lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Плахтий, Елена Владимировна. - Проблемы назначения, организации и проведения фоноскопических экспертиз при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Челябинск, 2003 176 с. РГБ ОД, 61:04-12/152-9

Posted in:

Введение

Актуальность исследования. С начала 90-х годов криминогенная ситуация в России характеризуется устойчивой тенденцией к ухудшению. Понятно, что данное обстоятельство объясняется многими проблемами, обусловленными проводимыми в стране политическими и экономическими реформами, состоянием экономики, ростом правового нигилизма населения. К сожалению ни законодатель, ни правоохранительные органы не смогли своевременно спрогнозировать негативные последствия этих процессов и принять упреждающие меры с учетом новых реалий в жизни общества и государства. Это неизбежно привело к снижению эффективности работы всей правоохранительной системы, и в особенности органов, осуществляющих выявление, раскрытие и расследование преступлений.

Достаточно сказать, что из 2 млн. 952 тыс. преступлений, зарегистрированных в 2001 году, остались нераскрытыми 706,2 тысячи общественно опасных деяний, то есть каждое 4-е преступление, что на 10 % превышает аналогичный показатель предшествующего года.

1

Анализ зарегистрированных в 2001 году преступлений свидетельствует о сохранении негативной тенденции: по-прежнему в структуре деяний преобладают тяжкие и особо тяжкие преступные посягательства (58,8 %). По сравнению с 2000 годом на 23,9 % выросло число преступлений экономической направленности, на 40,4% - преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Более 70 процентов этих преступлений совершено организованными преступными формированиями.’ За последние десять лет число таких формирований в стране увеличилось почти в 26 раз.^

^ Состояние преступности в России за январь-декабрь 2001 года. ГИЦ МВД России. М., 2002. С. 48-49.

См.: Ванюшкин С. В. Организованная преступность как угроза национальной безопасности// Преступность и власть. Материалы конференции. М., 2000. С. 18.

По данным криминологов количество преступлений, совершаемых

организованными преступными группами и организациями’, и далее будет возрастать.^

Рост организованной преступности, глубокая конспирация действий преступных группировок, их высокая техническая оснащенность, ненадежность самого распространенного источника доказательств - показаний свидетеля побуждают правоохранительные органы и законодателя искать новые правовые возможности в борьбе с преступностью, совершенствовать средства и способы собирания доказательств. Среди них важное место занимает такое следственное действие как контроль и запись переговоров, а следовательно и фоноскопическая экспертиза, как логическое продолжение, способное перевести полученные записи в разряд доказательств.

Заключение эксперта оправданно занимает ведущее место в системе доказательств, собираемых по уголовному делу. Так, по статистическим данным Свердловского областного суда по каждому второму раскрытому тяжкому преступлению проводится от двух до четырех судебных экспертиз. Заметно возросла среди них доля фоноскопических экспертиз.

с помощью экспертизы, которая проводится на основе специальных познаний в науке и технике, полного и объективного исследования обстоятельств дела, устанавливаются фактические данные, имеющие доказательственное значение, что и позволяет решать основной вопрос

’ Целостное криминальное явление, проявляющее себя в виде сложной системы организованных преступных формирований с их широкомасштабной преступной деятельностью, в процессе которой используются как собственные структуры таких формирований с управленческими и другими функциями по обслуживанию нужд данных формирований, их деятельности и внешних взаимодействий, так и государственные структуры, институты гражданского

общества. (Российская криминологическая энциклопедия. - М., 2000. С. 589.)

^ Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века/Под общ. Ред. А.И. Гурова. М., 2000. С. 22-48.

судопроизводства о виновности (невиновности) лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Экспертиза оправданно выступает в качестве эффективного средства установления обстоятельств дела. Она позволяет использовать в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовных дел весь арсенал современных научных средств. Зачастую выступая основным каналом внедрения в следственную и судебную практику новых научных достижений в ходе раскрытия, расследования и рассмотрения дел судами.

Расширение сферы использования экспертизы в судопроизводстве обусловлено, во-первых, необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности; во-вторых, ростом преступности, видоизменением ее структуры, усилением противодействия расследованию со стороны организованных преступных групп. В-третьих, интеграция и дифференциация научного знания обусловливает возможность использования в доказывании все новых и новых достижений современной науки’. Благодаря применению современных научных приемов и специальных знаний, доказывание как бы раздвигает границы сферы познания и проникает в ранее не доступные органам расследования и суду. С развитием науки возможности привлечения ее достижений в интересах правосудия непременно будут возрастать, а поэтому нужна соответствующая законодательная регламентация, идущая в ногу со временем. Все это подчеркивает актуальность избранной темы исследования.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются отношения возникающие при обстоятельствах предшествующих назначению фоноскопической экспертизы, а также юридическая природа

’ Российская Е.Р., “Журнал российского права”, 200L N 5. С. 18.

фоноскопической экспертизы, ее понятие, история, становление и развитие данного вида экспертиз в России.

Предметом исследования является изучение совокупности проблем, которые возникают при назначении, организации и производстве фоноскопических экспертиз в процессе выявления, раскрытия преступлений и расследования уголовных дел.

Цели и задачи исследования;

Цель исследования заключается в изучении природы судебной фоноскопической экспертизы и современных проблем назначения, организации и проведения фоноскопических экспертиз при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений.

В соответствии с поставленной целью исследования последовательно выдвигались и решались следующие задачи:

  1. Раскрытие сущности и понятия фоноскопической экспертизы в криминалистике и уголовном процессе.
  2. Определение предмета, объектов и методов фоноскопической экспертизы.
  3. Демонстрация возможностей фоноскопической экспертизы в части формирования доказательственной базы.
  4. Создание классификации объектов фоноскопической экспертизы.
  5. Проведение анализа основных этапов проведения фоноскопического исследования.
  6. Раскрытие правовых оснований применения технических средств.
  7. Проведение анализа действующих норм законодательства по рассматриваемым вопросам.
  8. Исследование проблем, возникающих при назначении, организации и проведении фоноскопических экспертиз на современном этапе.
  9. Определение основных направлений и способов разрешения проблем назначения, организации и проведения экспертиз.
  10. 1С.Определение типового перечня вопросов, которые могут быть поставлены на разрешение эксперта - фоноскописта.

11.Разработка рекомендаций для следователей и оперативных работников в части получения сравнительных образцов голоса и речи, правильности процессуального оформления материальных носителей звукозаписи для придания им статуса доказательства.

Методология и методика исследования. Эмпирическая база. Методологическую основу исследования, ее теоретический фундамент составили положения Конституции Российской Федерации, Федеральные законы. Постановления пленумов Верховного суда Российской Федерации по вопросам укрепления законности и правопорядка, повышения эффективности в борьбе с преступностью, в процессе работы автор руководствовался общими положениями диалектико-материалистической теории познания, а также научными методами исследования: сравнительно- правовым, этапно-временным, ситуационным, логико-классификационным, статистическим, системно- структурным, конкретно-социологическим, модельно-информационным, анкетирования и интервьюирования и др.

Теоретической базой диссертации послужили научные исследования в криминалистике, судебной экспертизе, уголовном праве, уголовном процессе, кибернетике, электроакустике, фониатрии, изложенные в трудах Э.И. Абалмазова, Р.С. Белкина, А.Е. Брусиловского, А.И. Винберга, Е.И. Галяшиной, И.Ф. Герасимова, Л.И. Громовенко, Л.Я. Драпкина, В.Р. Женило, В.Я. Колдин„ С.А. Коренева, А.И. Кугушева, А.А. Леви, А.А. Ложкевича, В.А. Образцова, А.Г. Петряковой, Р.К. Потаповой, Г.С. Рамишвили, А.В. Римского-Корсакова, Е.Р. Российской, А.Ф. Савкина, В.А. Снеткова, М.С. Строговича, В.Л. Шаршунского, А.А. Эйсмана, П.П. Яблокова и других ученых.

Эмпирическую базу исследования составили также служебные документы (постановления о назначении фоноскопической экспертизы и заключения эксперта), результаты изучения и обобщения 120 архивных

уголовных дел, содержащих материалы звукозаписи.

Теоретические выводы и практические предложения основываются на использовании результатов опроса 200 практических работников органов внутренних дел, а так же слушателей выпускного курса факультета заочного обучения УрЮИ МВД России, в количестве 283 человека, обучавшихся в период с 1999-2002 г.г.

Научная новизна исследования определяется тем, что в диссертации в форме криминалистического исследования осуществлено обобщающее системное изучение теоретических основ назначения, организации и проведения фоноскопических экспертиз при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений, возникающих в процессе этого проблем, разработаны практические рекомендации, которые направлены на решение поставленных проблем и повышение эффективности использования современных технических средств в процессе доказывания по уголовным делам; изучена и обобщена история возникновения и становления данного вида экспертиз в России.

Основные положения выносимые на защиту:

  1. Фоноскопическая экспертиза - это процессуальное действие, состоящее в исследовании звукозаписей или иных источников акустической информации, выполняемое незаинтересованным лицом-экспертом по заданию органов расследования или суда с использованием специальных научных знаний в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др. с целью уточнения или установления обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого дела с фиксацией результатов исследования в заключении эксперта, являющимся самостоятельным видом доказательств.
  2. t*

  3. Основная классификация объектов фоноскопической экспертизы по содержанию, избранным критериям и параметрам должна включать в себя: правовые (юридические) основания; лингвистические основания;

  4. филологические основания; физико- технические параметры;

физиологические (медицинские) параметры. Мы считаем, что подобная предлагаемая классификация может оказать влияние на организацию, подготовку и проведение фоноскопических экспертиз на современном этапе и в будущем, будет способствовать дальнейшему формированию научного подхода к исследованию голоса и речи человека в интересах следствия и суда.

  1. Подробный правовой анализ указанной нами методики идентификации по голосу и речи и сравнение с другими имеющимися методиками позволяет сделать вывод о том, что безальтернативное использование данной методики на практике не всегда приводит к получению наиболее эффективного результата. В связи с этим делается обоснованный вывод о необходимости дальнейшего ее совершенствования, в котором должны принять участие как практики, так и ученые в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др.
  2. в Российской Федерации отсутствует специальный закон о защите персональных данных. Предпринятое исследование ставит вопрос о принятии федерального закона о защите персональных данных, их баз, порядке сбора, хранения, использования, уничтожения различных категорий информации о частной жизни лица, групп лиц, их общественной деятельности и иных формах социальной активности.
  3. Необходимы резкая активизация и последующая постоянная методическая работа среди практических работников, что позволило бы им увеличить продуктивность своей работы за счет более активного использования результатов научно-технического прогресса. Следователи, прокуроры и судьи, использующие в своей деятельности допустимые законом достижения науки и техники, должны иметь представление о возможностях фоноскопической экспертизы, об объектах, которые надлежит представить экспертам, а также об особенностях оценки их заключений. Указанные вопросы носят специальный характер, и предпочтительнее, чтобы они были освещены специалистами в этой области.
  4. Необходимо совершенствование системы ведомственного правового регулирования технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследорания преступлений - это может быть достигнуто путем издания более совершенных приказов, инструкций, наставлений и других нормативных актов по проведению данного вида экспертиз. Включению в систему боевой и служебной подготовки занятий по изучению передового опыта в использовании фоноскопической экспертизы при организации раскрытия и расследования преступлений.
  5. Видится целесообразным формирование единого подхода к подготовке судебных экспертов разных специализаций в рамках вузовского образования. С этой целью, на наш взгляд, необходимо пересмотреть програмр^ы подготовки судебных экспертов и осуществить принцип примерно равного соотношения гуманитарных и естественно - научных дисциплин.
  6. Совершенствование фоноскопической экспертизы может осуществляться в следующих направлениях:
  7. в развитии автоматизированных инструментальных средств распознавания дикторов по речи в неблагоприятных условиях на основе создания систем многомерного векторного анализа акустических параметров, устойчивых к различного рода искажениям;
  • в объективизации лингвистического анализа за счет применения методов экспериментальной фонетики, статистических методов анализа устного текста;
  • в создании представительной базы данных голосов дикторов для проверки и апробации всех вновь создаваемых систем с учетом мировых требований;

в создании учебных и экспертных систем,

автоматизированных коллекций нормативной и ненормативной речи, образцов звучаний в спонтанной речи различных модификаций звукового состава русской речи.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется его актуальностью, новизной и выводами как общетеоретического, так и практического характера. Его результаты могут быть расценены как определенный вклад в развитие теории фоноскопической экспертизы, понятийно-терминологический аппарат криминалистики, в совершенствование теоретических, тактических и методических основ использования результатов фоноскопической экспертизы в процессе выявления, раскрытия, расследования и предотвращения преступлений. Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что рекомендации и предложения, обоснованные в проведенном исследовании, могут быть применены в деятельности правоохранительных органов. Теоретические положения и выводы целесообразно использовать в научной и учебной литературе, а также в преподавании криминалистики.

Апробация и внедрение результатов исследования. Сформулированные в диссертации научные положения получили широкое апробирование в организации практической деятельности экспертно- криминалистической службы ГУВД Свердловской области, а также при разработке предложений и рекомендаций для Экспертно- криминалистического Центра МВД России по повышению эффективности криминалистических учетов в предупреждении и раскрытии преступлений. Внедрены в практику работы УрФО, ГУВД Свердловской, Челябинской, Курганской области, Ханты-Мансийского автономного округа.

Основные теоретические положения, выводы, рекомендации диссертации докладывались на научно-практических конференциях и методологических семинарах в Уральском юридическом институте МВД

России (1997, 1998, 2003 гг.), на межвузовской научно-практической конференции в Челябинском юридическом институте (2000 г.), на Всероссийской научно- практической конференции в Уфимском юридическом институте (2002 г.), на XI международной научной конференции в Академии управления МВД России (2002 г.). Они также нашли отражение в опубликованных работах автора.

Выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, апробированы и внедрены в учебный процесс УрЮИ МВД РФ.

Структура работы соответствует логике проведенного исследования.

Диссертация состоит из введения, шести разделов, сгруппированных в две главы, и заключения. Текстовая часть диссертации изложена на 157 страницах машинописного текста, библиография насчитывает 151 источник.

Диссертация оформлена в соответствии с требованиями ВАК России.

Глава 1. Юридическая природа фоноскопической

экспертизы и ее роль в криминалистике.

§ 1. Понятие фоноскопической экспертизы. Ее становление и развитие.

В ходе выявления, раскрытия и расследования преступлений для установления истины по делу очень часто возникает необходимость в использовании специальных познаний. Следователь, а по его поручению и специалист применяют их в процессе осуществления различных следственных действий, например осмотра, обыска, проверки показаний на месте, следственного эксперимента’. Однако, важнейшей процессуальной формой применения специальных познаний является назначение и производство судебных экспертиз^, в юридической науке большинство ученых-криминалистов детализировано исследовали данный институт^.

’ Криминалистика./Под ред. Н.П. Яблокова. - М.: БЕК, 1995. С. 375. ^ Драпкип Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий. — Екатеринбург: Из-во ГУ ЕЦПИ МЮ РФ, 2002. С. 46.

^ Например, наиболее просто и в то же время емко, на наш взгляд, охарактеризовал эти действия Л.Я. Драпкин: «Экспертиза — это процессуальное действие, проводимое по поручению следователя (органа дознания)^ или суда соответствующими специалистами, состоящее в исследовании различных объектов и последующей даче заключений, основанных на результатах этих исследований»(См.: Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий. - Екатеринбург: Из-во ГУ ЕЦПИ МЮ РФ, 2002. С. 46.)

Соглашаясь с данной формулировкой, развивая и конкретизируя эту мысль дальше, Н.П. Яблоков говорит, что экспертиза — это процессуальное действие, заключающееся в исследовании экспертом (обладателем специальных познаний) по поручению следователя (суда) вещественных доказательств, иных материальных объектов и материалов с целью установления фактических данных и обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного или гражданского дела.(См.: Яблоков Н.П. Криминалистика. - М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2000. С. 212.)

Аналогичным образом определяют понятие экспертизы и такие ученые как С.А. Корнев (Корнев С.А. Криминалистика. Техника: конспект лекций. - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. С. 13.); И.Ф. Пантелеев, А.Ф. Савкин (Криминалистика./ Под ред. И. Ф. Пантелеева, И.А. Селиванова. - М; Юридическая литература, 1993. С. 61) и др.

Закон, в частности, ст. 9 Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» дает следующее официальное толкование данному понятию: «судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу» (См.: ФЗ «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской федерации». № 73 - ФЗ. 31 мая 2001 г.).

Таким образом, можно отметить, что и законодатель, и практически все авторы, обращавшиеся к этому вопросу, сходятся в том, что экспертиза - это самостоятельная форма применения специальных познаний, которая обладает следующей совокупностью признаков: а) особая процессуальная форма исследования (ст. УПК РФ); б)

существенность устанавливаемого обстоятельства для дела; в) производство исследований компетентными специалистами; г) дача ими заключения и формулирование вывода. (См.: Криминалистика./ Под ред. Н.П. Яблокова.-М.: БЕК, 1995. С. 377.)

С определением данного понятия, как его видит А С. Лазари, что судебная экспертиза - это процессуальное действие, проводимое в целях получения заключения по вопросам, имеющим доказательственное значение по делу, нам кажется, можно поспорить. Очень важно, особенно при раскрытии преступления, проведение данного следственного действия даже если заключение по некоторым вопросам будет иметь только ориентирующее или диагностическое значение. (См.: Криминалистика./ Под ред. В.А. Образцова. -М.: Юрист, 1995. С. 363).

В учебной и учебно-методической литературе подготовленной в различное время различными авторами (Криминалистика./ Под ред. А.Ф. Волынского. — М.: Закон и право, 1999; Криминалистика./ Под ред. А.Г. Филиппова. - М.: Спарк, 1998; Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы. - М.: Закон и право, 2000.) вообще нет определения понятия «экспертиза» или «судебная экспертиза». Что на наш взгляд является пробелом, поскольку данное понятие является одним из основных в криминалистике.

С развитием науки и техники вообще, а также с развитием криминалистической науки и экспертной практики круг объектов, которые могут приобрести значение вещественных доказательств по делу, постоянно расширяется.

При использовании в доказывании аудиоматериалов, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий или любым другим путем, почти всегда возникает необходимость в их экспертном исследовании.

На практике вопросы, разрешение которых требует специальных познаний, чаще всего появляются в связи с проверкой подлинности аудиозаписей, а также принадлежности записанного голоса тому или иному лицу.

Разрешение подобных вопросов относится к компетенции сравнительно нового вида криминалистической экспертизы, которую называют фоноскопической или фонографической. Первое название в переводе с греческого означает «наблюдение звука»’ и применяется в экспертных учреждениях системы МВД^; второе название -

Проведение экспертизы предполагает ряд действий и решений следователя (органа дознания) и суда. К ним относятся: принятие решения о производстве экспертизы, выбор экспертного учреждения и/или эксперта, подбор объектов исследования и сравнительных материалов, контакт эксперта и следователя (или оперативного работника) в процессе производства экспертизы, оценка научной достоверности и доказательственного значения выполненной экспертизы.

В качестве эксперта может быть назначено сведущее лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, искусства или ремесла. «Эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения» (ст. 57 УПК РФ)(См.: Уголовно-процессуальный кодекс РФ. -М, 2002.). ‘ От греч. phone - звук и лат. scope - созерцать, размышлять. ^ Например: приказ МВД РФ N° 400 от 31.08.1993 «О формировании и ведении централизованных оперативно- справочных, розыскных, криминалистических учетов, экспертно- кргшиналистических коллекций и фонографическая экспертиза - «экспертиза записи звука»’. Этим наименованием пользуются экспертные учреждения системы Министерства юстиции^.

При самом первом рассмотрении криминалистической фоноскопической экспертизой можно назвать исследование магнитных звукозаписей (фонограмм) как вещественных доказательств при расследовании уголовных дел^. Однако, с таким определением в полной мере согласиться нельзя, поскольку его создатели не конкретизировали о каком виде исследования идет речь. Со стороны можно сделать вывод, что исследуется собственно магнитные носители как физические объекты (размер, тип пленки или материал CD-диска, их физические, химические и иные параметры), обстоятельства или технические условия при которых была осуществлена звукозапись, наличие на них каких либо следов (отпечатков пальцев, механических или иных повреждений и т.д.). Не совсем правильно и наделение магнитных носителей функцией вещественного доказательства на данном этапе, т.к. признать их в этом качестве может только суд.

Полностью нельзя согласиться и с определением, данным Е.В. Шишкиной и И.Ф. Герасимовым’^. По их мнению, фоноскопическая

картотек органов внутренних дел РФ». Это же определение нашло свое отражение и во введенном вместо приказа № 400-93 приказе МВД РФ № 988 от 25.09.00.

’ От греч. phone - звук и grapho - пишу.

^ Дисеертант считает, что «экспертиза записи звука» это более точное определение самой процедуры экспертного исследования, (поскольку в ходе экспертизы исследованию подвергается непосредственно запись звука), в дальнейшем будет использован термин «фоноскопическая экспертиза» поскольку диссертационное исследование выполняется в учебном заведении системы МВД и для данного ведомства.

^ Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект»: пособие для экспертов. / Под ред. А.В. Фесенко. -М, 1996.

Криминалистика./ Под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. - М; Высшая школа. 2000. С. 669.

экспертиза - это экспертиза, исследующая технические средства записи звуковой информации с целью решения идентификационных’ задач относительно источников, средств и материалов звукозаписи. Вместе с тем существует вполне устоявшаяся точка зрения о том, что криминалистическая фоноскопия - это в первую очередь идентификация личности по голосу и речи^, в ходе которой исследуются не столько технические средства записи, а сама звукозапись. И, кроме того, практически всегда решение вопроса об идентификации влечет за собой решение ряда других вопросов, например таких, как: исследование признаков монтажа или копирования магнитной фонограммы; повышение разборчивости речевого сигнала, искаженного импульсными помехами; диагностика и идентификация окружающей акустической среды звукозаписи и т.п.

Аналогичного мнения придерживается и Е.Р. Российская^, которая считает: «криминалистическая фоноскопия является основой идентификации человека по голосу, в процессе которой изучается звуковая, особенное речевая, информация, в основном в виде магнитных и видео магнитных записей, звуко- и видеозаписывающая аппаратура».

В.Р. Женило в этом вопросе идет еще дальше и наделяет фоноскопическую экспертизу признаками самостоятельной науки: «Фоноскопия (фоноскопическое исследование) - наука о природе

’ Сущность идентификации в криминалистике сводится к тому, чтобы независимо от различной степени индивидуальности объектов, их сходства, большей или меньшей выраженности индивидуальности установить в каждом конкретном объекте присущее ему как общее и отдельное, так и особенное и единичное. Теория криминалистической идентификации создана С.М. Потаповым. Большой вклад в развитие этой теории в разное время внесли ученые-кргшиналисты Р.С. Белкин, А.И. Винберг, В.Я. Колдин, В.П. Колмаков

^ Женило В.Р. Криминалистическая фоноскопия. - М.: Академия МВД России, 1995. С. 16.

^ Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы. - М.: Закон и право, 2000. С. 115.

(закономерностях) возникновения, трансформации, регистрации,

обработки и анализа звука и явлений, тесно связанных с ним. Включает в себя всю совокупность аудитивных и инструментальных средств исследования и основывается на достижениях акустики, лингвистики, математики, фониатрии\ нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др.»^.

Однако и с этим утверждением нельзя согласиться в полной мере. Во-первых, фоноскопия (фоноскопическое исследование) не может являться наукой, поскольку не имеет самостоятельного предмета изучения, методов исследования, сколько - нибудь оригинальной методологии, собственного понятийного аппарата, а использует достижения других наук, в том числе математики, лингвистики, психологии, акустики и т.д. Во-вторых, ни одно энциклопедическое издание и ни один словарь не определяет фоноскопию в качестве самостоятельной науки или не упоминает о ней вообще^ В- третьих, хотя фоноскопия, на первый взгляд и представляет специфическую форму деятельности человека, но она (фоноскопия) не обеспечивает главную задачу науки - получение нового знания, не вырабатывает средства их воспроизводства и дальнейшего развития познавательного процесса, а это, как известно, один из наиболее отличительных признаков науки в

целом’*.

Фониатрия - раздел отоларингологии, изучающий причины нарушений голоса и разрабатывающий методы их лечения (Советский энциклопедический словарь. -М.: Советская энциклопедия, 1989).

Женило В.Р., Минаев В.А. Компьютерные технологии в криминалистических фоноскопических исследованиях и экспертизах. - М.: Академия МВД РФ, 1994. С. 129.

См.: БСЭ. - М.: Советская энциклопедия, 1977; Советский энциклопедический словарь. - М; Советская энциклопедия, 1985; Юридический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия 1987.

Современный философский словарь/ Под ред. В.Е. Кемерова. ~ М.- Панпринт, 1998. С. 542.

Следовательно, можно сделать вывод, что

фоноскопия представляет собой деятельность очень ограниченной группы людей (экспертов) направленную на решение чрезвычайно узких и крайне специфических задач, методами других наук. Естественно, что с развитием этих наук, совершенствованием техники, появлением новых технологий, совершенствованием законодательной базы круг этих задач будет расширяться, сами задачи усложняться, но до превращения фоноскопии в науку еще крайне далеко. Поэтому, мы считаем, что нужно оперировать уже устоявшимися понятиями и подходами.

В криминалистической энциклопедии определена фоноскопическая экспертиза по тому кругу вопросов, которые могут быть перед ней поставлены. Так, одно из встреченных нами определений говорит о том, что фоноскопическая экспертиза - это разновидность криминалистической экспертизы «исследующей магнитофонные записи для решения таких вопросов: принадлежит ли зафиксированная на фонограмме речь данному конкретному лицу; принадлежат ли сигналы, зафиксированные на фонограмме, конкретному источнику (гудок, сирена, шум двигателя и пр.); была ли выполнена запись на представленной аппаратуре; является ли речь, записанная на фонограмме, заученной, свободной или прочитанной; подвергалась ли фонограмма механическим изменениям (монтажу); каков пол, возраст, физические и психические признаки человека, речь которого представлена на фонограмме, в каком эмоциональном состоянии он находился в момент записи и др»\ С точки зрения определения круга вопросов, на которые может ответить экспертиза, это определение, пожалуй, достаточно полно. Количество вопросов может быть очень велико, и те группы, в которые они могут быть объединены, в данном определении перечислены. Но на наш взгляд, в определении необходимо упомянуть цели и задачи, способы и методы, которыми оперирует данный вид экспертизы.

В самом кратком виде сущность фоноскопии

выразил А.А. Топорков как «экспертизу, изучающую специальную группу следов, а именно следы звука.»^.

Определение фоноскопической экспертизы, сформулировал Г.И. Поврезнюк: «Криминалистическая фоноскопическая экспертиза - процессуальное действие, включающее в себя исследование звукозаписей или иных источников акустической информации, выполняемое экспертом по заданию органов расследования или суда с использованием специальных научных знаний в области судебной акустики с целью уточнения или установления обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого дела с фиксацией результатов исследования в заключении эксперта, являющимся самостоятельным видом доказательств (ст. 74 УПК РФ)» I

Все вышесказанное позволяет сформулировать следующее: фоноскопическая экспертиза — это процессуальное действие, состоящее в исследовании звукозаписей или иных источников акустической информации, выполняемое незаинтересованным лицом-экспертом по заданию органов расследования или суда с использованием специальных научных знаний в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др. с целью уточнения или установления обстоятельств, гтеющих значение для рассматриваемого дела с фиксацией результатов исследования в заключении эксперта, являющимся самостоятельным видом доказательств.

’ Криминалистическая энциклопедия. -М., 1997, с. 243. ^ Криминалистика./Под ред. В.А. Образцова. -М.: Юрист, 1995. С. 230. ^ Поврезнюк Г.И. Использование судебно- фонографической экспертизы в установлении личности (правовые и организационные аспекты).// Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Сборник материалов второго Всероссийского «круглого стола», 20-21 июня 2002 года. - Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2002. С. 207.

В самом начале понятие “фоноскопия” появилось и

использовалось для обозначения криминалистической идентификации личности по устной речи. Впоследствии оно расширилось и стало охватывать множество вопросов, возникающих при исследовании любых сигналов, имеющих звуковую природу, или тесно связанных со звуком.

Вообще, истоки науки о звуке’ - акустики - восходят к VI в. до н. э. и связаны с именем греческого философа и ученого Пифагора. Именно он и его ученики выявили гармонические сочетания звуков на основе опытов со струнами разной длины^. Пифагор не только определил зависимость высоты тона от длины струны, но и количественно описал музыкальные интервалы.

Вплоть до XVII в. не появилось ничего нового в науке о звуке. В XVII в. после серии опытов г. Галилей^, делает вывод о том, что экспериментальный подход к изучению колебательных процессов - предтеча будущих исследований в этой области физической науки.

Основоположниками современного учения о звуке стали выдающиеся ученые XIX в. Г. Гельмгольц и Д.У. Релей. Работы Г. Гельмгольца по теории резонаторов и его учение о слуховых ощущениях являются классическими’^ экспериментально - теоретическими исследованиями, которые не утратили своего значения до настоящего времени.

Вторым важным практическим шагом в освоении речевой технологии было изобретение французским любителем Шарлем Кро

’ Звук в широком смысле - колебательное движение частиц упругой среды, распространяющееся в виде волн в газообразной, жидкой или твердой средах; в узком смысле - явление, субъективно воспринимаемое органом слуха человека и животных. (Физический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1984.

^ Вартанян И.А. Звук - слух - мозг. - Ленинград, «Наука». 1981. С. 10. ^ Римский- Корсаков А.В. Электроакустика. - М., 1973. С. 16. ^ Они первые заложили основы акустической теории речеобразования, раскрыл природу формирования гласных звуков и вывел основное уравнение взаимосвязи геометрических объемов полых фигур и их резонансных чпстпт

механического устройства записи звука. Он 30 апреля 1877 года прислал во Французскую академию наук свое изобретение, которое позволяло механически записывать звук на вращающийся стеклянный диск, покрытый сажей, а затем фотоспособом переносить звуковые дорожки на светочувствительную хромовую пластинку. Он назвал его “фонограф”. В декабре 1877 г. американский изобретатель Томас Эдисон продемонстрировал свой фонограф в действии, в котором звук записывался на обернутый оловянной фольгой цилиндр. Однако идея записи на цилиндры себя не оправдала и поэтому не выжила. Удельная плотность записи на цилиндрах оказалась настолько низка, что они оказались абсолютно не технологичными с точки зрения их производства, тиражирования, хранения и эксплуатации. Поэтому через 10 лет - в 1887 году - немецкий изобретатель Эмиль Берлинер запатентовал фонограф, в котором он видоизменил идею Шарля Кро. В фонографе Берлинера запись звука производилась на цинковом диске, покрытым тонким слоем воска, а затем копировалась химическим травлением большими тиражами.

Форма звуковых дорожек, записываемых на всех типах механических фонографов, практически не отличима от реальной формы звуковой волны.

Механические фонофафы всколыхнули целые волны лингвистических исследований’. И этот этап развития фоноскопии по праву можно считать решающим. Именно тогда началась работа со следами звука как с материальными объектами. Но визуализировать их разные свойства еще не ?ыло возможности. Возможным это стало лишь после развития электронных устройств преобразования механических следов звука в электрические сигналы.

’ Достаточно вспомнить пьесу Б. Шоу «Пигмалион».

Магнитная звукозапись’ получила широкое

применение только в последние три десятилетия, хотя изобретение ее датским инженером Вольдемаром Паульсеном относится к 1898 г.^ Он сконструировал аппарат, в котором стальная проволока, намотанная на барабан, проходила между двумя полюсами магнитной головки, использующейся как для записи^

Появление сначала механических средств звукозаписи, а затем и

4

электромагнитных позволило ученым многократно и разносторонне исследовать одни и те же речевые сигналы, записанные на фонограмме. Но это породило волну исследований речи на аудитивном уровне, что имеет свойство субъективности.

Установить «дату рождения» фоноскопии как метода криминалистики невозможно. Разные авторы по-своему видят корни ее

’ Наличие микрофона позволяет трансформировать акустический сигнал в электрический и затем зафиксировать его на магнитном носителе в форме, весьма близко отражающей исходную форму акустической волны. Естественно, на магнитной ленте фиксируется не сам акустический сигнал, а его электромагнитный образ. Это и есть след речевого сигнала. Важно отметить, что магнитная фонограмма описывается точно теми же категориями следа, которые приняты в криминалистике.

Вальдман Э.Д. Занимательная телеграфия и телефония. - М., 1964. С. 167.

Этот аппарат, названный телеграфоном, демонстрировался на международной выставке в Париже в 1900 г.

Увидеть и исследовать речевой сигнал, зафиксированный на магнитной фонограмме, можно по-разному. Если есть необходимость явно исследовать непосредственно следы звука, то нужно использовать специальные магнитооптические инструментальные средства, позволяющие полностью визуализировать дорожки звукозаписи на магнитной ленте и увидеть форму сигналов. Однако с помощью такого представления очень сложно охватить большие фрагменты сигнала и еще сложнее анализировать их содержание. Тем не менее такой способ визуализации следов иногда оказывается единственно приемлемым для решения некоторых вопросов криминалистической фоноскопии. Например, воспроизведение сигнала с ленты, подвергшейся механическим повреждениям, не позволяющим воспроизвести ее обычным образом на развития. Чаще всего их связывают с некоторыми значимыми

политическими, а не с научными или техническими разработками. Показательным в этом плане является взгляд Г. Холлиена на историю фоноскопии, изложенный им в своей монографии «Акустика преступления».’ в ней, пытаясь определить лидерство в новой отрасли - криминалистической фоноскопии, автор сначала упоминает историю фоноскопической лаборатории, описанную в романе А.И. Солженицына «В круге первом». При этом затрагиваются лишь актуальные политические проблемы, поднятые не ученым-криминалистом, а литератором, опирающимся на рассказы различных лиц и собственный литературный опыт и интуицию, и совершенно не рассматриваются вопросы криминалистической фоноскопии. Затем, демонстрируя большой временный разрыв, автор указывает на то, что следы первого обсуждения допустимости применения «аурально - перцептивного» (т.е. на слух) свидетельского показания уходят на несколько столетий назад в Англию, где еще в 1660 г. рассматривалось дело некоего Вильяма Хьюлета.

Реально же свидетельские показания об идентичности речи и голоса стали приниматься судами США и Великобритании наравне с другими уликами начиная с 1907 г.^

Главным же этапом в развитии фоноскопии стало изобретение прибора, который не только позволил многократно воспроизводить звук, но и увидеть его “… преобразованную форму, ярко отражающую артикуляционные и голосовые особенности говорящего”^. Зарождался этот прибор долго, в течение 20-30 годов нашего столетия во время оживления

магнитофоне, а также идентификация магнитофона по оставленным им трекам магнитных дорожек на ленте.

’ См. НоШеп Н. The acoustics of crime: the new science of forensic phonetics. - New York and London: University of Florida, Plenum Press, 1990. ^ Специальная техника и информационная безопасность. Под ред. В.И. Кирина. М., Академия управления МВД России, 2000, т. 1. ^ Фланаган Дж. Л. Анализ, синтез и восприятие речи/Пер. с англ./ Под ред. А.А. Пирогова. -М.:Связъ, 1968.

научных разработок в мире предлагалась масса вариантов визуализации речевых сигналов. После долгих испытаний и отбора лучшего способа к концу второй мировой войны наконец-то был разработан прибор, который назвали сначала спектрограф’, а затем - сонограф (от лат. sonus - звук, греч. grapho - пишу). Но в силу его большого военного значения факт существования этого прибора еще долго хранился в тайне. Только 9 ноября 1945 г. в еженедельнике «Science» в статье «Видимые образы звука» Ральф Поттер^ впервые приоткрыл завесу секретности над новым инструментом, разработанным сотрудниками фирмы «Bell Telephone Laboratories»^.

Появление сонографа, который дал возможность увидеть одновременно и артикуляционные, и голосовые особенности говорящего, уже к 1944 году породило скороспелые прожекты полного решения проблемы идентификации личности по речевому сигналу. Позже даже появился долго остававшийся модным термин “vioceprint” - “ отпечаток голоса” (по аналогии с термином “ fingerprint “ - “отпечаток пальца”), который обозначал лишь один из видов узкополосных сонограмм речевых сигналов’^, даже внешне очень напоминающих отпечатки пальцев.

Введение именно такого термина сыграло двоякую роль в развитии фоноскопии. С одной стороны, поскольку в то время дактилоскопия была вне критики, это послужило как бы подменой доказательства самой возможности идентификации личности по речевому сигналу. Но с другой стороны эта терминологическая неточность в определении негативно отразилась на научном решении проблемы. Некоторые ученые посчитали, что фоноскопическая проблема исчерпана и прилагать какие-либо усилия в этом направлении нет необходимости. Это в результате привело к тому, что

’ Словарь иностранных слов. М., 1989. С. 475.

^ Potter R.K. Visible Patterns of Sound//Science. Nq 2654. November 9. 1945.

The Sound Spectrograph// The Journal of Acoustical Society of America. 1964/ Vol. 18.

^ Женило В.P. Компьютерная фоноскопия. - М; Академия МВД России, 1995^

ВЫВОДЫ экспертов - фоноскопистов были малоубедительными и мало научно- обоснованными, что со временем привело к недоверию фоноскопической экспертизе.

Прежде чем фоноскопия превратилась в серьезную науку, ей пришлось пройти еще несколько стадий развития (в том числе и научно- теоретическую, и инструментально методологическую). Это позволило обеспечить эксперта минимально необходимой технологией исследования звуковых сигналов.

В 1934 году впервые в отечественной литературе известные советские юристы А.Е. Брусиловский и М.С. Строгович высказали мнение о возможности и целесообразности применения данного технического открытия в качестве средств фиксации показаний участников уголовного процесса. Принимая во внимание несовершенство техники звукозаписи в то время, они предусматривали широкое ее использование в перспективе, называя фонозапись наряду с киносъемкой «музыкой будущего» уголовного процесса.

Лі^шь спустя 12 лет А.И. Винберг и А.А. Эйсман’ вновь подняли вопрос о целесообразности использования техники звукозаписи в уголовном процессе. Они высказали ряд практических рекомендаций по данному вопросу с последующей теоретической аргументацией. Однако опять-таки ввиду несовершенства аппаратуры, низкого качества записи и воспроизведения звуковой информации, поднятая ими проблема не нашла поддержки среди ученых-юристов того времени^.

После первых попыток, предпринятых во время войны, и провала надежд на простое решение проблемы идентификации личности по речи.

’ Винберг А.И., Эйсман А.А. Фототелеграфия и звукозапись в криминалистике. - М., 1946. С. 5; Винберг А.И. Выводы эксперта при неполном знании научного явления. // Сов. государство и право, № б, 1965. С. 75.

^ Громовенко Л.И. Криминалистические исследования средств и материалов магнитной звукозаписи. — М., 1981. С. 12.

внимание ведущих ученых было уделено объяснению природы речеобразования. В этой сфере были развернуты фундаментальные исследования, которые к концу 50-х годов позволили Г.Фанту в тесном сотрудничестве с Акустической лабораторией Массачусетского технологического института создать акустическую теорию речеобразования’. Переход от артикуляционного описания речи, принятого в лингвистике, к акустическим методам и создание прочной теоретической базы возродили исследования индивидуальных признаков речи.

Начиная с 1960 года, когда техника магнитной звукозаписи достигла определенных успехов и отечественная промышленность начала выпускать аппаратуру достаточного качества, в юридической литературе в нашей стране вновь развернулась дискуссия по проблеме использования звукозаписи в уголовном судопроизводстве. Причем подавляющее большинство авторов высказывали единое мнение, что применение звукозаписи как способа фиксации показаний является своевременным явлением, требующим дальнейшей разработки.

Первая научно-исследовательская работа, положившая начало созданию именно методики идентификации лиц по фонограммам произвольной речи, была проведена в 1962-1963 гг. Э.И. Абалмазовым и А.И. Кугушевым В этой работе основное внимание было уделено теоретическому исследованию возможности реализации так называемых «оптимальных опознавателей», осуществляющих идентификацию говорящего на основе анализа физических характеристик речевых сигналов.

Примерно в это же время и Г.С. Рамишвили начал системные исследования индивидуальных признаков речи и голоса, привлекая для этих целей аудиторные, экспертные и все доступные инструментальные методы

’ Женило В.Р. Компьютерная фоноскопия. - М.: Академия МВД России, 1995.

^ Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект»: пособие для экспертов. / Под ред. А.В. Фесенко. - М., 1996. С. 5.

анализа речевых сигналов. Были установлены акустические

параметры речевых сигналов, отражающие те или иные индивидуальные особенности речеобразования, оценены их информативность и надежность определения’.

к тому времени уже были известны первые зарубежные исследования в области идентификации лиц по устной речи^. Как первые отечественные, так и зарубежные исследователи ставили тогда перед собой задачу создания полностью автоматической системы идентификации, при этом предполагалось обрабатывать сравниваемые фонограммы с помощью кибернетических систем на базе вычислительных средств или специализированных счетно-решающих устройств. На выходе этих автоматических систем эксперт-исследователь должен был получить ответ о принадлежности сравниваемых фонограмм одному и тому же или разным лицам.

