lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Шуваткин, Александр Викторович. - Обвинительное заключение и обвинительный акт в современном уголовном процессе России: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Самара, 2003 242 с. РГБ ОД, 61:04-12/330-0

Posted in:

6/•’М- fc/SJ0 - о

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Шуваткин Александр Викторович

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

12.00.09 — уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно — розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Шейфер С.А.

Самара - 2003

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Понятие и значение обвинительного заключения и обвинительного акта в свете процессуальной функции уголовного преследования

1.1. Обвинительное заключение и обвинительный акт — завершающие

акты уголовного преследования на досудебном производстве 13

1.2. Обвинительное заключение и обвинительный акт как виды процессуальных решений органа расследования. Их законность

и обоснованность 43

1.3. Значение обвинительного заключения и обвинительного акта 61

Глава 2. Структура и содержание обвинительного заключения и обвинительного акта, как отражение состязательного построения уголовного процесса

2.1. Изменение структуры обвинительного заключения по новому

УПК РФ 68

2.2. Изложение и обоснование обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому 89 2.3. 2.4. Доводы обвиняемого по существу обвинения и результаты их проверки. Анализ доказательств, на которые ссылается защита 117 2.5. 2.6. Характеристика личности обвиняемого, смягчающие и отягчающие обстоятельства, обстоятельства, способствующие совершению
преступления 132 2.7. 2.8. Содержание и структура обвинительного акта 144 2.9.

3

Глава 3. Реализация прокурором своих полномочий при рассмотрении обвинительного заключения и обвинительного акта.

3.1. Рассмотрение прокурором дела, поступившего с обвинительным заключением 150 3.2. 3.3. Виды решений, принимаемых прокурором по результатам 3.4. изучения дела 163

3.3. Пределы допустимого изменения обвинения при

утверждении обвинительного заключения прокурором 177

3.4. Изучение прокурором дела, поступившего с обвинительным актом. Виды решений, принимаемых прокурором по

результатам такого изучения
183

Заключение 187

Список использованных источников и литературы 195

Приложения
219

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Важным этапом проводимой в стране судебной реформы стало принятие нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. Он основан на идеях упрочения судебной власти, последовательной реализации принципа состязательности, укрепления правовых гарантий участников процесса. В результате этого существенно изменилось, по сравнению с прежним УПК РСФСР, правовое регулирование многих институтов уголовного процесса. Изменения затронули и правовую регламентацию обвинительного заключения. Это привело к необходимости сопоставить нормы прежнего УПК РСФСР с вновь закрепленными в УПК РФ. Кроме того, УПК РФ ввел новое, ранее не известное законодательству, процессуальное решение, которым завершается предварительное расследование в форме дознания — обвинительный акт. Анализ этих процессуальных новелл представляет собой важную научную задачу.

К тому же ознакомление с обвинительными заключениями и обвинительными актами, составленными практическими работниками в соответствии с новым УПК РФ, показывает не только различную трактовку следователями и дознавателями содержания и структуры этих процессуальных актов, но и обнаруживает их недостатки, влияющие на обоснованность обвинения на стадии предварительного расследования.

Все это вызывает необходимость анализа положений нового уголовно — процессуального законодательства РФ, касающегося правового регулирования обвинительного заключения и обвинительного акта, практики их составления с целью разработки рекомендаций для преодоления недостатков в применении этих актов, а также совершенствования соответствующих норм УПК РФ. В свете вышеизложенного важным аспектом диссертационного исследования
является анализ структуры и

5

содержания обвинительного заключения и обвинительного акта, процедуры их утверждения прокурором.

Актуальной задачей процессуальной науки является углубленный анализ обвинительного заключения и обвинительного акта как актов уголовного преследования и процессуальных решений, принимаемых следователем, прокурором и дознавателем. Эти правовые явления достаточно исследованы в процессуальной науке, но их связи с итоговыми актами расследования должного внимания не уделялось.

Состояние научной разработки темы. Проблемы завершения предварительного расследования обвинительным заключением с направлением дела в суд исследовались многими учеными, специалистами в теории уголовного процесса и прокурорского надзора, среди которых С.А. Альперт, В.Г. Асташенков, Ю.Н. Белозеров, С.А. Громов, П.М. Давыдов, А.Я. Дубинский, З.Д. Еникеев, СП. Ефимичев, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, Ю.В. Манаев, Л.А. Мариупольский, В.П. Нажимов, С.К. Питерцев, Д.А. Постовой, В.М. Савицкий, А.Б. Соловьев, В.Ф. Статкус, М.С. Строгович, B.C. Тульчина, Ф.Н. Фаткуллин, А.Г. Халиулин, М.А. Чельцов, В.Н. Шпилев, П.С. Элькинд, Н.А. Якубович и другие.

Важное значение для проведенного исследования имели труды, посвященные проблемам доказывания, и прежде всего работы В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, В.Я. Дорохова, Л.М. Карнеевой, Л.Д. Кокорева, Н.П. Кузнецова, A.M. Ларина, Ю.К. Орлова, И.Л. Петрухина, А.Р. Ратинова, М.С. Строговича, С.А. Шейфера.

Вместе с тем, достигнутый уровень научной разработки темы, с учетом существенного обновления уголовно - процессуального законодательства в УПК РФ, не может считаться достаточным, что требует исследования вопросов, касающихся сущности и значения обвинительного заключения, его структуры и порядка составления.

6

В частности, необходимо рассмотреть обвинительное заключение как итоговое процессуальное решение следователя, определить его роль в осуществлении уголовного преследования на стадии предварительного расследования. Нуждается в дальнейшем исследовании, с учетом положений УПК РФ, структура и содержание обвинительного заключения, способы изложения доказательств в обвинительном заключении. Не исследован достаточно полно вопрос, связанный с изучением и утверждением обвинительного заключения прокурором.

Необходима разработка теоретических основ завершения расследования применительно к итоговому акту дознания - обвинительному акту, а также рекомендаций по его составлению.

Целью исследования является проведение комплексного изучения обвинительного заключения и обвинительного акта как процессуальных решений следователя и дознавателя, завершающих уголовное преследование на стадии предварительного расследования.

В соответствии с указанной целью исследования поставлены следующие задачи:

определение понятия, сущности, начального и конечного моментов

уголовного преследования и его видов в стадии предварительного

расследования;

рассмотрение обвинительного заключения как акта завершающего

уголовное преследование на стадии предварительного расследования;

определение обвинительного заключения через категорию

процессуального решения;

рассмотрение содержания и структуры обвинительного заключения;

разработка теоретических основ составления обвинительного акта;

изучение проблем, связанных с принятием решения прокурором в

отношении обвинительного заключения и обвинительного акта,

поступивших к нему с уголовным делом;

7

выявление ошибок, допускаемых при составлении обвинительных

заключений и обвинительных актов практическими работниками,

формулирование предложений по их устранению;

определение эффективности правового регулирования обвинительного

заключения и обвинительного акта в новом УПК РФ;

разработка предложений по совершенствованию деятельности

следователей и дознавателей по составлению обвинительного

заключения и обвинительного акта. Объектом исследования являются нормы уголовно — процессуального законодательства, регламентирующие окончание предварительного расследования путем составления обвинительного заключения и обвинительного акта, а также правоприменительная деятельность по реализации этих норм.

Предмет исследования составили вытекающие из
принципа

состязательности основные сущностные свойства, присущие завершающим актам предварительного расследования; значение обвинительного заключения и обвинительного акта как процессуальных решений следователя и дознавателя, завершающих уголовное преследование на стадии предварительного расследования; определенная законом структура и содержание обвинительного заключения и обвинительного акта; действия прокурора по рассмотрению обвинительного заключения или обвинительного акта, поступивших к нему с уголовным делом; виды решений, принимаемых им; анализ путей устранения ошибок при составлении обвинительного заключения и обвинительного акта; разработка предложений по совершенствованию законодательства.

Методологическая основа и эмпирическая база исследования. Методологическую основу составляют положения Конституции Российской Федерации, законодательство о прокуратуре России и уголовно -процессуальное законодательство Российской Федерации
(с учетом

8

изменений и дополнений, внесенных в УПК РФ Законом от 4 июля 2003 г.). Изучалось законодательство современных зарубежных государств. Использовались метод материалистической диалектики и частно — научные методы: логический, исторический, статистический, социологический, сравнительно - правовой. В ходе исследования изучались труды ученых и специалистов в области уголовного процесса и прокурорского надзора, использовались труды философов, психологов и другие источники.

Эмпирической основой исследования является практика составления обвинительных заключений и обвинительных актов, а также практика осуществления прокурорами надзора за законностью и обоснованностью завершающих актов предварительного расследования. По специально разработанной программе было изучено 300 обвинительных заключений, составленных до принятия нового УПК, т.е. на основе УПК РСФСР, следователями прокуратуры, налоговой полиции и МВД Самарского региона, а также 300 обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ начиная с момента его действия. Это позволило выявить изменения следственной практики, вызванные принятием нового УПК. Анализу также подвергнуто 100 обвинительных актов, завершающих дознание. Произведено интервьюирование 100 следователей прокуратуры, налоговой полиции и МВД Самарской области, и 75 прокуроров Самарской области по вопросам о структуре и содержании обвинительного заключения, а также о рассмотрении обвинительного заключения и обвинительного акта прокурором.

Автором использован личный опыт практической деятельности в качестве следователя прокуратуры.

Научная новизна работы определяется, прежде всего, самой темой, впервые избранной для специального исследования, ибо все предшествующие работы проходили мимо того факта, что обвинительное заключение есть вид процессуального решения
следователя. Новизна

9

определяется также своеобразным подходом к изучению темы, основанном на не разработанном в современной науке уголовного процесса, но соответствующем принципу состязательности представлении
об

обвинительном заключении и обвинительном акте как актах завершающих собой уголовное преследование на досудебных стадиях.

Новизна исследования заключается также в впервые проведенном в процессуальной науке анализе существенных изменений в структуре и содержании обвинительного заключения, внесенных новым УПК РФ, в обосновании необходимости анализа в нем обвинительных доказательств, мотивированного опровержения показаний обвиняемого и
иных

доказательств, на которые ссылается сторона защиты, мотивированного изложения обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, отягчающих и смягчающих наказание, способствующих совершению преступления; в рассмотрении деятельности прокурора, связанной с обвинительным заключением и обвинительным актом, поступивших к нему с уголовным делом, в свете изменения процессуальной роли прокурора на предварительном следствии.

Наиболее важными, имеющими как теоретическое, так и практическое значение представляются следующие выносимые на защиту положения.

  1. На основе изучения истории и сущности уголовного преследования как функции прокурора, следователя и дознавателя, осуществляемой ими на стадии предварительного расследования, обосновывается вывод, что обвинительное заключение и обвинительный акт являются актами завершающими уголовное преследование на этой стадии процесса.
  2. Предложена авторская трактовка понятия « процессуальное решение », с опорой на которую обосновывается, что обвинительное заключение и обвинительный акт - это не только заключительные акты уголовного преследования, но и процессуальные решения следователя и

10

дознавателя об установлении обстоятельств, образующих предмет доказывания и наличии достаточных данных для передачи дела в суд. На этой основе разработано авторское определение обвинительного заключения. Это утвержденный прокурором процессуальный акт следователя, завершающий на предварительном следствии уголовное преследование и представляющий собой итоговое и основное для данной стадии процессуальное решение следователя о том, что в результате полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела достоверно установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, проверены и опровергнуты доводы обвиняемого, доказано наличие оснований для передачи дела в суд для решения вопроса о назначении судебного заседания.

Выявлена структура обвинительного заключения, определенная новым УПК РФ в соответствии с принципом состязательности; показано ее принципиальное отличие от структуры этого акта в УПК РСФСР. С учетом задач и принципов уголовного процесса и практики составления актов, завершающих уголовное преследование на досудебном производстве, критически проанализирована ст. 220 УПК РФ и, в полемике с некоторыми исследователями обоснована необходимость закрепления в законе обязанности следователя оценить собранные доказательства виновности обвиняемого, опровергнуть доводы обвиняемого и другие доказательства, на которые ссылается сторона защиты, мотивировать выводы о виновности обвиняемого и об установлении других обстоятельств, подлежащих доказыванию. Показано, что большая часть этих положений должна учитываться и дознавателем при составлении обвинительного акта. По результатам исследования наиболее типичных ошибок и нарушений, допускаемых следователями и дознавателями при составлении обвинительного заключения и
обвинительного акта, разработаны

11

предложения и рекомендации практического характера по устранению этих ошибок и нарушений.

  1. На основе анализа процедуры вручения обвиняемому копии обвинительного заключения, не регламентированной достаточно четко в законе (несмотря на дополнения ст. 223 УПК Законом от 4.07.2003 г.), разработаны рекомендации теоретического и практического характера, направленные на преодоление проблемной ситуации, вызванной отказом обвиняемого от получения копии обвинительного заключения.
  2. Обосновано право потерпевшего и его представителя после ознакомления с делом представить следователю и прокурору в письменном виде предлагаемые ими формулировки обвинительного заключения по вопросам о доказанности деяния, совершении его обвиняемым, правовой оценке (квалификации ) деяния, форме вины и мотивах, отягчающих и смягчающих обстоятельствах.
  3. Аргументированы и внесены предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, касающиеся необходимости анализа в обвинительном заключении доказательств, позиции обвиняемого, порядка вручения копии этого акта обвиняемому и его защитнику и др. (всего 8 предложений).
  4. Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней получила обоснование не разработанная до настоящего времени в уголовно — процессуальной науке трактовка обвинительного заключения и обвинительного акта как процессуальных решений следователя и дознавателя, связанных с осуществлением ими уголовного преследования. В результате проведенных исследований разработаны
    определения

обвинительного заключения и обвинительного акта как процессуальных решений следователя и дознавателя, завершающих уголовное преследование на стадии предварительного расследования; определена структура и содержание обвинительного заключения и обвинительного акта; предложены

12

методы изучения прокурором уголовных дел, поступивших с обвинительным заключением или обвинительным актом; систематизированы виды решений, принимаемых прокурором по результатам изучения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением и обвинительным актом.

Практическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся в ней положения, выводы и рекомендации могут быть использованы для совершенствования практики составления обвинительного заключения и обвинительного акта, устранения допускаемых при этом недостатков и повышения эффективности прокурорского надзора на завершающем этапе предварительного расследования. Они могут быть также использованы в законотворческом процессе при дальнейшем внесении изменений в УПК РФ. Кроме того, материалы исследования могут быть применены в учебном процессе при проведении занятий по уголовному процессу и процессуальным спецкурсам, а также на занятиях по повышению квалификации следователей и дознавателей.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были обсуждены на заседаниях кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского госуниверситета и итоговых научных конференциях преподавателей и аспирантов этой кафедры в 2000, 2001, 2002 и 2003 г.г., доложены на межрегиональной научно - практической конференции «Проблемы обеспечения прав участников процесса по новому УПК РФ», проведенной 18 и 19 декабря 2002 г. в г. Самара. Они нашли отражение в 6 опубликованных работах автора. По результатам проведенных исследований подготовлено информационное письмо «О недостатках при составлении следователями обвинительных заключений» для прокуратуры Самарской области, одобренное руководством областной прокуратуры и областного суда и разосланное на места для практического применения.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения, в которых обосновывается актуальность темы,
излагаются

13

результаты проведенных теоретических, эмпирических и социологических исследований и основные выводы, к которым пришел автор.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ОБВИНИТЕЛЬНОГО

ЗАКЛЮЧЕНИЯ И ОБВИНИТЕЛЬНОГО АКТА В СВЕТЕ

ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФУНКЦИИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

§ 1. Обвинительное заключение и обвинительный акт — завершающие акты уголовного преследования на досудебном

производстве

Уголовное преследование является, как это будет показано далее, одной из основных функций, осуществляемых в уголовном процессе. Для темы настоящего исследования детальное рассмотрение данной функции важно в связи с вопросом о том, как с ней связаны завершающие досудебное производство акты: обвинительное заключение и обвинительный акт. Четкое определение сущности уголовного преследования является, на наш взгляд, необходимой предпосылкой научного анализа итоговых процессуальных актов досудебного производства. Кроме того, в литературе общепризнанно, что обвинительное заключение — это итоговый акт стадии предварительного следствия, поэтому для того, что бы определить его сущность необходимо определить, что представляет собой деятельность прокурора, следователя в стадии, которую этот акт завершает. Из положений закона ( глава 6 УПК РФ ) вытекает, что эта деятельность должна трактоваться как уголовное преследование. Но само это понятие, бывшее в течение долгого времени спорным в теории уголовного процесса, и поныне различно трактуется в процессуальной науке. Поэтому оно заслуживает детального рассмотрения: на основе уже достигнутых научных знаний, а также в соответствии с

14

реалиями сегодняшнего дня следует определить содержание этой функции, ее виды, субъектов, ее осуществляющих, и другие, связанные с ней вопросы.

Для понимания сущности уголовного преследования необходимо проследить истоки появления данного понятия и основные исторические этапы его преобразования в процессуальной науке.

В России впервые законодательное закрепление термина « уголовное преследование » было осуществлено в документах судебной реформы 1864 года. Примечательно, что в данных документах использовалось несколько словосочетаний, означавших практически одно и то же: « преследование», « судебное преследование », « уголовное преследование ».

В 1862 году Государственный совет в своих проектах судебной реформы указал: « Прокуроры суть органы правительства для охранения силы законов, и на этом основании сущность их обязанностей заключается: 1. в обнаружении и преследовании всякого незаконного порядка и в требовании распоряжений к его восстановлению…»1 Интересно в указанных нами проектах то, что, как отмечал И.Я. Фойницкий, « возбуждение уголовного преследования от суда переходит к обвинителю».

Уставом Уголовного Судопроизводства от 20 ноября 1864 года в ст.1 был введен термин « судебное преследование ». В примечании к этой же статье говорилось: « К судебному преследованию не относятся меры, принимаемые полицией и другими административными властями для предупреждения и пресечения преступлений и проступков в порядке установленном законом ».3 По — видимому, данное понятие в первую очередь подразумевало лишь поддержание обвинения в суде.

В то же время ст. 4. « Основные положения уголовного судопроизводства » гласила: « Власть обвинительная, т.е. обнаружение преступлений и преследование виновных, принадлежит прокурорам ». Именно
в

1 Цит. по: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. С-Пб.,1996. T.l. C.517.

2 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. С-Пб.,1996. Т.2. С. 10.

3 Российское законодательство X-XX вв. Судебная реформа. М.,1991. Т.8. С.120.

15

обнаружении и преследовании виновных надо видеть сущность уголовного преследования. Кроме того, анализируя данное установление закона, следует отметить, что уголовное преследование возлагалось на прокуроров и рассматривалось неотъемлемой частью обвинения.

Сам же термин « уголовное преследование » упоминается лишь в статье 542 Устава Уголовного Судопроизводства, которая устанавливает основания возобновления уголовного дела: «…3. когда прекращение дела за не рассмотрением гражданским или духовным судом вопросов, обуславливающих уголовное преследование, вопросы те будут разрешены в смысле допускающем такое преследование ».4

Единичное упоминание данного термина в Уставе Уголовного Судопроизводства дает основание предположить, что законодатель считал данный термин самоочевидным и понимал под ним деятельность прокурора по обличению виновных перед судом, что вполне соответствовало состязательному построению уголовного процесса.

В послеоктябрьском законодательстве России этот термин продолжал применяться. Так, в статье 2 Положения о прокурорском надзоре от 22 мая 1922 года, помимо прочих функций прокуратуры, указывается и функция уголовного преследования: «…осуществление высшего надзора от имени государства … путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования нарушающих закон постановлений; непосредственное наблюдение за деятельностью следственных органов, дознания при раскрытии преступлений, а также за деятельностью органов ГПУ; поддержание обвинения в суде; наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей ». Нетрудно заметить, что этому термину придавался смысл, аналогичный тому, какой он имел в Уставе Уголовного Судопроизводства. Содержался этот термин и в ст. ст. 4, 9, 23

4 Там же. С.172-173.

16

Уголовно - процессуального кодекса 1923 года. Но уже в УПК РСФСР 1961 года законодатель отказывается от него, говоря в статьях 143 - 154, 205, 208 УПК РСФСР об обвинительной деятельности и не упоминая об уголовном преследовании. Так, в статье 248 УПК РСФСР применяется термин « обвинение »: « Прокурор поддерживает перед судом государственное обвинение, принимает участие в исследовании доказательств, дает заключения по возникающим вопросам, представляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого ».

В действующем же УПК РФ термин « уголовное преследование » получил полное признание. В п.55 статьи 5 УПК РФ « Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе » уголовное преследование определяется как процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. УПК РФ не только определяет понятие уголовного преследования, но и активно использует его в правовом регулировании деятельности участников процесса. В частности, глава 3 УПК РФ, где раскрывается деятельность прокурора, следователя, дознавателя, названа « Уголовное преследование ».

Введение термина « уголовное преследование » в новый УПК РФ представляется вполне обоснованным. Прежде всего, для правильного применения закона необходима строгая правовая терминология. Кроме того, данный термин соответствует состязательному построению уголовного процесса.

Все же УПК РФ порой неоднозначно трактует данный термин. Например, ст. 15 УПК РФ « Состязательность сторон » гласит: « Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же

17

должностное лицо». Здесь под обвинением понимается деятельность обвинителя. В п. 22 ст. 5 УПК РФ оно трактуется иначе: « Обвинение — утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим Кодексом ». В данном случае, очевидно, имеются в виду обстоятельства, вменяемые в вину лицу, а не деятельность обвинителя, сутью которой является уголовное преследование. К тому же, в указанных нормах не определяется соотношение понятий « обвинение » и « уголовное преследование ».

Словосочетание « уголовное преследование » используется и в международно - правовых актах.5

Развитие и использование этого термина в законодательстве, конечно же, повлияло и на научные исследования роли и содержания указанной функции.

В дореволюционной процессуальной науке термин « уголовное преследование » подвергался активному исследованию. Этим занимались такие видные ученые, как И.Я. Фойницкий, Н.Н. Розин, В.Е. Случевский, М.В. Духовской, Т.С. Фельдштейн, СИ. Викторский, СВ. Познышев, Д.Г. Тальберг и другие.6

Необходимо отметить, что эти авторы не разделяли между собой по смысловому значению термины « обвинение » и « уголовное преследование».

5 См., например: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г.

6 См., например: Квачевский А. Об уголовном преследовании на дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным Уставам 1864 г. С-Пб., 1869; Тальберг Т.Г. Русское уголовное судопроизводство. 2 Т. Киев, 1891; Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М.,1905; Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство - судопроизводство. С-Пб.,1910; Познышев СВ. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М.,1913 // См.: Хрестоматия уголовного процесса /подред. Куцевой Е.Ф /. М., 1999 . С. 139-156.

18

Как правило, все определения уголовного преследования дореволюционных ученых строились на основе аналогии с гражданским иском. Так, И.Я. Фойницкий писал: « Понятию иска в гражданском процессе соответствует понятие обвинения в процессе уголовном. Под ним разумеется требование судебного признания принадлежащего государству права наказания в данном случае ».7 Далее он указывает: « Обвинение, следовательно, есть тот же иск, но не частный и материальный, как иск гражданский, а публичный и индивидуальный, сообразно особым свойствам уголовного дела ».8

Поддерживая И.Я. Фойницкого, Н.Н. Розин пишет: « Понятию обвинения в уголовном процессе аналогично понятие иска в процессе гражданском… Различие между обвинением и иском — положительно - правовое, а не принципиальное ».9

Такая трактовка обвинения поддерживалась и в советское время. В 1927 году профессор Н.Н. Полянский в своей книге « Очерки общей теории уголовного процесса» выступил с аналогичной трактовкой обвинения. Обвинение - это «субъективное утверждение виновности лица в приписываемом ему преступлении ».10

Несколько позднее, в 1948 году, точку зрения Н.Н. Полянского поддержал профессор М.Л. Шифман, по мнению которого, государственное обвинение есть уголовный иск означающий « способ защиты правопорядка при помощи надлежаще оформленного предъявления обвинения »и.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.С-Пб.,1996. Т.2. С.З. Четкие
отличительные признаки иска уголовного от иска гражданского выделял СИ. Викторский. См.
Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М., 1912. // См.: Хрестоматия уголовного процесса / под ред. Куцевой Е.Ф./. М., 1999 . С. 139-156. Фойницкий И.Я. Указ соч.С4.

9 Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С.268 - 290.

10 Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. М., 1927. С110-127; Полянский Н.Н. К вопросу о юридической природе обвинения перед судом.// Правоведение. 1960. №1 . С106-112.

11 Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе. М.,1948. С.33-36.

19

Однако данная точка зрения не получила в то время распространения среди российских ученых - процессуалистов, так как не соответствовала действующему тогда уголовно - процессуальному законодательству.12

Фундаментальным трудом по этой проблеме в советское время стала работа М.С. Строговича, изданная в 1951 г., «Уголовное преследование в советском уголовном процессе». Он предложил развернутое и более конкретное определение: «Уголовное преследование в советском уголовном процессе есть деятельность следователя ( или органа дознания ) и прокурора в отношении определенного лица, привлеченного к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, направленная на то, чтобы изобличить это лицо в совершении преступления и доказать его виновность, обеспечить применение к нему заслуженного наказания ». Позицию М.С. Строговича разделяли ранее и разделяют ныне многие процессуалисты.13

Следовательно, по мнению М.С. Строговича, уголовное преследование — это обвинение как процессуальная функция или обвинительная деятельность.14

Обсуждая дефиницию, предложенную М.С. Строговичем, функцию уголовного
преследования также исследовали и давали ей различные

В условиях действия принципа состязательности многие современные исследователи не без оснований также трактуют уголовный процесс именно как уголовный иск, предъявляемый государством к определенному лицу в форме обвинения его в преступлении. Такая модель судопроизводства соответствует состязательному построению судопроизводства, хотя и не в полной мере (« признание иска », т.е. согласие подсудимого с обвинением, не всегда исключает дальнейшее судопроизводство). Но вряд ли верно представлять предварительное расследование как исковое производство, ибо здесь велик удельный вес исследовательской деятельности по выявлению оснований для предъявления и последующей проверки обвинения, которое окончательно формулируется на заключительном этапе расследования. Таким образом « уголовный иск » появляется лишь в конце предварительного расследования, но не представляет собой его содержание.

13 Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 65. Аналогично функцию уголовного преследования определяют: Нажимов В.П. Об уголовно - процессуальных функциях. // Правоведение. 1973. № 5. С.74; Альперт С.А. Участники советского уголовного процесса ( конспект лекций). Харьков, 1985. С.4.

14 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.,1968. С.190 - 192. См. Также: Строгович М.С. Принцип социалистический законности в уголовном преследовании // Избранные труды. М., 1991. Т.2. С. 106-120.

20

толкования такие видные ученые, как М.А. Чельцов, Я.О. Мотовиловкер, П.С. Элькинд, A.M. Ларин, В.Н. Шпилев и другие.

В настоящее время исследованиями данной проблемы занимаются такие процессуалисты, как А.Г. Халиулин, А.Б. Соловьев, З.Д. Еникеев. Указанные и другие авторы вели и по сей день ведут обширные дискуссии, касающиеся уголовного преследования.

Но примечательно, что практически у всех авторов, исследующих данное понятие, есть общая исходная позиция. Это утверждение, что уголовное преследование является одной из уголовно — процессуальных функций.

Ведь « функциональный подход, находящий свое отражение в разграничении уголовно - процессуальных функций, имеет для уголовного судопроизводства такое же основополагающее значение, как принцип разделения властей для цивилизованного государства ».15 В связи с этим необходимо выяснить, что понимается под процессуальной функцией в науке уголовного процесса.

Основоположник теории процессуальных функций, М.С. Строгович, так определял данное понятие: « … отдельные виды, отдельные направления уголовно - процессуальной деятельности называются

уголовно - процессуальными функциями ».16

Учитывая необходимость увязки понятия функции с целью деятельности того или иного субъекта, более точным представляются определения, в которых констатируется такая связь. Так, В.Н. Шпилев пишет: « Уголовно — процессуальные функции — это урегулированные законом отдельные направления уголовно — процессуальной деятельности, в которых проявляется роль и специальное назначение участников процесса. Такое

15 Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. Материалы научно-практической конференции. М., 1997. С. 141.

16 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. С. 188. См. также: Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1973. № 5. С. 83- 89.

21

понятие согласуется с общепринятым в современном русском языке толкованием функции как круга деятельности, роли и назначения чего — нибудь ».

Не останавливаясь далее на дискуссии по поводу определения уголовно — процессуальной функции, отметим, что по вопросу о числе процессуальных функций сформировались две основные точки зрения. Наиболее ярким представителем первой является М.С. Строгович, который считает весь уголовный процесс сочетанием трех основных функций: обвинения, защиты и разрешения дела по существу. « В уголовном процессе существует три основных уголовно - процессуальных функции: 1. обвинение ( уголовное преследование ); 2. защита ; и 3. разрешение дела ».18

Второй точки зрения придерживаются такие ученые, как П.С. Элькинд, A.M. Ларин, Н.В. Тыричев, Р.Д. Рахунов, В.Н. Шпилев, С.А. Альперт и другие, которые выделяют большее количество функций.19

Так, например, A.M. Ларин выделяет только на стадии предварительного расследования следующие функции: « 1. исследование обстоятельств дела; 2. процессуальное руководство и разрешение уголовного дела; 3. уголовное преследование; 4. защиту; 5. отстаивание интересов, нарушенных преступлением; 6. возражение против гражданского иска; 7. обеспечение

Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974. С.56. Данную точку зрения поддерживает и В.А. Лазарева. См. : Лазарева В.А. Охрана прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших в советском уголовном процессе. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1980. С.8.

18 Строгович М.С. Указ. соч. С. 189.

19 См.: Рахунов Р.Д. Участники уголовно - процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961, с. 47-48; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно — процессуального права. Л., 1963. С. 61; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. С . 16- 26; Элькинд П.С. К вопросу о функции обвинения в советском уголовном процессе // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. Саратов, 1974. С. 3- 14; Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс ( лекции - очерки). М., 1997. С. 151-152; Уголовный процесс России / под ред. Н.А. Громова /, М., 1998. С. 13 ; Уголовный процесс России / под ред. Б.Г. Безлепкина/. М., 1998. С. 7; Лаврененко Л.И. Функция следователя в российском уголовном процессе: проблемы реализации, перспективы развития. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Владивосток, 2001. С. 78; Турилов Г.Г. Прокурор как субъект доказывания в российском уголовном процессе. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Ижевск, 2002. С. 10.

22

участникам расследования их прав и охрана их законных интересов; 8. предупреждение преступлений».20

Независимо от различий во взглядах все исследователи признают существование в уголовном судопроизводстве трех основных функций: уголовного преследования, защиты, разрешения дела по существу. Остальные же функции, выделяемые в уголовном процессе, правильнее было бы называть подфункциями, так как они происходят из трех основных функций.21

Итак, все названные авторы в той или иной степени считают уголовное преследование одной из уголовно — процессуальных функций. Иную позицию занимает В. Джатиев, который не считает уголовное преследование ( обвинение ) функцией уголовного процесса. Обосновывая свой взгляд на уголовное преследование, он пишет: « Полагаю, что в уголовном процессе нет и не может быть никакой функции обвинения, если, конечно, под функцией подразумевать роль и назначение конкретного субъекта. Есть лишь функция предварительного расследования преступления, правосудия и прокурорского надзора. Обвинение же представляет собой не что иное, как обоснованное утверждение дознавателя, следователя, прокурора о виновности обвиняемого в совершении преступления, составляющее предмет внутреннего убеждения каждого из них. При этом перед обвинителем не ставится задача во что бы то ни стало добиться осуждения обвиняемого ».

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 3-14.

21 Эту же точку зрения более подробно обосновал в своей работе М.Б. Улищенко, которая, в частности, указывает, что, например, такие функции, как поддержание гражданского иска и защита от иска, закономерно вытекают из функций обвинения и защиты и т.д. См.: Улищенко М.Б. Функции и дисфункции в уголовном процессе // Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов института Государства и Права Российской Академии Наук и Московской Государственной Юридической Академии. М., 1995. С. 99 -104. См. также: Иванова Т.Ю. К вопросу о процессуальном положении и функциях прокурора в стадии предварительного расследования.// Правовые формы и эффективность доказывания по уголовным делам. Самара, 1996. С.103.

22 Джатиев В. Обвинение и защита // Российская юстиция.1995. № 3. С 17.

23

Представляется, что указанная точка зрения не соответствует закону и не отражает действительности. Подмена понятия уголовного преследования понятием предварительного расследования невозможно, так как

предварительное расследование - это стадия уголовного процесса, но не его функция. На отмеченное нами смешение понятий не раз указывал М.С. Строгович: « Что касается расследования дела, то мы думаем, что это не уголовно - процессуальная функция, а стадия уголовного процесса -дознание и предварительное следствие ».23

В то же время в деятельности следователя несомненно присутствуют обвинительные элементы, что позволило авторам УПК РФ причислить следователя и дознавателя к участникам процесса на стороне обвинения ( ст. ст. 38,41 УПК РФ).

Основной предмет дискуссий, развернувшихся вокруг термина « уголовное преследование », касается как его содержания, так и момента начала и окончания уголовного преследования, т.е. объема исследуемого понятия.

Определяя момент начала реализации функции уголовного преследования, М.А. Чельцов пишет: « Мы понимаем под ним процессуальный акт соответствующего государственного органа, в котором последний устанавливает наличие в определенном событии признаков уголовного преступления и поэтому решает начать уголовное преследование. Объектом уголовного преследования в этот начальный момент процесса необязательно является индивидуально определенное лицо ( оно может быть неизвестно ), а всякий предполагаемый совершитель преступления ».24

Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 105. Его также поддерживает Ф.Н. Фаткуллин, который указывает, что сами функции нельзя смешивать ни с понятием процессуальной стадии, ни с положением отдельных участников уголовного судопроизводства. См.: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С.61.

2 Чельцов М. Возбуждение уголовного преследования и процессуальное положение следователя // Социалистическая законность. 1937. № 3. С.28. См. также: Чельцов М. Уголовный процесс. М., 1948. С.348.

24

С М.А. Чельцовым полемизирует М.С. Строгович, указывая, что 1). уголовное преследование может вестись только в отношении конкретного лица; 2). если началом уголовного преследования считать момент возбуждения уголовного дела, то понятие уголовного преследования сольется с понятием предварительного расследования 25. « Следовательно, актом возбуждения уголовного преследования является акт привлечения определенного лица к делу в качестве обвиняемого. Ни в коем случае нельзя смешивать возбуждение уголовного преследования, которое всегда производится в отношении определенного лица (in personam ), с возбуждением уголовного дела , которое производится в отношении факта, события преступления (in rem ) ». Далее М.С. Строгович указывает: « Поскольку уголовное преследование начинается с момента привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, часть расследования, предшествующая этому моменту, является…подготовкой уголовного преследования »27.

Несколько иначе определяет начальный момент уголовного преследования И.В. Тыричев: « Следователь ( орган дознания ) задерживает подозреваемых, формулирует и предъявляет обвинение, применяет меры принуждения, в том числе и меры пресечения, составляет обвинительное заключение, в котором подводит результаты своей деятельности по раскрытию преступления, доказыванию обвинения. Это и есть осуществление функции уголовного преследования….».28 Из этого суждения можно заключить, что, по мнению И.В. Тыричева, начальным моментом уголовного преследования является задержание лица в качестве подозреваемого.

25 Строгович М.С. Указ.соч. С.бО - 65.

26 Строгович М.С. Указ. соч. С.65. Аналогичную точку зрения высказывали также и другие авторы .См.: Тарасов - Родионов П.И. Предварительное следствие. М., 1948. С.43 — 44; Бажанов М.И. Изменение обвинения в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1951. С. 23; Мартынчик Е.Г. УПК РФ: достижения и нереализованные возможности // Российский судья. 2002. № 4. С.3-6.

27 Строгович М.С. Указ. соч. С.65.

28 См.: Лупинская П.А. Уголовный процесс. М.,1995. С. 48.

25

A.M. Ларин отмечает три момента возбуждения уголовного

преследования: «Первым актом этой функции может быть привлечение к участию в уголовном деле в качестве обвиняемого ( ст. 143 — 144 УПК ), либо задержание подозреваемого ( ст. 122 УПК ), либо применение меры пресечения к подозреваемому до предъявления обвинения ».29

Близкого к позиции М.А. Чельцова взгляда, расширяющего рамки понятия, придерживаются А.Б. Соловьев и Н.А. Якубович, которые полагают, что функция уголовного преследования все же реализуется при возбуждении уголовного дела, но осуществляется против конкретного лица путем его задержания, применения меры пресечения, привлечения к уголовной ответственности. Она осуществляется также при производстве в соответствии с судебным решением следственных действий,

ограничивающих конституционные права подозреваемых и обвиняемых. При возбуждении уголовного дела по факту преступления начальным моментом уголовного преследования является проведение первого следственного действия, связанного с применением указанных мер процессуального принуждения.30

З.Д. Еникеев также считает моментом начала уголовного преследования возбуждение уголовного дела, хотя и выражает эту мысль недостаточно четко: « Когда дела возбуждаются по фактам преступлений, совершение которых не вызывает сомнения, но еще нет данных о преступнике, начинает

Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Указ. соч. С. 156.

Соловьев А.Б., Якубович НА. К вопросу о концепции правового обеспечения функции уголовного преследования // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. Москва - Кемерово, 1996. С. 79. См. также: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва - Кемерово, 1997. С. 38 - 39; Соловьев А., Токарева М. Воронцова Н. К вопросу о статусе прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса по УПК РФ // Уголовное право. 2002. № 3. С. 73-77. Аналогичной точки зрения придерживаются и иные авторы. См.: Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Автореф.дисс.на соиск ученой степени докт.юр.наук. М., 1996. С. 21; Болтошев Е.Д. Функции прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 2002. С.8-10.

26

осуществляться преследование преступления, т.е. деятельность по его раскрытию, по установлению предполагаемого совершителя преступления».31

Трудно, однако, согласиться с мыслью автора о том, что « осуществляется преследование преступления. Речь должна идти о преследовании лица, а не деяния ( такова этимология слова « преследование » ). Следовательно, в такой ситуации преследование направлено против человека, личность которого еще не установлена, но данные о нем отразились в следах преступления. В этом случае уголовное преследование заключается в сборе доказательств, позволяющих установить личность и уличить виновного, в этот момент еще не известного.32

Таким образом, в процессуальной науке не сложилось ясного взгляда о моменте начала уголовного преследования. Каждая из рассматриваемых выше позиций обосновывается заслуживающими внимание аргументами. Однако нам представляется верной последняя позиция. Важным аргументом в ее поддержку служит ч. 2 ст. 21 УПК РФ, где сказано: « В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении
преступления ». Из этого следует, что уголовное дело

Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Уфа, 2000. С. 67. Сходной точки зрения придерживаются и иные авторы. См., например: Розенфельд, Фролов А.В. О функциях и организации деятельности прокуратуры // Журнал Российского права. 1999. № 2. С.73; Рылов А. Должны ли судьи осуществлять уголовное преследование? // Российская юстиция. 1999. № 7. С. 38; Прокурорский надзор в РФ / под ред. В.И. Рохлина /. С-Пб., 2000. С. 110-112 . В. Асанов вообще считает, что уголовное преследование начинается с момента начала оперативно - розыскной деятельности. Но при этом сам же доказывает несостоятельность такой точки зрения, говоря о том, что по сути оперативно — розыскная деятельность не является процессуальной. См.: Асанов В. О содержании уголовного преследования // Уголовное право. 2000. № 4. С.3-5. Его точку зрения поддерживает М.А. Ворончихин. См.: Ворончихин М.А. Субъекты уголовного преследования ( понятие, виды, правовая культура). Автореф. дисс.на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Ижевск, 2002. С.8- 9.

32 Аналогичной точки зрения придерживается В.А. Лазарева. См. : Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. Самара, 1999. С. 20.

27

возбуждается исходя из необходимости установить и изобличить виновное лицо или лиц, чем кладется начало уголовному преследованию.

Определение границ уголовного преследования важно для выявления начального и конечного процессуальных актов, в которых оно зафиксировано. Возбуждение уголовного дела является, как это видно из сказанного, начальным актом уголовного преследования. Поддерживая такую позицию, И.Б. Михайловская также анализирует ч. 2 ст. 21 УПК РФ и обоснованно различает уголовное преследование, возникающее одновременно с возбуждением уголовного дела, и уголовное преследование как действия правоохранительных органов, направленные на изобличение конкретного лица в совершении преступления.33

Таким образом, можно говорить о персонифицированном и неперсонифицированном уголовном преследовании34. Последнее, однако, не нонсенс, ибо, возбуждая уголовное дело, следователь всегда выдвигает конкурирующие системы версий — предположений как о характере самого события, так и о лице, совершившем деяние. Конечно, некоторые версии могут впоследствии не подтвердиться, отпасть, а другие останутся. Но всегда среди них будут версии о не выявленном еще лице, о его возможных признаках, определяющих, хоть и в широких пределах, сферу поиска. И с этой точки зрения неперсонифицированное уголовное преследование всегда

Михайловская И.Б. Новый УПК РФ: изменение процессуальной формы // Проблемы обеспечения прав участников процесса по новому уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации. Материалы международной научно - практической конференции 18 - 19 декабря 2002 г. Самара: Самарский университет, 2003. С. 22. 34 Не противоречит такая точка зрения о моменте начала уголовного преследования и Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 №11 — П « По делу о проверке Конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова ». Представляется, что конституционный суд обусловил возникновение права на защиту с момента появления именно персонифицированного уголовного преследования, когда налицо подозрение в отношении конкретного лица, хотя оно еще не формализовано, а выражено неявно в изобличающих лицо действиях.

28

подразумевает определенное лицо, которое предстоит установить и изобличить.

Моментом же окончания уголовного преследования на стадии предварительного расследования является составление обвинительного заключения следователем, обвинительного акта дознавателем и утверждения этих актов прокурором. Кроме того, моментом окончания уголовного преследования является его прекращение следователем, дознавателем, прокурором в соответствии со ст. 27 УПК РФ.

С вопросом о границах уголовного преследования тесно связан остро дискуссионный в процессуальной науке вопрос о соотношении понятий « уголовное преследование » и « обвинение ». При анализе этой проблемы прежде всего необходимо учитывать многогранность понятия обвинения, достаточно исследованного в уголовно - процессуальной науке.35 Этот термин имеет несколько значений. Так, например, Юридическая энциклопедия определяет обвинение так: « Обвинение ( англ. accusation / verdict of guilty ) - 1) в уголовном процессе деятельность уполномоченных законом органов и лиц, заключающаяся в доказывании виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности; 2) содержание обвинительного тезиса, сформулированного в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, определении о предании суду, обвинительном приговоре; 3) формулирование обвинения, предложенное обвинителем и излагаемое в его речи».36 В уголовно — процессуальной науке этот термин обычно используется в двух смысловых значениях: обвинение в материально - правовом смысле и обвинение в процессуальном смысле.

35 Это понятие исследовали: Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. М, 1927. С. 113-119; Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань,1965. С.64- 87; Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде М., 1971. С. 40—70; Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Свердловск, 1974. С. 3 - 29; Францифоров Ю.В. Обвинение как средство обеспечения прав и законных интересов обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Саратов, 1998. С. 13-29.

36 Юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 610.

29

Обвинение в материально — правовом смысле — это содержание обвинительного тезиса, сформулированного в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, обвинительном акте, а также излагаемое стороной обвинения в обвинительной речи и установленное в обвинительном приговоре суда.” Обвинение же в процессуальном смысле — это деятельность дознавателя, следователя, прокурора и других участников процесса на стороне обвинения, направленная на доказывание виновности лица в совершении преступления.

Различия во взглядах на соотношение уголовного преследования и обвинения состоит в том, что некоторые авторы отождествляют эти виды

38 39

деятельности, другие же их разграничивают.

На наш взгляд, обвинение является составной частью уголовного преследования. На предварительном следствии оно представляет собой форму уголовного преследования, реализуемого с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, и направляется против конкретного лица - обвиняемого. В судебном же разбирательстве уголовное преследование реализуется в
форме поддержания

Подробнее см., например: Ульянов В.Г. Государственное обвинение в российском уголовном судопроизводстве. Автореф.дисс.на соиск.ученой степени докт.юр.наук. Краснодар, 2002. С. 14.

Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951 . С. 10; Нажимов В.П. Об уголовно - процессуальных функциях // Правоведение . 1973. № 5. С. 78; Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985. С. 27; Бажанов М.И. Указ. соч. С. 10-110. 9 См., например: Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 25; Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981. С. 15; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 38; Кан М.П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Ташкент, 1988. с. 99; Голощапов А.В. К вопросу о понятии и сущности функции уголовного преследования // Юридическая наука Сибири. Сб. науч. трудов. Кемерово, 1997. С 183.; Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Самара, 1999. С. 36 ; Ульянов В.Г. Указ.соч. С. 23.

30

государственного обвинения прокурором, а также в обвинительной деятельности потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, их представителей.

Исходя из вышеизложенного, уголовное преследование на стадии предварительного расследования можно разделить на этапы, руководствуясь критерием его персонифицированности.

