lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Дадонов, Сергей Владимирович. - Реализация принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса России: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 176 с. РГБ ОД, 61:04-12/365

Posted in:

QJ[: он- W/36S-

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТАМОЖЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

“РОССИЙСКАЯ ТАМОЖЕННАЯ АКАДЕМИЯ”

На правах рукописи

ДАДОНОВ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ

НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА РОССИИ

Специальность: 12.00.09 —«Уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность».

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -кандидат юридических наук, профессор А.Ф. КОЗЫКИН

Москва - 2003 г.

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. Состязательность как принцип уголовного судопроизводства

России 11

§1. Общие положения учения о принципах и состязательность уголовного

процесса 11

§2. Уголовно-процессуальная сущность принципа состязательности 26

ГЛАВА II. Реализация положений принципа состязательности в стадиях возбуждения и предварительного расследования уголовного

дела 48

§1. Проявление принципа состязательности в стадии
возбуждения

уголовного дела 48

§2. Проявление принципа состязательности в стадии предварительного расследования уголовного дела 66

ГЛАВА III. Перспективы реализации принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства России…91

§1. Совершенствование процессуально-правового статуса участников досудебного производства по уголовному делу 91

§2. Совершенствование процессуально-правового статуса суда на досудебном производстве по уголовному делу 111

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 129

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 136

ПРИЛОЖЕНИЯ 165

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Новое уголовно-процессуальное законодательство России (УПК РФ, принятый Государственной Думой РФ 22 ноября 2001 г.)1 основной акцент в определении назначения уголовного процесса переносит на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. При этом задача защиты от необоснованного обвинения в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и уголовное преследование.

Для практической реализации названных положений закона создана целая система процессуальных гарантий, основу которой составляют принципы уголовного судопроизводства. В системе уголовно- процессуального права принципы занимают центральное, ведущее место. Они являются первичными, исходными нормами, служащими ключом к пониманию социального назначения уголовного процесса, его природы и системы на определенном этапе исторического развития.

Одной из важнейших новелл современного уголовно-процессуального закона является включение в систему его основополагающих начал принципа состязательности (ст. 15 УПК). При этом законодатель не ограничивает сферу реализации принципа состязательности только судебными стадиями уголовного процесса. Указанный принцип находит свое проявление и в досудебном производстве по уголовному делу. Вместе с тем проблема определения допустимых пределов реализации принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса по-прежнему остается актуальной. В последние годы данной проблеме посвящены следующие работы: Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии: Дис. …канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994;

1 Далее, если иное не оговорено — УПК.

4

Панъко Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. - Воронеж, 2000; Смирнов А.В. Состязательный процесс. -СПб, 2001; Шестакова С Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб., 2001; Даровских СМ. Принцип состязательности в уголовном процессе России и механизм его реализации: Дис. …канд. юрид. наук. - Челябинск, 2001; Семухина О.Б. Типология уголовного процесса и деятельность суда в рамках обвинительного и состязательного типов уголовного процесса: Дис. …канд. юрид. наук. - Томск, 2002; Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). - М., 2003; Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. - М., 2003; Ванин Д.В. Функциональное назначение деятельности следователя и его полномочия в состязательном уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. - Саратов, 2003; Лотыш Т.А. Принцип состязательности и гарантии его обеспечения в уголовном судопроизводстве: Дис. …канд. юрид. наук. - М, 2003; Радушная Н.В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации: Учебно-методическое пособие. - М., 2003.

Несмотря на важность указанных исследований, до настоящего времени сторонники расширения сферы реализации
принципа

состязательности в уголовном процессе России не пришли к единому мнению относительно пределов его проявления в досудебном производстве. Кроме того, некоторые авторы вообще считают нецелесообразным состязательное построение досудебного производства (В.П. Божьев, А. Давлетов, Т.Н. Добровольская, В.З. Лукашевич, А.В. Победкин, М.С. Строгович, Г.П. Химичева, А.Б. Чичканов, Ж.В. Эстерлейн и др.).

Многие положения действующего УПК, касающиеся сферы реализации принципа состязательности, носят декларативный характер, другие получают неоднозначную оценку как ученых-процессуалистов, так и практических работников правоохранительных органов.
Поэтому

5

представляется важным не только исследование достоинств и недостатков законодательной регламентации принципа состязательности, но и дальнейшая разработка предложений, направленных на обеспечение принципа состязательности в досудебном производстве.

Цель исследования состоит в теоретическом осмыслении уголовно- процессуальной сущности принципа состязательности, выявлении специфики его реализации в досудебном производстве уголовного процесса России и разработке на этой основе теоретически обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения органами уголовной юстиции.

Достижение указанной цели связано с решением следующих теоретических и научно-практических задач:

  • исследование уголовно-процессуальной категории «принцип»;
  • анализ уголовно-процессуальной сущности принципа состязательности;
  • определение специфики реализации принципа состязательности в досудебном производстве;
  • изучение и обобщение основных направлений развития принципа состязательности в досудебном производстве;
  • изучение и обобщение судебной, следственной и адвокатской практики, связанной с вопросами реализации принципа состязательности на досудебных стадиях;
  • разработка организационно-правовых мер по дальнейшему внедрению принципа состязательности в досудебное производство.
  • Объектом исследования является принцип состязательности как социально-правовое явление.

Предмет исследования составляют: вопросы, связанные с определением уголовно-процессуальной сущности и специфики реализации принципа состязательности в досудебном производстве по уголовному делу, а
также возможные направления совершенствования
законодательной

6 регламентации принципа состязательности.

Методология исследования. Методологическая основа исследования базируется на общенаучном диалектическом методе познания правовой действительности, а также использовании следующих частнонаучных методов: исторического, системного и структурного анализа, сравнительного правоведения, социологического (анкетирование, интервьюирование, изучение материалов уголовных дел) и формально- юридического.

Правовая и теоретическая основы исследования. Правовую основу диссертации составили: международно-правовые акты, Конституция РФ, современное и ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство России, подзаконные нормативно-правовые акты, а также разъяснения законодательства, содержащиеся в решениях Конституционного Суда РФ и пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ. Также автором были проанализированы «Концепция судебной реформы в Российской Федерации» и проекты Уголовно-процессуального кодекса РФ, подготовленные НИИ Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции и ГПУ Президента РФ.

Теоретическую основу диссертации составили научные труды ученых в области философии, социологии, юридической психологии, общей теории государства и права, конституционного права, уголовного права и процесса, криминалистики.

Эмпирическую базу исследования составляет конкретно- социологическое исследование, в ходе которого в пределах Московской, Тульской, Орловской и Воронежской областей было проведено:

  • выборочное изучение 120 уголовных дел, 70 из которых было окончено производством и 50 направлено в суд для рассмотрения по существу в период 2002-2003 гг.;
  • изучение 80 материалов по обжалованию в суд действий (бездействия) и решений должностных лиц стороны обвинения на досудебном производстве;

7

  • анкетирование 70 следователей прокуратуры, а также 40 следователей и дознавателей ОВД и таможенных органов, 50 адвокатов и 40 судей федеральных судов общей юрисдикции.

Научная новизна исследования заключается в том, что автором в свете нового уголовно-процессуального законодательства осуществлено комплексное монографическое исследование уголовно-процессуальной сущности принципа состязательности, специфики его реализации в стадиях возбуждения и предварительного расследования уголовного дела, а также предложены организационно-правовые меры расширения сферы действия принципа состязательности на досудебном производстве.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Принцип состязательности обладает всеми признаками, присущими любому другому принципу уголовного судопроизводства, а именно: 1) правовая регламентация; 2) объективный характер; 3) общепроцессуальный характер; 4) обеспечение реализации принудительной силой государства; 5) наличие самостоятельного содержания, не дублирующего содержания других принципов.

  2. Уголовно-процессуальная сущность принципа состязательности определяется тремя основополагающими данный принцип признаками: 1) наличие равноправных сторон; 2) разделение основных процессуальных функций; 3) наличие беспристрастного арбитра - суда, призванного разрешать возникающие процессуальные конфликты сторон.
  3. Принцип состязательности на стадиях досудебного и судебного производства по уголовному делу реализован не в одинаковом объеме. На досудебных” стадиях он носит ограниченный характер и наиболее полно проявляет себя в процедуре судебного обжалования действий (бездействия) и решений должностных лиц стороны обвинения (ч. 3 ст. 29, ст. 125 УПК), а также при осуществлении судом контрольных полномочий за производством процессуальных действий, наиболее существенным образом затрагивающих

8

конституционные права и свободы человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ч. 2 ст. 29, ст. 165, ч. 3 ст. 178 УПК).

  1. Расширению сферы реализации принципа состязательности в досудебном производстве должны способствовать следующие меры организационно-правового характера:
  • закрепление в уголовно-процессуальном законе понятия «функция юстиции» и введение должности судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Функция юстиции -это самостоятельное направление уголовно-процессуальной деятельности суда (судьи) по реализации судебной власти на стадиях досудебного и судебного производства по уголовному делу, в содержание которой входят полномочия суда по осуществлению правосудия и судебно-контрольной деятельности;
  • создание государственных адвокатур при Министерстве юстиции в целях обеспечения права на получение юридической помощи лицам, не имеющим возможности ее оплачивать. Государственные адвокатуры должны действовать наряду с предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» формами адвокатских образований (адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация);
  • включение в число субъектов стадий возбуждения и предварительного расследования уголовного дела лица, заподозренного в совершении общественно опасного деяния, и наделение его правами на защиту от уголовного преследования;
  • закрепление в уголовно-процессуальном законе правил фактического задержания;

  • наделение представителей потерпевшего, гражданского истца, а также гражданского ответчика такими же правами по участию в уголовно- процессуальном доказывании, которыми обладает адвокат-защитник. В целях обеспечения гарантий прав участников уголовного процесса
    по

9

самостоятельному собиранию необходимых фактических данных следует установить срок, в течение которого орган государственной власти, орган местного самоуправления, общественное объединение и организация, из которых истребуется информация, обязаны ее представить. Кроме того, необходимо установить юридическую ответственность за незаконный отказ или уклонение от предоставления запрашиваемой стороной информации;

  • закрепление в уголовно-процессуальном законе права участников досудебного производства воспользоваться помощью частного детектива и регламентирование порядка вовлечения в уголовный процесс собранных им сведений;

  • наделение сторон правом назначения экспертиз в случаях, когда судебная экспертиза необязательна, не требуется процессуального принуждения, представления подлинных материалов дела и вещественных доказательств;
  • установление обязанности адвокатов-защитников составлять заключение защиты по окончании предварительного расследования;
  • предоставление потерпевшему права, в случае его несогласия с предъявленным обвинением, представить должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело, заключение об альтернативном обвинении. В случае его отклонения потерпевший должен иметь право обжаловать решение стороны обвинения судье по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина;
  • дополнение ч. 4 ст. 108 УПК следующим положением: «В судебном заседании при разрешении ходатайства стороны обвинения об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу вправе присутствовать также потерпевший и (или) его представитель, который вправе высказывать свое мнение о применении данной меры пресечения. При этом, если основанием для избрания меры пресечения является п.З ч.1 ст. 97 УПК, то судебное заседание может быть проведено и при отсутствии потерпевшего, но с учетом его пояснений, изложенных в ходатайстве им лично либо его представителем».

10

Теоретическая и практическая значимость исследования

заключается в формулировании выводов и предложений, которые могут быть использованы при совершенствовании действующего уголовно- процессуального законодательства, подготовке руководящих разъяснений Пленумов Верховного Суда РФ, в дальнейших теоретических разработках проблем состязательной модернизации досудебного производства России, в правоприменительной деятельности органов уголовной юстиции.

Положения и выводы диссертации могут также использоваться в преподавании и изучении курса «Уголовный процесс» в юридических вузах страны, подготовке лекций, учебных пособий и методических рекомендаций по теме «Принципы уголовного судопроизводства».

Апробация результатов работы. Диссертация выполнена, рецензировалась и обсуждалась на кафедре уголовного права Российской таможенной академии. Основные теоретические выводы и практические рекомендации изложены автором в 5 научных статьях. Результаты исследования, положения и выводы, сформулированные в диссертации, внедрены в учебный процесс Российской таможенной академии, Тульского филиала Московского университета МВД России, Тульского филиала Института управления и бизнеса.

Структура и объем диссертации. Структура диссертации определена содержанием темы исследования и логикой изложения материала. Диссертация выполнена в объеме, предусмотренном ВАК РФ, и состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка литературы и 4 приложений.

11 ГЛАВА I. Состязательность как принцип уголовного судопроизводства

России

§1. Общие положения учения о принципах и состязательность

уголовного процесса

Термин “принцип” входит в категориальный аппарат науки уголовно- процессуального права. Под принципом (от лат. principum - основа, начало) в общенаучном смысле принято понимать основное, исходное положение какой-либо теории, учения, руководящую идею, основное правило для какой-либо деятельности1. В теории уголовного процесса понятие “принцип” определяется с учетом специфики самой уголовно- процессуальной деятельности. При этом существующие разработки на доктринальном уровне далеко не однозначны, а порой и противоречивы.

Так, большинство ученых-процессуалистов придерживается мнения о том, что принципами уголовного процесса являются только такие идеи и положения, которые получили свое выражение в нормах права2. Как отмечает В.М. Савицкий, “поскольку речь идет об уголовном процессе, т.е. деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда, а также граждан, участвующих в этой деятельности, и о возникающих между ними отношениях, урегулированных
нормами уголовно-

1 См.: Современный словарь иностранных слов. - М., 1993. - С. 490.

2 См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). - М, 1971. - С. 9; Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. - Ярославль, 1978. - С. 22; Химичева Г.П., Ульянова Л.Т. Конституция Российской Федерации и вопросы уголовного процесса: Учеб. пособие. - М, 1995. - С.4; Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Гос. и право. - 1996. - №11. - С. 93; Громов Н.А., Николаиченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Гос. и право. - 1997. - №7. - С. 33; Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М., 1998. - С. 27; Гриненко АВ. Источники уголовно- процессуальных принципов // Журн. рос. права. - 2001. - №5. - С. 22; Бородинов В. Нарушение принципов уголовного процесса - основание отмены приговора // Рос. юстиция. - 2002. - №8. - С. 24; Уголовный процесс России: Учебное пособие / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. - Воронеж, 2003. - С. 34 и мн. др.

12

процессуального права, то эта идея (мысль, положение) непременно должна быть выражена, сформулирована в законе. Пока ее в законе нет, пока идею предлагают в монографиях, обсуждают на научных конференциях и симпозиумах, она остается только идеей, может быть, блестящей, высоконравственной, сверхважной, но, увы, лишь идеей, не имеющей права быть руководящей, обязательной для исполнения”1. Нормативность -имманентное свойство принципов, не отделимое от природы процесса как особого рода государственно-правовой деятельности. Идеи, не получившие закрепления в законе, остаются началами правосознания, научными выводами, представляют замысел нормы-принципа (суждения для себя), а не правовую норму (суждение для всех) .

Сторонники иной точки зрения полагают, что общие идеи, отражающие развитие науки и практики уголовного процесса, значительно опережают их законодательное закрепление и поэтому нельзя считать принципами только те идеи, которые выражены в нормах права3.

Некоторые авторы предлагают подходить к решению рассматриваемого вопроса дифференцированно. В частности, В.Н. Яшин и А.В. Победкин указывают, что “…любая правовая деятельность (в частности …уголовный процесс) подробно регламентируется нормами права. И даже самые мудрые и прогрессивные идеи могут регулировать данные правоотношения лишь тогда, когда они найдут воплощение в правовых нормах, т.е. приобретут общеобязательную силу. Однако отдельные основополагающие, руководящие, стержневые идеи не обязательно должны закрепляться в нормах права буквально. Формулировка принципа как минимум должна вытекать из содержания совокупности правовых норм. Для

1 Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1997. - С. 1.

2 См.: Громов Н.А., Николайченко В.В. Указ. соч. - С. 33; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Применение конституционных принципов правоохранительными органами в уголовном судопроизводстве // Следователь. - 2002. - № 7 (51). - С. 19.

3 См.: Савицкий М.Я. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса // Сов. гос. и право. - 1950. - №1. - С. 45; Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. АД. Бойкова, И.И. Карпеца. - М., 1989. - С. 137.

13

подобного рода абстрагирования и важна наука, которая помогает выделить и сформулировать принцип. Так, например, принцип презумпции невиновности, не будучи прямо закрепленным в российском законодательстве до 1992 г. (момент внесения изменений и дополнений в Конституцию РСФСР), фактически определял правила доказывания виновности, которыми руководствовались органы уг°ловного судопроизводства уже в 70-х, 80-х годах”1. То же относится и к принципу состязательности, сформулированному в общем виде лишь в 1993 г. в ч.2 ст. 20, ч.2 ст.47, ч.З ст. 123 Конституции РФ и в ст. 429 УПК РСФСР применительно к суду с участием присяжных заседателей.

По мнению А.В. Кудрявцева и Ю.Д. Лившица, следует различать принципы уголовного процесса как отрасли права и принципы уголовного процесса как науки. Теоретические, основополагающие идеи уголовного процесса, разрабатываемые учеными, играют роль принципов науки. Принципы уголовного процесса (отрасли права) - это правовые положения, выступающие в уголовно-процессуальной деятельности в качестве общеобязательных требований закона. Рассматривать принципы уголовного процесса как руководящие идеи - значит механически переносить общее понятие принципа в праве на уголовный процесс2.

Полагаем, что нельзя согласиться с категоричным суждением о том, что никакие идеи сами по себе не могут регулировать правовые действия и правовые отношения до тех пор, пока они не обретут государственно- властного, а поэтому и общеобязательного характера, т.е. до тех пор, пока они не станут правовыми нормами3. Неслучайно некоторые авторы наряду с законом признают возможность существования иных источников уголовно-процессуального права - подзаконных
нормативно-правовых актов,

Яшин В.Н., Победкин А.В. Принципы организации и деятельности прокуратуры России: Лекция. - М.-Тула, 2001. - С. 6-7.

2 См.: Кудрявцева А.В., Лившиц Ю.Д. О понятии принципа в уголовном процессе // Правоведение. - 2001. - №4. - С. 163.

3 См.: Добровольская Т.Н. Указ. соч. - С. 9; Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб., 2001. - С. 41.

14

следственной и судебной практики, правовых обычаев, традиций, прецедентов и т.п. Так, например, К.Ф. Гуценко рассматривает в качестве источников уголовно-процессуального права, помимо Конституции РФ, принципов и норм международного права, международных договоров РФ, УПК и других федеральных законов, постановления Конституционного Суда РФ и разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ, касающиеся уголовного судопроизводства, а также нормативно-правовые акты министерств и ведомств1.

Следует отметить, что именно решения Конституционного Суда РФ оказали значительное влияние на развитие принципа состязательности в уголовном судопроизводстве России. Впервые в п. 5 постановления Конституционного Суда РФ № 19-П “по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края” от 28 ноября 1996 г. было указано, что положения статьи 418 УПК РСФСР, возлагающие на суд полномочия по возбуждению уголовного дела и формированию обвинения в отношении конкретного лица, противоречат ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ, закрепляющей принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности. Этот конституционный принцип предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций. В уголовном судопроизводстве состязательность означает строгое отграничение функции суда по разрешению дела от функций обвинения и защиты, каждая из которых возложена на определенных
участников

1 См.: Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Издание второе, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С. 26.

15

процесса1. К указанным положениям о принципе состязательности Конституционный Суд РФ неоднократно обращался и при вынесении последующих решений о проверке конституционности некоторых правовых предписаний уголовно-процессуального закона. Именно в решениях Конституционного Суда РФ состязательность не только рассматривалась как принцип уголовного судопроизводства, но и была распространена на все . стадии уголовного процесса3, что в последующем нашло свое отражение в новом уголовно-процессуальном законе.

Исключительность актов данного органа судебной власти заключается в их общеобязательном характере. Согласно ч. 4 ст. 79 Федерального Конституционного закона от 21.07.94 № 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации”4 решение Конституционного Суда РФ действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления

Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Вместе с тем в своих решениях Конституционный Суд РФ собственно

1 Рос. газета. - 1996. - 6 дек.

2 См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 26 января 1999 г. № 11-0 по запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР // Рос. газета. - 1999. - 23 марта; Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Н. Новгород // Рос. газета. - 1999. - 27 апр.; Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ // Рос. газета. - 2000. - 2 февр.; Определение Конституционного Суда РФ от б декабря 2001 г. по жалобе гражданки М.Е. Костровой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР и жалобе гражданина П.А. Шлыкова на нарушение его конституционных прав пунктом 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР // Рос. газета. - 2002. - б марта.

3 Речь идет о постановлении Конституционного Суда РФ № 2-П от 14 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 337 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А. А. Стубайло (п. 5) // Собр. законодательства РФ. - 2000. - № 8. - Ст. 991.

4 Рос. газета. - 1994. - 23 июля.

16 норм права не создает. Если признание нормативного
акта неконституционным создало пробел в правовом
регулировании, непосредственно применяется Конституция Российской Федерации (ч.4 ст.79 ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации”).

В решениях Верховного Суда РФ также неоднократно указывалось на значимость принципа состязательности. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999 г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования” указывалось, что “… суд осуществляет при рассмотрении уголовных дел исключительно функцию отправления правосудия и не вправе подменять государственные органы и должностных лиц, формулирующих и обосновывающих обвинение. Исходя из этого, обязанность по доказыванию обвинения в совершении преступления лежит на прокуроре, поддерживающем обвинение, а по делам частного обвинения -и на потерпевшем”1. “В силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств”2.

Несмотря на важность решений Верховного Суда, содержащих разъяснения по спорным вопросам применения уголовно- процессуального законодательства, их нельзя рассматривать в качестве самостоятельных источников уголовно-процессуального права. Данной позиции придерживается большинство ученых-юристов3. В указанных решениях содержится лишь конкретизация применения уже существующих правовых норм.

1 Рос. газета. - 1999. - 16 дек.

2 Постановление №8 Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” от 31 октября 1995 г. (п. 10) // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №1.

3 См., например: Божьев В. Научно-практический комментарий к ст. 1 УПК РФ // Уголовное право. - 2002. - № 1. - С. 70-71.

17

Вместе с тем несмотря на то, что в соответствии со ст. 1 УПК, источниками уголовно-процессуального права является уголовно- процессуальный закон, основанный на Конституции РФ, а также общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, решения судебных органов, а также ведомственные нормативные акты имеют важное значение в деятельности органов уголовной юстиции, способствуют правильному и единообразному применению УПК, разработке и принятию законодательных актов, устраняющих существующие пробелы и коллизии. Они также имеют правовую природу.

Уголовно-процессуальные принципы, являясь фундаментом соответствующей отрасли права, содержатся в целом комплексе актов, часть из которых закрепляет нормативное содержание принципов, другие создают условия для наиболее полной их реализации. Правовая регламентация принципа является его основополагающим признаком.

Второй признак принципа - его объективный характер. Как указывает Т.Н. Добровольская, принципы или основы - это обобщенное выражение соответствующего явления, отражающее объективно существующую реальность и действующие в ней закономерности. Вместе с тем категория принципов уголовного процесса в известной мере субъективна, ибо нормы любой отрасли права, а значит - и уголовно- процессуального, являются актом государства, продуктом сознательного творчества законодателя1. В этом единстве двух сторон - объективного и субъективного - главным образом и проявляется природа принципов . Принятие Конституции РФ и провозглашение приоритета прав личности” потребовали изменения отраслевого законодательства, в том числе и уголовно-процессуального. Розыскные черты уголовно- процессуального права советского периода не могли сосуществовать с происходящими в

1 См.: Добровольская Т.Н. Указ. соч. - Сб.