Американский ученый Керст, создав свою методику идентификации личности по сонограмме речевого сигнала, заявил, что его методика позволяет считать проблему идентификации личности по речи полностью решенной^. Не смотря на то, что идентификационные исследования по сонограммам носили все же более качественный и субъективный характер, за что ни раз подвергались жесткой критике, эта методика все же нашла свое применение в криминалистической практике некоторых стран. Основная причина тому - легкость получения сонограмм при отсутствии иных технологически простых способов исследования речевых сигналов’’.

’ Разработка экспертной методики идентификации личности по магнитным фонограммам устной речи, основанной на лингвистическом анализе и обработке речевых сигналов на ЭВМ. Отчет по НИР-85. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1985. с. 14.

^ Pollack I. On the Identification of Speaker by Voice// JASA. 1954. Vol 26. ; Smith J.E. Decision-Theoretic Speaker Recognizer// JASA. 1962. Vol. 34. ^ Журнал «Electronics», 1962, 15/VI, № 24. C. 59-60.

^ Женило В.P. Компьютерная фоноскопия. - М.: Академия МВД России, 1995 С 10

Однако простота получения сонограмм с «отпечатками голоса» далеко не решила всех проблем идентификации в криминалистике. Поэтому относясь критично к новому и еще далеко не совершенному виду криминалистических исследований, Международная ассоциация по идентификации (IAI - International Association of Identification) потребовала специальной подготовки экспертов-криминалистов по теоретической и практической части идентификации с обязательной сдачей экзамена для получения удостоверения на право производства фоноскопических экспертиз’. В 1975-1977 гг. эта методика подверглась жесткой критике со стороны ведущих ученых и специалистов в области речевой технологии^.

Однако, как показали результаты все этих исследований и разработок, создать автоматические системы идентификации лиц по фонограммам их произвольной речи на современном уровне развития средств связи и анализа речи не представляется возможным. Дело в том, что фонограммы, полученные в реальных трактах передачи, имеют значительный уровень помех и искажений и достаточно узкий частотный диапазон, что не позволяет вычислить необходимое количество информативных идентификационных признаков и автоматически принять решение о их принадлежности одному или разным лицам^

После неудач в создании автоматических систем значительное внимание в нашей стране уделялось комплексному подходу к решению данной задачи. Была поставлена цель создания автоматизированных средств идентификации, в которых наряду с автоматически вычисляемыми на речевых сигналах акустическими признаками широко использовалась бы и

’ Computer-aided voice identification comes of age// Law and order, J983. Vol. 31. № 7.

^ Potter R.K. Visible Patterns of Sound// Science. № 1459. November 9. 1976. ^ Идентификация лиц no фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект»: пособие для экспертов. / Под ред. А.В. Фесенко.~М., 1996. С. 5.

зо

лингвистическая информация об индивидуальности говорящего, фиксируемая экспертом-лингвистом при слуховом анализе фонограмм речи.

В работах по созданию такой комплексной системы идентификации участвовали ученые и специалисты в области речевых исследований из научно - исследовательских институтов и вузов бывшего СССР, в том числе научный коллектив из г. Ленинграда под руководством В.И. Галунова ( В.Х. Манеров, А.И. Тарасов, В.Г. Щукин, С.Л. Коваль ), коллектив под руководством С.В. Голубцова из г. Пензы, группа специалистов и Ижевского механического института (П.Г. Кузнецов, В.Б. Гитлин и A.M. Сметанин), коллектив ученых филологического факультета МГУ под рукововдством Л.В. Златоустовой и другие.

В эти же годы появляется ряд работ, посвященных поиску индивидуальных признаков речевых сигналов. В работах ведущих ученых (Б. Атал, Г.С. Рамишвили, М.А. Тушишвили, Е. Бунге, А. Розенберг, Дж. Доддингтон и другие) приводились новые данные об отражении индивидуальных особенностей говорящего в его речевом сигнале.

В 1971 году коллективом специалистов под руководством И.А. Новикова было завершено создание макета автоматизированной системы и проекта методики идентификации говорящих по фонограммам их речи для выполнения практических экспертиз. В качестве названия данного вида кpиминaJШCтичecкoй экспертизы был выбран термин «фонографическая»’, в соответствии с объектом исследования.

’ Определением названия данного вида кргтиналистической экспертизы занимался ряд ученых. Например, польский криминалист А. Шварц предлагал назвать его «криминалистической (судебной) фоноскопией», а немецкий криминалист X. Користка предложил термин «криминалистическая (судебная) акустика». Нам представляется, что предложение А. Шварца более полно отражает существо рассматриваемого вопроса, хотя и предполагает употребление специальных понятий, до этого в криминалистике не исполъзовавщихся. ( См. .Ложкевич А.А., Снетков В.А. и др. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм./ ВНИИ МВД СССР. -М., 1977. С. 4.)

Аппаратная часть системы состояла из

спектроанализатора, представляющего набор полосовых фильтров и подключенного к ЭВМ «Раздан», спектрографа фирмы «Кэй» (США) для получения «видимой» речи и комплекта высококачественной звуковоспроизводящей аппаратуры. Комплексная методика идентификации включала в себя интегральный анализ спектра произвольной речи, анализ параметров отдельных гласных и согласных звуков с помощью ручной обработки и измерений на спектрограммах речи, а так же лингвистический слуховой анализ фонограмм.

В период с 1971 по 1995 год по данной методике было выполнено около 2,5 тысяч экспертиз идентификации лиц по устной речи\

При совершенствовании методики использовались результаты исследований, проводимых в криминалистических подразделениях МВД^, Министерства юстиции^, а так же результаты научных разработок Академии наук Грузинской ССР, изложенные в публикациях Г.С. Рамишвили .

В настоящее время практически всеми экспертными учреждениями^ используется автоматизированная система для проведения экспертиз по идентификации лиц по устной речи, базирующаяся на современной ПЭВМ

’ Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект»: пособие для экспертов. / Под ред. А.В. Фесенко. - М., 1996. С. 6.

^Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. - М., 1977; Ложкевич А.А., Макаров A.M., Шаршунский В.Л. Звукозапись и фонографическая экспертиза на предварительном следствии. - М., 1984.

Исследование фонограмм в целях установления личности говорящего: Методические рекомендации ВНИИСЭ МЮ СССР. - М., 1984.

Рамишвилли Г.С. Речевой сигнал и индивидуальность голоса. — Тбилиси, 1976; Рамишвили Г.С. Автоматическое опознание говорящего по голосу. — М., 1981.

^ Перечень экспертных учреждений, выполняющих фоноскопические (фонографические) экспертизы как в системе МВД РФ , так и в системе МЮ РФ приведен в приложении.

IBM 486. Эта последняя версия называется «Диалект». Все виды акустического анализа в ней выполняются программно-математическими методами без использования каких-либо внешних аппаратурных средств. При лингвистическом анализе используется хранящийся в ЭВМ банк качественных описаний и звучащих эталонов особенностей устной русской речи.

Хотелось бы отметить, что практическое применение звукозаписи в сфере уголовного процесса возникло значительно раньше, чем эта проблема была решена уголовно процессуальным законодательством. Аппаратура магнитной записи выступала при производстве допроса в качестве «идеального стенографа», а фонограмма использовалась следователем для разработки тактической линии поведения на последующих допросах, выдвижения или проверки тех или иных версий’. Материалы звукозаписи стали появляться в орбите расследования в виде источников доказательственной информации по уголовным делам об авиационных катастрофах, в делах по расследованию радиохулиганства и т.п^.

Дальнейшее применение звукозаписи при производстве предварительного и судебного следствия было законодательно закреплено в РСФСР и внесено в УПК (ст. ст. 141, 141’), в Украинской ССР (ст. ст. 85, 85’), а также УПК других союзных республик. Это послужило основанием для широкого внедрения аппаратуры звукозаписи в сферу расследования уголовных дел.

’ Дулов А.в. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М.,1973. С. 54.

^ Громовенко л.и. Криминалистические исследования средств и материалов магнитной звукозаписи. -М, 1981. С. 12.

§ 2. Предмет, объекты и методы фоноскопической экспертизы,

в юридической литературе различаются понятия предмета конкретной экспертизы и родового (видового) предмета. Это разграничение имеет важное значение. Родовой (видовой) предмет определяет компетенцию эксперта данной специальности, возможности данного вида экспертизы’. Конкретный предмет - это круг вопросов, решаемых данной конкретной экспертизой^.

Конкретный предмет имеет значение для выбора эксперта, определения его полномочий в данной экспертизе. Например, исследовать материалы дела, задавать вопросы допрашиваемому и тому подобное, эксперт может лишь в случаях, когда это имеет отношение к предмету проводимой им экспертизы. Именно в этом смысле говорится о предмете экспертизы в ст. ст. 82, 288 УПК.

Существует группа авторов, которые отмечают : «Назначение судебной экспертизы начинается с определения вопросов, которые ставятся перед судебным экспертом. Именно они определяют предмет конкретной экспертизы, а совокупность вопросов, решаемых на основе определенной отрасли специальных знаний, предмет соответствующего вида экспертизы»^. Здесь следует согласиться с мнением Г.М. Надгорного, вместе Q, тем другие ученые - в.р. Женило, А.Ю. Комиссаров, Е.П. Галяшина, Р.Н. Потапова - обращавшиеся в этому вопросу (и др.) сходятся в

’ Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы. // Труды ВНИИСЭ., М., 1971. С. 14.

^ Селиванов Н.А. Спорные вопросы судебной экспертизы.// Социалистическая законность, 1978, N9 5. С. 63.

^ Надзорный Г.М. О понятии предмета судебной экспертизы. // Вопросы криминалистической и судебной экспертизы. - Киев, 1989, Вып. 38. С. 15.

ТОМ, что назначение фоноскопической экспертизы

оправдано в случаях, если необходимо произвести:

  • отождествление человека,
  • отождествление иных источников звук (животные, механизмы, окружающая среда и т.п.),
  • идентифицировать звукозаписывающее средство (аппарат);
  • получение информации о людях, чьи голоса записаны на фонограмме,
  • получение информации о иных источниках звука,
  • определение условий и способа изготовления фонограммы,
  • восстановление поврежденной записи,
  • выявление фактов возможных повреждений, монтажа или умышленной порчи фонограммы.
  • Первые четыре классификационные группы относятся к идентификационным исследования, а остальные - к неидентификационным (диагностическим) исследованиям.

Некоторые авторы’ определяют саму фоноскопическую экспертизу по тому кругу вопросов, которые могут быть перед ней поставлены: « принадлежит ли зафиксированная на фонограмме речь данному конкретному лицу; принадлежат ли сигналы, зафиксированные на фонограмме, конкретному источнику (гудок, сирена, шум двигателя и пр.); была ли выполнена запись на представленной аппаратуре; является ли речь, записанная на фонограмме, заученной, свободной или прочитанной; подвергалась ли фонограмма механическим изменениям,(монтажу); каков пол, возраст, физические и психические признаки человека, речь которого представлена на фонограмме, в каком эмоциональном состоянии он находился в момент записи и др». Другие ученые отмечают, что фоноскопическая экспертиза это «криминалистическое исследование

^ Криминалистическая энциклопедия/ Под ред. Р.С. Белкина. -М, 1997, с. 24^ средств и материалов звукозаписи … использующее кибернетические методы и средства (электроакустические исследования) для отождествления источника звука и звукозаписывающего устройства (магнитофона), дешифровки неразборчивых речевых или иных звуковых сигналов, установления различных изменений, умышленно внесенных либо образовавшихся вследствие эксплуатации фонограммы: перезаписи, монтажа, стирания, износа ленты и др.»\

На наш взгляд, ценность и значение магнитных записей, представ т!яемых в органы следствия и суда в качестве вещественных доказательств, часто пытаются оспаривать. Цель одна - доказать неоправданность их использования в уголовном процессе со стороны обвиняемого или его адвоката. И не только с точки зрения подлинности записанной информации. Обычно встречаются обвинения в ее плохой разборчивости, или утверждения о ее непригодности для точной идентификации говорящего лица (человек, голос которого записан на пленку отказывается от того, что он принимал участие именно в этом разговоре). Часто утверждения о не подлинности магнитофонной записи строится на том, что с первоначальной записью производились некоторые манипуляции, которые могли привести к ее фальсификации. Например, часть подлинного текста была стерта, пропущена или в первоначальную запись был добавлен посторонний текст и т.п. Если по каким-то причинам к материалам уголовного дела приобщается не оригинал, а копия, то могут возникать претензии, что какие-то фрагменты разговора были удалены, а затем вновь добавлены или заменены, якобы для того, чтобы сохранить целостность записи. Или, что в пленке имеются вклейки, а содержание копии не соответствует первоначальной, оригинальной, что в записи на пленке имеются сильные помехи, треск, щелчки, искажения, которые можно рассматривать как попытки изменить первоначальный текст оригинала, что

’ Криминалистика. Под ред. И. Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. -М 1994 С имеются физические дефекты: склейки, помятости, обрывы. Поэтому необходимо сразу же подчеркнуть, что подобные вопросы могут быть решены в ходе фоноскопической экспертизы. Так же фонограмму для прослушивания в суде можно очистить от большинства помех (это особенно необходимо при рассмотрении дел в судах присяжных..

По существу и смыслу вопросы, решаемые при установлении подлинности (аутентичности) фонограмм могут быть такими:

• установление текстового содержания разговора, зафиксированного на фонограмме; • • установление личности участников зафиксированного события по голосу и речи (диагностики и идентификации при наличии сравнительных образцов); • • установление акустической среды, в которой производилась запись фонограммы (диагностика характера и идентификация при наличии сравнительных образцов источника звука); • • установление первичности фонограммы или установление факта и обстоятельств копирования; • • установление факта наличия или отсутствия внесения в фонограмму изменений во время ее записи или после ее окончания, включая вопросы монтажа, нарушения непрерывности путем остановки во время производства записи и т.п.; • • установление технических средств, использованных для записи (диагностика типа или идентификация аппаратуры при ее представлении на экспертизу); • • повышение разборчивости речевого сигнала, искаженного импульсными помехами или шумами. • Все эти задачи относятся к чисто физическим задачам, и их решение может ()ыть полностью автоматизировано с помощью современных компьютерных средств. На наш взгляд при существующем на практике многообразии этих проблем, указанный нами перечень является основным.

На современном этапе активно разрабатываются методики, касающиеся различных видов произносительной маскировки; идентификации речевых расстройств; речи в состоянии интоксикации (алкогольной, наркотической, медикаментозной)’; имитируемой речи; определения обликовых характеристик говорящего; влияния курения на идентифицируемый возраст говорящего; возможности идентификации говорящего при переключении с одного языка на другой^; соотнесения речевого сигнала на уровне слухового восприятия со зрительным образом идентифицируемого в процессе свидетельского опознания (line-up- methods)^; влияния различных степеней физического и психического напряжения на модификацию речевого сигнала; восприятия звукозаписи (фонограмм) при условии изменения скорости протяжки магнитной ленты (девиации); акустического анализа ручного огнестрельного оружия и др’.

Решение каждой из перечисленных проблем имеет самое непосредственное отношение к повышению эффективности работы эксперта, анализирующего как голос и речь человека, так и звук как таковой. Неслучайно в группу специалистов в области фоноскопии, как правило, входят лингвист - речевед, инженер-акустик, математик. На наш

^ Потапова Р. К. На какие вопросы отвечает судебно-фонетическая экспертиза?//Российская юстиция. 2000, М 10. С. 49.

Потапова Р.К. Некоторые наблюдения над искусственно модифицированной речью//Материалы И международной научной конференции «Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов». -М, 2002. С.334.

Морозов В.П. О взаимосвязи эмоционально-психологических характеристик человека при восприятии их по голосу и внешнему виду говорящего.//Материалы 9 международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем». -М.. 2000. С.473.

ВЗГЛЯД, проблемы связанные с совершенствованием статуса

специалистов в области фоноскопии, требуют более детализированного исследования. В этой связи более подробно об этом будет сказано во второй главе.

Как направление криминалистической документологии, криминалистическая фоноскопия представляет собой систему знаний о следах звука, средствах их фиксации, носителях, способах и средствах изготовления фонодокументов, а так же о приемах и методах.

Объектами фоноскопической экспертизы являются:

  • звуковые сигналы, зафиксированные на материальных носителях звуковой информации, на кино-, фоно-, видеограммах;
  • материалы, способы и средства изготовления и фиксации носителей звуковой информации и ее воспроизведения
  • Исследование проблем, касающихся объектов фоноскопической экспертизы, на наш взгляд, следует начать с определения их классификации^. В юридической литературе, к сожалению, недостаточно освещена эта проблема. И вместе с тем сделана попытка классифицировать фонограммы, встречающиеся в сфере судебно- следственной деятельности всего по двум параметрам - по содержанию и происхождению.

«1. По содержанию: а) фонограммы, несущие информацию определенного семантического содержания^; б) фонограммы, на которых отображена информация, не несущая определенной семантики^; в)

’ Зубаха В.е.,Усов А.И. Пути развития производства экспертиз.// Материалы 8 международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем». -М., 1999. С. 30.

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. О принципах классификации объектов в судебно- экспертной объектологии.//Методология судебной экспертизы. Сбор, научн. трудов. ВНИИСЭ. -М., 1986. С. 27.

На фонограммах такого вида зафиксирована речевая информация, измерительные величины.

Такие фонограммы несут информацию о различных шумах, например, крик, стук, удары, шум машин и механизмов на производстве, взрывы и прочие сигналы, которые лишены определенной семантики.

смешанные, на которых отображены как один, так и другой вид информации.

  1. По происхождению: а) полученные в связи с возбуждением уголовного дела как результат фиксации определенных следственных действий, например, запись допроса подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, фиксация хода воспроизведения обстановки и обстоятельств события; б) полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых параллельно с расследованием, с последующим приобщением данных материалов к уголовному делу процессуальными средствами; в) полученные до возбуждения уголовного дела, но содержащие сведения о расследуемом событии (например, фонограммы с записью угроз должностному лицу, фонограммы сообщений, поступивших по спецлиниям 01, 02 или 03)»\

Однако на наш взгляд, анализируемая нами классификация требует дальнейшего уточнения и расширения.

Мої полагаем, что имеющиеся в распоряжении эксперта материалы могут быть классифицированы по следующим основаниям, критериям и параметрам.

В общем виде:

  • правовым (юридическим) основаниям;
  • лингвистическим основаниям;
  • филологическим основаниям;
  • физико-техническим параметрам;
  • физиологическим ( медицинским) параметрам.
  • Раскрывая содержание каждого основания или параметра, мы предлагаем:
  1. Правовое основание.

’ Громовенко Л.И. Криминалистические исследования средств и материалов магнитной звукозаписи. -М, 1981. С. 17.

1.1. Звукозапись может быть получена: а) в результате осуществления контроля записи телефонных и иных переговоров по постановлению следователя на основании судебного решения или по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий^; б) в результате применения технических средств в ходе оперативно-розыскных мероприятий, которые используются в доказывании на основании ст. 89 УПК РФ и ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»^, если они отвечают требованиям ст. 86, 87, 88 УПК РФ, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств; в) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств подозреваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а также защитником, который вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений для осуществления юридической помощи (ст. 86 УПК РФ)^; г) как объекты, предположительно связанные с совершением и сокрытием преступления, могут быть обнаружены и изъяты при осмотре (ст. 176 УПК РФ), при обыске (ст. 182, 184 УПК РФ), выемке (ст. 183 и 185 УПК РФ). 1.2. 1.3. По содержанию: а) имеет прямое отношение к возбужденному уголовному делу; б) имеет косвенное отношение к возбужденному уголовному делу; в) содержит информацию о других преступлениях; г) содержит постороннюю информацию. 1.4. ‘ Фонограммы приобщаются в полном объеме к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства на основании постаноаления следователя в порядке ст. 186 УПК РФ. ^ Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., № 144-ФЗ.

^ Фонограммы могут также собираться на договорной основе с участниками процесса в ходе частной детективной деятельности на основании п. 7 ст. 3 закона «О частной, детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от И марта 1992 г.

РО^’С!!ИГКЛЯ ? БЛБЛМОЇЙІІА ?

  1. Лингвистическое основание.
  2. 3.1. Наличие жаргонизмов; 3.2. 3.3. Наличие варваризмов; 3.4. 3.5. Наличие профессиональных терминов; 3.6. 3.7. Наличие иностранного акцента; 3.8. 3.9. Наличие диалектального выговора. 3.10.
  3. Филологическое основание.
  4. 5.1. Грамотная речь; 5.2. 5.3. Речь малограмотного человека; 5.4. 5.5. Речь иностранца: а) хорошо владеющего языком; б) имеющего средний уровень владения; в) имеющего низкий уровень владения. 5.6.
  5. Физико-технические параметры.
  6. 7.1. По типу носителя: а) аудиокассета; б) видеокассета; в) микрокассета; г) CD-диск; д) компьютерная дискета; е) граммофонная пластинка. 7.2. 7.3. По классу записывающего устройства. Запись выполнена на: а) любительской аппаратуре; б) профессиональной аппаратуре; в) специальной аппаратуре. 7.4. 7.5. По способу передачи: а) прямая речь в реальном времени; б) аудио (видео) кассета, CD-диск, компьютерная дискета поступившие по почте или другим каналам; в) кодированное сообщение (с последующей расшифровкой). 7.6. 7.7. По качеству записи ( характеризуется показателем сигнал/шум): а) Высокое (20 дБ и выше); б) Среднее (10-20 дБ); в) Низкое (менее 10 дБ). 7.8. 7.9. По степени износа (может быть малая, средняя, высокая): а) магнитного носителя; б) звукозаписывающего устройства; в) звуковоспроизводящего устройства. 7.10. 7.11. По обстоятельствам изготовления записи: а) в условиях подготовки аппаратуры с целью производства именно этой записи; б) на подготовленной аппаратуре, но “внезапно”; в) на неподготовленной аппаратуре; г) на неподготовленной аппаратуре в условиях дефицита времени; д) в условиях технического противодействия со стороны преступников. 7.12. 7.13. По обстановке изготовления (характеристика сопутствующих звуков (шумов): а) наличие посторонних шумов; б) наличие фоновых шумов (характеристика аппаратуры); в) наличие посторонних шумов, имеющих ориентирующее значение; г)наличие посторонних шумов, не имеющих ориентирующего значения; д) наличие шумов, создаваемых специально для затруднения опознания голоса. 7.14. 7.15. По наличию ухищрений (уловок) для изменения голоса: а) портальный (обычный) голос; б) измененный голос (с помощью технических средств, включая механические; путем изменения модуляции голоса; путем изменения частоты речи, длительности произнесения слов; изменения порядка слов в предложении). 7.16. 7.17. По использование дополнительных технических средств (устройств) для выделения исследуемого голоса: а) без применения каких либо устройств; б) с использованием обычных технических средств; в) с использованием технических средств, оказывающих влияние на параметры записанного звука. 7.18.
  7. Физиологические (медицинские) параметры. Здесь имеется в виду какие-либо характерные особенности строения речевого аппарата или физиологического строения гортани человека, наличия заболевания, травмы, операции, которые, конечно, не всегда возможно диагностировать, но они могут помочь в идентификации.

Отметим, что существует еще и такая характеристика записи как объем информации. В зависимости от того, что представлено для экспертного исследования фрагмент, разговор или много записей, он может быть малым, средним и большим. Этой позиции нет места в представленной выше классификации, но очень часто именно объем (особенно если он мал) играет решающую роль в решении вопроса о возможности или невозможности идентификации человека по голосу и речи, т.е. проведении фоноскопической экспертизы.

Мы не в коей мере не претендуем на исчерпывающую классификацию, но считаем, что подобная или иная классификация могут оказать влияние на организацию, подготовку и проведение фоноскопических экспертиз в будущем, будет способствовать формированию научного подхода к исследованию голоса и речи человека.

Особое место при классификации судебных экспертиз отводится методике экспертного исследования.

Под методикой судебных экспертиз’ понимается система научно обоснованных методов, приемов и технических средств (приборов, аппаратуры, приспособлений), упорядоченных и целенаправленных на изучение специфических объектов и решение вопросов, относящихся к предмету судебной экспертизы^.

Методика экспертного исследования характеризуется, прежде всего, системой (совокупностью) методов, используемых в определенной последовательности. Они могут изменяться как в зависимости от поставленных задач и этапов исследования, так и от условий, в которых проводятся исследования’.

Методы и технические средства экспертизы заимствуются из различных достижений наук (естественных, технических и т.д.), но в

’ Методика каждого рода и вида экспертизы специфична, что определяется природой изучаемых объектов и вопросами, которые ставятся следователями и судьями, а так же разрешаемые экспертами определенных специальностей. //Назаров В.А. Назначение и проведение экспертизы в уголовном процессе. Дисс. на соиск. уч. степени канд. наук. - Екатеринбург, 1998.

^ Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы - М., 1957. С. 39-40; Комаринец Б.М. Теория судебной экспертизы Сб. 1. - М., 1964. С. 21.; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основания криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 16.

экспертном исследовании они применяются в трансформированном виде, что обуславливается своеобразием задач и специфичностью объектов экспертизы, а потому они отличаются качественно новыми формами и процедурами их реализации - своеобразной системой использования общих и частных методов, приборов, аппаратуры. Причем происходит не механическое внедрение их в экспертную технику, не элементарное заимствование, а синтезирование, преобразование в соответствии со своеобразной целенаправленностью их применения.

Исследование представленных звукозаписей проводится методами акустического и лингвистического анализов. В экспертной практике чаще всего изучение объекта производится изолировано, лишь на заключительном этапе формирования выводов результаты этих двух направлений исследования обобщаются.

Поскольку при разработке методических основ и аппаратно- програмг-ных средств судебно - фоноскопической экспертизы необходимо было учитывать не только сложные физические, физиологические и лингвистические закономерности речеобразования, но и специфику тех акустических и технических условий, в которых изготавливаются исследуемые фонограммы, то это естественным образом вызывало необходимость создания такой методики криминалистической идентификации говорящего по голосу и речи, которая удовлетворяла хотя бы следующим условиям:

•полная, непротиворечивая и понятная для широкого круга экспертов и специалистов правоохранительных органов, судов и прокуратуры совокупность действий, направленных на поиск идентификационных и диагностических признаков в рамках проведения фоноскопической экспертизы;

’ Винберг А.И., Шляхов А.Р. Общая характеристика методов экспертного исследования.// Общее учение о методах судебной экспертизы. Сбор. науч. трудов № 28 ВНИИСЭ, М., 1977. С. 54.

воспроизводимость

•объективность и полученных результатов;

•удобное разделение процесса исследования на экспертные и компьютерные процедуры, позволяющие освободить эксперта от проведения рутинных, не свойственных специалисту высокой квалификации трудоемких действий.

Впервые подобная автоматизированная методика была разработана и принята к использованию в системе министерства юстиции СССР в 1984 г.’

К сожалению в УрФО данная методика не сразу была внедрена, а стала безальтернативно использоваться лишь с 1995 года.

В рамках указанной методики на экспертов возлагалось проведение субъективных процедур анализа и формирование идентификационных и иных гипотез, а на ЭВМ - проведение в автоматизированном режиме более трудоемких измерений и проверка истинности и ложности каждой из выдвинутых гипотез (окончательное решение по каждой гипотезе принимается экспертом). Подобный подход к проведению экспертного исследования укладывается в общие принципы построения автоматизированных кибернетических систем.

Проанализируем основные этапы проведения фоноскопического экспертного исследования.

БАНКИ ЗНАНИЙ

Фонограммы

СИСТЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ ГОВОРЯЩЕГО

  1. Аппаратура:
  2. • компьютер; • • речевой ввод; • • средства воспроизведения и хранения звука •
  3. Программное обеспечение:
  4. Математические модели фонограммы
  5. Методы нормализации и анапича сигналов
  6. Совокупность

объективных методов идентификации

• фонотеки;

’ Исследование фонограмм в целях установления личности говорящего: Методические рекомендации ВНИИСЭ МЮ СССР.М., 1984.

ГОЛОСОВ

  1. Лингвистические и другие методы экспертного анализа

Компьютерный анализ

• системы эксперт- ной идентификации; • • системы оперативной идентификации

Заключение эксперта

Рис. 1. Общая схема проведения криминалистического экспертного исследования.

На первом этапе исследования проводится предварительное прослушивание исследуемой фонограммы, т.е. исходная фонограмма прослушивается экспертом на предмет пригодности материала для проведения экспертного исследования в целом и каждого из видов анализа в отдельности. В ходе предварительного прослушивания оцениваются (обычно на слух) такие параметры, как:

•уровень громкости речи; •разборчивость;

•качество записи речи идентифицируемого лица (лиц); •объем речевой продукции.

Кроме того, в ходе предварительного прослушивания эксперт проводит (при наличии у него технических средств) количественное оценивание соотношения сигнал/шум, которое играет важную роль в определении возможности (или невозможности) проведения инструментальной части анализа исходной фонограммы, т.е. фонограмма фактически проходит процедуру технической диагностики. Полученные данные служат основой для формирования вывода эксперта о пригодности (непригодности) конкретной фонограммы для проведения идентификационного исследования говорящего по голосу и речи.

В случае пригодности фонограммы для проведения экспертного исследования на втором этапе работы с фонограммой осуществляется аудитивный, лингвистический и аудитивно-визуально-

инструментальный анализ фонограммы с целью формирования идентификационных гипотез.

На третьем (кибернетическом) этапе криминалистического экспертного исследования происходит проверка выбранных гипотез с помощью автоматизированной системы идентификации говорящего (например, с помощью автоматизированной системы идентификации голосов «СИГ»), построенной на базе персональной ЭВМ.

Не четвертом, заключительном этапе работы эксперта по результатам аудитивного, лингвистического, аудитивно-визуально- инструментального и автоматизированного компьютерного анализа полученных данных с помощью текстового редактора документируется процесс проведенного исследования, т.е. формулируется экспертное заключение и дается вывод по результатам экспертизы.

В случае пригодности фонограммы для проведения экспертного исследования на втором этапе работы с фонограммой осуществляется аудитивный, лингвистический и аудитивно -визуально - инструментальный анализ фонограммы с целью формирования идентификационных гипотез.

В рамках общей схемы проведения фоноскопической экспертизы на аудитивную часть исследования возлагается оценка качественных характеристик голоса и речи с целью определения пола, возраста, национальности, уровня речевой культуры, профессии и других социолингвистических характеристик говорящего.

Для более эффективного проведения фоноскопического экспертного исследования должна быть использована соответствующая совокупность технических средств.

На первых этапах становления фоноскопической экспертизы в связи с тем, что развитие технических средств и вычислительной техники было еще недостаточным (малые объемы памяти, слабое быстродействие), в правоохранительных органах для анализа речевых сигналов и выделения идентификационных признаков использовалась почти

исключительно аналоговая измерительная и исследовательская аппаратура зарубежного производства (например, спектроанализаторы типа «Сонограф» фирмы «Key Elemetrics», США)’.

В настоящее время в лабораториях фоноскопических экспертиз государственных экспертных учреждений Российской Федерации различных ведомств при исследовании вещественных доказательств используют как специализированные технические средства, изначально созданные для исследования акустических сигналов^, так и аппаратуру широкого назначения. К представителям первой группы можно отнести такие средства визуализации сигнала, как созданный более 20 лет назад сонограф (и его цифровой вариант) и АРМ^ эксперта - фоноскописта. Аппаратура второй группы - это большая группа измерительных приборов как аналоговых, так и цифровых.

Развитие сети фоноскопических лабораторий в российской экспертной службе потребовало создания в кратчайшие сроки специализированного инструментария для быстрого и качественного производства экспертиз и исследований’’.

Специалистами экспертно-криминалистического центра МВД России была разработана концепция создания АРМ эксперта -фоноскописта на базе ПЭВМ^. Собственно АРМ вместе с необходимым методическим обеспечением было создано в 1991-1993 гг.

’ Галяшина Е.И., Богданов И.Е. АРМ для производства фоноскопических экспертиз// Экспертная практика и новые методы исследования, № 4, 1991. С. 29.

^ Теория и практика судебной экспертизы. - СПб.: Питер, 2003.С. 27. ^ АРМ - автоматизированное рабочее место.

^ Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. — М; ВНИИ СЭ МЮ СССР, 1990. С. 69.

^ Галяшина Е.И., Богданов И.Е. Организация рабочего места эксперта - фоноскописта в МВД, УВД СССР - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991

В настоящее время на современной модификации

АРМ эксперта -фоноскописта (типовых рабочих местах) выполняются в 42 лабораториях экспертно-криминалитческих подразделений МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации практически все фоноскопические экспертизы*. Надо отметить, что идеи автоматизации труда эксперта - фоноскописта высказывались и ранее, предпринимались некоторые попытки разработать инструментарий с опорой на электронно- вычислительную технику, тем не менее, они не привели к созданию унифицированного АРМ^.

Современное автоматизированное рабочее место эксперта - фоноскописта - это специализированный аппаратно-программный комплекс, предназначенный для автоматизации процесса проведения фоноскопической экспертизы на всех ее этапах.

В состав АРМ эксперта - фоноскописта входят три составных

блока^:

  • вычислительная техника, основой которой является персональный компьютер соответствующей конфигурации”^ с необходимым математическим обеспечением, оборудованный средствами ввода

’ Теория и практика судебной экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. С. 28. ^ Вопросы судебно - фоноскопической экспертизы, тезисы научно- практического семинара. - Тбилиси, 1988. С. 142 и 147. Гитлин В.Б. Исследование частоты основного тона и формант как признаков индивидуальности голоса. - Разработка быстродействующих методик выделения. Канд. дисс. Каунас, 1974.

Шахнарович A.M., Иванова Г.В. К проблеме экспертизы устной речи.// Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. - М.: ВНИИСЭ, 1990. С. 99.

^ Идентификация человека по магнитной записи его речи: Методическое пособие.-М.: РФЦСФ, 1995. С. 23.

На наш взгляд, целесообразно использовать компьютер с процессором не ниже І586 с максимально возможным быстродействием и оперативной памятью» не менее 64 Мб. Поскольку визуализация достаточно протяженного по времени речевого сигнала и вычисление его основных параметров требует большого числа измерений.

И вывода аудио сигнала’, а также средствами стыковки с различными приборами и аудио аппаратурой;

  • высококачественная аудиоаппаратура (профессиональная или класса Hi-Fi);
  • прецизионная (высокоточная) и сертифицированная измерительная техника^.
  • Выводы: При существующем разнообразии определений понятия предмета фоноскопической экспертизы, даваемых учеными - юристами в юридической правовой литературе, мы придерживаемся точки зрения законодателя. Предмет экспертизы - это устанавливаемые на основе специальных познаний фактические данные (факты, обстоятельства дела). Такой вывод о предмете экспертизы можно сделать на основе ст. 78 УПК.

На наш взгляд, основная классификация объектов фоноскопической экспертизы по следующим основаниям, критериям и параметрам должна включать в себя: правовые (юридические) основания; лингвистические основания; филологические основания; физико-технические параметры; физиологические (медицинские) параметры.

Подробный правовой анализ указанной нами методики идентификации по голосу и речи позволяет сделать вывод о том, что на практике безальтернативное использование данной методики не всегда

’ Устройство ввода аналогового сигнала с магнитной ленты или иного носителя называется аналого-цифровым преобразователем (АЦП). Основное требование к таким устройствам — преобразовывать аналоговый сигнал в цифровой без искажений и с сохранением всех криминалистически значимых признаков речи и иной, имеющейся на фонограмме, акустической информации. Для вывода цифровых данных из компьютера и представления их в виде аналогового сигнала используют цифро-аналоговые преобразователи (ЦАП). Как правило, эти два устройства конструктивно смонтированы на одной плате и вставляются непосредственно в ПЭВМ.

^ Такой комплект может включать, например, цифровой осциллограф НР54601А, динамический спектроанализатор с Фурье преобразованием НР35665А, цифровой мультиметр НР34401А (И измеряемых функций), генератор сигналов и другое вспомогательное оборудование.

приводит к получению наиболее эффективного результата. В связи с этим требуется дальнейшее ее совершенствование, при котором должны принять участие как практики, так и ученые теоретики в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др.

Несколько слов следует сказать о правовых основах применения звукозаписывающих средств в нашей стране, поскольку именно это породило разработку, создание и использование фоноскопической экспертизы для целей выявления, раскрытия и расследования преступлений.

§ 3. Конституционно- правовые основы

применения технических средств при назначении, организации и проведении фоноскопических экспертиз .

Успех применения технических средств во многом обусловлен не только >ровнем развития техники, но и уровнем разработки проблемы конституционно- правового регулирования их использования. Конституционное законодательство и текущее нормативно-правовое регулирование являются основным базисом, во многом определяющим как тактику, так и организацию применения техники.

Необходимо отметить, что само понятие «правовые основы применения технических средств» возникло сравнительно давно - с появления первых правовых проблем, связанных с попытками использования новейших достижений науки и техники в сфере уголовного судопроизводства, а также в теории и практике криминалистики и оперативно-розыскной деятельности. Методы химии, физики, баллистики, медицины, биологии и других отраслей знания приспосабливались для обнаружения следов преступления, их исследования и интерпретации, а в конечном итоге - для решения задач уголовного судопроизводства’. Возможность применения микроскопа, фотографии, рентгена, различных сканеров и анализаторов и т.п. аргументировано доказывали, прежде чем использовать. Параллельно разрабатывалось юридическое обоснование использования в доказывании по уголовным делам доказательств, исследуемых с помощью технических средств^: следов человека (сначала кровь и отпечатки пальцев, затем слюна, пот, запах и т.п.), орудий взлома и инструментов, транспортных средств.

’ Леви А.А. Применение научно-технических средств в уголовном судопроизводстве - М., 1983. С. 44-47.

^ Криминалистика: Учебник для вузов под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я Драпкина. - М., 1994. С. 87.

Применение фоноскопической техники регулируется во многом так же, как и других средств и методов оперативно-розыскной техники. Общие положения использования технических средств определяются законодательными нормами, которые в свою очередь являются базисом для подзаконных актов, непосредственно регулирующих их применение, а отсюда и определяющих их доказательственное значение.

Общими принципами допустимости использования технических средств в правоохранительной деятельности являются:

законность и санкционированность применения;

  • непричинение вреда жизни и здоровью человека, а также окружающей среде;
  • научная обоснованность и достоверность результатов применения технических средств;

  • применение в строгом соответствии с целями и задачами судопроизводства.
  • Использование фонограмм для целей криминалистики стало в нашей стране юридически обоснованным с начала 90-х годов, когда законодатель бывшего СССР впервые установил возможность контроля (прослушивания) и записи телефонных переговоров, введя 12 июня 1990 года в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик статью 29: «… на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно- розыскных мер, в том числе с использованием видеозаписи, кинофотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным

законодательством», и статью 35 в которой определялись основания и общий порядок проведения следственного действия’.

Данный факт сразу же получил одобрение среди сотрудников оперативных подразделений, а затем и следователей. С этого момента началась активная разработка процессуальных и криминалистических вопросов прослушивания и фиксации переговоров^.

С этого времени вопросам сбора, получения, хранения, применения результатов звукозаписи, их использования в качестве ориентирующего материала или доказательства по делу в разное время обращались как криминалисты, так и процессуалисты, специалисты в области уголовного права и оперативно - розыскной деятельности: Т.В. Аверьянова, В.М. Быков, Е.А. Доля, В.А. Дубравный, В.И. Зажицкий, С.В. Лаврухин, И.Л. Петрухин, В.А. Семенцов, А.Г. Филиппов, Е.П. Опросов, А.С. Шейфер, С.П. Щерба и др. ученые. Об актуальности данной проблемы говорит и обращение к ней и современных авторов: В.Р. Женило, Е.П. Галяшиной, Р.К. Потапова, А.Ю. Комиссаров, Л.Г. Юрина.

Достаточная теоретическая проработка проблемы и зримые успехи в применении результатов применения звукозаписывающих устройств при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений различной направленности в свою очередь привели к формированию определенной нормативной базы^.

Правовые акты, которые регламентируют применение технических средств можно условно разбить на три группы.

^ Закон СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик»// Соц. законность. 1990. № 10. С. 66-67.

^ Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века/ Под общ. Ред. А.И. Гурова. М., 2000. С. 22-48.

^ Например: См.: Федеральный закон от 12 августа 1995 «Об оперативно- розыскной деятельности» // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации»; закон РФ «О

К первой группе можно отнести нормы Конституции РФ, федеральные конституционные законы - как юридическую базу для всего текущего законодательства Российской Федерации.

Ко второй группе необходимо отнести федеральные законы, регламентирующие допустимость использования технических средств, акты Президента и Правительства РФ (соответственно указы Президента и постановления (распоряжения) Правительства РФ). Они готовятся на основе Конституции и конкретизируют конституционные нормы, являясь инструментом их реализации.