Можно считать, что этапы уголовного преследования таковы:

  1. От возбуждения уголовного дела до появления в деле фигуры подозреваемого в соответствии со ст. 46 УПК РФ. На этом этапе вначале будет осуществляться не персонифицированное уголовное преследование, но с появлением подозреваемого оно персонифицируется. УПК РСФСР, а вслед за ним УПК РФ расширил объем понятия подозреваемого, включив в него лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело ( ст. 46 УПК РФ). В этом случае уголовное преследование становится персонифицированным уже с момента возбуждения уголовного дела и состоит в проверке возникшего подозрения, которое, однако, еще не переросло в обвинение.
  2. От момента появления в деле фигуры подозреваемого и до момента утверждения прокурором обвинительного заключения. На этом этапе будет осуществляться также персонифицированное уголовное преследование, но уже в форме подозрения и обвинения конкретного лица.
  3. Кроме этапов уголовного преследования, опираясь на действующее законодательство, возможно выделение видов уголовного преследования. Вид уголовного преследования отражает, по чьей инициативе возбуждается

31

уголовное преследование и в соответствии с какой процедурой
оно реализуется.40

Существует несколько оснований для классификации уголовного преследования по видам. Наиболее простой является классификация, основанием которой являются субъекты, осуществляющие уголовное преследование. Выделяются следующие виды уголовного преследования:

  1. уголовное преследование, осуществляемое следователем. Это основное лицо на предварительном следствии, уполномоченное на уголовное преследование ( ст.ст. 38, 151 УПК РФ );
  2. уголовное преследование, осуществляемое начальником следственного отдела. Эту функцию данный субъект будет реализовать в случае дачи обязательных указаний для следователя, производящего расследование. Но в случае личного производства предварительного следствия его деятельность не отличается от деятельности следователя ( ст. 39 УПК
  3. РФ);

  4. уголовное преследование, осуществляемое дознавателем. Объем реализуемого при этом уголовного преследования зависит от круга дел, по которым производство предварительного следствия не обязательно (ст.ст. 41, 150 УПК РФ);
  5. уголовное преследование, осуществляемое начальником органа дознания. Начальник органа дознания, также как и начальник следственного отдела, реализует свои полномочия по уголовному преследованию при даче обязательных указаний. Но при личном производстве предварительного расследования он осуществляет функции дознавателя;
  6. уголовное преследование, осуществляемое прокурором. Прокурор реализует функцию уголовного преследования и в случае дачи
  7. 40 В выделении видов уголовного преследования мы согласны с А.Г. Халиулиным. См.: Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования Прокуратурой России. Кемерово, 1997. С.32-33.

32

обязательных указаний следователям, органам дознания и в случае участия в производстве дознания и предварительного следствия лично ( ст. 37 УПК РФ ), т.е., в целом, при руководстве расследованием, а также при утверждении обвинительного заключения и обвинительного акта;

  1. уголовное преследование, реализуемое потерпевшим ( ст. 22 УПК РФ ). Он, в соответствии с ч. 2 ст. 42, вправе осуществлять деятельность по изобличению лица, причинившего ему вред, для чего может давать показания, представлять доказательства, заявлять отводы и ходатайства и т.д.;
  2. уголовное преследование, осуществляемое гражданским истцом. Гражданский истец, как лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, имеет право предоставлять обвинительные доказательства, заявлять ходатайства и т.д. ( ст. 44 УПК РФ);
  3. уголовное преследование, осуществляемое частным обвинителем, т.е. лицом, подавшим заявление в суд по уголовному делу частного обвинения. ( ст. ст. 43, 246 УПК РФ). Он может предоставлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения и т. д. ( ст. 246 УПК РФ).
  4. уголовное преследование, реализуемое представителем потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя в соответствии со ст. 45 УПК РФ.
  5. Сказанное позволяет круг субъектов, осуществляющих уголовное преследование, условно разделить на две большие группы в зависимости от того, является ли уголовное преследование их обязанностью или правом. К первой группе следует отнести государственные органы и должностных лиц. Реализация уголовного преследования возлагается на них законом в качестве обязанности. Вторую группу составляют
    другие лица, участвующие в

33

уголовном процессе. Осуществление уголовного преследования является их правом.

К первой группе субъектов, управомоченных на уголовное преследование, как следует из вышеизложенного, относятся: прокурор, следователь,41 начальник следственного отдела, орган дознания, начальник органа дознания, дознаватель.

Ко второй группе субъектов относятся: потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, их представители. Каждый из этих участников заинтересован в том, чтобы доказать вину лица, причинившего вред, и реализует свой интерес, используя предоставленные ему права.

Представляется важным для понимания сущности обвинительного заключения рассмотреть конкретное содержание функции, осуществляемой двумя основными представителями каждой из этих двух групп — прокурором и потерпевшим.

Прежде всего требует разрешения вопрос о том, какую функцию осуществляет прокурор на предварительном расследовании: уголовное преследование или надзор за точным исполнением законов.

В отношении функций, выполняемых следователем, нет единства мнений в юридической литературе. В свое время М.С. Строгович считал, что следователь осуществляет все три функции уголовного процесса: обвинение, защиту и разрешение дела по существу. См.: Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М.,1951. С. 98 - 100. Но уже тогда Г.Н. Колбая пришел к выводу, что следователь осуществляет только функции обвинения и разрешения дела. См.: Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. М., 1975. С. 35-37. По мнению же П.С. Элькинд, функция обвинения на предварительном следствии отсутствует вообще, а следователь осуществляет функцию расследования. См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовного процессуального права .ЛГУ, 1963. С.59 — 61. Как известно, УПК РФ отнес следователя к числу участников процесса на стороне обвинения. Но многие исследователи считают такую трактовку его роли односторонней. Например, С.А. Шейфер замечает, что по буквальному смыслу ст.21 и 38 УПК РФ из функции следователя неоправданно исторгнута исследовательская часть, состоящая во всестороннем и объективном изучении обстоятельств дела. См.: Шейфер С.А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России. Материалы научной конференции 22-23 января 2002 г. М., 2002. С.18-24.

34

Законодательное регулирование деятельности прокурора не дает однозначного ответа на этот вопрос. Концепция судебной реформы в Российской Федерации, являющаяся ориентиром для преобразования правового регулирования деятельности органов предварительного расследования и судов Российской Федерации, исходила из того, что « соединение в лице прокурора функций расследования преступлений и надзора за ним противоречит требованиям системного подхода, вызывает опасные перекосы в досудебных стадиях уголовного

судопроизводства…концептуально важно, с одной стороны, признать уголовное преследование доминирующей функцией прокуратуры, а с другой - частично перераспределить груз ее надзорных полномочий в пользу судебного контроля и самостоятельности следователя »42. Думается, что авторы Концепции судебной реформы в Российской Федерации имели в виду ограничение надзорных полномочий прокурора в области предварительного расследования в пользу судебного контроля, но не полную их ликвидацию.

Следствием такого подхода стало сохранение положений о надзоре прокурора за расследованием в Законе РФ « О прокуратуре Российской Федерации » в редакции от 17 ноября 1995 года. Согласно ст. 29 Закона предметом надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно - розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, является «соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно - розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно - розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие ». Одновременно с этим в духе реализации положений Концепции судебной реформы в Российской

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 60.

35

Федерации закон о прокуратуре выделяет и уголовное преследование как направление деятельности прокуратуры (ч. 2 ст. 1 указанного закона ).

Логическим продолжением Концепции судебной реформы в Российской Федерации и Закона РФ « О прокуратуре Российской Федерации » является ч. 1 ст. 37 УПК РФ, которая гласит: « Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного расследования». Заметим, однако, что из этой нормы следует, что прокурор осуществляет две рядоположенные самостоятельные функции.

В научных исследованиях также не наблюдается единства взглядов по рассматриваемому вопросу. Большинство исследователей советского периода деятельность прокурора на досудебном и судебном производстве рассматривали как реализацию единственной функции надзора прокурора за исполнением законов в уголовном судопроизводстве.43

Так, А.Л. Цыпкин писал: « Прокурор в уголовном судопроизводстве осуществляет одну функцию - надзора за точным исполнением законов. Процессуальный порядок участия прокурора в отдельных стадиях процесса различен, но указанная функция остается неизменной на всем протяжении уголовно — процессуальной деятельности ». Цыпкин А.Л. Сущность уголовно — процессуальной функции прокурора // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. Саратов, 1974 . С. 20. Солидарны с ним в определении функции прокурора были и другие авторы. См, например: Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956. С. 93-95; Митрохин Н.П. Окончание предварительного следствия в советском уголовном процессе. Дисс.на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Киев, 1964. С. 132; Долгова А.И. Прокурорский надзор в советском уголовном судопроизводстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр. наук. М., 1968; Калмыков Ю.Н. Окончание предварительного следствия с составлением обвинительного заключения. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Ростов — на - Дону, 1968. С. 218; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1. С.216; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. С. 51; Чеканов В.Я. Вопросы теории уголовно — процессуальной деятельности прокурора. Автореферат дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1973. С. 12; Мирошниченко И.Я. Прокурор в стадии предварительного расследования уголовных дел // Вестник Московского университета. 1973. № 2 С. 39; Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1974. № 1. С. 72; Алексеев Н.С., Даев В.Г. , Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного

36

Однако конституционный принцип разделения властей, появление независимой судебной власти привели к устранению из современного законодательства положения о всеобъемлющем надзоре прокурора за соблюдением закона, в том числе и при осуществлении правосудия. Но о сущности надзорных полномочий прокурора на предварительном расследовании продолжают высказываться различные суждения.

Анализ работ современных исследователей в области уголовного — процесса дает основания констатировать наличие двух основных точек зрения на сущность деятельности прокурора.

Представители первой точки зрения, отстаивая прежнюю концепцию, хотя и не поддерживают идею о том, что прокурор осуществляет надзор за судом, но утверждают, что на стадии предварительного расследования он осуществляет функцию надзора за точным исполнением законов.44

Другие же исследователи, опираясь на принцип состязательности ( а впоследствии и на положения нового УПК РФ ), исходят из необходимости отнесения прокурора к стороне обвинения и наделении его функцией уголовного преследования 45.

процесса. Воронеж, 1980, С. 115; Ковалев М.А. Прокурорский надзор за соблюдением прав личности при расследовании преступлений. М., 1981. С. 48; Кожевников О.А. Предмет прокурорского надзора за законностью возбуждения уголовного дела // Актуальные проблемы советского уголовного процесса. Свердловск, 1987. С. 87.; Клочков В.В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе // Социалистическая законность. 1989. № 11. С. 29-31.

44 Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. М., 1997. С. 12, 67-68; Якимович Ю.К. Прокурорский надзор и судебный контроль за предварительным расследованием // Избранные статьи. Томск, 1997. С. 57; Шестакова С.Д. Прокурор в уголовном процессе // Проблемы совершенствования прокурорского надзора ( к 275 - летию Российской прокуратуры). Материалы конференции. М., 1997. С. 223; Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии предварительного расследования // Законность . 1999. № 9. С. 34-35; Болтошев Е.Д. Функции прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф.дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. М., 2002. С. 9.

45 См., например: Точиловский В.Н. О концепции прокурорской власти ( проблемы и перспективы ) // Советское государство и право. 1990. № 9. С. 45; Дроздов Г. Прокурор на предварительном расследовании // Социалистическая законность. 1991. № 12. С. 30-31; Савицкий В.М. Кризис прокурорского надзора// Социалистическая законность. 1991. № 1. С. 31; Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и

37

Действительно, исходя из принципа состязательности и сказанного ранее об уголовно - процессуальных функциях, следует признать, что функцией прокурора на стадии предварительного расследования будет уголовное преследование, осуществляемое им с использованием полномочий по возбуждению уголовного дела, участию в производстве предварительного расследования и других полномочий, предусмотренных ст. 37 УПК РФ.

В то же время нельзя отрицать наличия у прокурора полномочий по руководству процессуальной деятельностью лиц, производящих

предварительное расследование. Все эти полномочия и составляют то, что законодатель в ст. 37 УПК РФ называет надзором за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

Но нельзя согласиться с положениями, высказанными рядом авторов ( А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, А.Г. Халиулин, Н.А. Якубович ), о том, что уголовное преследование производно и соподчинено основной функции прокурора — осуществлению надзора за исполнением законов при проведении дознания и предварительного следствия.46 Представляется, что, наоборот, реализация полномочий по руководству процессуальной деятельностью следствия и дознания является составляющей функции уголовного преследования.

Предпринятый выше анализ позволяет сделать вывод, что уголовное преследование, осуществляемое прокурором, — это уголовно процессуальная функция,47 реализуемая посредством применения им своих надзорных

право. 1993. № 7. С. 82 ; Иванова Т.Ю. Указ. соч. ; Михайловская И.Б. Оснований для оптимизма больше, чем для мрачных прогнозов // Российская юстиция. 2001. № 11. С. 14; Гуляев А.П. Прокурорский надзор: прошлое, настоящее и будущее // Российская юстиция. 2002. № 4. С. 13; Ульянов В.Г. Указ соч. С. 12.

46 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва - Кемерово, 1997. С. 40; Соловьев А., Токарева М. К вопросу о статусе прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса по УПК РФ // Уголовное право. 2002 . № 3. С. 84-87; Ульянов В.Г. Указ. соч. С. 20.

47 З.Д. Еникеев считает, что уголовное преследование возможно рассматривать и как правовой институт. См.: Еникеев З.Д. Указ. соч. Сб.

38

полномочий и руководства действиями органов расследования, направленных на раскрытие преступления и изобличение лиц, его совершивших, с целью обоснования виновности лиц, привлеченных в качестве обвиняемых, и последующего поддержания государственного обвинения в суде, наказания виновных лиц и восстановления социальной справедливости.

Естественно, что при такой обрисовки роли прокурора от него в значительной мере зависит исход уголовного преследования, осуществляемого на стадии предварительного расследования. Поэтому именно прокурор несет ответственность за законность и обоснованность актов, завершающих эту стадию.

Помимо прокурора ( и других должностных лиц ), уголовное преследование осуществляют участники, для которых эта функция является, как отмечалось, не обязанностью, а правом. Среди них наиболее активная роль принадлежит потерпевшему. Согласно ст. 22 УПК РФ потерпевший вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения - выдвигать и поддерживать обвинение в порядке установленном УПК РФ. Первая часть этой формулы с несомненностью указывает на то, что потерпевший осуществляет уголовное преследование или, по крайней мере, участвует в нем на стадии предварительного расследования. Такая его роль подтверждена и тем, что норма, раскрывающая его процессуальный статус - ст. 42 УПК, помещена в главу 6 « Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения ». Анализ правомочий, закрепленных в ст. 42 УПК РФ, показывает, что потерпевший, желающий воспользоваться своим правом на участие в уголовном преследовании, располагает возможностями влиять на действия следователя, дознавателя, направляя их на защиту своих законных интересов, т.е. на изобличение лица, причинившего ему моральный, физический
или

39

имущественный вред. Таковы: дача потерпевшим показаний, представление им доказательств, заявление ходатайств и отводов, возможность участвовать в следственных действиях, в том числе в назначении экспертизы и т.д. В некоторых случаях возбуждение и прекращение уголовного преследования закон ставит в зависимость от воли потерпевшего ( ч. 2 и 3 ст. 20, ст. 25 УПК РФ).

Обращаясь с заявлением о возбуждении уголовного дела, представляя доказательства, заявляя ходатайства, произнося обвинительную речь, потерпевший действует в направлении, обозначенном в п. 55 ст. 5 УПК РФ, т.е. реализует функцию уголовного преследования. Осуществляя свои права, предусмотренные ч. 2 ст. 42 УПК РФ, на предварительном расследовании, потерпевший способствует формированию доказательственной базы по уголовному делу, проверке полученных доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Участие в этом потерпевшего помогает следователю к моменту окончания
предварительного

расследования сформировать достаточно полную доказательственную базу, которая впоследствии будет положена им в обоснование вины обвиняемого в обвинительном заключении.

В связи с этим правильную точку зрения высказывает Н.Е. Петрова, которая указывает, что « частные лица должны обладать возможностью осуществлять деятельность по преследованию преступлений, параллельную официальной на досудебных стадиях ».48

В то же время обвинительная деятельность потерпевшего на предварительном расследовании осуществляется хоть и параллельно с обвинительной деятельностью следователя и прокурора, дополняя эту деятельность, но не сливаясь с ней. Как отмечается в процессуальной

48Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Самара, 1999. С. 162. См. также: Петрова Н.Е. Потерпевший как субъект уголовного преследования // Проблемы обеспечения право участников процесса по новому УПК РФ. Самара, 2003. С.131 .

40

литературе, « … прокурор с одной стороны и потерпевший и его представитель с другой действуют самостоятельно, хотя и в рамках одной процессуальной функции. Обвинение, поддерживаемое потерпевшим и его представителем, является субсидиарным (дополнительным ) по отношению к государственному обвинению ».49

Именно эту черту неофициального обвинения в качестве положительной выделяет Н.Е.Петрова: « Таким образом, правовое значение института неофициального обвинения имеет двойственный характер. С одной стороны, это один из способов повышения эффективности уголовного преследования посредством дополнения деятельности государственных органов активностью частных лиц. С другой - это уголовно- процессуальное средство защиты прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступления ».50

Все вышесказанное позволяет заключить, что потерпевший, осуществляющий наряду со следователем и прокурором уголовное преследование, весьма заинтересован в исходе предварительного расследования, а, следовательно, и в содержании его итогового акта.51

Подводя итог сказанному о сущности функции уголовного преследования, его формах, видах и субъектах, осуществляющих данную функцию, определим ее содержание применительно к
итоговым актам

См. : Юношев СВ. Адвокат — представитель потерпевшего. Автореф.на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Самара, 2000. С. 10. Аналогичной точки зрения придерживается Н.Е. Петрова. См.: Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Автореф. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Самара, 1999. С. 6 -7.

Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение . Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Самара, 1999. С. 81 - 82.

51 Об этом см. с. 52. Более сложным ( и спорным ) является вопрос о праве потерпевшего осуществлять обвинительную деятельность в суде при отказе прокурора от обвинения, что превратило бы эту деятельность из субсидиарной в основную, заменяющую государственное обвинение. И.Б. Михайловская и другие авторы отрицают за потерпевшим такое право, исходя из приоритета публичного интереса над частным. См.: Михайловская И.Б. Новый УПК РФ : изменения процессуальной формы // Проблемы обеспечения право участников процесса по новому УПК РФ. Самара, 2003. С.24. Вопреки этому, Н.Н. Полянский, а в последнее время и А.С. Александров, Н.Е. Петрова, опираясь на принцип состязательности и равноправия сторон, считают возможным предоставить потерпевшему такое право. См., например: Петрова Н.Е. Потерпевший как субъект уголовного преследования. С.131 - 134.

РОССИЙСКАЯ 1 БИБЛШЦ’Шг .

предварительного расследования: обвинительному заключению и обвинительному акту.

Отметим при этом, что независимо от смысла, вкладываемого в понятие уголовного преследования, большинство авторов подчеркивают связь обвинительного заключения с уголовным преследованием. Прав М.С. Строгович, утверждая: « Уголовное преследование на предварительном следствии завершается составлением обвинительного заключения и утверждением его прокурором ».52 Сказанное, несомненно, относится и к обвинительному акту.

В обвинительном заключении, как и в обвинительном акте, центральным звеном является обвинение, которое формулируется в материально — правовом смысле, чем окончательно определяется предмет уголовного преследования, которое будет продолжено в суде.

Обвинение в материально - правовом смысле в определенной мере сочетается с отражением обвинения в процессуальном смысле слова, т.к. раскрывает содержание деятельности, направленной на доказывание виновности лица в совершении преступления, а иногда и пути, по которым развивалось уголовное преследование ( пути формирования доказательственной базы обвинения ).

Представляется, что формулирование обвинения - это сложный процесс, сочетающий в себе как мыслительную деятельность дознавателя, следователя, в результате которой они приводят все собранные доказательства на предварительном расследовании в систему, оценивают их, так и практическую деятельность, включающую в себя вербальное (словесное) выражение мысленно сформулированного обвинения в процессуальном акте.

Определяя значение обвинительного заключения как акта уголовного преследования, необходимо принять во внимание диалектику
развития

52 Строгович М.С. Указ. соч. С. 125.

42

уголовно — процессуального познания на досудебных стадиях. Оно, как отмечено многими исследователями, проходит ряд этапов по пути наращивания вероятностей и преодоления
информационной

неопределенности. Предположительные знания о признаках преступления по мере накопления доказательств превращаются в основания для предъявления обвинения, при которых степень вероятности вывода о виновности определенного лица заметно повышается. Но только на завершающем этапе предварительного следствия, когда исследованы все необходимые и достаточные доказательства, проверены все обоснованные версии, исследованы и убедительно опровергнуты доводы обвиняемого о невиновности, следователь, прокурор, утвердивший обвинительное заключение, становятся обладателями достоверного знания.” Это, разумеется, вовсе не означает, что выводы, сделанные в обвинительном заключении, станут обязательными для суда, так как известно, что для него обвинительное заключение - не более чем версия, нуждающаяся в проверке.

Но для следователя, составившего обвинительное заключение, и прокурора, его утвердившего, этот процессуальный акт означает, что их функция успешно осуществлена.

В обвинительном заключении окончательная формулировка обвинения в материально — правовом и процессуальном смыслах выражает уверенность следователя в виновности конкретного лица и является завершением обвинительной деятельности следователя (а по утверждению — и прокурора) на предварительном следствии, т.е. завершением уголовного преследования. Это означает, что данный акт констатирует достижение целей уголовного преследования: преступление раскрыто,
виновное лицо изобличено

Верно замечание Ларина A.M. о том, что доказывание по уголовному делу завершается, когда версии, вероятные представления на основе всесторонней проверки, осуществленной в процессуальных формах, сменяются истинным, достоверным знанием исследуемого события во всех его существенных деталях и обстоятельствах. См.: Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1976. С. 197

43

собранными доказательствами, окончательно сформулировано обвинение. Сказанное не означает, что функция уголовного преследования в этот момент себя полностью исчерпала, так как оно на новых основаниях и в новой процессуальной форме будет продолжено в суде. Но каждая процессуальная функция облекается в конкретную процессуальную форму, обозначающую начало и конец процессуальной деятельности на отдельных этапах процесса.

После назначения судебного заседания уголовное преследование вступит в новую фазу - поддержание прокурором государственного обвинения, а также в форму обвинительной деятельности других участников процесса на стороне обвинения. Сказанное во многом справедливо и для обвинительного акта, завершающего уголовное преследование на дознании. Однако в нем принципиально иным является вывод о виновности лица, о чем будет сказано в § 2 главы 1.

§ 2 . Обвинительное заключение и обвинительный акт как виды процессуальных решений органа расследования. Их законность и обоснованность

При анализе сущности обвинительного заключения необходимо учесть, что в уголовно - процессуальной науке даются разные определения этого процессуального акта. Например, М.С. Строгович пишет: « Обвинительное заключение — процессуальный акт, завершающий предварительное следствие и формулирующий его итоги, на основании которых обвиняемый подлежит преданию суду ».54 Л.А. Мариупольский определяет этот акт, акцентируя познавательный аспект: « Обвинительное заключение…- процессуальный документ, завершающий предварительное расследование, в котором должна

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.2. С. 157.

44

найти свое выражение истина, установленная в процессе расследования ». По мнению А.С. Кобликова, обвинительное заключение —
это

процессуальный документ, в котором подводятся итоги предварительного следствия, делаются обвинительные выводы, к которым пришел следователь на основе всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.56

Как видно, каждый из авторов в своих определениях правомерно делает акцент на ту или иную черту обвинительного заключения.

Между тем, никто из авторов, исследовавших сущность данного акта, не рассматривал его как процессуальное решение следователя.

Для более глубокого понимания этой его стороны необходимо обратиться к исследованию такого уголовно — процессуального института как процессуальное решение следователя.

Процесс принятия решения человеком изучается многими науками: психологией, философией, экономикой, теорией государства и права, уголовным процессом и т.д. С точки зрения психологии, принятие решения является необходимым элементом его волевой психической деятельности.

« Принятие решений, - полагают психологи, — это акт формирования последовательности действий, ведущих к достижению цели на основе преобразования исходной информации в ситуации неопределенности… Структуру принятия решения образуют цель, результат, способы достижения результата, критерий оценки и правила выбора ».37 В рассматриваемом нами аспекте здесь верно подчеркивается информационная основа принятия решения и присущий ему акт выбора.

55 Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Обвинительное заключение в советском уголовном процессе. М., 1969. С. 10.

56 Учебник уголовного процесса/ под ред. Кобликова А.С. /. М., 1995. С. 228.

57 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1989. С. 190-200; Психологический словарь / под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова /. М., 1996. С. 283-284; Краткий психологический словарь / под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского /. Ростов — на - Дону, 1999. С. 274.

45

Интересна трактовка термина решения с философской точки зрения. Например, A.M. Коршунов рассматривает решение как прообраз будущего, созданного человеком на основе анализа и оценки настоящего состояния как самой системы, так и ее окружающей среды.58

Нормативное же определение процессуального решения впервые дано в п. 33 ст. 5 УПК РФ: « Процессуальное решение — решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном настоящим Кодексом ». Однако вряд ли данное определение можно считать в полной мере удачным, ибо оно устанавливает круг субъектов, правомочных принимать процессуальные решения, но не раскрывает сущности этого явления. Кроме того, как верно отмечает Б.Б. Глазунов, « указание на то, что процессуальное решение - это решение, по существу ничего не разъясняет. Здесь имеется логическая ошибка (круг в определении), состоящая в том, что при определении понятия «решения» в определяющей части используется то же понятие ».59

Между тем, исследованию процессуальных решений в уголовно — процессуальной науке посвящен ряд теоретических работ, раскрывающих их существенные черты.б0

Основоположником теории процессуальных решений является П.А. Лупинская. В ее работах на основе общетеоретических определений термина, с учетом специфических свойств, характерных для уголовного процесса,

Коршунов А..М. Отражение, деятельность, познание. М., 1979. С.44.

59 Глазунов Б.Б. О совершенствовании правовой регламентации принятия процессуальных решений // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 32.

60 См., например: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М, 1976; Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные вопросы. Киев, 1984; Смирнов А.В. Достаточные фактические основания уголовно - процессуальных решений ( стадии возбуждения дела и предварительного расследования ). Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Ленинград, 1984; Рахимов Ю.Р. Системный анализ процессуальных решений ( методология уголовно — процессуального подхода ). Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Ташкент, 1989 и др.

46

выводится определение процессуального решения и раскрываются его свойства. Оно представляет собой « облеченный в установленную форму правовой акт, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в пределах своей компетенции в предусмотренном законом порядке делают вывод об установленных фактических обстоятельствах, и на основе закона дают ответы на возникающие по делу правовые вопросы, и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона».61

А.Я. Дубинский, конкретизируя это определение применительно к деятельности следователя, считает, что « процессуальное решение следователя — это правовой акт, в котором следователь, в пределах своей компетенции, в установленном уголовно — процессуальном законом порядке выражает в виде государственно - властного веления выводы о выполнении ( или невыполнении ) конкретных процессуальных действий, что обусловлено необходимостью достижения задач уголовного судопроизводства и требованиями закона применительно к сложившейся фактической ситуации.»62

Анализируя два приведенных нами определения, следует отметить, что П.А. Лупинская, в отличие от А.Я. Дубинского, по - иному трактует содержание процессуального решения, видя его суть в ответах на возникающие по делу правовые вопросы. В то же время, согласно А.Я. Дубинскому, содержанием процессуального решения будут выводы о выполнении ( невыполнении ) конкретных процессуальных действий. Думается, что оба эти представления не противоречат друг другу, так как

61Уголовный процесс / под ред. Лупинской П.А. /. М, 1995. С.38. Близкое по смыслу определение разработал и А.В. Смирнов. Он определяет « уголовно - процессуальные решения как правовые акты, в которых компетентные государственные органы в определенном законом порядке, на основе юридических норм и установленных обстоятельств дела дают индивидуальные государственно - властные предписания в целях обеспечения процессуальной деятельности и выполнения задач уголовного судопроизводства ». См.: Смирнов А.В. Указ. соч. С. 6 - 7. Дубинский А.Я. Указ. соч. С .34.

47

именно то обстоятельство, что приговор, определение суда, постановление судьи, а также постановление следователя содержат решение правовых вопросов по делу, соответствует представлению, согласно которому эти решения формулируются в виде выводов по делу. Думается поэтому, что содержанием уголовно - процессуальных решений будут ответы на возникающие по делу правовые вопросы, облеченные в форму выводов о выполнении ( невыполнении ) конкретных процессуальных действий.

Ю.В. Манаев, давая свою трактовку термина « процессуальное решение » следователя, особо акцентирует внимание на его соответствии требованиям законности и обоснованности. Он считает, что решения следователя - это направленные на достижение целей уголовного судопроизводства правоприменительные акты, соответствующие этим требованиям и содержащие обязательные для исполнения властные волеизъявления.63 Полемизируя с ним, А.Я. Дубинский замечает, что это указание носит слишком общий характер, т.к. « решение следователя, не обладающее указанными свойствами, все же должно быть признано решением, хоть и незаконным ».64 Думается, что в указанном Дубинским А.Я. случае решение будет лишь решением, например с точки зрения психологии, т.е. осознанным волевым актом следователя. Но оно не будет являться именно процессуальным решением, поскольку не содержит обоснованных выводов следователя.

Противоречивыми являются суждения А.Б. Ломидзе по этому вопросу. Автор правильно считает, что процессуальные решения следователя должны быть облечены в форму правового акта, но в то же время отмечает, что « процессуальными ( т.е. такими, которые предусмотрены и

регламентированы уголовно - процессуальным законом) являются не только решения следователя, которые облекаются в форму письменного документа

63 Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя. Волгоград, 1977. С.7-12.

64 Дубинский А.Я Указ. соч. С .33.

48

( постановление, представление, обвинительное заключение и т.п.), но и те, которые таковую форму не имеют.65 Прав С.А. Шейфер, который указывает, что процессуальное значение решению следователя придает внешнее оформление в виде документа (постановления, повестка, телефонограмма и т.д.), что делает решение юридическим фактом.66

Итак, процессуальное решение следователя - это одна из форм его процессуальной деятельности, выражением которой является правовой акт, в котором следователь в виде государственно — властного веления в пределах своей компетенции и в соответствии с уголовно — процессуальным законом на основе установленных по делу фактических данных дает ответы на возникающие по делу правовые вопросы, представляющие собой выводы о выполнении ( невыполнении ) конкретных процессуальных действий.

Исходя из теоретических представлений о процессуальных решениях, можно выделить следующие их общие характеристики:

процессуальное решение - это акт применения права.

процессуальное решение — это управленческое решение.

процессуальное решение - это своеобразный юридический факт, в связи

с которым правовые отношения возникают, изменяются и

прекращаются. Кроме того, уголовно — процессуальные решения должны обладать рядом специфических характеристик. Наиболее точно их указала П.А. Лупинская:

  1. они могут быть вынесены только управомоченными лицами и органами и только в пределах их компетенции;
  2. они должны являться результатом всестороннего, полного
    и объективного исследования и оценки совокупности доказательств;
  3. для их вынесения необходимо наличие определенных, предусмотренных законом условий;
  4. 65Тамже.С21.

66 Шейфер С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма. М., 1981. С.49.

49

  1. они должны отвечать требованиям законности и обоснованности, быть мотивированными.67

Еще одну существенную характеристику добавляет А.Я. Дубинский: они выносятся с целью достижения задач уголовного судопроизводства.68

Выясним теперь, является ли видом процессуальных решений, удовлетворяющим всем вышеназванным требованиям, обвинительное заключение. Для этого проанализируем сущность данного процессуального акта.

Обобщая предписания о содержании обвинительного заключения, предусмотренные ст. 220 УПК РФ (подробно они рассматриваются в главе 2 диссертации), и учитывая изложенные ранее ( § 1 ) соображения о моменте его составления, можно сделать вывод, что обвинительное заключение - это правовой акт, вынесенный следователем, в некоторых случаях прокурором (другие субъекты уголовного процесса данным полномочием не обладают), окончательно разрешающий на стадии предварительного расследования вопрос о виновности лица и выражающий государственно — властное веление о наличии оснований для передачи дела в суд.

Однако для того чтобы прийти к итоговому определению обвинительного заключения, необходимо установить, как в нем реализуются требования, предъявляемые к любым процессуальным решениям.

Значение обвинительного заключения как процессуального решения следователя раскрывается при анализе таких присущих ему, как и любому процессуальному решению, свойств, как законность и обоснованность.

Не вдаваясь в детали теоретической дискуссии по поводу соотношения этих понятий 69, следует отметить, что законность любого процессуального решения в научной литературе определяется как
его соответствие

67 Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М..1976.С.11.

68 Дубинский А.Я. Указ. соч. С .34.

69 См., например: Дубинский А.Я Указ. соч. С.65.

50

следующим положениям: вынесение соответствующего решения должно быть предусмотрено процессуальным законом; оно должно быть вынесено компетентным лицом или органом своевременно; вынесению решения должны предшествовать проведенные в соответствии с законом следственные действия, приводящие к установлению обстоятельств, при которых решение может быть вынесено; при квалификации деяния правильно применен материальный закон; решение должно быть выражено в установленной законом процессуальной форме, содержать необходимые реквизиты.70 Все эти требования, несомненно, распространяются и на обвинительное заключение.

Одним из составляющих требования законности является выражение процессуального решения в соответствующей форме. По своей форме обвинительное заключение выступает как процессуальный акт. Уголовно — процессуальный акт в научной литературе, как правило, определяется как действие участника уголовно — процессуальной деятельности, облеченное в процессуальную форму и закрепленное в процессуальном документе. Анализ п.25 ст. 5 УПК, раскрывающего понятие постановления, и ст. 220 УПК РФ, определяющей содержание обвинительного заключения, дает основание утверждать, что обвинительное заключение - это особый процессуальный акт, не являющийся ни постановлением, ни протоколом. Обвинительное заключение, в соответствии со ст. 220 УПК РФ, представляет собой специфическую форму
процессуального акта, как бы

70 Лупинская П.А. Указ. соч. С.73 ; Альперт С.А. , Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения // Правоведение . 1965. № 3. с. 105 - 106.

71 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, с.200. Такую же точку зрения высказывают: Лупинская П.А. Указ. соч. С.4 ; Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования. Казань, 1989. С.9. Существуют и иные точки зрения по данному вопросу. В частности, понятие уголовно - процессуального акта только лишь к письменному документу сводят следующие исследователи: Карев Д.С. Советский уголовный процесс. М., 1965.С. 32; Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно - процессуального права. М.,1967. С. 145 -154. Уголовно - процессуальный акт как действие и документ рассматриваются изолировано, без взаимодействия Дубинским А.Я. См.: Дубинский А.Я. Указ. соч. С.80.

51

аккумулирующего другие акты следователя. Поэтому, на наш взгляд, правомерным было бы включение определения обвинительного заключения в ст. 5 УПК РФ.72

Важным свойством обвинительного заключения является его обоснованность. Это его свойство означает обусловленность выводов следователя достаточными и достоверными доказательствами. Другими словами, обоснованность обвинительного заключения представляет собой доказанность виновности лица в совершении преступления на

предварительном следствии.73

Как уже отмечалось, процесс познания следователем фактических обстоятельств совершенного деяния начинается с возбуждения уголовного дела. И только в результате дальнейшего развития познания, пройдя путь от вероятного вывода о виновности лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, к достоверному, следователь составляет обвинительное заключение, в котором обосновывает достоверный вывод о виновности обвиняемого, означающий, что, по мнению следователя, истина по делу установлена.

Таким образом, основанием для составления обвинительного заключения является достаточная и необходимая совокупность доказательств, позволяющая прийти к достоверным выводам по существу дела. По справедливому мнению П.А. Лупинской, « для решений, в которых даются ответы на вопросы, составляющие существо дела…должно быть установлено наличие или отсутствие всех или части обстоятельств, указанных в статье 69 УПК РСФСР» ( ст. 73 УПК РФ ).74 На это фактически указывает и ст. 220

Это же касается и обвинительного акта.

Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе // Учебное пособие. М.,1966. С. 55,87. См. также: Питерцев С.К. Указ. соч.С.7.

74 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание, формы. М.,1976. С. 8.

52

УПК РФ при перечислении сведений, которые должны содержаться в обвинительном заключении.

Не менее важны для составления обвинительного заключения психологические основания. В частности, « обвинительное заключение следователь вправе составить только тогда, когда совокупность всех доказательств, приводит его … к убеждению в виновности обвиняемого ».75

Обоснованность обвинительного заключения получает
внешнее

выражение в его мотивировке. Мотивированность подразумевает собой систему доводов, аргументов, обосновывающих решение как в части установления фактических обстоятельств, так и в отношении всех правовых выводов по делу (т.е. выводов о виновности лица, совершившего преступление). Поэтому в структуре обвинительного заключения необходимо, по нашему мнению, выделение особой части — мотивировочной.76

Кроме законности и обоснованности, некоторые исследователи выделяют и другие требования, предъявляемые к обвинительному заключению. Так, А.Я. Дубинский указывает и на требование полноты: « При принятии процессуального решения определенного вида должны быть разрешены все связанные с этим вопросы ».77 Требование полноты обвинительного заключения означает не только отражение в нем всех подлежащих установлению фактических обстоятельств, но и разрешение других важных вопросов, таких как определение круга лиц, подлежащих, по мнению следователя, вызову в судебное заседание, судьбы вещественных доказательств и т.д. Полагаем, однако, что это требование охватывается требованиями законности, обоснованности и мотивированности обвинительного заключения.

75 Там же . С. 8.

76 Подробнее об этом - см. гл. 2. 77Дубинский А.Я. Указ. соч. С.65-66.

53

В.Г. Асташенков особо выделяет требование
справедливости,

предъявляемое к обвинительному заключению: « Обвинительное заключение будет справедливым, если оно базируется на истинности установленных фактов ».78 Учитывая универсальность данного требования ( ч. 2 ст. 297 УПК РФ ), распространение его на обвинительное заключение вполне оправданно.

Для правильного понимания сущности обвинительного заключения необходимо определить его место в системе процессуальных решений.

Рассмотрим с этой точки зрения основные классификации процессуальных решений. Во — первых, сообразуясь с делением процессуальных решений на основные и вспомогательные, обвинительное заключение следует отнести к категории основных, т.к. в нем дается правовая оценка всей совокупности собранных по делу доказательств и устанавливаются все обстоятельства, подлежащие доказыванию ( ст.73 УПК РФ).79 Несмотря на то, что по отношению к такому процессуальному решению, как приговор, все другие процессуальные решения, как правильно отмечает П.А. Лупинская, являются вспомогательными,80 можно, на наш взгляд, считать, что применительно к стадии предварительного расследования обвинительное заключение относится к категории основных процессуальных решений. Это проявляется в том, что обвинительное заключение содержит ответы на важнейшие вопросы, решение которых определяет собой цель предварительного следствия, а именно: установлено ли фактическое содержание деяния, правильно ли определена его правовая оценка ( квалификация ), доказан ли факт совершения этого деяния обвиняемым и требуемая законом форма вины, выявлены ли все отягчающие и смягчающие обстоятельства и т.д. В определенном отношении эти вопросы должны уподобляться вопросам,

Асташенков В.Г. Требования, предъявляемые к обвинительному заключению. См.: Сб.: Вопросы совершенствования предварительного следствия. М.,1983. С. 60-63.

79 Аналогичного мнения придерживается и А.В. Смирнов. См.: Смирнов А.В. Указ. соч. СП.

80 Лупинская П.А. Указ. соч. С. 28.

54

решаемым при вынесении приговора ( ст. 299 УПК РФ ). Говоря иными словами, обвинительное заключение в этом плане представляет собой вывод следователя о доказанности всех обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УТЖ, и, следовательно, о наличии оснований для направления дела прокурору для утверждения, а затем и в суд для рассмотрения по существу.

С точки зрения деления всех процессуальных решений на единоличные и коллегиальные, обвинительное заключение следует считать единоличным решением следователя. На первый взгляд, это утверждение противоречит ст. 221 УПК РФ, в соответствии с которой обвинительное заключение подлежит обязательному утверждению со стороны прокурора. Без этого обвинительное заключение не приобретет правовой силы. Тем не менее, права М.С. Дьяченко, замечая: « То обстоятельство, что ряд решений следователя получают правовую силу и могут быть реализованы только с санкции прокурора, не меняет характер этих решений как решений единоличных. При даче санкции прокурор либо соглашается с решением, предложенным следователем, либо не соглашается и дает свое решение ».81

Особо интересен, в связи с этим, вопрос о составлении обвинительного заключения при расследовании преступления группой следователей.82 Не будет ли этот акт коллегиальным?

Отметим, что согласно ч. 3 ст. 163 УПК РФ именно руководитель следственной группы составляет и подписывает обвинительное заключение.

Справедливости ради стоит отметить, что в обвинительном заключении он суммирует результаты не только своей деятельности, но и деятельности всей группы следователей, на что правильно обращалось внимание в литературе.83

81 Дьяченко М.С. Акты прокурорского надзора М, 1974. С.7.

Вопрос о коллегиальном и единоличном в уголовном процессе исследовал А.А. Тарасов. См.: Тарасов А.А. Расследование преступлений группой следователей: процессуальные и тактико - психологические проблемы. Самара, 2000; Тарасов А.А. Единоличное и коллегиальное в уголовном процессе. Правовые и социально - психологические проблемы. Самара, 2001. 83 См., например: Тарасов А.А. Расследование преступлений группой следователей:

55

В то же время стоит учесть, что решение этой задачи для руководителя следственной группы представляет немало сложностей, так как охватить всю информацию, которая содержится в материалах уголовного дела и имеется у членов следственной группы крайне затруднительно. Поэтому представляется вполне оправданным такой метод составления обвинительного заключения, когда каждый участник расследования представляет материалы по тому или иному эпизоду и высказывает свое суждение об их оценке. Окончательные выводы и, соответственно, вывод о доказанности предъявленного обвинения и необходимости составления итогового процессуального акта предварительного следствия принимает только руководитель группы,84 и он же реализует эти выводы в составленном им лично ( а не в смонтированном из фрагментов, представленных членами группы ) обвинительном заключении.

Исходя из вышеизложенного считаем, что руководитель следственной группы может и не согласиться с оценкой доказательств, данной членом его группы. Но в связи с этим возникает вопрос о процессуальной самостоятельности члена следственной группы. В законе он не урегулирован. Думается, что необходимо предоставить право члену следственной группы обжалования действий начальника следственной группы вышестоящему прокурору, если он не согласен с решениями или указаниями: о привлечении лица в качестве обвиняемого; о квалификации преступления; об объеме обвинения; об избрании меры пресечения, либо отмене или изменению меры пресечения, избранной в отношении обвиняемого; о направлении уголовного дела в суд или его прекращении. Именно такое право позволить члену следственной группы официально уведомить вышестоящего прокурора о его

процессуальные и тактико - психологические проблемы. Самара, 2000. С. 89 — 99; Амиров

К.Ф. Составление обвинительного заключения: пособие для следователя. Казань, 2001. С.

358-364.

84 Верным представляется суждение о том, что создание следственной группы не

допускает все же принятия коллективных решений. См.: Шейфер С.А. Предварительное

следствие. С.20.

56

несогласии с решениями и указаниями начальника следственной группы по определяющим моментам предварительного следствия.

Итак, обвинительное заключение — это процессуальное решение, принимаемое следователем единолично и утверждаемое затем прокурором. Учитывая также все вышесказанное о роли потерпевшего, осуществляющего наряду с прокурором уголовное преследование и высказанное ранее суждение о заинтересованности потерпевшего в содержании итогового процессуального акта, было бы целесообразным наделить его правом после ознакомления с материалами оконченного производства представить следователю ( а также и прокурору , которому предстоит рассмотреть обвинительное заключение ) свои формулировки итогового решения по вопросам о доказанности события, о его правовой оценке, совершении деяния обвиняемым, форме вины и мотивах. “ Подобное право уголовно —

Такое право, исходя из принципа паритета, можно было бы представить и обвиняемому и его защитнику, однако данное предложение практически не осуществимо. Если обвиняемый и защитник считают обвинение несостоятельным и что обвинительного заключения вообще быть не должно, они вправе ходатайствовать о прекращении дела. В случае же если они не согласны с квалификацией, они могут заявить ходатайство о ее изменении.

Другим вариантом решения проблемы может стать предлагаемое некоторыми авторами составление обвиняемым и защитником « защитительного ( « оправдательного » ) заключения » и предоставление этого документа следователю и в суд. См., например: Карпова Е.Н., Гришпан B.C. Оглашение обвинительного заключения и право обвиняемого на защиту // Адвокатура и современность. М., 1987. С. 99; Навасардян В.Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. С-Пб., 2000. С. 116; Трунов И.Л. Расширение состязательности уголовного процесса на стадии предварительного расследования в свете судебной реформы // Российский судья. 2002. № 3. С. 5-7; Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства : сущность и пределы // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 32; Мещерин А.И. Новые познавательные полномочия защитника // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 78. Ряд авторов критикует данное предложение. См.: Макаров Л.В. Участие обвиняемого и его защитника в уголовно — процессуальном доказывании. Автореф.дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Саратов, 2002. С. 15.

Данный вариант решения проблемы представляется с нашей точки зрения весьма спорным, и прежде всего с точки зрения интересов стороны защиты, так как такое « защитительное заключение » может существенно ослабить тактическую линию защиты, преждевременно сообщив следователю и прокурору, на какой основе ( на каких нарушениях закона и пробелах расследования ) она построена.

57

процессуальный закон представляет участникам судебного разбирательства, которые до удаления суда в совещательную комнату могут предоставить суду предлагаемые ими формулировки решения по вопросам о доказанности обвинения, квалификации деяния и т.д. ( ч. 7 ст. 292 УПК РФ). Полагаем, что для подобной аналогии есть достаточные основания: ведь обвинительное заключение, как и приговор суда, представляет собой основное процессуальное решение. Следовательно, и при его формулировании было бы возможно принять во внимание мнение потерпевшего. Сказанное разумеется не означает, что обвинительное заключение, будучи итоговым актом расследования, имеет такое же значение, как и приговор суда. Ясно, что оно представляет лишь обоснованную версию обвинения, а не вывод о виновности, сделанный от имени государства. Однако вряд ли правильно игнорировать при его составлении мнение потерпевшего, как это имеет место в настоящее время. В этом направлении следует дополнить ст. 219 УПК « Разрешение ходатайств » частью пятой следующего содержания: « 5. По разрешению ходатайств участников процесса потерпевший и его представитель вправе представить следователю и прокурору в письменном виде предлагаемые ими формулировки обвинительного заключения по вопросам о доказанности или недоказанности наличия деяния, совершения его обвиняемым, о правовой оценке ( квалификации ) деяния, виновности

Иным решением проблемы, возможно, было бы предоставление стороне защиты права обжаловать обвинительное заключение по мотивам его незаконности либо необоснованности в суд. Положения ст. 123 и ч. 1 ст. 125 УПК РФ позволяют считать, что такое обжалование в принципе возможно. К тому же и суд располагает правом возвращать дело прокурору для пересоставления обвинительного заключения ( ст. 237 УПК РФ). Однако, реализация такого права на практике привела бы к возникновению ряда проблем: 1. не ясно в каком положении находилось бы производство по делу с момента обжалования обвинительного заключения: с одной стороны производство предварительного расследования закончено, а с другой стороны поставлен вопрос о его дальнейшем продолжении; 2. кроме того, проверка судом обоснованности обвинительного заключения означало бы по существу разрешение уголовного дела, что на предварительном слушании не может иметь места. Поэтому в этой ситуации обжалование выводов обвинительного заключения фактически возможно лишь в виде подачи жалобы вышестоящему прокурору.

