lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Анферова, Ольга Аркадьевна. - Проблемы прекращения уголовного дела (преследования) с применением к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Волгоград, 2003 202 с. РГБ ОД, 61:04-12/499

Posted in:

Глава 1. Прекращение уголовного преследования в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия как процессуальная форма освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности

§1. Применение принудительных мер воспитательного воздействия - самостоятельный вид освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности

Рассмотрение проблем прекращения уголовных дел (преследования) в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер вос- питательного воздействия на них невозможно без определения понятия и особенностей подобного освобождения, ибо именно освобождение от уго- ловной ответственности, замена ее другой мерой государственного прину- ждения характеризует содержательную сторону данного вида прекращения.

Чтобы сформулировать дефиницию рассматриваемого понятия важно дать ответ на вопрос: что из себя представляет освобождение от уголовной ответственности как таковое, и установить его предмет. Поскольку в лите- ратуре больше внимания уделяется решению второй задачи, логично вначале определить, от чего в данном случае освобождается гражданин. Ответ на этот вопрос однозначны не является. Одни авторы предметом освобождения считают само привлечение к уголовной ответственности^ другие - ее реализацию^, третьи - вынесение обвинительного приговора’. Думается,

’ См., например: Некрасов Ю.Б. Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности с применением мер воспитательного характера (уголовно-процессуальные вопросы) / Дисс… канд. юр. наук.- М., 1991.- С. 32; Лесниевски-Костарева ТА. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 1998.- С. 246 и др. ^ См., например: Лобанова Л.В. Юридическая природа и процессуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности / Дисс… канд. юр. наук. Ярославль, 1986.- С. 46-47; Практикум по уголовному праву / Под ред. Л.Л. Кругликова. - М., 1997. - С. 185; Алюшкин П.В. Фактический со-

ЧТО значительных различий в отмеченных позициях нет. Представители и первой, и второй точек зрения в конечном итоге, соглашаются с тем, что основой освобождения от уголовной ответственности является отказ от официального порицания преступного поведения лица, от осуждения за та- кое поведение от имени государства^, хотя иногда по-разному определяют понятие такой ответственности и момент ее возникновения^. Что же касается третьей позиции, то она скорее отражает не материально-правовую сущность освобождения от уголовной ответственности, а ее процессуальную сторону.

Заметим далее, что отрицательная оценка преступного деяния от имени государства в обвинительном приговоре выражается не иначе как путем

став освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2001.- C.11.

Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова.-, М., 1997. - С. 341.

^ См., например: Келина СТ. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности.- М., 1974.- С. 31; Сабанин С.Н. Некоторые во- просы освобождения от уголовной ответственности // Вопросы совершен- ствования уголовно-правовых норм на современном этапе. - Свердловск, 1986. - С. 55; Скибщкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания.- Киев, 1987. - С. 25; Благов Е.В. Учебно- практический комментарий (Общая часть). - Ярославль, 1997. - С. 130 и др. ^ Ввиду процессуального характера настоящей работы представляется возможным избежать в ней подробного описания дискуссии, посвященной выработке понятия и определению сущности уголовной ответственности. Различные точки зрения по данному вопросу см., например: Самощенко И.С. К вопросу о причинности в области юридической ответственности // Вопросы теории права. - М., 1960. - С. 346; Курляндский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности // Советское государство и право. 1963. № 11. - С. 92; Оанча И. Некоторые замечания по вопросу уголовного правоотношения // Вопросы уголовного права стран народной демократии. - М., 1963. - С. 204; Сенцов А.С. Проблемы реализации уголовной ответст- венности правового статуса ее субъектов на предварительном следствии. - Волгоград, 1995. - С. 130; Кирюшкин М.В. Социальная обусловленность уголовного наказания / Автореф… канд. юр. наук. - Екатеринбург, 1999. - С. 15; Мальцев В.В. Введение в уголовное право. - Волгоград, 2000. - С. 186; Кашин М.Н. К вопросу о понятии уголовной ответственности // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уго- ловном праве и процессе. - Ярославль, 2001. - С. 71-80 и др.

признания гражданина виновным в преступлении. Это однозначно вытекает как из п. 28 ст. 5 УПК, так и из содержания ч. 1 ст. 308 УПК. Так, п. 28 ст. 5 УПК, раскрывая понятие приговора, гласит: «приговор - решение о неви- новности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляцион- ной инстанции». Анализ содержания положений ст. 308 УПК, посвященной резолютивной части обвинительного приговора приводит к выводу, что решение вопросов, связанных с применением или неприменением уголов- ного наказания, возможно не иначе как после признания подсудимого ви- новным в совершении конкретного преступления (п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 308 УПК). Сказанное, на наш взгляд, позволяет рассматривать признание лица виновным в совершении конкретного преступления от имени государства необходимой предпосылкой его освобождения от уголовной ответственно- сти.

с этих позиций следует согласиться с точкой зрения авторов, полагающих, что при освобождении от уголовной ответственности лицо признается виновным в преступном посягательстве’, в противном случае освобождение от уголовной ответственности будет лишено своего содержания.

Виновность или невиновность лица, согласно ст. 49 Конституции, может устанавливаться только судом, что, предполагает применение при- нудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему ис- ключительно на основании судебного решения.

При вынесении компетентными органами обвинительного заключения (обвинительного акта), дело направляется в суд для постановления, в

’ См.: Сперанский К. Применение мер общественного воздействия к несо- вершеннолетним правонарушителям // Социалистическая законность.- 1966. № 5. - С. 59; Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабили- тирующим основаниям в стадии предварительного расследования. - Кара- ганда, 1982. - С. 15; Фефелов П.А. Основания уголовной ответственности в советском праве // Советское государство и право. 1983. № 12. - С. 89; Лес- ниевски-Костарева Т.А. Указ. соч. - С. 156; Катин М.Н. Указ. соч. - С. 74 и др.

дальнейшем, в отношении несовершеннолетнего лица обвинительного при- говора и назначения уголовного наказания. Приговор — это решение, выне- сенное судом в результате судебного разбирательства уголовного дела, и устанавливающее невиновность (оправдательный приговор) или виновность (обвинительный приговор) подсудимого, меру наказания виновному, а также другие правовые последствия признания невиновности или виновности подсудимого’. По мнению С.Г. Келиной, последней стадией, где еще возможно прибегнуть к освобождению от уголовной ответственности, яв- ляется стадия судебного разбирательства, причем до момента удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора . Думается, в одном исследователь права, ибо постановлением приговора дело завершается, и на подсудимого возлагается уголовная ответственность. Иначе говоря, лицо признается виновным, и потому применить освобождение от уголовной ответственности уже невозможно. При вынесении обвинительного приговора освободить лицо можно только от наказания, но никак не от уголовной ответственности, «…признание лица виновным в совершении преступления, производимое судом в приговоре, свидетельствует, что это не освобождение от уголовной ответственности»^.

Но следует рассмотреть другой нюанс. Освобождение от уголовной ответственности возможно в суде второй инстанции после вынесения при- говора, и даже после вступления приговора в законную силу в результате надзорного производства и на стадии возобновления дела в виду новых и вновь открывшихся обстоятельств. Вынесенный судом приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Нарушение этих требований служит основанием к его отмене или изменению. Уже иной состав су-

’ Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М., 1998. - С. 359.

^ См.: Келина СТ. Теоретические вопросы освобождения от уголовной от- ветственности. - М., 1974. - С. 34.

^ Скибицкий В. В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания. - Киев, 1987. - С. 22.

да, отменяя приговор, может сам освободить несовершеннолетнего от уго- ловной ответственности с учетом всех обстоятельств и применить к нему принудительные меры воспитательного воздействия.

Вновь освобождение от уголовной ответственности возможно только вне приговора. Освобождение от уголовной ответственности применяется только тогда, когда приговор отменили, т.е. юридически его не существует.

Но прав ли законодатель, избрав именно эту форму освобождения от уголовной ответственности? Думается, да. При прекращении уголовного дела (преследования) дознаватель, следователь, с согласия прокурора, прокурор, ходатайствуют об освобождении от ответственности, а суд выносит постановление об освобождении лица. В отличие от приговора, в данном документе не констатируется виновность или невиновность несовершенно- летнего, отражается лишь доказанность его вины в совершении преступления на основе собранных данных по уголовному делу. Постановление о прекращении уголовного дела (преследования) также не содержит указания на меру уголовного наказания. Прекращая уголовное дело (преследование), дознаватель, следователь, с согласия прокурора, прокурор ходатайствуют перед судом об освобождении от уголовной ответственности, а суд осво- бождает лицо от такой ответственности; в результате лицо не признается преступником и не несет уголовного наказания, как было бы, если бы фор- мой освобождения был приговор’.

На вопросе о том, что из себя представляет само освобождение от уголовной ответственности, внимание ученых, как правило, не акцентиру-

’ В этой связи интересен процесс освобождения от уголовной ответствен- ности в Шотландии, где он связан с разрешением вопроса о нецелесооб- разности возбуждения уголовного преследования. Компетентные органы имеют неограниченные полномочия отказаться от уголовного преследования лица не только при наличии формальных оснований (отсутствие состава преступления, истечение сроков давности и др.) но и в силу нецеле- сообразности привлечения лица к уголовной ответственности (см.: Moody S.R., Tombs J. Plea negotiations in Scotland // Thecriminal law review. 1983. № 5. - P. 297; Tombs J. Moody S.R. Altermatives to prosecution: the public interest redefined // The criminal law review. 1993. № 8. - P. 358).

ется. В качестве базовых категорий используются такие понятия, как: «отказ от»’, «устранение»^ и т.п. На наш взгляд, для обнаружения искомого понятия уместно обратиться к семантическому толкованию слова «освобождение». Например, в Толковом словаре русского языка глагол «освобождать», от которого произведено рассматриваемое нами существительное, означает «избавить от кого, чего-нибудь»^. Логично предположить, что су- ществительное «освобождение» может быть соотнесено с понятием «избав- ление». Избавление от кого, чего-нибудь требует определенных волевых усилий. Уже отсюда можно сделать вывод о нетождественности освобож- дения от уголовной ответственности и его прекращения. Прекращение уго- ловной ответственности может произойти автоматически, например, в виду смерти субъекта преступления.

Для освобождения от уголовной ответственности, основанием которой, согласно ст. 8 УК, является совершение лицом деяния, содержащего все признаки состава преступления’*, обязательным является принятие ре-

’ См.: Келина С.Г. Указ. соч. - С. 31; Криволапое Г.Г. Уголовная ответст- венность как правовое последствие совершения преступления // Труды МВШМ МВД СССР. - М., 1978. Вып. 2; Пеляскас Б.Ч. Освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответст- венности / Авторе дисс… канд. юр. наук.- Харьков, 1980. С. 4; Мацнев Н. Ч. Освобождение от уголовной ответственности с привлечением к админист- ративной ответственности / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Л., 1981. С. 8, 9; Сабанин С.Н. Указ. соч. - С. 55; Уголовная ответственность и ее реали- зация в деятельности органов внутренних дел / Под ред. Н.И. Загороднико- ва. - М., 1987.-С. 45 и др. ^ См.: Скибицкий В.В. Указ. соч. - С. 25.

^ Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999. - С. 461.

Во избежания отрыва уголовной ответственности от ее основания, пред- ставляется правильным связывать момент возникновения подобной ответ- ственности с фактом совершения преступления. Подробнее см.: Курлянд- ский В.И. Уголовная политика, дифференциация и индивидуализация уго- ловной ответственности // Основные направления борьбы с преступностью.- М., 1975.- С. 89; Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность и наказание.- Минск, 1976.- С. 73; Магомедов А.А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности.- Саратов, 1994.- С. 38 и др.

шения тем субъектом, которому государство делегировало право на избав- ление лица, преступившего уголовный закон, от такого юридически небла- гоприятного последствия преступного поведения, как официальное осуж- дение (вследствие этого и от наказания).

Подобное право не может быть делегировано иным органам и лицам, нежели тем, которые призваны обеспечить надлежащую реализацию уголовной ответственности. Кроме того, оно не может осуществляться произвольно, поскольку является производным от права государства как субъекта уголовно-правовых отношений. Распоряжение подобным правом должно иметь надежное процессуальное обеспечение, иными словами, строго рег- ламентировано процессуальным законом.

Подчеркнем, что Уголовный кодекс в главе 11 назвал различные виды освобождения от уголовной ответственности, но законодатель не включил в нее рассматриваемый нами вид освобождения от ответственности. Он назван в главе 14 Уголовного кодекса, содержащей положения об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних. Думается, законодатель, поступая так, учитывал специфику несовершеннолетних, прежде всего, их психологические особенности, отличный от взрослого интеллектуальный уровень развития, мировоззрения.

Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Другие позиции по этому вопросу не учитывают этого обстоятельства. См., например: Загородников Н.И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 7.- С. 44; Лейст О.Э. Основные виды юридической ответственности за правонарушение // Правоведение. 1977. № 3.- С. 33; он же: Дискуссия об ответственности: проблемы и пер- спективы // Вестник Московского ун-та. Серия 11 Право. 1981. № 2.- С. 49; Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с пре- ступностью.» Саратов, 1978. С. 48; Прохоров B.C. Преступление и ответст- венность.- Л., 1984. С. 127; Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности в советском уголовном процессе.- Л., 1985.- С. 45; Разгильдиев Б.Т. Указ. соч.- С. 288; Мальцев В.В. Введение в уголовное право.- Волгоград, 2000. - С. 190; Катин М.Н. Указ. соч.- С. 81.

сохраняя сущностные черты освобождения от уголовной ответственности вообще, обладает в то же время, рядом особенностей. Поскольку последние, в конечном итоге, предопределяют специфику и процессуальные формы соответствующего вида освобождения, постольку в настоящей работе представляется целесообразным уделить им повышенное внимание. Рас- ^ сматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности отличается

не только кругом лиц, в отношении которых применяются меры воспитательного воздействия, но и своим основанием, характером. Качественным своеобразием обладают и условия, при наличии которых становится возможным освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности.

Несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности и от наказания одновременно. Это выражено в ч. 1 ст. 90 УК, содержащей положения о том, что при освобождении от уголовной ответственности к несовершеннолетнему применяются принудительные меры воспитательного воздействия. Эти меры не являются уголовным наказанием, т.к. их применение к несовершеннолетнему не обязательно облекается в процессуальную форму приговора суда. Наказание же применимо к лицу, совершившему преступление, в случае вынесения судом обвинительного приговора.

Для более точного определения специфики рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности необходимо выявить те черты, которые отличают данный вид освобождения от всех нижеперечисленных.

Уголовным кодексом РФ предусмотрены следующие виды освобождения от уголовной ответственности:

• в связи с деятельным раскаянием виновного (ст. 75 УК); • • в связи с примирением виновного с потерпевшим (ст. 76 УК); • • в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК); • • в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК); • • в связи с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК). • Поскольку нормы уголовного права могут реализовываться посредством уголовно- процессуальных отношений, то УПК, в свою очередь, содержит нормы, посредством которых конкретизируются формы и способы реализации названных видов освобождения от уголовной ответственности. В связи с этим, УПК в главе 29 «Прекращение уголовного дела» определяет основания прекращения уголовного дела, посредством чего достигается освобождение от уголовной ответственности. Конкретно содержание таких оснований раскрывается в гл. 4 УПК (ст.ст. 24-28). Одновременно они рассматриваются как основания прекращения уголовного преследования. Таким образом, УПК как бы предопределил конкретные процессуальные способы реализации применения принудительных мер воспитательного воздействия.

На практике часто возникает вопрос, по какому основанию прекращать уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего, если кроме основания, закрепленного в ст. 427 УПК, присутствуют и другие, предусмотренные различными статьями УПК, имеющие значение для прекращения уголовного преследования в отношении любого лица.

Такое основание, как истечение сроков давности, относится к числу нереабилитирующих, хотя оно предполагает не прекращение уголовного преследования в отношении лица, а прекращение уголовного дела. На данное основание следует обратить внимание. И вот почему: если при прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего истечение сроков давности попадает на момент применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия, то возникает вопрос, какую статью применить, чтобы освободить это лицо от уголовной ответственности. На наш взгляд, должно быть принято решение о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего согласно п. 3 ст. 24 УПК, так как постановление о прекращении уголовного преследования может быть отменено на основании его несоответствия закону, что возможно только в пределах срока давности. Поэтому принятие решения о прекращении уголовного дела согласно п. 3 ст. 24 УПК, даже если к несовершеннолетнему можно применить принудительные меры воспитательного воздействия, бесспорно, указывает на окончательный характер вынесенного решения и исключает возможность возобновления производства по делу (при условии правильного определения вида (состава) совершенного преступления).

Надо полагать, что и при прекращении уголовного преследования в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК) возможна определенная конкуренция с нормами ст. 427 УПК при решении вопроса о форме освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности, вменение обстановки понимается как наступление таких условий в жизни общества, группы населения, данного лица, которые значительно изменяют представление об общественной опасности деяния или лица, его совершившего, и дают возможность не применять к нему меры уголовного наказания’. «Характер изменений, происшедших в обстановке, в которой находится лицо, совершившее преступление, может быть различным, но во всех случаях они должны разрывать ту совокупность причин и условий, в которых было совершено преступление, и исключать возможность совершения новых преступлений данным лицом»^.

в этом случае, применение принудительных мер воспитательного воздействия предполагает категоричное неприятие компетентными органами изменения общественной опасности как деяния, так и личности самого несовершеннолетнего в положительную сторону, несмотря на существование данных изменений. Применение принудительных мер воспитательного воздействия предопределяет исправление несовершеннолетнего, совершившего преступление, но наличие описанных условий не позволяет назвать действие преступлением, ибо данные условия исключают общест-

’ См.: комментарий к ст. 7 УПК РСФСР // Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева.- М., 1997.- С. 15.

^ Комментарий к УК РФ. Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева.- М., 1996.- С. 159.

венную опасность несовершеннолетнего, исправление которого уже не имеет смысла.

В нормах советского уголовного права уже в первые годы советской власти, в частности, в ст. 16 «Руководящих начал по уголовному праву РСФСР»’, этот вопрос решался так: «С исчезновением условий, в которых определенное деяние или лицо, его совершившее, представлялись опасными для данного строя, совершивший его не подвергается наказанию»^. Думается, в этом случае не может быть применена принудительная мера воспитательного воздействия, так как несовершеннолетний не нуждается в исправлении в силу того, что совершенное им деяние и он сам перестали быть общественно опасными.

Прекращение уголовного преследования вследствие деятельного раскаяния обусловлено совершением деяния, которое может быть квалифицировано как преступление небольшой или средней тяжести. Возможно ли прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего по данному основанию? Согласно положениям ст. 28 УПК, важным условием для прекращения уголовного преследования является деятельное раскаяние несовершеннолетнего в совершенном им преступлении. При отсутствии этого условия данная статья к подростку применима быть не может. Но несовершеннолетие преступника и наличие остальных условий обусловливает применение ст. 427 УПК. Значит, ст. 427 УПК применяется к несовершеннолетнему только тогда, когда отпадает возможность применения к нему ст. 28 УПК.

При споре о прекращении уголовного преследования в связи с примирением сторон или в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, представляется что, этот вопрос необходимо решить в пользу ст. 25 УПК. Эта статья подразумевает добровольное возме-

’ Далее для краткости - Руководящие начала. 2 СУ РСФСР. 1919. №66.

щение вреда, причиненного потерпевшему, в этом случае отпадает принудительное возложение обязанности загладить причиненный вред, которое содержится в ст. 90 УК и который ст. 427 УПК признается мерой воспитательного воздействия, назначенной принудительно судом.

Раскрывая суть данного вида освобождения, отметим, что в отличие от других видов освобождения от уголовной ответственности, этот вид освобождения носит условный характер. Его условность заключается в применении к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия. Применение этих мер зависит от наличия двух видов условий: 1) материально-правовых; 2) процессуальных. К первым следует отнести:

1) несовершеннолетие лица, совершившего преступление; 2) 3) совершение преступления несовершеннолетним впервые; 4) 5) совершение преступления небольшой или средней тяжести. 6) Процессуальными условиями являются:

1) привлечение несовершеннолетнего в качестве обвиняемого; 2) 3) согласие прокурора; 4) 5) отсутствие возражений несовершеннолетнего или его законного представителя по поводу прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с использованием данного основания’. 6) Часть 2 статьи 90 УК определяет принудительные меры воспитательного воздействия, назначаемые несовершеннолетним. Им могут быть назначены следующие принудительные меры воспитательного воздействия:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специа- лизированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению не- совершеннолетнего.

^ Подробно эти условия будут рассмотрены в других разделах диссертации.

Содержание перечисленных мер изложено в ст. 91 УК.

Предупреждение состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом. Предупреждение как мера воспитательного воздействия реализует цели исправления посредством разъяснения подростку характера и степени опасности совершенного им деяния, размера причиненного преступлением вреда и возможных последствий. Данная мера воздействия носит публичный характер. Заметим, что такая мера существует также и в законодательстве Великобритании, однако там она применяется после разрешения вопроса о целесообразности уголовного преследования’.

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Назначая несовершеннолетнему принудительную меру воспитательного воздействия в виде передачи его под надзор родителей или лиц, их заменяющих, судам необходимо выяснить возможности родителей или лиц, их заменяющих, осуществлять надзор за несовершеннолетним (характер их работы, образ жизни) и оказывать на него вос- питательное воздействие.

Обязанность загладить причиненный вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Имущественное положение несовершеннолетнего в случае возложения на него обязанности загладить причиненный вред определяется наличием у него самостоятельного заработка, трудовых навыков. Обязанность загладить причиненный вред состоит в непосредственном устранении самим несовершеннолетним причиненного вреда или же в возмещении материального ущерба.

‘См., например: Diverting cases from the courts // The criminal low review. 1995. №6.- P. 446.

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего - наиболее серьезная мера воспитательного воздействия, поскольку она связана с некоторым ограничением свободы времяпрепровождения несовершеннолетнего. Названная мера воспитательного воздействия может предусматривать запрет посещения определенных мест, использования определенных форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток, выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть предъявлено также требование возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Настоящий перечень не является исчерпывающим. Содержание ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего связаны с его окружением, условиями жизни и прочими обстоятельствами, например, характером трудовой деятельности, учебой, материальной, служебной или иной зависимостью, взаимоотношениями с потерпевшим и др. При реализации данной меры несовершеннолетний помещается в условия, позволяющие оградить его от негативных влияний окружающей среды.

Сказанное позволяет констатировать то, что рассматриваемый в работе вид существенно отличается от всех других видов освобождения лица от уголовной ответственности. Его специфика в том, что, во-первых, такая цель уголовной ответственности как исправление лица, совершившего преступление, не перестала быть актуальной, а во-вторых, достижение этой цели возможно без реализации подобной ответственности, с помощью других уголовно-правовых средств, какими являются принудительные меры воспитательного воздействия. Сказанное, на наш взгляд, означает, что между рассматриваемыми видами освобождения от уголовной ответственности и другими видами подобного освобождения не может быть конкуренции, ибо они взаимоисключают друг друга. Предусмотренные в ст. ст. 75-78 УК

основания освобождения от уголовной ответственности свидетельствуют о том, что цели уголовной ответственности к моменту появления этих оснований утратили свою актуальность. Установление наличия одного из отмеченных оснований и всех сопутствующих ему условий, требует прекращения уголовного дела (преследования) в связи именно с данным основанием. Применение принудительных мер воспитательного воздействия в такой ситуации окажется бессмысленным. К сожалению, этот нюанс не всегда учитывается практическими работниками. В этом отношении показателен следующий пример.

Так, 13 ноября 1997 г. в вечернее время, находясь на территории Ахтубинской спецшколы-интерната с первоначальной летной подготовкой в г. Ахтубинске Астраханской области, несовершеннолетний Буковский Д.А., будучи в состоянии алкогольного опьянения, подошел к несовершеннолетнему Кузину М.А., отозвал его в сторону и стал наносить побои, причинив тем самым физическую боль. При расследовании этого деяния Буковский свою вину признал полностью, раскаялся в содеянном. По Ф месту учебы и жительства он характеризуется положительно. Совер

шенное им деяние не повлекло тяжких последствий. Кроме того, от потерпевшего поступило встречное заявление с просьбой о прекращении уголовного дела в отношении Буковского, и сообщалось, что Кузин с ним помирились и Буковский перед Кузиным извинился. Преступление, квалифицированное по ст. 116 УК РФ, подросток совершил впервые. Несмотря на наличие основания для прекращения этого дела в связи с примирением с потерпевшим, следователь прекратил его по другому основанию, с применением к Буковскому принудительных мер воспитательного воздействия. Ошибка не была исправлена и судом^.

Подобные ошибочные решения во многом предопределены, на наш взгляд, неудачной редакцией ч. 2 ст. 87 УК. Данной нормой предписано:

’ Архив суда Ахтубинского района г. Астрахани. Уголовное дело № 424 / 98.

«Несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть назначено наказание либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия». Столь категоричная формулировка вполне способна привести правоприменителя к выводу, что третьего варианта решения не дано. Однако, такое суждение вряд ли будет соответствовать духу уголовного законодательства, его принципиальным положениям, в частности, принципам равенства граждан перед законом, справедливости, гуманизма (ст. ст. 4, 6,7 УК).

Не корреспондирует такое решение и указанному в ч. 1 ст. 90 УК основанию освобождения от уголовной ответственности.

Думается, что освобождение от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия целесообразно лишь тогда, когда отсутствует не только необходимость в применении уголовного наказания, но и основание для других видов подобного освобождения, Часть 2 ст. 87 УК, поэтому на наш взгляд, должна быть, ре- дакционно изменена. Можно предложить следующую ее формулировку: « «Несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть на

значено наказание, либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия, а также несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности без применения каких-либо мер уголовно-правового характера». Только в этом случае ст. 87 УК не будет входить в противоречие с другими статьями, содержащими различные виды оснований освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом, несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности, но применение принудительных мер воспитательного воздействия к нему возможно лишь тогда, когда отсутствуют другие основания освобождения от уголовной ответственности. ^ в этой связи заслуживает внимание отечественный историко-

правовой опыт возникновения и развития материальных институтов осво- зо

бождения от уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и процессуального порядка их реализации ^

В памятниках древней Руси нельзя найти никаких постановлений, которые касались бы освобождения от уголовной ответственности за содеянное несовершеннолетних. Только с принятием Воинского устава Петра Великого впервые сделана попытка решить этот вопрос в российском уголовном праве. Воинский устав законодательно закрепил возраст детей, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за совершенное преступление. Дети до 10 летнего возраста вообще освобождаются от такой ответственности^. В этом уставе, в толковании артикула 195 говорится: «на- казание за воровство обыкновенно умаляется или весьма оставляется, ежели…вор будет младенец, который, дабы заранее его от сего отучить, может от родителей своих лозами наказан быть»^. Это довольно неопределенное положение существовало долго.

Затем, в Указе Екатерины II от 26 июня 1765 года была установлена полная невменяемость лиц в возрасте до 10 лет, а к лицам от 10 до 17 лет допускалось смягчение наказания, причем уголовные дела обвиняемых в преступлениях, влекущих смертную казнь или кнут, велено было представлять в Сенат, где с ними следовало поступать по благорассмотрению и по мере их вины; при смягчении ответственности за прочие преступления различались малолетние от 10 до 15 лет и от 15 до 17 лет.

Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных от 15 мая 1845 года разделило весь юношеский возраст на три группы: до 7 лет, от 7 лет до

’ Говоря об институтах освобождения от уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и процессуальном порядке их реализации, следует подчеркнуть, что институт - совокупность норм права, регулирующих определенную группу взаимосвязанных общественных отношений (Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова.- М., 1998.- С. 344).

^ См.: Магомедов А.А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности.- Саратов, 1994.- С.23.

^ См.: Невский В.В. Теория и практика исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних.- Домодедово, 1998.- С.49.

14 лет и от 14 лет до 21 года. Но так как по пЛ ст.137 (по изд. 1885 г.) дети от 7 до 10 лет не подвергались определенному в законах наказанию, а отдавались родителям или благонадежным родственникам для домашнего исправления, то на этом основании в действительности предельным возрастом по Уложению являлось истечение 10 лет\

Статья 145 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, с одобрения царя (от 15 августа 1845г.) содержала положение о применении одинакового наказания как ко взрослым так и к несовершеннолетним . Исключение составили дети до 10 лет, которые по совершению преступления не несли наказания, а отдавались родителям или родственникам для исправления.

До середины 60-х годов XIX столетия к несовершеннолетним правонарушителям относились как к взрослым преступникам. Несовершеннолетие игнорировалось; подростки содержались вместе со взрослыми в тюрьмах^.

Впервые о необходимости введения особых правовых норм для малолетних было сказано в Судебных уставах 1864 года” . В этом же году, с принятием «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», стали появляться исправительные заведения для несовершеннолетних^.

2 июня 1897 года принимается «Новый закон о малолетних и несовершеннолетних преступниках». Закон предусмотрел более широкое применение к несовершеннолетним меры, которая была связана с помещением

В исправительное учреждение вместо тюремного заключения. Этот закон повысил правовые гарантии несовершеннолетних. В частности, судебное разбирательство становится закрытым и проходит с участием родителей или опекунов, дела несовершеннолетних и соучастников взрослых, рассматриваются отдельной

Нормы об освобождении от уголовной ответственности и наказания начали появляться в послереволюционном уголовном праве уже в первые годы советской власти. Но это были разрозненные нормы, которые регулировали сравнительно небольшой участок соответствующих общественных отношений, прежде всего, они коснулись несовершеннолетних, в этот период в борьбе с преступностью несовершеннолетних государство решающую роль отводит мерам воспитательного характера. «Декрет о суде № 2» отменяет суд и тюремное заключение в отношении несовершеннолетних^, в числе первых декретов советской власти был декрет СНК РСФСР от 14 января 1918 года «О комиссиях по делам несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных деяниях»

С принятием в 1958-1961 годах Основ уголовного законодательства и судопроизводства Союза ССР и союзных республик, республиканских уголовных и уголовно-процессуальных кодексов была расширена сфера применения норм об освобождении от уголовной ответственности. Кроме того, данные нормы выделяются в отдельный правовой институт. Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик впервые ввели в закон термин «освобождение от уголовной ответственности» (ст. 43). Это обстоятельство отмечают ряд авторов”^. Уголовный кодекс 1960 года ввел нормы, предусматривающие освобождение от наказания с передачей дела на рассмотрение товарищеского суда; освобождение с передачей виновного на поруки; освобождение от уголовной ответственности и наказания несо- вершеннолетнего с применением к нему судом принудительных мер воспитательного характера либо с передачей его дела на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних.

Некоторые изменения в уголовное законодательство внес Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 года, в котором было предусмотрено освобождение лица от уголовной ответственности, виновного в совершении преступления, не представляющего большой общественной опасности, если будет признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания’. Согласно данному Указу, материалы прекращенного дела рассматривались судьей единолично. Процедура рассмотрения материалов законом не была регламентирована, права обвиняемого и его защитника на участие в исследовании обстоятельств дела не были определены, не предусматривалось участие потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. Этот Указ явно пренебрегал такими важнейшими правовыми гарантиями, как: полнота и всесторонность исследования обстоятельств дела, защиты прав личности, эффективного социального контроля и воспитательного воздействия, что неизменно вело к нарушению уголовного, уголовно-процессуального зако- нодательства.

На протяжении длительного времени происходила путаница в понятиях освобождения от уголовной ответственности и освобождения от наказания несовершеннолетних. Целесообразно и сейчас рассмотреть соотношение данных правовых явлений, которые, по нашему мнению, должны быть четко разграничены.

Освобождение от уголовной ответственности есть одновременно и освобождение от уголовного наказания несовершеннолетних. Освобождение несовершеннолетнего от наказания означает полное освобождение от его исполнения.

Данные институты разграничиваются, во-первых, по условиям применения. Такое условие, как совершение преступления несовершеннолетним впервые важно для освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Но оно не требуется при освобождении от наказания несовершеннолетнего, согласно Ч.1 ст. 92 УК,

Во-вторых, по субъектам. Освободить несовершеннолетнего, совершившего преступление от уголовной ответственности, может суд, прокурор, следователь, дознаватель с согласия прокурора. Освобождение от наказания несовершеннолетнего, согласно ч.1 ст. 92 УК, возможно только судом. Никакие другие правоприменительные органы осуществить данное освобождение не вправе.

В-третьих, следует разграничивать освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних и освобождение несовершеннолетних от наказания по стадиям уголовного судопроизводства, в которых возможно их применение. Освобождение от уголовной ответственности, согласно ст. 90 УК, может осуществляться, как правило, на любой стадии уголовного судопроизводства. Освобождение же от наказания возможно только после осуждения и вынесения обвинительного приговора либо од- новременно с постановлением такого приговора.

Следует добавить, что освобождение от уголовной ответственности происходит в отношении обвиняемого несовершеннолетнего, а освобождение от наказания применяется в отношении осужденного несовершеннолетнего. Хотя законодатель не указывает процессуальный статус несовершеннолетнего в ч. 1 ст. 90 УК, однако этот вывод вытекает из формулировки ч. 1 ст. 427 УПК.

В-четвертых, разграничение возможно по применению мер. Если несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности согласно ст. 90 УК, то в этом случае к нему применяются меры, не являющиеся уголовным наказанием. При освобождении от уголовного наказания по ч. 1 ст. 92 УК несовершеннолетний освобождается от меры государственного принуждения, которая назначается по приговору суда.

В свою очередь, освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия имеет ряд черт, которые отличают его от остальных. Все эти черты между собой тесно связаны и определяются спецификой освобождения субъекта. Но, заметим, что решение вопроса об основании данного вида освобождения’ не только базируется на обстоятельствах, имевших место в прошлом или имеющихся в наличии в настоящем, но и предполагают прогностическую деятельность компетентных органов и лиц. Уголовный закон связывает освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с возможностью их исправления посредством применения к ним мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК). Вывод о возможности исправления есть не что иное, как предположение о желаемом положительном поведении подростка в будущем, что не характерно для других видов освобождения от уголовной ответственности.

Подобный вывод, по своей природе, может быть только презумпцион- ным. Понятие «презумпция» (praesumptio) в переводе с латинского означает: предположение, основанное на вероятности, признание факта юридиче-

л

ски достоверным, пока не будет доказано обратное . В этом же смысле оно толкуется в юридической литературе, означая вывод, «вытекающий из высокой степени вероятности, продиктованный жизнью, опытом, знаниями,

’ Подробнее вопрос об основаниях и условиях освобождения рассматривается в следующей главе работы.

^ Краткий словарь иностранных языков / Гл. ред. С.М Локшина.- М., 1978 -С. 218.

обобщениями»^. Суждение о достаточности мер воспитательного воздействия для исправления несовершеннолетнего может оказаться и ошибочным, а соответствующая презумпция явиться опровержимой. В данном случае понятие опровержимой презумпции толкуется нами так, как это делают Л.Л. Кругликов и Ю.Г. Зуев, т.е. в качестве правового предположения «о существовании (несуществовании) факта, влекущего юридические последствия, если применительно к конкретному случаю не будет обоснована несостоятельность общей закономерности связи между наличным и предполагаемым»^.

Отметим также, что опровержимость рассматриваемой презумпции, на наш взгляд, определяет и условный характер освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением к ним мер воспитательного воздействия. Наряду с основаниями и условиями, необходимыми для принятия решения об освобождении от уголовной ответственности, уголовный закон формулирует и ряд требований к будущему поведению несовершеннолетнего, исполнение которых является обязательной предпосылкой для полной реализации такого решения. Следовательно, можно, утверждать, что моменты принятия решения об освобождении от уголовной ответственности и реализации его в части действительного избавления от

’ Ойгензихт В.А. Понятие гражданско-правовых презумпций // Советское государство и право. 1975. № 10.- С. 26. Аналогично см: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве.- Горький, 1974.- С. 16; Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе.- Ташкент, 1981.- С. 13; Левченко О.В. Общественные, преюдициально установленные и законом презюмируемые факты и особенности их использования в гражданско- процессуальном доказывании / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 1994.-С. 13 и др.

^ Кругликов ЛЛ. Зуев Ю.Г. Презумпции в уголовном праве. Ярославль, 2000. С. 64; см. также: Зуев Ю.Г. Презумпции в уголовном праве / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2000.- С. 16-17. Та же мысль выражена в дефиниции опровержимой презумпции, предложенной С.Г. Келиной и В.Н, Кудрявцевым. Авторы определяют ее как «закрепленное в законе правило, предполагающее наличие или отсутствие фактов до представления доказательств противного». См.: Келина С.Г. Кудрявцев В.Н. Принци- пы советского уголовного права.- М., 1988.- С. 29-30.