К третьей группе нормативных правовых актов можно отнести акты федеральных органов исполнительной власти, ведомственные нормативные акты, т.н. «силовых структур» МВД, ФСБ, ФАПСИ, регламентирующих организацию и тактику использования конкретных технических средств при проведении следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий.

Рассматривая первую группу правовых актов, необходимо особо подчеркнуть роль конституционных норм, которые являются основными для всех других нормативных актов и имеют высшую юридическую силу и прямое действие.

Являясь важнейшим гарантом прав и свобод граждан, Конституция Российской Федерации провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (ст.2).

Так, в ст. 23 Конституции Российской Федерации оговорено право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, и ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

милиции»; закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и т д

Наибольшие ограничения права на неприкосновенность частной жизни, сохранение личных и семейных тайн допущены при отбывании наказания в виде лишения свободы, а также в уголовном процессе и оперативно-розыскной деятельности (ОРД). На взгляд большинства ученых- конституционалистов, следовало бы оговорить, что такого рода ограничения могут быть введены лишь федеральным законом.’

В уголовном процессе допускается разглашение сведений о частной жизни граждан при допросе свидетеля (в том числе врача) и потерпевшего, если эти сведения необходимы для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (однако никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников). Обстоятельства частной жизни могут быть установлены экспертизой (например, импотенция), освидетельствованием (например, физические дефекты), личным обыском и выемкой в помещениях (дневники, личные бумаги и т.п.), осмотром и выемкой почтово- телеграфной корреспонденции. Уголовно-процессуальное

законодательство не устанавливает критериев и пределов применения принуждения при собирании сведений о частной жизни граждан. В частности, не установлено, можно ли принудительно проводить экспертизу (в т.ч. фоноскопическую) и освидетельствование потерпевших и свидетелей, в принудительном порядке получать образцы для исследования, не определен четкий круг лиц, переписка которых может быть подвергнута аресту, осмотру и выемке. При наличии таких пробелов непосредственно действует конституционное правило: «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну», пока исключения не будут четко установлены федеральным законом.

’ Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий./Под ред. акад.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной

деятельнЬсти»^ допускает существенное вторжение органов государства в частную жизнь граждан, предусматривая внепроцессуальные (тайные, агентурные) методы наблюдения за личностью, контроля за почтовыми отправлениями, прослушивания телефонных и иных переговоров, снятия информации с технических каналов связи. При этом могут применяться аудиозапись, фото- и киносъемка, другие технические средства. Федеральный закон об ОРД допускает применение оперативно-технических мер, когда еще нет данных, указывающих на признаки преступления, т.е. когда отсутствуют основания для возбуждения уголовного дела (ст.ст. 2, 7). Такими правами пользуются оперативно-розыскные органы МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Службы внешней разведки РФ, Службы безопасности Президента РФ и органы государственной охраны РФ, учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, органы Пограничной службы РФ, Таможенной службы РФ^. Во всех

’ См.: Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» j\jg 144- ФЗ в редакции Федеральных законов от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗ, 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, 5 января 1999 г. № 6-ФЗ, от 30 декабря 1999 г. № 225-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 53. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст.3502; 1998. Кя 30. Ст.3613; 1999. № 2. Ст.233; 2000. № 1 (ч.1). Ст. 8.

^ См.: Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144- ФЗ в редакции Федеральных законов от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗ, 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, 5 января 1999 г. № 6-ФЗ, от 30 декабря 1999 г. № 225-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст.3613; 1999. Мя 2. Ст.233; 2000. № 1 (ч.1). Ст. 8; Указ Президента РФ от 6 июля 1998 г. N 806 “Об утверждении Положения о Федеральной службе безопасности Российской Федерации и ее структуры” (с изменениями от 26 августа, 5 октября 1998 г., 4 января, 28 августа 1999 г., 17 июня 2000 г., 11 июня 2001 г.) // СЗ РФ. 13 июль. 1998. N 28. Ст. 3320; Федеральный закон от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ “Об обороне” // СЗ РФ. 3 июня. 1996. N 23. Ст. 2750. (ФЗ от 30 декабря 1999 г. N 223-ФЗ в настоящий федеральный закон внесены изменения); Федеральный закон от 10 января 1996 г. N 5-ФЗ “О внешней разведке” // СЗ РФ.1996.№ З.Ст.143. ФЗ от 7 ноября 2000 г. N 135- ФЗ в настоящий Закон внесены изменения;

указанных выше законодательных актах четко не указан круг лиц, в отношении которых допускается получение сведений об их частной жизни. Это противоречит части первой статьи 23 Конституции РФ о праве каждого на неприкосновенность частной жизни. Однако названные законодательные акты определяют судебный порядок получения разрешения на вторжение в частную жизнь граждан (впервые в российской истории).

Часть вторая статьи 23 указывает на недопустимость разглашения информации, которой обмениваются между собой люди. Вся эта информация не подлежат цензуре.

Конституция РФ требует судебного решения для всякого ограничения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Это требование распространяется на лиц, ведущих . дознание и предварительное следствие, оперативно-розыскную деятельность. Они могут произвести и выемку почтово-телеграфной корреспонденции и прослушать телефонные переговоры не иначе как на основании судебного решения. Эта норма вступила в силу со дня опубликования российской Конституции.

Запрет разглашать сведения о частной жизни граждан установлен в статье 22 Федерального закона от 5 июля 1995 года «О почтовой связи»’, предусматривающей, что «задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров и ознакомление с сообщениями электросвязи, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании

Таможенный кодекс Российской Федерации от 18 июня 1993 г. N 5221-1 (с изменениями от 19 июня, 27 декабря 1995 г., 21 июля, 16 ноября 1997 г., 10 февраля 1999 г., 30 декабря 2001 г., 29 мая, 30 июня 2002 г.) //Российская газета. 1993. 21 июля.

’ Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N176-ФЗ “О почтовой связи”// СЗ РФ. 1999.19 июля. 1999. N29. Cm 3697.

судебного решения»’. Этот закон распространяется как на оперативно- розыскную, так и на уголовно-процессуальную деятельность.

Из этого следует, что до принятия федерального закона об основаниях и порядке пересмотра корреспонденции и прослушивания телефонных переговоров в уголовном процессе такие действия предприниматься не могут. Решение этого вопроса Пленумом Верховного Суда РФ неправомерно, поскольку Пленум не вправе подменять законодателя.

Часть первая статьи 24 Конституции РФ развивает принцип статьи 12 Всеобщей декларации прав человека о невмешательстве в личную и семейную жизнь, а также статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека т основных свобод, которая гарантирует человеку право на уважение его личной и семейной жизни, запрещая вмешательство в осуществлении данного права, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе. Принцип неприкосновенности частной жизни лица и вытекающее из этого принципа право человека самостоятельно решать вопрос о возможности сбора, хранения, использования и распространения информации о его частной жизни получили отражение в Российской Декларации прав человека и гражданина 1991 года.^

В качестве основного усилия работы с информацией о частной жизни лица предусматривается его согласие на осуществление всех видов действий с информацией о нем; без согласия лиц сбор, хранение, использование и распространение информации о его частной жизни, не допускаются.

’ Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ “О почтовой связи”//СЗ РФ. 1999.19 июля. 1999. N29. Ст. 3697.

^ Постановление ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 “О Декларации прав и свобод человека и гражданина” // Ведомости Съезда народных

Это относится к любому физическому лицу,

находящемуся на законных основаниях на территории Российской Федерации.

В Российской Федерации еще не принят специальный закон о защите персональных данных, в котором должны получить закрепление и развитие, общие принципы работы с персональной информацией.

Особое значение приобретает криминализация правонарушений в области работы с персональными данными. Новый Уголовный кодекс РФ вводит новые составы, предусматривающие уголовную ответственность за злоупотребление и незаконные действия с информационными данными о частной жизни (статья 137).

Поскольку в российском законодательстве порядок сбора и хранения информации о частной жизни лица законодательно не урегулирован, следует обратиться к опыту зарубежных стран в защите одного из важных прав человека.’

Согласно ст. 25 Конституции жилище неприкосновенно, что означает недопустимость не только вхождения в него против воли проживающих, но и использование различных технических средств как для прослушивания разговоров, ведущихся в жилище, так и визуального наблюдения за ним (ст. 23).

депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1991. 26 декабря. Nq 52. Ст. 1865.

’ Так, например, в США действует несколько законов, имеющих отношение к работе с персональными данными (ФЗ о свободе информации 1966 года, с дополнениями в 1974 году и ФЗ о защите частной жизни 1974 года; в 1984 году в Великобритании принят Закон о защите данных, который вступил в конце 1987 года, в основе этого закона отражена концепция Конвенции 1981 года «О защите личности в отношении автоматизированной обработки персональных данных»; Французский закон об информатике, картотеках и свободах 1978 года вступил в действие в 1979 году в публичном секторе и в 1980 году в частном секторе. На наш взгляд, РФ

Выше в комментарии к статье 23 Конституции РФ нами были названы федеральные законы, допускающие негласную оперативно- розыскную деятельность с использованием современных технических средств. Они позволяют проникать в жилище и использовать все перечисленные выше технические средства наблюдения за частной жизнью граждан. Здесь необходимо вновь подчеркнуть, что эти законы строго не устанавливают круг лиц, в жилище которых можно проникнуть, основания и исчерпывающую процедуру такого проникновения.

В международных документах говорится о недопустимости произвольного посягательства (статья 12 Всеобщей декларации прав человека) и незаконного посягательства на неприкосновенность жилища (статья 17 Международного пакта о гражданских и политических правах). Эти идеи нашли отражение в комментируемой статье: произвольное посягательство есть вхождение в жилище вопреки проживающих в нем лиц, а незаконное посягательство есть вхождение в жилище вопреки требованиям закона.

Формулировка статьи 25 Конституции РФ шире формулировки пункта 1 статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основные свобод, в которой говорится лишь об «уважении» частной жизни и жилища. Уважение - это понятие неопределенное и гораздо менее категоричное, чем запрет проникновения в жилище. К тому же уважать надо не жилище, а проживающих в нем лиц.

Вместе с тем необходимо сослаться на ст. 55, ч. 3 Конституции, которая гласит: « Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Этот список возможных, но не обязательных

следует учесть опыт законодательного разрешения названных проблем в зарубежных странах (П.Е.).

ограничений является исчерпывающим, и он не может быть

расширен. Статья 55 Конституции РФ определяет границы пользования правами :: свободами и их пределы, нарушения которых недопустимы.

Определенные ограничения необходимы в любом правовом демократическом государстве, без них не может быть порядка в обществе и уважения основных прав и свобод его членов. Права и свободы человека нельзя рассматривать как абсолютные и неограниченные. Любой индивид живет в обществе и действует в рамках определенного коллектива. Для нормального же функционирования любого общества и коллектива людей нужен определенный цивилизованный порядок.

В законодательстве практически всех стран мира содержатся специаль::ые положения, ограничивающие определенные права и свободы человека и гражданина в интересах морали, нравственности, безопасности государства и ряда других признаков. Все эти признаки достаточно расплывчаты и не имеют четких и конкретных границ. Во Всеобщей декларации прав человека, в Пакте о гражданских и политических правах и других международных документах зафиксированные ограничения прав и свобод человека также не конкретизированы. Попытки их конкретизации в рамках документов ООН оказались неудачными. Это не случайно. Каждая страна в зависимости от конкретных условий своего развития на данном историческом этапе вводит те или иные ограничения. Определенные ограничения прав и свобод человека и гражданина, предусмотренные законом, необходимы для общего блага, обеспечения прав личности и нормального развития общества и государства.

Конституция Российской Федерации предусматривает ограничения прав и свобод в строго установленных случаях и только в рамках федерального закона. Они вводятся прежде всего для защиты конституционного строя. Уголовный кодекс России предусматривает, например, строгие меры ответственности вплоть до лишения свободы за

публичные призывы к насильственному изменению

конституционного строя Российской Федерации.

Вместе с тем, ограничения, предусмотренные ст. 55 Конституции РФ, представляют собой определенные противоречия положениям, содержащимся в ст. 23, 24 Конституции РФ. Статья 55, ч. 3 Конституции РФ представляет правоохранительным органам, другим структурам обеспечения государственной безопасности существенные возможности по сбору, накоплению, обработке и использованию информации. Такую точку зрения высказывают например В.К. Коломеец’

Казалось бы, на первый взгляд возникает проблема использования технических средств для получения в рамках закона необходимой информации и защите информационных прав граждан при безусловном обеспечении государственной безопасности, прав и законных интересов других граждан. Например, А.Б. Агапов считает: «Диалектика единства форм и методов регламентации информационных отношений базируется на взаимосвязи личных информационных прав и общегосударственных интересов»’.

Указанные выше конституционные нормы показывают четкие ограничения на применение всего спектра технических средств. Оно возможно лишь: а) при непредвиденных чрезвычайных ситуациях и б) при защите правопорядка.

В первой ситуации законность использования информации полученной при прослушивании или записанной другим образом при возникновении обстоятельств чрезвычайного характера (введение чрезвычайного или военного положения на всей территории страны или ее части, террористический акт, стихийные бедствия) достаточно очевидна, поскольку жизнь и здоровье людей, подвергшихся опасности, представляют

’ Коломеец в.к. Актуальные вопросы досудебного производства по УПК РФ. - Екатеринбург, 2002. С. 90.

большую ценность в сравнении с нарушением тайны телефонных переговоров или разговоров, ведущихся в жилище. А само прослушивание возможно по правилам крайней необходимости, в соответствии со ст. 39 УК Российской Федерации.^

Несколько сложнее обстоит дело во второй ситуации, когда прослушивание осуществляется в целях защиты и обеспечения правопорядка. Это исключительные случаи «при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях» ^ регламентируемые решением суда (ст. 186 УПК РФ)”*. Судебное решение принимается в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. Обязательным является условие - неразглашение информации частного характера, коммерческой, банковской, налоговой тайны, не имеющей прямого отношения к расследуемому делу.^

Уголовно-процессуальное законодательство (УПК Российской Федерации) содержит ряд норм, как опосредовано свидетельствующих о возможности применения технических средств, при проведении следственных действий (так, ст. 73 действующего УПК РФ, как и ст. 65 УПК РСФСР, предписывали: «…основывать выводы об установлении обстоятельств, включенных в предмет доказывания, только с помощью доказательств». Содержащийся в них перечень этих обстоятельств

’ Агапов А. Б. Основы государственного управления в сфере информатизации в Российской Федерации. - М, 1997. С. 62.

7

Уголовный Кодекс Российской Федерации. - М.: Объединенная редакция МВД России. 1996. Ст. 39.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ. // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов).- М.:Юрайт- М.2002. С. 127-128.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ. // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов).- М. :Юрайт-М. 2002. С. 127-128.

Специальная техника и инфор.мационная безопасность. Под ред. В.И. Кирина. Т. 1. М, 2000. С. 17.

одновременно определяет пределы собирания и исследования доказательств’) так и прямо регламентирующее данный вопрос.

Вместе с тем как мы уже говорили выше, возможности использования средств звукозаписи в расследовании уголовных дел и успешные результаты их применения не ушли от внимания законодателя. В действующем Уголовно-процессуальном кодексе введена статья 186 «Контроль и запись переговоров». Следственное действие,

предусмотренное данной статьей производится по двум основаниям^: во- первых, по необходимости собирания доказательств по делам , по которым следствие обязательно, и только о преступлениях тяжких или особо тяжких , а во-вторых, по необходимости обеспечения личной безопасности свидетеля, потерпевшего и их близких. Контроль и запись телефонных и иных переговоров - новое, сложное и трудоемкое следственное действие, предполагающее использование современных технических средств связи.

в Конституции РФ и УПК РФ нет и, наверное, не может быть исчерпывающего перечня средств коммуникации и ведущихся с их помощью переговоров, в этом плане статья 23 Конституции РФ более точно, чем ст. 186 УПК РФ, определяет основные и «иные» виды переговоров, к первым - она относит не только телефонные переговоры, которые включают в себя переговоры абонентов по городской, междугородней и международной телефонной связи, а также с использованием радиотелефонной и радиорелейной, высокочастотной (ВЧ) и космической связи^ но и телеграфные, почтовые, а к иным - все

’ Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е., перераб. И доп. - М: Издательство «Спартак», 1997. С. 5 6.

^Уголовно-процессуальный кодекс РФ. // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов).- М.:Юрайт- М.2002. С. 127-128.

^ Уголовно-процессуальный кодекс РФ. // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов).- М.:Юрайт- М.2002. С. 127-128.

остальные переговоры, начиная с устного обмена информацией в помещении и на транспорте, на улице и другой открытой местности, включая все иные адресные сообщения, например, межкомпьютерный обмен сведениями, электронную почту, факсимильные сообщения, пейджинговые, сотовые и другие средства связи, используемые для связи и переговоров.

По смыслу данной статьи допустимы контроль и запись переговоров между любыми лицами, независимо от того, какое процессуальное положение они занимают в данном уголовном деле и занимают ли вообще, т.е. данное следственное действие можно проводить не только в отношении подозреваемых и обвиняемых, но и других лиц, которые располагают или могут располагать информацией о такого рода преступлениях, как оконченных, так и о продолжаемых или их приготовлении, покушении.’

При наличии письменного заявления потерпевшего и свидетеля, которые подвергаются вымогательству, угрозам и другим преступным действиям в связи с их участием в данном уголовном деле, контроль и запись переговоров производится по постановлению лица, производящего расследование, или прокурора, а во всех остальных случаях - только на основании постановления судьи, которое выносится по ходатайству лица, производящего расследование, или прокурора. В законе не указывается конкретно, в какой орган направляется постановление о контроле и записи переговоров. Это внутренний вопрос правоохранительной деятельности. Подобные вопросы решаются на основании ведомственных служебных нормативных документов.

С момента вручения постановления о контроле и записи переговоров соответствующей технической службе уголовно-процессуальная деятельность, связанная с данным следственным действием прерывается

’ Коломеец в.к Актуальные вопросы досудебного производства по УПК РФ. - Екатеринбург, 2002. С. 90.

подобно тому, как она прерывается с вручением администрации

учреждения связи постановления о наложении ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию.’ Сами контроль и запись переговоров - чисто техническая деятельность, УПК не регламентируемая.

Следственная деятельность возобновляется с момента истребования фонограммы записи переговоров. Она выражается в ее осмотре, прослушивании и приобщении в качестве вещественного доказательства. Таким образом, в результате контроля и записи переговоров в уголовном деле появляются два источника доказательств - фонограмма (вещественное доказательство) и протокол ее осмотра.

Статьи 74, 81, 82, 84, 86, 87, 88 УПК^ ориентируют на сбор фактических данных, вещественных доказательств, документов, которые могут стать доказательствами по уголовному делу. Использование достижений научно- технического прогресса во многом способствует получению достоверных и обоснованных доказательств. При этом ст. 189 ^ предписывает обязательное указание в процессуальном документе тех технических средств, которые использоізались при производстве следственных действий.

Говоря о правовой основе применения технических средств, необходимо выделить ряд законодательных актов, обладающих юридической силой и являющихся во многом основой для системы норм, регулирующих правоохранительную деятельность {вторая группа правовых актов).

Уголовно -процессуальный кодекс РФ. // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов).- М.:Юрайт- М.2002. С. 126-127.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Федеральный закон от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ // Уголовно-процессуальный кодекс РФ. // Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов). - М.:Юрайт-М. 2002. С. 75-81.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Федеральный закон от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ // Уголовно-процессуальный кодекс РФ. // Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации (с образцами процессуальных документов).- М.:Юрайт-М.2002. С. 129.

В 1995 году был принят Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации»’. В нем в числе основных направлений в сфере государственной политики в сфере информатизации определены: обеспечение национальной безопасности и защиты государственных информационных ресурсов, реализация прав граждан, а также развитие законодательства в сфере информационной безопасности (ст. 3). В этом законе персональные данные (информация о гражданах) отнесены к категории конфиденциальной информации (ст. 11). В нем также законодательно урегулирована конституционная норма, закрепленная в ст. 24, ч. 1. Закон не допускает сбор, накопление, использование и распространение информации о частной жизни, а также информации, «нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия». Это может быть осуществлено только лишь на основании судебного решения (ст. 11, ч. 1.).

Следующий закон - это Закон Российской Федерации «О милиции».^ Здесь необходимо сослаться на ст. 10, ч. 12, в которой милиции вменяется в обязанность «проводить экспертизу по уголовным делам и по делам об административных правонарушениях, а также научно-технические исследования по материалам оперативно-розыскной деятельности».

’ Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ “Об информации, информатизации и защите информации” // СЗ РФ. 1995. 20 февраля. № 8. Ст. 609.

^ Закон РФ от 18 апреля 1991 г. 3 1026-1 (в редакции Законов РФ от 18 февраля 1993г. М 4510-1; от 1 июля 1993 г. № 5304 - 1; федеральных законов от 15 июня 1996 г. Nq 73-ФЗ; от 31 марта 1996 г. № 68 - ФЗ; от 6 декабря 1999 г. № 209-ФЗ; от 25 июля 2000 г. М 105-ФЗ; от 7 ноября 2000 г. № 135-ФЗ «О милиции» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст.503; Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. М 10. Ст.ЗбО; № 32. Ст. 1231; СЗ РФ. 1996. № 25. Ст.2964; 1999. № 14. Ст. 1666; № 49. Ст.5905; 2000. Мд 31. Cm 3204

Миліщия в соответствии с указанным Законом,

регламентирующим ее деятельность, «обязана принимать и регистрировать заявления, сообщения и иную поступающую информацию о преступлениях, административных правонарушениях и событиях, угрожающих личной и общественной безопасности» (ст. 10, п. 3). Очевидно, что прием и регистрация поступающих сведений могут осуществляться и осуществляется с использованием технических средств и современных информационных технологий. В соответствии со ст. 11, Ч.14 милиции предоставлено право «осуществлять предусмотренные законодательством учеты физических и юридических лиц; предметов и фактов и использовать данные этих учетов». Также, «использовать для документирования своей деятельности информационные системы, видео- и аудиотехнику, кино- и фотоаппаратуру, а также другие технические и специальные средства, не причиняющие вреда жизни, здоровью человека и окружающей среде» (ст. 11,4. 14).

Одновременно с этим Закон внес существенное дополнение в ст. 5: «милиция не имеет права собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом».

Являясь субъектом оперативно-розыскной деятельности, органы внутренних дел (их оперативные подразделения) в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности»’ получили широкие возможности по сбору информации «о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ» (ст. 2.).

‘См.: Феоералъный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144-03 в редакции Федеральных законов от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗ, 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, 5 января 1999 г. № 6-ФЗ, от 30 декабря 1999 г. № 225-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст.3502; 1998. № 30. Ст.3613; 1999. №2. Ст.233; 2000. № 1 (ч.1). Ст. 8.

Необходимо отметить, что в соответствии со ст. 6 этого Закона органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в числе других мероприятий проводится обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, конкретных почтовых отправлений, прослушивание телефонных и иных переговоров, т.е. негласное получение информации, передаваемой лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, по линиям телефонной связи, снятие информации с технических каналов связи.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо указывает на то, что в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью личности и окружающей среде. При этом подчеркивается, что материалы оперативной проверки, собранные в том числе и с помощью технических средств, «не являются основанием для ограничения прав и законных интересов физических и юридических лиц» (ст. 10)’.

Учитывая высокий научно-технический потенциал применяемых средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в Федеральном законе об ОРД указывается, что «должностные лица органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, решают ее задачи … используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями …» (ст. 6).

Отметим, что снятие информации с технических каналов связи, прослушивание телефонных переговоров с подключением к станционной

^См.: Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144- ФЗ в редакции Федеральных законов от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗ, 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, 5 января 1999 г. № 6-ФЗ, от 30 декабря 1999 г. № 225-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст.3502; 1998. № 30. Ст.3613;-1999. № 2. Ст.233; 2000. № 1 (ч.П. Ст. 8.

аппаратуре предприятий, учреждений и организаций

независитіЮ от форм собственности, физических и юридических лиц, представляющих услуги и средства связи (ст. 6), проводят только органы федеральной службы безопасности и органы внутренних дел (их оперативно- технические силы и средства).

В Ч.2 ст.8 этого закона указывается, что проведение оперативно- розыскных мероприятий, ограничивающих конституционное право граждан, допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому предварительное следствие обязательно; 2) 3) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому предварительное следствие обязательно; 4) 5) о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной или экологической безопасности Российской Федерации. 6) Вместе с тем закон определил те случаи, не терпящие отлагательства, когда допускается проведение оперативно-розыскного мероприятия с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов и обязательным получением судебного решения в течение 48 часов с момента начала проведения этого мероприятия. Если решение не получено, то оперативно-розыскное мероприятие прекращается (ст. 6).

На основании постановления, утвержденного руководителем органа, проводящего оперативно-розыскную деятельность, и с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 48 часов разрешается прослушивание телефонных переговоров отдельных граждан по их заявлению или с их письменного согласия (в случае возникновения угрозы их жизни, здоровью, собственности) (ст. 8).

Учитывая то, что физическим и юридическим лицам, не уполномоченным Федеральным законом об ОРД, запрещается использование специальных и иных технических средств для негласного получения информации (ст. 6), рассмотрим лишь некоторые вопросы Юридической ответственности и, прежде всего уголовной ответственности за нарушение этой нормы.

Так, в соответствии со ст. 138, ч. 1 УК РФ нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений граждан наказывается штрафом в размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Данная статья УК охраняет права граждан, установленных Конституцией РФ (ст. 23), а также фактическим переложением этой нормы в таких конкретизирующих и реализующих правовых актах, как упоминавшиеся ранее Федеральные законы: «Об информации, информатизации и защите информации»’, «Об оперативно-розыскной деятельности»^, а также «О связи»^, «О почтовой связи»”^.

^ Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ “Об информации, информатизации и защите информации” // СЗ РФ. 1995. 20 февраля. № 8. Ст. 609.

^ Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144- ФЗ в редакции Федеральных законов от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗ, 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, 5 января 1999 г. № б-ФЗ, от 30 декабря 1999 г. № 225-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. М 29. Ст.3502; 1998. № 30. Ст.3613; 1999. № 2. Ст.233; 2000. № 1 (ч.1). Ст. 8.

^ Федеральный закон от 16 февраля 1995 г. N 15-ФЗ”0 связи”(с изменениями от 6 января, 17 июля 1999 г.) //СЗ РФ. 1995. 20 февраля. № 8. Ст. 600.

Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ “О почтовой связи” //СЗ РФ J999. 22 июля. .№79 Cm 3697.

Объективная сторона преступлений выражается как в

незаконном ознакомлении с содержанием телефонных переговоров, так и в придании огласке сообщенных гражданами друг другу сведений.

В ст. 138, ч. 2 УК РФ предусматривается наказание за тоже деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. В этом случае наказанием может быть штраф в размере от 100 до 300 минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от одного до трех месяцев, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арест на срок от двух до четырех месяцев.

Часть 3 той же статьи 138 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Наказанием может быть штраф в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо ограничение свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Одно из первых обвинений по ст. 138, ч.З было предъявлено сотруднику ФСБ России в августе 1999г. Он был задержан при попытке сбыта за две тысячи долларов США 58 специальных технических средств, закамуфлированных под различные бытовые приборы. Материалы о противоправной деятельности были переданы в Московскую городскую военную прокуратуру, которая возбудила уголовное дело по выптеназвяннпй стятье УК РФ ‘

’ Возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника ФСБ России // И’чйрптия JQQ9 Ы пар

Очевидно, что состав преступления,

предусмотренного ст. 138 УК РФ, отсутствует, если оперативно-розыскное мероприятие, ограничивающее конституционные права граждан, проведено оперативными подразделениями органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, в соответствии с действующим законодательством.

Как ?лы уже говорили, к третьей группе нормативных правовых актов можно отнести акты федеральных органов исполнительной власти, ведомственные нормативные акты, т.н. «силовых структур» МВД, ФСБ, ФАПСИ, регламентирующих организацию и тактику использования конкретных технических средств при проведении следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий. Примером таких нормативных актов могут служить документы, регламентирующий порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности. Это приказы МВД России № 004-96 г., ФСНП России № 029-96г. и межведомственная Инструкция «О порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13 мая 1998 года’, утвержденной совместным приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФСП России, ГТК России, СВР России, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, согласованной с Генеральным Прокурором РФ. Результаты оперативно-розыскной деятельности представляются по инициативе органов, осуществляющих ОРД, либо по выполнении отдельных поручений следователя, прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Основанием для представления результатов ОРД следователю является соответствующее постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД, составляемое в одном экземпляре, которое приобщается к материалам дела оперативного учета. Результаты ОРД могут представляться в виде обобщенного официального

^ Текущий архив ГУВД Свердловской области. Екатеринбург. 2003.

сообщения (справки-меморандума или подлинников соответствующих оперативно- служебных документов (п. 18.).

Сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и о результатах ОРД, а также об организации и о тактике проведения ОРМ составляют государственную тайну. При необходимости представления таких сведений они подлежат рассекречиванию на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, либо представляются в соответствии со ст. 16 Закона «О государственной тайне»’. Носители информации (например, видео-аудиокассеты) без рассекречивания источника указанных сведений направляются в прокуратуру или в суд с соответствующим уведомлением за подписью руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

При использовании в доказывании аудиоматериалов, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, почти всегда возникает необходимость в их экспертном исследовании.

Выводы: Уголовно-процессуальное законодательство не устанавливает критериев и пределов применения принуждения при собирании сведений о частной жизни граждан. В частности, не установлено, можно ли принудительно проводить экспертизу (в т.ч. фоноскопическую) и освидетельствование потерпевших и свидетелей, в принудительном порядке получать образцы для исследования, не определен четкий круг лиц, переписка которых может быть подвергнута аресту, осмотру и выемке. При наличии таких пробелов непосредственно действует конституционное правило: «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни.

’ О государственной тайне: Закон Российской Федерации от 21 июля. 1993 г. № 5485-1 // СЗ РФ. 1997. 13 октября. № 41. Ст.4673.

личную и семейную тайну», пока исключения не будут четко установлены федеральным законом.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» допускает существенное вторжение органов государства в частную жизнь граждан, предусматривая внепроцессуальные (тайные, агентурные) методы наблюдения за личностью, контроля за почтовыми отправлениями, прослушивания телефонных и иных переговоров, снятия информации с технических каналов связи. При этом могут применяться аудиозапись, фото- и киносъемка, другие технические средства. Федеральный закон об ОРД допускает применение оперативно-технических мер, когда еще нет данных, указывающих на признаки преступления, т.е. когда отсутствуют основания для возбуждения уголовного дела (ст.ст. 2, 7). Во всех указанных выше законодательных актах четко не указан круг лиц, в отношении которых допускается получение сведений об их частной жизни. Это противоречит части первой статьи 23 Конституции РФ о праве каждого на неприкосновенность частной жизни. Однако названные законодательные акты определяют судебный порядок получения разрешения на вторжение в частную жизнь граждан (впервые в российской истории).

В Российской Федерации еще не принят специальный закон о защите персональных данных, в котором должны получить закрепление и развитие, общие принципы работы с персональной информацией.

Поскольку в российском законодательстве порядок сбора и хранения информации о частной жизни лица законодательно не урегулирован, следует обратиться к опыту зарубежных стран в защите одного из важных прав человека.

Глава 2. Проблемы назначения, организации и проведения фоноскопических экспертиз при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений.

§ 1. Правовые проблемы назначения ФЭ при раскрытии^ и расследовании^ преступлений.

Важным событием для становления и развития судебных экспертиз в России явилась судебная реформа 1864 г. Она качественно изменила как судоустройство, так и судопроизводство в России и вместе с этим открыла широкий простор для производства судебных экспертиз. Так, например, Устав уголовного судопроизводства определил положение экспертизы следующим образом: «сведущие лица^ должны приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком либо занятии»”^. Нельзя не отметить, присутствующее здесь сходство с современной трактовкой понятия назначения экспертизы на современном этапе развития законодательства.

’ Раскрытие преступления - это стадия уголовного процесса, в ходе которой осуществляется сбор и проверка доказательств оперативно- розыскными мероприятиями.// Юридический энциклопедический словарь. - М.: «Советская энциклопедия», 1984. С. 315.

^ Процесс расследования - это комплекс действий, предусмотренных уголовно процессуальным законодательством, направленных на установление преступника, лиц, объектов, связанных с противоправным деянием, а также информации, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. // Криминалистика. Под ред. А.Ф. Волынского. - М., 1999. С.261.

^ Термин «эксперт» появился в России гораздо позднее. Свод законов Российской имерии. Т. 7.–М., 1991. С. 138.

В конце XIX- начале XX вв. в России начинает внедряться

в судебную практику криминалистическая экспертиза’, охватывающая целую группу экспертиз, назначаемых для исследований, главным образом вещественных доказательств, изымаемых с мест происшествий. Получают свое развіїтие дактилоскопические, химические экспертизы.

Опубликованное в 1898 году третье издание книги Г. Гросса «Руководство для судебных следователей как система в криминалистике»^, в котором он, в том числе описал жаргон профессиональных преступников (что тоже является признаком идентификации по речи, в чем нельзя не согласиться с А.Г. Петряковой^, с группой авторов из ВНИИ МВД СССР”^ и с некоторыми другими, обращавшимися этому вопросу), стало результатом обобщения накопленных к тому времени эмпирических знaний^

Принятый в России в 1922 г. УПК впервые использует термин «эксперт» вместо бытовавшего понятия «сведущие лица».

В основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, принятых в 1958 г., экспертиза упоминается как один из источников доказательств, однако никаких процедурных вопросов, связанных с назначением и производством экспертиз. Основы не содержали. Но именно принятие Основ послужило началом разработки и принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960г., который вступил в силу с 1 января 1961 г.

’ Эйсман А.А. Кргшиналистика в системе юридических и естественных наук. //Научные работы Лит. НИИСЭ, Вильнюс, 1963. Вып. 1. С. 34. ^ Криминалистическая энциклопедия./ Под ред. Р.С. Белкина,- М.: БЕК, 1998. С. 332.

^ Петрякова А.Г. Культура речи. -М; «Наука», 1997. С. 39. ^ Проблемы совершенствования криминалистической техники. Сборник научных трудов всесоюзного НИИ МВД СССР. № 54, - М, 1980. С. 5. ^ Обращаясь к хронологии формирования и развития криминалистики упоминание об аналогии между речью человека, его походкой и почерком можно встретить еще в работе немецкого ученого Лафатера «Физиогномические фрагменты» (1775 - 1778 гг.). Н Криминалистическая энциклопедия./Под ред. Р.С. Белкина,- М.: БЕК, 1998. С. 331.

В данный УПК впервые были введены статьи о заключении

эксперта, дано понятие повторной и дополнительной экспертиз и т.д.

Дальнейшее применение звукозаписи при производстве предварительного и судебного следствия было законодательно закреплено в РСФСР и внесено в УПК (ст. ст. 141, 141’)’, в Украинской ССР (ст. ст. 85, 85’), а также УПК других союзных республик. Это послужило основанием для широкого внедрения аппаратуры звукозаписи в сферу расследования уголовных дел.

Необходимость назначения и проведения экспертизы звукозаписей обусловлена тем, что ценность и доказательственное значение приобщаемых к уголовному делу аудиозаписей, достоверность и относимость записанной на них информации могут оспариваться участниками уголовного процесса^.

Это объясняется часто встречающимся на практике недостаточно высоким качеством записи, плохой речевой разборчивостью, что нередко приводит к невозможности надежной идентификации говорящего лица (а человек, чей голос зафиксирован на фонограмме, отказывается от того, что он принимал участие в данном разговоре, не признает, что записан именно его голос и речь). Часто утверждения о неподлинности магнитофонной записиО строятся на том, что первоначально с записью были произведены различные действия, манипуляции, направленные на ее фальсификацию.

Изучение материалов уголовных дел’, в которых фигурируют магнитные фонограммы, общение со следователями показывают, что в качестве аргументов оспаривающих подлинность и достоверность фонограмм, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, участники уголовного процесса

^ В ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 31.08.66// Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1966, № 36, ст. 1018.

Галяшина Е. Назначение фоноскопической экспертизы и оценка экспертного заключения в уголовном процессе. //Закон. 2001, 5. С. 134.

наиболее часто приводят следующие утверждения:

  • приобщенная к уголовному делу звукозапись не является оригинальной и отличается тем, что при перезаписи часть разговора (фонограммы) могла быть изъята (пропущена, стерта и т.д.) или заменена новой, якобы для сохранения целостности записи;
  • звукозапись произведена с очень высоким уровнем шумов и помех, речь плохо прослушивается, неразборчива, а потому оценить достоверность записанной информации и даже относимость ее к делу нельзя;
  • звукозапись выполнена с большими искажениями, имеет нарушения непрерывности записи, остановки, вклейки, деформации, вставки, получена с помощью электронного или компьютерного монтажа, шумы и акустический фон наложены с помощью микширования при перезаписи и т.д., имеющиеся в ней искажения указывают на попытку изменить первоначально записанное содержание разговора;
  • зафиксированная на фонограмме речь не принадлежит свидетелю, подозреваемому или обвиняемому;
  • отдельные слова или высказывания в разговоре на фонограмме принадлежат не обвиняемому, а другому участнику разговора с похожим голосом и т.п.
  • Для установления подлинности фонограммы, достоверности записанной на ней информации, устранения возможных сомнений в соответствии с действующими процессуальными правилами и назначается фоноскопическая экспертиза.

Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 14 мая 1997 г. рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного П., адвокатов Н. и М. на

’ Архив Свердловского областного суда.1997-2001гг.

приговор Московского городского суда от 5 марта 1997 года’, по которому П. осужден за получение взятки. Одним из доказательств служила аудиозапись. В кассационной жалобе адвокаты настаивают на том, что аудиозапись разговора осужденного и Смирнова в ресторане, не имеет доказательственной силы, поскольку она некачественная и для прослушивания непригодна. Однако, Судебная коллегия нашла оценку, данную судом этому доказательству, правильной, поскольку, как видно из протоколов расшифровки указанных аудиозаписей и акта фоноскопической экспертизы, эти магнитные записи для прослушивания пригодны, а каких- либо нарушений норм УГ1К РСФСР при производстве указанных следственных действий, которые бы могли служить основанием к признанию указанных доказательств или некоторых из них недопустимыми по делу, не установлено.

Возможность экспертной идентификации по голосу и речи в настоящее время не оспаривается, а фиксация с помощью технических средств речевой информации, передаваемой по акустическому каналу, — наиболее распространенный сегодня способ получения криминалистической информации, имеющей не только ориентирующее, но и доказательственное значение. Аудиозаписи, как результат контроля и записи телефонных переговоров, приобщаемые к материалам уголовных дел, служат одним из наиболее объективных источников доказательств^, имеющих существенное значение не только для раскрытия и расследования, но и для выявления и предотвращения тяжких и особо тяжких преступлений.

’ Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1997 г. по уголовным делам (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 29 августа 1997 г.)

^ Шахнарович A.M., Иванова Г.В. К проблеме экспертизы устной речи.//Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. - М.. 1990. С. 99.

Согласно ст. 19 закона закон «О государственной судебно-

экспертной деятельности в Российской Федерации»’, основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановление судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

Признав необходимым производство экспертизы по делу, субъект, назначающий экспертизу, выносит мотивированное постановление или определение, которое является процессуальным основанием для ее проведения (ст. 195 УПК РФ).

При осуществлении производства по уголовным делам назначение экспертизы производится как в стадии предварительного расследования, так и судебного разбирательства.

В стадии предварительного расследования экспертиза назначается дознавателем, следователем, прокурором (ст. ст. 195, 37, 38, 41 УПК РФ).

Для иллюстрации можно привести дело М. - следователя органов внутренних дел, осужденного, в частности, за получение взяток^. В производстве М. находилось уголовное дело по обвинению и. Обещая заинтересованному в судьбе И. лицу - К. освободить его из под стражи, а затем прекратить дело, М. требовал от К. в виде взятки крупные суммы денег. К. обратилась в органы внутренних дел с заявлением, в котором сообщила о требованиях М.. Сотрудником ОВД ей было вручено звукозаписывающее устройство, о чем составлен протокол. При встрече К. с М. разговор между ними был записан на аудиокассету, которую К. в тот же день возвратила оперативным работникам.

’ Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ. ^ Уголовное дело № 2-137/99 //Архив Свердловского областного суда. 1999.

Полученные при проведении оперативных мероприятий

аудиозаписи официально переданы в прокуратуру и приобщены следователем к делу в качестве вещественных доказательств. Заключением проведенной по делу фоноскопической экспертизы установлено, что на аудиозаписях имеется устная речь К. и М.; признаков монтажа фонограмм или изменения их первоначального состояния нет. Аудиозаписи в совокупности с показаниями К. и другими доказательствами положены в основу обвинительного приговора в отнощении М.