58

или невиновности обвиняемого, форме его вины и мотивах, отягчающих и смягчающих обстоятельствах ».

Представление следователю и прокурору подобного « проекта » обвинительного заключения ( как и предоставление суду проекта приговора ) - это не ходатайство потерпевшего ( они уже заявлены и разрешены по ознакомлении с делом ), а лишь обозначение их мнения о содержании обвинительного заключения, которое следователь может учесть при составлении этого акта, а прокурор - при его рассмотрении.

Продолжая исследовать место обвинительного заключения в системе процессуальных решений, отметим, что наиболее рельефно сущность обвинительного заключения проявляется в классификации процессуальных решений на начальные, промежуточные и окончательные ( итоговые). Для стадии предварительного расследования обвинительное заключение несомненно будет являться окончательным ( итоговым ) процессуальным актом. Итоговым в том смысле, что обвинительное заключение — это результат познавательной, эвристической и оценочной деятельности следователя, основанный на совокупности собранных в процессе расследования по уголовному делу доказательств.

Учет приведенных классификаций позволяет с разных сторон определить сущность обвинительного заключения, как завершающего акта предварительного следствия и дать его итоговое определение.

Обвинительное заключение — это утвержденный прокурором процессуальный акт следователя, завершающий на предварительном следствии уголовное преследование и представляющий собой итоговое и основное для данной стадии процессуальное решение следователя о том, что в результате полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела достоверно установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе и виновность
обвиняемого, проверены и

59

опровергнуты доводы обвиняемого, доказано наличие оснований для передачи дела в суд для решения вопроса о назначении судебного заседания.

Отдельного рассмотрения заслуживает обвинительный акт как процессуальное решение дознавателя.

По сравнению с обвинительным заключением, обвинительный акт, на наш взгляд, можно считать не основным, а лишь промежуточным решением дознавателя и прокурора. Существенное отличие его от обвинительного заключения выражается в том, что к моменту составления обвинительного акта дознаватель обладает лишь вероятными, а не достоверными знаниями о виновности лица, совершившего преступление. Сказанное находит проявление в том, что в основе обвинительного акта лежит заведомо неполная совокупность доказательств: к моменту его составления всегда отсутствует такое доказательство, как показания обвиняемого (этот участник процесса, как это предусмотрено ст.47 УПК РФ, появляется только после составления обвинительного акта). К тому же обвинительный акт отнюдь не всегда завершает собой уголовное преследование. Появившись как процессуальная фигура, после составления обвинительного акта обвиняемый получает возможность реализовать свое право на защиту, гарантированное Конституцией РФ. В соответствии со ст. 47 УПК РФ он вправе заявлять ходатайства, представлять доказательства и т.д. Кроме того, обвиняемый вправе выдвигать свои версии о совершении преступления и требовать их проверки. И его обоснованные ходатайства подлежат удовлетворению. Но, пока не проверены все выдвинутые версии, не исследованы все имеющиеся доказательства, нельзя говорить о том, что уголовное преследование завершено и что обоснован достоверный вывод о виновности лица, в отношении которого составлен обвинительный акт.

На наш взгляд, такая конструкция существенно ущемляет права обвиняемого при производстве дознания: на всем его протяжении лицо

60

практически знает лишь то, в чем его подозревают и не имеет возможности оспаривать и опровергать обвинение.86

Кроме того, такой процессуальный порядок производства дознания не позволяет полно выявить все обстоятельства совершенного преступления, что может привести к необоснованному обвинению лица.

Существенным недостатком правового регулирования дознания по действующему УПК РФ является отсутствие указания на то процессуальное лицо, которому после составления обвинительного акта обвиняемый имеет право заявлять ходатайства, предоставлять доказательства и т.д.

На основе анализа ст. 226 УПК РФ можно сделать вывод, что, поскольку дознание закончено, этим лицом является прокурор, который рассматривает уголовное дело, поступившее с обвинительным актом. Поэтому, в случае признания ходатайств обвиняемого мотивированными, появляется необходимость дополнительной проверки всех обстоятельств совершенного преступления. Прокурор должен в соответствии с п.4 ч.2 ст. 226 УПК РФ направить дело для производства предварительного следствия. И лишь после его завершения другой процессуальный акт — обвинительное заключение станет итоговым актом расследования.

Следовательно, обвинительный акт является особым процессуальным решением дознавателя, в котором дается лишь предварительный вывод о виновности лица, совершившего преступление. Утверждение этого акта прокурором не превращает, на наш взгляд, вывод дознавателя о виновности обвиняемого из предварительного в окончательный. Тем не менее, обвинительный акт должен соответствовать всем
требованиям,

86 На указанное обстоятельство также обращается внимание в уголовно - процессуальной литературе. См., например: Корнева Т.Н. Изменения в статусе обвиняемого: некоторые аспекты // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 74.

61

предъявляемым к процессуальному решению: законности, обоснованности и мотивированности.

Из вышесказанного следует, что обвинительный акт — это утвержденный начальником органа дознания и прокурором процессуальный акт дознавателя, завершающий производство дознания и представляющий собой основанное на собранных доказательствах процессуальное решение дознавателя о предварительно установленной виновности
лица,

привлекаемого к уголовной ответственности, и других, подлежащих доказыванию обстоятельств.

В заключение следует отметить, что, несмотря на отмеченные выше недостатки правового регулирования, обвинительный акт, несомненно, является шагом вперед, по сравнению с постановлением, завершавшим протокольную форму подготовки материалов, которая ранее предусматривалась главой 34 УПК РСФСР. Он, как и обвинительное заключение, представляет собой решение дознавателя об установлении (правда на уровне вероятности) всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, и о наличии, в связи с этим, оснований для передачи дела в суд.

§ 3. Значение обвинительного заключения и обвинительного акта.

Изложенное выше раскрывает важное значение обвинительного заключения как итогового процессуального акта предварительного следствия. Авторы, исследовавшие проблемы, связанные с обвинительным заключением, указывают и на другие аспекты значения обвинительного заключения. Но эти аспекты трактуются различным образом.

62

Некоторые исследователи отмечают его юридическое значение, другие -

88

процессуальное, правовое и техническое, третьи — процессуально — правовое и общественно — политическое.89

В широких рамках определяют значение обвинительного заключения Л.А. Мариупольский, В.Ф. Статкус, B.C. Тульчина. По их мнению, действующее законодательство и многолетняя практика позволяют выделить и рассмотреть правовое, процессуальное, общественно — политическое и справочно — техническое значение обвинительного заключения.90 В исследованиях этих авторов раскрывается многогранность значения обвинительного заключения. Однако они допускают известную неточность, заключающуюся в том, что процессуальное значение обвинительного заключения - это не самостоятельное его качество, а одно из качеств, выражающих его правовое значение. Более правы авторы, которые указывают на такие аспекты значения обвинительного заключения, как правовое, воспитательное и техническое.91

На наш взгляд, оправдано выделение правового, общественного, справочно — технического и воспитательного значения обвинительного заключения.

Правовое или, что равнозначно, процессуальное значение обвинительного заключения выражается в последствиях его составления, установленных уголовно — процессуальным законом. Необходимо отметить различия этих последствий для разных участников уголовного судопроизводства.

Уголовный процесс / под ред. М.А. Чельцова/. М., 1969 . С. 333.

88 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. С. 156-158.

89 Якубович Н.А. Окончание предварительного расследования. М, 1962. С. 64.

90 Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Указ. соч. С.11.

91 Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. Куйбышев, 1986. С.65. Воспитательное значение обвинительного заключения выделяет также Муравин А.Б. См.: Муравин А.Б. Роль мотивировки в обеспечении законности и обоснованности обвинительного заключения. Одесса, 1990. С. 2-15.

63

Для следователя составление обвинительного заключения означает появление у него ряда обязанностей:

  1. прекратить любую процессуальную и оперативно —
    розыскную деятельность, направленную против обвиняемых;
  2. немедленно после составления и подписания
    обвинительного заключения направить его прокурору ( ст.220 УПК РФ ).
  3. Прокурор, после поступления к нему обвинительного заключения, в соответствии со ст. 221 УПК РФ, обязан в срок не более пяти суток рассмотреть поступившее дело и принять по нему одно из следующих решений: утвердить обвинительное заключение и направить дело по подсудности, либо возвратить его для дополнительного расследования или пересоставления следователю со своими письменными указаниями, либо лично составить новое обвинительное заключение, либо прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично.

Получение же дела судом означает для него обязанность совершить ряд процессуальных действий в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и в стадии судебного разбирательства.

После же назначения судебного разбирательства для прокурора, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, их представителей, подсудимого, его защитника обвинительное заключение, если оно не было изменено, служит предметом дальнейшей процессуальной деятельности в стадии судебного разбирательства. Так, прокурор поддерживает государственное обвинение, выраженное в обвинительном заключении, защитник соответственно высказывает соображения защиты по существу обвинения и т.д.

Исследователями правильно отмечалось, что правовое значение обвинительного заключения выражается, кроме того, в следующих трех важных моментах: 1. оно определяет пределы судебного разбирательства; 2.

64

служит основой для защиты подсудимого в суде; 3. гарантирует рассмотрение всех обстоятельств дела в судебном заседании.92

Такое суждение подтверждается и положениями нового УПК. Так, ст. 252 УПК РФ гласит: « 1. Судебное разбирательство производится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. 2. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту ».

Закон допускает и изменение в судебном разбирательстве обвинения, сформулированного в обвинительном заключении, но без ухудшения положения подсудимого. Например, в соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может изменить обвинение в сторону смягчения путем: 1. исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание; 2. исключения из обвинения ссылки на какую - либо норму Уголовного кодекса РФ, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса РФ, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте; 3. переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса РФ, предусматривающей более мягкое наказание.

Тем не менее, сам суд не может самостоятельно расширить рамки обвинения, которые фактически заданы в обвинительном заключении.

Правовое значение обвинительного заключения состоит и в том, что оно обеспечивает обвиняемому возможность целенаправленно оспаривать обвинение, представляя собой тот самый « уголовный иск », по которому обвиняемому предстоит держать ответ в суде. Ознакомление обвиняемого и его защитника с обвинительным заключением поможет им более четко, чем при ознакомлении с материалами оконченного производства,
уяснить

92 См., например: Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Указ. соч. С.8; Питрецев С.К. Составление обвинительного заключения. СП-б., 1998. Сб.

65

пределы, а также доказательственную основу предъявляемого обвинения и, следовательно, разработать тактику защиты в судебном заседании. Гарантией этой возможности является заблаговременное вручение прокурором обвиняемому копии обвинительного заключения
с

приложениями, как это предусмотрено законом, (ст. 222 УПК РФ ). Прав М.С. Строгович, замечая, что « подсудимый, получив обвинительное заключение, в котором изложено все, в чем он обвиняется, с указанием всех данных, на которых основано его обвинение, получает возможность подготовиться к участию в судебном разбирательстве, продумать свое поведение на нем, организовать свою защиту в суде ».93

Правовое значение обвинительного заключения состоит также в том, что оно является для следователя, прокурора гарантией исследования в судебном заседании всех указанных в нем фактических обстоятельств, всех пунктов обвинения и всех доказательств, положенных в основу обвинения.

Представляется верной, хотя и требующей известных оговорок, позиция исследователей, выделяющих общественное значение обвинительного заключения. Оно заключается в том, что в данном документе « находит свое практическое выражение борьба государства с общественно - опасными посягательствами ».94 Нельзя не признать, что имеющие место факты слабой раскрываемости преступлений (особенно тяжких и «заказных»), необоснованного прекращения уголовных дел отрицательно оцениваются общественностью и отнюдь не способствуют росту уважения граждан к органам государства, осуществляющим уголовное преследование. В этом смысле законное, обоснованное и мотивированное обвинительное заключение все же способствует укреплению авторитета правоохранительных органов государства, так как констатирует, что в данном конкретном случае они успешно справились со стоящими перед ними

Строгович М.С. Указ. соч. С. 157. Питерцев С.К. Указ. соч. С.5 .

66

задачами. Однако недопустимо, как это было в прошлом, насыщать обвинительное заключение политическими формулировками, выдвигаемыми теми или другими общественными формированиями. Этот документ должен быть политически нейтральным.

С общественным смыкается и воспитательное значение обвинительного заключения. Оно состоит в том, что гражданам, присутствующим в зале суда, становится известным факт государственного порицания действий обвиняемого. Излагая в судебном заседании обвинение, содержащееся в обвинительном заключении, государственный обвинитель информирует граждан о запрещенности и наказуемости данного деяния, а также об обстоятельствах способствовавших его совершению. Все это может пробуждать желание граждан сотрудничать с правоохранительными органами, участвовать в их профилактической деятельности.

На судебном разбирательстве обвинительное заключение теперь не оглашается, как это ранее предусматривалось УПК РСФСР. Но в самом начале судебного следствия государственный обвинитель излагает предъявленное подсудимому обвинение (ч.1 ст.273 УПК РФ), т.е. фактически устно оглашает соответствующую (забегая вперед - описательно -мотивировочную) часть обвинительного заключения. Оглашая эти данные в суде, прокурор официально сообщает, против кого и какое им выдвинуто обвинение, а присутствующие на суде граждане вводятся в курс дела, получают возможность следить за ходом судебного процесса, наблюдать и оценивать противоборство сторон.95

Общепризнанно, что справочно - техническое значение обвинительного заключения состоит в том, что оно: 1. систематизирует все материалы,

В практике применения прежнего УПК РСФСР обвинительное заключение оглашал суд, что придавало его действиям обвинительный характер. Переложение этой обязанности на прокурора наиболее полно согласуется с принципом состязательности в уголовном процессе и позволяет прокурору реализовать в этой форме функцию уголовного преследования.

67

собранные на предварительном следствии, содержит их логический анализ и оценку следователем; 2. содержит конкретное указание на лицо, обвиняемое в совершении преступления, и на категорию данного преступления; 3. в судебном заседании вводит присутствующих в курс дела, а также облегчает ориентацию в имеющихся в деле доказательствах.

Обвинительное заключение имеет значение систематизированной сводки материалов предварительного следствия. Это облегчает прокурору, суду и сторонам ознакомление с материалами следствия, помогает им разобраться в обстоятельствах дела.96

Определив значение обвинительного заключения можно утверждать, что это многозначный документ. Исследователи правильно отмечают, что он существенно отличается от всех процессуальных документов, составляемых при производстве предварительного расследования как по форме, так и по своему существу и юридическим последствиям. В отличие от протоколов, обвинительное заключение не является одним из видов доказательств. Оно не является средством фиксации доказательств, поскольку излагаемые в нем фактические данные берутся из других процессуальных документов.97

Суммируя вышеизложенное, еще раз подчеркнем, что обвинительное заключение является особым процессуальным актом следователя, завершающим уголовное преследование на стадии предварительного расследования, представляющим собой решение следователя об установлении оснований для направления дела в суд, задающим пределы судебного разбирательства, имеющим правовое,
общественное,

воспитательное и справочно - техническое значение.

От него, как это было показано ранее, значительно отличается обвинительный акт, составленный дознавателем. Когда он станет актом, действительно завершающим уголовное преследование на
досудебном

Строгович М.С. Указ. соч. С Л 57.

Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Указ. соч. С.9.

68

производстве, то он в полной мере приобретет правовое, общественное, воспитательное и справочно — техническое значение.

ГЛАВА 2. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ И ОБВИНИТЕЛЬНОГО АКТА, КАК ОТРАЖЕНИЕ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО ПОСТРОЕНИЯ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА.

§ 1. Изменение структуры обвинительного заключения по новому УПК

РФ

После раскрытия значения обвинительного заключения как процессуального решения и акта уголовного преследования следует обратиться к детальному рассмотрению его структуры.

Новый Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации, ориентированный на последовательную реализацию принципа состязательности, значительно изменил правовое регулирование уголовно — процессуальных отношений, складывающихся на стадии предварительного расследования. В значительной мере это касается структуры и содержания обвинительного заключения.

Под структурой, как это принято в философской литературе, следует понимать совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих сохранение его основных свойств при различных внешних и внутренних

98

изменениях; основную характеристику системы, ее инвариантный аспект. Это означает, что структура обвинительного заключения - это взаимосвязь составляющих его частей.

До принятия нового УПК РФ при анализе ст. 205 УПК РСФСР, регламентировавшей составление обвинительного заключения,

См, например: Философский энциклопедический словарь. М., 1997. С. 438.

69

исследователи неоднозначно определяли его структуру. Анализ высказанных при этом суждений может способствовать выявлению особенностей структуры и содержания обвинительного заключения, закрепленных в новом УПК РФ.

Отметим, что прежний УПК РСФСР четко выделял в ст. 205 УПК РСФСР две составляющих структуры: описательную и резолютивную часть. « В описательной части излагается сущность дела: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства; сведения о потерпевшем; доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновность обвиняемого; обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность обвиняемого; доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов. В резолютивной части приводятся сведения о личности обвиняемого и излагается формулировка предъявленного обвинения с указанием статьи или статей уголовного закона, предусматривающих данное

100

преступление ».

Представляется правильным относить структуру обвинительного заключения так же, как и язык его изложения, последовательность и способы изложения фактических обстоятельств уголовного дела в качестве составляющих, к такому общему понятию, как процессуальная форма обвинительного заключения. Об этом правильно: Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 180.

100 Уголовно — процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года структуру и содержание обвинительного заключения изложил фактически аналогично ст. 205 УПК РСФСР. Так, ст. 278 УПК РК гласит: « 1. Обвинительное заключение следователя состоит из вводной, описательно — мотивировочной и резолютивных частей. 2. Во вводной части следователь указывает фамилию, имя, отчество обвиняемого ( обвиняемых ), в отношении которого составляется обвинительное заключение, уголовный закон ( статья, часть, пункт), по которому квалифицируются его действия. 3. В описательно - мотивировочной части излагаются: сущность обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства, сведения о потерпевшем, доказательства, подтверждающие виновность обвиняемого; обстоятельства, смягчающие и отягчающие его ответственность; доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов. Обвинительное заключение должно содержать ссылки на тома и листы дела. 4. В резолютивной части приводятся сведения о личности обвиняемого и излагается формулировка предъявленного обвинения с указанием уголовного закона ( статьи, части, пункта), предусматривающего ответственность за данное преступление ». Подобно этому

70

В научной литературе некоторые авторы, соглашаясь с точкой зрения законодателя, выделяли только две части обвинительного заключения: описательную и резолютивную.101

По мнению же С.К. Питерцева, оно состояло из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.102 Выделение вводной части представляется обоснованным, так как раздел обвинительного заключения, где было обозначено его наименование, помещены санкция прокурора, данные об обвиняемом и квалификация его действий, существенно отличался от последующих частей этого акта.

В.А. Коханов и А.В. Савкин также считали, что обвинительное заключение состоит из трех, но других частей: описательной, резолютивной и приложения.103 Аналогичной точки зрения придерживались Ю.Н. Белозеров и СП. Ефимичев. По их мнению, кроме описательной и резолютивных частей, нельзя представить обвинительное заключение без приложений, которые упоминались в ст. 206 УПК ( списка лиц, подлежащих, по мнению следователя, вызову в судебное заседание с указанием их места жительства и листов дела, на которых изложены их показания или заключения; справок о сроках следствия, об избранных мерах пресечения с указанием времени содержания под стражей, о вещественных

изложена и ст. 379 « Обвинительное заключение » Уголовно — процессуального кодекса Республики Узбекистан от 22.09.94 года.

101 См., например: Строгович М.С. Указ. соч. С. 158; Горбачев А. Содержание и форма обвинительного заключения // Социалистическая законность. 1975. № 3. С. 53 - 54; Советский уголовный процесс / под ред. Бажанова М.И., Грошевого Ю.М./. Киев, 1983. С. 247; Советский уголовный процесс / под ред. Божьева В.П./. М., 1990. С. 251; Учебник уголовного процесса / под ред. Кобликова А.С./. М., 1995. С. 228.

02 Питерцев С.К. Указ. соч. С. 8. См. также: Асташенков В.Г. Вопросы теории и практики окончания предварительного следствия с направлением дела для предания обвиняемого суду. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Саратов, 1969. С.191; Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Дисс.на соиск.ученой степени.докт.юр.наук. Воронеж, 1998. С. 288; Рыжаков А.П. Окончание предварительного расследования. М, 1999. С.31; Амиров К.Ф. составление обвинительного заключения: пособие для следователя. Казань, 2001. С. 108. 103 Коханов В.А., Савкин А.В. Обвинительное заключение по уголовному делу. М., 1993. С. 14.

71

доказательствах, о гражданском иске, о принятых мерах обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества, о судебных издержках).104

Более широко трактовали структуру обвинительного заключения В.Ф. Статкус, Л.А. Мариупольский , B.C. Тульчина, полагая, что оно состоит из четырех частей: вводной, описательной, резолютивной, завершающей ,105 Завершающая часть, по их мнению, охватывала указание на то, какому суду подсудно данное дело, указание на то, какому прокурору направляется дело для утверждения обвинительного заключения, подпись лица, составившего обвинительное заключение, место и время
составления обвинительного

106

заключения.

Несмотря на некоторые разночтения в определении структуры элементов обвинительного заключения по УПК РСФСР между представлениями о ней указанных выше авторов, мы не видим существенных различий, речь идет лишь об акцентировании отдельных деталей.

Новый УПК РФ, не выделяя частей обвинительного заключения, более детально, чем ранее действующий, определяет его содержание. Так, ст. 220 УПК РФ устанавливает: « В обвинительном заключении следователь указывает : 1. фамилии, имена и отчества обвиняемого или обвиняемых ; 2. данные об их личности ; 3. существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие существенные обстоятельства; 4. формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление; 5. перечень

104 Белозерев Ю.Н., Ефимичев СП. Обвинительное заключение в уголовном процессе. М., 1992. С. 22. См. также : Ефимичев СП. Окончание предварительного расследования с обвинительным заключением. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Л., 1968. С 232.

105 Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Указ. соч. С28.

106 Там же. С.39-40.

72

доказательств, подтверждающих обвинение; 6. перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты; 7. обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность; 8. данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного преступлением». Устраняя пробел в формулировке ст. 220 УПК РФ, Законом РФ от 26.04.2002 г. « О внесении изменений и дополнений в Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации » этот перечень был дополнен п. 9. « данные о гражданском истце и ответчике ».

Анализ ст. 220 УПК РФ показывает, что законодатель, последовательно реализуя курс на обеспечение состязательности уголовного процесса, отверг применявшуюся в течение 40 лет на практике и закрепленную в ст. 205 УПК РСФСР структуру обвинительного заключения и предложил новую107, в которой
четко обозначены позиции противоборствующих сторон —

1 ПК

обвинения и защиты.

Содержание ст. 220 УПК РФ, а также изложенные выше суждения о структуре обвинительного заключения позволяют, на наш взгляд, выделить в настоящий момент следующие четыре его структурные части: вводную, описательно — мотивировочную, завершающую и приложения.109

Стоит отметить, что социологический опрос следователей показал, что положительно оценивают целесообразность изменения структуры обвинительного заключения в новом УПК РФ 64 % опрошенных, а среди прокуроров процент положительно оценивших ниже -46, 7 %.

108 Уголовно - процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 30 июня 1999 года вообще отказался от составления обвинительного заключения. В соответствии со ст. 234 УПК КР следователь по окончании предварительного расследования составляет постановление об окончании следствия, в котором должно быть указано: кем составлено постановление, время и место его составления, данные о личности обвиняемого, краткая формула обвинения, решение следователя о направлении дела прокурору. Ст.260 Уголовно — процессуального кодекса Республики Беларусь от16 июля 1999 г. предусматривает аналогичное содержание процессуального акта, завершающего предварительное расследование, именуя его постановлением о передаче уголовного дела прокурору. Таким образом, эти нормативные акты освобождают следователя от обязанности обосновать обвинение, с чем трудно согласиться.

109 Некоторые авторы предлагают выделить лишь две части обвинительного заключения: вводную и описательную, что, по нашему мнению, не отражает полностью содержания и сущности обвинительного заключения как акта завершающего уголовное преследование

73

Вводная часть обвинительного заключения существенно расширена, по сравнению с прежней, определенной статьей 205 УПК РСФСР. Теперь она, как и прежде, должна включать необходимые первоначальные сведения: наименование акта, номер уголовного дела, фамилию, имя, отчество обвиняемого (обвиняемых), квалификацию обвинения. Здесь же делается надпись об утверждении этого акта прокурором. Но кроме того, в вводной части далее указываются « данные о личности обвиняемого ». Это, полагаем, более широкие по объему сведения об обвиняемом: фамилия, имя, отчество; время и место рождения; место жительства и ( или ) регистрация; гражданство; образование; семейное положение, состав семьи; место работы ( учебы ); отношение к воинской обязанности; сведения о судимости лица или об отсутствии судимости; телефон места жительства (регистрации ) и места работы; паспорт или иной документ, удостоверяющий личность обвиняемого.

Как видно из предложенного перечня, в водной части обвинительного заключения должны излагаться лишь анкетные данные обвиняемого ( обвиняемых ). Но поскольку ст. 73 УПК РФ прямо требует устанавливать «обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого», для принятия решения о наличии достаточных оснований для передачи дела в суд необходимы и данные, характеризующие обвиняемого как социального субъекта. Такую характеристику личности обвиняемого, значимую для правильного разрешения дела в суде, необходимо, по нашему мнению, излагать в следующей, описательно — мотивировочной части обвинительного заключения с приведением одновременно обосновывающих ее доказательств.

Таким образом, как это видно из ст. 220 УПК РФ, вводная часть обвинительного заключения включает в себя сведения, которые ранее составляли резолютивную часть обвинительного заключения: сведения об

на стадии предварительного расследования. См.: Руководство по
расследованию преступлений. М., 2002. С. 231.

74

обвиняемом и ссылку на статью (статьи ) уголовного закона, которая вменяется в вину обвиняемому. Однако она не охватывает формулировки предъявленного обвинения, которая также ранее излагалась в резолютивной части обвинительного заключения, а ныне, полагаем, должна быть включена в описательно - мотивировочную часть.110

Такое построение обвинительного заключения представляется вполне логичным и более эффективным, чем прежнее. Во - первых, исключается необходимость дважды приводить данные об обвиняемом и квалификацию совершенного деяния. Во - вторых, такое построение соответствует логике доказывания: вначале указывается кто и в чем обвиняется, а затем, в следующей части, дается детальное обоснование обвинения. В прежнем же нормативно - правовом регулировании применялся обратный логический прием: сначала излагалась и обосновывалась фактическая фабула обвинения, после чего в резолютивной части делалась его правовая оценка.

Такую новеллу законодателя, как исключение из обвинительного заключения резолютивной части, поддерживают 67 из 100 опрошенных нами следователей (67 %), и лишь 19 из них (19 %) высказались за сохранение резолютивной части обвинительного заключения. Остальные затруднились ответить на данный вопрос. Эти данные свидетельствуют о том, что большая часть следователей разделяет новую логику построения обвинительного заключения.

С учетом вышесказанного, проанализируем теперь содержание второй, описательно — мотивировочной части обвинительного заключения. Она, как и раньше, составляет центральную, наиболее объемную часть этого акта. В ней, как это можно заключить из анализа ст. 220 УПК РФ в сопоставлении с предписаниями ст. 73 УПК РФ, должны быть
изложены следующие

110 В научной литературе ранее уже предлагалось излагать формулировку не в конце, а в начале обвинительного заключения, исключив из его структуры резолютивную часть. См.: Горбачев А.В. Окончание предварительного расследования составлением обвинительного заключения. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1973. С. 14.

75

сведения: 1. данные, характеризующие личность обвиняемого; 2. сущность обвинения: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие существенные обстоятельства, характеризующие преступление; 3. формулировка предъявленного обвинения с указанием соответствующей квалификации; 4. перечень доказательств, подтверждающих обвинение, а также их анализ и оценка; 5. отношение обвиняемого к предъявленному обвинению и перечень доказательств, на которые ссылается защита; 6. обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность лица, совершившего преступление. Таким образом, в этой части содержится обоснование тезиса, сформулированного во вводной части.

В описательно - мотивировочной части обвинительного заключения возможна логическая группировка ряда элементов его составляющих. Под элементом автор подразумевает отдельные самостоятельные разделы описательно - мотивировочной части обвинительного заключения, которые в совокупности образуют его логическую систему. В литературе, созданной на базе прежнего УПК РСФСР, находим соображения, сохранившие свое значение и для уяснения содержания этой части в новом УПК РФ.

Ранее, руководствуясь ст. 205 УПК РСФСР, Н.А. Якубович предлагала выделять в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения такие элементы, как: 1. обстоятельства или повод, послужившие основанием к возбуждению уголовного дела; 2. фактические обстоятельства, установленные при расследовании преступления, с приведением подтверждающих доказательств; 3. добытые следователем данные о личности обвиняемого, которые важны при решении вопроса о степени его общественной опасности и характере ответственности; 4. объяснения обвиняемого по существу предъявленного ему обвинения и результаты проверки этих объяснений ».ш

Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М., 1962. С. 68.

76

Дополняя предложенную этим автором структуру, С. А Шейфер структурировал описательно - мотивировочную часть обвинительного заключения, включая в нее:

  1. обстоятельства или повод, повлекшие возбуждение уголовного дела;
  2. фактические обстоятельства содеянного, установленные расследованием;
  3. объяснения обвиняемого по существу предъявленного ему обвинения и результаты их проверки;
  4. данные о личности обвиняемого, отягчающих и смягчающих обстоятельствах, причинах и условиях, способствующих совершению преступления.113
  5. Новая структура обвинительного заключения, вытекающая из анализа ст. 220 УПК РФ, предполагает и некоторые изменения в перечне элементов, составляющих его описательно - мотивировочную часть, по сравнению с прежним законодательством. Анализ ст. 220 УПК РФ позволяет выделить в ней следующие структурные элементы:

  6. данные, характеризующие личность обвиняемого;
  7. изложение обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому:
  8. предмет обвинения;

формулировка обвинения и квалификация преступления;

обоснование предмета обвинения доказательствами;

  1. анализ доказательств, предоставленных стороной защиты, в том числе объяснений обвиняемого по существу предъявленного ему обвинения;

П.М. Давыдов не включал в содержание обвинительного заключения сведений о причинах и условиях совершения преступления. См., например: Давыдов П.М. О совершенствовании ст. 205 УПК РСФСР // 26 съезд КПСС и проблемы уголовно - процессуальной и организационной деятельности органов предварительного следствия. Волгоград, 1982. С.48-49. Но это уже в то время не соответствовало требованиям предмета доказывания ( ч. 2 ст. 68 УПК РСФСР).

113 Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные
этапы производства. Куйбышев , 1986. С. 68.

77

  1. обстоятельства, смягчающие и отягчающие вину лица, совершившего

преступление, а также способствующие совершению преступления. По

поводу последних следует заметить, что, хотя ст. 220 УПК РФ не

упоминает об обстоятельствах, способствующих совершению

преступления, они входят в предмет доказывания ( ч.2 ст. 73 УПК РФ) и

поэтому подлежат отражению в обвинительном заключении, поскольку,

как говорилось раньше, оно представляет собой решение следователя о

доказанности тех обстоятельств, которые образуют предмет обвинения.

В то же время статья 220 УПК РФ и приложение № 158 к УПК РФ

однозначно не определяют, где в обвинительном заключении
должны

указываться сведения о гражданском истце и ответчике (п.9 ч.1), а также о

потерпевшем (п.8ч.1).

Представляется, что эти сведения следует отнести к существу обвинения, ибо описание преступления, мотивов и целей действий обвиняемого невозможно без указания лица, на которое преступление было направлено.

Как правильно отмечает С.К Питерцев, это всегда важно, когда жертвами преступления становятся малолетние или старики, ибо факт посягательства именно на них особым образом характеризует меру общественной опасности обвиняемого. По некоторым делам, например по делам об изнасиловании несовершеннолетней, указание возраста потерпевшей к моменту посягательства на нее является обязательным.114

Заметим, что ранее действовавший УПК РСФСР обоснованно включал сведения о потерпевшем в содержание сущности дела ( ст. 205 УПК РСФСР), т.е. в сущность обвинения.

В целом же отражение сведений о потерпевшем в обвинительном заключении является дополнительной гарантией его права на защиту своих законных интересов.

114 Питерцев С.К. Указ. соч. С. 20.

78

Изучение практики составления обвинительных заключений в период действия ст. 205 УПК РСФСР показало, что следователи указывали сведения о потерпевшем в 215 ( 89, 2 %) случаях. В обвинительных же заключениях, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ, следователи соблюдают требование этой нормы и, как правило, указывают сведения о потерпевшем, если он имеется в уголовном деле. Это, по — видимому, объясняется выделением данного требования в отдельный пункт ст. 220 УПК РФ.

Стоит отметить, что при этом должен быть указан и причиненный потерпевшему вред. Сказанное подтверждается и тем, что п.З ч. 1 ст. 220 УПК РФ включает в существо обвинения и последствия преступления, к которым вне сомнения относится моральный, физический и имущественный вред, причиненный потерпевшему.

При изучении обвинительных заключений, составленных в период действия УПК РСФСР, характер и размер ущерба, причиненного преступлением, указывался в 284 случаях ( 94, 7 % ), а подтверждался ссылками на доказательства в 157 случаях ( 55, 3 % ). В обвинительных заключениях, составленных уже в соответствии с УПК РФ, размер и характер вреда, причиненного преступлением, указывался в 286 ( 95, 3 %) случаях, мотивировался же только в 132 ( 46, 1 % ). При опросе следователей выяснилось, что 58 % опрошенных считают, что нет необходимости мотивировать характер и размер вреда, причиненного преступлением, в обвинительном заключении, так как в материалах дела имеются соответствующие доказательства.

Такая практика представляется неверной. Несмотря на наличие соответствующих материалов дела, характер и размер вреда, причиненного потерпевшему, должен мотивироваться ссылками на соответствующие доказательства. Это вытекает из самой сущности обвинительного заключения как итогового акта расследования, аккумулирующего и обобщающего имеющиеся в деле данные о предмете доказывания.

79

Ранее в процессуальной литературе являлся дискуссионным вопрос: надо ли указывать в обвинительном заключении сведения об организации, понесшей материальный ущерб от преступления, так как ст. 53 УПК РСФСР признавала потерпевшим лишь физическое лицо.115 В настоящее время ст. 42 УПК РФ разрешила этот дискуссионный вопрос, признав, что потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Рассмотрим кратко выделенные нами элементы описательно- мотивировочной части обвинительного заключения для создания полной и логичной картины содержания этой части.116

Изложение сведений, характеризующих личность обвиняемого, предполагает описание социально значимых черт, присущих лицу, совершившему преступление, т.е. обстоятельств, характеризующих его по месту работы, учебы, месту жительства, поведения в семье, во время производства предварительного расследования, заслуг перед обществом и т.д.

Изложение обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому, начинается с описания предмета обвинения, который представляет собой фактическую фабулу совершенного преступления, охватывающую место, время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие существенные обстоятельства. К последним следует отнести, например, сведения о степени осуществления преступного умысла. В целом же здесь представляется необходимым раскрыть объект преступного посягательства, объективную и субъективную сторону совершенного преступления.

Далее указывается формулировка обвинения и квалификация преступления. Следует отметить, что в научной литературе используются

115 Ефимичев СП. Указ. соч. С. 238.

116 « Доказательственная часть » обвинительного заключения будет
подробно исследована в последующих разделах работы.

80

такие термины, как «формула обвинения » и « формулировка обвинения », причем очень часто им придается одно и то же значение. Например, Р.Д. Рахунов пишет: « Формула обвинения представляет собой сжатое изложение сущности преступления, подробно изложенного в описательной части, и

1 1 *7

юридическую квалификацию преступления ».

М.И. Бажанов эти сведения именует формулировкой обвинения, замечая, что « формулировка обвинения включает в себя не только фактический состав обвинения … а также юридическую квалификацию этого преступления…».118

Представляется, что нет необходимости создавать дополнительную теоретическую модель « формула обвинения », не основанную на уголовно -процессуальном законе. Достаточно признанного законодателем понятия формулировки обвинения.

Отметим, что в процессуальной литературе неоднозначно решается вопрос, что следует понимать под формулировкой обвинения: описание деяния в юридических терминах п9 или описание фактических признаков преступления. 12°

Представляется правильной точка зрения В.М. Парадеева, который отмечает, что в формулировке обвинения содержатся как правовые, так и

Настольная книга следователя. М., 1949. С. 607. Понятие формулы обвинения используют и другие авторы. См.: Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Свердловск, 1974. С. 39. Аналогичной точки зрения придерживается В.М. Парадеев. См.: Парадеев В.М. Формирование обвинения на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Дисс.на соииск.ученой степени канд.юр.наук. Свердловск, 1978. С. 35.

1 I О

Бажанов М.И. Изменение обвинения в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 36. См. также: Гродзинский М.М. Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе. М., 1953. С. 202.

Так, Н.П. Тутышкин считает, что в формулировке обвинения содержатся лишь правовые признаки определенного состава преступления. См.: Тутышкин Н.П. Обвинительная деятельность в советском суде. Дисс на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Свердловск, 1971. С. 25.

120 Д.А. Постовой считает необходимым при формулировке обвинения лишь описание фактических признаков преступления. См. : Постовой Д.А. Обвинительное заключение в советском уголовном процессе. Харьков, 1964. С. 36.

SI

фактические признаки, отражающие совершенное преступление. « Иначе и быть не может, так как именно наличие в ней не правовых признаков ( время, место и т.д.) позволяет индивидуализировать обвинение по отдельным делам ».121

С учетом этого, считаем необходимым в формулировку обвинения включить: фамилию, имя, отчество обвиняемого, время, место, способ совершения преступления, цель, мотив, квалифицирующие признаки, соучастников, причиненный ущерб и иные, отраженные в диспозиции статьи особенной части УК РФ, признаки, влияющие на квалификацию в каждом конкретном случае. Причем, как правильно указывает Ю.И. Азаров, при формулировке обвинения « следует отражать лишь основные биографические сведения обвиняемого ( фамилию, имя, отчество ), не « перегружая » её излишними сведениями об этом лице ».

Таким образом, формулировка обвинения - это уголовно - правовая оценка фабулы преступления, изложенной в описательно — мотивировочной части обвинительного заключения, охватывающая сжатое изложение фактических элементов деяния и их обозначение на языке уголовного закона.

Поэтому представляется неверным ограничиваться при формулировке обвинения только юридическими признаками деяния. Так, по одному из изученных уголовных дел следователь в формулировке обвинения указал следующее: « Своими умышленными действиями П. совершил незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере »,123 но сами действия не изложил.

Парадеев В.М. Указ. соч. С. 35 ; Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно - процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук. М., 1999. С. 155-156.

Азаров Ю.И. Доказывание следователем обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Киев, 1987. С. 175. 123
Уголовное дело № 5/5 , архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

82

Такому положению дел на практике, по нашему мнению, способствует недостаточная четкость приложения № 158 к УПК РФ. В нем, в частности, устанавливается, что следователю в обвинительном заключении необходимо изложить существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие существенные обстоятельства, а также квалификацию преступления, но не упоминается об обязанности следователя указать формулировку обвинения, что дало возможность практическим работникам вольно трактовать ее содержание и обязанность изложения.

Так, в одном из уголовных дел следователь счел возможным вообще отказаться от изложения формулировки обвинения. Изложив достаточно обстоятельно фабулу совершенного преступления, состоявшую в том, что обвиняемый С. по просьбе гр — на Б. на полученные от него деньги приобрел у гр - на У. наркотическое средство - героин и передал его Б., следователь сразу же указал юридическую квалификацию: « то есть совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ ».124 Такое изложение обвинения оставляет непонятным, какие конкретно действия обвиняемого подпадают под инкриминируемый ему состав преступления.

Подчеркнем, что формулировка обвинения не должна противоречить обстоятельствам, изложенным в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения, а также в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Следователь в обвинительном заключении не

124 Уголовное дело № 1/221, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002. Аналогичные ошибки были обнаружены и в других уголовных делах. Например: Уголовное дело № 200348040, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003; Уголовное дело № 200368261, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003 ; Уголовное дело № 200240927, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003; Уголовное дело № 2002042112, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003 ; Уголовное дело № 2002042004, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003.

125 Необходимость соответствия формулировки обвинения в обвинительном заключении постановлению в качестве обвиняемого подчеркивается некоторыми авторами. См.,

83

вправе расширить или изменить обвинение, изложенное в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, если обвиняемому не было предъявлено новое обвинение или дело не было прекращено в части постановлением следователя.

Опрос практических работников показал, что большинство из них противоречиво истолковывают смысл понятия « формулировка обвинения ». Так, 85, 3 % прокуроров и 76 % следователей под формулировкой обвинения понимают описание в фактических и юридических терминах обстоятельств совершенного преступления вместе с правовой квалификацией деяния; 6,7 % прокуроров и 6 % следователей — только фактическую фабулу обвинения; 4% и 14 % соответственно - только правовую квалификацию деяния и лишь 4 % прокуроров и следователей — краткую оценку совершенного деяния на языке уголовного закона. Такой разнобой в оценках служит препятствием к правильному составлению обвинительного заключения и требует более точного уяснения правоприменителями содержания термина

« формулировка обвинения ».

Формулировке обвинения должна соответствовать юридическая квалификация совершенного деяния, содержащая точные ссылки на пункт, часть и статью Уголовного кодекса Российской Федерации. Это требование приобретает определенную сложность при привлечении лица за совершение действия, содержащего признаки нескольких преступлений, т.е. при идеальной совокупности. В таких случаях надо указывать статьи, предусматривающие ответственность за каждое из нескольких составов преступлений ( т.е. при реальной совокупности ), причем формулировка обвинения излагается по каждому составу преступления отдельно. Если же по делу проходит несколько обвиняемых, то формулировка обвинения должна содержать указание конкретных статей в отношении каждого из них.

например: Рахимов Ю.Р. Указ. соч. С. 18; Комментарий к уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.В. Мозякова Л M., 2002. С. 482.

84

Приведем пример правильной, на наш взгляд, формулировки обвинения, охватывающей краткое изложение фактических обстоятельств деяния в сочетании с юридической квалификацией преступления: «Таким образом, С. 16.06.2002 г. своими умышленными действиями совершил перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотического средства

  • героина, в отношении которого установлены специальные правила перемещения , путем их сокрытия от таможенного контроля и не декларирования, то есть совершил преступление, предусмотренное ч.2 ст. 188 УК РФ ».

В целом же, включение в новом УПК формулировки обвинения в описательно - мотивировочную часть обвинительного заключения представляется вполне оправданным, ибо теперь она как бы подытоживает фактическую фабулу, чем подтверждается их неразрывное единство. Кроме того, формулировка обвинения, приводимая применительно к каждому эпизоду многоэпизодных преступлений, позволяет четко обосновать квалификацию каждого эпизода, исключить путаницу.

Заметим, что и раньше, при составлении обвинительных заключений на основе ст. 205 УПК РСФСР, следователи были вынуждены по указанной выше причине приводить ее вслед за фабулой и в описательной части обвинительного заключения. Получалось, что формулировка присутствовала и в описательной, и в резолютивной частях.

Формулировка обвинения является составляющей более общего уголовно

  • процессуального понятия « обвинение », которое охватывает три элемента: фактическую фабулу, формулировку обвинения и правовую квалификацию.126 Подведение под фактическую фабулу формулировки обвинения служит предпосылкой квалификации, ведь квалификация - это своеобразная « нумерация » формулировки. В случае, когда обвиняемому вменяется

Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и изменение его в суде. Казань, 1963. С. 34-51.

85

совершение нескольких преступлений и, соответственно, несколько статей УК РФ, индивидуализация каждого обвинения может быть достигнута только использованием всех трех его элементов. Описание каждого эпизода, т.е. фабулы преступления, должно соответствовать формулировке обвинения, а ей - ссылка на статью, часть, пункт статьи уголовного кодекса.

Продолжая анализ структуры описательно — мотивировочной части обвинительного заключения, подчеркнем теперь, что обвинение должно быть обосновано доказательствами. Изложение доказательств в описательно -мотивировочной части обвинительного заключения представляет собой некий анализ результатов проведенного предварительного расследования. При этом каждое доказательство должно быть оценено с точки зрения его относимости, достоверности и допустимости.

Доказательства же, представленные защитой, должны быть проанализированы следователем и мотивированно опровергнуты как несовместимые с обвинением. Хотя такой задачи УПК РФ перед следователем в четкой форме не ставит, она, несомненно, должна получить разрешение в обвинительном заключении, ибо без этого выводы следователя о виновности обвиняемого не могут считаться достоверными.

Последним элементом в структуре описательно — мотивировочной части обвинительного заключения является указание обстоятельств, смягчающих и отягчающих вину лица, совершившего преступление, а также способствующих совершению преступления.

Данные об отягчающих и смягчающих обстоятельствах характеризуют личность обвиняемого, степень общественной опасности деяния, что будет иметь большое значения для определения вида и размера наказания подсудимому. Эти сведения, а также сведения об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, могут указывать на необходимость применения профилактических мер.

Подробно - см. § 3 настоящей главы.

86

Правильное изложение описательно - мотивировочной части обвинительного заключения имеет большое значение не только для аргументации выводов следователя, но и для исследования обстоятельств совершенного деяния в суде, а также для реализации права обвиняемого на защиту.

Рассмотрим теперь завершающую часть обвинительного заключения. Следует, прежде всего, заметить, что эту часть можно выделить только посредством анализа предписаний закона, так как формально ст. 220 УПК РФ структуры этого акта, как уже отмечалось, не определяет.

