предложено выйти из автобуса и проследовать за обвиняемым Ломовым В. по указанному им маршруту. Впереди шел обвиняемый с двумя конвоирами, за ним понятые, а потом все остальные участники следственного действия. Пройдя метров 260-280, вся группа вышла на поляну прямоугольной формы. размером 10 x10 м. расположенную справа от дороги. На ней, в 2-3-х м от

^ ДОРОГИ, все увидели неорганизованную свалку строительного мусора. В ходе осмотра поляны были обнаружены обугленные части кузова и двигателя от

?

легковой автомашины, остатки обгоревших скатов, каркасовая проволока щин и другие металлические фрагменты транспортного среі^ства. После окончания осмотра места убийства, обвиняемому был задан вопрос: «Вы находились здесь все время, пока горел автомобиль или уехали сразу после того, как подожгли ее?» На что Ломов В. ответил: «Я уехал сразу, как только убедился, что вся машина загорелась». На предложение обвиняемому припомнить еще какие-либо обстоятельства и детали, связанные с

  • ^ пребыванием на данном месте и имеющими значение для дела, Ломов В.
  • пояснил: «Да, я вспомнил, что в руке потерпевший Келасов держал какой-то предмет, напоминающий бильярдный шар. Больше я его не видел. Возможно, он находится в сгоревшей машине или где-нибудь по близости». Осмотром места преступления в 5 метрах от центра опаленного участка и в 4 метрах от края колеи дороги, в небольшом углублении, в грунте, был обнаружен стальной закопченный шар диаметром в 5.2 см. Других вопросов от участников следственного действия не поступило.

? ? ** На предложение обвиняемому Ломову В. рассказать о маршруте,

которым он возвращался с места убийства, показать его и указать на какие- либо характерные признаки, последний ответил: «Отсюда я уехал той дорогой, по которой мы сейчас приехали сюда».

После этого все участники следственного действия и понятые

вернулись к автобусу, в котором поджидал водитель Петров А., и на нем возвратились в прокуратуру г. Энска.

В ходе проверки показаний на месте был изъят шар, который помещен

в картонный ящик и опечатан печатью следователя № 23, а также сфотографированы: АЗС «ЮГ-Нефть», дачный массив, поворот с трассы на грунтовую дорогу у лесополосы, обрыв слева дороги перед последним поворотом на гору Бык, где был оставлен автобус, место сожжения автомобиля, стальной шар и место его обнаружения. На видеокамеру отснят

Ф

т

маршрут от автобуса до поляны, а также все действия обвиняемого и д^уппы на месте убийства.

Использовался фотоаппарат «Зенит-122», со среднефокусным

объективом «Гелиос-44М». Фотопленка «Копіса-200УР»; отснято 14 кадров.

Применялась полупрофессиональная видеокамера «Панасоник-М-

3000» в течение 10 минут общего времени.

По результатам следственного действия был составлен план местности

и схема маршрута движения.

К протоколу проверки показаний на месте прилагаются: фототаблица,

видеокассета, план местности и схема маршрута движения участников следственного действия.

Перед началом, в ходе либо по окончании проверки показаний на месте от участвующих и присутствующих лиц заявлений не поступило.

Протокол всем участвующим и присутствующим лицам прочитан

следователем в слух.

Замечаний и дополнений к протоколу не поступило.

Понятые:

Специалист-криминалист

Начальник ОУР

Участковый уполномоченный милиции

Обвиняемый

Конвойные

(Елкин П.И.)

Елкин

(подпись)

Сурков

(Сурков С.И.)

(подпись)

Зубков

(Зубков Н.Г.)

(подпись)

Круглов (Круглов И.Ю.)

(подпись)

Шевель (Шевель Д.И.)

(подпись)

Ломов (Ломов В.В.)

(подпись)

Быков

(Быков И.В.)

(подпись)

Горелов

(Горелов С.В.)

(подпись)

Петров

(Петров А.Д.)

