lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Дармаева, Валентина Дашеевна. - Уголовно- процессуальный статус следователя: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 218 с. РГБ ОД, 61:04-12/274-6

Posted in:

СЧ- /ф і’4’- /

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙС1

ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ

На правах рукописи

ДАРМАЕВА Валентина Дашеевна

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС

СЛЕДОВАТЕЛЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор Л.Н. Масленникова

yf.irrt

о

Москна — 2001

ІЧВПІЙ СХКРЕТйРЬ ШШтк та

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 2

Глава 1. Сущность уголовно-процессуального статуса следователя 12

§1.Понятие и правовые основы уголовно-процессуального статуса

следователя 12

§2.Становление и развитие уголовно-процессуального статуса

следователя 28

Глава 2. Содержание уголовно-процессуального статуса

следователя 50

§ 1. Процессуальная функция и задачи следователя 50

§2.Полномочия следователя 71

§3.Взаимоотношения следователя с субъектами уголовного судопроизводства, осуществляющими контроль за его

деятельностью 101

§4. Проблемы процессуальной самостоятельности и независимости

следователя 127

Заключение 153

Приложения 161

ій

Библиография 183

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Произошедшие за последние годы изменения в политической, социальной, экономической сферах жизни России потребовали реформирования уголовно-процессуального законодательства, переориентации его на обеспечение защиты прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Изменение идеологии уголовно-процессуального законодательства, расширение состязательных начал повлекли пересмотр процессуальной роли каждого из субъектов уголовного судопроизводства. По Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации (далее - УПК РФ) следователь представлен как участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения, наряду с прокурором, начальником следственного отдела, дознавателем, частным обвинителем, потерпевшим и др.

Соответственно, с определением следователю функции обвинения (уголовного преследования) изменился характер его процессуальных задач и полномочий, и это, наряду с расширением судебного контроля на предварительном следствии, полномочий прокурора и начальника следственного отдела, требу^ет переосмысления роли следователя в сфере уголовного судопроизводства, направления его уголовно-процессуальной деятельности. Не смотря на законодательное определение функции следователя, данный вопрос остается спорным. Требуют уточнения задачи, полномочия следователя в связи с выполнением им функции обвинения, а также гарантии законности и обоснованности деятельности, его процессуальная самостоятельность.

Новый порядок производства следственных действий, применения мер процессуального принуждения, введение правил о недопустимости доказательств, изменение института дополнительного расследования предъявляют иные требования к производству следователем предварительного следствия по уголовным делам.

Первые результаты действия УПК РФ позволяют проанализировать практику его применения, выявить проблемы процессуальной деятельности следователя и требуют проведения дальнейших научных исследований, направленных на совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Так, за период действия УПК РФ во 2-ом полугодии 2002 г.’ значительно сократилось количество направляемых в суд уголовных дел, а количество прекращенных дел возросло. Только за 1-ое полугодие 2003 г. количество оправданных лиц по делам, расследованным следователями СК при МВД РФ, составило 1234 лиц, следователями прокуратуры - 777^.

Следует отметить, что в теории вопросы статуса участников, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных отношений в силу должностных обязанностей, исследованы недостаточно. Так, не создана концепция их уголов- но- процессуального статуса, не определены его понятие, содержание, значение для практической деятельности, в связи с чем не выявлены и приоритеты его совершенствования. Остаются дискуссионными многие теоретические положения, касаюшиеся законодательной регламентации уголовно- процессуального статуса отдельных участников судопроизводства, в том числе и следователя.

Изложенное и определяет актуальность темы настоящего диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. В науке уголовно- процессуального права подвергнуты исследованию многие проблемы пред- варительного расследования, в том числе аспекты уголовно-процессуального статуса следователя.

Отдельным вопросам уголовно-процессуального статуса следователя посвятили свои работы Г.А. Абдумаджидов, Р.С. Белкин, В.П. Божьев, Б.А. Викторов, А.А. Власов, Б.Я. Гаврилов, О.А. Галустьян, И.Д. Гончаров, А.П. Гуляев, И.М. Гуткин, С.П. Ефимичев, Н.В. Жогин, А.В. Иванов, Л.М. Кар- неева, Л.Д. Кудинов, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, Л.Н. Масленникова, В.А.

’ Сведения за 2002 г. «О следственной работе» (Форма 1-Е. Сводный отчет по Российской Федерации). - М.: ГИЦ МВД РФ. 2003.

^ Сведения за 1-ое полугодие 2003 г. «О следственной работе» (Форма 1-Е. Сводный отчет по Российской Федерации). - М.: ГИЦ МВД РФ. 2003.

Михайлов, В.В. Найденов, И.Л. Петрухин, А.А. Петуховский, И.А. Попов, Н.И. Порубов, В.А. Похмелкин, Р.Д. Рахунов, В.Ф. Статкус, Ю.И. Стецов- ский, М.С. Строгович, В.Т. Томин, А.А. Чувилев, Н.А. Якубович и другие авторы. Ими исследовались процессуальные функции следователя, вопросы полномочий, процессуальной самостоятельности и независимости, проблемы правового регулирования его деятельности, процессуального контроля и иные аспекты.

Правовое положение следователя в своих диссертациях исследовали З.М. Онищук, В.В. Шимановский, Э.И. Воронин. Ряд авторов рассматривали отдельные элементы уголовно-процессуального статуса следователя: полномочия (А.А. Власов), аспекты процессуальной самостоятельности и независимости (А.А. Клейн), уголовно-процессуальная ответственность (Г.Ж. Су- лейменова) и др. Имеется ряд работ, посвященных прокурорскому надзору и процессуальному контролю за деятельностью следователя.

Несмотря на то что в теории исследовались отдельные аспекты уголовно- процессуального статуса следователя, вопросу его комплексного изучения, анализу процессуальных полномочий следователя, правоотношений с другими участниками процесса, на наш взгляд, уделено недостаточно внимания. Кроме того, все эти исследования проведены на базе уголовно- процессуального законодательства РСФСР.

Вступление в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дает основание вновь обратиться к теме уголовно- процессуального статуса следователя.

Предметом исследования является уголовно-процессуальный статус следователя, его структурные элементы и правоотношения, возникающие в процессе осуществления им предварительного следствия.

Объектом исследования выступают правовые нормы, определяющие уголовно- процессуальный статус следователя, а также практическая деятельность по расследованию преступлений.

Цель диссертации состоит в том, чтобы на основе конституционных положений, УПК РФ и следственной практики осуществить комплексное исследование уголовно-процессуального статуса следователя, выработать предложения по дальнейшему совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и практики его применения.

В рамках достижения данной цели поставлены следующие задачи:

  • сформулировать понятие «уголовно-процессуальный статус следо- вателя» с учетом положений УПК РФ, охарактеризовать его на основе анализа существующих научных концепций;
  • определить характер взаимосвязей и содержание структурных элементов уголовно-процессуального статуса следователя путем анализа его правового регулирования;
  • определить факторы, обусловливающие содержание уголовно- процессуального статуса следователя;
  • выявить исторические тенденции развития уголовно- процессуального статуса следователя в уголовном судопроизводстве России;
  • изучить основные направления и тенденции по определению места и роли следователя в уголовном судопроизводстве России;
  • определить содержание процессуальных гарантий законности и обоснованности деятельности следователя, его процессуальной самостоятельности и предложить средства их юридического обеспечения;
  • выявить проблемы законодательства по регулированию уголовно- процессуального статуса следователя и выработать предложения по его со- вершенствованию.
  • Методология и методика диссертационного исследования. Методологическую основу исследования составляет общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него специальные методы: формальнологический, сравнительно- правовой, социологический, системно- структурный анализ. При изучении ретроспективы развития уголовно- процессуального статуса следователя применялся историко-правовой метод.

Теоретическую базу составили научные труды в области философии, общей теории права, психологии, конституционного, уголовно- процессуального, уголовного и других отраслей права, в которых рассматриваются вопросы правового статуса субъектов уголовного судопроизводства, в том числе следователя. В работе использованы положения Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных актов Генеральной прокуратуры, МВД России.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что оно представляет собой одно из первых комплексных научных исследований уголовно- процессуального статуса следователя по УПК РФ. В диссертации исследовано современное состояние уголовно-процессуального статуса следователя с учетом возложенной на него функции обвинения.

Сформулирован ряд теоретических выводов о понятии, сущности и содержании уголовно-процессуального статуса следователя. Теоретические положения обосновывают законодательные предложения, направленные на совершенствование норм УПК РФ, регламентирующих уголовно- процессуальный статус следователя. Рассмотрение некоторых аспектов исследуемой темы позволило сформулировать предложения по совершенствованию практической деятельности следователя.

Основные положения, выносимые на защиту:

уголовно-процессуальный статус следователя представляет собой установленную нормами уголовно-процессуального права совокупность таких элементов, как функция (основное направление уголовно- процессуальной деятельности); задачи; полномочия следователя; процессуальная самостоятельность; гарантии законности и обоснованности деятельности; ответственность;

элементный состав уголовно-процессуального статуса следователя постоянен, но его содержание изменчиво в зависимости от наделения следователя той или иной функцией, обусловленной рядом социальных факторов: уровнем развития государства и общества; формой уголовного судопроизводства; уровнем развития конституционного и уголовно-процессуального законодательства; целью, принципами уголовного судопроизводства;

развитие уголовно-процессуального законодательства определяет три периода, во временных рамках которых за следователем закреплялось определенное направление уголовно-процессуальной деятельности (т.е. функция):

1860-1922г. - функция предварительного исследования обстоятельств преступления под контролем суда (Учреждение судебных следователей 1860г., Устав уголовного судопроизводства 1864г., УПК РСФСР 1922г.);

1923-июнь 2002г. - совмещение функций обвинения, защиты и разрешения дела под надзором прокурора (УПК РСФСР 1923 г., УПК РСФСР 1960г.);

июль 2002г.-настоящее время - функция обвинения (уголовного преследования) (УПК РФ 2002г.);

содержание уголовно-процессуального статуса следователя в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации обусловлено определением уголовного преследования как функции следователя, отнесением его к стороне обвинения;

отнесение следователя к стороне обвинения совместно с прокурором, начальником следственного отдела, дознавателем, частным обвинителем, потерпевшим, его законным представителем и представителем, гражданским истцом и его представителем обусловило изменение содержания процессуальных полномочий следователя за счет перераспределения объема процессуальных решений, принимаемых следователем самостоятельно в сторону увеличения объема процессуальных решений, принимаемьгх с согласия прокурора;

изменение содержания процессуальных полномочий следователя в сторону увеличения процессуальных решений, принимаемых под контролем прокурора и суда, привело к изменению содержания понятия «процессуальная самостоятельность следователя»;

определение уголовного преследования как основного направления процессуальной деятельности следователя потребовало увеличения объема процессуальных гарантий законности и обоснованности его деятельности, в том числе за счет увеличения объема процессуального руководства прокурора за принятием процессуальных решений, определяющих динамику досудебного производства (возбуждение уголовного дела, соединение уголовных дел, выделение уголовных дел) и прокурорского надзора за производством следственных действий путем поддержания перед судом ходатайств о производстве таких следственных действий, которые затрагивают конституционные права граждан. Кроме того, объем процессуальных гарантий законности и обоснованности деятельности следователя увеличен за счет установления судебного контроля за производством процессуальных действий, затрагивающих конституционные права граждан;

предложения по внесению дополнений и изменений в УПК РФ в части урегулирования полномочий следователя по возбуждению уголовного дела (ч.4 ст.20, ч.2 ст. 38, ч.1 ст.146); проведения следственных и иных процессуальных действий (ч.2 ст.38, ч.2 ст. 158 и др.); установления гарантий процессуальной самостоятельности следователя (ч.4 ст.38, ст. 165 и др.); упорядочения рассмотрения жалоб на действия и решения следователя (чч.І, 3 ст. 125); совершенствования правовых отношений следователя с начальником следственного отдела, прокурором, судьей (ч.2 ст.37, ст. 39, чч.1,3 ст. 125);

рекомендации по совершенствованию практической деятельности следователя.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования определяется тем, что на основе комплексного исследования уголовно- процессуального статуса следователя раскрыты его содержание, характер взаимосвязей структурных элементов, выявлены пробелы уголовно- процессуального законодательства.

Практическая значимость работы определяется конкретными предложениями, направленными на совершенствование норм уголовно- процессуального законодательства и правоприменительной деятельности. Разработанные автором диссертации научно-практические предложения могут быть использованы для внесения в установленном порядке дополнений и изменений в УПК РФ, в организации научных исследований и в преподавании курса уголовного процесса и соответствующих спецкурсов в юридических учебных заведениях, при повышении квалификации следователей.

Обоснованность и достоверность научно-практических выводов и предложений, содержащихся в диссертации, обусловлены выбором и применением научной методологии исследования, комплексным подходом к изучению законодательства, практики деятельности следственных подразделений. Достоверность результатов диссертационного исследования определяется эмпирическим материалом, собранным в процессе работы над диссертацией, который представлен в виде результатов:

изучения по специально разработанной схеме материалов 223 уголовных дел, расследовавшихся следователями органов предварительного следствия в системе МВД России;

данных, проведенного автором по специально разработанным анкетам, опроса 156 следователей органов внутренних дел Республики Бурятия, Республики Кабардино-Балкария, г. Ростова-на-Дону;

данных, проведенного автором по специально разработанным анкетам, опроса 21 руководителя органов предварительного следствия при МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации;

составления сравнительных таблиц по УПК РФ, УПК РСФСР 1922 г., УПК РСФСР 1960 г. и Уставу уголовного судопроизводства в части процессуальных полномочий следователя, судьи, прокурора и начальника следственного отдела на предварительном следствии;

анализа статистических данных по организации деятельности и результатам работы следственных органов за период 1998-2003гг.;

изучения обзоров судебно-следственной практики, материалов Следственного комитета при МВД РФ.

Кроме того, при осуществлении исследования использовались данные научных разработок других авторов, а также личный восьмилетний опыт следственной практики. Все это свидетельствует о репрезентативности исследования как важнейшей предпосылки научной обоснованности и достоверности полученных результатов проведенного исследования

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы исследования обсуждались на вузовской конференции «Актуальные проблемы досудебного производства» (май 2001 г.), межвузовской научно- практической конференции «УПК Российской Федерации 2002 г. и практика его применения» (апрель 2003 г.), докладывались на заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России. Основные теоретические выводы и практические рекомендации изложены в шести публикациях автора: пяти научных статьях и методических рекомендациях. Материалы диссертационного исследования используются в практической деятельности органов предварительного следствия в системе МВД России, в учебном процессе Улан- Удэнского филиала Восточно-Сибирского института МВД России, факультета управления и права Московской государственной академии приборостроения и информатики.

Структура и объем диссертации обусловлены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии. Данные, полученные в ходе анкетирования, обобщения следственной практики и сравнительного анализа законодательства, сведены в таблицы и содержатся в семи приложениях.

Глава 1. Сущность уголовно-процессуального статуса следователя

§ 1. Понятие и правовые основы уголовно-процессуального статуса следователя

Одним из приоритетных направлений исследований в отечественной юридической науке является проблема правового положения различных категорий лиц, вовлеченных в правовые отношения. Построение демократического общества предполагает расширение прав и свобод человека, наполнение их новым содержанием, подкрепление их прочной системой гарантий, которые определяют их правовое положение и в сфере уголовного судопроизводства. в связи с чем в ходе судебной реформы была пересмотрена деятельность государства и его структур с целью обеспечения прав и свобод человека, установления механизма защиты их законных интересов.

Предварительное следствие стало рассматриватся как одна из гарантий защиты прав личности, что концептуально изменило подход к определению функций, задач и полномочий следователя. Как отмечал Л.Д. Кудинов, признание в правовом государстве примата правосудия среди всех прочих направлений правоохранительной деятельности объективно возвышает и социальную значимость непосредственно обеспечивающего его предварительного следствия\ Поэтому произошедшие за последний период изменения в политической, социальной, экономической сферах, принятие нового уголовно- процессуального закона, переориентация его на обеспечение защиты прав и законных интересов как лиц, потерпевших от преступлений, так и от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод повлекли изменение уголовно- процессуального статуса следователя, одного из основных участников уголовного судопроизводства.

’ Кудинов Л.Д. Некоторые вопросы правовой регламентации взаимоотношений следователя, начальника следственного отдела и прокурора: Сб. научных трудов «Укрепление за- конности предварительного следствия в условиях перестройки» // Волгоград, 1990. С. 83.

Понятие «статус» (от лат. status - состояние, положение) определяется как установленное нормами права положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей’. В самом общем виде правовой статус определяется как юридически закрепленное положение личности в государстве и обществе^. «Юридические нормы как бы обрамляют и закрепляют фактический социальный статус, превращая его тем самым в правовой. Эти два статуса соотносятся как содержание и форма, где формой выступает правовой статус»^.

Большинство ученых рассматривают термин «правовое положение» и «правовой статус» как равнозначные понятия. В частности, словарь С.И.

4

Ожегова статус определяет как правовое положение .

Некоторые ученые возражают против отождествления понятий правовой статус и правовое положение^. Например, в одном случае, правовое положение конкретного физического лица рассматривается как сумма общего правового статуса личности и тех статусов, которые приобретает данное лицо, вступая в конкретные правоотношения^. По мнению Н.В. Витрука правовое положение есть обобщающая категория, которая охватывает все стороны закрепленного в праве положения личности в классовом обществе, а правовой статус как система юридических прав, обязанностей и законных интере-

7

СОВ личности составляет ядро, основной элемент ее правового положения . По мнению других авторов попытки отыскания различий в данных понятиях бесперспективны^, и эта точка зрения представляется нам наиболее правильной.

’ Большой Юридический словарь. - М., 1999.

^ Конституционное право: Учебник / Под ред. А.Е. Козлова. - М., 1996. С. 57. ^ Пионтковский А.А. Учение о преступлениях. - М., 1961. С. 49. ^ Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М., С.175.

^ Витрук Н.В. Основы правового положения личности в социалистическом обществе. - М.,1979. С.28; Мальцев В.Г. Социалистическое право и свободы личности: Теор. Вопрос. - М., 1968, С. 82.; Волосова Н.Ю. Процессуальное положение потерпевшего в российском уголовном процессе. - Автореф. дисс.-.канд. юрид. наук. - Оренбург, 1999. С. 4. ^ Теория права и государства: Учебник// Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1996. С. 173. ^ Витрук Н.В. О категориях правового положения личности в социалистическом обществе// Советское государство и право. 1974. № 12. С.13.

^ Корпуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном су- допроизводстве: Автореф. ДИСС…Д0КТ. юрид. наук. - Саратов, 1987. С. 12.

Содержание правового статуса личности обусловлено содержанием ее социального статуса, под которым понимается место личности в системе об- щественных отношений, совокупность ее социальных функций, а также ее оценка и самооценка, т.е. понимание человеком своей социальной значимости’. Социальный статус личности формализуется в праве при помощи гражданства, правоспособности и дееспособности, которые вместе составляют правосубъектность лица, субъективные права и юридические обязанности личности.

Принято выделять несколько видов правового статуса: 1) общий или конституционный статус человека и гражданина; 2) специальный или родовой статус определенной категории граждан; 3) индивидуальный статус, ха- рактеризующий пол, возраст, семейное положение и т.д.; 4) статус иностранцев, лиц без гражданства, лиц с двойным и тройным гражданством; 5) отраслевые правовые статусы (уголовно-процессуальный, административно- процессуальный и др.); 6) статус физического лица^.

В структуру правового статуса личности включают соответствующие правовые нормы, законные интересы, юридическую ответственность, правовые принципы, правоотношения^, гарантий. Несколько отличается правовой статус должностных лиц, которые исполняют различные функции в силу возложенных на них обязанностей. Так, И.В. Куртяк, рассматривая правовой статус должностных лиц ОВД, включает в его понятие такие элементы, как: должность, функции, права и обязанности, гарантии деятельности и ответст- вeннocть^ Под правовым статусом судьи военного суда, В.Н. Буробин понимает совокупность закрепленных в законе прав, обязанностей, гарантий их

’ Н.И. Матузов. Правовая система и личность. - Саратов, 1987. С.49; Краткий словарь по социологии. - М., 1988. С.388. ^ Там же. С. 56.

^ Например; Н.И. Матузов. Юридические обязанности и ответственность как элемента правового статуса личности // Конституция СССР и правовое положение личности. - М., 1979. С.87.

^ Л.Д. Воеводин. Конституционные права и обязанности советских граждан. - М., 1972. С.7.

^ Куртяк И.В. Правовой статус должностных лиц органов внутренних дел: Дис…канд. юрид. наук. - СПб., 1998. С.ЗО.

реализации, а также ответственности судьи как представителя судебной вла

сти \

Если понятие правового положения личности обобщает то, что одинаково присуще правовому статусу всех граждан, то отраслевой статус личности определяется нормами конкретной отрасли права. Отраслевой статус базируется на общеправовом, охватывает наиболее существенные связи и отношения личности с обществом, государством и его органами, регулируемые нормами той или иной отрасли права, и поэтому включает в себя те правовые средства, с помощью которых государство закрепляет положение личности в системе этих отношений^. Уголовно-процессуальный статус представляет собой один из видов отраслевого статуса личности, который определен уголовно-процессуальным правом.

Субъектами уголовно-процессуальной деятельности выступают лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, в том числе органы государст- венной власти и должностные лица. Соответственно природе участия: выполнение определенной функции или защита своего интереса, им предоставляются права, на них возлагаются определенные обязанности. Каждый субъект, вовлеченный в уголовное судопроизводство, приобретает уголовно- процессуальный статус в зависимости от цели участия.

В науке уголовно-процессуального права вопросы правового статуса участников уголовного судопроизводства разработаны недостаточно. Остаются дискуссионными вопросы о понятии, содержании, структуре и элементах уголовно-процессуального статуса участников уголовного судопроизводства.

Исследуя отраслевой уголовно-процессуальный статус личности, В.М. Корнуков определял его как закрепленное нормами уголовно- процессуального права положение гражданина в уголовном судопроизводстве, в котором выражаются типичность процессуального положения всех уча-

’ Буробин В.Н. Правовой статус судьи военного суда: Автореф. дис…канд. юрид. наук. - М., 1996. С. 8-9. ^ Корнуков В.М. Там же. С. 48.

ствующих в деле лиц, проявляющиеся в признаках гражданства, правоспо- собности, дееспособности, в правах, законных интересах, обязанностях, гарантиях осуществления прав и исполнения обязанностей, ответственности^ Совершенно справедливо он отмечал, что нельзя допускать произвольность в определении структуры и содержания правового статуса.

Л.Д. Кокорев, рассматривая уголовно-процессуальный статус, включал в его понятие процессуальные права и обязанности, законные интересы, про- цессуальную право- и дееспособность, систему различных гарантий субъективных уголовно-процессуальных прав^.

Эти приведенные определения и элементы раскрывают содержание правового статуса лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве с целью защиты своих прав и законных интересов. К иной категории участников уголовного судопроизводства относятся государственные органы, участвующие в судопроизводстве в связи с исполнением возложенных на них обязанностей.

Необходимо отметить, что проблемы уголовно-процессуального статуса субъектов, представляющих личный интерес, вызывают более пристальное внимание и часто становятся предметом исследования, то правовой статус государственных органов и должностных лиц в науке уголовного процесса недостаточно изучен. Так, в теории науки уголовного процесса не разработаны дефиниции уголовно-процессуального статуса данной категории субъектов уголовного судопроизводства, не в полной мере раскрыты вопросы сущности и содержания уголовно-процессуального статуса публичных субъектов.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (далее - УПК РФ), следователем является должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УТЖ РФ (п. 41 ст. 5, ст. 38). Предвари-

’ Корнуков В.М. Указ. соч. С. 12.

^ Кокорев Л.Д. Положение личности в советском уголовном судопроизводстве: Автореф.

ДИСС…ДОКТ. юрид. наук. - Л-д, 1975. С. 7-8.

тельное следствие производится следователями прокуратуры, органов феде- ральной службы безопасности, органов внутренних дел (ст. 151 УПК РФ). Нахождение следователей и следственных подразделений в составе различных правоохранительных органов (прокуратуре, федеральной службе безопасности, органах внутренних дел) не влияет на процессуальный статус этих должностных лиц: объем процессуальных прав и обязанностей у них одинаков. Закон лишь разграничивает их процессуальную компетенцию по подследственности в зависимости от предмета расследуемого дела, что находит внешнее отражение в квалификации преступления’.

Правовую основу уголовно-процессуального статуса следователя составляют конституционные положения, устанавливающие основы функционального содержания деятельности государственных органов, Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации и иные нормативно-правовые акты.

Каждая отрасль права, регулирующая ту или иную совокупность отношений, определяет права и обязанности лиц, вовлеченных в орбиту этих отношений. Отраслевые права и обязанности, гарантии их осуществления и исполнения создаются не на голом месте, а представляют собой определенным образом воспринятые, развитые и одновременно конкретизированные соответствующие конституционные положения^.

Согласно уголовно-процессуальному закону, следователь уполномочен осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренный УПК РФ (п. 41 ст. 5 УПК РФ). В соответствии с частью 2 статьи 150 УПК РФ, производство предварительного следствия обязательно по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел о преступлениях, по которым проводится дознание. Эта форма расследования применяется по делам об особо тяжких и тяжких преступлениях, по делам о преступлениях средней тяжести, совершенных при отягчающих обстоятель-

’ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева.-М.,2002. С. 81. ^ Корнуков В.М. Указ. соч. С. 73.

ствах, а также по всем делам о преступлениях, совершенных лицами, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, а также совершенных в отношении этих лиц в связи с их профессиональной деятельностью; совершенных должностными лицами государственных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или совершенных в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона, а также о преступлениях, совершенных в отношении этих лиц в связи с их служебной деятельностью.

Предварительное следствие является основной формой предварительного расследования. В целях объективного рассмотрения уголовных дел, представляющих определенную сложность, суд нуждается в предварительном сборе материалов, выяснении всех обстоятельств совершенного преступления. Эта деятельность под разными названиями (расследование, предварительное следствие, дознание), в различных правовых формах во многих странах осуществляется полицией, следственными судьями, прокурорами, следователями и другими органами’. Существование предварительного расследования объясняется «потребностью в специфической досудебной процессуальной деятельности представителей власти, использующих меры принуждения, профессионально владеющих криминалистической тактикой и методикой, применяющих специальные познания и научно-технические средства для обнаружения и изобличения преступника, для реабилитации ошибочно обвиненного»^.

В науке и практике уголовного процесса постоянно продолжается поиск путей повышения эффективности и оптимизации предварительного следствия. Одним из направлений повышения эффективности предварительного следствия, на наш взгляд, является оптимальное разрешение вопроса уголовно-процессуального статуса следователя, определение его функций, задач и полномочий, обеспечение гарантий законности и обоснованности деятельно-

’ Ларин A.M. Заметки о предварительном следствии в России // Государство и право. 1993. № 3.С. 72.

^ Там же. С. 72.

сти, его процессуальной самостоятельности. Такое мнение высказывалось многими процессуалистами’.

Как мы уже отмечали, существуют различные подходы к содержанию уголовно- процессуального статуса субъектов уголовного судопроизводства. В.М. Корнуков писал, что содержание образующих его элементов определено отраслевым уровнем, поскольку уголовно-процессуальный статус являет-

2

ся отраслевым и занимает промежуточное положение в системе статусов .

Проведенный анализ законодательства, теоретических положений и мнений, позволяет прийти к выводу о том, что структуру уголовно- процессуального статуса субъектов уголовного судопроизводства составляют такие элементы, как функции и задачи, права, обязанности, гарантии деятельности и ответственность.

На наш взгляд, определяющим элементом уголовно-процессуального статуса любого из субъектов уголовного судопроизводства, является функция его деятельности.

функция характеризует направленность деятельности и определяет задачи, возникновение и наличие прав, обязанностей (правомочий). Для решения вопроса о процессуальной функции конкретного участника процесса, необходимо сопоставить, какому основному направлению процессуальной деятельности соответствует деятельность данного участника процесса и в чем выражен его процессуальный интерес. Одно и то же лицо не может одновременно выполнять функции, различные по своей направленности. Мы считаем, что состав элементов уголовно-процессуального статуса следователя постоянен, но его содержание меняется в зависимости от наделения его той или иной функцией. «Законодатель, наделяя отдельных участников процесса конкретными правами и обязанностями, исходит прежде всего из выполняе-

’ Доспулов Г. Г. Процессуально-тактические и психологические проблемы оптимизации деятельности следователя: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Л-д, 1987; Ленский А.В. До- судебное (предварительное) производство в уголовном процессе Российской Федерации: Дис…канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1997; Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Дис.. .канд. юрид. наук. - Омск, 1998 и др. ^ Корнуков В.М. Указ. раб. С.109-110.

мых ими процессуальных функций. Это в полной мере относится и к следователю»

Следующим по своей значимости элементом уголовно- процессуального статуса следователя являются его задачи, которые предопределены возложенной на него функцией.

В теории и практике управления принято считать, что задачи определяют функции деятельности^ и субъект может осуществлять только те функции, которые вытекают из возложенных на него задач^.

Мы же придерживаемся точки зрения о том, что задачи представляют собой средства реализации функции, призваны воплощать их в реальной деятельности. Поэтому основные задачи субъектов уголовного судопроизводства вытекают из процессуальной функции деятельности и должны быть сформулированы в рамках функции. Без уяснения содержания этих задач, выступающих в качестве средства реализации функции и целей всей деятельности следователя, невозможно полно и объективно оценить место и роль одного из основных субъектов уголовного судопроизводства.

в.п. Нажимов, например, отмечает’^, что стадии уголовного процесса имеют собственные непосредственные задачи, они отграничены друг от друга итоговыми процессуальными актами, решающими эти задачи. Стадии получаются как бы от поперечного деления уголовного процесса на этапы (части), преследующие задачи, которые решаются именно на данном этапе, функции - от продольного деления на виды уголовно-процессуальной деятельности, различающиеся по главным целям, которые не теряются из виду на протяжении всего уголовного процесса (на всех стадиях) и могут быть достигнуты лишь по его окончании.

’ Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел: Учебное посо- бие./ Под ред. Б.Т.Безлепкина. - М., 1988. С. 45.

^ A.M. Омаров. Социальное управление. Некоторые вопросы теории и практики. - М., 1980. С. 90.

^ И.В. Куртяк. Правовой статус должностного лица органов внутренних дел: Дис…канд. юрид. наук. - СПб., 1998. С. 62. Нажгшов В.П. Типы, виды и формы уголовного процесса. - М.,1956. С. 53.

Регулятивное значение правовых задач состоит в том, что они обязывают следователя сообразовывать все свои действия с указанными задачами. Выполнение задач, являясь правовой обязанностью следователя, обеспечивает целенаправленность его деятельности, хотя уголовно-процессуальный закон не формулирует задачи, которые непосредственно должен выполнять следователь. Задачи следователя обусловлены общими целями уголовного судопроизводства, а также вытекают из норм УПК РФ, регулирующих его деятельность. Далее, в соответствующем разделе мы предприняли попытку сформулировать задачи следователя в уголовном судопроизводстве.

Вполне обоснованным, на наш взгляд, является положение о том, что основными элементами правового статуса личности являются права и обязанности. Л.Н. Масленникова, подчеркивая их значение в правовом регулировании деятельности участников процесса, отмечает, что: «В правах и обязанностях не только фиксируются образцы, стандарты поведения, которые государство считает обязательным, полезным, целесообразным для нормальной жизнедеятельности социальной системы, но и раскрываются основные

1

принципы взаимоотношении государства и личности» .

Субъективные права представляют меру возможного поведения, а обязанности - меру должного поведения. Л.Н. Масленникова считает, что субъективное право представляет собой не только меру возможного поведения, а определенную законом возможность удовлетворения субъективного интереса, и в уголовном процессе должны быть четко выражены интересы субъектов уголовного процесса и правовые статусы должны строиться с учетом возможности каждого субъекта защитить интерес: общий или индивидуальный^. Следователь же в уголовном судопроизводстве защищает общий интерес и осуществляет свои права в связи с тем, что на него возложена соответствующая обязанность.

’ Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Дис…докт. юрид. наук. - М., 2000. С. 342. ^ Масленникова Л.Н. Указ. соч. С. 348.

Подавляющее большинство прав следователя является одновременно и его обязанностями, либо становятся таковыми при определенных условиях, возникших при производстве предварительного следствия, в.в. Шиманов- ский писал по этому поводу, что для выполнения своих обязанностей в процессе, следователь наделен соответствующими правами, а обязанности следователя, носящие императивный характер, являются в то же время и его субъективными правами \

Мы поддерживаем позицию о том, что в отношении государственных органов и должностных лиц более применимо понятие правомочия . «Существует разница в использовании права субъектами частного и публичного права. Для граждан и других участников отношений гражданского общества субъективные права являются способом выражения и охраны их интересов, и они используют или не используют возможности, заложенные в этих правах, в соответствии со своими желаниями и интересами… Особенность использования права государственными органами и должностными лицами (субъекты публичного права) в том, что для достижения поставленной перед ними цели они обязаны использовать представленные им права, нередко именуемые - «правомочия» (правообязанности)»^.

Полномочие в науке управления, в уголовном и других отраслях права рассматривается как составная часть компетенции и статуса органа, должностного лица, выполняющего управленческие функции в организации, а также некоторых других лиц, реализующих функции, предусмотренные для них законодательством. В этом значении правомочие представляет собой право (и одновременно обязанность) соответствующего субъекта действовать в опре-

’ Шимаповский В В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Дисс…канд. юрид. наук. - Ленинград. 1965. С. 199.

2

Правомочие - предусмотренная законом возможность участника правоотношения осу- ществлять определенные действия или требовать известных действий от другого участника этого правоотношения. (Большой юридический словарь. - М., 1999). ^ Теория государства и права: Учебник / Под ред. М.Н. Марченко. - М., 1998. С.417-418.

3

деленной ситуации способом, предусмотренным законом или иным право

вым актом \

Следует отметить, что, как правило, термин «правомочие» носит больше общетеоретический характер. В то же время, в рамках отраслевых наук при характеристике прав и обязанностей должностного лица используется понятие «полномочие». На наш взгляд, эти понятия отражают однопорядко- вое явление, поэтому в данной работе мы используем их как тождественные.

Полномочия следователя составляют центральное звено его уголовно- процессуального статуса. Закрепленные в законе полномочия следователя устанавливают границы его должного и возможного поведения.

Успешное осуществление функции и решение задач, стоящих перед следователем, зависит от многих обстоятельств, в том числе от законодательной регламентации его полномочий в ходе предварительного следствия. Как совершенно справедливо отмечал В.А. Похмелкин: «В ряду условий, обеспечивающих высокое качество предварительного следствия, далеко не последнее место занимает правовая регламентация полномочий следователя, определение в законе его прав и обязанностей…»^.

УПК РФ определяет полномочия следователя, раскрывающие характер его процессуальной функции (ст. 38). Полномочия следователя не охватываются полностью данной нормой, они в той или иной степени закреплены в других нормах УПК РФ, регламентирующих порядок производства следственных и иных процессуальных действий, определяющих права и обязанности других участников судопроизводства и т.д. (ст.ст.17, 21, 164 и др.).

Таким образом, мы можем определить полномочия следователя как закрепленные в процессуальном законе правовые возможности, позволяющие ему свободно и самостоятельно определять нормы его поведения на предварительном следствии в целях наиболее успешного выполнения возложенных

’ Юридическая энциклопедия. Под ред. Тихомирова. - М., 1997. С. 331. ^ Похмелкин В.А. Процессуальные полномочия и самостоятельность следователя (общая характеристика): Ученые записки № 204 Пермского Гос. Университета «Вопросы уголовного права, процесса и криминалистики» // Пермь, 1969. С. 72.

на него задач, и в то же время его обязанности, предписывающие ему необ- ходимость такого поведения, которое реализует его назначение в государст- венном механизме, а именно в сфере уголовного судопроизводства.

В характеристике уголовно-процессуального статуса любого субъекта особое значение уделяется гарантиям обеспечения прав и законных интересов, среди которых выделяются общие и юридические. Общие гарантии выступают в качестве определенных экономических, политических и идеологических условий и предпосылок, обеспечивающих возможность реализации прав и обязанностей. Под специальными (юридическими) гарантиями понимаются правовые нормы, определяющие юридическими средствами конкретный порядок реализации и защиты прав и обязанностей.

К юридическим гарантиям относят принципы права, процессуальные нормы, закрепляющие права участников процесса, процессуальную форму реализации прав и обязанностей, меры правовой защиты, средства надзора и контроля и меры юридической ответственности. Мы считаем, что уголовно- процессуальные гарантии деятельности следователя являются составной частью процессуальных гарантий правосудия, поэтому все вышеперечисленные средства обеспечивают реализацию его полномочий.

В первую очередь, к процессуальным гарантиям обеспечения законности и обоснованности деятельности следователя должны быть отнесены нормы уголовно-процессуального закона, закрепляющие его полномочия. В качестве процессуальной гарантии должны рассматриваться система проверки обоснованности принимаемых следователем решений, система контроля за законностью процессуальных действий.

Гарантии законности и обоснованности деятельности следователя можно определить как закрепленные в нормах закона средства (условия), обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач в уголовном судо- производстве, возможность исполнения полномочий. Проведенный анализ действующего законодательства показал необходимость установления до- полнительных гарантий деятельности следователя’.

Рассматривая уголовно-процессуальный статус следователя, мы выделяем как один из его элементов процессуальную самостоятельность.

Хотя процессуальная самостоятельность реализуется главным образом на досудебных стадиях, но это не означает, что ее реализация не отражается на осуществлении правосудия. Следователь должен быть обеспечен возможностью принятия решений по уголовному делу по своему внутреннему убеждению и нести полную ответственность за их результаты. УПК РФ устанавливает, что следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения и санкции прокурора (ст. 38). Наряду с судьей, присяжными заседателями, прокурором и дознавателем следователь свободен в оценке доказательств (ст. 17 УПК РФ). Из этого следует, что решения должны изначально приниматься следователем самостоятельно даже тогда, когда требуется санкция или согласие судьи и прокурора.

Процессуальную самостоятельность следователя можно определить как процессуальный институт, устанавливающий право следователя оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, исключающий какое- либо воздействие на решения, принимаемые следователем в ходе предварительного следствия по уголовному делу. При принятии решений следователь руководствуется только законом и внутренним убеждением, самостоятельно определяет направления расследования и несет полную ответственность за законное и своевременное осуществление своих действий и решений. Обес- печение процессуальной самостоятельности является важным условием над- лежащего обеспечения прав и интересов личности при производстве предва- рительного следствия и нуждается, на наш взгляд, в законодательном закреплении как один из принципов уголовного судопроизводства.

Данные предложения изложены в соответствующих параграфах диссертации.

Процессуальная самостоятельность следователя тесно связана с вопросом его ответственности. Представление самостоятельности важно и тем, что таким образом на следователя возлагается ответственность за ход и результаты расследования, что способствует строгому и точному соблюдению правовых предписаний.

Мы поддерживаем мнения о том, что если предоставленная следователю процессуальная самостоятельность означает не что иное, как законодательное закрепление гарантий его свободы, личной инициативы при производстве предварительного следствия, то уголовно-процессуальная ответственность призвана обеспечить надлежащее исполнение предоставленных ему возможностей в пределах правового статуса. Если процессуальная самостоя- тельность представляет собой определенную степень сознательного и добро- совестного исполнения предоставленных уголовно-процессуальным законом возможностей для достижения задач предварительного следствия, то уголов- но- процессуальная ответственность - осуществление необходимости, должного, т.е. выбор и принятие решения, готовности нести за его последствия

ответ’.

Необходимо отметить, что подход к вопросу процессуальной ответственности в науке также неоднозначен. Некоторые авторы не признают существование такого вида юридической ответственности^, иные определяют различное содержание данного института. Нам же близка позиция о том, что процессуальная ответственность присуща всем субъектам уголовного судопроизводства, наделенных теми или иными процессуальными правами и несущих процессуальные обязанности^.

УПК РФ не содержит нормы, устанавливающей ответственность следователя за ненадлежащее исполнение своих полномочий, хотя, на наш

’ Сутйменова Г.Ж. Уголовно-процессуальная ответственность следователя: Автореф. дис…канд. юрид. наук.-М., 1988. С. 17.

^ Самощеико И.е., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. - М., 1971. С. 187 и др.

^ Чечина НА., Элъкинд П.С. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности // Советское государство и право. 1973. № 9. С. 39-40.

взгляд, содержание процессуальной ответственности следователя вытекает из иных норм уголовно-процессуального закона. УПК РСФСР 1960 г. содержал положение об ответственности следователя, где было указано, что он несет полную ответственность за все решения о направлении следствия и законное и своевременное проведение следственных действий (ч.1 ст. 127). Мы считаем, что отсутствие в законе подобного положения может существенно снизить требования следователя к результатам своей деятельности. Полагаем, что необходимо поддержать авторов, предлагающих четко обозначить в законе последствия невыполнения или ненадлежащего выполнения уголовно- процессуальных обязанностей\ Хотя авторы одного из комментариев УПК РФ считают, что ответственность следователя прямо вытекает из тех установлений, которые содержатся в ч.ч. 1 и 2 ст. 21 УПК («Обязанность осуществления уголовного преследования»)^, в законе должна быть более конкретная норма.