соответствующих юридических неблагоприятных последствий преступного поведения не совпадают. После вступления решения об освобождении от уголовной ответственности в силу, тем не менее осуществляется реализация принудительных мер воспитательного воздействия.

Все иные виды освобождения от уголовной ответственности являются, в настоящее время, безусловными, поскольку последующему поведению освобожденных лиц закон не выдвигает условий’, лицо «окончательно освобождается от уголовной ответственности в момент утверждения соответствующего постановления»^.

Характерно то, что ни один другой вид освобождения от уголовной ответственности, предусмотренный в действующем уголовном законе, не предполагает замены реализации уголовной ответственности какими-то другими мерами принудительного воздействия. Для данного же вида освобождения такая замена, напротив, характерна. Следует при этом подчеркнуть, что принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые в этом случае к несовершеннолетним, по своей природе, являются уголовно-правовыми. Их содержание, основание и условия применения опре- делены в уголовном законе (ст.ст. 90, 91 УК). В этом мы солидарны с Л.Л. Кругликовым^ но не разделяем противоположную позицию Т.А. Лесниев- ски- Костаревой, предполагающей, что «…принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90 УК) не являются…дифференциацией уголовной ответственности, поскольку они применяются вне рамок уголовной ответственности и не носят уголовно-репрессивного характера»’^. Не случайно

См.: СкибицкийВ.В. Указ. соч.- С. 6. ^ Магомедов А.А. Указ. соч.- С. 121.

^ Кругликов Л.Л. О понятиях и видах дифференциации ответственности // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и процессе.- Ярославль, 2001,- С. 6. Сходную позицию высказали и другие ученые. См. в частности: Кондалов А.Н. Условное осуждение и механизмы его обеспечения / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2000.- С. 9-10.

^ Лесниевски-Костарева Т.А. Указ. соч.- С. 64.

назначение принудительных мер воспитательного воздействия действующий закон относит к исключительной компетенции суда (ст.ст. 427, 431 УПК).

Думается, что особые качества субъекта, к которому применяются принудительные меры воспитательного воздействия, а также условный характер освобождения от уголовной ответственности, позволили законодателю уже в момент принятия УК РФ связать возможность такого освобождения не только с преступлениями небольшой тяжести, но и с преступлениями средней тяжести

Как уже упоминалось, специфика освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности предопределяет и качественное своеобразие процессуального обеспечения освобождения подобного вида. В обобщенном виде данное своеобразие может быть охарактеризовано посредством указания на следующие особенные моменты:

1) специфика процессуальных форм, опосредующих подобное освобождение; 2) 3) особенности предмета и пределов доказывания по принятию решения об освобождении от уголовной ответственности; 4) 5) своеобразие процессуального порядка производства процессуальной деятельности по осуществлению данного вида освобождения; 6) 4) особенности последствий, в том числе и процессуального характера, де- терминируемых соответствующей деятельностью.

Данные специфические черты предполагается подробно охарактеризовать в последующих параграфах настоящей работы.

’ Новый УПК связывает возможность прекращения уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК) и примирением с потерпевшим (ст. 25 УПК) также с двумя категориями преступлений, однако, новые процессуальные законоположения не соответствуют содержанию материально-правовых норм (ст. ст. 75, 76 УК). Надо полагать, что в ближайшее время ожидается соответствующая корректировка уголовно- правовых предписаний.

Таким образом, освобождение от уголовной ответственности может рассматриваться как процессуальный акт компетентного органа, посредством которого лицо, совершившее преступление, избавляется от такого юридически неблагоприятного последствия своего преступного поведения, как применение к нему наказания за содеянное.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы,

в отличие от других видов освобождения от уголовной ответственности, рассматриваемый в работе вид освобождения носит условный характер. Его условность заключается в применении к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия целесообразно лишь тогда, когда отсутствует не только необходимость в применении уголовного наказания, но и основание для других видов подобного освобождения.

Несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности, но применить принудительные меры воспитательного воздействия к нему можно лишь тогда, когда отсутствуют другие основания освобождения от уголовной ответственности.

Существует качественное своеобразие процессуального обеспечения освобождения подобного вида. В обобщенном виде данное своеобразие может быть охарактеризовано посредством указания на следующие особенности:

1) специфику процессуальных форм, опосредующих подобное освобождение; 2) 3) особенности предмета и пределов доказывания по принятию решения об освобождении от уголовной ответственности; 4) 5) своеобразие процессуального порядка, производства процессуальной деятельности по осуществлению данного вида освобождения; 6) 4) особенности последствий, в том числе и процессуального характера, детерминируемых соответствующей деятельностью.

Таким образом, освобождение от уголовной ответственности может рассматриваться как процессуальный акт компетентного органа, посредством которого лицо, совершившее преступление, избавляется от такого юридически неблагоприятного последствия своего преступного поведения, как применение к нему наказания за содеянное.

§2. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования как процессуальные формы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности, их соотношение.

процессуальное обеспечение освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности новый УПК связывает с такими процессуальными институтами, как прекращение уголовного дела и прекращение уголовного преследования. Первый из названных институтов традиционен. Второй в современной законодательной трактовке является новым и требует подробного описания. Однако, прежде чем рассмотреть названный институт, следует, на наш взгляд, обратить внимание на такое понятие, как «уголовное преследование».

Согласно п. 55 ст. 5 УПК уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения с целью изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Однако, отсутствие законодательно установленного понятия во всех прежних уголовно- процессуальных кодексах породило немало споров среди ученых по поводу определения его содержания \ Думается, и на данный момент, при появле-

’ См.: Голунский С.А. Принципы и особенности советского военно- уголовного процесса // Ученые труды Всесоюзного института юридических наук, вып. 8.- М., 1946.- С. 84-85: Чельцов М. Уголовный процесс.-

РОССИИскля 41 ГОСУДЛРСГІЗЕГІП^ БІІБЛИОЇЕІІІГ

НИИ названного понятия в кодексе, рассмотрение этого вопроса не утратило своей актуальности вследствие некоторой узости законодательного определения уголовного преследования.

В более развернутом виде названное понятие трактуется рядом ученых, считающих, что уголовное преследование выражается в собирании необходимых для обвинения доказательств, устанавливающих виновность лица в совершении преступления, в формулировке этого обвинения в соответствующих актах и предъявлении его обвиняемому, а также в поддержании обвинения в суде’.

Отметим, что уголовное преследование ведется не только в отношении определенного лица: подозреваемого или обвиняемого. Уголовное преследование - это общее понятие, оно осуществляется в отношении лица, совершившего преступление, и в случае неустановления этого лица на данном этапе, при возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления^.

Хотя уголовное преследование и предполагает изобличение лица, совершившего преступление, не менее важной задачей досудебного производства является исследование существенных обстоятельств дела, в результате которого, в свою очередь, предполагается возможность отказа от этой деятельности. Современная редакция уголовно-процессуального закона, тем не менее, не позволяет утверждать, что орган предварительного рас-

М., 1948.- С. 348; Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие.- М., 1948.- С. 43-44; Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе.- М., 1951.- С. 65; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.- М., 1986.- С. 37-38; Кругликов А.П. Уголовное преследование: сущность, значение и защита от него // Органы внутренних дел и Российское общество: этические и правовые аспекты обучения сотрудников милиции.- Волгоград, 2001.- С. 96-98. ‘ См.: Уголовный процесс / Под ред С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой.- Волгоград, 2002.-С. 72.

^ См.: Познанский В. Возбуждение уголовного дела // Социалистическая законность. 1951.- С. 30; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М., 1970. Т. 2.- С. 15.

следования окончательно прекращает преследование в интересующих нас случаях, а тем более - прекращает уголовное дело. Соответствующий орган лишь обладает правом ходатайства перед судом об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Суд, получив дело, применяя принудительные меры воспитательного воздействия, соглашается с прекращением уголовного преследования и тем самым, как представляется, принимает решение о прекращении дела.

В связи с этим, вопрос о соотношении прекращения уголовного дела и прекращения уголовного преследования нам представляется важным. Прежде всего, следует сказать о сходстве названных понятий’. В обоих случаях, до принятия окончательного решения анализируются и оцениваются собранные доказательства, осуществляются систематизация и оформление уголовного дела. Затем, выносится решение компетентных органов (в первом слз^ае - о прекращении уголовного дела, во втором — о прекращении уголовного преследования). Названные постановления в обоих случаях выносятся следователем и дознавателем с согласия прокурора. Сходство данных институтов прослеживается и в необходимости разрешения вопросов, обусловленных как прекращением уголовного дела, так и прекращением уголовного преследования, и в сообщении заинтересованным лицам о принятом решении.

’ Представляется интересной констатация прекращения уголовных дел как самостоятельного института, предложенная С.Н. Кабельковым, который подразделяет названный институт на субинституты, включающие: 1) прекращение уголовных дел по реабилитирующим основаниям; 2) прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, связанным с психофизическими свойствами лица; 3) прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, связанным с посткриминальным поведением лица (Кабельков С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предвари- тельного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исключающим производство по делу / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.- С. 32-35).

Однако, расхождения в существующей законодательной регламентации прекращения уголовного дела и прекращения уголовного преследования обусловливает попытку выделить различия этих понятий.

Прекращение уголовного дела - понятие более широкое, нежели понятие прекращения уголовного преследования. Мы уже отмечали, что правоприменительный орган, прекращая уголовное дело, прекращает и уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление, В этом случае уголовно-процессуальная деятельность компетентного органа в отношении виновного лица завершается, исключая применение к названному лицу каких-либо последствий.

Рассматривая прекращение уголовного преследования, нельзя утверждать, что при этом во всех случаях одновременно прекращается и производство по уголовному делу. Так, прекращение уголовного преследования может быть осуществлено правоприменительным органом в отношении одного лица; в отношении же остальных лиц, причастных к данному делу, уголовно-процессуальная деятельность продолжается. А прекращение уголовного дела возможно в отношении нескольких лиц сразу. Это свидетельствует о том, что понятие прекращения уголовного преследования является более узким в отличие от прекращения уголовного дела. По сути, прекращение уголовного преследования — это прекращение уголовного дела в части. Кстати, именно такой термин достаточно широко использовался в прежней правоприменительной практике. В целом, же уголовное дело продолжает существовать и уголовно-процессуальная деятельность правоприменительного органа по делу продолжает осуществляться, что в дальнейшем ведет к наступлению определенных юридических последствий.

Надо обратить внимание на существование субъективного фактора, определяющего различие рассматриваемых понятий. Конкретное указание законодателя на прекращение уголовного дела следователем и дознавателем с согласия прокурора, а также прокурора, только в некоторых случаях (ст. ст. 24, 25, 26 УПК) позволяет говорить об ограниченных полномочиях в

Принятии решения о прекращении уголовного дела. В остальных случаях названные правоприменительные органы полномочны осуществлять только прекращение уголовного преследования в отношении лица, совершившего преступление.

Суд же, в отличие от перечисленных органов, вправе прекратить как уголовное преследование, так и уголовное дело в отношении виновного лица при наличии к тому достаточных оснований. Это, на наш взгляд, следует отнести и к положениям, предусмотренным ст. 27 УПК. Законодатель в части 4 указанной статьи говорит о допущении (а не обязанности) прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела, тем самым подчеркивая возможность в перечисленных в настоящей статье случаях прекращения уголовного дела. В юридической литературе отмечалась многоаспектность понятия пре- кращения уголовного дела. Последнее, по мнению А.С. Барабаш и Л.М. Володиной, может рассматриваться: 1) в значении процессуального акта (действия); 2) как одна из форм окончания расследования; 3) как юридический факт; 4) как процессуальная гарантия против необоснованного привлечения к уголовной ответственности; 5) в качестве самостоятельного ин- ститута\

Говоря о сущности прекращения уголовного дела как формы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности, важно под-

‘См.: Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереа- билитирующим основаниям в стадии предварительного расследования.- Томск, 1986.- С. 37. Различные точки зрения по вопросу о понятии прекращения уголовного дела и значении этого акта см.: Шейфер С.А. Прекращение дела в советском уголовном процессе / Дисс… канд. юр. наук.- М., 1963.- С. 4; Селиверстов В.И., Власова Н.А. Уголовный процесс. Вопросы и ответы.- М., 2000.- С. 139; Кабельков С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исключающим производство по делу / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.- С. 11-12; Громов Н.А., Пономаренко В.А., Францифиров Ю.В. Уголовный процесс России.- М., 2001.- С. 365 и др.

45

черкнуть, что это - решение компетентного органа о завершении процессуальной деятельности’ без вынесения обвинительного приговора^. Именно, в аспекте данного вида освобождения наиболее ярко проявляется разница между прекращением уголовного дела и прекращением уголовного преследования. Хотя и здесь связь между тем и другим несомненна.

Прекращение уголовного дела с применением к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия в качестве своей обязательной предпосылки имеет прекращение в отношении него уголовного преследования. Этот вид прекращения далеко не всегда означает прекращение уголовного дела. Такой вывод обусловлен содержанием ст. 427 УПК. Из части первой данной статьи следует, что органы предварительного расследования выносят постановление о прекращении уголовного преследования, но не прекращают при этом уголовного дела, а направляют его в суд, перед которым возбуждается ходатайство о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия. Из этого можно заключить, что деятельность по рассмотрению названного ходатайства является процессуальной деятельностью, осуществляемой в рамках уголовного дела.

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в стадии предварительного расследования означает не завершение процессуальной деятельности вообще, а завершение определенного вида

’ Именно в этом смысле толкуется прекращение уголовного дела в юридическом словаре. Здесь подчеркивается: «прекращение уголовного дела в уголовном процессе — это решение органа дознания, следователя, прокурора или суда об окончании процессуальной деятельности, завершающее производство по делу (кроме случая постановления приговора). Допускается лишь при наличии оснований, предусмотренных законом». (Юридический словарь.- М., 1987.- С. 287).

А

^ В словарях русского языка отмечается, что прекратить, значит отказаться от продолжения чего-либо (см.: Лопатухин М.С., Скорлуповская Е.В., Сне- това Г.П. Школьный толковый словарь русского языка.- М., 1981.- С. 281), или же положить конец чему-то, перестать делать что-нибудь {Ожегов аК, Шведова Н.Ю. Указ. соч.- С. 583).

ЭТОЙ деятельности, которая в п. 55 ст. 5 УПК определяется как деятельность, осуществляемая стороной обвинения с целью изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Определив таким образом уголовное преследование, законодатель, тем самым, стал на позицию тех ученых, которые полагали, что данная деятельность может осуществляться в отношении определенного лица — подозреваемого или обвиняемого’. В литературе, однако, отмечалась и иная позиция. Некоторые ученые считают, что уголовное преследование заключается в принятии предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством мер по каждому заявлению или сообщению о совершенном преступлении в целях обнаруже- ния и закрепления следов преступления, установления и изобличения лиц, виновных в его совершении, в привлечении этих лиц к уголовной ответственности^. Именно эта позиция поддержана Конституционным судом России, который в своем Постановлении от 14 января 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации, исходил из того, что уголовное пре- следование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием открывается актом возбуждения уголовного дела^.

’ См., например: Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе.- М., 1951.- С. 65; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М., 1968.- С. 194;- С. 27; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.- М., 1986.- С. 25; Курохтин А.А. О функции уголовного преследования в уголовном процессе // Вестник Саратовской государственной академии права. № 2. 2000. С. 27; Вол- женикина В.М. Нормы международного права в российском уголовном процессе.- е.- П., 2001.- С.236-242. и др.

^ См., например: Чельцов М.Л. Советский уголовный процесс.- М., 1951.- С. 51; Кругликов А.П. Уголовное преследование: сущность, значение и защита от него // Органы внутренних дел и российское общество: этические и правовые аспекты обучения сотрудников милиции.- Волгоград, 2001.- С. 98.

^ Собрание законодательства РФ. 31.01.2000. № 5. Ст. 611.

На тот момент, когда установлены все обстоятельства, с которыми закон связывает освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности, продолжение этой деятельности становится нецелесообразным, она себя полностью исчерпывает. Субъектом прекращения уголовного преследования поэтому может стать не только орган, призванный законом такое преследование осуществлять, но и суд, установивший указанное выше обстоятельство. Это вытекает из наименования ст. 427 УПК («Прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия»), поскольку 2-5 части этой статьи характеризуют компетенцию суда. Но из-за того, что именно суд избирает в отношении ос- вобождаемого лица принудительную меру воспитательного воздействия, он уполномочен прекратить не только уголовное преследование, но и уголовное дело, когда деятельность по рассмотрению соответствующего ходатайства окажется позади, или суд, руководствуясь ч. 3 ст. 431 УПК избирает названную меру по собственной инициативе.

Таким образом, прекращение уголовного дела и уголовного преследования, при наличии анализируемого нами основания освобождения от уголовной ответственности, различаются между собой как по предмету, так и по кругу компетентных на это субъектов.

В свете сказанного, обратим внимание на некоторые недостатки процессуальной регламентации этих понятий. Во-первых, из текста ст. 427 УПК не ясно, как следует поступить суду в случае, когда он получил уголовное дело с ходатайством об избрании в отношении несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия, а именно, какое решение должно стать итогом рассмотрения ходатайства? На этот вопрос нет ответа и в ст. 108 УПК, на которую в ст. 427 УПК делается ссылка. На наш взгляд, таким решением может быть лишь решение о прекращении уголовного дела. Поскольку суд не является органом уголовного преследования’ и не может его инициировать, следовательно, имеет ли он полномочия возвратить не прекращенное уголовное дело прокурору, нацеливая последнего на возобновление подобной деятельности? Прямо в законодательстве об этом не сказано, в нем лишь констатируется несогласие с органами расследования. При согласии суда с выводами предварительного расследования о применении принудительных мер воспитательного воздействия, им выносится решение о применении данных мер, но судьба дела опять не разрешается. Наверное, если заканчивается функция уголовного преследования, дальнейшее производство по делу становится беспредметным. Оно предполагает лишь завершающую оценочную деятельность суда и вынесение решения.

В предыдущем УПК РСФСР 1960 г. законодатель в ст. 8 четко обозначал последующий процессуальный порядок, оговаривая, что суд, одновременно с прекращением уголовного дела принимает решение о применении в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воспитательного воздействия, а действующий закон вызывает сомнение относительно порядка последующих действий суда. Кроме того, возникает вопрос, как поступить суду, если он не согласен с выводами предварительного рассле- дования?

Поскольку, несмотря на то, что преследование прекращено, остальные вопросы уголовного дела разрешает суд, т.е. реализует функцию разрешения уголовного дела. Суд, на наш взгляд, может принять лишь одно из двух решений: либо, избрав одну из предусмотренных законом принудительных мер воспитательного воздействия, может прекратить уголовное дело либо прекратить производство по иному основанию. Думается, что указанный пробел уголовно-процессуального закона необходимо устра-

’ Об этом также писал и Л.В. Головко, рассматривая соотношение понятий освобождения от уголовной ответственности и освобождение от уголовного преследования. См.: Головко Л.В. Освобождение от уголовной ответственности и освобождение от уголовного преследования: соотношение понятий // Государство и право. 2000. № 6.- С. 50.

НИТЬ, ДОПОЛНИВ ст. 427 УПК еще одной частью следующего содержания: «По результатам рассмотрения ходатайства суд принимает одно из следующих решений: 1) об избрании к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия и прекращении уголовного дела; 2) о прекращении уголовного дела по другим основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом».

Во-вторых, есть необходимость уточнить последовательность действий суда, самостоятельно установившего основания и условия, необходимые для освобождения от уголовной ответственности с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия. Из ч. 3 ст. 427 УПК и Ч.1 ст. 431 УПК можно заключить, что суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, сначала прекращает уголовное дело, а вслед за этим применяет к несовершеннолетнему соответствующую меру, в действительности же, процессуальная деятельность в рамках уголовного дела продолжается до тех пор, пока принудительная мера воспитательного воздействия не будет избрана.

В этой связи формулировку ч. 3 ст. 427 УПК целесообразно изложить в такой редакции: «Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, применив к несовершеннолетнему принудительную меру воспитательного воздейст- вия»^ Такая последовательность прекращения дела и уголовного преследования может быть и в том случае, когда в уголовном деле фигурирует не один, а несколько обвиняемых в совершении преступления, а основания освобождения от уголовной ответственности касаются не всех из них. Одна-

’ Сказанное не в полной мере характеризует недостатки регламентации процессуальной формы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности. Не безупречен и предусмотренный законом порядок прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по рассматриваемому основанию. Подробнее об этом речь пойдет в других главах настоящей работы.

КО, Прекращение уголовного дела в данном случае будет осуществлено лишь в его части. В отношении других лиц производство будет продолжаться до его логического завершения.

Рассмотрение вопроса о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в качестве форм освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, предполагает и выяснение следующего вопроса: разрешается ли тем самым дело по существу? Логично предположить, что актом прекращения уголовного преследования дело в отношении несовершеннолетнего по существу не разрешается, поскольку производство по нему продолжается. Важнее оценить, в этом плане результаты прекращения дела. Многие ученые исходят из того, что прекращение уголовного дела означает его разрешение по существу’.

Однако, высказана и противоположная позиция. Так, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткулин, обосновывая последнюю точку зрения, подчеркивают, что разрешение дела по существу состоит из официального признания виновности или невиновности лица, чьи деяния расследовались. Поскольку на такое признание органы расследования не уполномочены, они и не разрешают дело по существуй.

По мнению В.В. Николюка и В.А. Дунина, ответ на заданный вопрос зависит от того, что является основанием для прекращения уголовного дела. А само «понятие разрешение дела по существу, — рассуждают авторы, — …следует определить с других позиций, а именно: окончательно или нет разрешается здесь судьба уголовного дела и лиц, причастных к преступлению?»^. О том, что разрешение дела по существу заключается в окончатель-

’ См.: Минъковскш Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту.- М., 1957.- С. 51; Рахуное Р.Д. Участники уголовно- процессуальной деятельности по советскому праву.- М., 1961.- С. 129.

^ См.: Жогин КВ., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе.- М., 1965.- С. 34. Николюк В.В., Дунин В.А. Указ. соч.- С. 8.

НОМ определении «судьбы уголовного дела» пишет также А.Я. Дубинский’. На наш взгляд, разрешение дела по существу и определение его судьбы - это не тождественные понятия. Определение судьбы уголовного дела может заключаться также в оставлении без рассмотрения основного вопроса этого дела - об официальном признании лица виновным в совершении преступления^. Это как раз происходит в результате прекращения дела в отношении несовершеннолетнего, к которому применяются принудительные меры воспитательного воздействия. Отмеченный вопрос вновь может стать актуальным, если несовершеннолетний систематически будет не исполнять предъявленное к нему судом требование. В подобной ситуации в соответствии с ч. 5 ст. 427 УПК уголовное дело будет возобновлено.

Краткий вывод по параграфу:

Прекращение уголовного дела с применением к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия имеет в качестве своей обязательной предпосылки прекращение в отношении него уголовного преследования. Последний же вид прекращения далеко не всегда означает прекращение уголовного дела.

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в стадии предварительного расследования означает не завершение процессуальной деятельности вообще, а завершение определенного вида этой деятельности, которая в п. 55 ст. 5 УПК определяется как деятельность.

’ Дубипский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования.-Киев, 1975.- С. И.

В этом мы солидарны с Я.О. Мотовиловкером, который отмечал, что уголовное дело по нереабилитирующим основаниям прекращается без официального удостоверения именем государства виновности лица в совершении преступления, «т.к. отпала целесообразность дальнейшего исследования вопроса о виновности или невиновности лица в совершении преступления» ( См.: Мотовтовкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса.- Ярославль, 1978.- С. 94)

осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования при наличии анализируемого нами основания освобождения от уголовной ответственности различаются между собой как по предмету, так и по кругу компетентных на это субъектов.

§ 3. Правовая природа производства по применению принудительных мер воспитательного воздействия

Специфика освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, только что рассмотренная нами, определяет и особенности применения принудительных мер воспитательного воздействия, неразрывно связанных с данным видом освобождением.

Специфичность применения принудительных мер воспитательного воздействия определяется правовой неоднородностью норм, регулирующих соответствующие отношения. Эти правоотношения следует рассматривать как результат взаимодействия норм различных отраслей законодательства. Одни и те же общественные отношения регулируются нормами различных отраслей права. Такие нормы образуют, так называемые, комплексные институты’. Образование этих институтов отмечали многие ученые^. Существующая связь между отдельными нормами придает им определенное единство. Нормы объединяются в более общее образование — институт права,

’ См.: Теория государства и права. Учебник / Отв. Ред. А.И. Королев и Л.С. Явт.- Л., 1982.- С. 253-257; Колосович С.А. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования / Дисс… канд. юр. наук.- М., 1991.-С. 27.

^ См.’. Дагель П.С. Взаимодействие уголовного, материального и процессуального уголовного права в регулировании общественных отношениях // Правоведение. 1972. № 2.- С. 87; Кирш В.А. Законодательство о борьбе с преступностью.- М., 1978.- С. 106.

представляемый совокупностью правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отнощений. Это обособленный блок отрасли права, которому свойственны: 1) однородность фактического содержания; 2) юридическое единство правовых норм; 3) нормативная обособленность; 4) полнота регулируемых отношений\

Однако переплетение положений уголовного и уголовно- процессуального законодательства по применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним не позволяет говорить о наличии сугубо отраслевого института права. В рассматриваемом случае - налицо комплексность института, включающего в свою структуру нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Говоря иначе, однородные общественные отношения регулируются нормами различных отраслей пра- ва^. Однако, заметим, что при осуществлении производства по делу в отношении несовершеннолетнего, прекращения уголовного преследования (уголовного дела) и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия в качестве самостоятельных институтов присутствуют такие правовые средства, как право на защиту, обязательное участие защитника, задержание, меры пресечения.

Рассмотрение норм и отношений различных отраслей права является существенным, на наш взгляд, при определении правовой природы производства по применению принудительных мер воспитательного воздействия. Наиболее важным представляется взаимодействие конституционных и уголовно-процессуальных норм, через которое реализуется сущность и предназначение рассматриваемого нами правового явления. Так, Конституция России(ст. ст. 46-49) и УПК (ст. ст. 8, 14, 51) содержат основные положения, необходимые для правильного принятия решения при применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия.

’ См.: Теория права и государства. Учебник / Под ред. В.В. Лазарева.- М., 2001.- С. 200.

См.: Колосовий СЛ., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования.- Волгоград, 1997.- С. 10.

Отраслевая принадлежность положений, определяющих порядок производства по применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему, не основывается только на взаимодействии конституционных и уголовно-процессуальных норм. Сюда надо присоединить также Федеральный Закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г. с изменениями на 25 октября 2001 г. Этот Закон в ст. 31 излагает положения о содержании под стражей несовершеннолетних. Используются также и нормы подзаконных правовых актов, которые оказывают влияние на произ- водство по применению принудительных мер воспитательного воздействия’. Это говорит о единстве двух видов деятельности - уголовно- процессуальной и административно-правовой. В практике правоприменительных органов уголовно- процессуальные и административно-правовые отношения соприкасаются и дополняют друг друга довольно часто, обеспечивая решение общих задач - искоренение преступности и защиту прав и законных интересов личности.

Комплексность правовой природы рассматриваемого правового явления все-таки чаще всего проявляется через взаимодействие норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Положения по применению принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, впервые совершивших преступление небольшой или

’ См., например: Постановление «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» от 17. 09.75. № 15. с изм. от 21.12.93. // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. М., 1994. Постановление «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14.02.00. № 7 // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 4. 2000. Постановление «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» от 30.11.01. № 2172-111 ГД // Ведомости Федерального Собрания РФ 01.12.2000. № 34 ст. 1852; Разъяснение Генпрокуратуры «Об исчислении сроков содержания обвиняемых под стражей» от 25.02.97. № 159-97 (акт фактически утратил силу в связи с принятием УПК РФ, кроме главы 30).

средней тяжести, содержатся как в уголовном (ст. 90), так и в уголовно- процессуальном (ст. 427) законе. В названных статьях присутствуют условия применения этих мер: 1) несовершеннолетие лица; 2) совершение преступления впервые; 3) совершение преступления небольшой или средней тяжести.

Как подчеркивалось, названные условия являются материально- правовыми. Однако, эти же условия наличествуют и в уголовно- процессуальной норме (ст. 427), определяя возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия.

в свою очередь, УК в ст. 90 содержит ряд процедурных вопросов, непосредственно относящихся к уголовно-процессуальному законодательству. Так, законодатель в ч. 4 ст. 90 УК определяет дальнейшее производство по уголовному делу в случае систематического неисполнения несовершеннолетним назначенных принудительных мер воспитательного воздействия. Такое же положение содержится в ч. 5 ст. 427 УПК. Несомненно, что здесь прослеживается связь уголовного и уголовно- процессуального законодательства. Это позволяет говорить о комплексности правового института, предметом которого выступают тесно связанные друг с другом уголовно- материальные и уголовно-процессуальные отношения. Однако, связь этих отношений все же не приводит к объединению данных отношений. Они продолжают существовать раздельно, отличаясь по моменту возникновения и содержанию.

Прекращение уголовного преследования есть процессуальная форма освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, поэтому при применении принудительных мер воспитательного воздействия необходимо учитывать не только уголовно-материальные нормы, но и уголовно- процессуальные. «Одни нормы (уголовно-правовые) определяют основания и условия освобождения…, другие (уголовно-процессуальные) закрепляют процессуальный порядок и последствия освобождения, наделяют конкретными правами органы, управомоченные осуществлять освобождение»’. На практике же разрешение вопроса о применении принудительных мер воспитательного воздействия происходит несколько однобоко. Практические работники, вынося постановление о прекращении уголовного преследования, иногда указывают только ст. 90 УК, ссылка же на ст. 427 УПК отсутствует, что по нашему мнению неверно. Об этом свидетельствуют данные нижеприведенной таблицы. годы Кол-во изученных уго- ловных дел в регионах Южного федерального округа Кол-во уголовных дел, где ссылка на ст. 427 УПК (ст.8 УПК РСФСР) отсутствует 1998 30 13 1999 37 11 2000 32 15 2001 29 9 2002 46 18 2003 34 14

Правовые нормы находятся между собой в определенной зависимости, связи. РЬс наличие указывает на то, что нормы могут существовать и действовать только в связи с другими нормами. Однако, взаимосвязь уголовно-материальных и уголовно- процессуальных норм ни в коей мере не приводит к образованию одной отрасли. Каждая норма выполняет свою, строго определенную функцию. Но соприкосновение уголовно-

’ Молодцов А.С., Лобанова Л.В. Освобождение от уголовной ответственности как комплексный институт уголовного и уголовно-процессуального права // Вопросы взаимосвязи уголовного права и процесса.- Калинин, 1988.- С. 65; Грошевой Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства.- Харьков, 1979.- С, 34.

материальных и уголовно-процессуальных отношений позволяет говорить о взаимозависимости названных норм, без которой невозможно принять обоснованное решение.

Деятельность компетентных органов по применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним свидетельствует о наличии процессуальных отношений, однако основание освобождения от уголовной ответственности относится к предмету материально- правового регулирования. Применение принудительных мер воспитательного воздействия двойственно по своей природе, т.к. имеет материально- правовое содержание и уголовно-процессуальные формы его осуществления.

Надо полагать, не только наличие взаимосвязи уголовно- материальных и уголовно- процессуальных норм характеризуют данный комплексный институт. Это образование можно рассматривать и как совокупность уголовно-материальных и гражданско- правовых норм. Последние проявляют себя при применении такой воспитательной меры, как возложение обязанности загладить причиненный вред.

Всякое преступление наносит определенный ущерб потерпевшему, который необходимо возмещать. «Любое преступное поведение причиняет вред (либо ставит под угрозу причинения такого вреда) тому объекту, который защищается нормой уголовного закона»\ Согласно ст. 44 УПК, решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя. Предъявление гражданского иска потерпевшим обязывает судью, прокурора, следователя, дознавателя вынести мотивированное постановление, а суд - определение о признании потерпевшего гражданским истцом. У несовершеннолетнего (его родителей, представителей, попечителей) появляется обязанность за-

’ Спиридонова О.Е. О месте символа как предмета преступления в памятниках русского права XII - XVII вв. // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и процессе.- Ярославль, 2001.- С. 81.

гладить причиненный преступлением материальный ущерб. В этом случае возникают гражданско-правовые отношения. Условность характера вынесения решения о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетнего по ст. 427 УПК позволяет сохранить эти отношения и после того, как вынесено постановление о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) и назначена принудительная мера воспитательного воздействия к несовершеннолетнему.

Применяя принудительную меру воспитательного воздействия к несовершеннолетнему, суд вправе возложить на него обязанность загладить причиненный вред (п. «в» ч. 2 ст. 90 УК). Тем самым потерпевшему гарантируется исполнение предъявленного им гражданского иска. Неисполнение данного требования суда предполагает привлечение несовершеннолетнего к уголовной ответственности вновь.

Логично предположить, что гражданско-правовые отношения сохраняются между несовершеннолетним и потерпевшим до тех пор, пока ущерб не будет возмещен лицом, совершившим преступление. Затем, по возмещении материального ущерба, эти правоотношения прекращаются. При выполнении виновным этой обязанности прекращаются уголовно-правовые и уголовно-процессуальные правоотношения, так как условия прекращения уголовного преследования, предусмотренные в данном основании (ст. 427 УПК), осуществлены.

Ст. 1074 ГК содержит положения, предусматривающие то, что вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, возмещается ими самостоятельно. Эта норма созвучна с нормой уголовного кодекса - п. «в» ч. 2 ст. 90 УК, в которой говорится о возложении обязанности загладить причиненный вред.

Полагаем, правильно поступил судья, прекратив уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК, который в ночь на 12 сентября 2002 г. похитил у М. кошелек с 300 рублями, впоследствии им

потраченными. Он назначил К. принудительную меру воспитательного воздействия возложив обязанность загладить причиненный вред, ссылаясь в постановлении на ст. 90 УК, 247 УПК, а также ст. 1074 ГК^.

Комплексность института применения принудительных мер воспитательного воздействия подтверждается также наличием ст. ст. 61, 63 Семейного кодекса, содержащих положения не только о праве воспитания своих детей родителями, но и их обязанности по воспитанию. Взаимосвязь норм уголовной и семейной отраслей права прослеживается при осуществлении применения таких принудительных мер, как передача под надзор родителей, офаничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего. РІМЄННО на данной обязанности, закрепленной положениями Семейного кодекса, и основывается возможность осуществления применяемой к несовершеннолетнему названной принудительной меры.

/ Нормы уго- ^ I ловкого 1 V права У’

Нормы семей- ^ ного права 1

^ Нормы уголов- ( но- процессу- V ального права

Таким образом, применение принудительных мер воспитательного воздействия представляет собой комплексный институт, включающий в себя нормы различных отраслей права, таких, как конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, семейного.

С

Нормы кон- ^ ституцион- ] ного права J

Из изложенного следует, что различные нормативные акты, на основе которых осуществляется производство по применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним, свидетельствуют

’ Архив суда Советского района г. Ставрополя. Дело №235/02.

о неоднородности их отраслевой принадлежности и образуют так называемый комплексный правовой институт.

Таким образом завершая главу, можно сформулировать следующие краткие выводы:

Освобождение от уголовной ответственности может рассматриваться как процессуальный акт компетентного органа, посредством которого лицо, совершившее преступление, избавляется от такого юридически неблагоприятного последствия своего преступного поведения, как применение к нему наказания за содеянное.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования, при наличии анализируемого нами основания освобождения от уголовной ответственности, различаются между собой как по предмету, так и по кругу компетентных на это субъектов.

Применение принудительных мер воспитательного воздействия представляет собой комплексный институт, включающий в себя нормы различных отраслей права: конституционного, уголовного, уголовно- процессуального, гражданского и семейного.

Глава 2. Основание и условия освобождения от уголовной ответ- ственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия как обязательные элементы предмета доказывания

Рассмотрение вопроса, касающегося основания и условий освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия как элементов предмета доказывания предпо- лагает анализ предмета и пределов доказывания в общем виде.