2 См.: Алиев Т.Т., Громов Н.А. Указ. соч. - С.20.

18

стране демократическими преобразованиями. Если следственная форма уголовного процесса признавала в качестве обязательного только публичный интерес, достижение которого не ставилось в зависимость от воли участвующих в нем лиц, то состязательная форма, напротив, признает плюрализм интересов, а также определенную свободу воли сторон в преследовании своих интересов, так как цель этого процесса - разрешение процессуального спора1.

Именно поэтому в последнее десятилетие XX столетия возникла необходимость в реализации принципа состязательности в уголовно- процессуальном праве России.

Третий признак принципа - его общепроцессуальный характер, т.е. возможность определять поведение участников уголовно- процессуальной деятельности на всех стадиях и во всех формах уголовного судопроизводства. Однако следует учитывать то обстоятельство, что все стадии уголовного судопроизводства неравнозначны по своему содержанию. Поэтому, как справедливо замечает В.М. Савицкий, “…принципами уголовного процесса являются те закрепленные в законе руководящие положения, которые могут действовать на протяжении всего движения уголовного дела, проявлять себя в любой стадии уголовного процесса, но обязательно и безусловно - в стадии судебного разбирательства”2. Общепроцессуальный характер принципов не предопределяет еще необходимости их тождественного осуществления на всех стадиях и во всех формах уголовного судопроизводства . Указанное в полной мере относится и к принципу состязательности.

Четвертый признак принципа - обеспечение ~его действия принудительной силой государства, возможностью применения уголовно-процессуальных и уголовных санкций за его
нарушение.

1 См.: Круглое И.В. Уголовный иск и механизм его доказывания: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2001. - С. 14.

2 Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Указ. соч. - С. 3.

3 См.: Кудрявцева А.В., Лившиц Ю.Д. Указ. соч. - С. 168.

19

Указанный признак логично следует из положения о том, что правовая норма, в отличие от других норм социального регулирования (например, норм морали), обеспечивается возможностью государственного принуждения. Как справедливо отмечается в юридической литературе, по своей сути процессуальные принципы носят императивный, властно-повелительный характер, они содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств1.

Следует также иметь в виду и то, что нарушение принципов уголовного судопроизводства в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовного дела приводит к нарушению не только норм-принципов, предусмотренных Конституцией РФ и главой 2 УПК, но и норм, содержащихся в других главах и статьях УПК. В связи с этим некоторые авторы указывают на то, что нарушение принципов уголовного судопроизводства имеет существенный характер и должно влечь безусловную отмену приговора суда (судьи).

Согласно ч. 1 ст. 297 УПК приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК и основан на правильном применении уголовного закона (ч.2 ст. 297 УПК). В соответствии с ч.1 ст. 381 УПК основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Процедура судопроизводства в соответствии с ч.З ст. 123 Конституции РФ и

1 См.: Громов Н.А., Николайченко В.В. Указ. соч. - С. 33.

2 См.: Бородинов В. Нарушение принципов уголовного процесса - основание отмены приговора // Рос. юстиция. - 2002. - №8. - С. 24.

20

чЛ ст. 15 УПК основывается на принципе состязательности. В соответствии со ст. 244 УПК в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства. В ч. 3 ст. 15 УПК говорится о том, что суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Несоблюдение указанных положений закона является основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке (п. 2 ст. 379 УПК), а также основанием отмены или изменения судебного решения, вступившего в законную силу (ст. 409 УПК).

Пятый признак принципа — наличие самостоятельного содержания, не дублирующего содержание других принципов. Содержание принципа состязательности определено в ст. 15 УПК. Анализ указанной нормы закона позволяет говорить о трех признаках, определяющих сущность данного принципа: 1) наличие равноправных сторон; 2) разделение основных процессуальных функций; 3) наличие беспристрастного арбитра - суда, призванного разрешать возникающие процессуальные конфликты сторон.

На страницах юридической литературы высказывалось мнение, что при подобной конструкции состязательного начала невозможно определить его сущность, ибо если “… элементы принципа состязательности рассматривать в отдельности, то окажется~что в большинстве своем они входят в качестве составных частей в содержание иных самостоятельных принципов, таких как публичность, право обвиняемого на защиту, равенство прав участников судебного
разбирательства и т.п.”1. В связи с этим

Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в
уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1974. - №1. - С.71.

21

некоторые авторы полагают, что принцип состязательности не соответствует понятию принципа уголовного процесса, поскольку его содержание полностью поглощается совокупностью образующих состязательную форму уголовного процесса принципов, а именно принципами осуществления правосудия, утверждения обвинения (постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого) и других решений, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, только судом; осуществления уголовного преследования только стороной обвинения; обеспечения обвиняемому, подозреваемому, иному лицу, в отношении которого имеются улики, права на защиту; равноправия сторон. Поэтому законодателю следует отказаться от включения принципа состязательности в систему принципов уголовного процесса. Закрепление состязательной формы уголовного процесса надлежит осуществить путем включения в новый УПК вышеуказанных принципов состязательности1.

Полагаем, что с указанным мнением нельзя согласиться. Как справедливо отмечает В.Н. Бибило безусловно трудно дифференцировать практическую реализацию каждого из принципов так, чтобы не подменить действие одного принципа другим. Как и любое явление, принципы уголовного процесса диалектичны. Но каждый принцип имеет и свою область применения. Поэтому подход к исследованию принципа состязательности должен проводиться с более общих позиций .

Принципы уголовного судопроизводства порождают и обуславливают друг друга. Некоторые принципы развивают положения иных. Зачастую одни принципы служат гарантиями других принципов. Несоблюдение отдельного принципа ведет к нарушению многих. Признание взаимосвязи и взаимозависимости принципов уголовного процесса не означает того, что содержание одного принципа сводится к содержанию любого другого. Каждый из принципов уголовного процесса имеет
свою качественную

1 См.: Шестакова С.Д. Указ. соч. - С. 134-136, 146.

2 См.: Бибило В.Н. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора. - Минск, 1986. - С. 87.

22

определенность. Только дополняя, а не противореча друг другу, они определяют построение уголовного судопроизводства в целом.

Принцип состязательности не существует изолированно от иных принципов уголовного судопроизводства, более того, в его содержание органически вплетаются сущностные положения других принципов судопроизводства, однако это не делает его их частью. Так, например, такой функциональный, признак принципа состязательности, как разделение процессуальных функций, по справедливому замечанию Т.Н. Добровольской “…имеет большой политический и практический смысл, ибо служит гарантией законности в уголовном судопроизводстве”1. Кроме того, все уголовное судопроизводство направлено на обеспечение законности при производстве по уголовному делу. Вместе с тем никто не станет утверждать, что помимо данного принципа других не существует.

Состязательность неразрывно связана с правом на защиту и является его важнейшей гарантией. Право на защиту предполагает состязательное ведение процесса, при котором всем участникам предоставляются равные права и обвиняемый обладает возможностью самостоятельно или с помощью защитника опровергать предъявленное обвинение2. Отрицание состязательности, возможности спора между обвинением и защитой фактически означает отрицание права на защиту, ибо оно немыслимо без права опровергать обвинение, подвергать его критике3. Конституционный Суд РФ также рассматривает состязательность как необходимую предпосылку обеспечения обвиняемому права на защиту в соответствии с положениями, закрепленными в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это предполагает
предоставление участвующим в

1 Добровольская Т.Н. Указ. соч. - С. 136.

2 См.: Питулько К.В. Право на защиту подозреваемых, задержанных и заключенных под стражу // Правоведение. - 2001. - №5. - С. 136.

3 См.: Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип
обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. - С. 108.

23

судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих законных интересов путем участия в доказывании, заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу1. “Зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации”2.

В теории уголовно-процессуального права с состязательной формой также прямо связывается наличие диспозитивных правомочий у субъектов уголовно-процессуальной деятельности. По мнению А.С. Александрова, диспозитивность необходимо рассматривать “как метод правового регулирования и как принцип состязательного процесса”3. Однако, как справедливо отмечается в юридической литературе, с точки зрения одной только конструкции уголовно-процессуальной деятельности публичные начала не исключают состязательности, равно как диспозитивные не противоречат розыску4. “Принцип состязательности в уголовном судопроизводстве предполагает, что полномочиями возбуждать уголовное преследование и формулировать обвинение наделяются только определенные органы и лица, которые, реализуя данные полномочия, преследуют цель защиты либо публичного, либо своего личного интереса, нарушенного преступлением. Согласно уголовно-процессуальному закону это орган дознания, следователь, прокурор, а по некоторым делам -
также

1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. № 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УТЖ РСФСР в связи с жалобами ряда граждан // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1998. - № 5.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. № 8-П по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. “О государственной тайне” в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина // Собр. законодательства РФ. - 1996. - № 15. - Ст. 1768.

3 Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1995.-С. 70.

4 См.: Шестакова С.Д. Указ. соч. - С. 122.

24

потерпевший. Названные государственные органы и должностные лица по смыслу закона не могут быть освобождены от обязанности в каждом случае обнаружения признаков преступления возбудить уголовное дело и принять все необходимые меры к установлению события преступления и лиц, виновных в его совершении”1.

Принцип состязательности также тесно связан и с другими принципами уголовного процесса. Как справедливо указывает В. Божьев, “принцип состязательности может быть осуществлен, если он функционирует одновременно с принципами гласности, непосредственности, устности, национального языка судопроизводства и др.”2. Поскольку сам принцип состязательности представляет собой сложное юридическое образование, анализ его роли в системе принципов конкретной модели уголовного судопроизводства, а также объем реализации в досудебном и судебном производстве по уголовному делу позволяет сделать вывод о том, какой перед нами тип уголовного процесса: розыскной, состязательный или смешанный. Вместе с тем необходимо учитывать и то, что некоторые из принципов, характеризующих состязательную форму, не чужды и розыскной форме (например, обеспечение подозреваемому, обвиняемому права на защиту).

По мнению некоторых ученых-процессуалистов, принцип всегда регулирует соотношение двух групп (систем) правовых норм, конкурирующих между собой. При этом одна из них, обычно количественно доминирующая, представляет собой основу, общее начало, определяющее главное содержание и название принципа. Вторая группа норм выступает как исключение из основного правила. В связи с этим всякий принцип - это общее правило с исключениями. Этот признак принципа еще называют

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. № 19-П по делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края (п.б) // Рос. газета. - 1996. - 6 дек.

2 Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. - 2000. - № 1. - С. 53.

25

признаком бинарности1. Полагаем, что признак бинарности нельзя рассматривать как решающий в определении системы и природы принципов. Какие в таком случае исключения может содержать принцип законности?

Помимо вопроса о том, какими признаками должно характеризоваться то или иное положение, чтобы иметь значение основополагающего, другим дискуссионным вопросом учения о принципах уголовного судопроизводства является вопрос о соотношении понятий “принцип правосудия” и “принцип уголовного процесса”.

Как справедливо отмечает Т.Н. Добровольская, это соотношение может быть выражено формулой: нет принципов правосудия, существующих вне принципов уголовного или гражданского процессов. Данный вывод обуславливают следующие обстоятельства: а) осуществление правосудия, не исчерпывая всего содержания уголовного процесса, включающего в себя и предварительное расследование уголовных дел, является составной и, более того, - центральной частью уголовного процесса, поэтому между принципами уголовного процесса и принципами правосудия существенного различия быть не может; б) правосудие осуществляется путем рассмотрения судом гражданских и уголовных дел. В связи с этим принципы уголовного процесса - это не все принципы правосудия2. Относительно принципа состязательности следует заметить, что этот принцип является как принципом уголовного процесса, так и принципом правосудия. Во-первых, это обусловлено тем, что согласно ч.З ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Во- вторых, принцип состязательности получил свое прямое нормативное закрепление в гражданском, арбитражном и уголовном процессе.

1 См.: Лкупов Р.Х.. Правоприменение в уголовном процессе России (юридические проблемы): Автореф. дис. …докт. юрид. наук. - М., 1993..- С. 22. См. он же: Уголовный процесс. Учебник для вузов. Под ред. В.Н. Галузо. - М, 1998. - С. 60-61.

2 См.: Добровольская Т.Н. Указ. соч. - С. 14-15.

26

Основываясь на вышеизложенном, можно сделать следующие выводы:

1) принцип состязательности характеризуется признаками, присущими любому другому принципу уголовного процесса, а именно: 1) правовая регламентация; 2) объективный характер; 3) общепроцессуальный характер; 4) обеспечение реализации принудительной силой государства; 5) наличие самостоятельного содержания, не дублирующего содержания других принципов;

2) принцип состязательности является межотраслевым принципом, что, в свою очередь, дает возможность рассматривать его не только как один из принципов уголовного процесса, но и как основополагающий принцип российского правосудия.

§2. Уголовно-процессуальная сущность принципа состязательности

“Сущность” как одна из категорий материалистической диалектики представляет собой “те стороны, черты вещи, которые обуславливают ее внешне наблюдаемые свойства, проявляемые ею при взаимодействии с другими вещами”1. “Существующие предметы проявляют себя тем или иным образом только потому, что они имеют определенные внутренние, глубинные свойства, структуру, то есть сущность”2. Состязательность, являясь сложным правовым явлением, также имеет свою структуру, систему признаков. Законодатель указывает на следующие из них: 1) функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо

1 Диалектический и исторический материализм. Изд. 2. (Общ. ред. СМ. Ковалева). - М, 1969.- С. 141. 2Там же.-С. 141.

27

(ч.2 ст.15); 2) суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения’ или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч.З ст.15); 3) стороны обвинения и защиты равноправны перед судом (ч. 4 ст. 15). Несмотря на то, что реализация данных признаков имеет определенную специфику на каждой стадии уголовного судопроизводства, только те процессуальное действия (процедуры) и стадии процесса носят состязательный характер, в которых указанные выше признаки полностью включены в содержание протекающих в их рамках уголовно- процессуальных отношений.

Такое понимание принципа состязательности разделяется большинством ученых-процессуалистов1. Вместе с тем в теории уголовного процесса можно встретить и иные подходы в определении сущности и содержания принципа состязательности. Известный дореволюционный правовед А.Ф. Кони видел сущность принципа состязательности в равенстве прав сторон - прокурора, а также подсудимого и его защитника на участие в исследовании обстоятельств дела и отстаивание своих позиций перед независимым и беспристрастным судом2.

По мнению В.Г. Даева, “суть принципа состязательности заключается не просто в разделении функций участников судопроизводства, а в их противопоставлении, в выделении противоборствующих “состязающихся”

1 См.: Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М., - 1997. - С. 58; Савицкий В.М., Ларин A.M. Уголовный процесс. Словарь-справочник. - М., 1999. - С. 164; Панько Н. К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. - Воронеж, 2000. - С. 26; Петрухин И.Л. Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Законодательство. - 2001. - № 3. - С. 74; Смирнов А. В. Состязательный процесс. - СПб., 2001. - С. 18-19; Шестакова С. Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб., 2001. - С. 43-44; Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. - М., 2003. - С. 14-23; Радутная Н.В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации. - М., 2003 и мн. др.

2 См.: Кони А.Ф. Избранные труды и речи / Сост. И.В. Потапчук. - Тула, 2000. - С. 18.

28

групп, в обособлении особой функции обвинения как движущей силы процесса”1.

В.П. Смирнов полагает, что “принцип состязательности уголовного судопроизводства заключается в таком построении процессуального порядка судебного разбирательства и исследования в нем доказательств, при котором сторонам обеспечивается возможность активно отстаивать свои или защищаемые (представляемые) права и интересы” . При этом данный автор предлагает наряду с состязательностью как принципом организации совместной деятельности сторон рассматривать разделение основных процессуальных функций и процессуальное равноправие сторон в качестве отдельных принципов уголовного судопроизводства, так как, во-первых, противоборство сторон и, следовательно, состязательное начало производны от разделения основных процессуальных функций, а не наоборот; во-вторых, указанные положения сами по себе имеют особо важное положение для теории и практики; и, в-третьих, они отвечают всем критериям категории “принцип”3. По мнению В.П. Смирнова, разделение основных процессуальных функций является главным принципом уголовного судопроизводства, а процессуальное равноправие сторон, наряду с принципами устности, гласности, непосредственности, служит обязательным атрибутом реализации состязательного начала и разрешения дела4.

А. Тушев полагает, что содержание принципа состязательности составляют материальные и идеальные элементы. К первым он относит: разделение функций на уголовное преследование, защитную и разрешения уголовного дела; законодательное закрепление конкретных субъектов уголовного процесса за сторонами обвинения и защиты; законодательное

1 Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в
уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1974. - №1. - С. 71.

2 Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа
состязательности уголовного судопроизводства // Гос. и право. - 1998. - №3. - С. 61.

3 См.: Смирнов В.П. Указ. соч. - С. 61-62.

4 См.: Смирнов В.П. Разделение основных процессуальных функций и равноправие сторон - принципы уголовного процесса // Правоведение. - 1999. - №3. - С. 177.

29

определение государственного органа - суда, который руководит состязанием и принимает окончательное решение по результатам этого состязания; наличие у сторон и иных субъектов процесса соответствующих прав и обязанностей, обеспечивающих соревновательные начала в их действиях; гарантии этих прав и обязанностей; предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством определенные процедуры, с помощью которых реализуется состязание (порядок заявления ходатайств, возражений, прений, обжалования и т.д.).

Идеальными элементами являются: наличие целей у сторон: например, у стороны обвинения основная цель - доказать виновность обвиняемого и чтобы он понес заслуженное наказание; у стороны защиты -отвергнуть незаконное обвинение, выявить смягчающие обстоятельства, чтобы наказание было назначено в строгом соответствии с законом. Существуют и промежуточные цели, зависящие от стадии уголовного процесса. Так, в стадии предварительного расследования при рассмотрении в суде жалобы на действия следователя у прокурора и следователя цель -доказать законность и обоснованность произведенных действий, а у защитника наоборот - их незаконность; наличие конкретных интересов в исходе дела у представителей сторон - прокурора, потерпевшего, гражданского истца, подсудимого и т.д. Прокурор, основываясь на своем внутреннем убеждении достаточности собранных обвинительных доказательств, тщательной подготовке к участию в судебном разбирательстве, заинтересован в выигрыше дела. Потерпевший заинтересован в возмездии обвиняемому за совершенное в отношении него преступление, возмещении причиненного вреда. Гражданский истец заинтересован в возмещении ему причиненного ущерба. Обвиняемый, как правило, стремится избежать уголовной ответственности или понести максимально мягкое наказание и т.д. Сущность принципа состязательности

30

А. Тушев видит в совершении определенными субъектами уголовного процесса действий, которые носят соревновательный характер1.

По мнению М.С. Строговича, состязательность состоит в том, что суд рассматривает дело с участием сторон - обвинения и защиты, причем всеми правами стороны пользуется обвиняемый (подсудимый). Стороны -обвинитель, потерпевший, подсудимый, защитник, а также гражданский истец и гражданский ответчик и их представители - наделены равными процессуальными правами для отстаивания перед судом своих требований и утверждений, для оспаривания, опровержения требований и утверждений других сторон. Функции сторон - обвинения и защиты - отделены от функции суда, который в судебном разбирательстве, не являясь стороной, наделен руководящей и решающей ролью2.

С.Д. Шестакова полагает, что “содержание состязательности как принципа уголовного судопроизводства состоит в наличии равноправных сторон в процессе начиная со стадии предварительного расследования, и разделении функций уголовного преследования, защиты и юстиции между стороной обвинения, стороной защиты и судом”3. Вместе с тем, по ее мнению, между состязательностью и процессуальным равноправием существует не взаимная двусторонняя, а односторонняя зависимость. Эта зависимость может проявляться в двух формах: при наличии полного разделения основных процессуальных функций равноправие сторон выступает в качестве неотъемлемого элемента принципа состязательности. В условиях отсутствия полного разделения функций процессуальное равноправие участников уголовного процесса приобретает самостоятельное значение. В этом случае процессуальное равноправие участников процесса представляет собой самостоятельный принцип уголовного судопроизводства, если действует в стадиях предварительного расследования и судебного

1 См.: Тушев А. Роль прокурора в реализации принципа состязательности в уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2003. - №4. - С. 33-34.

2 Строгович М.С. О состязательности и процессуальных функциях в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1962. - №2. - С. 107.

3 Шестакова С.Д. Указ. соч. - С. 49.

31

разбирательства, либо принцип судебного разбирательства, если распространяется только на данную стадию процесса1.

По мнению диссертанта, уголовно-процессуальная сущность и содержание принципа состязательности охватывают те же самые элементы (наличие равноправных сторон, разделение основных процессуальных функций, наличие беспристрастного арбитра - суда, призванного разрешать возникающие процессуальные конфликты сторон). Исключение любого из указанных элементов-признаков не только сделало бы содержание рассматриваемого принципа неполным, но и поставило бы под сомнение саму возможность утверждать о его существовании. Такой вывод следует из системного подхода к анализу уголовно-процессуальной сущности принципа состязательности. Как известно, любая система представляет собой совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, и отсутствие одного из них ведет к разрушению всей существующей системы.

Как справедливо замечает В.М. Савицкий, когда говорят о состязательности и равноправии сторон, то в результате нарушается логический закон соотношения целого (состязательность) и его составных частей (равноправие сторон), ибо эти части оказываются на одном уровне, в одной плоскости с целым . Неслучайно ст. 15 УПК получила название “Состязательность сторон”, а в ч. 4 указанной нормы прямо определено, что “стороны обвинения и защиты равноправны перед судом”. Разделение основных процессуальных функций также было включено законодателем в число положений, определяющих сущность и содержание принципа состязательности (ч. 2 ст. 15 УПК).

Несмотря на то, что между участниками уголовного судопроизводства при любом типе его построения будут иметь место процессуальные конфликты, только при состязательной форме, когда они выступают в качестве сторон с противоположными процессуальными
функциями,

1 См.: Шестакова С.Д. Указ. соч. - С. 48.

2 См.: Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Указ. соч. - С. 58.

32

противоборство между ними будет носить характер соревнования, построенного на справедливых, равных условиях, итог которому подводит беспристрастный судья. Нельзя поэтому сводить сущность принципа состязательности только к совершению определенными субъектами уголовного процесса действий соревновательного характера либо противоборству сторон.

Анализируя уголовно-процессуальную сущность принципа состязательности, нельзя не отметить, что у ученых-процессуалистов сложилось неоднозначное отношение не только к содержанию и сущности принципа состязательности, но и к определению указанных выше его признаков. Так, в юридической литературе можно встретить негативное отношение к делению участников уголовного судопроизводства на стороны. Например, И. Копытов полагает, что потерпевшего нельзя категорично отнести к стороне обвинения, поскольку ему порой не известно, кто конкретно нарушил его права1. Обвинение является не только организационной и аналитической, но и юридической деятельностью, предполагающей знание правовой процедуры, чего законодатель не может потребовать от потерпевшего . Гражданскому истцу вообще безразлично, кого суд признает виновным, ему важно, чтобы возместили ущерб. При этом не всегда он предъявляет иск именно к обвиняемому, а может требовать возмещения ущерба и от третьих лиц. Гражданский ответчик и его представитель защищают свои права от предъявляемого к ним иска, а не стремятся оправдать обвиняемого (подозреваемого). Искусственное разделение участников процесса на стороны в досудебном производстве неправильно и слишком формализовано, а идею состязательности следовало бы
оставить только для рассмотрения дел в судах, забыв о ней на

1 См.: Копытов И. Нужна ли такая состязательность? // Законность. - 1998. - №9. - С. 25- 27. См. также: Макарова 3. Состязательность нужна, но какая? // Законность. - 1999. - №3. - С.25.