Таким образом, основываясь на общей теории правового положения личности, уголовно-процессуального статуса личности, мы определяем уголовно- процессуальный статус следователя как установленную нормами уголовно- процессуального права совокупность таких элементов, как функция (основное направление уголовно-процессуальной деятельности); задачи; полномочия следователя; процессуальная самостоятельность; гарантии законности и обоснованности деятельности; ответственность. Содержание уголовно- процессуального статуса следователя изменчиво только в зависимости от определения ему той или иной функции в различные исторические периоды становления и развития российской правовой системы.

’ См. например: Корнуков В.М. Указ. раб. С. 22.

^ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П.

Божьева. - М., 2002. С. 82.

§ 2. Становление и развитие уголовно-процессуального статуса следователя

Успех государственно-правовых реформ во многом зависит от того, насколько их программы, планы учитывают отечественный и мировой исторический опыт и уроки прошлых изменений политико-правовых институтов. На наш взгляд, исследование и анализ процессуального положения следователя в разные исторические периоды позволит установить преимущества и ошибки в регулировании вопросов функции и задач следователя, его полномочий, и в какой- то мере наметить перспективы совершенствования его уголовно-процессуального статуса. «Вне исторического контекста, связывающего явление и процесс современности с теми явлениями и процессами, которые были их предшественниками, равно как и с теми, которые на их основе возникнут в более или менее отдаленной перспективе, невозможно познать саму эту современность»’.

Изменение общественно-политического строя страны и произошедшее на этом фоне переосмысление истории государства позволили ученым без идеологического предубеждения обратиться к рассмотрению правовых ин- ститутов на разных этапах развития общества, побудили интерес к истории становления национального правосудия, его генезису и основным этапам эволюции. С начала 90-х годов прошлого столетия существенно возрос интерес к истории отечественного права. Многие процессуалисты обратились к исследованию правового положения следователя в уголовном судопроизводстве, его месту и роли, вопросам процессуальной самостоятельности и независимости на разных этапах развития общества и государственности^. С уче-

’ Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. - М., 1986. С. 332.

^ Божъев В.П., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и независимость следова- теля // Проблемы формирования социалистического правового государства. - М., 1991. С.

том изучения отечественного и зарубежного опыта, на наш взгляд, появилась возможность определить оптимальную модель данного правового института, пути его дальнейшего развития.

Обраш;ение к истории становления и развития уголовно- процессуального статуса следователя, позволяет нам провести сравнение регулирования вопросов его функции, задач, полномочий и гарантий эффективного осуществления деятельности в различные исторические периоды. Это также необходимо по причине того, что не всегда заимствованные зарубежные институты могут быть перенесены в уголовный процесс России. Перенимая опыт других стран, необходимо, учитывать, что «слепое, механическое заимствование иноземных образцов, моделей, попытки их внедрения при проведении реформ, направленных на модернизацию политической и общественной жизни, не были эффективными, и, как правило, приводили к скорым контрреформам, иногда и к «откату» на прежние, дореформенные позиции, если при этом не учитывалась национальная специфика, менталитет народа»’.

Уголовно-процессуальное право России, существовавшее до 1917 г., представляло собой высокоразвитое юридическое явление, вполне приспо- собленное для функционирования цивилизованного общества^. В дореволю- ционной России проблемы предварительного следствия решались на госу- дарственном уровне, следователю придавалось высокое значение, отводилось достойное место, он являлся деятелем юстиции и представлял судебную власть.

118-124; Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование // Советское государство и право. 1990. № 12; Коротких М.Г., Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата России в 1860-1864 гг.// Советское государство и право. 1991. № 10; Мамонтов А.Г. Россия 1860: учреждение судебных сле- дователей// Государство и право. 1996. № 3 и др.

’ Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы // Государство и право. 1996. № 11. С.85.

^ Масленникова Л.Н. Методология познания публичного и частного (диспозитивного) начал в уголовном судопроизводстве. -М., 2000. С. 143.

зо

История следователя как участника уголовного судопроизводства в России начинает отсчет с 1860 года, когда по Указу Александра II «Об отделении следственной части от полиции» от 8 июня 1960 года была учреждена должность судебного следователя. (До этого времени раскрытие и расследование преступлений осуществлялось городской и земской полицией). Тогда судебные следователи были назначены в 44 губерниях. Примерно к этому же времени относится учреждение указанных должностных лиц уголовной юстиции в ряде других стран континентальной Европы. Учреждение судебных следователей было вызвано необходимостью в сборе и оценке доказательств, в предварительном решении вопроса о виновности лиц. Деятельность следователя рассматривалась законодателем как подготовительная часть судебного следствия, необходимая в смешанном процессе, которому присуще пассивное положение сторон по сбору и представлению доказательств в досудебных стадиях.

«Разграничение функций в уголовном процессе происходит не вдруг, а с появлением соответствующих предпосылок, в розыскном (инквизиционном) процессе функции правосудия, обвинения и защиты остаются неразделенными (во многих странах), несмотря на их явную несовместимость. Пришедший ему на смену состязательный процесс принципиально не допускает совмещения несовместимого. Выполнение таких процессуальных функций поручается разным людям не только в судебном разбирательстве (суду, прокурору, защитнику), но и в стадии предварительного производства. На этом этапе наряду с представителями обвинения и защиты появляется специфическое должностное лицо - следователь» - писали В.П. Божьев и А.И. Трусов’.

Довольно спорным представляется мнение А.С. Александрова, который считает, что в историческом развитии уголовной судопроизводственной

Божьев В.П., Трусов А.И. Указ. раб. С. 119 - 120.

формы появление следственной власти (курсив автора) было вызвано отсутствием достаточного числа обвинителей среди частных лиц, необходимых вести следствие с энергией и затратой значительного принуждения на добы- тие доказательств и привлечение нужных для правосудия лиц к суду\

Иное мнение у А.Г. Мамонтова, который пишет, что к созданию данного института привели правительственные усилия по укреплению эффективности административного аппарата в преддверии отмены крепостного права^.

Еще в 1837 году П-ым отделением Собственной Его Императорского величества канцелярии совместно с министерством юстиции был разработан Проект о следствии, в соответствии с которым планировалось изъятие предварительного следствия из ведения полиции^ в проекте предполагалось утвердить особых чиновников, состоящих при судах - следственных приставов, в обязанность которых входило бы производство предварительного следствия по преступлениям и проступкам, подлежащим уголовному преследованию.

4

Необходимо отметить, что в последующем были разработаны несколько проектов, в которых принимали участие лучшие юристы того времени (М.М. Сперанский, М.А. Балугьянский, Д.Н. Блудов и другие). Как отмечает Ю.В. Сорокина, авторы этих проектов осознавали тесную связь следствия и суда и рассматривали их как единое целое’^. Так, по проекту Д.Н. Блудова, участие полиции ограничивалось производством первоначального дознания о преступлениях и проступках, а также содействием следователю в производ-

’ Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право. 2001. №9. С. 56.

^ Мамонтов А.Г. Россия 1860 г.: учреждение судебных следователей // Государство и пра- во. 1996. №3. С. 144.

^ Коротких М.Г., Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата России в 1860-1864 гг.// Советское государство и право. 1991. № 10. С. 123.

Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864 гг.: Дисс…канд. юрид. наук. - СПб., 1994. С. 34.

стве осмотров, обысков, охране найденных следов преступления. В ноябре 1859 г. Н.И. Стояновским была составлена записка «Учреждение следственных приставов», содержавшая основные нормы, регулирующие положение следователя. «Власть следственная есть часть судебной власти. Никто из на- ходящихся при следствии лиц, никакая другая власть кроме суда, рассмотрению которого подлежит дело, не вправе останавливать производство при прекращении его или направлять его ход» - писал Н.И. Стояновский’. Автор стремился установить гарантии независимости следователя, провозгласив его несменяемость. В соответствии со ст. 27 проекта, следственный пристав мог быть удален от должности не иначе как с преданием его уголовному суду. Осуществляя предварительное следствие, он был самостоятелен, предпринимал те действия, которые считал целесообразным: возбуждал уголовное дело, проводил допросы и т.д. Но не все прогрессивные положения и проекты были учтены в принятых в последующем законах.

%

Именной Императорский указ «Об отделении следственной части от полиции» устанавливал: 1) отделить следственную часть от полиции во всех управляемых по общему учреждению 44-х губерниях Империи и назначить в сии губернии особых подведомственных министерству юстиции для производства следствий по преступлениям и проступкам, подлежащих ведению судебных мест, наименовав сих чиновников судебными следователями; 2) на обязанности полиции оставить только исследование по преступлениям и проступкам маловажным, кои предоставлены к разбору и суждению самих полицейских властей, а также первоначальное дознание о происшествиях, кои могут по связи с преступлением более важным, подлежать рассмотрению судебных мест»^.

’ Цит. по: Коротких М.Г., Сорокина Ю.В. Указ. раб. С.124.

^ Полное собрание Законов Российской Империи. Издание второе. Т. 52. № 35799. - СПб., 1864.

Порядок производства следствия, регулирование правовых отношений следователя с полицией и судами и иных вопросов его правового положения, регламентировались в приложениях к Указу: «Учреждение судебных следо- вателей», «Наказ судебным следователям» ‘ и «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключить в себе преступление или проступок»

Согласно «Учреждению судебных следователей», судебные следователи были учреждены в уездах и городах для расследования уголовных дел, разрешаемых судами. Судебные следователи назначались из лиц, имеющих высшее и среднее образование, обладавших навыком в расследовании дел, отличающихся добросовестностью (ст. 3).

Должность судебного следователя имела самостоятельный характер. Одной из гарантий самостоятельности служило положение о том, что «право делать следователям указы и предписания, проверять их действия, назначать преследования, останавливать производство следствия, определять передачу дел от одного судебного следователя другому, прекращать производство дела, направлять расследование вверялось только суду, в котором разрешалось дело» (ст.ст. 18, 24). Жалобы на действия следователя рассматривал суд. В. Спасович констатировал в журнале «Век»: «В основании «Учреждения судебных следователей» лежит мысль глубокая, теоретическая, испробованная опытом и признанная за одну из коренных основ полицейского устройства западноевропейских государств, - мысль о необходимости отделения суда от администрации»^ «Учреждение судебных следователей» представляло судебному следователю возможность самому принимать все меры, указанные в

^ПCЗ.T. 52., № 35891. ^ Там же. № 35892. ^ Там же. С. 127.

законах уголовного судопроизводства, исполнять все действия, необходимые «для приведения обстоятельств дела в полную известность» (ч.1 ст. 19).

Досудебное следствие делилось на две части: дознание и предварительное следствие. Дознание было оставлено в ведении полиции и заключалось в осуществлении «первоначального раскрытия и изыскания тех существенных обстоятельств, которые могут вести к заключению, что в исследуемом происшествии заключаются преступление или проступок» (ст. 9 Учреждения судебных следователей). Все остальные действия, состоящие в том, чтобы «изыскать, получить и сохранить все те сведения и доказательства, которые нужны суду для произнесения правильного приговора о преступлениях и проступках и о лицах, обвиняемых в совершении преступления или проступка, подлежащих ведению судебных мест», входили в обязанность судебных следователей (ч.2 ст. 9).

Таким образом, учреждение судебных следователей было вызвано объективной необходимостью в сборе и оценке доказательств, в предварительном решении вопроса о виновности лиц.

Задача реконструкции предварительного следствия решалась в России в ходе подготовки и проведения судебной реформы 60-х годов XIX века.

20 ноября 1864 года Указом Александра II были утверждены Учреждение судебных установлений. Устав уголовного судопроизводства. Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями’. В этих законах окончательно был закреплен новый судебный орган и определен статус судебного следователя.

Деятельность следователя рассматривалась законодателем как подготовительная часть судебного следствия, необходимая в смешанном процессе, которому присуще пассивное положение сторон по сбору и представлению

’ Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 8. - М., 1991.

доказательств в досудебных стадиях. Судебный следователь должен был, ос- таваясь беспристрастным, изыскивать как «обстоятельства, уличающие об- виняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие» (ст. ст. 264, 265 УУС). Судебный следователь имел право исправлять недостатки в дознании, требовать его дополнения, мог и сам проводить дознание.

Устав уголовного судопроизводства содержал правовые нормы, определяющие процессуальную самостоятельность следователя. В статье 264 было закреплено, что «судебный следователь предпринимает собственною властью все меры, необходимые для производства следствия, за исключением случаев, в коих власть его ограничена законом»\ Как отмечает Ю.В. Сорокина, составители судебных уставов понимали, что для лучшего осуществления предварительного расследования необходимо сохранить за судебными следователями максимум самостоятельности^.

Согласно ст. ст. 146, 147, 212 «Учреждения судебных установлений» судебный следователь являлся одновременно членом окружного суда - первой судебной инстанции. Порядок замещения должности судебных следователей был тот же, что и других членов суда: указ о назначении подписывал император по представлению министра юстиции.

Исследуя правовую природу следственной деятельности, Ю.В. Дери- шев отмечал, что еще у истоков зарождения предварительного следствия в России ученые и авторы судебной реформы 60-х гг. прошлого столетия не смогли однозначно сказать, представителем какой власти является следователь. Комиссия по подготовке Устава уголовного судопроизводства пришла к выводу, что по основным положениям судебные следователи имеют своеоб-

’ Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г.// Российское законодательство X - XX веков. Судебная реформа. С. 120-251. ^ Сорокина Ю.В. Указ. раб. С. 100.

разный характер и составляют как бы среднее звено между обвинительной и судебной властью’.

Разработчик одного из проектов Устава уголовного судопроизводства Н.И. Стояновский рассматривал вопрос освобождения полиции от следственной функции с точки зрения научно-теоретических положений о формах судопроизводства, судебном характере предварительного следствия. Полиция, по мнению комиссии по подготовке уставов, должна была проводить первоначальное дознание по происшествиям, направленное на установление факта преступления, закрепление улик, розыск подозреваемого, а следователь - предварительное следствие, которое должно состоять в сборе и оценке доказательств, в предварительном решении вопроса о виновности лиц. Поэтому они изначально настаивали на том, что следственный аппарат должен находиться в судебном ведомстве^. Но эти предложения не были учтены, так как при принятии решения о проведении реформы и введения судебных следователей правительство исходило не из заботы о придании следственному аппарату судебного характера и независимости от власти административной, а лишь заботой об усилении власти накануне крестьянской реформы, - считает А.Г. Мамонтов.

Расширение судебного контроля на предварительном следствии по УПК РФ, вызывает дополнительный интерес к истории его регулирования по законодательству того времени. Исторический анализ показывает, что институт судебного контроля в уголовном судопроизводстве России имеет богатые традиции. Анализируя современное состояние уголовного судопроизводства, в частности, института судебного контроля, авторы отмечают, что ряд ее концепций прошлого, временно «демонтированных», находят свое место в

’ Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Дис…канд. юрид. наук.- Омск, 1998. С. 137. ^ Там же. С. 148.

системе науки’. Многие его элементы и формы воссозданы в уголовном су- допроизводстве Российской Федерации.

Впервые в уголовно-процессуальном законодательстве России судебный контроль был предусмотрен в концептуальном документе судебной реформы 1864 г., предшествовавшем Судебным уставам, - Основных положениях преобразования судебной части в России. Принятые в последующем документы закрепили основы судебного контроля. А.И. Кони писал, что «…российская уголовно- процессуальная наука, зародившаяся лишь в XIX веке и получившая импульс с проведением в России буржуазных реформ 60- X годов прошлого столетия, однозначно и бесспорно связывает возможность судебного контроля при осуществлении судопроизводства с безусловным отделением административной власти от судебной»^.

По Уставу уголовного судопроизводства судебный контроль при расследовании уголовных дел был представлен достаточно широко. Так, устанавливался контроль мирового судьи за законностью и обоснованностью ограничения личной свободы и неприкосновенности участников уголовного судопроизводства, лиц, подвергшихся уголовному преследованию. Существовала такая разновидность судебного контроля как проверка хода и результатов деятельности судебного следователя и органов полиции в связи с осуществлением уголовно- процессуальной деятельности.

Закон предусматривал средства судейского реагирования на нарушения следователя, которые затрагивали наиболее важные права участников процесса. Так, судебный контроль за ограничением личной свободы регламентировался статьями 8-11 Устава судебного судопроизводства - о праве судьи в пределах своего участка или округа немедленно освободить неправильно

’ Азаров В.А., Мацак U.K. Институт судебного контроля в истории российского уголовного процесса: Лекция. - Омск. 1999. С.5.

^ Копи А. Отцы и дети судебной реформы (к 50-летию Судебных уставов 1864-1914). - М., 1914.

лишенного свободы; статьями 491-509 - о праве арестованного обжаловать и об обязанности суда рассмотреть законность и обоснованность ограничения личной свободы; статьей 541-0 проверке судебной палатой при предании суду или прекращении дела законности содержания под стражей; статьями 548, 555 - о проверке окружным судом при предварительном рассмотрении дела законности и обоснованности ареста в связи с поданной жалобой. Жалоба на решение об аресте могла быть принесена в течение всего производства по делу и разрешалась судом практически незамедлительно (ст.ст. 501, 900).

Судебный контроль распространялся на деятельность в уголовном процессе:

по делам, по которым обвиняемые уклонились от следствия и суда (ст. 37);

по выполнению предписаний закона об охране и обеспечении не- прикосновенности чести и достоинства личности (ст.ст. 38-39);

по освидетельствованию обвиняемого, обнаружившего на следствии признаки умственного расстройства (ст. ст. 39-40);

по ограничению неприкосновенности жилища (ст. ст. 41-46); по ограничению права личной собственности (ст. ст. 46-49); по ограничению права на частную жизнь, личную и семейную тайну (ст. ст. 49-51);

по производству обыска и выемки (ст. ст. 357-370); по ограничению права на тайну почтовой и телеграфной корреспонденции (ст. 51-53).

Кроме того, суд разрешал вопрос по заявленному следователю отводу (ст. ст. 273- 275 УУС). Суду принадлежало право проверки и рассмотрения жалоб на действия следователя (ст. ст. 491-509) и вынесения решений о прекращении уголовного дела (ст. 277).

Дальнейшая история отечественного судопроизводства представляет сложную картину развития правовых институтов, часто меняющуюся в зави- симости от политической конъюнктуры и режима. Правовое положение следователя менее чем за вековой период претерпело значительные изменения, многократно пересматривалась роль следователя, его место в системе государственной власти.

Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР № 1 «О суде» ‘ от 24 ноября 1917 года упразднил институт судебных следователей. Предварительное следствие стало производиться либо самими судьями, либо следственными комиссиями при Советах или ревтрибуналах, а лишь впоследствии единолично следователями, находящимися в ведении судов. Решения по уголовным делам, расследуемым следственными комиссиями, в основном принимались ими в полном составе. Это решения о возбуждении уголовного дела, прекращении, избрании и изменении меры пресечения, окончания следствия^. Право окончательного решения вопроса о прекращении дела принадлежало только народному суду.

Согласно первым законам РСФСР, следователь оставался вполне само- стоятельным участником судопроизводства. Еще тогда подчеркивалось, что работа следователей, расследующих преступления, представляющих серьезную социальную опасность для общества, является чрезвычайно ответственной, имеющей важное политическое значение, в связи с чем следователь должен иметь необходимую самостоятельность и независимость при расследовании уголовных дел^. Вопросы самостоятельности и ответственности следователей были подняты в период перехода к единоличному следствию от коллегиальной формы расследования. На основании решений III Всероссийского съезда деятелей советской юстиции (июнь 1920 г.) народным следователям были представлены такие же права, какими ранее обладала следствен-

’ СУ РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50.

^ Положение о народном суде от 30.11. 1918 г.// СУ РСФСР. 1918. № 85. Ст. 889.

3

Материалы НКЮ, вып. Х1-Х11 - М., 1921. С. 15-26.

ная комиссия’. В.В. Шимановский отмечал, что процессуальная независимость и самостоятельность в собирании, закреплении и оценке собранных по делу доказательств неизбежно требуют единоличной, а не комиссионной формы проведения предварительного следствия и создание института единоличных следователей вместо следственных комиссий положительно сказалось на качестве следственной работы^. Народный комиссариат юстиции отмечал, что работа следователей, расследующих преступления, представляющие серьезную социальную опасность для общества, является чрезвычайно ответственной, имеющей важное политическое значение, в связи с чем следователь должен иметь необходимую самостоятельность и независимость при расследовании уголовных дел^.

По Положению о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 года”*, следователь впервые был наделен правом самостоятельно принимать решения о возбуждении уголовного дела, проводить необходимые следственные действия, избрать меру пресечения, в том числе заключение под стражу.

Законодатель не предусматривал специального органа по контролю за следствием. Надзор за расследованием уголовных дел и реализацией данных, получаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий, осуществляли местные народные суды, революционные трибуналы, коллегии обвинителей, руководители следственных комиссий, комиссары юстиции и местные Советы^.

Таково было уголовное судопроизводство по первым декретам о суде и революционных трибуналах, положениям о народном суде РСФСР 1918 и

’ Найденов В.В. Советский следователь. - М., 1980. С. 13.

^ Шимановский В В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис…канд. юрид. наук.- Л-д, 1965. С. 28-30. ^ Материалы НКЮ, вып. Х1-Х11 - М., 1921. С. 15-26. ^ СУ РСФСР. 1920. № 83. С. 407.

^ Михайлов В.А., Самоделкин СМ. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. - Волгоград, 1995. С. 6.

РОССИПСКЛИ

41 госудлрст!я:;ііі4Я БИБЛИОТШГ

1920 годов. Этот период (ноябрь 1917 г. - 1922 г.) А.В. Смирнов характеризует как этап с выраженной смешанной формой первого вида, т. е. розыскную досудебную подготовку и состязательное судебное разбирательство»

Далее А.В. Смирнов пишет, что принятый 25 мая 1922 г. первый УПК РСФСР^ «хотя и не вполне последовательно, ориентировался на смешанную форму процесса второго (состязательного) вида, допускающую элементы со- стязательности на предварительном следствии. Это выражалось, прежде всего, в организационной и, в известной мере, процессуальной независимости следователя, состоявшего в судебном ведомстве, от прокурора и органов дознания»^.

Тогда, уголовно-процессуальный статус следователя претерпел изменения ввиду расширения процессуальных полномочий прокурора. Согласно Положения о прокурорском надзоре от 28 мая 1922 г.’* прокурор был наделен полномочием «непосредственно наблюдать за деятельностью органов следствия и дознания в области раскрытия преступлений». В соответствии с данным Положением и УПК РСФСР 1922 г. прокурор был наделен правом направления уголовных дел для проведения расследования, дачи указаний о направлении расследования и дополнении следствия, о мере пресечения. Закончив расследование, следователи направляли дело прокурору для дальнейшего движения. Указания прокурора о дополнении следствия были обязательны для исполнения следователями (ст.213 УПК), но некоторые указания следователь мог обжаловать в суд.

Тем не менее, прокурор никакими административными правомочиями в отношении следователя не обладал, так как следователь оставался в веде-

’ Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предва- рительное расследование // Советское государство и право. 1990. № 12. С. 58. ^ СУ РСФСР. 1922. №20-21. ^ Смирнов А.В. Указ. раб. С. 59. СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 424.

НИИ судов. Только суд назначал следователей на должность, отстранял его от производства по делу, осуществлял передачу дел из одного следственного участка в другой (ст. 127), рассматривал жалобы на действия следователя (ст. 216). Имеющиеся разногласия между следователем и прокурором разрешал суд в коллегиальном порядке. Привлечение следователей к дисциплинарной ответственности осуществляла дисциплинарная коллегия соответствующего суда. По мнению В.П. Божьева и А.И. Трусова’, в тот период каждый следователь был в достаточной мере самостоятельным судебным деятелем и законодательством были предусмотрены существенные гарантии процессуальной самостоятельности, его независимости и подчиненности только закону.

По УПК РСФСР 1922 г. сохранялся судебный контроль за производством ареста и обыска. Декрет о судах № 1 от 24 ноября 1917 г.^ предусматривал коллегиальный контроль за применением задержания и ареста. Следственные комиссии в течение 36 часов проверяли правильность производимого ареста, а их законность проверялась немедленно.

Необходимо отметить, что до конца 20-х годов прошлого столетия суд осуществлял контрольные функции по отношению к органам дознания и следствия, а предварительное следствие сохраняло свои юстиционные основы. Затем, вследствие смещения приоритетов, на предварительном следствии практически были исключены элементы состязательности, и оно стало носить инквизиционный характер. Преобладание получили такие цели уголовного судопроизводства, как раскрытие преступлений и изобличение виновных.

0k

Принятие в 1923 году новой редакции УПК РСФСР характеризуют как усиление «двойственности формы предварительного расследования», а в дальнейшем и полную ликвидацию состязательного начала на предваритель-

’ Божьев В.П., Трусов А.И. Указ. раб. С. 121. ^ СУ РСФСР. 1917. №4. Ст. 50.

ном расследовании и подчинение следователя прокурорской власти. Прокурору были даны дополнительные полномочия по передаче дел от одного следователя к другому, рассмотрению всех жалоб на действия следователя. Следующим шагом явилось принятие Постановления второй сессии ВЦИК РСФСР одиннадцатого созыва от 16 октября 1924 г., внесшее изменения в УПК РСФСР, согласно которых на следователя возложили ответственность за руководство дознанием под общим надзором прокуратуры. Еще более усугубляется положение следователя Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «Об изменении Положения о судоустройстве РСФСР» от 3 сентября 1928 г. и Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1929 г.\ когда следственный аппарат был передан в полное организационное подчинение прокуратуры. Эти изменения законодательства, по мнению большинства процессуалистов, неблагоприятно отразились на процессуальной самостоятельности и независимости следователей^.

«Подобное построение предварительного расследования в уголовном процессе было сохранено и просуществовало до наших дней. Более того, такая организация предварительного расследования, при которой «хозяином процесса» выступает прокурор, а не следователь, стала восприниматься как единственно правильная. При этом так называемая процессуальная самостоятельность следователя, которая была вручена ему взамен отобранной вместе со статусом полноправного представителя юстиции независимости, есть не что иное, как эвфемизм его почти вассальской зависимости от прокурора»^ - писал А.В. Смирнов.

Изменения в уголовно-процессуальном законодательстве данного периода, В.П. Божьев и А.И. Трусов также характеризуют, как изменение по-

’ СУ РСФСР. 1928. № 117. Ст. 733; СЗ СССР. 1929. № 13. Ст. 106.

^ См. например: Вахитов Ш.К. Место следственного аппарата в системе государственных органов // Советское государство и право. 1988. № 2. С.73-74. ^ Смирнов А.В. Указ. раб. С. 59.

ложения следователей к худшему: «Это привело к тому, что предварительное следствие по своему характеру стало прокурорским расследованием, а прокурор, по выражению А.Я. Вышинского, стал «хозяином дела». Сущность такого расследования состояла в том, что прокурор стал руководить следствием, давая обязательные для исполнения указания, санкционируя многие действия и решения следователя, осуществляя надзор за ним. Более того, при желании он мог взять на себя производство расследования. Создалось парадоксальное положение: следователь в значительной мере оказался исполнителем воли прокурора на предварительном следствии, а прокурор практически стал осуществлять надзор за самим собой»’.

Имели место и противоположные мнения, поддерживавшие передачу следователей в прокуратуру: «…в целом как несомненно положительный момент, тем более, что реорганизация следственного аппарата не замедлила положительно сказаться на практике борьбы с преступностью»^.

С принятием Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик^ 25 декабря 1958 года 2 сессией Верховного Совета СССР 5- го созыва связывают закрепление на законодательном уровне принципа самостоятельности и независимости следователей. Они определили полномочия следователя в уголовном судопроизводстве, провозгласили его самостоятельность в принятии решений по уголовному делу и ответственность.

Предпринимались и иные шаги по укреплению самостоятельности следователя. Приказ Генерального прокурора СССР от 11 мая 1960 г. «О повы

шении процессуальной самостоятельности следователя и его ответственности за производство предварительного следствия»”^ изменил порядок аттестования следователей, наложения взысканий. Оценивая правила о дисципли-

’ БожьевВ.П., Трусов А.И. Указ. раб. С. 121. ^ Например: Шимановский В.В. Указ. раб. С. 65. ^ Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст. 15. ^ Советская прокуратура // Сборник документов. - М., 1981. С. 165-167.

нарной ответственности следователей, введенные этим нормативным актом, можно отметить их позитивную роль в обеспечении процессуальной самостоятельности и независимости следователей. И пусть этот шаг был в определенной мере полумерой, но это был шаг вперед и за ним должны были последовать следующие. Но наступивший с конца 60-х годов застой не позволил сделать новых шагов’.

Самостоятельность следователя, как и многие нормы принятого в развитие Основ в 1960 г. Уголовно-процессуального кодекса РСФСР^, так и остались только декларацией. Одновременно УПК РСФСР определил полномочия прокурора на стадии предварительного расследования, который стал практически осуществлять не только надзор, но и непосредственно руководство следствием. Кроме того, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 г. в УПК РСФСР была введена статья 127-1, по которой начальник следственного отдела получил право дачи указаний по уголовным делам и ряд иных процессуальных полномочий.

Уголовно-процессуальное законодательство советского периода возлагало на следователя обязанность всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, как смягчающих, так и отягчающих ответственность, собирание как обвинительных, так и оправдательных доказательств. По сути, решая эти поставленные перед ним законодателем задачи, следователь должен был обвинять и защищать одновременно, а также разрешать дело по существу. Но осуществлялись ли реально и в какой мере эти функции в ходе расследования уголовного дела? Практически следователи не могли исполнить эти функции в полном объеме и на деле осуществляли только функцию обвинения, в разное время предпринимались попытки ис-

’ Божъев В.П., Трусов А.И. Указ. раб. С. 122. ^ Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592.

править ситуацию, принимались меры против проявлений обвинительного уклона при производстве предварительного следствия’.

В принятой в 1992 г. Концепции судебной реформы в Российской Федерации анализировалось состояние предварительного следствия, положение следователя в уголовном процессе и выводы были далеко не удовлетворительны. В ней записано: «Следователи прокуратуры, по сути, не могут быть никем иным, кроме как вспомогательным работником при прокуроре, обязанным способствовать последнему в обосновании обвинения. Статус следователя ОВД еще более низок. Он - заложник оперативных служб. При таком положении нельзя обеспечить ни качество расследования, ни надзор за его законностью»^.

В период проведения судебной реформы велась активная дискуссия по определению места и роли следователя в уголовном судопроизводстве. Даже принятие и вступление в действие УТЖ РФ не поставили точку в данном вопросе, а еще более активизировали его обсуждение. Основной темой дискуссии является позиция законодателя, определившая следователю функцию обвинения (уголовного преследования).

Проведенный анализ позволяет прийти к выводу о том, что исторически следователь в России рассматривался как носитель судебной по своей природе функции. Прокурор и подчиненные ему органы дознания осуществляли функцию обвинения (уголовного преследования), им на предварительном следствии противостояла сторона защиты. Следователь осуществлял предварительное следствие, которое состояло в сборе и оценке доказательств, в предварительном решении вопроса о виновности лица и действовал под надзором прокурора и под контролем суда. Известный юрист Н.И.

’ Тикунов в. С. О дальнейшем совершенствовании предварительного следствия// Советское государство и право. 1965. № 6. С. 3-11.

^ Концепция судебной реформы в Российской Федерации.- М., 1992. С. 26.

Стояновский так определял значение предварительного следствия и роль следователя: «первая, безусловно необходимая часть всего уголовного судо- производства, которая обнимала все действия, нужные для того, чтобы убедиться в действительности какого-либо преступления и привести все обстоятельства его, весь состав его в возможно полную известность, т.е. обнаружить действительно ли совершено преступление и какое и кем совершено, в какой степени преступление должно быть вменено в вину совершившему его, и нет ли при этом обстоятельств, увеличивающих или уменьшающих ответственность, важность вины и степень положенного за него наказания»’.

Развитием состязательных начал в уголовном судопроизводстве России, была вызвана необходимость в утверждении особых чиновников, занимающихся сбором и оценкой доказательств и предварительным решением вопроса о виновности лиц. Следователь подчинялся только судебной власти, быть достаточно самостоятельным и независимым. Одной из гарантий само- стоятельности служило положение о том, что «право делать следователям указы и предписания, проверять их действия, назначать преследования, останавливать производство следствия, определять передачу дел от одного судебного следователя другому, прекращать производство дела, направлять расследование вверялось только суду, в котором разрешалось дело».

Судебная реформа 1864 года окончательно закрепила новый судебный орган и определила статус судебного следователя. Судебный следователь должен был, оставаясь беспристрастным, изыскивать как «обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие».

Смена политических формаций в 1917 году повлекла изменения и в устройстве правоохранительной системы. Вместо судебных следователей предварительное следствие производилось либо самими судьями, либо след-

’ Практическое руководство к уголовному судопроизводству. - СПБ., 1852. С. 52.

ственными комиссиями при Советах или ревтрибуналах, а впоследствии еди- нолично следователями, находящимися в ведении судов. Согласно первым законам РСФСР, следователь оставался в ведении суда и был достаточно са- мостоятелен. Надзор за расследованием уголовных дел продолжали осуществлять судебные органы.

С принятием в 1922 году УПК РСФСР и Положения о прокурорском надзоре уголовно-процессуальный статус следователя претерпел изменения ввиду расширения процессуальных полномочий прокурора. Прокурор был наделен полномочием «непосредственно наблюдать за деятельностью органов следствия и дознания в области раскрытия преступлений». Тем не менее, прокурор никакими административными правомочиями в отношении следователя не обладал, так как следователь оставался в ведении суда.

В дальнейшем на предварительном следствии были полностью ликвидированы состязательные начала, и следователь был подчинен прокурорской власти.

Такое положение следователя сохранилось и с принятием в 1960 году УПК РСФСР. На следователя была возложена обязанность всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, собирание как обвинительных, так и оправдательных доказательств. Принятый в 2001 г. УПК Российской Федерации закрепил, что следователь выполняет функцию обвинения (уголовного преследования).

Ретроспективное исследование уголовно-процессуального статуса следователя позволяет прийти к выводу о том, что развитие уголовно- процессуального законодательства определяет три периода, во временных рамках которых за следователем закреплялось определенное направление уголовно-процессуальной деятельности (т.е. функция):

I

1) 1860-1922г. - функция предварительного исследования обстоятельств преступления под контролем суда (Учреждение судебных следователей 1860г., Устав уголовного судопроизводства 1864г., УПК РСФСР 1922г.);

2) 1923-июнь 2002г. - совмещение функций обвинения, защиты и разрешения дела под надзором прокурора (УПК РСФСР 1923г., УПК РСФСР 1960г.); 3) 4) июль 2002г. - настоящее время - функция обвинения (уголовного преследования) (УПК РФ 2002г.); 5) Уяснение вопроса о содержании уголовно-процессуального статуса следователя невозможно без учета его исторического развития и мы поддерживаем мнение о том, что ни при каком реформировании нельзя рассчитывать на положительные результаты без знания и учета истории объекта реформирования, условий и этапов пути, приведшего к существующему состоянию’.

Ретроспективный анализ уголовно-процессуального статуса следователя показал, что в конкретной исторической обстановке он определен экономическими, социальными и иными факторами: «…в определенные исторические периоды развития любого общества акцент может быть сделан на одном или нескольких важнейших сторонах уголовного процесса»^.

Таким образом, наделение следователя той или иной функцией обусловлено рядом социальных факторов: уровнем развития государства и общества; формой уголовного судопроизводства; уровнем развития конституционного и уголовно- процессуального законодательства; целью, принципами уголовного судопроизводства.

’ Шадрин В С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000. С. 56.

^ Карташов В Н., Власенко И.А. К вопросу о функциях в уголовном процессе // Категори- альный аппарат уголовного права и процесса: Сборник научных трудов. - Ярославль, 1993. С.54.

Глава 2. Содержание уголовно-процессуального статуса следователя

§ 1. Процессуальная функция и задачи следователя

«Главное, наиболее существенное в уголовном процессе - это активная, целенаправленная, запрограммированная уголовно-процессуальным законом, официальная деятельность компетентных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство»’, - отмечает Л.Н. Масленникова.

Функции, выполняемые этими органами, различны, но в конечном итоге они должны быть направлены на реализацию целей, стоящих перед всем уголовным судопроизводством: защите прав и интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения его прав и свобод.

На досудебных стадиях уголовного судопроизводства следователь является одной из ключевых фигур, и рассмотрение его функции дает возможность определить задачи и содержание его деятельности, полномочия и гарантии их осуществления. Отмечая значение функций, А.П. Гуляев писал, что познание функций в деятельности следователя «позволяет наиболее полно представить роль следователя в выполнении задач уголовного судопроизводства, содержание его деятельности, определить закономерности и потребности правового регулирования данного вида деятельности»^.

Определение функции субъектов уголовного судопроизводства является одним из ключевых моментов эффективного регулирования всей системы, в том числе предварительного следствия и определения путей дальнейшей ее оптимизации. Подчеркивая значимость данного вопроса, М.М. Выдря и В.А. Михайлов писали: «От правильного решения данного вопроса зависит законодательное урегулирование назначения субъектов уголовного процесса, их

’ Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Дисс… докт. юрид. наук. - М., 2000. С. 382.

^ Гуляев А.П. Совершенствование правового регулирования деятельности следователя: Дисс… докт. юрид. наук. -М., 1988. С. 85.

компетенции, полномочий, правового положения, отграничения деятельности одних субъектов от деятельности других как на всем протяжении производства по уголовным делам, так и на отдельных стадиях»’.

Уяснению структуры уголовно-процессуальной деятельности может способствовать обоснованное решение вопроса о соотношении процессуальных функций и правового статуса участников уголовного процесса. По данному вопросу отсутствуют однозначные позиции. Некоторые авторы придерживаются мнения о том, что функции участника процесса первичны по отношению к его процессуальному положению. Так, А.П. Гуляев пишет: «Служебная роль функций заключается в том, что они позволяют определить наиболее оптимальный правовой статус каждого участника, комплекс его обязанностей и прав. Таким образом, процессуальные функции являются связующим звеном между задачами и правовым положением участника процесса, они предопределяют, в частности, процессуальное положение следователя, его права и обязанности, конкретизируются в отдельных правовых институтах и нормах»^.

Имеются и иные мнения о соотношении функций субъекта уголовного судопроизводства и его правового положения. Согласно одного из них, не признается служебная роль функций, то есть ее подчинение правовому статусу. Также существует точка зрения, согласно которой функции и статус в уголовном судопроизводстве признаются понятиями одного уровня, так как и то и другое определены законом. Статус участника процесса реализуется в тех или иных функциях, а степень участия данного субъекта в осуществлении процессуальных функций ограничена его статусом.

Длительное время ведется научная дискуссия о содержании процессуальных функций, а также функциях отдельных субъектов уголовного судопроизводства, в том числе и следователя. В теории отсутствует четкая кон-

’ Выдря М.М., Михайлов В.А. Процессуальные функции в стадии предварительного рас- следования // Проблемы действия права в новых исторических условиях. - М., 1993. С.117.

^ Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. С. 10.

цепция процессуальных функций, и соответственно ее отдельных субъектов, нет единства в определении функции, их количества, разграничении по субъектам. Неразрешенность в вопросе содержания функций создает проблемы в деятельности всей системы уголовной юстиции.

Проблема процессуальных функций обрела остроту в связи с дальнейшим развитием состязательных начал уголовного судопроизводства. В состязательном процессе помимо суда появляются стороны, имеющие в деле различный, прямо противоположный интерес и выполняющие функции обвинения и защиты. Состязательная форма процесса характеризуется, прежде всего, отделением функции обвинения от функции судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела путем организационного отделения суда от органов уголовного преследования.

В литературе содержатся различные понятия процессуальных функций. А.П. Гуляев определял процессуальные функции как определенные направления деятельности, предусмотренные уголовно-процессуальным законом и различающиеся по своим целям’. Аналогичное понятие дают и другие уче- ные^.

Иные под функциями понимают саму деятельность по осуществлению задач уголовного судопроизводства, устанавливаемую и направляемую законом^. По мнению В.П. Нажимова, функции отдельных участников уголовного процесса есть виды их уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемые в соответствии с их конкретными задачами, а также собственными целями и интересами, которые и определяют специальное назначение и роль каждого участника в процессе’*. П.С. Элькинд также под функцией понимала определенную роль, назначение того или иного участника в уголовном судо-

’ Гуляев АЛ. Указ раб. С. 85.

^ Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. -М., 1968. С. 188; Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М., 1971. С. 33-34; Ларин A.M. Проблемы расследо- вания в советском уголовном процессе: Автореф. докт…юрид. наук. - М., 1970. С. 10; Фаткулин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965. С. 60-63 и др. ^ Выдря М.М. Расследование уголовного дела - функция уголовного процесса // Советское государство и право. 1980. № 9. С. 78.

^ Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях// Правоведение. 1973. № 5. С. 73.

производстве’, в литературе существуют и иные определения функций, но мы, не вдаваясь в подробный анализ, отметим, что нам представляется более точным определение процессуальных функций как основных направлений уголовно- процессуальной деятельности, в рамках которых реализуется назначение субъектов уголовного процесса, определяемое характером защищаемых интересов^.

В теории уголовного процесса нет единства и в вопросе о количестве и видах процессуальных функций. Анализ научной литературы показывает, что и закрепление в уголовно-процессуальном законе РФ определенных функций, не разрешило существовавшие разногласия по этому вопросу. В УПК РФ за основу была принята теория трех функций: обвинения, защиты и разрешения дела по существу, которая считается традиционной и признается многими учеными^. Суть ее заключается в том, что данные функции выражают в основном все направления уголовно-процессуальной деятельности, где каждый субъект является носителем строго определенной функции.

Эта позиция всегда имела много оппонентов. Например, В.Г. Даев считал, что «признание лишь трех процессуальных функций … не охватывает всю полноту деятельности участвующих в деле лиц, искусственно ограничивая направленность их деятельности заданными направлениями без учета действительных процессуальных интересов)/. А.П. Гуляев также утверждал, что эта концепция не в полной мере раскрывает содержание процессуальной деятельности, соотношение и взаимосвязь функций, механизм их реализации^. Современные юристы также критически отнеслись к закреплению в законе теории функций, видя в этом схематичном и несколько упрощенном изображении, замысел составителей УПК придать уголовному процессу

’ Элъкинд П. С. К вопросу о функции обвинения в советском уголовном процессе // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. - Саратов, 1974. С.4. ^ Масленникова Л.Н. Указ. раб. С. 384.

^ Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. Т. 1. С. 99; Савицкий В.М. Очерк истории прокурорского надзора. - М., 1975. С. 33-34 и др.

Даев ВТ. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопро- изводстве // Правоведение. 1974. С. 72.

^ Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. С. 11.

функциональную логику и избавить его от разного рода «инквизиционных рудиментов»’.

Кроме обвинения, защиты и разрешения дела, некоторые процессуалисты, не исключая их, выделяют в уголовном судопроизводстве и другие функции.

М.М. Выдря и в.А. Михайлов считают, что к основным процессуальным функциям, как обвинение, защита и разрешение дела, необходимо отнести такую функцию, как расследование уголовных дел^. Выделение самостоятельной функции расследования предлагалось и другими учеными^.

Наличие проблемных вопросов в учении о процессуальных функциях порождает разноречивые мнения о функции деятельности следователя. Автор отмечает отсутствие в этом вопросе ясности и четкой концепции.

Во-первых, это касается проблемы о соотношении процессуальных функций с функциями отдельных участников уголовного судопроизводства.

Одни придерживаются мнения о том, что процессуальные функции и функции участников уголовного судопроизводства различны и не совпадают. По мнению A.M. Ларина, статусу одного субъекта соответствует несколько функций. Например, следователь, наряду с исследованием обстоятельств дела, производит уголовное преследование, обеспечивает участникам процесса возможность осуществления их прав и т.д. «Функции следователя - это реализация его собственных полномочий и следователь осуществляет свои функции не иначе, как, вступая в правовые связи (правоотношения) со свидетелями, обвиняемыми, защитниками, прокурором, начальником следственно-

’ Головко Л. В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно- процессуального права // Государство и право. 2002. № 5. С.52.

^ Выдря М.М., Михайлов В.А. Процессуальные функции в стадии предварительного рас- следования // Проблемы действия права в новых исторических условиях: Сб. трудов Ака- демии МВД РФ.- М., 1993. С. 117-118.

^ Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961. С. 47-48; Курс советского уголовного процесса. Общая часть/ Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М., 1990. С. 420 и др.

го отдела, органом дознания и другими субъектами, взаимодействуя с ними»’ - пишет он. Нам представляется, что эта позиция ведет к смешению понятий процессуальных функций и полномочий, направленных на реализацию функций.

Похожую позицию высказывал М.М. Выдря, который считал, что на одного участника процесса могут возлагаться одновременно осуществление нескольких функций, не совпадающих по своему характеру. Он видит ошибочной теорию о том, что в стадиях уголовного процесса тот или иной субъект уголовно- процессуальной деятельности является носителем лишь строго определенной функции^.

Мы придерживаемся точки зрения о том, что в осуществлении одной и той же функции могут участвовать несколько разных субъектов уголовного судопроизводства, подчас преследующих различные интересы, но никак не возложение на одного субъекта нескольких функций. В отдельно взятой функции может быть объединена деятельность нескольких субъектов с нетождественными статусами, и в этом выражаются системные свойства уголов- но-процессуальной деятельности. Как отмечает Л.Н. Масленникова, разделение субъектов, выполняющих различные процессуальные функции, основное отличие состязательного процесса от инквизиционного. Соединение в одних руках процессуальных функций означало бы односубъектность уголовного процесса, что и было присуще средневековому инквизиционному процессу, в классическом розыскном процессе не только отсутствовали стороны, но также не вычленялись и не распределялись между различными субъектами и отдельные процессуальные функции. Расследование уголовных дел и их разрешение производилось фактически одним и тем же государственным органом - судом, обвиняемый рассматривался как объект исследования, а не как субъект возникающих правоотношений^.

’ Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. С. 3.

^ Выдря М.М. Указ. раб. С. 80. ^ Масленникова Л.Н. Указ. раб. С. 391.

Анализ существующих взглядов на данную проблематику позволяет выделить несколько подходов к вопросу о функции деятельности следователя в уголовном судопроизводстве.

Согласно первой, следователь, как и иные участники судопроизводства, может выполнять только одну из процессуальных функций: обвинения, защиты, разрешения дела.

Иные ученые считают, что единственной и самостоятельной функций следователя в уголовном процессе является расследование’ (даются и иные названия данной функции: всестороннее исследование обстоятельств дела, производство предварительного следствия по уголовному делу). Так, по мнению А.А. Власова следователь выполняет только функцию расследования, которая обусловлена и определена задачами уголовного процесса, и именно эта функция дает возможность решить стоящие перед ним задачи^.

Согласно другой точке зрения, следователь в уголовном судопроизводстве совмещает несколько функций. Наиболее распространена точка зрения, по которой он, наряду с защитой, обвинением и разрешением дела, осуществляет функцию расследования. Некоторые процессуалисты дополняют этот список и иными функциями, называя такие как: исследование обстоятельств дела, уголовное преследование, обеспечение участвующим в деле лицам возможности осуществлять их права и т.д.

Так, например, А.П. Гуляев^ выделяет в деятельности следователя следующие функции:

1) рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении; 2) 3) исследование обстоятельств дела; 4) 5) обвинение в совершении преступления; 6) ‘ Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Дисс…канд. юрид. наук,- М., 1979. С. 18; Ривлин А.П. Организация адвокатуры в советском уголовном процессе. - М., 1970. С. 10; Смирнов Л.В. Эволюция исторической формы советского уго- ловного процесса и предварительное расследование // Советское государство и право. 1990. № 12. С. 57-63. ^ Власов А.А. Указ. раб. С. 19-20.

^ Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. С. 18-19.

7) ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении преступления; 8) 9) обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества; 10) 11) принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих со- вершению преступления; 12) 13) розыск обвиняемых, место нахождения которых неизвестно; 14) 15) прекращение уголовных дел при наличии к тому законных оснований. 16) Основываясь на положении соответствия функций следователя его задачам, Л.В. Попова выделяет у него такие функции, как исследование обстоятельств дела (доказывание), разрешение дела, защита, обеспечение возмещения ущерба, профилактическая и воспитательная работа’. При этом она совершенно безосновательно относит обвинение к способу (методу) функции разрешения дела. Такой подход, по ее мнению, дает основание считать решенной проблему количественного и частично качественного состава функций следователя.

З.М. Онищук выделял следующие функции следователя: быстрое и полное раскрытие преступлений и изобличение виновных, а также обеспечение правильного разрешения дела. При этом он упускал функции обвинения и защиты: «в процессе выполнения этих основных функций находит свое выражение, как обвинение, так и защита обвиняемого, обеспечивающие в своей взаимосвязи установление истины и правильное разрешение дела»^.

До принятия УПК РФ следователь в своей деятельности сочетал три функции: обвинение, защиту, разрешение дела. Хотя многие процессуалисты высказывались о неприемлемости сочетания совершенно разных по своей направленности функций. В свое время К. Маркс высказывался о том, что соединение в одном лице функций судьи, обвинителя и защитника противоре-

’ Попова Л.В. Указ. соч. С. 143.

^ Онищук З.М. Следователь в советском уголовном процессе: Дисс.. .канд. юрид. наук. - Харьков, 1964. С. 94.

чит всем законам психологии’. Более 100 лет назад ученые-процессуалисты писали: «созданное законом положение следователя психически фальшиво… Трудно на деле… одновременно сосредоточить внимание, равномерно на- пряженное на двух различных сторонах дела… Если предварительное следствие все же существует и приводит к цели, то это объясняется тем, что следователь давно отрешился от этой двойственности и определенно занял сторону обвинительной власти»^.

По этому поводу, в.п. Нажимов отмечал, что во избежание нежелательных ситуаций, препятствующих объективному разрешению дела (правосудию), необходимо, чтобы в ходе уголовного процесса, по крайней мере, при его завершении (если дело прекращено), а также в стадиях, имеющих задачей: разрешение дела по существу или проверку правильности ее решения, функции обвинения (уголовного преследования), защиты и разрешения дела (правосудия) были разграничены и осуществлялись различными участниками процесса\

Таким образом, анализ научной литературы показывает, что вопрос о функции деятельности следователя довольно дискуссионный. Некоторые процессуалисты предпринимают попытки детализировать деятельность следователя, выделяя большое количество функций, иные включают в содержание функции только основное направление деятельности следователя в уголовном судопроизводстве.

Сторонники первой точки зрения утверждают, «что перечень процессуальных функций не может быть исчерпывающим, поскольку видообразование функций зависит от цели конкретного исследования и в основу его могут быть положены различные логические признаки»”*. Однако, данная точка зрения, на наш взгляд, представляется довольно спорной и не имеет под со-

Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 26. ^ Даневский В. Наше предварительное следствие. - С- Пб., 1895. С. 10; Люблинский П.И. Предварительное следствие. - М., 1923. С. 4. ^ Нажимов В.П. Указ. раб. С.55.

^ Зеленецкий В. С. Возбуждение государственного обвинения в советском уголовном про- цессе. - Харьков. 1979. С. 54.

бой достаточных оснований. Осуществление той или иной функции запро- граммировано самим законом, и никакой свободы выбора функции закон никому не представляет.

Как совершенно справедливо отмечал Л.Д. Кокорев, для решения вопроса о процессуальных функциях конкретных участников процесса, необходимо проанализировать, каким основным направлениям процессуальной деятельности соответствует деятельность участников процесса, выраженная в их «процессуальном интересе» Иной подход к решению этой проблемы и попытка отыскать особые функции у каждого субъекта невольно приводит к отождествлению процессуальных функций с процессуальной деятельностью.

При той модели уголовного судопроизводства, какая существует на сегодняшний день, вся деятельность должностных лиц и государственных органов, осуществляющих досудебное производство, имеющая целью установление правовых оснований для рассмотрения дела судом, должна осуществляться, безусловно, в рамках функции обвинения. «То обстоятельство, что лица, осуществляющие досудебное производство, обязаны обеспечить обвиняемому возможность использовать все его права для защиты от предъявленного обвинения, не означает, что данные лица осуществляют функцию защиты. Если в досудебном производстве уголовное дело прекращается по различным основаниям, значит, что правовых оснований для рассмотрения дела в суде не усматривается или они отпали. Но это также означает, что установление наличия (отсутствия) этих оснований осуществлялось в рамках функции обвинения, но никак ни защиты»^.

Такая позиция определила положения уголовно-процессуального закона. УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, содержит понятие сторон уголовного судопроизводства, определяет участников судопроизводства на стороне об- винения и защиты. Согласно п. 47 ст. 5 УПК РФ следователь представляет сторону обвинения, наряду с прокурором, дознавателем, частным обвините-

’ Кокорев Л.Д. Указан, раб. С. 79. ^ Масленникова Л.К Указ. раб. С. 398-399.

лем, потерпевшим и иными участниками. Следователь осуществляет уголовное преследование от имени государства по уголовным делам (п.1 ст. 21). Таким образом, законодатель однозначно определил, что следователь выполняет в уголовном судопроизводстве функцию обвинения, и закрепил то процессуальное положение следователя, которое, на наш взгляд, объективно сложилось к моменту подготовки и принятия УПК РФ.

Определение уголовно-процессуальным законом следователю функции обвинения вызывает возражения со стороны некоторых процессуалистов.

По мнению А.Р. Белкина, государство таким образом фактически самоустраняется от выполнения важной общественной функции защиты. «Ныне же функция защиты, функция доказывания невиновности полностью перекладывается на адвоката, который не является представителем государства и не уполномочен государством для установления судебной истины… Возможности и полномочия у адвоката в досудебном производстве ощутимо уступают таковым у следователя, так что говорить о состязательности сторон по-прежнему не приходится, и освобождение следователя от обязанности поиска истины по делу (с выполнением при необходимости и функции защиты) лишь усугубляет это неравенство»’.

А.В. Головко, проводя сравнение с уголовно-процессуальным законодательством Франции, также считает, что «функция защиты просто-напросто не считается исключительно прерогативой обвиняемого и его защитника. Ведь защита личности от необоснованного привлечения к уголовной ответственности есть общая задача также и всех государственных органов, осуществляющих производство по делу»^.

’ Белкин А.Р. Новый УПК и проблемы доказывания./ Роль и значение деятельности про- фессора Р.С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики: Материалы международной научно-практической конференции. - М., 2002. С. 39. ^ Го.човко А. В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно- процессуального права// Государство и право. 2002. № 5. С. 53.

в наделении следователя обязанностью осуществления уголовного преследования под руководством прокурора, Ю.В. Деришев’ видит перерождение предварительного следствия в «прокурорское дознание», а процессуально самостоятельного следователя - в зависимого от прокурора «ведомственного дознавателя» (т.е. следователя только по имени). Это, по его мнению, стало следствием непонимания или сознательного игнорирования правовой природы и предназначения предварительного следствия - предварительного, т.е. досудебного, исследования обстоятельств совершенного преступления.

Высказываются и противоположные мнения. П.А. Лупинская, напротив, считает несостоятельными упреки, что новый УПК РФ, отнеся следователя к участникам уголовного судопроизводства на стороне обвинения, видит в нем лицо, вся деятельность которого направлена на одностороннюю деятельность по уголовному преследованию, обвинению. «Такое мнение находится в противоречии со ст. 73 УПК, включающей такой круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, который обязывает всесторонне выяснять обстоятельства дела»^ - пишет она.

2

Даже авторы комментария УПК РФ неоднозначно разъясняют вопрос о функции следователя: «Однако при этом за следователем сохраняется обязанность доказывания обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, либо смягчающих или отягчающих наказание, а также иных обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (ст. 73). Реализуя эти обязанности, следователь фактически выступает на стороне защит ы»^.

’ Деришев Ю.В. Предварительное следствие: исследование или преследование? // Россий- ская юстиция. 2002. № 10. С. 35.

Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ // Материалы международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. - М., 2002. С.80-81.

^ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. Д.П. Козака, Е.Б. Ми- зулиной. - М., 2002. С. 135.

Прежнее законодательство не закрепляло определенные функции за конкретными участниками судопроизводства. По УПК РСФСР на следователя возлагалась обязанность всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, сбор доказательств, как обвинительных, так и оправдательных, как смягчающих, так и отягчающих ответственность. По сути, решая эти поставленные законодателем задачи, следователь должен был обвинять и защищать одновременно, а также разрешать дело по существу. Но реально следователи не могли выполнять эти функции в полном объеме и на деле осуществляли только функцию обвинения, в разное время предпринимались попытки исправить ситуацию, принимались меры против проявлений обвинительного уклона при производстве предварительного следствия’. Причину безрезультативности таких действий А.С. Александров видит в том, что «несмотря на перманентную борьбу против «обвинительного уклона» в следственной работе, сама логика уголовного преследования заставляет следователя выполнять функцию обвинения»^.

Таким образом, еще до принятия УПК РФ, следователь фактически осуществлял функцию обвинения. Реорганизация следственного аппарата, подчинение органам исполнительной власти, а также усиление стороны защиты на досудебной стадии окончательно определили роль следователя. Хотя, на наш взгляд, если отойти от традиционного содержания функции обвинения, то деятельность следователя представляется не только обвинительной. Следователь, как и ранее при производстве по уголовному делу, наряду с обстоятельствами виновности лица и отягчающими наказание, должен устанавливать обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, и те, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (пп. 5 и 7 ч.1 ст.73). Поэтому, установив основания для прекращения уголовного преследования или уголовного дела, он принимает

’ Тикунов в. С. О дальнейшем совершенствовании предварительного следствия // Советское государство и право. 1965. № 6. С. 3-11.

^ Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право. 2001. №9. С. 56.

такое решение, и в этом нет выхода за пределы функции обвинения. Также в ходе расследования следователь решает вопрос о предоставлении обвиняемому защитника, разъясняет его права и выполняет иные действия, которые некоторые авторы относят к осуществлению функции защиты. Но в том и другом случае следователь исполняет свои полномочия, предоставленные в рамках осуществления функции обвинения.

Е.Б. Мизулина отмечает промежуточность процессуального положения следователя, так как он не является основным участником стороны обвинения и сохраняет полномочия, связанные с доказательствами защиты’.

Допускаем, что научная дискуссия о процессуальных функциях, функциях субъектов уголовного судопроизводства, их оптимальном законодательном регулировании с принятием УТЖ РФ далеко не исчерпана.

Решение проблемы освобождения следователя от функции обвинения, многие видят в возрождении института судебных следователей. Так, И.Л. Петрухин считал, что необходимо «учреждение судебного следователя, который должен объективно и полно собирать и исследовать доказательства без всякого обвинительного или оправдательного уклона»^. В состязательном предварительном следствии «функцию обвинения выполнял бы прокурор, защиты - обвиняемый и адвокат, а следователь осуществлял бы исследование обстоятельств дела и принимал решения под контролем судебной вла

сти»^.

B.C. Шадрин также считал тезис о выполнении следователем функции обвинения не бесспорным. По его мнению, судебное и предварительное следствие представляют собой исследование доказательств, необходимое для правильного разрешения уголовного дела, и предшествующее принятию су-

’ Мизулина Е.Б. Выступление на научно-практической конференции «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия» // Материалы конференции. Информационный бюллетень № 5. Часть 2. - М.-Магнитогорск. 3-4 апреля 2003 г. С.41. ^ Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. №7. С. 82-83.

^ Петрухин И.Л., Куцева Э.Ф. О концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 12. С. 83.

дом решения исследование - составной и неотъемлемый элемент данной функции’, что позволяет рассматривать функцию следователя как делегированную ему судом функцию разрешения дела в пределах его исследовательской части. Подобный подход соответствует действительной роли предварительного расследования в уголовном процессе при намечаемом установлении верховенства суда и задачам обеспечения прав и законных интересов личности в условиях отказа от примата общественных интересов.

Исследуя исторические формы уголовного судопроизводства, А.В. Смирнов писал, что «…следователь должен заниматься не уголовным преследованием, а исследованием фактов, высказывать сугубо предварительное суждение о причастности лица к совершению преступления…»^.

Также и иные авторы видят разрешение сложившейся ситуации путем возрождения института судебного следователя^.

На наш взгляд, предложения о поэтапном решении вопроса возрождения института судебных следователей заслуживают внимания и не лишены разумных оснований. Но на данный момент для реализации данных предложений не созданы объективные предпосылки. Как совершенно справедливо считает B.C. Шадрин, о реализации пока приходиться говорить лишь в теоретическом плане в силу обострившихся в настояшіее время насущных проблем практики расследования преступлений, связанных с небывалым ростом преступности, острой нехваткой квалифицированных кадров следователей, возрастанием их нагрузки в ряде регионов страны в два и более раза сверх научно обоснованных норм”*.

’ Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государство и право. 1994. № 4. С. 101.

^ Смирнов А.В. Об исторической форме советского уголовного процесса // Правоведение. 1989. №5. С. 60.

^ См., например: Дфмшее Ю.В. Указ. раб. С.170; Бородин С.В. О соотношении норм уго- ловного и уголовно-процессуального права при предварительном расследовании и судеб- ном разбирательстве // Государство и право. 2002. № 9 С. 105; Махов В.Н. В стадии пред- варительного расследования на сторону обвинения возложены обязанности, которые порой невозможно выполнить // Там же. С. 111. ^Шадрин B.C. Указ. раб. С. 103.

Рассмотрение вопроса о задачах следователя невозможно без уяснения целей и задач уголовного судопроизводства в целом, а также предварительного следствия.

Концептуальное изменение уголовного судопроизводства заложено в определении его целей и задач. Рассмотрение вопроса определенного субъекта невозможно в отрыве от целей и назначения всего процесса в целом.

Как отмечает Л.Н. Масленникова, уголовное судопроизводство должно быть правильно сориентировано путем выражения через цель уголовного су- допроизводства главного публичного уголовно-процессуального интереса, т.е. согласованного интереса всего общества и каждого его члена и обеспеченного государственной властью’. Обеспечение главного уголовно- процессуального интереса достигается, по нашему мнению, правильной постановкой задач, разрешение которых позволяет достигать цель уголовного судопроизводства. В различные периоды, уголовно-процессуальный закон ставил цели и задачи в соответствии с исторической эпохой.

УПК РСФСР формулировал задачи уголовного судопроизводства как: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст.2). Кроме того, указывалось, что уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению социалистической законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов обш,ества, прав и свобод граждан, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции СССР, Конституции РСФСР и советских законов, уважения правил социалистического общежития (ст. 2).

Совершенно очевидно, что в последние годы действия УТЖ РСФСР некоторые его задачи не отвечали реалиям времени. В связи с этим, напри-

Масленникова Л.Н. Указ. раб. С. 328.

мер, К.Ф. Гуценко и другие авторы’ предлагали ориентироваться на предписания, содержащиеся в статьях 1 и 10 Закона РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г., в соответствии с которыми все государственные органы обязаны обеспечивать защиту: прав и свобод личности; материальных и духовных ценностей общества; конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства.

Л.Н. Масленникова писала, что целью уголовного судопроизводства является не борьба с преступностью, а обеспечение защиты общества от преступлений путем реализации уголовного закона, обеспечение защиты прав и законных интересов лиц, попавших в сферу уголовной юстиции. Основную задачу уголовного судопроизводства она определяла как применение к лицам, вовлеченным (привлеченным) в связи с производством по уголовному делу, мер уголовно- процессуального и уголовно-правового характера, соответствующих характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, личностям вовлеченных (привлеченных) в сферу уголовного судопроизводства лиц^. А производными задачами уголовного судопроизводства выступают задачи обеспечения возмещения (компенсации) ущерба, причиненного преступлением или незаконными действиями в связи с производством по уголовному делу; обеспечение безопасности субъектов уголовного судопроизводства; обеспечение возмещения расходов в связи с производством по делу^.

УПК РФ закрепил, что назначением уголовного судопроизводства являются:

защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

  • защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод (ст.6).

’ Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. 2001. С. 13. ^ Масленникова Л.Н. Указ. раб. С. 339-340. ^ Там же. С. 341.

Определение законодателем назначения уголовного судопроизводства подобным образом побудило активную дискуссию на страницах юридической печати. Многие авторы (В.П. Божьев, С.В. Бородин, Г.К. Мишин и др.) считают, что отсутствие таких задач, как раскрытие преступления, установление лиц, совершивших преступление, обеспечение неотвратимости ответственности и ряда других, не отвечает действительному предназначению уголовного судопроизводства’.

Так, В.М. Корнуков пишет: «Не ставя под сомнение принципиальную важность конституционного положения о приоритетном назначении прав, свобод и интересов личности, нельзя не обратить внимание на то, что уго- ловно- процессуальное законодательство призвано регулировать практическую деятельность по выявлению и раскрытию преступлений, установлению и изобличению лиц, виновных в их совершении, и последующему судебному разрешению вопроса о виновности или невиновности лиц, привлеченных к уголовной ответственности»^.

в.в. Лунеев считает, что система уголовной юстиции и в правовом государстве существует для контроля государства над преступностью при строгом соблюдении законности и прав личности: «Причем контроль над преступностью является целью системы уголовной юстиции, а соблюдение прав личности - одним из важных, но средств его достижения»^.

Мы уже отмечали, что УПК РФ не определяет конкретные задачи, стоящие перед следователем, хотя и ранее в научной литературе предлагалось сформулировать их в законе’^. В период действия УПК РСФСР задачи

^ См., например: Материалы научно-практической конференции «Правовая и криминоло- гическая оценка нового УПК РФ» // Государство и право. 2002. № 9. С. 89-120. ^ Корнуков В.М. Достоинства и проблемные аспекты нового УПК России // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ,- М., 2002. С. 19. ^ Материалы конференции. С. 90.

См., например: Холоденко В.Д. Уголовно-процессуальное регулирование деятельности следователя: Автореф. дисс…канд. юрид. наук. - Саратов. 1985. С. 4.

следователя определялись задачами, стоящими перед уголовным судопроиз- водством в целом’.

Задачи представляют собой средства реализации функций, призваны воплотить их в реальной деятельности. Поэтому основные задачи субъектов уголовного судопроизводства вытекают из процессуальных функций деятельности и должны быть сформулированы в рамках функций.

В настоящее время в учебной и научной литературе не уделяется должного внимания формулированию конкретных задач, стоящих перед следователем. В то же время без уяснения содержания этих задач, выступающих в качестве средства реализации функций и целей всей деятельности следователя, невозможно полно и объективно оценить его место и роль в уголовном судопроизводстве. Регулятивное значение правовых задач состоит в том, что они обязывают следователя сообразовывать с ними все свои действия и обеспечивает целенаправленность его деятельности.

В теории уголовного судопроизводства нет единого взгляда на определение задач следователя. Некоторые авторы предпринимали попытки выделить задачи следователя. Так, В.В. Шимановский выделял: 1) своевременное и полное раскрытие преступлений путем обнаружения и процессуального закрепления всех доказательств по делу, подлежащих тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны следователя; 2) выявление и изобличение виновных в совершении преступления лиц; 3) принятие предусмотренных законом мер пресечения обвиняемому возможности скрыться от следствия и суда, либо воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, либо продолжать заниматься преступной деятельностью; 4) принятие мер к обеспечению материального ущерба, причиненного преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества; 5) выявление причин и

’ Уголовный процесс. Общая часть: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. - М., 2000. С. 7-8.

условий, способствовавших совершению преступления, и принятие мер про- филактического характера»’.

А.П. Гуляев считал, что задачи следователя необходимо соотносить с задачами всей стадии предварительного расследования^ и к ним относил: 1) быстрое и полное раскрытие преступлений и изобличение виновных; 2) обеспечение иных условий для привлечения каждого виновного к ответственности в соответствии с законом; 3) ограждение невиновных от неосновательного обвинения в совершении преступления; 4) выявление и устранение причин, способствующих совершению преступления, а также задачу стадии возбуждения уголовного дела - быстрое обнаружение признаков преступления и возбуждения уголовного дела в каждом случае обнаружения.

Мы же считаем, что, кроме того, что задачи деятельности следователя в уголовном судопроизводстве вытекают из целей всего уголовного судопро- изводства в целом, они должны соответствовать его функции - основному направлению деятельности, в которых выражается сущность и назначение следователя как субъекта уголовного судопроизводства.

Анализ норм УПК РФ, позволяет нам сформулировать следующие задачи, которые решает следователь в уголовном судопроизводстве:

установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу;

собирание, проверка и оценка доказательств;

защита прав и интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения его прав и свобод на основе совокупности собранных, проверенных и оцененных им доказательств;

обеспечение возмещения ущерба, причиненного преступлением;

’ Шимановский В В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Дисс…канд. юрид. наук. - Ленинград. 1965. С. 197-198.

^ Гуляев А.П. Совершенствование правового регулирования деятельности следователя: Дисс…докт. юрид. наук.” М., 1988. С. 92.

обеспечение безопасности субъектов уголовного судопроизводства.

Эти задачи решаются следователем на протяжении всего предварительного следствия по уголовному делу. Возможно, что в ходе расследования возникают и иные задачи, но они не играют определяющей роли.

Таким образом, функция обвинения, возложенная на следователя по УПК РФ, определяет содержание его уголовно-процессуального статуса. Соответственно задачи должны определяться данной функцией. На наш взгляд, необходимо законодательно установить задачи, которые должны решаться следователем в ходе осуш;ествления предварительного следствия по уголовному делу.

§ 2. Полномочия следователя

Соответственно природе участия в уголовном процессе (выполнение определенной функции, защита своего интереса или выполнение определенных обязанностей) органы и должностные лица наделяются полномочиями, субъектам процесса предоставляются права и на них возлагаются обязанности. Обязанности и права участника процесса служат правовой предпосылкой его участия в уголовно- процессуальной деятельности, определяют объем такого участия.

Полномочия следователя составляют центральное звено его уголовно- процессуального статуса. Следует отметить, что закон в основном определяет компетенцию и круг полномочий следователя, подробно регламентирует процессуальную деятельность по возбуждению и расследованию уголовных дел. Полномочия следователя, как и полномочия иных государственных органов и должностных лиц, в первую очередь, характеризуются властными признаками, выраженными в праве применения мер процессуального принуждения, обязательности исполнения его решений определенными лицами. Для успешного осуществление задач, стоящих перед следователем, важное значение имеет законодательная регламентация средств, способов и методов осуществления предварительного следствия.

Выделяются полномочия следователя: а) по собиранию доказательств (вызов и допрос свидетелей, потерпевших и других лиц, назначение экспертиз, производство обыска, выемки, осмотра, освидетельствования, совершение других следственных действий); б) по принятию решений (о привлечении в качестве обвиняемого, признании потерпевшим, окончании предварительного следствия и др.).

Исследование уголовно-процессуальных норм показывает, что УПК РФ не дает определенной системы процессуальных полномочий следователя в уголовном судопроизводстве (См. Приложение № 1). Согласно статье 38 УПК РФ, следователь уполномочен:

возбуждать уголовное дело в порядке, установленном УПК РФ; принимать уголовное дело к своему производству или передавать его прокурору для направления по подследственности;

самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с Кодексом требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора;

давать органу дознания в случаях и в порядке, установленных Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

осуществлять иные полномочия, предусмотренные УТЖ РФ.

Далее мы рассмотрим те полномочия следователя, при выполнении которых вызывает проблемные вопросы, в ряде случаев в связи с недостаточной правовой регламентацией.

Процессуальные полномочия возникают у следователя на стадии возбуждения уголовного дела. Следователь обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения (ст. 144). При необходимости следователь может ходатайствовать перед начальником следственного отдела о продлении этого срока до 10 суток. Таким образом, УПК РФ, наделив следователя процессуальными полномочиями еще до принятия решения о возбуждении уголовного дела, не упоминает их в статье 38, закрепляющей полномочия следователя. В целях упорядочения полномочий следователя в УПК РФ, на наш взгляд, необходимо часть вторую статьи 38 дополнить новым пунктом 1 следующего содержания: «1) принимать, проверять сообщение о любом готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, прингшатъ по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения’,», соответственно пункты 1-5 считать пунктами 2-6.

Далее, по результатам рассмотрения сообщения о преступлении следователь принимает одно из следующих рещений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 УПК РФ; 2) 3) об отказе в возбуждении уголовного дела; 4) 5) о передаче сообщения по подследственности в соответствии с нормами УПК РФ. 6) При наличии повода и основания, следователь возбуждает уголовное дело, о чем выносит соответствующее постановление (ст. 146). Но постановления следователя недостаточно для признания уголовного дела возбужденным и только дача согласия прокурором означает юридический факт возбуждения уголовного дела. Заметим, что не все однозначно определяют момент возбуждения уголовного дела’.

Согласно Ч.4 ст. 146 УПК РФ, прокурор, получив постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной проверки, которая должна быть проведена в срок не более пяти суток.

С целью исключения случаев несвоевременного возбуждения уголовного дела данная норма, также как и некоторые другие, была уточнена в Приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 5 июля 2002 г. Так, если УПК РФ указывает о незамедлительности принятия решения прокурором по поступившим материалам, то данный нормативный акт установил, что прокуроры должны выносить постановление о возвращении мате-

’ Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Государство и право. 2002. № 5. С. 22.

риалов для дополнительной проверки в тот же день’. При этом должны быть даны указания о необходимости выполнения конкретных процессуальных действий (п.2.4.). По сообщениям об особо тяжких преступлениях прокуроры обязаны лично выезжать на место происшествия, непосредственно изучать обстоятельства происшедшего и собранные материалы, и при наличии достаточных оснований на месте возбуждать уголовное дело либо давать согласие на его возбуждение. В нерабочее время (включая выходные и праздничные дни) должны быть установлены дежурства прокуроров и их заместителей .

Несмотря на принимаемые меры, правоприменители сталкиваются с трудностями при исполнении требований этих норм закона^ Так, прокуроры на местах не всегда имеют реальную возможность выезжать на место происшествия, по которым необходимо незамедлительно провести задержание подозреваемого, его допрос, потерпевшего и свидетелей, особенно это касается отдаленных регионов”^. Промедление с допросом некоторых категорий лиц влечет за собой утрату важных доказательств^. В различных регионах отсутствует единый подход при решении вопроса о получении согласия прокурор^. В отдельных случаях согласие прокурора получается следователем по факсу, в других по телефону, в некоторых регионах прокурор требует непо- средственного представления материалов.

Установленный УПК РФ порядок возбуждения уголовного дела явился одним из самых обсуждаемых вопросов среди ученых и практических работников.

По мнению B.C. Балакшина, установленный порядок возбуждения уголовного дела не содержит серьезных гарантий, направленных на обеспечение прав граждан в уголовном процессе, существенно ограничивает процессуальную самостоятельность следователя, дознавателя, снижает у них чувство ответственности за принимаемое решение. Кроме того, создает препятствия для активной работы по собиранию, закреплению и проверке доказательств на начальном, наиболее ответственном этапе расследования преступлений\ Это мнение поддерживается и другими авторами . О неэффективности существующего порядка возбуждения уголовного дела (согласования с прокурором) единодушно высказались опрошенные начальники органов предварительного следствия^.

По мнению иных авторов, установленный порядок возбуждения уголовных дел способствует укреплению законности’ . Так, по мнению О. Галу- стьян, «сито» согласования с прокурором неизбежно сдерживает вал уголовных дел по незначительным, совершенным в условиях очевидности правонарушениям, основное назначение которых - поправлять статистику и делать благополучными отчеты^.

Данная точка зрения не подтверждается данными статистики, согласно которой во втором полугодии 2002 г. прокурорами не дано согласия следователям всех правоохранительных органов на возбуждение 9128 уголовных дел, что составляет 0,8 % от общего количества возбужденных за этот период

’ Балакшин В. С. Проблемы собирания и проверки доказательств в свете нового УПК РФ // Материалы парламентских слушаний. Часть 2. - М., 2003. С.11.

^ Турилов Г.Г. Прокурор как субъект доказывания в российском уголовном процессе: Ав- тореф. дис…канд. юрид. наук. - Кубань, 2002. С. 14. ^ См. Приложение № 6.

Устинов В. Доклад на координационном совещании «О состоянии законности в Российской Федерации и мерах по его укреплению» // Российская газета. 13.03.2003. № 46 и др. ^ Галустьян О.А. В плену идеальных стереотипов // Щит и меч. 02.01.2003. № 1. С.5.

дел, а в следственном аппарате МВД - 0,5 %’. Они свидетельствуют о том, что данные остались практически неизменными в сравнении с долей тех дел, которые прокуроры признавали возбужденными необоснованно. Так, в 1999 г. таких дел было 0,3 %, в 2000 г. - 0,4 %, в 2001 г. - 0,4 %, в первом полугодии 2002 г. - 0,3

Таким образом, следователь, не получив согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, не может проводить следственные действия даже при обстоятельствах совершения преступления, которые не терпят отлагательства.

Для решения этого проблемного вопроса предлагаются различные варианты. Так, например, Ю. Овчинников предлагает разрешить следователю проводить неотложные следственные действия по обнаружению, сбору и закреплению доказательств^. Если прокурор согласится с возбуждением уголовного дела, то все они будут считаться допустимыми, в случае принятия прокурором иного решения - недопустимыми. Также возможен другой вариант, который заключается в том, чтобы следователь или дознаватель с места происшествия непосредственно с помощью технических средств получил от прокурора согласий на возбуждение уголовного дела. Конечно, все эти и иные варианты могут дать возможность следователю предпринять те действия, которые продиктованы порой очень сложной следственной ситуацией, но не снимают остроту проблемы.

Мы придерживаемся точки зрения о том, что полномочия прокурора вполне позволяют ему проверить законность и обоснованность возбужденного уголовного дела с момента принятия такого решения. Этому также может способствовать немедленное уведомление прокурора, но в данном случае следователь должен направлять прокурору не материалы проверки, а постановление о возбуждении уголовного дела. В связи с чем, считаем возможным

’ Материалы парламентских слушаний. Часть 2. - М., 2003. С. 12. ^ Там же. С. 11.

^ Овчинников Ю. Указ. раб. С. 30.

предложить внесение следующих изменений в УПК РФ: в статье 20 части четвертой и статье 146 части первой слова «с согласия прокурора» исключить; в части четвертой статьи 146 второе и третье предложения исключить, а четвертое предложение изложить в следующей редакции: «О принятом решении следователь, дознаватель в тот же день уведомляет заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело».

Если для возбуждения уголовного дела по результатам проверки отсутствуют основания в порядке ст. 144 УПК РФ, то следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (п.2 чЛ ст. 145).

Прокурор в случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела, также имеет реальную возможность проверить его обоснованность, так как следователь обязан в течение 24 часов с момента вынесения постановления направить ему копию (ч.4 ст. 148). Копия постановления также направляется заявителю, при этом разъясняется его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.

Для закрепления следов преступления и установления лица, его совершившего, следователь в настоящее время, до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, производит осмотр места происшествия, освидетельствование и назначает судебную экспертизу (ч. 4 ст. 146). По УПК РСФСР до возбуждения уголовного дела следователь мог провести только осмотр места происшествия^ но тогда следователь при наличии признаков преступления мог самостоятельно принять решение о возбуждении уголовного дела и провести необходимые следственные действия: допросы потерпевших, свидетелей, обыск и др. Как нам представляется, теперь (по УПК РФ), порядок возбуждения уголовного дела значительно снижает качество мероприятий по закреплению следов преступления, установлению лиц, со- вершивших преступление.

’ Дополнение в ст. 178 УПК РСФСР о проведении осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства, было внесено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 сентября 1963 г.

Следует заметить, что вопрос о возможности производства отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела в научной литературе поднимался довольно часто’. В особенности это касалось проведения судебной экспертизы.

Так, В.А. Похмелкин писал, что проведение экспертизы могло быть единственным методом, позволяющим установить признаки преступления и нельзя заменять осмотр и экспертизу различными исследованиями и другими действиями, которые не имеют процессуального значения^. Иные авторы возражали против возможности проведения до возбуждения уголовного дела судебной экспертизы^.

В.Т. Томин считал возможным разрешить проведение судебно- медицинской экспертизы, а также иных следственных действий, не связанных с реальным применением мер процессуального принуждения”^. По мнению А.Я. Дубинского^, проведение следственного действия до возбуждения уголовного дела должно быть поставлено в зависимость от следующих условий: а) необходимо для установления наличия оснований к возбуждению уголовного дела; б) его нельзя отложить, иначе это угрожает утратой или искажением доказательств; в) оно не может быть заменено проверочным; г) его производство не связано с существенным ограничением прав участников.

Выход из сложившейся ситуации Л.Д. Кудинов видел в изменении подхода к толкованию понятия оснований для возбуждения дела^. Он справедливо отмечал, что в стадии возбуждения уголовного дела нельзя требо-

’ См., например: Дубинский А.Я. Правовые и организационные проблемы исполнения про- цессуальных решений следователя: Дисс…докт. юрид. наук,- Киев, 1984. С. 19 и др. ^ Похмелкин В.А. Процессуальные полномочия и самостоятельность следователя (общая характеристика): Ученые записки № 204 Пермского Гос. Университета «Вопросы уголовного права, процесса и криминалистики». - Пермь, 1969. С. 87. ^ Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1962. С. 19-24 ^ Томин В.Т. Проявление и детерминанты принципа социалистической законности: общие вопросы и возбуждение уголовного дела / Сб. науч. трудов «Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки». - Волгоград, 1990. С. 15.

Дубинский А.Я. Указ. раб. С. 19. ^ Кудинов Л.Д. О необходимости уточнения оснований возбуждения и условий приостановления уголовных дел / Сборник науч. трудов «Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе». - Волгоград, 1988. С. 76-77.