Водитель автобуса

(подпись)

Следователь

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ.

Балдин (Балдин И.И.)

(подпись)

П^хза^арчук О

I.T.

«УТВЕРЖДАЮ» Ректор Кубанского социально- экономического института, член- корреспондент Российской педагогических и соци- андидат историче-

Акт

внедрения в учебный процесс результатов научно- исследовательской деятельности

Мы, нижеподписавшиеся: декан юридического факультета института Лебедева А.Д., заведующий кафедрой государственного права кандидат юридических наук, доцент Упоров И.В., профессор кафедры доктор юридических наук, доцент НевскиСг С.А., составили настоящий акт о том, что отдельные положения диссертационного исследования Белоусова Владимира Ильича, изложенные в научных статьях: «Проблемы доказательственного права», «Определение, сущность проверки показаний на месте - как самостоятельный источник получения до- казательств», «Психологическая сущность следственного действия - ^ проверки показаний на месте» по темам: № 10 «Общие положения криминалистической тактики», № 17 «Тактика проверки показаний на месте», а также по уголовному процессу в ходе изучения тем, касающихся института следственных действий.

» Материалы научного исследования используются преподавате-

^ лями на лекциях и в ходе проведения семинарских и практических занятий в целях улучшения качества подготовки молодых специалистов.

Председатель комиссии

Лебедева А.Д.

Члены комиссии:

Упоров И.В. Невский С.А.

«УТВЕРЖДАЮ»

Заместитель начальника

юридического ‘ по учебной работе

:милиции

Вишневецкий В.А.

Акт

Т * внедрения в учебный процесс материалов диссертационного исследования Белоусова Владимира Ильича по теме: «Проверка показаний на месте в ходе предварительного

расследования»

Мы, нижеподписавшиеся в составе комиссии: председатель - начальник кафедры криминалистики кандидат юридических наук, доцент ? Данильян С.А.; члены комиссии - начальник кафедры уголовного процесса и организации расследования преступлений, доцент Карлеба В.А., старший преподаватель, кандидат юридических наук Яковлева Л.В., старший преподаватель, кандидат юридических наук Гаевой А.И., преподаватель кандидат юридических наук Гусев А.В. составили настоящий акт о внедрении в учебный процесс материалов статей: «Проблемы доказательственного права», «Определение, сущность проверки показаний на ^ месте - как самостоятельный источник получения доказательств», «Психологическая сущность следственного действия - проверки показаний на месте» по темам: № 10 «Общие положения криминалистической тактики», № 17 «Тактики проверки показаний на месте», а также по кафедре уголовного процесса и организации расследования преступлений по разделу «Производство следственных действий».

Председатель: Члены комиссии:

Данильян С.А.

[рлеба В. А Яковлева Л.Я. Гаевой А.И, У Гусев А.В.

Использование материалов данного исследования направлено на решение следующих основных задач: совершенствование учебного процесса, улучшение качества подготовки выпускников вуза.

« УТВЕРЖДАЮ»

Проректор Куб^к^ґЙЙ’^’Х

государственцуо^агТ!а ш^ университет^іШ ^ШЩ работе

8 мая 2002 г.

Акт

, ‘ внедрения в учебный процесс материалов диссертационного исследования соискателя КЮИ МВД России Белоусова Владимира Ильича по теме: «Проверка показаний на месте в ходе предварительного расследования»

Комиссия в составе:

Председателя - заведующего кафедры криминалистики юридического факультета Университета доктора юридических’ наук, профессора Меретукова Г.М.

Членов комиссии:

  • заместителя декана юридического факультета кандидата юридических наук, доцента Савельева В.А.;
  • доцента кафедры криминалистики кандидата юридических наук Сабирова Х.А.;
  • доцента кафедры уголовного процесса кандидата юридических наук Пивень А.В.,

составили настоящий акт о внедрении в учебный процесс материалов научных статей: «Проблемы доказательственного права», «Определение, сущность проверки показаний на месте - как самостоятельный источник получения доказательств», «Психологическая сущность следственного действия - проверки показаний на месте» по темам: № 16 «Общие положения криминалистической тактики», № 22 «Проверка показаний на месте», а также

по уголовному процессу в ходе изучения главы 12 «Следственные действия» (Уголовный процесс. - М.: ИКД «Зерцало-М, 2001).