Так же, как мы уже сказали выще, фоноскопическая экспертиза может быть назначена при рассмотрении уголовного дела судом (ст. 283 УПК РФ). Как это произошло например, при рассмотрении дела по факту сбыта фальщивых долларов’. Сотрудник ГУВД Свердловской области Ш. , подвозя на своей автомашине случайных попутчиков, оказался очевидцем покупки одним из них у другого долларов США. Когда продавец (им был, как впоследствии установлено. К.) вышел из машины, Ш. предложил покупателю (оказавшемуся Т.) поехать с ним в отдел милиции. При проверке было установлено, что приобретенные Т. доллары поддельные. Т. согласился оказывать органам внутренних дел содействие в разоблачении преступников, и дальнейшие его встречи с К. (о которых они договорились при первой покупке) происходили под контролем оперативных служб (разговоры записывались на аудиокассету). Затем аудиозаписи были расшифрованы, и тексты переговоров находились в материалах уголовного дела. Однако в ходе судебного разбирательства обвиняемый К. заявил, что это не его голос записан на представленной пленке. Суд вынужден был назначить фоноскопическую экспертизу и отправить дело на доследование.

В соответствии с процессуальным законодательством экспертиза может быть поручена судебно-экспертному учреждению или любому лицу, обладающему специальными знаниями, необходимыми для дачи заключения. Таким образом, закон не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений.

Судебные экспертизы по уголовным делам назначаются обычно в государственные экспертные учреждения. Закон не ограничивает следователя в выборе экспертного учреждения^, однако сложилась практика выполнения экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел - как правило, по постановлениям органов внутренних дел, и в судебно- экспертных учреждениях Министерства юстиции - по постановлениям следователей прокуратуры. Хотя во многих регионах, где имеются и те и другие судебно-экспертные учреждения, существует своеобразное «разделение труда», когда в экспертно- криминалистических отделах проводят одни роды и виды экспертиз, а в ЛСЭ - другие^

По гражданским делам (арбитражным спорам) судебные фоноскопические экспертизы нередко назначаются в негосударственные экспертные учреждения, специалистам государственных не экспертных учреждений либо иным специалистам. Это объясняется во многом большой загрузкой ведомственных государственных экспертов, увеличивающих сроки производства такого рода экспертиз, что неизбежно приводит к затягиванию судебного рассмотрения.

’ Уголовное дело № 2-211/01 //Архив Свердловского областного суда. 2001. ^ Фоноскдпическая экспертиза может быть назначена в любое экспертное учреждение, где есть измерительные приборы, необходимые для производства экспертного исследования акустических сигналов, записанных на фонограмме, и специалисты надлежащей квалификации.// Галяшина Е.И. Фоноскопическая и автороведческая жспертіізьі//Закон, 2003, № 3. С. 57.

^ Например: в Свердловской области фоноскопическую экспертизу проводят в ЭКУ ГУВД Свердловской области, а например, автороведческую в центральной Уральской лаборатории судебных экспертиз.

Принятый Государственной Думой России 22 ноября 2001

г.’ новый уголовно-процессуальный кодекс, вступивший в силу с 1 июля 2002 г., а также действующий Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»^ обусловили необходимость дальнейшего совершенствования правового и методического обеспечения судебной фоноскопической экспертизы.

в то же время повышение эффективности использования результатов судебной фоноскопической экспертизы как источника доказательств по уголовным делам, в которых фигурируют фонограммы как вещественные доказательства или документы, неразрывно связанно с проверкой законности происхождения и правильным процессуальным оформлением приобщаемых к уголовному делу фонограмм.

Примером того, что при назначении фоноскопической экспертизы не были правильно оценены методы, которыми была получена звукозапись и в результате экспертиза оказалась бесполезной может служить приговор Орловского областного суда от 27 ноября 1995 гД по которому обвиняемый К. оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений, поскольку, как следует из материалов дела, аудиозапись беседы подозреваемого с работником милиции, где он дает на себя показания произведена оперативным путем с нарушением требования ст. 141 УПК РСФСР, т.е. без составления протокола допроса и без уведомления самого К.

Представляемые на фоноскопическую экспертизу фонограммы могут быть получены из следующих источников:

‘Далее - УПК РФ, опубликован в «Российской газете» от 22 декабря 2001 г., № 249 (2861).

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ. ^ Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1996 г. по уголовным делам (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 июня 1996 г.)

  • В результате осуществления контроля записи телефонных и иных переговоров по постановлению следователя на основании судебного решения или по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий; фонограммы приобщаются в полном объеме к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства на основании постановления следователя и в порядке ст. 186 УПК РФ:
  • в результате применения технических средств в ходе оперативно- розыскных мероприятий, которые используются в доказывании на основании ст. 89 УПК РФ и ст. 11 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности»’, если они отвечают требованиям ст. 86,87,88 УПК РФ, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств;
  • для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств подозреваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а также защитником, который также вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений для осуществления юридической помощи (ст. 86 УПК РФ)2;
  • как объекты, предположительно связанные с совершением и сокрытием преступления, могут быть обнаружены и изъяты при осмотре (ст. 176 УПК РФ), при обыске (ст. 182, 184УПК РФ), выемке (ст. 183 и 185 УПК РФ).
  • Собранные фонограммы приобщаются к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств после их осмотра и про-

’ Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., № 144-ФЗ.

Фонограммы могут также собираться на договорной основе с участниками процесса в ходе частной детективной деятельности на основании п. 7 ст. 3 закона «О частной, детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г.

слушивания в соответствии с требованиями ст. 81,176 и 177 УПК РФ. Результаты осмотра отражаются в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы с соблюдением требований ч. 3 ст. 180 УПК РФ.

Фонограммы могут быть получены при производстве следственных и иных процессуальных действий (ст. 164, 166, 186, 189, 190,259 УПК РФ), они хранятся при уголовном деле, по существу, являясь приложениями к соответствующим протоколам.

Судебная фоноскопическая экспертиза является одним из предусмотренных законодательством процессуальным действием по проверке относимости и достоверности записанной на фонограмме информации, имеющей значение доказательства’.

Производство судебной фоноскопической экспертизы по уголовным делам, как правило, поручается государственным судебным экспертам - сотрудникам государственных судебно-экспертных учреждений, имеющим необходимые специальные знания^. В составе видеофоноскопических лабораторий ЭКП ОВД России в настоящее время трудятся более 150 экспертов - фоноскопистов, 60% которых имеют высшее техническое (в основном радиофизическое) и 40% высшее гуманитарное (и основном филологическое) oбpaзoвaниe^ Фоноскопические лаборатории оснащены необходимым инструментарием, позволяющим решать комплекс

’ В силу ст. 9 Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г., № 73-ФЗ, содержащей определение понятия «судебная экспертиза». ^ В то же время в соответствии со ст. 195, 199 УПК РФ фоноскопическая экспертиза может быть назначена и в иное экспертное учреждение, если в его штате имеются лица, обладающие соответствующими специальными знаниями, и соответствующее оборудование для производства экспертного исследования фонограмм.

^ Потапова Р. К. Об опыте специальной подготовки экспертов- криминалистов по фоноскопии.// Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов. X научная конференция. 21-22 мая 2002г. - М; Академия управления МВД России, 2002. С. 331.

разнообразных вопросов, это так называемое типовое

автоматизированное рабочее место эксперта - фоноскописта (АРМ эксперта - фоноскописта).

При назначении фоноскопической экспертизы необходимо иметь в виду, что в процессе ее производства может возникнуть необходимость в дополнительной информации об обстоятельствах, условиях, способе, и технических средствах получения фонограмм, приобщенных к уголовному делу. Сведения из материалов уголовного дела о месте, способе, технических средствах и иных обстоятельствах производства записи приобщенных к делу фонограмм имеют существенное значение для правильной квалификации дефектов фонограммы и нарушений непрерывности ее записи и принятия решения об отнесении или не отнесении их к признакам монтажа, предупреждению возможных экспертннх ошибок.

При этом важно подчеркнуть, что, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы (ч. 5 ст. 199 УПК РФ и ч. 3 ст. 57 УПК РФ), эксперт вправе не составлять экспертного заключения, а может в письменной форме мотивированно сообщить об отказе от производства экспертизы.

Действующий Федеральный закон «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» в ст. 16 «Обязанности эксперта» предусматривает также возможность отказа от производства экспертизы без составления письменного заключения по причине непригодности объектов, представленных на экспертизу. При этом составляется мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение, которое направляется в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу.

в то же время применительно к судебной фоноскопической экспертизе надо отметить, что принять обоснованное решение о непригодности представленных объектов часто невозможно без проведения полноценного экспертного исследовании фонограмм. При этом проводится

как акустический, так и лингвистический анализ не только фонограмм, приобщенных к материалам дела в качестве вещественных доказательств, но и сравнительных образцов. По результатам такого исследования всегда составляется экспертное заключение с выводом о степени пригодности записанных на фонограмме речевых сигналов для идентификации говорящего\

Можно предположить, что ошибочный вывод о непригодности фонограмм для идентификации по голосу и речи нередко бывает обусловлен недостаточным опытом или профессионализмом эксперта или отсутствием в его распоряжении современного исследовательского инструментария, применением неапробированных экспертных методик^ Проведенные повторные экспертизы показывают, что по фонограммам, признанным первичной экспертизой непригодными, зачастую возможно успешное решение идентификационных и диагностических вопросов с получением выводов как в вероятной, так и в категорической форме.

Анализ экспертной практики показывает, что в случае назначения фоноскопической экспертизы одному эксперту, например, с базовым техническим образованием, достижение вывода о тождестве сравниваемых лиц по голосу и речи или о факте монтажа без специальных лингвистических знаний затруднено, и наоборот. Эксперт-инженер или эксперт-филолог в одиночку вынужден делать вывод в вероятной форме или отказываться от решения поставленного вопроса. На основании ст. 57 УПК РФ эксперт теперь может ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы другого эксперта, в том числе и из числа лиц, не являющихся сотрудниками государственного судебно- экспертного

См. приложение № 1 - заключение эксперта ЭКУ ГУВД Свердловской области №*** от 24.03.2000 по материалам уголовного дела заключение экспертов ЭКЦ МВД РФ Nq *** ^^ *** 7ррр ^ ую материалам уголовного дела Кя ***** Теория и практика судебной экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. С. 112.

учреждения, но обладающих необходимыми специальными

знаниями, что позволяет провести исследование в полном объеме и дать обоснованное заключение в категорической форме’.

Исходя из ст. 57 УПК РФ эксперт - фоноскопист вправе по своей инициативе, но в пределах своей компетенции давать заключение и по вопросам, которые хотя и не поставлены в постановлении о назначении экспертизы, но имеют отношение к предмету экспертного исследования. Так, например, при производстве судебной фоноскопической экспертизы эксперт может мотивировать отказ от решения вопроса об идентификации говорящего по голосу и речи, установленным им в ходе исследования фактом монтажа фонограммы, даже если в постановлении был поставлен только один вопрос о принадлежности голоса и речи конкретному лицу.

7

На практике при производстве идентификационной экспертизы по голосу особое значение имеет наличие в распоряжении эксперта сравнительных образцов речи, не только достаточных по объему и удовлетворительных по качеству, но и сопоставимых по форме и текстовому содержанию. Следователь в процессе получения сравнительных образцов голоса и речи, не обладая специальными знаниями, нередко не может добиться требуемой сопоставимости с речью на спорной фонограмме^.

’ Надо отметить, что если эксперт, независимо от вида базового высшего образование, обладает всем комплексом специальных познаний, имеет сви- детельства, подтверждавшие право производства всех видов фоноскопических экспертиз, выданные Экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном соответствующими нормативными актами федеральных органов исполнительной власти, он вправе производить экспертизу единолично. (П.Е.).

Спорной фонограммой в судебной фоноскопической экспертизе называют фонограмму, приобщенную к материалам уголовного дела в качестве ве- щественного доказательства или иного документа и подлежащую процессуальной проверке в рамках производства судебной экспертизы.// Теория и практика судебной экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. С. 135.

Привлечение же к отбору образцов голоса и речи

специалиста - фоноскописта значительно расширяет возможности успешного решения задан судебной фоноскопической экспертизы. При этом предыдущее участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода эксперта (ст. 70 УПК РФ)’.

В ст. 17 Федерального закона «О государственной судебно - экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперту как участнику судопроизводства предоставлено еще одно крайне важное, по нашему мнению, право. А именно: эксперт вправе делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний. Это особенно значимо для судебной фоноскопической экспертизы. Заключение эксперта по фоноскопической экспертизе содержит значительное число специальных терминов, сложно для восприятия на слух в условиях судебного разбирательства. Показания эксперта - фоноскописта, являвшиеся самостоятельным источником доказательств (ст. 80 УПК РФ), базируются на комплексе специальных знаний, а потому изобилуют техническими, лингвистическими, физическими и иными терминами, что нередко приводит к неправильному их занесению в протокол и ошибкам при оглашении, что может явиться причиной неверной оценки экспертного заключения или показаний эксперта.

Заметим, что снятие в ст. 70 УПК РФ процессуального запрета на участие одного и того же субъекта в качестве сначала специалиста, а потом

^ На фонограммах с записью речи подозреваемых нередко встречается не- цензурная брань и обсценная лексика, отражающая индивидуальные устио- речевое навыки говорящего, но, как правило, не встречающиеся в ответах при допросе у следователя или в суде. В то же время специалист или эксперт, используя свои специальные познания, может так сформулировать вопрос, что в силу привычки и устойчивости навыка данное явление неизбежно проявится и при отборе сравнительных образцов. (П.Е.) эксперта в производстве по одному уголовному делу применительно к судебной фоноскопической экспертизе означает, что сотрудник ЭКП ОВД РФ может выступать в качестве эксперта, если он же привлекался как специалист для оказания помощи в формулировке вопросов эксперту, отборе экспериментальных образцов, производстве аудиозаписи в ходе допроса, а также при осмотре и прослушивании фонограмм в порядке ст. 186 УПК РФ.

Приобщенные к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств фонограммы могут быть зафиксированы в аналоговой форме на магнитной ленте на кассете, микрокассете, видеокассете, катушке, либо в цифровой форме на электронном носителе данных (микросхемы памяти цифрового магнитофона, магнитные и лагерные диски, магнитооптические диски, магнитные ленты и т. п.).

Кассеты с фонограммами направляются на фоноскопическую экспертизу в упакованном и опечатанном виде, с удостоверяющими подписями уполномоченных должностных лиц. в противном случае могут возникать сомнения в возможной подмене носителей записи, что равноценно утверждению о фальсификаций фактических данных.

При необходимости решения задачи идентификации диктора в распоряжение эксперта необходимо предоставить сравнительные образцы (зкспери\їентальньіе или свободные) голоса и речи подозреваемого лица. Экспериментальные образцы голоса и речи отбираются в порядке ст. 202 УПК РФ. Свободные образцы голоса и речи подозреваемого, которые по времени и характеру не связаны с назначением и производством фоноскопической экспертизы, могут собираться в порядке ст. 86. Свободными образцами речи являются звукозаписи различных конференций, интервью, публичных выступлений по радио и телевидению; фонограммы личного характера и т. д.

В качестве условно свободных образцов голоса и речи могут быть представ.’іеньї фонограммы, полученные при производстве следственных действий и иных процессуальных действий, в ходе которых применяется звукозапись в порядке, установленном процессуальным законом, в том числе ст. 186,189 УПК РФ.

Основное требование, предъявляемое к фонограммам, представляемым в качестве сравнительных образцов’, — несомненность их происхождения от подозреваемого лица, хорошее качество и представительность как по объему, так и по характеру речевого материала. Сравнительные образцы голоса и речи должны быть по длительности не менее 10-15 минут, записаны на аппаратуре не ниже первого класса, быть сопоставимыми со спорной фонограммой.

В постановлении о назначении фоноскопической экспертизы в обязательном порядке должны быть воспроизведены из материалов уголовного дела и описаны установленные обстоятельства, технические средства, материалы и условия проведения звукозаписи, четко указаны словесные границы и местонахождение на представляемом носителе каждой подлежащей исследованию фонограммы (с указанием начальных и конечных слов разговора или иных маркеров, показателей счетчика магнитофона, таймера и т. п.). Учитывая требования ч. 7 ст. 186 УПК РФ о том, что в протоколе осмотра и прослушивания должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу, протокол может быть также предоставлен в распоряжение эксперта - фоноскописта.

Фоноскопическая экспертиза назначается в целях: установления личности говорящего по признакам голоса и речи, записанной на фонограмме; выявления признаков монтажа и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи; определения условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов по фонограммам, имеющих доказательственное значение при раскрытии и расследовании уголовных дел. Предмет фоноскопической экспертизы^ — факты и обстоятельства, устанавливаемые по фонограммам на основе комплекса специальных познаний в инженерно- технических, физико-математических, информационных, лингвистических и речевых технологиях.

Судебная фоноскопическая экспертиза — это самостоятельный род судебных экспертиз, относящихся к классу криминалистических.

Задачи фоноскопической экспертизы носят идентификационный и диагностический характер. К идентификационным задачам относится, например, идентификация человека по голосу и речи, к диагностическим — установление номера набираемого телефона по фонограмме.

Мы уже не раз останавливались на том, что результаты фоноскопической экспертизы имеют огромное как доказательственное, так и информационно- ориентирующее значение. Но на наш взгляд, для более эффективного использования этих результатов непосредственно в практике работы на местах одного совершенствования правового обеспечения недостаточно. Проведенное нами анкетирование 200 оперативных работников, следователей и дознавателей, работающих в различных подразделениях МВД России в Свердловской области, показало, что только 46% «оперативников» и 54 % следователей представляют возможности фоноскопической экспертизы, вопросы, которые можно поставить перед экспертом - фоноскопистом. в своей практике сталкивались с данным видом экспертизы еще меньшее количество респондентов (17 % - оперативных работников и 16 % следователей). А назначали фоноскопическую экспертизу вообще лишь 9 % следователей. Таким образом, можно констатировать, что низкая профессиональная подготовка оперативно-следственного состава не позволяет в полной мере использовать возможности научно-технических средств и методов.

’ Более подробно этот вопрос рассмотрен в 3 параграфе 2 главы. ^ Подробнее об этом см. в пар. 2 главы 1.

Показателен пример и Краснодарского края’.

Прокуратурой Северского района было проведено изучение и обобщение практики использования следователями района научно-технических средств фиксации доказательств. С этой целью было изучено 195 уголовных дел, в ходе расследования которых эти средства применялись. Чаще всего фиксация осуществлялась путем изъятия в натуре предметов вещественных доказательств (73,3%). Из научно-технических средств чаще других применялась фотография (60%). Всего в 3 случаях (1,5%) использовалась видеозапись и всего в 1 случае звукозапись. Не возможно не обратить внимание на крайне редкое использование таких совершенных средств фиксации, как видеозапись и звукозапись. Объясняется это, скорее всего недостаточной обеспеченностью районных следователей соответствующей аппаратурой и отсутствием опыта применения таких средств.

Хотя фоноскопия уже перестала быть экзотическим видом экспертизы, зачастую и судей возникают вопросы по поводу назначения и оценки результатов. Например, судебной коллегией Верховного Суда РФ была рассмотрена жалоба на решение Орловского областного суда от 27 мая 1999 г. по делу некоего Штыховского^. Дело в том, что суд, отказывая в проведении фоноскопической экспертизы аудиозаписи, указал, что при прослушивании звука записей на аудиокассетах в судебном заседании судом никаких следов смонтирования не выявлено.

Таким образом, суд выступил в роли экспертного учреждения, каковым он не является, а разрешение данного вопроса требует использования специальных технических средств и знаний.

2

Определением N 67-099-33 приговор отменен и дело направлено на новое расследование.

^ Плетнев В. Использование технических средств для закрепления доказательств.//Законность, 1998. № 9. С. 20.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 1999 г. по уголовным делам (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 29 декабря 1999 г.)

Выводы: на наш взгляд, необходима постоянная

методическая работа с практическими работниками, которые могли бы увеличить продуктивность своей работы за счет более активного использования результатов научно-технического прогресса. Следователи, прокуроры и судьи, использующие в доказывании названные выше материалы, должны иметь представление о возможностях фоноскопической экспертизы, об объектах, которые надлежит представить экспертам, а также об особенностях оценки их заключений. Указанные вопросы носят специальный характер, и предпочтительнее, чтобы они были освещены специалистами в этой области.

Однако до сих пор отмечается дефицит необходимой литературы’. Методическое пособие, изданное Российским федеральным центром судебной экспертизы Министерства юстиции^ стало уже библиографической редкостью, а материалы соответствующих экспертных учреждений МВД и ФСБ распространяются лишь в пределах ведомств.

Формы работы с оперативно-следственными работниками могут быть различны - выездные семинары, беседы, различные учебы, в рамках которых необходимо знакомить практических работников как с возможностями фоноскопической экспертизы вообще, так и с особенностями проведения и процессуального оформления оперативно- розыскного мероприятия или следственного действия, составления назначения о производстве фоноскопической экспертизы. А поскольку, полное и всестороннее экспертное исследование фонограмм и последующая оценка экспертного заключения как судебного доказательства во многом зависит от точной и не допускающей неоднозначных толкований формулировки вопросов, то очень важно, чтобы следователи и дознаватели

’ Некоторые сведения, относящиеся к экспертизе звукозаписи, приведены в Учебнике криминалистики под ред. В.А. Образцова. М., 1997. С. 199-211, в Учебнике криминалистики под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. М., 2000. С. 669. и в справочнике следователя (выпуск 3). М., 1992. С. 100-103. Идентификация человека по магнитной записи его речи. М. 1995. .

при назначении фоноскопической экспертизы обращали на это особое внимание’.

Выше мы уже отмечали, что в действующем процессуальном законодательстве, (УПК, ГПК и КоАП) статьи, касающиеся доказательств и использования специальных познаний, и в частности назначения экспертиз, очень близки по форме и содержанию. Однако многие проблемы все-таки остаются нерешенными. Необходимость единого подхода к проблемам назначения и проведения судебной экспертизы в разных видах процесса диктуется теми обстоятельствами, что решаемые экспертные задачи, объекты экспертизы, методы и методики экспертного исследования не зависят от процессуальной процедуры, а определяются родом и видом судебны?( экспертиз, в этой связи должны быть выработаны и единые критерии оценки выводов эксперта следователем, судами общей юрисдикции, арбитражными судами, должностными лицами, рассматривающими дела об административных правонарушениях. Ведь во многих случаях результаты экспертизы, выполненной в процессе уголовного судопроизводства или производства по делу об административном правонарушении, используются при рассмотрении затем гражданского дела и наоборот.

’ При назначении фоноскопической экспертизы по конкретному уголовному или гражданскому делу могут быть сформулированы и, другие вопросы, способствующие установлению фактов и обстоятельств, имеющих доказательственное значение. Поэтому желательно до вынесения постановления о назначении фоноскопической экспертизы получить квалифицированную консультацию сведущих лиц в экспертно криминалистическом подразделении органов внутренних дел.// Взаимодействие следователя и эксперта- криминалиста при проведении

§ 2. Правовые основы организации фоноскопической экспертизы.

Назначение и производство судебной экспертизы по уголовным делам регламентировано Уголовно - процессуальным кодексом РФ. Однако целый ряд правоотношений, возникающих в процессе судебно-экспертной деятельности, остался неурегулированным. Это касается, в частности, и организации фоноскопической экспертизы.

Для ликвидации этого правового пробела в России, как и в других станах СНГ, было разработано несколько проектов закона «О судебной экспертизе». Однако если, например, на Украине (Закон Украины «О судебной экспертизе» от 25 февраля 1994 г.) или в Казахстане (Закон Республики Казахстан « О судебной экспертизе» от 12 ноября 1997 г. № 188-1) впоследствии были приняты соответствующие законы, то в России судьба закона была иной. Проект закона «О судебной экспертизе» в результате многолетних обсуждений трансформировался в Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», который вступил в действие с 31 мая 2001 года.

В преамбуле этого федерального закона говориться, что он «определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве».

в этом законе закреплены принципы государственной судебно- экспертной деятельности и иные ее общие положения, обязанности и права руководителя и эксперта государственного судебно-экспертного учреждения, регламентирован порядок производства экспертизы в таком

следственных действий: Учебное пособие/ Под ред. Кожевникова И.Н. - М; ЭКЦ МВД России, 1995. С. 136.

учреждении, а также вопросы организационного, научно-

методического и информационного обеспечения государственных судебно- экспертных учреждений. Отдельной и довольно подробной регламентации подвергаются особенности производства судебной экспертизы в отношении живых лиц.

Очевидно, что принятие этого закона является важным шагом вперед в области использования в судопроизводстве специальных знаний.

Почему, на наш взгляд, был необходим этот закон? Во-первых, в различных отраслях процессуального законодательства имеются существенные пробелы в части производства экспертизы на предварительном следствии и в суде’; во- вторых, не был определен статус лиц, подвергающихся судебно-экспертному исследованию^; и наконец, отсутствовала законодательная регламентация деятельности государственных судебно-экспертных учреждений. До сих пор она регулировалась лишь ведомственными нормативными актами^. Сейчас этого явно недостаточно, особенно в связи с появлением и все большим распространением частной судебно-экспертной деятельности.

Примером таких ведомственных нормативных актов для системы МВД может служить Приказ МВД РФ № 261-1993 «О повышении эффективности экспертно- криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел РФ»’^. В соответствии с данным приказом в органах

Орлов Ю., Орлова В., Шишков С. Государственная судебно-экспертная деятельность.//Российская юстиция, 2001, Nq 9. С. 69.

Теперь этот пробел в значительной мере восполнен, и статус таких лиц четко обозначен.

Российская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». - М.: Право и закон, 2002. С. 7.

В настоящее время в стадии разработки находится новый приказ МВД РФ, регламентирующий деятельность экспертно-криминалистических подразделен ий.

МВД производят экспертизы в рамках уголовного

судопроизводства, а также предварительные исследования’.

Приказ № 261 ввел в действие ряд нормативных актов, регламентирующих организацию деятельности экспертно- криминалистических подразделений и их сотрудников. В частности это «Наставление по работе экспертно- криминалистических подразделений органов внутренних дел» и «Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел», регламентирующие деятельность этих государственных судебно - экспертных учреждений, Инструкция по формированию, ведению и использованию экспертно-криминалистических учетов, карточек, коллекций и справочно-информационных фондов органов внутренних дел. Также данным приказом введены нормы введения должностей сотрудников экспертно- криминалистических подразделений органов внутренних дел по видам специализации, типовое положение об экспертно- криминалистическом управлении (отделе, отделении) МВД, ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ) и перечень базовых межрегиональных отделов (отделений) специальных видов экспертиз и исследований экспертно- криминалистических подразделений ряда МВД, ГУВД, УВД и обслуживаемых ими органов внутренних дел.

Эти нормативные акты были согласованы с Генеральной Прокуратурой, Верховным Судом, Министерством юстиции. Министерством обороны и Федеральной службой безопасности Российской Федерации^ Следовательно, их предписания обязательны для исполнения

В соответствии с ведомственными нормативными актами МВД России, эти экспертные учреждения выполняют судебные экспертизы по гражданским делам только на договорной основе.// Российская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» - М.: Право и закон 2002. С 14’)

7

Криминалистика./Под ред. А.Ф. Волынского. - М.: Закон и право 1999 С 70 • ? ?

работниками указанных министерств и ведомств. И это не

случайно, поскольку задачи формирования всех видов названных учетов и их использование в раскрытии и расследовании преступлений являются обязательными для всех правоохранительных органов.

Необходимо заметить, что фоноскопическая экспертиза - весьма сложное, трудоемкое и дорогое дело. Такую экспертизу производят не все экспертные учреждения МВД России и Министерства юстиции РФ.

Централизованное руководство экспертными подразделениями осуществляет Государственное учреждение Экспертно криминалистический центр (ГУ ЭКЦ) Министерства внутренних дел России. Кроме того, экспертно - криминалистические подразделения (ЭКП) входят в структуру министерств, управлений (главных управлений) внутренних дел субъектов Российской Федерации (экспертно- криминалистические управления - ЭКУ), территориальных подразделений органов внутренних дел (экспертно-криминалистические отделы - ЭКО). Имеются ЭКУ и ЭКО в управлениях внутренних дел на транспорте.

Согласно своему уставу, утвержденному приказом МВД РФ от 15 июля 1999 г. № 520, ГУ ЭКЦ Министерства внутренних дел является некоммерческой организацией, государственным учреждением, основанным на федеральной государственной собственности (на правах главного управления), находящимся в непосредственном подчинении Министерства внутренних дел Российской Федерации. Предназначение ГУ ЭКЦ - организация экспертно- криминалистической деятельности органами внутренних дел и непосредственное осуществление этой деятельности. Центр является головной организацией органов внутренних дел Российской Федерации по научно-практическим проблемам экспертно-

криминалистической деятельности.

В настоящее время производство фоноскопических экспертиз в полном объеме организовано в 48 экспертно-криминалистических подразделениях УВД, МВД России’. Наиболее сложные

фоноскопические экспертизы, повторные и требующие разработки новых уникальных методик или применения сложной аппаратуры проводятся в отделе фоноскопических экспертиз ГУ ЭКЦ МВД России^. В ГУ ЭКЦ проводятся экспертизы и исследования по многоэпизодным уголовным делам, когда преступления совершены в различных регионах станы и расследованием занимается Следственный комитет при МВД России, подразделения центрального аппарата МВД России, наделенные правом осуществления процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. Сроки производства фоноскопических экспертиз зависят от количества представляемых объектов, сложности и объема поставленных перед экспертами задач и согласовываются при поступлении всех материалов на экспертизу с ее инициатором.

Круг экспертиз и исследований, выполняемых экспертами и научными сотрудниками ЭКЦ, чрезвычайно широк. Наряду с фоноскопической экспертизой выполняются экспертизы практически всех наиболее распространенных родов и видов, в том числе традиционные криминалистические; веществ и материалов; пищевые; почвоведческие; судебно-медицинские, связанные с исследованием крови, эпидермиса, костей и продуктов выделения человека; биологические; инженерно- технические; судебно-бухгалтерские.

Наряду с судебно-экспертной деятельностью ГУ ЭКЦ осуществляет ведение криминалистических учетов^ в форме федеральных экспертно-

^ См. приложение № 2.

^ См.: Ванчаков Н.Б., Деренчук А.С, Щербак С.И. Специальная техника органов внутренних дел. Опорные конспекты: Учеб. пособ. - М.: ЦИиНМОКП МВД России, 2002. С. 35-36.

^ Созданы в соответствии с Приказом МВД РФ М 400-1993. Этим приказом объявлены: «Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розыскных,

криминалистических учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел РФ» и «Классификатор оперативно- криминалистических картотек и коллекций: пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступления (пулегильзотеки); поддельных денежных знаков; поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом и натурных коллекций (самородного золота, металлических денег, волос животных и человека, голоса человека (фонотеки)), а также проверки по этим учетам.

Что касается фонотек, то можно отметить, что в настоящее время в основном хранятся образцы голоса и речи авторитетов уголовной среды, «воров в законе» и некоторых других лиц’. Поскольку, в целях установления личности опознанием граждан в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий регистрация речевой информации о лицах осуществляется на магнитных носителях. Такой способ не позволяет хранить очень большой массив образцов. Так же возникают некоторые трудности в использовании этого массива при производстве экспертиз (буквально: как искать необходимый образец для сравнения, если мы незнаем, кем произнесен спорный фрагмент, хотя образец голоса и речи данного лица уже может быть в фонотеке.). На наш взгляд каждому образцу, хранящемуся в фонотеке, может быть поставлена в соответствие некая «формула» (например, мужской голос - 1, женский голос - 2, детский голос -О, и т.п.), которая позволила бы расширить возможности использования фонотек на практике.

В научно-исследовательской лаборатории (ЫИЛ) ГУ ЭКЦ на основе анализа и изучения экспертной практики определяются приоритеты научных исследований, осуществляются разработки, направленные на совершенствование существующих и создание новых методов и методик предварительных и экспертных исследований. НИЛ совместно с отделами

справочной, розыскной и криминалистической информации автоматизированных поисковых систем федерального учета.»

См. : Пахомов А. В. Коллекции в правоохранительных органах России. ~М.: Юрилитинфор, 2001. С. 57. “ По аналогии с дактилоскопической формулой.

ГУ ЭКЦ также занимается вопросами организации и координации научно- исследовательских и опытно-конструкторских работ по разработке методов и технических средств криминалистического назначения, осуществляет авторское сопровождение внедрения и апробирования научных разработок в экспертно- криминалистических подразделениях органов внутренних дел.

Главное управление ЭКЦ, выполняя свои организационно- методические функции, внедряет разработанные методики в экспертную и следственную практику, осуществляет контроль за соблюдением методик исследования вещественных доказательств установленного порядка производства судебных экспертиз и за ведением экспертно- криминалистических коллекций и картотек в органах внутренних дел.

ГУ ЭКЦ готовит проекты нормативных актов по вопросам экспертно- криминалистической деятельности в МВД РФ, контролирует эффективность использования технических средств, имеющихся в экспертно- криминалистических подразделениях органов внутренних дел, изучает, обобщает и распространяет положительный отечественный и зарубежный опыт использования криминалистических средств и методов в борьбе с преступностью, разрабатывает нормы положенности техники, типовые структуры и штатные расписания экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел.

Структурно Главное управление состоит из организационно- методического управления; федеральной пулегильзотеки; НИЛ; отделов: баллистических экспертиз и исследований; экспертиз документов, денежных знаков и ценных бумаг; медико-криминалистических экспертиз; экспертиз фото- и видеодокументов; экспертиз веществ и материалов; взрывотехнических и пожарно-технических экспертиз; экспертиз биологических объектов; экспертиз почвенно-ботанических и минералогических объектов; трасологических и автотранспортных экспертиз; фоноскопических экспертиз; бухгалтерских

экспертиз; редакционно-издательского и других обеспечивающих отделов.

В ЭКУ министерств управлений (главных управлений) внутренних дел субъектов Российской Федерации осуществляются практически все те же роды и виды экспертиз и предварительных исследований, что и в ГУ ЭКЦ МВД РФ, за небольшим исключением, ведутся региональные криминалистические учеты в форме коллекций и картотек’.

В структуру экспертно-криминалистических подразделений также входят так называемые базовые межрегиональные отделы. На основании приказа МВД от 26 июля 1995 г. № 284 (с изменениями от 31 марта 1997 г.) введено в действие Типовое положение «О базовом межрегиональном отделе (отделении) специальных экспертиз и исследований экспертно- криминалистических подразделений ГУВД УВД краев, областей, г. Москвы, г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, УВДТ». В положении записано, что базовый межрегиональный отдел специальных экспертиз и исследований является структурным подразделением экспертно- криминалистического подразделения ГУВД, УВД, УВДТ и функционирует как многопрофильное подразделение, обеспечивающее, исходя из имеющихся потребностей и возможностей, производство, в том числе повторных, судебных экспертиз и исследований веществ и материалов, пищевых продуктов, судебных биологических, ботанических, автотехнических, пожарно-технических, взрывотехнических, видео- фоноскопических, фототехнических экспертиз, медико-

криминалистических идентификационных исследований, требующих комплексного использования современного и высокоточного аналитического оборудования, а также применение соответствующих

’ Российская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».- М.: Право и закон, 2002. С. 149.

методов при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий для органов внутренних дел обслуживаемого региона’.

Почему именно в отношении экспертизы должны быть установлены какие-то общие правила для всех видов судопроизводства (хотя, разумеется, Закон^ оставляет широкий простор для более подробной ее регламентации в процессуальном законодательстве)?

Во-первых, для регламентации экспертиз до сих пор существовали приказы, в каждом силовом ведомстве своиі А для суда это неудобно, т.к. нужно зі.ать большое количество подзаконных актов. Поэтому, вопрос о необходимости выработки единого Закона для всех силовых структур

Например, ЭКУ ГУВД Свердловской области, кроме собственных нужд, обслуживает МВД Удмуртской республики, УВД Пермской области, УВД Тюменской области, УВД Ямало-Ненецкой Республики, УВД Ханты- Мансийского автономного округа, УВД Коми-Пермяцкой автономной области и Среднеуралъское УВДТ МВД России.//Приказ МВД РФ No 261 от 01.06.1993 г.

Имеется в виду закон «О государственной судебно-экспертной деятельности».

Например: Приказ Министра юстиции Российской Федерации «Об учреждениях судебной экспертизы системы Министерства юстиции Российской Федерации» от 17 января 1995 г. № 19-01-7-95; приказ Министра внутренних дел Российской Федерации «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения

деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» от 1 июня 1993 года N2 261; приказ Министра обороны Российской Федерации «Об утверждении Положения об органах управления медицинской службы, медицинских воинских частях и учреждениях вооруженных сил Российской Федерации на мирное время» от 20 февраля 1996 г. № 72; приказ Председателя Государственного таможенного комитета Российской Федерации «Об утверждении положения о Центральной таможенной лаборатории и общего положения таможенной лаборатории» от 10 июля 1996 426; совместный приказ Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации № 29 и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам № БГ-3-16/13 от 19 января 2001 года «Об утверждении инструкции об организации и проведении экспертными подразделениями федеральных органов налоговой полиции экспертиз по постановлениям должностных лиц налоговых органов».

ДОВОЛЬНО часто возникал особенно в последнее время (в частности, при обсуждении проекта УПК)’.

А во-вторых, экспертиза является весьма специфичным следственным (судебным) действием. Ее порядок диктуется современной технологией экспертного исследования и каким-то иным быть не может. Сказанное можно проиллюстрировать на примере комплексной экспертизы, которая, как известно, в процессуальном законодательстве не закреплена, хотя на практике существует уже несколько десятилетий и давно доказала свою высокую эффективность, в Законе дается понятие такой экспертизы (как разновидность комиссионной, но проводимой экспертами разных специальностей) и устанавливаются правила (наиболее общие) ее производства. В частности, определяется, что она может проводиться по решению как лица или органа, назначившего экспертизу, так и руководителя экспертного учреждения. Тем самым, положен конец многолетним спорам о том, вправе ли руководитель экспертного учреждения без указания (или разрешения) следователя (суда) организовать такую экспертизу. Ведь комплексный характер экспертизы зачастую зависит от таких факторов, которые следователю (суду) совершенно неизвестны - узкая или, наоборот, более широкая специализация экспертов данного учреждения, его «приборная» база, свойства исследуемого объекта и др., а иногда необходимость в комплексной экспертизе выявляется лишь в ходе исследования. Поэтому законодательный запрет решать этот вопрос руководителю экспертного учреждения исходя из конкретной ситуации, если бы такая точка зрения возобладала, был бы совершенно не реальным. Так если, например, при экспертизе аудио-, видеозаписей, CD - дисков на предмет контрафактности не достаточно только фоноскопической экспертизы, а необходимо назначить технологическую или товароведческую экспертизу, то вряд ли какой-нибудь руководитель начнет

’ Орлов Ю., Орлова В., Шишков С. Государственная судебно-экспертная деятельность.// Российская юстиция, 200L № 9. С. 69.

затевать переписку со следователем для того, чтобы подключить к исследованию соответствующего специалиста.

Таким образом, совершенствование системы ведомственного правового регулирования технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений ~ одно из важнейших условий повышения его эффективности.

Однако, хотелось бы еще отметить, что не только совершенствование системы правового регулирования может повлиять в существенной мере на повышение эффективности отдачи от деятельности экспертно-криминалистических подразделений. Важным условием в этом является подготовка соответствующих специалистов на должном уровне, а также создание условий уже работающим сотрудникам ЭКП.

До 1996 года подготовка экспертов с высшим образованием в области традиционных криминалистических экспертиз осуществлялась только на факультете экспертов-криминалистов (ФЭК) Волгоградской академии МВД России’, причем выпускники получали диплом о высшем юридическом образовании и свидетельство на право производства судебных криминалистических экспертиз. В настоящее время ситуация резко изменилась. Завершилась давняя дискуссия о необходимости введения в государственный реестр специальностей новой специальности для специалистов с высшим образованием - судебной экспертизы. Приказом Государственного комитета Российской Федерации по высшему образованию «Об утверждении государственного образовательного стандарта в части классификатора направлений и специальностей высшего профессионального образования» от 5 марта 1994 г. № 180 в этот классифи-

’ Россинская Е.Р. Тенденция развития института судебной экспертизы в современных условиях//Криминалистика в XXI веке М. 2001.

катор была включена новая специальность, имевшая код 022400 - «Судебная экспертиза»’.

В органах внутренних дел работают также эксперты со средним специальным образованием, производящие только традиционные криминалистические экспертизы. Согласно приказу Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации «О введении в действие государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования» от 17 июня 1997 г. № 1216 специальности «криминалистическая экспертиза» в рамках среднего специального образования присвоен код 0204. Судебных экспертов со средним специальным образованием готовят экспертные факультеты средних специальных школ милиции.