вать установления всех признаков преступления, так как в действительности происходит искусственный перенос подлежащих доказыванию обстоятельств из стадии предварительного расследования, располагающей для этого широким комплексом процессуальных возможностей, в другую - весьма непродолжительную по времени стадию, возможности которой явно ограничены. На наш взгляд, для возбуждения уголовного дела достаточно совокупности признаков фактической стороны деяния, элементы которого соответствуют юридическим признакам конкретного преступления.

Мы считаем, что требуют уточнения также нормы УПК РФ, регулирующие производство следственных действий, производимых до возбуждения уголовного дела. Только в ч.2 ст. 176 УПК предусматривается возможность проведения осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательств. Нормы закона, регламентирующие производство освидетельствования (ст. 179 УПК) и назначение судебной экспертизы (ст. 195 УПК), таких указаний не содержат. Следует отметить, что такие предложения уже высказывались в литературе’.

УПК РФ представляет следователю полномочия по собиранию доказательств (ч.1 СТ.86), определяет способы проверки доказательств (ст.87), критерии и правила оценки доказательств (ст. 88). Доказывание, осуществляемое следователем, имеет ряд особенностей, которые обусловлены как процессуальными условиями, в которых проводится предварительное расследование, так и характером полномочий, которыми закон наделяет следователя.

В доказывании обстоятельств совершенного преступления следователю принадлежит определяющая роль. Следователь на основе всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела устанавливает факты, входящие в предмет доказывания, формулирует выводы по основным вопросам предварительного следствия. Следователь лично и непосредственно исследу-

’ Петуховский А.А., Шурухнов Н.Г. Доказывание в уголовном судопроизводстве, виды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001 г.): Учебное пособие. - М., 2002. С. 39.

ет все доказательства по делу, причем, как правило, делает это первым. От него во многом зависит исход дела. Поэтому следователь должен быть наделен широкими полномочиями и достаточной самостоятельностью в процессе доказывания’.

Согласно ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

  • событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
  • виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
  • обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
  • характер и размер вреда, причиненного преступлением;
  • обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
  • обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
  • обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.
  • Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Таким образом, следователь, выполняя функцию обвинения (уголовного преследования), одновременно устанавливает обстоятельства, которые исключают преступность и наказуемость деяния и те, которые могут повлечь за ^ собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

На наш взгляд, нормы УПК РФ, обязывающие следователя выявлять в ходе производства по уголовному делу обстоятельства, исключающие пре- ступность и наказуемость деяния и те, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, не противоречат функции деятельности следователя. Осуществление уголовного преследования не представляется возможным без установления всех обстоятельств дела.

Похмелкин В.А. Указ. соч. С. 88.

Хотя имеет место и иная точка зрения, согласно которой данная норма противоречит принципу состязательности. Л.В. Головко считает, что если следователи, прокуроры, дознаватели станут выполнять предписания ст.ст. 73, 85, 86, 87 и др. норм УПК РФ, то идея состязательности и классификация участников уголовного судопроизводства сообразно с теорией функций превращается в пустой звук. При выполнении ими функции обвинения, фикцией становятся нормы УПК РФ о доказывании. «…Одни следователи сочтут себя исключительно обвинителями, тогда как другие продолжат тщательно выполнять предписания ст. 73 УПК РФ и искать доказательства не только contra, но ирго»\ Автор же отдает предпочтение вторым.

В связи с рассмотрением полномочий следователя по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, необходимо отметить, что в УПК РФ получило развитие положение статьи 50 Конституции РФ, согласно которого при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Следователь сам вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе (ст.ст. 75, 88).

Закрепление в законе данного положения вызывает много споров, особенно это касается момента признания недопустимыми показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, которые не подтверждены ими в суде ( п.1 Ч.2 СТ.75).

Рассмотрение проблем недопустимых доказательств не является предметом нашего исследования, поэтому мы только выскажем позицию о том, ЧТО доказывание не может строиться только на показаниях подозреваемого, обвиняемого по уголовному делу. Эти показания должны служить источником для собирания других доказательств и быть подкреплены в ходе расследования. По мнению И.Б. Михайловской, это правило, во-первых, подчерки-

’ Головко л. в. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно- процессуального права // Государство и право. 2002. № 5. С.55-56.

вает определенное преимущество показаний обвиняемого, непосредственно воспринятых судом, во-вторых, служит весомой гарантией законности методов допроса на досудебных стадиях процесса, а в-третьих, представляет собой одно из проявлений расширения сферы действия диспозитивного нача

ла’.

Доказательства, полученные на основании сведений, сообщенных обвиняемым на допросе, в отсутствие адвоката не теряют доказательственного значения в случае отказа от показаний обвиняемого (это могут быть результаты проверки показаний на месте, следственного эксперимента, обыска и т.д.). В этом вопросе мы согласны с мнением о том, что правило об исключении в суде показаний обвиняемого, данных на предварительном следствии, является специальным и твердо определенным правилом, относящимся именно к показаниям подозреваемого и обвиняемого .

Действие нормы о недопустимых доказательствах предполагает и иные правомочия следователя. Признание недопустимыми показаний, основанных на догадке, предположении, слухе, без указания источника осведомленности предполагает обязанность следователя подвергать проверке и оценке все получаемые сведения. При собирании доказательств он должен соблюдать все предъявляемые требования закона для исключения случаев признания их недопустимыми.

Следователь, реализует полномочия по собиранию доказательств путем принятия решений и производства следственных и иных процессуальных действий. Решения о производстве того или иного следственного действия следователь принимает самостоятельно за исключением случаев, предусмотренных законом.

Только по решению суда следователь производит следственные действия, предусмотренных пунктами 4-9 и 11 части второй статьи 29 УПК РФ. В

’ Михайловская И. Б. Права личности - новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. № 7. С.З.

^ Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 6.

исключительных случаях следователь может произвести осмотр жилища, обыск и выемку в жилище, а также личный обыск на основании постановления без получения судебного рещения (ч.5 ст. 165). В этом случае он в течение 24 часов с момента начала производства данного следственного действия письменно уведомляет прокурора и судью, приложив копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности и обоснованности решения. Если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми.

На наш взгляд, закон в данном случае недостаточно регламентирует процедуру проверки судом законности и обоснованности проведенного следственного действия (например, вопросы участия прокурора, представления материалов). Необходимо, например, поддержать авторов, предлагающих установить процедуру проверки, аналогичной при рассмотрении ходатайства следователя о проведении следственного действия’. В законе должно быть предусмотрено право следователя или прокурора на участие в процедуре по проверке судьей законности проведения следственного действия и дачи ими разъяснений. В связи с чем, предлагаем в статье 165 часть пятую после слов «и выносит постановление о его законности или незаконности.» дополнить предложением следующего содержания: «При проверке вправе участвовать прокурор или следователь и давать разъяснения».

Считаем, что закон должен предусматривать возможность обжалования решения судьи об отказе в производстве следственного действия и о признании произведенного следственного действия незаконным. Необходимо предусмотреть право следователя или прокурора обратиться в вышестоящий суд в случае несогласия с такими решениями, для чего предлагаем статью 165 УПК РФ дополнить новой частью шестой следующего содержания: «б. Постановления судьи об отказе в производстве следственного действия, о не-

’ Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. 2002. № 5. С. 101.

законности произведенного следственного действия могут быть обжалованы в вышестоящий суд.».

Неоднозначные мнения вызывают и полномочия следователя по профилактике преступлений. УТЖ РФ устанавливает, что при производстве по уголовному делу доказыванию подлежат обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст. 73). Согласно ч. 2 ст. 158 УПК РФ следователь, установив в ходе досудебного производства по уголовному делу обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, вправе внести в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона. В УПК РФ нет статей, предполагающих обязанность следователя выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления и принятия по ним мер, как ранее устанавливал УПК РСФСР (ст.ст. 21, 21-1, 140). Таким образом, следователь при установлении таких обстоятельств, может отреагировать только по своему усмотрению.

Отношение к вопросу о профилактике преступлений обусловлено, на наш взгляд, социальными, общественными и политическими условиями. В период действия УПК РСФСР 1960 г. деятельность по предупреждению и профилактике преступления являлась одним из основных направлений деятельности органов государственной власти, в том числе следователя. Например, Н.А. Якубович относила предупреждение преступлений, наряду с раскрытием преступления, уголовным преследованием к основным процессуальным функциям следователя\ Действительно, деятельность следователя по предупреждению и пресечению преступлений на тот исторический период, надо признать эффективной. Но с изменением социальных и экономических условий, преступность приобрела совершенно иное качество и в этих условиях мы должны признать, что это направление деятельности следователя не является превалирующим. Сложившаяся криминогенная обстановка требует

’ Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя / Сб. науч. трудов «Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве». - М.,1980. С. 28-32.

решения задач по противодействию, предупреждению и профилактике преступлений в рамках единой государственной программы.

По мнению В.Т. Томина такая деятельность вообще не специфична для уголовного судопроизводства: «сколько существует определенная законом обязанность в рамках производства по уголовному делу устанавливать обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и направлять представления (частные определения) об их устранении, столько же она (чаще всего) выполняется плохо»’.

Проведенный опрос следователей показал, что только 43 % из 156 опрошенных вносят представления по каждому уголовному делу, большинство же считают неэффективным деятельность по выявлению причин и условий совершения преступлений и внесения представлений. 76,2 % опрошенных руководителей органов предварительного следствия также отметили неэффективность деятельности по внесению представлений.

Мы поддерживаем позицию о том, что следователь не должен решать задачу выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления по каждому уголовному делу. Но тем не менее, следователь должен принять необходимые меры в случаях предотвращения иных преступных деяний. Такое мнение высказали и 33,3 % опрошенных нами начальников органов предварительного следствия. Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, могут устанавливаться лишь в тех случаях, когда такие обстоятельства по конкретному уголовному делу имеют уголовно- правовое значение и, следовательно, должны быть доказаны .

Положение о представлениях содержится в статье 158, регулирующей окончание предварительного расследования. Внесение представления только при окончании предварительного расследования, на наш взгляд, лишает его возможности своевременно оценить полноту и качество принятых мер по

’ Томин В Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Горький. 1989. С. 24-25.

^ Там же. С. 27.

представлению, тем более что представление подлежит рассмотрению с обязательным уведомлением о принятых мерах не позднее одного месяца со дня его вынесения. Тем самым снижается эффективность действий следователя, он лишен возможности проконтролировать выполнение его решений, в связи с чем, предлагаем внести изменение в ч.2 ст. 158 УПК РФ, предусматривающее право следователя вносить представление на любом этапе расследования, исходя из конкретных обстоятельств уголовного дела.

Обязательной формой реализации полномочий следователя в уголовном судопроизводстве являются правовые отношения, которые он осуществляет не в одностороннем порядке, а в процессе возникновения, изменения и прекращения правоотношений с другими субъектами.

УПК РФ, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее по тексту - ФЗ «Об ОРД»), ведомственные нормативные акты регулируют вопросы взаимодействия следователя и органа дознания, наделенного в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, в предусмотренных процессуальными нормами отношениях следователь выступает как субъект прав, а орган дознания - как субъект обязанностей, ибо именно следователь в полном объеме несет ответственность за направление, качество и сроки расследования по принятому к производству делу’.

Согласно УПК РФ, следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении опера- тивно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, аресте, производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении (п. 4 CT.38).

Поручения следователя являются основной формой взаимодействия с органом дознания. УПК РФ не устанавливает сроки для исполнения поруче-

’ Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.,1986. С. 122.

ний следователя и ответственность за ненадлежащее их исполнение или же невыполнение, от чего, на наш взгляд, нарушаются не только сроки расследования, но и страдает его качество. 92 % опрошенных нами следователей ответили, что их поручения органами дознания исполняются формально, не на должном уровне.

В одном из комментариев УПК Рф’ указано, что следователь должен самостоятельно указать срок, в течение которого надлежит исполнить поручение. Возможно предварительное согласование следователем такого срока с органом дознания. Более четко данный вопрос решался в Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений^, которая определяла, что срок исполнения поручения не должен превышать 10 суток. При невозможности выполнения за этот период следователь и руководитель соответствующего подразделения сами определяли срок с учетом обстоятельств дела (п. 4.1.10).

Отдельными авторами также предлагалось установить в законе срок исполнения пopyчeний^ Также 66,6 % опрошенных нами начальников органов предварительного следствия высказались о необходимости закрепления определенных сроков (от 10 до 20 дней). Мы так же считаем необходимым установление в У ПК РФ наиболее оптимального срока в 10 суток. При этом следователь должен быть наделен правом устанавливать иной срок по много- эпизодным и сложным уголовным делам. В связи с тем, что основная роль в организации взаимодействия возлагается на следователя, он должен иметь право самостоятельно принимать решение и устанавливать сроки исполнения поручений по отдельным категориям уголовных дел. Для чего считаем необходимым, внести изменения в УПК РФ, где пункт 4 части второй статьи 38 УПК РФ после слов «получать содействие при их осуществлении» дополнить

’ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулиной. - М., 2002. С. 136.

^ Приказ МВД России № 334 от 20 июля 1996 г (отменен).

^ Например: Хомколов В.П., Капинус НИ. Отдельные поручения следователя органу дознания / Сб.научных трудов «Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам». - М., 1999. С. 167.

предложением: «Срок исполнения поручения не должен превышать 10 суток, если следователем не предусмотрен иной срок.». ^

Кроме того, считаем необходимым, предусмотреть дисциплинарную или административную ответственность органов дознания за неисполнение поручений и постановлений следователя.

В то же время материалы изученных уголовных дел показывают, что и следователи относятся к составлению отдельных поручений достаточно формально. Поручения содержат в основном шаблонные формулировки, в них не указываются обстоятельства совершенного преступления, исходные данные для поиска лиц, предметов, вещей и т.д. Можно предположить, что более подробная информация передается в ходе устного общения следователя с оперативными работниками. Закон же определяет письменную форму дачи поручений (п.4 Ч.2 ст.38) и при отсутствии положительного результата встает вопрос о недобросовестном отношении следователя к расследованию уголовного дела.

УПК РФ устанавливает, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам (ст.89). Но при этом УПК РФ, так же как и предыдущий закон, не регламентирует порядок и форму предоставления таких данных следователю. Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает, что результаты опера- тивно-розыскной деятельности могут представляться следователю, в производстве которого находится уголовное дело, на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность (ст. И). Согласно Инструкции* о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд, такие материалы представляются в виде обобщенного официального со-

’ Утверждена Приказом Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной пограничной службы РФ, Государственного таможенного комитета РФ, Службы внешней разведки РФ, согласованной с Генеральной прокуратурой РФ от 13 мая 1998 г.

общения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-розыскных документов. Результаты такой деятельности должны содержать указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе (п. 7).

Однако мы считаем, что урегулирование данного вопроса должно решаться в рамках УПК РФ, где должны быть предусмотрены основные формы и процедура предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности, порядок придания им процессуального статуса доказательств. В этой связи вполне обоснована позиция о том, что нельзя ограничиваться запретительной нормой, а предусмотреть порядок принятия судом, дознавателем, следователем и прокурором этих материалов’. По мнению С.А. Шейфер, следователю должны представляться данные, полученные в процессе такой деятельности с постановлением о передаче материалов^.

Кроме того, неопределенность в законе вопроса о представлении следователю данных оперативно-розыскной деятельности приводит к тому, что следователю представляются данные только в обобщенном виде и при этом оперативный сотрудник сам определяет, какие сведения предоставить. Часто информация, которая может оказать существенное значение для расследования, остается не реализованной. В то же время, предложения процессуалистов о предоставлении следователю права знакомиться со всеми оперативными данными, собранными по находящемуся в его производстве делу^, представляются излищними.

’ Победкин А. В. Некоторые вопросы собирания доказательств по новому уголовно- процессуальному законодательству России // Государство и право. 2003. № 1. С.64. ^ Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. 2001. № 10. С. 47-54.

^ Бердичевский Ф.Ю. Взаимодействие органов следствия и дознания как организационная система // Советское государство и право. 1973. № 12. С. 106-110; Ларин A.M. Указ. соч. С. 129 и др.

Неоднозначные мнения высказываются по вопросу наделения следователя полномочием проведения дознания по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно (п.8 ч.1 ст.5, ч.З ст. 151). УПК РФ содержит положение, согласно которому дознание производится по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц (ч.2 СТ.223). Таким образом, на органы предварительного следствия было дополнительно возложено расследование 20 составов преступлений, в числе которых все уголовные дела о неочевидных преступлениях; уголовные дела, переданные прокурором из органов дознания по истечении предельного срока расследования в 25 дней’.

Данные статистики показывают, что в результате действия данных норм УПК РФ следователи перегружены уголовными делами о преступлениях небольшой и средней тяжести. Так, за период с 1 июля 2002 г. по 31 декабря 2002 г. в органы предварительного следствия из дознания было передано около 148 тысяч уголовных дел, либо 36 % от общего числа возбужденных дознавателями дел. За первые 3 месяца 2003 г. из дознания в следствие передано 79 тысяч уголовных дел - почти 43 В 1-ом полугодии 2003 г. передано следователям СК при МВД РФ - 243 359 уголовных дел, следователям прокуратуры - 585^.

По мнению Е.Б. Мизулиной, введение таких положений в УПК РФ было обусловлено желанием быстрого расследования очевидных преступлений, освобождения следователей от расследования несложных преступлений’’. Но на практике получилось так, что «органы дознания пытаются не искать, а спихнуть дело из-за неустановления лица на следователей». Данная ситуация, на наш взгляд, требует серьезных законодательных изменений, и в пер-

’ ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ срок дознания продлен до 20 суток.

^ Попов И.А. Выступление на научно-практической конференции «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия» // Материалы конференции. Информационный бюллетень № 5. Часть 2. - М.-Магнитогорск. 3-4 апреля 2003 г. С. 16.

^ Сведения за 1-ое полугодие 2003 г. «О следственной работе» (Форма 1-Е. Сводный отчет по Российской Федерации). - М.: ГИЦ МВД РФ. 2003. Мизулина Е.Б. Там же. С. 38-39.

вую очередь, установления более реальных сроков производства дознания, что позволит сократить количество дел, передаваемых для производства предварительного следствия.

Также, по данной категории уголовных дел прокурор вправе поручить следователю поддержание от имени государства обвинения в суде (ч.4 ст.37). Наделяя следователя и дознавателя данными полномочиями, законодатель учитывал ситуацию по поддержанию государственного обвинения. Так, ежегодно около 60 % уголовных дел рассматриваются судами без государственного обвинителя. Кроме того, УПК РФ определил, что по всем делам публичного и частно-публичного обвинения участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве обязательно. Совершенно справедлив и тезис о том, что никто кроме следователя не знает лучше материалы уголовного дела.

Однако существуют и мнение, что следователь не может быть достаточно объективным при поддержании обвинения в суде’, так как ему будет достаточно сложно отказаться от обвинения и тем самым признать несостоятельность предварительного расследования.

Возложение на следователя этих полномочий требует совершенствования профессиональной подготовки, повышения грамотности и мастерства, ведь участие в судебном разбирательстве требует овладения определенными знаниями и навыками. Так, государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании; излагает суду свое мнение; высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Он должен предъявить или поддержать гражданский иск. В настоящее время еще не наработана практика поддержания обвинения следователями. Так, согласно опроса руководителей следственных

’ См. например: Демидов И., Тушев А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция. 2002. № 8. С.27.

подразделений, только в одном из 21-го регионов следователям было поручено поддержание обвинения\

На стадии предварительного следствия следователь, установив обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, а также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, должен принять решение о прекращении уголовного дела и уголовного преследования по основаниям, предусмотренным законом (ст. ст. 24-28, 427 УПК РФ).

Вопрос о полномочиях следователя по прекращению уголовных дел, особенно по нереабилитирующим основаниям, представлял всегда особый интерес со стороны процессуалистов.

Заслуживают интерес мнения о необходимости передачи в ведение суда полномочий прекращения уголовных дел^. Так, Г.А. Абдумаджидов писал, что прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, в том числе вследствие изменения обстановки и недостаточности собранных доказательств, как правило, затрагивают вопросы охраны прав и законных интересов заинтересованных лиц или обвиненных в совершении преступления, принятия решения о судьбе вещественных доказательств, возмещения ущерба и т.д., и поэтому прекращение таких дел следователем противоречит конституционному принципу о возможности признания лица виновным только судом^.

По мнению И.А. Попова необходимо установить такой порядок, при котором следователь должен вынести постановление не о прекращении уголовного дала, а о направлении его в суд для решения вопроса о применении к

’ Опрос начальников органов предварительного следствия СК при МВД РФ проводился в мае 2003 г. на Высших Академических курсах Академии управления МВД РФ. ^ Строгович М.И. Курс советского уголовного процесса: Учебник. - М., 1968. Т. 1. С. 351; Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов, 1968. С. 62; Ларин A.M. Очерки-лекции С. 152.

^ Абдумаджидов Г.А. Об актуальных проблемах совершенствования деятельности следователя / Сборник трудов: «Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов ОВД».- Ташкент, 1987. С. 10.

лицу указанных выше мер, получив на это согласие прокурора. По данному делу суд выясняет, содержит ли вменяемое лицу деяние состав преступления и правильно ли оно квалифицировано, после чего принимает решение о прекращении уголовного дела или возвращении его органу предварительного расследования для решения вопроса об окончании дела составлением обвинительного заключения\ Такая позиция представляется нам наиболее оптимальной.

Имеют место и иные мнения, согласно которых решение о прекращении уголовного дела должно остаться в ведении следователя^.

Статья 49 Конституции Российской Федерации провозглашает, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как вступившим в законную силу приговором суда. Прекращение уголовного дела следователем в связи с примирением сторон, с изменением обстановки, с деятельным раскаянием и другим основаниям, на наш взгляд, входит в некоторое противоречие этому положению, так как решение принимается после установления в действиях лица, привлекаемого к уголовной ответственности, состава преступления. Кроме того, принятие следователем решения о прекращении уголовного дела, на наш взгляд, противоречит функции обвинения. Поддерживая позицию И.А. Попова, мы считаем, что необходимо преду- смотреть такой порядок, при котором следователь при доказанности вины лица в совершении преступления, установив наличие правовых оснований для прекращения уголовного дела, передает материалы дела на рассмотрение суда. Как отмечал A.M. Савицкий, выявление в ходе расследования обстоятельств, диктующих необходимость прекращения дела до суда - это естественные и неизбежные отступления от запрограммированного законом поряд-

^ Попов И.А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предва- рительного расследования (уголовно-процессуальные и организационные аспекты): Авто- реф. дис…канд. юрид. наук. - М., 1992. С. 16.

Лукашевич В., Шимановский В. О праве прокурора и следователя прекратить уголовное дело по не реабилитирующим основаниям // Социалистическая законность. 1991. № 10. С. 36-38.

ка, в соответствии с которым вопрос о виновности и наказании должен решаться судом \

И.Л. Петрухин, поддерживая подобную позицию, писал, что даже в дореволюционной России судебный следователь не имел права прекратить возбужденное им уголовное дело и такой порядок ограничивал возможность злоупотреблений^.

Вступление в действие нового уголовно-процессуального закона не вызвало существенных изменений данных по прекращению уголовных дел. Так, согласно статистическим данным Следственного Комитета при МВД РФ, в 2001 г. было прекращено по различным основаниям 146 322 уголовных дела, в 2002 г. - 120 173, но их удельный вес от всех дел возрос с 17,7 % до 28,6 %. В 1-ом полугодии 2003 г. было прекращено 60 509 уголовных дел. Из них за отсутствием события и состава преступления прекращено соответственно 67 211 в 2001 г. и 75 631 в 2002 г^

В связи с построением состязательного уголовного судопроизводства, необходимо отметить иной подход к институту ознакомления с материалами уголовного дела и составления обвинительного заключения. Сохранение их в законодательстве свидетельствует о половинчатости мер законодателя по установлению состязательного процесса. Тогда как сторона защиты представляет свои аргументы только на стадии судебного производства, то сторона обвинения представляет их на более раннем этапе, что ставит их в неравное положение.

Срок ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела включен в срок предварительного следствия и срок содержания под стражей (CT.CT.109, 162). В то же время, УПК не предусматривает возможность ограничения во времени, когда обвиняемый или его защитник умышленно затягивают процесс ознакомления с материалами уголовного де-

’ Савицкий A.M. Очерки-лекции. С. 41. ^ Петрухин И.Л. Указ. соч. С. 90-91.

liumjjyAUti ri.ji. J ллі. ичл.

^ Сведения «о следственной работе» (Форма 1-Е. Сводный отчет по Российской Федерации). - М.: ГИЦ МВД РФ. 2001, 2002, 1-ое полугодие 2003.

ла\ На практике имеются уголовные дела, по которым ознакомление с материалами уголовного дела лиц, содержащихся под стражей, происходит до года и полутора лет^. Предельный же срок содержания под стражей, установленный УПК, составляет 18 месяцев (ч.З ст. 109).

Анализ научной литературы показывает, что имеются различные предложения по совершенствованию данного института. Предлагается вообще исключить на предварительном следствии ознакомление с материалами уголовного дела^, предоставить право ознакомления в суде”^. 95 % из опрошенных нами руководителей органов предварительного следствии высказались за ограничение права обвиняемого и его защитника на ознакомление с материалами уголовного дела.

На наш взгляд, решение этой проблемы может состоять в ведении судебного порядка ограничения срока ознакомления с материалами уголовного дела на основании ходатайства следователя, поданного в суд с согласия прокурора.

Требования к обвинительному заключению по УПК РФ претерпели некоторые изменения в отличие от УПК РСФСР. Статья 220 устанавливает, что в обвинительном заключении кроме прочих обязательных данных, указывается перечень доказательств, подтверждающих обвинение и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Таким образом, в обвинительном заключении следователь не приводит содержание самих доказательств, что на наш взгляд, является вполне обоснованным решением.

УПК РФ практически отменил существовавший институт дополнительного расследования. Судья может по ходатайству стороны или по собст-

’ ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ внесены изменения в ст.217 УПК РФ, которыми предусмотрена процедура определения сроков ознакомления содержащимся под стражей обвиняемым и его защитником при явном затягивании времени ознакомления. ^ Материалы конференции научно- практической конференции «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия» / Информационный бюллетень № 5. Часть 2. - М.Магнитогорск. 3-4 апреля 2003 г. С.32.

^ Махов В. Следователь или стрелочник // Милиция. 2000. № 5 и др. Туйков, Ковалев. Н Законность. 2000. № . С. 20.

венной инициативе возвратить уголовное дело прокурору только по основаниям, не требующим производства следственных действий и получения новых доказательств (ст. 237 УПК РФ). Это в таких случаях, когда:

1) обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона; 2) 3) копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому; 4) 5) необходимость составления обвинительного заключения по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о принудительной мере медицинского характера\ 6) Для устранения этих нарушений закон устанавливает довольно сжатые сроки - 5 суток.

Отмена института дополнительного расследования по УПК РФ вызвали дискуссию среди процессуалистов. Одни в закреплении его в таком виде видят установление демократических принципов. Так, И.Б. Михайловская считает, что существование данного института давало явное преимущество государственным органам, осуществляющим уголовное преследование, и тем самым нарушался принцип равенства прав участников процесса. «Сохранение права у суда возвращать дело на доследование по ходатайству прокурора оставляло органам расследования возможность исправить допущенные промахи и прямые нарушения закона, не подвергаясь при этом каким-либо процессуальным санкциям, что несправедливо: если обвинение не вынесло бремени доказывания, не представило суду достаточных доказательств виновно-

2

сти подсудимого, должен следовать оправдательный приговор» - пишет она .

Другие, напротив, считают, что необходимо в той или иной мере восстановить основания, которые были предусмотрены в УПК РСФСР. Например, А.А. Петуховский считает, что для некоторых случаев институт этот

’ ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ в ст. 237 внесены изменения.

^ Михайловская И.Б. Права личности - новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 2-3.

должен быть восстановлен: «Конституционный суд РФ в ряде постановлений обозначил позицию, согласно которой суд лишился права по собственной инициативе возвращать дела на дополнительное расследование по большинству оснований. Однако по ходатайству участников процесса это было возможно. Теперь же в связи с ликвидацией института дополнительного расследования открытым остается вопрос, как быть, если обвиняемый не был ознакомлен с материалами дела и такое дело поступило в суд? Что делать, если расследование производило лицо, подлежащее отводу?»\

Е. Яненко задает вопрос, что делать в ситуации, когда доказательства виновности лица в совершении более тяжкого преступления, чем то, в котором ему предъявлено обвинение, получены только в ходе судебного процесса, ведь изменение обвинения на более тяжкое в суде невозможно^, причины столь позднего появления доказательств могут быть самими различными и их количество не ограничено.

Совершенно справедливо по этому поводу Б.Я. Гаврилов отмечает, что данные изменения хотя и будут способствовать совершенствованию досудебного производства, но приведут к росту числа оправдательных приговоров^.

Статистические данные показывают, что количество возвращенных судом уголовных дел на дополнительное расследование составляют достаточно большой процент. Так, например, процент возвращенных на дополнительное расследование из направленных в суд уголовных дел следователями всех ведомств составило: в 1997 г. - 7,8 %, в 1998 г. - 8,2 %, в 1999 г. - 6,4 %, в 2000 г. - 5,9 %, или в среднем более 30000 уголовных дел. В 2001 г. только районными судами возвращено для производства дополнительного расследования.

’ Новое уголовно-процессуальное законодательство России: проблемы теории и практики применения: материалы круглого стола // Государство и право. 2002. № 7. С. 118. ^ Яненко Е. Размышления у парадного фасада УПК // Российская юстиция. 2002. № 12. С. 66.

^ Гавршов Б.Я. Актуальные вопросы предварительного следствия по УПК Российской Федерации / Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. - М., 2002. С. 135.

а также для расследования по протокольной форме досудебной подготовки материалов на 6,1 % дел больше чем в 2000 г. (2001 г. - 74,9 тыс. дел, 2000 г. - 70,3 тыс. дeл)^. В 2001 г. следователям СК при МВД РФ возвращено уголовных дел судом 28948, в 1-ом полугодии 2002 г. - 12 254І Таким образом, допущение следователями даже незначительных ошибок приведет к уходу от ответственности лиц, совершивших преступления, в данном случае возрастает роль прокурорского надзора по поступившим от следователя уголовным делам с обвинительным заключением, хотя согласно статистическим данным количество дел, возвращенных прокурором для дополнительного расследования, практически не изменилось. Так, если в 1-ом полугодии 2002 г. было возвращено следователям СК при МВД РФ 11 027 дел, во 2-ом полугодии 2002 г. - 12 457, в 1-ом полугодии 2003 г. - 12 706.

Ограничение оснований для возвращения дел на дополнительное расследование непременно отразится на качестве расследования, будет способствовать более ответственному подходу следователей к исполнению своих обязанностей. Но эти кардинальные меры, на наш взгляд, несвоевременны. Мы считаем необходимым, поддержать предложение А.А. Петуховского об установлении в законе иных оснований возвращения уголовных дел на дополнительное расследование^.

Первые результаты действия УПК РФ показывают, что следственные ошибки приводят к увеличению числа лиц, оправданных судом. Число оправданных только за первые 3 месяца работы УПК составило 1006 человек, что в 2 раза больше, нежели за аналогичный период прошлого года”*. В 1 -ом полугодии 2003 г.число оправданных и лиц, дела о которых прекращены су-

’ Судебная статистика за 2001 год./ Российская юстиция. 2002. Х» 8. С. 67. ^ Сведения за 1-ое полугодие 2002 г. «О следственной работе» (Форма 1-Е. Сводный отчет по Российской Федерации). - М.: ГИЦ МВД РФ. 2002.

^ Так, согласно ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ в ст. 237 предусмотрены дополнительные основания для возвращения уголовного дела прокурору: для соединения уголовных дел и если не разъяснены права обвиняемого, предусмотренные ч.5 ст.217 УПК РФ.

Реформа уголовного правосудия в России: год после принятия нового УПК (II промежуточный Доклад по результатам мониторинга). - М., 17 декабря 2002 г. С. 24-25.

дом за отсутствием события, состава преступления, а также за непричастностью составило 1234 человека по уголовным делам, расследованных следователями СК при МВД РФ и 777 - следователями прокуратуры.

Таким образом, в целях упорядочения полномочий следователя и успешного выполнения возложенной на него функции, необходимо внести в УПК РФ ряд изменений.

в целях упорядочения полномочий следователя по принятию, проверке сообщений о любом совершенном или готовящемся преступлении необходимо дополнить часть 2 статьи 38 новым пунктом 1 следующего содержа- ния:«1) принимать, проверять сообщение о любом готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принимать по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения;».

Предлагается пункт 4 части второй статьи 38 дополнить предложением: «Срок исполнения поручения не должен превышать 10 суток, если не предусмотрен иной срок.». Считаем возможным внести изменения в нормы УПК РФ, регламентирующие производство освидетельствования (ст. 179 УПК) и назначение судебной экспертизы (ст. 195), устанавливающих возможность их проведения до возбуждения уголовного дела.

Для исполнения полномочий следователя по установлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, необходимо внести изменение в статью 158 УПК РФ, предусматривающее право следователя вносить представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств на любом этапе расследования.

Необходимо внести изменения в существующий порядок возбуждения уголовного дела, для чего в статье 20 части четвертой и в статье 146 части первой слова «с согласия прокурора» исключить; в части четвертой статьи 146 второе и третье предложения исключить, а четвертое предложение изложить в следующей редакции: «О принятом решении следователь, дознаватель в тот же день уведомляет заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело». Следователь должен быть наделен правом самостоятельно вносить ходатайство в суд о производстве следственного действия или применения мер процессуального принуждения без согласия прокурора, но с обязательным его уведомлением.

Считаем возможным, предложить редакцию статьи 125 УПК РФ, по которой следователю предоставляется право участия в судебном заседании при рассмотрении жалобы на его действия и решения и обязательном уведомлении его о поступившей жалобе.

§ 3. Взаимоотношения следователя с субъектами уголовного судопроизводства, осуществляющими контроль за его деятельностью

Важное место среди факторов, обеспечивающих выполнение следователем задач и эффективность деятельности, занимают процессуальные гарантии в целом. Общие процессуальные гарантии норм осуществления уголовного судопроизводства - понятие весьма широкое. В.М. Корнуков определял уголовно-процессуальные гарантии как правовые установления, направленные на обеспечение эффективного осуществления прав, защиту законных интересов и должное исполнение обязанностей всеми участниками процесса^ Он выделяет гарантии прав и законных интересов и гарантии обязанностей. В качестве гарантий исполнения обязанностей рассматриваются: нормы уголовного права, санкции уголовно-процессуальных норм, уголовно- процессуальная ответственность, принудительные меры, обеспечивающие непосредственное исполнение обязанностей, наступление неблагоприятных последствий, меры общественного воздействия.

Предметом процессуальных гарантий является тот или иной общественный или индивидуальный интерес, считал Я.О. Мотовиловкер. «И в тех случаях, когда в литературе говорится о гарантиях реализации субъективных прав, обязанностей, задач уголовного судопроизводства, в конечном счете, подразумеваются гарантии того интереса, который отражен в задаче уголовного судопроизводства или на удовлетворение которого направлены субъективные права и обязанности. Что же касается вопроса о том, при помощи каких установленных законом средств обеспечиваются те интересы, которые по мнению законодателя, нуждаются в охране, то в процессуальной литера-

’ Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном су- допроизводстве: Автореф. ДИСС…ДОКТ. юрид. наук. - Саратов, 1987. С. 23.

туре признается, что гарантиями служат правовые нормы, институты, принципы»’.

В теории уголовного судопроизводства нет единой позиции в определении системы процессуальных гарантий. В большинстве случаев, в их число включают процессуальные нормы и закрепленные в них права участников процесса, принципы процесса, процессуальную форму, деятельность участников и т.д.

Согласно одного из подходов, в рассмотрении этого вопроса следует установить единое понятие гарантий правосудия и отказаться от классификации гарантий по иным основаниям.

Второй подход заключается в том, что выделяют классификацию процессуальных гарантий (по субъекту, объекту и т.д.), это выполняет важную роль в выработке обоснованных предложений, направленных на дальнейшее совершенствование правового регулирования, улучшение практической деятельности органов следствия и суда^.

Выделение процессуальных гарантий обеспечения законности и обоснованности деятельности следователя играет важную роль в достижении задач расследования. К процессуальным гарантиям законности и обоснованности деятельности следователя можно отнести:

  • принципы уголовного судопроизводства;
  • контроль за законностью деятельности;
  • процессуальную форму устранения следственных ошибок;
  • процессуальную форму принятия и реализации решений следователя;
  • ответственность следователя за законность и своевременность проведения необходимых следственных и процессуальных мероприятий;
  • обязанности иных субъектов уголовного судопроизводства.
  • ’ Мотовиловкер Я. О. О гарантиях интересов личности и правосудия // Советское государство и право. 1974. № 6. С. 100-101. ^ Там же. С. 104.

Одним из важных факторов в обеспечении эффективности предварительного расследования, как и в любой иной сфере деятельности, обеспечивающих реализацию прав и свобод человека и гражданина, является организация контроля (надзора) за принятием и исполнением решений. На досудебных стадиях уголовного судопроизводства сочетаются различные формы контроля, задачей которых являются обеспечение законности, прав лиц, вовлеченных в производство по уголовному делу.

Следует согласиться с мнением, что главным является даже не сам факт контроля, а принимаемые по его результатам меры. «Именно этот вопрос приобретает в ходе предварительного расследования весьма острый, принципиальный характер, что не случайно. С одной стороны, существенную роль в выполняемой следователем работе играет его субъективное внутреннее убеждение, требующее для своего обеспечения реальной процессуальной самостоятельности, с другой - следователь может ошибиться, и потому необходим механизм своевременного исправления выявляемых ошибок» - отмечал Л.Д. Кудинов’.

Судебный контроль на досудебных стадиях уголовного судопроизводства является важной гарантией реализации прав участников процесса и способом восстановления нарушенных прав. Как определяет Л.Н. Масленникова, такой контроль является одной из форм осуществления судебной власти, обеспечивающей соблюдение законов и, в конечном счете, надлежащий пра- вопорядок в обществе, перед которым стоит задача либо предупредить, либо

2

выявить нарушение в применении закона .

Мы уже отмечали, что суд до недавнего времени был фактически отстранен от контроля на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, предпочтение на досудебных стадиях отдавалось

’ Кудинов Л.Д. Некоторые вопросы правовой регламентации взаимоотношений следователя, начальника следственного отдела и прокурора / Сб. научных трудов «Укрепление законности предварительного следствия в условиях перестройки». - Волгоград, 1990. С. 84. ^ Масленникова Л.Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия: Лекция. - М., 1994. С. 6.

прокурорскому надзору и ведомственному контролю. Суд мог осуществлять контроль только в тех случаях, когда уголовные дела передавались на судебное рассмотрение.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину судебную защиту его прав и свобод (ст. 46). Это положение конкретизируется в других конституционных нормах (ст.ст. 22, 23 и 25). Определено, что ограничение прав граждан на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность жилища, частной жизни, на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений допускается исключительно на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законом.

Введение судебного контроля за применением ареста и продлением срока содержания под стражей в 1992 году положило начало трансформации уголовного судопроизводства, расширению состязательных начал. Этот процесс получил затем дальнейшее закрепление и развитие в УПК РФ. Процессуальные нормы были приведены в соответствие с Конституцией РФ, учтены изменения законодательства, внесенные за этот период и значительно расширены полномочия суда на досудебных стадиях, в том числе в вопросах контроля за деятельностью следователя.

УПК РФ установил судебный контроль за применением следователем мер пресечения и других мер процессуального принуждения (ст.ст. 29, 165). В компетенцию суда входит рассмотрение жалоб на действия следователя (ст.ст. 123- 126). Таким образом, контроль суда за правомерностью решений и действий следователя представлен в двух формах: в виде дачи судом разрешений на производство некоторых процессуальных и следственных действий, а также в виде проверки судом законности и обоснованности уже совершенных или совершаемых действий или решений, принимаемых в ходе расследования (См. Приложение № 2).

УПК РФ устанавливает производство следователем следующих следственных действий по решению суда (ст. 29):

  • осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (ст. 176);
  • обыска и выемки в жилище (ст. 182);
  • личного обыска, за исключением, когда проводится при задержании лица или заключении его под стражу, а также наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором проводится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела (ст.ст. 93, 184);
  • выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках или иных кредитных организациях (ч.4 ст. 183);
  • наложение ареста на корреспонденцию и выемку ее в учреждениях связи (ст. 185)’;
  • наложение ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (ст.115);
  • контроль и запись телефонных и иных переговоров (ст. 186).
  • Решение суда на действия следователя требуется также:

  • при избрании меры пресечения в виде заключения обвиняемого под стражу, домашнего ареста (ст.ст. 107, 108);
  • при продлении срока содержания обвиняемого под стражей (ст. 109);
  • при помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения судебно- медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (ст.ст. 195, 203);
  • при временном отстранении обвиняемого от должности (ст. 114).
  • До вступления в действие УПК РФ предусматривалось судебное решение только на прослушивание телефонных переговоров обвиняемого.