На наш взгляд, к этой части следует отнести сведения, которые прямо не связаны с обвинением ( т.е. не относящиеся к описательно- мотивировочной части ), но имеют значение для дальнейшего направления дела и последующего решения вопроса о назначении судебного заседания. Такими являются сведения о лице, составившем данный процессуальный акт ( наименование органа предварительного следствия, классный чин или звание, фамилия и инициалы ); о месте и дате его составления, а также указание на то, какому прокурору направлено дело для утверждения обвинительного заключения.

Важно отметить, что, в соответствии с ч.2 ст. 220 УПК РФ, обвинительное заключение должно содержать ссылки на тома и листы уголовного дела.

В литературе правильно отмечено, что наличие в обвинительном заключении указаний на листы дела позволяет всем участникам процесса предметно ссылаться на те или иные доказательства, а суду — оперативно

128

находить и подвергать их соответствующему исследованию.

В соответствии с ч. 3 ст. 220 УПК РФ работа по составлению трех частей обвинительного заключения завершается подписанием данного процессуального акта следователем.

Ефимичев СП. Указ. соч. С. 221.

87

Отдельным элементом, составляющим структуру обвинительного заключения, будут являться приложения к нему. К обвинительному заключению прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны обвинения и защиты, с указанием их места жительства и ( или ) места нахождения ( ч.4 ст. 220 УПК РФ ). Исходя из положений этой статьи УПК, этот список должен составляться в следующем порядке: сначала указываются обвиняемый (обвиняемые ), далее потерпевший (потерпевшие ), а затем свидетели обвинения и свидетели защиты.

Разделение на свидетелей защиты и свидетелей обвинения представляется правомерным и полностью соответствует принципу состязательности уголовного процесса. Особую роль это законодательное новшество будет играть при предоставлении потерпевшему и его представителю права направлять следователю и прокурору в письменном виде предлагаемые ими формулировки обвинительного заключения по вопросам о доказанности или недоказанности наличия деяния, совершения его обвиняемым, о правовой оценке ( квалификации) деяния, виновности или невиновности обвиняемого, форме его вины и мотивах, отягчающих и смягчающих обстоятельствах. При направлении таких формулировок потерпевший и его представитель вправе приложить к ним и список свидетелей, которые, по их мнению, располагают сведениями, подтверждающими их позицию по делу.

Прилагаемый к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в суд, так же, как и само обвинительное заключение, подписывается следователем, с указанием его ведомственной принадлежности, классного чина или звания, фамилии и инициалов.

Новый УПК РФ предусматривает и существенную особенность при составлении списка. В соответствии со ст. 11 УПК РФ при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам или близким лицам угрожают убийством,
применением

88

насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, прокурор, следователь принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности. Одной из таких мер в соответствии со ст. 166 УПК РФ является следующая: при производстве следственного действия следователь имеет право в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. Для этого следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагает причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывает псевдоним участника уголовного судопроизводства, приводит образец его подписи, который он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.129

Из этого вытекает, что и при составлении списка лиц, подлежащих вызову в суд, следователь должен в подобных случаях указывать лишь псевдоним потерпевшего или свидетеля.130

В приложения, помимо списка, входит также справка о сроках следствия, об избранных мерах пресечения с указанием времени содержания под стражей и домашнего ареста, вещественных доказательствах, гражданском иске, принятых мерах обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества, процессуальных издержках, а при наличии у обвиняемого, потерпевшего иждивенцев - о принятых следователем мерах по обеспечению их прав. В справке должны быть указаны соответствующие

129 Аналогичное правило содержится и в ст. 170 Уголовно - процессуального кодекса Кыргызской Республики, ст. 380 Уголовно - процессуального кодекса Республики Узбекистан, ст. 67 Уголовно - процессуального кодекса Республики Беларусь, ст. 100 Уголовно — процессуального кодекса Республики Казахстан.

130 Заметим, что при изучении практики составления обвинительного заключения нам не встретилось ни одного случая использования такого порядка указания в обвинительном заключении сведений о потерпевших или свидетелях.

89

листы уголовного дела ( ч.4,5 ст. 220 УПК РФ ). Справка, как и список, также подписывается следователем.131

При составлении обвинительного заключения должна быть четко соблюдена его структура, а также логичность изложения обстоятельств совершенного деяния. Только при соблюдении этих условий обвинительное заключение достигнет необходимых качеств: законности, обоснованности и мотивированности.

Еще раз подчеркнем, что изменение структуры и содержания обвинительного заключения в новом УПК позволит четко обозначить в этом акте позицию противоборствующих сторон и аргументы, на которые ссылается каждая из них, что даст возможность им активно готовиться к предстоящему судебному разбирательству.

§ 2 . Изложение и обоснование обстоятельств, вменяемых в вину

обвиняемому

Основой обвинительного заключения является изложение и обоснование обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому, т.е. указание предмета обвинения и обоснование его доказательствами.

Перед изложением доказательственной базы обвинения следователь должен описать предмет обвинения, т.е. обстоятельства совершенного преступления. Такое описание можно назвать изложением фабулы преступления.,32

Требование о приложении к обвинительному заключению списка лиц, подлежащих вызову в суд, а также справки о движении уголовного дела сохранено в ст. 380 Уголовно - процессуального кодекса Республики Узбекистан, в ст. ст. 261-262 Уголовно -процессуального кодекса Республики Беларусь, ст.279 Уголовно - процессуального кодекса Республики Казахстан, ст. 235 Уголовно — процессуального кодекса Кыргызской Республики.

См.: Питерцев С.К. Указ. соч. С. 18-19. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие авторы. См., например: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С.

90

Исследование практики составления обвинительных заключений, в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, показало, что, несмотря на отсутствие в законе требования излагать фабулу преступления, следователи перед изложением доказательств в 294 обвинительных заключения из 300 (98 %) описывали обстоятельства совершенного преступления. Такая практика была вполне обоснованной, так как без указания перед анализом доказательств предмета обвинения невозможно детально представить картину совершенного преступления. Новый УПК РФ воспринял и узаконил ее.

Предмет обвинения предполагает изложение всех действий фактически совершенных обвиняемым или его бездействия, которые имеют уголовно — правовое значение.

Так, по делу С, обвиняемого в совершении убийства с особой жесткостью, следователь изложил предмет обвинения следующим образом: « 20.10.02, примерно в 23.00 , С, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире своей сожительницы Соб., в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, стал избивать ее, нанося ей удары руками по различным частям тела и причиняя тем самым физическую боль. После этого С. умышленно, действуя с особой жестокостью, проявляя исключительное бессердечие и безжалостность, демонстративно, в присутствии матери и сестры Соб., заточил взятый на кухне нож и нанес им удар Соб. в лицо, а затем перерезал ей горло, осознавая при этом, что своими действиями причиняет особые страдания, находившимся в квартире и присутствовавшим при совершении убийства, родственникам Соб. — матери и сестре ».га

333 - 334; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. т.2. С. 158 ; Ф.Н. Фаткуллин Указ. соч. С.34.

Уголовное дело № 2002042112, архив наблюдательных производств
Самарской областной прокуратуры, 2003.

91

В приведенном нами примере описание предмета обвинения не вызвало у следователя сложностей, так как имело место совершение одного преступления одним лицом. Трудности же возникают в описании предмета обвинения при совершении преступления в соучастии и по многоэпизодным делам. В ситуации совершения преступления в соучастии, в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ и приложением № 158 к УПК РФ, существо обвинения, как и доказательства, подтверждающие обвинение, излагаются отдельно для каждого из соучастников. По многоэпизодным делам, по нашему мнению, необходимо для удобства формулировки обвинения и квалификации изложить общий предмет обвинения, но каждый эпизод впоследствии должен быть освещен в виде краткого обозначения соответствующей части преступного деяния и обоснован приведением доказательств.134

Касаясь исследуемого нами вопроса, Б. Комлев отмечает, что описание обстоятельств преступления должно быть идентичным описанию в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.133 Эта точка зрения представляется не совсем верной. На наш взгляд, описание обстоятельств совершенного преступления в обвинительном заключении в ряде случае может быть более объемным, нежели в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, т.к. проведение расследования после вынесения этого постановления позволяет следователю выявить дополнительные детали совершенного преступления. Эти
дополнительно установленные детали

Именно так поступил следователь по одному из изученных уголовных дел по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренных п. «в » ч. 3 ст. 131 УК РФ, а также ч.1 ст. 117 УК РФ . Уголовное дело № 200368261, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003.

5 Комлев Б. Использование доказательств в обвинительном заключении // Законность. М., 1997. №7. С. 17-20.

92

следует включать в предмет обвинения, но они не должны усиливать объем обвинения и изменять его объективное содержание.136

В целом, из 300 обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, обстоятельства совершения преступления излагались с достаточной полнотой в 283 (94,3 %). Из 300 обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ, не вызвала замечаний полнота фабулы в 285 случаях ( 95 % ). Это свидетельствует о правильном понимании следователями значения этого элемента обвинения.

Рассмотрим теперь вопрос об обосновании обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому, доказательствами, имеющимися в деле.

Доказательственная база, на основе которой делаются выводы в обвинительном заключении, в этот момент расследования нередко оказывается значительно более широкой, чем, например, на момент привлечения лица в качестве обвиняемого. Это связано с тем, что обвинительное заключение, как отмечалось ранее, является итоговым процессуальным решением следователя. После привлечения лица в качестве обвиняемого доказывание в стадии предварительного расследования продолжается с целью выяснения иных обстоятельств, имеющих значение для дела.137 Добавим к этому, что последующее расследование направлено на проверку уже предъявленного обвинения, ибо, как обоснованно считают многие процессуалисты, вывод о виновности, сделанный следователем в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, носит вероятный, а не достоверный характер, т.е. требует проверки.

На данное обстоятельство также обращает внимание А.П. Рыжаков. См.: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2002. С. 546.

137 См.: Кузнецов Н.П. Указ. соч. С. 287. Также Зинатуллин 3.3., Игнатов С.Д. Требования, предъявляемые к первоначальному обвинению при его формулировании // Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. Волгоград, 1990. С. 42.

93

Для обоснования выводов обвинительного заключения должна быть использована совокупность доказательств, полученных как до привлечения лица в качестве обвиняемого, так и после этого. A.M. Ларин правильно по этому поводу замечает, что, в отличие от постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение содержит изложение не только вывода о виновности обвиняемого и о других обстоятельствах предмета доказывания, но также и изложение оснований такого вывода, т.е. доказательственных фактов и доказательств.138 Действительно, доказательства должны пронизывать всю описательно - мотивировочную часть обвинительного заключения, ибо все утверждения, сделанные в нем, должны быть основаны на доказательствах.

В предыдущем изложении ( § 2 гл. 1 ) было показано, что обвинительное заключение — это процессуальное решение следователя о том, что в результате полного, всестороннего и объективного исследования установлены все обстоятельства, образующие предмет доказывания по делу, в связи с чем оно подлежит направлению в суд для рассмотрения по существу.

Из сказанного следует вывод: следователь в обвинительном заключении фактически определяет свою точку зрения по поводу предмета доказывания. С учетом этого, рассмотрим содержание этого института уголовного — процессуального права. Само понятие предмета доказывания весьма дискуссионно в научной уголовно — процессуальной литературе.139 По мнению A.M. Ларина, предмет доказывания - это совокупность конкретных фактов ( обстоятельств ),
служащих основанием для применения норм

138 Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск.ученой степени доктора юр.наук. М., 1970. Раздел второй. С. 557.

139 См., например: Арсеньев В.Д. К вопросу о предмете доказывания и объекте доказывания по уголовным делам // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам .Красноярск , 1987. С. 24-26; Ларин A.M. , Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Указ. соч. С. 89-90; Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса. М., 2002. С.40-50 и т.д.

94

уголовного, гражданского и уголовно — процессуального права при разрешении дела, а также для принятия мер к установлению причин и условий, способствующих преступлению.140 Сходно предмет доказывания определяет Н.П. Кузнецов, полагая, что в самом общем виде его можно определить как совокупность явлений внешнего мира, знание которых необходимо для правильного разрешения уголовного дела и выполнения задач уголовного — процесса и которые, в связи с этим, подлежат установлению с помощью доказательств.141

Представляется верным определение предмета доказывания через категорию познания: « Предмет доказывания есть специфическое процессуальное обозначение предмета познания по уголовному делу. Это объективно существующие свойства и связи, т.е. фактические обстоятельства исследуемого события, которые имеют правовое значение, характеризуют его как общественно опасное и уголовно наказуемое деяние, а лицо, совершившее деяние, — как виновное ».142 Подчеркнем, что все вышеизложенные определения акцентируют тот или иной существенный аспект данного понятия.

Непосредственный перечень обстоятельств, образующих предмет доказывания, в УПК РСФСР был закреплен в ст. 68. По сравнению с ним, УПК РФ расширил содержание предмета доказывания, включив в него новые существенные обстоятельства. При производстве по уголовному делу, в соответствии со ст. 73 УПК РФ, подлежат доказыванию: 1) событие преступления ( время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства,

140 Ларин А.М. Указ. соч. С. 338.

141 Кузнецов Н.П. Указ. соч. С. 289.

142 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 22-23.

95

исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Кроме того, подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Таким образом, в обязанности следователя по установлению обстоятельств совершенного деяния дополнительно включены такие новые элементы, как форма вины обвиняемого, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Хотя на практике и до введения в действие УПК РФ этим обстоятельствам следователи уделяли необходимое внимание, но их законодательное закрепление сделало соответствующую деятельность следователя не правом, а обязанностью и подчеркнуло, что предмет доказывания - это не предмет обвинения, а совокупность обстоятельств, воссоздающих объективную картину исследуемого события.

Как правильно отмечено в литературе A.M. Лариным, в содержание предмета доказывания закон включает лишь те фактические обстоятельства, которые имеют правовое значение и влияют на окончательное разрешение уголовного дела.143 Теперь к этим обстоятельствам добавлены и обстоятельства, указывающие на невиновность обвиняемого.

Неоднозначно в уголовно - процессуальной литературе определяется и связанное с предметом понятие пределов доказывания.

Так, некоторые авторы определяют пределы доказывания через необходимую совокупность доказательств для разрешения уголовного дела. Под пределами доказывания ими понимается необходимая и достаточная

Ларин A.M. , Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Указ. соч. С. 89-90. См. также: Советский уголовно - процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С. 259-260.

96

совокупность доказательств, которая, будучи собранной по
делу, обеспечивает правильное разрешение дела.144

Другой аспект понятия раскрывается через категорию познавательной деятельности. « В самом общем виде, - отмечает С.А. Шейфер, - можно считать, что пределы доказывания — это границы познавательной деятельности следователя и суда, определяемые моментом, когда цель доказывания оказывается достигнутой, т.е. когда с необходимой степенью надежности установлены подлежащие доказыванию обстоятельства». ш

Анализ понятий предмета и пределов доказывания позволяет сделать следующие выводы: 1. в обвинительном заключении должна быть обоснована вся совокупность элементов предмета доказывания, ни один из них не должен быть обойден вниманием следователя; 2. для этого должна быть использована исчерпывающая совокупность доказательств, позволяющая обосновать наличие каждого из элементов с необходимой убедительностью, т.е. достоверно.

В связи со сказанным представляется весьма важным следующий теоретический постулат: приведение доказательств, обосновывающих наличие всех элементов предмета доказывания, должно осуществляться не просто в виде перечня видов доказательств, как это сформулировано в ст. 220 УПК РФ, но и путем раскрытия их содержания.

О необходимости анализа доказательств в обвинительном заключении не раз говорилось в научной литературе.146 Но в последнее время, ссылаясь на положения нового УПК, некоторые авторы считают достаточным излагать в обвинительном заключении лишь перечень видов доказательств, мотивируя это тем, что анализ доказательств в обвинительном заключении играет роль « шпаргалки » для участников судебного разбирательства и может привести к

144 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. С. 218.

145 С.А. Шейфер Указ. соч. С. 25.

146 См., например: Кобликов А.С. Уголовный процесс. М., 1995 . С. 229 ; Соловьев А.Б. Как организовать расследование. М, 2000. С.70-71.

97

тому, что суд, как это было ранее, будет « штамповать » в приговоре выводы обвинительного заключения.147

Такая аргументация (« шпаргалка ») не может не вызвать удивления, ибо суд при подобных аргументах выступает не носителем государственной власти, а органом, который послушно переписывает все, что изложено в обвинительном заключении. Авторитет суда, конечно же, необходимо укреплять и повышать, однако не путем упрощения и примитивизации актов предварительного следствия, а путем последовательного утверждения в судебной практике положения закона о том, что только суд, как единственный носитель судебной власти, вправе осуществлять правосудие, а значит, критически оценивать доводы обвинения и защиты.

Суждение о необходимости анализа доказательств в обвинительном заключении соответствует и теоретическим представлениям о доказательстве, которое выступает в единстве формы ( иначе — видов доказательств - ч.2 ст. 74 УПК РФ ) и содержания ( сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению - ч. 1 ст. 74 УПК РФ ). Отсутствие того или другого означает отсутствие доказательства. Поэтому даже введение формулировки « перечень доказательств » ( ст. 220 УПК РФ ), на наш взгляд, не означает умолчания об их содержании.

Руководствуясь этими соображениями в процессе диссертационного исследования, автором было подготовлено информационное письмо « О недостатках при составлении следователями обвинительных заключений », одобренное впоследствии прокуратурой Самарской области и Самарским областным судом и разосланное на места. В нем ставился вопрос о необходимости обоснования с помощью доказательств вывода следователя о

147 См.: Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. 2002. № 5. с. 101. Аналогичную точку зрения высказывают и другие авторы. См., например: Комментарий к УПК РФ / под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского /. М., 2002. С. 391; Комментарий к УПК РФ / под ред. Д.И. Козак, Е.Б. Мизулиной /. М, 2002. С. 430.

98

виновности обвиняемого в совершении преступления. Одновременно указывалось и на необходимость аргументировано опровергать доводы обвиняемого. Интересно отметить, что этот документ вызвал несогласие руководителей служб расследования органов внутренних дел Самарской области, которые полагали, что такие требования противоречат предписаниям ст.220 УПК РФ. Такую же негативную позицию высказали некоторые судьи. Так, Кировский районный суд г. Самара 15.10.02 г. вынес постановление о возвращении дела в отношении М. прокурору для пересоставления обвинительного заключения в связи с тем, что в нем были раскрыты доказательства подтверждающие виновность обвиняемого.148 Представляется, что возражения подобного рода неубедительны и основаны на ограничительном толковании ст.220 УПК РФ и недооценке сущности обвинительного заключения как процессуального решения.

Другие судьи исходят из иной позиции. Так, в постановлении от 21.01.03 г. по делу П. судья Октябрьского районного суда г. Самара указал следующее основание для возращения уголовного дела прокурору для пересоставления обвинительного заключения: « В перечне доказательств, подтверждающих вину П. в инкриминируемом ей деянии, перечисляется список свидетелей с указанием листов дела, на которых имеются их показания, однако сам текст показаний в обвинительном заключении не приводится, что является нарушением норм УПК РФ ».149

В постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 18 июня 2003 года подтверждается последняя точка зрения, а также дается ее подробная мотивация: « Согласно ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь, наряду с другими обстоятельствами, обязан привести перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на

Уголовное дело № 1-888., архив Кировского федерального суда г. Самара, 2002. Архив Октябрьского районного суда г. Самара, 2003.

99

основе которых суд, прокурор, следователь устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В ч. 2 ст. 74 УПК РФ перечисляются источники доказательств, к которым относятся показания подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. В ст. ст. 76-81 УПК РФ дается определение понятий каждого из доказательств. При таких обстоятельствах надлежит признать, что в соответствии со ст. 220 УПК РФ следователь обязан сослаться не только на источник доказательств, как это имеет место в обвинительном заключении по данному делу, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств ».1S0

Надо сказать, что такое представление об обосновании обвинения поддержали 77, 3 % прокуроров и 47 % следователей, опрошенных нами, которые считали, что в обвинительном заключении должен содержаться развернутый анализ доводов обвинения и защиты. Кроме того, 96 % прокуроров указали, что отсутствие мотивированного обоснования обвинения создает трудности для государственного обвинителя и проведения судебного следствия, так как нет ясности, чем подтверждается обвинение.

Следует отметить, что данную позицию поддержала и Генеральная прокуратура Российской Федерации. В письме начальника управления по надзору за расследованием преступлений органами прокуратуры от 27.03.2003 г. на имя заместителя прокурора Самарской области говорилось, что при составлении обвинительного заключения необходимо иметь в виду, что под предусмотренными п.п.5 и б чЛ ст.220 УПК РФ перечнями доказательств понимается не перечисление видов доказательств, указанных в ч.2 ст.74 УАК РФ, а изложение существа доказательств, с учетом законодательного определения их содержания, данного в ст.ст.76-81, 83 и 84 УПК РФ, и самого понятия доказательства. Включение доказательства в обвинительное заключение напрямую зависит от результатов его проверки и оценки в соответствии со ст.ст.87 и 88 УПК РФ. Поэтому, приводя перечень доказательств в обвинительном заключении, необходимо анализировать их в совокупности с учетом названных норм, а простое перечисление доказательств не имеет смысла, так как исключает возможность изложения в обвинительном заключении результатов доказывания в досудебном производстве.

100

Изучение же обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР показало, что в этот период следователи, в целом, исполняли требование УПК РСФСР относительно необходимости изложения содержания доказательств. Так, из 300 обвинительных заключений было раскрыто содержание доказательств в 292 ( 97, 4 % ). Но при анализе обвинительных заключений, составленных по новому УПК РФ, было выявлено наличие двух тенденций: часть следователей указывали лишь перечень доказательств ( из 300 обвинительных заключений в 145 ( 48, 3 % )), другие излагали и их содержание ( 149 обвинительных заключения, что составляет 51, 7 % ). Таким образом, результаты проведенного социологического исследования подтверждают эмпирические данные, полученные при изучении практики составления обвинительных заключений.

Самоограничение следователя лишь видом обвинительных доказательств влечет за собой немало отрицательных последствий. Как отмечает С.А. Шейфер, « иногда это создает впечатление обилия доказательственного материала и доказанности события, в то время как ознакомление с содержанием показаний, заключений эксперта, протоколов документов показывает, что из них не вытекает убедительного вывода о доказываемом факте ».151

Однако и раскрытие содержания доказательств в обвинительном заключении само по себе не может обеспечить обоснованность вывода следователя. Необходимо оценить доказательства и показать, что доказательства, предоставленные стороной защиты, не опровергают обвинения.

В литературе прежних времен порой по этому вопросу давались рекомендации, которые были не вполне точны. Например,
излагать

151 Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные
этапы производства. Куйбышев, 1986. С. 69.

101

обстоятельства дела рекомендовалось «с приведением как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого доказательств».132 Применяя буквально эту рекомендацию, следователь фактически должен был просто изложить в обвинительном заключении все доказательства, имеющиеся в деле. Но будет ли тогда достигнуты задачи этого процессуального акта, понимаемого как решение о доказанности оснований для направления дела в суд? Естественно, нет. Для достижения задач обвинительного заключения нужен детальный анализ доказательств, собранных на предварительном следствии.

Анализ доказательств необходим в первую очередь для повышения убедительности выводов, излагаемых следователем в обвинительном заключении. Он также способствует выявлению недостоверных доказательств и логичному, мотивированному опровержени ю

оправдательных доказательств. В противном случае обвинительное заключению не будет обладать необходимыми качествами законности, обоснованности, мотивированности.

Глубоко правы Ю.Н. Белозеров и СП. Ефимичев, подчеркивая, что « анализ доказательств … является как бы цементирующим материалом, придающим обвинительному заключению стройность, логичность, убедительность ».153

Исследование практики составления обвинительных заключений показало, что следователи, даже излагая содержание доказательств, далеко не всегда приводят их полный анализ, т.е. оценивают их содержание, анализируют противоречия в доказательствах, определяют их допустимость. Так, из 300 обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, такой анализ был дан в 29 процессуальных актах, что составляет 9, 9 %. Можно утверждать, что этот недостаток усугубился с принятием нового

152 Карев Д.С, Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1967. С Л 20.

153 Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Указ. соч. С.27. См. также: Ефимичев СП. Указ. соч. С. 261.

102

УПК. Отсутствие четкого требования об изложении содержания и анализе доказательств в ст. 220 УПК РФ отрицательно повлияло на практику составления обвинительных заключений. Всего в 6 ( 3,9 % ) обвинительных заключениях из 300 изученных, составленных на основе ст. 220 УПК РФ, был дан мотивированный анализ доказательств.

Изложенное дает основания для вывода: редакция ст. 220 УПК РФ нуждается в уточнении. Соответствующая ее часть ( п. 5 и 6 ч.1 ) должна быть изложена так : « 5. доказательства, подтверждающие обвинение »; « 6. доводы обвиняемого и другие доказательства, на которые ссылается сторона защиты, а также результаты их проверки ».

Анализ доказательств предполагает умственную, мыслительную деятельность следователя по оценке каждого доказательства в отдельности, а также совокупности собранных доказательств на предмет их допустимости, относимости, достоверности и достаточности для обоснования конечных выводов. Оценка совокупности доказательств происходит по внутреннему убеждению следователя.

В научной литературе существует множество определений процесса оценки доказательств,154 но их анализ дает основание видеть в них один объединяющий элемент - указание на то, что оценка доказательств — это мыслительная деятельность. Как верно отметил A.M. Ларин, « под оценкой

См., например: Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. М., 1957. С. 104; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 164; Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 65; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 87; Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М, 1961. С. 49; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 130; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 67; Карнеева М.Л. Доказательства и доказывание при производстве расследования. Лекция. Горький, 1977. С. 38; Рыков А.Б. Установление события преступления на досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Воронеж,1995. С. 162.

103

доказательств понимается процесс формирования суждений
и умозаключений о фактах, устанавливаемых по делу ».155

Представляется, что оценка доказательств следователем на предварительном следствии для него будет окончательной. Это означает, что, завершая предварительное следствие, следователь считает свои выводы несомненно правильными, достоверными, а истину по делу - установленной. Разумеется, для суда, которому предстоит рассмотреть дело, обвинительное заключение — это только версия, требующая проверки. Но в то же время нельзя согласиться с высказываниями некоторых практических работников о том, что доказательства на завершающем этапе доказывания оцениваются только с точки зрения достоверности и достаточности, в то же время как определение относимости и допустимости доказательств происходит на более ранних стадиях.156 Действительно, оценка доказательств с точки зрения их допустимости и относимости производится не только при составлении обвинительного заключения, но и на всем протяжении предварительного следствия. Но именно их оценка с этих позиций на завершающем этапе предварительного следствия, когда уже сформирована доказательственная база, позволяющая решить эти вопросы с учетом совокупности доказательств, создает, по нашему мнению, следователю возможность еще раз взвесить свои предварительные суждения и сформировать окончательное убеждение в их относимости , допустимости и достоверности. В первую очередь, следователь должен оценить доказательства с точки зрения их относимости. Законодательное определение относимости доказательств содержится в контексте ч.1 ст.74 УПК РФ, устанавливающей, что доказательства - это любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенным

155 Ларин A.M. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1961. С. 123.

Егоров К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 32.

104

УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также обстоятельств, имеющих значение для дела. Следовательно, относимость доказательств предполагает их связь с обстоятельствами расследуемого уголовного дела или другими доказательствами.157

Поэтому при изложении и обосновании обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому, ссылаясь на доказательство, следователь должен учитывать, имеется ли в нем необходимая доказательственная информация, относящаяся к совершению данного уголовно наказуемого деяния.

Очень часто, при анализе обвинительных доказательств, следователи увлекаются дословным пересказом показаний свидетелей и потерпевших, включая в обвинительное заключение не только доказательственную информацию, но и обстоятельства, не связанные с совершением преступления. В связи с этим верно высказывание С.А. Шейфера: « Избыточная информация крайне нежелательна в обвинительном заключении. Поэтому в нем приводится лишь та часть показаний, которая непосредственно относится к доказываемому положению. Текстуальное же воспроизведение показаний возможно лишь в тех редких случаях, когда особую доказательственную ценность имеет контекст показания, отдельные слова и выражения допрошенного ». ш

В обязательном порядке следователь оценивает доказательства и с точки зрения их допустимости. В уголовно — процессуальной литературе существует неоднозначные подходы к определению понятия допустимости

Проблему относимости доказательств в уголовном процессе исследовали многие ученые. См., например: Миньковский Г.М. Понятие доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 197- 228; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. С 12; Давлетов А.А. Основы уголовно -процессуального познания. Свердловск, 1991. С. 65; Якупов Р.Х. Доказывание в уголовном процессе. Уголовный процесс. М., 1998. С. 175. 158 Шейфер С.А. Указ. соч. С 69.

105

доказательства.159 Можно согласиться с авторами « Теории доказательств », которые полагают, что допустимость доказательств есть пригодность доказательства с точки зрения законности источников, методов, приемов получения соответствующей информации.160 Следовательно, допустимость доказательства предполагает соответствие его закону не по содержанию, а по форме.

Новый УПК РФ впервые в законодательной практике закрепил требование допустимости доказательств и провозгласил, что доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми, не могут быть положены в основу обвинения ( ч. 1 ст. 75 УПК РФ ). Это принципиальное требование в полной мере относятся и к акту обвинения, каковым является обвинительное заключение. В УПК также обоснованы случаи, когда доказательства должны быть признаны недопустимыми ( ч. 2 ст. 75 УПК ). Не вдаваясь в тонкости проблемы допустимости161, отметим, что в науке общепризнано, что критериями допустимости являются:

См.: Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации . // Государство и право. 1994. № 6. С. 105; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С.27; Победкин А.В., Гавриков В.А. Допустимость показаний лица, страдающего психическим заболеванием, в уголовном процессе. // Государство и право. 1999. № 6. С. 72-74; Победкин А.В., Гавриков В.А. О некоторых проблемах определения допустимости доказательств в уголовном процессе // Государство и право. 1999. № 7. С. 53-56; Зажицкий В. О допустимости доказательств// Российская юстиция. 1999. № 3. С. 26-27; Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. 2001 . № 10. С.47-54. 1 ° Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.428. См.также : Кипнис Н.М. Указ. Соч. С. 27; Сильное М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). М, 2001 . С. 4. 161 По вопросу выделения критериев (допустимости и недопустимости) доказательств см., например: Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки доказательства. Л., 1971. С. 148; Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М., 1972. С. 34-35; Миньковский Г.М. Допустимость доказательств. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 239; Якуб М.Л. Проблемы оценки доказательств в советском уголовном процессе // Вестник МГУ. 1974. № 6. С. 18; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С.112; Ларин A.M., Стецовский Ю.И. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. С. 303; Селезнев М. Некоторые вопросы допустимости доказательств. // Законность. 1994. № 8. С. 39; Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном

106

  1. получение доказательства из надлежащего источника;
  2. получение доказательства управомоченным на то лицом;
  3. соблюдение надлежащей процедуры получения доказательства;
  4. соблюдение надлежащей процедуры их закрепления.
  5. Сюда с известным основанием следует добавить еще один критерий -соблюдение при получении доказательств прав и охраняемых законом интересов личности.162 Однако продолжает оставаться вопрос: любое ли уголовно — процессуальное нарушение должно повлечь за собой признание доказательства недопустимым? Некоторые исследователи исходят из того, что любое нарушение уголовно — процессуального закона делает доказательство недопустимым.163 Представители второй точки зрения считают, что доказательство должно быть признано недопустимым, только если произошло существенное нарушение уголовно — процессуального закона. Ими предложены два критерия для оценки допустимости или недопустимости доказательства: могло ли повлиять допущенное нарушение на достоверность полученных сведений и могут ли быть восполнены процессуальными средствами допущенные нарушения.164 Такая позиция

процессе. Дисс. на соиск. учен степени канд.юр.наук. Краснодар, 1995. С. 36-37; Лупинская П.А. Допустимость доказательств: пора обеспечить единство судебной практики // Российская юстиция. 1998. № 11. С 23; Вищневецкий К.В. Исследование доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Волгоград, 2001. С. 12-14; Громов Н.А., Зайцев С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. М., 2002. С. 76; Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция . 2002. № 7. С. 5-8; Лопаткин Д. Недопустимые доказательства // Законность. 2002. № 9. С. 35-36 и т.д..

162 Громов Н.А., Зайцев С.А. Там же. С. 79-82.

163 См., например: Ляхов Ю.А. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе. М., 1999. С. 12.

4 Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решения о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994 . № 11. С. 2-5; Корнеевский Ю.В. Вопрос о допустимости доказательств // Прокурор в суде присяжных. М., 1995. С. 34; Москвитина Т.А. Существенные нарушения уголовно - процессуального закона и средства их выявления, устранения и предупреждения в уголовном процессе России. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Ярославль, 1997. С. 9; Маркина Е.А. Допустимость доказательств как гарантия правосудия и прав личности в современном российском уголовном процессе. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. М., 2000. С 75- 77;

107

представляется вполне убедительной. Признание любого доказательства недопустимым при несущественных, формальных нарушениях закона, которые заведомо не могли повлиять на его достоверность и могут быть восполнены, приведет, по нашему мнению, к излишней формализации судопроизводства и затруднит установление действительных обстоятельств дела. Но, систематизируя доказательства перед составлением обвинительного заключения, следователь должен еще раз оценить их на допустимость. В каждом случае выявления нарушений порядка собирания доказательств (даже, на первый взгляд, несущественных, формальных ) он должен принять необходимые меры к устранению нарушений, чтобы исключить сомнения в допустимости доказательства.

При наличии доказательств, недостатки которых невозможно восполнить тем или иным способом ( например, повторив следственное действие вновь ), следователь, по нашему мнению, должен исключить его из доказательственной базы и вновь оценить достаточности совокупности доказательств. О признании соответствующего доказательства недопустимым он должен вынести отдельное постановление.165 Такое доказательство нет необходимости анализировать в обвинительном заключении.

Амиров К.Ф. Составление обвинительного заключения: пособие для следователя. Казань,

  1. С. 245; Соловьев А., Токарева М, Воронцова Н. Проблемы законности и качества расследования в свете требований УПК РФ // Уголовное право. 2002. № 2. С. 76; Плетнев В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция.
  2. № 9. С. 48-50. Эту точку зрения поддерживают и зарубежные исследователи. В частности, Минюст США нашел, что подход к признанию доказательства недопустимыми в новом УПК РФ « излишне строг, можно было бы исключать доказательства лишь в случаях, когда закон нарушен по существу ». Эксперты Совета Европы посчитали, что подобная норма « является идеалистической и переходит, возможно, все границы ». См., Новиков С.А. Показания обвиняемого в современном уголовном процессе России. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд. юр.наук. СПб,
  3. С. 10.
  4. 165 В научной литературе неоднократно предлагалось выносить такие постановления. См., например: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М., Ростов - на - Дону, 1999. С. 229; Маркина Е.А. Указ. соч. С. 129-131.

108

В основу обвинения в обвинительном заключении могут быть положены не только относимые и допустимые, но и достоверные доказательства. В научной литературе нет единства мнения о понятии достоверности доказательств. М.С. Строгович ставил знак равенства между достоверностью и истинностью. Так, он писал : « Достоверность — это то же самое, что истинность. То, что достоверно, то и является истинным, так как находится в соответствии с действительностью. Следовательно, материальная истина означает достоверность выводов следствия и суда, их утверждений о совершении преступления привлеченным к уголовной ответственности лицом ».166 Аналогичным образом П.А. Лупинская считает достоверным знание, не вызывающее сомнение в своей обоснованности.167 Такой же позиции придерживается и Л.М. Карнеева.168

Заметим, что в научной литературе некоторые авторы не согласны с тем, что достоверность и истина - это одно и то же. Так, А.Р. Ратинов считает, что истинность характеризует отражение нашим знанием какого — либо объекта, соответствие первого второму, а достоверность, кроме того, еще и обоснованность нашего знания Для обретения достоверного знания, по мнению этого автора, его необходимо получать в таких формах, которые обеспечивают проверку и удостоверение соответствующих лиц и органов в правильности полученных знаний и принятых решений.169 Это высказывание обоснованно критикует A.M. Ларин, полагая, что « видеть в процессуальных

Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 86; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. С. 256. Аналогичную точку зрения высказывает Яковлев A.M. См.: Яковлев A.M. Основы психологии судебно - экспертной деятельности. Вопросы психологии и логики судебно - экспертной деятельности. Сб. науч. Трудов ВНИИСЭ. М., 1977. Вып. 30. С. 17.

167 Лупинская П.А. Уголовный процесс. М., 1995. С. 151-152.

168 Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. М., 1988. С. 47.

169 Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. 1964. №8. С. 107-108.

109

формах специфическое отличие достоверности от истины нет оснований. Вне этих форм истина по уголовному делу не достижима ».,7°

Из сказанного вытекает, что достоверным является знание, правильно отражающее объективную действительность, а, следовательно, и являющее истинным.

В то же время нельзя ставить знак равенства между допустимостью доказательств и их достоверностью. Иногда допустимое с процессуальной точки зрения доказательство, по сути, может быть недостоверным, например, если свидетель неумышленно заблуждался относительно увиденного им на месте совершения преступления или даже умышленно лгал. Но зачастую недопустимость доказательства является свидетельством того, что оно является и недостоверным. Например, когда показания свидетеля основаны на догадке. Следовательно, цель сформулированных правил о допустимости доказательств - обеспечение их достоверности.171

Достоверность доказательства предполагает анализ надежности всех, в том числе личных доказательств: показаний свидетелей, потерпевших и т.д. Именно эти доказательства подвержены сильной деформации, степень которой зависит от личностных свойств субъекта: памяти, остроты зрения и т.д., а иногда и от личной заинтересованности его в уголовном деле.

Интересный пример анализа надежности показаний свидетелей приводит С.К. Питерцев: « … Как было сказано ранее, свидетели А. и У. дали показания о скорости движения машины, совершившей наезд на пешеходов, не соответствующие действительности. В ходе расследования было установлено, что оба эти свидетеля - лица, не заинтересованные в определенном исходе дела. При этом свидетелю А. - всего 8 лет, а свидетелю

170 Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1976. С. 192.

171 Такой точки зрения придерживаются многие ученые. См., например: Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в уголовном процессе. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1996. С. 9; Гридчин А.А. Обеспечение допустимости доказательств на предварительном следствии ( процессуальные вопросы ). Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1999. С. 45-46.

по

У. - 79 лет. Их показания касаются сложного динамического явления ( скорости движения автомашины ), требующего для правильной оценки определенных представлений о различных скоростях движения, складывающихся на основе жизненного опыта, и, кроме того, профессиональных познаний. Всего этого, естественно, не может быть у восьмилетнего мальчика. Не развиты такие представления и у старой женщины, всю свою жизнь прожившей в деревне. С учетом названных обстоятельств, показания этих свидетелей по поводу скорости движения автомашины, совершившей наезд, расцениваются как некомпетентные, ошибочные и, в силу этого, неприемлемые в качестве доказательств ».172

В одном из изученных нами дел, установленное следователем несоответствие показаний свидетеля действительным обстоятельствам, позволило поставить достоверность показаний под сомнение и опровергнуть их. Так, по делу сотрудников милиции Г. и В., обвиняемых в превышении должностных полномочий (изъятия в виде штрафа у пассажира 100 рублей ), следователем было установлено несоответствие показаний свидетеля 3., сослуживца обвиняемых, действительным обстоятельствам. Обвиняемые показали, что не собирались присвоить изъятые деньги, т.к. должны были выйти вместе с нарушителем на ближайшей станции Похвистнево и явиться в линейный пункт милиции для оформления штрафа. Подтверждая их показания, свидетель 3., разъяснил « обязательный » порядок действий сотрудника милиции при обнаружении факта административного правонарушения. Он показал, что сотрудники милиции, обнаружив административное правонарушение составляют протокол на месте его совершения, а затем выходят вместе с правонарушителем на ближайшей станции, где имеется линейный пункт милиции и правонарушитель оплачивает штраф, ему выписывается квитанция. Опровергая эти показания 3., следователь указал: « К показаниям 3. необходимо относится критически,

172 С.К. Питерцев. Указ соч. С. 36.

Ill

так как он пытается помочь обвиняемым Г.и В. избежать уголовной ответственности. Его показания противоречат официальной информации - справке предоставленной ЛОВД ст. Похвистнево, согласно которой, в момент события существовал иной порядок наложения административного взыскания: сотрудники милиции не имели права брать деньги непосредственно у правонарушителя, т.к. административное взыскание должно быть оплачено правонарушителем в соответствующем банковском учреждении. Квитанции же, на основании которых сотрудники милиции имели право взыскивать деньги непосредственно с правонарушителя, в ЛОВД на ст. Похвистнево никогда не поступали и не применялись ».пз Это позволило поставить достоверность показаний 3. под сомнение и опровергнуть их. Заметим, что подобные оценки показаний, как недостоверных встречаются на практике довольно редко, что еще раз свидетельствует о слабой оценке следователями доказательств, опровергающих обвинение.

В целом же определение достоверности, также как относимости и допустимости, завершается на основе всей совокупности собранных доказательств в момент формирования окончательных выводов по делу, т.е. при составлении обвинительного заключения.

При оценке доказательств, положенных следователем в основу обвинения, важное значение имеет выявление их согласованности либо противоречивости.

Если в деле существуют противоречивые доказательства, следователь не должен о них умалчивать или избегать упоминания о них при обосновании вывода о виновности, ибо такое противоречие несомненно обнаружится в судебном заседании. Следователь должен мотивированно объяснить это

173 Уголовное дело № 5/69, архив наблюдательных производств
Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

112

противоречие путем обоснования достоверности одних доказательств и недостоверности других.

На практике следователи довольно редко анализируют в обвинительном заключении противоречивые доказательства, предпочитая о наличии противоречий умалчивать. Так, из 154 уголовных дел, расследованных в соответствии с УПК РСФСР, в которых имелись противоречивые доказательства, анализ их достоверности в обвинительном заключении осуществлялся следователем в 29 случаях ( 18, 8 % ). Еще меньший процент уголовных дел, с анализом противоречий, выявлен по делам, расследованным в соответствии с УПК РФ. Из 131 уголовного дела, в материалах которого содержатся противоречивые доказательства, такой анализ был осуществлен в 6 ( 4, 6 % ) обвинительных заключениях.

Примером правильного анализа противоречивых доказательств может служить одно обвинительное заключение по делу жителей г. Жигулевск Я. И 3., обвиняемых в убийстве. Обвиняемые свою вину в совершении инкриминируемого им деяния отрицали, ссылаясь на алиби. Я. показал, что он в это время находился дома с родителями, а 3. - что он гулял со своей знакомой О. Родители же 3. вопреки этому в своих показаниях утверждали, что их сын во время убийства находился дома вместе с ними. Следователь так опроверг показания обвиняемых: « Непричастность обвиняемого Я. к совершению преступления ничем, кроме его показаний, не подтверждается, никто из установленных следствием свидетелей его отсутствие на месте преступления не подтвердил. Мать Я. факт его нахождения в момент преступления дома не подтвердила, заявив, что, где он был, она тоже не знает. Несмотря на то, что родители обвиняемого 3. показали, что в момент совершения преступления их сын находился дома, к их показаниям следует относиться критически, так как указанные свидетели - близкие родственники, родители обвиняемого. Кроме того, их показания противоречат показаниям

113

самого обвиняемого 3. о том, что во время убийства он находился на прогулке с О. ».,74

При обосновании вины обвиняемого в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения необходимо раскрывать внутреннюю связь доказательств как между собой, так и с доказываемым обстоятельством. В связи с этим A.M. Ларин правильно отмечает: « Изложение каждого из доказательств включает следующие элементы: а) содержание фактических данных ( описание сущности обстоятельств, устанавливаемых доказательством); б) источник, посредством которого эти данные установлены, со ссылкой на листы дела; в) связь ( отношение ) источника с обстоятельствами, посредством данного источника устанавливаемые ( например, указание на то, что свидетель лично наблюдал обстоятельства, о которых даст показания, или что эти обстоятельства известны ему от другого лица и т.п.); г) связь между фактами, устанавливаемыми данным доказательством, и предметом доказывания. Последний элемент выступает самостоятельно только при оперировании косвенными доказательствами ».175

При изложении и обосновании обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому, важны также и стилистические приемы для придания некой эмоциональной окрашенности « сухим фактам уголовного дела ». С.А. Шейфер отмечал по этому поводу: « Аргументированность и убедительность выводов, излагаемых в описательной части обвинительного заключения, повышается применением некоторых стилистических приемов: введением подзаголовков, соответствующих этапам развития преступной деятельности или имеющих иные логические основания ( « создание излишков сырья », « организация реализации неучтенной продукции », « поиски яда » ),

174 Дело № 200240927, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003 г.

Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск.ученой степени доктора юр.наук. М., 1970. Раздел второй. С. 558 - 559.

114

подчеркивание связей между различными суждениями с помощью словосочетаний « помимо этого », « кроме того », « это также подтверждается », использование эмоционально окрашенных слов, содержащихся в показаниях ».176 В то же время, как правильно писал М.С. Строгович, абсолютно недопустимы в обвинительном заключении уклончивые, двусмысленные выражения, такие как « обвиняемый не мог не знать », « обвиняемому было небезизвестно ». Следует твердо сказать, знал обвиняемый или не знал.177

С некоторой долей условности в описательно — мотивировочной части обвинительного заключения можно выделить два основных элемента раздела, посвященного обоснованию виновности лица, совершившего преступление: 1. анализ обвинительных доказательств, подтверждающих сам факт совершения преступления, вменяемого в вину обвиняемому; 2. анализ доказательств, виновность обвиняемого. Но в большинстве случаев эти два элемента оказываются неразделимыми, вследствие чего доказательства излагаются в их единстве. Но всегда обвинительные доказательства должны быть изложены и сгруппированы так, чтобы они подтверждали и факт преступления и виновность обвиняемого, форму его вины и мотивы действий.