Использование материалов диссертационного исследования Белоусова В.И. направлено на более успешное изучение студентами университета программного материала по кафедрам криминалистики и уголовного процессе, а также совершенствование учебного процесса и повышение его эффективности.

Г.М. Меретуков

Председатель комиссии

Члены комиссии:

В.А. Савельев Х.А. Сабиров А.В. Пивень

МВД РОССИИ ЕЛАБУЖСКАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ СРЕДНЯЯ ШКОЛА МИЛИЦИИ

42360”0 Г. ЕлабугаГРеспублика Татарстан Телефон4-13-13, факс 3-84- 14

E-mail: root(S,esshm.elabuga.tatarstaaru ДИОНИС; esshm@kaz.mvd.ru

УТВЕРЖДАЮ

Заместитель начальника Елабужской специальной средней школы милиции МВД РФ по учебной работе [венный юрист

АКТ

внедрения в учебный процесс материалов диссертационного исследования Белоусова Владимира Ильича по теме: «Проверка показаний на месте в ходе предварительного расследования».

’ Мы, нижеподписавшиеся, в составе комиссии: председатель -

лшеститель начальника учебного отдела подполковник МИЛИЦИЙ Жадан Б.Н.; члены коиассйй - нач-пьник цикла уголовного процесса л крнмйна.іисіИлн ПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ Мамай А.В., ст. преподаватель подполковник милиции Жесткое Ю.Н., ст. преподаватель подполковник милиции Васильев С.В., преподаватель, кандидат юридических наук, капитан милиции Юнусов А.А. составили настоящий акт о внедрении в учебный процесс материалов статей:

«Проблемы доказательственного права». «Определение, сущность проверки пока:іанйй на месте - как самостоятельный источник получения доказательств», «Психологическая сущность следственного действия - проверки пока.заний на месте», «Отражены ли в норме статьи принятого УПК РФ сущность и особенности производства проверки показаний на месте», «Психологические особенности оценки и использования результатов проверки показаний на месте в качестве доказательств», подготовленных Белоусовым ВИ. и опубликованных в Материалах межреспубликанской научной конференции «Проблемы Российского права на современном этапе изд. Кисловодского университета Академии оборонных отраслей промышленности РФ, Кисловодск, 2000, и сборнике трудов «Актуальные проблемы социа.пьно- гуманитарных наук», Пятигорск, ПГТУ

Материалы используются по темам: № 18 «Тактика проверки показаний на месте курса «Криминалистика», № 9 «Производство следственных действий • и Ко 6 «Доказательства и доказывание в уголовном процессе» курса

«Уголовный процесс, № 9 «Психология следственных действий» курса «Психология деятельности сотрудников органов внутренних дел».

Использование материалов данного исследования направлено на решение следующих основных задач;

  • совершенствование учебного процесса на цикле уголовного процесса и криминалистики и улучшение качества подготовки выпускников школы.

B. Н. Жадан А.В. Мамай К). Н. Ж ее г ко в C.

Председатель:

Члены комиссии;

D. В. Васильев А.А. Юнусов

«Утверждаю»

Пятигорского УВД іьского края : іИцлиции, К.Ю.Н.,

_І1опов А.П. марта 2002 г.

г’

Акт

об использовании в практической деятельности материалов диссертационного исследования Белоусова Владимира Ильича, оиубликонаииых н «В сборппке//Проблемы российскою праиа на современном этапе^ г. Кисловодск, КУ АООП РФ, 2000 и 2002 гг», «Трудах//Актуальные проблемы социально - гуманитарных наук. Г,

ft

Пятигорск, ПГТУ. 2000 г.».