2 См.: Зеленин Р.С. Значение мнения потерпевшего при отказе прокуратуры от обвинения // Журн. рос. права. - 2002. - №5. - С. 98; Он же: Потерпевший в состязательном процессе // Рос. юстиция. - 2001. - №3. - С. 48-49.

33

предварительном следствии1. По нашему мнению, с такой позицией нельзя согласиться. Некоторые процессуальные процедуры современного досудебного производства носят состязательный характер, а их участники выступают в качестве сторон (например, при судебном обжаловании действий и решений должностных лиц органов расследования в порядке ст. 125 УПК). Несмотря на то, что стороны реализуют свои права и обязанности на досудебном и судебном производстве по уголовному делу в разных процессуальных условиях, признание законодателем рассматриваемой категории имеет важное значение. Этим государство признает, что подозреваемый (обвиняемый) не является объектом уголовного преследования, а выступая на стороне защиты, имеет комплекс прав, обеспечивающих соблюдение и реализацию его интересов в уголовном судопроизводстве.

Некоторые авторы отрицательно относятся и к теории трех процессуальных функций. В середине прошлого столетия отдельные ученые указывали на то, что советскому уголовному судопроизводству вообще не свойственны уголовно-процессуальные функции. Обосновывалось это тем, что функции уголовного преследования, защиты и разрешения уголовного дела покоятся на принципе состязательности и присущи буржуазному уголовному процессу. Неприемлемость их для советского процесса связывалась с их несовместимостью с принципом всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела2. Указанная концепция уже тогда не получила широкой поддержки и подверглась обоснованной критике со стороны большинства ученых-процессуалистов3. Вместе с тем некоторые современные ученые-процессуалисты также полагают необоснованным выделение отдельных процессуальных функций. В частности, по мнению В.

1 См.: Копытов И. Указ. соч. - С. 25-27; Макарова 3. Указ. соч. - С.25.

2 См., например: Чельцов М.А. О недопустимости перенесения буржуазных конструкций в советскую уголовно-процессуальную теорию // Ученые записки ВЮЗИ. - Вып. 6. - М., 1958. - С. 85-87.

3 См., например: Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974. - С. 54-55.

34

Джатиева, в уголовном процессе нет и не может быть никакой функции обвинения. Есть лишь функции предварительного расследования преступления, правосудия и прокурорского надзора. Обвинение представляет собой обоснованное утверждение дознавателя, следователя, прокурора о виновности обвиняемого в совершении преступления, составляющее предмет внутреннего убеждения каждого из них. При этом перед обвинителем не ставится задача во что бы то ни стало добиться осуждения обвиняемого1. С изложенным мнением можно согласиться лишь отчасти. Действительно, уголовно-процессуальный закон хотя и называет субъектов функции обвинения, тем не менее их деятельность не носит узконаправленный обвинительный характер. В частности, дознаватель, следователь и прокурор, осуществляя производство по уголовному делу, должны установить обстоятельства, подлежащие доказыванию, в число которых входят и обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, смягчающие наказание, а также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, прокурор согласно ч.5 ст. 37 УПК вправе в порядке и по основаниям, которые установлены уголовно-процессуальным законом, отказаться от осуществления уголовного преследования. Однако именно необходимость уголовного преследования обуславливает начало уголовно-процессуальных отношений. Как справедливо указывается в юридической литературе, “… без обвинения (уголовного преследования) не может быть ни защиты, ни самого уголовного дела, а следовательно, и уголовного процесса”2.

По мнению некоторых ученых-процессуалистов нет оснований рассматривать в качестве самостоятельной функцию разрешения уголовного дела. Так, например, Л.А. Мариупольский и Г.Р. Гольст считают, что единой и для следователя и для суда функции разрешения дела не существует. Суд, решая дело и вынося приговор,
осуществляет правосудие. Поэтому

1 См.: Джатиев В. Обвинение и защита // Рос. юстиция. - 1995. - №3. - С. 17.

2 Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. - 1973. - №5. - С. 77.

35

необходимо отказаться от понятия функции разрешения дела и признать, что в уголовном процессе существует функция правосудия, присущая суду и только суду, функция, содержание которой значительно богаче и многообразнее той, которая ныне охватывается понятием разрешения дела1.

СП. Ефимичев также указывает на то, что “разрешение уголовного дела — это вообще не функция. Если так понимать функцию и относить ее только к суду, то получается, что прокурор, органы предварительного следствия и дознания функцию разрешения дела вообще не исполняют. А как тогда понимать деятельность этих органов, все их решения, связанные с возбуждением уголовных дел, с отказом в возбуждении уголовных дел, с прекращением уголовных дел по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям? Получается, что вся эта деятельность входит в понятие выполнения функции обвинения. Это же абсурд, как абсурдно и понимание функции разрешения дела только судом. Суд, рассматривая уголовное дело, убеждаясь, что собранные доказательства подтверждают виновность лица, постановляет обвинительный приговор. Что это, как не выполнение функции обвинения? И наоборот, нет доказательств или их недостаточно - суд постановляет оправдательный приговор. Это иначе, как реализацию функции защиты расценить нельзя. Следовательно, разрешение дела - это не функция. У суда есть единственная функция, она предусмотрена ст.118 Конституции РФ и называется “правосудием”” .

П.С. Элькинд напротив, полагает, что разрешение уголовного дела является самостоятельной уголовно-процессуальной функцией, осуществлять которую уполномочен только суд, поскольку, “во-первых, …в смысле распределения прав и обязанностей между различными участниками уголовного процесса, в смысле их правового положения функция рассмотрения и разрешения уголовного дела, как таковая, вручается только

1 См.: Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. К вопросу о “процессуальных функциях следователя // Сов. гос. и право. - 1963. - № 6. - С. 114.

2 Ефимичев СП. Обеспечение прав личности, интересов общества и государства - приоритетная составляющая судебно-правовой реформы // Журн. рос. права. - 2001. - №11.-С. 41.

36

суду. Разрешение уголовных дел другими органами государства (путем их прекращения) - возможный результат осуществления других процессуальных функций (например, расследования). Рассмотрение и разрешение дела судом составляет содержание процессуальной функции, выражающей специальное назначение и компетенцию именно суда как органа осуществления правосудия. Во-вторых, только суд …вправе разрешать уголовные дела не только в направлении их прекращения или оправдания подсудимых, но и в направлении признания подсудимых виновными, их осуждения и назначения наказания. В-третьих, только суд полномочен рассматривать и разрешать уголовные дела в судебных заседаниях, с участием сторон, при наиболее полно и последовательно выраженных демократических принципах уголовного судопроизводства (гласности, устности, непосредственности, состязательности и др.)”1.

По нашему мнению, в качестве самостоятельной процессуальной функции следует выделять не функцию разрешения уголовного дела и не функцию правосудия, а функцию юстиции, поскольку суду отводится главная роль в обеспечении справедливости при разрешении процессуальных конфликтов сторон. При этом судебно-контрольная деятельность правосудием не является, равно как и не является разрешением уголовного дела. Понятие «юстиция» является более широким по отношению к «правосудию» и «разрешению уголовного дела». Кроме того, такой подход позволит не только подчеркнуть важную роль суда в уголовном процессе, но и не будет отрицать влияния иных участников уголовно-процессуальных отношений на их возможный исход2.

1 Элькинд П.С. Указ. соч. - С. 63-64.

2 О необходимости законодательного закрепления процессуальной функции юстиции указывалось некоторыми учеными-процессуалистами и ранее. Так, С.Д. Шестакова рассматривает функцию юстиции как направление уголовно-процессуальной деятельности, состоящее в разрешении юрисдикционных вопросов по уголовному делу. Указанная функция должна реализовываться посредством осуществления правосудия, а также разрешения вопросов об утверждении обвинения, выдвигаемого органами уголовного преследования (постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого), других решений, ограничивающих конституционные права и свободы граждан (См.: Шестакова С.Д. Указ. соч. - С. 137).

37

Несмотря на то, что законодатель прямо выделяет в качестве основных процессуальных функций только обвинение, защиту и разрешение уголовного дела, система процессуальных функций ими не исчерпывается. Действующий УПК рассматривает свидетеля (причем даже возможно фактически изобличаемого лица), эксперта, специалиста, переводчика и понятого не в качестве сторон, а как иных участников уголовного судопроизводства. Соответственно ими ни одна из указанных выше функций не осуществляется. Вместе с тем данные субъекты уголовно-процессуальных отношений наделяются целым комплексом прав и обязанностей, без них раскрытие и расследование совершенного преступления стало бы невозможным.

Следует отметить, что проблема определения системы процессуальных функций не является новой. Еще В.Н. Шпилев указывал, что нельзя сводить весь уголовный процесс только к обвинению, защите, судебному рассмотрению и разрешению уголовного дела. Такая концепция процессуальных функций является узкой, неполной. Теория трех основных функций не дает ответа на вопрос, какие же функции выполняют участники процесса, действия которых не укладываются в их систему. В связи с этим им было предложено выделять в уголовном судопроизводстве три вида процессуальных функций: основные, дополнительные и вспомогательные. К основным процессуальным функциям В.Н. Шпилев относил: 1) обнаружение, проверку и расследование общественно опасных деяний; 2) обвинение, осуществляемое прокурором в качестве государственного обвинителя, а равно общественным обвинителем и потерпевшим в случаях, предусмотренных законом; 3) защиту, осуществляемую подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, защитником обвиняемого и общественным защитником; 4) рассмотрение и разрешение уголовного дела судом; 5) функцию надзора прокурора за исполнением законности в уголовном судопроизводстве.

38

Дополнительными процессуальными функциями являются: 1) предъявление и поддержание гражданского иска гражданским истцом или его представителем; 2) возражение подсудимого или гражданского ответчика по предъявленному гражданскому иску.

Деятельность иных многочисленных участников уголовного процесса, так или иначе содействующих органам расследования, суда и прокуратуры в их борьбе с преступностью, представляет собой вспомогательную процессуальную функцию.

Все эти перечисленные процессуальные функции находятся в тесной, неразрывной связи друг с другом. Анализ их помогает установить общее и особенное в деятельности каждого участника уголовного процесса1.

Помимо изложенной в юридической литературе, предлагались иные теоретические конструкции системы уголовно-процессуальных функций. Так, П.С. Элькинд выделяла следующие шесть функций: 1) установления, проверки данных относительно преступлений, их расследования; 2) обвинения; 3) защиты; 4) судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела; 5) вспомогательные функции в деятельности: а) участников уголовного процесса (свидетелей и экспертов), являющихся источником получения органами дознания, следствия, прокуратуры, суда уголовно-судебных доказательств; б) участников уголовного процесса, так или иначе содействующих осуществлению следственных и судебных действий (переводчиков, понятых, сведующих лиц, лиц, присутствующих при допросах несовершеннолетних, секретарей судебных заседаний); 6) побочные функции, которые находят свое выражение в противоположной по своей непосредственной направленности деятельности гражданского истца и гражданского ответчика (их представителей), объединяемой
общим

См.: Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974. - С. 59, 67-68.

39

признаком - производным от уголовного дела характером такой деятельности1.

Р.Д. Рахунов в систему уголовно-процессуальных функций включает: 1) расследование дела; 2) обвинение; 3) защиту; 4) поддержание гражданского иска; 5) защиту от гражданского иска; 6) разрешение дела .

По мнению Л.А. Мариупольского и Г.Р. Гольста, в качестве уголовно- процессуальных функций следует рассматривать: 1) предупреждение преступлений; 2) обвинение (изобличение виновного); 3) защиту; 4) правосудие; 5) участие общественности; 6) воспитание .

По нашему мнению, некоторые из указанных выше направлений уголовно-процессуальной деятельности не следует выделять в качестве самостоятельных уголовно-процессуальных функций. Так, установление, проверка данных относительно преступлений, их расследование, обвинение, предупреждение преступлений, участие общественности, воспитание, а также поддержание гражданского иска входят в содержание функции уголовного преследования.

Особое место в анализе уголовно-процессуальной сущности принципа состязательности отводится вопросу о роли суда. Ученые- процессуалисты до настоящего времени решают его неоднозначно. Сторонники активного процессуального положения суда не считают, что суд в состязательном процессе должен выполнять лишь роль наблюдателя за противоборством сторон4. М.С. Строгович, указывая на важное значение активности суда в

1 См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. - С. 59-66; Она же: Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процесс&-{общие вопросы) // Вопросы защиты по уголовным делам. Сборник статей / Под ред. П.С. Элькинд. -Л., 1967.-С. 13-15.

2 См.: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М., 1961. - С. 10- 11.

3См.: Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. Указ. соч. - С. 114.

4 См.: Шпилев В.Н. Указ. соч. - С. 111; Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. - Ярославль, 1978. -С.65; Шейфер С. А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе // Гос. и право. -1996. - №9. - С. 62-66; Ковтун Н.И. И состязательность, и поиск истины (О роли и месте суда в доказывании по уголовному делу) // Рос. юстиция. - 1997. - №4. -СП; Бойков А. Д. Третья власть в России. - М., 1997. - С. 66; Бурмагин С. Принцип состязательности в

40

уголовном процессе, рассматривал ее в качестве необходимого элемента принципа состязательности. По его мнению, “суд не только разрешает дело, но и принимает все необходимые меры к выяснению обстоятельств дела. Он активно исследует все собранные по делу доказательства, если они нужны для правильного разрешения дела, выясняет обстоятельства, невыясненные или недостаточно выясненные сторонами. Суд не ограничен доказательствами, представленными сторонами, и от него зависит потребовать те доказательства, которые он признает необходимыми для обнаружения по делу материальной истины”1.

Противники активной роли суда в состязательном процессе напротив, считают, что реальная состязательность возможна только при пассивной роли судьи, поскольку активность суда вносит в его полномочия черты функции обвинения, которую суд выполнять не должен. Так, С.Д. Шестакова указывает на то, что активность суда препятствует полному отграничению функции обвинения от функции разрешения уголовного дела в деятельности суда и, следовательно, противоречит правилу о разделении трех основных процессуальных функций. Пассивное и только пассивное положение суда освобождает его от выполнения функции обвинения и, следовательно, создает предпосылки для действительной реализации правила о размежевании трех основных функций2. И.Л. Петрухин также считает пассивность суда неотъемлемым атрибутом состязательного процесса. При

теории и судебной практике // Рос. юстиция. - 2001. - №5. - С. 34; Смирнов В.П. Проблемы состязательности в науке российского уголовно-процессуального права // Гос. и право - 2001. - №8. - С. 51; Смирнов А.В. Реформы уголовной юстиции конца XX века и дискурсивная состязательность //.Журн. рос. права. - 2001. - № 12. - С. 151-153; Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. - 2002. - №3.

  • С. 67; Лотыш Т.А. Принцип состязательности и гарантии его обеспечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. -М., 2003. - С. 17 и мн. др.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.1. - М., 1968. - С. 149-150. Аналогичные взгляды на роль суда в состязательном процессе высказывали и русские дореволюционные юристы. Так, например, СИ. Викторский делал вывод о том, что “состязательность в уголовном процессе не обрекает судью на пассивность, суд, по его мнению, должен собирать доказательства, если наличных недостаточно для раскрытия истины” (См.: Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие. - М., 1997.

  • С. 71-72).

2 См.: Шестакова С.Д. Указ. соч. - С. 46-47.

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

41

неумении прокурора доказать истину суд не должен приходить ему на помощь. Судьям уместно воздерживаться от постановки вопросов как обвинительного, так и оправдательного характера, чтобы никто не мог заподозрить их в симпатиях к обвинителю или обвиняемому. Активная роль суда в исследовании доказательств - достояние инквизиционного процесса . Задача суда - судить, т.е. рассматривать и проверять доброкачественность представленных сторонами материалов, дать им оценку и затем изложить в своем решении. Иными словами, суд должен решать спор, осуществлять правосудие - не больше и не меньше. Никакой собственной инициативы, никакой побудительной заинтересованности - вот параметры истинного правосудия в новом, демократическом его понимании, базирующемся на конституционных принципах независимости судей, состязательности и равноправии сторон. Возврат к прежнему взгляду на суд как на орган борьбы с преступностью, как на одно из звеньев в цепи правоохранительных органов неизбежно приведет к возрождению пагубного для правосудия обвинительного уклона2.

Большую роль в устранении всех рудиментов обвинительной роли суда сыграла Концепция судебной реформы в Российской Федерации (1991 г.). Согласно данному документу у суда необходимо было изъять следующие полномочия: право возбуждать уголовные дела; обязанность суда направлять подсудимому копию обвинительного заключения; обязанность восполнять пробелы предварительного расследования за счет самостоятельного поиска доказательств; оглашение судом обвинительного заключения; право первого

1 См.: Петрухин И.Л. Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Законодательство. - 2001. - № 3. - С. 74; Он же: Состязательность - основа правосудия // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). - М, 2001. - С. 273. См. также: Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Рос. юстиция. - 1995. - №8. - С. 40; Трунов И., Трунова Л. Суд не должен добывать доказательства: к вопросу о конституционности ч. 4 ст. 276 УПК РСФСР // Рос. юстиция. - 2001.- № 9. - С. 56; Адамайтис М. Суд не должен быть инициатором назначения экспертиз // Рос. юстиция. - 2002. - № 12. - С. 1. ‘

2 См.: Становление судебной власти в обновляющейся России. - М., 1997. - С. 13. Следует отметить, что не все авторы разделяют мнение о том, что суд не является органом борьбы с преступностью. См., например: Наумов А. Суд как орган борьбы с преступностью, а прокуратура - как институт общего надзора // Рос. юстиция. - 2002. - №1. - С. 24- 26.

42

допроса подсудимого и сторон; обязанность продолжать процесс при отказе прокурора от обвинения; обязанность направлять уголовные дела на доследование при неполноте расследования; право председателей вышестоящих судов приносить протесты против интересов осужденного по мотиву необоснованного оправдания, применения закона о менее тяжком преступлении, излишней мягкости назначенного наказания”1.

Снижение обвинительной активности суда положительно расценивается большинством работников суда. Так, 60% респондентов считают, что приоритетным вариантом, состязательности является повышение активности сторон в доказывании2. Из 40 опрошенных нами судей (100% респондентов) 35 (87,5 %) считают, что состязательность сторон предполагает их активность прежде всего в собирании и предоставлении доказательств, оценивать которые должен беспристрастный и объективный судья.

По нашему мнению, применительно к позиции суда в уголовном судопроизводстве термины “пассивный” или “активный” следует применять условно, поскольку любой субъект, участвующий в уголовно-процессуальной деятельности, уже проявляет некоторую активность. В состязательном процессе суд не должен выполнять полномочий стороны

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. - М, 1992. - С. 84-85, 86. О необходимости устранения обвинительного уклона в деятельности суда неоднократно указывалось и в других официальных документах. Так, в постановлении “О ходе судебной реформы в РФ” от 30 июня 1993 г., принятом на втором Всероссийском Съезде судей, в разделе “Совершенствование процессуального законодательства как основное направление судебной реформы на данном этапе” прямо говорилось об “…упразднении следственного судопроизводства и утверждении состязательности процесса, при котором обязанность по сбору доказательств и ответственность за их полноту и доброкачественность несут истец, ответчик, обвинитель …”. В соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. №9 “О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных” “суд присяжных не обязан по собственной инициативе собирать новые доказательства, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства” // Бюллетень Верховного Суда РФ. -1995. - № 3. - С. 6. Аналогичные положения содержатся в постановлении пятого Всероссийского Съезда судей “О ходе судебной реформы в РФ и перспективах развития судебной системы” // Рос. юстиция. - 2001. - № 2. - С. 4.

2 См.: Ноженко О. Судьи голосуют за состязательность // Рос. юстиция. - 2001. - № 11. - С. 54.

43

обвинения. В связи с этим снятие с суда обязанности самостоятельно собирать доказательства и осуществлять иные, не свойственные ему функции, не следует рассматривать как его пассивность при осуществлении правосудия. “Пассивный” - значит не проявляющий активности, безучастный, вялый, либо зависимый, лишенный самостоятельности1. Никто же не станет утверждать, что суд является безучастным при разрешении уголовного дела, напротив, только суд правомочен признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание (п.1 ч.1 ст. 29 УПК).

Как справедливо указывают А.А. Петуховский и Н.Г. Шурухнов, из ст. 15 УПК и других процессуальных норм не вытекает вывод о пассивности судьи на судебном следствии. Суд в процессе судебного разбирательства обязан создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК) и в то же время (ст. 275, 277, 278, 282, 283, 286, 335 УПК) активно осуществлять проверку доказательств2.

П.А. Лупинская также указывает на то, что “…в нашем уголовном судопроизводстве не была воспринята модель англосаксонского судебного разбирательства, где суд полностью пассивен, обеспечивая такой ход процесса, который дает возможность сторонам использовать свои права в состязательном процессе”3.

Прямая обязанность доказывания судьи неизбежно приведет к тому, что суд будет доказывать и тем самым отстаивать оправдательный либо обвинительный тезис, что нанесет удар по его беспристрастности. Поэтому на судью нельзя возлагать обязанность собирать доказательства, однако нельзя запрещать суду собирать таковые для устранения возникающих у него

1 См.: Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М, 1999. - С. 495.

2 См.: Петуховский А.А., Шурухнов Н.Г. Доказывание в уголовном судопроизводстве, виды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001 г.): Учебное пособие. - М., 2002. - С. 22.

3 Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2002. - №7. - С. 7.

44

сомнений. Только такая формула, на наш взгляд, отвечает
задачам правосудия и обеспечивает состязательное начало судопроизводства.

Вопрос о пределах активности суда на досудебном производстве также является актуальным. От него непосредственно зависит насколько принцип состязательности проникнет в досудебные стадии. Включение в число субъектов досудебного производства суда делает возможным фактически реализовать процессуальные функции сторон. Однако анализ зарубежного законодательства свидетельствует о том, что чем большими полномочиями обладает судья на досудебном производстве, тем больше вероятность того, что он будет выполнять не одну, а несколько уголовно-процессуальных функций. Так, например, процессуальная функция предварительного следствия, которой наделен следственный судья во Франции, неоднородна. Поэтому одним из принципиальных положений французской теории уголовного процесса является разграничение полномочий следственного судьи на следственные (розыскные) и юрисдикционные (судебные)1. Находясь в организационном подчинении у судебных органов, при исполнении своих функций следственный судья зависит от прокуратуры, в пределах указаний которой он и действует. Следственный судья получает от прокурора требование и приступает к следствию на основе “вводного” заключения прокуратуры. Следственный судья не связан доказательствами, предоставленными полицией. Он может дополнить представленные ему письменные протоколы или свидетельские показания доказательствами, которые он вправе собрать сам путем обыска и наложения ареста на имущество, или осмотра места преступления, или проведя допросы и очные ставки, назначив экспертизу или давая следственное поручение о проведении действий другому следственному судье или офицеру судебной полиции. Он вправе в случае необходимости обеспечить явку обвиняемого, либо пригласив его, либо применив к нему разного рода меры

1 См.: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М., 1995. - С. 69.