Пределы доказывания обозначают «границы познавательной деятельности следователя и суда, определяемые моментом, когда цель доказывания оказывается достигнутой, то есть, когда с необходимой степенью надежности (вероятно либо достоверно) установлены подлежащие доказыванию обстоятельства»’.

Предметом же доказывания являются «обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по каждому уголовному делу»^. Справедливо замечено также, что в отличие от предмета доказывания, его пределы «не

’ Шейфер С.А. О предмете и пределах доказывания // Современные проблемы уголовно-процессуального доказывания.- Волгоград, 2000.- С. 74. Различные мнения по вопросу понятия пределов доказывания. См. также: Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции.- М., 1959.- С. 23; Танасевич ВТ. Пределы и предмет доказывания по уголовному делу // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства.- М., 1962.- С. 37; Панарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела.- Воронеж, 1978.- С. 71; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элъкинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе.- Воронеж, 1978.- С. 206; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе.- Волгоград, 1988.- С. 16-18; Каз Ц.М. О пределах доказывания в советском уголовном процессе // Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе.- М., 1984.- С. 28; Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской.- М., 1995.- С. 137; Шекшуе- ва О.Н. Некоторые аспекты теории доказательств в уголовном процессе.- М., 2001.- С. 65 и др.

^ Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. Отв. Ред. Н.В. Жогин.- М., 1966.- С. 185.

зависят от особенностей конкретного дела и его квалификации. Они опре- деляются этапом, стадией производства и процессуальными последствиями того решения, которое принимается на основании вывода, завершающего определенный этап доказывания: для промежуточных решений (например, возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого) воз- можна вероятность разных степеней, на завершающем этапе (отказ в воз- буждении дела, его прекращение или направление в суд, постановление приговора) необходима достоверность»’.

С учетом сказанного о достаточности доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, с которыми закон связывает освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, можно говорить лишь тогда, когда совокупность собранных доказательств исключает всякое сомнение относительно наличия фактов, входящих в соответствующий предмет доказывания, когда из этой совокупности вытекает только один вывод - все обстоятельства, с которыми закон связывает освобождение не- совершеннолетнего от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, налицо.

Согласно ч. 1 ст. 73 УПК, в предмет доказывания входят такие об- стоятельства как:

1) событие преступления (время, место, способ и др.); 2) 3) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 4) 5) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 8) 9) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 10) 11) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 12) 13) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уго- ловной ответственности и наказания. 14) ‘ Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе.- М., 1994.- С. 14.

Названный законодателем перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания, является более широким, чем это необходимо для установления признаков конкретного преступления. Кроме того, применительно к каждому уголовному делу, указанные обстоятельства конкретизируются с учетом имеющейся в нем специфики’. Отсюда, следует обратить внимание на существование некоторых особенностей предмета доказывания по делам несовершеннолетних^ в том числе и по делам, где несовершеннолетний, совершивший преступление, освобождается от уголовной ответственности, уголовное преследование прекращается, и к нему применяются при- нудительные меры воспитательного воздействия. Предметом доказывания здесь являются обстоятельства, подлежащие обязательному установлению^.

Законодатель называет перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию: 1) возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения; 2) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности; 3) влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц (ч. 1 ст. 421 УПК). Помимо доказательств, получаемых из общих источников, необходимых при расследовании любого уголовного дела, по делам несовершеннолетних, учитывая их специфику, доказываются иные обстоятельства с использованием ряда конкретных

’ См.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. С.А. Колосовича, Е.А. Зай- цевой.- Волгоград, 2002.- С. 133.

^ Особенности предмета доказывания по делам несовершеннолетних под- робно рассматривали такие ученые как: Рыбалъская В.Я. Особенности производства по делам о преступлениях несовершеннолетних.- Иркутск, 1972; Гуковская Н.И., Долгова А.И., Минъковский Г.М. Расследование и су- дебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних.- М., 1974.- С. 24-25; Гуковская Н.И. Деятельность следователя и суда по преду- преждению преступлений несовершеннолетних.- М., 1977.- С. 6; Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: История и современность.- М., 1990; Борисова Н.Е. Концепция формирования отрасли ювенального права в российской правовой системе / Автореф. дисс… докт. юр. наук.- М., 1999; Гадимое О.Х. Малолетние лица.- С-Пб, 2001.- С. 78-101. ^ Леоненко В.В. Судебное производство по делам о преступлениях несовершеннолетних.- Киев, 1987.- С. 25.

ИСТОЧНИКОВ доказывания. К ним можно отнести допрос в качестве свидетелей родителей несовершеннолетнего, его законных представителей, педагогов, иных лиц, которые могут дать необходимые сведения по делу, истребование необходимых документов (материалы подразделения по делам не- совершеннолетних и др.).

Как видим, специфика предмета доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних включает в себя как общий предмет дока- зывания, относящийся ко всем категориям уголовных дел, так и особенный, - относящийся только к уголовным делам о преступлениях несовершенно- летних.

Такое обстоятельство, как событие преступления, входит в общий предмет доказывания, однако и оно имеет свои специфические моменты, касающиеся именно несовершеннолетних. Так, компетентными органами должны учитываться возможности несовершеннолетнего, исходя из уровня его физического и психического развития, жизненного опыта, самостоятельно подготовить осуществить преступление. Необходимость доказывания времени, места, способа совершения преступления несовершеннолетним, имеет значение для уяснения картины, хода события, круга лиц, причастных к преступлению, определения степени общественной опасности деяния, возможности применения уголовного наказания.

Доказывание виновности несовершеннолетнего в совершении преступления предполагает доказанность совершения общественно опасного деяния определенным лицом (несовершеннолетним) при предвидении им или возможности предвидеть наступление вредных последствий своих действий (бездействия), и осознании им общественно опасного характера этих последствий. Ошибка, допущенная при доказывании виновности несовер- шеннолетнего в совершении преступления, может привести к таким по- следствиям, как: 1) привлечение к уголовной ответственности невиновного лица; 2) неустановление всех лиц, принимавших участие в совершении пре- ступления.

Виновным в преступлении, согласно ч. 1 ст. 24 УК, признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Доказанность формы вины данного лица (несовершеннолетнего) представляется важной в силу различной степени общественной опасности умышленных и неосто- рожных преступлений, а также в силу общественной опасности личности самого несовершеннолетнего, совершившего то или иное преступление. Данное обстоятельство впоследствии может повлиять на возможность при- менения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия.

Доказывание мотива преступления несовершеннолетнего имеет большое значение как для установления факта наличия состава преступления, так и для определения степени вины и ответственности этого лица. Мотивы преступлений несовершеннолетних несколько отличны от мотивов преступлений взрослых. Первые совершают преступления из озорства, же- лания развлечься, «на спор», из солидарности. Вторые - из жажды наживы, корысти, мести и т.д. Доказанность мотива преступления, совершенного несовершеннолетним, помогает понять механизм его противоправных дей- ствий виновного, правильно выбрать наиболее целесообразные меры воз- действия на него.

К общему предмету доказывания по уголовным делам несовершеннолетних относятся и обстоятельства, характеризующие личность. Установлению в этом случае, на наш взгляд, подлежат условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития и иные особенности его личности (п. 2 ч. 1 ст. 421 УПК). Это влияет на правильную оценку поведения несовершеннолетнего обвиняемого, степень и характер его ответственности за содеянное, а также на выбор наиболее целесообразной меры воздействия. Выяснению подлежит возможность осознания значения своих действий. Помощь здесь может оказать психолог, педагог, в необходимых случаях - эксперт-психиатр. Отсутствие надлежащего воспитания подростков в семьях является одной из причин совершения преступления. Доказывание данных обстоятельств позволяет получить представление о процессе формирования личности несовершеннолетнего и выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, а также выяснить субъективное отношение несовершеннолетнего к содеянному и возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия’.

Законодатель относит к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, характер и размер вреда, причиненного преступлением. Это представляется важным, прежде всего, для определения вида преступления, его правильной квалификации, решения вопроса о степени его общественной опасности. Кроме того, с установлением данных обстоятельств, возникает возможность заявления гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Думается, предъявленный гражданский иск будет являться определенным дополнительным психологическим воздействием на несовершеннолетнего обвиняемого, кроме того, доказывание характера и размера вреда, причи- ненного преступлением, предопределяет применение такой принудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему, как обязанность загладить причиненный вред, естественно, с учетом его имущественного положения. Законодатель к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, относит и другие (п.п. 5, 6, 7 ч. 1 ст. 73 УПК). Однако, применительно к рассматриваемой проблеме, на наш взгляд, в доказывании нуждаются все те условия, которые содержатся в диспозиции ст. 427 УПК. Думается, эти условия следует отнести к исключительному предмету доказывания, относящемуся именно к преступлениям несовершеннолетних.

Прежде всего, доказыванию подлежит такое условие, как несовершеннолетие лица. Законодатель данное условие ставит на первое место. Это объясняется тем, что установление несовершеннолетия обвиняемого

’ См.: Кулагин Н.И. Организация Работы следственного подразделения по расследованию преступлений несовершеннолетних.- Волгоград, 1982. - С. 50- 55.

предопределяет решение различных вопросов. Главным является вопрос о возможности или невозможности применения принудительных мер воспи- тательного воздействия. Доказательствами несовершеннолетия лица может быть запись в свидетельстве о рождении, паспорт. При отсутствии названных документов либо сомнении в их правильности, доказательством будет являться заключение судебно-медицинской экспертизы^.

Но не только несовершеннолетие лица нуждается в доказывании. Применение принудительных мер воспитательного воздействия возможно, если несовершеннолетним преступление совершено впервые, правильным, думается, является отнесение П.В. Алюшкиным к доказательствам, гово- рящим о том, что несовершеннолетний преступление совершил не впервые, надо отнести наличие справки о предшествующей судимости обвиняемого, существование непрекращенного уголовного дела в отношении того же лица, присутствие в материалах данного уголовного дела сведений о совершении указанным лицом преступных деяний ранее^. Сюда же следует отнести и наличие обвинительного приговора, вынесенного по ранее совершенному преступлению в отношении данного несовершеннолетнего.

Доказательствами совершения преступления небольшой или средней тяжести впервые могут служить различные процессуальные документы: протокол осмотра места происшествия, протоколы допросов подозреваемого, обвиняемого. Протоколы допросов потерпевших, свидетелей, протоколы и другие процессуальные документы различных следственных дейст-

’ Несовершеннолетнее лицо направляют на экспертизу в соответствии с постановлением следователя, дознавателя. На разрешение экспертизы ставят следующие основные вопросы: 1. Каков возраст освидетельствуемого? 2. Достигло ли данное лицо такого-то возраста? (см.: Михайлов В.А., Дубя- гин ЮЛ. Назначение и производство судебной экспертизы.- Волгоград, 1991.- С. 209). См.: также Кулагин Н.К Указ. соч.-С 37-38. ^ Алюшкин П.В. Указ. соч.- С. 136.

ВИЙ, доказывающие, что преступление, совершенное несовершеннолетним было небольшой или средней тяжести’.

Необходимо, по нашему мнению, доказывание не только условий, но и основания прекращения уголовного преследования в отношении несо- вершеннолетнего и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Инбыми словами, в доказывании нуждается сама возможность исправимости несовершеннолетнего применяемыми к нему принудительными мерами. Прежде всего, эта возможность основывается на совокупности всех условий, уже рассмотренных нами. Помимо доказывания выделенных нами условий, надо для уголовного дела и документы, положительно характеризующих личность несовершеннолетнего, совершившего преступление, и документы, подтверждающие возможность его исправления. Мы считаем, что к ним следует отнести характеристики с места учебы, жительства, работы. Имеет значение и характеристика, данная участковым инспектором милиции, протоколы допроса обвиняемого, где зафиксировано его раскаяние в содеянном, протокол допроса родителей о поведении подростка и о характере взаимоотношений в семье. Кроме того правоприменительный орган должен выяснить и зафиксировать данные о физическом и психическом состоянии лица, уровне его интеллектуального, волевого, нравственного развития, особенностях характера, способности поддаваться чужому влиянию, как позитивному, так и негативному^. Для обоснования возможности исправления несовершеннолетнего

’ Все вышеперечисленное можно отнести к средствам рассмотрения дока- зательств, носящих процессуальный характер (см., например: Белкин А.Р. Теория доказывания.- М., 1999.- С. 237-238). Однако, гораздо чаще в прак- тике используются непроцессуапьные формы непосредственного рассмот- рения доказательств: это изучение содержания протоколов следственных действий и заключений экспертиз, где существует аспект сравнения с дру- гими доказательствами, т.е. осуществляется сравнительное исследование материалов уголовного дела для полноты собранных доказательств и вы- явления имеющихся противоречий между ними.

^ Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамо- ва.’ М., 1999.-С. 485. См. также: Кулагин Н.И. Указ. соч. - С 36-44.

принудительными мерами воспитательного воздействия важное значение, на наш взгляд, имеет выяснение мотива преступления. Совершение пре- ступления по мотиву озорства, спора, любопытства характеризует обви- няемого как личность, не столь опасную для общества. Это обстоятельство фиксируется в протоколе допроса как самого обвиняемого, так и свидетелей совершенного преступления. Орган расследования выясняет, осознает ли обвиняемый всю тяжесть содеянного им, раскаивается ли он, что также фиксируется в протоколе допроса обвиняемого. Важно учесть его поведение в период следствия. Негативность отношения несовершеннолетнего к правоприменительному органу, потерпевшему, проведению самого следствия, может говорить о неисправимости лица. В протоколе следователь обычно отмечает: переживает или нет обвиняемый по поводу содеянного.

Проблема основания прекращения уголовного дела (преследования) предполагает разработку и освещение основания рассматриваемого осво- бождения от уголовной ответственности, формой которого выступает тот или иной вид прекращения процессуальной деятельности. Она в юридической литературе толкуется неоднозначно. Так, некоторые ученые понятие основания освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия связывают со всеми обстоятельствами, предусмотренными в тексте соответствующей уголовно-правовой нормы. Например, Г.Б. Виттенберг в качестве основания освобождения несовершеннолетнего называл «факт несовершеннолетия виновного, возможность исправления виновного одними лишь мерами общественного воздействия, а так же лишь то, что совершенное преступление не представляет большой общественной опасности»’. Сходную позицию занимают Е.В. Болдарев и А.Е. Якубов^.

’ Виттенберг Г.Б. Освобождение от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия / Автореф. дисс… докт. юр. наук.- Харьков, 1969.- С. 34.

^ См.: Болдырев Е.В. Меры предупреждения правонарушений несовер- шеннолетних в СССР.- М., 1964.- С. 77; Якубов А.Е. Освобождение несо-

На несовершеннолетие, как основание освобождения от уголовной ответственности указывает и В.П. Махоткин, считая, что «при решении во- проса о прекращении уголовного дела… возраст подростка не только вы- ступает в качестве самостоятельного юридического основания освобождения от уголовной ответственности, но и служит для оценки возможности исправления и перевоспитания виновного без применения наказания»’.

Не соглашаясь с приведенными суждениями, мы исходили из философского понимания категории «основание». Под последним принято понимать не все необходимые для явления условия, а лишь те, которые служат объяснением этих явлений (следствий)^. Другие же обстоятельства, без которых невозможно явление (следствие), принято обозначать категорией «условие»^.

Ни несовершеннолетний возраст лица, ни его небольшая степень об- щественной опасности, ни небольшая степень общественной опасности преступления, не способны объяснить принятие решения об освобождении от уголовной ответственности. Такое объяснение, думается, следует искать в наличии у несовершеннолетнего особого качества, а именно его исправи- мости под влиянием одних лишь мер воспитательного воздействия”*.

вершеннолетних от ответственности и наказания с применением принуди- тельных мер воспитательного характера. -М., 1988.- С. 130-138. ‘ Махоткин В.П. Ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности.- М., 1980.- С. 62.

л

Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова.- М., 1987.- С. 345. ^ Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч.- С. 839.

Можно согласиться с С.Г. Келиной, которая считает, что «…само по себе несовершеннолетие лица в момент преступного деяния не является само- стоятельным юридическим основанием освобождения от уголовной ответ- ственности…, оно представляет собой обязательную предпосылку освобо- ждения, имеющую значение при оценке личности виновного, для выяснения возможности исправления и перевоспитания подростка с помощью одних только мер воспитательного воздействия» {Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности.- М., 1974.- С. 117). В какой-то мере созвучным этому суждению является мнение Э.Б. Мельниковой, которая вместо понятия «исправимость» употребляет кате- горию «воспитуемость». Говоря о ст. 90 УК РФ, автор пишет, что

Рассматривая предусмотренное ст. 90 УК основание освобождения от уголовной ответственности, важно дать характеристику и самому качеству исправимости лица под влиянием мер воспитательного воздействия.

Для решения данной задачи также полезно обратиться к толковым словарям. В этих источниках прилагательное «исправимый» интерпретируется как поддающийся исправлению. В свою очередь, глагол «исправить» означает «сделать лучше, освободив от каких-нибудь недостатков, пороков»’.

Говоря об исправимости несовершеннолетнего, как основании освобождении от уголовной ответственности, следует подчеркнуть, что речь идет об искоренении таких черт, которые в совокупности с внешними об- стоятельствами способны детерминировать совершение новых преступлений, или хотя бы о нейтрализации подобных черт посредством формирования или развития в подростке качеств, позволяющих осознать неправильность своего предшествующего поведения, невыгодность для него совершения новых преступных деяний.

Таким образом, решение вопроса о возможности исправления несо- вершеннолетнего предполагает прогнозирование его будущего поведения.

Но, как указывалось ранее, обоснованность прогноза может базироваться на обстоятельствах, имевших место в прошлом, или имеющихся в наличии в настоящем. Вывод о наличии основания для освобождения несо- вершеннолетнего от уголовной ответственности поэтому не может рас- сматриваться в качестве вероятного суждения. Думается, правильно подме- чает В.Т. Очередин: «Возможность исправления и перевоспитания несо- вершеннолетнего определяется только путем оценки собранных данных о

«…несовершеннолетний, указанный в данной статье, не освобождается от уголовной ответственности автоматически. А может быть освобожден, если суд сочтет его воспитуемым» (см.: Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии.- М., 2000.- С. 136).

’ Ожегов СИ.. Шведова Н.Ю. Указ. соч.- С. 254.

его личности»’. Соглашаясь с приведенным мнением, уточним, что собранные данные должны убедить правоприменителя в том, что отрицательные черты подростка, проявившиеся в преступлении, не преобладают в нем, что у него достаточно качеств, способных послужить базой для его последующего исправления. Ведь исправление можно представить как процесс, реа- лизующийся постепенно, где все положительные черты и свойства исправ- ляемой личности получают свою качественную определенность, тем самым, обусловливая правомерное поведение. «Всякое новое качественное состояние предмета возникает на основе прежнего качества, и эта качественная определенность оставляет свой след во вновь возникшем состоянии. Новое образуется в процессе постепенных количественных накоплений, которые на границе меры порождают его, сопровождая это появление структурными и другими изменениями»^.

Любой человек, думается, обладает рядом свойств, характеризующих его с положительной стороны. Однако, не во всех людях позитивные, одобряемые обществом черты преобладают. Это касается и несовершеннолетних, в том числе совершивших преступление.

в юридической литературе при анализе преступного поведения несо- вершеннолетних, принято выделять четыре типа нарушителей, для которых общественно опасное деяние является: а) случайным, противоречит общей направленности личности; б) возможным с учетом общей неустойчивости, личностной направленности, но ситуативным с точки зрения повода и си- туации; в) результатом общей отрицательной ориентации личности, обу- словливающей выбор среды, время препровождения и непосредственного варианта действий при наличии подстрекательства, примера преступного поведения и т.п.; г) результатом преступной установки личности, вклю- чающей активный поиск, организацию повода и ситуации для преступных

’ Очередин В.Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений несовершеннолетних.- Волгоград, 1990.- С. 81.

^ Кевбрин Б.Ф. Развитие и диалектико-материалистический детерминизм.- Саранск, 1988.- С. 172.

деяний, соответственно относительно устойчивой системы антисоциальных оценок и отношений’.

На наш взгляд, наличие общей отрицательной ориентации личности, и тем более, преступной ее установки, исключает предположение о возможности достижения положительного воспитательного эффекта от мер не репрессивного характера. Представляется, что об исправимости посредством принудительных мер воспитательного воздействия можно говорить применительно к двум первым категориям несовершеннолетних преступ- ников. Оценка личности подростка должна производиться по конкретным фактам. При этом, как справедливо замечено в теории, «имеются ввиду факты, характеризующие личность до момента совершения преступления, в процессе совершения преступления и после совершения преступления»^. Прогнозируя будущее поведение, вряд ли можно избежать ошибки. Это учел и законодатель, предусмотревший меры, направленные на то, чтобы свести последствия подобной ошибки правоприменителя к минимуму. Речь идет об уголовном характере рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности, об отмене решения об освобождении от уголовной ответственности в том случае, когда освобожденный не выполнит предъяв- ленные к нему требования, с соблюдением которых закон связывает реали- зацию принятого правоохранительными органами решения. Согласно ч. 4 ст. 90 УК РФ, «в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по пред- ставлению специализированного государственного органа отменяется и ма-

’ См.: Минъковский Г.М. К вопросу о типологии несовершеннолетних пра- вонарушителей // Проблемы судебной психологии. Тезисы докладов и со- общений на I V сьезде общества психологов СССР.- Тбилиси, 1971.- С. 3132; см. также Васшъев Л.В. Юридическая психология.- С-Пб., 2001.- С. 425.

^ Атжанов ТЖ. Особенности освобождения несовершеннолетних от уго- ловной ответственности (по законодательству Республики Казахстан и Российской Федерации) / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Челябинск, 1998.- С. 21.

териалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности».

Систематическое неисполнение несовершеннолетним возложенной на него судом меры воспитательного воздействия является ярким свидетельством того, что подобная мера не способна оказать на данного подростка должного влияния, к сожалению, в судебной практике отмена принятого решения об освобождении от уголовной ответственности в силу систематического неисполнения несовершеннолетним предъявляемых к нему требований отнюдь не редкое явление. Об этом свидетельствуют следующие данные в таблице, составленной нами на основе данных уголовных дел по регионам Южного федерального округа. Годы Кол-во несовершенно- летних, к которым при- менены принудительные меры воспитательного воздействия. Привлечение вновь к уголовной ответст- венности в результате систематического неисполнения назначенных принудитель- ных мер. 1998 37 8 1999 20 4 2000 52 15 2001 44 9 2002 60 18 2003 57 7

Законодатель специально не определяет сроки действия назначенных принудительных мер, исходя, видимо, из того, что длительность процесса исправления зависит от личности несовершеннолетнего. Однако, это не значит, что данный процесс вообще не ограничен никакими сроками. Во- первых, принудительная мера воспитательного воздействия не может быть назначена на срок, превышающий срок давности совершения преступления.

Во-вторых, по общему правилу, этот срок не должен превышать периода, оставшегося до достижения подростком совершеннолетия.

На наш взгляд, целесообразно, все же, оговорить в законе конкретные пределы применения рассматриваемых мер, хотя последние и не являются мерами уголовного наказания, но их реализация связана с существенным ограничением прав подростков. Определение в законе сроков действия принудительных мер воспитательного воздействия позволяет исключить случаи, когда эти сроки вообще не устанавливаются судом или устанавли- ваются произвольно.

Резонно, думается, было бы предусмотреть и возможность сокращения указанных сроков, как это сделано применительно к испытательному сроку при условном осуждении. Общие сроки испытания несовершеннолетнего, в данном случае, должны быть сопоставлены со сроками давности, но несколько сокращенными по отношению к ним, скажем от одного года до трех лет.

Таким образом, в качестве основания освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего, следует рассматривать наличие совокупности таких индивидуальных качеств, которые позволяют сде- лать вывод о возможности достижения цели его исправления без реа- лизации уголовной ответственности.

Между названным обстоятельством и основанием прекращения уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетнего имеется тесная связь. Однако, основание освобождения от уголовной ответственности само по себе не может считаться основанием прекращения процессуальной деятельности. Во-первых, объяснить факт прекращения процессуальной деятельности (деятельности по уголовному преследованию) может лишь установление не одного основания освобождения от уголовной ответственности, а всей совокупности условий, с которыми уголовный закон связывает соответствующий вид освобождения. Иными словами, компетентный орган должен констатировать наличие не только оснований,

НО И Других условий, необходимых для замены реализации уголовной от- ветственности принудительными мерами воспитательного воздействия. К таким материально-правовым условиям освобождения от уголовной ответ- ственности следует отнести:

1) совершение несовершеннолетним преступления; 2) 3) совершения этого преступления впервые; 4) 5) само это преступление является преступлением небольшой или средней тяжести; 6) 7) факт несовершеннолетия освобождаемого лица. 8) В формировании вывода правоохранительного органа о возможности освобождения лица от уголовной ответственности эти условия играют разную роль. Совершение преступления, будучи основанием уголовной ответ- ственности, в то же время является предпосылкой для принятия решения об освобождении от нее. Давно уже замечено, что «…если субъект не совершил преступление, то он не может ни подвергаться уголовной ответственности, ни освобождаться от нее»’.

Из приведенного суждения следует, что несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности только тогда, когда данная ответственность могла быть возложена на него при наличии у правоприменительных органов правовых оснований официального порицания поведения этого несовершеннолетнего и применения к нему уголовного наказания. Другими словами, правоприменительными органами должен быть достоверно установлен факт совершения несовершеннолетним преступления. Лишь после того, как доказана вина несовершеннолетнего в совершении преступления, должен решаться вопрос об индивидуализации ответствен- ности. Иначе несовершеннолетний не может быть освобожден от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию.

’ Тенчов Э.С. Специальные виды освобождения от уголовной ответствен- ности.- Иваново, 1982.- С. 13; см. также: Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника.- Томск, 1970.- С. 384-385.

Что же касается трех других условий, то их совокупность, как правило, является тем необходимым минимумом, при котором вообще возможна постановка вопроса об исправимости лица посредством мер не репрессивного характера’.

Представляется необходимым уделить внимание каждому из названных условий.

Совершение преступления впервые, в литературе обращалось внимание на то, что содержание данного условия должно толковаться не в фактическом, а в юридическом смысле этого слова. Речь идет не только о тех ситуациях, когда преступное посягательство совершено действительно в первый раз^, но и о случаях, когда за предыдущее преступление уже не могут наступить уголовно-правовые последствия^. Как следует из закона, уголовно-правовые последствия предыдущего преступления утрачиваются как в связи с погашением, снятием судимости, так и с фактом освобождения от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 16 УК РФ). Можно предполо-

’ Можно согласиться с П.В. Алюшкиным, который, говоря о материально- правовых условиях освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, относит к ним: 1) небольшую степень общественной опасности преступлений; 2) совершение преступления впервые; он пишет: «во-первых, констатация данных условий означает, что в связи с совершенным преступлением, возникло такое уголовно-правовое отношение, один из субъектов которого имеет право на снисхождение. Во-вторых, и то и другое обстоятельство, а особенно их совокупность, могут служить свидетельством отсутствия у лица устойчивой, антисоциальной установки.» ( См.: Алюшкин П.В. Фактический состав освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.- С. 112.)

^ Именно так интерпретируется слово «впервые» в словарях русского языка (см., например: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999.- С. 101).

^ См., например: Меткое В.П. Квалификация повторных преступлений, со- вершенных освобожденными от уголовной ответственности // Советская юстиция. 1967. № 6.- С. 25; Магомедов А.А. Правовые последствия осво- бождения от уголовной ответственности.- Саратов, 1994.- С. 77; Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с по- терпевшим / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2000.- С. 70; Алюшкин П.В. Указ. соч.-С. 114.

ЖИТЬ, ЧТО освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего не исключается и в том случае, когда к нему уже применены принудительные меры воспитательного воздействия. Такое предположение, в то же время, не может не настораживать, ведь факт вновь совершенного преступления должен заставить усомниться в правильности ранее принятого решения об освобождении, так же как и систематическое неисполнение принудительных мер воспитательного воздействия, думается, должно служить основанием отмены соответствующей принудительной меры и возобновления производства по делу. Для этого необходимо внести соответствующие изменения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.

Установление данного условия имеет профилактическое значение, предупреждает повторение преступления. Н.С. Лейкина еще в 1968 г. писала: «Совершение преступления, даже малозначительного…повторно свидетельствует о том, что виновный не случайно оступился, что стимулы к антиобщественным поступкам, носящим характер малозначительного преступления, приобретают стойкий характер, и поэтому нельзя рассчитывать на возможность исправления с помощью мер общественного воздей- ствия»\

Понятия преступления небольшой или средней тяжести, с которыми закон связывает возможность освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности, раскрываются непосредственно в законе (ч. 2, 3 ст. 15 УК РФ). Как показали наши исследования, на практике в качестве таких преступлений выступают не квалифицированные виды краж, хулиганства, угоны транспортных средств. Так, на долю дел об этих преступлений приходятся 67, 21, 19 % от прекращенных уголовных дел в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия^. Отме-

’ Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность.- Л., 1968.- С. 79-80; см. также Махоткин В.П. Ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности.- М., 1980.- С. 38.

См.: Приложение № 2.

ТИМ также, что совершаемые подростками преступления существенно от- личается от преступлений взрослых, что отражает особенности личности несовершеннолетнего преступника, к таким особенностям относятся: стремление проявить свои способности, романтика, неуравновешенность, склонность к подражанию*. Эти качества неизбежно накладывают отпечаток на характер преступления, способы его совершения, цели и мотивы.

Анализируя интеллектуальные и волевые элементы умысла, можно отметить неглубокое осознание несовершеннолетним общественно опасного характера своего деяния. Обладая повышенной внушаемостью, бездумно следуя за другими, подросток совершает преступление. Если взрослый, чаще всего, совершает преступление с заранее обдуманным умыслом, то несовершеннолетний - с внезапно возникшим. Из 208 уголовных дел, изученных нами, 167 дел были возбуждены в отношении несовершенно- летних, где в ходе следствия выяснялось, что преступления ими были со- вершены только потому, что этому сопутствовали различные обстоятельства, в результате которых несовершеннолетний подвергался искушению и совершал общественно опасное деяние. Что касается взрослых, то из 156 рассмотренных уголовных дел, преступление было совершено с заранее обдуманным умыслом в 144 случаях, и только в двенадцати умысел возник внезапной Данное обстоятельство значительно снижает степень вины не- совершеннолетнего.

Так, несовершеннолетний Абросимов, зайдя в подъезд, увидел, что в замке двери одной из квартир, находящихся на лестничной площадке, торчит ключ. Абросимов открыл дверь квартиры, после чего зашел и осмотрелся. Пройдя на кухню, вытащил из холодильника яйца и колбасу,

’ См.: Левитов Н.Д. Детская и педагогическая психология.- М., 1958; Юсупов КС. Изучение личности - важная гарантия индивидуализации ответ- ственности несовершеннолетнего // Укрепление социалистической закон- ности и усиление охраны прав граждан.- Ташкент, 1966; Игошев К.Е. Опыт социально-психологического анализа личности несовершеннолетнего пра- вонарушителя.- М., 1967. ^ См.: Приложение № 2.

пожарил яичницу. Затем, когда уходил, взял магнитофон и конъки\ Умысел Абросимова на тайное хищение магнитофона и коньков возник внезапно, не был заранее обдуман.

Преступления, совершенные несовершеннолетними, имеют также специфическую мотивацию. В отличие от совершения взрослыми имущест- венных преступлений, где проявляются жажда наживы, алчность, мотив имущественных преступлений несовершеннолетних, чаще всего другой. Это - приобретение сладостей, озорство. Вот пример. Трое несовершеннолетних, поспорив, кто больше насобирает яблок, перелезли через забор в сад гражданина П., и стали рвать яблоки. За этим занятием их и увидел П.^. В действиях подростков отсутствует мотив наживы, т.к. важным для них являлся спор.

Другой пример. Несовершеннолетние Камнин, Маринин, Акин проникли в сарай пенсионера А., в котором хранились продукты. Подростки, будучи из малообеспеченных семей, увидев сгущенное молоко в банках, решили его попробовать, т.к. до этого никогда его не ели. Взяв десять банок молока, они стали выбираться из сарая, где и были обнаружены хозяином- пенсионером А.^. В действиях этих несовершеннолетних также отсутствует мотив наживы, т. к. сгущенное молоко несовершеннолетними было украдено не для продажи и получения денег, а в силу любопытства.

По общему правилу, освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия возможно лишь в отношении лица, не достигшего восемнадцатилетия. Однако, во- первых, неясно, на какой же момент должен устанавливаться факт несо- вершеннолетия. Казалось бы, ответ на этот вопрос есть в уголовном и уго- ловно-процессуальном законе. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 87 УК, несо- вершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения пре-

’ Архив суда Советского района г. Астрахани. Уголовное дело № 306 / 99. ^ Архив суда Кировского района г. Волгограда. Уголовное дело №625/ 2000.

^ Архив ИЦ УВД Астраханской области. Уголовное дело №847/ 99.

ступления ИСПОЛНИЛОСЬ четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Из этого вытекает, что факт несовершеннолетия должен устанавливаться на момент совершения лицом преступления. Такой же вывод следует и из содержания ч, 1 ст. 420 УПК «Порядок производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних». «Требование настоящей главы — подчеркивается здесь, - применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет». Но необходимо принимать во внимание положения, закрепленные в ст. 96 УК. Согласно этой статье, «в исключительных случаях, с учетом характера совершенного деяния и личности, суд может применить положения настоящей главы к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное вос- питательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершенно- летних либо в воспитательную колонию».

Надо полагать, что при наличии исключительных обстоятельств, лицо, достигшее восемнадцати лет, но не достигшее двадцати лет может быть освобождено от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Следует вместе с тем отметить, что ни в старом, ни в новом УПК нормы, корреспондирующей ст. 96 УК нет. Думается, что отсутствие подобной нормы неизбежно создаст трудности для практических работников,

в свете сказанного, представляется целесообразным внесение ряда изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство. Статью 427 УПК РФ дополнить ч. 7 след>тощего содержания: «При наличии оснований, предусмотренных ст. 96 УК РФ, положения настоящей статьи, а равно ст. 431 настоящего кодекса, могут быть применены к лицам, совершившим преступление в возрасте от 18 до 20 лет».

Важно также выяснить, что имеет ввиду законодатель под исключительными обстоятельствами или исключительными случаями. В словарях русского языка слово «исключительный» означает «являющийся исключе-

НИЄМ, не распространяющийся одинаково, выделяющийся среди других по своим положительным или отрицательным качествам»’. От других взрослых лиц лицо, освобожденное от уголовной ответственности, должно отличаться качествами, объединяющими его с несовершеннолетними. Оно, также как подростки, должно быть личностью с достаточно гибкой психологией, способным следовать положительному примеру. Отрицательные же свойства этой личности не должны носить характера устойчивых качеств. Можно сказать, что здесь мы тоже имеем дело с опровержением презумпции, т.е. предположение о том, что лицо, достигшее 18 лет, является сфор- мировавшейся личностью, изменить которую (личность) невозможно, не прибегая к мерам жесткой репрессии.

Во-вторых, и основания, и все перечисленные условия освобождения от уголовной ответственности, должны быть не просто установлены, а ус- тановлены в соответствии с закрепленным в законе порядком, с помощью предписанных процессуальных средств. В юридической литературе и ранее обращалось внимание на отличие процессуальных оснований прекращения уголовного дела от уголовно-правовых оснований. Так, Л.М. Карнеева пи- сала: «В отличие от уголовно-правового основания, какими являются факты объективной действительности, уголовно-процессуальное основание фор- мируется по правилам доказывания как такое отражение фактов, которое позволяет считать эти обстоятельства достаточно доказанными. Без такого четкого ограничения мы неизбежно будем смешивать уголовно-правовые и уголовно- процессуальные основания» . Автор при этом уточняла, что основанием всех процессуальных решений в силу их единой процессуальной природы, являются не доказательства, не объективно существующие фактические обстоятельства, с существованием которых закон связывает принятие процессуального решения, а доказанность этих

’ Ожегов С.И., Шведова КЮ. Указ. соч.- С. 251.

^ Карнеева Л.М. Доказывание в советском уголовном процессе и основание процессуальных решений // Советское государство и право,- 1981. № 10.- С. 87.

нятие процессуального решения, а доказанность этих фактических обстоя- тельств’.

В свете обновленного уголовно-процессуального законодательства правильность приведенных суждений становится наглядной в соответствии со ст. 73 УПК. Обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности, включены в предмет доказывания (п. 7 ч. 1).