С 1996 года ФЭК Волгоградской академии и Саратовский юридический институт МВД России, а с 1999 года и Московская академия МВД России начали готовить экспертов-криминалистов. Для координации действий научно-педагогической общественности вузов и представителей учреждений и организаций по обеспечению качества и развития содержания профессионального образования, прогнозирования перспективных направлений и научно-методического обеспечения процесса подготовки специалистов в области судебной экспертизы на базе Саратовское юридического института МВД РФ создано Учебно- методическое объединение образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы. В высших учебных заведениях МВД России, о которых идет речь, готовят в рамках пятилетней формы обучения экспертов «традиционных» криминалистических экспертиз, получающих по окончании вуза допуски на право производства семи родов экспертиз: трасологических, дактилоскопических, баллистических, холодного оружия,

^ В соответствии с новым перечнем направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования (приказ Миноб- портретных, почерковедческих, технико-криминалистических

экспертиз документов, хотя, реально выпускник может овладеть производством экспертиз двух, максимум трех родов.

к сожалению, пока трудно побороть традиционный подход к подготовке экспертов-криминалистов, который сформировался в то время, когда их еще готовили по специальности «юриспруденция». Во главу угла ставят юридическую подготовку, которая, бесспорно, очень важна, и. изучение криминалистики, собственных криминалистических методов исследования, поскольку экспертизы традиционно называются криминалистическими. Но в судебной экспертизе, включая и ее традиционные виды: дактилоскопическую, трасологическую и др., а в особенности в таких сложных как фоноскопическая, как уже указывалось, сейчас ведущую роль играют методы естественно - научного и технического происхождения. Естественные и технические науки, также как и криминалистика, являются обосновывающим знанием для судебной экспертизы, поэтому эти науки должны изучаться систематически.

Анализ учебных программ показывает, что студентов пытаются обучать сразу естественно - научным методам экспертного исследования. Однако вследствие отсутствия у обучаемых базовых естественных и технических знаний эта затея обречена на провал. Подготовленные таким образом специалисты могут только заимствовать из других областей какие- то технические решения, компилировать, но не создавать что-то новое. На начальном этапе становления судебной экспертизы такие работы необходимы и играют роль проводников новых разрабатываемых «большой» наукой методов и аппаратуры. К сожалению, зачастую они так и не продвигаются дальше простого описания возможностей тех или иных обще экспертных методов до создания конкретных методик исследования вещественных доказательств. В результате многие эффективные и информа-

разования России от 2 марта 2000 года № 686) специальности «судебная экспертиза» присвоен код 350600.

Ill

тивные обще экспертные методы остаются невостребованными, увеличение - технической оснащенности экспертных учреждений не вызывает сколько-нибудь заметного повышения доказательственного значения экспертных выводов. Целый ряд закупленных приборов и оборудования практически не используется, простаивает большую часть времени и морально устаревает.

К концептуальным основам подготовки судебных экспертов мы еще вернемся несколько позже, а пока рассмотрим иные способы подготовки судебных экспертов и повышения их квалификации. Вышеуказанные учебные заведения выпускают пока только экспертов-криминалистов и лишь для системы экспертно- криминалистических подразделений органов внутренних дел. Кроме того, подготовка судебных экспертов в рамках новой специальности еще только началась, и количество выпускников недостаточно для обеспечения нужд страны. Поэтому судебных экспертов практически всех родов и видов экспертиз (за исключением специалистов в области судебной медицины и судебной психиатрии, которых выпускают соответствующие кафедры медицинских высших учебных заведений) готовят путем переподготовки лиц, имеющих как естественно - научное, так и юридическое образование’.

Для самостоятельной подготовки вновь принятых сотрудников, не имеющих права производства экспертиз, составляется индивидуальный план, который утверждается руководителем судебно-экспертного учреждения, в соответствии с программой подготовки экспертов данного ведомства. За стажером, не имеющим экспертной подготовки, закрепляется государственный судебный эксперт- наставник из числа наиболее опытных работников. Наставник составляет план индивидуального обучения, молодого сотрудника, должен оказывать ему методическую помощь в освоении теоретического курса и приобретении

^ Например, оба эксперта - фоноскописта, работающих в ЭКУ ГУВД Свердловской области имеют радиотехническое образование.

практических навыков работы с приборами и оборудованием, контролировать выполнение индивидуального плана подготовки, привлекать обучающегося к производству экспертиз и исследований, участию в следственных действиях в качестве специалиста. Заключение эксперта подписывается наставником и обучающимся экспертом-стажером.

Необходимость в квалифицированных экспертных кадрах столь велика, что существуют ускоренные варианты подготовки и переподготовки экспертов- криминалистов в учебных центрах и на курсах, которые организуются в основном в органах внутренних дел различных уровней, при экспертных подразделениях и высших учебных заведениях МВД России, имеющих материально-техническую базу и штат преподавателей. Например, на базе учебных центров УВД Калужской области, Ставропольского края организованы постоянно действующие курсы по переподготовке экспертов-криминалистов, с учетом местных возможностей и условий.

Еще одна форма подготовки экспертов - это стажировка на факультетах повышения квалификации высших учебных заведений в форме краткосрочного обучения в течении 40 дней для лиц, имеющих высшее образование. Эксперты изучают теоретические вопросы, выполняют восемь контрольных экспертиз, сдают экзамены и получают право на самостоятельную работу. Но все эти формы приемлемы для традиционных видов экспертиз. С фоноскопической экспертизой сложнее. Поэтому специалистов в этой области мало.

Безусловно, качество подготовки экспертов-криминалистов путем индивидуальных и групповых стажировок и краткосрочных курсов не может сравниться с систематическим образованием, получаемым в высшем учебном заведении. Еще большие сомнения вызывает качество подготовки экспертов со средним специальным образованием. Практика показывает, что уровень экспертных заключений таких экспертов весьма невысок, они содержат много ошибок. Поэтому можно и нужно поспорить с законодателем, предлагающим узаконить производство судебных экспертиз лицами, не имеющими высшего образования. Будущее явно за более высококвалифицированными специалистами, имеющими не только высшее образование, но и ученые степени, в возможно и звания по предмету исследования.

Ч’/о же касается решения простых рутинных задач, которые требуют только механического исполнения стандартных анализов, т.е. фактически лаборантской работы, то стоит задуматься: а являются ли такие операции экспертными исследованиями по своей сути?

Однако учебные заведения России пока не готовят судебных экспертов по большинству родов экспертиз. Специалисты физики, химики, биологи и другие, которые приходят в судебную экспертизу с естественно - научным или техническим образованием, не знают даже основ материального и процессуального права, криминалистики и теории судебной экспертизы. Как правило, они являются специалистами в очень узких областях, и полученные в вузах знания используются ими лишь на 20- 30%. Знания, навыки и умения, насущно необходимые экспертам в повседневной деятельности, приобретаются только через несколько лет практической работы. Юристы, которые переквалифицируются в судебных экспертов, сталкиваются с еще большими трудностями, поскольку, как мы уже упоминали выше, не имеют базовых знаний для работы с вес усложняющейся экспертной техникой.

Представляется, что настало время единого подхода к подготовке судебных экспертов разных специализаций в рамках вузовского образования. С этой целью, на наш взгляд, необходимо пересмотреть программы подготовки судебных экспертов и осуществить принцип примерно равного соотношения гуманитарных и естественно - научных дисциплин. Обучение должно быть унифицированным и состоять из базовой и специальной подготовки. Базовая подготовка для экспертов большинства родов судебных экспертиз могла бы включать необходимые знания в области материального и процессуального права, криминалистики, наук гуманитарного цикла, а также основ математического анализа, информатики, неорганической и органической химии, общей физики и др. Базовая подготовка должна быть одинаковой для экспертов традиционных криминалистических и других родов экспертиз, поскольку использование общеэкспертных методов нивелирует различия между ними. Гносеологически совершенно неважно, трасологическая это экспертиза или металловедческая, если при исследовании используется электронный микроскоп, эксперт должен иметь необходимый минимум базовых знаний физики, химии и криминалистики.

Затем могли бы изучаться специальные дисциплины, включающие теоретические и процессуальные основы судебной экспертизы, общеэкспертные методы исследования вещественных доказательств, основы рода или вида судебной экспертизы (предмет, задачи, объекты, методы и методики)’.

Представляется, что такой симбиоз юридических и гуманитарных, естественно- научных и технических знаний мог бы быть достигнут в рамках университета, где имеются соответствующие факультеты. Другим вариантом решения проблемы является создание межвузовских центров подготовки судебных экспертов со специализациями, необходимыми ведомствам в данном регионе^.

См.: Российская Е.Р. Проблемы криминалистических и судебно- экспертных методов исследования вещественных доказательств // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз, Саратов, 1998; Российская Е.Р. Тенденция развития института судебной экспертизы в современных условиях // Криминалистика в XXI веке, М., 2001.

Практическая реализация данной концепции подготовки судебных экспертов в области инженерно-технических экспертиз (пожар-но- технической, автотехнической и взрывотехнической) начата в 2001 году в Московском государственном техническом университете (МГТУ) им. Н.Э. Баумана. Университет обладает уникальной технической базой и имеет также Юридический центр, где дается как первоначальное, так и второе

§ 3. Некоторые вопросы совершенствования технологических основ проведения фоноскопической экспертизы.

Технология производства судебной фоноскопической экспертизы соответствует общей технологии производства экспертного исследования, соответственно фоноскопическая экспертиза проходит те же стадии, которые справедливы для любого экспертного исследования’:

• первая — подготовительная (предварительная) стадия исследования; • • вторая — детальное исследование, включающее аналитическое раздельное исследование и сравнительное исследование; • • третья — оценка полученных результатов; • • четвертая — формирование вывода. • На подготовительной стадии в ходе предварительного исследования должны быть изучены все факторы воздействия на исследуемый объект направления и последствия их воздействия, существенные для разрешения поставленных вопросов^.

юридическое образование. МГТУ получена лицензия на подготовку судебных экспертов в области инженерно-технических экспертиз, разработан оригинальный учебный план и программы, где мы попытались воплотить в жизнь изложенные выше идеи.// Российская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».- М.: Право и закон, 2002. С. 172.

Структура типового экспертного исследования утверждена Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований 18 ноября 1998г. ^ Дмитриев Е.Н; Кочетков А. Т., Полуэктов С. С, Галяшина Е. И. и др. Применений фотосъемки, звуко- и видеозаписи в борьбе с организованной преступностью. — М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994; Возможности судебной видеофоно - графической экспертизы. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1989; Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. — М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1990; Криминалистическая экспертиза: Справочное пособие для следователей и лиц, производящих дознание. — М., 1967,с. 111; Ложкееич А. А., Макаров А. М. и др. Звукозапись и фоноскопическая экспертиза на предварительном следствии. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984

На стадии детального исследования в ходе

раздельного исследования изучаются общие, групповые и частные свойства и признаки каждого исследуемого фоноскопического объекта в отдельности, существенные для решения идентификационных или диагностических задач исследования. На этом же этапе проводятся необходимые эксперименты по выявлению способа и характера отражения признаков и свойств объектов при заданных условиях, их устойчивость и криминалистическая значимость. В ходе сравнительного исследования проводится сопоставление полученных на стадии раздельного анализа совокупностей признаков, выявляется сходство, совпадение или различие.

На этапе оценки выясняются возможные причини различий, вызвавших ситуационное изменение признака, влияния степени сопоставимости материалов; устойчивость и изменчивость, индивидуальность и достаточность выявленных совпадающих или различающихся признаков для принятия решения о тождестве или различии. На основе чего формулируется вывод в форме ответа на поставленный вопрос.

В связи с тем, что на этапе предварительных исследований выполняется весь необходимый подготовительный объем работ для проведения раздельного и сравнительного исследования, решается вопрос о пригодности представленных объектов, прямо влияющий на ход дальнейшего исследования и выводы, рассмотрим производство типовой судебной фоноскопической экспертизы по идентификации говорящего на подготовительной стадии, которая включает:

Осмотр материалов для производства экспертизы фонограмм и описание целостности упаковки, сохранности печатей. После вскрытия Упаковки проводится осмотр и описание представленных вещественных доказательств (кассет, катушек с магнитным носителем); отмечаются извлеченные из упаковки объекты, фиксируются индивидуализирующие признаки кассет (катушек) с магнитной лентой, обращается внимание на целостность карманов защиты записи, наличие дефектов магнитного носителя и другие особенности представленных объектов.

Изучение экспертом обстоятельств дела и содержательной части постановления (определения) о назначении экспертизы и поставленных вопросах. В постановлении (определении) должны содержаться сведения из материалов уголовного дела, обусловившие назначение данной экспертизы, четко сформулированы вопросы, поставленные на разрешение эксперта.

Уяснение обстоятельств дела (условий происхождения объектов, ситуации, при которой эти объекты оказались в распоряжении следственных или судебных органов).

Проверка соответствия представленных объектов их описанию в постановлении (определении) о назначении экспертизы и данных из материалов уголовного дела.

Установление местоположения объектов на представленных носителях фонограмм, подлежащих экспертному исследованию, в соответствии с вопросами из постановления (определения) о назначении экспертизы.

Изучение общих характеристик фонограмм: номинальной скорости записи, качества записи, объема исследуемого материала (длительность), границ исследуемых фонограмм по времени и начальным и конечны: ! словам или фразам.

Уяснение достаточности представленных материалов и объектов, в случае ограниченности сообщаемых в постановлении (определении суда) сведений эксперт имеет право в соответствии со ст. 57 УПК РФ затребовать дополнительные данные, имеющие отношение к предмету исследования, или сделать запрос о предоставлении новых сравнительных образцов, если ранее представленные не удовлетворяют его требованиям. Если, например, перед экспертом ставится вопрос об определении факта копирования и монтажа, он может запросить пpeдcтaвJІeниe дополнительно магнитофона, с помощью которого проводилась запись. На этапе предварительного исследования могут быть уточнены вопросы, поставленные на разрешение экспертизы.

Оценка доброкачественности объектов, представленных на СФЭ. В процессе предварительного исследования проводится диагностика шумов, помехи искажений на фонограмме; изучается возможность повышения разборчивости и очистки зашумленной фонограммы, коррекции скорости записи; проводится выбор оптимальной процедуры фильтрации, исходя из поставленных задач и характера шумов, помех и искажений речевого сигнала; может быть изготовлена рабочая копия фонограммы с коррекцией первичной записи.

Оценка пригодности для экспертизы представленных объектов. Отмечается качество речевого сигнала, зафиксированного на фонограмме, и возможность его слухового восприятия без применения средств фильтрации. Если речевой сигнал в большей части фонограммы воспринимается на слух и эксперт может установить общее содержание, тему, смысл и ключевые слова разговора, фонограмма считается пригодной для составления стенограммы разговора. Наибольшее значение оценка качества имеет для решения задач фоноскопической экспертизы речевого сигнала. Поэтому в первую очередь оценивается качество записи речевого сигнала по отношению к неречевому (акустическому сигналу) или, как это принято говорить, измеряется соотношение сигнал/шум. Качество записи речевого сигнала оценивается не только по отношению максимальной амплитуды полезного сигнала к максимуму амплитуды шума в речевой паузе, но и по другим приведенным ниже критериям.

Приведем некоторые критерии пригодности фонограмм для решения идентификационной задачи фоноскопической экспертизы голоса и речи.

Критерии пригодности были определены экспериментально и эмпирическим путем, исходя из применяемых для исследования речевых сигналов методов судебной фоноскопической экспертизы’. Надо отметить, что критерии пригодности фонограммы для идентификационного исследования могут меняться в сторону уменьшения требований эксперта по мере развития и совершенствования методов исследования идентификационных признаков речи. В судебной фоноскопической экспертизе используются три основных метода анализа: аудитивный, лингвистический и спектральный. Пригодность объектов для исследования зависит от возможностей каждого метода выделения диагностических и идентификационных признаков речевого сигнала.

Для определения пригодности фонограммы к проведению идентификационного исследования проводится оценка качества записи, разборчивости и объема речевого материала по репликам каждого дифференцированного лица.

Качество записи определяется техническими параметрами тракта звукозаписывающего устройства и магнитного носителя, акустической обстановкой во время производства звукозаписи и др.

Технические характеристики тракта приема-передачи и записи аудиоинформации должны удовлетворять следующим условиям:

• полоса рабочих частот — не менее 300 Гц, не более 3400 Гц; • • динамический диапазон — не менее 25 дБ; • • їсозффициент детонации аппарата записи — не более 2,0%; • • коэффициент нелинейных искажений — не более 2,0%. • Качество записи также должно удовлетворять следующим основным

условиям: линейные и нелинейные искажения не должны превышать

’ Галяшина Е. И., Макаров А. Н. Особенности экспертного исследования фоно- и видеодокументов, полученных в условиях оперативных мероприятии, — М; ЭКЦ МВД РФ, 1992; Денда В. Шум как источник информации. — М.: Мир, 1993; Меерзон Б. Я. Акустические основы звукорежиссуры. — М.: Изд-во редакции «625», 1996; Галяшина Е. И., Ромашов С. В. Типовые установленных норм для конкретной звукозаписывающей аппаратуры; соотношение сигнал/шум’ должно быть не менее 10-15 дБ при динамическом диапазоне полезного речевого сигнала не менее 20-25 дБ для речевых сигналов каждого из участников разговора, что определяет возможность проведения спектрального анализа для установления параметров основного тона голоса, паузации и ритмики речи; проведения сегментации речевого сигнала на отдельные звуковые составляющие, выделение и оценку значимых для идентификационного: исследования формантных особенностей, гармонической структура узкополосного спектра и др. При этом, если речевого материала сравнительно мало, отношение сигнал/шум желательно измерять на ударных гласных звуках речи.

Нужно отметить, что приведенные цифры носят рекомендательный характер и в основном взяты из требований к каналу связи (минимальная полоса частот - телефонный тракт) и к звукозаписывающей аппаратуре^, в том числе специального назначения. Разрабатываемое ныне новое поколение специальной аппаратуры звукозаписи позволит получать в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий значительно более качественные фонограммы. В каждом конкретном случае при проведении идентификационного исследования решение о пригодности или

методики производства фоноскопических экспертиз для АРМа эксперта- фоноскописта. — М; ЭКЦ МВД РФ, 1992.

Соотношение сигнал/шум может измеряться по осциллограмме речевого сигнала путем вычисления разности мощности среднеквадратичной энергии сигнала и речевых пауз или автоматически с помощью специальных программных средств (например, в отечественной автоматизированной системе «Диалект», разработанной в в/ч 34435 — в дальнейшем обозначенной как система «Диалект») //Галяшина Е.И. Прикладные основы судебной фоноскопической экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. С. 54.

Например: ГОСТ 2436-81 «Преобразователи интегральные. Цифро- аналоговые и аналого-цифровые. Основные параметры»; ГОСТ 12392-66 «Магнитофоны бытовые. Классы. Основные параметры. Технические требования»; ГОСТ 14907- 69 «Диктофоны широкого применения. Классы. Основные параметры. Технические требования».

непригодности представленных речевых сигналов для

идентификации принимается экспертом и мотивируется в исследовательской части заключения’.

Если качество фонограмм по результатам оценки удовлетворяет вы- шеперечисленным требованиям, но все же близко к пороговым значениям, и в связи с этим имеют место различные искажения речевых сигналов, то это вызывает необходимость на стадии предварительного исследования определять и оценивать отклонения значений признаков устной речи, возникш^лх вследствие аппаратурных искажений, и по возможности принять меры к восстановлению их выраженности^.

Разборчивость устной речи является одним из основных показателей пригодности фонограмм. Она определяется качеством записи и анатомо- физиологическими, артикуляторными свойствами речевого тракта человека (артикуляцией или дикцией). Критерием разборчивой устной речи служит величина процентного отношения правильно понятых элементов устной речи ко всем произнесенным, в зависимости от того, какие элементы устной речи для этого используются, разборчивость определяется

’ Как показывает экспертная практика, вывод о не пригодности фонограммы для идентификационной экспертизы только на основании того, что отношение сигнал/шум меньше 10-15 дБ, делать некорректно. Нередко фонограммы, формально не удовлетворяющие данному требованию, но достаточные по объему, позволяют проводить идентификационные исследования, делать обоснованные выводы с применением всех существующих средств и методов (например, возможен полный лингвистический анализ, часто имеется формантная структура, можно вычислять основной тон голоса и т. п.) // Галяшина Е.И. Идентификация личности по фонограммам речи /Информационный бюллетень Национального Центрального бюро Интерпола в Российской Федерации, 1993. № 4. С. 37.

^ Например, при наличии изменений скорости записи фонограммы при подсевших аккумуляторах (батарейках) можно (до известных пределов) скорректировать скорость воспроизведения фонограммы.// Каганов А.Ш. Использование аппаратно-программных комплексов в ходе проведения криминалистической экспертизы звукозаписи. В сб. Реферативная информация, вып. 1, РФЦСЭ МЮРФ. -М., 1995. С. 21.

как звуковая, слоговая, словесная и фразовая. В фоноскопической экспертизе обычно для определения разборчивости основным элементом устной речи берется слово или слог. Словесная разборчивость определяется как процентное отношение правильно понятых слов ко всем произнесенным. Слоговая разборчивость — это соответственно процентное соотношение правильно понятых слогов в слове. При измерении разборчивости непосредственно воспринимаемой устной речи обычно применяется слоговая разборчивость, поскольку слог является минимальным отрезком устной речи на границе между акустическим сигналом и смыслоразличимым элементом языка.

Разборчивость проверяется методом экспертных оценок (предварительно проводится тестирование способности эксперта к аудитивному восприятию с помощью специальных артикуляторных таблиц).

В то же время надо отметить, что данный критерий во многом зависит не только от качества тракта связи, но и от произносительных особенностей самого говорящего. Нередко, плохая разборчивость может быть следствием дефектного произношения и являться идентификационным признаком, обладающим высокой криминалистической значимостью.

Объем речевых сигналов. Длительность исследуемого речевого высказывания определяет возможность и полноту проведения лингвистического исследования — оценки особенностей индивидуальной стилистической манеры употребления слов и строения фраз, организации звучащего текста и произнесения высказываний и т. д. Экспертная практика показывает, что проведение полного лингвистического исследования возможно при условии наличия не менее 300 словоупотреблений. Если речевые сигналы представлены в виде кратких, односложных высказываний, возможно проведение фонетического анализа на уровне отдельных звуковых единиц, синтагмы, фонетического слова, слога или звукового сегмента.

Объем исследуемого материала важен и для получения статистически достоверных результатов и при проведении анализа интегральных параметров голоса и речи. Так, для получения статистически достоверных результатов интегральных спектральных параметров и частоты основного тона (ЧОТ) по результатам исследований многих ученых за рубежом необходимо иметь длительность звучания исследуемого речевого фрагмента в среднем не менее 30 секунд. Если качество речевого сигнала невысокое, объем исследуемого текста должен соответственно увеличиваться. При этом важно отметить, что это объем всего звучания, с учетом наличия речевых пауз, а не только тональных участков речи. В случае, если представленный на исследование речевой материал меньшего объема, интегральные параметры использовать не запрещается, однако необходимо принимать во внимание снижение их значимости и, следовательно, достоверности получаемых значений, что требует от эксперта проведения дополнительных исследований другими методами. Таким образом, объем (или длительность) речевого сигнала имеет значение для выбора оптимального метода анализа и оценки достоверности полученных результатов. Понятно, что с увеличением длительности исследуемого речевого сигнала возрастает точность статистических оценок и достоверность полученных результатов. В случае применения различных автоматических или автоматизированных систем, каждая из них может вносить свои дополнительные требования или ограничения по длительности исследуемого фрагмента. Например, система «Диалект» не позволяет проводить достоверный интегральный акустический анализ фрагментов речи длительностью меньше 10 секунд, предъявляя свои требования по пригодности речевого сигнала для идентификации на основе определения технических параметров речевых сигналов’.

В качестве дополнительного критерия пригодности речевого материала для идентификационного или диагностического исследования, помимо указанных выше, можно отнести и критерий представительности речевого материала, а также его лингвистическую целостность’. Если речь скомпилирована, то на смонтированной фонограмме может оказаться зафиксировано мастерство звукорежиссера, а не речевые навыки диктора. При этом не существует гарантии, что в смонтированных фрагментах не окажется фрагментов речи заведомо иных лиц.

Если представленный на исследование материал не удовлетворяет всем вышеназванным требованиям, эксперт вправе мотивированно отказаться от решения вопроса, указав, что решить поставленный перед экспертом вопрос при наличии материала, не пригодного для идентификационного исследования, не представляется возможным.

Ерли представленный на исследование материал не соответствует одному из вышеперечисленных требований, то эксперт выбирает оптимальные для данного речевого материала методы исследования.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что приведенные критерии пригодности носят лишь ориентирующий характер, решение о пригодности или непригодности речевого сигнала принимает эксперт на основе комплекса имеющихся в его распоряжении технических средств и инструментальных методов, имеющегося опыта и комплекса специальных знаний. Однако отказ от решения вопроса и вывод о пригодности или непригодности речевого сигнала для проведения по нему идентификации

^ Попов Н.Ф. и др. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект». — М.: в/ч 34435, 1996, с. 32-37. Примером может служить заключение эксперта № 50э от 5.02. 1999 г., выполненное в ЭЩ МВД РФ. Это заключение приведено в приложении.

должен быть научно обоснован и достаточно аргументирован

объективными данными. Например, если имеется даже зашумленная запись разговора большой длительности, но не удовлетворяющая приведенным выше условиям, и при этом проявляется форматная структура ударных гласных звуков, можно определить основной тон голоса, провести лингвистическое исследование, то идентификационное исследование в этом случае может быть успешным.

Наибольшую сложность при производстве идентификационных фоноскопических экспертиз представляет решение вопроса о том, произнесена ли записанная на фонограмме устная речь тем или иным конкретным лицом. Идентификация устной речи производится экспертом на основе выделения индивидуальных признаков голоса и речи на исследуемой фонограмме («спорная фонограмма») и сравнения их с признаками голоса и речи лица, которым как предполагается следствием, могла быть произнесена записанная речь («образец голоса» или «экспериментальный образец»^). Это весьма сложное комплексное исследование, в котором, помимо криминалистов принимают участие лингвисты, психологи

Морозов Б.К Об анализе речевой информации при фоноскопических исследованиях.// Вопросы технико-криминалистического обеспечения. - Саратов: Изд-во СВШ МВД РФ, 1996.

Необходимо отметить, что в литературе встречается понятие «сравниваемого эталона» для обозначения сравнительных образцов, привнесенное в экспертизу из области технических исследований. Не вдаваясь в этимологию данного термина, отметим, что такое употребление не отвечает процессуальной природе сравнительных образцов так же, как и существу. Образцы, представляемые для сравнительного идентификационного исследования, должны быть максимально сопостасимы со спорной записью, а следовательно, могут не являться «условно эталонной речью данного человека», скорее они являются реализацией речевых навыков применительно к конкретным условиям записи фонограммы в конкретной ситуации. Эксперты, проводящие экспертизу в условиях и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, должны использовать однозначную терминологию, а именно: «экспериментальные образцы голоса и речи»// Галяшина Е.И.

ПСИХОЛИНГВИСТЫ, а если необходимо, то и другие специалисты. Экспертное исследование производится как путем непосредственного восприятия звукозаписи экспертом с использованием его слухового опыта, так и инструментального, электроакустического анализа фрагментов речи с помощью специальных технических средств.

Для решения указанного вопроса экспертам должны быть представлены как спорная фонограмма, так и образцы голоса и речи подозреваемого. Если есть возможность, целесообразно из имеющихся в распоряжении следователя фонодокументов отобрать те, которые могут служить свободными (записанными вне производства следственных действий) образцами речи и голоса проверяемого лица. Что же касается экспериментальных образцов, то они могут быть получены в соответствии со ст. 202 УПК РФ. Получение образцов голоса и речи - весьма сложное дело. Образцы должны соответствовать как количественным, так и качественным характеристикам. Причем, существует как минимум два подхода к способу получения экспериментальных образцов. Первый, который высказывает и Е.И. Галяшина’, и вслед за ней Л.Г. Юрина^ заключается в том, что экспериментальные образцы должны быть сделаны на аппаратуре высокого качества с соблюдением определенных правил:

  • для записи образцов речи не рекомендуется использовать автоматическую регулировку уровня записи;
  • скорость записи и воспроизведения не должна быть ниже 4,76 см/с:
  • Прикладные основы судебной фоноскопической экспертизы. - СПб.: Питер 2003. С. 101.

См.: Галяшина Е.И. Экспертиза фоно-, видеофонограмм и ее возможности в раскрытии и расследовании проявлений организованной преступности: Учеб. пособие: Применение фотосъемки, звуко- и видеозаписи в борьбе с организованной преступностью. М.: ЭКЦ МВД России, 1992. С. 34.

См.: Юрина Л.Г., Юрин В.М. Контроль и запись переговоров. М ? 2002 С 101

  • объем образцов речи должен быть не менее 20 минут звучания и др.

Мы считаем, что из-за того, что несоблюдение условий записи ведет к искажению состава изучаемых признаков и, следовательно, к уменьшению их идентификационной значимости, более верным будет способ’, при котором, во- первых, технические и акустические условия записи экспериментальных образцов максимально соответствовали условиям, в которых записывалась спорная фонограмма. Т.е., те же или такие же магнитофон, микрофон, магнитная лента, скорость записи. Необходимо выдержать и аналогичные акустические свойства помещения, такое же расстояние от говорящего до микрофона и т.п. Об условиях, в которых производилась запись экспериментальных образцов, необходимо сообщить экспертам.

Во-вторых, следует обеспечить сопоставимость исходной и экспериментальной фонограмм (разумеется, в пределах возможного) по эмоциональному состоянию говорящего и ситуационным условиям общения, в ходе записи образцов голоса и речи проверяемый не обязательно должен произносить текст, аналогичный по содержанию тексту на спорной фонограмме, хотя форма общения - монолог или диалог, тема разговора, сходство звучания отдельных фраз (слов) значительно облегчают работу эксперта. И возможно, что убедить прокурора или присяжных, в том, что возможности фоноскопической экспертизы позволяют опираться на ее результаты, будет в этом случае легче.

Если спорная фонограмма представляет собой запись телефонного разговора, то образцы тоже должны изготовляться с помощью телефона и телефонного адаптера, поскольку исследования ученых показали, что речь

^ Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам - М, 2000. С. 81.

ПО телефону является особым видом устной речи и обладает специфическими признаками.

Во-первых, это обусловлено тем, что говорящие должны чувствовать внимание собеседника. При непосредственном контакте это обеспечивается с помощью органов зрения. При отсутствии зрительного контакта проверка внимания собеседника осуществляется с помощью слов - подтверждений и переспросов, в роли таковых могут выступать слова типа : «понимаешь», «знаешь», «слышишь» или неязыковые звуки «у», «угу», «ага» и др.

Во-вторых, общение по телефону в большинстве случаев ограничено во времени. А это приводит к оговоркам и повторам.

В-третьих, лицам, говорящим по телефону трудно контролировать свою речь, определенные трудности возникают при выборе определенной речевой формы. Дело в том, что при общении по телефону участникам разговора приходится одновременно воспринимать речь собеседника и готовиться к собственному высказыванию. Указанные признаки, выявленные экспертом при исследовании фонограмм, могут в значительной мере повлиять на формирование выводов.’

Таким образом, важность правильного подбора образцов становится очевидна.

В практике отмечаются случаи, когда отсутствие необходимых образцов голоса и речи подозреваемого допустимого качества подрывает доказательственное значение экспертного заключения. К примеру, К. осужден за вымогательство взятки. Одним из доказательств обвинения была фонограмма с записью разговора К. с взяткодателем. Однако из-за недоброкачественности представленных образцов осталось неясным

См.: Шаршунский В.Л., Ложкевич А.А., Азарченкова Е.И., Женшо В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам его устной речи. М., 1992. С. 23 действительно ли в разговоре участвовал осужденный. Верховный Суд РФ отменил приговор и направил дело на дополнительное расследование.’

Однако кроме проблем технического характера при получении экспериментальных образцов для фоноскопической экспертизы возникают проблемы организационного порядка, связанные с отказом обвиняемого (подозреваемого) принимать участие в получении образцов речи. Например, ни по одному из уголовных дел, рассмотренных Видновским районным народным судом Московской области в 2000 году, содержащих материалы прослушивания телефонных переговоров, не были проведены фоноскопические экспертизы из-за отсутствия свободных образцов устной речи и невозможности получения экспериментальных образцов по указанной выше причине’.

Приступая к производству СФЭ, эксперт должен установить на фонограмме объект данной экспертизы, а именно тот речевой сигнал, в отношении которого назначается экспертиза.

Это означает, что даже если специально такой вопрос в постановлении не ставится, эксперт, в первую очередь, должен устанавливать дословное содержание разговора в пределах, определенных при осмотре пределов фонограммы. Затем эксперт проводит разделение всех произносимых реплик по дифференцирующим (различающим голос и речь) признакам. При этом происходит дифференциация (разделение) участников разговора и устанавливается количество говорящих по наиболее общим и групповым различающимся особенностям.

Важно учитывать, что в соответствии с теорией идентификации для различения лиц (доказательства отсутствия тождества) нет необходимости доказывать индивидуальность совокупности различающихся признаков.

’ Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. С. 17-18.

достаточно иметь устойчивое групповое различие, не

обусловленное ситуативной и временной изменчивостью признака.

Таким образом, после ее предварительной диагностики на предмет пригодности для экспертизы и определения пределов исследуемых объектов первоначально проводится установление дословного содержания речи в пределах фонограммы. По результатам такого исследования составляется стенограмма текста разговора.

Технология установления дословного содержания (или текста разговора) заключается в выполнении ряда обязательных процедур. Как уже выше отмечалось, основной применяемый метод — это аудитивный анализ (многократное прослушивание одним или несколькими экспертами фонограммы с применением при необходимости различных устройств, способствующих повышению разборчивости и очистке речевого сигнала от шумов и помех).

Каждый эксперт подбирает режимы коррекции индивидуально и проводит аудирование независимо от других. При этом, в первую очередь, он фиксирует наиболее разборчивые логически законченные речевые высказывания, детализируя анализ до частей высказывания, вплоть до отдельных слов. При составлении стенограммы записывается текст, установленный на уровне обш,его восприятия экспертов, а неоднозначно установленные слова представляются в качестве вариантов восприятия. В случае, если часть текста осталась неразборчивой, такие слова необходимо обозначить (обычно — многоточием), чтобы указать следователю на наличие речевых высказываний, хотя и неразборчивых.

Эксперт может дать по тексту собственный комментарий, с объяснением причин низкой разборчивости (например, указать на одновременное произнесение реплик несколькими собеседниками).

См. Юрта Л.Г. «Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров». Дисс. на соискание ученой степени кандидата наук 2001. С. 76.

Второй обязательный этап — это разделение,

дифференциация, говорящих и атрибуция реплик по принадлежности участникам разговора. Разделение реплик проводится путем попарного прямого и непосредственного сравнения реплик разговора друг с другом по общим и частным признакам. Представляется некорректным проводить разделение реплик и установление их принадлежности участникам разговора только на основе чисто субъективного слухового восприятия эксперта. Для объективизации субъективного анализа на слух, особенно если голоса участников разговора характеризуются общими групповыми особенностями, необходимо использовать лингвистические и инструментальные методы анализа речевого сигнала. На этом этапе проводится также установление количества лиц, участвовавших в разговорах, на каждой исследуемой фонограмме (по наличию в голосе и речи дифференциальных (отличающихся) признаков) с использованием метода аудитивного, лингвистического и инструментального анализа интегральных параметров голоса и речи

При этом определяется каждое лицо, подлежащее дальнейшему идентификационному сравнительному исследованию, исходя из фабулы дела и поставленных следователем вопросов (так называемые объекты идентификации), которые получают условное обозначений для удобства дальнейшего описания. Если следователем в постановлении это не оговаривается специально, объектом идентификации считается каждый из участников разговора на каждой исследуемой фонограмме.

Следующий этап — установление принадлежности каждой произносимой реплики каждому из участников разговора — в результате реплики, идентифицированные по принадлежности одному участнику разговора, обозначаются одним условным символом (например, Ml). Установление принадлежности реплик одному участнику разговора — одна из важнейших задач, во многом определяющая правильность и достоверность вывода эксперта по экспертизе в целом. Ошибочное приписывание реплики конкретному лицу может явиться источником серьезной экспертной ошибки. Причем это может в дальнейшем проявиться на этапе отбора реплик одного лица в качестве идентифицируемого объекта на этапе сравнительного акустического интегрального анализа.

Технология сравнения предписывает поэтапное попарное сравнение всех речевых реализации, которые имеют одну совокупность индивидуализирующих их особенностей. Сначала выделяются наибольшие по объему непрерывно произносимые высказывания, однозначно и достоверно установленные как принадлежащие каждому участнику разговора (их можно условно принять за эталон при сравнении). Затем проводится непосредственное сравнение по лингвистическим и спектральным признакам каждого следующего высказывания, сходного с ним по восприятию. Если выраженности признаков на отдельной реплике недостаточно, на этом этапе ее окончательная идентификация не проводится.

в случае, если следователем или судом ставится специальный вопрос о принадлежности отдельных слов конкретному лицу, эксперт должен вернуться к установлению принадлежности реплики после завершения идентификационного исследования и провести детальный анализ с использованием всех имеющихся в его распоряжении средств и методов анализа речевого сигнала.

На этапе детального исследования используется полный комплекс общеэкспертных и частноэкспертных методов, охватывающих все структуры речевого сигнала как языкового кода’:

  • слухового анализа, в ходе которого эксперт, исходя из языковой компетенции и собственного практического повседневного опыта речевой коммуникации, распознает речевое сообщение и оценивает перцептивные признаки восприятия свойств голоса и индивидуальной манеры речи (так называемых «перцептивных, оценочных или шкальных признаков»);

  • лингвистического анализа с использованием для выявления и оценки языковых признаков речевого высказывания (метод слухового и инструментального фонетического анализа, лексический, син- таксический и т. д.) в их отношении и месте в структуре каждого конкретного языка, на котором осуществляется речевое общение;
  • спектральною анализа спектрально-временных признаков акустического речевого сигнала (фониатрических, производных голосового источника и артикуляторных — производных резонаторного тракта), спектрально- временного анализа акустико-фонетических признаков (сегментных, отдельных звуков и суперсегментных, верхзвуковых единств).
  • Таким образом, для решения поставленных перед экспертом вопросов проводятся слуховой, лингвистический и спектрально-временной анализы речевых сигналов, в ходе которых выявляется ряд перцептивных, лингвистических и спектрально- временных признаков, отражающих индивидуальные особенности речи.

Как отмечалось выше, наиболее оптимальными для получения полной картины описания свойств речевого сигнала используются следующие методы анализа: перцептивный (аудитивный или слуховой анализ), лингвистический (анализ реализации в речи языковой Структуры), инструментальный (применение приборов для оценки акустико- фонетических и интегральных спектральных речевых параметров) При этом нельзя отрывать один вид анализа от другого. Так, фонетический анализ проводится с одновременным использованием результатов слухового восприятия звучания речевого сегмента и его акустического представления на осциллограмме, сонограмме или кепстрограмме. Рассмотрим детально возможности и ограничения каждого из них.

Метод аудитивного (перцептивного слухового) анализа речевого сигнала и признаки, выявляемые аудитивным методом. Аудитивный анализ используется экспертами для установления дословного содержания

Теория и практика судебной экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. С. 135.

речевого сообщения и при проведении первичной диагностики речевого высказывания: его формы, эмоциональной окраски, целостности, а также для первоначальной дифференциации (разделения голосов) и установления принадлежности реплик дикторам. С помощью аудитивного анализа могут анализировать артикуляторно-фонетические особенности произнесения звуков и слов, особенности интонации и просодии. То есть, в данном случае аудитивный анализ используется как один из методов фонетического анализа звукового строя речевого высказывания. Основным недостатком метода аудитивного анализа, как уже ранее отмечалось, является его субъективный характер и высокая обусловленность индивидуальными врожденными или тренированными способностями эксперта к аудитивному восприятию речевых особенностей. Поэтому данный метод используется только в совокупности с другими — более объективными методами анализа речевых сигналов.

Метод лингвистического анализа. Данное понятие часто трактуется неоднозначно. Лингвистический анализ устного текста в фоноскопической экспертизе наиболее приближен к анализу письменного текста в автороведческой экспертизе и отличается только тем, что для устного текста лингвистический анализ включает в себя фонетический анализ произнесения, а для письменного текста — особенности написания или орфографии. Причем лингвистический анализ проводится в соответствии с методами, принятыми в экспериментальной и прикладной лингвистике для анализа звукового строя языка: фонетический (включая аудитивный артикуляторный анализ и акустико-фонетический анализ сегментного и суперсегментного уровней), грамматический (включая морфологию, синтаксис и лексикографию) и стилистический анализы.

Для анализа лексического и синтаксического строя речи используют известные в прикладной лингвистике статистические методы лексикографического и семантического анализа.

Спецификой судебной фоноскопической

экспертизы является то, что для решения многих вопросов эксперт должен обладать широким спектром знаний из разных областей науки и техники. Ни один вуз в России не осуществляет подготовку специалистов по данной экспертной специальности.