Изменена ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ.

Вопрос о пределах судебного контроля на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования вызывает много споров среди процессуалистов. Многие ученые отмечали отсутствие у граждан реальной возможности обжаловать незаконные действия (решения) органов предварительного расследования непосредственно в период расследования, низкую эффективность прокурорского надзора и ведомственного контроля при нарушении прав граждан, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства. Высказывались предложения об установлении судебного контроля за законностью прекращения уголовных дел по реабилитирующим и нереабили- тирующим основаниям, возложении на суд обязанности разрешения спора между прокурором и следователем по поводу мер пресечения, необходимости приостановления дела.

Так, например, И.Л. Петрухин предлагал ввести судебный контроль за проведением осмотра места происшествия, проведением в жилище следственного эксперимента и других следственных действий, проводимых вопреки воле проживающих там лиц’. Он также предлагал установить судебный контроль за законностью и обоснованностью задержания, порядок которого предусматривал доставку в течение суток задержанного к судье, решающему вопрос о продлении задержания, аресте либо освобождении задержанного^.

Имеются и противники расширения пределов судебного контроля на стадии предварительного расследования. Так, В. Назаренко считал возможным сохранить существовавший порядок применения ареста с санкции прокурора: «Этот порядок вполне обеспечивал права подозреваемого, обвиняемого, а применение судом меры пресечения выходит за рамки функции правосудия, и у суда достаточно правовых возможностей проверки обоснованности арестов»^.

’ Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России // Государство и право. 2000. № 8. С. 6.

^ Он же. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 3. С. 84.

^ Назаренко В. Санкция прокурора или судебное решение?/ Законность. 2000. № 12. С. 34.

Конституция РФ предусматривает судебное решение:

  • при аресте, заключении под стражу и содержании под стражей (СТ.22);
  • при ограничении права на тайну переписки, телефонных переговоров, ПОЧТОВЫХ, телеграфных и иных сообщений (ст.23);
  • при проникновении в жилище против воли проживающих в нем лиц, или в случаях, установленных федеральным законом (ст.25).
  • Таким образом, УПК РФ расширяет конституционные положения по применению мер процессуального принуждения на основании судебного решения. На наш взгляд, представляется излишним распространение судебного контроля за такими следственными действиями, как личный обыск, временное отстранение от должности, производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах, так как законность производства может вполне обеспечиваться прокурорским надзором. Кроме того, эти решения могут быть обжалованы заинтересованными лицами в суд.

Необходимо отметить, что изменения порядка проведения ряда следственных и процессуальных действий вызвало на практике затруднения, особенно в начальный период вступления в действие УПК РФ. Система уголовной юстиции оказалась не готова в достаточной мере к применению положений, регулирующих этот порядок.

По информации Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ\ за период с 1 июля по 8 сентября 2002 г. федеральные суды в целом по России рассмотрели 27 090 материалов с ходатайствами об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу и 14 768 материалов с ходатайствами о продлении срока содержания под стражей. В результате рассмотрения постановлений о возбуждении ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу суды удовлетворили 23 427 (86,5%), отказали в удовлетворении 2478 ходатайств (9,1%), отложили при-

’ Здесь и далее см.: Судебный арест: первые оценки и новая статистика // Российская юстиция. 2002. № 10. С. 3.

нятие решения на срок до 72 часов по 1185 ходатайствам (4,4%). В результате рассмотрения ходатайств о продлении срока содержания под стражей суды удовлетворили 13 536 (91,7%), отказали в удовлетворении 675 ходатайств (4,6%), отложили принятие решения по 557 ходатайствам (3,7%).

За анализируемый период рассмотрено в кассационном порядке 2586 жалоб и представлений на постановления судей об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, что от общего, количества рассмотренных ходатайств составило 9,5%. Из них оставлены без изменения 2246 постановлений (86,9%), отменены 323 постановления (12,5%), изменены 17 постановлений (0,6%). Также рассмотрено в кассационном порядке 1478 жалоб и представлений на постановления судей о продлении срока содержания под стражей, что от общего количества рассмотренных ходатайств составило 10%. Из них оставлено без изменения 1344 постановления (90,9%), отменено 121 постановление (8,2%), изменено 13 постановлений (0,9%).

Расширение судебного контроля - это необратимый процесс и мы поддерживаем точку зрения о том, что любое существенное ограничение прав и свобод личности на стадии предварительного расследования, возможно только на основании судебного решения. С другой стороны, возникает необходимость в установлении процессуальных гарантий принятия судьями законных и обоснованных решений, механизме исправления ошибок, допущенных судьями при рассмотрении ходатайств о производстве следственных действий и жалоб на решения и действия органов расследования. При урегулировании этих вопросов необходимо учесть практику действовавших ранее институтов. Так, Л.Н. Масленникова отмечала, что анализ постановлений об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении из-под стражи (который был предусмотрен ст. ст. 220-1, 220-2 УПК РСФСР) свидетельствует о том, что в отдельных случаях они не основаны на законе.

не всегда достаточно аргументированы, иногда содержат лишь формальные основания принятия решения’.

Как дополнительную гарантию, на наш взгляд, необходимо предусмотреть возможность внесения следователем (прокурором) ходатайства о производстве следственного действия в вышестоящий суд в случае отказа суда по месту производства предварительного следствия. В связи с чем, мы считаем необходимым, дополнить статью 165 УПК РФ новой частью следующего со- держания: «В случае отказа судьи в производстве следственного действия прокурор или следователь могут обратиться с ходатайством в вышестоящий суд.».

Восстановительный судебный контроль заключается в том, что УПК РФ представляет участникам уголовного судопроизводства, а также иным лицам защиту в суде своих интересов на стадии предварительного расследования. Уголовно-процессуальный закон регламентирует процедуру обжалования в суд действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, определяет основания, порядок обжалования, круг лиц, обладающих правом подачи жалобы (Глава 16).

Согласно ст. 125 УПК РФ, в суд могут быть обжалованы постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные его решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию.

УПК РФ регламентируется порядок рассмотрения жалобы судом. Так, поступившая в суд жалоба должна быть рассмотрена не позднее чем через 5 суток. В судебном заседании принимают участие заявитель и его защитник, законный представитель или представитель, если они участвуют в уголовном деле, иные лица, а также прокурор (ч.З ст. 125), которые могут быть заслушаны. По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следую-

’ Масленникова Л.Н. Обжалование ареста в суд: трудности практики // Законность. 1993. № 6. С. 37.

по

щих постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соот- ветствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения.

Но при такой достаточно подробной регламентации судебного порядка, в законе не уточняются некоторые существенные для интересов следователя вопросы. Один из них - предоставление материалов в суд при рассмотрении жалобы на решение или действие следователя. Так, УПК РФ не определяет содержание материалов, предоставляемых органами расследования для подтверждения законности и обоснованности произведенных ими действий и принятых решений. Эта проблема поднималась и в период действия УПК РСФСР. Л.Н. Масленникова писала по этому поводу, что, принимая решение о направлении материалов, следователь должен исходить из двух обстоятельств. «С одной стороны, эти материалы должны убедительно свидетельствовать о законности и обоснованности содержания лица под стражей, с другой - их представление в суд и ознакомление с ними обвиняемого (подозреваемого) не должно отрицательно влиять на процесс установления истины по делу»’. На наш взгляд необходимо в первую очередь, внести дополнения в УПК РФ, предусматривающие обязательность запроса судьи о предоставлении органами расследования материалов, подтверждающих законность и обоснованность их действий и решений. Содержание таких материалов должно быть определено нормативно-правовыми актами, например, в совместной инструкции Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, ФСБ РФ.

На наш взгляд, в УПК РФ недостаточно четко сформулированы основания для подачи жалобы на действия следователя. Часть 1 ст. 125 устанавливает, что постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и сво-

’ Масленникова Л.Н. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста // Законность. 1993. № 2. С. 24.

бодам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования.

Деятельность следователя по уголовному делу всегда связана с применением властных полномочий, любое его действие или решение в той или иной мере приводит к ограничению прав граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Поэтому, на наш взгляд, предложенная формулировка требует конкретизации и дает повод для внесения жалобы почти по всем действиям и решениям указанных субъектов. В законе необходимо указать, какие именно из действий и решений должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Это позволит оградить суды от необходимости разрешения незначительных споров, возникающих на предварительном следствии.

Некоторые авторы предлагают расширить основания для подачи жалоб на действия и решения следователя. Например, в случае, когда следователь отказал в допуске к делу конкретного защитника’, в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении следственных действий по собиранию доказательств^. На наш взгляд, эти предложения недостаточно обоснованны. Мы поддерживаем мнение о том, что идею возможности подать жалобу в суд нельзя доводить до абсурда. «Нельзя также забывать, что орган дознания, следователь и прокурор - процессуально самостоятельные лица, заурегули- рованность их деятельности не будет способствовать эффективности осуществляемой ими работы, соблюдению законности расследования, его оперативности, наконец» - считает Н.А. Колоколов^ Судебный контроль должен быть установлен именно за теми процессуальными решениями, которые влекут прекращение уголовно-процессуальных отношений, препятствуют дальнейшему производству по делу и тем самым ограничивают права граждан.

’ Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Российская юстиция. 2001. №3. С. 24.

^ Пиюк А. //Законность. 2000. № 6.

Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы // Государство и право. 1998. № И. С. 35.

Что касается порядка рассмотрения жалобы на действия следователя, то мы считаем, что необходимо предусмотреть возможность его личного участия в судебном заседании. Следователь должен быть наделен правом участия в судебном заседании по собственной инициативе и дачи объяснений по существу жалобы. Кроме того, прокурор и следователь должны быть уведомлены о назначении судебного заседания по жалобе. На основании изложенного, предлагаем внести дополнение в часть третью статьи 125 следующего содержания: «Следователь вправе принять участие в судебном заседании, о чем он должен быть уведомлен».

Много разноречивых мнений высказывается по вопросу рассмотрения судьей жалоб, ходатайств о производстве следственных действий, а затем рассмотрения дела по существу. УПК РФ определяет, что жалобы подаются в суд по месту производства предварительного расследования (ч.1 ст. 125). Ходатайство о производстве следственного действия также подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия (ч.9 ст. 31, ч.2 ст. 165). Таким образом, не исключено, что один и тот же судья может участвовать в осуществлении судебно-контрольных полномочий, а в последующем рассматривать уголовное дело по существу.

УПК РФ в первой редакции ограничивал участие судьи в рассмотрении дела в случаях, если он в ходе досудебного производства принимал решение (ст. 63):

  • о применении к подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания обвиняемого под стражей;
  • по результатам проверки законности и обоснованности применения в отношении подозреваемого или обвиняемого задержания, заключения под стражу, а также продления срока его содержания под стражей.
  • Эта норма была исключена в связи с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 29 мая 2002 г. Высказывались опасения, что рассмотрение судьей ходатайств о производстве следственных действий при дальнейшем рассмотрении дела вызовет предвзятость суда и судья свяжет себя и своих коллег предварительным одобрением собранных доказательств \

Существует и иной взгляд на данную проблему. И.Л. Петрухин считал, что во всем цивилизованном мире, где судьи выдают ордера (приказы, варранты) на аресты, обыски, другие действия, никто не упрекнул их в «обвинительном уклоне» и присвоении следственных функций. Наоборот, судья, санкционирующий такие действия и рассматривающий жалобы на необъективность расследования, возвышается над обвинением и защитой, выполняет функцию арбитра в их споре^.

В научной литературе высказывались предложения возложить эту обязанность либо на специализированных судей, либо ввести должности судебного следователя или следственного судьи, контролирующих досудебные стадии уголовного судопроизводства^.

На наш взгляд, опасения в тенденциозности судей, ранее рассматривавших ходатайства о производстве следственных действий и жалобы на действия следователя, при рассмотрении дела по существу преувеличены. Излишними представляются предложения об исключении из дальнейшего процесса судьи, хотя бы раз участвовавшего в судопроизводстве. Также нереальны в условиях территориальной отдаленности судов Российской Федерации предложения о передаче жалоб на рассмотрение близлежащим судам.

’ См., например: Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предва- рительном расследовании уголовных дел; Дис…канд. юрид. наук. - М., 1996. С.45.

Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России // Государство и право. 2000. № 8. С. 7.

^ Нажимов В.П. О совершенствовании уголовного процесса с учетом учения об уголовно- процессуальных функциях./ Сборник научных трудов «Уголовный закон и совершенство- вание правоприменительной деятельности. - Калининград. 1992. С. 82-84.

Судебный контроль за предварительным следствием тесно сочетается с прокурорским надзором. Но если судебный контроль осуществляется по мере поступления ходатайств и жалоб граждан, должностных лиц, проводящих расследование, то надзор прокуратуры действует на досудебных стадиях уголовного судопроизводства постоянно. Особенности форм осуществления прокурорского надзора позволяют прокуратуре, во-первых, по обращениям заинтересованных лиц и собственной инициативе самостоятельно устранять нарушения закона, прав и свобод граждан, интересов общества и государства во внесудебном, оперативном порядке, освобождая от данной обязанности суда, во- вторых, следить за соблюдением законности там, где объективно невозможен судебный контроль’.

УПК РФ принципиально изменил полномочия прокурора на предварительном следствии, в отличие от УПК РСФСР, который формулировал предмет надзора как «осуществление надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия», УПК РФ установил, что прокурор осуществляет «надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия» (ст.37). Таким образом, закон определил, что деятельность прокурора направлена на всю процессуальную деятельность следователя. В Концепции судебной реформы в РСФСР было высказано критическое отношение к соединению в лице прокурора, с одной стороны, органа, ответственного за результаты расследования и в силу этого имеющего право самостоятельно проводить следственные действия и принимать процессуальные решения, а с другой - органа, надзирающего за всей этой деятельностью^. Но по УПК РФ такое положение прокурора осталось не только неизменным, но еще более усилено.

На деятельность следователя распространяются следующие полномочия прокурора:

’ Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимо- действие // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 16.

^ Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М-, 1991. С. 22.

  • проверка исполнения требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении (п.1 ч.2 ст.37);
  • поручение расследования уголовных дел (п.2 ч.2 ст.37);
  • участие в производстве предварительного расследования и в необ- ходимых случаях личное производство отдельных следственных действий (п.З Ч.2 ст.37)’;
  • дача согласия на возбуждение уголовного дела (п.4 ч.2 ст.37, ч.1 ст.
  • 146);

  • дача согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п.5 ч.2 ст.37, ст.ст. 107-109, ч.1 ст. 114, ч.1 ст.115,ч.1 ст. 116, ч.5 ст. 177, ч.З ст. 182, ч.2 и 4 СТ.183, Ч.1 СТ.184, ч.2 ст.185, чЛ ст.186 и 203);
  • разрешение отвода, заявленного следователю, а также его самоотвода (п.6 Ч.2 ст.37, СТ.67);
  • отстранение следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ при производстве предварительного расследования (п.7 ч.2 ст.37);
  • передача уголовного дела от одного следователя другому с обязательным указанием оснований такой передачи (п.8 ч.2 ст.37)^;
  • отмена незаконных и необоснованных постановлений следователя (п.ІОч.2 ст.37);
  • продление срока предварительного следствия (п. 12 ч.2 ст.37, ст. 162);
  • утверждение постановления о прекращении производства по уголовному делу (п. 13 Ч.2 ст.37, ст.ст. 25, 26, 28);
  • дача согласия на вынесение постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к
  • ’ Внесены изменения ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ. ^ Внесены изменения ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ.

несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия (ч.іст.427);

  • утверждение обвинительного заключения и направление уголовного дела в суд (п. 14 ч.2 ст.37, п.1 чЛ ст.221);
  • возвращение уголовного дела с указаниями о производстве допол- нительного расследования (п. 15 ч.2 ст.37, п.З ч.1 ст.221);
  • поручение поддержания от имени государства обвинения в суде, если следователь производил дознание по данному уголовному делу (ч.4 ст.37);
  • определение места расследования уголовного дела в случае совершения преступления в разных местах (ч.З ст. 152);
  • соединение уголовных дел (ст. 153);
  • решение о производстве предварительного следствия следственной группой (ч.2 ст. 163).
  • Письменные указания прокурора, данные в порядке, установленном УПК РФ, являются обязательными для исполнения следователем (ч. 3 ст. 37).

Кроме того, согласие прокурора требуется на принятие следователем решений:

об избрании меры пресечения в виде залога (ч.2 ст. 106); о сохранении в тайне данных о личности в протоколе следственного действия (ч.9 ст. 166);

выемке предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну (ч.З ст. 183).

По мнению многих процессуалистов, полномочия прокурора не ограничиваются вышеперечисленными. За прокурором всегда признавали не только надзор за предварительным следствием, но и процессуальное руководство им’. Анализ законодательства не оставляет сомнений в правильности этих выводов. Практически все основные действия и акты следователя в ходе предварительного следствия, начиная с возбуждения уголовного дела и до

’ Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. \95,ДеришевЮ.В. Указ. соч. С. 154 и др.

принятия по нему окончательного решения, отнесены под непосредственный надзор прокурора. С позиции принципов действующего уголовно- процессуального законодательства, такой надзор прокурора на предварительном следствии представляется вполне обоснованным. Следователь и прокурор представляют сторону обвинения, что означает, что свою позицию обвинения они должны вырабатывать совместно. Но, в то же время, такие взаимоотношения прокурора и следователя, не должны ограничивать полномочия следователя, так как он является вполне самостоятельным участником уголовного судопроизводства, решающим определенные только ему задачи.

По УПК РСФСР прокурор санкционировал избрание меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 96), производство обыска (ст. 168), отстранение обвиняемого от должности (ст. 153). Также санкция прокурора требовалась при проведении выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и других кредитных учреждениях, и наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях. (См. Приложение № 3).

Рассматривая полномочия следователя, мы уже касались вопроса о прокурорском надзоре на стадии возбуждения уголовного дела. Закон устанавливает непосредственный контроль прокурора за каждым фактом возбуждения уголовного дела и отказом в возбуждении уголовного дела. Ежегодно в стране возбуждается около 3 млн. уголовных дел, в связи с чем встает вопрос насколько реально осуществить полноценный надзор за таким количеством уголовных дел^. Кроме того, вполне обосновано мнение о том, что прокурор вправе и без данного полномочия отменить незаконное постановление о возбуждении дела^. Согласно статистической отчетности прокуратуры (по форме № 5), в 1999 - 2001 гг. прокуратура ежегодно отменяла 3,5 - 4 тыс. поста-

’ Так, зарегистрировано преступлений; за 1-ое полугодие 2001 г. - 1563218; за 2001 г. - 2968255; за 1-ое полугодие 2002 г. - 1475874; за 2002 г. - 2526305.

^ См., например: Стелыциков Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК // Законность. 2002. № 3. С.6-7.

новлений следователей ОВД о возбуждении уголовного дела, что составляет 0,3 % от числа возбужденных следователями уголовных дел.

По данным за 1998-2002 гг., прокуроры проверяли 82 - 88,5% постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. В этот же период ими ежегодно отменялось от 2,9 до 7,8 % таких решений органов дознания и предварительного следствия.

УПК РСФСР устанавливал, что прокурор имеет право требовать для проверки уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе предварительного следствия и т.д. (п.1 Ч.1 CT.211). УПК РФ не предусматривает такого права прокурора, так же не устанавливает основания для истребования материалов уголовного дела. На наш взгляд, это не означает отсутствия у прокурора возможности знакомиться с материалами уголовного дела, так как осуществление иных его полномочий невозможно без такого изучения. Прокурор имеет возможность ознакомиться с имеющимися материалами уже при принятии решения о возбуждении уголовного дела, затем при рассмотрении вопроса об обращении в суд для производства ряда следственных действий, о даче согласия на решения следователя, предусмотренные законом, при разрешении отводов, жалоб и т.д. Тем не менее, в целях исключения излишней опеки со стороны прокуроров, а также возможных злоупотреблений, необходимо предусмотреть конкретные основания истребования прокурором материалов уголовного дела.

Согласие прокурора требуется на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п.5 Ч.2 ст. 37). Таким образом, принятие следователем решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или осуществление других действий, предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК РФ, оказывается под контролем и прокурора и судьи. В связи с этим, многие процессуалисты высказываются о нецелесообразности установления на предварительном следствии двойного заслона от ошибок и злоупотреблений\ Мы также считаем, что прокурорский надзор в некоторых отношениях становится излишним, и нет надобности в том, чтобы одни и те же контрольные функции выполняли различные органы. Заслуживает интереса предложение И.Л. Петрухина о введении такой процедуры, при которой следственный орган извещал прокурора, и только при отсутствии возражений с его стороны, передавал материалы в суд. Следователь при этом сам будет обосновывать в суде необходимость проведения следственного действия, прокурор же оставляет за собой право участвовать в суде, если его участие будет способствовать принятию законного и обоснованного решения.

Иные авторы считают, что существование двойного контроля позволяет исправлять дефекты прокурорского надзора^. Конечно же, задача охраны прав и свобод граждан является первоочередной в деятельности всех правоохранительных органов, но при этом необходимо четко разграничить, какие вопросы должен контролировать тот или иной орган, не допуская дублирования. Должны учитываться такие факторы, как эффективность предварительного следствия, оперативность в принятии решений и проведении следственных действий, рациональность использования сил и средств.

Согласно ч.З ст. 153 УТЖ РФ, следователь производит соединение уголовного дела на основании постановления прокурора. По УПК РСФСР такое решение следователь принимал самостоятельно. Позиция законодателя в таком решении представляется довольно непоследовательной. Например, следователь сам принимает решение о выделении из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело (ст. 154). Мы считаем, что следователь вполне способен самостоятельно принять решение о соединении уголовных дел при наличии оснований, предусмотренных УПК РФ. В связи с чем, предлагаем следующую редакцию части Зстатъи 153 УПК РФ «Соеди-

’ Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием. // Российская юстиция. 1998. № 9. С. 12 и др.

” Например: Устимов М.А. Указ. раб. С. 41.

нение уголовных дел производится на основании постановления следователя».

УПК РФ, в сравнении с УПК РСФСР, не наделяет прокурора правом давать обязательные поручения начальнику следственного отдела. Полномочия прокурора должны прилагаться на непосредственный объект контроля - следователя, поэтому указания надзирающего прокурора должны даваться следователю, который эти требования реализует и выполняет. Поэтому мы не можем согласиться с предложениями о дополнении УПК РФ нормой об обязательности для начальника следственного отдела указаний прокурора’.

Надзор прокурора за предварительным следствием соотносится с процессуальным контролем, осуществляемым начальником следственного отдела. Эти виды контроля во многом совпадают по целям и содержанию, но каждый из них представляет различное направление государственной деятельности со своими процессуальными средствами.

В ходе расследования уголовного дела следователь вступает в правовые отношения с начальником следственного отдела. УПК РФ определяет начальника следственного отдела как должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместителя (п. 18 ст. 5). С одной стороны начальник следственного отдела - это субъект уголовно-процессуальной деятельности, наделенный соответствующими полномочиями, а с другой - должностное лицо, организующее работу подразделения по выполнению поставленных перед ним задач и представляющее его вовне, т.е. в непроцессуальных отношениях с другими органами либо гражданами.

Впервые начальник следственного отдела как процессуальная фигура в уголовном судопроизводстве был обозначен в 1965 г., когда Указом Прези-

’ Влезько Д.А. Проблемы организационных функций начальника следственного отделения (отдела) в расследовании: Автореф. дис…канд. юрид. наук, - Краснодар, 2002. С. 13.

диума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 г. были внесены изменения и дополнения в УТЖ РСФСР\

С момента появления процессуальной фигуры начальника следственного отдела вопрос его полномочий является предметом дискуссий. Отдельные авторы предлагают дальнейшее расширение процессуальных полномочий начальника следственного отдела другие предлагают ограничить его деятельность организационными полномочиями^.

Уголовно-процессуальный закон наделяет начальника следственного отдела достаточно широкими процессуальными полномочиями. Согласно статьи 39 УПК РФ, начальник следственного отдела уполномочен:

  • поручать производство предварительного следствия следователю или нескольким следователям”^;
  • отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия;
  • вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или не- обоснованных постановлений следователя;
  • принять уголовное дело к своему производству и произвести пред- варительное следствие в полном объеме;
  • проверять материалы уголовного дела;
  • давать указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.
  • ’ Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1965. № 50. С. 1243.

^ См., например: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000. С. 55; Смирнов А.В. Предварительное расследование и проблема альтернативы в судебно-правовой реформе / Сборник высшей следственной школы. - Волгоград. 1990. С. 73- 79.

^ См., например: Ларин A.M. Уголовный процесс России: лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1997. С. 156; Томил В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. С. 118.

’’ Изменен Ф”^ пт 4 июля 2003 г. № 02-ФЗ.

Согласно ч.З ст. 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении», начальник следственного отдела вправе по ходатайству следователя продлить до 10 суток срок проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. Он выносит ходатайство перед прокурором о производстве предварительного следствия следственной группой (ч.2 ст. 163).

Указания начальника следственного отдела обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы прокурору’. Рассматривая процедурную сторону осуществления начальником следственного отдела процессуальных полномочий, необходимо отметить, что их формы и требования зачастую не соблюдаются. УПК РФ предусматривает только письменную форму указаний (ч.4 ст. 39), но изучение следственной практики показывает, что указания даются в основном устно и чаще всего на совещаниях, плановых заседаниях у руководителей следственных подразделений^.

Для осуществления своих полномочий по отмене постановлений следователя о приостановлении предварительного следствия, внесения ходатайств об их отмене и дачи указаний по расследованию уголовных дел, начальник следственного отдела должен иметь достаточно полное представление о ходе расследования, результатах проведенных и планируемых следственных действий. Таким образом, контроль за расследованием по любому уголовному делу должен осуществляться постоянно, чтобы своевременно принять меры к устранению недостатков и допущенных нарушений. И при существующей нагрузке следователей^ такой контроль в следственных подразделениях перекладывается на лиц, не уполномоченных на это законом (в основном это старшие следователи или более опытные следователи).

Процессуальные полномочия начальника следственного отдела по УПК РФ значительно расширены в отличие от УПК РСФСР (см. Приложение №

’ Данный вопрос рассматривается в § 4 Главы 2.

^ Из 223 изученных уголовных дел только в 1 уголовном деле имелось письменное указание начальника следственного отдела.

^ Так, например, нагрузка на 1 штатную единицу в СК при МВД РФ в 2002 г. составила 44 дела.

4). Существенным изменением в правовом статусе начальника следственного отдела является наделение его правом непосредственно влиять на принимаемые следователем решения по уголовному делу: отменять постановления о приостановлении предварительного следствия, вносить ходатайство перед прокурором об отмене иных постановлений. В данном случае в правовую форму облечены отношения уже давно существовавшие в деятельности по расследованию уголовных дел. Хотя УПК РСФСР не предусматривал таких прав, начальники следственных отделов в случаях, требующих возобновления расследования по уголовным делам, направляли прокурору письма с просьбой отмены постановлений следователя о приостановлении срока расследования, прекращении уголовного дела.

На наш взгляд, заслуживают внимания предложения о возложении на начальника следственного отдела только полномочий служебно- организационного руководства. Так, в Концепции судебной реформы в Российской Федерации указывалось, что «неприемлемо и должно быть отвергнуто… процессуальное подчинение следователей административным начальникам (начальники следственных отделов, комитетов и других подразделений), наделение последних процессуальными полномочиями, правом контролировать ход и результаты расследования, пересматривать постановления следователя»’.

Сторонники сохранения за начальником следственного отдела процессуальных полномочий считают, что они обусловлены объективно существующими потребностями. Так, по мнению B.C. Шадрина невозможно руководить следователями, не располагая возможностью влиять на ход и результаты работы своих подчиненных^. Действительно в следственных аппаратах сложилась нестабильная ситуация с кадровым составом, за последние годы

’ Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. С. 65-66. ^ Шадрин В С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000.

С. 55-56.

значительно снизился профессиональный уровень следователей’, возникают и другие проблемы в организации расследования. Но на наш взгляд, излишняя опека, подконтрольность действий и решений следователя, принимаемых в ходе следствия, ограничивают творческий подход к расследованию, инициативу и самостоятельность следователя. Кроме того, начальник следственного отдела, наделенный процессуальными полномочиями, несет и ответственность за расследование уголовного дела, разделяя ее со следователем. Мы же считаем, что только следователь должен отвечать за результаты расследования, обладать всей полнотой ответственности за качество расследования по уголовному делу.

На вопрос процессуальных полномочий начальника следственного отдела необходимо взглянуть и с другой стороны. Расширение следственных аппаратов, введение специализированных подразделений, утверждение новых федеральных структур повлекло увеличение числа должностных лиц, наделенных правами начальника следственного подразделения. Там, где ранее был, например, только один начальник и его заместитель, появились начальники отделов, отделений, которые наделены процессуальными полномочиями. Термин «начальник следственного отдела» следует толковать расширительно, так как его смысл фактически значительно превосходит буквальный. Это понятие охватывает круг следующих должностных лиц: начальников следственного комитета, главного следственного управления, следственного управления, службы, отдела, отделения органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции и их заместителей, действующих в пределах своей компетенции. Положения п. 18 ст. 5 и ст. 39 распространяются на соответствующих начальников отделов и иных подразделений прокуратуры, хотя они, являясь по долж-

’ См. например: Колмогоров В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью И Российская юстиция. 2000. № 3. С. 6-8; Мыцыков А. Прокуратура. Проблемы развития // Законность. 2000. № 1. С.6.

ности заместителями, старшими помощниками или помощниками прокуроров, наделены в указанной сфере правами прокуроров’.

Рассматривая эту проблему, В.Т. Томин писал: «…в следственном аппарате органов внутренних дел над следователем слишком много начальников, «надсмотрщиков», контролеров. В таких условиях следователь перестает быть органом предварительного следствия, а становится винтиком в бюрократическом аппарате. Хотелось бы подчеркнуть: начальник нужен следователю - должностному лицу. Следователю - участнику процесса начальник

вреден. Процессуальные отношения не должны уподобляться отношениям

  • 2

типа «начальник-подчиненныи» .

Как мы уже рассмотрели выше, прокурор обладает достаточными полномочиями процессуального характера, позволяющими ему в ходе предварительного расследования реагировать на все допускаемые нарушения законности и своевременно принять меры к их устранению. Прокурор практически контролирует весь процесс расследования уголовного дела, все основные следственные и процессуальные мероприятия согласовываются с ним. Поэтому, на наш взгляд, нет необходимости в осуществлении процессуальных полномочий еще и со стороны начальника следственного отдела и он не является обязательным, непременным участником расследования^.

Деятельность начальника следственного отдела должна быть ограничена административными и организационными полномочиями, направленными на создание условий для качественного расследования преступлений, которая включает методическую помощь следователям, кадровое, научно- техническое и материальное обеспечение. Качеству и эффективности расследования по уголовным делам более способствуют полномочия начальника следственного отдела по организации деятельности следственного подразде-

’ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М., 2002. С. 84.

^ Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. С. 138. ^ Например: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. С. 138.

ления, координации работы с другими службами и т.д. Это мнение поддерживается и частью начальников органов предварительного следствия’.

Судебный контроль, прокурорский надзор и ведомственный контроль существенно отличаются друг от друга не только субъектами, их осуществляющими, но и их местом и предназначением в системе государственных органов, характером их полномочий, которые они реализуют в присущей только для них процессуальной форме и методах деятельности. Поэтому необходимо четко разграничить их компетенцию, уточнить полномочия по контролю за процессуальной деятельностью следователя, не допуская дублирования.

’ Їїз опрошенных нами начальников органов предварительного следствия 19 % высказались за необходимость наделения начальника следственного отдела только административно- организационными полномочиями, 66,6 % - против; 9,5 % - затруднились ответить на данный вопрос.

§ 4. Проблемы процессуальной самостоятельности и независимости следователя

Определение следователя как представителя стороны обвинения и наделение его функцией обвинения, наряду с прокурором, начальником следственного отдела, вызывают необходимость рассмотрения проблемы его процессуальной самостоятельности и независимости с иных позиций. Изменение содержания процессуальных полномочий следователя в сторону увеличения процессуальных решений, принимаемых под контролем прокурора и суда, привело к изменению содержания понятия «процессуальная самостоятельность следователя».

УПК РФ закрепляет, что следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения и санкции прокурора (п.З ч.2 ст.38). Следователь, наряду с судьей, присяжными заседателями, прокурором и дознавателем свободен в оценке доказательств (ст. 17 УПК РФ), он оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. «УПК РФ наделяет следователя полномочиями по направлению хода расследования, производству следственных и процессуальных действий, которые составляют юридическую основу процессуальной самостоятельности следователя. Слова «самостоятельно направлять ход расследования» (п.З ч.2) означали право следователя самостоятельно выдвигать версии, планировать следственные и иные процессуальные действия, собирать, проверять и оценивать доказательства в порядке, установленном УПК»\

Наделение следователя процессуальной самостоятельностью является одним из средств повышения эффективности предварительного следствия.

’ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. Д.Н. Козака, Е.Б. Ми- зулиной. - М., 2002. С. 135.

обеспечения законного и обоснованного расследования уголовного дела. Следователь должен быть самостоятельным в своих решениях и действиях, быть готовым к принятию ответственных и властных решений, а также отвечать за их результат. «Наделение следователя самостоятельностью в решении разнообразных вопросов в ходе проведения расследования - необходимое условие выполнения возлагаемых на него обязанностей. Без свободы выбора ни следователь, ни прокурор не могут осуществлять своих уголовно- процессуальных обязанностей»’ - подчеркивают авторы научно- практического комментария к УПК РФ.

Исследованием вопросов института процессуальной самостоятельности занимались такие ученые, как: В.П. Божьев, Л.Д. Кудинов, A.M. Ларин, И.Л. Петрухин, Р.Д. Рахунов, В.Н. Савицкий, М.С. Строгович, А.И. Трусов, А.А. Чувилев и многие другие. Вопрос о пределах процессуальной самостоятельности следователя долгое время является темой дискуссий. Мы отмечали, что ни теория уголовного процесса, ни законодательство не содержат общепринятого понятия «процессуальная самостоятельность».

Понятия процессуальной самостоятельности, содержащиеся в литературе, различны. Большинство авторов процессуальную самостоятельность определяют как элемент его статуса, состоящий в праве самостоятельно принимать все решения о направлении следствия и производстве следственных действий и полной ответственности за их законное и своевременное проведение^.

^ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М., 2002. С. 82.

^ Стремовский В.А. О процессуальной самостоятельности следователя / Сборник научных работ по судебной медицине и криминалистике. - Харьков. 1965. С.223; Шимановский В В. Точное соблюдение уголовно-процессуальных норм при расследовании преступлений - долг каждого следователя / Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. - Волгоград. 1985. С. 32; Петуховский А.А. Уголовно- процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. С. 47-48 и др.

Самостоятельность определяют и как, установленное и подробно рег- ламентированное законом, начало деятельности следователя’ и как принцип деятельности следователя^. А.П. Гуляев определял процессуальную само- стоятельность и ответственность как принцип деятельности следователя, который образуют нормы закона, содержащиеся в статьях, определяющих полномочия следователя, начальника следственного отдела, оценку доказа- тельств^ На наш взгляд, выделение отдельных принципов деятельности следователя, как и иных участников уголовного судопроизводства, излишне.

По мнению В.Л. Будникова, процессуальная самостоятельность следователя может быть представлена как правовое положение, при котором следователь имеет возможность реально осуществить представленные ему законом процессуальные полномочия по собственному внутреннему убеждению, и несет в связи с этим личную ответственность за полноту, быстроту и объективность расследования’^. Данное понятие мы считаем недостаточно точным, так как допускается смешение таких разнопорядковых понятий как «правовое положение следователя» и «процессуальная самостоятельность».

Представляет интерес мнение Л.Д. Кудинова, который определял само- стоятельность как внутреннее свойство конкретного субъекта, характеризующее возможность принятия им признаваемых обществом и государством решений вне связи с другими лицами^. Самостоятельность рассматривается в данном случае не только как внешнее проявление положения следователя, но и как внутреннее свойство субъекта, его внутреннее состояние.

’ Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис…канд. юрид. наук, - М., 1979. С. 19.

^ Юіейн А.А. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоятельности и независимости следователя органов внутренних дел: Дис…канд. юрид. наук - М., 1992. С. 71.

^ Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. С. 98.

В.Л. Будников. О процессуальной самостоятельности следователя в современных условиях / Применение нового законодательства в области борьбы с преступностью: Сборник материалов научно-практической конференции. - Домодедово. 1994. С. 17. ^ Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно-процессуального положения следователя в правовом государстве / Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия: Сборник высшей следственной школы. - Волгоград. 1992. С. 81.

Несмотря на различие в понятиях процессуальной самостоятельности следователя, их обобщение, а также анализ норм уголовно-процессуального закона, позволяет выделить следующие элементы данного правового института:

  • нормы, устанавливающие право следователя самостоятельно направлять ход расследования;
  • самостоятельность в принятии решений о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УГЖ РФ требуется получение судебного решения и санкции прокурора;
  • право следователя оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению;
  • право не согласиться с указаниями прокурора и начальника следст- венного отдела;
  • право вынесения постановлений, обязательных для исполнения и внесения представлений;
  • право давать органу дознания обязательные для исполнения поручения;
  • ответственность за законное и своевременное проведение следственных и иных процессуальных действий.
  • Некоторые авторы выделяют и иные элементы процессуальной самостоятельности следователя. Так А.А. Власов считает, что такими элементами являются: избрание путей выполнения принятых им решений, планирование и тактика процессуальных действий, необходимых для решения задач предварительного следствия’.

Мы не можем согласиться с позицией о том, что процессуальная самостоятельность следователя выражается только в важнейших актах предварительного следствия: при возбуждении уголовного дела; при принятии решения о привлечении лица в качестве обвиняемого; при изменении и дополне-

ВласовА.А. Указ. раб. С. 19.

НИИ первоначально предъявленного обвинения; при принятии решения об окончании предварительного следствия’. В данном случае автор безосновательно ограничивает проявление самостоятельности следователя. Самостоятельность следователя проявляется на всех этапах предварительного следствия, при принятии любых процессуальных решений.

В основе процессуальной самостоятельности следователя лежит возможность оценки доказательств и принятия решений по своему внутреннему убеждению.

Законодатель включил в главу 2 УТЖ РФ «Принципы уголовного судо- производства» норму о свободе оценки доказательств (ст. 17). Аналогичная норма содержалась в УПК РСФСР (ст. 71) и многие авторы относили ее к принципам уголовного процесса^. Это правило рассматривалось в качестве гарантии обеспечения процессуальной самостоятельности следователя^ и как условие самостоятельности”*. А.В. Смирнов считает данный принцип межотраслевым, так как в системе принципов состязательного процесса он присущ и уголовному, и гражданскому судопроизводству^.

Утверждение свободы оценки доказательств в качестве принципа уголовного судопроизводства определяет основную роль в оценке имеющихся в уголовном деле доказательств судьи, прокурора, следователя, дознавателя, подчеркивает определяющее значение внутреннего убеждения субъектов при принятии ими решений, их исключительную компетенцию. Закрепление свободы оценки доказательств в системе принципов, позволяет обеспечить необходимые условия и юридические гарантии для достижения конечных це-

’ Гончаров И.Д. Развитие советского законодательства о процессуальном положении сле- дователя: Автореф. дис…канд. юрид. наук. - Киев, 1974. С. 22.

^ Полянский КН. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956. С. 111-112; Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования в советском уголовном процессе. - М., 1971. С. 15; Сулейменова Г.Ж. Уголовно-процессуальная ответственность следователя: Дисс…канд. юрид. наук: М., 1988. С. 85 и др.

^ Петуховский А.А. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел.- М., 1988. С. 48.

Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис…канд. юрид. наук, - М., 1979. С. 111.

^ Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - С-Пб., Наука. 2000. С. 77, 80.

лей уголовного процесса, в том числе осуществления эффективного предва- рительного следствия, защиты прав и интересов участников процесса.

Соответственно принятие следователем решения, вопреки своему внутреннему убеждению, является нарушением принципа уголовного судопроизводства. в то же время данный принцип не будет полностью реализован без обеспечения самостоятельности следователя. Без гарантий самостоятельности становится возможным принуждение следователя дать оценку доказательств, отличную от той, в правильности которой он убежден, что в конечном итоге отразится на осуществлении правосудия. Поэтому, мы считаем обоснованными предложения о законодательном закреплении процессуальной самостоятельности следователя как одного из принципов уголовного судопроизводства.

Таким образом, процессуальную самостоятельность следователя можно определить как процессуальный институт, устанавливающий право следователя оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, исключающий какое- либо воздействие на решения, принимаемые следователем в ходе предварительного следствия по уголовному делу. При принятии решений следователь руководствуется только законом и внутренним убеждением, самостоятельно определяет направления расследования и несет полную ответственность за законное и своевременное осуществление своих действий и решений. Обеспечение процессуальной самостоятельности является важным условием надлежащего обеспечения прав и интересов личности при производстве предварительного следствия.