С учетом изложенного, полагаем, что основанием прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия можно считать достаточность доказательств, свидетельствующих о наличии всех обстоятельств, с которыми закон связывает анализируемый вид освобождения от уголовной ответственности^.

Таким образом, специфика предмета доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, включает в себя как общий предмет доказывания, относящийся ко всем категориям уголовных дел, так и особенный - относящийся только к уголовным делам несовершеннолетних.

в качестве основания освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего следует рассматривать наличие совокупности таких

’ См.: Карнеева Л.М. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основание процессуальных решений // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе.- М., 1981.- С. 90; см. также: Николюк В.В., Дунин В.А. Прекращение предварительного расследования с передачей уголовного дела в комиссию по делам несовершеннолетних.- Омск, 1983.- С. 27.

fy

В этой связи мы не склонны разделить мнение тех ученых, которые ото- ждествляют основания прекращения уголовного дела с основаниями осво- бождения от уголовной ответственности (см., например: Дубинский А.Я. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного расследования.- Киев, 1973,- С. 114-І \5; Дубинский А.Я. Прекращение уго- ловного дела в стадии предварительного расследования.- Киев, 1975.- С. 94; Володина Л.М. Прекращение уголовных дел вследствие изменения об- становки и в связи с направлением для применения мер общественного воздействия в стадии предварительного расследования / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Л., 1976.- С. 19).

индивидуальных качеств его личности, которые позволяют сделать вывод о возможности достижения цели его исправления без реализации уголовной ответственности.

Основанием прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспи- тательного воздействия, является достаточность доказательств, свидетель- ствующих о наличии всех обстоятельств, с которыми закон связывает ана- лизируемый вид освобождения от уголовной ответственности.

Глава 3. Особенности досудебного и судебного производств по уголовным делам, связанным с применением принудительных мер воспитательного воздействия

§1. Специфика доказывания обстоятельств, указывающих на возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия при производстве предварительного расследования и особенности его заключительного этапа

Возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия зависит, прежде всего, от возможности исправления и перевоспитания несовершеннолетнего без назначения уголовного наказания. Наличие такой возможности предполагает принятие решения компетентными органами об освобождении несовершеннолетнего обвиняемого от уголовной ответственности, прекращения уголовного преследования (уголовного дела) и назначения ему принудительных мер воспитательного воздействия. Для правильного принятия решения необходимо учитывать не только названные в законе основание и условия прекращения уголовного преследования (ст. 427 УПК), но и обстоятельства, которые непосредственно характеризуют подростка и дают оценку его поведению как в настоящем, так и в будущем. Возможность использования этих обстоятельств при вынесении решения предопределяет необходимость доказывания их наличия.

Результаты исследования личности несовершеннолетнего влияют на квалификацию преступления, оценку показаний самого несовершеннолет- него, необходимость проведения психологической либо психиатрической экспертизы, и естественно, на выбор принудительной меры воспитательного воздействия.

Сбор сведений о личности несовершеннолетнего заключается, прежде всего, в выяснении фамилии, имени, отчества, времени и места рождения, гражданства, национальности и места жительства. Обязательным является выяснение возраста несовершеннолетнего. Местом жительства несовер- шеннолетнего обычно является место жительства его родителей, усынови- телей, попечителей, либо, если несовершеннолетний проживает отдельно, - то его постоянное место жительство. После этого, выясняются место учебы, работы, другой какой-либо деятельности. Подлежат выяснению также об- стоятельства оставления учебы, работы, их смены, если таковое произошло. Определяется общее состояние здоровья, наличие физических или психиче- ских недостатков. При выяснении умственной отсталости несовершенно- летнего обязательно назначение судебно-психиатрической или комплексной медико-психолого-психиатрической экспертизы.

Кроме общих сведений о личности несовершеннолетнего, важно выявить индивидуальные качества личности обвиняемого, его психологические особенности, темперамент. Изучаются взгляды, убеждения, установки подростка, отношение к учебе, работе, жизненные принципы, отношение к окружающим.

Собирание всех перечисленных сведений начинается с момента получения заявления или сообщения о совершенном общественно опасном деянии, т.е. соответствующая деятельность начинает осуществляться уже в стадии возбуждения уголовного дела. Компетентные органы сначала получают объяснения от родителей, усыновителей, лиц, их заменяющих, педагогов, соседей по месту жительства. Истребуют необходимые материалы, предметы, документы, справки с места жительства, учебы, работы. После чего принимают решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении дела. Принятие решения о возбуждении уголовного дела предполагает проведение предварительного расследования, на котором осуществляется более тщательное изучение личности несовершеннолетнего. Собирание данных о его личности в этой стадии, помимо вышеперечис- ленных способов, производится также путем производства следственных действий, к источникам доказательств, как известно, закон относит показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение

И показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следствен- ных и судебных действий, иные документы (ч. 2 ст. 74 УПК). Потенциально каждый из названных видов источников доказательств может содержать фактические сведения, способствующие разрешению вопроса о возможности применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия.

Важным следственным действием при получении информации о со- вершенном деянии и о личности несовершеннолетнего является допрос. Допрос родителей и лиц, их заменяющих, является наиболее оптимальным при выяснении особенностей характера несовершеннолетнего. При этом орган расследования выясняет анкетно-биографические сведения о подростке: роде занятий, образовании, месте работы, если таковое имеется, интересах, увлечения, общее состояние здоровья, состав семьи, отношения в семье, материальных и жилищных условиях, отношении несовершеннолетнего к окружающим. Допрос, с целью уточнения сведений о личности несо- вершеннолетнего должны подвергаться оба родителя (при их наличии).

На предварительном следствии могут быть допрошены соседи и знакомые несовершеннолетнего, в этом случае уточняются: период времени знакомства, их взаимоотношения, осведомленность о материальных и бытовых условиях семьи, где воспитывается подросток, об отношениях родителей, увлечения несовершеннолетнего, его поведении. Представляется необходимым допрос педагогов для выяснения периода обучения в учебном заведении, отношения к учебе, успеваемости, черты характера, участие в общественной жизни, дисциплинированность, также условиях воспитания в семье.

Однако, осуществляя допрос, следователь (дознаватель) должны критически оценивать сведения, полученные от допрашиваемых лиц. Так, родители и лица, их заменяющие, могут завышать качества подростка, выгораживать его, перекладывать вину на других. Лица, с которыми у несовершеннолетнего не сложились отношения, наоборот, как правило, склонны выделять негативные качества несовершеннолетнего. Допрос его друзей и знакомых для сбора сведений о личности, также имеет немаловажное значение, Но следует иметь ввиду, что данные лица неохотно дают показания, боясь мести, отрицательного отношения со стороны товарищей. В этом случае важно установить характер взаимоотношений допрашиваемого и обвиняемого, их совместного времяпрепровождения, увлечений\

Важен допрос самого несовершеннолетнего, при котором орган расследования выявляет отношение подростка к содеянному, мотив совершения преступления, цель, при этом, у следователя (дознавателя) складывается общее представление об исправлении несовершеннолетнего без уголовного наказания и о возможности применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Однако, показания обвиняемого имеют двой- ственную процессуальную природу, где наличествует две стороны: 1) со- общение о фактах; 2) средство защиты от предъявленного обвинения.

Представляется важным освещение вопроса о важности признания несовершеннолетним своей вины в совершении преступления. Возможно, факт непризнания вины несовершеннолетним может говорить как о неви- новности лица в совершении преступления, так и о невозможности исправ- ления этого несовершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия.

По мнению в.к. Вуколова «прекращение дела по этому основанию возможно лишь при бесспорно установленной виновности несовершеннолетнего и наличия его признания в совершении преступления. Если же обвиняемый отрицает свою виновность, то, как нам представляется, этот факт при наличии доказанного обвинения свидетельствует о невозможности ис- правления воспитательными мерами…»^. Мнение этого автора кажется нам

’ Об этом подробно см.: Кулагин Н.И. Организация работы следственного подразделения по расследованию преступлений нбесовершеннолетних.- Волгоград, 1982.-С. 28-31,36-44, 51-52.

^ Вуколов В.К. Производство по делам несовершеннолетних.- Ростов-на Дону, 1982.- С. 63.

убедительным. Законодатель не называет признание вины одним из условий прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия. На наш взгляд, это является некоторым упущением в праве. Но заметим, что в целом, в уголовном процессе признанию обвиняемым своей вины также не придается решающего значения’. Однако, в литературе этот вопрос дискутируется. Особенно близко нам мнение В.З. Лукашевича, утверждающего, что признание обвиняемым своей вины связывает в единое целое все собранные по делу доказательства, освещает все неизвестные и малоизвестные детали преступления^.

Признание своей вины несовершеннолетним позволяет органам рас- следования полностью выявить картину преступления, все обстоятельства и условия совершенного деяния, что предполагает правильное прогнозирование следователем (дознавателем) дальнейшего поведения несовершеннолетнего обвиняемого после применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия, что вытекает из обязанности органов расследования полно и всесторонне исследовать все обстоятельства уголовного дела. Именно наличие полностью собранных доказательств разнопланового характера окажется тем фактором, который позволит сделать правильный вывод органам следствия, а несовершеннолетнего обвиняемого побудит признать свою вину в совершенном им преступлении, в свою очередь, признание вины несовершеннолетним в совершении преступления убедит органы расследования в правильности сделанных ими выводов о прекращении уголовного преследования и возможности исправления

’ Однако, в главе 40 УПК законодатель упоминает о возможности применения особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением как исключение из общего правила, хотя его нельзя рассматривать как разновидность прекращения уголовного преследования.

^ См.: Лукашевич В.З. Допрос обвиняемого, отрицающего свою вину, на предварительном следствии // Актуальные проблемы советского уголовного процесса.- Свердловск, 1987.- С, 102.

данного лица принудительными мерами воспитательного воздействия. При этом необходимо учитывать психологию несовершеннолетнего, своеобразие которой создает трудность в признании несовершеннолетним своей вины в совершении преступления, хотя внутри себя он и раскаивается в содеянном, но сказать об этом, тем самым «унизив» себя, не может. Это должно учитываться органами расследования, которым необходимо прилагать значительные усилия, чтобы убедить несовершеннолетнего в том, что нет ничего постыдного в признании своей вины.

Представляется, что несовершеннолетний может не признать себя виновным в силу того, что он не совершал данного преступления. В этом случае у следователя (дознавателя) возникают сомнения в правильности выводов о применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Для устранения таких сомнений важным является полное и всестороннее исследование всех обстоятельств дела, которые могут подтвердить невиновность этого несовершеннолетнего.

Таким образом, признание несовершеннолетним своей виновности в совершении преступления играет существенную роль для принятия решения о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

представляется целесообразным предложить некоторые изменения в ст. 427 УПК, выделив еще одно процессуальное условие прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Таким условием будет признание вины в совершении преступления несо- вершеннолетним. Мы предлагаем изложить ч.1 ст. 427 УПК в следующей редакции: «Если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый совершил это преступление впервые, признал свою вину в содеянном, и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора выносят постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной частью второй статьи 90 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд». Однако, признание вины несовершеннолетним обвиняемым требует подтверждения их иными доказательствами.

Большое значение, при определении психического состояния и уровня развития несовершеннолетнего имеют судебно-псшиатрическая и су- дебно- психологическая экспертизы. Сомнения по поводу вменяемости не- совершеннолетнего как при совершении преступления, так и на момент производства по уголовному делу, предполагают назначение судебно- психиатрической экспертизы. Данная экспертиза может быть проведена стационарно, амбулаторно, в исключительных случаях заочно - по материалам дела. Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении несовер- шеннолетнего оценивает психическое состояние этого лица в момент со- вершения преступления, дает заключение о его вменяемости, определяет необходимость применения медицинских мер, а также возможность давать показания.

Определение уровня развития подростка, его интеллекта осуществляет судебно-психологическая экспертиза. Она проводится в связи с полученными данными о неспособности подростка усваивать материал в процессе обучения, осознавать в полной мере значение своих действий. При произ- водстве таких экспертиз в качестве экспертов приглашаются специалисты в области психиатрии и психологии. Наличие заключения эксперта позволяет правоприменительным органам правильно определить состояние несовер- шеннолетнего в момент совершения преступления, в современной следст- венной практике широко применяется назначение комплексных экспертиз.

проводимых одновременно специалистами в области судебной психиатрии и психологии, что, несомненно, взаимодополняет заключения экспертов по каждой из специальностей, т.к. эти исследования имеют пограничный ха- рактер. Иногда, после получения заключения эксперта, правоприменительным органам требуется допросить эксперта, производившего экспертизу, для разъяснения данного им заключения (ст. 205 УПК). Допрос эксперта проводится тогда, когда необходимо разъяснение терминов, формулировок, уточнения компетенции самого эксперта, детальное описание методик ис- следования. Не исключено, что как при психиатрической экспертизе, так и при допросе экспертов, возникнет необходимость в специальном выяснении вопроса о перспективности применения принудительных мер воспита- тельного воздействия.

Носителем информации как о совершенном преступлении, так и о личности несовершеннолетнего являются вещественные доказательства, т.е. предметы, которые служили орудиями преступления, предметы, сохранившие на себе следы преступления, деньги, ценности, различные средства. Вещественным доказательством может являться любой материальный объект, позволяющий в результате его исследования установить подлежащие доказыванию обстоятельства дела. Однако, статус вещественных доказа- тельств приобретают только те предметы, которые для обеспечения под- линности были осмотрены, а затем описаны в различных протоколах след- ственных действий и приобщены к делу особым постановлением следователя. По делам несовершеннолетних в качестве документов — доказательств, могут быть характеристики с места учебы, работы, справки комиссий медицинских учреждений. При установлении возраста несовершеннолетнего доказательствами служат паспорт, свидетельство о рождении. В характеристиках с места учебы, работы должно быть указано: возраст, осо- бенности семейного воспитания, отношение к учебе, работе, склонности, интересы, волевые качества, черты характера. Необходимость истребования характеристики требует письменного запроса органов расследования по месту учебы, работы. Подробная характеристика личности несовершеннолетнего может быть представлена в справке, данной инспектором по делам несовершеннолетних. В данной справке указывается: время постановки на учет, основания, каков характер правонарушений, совершенных несовер- шеннолетним, какие меры приняты к этому лицу, реакция данного подростка на принятые меры, употребляет ли он спиртные напитки либо наркотические средства, наличие психических отклонений, как проводит свободное времяпрепровождение, как относится к учебе, работе, каковы взаимо- отношения с родителями, лицами, их заменяющими.

Обязательно выясняются данные о привлечении несовершеннолетнего к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление и ос- вобождении от нее. в этом случае копии материалов уголовного дела, воз- бужденного по факту предыдущего преступления, будут являться необхо- димыми доказательствами по данному делу.

Доказательствами являются протоколы следственных и судебных действий. Любое из них должно быть должным образом зафиксировано в протоколе. Первое, с чего начинается сбор доказательств, - это осмотр места происшествия. На основе изучения изменений материальной обстановки, орудий преступлений и следов, оставленных на месте следователь (дозна- ватель) делает предположение об участии в преступлении несовершенно- летних. Осмотр места происшествия дает представление о нехитрых способах совершения преступления, например, проникновения в помещение с использованием небольших проемов, способов взлома, не требующих большой физической силы, наличие следов на месте происшествия, которые взрослым преступником могли быть уничтожены.

Так, двое несовершеннолетних В. и Л. проникли в жилище гражданки М. через небольшую форточку. Взяв из вазы кольцо и цепочку, а также триста рублей, покинули жилище тем же способом. В квартире имелись более ценные вещи, однако, они правонарушителями взяты не были^.

Исследование места происшествия может дать определенную информацию о физических, психологических свойствах личности, об особенностях характера несовершеннолетнего.

Освидетельствование предполагает установление на теле несовер- шеннолетнего обвиняемого следов преступления либо особых примет. Сле- дами преступления могут быть телесные повреждения, следы крови, цара- пины, синяки, наслоения веществ. К особым приметам относятся родимые пятна, татуировки, отсутствие конечностей и т.д. Зафиксированные в про- токоле результаты этого следственного действия могут быть косвенными доказательствами совершения преступления данным несовершеннолетним.

Протоколы обыска и выемки также являются доказательствами совершенного преступления несовершеннолетним, в результате осуществления этих следственных действий могут быть найдены орудия и средства совершения преступления, похищенные вещи. Кроме того, обыск и выемка позволяют получить сведения о личности несовершеннолетнего. На основе изучение личных дневников, записей, писем у лиц, проводящих названные следственные действия, складывается определенное мнение о личности подростка.

Такое следственное действие, как следственный эксперимент имеет немаловажное значение для получения информации о несовершеннолетнем. Опытные действия с его участием позволяют получить сведения об особен- ностях личности несовершеннолетнего, его физическом, умственном раз- витии.

Наличие доказательств, зафиксированных определенным образом, предопределяет важную цель — выбор эффективной меры воспитательного воздействия, применяемой к несовершеннолетнему обвиняемому.

Архив областного суда г. Краснодара. Дело № 456/ 02.

Только завершение процесса собирания и проверки доказательств позволяет приступить к разрешению вопроса о возможности применения принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему. Однако, постановке данного вопроса предшествует анализ процессуальных условий применения названных мер, который предполагает окончательную оценку собранных по делу доказательств не только с точки зрения доказан- ности преступного деяния и виновности несовершеннолетнего лица, со- вершившего его. Специфику заключительного этапа расследования по делам данной категории, прежде всего, определяет оценочная деятельность органа расследования, связанная с окончательным выяснением наличия или отсутствия материально-правовых и процессуальных условий применения норм исследуемого нами правового института.

Процессуальными условиями прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия являются: 1) привлечение несовершеннолетнего в качестве обвиняемого; 2) согласие прокурора; 3) отсутствие возражений несовершеннолетнего или его законного представителя по поводу прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с использованием данного основания.

Соблюдение перечисленных условий создает достаточно действенные гарантии прав и законных интересов несовершеннолетних лиц, в отношении которых предполагается применение принудительных мер воспитательного воздействия, а также гарантии законности и обоснованности самого применения этих мер.

Принятие решения о привлечении несовершеннолетнего в качестве обвиняемого обусловливается наличием достаточных данных, дающих ос- нование для предъявления обвинения в совершении преступления (ст. 171 УПК). Достаточность соответствующих данных предполагает принятие решения о привлечении в качестве обвиняемого, т.е. официального утвер- ждения органа расследования о совершении соответствующего преступления конкретным лицом, но отнюдь не решения о прекращении уголовного преследования. В первом случае решение будет являться обоснованным, во втором - нет. Обоснованность решения должна носить достоверный характер. Во втором случае обоснованность решения зависит от исследования всех обстоятельств дела в их полной совокупности, что на этапе привлечения лица в качестве обвиняемого не всегда возможно, ибо для окончательного, достоверного суждения об этом, как правило, еще мало исходного материала. По мере увеличения данного материала, исследования всех обстоятельств дела, степень вероятности, увеличиваясь, переходит в достоверность. При этом, и суждения органов расследования меняются в сторону совершенствования. После этого суд, обладая необходимой степенью дока- занности обстоятельств по уголовному делу и руководствуясь требованиями закона, выносит решение о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия.

с учетом реформы уголовно-процессуального законодательства, нельзя однозначно утверждать, что законодатель четко предписывает прекращать уголовное преследование (уголовное дело) в отношении несовер- шеннолетнего, признанным обвиняемым. В правовой литературе, тем не менее, справедливо отмечено, что привлечение лица в качестве обвиняемого является обязательным условием, выполнение которого должно предше- ствовать прекращению дела по нереабилитирующим основаниям*. Необхо- димость привлечения в качестве обвиняемых лиц, в отношении которых уголовные дела прекращаются по нереабилитирующим обстоятельствам,

’ Чувшев А.А. Некоторые вопросы, возникающие в практике применения новых уголовно-процессуальных норм, регламентирующих стадии возбу- ждения уголовного дела и предварительного расследования // Сборник ВКИ.- С. 21; Радушная Н.В. Новое в уголовно-процессуальном законодательстве СССР и союзных республик // Советское государство и право.- 1985. № 6.- С. 69; Лупинская П.А. Совершенствование уголовно- процессуального законодательства в свете Конституции СССР.- М., 1985.- С. 28.

связана, во-первых, с задачей достижения истины по делу, во-вторых, с га- рантиями прав личности’. Без получения статуса обвиняемого, лицо не может нести ответственность за преступление и тем более освобождаться от нее, так как оно, будучи признанным, в лучшем случае, лишь подозреваемым, только подозревается в совершении преступления. Суд, не обладая достаточными данными о совершении преступления именно этим лицом, соответственно, не может прекратить уголовное преследование (уголовное дело) в отношении данного лица с использованием оснований нереабили- тирующего характера.

С учетом сказанного представляется уместным, привести следующие аргументы.

Во-первых, с привлечением лица в качестве обвиняемого и его допросом в этом процессуальном статусе об обстоятельствах совершенного деяния появляется доказательство, имеющее немаловажное значение для уста- новления признаков преступления, оценки степени его общественной опас- ности, а также лица, его совершившего. Во-вторых, если лицо не признает себя виновным в содеянном, это препятствует прекращению в отношении него уголовного дела, так как опровергает вывод о возможности исправления его уголовно-правовыми мерами воздействия либо свидетельствует о его невиновности, о признании же или непризнании лицом своей вины в

’ Ларин A.M. Прекращение следователем уголовного дела в связи с при- влечением лица к административной ответственности // Проблемы право- судия и уголовного права.- М., 1978.- С.64-65; Гуткин КМ. Некоторые проблемы уголовного процесса в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка.- М., 1979,- С. 164; Белозеров Ю.Н. Своевременность предъявления обвинения - одна из гарантий права обвиняемого на защиту // Укрепление законности в дея- тельности следователей в свете Конституции СССР.- М., 1979.- С. 35; Ни- китина Л.В. Вопросы правовой и моральной реабилитации лица при пре- кращении дела с освобождением от уголовной ответственности // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе.- Саратов, 1981.- С. 71; Николюк В.В., Души В.А. Прекращение предварительного следствия с передачей уголовного дела в комиссию по делам несовершеннолетних.- Омск 1983.- С. 40.

совершении деяния, содержащего признаки того или иного преступления, может идти речь лишь тогда, когда оно отражено в протоколе допроса лица в качестве обвиняемого*.

Признавая несовершеннолетнего только подозреваемым, следователь (дознаватель) лишь предполагает, допускает возможность совершения пре- ступления этим несовершеннолетним на основании своего умозаключения, а не собранных доказательств, что говорит о вероятности суждений органа следствия. Следовательно, обоснованное решение о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетнего компетентный орган вынести не сможет, т.к. для этого необходима сово- купность собранных по делу доказательств, на основании которой делается достоверный вывод. При признании несовершеннолетнего обвиняемым достаточной является такая совокупность доказательств, которая позволяет сделать данный вывод о том, что преступление небольшой или средней тя- жести было совершено впервые именно этим лицом, не достигшим к моменту его совершения 18 лет.

Вызывает недоумение формулировка нормы, закрепленной в ч. 6 ст. 427 УПК, в которой указывается, что решение о прекращении уголовного преследования не допускается в случаях, когда несовершеннолетний подоз- реваемый, обвиняемый против этого возражают, поскольку ранее, в осталь- ных частях ст. 427 упоминается лишь обвиняемый, в связи с чем возникает вопрос - допустимо ли прекращение уголовного преследования по данному основанию в отношении подозреваемого. Поскольку ранее нами рассмотрен вопрос о том, что само решение о возможности применения принудительных мер воспитательного воздействия связывается с доказанностью виновности несовершеннолетнего, совершившего соответствующее преступление, то это означает, что само утверждение должно быть доказано на

^ Боголюбская Т.В., Дьяченко В.И., Прохорова Г.Ю. Новое в уголовно- процессуальном законодательстве / Под ред. А.А. Чувшева.- М., 1987.- С. 51- 52.

уровне, позволяющем официально предъявить обвинение данному лицу, в этой связи представляется важным соответствующе официально отобразить в материалах дела подобного решения. Исходя из упомянутой нормы ч. 6 ст. 427 УПК, складывается впечатление о допустимости прекращения уголовного преследования по данному основанию в отношении подозреваемого, т.к. подозреваемый может возражать против прекращения уголовного преследования лишь в случаях ознакомления с решением об этом. Таким образом, само постановление о прекращении преследования, видимо, следует рассматривать как акт привлечения лица в качестве обвиняемого. Однако, такой вывод не вытекает из закона; он противоречит ч. 1 ст. 47 УПК.

Сказанное позволяет утверждать о непоследовательности законодателя, допущенной им при формулировании ч. 6 ст. 427, в связи с чем она нужда- ется в корректировке путем исключения упоминания в ней подозреваемого.

Вместе с тем, при таком решении вопроса возникает проблема определения процессуального статуса несовершеннолетних, производство пред- варительного расследования, по делам которых осуществлялось в форме дознания. Как известно, по таким делам лицо становится обвиняемым, как правило, в результате составления в отношении него обвинительного акта. Тем не менее, названный итоговый процессуальный акт дознания не со- ставляется в случаях возбуждения органом расследования ходатайства перед судом о применении принудительных мер воспитательного воздействия. Таким образом, в этих ситуациях статус несовершеннолетнего право- нарушителя остается неопределенным. Однако, было бы абсурдным считать, что в дальнейшем, суд будет разрешать это ходатайство именно в отношении подозреваемого. Для того, чтобы исключить эту терминологическую путаницу, во-первых, и для придания юридической весомости решения органов расследования, во-вторых, представляется необходимым оговорить в тексте ст. 427 УПК в качестве необходимого условия вынесения постановления о прекращении уголовного преследования лишь в отношении обвиняемого. Это, в свою очередь, будет означать обязательность вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении несовершеннолетних при производстве дознания в случаях его завершения в рассматриваемой форме расследования.

С учетом сказанного, приведенные ранее доводы о необходимости признания лица в качестве обвиняемого до решения вопроса о прекращении уголовного преследования, на наш взгляд, представляются убедительными, что позволяет внести некоторые коррективы в ч. 6 ст. 427 УПК РФ, которая гласит: «Прекраш;ение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настояш,ей статьи, не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель против этого возражают», исключив из текста пункта статьи слово «подозреваемый». Необходимо изложить ч. 6 ст. 427 УПК в следующей редакции: «Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если несовершеннолетний обвиняемый или его законный представитель против этого возражают».

Следует отметить, что процессуальный закон 1960 г. не называл, в отношении какого лица (подозреваемого или обвиняемого) прекращается уголовное дело’. Тем самым данное положение в законе влекло принятие различных решений вышеозначенного вопроса на практике. Это также относилось и к вопросу о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Так, из 208 изученных автором уголовных дел - 82 были прекращены производством либо прекращено уголовное преследование в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего, привлеченного в качестве обвиняемого; по остальным уголовным делам вынесено постановление о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолет-

’ Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Ст. ст. 6-9.

него, который являлся только подозреваемым в совершении преступления, либо вообще выступал до этого свидетелем.

Второе процессуальное условие прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия - это согласие прокурора на прекращение уголовного преследования.

Из содержания ст. 427 УПК вытекает, что следователь, дознаватель вправе прекратить уголовное преследование и возбудить ходатайство перед судом о применении принудительной меры в отношении несовершеннолетнего с согласия прокурора. Данное процессуальное действие является ис- ключительной прерогативой прокурора. Суд подобную функцию не выпол- няет.

На практике согласие прокурора на прекращение уголовного преследования предусматривает тщательную проверку им всех материалов предварительного расследования с точки зрения их соответствия требованиям ст. 427 УПК. В отличие от следователя, дознавателя, которые, проводя предварительное расследование, собирают доказательства и выясняют обстоятельства, исследуя их, а затем формируют материалы уголовного дела, прокурор изучает уже законченные предварительным расследованием материалы дела. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием»’ обязывает прокурора решить вопрос о согласии на освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия только после обязательного изучения всех материалов, не ограничиваясь ознакомлением с постановлением следователя. Приказ предписывает прокурору выяснить доказанность совершения преступления несовершеннолетними и соблюдение предусмотренных усло-

’ приказ Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» № 31 от 18 июня 1997г.

ВИЙ ДЛЯ Прекращения дела. Недостаточность исследования обстоятельств дела и личности виновного в совершении преступления влечет отказ прокурора в даче согласия. Получив от следователя, дознавателя законченное уголовное дело, прокурор проверяет объективность, всесторонность, полноту расследования. Он обращает внимание на правильность юридической квалификации основания преступления. Необходимо изучение прокурором не только четкости, полноты, логичности и последовательности деятельности следователя, дознавателя, но и ее соответствия материалам уголовного дела. Альтернатива действий прокурора в зависимости от дачи согласия или в его отказе приводит к различным последствиям для уголовного дела. В первом случае уголовное дело направляется в суд для решения вопроса о применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему. Во втором - прокурор возвращает уголовное дело на дополнительное расследование, если нет основания либо хотя бы одного из условий прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия.

Однако, действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. 427 УПК), впрочем, также как и предыдущее законодательство, которое содержало положение о даче согласия прокурором на прекращение уголов- ного дела (ст. 8 УПК РСФСР), не регламентирует порядок дачи прокурором согласия на вынесенное постановление о прекращении уголовного пре- следования и проверки им материалов поступившего к нему уголовного дела. По нашему мнению, следует дополнить ч.1 ст. 427 УПК, оговорив следующее: «Согласие прокурора выражается в письменной форме. После изучения всех материалов уголовного дела, предоставленных следователем, дознавателем, и при убеяодении в исправлении несовершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия прокурор обязан дать согласие на вынесение постановления о прекращении уголовного преследования».

Важность существования согласия прокурора при направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер к несовершеннолетнему обвиняемому отмечают многие ученые’.

Согласование с прокурором принятого следователем, дознавателем решения о прекращении уголовного преследования необходимо для исключения случаев незаконного и необоснованного окончания предварительного следствия в отношении несовершеннолетних. Оно способствует эффективности прокурорского надзора в стадии предварительного расследования. И поэтому нами не поддерживается точка зрения о том, что, данного согласия прокурора не требуется^.

Хотя законодатель предписывает только суду окончательно разрешать вопросы об исправимости несовершеннолетнего и выборе ему меры воспитательного воздействия, логично предположить, что получение согласия прокурора является важным, т.к. в некотором смысле облегчает дальнейшее судопроизводство.

К процессуальным условиям прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной

‘Так, см., например: Михайпов В. А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования.- Волгоград, 1970.- С. 88; Белозеров Ю.Н., Николюк В.В. Производство по делам несо- вершеннолетних.- М., 1985.- С. 32; Холоденко В.Д. Условия принятия ре- шений и производства действий как элемент уголовно-процессуальной формы // Вестник Саратовской государственной академии права. № 2. 2000.- С. 11; Гришин А.И. О равноправии сторон на стадии предварительного расследования // Вестник Саратовской государственной академии права. 2001. № 3.- С. 49 и др.

^ Авторская точка зрения подтверждена и позицией некоторых ученых, указывающих, что следователь не может самостоятельно обратиться к судье с ходатайством о проведении процессуального действия, минуя прокурора, а это означает, что прокурор по- прежнему санкционирует проведение тех процессуальных действий, которыми ограничиваются права и свободы участника уголовного процесса {Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. 2002. № 5.- С. 100); см. также: Синелыциков Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК // Законность. 2002. № 5.- С. 7.

меры воспитательного воздействия относится отсутствие возражения со стороны несовершеннолетнего или его законного представителя на пре- кращение в отношении него уголовного преследования. Такое условие, как отсутствие возражения со стороны несовершеннолетнего, не следует сме- шивать с признанием лицом себя виновным. Решение о прекращении уго- ловного преследования не зависит от отношения несовершеннолетнего к предъявленному обвинению. «Возражение против прекращения уголовного дела характеризует отношение лица к порядку его разрешения, а непризнание лицом себя виновным - либо действительное отношение к содеянному, способ защиты от обвинения»’.

Анализ отмеченного процессуального условия предполагает необходимость освещения вопроса о предоставлении материалов дела несовершеннолетнему по окончании производства расследования. Согласно ст. 427 УПК, прекращение уголовного преследования не допускается, если несо- вершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представи- тель против этого возражают.

Ст. 217 УПК предусматривает ознакомление обвиняемого со всеми материалами дела, которые по окончании расследования направляются в суд. Однако аналогичной нормы для дел, где прекращается уголовное пре- следование, нет. Уголовно-процессуальный закон говорит лишь (в ст. 213 УПК) о письменном уведомлении лица, дело, в отношении которого, пре- кращено. Надо полагать, законодатель тем самым ущемляет права несо- вершеннолетнего, поскольку право на ознакомление с уже сформулирован- ными выводами следователя (дознавателя) по существу дела, отнюдь, не равнозначно праву ознакомления с материалами, на основании которых только предполагается сделать выводы и ходатайствовать о восполнении пробелов в деле. В этом случае одно лишь предоставление постановления о

’ Молодцов А.С., Благов Е.В. Понятие и основные направления уголовной политики и участие общественности в борьбе с преступностью.- Ярославль, 1987.- С.46.

прекращении уголовного преследования недостаточно обеспечивает права и законные интересы несовершеннолетнего. Резонно предположить, что с помощью лица, в отношении которого прекращается уголовное преследо- вание, имеется большая возможность обнаружить и исправить пробелы в расследовании. «Вывод следователя о необходимости прекратить дело должен быть столь же достоверен, как и вывод о необходимости направления дела для предания суду»’. При прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением принудительной меры воспитательного воздействия необходимо с достоверностью выяснить ус- ловия, при наличии которых возможно вынесение постановления о пре- кращении уголовного преследования. В выяснении условий допустимо со- действие самого несовершеннолетнего, подробно описывающего свои дей- ствия в совершении преступного деяния. Разумеется, это только одно из средств, обеспечивающее полноту материалов, так как несовершеннолетний, по обыденной логике, не будет опровергать данные, говорящие в его пользу. Но оценить выводы следователя, дознавателя, сформулированные в постановлении о прекращении уголовного преследования, несовершенно- летний и его представители смогут лишь в том случае, если до этого озна- комятся со всеми доказательствами по делу. Данное ознакомление предпо- лагает возможность появления оснований у несовершеннолетнего и его за- конного представителя для возражения против прекращения уголовного преследования.

Важность ознакомления несовершеннолетнего и его законных представителей с материалами уголовного дела, на наш взгляд, состоит еще и в том, что данное прекращение уголовного преследования носит условный характер. В отличие от прекращения уголовного преследования по различным основаниям (ст. ст. 27, 28 УПК), при прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего по ст. 427 УПК ему назначает-

’ Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту.- М., 1957.- С. 32.

ся судом принудительная мера воспитательного воздействия. В этом случае судьба уголовного дела и несовершеннолетнего, совершившего преступление, до конца не разрешается. Все зависит от его дальнейшего поведения. При систематическом невыполнении требований, предъявленных судом к несовершеннолетнему в связи с назначенными воспитательными мерами, производство по уголовному делу возобновляется, вследствие чего несо- вершеннолетний вновь подлежит уголовной ответственности. Непосредст- венное получение информации при ознакомлении с материалами уголовного дела несовершеннолетним о доказательствах его обвинения, позволяет предположить, что он осознает важность исполнения принудительных мер воспитательного воздействия, назначаемых судом. Осознание этого будет являться препятствием для систематического нарушения предъявленных судом требований, и как следствие, наступления вновь уголовной ответст- венности. Это поможет ему быстрее встать на путь исправления и избежать тем самым повторного привлечения к уголовной ответственности.

На основании изложенного представляется правильным осуществлять ознакомление несовершеннолетнего и его представителей со всеми мате- риалами уголовного дела после того, как следователь примет решение о прекращении уголовного преследования по делу. Поэтому, ч. 6 ст. 427 УПК необходимо дополнить словами: «Прекращение уголовного преследования по основаниям^ указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель, ознакомившись с материалами дела, против этого возражают».

Согласие либо возражение несовершеннолетнего по поводу прекращения уголовного преследования и применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия должно быть определенным образом зафиксировано. Законодатель не определяет форму фиксации согласия на прекращение уголовного преследования. Он в ч. 3 ст. 213 УПК говорит лишь о фиксации согласия на прекращение уголовного дела, которое отражается в самом постановлении, но фиксация согласия на прекращение уголовного преследования законодателем ни в одной норме уголовно- процессуального кодекса не упоминается. Уголовно-процессуальное законодательство 1960 г. также не оговаривало форму фиксации соответствующего согласия, поэтому на практике этот вопрос решался по-разному. Очевидно, это связано с тем, что ранее действующий УПК РСФСР вообще не предусматривал названную процессуальную форму освобождения от уголовной ответственности и от уголовного преследования вообще.