45

принуждения. Средством этого служит предписание о явке и постановление о приводе, а также постановление о задержании и ордер на арест. Следственный судья вправе временно освободить обвиняемого под залог.

На любой стадии следствия прокурор вправе вмешаться и взять на себя исполнение следственных функций или предписать следственному судье производство таких действий, которые, по его мнению, целесообразны в интересах наилучшего отправления правосудия.

Закончив следствие, следственный судья передает производство по делу прокурору, который в случае одобрения возвращает ему дело для дальнейшего рассмотрения. При этом следственный судья вправе вынести постановление о направлении дела в соответствующую судебную инстанцию либо о прекращении уголовного преследования, если он найдет предъявленное обвинение необоснованным1.

В англо-американском уголовном судопроизводстве роль суда иная. В теории американского уголовного процесса предполагается, что утверждение ордера на арест или обыск нейтральным судьей-магистратом, формально означающих возбуждение уголовного преследования, должно обеспечить надзор судебной власти за соблюдением конституционного требования достаточности оснований при возбуждении уголовного дела, за законностью и обоснованностью обысков и арестов. Однако на практике не решение представителя судебной власти имеет контролирующее значение для полиции и обвинения, а решение полиции и обвинителя предопределяет санкцию магистрата2. В Великобритании допускается применение целого ряда мер процессуального принуждения вообще без санкции суда и даже без проверки первичных данных о признаках преступления. В соответствии с доктриной общегражданского обвинения право производства ареста предоставляется не только должностным, но и частным лицам, если существуют “разумные

1 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. -3-е изд., перераб. и доп. - М, 2001. - С.645.

2 См.: Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. -М., 1998. - С. 19.

46

основания” подозревать лицо в совершении или подготовке преступления, влекущего арест. Неслучайно поэтому имеют место многочисленные злоупотребления. Согласно данным МВД Великобритании, в стране ежегодно производится более 50 000 незаконных арестов1.

Очевидно, что на досудебном производстве по уголовному делу пассивный судья с преобладающей последующей формой контроля за действиями стороны обвинения неприемлем для нашего уголовного процесса. Одной из важных черт нового УПК является расширение первоначальной формы судебного контроля. Однако не следует включать в число субъектов досудебного производства следственного судью, поскольку сочетание в его полномочиях несколько процессуальных функций будет противоречить положению принципа состязательности о необходимости их четкого разделения. Следует отметить, что дореволюционное российское уголовно-процессуальное законодательство предусматривало в качестве участника досудебного производства следственного судью. Однако он не был стороной в процессе, поскольку в его полномочиях соединялись функции обвинителя и защитника2.

Роль суда на досудебном производстве должна состоять в том, чтобы он не только контролировал законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения стороной обвинения, но и постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Также важно чтобы в рамках судебно- контрольной деятельности судья обладал правами по участию в уголовно-процессуальном доказывании. Активная судебно-контрольная деятельность суда на досудебном производстве, обусловленная инициативой сторон, будет способствовать дальнейшему развитию принципа состязательности.

1 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. -3-е изд., перераб. и доп. - М., 2001. - С.633.

2 См.: Рощина Ю. Роль судебного следователя в уголовном процессе дореволюционной России // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С. 65.

47

Суду принадлежит ключевая роль в механизме реализации принципа состязательности. Как справедливо отмечает А.В. Смирнов, в состязательном процессе центральный метод правового регулирования заключается в таком способе построения отношений участников процесса, когда при решении наиболее значимых юридических вопросов между ними стоит независимый и беспристрастный арбитр. При использовании арбитрального метода правового регулирования ни одна из сторон не имеет непосредственной власти над другой. Принуждая обвиняемого, например, к тому или иному ограничению свободы, обвинитель, как правило, вынужден обращаться к суду за соответствующим разрешением. Точно также обвиняемый, добиваясь отмены принудительных мер, может действовать через суд1. Развитие форм его проявления должно стать приоритетным направлением судебной реформы.

1 См.: Смирнов А.В. Указ. соч. - С. 19-22.

48

ГЛАВА II. Реализация положений принципа состязательности в стадиях возбуждения и предварительного расследования уголовного

дела

§1. Проявление принципа состязательности в стадии возбуждения

уголовного дела

Проблемы реализации принципа состязательности на первоначальном этапе уголовного процесса стали предметом самостоятельного научного изучения относительно недавно, что во многом было обусловлено принятием революционных по своему содержанию решений Конституционного Суда РФ, в одном из которых прямо говорилось, что принцип состязательности и, равноправия сторон распространяется на все стадии уголовного судопроизводства1.

Указанное решение сразу же получило неоднозначную оценку среди ученых-процессуалистов. Так, по мнению В.П. Божьева, процессуальное равноправие сторон, о котором указывал Конституционный Суд, может быть лишь там, где стороны имеются. А имеются они, вопреки мнению суда, далеко не во всех стадиях уголовного процесса. Более того, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ находится в седьмой главе, посвященной судебной власти, и потому о состязательности на досудебных этапах речи в ней не идет2. С. Бурмагин, напротив, привел следующие аргументы
правомерности

См.: постановление Конституционного Суда РФ № 2-П от 14 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 337 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А. А. Стубайло (п. 5) // Собр. законодательства РФ. - 2000. - № 8. - Ст. 991.

См.: Божьев В. “Тихая революция” Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Рос. юстиция. - 2000. - №10. - СЮ; Он же: О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: По материалам научно-практической конференции. Москва, 28 мая 2001 г. - М., 2001. - С. 228. См. также: Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. - СПб., 2001. - С. 138; Давлетов А Проблема состязательности решена в УПК неудачно // Рос. юстиция. - 2003. - №8. - С. 16.

49

сделанных Конституционным Судом выводов. “Судопроизводство не ограничивается стадией судебного разбирательства в суде первой инстанции. Процессуальные интересы участников уг°ловного процесса, очевидно, простираются и на последующие судебные стадии. Именно неудовлетворенность этих интересов, побуждающая стороны к совершению активных действий в рамках предоставленных законом процессуальных прав (подача жалоб, принесение протестов, участие в апелляционном, кассационном и надзорном производствах), обусловливает появление при разбирательстве по каждому конкретному делу последующей судебной стадии. Поэтому следует признать, что стороны обвинения и защиты имеются во всех судебных стадиях уголовного процесса. А поскольку это так, то стороны должны быть на каждой стадии наделены одинаковыми процессуальными правами и возможностями по отстаиванию своих законных интересов. В этой связи вывод, изложенный в постановлении Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. о том, что принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного процесса… представляется правильным. Если более глубоко рассмотреть положение и функции участников процесса через призму их процессуальных интересов как основу их процессуальной деятельности, то можно вести речь о наличии сторон и на стадии предварительного расследования”1.

Несмотря на то, что судопроизводство действительно не ограничивается стадией судебного разбирательства, это еще не означает того, что принцип состязательности должен быть реализован на досудебных стадиях в том же объеме. Однако это и не означает того, что он полностью утрачивает свое значение в досудебном производстве. Как справедливо замечает И.Б. Михайловская, “ …принцип не может полностью утрачивать свое значение в любой из стадий процесса. Формы его действия могут быть

Бурмагин С. Принцип состязательности в теории и судебной практике // Рос. юстиция. 2001. -№5.-С.34.

50

различны, поскольку они испытывают на себе влияние частной задачи, стоящей перед конкретной стадией, но тем не менее принцип (если он не декларативен) всегда будет неким ориентиром в выборе средств достижения желаемой цели”1.

В новом уголовно-процессуальном законе впервые было закреплено положение о том, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон (ч. 1 ст. 15 УПК). При этом, согласно п. 56 ст. 5 УПК, под уголовным судопроизводством понимается досудебное и судебное производство по уголовному делу. Досудебное производство, в соответствии с п.9 ст. 5 УПК, представляет собой уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. Законодатель тем самым не только указал на необходимость и важность стадии возбуждения уголовного дела2, но и признал ее не противоречащей принципу состязательности. Новый УПК не воспринял положений Концепции судебной реформы в Российской Федерации, одобренной Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 г. о том, что “демократической направленности предполагаемых преобразований не соответствует сохранение административной по своей природе доследственной проверки заявлений и сообщений о
совершении преступления до возбуждения

Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). - М., 2003. - С. 118. См. также: Тушев А. Роль прокурора в реализации принципа состязательности в уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2003. - №4. - С. 34.

2 Дискуссии относительно правовой природы и необходимости стадии возбуждения уголовного дела продолжаются уже длительное время. Большинство ученых- процессуалистов признают возбуждение уголовного дела в качестве самостоятельной, полноценной и обязательной стадии уголовного судопроизводства (См., например: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М, 1975. - С. 75-76; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. А.К. Орлов. - М, 1976. - С. 171; Кузнецов Н.П. Концепция судебной реформы и некоторые проблемы доказывания в уголовном процессе // Юридические записки. - Вып. 1: Проблемы судебной реформы. -Воронеж, 1994. - С. 50; Дроздов Г.В. Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. - М, 1995. - С. 131-134; Басков В.И. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1997. - С. 179; Яшин В.Н., Победкин А.В., Аксенов В.В. Возбуждение уголовного дела в уголовном процессе России. - Тула, 2001 и мн. др.).

51

уголовного дела”1. Авторы Концепции предлагали возбуждать уголовное дело по любому заявлению и сообщению о преступлении, “если на момент рассмотрения неочевидна его ложность” .

Однако, несмотря на то, что законодатель формально распространил действие принципа состязательности на все уголовное судопроизводство, положения, касающиеся его реализации на стадии возбуждения уголовного дела, изложены непоследовательно и противоречиво.

Так, к стороне защиты законодатель относит подозреваемого, обвиняемого, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитника, гражданского ответчика и его представителя. Указанных субъектов на стадии возбуждения уголовного дела нет. Несмотря на это, законодатель возлагает на прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя обязанность осуществления уголовного преследования «в каждом случае обнаружения признаков преступления», принимая предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры «по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления» (ч. 2 ст. 21 УПК). Получается, что в содержание функции уголовного преследования входят проверочные действия. Таковыми являются следственные действия (осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение экспертизы), требования, поручения и запросы должностных лиц органов расследования, производство документальных проверок или ревизий. Также на стадии возбуждения уголовного дела допустимо проведение органами дознания оперативно-

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. - М., 1992. - С. 88.

2 См. там же. - С. 88. Некоторые ученые-процессуалисты также высказывались за упразднение стадии возбуждения уголовного дела. См., например: Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального права // Законность. - 1996. - №2. - С. 42; Томин В.Т. Современная российская уголовно-процессуальная доктрина: есть ли она и, если есть, чему служит? // Юридическая техника и вопросы дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе: Сб. науч’. статей / Под ред. Л.Л. Кругликова. - Ярославль, 1998. - С. 112; Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Гос. и право. - 2001. -№9. - С. 61; Деришев Ю. Стадия возбуждения уголовного дела - реликт “социалистической законности” // Рос. юстиция. - 2003.-№8.-С. 34-36.

52

розыскных мероприятий. Их производство вправе поручить прокурор (п. 11 ч. 3 ст. 37 УПК), а также следователь (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК). Согласно ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ результаты оперативно- розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

Вместе с тем положения, изложенные в ч. 2 ст. 21 УПК, о начале реализации функции уголовного преследования противоречат другим его нормам. В п. 55 ст. 5 УПК уголовное преследование определяется как процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Получается, что если связывать уголовное преследование лишь с такими субъектами уголовного процесса, как подозреваемый или обвиняемый, то ни

0 стороне обвинения, ни о стороне защиты в стадии возбуждения уголовного дела речи быть не может. Кроме того, согласно 4.1 ст. 49 УПК под защитником понимается “лицо, осуществляющее …защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу” (выделено мною - С.Д.). В соответствии с ч.З указанной статьи закона “защитник участвует в уголовном деле…”. Это позволяет сделать вывод о том, что защитник осуществляет функцию защиты лишь по возбужденному уголовному делу.

Иные нормативные документы также связывают начало уголовного преследования с возбужденным уголовным делом. В отличие от ч.2 ст. 21 УПК согласно ч. 2 ст. 27 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ “О прокуратуре Российской Федерации” при наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод человека и гражданина имеет характер преступления, прокурор возбуждает уголовное дело и принимает меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию в соответствии с законом1. Конституционный Суд РФ в своих решениях указывает, что “актом возбуждения уголовного дела начинается

1 Рос. газета. - 1995. - 25 ноября.

53

публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием и создаются правовые основания для последующих процессуальных действий органов дознания, предварительного следствия и суда”1, “…факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела ..Г2.

В юридической литературе по вопросу о возникновении функции уголовного преследования высказаны различные мнения. Многие ученые-процессуалисты не связывают момент возникновения функции уголовного преследования с возбуждением уголовного дела. Так, еще СИ. Викторский указывал, что “возбуждение уголовного преследования не равносильно и простому заявлению о совершении преступления, ибо такое заявление еще не обязывает непременно начать расследование дела”3. М.С. Строгович разграничивал уголовное преследование, которое начинается с момента привлечения лица в качестве обвиняемого, и подготовку к уголовному преследованию, которая начинается одновременно с возбуждением уголовного дела4. При этом он признавал, что “следователь в большинстве случаев еще до привлечения обвиняемого имеет в виду определенное лицо, на которое падает подозрение в совершении преступления и на виновность которого указывают те или иные обстоятельства дела”5. В.П. Божьев также считает
безосновательным фактически приравнивать уголовное

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации // Рос. газета. - 2000. - 2 февр.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч.1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Рос. газета. - 2000. - 4 июля.

3 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие. - М., 1997. - С. 235.

А См.: Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. — М.,

1951.-С. 65.

5 Там же.-С. 107.

54

преследование к возбуждению уголовного дела1. A.M. Ларин вовсе указывал на то, что отнесение к актам возбуждения уголовного преследования постановления о возбуждении уголовного дела, если в нем указано лицо, заподозренное в совершении преступления, чревато абсурдными ситуациями2. По мнению Ф. Багаутдинова и А. Васина, уголовное преследование необходимо исчислять не с момента возбуждения уголовного дела, а со времени привлечения лица к уголовной ответственности. Возбуждение дела является лишь началом расследования, которое при наличии соответствующих обстоятельств может завершиться и без уголовного преследования. Неслучайно Конституция РФ связывает возникновение права на защиту как основного инструмента противостояния обвинению не с возбуждением уголовного дела, а с привлечением лица к уголовной ответственности с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения3.

Некоторые ученые-процессуалисты полагают, что функция уголовного преследования возникает в связи и на основании акта о возбуждении уголовного дела. Так, по мнению И.В. Круглова, фактически уголовное преследование осуществляется только тогда, когда будет вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица. При этом закономерно, что лицо, производящее расследование, в том или ином объеме совмещает выполнение трех функций: обвинения, защиты и разрешения дела по существу. Поэтому нет и уголовного преследования в “чистом” виде4. Н.П. Кузнецов полагает, что “с момента возбуждения дела приводится в действие механизм уголовного преследования, и орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор получают возможность

1 См.: Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе //

Уголовное право. - 2001. - №1. - С. 52.

2См.: Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Указ. соч.”- С. 157.

3 См.: Багаутдинов Ф., Васин А. Уголовное преследование и правозащитная функция суда // Рос. юстиция. - 2000. - №- 8. - С.27-28.

4 См.: Круглов И.В. Уголовный иск и механизм его доказывания: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2001. - С. 16.

55

использовать все предусмотренные законом способы и средства в целях обеспечения прав и законных интересов граждан и установления объективной истины”1. А.Г. Халиулин также считает, что если уголовное дело будет возбуждено в отношении конкретного лица, которое в связи с этим становится подозреваемым, то в таком случае возбуждение уголовного дела будет означать и начало уголовного преследования в форме подозрения2.

По мнению некоторых ученых, о функции уголовного преследования можно вести речь и до возбуждения уголовного дела. Так, В.А. Лазарев указывает на то, что уголовное преследование может начинаться и до возбуждения уголовного дела. Чаще же всего уголовное преследование и привлечение к уголовной ответственности являются результатом производства по возбужденному уголовному делу3. Авторы книги “Возбуждение уголовного дела в уголовном процессе России” считают, что “лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела, безусловно, является преследуемым в уголовном порядке”4.

А.П. Гуляев также обращает внимание на то, что “в действительности могут быть и нередко бывают ситуации, когда уголовное преследование конкретного лица или лиц реально происходит до окончательного вывода об отсутствии события преступления. Такое преследование является либо незаконным, либо необоснованным. Наличие в практике подобных ситуаций свидетельствует о значении своевременного установления наличия или отсутствия события преступления, необходимости первоочередного решения этого вопроса, ибо полноценным основанием для осуществления уголовного преследования является не предположительный, а достоверный вывод о

1 Уголовный процесс России: Учебное пособие / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. - Воронеж, 2003. - С. 191.

2 См.: Соловьева А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М., 2000. - С. 86.

3 См.: Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на преступные посягательства: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Саратов, 2001. - С. 11.

4 Яшин В.Н., Победкин А.В., Аксенов В.В. Возбуждение уголовного дела в уголовном процессе России. - Тула, 2001. - С. 74.

56

наличии события преступления”1. По его мнению, “включение в содержание уголовного преследования мер по установлению события преступления оправдано лишь относительно тех случаев, когда установлено наличие события преступления или, иными словами, когда есть преступление. В таких случаях меры по установлению события преступления являются необходимой предпосылкой уголовного преследования и фактически являются составной его частью. Если же меры по установлению события преступления приводят к выводу об отсутствии его, то основания для уголовного преследования нет, как нет основания расценивать в качестве уголовного преследования уже выполненные меры по установлению события преступления”2.

И.Б. Михайловская, напротив, полагает, что “исходя из того, что закон относит к компетенции прокурора осуществление от имени государства уголовного преследования (ч.1 ст. 37 УПК), а перечень его конкретных полномочий включает в себя и те, которые могут быть реализованы в стадии возбуждения уголовного дела и в ходе предварительного расследования до появления обвиняемого или подозреваемого (ч. 2 ст. 37 УПК), представляется вполне обоснованным различать уголовное преследование (обвинение) как процессуальную функцию, которая возникает одновременно с возникновением уголовно-процессуальных отношений, и уголовное преследование как действия правоохранительных органов, направленные на изобличение конкретного лица в совершении преступления”3.

По нашему мнению, с началом уголовно-процессуальных отношений их участники, отстаивая собственные процессуальные интересы, начинают реализовывать различные процессуальные функции. Их содержание, субъекты и средства реализации в каждой стадии уголовного процесса неодинаково.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - С. 64.

2 Там же. - С. 39-40, 64.

3Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). - М, 2003. - С. 83.

57

В поводе о преступлении нередко содержится информация о конкретном лице, причастность которого к совершению преступления необходимо проверить. В результате производства первоначальных проверочных действий формируются как обвинительные, так и оправдательные доказательства, отчетливо прослеживается как изобличительная деятельность, так защита от нее.

Отношения между участниками стадии возбуждения уголовного дела зачастую носят конфликтный характер. В случае возникновения процессуальных противоречий лица, не обладающие властными полномочиями в уголовном процессе, вправе обратиться в суд за защитой своих прав и законных интересов (ст. 125 УПК). Судебный контроль за деятельностью компетентных органов и должностных лиц на стадии возбуждения уголовного дела следует считать одной из форм проявления судебной власти и принципа состязательности на первоначальном этапе уголовного судопроизводства1.

Как показывает практика, нарушения закона при рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях органами предварительного расследования весьма распространены. С.Г. Ольков, подробно исследовавший проблему уголовно-процессуальных нарушений, указывает наиболее типичные из них на стадии возбуждения уголовного дела:

  1. На этапе приема заявлений и сообщений о преступлениях: а) сокрытие преступлений от учета; б) фальсификация заявлений и сообщений о совершенном преступлении.
  2. На этапе предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях, принятии процессуальных решений: а) необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела; б) фальсификация материалов предварительной проверки и принимаемых решений; в) превышение сроков
  3. 1 См.: Яшин В.Н. Судебный- контроль за законностью предварительной проверки первичных материалов о преступлении // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С. 44; Яшин В.Н., Победкин А.В., Аксенов В.В. Указ. соч. - С. 140.

58

предварительной проверки (несвоевременное принятие процессуального решения); г) производство следственных и иных действий, не разрешенных на этапе предварительной проверки; д) необоснованное возбуждение уголовного дела1.

В настоящее время можно говорить о двух формах судебного контроля за стадией возбуждения уголовного дела: предварительном и. последующем. Предварительный судебный контроль включает в себя принятие решения судом о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (п.4 ч.2 ст. 29 УПК), когда жилище одновременно является местом совершения преступления, осмотр которого возможен до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст. 176 УПК). Важность предварительного судебного контроля состоит в том, что он служит гарантией реализации положений ст. 25 Конституции РФ, согласно которой “Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения”.

Производство других проверочных действий должностными лицами органов предварительного расследования на первоначальной стадии уголовного процесса судебного разрешения не требует.

Последующий судебный контроль за стадией возбуждения уголовного дела включает в себя:

а) проверку судом законности производства осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, если он был произведен без получения на то судебного решения должностным лицом органа предварительного расследования в случаях, не терпящих отлагательства (ч.5 ст. 165 УПК). Согласно ч.5 ст. 165 УПК, в случае, если судья признает произведенное указанное выше следственное действие незаконным, то все

1 См.: Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве: Автореф. дис… .докт. юрид. наук. - М., 1994. - С. 24.

59

доказательства, полученные в ходе его производства,
признаются недопустимыми в соответствии со статьей 75 УПК;

б) разрешение судом жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство (ст. 125 УПК);

в) выявление и устранение в судебных стадиях уголовного процесса нарушений закона, допущенных на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.

В соответствии с ч.1 ст. 125 УПК постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования. При этом, согласно части 2 указанной статьи УПК, жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора. Рассмотрение жалобы происходит в рамках судебного заседания. Заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Фактически в таком судебном заседании, еще до разрешения уголовного дела, могут присутствовать как лица, осуществляющие функцию уголовного преследования, в том числе и прокурор, так и те, кто защищается от него.

Законодатель не только не ограничивает право обжалования того или иного действия (бездействия) стадией уголовного процесса, но и не дает исчерпывающий перечень действий (бездействия) и решений должностных лиц правоохранительных органов, которые можно обжаловать непосредственно в суд. Это в полной мере соответствует положениям ч.1 и ч.2 ст. 46 Конституции РФ, поскольку спектр
возможных уголовно-

60

процессуальных нарушений при проведении предварительной проверки первичных материалов о преступлении, как уже указывалось ранее, довольно широкий.

Наиболее часто на практике необходимость судебного обжалования возникает в случаях отказа в возбуждении уголовного дела либо в случае возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, если пострадавший от преступления либо его близкие родственники, а также подозреваемый считают незаконными и необоснованными указанные выше решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Следует отметить, что возможность судебного обжалования данных решений довольно долго ставилась под сомнение. Большую роль в ее признании сыграл Конституционный Суд РФ. Так, в своем постановлении от 29 апреля 1998 г. Конституционный Суд указал, что отказ возбудить уголовное дело может быть обжалован не только прокурору, как это предусмотрено ч.4 ст. 113 УПК РСФСР, но также и в суд1. Многими процессуалистами также указывалось на необходимость закрепления в законе права лица обжаловать решение об отказе в возбуждении уголовного дела в судебном порядке . Однако в юридической литературе не было единого подхода к содержанию решения суда при обращении к нему с подобной жалобой. Так, одни авторы указывали на то, что решение суда об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть мотивировано таким образом, чтобы оно не могло расцениваться как выполнение им
обвинительной

1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 года № 13-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия // Рос. газета. - 1998. - 7 мая.