Мы, нижеподписавшиеся: председатель комиссии - начальник ^^ Пятигорского УВД Ставропольского края, полковник милиции, к.ю.н., Попов А.П. и члены комиссии - заместитель начальника Управления, начальник отделения по кадровой и воспитательной работе УВД г. Пятигорска, полковник милиции Изюмский М.Н., заместитель начальника Управления, начальник СУ при УВД г. Пятигорска подполковник юстиции Кехваев Г.С., и.о. начальника отделения дознания УВД г. Пятигорска капитан милиции Носова О.Й. составили настоящий акт о внедрении в практическую” деятельность следственного чродразделения и дознания материалов статей; «Проблемы доказательственного ^лрииа», «Онрсдилсипс, суїцпості. iipoucjMcii покіпаппіі на месіс как самостоятельный источник получения доказательств», «Психологическая сущность следственного действия - проверка показаний - на месте», «Психологические особенности оценки и использования результатов проверки

показаний на месте в качестве доказательств», «Отражены ли в норме статьи

*

?

‘^принятого угас РФ сущность и особенности производства проверки показаний на ^ месте».

Попов А.П.

Изюмскин МЛІ. Кехвасв Г.С. Носова ОЛІ.

Исііоім.чонпіто ііпчигіїїт.іх м.тюрміиіои дїиторпіітотіоі о иссіи-лоц.ітія Белоусова В.И., паправлспо па уточпснпое понимание сущности проверки показаний на месте, совершенствование тактики ее производства, как существенного действия и повышение Э(1)(1)ективности раскрытия расследования таких тяжких преступлений как убийство, грабежи, разбои и т.д.

Председатель Члены комиссии:

«у I верждаїи»

ІІоЛ і<^!опшисЛі/иі ІІ Ції Іі

 Iliiiviiiiiii С.P.

Мачалышк ІСііс.’іоподскспч> ГОВД ‘ ‘ криіі

^>//іііі)ія 2002

ЛІСІ

^ об Iii-Iiujibtuitiiiimi в Ііракі їїмескоіі дсиіє.іі.ііосіи І\ііі іоріїалоп

дііссер іаціїоііікич» исследования Белоусова Владимира Ильича, опубликованных в «В сборнике// Проблемы россіїііского права па еовремеїіпом эгане, і. Кисловодск, КУ ЛООІІ РФ, 2000 п 2002 11», « Г|)удах//Лк іуальпі.іс проблемы еоппальпо - і умаїїіі іариі.іх паук.

І . ІІяіиі орск, МП У. 2000 г.».

Мы, тіжсподіїисптіїмесм: іірсдседагсль комиссии - Заместитель начальника, гіачальпкк криминально/! милиции І^ОВД иодиолкопиик миліиіии Каймин Г.И., члеиі.і комиссии - laMecTHicjH^ начальника, иача.мьник CO при Кислоподского ГОВД майор юстиции Внгнбарян С.Л., начальник отделения дознания M.O.rS. TOfVl иодполкотінк MHJHIHHH Каменская Il.H., состагпині иасгояніий акт о инедреиии н практическую дея rejH,Hocrb следс і исіиіого ііодрач.мл’леиия н до ціамия маісрпаїкиї і іаісії, «І lpo()jK-NH.i дока t;iими.« іiicimoi о права», «определение, сущность проверки показаінні па месіе - как

? самостоятельньи”г источник нолучетнія докаіатеін,ств», «Психологическая

Л

супАНОсть следсіиеіиюі-о денствия проверка нокачаниіі на месте»,

«Психологические особеїиюсти оцеїн<и и исііольчоваїнія pc-3yjH,TaTon проверки показаниіі на месте в качестве доказательств», «Отражены JHI В норме статьи принятого УПК Р(1) сунніость и особеїніосги производства прогїеркн иоказаінн’і на

?