Необходимо отметить, что в ходе судебной реформы активно обсуждались вопросы укрепления роли следователя, поднятия престижа его деятельности. Отмечалось, что от процессуальной самостоятельности и ответственности следователей мало, что осталось’. Серьезное внимание этой проблеме

’ Ларин A.M. Преступность и раскрываемость преступлений // Государство и право. 1999. № 4. С. 84; Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя //Законность. 2000. № 4. С. 28; Колоколов Н.А. Проект УПК РФ: суждено ли нам сейчас пройти тернистый путь от иллюзий к реальности // Следователь. 2001. № 4. С. 15.

было уделено в Концепции судебной реформы в РСФСР. «Известно, что са- мостоятельность следователя и его личная ответственность должны отличать следователя от чиновника администрации - они являются необходимым условием успешности и законности расследования дела. Провозглашенная законом процессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишенной реальных гарантий» ^ - подчеркивалось в ней.

Кроме того, ограничение самостоятельности следователя приводит к недостаткам в расследовании уголовных дел, к нарушению прав участников процесса. B.C. Шадрин в недостаточной процессуальной самостоятельности видит одну из причин незаконного и необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности, «обеспечение же процессуальной самостоятельности в свою очередь является важным условием надлежащего обеспечения прав и интересов личности при производстве расследования»^. Б.Я. Гаврилов считает, что конституционные права граждан должны обеспечиваться и путем совершенствования института процессуальной самостоятельности и независимости следователя^. Ограничение самостоятельности значительно снижает творчество, инициативу и активность в работе следователя, отсюда и отношение к результатам расследования. И.Д. Гончаров отмечал, что ограничение следователя на самостоятельное принятие решения сковывают инициативу следователя

Подчеркивая самостоятельность следователя в определении направления расследования, принятия решений о производстве следственных и иных процессуальных действий, УПК ограничил ее (самостоятельность) случаями, когда требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора^.

’ Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. С. 108-109. ^ Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государство и право. 1994. № 4. С. 100.

^ Гаврилов Б.Я. Реализация органами предварительного следствия правовых норм о защите конституционных прав и свобод человека и гражданина: Дисс…канд. юрид. наук. - М., 2001. С. 6.

^Гончаров И.Д. Указ. раб. С. 130.

^ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М.. 2002. С. 82.

Несмотря на передачу суду полномочий по контролю за решениями следователя, затрагивающих наиболее важные конституционные права и свободы человека и гражданина, полномочия прокурора на предварительном следствии не только сохранены, но и расширены. Под контролем прокурора находятся и следственные действия, которые проводятся на основании решения суда. Суд не вправе без согласия прокурора не только решить вопрос по существу, но даже принять к рассмотрению ходатайство следователя.

По УПК РСФСР 1960 года не предусматривалось согласие прокурора на проведение таких действий, как: осмотр жилища, возбуждение уголовного дела, наложение ареста на имущество’. Тем не менее, предложений сузить круг процессуальных действий, производимых с согласия прокурора, высказывалось достаточно много^.

Зависимость следователя от прокурора при осуществлении им своих действий и решений всегда выходила за пределы, установленные законом. Нормы УПК РФ (ст.ст. 37—39, 146, 154, 157 и др.) свидетельствуют о возросшей возможности прокурора (и еще одного «административно- процессуального» руководителя - начальника следственного отдела) влиять на ход и результаты предварительного следствия, что если и не отменяет, то сильно ограничивает «процессуальную самостоятельность» следователя^.

Одной из гарантий процессуальной самостоятельности следователя является его право не согласиться с решениями и указаниями прокурора и начальника следственного отдела по наиболее существенным вопросам предварительного следствия.

’ См. Приложение № 3.

^ Шимановский В.В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис…канд. юрид. наук,- Л-д, 1965. С. 13; Гончаров И.Д. Развитие советского за- конодательства о процессуальном положении следователя: Дис…канд. юрид. наук. - Киев, 1974. С. 90; Гуляев АЛ. Указ. раб. С. 106; Басков В. О предварительном следствии// Советская юстиция. 1990. № 15. С. 16.

^ Деришев Ю.В. Предварительное следствие: исследование или преследование?/ Российская юстиция. 2002. № 10. С. 34.

Согласно ч.З ст.38 УПК РФ\ следователь вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений в случае несогласия со следующими решениями и указаниями прокурора:

  • о привлечении лица в качестве обвиняемого;
  • о квалификации преступления;
  • об объеме обвинения;
  • об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого;
  • об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий;
  • о направлении уголовного дела в суд или его прекращении;
  • об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия.
  • Письменные указания прокурора следователю являются обязательными, и обжалование не приостанавливает их исполнения за исключением указанных случаев. В отличие же от УПК РСФСР (ч.2 ст. 127) этот перечень расширен (Приложение № 3).

Но, учитывая практику по представлению возражений, не приходится рассчитывать, что следователи стали активнее пользоваться предоставленными правами. Внесение возражений на указания прокурора или начальника следственного отдела встречаются в практике довольно редко^. Из 156 опрошенных нами следователей только 12 % указали, что пользуются своим правом представления возражений вышестоящему прокурору. Среди причин, по

’ Изменена ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ.

^ Гуляев А.П. указывает, что лишь 23, 6 % опрошенных следователей сообщили, что в их практике были случаи обжалования указаний прокурора. - Указ. раб. С. 182; Клейн А.А. приводит данные, что из 450 опрошенных работников только 5 % представили возражения, тогда как разногласия возникали у 65 %. - Указ. раб. С. 101; по результатам приведенными Снигиревым Е.А. 3 % следователей МВД и 5 % следователей прокуратуры использовали это право. - Оценка доказательств по внутреннему убеждению: Дисс…канд.юрид.наук. - Воронеж, 2002. С. 195.

которым они не пользуются этим правом, в основном указываются: нежелание вступать в конфликт с прокурором - 76 %, отсутствие практики представления возражений - 23 %.

Для эффективного действия данного института, необходимо предусмотреть в законодательстве возможность обращения следователя в некото^ рых случаях и в суд. На наш взгляд, следователь должен иметь право обра-‘ титься в суд в том случае, если вышестоящий прокурор оставил без отмены указание прокурора об отстранении следователя от дальнейшего производства расследования, о передаче уголовного дела от одного следователя друго-

  • 1 му, об отмене постановления о прекращении уголовного дела. В связи с чем,’

предлагаем внести дополнение в ч. 4 статьи 38 УТЖ РФ, предусматривающее такое право у следователя.

УПК РФ предоставляет следователю право обжалования прокурору указаний начальника следственного отдела (ч. 4 ст. 39). Обжалование не приостанавливает исполнения указаний, за исключением случаев, когда они касаются привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. Следователи практически не используют это право даже в случаях несогласия с указаниями начальника следственного отдела. Проведенные исследования позволяют сделать вывод, что единственный механизм отстаивания следователем своих убеждений в случаях возникших разногласий с начальником следственного отдела, не работает в основном в силу субъективных обстоятельств.

Необходимо отметить, что по УПК РСФСР 1960 г. следователь был достаточно самостоятельным участником досудебного производства в отличие от дознавателя, осуществляющим дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно. По УПК РФ различия в процессуальном положении следователя и дознавателя, в уровне их процессуальной самостоятельности практически не проявляются. Так, дознаватель уполномочен самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия, и принимать решения (п.1 ч.2 ст.41), он наделен достаточно обширными полномочиями. Тем не менее, дознавателю при производстве некоторых следственных и иных процессуальных действий и принятии решений, кроме санкции прокурора или судебного решения, в отличие от следователя требуется согласие начальника органа дознания. Различие в самостоятельности следователя и дознавателя проявляется в процессе взаимоотношений этих участников уголовного процесса с прокурором. Следователь при несогласии с указаниями прокурора вправе обжаловать их, а по некоторым основаниям и приостановить их исполнение (ч.З ст.37). Дознаватель, как и орган дознания в целом, таким правом не обладает: обжалование указаний прокурора не приостанавливает их исполнения (ч.4 ст.41). Независимо от того, согласен ли он с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, об объеме обвинения и т.д., он обязан выполнять их.

Анализ и изучение УПК РФ, практики деятельности следователей позволяет прийти к выводу и присоединится к мнению процессуалистов о том, что процессуальная самостоятельность и независимость следователя в уголовном судопроизводстве ограничены, и он практически представлен исполнителем чужих решений\

Одной из процессуальных гарантий деятельности следователя является требование обязательности его решений. УПК РФ устанавливает, что требования, поручения и запросы следователя, предъявленные в пределах полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21). Но эта норма закона, в связи с отсутствием санкций в случае неисполнения требований следователя, малоэффективна. Если обратиться к законам дореволюционной России, то мы увидим, что в то время этот вопрос регламентировался

’ Попова В.Д. Некоторые проблемы досудебного производства в свете нового уголовно- процессуального законодательства // Следователь № 5. 2002. С. 23 и др.

более конкретно, в «Учреждении судебных следователей» было закреплено положение о том, что все законные требования судебного следователя должны исполняться всеми учреждениями и должностными лицами в точности и без промедления.

Возможно, требованиям обязательности решений следователя будет содействовать применение нового вида мер принуждения - денежного взыскания (ст.ст. 117, 118 УПК РФ). Однако применение данных норм малоэффективно, так как они не конкретизируют, какие именно участники и за какие нарушения могут быть подвергнуты денежному взысканию. Применение денежного взыскания предусмотрено только в нескольких случаях. Так, в случае неявки без уважительных причин лица, вызываемого на допрос, следователь составляет протокол о нарушении и направляет в районный суд для рассмотрения вопроса о применении денежного взыскания (ст.ст. 118, 188). Такие же меры могут быть применены в отношении личного поручителя за невыполнение своих обязанностей (ст. 103), родителей, опекунов, попечителей и других лиц, а также администрацию детского учреждения за невыполнение принятого ими обязательства по присмотру (ст. 105).

Мы считаем, что необходимо уточнить и закрепить ответственность за неисполнение и других законных требований следователя. К ним могут быть отнесены: нарушение порядка во время проведения следственных действий, отказ в предоставлении информации, документов, выделении специалистов и другие случаи.

Заслуживают внимания предложения специалистов об укреплении са- мостоятельности следователя зй счет расширения процессуальных действий, решения по которым он может принимать без согласования с прокурором, а также ограничения полномочий начальника следственного отдела только ор- ганизационными функциями. Так, мы считаем необходимым, наделить следователя правом на самостоятельное принятие решения о возбуждении уголовного дела, о соединении уголовных дел, о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела, внесения ходатайств о проведении следственного действия в суд, предусмотреть возможность права обжалования отказа судьи в удовлетворении ходатайства о проведении следственного действия.

Вопрос процессуальной самостоятельности следователя тесно связан с проблемами процессуальной независимости следователя в уголовном судопроизводстве. К данной теме обращались в своих трудах А.И. Михайлов, И.Д. Перлов, М.С. Строгович, B.C. Чистякова и многие другие процессуалисты. М.С. Строгович, подчеркивая значение независимости следователя, писал, что «пока следователю не будет обеспечена определенная сфера независимости, проблема предварительного следствия не может быть решена»’. Только полная независимость следователя может служить реальной гарантией объективного расследования уголовного дела. В.М. Савицкий также отмечал, что без обеспечения независимости следователя невозможно решить вопрос о виновности и тем более о наказании^.

Существуюш,ие в литературе мнения о понятии и сущности процессуальной независимости следователя различны. Можно выделить три подхода к решению этого вопроса. Один из них, отрицает процессуальную независимость следователя в силу поднадзорности (прокурору) и подконтрольности (начальнику следственного отдела) его деятельности и утверждает только процессуальную самостоятельность. Так, например, А.П. Гуляев отрицает независимость следователя и утверждает, что в процессуальном отношении зависимость следователя выражается в его подконтрольности и поднадзорности, имеющих характер процессуального подчинения, хотя и действующего в определенных пределах^. Близка к этому мнению и позиция А.И. Михайлова,

’ Строгович М.С И Социалистическая законность. 1946. № 7-8.

^ Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: лекции-очерки. - М., 1997. С.39.

3

Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. С. 99.

который определяет процессуальную независимость как условие обеспечения процессуальной самостоятельности’.

Другой подход предполагает отождествление процессуальной самостоятельности следователя и его процессуальной независимости. В.М. Жуковский представляет эти понятия тождественными по значению: «…причем в уголовно-процессуальном законодательстве применение термина «независимость» выглядит более предпочтительным»^.

Мы же поддерживаем позицию процессуалистов, которая выделяет и самостоятельность процессуальных решений следователя, и независимость его как участника процесса. Процессуальная независимость следователя является самостоятельной категорией, суть которой заключается в ограждении следователя от какого-либо незаконного воздействия и вмешательства в его деятельность.

Следует согласиться с мнением Л.Д. Кудинова, который определяет независимость, как качественное состояние субъекта, исключающее возможность признаваемого обществом и государством воздействия на него со стороны кого бы то ни было. Он отмечает, что именно с независимостью связана справедливость личной ответственности любого исполнителя за принимаемые им и претворяемые в жизнь решения, и это также средство защиты следователя от произвола иных представителей власти. Даже узаконенное воздействие на поведение следователя со стороны прокурора либо начальника следственного отдела является нарушением его независимости^. Лицо, обязанное в силу закона подчиняться воле другого правоприменителя, изначально не выступает как независимое.

’ Михайлов А.И. Проблема эффективности предварительного следствия: Дисс…докт. юрид. наук,- М. 1979. С.66.

^ Жуковский В.М. Процессуальная независимость следователя и некоторые ее гарантии// Предварительное следствие в условиях правовой реформы: Сборник научных трудов Высшей следственной школы. - Волгоград, 1991. С. 39.

^ Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно-процессуального положения следователя в правовом государстве / Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия. - Волгоград, 1992. С. 81-82.

В сфере уголовного судопроизводства создан эталон независимого положения одного из участников - суда, чья деятельность непосредственно соотносится с деятельностью следователя, результаты которой он воспринимает и использует. Мы поддерживаем мнение о том, что независимость суда не будет достаточно обеспеченной, если не будет обеспечена независимость органов, содействующих правосудию’.

Институт независимости судей составляют нормы, закрепленные во многих законодательных актах. Это Конституция Российской Федерации (ст. 120), законы РФ: «О статусе судей РФ» (ст. 1,9, 10 и др.), «О судебной системе РФ» (ст. 5); «Об арбитражных судах» (ст. 6); «О Конституционном суде РФ» (ст. 5, 13) в процессуальных кодексах (ст. 17 УПК, ст. 7 ГПК, ст. 5 АПК). Смысл судейской независимости состоит в том, чтобы исключить любую возможность манипулирования судьями для обеспечения подлинного правосудия. Статья 120 Конституции Российской Федерации провозглашает, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Закон «О статусе судей» уточняет, что «В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны»^ (ст. 1). Нормы этого закона определяют, что независимость судьи обеспечивается предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия; запретом под угрозой ответственности чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия; установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи; правом судьи на отставку; неприкосновенностью судьи; системой органов судейского сообщества; предоставлением за счет государства материального и социального обеспечения судье, соответствующего его высокому статусу. К гарантиям также от-

’ Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предва- рительное расследование// Советское государство и право. 1990. № 12. С.57-63; Кудинов Л.Д. Указ. раб. С. S2; Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Дис.. .канд. юрид. наук. - Омск, 1998. С. 3 и др.

^ Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Рос- сийской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»// СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2399.

носится установление специального порядка назначения судей и их несменяемость. Судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства.

Совершенно иной подход к законодательному и организационному решению проблемы независимости следователя. «Нельзя не видеть и того, что, односторонне укрепляя на конституционном уровне независимость суда и одновременно не замечая подобного положения органов досудебного производства, законодатель вольно или невольно оставляет открытым канал воздействия на судебное решение через доступного для постороннего вмешательства и влияния следователя»\ Понятно, что одного провозглашения независимости следователя недостаточно, никакие положения не будут исполняться, если не будут предусмотрены законодательные гарантии обеспечения независимости.

«К следователю в отношении его объективности, подчиненности только закону, а тем самым и в отношении его независимости от каких-либо иных органов и должностных лиц (прежде всего от администрации разного рода), а также от лиц, участвующих в деле, предъявляются в сущности, те же требования, что и к судье» ^ - писали В.П. Божьев и А.И. Трусов.

Независимость следователя гарантируется рядом норм УПК РФ, преду- сматривающих порядок отвода и определяющих порядок осуществления процессуальных действий.

Вопрос об отводе следователя от производства по уголовному делу решает прокурор при наличии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу. Следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он: 1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; 2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста,

’ Деришев Ю.В. Указ. раб. С. 3.

^ Божьев В.П., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и независимость следователя: история и современность // Проблемы формирования социалистического правового государства: Сборник Академии МВД СССР,- М., 1991. С.120.

переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика; 3) является близким родст- венником или родственником любого из участников производства по уголовному делу (ч.1 ст. 61 УПК РФ). В то же время в данной норме устанавливле- но, что следователь и иные публичные субъекты не могут участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела (ч.2 ст.61). Кроме того, закон предоставляет прокурору право отстранить следователя от дальнейшего производства расследования. Основанием такого отстранения является допущенное нарушение требований УПК РФ при производстве предварительного расследования (п. 7 СТ.37). Наличие в законе таких нечетких формулировок и отсутствие конкретных оснований отвода и отстранения следователя дает, по нашему мнению, возможность для принятия необоснованных решений, и в этих случаях следователь совершенно не обеспечен средствами защиты своей позиции.

Основной вопрос обеспечения подлинной независимости состоит в создании реальных гарантий деятельности следователя без постороннего вмешательства, воздействия на принятие им решений. Опыт работы в следственных органах, опросы следователей дают основания утверждать, что такое воздействие со стороны различных лиц носит весьма распространенный характер. Пока же следователь практически один против всей этой машины давления, которой очень сложно противостоять. Совершенно справедливо писал Р.С. Белкин: «порой они несут немыслимую нагрузку, когда у них в производстве одновременно находится 20-30- 40 уголовных дел! И за каждым из них судьбы людей - обвиняемых и их жертв…и не допустить при этом - не дай бог! - ни одной самой незначительной ошибки…Прибавьте к этому еще нередкие случаи посягательств на независимость следователя, давление, которое оказывают на него иногда криминальные структуры…»’.

Реальное обеспечение процессуальной независимости следователя требует системного подхода, закрепления не только процессуальных гарантий, но также иных: организационных и финансовых. Рассматривая проблему обеспечения независимости следователя, многие авторы, так или иначе, касаются организационного построения органов предварительного следствия, его места в системе государственных органов. Поддерживая позицию о том, что процессуальная независимость следователя в полной мере может быть обеспечена и за счет организационного построения следственных подразделений, мы не могли не затронуть этот аспект.

Вопрос о месте следственного аппарата, его ведомственной принадлежности обсуждается на страницах юридической печати на протяжении нескольких десятилетий с различной степенью активности^.

Многие процессуалисты считают, что возникла необходимость в независимой федеральной структуре, способной обеспечить объективное расследование, координировать действия служб, направленные на установление обстоятельств преступления, и которая позволит исключить вмешательство в их процессуальную деятельность. Кроме обеспечения независимости следователя от внепроцессуальных влияний со стороны руководства ведомств, других служб, снижения возможности давления на них, это повлечет рацио-

’ Белкин Р. С. Профессия - следователь. - М., 1998. С. 3.

^ С принятием УПК РСФСР в 1922 г. развернулась дискуссия по поводу ликвидации двойного подчинения следствия и передачи следственного аппарата в прокуратуру. В 1928 г. следствие было передано в прокуратуру. В 1957 г. на сессии Верховного Совета СССР было предложено объединить работу следственных органов прокуратуры и милиции. На XIX конференции КПСС была принята резолюция «О правовой реформе», в которой указывалась о выведении следственного аппарата МВД в самостоятельную структуру. В 1990 г. в первом чтении Верховным Советом РФ был принят проект закона «О Следственном Комитете», но который так и не получил дальнейшего движения. 31 октября 2002 г. в Государственную Думу РФ был внесен законопроект, который предусматривает выделение органов предварительного следствия в независимую структуру - Федеральную службу расследований.

нализацию форм и содержания контроля за их работой, повышение коэффициента его полезного действия’.

Все предложения по созданию единого следственного аппарата можно обобщить в две группы: 1)создание обособленного следственного аппарата; 2) его существование при определенном ведомстве.

Целесообразность выделения следственного аппарата в самостоятельный государственный орган обосновывается: нерациональным использованием следственных кадров, распыленностью сил и средств, элементами параллелизма и дублирования в работе, спорами по подследственности, усложнением анализа следственной работы, увеличением сроков проведения следствия^; возможностью обеспечить процессуальную и организованно- структурную независимость следственных работников от вмешательства в их деятельность руководителей различных ведомств^.

Предлагались разные варианты подчинения единого аппарата: парламенту страны, правительству, Президенту, Министерству юстиции. О несвойственности для МВД такой функции, как расследование уголовных дел, высказывались многие ученые’^. М.С. Строгович указывал, что существование следствия в МВД - это отступление от закона и правильного принципа, и считал, что предварительное следствие должно быть сосредоточено у следователей прокуратуры. «Милиция является органом дознания и должна им остаться. Ведение предварительного следствия - эта функция юстиции, а не

’ Кулагин Н.И., Кравченко ВТ. Тенденции развития следственного аппарата, совершенст- вования его статуса и структуры//Формирование правового государства и вопросы пред- варительного следствия. - Волгоград. 1992. С.60. ^Гуляев АЛ. Указ. раб. С. 103, 182.

^ Синякин И. Н. Специализация следователей органов внутренних дел как фактор повышения эффективности их работы в условиях формирования правового государства// Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия: Сборник научные трудов Высшей следственной школы МВД РФ. - Волгоград, 1992. С. 153. ^ Галустъян О.А. Обеспечение прав граждан в уголовно-процессуальной и оперативно- розыскной деятельности: Автореф. дисс…докт. юрид. наук. - М., 2001. С. 10; Назаренко В. Практическое значение и перспектива предварительного следствия // Законность. 2001. № 6. С. 40-42.

милиции, и она не может быть сосредоточена в органе, ведущем оперативно- розыскную деятельность»’ - писал он по этому поводу.

По большей части сторонники нахождения следственного аппарата в прокуратуре обосновывают свою точку зрения несовместимостью сосредо- точения в одном органе следствия и оперативно-розыскной службы , с чем, конечно же, нельзя не согласиться, с принятием УТЖ РФ правовые отношения следователя и прокурора значительно изменились, так как последний практически осуществляет руководство предварительным следствием. В данной ситуации В. Назаренко считает целесообразным создание Федеральной службы расследования при Генеральном прокуроре Российской Федерации^.

Но совмещение функций прокурорского надзора на предварительном следствии и руководство им, на наш взгляд, так же нежелательно. В соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» прокуратура призвана осуществлять надзор за исполнением действующих законов. На досудебных стадиях уголовного судопроизводства прокуратура не только осуществляет надзор, но и осуществляет уголовное преследование и координацию деятельности правоохранительных органов (ст.1 ФЗ, ст. 37 УПК РФ), а в стадии судебного разбирательства прокурор поддерживает обвинение от имени государства. В том, что одно и то же лицо выступает в разных качествах, по нашему мнению, проявляется противоречивость его положения. Многие авторы, подвергая критике, сложившиеся взаимоотношения между следователем прокуратуры и прокурором, указывали на растворение

’ Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о «едином следственном аппарате»// Социалистическая законность. 1957. № 5. С. 25-26.

^ Бердичевский Ф., Чистяков О. О реорганизации предварительного следствия // Социали- стическая законность. 1957. № 7. С. 21-25; Карнеева Л. Где быть следственному аппарату // Социалистическая законность. 1991. № 2. С. 26-28; Ларин A.M. Преступность и раскры- ваемость преступлений // Государство и право. 1999. № 4 С. 83-89 и др. ^ Назаренко В. Предварительное расследование в современном уголовном процессе // Законность. 2002. № 8. С. 42.

следователя в аппарате прокуратуры, на потерю прокурором значительной части своих качеств надзорного органа’.

Следственный комитет при МВД России расследуют более 70 - 80 % всех преступлений^, поэтому поспешность в решении вопроса может привести к частичному разрушению существовавшей системы расследования преступлений и снижению уровня контроля государства над осуществлением единой уголовной политики.

Иные процессуалисты считают проведение реформы следствия несвоевременным в связи с экономической нестабильностью в стране, недостатком финансовых средств^. Действительно, такая система существует на протяжении четырех десятилетий, ведомственные следственные аппараты создали серьезную материальную основу, многочисленные структурные подразделения, обладают достаточными кадровыми, техническими и иными ресурсами. Но грамотное объединение сил и средств, функциональное распределение позволит, на наш взгляд, создать структуру, способную обеспечить эффективное и квалифицированное предварительное следствие, решить проблемы «искусственной» подследственности, разобщенности при расследовании тяжких преступлений. Решение по этому вопросу должно приниматься только на основании анализа результатов деятельности, рассмотрения проблем процессуального, организационного, материального, кадрового обеспечения. 95,2 % опрошенных нами начальников органов предварительного следствия при МВД РФ высказались о целесообразности создания единого следственного комитета. Мы согласны с мнением Л.М. Карнеевой о том, что в резуль-

’ Васильев А. Вопросы прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием // Социалистическая законность. 1953. № 9. С. 22-23; Бородин С.В., Грун А.Я. Указ. раб. С. 96-, Доля Е. Следователь: где и каким ему быть // Советская юстиция. 1990. № 15 и др. ^ Иванов А.В. Роль и место следственной части в системе органов предварительного следствия // Правовые и криминалистические проблемы раскрытия и расследования преступлений: Сборник трудов Академии МВД РФ. 1998 г. С. 40 - 45; Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. № 12.

^ Протопопов А.Л. Функции прокуратуры // Правоведение. 2000. № 6, С. 169-178 и др.

тате объединения будет достигнуто привлечение профессионалов, появление действительной триады - суд, прокуратура, следствие’.

Проведя сравнительное исследование места следственных аппаратов в системе государственных органов России и Франции, А. Леон Шанталь приходит к выводу о необходимости создания в России самостоятельного единого следственного аппарата, который позволит укрепить процессуальную самостоятельность следователя, повысить уровень руководства, устранить параллелизм^.

Концепция судебной реформы в РСФСР определяла два варианта реформирования расследования: либо создание единого следственного аппарата (Следственного комитета) как службы обвинительной власти, отделенного, как от прокуратуры, так и от МВД и органов государственной безопасности, либо посредством учреждения института следственных судей в судебном ведомстве. Предпочтение в основном отдавалось первому варианту, однако, как мы видим, он до настоящего времени практической реализации не получил.

На наш взгляд, необходимо довести до завершения идею создания Федеральной службы расследования, объединив все следственные подразделения страны. Это во многом укрепит следственный аппарат страны, позволит эффективнее решать задачи расследования, повысит роль следователя в уголовном судопроизводстве.

Решение вопроса единого следственного аппарата - это только один из гарантов независимости следователя. Независимость следователя может ограничиваться и внутри органа, в котором он состоит. Мы согласны с мнением В.Т. Томина, который писал, что «не следует забывать, что орган предварительного следствия - это не следственный аппарат, а следователь. Поэтому проблема процессуальной независимости следователя не сводится к обособ-

’ Карнеева Л. Где быть следственному аппарату // Социалистическая законность. 1991. № 2. С. 26-28.

^ Леон Шанталь А. Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции (сравнительно-правовое исследование): Дисс…канд.юрид. наук. -М., 1999.

лению аппарата, для ее решения необходимо озаботиться самостоятельностью следователя внутри аппарата»’.

Укреплению независимости следователя может послужить законодательное закрепление организационных гарантий, определяющих вопросы его назначения, увольнения, наказания и поощрения, материального, финансового, бытового обеспечения, перемещения и освобождения их от занимаемых должностей, в настоящее время федеральное законодательство не определяет эти условия деятельности следователей, и все эти вопросы разрешаются ведомственными актами, согласно которых следователь, как и любой сотрудник этого ведомства, зависим от решений руководителей. Так, приказ МВД РФ от 4 января 1999 г. № 1 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 года № 1422» предусмотрел назначение, освобождение от должности, перевод по службе и увольнения следователей начальниками органов предварительного следствия при МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации.

Обращение к истории этого вопроса показывает, что «Учреждение судебных следователей» устанавливало несменяемость судебных следователей, создавало определенные гарантии их независимости. Порядок замещения должности судебных следователей был тот же, что и других членов суда: указ о назначении подписывал император по представлению министра юстиции, а увольнение допускалось только в том случае, если следователь совершил уголовно-наказуемое деяние и не иначе как с преданием суду.

Не раз высказывались предложения по законодательному закреплению требований, предъявляемых к кандидатам на должность следователя . Вопрос рационального подбора кадров, выработки критериев соответствия должности следователя требует отдельного серьезного исследования в силу специфики следственной деятельности. «Профессия следователя считается

’ В Т. Томин. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. С. 138. ^ Гончаров И.Д. Указ. раб. С. 12; Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования: сущность, предпосылки, основные направления: Дис…канд. юрид. наук. - М., 1992. С. 97-105; Нагцекип Е. О бедном следователе замолвите слово // Законность. 1997. №3. С. 47-49.

… особо трудной. Она требует от человека всех интеллектуальных, духовных и физических сил, мужества и безупречного исполнения служебного и гражданского долга»; «…требует обладания и другими - психологическими и чисто профессиональными - качествами. Следователь должен быть волевым человеком, находить в себе силы противостоять различным, иногда неправомерным, воздействиям на него», «…прежде всего это должен быть человек высокого гражданского долга»’ - вот только несколько тезисов из социального портрета современного следователя, приведенных Р.С. Белкиным. Вопросу подбора кадров должно быть уделено пристальное внимание, потому что от этого во многом зависит объективное и справедливое расследование, о чем позволяет утверждать опыт работы.

Остро стоит проблема профессионального отбора и закрепления ква- лифицированных работников в следственных подразделениях. В СК при МВД 56 % следователей имеют стаж работы менее трех лет, лица с высшим юридическим образованием составляют 60 %, огромен процент увольняющихся по различным основаниям^. Продолжается тенденция снижения уровня квалификации следственных работников вследствие небольшого стажа работы по специальности, нежелания повышать уровень знаний, оттока наиболее квалифицированных сотрудников.

В Генеральной прокуратуре также отмечают, что возросло количество следователей, имеющих небольшой стаж работы, что, несомненно, сказывается на результатах работы^. Требуется программа закрепления следственных кадров, «…необходимо выделять классными чинами, разрядами, налоговыми, социальными льготами, возможностью повышения квалификации в отечественных и зарубежных институтах - словом, тем, что будет работать на

^ Белкин Р.С. Указ. раб. С. 3, 8, 9.

^ Работа с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2002 г. - М.: ГУК МВД РФ, 2003.

^ Колмогоров В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью // Российская юстиция. 2000. № 3. С. 6-8.

закрепление следователей, развивать стремление повышать профессионализм, а в конечном итоге - создание стабильного следственного аппарата»’.

Укреплению независимости следователей может послужить закрепление в законе основания и порядок привлечения следователей к дисциплинарной и административной ответственности. Нет необходимости запрета привлечения их к ответственности за административные проступки, как установлено в отношении судей, но должен быть предусмотрен особый порядок, исключающий возможность использования административной ответственности для давления на него в связи с расследованием уголовного дела.

В.М. Жуковский предлагал закрепить норму о запрете постороннего воздействия на следователя^, к которому относит реализацию не предусмотренного законом влияния на ход и результаты предварительного следствия. Субъектами вмешательства могут быть и начальник органа дознания, лишенный каких-либо процессуальных полномочий, прокурор и начальник следственного отдела, если их влияние осуществляется с превышением полномочий либо сопряжено с нарушением установленных уголовно-процессуальным законом процедур.

Мы считаем, что необходимо предусмотреть и ответственность должностных лиц правоохранительных органов, органов государственной власти, местного управления за вмешательство в деятельность следователя. Так, например, Федеральный закон «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ»^ указывает на недопустимость вмешательства члена Совета Федерации, депутата Государ- ственной Думы в деятельность органов дознания, следователей и судов (ст. 18), но при этом не предусматривает ответственность за нарушение данного запрета.

’ МыцыковА. Прокуратура. Проблемы развития//Законность. 2000. № 1. С.6. ^ Жуковский Л. М Процессуальная независимость следователя и некоторые ее гарантии // Предварительное следствие в условиях правовой реформы: Сборник научных трудов Высшей следственной школы. - Волгоград, 1991. С. 44. 3 СЯ РФ 1994. № 2. Ст. 74.

Анализ законодательства позволяет прийти к выводу о том, что процессуальная самостоятельность и независимость следователя явно ограничены и гарантии их обеспечения минимальны. Это приведет к дальнейшему обезличиванию этой процессуальной фигуры, снижению престижа профессии и утрате профессиональной, действенной категории юристов. Поэтому, считаем необходимым поддержать предложения о закреплении в УТЖ нормы о независимости следователя как одного из принципов уголовного процесса’. Были и предложения о придании независимости следственных органов статуса конституционного принципа^.

Процессуальная самостоятельность следователя имеет большое значение при выполнении задач предварительного следствия. Представление самостоятельности важно и тем, что таким образом на него возлагается ответственность за ход и результаты расследования. Ответственность может возникнуть только на основе свободы в принятии решений. Кроме повышения персональной ответственности, самостоятельность способствует строгому и точному соблюдению правовых предписаний.

Обеспечение процессуальной независимости следователя является условием объективного и справедливого исследования обстоятельств совершенного преступления, результаты которого послужат основанием осуществления правосудия. И наоборот, зависимость следователя от постороннего влияния создает условия для вынесения несправедливого приговора. Уверенность в независимости и беспристрастности следователя является условием доверия граждан и организаций к государству, к ее властным органам. Поэтому мы поддерживаем предложения о закреплении процессуальной самостоятельности и независимости следователя как одного из принципов уголовного судопроизводства.

’ Мещерякова Т.Ф. Правовая культура следственной работы: Дисс. канд. юрид. наук. - Ижевск, 1995. С. 7.

^ Михеенко мм о развитии конституционных принципов уголовного судопроизводства// Научные и практические проблемы уголовного судопроизводства в свете судебно- правовой реформы: Материалы научно-практической конференции,- Ижевск, 1989. С. 35.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенного нами исследования позволяют сформулировать ряд теоретических и практических выводов.

Обозначение социальных приоритетов в соответствии с УПК РФ, воплощение конституционных положений о состязательности сторон, безусловно, повлекли изменение содержания уголовно-процессуального статуса всех участников уголовного судопроизводства. Четкое определение функционального назначения каждого из участников уголовного судопроизводства потребовало уточнения задач, которые призван решать тот или иной участник (должностное лицо, ответственное за производство по уголовному делу), объема полномочий, гарантий законности и объективности деятельности и ответственности за ее производство.

Уголовно-процессуальный статус следователя представляет собой установленную нормами уголовно-процессуального права совокупность таких элементов, как функция (основное направление уголовно-процессуальной деятельности); задачи; полномочия следователя; процессуальная самостоятельность; гарантии законности и обоснованности деятельности; ответственность.

Ретроспективный анализ развития уголовно-процессуального статуса следователя приводит к выводу об изменчивости содержания уголовно- процессуального статуса следователя и его социальной обусловленности. Наделение следователя той или иной функцией определено, на наш взгляд, рядом факторов: уровнем развития государства и общества; формой уголовного судопроизводства; уровнем развития конституционного и уголовно- процессуального законодательства; целью, принципами уголовного судопроизводства на тот или иной исторический период. В результате проведенного исследования можно определить ретроспективу развития основного направления деятельности следователя (т.е. функции) следующим образом: 1) функция предварительного исследования обстоятельств преступления под контролем суда (Учреждение судебных следователей, Устав уголовного су- допроизводства, УПК РСФСР 1922 г.); 2) совмещение функций обвинения, защиты и разрешения дела под надзором прокурора (УПК РСФСР 1923 г., УПК РСФСР 1960 г.); 3) функция обвинения (уголовного преследования) (УПК РФ).

Исторически следователь в России рассматривался как носитель судебной власти в соответствии с наделенной функцией, а его деятельность как подготовительная часть судебного следствия. Судебный следователь должен был, оставаясь беспристрастным, изыскать, получить и сохранить все те сведения и доказательства, которые нужны суду для постановления законного и обоснованного приговора о преступлениях, при этом ему вменялось в обязанность устанавливать, как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие. Однако в советский период развития России роль следователя в уголовном судопроизводстве была изменена. Формально он одновременно выполнял функции обвинения, защиты и разрешения дела, а фактически с конца 20- х годов прошлого столетия его деятельность приобрела обвинительный характер.

По УПК РФ следователь представляет сторону обвинения и выполняет функцию обвинения (уголовного преследования), в целях реализации данной функции на следователя возлагаются соответствующие задачи, такие как: 1) установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу; 2)защита прав и интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 3) собирание, проверка и оценка доказательств; 4) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения его прав и свобод на основе совокупности собранных, проверенных и оцененных им доказательств; 5) обеспечение возмещения ущерба, причиненного преступлением; 6) обеспечение безопасности субъектов уголовного судопроизводства и др. Регулятивное значение правовых задач состоит в том, что они обязывают следователя сообразовывать с ними все свои действия, поэтому необходимо закрепить их в УПК РФ.

Полномочия следователя представляют собой, закрепленные в законе правовые средства, способы и методы осуществления предварительного следствия, позволяющие ему самостоятельно определять свои действия, и его обязанности, предписывающие необходимость такого поведения. В результате сравнительного исследования процессуальных полномочий следователя по УПК РСФСР 1960 г. и УПК Российской Федерации, автор приходит к выводу о том, что их объем практически не изменился. Но при этом, отнесение следователя к стороне обвинения и выполнение им функции уголовного преследования, наряду с прокурором, начальником следственного отдела, повлекли изменение характера процессуальных полномочий следователя, порядка их осуществления.

Одним из условий, обеспечивающих качество предварительного следствия, является законодательная регламентация полномочий следователя. В результате проведенного исследования выявлены пробелы уголовно- процессуального законодательства в части регулирования полномочий следователя. В связи с чем предложено внести изменения и дополнения в УПК РФ, направленные на: урегулирование полномочий следователя по возбуждению уголовного дела (ч.4 ст.20, ч.2 ст. 38, ч.1 и ч.4 ст.146); по проведению следственных и иных процессуальных действий (ч.2 CT.38, ч.2 ст. 158, ч.4 ст. 165 и др.).

В характеристике уголовно-процессуального статуса следователя особое значение придается гарантиям законности и обоснованности его деятельности, которые могут быть определены как закрепленные в законе средства (условия), обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач, возможность осуществления полномочий.

Определение уголовного преследования как основного направления процессуальной деятельности следователя потребовало увеличения объема процессуальных гарантий законности и обоснованности его деятельности, в том числе за счет увеличения объема процессуального руководства прокурора за принятием процессуальных решений, определяющих динамику досудебного производства (возбуждение уголовного дела, соединение уголовных дел, выделение уголовных дел) и прокурорского надзора за производством следственных действий путем поддержания ходатайства перед судом о про- изводстве таких следственных действий, которые затрагивают конституционные права граждан. Кроме того, объем процессуальных гарантий законности и обоснованности деятельности следователя увеличен за счет установления судебного контроля за производством процессуальных действий, затрагивающих конституционные права граждан.

Судебный контроль, прокурорский надзор и ведомственный контроль существенно отличаются друг от друга не только субъектами, их осуществляющими, но и их местом и предназначением в системе государственных органов, характером их полномочий, которые они реализуют в присущей только для них процессуальной форме и методах деятельности. В целях исключения дублирования в осуществлении контроля за процессуальной деятельностью следователя необходимо четкое разграничение компетенции, уточнение полномочий на предварительном следствии.

Требует уточнения и изменения институт обжалования действий и решений следователя. Восстановительный судебный контроль должен быть установлен именно за теми процессуальными решениями следователя, которые влекут прекращение уголовно-процессуальных отношений, препятствуют дальнейшему производству по делу и тем самым ограничивают права граждан.

Расширение процессуальных полномочий начальника следственного отдела привело к дальнейшему ограничению процессуальной самостоятельности следователя. Нет необходимости в осуществлении процессуальных полномочий на предварительном следствии еще и со стороны начальника следственного отдела, его деятельность должна быть ограничена административными и организационными полномочиями.

Процессуальная самостоятельность является одним из элементов уго- ловно- процессуального статуса, и заключается в праве следователя оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, возможности самостоятельно принимать решения по уголовному делу, исключающей какое- либо воздействие при производстве расследования по уголовному делу. Процессуальная самостоятельность следователя тесно связана с вопросом его ответственности. Следователь должен нести ответственность за ход и результаты расследования и установление ее в УПК РФ будет способствовать строгому и точному соблюдению правовых предписаний.