Лингвистический анализ речевого сообщения проводится экспертом, либо имеющим базовое лингвистическое образование, либо после курсов специального обучения, но это не исключает применение данных методов анализа и специалистами с техническим образованием, после сдачи соответствующих квалификационных экзаменов на классность именно по лингвистической части. Мы согласны с мнением Е.И. Галяшиной, что наиболее подходящее образование для такого рода исследований и экспертиз дают университеты, где есть специализации «структурная, прикладная и математическая лингвистика», или «экспериментальная фонетика».’

На практике обучение экспертов с базовым высшим филологическим и техническим образованием проводится на стажировках и семинарах, организуемых ГУ ЭКЦ МВД РФ, и в рамках курсов повышения квалификации на базе Академии управления МВД России.

Метод инструментального анализа идентификационных признаков, указанных выше, проводится с помощью спектрально-временного анализа посредством различных систем и методов обработки речевого сигнала.

Особенностью всех применяемых на практике параметрических методов анализа речевого сигнала является необходимость применения средств контроля за правильностью аппаратурного выделения и измерения значений речевых параметров (например, формант, частоты основного тона) в условиях шумов и искажений (умышленных или неумышленных) речевого сигнала.

См.: Галяшина Е.И. Прикладные основы судебной фоноскопической экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. С. 140.

процесс экспертного исследования завершается

составлением заключения судебно - фоноскопической экспертизы (СФЭ). Заключение эксперта имеет судебно-доказательственное значение и приобщается к уголовному делу. Экспертное заключение должно удовлетворять всем уголовно-процессуальным требованиям и обеспечивать возможность оценки экспертизы и ее результатов”.

Правила его оформления не отличаются от других родов судебной экспертизы. Содержание заключения эксперта регламентируется статьей 204 УПК РФ, где говорится, что в заключении должно быть указано, когда, где , кем, на каком основании была произведена экспертиза, кто присутствовал при производстве экспертизы, какие материалы эксперт использовал, какие исследования произвел, какие вопросы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы.

Форма заключения эксперта законодательно не регламентирована. Применительно к сложившейся практике производства судебных экспертиз чаще всего выделяют три составные части заключения: введение, исследовательская часть, выводы^.

Эксперты должны приводить в своих заключениях критерии точности проводимых измерений с указанием реального спектрального разрешения при вычислении акустических признаков, а также данные о влиянии погрешности измерений, проводимых системой автоматически или экспертом вручную на правильность идентификации.

Мы считаем, что в заключение СФЭ должны быть указаны максимально допустимые величины погрешности при сегментации непрерывного акустического сигнала на дискретные величины, а также

’ См.: Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. -М.: Юридическая литература, 1983. С. 67. Галкин В.М. Соотношение заключения эксперта с другими средствами доказывания в уголовном процессе. - М.: ВНИИСЭ, 1971. С. 47. ^ Эйсман А.А. Заключение эксперта. - М., 1967.

погрешности измерения числовых данных: длительности отдельных звуковых сегментов, значений частоты основного тона и формант.

В, результате раздельного исследования определяется список иден- тификационных признаков, отмечаются устойчивость, вариативность и степень криминалистической значимости выявленных особенностей. Раздельный анализ проводится для речевых сигналов каждого принадлежащего идентификации лица на каждой спорной фонограмме и на сравнительном образце. Затем проводится оценка устойчивости и достаточности выявленных совпадений и различий с учетом факторов ситуации, могущих влиять на устойчивость и изменчивость речевых параметров. Оценивается достаточность и индивидуальность совокупности совпадающих признаков. Объясняются имеющиеся различия. Нормируется вывод о тождестве или различии, т. е. о принадлежности подлежащих идентификационному исследованию реплик на разных спорных фонограммах одному или разным лицам.

Положительный категорический вывод делается экспертом в случае, если в результате сравнительного анализа им была выявлена индивидуальная совокупность устойчиво совпадающих признаков, а имеющиеся различающиеся признаки могут быть объяснены различиями в условиях записи или психофизиологическим состоянием говорящего. Если выявленная совокупность совпадающих признаков индивидуальной не является или выявленные различия эксперт объяснить не может, делается предположительный вывод. Отметим, что в криминалистике (в отличие от других наук) идентификация производится на основе сравнения признаков, отражающих индивидуализирующие (выделяющие из ряда ему подобных) свойства объекта, связанного с событием преступления.

Известно, что речь одного и того же человека сама по себе обладает высокой степенью вариативности и конкретная речевая реализация передаваемого сообщения зависит как от лингвистических (текста самого сообщения), так и от экстралингвистических факторов (формы, внешних условий, состояния самого человека). Поэтому категорический положительный вывод о тождестве сравниваемых лиц эксперт делает только в том случае, когда имеется совпадение значении по всем общим и частным признакам реализации всех речевых единиц с учетом степени сопоставимости и представительности самого сравниваемого речевого материала (по совокупным результатам аудитивного, лингвистического и спектрального анализов). Отрицательный категорический вывод делается экспертом в случае, если в ходе сравнительного исследования эксперт устанавливает наличие устойчиво различающихся признаков и эти различия не обусловлены влиянием тракта и условий звукозаписи и не могут быть объяснены несопоставимостью сравнительного речевого материала, например если в речи одного лица встречается наличие устойчивых дефектов речи в виде картавости, шепелявости, гнусавости или отмечается проявление сильного национального акцента на всех языковых уровнях, а в речи другого лица проявлений таких особенностей не отмечается (даже в виде остаточных явлений). В случае, если различающиеся признаки неустойчивы или не носят группового характера, но имеют существенные различия в значениях, также может быть сделан отрицательный категори -іеский вывод.

Отрицательный вероятностный вывод (на практике используется редко) делается экспертом в случае, если имеются совпадающие общие или частные признаки и различающиеся признаки, либо эксперт не может объяснить имеющееся различие.

На наш взгляд, списки признаков, используемые для идентификации или диагностики человека по его речи, а также система методов не являются закрытыми, в каждом конкретном случае они могут быть дополнены, расширены и конкретизированы. Эксперт может проводить анализ как по всей совокупности признаков, так и выбирать только наиболее яркие, существенные, проявившиеся при сравнении различных текстов.

Однако выбор одних признаков и игнорирование

других в любом случае должен быть научно обоснован и надлежаще аргументирован. Надо отметить, что положительное решение об идентификации по голосу и речи в виде категорического вывода о тождестве должно приниматься экспертом только на основе индивидуальной совокупности речевых особенностей.

Успех идентификации зависит и определяется только системным подходом, когда одно и то же речевое явление анализируется всесторонне: с точки зрения его лингвистической, акустической и физиологической природы.

Как было отмечено, криминалистическая идентификация личности по речи включает в себя несколько задач разного типа. Одной из главных является задача идентификации личности по голосу и речи, зафиксированной на спорной фонограмме. Близка к ней задача дифференциации реплик одной фонограммы по лицам без решения вопроса идентификации. Самая трудноразрешимая задача - это диагностика личности по голосу и речи, в настоящее время она корректно существует только в постановочной части’. Хотя в своей повседневной работе эксперты, решая вопрос идентификации личности по речевым сигналам, постоянно вынуждены делать поправки на влияние «мешающих» факторов: алкогольное или наркотическое опьянение, функциональные расстройства речевого или голосового аппарата, изменчивость эмоционального состояния говорящего, различие речевых ситуаций и психологического настроя участников беседы, сознательное искажение речи или голоса с целью не быть правильно распознанным и др. Поэтому вольно или невольно, но любой эксперт так или иначе все же решает (хотя бы для себя, не отражая этого в :іаключении экспертизы) часть вопросов диагностики состояния говорящего. Это необходимо для того, чтобы в идентификационном

’ Специальная техника и информационная безопасность. Учебник под ред. В.И. Кирина. - М.: Академия управления МВД России, 2000. С. 686 исследовании правильно оценить степень значимости и достоверности индивидуальных признаков речевого сигнала. Накопление всего этого опыта дает надежду на возможное решение соответствующих диагностических задач при достаточном развитии техники и технологии.

Современные возможности цифрового анализа сигналов в сочетании с достижениями в области фониатрии, речевой акустики и смежных отраслей знаний делают проблему опознавания говорящего принципиально разрешимой. Но несмотря на это, следует признать, что единой универсальной методики опознавания по речи пока нет. По мнению В.Р. Женило, скорее всего, такая универсальная методика и не будет разрабатываться, поскольку практических задач существует очень много и каждая из них выдвигает свои требования к характеристикам системы опознавания’.

Касаясь проблемы автоматического решения криминалистических задач опознавания личности по речи, отметим следующее. Предусмотреть в алгоритмической схеме исследования речевого сигнала все нюансы, начиная от чисто технических особенностей качества фонограммы речи и заканчивая умышленным искажением голоса говорящим, в настоящее время практически невозможно. Поэтому основным действующим лицом в решении этого вопроса был, остается и, по всей видимости, будет оставаться высокообразованный и хорошо подготовленный эксперт - фоноскопист. Рассматривая и тщательно исследуя речевой сигнал со всех сторон с помощью современных компьютерных технологий, только он может правильно (без ошибок) решить все основные задачи фоноскопии. Но это скорее недостаток этого процесса, чем его достоинство, поскольку: во- первых, высококлассные специалисты нуждаются в соответствующей оплате своего труда, поэтому как правило долго не задерживаются в системе МВД; во-вторых, и это наиболее существенная проблема, что

’ Специальная техника и информационная безопасность. Учебник под ред. В.И. Кирина. ~ М.: Академия управления МВД России 2000. С. 688 получение данных, которое происходит при участии человека, несет на себе некоторый отпечаток субъективизма, и при использовании таких данных в суде, могут возникнуть вопросы. Если проведет экспертизу другой эксперт, результаты скорее всего не будут абсолютно идентичными. Поэтому, вопрос о создании полностью автоматизированной системы, на наш взгляд никак нельзя снимать с повестки дня.

Выводы: Мы считаем, что совершенствование фоноскопической экспертизы может осуществляться в следующих направлениях:

  • в развитии автоматизированных инструментальных средств распознавания дикторов по речи в неблагоприятных условиях на основе создания систем многомерного векторного анализа акустических параметров, устойчивых к различного рода искажениям;
  • в объективизации лингвистического анализа за счет применения методов экспериментальной фонетики, статистических методов анализа устного текста;
  • в создании представительной базы данных голосов дикторов для проверки и апробации всех вновь создаваемых систем с учетом мировых требований;
  • в создании учебных и экспертных систем, автоматизированных коллекций нормативной и ненормативной речи, образцов звучаний в спонтанной речи различных модификаций звукового состава русской речи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе проведенного диссертационного исследования мы приходим к следующим выводам:

1 .Фоноскопическая экспертиза - это процессуальное действие, состоящее в исследовании звукозаписей или иных источников акустической информации, выполняемое незаинтересованным лицом-экспертом по заданию органов расследования или суда с использованием специальных научных знаний в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др. с целью уточнения или установления обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого дела с фиксацией результатов исследования в заключении эксперта, являющимся самостоятельным видом доказательств.

  1. Основная классификация объектов фоноскопической экспертизы по следующим основаниям, критериям и параметрам должна включать в себя: правовые(юридические) основания; лингвистические основания; филологические основания; физико-технические параметры; физиологические ( медицинские) параметры. И мы считаем, что подобная или иная классификация могут оказать влияние на организацию, подготовку и проведение фоноскопических экспертиз в будущем, будет способствовать формированию научного подхода к исследованию голоса и речи человека.
  2. Подробный правовой анализ указанной нами методики идентификации по голосу и речи позволяет сделать вывод о том, что на практике безальтернативное использование данной методики не всегда приводит к получению наиболее эффективного результата. В связи с этим требуется дальнейшее ее совершенствование, при котором должны принять участие как практики, так и ученые теоретики в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др.
  3. Уголовно-процессуальное законодательство не

устанавливает критериев и пределов применения принуждения при собирании сведений о частной жизни граждан. В частности, не установлено, можно ли принудительно проводить экспертизу (в т.ч. фоноскопическую) и освидетельствование потерпевших и свидетелей, в принудительном порядке получать образцы для исследования, не определен четкий круг лиц, переписка которых может быть подвергнута аресту, осмотру и выемке. При наличии таких пробелов непосредственно действует конституционное правило: «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну», пока исключения не будут четко установлены федеральным законом.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» допускает существенное вторжение органов государства в частную жизнь граждан, предусматривая внепроцессуальные (тайные, агентурные) методы наблюдения за личностью, контроля за почтовыми отправлениями, прослушивания телефонных и иных переговоров, снятия информации с технических каналов связи. При этом могут применяться аудиозапись, фото- и киносъемка, другие технические средства. Федеральный закон об ОРД допускает применение оперативно- технических мер, когда еще нет данных, указывающих на признаки преступления, т.е. когда отсутствуют основания для возбуждения уголовного дела (ст.ст. 2, 7). Такими правами пользуются оперативно-розыскные органы МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Службы внешней разведки РФ, Службы безопасности Президента РФ и органы государственной охраны РФ, учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, органы Пограничной службы РФ, Таможенной службы РФ. Во всех указанных выше законодательных актах четко не указан круг лиц, в отношении которых допускается получение сведений об их частной жизни. Это противоречит части первой статьи 23 Конституции РФ о праве каждого на неприкосновенность частной жизни. Однако названные законодательные акты определяют судебный порядок получения разрешения на вторжение в частную жизнь граждан (впервые в российской истории).

  1. в Российской Федерации отсутствует специальный закон о защите персональных данных, в котором должны получить закрепление и развитие, общие принципы работы с персональной информацией.
  2. Поскольку в российском законодательстве порядок сбора и хранения информации о частной жизни лица законодательно не урегулирован, следует обратиться к опыту зарубежных стран в защите одного из важных прав человека.

  3. Необходима постоянная методическая работа с практическими работниками, которые могли бы увеличить продуктивность своей работы за счет более активного использования результатов научно-технического прогресса. Следователи, прокуроры и судьи, использующие в доказывании названные выше материалы, должны иметь представление о возможностях фоноскопической экспертизы, об объектах, которые надлежит представить экспертам, а также об особенностях оценки их заключений. Указанные вопросы носят специальный характер, и предпочтительнее, чтобы они были освещены специалистами в этой области.
  4. Совершенствование системы ведомственного правового регулирования технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений - одно из важнейших условий повышения его эффективности.
  5. Представляется, что настало время единого подхода к подготовке судебных и независимых экспертов разных специализаций в рамках вузовского образования. С этой целью, на наш взгляд, необходимо пересмотреть программы подготовки судебных экспертов и осуществить принцип примерно равного соотношения гуманитарных и естественно - научных дисциплин.
  6. Совершенствование фоноскопической экспертизы может осуществляться в следующих направлениях:
  7. ® развитии автоматизированных

инструментальных средств распознавания дикторов по речи в неблагоприятных условиях на основе создания систем многомерного векторного анализа акустических параметров, устойчивых к различного рода искажениям;

  • в объективизации лингвистического анализа за счет применения методов экспериментальной фонетики, статистических методов анализа устного текста;
  • в создании представительной базы данных голосов дикторов для проверки и апробации всех вновь создаваемых систем с учетом мировых требований;
  • в создании учебных и экспертных систем, автоматизированных коллекций нормативной и ненормативной речи, образцов звучаний в спонтанной речи различных модификаций звукового состава русской речи.

Список использованной литературы.

  1. Международно-правовые, Законодательные и нормативные акты.

  2. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года.
  3. Всеобщая Декларация Прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1984 г.) // Рос. газета. 1995. 5 апреля.
  4. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ // Рос. газета. 2001. 5 июня.
  5. Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ // СЗ РФ. 3 июня.
  6. N23. Ст. 2750.
  7. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст.3349.
  8. Федеральный закон «О внешней разведке» от 10 января 1996 г. N 5-ФЗ “О внешней разведке” // СЗ РФ.1996.№ З.Ст.143.
  9. Федеральный закон «О связи» от 16 февраля 1995 г. N 15-ФЗ (с изменениями от 6 января, 17 июля 1999 г.) //СЗ РФ. 1995. 20 февраля. № 8. Ст. 600.
  10. Федеральный закон «О почтовой связи» от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ // СЗ РФ. 1999.19 июля. 1999. N 29. Ст. 3697.
  11. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.
  12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с изм. и дополнениями на 04 июля 2003 г.). - М.: Юрайт- М, 2003. - 246 с.
  13. Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 г. (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 27 мая 1998 года № 77-ФЗ и Федеральным законом от 25 июня 1998 года № 92-ФЗ). - М.: ИКС «ЭКСМОС»,
    • 205 с.
  14. 12.Таможенный кодекс Российской Федерации от 18 июня 1993 г. N 5221-1 (с изменениями от 19 июня, 27 декабря 1995 г., 21 июля, 16 ноября 1997 г., 10 февраля 1999 г., 30 декабря 2001 г., 29 мая, 30 июня 2002 г.) // Российская газета.
  15. 21 июля.

13.Закон РФ «О милиции» оті8 апреля 1991 г. № 1026 - 1 (с изм. и доп., внес, законами РФ от 18 февраля 1993 г. № 4510 -I от 1 июля 1993 г. № 5304 - 1, федеральными законами от 17 мая 1996 г. (15 июня 1996 г.) № 73 - ФЗ, от 3 марта 1999 г. (31 марта 1999 г.) № 68 - ФЗ // Ведомости РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости РФ. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666.

14.Закон РФ «О частной, детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. № 2487-1// Ведомости РФ. 1992. № 17. Ст. 888.

15.Закон РФ «О государственной тайне» от 21 июля. 1993 г. № 5485-1 // СЗ РФ. 1997. 13 октября. № 41. Ст.4673.

16.Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ // СЗ РФ. 1995. 20 февраля. № 8. Ст.609.

17.Закон СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик».// Соц. законность. 1990. № 10. С. 66-67.

  1. Указ Президента РФ от 6 июля 1998 г. N 806 “Об утверждении Положения о Федеральной службе безопасности Российской Федерации и ее структуры” (с изменениями от 26 августа, 5 октября 1998 г., 4 января, 28 августа 1999 г., 17 июня 2000 г., 11 июня 2001 г.).

  2. Постановление ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 “О Декларации прав и свобод человека и гражданина” // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1991. 26 декабря. № 52. Ст. 1865.
  3. Приказ МВД РФ № 400 от 31.08.1993 «О формировании и ведении централизованных оперативно-справочных, розыскных
  4. криминалистических учетов, экспертно-криминалистических

коллекций и картотек органов внутренних дел РФ».

  1. Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» от 1 июня 1993 года№ 261.
  2. Приказ Министра юстиции Российской Федерации «Об учреждениях судебной экспертизы системы Министерства юстиции Российской Федерации» от 17 января 1995 г. № 19-01-7-95.
  3. Приказ Министра обороны Российской Федерации «Об утверждении Положения об органах управления медицинской службы, медицинских воинских частях и учреждениях вооруженных сил Российской Федерации на мирное время» от 20 февраля 1996 г. № 72.
  4. Приказ Председателя Государственного таможенного комитета Российской Федерации «Об утверждении положения о Центральной таможенной лаборатории и общего положения таможенной лаборатории» от 10 июля 1996 г. № 426.
  5. Совместный приказ Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации № 29 и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам № БГ-3-16/13 от 19 января 2001 года «Об утверждении инструкции об организации и проведении экспертными подразделениями федеральных органов налоговой полиции экспертиз по постановлениям должностных лиц налоговых органов».
  6. Приказ Минобразования России от 2 марта 2000 года № 686.
  7. Приказ МВД РФ от 15 июля 1999 г. № 520 “Об утверждении Устава государственного учреждения “Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации”
  8. ГОСТ 2436-81 «Преобразователи интегральные. Цифро-аналоговые и аналого-цифровые. Основные параметры».
  9. ГОСТ 12392-66 «Магнитофоны бытовые. Классы. Основные параметры. Технические требования».
  10. ГОСТ 14907-69 «Диктофоны широкого применения. Классы. Основные параметры. Технические требования».
  11. Свод законов Российской империи. Т. 7. - М., 1991. - 188 с.
  12. II. Материалы Пленумов Верховных Судов Российской Федерации, РСФСР, СССР, судебная практика

  13. Архив Свердловского областного суда. 1997-2001гг
  14. 33.Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1994 году // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, № 11.

34.Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1996 г. по уголовным делам (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 июня 1996 г.).

  1. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1997 г. по уголовным делам (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 29 августа 1997 г.).
  2. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 1999 г по уголовным делам (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 29 декабря 1999г.).
  3. Постановление № 9 Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994. «О некоторых вопросах применения судами уголовно- процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных».// Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, № 3. С. 3-7.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».
  5. Сборник конституционно-правовых актов. Т. 1. 1998. - 240 с.
  6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. С. 17-18.
  7. III. Специальная литература

  8. Авдонин А.В. Формы повышения квалификации судебных экспертов.// Советская юстиция, № 13, 1985. С. 14-16.
  9. Агапов А.Б. Основы государственного управления в сфере информатизации в Российской Федерации. ~ М., 1997. - 92 с.
  10. Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы.// Сб. научных трудов. - М.:ВНИИСЭ, 1989. - 156 с.
  11. БСЭ. -М.: Советская энциклопедия, 1977.
  12. Вальдман Э.Д. Занимательная телеграфия и телефония. - М., 1964.
    • 167 с.
  13. Ванчаков Н.Б., Деренчук А.С., Щербак С.И. Специальная техника органов внутренних дел. Опорные конспекты: Учеб. пособ. - М.: ЦИиНМОКП МВД России, 2002. С. 35-36.
  14. Вартанян И.А. Звук - слух - мозг. - Ленинград, «Наука». 1981. - 56 с.
  15. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основания криминалистики. -М.: Изд-во МГУ, 1984. - 167 с.
  16. Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при проведении следственных действий: Учебное пособие/ Под ред. Кожевникова И.Н. - М.: ЭКЦ МВД России, 1995.- 136 с.
  17. Винберг А.И., Эйсман А.А. Фототелеграфия и звукозапись в криминалистике. -М., 1946. - 176 с.
  18. Винберг А.И. Выводы эксперта при неполном знании научного явления. // Сов. государство и право, № 6, 1965. С. 75-77.
  19. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. О принципах классификации объектов в судебно-экспертной объектологии.//Методология судебной экспертизы. Сбор, научн. трудов. ВНИИСЭ. - М., 1986. С. 27-34.
  20. Винберг А.И., Шляхов А.Р. Общая характеристика методов экспертного исследования.// Общее учение о методах судебной экспертизы. Сбор, науч. трудов № 28 ВНИИСЭ, М., 1977. С. 54- 65.
  21. ВОЗМОЖНОСТИ судебной видеофоно - графической экспертизы. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1989. - 86 с.
  22. Вопросы судебно - фоноскопической экспертизы, тезисы научно- практического семинара. - Тбилиси, 1988. - 182 с.
  23. Галкин В.М. Соотношение заключения эксперта с другими средствами доказывания в уголовном процессе. -М.: ВНИИСЭ, 1971. - 147 с.
  24. Галяшина Е. Назначение фоноскопической экспертизы и оценка экспертного заключения в уголовном процессе. //Закон. 2001, № 5. С. 134- 137.
  25. Галяшина Е.И. Прикладные основы судебной фоноскопической экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. - 45 с.
  26. Галяшина Е.И. Фоноскопическая и автороведческая экспертизы// Закон, 2003, №3. С. 57-63.
  27. Галяшина Е.И. Экспертиза фоно-, видеофонограмм и ее возможности в раскрытии и расследовании проявлений организованной преступности: Учеб. пособие: Применение фотосъемки, звуко- и видеозаписи в борьбе с организованной преступностью. М.: ЭКЦ МВД России, 1992. - 68 с.
  28. Галяшина Е.И. Идентификация личности по фонограммам речи /Информационный бюллетень Национального Центрального бюро Интерпола в Российской Федерации, 1993. № 4. С. 37-41.
  29. Галяшина Е.И., Богданов И.Е. АРМ для производства фоноскопических экспертиз// Экспертная практика и новые методы исследования, № 4, 1991. С. 29-35.
  30. Галяшина Е.И., Богданов И.Е. Организация рабочего места эксперта - фоноскописта в МВД, УВД СССР - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991,- 90 с.
  31. Галяшина Е. И., Макаров А. Н. Особенности экспертного исследования фоно- и видеодокументов, полученных в условиях оперативных мероприятии, — М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992.- 72 с.
  32. Галяшина Е. И., Ромашов С. В. Типовые методики производства фоноскопических экспертиз для АРМа эксперта-фоноскописта. — М.: ЭКЦМВДРФ, 1992.-45 с.
  33. Гитлин В.Б. Исследование частоты основного тона и формант как признаков индивидуальности голоса. - Разработка быстродействующих методик выделения. Дисс. на соиск. уч. степени канд. наук. - Каунас, 1974.- 167 с.
  34. Громов Н.А., Зайцева С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. -М., 2002.- 124 с.
  35. Громовенко Л.И. Криминалистические исследования средств и материалов магнитной звукозаписи. -М., 1981. - 143 с.
  36. Денда В. Шум как источник информации. — М.: Мир, 1993. - 212 с.
  37. Дмитриев Е.Н; Кочетков А. Т., Полуэктов С. С., Галяшина Е. И. и др. Применений фотосъемки, звуко- и видеозаписи в борьбе с организованной преступностью. — М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994. - 56 с.
  38. Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий. - Екатеринбург: Из-во ГУ ЕЦПИ МЮ РФ, 2002. - 104 с.
  39. Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы - М., 1957. С. 39-40.
  40. Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М.,1973. - 54 с.
  41. Женило В.Р. Криминалистическая фоноскопия. - М.: Академия МВД России, 1995.-224 с.
  42. Женило В.Р., Минаев В.А. Компьютерные технологии в криминалистических фоноскопических исследованиях и экспертизах. - М.: Академия МВД РФ, 1994.- 140 с.
  43. Журнал «Electronics», 1962, 15/VI, № 24. С. 59-60.
  44. 77.3убаха B.C., Усов А.И. Пути развития производства экспертиз.// Материалы 8 международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем». -М., 1999. С.30-38.

  45. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект»: пособие для экспертов. / Под ред. А.В. Фесенко. - М., 1996. - 64 с.
  46. Идентификация человека по магнитной записи его речи: Методическое пособие. -М.: РФЦСФ, 1995. - 48 с.
  47. Информатизация правоохранительных систем. IX международная научная конференция. 2-3 июня 1999г. - М.: Академия Управления МВД России, 1999.-562 с.
  48. 81 .Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов. XI международная научная конференция. 21-22 мая 2002г. - М.: Академия Управления МВД России, 2002. - 486 с.

  49. Исследование фонограмм в целях установления личности говорящего: Методические рекомендации ВНИИСЭ МЮ СССР. - М., 1984. - 78 с.
  50. Каганов А.Ш. Использование аппаратно-программных комплексов в ходе проведения криминалистической экспертизы звукозаписи. В сб. Реферативная информация, вып. 1, РФЦСЭ МЮРФ. -М., 1995. С. 21-26.
  51. Коломеец В.К. Актуальные вопросы досудебного производства по УПК РФ. - Екатеринбург, 2002. - 119 с.
  52. Комаринец Б.М. Теория судебной экспертизы Сб. 1. - М.,
    • 121 с.
  53. Конституция Российской Федерации: Научно- практический комментарий./ Под ред. акад. Б.Н.Топорнина. - М.: Юристъ, 1997.- С. 204.
  54. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. -М., 2000.- 143 с.
  55. Корнев С.А. Криминалистика. Техника: конспект лекций. - СПб.: Изд- во Михайлова В.А., 2000. - 138 с.
  56. Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века/ Под общ. Ред. А.И. Гурова. М., 2000. С. 22-48.
  57. Криминалистика./ Под ред. А.Ф. Волынского. - М.: Закон и право, 1999.-605 с.
  58. Криминалистика./ Под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. - М.: Высшая школа, 2000. - 527 с.
  59. Криминалистика./ Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юрист, 1995. - 470 с.
  60. Криминалистика./ Под ред. А.Г. Филиппова. - М.: Спарк, 1998. - 520 с.
  61. Криминалистика./ Под ред. Н.П. Яблокова. - М.: БЕК,
    • 557 с.
  62. Криминалистика./ Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М.: Юридическая литература, 1993. - 443 с.
  63. Криминалистическая энциклопедия. -М., 1997. - 516 с.
  64. Криминалистическая экспертиза: Справочное пособие для следователей и лиц, производящих дознание. — М., 1967. - 118 с.
  65. Леви А.А. Применение научно-технических средств в уголовном судопроизводстве. - М., 1983. - 99 с.
  66. Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. -М.: Юридическая литература, 1983. - 167 с.
  67. Ложкевич А. А., Снетков В.А. и др. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм./ ВНИИ МВД СССР - М., 1977,- 159 с.
  68. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. - М.,
    • 113 с.
  69. Ложкевич А.А., Макаров A.M., Шаршунский В.Л. Звукозапись и фонографическая экспертиза на предварительном следствии. - М., 1984.
  70. Ложкевич А. А., Макаров А. М. и др. Звукозапись и фоноскопическая экспертиза на предварительном следствии. - М.: ВПИИ МВД СССР, 1984.-78 с.
  71. Меерзон Б. Я. Акустические основы звукорежиссуры. — М.: Изд-во редакции «625», 1996. - 223 с.
  72. Морозов В.П. О взаимосвязи эмоционально-психологических характеристик человека при восприятии их по голосу и внешнему виду говорящего.//Материалы 9 международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем». - М., 2000. С.473-479.
  73. Морозов Б.Н. Об анализе речевой информации при фоноскопических исследованиях.// Вопросы технико-криминалистического обеспечения. - Саратов: Изд-во СВШ МВД РФ, 1996. - 43 с.
  74. Надгорный Г.М. О понятии предмета судебной экспертизы. // Вопросы криминалистической и судебной экспертизы. - Киев, 1989, Вып. 38. С. 15-21.
  75. Назаров В.А. Назначение и проведение экспертизы в уголовном процессе. Дисс. на соиск. уч. степени канд. наук. - Екатеринбург, 1998. - 189 с.
  76. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е., перераб. И доп. - М: Издательство «Спартак», 1997.-323 с.
  77. ПО. Орлов Ю., Орлова В., Шишков С. Государственная судебно- экспертная деятельность.// Российская юстиция, 2001, № 9. С. 69-70.

  78. Пахомов А.В. Коллекции в правоохранительных органах России. -М.: Юрилитинфор, 2001. - 57 с.
  79. Петрякова А.Г. Культура речи. - М.: «Наука», 1997. - 96 с.
  80. Плетнев В. Использование технических средств для закрепления доказательств.// Законность, 1998. № 9. С.20-23.
  81. Поврезнюк Г.И. Использование судебно-фонографической экспертизы в установлении личности (правовые и организационные аспекты).// Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Сборник материалов второго Всероссийского «круглого стола», 20-21 июня 2002 года. - Ростов-на- Дону: РЮИ МВД России, 2002. С. 207-213.
  82. Потапова Р.К. На какие вопросы отвечает судебно-фонетическая экспертиза?// Российская юстиция. 2000, № 10. С. 4-6.
  83. Потапова Р.К. Об опыте специальной подготовки экспертов- крими^іалистов по фоноскопии.// Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов. X научная конференция. 21- 22 мая 2002г. - М.: Академия управления МВД России, 2002. С. 331-337.
  84. Потапова Р.К. Некоторые наблюдения над искусственно модифицированной речью// Материалы 11 международной научной конференции «Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов». - М., 2002. С.334- 340.
  85. Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. - М.: ВНИИ СЭ МЮ СССР, 1990. - 70 с.
  86. Проблемы совершенствования криминалистической техники. Сборник научных трудов всесоюзного НИИ МВД СССР. № 54, - М., 1980.-220 с.
  87. Разработка экспертной методики идентификации личности по магнитным фонограммам устной речи, основанной на лингвистическом анализе и обработке речевых сигналов на ЭВМ. Отчет по НИР-85. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1985. - 67 с.
  88. Рамишвилли Г.С. Речевой сигнал и индивидуальность голоса. - Тбилиси, 1976.-76 с.
  89. Рамишвили Г.С. Автоматическое опознание говорящего по голосу. - М.,
  90. -90 с.
  91. Римский-Корсаков А.В. Электроакустика. - М., 1973. - 314 с.
  92. Российская криминологическая энциклопедия. - М., 2000. - 745 с.
  93. Российская Е.Р. Проблемы криминалистических и судебно- экспертных методов исследования вещественных доказательств // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз, Саратов, 1998. С. 56-64.
  94. Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы. - М.: Закон и право,
    • 350 с.
  95. Российская Е.Р. Тенденция развития института судебной
  96. экспертизы в современных условиях // Криминалистика в XXI веке, М., 2001.

  97. Российская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».- М.: Право и закон,
    • 383 с.
  98. Селиванов Н.А. Спорные вопросы судебной экспертизы.// Социалистическая законность, 1978, № 5. С. 63-67.
  99. Словарь иностранных слов. М., 1989. - 620 с.
  100. Современный философский словарь/ Под ред. В.Е. Кемерова. - М.: Панпринт, 1998. - 837 с.
  101. Советский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия,
    • 1599 с.
  102. Специальная техника и информационная безопасность. Под ред. В.И. Кирина. М., Академия управления МВД России, 2000, т. 1. - 762 с.
  103. Теория и практика судебной экспертизы. - СПб.: Питер, 2003. - 698 с.
  104. Шаршунский В.Л., Ложкевич А.А., Азарченкова Е.И., Женило В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам его устной речи. М., 1992. -43 с.
  105. Шахнарович A.M., Иванова Г.В. К проблеме экспертизы устной речи./^Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. - М.: ВНИИ СЭ, 1990. С. 99- 108.
  106. Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы. // Труды ВНИИСЭ., М., 1971. С. 14- 16.
  107. Шляхов А.Р. Современные проблемы судебной экспертизы и пути их решения.// применение научных методов при расследовании и изучении преступности (материалы Всесоюзной научной конференции). - М.: ВНИИСЭ,
  108. С. 18- 25.
  109. Физический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия,
    • 886 с.
  110. Фланаган Дж. Л. Анализ, синтез и восприятие речи/Пер. с англ./ Под ред. А.А. Пирогова. - М.:Связь, 1968.
  111. Эйсман А.А. Криминалистика в системе юридических и естественных наук. // Научные работы Лит. НИИСЭ, Вильнюс, 1963. Вып. 1. С. 34-42.
  112. Эйсман А.А. Заключение эксперта. - М., 1967. - 146 с.
  113. Юридический энциклопедический словарь. - М.: «Советская энциклопедия», 1984. - 480 с.
  114. Юридический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, - 527 с.
  115. Юрина Л.Г. «Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров». Дисс. на соискание ученой степени кандидата наук. 2001. - 189 с.
  116. Юрина Л.Г., Юрин В.М. Контроль и запись переговоров. М.: 2002. - 112 с.’’
  117. Яблоков Н.П. Криминалистика. - М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2000. - 212 с.
  118. Computer-aided voice identification comes of age// Law and order, 1983. Vol.
  119. №7.
  120. Hollien H. The acoustics of crime: the new science of forensic phonetics. - New York and London: University of Florida, Plenum Press, 1990.
  121. Pollack I. On the Identification of Speaker by Voice// JASA. 1954. Vol. 26. ; Smith J.E. Decision-Theoretic Speaker Recognizer// JASA. 1962. Vol. 34.
  122. Potter R.K. Visible Patterns of Sound// Science. № 2654. November 9. 1945.
  123. The Sound Spectrograph// The Journal of Acoustical Society of America. 1964/Vol 1Я

  124. Приложение J

МВД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ЭКСПЕРТНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

620022, г. Екатеринбург, пр-кт Ленина 17. тел 588-465

ПОДПИСКА

Мне, сотруднику экспертно-кри14ина.систического управления ГУВД Свердловской области капитану милиции *** разъяснены, в с:оответствии со ст. 187 УПК РСФСР, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 І’ПК.

Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ предупреждён .

16.03.2000

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА

24.03.2000

Эксперт имеющий высшее техническое образование, стаж экспеотной паботы в

области судебной фоноскопии более гола, на основании постановления о назначении экспертизы от 12.03.2СС0Г. следователя СО при ОЕ.Д г.Надьма капитана юстиции *** по материалам уполозного дела произвёл фсносхопическую экспертизу. Обстоятельства дела из по

становления о назначении экспертизы: «103.2ОООг. неизвестный по телефону сообдил з де- журную чласть УЗД г.Надыма о заложенном к а центральном рынке г.Надыма взрывном устаойстве. По подозрению 3 совершении заведомо ложного сообщения о террористическом акте задержан гр-н

На разрешение эксперта поставлены Е.опросы:

«1. Пригодна ли для идентификации личности фонограшла устной речи, находядаяоя на аудиокассете «З’оК А 90», пакет N’1, сторона В?

  1. Принадлежит ли зафиксированная ьа фонограмме (записаннсія на кассете N’1 сторона А) устная речь или другому лицу?»

В распоря;«ение эксперта предоставлены 2 компакт-кассеты.

ИССЛЕДОІЇАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ Упаковка 1 (обозначена следователем) - пакет из прозрачной полимерной плёнки. Края упаковки скреплены чёрнььм шнуром. Концы шнура заклеены отрезком белой бумаги, на которой имеется рукопгозны-й текст, выполненный красителем чёрного цвета: «Кассета №1 понятые 1 \подпись\ 2 \полпись\ Слел. [подпись]». На отрезке бумаги, скрепляющего концы шнуоа, также juvieeTca оттиск круглой печати: «Для пакетов №1» ОВД г.Надыма. Целостность упаковки не нароілена. Уз ‘/паковки извлечена компакт-кассета без футляра. Разборный корпус кассеты

чной пластмассы. Стороны кассеты обозначены как «А» и «3». Пре- .1 ‘ ^ _ - i; 1
.нов зашиты заг.иси целы. На торцевой части корпуса кассеты име-

37511232». Магнитная лента в кассете светло-коричневого цвета.

следов вскрытия корпуса кассеты визуальным осмотром не обнаріу- вакиіі - кассе’іа 1. Внеи,іни2і вид кассеты 1 и упаковки показан на

рисунке 1.

на олелозателем) - пакет из прозрачной гіолимеріной плеіеки. Края шнуро.м. ‘Концы шнура заклеены отрезком белой бумаги, на которой выполне.нный красителем чёрного цвета: «Кассета №2 образцы речи \ 2 \пслп11сь\ С.ЛЄД. \полпись\». На отрезке бумаги, скрепляющего ., - я два отти.ска круглой .печати: «Для пакетов №1» ОВД г.Надыма.

чаруыена. >1з :/паковки извлечена компакт-кассета без футляра, .зготовлен из с:ерой прозрачной пласт.м,ассы. Стороны кассеты обо- -г .2^-. • здохран;1тел:>=н:ые упоры карманов защиты записи целы. На торцевоЗ:

ется рельефный тегкст: «о 4 07 5112 4 Э» . Магнитная лента з кассете 1 ^ _ ‘ . Ме:>;аническ:іх повреждений и следов вскрытия ко-рпуса кассеты ви-

ужено. В дальнейшем исследовании - кассета 2. Внешни’й вид кас- на рисунке 2.

P^tr- ?

чмп кяоое^кт 1 .

9

—- о. :..оз.2поо 2

средствГ„”аппГра°т^”аГ на экспертизу фонограмм использовались следующие программ.чые

  • магнитофон-приставка «Sony TC-K815S»;
  • графический эквалайзер “SONY ми-311”;
  • усилитель “SONY TA-F606ES”;
  • пульт микшерный “Форманта МП-0622”;
  • станция для оСработки речевых сигналов на базе “Pentium II”- специализированные пакеты программ «Диалект», “SIS” (версия’5 3)-
  • головные стереотелефоны “AIWA HP-WR601R”.
  • исследования при производстве экспертизы проводились в соответ”т- лиц по фо.огра^.. русской ре.и я/а в.ома^;:-

fй.голГзоГаниТв f- рекомендованного

?ользованию в фсноскопических лабораториях ЭКП методическим советом ЭКЦ МВД РФ


порядкеТ”’‘® поставленных вопросов эксперт считает целесообразньм провести в следуіощем

  1. Установление объектов исследования и их описание.
  2. Установление пригодности спорной фонограммы для идентификационного исследования .а.к конкретмГу Ти™ сравнительные исследования и установление принадлежности реп-
  3. 4.Выводы.

объектов, ОТНОШЄ.НИЄ к предмету экспертного исследсза-

^ предварительное прослушивание представлен.чых материалов, в

определена скорссть движения магнитной ленты при записи сносных фин. рамм и их -местсрасположение с указанием временных и текстовых (начальные и коне-ные границ зафикс^грованны;-: на магнитных лентах фонограмм. Прослушивание -редстазленных на исследование кассет показало следующее-

отношение к .предмету экспертного исследования (з дальнейілем фоногра;.а.іа или СФ, , расположена на стороне «А» кассеты 1, зафиксирована при схо- оос и движения магнитной ленты 4,76 см/сек и начинается сразу пссле пуска на воспроиззе-

от начала маг-китнои ленты. Длительность спорной фонограммы - около 37 сек .. кассете _ заглксмрованы образцы голоса и речи гр-на с.Б. в виде многокоат-

= длительностью около 14 мин., и свободной речи, длительнсс-ью

^окіллГкм^ЗІЗ’‘б границ производились по счётчику вре.меки програмїдно-аппаратного

    • *•

На этапе предварительного исследования установлено, что СФ представляет собой ра-‘-о- вор двух лиц с мужскими голосами. Лицо с мужским голосом, принимавшее участие а разговоре, реплики которого начинаются следу.ющими словами: «Слушайте. На рынке положили бомбу hOM вторым прплазком. Я звоню к вам. Звоню к вам говорю. Пока. Приедете аазберемся…», в Дальнейшем ИССЛЄДСБ5НИИ осозначек экспертом как «м1».