Исполыоппинс Iimnnmibix материалов диссертационного исследования Ьелоусова и.И., направлено на уючнсннос ноініманнс суниюсін н[н)всркн показаний на месте, совершенствование тактики ее производства, как существенного действия и повышение эффективности раскрьп ия расследования таких тяжких преступлений как убийство, грабежи, разбои и т.д.

Председатель Члены комиссии:

Каймин Г.И. Еигибаряи С.А. Каменская II.И.

«Утверждаю»

ректср Кисловодского института Академии оборонных отраслей прок№1Шленности РФ доцент, (^^А^У^^^^^Гочияев Б.Р. « Х^/ЛУ- “ ‘ • ^ марта 2002 г.

А К Г

внедрения в учебный процесс материалов диссертационного исследования Белоусова Владимира Ильича но теме: «Проверка показаний на месте в ходе предварительного расследования».

Мы, нижеподписавшиеся: председатель комиссии проректор

Кисловодского института Академии оборонных отраслей промышленности РФ: к.ф.н., доцент Гочияева М.Ш., члены комиссии - проректор института по научной работе, д.т.н.,. профессор Першин И.М., зав. кафедрой уголовно - правовых дисциплин Заслуженный юрист РФ, доцент Синигбский И.А., доцент кафедры, ст. советник юстиции Булычева З.И., составили настоящий акт о ^внедрении в учебный процесс матсришюи cm гей: «Проблемы ^доказательственного права», «Определение, сущность проверки показаний на месте - как самостоятельный источник получения доказательств», «Психологическая сущность следственного действия - проверка показаний на месте», «Психологические особенности оценки и использования результатов проверки іюказаний на месте в качестве доказательств», «Отражены ли в норме ^ статьи принятого УПК РФ сущность и особенности производства проверки

показаний на месте» подготовленных Белоусовым В.И. и опубликованных в 2#(И)- 2()()2 1.1. •» Кисловодском micrniyie Лкпдсмпи оборонных, отраслей

промышленности в «Грудах межреспубликанской научной Kom|)cpcimun // Проблемы российского права на современном этапе», «Трудах юридического факультета //Проблемы российского нрава на современном этапе», н Пятигорском государственном техническом универсигете в «Грудах //Актуальные проблемы социально - гуманитарных наук», по темам: №4 «Криминалистическая техника»;

№5 «Криминалистическая фотография, киносъемка, видео - аудиозагїись»; )<fol9 «Тактика проверки показаний па месте»

По курсу «Уголовный процесс и организация расследования преступлемніі»: №8 «ГЗиды доказа іе;п>с гн»; №12 «Следственные действия»

Использование материалов данного исследования направлено иа pcniemfe следующих основных задач: СовершенстЕюпание учебного процесса, улумтспие качссгва іи»д« »>ии»кіі иі.піуї кііикон ііу »м.

Председяїель

( /> ґ ^

Гочіїяева мли.

« Члены комиссии: Ч

Першнії И.М. Синигнбскнн И.А, Булычева З.И.

«Утверждаю» Министр Внутренних дел Карачаево - Черкесской республики Российской Федерации

г

Г»

к.ю.п., Илпура Д.II, Majn a 2002 i.

об использовании в практической деятельности материалов диссеріацноііиого псследоваппм BejH)ycoBa Владимира Ильича, опубликованных в «В сборнике //Проблемы российского нрава на современном пине, г. Кисловодск, КУ АООП РФ, 2000 г», «Трудах//Актуалы1ые проблемы социально - гуманитарных наук. Г.

IhiTiii орск, ПГТУ. 2000 г.».