Анализ судебной практики показал, что в уголовных делах встречаются постановления о их прекращении уголовного дела, после текста которых рукой несовершеннолетних обвиняемых отмечалось, что данное поста- новление им объявлено^ но возражают они или нет решению прекращении уголовных дел - неясно, в большинстве уголовных дел нет документа, ко- торый бы фиксировал возражение несовершеннолетнего или его согласие на прекращение уголовного дела. Отсюда возникает вопрос: знает ли несо- вершеннолетний о том, что он вправе возражать против прекращения уго- ловного преследования? На практике разрешение этого вопроса ставится в зависимость от срока, предусмотренного на обжалование. Отсутствие жалобы на вынесенное постановление со стороны несовершеннолетнего обвиняемого и его законных представителей, по мнению практических работников, надо понимать как отсутствие возражений против вынесения постановления о прекращении уголовного дела и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. В этом случае нарушается уголовно- процессуальный закон, который содержит положение о том, что прекращение уголовного дела не допускается, если несовершеннолетний

’ Так, из 208 изученных автором уголовных дел, по которым к несовер- шеннолетним применялись принудительные меры воспитательного воз- действия, 16,64 % содержали постановления о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, после текста которых, стояла подпись обвиняемого несовершеннолетнего с пометкой об ознакомлении с вынесенным постановлением.

ИЛИ его законные представители против этого возражают. Однако на практике согласие несовершеннолетнего и его законных представителей не фиксируется, и надо полагать, из материалов дела неясно, имеет несовер- шеннолетний или его законные представители возражения против прекра- щения уголовного преследования или нет. Такая нормативная неурегулиро- ванность существовала и в предыдущем уголовно-процессуальном законо- дательстве, что также приводило на практике к различным решениям.

Уместно предположить, что орган расследования не вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования, пока достоверно не будет известно и затем зафиксировано, что несовершеннолетний или его законные представители не возражают против прекращения уголовного преследования и применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия.

Положение о необходимости согласия несовершеннолетнего содержат Пекинские правила в ст. 11.3. В ней говорится, что любое прекращение дела несовершеннолетнего и передача его «общинным службам» требуют согласия несовершеннолетнего или (и) его законных представителей. В Правилах также подчеркивается добровольность согласия несовершеннолетнего, исключение какого-либо давления на него, его запугивания на всех уровнях прекращения дeлa^

Необходимо отметить, что положение о фиксации возражения обвиняемого против прекращения уголовного преследования по различным основаниям не содержится ни в одной норме УПК РФ, что, на наш взгляд, является пробелом, который представляется необходимым восполнить. Во избежание повтора и внесения изменений в каждую статью УПК, содержащую положения о прекращении уголовного преследования, думается, правильным будет изменить лишь единственную статью, которая служит основой для практических работников при вынесении решений о прекращении

’ Основы ювенального права // Учебное пособие. Т. 2.- Воронеж, 2001.- С. 123.

уголовного преследования по соответствующим статьям УПК. Полагаем, что следует дополнить ч. 3 ст. 213 УПК словами, оговорив в ней такое по- ложение: «В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом пре- кращение уголовного дела и уголовного преследования допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении».

При прекращении уголовного преследования (уголовного дела) по различным основаниям затрагиваются важные интересы потерпевшего. Однако, законодатель в ч. 6 ст. 427 УПК оговаривая в числе лиц, могущих возражать против прекращения уголовного преследования, несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого или его законного представителя, не называет потерпевшего. Исходя из этого, практические работники, применяя ч. 3 ст. 213 УПК, опираются на положения, касающиеся согласия только обвиняемого.

Важно правильно определить процедуру прекращения уголовного преследования прокурором, следователем, дознавателем с согласия прокурора на основании ст. 427 УПК, анализ которой показывает, что данные лица вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия. Это обусловлено, прежде всего, новизной названной процедуры в уголовно- процессуальном законодательстве. Предусматривая возможность прекращения уголовного преследования органами расследования в отношении несовершеннолетних обвиняемых, законодатель указывает на факуль- тативность данной нормы. Она также просматривается и в нормах, содер- жащих положения об освобождении от уголовной ответственности и пре- кращении уголовного дела. Данное обстоятельство породило разнобой мне-

по

мнений авторов о том, чем является прекращение уголовного дела для компетентных органов - правом или обязанностью’.

Говоря о «праве» вышеназванных лиц на вынесение постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, действующее законодательство преду- сматривает «…возможность действовать, поступать каким-нибудь образом»^. Резонно предположить, что законодатель не в состоянии учитывать все практические ситуации по конкретному уголовному делу, и, тем самым, полагается на усмотрение компетентных органов. Таким образом, закон по- зволяет прокурору, следователю и дознавателю поступать исходя из опре- деленной ситуации, что дает место злоупотреблениям названных лиц при вынесении соответствующего решения. Такое положение противоречит за- даче соблюдения законности. Прокурор, органы предварительного рассле- дования наделены обязанностью раскрыть преступление, изобличить пре- ступника, собрать все доказательства по делу. Также в обязанности этих лиц входит установление всех условий, при наличии которых возможно прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетне-

^ Ряд авторов придерживаются точки зрения, что прекращение уголовного дела является правом компетентных органов. См., например: Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования,- Киев, 1975.- С. 114; Кузнецова Н. Частичное прекращение уголовного дела при множественности преступлений // Законность. № 3. 2001.- С. 31 и др.

Однако, мы склоняемся к позиции тех авторов, которые считают, что прекращение уголовного дела является обязанностью, а не правом данных органов. См., например: Мотовиловкер Я.О. Обстоятельства, исключающие производство по делу // Советское государство и право. 1984. № 12.- С. 64; Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной от- ветственности в связи с деятельным раскаянием // Государство и право.

  1. № 12.- С. 56; Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим / Дисс… канд юр. наук.- Волгоград,
    • С. 105-106.
  2. ^ Лопатухин М.С., Скорлуповская Е.В., Снетова Г.П. Школьный толковый словарь русского языка.- М., 1981.- С. 274.

го. в этом случае у них нет права игнорировать данные условия. Отсюда можно заюіючить, что вынесение постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждения ходатайства перед судом о применении при- нудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершен- нолетнего является обязанностью прокурора, следователя и дознавателя. Прав, на наш взгляд, П.В. Алюшкин, который пишет: «Право освободить лицо от уголовной ответственности принадлежит государству как субъекту уголовно-правовых отношений. На уровне правоохранительных органов данное правомочие выступает как обязанность, выполнение которой предо- пределено совокупностью обстоятельств, указанных в законе»’.

Понятие «обязанность» рассматривается в словарях как «круг действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения»^. Это «то, что подлежит обязательному, безусловному выполнению кем-нибудь, согласно общественным требованиям или внутреннему побуждению»^. В этой связи уместно говорить о безоговорочном прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого. Орган расследования, собрав и исследовав доказательства по делу, основываясь на внутреннем побуждении, признавая возможность исправления несовершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия, обязан прекратить уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего. Факультативность положения ст. 427 УПК позволяет органу расследования, признавшему возможным исправление несовершеннолетнего, совершившего преступление впервые, небольшой или средней тяжести, принудительной мерой воспитательного воздействия либо вынести постановление о прекращении уголовного преследования, либо, составив обвини-

’ Алюшкин П.В. Фактический состав освобождения от уголовной ответст- венности в связи с деятельным раскаянием / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2001.- С.13. См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999.- С.442.

^ См.: Лопатухин М.С., Скорлуповская Е.В., Снетова Г.П. Школьный тол- ковый словарь русского языка.- М. 1981.- С. 226.

тельное заключение, направить его в суд для вынесения приговора. Законо- датель в ст. 427 УПК, давая право компетентному органу прекратить уго- ловное преследование, тем самым, ставит несовершеннолетнего в зависи- мость от настроения прокурора, следователя, дознавателя, их произвольного усмотрения.

С учетом сказанного, представляется оправданным внести некоторые изменения в ч. 1 ст. 427 УПК, уточнить компетенцию органов предвари- тельного расследования, т.е. вменить в их обязанность вынесение поста- новления о прекращении уголовного преследования и возбуждении хода- тайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего, если имеются все необхо- димые условия для вынесения такого решения. Следует, на наш взгляд, в ч. 1 ст. 427 УПК включить такое положение: «Если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый со- вершил это преступление впервые и его исправление может быть дос- тигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора выносят постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия…», т.е. управомочивающую норму переформулировать в обязывающую.

Проблема процедуры прекращения уголовного преследования в досудебном производстве предполагает освещение вопроса о деятельности прокурора, связанной с вынесением постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении при- нудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершен- нолетнего. Законодательно регламентированное право вынесения такого постановления прокурором разрешит многие вопросы. По исследовании материалов уголовного дела, поступившего к прокурору с обвинительным заключением, законодатель предопределяет возможность вынесения им по- становления о прекращении уголовного преследования в отношении несо- вершеннолетнего, если из материалов дела видно, что для этого есть все необходимые условия. Таким образом, прокурор освобождает суд от не- нужного разбирательства уголовного дела, экономит время суда, обвиняемого и других участников процесса, а также избавляет несовершеннолетнего от стресса, неизбежного при судебном разбирательстве.

Важен вопрос о сроках проверки прокурором уголовных дел, в которых имеется вынесенное следователем (дознавателем) постановление о прекращении уголовного преследования. Законодатель в ст. 221 УПК, на- зывая срок рассмотрения уголовного дела прокурором (5 суток), применяет этот срок к уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением. Отсутствие конкретного срока проверки уголовных дел с вынесенным постановлением о прекращении уголовного преследования является, по нашему мнению, пробелом в уголовно-процессуальном праве. Необходимость указания в законе конкретного срока проверки таких дел обусловливается направлением дела в суд для решения вопроса о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего обвиняемого. Данное обстоятельство отличает эти уголовные дела от других дел, предварительное расследование которых прекращено по иным основаниям, где направление дела в суд не предусматривается. Однако на практике проверка часто затягивается или откладывается, что затрудняет осуществление прав и законных интересов несовершеннолетнего об- виняемого, в отношении которого сохраняют силу различные меры пресе- чения. Это недопустимо. Надо полагать, решить данную проблему можно с указанием законодателя на конкретные сроки проверки прокурором уго- ловных дел, поступивших с вынесенным постановлением следователя (доз- навателя) о прекращении уголовного преследования. В этом случае права и законные интересы несовершеннолетнего не будут нарушены. Важно было бы предусмотреть трехдневный срок проверки уголовных дел прокурором.

Такой срок даст прокурору возможность полно изучить все материалы дела, а также вынесенное следователем постановление о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Кроме того, пред- лагаемый нами срок проверки таких дел не будет затрагивать законных ин- тересов и прав обвиняемого, в отношении которого применена мера пресечения.

Учтя сказанное, можно заключить, что установление конкретного срока рассмотрения уголовных дел прокурором практически востребовано; его относительная ограниченность во времени обяжет прокурора быстрее проверять уголовные дела, исключит затягивание проверки дел, даст несо- вершеннолетнему возможность подготовиться к выполнению отдельных обязанностей как тогда, когда дело будет направлено в суд, так и тогда, когда оно будет направлено на дополнительное расследование.

Установление сроков проверки материалов уголовного дела прокурором важно не только для изучения его материалов, ознакомления с поста- новлением о прекращении уголовного преследования и возбуждении хода- тайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия, но и для ознакомления с другими уголовными делами, произ- водство по которым прекращено. Поэтому важно, на наш взгляд, дополнить ст. 213 УПК, регулирующую порядок прекращения уголовного дела и уго- ловного преследования, частью 6-ой, указав: «Прокурор рассматривает поступившее от следователя, дознавателя прекращенное уголовное дело либо уголовное дело с вынесенным постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении лиц в течение 3 суток».

Отметим еще раз, что помимо права прокурора, законом (ст. 427 УПК) регламентировано аналогичное право следователя и дознавателя с согласия прокурора, выносить постановление о прекращении уголовного пре- следовании и возбуждении ходатайства перед судом о применении прину- дительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершенно- летнего. Такое право вызывается необходимостью осуществления четкого порядка окончания предварительного расследования, максимально обеспе- чивающего его завершение, когда собраны и исследованы все доказательства по делу и на этой основе делается вывод об освобождении несовершен- нолетнего от уголовной ответственности и применении к нему принуди- тельных мер воспитательного воздействия. Именно проведенное следователем (дознавателем) расследование позволяет прийти к правильному выводу и вынести обоснованное решение по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего.

Однако, в силу того, что уголовные дела рассматриваемой категории, в соответствии с правилами определения подследственности, в подавляющем большинстве расследуются в форме дознания, представляется, что специфика этой формы расследования не всегда позволяет обеспечить объективный и всесторонний подход к выработке решения о возможности применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия. По нашему мнению было бы оправдано принять решение об обязательности предварительного следствия по всем делам о преступлениях несовершеннолетних. Только на предварительном следствии можно создать все необходимые условия обеспечения права на защиту и максимально расширить познавательные возможности органа расследования.

К выводам следователя (дознавателя), сделанным по материалам предварительного расследования по делу несовершеннолетнего, должны предъявляться такие же требования, с точки зрения их обоснованности и законности, как и к выводам суда. Нет сомнения, что объективность, полнота, всесторонность исследования преступлений одинаковы как для пред- варительного следствия, так и судебного разбирательства. Предварительное расследование является предварительным не с точки зрения объема соб- ранных материалов и достоверности вытекающих из них вьшодов следова- теля (дознавателя), а с позиции их значения для дальнейшей судьбы дела. Разрешение вопросов о событии, составе преступления, виновности несо- вершеннолетнего; выяснение и исследование всех обстоятельств по уго- ловному делу можно и в ходе предварительного расследования.

Поскольку судебное заседание по делам о применении принудительных мер воспитательного воздействия не предполагает судебного следствия, это обусловливает повышение требовательности к качеству материалов предварительного расследования с точки зрения доказанности как самого события преступления, так и виновности несовершеннолетнего. Такое ут- верждение, на наш взгляд, вряд ли можно оспорить. Поскольку это так, то предварительное расследование по делам несовершеннолетних оправдано вести исключительно в форме предварительного следствия, независимо от того, что по предметному признаку они могут относиться к подследствен- ности органа дознания.

Проведенное следователем (дознавателем) предварительное расследование должно быть полным, объективным и всесторонним’. Это предполагает верность вывода по уголовному делу Б отношении несовершеннолетнего. «Правильность окончательного вывода зависит от того, насколько точно и объективно установлены фактические обстоятельства»^. Здесь мы разделяем точку зрения Н.Н. Полянского о том, что следователь, заканчи-

’ К сожалению действующий УПК избегает упоминание таких категорий как «всесторонность», «полнота» и «объективность». Тем не менее, многие положения закона так или иначе указывают на необходимость учета этих категорий в процессе доказывания. Данное обстоятельство, как представ- ляется, позволяет ставить вопрос о необходимости «реанимации» соответ- ствующего принципа уголовного судопроизводства «…лицо, производящее расследование, обязано в одинаковой мере собирать и исследовать до- казательства как обвинительного, так и оправдательного характера. Другими словами, они должны обеспечить полноту, объективность и всесторонность исследования всех значимых обстоятельств дела» (см.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. СЛ. Колосовта, Е.А. Зайцевой. Волгоград, 2002. С. 239- 240).

^ Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2000.- С. 92, вая расследование, должен быть убежден в том, что из данной совокупности доказательств вытекает один и только один вывод*.

Оценка следователем доказательств по внутреннему убеждению включает в себя рассмотрение всех обстоятельств дела в их совокупности, что обеспечивает обоснование выводов исключительно имеющимися в деле данными. По окончании расследования у следователя (дознавателя) форми- руется твердое убеждение в виновности обвиняемого. Передача в суд дела, по которому следователь (дознаватель) не пришел к такому убеждению, является нарушением законности. Неполнота полученных следователем (дознавателем) данных на стадии предварительного расследования по делам, где уголовное преследование прекращается, обусловливает необоснованность окончательных выводов. Логичен вывод: неправильно прекращенное преследование - это не раскрытое до конца преступление, не разоблаченный преступник. Правильный вывод о виновности несовершеннолетнего основывается на выяснении и исследовании всех обстоятельств по уголовному делу. «Только собрав, исследовав и правильно оценив до конца все оправдывающие или смягчающие вину обвиняемого доказательства, можно правильно решить вопрос о виновности…»^. Прийти к определенному выводу по делу, исключить возможность любого другого возможно лишь в том случае, когда будут собраны и оценены все доказательства. Отсутствие полного убеждения у следователя (дознавателя) в том, что он исследовал все существенные обстоятельства дела, и как следствие этого, — в истинности выводов, ведет к незаконченному расследованию и невозможности сформулировать эти выводы. «Придя к выводу, что в процессе расследования использованы все необходимые для установления истины средства доказывания, предусмотренные законом, и обстоятельства дела выяснены, следователь или дознаватель прекращает дальнейшее собирание до-

’ См.: Полянский Н.Н. К вопросу о презумпции невиновности в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1949. № 9.- С. 57-64. ^ Минъковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту.- М., 1957.- С.11.

казательств, систематизирует материалы, формирует и обосновывает выводы по существу дела»’. Задача этих лиц как раз и состоит в том, чтобы все- сторонне и объективно рассмотреть все существенные обстоятельства. Ус- тановление истины по делу, правильное прекращение уголовного пресле- дования позволяют обеспечить защиту прав и законных интересов граждан - как потерпевших, так и обвиняемых.

В связи со сказанным представляется обоснованным вывод о том, что для правильного прекращения уголовного преследования важно соблюсти такую последовательность:

1) установление и исследование всех существенных обстоятельств; 2) 3) правильную оценку доказательств; 4) 5) полноту собранного доказательственного материала; 6) 7) правильную формулировку и обоснование выводов следователя (дознавателя). 8) Следователь, по мнению М.А. Чельцова, может считать свою задачу выполненной, если: а) собранный им материал дает ответы на вопросы о сущности преступления, лице, его совершившем, месте, времени, мотивах и способах совершения преступления и б) представленные обвиняемым и приведенные в ходе следствия оправдательнью доказательства не колеблют предъявленного ему обвинения^.

Вывод об окончании предварительного расследования, к которому пришел следователь (дознаватель) в процессе исследования доказательств по делу, предполагает вынесение постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении пред судом ходатайства о применении при- нудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершен- нолетнего. Это постановление выносится в определенном порядке; «поря- док», согласно толковому словарю русского языка порядок - «правильное.

’ Кузнецова Ю.В., Рукавишников В.П., Громов Н.А. Приостановление и окончание предварительного расследования / Следователь. Федеральное издание. Честь и закон.- М., 2000.- С. 19-20.

^ См.: Челъцов М.А. Советский уголовный процесс.- М., 1951.- С. 290.

налаженное состояние, расположение чего-нибудь…Последовательный ход чего-нибудь… Правила, по которым совершается что-нибудь»

Прекращение уголовного преследования по ст. 427 УПК, как уже было отмечено, допускается прокурором, следователем, дознавателем. Зако- нодатель, упоминая о прекращении уголовного дела в отношении несо- вершеннолетнего, предоставляет такое право только суду. Такое прекращение можно осуществить только после сбора при расследовании всех доказа- тельств, свидетельствующих о совершении преступления этим несовер- шеннолетним. Наличие необходимых доказательств, их тщательное иссле- дование заканчивается вынесением постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры в отношении несовершеннолетнего. Как мы понимаем, это означает, что уголовное преследование в отношении несовершенно- летнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воз- действия прекращается в определенной последовательности, по определен- ным правилам. Если следователь (дознаватель) не считают нужным выносить постановление о прекращении уголовного преследования (ст. 427 УПК говорит лишь о праве следователя и дознавателя), то прокурор, усматривая основание к прекращению, в пределах своей компетенции также вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования. Однако не всегда при наличии такого основания оно выносится; в таких случаях дело с обвинительным заключением или обвинительным актом передается в суд, который, руководствуясь ч. 3 ст. 427 УПК или ст. 431 УПК, прекращает уголовное дело в отношении несовершеннолетнего и применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия.

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего должно включать в себя ряд процессуальных действий, таких как:

’ Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999.- С. 566.

1) Принятие следователем (дознавателем) решения об окончании расследо- вания на основе всестороннего, полного, объективного исследования мате- риалов дела; 2) 3) систематизация и оформление документов; 4) 5) вынесение постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия; 6) 7) получение согласия прокурора на решение о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении при- нудительной меры воспитательного воздействия, предусматривающее изу- чение прокурором материалов уголовного дела и проверку им правильности вынесенного постановления о прекращении уголовного преследования; 8) 9) уведомление всех заинтересованных лиц по делу; 10) 11) направление прокурором постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства в отношении несовершеннолетнего и материалов уголовного дела в суд для применения принудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему’. 12) Описанный порядок применим при прекращении уголовного преследования по любому основанию, предусмотренному законом.

Следователю (дознавателю) для правильного принятия решения об окончании предварительного расследования по делу, возбужденному в отношении несовершеннолетнего, необходимо провести исчерпывающее исследование, в результате которого установить событие и состав преступле-

’ Процессуальные действия необходимые при прекращении уголовного дела называются такими авторами, как: Ковалев В.А. Прекращение уголовного дела в условиях деятельности органов дознания.- М., 1990.- С. 48-49; Некрасов Ю.Б. Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности с применением мер воспитательного характера.- М., 1991- С. 5253; Кабельное С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исключающим производства по делу / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.- С. 30 и др.

ния, ЛИЧНОСТЬ виновного несовершеннолетнего, определить степень его вины. Они также должны поставить вопрос о необходимости применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия. Другими словами, им нужно собрать, исследовать, оценить все необходимые доказательства, которые должны подтверждать виновность несовершеннолетнего.

признав все собранные доказательства достаточными для вынесения постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитатель- ного воздействия в отношении несовершеннолетнего, следователь (дозна- ватель) принимает решение об окончании предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному в отношении несовершеннолетнего. Это решение должно быть законным и обоснованным. Неполно и односторонне проведенное предварительное расследование по делу вызовет вынесение незаконного решения.

Завершив расследование, систематизировав и оформив материалы дела, следователь (дознаватель) выносит постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.

Вынесенное постановление в отношении несовершеннолетнего должно быть, прежде всего, законным и обоснованным. «Незаконные и необоснованные решения, принимаемые должностным лицом, осуществляющим производство по делу, влекут за собой существенное нарушение уголовно- процессуального закона, нарушение таких принципов уголовного судопроизводства, как принцип законности, публичности, всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, принцип презумпции невиновности, неприкосновенности личности и других, а также личных прав и законных интересов граждан, гарантированных Конституцией Российской Федерации»’. Законность в сфере уголовного судопроизводства понимается как требование точного и безусловного соблюдения законов всеми участниками предварительного расследования и судебного разбирательства^. Законность предполагает строгое исполнение законов не только на момент принятия решения о прекращении уголовного преследования, но и на предшествующих ему этапах. «Оценка качества предварительного следствия в немалой степени зависит от законности и обоснованности выносимых следователем процессуальных решений»^. Различные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, при производстве предварительного расследования, которое предшествует принятию решения о прекращении уголовного преследования, при решении ряда процессуальных вопросов, вытекающих из факта прекращения уголовного преследования (отмена меры пресечения в отношении несовершеннолетнего, рассмотрение ходатайств участников процесса), исключают законность прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Понятие законности тесно связано с таким понятием, как обоснованность. Однако их нельзя отождествлять, в литературе существует несколько подходов к понятию обоснованности актов. Некоторые авторы требование обоснованности раскрывают с позиции соотношения их истинности и обоснованности”*,

^Якупов Д.А. Уголовно-процессуальная характеристика обвинительного и оправдательного уклонов в уголовном процессе.- М., 1999.- С. 7. ^ См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросытеории и практики).- М., 1971.- С. 47; Кобликов А.С. Законность- конституционный принцип советского уголовного судопроизводства.- М., 1979.- С.З.

^ Левинова Т.А. Ведомственный процессуальный контроль: вопросы зако- нодательного регулирования и правоприменения // Дифференциация от- ветственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и про- цессе.- Ярославль, 2001.- С. 58. Об этом еще столетие назад говорил и О.С. Витунский {Витунский О. С. О ежемесячной отчетности судебных следова- телей // Журнал Министерства юстиции. - 1901. № 10. - С. 239). ^ См.: Бажанов М.И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве / Автореф. дисс… докт.

другие - с точки зрения оснований уголовно-процессуального акта’, третьи данное понятие связывают с соответствием актов фактическим обстоятель- ствам дела^. Мы не ставим задачу выявить четкую формулировку этого по- нятия. Нам необходимо показать соотношение законности и обоснованности решений о возможности применения принудительных мер воспитательного воздействия.

А.Я. Дубинский, говоря о законности и обоснованности, отмечает, что «законность процессуального акта обеспечивается точным применением норм действующего законодательства, как при принятии акта, так и в процессе деятельности соответствующих органов, предшествующей его принятию». «Обоснованность - это обусловленность процессуального акта наличием достаточных и достоверных доказательств, собранных по делу, исследованных и оцененных в установленном законом порядке»^.

Любое необоснованное постановление о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением прину- дительной меры воспитательного воздействия одновременно является и не- законным. Однако данное постановление может быть обоснованным (т.е. решение вопроса об освобождении несовершеннолетнего от уголовной от-

юрид. наук.- Харьков, 1967.- С. 14-15; Манаев Ю.В. Обоснованность про- цессуальных решений следователя // Советское государство и право, 1978. №5.- С. 65.

’ Карнеева Л.М. Доказывание в советском уголовном процессе и основания процессуальных решений // Советское государство и право.- 1981. № 10.- С. 90; Смирнов А.В. Достаточные фактические основания уголовно- процессуальных решений. Стадия возбуждения уголовного дела и предва- рительного расследования / Автореф. дисс… канд. юрид. наук.- Л., 1984,- С. 8-11.

О .

См.: Лупинская П.А. Проверка законности и обоснованности приговоров, определений и постановлений в порядке надзора в советском уголовном процессе.- М., 1956.- С. 65, 66; Фаткулин Ф.Н. Некоторые вопросы даль- нейшего развития науки советского уголовного процесса // Вопросы уго- ловного и уголовно-процессуального законодательства.- Казань, 1969.- С. 6-7.

^ Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Киев, 1975. С. 100.

ветственности и применении к нему принудительной меры воспитательного воздействия обусловливается наличием достаточных исследованных и оце- ненных доказательств, собранных по делу), но незаконным. Так, незаконным будет вынесенное постановление о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, если нарушена процессуальная форма, нет согласия прокурора, либо данное решение вынесено ненадлежащим органом.

В качестве примера приведем деятельность органов расследования Енотаевского района Астраханской области по прекращению уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия, сотрудники которого с согласия прокурора прекращают уголовные дела, минуя суд, применяют принудительные меры воспитательного воздействия. Это заведомое нарушение закона’.

Так, следователем было вынесено постановление о прекращении уго-

/

ловного дела в отношении несовершеннолетнего 3., обвиняемого в совершении преступления по чЛ ст. 158 УК, где он отразил основание и условия ос- вобождения 3. от уголовной ответственности. Однако, в этом же доку- менте он постановил…применить к несовершеннолетнему 3., впервые со- вершившему преступление средней тяжести, принудительную меру вос- питательного воздействия в виде передачи 3. под надзор родителеі^.

Постановление о прекращении уголовного преследования должно быть выражено в такой форме, при которой оно является доступным и понятным для всех участников процесса. Под процессуальной формой понимают совокупность процедурных требований, предъявляемых к действиям участников процесса и направленных на достижение какого-то определен-

’ Архив ИЦ УВД Астраханской области. Автор изучил пять таких уголовных дел.

‘У

Архив суда Енотаевского района Астраханской области. Уголовное дело №435/2000.

НОГО результата’. Несоблюдение уголовно-процессуальной формы при осуществлении предварительного расследования является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Постановление о прекра- щении уголовного преследования имеет внешнюю и внутреннюю форму. Внешняя форма данного процессуального акта отражает: 1) текстуальное изложение (текст документа); 2) стиль изложения текста документа.

Внутреннюю форму документа составляют части его структуры, которые расположены в строго логической последовательности: вводная, описательно- мотивировочная, резолютивная^.

Ст. 213 УПК излагает ряд требований, относящихся к вынесению такого важного акта, как постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования. Несоблюдение этих требований должно рас- сматриваться как существенное нарушение форм судопроизводства. Н.Г. Муратова называет общие требования, которым должны соответствовать все процессуальные акты уголовного судопроизводства: «К таким требованиям… следует отнести их законность, обоснованность, своевременность, мотивированность и справедливость»^. Расшифровывая смысловое значение термина «мотивировка», мы видим, что это — «совокупность мотивов, доводов, для обоснования чего-нибудь»’^. Прекращая, согласно ст. 427 УПК, уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего, следователь (дознаватель) должен вынести мотивированное постановление, приведя в нем совокупность доводов, ответив тем самым на вопрос: почему именно по данному основанию прекращается уголовное преследование. Совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести, а также возможность исправления несовершеннолетнего принудительной мерой вос-

’ См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регу- лирования в социалистическом обществе.- М., 1972.- С. 190-191. ^ См.: Муратова Н.Г Процессуальные акты органов предварительного расследования.- Казань, 1989.- С. 28.

Муратова Н.Г. Указ, соч.- С. 50. ^ Ожегов С.И. Словарь русского языка.- М., 1984.- С. 311.

питательного воздействия как раз и будет той совокупностью доводов, ко- торая излагается следователем (дознавателем) в постановлении о прекра- щении уголовного преследования.

В литературе значительное место уделено раскрытию мотивировки постановления о прекращении дела’. Думается, данную проблему можно рассмотреть применительно к постановлению о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении при- нудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему.

Проблемным является вопрос о соотношении мотивированности и обоснованности постановления о прекращении дела (уголовного преследо- вания). Являются ли данные понятия идентичными? Так, П.А. Лупинская считает, что несмотря на взаимосвязь и взаимообусловленность этих свойств, понятия обоснованности и мотивированности решений не могут быть отождествлены. Мотивированность решения выражается не только в анализе доказательств, но и в приведении в нем как фактической, так и логической и правовой аргументации, обосновывающей квалификацию преступления, избранную меру наказания и все иные принятые по вопросам права решения^. Мнение В.А. Ковалева подтверждает эту точку зрения: «Надлежащее обоснование рассматриваемого процессуального решения достигается посредством его мотивировки. Однако обоснованность и мотивированность постановления о прекращении уголовного дела нельзя счи-

’ См., например: Николюк В.В., Дунин В.А. Прекращение предварительного следствия с передачей уголовного дела в комиссию по делам несовершен- нолетних.- Омск, 1983.- С. 44-45; Прохорова Г.Ю. Прекращение уголовного дела с применением мер административного взыскания.- М., 1986.- С.18; Ковалев В.А. Прекращение уголовного дела в условиях деятельности органов дознания.- М., 1990.- С. 57; Минъковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту.- М., 1957.- С. 76-77.

^ Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном су- допроизводстве.- М., 1972.- С. 74-75; Загорский Г.И. Судебное разбира- тельство по уголовному делу.- М., 1985.- С. 75.

тать идентичными понятиями»’. Словарь русского языка дает следующее определение: «Обоснованный - подтвержденный фактами, серьезными до- водами, убедительный»^. Обоснованность исходит из той совокупности доводов, на которой базируется постановление о прекращении уголовного преследования. Но выявленная следователем (дознавателем) совокупность доводов, т.е. совершение преступления несовершеннолетним обвиняемым впервые небольшой или средней тяжести, возможность исправления несо- вершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия, должна быть подкреплена доказательствами, собранными по уголовному делу, подтверждаться фактами. Доказательства следователь (дознаватель) излагает в постановлении о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего (ст. 427 УПК). Они непосредственно должны подтверждать совершение несовершеннолетним преступления впервые небольшой или средней тяжести, соответствовать этим условиям вынесения постановления о прекращении уголовного преследования. Кроме того, до- казательства должны указывать и на возможность исправления несовер- шеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия. Несо- ответствие доказательств названным условиям предполагает необоснован- ность постановления следователя (дознавателя) о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего. Данное обстоятельство может повлечь его отмену. Таким образом, применительно к постановлению о прекращении уголовного преследования мы согласны с приведенным ниже суждением Г.Ю. Прохоровой о том, что «требования обоснованности и мотивированности означают обязательность соответствия выводов по ка- ждому признаку, из которых складываются установленные законом основания для данного вида освобождения от уголовной ответственности, имеющимся в деле доказательствам, и обязательность приведения доводов

’ Ковалев В.А. Прекращение уголовного дела в условиях деятельности органов дознания.- М., 1990.- С. 57.

^ Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999.- С. 435.

В обоснование каждого вывода, сделанного лицом, выносящим этот про- цессуальный документ»’.

На практике встречаются случаи вынесения обоснованных, но не мо- тивированных постановлений. Наличие достаточного количества доказа- тельств по делу создает фактическую предпосылку для принятия решения о прекращении уголовного преследования. Однако в вынесенном постанов- лении не приводятся аргументы в пользу такого решения, не показана связь между собранными доказательствами и выводами, к которым пришел сле- дователь (дознаватель), т. е. отсутствует объяснение принятого решения. При изучении уголовных дел, автор обратил внимание, что в 15 постановлениях была указана лишь ссылка на ст. 8 УПК РСФСР. Суд же, игнорируя данное обстоятельство, применял принудительные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему. Было бы правильным такое дело на- править для производства дополнительного расследования, либо суду, в пределах своей компетенции, надо бы отменить это постановление и вынести новое, мотивированное, о прекращении уголовного дела и привести ар- гументы в пользу такого решения.

РІмеют место и несколько иные случаи. Постановление о прекращении вроде бы является мотивированным, но по существу - необоснованным. Следователь (дознаватель) в этих случаях неправильно оценивая дока- зательства, связывает с ними свои выводы. Мы полагаем, что при таких на- рушениях постановление следует отменить, и продолжить производство по делу.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что обоснованность и мотивированность постановления о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия отражают его фактическую и логическую стороны.

’ Прохорова Г.Ю. Прекращение уголовного дела с применением мер адми- нистративного взыскания.- М., 1986.- С.18.

Целесообразно на наш взгляд, в данном параграфе определить требование справедливости к вынесенному постановлению органов расследования. Понятие «справедливость» является категорией этики*. Закрепление его в праве и правоприменении неоднозначно. Во-первых, поскольку все нормы права основываются на принципах морали, категория справедливости выступает в качестве нравственной характеристики всякого нормативного и правоприменительного акта; во-вторых, правовые нормы могут прямо выражать требование справедливости, закрепляя его в качестве юридического предписания^. Следователь (дознаватель), принимая решение о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия, руководствуется правовыми предписаниями. Правомерно ли выносит следователь (дознаватель) данное постановление, правомерно ли санкцио- нирует это постановление прокурор - все это определяет закон. Однако за- конодатель не определяет, какое вынесенное решение будет справедливым, а какое - нет, полагаясь в этом вопросе на правосознание правопримените-

’ В.В. Мальцев так характеризует данную категорию: «Справедливость оз- начает определенное соответствие различных общественных отношений, поощрение добра добром. Воздаяние за зло и т.п. Она основывается на со- циальном равенстве людей, на уважении личности и создании ей условий для всестороннего развития» {Мальцев В.В. Принципы уголовного права. Волгоград, 2001. С. 170). См. также: Нерсесянц B.C. Примечания // Гегель Г.В. Философия права. М., 1990. С. 499\Дрожжин В. Право и справедливость в представлении древних // Советская юстиция. 1993. № 10. С. 28-29; Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. Минск, 1998. С. 246; Платон. Законы. М, 1999. С. 552-553; Кулагин Н.И. Психология и этика управления в следственном аппарате органов внутренних дел.- Волгоград, 1981.- С. 36-42; Кулагин Н.И. Культура и профессиональная этика следователя.- Саратов, 2002.

^ См.: Лушнская П.А. Справедливость решений в уголовном судопроиз- водстве // Социалистическая законность.- 1972. № 3.- С. 9; Манаев Ю.В. Взаимосвязь законности, обоснованности и справедливости процессуальных решений следователя // Этика предварительного следствия.- Волгоград, 1976.- С. 36-40; Кулагин Н.И. Некоторые вопросы этики следователя в условиях конфликтной ситуации // Этика предварительного следствия.- Волгоград, 1976.- С. 84-90.