Ранее, применительно к ст. 205 УПК РСФСР, в уголовно - процессуальной литературе разрабатывались способы составления обвинительного заключения. Изменение правового регулирования структуры и содержания обвинительного заключения в ст. 220 УПК РФ дает основание говорить не о способах составления обвинительного заключения, а о способах изложения обвинительных доказательств в его описательно — мотивировочной части. В

Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. Куйбышев, 1986. С. 72.

7 Строгович М.С. Обвинительное заключение. М., 1943. С. 15. Наиболее подробно вопросы стиля написания обвинительного заключения см. : Крысин Л.П., Статкус В.Ф. Обвинительное заключение : язык и стиль. М., 2002. С. 1 - 125.

115

литературе различают три способа составления описательно мотивировочной части обвинительного заключения : 1. систематический ; 2. хронологический ; 3. поэпизодный .178

Систематический способ изложения обвинительных доказательств в описательно - мотивировочной части применяется, как правило, по одноэпизодным делам, когда имеются прямые доказательства. Его суть состоит в обосновании фактических обстоятельств совершенного преступления в той последовательности, в которой они имели место в жизни, т.е. так, как развивалась преступная деятельность обвиняемых лиц ( по стадиям ). Здесь отражается хронология преступления.179

Хронологический способ чаще всего используется, когда обвиняемый отрицает факт своей преступной деятельности, прямые доказательства его вины отсутствуют и обвинение основывается на косвенных доказательствах. В этом случае основой изложения обвинительных доказательств в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения является динамика развития процесса доказывания. При этом фактические обстоятельства подтверждаются доказательствами в порядке и последовательности установления их следователем. В этом
способе

отражается хронология расследования. 18° Здесь, как замечает
М.С. Строгович, следователь как бы ведет читателя по пути следствия и излагает

См., например: Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. С. 111; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. М., 1970. С. 215-219 ; Питерцев С.К. Указ. соч. С. 17. Некоторые авторы выделяют два способа составления обвинительного заключения: хронологический и систематический. См., например: Чельцов М.А. Уголовный процесс. М., 1951. С. 334. В некоторых случаях авторы выделяют следующие три способа составления обвинительного заключения: систематический, хронологический, смешанный. См., например: Ефимичев СП. Указ. соч. С. 259; Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 182.

179 Шейфер С.А. называет этот способ также повествовательным. См. : Шейфер С.А. Указ. соч. С. 71. Калмыков Ю.Н. предлагает называть этот способ изложения описательно - мотивировочной части обвинительного заключения объективно — фактическим. См. : Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 184.

180 Иногда в научной уголовно - процессуальной литературе его называют доказательственно - логическим или уликово — логическим, что не влияет на его суть. См., например: Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С.183.

116

факты не в той последовательности, в какой они имели место
в

181

действительности, а в той, в какой они устанавливались следствием.

Поэпизодный способ применяется по многоэпизодным делам. Этот способ заключается в обосновании каждого отдельного эпизода преступной деятельности обвиняемого ( обвиняемых). Думается, что при поэпизодном способе могут применяться различные способы изложения обвинительных доказательств, относящих к каждому отдельно обосновываемому эпизоду, т.е. систематический, хронологический, смешанный. Изложение

доказательств систематическим и хронологическим способами по многоэпизодным делам осуществляется по тем же, описанным нами ранее правилам; смешанный же способ предполагает сочетание систематического и хронологического способа. Суть его состоит в изложении одних разделов по многоэпизодным делам систематическим способом, а других
-

хронологическим.

Способ изложения доказательств в описательно — мотивировочной части обвинительного заключения, в конечном счете, избирается следователем в зависимости от особенностей собирания доказательств, от преобладания прямых или косвенных доказательств, с учетом возможности достижения наибольшей убедительности вывода о применении того или иного способа.

Но при составлении обвинительного заключения любым способом не может быть жесткого шаблона и четко детализированной схемы изложения и обоснования обстоятельств, вменяемых в вину обвиняемому, поскольку многое зависит от особенностей уголовного дела и усмотрения следователя.

Правильный критерий хорошо составленного обвинительного заключения дает A.M. Ларин: « В хорошо написанном обвинительном заключении изложение обстоятельств дела, анализ доказательств, включая показания обвиняемого, представляют собой логически связанную цепь аргументов, непреложно обосновывающих тезис — формулировку обвинения … Такое

181 Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 334.

117

обвинительное заключение - убедительный документ, который облегчает суду, участвующим в деле лицам и судебной аудитории уяснение сути

182

дела ».

§ 3. Доводы обвиняемого по существу обвинения и результаты их проверки. Анализ доказательств, на которые ссылается защита

В отличие от УПК РСФСР 1960 года, ст. 220 УПК РФ не закрепляет четко за следователем обязанности проанализировать при составлении обвинительного заключения доводы обвиняемого по существу обвинения и результаты их проверки. Вместо этого п. 6 чЛ ст. 220 УПК РФ требует от следователя указать перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Между тем, ст. 205 УПК РСФСР формулировала аналогичное требование иначе, обязывая следователя изложить в обвинительном заключении « доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту и результаты проверки этих доводов ». Столь существенное изменение обязанности следователя порождает немало неясностей и создает существенные трудности при составлении обвинительного заключения. Прежде всего, неясно, что следует понимать под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, не говоря уже о том, что защита доказательств не собирает, так как это делает следователь. Поэтому трудно понять, в чем может состоять ссылка защиты на доказательства. Ведь никакого итогового акта, выражающего позицию защиты,183 защитник не составляет, между тем как следователь обосновывает свои выводы в обвинительном заключении. Впервые позиция защиты становится ясной в начальный момент судебного следствия ( ч.2 ст.273 УПК РФ ). Конечно, она может быть обозначена и раньше, в момент заявления защитником ходатайств, при участии в допросе

Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск.ученой степени доктора юр.наук. М., 1970. Раздел второй. С. 561. Соображения автора о « защитительном заключении » см. в § 1 гл. 1.

118

обвиняемого и т.д. Но это не окончательно сформированная позиция. Следовательно, в момент окончания предварительного следствия защитник не имеет возможности выразить свою позицию и указать на доказательства, ее обосновывающие. Для этого отсутствует соответствующая процессуальная форма. На завершающем этапе предварительного следствия речь может идти лишь о показаниях обвиняемого, опровергающих или ослабляющих обвинение, ходатайствах его и защитника о прекращении дела, изменении квалификации и т.п. Поэтому более правильно было бы сказать о необходимости изложения в обвинительном заключении показаний обвиняемого, оправдывающих его или смягчающих его вину. Следователь же находится в ином положении: он знает доводы обвиняемого и может противопоставить им доказательства обвинения.

Более серьезный недостаток ч. 1 ст. 220 УПК РФ, как и образца обвинительного заключения ( приложение № 158 к УПК РФ ), состоит в том, что следователь формально освобожден от рассмотрения доказательств, на которые ссылаются обвиняемый и защитник. Из ст. 220 УПК РФ следует, что в обвинительном заключении излагаются две рядоположенные системы доказательств: обвинительных и оправдательных - без определения, какие из них отражают действительность, а какие нет. Такое изложение доказательственного материала, конечно, облегчает задачу следователя, избавляя его от необходимости решать вопрос, доказано ли обвинение. По-видимому, законодатель в данном случае довел до крайности принцип состязательности, исходя из представления, что и на предварительном следствии обвинение представляет свои доказательства, а защита — свои и что суд впоследствии решит, кто из них прав. Но защита, как отмечалось, такой возможностью фактически не обладает, ибо и те и другие доказательства собирает и фиксирует в деле следователь. Поэтому в обвинительном заключении остается нерешенным вопрос, какая сторона права в своей позиции, занятой именно на предварительном следствии. И

119

здесь приходится вернуться к ранее высказанной многими учеными мысли, основанной на одном из постулатов логики: без опровержения доводов защиты нельзя признать доводы обвинения обоснованными.184

Отсюда вывод: законодатель напрасно отказался от формулировки ст. 205 УПК РСФСР, из которой вытекало, что следователь был обязан аргументировано опровергнуть доводы обвиняемого, а не ограничиваться простым перечислением обвинительных и оправдательных доказательств.185

В то же время в уголовно - процессуальной литературе ранее отмечалось, что формулировка, содержащаяся в ч.2. ст. 205 УПК РСФСР, « доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов » неточна. По мнению Н.П. Кузнецова, информация оправдательного характера может исходить не только от обвиняемого, но и содержаться в других доказательствах: показаниях свидетелей, документах и т.п., - такие показания, документы будут являться оправдательными доказательствами.186 Опрос практических работников показал, что именно так понимают термин « оправдательные доказательства » 53, 3 % прокуроров и 56 % следователей.

Сам вопрос об изложении оправдывающих доказательств в обвинительном заключении всегда являлся дискуссионным в уголовно — процессуальной литературе. Особо спорным является вопрос об объеме приведения оправдывающих доказательств. Так, М.А. Чельцов в свое время считал, что « обвинительное заключение - это не отчет или докладная записка, излагающая с полной объективностью все данные следствия, это - акт обвинительной власти, выражающий ее готовность обвинить привлеченное лицо, требующий предать его суду, и потому содержание его в известной мере односторонне. Ввиду этого доказательства защиты приводятся в нем

184 Логика. / под ред. Б.И. Каверина /. М., 2002. С. 191-192.

185 Такое требование сохранено в ст. 278 Уголовно - процессуального кодекса Республики Казахстан, ст. 379Уголовно - процессуального кодекса Республики Узбекистан.

186 Кузнецов Н.П. Указ. соч. С. 289.

120

лишь постольку, поскольку это необходимо для понимания сущности обвинения и оснований, на которые оно опирается ».’” Однако такая позиция неоправданно ограничила объем излагаемых в обвинительном заключении оправдывающих доказательств, видимо, поэтому в другом месте работы автор корректирует ее: « Приводя в обвинительном заключении имеющиеся в деле доказательства защиты, следователь показывает, что и они не опровергают выдвинутого обвинения ».ш Более широко трактуют объем изложения оправдательных доказательств Р.Д. Рахунов и М.Г. Миньковский. Они указывают, что в обвинительном заключении должны быть изложены доказательства, на которых основано обвинение, и доказательства, которые свидетельствуют в пользу обвиняемого. “9 По мнению Н.П. Митрохина, такая позиция является более правильной, чем позиция М.А. Чельцова, т.к. способствует объективному составлению обвинительного заключения. Практика же, когда в обвинительном заключении, кроме объяснений обвиняемого, никаких других доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его вину, не приводится, не отвечает требованиям закона.’90

Обобщая эти суждения, следует заключить, что в обвинительном заключении должны быть приведены в качестве доказательств, оправдывающих обвиняемого, не только его показания, в которых он отрицает ( или смягчает ) свою вину, но и все другие доказательства — показания свидетелей, потерпевших, заключения экспертов, документы и т.д., которые в той или иной степени колеблют обвинение и требуют опровержения.

187 Чельцов М.А. Уголовный процесс. М., 1948. С. 432.

188 Чельцов М.А. Указ. соч. С. 334.

189 Настольная книга следователя. М., 1949. С.605; Миньковский М.Г. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. М., 1957. С. 157. Кроме того, данной точки зрения придерживаются иные авторы. См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 355; Евдокимов К., Стремовский В. Обвинительное заключение и его значение для судебного приговора // Советская юстиция. 1962. № 6. С. 12-13; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 296.

190 Митрохин Н.П. Указ. соч. С. 129.

121

Прежде чем исследовать проблему анализа и опровержения доводов обвиняемого, необходимо определиться с уголовно — процессуальной терминологией. В уголовно - процессуальной литературе при освещении этой проблемы используются различные словосочетания: показания обвиняемого, позиция обвиняемого, доводы обвиняемого, объяснения обвиняемого и т.д. Представляется необходимым их дифференцировать. Начиная с более объемного понятия, отметим, что показания обвиняемого в соответствии со ст. 77 УПК РФ - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде.

В современной уголовно - процессуальной литературе на этой основе предложено более детализированное определение показаний обвиняемого: « Показания обвиняемого — это полученное и закрепленное в установленном законом порядке устное сообщение лица, привлеченного в качестве обвиняемого, об обстоятельствах, составляющих содержание предъявленного обвинения, а равно об иных известных ему обстоятельствах по делу и имеющихся в деле доказательствах ».’”

Думается, что и данная дефиниция нуждается в дополнении, ибо в ней недостаточно четко определен предмет показаний и позиция обвиняемого. По нашему мнению, показаниями обвиняемого являются полученные на допросе и закрепленные в установленном законом порядке сведения от лица, привлеченного в качестве обвиняемого не только об обстоятельствах, составляющих содержание предъявленного обвинения, но и об иных значимых обстоятельствах и имеющихся в деле доказательствах, определяющие позицию обвиняемого, а также его доводы в обоснования своей позиции.

191 Уголовный процесс / под ред. Гуценко В.Ф./. М., 1997. С. 145-146; Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу РФ (постатейный). М., 2002. С. 108; Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу РФ / под ред. И.Л. Петрухина/. М., 2002. С.133.

122

Изучение практики составления обвинительного заключения, в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, показало, что следователи выделяли в качестве раздела в описательно — мотивировочной части обвинительного заключения показания обвиняемого по существу обвинения в 232 ( 77, 3 % ) случаях. Из 300, составленных в соответствие со ст. 220 УПК РФ обвинительных заключений, лишь в 81 ( 52, 3 % ) имелся подобный раздел, что свидетельствует об определенном ослаблении внимания следователей к анализу показаний обвиняемого.

Выясним теперь, что следует понимать под позицией обвиняемого. Она, можно считать, показывает его отношение в целом к предъявленному обвинению. Позиция обвиняемого определяется в начале допроса и в обязательном порядке отражается в протоколе. Ст. 173 УПК РФ устанавливает, что следователь в начале допроса выясняет у обвиняемого, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении. Можно выделить несколько возможных вариантов позиции обвиняемого в отношении вменяемого ему деяния ( деяний ): полное признание вины, частичное признание вины, отрицание вины.

Что касается доводов обвиняемого, то, как видно из ст. 205 УПК РСФСР, речь в ней шла о случаях полного или частичного отрицания вины обвиняемым, подтвержденном аргументами. Однако, с точки зрения логики, 192 более правильно считать, что доводами обвиняемого являются все сведения, приводимые им в обоснование своей позиции, в отношении предъявленного ему обвинения. Доводы — это аргументы обвиняемого, основания его позиции, определяемой в отношении инкриминируемого ему деяния. Строго говоря, доводами могут считаться не только аргументы, приводимые обвиняемым в подтверждение своей полной или частичной невиновности, но и сведения, приводимые им в подтверждение своей вины.

Современный словарь по логике. Минск, 1999. С.179 - 180.

123

С точки зрения обоснования обвинения, в обвинительном заключении должны быть изложены как те, так и другие доводы . Причем, доводы обвиняемого могут относится к любому элементу предмета доказывания: месту, времени, способу совершения преступления, вине и т.д. Но изложение доводов ( аргументов ), приводимых обвиняемым в обоснование своей невиновности, должны быть убедительно опровергнуты следователем.

Так как позиция обвиняемого и доводы, приводимые им в ее обоснование, логически взаимосвязаны, необходимо в показаниях обвиняемого выделить три элемента: позиция обвиняемого по отношению к предъявленному обвинению, доводы, приводимые в обоснование своей позиции, иные сведения, имеющие значение для дела.

Выделение таких элементов в показаниях обвиняемого имеет большое практическое значение для их анализа при составлении обвинительного заключения.

При анализе следователем показаний обвиняемого порой выявляются противоречия между позицией обвиняемого в отношении предъявленного обвинения и доводами, приводимыми в ее обоснование. Например, лицо лишь частично признает свою вину, а из его показаний следует полное признание вины в совершении инкриминируемого ему преступления.

Так, в одном из изученных обвинительных заключений 3., обвиняемый в краже чужого имущества в соучастии с К. А. и М., вину свою признал частично, но в своих показаниях пояснил следующее. Допив пиво и самогонку он, К., А. и М. подошли к железобетонному забору, ограждающему территорию « Газпромавиа ». Кто — то из них около забора нашел фрагмент лопасти от вертолета, длиной примерно 50 см. Он - 3. и М. положили его в машину. Потом кто - то сказал: « Давайте заглянем за забор, может, там есть что - нибудь подобное ». Он - 3., А., К., М. заглянули через забор, на территорию « Газпромавиа » и увидели там четыре вертолетные лопасти и решили их своровать. Примерно около 24 часов они перелезли

124

через забор на территорию « Газпромавиа », подошли к тележке с лопастями, брали по очереди каждый по одной лопасти и перетаскивали через забор, а затем - к стоявшей неподалеку их машине, после чего уехали в сторону поселка Смышляевка.193 Таким образом, в показаниях 3. полностью изложены обстоятельства групповой кражи, совершенной с его активным участием, что не соответствует его позиции — частичному признанию вины. Такое оставшееся не разъясненным следователем противоречие между позицией и доводами обвиняемого недопустимо, т.к. необоснованно ослабляет позицию обвинения.

С другой стороны, представляется неправильной практика, состоящая в кратком указании лишь позиции обвиняемого - признания или отрицания им своей вины, без соответствующего освещения его доводов, приводимых в обоснование своей позиции.

Изучение практики составления обвинительных заключений, в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, показало, что следователи использовали такой недопустимый прием достаточно часто в 24 обвинительных заключениях из 300 изученных ( 8 % ). В обвинительных же заключениях, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ, лишь в 15 ( 9,7 % ) случаях из 155, где следователи излагали содержание доказательств. Например, в одном из обвинительных заключений следователь так отразил показания обвиняемого: « К. свою вину в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 165 УК РФ, признала полностью ».194 Содержание же ее доводов изложено не было. Приведенные данные свидетельствуют о том, что следователи часто упускают возможность проанализировать позицию и доводы обвиняемого, показать их противоречивость. В некоторых

Уголовное дело № 41/43, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

4 Уголовное дело № 1/308, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

125

случаях умолчание о содержании показаний - это попытка скрыть невыгодные для следствия противоречия.

В процессуальной литературе бытует необоснованное, с нашей точки зрения, мнение, что сущность объяснений обвиняемого необходимо излагать только тогда, когда он полностью или частично отрицает свою вину. Так, В.Г. Асташенков пишет: « В тех случаях, когда обвиняемый полностью или частично отрицает свою вину либо какое - нибудь обстоятельство, имеющее существенное значение для дела, следователь обязан изложить сущность объяснений обвиняемого, дать им подробный анализ и указать, почему он не согласен с доводами обвиняемого ».195 Поэтому прав СП. Ефимичев, который считает, что указанные доводы должны излагаться не только при отрицании обвиняемым своей вины, но и при признании ее. Они должны излагаться во всех случаях достаточно полно и объективно.196

В случае, если обвиняемый признает свою вину, следователь может использовать прием, рекомендованный С.К. Питерцевым: « Вполне достаточно в нескольких строках привести суть его показаний, сделав это, к примеру, так: « Допрошенный в качестве обвиняемого гр. В. полностью

признал себя виновным по предъявленному обвинению … и показал, что действительно 9 апреля сего года, около двух часов ночи, в подъезде дома № 6 по ул. Лесной напал с целью ограбления на неизвестного ему гр. Ю и, угрожая охотничьим ножом, отобрал у него 85 рублей. Показания обвиняемого о деталях данного преступления целиком соответствуют изложенному в фабуле обвинительного заключения ». 197 При наличии малейших противоречий между позицией обвиняемого, его доводами и фактическими обстоятельствами дела, по нашему мнению, такой прием не

195 Асташенков В.Г. Вопросы теории и практики окончания предварительного следствия с направлением дела для предания обвиняемого суду. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Саратов, 1969. С. 197.

196 Ефимичев СП. Указ. соч. С. 244.

Питерцев С.К. Указ. соч. С. 29-30. Аналогичную рекомендацию дают Коханов В.А., Савкин А.В.. См.: Обвинительное заключение по уголовному делу. М., 1993. С. 26.

126

допустим.198 В ситуации полного признания вины прием сжатого изложения показаний обоснованно используется следователями. Так, по делу К. следователь в обвинительном заключении указал : « Привлеченный в качестве обвиняемого по настоящему уголовному делу К. вину свою в совершении преступления признал полностью и показал, что он действительно совместно с Ку. совершил четыре кражи силового кабеля с электровозов, находящихся на подъездных путях Локомотивного депо ст. Кинель: две кражи кабеля они совершили 14 и 16 мая 2002 г. и две кражи кабеля 16 и 17 июня 2002 г. Кражи они совершали следующим образом: около 23 часов они вдвоем выходили из дома, с собой брали сумку и гаечные ключи, приходили на ПТО ТЧ - 12 ст. Кинель, залезали в открытые электровозы или между секциями, проходили внутрь в высоковольтную камеру и там при помощи ключей откручивали от креплений медный кабель в черной обмотке. Затем они складывали его в сумку и относили домой ».199

Однако представляется недопустимой практика некоторых следователей в разделе « доказательства, на которые ссылается сторона защиты » излагать показания обвиняемых, в которых он признается в совершении преступления. Так, следователь в разделе « доказательства, на которые ссылается сторона защиты » указал, что Б. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, признал полностью и показал… ( далее следуют признательные показания ) ».200 При частичном признании вины в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения в обязательном порядке должно конкретно указываться, в чем признает себя виновным обвиняемый, а в отношении каких действий отрицает свою вину.

Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. считают, что подробное изложение позиции обвиняемого и доводов необходимо в любом случае. См.: Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Указ. соч. С. 34.

199 Уголовное дело № 3/132, архив наблюдательных производств
Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

2 Уголовное дело № 51/20, архив наблюдательных производств
Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2003.

127

Искажение позиции обвиняемого ( например, указание в обвинительном заключении, что он признал себя виновным, в то время как фактически им признавался лишь факт причинения вреда, но отрицалось его виновное причинение ) существенным образом затрудняет возможность обвиняемого и защитника оспаривать и опровергать обвинение.

По делу Т. следователь недостаточно четко определил позицию обвиняемой, не указав конкретно, в чем обвиняемая признает свою вину, ограничившись в обвинительном заключении следующей фразой: « Привлеченная и допрошенная в качестве обвиняемой Т. вину свою в совершении преступления, предусмотренного ч. 4. ст. 228 УК РФ, признала частично и от показаний в соответствии со ст. ст. 51 Конституции РФ отказалась ( л.д. 56 ) ».201 При отрицании своей вины обвиняемый нередко заявляет следователю о своем алиби. Оно, естественно, должно быть опровергнуто в обвинительном заключении путем указания на соответствующие доказательства. Без этого вину обвиняемого нельзя, как об этом уже говорилось, считать доказанной.

Интересно, что при изучении практики составления обвинительных заключений в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР установлено 39 случаев отрицания вины обвиняемым. В них ссылка на алиби имелась в 6 случаях (15,4%) , ссылка на иные доказательства своей невиновности в 23 случаях (59 %). В 10 случаях ( 25,6 % ), отрицая свою вину, обвиняемый совершенно не ссылался на доказательства. При анализе обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РСФСР, установлено 29 случаев отрицания вины. Из них обвиняемый ссылался на алиби в 3 случаях (10, 3%), ав17 случаях ( 58, 7 % ) приводил иные доказательства своей невиновности. Но и при этом в 9 случаях ( 31 % ) обвиняемый, отрицая вину, вообще не ссылался на доказательства. Эти данные говорят либо о том,

201 Уголовное дело 4/118, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

128

что не всегда обвиняемые обосновывают свою позицию конкретными доводами, либо о том, что доводы, приведенные обвиняемым, не получили отражения в материалах дела и в обвинительном заключении. В подобных случаях следователи, как представляется, должны обращать должное внимание на доводы обвиняемого, а при отсутствии их по собственной инициативе подвергнуть рассмотрению и анализу другие, имеющиеся в деле оправдательные доказательства.

По нашему мнению, вслед за доводами обвиняемого, следователи обязаны изложить результаты их проверки. Несмотря на отсутствие такого требования в ст. 220 УПК РФ, законодатель в других статьях закона недвусмысленно обязывает сторону обвинения опровергать доводы обвиняемого, приводимые им в свою защиту. Так, ч.2 ст. 14 УПК РФ гласит: « Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения ». Представляется, что эти положения действуют как в судебном разбирательстве, так и на досудебном производстве. С учетом этого, представляется совершенно необходимым сохранение института опровержения доводов обвиняемого при обосновании его виновности не только в судебном заседании, но и на предварительном следствии, особенно при составлении итогового процессуального документа - обвинительного заключения.202

Необоснованное исключение обязанности следователя проанализировать доводы обвиняемого по существу обвинения и результаты их проверки при составлении обвинительного заключения приведет к значительным процессуальным нарушениям: снижению значения вывода следователя о

202 На это обращают внимание и другие авторы. См., например: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу РФ ( постатейный ). М., 2002. С. 283; Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. И.Л. Петрухина/. М., 2002. С. 307.

129

виновности лица, совершившего преступление, ослаблению реальных гарантий права на защиту. Последний момент представляется особенно значимым. Ясно, что, если из обвинительного заключения обвиняемый не узнает, на какой системе доказательств построено обвинение и по какой причине опровергнуты его доводы о своей невиновности, он не сможет активно защищаться.

Опрос практических работников показал, что 70, 7 % прокуроров и 55 % следователей не согласны с исключением из законодательства обязанности следователя мотивированно опровергнуть показания обвиняемого.

Показателен следующий пример. В одном из изученных обвинительных заключений следователь указал, что « допрошенный в качестве обвиняемого Б. свою вину не признал и показал, что кражу совместно с М. не совершал, что в феврале 2001 года он у М. не жил и считает, что М. его оговорил, так как он с ним ссорился и дрался ».203 Наличие таких не опровергнутых показаний обвиняемого в уголовном деле ставит под сомнение его виновность в совершенном преступлении и затрудняет возможность защищаться от предъявленного обвинения.

Поэтому в свое время при анализе положений ст. 205 УПК РСФСР правильно отмечалось, что освещение доводов обвиняемого и результатов их проверки в обвинительном заключении не только обеспечивает право обвиняемого на защиту, но и позволяет более наглядно и убедительно показать обоснованность предъявленного обвинения.204

Выясним теперь, какова же практика опровержения оправдательных доводов обвиняемого при составлении обвинительных заключений.

Как уже нами было отмечено, обвиняемые отрицали свою виновность в 39 уголовных делах, расследованных в период действия УПК РСФСР. При составлении обвинительных заключений по данным делам следователи в 9

203 Уголовное дело № 1/205, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002. 2(54 Ефимичев СП. Указ. соч. С.244.

130

случаях ( 23 % ) вообще не аргументировали ложность или ошибочность показаний обвиняемого, в 26 случаях ( 66,7 % ) указывали на ложность показаний в целом, не приводя в подтверждение этой оценки достаточных аргументов. Лишь в 4 случаях ( 10, 3 % ) опровергали показания обвиняемого по частям. Причем, при опровержении показаний обвиняемого по 30 делам в 3 случаях ( 10 % ) были даны ссылки на доказательства, опровергающие показания обвиняемого, с подтверждением их достоверности; в 1 случае ( 3, 4 % ) даны лишь ссылки на эти доказательства, без указания на их достоверность, а в 26 случаях ( 86,6 % ) следователи ограничились лишь указанием на заинтересованность обвиняемого в исходе дела. Из 29 обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ по уголовным делам, в которых обвиняемый отрицал свою вину, в 11 делах ( 38 % ) не указывалось на ложность показаний обвиняемого вообще, в 15 делах (51,7%) указывалось на ложность показаний в целом, в 3 ( 10, 3 % ) показания обвиняемого опровергались по частям. При опровержении показаний обвиняемого из 18 случаев даны ссылки на доказательства, опровергающие показания обвиняемого, с подтверждением их достоверности в 1 ( 5, 6 % ) , даны лишь ссылки на эти доказательства без указания на их достоверность в 2 случаях (11,1%). В15 случаях ( 83, 3 %) вывод о ложности показаний обвиняемого был обоснован лишь утверждением о его заинтересованности в деле.

Эти данные также свидетельствует о том, что, составляя обвинительное заключение, следователи по большей части не считают своей обязанностью мотивированно опровергать доводы обвиняемых, полностью или частично признающих свою вину. Этим существенно ослабляется обоснованность обвинения.

Следует отметить, что в обвинительном заключении необходимо опровергать не только показания обвиняемого, отрицающего свою вину, но и иные доказательства, предоставленные стороной защиты, что
порой

131

следователи не делают. Так, по одному из изученных дел следователь в перечне доказательств, на которые ссылается сторона защиты, указал: «Световая копия квитанции об оплате за проживание в гостинице г. Бугульма».205 Как видно из дела, этот документ обвиняемый и защитник предоставили в подтверждение невиновности обвиняемого, т.к., согласно их заявлению, в момент совершения преступления он находился в г. Бугульма. Из обвинительного заключения не видно, каким образом следователь опроверг информацию, представленную защитником и обвиняемым: запросил ли гостиницу, допросил ли ее сотрудников и т.д. Весьма серьезное заявление об алиби осталось не опровергнутым. В этом случае в суд было направлено дело с обвинительным заключением, в котором не установлена достоверно виновность обвиняемого, ибо, для того чтобы с полной достоверностью ее установить, необходимо опровергнуть доводы, представленные обвиняемым в свое оправдание.

Следовательно, изложение в обвинительном заключении только доказательств, « на которые ссылается сторона защиты », без их детального анализа не будет способствовать полному, всестороннему и объективному рассмотрению обстоятельств дела. По нашему мнению, без всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела на предварительном следствии нельзя обосновать виновность обвиняемого. Поэтому трудно понять исключение этого требования из числа принципов в новом УПК РФ.206

Уголовное дело № 200134598, Архив Самарского областного суда, 2002. 206 Вопрос об исключении этого принципа из текста закона активно обсуждается в научной литературе. См., например: Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. 2002. № 5. С. 99; Гармаев Ю. Всесторонность и полнота расследования // Законность. 2002. № 9. С. 6-9; Деришев Ю. Предварительное следствие: исследование или преследование? // Российская юстиция. 2002. № 10. С. 34-35; Подольный Н. Новый УПК - новая идеология уголовного процесса // Российская юстиция . 2002. №11. С.2-3; Корнуков В.М. Достоинства и проблемные аспекты нового УПК России //Материалы международной научно - практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 19; Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. УПК РФ 2001 года и проблемы надлежащего уголовно — процессуального регулирования // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального

132

§ 4. Характеристика личности обвиняемого, смягчающие и отягчающие обстоятельства, обстоятельства, способствующие совершению

преступления

Ст.220 УПК РФ и п. 12 приложения № 158 к УПК РФ указывают на необходимость указания в обвинительном заключении сведений о личности обвиняемого.

Изложение таких сведений в обвинительном заключении обосновано включением обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, в предмет доказывания ( п. 3 чЛ ст. 73 УПК РФ ).207

В уголовно - процессуальной литературе также не раз указывалось на важность исследования данных о личности обвиняемого в обвинительном

208

заключении.

Изучение уголовных дел показало, что следователи в 287 из 300 исследованных обвинительных заключений ( 95,7 % ), составленных в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, выделяли в качестве самостоятельного раздела данные, характеризующие личность обвиняемого. В обвинительных

кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 30; Комарова Н.А., Сидорова Н.А. О системе принципов уголовного процесса // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 46; Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С.80-81.

207 На данное обстоятельство также обращает внимание А.П. Гуськова См.: Гуськова А.П. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого в предмете доказывания по УПК // Материалы международной научно - практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 87-88.

208 См, например: Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 171 ; Ефимичев СП. Указ. соч. С. 252 - 253 ; Азаров Ю.И. Доказывание следователем обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Киев, 1987. С. 175; Ефимичев СП., Белозеров Ю.Н. Указ. соч. С. 31 ; Кузнецов Н.П. Указ. соч.С 288. Наиболее подробно о процессе изучения личности обвиняемого см., например: Курашвили Т.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М., 1982. С.3-90.

133

заключениях, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ, такой самостоятельный раздел выделялся в 288 случаях ( 96 % ) из 300 изученных.

Встречаются и случаи, когда в материалах расследования вообще отсутствуют данные, характеризующие личность обвиняемого. Так, при расследовании дела об убийстве, зная место жительства и место работы обвиняемого, следователь не потрудился на протяжении всего предварительного следствия собрать необходимые данные о его личности, указав в обвинительном заключении, что они « следствием не установлены ».209

Спорным в научной литературе является вопрос о месте изложения характеристики личности обвиняемого в обвинительном заключении.

Ранее ст. 205 УПК РСФСР требовала излагать сведения о личности обвиняемого в резолютивной части обвинительного заключения.

Однако фактически ст. 205 УПК РСФСР имела в виду не социальную характеристику обвиняемого, а его анкетные данные. Н.П. Кузнецов, правомерно критикуя требование ст. 205 УПК РСФСР, приводил следующие доводы: « Необходимость изложения обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого ( подсудимого), именно в описательной части обвинительного заключения ( приговора ) диктуется тем, что они являются элементом предмета доказывания и должны быть установлены с помощью доказательств ».211

Уголовное дело № 200273705, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003.

210 Соответственно и в уголовно - процессуальной литературе сведения о личности обвиняемого рекомендовали включать в резолютивную часть. См., например: Советский уголовный процесс / под ред. Бажанова М.И., Грошевого Ю.М. / . Киев, 1983. С. 247; Советский уголовный процесс / под ред. Божьева В.П./ М., 1990. С. 250; Учебник уголовного процесса / под ред. Кобликова А.С. /. М., 1995. С. 230.

Кузнецов Н.П. Указ. соч. С. 288. На необходимость изложения сведений, характеризующих обвиняемого в описательно — мотивировочной части, указывают и иные авторы. См.: Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого. М., 1961. С. 39; Смирнов А.В. Указ. соч. С. 12; Комлев Б. Указ. соч. С. 17 -20.

134

Действительно, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, необходимо излагать в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения. На наш взгляд, ее наиболее целесообразно привести в конце данного процессуального акта, наряду с обстоятельствами, смягчающими и отягчающими вину обвиняемого, а также способствовавшими совершению преступления. Ведь только изложение всех этих данных в совокупности позволит дать исчерпывающую характеристику лицу, совершившему преступление. Поэтому менее убедительна точка зрения Ю.Н. Калмыкова, который считает, что сведения, характеризующие личность, следует приводить при изложении позиции обвиняемого. Недопустимо излагать данные, характеризующие личность обвиняемого, в разделе « доказательства, на которые ссылаются сторона защиты », как это было сделано в одном из изученных нами обвинительных заключений. Но
личностная

характеристика обвиняемого должна быть подтверждена доказательствами, и эти доказательства должны получить отражение в обвинительном заключении.

Под характеристикой личности обвиняемого необходимо понимать подтвержденные доказательствами суждения о его добропорядочности либо, наоборот, о степени общественной опасности, о его нравственных качествах и возможности исправления виновного лица в будущем. Верно замечание М.С. Строговича, что « здесь речь идет не просто об анкетных данных обвиняемого (возрасте, занятии и т.д.) … в описательной части приводятся те фактические данные, которые характеризуют обвиняемого, показывают, что он за человек в общественном, моральном отношении ». 214

В характеристику личности обвиняемого, на наш взгляд, должны включаться, например, такие данные, как поведение в быту, отношение к

212 Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 171.

213 Уголовное дело № 5/5, архив наблюдательных производств
Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.2. С. 160.

135

работе, отношения, сложившиеся в коллективе по месту работы, отношение окружающих к обвиняемому, о наличии судимости, случаях наложения административной ответственности, участие в Великой Отечественной войне, в боевых действиях на других территориях, в Чечне и т.д.

Причем описание личности обвиняемого — это не механическое копирование характеристик с места жительства обвиняемого, работы, учебы, а их развернутый анализ. Отсутствие анализа зачастую приводит к противоречиям. Так, по делу М. следователь при характеристике обвиняемого ограничился таким указанием: « М. на учете у нарколога и психиатра не состоит, по месту последнего заключения характеризуется отрицательно, по месту жительства характеризуется положительно ».215 При ознакомлении с этой фразой непонятно, какая из характеристик является объективной и в чем причина противоречий между двумя суждениями. Также недопустимо сведения о личности обвиняемого излагать только на основе документов - характеристик с места работы, жительства и т.д.. Эти сведения должны черпаться и из показаний свидетелей ( лиц, хорошо знающих в данном случае обвиняемого ) и других источников, например трудовых книжек, наградных документов и др.

В одном из обвинительных заключений, характеризуя личность несовершеннолетнего обвиняемого, следователь указал: « П. на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансере не состоит. По месту жительства характеризуется положительно: бесконфликтный, общительный, заботливый. По месту учебы в средней школе № 8 характеризуется положительно: с друзьями и одноклассниками отношения хорошие, учится хорошо, но легко поддается влиянию старших ребят. По показаниям родителей характеризуется
положительно: добрый, отзывчивый, хорошо

Уголовное дело № 4/95, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

136

0\ ft

учится, помогает по дому ». Судья, ознакомившись с развернутой характеристикой П. и исследовав ее в ходе судебного разбирательства, сможет сформировать достаточно полное представление о его личности, следствием чего будет являться назначение справедливого наказания.

В целом, изучение практики составления обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, показало, что следователи часто - в 153 случаях из 300 ( 51 % ), ограничиваются воспроизведением содержания характеристики с места работы обвиняемого или по месту жительства, но и во многих - 135 случаях ( 45 % ), приводят и иные доказательства, имеющиеся в деле, что следует оценить положительно. Аналогичные тенденции сохранились и в обвинительных заключениях, составленных в соответствии с УПК РФ. Полученные социологические данные подтвердили проведенные эмпирические исследования по этому вопросу.

Некоторые же следователи правомерно не ограничиваются указанием характеристик с подтверждением их ссылками на материалы дела, а дают их анализ. Так, в одном из изученных обвинительных заключений, изложив отрицательную характеристику с места проживания и положительную по месту отбытия наказания, следователь сделал такой вывод: « Таким образом, из противоречивых характеристик личности обвиняемого Г. следует, что после освобождения его из мест лишения свободы с ним не велась профилактическая работа, направленная на предотвращение совершения им преступлений ».2”

В связи со сказанным, возникает вопрос о том, могут ли данные, отрицательно характеризующие обвиняемого, служить доказательствами его виновности.

216 Уголовное дело № 9/54, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

2 Уголовное дело № 200348040, архив наблюдательных производств Самарской областной прокуратуры, 2003.

137

Н.А. Якубович, говоря об этом, пишет, что отрицательно характеризующееся поведение обвиняемого во время производства предварительного следствия, например фальсификация доказательств, создание ложного алиби, свидетельствующие о стремлении обвиняемого избежать ответственности, целесообразно, а иногда и необходимо отразить в описательной части, дав им соответствующее объяснение и оценку.218 Позицию Н.А. Якубович критикует В.Г. Асташенков, который указывает, что « «улики поведения» ни при каких обстоятельствах не могут служить доказательствами виновности или невиновности обвиняемого ». 219 Он также полагает, что отдельные данные о личности обвиняемого, неразрывно связанные с фактическими обстоятельствами деяния, профессиональными навыками и знаниями, непосредственно могут указать на определенный круг лиц, могущих совершить исследуемое преступление, а при определенных условиях служить косвенным доказательством виновности конкретного лица,220 с чем нельзя не согласиться.

Представляется, что данные, образующие социальную характеристику личности обвиняемого, в том числе и данные о его поведении на предварительном следствии, не могут служить косвенными

доказательствами виновности или невиновности лица, совершившего преступление, ибо « улики поведения » могут быть свойственны и невиновному лицу. Поэтому прав М.С. Строгович, который указывает, что данные о личности обвиняемого имеют значение только для определения степени опасности преступления и ответственности за доказанное совершение им преступления, но сами они не являются доказательствами совершения обвиняемым преступления.

Якубович НА. Окончание предварительного следствия. М., 1962. С. 73.

219 Асташенков В.Г. Указ. соч. С. 201.

220 Там же. С. 203.

Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 279.

138

Исследование в обвинительном заключении личности обвиняемого должно обязательно завершаться мотивированным выводом следователя, в котором содержатся все необходимые его характеристики.

Ст. 220 УПК РФ требует обязательного указания в обвинительном заключении на смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Формулируя эту часть данного процессуального акта, надлежит исходить из перечня смягчающих и отягчающих обстоятельств, указанного в Уголовном кодексе Российской Федерации. Как известно, перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим и в соответствии с ч.2 ст. 61 УК РФ при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи. Такая формулировка предполагает, что учитывать дополнительные смягчающие обстоятельства может только суд. Но это не является препятствием для указания следователем в обвинительном заключении иных,
не

предусмотренных чЛ ст. 61 УК РФ, смягчающих обстоятельств. Если же смягчающее обстоятельство является квалифицирующим признаком преступления, то оно не может повторно включаться в эту часть обвинительного заключения, так как составляет элемент обвинения, вменяемого в вину лицу, совершившему преступление.

Обстоятельства, отягчающие наказание, указаны в ст. 63 УК РФ. Перечень отягчающих обстоятельств является закрытым. В то же время, если данное обстоятельство является квалифицирующим признаком, то оно также не может повторно учитываться в качестве отягчающего обстоятельства и соответственно указываться в этой части обвинительного заключения.222 В этом случае следователь должен просто указать, что наличие отягчающих обстоятельств не установлено. При этом вряд ли необходимо подробно

В связи с этим С. К. Питерцев обоснованно предлагает выделять два вида таких обстоятельств, которые непосредственно влияют на квалификацию, и обстоятельства, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ и не влияющие на квалификацию. См. : Питерцев С.К. Указ. соч. С. 38.

139

описывать это обстоятельство, излагая затем текст уголовного закона, не позволяющего считать его отягчающим. Так поступил следователь, указав в обвинительном заключении по одному из изученных дел следующее: « Обстоятельствами, отягчающими наказание обвиняемого С, в соответствии с п. « а » ч. 1 ст. 63 УК РФ, является рецидив преступлений, но, в соответствии с ч.2 ст. 63 УК РФ, данное обстоятельство не должно учитываться как отягчающее, поскольку оно является квалифицирующим признаком ч.З ст. 158 УК РФ, который уже вменен обвиняемому, следовательно отягчающих наказание обстоятельств нет ». Подобная формула
представляется

излишней.

Изучение уголовных дел показало, что многие следователи, составляя обвинительное заключение, при анализе смягчающих и отягчающих обстоятельств ограничиваются одной фразой: « Обстоятельств, предусмотренных ст. 61 и 63 УК РФ, по делу не обнаружено ». При этом из материалов уголовного дела зачастую следует наличие смягчающих, а иногда и отягчающих обстоятельств, которые следователи по какой — либо причине не указывают в обвинительном заключении. Представляется, что данная практика — это серьезное процессуальное нарушение, которое может привести к назначению несправедливого наказания лицу, совершившему преступление. Заметим также, что правы те исследователи, которые полагают, что обстоятельства, отягчающие или смягчающие ответственность обвиняемого, также должны быть обоснованы ссылками на конкретные материалы дела. Как уже отмечалось , отягчающие и смягчающие обстоятельства должны излагаться в конце описательно - мотивировочной части обвинительного заключения вместе с данными, характеризующими личность обвиняемого, и обстоятельствами, способствующими совершению преступления, ибо все эти элементы тесно взаимосвязаны.

223 Уголовное дело № 5/134, архив наблюдательных производств
Куйбышевской

транспортной прокуратуры, 2002.

2i4 Асташенков В.Г. Указ. соч. С. 200,204.

140

Менее точной является рекомендация В.А. Коханова и А.В. Савкина о необходимости изложения сущности смягчающих и отягчающих обстоятельств в момент описания события преступления, даже если они не влияют на квалификацию содеянного. Наряду с этим, по их мнению, выводы о признании конкретных обстоятельств смягчающими или отягчающими следует размещать в конце доказательственного раздела при исследовании данных, характеризующих личность обвиняемого. Получается, что об одном и том же без необходимости будет сказано дважды.

Недопустимы голословные утверждения о наличии смягчающего или отягчающего обстоятельства, без их обоснования. Так, по делу Ч. следователь в обвинительном заключении просто указал: « Обстоятельством смягчающим наказание обвиняемой Ч., в соответствии со ст. 61 п.п. «г» УК РФ, является наличие у нее малолетнего ребенка ». Доказательств наличия этого смягчающего обстоятельства приведено не было.

Изучение практики составления обвинительных заключений как в период действия УПК РСФСР, так и в соответствии с УПК РФ показывает, что следователи в 99 % всех случаев выполняют требование закона - указывать смягчающие и отягчающие обстоятельства ( при их наличии ). Но эти обстоятельства обосновывались материалами уголовного дела лишь в 43,5 % случаев. Такое положение подтверждается и социологическими исследованиями - результатами опроса следователей. Для предотвращения подобного положения при изложении в обвинительном заключении смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств необходимы, на наш взгляд, четкая формулировка смягчающего или отягчающего обстоятельства, указание на пункт и статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающих соответствующее смягчающее или отягчающее обстоятельство, обоснование наличия
смягчающего или отягчающего наказание обстоятельства

225 Коханов В.А., Савкин А.В. Указ. соч.. С. 20-21.

226 Уголовное дело № 1/236, архив наблюдательных производств
Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

141

соответствующими доказательствами со ссылками на материалы уголовного дела.

В целом, изложение сведений о личности обвиняемого, смягчающих и отягчающих вину обстоятельствах важно и для уяснения обстоятельств, способствующих совершению преступления, которые также должны получать отражение в обвинительном заключении. Однако ст. 220 УПК РФ не предусматривает необходимости отражения в обвинительном заключении обстоятельств, способствующих совершению преступления, в то время как в соответствии со ст. 73 УПК РФ они фактически входят в предмет доказывания по уголовному делу.

Ранее УПК РСФСР содержал требование излагать причины и условия, способствовавшие совершению преступления. В литературе по криминологии причинами, способствовавшими совершению преступления, охватывалась совокупность необходимых и юридически значимых явлений, закономерно и неизбежно приводящая к совершению преступления.227 Но в связи с тем, что реально выявить объективные причины, способствовавшие совершению преступления, следователям зачастую практически невозможно, в силу того что они известны только самому виновному лицу, следователи в обвинительном заключении указывали, как правило, на них формально: « Причиной совершения М. и К. данных преступления является их нежелание вести честный образ жизни, соблюдать законы РФ ».228 Полагаем, что в силу невозможности диагностировать это явление в практической правоприменительной деятельности УПК РФ отказался от терминов « причины и условия, способствовавшие преступлению », и заменил его термином « обстоятельства, способствовавшие совершению преступления » (ч.2 ст. 73 УПК РФ).