2 См., например: Изотова О.В. О расширении сферы судебного контроля на стадии предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. - М., 1997. - С. 174-175.

61 функции1. По мнению других ученых-процессуалистов, целесообразно считать отмену постановления об отказе в возбуждении уголовного дела одновременно актом возбуждения дела. Так, например, В.А. Лазарева полагает, что “в противном случае обжалование постановления об отказе в возбуждении, как и о прекращении уголовного дела, неэффективно…“2. Указанная позиция была подвергнута справедливой критике, поскольку возбуждение уголовного дела судом противоречит его процессуальной функции и принципу состязательности сторон3.

Законодатель также стремился исключить любые проявления обвинительного уклона в деятельности суда. В ч.5 ст. 125 УПК указывается, что по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений: 1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения прокурору и уведомляет об этом заявителя (ч. 7 ст. 148 УПК).

Обжалованию подлежат не только фактическое, но и правовое основание отказа в возбуждении уголовного дела, причем не только физическими лицами, но и представителями юридических лиц.

Так, ООО “Эксперимент” в лице учредителей: Н.М Ильиной, А.В. Ильина, Л.Н. Явтушенко обратилось в Зареченский районный суд г. Тулы с жалобой на постановление старшего дознавателя ОД Зареченского РОВД г. Тулы Н.Э. Груздовой от 14.02.2003 г. об отказе в возбуждении уголовного

1 См.: Лупинская П.А. Право на обжалование в суд действий и решений государственных органов и должностных лиц в уголовном процессе // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). - М., 2001. - С. 256-257.

2 Лазарева В. А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара, 1999.

С. 91; Ларин А. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суд // Рос. юстиция. - 1998. - №9. - С. 18.

3 См.: Лупинская П.А. Указ. соч. - С. 257.

62

дела. В своей жалобе они просили отменить указанное выше постановление, поскольку, по их мнению, имел место факт незаконного самоуправного умышленного уничтожения принадлежащего им имущества склада-модуля, расположенного в пос. Хомяково, д. 16 “а”, а также хищения находящегося там имущества. Руководство Хомяковского хладокомбината в лице директора СЮ. Малкина, будучи осведомленным о том, что данный склад-модуль не является бесхозным имуществом, дал указание о его сносе, причинив тем самым имущественный ущерб ООО “Эксперимент”.

В судебном заседании Л.Н. Явтушенко и А.В. Ильин доводы своей жалобы поддержали и просили отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении СЮ. Малкина, а также проверить роль каждого члена комиссии, которые составляли акт о нецелесообразности размещения склада-модуля на территории ОАО “Хомяковский хладокомбинат”.

Адвокат А.В. Добрынин также поддержал доводы жалобы и просил отменить постановление старшего дознавателя ОД Зареченского РОВД г. Тулы Н.Э. Груздовой от 14.02.2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор Зареченской районной прокуратуры И.Н. Новиков возражал против жалобы, ссылаясь на то, что право собственности на недвижимое имущество в виде склада-модуля, расположенного в пос. Хомяково г. Тулы по ул. Хомяковской, д. 16 “а”, а также вещные права на земельный участок, находящийся по тому же адресу, в записях Единого государственного реестра не зарегистрированы.

В судебном заседании было установлено, что заявление о возбуждении уголовного дела поступило в прокуратуру Зареченского района г. Тулы от ООО “Эксперимент” от лица исполняющего обязанности директора А.В. Ильина. Из Устава ООО “Эксперимент” следует, что его учредителями являются Н.М. Ильин, А.В. Ильина и Л.Н. Явтушенко. Из поданной данными лицами жалобы усматривается, что имело
место

63

нарушение их имущественных прав. Однако из представленных материалов не усматривается, были ли нарушены законные права и интересы Н.М. Ильиной, так как в ходе проверки изложенных в заявлении фактов она не была опрошена по существу, кроме того, не были опрошены и члены комиссии, выявившие недостатки в ходе осмотра вышеуказанного склада-модуля.

Рассмотрев указанную жалобу в судебном заседании, судья Зареченского районного суда г. Тулы Т.Н. Рогова постановила признать постановление старшего дознавателя ОД Зареченского РОВД г. Тулы Н.Э. Груздовой от 14.02.2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела необоснованным и обязать устранить допущенные нарушения1.

В некоторых нормативно-правовых актах право на обжалование постановления об отказе в возбуждения уголовного дела рассматривается в качестве средства обеспечения социальных гарантий определенного круга лиц. Так, например, ст. 418 Таможенного кодекса Российской Федерации от 28 мая 2003 г., определяя материально- техническое обеспечение деятельности таможенных органов и социальные гарантии должностных лиц таможенных органов, в ч.З содержит положение о том, что “отказ или уклонение следственных органов от возбуждения уголовного дела могут быть обжалованы таможенным органом прокурору или в суд на основании проведенного служебного расследования и других доказательств”.

Острые дискуссии в теории и юридической практике вызывает вопрос

0 допустимости судебного обжалования решения о возбуждении уголовного дела. В свое время Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 марта 1999 г. отметил, что положения действующего уголовно- процессуального закона, исключающие возможность обжалования в суд постановления о возбуждении уголовного дела, не входят в противоречие со ст. 46 Конституции РФ . Кроме того, в своем постановлении Конституционный Суд

1 Архив Зареченского районного суда г. Тулы, - 2003. - № 12-33.

2 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 г. по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и

64

указал, что само по себе возбуждение уголовного дела не влечет ограничений чьих-либо прав и свобод. Эти права и свободы если и ущемляются, то последующими процессуальными действиями (арест, обыск и т.д.), в отношении которых обеспечена возможность судебного обжалования. Обжалование же в суд решений, не ограничивающих конституционные права и свободы личности, неизбежно повлечет излишнее вмешательство суда в процесс расследования преступлений, что чревато потерей объективности при рассмотрении дела по существу.

С данным утверждением нельзя согласиться. Факт возбуждения уголовного дела не является формальностью. В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства постановление о возбуждении уголовного дела является первичным процессуально- правовым основанием для всех последующих процессуальных решений и действий. Без этого акта невозможно проведение допросов, обысков, применение любых мер процессуального принуждения, принятие иных процессуальных актов.

Возбуждение уголовного дела порождает ряд процессуальных прав и обязанностей у участников процесса и, таким образом, уже само по себе существенно затрагивает сферу субъективных прав. Будучи отправным моментом судопроизводства, решение о возбуждении уголовного дела во многом предопределяет всю последующую деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда1. Возбуждение уголовного дела не просто по факту преступления, но и в отношении конкретного лица (как это часто имеет место на практике) не только затрагивает достоинство, честь, репутацию, доброе имя гражданина, но и ставит его в положение подозреваемого, делает реальной угрозу дальнейшего ограничения его прав и свобод. Это положение нашло
подтверждение и в ряде последующих

статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” // Рос. газета. - 1999. - 15 апр. 1 См.: Скаредов Г.И. Участие прокурора в следственных действиях. - М, 1987. - С.57; Басков В.И., Коробейников Б.В. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов с приложением нормативных актов. - М, 2001. - С.

65

постановлений Конституционного Суда РФ. Так, в постановлении от 1 декабря 1999 г. № 17-П по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела, Конституционный Суд указал, что “отстранение Генерального прокурора РФ от должности на время расследования является обязательным последствием возбуждения в отношении него уголовного дела”1.

О неизбежном порождении негативных последствий для гражданина в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела прямо указывается в постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР2, в котором отмечается, что возбуждение уголовного дела в отношении лица означает факт уголовного преследования последнего и обязывает компетентные органы обеспечить такому лицу право на защиту.

Следует согласиться с мнением И. Петрухина о том, что “постановление о возбуждении уголовного дела требует немедленного судебного контроля с тем, чтобы не допустить необоснованного выдвижения обвинения (подозрения) против лиц, вина которых еще не установлена, “когда существуют лишь” признаки преступления”3.

Арбитральный (судебный) метод регулирования конфликтных ситуаций между участниками первоначальной стадии уголовного судопроизводства находит свое практическое применение и в случае отказа лицу в приеме от него сообщения о преступлении. Согласно ч. 5 ст. 144 УПК лицо, намеревавшееся подать заявление и получившее отказ в этом со стороны должностного лица правоохранительного органа, вправе обратиться

158-159 и мн. др.

1 Рос. газета. - 1999. - 16 дек.

2 Рос. газета. - 2000. - 4 июля.

3 Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Рос. юстиция. - 2002. -№4. - С. 50.

66 с жалобой к прокурору или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 УПК. Прямое закрепление такого права является
положительной новеллой, поскольку никто не может быть лишен права на доступ к суду и права на судебную защиту своих прав и законных интересов.

§2. Проявление принципа состязательности в стадии предварительного

расследования уголовного дела

В отличие от стадии возбуждения уголовного дела проблемы реализации принципа состязательности на стадии предварительного расследования давно находятся в поле зрения ученых-процессуалистов и практикующих работников органов уголовной юстиции. Еще М.С. Строгович, возражая против состязательности предварительного расследования, писал, что состязательность уничтожит следствие, что нельзя совместить несовместимое1. По его мнению, состязательность характеризует только судебные стадии уголовного процесса - судебное разбирательство в суде первой и кассационной инстанции. Однако это не меняет того положения, что состязательность есть принцип уголовного процесса, так как в уголовном процессе главной, основной и решающей стадией является именно разбирательство дела в суде, а предварительное следствие имеет подсобное значение и создает для него необходимые предпосылки2. Р.Д. Рахунов также указывал на то, что “предварительное следствие проводится не на началах состязательности, а лишь открывает возможности и создает необходимые предпосылки для
состязательного построения судебного

1 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.1. - М., 1968. - С. 197- 198.

2 См.: Строгович М.С. О состязательности и процессуальных функциях в советском уго ловном судопроизводстве // Правоведение. - 1962. - №2. - С. 107.

67

процесса”1. Иное понимание сферы реализации принципа состязательности в рамках действующего в то время законодательства было невозможным. Достаточно сказать о том, что в середине прошлого столетия некоторыми учеными-процессуалистами отстаивался тезис о буржуазном характере принципа состязательности и его неприемлемости для всего отечественного уголовного судопроизводства2.

Некоторые авторы и до настоящего времени продолжают высказывать негативное отношение к распространению принципа состязательности на стадию предварительного расследования. Так, А.Б. Чичканов указывает на то, что реализация принципа состязательности на досудебных стадиях не только не принесет положительных изменений в российский уголовный процесс, но и навредит ему. Предварительное расследование по своей природе не может быть построено на основе принципа состязательности. Оно имеет своей целью не окончательное разрешение вопроса о совершении преступления и виновности лица, его совершившего, а установление фактических обстоятельств деяния, являющихся поводом для рассмотрения их судом, их предварительную квалификацию. На предварительном следствии нет и не может быть сторон, а преобладающее значение имеют действия правоохранительных органов, носящие розыскной характер3. По неочевидным преступлениям, составляющим значительный процент от всех зарегистрированных, принцип состязательности не может быть реализован не только по причине невозможности сформулировать конкретное обвинение, но и из- за отсутствия второй стороны - защиты по всем преступлениям,
возбужденным не против конкретного лица4. Полная

1 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М, 1961.-С. 119.

2 См.: Чельцов М.А. Система основных принципов советского уголовного процесса // Учен. зап. ВИЮН. 1947. - Вып. 6 . - С. 144; Малькевич Т.В. К вопросу о состязательности // Учен. зап. ВЮЗИ. 1958. - Вып. 6. - С. 276.

3 См.: Чичканов А.Б. Принцип состязательности в российском уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 2001. - №5. -С. 127.

4 См.: Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Принцип состязательности и равноправия сторон в новом УПК РФ // Правоведение. - 2002. - №2. - С. 103; Давлетов А. Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно // Рос. юстиция. - 2003. - №8. - С. 17- 18.

68

реализация принципа состязательности, предусмотренного для судебного разбирательства, может “сковывать” инициативу следователя в раскрытии и расследовании преступлений .

Противники реализации принципа состязательности в досудебном производстве полагают, что уголовное судопроизводство должно быть, как и прежде, построено по смешанному типу. Например, А. Давлетов указывает на то, что необходимо “… закрепить в УПК РФ смешанную форму производства по уголовным делам; сузить масштаб термина “судопроизводство” до судебных стадий, обеспечив в них полную реализацию принципа состязательности сторон; возродить в полной мере розыскную форму досудебного производства с сохранением в ней всех гарантий публичного уголовного преследования, с одной стороны, и обеспечения прав и свобод личности - с другой” .

Сторонники развития принципа состязательности, напротив, указывают на важность и необходимость его реализации в стадии предварительного расследования. Так, например, В. Руднев полагает, что введение в досудебные стадии процесса принципа состязательности будет способствовать широкому применению других конституционных принципов, более полно обеспечивающих права и свободы человека и гражданина3. При этом авторы предлагают различные модели реализации принципа состязательности в стадии предварительного расследования. И.Л. Петрухин

1 См.: Эстерлейн Ж.В. К вопросу о состязательности на досудебном производстве // Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства: Вестник Юридического института МВД России. - Вып. 4. - М.; Пермь, - 2000. - С. 175.

2 Давлетов А. Указ. соч. - С. 18. См. также: Химичева Г.П., Победкин А.В. Состязательность на досудебном производстве в уголовном процессе // Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства. - Выпуск 2. - М.-Казань, 1998. - С. 192; Победкин А.В. Принцип состязательности и обязанность доказывания в уголовном процессе // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С. 9-12; Семухина О.Б. Типология уголовного процесса и деятельность суда в рамках обвинительного и состязательного типов уголовного процесса: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Томск, 2002. - С8- 9.

3 См.: Руднев В. О состязательности на предварительном следствии // Уголовное право. - 1999. -№1.- С. 86.

69

отдает предпочтение континентальной модели, согласно которой судебный следователь должен будет объективно и полно собирать и исследовать доказательства без всякого “обвинительного” и “оправдательного” уклона. Формулировать обвинение должен прокурор, а предъявлять его - судебный следователь1. С.Д. Шестакова полагает, что для реализации принципа состязательности в стадии предварительного расследования необходимо: 1) последовательное разделение трех основных процессуальных функций: уголовного преследования, защиты и юстиции посредством введения правил об утверждении обвинения, выдвигаемого органами уголовного преследования (или постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого), и других решений, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, только судом; 2) установление равных процессуальных возможностей стороны обвинения и стороны защиты по участию в собирании доказательств посредством введения такого участника процесса, как судебный следователь, и передачи ему полномочий органов уголовного преследования по производству следственных действий для получения доказательств по ходатайству сторон2.

В. Руднев, считает, что в целях реализации принципа состязательности участие защитника на предварительном следствии при избрании судом любой меры пресечения, связанной с лишением или ограничением свободы, должно стать обязательным. С введением судебных арестов и освобождением от этого органов прокуратуры последние будут иметь определённые резервы для усиления своего положения как органы, представляющие сторону обвинения. Органы прокуратуры не должны заниматься осуществлением надзора за деятельностью органов следствия и дознания, связанных с нарушением прав подозреваемых и обвиняемых. Жалобы подозреваемых, обвиняемых могли бы рассматривать суд, уполномоченный по правам человека и т.д., которые в отличие от органов

1 См.: Петрухин И.Л. Состязательность - основа правосудия // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). - М, 2001. - С. 276.

2 См.: Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб., 2001. - С. 132-133.

70

прокуратуры не связаны с предъявлением обвинения тем лицам, от которых исходят жалобы на нарушения их прав.

Следует освободить органы предварительного расследования от функции предъявления обвинения, возможно, сначала хотя бы по делам несовершеннолетних. Функцию обвинения на предварительном следствии должны выполнять органы прокуратуры. По окончании расследования следователь должен составлять не обвинительное заключение, а заключение. Это поможет в определенной степени преодолеть обвинительный уклон в деятельности следователя. Следователь, расследовав дело и придя к выводу о необходимости предъявления обвинения, направляет материалы уголовного дела прокурору для подготовки последним процессуальных документов, связанных с привлечением лица к уголовной ответственности. В случае наличия достаточных оснований органы прокуратуры могут предъявить обвинение. Предъявление обвинения в присутствии защиты и перед судом будет означать состязательность сторон. В то же время если законодательно и организационно не удастся обеспечить предъявление обвинения прокурором в присутствии суда с участием зашиты, то хотя бы у защитника появится возможность обжаловать в суде законность и обоснованность постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Чем раньше в ходе уголовного судопроизводства будет обеспечен доступ в суд, тем эффективнее и раньше будут защищены права и свободы человека и гражданина, хотя, возможно, состязательность проявится не в полном объеме.

Достижению состязательности и равноправия сторон может способствовать наделение защитника правом проводить самостоятельные действия по собиранию необходимых сведений. Они не должны быть связаны с проведением принудительных мер воздействия, таких как обыски, наложение ареста на имущество и т.д. В то же время защитник мог бы назначать проведение экспертиз. Для эксперта не может иметь особого значения, кто назначит экспертизу, главное, чтобы были правильно сформулированы вопросы эксперту, предоставлены необходимые материалы, т.к. эксперт несет личную

71

ответственность за достоверность и объективность своего экспертного заклю- чения. Когда защитнику понадобятся образцы для сравнительного исследования, он мог бы обратиться в суд для принятия решения судом о направлении соответствующего поручения органам следствия. При предоставлении занщтнику права проводить некоторые действия, он мог бы и более эффективно защищать права потерпевшего .

Помимо изложенных выше, предлагались и иные формы реализации принципа состязательности в стадии предварительного расследования. В частности, указывалось на необходимость адвокатского расследования2, наделения адвоката-защитника правом составления заключения защиты3, установления обязанности следователя приводить в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого основные доказательства виновности обвиняемого4, предоставление потерпевшему права выдвигать альтернативное обвинение5 и др.

Многие положения из предлагавшихся вариантов состязательности предварительного расследования не были восприняты законодателем. Неслучайно поэтому ученые-процессуалисты не считают современное

1 См.: Руднев В. Указ. соч. - С. 87-88.

2 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект ГПУ // Рос. юстиция. - 1994. - №9; Насонова И.А. Участие адвоката-защитника на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. - С. 9; Лсельская В.В. Деятельность адвоката-защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. — Томск, 1999. - С. 17-24; Емельянова И.В. Совершенствование института защиты в уголовном судопроизводстве в свете судебной реформы в Российской Федерации // Уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. — Орел, 2000. - С. 19 и мн. др.

3 См., например: Попов А. Наше предложение // Соц. законность. - 1968. - № 3. - С. 55; Горя Н. Принцип состязательности и функция защиты в уголовном процессе // Сов. юстиция. - 1990. - № 7. - С. 22-23; Трунов И. Л. О праве на защиту в новом уголовно- процессуальном кодексе // Адвокат. - 2001. - № 8. - С. 51-52; он же: Новый УПК: нормы о праве на защиту нуждаются в уточнении // Журн. рос. права. - 2001. -№11. - С. 31-32; Лотыш Т.А. Принцип состязательности и гарантии его обеспечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2003. - С. 7,14.

4 См.: Лотыш Т.А. Указ. соч. - С. 6.

5 См.: Гриненко А. Потерпевший должен иметь не меньше процессуальных прав, чем обвиняемый // Рос. юстиция. - 2002. - №9. - С. 52; Петрова Н. Наделить потерпевшего правом уголовного преследования // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С. 56.

72

предварительное расследование построенным в полном соответствии с принципом состязательности и указывают лишь на отдельные его проявления .

В отличие от стадии возбуждения уголовного дела субъектами стадии предварительного расследования являются: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и другие участники уголовного процесса с противоположными процессуальными функциями. Здесь также отчетливо прослеживается деятельность должностных лиц органов предварительного расследования по уголовному преследованию. Она приобретает более гласный и процессуальный характер. Вместе с тем процессуальное положение указанных выше субъектов существенно отличается от их правового статуса в стадии судебного разбирательства. Процессуальное равноправие указанных субъектов ограничивается процедурой судебного обжалования (ст. 125 УПК).

Как справедливо отмечает А. Давлетов, “разделив участников дела на стороны и предоставив тем и другим право на собирание доказательств, творцы УПК не пошли дальше, а именно - не создали необходимого механизма действительного равенства правомочий противостоящих субъектов и тем самым не превратили участников в истинные стороны состязательного уголовного процесса” . Однако если еще недавно некоторые авторы делали однозначные выводы о запрете так называемых частных расследовательских мер, то в настоящее время отдельные из них все же получили свое прямое закрепление в уголовно- процессуальном законе России. В соответствии с п. 2 ч.1 ст. 53 УПК с момента допуска к участию в

1 Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2002. - №7. - С. 7; Волкова А.Г. Защитник в предварительном расследовании по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции таможенных органов: Дис. …канд. юрид. наук. - М, 2002. - С. 101-102; Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. B.IL Божьев. - М., 2002. - С. 197; Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Рос. юстиция. - 2003. - №7. - С. 51; Он же: Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно // Рос. юстиция. - 2003. - № 8. - С. 18; Ванин Д.В. Функциональное назначение деятельности следователя и его полномочия в состязательном уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2003. - С. 12; Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. - М, 2003. - С. 21; Радутная Н.В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации: Учебно-методическое пособие. - М, 2003. - С. 28,33.

2 Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Рос. юстиция. - 2003. - №7. - С. 51.

73

уголовном деле защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. В ч. 3 ст. 86 УПК указывается, что защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. В случае необходимости адвокат вправе воспользоваться помощью специалиста (п.З ч.1 ст. 53 УПК).

Указанные положения уголовно-процессуального закона были конкретизированы в ч.З ст. 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”1 от 26 апреля 2002 г., где указывается, что адвокат вправе: 1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии; 2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь; 3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; 4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

Важность указанной новеллы обусловлена тем, что основа состязательности, провозглашенная в ч.З ст. 123 Конституции РФ, должна закладываться именно на досудебном производстве, когда
собирается

1 Рос. газета. - 2002. - 5 июня.

74

основной объем доказательств и адвокат-защитник не должен быть лишен возможности самостоятельно искать и получать необходимые фактические данные. Теперь деятельность адвоката по собиранию сведений защитительного характера стала носить процессуальный характер1. Однако вопрос о том, какое юридическое значение получают сведения, собранные непосредственно защитником, и являются ли они собственно доказательствами, как об этом говорится в ч. 3 ст. 86 УПК, нельзя признать разрешенным. Это в полной мере относится и к самостоятельной деятельности по собиранию доказательственного материала другими участниками судопроизводства, не обладающими властными полномочиями, которыми наделены должностные лица органов предварительного расследования, прокурор и суд. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

В свое время в юридической литературе самостоятельная деятельность адвоката по собиранию фактических данных рассматривалась как непроцессуальная или предпроцессуальная. См., например: Ларин A.M. Доказывание и предпроцессуальная деятельность защитника // Адвокатура и современность. - М., 1987. - С. 84; Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. - С. 304 - 315. Были и противники закрепления непроцессуальной деятельности адвоката в уголовно-процессуальном законе. См., например: Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Дис. …канд. юрид. наук. -М., 1998. - С. 75. Однако еще до прямого закрепления права адвоката на собирание доказательств по уголовному делу не все авторы разделяли указанные выше мнения. Так, В.В. Ясельская считает, что деятельность защитника, направленная на получение предметов и документов, должна признаваться процессуальной, поскольку она осуществляется в рамках процесса и подчинена целям процесса (См.: Ясельская BJ3. Деятельность адвоката- защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Томск, 1999. - С. 20.). Предпроцессуальной может быть деятельность любого гражданина, в том числе и адвоката. Но после заключения с ним соглашения на оказание юридической помощи, после предъявления адвокатом ордера юридической консультации он становится уже участником уголовного процесса - адвокатом- защитником или адвокатом-представителем со всеми вытекающими из этого факта последствиями. Поэтому вся правовая деятельность адвоката, уполномоченного соответствующим документом защищать права и законные интересы своего подзащитного, может быть только уголовно-процессуальной деятельностью (См.: Кручинин Ю.С. Участие адвоката-защитника в уголовно-процессуальном доказывании: Дис. …канд. юрид. наук. - Ижевск, 1997. - С. 68.).