ля. «принятие решения - процесс творческий. Ни один закон не способен вобрать в себя всех сложностей спора… Правило, если оно не одновари- антно, рассчитано на активную мысль правоприменителя, обращено к его выбору, представлению о целесообразном и справедливом»’. Таким образом, представляется, что предпосылкой принятия справедливого процессуального акта является наличие у правоприменителя права на усмотрение при выборе варианта решения в рамках уголовно-процессуального закона .

Уголовно-процессуальный закон употребляет термин «справедливость» только применительно к назначению судом наказания (ст. ст. 297, 379 УПК). Правомерно ли его использование по отношению к постановлению следователя о прекращении преследования в отношении несовершен- нолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия? Думается, что да. Справедливость процессуального акта сле- дователя тесно связана с требованиями его мотивированности и своевре- менности. Кроме того, для признания акта справедливым важно, как зафик- сирован он в правовом документе. Вынося законное, обоснованное, моти- вированное, своевременное постановление о прекращении уголовного пре- следования, правоприменитель, тем самым, соблюдает права и законные интересы граждан. Данное обстоятельство делает принятое процессуальное решение справедливым.

Кроме общих требований, предъявляемых к постановлению о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия, необходимо сказать о требованиях, формулируемых следственно-судебной практикой. Некоторые из них непосредственно не вытекают из закона, однако являются важными. Речь идет о таких требованиях, как определен-

’ Мурадъян Э.М. Социальное действие и резонанс судебного решения // Советское государство и право.- 1983. № 3.- С. 48.

^ См.: Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования.- Казань, 1989.- С. 71.

ность, грамотность, логичность, культура оформления’, которые относятся не к содержательной, а к документально-оформительной стороне процессу- ального решения.

2

По нашему мнению, существует необходимость при составлении по- становления о прекращении уголовного преследования следователем (доз- навателем) формулировать предложения так, чтобы не возникало разночте- ний, обусловленных многозначительностью слов или неверным их упот- реблением. Уголовно-процессуальные акты органов предварительного рас- следования должны быть определенными, исключать всякую двусмыслен- ность при прочтении документа, а также в понимании выводов и решений по конкретным правовым вопросам. Документ должен быть составлен грамотно, показывать уровень профессиональной подготовки и культуры следователя (дознавателя). «По процессуальному акту можно судить о специалисте, о степени его профессионализма и общей грамотности»^. На практике типичными ошибками являются: неверная расстановка знаков препинания, неверное употребление слов в словосочетаниях и предложениях, про- фессиональные ошибки, возникающие в результате различного осмысления слова^.

’ Специально данные требования в литературе не исследовались, но они освещались в следующих работах: Ефгштев СЛ., Столмаков А.И. О культуре юридических документов и публичных выступлений следователя // Правовые и организационные вопросы предварительного расследования- Волгоград, 1977.- С. 44-51; Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве.- М., 1972.- С. 77; Кулагин Н.И. Культура и профессиональная этика следователя.- Саратов, 2002.- С. 22-31.

Мкхайленко А. Уголовно-процессуальные акты и их роль в обеспечении законности // Проблемы охраны прав граждан в сфере борьбы с преступ- ностью.- Иваново, 1980.- С. 117.

^ Автором было изучено интересное постановление о прекращении дела. В содержании этого документа было такое предложение: «Несовершеннолетний совершил преступление в районе китайской стены». Данное предложение понятно только жителю г. Астрахани, т.к. «китайской стеной» именуется «в народе» забор, находящийся вдоль ул. Татищева. Здесь следователь не употребил кавычек, тем самым, придав словосочетанию иной смысл.

Законодатель не оговаривает структуру решения о прекращении уголовного преследования. Анализ ст. 213 УПК показывает, что постановление должно быть мотивированным. В нем излагается сущность дела и основания прекращения уголовного преследования. Опираясь на комментарий ст. 209 УПК РСФСР (сходной со ст. 213 УПК), практические работники выносили данное процессуальное решение, состоящее из трех частей: вводной, описательной, резолютивной’. На данный момент в связи с принятием УПК РФ, уголовно-процессуальная практика еще не выработана и, следовательно, в нашем исследовании не может быть использована.

Вводная часть постановления содержит наименование, время, место и дату его составления, а также должность, звание или классный чин должностного лица, данные о несовершеннолетнем, совершившем преступление, статье закона, предусматривающей ответственность за совершенное преступление. Наличие этих реквизитов придает документу юридическую силу. Например, дата, указанная в постановлении или определении, дает возможность судить о своевременности и законности его вынесения . Наиболее важной является описательно-мотивировочная часть постановления о прекращении уголовного преследования. В ней описываются фактические обстоятельства дела, дается юридическая оценка отдельным обстоятельствам, указывается норма уголовно-процессуального закона, на основе которой принимается решение о прекращении уголовного преследования. Описательно-мотивировочная часть постановления содержит сущность дела, основания и мотивировку прекращения уголовного преследования. «…Постановление о прекращении должно содержать детальный анализ доказательств, устанавливающих вину несовершеннолетнего в совершении

’ См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Лебедева.- М., 1996.- С. 292. Этим вопросам посвящена отдельная работа Н.И. Кулагина Делопроизводство, Устная и письменная речь сотрудника милиции и следователя.- Краснодар, 1996. ^ При изучении уголовных дел автором были обнаружены два постановления о прекращении уголовного дела, где не были проставлены даты вынесения документа.

преступления, причин и условий, способствовавших его совершению, в нем необходимо обосновать возможность прекращения уголовного дела…»’. «Кроме того, - дополняет Г.Ю. Прохорова, - в описательной части постановления необходимо привести и основания к привлечению данного лица в качестве обвиняемого, изложить сущность обвинения, отношение лица, совершившего преступление, к обвинению, и доказательства, которые их подтверждают, со ссылками на листы дела»^.

Резолютивная часть содержит вывод о возможности исправления лица принудительной мерой воспитательного воздействия, в ней говорится о том, куда направляются материалы для реализации этих мер. Кроме того в резолютивной части должны содержаться решения: 1) об отмене меры пре- сечения; 2) о снятии ареста с имущества; 3) о мерах, принимаемых в отно- шении вещественных доказательств; 4) об уведомлении заинтересованных лиц о прекращении уголовного преследования. «Факт прекращения уголов- ного дела возлагает на следователя… обязанность ликвидировать последствия применения принудительных мер и реализовать принятое решение (снять арест с имущества, освободить задержанного, отменить меры пресечения, решить вопрос об изъятых материальных ценностях, сообщить заин- тересованным лицам и организациям о прекращении и основаниях прекра- щения дела)»^. Подчеркнем, что решение о прекращении уголовного пре- следования в отношении несовершеннолетнего с применением принуди- тельной меры воспитательного воздействия в отличие от решений о пре- кращении уголовного преследования по другим основаниям имеет свои особенности, заключающиеся в условном характере освобождения несо- вершеннолетнего от уголовной ответственности, в результате, резолютив-

’ Вуколов в.к. Производство по делам несовершеннолетних.- Ростов-на Дону. 1982.- С. 64.

^ Прохорова Г.Ю. Прекращение уголовного дела с применением мер адми- нистративного взыскания.- М., 1986.- С. 14.

^ Михайлов В.А. Порядок прекращения уголовных дел в стадии предвари- тельного расследования.- Волгоград, 1970.- С. 9.

ная часть вынесенного следователем (дознавателем) постановления о пре- кращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего должна содержать решение о направлении материалов уголовного дела в суд для применения принудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему.

в дополнение к сказанному приведем суждение К. Бегалиева, который отмечает, что «при прекращении уголовного дела в отношении несо- вершеннолетнего должен быть решен вопрос о гражданском иске, если дей- ствиями подростка нанесен материальный ущерб гражданам или государст- венным и общественным организациям»’. Однако не каждое из перечис- ленных решений по делу обязательно. Они принимаются лишь в тех случаях, когда это диктуется конкретными обстоятельствами.

Ранее, в литературе поднимался вопрос о типизации правовых актов, получающей выражение в формулярах (образцах) актов-документов^. Не- однократно издавались образцы уголовно-процессуальных актов, в том числе и образцы постановления о прекращении уголовных дел. Эти образцы составлялись учеными и практиками в соответствии с требованиями уголовно-процессуальных норм. Практические работники пользовались ими. Однако изучение бланков, используемых практическими работниками г.г. Астрахани, Волгограда, Ахтубинска, выявило некоторый разнобой в их применении. Различные издания предлагали различные образцы актов. Кроме того, некоторые учреждения просто не имели бланков постановлений о прекращении дел, и практические работники составляли их сами: ес- тественно, ни о какой типизации в этом случае речи быть не могло^. Одна-

’ Бегстиев К. Прокурорский надзор за расследованием дел о преступлениях несовершеннолетних.-М., 1971.- С. 80.

^ См.: Алексеев С.С. Общая теория права.- М., 1982. Т. 2.- С. 289; Кулагин Н.И. Ранее указ. соч.- С. 18-19.

^ Так, 90% постановлений о прекращении дел судами Ленинского и Тру- совского р-нов г. Астрахани, Дзержинского р-на г. Волгограда, г. Старопо- ля напечатаны с помощью пишущей машинки на чистом стандартном листе.

КО, С Принятием уголовно-процессуального кодекса РФ ситуация изменилась. Появилась на государственном уровне единая структура уголовно- процессуальных актов органов предварительного расследования и суда. Это важно, прежде всего, для:

  • единообразного понимания требований уголовно-процессуального закона;
  • единообразного применения уголовно-процессуального закона;
  • осуществления правильной систематизации уголовно- процессуального законодательства;
  • совершенствования и улучшения уголовно-процессуального законо- дательства;
  • упрощения делопроизводства и улучшения организации труда.
  • Акты органов предварительного расследования и суда содержат

ссылки на нормы уголовно-процессуального права. Эти нормы должны быть выражены одинаково в каждом конкретном случае. Данное обстоятельство имеет большое воспитательное значение. Типизация актов формирует деловую этику. Постановление о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением принудительной меры воспитательного воздействия - это правоприменительный акт, в котором определенным образом закрепляется и оформляется решение определенных, уполномоченных на то органов. В нем отражаются основные особенности применения норм уголовно-процессуального права, и эти особенности должны быть правильно оценены гражданами. Для достижения правильной оценки уголовно-процессуальной нормы необходимо, чтобы эти особенности были оформлены одинаково в актах (постановлениях), относящихся к различным конкретным случаям. Вынесение постановления о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего по ст. 427 УПК влечет изменение правоотношений между несовершеннолетним и правоохранительными органами. В этом случае необходимо единообразное применение закона, что должно обеспечиваться типизацией документа, иначе при одинаковой ситуации в отношении несовершеннолетних возможно различное применение закона.

Следователь (дознаватель) уведомляет о прекращении уголовного преследования несовершеннолетнего, привлекавшегося в качестве обви- няемого, потерпевшего и разъясняет порядок обжалования этого постанов- ления. В письменном уведомлении указывается срок обжалования и проку- рор, к которому следует обратиться в случае обжалования.

Поступление жалобы (в связи с вынесенным постановлением о прекращении уголовного преследования) на действия следователя (дознавателя) обязывает вышестоящего прокурора рассмотреть данную жалобу. Жалоба на должностных лиц - это одно из средств обеспечения прав и законных интересов заинтересованных в деле граждан. Кроме жалобы, прокурору должно быть представлено объяснение следователя (дознавателя), которое позволит ему правильно и быстро принять решение по жалобе. Прокурор, согласно ст. 124 УПК, в течение трех суток (в исключительных случаях - в течение 10 суток) по получении жалобы, обязан ее рассмотреть и уведомить заявителя о результатах ее рассмотрения. Решение оформляется в виде постановления или письма. Признание прокурором жалобы обоснованной влечет принятие им меры к устранению нарушений закона. Жалоба приобщается к материалам уголовного дела.

После осуществления всех необходимых действий по уголовному делу, оно направляется в суд для назначения несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.

Прекращение уголовного преследования и возбуждение ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего имеет определенные правовые последствия. Правовые последствия - это, прежде всего, прекращение правоотношений.

Наличие такого основания, как возможность исправления несовер- шеннолетнего обвиняемого принудительной мерой воспитательного воз- действия, позволяет прокурору, следователю (дознавателю) суду принять решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответствен- ности. Данное обстоятельство обусловливает появление определенных пра- вовых последствий. Прежде всего, это наличие условий, предусмотренных ст. 90 УК при освобождении от уголовной ответственности в связи с при- менением принудительных мер воспитательного воздействия. Но в этом случае отсутствует обвинительный приговор, к нему не применяется уго- ловное наказание, что не исключает выполнение всех условий несовер- шеннолетним, содержащихся в ст. 90 УК, под страхом наступления вновь уголовной ответственности и назначения уголовного наказания. На несо- вершеннолетнего суд налагает срок исполнения этих условий.

Вынесение постановления о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего связано также и с уголовно- процессуальными последствиями, прокурор, следователь (дознаватель) осуществляют уголовно-процессуальное действие в порядке, предусмот- ренном законом, - выносят постановление о прекращении уголовного пре- следования. При принятии такого решения завершается деятельность по исследованию обстоятельств дела, собиранию доказательств. Прекращается деятельность прокурора, следователя (дознавателя) по производству след- ственных действий, они утрачивают свои полномочия по их осуществлению. Освобождаются от обязанности подчиняться процессуальным требованиям этих лиц обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, эксперт, свидетель. Кроме того, отменяются меры процессуального принуждения, что должно отражаться в постановлении о применении судом к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия^ Дальнейшим последствием вынесения постановления о

’ Нормы УПК РСФСР содержали положения об отмене меры пресечения избранной органами предварительного следствия, прокурором. Однако на практике в вынесенном решении о прекращении уголовного дела по данным основаниям в большинстве случаев эти положения не применялись, несмотря на то, что такие меры были избраны в отношении несовершенно- прекращении уголовного преследования прокурором, следователем и доз- навателем, а также последствием прекращения уголовного преследования (уголовного дела) судом, является разрешение вопроса о судьбе вещественных доказательств (ст. 82 УПК)’. Постановление о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия должно содержать решение вопроса о вещественных доказательствах. Орудия преступления, вещи, запрещенные к обращению, принадлежащие обви- няемому, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничто- жаются либо, при наличии ходатайства заинтересованных лиц или учреж- дений, могут быть выданы им. Документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле в течение всего срока хранения этого дела либо выдаются заинтересованным учреждениям. В постановлении о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в отношении не- совершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспита- тельного воздействия должен содержаться точный перечень предметов или ссылка на перечень, который имеется в другом процессуальном документе.

Таким образом, исходя из сказанного, обоснованность и мотивированность постановления о прекращении преследования в отношении несо- вершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспита- тельного воздействия отражают его фактическую и логическую стороны.

летних. Это, по нашему мнению являлось нарушением уголовно- процессуального законодательства 1960 г. Из 98 постановлений о прекра- щении уголовных дел, изученных автором, в 75 вопрос об отмене или из- менении меры пресечения не разрешался.

’ Изучение автором прекращенных дел показывает, что данный вопрос либо совсем не разрешался, либо это было отражено в различных иных документах, следующих за постановлением и обозначенных практическими работниками как «уведомление», «сообщение», или же в дело вкладывался листок бумаги без названия, в котором отражался вопрос о судьбе доказательств, подписанный следователем.

§2. Уголовно-процессуальная деятельность суда по применению принудительных мер воспитательного воздействия

Как было сказано в предыдущей главе, процессуальная деятельность суда по делам о преступлениях несовершеннолетних осуществляется в трех направлениях: 1) прекращение уголовного дела, представленного с обвини- тельным заключением (обвинительным актом); 2) постановление обвини- тельного приговора; 3) рассмотрение ходатайства органа расследования о применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовер- шеннолетнему. Очевидно, что первые два направления предполагают раз- решение дела в ходе судебного разбирательства, процессуальный порядок их разрешения известен. Что касается третьего направления, то здесь много неясностей, относящихся к его процедуре. Рассматривая вопросы рассмот- рения судом ходатайства органа предварительного расследования о пре- кращении уголовного преследования и применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, надо отметить особые полномочия, которыми наделяется суд при осуществлении данной деятель- ности ^ в отличие от следователя и дознавателя, суд рассматривает хода- тайство и все собранные материалы поступившего к нему уголовного дела. Он не выступает в качестве надзорной инстанции, которую выполняет про- курор, давая согласие на вынесение постановления о прекращении уголов- ного преследования либо вынося данное постановление в отношении несо- вершеннолетнего. Наличие всех условий, указанных законодателем в ст.

’ Данный вопрос в правовой литературе рассматривается многими авторами. См., например: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной дея- тельности.” М., 1961; Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в со- ветском уголовном судопроизводстве.- Л., 1970.- С. 80-90; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса.- Минск, 1970. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции.- Ярославль, 1976; Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе.- М., 1981; Тетерин Б.С., Трошкин ЕЗ. Возбуждение и расследование уголовных дел.- М., 1997.- С. 21-22.

427 УПК, предопределяет применение к несовершеннолетнему судом принудительных мер воспитательного воздействия.

Установление необходимых обстоятельств судом предполагает вынесение постановления о применении к несовершеннолетнему рассматриваемых мер. Здесь уместно поставить вопрос: как данное решение принимается - коллегиально судом, или же единолично судьей? Законодатель в ч. 2 ст. 427 УПК упоминает о суде, который рассматривает ходатайство и материалы уголовного дела. Однако, в той же части названной статьи содержится ссылка на к ч.ч. 4, 6, 8, 9, 11 ст. 108 УПК, содержащих положения о том, что ходатайство судья рассматривает единолично; соответственно, постановление выносится единолично судьей (ч. 7 ст. 108 УПК). Таким образом, налицо некоторое противоречие ст. 427 УПК и ст. 108 УПК. Для его устранения мы предлагаем внести изменения в ч.ч. 2, 4, 5 ст. 427 УПК оговорив, что не суд, а судья осуществляет дальнейшую деятельность по поступившему к нему уголовному делу, где вынесено постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.

Можно ли считать порядок принятия судьей ходатайства о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия судебным разбирательством? Производится ли судебное следствие, т.е. осуществляется ли доказывание в полном объеме судом, либо только оценка доказательств?

Прежде чем ответить на этот вопрос, рассмотрим, что включает в себя понятие «доказывание». В правовой литературе существуют различные мнения по этому вопросу, но все они сводятся к одному — доказывание - это деятельность уполномоченных органов по собиранию, проверке и оценке доказательств’. Доказывание осуществляется только на судебном следствии, которое начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения (ч. 1 ст. 273 УПК).

Что касается рассмотрения ходатайства, то ему предшествует объявление судьей его содержания и разъяснение прав и обязанностей присутствующим лицам (ч.б ст. 108 УПК). После этого, прокурор либо лицо, возбудившее ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего и применении к нему принудительных мер вос- питательного воздействия, обосновывает его. Заметим, что рассмотрение ходатайства осуществляется не на основе предъявленного обвинения и это отличает его от судебного следствия. Наоборот, прокурор сразу называет основание возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. При этом судья лишь заслушивает лиц, явившихся в зал заседания, но не проводит судебных действий (допрос подсудимого, по- терпевшего, свидетелей), столь обязательные и необходимые при судебном следствии; это автоматически исключает такие элементы доказывания, как собирание и проверка доказательств.

Заслушивая обоснование прокурора или лица, возбудившего названное ходатайство, а также лиц, явившихся в судебное заседание, судья уясняет содержание сведений о фактах, устанавливает их взаимные связи, возможность использования аргументов для обоснования своего решения по уголовному делу, т.е. осуществляет оценку доказательств, собранных уполномоченными органами по данному делу.

На наш взгляд, отсутствие таких элементов доказывания, как собирание и проверка доказательств, исключает наличие судебного следствия.

’ См.: Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе.- М., 1994.- С. 15; Белкин А.Р. Теория доказывания.- М., 1999.- С. 1; Шекшуева О.Н. Некоторые аспекты теории доказательств в уголовном процессе.- М., 2001.- С. 66; Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса.- М., 2002.- С. 7.

Данное обстоятельство, в свою очередь, не позволяет считать рассмотрение ходатайства судом судебным разбирательством.

Отсутствие судебного следствия на данной стадии процесса, по нашему мнению, значительно осложняет возможность правильного применения принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним правонарушителям. Без судебного следствия практически нельзя выявить существующие возможные пробелы в деле, допущенные органами предварительного расследования. Потому, суд может допустить ошибку при принятии решения по поступившему к нему ходатайству правоприме- нительных органов о применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему. Неправильно вынесенное решение существенно повлияет как на судьбу уголовного дела, так и на судьбу не- совершеннолетнего, в отношении которого возбуждено данное дело.

Таким образом, представляется правильным, в случае возникновения сомнений у суда по поступившему ходатайству о применении принуди- тельных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему, со- вершившему преступление, проводить судебное следствие.

Поступившее в суд ходатайство о применении принудительной меры воспитательного воздействия и материалы уголовного дела о правонарушении несовершеннолетнего рассматриваются с учетом требований ст. 427 УПК. Эта деятельность суда обладает некоторыми особенностями. Во- первых, присутствует так называемое двойное представительство: интересы несовершеннолетнего в суде представляют его законный представитель и защитник.

Во-вторых, расширение предмета доказывания, т.е. наличие дополнительных специфических вопросов, которые входят в предмет доказывания - выяснение условий жизни несовершеннолетнего, существование взрослых подстрекателей.

Согласно ст. 48 УПК по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в деле привлекаются их законные представители. Необходимость их участия в рассмотрении судом дел о совершении подростком преступления предопределяется неполнотой его процессуальной дееспособности и тем обстоятельством, что законный представитель несет ответственность за воспитание и поведение несовершеннолетнего’, в качестве законных представителей выступают родители, усыновители. Они обладают рядом прав, которые перечислены в ст. 428 УПК: ходатайства, отводы, давать показания, представлять доказа- тельства, участвовать в прениях сторон, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Однако, законный представитель по определению или постановлению суда может быть отстранен от участия в судебном разбирательстве, если есть основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего.

При рассмотрении ходатайства о применении принудительной меры воспитательного воздействия судом к несовершеннолетнему обязательно участие защитника. В соответствии со ст. 51 УПК, для суда является необя- зательным отказ несовершеннолетнего от защитника, что обусловлено особой охраной его прав и законных интересов. При этом учитываются его возрастные, психологические особенности, отсутствие жизненного опыта, влияние, оказываемое на несовершеннолетнего со стороны взрослых, а также неспособность осуществлять защиту самому. Участие защитника в уголовном деле способствует реализации гарантий установления истины по делу, вынесению справедливого решения. Защитником оказывается влияние на разрешение дела по существу. Своей деятельностью он содействует перевоспитанию и исправлению своего подзащитного. Законодатель в ст. 49 УПК определяет защитника как «лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве

’ Мельникова Э.Б. Уголовный процесс по делам несовершеннолетних // Уголовный процесс России. Лекции - очерки.- М., 1997.- С. 234-239.

ПО уголовному делу». Обычно, в качестве защитников допускаются адвока- ты. При осуществлении правосудия в отношении несовершеннолетних, преобладает повышенная защита прав последних’. Это достигается в пределах тех функций защитника, которыми он наделен, путем использования знания психологии несовершеннолетнего, создания доверительных отношений с подзащитным, на основе которых защитник помогает подростку негативно оценивать свое поведение в момент совершения преступления. Данное обстоятельство способствует возможности применения судом при- нудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему об- виняемому.

в судебном заседании суд заслушивает мнение участников процесса о возможности ограничиться применением принудительной меры воспита- тельного воздействия к несовершеннолетнему. Суд должен учесть все об- стоятельства, подлежащие установлению по делам о преступлениях несо- вершеннолетних, мотивы совершенного деяния, его характер, поведение подростка, условия его жизни, чистосердечность раскаяния, стремление за- гладить вред.

Постановление суда о применении принудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему (согласно ч. 2 ст. 427 УПК) направляется лицу, возбудившему ходатайство и, прокурору.

Вывод суда о невозможности применения к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия предполагает вынесение обвинительного приговора в отношении несовершеннолетнего и назначение ему наказания.

Согласно ст. 427 УПК, при положительном решении вопроса, несо- вершеннолетнему может быть назначена одна принудительная мера воспи- тательного воздействия. Однако, это противоречит ч. 3 ст. 90 УК, положе-

’ Леоненко В.В. Судебное производство по делам о преступлениях несо- вершеннолетних.- Киев, 1987.- С. 19; Ларин A.M., Мельникова Э.Б. Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции - очерки.- М., 1997.- С. 199.

ния которой подразумевают применение к несовершеннолетнему одновре- менно нескольких принудительных мер воспитательного воздействия. Это может быть, например, предупреждение и передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих; возложение обязанности загладить вред и ограничение досуга. При этом, суд должен убедиться в том, что лица, под надзор которых передается несовершеннолетний, имеют положительное влияние на подростка, моїут обеспечить повседневный контроль за ним. Обоснованно предположение о том, что важным фактором применения данной меры является согласие родителей, или лиц их заменяющих, осуществлять надзор за подростком. Закон не требует подобного согласия, однако, будет правильно предусмотреть это условие. Согласие родителей и лиц, их заменяющих, должно быть получено судом, иначе передача несовершеннолетнего под надзор данным лицам утрачивает смысл. При отсутствии согласия со стороны перечисленных лиц судья не вправе применять эту меру воздействия, вследствие ее бесполезности. Согласие родителей или лиц, их заменяющих, предполагает действенность назначенной меры в отношении не- совершеннолетнего. Отсюда можно заключить, что надзор за несовершен- нолетним суду необходимо назначать только с согласия родителей или лиц, их заменяющих. Потому важно дополнить п. «б» ст. 90 УК следующим: «Передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, возможна только с согласия этих лиц».

При назначении судьей меры - возложение обязанности загладить причиненный вред - необходимо учитывать наличие заработка или имущества у несовершеннолетнего.

Возвращаясь к уже сказанному, отметим, что уголовно- процессуальное законодательство разрешает применить к несовершеннолетнему одну принудительную меру воспитательного воздействия, тогда как уголовное законодательство говорит об обратном. Но было бы правильным, на наш взгляд, применять к несовершеннолетнему одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия. Так, если ограничиться возложением на несовершеннолетнего только обязанности загладить причиненный вред, то должного эффекта не будет, поскольку в силу психологической природы несовершеннолетний может не понять суть своего противоправного поведения и у него сложится впечатление о возможности в дальнейшем совершать противоправные деяния, применение только одного предупреждения в качестве меры воспитательного воздействия также не принесет должного эффекта в силу простоты этой меры. Несовершеннолетний, выслушав предупреждение судьи, может забыть его на следующий же день и заново совершить общесВи^соЕИнаеншсдаиБнвение судьи должно содержать изложение доказательств виновности несовершеннолетнего подсудимого, анализ конкретных обстоятельств, на основании которых суд решил ограничиться применением принудительной меры воспитательного воздействия.

Законодатель в ч. 3 ст. 427 УПК оговаривает, что суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям части первой данной статьи и применить к несовершеннолетнему принудительную меру воспитательного воздействия. Если в результате изучения материалов уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, суд придет к выводу, что его исправление возможно путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, он прекращает уголовное дело по указанным основаниям и принимает решение о применении в отношении этого несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия. Необходимость такого права, данного законодателем суду, обусловлена защитой прав и законных интересов несовершеннолетнего. Возможность субъективизма в деятельности следователя (дознавателя), проявленная в вынесенном обвинительном за- ключении или обвинительном акте при существовании необходимых условий прекращения уголовного преследования может повлечь для несовер- шеннолетнего необратимые последствия. Во избежание этих последствий законодательно регламентировано право суда прекращать уголовное дело в отношении несовершеннолетнего и применять к нему принудительную меру воспитательного воздействия.

Рассматривая деятельность суда по применению принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего, следует обратить внимание на ст. 431 УПК, содержащую положения об освобождении судом несовершеннолетнего подсудимого от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Суд прекращает в отношении него уголовное дело и в соответствии с ч. 2 ст. 90 УК, применяет принудительную меру воспитательного воздействия если, конечно, при рассмотрении дела будет установлено, что несовершен- нолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тя- жести, может быть исправлен без применения уголовного наказания.

Анализ ч. 3 ст. 427 УПК показывает, что законодатель говорит только о праве прекращения уголовного дела, несмотря на то, что имеются все основания, названные части первой указанной статьи, тогда как в ст. 431 УПК такого права суду не дано. Если установлены все обстоятельства, перечисленные в ст. 427 УПК, то суд прекращает уголовное дело. Надо полагать, законодатель в этом случае говорит об обязанности суда прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего и применить к нему принудительную меру воспитательного воздействия.

Таким образом, можно заключить, что несовершеннолетний, в отношении которого по уголовному делу ведется судебное разбирательство, оказывается в более выгодном положении, чем несовершеннолетний, в отношении которого уголовное дело суд вправе прекратить, так как право, данное законодателем суду, согласно ч. 3 ст. 427 УПК, на наш взгляд, влечет определенные временные «накладки». Логично предположить, что усматривая основания, указанные в части 2 данной статьи, суд может не прекращать уголовное дело, а рассмотреть его в суд и в результате руководствуясь ст. 431 УПК, вынести постановление о прекращении дела, потому

ЧТО необходимых условий для прекращения дела нет. Следовательно, соз- дается лишняя волокита как для самого суда, так и для участников процесса, что, помимо всего, может оказать отрицательное воздействие на психологию несовершеннолетнего.

Учтя сказанное, оправданно, внести некоторые изменения в ч, 3 ст. 427 УПК, несколько ограничив в данном случае деятельность суда: «Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, прекращает его по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, и применяет к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия».

представляется, что важно обратить внимание на производство по отмене примененных принудительных мер воспитательного воздействия в случаях их систематического неисполнения.

Порядок производства по отмене принудительных мер воспитательного воздействия УПК не оговорен. Законодатель упоминает лишь о том, что суд отменяет постановление о прекращении уголовного преследования и применении назначенных мер по ходатайству специализированного уч- реждения для несовершеннолетних и направляет материалы уголовного дела прокурору. Необходимость наличия ходатайства обусловлена, прежде всего, возможностью правильной оценки судом действий несовершеннолетнего в процессе реализации данных мер. Ходатайство - официальная просьба о совершении процессуальных действий или принятии решений, обращенная к органу дознания, следователю, прокурору, судье или суду*. Оно, в рассматриваемом случае, подается специализированным органом при систематическом неисполнении назначенных принудительных мер. Таким органом является комиссия по делам несовершеннолетних. Ходатайство, поданное лицом, не имеющим на то права, должно возвращаться ему без рассмотрения. В данном ходатайстве в обязательном порядке указываются: учреждение - заявитель, место нахождение этого учреждения, основания

’ Юридическая энциклопедия.- М., 1998.- С. 485.

подачи ходатайства, фамилия, имя, отчество несовершеннолетнего, систе- матически не исполняющего назначенные принудительные меры воспита- тельного воздействия, дата вынесения постановления о прекращении уго- ловного преследования (дела) и применении к несовершеннолетнему на- званных мер, содержание его резолютивной части, доводы заявителя об от- мене этих мер, содержание просьбы. К ходатайству, для правильного выне- сения решения судом, должны прилагаться различные документы: справки, характеристики, заявления. Ходатайство подписывается должностным лицом специализированного учреждения, имеющего на то определенные пол- номочия, и скрепляется печатью. Содержание ходатайства должно быть из- ложено четко и грамотно. Никакие помарки, исправления и дополнения в документе не допускаются. К ходатайству, поданному представителем, прилагается доверенность либо иной документ, удостоверяющий его пол- номочия. При несоблюдении названных требований, ходатайство возвра- щается подавшему органу с указанием причин возврата. В вышестоящую инстанцию ходатайство может быть подано после того, как оно было остав- лено без удовлетворения нижестоящим судом.

Наличие ходатайства еще не означает непременную отмену постановления о прекращении уголовного преследования (дела) и воспитательных мер воздействия. Суду должны быть представлены доказательства дей- ствительного систематического неисполнения несовершеннолетним данных мер. В качестве доказательств систематического неисполнения принуди- тельных мер воспитательного воздействия могут выступать характеристики с места учебы, работы, характеристика, данная участковым инспектором, заявления заинтересованных лиц, характеризующие подростка с отри- цательной стороны. При неисполнении такой меры воспитательного воз- действия, как возложение обязанности загладить причиненный вред, к хо- датайству может быть приложено заявление потерпевшего, его представителя, гражданского истца, его представителя о невозмещении вреда. В этом случае комиссией по делам несовершеннолетним, как специализированным учреждением, должна быть обоснована систематичность неисполнения этой меры путем приложения к ходатайству нескольких письменных обращений в данное учреждение названных лиц за определенный период. Систематичность неисполнения также должна быть обоснована и при неисполнении других мер воспитательного воздействия. Систематическое неисполнение мер подтверждается документами, содержащими отметки о регулярном контроле комиссией по делам несовершеннолетних за лицом, которому назначены принудительные меры воспитательного воздействия и письменными сообщениями заинтересованных лиц об отрицательном поведении подростка, поступающими неоднократно. Проверка проводится по месту жительства несовершеннолетнего либо учебы, если он учится. В результате каждой проверки оформляется объяснение, которое берется у несовершеннолетнего, родителей, и лиц, их заменяющих. Берется характеристика на подростка с места учебы с указанием наблюдающего за ним лица, о его поведении, пропусках занятий, если таковые имеются.

Кроме названного органа контроль осуществляет подразделение по делам несовершеннолетних. Эта деятельность возлагается постановлением суда о прекращении уголовного преследования (уголовного дела). Данное подразделение регистрирует различные нарушения назначенных мер вос- питательного воздействия несовершеннолетним. Регистрация производится на основе рапорта инспектора по делам несовершеннолетних, непосредст- венно контролирующего определенного подростка, в рапорте отмечается, какое нарушение он допустил. Рапорт отправляется в комиссию по делам несовершеннолетних для принятия решения по существу. Постановлением комиссии по делам несовершеннолетних принимается решение вынести предупреждение. Фиксация второго нарушения совершается по аналогичной схеме. Но постановлением названного органа подростку, совершившему нарушение принудительных мер воспитательного воздействия вторично, выносится уже другая мера - выговор. Копии названных постановлений направляются в подразделение по делам несовершеннолетних для дальнейшей регистрации. При совершении третьего нарушения подростком, это подразделение как контролирующий орган, ходатайствует перед комиссией по делам несовершеннолетних о направлении в суд ходатайства об отмене принудительных мер воспитательного воздействия, назначенных подростку ввиду их систематического неисполнения’.

Сопроводительное письмо к ходатайству и названным документам подписывается тем же должностным лицом, что и само ходатайство. По по- ступившему ходатайству суд принимает одно из следующих решений: при- нимает ходатайство к рассмотрению; отказывает в рассмотрении ходатайства в связи с нарушением порядка подачи ходатайства. О принятом решении сообщается должностному лицу, специализированного учреждения, подавшему ходатайство. Рассмотрение ходатайства предполагает затребо- вание материалов уголовного дела судом в отношении несовершеннолетнего, систематически не выполняющего принудительные меры воспитательного воздействия.

Законодатель не оговаривает сроки рассмотрения данного ходатайства судом. Думается, следует в ч. 5 ст. 427 УПК предусмотреть ссылку на ст. 121 УПК, оговаривающую общие сроки рассмотрения ходатайств.

Кроме того, важным представляется заявление ходатайства об отмене принудительных мер воспитательного воздействия в связи с истечением сроков давности уголовной ответственности. Их истечение исключает воз- можность отмены принудительных мер.

Как отмечалось, порядок производства об отмене принудительных мер воспитательного воздействия в случае их систематического неисполнения несовершеннолетним законодательно не закреплен. Следовательно, возникает вопрос, каким образом выйти из сложившейся ситуации, и как, не нарушив уголовно-процессуальный закон отменить назначенные судом

’ Данная деятельность специализированного органа осуществляется на основе Инструкции по организации работы подразделений по делам несо- вершеннолетних органов внутренних дел // Утверждена приказом МВД РФ за № 569 от 26 мая 2000 г. ст. 35. 5.