Для проведения всех видов идентификационных исследований, в соответствии с мет. кои, речевые сигналь: должны удовлетворять для типовых фонограмьд следующим тоебованиям:

-среднш! диапазон частот 0-3700 Гц;

-неравномерность АЧХ тракта получения фонограмм (в полосе от 200 до 3400 т-,,) - нр более 15дБ;

-детонация X изменение с?:орости движения звуконосителя - не более 2s;

-средняя отношения сигнал/шум - не менее 15 дБ;

-длительность г.снсграмі’.іь; речи, неизвестного лица должна быть не менее 30 сек, подозреваемого - не менэе о м;”.н;

-в фоногра.\о..:а;-; неиззестного и подозреваемого должно быть не менее 10-15 одинаковых

слов;

” разборч:;з’.-сгь реплик каждого из участников разговора (на уровне слов) - не .менее

Кроме того, .-.редставленные в качестве образцов голоса и речи фонограммы должны быть сопоставимьіїди со с.лорными фонограммами по эмоциональному состояни.ю дикторов, форме речевого предстазлен;’.я и иметь текстуальную сопоставимость.

ПроведекньЕ.іи исследованиями установлено:

  • Качество записи СФ удовлетворительное, все реплики дикторов разборчивы, соотнесение спгнал/шум не менее 15 дБ, длительность реплик диктора «м1» около 18 сек.
  • На ос.човании изложенного экспертом сделан вывод о том, что:

  • СФ ограниченно пригодна для проведения идентификационного исследования по голосу и
  • речи .

для решения вопроса о том, принадлежит ли устная речь, записанная на спорной фоно- грамАїе, гр-ну С. 5., образцы голоса которого представлены, были проведены аудитив-

кьпі, акустический и спектральный анализы реплик с Сф и образцов с помощью станции ссса- ‘“отки речевого сигнала на базе IBM “Pentium II” с использованием специализированных г.аке- програмі”; “SI3 5.3” ;; «Диалект».


На лредварительнсм этапе исследований (по таким характеристикам как: тембральная окраска голоса; высот= голоса и общий характер восприятия, длительность и расстановка речевых пауЗ; манера псоизнесения слов и выражений однотипного фонетического стооения и -тп. )

мргро “М-

16І ^

з К!»*»., от 24.03.2000

было установлено сходство характеристик голоса и речи диктора обозначенного, как «м1», и голоса и речи гр-на ** с.Б.. «mj.», и

Аудитивный и акустический анализы показали следующее:

  • лица, обозначенного как «м1», относится к группе мужских, выше среднего по

высоте. Диапазон изменения высоты голоса широкий, в пределах 103-24 4 Гц, со ср^^Г^с-

тотои основного тона голоса 150 Гц. Речь на русском языке, в виде реплик в даГлогГ с признаками национального акцента; реіитк в диалоге, с

**’ “а представленных образцах, относится к группе мужских, выше среднего по высоте, диапазон изменения высоты голоса широкий, в преде^х И^гТгц ^о

язык”^, в виде многократного повторения реплики с СФ, с признаками национального акцента; огократно

Ниже в таблице приведено сравнение голосов и речи дикторов.

ііризнаки

Высота голоса Сила голоса Тембр

Четкость артикуляции

Темп речи

Длительность пауз

Заполнение пауз

Речевое дыхание

Интонация

Запинки

Заикание

Речевая культура

Выразительность речи

Стиль речи

Манера речи

Пол диктора

Возраст диктора

Эм.-психол.хар-ка диктора

Признаки нац. акцента

Неизвестный м1

  • выше средней
  • голос слабый
  • звонкий
  • ниже средней
  • средний
  • не определено
  • не определено
  • норма
  • норма
  • запинок нет
  • заикания нет
  • не определено
  • средняя
  • разговорный
  • сдержанная
  • мужской
  • 35-45 лет
  • взволнованный замена [г] на [у]; замена Гр] на Гр’1;
  • ***** Tt

  • выше средней
  • голос слабый
  • звонкий
  • ниже средней
  • средний
  • короткие
  • паузы незаполненные
  • отрывистое
  • норма
  • запинок нет
  • заикания нет
  • не определено
  • средняя
  • разговорный
  • сдержанная
  • мужской
  • 35-45 лет
  • с.в.

  • заторможенный замена [г] на [у] замена [р] на Гр’1;

Проведенный сравнительный анализ устной речи лица, обозначенного .как «м1», и гр-на показал наличие черт сходства и различия признаков речи на различных уровнях исследования. Установлено совпадение по высоте и силе голоса, четкости артикуляции, тембру, наличию национального акцента (украинский), отсутствию заикания и запинок в речи диктора мужского пола. Отмечается, что речь указанных лиц характеризуется такими особенностями, как нечеткая артикуляция и звонкий тембр голоса. Расхождения в выразительности речи могут быть объяснены различиями в эмоциональном состоянии дикторов и не отрицают тождества дикторов .

Далее проводился сравнительный анализ характеристик основного тона голоса и спектрального состава речевого сигнала при помощи пакета программ “Диалект”. Сравнение голосов лиц указанных дикторов проводилось в диапазоне частот О - 3 662 Гц. В качестве акустических идентификационных признаков речевого потока использовались статистические характеристики а.^тлитудно-частотного спектра речевых сигналов, а именно: средние и ноомированные зре.менные и амплитудно-частотные характеристики спектра, .мощности спектра и значения коэффициентов кросскорреляции. Ниже приведен протокол интегрального акустического анализа.

Информативность совпадающих пр;ізнаков по группам

ПРОТОКОЛ ИНТЕГР.гЛЬНОГО .АКУСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВ.АНМЯ фонсграілі речи ml и ** Исследуемьй диапазон частот О - 36-62 Ги:

I Группы акуст1.1чески;ч признаков і устной речи

5.400 4 .884 5.080 5.731 4.911 4 . 903

11.245 5.625

fis 7-!S

! ПООІ^-ЗЕОЛЬНОГП KOHTf^KO^rt

[Средние эначе.чия KONLno;HeHT [амплитудно-частотного спектра речи I Нормі-ірованине средние значения компонент !амплитудно- частотного спектра речи [Относительное время пребывания сигнала [в частотных полосах спектра I НорьлироЕанное время лребывания сиг.чала [в частотных полосах спектра [Медианные значения компонент [ амплитудно-частот.чого спектра речи I Относительная мощность спектральных компонент речи

I Вариац;і;і по времени огіїСающи.ч спектра речії в частотных полосах

1 Нормированные вариации по Ереме.чи огибающих [спектра речи Е частотных полосах [Коэффициенты кросскорреляции между огибаю- ЩИІЧИ сигналов в частотных полосах спектра Значения компонент гистограмі-ік оасгиэеяеления

I длительности периодов основного тона речи I 37.815

I Значения компонент гистогргі»вш распределения! [частоты основного тона речи 7.031
		I

Общее количество используемых признаков ^ 5ЇЇГ

Информативность совокупности совпадаицих

признаков tl) для X и П - 178.4

Пороговое значение информативности

для совокупности используемых признаков (Р) - 147.7

При Г > Р - речь принадлежит одному лицу, при I < р - речь принадлежит разньгм лицам. * ;

по« проведенного акустического анализа речевых сигналов сравниваемых дикто-

xZJ^lcZT,.^’^ вероятности совпадения- параметров голосов: по спектральным

!о “ ‘частотным характеристикам основного тона голоса - 0.93, при

общей вероятности совпадения - 0.84. “F”

гяоям^™ ^^^ проведены раздельный аудитивный и спектральный анализы с целью получения описания речевых сигналов идентифицируемых лиц и по их результатам проведен сравнительный анализ голоса лица, обозначенного как «м1» и голоса гр-на ** ?сравнительным анализ проводился по ударным гласным звукам в близком или совпадающем фонетическом окружении, а также по совпадающим речевым фрагментам.

162

от 24.03.2000

1

Сравнительна^ спектральный анализ речевых фрагментов показал близость частотного по- ..о;^ения формант звуков. Анализ динамических спектрограмм показал, что спектральные переходы речевого сигнала имеют некоторые общие характерные особенности, проявляющиеся в совпадении характера движения формант на качественно совпадающих спектральных переходах совпадении длительности артикуляции одинаковых триад звуков. Ниже приведен протокол сравнительного микроанализа совпадающих триад звуков, взятых со спорных фонограмм и с образ-

т	т	т	,

: Длительность,мс 1 Основной тон,Гц I Форманты,Гц

Триада + Т Т Т + Т Т + т Т Т +

I триад! согл!гласні согл1 начал I серед I конец I F1 ! F2 I F3 ; F4 ;

Неизвестный - м1

вам 1225.81 63.61 64.51 97.7 108.О 1108.О 1107.О 1 4691133512419130841
р/ин 1258.11102.21 83.31 72.61111.Оj112.О!111.О 47911514 124 63 13225’
р/ед/;250. 91 77.11 89.61 84.21111.О I111.О 1 111.О 479:15911280013236 1

б ом 1254.41 59.11108.41 8 6.91108.01109.01109.01 4791123112408131271

Подозреваемьй - **

109.01 468 11334 12418 13073 1

111.01 480 11519 12490 13238 1

в ам 1204.31 49.31 66.31 88.7

р/ин 1225.8: 78.0; 90.51 57.3

р/ед/1254.51 54.71 89.6:110.2

б ом 1200.61 81.51 57.31 61.8

1109.01109.0 1110.01112.0 1107.01109.0

1109.01110.0

ІНеиз- ІПодозреІ Раз- NN 1 Признак :вестный1ваемый Іность 1 Порог

X 1 ,П 1 1 (Р)

109.671 109.251 0.42 107.001 107.001 0.00 112.00 5.00 484.50 468.00 490.00 22 . on

107.01 480 11580 12819 13227 1

Выборка 1

8.00 11 .37 22.85 22 . 00 41 .50 63.00 81 . 90 98.70 53.00 • 78.00 112.60 131.60 86.00 231.00 170.70 239.90 0.00 0.00 0.00 0.00 9.00 8.20 21.80 25.00

? ?7

0.53 0.21 0.11 О . 07 О . 10 0.24 0.10 0.08 0.10 0.28 0.12 0.02 0.09 0.08 О .09 . 0.04 - 0.00 - 0.00 - 0.00 - 0.00

  • 0.23 1
  • 0.031 + 0.16 1 + 0.211
  • П ‘
  • 12 12 12 12 4

112.00 5.00 479.00 479.00 479.00 О _ П П

0.00 0.00 5.50 11.00 11.00 0.00 8.25 11.00 11.00 0.00 0.00 0.00 10.00 10.00 5.50 11.00 22. 00 33. 00 10. 53 7.20

1 7 9П

4 1 4 1 4 1 4 1 4 1 4 1 4 1 4 1 4 I 4 1 4 1 4 I 4 1 4 1 4 1 4 1 4 1 4 1

11495.2511487.00 11231.00:122П. on

10 11 12

13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 21 22 28 23 24 25 7 S 26 64.50: 108.40: 43.90: 80.42:

57.30: 9П sn ‘

33.20: 10.70 72 . 6<3 : 7 74

109.01 4801122512413131361

Веса (I) ,

Ср. значение ОТ Мин. значение ОТ Макс, значение ОТ Диап. значений ОТ Ср. значение ФЧ1 Мин. значение ФЧ1 Макс, значение ФЧІ Диап. значений ФЧ1 Ср. значение ФЧ2 Мин. значение ФЧ2 Макс, значение ФЧ211645.0011634.00 Диап. значений ФЧ21 414.001 414.00 Ср. значение ФЧЗ ;2522.5012522.50 Мин. значение ФЧЗ I 2408.00;2408.00 Макс, значение ФЧЗ12800.0012790.00 Диап- значений ФЧЗ1 392.00 1 382.00 Ср. значение ФЧ4 13168.0013173.50 Мин. значение ФЧ4 :3084.0013073.001 значение ФЧ4 : 3236. 00 I 3258 . 00 1

152’.00: 185.00 8 6.45 1 7 5.92

Диап- значений ФЧ4 Ср. длит. глас. Мин. длит. глас. Макс- длит. глас. Диап. длит. глас. Гп. плит. согл.

163

5

К”
26;Мин. длит. согл.
59.101
49
. 30
; 9
.80
15
.00
! +
0
.011
8
27;Макс. длит. согл.
102.201
110
.20
; 8
. 00
10
.98
;
+
0
.01 1
8
28!Д>!ап. длит. согл.
43.10;
60
.90
1 17
.80
15
.00
1 _
0
. 02 1
8
29!Ср. знач. Тгл/Тс
1.21 !
1
.21
0 .01 0 .42 1 + 0 .111 4 30!Мин. знач. Тгл/Тс 0.82 ! 0 .70 ; 0 .11 0 .13 ; + 0 .091 4 31!Макс. знач. Тгл/Тс 1.83 ! 1 .64 1 0 .20 2 .43 ; + 0 . 02 I 4 32!Диап. знач. Тгл/Тс 1.021 0 .93 ! 0 . 08 2 .39 ! + 0 . 10 ! 4 33 140T/F1 для “и” 0.23; 0 .23 0 .01 0 .05 1 + 0 . 26 ! 1 34!F2/F1 для “и” 3.431 3 .49 0 .06 0 . 92 1 + 0 . 11! 1 35 1F3/F1 для- “и” 5.051 5 . 15 0 . 10 1 .26! + 0 .21 ! 1 361F4/F1 для “и” 6.44 1 6 .57 0 . 13 0 .00

0 . 00; 1 37 140T/F1 для “е” 0.23 1 0 .22 0 . 01 0 .08 + 0 .04 1 1 38 1F2/F1 для “е” 3.16! 3 .11 0 .05 0 .48 + 0 . 09 1 1 39 1F3/F1 для “е” 5.14! 5 .05 0 . 10 0 .74 + 0 . 03 ! 1 40;F4/F1 ДЛЯ “е” б.7з; 6 .60 0 . 13 0 . 00 _ 0 . 00 ! 1 ] 41140T/F1 для “а” 0.23 1 0 .23 0 . 00 0 .03 + 0 .28 1 1 42;F2/F1 ДЛЯ “а” 3.321 3 .20 0 . 12 0 .30 + 0 . 05 1 1 ; 43;F3/F1 для “а” 5.851 5 . 69 0 . 15 0 .37 + 0 .01 1 1 1 44 1F4/F1 для “а” 6.76; 6 .65 0 . 11 0 .00

0 .00 1 11 45;40T/F1 для “о” 0.23 1 0 .22 0 .01 0 .06 , 0 ? 12 ! 1; 46 1F2/F1 для “о” 2.57 1 2 .49 0 .08 0 .43 + 0 .061 1; 47 1F3/F1 для “о” 5.03; 4 94 0 .09 0 .86 + 0 . 10 ! 11 48;r4/Fl для “о” 6.53; 6 .38 0 .15 0 .00 _ 0 00 ! 11 4 91Ср. длит. “и” 64.50 1 66 .30 1 80 10 ЭО

0 12 ! 1; 50;Ср. длит. “е” 83.30; 57 30 26 00 16 57 _ 0 08; 1 ; 51;Ср. длит, “о” 103.40; 89 60 13 80 16 74 _ 0 .24 ; 11 521Ср. длит, “а” 8 9. 60 1 90 50 0 .90 10 00 І- 0 23 1 1; 53 1 Ср. длит, триад 247.301 221 30! 26 00 27 50 + 0 28 1 4 1 54 1 Угол ИЕ в плоек.01 0.00 1 177 40 ! 177 40 60 00 _ 0 02; 1; 55 ГУгол ЕА в плоек.01 0.00 1 177 401177 40 25 00 _ 0 12 1 11 56 1 Угол АО в плоек.01 0.001 177 401177 40 39 50 _ 0 05 1 11 57 1 Угол ИЕ в плоек.21 0.001 258 591258 59 56 00 _ 0 05 1 11 58;Угол ЕА в плоек.21 о.оо; 258 59 1 258 59 21 00; _ 0 Об; 11 59 1 Угол АО в плоек.21 0.00 1 258. 591 258 59 40 00;

0 03; 11 60 ГУгол ИЕ в плоек. 31 0.001 108 . 70!108 70 60 00 1 _ 0 05 1 11 61;Угол ЕА в плоек.31 0.00 1 108 701108 70 62 00 1 _ 0 02 1 11 62;Угол АО в плоек.31 0.00 1 108 . 701108 70 49 00 1 - 0 07 1 11 63’, Угол ИЕ в плоек. 41 0.00; 97. 69; 97. 69 0. 00; _ 0 00 1 11 64;Угол ЕА в плоек.41 0.00 1 97 69 1 97. 69 0. 00 1 _ 0 00 ! 11 65 1 Угол АО в плоек.41 0.00 ! 97 69 1 97. 69 0. 00; _ 0. 00 1 1!

+  -

– +

— +

–+

–+

Вес создавших признаков : 4.91

Вес .чессзпавших признаков : 1.25

Бес всех признаков ; 6.1 Є

Порог .-.ринятия решени.я ; 3.080

НормирсБанный вес совпавших признаков : 0.797

Норї.іирс5анньій вес несовлазілих признаков : 0.203 Вероятность свой : 0.998650

Верояткссть чужой : 0.001350

Л

от 24.03.200C

59 102 43 1

0 1 2 1 О 3 3 5 6 7 О 3 8 5 6 7 О 8 .10 ! .20 1 .10 ! .21 1 .82! .83 I .021 .23; .431 .051 .44 1 .23 1 .161 . 14 I .73; .23 I .321 .351 .761 .231 ? 57 1 .031 . 53 1 . 50 1 . 30 і .40 1 . 60 1 . 30 1 .00 1 .00 1 .00 1 .001 .00; . 00 1 .00 1 .00 1 .00 1 .00; .00 1 .00 !

49 110 60 1

0 1 2 о о 3 3

5 6 7 8 о

3

5 6 7 о 8 3 4 5 6 7 0. 2. 8 5 . 6. 6 66. 57 . 39 . 90. 221. 177 . 177. 177. 258. 258. 258. 108 . 108 . 108 . 97. 97 . 97 .

. 30 .20 .90 .21 .70 .64 .93 .23 .49 . 15 .57 .22 .11 .05 .60 .23 .20 . 69 .65 .22 .49 . 94 .38 .30 .30 60 . 50 30, 40 і 177 401177 401177 591258 591258 591258 70!108 701108 701108 69; 97 691 97 69 1 97

.80 . 00 .80 .01 .11 .20 .08 .01 .06 . 10 . 13 . 01 .05 . 10 . 13 . 00 . 12 . 15 . 11 .01 .08 .09 .15 .80 . 00 . 80 .90 .00 .40 .40 .40 .59 ,59 .59 .70 ,70 ,70 69 69 69

L

15.00!+ О 10.981+ О 15.001- О 0.421+ О 0.13!+ О 2.43!+ О 2.39!+ О О’. 05 1+ О 0.921+ О 1.261+ О

о.оо;- О 0.081+ О

.011 .01 1 .021 .111 .091 .02! .10! .26! .11! .21! .00; .04 1 .091 .03! .00 ! .28 1 .05 1 .01 1 .00 1 ? 12 ! .061 . 10 ! . 00 ! . 12 ; , 08; ,24 1 23 1 28 1 02; 12 1 05 1 05 1 Об; 03 1 05 1 02 1 07 1 00 1 00 ! 00 1

17 О О О О О О О О О О О О О О О О О О О 18 0 1 2 26 3 19 О 20 26

4 ! 4 ! 4! 4 ! 1! 11 11 II 1! 1! 1! 1 1 1 1 1; 11 11 1; 1; 11 11 1; 1; 1; 11 4 1

I I 1 1 II III 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 ! IV 0.48 0.74 0.00 0.03 0.30 0.37 0.00 0.06

для “а” 45i40T/Fl для “о”

46 47 48 49 л я

4 У

50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 ! 61 62 I 63 64 I 65 66 ; 67 68 ! 69 70 ; 61; 62: 63; 64; 65; 71 L +

~2/Fl для H”3/F1 для r’4/Fl для Ср. длит. Ср. длит. Ср. длят. Ср. длит. Ср. длит. Угол ИЕ в Угол ЕА в Угол АО в Угол ИЕ в

“о” “о”

” о “ “и”

“е”

“о” “ d “

триад плоек.01 плоек.01 плоек.01 плоек.21

0.431+ О

0.861+ 0.001- 10.ЭО 1 + 16.67;- 16.74 1- 10.001+ 27.50 1+ 60.001- 25.00 1 - 39.50 1 - 56.00;- 21.00 1 - 40.00 1 - 60.00 1- 62.00 1- 49.00 1- 0.00;- о.оо;- 0.00 :-

64

83 10 3 8 9 247 О

Q

О О

о о о о о о о о

Угол ЕА в плоек.21

Угол АО в плоек.21

Угол ИЕ в плоек.31

Угол ЕА в плоек.31

Угол АО в плоек.31

Угол ИЕ в плос.к.’З!

Угол ЕА в плоек.41

Угол АО в плоек.41

Ответ = +1

Информативность совпадающих признаков по гтэуппам

ПРОТОКОЛ -АКУСТИЧЕСКОГО МИКРОАНАЛИЗА ЗВУКОВ фонограмм речи, м1 и f^-»***

;Группы акустических признаксз 1 микроанализа звука

1 Среднее значение и диапазон изменения

1 Среднее значение и диапазон изменения 1 значен>:й первой форманткой частоты 1 Сред.чее значение и диапазон изменения ;значений второй формантной частоты ;Среднее значение и диапазон изменения ;значений третьей формантной частоты 1 Параметры длительности гласных и ;согласных звукса

Параметры соотношения средних значениіі ; фср.мантных ч.астот и основного тона

  1. 92 0.44 0.52 0.30 1.37 1 ‘if.

л Q1

Об’дее количество используе\і>:.х признаков Иііфсрмагизность совскулности ссвпадаюши; приэка.коз (I; д.пя X и П Пороговое значен>:е ннсЬопматиЕности

от 24.оз.гооо

для совокупности используемых признаков (Р) При I > Р - речь принадлежит одному лицу, при I < р - речь принадлежит разным лицам.

частотному расположению пиктов “^ппмантной структуры ли^^’о^пп” совпадающих по

Аданснко

[а]

-ОВ^ спек^охра^ уларяо.. ..асно.0 /аЬ взя.со из

-кровать, что при анализе спектральных широкополосных структур р^.-евых

” ’ совпадение параметров го^’совых

очников лица, ооозначенного как «м1», и гр-на **

отдельных сравнение динамических кепстрограмм всего имеющегося материала и

отдельных реплик близких между собой по эмоциональной и интонационной окраске

речевого сигнала диктора «м1» отмечается следующее: степень изрезанности ?контура графика вы-сокая, рисунок кепстра скачущий; полоса кепстра широкая - 103-24Л Гц ‘“ни^ени”^^™ участки на частоте 150 Гц, ярко выражены пики, подъёмы ^

ФразыГ участков резкие, наличие интонации завершения (снижение тона к концу

сигнала, образцов голоса гр-на *–, отмечается следующее: контура графика высокая, рисунок кепстра скачущий; полоса кепстра широ..ая - 110-Z54 іц, ярко выражены горизонтальные участки на частоте 151 Гц, ярко выра-

‘сн™Т’ снижения тональных участков резкие, наличие интонации завершения

(снижение тона к концу фразы).

м1

л

^. . ч

Таким образом, сравнение динамических кепстрограмм дикторов «мЬ> и ** выявило совпадение кепстральных признаков на одинаковых фразовых построениях. Ниже на рисунке приведен пример сравнения динамических кепстрограмм. На графиках отмечается схожий рисунок интонационного контура. -

Адаменко

‘Л/

.лГ’.;

^?пс.^ Пример сразнаи::^ динамических кепстрогра!.і!^ дикторов Ml (слева) л (справа).

По совокупности выявленных признаков можно сделать следующий вывод:

  • величина информационной значи.мости совокупности совпадающих atcyCTH4ecKHx признаков для проведенных сравнений (1=178.4) Гфевышает установленную величину порога ее допустимой вариативности {?=147.7);
  • устная речь диктора «м1», зафиксированная на СФ, и устная речь гр-ка ** с. Б. >;MeKTj4epTH сходства по идентификационньзл перцептивным признакам.
  • :аким образом, проведенные аудитявный, акустический и спектральный анализы СФ и представленных образцов выявили ряд совпадающих особенностей голоса и речи, достаточных для вывода о том, что голос и речь лица, обозначенного экспертом как «м1», зафиксированные на спорной фонографе, вероятно, принадлежат гр-ну ** С.Б., образцы голоса и оечи КОТОРОГО псеяставлены на кассете

ВЫВОДЫ:

3.08

Н1

1а]

L. Спорная фонограмма, зафиксированная на кассете 1, ограниченно пригодна для прозе- ленил идентификацио.нкого исследования по голосу и речи.

  1. голос и речь лица, обозначенного экспертом как «м1», зафиксирсваиные на спорной r.OHorpa.vjyie, вероятно, принадлежат гр-ну ** С.Б., образцы голоса и речи которого поеп- на кассете 7. - ^ .

Эксперт:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЭКСПЕРТНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИП ЦЕНТР

  1. Москва, ул. Расплетина, 22, тел. 194-44-77

Нам, сотрудникам ЭКЦ МВД России ХХХХХХХ в соответствии со ст. 187 УПК РФ разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РФ. Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ предупреждены.

ХХХХХХХ 1999 года Эксперты:

ХХХХХХХ ХХХХХХХ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА

№ ХХХХХХХ ХХХХХХХ 1999 года

Эксперт ХХХХХХХ, имеющая высшее техническое образование (специальность «электронные вычислительные машины») и стаж работы в области судебной фоноскопии XX лет, эксперт ХХХХХХХ, имеющая высшее филологическое образование (специальность «русская филология»)и стаж работы в области судебной фоноскопии XX года, на основании постановления, вынесенного ХХХХХХХ следователем по особо важным делам ХХХХХХХ по материалам уголовного дела № ХХХХХХХ по обвинению ХХХХХХХ в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а».«в», «г» ст ХХХХХХХ УК РФ. произвели повторную фоноскопическую экспертизу

Обстоятельства дела ХХХХХХХ ХХХХХХХ ХХХХХХХ

На разрешение экспертов поставлены следующие вопросы: 1 «Пригодны ли представленная на экспертизу аудиозапись для идентификации говорящих по их голосу и речи’‘»

  1. «Принадлежит ли речь на представленной аудиозаписи, указанная в прилагаемом протоколе прослушивания и стенографирования
  2. аудиозаписи под буквами «В В.» гражданину ХХХХХХХ, образцы голоса и речи которого представлены”‘»

  3. «Принадлежит ли речь на представленной аудиозаписи, указанная в прилагаемом протоколе прослушивания и стенографирования
  4. аудиозаписи под буквами «М» фажданину ХХХХХХХ, образцы голоса и речи которого представлены’‘»

4.«Прошу \становить дословное содержание разговора, представленного на аудиокассете»

Представить в распоряжение экспертов следующие материалы:

I «Аудиокассету «MAKWELL» С-90 с записью вышеуказанного разговора между ХХХХХХХ на стороне А указанной кассеты.»

  1. «Видеокассету JVC Е - 120SX N AB81U с видеозаписью осмотра кабинета ХХХХХХХ после его задержания, со свободными образцами голоса и речи ХХХХХХХ и ХХХХХХХ(в ходе осмотра места происшествия присутствовавшие ХХХХХХХ и ХХХХХХХсделали ряд устных заявлений)».

3 «Копию протокола прослушивания и стенографирования аудиозаписей от ХХХХХХХ.»

  1. «Копию протокола осмотра видеокассеты с записью осмотра кабинета ХХХХХХХ со стенограммой свободных образцов голоса и речи ХХХХХХХ и ХХХХХХХ».
  2. Видеокассету «TDK HS240» № ХХХХХХХ с видеозаписью видеоизображения жены и детей Маргулиса, произведенной самим Маргулисом с помощью портативной видеокамеры, со свободными образцами голоса и речи ХХХХХХХ(за кадром). Видеокассета изъята в холе обыска по месту жительства ХХХХХХХ .»,
  3. «Заключение судебно-фоноскопической экспертизы № от ХХХХХХХ г.»
  4. Первичная экспертиза выполнена экспертами ХХХХХХХ ХХХХХХХ

Вопросы вынесенные на разрешение экспертов:

«1)Пригодны ли представленные на экспертизу аудиозаписи для идентификации говорящих по их голосу и речи’’

2) Имеются ли на представленных на экспертизу аудиозаписях признаки монтажа, подвергались ли аудиозаписи монтажу ‘ 3) 4) Приналіежнт ли речь на представленных аудиозаписях, указанная в прилагаемых двух протоколах прослушивания и стенографирования аудиозаписей под буквами «В В.» и «К В.», гражданину . образцы голоса и речи которого представлены’’ 5) 6) Принадлеж11т ли речь на представленной аудиозаписи «MAKWELL». указанная в прилагаемом протоколе прослушивания и стеногра- фирования аудиозаписи от 07.05.98г под буквой «М» и какие конкретно слова и реплики на представленной аудиозаписи на кассете «SONY», при- ішаїежат ХХХХХХХ. образцы голоса и речи которого представлены’’ 7) 8) Полностью ли соответствует представленные протоколы прослушивания и стенофафирования аудиозаписи от ХХХХХХХ г.. составленные ХХХХХХХ представленным на экспертизу двум аудиозаписям’’ Если не полностью, прошу составить уточненные стенограммы с указанием слов и фра;), произнесенных .ХХ.ХХХХХ. 9) 10) Склеивалась ли маї нитная лента, на которую записаны представленные на экспертизу аудиозаписи’.’ (Вопрос поставлен по ходатайствч адвокага ХХХХХХХ)», 11) Выводы по экспертизе ХХХХХХХ:

«1)Реплики лица, обозначенные в «Протоколе прослушивания и стенографирования аудиозаписи от ХХХХХХХ. как «КВ». со спорной фонограммы 1 пригодны для идентификации.

Реплики лица, обозначенные в «Протоколе прослушивания и стенографирования аудиозаписи» от ХХХХХХХ. как «М2», со спорной фонограммы 1 и реплики лиц. обозначенных в «Протоколе осмотра аудиокассеты, прослушивания и стенографирования а\диозаписн» от ХХХХХХХ. соответственно как «ОБ» и «М», непригодны для идентификации. Необходимые пояснения приводятся в исследовательской части настоящего экспертного заключения

2) 11а спорных фонограммах 1 и 2 в границах указанных разговоров признаков монтажа не обнаружено. 3) Представленные на исследование аудиозаписи, зафиксированные на компакткассетах «SONY CHF-90» № ХХХХХХХ и «MAKWELL С ‘)()». монтажу не подвергались

4) Реплики. обозначенные в «Протоколе прослушивания и стенографивания аудиозаписи» от ХХХХ.Х.ХХ. как «КВ». со спорной фонограммы I, зафикснрованноіі на компакткассете «SONY CHF-90» № ХХХХХХХ, принадлежит гр-ну . образец голоса и речи которого представ.іен на нидсокассете .IVC SX .Va ХХХХХХХ 5) Установить, принадлежат ли реплики, обозначенные в «Протоколе осмотра аудиокассеты, прослушивания и стенографирования а\ лиоза- ниси» ог ХХХХ.ХХХ как <(ВВ» . гр-н\ . ifi представляется возможным по причинам, указанным в тексте настоящего экспертного заключения.

6) Усгановить. принадлежат лИ реплики, обозначенные в «Протоколе осмотра аудиокассеты, прослушивания и стенографирования аудио- іаніїси» от ХХХХХХХ как «М» . гр-нУ ХХХХХХХ. не представляется возможным по причинам, указанным в гексге настоящего экспертного

7) “ ‘ разговоре, зафиксированном на компакткассете «MAKWELL С 90», принад.іежат

ХХХХХХХ, не представляется возможным по причинам, указанным в тексте настоящего эксперттного заключения

«Протоколе прослушивания и стенографирования аудиозаписи» от ХХХХХХХ. между репликами: «КВ - Ну-ка давайте сейчас я вам

п” vc^ Г ^ ‘ « “ Васильевна, у меня сегодня дурной, идиотский совершенно день. »(с 3)отс~тТра™еТт

меГ^ос™тГо™ “ – настояшего экспертного заключения. В отноше^ГосЇЇь” о

имеющегося в протоколе текста установлено, что текст полно, дословно соотвегсгаует дейстъетельному содержанию разговора

лействитель2уТоГржГиГ;азГоГ”™’ “ —аудиозаписи» от ХХХХХХХ. полно, дословно соответствует

бы: 1о t)i

М I. I 1

ІІИЯ

словами.

Ж XXYYYYY

6)Магнитная лет:а в представленных на исследование компакткассетах «SONY CHF 90» № ХХХХХХХ и «MAKWELL С 90» не склеива

лась.»

Причины назначения повторной экспертизы;

«Согласно заключению проведенной экспертами ХХХХХХХ по делу судебно-фоноскопической экспертизы указанная запись» (запись

  • о’ГзГпиТанТГ™ « идентификации говорящих по голосу и речи непригодна из’за нес^лартносГскорости,
  • которой она записана. Данный вывод экспертов вызывает у следствия сомнение в его правильности.»

OC.VIOTP ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ,МАТЕРН.\ЛОВ

Материалы поступили на исследование без упаковки.

•Аудиокассета представляет собой стандартную компакт-кассету, имеющую разборный корпус, изготовленный из черной пластмассы Сто-

” ^ “” Ф”Р^<енные этикетки черно-желтого цветов с текстом:

«MAKWELL С90 NOISE REDUCTION ON OFF NORMAL POSITION». Предохранительные упоры карманов защить, записи нарчшены .механических повреждении и следов вскрытия кассеты визуально не обнаружено.

Видеокассета .Vi-l- представляет собой стандартную видеокассету импортного производства в футляре. На торцевой стороне видеокассеты наклеена фирменная этикетка с текстом, выполненным от руки красителем синего цвета: «ХХХХХХХ Задержание ХХХХХХХ» Механических повреждении видеокассеты визуально не обнаружено.

Видеокассета .492 - представляет собой стандартную видеокассету импортного производства в футляре. На предохранительной крышке видеокассеты имеется налнись фирмы- изготовителя выполненная красителем желтого цвета «TDK HS HIGH QUALITY STANDARD» На видеокассету наклеены две стандартные этикетки с текстом «TDK HS HIGH QUALITY STANDARD». Ha одной из торцевых сторон видеокассеты имеется заводской номер ЛХХХХХХ. Механических повреждений видеокассеты визуально не обнаружено.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Решение поставленных вопросов эксперты считают целесообразным провести в следующем порядке: I .Установление объектов исследования и их описание (исполнители - ХХХХХХХ, ХХХХХХХ). 2.Установление дословного содержания разговоров (исполнители - ХХХХХХХ, ХХХХХХХ).

^.Определение степени пригодности представленных материалов для проведения идентификационного исследования по ГОЛОСУ и речи (исполнители - ХХ.ХХХХХ. ХХХХХХХ). . H-l^^^^^-

  1. ИдeHTHфиKaUИ0HHЫe сравнительные исследования и установление принадлежности реплик конкретному лицу, 4.1..Акустический анализ (исполнитель - ХХХХХХХ)
  2. 4.2.Лингвистический анализ (исполнитель - ХХХХХХХ).

  3. Выводы (исполнители - ХХХХХХХ, ХХХХХХХ).
  4. Идентификационные исследования проводились в соответствии с методическим пособием «Идентификация лиц по фонограммам р\сской речи на автоматизированной системе «Диалект» (в/ч 34435. 1996г.). утвержденная Методическим советом ЭКЦ МВД РФ в 1996 При решении постав.іенньїх вопросов использовались типовые рабочие места экспертов, в состав которых входят
  • ЭВМ типа «Vectra 486/66ХМ» фирмы «Hewlett Packard» (США);
  • автоматизированная система «Диалект» (Россия);
  • компьютерная речевая лаборатория «CSL MODEL 4300В» фирмы «KAY Elemetrics Corp.» (США).
  • программно-аппаратный комплекс «S1S» (Speech Interactiye System) версии 3.0 (Россия);
  • стерео-кассетная дека”К808Е5» фирмы «SONY» (Япония);
  • стерео-\силитель «F606ES» фирмы «SONY» (Япония);
  • графический эквалайзер <51-1-8075» фирмы «Technics» (Япония);
  • диктофон «Топаз Д-202,.. (Россия);
  • головной стереотелефон .<MDR-CD350» фирмы «SONY» (Япония).
  • 1 . УСТАНОВЛЕНИЕ ОБЪЕКТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОПИСАНИЕ.

Для установления объектов исследования предварительно было проведено прослушивание представленной кассеты в результате чего ірелелено месторасположение фонограммы, имеющей отношение к предмеїу экспертного исследования (в дальнейшем спорной фонограм-

Начаю и конец спорной фонограммы, зафиксированной на кассете, определялись по уверенно прослушивае.мым экспертами сзовам участников разговора, а именно начало - по первому слову в первой фразе, конец - по последнему слову в последней фразе.

С.юрная фонограмма {в дальнейшем - СФ) расположена на представленной аудиокассете на стороне «А». Записана при скорости движе- магиитнои ленты, соответствующей стандартной скорости 2.38 см/сек. СФ начинается приблизительно через 05 сек от начата магнитной ленты

Закаїїчивается спорная фоногра.м.ма словами: Ж -YYYYYYY

Длительность спорной фонофаммы около 18 мин 40 сек.

На видеокассете Лгі представлены образцы голоса ХХХХХХХ и ХХХХХХХ

На видеокассете Л» 2 представлены образцы голоса ХХХХХХХ

  1. УСТАНОВЛЕНИЕ ДОСЛОВНОГО СОДЕРЖАНИЯ РАЗГОВОРОВ.

^ установить дословное содержание разговора, представленного на аудиокассете» было проведено ее много-

кратное прослушивание экспертами.

ные разговора, установленный экспертами на уровне аудитивного восприятия, в которых приняты следующие услов-

  • неустановленные слова (фразы) обозначены многоточием;
  • слова, установленные предположительно по созвучию, приводятся в круглых скобках;
  • знаки препинания расставлены по принципу разделения синтагм в слтной речи («паузы», «0(гган0вки» в речи или между высказываниями) а не по грамматическим правилам;
  • обозначадії’сТ”””’’””^””’”^ реплики участников разговора обозначены как Ж, В.В., М и МЗ. Неустановленные по принадлежности реплики не

  • некоторые особенности произнесения слов указаны в виде условной орфографической транслитерации и не являются грамматическими и орфографическими ошибка.ми в написании.

Установленный текст спорной фонограммы

ХХХХХХ

Конец спорной фонограммы

Сравнение текстов спорной фонограммы, установленного в ходе производства данной экспертизы, и .представленного в протоколе прослушивания и стенографирования аудиозаписи от ХХХХХХ, показало наличие в них ряда расхождений. В дальнейшем все идентификационные исследования по голосу и речи проводились с использованием текста спорной фонограммы, установленного в ходе производства данной экспертизы.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТЕПЕНИ ПРИГОДНОСТИ ПРЕДСТАВЛЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИДЕНТИФИКЛ- ЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ГОЛОСУ И РЕЧИ. пігіч-пл.^

3.1.Вопрос «Пригодны ли представленная на экспертизу аудиозапись для идентификации говорящих по их голосу и речи’‘» решался в соответствии с существующими критериями.