Мы, нижеподписавшиеся: щэедселатсль комиссии - Зам. Министра Внутрешіих Дел Карачаеіи) - Черкесскоіі республики РФ, IIOJIKORIHIK юстиции, Никулин С.М.. п члепі.і коммссіиі чамесгн’іоіи. Министра, начальник ІІІіаба полковник милиции Тлисом М.П., началі.ник отдела по организации дознания МОБ МВД КЧР пoдпoJИ(oнпик милиции Лайнапова Ф.М., составили настоящий акт о внедрении в иракгическую деятельность органов предварительного следствия и дознания республики материалов статей; «Проблемы Доказательственного права», «Определение, сущность проверки показаний на месте - как самостоятельный источник получения доказательств», «Психологическая сущность следственного действия - проверка показаний на месте», «Психологические особенности оценки и использования результатов проверки показаний на месіе в качестве доказательств», «Отражеріьі ли в норме статьи принятого УПК Р(1) сущность и особенности производства проверки показан и 11 на мссгс».

Исііользоипііие названных материалов диссертационного исследования ^Белоусова В.И., направлено на уточненное понимание сущности проверки показаний на месте, совершенствование тактики ее производства, как существенного действия и повышение эф(|)ективности раскрытия расследования таких тяжких преступлений как убийство, грабежи, разбои и т.д.

Никулин С.М.

Председагель ^Ілсньї кмтітч’ііи:

’ jlli^y Тлисов М.И. ‘^•?У ‘’ Лай Панова Ф.И.

  • ш

’ Ростовщиков КВ. Обеспечение и защита прав и свобод личности: вопросы теории и практика органов внутренних дел: Автореф. дис. …доктора юрид.наук. М. 1997. С. 14

^ в соответствии со ст. 194 УПК РФ произвел проверку на месте показаний потерпевшего

    • Хубиева Хаджи Магометовича ‘

( процессуальное положение, фамилия, инициалы лица) ~ ~

по уголовному делу № 32136

Перед началом проверки показаний на месте участвующим лицам разъяснены права, ответственность, а также порядок производства проверки показаний на месте.

Участвующие лица: Комаров П.В.

(подпись)

«ъ Чубов А.Ю.

(подпись)

Дмитриев А.И.

(подпись)

Права и обязанности свидетеля (потерпевщ ), предусмотренные ст. 56(42) УПК РФ,

мне разъяснены и понятны. Мне также разъяснено, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации я не обязан_ свидетельствовать против само себя,

‘ Васильев В.Л. Указ. соч. С. 509.

fF Л

2

2

З

I 6 \

\

2

2

% 12

2

2

2

2

2

37 37 ^ I* ^ I* 36 ft 2

2

2

2

60 60 4k 66 4k 66 65 ‘ Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 45. 60 60

70 70 70 70 74

края. 70 70 80

9 • 88

88

Ст.З.

Ст.З.

87

Лившиц Р.З. Теория права. М.: БЕК, 1994. С. 200. 70 70

70 70 91 ‘ Уголовное дело № 16247. Архив Кисловодекого городского суда. 99 #

99 #

98

1,. Уголовное дело № 83215. Архив Кисловодского городского суда. 101 А

101 А

Божьев В.П. Уголовный процесс. М.: Спарк, 1998. С. 106. Божьев В.П. Уголовный процесс. М.: Спарк, 1998. С. 106. 70

70 70

Й 102 70 70

91 113 ‘ Уголовное дело № 16247. Архив Кисловодекого городского суда. ^ Фирсов Е.П. Указ. соч. С. 11-15.

112

* 116 91 ‘ Соя-Серко Л.А. Указ. раб. С. 17. ‘ Уголовное дело № 16247. Архив Кисловодекого городского суда.

70 70

122

122

126

126

126

126

132 * 126

126

134 ‘ Соя-Серко Л.А. Указ. соч. С. 38. 126

126

143 А ‘ Хлыниов М.Н. Указ. соч. С. 95. 126

143 А ‘ Хлыниов М.Н. Указ. соч. С. 95. I 145 * 126

126

148 ь 126

126

151 к 126

126

158 ь. 126

126

162 > 126

126

165 Сі 126

126

172 ш 176 175 ъ к. 126

№52. 178 126

182 181 «I 147. 126

126

126

126

126

187 <к *

* *

ПРОТОКОЛ проверки показаний на месте

м * м м

і і

?ч ?ч

I

I

А