Отнесение следователя к стороне обвинения совместно с прокурором, начальником следственного отдела, дознавателем, частным обвинителем, потерпевшим, его законным представителем и представителем, гражданским истцом и его представителем обусловило изменение содержания процессуальной самостоятельности следователя за счет перераспределения объема процессуальных решений, принимаемых следователем самостоятельно в сторону увеличения объема процессуальных решений, принимаемых с согласия прокурора.

Обеспечение процессуальной самостоятельности является важным условием надлежащего обеспечения прав и интересов личности при производстве предварительного следствия и нуждается в законодательном закреплении как один из принципов уголовного судопроизводства. Также этому могут способствовать предложения по изменению и дополнению в УПК РФ, исключающие согласие прокурора на возбуждение следователем уголовного дела (ст.ст. 20, 146), на внесение ходатайства о проведении следственного действия в суд (ст. 165), на соединение уголовных дел (ст. 153), выделение материалов в отдельное производство (ст. 154); закрепляющие право обращения следователя с ходатайством в вышестоящий суд в случае отказа судьи в производстве следственного действия, на участие в судебном заседании при проверке законности произведенного следственного действия (ст. 165), рассмотрении жалобы на его действия и решения (ст. 125).

Гарантией процессуальной самостоятельности следователя является право представления возражений на указания прокурора и начальника следственного отдела в случае несогласия с ними. Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что этот правовой механизм практически не работает. Предлагается внесение дополнений в ч. 3 ст. 38 УПК РФ, устанавливающее право представления следователем возражений вышестоящему прокурору в случае несогласия с решением о передаче уголовного дела от одного следователя другому’, об отмене постановления о прекращении уголовного дела. Кроме того, наделение следователя правом обжалования в суд некоторых решений прокурора (ч.4 ст.38 УПК РФ).

Исходя из того, что деятельность следователя призвана в целом, обеспечить разрешение дела по существу, осуществление правосудия, он должен быть подконтролен суду. Введение института судебных следователей на сегодняшний момент затруднено по многим объективным причинам и на переходном этапе, на наш взгляд, необходимо реализовать идею создания Федеральной службы расследования. Ее создание поспособствует эффективности и квалифицированности предварительного следствия, единству в организации следственной деятельности, снимет проблему подследственности уголовных дел, исключит вмешательство в процессуальную деятельность не уполномоченных на то законом лиц.

с учетом результатов проведенного исследования предлагается редакция статьи 38 УПК РФ:

«Статья 58 Следователь

  1. Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.
  2. Следователь уполномочен:
  3. 1) принимать, проверять сообщение о любом готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, при-

RHPPPHn ичмрненир (Ь”^ пт 4 июття 200”^ г. № 92-ФЗ.

нимать по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения;

2) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом; 3) 4) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его прокурору для направления по подследственности; ? 5) 6) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора, и несет полную ответственность за их законность и своевременность; 7) 8) давать поручения органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Срок исполнения поручения не должен превышать 10 суток, если следователем не предусмотрен иной срок; 9) 10) поддерживать от имени государства обвинение в суде по уголовному делу; 11) 12) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом. 13) 3. В случае несогласия с действиями (бездействиями) и решениями прокурора следователь вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Их обжалование прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев несогласия со следующими решениями и указаниями прокурора:

1) о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) 3) о квалификации преступления; 4) 5) об объеме обвинения; 6) 7) об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении подозреваемого или обви- няемого; 8) 9) об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, предусмотренных пунктами 2-11 части второй статьи 29 настоящего Кодекса; 10) 11) о направлении уголовного дела в суд или его прекращении; 12) 13) об отмене постановления о прекращении уголовного дела; 14) 15) об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия; 16) 17) о передаче уголовного дела другому следователю. 18) 4. В случаях, предусмотренных часть третьей настоящей статьи, прокурор отменяет указание нижестоящего прокурора или поручает производство предварительного следствия по данному уголовному делу другому следователю. Решения прокурора об отстранении следователя от дальнейшего производства расследования, о передаче уголовного дела от одного следователя другому, об отмене постановления о прекращении уголовного дела следователь может обжаловать в суд.».

е и

fN

Н О

(N сг 00

о с

СЛ

сг 00

о с

m СҐ оо

о я

СП

сг оо

СП

S я

(U

s X <u

О

ч s

Он

U

m

чо

Рк

и

е

и

Рм

В

ON ОО

‘5

с^ tf” чо (N о Н

-н Г- Q

н н н

ОО О

(N сг

(N

f— н

н о

rs

сг г-

(N

fS

сг г-

(N

н о

н о

J Р S S

о

2 S Я 3 й й я

я о

W » СҐ

О ,, О

н о

о W о

а^ я &

4 Й 5 1-я та

Й ч

CQ U d

0 О О 1 § S

S Ї S

ч: ® I

^ ^ I

2 ^ я 3 Э R

^ 5 S

ё « S

S’g §

о Й

а. о D- в- о н

со

о о rq

е

Рн

Ui

И

S S

tr «

к

cd о

Я) о

оа S н к о (U

w я я

О

t=! Я

о о Р-

я^ я

X

я

О

PQ О

0 W я 5 1 Я ®

м

S і

3 о

® .й Д ю

(U о

2 ^ 3 я л О о

к л

Г І

Г), 2 С W

с S ^ я

4 л 5 Я «

я о

C Q О

0 сх я 1 >ч

2 3 W ?

о о

э

3 оа

cd

CL ,

о

О,

Ui

о сх я

W

я я

о

э

о Я

я о

й о

1=; 1-І

м cd § -©

Я Щ Я d о m

о

А. g «

о CL

Л ^ О о

^ й с

§ I ^ і С §

я

й

5 ff^ §

с

о и

со

Is

о &

О S о

Ct

cd

CS ©

flj 0^ н ^ л оа о

S

Он

и

е

и

Рч

и

о

с «

я

S

ю я н

R

Я S .J9

S X

а я а

2 я

Я

о

о ю

О С Г’ о

S CQ Н О

П . о о 1=: а. о с

R S S”

о

о S

ч о

е

о

S S

а с о

c d

о

о я я о

я

3 4 2 о о

И

о

0 я 1 cd оа

л

5 6 1 й 2 Я

л

й оа Я

я <и яг о

о

03 я а. с

S

5” О

S о s

2 и

л CQ

а

с

ЇҐ

« =: о

< и S

я о ЇҐ

л я

3S S X О

g 2

X 5

О) А

^ а

PQ Я

Я “

Я Я

я й

rv Н

С зЯ

(U <и

о ч

я

PQ

н

я о

со

о а ю С

X

S я я

о

§

н о о

а

3

QQ О

rt я

Л ^

н 2 m р

cd ^ Н ^ о и

§ ‘S

о Я Си Я С D

0 ^ 1 2 ^ а S 3 с PQ

g

о о

в

3 оа 4 о

5 я 6 л SJ її

7 t i 8 “ її н ^^

о CQ

0 я 1 Он я

2 ^ 3 с PQ

о

tJ ?

Я

о о

о )Я

Л

й оа о

t

S о

ч:

о Си я

х’

я ч о к

я

cd Л О О ч

я

J §

W g

о о S

с З О

ю о

о

C Q Я

О

Сц

Я

н о

е- ^

СЗ о

в са я в оа о

X

оа

Cd

«

Он я й- з’я Я О 5 S

” сію о

2 м м ЗЯ

D- о о о

Я

«

с PQ DQ ч;

е и

г-

tr

о

<N

tr

СО

о с

1Л>

н о

<N

tr

(N

00 m

tr

tr

(N

н о

оо ЧО

н о

00

о U

OS

Н

а С

Рн

и

е

и

рц ^

К

CN

гг (ґ г- Г–

сг (N

н о

Еґ

Г- <N

Н О

сг г-

<N

н о

гг

(N

о оо

г- г-

н н

о о

н о

н о

н о

о

t=i

КЗ >=:

о с

S

3 я ра о 4 5 6 2 ^ (Ц Он

я V О І

« S

?2 5 я я

о fe

о. W я я

OJ Э” оа о,

а я

я (U

Й « Ct «

о я я

<и я 1=: о я

о Я

S W

я я

(U

PQ

Я Я <и tr

2

5S

s n

Й JS <u

n

X

s

к

X

(D

pa

H

<u i=!

0 1 X

3

X л к

(D g

(U CQ H

2 3 oa

CO

s о л

сз

s а сз w s

03

н о

(U

о

о §

ё

л

й оа о ю

D

S к

(U

tr ^

о с

ра

4 5 (U

н

(U

ч: я

PQ О

3 я я tr я

Он

я

о я л

6 7 н

я ^

оа

со (U VD

Я X оа

W

<и Я (D (Л

tr »

1=!

0 1 оа

«ё

2 ^ 3 я о

Он W

я я

я ® ^ р

о PQ

я <D

1& я н

D- О

С я

зЯ Я PQ О Ч О

я

Я Я tr я

Он

я

2 я я <и я

а (X н о

о Я а

Я

CS

U

СЬ

о

о

Я’

я

1=:

о

о

я

н

о

о

я

ч

о

п

я

я

ю

н

о

зя

0)

Ct

о

я

я

оа

н

о

«

(U

1=:

о

оа

2

я

н о

сЗ Сц tr » о

2 uQ Зі tr & 0)

1=: 2 CQ 05 я Ч Он оа я н о о о се

я а О е О п

н о tt О) (=: о

2 о

X л

S

н S

m

П <и сх

с ^

о

п о п

РО

S

о

Си VO е о

« (D

si

о

Рч

0 2 1 2 3 4 5 со

Я tr

3 >=t 4 О

а я

5 6 (U

о ю

2

ч ^

о

0 Ui 1 2 3 о я я

(U

X <и tc t; о с о S

н о

(L>

В

о О

ts ts IC л te

со О

п

CJ

tc

2 ІХ

о л

S

к

о о

<u

і-

oa

л

s § Э й

W 2

Он о

со се cd оа

сх о §

а, о в е

§«

п S m

<u З

ti5

mQ <U

Я

оа

S

s- о

о

а §

К

2 я

Я о я

о я W

о t;

Й ^

^ й о иО

оа

н о я

й я

Я’

(U

я о

s

(U

3 X

tc a> S л и S С w

s ^

X

CO d)

со

о я

03

н о

(U ^

Он

о с

CQ Л

н

я

иО

о оа

2 я н о сЗ

tr «

л tr

(U

о Q,

С О X

S g

о я

jS M

о

^ I

g §

5 H a- о

с »

О

X о

л CQ

Ph s

о о

М я

я я а> о

(D Я

1=: оа о

л

й п

Си О)

с

1-е Ьй со о

Он я

« я

н а О С

я

Он

с

о ее я а с

3 со

m „

§ о

я ^

е

tc s

® s « и

о 5 Cfa о

и п

О tt Я

а с

<N (N

V

О О 00

оо

O S н н чо CJ о 1 е

И

(N У

Tt

(N

ЕҐ Г- 0^

Н о

ю

С З

Н ^ CJ

н о

S с

О С

о с

рц

и

е

и

Рч й

е

ЕҐ ІГ)

н о

Н о

(ґ OS

tr

0^ оо

н о

сл оо

н о

in

н о

On

н о

оо

н о

m

н о

еч S

я

о «

я

S

сх с

2 о X л

t:

1 2 о о

а со

3 О) 4 я ч я

cd

сх о

(X «

о а я

я я

s

о

W CJ

2

в §

о ^

я

1=: я

2 о я я

(U

а

сх

(U

со о о

2 о

VO

2

1=:

о

(U

я я

О)

в

ю о о о

л н я

Он О)

оа о

Он

я

Г\

W

я я сх я

л

о а а

я со R Ю О

2 я

э

CQ <и

я

н о я о

2 О)