Пригодность представленной фонограммы определялась исходя из следующих критериев пригодности, предъявляемых к типовым СПОРНЫМ фонограммам:

  • качество записи должно удовлетворять следующим основным условиям: средний частотный диапазон речевых сигналов должен быть достаточен для анализа первых трех формант FI-F3 (верхняя граница частотіюго диапазона речевого сигнала в силу индивидуальности F3 составляет в среднем около 2200-3000 Гц); среднее отношение сигнал/шум по всему речевому потоку (в том числе и на участках ударных гласных) должно быть не менее 10-15 дБ; разборчивость речевых сигналов, которые подвергаются экспертному исследованию. должна быть не менее 95% словесной разборчивости; речевые сигналы лица, подлежащего идентификации, не должны иметь ис- кажений и одновременной фонации с речевыми сигналами других лиц; неравномерность амплитудно-частотной характеристики тракта получения фонограмм в исследуемом частотном диапазоне речевых сигналов - не более 15 дБ.
  • объем речевых сигналов идентифицируемого лица дпя проведения акустического исследования должен быть следующим при длительности речевых сигналов от 5 до 10 сек и при наличии полной лексической сопоставимости (не менее 12-15 одинаковых слов) спорной фонограммы и образцов речи возможно проведение спектрального анализа отдельных звуков; при длетельности речевых сигналов более 10 сек возможно проведение спектрального анализа по интегральной фуппе признаков
  • объем речевых сигналов идентифицируемого лица для проведения лингвистического исследования (оценки особенностей индивидуальной манеры словоупотребления и фразопостроения, манеры организации и произнесения высказываний и т.д.) должен быть следующим: при хтительности произвольной речи не менее 5 мин возможно проведение полного лингвистического исследования Объем речевых сигнатов менее 1 мин позволяет провести частичный лингвистический анализ, например, только фонетический или фонематический. Если речевые сигналы представлены в виде только отдельных коротких реплик , проведение лингвистического анализа не представляется возможным.
  • С’сЬ

К фонофаммам. представляемым в качестве образцов голоса и речи, помимо указанных выше, предъявляются дополнительные

тоебования:

  • наличие сопостави.мости по форме речевого представления;
  • наличие сопоставимости по эмоциональному состоянию дикторов;
  • наличие сопоставимости по лексическому составу для проведения микроанализа звуков.
  • 3.2.Предварительный аудитивный анализ представленной спорной фонофаммы позволил определить следующее на СФ зафиксирован разговор, который ведут три лица с мужскими голосами, отличающимися по ряду просодических характеристик и одно лицо с женским голосом. В установленном тексте СФ их реплики обозначены как В.В.. М. МЗ и Ж соответственно.

Согласно постановлению и фабуле дела, исследованию на пригодность были подвергнуты реплики лиц. обозначенных как В.В. и М на

Исследование на пригодность реплик лица, обозначенного как В.В., показало следующее:

  • частотный диапазон исследуемого речевого сигнала составляет около 200 - 2700 Гц; однако третья форманта с уверенностью определяется в основном при фонации открытых широких гласных и при форсированной работе голосовых связок;
  • ~ среднее отношение сигнал/шум в частотном диапазоне 200- 2700 Гц составляет около 6 дБ; отношение сигнал/шум на участках ударных гласных при форсированной работе голосовых связок - около 10 дБ;

  • наличие ряда мест на спорной фонограмме где аудитивно зафиксировано изменение скорости звукозаписи;
  • разборчивость исследуемых речевых сигналов лица, обозначенного как В.В , составляет около 50%
  • общий объем реплик лица, обозначенного как В.В , составляет около 5 мин; объем разборчивых реплик, не подверженных изменению скорости звукозаписи и пригодных для исследования СОСТЯВТЯСТ тспгтп 7 чип

  • С.1ЄДУОЩИІ вГодь?””””’ проведенного исследования на пригодность реплик лица, обозначенного как В В. на СФ, можно сделать

реплики лица, обозначенного как В В. на СФ, не пригодны для проведения спе^ального ан^иза по интегрі^ьной туппе признаков по причине низкого отношения сигнал/шум; признаков

  • реплики лица, обозначенного как В.В. на СФ, пригодны для проведения микроанализа ;
  • реплики лица, обозначенного как В.В. на СФ, пригодны для проведения частичного лингвистического анализа.
  • Исследование на пригодность реплик лица, обозначенного как М на СФ, показало следующее:

  • частотный диапазон исследуемого речевого сигнала составляет около 200 - 1800 Ги;
  • среднее отношение сигнал/шум в частотном диапазоне 200- 1800 Гц составляет около 4 дБ; отношение сигнал/шум на участках ударных гласных - около 10 дБ; jciav-i ИДА улар
  • разборчивость исследуемых речевых сигналов составляет около 40%.
  • общий объем реплик составляет около 25 сек; объем реплик, не подверженных одновременной фонации с репликами других лиц, а также не подверженных влиянию шума и соответственно пригодных для проведения идентификационного анализа составляет около 6 сек.( фраза: «. .актуально, не ну куда нам … в этой стране мы, по-моему, самые безобидные»)

дующие вьівода ™ Р®^^^*“™™ проведенного исследования на пригодность реплик лица, обозначенного как М на СФ. можно сделать сле-

  • реплики лица, обозначенного как М на СФ, не пригодны для проведения спектрального анализа по интефальной mvnne признаков по причине низкого отношения сигнал/шум и малой длительности речевого сигнала;
  • реплики лица, обозначенного как М на СФ, не пригодны для проведения микроанализа по причине малой длительности речевого сиг- нэлэ,
  • реплики лица, обозначенного как М на СФ, не пригодны для проведения лингвистического анализа по причине .малой длительности и непредставительности лингвистического материала.
  • Исследование на пригодность представленных на видеокассете №1 образцов ф. ХХХХХХХ показало следующее:

  • средний частотный диапазон исследуемых речевых сигналов составляет около 100 - 5000 Гц;
  • среднее отношение сигналУшум в исследуемом частотном диапазоне (в том числе и на участках ударных гласных) составляет около 15 ДІ^і

  • разборчивость реплик составляет около 100%,
  • общий объем реплик лица составляет около 5 мин.
  • Исследование на пригодность представленных на видеокассете №1 образцов ф ХХХХХХХ показало следующее:

  • средний частотный диапазон исследуемых речевых сигналов составляет около 100 - 5000 Гц;
  • среднее отношение сигнал/шум в исследуемом частотном диапазоне (в том числе и на участках ударных гласных) составляет около 15 дБ;
  • разборчивость реплик составляет около 100%;
  • общий объем реплик лица составляет около 1 сек.
  • Исследование на пригодность представленных на видеокассете №2 образцов ф. ХХХХХХХ показало следующее:

  • средний частотный диапазон исследуемых речевых сигналов составляет около 150 - 3300 Гц;
  • среднее отношение сигнп/шум в исследуемом частотном диапазоне (в том числе и на участках ударных гласных) составляет около 15 дБ.

  • разборчивость реплик составляет около 100%;
  • общий объем реплик лица составляет около 3 мин.
  • Таким образом, по результатам проведенного исследования на пригодность представленных образцов мож.ю сделать следующие выводы

  • образцы речи гр. ХХХХХХХ, представленные на видеокассете №1, пригодны для проведения акустического и лингвистического анализов;
  • образцы речи гр. ХХХХХХХ, представленные на видеокассете №1, непригодны дня проведения акустического м лингвистического анализов по причине малой іїительности речевого материала;
  • образцы речи гр. ХХХХХХХ, представленные на видеокассете №2. непригодны для проведения акустического и зингвистического анализов по причине непредставительности лингвистического материала.
  • 4.АКУСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Для решения вопроса «Принадлежит ли речь на представленной аудиозаписи, указанная в прилагаемом протоколе прослушивания и сте- нофафирования аудиозаписи под буквами «В.В.» фажданину , образцы голоса и речи которого представлены^- было проведено предварительное исследование голоса и речи ф. ХХХХХХХ с голосами и речью лиц, участников разговора. По таким характеристикам как- темп речи- ритмико- мелодическая организация высказываний, длительность и расстановка речевых пауз; манера произнесения слов и выражений однотипного фонетического строения и др.,и с учетом результатов исследования на пригодность представленных материалов, было установлено сходство характеристик ю.юса и речи лица, обозначенного как В.В. на СФ, и ф. ХХХХХХХ

дальнейшие идентификационные исследования проводились между этими наиболее близкими по своим характеристикам голоса-

4.1. Раздельное акустическое исследование речи лица, обозначенного как В.В. на СФ, проводилось путем анализа микроструктуры речевых сигналов с использованием компьютерной речевой лаборатории “CSL” фирмы “KAY ELEMETR1CS Corp” (США)

8 качестве основных признаков при проведении раздельного акустического анализа {здесь и во всех последующих случаях) использовались частотно-временные характеристики гласных звуков и временные характеристики соседних с ними согласных звуков

Результаты раздельного акустического анализа речевых сигналов лица, обозначенного как В В. на СФ, представлены в таблице 1 Здесь и далее в таблице приняты следующие обозначения: Тз/с -длительность звукосочетания С-Г-С. либо С-Г

Тг - длительность гласного звука;

Тпрс - длительность согласного звука, предшествующего гласному звуку (предыдущего); Тпсс - длительность согласного звука, следующего за гласным (последующего); FOH - значение основного тона голоса, взятое на начале гласного звука; ‘

FOK - значение основного тона голоса, взятое в конце гласного звука; FOc - значение основного тона голоса, взятое в середине гласного звука; F1 - значение первой форматы гласного звука; F2 - значение второй форманты гласного звука; F3 - значение третьей форманты гласного звука.

Результаты микроанализа речевых сигналов , произносимых лицом, обозначенным как В В. наСФ,-

Таблица 1

Слово

Триада

Гз/с мсек

Тпрс мсек

Тг мсек

Тпсс мсек

FOH FOC FOH Гц

F1 Гц

F2 Гц

F3 Гц

100

50

50

550

1770

109 * 109

113

72

41

650

1570

2350

169 169 143

значит

157

37

49

71

550

1900

169 * 165

116

54

34

157 152

600

1780

основании

100

31

680

1350

58

31

450

1750

217 217 209

70

20

510

2150

31

26

500

1730

2280

109

460

2245

196 198 171

31

30

480

1840

142 136 129

48

52

470

1760

90

103

440

730

140 136 135

83

510

1200

144 143 142

254

17

135

просто

102

рос

440

1050

2090

200 175 175

р’>

47

41

говорю

460

216 208 213

    • измерить параметр не представляется возможным по причине низкого качества фонограммы.

4.2. Раздельное акустическое исследование речи гр. ХХХХХХХ на представленных образцах на видеокассете № 1 проводилось путем анализа микроструктуры речевых сигналов с использованием компьютерной речевой лаборатории “CSL” фирмы “K.AY ELEMETR1CS Сего”

(США).

Результаты раздельного акустического анализа речевых сигналов гр. ХХХХХХХ представлены в таблице 2.

Результаты микроанализа речевых сигналов, произносимых гр. ХХХХХХ

Таблица 2 Слово Триада Тз/с Тпрс Тг Тпсс FOH FOC FOH F1 F2 F3

мсек мсек мсек мсек Гц Гц Гц Гц я J а по 52 58 - 162 173 178 600 1730 - так так 111 * 67 44 178 178 178 650 1600 2315 значит н а ч 146 37 40 69 178 175 172 510 1850 _ основании в а н’ 137 30 70 37 196 196 196 580 1840 - докладываю лад 151 29 91 31 250 260 260 630 1300 _ Надежда д’э ж 121 35 56 30 183 175 171 420 1800 _ делают д’э л 86 ** 68 18 229 250 265 480 2140 _ первое п’э р 165 103 34 28 230 230 226 480 1780 2300 ознакомление л’э 148 43 105 - 218 202 203 460 1760 2245 Васильна с’и л’ 160 99 34 27 260 244 240 520 1830 - Вакотина т’и н 201 104 42 55 162 162 162 440 1790 -

кот’ 296 80 112 104 201 248 164 420 790

вот вот 164 28 89 47 179 178 178 500 1180 _ просто рос 242 14 123 105 234 234 187 440 1060 2070 говорю Р’У 92 50 42 “ 158 161 161 400

- Слово

Триада

Тз/с мсек

Тпрс мсек

Тг мсек

Тпсс мсек

FOH FOc FOH Гц

F1 Гц

F2 Гц

F3 ГЦ

I а

1 in

42

58

162 173 178

fio n

17Я П

1 11

67

44

178 178 178

650

1600

2315

146

37

40

69

178 175 177

51П

1S50

1 37

70

37

196 196 196

пснпнянии

580

1840

1 51

70

91

250 260 260

юкіяпьжаю

Й1 П

I inn

Належна

121

35

56

30

183 175 171

47П

1ЯП П

л’-) 1

229 250 265

іетяют

480

7.140

п’э р

165

103

44

230 230 27ft

первое

480

1780

7 300

148

105

43

218 202 203

пение

46 n

1760

7.245

Rarmk Ha

160

99

34

77

260 244 240

57П

181 0

Пяк- птмня

201

104

47

т’м н

55

162 162 162

440

1790

296

80

1 17

1П4

201 248 1Л4

420

79П

164

28

89

47

179 178 178

500

нпг

1 1 80

747

1 73

14

105

234 234 187

просто

рос

440

106 0

2070

92

50

47

p’v

158 161 161

говоою

400

? - произнесение слово «так» происходило после речевой паузы и полную длительность смычно-взрывного глухого звука «то, определить не представляется возможным по причине невозможности определения длительности смычки (лпительность взрыва составляет 17 мс);

?* - длительность смычно-взрывного звонкого «д» определить не представляется возможным по причине наличия музыкальной помехи в момент фонации данного зв\ ка.

Для обеспечения сопоставимости сравниваемого материала ряд параметров на образцах речи не измерялся

4.3 Сравнительный акустический анализ речевых сигналов лица, обозначенного как В В. на СФ, и ф. ХХХХХХХ на образцах проводился на фонетически сопоставимых звуках, т.е. в речевых реализациях указанных лиц выбирались гласные в одинаковом фонетическом окру жении Результат сравнительного акустического анализа речевых сигналов лица, обозначенного как В В. на Сф. и гр. ХХХХХХХ на ибрашах Речи LLDE u-rMnnfu n ТЯП-ІПІІР “ї

/..есь „ акустаческого анализа и формирование выводов о близости или различии голоса и речи по спе,сгральному анализу

(здесь и во всех последующих случаях) происходило на основе статистических данных. у н<и jy

н/п Наименование признака зніачекие признака у неиз- вестного

(X) значение признака у подозреваемого (П) Разн- ность Порог Веса Выборка 1 Ср. значение ОТ 166.13 193.17 27.03 8.00 -0.53 30 2 Мин. Значение ОТ 109.00 158.00 49.00 11.37 -0.21 30 3 Макс. Значение ОТ 217.00 260.00 43.00 22.85 -0.11 30 4 Диапазон значений ОТ 108.00 102.00 6.00 22.00 +0.07 30 э Ср. значение ФЧ1 516.67 502.00 14.67 41.50 +0.10 15 6 Мин Значение ФЧ1 440.00 400.00 40.00 63.00 +0.24 15 7 Макс. Значение ФЧ1 680.00 650.00 30.00 81.90 +0.10 15 8 Диапазон значений ФЧ1 240.00 250.00 10.00 98.70 +0.08 15 9 Ср. значение ФЧ2 1583.08 1591.54 8.46 53.00 +0.10 13 10 Мин. Значение ФЧ2 730.00 790.00 60.00 78.00 +0.28 13 11 Макс. Значение ФЧ2 2150.0 2140.0 10.00 112.60 +0.12 13 12 Диапазон значений ФЧ2 1420.0 1350.0 70.00 131.60 +0.02 13 13 Ср. значение ФЧЗ 2241.25 2232.50 8.75 86.00 +0.09 4 14 Мин. Значение ФЧЗ 2090.0 2070.0 20.00 231.00 +0.08 4 15 Макс. Значение ФЧЗ 2350.0 2315.0 35.00 170.70 +0.09 4 16 Диапазон значений ФЧЗ 260.00 245.00 15.00 239.90 +0.04 4 17 Ср. длительность гласн. 68.07 68.73 0.67 9.00 +0.23 15 18 Мин.Длительность гласн. 31.00 34.00 3.00 8.20 +0.03 15 19 Макс.длительность гласн. 135.00 123.00 12.00 21.80 +0.16 15 20 Диапазон длит-ти гласн. 104.00 89.00 15.00 25.00 +0.21 15 21 Ср. длительность согл. 52.78 53.22 0.43 3.37 +0.21 23 22 Мин.длительность согл. 17.00 14.00 3.00 15.00 +0.01 23 23 Макс.длительность согл. 103.00 105.00 2.00 10.98 +0.01 23 24 Диапазон длит-ти согл. 86.00 91.00 5.00 15.00 +0.02 23 25 Ср. значений Тгл/Тс 1.98 2.08 .10 0.42 +0.11 14 26 Мин. значений Тг.т/Тс 0.31 0.33 0.02 0.13 +0.09 14 27 Макс. Значений Тг.тГГс 7.94 8.79 0.84 2.43 +0.02 14 28 Диапазон значений Тгл/Тс 7.63 8.46 0.82 2.39 +0.10 14 29 Значение ЧОТ/ФЧІ лпя «и» 0.29 0.51 0.22 0.05 -0.26 1 30 Значение ФЧ2/ФЧ1 хля «и» 3.79 3.77 0.02 0.92 +0.11 2 31 Значение ФЧЗ/Фч 1 хля «и» 0.00 0.00 0.00 1.26 +0.21 0 32 Значение ЧОТ/ФЧ1 хія «е» 0.43 0.41 0.02 0.08 +0.04 2 33 Значение ФЧ2/ФЧ1 хля «е» 3.91 4.14 0.24 0.48 +0,09 3 34 Значение ФЧЗ/Фч 1 хля «е» 4.71 4.94 0.23 0.74 +0.03 2 35 Значение ЧОТ/ФЧ1 хля «а» 0.26 0.31 0.05 0.03 -0.28 2 36 Значение ФЧ2/ФЧ1 хтя «а» 2.76 2.80 0.04 0.30 +0.05 5 37 Значение ФЧЗ/Фч 1 хтя «а» 3.88 3.90 0.02 0.37 +0.01 1 38 Значение Ч0Т/ФЧ1 хтя «о» 0.33 0.49 0.16 0.06 -0.12 3 39 Значение ФЧ2/ФЧ1 хтя «о» 2.14 2.23 0.09 0.43 +0.06 3 40 Значение ФЧЗ/Фч 1 хля «о» 4.51 4.57 0.06 0.86 +0.10 1 41 Ср. длительность «и» 39.50 38.00 1.50 10.00 +0.12 2 42 Ср. хпительность «е» 67.00 65.75 1.25 16.67 +0.08 4 43 Ср. длительность «0» 102.67 108.00 5.33 16.74 +0.24 3 44 Ср. длительность «а» 65.00 65.20 0.20 10.00 +0.23 5 45 Ср.длительность триад 149.00 150.33 1.33 27.50 +0.28 15 46 УголИЕ вплос-ти01 94.00 289.82 195.82 60.00 -0.02 1 47 Угол Ел вплос-ти01 200.46 180.64 19.81 25.00 +0.12 2 48 Угол АО вплос-ти01 356.32 13.20 343-12 39.50 -0.05 2 49 УголИЕ вплос-ти21 93.73 78.31 15.42 56.00 +0.05 2 50 Угол ЕА в плос-ти 21 238.13 241.09 2.96 21.00 +0.06 3 51 Угол АО в плос-ти 21 281.84 282.14 0.30 40.00 +0.03 3 52 Угол ЕА в плос-ти 31 145.22 162.40 17.18 62.00 +0.02 1 53 Угол АО в плос-ги 31 298.75 299.86 1.11 49.00 +0.07 1 49 00

+п т

Разн- ность

Порог

значение признака у подозреваемого (П)

Веса

Выбор- ка

193.17

27.03

8.00

-0.53

30

158.00

49.00

11.37

-0.21

30

260.00

43.00

22.85

-0.11

30

102.00

6.00

22.00

+0.07

30

502.00

14.67

41.50

+0.10

15

400.00

40.00

63.00

+0.24

15

650.00

30.00

81.90

+0.10

250.00

10.00

98.70

+0.08

1591.54

8.46

53.00

+0.10

13

790.00

60.00

78.00

+0.28

13

2140.0

10.00 70.00

112.60

+0.1 2

13

1350.0

131.60

+0.02

13

2232.50

8.75

6.00

+0.09

2070.0

20.00

231.00

+0.08

2315.0

35.00

170.70

+0.09

245.00

15.00 0.67

239.90

+0 04

68.73

9.00

+0.23

15

Мин.Длительность гласн.

31.00

34.00

3.00

8.20

+0.03

19 20 21 21 22 22 ~

24~

U”

77

Макс.длительность гласн

135.00

123.00

12.00

21.80

+0.1 6

Диапазон длит-ти гласн.

104.00

89.00

15.00

25.00

+0.21

Ср. длительность согл.

52.78

53.22

0.4.3

.3.37

+0.21

Мин.длительность согл.

17.00

14.00

3.00

15.00

+0.01

23

Макс.длительность corn

103.00

105.00

2.00

10.98

+0.01

23

Диапазон ллит-ти согл

86.00

91.00

5.00

15.00

+0.02

23

Ср. значений Тгл/Тс

1.98

2.08

.10

0.42

+0.1 1

14

Мин. значений Тгл/Тс

0.31

0.33

0.02

0.13

+0.0 9

14

Макс. Значений Тг.тГГс

7.94

8.79

0.84

2.43

+0.02

Диапазон значений Тгл/Тс

7.63

8.46

0.82

2.39

+0.1 0

Значение ЧОТ/ФЧІ тля «и»

29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 зТ “

36 37 38 39 40 41 42 43 41 42 43 43~ 44 44 45 46 47 48 49 50 48 ~ 51 49 50 51 52 53 54 55 56 ч Т

0.29

0.51

0.22

0.05

-0.26

Значение ФЧ2/ФЧ1 для «і

3.79

3.77

0.02

0.92

+0.1 1

Значение ФЧЗ/Фч 1 тля .

О 00

0.00

О ПП

1 76

+П 71

Значение ЧОТ/ФЧ1 тя «е»

О 43

041

О 07

О 08

+0П 4

Значение ФЧ2/ФЧ1 тля «ел

3 9!

4 14

О 74

0.48

+0 09

Значение ФЧЗ/Фч) тля «е»

4 71

4 94

0.23

0.74 О 04

+0.03

Значение ЧОТ/ФЧ1 тля «а»

П 76

П 11

О 05

-О 78

Значение ФЧ2/ФЧІ ття «я»

7 76

О 04

О 30

+П П5

Значение ФЧЗ/Фч 1 хтя «а» Значение ЧОТ/ФЧ1 тля «п»

1 qn

О П7

О 47

+0.01

О 33

О 49

0 16

О 06

-О 17

Значение ФЧ2/ФЧІ тля «п»

7 14

2.23

О 09

О 43

+0 06

Значение ФЧЗ/Фч 1 тля.

4 51

4 57

0.06

П 86

+П 1 Г)

Ср. длительность «н»

39 ‘ІП

38.00

1 50

in 00

+0 1 7

Ср. длительность «е»

67 00

65.75

1.25

16 67

+0 08

Ср. длительность «о»

107 67

108.00

5 33

16 74

+0 74

Ср. длительность «а»

65.00

65.20

О 70

10 00

+0 73

Ср.длительность триад

149.00

150 33

1 33

27 50

+0.28

Угол ИР Rnnnr.Tufll

OA nn

780 S7

igs 87

6П ПП

-П (17

Угол РЛ R пппг-ты 01

7П П

18П 64

19 81

7«; ПП

+П 1 7

Угол АО вплос-тиО! Угол ИЕ R плпг-ти 7 1

4S6 47

13.2 П

444 1 7

40 5П

-П п-;

QT. 74

78 41

1 S 47

SftO n

+0 П5

Угол ЕА в плос-тн 21 Угол АО в плпг-ти 7 1

74Я 1 Я

741 ПО

7 06

71 ПО

+П ПЛ

781 84

787 14

О 4П

40 00

+П П4

Угол ЕА в плпг-ти

MS 77

167

67 00

17 18

+П П7

Угол АО в mni–ru т, I

798 75

299 86

1 1 I

Полученная мера информативности 1=4,40 больше величины порога Р=2,99, следовательно, значения исследуе.мых акустических идентификационных признаков речевых сигналов лица , обозначенного как В В , и гр ХХХХХХХ имеют допустимые пределы вариативности Однако в

МПІТ’” представленной спорной фонограммы количественный состав акустических признаков микроанализа был сужен Учитьшая

ГноТначі’Гя’і^Д^’’”’’” ” е в- СФ, и голос и речь гр. ХХХХХХ сходны по рялу илентификаии-

онно значимым акустическим признакам.

5^1ИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Результаты лингвистического анализа речи лица, обозначенного как В В. на СФ. представлены в протоколе лингвистического анализа

(таблица 4)

Результаты лингвистического анализа речи гр. ХХХХХХХ представлены в протоколе лингвистического анализа (таблица 4) В результате сравнения речи неизвесшого лица, обозначенного как В В. на СФ, и речи гр. ХХХХХХХ по сопоставимой группе лингвисти-

ПРОТОКОЛ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ТАБЛИЦА 4 Признаки В.В. на СФ Гр. ХХХХХХХ В.В. Признаки речевого г отока Высота голоса не определено выше среднего Сила голоса не определено выше средней Тембр не определено назализованный Артикуляция небрежная небрежная Темп речи быстрый быстрый Длительность пауз короткие короткие Заполнение пауз паузы заполнены:

  • звуком типа [э]: «А как он может сказать знакомиться, если у вас э ходатайство о совместном ознакомлении’.’»;
  • незнаменательной лексикой: «ну вы то же самое, смотрите, вы целый день, каждый день вот так вот де- вот так вот, неделю…»;
  • повторением слов или сочетаний слов: «Надвигова сказала, она ниче не решает, она ничего не решает»
  • междометием “ой”: “Ой, значит со второго сентября по первого мая на.м нужно, да?” паузы заполненьі:

  • звуком типа [э]: “дія выполнения статей гри- э- э двести первой”,
  • незнаменательной лексикой: «Значит, вот, я сижу здесь”;
  • повторением слов или сочетаний слов: «Я выхожу в коридор, я выхожу в коридор, вижу - бежит фуппа лиц” Речевое дыхание
  • дискомфортное прерывистое Интонация
  • изменение мелодического контура в процессе фонации ударных гласных
  • недостаточное понижение мелодического конту ра в конце высказывания
  • изменение мелодического контура в процессе фонации ударных гласных
  • недостаточное понижение мелодического контура в конце высказывания Запинки
  • повторение звуков: «о-ознакомле- ния»;
  • повторение слогов: «по-попробую», «про- прождал»,
  • повторение слов: «чтоб- чтоб у нас срок», «а то ты- а то ты мне как напишешь там»,
  • тенденция к переформулированию высказывания в процессе речепроизводства: «чтобы вы ознакоми- ознакомление у вас было раздельным»
  • повторение звуков: «с-сидим»;
  • повторение слогов: «та-там»;
  • повторение слов: «написав, написав заявление»;
  • тенденция к переформулированию высказывания в процессе речепроизводства: «ситуация в общем-то мне н- совершенно не нравится” Заикание нет нет Стиль речи разговорный с элемента.ми официального стиля и просторечия разговорный с элементами официально-делового стиля и просторечия В.В. на СФ

Гр. ХХХХХХХ В.В.

выше среднего

выше средней

Тембр

не определено

назализованный

Артикуляция

небрежная

небрежная

Темп речи

быстрый

быстрый

Длительность пауз

короткие

короткие

Заполнение пауз

паузы заполнены:

  • звуком типа [э]: «А как он может сказать знакомиться, если у вас э ходатайство о совместном ознакомлении’.’»;
  • незнаменательной лексикой: «ну вы то же самое, смотрите, вы целый день, каждый день вот так вот де- вот так вот, неделю…»;
  • повторением слов или сочетаний слов: «Надвигова сказала, она ниче не решает, она ничего не решает»
  • междометием “ой”: “Ой, значит со второго сентября по первого мая на.м нужно, да?”
  • паузы заполненьі:

  • звуком типа [э]: “дія выполнения статей гри- э- э двести первой”,
  • незиаменательной лексикой: «Значит, вот, я сижу здесь”;
  • повторением слов или сочетаний слов: «Я выхожу в коридор, я выхожу в коридор, вижу - бежит группа лиц”
  • Pt^iieRoe :]ыхянме

  • дискомфортное

прерывистое

Имтлняния

  • изменение мелодического контура в процессе фонации ударных гласных
  • недостаточное понижение мелодического KOHTV Da в конце высказывания
  • изменение мелодического контура в процессе фонации ударных гласных

  • недостаточное понижение контура в конце высказывания

мелоличегк- пгп

“Яятікк- и

  • повторение звуков: «о-ознакомле- ния»;
  • повторение слогов: «по-попробую», «про- прождал»,
  • повторение слов: «чтоб- чтоб у нас срок», «а то ты- а то ты мне как напишешь там»,
  • тенденция к переформулированию высказывания в процессе речепроизводства: «чтобы вы ознакоми- ознакомление у вас было оаздельным»
  • повторение звуков: «с-сидим»;
  • повторение слогов: «та-там»;
  • повторение слов: «написав, написав заявление»;
  • тенденция к переформулированию высказывания в процессе речепроизводства: «ситуация в общем-то мне н- совершенно не нравится”
  • UPX

Стиль печи

разговорный с элемента.ми официального стиля и простооечия

разговорный с элементами официально-делового стиля и поостооечия

Манера речи

взволнованная

непринужденная

мужской

мужской

Пол диктора

Признаки фразы и слова

  • тенденция к образованию длинных малосо- держательных синтаксических конструкций с лексическими повторами: «про-прождал, я говорю, слушайте, ну сколько буду ждать, он часов до двух, до полтретьего должен сюда (прийти, я сколько), с полпервого наверно, с часу где-то вот так, вот», «Я говорю, ой, ну давайте, я говорю, созвонимся как- нибудь, опять встретимся (возле семи). Вчера вече- ром созвонились, я говорю, ну чё, я говорю, пока ничего не отзвонились, давайте, говорю, на завтра», «Глупость вот это вот о совместном ознакомлении, он не может без вас знакомиться при ходатайстве о совместном ознакомлении»;
  • Особенности синтаксических конструкций

  • отмечается наличие повторов фрагментов высказывания с элементами уточнения: “смотрите, вы целый день, каждый день вот так вот”
  • тенденция к образованию длинных малосодер- жательных синтаксических конструкций с лек- сическими повторами: “Вот в таком виде что, вот это что такое, вот это что такое я спрашиваю? Вот это, вы мне объясните, что вот это такое , как вы это называете?”
  • отмечается наличие повторов фрагментов высказывания с элементами уточнения: “за мной бежали, просто бежали по коридору, просто бежали”, “потом бегают с этими удостоверениями, бегают по коридору, чего бегать-то’”
  • тенденция к завершению высказывания словами “все остальное”, “все прочее”: “Я соответственно иду вниз, вот туда, чтобы доложить, что вообще здесь происходит, что это такое вообще , кто-то бегает и все остальное”, “о какой сумме денег идет речь, куда ее клали и все прочее”

Завершенность фраз

наличие незавершенных фраз:«Прождагі его вчера полдня и» наличие незавершенных фраз: “Это такая провокация, это я”

Порядок слов

препозитивное положение семантически значимого слова: «так невозможно просто» препозитивное положение семантически значи- мого слова: «когда здесь стоит народ просто”

Согласование

нарушение согласования: “что-то из этого рода”

нарушение согласования: «вот одной мадам приглашала»

нарушение управления: «вы с ним позвоните»

нарушение управления: “перед вами представ-

Управление

гтятьгд”

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

наличие устойчивых сочетаний: “один на один”

наличие устойчивых сочетаний: «голову вы мне уже заморочили», «душу греет»

Профессионализмы

  • употребление лексики, относящейся к области юриспруденции: «ходатайство о совместном ознакомлении», «дела с освобождением надвести первой»;

  • употребление лексики, относящейся к области юриспруденции: “руководитель следственного подразделения”

Особенности словообразования

  • отмечается образование слов способом универбации: Мешанская прокуратура - “мещанка”
  • ненормативное образование глагола “вы- зовьте” (вместо “вызовите”)
  • отмечается образование слов способом универбации: учетная фуппа - “учетка”
  • ненормативное образование глагола “фебовае- те” (вместо “требуете”)

  • наличие элементов просторечия: «у вас мандраж»;
  • употребление языковых единиц, относящихся к официально-деловому стилю: “никто раньше дело не направит”
  • употребление эмоционапьно-экспрессивной .’іексики: «я вас умоляю».
  • употребление слова «город» в значении «городская прокуратура»: «город, город заберет»;
  • Особенности словоупотребления

  • частое употребление слова “просто”: “Ну неудобно мне просто перед ним было”
  • наличие элементов просторечия: «начинает раскрывать кулек”;
  • употребление языковых единиц, относящихся к официально-деловому стилю: “я направился соответственно в другое место”, “доложить ситуацию”, “направился в порядке сто девятой”
  • употребление эмоционально-экспрессивной лексики: “кошмар какой-то”, “волокут их сюда”
  • частое употребление слова “просто”: ну это просто я говорю”
  • нарушение сочетаемости слов: “делаете прово- кацию взятки”

Ритмическая CTT)VKT\Da слова

  • наличие “побочного” ударения в заударной позиции в словах: “приехал” - наличие “побочного” ударения в заударной позиции в словах: “rovnna лип”, “только r.vi”

Незна,менательная лексика - наличие словач(паразита» «говорю» и конструкции «я говорю»: «я говорю, ну чЄ, я говорю, пока ничего не отзвонились, давайте, говорю, назавтра»; - - наличие слова-«паразита» «вот»: «час где- то вот так вот», «глупость вот это вот о совместном ознакомлению); - - наличие слова-«паразита» «значит»: «Значит, шас объясню” - наличие слова-«паразита» «говорю» и конструкции «я говорю»: «я ему сказал, я говорю, Миш, я говорю, Миш, мне не нравится ситуация, я говорю»; - - наличие слова-«паразита» «вот»: «Значит, вот, я сижу здесь»; - - наличие слова-«паразита» «значил): «Кричу значит Вячеслав Палычу» Признаки звука

Вокапихм Качество гласных - затягивание фонации ударного гласного: “приглашала” - - произношение продвинутого вперед гласного [А]: “прождал”, “значит” - - произношение закрытого гласного [О]: “Бакотина” - затягивание фонации ударного гласного: “присяду” - - произношение продвинутого вперед гласного [А]: “бежали”, “значит” - - произношение закрытого гласного [О]: “Бакотина” Редукция безударньіх гласных - чрезмерная редукция заударного вокализма: “созвонитесь” - - недостаточная редукция предударного вокализма: “говорите” - чрезмерная редукция заударного вокализма: “требоваете” - - недостаточная редукция предударного вокализма: “по коридору” Консонантизм Переднеязычные смычные согласные - не определено - произношение межзубных согласных [С] и [3]: “просто”, “зайти”

-произношение недостаточно аффрицированного согласного [Т’]: “поймите” Переднеязычные шелевые и аффрикаты - не определено - тенденция к произношению полумягких шипящих [Ш] и [Ж]: “пришли” - - произношение межзубных [Ч] и [Ц]: “кричу”, “цирк” - - ненормативное артикулирование шипящего согласного [Щ]: “в настоящий момент” Сонорные согласные - тенденция к произношению губно-губного [Л]: “ушел”, “просидел”

-произношение одноударного [Р]: “срок” - тенденция к произношению губно-губного [Л]: “молодой” - - произношение одноударного [Р]: “в коридор”, “нравится” Заднеязычные согласные - не определено - непоследовательная замена взрывного [Г] фрикативным звуком: “бегут”, “группы” Среднеязычный сонант U] - не определено - вьшадение [J] в позиции “С0ГЛ.+ [J] + гласн “ в слове “объясняют” «говорю» и

  • наличие слова-«паразита» «говорю» и конст- рукции «я говорю»: «я ему сказал, я говорю. Миш, я говорю, Миш, мне не нравится ситуация, я говорю»;
  • наличие слова-«паразита» «вот»: «Значит, вот, я сижу здесь»;
  • наличие слова-«паразита» «значил): «Кричу значит Вячеслав Палычу»
  • затягивание фонации ударного гласного: “присяду”
  • произношение продвинутого вперед гласного [А]: “бежали”, “значит”
  • произношение закрытого гласного [О]: “Бако- тина”
  • чрезмерная редукция заударного вокализма “требоваете”
  • недостаточная редукция предударного вокализма: “по коридору”
  • ма: “созвонитесь”

  • недостаточная редукция предударного вокализма: “говорите”

Консонантизм

Переднеязычные смычные согласные

  • не определено

  • произношение межзубных согласных [С] и [3]: “просто”, “зайти”

-произношение недостаточно аффрицированного согласного ГТ’]: “поймите”

Переднеязычные шелевые и аффрикаты

  • не определено

  • тенденция к произношению полумягких шипящих [Ш] и [Ж]: “пришли”
  • произношение межзубных [Ч] и [Ц]: “кричу”, “цирк”
  • ненормативное артикулирование шипящего согласного [Щ]: “в настоящий момент”
  • Сонорные согласные

  • тенденция к произношению губно-губного [Л]: “ушел”, “просидел”

-произношение одноударного [Р]: “срок”

  • тенденция к произношению губно-губного [Л]: “молодой”
  • произношение одноударного [Р]: “в коридор”, “нравится”
  • Заднеязычные согласные

  • не определено

  • непоследовательная замена взрывного [Г] фрикативным звуком: “бегут”, “труппы”

Среднеязычный сонант [jl

  • не опвелелено

  • выпадение [J] в позиции “С0ГЛ.+ [J] + гласи “ в слове “обтіясняют”

Проведенный сравнительный лингвистический анализ голоса и речи гр. ХХХХХХХ с голосом и речью лица, обозначенного как В В в установленном тексте спорной фонограммы, позволили сделать вывод о сходстве речи лица, обозначенного как В В . и речи го ХХХХХХХ по ряду идентификационных признаков.

Таким образом, результаты проведенных аудитивното, лингвистического и акустического видов анализа позволили сдеіать вывод о том что устная речь лица, ооозначенного как В В. на СФ, вероятно, принадлежат гр. образцы голоса и речи которого представлены на исследование

Различия в вывода.х с экспертным заключением № ХХХХХХ года, вьшолненным ХХХХХХ, в отношении реплик лица, обозначенного как В В в установленном тексте спорной фонограммы,(в тексте заключения № ХХХХХХ эта спорная фонограмма обозначена как СФ2) обусловлены тем. что эксперты ХХХХХХ не использовали при производстве экспертизы акустический анализ микроструктуры речевого сигнапа (микроанализ) а также (как следует из заключения) не был проведен лингвистический анализ,

ВЫВОДЫ

1 Представленная на экспертизу аудиозапись голоса и речи лица, обозначенного как В В. в установленном тексте спорной фонограммы Пригодна хпя идентификации говорящего по голосу и речи.

Представленная на экспертизу аудиозапись голоса и речи лица, обозначенного как М в установленном тексте спорной фонограммы не Пригодна лля идентификации говорящего по голосу и речи по причинам, указанным в исследовательской части заключения

  1. Речь на представленной аудиозаписи, обозначенная как В В. в установленном тексте спорной фонограммы, вероятно принадлежит го Принадлежность речи на представленной аудиозаписи, обозначенной как М в тексте спорной фонограммы, ф ХХХХХХХ установить не
  2. Представляется возможным по причинам, указанным в тексте настх)ящего заключения.

  3. Дословное содержание разговора, зафиксированного на аудиокассете, представлено в исследовательской части заключения

  4. Приложение 2

Перечень экспертных учреждений, выполняющих фонографические (фоноскопические) экспертизы

в системе Министерства юстиции РФ:

Российский Федеральный Центр судебной экспертизы - Москва; Центральная Санкт- Петербургская лаборатория - филиал в Калининграде;

Центральная Сибирская лаборатория -Новосибирск; Пензенская лаборатория; Краснодарская лаборатория; Средневолжская лаборатория - Казань; В системе Министерства внутренних дел РФ:

Экспертно-криминалистический центр МВД РФ - Москва;

Экспертные учреждения

МВД Республики Адыгея - г. Майкоп;

МВД Республики Башкортостан - г. Уфа;

МВД Республики Дагестан - г. Махачкала;

МВД Республики Карелия - г. Петрозаводск;

МВД Республики Коми - г. Сыктывкар;

МВД Мордовской Республики - г. Саранск;

МВД Республики Северная Осетия - г. Владикавказ;

МВД Республики Татарстан - г. Казань;

МВД Удмуртской Республики - г. Ижевск;

МВД Чувашской Республики - г. Чебоксары;

УВД Алтайского края;

УВД Белгородской области;

УВД Брянской области;

УВД Владимирской области;

УВД Волгоградской области; УВД Воронежской области; УВД Иркутской области; УВД Калужской области; УВД Кемеровской области; УВД Краснодарского края; УВД Курской области; УВД Липецкой области; ГУВД г. Москвы; ГУВД Московской области; УВД Мурманской области; УВД Нижегородской области; УВД. г. Новороссийска; УВД Новосибирской области; УВД Омской области; УВД Приморского края; УВД Ростовской области; УВД Самарской области; ГУВД Санкт - Петербурга и Ленинградской области; УВД Саратовской области; УВД Свердловской области; УВД г. Сочи;

Средневолжское УВДТ - г. Самара; УВД Ставропольского края; УВД Тамбовской области; УВД Томской области; УВД Тульской области; УВД Тюменской области;

УВД Хабаровского края; УВД Челябинского области; УВД Ярославской области.

4

4

4

4

4

4

4

4

4

4

4

4

A1 A1 4

4

60

60

60

60

13 60

60

60

60

1

60

60

1

1