принудительные меры? В данном случае, по нашему мнению, заслуживает внимание вопрос о возможности применения уголовно-процессуальных норм по аналогии к рассматриваемым нами отношениям. В правовой литературе этот вопрос является спорным. Так, некоторые ученые считают, что обойтись без аналогии в сфере уголовно-процессуального регулирования невозможно’. Но существует и иная точка зрения, согласно которой в уголовно- процессуальном праве нет пробелов^. Однако, рассматриваемый нами порядок отмены принудительных мер воспитательного воздействия, в результате их систематического неисполнения не получает прямого разре- шения в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, хотя оно необходимо, ибо существует пробел в праве. Для его устранения уместно по аналогии использовать уголовно-процессуальную норму, которая предусматривает разрешение сходной ситуации, учитывая рекомендации М.С. Строговича соблюдать ограничительные условия:

1) предусмотренный процессуальным законом случай должен быть однороден с тем, к которому закон применяется по аналогии; 2) 3) применение процессуального закона по аналогии ни в коей мере не может вести к ограничению процессуальных прав участвующих в процессе лиц или к возложению на них не предусмотренных законом обязанностей; 4) ‘ См. например: Гродзинский М.М. Аналогия в советском уголовно- процессуальном праве и Ученые записки Харьковского юридического ин- ститута.- 1948, Вып. 3.- С. 3; Рахунов Р.Д. Участники уголовно- процессуальной деятельности.- М., I960.- С. 85; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права.- Л, 1963.- С. 162; Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства.- Владивосток, 1984.- С. 100-101; Громов Н,А. Уголовный процесс.- М., 1998.- С. 49. и др.

^ Каминская В.И. Уголовно-процессуальный закон // Демократические основы советского социалистического правосудия.- М., 1965.- С. 89.

3) применение процессуального закона по аналогии не допускает совершения органами следствия и дознания, прокуратурой и судом процессуальных действий, не предусмотренных нормами процессуального закона*.

В связи со сказанным, представляется оправданным, применив аналогию уголовно-процессуального закона, использовать ее при отмене выше- названных мер нормы гл. 45 УПК, содержащих положения о кассационном порядке рассмотрения уголовного дела. Рассматриваемый нами порядок является особым специфическим институтом, где специализированный орган инициирует вопрос об отмене принудительных мер воспитательного воздействия, но близким к кассационному рассмотрению дела, что позволяет принять за основу нормы названной главы.

Исходным положением является то, что решение суда должно отменяться судом вышестоящей инстанции. Таким образом, применительно к рассматриваемой ситуации, такой деятельностью должен заниматься суд второй инстанции. Действующее законодательство предполагает коллеги- альный состав суда, который разрешает подобного рода вопросы. В то же время законодатель предусматривает, что судебное решение, вступившее в законную силу, вправе изменить лишь суд вышестоящей инстанции в порядке надзорного производства (ст. 402 УПК). Но отметим, что кассационное и надзорное производство весьма схожи между собой и процедурный порядок от этого не меняется. Однако, в этом случае законодатель не допускает исследование и получение доказательств по правилам судебного следствия, хотя это необходимо при отмене принудительных мер воспитательного воздействия. Следовательно, для решения рассматриваемой проблемы необходимо создать особое производство, в котором использовать порядок кассационного и надзорного производств. Поэтому вопросы, возникающие в связи с отменой постановления о прекращении уголовного преследования (уголовных дел) и принудительных мер воспитательного

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1.- М., 1968.- С. 50.

воздействия ДОЛЖНЫ рассматриваться судом коллегиально, в открытом су- дебном заседании при обязательном участии прокурора. Важно и присутствие самого несовершеннолетнего и его представителя. Заслушивание подростка поможет суду правильно оценить сложившуюся ситуацию, а заслушивание представителя несовершеннолетнего — сформировать мнение о поведении подростка. Систематическое неисполнение такой принудительной меры, как обязанность загладить причиненный вред, предусматривает вызов гражданского истца либо его представителя. Обязательно, на наш взгляд, участие защитника. Однако, неявка указанных лиц не останавливает рассмотрение поступившего ходатайства. Есть необходимость вызова в су- дебное заседание и представителя специализированного учреждения, вы- несшего ходатайство об отмене принудительных мер воспитательного воз- действия.

Ходатайство специализированного органа должно содержать данные, характеризующие поведение несовершеннолетнего за весь период приме- нения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Учитыва- ется мнение не только администрации специализированного учреждения, но и мнение представителя, а также родителей, педагогов несовершеннолетнего лица. В связи с представлением ходатайства в суд по отмене принудительных мер воспитательного воздействия, администрация специализированного учреждения должна принять меры к выяснению возможности продолжения применения данных мер к несовершеннолетнему. Рассмотрение ходатайства начинается с доклада председательствующего, который излагает сущность вопроса, возникшего в связи с предоставлением ходатайства специализированным органом, по чьей инициативе он поставлен на разрешение суда, какие представлены в суд материалы. После этого суд за- слушивает явившихся в зал заседания лиц, выслушивает мнение прокурора об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайства. В судебном заседании должны быть тщательно исследованы все обстоятельства, сопут- ствующие отмене постановления о прекращении уголовного преследования

И Применении принудительных мер воспитательного воздействия. После этого суд удаляется на совещание для вынесения определения. Оно должно содержать подробное обоснование выводов, к которым пришел суд при рассмотрении представленного ходатайства.

Рассматриваемое нами решение, согласно ч. 2 ст. 256 УПК, может выноситься как в совещательной комнате, где находятся только судьи, входящие в состав суда, так и в зале судебного заседания. Суд сам должен решить, где вынести определение — в совещательной комнате или в зале судебного заседания. Мы же полагаем, что принятие такого важного решения, которое в дальнейшем повлияет на судьбу несовершеннолетнего, должно осуществляться в совещательной комнате, где присутствие иных лиц не допускается. Правильное решение (с учетом мнения всех судей), которое бы соответствовало закону и обстоятельствам дела, можно обеспечить только в условиях спокойного и делового обсуждения всех вопросов, возникающих при рассмотрении материалов дела. Нарушение этих условий — существенное нарушение процессуального закона и безусловное основание к отмене судебного решения. Решение суда должно содержать единое, вы- работанное в ходе обсуждения мнений всех судей, которое письменно объ- ективируется в определении и оглашается устно.

При вынесении определения об отмене постановления о прекращении уголовного преследования и мер воспитательного воздействия суд разрешает и частные вопросы. Они должны быть обсуждены и разрешены судом. Он оценивает каждое предоставленное ему доказательство систематического неисполнения назначенных принудительных мер воспитательного воздействия несовершеннолетним. Выяснив все обстоятельства, суд решает следующий вопрос — подлежит ли удовлетворению поданное ходатайство специализированного учреждения? Осуществив эту деятельность, суд вы- носит определение, обоснованное нормами уголовного и уголовно- процессуального законодательства.

Определение в письменном виде излагает председательствующий или один из судей; подписывается всеми судьями, участвующими в постановлении решения. К определению, как к любому процессуальному акту, предъявляются особые требования. Оно должно содержать четкие, грамотные, юридически правильные формулировки, быть написано литературным языком, не допускать неясных формулировок, громоздких предложений, затрудняющих восприятие. На практике решение обычно оформляется ру- кописным текстом, но может быть и напечатано с помощью печатающих устройств и компьютерной техники. Определение оглашается в зале суда. Копия определения направляется органу, представившему ходатайство об отмене принудительных мер воспитательного воздействия, родителям не- совершеннолетнего либо лицам, их заменяющим. Вынесенное определение подшивается к уголовному делу.

Определение состоит из вводной, описательно-мотивировочной и ре- золютивной частей. Вводная часть определения должна содержать указание на время вынесения определения - день подписания всем составом суда. Место вынесения определения определяется местом проведения судебного заседания. Приводится точное и полное наименование суда, рассматри- вающего ходатайство специализированного учреждения. Фиксируется состав суда, фамилия, имя, отчество секретаря судебного заседания, прокурора. Затем фиксируются фамилия, имя, отчество несовершеннолетнего, в отношении которого вынесено определение, представителя специализированного учреждения, его наименование.

Описательно-мотивировочная часть определения содержит краткое изложение существа ходатайства и подтверждающих его обстоятельств, которые излагаются в том виде, в каком они приведены заинтересованными в рассмотрении ходатайства лицами. В эту же часть названного документа входит фактическое и правовое обоснование выводов суда по данному хо- датайству. Мотивы решения составляют суждение суда, те соображения, на основании которых он пришел к определенному выводу.

Резолютивная часть решения содержит краткий и четкий окончательный вывод суда по рассмотренному ходатайству, его ответ на требования специализированного учреждения. Данная часть излагается в императивной форме. Здесь полностью приводятся фамилии, имена и отчества сторон, указывается срок исполнения принятого судом решения, разъясняется право на обжалование определения.

Описываемый порядок рассмотрения ходатайства об отмене принудительных мер воспитательного воздействия, назначенных несовершеннолетнему, не вызывает сомнений при прекращении судом уголовного преследования в отношении данного несовершеннолетнего. Однако, уголовно- процессуальное законодательство не предусматривает, каким образом поступать суду в случае систематического неисполнения назначенной принудительной меры воспитательного воздействия несовершеннолетним, если в отношении него (согласно ч. 3 ст. 427 УПК) прекращено уголовное дело. Законодатель упоминает лишь об отмене постановления о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего. Думается, факт прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия исключает возможность суда отменить ранее вынесенное им постановление о прекращении дела. С его прекращением разрешаются все вопросы по делу и также как при вынесении приговора разрешается судьба уголовного дела,. Однако, указывая на отмену вынесенного приговора, как оправдательного, так и обвинительного, законодатель предоставляет эту деятельность выше- стоящему суду (ст. ст. 384, 385 УПК). На практике при отмене постановления о прекращении уголовного дела и принудительных мер воспитательного воздействия законодательно не оговариваются действия суда, что, на наш взгляд, является пробелом в действующем уголовно-процессуальном праве. Думается, более правильным будет принятие решения об отмене по- становления о прекращении уголовного дела и назначенных принудительных мер вышестоящим судом.

По нашему мнению, ч. 5 ст. 427 УПК следует дополнить словами: «В случае систематического неисполнения несовершеннолетним этих требований суд по ходатайству специализированного учреждения для не- совершеннолетних отменяет постановление о прекращении уголовного преследования и применении принудительной меры воспитательного воздействия. Постановление о прекращении уголовного дела отменяет вышестоящий суд, в соответствии с ч. 3 настоящей статьи, материалы уголовного дела направляются прокурору…»

Краткий вывод по параграфу:

Не суд, а судья осуществляет дальнейшую деятельность по поступившему к нему уголовному делу, по которому вынесено постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.

в случае возникновения сомнений у суда по поступившему ходатайству о применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему правонарушителю, необходимо проводить судебное следствие.

Применение такой принудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему как передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, возможно только с согласия этих лиц.

Содержание настоящей главы, как представляется, позволяет сформулировать следующие основные выводы:

Обоснованность и мотивированность постановления о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия отражают его фактическую и логическую стороны.

Не суд, а судья осуществляет дальнейшую деятельность по поступившему к нему уголовному делу, где вынесено постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отно- шении несовершеннолетнего.

в случае возникновения сомнений у суда по поступившему ходатайству о применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему правонарушителю необходимо проводить судебное следствие.

Заключение

Завершив исследование темы о проблемах прекращения уголовных дел (преследования) о преступлениях несовершеннолетних в связи с при- менением принудительных мер воспитательного воздействия, автор пришла к следующим выводам и обусловленным ими предложениям по совершен- ствованию соответствующей следственной и судебной практики.

Совершение несовершеннолетними преступлений предполагает их привлечение к уголовной ответственности, которая в силу определенных материально-правовых предписаний реализуется не всегда. Относительно несовершеннолетних, совершивших преступление, учитывая их несформи- ровавшуюся психику, юный возраст, отсутствие жизненного опыта, законо- датель предусмотрел такие уголовно-правовые и уголовно-процессуальные формы окончания производства по делу как освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного преследования (уголовного дела) в связи с применением к несовершеннолетнему обвиняемому вышеназванных мер. Такие нормы закона необходимы ради осуществления принципа гуманизма. Прекращение уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетнего обвиняемого возможно только в том случае, когда это лицо подлежит уголовной ответственности, т.е. когда оно совершило преступление и вопрос об освобождении его от данной ответст- венности уже решен. Подросток освобождается от уголовной ответственно- сти только тогда, когда такая ответственность была возложена на него го- сударством, т.е., когда лицо совершило преступление и должно отвечать за него.

Прекращение уголовного преследования и прекращение уголовного дела - процессуальные формы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности. Прекращение уголовного дела с применением к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия в качестве своей обязательной предпосылки имеет прекращение в отношении него уголовного преследования, который далеко не всегда означает пре- кращение уголовного дела.

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего означает завершение определенного вида деятельности. Законодатель в п. 55 ст. 5 УПК РФ определяет ее как деятельность, осуществляемую стороной обвинения с целью изобличения подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления.

Исследованный нами вид прекращения уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетних обладает определенной спецификой, которая проявляется в ряде обстоятельств, отличающих его от других видов прекращения уголовных дел. Главная его особенность - в возможности прекращения уголовного преследования на основе презумпции возможности исправления несовершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия. Применение этой меры к несовершен- нолетнему подчеркивает условный характер данного вида прекращения уголовных дел.

в работе рассмотрены и определены основание и условия прекращения уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовер- шеннолетнего в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Основанием прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия является достаточность доказательств, свидетельствующих о наличии всех обстоятельств, с которыми закон свя- зывает анализируемый вид освобождения лица от уголовной ответствен- ности. Актуальна необходимость доказывания основания прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия, в доказывании нуждается сама возможность исправимости несовершеннолетнего применяемыми к нему принудительными мерами.

Материально-правовыми условиями данного прекращения уголовного преследования являются: несовершеннолетие лица; совершение преступления впервые; совершение преступления небольшой и средней тяжести. Процессуальными условиями прекращения уголовного преследования (уголовного дела) в отношении несовершеннолетнего с применением при- нудительных мер воспитательного воздействия являются: привлечение не- совершеннолетнего в качестве обвиняемого, согласие прокурора, отсутствие возражений несовершеннолетнего (или его законного представителя) в связи с прекращением в отношении него уголовного преследования.

Диссертант считает, что при наличии всех необходимых условий, вынесение постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры в отношении несовершеннолетнего для прокурора, следователя, дознавателя является обязанностью, а не правом.

Возражение несовершеннолетнего или его отсутствие должны фиксироваться следователем (дознавателем) письменно и до вынесения им постановления о прекращении уголовного преследования.

Назначает принудительную меру воспитательного воздействия к не- совершеннолетнему, как это определил законодатель, только суд. Деятель- ность суда по применению названной меры в отношении несовершеннолет- него, обладает некоторой спецификой. Во-первых, проявляется, так назы- ваемое, двойное представительство: интересы несовершеннолетнего в суде представляют его законный представитель и защитник, во-вторых, расши- ряется предмет доказывания, т.е. имеются дополнительные вопросы, вхо- дящие в предмет доказывания - выяснение условий жизни несовершенно- летнего, существование взрослых подстрекателей.

В случае систематического неисполнения несовершеннолетним при- нудительной меры воспитательного воздействия, следует не только отменять постановление о прекращении уголовного преследования, но и вынесенное судом постановление о прекращении уголовного дела.

Для вынесения постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия важно, чтобы несовершеннолетний и его законный представитель были ознакомлены с материалами уголовного дела по которому уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего обвиняемого прекращается. Прекращение дела и уголовного преследования допускается только при согласии обвиняемого; о наличии такого согласия должно быть сказано в постановлении. Постановление о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Данное постановление влечет определенные правовые последствия. Совершая преступление, несовершеннолетний вступает в конфликт с госу- дарством в лице его правоохранительных органов. Чтобы данный конфликт завершился, необходим не только вывод этих органов о возможности ис- правления несовершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия, но и решение о прекращении судом уголовного преследования и назначении несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.

Рассматриваемые в диссертации вопросы, связанные с уголовно- правовыми нормами, содержащими положения об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, а также корреспондирующими им уголовно- процессуальными нормами, являются, по мнению автора, достаточно важными для соблюдения прав и законных интересов несовершеннолетнего как личности. Однако, необходимо дальнейшее совершенствование этих норм, посредством внесения в них определенных изменений.

  1. Представляется, что освобождение от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия целесообразно лишь тогда, когда отсутствуют не только необходимость в применении уголовного наказания, но и основания для других видов по- добного освобождения. Поэтому часть 2 ст. 87 УК РФ на наш взгляд, должна быть, редакционно изменена. Соискатель предлагает следующую ее формулировку: «Несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть назначено наказание, либо к ним могут быть применены принуди- тельные меры воспитательного воздействия, а также несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности без применения каких- либо мер уголовно-правового характера».

  2. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования разли- чаются между собой как по предмету, так и по кругу компетентных на это субъектов. Поэтому, необходимо обратить внимание на некоторые недос- татки процессуальной регламентации этих институтов. Из текста ст. 427 УПК не ясно, как следует поступить суду в случае, когда он получил уголовное дело с ходатайством об избрании в отношении несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия, т.е. - какое решение суда должно стать итогом рассмотрения ходатайства. На наш взгляд, таким решением может быть лишь решение о прекращении уголовного дела. Поэтому отмеченный пробел уголовно-процессуального закона необходимо устранить, дополнением ст. 427 УПК еще одной частью следующего содержания: «По результатам рассмотрения ходатайства, суд принимает одно из следующих решений: 1) об избрании к несовершеннолетнему при- нудительной меры воспитательного воздействия и прекращении уголовного дела; 2) о прекращении уголовного дела по другим основаниям, предусмот- ренным настоящим Кодексом».
  3. На наш взгляд, следует уточнить последовательность действий суда, самостоятельно установившего основание и условия, необходимые для освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности с при- менением к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Для этого формулировку ч. 3 ст. 427 УПК целесообразно изложить в такой ре- дакции: «Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, применив к несовершеннолетнему прину- дительную меру воспитательного воздействия».
  4. Мы полагаем, что при наличии исключительных обстоятельств лицо, достигшее восемнадцати, но не достигшее двадцати лет, может быть освобождено от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. При этом важно отметить, что ни в старом, ни в новом УПК нормы, корреспондируюш,ей ст. 96 УК РФ нет. Представляется целесообразным статью 427 УПК дополнить ч. 7 следующего содержания: «При наличии оснований, предусмотренных ст. 96 УК, положения настоящей статьи, а равно ст. 431 настоящего Кодекса, могут быть применены к лицам, совершившим преступление в возрасте от 18 до 20 лет».
  5. Следует внести некоторые изменения и в ст. 427 УПК, указав в ней еще одно процессуальное условие прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Таким условием будет признание несовершеннолетним своей вины в совершении преступления. Поэтому, целесообразно ч.1 ст. 427 УПК изложить в следующем варианте: «Если в ходе предварительного расследования по уголовному делу о пре- ступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несо- вершеннолетний обвиняемый совершил это преступление впервые, признал свою вину в содеянном, и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора выносят постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной частью второй статьи 90 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд».
  6. Необходимо исключить из текста ч. 6. ст. 427 УПК слово «подоз- реваемый», ч. 6 ст. 427 УПК изложить в следующей редакции: «Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если несовершеннолетний обвиняемый или его законный представитель против этого возражают».
  7. Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. 427 УПК) - впрочем, как и предыдущее, содержит положение о даче согласия прокурором на прекращение уголовного дела (ст. 8 УПК РСФСР), но не регламентирует порядка дачи прокурором согласия на вынесенное поста- новление о прекращении уголовного преследования и проверки материалов поступившего к нему уголовного дела. Учтя это, мы считаем, что следует дополнить Ч.1 ст. 427 УПК, оговорив в ней следующее: «Согласие прокурора выражается в письменной форме. После изучения всех материалов уго- ловного дела, предоставленных следователем, дознавателем и при убеждении в исправлении несовершеннолетнего принудительной мерой воспитательного воздействия прокурор обязан дать согласие на вынесение постановления о прекращении уголовного преследования».
  8. Представляется правильным ознакомить несовершеннолетнего и его представителей со всеми материалами уголовного дела после того, как следователь примет решение о прекращении уголовного преследования по делу, и дополнить ч. 6 ст. 427 УПК словами: «Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если несовершеннолетний обвиняемый или его законный представитель, ознакомившись с материалами дела, против этого возражают».
  9. Необходимо отметить, что положение о фиксации возражения об- виняемого против прекращения уголовного преследования по различным основаниям не содержится ни в одной норме УПК, что, на взгляд соискателя, является пробелом в законе, который необходимо устранить. Во избежание повтора и внесения изменений в каждую статью УПК, содержащих положение о прекращении уголовного преследования, целесообразно изме- нить только одну статью, которая служит основой для практических работ- ников при вынесении решений о прекращении уголовного преследования по соответствзоощим статьям УПК. Полагаем, что следует дополнить ч. 3 ст. 213 УПК, оговорив в ней такое положение: «В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом прекращение уголовного дела и уголовного преследования допускается только при согласии обвиняемого или потер- певшего, наличие такого согласия отражается в постановлении». При пре- кращении уголовного преследования (уголовного дела) по различным ос- нованиям интересы потерпевшего также затрагиваются. Однако законодатель в ч. 6 ст. 427 УПК называя в числе лиц, могущих возражать против прекращения уголовного преследования, несовершеннолетнего подозре- ваемого, обвиняемого или его законного представителя не включает в этот перечень лиц потерпевшего. Поэтому, практические работники, применяя ч. 3 ст. 213 УПК, опираются на положение, касающееся согласия только об- виняемого.
  10. С учетом, необходимости некоторого ограничения полномочий органов расследования, нуждается в корректировке ч. I ст. 427 УПК. В ней надо оговорить, что выносить постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении при- нудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершен- нолетнего — это их обязанность, а не право, поскольку налицо все необхо- димые условия для вынесения названного решения. Поэтому, на наш взгляд, следует в ч. 1 ст. 427 УПК сказать: «Если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тя- жести будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый совершил это преступление впервые и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора выносят постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к не- совершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия…»

  11. Указание на сроки проверки материалов уголовного дела проку- рором представляется важным не только для упорядочения изучения, но и для оперативности ознакомления с материалами других уголовных дел, производство по которым прекращено. В этой связи считаем уместным до- полнить ст. 213 УПК, регулирующую порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования, частью 6-ой, указав в ней: «Прокурор рас- сматривает поступившее от следователя, дознавателя прекращенное уго- ловное дело либо уголовное дело с вынесенным постановлением о прекра- щении уголовного преследования в отношении лиц в течение 3 суток».
  12. Для устранения существующего противоречия ст. ст. 427 УПК и 108 УПК, предлагаем внести изменения в ч.ч. 2, 4, 5 ст. 427 УПК оговорив в них, что не суд, а судья осуществляет дальнейшую деятельность по поступившему к нему уголовному делу, по которому вынесено постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении ходатайства перед судом о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.
  13. Мы полагаем, что надзор за несовершеннолетним суд может на- значать только с согласия родителей или лиц, их заменяющих. В этой связи необходимо дополнить п. «б» ст. 90 УК, указав в ней: «Передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, возможна только с согласия этих лиц».
  14. Часть 3 ст. 427 УПК содержит положение о праве прекращения уголовного дела судом, несмотря на то, что имеются все основания на его прекращение; оно изложено содержащиеся в части первой указанной статьи. Поэтому, в ч. 3 ст. 427 УПК необходимо внести изменения, несколько ограничив для соответствующих ситуаций деятельность суда: «Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, прекращает его по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, и применяет к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия».
  15. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает, каким образом может поступить суд в случае систематического неисполнения назначенной принудительной меры воспитательного воздействия несо- вершеннолетнему, если в отношении него уголовное дело прекращено по основаниям, изложенным в ч. 3 ст. 427 УПК. Законодатель лишь упоминает об отмене постановления о прекращении уголовного преследования в от- ношении несовершеннолетнего.

По нашему мнению, ч. 5 ст. 427 УПК следует дополнить словами: «В случае систематического неисполнения несовершеннолетним этих требований суд по ходатайству специализированного учреждения для несовершеннолетних отменяет постановление о прекращении уголовного преследования и применении принудительной меры воспитательного воздействия. Постановление о прекращении уголовного дела отменяет вышестоящий суд, руководствуясь при этом положениями, изложенными в ч. 3 настоящей статьи, а материалы уголовного дела направляются прокурору…».

Список использованной литературы

  1. Нормативно-правовые акты

1.1. Конституция Российской Федерации: принята 12 декабря 1993г. М., 1993. 1.2. 1.3. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) от 29 ноября 1985 г. / Основы ювенального права // Учебное пособие. Т. 2. Воронеж, 2001. 121-128 с. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Официальный текст // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52. Ч. 1. Ст. 4921 (с поел. изм. и доп. В ред. от 15.05.2002г.). 1.6. 1.7. Уголовный кодекс Российской Федерации. № 63 - ФЗ от 13 июня 1996. (в ред. 27.05.98г.) // Собрание законодательства РФ 1996. № 25. Ст. 2954. 1.8. 1.9. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик, М., 1987. 438-462 с. 1.10. 1.11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ « О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних». 2000г. 14 февраля, // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 4. 2000. 1.12. 1.13. Постановление Конституционного суда России от 14 января 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по воз- буждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации // Собрание законода- тельства РФ. 31.01.2000. № 5. Ст. 611. 1.14. 1.15. Постановление «О соблюдении судами Российской Федерации про- цессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» ОТ 17. 09.75. № 15. с изм. от 21.12.93 // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. М. 1994. 1.16. 1.17. Постановление «Об объявлении амнистии в отношении несовершен- нолетних и женщин» от 30.11.01. № 2172-111 ГД // Ведомости Федерального Собрания РФ 01.12.2000. № 34 ст. 1852. 1.18. 1.19. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» № 31 от 18 июня 1997г. 1.20. 1.21. Приказ МВД РФ «Об утверждении Инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел» от 26.05.2000 №569. 1.22. 1.23. Приказ МВД РФ «Об утверждении форм статистической отчетности по вопросам применения амнистии» от 13.07.2000 № 757. 1.24. 1.25. Приказ МВД РФ «О внесении изменений и дополнений в нормативные акты МВД России» от 28.03.20001. № 344. 1.26. 1.27. Инструкции по организации работы подразделений по делам несо- вершеннолетних органов внутренних дел // Утверждена приказом за № 569 от 26 мая 2000 г. Ст. 35. 5. 1.28. 1.29. Разъяснение Генеральной прокуратуры «Об исчислении сроков со- держания обвиняемых под стражей» от 25.02.97. № 15-9-97. 1.30. 1.31. Уголовный кодекс штата Нъю-Йорк. Vol. 1. Title 18-Federal Code. W., 1975. 1.32. 1.33. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан: официальный текст кодекса Республики Казахстан. Алматы, Жеті Жарты, 1998. 1.34. 1.35. Уголовный кодекс ФРГ от 15 мая 1871 г. // Die Deutsche Strafrechtsre- form. Munchen 1967. 1.36. 1.37. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР 1960. № 40. Ст. 592 (с поел. изм. и доп. в ред. от 21.03.1996 г.). 1.38. 1.39. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923г. // Собрание уголовного законодательства 1923. № 15. Ст. 153. 1.40. 1.41. Уголовный кодекс РСФСР. Принят 2-й сессией ВЦИК в 1926 г. М., 1943. 1.42. 2. Монографии, учебники и статьи

2.1. Алексеев Н.С. Доказывание и его предмет в советском уголовном про- цессе // Актуальные проблемы советского государства в период строительства коммунизма.- Л., 1967.- 4-8 с. 2.2. 2.3. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д, Очерк развития науки советского уголовного процесса.- Воронеж, 1980.- 31с. 2.4. 2.5. Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. 2002. № 5.- 99-102 с. 2.6. 2.7. Алексеев С.С. Общая теория права.- М., 1982. Т.2.- 306 с. 2.8. 2.9. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве.- Л., 1970.- 124 с. 2.10. 2.11. Аликперов X. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних // Законность. 1999. № 9.- 11-12 с. 2.12. 2.13. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории.- Минск, 1998.- 400 с. 2.14. 2.15. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве.- Горький, 1974.- 167 с. 2.16. 2.17. Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность и наказание.- Минск, 1976.-383 с. 2.18. 2.19. Барабаш А.С., Володина Л.М. Институт прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Актуальные проблемы советского уголовного процесса.- Свердловск, 1987.- 48-55 с. 2.20. 2.21. Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереа- билитирующим основаниям в стадии предварительного расследования.- Томск, 1986.- 37 с. 2.22. 2.23. Бегалиев К. Прокурорский надзор за расследованием дел о преступ- лениях несовершеннолетних.- М., 1971.- 107 с. 2.24. 2.25. Белкин А.Р. Теория доказывания.- М., 1999.- 418 с. 2.26. 2.27. Белозеров Ю.Н. Своевременность предъявления обвинения — одна из гарантий права обвиняемого на защиту // Укрепление законности в дея- тельности следователей в свете Конституции СССР.- М., 1979.- 15-18 с. 2.28. 2.29. Белозеров Ю.Н., Николюк В.В. Производство по делам несовершен- нолетних.- М., 1985.- 48 с. 2.30. 2.31. Благов Е.В. Учебно-практический комментарий (Общая часть).- Яро- славль, 1997.- 234 с. 2.32. 2.33. Боголюбская Т.Е., Дьяченко В.И., Прохорова Г.Ю. Новое в уголовно- процессуальном законодательстве / Под ред. А.А. Чувилева.- М., 1987.- 86 с. 2.34. 2.35. Болдырев В.В. Меры предупреждения правонарушений несовершен- нолетних в СССР.- М., 1964.- 87 с. 2.36. 2.37. Брайнин Я. М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве.- М., 1963.-109 с. 2.38. 2.39. Братусь С.Н. / Рецензия И Советское государство и право. 1982. № 5.15- 19 с. 2.40. 2.41. Будников В.Л. Правовая регламентация обжалования постановления следователя о прекращении уголовного дела // Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе.- Волгофад, 1988.95-96 с. 2.42. 2.43. Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уго- ловному делу.- М., 1978.- 109 с. 2.44. 2.45. Васильев Л.В. Юридическая психология.- С-Пб. 2001.- 634 с. 2.46. 2.47. Васильев Л.М. Фактические презумпции в советском уголовном су- допроизводстве//Правоведение. 1981. № 1.- 99-103 с, 2.48. 2.49. Витунский С. О ежемесячной отчетности судебных следователей // Журнал Министерства юстиции. 1901. № 10.- 239 с. 2.50. 2.51. Волженикина В.М. Нормы международного права в российском уго- ловном процессе.- С.-Пб. 2001.- 358 с. 2.52. 2.53. Вуколов В.К. Производство по делам несовершеннолетних.- Ростов- на Дону, 1982.- 130 с. 2.54. 2.55. Галимов О.Х. Малолетние лица.- С.-Пб., 2001.- 236 с. 2.56. 2.57. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон.- М., 1962.207 с. 2.58. 2.59. Гальперин И.М., Полозков Ф.А. Участие общественности в советском уголовном процессе.- М., 1961.- 86 с. 2.60. 2.61. Головко Л.В. Освобождение от уголовной ответственности и освобо- ждение от уголовного преследования: соотношение понятий // Государство и право. 2000. № 6.- 41-51 с. 2.62. 2.63. Голунский С.А. Принципы и особенности советского военно- уголовного процесса // Ученые труды Всесоюзного института юридических наук, вып. 8,- М., 1946.- 84-85с. 2.64. 2.65. Познанский В. Возбуждение уголовного дела // Социалистическая за- конность. 1951.-30 с. 2.66. 2.67. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе.- Воронеж, 1978.- 287 с. 2.68. 2.69. Зеленский B.C., Колтунов Г.С. Пределы исследования предмета дока- зывания в советском уголовном процессе // Проблемы социалистической законности. Вып. 10.- Харьков, 1982.- 67-69 с. 2.70. 2.71. Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регу- лирования в социалистическом обществе.- М., 1972.- 204 с. 2.72. 2.73. Громов Н.А., Пономаренко В.А., Францифиров Ю.В. Уголовный процесс России.- М., 2001.- 555 с. 2.74. 2.75. Грошевой Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства.- Харьков, 1979.- 29 с. 2.76. 2.77. Гришин А.И. О равноправии сторон на стадии предварительного рас- следования // Вестник Саратовской государственной академии права. № 3 2001,- 49-50 с. 2.78. 2.79. Гуковская Н.И. Деятельность следователя и суда по предупреждению преступлений несовершеннолетних.- М., 1977.- 105 с. 2.80. 2.81. Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних.- М., 1974.- 202 с. 2.82. 2.83. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе.- М., 1981.- 98 с, 2.84. 2.85. Гуревич С. Ответственность юных преступников по русскому зако- нодательству / Дети-преступники.- М., 1912.- 116 с. 2.86. 2.87. Гуткин И.М. Некоторые проблемы уголовного процесса в свете Кон- ституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка.- М., 1979.- 163-168 с. 2.88. 2.89. Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе.- М., 1963.- 135 с. 2.90. 2.91. Дагель П.С. Взаимодействие уголовного, материального и процессуального уголовного права в регулировании общественных отношениях // Правоведение. 1972. №2.-117 с. 2.92. 2.93. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики).- М., 1971.- 58 с. 2.94. 2.95. Дрожжин В. Право и справедливость в представлении древних // Со- ветская юстиция. 1993. № 10.- 28-29. 2.96. 2.97. Дубинский А.Я. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного расследования.- Киев, 1973.- 124 с. 2.98. 2.99. Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предвари- тельного расследования.-Киев, 1975.- 109 с. 2.100. 2.101. Ефимичев С.П., Столмаков А.И. О культуре юридических документов и публичных выступлений следователя // Правовые и организационные вопросы предварительного расследования.- Волгоград, 1977.- 44-51 с. 2.102. 2.103. Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе.- М., 1965.- 404 с. 2.104. 2.105. Загородников Н.И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 7.- 44-45 с. 2.106. 2.107. Загорский Г.И. Судебное разбирательство по уголовному делу.- М., 1985.- 87 с. 2.108. 2.50. Законодательство первой половины XIX века // Российское законода- тельство Х-ХХ веков. В 9 т. Т.6.- М., 1988.- 505 с. 2.51. 2.52. Иванов В.А. Прокурорский надзор в борьбе с преступностью.- Л., 1964.- 43 с. 2.53. 2.54. Игошев К.Е. Опыт социально-психологического анализа личности несовершеннолетнего правонарушителя.- М., 1967,- 45 с. 2.55. 2.56. Кабельков С.Н. Перспектива совершенствования института прекра- щения уголовных дел в стадии расследования // Актуальные вопросы 2.57. • предварительного расследования.- Волгоград, 1997.- 128-132 с.