75

Согласно общим положениям теории доказательств российского уголовного процесса полноценный, доброкачественный источник фактических данных появляется в результате процессуальной деятельности следователя при строгом соблюдении требований закона относительно способов получения информации от соответствующего носителя, а также закрепления и приобщения к делу добытых сведений1. Выделение из окружающей среды носителей доказательственной информации, т.е. лиц, подлежащих допросу, мест нахождения искомых предметов и документов служит необходимой предпосылкой собирания доказательств. Однако подобные операции не всегда являются элементом собирания доказательств как процессуально-правовой деятельности2. Пока доказательство не рассмотрено и не закреплено процессуально, нельзя утверждать, что оно действительно обнаружено и является ли действительно доказательством то, что обнаружено3. В связи с этим нельзя согласиться с мнением тех авторов, которые указывают, что доказательства, не требующие процессуального оформления - справки, характеристики, выписки из истории болезни, копии протоколов собраний, приказов и другие документы адвокат может собирать и представлять4. Материалы, полученные защитником, становятся доказательствами лишь после их приобщения к делу и обычно должны быть проверены путем проведения следователем или судом соответствующего процессуального действия - допроса свидетеля, назначения экспертизы, осмотра местности или помещения и т.п.5

Таким образом, для того чтобы собранные фактические данные получили статус доказательства, они должны быть закреплены в предусмотренных уголовно-процессуальным законам формах. Тесная связь

1 См.: Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995.-С. 109.

См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. - С. 33.

3 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.1. - М., 1968. - С. 302.

4 См.: Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В. А. Советский адвокат. - М, 1968. - С. 55- 56.

5 См.: Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М., 1982. - С. 60.

76

между познавательными и удостоверительными операциями определяется тем, что доказательство может считаться полученным (“собранным”) лишь после фиксации добытой информации1. Действия адвоката по фиксации собранных им сведений, необходимых для осуществления функции защиты, носят предварительный характер, так как представленные им фактические данные на досудебных стадиях уголовного процесса обязательно должны получить свое отражение в удостоверительной деятельности лица, осуществляющего уголовное преследование.

Поскольку среди доказательств, указанных в ч.2 ст. 74 УПК, не содержатся материалы, собранные защитником, все действия адвоката по собиранию доказательств, предусмотренные ч.З ст. 86 УПК, являются не собиранием доказательств в строгом уголовно-процессуальном смысле, а собиранием фактических данных, сведений, информации. Таким образом, адвокат лишь участвует в процессе собирания доказательств, на что неоднократно указывалось в юридической литературе2.

Защитник может представить должностному лицу органа уголовного преследования предметы и документы, имеющие, по его мнению, характер письменных (иных документов) или вещественных доказательств. Однако следует учитывать и то обстоятельство, что в отличие от обвиняемого защитник не может представлять вещественные доказательства, добытые им лично, например, при посещении места происшествия. Иначе возник бы вопрос о выяснении условий, при которых найден данный предмет и, следовательно, о допросе защитника. Положение же защитника и свидетеля

1 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981. -С. 111.

2 См.: Шаламов М.П. Защитник на предварительном следствии. Лекция для студентов ВЮЗИ. - М, 1973. - С. 28; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М, 1981. - С. 70; Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. - К., 1984. - С. 11; Шейфер С.А. Указ. соч. - Саратов, 1986. - С. 43; Лсельская В.В. Указ. соч. - С. 11; Абрахманов Р. Процесс доказывания в новом УПК // Уголовное право. - 2002. - №4. - С. 54; Ульянов В. Вопросы государственного обвинения к новому УПК // Рос. юстиция. - 2002. - №10. - С. 58; Давлетов А. Право защитника собирать доказательства// Рос. юстиция. - 2003. - №7. - С. 50-51 и мн. др.

77

несовместимы1. Тем не менее это не означает, что адвокат должен игнорировать данные о наличии и местонахождении таких предметов. Если в процессе производства предварительного расследования по делу адвокат узнает о наличии предмета, могущего стать вещественным доказательством, способным опровергнуть обвинение или смягчить ответственность обвиняемого, он должен известить следователя или прокурора (заявив об этом мотивированное ходатайство) о наличии такого предмета и необходимости произвести его изъятие в рамках соответствующих следственных действий (осмотр места происшествия, выемка и др.). Только в случае, когда лица, доставившие защитнику тот или иной предмет, отказываются передать его следователю или существует опасность, что этот предмет может быть утрачен, поврежден, защитник может принять его для передачи следователю. При этом защитник должен по возможности установить фамилию, имя и отчество лица, передавшего ему предмет, где он проживает и работает, при каких обстоятельствах был обнаружен этот предмет с тем, чтобы все эти данные он мог сообщить следователю при передаче указанного предмета2. Такие сведения адвокат получает путем опроса данного лица.

Опрошены могут быть любые лица, располагающие необходимой для адвоката информацией, независимо от гражданства, возраста, должностного и социального положения. Опрос допускается только при добровольном согласии лица на беседу. При этом адвокат может пригласить лицо в помещение юридической консультации либо провести опрос по месту нахождения граждан, давших на это свое согласие. Опрос может быть произведен и частным детективом по поручению адвоката после заключения

1 См.: Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами. - М, 1966. - С. 144. См. также: Стряпунин В.Г., Хейфец С.А. Представление адвокатом доказательств по уголовному делу // Вопросы защиты по уголовным делам. Сборник статей / Под ред. П.С. Элькинд. - Л., 1967.-С. 101-102.

2 См.: Шеин Е. Процессуальная деятельность защитника на предварительном следствии // Сов. юстиция. - 1963. - №3. - С. 13.

78

соответствующего соглашения. Частный детектив в ходе опроса вправе использовать технические средства фиксации (например, диктофон).

Несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон ни слова не говорит о сотрудничестве с частным детективом, нет оснований считать сведения, полученные таким путем, заведомо недопустимыми для формирования оправдательных доказательств.

Правомерность привлечения адвокатом, его подзащитным или родственниками последнего к сотрудничеству частного детектива для собирания оправдывающих его сведений в настоящее время определяется Законом РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” от 11 марта 1992 года1. В соответствии с п. 7 ч.З ст. 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” адвокат вправе совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Привлечение частного детектива к участию в собирании фактических данных, необходимых стороне защиты, не входит в противоречие с уголовно-процессуальным законом, вследствие чего является правомерным и допустимым. Тем не менее, полагаем, что целесообразно в УПК прямо закрепить право участников процесса, причем, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты в случае необходимости воспользоваться услугами частного детектива. Нельзя признать верной позицию тех авторов, которые считают, что “изобретать” фигуру частного детектива в уголовном процессе нет смысла, поскольку частный детектив в конечном счете ничем от простого свидетеля в процессе отличаться не будет2. Частный детектив в отличие от “других” свидетелей, оказавшихся случайными очевидцами криминального происшествия, осуществляет целенаправленную поисковую деятельность оправдывающих либо обвинительных фактических данных.

1 Рос. газета. - 1992. - 30 апр.

2 См.: Копьггов И. Нужна ли такая состязательность? // Законность. - 1998. - С. 26.

79

Частные детективы могут установить необходимую для защиты информацию и ее источники. Так, частный детектив может сообщить данные о лице, которому что-либо известно о преступлении, с тем, чтобы это лицо могло быть допрошено. Да и сам детектив может дать свидетельские показания об обстоятельствах, ставших ему известными в результате наблюдения, получения предметов и документов, внешнего осмотра строений, помещений и других объектов.

В статье 5 Закона РФ “О частной детективной и охранной деятельности в РФ” изложены поисковые возможности частных детективов. В ходе частной сыскной деятельности для получения необходимой информации, в том числе и для сбора сведений по уголовным делам, допускаются: устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, а также наблюдение. Все прочие действия должны признаваться незаконными, а их результаты, пусть даже материально зафиксированные -юридически ничтожными. При осуществлении частной сыскной деятельности допускается использование видео - и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, технических и иных средств, не причиняющих вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, а также средств оперативной радио-и телефонной связи. Как видим, детективы обладают довольно значительными средствами по установлению сведений, необходимых защите, а также иным участникам уголовного процесса.

Адвокату следует помнить, что судьба добытых частным детективом сведений определяется по тем же правилам, что и для
материалов7 представляемых участвующим в процессе нанимателем:
подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями1.

1 См.: Пашин С. Основания оспаривания допустимости доказательств стороной защиты // Уголовное право. - 1998. - №1. - С.53.

80

Для допустимости сведений, собранных частным детективом, защитник должен соблюсти следующие условия: 1) заключить договор с частным детективным бюро; 2) получить копию лицензии этого бюро или частного детектива, подтверждающую законность их деятельности; 3) получить письменный отчет частного детектива о произведенных им действиях по сбору нужных защите сведений; 4) заявить ходатайство о приобщении к материалам дела указанных документов, а также сведений, материалов или предметов, полученных частным детективом; 5) заявить ходатайство о проверке добытых материалов процессуальным путем1.

Существенным недостатком в законодательном регулировании деятельности частного детектива является отсутствие у частного детектива возможности умалчивания о случайно установленных им обстоятельствах, подтверждающих виновность нанявшего его обвиняемого2. Поэтому в Законе РФ “О частной детективной и охранной деятельности” следует предусмотреть положение о том, что частный детектив не вправе разглашать сведения, полученные им на основе заключенного с адвокатом или родственниками его подзащитного соглашения, в целях обеспечения последнему его права на защиту. Исключением должно быть разрешение адвоката или подзащитного, с которыми частный детектив заключил соглашение на сбор сведений по уголовному делу, о даче им показаний в качестве свидетеля в целях вовлечения полученной им информации в уголовный процесс. Указанные положения следует распространить также и на случаи привлечения к сотрудничеству частного детектива другими участниками уголовного судопроизводства (потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком).

В уголовно-процессуальном законе остается нерешенным вопрос о том, должен ли адвокат при опросе лиц, могущих располагать необходимыми

1 См.: Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. - М., 1999. - С. 45.

2 См.: Копытов И. Указ. соч. - С. 26. См. также: Петуховский А.А., Шурухнов Н.Г. Доказывание в уголовном судопроизводстве, виды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001 г.): Учеб. пособие. - М, 2002. - С. 17.

81

защите сведениями, представляться в качестве лица, оказывающего юридическую помощь подозреваемому или обвиняемому, или же достаточно простого согласия лица, с которым предполагается беседа. Полагаем, что адвокат должен если не сразу, то в процессе опроса объяснить лицу, для чего ему необходимы изложенные им сведения. Следует учитывать и то, что адвокат не вправе в целях вовлечения лица в опрос использовать вымышленную принадлежность к какому-либо ведомству, а тем более принуждать опрашиваемого к последующей даче ложных показаний.

В ходе опроса адвокат может выяснить не только смягчающие, но и отягчающие ответственность его подзащитного обстоятельства. Полагаем, что в подобной ситуации адвокату необходимо исходить из того, что его деятельность направлена на защиту интересов своего клиента, в связи с чем при обнаружении таких сведений адвокат не должен их передавать должностному лицу, ведущему расследование. Согласно п. 4 ч. 4 ст. 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” адвокат не вправе делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает.

Поскольку уголовно-процессуальный закон не говорит о том, как оформить результаты опроса, представляется, что адвокат может просить лицо собственноручно записать данные им объяснения с указанием: анкетных данных опрашиваемого лица; фамилии, имени и отчества адвоката и номера юридической консультации, в которой тот работает; фактических обстоятельств, ставших известными опрашиваемому лицу. Результаты опроса должны быть подписаны опрошенным лицом и адвокатом.

Некоторые авторы предлагают оформлять результаты опроса протоколом1. Одним из вариантов закрепления результатов опроса можно рассматривать изложение содержания беседы в ходатайстве адвоката с указанием лица, которого в последующем следует вызвать следователю для

1 См., например: Карякин Е. Допустимость доказательств, собранных защитником, и осуществление функции защиты в уголовном судопроизводстве // Рос. юстиция. - 2003. -№6. - С. 57.

82

производства с его участием процессуальных действий. Также результаты беседы могут быть закреплены с помощью средств видео- и аудиозаписи.

Некоторые авторы в целях повышения гарантий истинности сведений, полученных в ходе опроса, предлагают привлекать к участию в его производстве нотариуса. Так, по мнению В. Руднева и Г. Беньягуева, “…защитник, опросив какое-то лицо, вправе вместе с ним обратиться к нотариусу, чтобы он заверил показания этого лица. Иногда весьма важно это сделать, поскольку опрошенное лицо может куда-то уехать, тяжело заболеть. Кроме того лицо может обоснованно опасаться за свою безопасность. Если опрошенное лицо не владеет языком судопроизводства, то нотариус вправе заверить перевод”1. Е. Корякин полагает, что по окончании опроса нотариус, при нем присутствующий, при условии соблюдения требований закона и уплаты государственной пошлины прошивает и заверяет протокол опроса и делает соответствующую запись в регистрационной книге. Это позволит избежать некой камерности, келейности беседы защитника и гражданина, послужит гарантией от злонамеренных действий со стороны защитника - угроз, шантажа, попыток подкупа граждан или введения их в заблуждение2.

По мнению диссертанта, указанные предложения относительно участия нотариуса в уголовном процессе вряд ли практически оправданы. Защитник в любом случае, прежде чем пойти к нотариусу, опросит лицо, которое, как ему стало известно, может располагать сведениями, необходимыми для защиты его клиента. В ходе такой “предварительной” беседы нельзя исключить возможность незаконного воздействия адвоката на опрашиваемое лицо, поэтому нет смысла удостоверять у нотариуса отрепетированную ранее беседу.

Под получением фактических данных, могущих впоследствии получить статус доказательств, следует понимать представление таковых

1 Руднев В., Беньягуев Г. Возможно ли участие нотариуса в уголовном судопроизводстве? // Рос. юстиция. - 2002. - №8. - С. 29.

2 См.: Корякин Е. Указ. соч. - С. 57.

83

адвокату частным детективом, а также другими лицами
(например, обвиняемым или его родственниками).

В п.З ст. 86 УПК содержится право адвоката на истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Однако адвокату следует учитывать и то, что необходимые ему сведения, которые составляют, например, государственную, коммерческую или другую охраняемую законом тайну, только лишь на основании составленного им запроса вряд ли будут представлены. В таких случаях адвокат должен заявить ходатайство об изъятии предполагаемых документов в рамках процессуальных действий, производить которые уполномочено должностное лицо органа предварительного расследования.

Важным средством адвоката по участию в уголовно-процессуальном доказывании является предоставление ему законодателем права привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК (п.З ч.1 ст. 53 УПК). Однако здесь важно учитывать то, что в следственном действии привлеченный защитником специалист, если он не принят следователем в качестве единственного, назначенного и следователем тоже, часто не сможет даже дублировать действия назначенного следователем специалиста и будет осуществлять лишь функцию квалифицированного контроля за действиями последнего1.

Запрашивая в необходимых случаях у компетентных лиц или научных учреждений заключения по вопросам, требующим специальных познаний, адвокат может использовать их для формирования такого доказательства, как заключение эксперта.

По мнению диссертанта, признание за адвокатом права собирать необходимую для осуществления функции защиты
доказательственную

См.: Селина Е. Состязательность в применении специальных познаний по уголовным делам // Рос. юстиция. - 2003. - №3. С. 48.

84

информацию является важным шагом уголовно-процессуальной реформы, преодолением взгляда на материалы защиты как материалы более “низкого” процессуального качества, подтасованные в “интересах” подзащитного. В соответствии с п. 6 ч.1 ст. 220 УПК следователь обязан указать в обвинительном заключении перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и приложить к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны защиты (ч.4 ст. 220 УПК).

С принятием нового УПК адвокату-защитнику также были предоставлены более широкие возможности по участию в следственных действиях.

Во-первых, расширен круг следственных действий, в которых вправе участвовать защитник. Так, в соответствии с п. 5 ч.1 ст.53 УПК защитнику предоставлено право участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном уголовно- процессуальном законом. Однако на практике адвокаты такое право используют не в полной мере. По-прежнему большинство из них участвует лишь в производстве допросов и очных ставок (80,3 % опрошенных адвокатов).

Во-вторых, согласно ч. 2 ст. 53 УПК защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Расширение прав по участию в следственных действиях коснулось и иных участников уголовного судопроизводства. Так, потерпевший получил

85

возможность участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя (п. 9 ч. 2 ст. 42 УПК). Аналогичным правом наделен гражданский истец (п. 10 ч. 4 ст. 44 УПК).

В отличие от предыдущего новый уголовно-процессуальный закон в большей мере обеспечивает права фактически заподозренных лиц. Согласно п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК свидетель имеет право являться на допрос с адвокатом. Право на помощь адвоката получило также лицо, в помещении которого производится обыск (ч.11 ст. 182 УПК).

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством все участники стадии предварительного расследования имеют право обжалования в судебном порядке действий (бездействия) и решений должностных лиц стороны обвинения. Процедура судебного рассмотрения жалоб определена в главе 16 УПК. В рамках указанной процедуры, как уже отмечалось ранее, участники уголовного судопроизводства выступают в качестве сторон, а суд - как независимый от них арбитр. Состязательный характер приобрела также процедура рассмотрения в судебном порядке применения в качестве меры пресечения заключения под стражу лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления.

По нашему мнению, нельзя признать верной точку зрения И.Ф. Демидова, полагающего, что контроль со стороны суда за предварительным расследованием является внешним и не входит в содержание расследования1. Нельзя также рассматривать судебный порядок рассмотрения жалоб и в качестве самостоятельной стадии судопроизводства . Судебный контроль за досудебным производством не является “внешним” либо “стадией” по отношению к досудебному производству, а составляет неотъемлемую часть

1 См.: Демидов И.Ф. Проект УПК в свете его основных понятий // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: По материалам научно-практической конференции. Москва, 28 мая 2001 г. - М, 2001. - С. 236.

2 См.: Фоков А. Участие защитника в стадии судебного контроля // Рос. юстиция. - 2000. - №2 -С. 38.

86

его уголовно-процессуальной формы. При осуществлении судебного контроля участвуют те же субъекты, что и на стадии возбуждения и предварительного расследования уголовного дела. Принимаемые судом решения в рамках осуществления контрольных полномочий существенно влияют на процесс расследования преступления и непосредственно с ним связаны.

Согласно ч.2 ст. 29 УПК только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения: 1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; 2) о продлении срока содержания под стражей; 3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; 4) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; 5) о производстве обыска и (или) выемки в жилище; 6) о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК; 7) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; 8) о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи; 9) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; 10) о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК; 11) о контроле и записи телефонных и иных переговоров”. Кроме того, согласно ч.З ст. 178 УПК в случае, если близкие родственники или родственники покойного возражают против эксгумации, разрешение на ее проведение выдается судом. Если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами уголовного дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 125 УПК, устанавливается

87

определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела (п.З ч.7 ст. 108 УПК).

В соответствии с новым УПК оценку собранных доказательств на досудебном производстве вправе производить не только должностные лица стороны обвинения, но также и суд. Согласно ч. 5 ст. 165 УПК в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. Получив указанное уведомление, судья не позднее 24 часов проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК.

Таким образом, суд еще до разрешения дела вправе не только исследовать доказательства, но и давать по результатам такого исследования официальную оценку в соответствующем постановлении, признавая некоторые из них недопустимыми либо, напротив, установив законность указанных выше следственных действий, суд подтверждает тем самым и допустимость полученных в результате их проведения доказательств.

Несмотря на то, что сфера судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования была значительно расширена, законодателю не удалось выдержать линию четкого разделения основных процессуальных функций. Как справедливо отмечают В.З. Лукашевич и А.Б. Чичканов, на стадии предварительного расследования судьбой дела распоряжается не суд как независимый от сторон орган, а одна из сторон -сторона обвинения. Прокурор, будучи стороной обвинения (п.47 ст. 5 УПК),

88

в силу ст. 37 УПК вправе решить вопрос как о возбуждении уголовного дела, так и о его приостановлении и о прекращении. Утверждение обвинительного заключения или обвинительного акта прокурором также является его полномочием, определяющим направление уголовного дела, его дальнейшую судьбу. Очевидно, что указанные права прокурора, закрепленные в ст. 37 УПК, составляют на стадии предварительного расследования полномочия по разрешению дела, т.е. полномочия, соответствующие аналогичным полномочиям суда на стадии судебного разбирательства, где в приговоре подсудимый признается виновным или невиновным1.

Кроме того, должностные лица органов предварительного . расследования наряду с обвинительными обязаны устанавливать оправдывающие подозреваемого (обвиняемого) доказательства (п. 5, п. 6, п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК). По мнению Ю. Рощиной, это “… по сути, возвращает нас к инквизиционному процессу”2. К.Ф. Гуценко в связи с этим отмечает, что “…в лице следователей и дознавателей мы получили довольно странных участников процесса, некое подобие сказочных тяни-толкаев: с одной стороны, их надо бы считать “стороной обвинения”, а следовательно, должностными лицами, единственная процессуальная обязанность которых заключается в собирании, исследовании и оценке доказательств обвинения, а с другой - они, вроде бы, должны осуществлять доказывание так, чтобы устанавливались все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в том числе обстоятельства не в интересах обвинения -оправдывающие либо дающие основания для освобождения от ответственности или смягчения наказания. И дело не только в совершенно необъяснимой и фантастической двойственности процессуального статуса названных должностных лиц, а главным образом в том, что, хотим мы того

1 См.: Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Указ. соч. - С. 104.

2 Рощина Ю. Роль судебного следователя в уголовном процессе дореволюционной России // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С. 65.

89

или не хотим, она (эта двойственность) неизбежно приведет к процветанию в еще большей мере явления, именуемого “обвинительным уклоном”“1.

По нашему мнению, не следует понимать функцию уголовного преследования как “слепое” обвинение любого лица, попавшего в орбиту уголовного судопроизводства. Уголовное преследование, бесспорно -деятельность изобличительная, но, как и любая другая, эта деятельность должна быть обоснованной. Для правильной квалификации преступления необходимо собрать как обвинительные, так и оправдательные доказательства. Однако это не дает оснований считать, что, помимо функции уголовного преследования, следователь выполняет другие функции. Нельзя согласиться с мнением Л.А. Мариупольского и Г.Р. Гольста о том, что следователь, прекращая дело производством осуществляет функцию защиты, а направляя его с обвинительным заключением, реализует в присущей ему форме функцию обвинения2. Как справедливо замечает A.M. Ларин, “возникает вопрос: от чего и от кого защищает следователь? Ответ же, что следователь защищает обвиняемого от обвинения, следователем же предъявленного и поддерживаемого, вряд ли кого удовлетворит. Но иной ответ в рамках концепции, относящей следователя к субъектам защиты, невозможен” . Следователь, активно и объективно проводя расследование, может собрать по делу уличающий и оправдывающий материал: в одних случаях собранные доказательства будут устанавливать степень и характер ответственности обвиняемого, а в других - смягчать вину, но от этого следователь не будет становиться то обвинителем, то защитником4.