Данилова СИ. Установление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 2001. С. 160.

Уголовное дело № 200224339 -02, архив Федерального суда г. Сызрани , 2002 .

142

Под обстоятельствами, способствовавшими совершению преступления, как правильно указывают некоторые исследователи, надлежит понимать обстоятельства, облегчившие достижение или способствовавшие достижению преступного результата. Они могут проявляться в виде недостатков в деятельности организаций, должностных лиц и граждан.229 При такой трактовке от следователя требуется установление лишь обстоятельств, которые ранее именовались условиями, способствовавшими совершению преступления. Представляется, что такой подход является более реальным, ибо по многим причинам выявление причин преступлений - это неразрешимая для следователей и даже для науки криминологии задача.

По мнению ряда исследователей, кроме обстоятельств, способствующих совершению преступления, в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения должны также отражаться меры, принятые следователем для их устранения ( вынесение представлений и т.д. ). УПК РФ рассматривает внесение представлений о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, как право, но не как обязанность следователя ( ч. 2 ст. 158 УПК РФ ). По- видимому, такая регламентация связана с трудностями установления этих обстоятельств, о чем говорилось выше. Но в то же время закон недвусмысленно требует выявления этих обстоятельств ( ч. 2 ст. 73 УПК РФ ). Следует поэтому считать, что в случае, когда такие обстоятельства установлены в ходе следствия, следователь обязан принять меры к их устранению, путем вынесения соответствующего представления. Естественно, что на эти меры должно быть указано в обвинительном заключении. Без этого прокурору, а затем суду трудно будет определить, насколько успешно предварительное следствие решило свою профилактическую задачу.

229 Научно - практический комментарий к УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева /. М, 2002. ( эл. вариант).

Ефимичев СП. Указ. соч., с. 246. Кроме того, см.: Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М., 1962. С. 81-82.

143

Тем не менее, как показало изучение уголовных дел, следователи при составлении обвинительного заключения редко указывают обстоятельства, способствующие совершению преступления, и еще реже — на меры по их предотвращению. Из 300 изученных обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 205 УПК РФ, причины и условия, способствовавшие преступлению, были указаны в 73 случаях ( 24,3 %) , а факт принятия в ходе следствия мер по устранению причин и условий совершения преступления отмечен лишь в 5 ( 6, 8 % ) случаях. Из 300, составленных в соответствии со ст. 220 УПК РФ, обвинительных заключений обстоятельства, способствующие совершению преступления, отмечались в 75 ( 25 % ) случаях, а меры, принятые по их устранению, указывались в 2 ( 2,7 % ) случаях. Эти результаты подтверждаются и социологическим исследованием мнения практических работников.

Думается, что причина такой статистики заключается в том, что следователи, а также надзирающие за ними прокуроры не уделяют должного внимания необходимости выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Несмотря на отмеченные трудности решения этой задачи следователями, она по-прежнему весьма значима, так как ее достижение может способствовать устранению обстоятельств, облегчающих совершение преступления, а, следовательно, их предотвращению. Не случайно УПК РФ все же сохранил эту задачу, включив обстоятельства, способствующие совершению преступления в предмет доказывания.

Все вышеизложенное обосновывает необходимость внесения изменений в ст. 220 УПК РФ в направлении закрепления обязанности следователя более подробно излагать данные, характеризующие личность обвиняемого, а также обстоятельства, способствующие совершению преступления. В этих целях следует исключить из ст. 220 УПК РФ п.2 ч.1 и расширить содержание п.7 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, сформулировав его следующим образом: « обстоятельства,

144

характеризующие личность обвиняемого, смягчающие и отягчающие наказание с приведением подтверждающих доказательств ».

Кроме того, перечень обстоятельств, излагаемых в обвинительном заключении, указанный в чЛ ст. 220 УПК РФ, следует дополнить пунктом такого содержания: « обстоятельства, способствующие совершению преступления, меры принятые следователем по их устранению с приведением соответствующих
доказательств ».

В целом, отражение в обвинительном заключении сведений о личности обвиняемого, обстоятельствах, смягчающих и отягчающих его вину, а также о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, служит основой правильной оценки общественной опасности деяния и виновного лица и верному определению судом размера наказания, соответствующего содеянному, степени опасности личности для общества.

§ 5. Содержание и структура обвинительного акта

Как отмечалось, обвинительный акт - это процессуальное решение дознавателя об установлении всех обстоятельств, позволяющих направить уголовное дело через прокурора в суд. Впервые его составление как процессуального документа, завершающего дознание и констатирующего факт появления фигуры обвиняемого, предусмотрен ст. 225 нового УПК РФ.231

Уголовно — процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года предусматривает в соответствии со ст. 287 составление аналогичного процессуального акта по окончании дознания, именуя его протокол обвинения, но его содержание описывается весьма поверхностно: « Дознаватель по окончании дознания составляет протокол обвинения, в котором указываются: время и место его составления; кем составлен протокол; обстоятельства совершения преступления; данные о лице, обвиняемом в его совершении; другие обстоятельства, имеющие значение для дела, а также квалификацию по уголовному кодексу Республики Казахстан (статья, часть, пункт) ». Уголовно — процессуальный кодекс Республики Беларусь по окончании дознания требует составления постановления о передаче уголовного дела прокурору (ст. 260).

145

В соответствии со ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте дознаватель должен указать: 1. дату и место составления; 2. должность, фамилию, инициалы лица, его составившего; 3. данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; 4. место, время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 5. формулировку обвинения с указанием пункта части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации; 6. перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты; 7. обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 8. данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда; 9. список лиц, подлежащих вызову в суд.

Как следует из этой нормы, содержание обвинительного акта по сравнению с обвинительным заключением заметно упрощено. Однако, учитывая назначение этого документа, это не всегда оправдано.

Анализируя ст. 225 УПК РФ и приложение № 163 к УПК, содержащее образец обвинительного акта, представляется возможным выделить его структурные элементы. Они оказываются аналогичными тем, которые образуют обвинительное заключение: вводная часть, описательно — мотивировочная часть, завершающая часть и приложения.

Вводная часть обвинительного акта должна содержать: отметку об утверждении данного процессуального акта начальником органа дознания и прокурором, указание на анкетные данные лица, которое обвиняется, с указанием квалификации. В анкетные данные, как и в обвинительном заключении, включаются: фамилия, имя, отчество; дата рождения, место рождения, место жительства и (или) регистрации подозреваемого, телефон, гражданство, образование, семейное положение, состав семьи, место работы или учебы, телефон, отношение к воинской обязанности, наличие судимости, паспорт или иной документ, удостоверяющий личность совершившего преступление, иные данные о личности.

146

В описательно - мотивировочной части обвинительного акта излагаются обстоятельства совершенного преступления и их
обоснование

доказательствами, имеющимися в уголовном деле.

В целом же, представляется целесообразным описательно —

мотивировочную часть обвинительного акта строить аналогично обвинительному заключению, т.е. выделить в нем элементы, излагаемые в следующем порядке: данные, характеризующие лицо, совершившее преступление; обстоятельства, вменяемые ему в вину ( предмет обвинения, формулировка обвинения и квалификация преступления, обоснование предмета обвинения доказательствами ); анализ и опровержение доказательств, предоставленных стороной защиты; объяснения лица, совершившего преступление по существу предъявленного ему обвинения, а также результаты их проверки, обстоятельства, смягчающие и отягчающие вину лица, совершившего преступление.

Ст.225 УПК не предусматривает приведение в обвинительном акте данных, характеризующих лицо, привлекаемое к уголовной ответственности. Однако, с учетом требований ст.73 УПК, это представляется пробелом закона. Тем более, что п. 12 приложения № 163 к УПК РФ требует привести иные (помимо анкетных) данные о личности обвиняемого. Такими, надо полагать, могут данные о поведении лица на работе, в быту, о наложении дисциплинарных взысканий, отношении к совершенному преступлению и иные сведения, необходимые для разрешения судом вопросов о характере и размере назначаемого наказания. Такая характеристика должна подтверждаться соответствующими доказательствами.

При изложении фактических обстоятельств содеянного и их обосновании материалами уголовного дела, как и в обвинительном заключении, прежде всего, указывается предмет обвинения, т.е. обстоятельства содеянного: описание объекта преступного посягательства, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны.

147

Кроме того, для верного описания, обоснования и мотивировки совершенного преступления после изложения предмета обвинения необходимо, как и в обвинительном заключении, привести формулировку обвинения и юридическую квалификацию, которые, как представляется, следует излагать в том же объеме и по тем же правилам, что и в обвинительном заключении. Только после этого излагаются доказательства, подтверждающие обвинение, полученные при производстве дознания.

Упрощение требований к содержанию обвинительного акта закономерно влечет за собой недостатки в его « доказательственной » части. Так, в одном из обвинительных актов дознаватель следующим образом изложил доказательства, подтверждающие обвинение: « Показания свидетеля Б., аналогичные показания Е, показания свидетеля П., аналогичные показания Боч., аналогичные показания Т., рапорт об обнаружении признаков преступления, протокол осмотра места происшествия, заключение эксперта № 945, протокол осмотра вещественного доказательства ».232 Такое изложение ничего не говорит об обоснованности вывода о виновности и решения о направлении дела в суд. Представляется, что, как и в обвинительном заключении, в обвинительном акте необходимо излагать существо каждого обвинительного доказательства, приводить их анализ, охватывающий допустимость, относимость, достоверность доказательств и их достаточность для обоснования вывода о виновности лица, совершившего преступление. Все противоречия в доказательствах, полученных при производстве дознания, также должны быть проанализированы и мотивированно разрешены в обвинительном акте.

Представляется необходимым также изложить в нем анализ показаний подозреваемого, данных им по поводу выдвинутого в отношении него подозрения. В своих показания подозреваемый может:
признать

232 Уголовное дело № 1/258, архив наблюдательных производств
Куйбышесвкой транспортной прокуратуры, 2003.

148

правильность выдвинутого против него подозрения, отрицать совершение преступления, частично признать совершение преступления.

В любом случае следователь должен обязательно проанализировать позицию подозреваемого, а также его доводы, приводимые в ее обоснование. Необходимость такого анализа была нами раскрыта применительно к обвинительному заключению. В случае, если подозреваемый ссылается на существование алиби в момент совершения преступления, следователь должен мотивированно, со ссылками на материалы уголовного дела, доказать ложность данного алиби.

Все доказательства, « на которые ссылается сторона защиты», также как и доказательства обвинения, должны исследоваться дознавателем с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, в сопоставлении с доказательствами, подтверждающими обвинение. В итоге дознаватель обязан, как представляется, мотивированно опровергнуть эти доказательства, так как в противном случае его вывод о виновности лица не может считаться обоснованным.

В одном из изученных обвинительных актов дознаватель указал, что « доказательствами, на которые ссылается сторона защиты, являются показания подозреваемого Л. ». Однако, в чем они заключаются и чем они опровергнуты, не сказано. Подобное отсутствие анализа и опровержения защитительных доказательств приводит к значительному снижению мотивированности обвинительного акта, что противоречит его сущности как процессуального решения дознавателя.

Смягчающие и отягчающие вину подозреваемого обстоятельства также должны быть подтверждены доказательствами, имеющимися в уголовном деле, и обязательно указываться в обвинительном акте.

Уголовное дело № 2/91, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

149

Для достижения общих задач уголовного судопроизводства, указанных в ст. 6 УПК РФ, а также в целях предупреждения новых преступлений в обвинительном акте необходимо, по нашему мнению, анализировать обстоятельства, способствующие совершению преступлению.

Изложение описательно - мотивировочной части обвинительного акта возможно теми же способами, что и соответствующей части обвинительного заключения: систематическим, хронологическим и поэпизодным - с такими же особенностями, которые присущи его изложению.

Завершающая часть обвинительного акта содержит данные о месте его составления, о прокуроре, которому будет направлен данный процессуальный акт вместе с уголовным делом. Здесь, в соответствии с приложением № 163 к УПК РФ, указывается наименование органа дознания, классный чин, звание, фамилия и инициалы дознавателя, а также его подпись под составленным им обвинительным актом.

Излагаемой отдельно, но тем не менее тесно взаимосвязанной с обвинительным актом частью являются приложения. К нему в обязательном порядке прилагается список лиц, подлежащих вызову в суд. Он составляется в соответствии с правилами, относящимися к обвинительному заключению.

Хотя ст.225 УПК этого не предусматривает, в соответствии с приложением № 163 к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации к обвинительному акту может быть приложена справка, аналогичная справке, прилагаемой к обвинительному заключению. Заметим, что такое « дополнение » ст.225 УПК указывает, по нашему мнению, на пробелы в правовой регламентации итогового акта дознания.

Анализ практики составления обвинительного акта, на основе разработанной нами программы, показал, что ошибки, совершаемые дознавателями при составлении данного процессуального документа, аналогичны ошибкам следователей при составлении обвинительного заключения и встречаются еще чаще.

150

Все же структуру обвинительного акта, схожую со структурой обвинительного заключения234 и его содержание, в целом, следует считать приемлемыми. Хотя этот процессуальный акт, как отмечалось ранее, устанавливает виновность лица, совершившего преступление, лишь предварительно и содержит отмеченные выше недостатки, он тем не менее является актом, завершающим расследование уголовного дела в форме дознания и определяет собой пределы обвинения в суде. Этим, в

определенной мере (в меньшей, чем обвинительное заключение), он выступает гарантией права обвиняемого на защиту.

ГЛАВА 3. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОКУРОРОМ СВОИХ ПОЛНОМОЧИЙ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ И

ОБВИНИТЕЛЬНОГО АКТА.

  1. Рассмотрение прокурором дела, поступившего с обвинительным

заключением

После составления обвинительного заключения следователь направляет его вместе с делом на изучение и утверждение прокурору. Осуществляемый при этом прокурором контроль за произведенным следователем предварительным следствием является, как отмечалось, составной частью функции уголовного преследования.

На данное обстоятельство обращают внимание многие авторы. См., например: Руководство по расследованию преступлений. М., 2002. С. 239; Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации ( постатейный ). М., 2002. С. 288; Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. И.Л. Петрухина /. М., 2002. С. 311. 235 Зайцев О. и Абдулаев Ф. также отмечают, что обвинительный акт подводит итоги исследования обстоятельств совершенного преступления на стадии предварительного расследования. См.: Зайцев О., Абдулаев Ф. Дознание по УПК РФ // Уголовное право. 2002 . № 3. С. 79.

151

Следует специально остановиться на вопросе о значении утверждения прокурором этого итогового процессуального акта. Поскольку, утверждая обвинительное заключение, прокурор окончательно формулирует предмет и пределы обвинения, которое будет продолжено в суде, следует придти к выводу, что при этом он, исходя из своей функции, в первую очередь, должен руководствоваться задачей — обеспечить законность и обоснованность обвинения, предъявленного обвиняемому, и, вместе с тем, изобличение всех виновных лиц, с тем чтобы создать необходимые условия для рассмотрения дела в суде и вынесения справедливого приговора. В то же время прокурор обязан не допустить уголовного преследования невиновных, исключить возможность передачи дела в суд, если решение следователя о наличии для этого соответствующих оснований будет признано им незаконным и необоснованным.

Таким образом, если прокурор утверждает обвинительное заключение, то этим он завершает свою деятельность по осуществлению уголовного преследования на досудебных стадиях, с тем чтобы продолжить ее в иных процессуальных формах в судебном разбирательстве.

Решая эти вопросы, прокурор подвергает критическому анализу не только сам итоговый акт, но и всю предшествующую деятельность следствия, итогом которой стал этот акт, т.е. законность и обоснованность действий и решений следователя.

В прошлом, а также в современной научной литературе высказывались и высказываются радикальные предложения о передаче обязанности составления обвинительного заключения прокурору, как это в свое время было предусмотрено Уставом уголовного судопроизводства, с направлением ему после окончания предварительного следствия всех
материалов дела.236

236 См., например: Александров Г.Н. О предварительном следствии и дознании // Советское государство и право. 1954. № 2 . С. 59-60; Чельцов М.А. , Радьков В.П. О расширении гарантий прав законности в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1954. № 9. С. 13; Рахунов Р.Д. Рассмотрение прокурором

152

По мнению авторов, вносящих такое предложение, его реализация на практике обеспечит повышение гарантий установления истины по делу, объективный характер расследования и принимаемых по его результатам решений. Кроме того, такая позиция обосновывается наличием более высокой квалификации прокуроров, чем следователей.

Думается, что эта неприемлемая в современных условиях теоретическая конструкция. Ее реализация на практике приведет как раз к обратным результатам: снижению мотивированности и обоснованности обвинительного заключения как уголовно — процессуального акта, завершающего уголовное преследование на стадии предварительного следствия, ибо вряд ли следует ожидать от прокурора знания всех тонкостей расследования и доказательственного материала, которыми обладает следователь.

Представляется верным утверждение А.Б. Соловьева, М.Е. Токаревой и А.Г. Халиулина, которые полагают, что прокурор обладает достаточными полномочиями для того, чтобы при необходимости скорректировать позицию следователя, выраженную в обвинительном заключении. В то же время вряд ли стоит лишать следователя возможности составить итоговый процессуальный документ, в котором на основе внутреннего убеждения он излагает существо уголовного дела, собранные доказательства, определяет квалификацию деяний, вменяемых в вину обвиняемому.237 Следователь, как

дела, представленного с обвинительным заключением // Сб.: Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1964. С. 129; Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Омск, 1998. С. 184; Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Самара, 1999. С. 142.

Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000. С. 164 . Отрицали необходимость составления обвинительного заключения прокурором и другие процессуалисты. См., например, Давыдов Т.Д. Некоторые вопросы советского уголовного процесса в связи с разработкой проекта уголовно - процессуального кодекса Союза ССР // Советское государство и
право. 1954. № 3. С. 80; Митрохин Н. Об авторе обвинительного

153

участник процесса на стороне обвинения, который лучше других знает фактические обстоятельства дела, не должен лишаться права окончательно сформулировать и обосновать обвинение.

Правомерно и замечание А.Б. Ломидзе о том, что должность не определяет ни квалификацию, ни профессиональную подготовку, ни опыт, ни знания и умения, немало и следователей - специалистов самого высокого

238

уровня.

Получив дело от следователя с обвинительным заключением, прокурор, согласно ст. 221 УПК РФ осуществляет многогранную деятельность: рассматривает уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 5 суток принимает по нему решение либо об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд, либо о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично, либо о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями. Он может также направить уголовное дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду. В то же время при утверждении обвинительного заключения прокурор вправе изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого на уголовный закон о менее тяжком преступлении; отменить или изменить ранее избранную обвиняемому меру пресечения; избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и содержания под

заключения // Социалистическая законность. 1957. № 5. С. 57-59; Миньковский
Г.М. Указ. соч. С. 157-158.

238 Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. М., 2000. С. 46.

154

стражей; дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты.

В новом уголовно — процессуальном кодексе, по сравнению с УПК РСФСР, произошло существенное изменение правового регулирования вопросов, связанных с рассмотрением прокурором поступившего к нему с обвинительным заключением уголовного дела. Некоторые авторы предлагали увеличить срок рассмотрения прокурором уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением до 15 суток, закон сохранил неизменным срок в 5 суток, установленный УПК РСФСР. Думается, что в увеличении срока нет необходимости, так как это приведет к значительному затягиванию сроков предварительного расследования, которые и без того часто нарушаются.

Но в новом УПК РФ исключена норма, предусматривавшая вопросы, которые должен был разрешить прокурор при утверждении обвинительного заключения ( ст. 213 УПК РСФСР). Согласно этой норме, при поступлении дела от органа дознания или следователя прокурор обязан был проверить: «1. имело ли место деяние, вменяемое в вину обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления; 2. нет ли в деле обстоятельств, влекущих прекращение дела; 3. произведено ли дознание или предварительно следствие всесторонне, полно, и объективно; 4. обосновано ли предъявленное обвинения имеющимися в деле доказательствами; 5. предъявлено ли обвинение по всем установленным дознанием и предварительным следствием преступным деяниям обвиняемого; 6. привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; 7. правильно ли квалифицированно преступление; 8. правильно ли избрана мера пресечения; 9. приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; 10. выявлены ли причины и условия,

239 Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Тула, 2001. С. 158 -159.

155

способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению; 11. составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями настоящего кодекса; 12. соблюдены ли органами дознания или предварительного следствия все иные требования настоящего кодекса ».240

Исключение такой нормы из нового УПК, на наш взгляд, не обоснованно. Ведь она обязывала прокурора подходить к проверке обвинительных заключений более ответственно и давала возможность проверять данный процессуальный акт на основе заранее выработанного логического алгоритма. Трудно найти убедительные причины для исключения такой нормы - программы действий прокурора. В ситуации отсутствия подобного логического алгоритма прокурор, по нашему мнению, должен ориентироваться на ст. 73 УПК РФ, в которой определен предмет доказывания.

Анализируя процедуру утверждения обвинительного заключения, в целом, представляется возможным выделить два этапа работы прокурора с уголовным делом поступившим к нему с обвинительным заключением: изучение самого уголовного дела и изучение на основе сформированной доказательственной базы обвинительного заключения.

В научной литературе дискутировался вопрос о необходимости обязательного изучения уголовного дела прокурором. Представляется ошибочной высказанная в прошлом точка зрения B.C. Тадевосяна, который считал, что прокурор должен тщательно изучать уголовное дело только в случаях, когда он « не знаком с делом, не принимал участие в дознании и расследовании ».241 Прокурор, по нашему мнению, любое уголовное дело, поступившее с обвинительным заключением, должен тщательно изучить,

240 Ст. 213 УПК РСФСР была основой для составления практических рекомендаций для прокуроров. См, например: Бровин Г.И. Практикум прокурорских проверок при расследовании преступления. Свердловск, 1979. С. 15-17.

Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М, 1965. С. 194. Его точку зрения критикует Савицкий В.М. См.: Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1959. С. 252.

156

независимо от того, принимал ли он участие в производстве предварительного расследования или нет. Это связано, прежде всего, с тем, что прокурор должен осуществлять контроль не только за итоговым процессуальным актом, но и за всеми предшествовавшими действиями и решениями следователя и дознавателя, поскольку их результаты лежат в основе обвинительного заключения. Кроме того, только изучив уголовное дело в целом, прокурор, по нашему мнению, может убедиться в законности и обоснованности уголовного преследования обвиняемого либо
в

необходимости его прекращения.

Социологический опрос практических работников показал, что прокуроры действительно изучают материалы дела при поступлении к ним уголовного дела с обвинительным заключением. Причем, они, не ограничиваясь докладом материалов дела следователем, исследуют дело сами ( 47 % ) либо в отсутствие следователя сразу изучают дело самостоятельно ( 53 % ).

В уголовно - процессуальной литературе зачастую отмечается необходимость начинать изучение прокурором уголовного дела с обвинительного заключения.242 На практике такой порядок используется довольно часто. При опросе прокурорских работников 44 % опрошенных высказались за необходимость начать изучение поступившего уголовного дела именно с обвинительного заключения. Этот порядок придает ознакомлению с делом целенаправленность: прокурор знает, к каким выводам пришел следователь, и может проверить их обоснованность обращением к материалам дела. Но с другой стороны есть опасность, что прокурор уделит внимание лишь тем доказательствам из имеющихся в

242 Митрохин Н.П. Указ. соч. С.298. Аналогичной точки зрения придерживается Калмыков Ю.Н. См.: Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 219; Подольная Н.П. Деятельность прокурора по делу с обвинительным заключением. Дисс.на соиск. ученой степени канд. юр.наук. М., 1974. С.52; Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. А.Я. Сухарева /. М, 2002. С. 416.

157

уголовном деле, на которые есть ссылки в обвинительном заключении. Поэтому часть материалов уголовного дела может вообще быть не изучена прокурором, вследствие чего могут остаться незамеченными существенные обстоятельства.

Поэтому представляется целесообразным начинать изучение уголовного дела с самого начала: с постановления о возбуждении уголовного дела с последующим рассмотрением всех его материалов. После изучения всех доказательств и на основе сформировавшегося убеждения о доказанности или не доказанности предъявленного обвинения прокурору следует изучить итоговый процессуальный документ следователя - обвинительное заключение. Только такой порядок, по нашему мнению, будет способствовать полному и беспристрастному уяснению прокурором обстоятельств дела и объективной проверке обоснованности обвинительного заключения. Изучение, в первую очередь, доказательной базы поможет прокурору оценить полноту, объективность и всесторонность проведенного расследования и впоследствии на основе этой оценки определить « слабые » места обвинительного заключения: пробелы в доказательственной базе, замалчивание противоречивых, защитительных доказательств, ошибок в квалификации и т.п. Именно в таком порядке изучают уголовное дело, поступившее с обвинительным заключением, большинство (56 %) опрошенных нами прокуроров.

В целом, критерии оценки доказательств прокурором и следователем одни и те же. Прокурор оценивает конкретные доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. Но в оценке прокурором доказательств, собранных по делу, поступившему с обвинительным заключением, есть ряд особенностей.

Оценке доказательств предшествует их анализ. Основной особенностью исследования доказательств прокурором является отсутствие непосредственного их восприятия, так как в большинстве случаев прокурор

158

не участвует в процессе сбора доказательств, не участвует в осмотре места происшествия, не допрашивает обвиняемых, потерпевших, свидетелей и т.д. Следовательно, деятельность прокурора по исследованию собранных следователем или дознавателем доказательств является познавательной по своей сути, но это познание имеет опосредованный характер.243 Но в тех случаях, когда прокурор, в соответствии со п. 3 ч.2 ст. 37 УПК РФ, участвовал в производстве предварительного расследования или лично производил следственные действия, он осуществлял уже непосредственное познание всех обстоятельств совершенного преступления.

Поэтому, объектом изучения прокурора может стать как уголовное дело, в расследовании которого он принимал участие, так и уголовное дело, в производстве которого он участия не принимал.

В литературе правильно отмечается, что в первом случае при изучении материалов уголовного дела и утверждении обвинительного заключения возможен отход прокурора от требования объективности. Например, те доказательства, в собирании которых он принимал непосредственное участие, могут показаться ему значительно убедительнее, чем те, которые он воспринимал опосредованно.244 Н.П. Митрохин полагает, что прокурору, принимающему участие в расследовании, надо участвовать в допросе лиц, как подтверждающих, так и опровергающих обвинение.245 Думается, однако, что более реальным обеспечением объективности оценки доказательств, в случае участия прокурора в производстве следственных действий и тем более тогда, когда он лично проводит расследование, было бы изучение такого уголовного дела и утверждение обвинительного заключения вышестоящим прокурором.

Н.П. Подольная называет эту деятельность информационным уровнем доказывания. См.: Подольная Н.П.Указ. соч. С.53.

244 См., например: Митрохин Н.П. Указ. соч. С. 134.

245 Митрохин Н.П. Указ. соч. С. 134.

159

Так как прокурор в большинстве случаев не воспринимает непосредственно процесс формирования доказательств, находящихся в материалах дела, он может испытывать определенные трудности в их оценке. В этом случае в литературе правильно обращается внимание на необходимость не только изучения прокурором отдельных доказательств, но и проверки их согласованности между собой.246 Кроме того, при наличии сомнений , которые возникли во время изучения доказательств, прокурор, по нашему мнению, может их устранить путем беседы с лицом, непосредственно воспринимавшим соответствующее доказательство, т.е. со следователем или дознавателем ( что нередко применяется на практике). Разумеется, такая рекомендация не касается выявленных им случаев нарушения уголовно — процессуального законодательства при собирании и закреплении доказательств.

Уголовно - процессуальный закон не регламентирует действия прокурора в случае обнаружения им недопустимых доказательств. Мы согласны с предложением о необходимости закрепить за прокурором право выносить мотивированное постановление об исключение этого доказательства из совокупности доказательств, подтверждающих обвинение.247 Использование в обвинительном заключении доказательства, признанного прокурором недопустимым, влечет за собой пересоставление этого акта самим прокурором либо направление его для пересоставления следователю.

Изучая уголовное дело, поступившее с обвинительным заключением, прокурору следует подробно ознакомиться с ходатайствами обвиняемого и его защитника, заявленными ими при ознакомлении с материалами уголовного дела, а также с разрешением этих ходатайств следователем, так как в случае формального, немотивированно отказа данные ходатайства впоследствии будут заявлены в суде и этим существенно осложнится ход

246Подольная Н.П. Указ соч. С.58.

247 Такое предложение уже высказывалось в научной литературе. См : Маркина Е.А. Указ.

соч. С . 223 ; Иванова Т.Ю. Указ.соч. С. 158.

160

судебного разбирательства. Удовлетворенные судом ходатайства, особенно о дополнении предварительного следствия, необоснованно отвергнутые следователем, будут свидетельствовать о значительных недостатках и неполноте проведенного предварительного расследования,248 следствием чего может стать недоказанность обвинения в суде.

Прокурор должен особенно внимательно изучать те уголовные дела, в которых обвиняемые — лица несовершеннолетние, либо имеющие физические и психические недостатки, либо не владеющие языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, т.е. не способные в полной мере осуществлять самостоятельно свое право на защиту.

Так, изучая уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, прокурор в обязательном порядке должен учитывать особенности производства предварительного расследования по данной категории уголовных дел, установленные в главе 50 УПК РФ: необходимость установления дополнительных обстоятельств, включенных в предмет доказывания (ст. 421 ); особого порядка задержания несовершеннолетнего подозреваемого и применения к нему меры пресечения ( ст. 423 ); допроса несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого ( ст. 425 ) и т.д. В отношении лиц, не владеющих языком, на котором ведется производство, прокурор должен контролировать соблюдение ст. 18 УПК РФ, предусматривающей необходимость предоставления дополнительных гарантий этим лицам. Кроме того, в случае изучения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, лиц с психическими и физическими недостатками, не владеющих языком и т.д., прокурор должен обращать внимание на соблюдение требования об обязательном привлечении защитника для участия в уголовном деле, в соответствии со ст. 51 УПК РФ.

Эти вопросы подробно исследованы А.Г. Халиулиным. См: Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за обеспечением прав подозреваемого и обвиняемого. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. М.,1988.

161

При изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, прокурор должен обязательно оценить всесторонность, полноту и объективность проведенного предварительного расследования. В литературе в этой связи высказывалось мнение, согласно которому закон не должен требовать от прокурора решения вопросов о всесторонности, полноте и объективности расследования, так как эти вопросы требуют непосредственного наблюдения за следствием и не могут быть решены лишь на основе письменных материалов.249 Однако возникает вопрос: если прокурор не должен и не может на основе изучения материалов уголовного дела сделать вывод о всесторонности, полноте и объективности проведенного расследования и виновности обвиняемого ( обвиняемых ), то какой вывод должен будет сделать суд? Представляется несомненным, что прокурор обязан осуществлять контроль за всесторонностью, полнотой и объективностью проведенного предварительного расследования, не ограничиваясь формальным соответствием действий следователя уголовно — процессуальному закону.

М.С. Строгович правильно указывает, что основания убеждения прокурора могут быть ограничены письменными материалам предварительного следствия, но эти материалы должны быть таковы, чтобы они вполне убеждали прокурора в виновности обвиняемого. При отсутствии такого убеждения, прокурор утверждать обвинительное заключение и направлять дело в суд не может.250

Исследовав материалы уголовного дела, прокурор должен внимательно изучить обвинительное заключение и сравнить свои выводы о виновности обвиняемого ( обвиняемых), сформировавшиеся на основе изучения материалов уголовного дела, с выводами следователя, сделанными им в

249 Долгова А.И. Прокурорский надзор в советском уголовном судопроизводстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1968. С. 181.

250 Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 125-127.

162

обвинительном заключении. При изучении обвинительного заключения прокурор должен учитывать два основных аспекта: соответствие его содержания и соответствие его формы требованиям ст. 220 УПК РФ, а также приложению к УПК РФ № 158 .

Ориентируясь на ст. 73 УПК РФ, прокурор при изучении обвинительного заключения должен обращать внимание на четкое описание события преступления, в частности, на указание времени и места совершения преступления, способа его совершения, иных обстоятельств преступления, требуемых уголовным законом. Изучая субъективную сторону преступления, описанную в обвинительном заключении, прокурор, с учетом анализа доказательств, оценивает обоснованность выводов следователя о доказанной виновности обвиняемого. Обязательным, кроме того, является проверка правильности определения следователем формы вины, а также мотивов совершения преступления, так как эти обстоятельства существенно могут повлиять на размер наказания, которое может быть назначено обвиняемому, а в некоторых случаях и на квалификацию деяния. Прокурору необходимо проверить квалификацию преступления, ее соответствие материалам уголовного дела и постановлению о привлечении в качестве обвиняемого. Ю.Н. Калмыков правильно предлагает контролировать правильность квалификации путем решения вопросов: все ли преступные действия обвиняемого, установленные следователем, вошли в формулировку обвинения и всем ли действиям обвиняемого, вмененным ему в вину, дана правильная правовая оценка.251

Изучая обвинительное заключение, прокурор должен обратить внимание на наличие в нем не только анкетных данных обвиняемого, но и развернутой характеристики его личности, с подтверждением ее соответствующими материалами уголовного дела. К сожалению, анализ практики составления обвинительных заключений показал, что прокуроры не уделяют должного

251 Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 226.

163

внимания наличию в обвинительном заключении подробной мотивированной характеристики личности обвиняемого.

Изучая обвинительное заключение, прокурор должен выяснить, включены ли в обвинительное заключение все установленные по делу обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, и подтверждены ли они ссылками на соответствующие доказательства.

Уже отмечалось, что при составлении обвинительных заключений следователи часто не указывают обстоятельств, способствовавших совершению преступления, что требует от прокурора дополнительного контроля за соблюдением этих нормативных предписаний.

Подводя итог всему изложенному ранее, необходимо отметить, что в целом, исследуя уголовное дело, прокурор делает ряд выводов, на основе которых он принимает решение о полноте, всесторонности и объективности расследования, что находит свое выражение в доказанности обвинения и его правильной юридической квалификации; о соблюдении следователем всех норм процессуального закона и отсутствии процессуальных нарушений, препятствующих направлению дела в суд; о соответствии текста обвинительного заключения материалам дела.

В целом же, опираясь на анализ следственной практики, представляется, что прокурору следует более ответственно подходить к изучению поступившего с обвинительным заключением уголовного дела, к выбору и принятию решения. Это позволит исправлять допущенные следователем процессуальные ошибки еще на предварительном следствии, а не в суде. Такой подход также обеспечит реальность защиты обвиняемого от обвинения, соблюдение прав других участников процесса .

  1. Виды решений, принимаемых прокурором по результатам

изучения дела

164

После изучения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, прокурор должен принять одно из решений, предусмотренных ст. 221 УПК РФ.

Сравнивая положения ст.221 с аналогичными предписаниями УПК РСФСР (ст.214), можно отметить, что законодатель обоснованно предусмотрел в ст.221 УПК РФ также и решение о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду. Этим были учтены предложения, вносившиеся ранее исследователями. 252 В целом, соглашаясь с ними, считаем необходимым, с учетом сказанного ранее, расширить содержание п.4 ч.1 ст. 221 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: « Прокурор, рассмотрев обвинительное заключение и при необходимости составив новое обвинительное заключение, направляет уголовное дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если дело подсудно вышестоящему суду, а также если прокурор принимал участие в проведении следственных действий по данному уголовному делу ».

Рассмотрим более конкретно каждое возможное решение прокурора.

Важнейшим, с точки зрения осуществления уголовного преследования, является решение прокурора об утверждении обвинительного заключения и, одновременно, о направлении уголовного дела в суд. Заметим еще раз, что суд не связан доводами, изложенными в обвинительном заключении, и, в соответствии с п. 2 и 4 чЛ ст. 236 УПК РФ, вправе по результатам предварительного слушания принять решение о возвращении уголовного дела прокурору или о прекращении уголовного дела.

Статья 237 УПК РФ регулирует основания и порядок возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом. Суд может вернуть дело прокурору в случаях, когда обвинительное заключение или обвинительный акт
составлены с

252 Подольная Н.П. Указ. соч. С. 89.

165

нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на их основе; когда копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому и когда есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Так, по одному уголовному делу судья в своем постановлении указал: « В ходе предварительного слушания судом было установлено, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ: в обвинительном заключении не указана формулировка обвинения М. Указанное нарушение исключает возможность постановления судом

253

приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения ».

Предписания ч. 1 ст.237 УПК, обязывая прокурора тщательно изучить уголовное дело и обвинительное заключение, побуждают его к добросовестному исполнению этой обязанности.

Ст. 221 УПК РФ устанавливает, что прокурор может и сам составить новое обвинительное заключение без направления уголовного дела следователю. Критериев для принятия такого решения закон не устанавливает, что, по нашему мнению, правильно, ибо основаниями его принятия зачастую будут обстоятельства, которые заранее обозначить в законе нельзя: неопытность следователя в расследовании сложных дел, неумение последовательно проанализировать доказательства и т.п. Но, естественно, возможны и объективные причины, например стремление прокурора ускорить составление завершающего акта, а, следовательно, и направление дела в суд.

В целом же, критерием для принятия прокурором решения об утверждении обвинительного заключения является его убеждение в достоверном выводе следователя о виновности обвиняемого, т.е. о доказанности обвинения, на основе имеющихся материалов
уголовного дела, при соблюдении

253 Уголовное дело № 1-888, архив Кировского федерального суда г. Самара, 2002.

166

следователем требований закона относительно собирания, исследования и оценки доказательств. Утверждая обвинительное заключение, прокурор выражает свое согласие с выводами следователями, сделанными в данном процессуальном акте, что само по себе можно рассматривать
как

процессуальное решение прокурора. Оно оформляется им путем наложения резолюции об утверждении обвинительного заключения в вводной части этого акта. Думается, что для утверждения обвинительного заключения нет необходимости выносить отдельное постановление, как это иногда рекомендуется в процессуальной литературе.

В соответствии с ч.2 ст. 221 УПК РФ, прокурор при утверждении обвинительного заключения, помимо изменения объема обвинения и квалификации254, вправе принять одно из следующих процессуальных решений: отменить или изменить ранее избранную обвиняемому меру пресечения, а также избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и содержания под стражей; дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты. Эти действия прокурор совершает также путем вынесения соответствующего постановления ( ч.4 ст. 221 УПК РФ), которое в обязательном порядке приобщается к уголовному делу. Решение об отмене меры пресечения, ее изменении и избрании производится на основе изучения прокурором материалов уголовного дела: определения тяжести преступления, неправомерного поведения обвиняемого на предварительном следствии, возникшей угрозы побега и т.д. - либо, наоборот, фактов, исключающих необходимость ее сохранения. Если прокурор придет к выводу, что избранная мера пресечения не соответствует тяжести совершенного преступления, личности обвиняемого, он вправе ее

Подробно об изменении обвинения и квалификации см. § 3 настоящей главы.

167

изменить или отменить. Свое решение в отношении меры пресечения прокурор должен мотивировать, на что уже указывалось в литературе.255

Ответственно должен подойти прокурор к изучению списка лиц, подлежащих вызову в суд. Он должен выявить лиц, чьи показания имеют существенное значение для обоснования обвинения, но которые не были включены следователем в этот список. Если такие лица были выявлены, то прокурор должен вынести постановление о дополнении списка лиц, прилагаемого к обвинительному заключению. Но он может и исключить из списка лиц, чьи показания не обладают свойством относимости.

Утвердив обвинительное заключение, прокурор направляет уголовное дело в соответствующий суд. Согласно ст. 222 УПК РФ, в этом случае обвиняемому вручается копия обвинительного заключения с приложениями. Копии обвинительного заключения вручаются также защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют. О направлении уголовного дела в суд прокурор уведомляет потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и ( или) их представителей с разъяснением им права заявлять ходатайства о проведении предварительного слушания. Эти меры служат гарантиями прав указанных лиц, ибо позволяют им заблаговременно подготовится к судебному разбирательству.

Следует подчеркнуть важные изменения, внесенные по рассматриваемому вопросу в УПК РФ, по сравнению с прежним законодательством. Ранее, в соответствии со ст. 237 УПК РСФСР, вручение обвинительного заключения подсудимому вменялось в обязанности суда, что можно было интерпретировать как выполнение судом обвинительных функций. Освобождение суда от процедуры вручения обвинительного заключения, его оглашения в судебном заседании соответствует принципу состязательности, функции прокурора, состоящей в уголовном преследовании, и функции суда, состоящей в осуществлении правосудия.

255 Подольная Н.П. Указ. соч. С. 79.

168

Сразу после введения в действие УПК РФ для подтверждения факта вручения обвинительного заключения практикой был разработан примерный образец расписки в получении обвиняемым ( защитником, потерпевшим ) копии обвинительного заключения с приложениями.

В то же время в первоначальном правовом регулировании процедуры вручения обвинительного заключения обвиняемому имелись существенные недостатки.

Во - первых, статья 222 УПК РФ однозначно не называла субъекта, обязанного вручать обвиняемому обвинительное заключение. Лишь анализ ч.2 ст. 222 УПК РФ позволял сделать вывод, что этим лицом является прокурор. Однако на практике это положение не получило реализации. Так опрос прокуроров показал, что в 81, 3 % обвинительное заключение обвиняемому вручал следователь по поручению прокурора и лишь в 18, 7 % случаев сам прокурор. Опрос следователей дал аналогичные результаты.

Неурегулированным в УПК РФ остался и другой важный вопрос: что следует предпринимать прокурору в случае, если обвиняемый, не находящийся под стражей, отказывается от получения обвинительного заключения.

Проведенный опрос следователей показал, что в подобных случаях они в 31 % случаях фиксировали отказ и передавали дело в суд, в 43 % случаев поручали доставить обвиняемого приводом и вручали ему обвинительное заключение. Кроме того, ими были предложены следующие варианты решения данной проблемы : направлять обвинительное заключение почтой с уведомлением (3 %), убеждать в необходимости получения обвинительного заключения (5 %), выезжать к обвиняемому для вручения обвинительного заключения (1 %), в присутствии понятых фиксировать отказ от получения обвинительного заключения (1 %). Прокуроры высказали иное мнение по этому вопросу . Они в большинстве случаев предпочитали удостоверять факт отказа и направлять дело в суд (70, 7 % случаев) и, реже (20 % случаев),

169

доставлять обвиняемого приводом для вручения обвинительного заключения. Некоторые прокуроры ( 2,6 % ) предложили направлять обвинительное заключение почтой с уведомлением .

Однако Законом РФ « О внесении изменений и дополнений в Уголовно — процессуальный кодекс РФ » от 4 июля 2003 года ст. 222 УПК РФ была изложена в новой редакции. В частности, было четко указано лицо, обязанное вручать обвинительное заключение, - прокурор ( ч. 2 ст. 222 УПК РФ).

Думается, однако, что право вручать копию обвинительного заключения обвиняемому может быть делегировано прокурором следователю. Это вытекает из предусмотренного законом права прокурора давать следователю указания, обязательные для исполнения. Кроме того, следователь, как и прокурор, осуществляет функцию уголовного преследования, а обвинительное заключение - это, как показано, акт уголовного преследования.

Поэтому необходимо, на наш взгляд, ч.2 ст. 222 УПК РФ изложить так: « Прокурором, или, по его поручению, следователем обвиняемому вручается копия обвинительного заключения с приложениями. Копии обвинительного заключения также вручаются защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют ».

Новая редакция ст. 222 УПК РФ содержит правовое решение проблемы, которая прежде была обозначена в законе, а на практике порождала разнобой. Ч. 3 этой статьи теперь устанавливает, что если обвиняемый находится под стражей, то копия обвинительного заключения с приложениями вручается ему по поручению прокурора администрацией места содержания под стражей под расписку, которая предоставляется в суд с указанием даты и времени вручения. Если же обвиняемый отказался от получения обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения обвинительного
заключения, то в

170

соответствии с ч. 4 ст. 222 УПК РФ прокурор направляет дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

В таком законодательном регулировании заложена основа решения практически значимой проблемы. Однако это решение нельзя признать безупречным. Во - первых, непонятно, как прокурор может выяснить причины неявки лица, если оно не является по его вызову ( к примеру, будучи тяжело больным ). Кроме того, отсутствие в законе требования об удостоверении факта отказа обвиняемого от получения обвинительного заключения дает возможность прокурору вообще, ссылаясь на отказ, не утруждаться вручением копии обвинительного заключения обвиняемому.

Было бы соблазнительно решить эту проблему так, как это предлагают некоторые практические работники: доставлять обвиняемого приводом к прокурору и, если он откажется получить копию обвинительного заключения, отразить это в протоколе. Однако с таким предложением согласиться нельзя. Дело в том, что получение обвинительного заключения -это право, но вовсе не обязанность обвиняемого. Привод же - это санкция уголовно — процессуальной ответственности, и применять ее можно лишь при наличии правонарушения, а оно в данном случае отсутствует.

Нельзя также не учесть, что после утверждения обвинительного заключения прокурор утрачивает право на производство процессуальных действий (следователь утрачивает это право еще раньше, с момента направления дела прокурору), поэтому прокурор не вправе прибегнуть к приводу обвиняемого. В данном случае главная проблема состоит лишь в удостоверении факта отказа обвиняемого от получения обвинительного заключения. Она, как представляется, должна решаться с использованием практики направления адресатам деловых документов через учреждения связи, с уведомлением об их вручении адресату. Отметка почтальона на уведомлении о том, что адресат отказался получить почтовое отправление,

171

т.е. с обвинительное заключение, будет достаточным подтверждением этого факта.

Представляется необходимым уточнить законодательное урегулирование данного вопроса. Предлагаем изменить ст. 222 УПК РФ, включив в нее дополнительную норму. Так, ч. 4 ст. 222 УПК РФ может быть изложена в следующем виде: « Обвиняемый, не находящийся под стражей, вызывается прокурором или, по его поручению, следователем повесткой для вручения ему обвинительного заключения. В случае неявки обвиняемого, прокурор или, по его поручению, следователь направляет обвиняемому через учреждения связи обвинительное заключение с уведомлением о его вручении адресату. Отметка почтальона на уведомлении об отказе адресата получить почтовое отправление будет основанием для направления дела в суд».