2.58. Кабельков С.Н. Проблемы доказывания при выборе оснований пре- кращения уголовных дел // Современные проблемы уголовно- процессуального доказывания.- Волгоград, 2000.- 102-111 с. 2.59. 2.60. Каз Ц.М. О пределах доказывания в советском уголовном процессе // Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе.- М., 1984.-27-31 с. 2.61. 2.62. Казанджан М.А. Прекращение уголовного дела следователями органов внутренних дел.- Ташкент, 1987.- 36 с. 2.63. 2.64. Каплин М.Н. К вопросу о понятии уголовной ответственности // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уго- ловном праве и процессе.- Ярославль, 2001.- 71-81 с. 2.65. 2.66. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе.- Волгоград, 1988.- 103 с. 2.67. 2.68. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе.- М., 1994.- 95 с. 2.69. 2.70. Карнеева Л.М. Доказывание в советском уголовном процессе и осно- вание процессуальных решений // Советское государство и право. 1981. № 10.- 87-88 с. 2.71. 2.72. Карнеева Л.М. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основание процессуальных решений // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе.- М., 1981.- 89-91 с. 2.73. 2.74. Карпушин М.П,, Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления.- М., 1974.- 345 с. 2.75. 2.76. Кевбрин Б.Ф. Развитие и диалектико-материалистический детерминизм.” Саранск, 1988.- 256 с. 2.77. 2.78. Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной от- ветственности.-М., 1974.-231 с. 2.79. 2.80. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права,- М., 1988.- 170 с. 2.81. 2.82. Кирин В.А. Законодательство о борьбе с преступностью.- М., 1978.106 с. 2.83. 2.84. Колосович С.А., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и про- блемы его совершенствования.- Волгоград, 1997.- 63 с. 2.85. 2.86. Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства.- М., 1979.- 70 с. 2.87. 2.88. Ковалев В.А. Прекращение уголовного дела в условиях деятельности органов дознания.- М., 1990.- 63 с. 2.89. 2.90. Краткий словарь иностранных языков / Гл. ред. С.М. Локшина.- М., 1978.- 435 с. 2.91. 2.92. Криволапов Г.Г. Уголовная ответственность как правовое последствие совершения преступления // Труды МВШМ МВД СССР.- М., 1978. Вып. 2;-15- 17 с. 2.93. 2.94. Кривоченко Л.Н. Освобождение от уголовной ответственности с применением мер общественного или административного воздействия.- Харьков, 1981.-56 с. 2.95. 2.96. Кругликов л.л. Зуев Ю.Г. Презумпции в уголовном праве.- Яро- славль. 2000.- 142 с. 2.97. 2.98. Кругликов А.П. Уголовное преследование: сущность, значение и защита от него // Органы внутренних дел и российское общество: этические и правовые аспекты обучения сотрудников милиции.- Волгоград, 2001.96-99 с. 2.99. 2.100. Кругликов Л.Л. О понятиях и видах дифференциации ответственности // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и процессе.- Ярославль, 2001.- 3-12 с. 2.101. 2.102. Коротнев А.Д. Малолетние и несовершеннолетние преступники.- СПб, 1903.- 128 с. 2.103. 2.104. Ковалевский П.Н. Борьба с преступностью путем воспитания.- СПб., М., 1908.- 142 с. 2.105. 2.106. Кузнецова Н. Частичное прекращение уголовного дела при множест- венности преступлений // Законность. № 3. 2001.-31-34 с. 2.107. 2.108. Кузнецова Ю.В., Рукавишников В.П., Громов Н.А. Приостановление и окончание предварительного расследовании. // Следователь. Федеральное издание. Честь и закон.- М., 2000.- 19-20 с. 2.109. 2.110. Кулагин Н.И. Некоторые вопросы этики следователя в условиях кон- фликтной ситуации // Этика предварительного следствия.-Волгоград, 1976.-84- 90 с. 2.111. 2.112. Кулагин Н.И. Психология и этика управления в следственном аппарате органов внутренних дел.- Волгоград, 1981.- 56 с. 2.113. 2.114. Кулагин Н.И. Организация работы следственного подразделения по расследованию преступлений несовершеннолетних.- Волгоград, 1982. 64 с. 2.115. 2.116. Кулагин Н.И,, Заблоцкая А.Г., Кравченко В.Г. Деятельность следователя по профилактике преступлений. Краснодар, 1995. 60 с. 2.117. 2.118. Кулагин Н.И. Делопроизводство. Устная и письменная речь сотрудника милиции и следователя.- Краснодар, 1996.-124 с. 2.119. 2.120. Кулагин Н.И. Соединение и выделение уголовных дел на предвари- тельном следствии. Волгоград, 2001. 98 с. 2.121. 2.122. Кулагин Н.И. Попова В.В. Культура и профессиональная этика сле- дователя.- Саратов, 2002.-60 с. 2.123. 2.124. Курляндский В.И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия.- М,, 1968.- 67 с. 2.125. 2.126. Курляндский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности // Советское государство и право. 1963. № 11.- 92- 93 с. 2.127. 2.128. Курляндский В.И. Уголовная политика, дифференциация и индиви- дуализация уголовной ответственности // Основные направления борьбы с преступностью.- М., 1975.- 89-90 с. 2.129. 2.130. Курохтин А.А. О функции уголовного преследования в уголовном процессе // Вестник Саратовской государственной академии права. № 2. 2000.- 25-27 с. 2.131. 2.132. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции,- М., 1986.- 159 с. 2.133. 2.134. Ларин A.M. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Суд и применение закона.- М., 1982.- 93- 95 с. 2.135. 2.136. Ларин A.M. Прекращение следователем уголовного дела в связи с привлечением лица к административной ответственности // Проблемы правосудия и уголовного права.- М., 1978.- 64-65 с. 2.137. 2.138. Ларин A.M., Мельникова Э.Б. Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки.- М., 1997.- 145 с. 2.139. 2.140. Лебединский В.Г., Каленов Ю.А. Прокурорский надзор в СССР.- М., 1957.- 230 с. 2.141. 2.142. Левинова Т.А. Ведомственный процессуальный контроль: вопросы законодательного регулирования и правоприменения // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и процессе.- Ярославль, 2001.- 55-63 с. 2.143. 2.144. Левитов Н.Д. Детская и педагогическая психология.- М. 1958.- 45 с. 2.145. 2.146. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность.- Л., 1968.-98 с. 2.147. 2.148. Лейст О.Э. Дискуссия об ответственности: проблемы и перспективы // Вестник Московского ун-та. Серия 11 Право. 1981. № 2.- 49-50 с. 2.149. 2.150. Лейст О.Э. Основные виды юридической ответственности за право- нарушение // Правоведение. 1977. № 3.- 33-35 с. 2.151. 2.152. Лейст О.Э. Санкции в советском праве.- М., 1962.- 56 с. 2.153. 2.154. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. Теоре- тические проблемы.- М., 1981.- 305 с. 2.155. 2.156. Леоненко В.В. Судебное производство по делам о преступлениях несовершеннолетних.- Киев, 1987.- 89 с. 2.157. 2.158. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответст- венности. Теория и законодательная практика.- М., 1998.- 287 с. 2.159. 2.160. Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном про- цессе.- Ташкент. 1981.- 46 с. 2.161. 2.162. Лиеде А.А. Общественное поручительство в уголовном судопроиз- водстве.- Рига, 1963.- 205 с. 2.163. 2.164. Лопатухин М.С., Скорлуповская Е.В., Снетова Г.П. Школьный тол- ковый словарь русского языка.- М., 1981.- 476 с. 2.165. 2.166. Лукашевич В.З. Допрос обвиняемого, отрицающего свою вину, на предварительном следствии // Актуальные проблемы советского уголовного процесса.- Свердловск, 1987.- 102-104 с. 2.167. 2.168. Лупинская П.А Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве.- М., 1972.- 82 с. 2.169. 2.170. Лупинская П. А. Проверка законности и обоснованности приговоров, определений и постановлений в порядке надзора в советском уголовном процессе.- М., 1956.- 106 с. 2.171. 2.172. Лупинская П.А. Совершенствование уголовно-процессуального за- конодательства в свете Конституции СССР.- М., 1985.- 108 с. 2.173. 2.174. Лупинская П.А. Справедливость решений в уголовном судопроиз- водстве // Социалистическая законность. 1972. № 3.- 9-10 с. 2.175. 2.176. Магомедов А.А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности.- Саратов, 1994.- 139 с. 2.177. 2.178. Малков В.П. Квалификация повторных преступлений, совершенных освобожденными от уголовной ответственности // Советская юстиция. 1967. №6.- 25-27 с. 2.179. 2.180. Мальцев В.В. Введение в уголовное право.- Волгоград, 2000.- 203 с. 2.181. 2.182. Мальцев В.В. Принципы уголовного права.- Волгоград, 2001.- 265 с. 2.183. 2.184. Манаев Ю.В. Взаимосвязь законности, обоснованности и справед- ливости процессуальных решений следователя // Этика предварительного следствия.- Волгоград, 1976.- 36-40 с. 2.185. 2.186. Манаев Ю.В. Обоснованность процессуальных решений следователя // Советское государство и право. 1978. № 5.- 88-89 с. 2.187. 2.188. Марцев А.И. Уголовная ответственность и общее предупреждение преступлений.- Омск, 1973.- 89 с. 2.189. 2.190. Махоткин В.П. Ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности.- М., 1980.- 73 с. 2.191. 2.192. Мацнев Н.И. О понятии уголовной ответственности // Правоведение. 1980. №4.- 54-55 с. 2.193. 2.194. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: История и современность.- М., 1990.- 56 с. 2.195. 2.196. Мельникова Э.Б. Уголовный процесс по делам несовершеннолетних // Уголовный процесс России. Лекции - очерки.- М., 1997.- 250 с. 2.197. 2.198. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии.- М., 2000.- 271 с. 2.199. 2.200. Мельникова Ю.П. Преступления, не представляющие большой об- щественной опасности и проблемы освобождения от наказания // Пробле- 2.201. МЫ совершенствования уголовного законодательства и практика его при- менения.- М., 1981.- 37-39 с.

2.202. Миньковский Г.М. К вопросу о типологии несовершеннолетних правонарушителей // Проблемы судебной психологии. Тезисы докладов и сообщений на I V сьезде общества психологов СССР.- Тбилиси, 1971.-31- 32 с. 2.203. 2.204. Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту.- М., 1957.- 210 с. 2.205. 2.206. Михайленко А. Уголовно-процессуальные акты и их роль в обеспе- чении законности // Проблемы охраны прав граждан в сфере борьбы с пре- ступностью.- Иваново, 1980.- 117-119 с. 2.207. 2.208. Михайлов В. А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования.- Волгоград, 1970.- 230 с. 2.209. 2.210. Михайлов В.А. Порядок прекращения уголовных дел в стадии пред- варительного расследования.- Волгоград, 1970.- 234 с. 2.211. 2.212. Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы.- Волгоград, 1991.- 307 с. 2.213. 2.214. Молодцов А.С., Благов Е.В. Понятие и основные направления уго- ловной политики и участие общественности в борьбе с преступностью. - Ярославль, 1987.-58 с. 2.215. 2.216. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержания и формы совет- ского уголовного процесса // Вестник Ярославского ун-та.- Ярославль, 1972. №4.- 56-77 с. 2.217. 2.218. Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса.- Ярославль. 1978.- 109 с. 2.219. 2.220. Мотовиловкер Я.О. Обстоятельства, исключающие производство по делу // Советское государство и право. 1984. № 12.- 64-65 с. 2.221. 2.222. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции.- Ярославль, 1976.- 123 с. 2.223. 2.224. Мурадьян Э.М. Социальное действие и резонанс судебного решения // Советское государство и право. 1983. № 3.- 48-49 с. 2.225. 2.226. Муратова Н.Г Процессуальные акты органов предварительного рас- следования.- Казань, 1989.- 117 с. 2.227. 2.228. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Лебедева.- М., 1996.- 309 с. 2.229. 2.230. Нерсесянц B.C. Примечания // Гегель Г.В. Философия права.- М., 1990.- 607 с. 2.231. 2.232. Невский В.В. Теория и практика исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних.- Домодедово, 1998.- 304 с. 2.233. 2.234. Никитина Л.В. Вопросы правовой и моральной реабилитации лица при прекращении дела с освобождением от уголовной ответственности // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе.- Саратов, 1981,- 71-73 с. 2.235. 2.236. Николюк В.А., Дунин В.И. Прекращение предварительного следствия с передачей уголовного дела в комиссию по делам несовершеннолетних.- Омск, 1983.- 57 с. 2.237. 2.238. Оанча И. Некоторые замечания по вопросу уголовного правоотношения // Вопросы уголовного права стран народной демократии.- М., 1963.-301 с. 2.239. 2.240. Ожегов С.И. Словарь русского языка.- М., 1984.- 904 с. 2.241. 2.242. Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1999.- 939 с. 2.243. 2.244. Ойгензихт В,А, Понятие фажданско-правовых презумпций // Советское государство и право, 1975, № 10,- 26-28 с, 2.245. 2.246. Основы ювенального права // Учебное пособие. Т.2.- Воронеж, 2001.- 218 с. 2.247. 2.248. Очередин В.Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений несовершеннолетних,- Волгоград, 1990,- 83 с. 2.249. 2.250. Панарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела.- Воронеж, 1978.- 303 с. 2.251. 2.252. Петрухин И,Л. Презумпция невиновности — конституционный принцип советского уголовного процесса // Советское государство и право. 1978. № 12.- 19-21 с. 2.253. 2.254. Пионтковский А.А. О понятии уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 12.- 40-45 с. 2.255. 2.256. Платон. Законы. М, 1999.- 607 с. 2.257. 2.258. Познанский В. Возбуждение уголовного дела // Социалистическая законность. 1951.- 34 с. 2.259. 2.260. Поленов Г.Ф. Передача на поруки по УК Казахской ССР.- Алма-Ата. 1973.- 48 с. 2.261. 2.155. Полянский Н.Н. К вопросу о презумпции невиновности в советском уголовном процессе Н Советское государство и право. 1949. № 9.- 54-64 с. 2.156. 2.157. Полянский Н.К. К пятидесятилетию Судебных уставов / Особые суды для малолетних и борьба с детской безпризорностью. 1914. № 2.- 56 с. 2.158. 2.159. Практикум по уголовному праву / Под ред. Л.Л. Кругликова.- М., 1997.- 200 с. 2.160. 2.161. Прохоров B.C. Преступление и ответственность.- Л., 1984.- 344 с. 2.162. 2.163. Прохоров B.C., Кропачев Н.М., Тарбагаев А.Н. Механизм уголовно- правового регулирования: норма, правоотношение, ответственность.- Красноярск, 1989.- 208 с. 2.164. 2.165. Прохорова Г.Ю. Прекращение уголовного дела с применением ад- министративного взыскания.- М., 1986.- 44 с. 2.166. 2.167. Радутная Н.В. Новое в уголовно-процессуальном законодательстве СССР и союзных республик // Советское государство и право. 1985. № 6.69-73 с. 2.168. 2.169. Радьков В.П. Социалистическая законность в советском уголовном процессе.- М., 1959.- 140 с. 2.170. 2.171. Разгильдиев Б.Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ.- Саратов, 1995.- 334 с. 2.172. 2.173. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву.- М., 1961.- 156 с. 2.174. 2.175. Рашковская М.С. К вопросу о понятии уголовной ответственности // Вопросы теории и практики применения уголовно-правовых норм.- М., 1980.- 37-38 с. 2.176. 2.177. Ременсон А.Л., Любавин А.А. К вопросу об основаниях освобождения от уголовной ответственности // Труды Томского ун-та. 1961, Т. 156.146-149 с. 2.178. 2.179. Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования.- Караганда, 1982.46 с. 2.180. 2.181. Российское уголовное право. Общая часть. Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова.- М., 1997.- 400 с. 2.182. 2.183. Рыбальская В.Я. Особенности производства по делам о преступлениях несовершеннолетних.- Иркутск, 1972.- 609 с. 2.184. 2.185. Сабанин С.Н. Некоторые вопросы освобождения от уголовной от- ветственности // Вопросы совершенствования уголовно-правовых норм на современном этапе.- Свердловск, 1986.- 53-60 с. 2.186. 2.187. Сабанин С.Н., Тупица А.Я. Понятие и виды освобождения от уго- ловной ответственности или наказания.- Свердловск, 1987.- 156 с. 2.188. 2.189. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству.-М., 1971.- 123 с. 2.190. 2.191. Самощенко И.С. К вопросу о причинности в области юридической ответственности // Вопросы теории права.- М., I960.- 347-349 с. 2.192. 2.193. Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной от- ветственности в связи с деятельным раскаянием // Государство и право. 1999. № 12.- 52-57 с. 2.194. 2.195. Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности в советском уголовном процессе.- Л., 1985.- 143 с. 2.196. 2.197. Санталов А.И. Об уголовной ответственности и ее процессуальном выражении // Вестник Ленинградского ун-та. 1972. № 23.- 123-126 с. 2.198. 2.199. Селиверстов В.И., Власова Н.А. Уголовный процесс. Вопросы и от- веты.- М., 2000.-216 с. 2.200. 2.201. Сенцов А.С. Проблемы реализации уголовной ответственности и правового статуса ее субъектов на предварительном следствии.- Волгоград, 1995.- 145 с. 2.202. 2.203. Синельщиков Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК // Законность. 2002. № 5.- 5-8 с. 2.204. 2.205. Скибицкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и от- бывания наказания.- Киев, 1987.- 132 с. 2.206. 2.207. Сперанский К. Применение мер общественного воздействия к несо- вершеннолетним правонарушителям // Социалистическая законность. 1966. №5.. 56-59 с. 2.208. 2.209. Спиридонова О.Е. О месте символа как предмета преступления в памятниках русского права XII - XVII вв. // Дифференциация ответственности и вопросы юридической техники в уголовном праве и процессе.- Ярославль, 2001,- 81-88 с. 2.210. 2.211. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе.-М., 1951.- 189 с. 2.212. 2.213. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М., 1968.234 с. 2.214. 2.215. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М., 1970. - 301 с. 2.216. 2.217. Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью.- Саратов, 1978.- 158 с. 2.218. 2.219. Судебные уставы с изложением рассуждений // Российское законо- дательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 6.- М., 1988. Ч.4.- с, 504. 2.220. 2.188. Хаджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений.-Ташкент, 1985.- 102 с. 2.189-Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т.1.- М., 1994.- 159 с.

2.190. Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие.- М., 1948.- 43-44 с. 2.191. 2.192. Танасевич В.Г. Пределы и предмет доказывания по уголовному делу // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства.-М., 1962.- 137 с. 2.193. 2.194. Тенчов Э.С. Специальные виды освобождения от уголовной ответ- ственности.” Иваново, 1982.- 123 с. 2.195. 2.196. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. Отв. Ред. Н.В. Жогин.- М., 1966.- 584 с. 2.197. 2.198. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина.- М., 1973.- 567 с. 2.199. 2.200. Теория государства и права. Учебник / Отв. ред. А.И. Королев и Л.С. Явич.-Л., 1982.-302 с. 2.201. 2.202. Теория права и государства. Учебник / Под ред. В.В. Лазарева.- М., 2001.- 200 с. 2.203. 2.204. Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел.- М., 1997.- 302 с. 2.205. 2.206. Уголовный процесс / Под ред С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой.- Вол- гоград, 2002.- 573 с. 2.207. 2.208. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел / Под ред. П.И. Загородникова.- М., 1987.- 234 с. 2.209. 2.210. Уголовная ответственность несовершеннолетних / Отв. ред. В.П. Кашепов.- М., 1999.- 157 с. 2.211. 2.212. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель.- М., 1990.- 405 с. 2.213. 2.214. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П. А. Лупинской.- М., 1998.- 407 с. 2.215. 2.216. Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Не- знамова.- М., 1999.- 567 с. 2.217. 2.218. Уголовный процесс России: лекции - очерки / Под ред. В.М. Савиц- кого.-М., 1997.- 567 с. 2.219. 2.220. Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской.- М., 1995.- 540 с. 2.221. 2.222. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции.- М., 1959.- 120 с. 2.223. 2.224. Фаткулин Ф.Н. Некоторые вопросы дальнейшего развития науки со- ветского уголовного процесса // Вопросы уголовного и уголовно- процессуального законодательства.- Казань, 1969.- 6-7 с. 2.225. 2.226. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания.- Казань, 1976.- 130 с. 2.227. 2.228. Фаткуллин Ф.Н. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе.- Воронеж, 1978.- 142 с. 2.229. 2.230. Фефелов П.А. Основания уголовной ответственности в советском праве // Советское государство и право. 1983. № 12.- 89-92 с. 2.231. 2.232. Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника.- Томск, 1970.- 504 с. 2.233. 2.234. Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова.- М., 1986.- 524 с. 2.235. 2.236. Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова.- М., 1987.- 528 с. 2.237. 2.238. Францифиров Ю.В., Пономаренков В.А., Гущин А.Н. Прекращение уголовного дела // Следователь. Федеральное издание. Честь и закон.- М., 2000. №8.- 40-41 с. 2.239. 2.240. Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России.- Кемерово, 1997.- 133 с. 2.241. 2.242. Холоденко В.Д. Условия принятия решений и производства действий как элемент уголовно-процессуальной формы // Вестник Саратовской государственной академии права. № 2. 2000.- 9-13 с. 2.243. 2.217. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран.- М., 1984.-404 с.

2.218.Чельцов М. Уголовный процесс,- М., 1948.- 348 с.

2.219. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1951.- 403 с. 2.220. 2.221. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс.- М., 1962.- 305 с. 2.222. 2.223. Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР.- М., 1956.- 203 с. 2.224. 2.225. Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уго- ловном процессе.-М., 1958.- 167 с. 2.226. 2.227. Черниловский З.М. Презумпции и фикции в истории права // Советское государство и право. 1984. № 1.- 98-100 с. 2.228. 2.229. Чувилев А.А. Некоторые вопросы, возникающие в практике приме- нения новых уголовно-процессуальных норм, регламентирующих стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования И Сборник ВКИ.- 23-24 с. 2.230. 2.231. Шейфер С.А. О предмете и пределах доказывания // Современные проблемы уголовно-процессуального доказывания.- Волгоград, 2000.- 7477 с. 2.232. 2.233. Шекшуева O.K. Некоторые аспекты теории доказательств в уголовном процессе.- М., 2001.- 159 с. 2.234. 2.235. Ширяев В.Н. Особые суды для подростков / Вопросы права. 1910. Кн.4.- 122 с. 2.236. 2.237. Шишанов В.А. Соотношение функций уголовного преследования и правозащиты в деятельности прокуратуры // Вестник Саратовской госу- дарственной академии права. № 3. 2001.- 26-28 с. 2.238. 2.239. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства.- Минск, 1974.- 126 с. 2.240. 2.241. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса.- Минск, 1970.- 102 с. 2.242. 2.243. Юридический словарь.- М., 1987.- 508 с. 2.244. 2.245. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова.- М., 1998.- 528 с. 2.246. 2.247. Юсупов И.С. Изучение личности — важная гарантия индивидуализации ответственности несовершеннолетнего // Укрепление социалистической законности и усиление охраны прав граждан.- Ташкент, 1966.- 45- 48 с. 2.248. 2.249. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопро- изводстве.-М., 1981.- 178 с. 2.250. 2.251. Якубов А.Е. Освобождение несовершеннолетних от ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного характера.- М., 1988.-209 с. 2.252. 2.253. Якупов Д.А. Уголовно-процессуальная характеристика обвинительного и оправдательного уклонов в уголовном процессе.- М., 1999.- 123 с. 2.254. 3. Литература зарубежных авторов 4. 4.1. Diverting cases from the courts // The criminal low review. 1995. № 6.- P. 446. 4.2. 4.3. Moody S.R., Tombs J. Plea negotiations in Scotland // Thecriminal law re- view. 1983. № 5.- P. 297. 4.4. 4.5. Tombs J. Moody S.R. Altermatives to prosecution: the public interest rede- fined // The criminal law review. 1993. № 8.- P. 358. 4.6. 5. Авторефераты и диссертации 6. 6.1. Алюшкин П.В. Фактический состав освобождения от уголовной ответ- ственности в связи с деятельным раскаянием / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2001.- 31 с. 6.2. 6.3. Алюшкин П.В. Фактический состав освобождения от уголовной ответ- ственности в связи с деятельным раскаянием / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.- 198 с. 6.4. 6.5. Атжанов Т.Ж. Особенности освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности (по законодательству Республики Казахстан и Российской Федерации) / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Челябинск, 1998.- 35 с. 6.6. 6.7. Бажанов М.И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве / Автореф. дисс… докт. юр. наук.- Харьков, 1967.- 34 с. 6.8. 6.9. Борисова Н.Е. Концепция формирования отрасли ювенального права в российской правовой системе / Автореф. дисс… докт. юр. наук.- М., 1999.30 с. 6.10. 6.11. Виттенберг Г.Б. Освобождение от уголовной ответственности и нака- зания с применением мер общественного воздействия / Автореф. дисс… докт. юр. наук.- Харьков, 1969.- 40 с. 6.12. 6.13. Волженикин Б.В. Общественная опасность преступника и ее значение для уголовной ответственности и наказания по советскому уголовному праву / Автореф. дисс… канд юр. наук.- Л., 1964.- 34 с. 6.14. 6.15. Володина Л.М. Прекращение уголовных дел вследствие изменения об- становки и в связи с направлением для применения мер общественного воздействия в стадии предварительного расследования / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Д., 1976.- 32 с. 6.16. 6.17. Дубовик О.Л. Принятие решения в механизме преступного поведения / Автореф. канд. дисс… юр. наук.- М., 1984.- 35 с. 6.18. 6.19. Зуев Ю.Г. Презумпции в уголовном праве / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2000.- 32 с. 6.20. 6.21. Кабельков С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предвари- тельного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исклю- чающим производство по делу / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.- 19 с. 6.22. 6.23. Кабельков С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предвари- тельного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исклю- чающим производство по делу / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2001.213 с. 6.24. 6.25. Кирюшкин М.В. Социальная обусловленность уголовного наказания / Авторф. дисс.. канд. юр. наук.- Екатеринбург, 1999.- 30 с. 6.26. 6.27. Колосович С.А. Правовой статус подозреваемого и проблемы его со- вершенствования / Дисс… канд. юр. наук.- М., 1991.- 210 с. 6.28. 6.29. Кондалов А.Н. Условное осуждение и механизмы его обеспечения / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 2000.- 31 с. 6.30. 6.31. Левченко О.В. Общественные, преюдициально установленные и законом презюмируемые факты и особенности их использования в фаждан- ско- процессуальном доказывании / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Казань, 1994.- 31 с. 6.32. 6.33. Лобанова Л.В. Юридическая природа и процессуальные вопросы ос- вобождения от уголовной ответственности / Дисс… канд. юр. наук.- Яро- славль, 1986.- 150 с. 6.34. 6.35. Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с прими- рением с потерпевшим / Дисс… канд. юр. наук.- Волгоград, 2000.- 217 с. 6.36. 6.37. Мацнев Н.Ч. Освобождение от уголовной ответственности с привле- чением к административной ответственности / Автореф. дисс… канд. юр. наук.” Л., 1981.- 34 с. 6.38. 6.39. Некрасов Ю.Б. Освобождение несовершеннолетних от уголовной от- ветственности с применением мер воспитательного характера / Дисс… канд. юр. наук.- М., 1991.- 168 с. 6.40. 6.41. Пеляскас В.Ч. Освобождение от уголовной ответственности с при- влечением к административной ответственности / Автореф. дисс… канд. юр. наук.” Харьков, 1980.- 34 с. 6.42. 6.43. Пусурманов Г.В. Проблемные вопросы освобождения от уголовной ответственности с применением общественного воздействия / Дисс… канд. юр. наук.- Алма-Ата, 1991.- 183 с. 6.44. 6.45. Рахунов P.Д. Предварительное расследование в советском уголовном процессе / Автореф. дисс… канд юр. наук,- М., 1953.- 32 с. 6.46. 6.47. Смирнов А.В, Достаточные фактические основания уголовно- процессуальных решений. Стадия возбуждения уголовного дела и предва- рительного расследования / Автореф. дисс… канд. юрид. наук.- Л., 1984.31 с. 6.48. 6.49. Толочко А.Н. Роль мотивировки в обеспечении законности, обосно- ванности и справедливости актов социалистического правосудия, выносимых судом первой инстанции по уголовным делам / Автореф. дисс… канд. юр. наук.- Харьков, 1985.- 29 с. 6.50. 6.51. Шейфер С.А. Прекращение дела в советском уголовном процессе / Дисс. канд. юр. наук.- М., 1963.- 165 с.

Приложение № 1. Анкета опроса практических работников’

  1. Выносили ли Вы постановление о прекращении уголовного преследова- ния в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принуди- тельных мер воспитательного воздействия до введения в действие нового уголовно-процессуального кодекса?
  2. Да - 19 % (дознаватели); 10 % (следователи); 4 % (прокуроры); 13 % (судьи).

Нет - 71 % (дознаватели); 82 % (следователи); 82 % (прокуроры); 57 % (су- дьи).

Затрудняюсь ответить - 10 % (дознаватели); 8 % (следователи); 14 % (про- куроры); 30 % (судьи).

  1. Прекращали ли Вы уголовное дело (уголовное преследование) в отноше- нии несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер вос- питательного воздействия?
  2. Положительно - 100%. Отрицательно - О %.

  3. Важно ли для применения принудительных мер воспитательного воздей- ствия признание вины несовершеннолетним обвиняемым в содеянном? Положительно - 52 % (дознаватели); 60 % (следователи); 44 % (прокуроры); 63 % (судьи).
  4. 26%.

Отрицательно - 19 % (дознаватели); 34 % (следователи); 14 % (прокуроры); 8 % (судьи).

’ Автор проводила интервьюирование практических работников органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда Южного Федерального округа (всего 360 человек) с целью выяснения их отношения к нововведениям уголовно- процессуального законодательства.

Затрудняюсь ответить - 29 % (дознаватели); 6 % (следователи); 42 % (про- куроры); 29 % (судьи).

  1. Необходимо ли, на Ваш взгляд, оговорить в законе сроки применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего?
  2. Положительно - 41 % (дознаватели); 56 % (следователи); 52 % (прокуроры); 70 % (судьи).

Отрицательно - 6 % (дознаватели); 24 % (следователи); 28 % (прокуроры); 18 % (судьи).

Затрудняюсь ответить - 53 % (дознаватели); 20 % (следователи); 20 % (про- куроры); 12 % (судьи).

  1. Должен ли несовершеннолетний, систематически неисполняющий при- нудительные меры воспитательного воздействия, подвергнуться вновь уго- ловной ответственности?
  2. Положительно - 13 % (дознаватели); 10 % (следователи); 22 % (прокуроры); 28 % (судьи).

Отрицательно - 52 % (дознаватели); 64 % (следователи); 34 % (прокуроры); 38 % (судьи).

Затрудняюсь ответить - 35 % (дознаватели); 26 % (следователи); 44 % (про- куроры); 34 % (судьи).

  1. Следует ли оговорить в законе положения об ознакомлении несовершен- нолетнего и его представителей с материалами уголовного дела, если в от- ношении несовершеннолетнего прекращено уголовное преследование и пе- ред судом возбуждено ходатайство о применении принудительных мер воспитательного воздействия?
  2. Положительно - 75 % (дознаватели); 84 % (следователи); 64 % (прокуроры); 82 % (судьи).

Отрицательно - 25 % (дознаватели); 16 % (следователи); 36 % (прокуроры); 18 % (судьи).

  1. Нужно ли, по Вашему мнению, согласие прокурора для вынесения по- становления о прекращении уголовного преследования? Положительно -35 % (дознаватели); 46 % (следователи); 100 % (прокуроры); 88 % (судьи).
  2. Отрицательно - 65 % (дознаватели); 54 % (следователи); О % (прокуроры); 12 % (судьи).

(все работники прокуратуры ответили положительно).

  1. Обязательно ли прекращать уголовное преследование (уголовное дело), если имеются все условия для этого?
  2. Положительно -75 % (дознаватели); 86 % (следователи); 80 % (прокуроры); 78 % (судьи).

Отрицательно - 25 % (дознаватели); 14 % (следователи); 20 % (прокуроры); 22 % (судьи).

Анализ изучения уголовных дел. Всего изучено по вопросам исследования 208 уголовных дел. Из них:

  1. 128 уголовных дел, где уголовное преследование в отношении несо- вершеннолетних прекращено в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, содержат преступления, которые относятся к небольшой тяжести;
  2. 80 уголовных дела, где уголовное преследование в отношении несо- вершеннолетних прекращено в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, содержат преступления, которые относятся к средней тяжести;
  3. 84 уголовных дела, прекращенных в отношении несовершеннолетних по данному основанию, содержат преступления, которые совершены по не- осторожности;
  4. 124 уголовных дела, прекращенных в отношении несовершеннолетних содержат преступления, предусматривающие наличие умысла;
  5. в ИЗ уголовных делах вынесено постановление о признании несо- вершеннолетнего обвиняемым;
  6. в 95 уголовных дел в отношении несовершеннолетнего не было вы- несено постановление о признании обвиняемым;
  7. в 72 прекращенных по ст. 8 УПК РСФСР уголовных дел несовер- шеннолетние не уведомлялись о прекращении данного уголовного дела;
  8. в 136 уголовных делах это уведомление зафиксировано, но в различ- ной форме - в виде подписи несовершеннолетнего в самом постановлении о прекращении, в виде собственноручно написанного листка бумаги несо- вершеннолетним, в виде отпечатанного следователем заявления и подпи- санного несовершеннолетним;
  9. в 62 прекращенных уголовных делах назначенные несовершеннолет- нему принудительные меры воспитательного воздействия отменялись судом, и производство по данному уголовному делу возобновлялось;
  10. в 146 уголовных делах - назначенные принудительные меры воспита- тельного воздействия не отменялись.
  11. Приложение № 3.

Примерный образец типового бланка заявления, содержащее отношение несовершеннолетнего обвиняемого и его законного представителя к прекращению уголовного преследования в связи с применением принуди- тельной меры воспитательного воздействия.

Заявление

я,

(Ф.И.О. несовершеннолетнего обвиняемого по уголовному делу № _) и законный представитель несовершеннолетнего

(Ф.И.О.)

ознакомившись с материалами уголовного дела №_

(отношение к прекращению уголовного преследования)

против прекращения уголовного преследования в отношении несовершен- нолетнего

(Ф.И.О.)

подпись

несовершеннолетнего обвиняемого: подпись законного представителя:

Процессуальный порядок прекращения уголовного преследования органами предварительного следствия в отношении несовершеннолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Установление и исследование всех существенных обстоятельств по уголовному делу

оценка всех необходимых доказательств предъявление! обвинения

принятие следователем, дознавателем решения об окончании предварительного расследования

систематизация и офоі )мление документов

составление мотивированного постановления

фиксация возражения или согласия обвиняемого несовер- шеннолетнего и его законного представителя на прекращение уголовного преследования

і

Примерный образец типового бланка ходатайства, поданного суду специализированным учреждением об отмене принудительных мер воспи- тательного воздействия.

Постановлением районного суда

Города

От « 20 г.

Прекращено уголовное преследование (уголовное дело), в отношении

несовершеннолетнего

(ф. и. о.)

в соответствии со ст. ^УК РФ и ст. ^УПК РФ и

назначены принудительные меры воспитательного воздействия в виде

Однако, несовершеннолетним

(Ф.И.О.)

в течении

назначенные принудительные меры систематически не исполнялись.

В соответствии со ст. 90 УК РФ и 427 УПК РФ

ХОДАТАЙСТВУЕМ:

Отменить назначенные постановлением суда

 от «		^г.

принудительные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему

(ф.и.о.)

Приложение: 1. 2. 3.

Подпись должностного лица

Дата

Печать.

Приложение № 6.

(фамилия, инициалы)

Примерный образец типового бланка определения об отмене постановления о прекращении уголовного преследования (дела) и принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.

« » г.

(место составление)

Суд в составе: председательствующего_

судей

(фамилии, инициалы)

рассмотрел в судебном заседании от «__» г.

ходатайство об отмене назначенных судом

постановлением от «__» ^г.

принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему

в виде

в связи с систематическим неисполнением Заслушав:

УСТАНОВИЛ:

(излагается существо ходатайства, поданного специализированным

учреждением, его доводы, и возражения заинтересованных

лиц.

На основании изложенного и руководствуясь ч.4 ст. 90 УК РФ и ч.5 ст. 427 УПК РФ, суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

Удовлетворить ходатайство (отказать в удовлетворении ходатайства) специализированного учреждения, отменить вынесенное

судом постановление от «_» ^г. и направить уголовное дело №

в отношении несовершеннолетнего

(Ф.И.О.)

прокурору для производства предварительного расследования

Председательствующий: Судьи:

  • Краткий обзор российского законодательства приводится по: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть обш;ая. Т. 1.- М., 1994.- С. 159.

^ Законодательство первой половины XIX века // Российское законодатель- ство Х-ХХ веков. Т. 6.- М., 1988.- С. 202.

^ См.: Гуревич С. Ответственность юных преступников по русскому зако- нодательству / Дети - преступники.- М., 1912.

^ См.: Полянский Н.К. К пятидесятилетию Судебных уставов / Особые суды для малолетних и борьба с детской беспризорностью. 1914. № 2. С. 3 ^ Судебные уставы с изложением рассуждений // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 6.- М., 1988. ч. 4.- С. 12.

’ См.: Коротнев А.Д. Малолетние и несовершеннолетние преступники.- СПб.,- М., 1903; Ковалевский П.Н. Борьба с преступностью путем воспитания.- СПб.,- М., 1908; Ширяев В.Н. Особые суды для подростков / Вопросы права. Кн. 4. 1910. ^ СУ РСФСР. 1918. № 26. Ст. 420. ^ СУ РСФСР. 1918. № 16. С. 227. См.: Магомедов А.А, Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности.- Саратов, 1994.- С. 30; Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика.- М., 1998.-С. 127. • См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. № 7. Ст. 116.

4 1 4 4 4 4 Ъ1 4 4

4 4 63 63 63 63 1Ъ 63 63

125 125 125 197 Приложение № 2. 125 125 197 Приложение № 2.