1 Интервью с К.Ф. Гуценко, доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом РФ, заведующим кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова // Законодательство. - 2002. - № 6. - С. 8. См. также: Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Гос. и право. - 2002. - №5. - С. 55-56; Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность// Законодательство. - 2002. - №9. - С. 75.

2 См.: Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. К вопросу о -процессуальных функциях следователя // Сов. гос. и право. - 1963. - №6. - С. 114.

3 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. - С. 36. См. также: Эстерлейн Ж.В. Указ. соч. - С. 173-174.

4 См.: Рахунов Р.Д. Указ. соч. - С. 127.

90

Подводя итог рассмотрению специфики реализации принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, необходимо отметить, что содержание принципа состязательности реализовано на досудебном и судебном производстве не в одинаковом объеме. На досудебных стадиях он носит ограниченный характер и наиболее полно проявляет себя в процедуре судебного обжалования действий (бездействия) и решений должностных лиц стороны обвинения (ч. 3 ст. 29, ст. 125 УПК), а также при осуществлении судом контрольных полномочий за производством процессуальных действий, наиболее существенным образом затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ч. 2 ст. 29, ст. 165, ч. 3 ст. 178 УПК).

91

ГЛАВА III. Перспективы реализации принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства России

§ 1. Совершенствование процессуально-правового статуса участников досудебного производства по уголовному делу

В соответствии с принципом состязательности участники уголовного судопроизводства выступают на стороне обвинения либо на стороне защиты и осуществляют соответствующие противоположные процессуальные функции, что, в свою очередь, обеспечивает возможность любого лица, вовлеченного в орбиту уголовного судопроизводства, защищать свои права и законные интересы. Однако новый УТЖ не решил полностью проблему обеспечения прав лиц, фактически осуществляющих функции сторон.

Остро проблема защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса проявляется в стадии возбуждения уголовного дела. Здесь в отношении фактически заподозренных лиц производятся первоначальные изобличительные действия, при этом они нередко подвергаются незаконному воздействию со стороны работников органов дознания.

Фактическое задержание лица происходит, как правило, раньше вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и, несомненно, затрагивает целый комплекс конституционных прав личности. Как бы быстро ни решался вопрос о правовом закреплении факта фактического задержания, эти ситуации во времени не совпадают. В абсолютном большинстве случаев лицо некоторое время существует в положении физически задержанного, прежде чем станет задержанным процессуально. При этом весь срок от физического задержания до процессуального человек фактически остается арестованным. Причем не просто находится под стражей, а, как правило, подвергается интенсивной “обработке” оперативниками. Именно в правовом

92

вакууме - между задержанием физическим и процессуальным и творится произвол1.

Несмотря на важность рассматриваемой проблемы, в юридической литературе нет однозначного варианта ее решения. Одни авторы указывают, что задержание до возбуждения уголовного дела недопустимо2. Другие, напротив, считают его правомерным, полагая, что если лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, или когда на нем будут обнаружены явные следы преступления, прежде всего возникает необходимость задержать это лицо, а уж потом решать вопрос о возбуждении уголовного дела (разумеется, если для этого есть предусмотренные законом основания) . Встречаются и более радикальные предложения, например, вовсе упразднить институт задержания подозреваемого4.

Особого внимания в решении рассматриваемой проблемы заслуживает позиция В.Н. Григорьева, согласно которой “доставление лица в служебное помещение и водворение его в ИВС занимают различное место в

См.: Давлетов А., Подлесная И. С какого момента возникает право задержанного на защитника? // Рос. юстиция. -1998. - № 11. - С. 26; Синелыциков Ю. Незаконное задержание // Законность. - 1999. - №2. - С.7-10; Петровский В.Г. Процессуальное задержание подозреваемого и вопросы использования результатов оперативного документирования в проведении следственных действий // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях российского общества: Материалы научно- практической конференции (29 октября 1998 г., Москва). - М., 1999. - С. 175-179; Приказчиков В.П. О разграничении институтов “предварительного ареста подозреваемого” и “задержания (захвата) лица, причастного к преступлению” // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С. 39.

См., например: Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуальною задержания: Учебное пособие. - М., 1980. - С. 28; Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М., 1998. - С. 251; Прушинский Ю.В. Некоторые проблемы производства первоначальных действий при обнаружении огнестрельного оружия и боеприпасов // Проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и их использованием в преступных целях: Материалы научно-практической конференции (7-8 октября 1999 г., г. Тула). - М. -Тула, 2000. - С. 168-169 и мн. др.

3 См.: Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - С. 97.

4 См.: Приказчиков В.П. Указ. соч. - С. 38.

93

системе задержания подозреваемого, составляют относительно самостоятельные этапы. Поэтому вопрос о допустимости их до возбуждения уголовного дела решается отдельно. В ситуациях непосредственного обнаружения общественно опасного деяния доставление лица всегда производится, когда уголовного дела еще нет и оно объективно не может быть возбуждено. На этом этапе получаются самые первые данные, с учетом которых после доставления только предстоит разобраться, есть ли в обнаруженном деянии признаки преступления. Возможно, что будет возбуждено уголовное дело, органы внутренних дел задержат лицо по подозрению в совершении преступления и в последующем привлекут к уголовной ответственности. Однако правомерен и иной исход, когда в результате разбирательства будет установлено, что деяние не содержит признаков преступления. В подобных случаях нарушитель подлежит привлечению к административной ответственности, а при отсутствии административного правонарушения - и вовсе освобождению. Нет никаких оснований требовать возбуждения уголовного дела лишь потому, что лицо доставлено в помещение органа внутренних дел.

Таким образом, доставление лица, застигнутого при совершении общественно опасного деяния, может предприниматься работниками органов внутренних дел до возбуждения уголовного дела.

Иначе решается вопрос о возможности до возбуждения уголовного дела водворения подозреваемого в ИВС. Для такого задержания необходимо располагать сведениями, указываюпщми не только на признаки конкретного преступления (за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы), но и причастность к нему доставленного лица”1.

Действующий уголовно-процессуальный кодекс не только не решил рассматриваемую проблему, но, напротив, породил новые дискуссии. Как справедливо отмечает С. Назаров, “мнение о том, что в процессуальном смысле задержание начинается с момента
составления протокола

1 Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - С. 113-114.

94

задержания, противоречит положениям нового УПК о том, что задержание охватывает период с момента “захвата” до оформления протокола. Нельзя согласиться и с тем, что завершение действия - составление протокола есть его начало, поскольку фиксация его результата является этапом завершения процессуального действия”1. Кроме того, в п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК, на наш взгляд, содержится весьма противоречивое положение, согласно которому “защитник участвует в уголовном деле… с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления…”. При этом в п.15 ст. 5 УПК под моментом фактического задержания понимается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Указанный отрезок времени, как правило, имеет место до возбуждения уголовного дела. Если бы подозреваемым лицо признавалось в момент фактического захвата, то следовало бы признать тогда и возможность применения данной меры уголовно- процессуального принуждения до возбуждения уголовного дела. Следовательно, уже с этого момента лицо должно располагать правом на юридическую помощь адвоката-защитника.

Некоторые авторы, ссылаясь на ст. 48 Конституции РФ, полагают, что лицо является задержанным с момента его физического удержания работниками милиции и именно с этого времени у задержанного возникает право на отстаивание своих интересов с помощью квалифицированного специалиста-адвоката2.

Аналогичную позицию по рассматриваемому вопросу занимает Конституционный Суд РФ, в одном из решений которого указывается, что “по буквальному смыслу положений, закрепленных в статьях 2, 45 и 48 Конституции РФ, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу, независимо от его
формального

1 Назаров С. Задержание - “иное” процессуальное действие // Рос. юстиция. - 2003. - №7. - С. 48-49.

2 См.: Давлетов А., Подлесная И. Указ. соч. - С. 26; Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Адвокатура в Российской Федерации: Учебник для вузов. - М., 2001. - С. 113-114.

95

процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность”1.

По нашему мнению, доставляемое в правоохранительный орган лицо в связи с необходимостью установления его причастности к совершению общественно опасного деяния следует признать заподозренным. В качестве оснований для этого можно рассматривать рапорт сотрудников правоохранительных органов либо соответствующее обращение физических или юридических лиц. В положении фактически задержанного лицо должно быть не более трех часов, по истечении которых должна быть дана юридическая оценка его деянию и лицо должно быть либо освобождено, либо наделено статусом подозреваемого и задержано в порядке ст. ст. 91, 92 УПК. При фактическом захвате лица, заподозренного в совершении общественно опасного деяния, должностное лицо органа дознания обязано разъяснить ему следующие права: 1) хранить молчание; 2) знать, что все, что он скажет, может быть использовано против него; 3) право получить юридическую помощь адвоката-защитника до производства с его участием действий по проверке повода для возбуждения уголовного дела; 4) при

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч.1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Рос. газета - 2000. - 4 июля.

2 Предложения о необходимости правовой регламентации фактического задержания высказывались и ранее. Например, по мнению С.А. Шейфера, следует “регламентировать в законе фактическое задержание (“доставление”) в качестве процессуального действия, допустимого до возбуждения уголовного дела и подлежащего фиксации в особом протоколе. Тогда решение о кратковременном лишении свободы могло бы облекаться в форму постановления, выносимого в процессе расследования, т.е. после возбуждения уголовного дела” (См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. - С. 62.).

96

отсутствии средств на оплату услуг адвоката-защитника, в случае его желания, ему будет оказана юридическая помощь бесплатно.

В качестве иных оснований для наделения лица статусом заподозренного в совершении общественно опасного деяния на стадии возбуждения уголовного дела следует рассматривать: 1) указание пострадавшим или очевидцем общественно опасного деяния на конкретное лицо, его совершившее или причастное к его совершению, изложенное, соответственно, в заявлении или полученное в ходе объяснений; 2) явку лица с повинной; 3) наличие иных сведений, указывающих на причастность конкретного лица к совершению общественно опасного деяния. К последним можно отнести, например, результаты личного досмотра.

В целях обеспечения права заподозренного лица на юридическую помощь в стадии возбуждения уголовного дела в уголовно- процессуальном законе необходимо закрепить следующие положения: «1. Заподозренное лицо вправе воспользоваться юридической помощью адвоката. 2. Адвокат заподозренного лица вправе участвовать в производстве любых действиях по проверке должностным лицом стороны обвинения повода для возбуждения уголовного дела, если в них участвует его подзащитный; при этом адвокат заподозренного лица вправе, с разрешения лица, осуществляющего уголовное преследование: задавать вопросы их участникам; делать заявления о допущенных нарушениях закона при их производстве, которые подлежат обязательному занесению в протокол, отражающий ход и результаты их производства; заявлять ходатайства; собирать и представлять сведения, необходимые для осуществления функции защиты, путем опроса лиц, ими располагающих, получения предметов и документов, направления соответствующих запросов; привлекать к содействию лиц, обладающих специальными познаниями, а также частного детектива; представлять пояснения стороны защиты прокурору при решении им вопроса о даче согласия на возбуждение уголовного дела публичного и частно- публичного обвинения».

97

Такой подход в полной мере соответствует международным стандартам в области обеспечения прав человека и гражданина в уголовном процессе. Так, в “Основных положениях о роли адвокатов” (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) указывается, что “любой человек вправе обратиться за помощью адвоката по своему выбору для подтверждения своих прав и защиты на всех стадиях уголовной процедуры”.

Следует отметить, что в юридической литературе предложения о допуске защитника на стадию возбуждения уголовного дела не всегда расцениваются положительно. Некоторые авторы к аргументам, препятствующим участию защитника на стадии возбуждения уголовного дела, относят отсутствие обвинения на данной стадии, неясность в том, какие доказательства защитнику следует собирать, и, как следствие этого -опасность истолкования собранных сведений во вред подзащитному1. До привлечения лица в качестве обвиняемого, по мнению М.С. Строговича, “не может осуществляться функция защиты: некого защищать и некому защищаться”2. Высказано также мнение о том, что в одних стадиях процесса обвиняемый пользуется правом только личной защиты; в других - еще и правом на помощь защитника. Характер и объем процессуальных прав обвиняемого (подсудимого) меняются по мере расследования и разрешения уголовного дела; они зависят от конкретных задач и особенностей каждой стадии уголовного процесса3. Э.Ф. Куцова полагает, что нельзя с единой меркой подходить к решению об объеме и характере права на защиту на различных стадиях процесса: право на защиту должно быть таким, чтобы применительно к задачам данной стадии оно надежно обеспечивало защиту

1 См.: Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии: Дис. …канд. юрид. наук. - Самара, 1998. - С. 133.

2 Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М, 1951.

С. 66.

3 См.: Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе (общие вопросы) // Вопросы защиты по уголовным делам. Сборник статей / Под ред. П.С. Элькинд. -Л., 1967. - С. 8, 28-29; Она же: Сущность советского уголовно- процессуального права. - Л., 1963. - С. 49-53.

98

законных интересов обвиняемого. Поскольку конкретные задачи, стоящие перед стадиями процесса, неодинаковы, неодинаков объем и содержание права обвиняемого на защиту на различных стадиях1. В стадии возбуждения уголовного дела лицо не уверено, будет ли оно допущено к участию в судопроизводстве, еще пока нет участника процесса и нет процессуальных прав для передачи их представителю. В этом плане здесь представлять некого, нет субъекта с процессуальными правами и обязанностями. Признание лица участником процесса является действием процессуальным и поэтому производится прокурором, следователем, органом дознания, судьей или судом в последующих после возбуждения уголовного дела стадиях: предварительном расследовании, предании суду, судебном разбирательстве .

По нашему мнению, магистральным направлением усиления гарантий прав личности, вовлекаемой в сферу уголовного судопроизводства в связи с уголовным преследованием (как юридическим, так и фактическим), должно стать слияние права личной защиты такого лица с его правом воспользоваться юридической помощью адвоката-защитника, поскольку участие последнего, несомненно, вносит профессионализм и компетентность в осуществление функции защиты, обеспечивает действие принципа состязательности в уголовном судопроизводстве.

На стадии предварительного расследования защита прав фактически заподозренных лиц также является актуальной. Неслучайно законодатель правом на юридическую помощь наделил свидетеля, предоставив ему возможность пригласить адвоката на допрос, а также лицу, в помещении которого производится обыск. Ранее на необходимость закрепления права на получение юридической помощи не только подозреваемому (обвиняемому), но и иным участникам уголовного процесса в связи с их фактическим уголовным преследованием указывалось Конституционным Судом РФ. В

1 См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание). - М., 1973. - С. 20.

2 См.: Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. - Томск, 1978.-С. 121-122.

99

одном из его решений прямо говорилось о том, что участие защитника в уголовном процессе не следует ставить в зависимость от формального признания лица подозреваемым или обвиняемым, поскольку обвинительная деятельность может осуществляться в отношении определенного лица и до момента оформления его процессуального статуса как подозреваемого или обвиняемого1. При этом Конституционный Суд в отличие от законодателя не ограничивает участие адвоката лишь в допросе свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск.

Изобличающие свидетеля доказательства могут быть получены не только в ходе его допроса, но и при производстве иных процессуальных действий (освидетельствование, назначение судебной экспертизы, предъявление для опознания и др.). Однако об участии в них адвоката в УПК ничего не говорится. В связи с этим следует согласиться с мнением И.Б. Михайловской о том, что “одной из “ловушек” советского уголовного процесса являлась (и частично продолжает оставаться) неопределенность правового статуса лица, против которого фактически осуществляется уголовное преследование, но юридически оно находится в положении свидетеля” .

В соответствии с ч.1 ст. 179 УПК свидетель может быть подвергнут принудительному освидетельствованию, если производство данного следственного действия необходимо для оценки достоверности его показаний. Результаты освидетельствования сторона обвинения вправе также представить в качестве образцов для экспертного исследования. Соответствующие образцы следователь вправе получить и в рамках самостоятельного процессуального действия - получения образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК). Назначая экспертизу, следователь или дознаватель не знакомят свидетеля с
поставленными

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч.1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Рос. газета - 2000. - 4 июля.

2 Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). - М, 2003. - С. 49.

100

вопросами и составом экспертов, а также не выясняют его мнение о возможности отвода экспертов. Согласно ч. 2 ст. 198 УПК свидетель, в отношении которого производилась судебная экспертиза, вправе только знакомиться с заключением эксперта.

Надо отметить и то, что разъяснение права на квалифицированную юридическую помощь свидетелю никак не подкреплено обязанностью следователя и заведующего юридической консультацией обеспечить ее в случае его материальных затруднений.

Изложенное указывает на то, что уголовно-процессуальный закон не запрещает производство следственных действий с участием свидетеля, в результате которых в отношении него могут быть получены обвинительные доказательства. Такая практика, несмотря на ее осуждение со стороны судебных органов1 и ученых-процессуалистов2, продолжает иметь место.

См., например: Сборник постановлений пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959-1971 гг. - М., 1973. - С. 359-360; БВС СССР. - 1974. - № 4. - С. 25; БВС РФ. - 2000. - №4. - С. 10.

2 См.: Куцова Э.Ф. Расширить процессуальные права свидетеля // Сов. юстиция. - 1965. -№22. - С. 12-13; Михеенко М.М. Обеспечение участвующим в деле лицам права на защиту их законных интересов как принцип советского уголовного процесса // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981. - С. 55; Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М., 1985 - С. 197-198; Он же: Вам нужен адвокат… - М., 1993. - С. 242-243; Кадышева Т., Ширинский С. Адвокат на предварительном следствии // Сов. юстиция. - 1993. - №8. - С. 26; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. - С.41; Давлетов А., Войт В. Институт подозрения нуждается в совершенствовании // Законность. - 1996. -№7. - С. 26; Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М., 1996. - С. 48-49; Нащекин Е. Свидетель или подозреваемый? // Законность. - 1996. - №2. - С. 47-48; Фойницкий И.Л. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. - Т.2. - СПб., 1996. - С. 273-274; Кадышева Т., Ширинский С. Свидетель тоже нуждается в помощи адвоката // Рос. юстиция. - 1997. - №7. - С. 42-43; Квиквиния Г. Кому и чем мешает защитник на допросе? // Рос. юстиция. - 1999. - №10. -С.37; Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара, 1999. - С. 97; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. -Ростов-на-Дону, 1999. - С. 53-54, 89-92; Грузд Б. Правило Маслова: право на защитника -с момента угрозы свободам гражданина // Рос. юстиция. -2000.’ - №10. - С. 7-8; Подольный Н. Признание подозреваемым по постановлению следователя // Рос. юстиция. - 2000. -№3. - С.42; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. -М., 2000. - С. 128-133; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 2001. С. 131 и др.

101

Уделяя значительное внимание проблеме прав и законных интересов фактически изобличаемых в процессе расследования уголовного дела лиц, ученые-процессуалисты предлагают различные варианты ее разрешения.

В юридической литературе было высказано мнение о том, чтобы допрашивать лиц, которым, с одной стороны, еще нельзя предъявить формальное обвинение за отсутствием достаточных доказательств, но которые, с другой стороны, не подпадают и под формальное определение подозреваемого, в качестве свидетелей, однако без предупреждения их об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ1.

По мнению В. Махова, вряд ли нужен ярлык подозреваемого лицу, которое необходимо допросить, чтобы удостоверить его непричастность к преступлению. Таких лиц нужно, как правило, допрашивать в качестве обычных свидетелей. Из этого правила возможно исключение: если само лицо настаивает на том, чтобы его допросили в качестве подозреваемого, разъяснив ему, в совершении какого преступления он подозревается и на основании каких доказательств2.

Социологические исследования также указывают на то, что ни одно из опрошенных лиц, в отношении которых предпринимались уличающие действия (допросы, приводы, обыски и т.п.), не считает более предпочтительным положение подозреваемого по отношению к свидетелю3.

По мнению В.Н. Григорьева, необходимо предметное обеспечение прав и законных интересов заподозренных лиц применительно к конкретным изобличающим их действиям. Процедура каждого такого действия должна содержать достаточный механизм защиты интересов лица без того, чтобы прибегать к официальному признанию его подозреваемым по делу. Одним из

См.: Карибов К.Ф. Процессуальное положение свидетеля в уголовном
процессе: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 6.

2 См.: Махов В. Свидетель - не подозреваемый // Законность. -2001. - №1. - С. 46.

3 Веретенников И. А. О допуске защитника к подозреваемому // Общество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно-теоретической конференции, посвященной 200-летию МВД России и 10-летию со дня образования Тульского филиала ЮИ МВД России (4-5 октября 2000г., Тула): В 2 т. - Т. 2. - М. - Тула, 2001. - С. 370.

102

элементов такого механизма следует считать право граждан в любой ситуации воспользоваться услугами адвоката и соответствующая обязанность должностных лиц правоохранительных органов не препятствовать этому. Оставаясь в положении свидетеля, лицо не в меньшей мере может защищать свои интересы. И как свидетель, и как подозреваемый оно обязано явиться на допрос. Будучи подозреваемым, оно не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Как свидетель оно под страхом уголовной ответственности обязано давать показания, причем несет ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Однако в соответствии со ст. 51 Конституции РФ такое лицо не обязано свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Будучи свидетелем, допрашиваемое лицо имеет возможность объяснить те или обстоятельства и тем самым снять с себя подозрение. Если удовлетворительных объяснений не находится либо лицо не в состоянии их дать, оно на основании положений ст. 51 Конституции РФ вправе отказаться от дачи показаний по обстоятельствам его причастности к преступлению без каких-либо неблагоприятных последствий правового характера для себя. Участие адвоката в допросе позволит четко отследить грань между обязанностью давать показания и правом прибегнуть к молчанию и тем самым в полной мере обеспечит соблюдение прав и законных интересов допрашиваемого. В итоге необходимые результаты будут получены без постановки лица в официальный статус подозреваемого по уголовному делу1.

Вместе с тем следует отметить, что далеко не каждый свидетель сможет не то что аргументировано обосновать отказ от ответа на вопрос следователя, но даже уяснить, что ответы на ряд тонко сформулированных вопросов приведут к самоизобличению. Кроме того, права адвоката свидетеля как участника допроса ограничены.

1 См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - С. 62-63.

103

По мнению некоторых ученых-процессуалистов, права фактически заподозренных лиц должны обеспечиваться за счет расширения оснований для признания лица подозреваемым.

Так, СП. Бекешко предлагает рассматривать в качестве подозреваемого не только лиц, к которым применено задержание или мера пресечения, но также и тех, в отношении которых на основании имеющихся в деле улик следователь сделал предположительный вывод о их виновности в совершении преступления и которых он для обеспечения задач расследования вовлек в процесс путем наложения ареста на их имущество, отобрания у них образцов для сравнительного исследования, освидетельствования, направления на судебно-медицинскую или судебно- психиатрическую экспертизу, предъявления для опознания, обыска, а равно вызова и допроса в качестве подозреваемого1.