Рассматривая дело, поступившее к нему с обвинительным заключением, прокурор вправе, в соответствии с п. 15 ст.37 УПК РФ, п.З чЛ. ст. 221 УПК РФ возвратить его следователю для проведения дополнительного расследования. Решение об этом принимается прокурором в случаях, когда остались неисследованными вообще или не полностью исследованными и обоснованными доказательствами обстоятельства, имеющие существенное значение для дела ( ст. 73 УПК РФ ), что препятствует рассмотрению дела в суде. По одному из изученных уголовных дел прокурор, возвращая уголовное дело для дополнительного расследования, обратил внимание на необоснованное сужение рамок уголовного преследования. В своем постановлении он указал, что следствие по делу проведено неполно: непосредственно после обнаружения факта не декларирования валюты К., его жена К. показывала, что ей было известно о не задекларированных 2 200 долларах США и 5 500 российских рублей. Поскольку таможенную декларацию от имени К. заполняла именно она, то и в ее действиях усматривается состав преступления, предусмотренный ст. 188 УК
РФ.

172

Однако следствием юридическая оценка ее действиям не дана. По делу необходимо установить наличие состава преступления в действиях К., предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ, и после этого решить вопрос о направлении уголовного дела в суд.256

Помимо неполноты исследования, основаниями для возвращения дела на дополнительное расследование могут быть: нарушение права на защиту, невыделение в отдельное производство материалов уголовного дела в отношении несовершеннолетних, необоснованное выделение или соединение уголовных дел и иные существенные нарушения требований уголовно — процессуального закона.

В.М. Савицкий считает, что возвращение прокурором уголовного дела следователю для дополнительного производства является свидетельством того, что прокурор осуществлял некачественное руководство в процессе расследования уголовного дела.257 С этим нельзя вполне согласится. Возможность выявления ошибок лишь при изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, а не в ходе процессуального руководства расследованием нередко вызвана объективными причинами. Прокурор зачастую осуществляет надзор в отношении большого количества дел, что делает невозможным проконтролировать каждый шаг каждого следователя.

Поэтому более прав СП. Ефимичев, полагая, что расследование — это непрерывный процесс, в котором каждое новое следственное действие может открыть новые, ранее неизвестные, обстоятельства. Метод прокурорского руководства расследованием, который вовсе исключал бы возможность возвращения прокурором дел к доследованию, мог бы повлечь мелочную

Уголовное дело № 41/83, архив наблюдательных производств
Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2001.

2 7 Савицкий В.М. Действия прокурора при решении вопроса о направлении дел в суд // Социалистическая законность. 1958. № 8. С. 80.

173

опеку, исключающую какую бы то ни было
самостоятельность

258

следователя.

Возвращая дело на дополнительное расследование, прокурор дает следователю письменные указания об исправлении всех выявленных им недостатков. Указание прокурора должно содержать четкие ссылки на те недостатки, которые прокурор обнаружил при изучении уголовного дела и которые, соответственно, необходимо исправить при производстве дополнительного расследования: допросить дополнительных свидетелей, устранить противоречия в показаниях свидетелей, которые уже имеются в уголовном деле, провести дополнительную экспертизу и т.д. Возвращение дела на дополнительное расследование прокурором означает, что расследование продолжается. Поэтому, по его окончании, участники должны быть вновь ознакомлены с материалами уголовного дела, а следователь должен, не ограничиваясь прежним, составить новое обвинительное заключение с учетом дополнительно собранных доказательств.

Согласно п. 3 ст. 221 УПК РФ, прокурор может также направить уголовное дело следователю для пересоставления обвинительного заключения со своими письменными указаниями. Такое решение прокурор принимает в случае обнаружения несоответствия обвинительного заключения по структуре или содержанию требованиям ст. 220 УПК РФ, а также приложению № 158 к УПК РФ. В частности, это возможно в случаях противоречия выводов следователя собранным по делу доказательствам, а также в случаях недостаточной мотивированности обвинительного заключения. Опрос практических работников показал, что прокуроры направляют дело следователю для пересоставления обвинительного заключения в следующих случаях: несоблюдение структуры обвинительного заключения - 27, 3 %;
отсутствие надлежащего обоснования вины

258 Ефимичев СП. Указ. соч. С. 308.

174

обвиняемого - 20, 8 %; указание только на виды доказательств, без раскрытия их содержания - 16, 2 %; небрежность составления обвинительного заключения, орфографические ошибки - 19, 4 %; не указание в списке лиц, подлежащих вызову в суд со стороны защиты, всех необходимых свидетелей - 14, 8 %; ошибки в квалификации - 0, 5 %; отсутствие ссылок на листы дела -0,5%.

Такой, выработанный практикой широкий спектр оснований направления обвинительного заключения следователю для
пересоставления

завершающего акта представляется вполне обоснованным, так как закон не дает их перечня.

Закон оставляет на усмотрение прокурора возможность выбора между такими решениями, как возвращение обвинительного заключения для пересоставления следователю или его пересоставление самим прокурором.

В процессуальной литературе по этому вопросу уже долгое время ведутся активные дискуссии: некоторые ученые предлагают различные критерии для разграничения таких решений, другие же говорят об одних и тех же основаниях для их принятия. Так, С. П. Ефимичев считает, что основания возвращения дела для пересоставления обвинительного заключения и составления самим прокурором нового обвинительного заключения одни и те

259

же.

Думается, что законодатель умышленно не установил этих критериев, так как создание универсальных рекомендаций для любого случая невозможно и основой выбора решения прокурора в данном случае будет его внутреннее убеждение, основанное на знании материалов уголовного дела, личности следователя, его способности обосновать свои выводы и т.п., т.е. на ситуации, реально сложившейся на завершающем этапе предварительного расследования. С этим связана и обсуждаемая в научной литературе проблема: насколько согласовано с процессуальной самостоятельностью

259 Ефимичев СП. Указ. соч. С. 310.

175

следователя направление ему прокурором уголовного дела для

пересоставления обвинительного заключения либо отрицательная оценка составленного следователем обвинительного заключения и решение пересоставить его самому. Так, B.C. Тадевосян считает, что прокурор не может возвращать уголовные дела для составления обвинительного заключения следователю, если сделанный им вывод противоречит выводам, сделанным прокурором. 60 Ю.Н. Калмыков же отмечает, что представленная законом возможность составить обвинительное заключение вообще не согласуется с требованием процессуальной самостоятельности следователя.261

По нашему мнению, за прокурором должны быть оставлены рассматриваемые нами полномочия, но для реального обеспечения процессуальной самостоятельности следователя в подобных ситуациях необходимо закрепить в УПК РФ возможность обжалования следователем вышестоящему прокурору решений прокурора о направлении обвинительного заключения для пересоставления следователю или о самостоятельном его пересоставлении прокурором, дополнив этим предписания ст. 38 УПК РФ.

Кроме того, возникает вопрос о том, кто должен утверждать обвинительное заключение пересоставленное прокурором? Опрос прокуроров выявил, что большинство практических работников (57,3 %) посчитали необходимым предоставить такое право вышестоящему прокурору, но и за самостоятельно утверждение составленного прокурором обвинительного заключения высказались 42, 7 % прокуроров.

Представляется, что в данном случае нет необходимости утверждения обвинительного заключения вышестоящим прокурором, так как достаточным обеспечением процессуальной самостоятельности
следователя будет

260 Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956. С. 184.

261 Калмыков Ю.Н. Указ. соч. С. 237.

176

предоставление ему права обжаловать такое действие вышестоящему прокурору.

Согласно п. 2 ст. 221 УПК РФ, исследовав дело, поступившее с обвинительным заключением, прокурор может вынести решение о его прекращении или о прекращении уголовного преследования. П.2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ различает эти два случая. Прекращение уголовного преследования в отношении одного из обвиняемых или частичное прекращение уголовного преследования в отношении обвиняемого не ведет к прекращению всего уголовного дела, в то же время прекращение уголовного дела всегда, в соответствии с ч. 3. ст. 24 УПК РФ, влечет за собой прекращение уголовного преследования.

В целом, основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования, выявленные прокурором при изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, имеют как объективное, так и субъективное происхождение. Объективными причинами прекращения уголовного дела или уголовного преследования являются издание акта амнистии, отказ Совета Федерации в удовлетворении ходатайства Генерального прокурора о направлении уголовного дела в суд в отношении члена Совета Федерации и т.д.

Например, по одному из изученных уголовных дел адвокат заявил ходатайство о прекращении уголовного преследования вследствие издания акта амнистии. Следователь отказал в удовлетворении ходатайства. Прокурор после поступления к нему уголовного дела с обвинительным заключением вынес постановление о прекращении
уголовного

преследования в связи с изданием акта амнистии, чем фактически удовлетворил ходатайство адвоката и отменил незаконное постановление следователя.262

262 Уголовное дело № 1 /474, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2001.

177

Субъективные же причины вызваны недостатками работы следователя, который не заметил наличия основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования, указанных в ст. 24-28 УПК РФ.

В любом случае, принимая решение о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, прокурор должен вынести мотивированное постановление, в котором должен обосновать причины принятия такого решения.

Но есть ли необходимость пересоставлять обвинительное заключение при прекращении уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично? Проведенное исследование показало, что 42, 7 % опрошенных прокуроров высказались за необходимость пересоставления обвинительного заключения в любом случае, 57, 3 % сочли возможным ограничиться постановлением без пересоставления обвинительного заключения.

Думается, что, при полном или частичном прекращении уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых, обвинительное заключение должно пересоставляться, в случаях когда вынесенное прокурором постановление о прекращении уголовного преследования влияет на объем обвинения и квалификацию действий соучастников преступления. В остальных случаях достаточно постановления прокурора, приобщенного к материалам уголовного дела, ибо из него становится ясным, какая часть обвинения аннулируется.

  1. Пределы допустимого изменения обвинения при утверждении обвинительного заключения прокурором

В соответствии с ч.2 ст. 221 УПК РФ, прокурор при утверждении обвинительного заключения вправе изменить объем обвинения
либо

178

квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении.

Следует отметить, что прежний УПК РСФСР более подробно регулировал вопросы, касающиеся изменения обвинения в подобной ситуации. В частности, ст. 215 УПК РСФСР гласила: « Прокурор … вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, а также применить закон о менее тяжком преступлении. При этом, в случае необходимости, составляется новое обвинительное заключение. Если требуется изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначального обвинения, прокурор или его заместитель возвращает дело органу дознания или следователю для предъявления нового обвинения ». В настоящее время действующий УПК РФ не содержит четкого решения вопроса о возможности изменения обвинения в стадии предварительного расследования на более тяжкое. Однако в судебном разбирательстве изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту ( ч. 1 ст. 252 УПК РФ ). Отсюда следует, что недопустимо изменять обвинение в суде на более тяжкое или по другим причинам нарушающее его право на защиту. Думается, что эти положения полностью распространяются и на окончание предварительного следствия. Если прокурор, рассмотрев уголовное дело, поступившее к нему с обвинительным заключением, приходит к выводу о необходимости расширить объем обвинения или квалифицировать обвинение по более суровой статье, он не вправе изменить в этом направлении обвинительное заключение, а обязан направить дело следователю для дополнительного расследования и предъявления нового обвинения.

Если же речь идет об изменении обвинения или квалификации по уголовному закону о менее тяжком преступлении, то такое изменение может быть произведено прокурором без возвращения дела на дополнительное

179

расследование путем вынесения соответствующего постановления,
с которым должен быть ознакомлен обвиняемый.

Изучение практики показало, что прокуроры в целом редко пользуются правом изменения обвинения и квалификации путем вынесения соответствующего постановления при утверждении обвинительного заключения, причем эта тенденция с принятием нового уголовно — процессуального закона не изменилась. Из 300 изученных обвинительных заключений, составленных в соответствии со ст. 205 УПК РФ, изменение обвинения и квалификации прокурором имело место в 19(6, 3%) случаях, а в уголовных делах, поступивших с обвинительными заключениями, составленными на основе ст. 220 УПК РФ, - в 17 случаях (5,7 %).

Однако изучение результатов судебного разбирательства дает возможность говорить о недостаточном контроле прокуроров за выводами следователя по формулировке обвинения и квалификации преступления. Об этом свидетельствует достаточно частая корректировка обвинения в судах. По изученным делам изменение обвинения и квалификации судом осуществлялось примерно в 12 % случаев от общего числа изученных дел.

По одному из изученных уголовных дел следователь в обвинительном заключении квалифицировал действия обвиняемого по ч.1 ст. 303 (фальсификация доказательств), ч. 2 ст. 194 (уклонение от уплаты таможенных платежей), ч. 3 ст. 188 (контрабанда) УК РФ. При утверждении обвинительного заключения прокурор согласился с квалификацией, данной следователем. В приговоре же судья обоснованно квалифицировал действия обвиняемого лишь по ч. 2 ст. 194 УК РФ, прекратив уголовное преследование по чЛ ст. 303, ч. 3 ст. 188 УК РФ.263

Конечно, последовательная состязательность судебного разбирательства создает более широкие возможности для выявления ошибок следователей

Уголовное дело № 1/27, архив наблюдательных производств Куйбышевской транспортной прокуратуры, 2002.

180

при формулировке обвинения и его квалификации. Но изучение практики показывает, что многие ошибки мог бы выявить и прокурор. Именно такая возможность существовала и в описанном выше случае.

Исходя из сказанного, прокуроры должны более ответственно подходить к проверке правильности обвинения и квалификации по уголовному делу и более внимательно изучать материалы уголовного дела.

Предпринятое в литературе выделение случаев, при которых возникает необходимость изменения обвинения, позволило свести их в 3 группы:

  1. Изменение формулировки обвинения необходимо в случаях, когда материалы уголовного дела дают основания для более тяжкого или менее тяжкого обвинения, т.е. когда формулировка не охватывает, например, какие либо отягчающие обстоятельства или квалифицирующие признаки или, наоборот, они необоснованно вменены обвиняемому.
  2. Изменение обвинения должно осуществляться и в случае, если прокурор признает, что оно не достаточно индивидуализировано. В частности, когда требуется включить в формулировку обвинения точный ущерб, причиненный потерпевшему в результате совершения преступления, указать способ совершения преступления, разграничить уголовно - правовую оценку отдельных эпизодов.
  3. Изменение обвинения возникает и в случаях, когда юридические элементы формулировки обвинения излагаются не терминологией закона. Например, вместо содержащегося в норме закона квалифицирующего признака «повторно» применяют слово « систематически », слова « по предварительному сговору » заменяют словом « совместно ».2 4 При этом в двух последних случаях изменение
  4. Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно — процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. М., 1999. С. 157.

181

обвинения возможно лишь тогда, когда квалификация преступления не

изменяется на более тяжкое. Изменение формулировки обвинения на более тяжкое или менее тяжкое влечет, как правило, за собой изменение квалификации преступления, данной органами предварительного расследования. Кроме этого, квалификация обвинения может быть изменена также в случаях ее несоответствия формулировке обвинения, постановлению о привлечении в качестве обвиняемого или материалам уголовного дела.

Думается, что Н.П. Подольная чрезмерно широко определяет основания возвращения дела следователю для переквалификации обвинения, полагая, что это должно иметь место в каждом случае неправильного применения следователем уголовного закона при квалификации действий обвиняемого. В принципе, конечно, неверная квалификация должна повлечь за собой решение о возвращении уголовного дела следователю для дополнительного расследования, но в случаях, когда материалы уголовного дела позволяют изменить квалификацию, деяния без нарушения права обвиняемого на защиту, прокурор должен воспользоваться такой возможностью и своим мотивированным постановлением изменить ее.

Но следует ли при этом пересоставлять обвинительное заключение? Закон этого не требует, но и не запрещает, ибо согласно п. 1 чЛ этой статьи, прокурор может составить и новое обвинительное заключение. Исследователи по-разному решают этот вопрос. Так, М.А. Чельцов предлагал вносить изменения в объем обвинения и квалификацию путем составления нового обвинительного заключения.266 Аналогичной точки зрения придерживается Н.П. Подольная267 Полагаем, что составлять в подобном случае ( т.е. в ситуации, когда в основе своей обвинение остается неизменным ) новое обвинительное заключение нецелесообразно; прокурору

265 Подольная Н.П. Указ. соч.. С. 79.

266 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 338.

267 См.: Подольная Н.П. Указ. соч. С. 79.

182

достаточно обосновать принятое решение в постановлении. Кстати, образец такого постановления за № 159 включен в текст УПК РФ Законом от 4 июля 2003 г., в то время как до этого подобного образца в УПК не было.

Иное положение складывается, если в обвинение вносятся существенные изменения. Хотя они и не должны нарушать право обвиняемого на защиту ( расширять объем обвинения, делать квалификацию более суровой ), может оказаться измененной фактическая фабула обвинения ( сокращен круг соучастников, иначе обрисованы ( в сторону смягчения ) их действия и т.п.). Полагаем, что в подобных случаях необходимо составление прокурором нового обвинительного заключения. Ведь обвинительное заключение — это акт уголовного преследования, возбуждаемого ( более точно, продолжаемого ) прокурором перед судом, т.е. исходящий от него своеобразный « уголовный иск », предъявляемый к обвиняемому или обвиняемым. Поэтому будет правильным, что при изменении фактической фабулы обвинения ( не нарушающей право на защиту ) должно составляться новое обвинительное заключение.

Опрос практических работников показал, что за необходимость пересоставления обвинительного заключения при изменении обвинения и квалификации высказались 41, 4 % опрашиваемых, а против 58, 6 %, что говорит об отсутствии единых представлений по спорному вопросу.

В научной литературе долгое время велся спор по поводу возможности несогласия суда с изменениями, внесенными прокурором, в объем обвинения или квалификацию содеянного и восстановления в суде первоначального обвинения или квалификации, данных следователем.

Первая группа авторов считала невозможным восстановление в суде обвинения и квалификации, данной следователем, вследствие существенного нарушения права обвиняемого на защиту. Так СП. Ефимичев отмечал, что

См., например: Бородин СВ. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. М., 1964. С. 20.

183

восстановление квалификации, имевшей место ранее, фактически означает предание обвиняемого суду по делу с обвинительным заключением, не утвержденным прокурором.269

В то же время их оппоненты утверждали, что против квалификации, данной следователем, обвиняемый уже защищался на предварительном следствии. Поэтому суд вправе восстановить квалификацию преступления в судебном заседании, необоснованно измененную прокурором, и т.д.

В настоящее время УПК РФ разрешил данный спор в пользу обеспечения прав обвиняемого и последовательно отвергает в ряде норм возможность восстановления судом объема обвинения и квалификации, данных следователем, в случае их изменения прокурором при утверждении обвинительного заключения в сторону смягчения. Такое решение вопроса в полной мере соответствует принципу обеспечения обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ ).

Из вышесказанного следует, что прокурор является субъектом, который окончательно определяет объем обвинения, сохраняя его в первоначальном виде, либо внося изменения, смягчающие обвинение, и завершает уголовное преследование на досудебной стадии, утверждая обвинительное заключение и направляя уголовное дело в суд.

  1. Изучение прокурором дела, поступившего с обвинительным

актом. Виды решений, принимаемых прокурором по

результатам такого изучения

В соответствии со ст. 225 УПК РФ, после окончания дознания дознаватель направляет уголовное дело начальнику органа дознания для

269 Ефимичев СП. Указ. соч. С. 305.

ОТО

Гальперин И.М. , Лукашевич В.З. Предание суду по советскому уголовно — процессуальному праву. М., 1965. С. 61-62; Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л., 1966. С. 75-78 и т.д.

184

утверждения обвинительного акта. 4.4. ст. 225 УПК РФ фактически не оставляет начальнику органа дознания возможности выбора процессуального решения, кроме утверждения обвинительного акта.

Чтобы обеспечить реальную возможность осуществления им контроля за результатами проведенного дознания и составлением обвинительного акта дознавателем, необходимо внести изменения в ч.4 ст. 225 УПК РФ. Вполне целесообразно предусмотреть законодательное закрепление возможности возвращения начальником органа дознания уголовного дела дознавателю для пересоставления обвинительного акта. Такое решение должно оформляться постановлением начальника органа дознания. Для экономии времени было бы полезно предоставить начальнику органа дознания возможность составлять новый обвинительный акт, а дознавателю, в случае несогласия с выводами начальника органа дознания, обжаловать их прокурору.

Кроме того, для реализации этих полномочий должен быть в обязательном порядке закреплен срок, в течение которого начальник органа дознания должен изучить уголовное дело, поступившее с обвинительным актом, и принять по нему решение либо о его утверждении, либо о направлении уголовного дела для пересоставления обвинительного акта. Таким может быть срок в 1 — 2 дня.

После утверждения обвинительного акта начальник органа дознания направляет уголовное дело прокурору. Прокурор же, в соответствии со ст. 226 УПК РФ, рассматривает уголовное дело, поступившее с обвинительным актом, и принимает по нему решение в течение 2 суток. В целом прокурор изучает поступившее к нему уголовное дело с обвинительным актом на основе тех же правил, что и уголовное дело с обвинительным заключением.

Он, в первую очередь, изучает материалы уголовного дела и отдельные доказательства с точки зрения полноты и всесторонности проведенного дознания.

185

Изучение прокурором обвинительного акта имеет некоторые особенности, обусловленные ст. 225 УПК РФ и приложением № 163 к УПК РФ.

Не останавливаясь подробно на недостатках ст. 225 УПК РФ, которые были рассмотрены ранее, отметим лишь еще раз, что прокурор при изучении обвинительного акта должен в обязательном порядке учитывать, что выводы дознавателя, в отличие от выводов следователя, имеют лишь предварительный характер, поскольку обвиняемый в ходе дознания не функционировал и не допрашивался, ибо он появился лишь после окончания дознания. Это значит, что дознаватель не имел возможности учесть показания обвиняемого и его доводы о своей невиновности. Отсюда вытекает необходимость тщательной проверки прокурором обоснованности обвинения и соблюдении права обвиняемого на защиту.

В соответствии с ч. 1 ст. 226 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации, прокурор, получив дело с обвинительным актом, принимает одно из следующих решений: а) об утверждении обвинительного акта и о направлении уголовного дела в суд; б) о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо о пересоставлении обвинительного акта, в случае его несоответствия требованиям статьи 225 УПК РФ, со своими письменными указаниями. При этом прокурор может продлить срок дознания, но не более чем на 10 суток для производства дополнительного дознания и не более чем на 3 суток для пересоставления обвинительного заключения; в) о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 24 -28 УПК РФ; г) о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия.

Думается, что основания принятия прокурором указанных процессуальных решений при рассмотрении им дела, поступившего к нему с обвинительным актом, аналогичны, в целом, тем, о которых говорилось в отношении обвинительного заключения. Отметим лишь некоторые особенности. Основанием для принятия решения об утверждении обвинительного акта

186

будет, по нашему мнению, вывод прокурора о виновности лица, являвшегося подозреваемым и ставшего обвиняемым после составления обвинительного акта. Этот вывод должен опираться на доказательства, ссылка на которые сделана в обвинительном акте, и исключать возможность иного вывода. Но так как в обвинительном акте не учтены ( и не могут быть учтены) показания обвиняемого, такой вывод нельзя, как отмечалось ранее, считать достоверным. При наличии обоснованных сомнений в виновности обвиняемого прокурор не должен принимать решение об утверждении обвинительного акта.

Законом от 4 июля 2003 г. прокурору было предоставлено право при рассмотрении обвинительного акта возвращать дело для производства дополнительного дознания ( п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК РФ ). Такое нововведение, по нашему мнению, будет способствовать повышению качества дознания, поскольку прокурор возвращая дело, должен будет указать недостатки и упущения в деятельности дознавателя, а тот будет иметь возможность своевременно (в срок не более 10 суток ) их устранить.

Положительным моментом также является указание в п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК РФ критерия, на основании которого прокурор возвращает уголовное дело дознавателю для пересоставления обвинительного акта: « несоответствие обвинительного акта требованиям ст. 225 УПК РФ », а также установление срока дознания для пересоставления ( не более 3 суток ). Такое законодательное регулирование достаточно четко определяет основания возвращения дела дознавателю ( заметим, что аналогичные предписания п.З ч.1 ст. 221 УПК РФ не указывают на основания возвращения дела следователю).

В то же время не вполне точной представляется формулировка п.З ч.1 ст. 226 УПК РФ, предусматривающая лишь возможность прекращения уголовного дела. Думается, необходимо закрепить в законе возможность прекращения и уголовного преследования.

187

Закон ( п.4 ч. 1 ст. 226 УПК РФ ) предусматривает специфическое решение прокурора, принимаемое им при изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным актом : направление уголовного дела для производства предварительного следствия. Следует признать, что такое решение может быть принято прокурором при установлении неполноты проведенного дознания, недоказанности обстоятельств, составляющих предмет доказывания (ст.73 УПК РФ), а также при существенных нарушениях порядка собирания доказательств, но, при наличии возможности, восполнить эти упущения в процессе предварительного следствия, поскольку следователь располагает более широкими возможностями для установления действительных обстоятельств дела. Поэтому, изучив материалы уголовного дела, поступившего с обвинительным актом, при невозможности его утверждения и исправления ошибок дознания путем пересоставления обвинительного акта, прокурор должен принять решение о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия с указанием того процессуального лица, которому поручается его производство. При отсутствии же возможности устранить допущенные недостатки и при наличии оснований, предусмотренных законом, дело должно быть прекращено.

Анализ норм закона и практики деятельности прокурора при рассмотрении завершающих актов предварительного расследования показывают ее высокую актуальность и, наряду с этим, необходимость ее дальнейшего совершенствования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги анализу обвинительного заключения и обвинительного акта как актов уголовного преследования и процессуальных решений следователя и дознавателя, приходим к следующим выводам.

188

Для правильного понимания сущности обвинительного заключения необходимо учесть, что оно представляет собой завершающий акт уголовного преследования на стадии предварительного производства, под которым понимается предшествующая разрешению уголовного дела по существу в суде уголовно - процессуальная деятельность, направленная на раскрытие преступления, обнаружение виновных, формулирование и обоснование вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Такая роль обвинительного заключения определяется тем, что в нем, на основе результатов проведенного расследования, следователь излагает окончательную формулировку обвинения в материально - правовом смысле, выражающую его уверенность в виновности конкретного лица, что, по утверждении этого акта прокурором, означает завершение уголовного преследования на предварительном следствии. После этого уголовное преследование будет продолжено в суде государственным обвинителем. Необходимо подчеркнуть оставленный без внимания исследователей следующий факт: обвинительное заключение — это не только заключительный акт расследования, но и один из видов процессуальных решений следователя. Обвинительное заключение обладает всеми чертами процессуального решения, выделяемыми в уголовно — процессуальной литературе ( П.А. Лупинская, А.Я. Дубинский и др.). Во - первых, это правовой акт, вынесенный управомоченным лицом, в соответствии с требованиями процессуального закона ( ст.ст. 220, 221 УПК РФ), в пределах своей компетенции. Во — вторых, основанием решения является необходимая и достаточная совокупност ь

доказательств, сформированная в результате всестороннего, полного и объективного их исследования и оценки на предварительном следствии. В - третьих, оно должно отвечать требованиям
законности,

189

обоснованности и быть мотивированным. Учитывая цель данного акта — обоснование необходимости передачи дела в суд, можно считать, что обвинительное заключение — это решение следователя о том, что в результате исследования им дела достоверно установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, доказано наличие оснований для передачи дела в суд для решения вопроса о назначении судебного заседания.

Поскольку потерпевший на предварительном следствии (как следователь и прокурор) осуществляет функцию уголовного преследования, он заинтересован в том, чтобы акт, завершающий уголовное преследование, был составлен с учетом его законных интересов. По аналогии с ч.7 ст. 292 УПК РФ, потерпевший должен получить право представить следователю, по ознакомлении с делом и по разрешении его ходатайств, предлагаемые им формулировки обвинительного заключения.

Содержание ст. 220 УПК РФ позволяет выделить следующие структурные части обвинительного заключения: вводную, описательно — мотивировочную, завершающую части и приложения. Правомерным представляется исключение в новом УПК РФ ( ст. 220 ) резолютивной части обвинительного заключения, следствием чего является изменение, по сравнению с прежним УПК ( ст. 205 ), логической схемы изложения обвинения: после изложения фабулы преступления в описательно — мотивировочной части обвинительного заключения приводится формулировка обвинения, т.е. указывается, кто и в чем обвиняется, а затем дается детальное обоснование обвинения собранными по делу доказательствами. Такая структура обвинительного заключения, позволяющая рассматривать его как своеобразный « уголовный иск », в полной мере соответствует принципу состязательности.

190

  1. Анализ практики составления обвинительных заключений дает основания утверждать, что следователи зачастую не обосновывают доказательствами правильность предъявленного обвинения, не анализируют противоречивые доказательства, не опровергают показания обвиняемого, оспаривающего обвинение. В значительной мере эти недостатки являются следствием нечеткой правовой регламентации содержания данного акта, поскольку ст. 220 УПК РФ не требует от следователя развернутой оценки доказательств обвинения и защиты.
  2. Учитывая недостатки правовой регламентации содержания обвинительного заключения (ст.220 УПК РФ), существенное влияние на повышение качества его составления может оказать соблюдение следующих, разработанных автором рекомендаций:
  3. необходимо излагать в обвинительном заключении не просто виды доказательств, но и раскрывать их содержание, так как в понятие доказательства включается не только его форма, но и его содержание; раскрывая содержание доказательств, следователь обязан проанализировать и оценить их с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности;

позиция обвиняемого по отношению к предъявленному обвинению, его доводы в обоснование своей позиции, а также иные доказательства, предоставленные стороной защиты, должны быть четко и полно изложены в обвинительном заключении и мотивированно опровергнуты следователем;

указывая обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, смягчающие и отягчающие наказание, способствующие совершению преступления, следователь должен обосновывать их ссылками на соответствующие материалы уголовного дела.

  1. Обвинительный акт имеет много черт, сближающих его по сути с обвинительным заключением: является процессуальным решением

191

дознавателя, в большинстве случаев завершает уголовное преследование на стадии предварительного расследования, имеет аналогичную структуру и содержание. Но в то же время его существенное отличие от обвинительного заключения в том, что он выражает не окончательную, а лишь предварительную точку зрения органа дознания, т.к. вывод о виновности лица имеет не достоверный, а лишь вероятный характер на виновность подозреваемого. Обвинительный акт к тому же не содержит достаточных гарантий прав обвиняемого, поскольку он появляется лишь в результате составления итогового акта дознания, что значительно ущемляет его право на защиту.

Существенную роль в повышения качества обвинительных заключений и обвинительных актов играет надзор прокурора за его составлением. Надзорная деятельность прокурора является важной составляющей функции уголовного преследования, осуществляемой им на стадии предварительного расследования. В частности, при поступлении уголовного дела с обвинительным заключением прокурор должен внимательно изучить не только само обвинительное заключение, но и все уголовное дело, выявляя и устраняя его возможные недостатки: недоказанность обвинения, отсутствие анализа противоречивых доказательств, обоснование вывода недопустимыми доказательствами и т.д. Сходные действия прокурор должен выполнить и при рассмотрении обвинительного акта. Лишь при этих условиях завершающие акты расследования станут законными и обоснованными актами уголовного преследования.

По результатам рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением прокурор должен принять одно из решений, предусмотренных ст. 221 УПК РФ. Несмотря на то что редакция данной статьи более удачна, по сравнению со ст. 214 УПК РСФСР, она тем не менее требует улучшения.

192

  1. Особую роль в повышении качества и обоснованности проведенного расследования играет право прокурора вынести постановление об изменении фабулы и формулировки обвинения или квалификации совершенного преступления, если материалы уголовного дела дают основание для смягчения обвинения. Если же, изучив материалы уголовного дела, прокурор придет к выводу о необходимости изменения обвинения или квалификации на более тяжкие, то, несмотря на отсутствие такого указания в законе, он должен возвратить дело на дополнительное расследование.
  2. Недостаточно четко урегулирована в УПК РФ ситуация вручения обвиняемому копии обвинительного заключения, особенно при отказе от его получения, что вызывает необходимость внесения дополнений в уголовно — процессуальное законодательство.
  3. Не вполне совершенен порядок утверждения обвинительного акта. Кроме прокурора, его утверждает также начальник органа дознания, не имея при этом возможности в соответствии с УПК РФ принять какое — либо иное решение. Необходимо предоставить начальнику органа дознания ряд дополнительных полномочий при рассмотрении им уголовного дела, поступившего с обвинительным актом: возвратить дознавателю обвинительный акт для пересоставления либо самому составить новый обвинительный акт.
  4. Представляется также обоснованным внести следующие изменения в нормы Уголовно - процессуального кодекса РФ:
  5. включить определения обвинительного заключения и обвинительного акта в ст. 5 УПК РФ;

дополнить ст. 219 УПК « Разрешение ходатайств » частью пятой следующего содержания: « 5. По разрешению ходатайств участников процесса потерпевший и его представитель вправе представить следователю и прокурору в письменном виде предлагаемые ими

193

формулировки обвинительного заключения по вопросам о доказанности или недоказанности наличия деяния, совершения его обвиняемым, о правовой оценке ( квалификации ) деяния, виновности или невиновности обвиняемого, форме его вины и мотивах, отягчающих и смягчающих обстоятельствах ». ч. 5 и 6 ст. 220
УПК РФ изложить так: « 5. Доказательства,

у

подтверждающие обвинение »; « 6. Доводы обвиняемого и другие доказательства, на которые ссылается сторона защиты, а также результаты их проверки ». ?•

п. 2 ч. 1 ст. 220 УПК РФ должен быть исключен, а п. 7 ч.1 ст. 220 УПК РФ должен быть сформулирован следующим образом: « обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, смягчающие и отягчающие наказание с приведением подтверждающих доказательств ». предлагаем внести дополнительный п. 8 ( 1 ) ч. 1 ст. 220 УПК РФ такого содержания: « обстоятельства способствующие совершению преступления, меры принятые следователем по их устранению с приведением соответствующих доказательств ».

восстановить норму, предусматривавшую вопросы, которые должен разрешать прокурор при утверждении обвинительного заключения ( ранее это была ст. 213 УПК РСФСР ).

внести изменения в п. 4 ст. 221 УПК РФ, изложив его в следующем виде: « Прокурор, рассмотрев обвинительное заключение и, при необходимости, составив новое обвинительное заключение, направляет уголовное дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если дело подсудно вышестоящему суду, а также если прокурор принимал участие в проведении следственных действий по данному уголовному делу ».

изменить формулировку ст. 222 УПК РФ, изложив ч.2 ст. 222 УПК РФ так: « Прокурором, или, по его поручению, следователем обвиняемому

194

вручается копия обвинительного заключения с приложениями. Копии обвинительного заключения также вручаются защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют », а ч. 4 ст. 222 УПК РФ может быть изложена в следующем виде: « Обвиняемый, не находящийся под стражей, вызывается прокурором или, по его поручению, следователем повесткой для вручения ему обвинительного заключения. В случае неявки обвиняемого, прокурор или, по его поручению, следователь направляет обвиняемому через учреждения связи обвинительное заключение с уведомлением о его вручении адресату. Отметка почтальона на уведомлении вручения об отказе адресата получить почтовое отправление с обвинительным заключением будет основанием для направления дела в суд ».

195

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ. 1. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ.

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
  2. Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.
  3. Уголовно - процессуальный кодекс РФ от 22 ноября 2001 г.
  4. Федеральный закон РФ « О внесении изменения и дополнений в Уголовно - процессуальный кодекс РФ » от 26 апреля 2003 г.
  5. Федеральный закон РФ « О внесении изменений и дополнений в Уголовно — процессуальный кодекс РФ »от 4 июля 2003 г.
  6. Федеральный закон « О прокуратуре Российской Федерации » от 17 января 1992 г.
  7. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации « По делу о проверке Конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова » от 27 июня 2000 № 11 — П.
  8. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г.
  9. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / С постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 октября 1991 г.// О концепции судебной реформы в РСФСР. М., 1992.
  10. Уголовно - процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 г.
  11. Уголовно - процессуального кодекса Республики Узбекистан от 22 сентября 1994 г.
  12. Уголовно - процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 30 июня 1999 г.

196

  1. Уголовно - процессуальный кодекса Республики Беларусь от 16 июля 1999 г.

  2. МОНОГРАФИИ. УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ.

  3. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского

уголовного процесса. — Воронеж: Изд. Воронежского университета, 1980.-251 с.

  1. Альперт С.А. Участники советского уголовного процесса.
    Харьков:

Харьковский юрид. ин - т, 1985. - 32 с.

  1. Амиров К.Ф. Составление обвинительного заключения: пособие
    для

следователя. Казань: Мастер Лайн, 2001. — 420 с.

  1. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М.: Изд.

юрид. лит -ры, 1964. — 178 с.

  1. Бажанов М.И. Изменение обвинения в советском уголовном процессе. М.:

Госюриздат, 1954. — 56 с.

  1. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу

Российской Федерации ( постатейный ). М.: КНОРУС, 2002. - 832 с.

  1. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и

методы. М.: Наука, 1966. - 295 с.

  1. Белозерев Ю.Н., Ефимичев СП. Обвинительное заключение в уголовном

процессе. М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1992. - 48 с.

  1. Бородин СВ. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. М.:

Юрид. лит - ра, 1964. - 211 С. Ю.Бровин Г.И. Практикум
прокурорских проверок при расследовании

преступления. Свердловск: УРГУ, 1979. - 80 с. П.Васильев А.Н.,
Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование

расследования преступлений. М.: Госюриздат, 1957. — 199 с. 12. Гальперин И.М., Лукашевич В.З. Предание суду по советскому уголовно

  • процессуальному праву. М.: Юрид. лит - ра, 1965.- 150 с.

197

  1. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Воронежский университет, 1978.-303 с.

14.Гродзинский М.М. Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1953. — 232 с.

  1. Громов Н.А., Зайцев С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе.

М.: Изд. Приор, 2002. - 128 С.

  1. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юрид. лит - ра, 1981.
  • 191 с.
  1. Давлетов А.А. Основы уголовно — процессуального
    познания.

Свердловск: Изд. Уральского университета, 1991. - 150 с.

  1. Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Свердловск:

Сред.уральск.кн.издат., 1974.- 135 с.

  1. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений
    следователя.

Правовые и организационные вопросы. Киев: Наук.думка, 1984.- 182 с.

  1. Дьяченко М.С. Акты прокурорского надзора М.: ВЮЗИ, 1974. - 35 с.
  2. Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Уфа: Изд. БашГУ, 2000. - 132 с.
  3. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском
  4. уголовном процессе. М.: Юрид. лит - ра, 1965. - 367 с.

  5. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М., Ростов - на - Дону: Изд. Феникс, 1999. - 286 с.

24.Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: Высш. школа, 1967. - 142 с.

  1. Карнеева М.Л. Доказательства и доказывание при
    производстве

расследования. Лекция. Горький: Горьковская высш. шк., 1977. — 44 с.

  1. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. М.:

ВСШ, 1988.-65 с.

  1. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в
    уголовном

судопроизводстве. М.: Юристь, 1995. — 132 с.

19S

  1. Ковалев М.А. Прокурорский надзор за соблюдением прав личности при

расследовании преступлений. М.: Изд. МГУ, 1981. - 167 с.

  1. Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и
    судебного

разбирательства. М.: Юрид. лит - ра, 1975. — 152 с.

  1. Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу
    Российской

Федерации / под ред. В.В. Мозякова /. М.: Изд. Экзамен, 2002. - 894 с.

  1. Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу
    Российской

Федерации / под ред. И.Л. Петрухина /. М.: Проспект, 2002. - 894 с.

  1. Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу
    Российской

Федерации / под ред. А.Я. Сухарева /. М.: Инфра - М , 2002. - 896 с.

  1. Комментарий к УПК РФ / под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского /. М.:

Изд. Экмос, 2002. - 756 с.

  1. Комментарий к УПК РФ / под ред. Д.И. Козак, Е.Б. Мизулиной /. М.:

Юристъ, 2002.-1039 с.

  1. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого.
    М.:

Госюриздат, 1961. — 45 с.

  1. Коршунов А..М. Отражение, деятельность, познание. М.: Политиздат,

1979.-216 с.

  1. Коханов В.А., Савкин А.В. Обвинительное заключение по уголовному

делу. М.: ВНИИ МВД РФ, 1993. - 64 с.

  1. Краткий психологический словарь / под ред. А.В. Петровского, М.Г.

Ярошевского /. Ростов- на- Дону: Изд. Феникс, 1999. - 502 с.

  1. Крысин Л.П., Статкус В.Ф. Обвинительное заключение: язык и стиль.

М.: Издат. дом. « Книжная находка », 2002. — 128 с.

  1. Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого.
    М.:

Юрид. лит - ра, 1982. - 95 с.

  1. Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе.

Самара: Изд. СамГУ, 1999. - 136 с.

199

  1. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М.: Юрид. литр - ра,

1966.-156 с.

  1. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование
    и

организация. М.: Юрид. лит - ра, 1970. — 223 с.

  1. Ларин A.M. От следственной версии к истине. М.: Юрид. лит - ра,

198 с.

  1. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу:
    процессуальные

функции. М.: Юрид. лит - ра, 1986. - 159 с.

  1. Ларин A.M., Стецовский Ю.И. Конституционный принцип обеспечения

обвиняемому права на защиту. М.: Наука, 1988. — 316 с.

  1. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс (

лекции - очерки). М.: изд. БЕК, 1997. - 314 с.

  1. Логика / под ред. Б.И. Каверина /. М.: Юриспруденция, 2002. - 272 с.
  2. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью
  3. принимаемых следователем процессуальных решений. М.: Изд. « Юрлитинформ », 2000. - 104 с.

  4. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л.:

Изд. Ленинградского университета, 1966. - 147 с.

  1. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе //Учебное

пособие. М.: ВЮЗИД966. - 102 с.

  1. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды,

содержания, формы. М.: Юрид. лит - ра, 1976. — 168 с.

  1. Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном

судопроизводстве. М.: ВЮЗИД976. — 79 с.

  1. Лупинская П.А. Уголовный процесс. М.: Юристь, 1995. - 544 с.
  2. Ляхов Ю.А. Допустимость доказательств в российском
    уголовном
  3. процессе. М.: Юрист, 1999. - 198 с.

  4. Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений

следователя. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977. - 289 с.

200

  1. Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право

обвиняемого на защиту. М.: Госюриздат, 1957. — 211 с.

  1. Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C.
    Обвинительное

заключение в советском уголовном процессе. М.: Высш. школа МВД, 1969. - 56 с.

  1. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном

процессе. Саратов: Изд. Саратовского университета, 1975. — 150 с.

  1. Муравин А.Б. Роль мотивировки в обеспечении законности
    и

обоснования обвинительного заключения. Одесса: Одесский университет, 1990. - 105 с.

  1. Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов
    предварительного

расследования. Казань: Изд. Казанского университета, 1989. - 117 с.

  1. Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки

доказательства. Л.: Изд. Ленинградского университета, 1971. - 183 с.

  1. Навасардян В.Р. Право на защиту подозреваемого,
    обвиняемого и

подсудимого в уголовном процессе. Спб.: Левша, 2000. - 165 с.

  1. Настольная книга следователя. М.: Госиздат, 1949. — 880 с.
  2. Научно — практический комментарий к УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева,
  3. В.П. Божьева /. М., 2002 г. ( эл. вариант).

  4. Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М.:

Госюриздат, 1961.-171 с.

  1. Питерцев С.К. Составление обвинительного заключения. С-П.: Санкт —

Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1998. — 68 с.

  1. Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. М.: Право и

жизнь, 1927.-127 с.

  1. Прокурорский надзор в РФ / под ред. В.И. Рохлина /. Спб.: Сентябрь,

2000.-323 с.

201

  1. Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. М.:

Юр ид. лит-ра, 1976. - 103 с.

  1. Психологический словарь / под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова /.

М.: Изд. Педагогика, 1996. — 439 с.

  1. Рахунов Р.Д. Участники уголовно — процессуальной деятельности по

советскому праву. М.: Госюриздат, 1961. — 277 с.

  1. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.: Юрид.

лит-ра, 1977.-118 с.

  1. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград: Юрид.
    кн.склад

«Право», 1916.-597 с.

  1. Российское законодательство X -XX вв. Судебная реформа. Т.8. М.:

Юрид. лит - ра,1991.- 495 с.

  1. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М.: Педагогика, 1989. - 485

с.

  1. Руководство по расследованию преступлений. М.: Норма, 2002. — 768 с.
  2. Рыжаков А.П. Производство по применению принудительных
    мер
  3. медицинского характера. М.: Филинъ, 1997. - 120 с.

  4. Рыжаков А.П. Окончание предварительного расследования. М.: Городец,

1999.-254 с.

  1. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу

Российской Федерации. М.: Норма, 2002. - 1021 с.

  1. Савицкий В.М. Прокурорский надзор за соблюдением законности в

деятельности органов дознания и предварительного следствия. М.: Изд. гос. юр. лит., 1959. - 262 с.

  1. Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости
    доказательств в

уголовном процессе ( досудебные стадии). М.: МЗ - Пресс, 2001. — 112 с. 83.Советский уголовный процесс / под ред. Бажанова М.И., Грошевого Ю.М./. Киев: Вища школа, 1983. - 439 с.

202

  1. Советский уголовный процесс / под ред. Божьева В.П./. М.: Юрид. лит

ра, 1990.-430 с.

  1. Советский уголовно - процессуальный закон и проблемы
    его

эффективности. М.: Наука ,1979. — 319 с. 86.Современный словарь по логике. Минск: Современное слово, 1999. — 768 с.

  1. Соловьев А.Б. Как организовать расследование. М.:
    Изд.

« Юрлитинформ», 2000. - 88 с.

  1. Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса.

М.: Изд. « Юрлитинформ », 2002. - 160 с.

  1. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность

в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва — Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997.— 162 с.

  1. Соловьев А.Б. , Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за

исполнением законов при расследовании преступлений. М.: Изд. « Юрлитинформ », 2000. - 176 с.