я я

(D Он

я

2

я

сх

я

сх <и

2

2

(U

я я

я <и

2 я сх я

я

Ьй

m о

н о ю о

W

я я <и я

<и со="" я="" d="" cq="" н="" и="">=! о со cd Он о ^ о о, я W я 5 6 о о о W я я <и 7 8 cd сх ьа (U си сх S О я CQ О 1=: 2 S се Sri Я Я н 0 cd (Ґ 1 Я и D. Ч Я 2 ч (L) Н 4 . г, 5 « S и л 2 S 3 CQ 5 й> 6 с 2 о. я а ^ Н й> и о CJ (U Я' о & я >> 0-. (U S S о (U я я а VO о S 0 2 1) л ю ю си м 1 2 3 я « hQ Н Я я <и 4 я 5 СІН я о оа я а с я mQ і w й о я со § о PQ cd сх о сх о? S X <и ЇҐ <и о D ClJ с н D. О) о U о <и W я я CQ XD о я я я 4) э о я н о m л н я я а> S я о. я о са я сЦ с я я я я й> g 0 1 2 3 aj Cd сх о сх а> S г о о S § е я со W и а PQ Cd Он о Он (D ЬЙ т W о о о W Я S и VO о О) Й сх ю о н о о PQ я CL В я н о о я § ч: н о 2 о (U W я я са ю о HQ Н Я Я cd О н о о 09 Я а с 3 2 Я н о >v С о я о п н 0 О) 1 2 3 « 0 1 2 3 я со я о, я о 09 я а. с о сх я 6SJ я о cd о о о w я я а> о Он я о Cd S W о я о со о н о З Я 0) ^ ^ о я со <и р в и о а я & й> сх м О с c d о са я н я я CJ о си с со о сх я W я о и о я со о § и cd 5 ее Ьй я г § CQ <и л <1> я иО н я я й я о 09 я а с я (U t: со н о > с-> о л н о о а а сз ео R УО о X со cd о я (D tt (й CQ Н О § CQ СО к я я CD в cd Он di сх я о оа я а. СО & <и сх я о В9 Он Я ^ а я о ч: я о са «3 CL с я о ва я с. с о CS с и « Я ю ю о о н о § с (зч 0 1 2 2 3 Он і S о о о U VO 0 S 1 X t=! 2 " 3 (U s l=r M о я s о Ь Й с о м < u и 2 о Ui W о C Q mQ ё § ю о P Q О О S т о о S ч о е C3 H о X S 0 1 § л S и g э c d м W я я ( U v ( D с о < и ю о г 2 3 PQ 2 о X X ^ - P Q СО & X Я й W я я (D t=! И C D В л ё я о W tQ а, л н и О S S я м R л U i л н и о S в « о _ 2 ю сб С8 о Ю PQ о о о 3 3S ю о о о о (D о о о е X о X X 2 я ^ " д ® g S 3 4 л 5 ^ ^ оо 0^ I Т}- СП ^П ^ о б о ЕҐ tr ^ е О н к 'їй и е и и я о со о И D Я я (U ЕҐ <U Є О (U ю о я «3 т а Он я я & я 4 5 (U 6 7 п PQ S я в 2 03 н о со 6 " s 5 6 7 8 се a о s e 3S о iti }S s и w о рц и (N s X a О s Oh С s s aa H (J s s о о в s. -в я Є ® я 2 а ^ S § I" о so 1-Н и е и рц и ? § D (Я О, И I 1=: о л м ІІ <и я к (U а R (U (U CLh ct <s ON 1-Н Рм и е и 04 G D С С л « оа >» о. ?J rr 4> н о о 1-н п CS Ui н о а 03 е а <1> Си S cJ ? S О Н X о «S S « я а л (О 1=! S <u ей еч я я (U « о D Он С S Он <и Я я ра Й о 2 А н о о к мО § CQ Л Я Он PQ С VO cd о го зя іЛ о і» & 2. Я VD О со « Я <п к о О) о <я im 03 о н я « оа ч ® S ^ і я U о ^ О 00 о . я н Й о я 3 § « о о g^vp о я я О) ч X ч: cS (U I - (U Он Л М а (U § о C Q Я О) я из н я ч о о п я о Он е с я Ю S в І-&І ра о о s s Я" я On ^ e IS о и и S u о о См ^ к ? о О и § §.. § -о. о „ S D « ^ SS п я ^ R оа о ю с о S S о g S ^ <и г D О ё о S щ I І М Н О CQ © ч о O N С ц и е и G о\ 1- Н и е и р ц ^ е я к о- О) § о & S о ^ л 3 Н is PQ ^ о 'Я ® 2 о я _ о ЕГ аю я 03 о t; S н ю го 0) я ^ ^ « ей m о S S Ч 8 ^ о й W - S ON од о о О) i/^ ? ? ' я ^ л н о я U CQ О Н Я Si BQ ч: ® I 2 і EQ S - с я Он я S я я S &« о Н о ч: 2 я S о ОО О я я н о о я я о о я со о? PQ о и S _ Он сЗ in о S а> в- я ж S А ю І4 о hJQ 1=; о л ° 3 я S .. о я Он л и 1=: о я ^ g § ^ § « се а I о я S сЗ ч о ч о я 00 ly- l ЗЯ о ю о ё л о я t:; я я о 1= : л <и с я tt <о о со о о, о я о я <и се я о 3 се о д со я О « Я 5 я S я се о у S а> В Я ^ I=t о о (U ОнЮ я о гГ 5Я m S NO h Q Ч О с-> О (U CJ г- О 00 о- ^ я in я ON Н ГЛ о I о 00 СҐ m со «в 0 о Q я W ^н «к о 1 я Э" S 2 ^ і 3 о S S § я н о о я я л <и X Є9 Н О я н о о я рґ я се ^ о я я о н о о ч я ее Й я 3 0 я 1 СЗ о со ра IS 2 ё 3 g я ^ я 8 I <а м « н о, о о О) § g с о го н о 5Я Я PQ Н О 5Я (U х; я л <и і о я VO <и о о я о о « я о, я о я о I S S а ^ о О D о W S к (U в _ oj pa о. н (U S н W X S о- а с с о g ? І і І I CQ О О g ^ W Он 5 s 55 ® о dj § « С К I <u о ^ « s s s я a s e О Ы u 3S s и u о Ом e 3S s І4 О к § і u о CQ S - a, H <D ce ^ g О с п X о с- С S к <u в (D G. S Я О vo Ce o C Q Н я зЯ О О < N э я X о 0 3 зЯ о (U Н О с о О Я ft я « ' О (Х о я СҐ я я 5 СГ | « я я я х я Я ч ^—' (U CJ л & С со сз 1 1 я я о о н о я я QJ я V O V O (U я ш Зі я cd п о н Ui о о о п 1=Г S ч и я S S m н ? С с 03 X к в . § ^ ь- § ^ н IS н о ^ о S о —I о § в; S S О) Я 3 (U и а Z (U оа Он н о D- Он . С С їґ S о § «г 2 й о Щ ^ X м со 2 о м ^-е^ X о S 2 S X 5Ґ ^ S и § Э S н л X! S I tt & й U Ct 1=; О Ьі х W S Я" ей со S Я 2 л о X 3 0^ ® см S н (U І' с о CQ О че а\ 1-Н Рн и е и Рм а > > гч гя т- Н и е и О м И 2 о я я <и ра н о ^ S 2 я 0^ « г^ сз . ® м о я ^ g- g я О Я « 0Q О S ^ П о <и о ч ей о о. св я а <и g PQ Я о ^ ІІ || о се U бб о н ВВ W 09 5 о 2 С" ВЭ - і « и 2 о н о § 2 о S О) S ё и и о о X ^ (Я я я ^ о X . S ІҐ Я О « о W я я IU э 0) ч Си D н о о ЧО и Я CJ 03 м Я Я 03 U Он О X ^ 3 О § " (U г- н н і РЗ со я о in с ^ 03 И Л 2 Зі о г о я tr я 1=: о ^ ^ И W О я ю <и о Э <D й ffl c3 « О & M CO ^ s « о о ЇҐ s V -tr у «в Si ^ g о Cf 4 s л л я я о . я о ^ я о Он § ? <и л <и я tj я о pa H о 0) в 2 s ( U S X 0 ) ^ ^ О ( U я н 0 5 я Я s X! s g і I 2 « я о 03 Я vo я ffl 4 о 03 со Я о я 1 =: я й (а я ( U я 03 Он С я On (N U с X я ? я 03 н О) tr о 03 W 0 1 <u 2 3 5 н о о ' OS сг On « Я <N я О ) 3 м < u К S о X < D s s s a a. n e о Ы u « s и u о Он ^ и o ^ Я S <N Я Я ЧО o^ ^ Oh и e и G >> я « н S Э g S 3 ё 3 я й 2 ^ І о 2 Mis S О о « я О) S 5 fe S я о м Он CP Он U ю с я н я о 2 О) ОЗ Є9 (N ON 1-H OH и e и Ph в о tt § м н Ч о (Si я я 0 1 в <и _ й- ffl 2 ^ Он со 3 « § 03 Й Я й ^ і - ^ О f-- m I щ о я О 5 ^ « - ра <N _Г ^ се QQ Н 09 м _ Я о U о s оа о о со ц. со ЕҐ « Н Я S о о и со я О л я 3 со 4 hQ 5 О 6 Я 5Я го о Я Я Я" я ^ <и О « я я g я - н g: 03 о я и н о V (U Й PQ О н ЕГ m <и п <u (U а S (U о Он ч; I " Он о оЗ О я о я ^ О ё о s a ^ я « ^ I 5 о 5 « " 5 t u я Ю 6 fU ^ 7 0 5 8 I « s s s <я Си V e о u 3S s и w о 0H » e О 5S c3 (1) Oh « X И (U Э x s Д к D о о с rv о ^ w a о с <u Cu S H о 0^ <N H О sr m С Ш О ю CU (N CO СЧ PQ 1) ч: X 3 _ я Он CQ н о 4 о 5 U <и 6 7 к D ь Я" о я 4) л ё & ю о я О) о о (X О) П ^ri я (N 05 ^ О 0 0 ^ 1 ^^ "І: § Й 2 3 ^ tr (О sEy X 5 й C Q О et я О S о ^ о (ц л ti Он U о V O а\ О н и е и О н о я S ю 5 О О Й а S я о <и ю со о о t=; С1, d fS <s о\ ^ бн и е и рц » е >> С й cd Си <и S cd « Л Я (U й о § я у w Он D § Й о и о. о р « Н О) о t; о о Я я о л S Й я § <и ^ Ч ЧО о ^ о н о « я fx с W я я й> Э S я О) (1> 1 1 Й о С я X 3 X и о 4 5 о 6 я я я (U к п о я g о я 1=: Он 5 я и о OS я я (U 3 0) о, <и я я я о ™ О) 132 Он 2 (U 3S 0J (U о ct ^ л с я о 1/- Ч (11 WW о 0^ as & ? і 03 о п (U 1=: о W я m 1-І < и Я Я ( D О Я 03 0 § 1 я я я 2 3 о о ^ Си Я rt ы CD с гм 03 к «и д к о с о S Ч СП я "" Й е й О у ин У я а& н |е |к! я » СЗ І.І 5 о і Ї й> pa о я ? о ю л я X <и hJQ 5 « с ti W а (Й ж s X ( U 4 5 с ^ 0 ( U 1 сх с 6 S 7 я а 3 4 1 2 5 о о й а 6 я л t=t < D = Ю і ? I " S S о л X г- о I в S 09 Я а Ct 64 S я <о tr <L» о Си о я о « CQ hQ Н и е и р ц Н я о 2 н о я ч я я я я О) я О) со я W я я S 5 ( U 3 я я ( L ) л о я С н ^ п а о (U 2 0Q а м (N я я я я а g ? I'l п я я Я' а « s I « d О) Ю 03 R m ^ (U S К <u о S 5 6 7 8 Л Си V е 35 О 3S S и о Рн ^ К л С о « о я я (U Ui з я л 1 =: D CQ Ю я ч с S со S « я (U о о я JL/ g Я C Q Я О 2 н о ° ^^ 1=; о <N « § ^ ® о З g ^ ^ ^ ^ W н й <и 5 с се ^ « (U « о Он о 2 <и о. ITS Я Я н о VO о 03 СО & D 1= ; о о X 3 я и О ( U я я ( U я § я о я о о я Р З о ч о 1 - н t; о X н (ґ _ нн >> и (U я 4 о -і Ю й о b 03 я ч о X m О н ^ о я й со >> Я Я я я (U 1=: со 03 ^ О. д и й ее Я Я я в я я О) 3 _ <и Ю с-- Э- л й Я ^ я 1=: я є = н IU & 2 О) 2 . со <и о о я <и Он Он Cl, о а> tO ю о 2 О я § я оа <и Я 03 и я я л 3 § 4 5 . ^ о ^ о ^ 6 со 03 ^ Он CN н н § ЕГ аз 1=! со w о X я в m р g я 03 н о 5 2 о я |J3 1=: (L) я со оЗ О СО Си я я 1=: X ш 3 я л I о 03 X я н ( U 0 3 с о 3 о 3 4 о « (U 5 6 о _ о 03 Си я я я 5Ґ (U и 3 ^ м ^ S 7 § 8 с я я я я я (U э <и Си й Он я S я S я Я" о S (U л я я 3 г- н 4 5 < N 6 6-1 (U <и |Р S g 5 п X - і о VO (Я о (Г CD Я О) Ч 5 о (U _ VO со ^ о ^ ^ S S Н я tO (U я VD 2- й- О ^ ^ g ю VO ® со со 5 ОО О СО СО Я я О н я о Он ^ о м я 5S н я <и д W л М ^ о м ю о (U & Ct- я н 03 X я я э Он D ^ PQ о о сч о н « ^ я я ІҐ Ю с § й я щ )Я Si я Р я с ё ^ m о я <и зЯ Я я 03 СО О Я о о W о ч я I" і Й ч о S Он я й я о cd W я РЗ н о зЯ (D Сї 0) 3 я л >> о о (U Я" о Он я (U 3 я я я (U 3 я я а> СО н о п <и Ч • Гч Г- CJ m D нн н из о я л (N 1=; У ^ гл н о я 2 < D Н < U СЗ S S я я сх я X 3 я я О) (В н ^ о 1= : о D СО н о С =Г о н я § со со я о о- Я О я ґґ Я 1= : о CN Сґ ^ Я а t: (U П г о я 03 о 1=: о U <и я Я (U ч: VO со О со 03 я ш я о 03 S О Її оЗ н О о W я я о л а « о ^ 1-І о я ija 1=: ^ я 03 « н 4) о Л Й Я « «и X о fri § со О 3 & S о я ^ о о о >> ю - я ^ S § S о trH оЗ Л (N п ^ с г D Я Л < и Я я О ) S л о я Я м я я VO оо m H e:: 0 1 Еґ Б о с 5Ґ О,^ с О W чо н к о д ^ ЬЙ S н 2 ^ 3 Но" )Я о ^ " я § Н S о «=: 2 S о у (L> ^ о И et <u D Я н о ш оо н о CN гг г» оо н о s s s « CL e 3S О о S и и о Он ^ в •=1 ю о «и U, о я л СП оо я CN tr ri оо о о <и Я' о я м § g S ^ s - D я Os M W О H О ca о „ Ui ^ CO о я H О Я Ч СХ о Н я сг о «=! я о к (О g о я' я а Я D Я о а Е о „ о й н о. о ю (Я М « я і п ?Ґ (N <L» ч: я (а о о с й « X <u s ё S І . Сн ^ е ю m 2 о я PQ О Ч О и-і >> я я я й Оч и е и И >> >л t=i о ffl > DQ ^ CQ сЗ н Ui о н ^ Іі (Ц S я Ж а. ю м я 09 д cd н S m о 2 -Н <и 5 . о 5 ir О л сх'Я С С Я If-: г н Й (U О Я W 55- (U ^ й й cd & & L' ) о 05 О W m CQ о о к сс о <и b t J СЗ я 2 я я « я c d C J я W я ж 2 я Я" Ьг ! Я Cd о н (U C d и- <D (U t? )-( О я е о с о (J t=I о Я W я ж (U cd & I CJ а" ^ н ч <и S cd о о я ^ ё о о а> Я Я CQ Ю О о я я <о я н fN О н Cd Щ ^ ЧО С tr ЧО я оо" ЧО н о cd « о 3 VD О о м н 0 1 2 3 го Я о Он я cd Я 4 я я 5 Ui я . cd о ^ S ^ cd н tr о D ffi s g ® n s о oJ Я R (Я (U H Cf W S X ю fO о И 2 л н о о X X § ей м й со Он 0 1 2 X 3 1=; т й Ї (J а о & и го чо 00 ., CN <N Я я О) Я я аг К S S н ^ я о о. о й § OJ S Я я я я 7- Ю н М 3 о, о о о я о я я (U „ о га D pa Я о CQ О PQ Я W я я S о Я Я о я < и fN) га о я л 4 5 я н я о о, я j:.- >> 0 я 1 2 S 3 <и о 6 з я я "" 7 Ч CQ м О Ю О о со СО ^ S я О Ui я я я о Я о S я сх я о г а ^ 0 1 2 3 о са н о ра со Я а.. я ^ о я н S о „ g у « й со га . О Ьй с ра о я га н о о я н <и §. S и о о ч CQ О I га о д о о я о га S о о н ч: о ра о <и b о га о 5 я ра ех о о ч CQ О 1= : О) П >> о я 2 о я р а о чо о Ю <N Б О <N я ІІІ са о я л .. о о ю га о Он 2 я л ч И) н „ W (П <и я 4 ООО я я я СО СО ГО « « W 03 CQ PQ ООО О я га п н о § m 00 Я о а я я я я г) В га Он г- Я го <и я Я Еґ tri m C N СҐ (N я я я га 5 Он « о га U О ра о ч о о 2 о го (U ра ра 4 5 я я о сг о о о Dh Я 6 7 Он <и (U Я Я га Он V O со Я га я (U я S о о W S я га PQ о ч: о 5 й а 2 о я л t: (U н я сх га о &Н я ЬЙ о Си •- Н чо га , • PQ Н S С» о сл ^ я о dJ я н (U § я я о в о. <и CQ О о о и )Я га Л О о- s s ts ce Си s e 35 О u 35 S u w о Plh » И 2 о я л ч о н я я ч о я о ч: ра рз Ой с м н а о е 2 я « <N <U Н н о 6 н ю S « с ^^ Й н н о 4) ^ О, Й tri (U S S й Д 3 а> m Й о 2 о со I ра 0Q О я 00 S Я W ^ я tn й та CQ ^ О Я 2 5 Ч Я о о га g ^ о U о о га Я ч й О) Ч ч g я О Я ^ ч о ^ о ^ о н С и н га о сх ^ я ^ i'j о ^ <N § ^ Ч о га ^ со tr 2 ^ я Й я ч ^ " ч о PQ О 5 о о 2- о Э я ^ й 2 о ч CQ О Н (-Н оо оо н S " 1=! Я а> tr о о о о. я & о я ^ Си ю со я я 2 я яг Г- « о^ я о га сз о и о S <и W X S CQ VO <ч о="" Ом="" и="" e="" рц="" й="" И="">> W S я га оа § D ч о ^ CL, « о а о н <и га CQ (11 (U я я 1 2 о я cS Я 3 4 я « « га о эт О) R: га о сг я <D (D н я я я CQ S 2 s а X <и t=I X О I-; (Я Я 2 S EJ « S ^ га CJ о и Н Он S Си га о сг ^ н' S ^ о о m -1 оС оо н (1 Н (U га сг & Н я о <u S К <L ) О t=i s CU с 0) (U tO S о аз § с CQ s s ss CS a. (U e 3S О и о « s и u о Рч ^ G s ю о н о g CQ м S ев § S о к PQ О 1=! 0 u 1 !3 Й 5 6 2 3 4 5 W 6 7 03 о л с 0 ) О C Q О О ч о о я р а 0 1 2 3 го ЕГ C N С О 05 Я к а ^ 2 « d S е m >> н о « Й <и Вн ^ с S ^^ и н D t: Q О О я hjQ 4 d) н 5 6 7 т ч (U я а й х н <и СЗ 2 S X . . S о CN а, с S ^ « н ON CQ ЭТ ON го н о m сг (N ^ S я «J CQ О g 4 О 5 0 сз G. 1 6 Я 7 я а> с; CQ 1 (X 2 я ев Я X 3 4 Я я о (а н й О) 5 о 6 и я >4 1=; <D ? О D PQ Н О 7 ^ 8 о н С S 2 о (U « я S QQ Ю О <и и н о О) PQ СО а Я 1=: я я я (U ?ґ (U § Я о- я о • г § ^ Я ев н О « ГЛ tr ON m н о m сг < N « Я Я (U 1= : с (U C U Я я я яг ев х я я ON н о со CN W я я D я я оа ю о D S 1) tO ю о ID О W я я ее й § о а « о W я я c d н S3 rv О U О (U cd оа <и а о. ? rv R. ON О я H я о я m я (U СҐ 3 ^ о С я н о w я PQ я я я < u sr D я о cd (U л D. vo я м я s ю о d (U я p я cd l- H о s cd > н я PQ cd Ю п О л о к м ?а ^ О J я CnJ (U ^ § й о <N D О я л § PQ g а я н я C t о PQ со Я О «3 § t=[ <u я PQ О Ё н <и о PQ О Я Я л И § § з о 04 1=! і PQ § а> 4 о 5 6 S 7 W я СҐ о S о я t=: о я S й v я я Он оа н і к о а о я л я ^ р а е х я < L ) PQ Н О § PQ м я О О н я CQ PQ Н О се tr си и е и с >> t! Я CN ? о S (U « Я Я CQ vo о D S О <u a &Й PQ Я я я <o 4 Я PQ Н О 5 о а о я mQ 6 7 н я PQ Л Я <и о ^ РО п я О Он я I Г- <N fS ^ w я я (U 1=: я Х Я я (U PQ н о « о ч о X 3 я <D g (U PQ s tt о CQ ^ M Is I Г-- н CJ <N si « я Я <и я я PQ ю о О) <и о ю о о (U C M Я я я ^ я -еН я я ?і cd й <N я ed cd tt Я cd З cd зЯ « S cr оа >> н н а <u 5Я cd (U t=C « Сґ (U я cx с о « я я cd й С 1 Г- н Щ <N cd Н О H О г ч З " ; <N ro rl; uo vq OO ЧО 03 о s п. u й S и s X « с; О) Ч і- З 2 и се се ю X Q. С ^ О О о W се 3= Т U S ІЙ 03 Ьі S X ^ ^ ^ § § Ї ^ g —; rn 0 о чо vd Ш w-t \D rj rj г-j і ^So « ^ = = § Ml ? r, p о u Ї rt « 5 с 0.0 issl i о о H == ^^ Oh ?0 У <U (U с a'S S S IS JS O. M 00 ^ U-) ЧО Г— 00 fN(N{N C-j<N fNCsi CNoi г4 CN M « 5 5 о -tr n. ІЙ i> I Q. С H a Я < M Я s 3 Я Й = ас X B- S- ее се to ± s s M Q S з: з: 5 я я се ее CJ ct U! Ui - 3" 3" ce (U Ї Ї O. ce ce 3" c; ce ce С 4 Ч ї^о О О PO g ^ Г4 ГЛ о — — Ш <N (N О! СО CQ І s н о о X s с; § ю ? о Ж о я CQ S S D. § § с D м CQ се 5 о и - гл 00 OS VO s s X ts о о о S § X и S «и о. Рй о U О с и S X U X S (U а CJ са ja Й 1Г) Н- с X г a. о X X X <u ca & о с; о й са г S п. се § U со 2 х 2 S о Й 5 2 8 1 с о ё § о 2 00 S S о о а. С ю л о. Э ее 03 я «е « О ) О as S О) s к о й о 4 5 6 а, С 7 И І І х я к S X и ON ^ 21 § as sr X о и S к я S о 13 о я я ш Я о X g я я (U W 3 я X л І (X) я о & о с х я п X 3 S во 0 1 2 S 3 S в и т м S о с зЯ Я Я 1) g . ё. 5 fsi д < я ^ а о cd Я Я Я <и о- 2 о S Йё Ь:! Я ее сз t; а. О «и я я < и я § я о я 1Г> D, Ю Я О Й о Sax >. с я X я <и я я 1> я § я о я ? ^ g 5 я 5 S « § Ц СП о (U о <N ее 5 п ч: >> Ч CQ БИБЛИОГРАФИЯ I. Официальные документы и нормативные акты 1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голо- сованием 12 декабря 1993 г. -М., 1993. 2. 3. Всеобщая декларация прав человека. Принята Генеральной Ас- самблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Сборник важнейших документов по ме- ждународному праву. Ч. 1. - М., 1996. С. 96-102. 4. 5. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законода- тельства Российской Федерации, 1996. № 25. Ст. 2954. 6. 7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. // СЗ РФ. 2001. № 52. 4.1. Ст.4921; 2002. № 22. Ст.2027; 2002. № 30. Ст.3015; 2002. № 44. Ст.4298. 8. 9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г.// СУ РСФСР. 1922. №20-21. Ст. 230. 10. 11. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. 12. 13. О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52. 4.1. Ст.4924; 2002. № 22. Ст.2028. 14. 15. О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод: Федеральный закон от 20 марта 2001 г. 16. 17. О статусе судей в РФ: Закон РФ от 26 июня 1992 г. // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 30. Ст.1792; СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2399; 2000. № 26. Ст.2736; 2001. № 51. Ст.4834. 18. 10. О прокуратуре Российской Федерации: Закон РФ от 17 января 1992 г. № 2202- 1// Ведомости Съезда народных депутатов. 1992. № 8. Ст.367. СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.4472; 1999. № 7. Ст.878; № 47. Ст.5620; 2000. № 2. Ст.140; № 14. Ст.1487; 2001. № 53. 4.1. Ст.5018; 2002. № 26. Ст.2523; № 40. Ст.3853. И. Об органах Федеральной службы безопасности в РФ: Федеральный Закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ // СЗ РФ 1995. № 15. Ст. 1269; 2000. № 1. Ст. 9; № 46. Ст. 4537; 2003. № 5. Ст.156. 12. О федеральных органах налоговой полиции: Федеральный Закон от 24 июня 1993 г.//ВВС. 1993. №29. Ст. 1114; СЗ РФ 1995. № 51. Ст. 4973; 2000. № 46. Ст. 4537; 2003. № 1. Ст. 14. 13. 14. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный Закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ // СЗ РФ 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст.3502; 1998. № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст.233; 2000. № 1. Ст. 8; 2001. № 13. Ст. 1140. 15. 16. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совер- шении преступлений: Закон РФ от 15 июля 1995 г. // СЗ РФ. 1995. № 29. С.2759. 17. 18. О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государ- ственной Думы Федерального собрания РФ: Федеральный закон № З-ФЗ от 8 мая 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 2. Ст.74; 2002. № 28. Ст.2785. 19. 20. О государственной защите судей, должностных лиц, правоохрани- тельных и контролирующих органов: Федеральный закон РФ № 45 от 20.04.1995 г. // СЗ. 1995. 2002. № 50. Ст.4928. 21. 22. О милиции: Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 23. 1991. № 16. С. 503. 1993. № 10, С.360. 1993. № 32. С. 1231; СЗ РФ. 1997. № 22. Ст.2556; 1999. № 14. Ст.1666; 1999. № 49. Ст.5905. 24. Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан: Закон РФ от 27 апреля 1993 года № I // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1993. № 19. Ст. 685. 1995. №51. Ст. 4970. 25. 26. Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г.// Российское законодательство X - XX веков. Судебная реформа. - М.: Юрид. Лит., 1991. Т. 8. С. 120-252. 27. 28. Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г.// Российское законодательство X - XX веков. Судебная реформа. - М.: Юрид. Лит., 1991.-496 с. 29. 30. Декрет о суде № 1 от 24 ноября 1917 г. // СУ РСФСР. 1917. № 4. 31. ст. 50. 32. Декрет о суде № 2 от 12 января 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 26. Ст.420/347. 33. 34. Декрет о суде № 3 от 20 июля 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 52. Ст.589. 35. 36. Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 85. Ст.889. 37. 38. Положение о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г. // СУ РСФСР. 1920. № 83. Ст. 407 39. 40. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных рес- публик //Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст. 15. 41. 42. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М.: Изд-во «Республика», 1992. - 110 с. 43. 44. О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 г. № 1237-IV.// Ведомости Верховного Совета СССР. 1963. № 16. Ст. 181. 45. 46. О создании СУ ФСК РФ и следственных подразделений в органах контрразведки РФ: Указ Президента РФ от 22 ноября 1994 г. № 2106 // СЗ РФ. 1994.№31.Ст.3255. 47. 48. О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422// СЗ РФ.1998. № 48. Ст.5923. 2001. № 24. Ст. 2416. 49. 50. Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 31 июля 2000 года № 1415 // СЗ Российской Федерации. 2000. № 32. Ст. 3342. 51. 52. О внесении изменений и дополнений в некоторые указы Президента Российской Федерации, регулирующие деятельность МВД Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 24 ноября 2000 года № 1937// СЗ Российской Федерации. 2000. № 48. Ст. 4666. 53. 54. О численности органов предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации и оплате труда их со- трудников: постановление Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1999 г. № 126// СЗ РФ. 1999. № 7. Ст. 912; 1999. № 42. Ст. 5043. 55. 56. О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей: Постановление Пленума Верховного Суда от 27 апреля 1993 г // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. №7. 57. 58. О мерах по укреплению законности в деятельности органов внутренних дел при регистрации и учете преступлений: Приказ Генерального прокурора № 72 и МВД РФ № 1058 от 28 января 2001 г. 59. 60. О временной организации регистрации и учета преступлений: Указание Генерального прокурора РФ № 36/11 и МВД РФ от 28 июня 2002 г. 61. 62. Об организации прокурорского надзора за предварительным след- ствием и дознанием: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 18 июня 1997 г. № 31 (с изм. от 5 июля 2002 г.) 63. 64. Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина: Приказ Генерального Прокурора Российской Федерации 22 июля 1996 года № 30 // Сборник основных приказов и указаний Генеральной прокуратуры Российской Федерации. -М.: Норма, 1999. С. 51-56. 65. 66. О порядке проверки законности постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела: Приказ Гене- рального прокурора Российской Федерации от 4 августа 2000 г. № 115. 67. 68. Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве: Приказ Генерального Прокурора Российской Федерации от 12 ноября 2000 г. № 141. 69. 70. Об организации исполнения Федерального Закона «О ведении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и переходе органов прокуратуры к работе в новых условиях уголовного судопроизводства: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 20 февраля 2002 г. № 7. 71. 72. О бланках процессуальных документов: Приказ Генерального про- курора Российской Федерации от 5 апреля 2002 г. № 15 // Законность. 2002. № 6. С.58-60. 73. 74. Об организации работы Генеральной прокуратуры Российской Федерации по международному сотрудничеству в сфере уголовного судо- производства: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 26 июня 2002 г. № 35. 75. 76. Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 5 июля 2002 г. № 39. 77. 78. О введении в действие инструкции о порядке рассмотрения и раз- решения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации: Приказ Генерального прокурора от 15 января 2003 г. // Законность. 2003. № 4. 79. 80. Об участии прокуроров в надзорной стадии уголовного судопро- изводства: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 11 февраля 2003 г. № 10. 81. 82. Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд: Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной пограничной службы РФ, Государственного таможенного комитета РФ, Службы внешней разведки РФ, согласованной с Генеральной прокуратурой РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. 83. 84. О Следственном комитете МВД Российской Федерации: Приказ МВД РФ № 28 от 8 февраля 1992 г. 85. 86. О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов ОВД: Приказ МВД РФ № 197 от 15 июня 1992 г. 87. 88. О дополнительных мерах по укреплению следственных подразделений ОВД: Приказ МВД РФ № 107 от 8 апреля 1994 г 89. 90. Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия под- разделений и служб ОВД в раскрытии и расследовании преступлений в раскрытии и расследований преступлений: Приказ МВД РФ № 334 от 20 июня 1996 г. 91. 92. О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 года № 1422: Приказ МВД России от 4 января 1999 г. № 1; от 17 августа 2000 г. № 870, 872; от 10 февраля 2001 г. № 140. 93. 94. Об организационно-штатных мероприятиях по Следственному ко- митету при МВД России и изменении лимитов численности органов предва- рительного следствия: Приказ МВД № 952 от 23 ноября 1999 г.// Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. 2000. № 5. 95. 96. О совершенствовании деятельности в системе МВД России органов предварительного следствия по расследованию организованной преступной деятельности: Приказ МВД России от 30 июня 2000 года № 703.// Ин- формационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. 2000. №5. 97. 98. О предоставлении информации по уголовным делам: Приказ МВД России от 17 августа 2000 года № 871. 99. 100. Об утверждении Положений о следственных управлениях Следст- венного комитета при МВД России: Приказ МВД России от 31 декабря 2000 г. № 1322// Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. 2000. № 5. 101. 102. Об утверждении инструкции о порядке присвоения (подтверждения) квалификационных званий сотрудникам органов внутренних дел РФ: Приказ МВД России от 14 августа 2002 г. № 777. 103. 104. Об утверждении наставления по организации профессиональной подготовки сотрудников органов внутренних дел: Приказ МВД России от 8 октября 2002 г. № 965. 105. II. Монографии, учебники, учебные пособия. 106. Азаров В.А., Мацак Б.К Институт судебного контроля в истории российского уголовного процесса. - Омск, 1999. - 59 с. 107. 108. Белкин Р.С. Профессия - следователь. - М.: Юрист, 1998. - 168 с. 109. 110. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. - М.: Норма, 2001.-239 с. 111. 112. Белкин Р.С. Репортаж из мастерской следователя. - М.: Норма, 1998.-336 с. 113. 114. Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования в советском уголовном процессе: Учебное пособие. - М., 1971. - 59 с. 115. 116. Витрук Н.В. Основы правового положения личности в социали- стическом обществе. - М.:Наука,1979. - 229 с. 117. 118. Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе: Учебное пособие. - М.: ЮРМИС, 2000. - 144 с. 119. 120. Григорьев В.Н., Селютин А.В. Подследственность в уголовном процессе: Учебное пособие. - М.: Книжный мир. 2002. - 115 с. 121. 122. Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя: Учебное пособие. - М.: Академия управления МВД СССР, 1981. - 60 с. 123. 124. Гуляев АЛ. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1981. - 191 с. 125. 126. ДаневскийВ. Наше предварительное следствие. - СПб. 1895. 127. 128. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе (концептуальные положения). - М., 1995. - 96 с. 129. 130. Жогин НВ., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.,1965. - 367 с. 131. 132. Зеленецкий В С. Возбуждение государственного обвинения в советском уголовном процессе. - Харьков. 1979. С. 54. 133. 134. Зеленский В.Д. Следователь как субъект расследования: Учебное пособие. - Краснодар, 1982. - 95 с. 135. 136. Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов, 1968.-69 с. 137. 138. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе: Учебное пособие." Волгоград: Высшая следственная школа. 1988. - 65 с. 139. 140. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М.: Спарк, 2002. - 991 с. 141. 142. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ./ Под ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулиной. - М.:Юристъ, 2002. - 1039 с. 143. 144. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. Б.Т. Безлепкина. - М.:ТК Велби, 2003. - 776 с. 145. 146. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики). Соч.: в 8-ми т. -М.: Юрид. Лит. 1967. Т.4. 33-69 с. 147. 148. Кони А. Отцы и дети судебной реформы (к 50-летию Судебных уставов 1864-1914).-М., 1914. 149. 150. Конституционное право: Учебник / Под ред. А.Е. Козловой. - М.: Юристь, 1996. 151. 152. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юрид. лит-ра, 1986. - 160 с. 153. 154. Лар^я^.М Я-следователь. -М.: Юрид. лит., 1991. - 191 с. 155. 156. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М.: Бек, 1997. - 324 с. 157. 158. Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии: Учебное пособие. - М.: Российская Академия правосудия, 2001. - 158 с. 159. 160. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснован- ностью принимаемых следователем решений: Методическое пособие. - М.: Юринформ, 2000.- 102 с. 161. 162. Люблинский П.И. Предварительное следствие. - М., 1923. 163. 164. Мальцев ВТ. Социалистическое право и свободы личности: Теоре- тический вопрос. - М., 1968. - 82 с. 165. 166. Масленникова Л.Н. Судебный контроль за законностью процессу- альной деятельности органов дознания и предварительного следствия: Лекция. - М.: Академия МВД, 1994. - 31 с. 167. 168. Масленникова Л.Н. Досудебное производство в уголовном процессе России: Лекция. - М.: Академия МВД, 1993. - 32 с. 169. 170. Масленникова Л.Н. Уголовный процесс. Общие положения: Курс лекций. - М.: Академия МВД, 2000. - 136 с. 171. 172. Масленникова Л.Н. Методология познания публичного и частного (диспозитивного) начал в уголовном судопроизводстве. - М.: Академия МВД, 2000. - 179 с. 173. 174. Материалы НКЮ РСФСР, вып. Xl-Xl 1 -М., 1921. С. 15-26. 175. 176. Материалы парламентских слушаний на тему: «Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части процедуры возбуждения уголовных дел»: Информационный бюллетень № 2 в 2- частях.-М., 2003. 177. 178. Материалы научно-практической конференции на тему «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия»: Информационный бюллетень № 4 в 2-х частях. - Казань, 24-25 марта 2003 г. 179. 180. Материалы научно-практической конференции на тему «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия»: Информационный бюллетень № 5 в 2-х частях. - М.-Магнитогорск, 3-4- апреля 2003 г. 181. 182. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М.: Право и закон, 1996. - 304 с. 183. 184. Михайлов В.А., Самоделкин С.М. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1995. - 68 с. 185. 186. Модогоев А.Д. Планирование работы в следственных аппаратах и органах дознания: лекция. - М., 1992. - 48 с. 187. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М.: Спарк, 1996. - 125 с. \()\. Нажимов В.П. Типы, виды и формы уголовного процесса. - М.,1956.-66 с. 102. Найденов В В. Советский следователь. - М.: Юрид. лит., 1980. - 103. 112 с. 104. A.M. Омаров. Социальное управление. Некоторые вопросы теории и практики. - М.: Мысль, 1980. - 269 с. 105. \04. Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности (в уголовном процессе). - М.: РАН, 1992. - 94 с. \05. Петуховский А.А. Прокурорский надзор: Учебное пособие. - М.: Бизнес Ч.И., 1998.-40 с. 106. Петуховский А.А. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. С. 47-48. 107. 108. Петуховский А.А., Шурухнов КГ. Доказывание в уголовном судо- производстве, виды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001 г.): Учебное пособие. - М., 2002. - 86 с. 109. 110. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. -М., 1956. С. 111-112. 111. 112. Правовые и криминалистические проблемы раскрытия и расследования преступлений: Сборник Академии МВД России. - М., 1998. 113. \\0. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М.: Госюриздат, 1961. - 277 с. 111. Ривлин А.Л. Организация адвокатуры в советском уголовном процессе. - М., 1970. 112. 113. Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием / Под ред. М.С. Строговича и Г.Н. Александрова - М., 1959. 114. \\Ъ. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М.: Наука, 1971.-342 с. 114. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. — М.: Наука, 1975. - 383 с. 115. 116. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. - М.: Юр.лит., 1971. - 240 с. 117. we. Сильное M.A. Вопросы прокурорского надзора за законностью производства следственных действий: Учебно-методическое пособие. - М. - Воронеж: Модэк, 2001. - 64 с. 117. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - СПб.: Наука, 2000. - 118. 223 с. 119. Соловьев А.Б. и др. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. / А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, А.Г. Ха- лиулин. - М.: Юрлитинформ, 2000. - 174 с. 120. \\9.Статкус В.Ф. Органы предварительного следствия в системе МВД РФ: история, современное состояние и перспективы: Учебное пособие. / В.Ф. Статкус, А.А. Жидких; под ред. В.А. Алферова. - М.: Спарк, 2000. - 103 с. \20. Статкус В.Ф. Предъявление обвинения и составление обвинительного заключения: Практическое пособие./ В.Ф. Статкус, И.А. Цоколов, А.А. Жидких; под ред. И.А. Попова. - М.: Книжная находка, 2002. - 157 с. \2\. Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М., 1958. - 136 с. 122. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М.: Наука, 1968 - 470 е.; Т. 2. - М.: Наука, 1970. - 516 с. 123. 124. Судебная власть: Научное издание / Под ред. И.Л. Петрухина. - М.: ООО «ТК Велби», 2003. - 720 с. 125. 126. Судебная реформа и становление правового государства в Российской Федерации (по материалам международной научно-практической конференции) / Под общ.ред. B.C. Комаровского, М.Ю. Мизулина. - М.: ДиАр, 2003.-296 с. 127. 128. Таганцев Н.Т. Судебный следователь по судебным уставам и в действительности / Журнал гражданского и уголовного права. 1881.Кн З.С. 115. 129. 130. Теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Право и закон, 1996.- 424 с. 131. 132. Теория государства и права: Учебник / Под ред. М.Н. Марченко. - М.: Зерцало. 1998. С.417-418. 133. \2%.Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1991.- 240 с. 129. Томин В Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Горький, 1989. - 112 с. 130. 131. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 2002. - 703 с. 132. 133. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зер- цало- М, 2001. С. 93-94, 225-230. 134. 135. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинский. - М.:Юристъ, 1999. - 696 с. 136. 137. Фаткулин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань: Казанский университет, 1965. - 531 с. 138. 139. Фойнщкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб: Альфа, 1996. Т. 1 - 552 е.; Т. 2. - 606 с. 140. \Ъ5. Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. - М.: Спарк, 1998. - 80 с. 136. Чезаре Беккария. О преступлениях и наказаниях// Законность. 1993. №№ 1-6. Чистякова B.C. Полномочия следователя в советском уголовном процессе. - М., 1974. Чувилев А.А. Прокурорский надзор: вопросы и ответы./ А.А. Чуви- лев, Ан.А. Чувилев. - М.: Новый юрист, 1999. - 136 с. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании пре- ступлений. - М.: Юрлитинформ, 2000. - 232 с. Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб.: Юрид.центр Пресс, 2001." 219 с. \4\. Якубович Н.А. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. - М., 1989. III. Статьи, лекции 142. Абдумаджитов Г.А. Об актуальных проблемах совершенствования деятельности следователя // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов ОВД. - Ташкент, 1987. С. 5-11. 143. 144. Александров И.В. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право. 2001. № 9. С. 54-62. 145. 146. Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. 2002. № 5. С. 99-102. 147. 148. Бабаева Е.У. Противодействие предварительному следствию и пути его преодоления // Следователь. 2001. № 6. 149. \46. Бабенко А., Яблоков В. Рассмотрение судом жалоб на действия и решения органов расследования // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 57-59. \ 47. Бабенко А., Яблоков В. Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить // Российская юстиция. 2000. № 6. С. 2-3. 14S. Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 24-26. 149. Балакшт В. Нужен Следственный комитет // Социалистическая законность. 1991. № 2. С. 28. \50. Балакшин В. Состязательность или оптико-акустический обман // Законность. 2001. № 12. С. 23-27. 151. Балакшин В. С. Проблемы собирания и проверки доказательств в свете нового УПК РФ // Материалы парламентских слушаний на тему «Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части процедуры возбуждения уголовных дел». Часть 2. - М., 2003. С.11. \52. Басков В. О предварительном следствии // Советская юстиция. 1990. № 15. С. 16-19. 153. Белкин А Р. Новый УПК и проблемы доказывания / Роль и значение деятельности профессора Р.С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики: Материалы международной научно-практической конференции. - М., 2002. С. 38-44. 154. 155. Бердичевский Ф.Ю. Взаимодействие органов следствия и дознания как организационная система // Советское государство и право. 1973. № 12. С. 106- 110. 156. \ 55. Бердичевский Ф., Чистяков О. О реорганизации предварительного следствия // Социалистическая законность. 1957. № 7. С. 21-25. \5в. Божьев В.М., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и независимость следователя: история и современность / Проблемы формирования социалистического правового государства. - М.: Академия МВД России, 1991. С. 118-124. \Ъ1.Божьее ви. Предварительное расследование: традиции, новации, псевдоновации / Актуальные проблемы совершенствования организационных и правовых основ деятельности органов внутренних дел: Труды Академии управления. -М., 1999. С. 160-166. \Ъ%.Божьев В.М. «Тихая революция» Конституционного суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. 2000. № 10. С. 9-11. 159. Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Государство и право. 1994. № 6. С. 13-22. \60. Бородин С.В., Грун А.Я. К вопросу о реформе судебного управления и следственного аппарата в СССР // Советское государство и право. 1957. № 7. С. 89- 98. \в\.Будншое В.Л. О процессуальной самостоятельности следователя в современных условиях // Применение нового законодательства в области борьбы с преступностью. - Домодедово, 1994. С. 162. Васильев О. Сначала реформа института предварительного следствия, а затем следственного аппарата // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 30- 31. 163. 164. Вахитов Ш.К. Место следственного аппарата в системе государст- венных органов // Советское государство и право. 1988. № 2. С.70-76. 165. 166. Верещагина А.В. Судебный следователь по судебным уставам 1864 г.// Информационный бюллетень СК МВД России. 1993. № 4. С. 87-90. 167. 168. Вицин С. Концепция 1991 года положила начало формированию правового государства в России // Российская юстиция. 2001. № 11. С. 15-17. 169. 170. Выдря М.М. Расследование уголовного дела - функция уголовного процесса // Советское государство и право. 1980. № 9. С. 78-82. 171. \61.Выдря М.М., Михайлов В.А. Процессуальные функции в стадии предварительного расследования // Проблемы действия права в новых исто- рических условиях. - М.: Академия МВД России, 1993. С. 117-125. \в%. Витрук Н.В. О категориях правового положения личности в социалистическом обществе // Советское государство и право. 1974. № 12. С.13. \в9. Гаврилов Б.Я. Актуальные вопросы предварительного следствия по УПК Российской Федерации / Материалы международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. - М., 2002. С. 133-136. 170. Гаврилов Б.Я. О реальности российской уголовной статистики // Законность. 1999. № 6. С. 27-32. \7\. Галустьян О.А. В плену идеальных стереотипов // Щит и меч. 02.01.2003. № 1.С.5. 172. Гаухман Л. Нужна правовая экспертиза по уголовным делам // За- конность. 2000. № 4. С. 21-24. 173. 174. Головко Л.В. Новейшее французское законодательство о предвари- тельном следствии // Информационный бюллетень СК МВД РФ. 1994. № 1. С.64 - 72. 175. \1 А. Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002.№5.С.51-61. \15. Гришин А.И. Процессуальные функции следователя// Следователь - сегодня. - Саратов, 2000. С. 12-13. 176. Гришин Л.И., Громов Н.А. Процессуальные функции следователя // Правоведение. 2001. № 5. С. 147-152. Ml. Гуляев А.П. Выведение следствия из сферы ведомственного влияния// Сборник научных трудов ИГПАН РФ. - М., 1990. С. 153-156. 178. Гуценко К. Следственный комитет - благо ли // Социалистическая законность. 1991. № 3. С. 18-20. \19.Даев ВТ. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве //Правоведение. 1977. № 1. С. Деришев Ю.В. Предварительное следствие: исследование или преследование?/ Российская юстиция. 2002. № 10. С. 34-35. 181. Доля Е.С. К вопросу создания Следственного комитета // Советская юстиция. 1993. № 20. С. 9-10. \%1.Доля Е.С. Следователь: где и каким ему быть // Советская юстиция. 1990. № 15. С. 14-17. \Ю.Дубривный В.А. К вопросу о правовом положении следователя в советском уголовном процессе //50 лет советской власти и актуальные проблемы правовой науки. - Саратов, 1967. С. 173-174. Дубривный В.А. Процессуальные вопросы взаимоотношений прокурора со следователем / Следователь- сегодня. - Саратов. 2000. С. 7-8. \%S. Ефимичев С.П. Задачи предварительного расследования // Сборник следственной школы. - Волгоград, 1988. С. 4-20. 186. Ефимичев С.П. Обеспечение прав личности, интересов общества и государства - приоритетная составляющая судебно-правовой реформы // Журнал российского права. 2001. № 11. С. 34-45. Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы //Государство и право. 1996. №11. С. 85-91. л Жогин Н.В. История развития и совершенствования предварительного следствия в СССР // Социалистическая законность. 1967. № 1. С. 3-11. Жуковский В.М. Процессуальная независимость следователя и некоторые его гарантии // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. - Волгоград,! 991. С. 37-43. 190. Жуковский В.М. Связан ли судья доводами обвинения при решении вопроса об аресте? / Российская юстиция. 2003. № 4. С. 43-44. 191. 192. Зажицкий В. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное су- допроизводство // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 45-47. 193. \92. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. УПК РФ 2001 года и проблема надлежащего уголовно-процессуального регулирования / Материалы международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ.- М., 2002. С. 29-31. 193. Иванов А.В. Роль и место Следственной Части в системе органов предварительного следствия // Правовые и криминалистические проблемы раскрытия и расследования преступлений: Сборник трудов Академии МВД РФ. 1998. С. 40-45. 194. 195. Карнеева Л. М. Где быть следственному аппарату // Социалистическая законность. 1991. № 2. С. 26-28. 196. \95. Карнеева Л.М. Укрепление законности и процессуальной самостоятельности следователя // Пути совершенствования мер по предупреждению преступности. - М., 1988. 196. Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Государство и право. 1998. № 2. С. 66-71. 197. 198. Коган В. Почему бы не быть следственному судье // Советская юстиция. 1988. № 7. С. 26-27. 199. 19^. Кожевников И.И. Куда следовать следователю // Информационный бюллетень СК МВД России. 1997. № 1(90). С. 21-25. \99. Колмогоров В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью // Российская юстиция. 2000. № 3. С.6-8. 200. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы // Государство и право. 1998. № 11. С. 31- 39. 2Q\. Колоколов Н.А. Проект УПК РФ: суждено ли нам сейчас пройти тернистый путь от иллюзий к реальности // Следователь. 2001. № 4. С. 13-16. 202. Кондратов Б., Щербинский В. Следственный комитет России: кто «за» и кто «против» // Российская газета. 1998. 15 апреля. 203. 204. Корнуков В.М. Достоинства и проблемные аспекты нового УПК России / Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ.- М., 2002. С. 18-20. 205. 206. Коротких М.Г., Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата России в 1860-1864г. //Советское государство и право. 1991. №10. С. 122-128. 207. 208. Краткая история становления и развития следственного аппарата ОВД// Информационный бюллетень СК МВД России. 1993. №1 (74). С. 3-6. 209. 210. Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно- процессуального положения следователя в правовом государстве / Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия. - Волгоград, 1992. С. 81-88. 211. 212. Кудинов Л.Д. Некоторые вопросы правовой регламентации взаи- моотношений следователя, начальника следственного отдела и прокурора // Сборник высшей следственной школы. - Волгоград. 1990. С. 79-89. 213. Кудинов Л.Д. Процессуальный подход к определению места следственного аппарата в структуре органов государства / Предварительное следствие в условиях правовой реформы: Сборник трудов Волгоградской следственной школы МВД РФ. 1991. С. 22-31. 209. Кулагин Н.И., Кравченко ВТ. Тенденции развития следственного аппарата, совершенствование его статуса и структуры / Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия. - Волгоград, 1992. С. 55-65. ІХ^.Куцева Э.Ф., Петрухин И. Д. О концепции уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 12. С. 83. 211. Ларин A.M. Заметки о предварительном следствии в России // Го- сударство и право. 1993. № 3. С. 72-76. 212. 213. Ларин A.M. Преступность и раскрываемость преступлений // Госу- дарство и право. 1999. № 4. С. 83-89. 214. 215. Ларин A.M. Что будет с судебной реформой // Государство и право. 1994. № 10.С.138-143. 216. 2\А. Лившиц Ю.Д., Даровских С.М. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь. 2002. № 8. С. 13-15. 2X5. Лукашевич В., Шимановский В. О праве прокурора и следователя прекратить уголовное дело по не реабилитирующим основаниям // Социалистическая законность. 1991. № 10. С. 36-38. 2X6. Лунеев В В. Правовое регулирование общественных отношений - важный фактор предупреждения организованной и коррупционной преступности // Государство и право. 2001. № 5. С. 106-112. 217. Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ / Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. - М., 2002. С. 79-82. 2\S. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. № 11. С. 2-5. 2\9. Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 6. 220. Макарова 3. Состязательность нужна, но какая // Законность. 1999. №З.С. 24-27. 22\. Мамонтов А.Г. Россия 1860 года: учреждение судебных следователей (социально-политические и идейные предпосылки) // Государство и право. 1996. №3. С. 142-150. Мамаев Ю.В. Нравственные принципы и нормы в правоприменительной деятельности следователя // Сборник высшей следственной школы. - Волгоград. 1985. С. 35-43. Манаев Ю.В. Принцип процессуальной самостоятельности как гарантия законности и обоснованности принимаемых им решений по уголовному делу // Труды Высшей следственной школы МВД СССР. 1977г. Выпуск 16. С.45-50. Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. К вопросу о процессуальной са- мостоятельности // Советское государство и право. 1968. № 6. С. Масленникова Л.Н. Обжалование ареста в суд: трудности практики // Законность. 1993. № 6. С. 37-42. Масленникова Л.Н. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста // Законность. 1993. № 2. С. 21-27. Масленникова Л.Н. Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства // Законность. 1995. № 1. С. 20-24. Махов В. Следователь или стрелочник // Милиция. 2000. № 5. С.46-49. Мизулина Е.Б. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным мировым стандартам // Российская юстиция. 2002. №6. СЛ4-15. Михайлов А.И. Сущность и значение предварительного следствия в советском уголовном процессе // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. - М., 1982. Михайлов В.А. Организация раскрытия и расследования преступлений // Актуальные проблемы расследования преступлений. - М.: Академия МВД России, 1995. С. 5-21. Михайлов В.А. Независимость прокурора // Правовые и кримина- листические проблемы. -М.: Академия управления, 1998. С. 188-196. Михайловская КБ. Оснований для оптимизма больше, чем для мрачных прогнозов // Российская юстиция. 2001. № 11. С. 13-14. Михайловская КБ. Права личности - новый приоритет Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. № 7. С.З. Михеенко ММ. О развитии конституционных принципов уголовного судопроизводства / Научные и практические проблемы уголовного су- допроизводства в свете судебно-правовой реформы: Материалы научно- практической конференции.- Ижевск, 1989. С. 35. Мотовшовкер И.О. О внутреннем убеждении следователя и со- держании осуществляемой им функции (правовые и этические аспекты) // Сборник высшей следственной школы. Вып. 15. - Волгоград, 1976. С. 25-35. Мотовшовкер Я. О. О гарантиях интересов личности и правосудия // Советское государство и право. 1974. № 6. С. 100-101. Мыцыков А. Прокуратура. Проблемы развития // Законность. 2000. № I.e. 4-7. Нажимов В. П. Об уголовно-процессуальных функциях // Право- ведение. 1973. № 5. С. 73-82. Нажимов В. П. О совершенствовании уголовного процесса с учетом учения об уголовно-процессуальных функциях / Сборник научных трудов «Уголовный закон и совершенствование правоприменительной деятельности. - Калининград. 1992. С. 82-84. 2А\. Назаренко В. Санкция прокурора или судебное решение?/ Законность. 2000. № 12. С. 34-35. 242. Назаренко В. Предварительное расследование в современном уго- ловном процессе // Законность. 2002. № 8. С. 41-42. 243. 244. Назаров А.Д. О единстве статуса следователя в Российской Федерации // Правовые и организационно-тактические проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. - Красноярск, 1998. С. 245. 246. Наумов А. Суд как орган борьбы с преступностью, а прокуратура - как институт общего надзора // Российская юстиция. 2002. № 1. С. 24-26. 247. 248. Нащекин Е. О бедном следователе замолвите слово // Законность. 1997. №3. С. 47-49. 249. 250. Нургалиев Б.М. Государственный следственный комитет Республики Казахстан // Государство и право. 1996. № 11. С. 49-52. 251. 252. О статусе судей и судебная система // Российская юстиция. 2001. № 8. С.2-9. 253. 254. О состоянии законности в Российской Федерации и мерах по его укреплению: Материалы координационного совещания // Российская газета от 13.03.2003. № 46. 255. 256. Обсуждение Концепции развития досудебного производства в 257. Российской Федерации: материалы круглого стола // Информационный бюллетень СК МВД России. 1998. № 1(94). С.5-14. 258. Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании // Законность. 2002. № 11. С.29-30. 259. 25\. Перлов И.Д., Рагинский М.Ю. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. 1957. № 2. С. 252. Петрухин И.Л. Презумпция невиновности: равновесие сил обвинения и защиты / Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. - М., 1990. С. 131-135. 253. 254. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. 1998. № 9. С. 12-14. 255. 256. Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 7. С.81-90. 257. 258. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного су- допроизводства в России // Государство и право. 2002. № 5. С. 22. 259. 260. Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России // Государство и право. 2000. № 8. С. 5-10. 261. 262. Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии пред- варительного расследования // Законность. 1999. № 9. С. 34-35. 263. 264. Победкин А.В. Некоторые вопросы собирания доказательств по новому уголовно-процессуальному законодательству России // Государство и право. 2003. № 1. С. 57-64. 265. 266. Попов И.А. Выступление на научно-практической конференции «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия» // Материалы конференции. Информационный бюллетень № 5. Часть 2. - М.Магнитогорск. 3-4 апреля 2003 г. С. 14-16. 267. 268. Попова В.Д. Некоторые проблемы досудебного производства в 269. свете нового уголовно-процессуального законодательства // Следователь № 5- 2002 г. С. 23. 2в\. Похмелкин В.А. Процессуальные полномочия и самостоятельность следователя / Вопросы уголовного права, процесса, криминалистики. Ученые записки Пермского государственного университета. - Пермь, 1969. С.71-107. 262. Протопопов А.Л. Функции прокуратуры// Правоведение. 2000. № 6. С. 169-178. 263. 264. Путин В В. Не ужесточить наказание, а обеспечить его неотвратимость// Российская юстиция. 2002. № 3. С. 1. 265. 266. Рагинский М.Ю. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. 1957. № 4. С. 115-121. 267. 268. Савицкий В.М. Теоретическая модель нового уголовно- процессуального регулирования // Советское государство и право. 1990. № 2. С.77-84. 269. 270. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократии // Государство и право. 1994. № 6. С. 96-107. 271. 272. Савкин А.В., Данилова С.И. К вопросу об истории развития института предварительного расследования преступлений // Сборник научных трудов ВШМ МВД России. 1998. № 175. С. 3-6. 273. 274. Селезнев М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Законность. 1999. № 1. С. 13-16. 275. 276. Синелыцикое Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК // Законность. 2002. № 3. С. 6-10. 277. 278. Смирнов А.В. О процессуальной независимости следователя, защитника и обеспечение законных интересов личности в уголовном процессе // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. - Волго- градД991.С. 31-37. 279. 280. Смирнов А.В. Об исторической форме советского уголовного про- цесса//Правоведение. 1989. № 5. С. 56-61. 281. 282. Смирнов А.В. Эволюция исторической формы уголовного процесса и предварительного расследования // Советское государство и право. 1990. № 12. С.57-63. 283. 284. Смирнов В.П. Особенности профессиональной адаптации следователей // Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия. - СПб., 1998. С. 285. 286. Сорокина Ю.В. Предварительное следствие: история и современность // Советская юстиция. 1992. №9-10. 287. 215. Статкус В.Ф. Раскрытие преступлений - важнейшее средство борьбы с преступностью // Государство и право. 1998. № 4. С. 66-73. 276. Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за предварительным следствием // Советское государство и право. 1975. №3. С. 73-78. 277. 278. Стецовский Ю.И. Концепция судебной реформы и проблемы кон- ституционной законности в уголовном судопроизводстве // Государство и право. 1993. №9. С.102-114. 279. 280. Стремовский В.А. О процессуальной самостоятельности следователя / Сборник научных работ по судебной медицине и криминалистике. - Харьков. 1965. С. 223 281. 282. Строгович М С. О дознании и предварительном следствии и о «едином следственном аппарате» // Социалистическая законность. 1957. № 5. С. 19-26. 283. 284. Строгович М С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации // Социалистическая законность. 1974. № 9. С. 50-53. 285. 286. Строгович М.С. О правах личности в советском уголовном судо- производстве // Советское государство и право. 1976. № 10. С. 74 287. 288. Стулин О.Л. Классификация видов противодействия// Следователь. 1999. №5. С. 37-41. 289. 290. Судебный арест: первые оценки и новая статистика/ Российская 291. юстиция. 2002. № 10. С. 3. 292. Судебная статистика за 2001 год./ Российская юстиция. 2002. № 8. 293. С. 67. 294. Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя // За- конность. 2000. № 4. С. 28-29. 295. 296. Теребипов В И. Судебно-правовая реформа (взгляд непостороннего) // Законность. 1996. №3. С. 39-42. 297. 298. Тикунов B.C. О дальнейшем совершенствовании предварительного следствия // Советское государство и право. 1965. № 6. С. 3-11. 299. 300. Томин В.Т. Проявление и детерминанты принципа социалистической законности: общие вопросы и возбуждение уголовного дела // Сборник высшей следственной школы. - Волгоград. 1990. С. 11-20. 301. 302. Трубочкина В.В. Правовое положение следователей // Вестник Мо- сковского Государственного университета «Право». Выпуск 4. - М., 1997. 303. 304. Туйков, Ковалев. Н Законность. 2000. № . С. 20. (с.94) 305. 306. Турчин Д.А. Выводы из ближайшей истории органов прокуратуры 307. и следствия в России // Правоведение. 1998. № 2. С. 166-172. 308. Ураков А. Л. Процессуальное положение работников следственных отделов охраны общественного порядка // Соц. законность. 1964. № 7. С. 16-17. 309. 310. Филатов А. Возвращение дел на дополнительное расследование// Соц. законность. 1991. № 3. С. 21-24. 311. 312. Фоков А.П. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод граждан в современном уголовно-процессуальном законодательстве Франции // Государство и право. 2001. № 2. С. 71-74. 313. 314. Фоков А.П. Судебная власть в системе разделения властей // Госу- дарство и право. 2000. № 10. С. 51-56. 315. 316. Хгшичева Г.П. Возвращение дел для дополнительного расследования // Законность. 2000. № 8. С. 40-41. 297. Хитрова О.В. Должное и допустимое в уголовном судопроизводстве / Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. - М., 2002. С. 41-43. I 29S. Хомколов В.П., Капинус Н.И. Отдельные поручения следователя органу дознания // Сборник научных трудов «Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам». - М., 1999. С. 167. 299. Чернов А. Мучительный истец // Российская газета. 2002. № 37 (2905). С.З. 300. 301. Чечина Н.А., Элъкинд ПС. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности // Советское государство и право. 1973. №9. С. 39-40. 302. 303. Чистякова B.C. Предварительное расследование нуждается в со- вершенствовании // Советское государство и право. 1969. № 5. С. 68-74. 304. 305. Чувилев А.А. Подследственность уголовных дел // Законность. 1996. №7. С. 27-29. 306. 307. Шадин Ю. Еще раз о кризисе следствия // Законность. 1994. № 5. С. 30- 32. 308. 309. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное рас- следование в уголовном процессе // Государство и право. 1994. № 4. С.96- 104. 310. 311. Шадрин B.C. Правосудие и прокурорский надзор // Социалистическая законность. 1989. № 6. 312. # 306. Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не меж доусобица, а взаимодействие // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 15-16. Ъ01.Шейфер С.А. О путях совершенствования качества следственной деятельности //Укрепление законности предварительного следствия в условиях перестройки. - Волгоград, 1990. 30?,. Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. 2001. № 10. С. 47-55. 309. Шымановский В.В. О процессуальной самостоятельности следователя// Социалистическая законность. 1966. № 6. С.37-38. 310. 311. Шгшановский В В. Точное соблюдение уголовно-процессуальных норм при расследовании преступлений - долг каждого следователя// Сборник высшей следственной школы. - Волгоград, 1985. С. 30-35. 312. 313. Шкрябач С.Я. Особенности расследования преступлений в Германии // Информационный бюллетень СК МВД России. 1994. № 1. С. 73-78. 314. 315. Элъкинд П. С. К вопросу о функции обвинения в советском уголовном процессе // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. - Саратов, 1974. С.4. 316. 317. Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1973. № 5. С. 83-89. 318. ЗХ'^. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. - М., 1980. С. 15-32. 3\5. Яненко Е. Размышления у парадного фасада УПК // Российская юстиция. 2002. № 12. С. 66. IV. Диссертации и авторефераты Докторские диссертации Ъ\в.Дубинский А.Я. Правовые и организационные проблемы исполнения процессуальных решений следователя: Дисс...докт. юрид. наук.- Киев, 1984. 317. Кишиев А.Х.-о. Теоретические, правовые основы, проблемы производства дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел: Дисс... докт. юрид. наук. -М., 1991. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Дис...докт. юрид. наук. - М., 2000. Ъ\9. Михайлов А.И. Проблема эффективности предварительного следствия: Дисс...докт. юрид. наук,- М. 1979. Кандидатские диссертации 320. Амбасса Л.Ш. Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции (сравнительно-правовое исследование): Дисс... канд. юрид. наук. - М., 1999. 321. 322. Ашитко В.П. Функция контроля начальника следственного управления в уголовном судопроизводстве: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 1996. 323. 324. Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Дисс... канд. юрид. наук. -М., 1979. 325. 326. Гаврилов Б.Я. Реализация органами предварительного следствия правовых норм о защите конституционных прав и свобод человека и гражданина: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 2001. 327. 328. Гончаров И.Д. Развитие советского законодательства о процессуальном положении следователя: Дисс... канд. юрид. наук. - Харьков, 1974. 329. 330. Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Дисс... канд. юрид. наук. - Омск, 1998. 331. 332. Иванов А.В. Правовые основы организации и деятельности следст- венной части в системе министерств и управлений внутренних дел: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 1999. 333. 334. Изотова О. В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 1996. 335. 336. Клейн А.А.. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоятельности и независимости следователя органов внутренних дел: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 1992. 337. 338. Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных дел на предварительном следствии в советском уголовном процессе: Дисс... канд. юрид. наук. - Воронеж, 1968. 339. 340. Онищук З.М. Следователь в советском уголовном процессе: Дисс... канд. юрид. наук. - Харьков, 1964 г. 341. 342. Попова Л.В. Функционально-целевое содержание деятельности органов предварительного расследования: Дисс... канд. юрид. наук. - Л-д, 1987. 343. 344. Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864: Дисс... канд. юрид. наук. - С-Пб., 1994. 345. Авторефераты докторских диссертаций 346. 347. Галустьян О.А. Обеспечение прав граждан в уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности: Автореф. ДИСС...ДОКТ. юрид. наук. - М., 2001. - 54 с. 348. 349. Гранат Н.Л. Правовые и нравственно-психологические основы обеспечения законности на предварительном следствии: Автореф. ДИСС...ДОКТ. юрид. наук. - М., 1992. - 32 с. 350. 351. Гуляев А.П. Совершенствование правового регулирования дея- тельности следователя: Автореф. дисс...докт. юрид. наук. -М., 1988. - 18 с. 352. 353. Кокорев Л.Д. Положение личности в советском уголовном судо- производстве: Автореф. ДИС...ДОКТ. юрид. наук. - Л-д, 1975. - 40 с. 354. 355. Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис...докт. юрид. наук. - Харьков, 1987.- 35 с. 356. 357. Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном про- цессе: Автореф. докт.. .юрид. наук. - М., 1970. - 32 с. 358. 359. Авторефераты кандидатских диссертаций 360. 361. Влезько Д.А. Проблемы организационных функций начальника следственного отделения (отдела) в расследовании: Автореф. дис...канд. юрид. наук, - Краснодар, 2002. - 24 с. 362. 363. Куртяк И.В. Правовой статус должностных лиц в системе ОВД: Автореф. дис...канд. юрид. наук. - С-Пб., 1998. - 19 с. 364. 365. Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине XIX века в России (историко-правовое исследование): Автореф. дис...канд. юрид. наук. - М., 1996. - 25 с. 366. 367. Попов И.А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования (уголовно-процессуальные и организационные аспекты): Автореф. дис...канд. юрид. наук. - М., 1992. - 27 с. 368. 369. Сулейменова Г.Ж. Уголовно-процессуальная ответственность сле- дователя: Автореф. дис...кад. юрид. наук. - М., 1988. - 27 с. 370. 371. Турилов Г.Г. Прокурор как субъект доказывания в российском уго- ловном процессе: Автореф. дис...канд. юрид. наук - Кубань, 2002. - 22 с. 372. 373. Шимановский В.В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис...канд. юрид. наук.- Л-д, 1965. - 31 с. 374. Холоденко В.Д. Уголовно-процессуальное регулирование деятельности следователя: Автореф. дисс...канд. юрид. наук. - Саратов. 1985. - 21 с. Словари, энциклопедии 349. Советский энциклопедический словарь. - М., 1987. - 1600 с. 350. 351. Большой Юридический словарь. - М., 1999. 352. 353. Ожегов С. И. Словарь русского языка. -М., 1985. 798 с. 354. 355. Юридическая энциклопедия. Под ред. Тихомирова. - М., 1997. ' Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 5 июля 2002 г. «Об организа- ции прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудеб- ного производства». ^ Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 20- февраля 2002 г. № 7 «Об организации исполнения Федерального закона «О введении в действие уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» и переходе органов прокуратуры к ра- боте в новых условиях уголовного судопроизводства. ^ Материалы парламентских слушаний на тему «Практика применения Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации в части процедуры возбуждения уголов- ных дел». Часть 2. - М., 2003. С.21, 30 и др. Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании // Законность. 2002. № 11. С.29-30. ^ Так, например, по данным СК при МВД РФ в 2001 г. зарегистрировано 55,7 тысяч фактов причинения тяжкого вреда здоровью граждан, из которых 17,5 тысяч потерпевших в результате полученных телесных повреждений скончались. Попов И.А. Выступление на научно-практической конференции «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия» // Материалы конференции. Информационный бюллетень № 5. Часть 2. - М.-Магнитогорск. 3-4 апреля 2003 г. С. 15. 4 4 4 Ъ1 4 4 4 48 I 60 60 122 I § I 183