  1. Строгович М.С. Обвинительное заключение. М.: Юриздат, 1943. — 32 с.
  2. Строгович М.С. Уголовный процесс. М.: Юриздат, 1946. - 511 с.
  3. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском
    уголовном
  4. процессе. М.: Изд. Академии наук СССР, 1951.-191 с.

  5. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства
    в

советском уголовном процессе. М.: Изд. академии наук СССР, 1955. —

384 с. 95.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Изд. Академии

наук СССР, 1958.-704 с. 96.Строгович М.С. Курс советского
уголовного процесса. T.l. M.:

Наука,1968.-470с. 97.Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М.: Госюриздат, 1956. - 300

с.

203

98.Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент: Фан , 1985. - 183 с.

99.Тарасов — Родионов П.И. Предварительное следствие. М.: Кр. пролетарий, 1948.-196 с.

  1. Тарасов А.А. Расследование преступлений группой следователей: процессуальные и тактико — психологические проблемы. Самара: Изд. СамГУ,2000.-132С.
  2. Тарасов А.А. Единоличное и коллегиальное в уголовном процессе. Правовые и социально - психологические проблемы. Самара: Изд. СамГУ,2001.-312С.
  3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Общая часть М.: Юрид. лит-ра, 1966.-584 с.
  4. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. М.: Юриспруденция, 1997.-154 с.
  5. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М.: Госюриздат, 1960.-176 с.
  6. Уголовный процесс / под ред. К.Ф. Гуценко /. М.: Зерцало, 1997. - 575 с.
  7. Уголовный процесс / под ред. Чельцова М.А. /. М.: Юрид. лит - ра,
  8. -463 с.
  9. Уголовный процесс России / под ред. Н.А. Громова /. М.: МКС,
  10. — 552 с.
  11. Уголовный процесс России / под ред. Б.Г. Безлепкина /. М.: ТК Велби, 1998.-480 с.
  12. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М.: Госюриздат, 1959. - 168 с.
  13. ПО.Учебник уголовного процесса / под ред. Кобликова А.С. / . М.: Спрак, 1995.-382 с.

204

Ш.Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань:
Изд.

Казанского университета, 1965. - 531 с. 112. Философский энциклопедический словарь. М.: Изд. дом. « Инфра »,

1997.-574 с. ПЗ.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 — х томах.

Спб.: Альфа, 1996. П4.Халиулин А.Г. Осуществление функции
уголовного преследования

прокуратурой России. Кемерово: Кузбассвузиздат,1997. — 223 с.

  1. Хрестоматия уголовного процесса (под ред. Куцевой Е.Ф). М.: Городец, 1999.-272 с.
  2. Чельцов М. А. Уголовный процесс. М.: Юр. издат, 1948. - 624 с.
  3. Чельцов М.А. Уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1951. — 512 с.
  4. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1962. — 503 с.
  5. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М.: Вюзи, 1972. — 130 с.
  6. Шейфер С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма. М.: Юрид. лит., 1981. - 128 с.
  7. Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. Куйбышев: Куйб.гос.университет, 1986. — 82 с.
  8. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти: Волж. ун. им. Татищева, 1998.-90 с.
  9. 123.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и
    процессуальная

форма. М.: Юрлитинформ, 2001. - 206 с. 124.Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе. М.: Изд. мин.юст.,1948.

-248 с. 125. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск: Изд. БГУ, 1970. —

176 с.

205

126.Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного
судопроизводства. Минск : Изд. БГУ, 1974. - 143 с.

  1. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно -
    процессуального права. Л.: Изд. Ленинградского университета, 1963. - 172 с.
  2. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно — процессуального права. М.: Юрид. лит - ра,1967. - 192 с.
  3. Юридический энциклопедический словарь .М. : Инфра - М., 2000. — 650 с.
  4. Якубович Н.А. Окончание предварительного расследования. М.: Госюриздат, 1962. - 147 с.
  5. 131.Якупов Р.Х. Доказывание в уголовном процессе. // Уголовный процесс. М.: Зерцало, 1998. - 438 с.

  6. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ. МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО- ПРАКТИЧЕСКИХ

КОНФЕРЕНЦИЙ.

  1. Александров Г.Н. О предварительном следствии и дознании // Советское государство и право. - 1954. - № 2. - С. 53 - 62.
  2. Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. - 2002. - № 5. - С. 99 - 102.
  3. Альперт С.А. , Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения // Правоведение. — 1965. - № 3. - С. 100-107.
  4. Арсеньев В.Д. К вопросу о предмете доказывания и объекте доказывания по уголовным делам // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. Красноярск , 1987. - С. 24-26.
  5. Асанов В. О содержании уголовного преследования // Уголовное право. -2000.-№4.- С.3-5.

206

Асташенков В.Г. Требования, предъявляемые к
обвинительному

заключению // Сб.: Вопросы совершенствования
предварительного

следствия. - М.,1983. - С. 60 - 63.

Гармаев Ю. Всесторонность и полнота расследования // Законность. —

    • № 9. - С. 6-9.

Глазунов Б.Б. О совершенствовании правовой регламентации принятия

процессуальных решений // Материалы международной
научно —

практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно —

процессуального кодекса Российской Федерации. М.:
Московская

гос.юр.академия, 2002. - С. 31 - 34.

Голощапов А.В. К вопросу о понятии и сущности функции уголовного

преследования // Юридическая наука Сибири. Сб. науч.
трудов.

Кемерово, 1997. - С. 182 - 184.

Горбачев А. Содержание и форма обвинительного заключения // Социалистическая законность. — 1975. - № 3,- С. 53 — 54.

Гуляев А.П. Прокурорский надзор: прошлое, настоящее и будущее // Российская юстиция. - 2002. - № 4. - С. 12 - 13.

Гуськова А.П. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого в предмете доказывания по УПК // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Московская гос.юр.академ., 2002. — С. 87 — 89.

Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1974. - № 1. — С. 64 — 73.

Давыдов Т.Д. Некоторые вопросы советского уголовного процесса в связи с разработкой проекта уголовно - процессуального кодекса Союза ССР // Советское государство и право. - 1954. - № 3. - С.76 - 89.

207

  1. Давыдов П.М. О совершенствовании ст. 205 УПК РСФСР // 26 съезд КПСС и проблемы уголовно — процессуальной и организационной деятельности органов предварительного следствия. Волгоград, 1982. - С. 49-53.
  2. Деришев Ю. Предварительное следствие: исследование или преследование? // Российская юстиция. — 2002. - № 10. — С.34 - 36.
  3. Джатиев В. Обвинение и защита // Российская Юстиция. - 1995. - № 3. -С. 17-18.
  4. Дроздов Г. Прокурор на предварительном расследовании // Социалистическая законность. — 1991. - № 12. — С. 30 — 33.
  5. Евдокимов К., Стремовский В. Обвинительное заключение и его значение для судебного приговора // Советская юстиция. - 1962. - № 6. — С 12-13.
  6. Егоров К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания // Российская юстиция. - 2000. - № 12. - С. 32 - 33.
  7. Зажицкий В. О допустимости доказательств// Российская юстиция. — 1999.-№3.-с. 26-28.
  8. Зайцев О., Абдулаев Ф. Дознание по УПК РФ // Уголовное право. - 2002 .-№3.- С. 77-80.
  9. Зинатуллин 3.3., Игнатов С.Д. Требования, предъявляемые к первоначальному обвинению при его формулировании // Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. Волгоград, 1990. - С. 41 - 47.
  10. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. УПК РФ 2001 года и проблемы надлежащего уголовно — процессуального регулирования // Материалы международной научно - практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Московская гос.юр.академ., 2002. — С. 27 - 29.

208

  1. Иванова Т.Ю. К вопросу о процессуальном положении и функциях прокурора в стадии предварительного расследования.// Правовые формы и эффективность доказывания по уголовным делам. Самара: Сам. университет, 1996.-С. 102- 114.
  2. Карпова Е.Н., Гришпан B.C. Оглашение обвинительного заключения и право обвиняемого на защиту // Адвокатура и современность. М., 1987. -С.99-101.
  3. Клочков В.В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе // Социалистическая законность. — 1989. - № 11. — С. 29-31.

  4. Кожевников О.А. Предмет прокурорского надзора за законностью возбуждения уголовного дела // Актуальные проблемы советского уголовного процесса. Свердловск, 1987 . - С. 86 -89.
  5. Комарова Н.А. , Сидорова Н.А. О системе принципов уголовного процесса // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Московская гос.юр.академ., 2002. — С. 45 — 47.
  6. КомлевБ. Использование доказательств в обвинительном заключении// Законность. - 1997. - № 7. - С. 17-20.
  7. Корнева Т.Н. Изменения в статусе обвиняемого : некоторые аспекты // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Московская гос.юр.академ., 2002. — С. 74 - 76.
  8. Корнеевский Ю.В. Вопрос о допустимости доказательств // Прокурор в суде присяжных. М., 1995. — С. 33-37.
  9. Корнуков В.М. Достоинства и проблемные аспекты нового УПК России //Материалы международной научно — практической конференции,

209

посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Московская гос.юр. академ., 2002. — С. 18 — 20.

  1. Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и пределы // Российская юстиция. - 2002. - № 8. — С.32 — 33.
  2. Лопаткин Д. Недопустимые доказательства // Законность. — 2002. - № 9. -С. 35-36.
  3. Лупинская П. А. Основания и порядок принятия решения о недопустимости доказательств // Российская юстиция. — 1994. - № 11. -С. 2-5.
  4. Лупинская П.А. Допустимость доказательств : пора обеспечить единство судебной практики // Российская юстиция. — 1998. - № 11. - С. 23- 24.
  5. Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция . — 2002. - № 7. - С. 5-8.
  6. Лупинская П.А. Доказательственное право в УПК РФ // Материалы международной научно - практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Московская гос.юр.академ., 2002. - С. 79 - 82.
  7. Мартынчик Е.Г. УПК РФ : достижения и нереализованные возможности // Российский судья. - 2002. - № 4. - С.3-6.
  8. Мещерин А.И. Новые познавательные полномочия защитника // Материалы международной научно — практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. М.6 московская гос.юр.академ., 2002. — С. 76 - 79.
  9. Миньковский Г.М. Понятие содержание доказательств //Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. — С. 197 - 228.

210

  1. Мирошниченко И.Я. Прокурор в стадии предварительного расследования уголовных дел // Вестник Московского университета. - 1973.- №2.-С. 36-47.
  2. Митрохин Н. Об авторе обвинительного заключения // Социалистическая законность. — 1957. - № 5. — с.57 — 59.
  3. Михайловская И.Б. Оснований для оптимизма больше, чем для мрачных прогнозов // Российская юстиция.- 2001.- № П.— С. 13 — 15.
  4. Михайловская И.Б. Новый УПК РФ: изменение процессуальной формы // Проблемы обеспечения прав участников процесса по новому уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации. Материалы международной научно - практической конференции 18-19 декабря 2002 г. Самара: Самарский университет, 2003. - С. 11 - 31.
  5. Нажимов В.П. Об уголовно — процессуальных функциях. // Правоведение. - 1973. - № 5. - С. 73 - 82.
  6. Петрова Н.Е. Потерпевший как субъект уголовного преследования // Проблемы обеспечения участников процесса по новому УПК РФ. Самара,
    • С. 127 - 141.
  7. Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. - 1993. - № 7. - С.81 -91.
  8. Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии предварительного расследования // Законность. - 1999. - № 9. — С. 34 — 37.
  9. Плетнев В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. - 2002. - № 9. - С. 48-50.
  10. Победкин А.В., Гавриков В.А. Допустимость показаний лица, страдающего психическим заболеванием , в уголовном процессе. // Государство и право. - 1999. - № 8. - С. 72 - 74.

211

  1. Победкин А.В., Гавриков В.А. О некоторых проблемах определения допустимости доказательств в уголовном процессе // Государство и право. - 1999. - № 7. - С.53 - 56.
  2. Полольный Н. Новый УПК — новая идеология уголовного процесса // Российская юстиция . - 2002. - № 11. - С.2-3.
  3. Полянский Н.Н. К вопросу о юридической природе обвинения перед судом.// Правоведение. -1960. - №1. - С.106-112.
  4. Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. - 1964. - № 8. - С. 107-108.
  5. Рахунов Р.Д. Рассмотрение прокурором дела, представленного с обвинительным заключением // Сб.: Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1964. - С. 128 - 135.
  6. Розенфельд В.Г., Фролов А.В. О функциях и организации деятельности прокуратуры // Журнал Российского права. - 1999. - № 2. - С. 69-83.
  7. Рылов А. Должны ли судьи осуществлять уголовное преследование ? // Российская юстиция. - 1999. - № 7. - С. 38 - 39.
  8. Савицкий В.М. Действия прокурора при решении вопроса о направлении дел в суд // Социалистическая законностью. - 1958. - № 8. — с.79-82.
  9. Савицкий В.М. Кризис прокурорского надзора // Социалистическая законность. - 1991. - № 1. - С.31 - 32.
  10. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации. // Государство и право. - 1994. - № 6. - С.96 - 108.
  11. Селезнев М. Некоторые вопросы допустимости доказательств. // Законность. - 1994. - № 8. - С. 37 - 41.
  12. Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. Материалы научно - практической конференции. М.Д997. - С. 137 - 143.

212

  1. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. К вопросу о концепции правового обеспечения функции уголовного преследования // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. Москва — Кемерово, 1996. - С. 78 -80.
  2. Соловьев А., Токарева М., Воронцова Н. Проблемы законности и качества расследования в свете требований УПК РФ // Уголовное право. -
    • № 2. - С. 73 - 77.
  3. Соловьев А., Токарева М. К вопросу о статусе прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса по УПК РФ // Уголовное право. - 2002. - № 3.-С. 84-88.
  4. Строгович М.С. Принцип социалистический законности в уголовном преследовании // Избранные труды. М., 1991. - Т.2. - С. 106-120.
  5. Точиловский В.Н. О концепции прокурорской власти ( проблемы и перспективы ) // Советское государство и право. - 1990. - № 9. - С. 39 - 47.

  6. Трунов И.Л. Расширение состязательности уголовного процесса на стадии предварительного расследования в свете судебной реформы // Российский судья. - 2002. - № 3. - С. 5-7.

  7. Улищенко М.Б. Функции и дисфункции в уголовном процессе // Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов института Государства и Права Российской Академии Наук и Московской Государственной Юридической Академии. М., 1995. — С. 99 — 104.

  8. Ципкин А.Л. Сущность уголовно — процессуальной функции прокурора // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. Саратов, 1974 . — С. 14-21.
  9. Чельцов М. Возбуждение уголовного преследования и процессуальное положение следователя // Социалистическая законность. -
    • № 3. -С. 28-35.

213

  1. Чельцов М.А., Радьков В.П. О расширении гарантий прав законности в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. — 1954. -№9.-С.9-17.
  2. Шейфер С. А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. - 2001 . - № 10. — С. 47 — 54.
  3. Шейфер С.А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России. Материалы научной конференции 22-23 января 2002 г. М., 2002. С. 18-24.
  4. Шестакова С.Д. Прокурор в уголовном процессе // Проблемы совершенствования прокурорского надзора ( к 275 — летию Российской прокуратуры). Материалы конференции. М.,1997. - С. 222 - 227.
  5. Элькинд П.С. К вопросу о функции обвинения в советском уголовном процессе // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. Саратов,
    • С. 3- 14.
  6. Яковлев A.M. Основы психологии судебно — экспертной деятельности. Вопросы психологии и логики судебно - экспертной деятельности. Сб. науч. Трудов ВНИИСЭ. М., 1977. - Вып. 30. - С. 17 - 20.
  7. Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1973. - № 5. - С. 83- 89.
  8. Якуб М.Л. Проблемы оценки доказательств в советском уголовном процессе. Вестник МГУ. Серия Правоведение. — 1974. - № 6. - С. 12-21.
  9. Якимович Ю.К. Прокурорский надзор и судебный контроль за предварительным расследованием // Избранные статьи. — Томск : Томский гос. ун., 1997. - С. 54 - 57.
  10. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980.- С.23-31.

214

  1. ДИССЕРТАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТЫ.

  2. Азаров Ю.И. Доказывание следователем обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Киев, 1987. — 222 с.
  3. Асташенков В.Г. Вопросы теории и практики окончания предварительного следствия с направлением дела для предания обвиняемого суду. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Саратов, 1969.-314 с.
  4. Бажанов М.И. Изменение обвинения в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1951. - 300 с.
  5. Болтошев Е.Д. Функции прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф.дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. М., 2002. -21с.
  6. Вишневецкий К.В. Исследование доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Краснодар , 2001. — 207 с.
  7. Ворончихин М.А. Субъекты уголовного преследования ( понятие, виды, правовая культура ). Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. -Ижевск, 2002. - 22 с.
  8. Горбачев А.В. Окончание предварительного расследования составлением обвинительного заключения. Автореф.дисс. на соиск. ученой степени каннд.юр.наук. - М.,1973. - 14 с.
  9. Гридчин А.А. Обеспечение допустимости доказательств на предварительном следствии ( процессуальные вопросы ). Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Москва , 1999. — 170 с.
  10. Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в уголовном процессе. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - М., 1996. - 21 с.

215

  1. Данилова СИ. Установление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - М., 2001. - 184 с.

  2. Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. - Омск, 1998.-213 с.
  3. Долгова А.И. Прокурорский надзор в советском уголовном судопроизводстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр. наук. - М., 1968.-354 с.
  4. Ефимичев СП. Окончание предварительного расследования с обвинительным заключением. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Л., 1968. - 328 с.
  5. Журавлева Т.Н. Институт принудительных мер медицинского характера в законодательстве Российской Федерации. Автореф.дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Ростов - на - Дону, 2002. - С. 19.
  6. Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе. Дисс. на соиск. учен степени канд.юр.наук. - Краснодар, 1995.-192 с.
  7. Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии. Дисс.на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Самара, 1999. -215 с.
  8. Калмыков Ю.Н. Окончание предварительного следствия с составлением обвинительного заключения. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Ростов - на - Дону, 1968. - 279 с.
  9. Кан М.П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук.- Ташкент, 1988.— 175 с.

216

  1. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Дисс.на соиск.ученой степени.докт.юр.наук. -Воронеж,
    • 444 с.
  2. Лаврененко Л.И. Функция следователя в российском уголовном процессе: проблемы реализации, перспективы развития. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Владивосток, 2001. - 214 с.
  3. Лазарева В.А. Охрана прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших в советском уголовном процессе. Автореф.дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. М., 1980. - 19 с.
  4. Ларин A.M. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук, М., 1961. - 345 с.
  5. Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск.ученой степени доктора юр.наук. М., 1970.- 813 с.
  6. Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Автореф.дисс.на соиск ученой степени докт.юр.наук. - М., 1996. - 48 с.
  7. Макаров Л.В. Участие обвиняемого и его защитника в уголовно — процессуальном доказывании. Автореф.дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Саратов, 2002. - 20 с.
  8. Маркина Е.А. Допустимость доказательств как гарантия правосудия и прав личности в современном российском уголовном процессе. Дисс. на соиск.ученой степени канд.юр.наук. - М., 2000. - 187 с.
  9. Митрохин Н.П. Окончание предварительного следствия в советском уголовном процессе. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. Киев, 1964.-323 с.
  10. Москвитина Т.А. Существенные нарушения уголовно — процессуального закона и средства их выявления, устранения и

217

предупреждения в уголовном процессе России. Дисс. на сриск.ученой степени канд.юр.наук. - Ярославль, 1997. - 271 с.

  1. Парадеев В.М. Формирование обвинения на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Дисс.на соииск.ученой степени канд.юр.наук. Свердловск, 1978. - 199 с.
  2. Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Самара, 1999. - 213 с.
  3. Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Самара, 1999. - 16 с.
  4. -/Подольная Н.П. Деятельность прокурора по делу с обвинительным

заключением. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. - М., 1974. — 158 с.

  1. Постовой Д.А. Обвинительное заключение в советском уголовном процессе. Дисс. на соиск. ученой степени канд. юр.наук. Харьков, 1964. — 357 с.
  2. Рахимов Ю.Р. Системный анализ процессуальных решений ( методология уголовно — процессуального подхода ). Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. Ташкент, 1989.- 21с.
  3. Рыков А.Б. Установление события преступления на досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. -Воронеж, 1995.-180 с.
  4. Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Тула, 2001. - 203 с.
  5. Смирнов А.В. Достаточные фактические основания уголовно — процессуальных решений ( стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования ). Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Л., 1984. - 20 с.

218

  1. Турилов Г.Г. Прокурор как субъект доказывания в российском уголовном процессе. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени кандлор.наук. Ижевск, 2002. - 21 с.
  2. Тутышкин Н.П. Обвинительная деятельность в советском суде. Дисс на соиск.ученой степени канд.юр.наук, Свердловск, 1971. — 397 с.
  3. Ульянов В.Г. Государственное обвинение в российском уголовном судопроизводстве. Автореф.на соиск.ученой степени докт.юр.наук. - Краснодар, 2002. - 58 с.
  4. Францифоров Ю.В. Обвинение как средство обеспечения прав и законных интересов обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Саратов, 1998. — 174 с.
  5. Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации (проблемы осуществления в условиях правовой реформы ). Автореферат на соиск. учен. степ, доктора юр.наук. -М.,1997.- 36с.
  6. Чеканов В.Я. Вопросы теории уголовно - процессуальной деятельности прокурора. Автореферат дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. -М., 1973.-36 с.
  7. Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно - процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. Дисс.на соиск.ученой степени канд.юр.наук. - М., 1999. -219 с.
  8. Юношев СВ. Авдокат - представитель потерпевшего. Автореф. дисс. на соиск. ученой степени канд.юр.наук. - Самара, 2000. - 19 с.

219 Приложение № 1

РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСА ПРОКУРОРОВ ПО ВОПРОСАМ СОСТАВЛЕНИЯ И УТВЕРЖДЕНИЯ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Вопросы Ответы

Количество Проценты 1. Стаж работы по специальности?

а) менее пяти лет;

б) свыше пяти лет. 19 56 25, 3 % 74, 7 % 2. Считаете ли Вы целесообразным изменение структуры обвинительного заключения в новом УПК РФ по сравнению с ранее действовавшим?

а) да;

б) нет. 35 40 46, 7 % 53, 3 % 3. Согласны ли вы с тем, что ст. 220 УПК РФ не требует изложения аргументов, опровергающих позицию обвиняемого?

а) да, т.к. об этом не говорится в за коне;

б) нет, т.к. без опровержения ДОВОДОЕ защиты вывод о виновности будет необоснованным. 22 53 29, 3 % 70, 7 % 4. Что Вы понимаете под формули- ровкой обвинения?

а) фактическую фабулу обвинения;

б) ее краткую оценку на языке уго ловного закона;

в) правовую квалификацию деяния;

г) или все три элемента одновремен но. 5

3 3

64 6, 7 %

4% 4%

85, 3 %

220

  1. Как Вы понимаете положения ст. 220 УПК РФ об указании перечня доказате- льств, на которые ссылается сторона защиты?

а) это доводы, изложенные в показаниях обвиняемого;

б) это, кроме того, доводы, приводимые защитником в его ходатайствах или устной беседе. 35 40 46, 7 % 53, 3 % 6. Считаете ли Вы правильной практику, при которой в обвинительном заключении приводятся ссылки на вид доказательств без изложения их содержания?

а) да, т.к. ст. 220 УПК РФ требует при водить лишь перечень доказательств;

б) нет, т.к. понятие доказательства ох ватывает и его содержание, и его форму ( т.е. вид ). 17 58 22, 7 % 77, 3 % 7. Каким образом происходит вручение обвинительного заключения обвиняемо- му, находящемуся не под стражей?

а) по Вашему поручению следователь вручает ему обвинительное заключе ние;

б) обвинительное заключение обви няемому вручаете Вы. 61 14 81,3% 18,7% 8. Как Вы поступаете в случае отказа обвиняемого от получения обвините- льного заключения

а) поручаю зафиксировать факт отказа и передаю дело в суд;

б) поручаю доставить обвиняемого ко мне приводом и по доставлении вру чаю ему обвинительное заключение;

в) применяю иной способ (указать какой):

  • отказов не было;

  • направляется почтой с уведомлением. 53

15

5 2 70, 7 %

20%

6, 7 % 2,6 %

221

  1. С чего Вы начинаете изучение уголовного дела с обвинительным заключением?

а) с обвинительного заключения;

б) с постановления о возбуждении уго ловного дела и далее по порядку. 33

42 44% 56% 10. Кто, по Вашему мнению, должен ут- верждать обвинительное заключение, составленное Вами?

а) Вы сами;

б) вышестоящий прокурор. 32 43 42, 7 % 57, 8 % 11. В каких случаях, при выявлении в обвинительном заключении каких - либо недостатков, Вы направляете уголовное дело следователю для пересоставления обвинительного заключения?

а) несоблюдение структуры обвините льного заключения;

б) из содержания обвинительного зак лючения не видно, чем доказана вины обвиняемого;

в) говорится только о виде доказате льств, но не раскрыто их содержание;

г) небрежность составления обвини тельного заключения, орфографичес кие ошибки;

д) не все свидетели указаны в списке лиц, подлежащих вызову в суд со сто роны защиты;

е) иные случаи (укажите какие ) :

  • проведение дополнительных след ственных действий;

  • другая квалификация;

  • отсутствие ссылок на листы дела. 59

45 35

42

32

1 1 1 27, 3 %

20, 8 % 16,2%

19,4%

14, 8 %

0, 5 % 0,5% 0, 5 % 12. Если Вы прекращаете уголовное дело либо уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично, то

222

а) пересоставляете ли Вы обвинитель ное заключение в остальной части самостоятельно;

б) поручаете ли пересоставление об винительного заключения следователю;

в) не пересоставляете обвинительного заключения, ограничиваясь постанов лением о прекращении дела. 3 29

43 4% 38, 7 %

57, 3 % 13. Если Вы при утверждении обвини- тельного заключения изменяется объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении, то

а) пересоставляете ли Вы обвинитель ное заключение;

б) поручаете пересоставление обвини тельного заключения следователю;

в) не пересоставляете обвинительного заключения, ограничиваясь постанов лением ( ч.4 ст. 221 УПК РФ ). 5 26

44 6, 7 %

34, 7 %

58,6% 14. Не создает ли, с Вашей точки зрения, содержание обвинительного заключения, в котором отсутствует обоснование вывода о виновности обвиняемого, трудностей для государственного обвинителя и проведения судебного следствия?

а) создает, т.к. нет ясности в вопросе

о том, чем подтверждается обвинение;

б) не создает, т.к. государственный об винитель в начале судебного следствия должен изложить предъявленное под судимому обвинение ( ч. 1 ст. 273 УПК РФ ). 72 3 96% 4%

223 Приложение № 2

РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСА СЛЕДОВАТЕЛЕЙ ПО ВОПРОСАМ СОСТАВЛЕНИЯ И УТВЕРЖДЕНИЯ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Вопросы Ответы

Количество Проценты 1. В каком следственном подразделении Вы работаете?

а) следователем прокуратуры;

б) следователем МВД;

в) следователем налоговой полиции. 30 50 20 30% 50% 20% 2. Стаж работы по специальности?

а) менее пяти лет;

б) свыше пяти лет. 60 40 60% 40% 3. Образование?

а) высшее юридическое;

б) среднее юридическое;

в) не имеющие юридического образования. 90 6

4 90% 6% 4% 4. Считаете ли Вы целесообразным изменения структуры обвинитель- ного заключения в новом УПК РФ, по сравнению с ранее действовав- шим?

а) да;

б) нет. 64 36 64% 36% 5. Согласны ли Вы с тем, что ст. 220 УПК РФ не требует изложения аргументов, опровергающих позицию обвиняемого?

а) да, т.к. об этом не говорится в законе;

б) нет, т.к. без опровержения дово- 45 45%

224

дов защиты вывод о невиновности будет необоснованным. 55 55% 6. Насколько полно Вы в обвинительном заключении излагаете сведения, характеризующие личность обви- няемого?

а) считаю возможным ограничиться общей оценкой личности ( « характе ризуется положительно » или « отри цательно » );

б) излагаю развернутую характерис тику : отношение к труду, к семье,

к окружающим, поведение в быту, прошлые судимости, заслуги, состояние здоровья;

в) излагаю некоторые из приведен ных выше ( указать какие):

  • судимость;

  • состоит ли на учете в НД, ПНД,

одн. 50 43

4 3 50%

43%

4% 3% 7. Что Вы понимаете под формулировкой обвинения?

а) фактическую фабулу обвинения;

б) ее краткую оценку на языке уго ловного закона;

в) правовую квалификацию деяния;

г) или все три элемента одновре менно. 6

4

14 76 6% 4%

14% 76% 8. Считаете ли Вы необходимым, указывая обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, обосновывать их доказательствами?

а) да, т.к. это придает суждениям обоснованность;

б) нет, т.к. в материалах дела имеются соответствующие доку менты. 40 60 40% 60% 9. Считаете ли Вы полезным исключение по новому УПК РФ резолютивной части обвинительного заклю-

225

чения?

а) да, т.к. эти данные перечислены те перь в описательно - мотивировочной части;

б) нет, т.к. резолютивная часть четко обозначила предмет доказывания;

в) затрудняюсь ответить. 67 19

15 67% 19% 15% 10. Как Вы понимаете положения ст. 220 УПК РФ об указании перечня доказательств, на которые ссылается сторона защиты?

а) это доводы, изложенные в пока заниях обвиняемого;

б) это, кроме того, доводы, приво димые защитником в его хода тайствах или устной беседе. 44 56 44% 56% 11. Как Вы поступаете при составлении обвинительного заключения?

а) излагаете ли доказательства обви нения, раскрывая их содержание;

б) ограничиваетесь ссылкой на вид доказательства: показания свиде телей и т.д. 54 46 54% 46% 12. Считаете ли Вы необходимым анализ в обвинительном заключении обстоятельств, способствующих совершению преступления?

а) да, т.к. об этом говорится в ст. 73 УПК РФ;

б) нет, т.к. об этом не указано в ст. 220 УПК РФ. 28 72 28% 72%) 13. Считает ли Вы правильной практику, при которой в обвинительном заключении приводятся ссылки на вид доказательств, без изложения их содержания?

а) да, т.к. ст. 220 УПК РФ требует приводить лишь перечень доказа тельств;

б) нет, т.к. понятие доказательства охватывает и его содержание, и его 53 47 53% 47%>

226

форму (т.е. вид).

  1. Считаете ли Вы необходимым, указывая на характер и размер вреда, причиненного потерпевшему преступлением, обосновывать их доказательствами?

а) да, т.к. это придает суждениям обоснованность;

б) нет, т.к. в материалах дела имеются соответствующие до казательства. 42 58 42% 58% 15. Как происходит изучение дела прокурором при утверждении об- винительного заключения?

а) докладываете материалы дела лично, и прокурор этим ограни чивается;

б) докладываете материалы дела лично, но прокурор также изучает их сам;

в) прокурор изучает материалы дела сам, в Ваше отсутствие. 47 53 47% 53% 16. Каким образом происходит вручение обвинительного заключения обвиняемому, находящемуся не под стражей?

а) Вы, по поручению прокурора, вручаете обвинительное заключение;

б) обвинительное заключение обви няемому вручает прокурор. 82 18 82% 18 % 17. Как Вы поступаете в случае отказа обвиняемого от получения обвинительного заключения?

а) фиксирую факт отказа и передаю дело в суд;

б) поручаю доставить обвиняемого ко мне приводом и по доставлении вручаю ему обвинительное заклю чение;

в) применяю иной способ ( указа ть какой ) : 31 43 31 % 43%

227

  • почтой с уведомлением; 3 3%
  • вручает прокурор; 8 8%
  • не отказываются; 1 1%
  • убеждаю в необходимости получения

обвинительного заключения; 5 5% - обязываю явкой; 1 1% - выезд к обвиняемому; 1 1% - в присутствии понятых составляю акт

об отказе в получении обвинительного 1 1% заключения;

  • затрудняюсь ответить. 7 7%

228 Приложение № 3

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРАКТИКИ СОСТАВЛЕНИЯ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПО СТ. 205 УПК РСФСР

Вопросы Ответы

Количество Проценты 1. Кем составлено обвинительное

заключение?

а) следователем прокуратуры; 100 33, 3 % б) следователем органов внутренних дел; 150 50% в) следователем налоговой полиции. 50 16,7% 2. Изменилась ли формулировка обвине-

ния или его квалификация при утвержде-

нии обвинительного заключения прокуро-

ром?

а) да; 19 6,3 % б) нет 781 <tt 7% 3. Изменилась ли формулировка обви-

нения или его квалификация в суде?

а) да; 34 11,3% б) нет. 266 88, 7 % 4. Выделен ли в описательно — мотиви-

ровочной части обвинительного

заключения в качестве раздела

фабула преступления ( обстоятельства

содеянного )?

а) да; 294 98% б) нет. 6 2% 5. Достаточно ли полно изложены в

обвинительном заключении обстоя-

тельства совершения преступления?

а) да; 283 94, 3 % б) нет. 17 5, 7 % 6. При обосновании обвинения:

229

а) дан только перечень необходимых доказательств;

б) дан перечень доказательств и раскрыто их содержание. 8 292 2, 6 % 97, 4 % 7. Каким образом осуществлен анализ достоверности и допустимости доказательств в обвинительном заключении?

а) достоверными и допустимыми признаны доказательства, которые преобладают количественно;

б) указан сравнительная ценность противоречивых доказательств, приведены доводы, в силу которых одни признаны достоверными

и допустимыми, а другие отвергнуты. 263

29 90, 1 %

9, 9 % 8. Если в материалах дела имеются доказательства, противоречащие друг другу, давалась ли следователем оценка и анализ достоверности и допустимости доказательств?

а) да;

б) нет. 29 125 18,8% 81,2%» 9. Выделены ли в качестве раздела в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения объяснения обвиняемого по существу обвинения и результаты их проверки?

а) да;

б) нет. 232 68 77, 3 % 22, 7 % 10. Детально ( подробно ) ли изложена в обвинительном заключении позиция обвиняемого?

а) да;

б) нет. 276

24 92% 8%

230

  1. При отрицании вины обвиняемым, последний:

а) отрицает вину, ссылаясь на алиби;

б) приводит иные доказательства своей невиновности;

в) отрицает вину, не ссылаясь на доказательства. 6

23 10 15,4% 59% 25, 6 % 12. При опровержении показаний обвиняемого следователем:

а) указано на ложность показаний в целом;

б) опровергнуты показания обвиняемо го по частям;

в) не указано на ложность показаний обвиняемого, так как на это ясно ука зывает наличие доказательств винов ности. 26

4

9 66, 7 % 10, 3 %

23% 13. Какие аргументы приведены в обоснование ложности показаний обвиняемого?

а) даны ссылки на доказательства, опровергающие показания обвиня емого, с подтверждением их достоверности;

б) даны лишь ссылки на эти дока зательства;

в) вывод о ложности показаний обвиняемого обоснован лишь его заинтересованность в деле. 3 1

26 10%о 3, 4 %

86, 6 % 14. Указаны ли в описательно - моти- вировочной части обвинительного заключения сведения о потерпевшем ( если он имеется )?

а) да;

б) нет. 215 26 89,2 % 10,8% 15. Указаны ли в описательно - мотивировочной части характер и размер ущерба, причиненного

231

преступлением?

а) да;

б) нет. 284 16 94, 7 % 5, 3 % 16. Подтверждены ли доказательствами характер и размер ущерба, причиненного преступлением, при его указании?

а) да;

б) нет. 157 127 55, 3 % 44, 7 % 17. Выделены ли в качестве самостоя- тельного раздела обвинительного зак- лючения данные, характеризующие личность обвиняемого?

а) да;

б) нет. 287 13 95, 7 % 4, 3 % 18. При исследовании личности обви- няемого в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения указано ли, как характеризуется обвиняемый и по каким обстоятельствам?

а) следователь ограничился воспроиз ведением содержания характеристики с места работы обвиняемого;

б) кроме характеристики, использованы и другие доказательства ( показания свидетелей, родственников) и вос произведено их содержание;

в) вообще не указывается, как харак теризуется обвиняемый. 153

135 12 51%

45% 4% 19. Выделены в качестве самостоятельного раздела описательно — мотивировочной части обвинительного заключения обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание?

а) да;

б) нет. 297 3 99% 1% 20. Обосновываются ли обстоятельства,

232

смягчающие и отягчающие наказание, доказательствами, при их указании?

а) да;

б) нет. 130 167 43, 8 % 56, 2 % 21. Указаны ли следователем в обвинительном заключении в качестве самостоятельного элемента причины и условия совершения преступления?

а) да;

б) нет. 73

227 24, 3 % 75, 7 % 22 При положительном ответе на предыдущий вопрос, указано ли следо- вателем на принятие в ходе следствия мер по устранению причин и условий совершения преступления, а также результаты применения этих мер?

а) нет;

б) да, в мотивировочной части;

в) да, в справках к обвинительному заключению. 68

2

3 93,2% 2, 7 %

4, 1 %

233 Приложение № 4

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРАКТИКИ СОСТАВЛЕНИЯ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПО СТ. 220 УПК РФ

Вопросы Ответы

Количество Проценты 1. Кем составлено обвинительное заключение?

а) следователем прокуратуры;

б) следователем органов внутренних дел;

в) следователем налоговой полиции. 100

150

50 33, 3 %

50%

16,7% 2. Изменилась ли формулировка обвинения или квалификация при утверждении обвинительного заключения прокурором?

а) да;

б) нет. 17

283 5, 7 % 94, 3 % 3. Изменилась ли формулировка обви- нения или квалификация в суде?

а) да;

б) нет. 37 263 12, 3 % 87,7 % 4. Достаточно ли полно изложены в обвинительном заключении обстоя- тельства совершения преступления?

а) да;

б) нет. 285 15 95% 5% 5. При обосновании обвинения:

а) дан только перечень необходимых доказательств;

б) дан перечень доказательств и раскрыто их содержание. 145 155 48, 3 % 51,7% б.Каким образом осуществлен анализ

достоверности и допустимости

доказательств в обвинительном

заключении?

а) достоверными и допустимыми

234

признаны доказательства, которые

преобладают количественно;

б) указана сравнительная ценность

противоречивых доказательств,

приведены доводы, в силу которых

одни признаны достоверными

и допустимыми, а другие отвергнуты. 149 6 96, 1 % 3,9 % 7.Если в материалах дела имеются доказательства, противоречащие друг другу, давалась ли следователем оценка и анализ достоверности и допустимости доказательств?

а) да;

б) нет. 6

125 4, 6 % 95,4 % 8.Выделены ли в качестве раздела в описательно - мотивировочной части обвинительного заключения объяснения обвиняемого по существу обвинения и результаты их проверки?

а) да;

б) нет. 81

74 52, 3 % 47, 7 % 9.Детально ( подробно ) ли изложена в обвинительном заключении позиция обвиняемого?

а) да;

б) нет. 140 15 90, 3 % 9, 7 % 10. При отрицании вины обвиняемым, последний

а) отрицает вину, ссылаясь на алиби;

б) приводит иные доказательства своей невиновности;

в) отрицает вину, не ссылаясь на доказательства. 3

17

9 10,3% 58,7 % 31%

235

  1. При опровержении показаний обвиняемого следователем:

а) указано на ложность показаний в целом;

б) опровергнуты показания обвиняемо го по частям;

в) не указано на ложность показаний обвиняемого, так как на это ясно ука зывает наличие доказательств винов ности. 15 3

11 51,7% 10,3%

38% 12. Какие аргументы приведены в обоснование ложности показаний обвиняемого?

а) даны ссылки на доказательства, опровергающие показания обвиня емого, с подтверждением их достоверности;

б) даны лишь ссылки на эти дока зательства;

в) вывод о ложности показаний обвиняемого обоснован лишь его заинтересованностью в деле. 1

2

15 5, 6 % 11,1%

83, 3 % 13. Подробно ли указаны сведения о потерпевшем в описательно — мотиви- ровочной части обвинительного заключения?

а) нет ( достаточно Ф.И.О.);

б) да. 9

204 4,3 % 95, 7 % 14. Указаны ли в описательно - мотивировочной части характер и размер ущерба, причиненного преступлением?

а) да;

б) нет. 286 13 95, 3 %

4, 7 % 15. Подтверждены ли доказательствами характер и размер ущерба, причиненного преступлением, при его указании? а) да; 132 46, 1 %

236

б) нет. 154 53, 9 % 16. Выделены ли в качестве самостоя- тельного раздела обвинительного зак- лючения данные, характеризующие личность обвиняемого?

а) да;

б) нет. 288 12 96% 4% 17. При исследовании личности обви- няемого в описательно — мотивировочной части обвинительного заключения указано ли, как характеризуется обви- няемый и по каким обстоятельствам?

а) следователь ограничился воспроиз ведением содержания характеристики с места работы обвиняемого;

б) кроме характеристики, использованы и другие доказательства ( показания свидетелей, родственников) и вос произведено их содержание;

в) вообще не указывается, как харак теризуется обвиняемый. 155

132 13 51,7%

44% 4,3% 18. Выделены в качестве самостоятельного раздела описательно — мотивировочной части обвинительного заключения обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание?

а) да;

б) нет. 299 1 99, 7 % 0, 3 % 19. Обосновываются ли обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, доказательствами, при их указании?

а) да;

б) нет. 130 169 43, 5 % 56, 5 % 20. Указаны ли следователем в обвините- льном заключении в качестве самостояте- льного элемента обстоятельства, способ-

237

ствующие совершения преступления?

а) да; 75 25% б) нет. 225 75% 21. При положительном ответе на

предыдущий вопрос, указано ли следо-

вателем на принятие в ходе следствия мер

по устранению причин и условий совер-

шения преступления, а также результаты

применения этих мер?

а) да; 73 97, 3 % б) нет. 2 2, 7 %

238 Приложение № 5

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРАКТИКИ СОСТАВЛЕНИЯ ОБВИНИТЕЛЬНОГО

АКТА

Вопросы Ответы

Количество Проценты 1. Изменилась ли формулировка обвинения или квалификация при утверждении обвинительного акта прокурором?

а) да;

б) нет. 6

94 6% 94% 2. Изменилась ли формулировка обви- нения или квалификация в суде?

а) да;

б) нет. 9 91 9% 91% 3. Достаточно ли полно изложены в обвинительном акте обстоятельства совершения преступления?

а) да;

б) нет. 92 8 92% 8% 4. При обосновании обвинения:

а) дан только перечень необходимых доказательств;

б) дан перечень доказательств и раскрыто их содержание. 46

54 46% 54% 5. Каким образом осуществлен анализ достоверности и допустимости доказательств в обвинительном акте?

а) достоверными и допустимыми признаны доказательства, которые преобладают количественно;

б) указана сравнительная ценность противоречивых доказательств, приведены доводы, в силу которых одни признаны достоверными 97 97%

239

и допустимыми, а другие отвергнуты. 3 3% 6. Если в материалах дела имеются доказательства, противоречащие друг другу, давалась ли следователем оценка и анализ достоверности и допустимости доказательств?

а) да;

б) нет. 5 95 5% 95% 7. Выделены ли в качестве раздела в описательно - мотивировочной части обвинительного акта объяснения подозреваемого по существу подозрения и результаты их проверки?

а) да;

б) нет. 31 23 57,4 % 42, 6 % 8. Детально ( подробно ) ли изложена в обвинительном акте позиция подозреваемого?

а) да;

б) нет. 50 4 92, 6 % 7, 4 % 9. При отрицании вины подозреваемым, последний:

а) отрицает вину, ссылаясь на алиби;

б) приводит иные доказательства своей невиновности;

в) отрицает вину, не ссылаясь на доказательства. 1 9

7 6, 7 % 52,9 % 50, 4 % 10. При опровержении показаний подозреваемого следователем:

а) указано на ложность показаний в целом;

б) опровергнуты показания подозре ваемого по частям;

в) не указано на ложность показаний, 9 1 60% 6, 7 %

240

так как на это ясно указывает наличие доказательств виновности. 5 33, 3 % 11. Какие аргументы приведены в обоснование ложности показаний подозреваемого?

а) даны ссылки на доказательства, опровергающие показания подозрева емого, с подтверждением их достоверности;

б) даны лишь ссылки на эти дока зательства;

в) вывод о ложности показаний подозреваемого обоснован лишь его заинтересованность в деле. 1 3

7 10 % 30%

70% 12. Подробно ли указаны сведения о потерпевшем в описательно - мотиви- ровочной части обвинительного акта? а) нет ( достаточно Ф.И.О.); б)да. 6 63 8, 6 % 91,4% 13. Указаны ли в описательно - мотивировочной части характер и размер ущерба, причиненного преступлением?

а) да;

б) нет. 95

5 95% 5% 14. Подтверждены ли доказательствами характер и размер ущерба, причиненного преступлением, при его указании?

а) да;

б) нет. 46

49 48, 4 % 51,6% 15. Выделены ли в качестве самостоя- тельного раздела обвинительного акта данные, характеризующие личность подозреваемого?

а) да;

б) нет. 96

4 96% 4%

241

  1. При исследовании личности подозре- ваемого в описательно — мотивировочной части обвинительного акта указано ли, как характеризуется подозреваемый и по каким обстоятельствам?

а) следователь ограничился воспроиз ведением содержания характеристики с места работы подозреваемого;

б) кроме характеристики, использованы и другие доказательства ( показания свидетелей, родственников) и вос произведено их содержание;

в) вообще не указывается, как харак теризуется подозреваемый. 52

44 4 52%

44% 4% 17. Выделены в качестве самостоятельного раздела описательно — мотивировочной части обвинительного акта обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание?

а) да;

б) нет. 99 1 99% 1% 18. Обосновываются ли обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, доказательствами, при их указании?

а) да;

б) нет. 44 56 44% 56,6% 19. Указаны ли следователем в обвините- льном акте в качестве самостоятельного элемента обстоятельства, способствующие совершения преступления?

а) да;

б) нет. 24 76 24% 76% 20. При положительном ответе на предыдущий вопрос, указано ли следо- вателем на принятие в ходе следствия мер по устранению причин и условий совер-

*

242

шения преступления, а также результаты применения этих мер?

а) да;

б) нет. 23 1 95, 8 %

4, 2 %