М.Н. Клепов полагает, что “категорию “подозреваемый” необходимо рассматривать в двух аспектах: широком и узком. В широком значении под подозреваемым следует понимать как лицо, определяемое таким образом статьей 46 УПК РФ, так и лицо, подозреваемое в совершении преступления, а также заподозренного” . Под “лицом, подозреваемым в совершении преступления”, им понимается субъект, для возбуждения уголовного дела в отношении которого либо для применения меры пресечения до предъявления обвинения или для задержания у прокурора, следователя, дознавателя имеются предусмотренные законом основания, но ими не вынесено постановление о возбуждении уголовного дела (отсутствует согласие прокурора на вынесенное дознавателем, следователем постановление) или постановление о применении меры пресечения до предъявления обвинения либо не произведено фактическое задержание данного лица. В качестве же “заподозренного” предлагается рассматривать лицо, в отношении которого у

1 См.: Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - С. 33.

2 Клепов М.Н. Теория и практика становления процессуального статуса подозреваемого в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2002. - С. 9-10.

104

дознавателя, следователя, прокурора есть данные, указывающие на его причастность к совершению преступления, но они недостаточны для предъявления обвинения, задержания, применения меры пресечения до предъявления обвинения либо возбуждения в его отношении уголовного дела1. При этом указанный автор выделяет несколько этапов в становлении процессуального статуса подозреваемого: заподозренный - лицо, подозреваемое в совершении преступления, - собственно подозреваемый. Перед вовлечением в процесс в положении подозреваемого субъект в обязательном порядке пребывает в качестве лица, подозреваемого в совершении преступления, однако не всегда предварительно является заподозренным2.

По нашему мнению, в уголовно-процессуальном законе необходимо закрепить положение о том, что, если уголовное дело было возбуждено не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления и в ходе расследования необходимо установить причастность лица к расследуемому преступлению, оно должно быть признано заподозренным в его совершении с вынесением об этом соответствующего постановления.

Гарантией на бесплатную юридическую помощь заподозренным лицам, а также иным участникам уголовного процесса должно стать учреждение государственных адвокатур при Министерстве юстиции. Необходимость в этом обусловлена тем, что адвокаты не всегда охотно и качественно оказывают юридическую помощь неимущим гражданам. Работники же государственных адвокатур не будут зависеть от гонорара клиента, им будет выплачиваться заработная плата как государственным служащим3.

1 См.: Клепов М.Н. Указ. соч. - С. 9-10, 22-25.

2 Там же.-С. 23.

3 На необходимость учреждения государственных адвокатур с целью обеспечения гарантированных Конституцией РФ прав граждан в уголовном процессе неоднократно указывалось в юридической литературе. См., например: Ширинский С. Нужен институт государственной адвокатуры // Рос. юстиция. - 1998. - №4. - С. 48; Канукова М. Нужна муниципальная адвокатура // Рос. юстиция. - 2000. - №4. - С. 30; Дереберг М.А. Особенности тактики производства следственных действий с участием защитника:

105

Государственные адвокатуры должны действовать наряду с предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» формами адвокатских образований (адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация).

Долгое время учеными-процессуалистами и практикующими работниками органов уголовной юстиции решался вопрос о допустимости осуществления стороной защиты так называемого альтернативного расследования. Например, Н. Горя, считая целесообразным предоставить защитнику право проводить параллельное расследование, предлагал понимать под ним одновременные следственные действия, проводимые защитником по выявлению оправдывающих или смягчающих ответственность обстоятельств с изложением своих выводов в оправдательном заключении или в заключении о смягчении ответственности обвиняемого. По мнению данного автора, следует допустить производство параллельного расследования при задержании подозреваемого; по делам о преступлениях несовершеннолетних; лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, мешающими им осуществлять право на защиту; при обвинении лица по статье закона, санкция которой предусматривает исключительную меру наказания в виде смертной казни; граждан, не владеющих языком, на котором ведется уголовное судопроизводство. Круг параллельных следственных действий должен быть достаточно широк. Однако защитник не должен повторять те следственные действия, которые провел ранее дознаватель, следователь, прокурор или суд1.

Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М, 2001. - С.8; Обзор судебной практики соблюдения процессуальных сроков рассмотрения уголовных дел и причин их нарушения (по данным судов за 1999 год и первое полугодие 2000 года) // Бюллетень Верховного Суда РФ. -2001. - №6. - С. 22; Постановление V Всероссийского Съезда судей “О ходе судебной реформы в РФ и перспективах развития судебной системы” // Рос. юстиция. - 2001. - № 2. - С. 4 и мн. др.

1 См.: Горя Н. Принцип состязательности и функция защиты в уголовном процессе // Сов. юстиция. - 1990. - №7. - С. 22.

106

Впоследствии попытка разработать процессуальную форму такого альтернативного расследования в российской юриспруденции была предпринята авторами проекта УПК РФ (Общая часть), подготовленного в Государственно-правовом управлении Президента РФ под руководством С. А. Пашина1. Предлагалось ввести так называемые частные расследовательские меры и частные следственные действия. Первые - аналог розыскных мероприятий - могут проводиться как самой стороной, так и посредством частных детективов (п.5 ч.1 ст. 89 Проекта); вторые - аналог следственных действий, проводимых при помощи официального наблюдателя из числа сотрудников органа дознания. Среди частных следственных действий в проекте были упомянуты: частный осмотр, частное освидетельствование, частное предъявление для опознания, частная выемка, частный обыск, эксперимент и др. (ст.ст. 75, 81, 89,97, 161).

Однако указанные идеи вызвали больше критических, нежели положительных отзывов. Наиболее существенные из них сводятся к следующему. Во-первых, утверждалось, что предоставление стороне защиты права вести “параллельное” расследование противоречит интересам самой защиты, ибо ей будет трудно определить, какое доказательство она получит в результате своих частных следственных действий - оправдательное или обвинительное. Как, например, должен будет поступить защитник обвиняемого, если в результате того или иного частного следственного действия он получит данные, уличающие его подзащитного? Скрыть, уничтожить эти данные он, очевидно, не вправе. Но и представление их должностному лицу, ведущему дело, противоречит природе, назначению профессиональной защиты. Во- вторых, проведение частных следственных действий защитником может опережать деятельность следователя, а некоторые из проведенных действий (например, опознание) будут неповторимыми и достоверность их результатов трудно (а порой и невозможно) будет проверить. Это, в свою очередь, увеличит возможности

1 См.: Рос. юстиция. - 1994. - №9.

107

лиц, совершивших преступления, преступных группировок влиять в своих интересах на исход тех или иных следственных действий и в конечном счете - на результаты расследования в целом. В-третьих, поскольку за частное расследование придется платить, это приведет фактически к неравенству участников уголовного судопроизводства1. В- четвертых, наделение адвоката-защитника правом осуществления частных следственных действий неизбежно приведет к расширению сферы принуждения в уголовном процессе. Это обусловлено тем, что следственные действия практически всегда сопровождаются элементами принуждения и могут осуществляться только должностными лицами, наделенными властными полномочиями и отвечающими за свои действия перед государственными органами. Такую систему ответственности за незаконные действия невозможно создать для представителей общественной структуры - адвокатов. Если в интересах защиты требуются действия, связанные с принуждением, с вторжением в сферу прав и свобод других лиц, защитник может только ходатайствовать об этом перед следователем и судом. Кроме того, нельзя предоставлять право производить следственные действия, порядок которых детально регламентирован законом в интересах обеспечения достоверности результатов, лицам, заинтересованным в определенном исходе этих действий. Указывалось также на то, что по уголовным делам в отношении нескольких обвиняемых намного возрастает также и вероятность того, что адвокаты своими несогласованными действиями принесут подзащитным скорее вред, чем пользу2.

По нашему мнению, на современном этапе развития уголовно- процессуального законодательства не следует реализовывать концепцию параллельного расследования. В целях обеспечения гарантий прав участников уголовного процесса по самостоятельному
собиранию

‘См.: Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. - М., 2000. - С. 29 - 30.

2 См.: Волкова А.Г. Защитник в предварительном расследовании по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции таможенных органов: Дис. …канд. юрид. наук. -М, 2002. -С. 140.

108

фактических данных ч.З ст. 86 УПК целесообразно изложить в следующей редакции: “Защитник, а также представитель потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика вправе участвовать в собирании доказательств путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц - с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии в срок не позднее 10 суток с момента поступления письменного обращения защитника. Если информация, истребуемая защитником, представителем потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика составляет государственную или иную, охраняемую федеральным законом, тайну либо носит конфиденциальный характер, то указанные участники уголовного судопроизводства вправе обратиться с соответствующим ходатайством об ее истребовании к дознавателю, следователю либо прокурору, осуществляющему производство по уголовному делу. В случае, если лицо, у которого истребуется необходимая информация, указанная в п.З настоящей статьи, незаконно отказывается или уклоняется от ее представления, на него может быть наложено денежное взыскание в порядке ст. ст. 117, 118 настоящего Кодекса; 4) привлечения к сотрудничеству частного детектива. Сведения, полученные частным детективом, допускаются в качестве доказательств по уголовному делу, если они были собраны в соответствии с Законом Российской Федерации “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” и отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом”.

Необходимо также предоставить сторонам право назначать экспертизу в случаях, когда ее производство необязательно, не требуется процессуального принуждения, представления подлинных материалов дела и вещественных доказательств.

109

В целях усиления состязательных начал досудебного производства представляется целесообразным наделить потерпевшего правом выдвижения альтернативного обвинения. Исследование исторических форм уголовного процесса показывает, что в состязательном процессе должностные и частные лица пользуются равными возможностями для осуществления уголовного преследования. Например, в Великобритании, как прежде, так и теперь, каждый подданный вправе возбудить любое уголовное дело. Именно потому, что в состязательном процессе в равной мере допустимы два самостоятельных вида уголовного преследования - частное и государственное. Положение, когда возможность потерпевшего реализовать свое право на уголовное преследование поставлена в зависимость от позиции государственных органов, не соответствует сути состязательного правосудия. Поэтому некоторые ученые-процессуалисты предлагают предоставить потерпевшему право самому вести уголовное преследование в тех случаях, когда государственные органы от этого отказались (уголовное преследование приостановлено или прекращено, в возбуждении производства отказано, государственный обвинитель отказался в суде от обвинения). Например, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством ФРГ потерпевший, получивший отказ в официальном расследовании, вправе обратиться в суд. Удовлетворение судом жалобы наделяет его статусом частного обвинителя и соответствующими полномочиями. Подобный способ защиты прав и законных интересов целесообразно предусмотреть и в нашем законодательстве1.

А. Гриненко полагает, что при вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого копию надлежит направлять потерпевшему, который в случае несогласия с мнением следователя относительно квалификации деяния, объема обвинения и по иным причинам может как лично, так и с помощью адвоката-представителя выдвигать

‘См.: Петрова Н. Наделить потерпевшего правом уголовного преследования // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С. 56.

по альтернативное частное обвинение. В случае прекращения
уголовного преследования следователем или прокурором по ходатайству потерпевшего уголовное дело должно рассматриваться и разрешаться судом в порядке, предусмотренном для уголовных дел частного обвинения1.

По нашему мнению, в уголовно-процессуальном законе необходимо закрепить положение о том, что “если потерпевший не согласен с предъявленным обвинением, он имеет право представить должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело, заключение об альтернативном обвинении. В случае его отклонения потерпевший должен иметь право обжаловать решение стороны обвинения судье по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина”.

Также необходимо расширить права потерпевшего в процессе избрания в отношении подозреваемого или обвиняемого мер пресечения в виде заключения под стражу. По нашему мнению, целесообразно дополнить уголовно-процессуальный закон в части, регламентирующей судебный порядок заключения под стражу, следующим положением: “В судебном заседании при разрешении ходатайства стороны обвинения об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу вправе присутствовать также потерпевший и (или) его представитель, который вправе высказывать свое мнение о применении данной меры пресечения. При этом если основанием для избрания меры пресечения является п.З ч.1 ст. 97 УПК, то судебное заседание может быть проведено и при отсутствии потерпевшего, но с учетом его пояснений, изложенных в ходатайстве им лично либо его представителем”.

Поскольку состязательность участников уголовного

судопроизводства, выступающих в качестве сторон,
обеспечивается независимым арбитром-судом, перейдем к рассмотрению наиболее важных

См.: Гриненко А. Потерпевший должен иметь не меньше процессуальных прав, чем обвиняемый // Рос. юстиция. - 2002. - №9. - С. 51-52.

Ill проблем и возможных перспектив совершенствования его процессуально-правового статуса на досудебном производстве.

§2. Совершенствование процессуально-правового статуса суда на досудебном производстве по уголовному делу

С принятием нового уголовно-процессуального закона полномочия суда в досудебном производстве по уголовному делу были значительно расширены. В п.З ч.2 ст. 38 УПК прямо указано на то, что при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с уголовно-процессуальным законом требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора. Таким образом, в настоящее время судебный контроль на досудебных стадиях уголовного судопроизводства является неотъемлемой частью уголовно- процессуальной формы. Однако в условиях отсутствия системы специализированных судов, контролирующих законность принятия и реализации процессуальных решений, наиболее существенным образом затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, снижается эффективность реализации предоставленных суду контрольных полномочий. Так, 45,7 % изученных нами жалоб рассматривались судьями с нарушением пятидневного срока, установленного ч.З ст. 125 УПК. Во многом этому способствует большое количество находящихся в их производстве гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях. Вместе с тем в представленных статистических отчетах о работе судов Российской Федерации в 2002 году указывается, что “в целом анализ объема работы районных судов во втором

112

полугодии 2002 года свидетельствует о том, что расширение полномочий судов, связанных с судебным контролем (ст. 29 УПК РФ), не повлияло на увеличение служебной нагрузки судей, так как произошло замещение данной категорией материалов дел об административных правонарушениях, отнесенных к подсудности мировых судей в соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях”1. Однако на сегодняшний день положение таково, что в некоторых субъектах мировые суды вообще не функционируют.

В соответствии с установленным законом порядком рассмотрения ходатайств стороны обвинения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья не вправе осуществлять функции сторон. Вместе с тем данное положение УПК на практике не всегда соблюдается в полном объеме. В.В. Золотых, обобщая судебную практику применения ст. 108 УПК, отмечает, что, несмотря на то, что прокуроры участвовали в рассмотрении практически всех изученных материалов (93%), их участие нередко сводилось к формальности. При рассмотрении 11 материалов (19,3%) прокуроры (и участвующие в судебном заседании следователи) заявляли лишь о том, что они поддерживают свое ходатайство, и никак не мотивировали его. При такой пассивности органа уголовного преследования суд по 9 из 11 материалов удовлетворил ходатайства об избрании меры пресечения, осуществив, по сути, таким образом функцию стороны обвинения.

При рассмотрении 15 материалов (26,3%) прокуроры в судебных заседаниях обосновывали необходимость избрания меры пресечения ссылками на основания, которые не были указаны в постановлениях следователя о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства. В 8 из 15 случаев судьи приняли решения об избрании меры пресечения по основаниям, указанным в постановлении следователя, т.е. по основаниям, не поддержанным стороной обвинения в суде, что также свидетельствует об

1 Работа судов Российской Федерации в 2002 году // Рос. юстиция. - 2003. - №8. - С. 71.

113

осуществлении судом функции стороны обвинения. В 7 остальных случаях судьи согласились с мнением прокурора в суде, изменив таким образом, основания избрания меры пресечения, чем нарушили как право подозреваемого, обвиняемого на защиту, так и те положения ст. 15 УПК, которые обязывают суд создавать сторонам необходимые условия для осуществления предоставленных им прав. В 2 случаях судьи принимали решения о заключении под стражу по основаниям, которые не были указаны ни в постановлении следователя, ни в речи прокурора в суде. Данные факты также свидетельствуют о грубом нарушении судьями положений ст. 15 УПК.

Особо проявились нарушения принципа состязательности при отложении судьями принятия решения по существу. Из изученных 57 материалов по 4 принятие решений откладывалось, и только в одном случае это было сделано по ходатайству стороны (как на это указано в п.З ч.7 ст. 108 УПК). В остальных трех случаях вопреки требованиям закона принятие решения откладывалось по инициативе самого суда при отсутствии ходатайства сторон. В судебных постановлениях отложение принятия решений обосновывалось такими формулировками: “Для сбора дополнительных доказательств причастности Ц. к совершению данного преступления”; “В представленных следователем материалах отсутствуют доказательства обоснованности задержания”.

По одному из материалов ходатайство об отложении принятия решения заявил защитник, мотивируя его необходимостью предоставления дополнительных данных. Судья ходатайство даже не рассматривал, несмотря на то, что статьи 46, 47 и 53 УПК предоставляют подозреваемому, обвиняемому и защитнику право представлять доказательства, и этого права они не могут быть лишены при рассмотрении судом материалов об избрании меры пресечения. На необходимость обязательного предоставления стороне защиты возможности реализовать свое право на предоставление доказательств в обоснование своих возражений против принятия решения о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу указывалось

114

также Верховным Судом РФ (см. п.З постановления Пленума Верховного Суда РФ “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” от 27 апреля 1993 г.) .

Расширив сферу судебного контроля за досудебным производством по уголовному делу, законодатель не обеспечил в полной мере гарантии беспристрастности судей при рассмотрении ими уголовного дела по существу. В соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. Впоследствии судья обязан проверить законность производства данных следственных действий и решить вопрос о допустимости полученных в ходе их производства доказательств. Однако не окажется ли судья при разрешении уголовного дела связанным собственной позицией в уже данной им оценке доказательственного значения результатов указанных следственных действий? Очевидно, что если судья признает законным произведенный на стадии предварительного расследования обыск, то адвокату при рассмотрении уголовного дела в суде тем же судьей будет весьма трудно доказать обратное. Оснований же для отвода такого судьи по указанным обстоятельствам ст. 63 УПК не предусматривает. Не является основанием для отвода и принятие судом одного из решений в соответствии с ч.2 ст. 29 УПК. Как справедливо указывает В. Маевский, если суд (или судья), к примеру, согласится с предложением органов следствия и прокуратуры о необходимости заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу, то впоследствии суду очень трудно будет признать его невиновным, так как это одновременно станет означать юридическое признание ошибочности ареста, а также возникновение
оснований для

См.: Золотых В. Заключение под стражу по решению суда: обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ // Рос. юстиция. 2002. №11. С. 11-12. См. также: Жуковский В. Связан ли судья доводами обвинения при решении вопроса об аресте? // Рос. юстиция. -2003. -№4. -С. 43-44.

115

ответственности за это самого судьи и всей судебной системы. Появляется зависимость суда от ранее принятого им же самим ошибочного решения1.

Полагаем, что расширение сферы судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства как одно из важнейших направлений судебно-правовой реформы должно иметь прочную организационную и материально-техническую основу. В связи с этим в юридической литературе неоднократно указывалось на необходимость учреждения института следственного судьи2 либо пенитенциарных судей, которые специализировались бы на вопросах ареста, освобождения от него, рассмотрения жалоб заключенных и пр.3 Однако законодателем подобные предложения восприняты не были.

По нашему мнению сегодня нет необходимости в возрождении института следственных судей в том виде, в каком он был представлен в дореволюционном законодательстве России. Следует отметить, что и современное уголовно-процессуальное законодательство некоторых европейских стран отрицательно относится к совмещению следственных функций и судебных полномочий. Проведенная в 2000 г. во Франции реформа уголовного процесса повлекла принятие Закона от 15 июня, названного следующим образом: “Закон, укрепляющий защиту презумпции невиновности и права потерпевшего”, который
провозгласил, что

1 См.: Маевский В. Страсти по судебной реформе//Рос. юстиция. -2001.-№ 11. -С. 21.

2 См.: Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. - 1995. - №7. - С. 10; Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. - М, 1998. - С. 153; Фоков А. Судебный контроль в проекте УПК РФ // Рос. юстиция. - 2000. - № 9. - С. 44; Эстерлейн Ж.В. К вопросу о состязательности на досудебном производстве // Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства: Вестник Юридического института МВД России. - Вып. 4. - М.; Пермь, 2000 - С. 174; Петрухин И.Л. Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы //Законодательство. - 2001. - №3. - С. 80; он же: Состязательность - основа правосудия // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). - М., 2001. - С. 276; Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб., 2001. - С. 133;’Рощина Ю. Роль судебного следователя в уголовном процессе дореволюционной России // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С. 65; Давлетов А. Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно // Рос. юстиция. - 2003. - № 8. - С. 18 и мн. др.

3 См.: Руднев В. О судебном аресте // Рос. юстиция. - 1995. - №5. - С. 44.

116 французский уголовный процесс строится на основе таких принципов, как: равенство сторон, равенство перед законом преследуемых лиц, судебный контроль за расследованием и соблюдением прав потерпевших, а также состязательность как основа построения всего уголовного судопроизводства. В соответствии с вышеназванным законом дополнившим УПК Франции 1958 г., следственный судья потерял право самостоятельно принимать решение о заключении обвиняемого под стражу. В таком контексте становится объяснимым появление новой фигуры в уголовном процессе Франции -судьи “по свободам и заключению”, в чью компетенцию входит решение о заключении обвиняемого под стражу и о продлении сроков его содержания под стражей в ходе предварительного следствия. Теперь заключение под стражу происходит в уголовном процессе Франции следующим образом. Приняв самостоятельное решение или по ходатайству прокурора о необходимости применения данной меры пресечения, следственный судья выносит постановление о передаче материалов “судье по свободам и заключению”. Последний рассматривает вопрос об участии заинтересованных лиц (прокурора, обвиняемого, адвоката). Окончательное решение судьи “по свободам и заключению” (заключить обвиняемого под стражу или отказать в просьбе следственного судьи) подлежит обжалованию в обвинительную камеру апелляционного суда1.

Нельзя также согласиться с мнением О.В. Изотовой о том, что обязанности по рассмотрению ходатайств о производстве процессуальных действий или оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, целесообразно возложить на систему мировой юстиции2. Нужно иметь в виду, что система мировой юстиции еще

См.: Головко Л.В. Реформа уголовного процесса во Франции // Гос. и право. - 2001. - №8. - С. 92-93.

2 См.: Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - С.16. См. также: Семухина О.Б. Типология уголовного процесса и деятельность суда в рамках обвинительного и состязательного.типов уголовного процесса: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Томск, 2002. - С. 19.

117

не сформирована. Как указывает В.И. Кононенко, “…уже сегодня четко наметилась и устойчиво проявляется тенденция неравномерной нагрузки мировых судов. В некоторых регионах, например, в Камчатской и Тамбовской областях, она выходит за рамки разумного и дискредитирует саму идею мировой юстиции”1. Очевидно, что в таких условиях не следует наделять мировых судей контрольными полномочиями на досудебных стадиях уголовного процесса. Кроме того, как справедливо указывает М.А. Устимов, “учитывая то, что мировые суды являются судами субъектов федерации и в силу закона не обладают контрольными полномочиями в отношении федеральных органов, осуществляющих предварительное расследование, то решение вопросов контроля за законностью и обоснованностью действий и решений органов предварительного расследования и прокурора следует отнести к ведению федеральных судов…“2.

Считаем целесообразным предусмотреть в Федеральном Конституционном законе “О судебной системе”, УПК, а также в Федеральном законе “Об оперативно-розыскной деятельности в РФ” должность судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

При определении допустимой сферы судебного контроля важно, чтобы судья не имел возможности самостоятельно осуществлять функции сторон.

При определении статуса судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина следует прямо оговорить, что такой судья не вправе осуществлять правосудие в форме разрешения гражданских, уголовных дел и дел об административных правонарушениях. Это отнюдь не делает его роль менее значительной в

1 Кононенко В.И. Мировой суд: опыт становления и развития’ (уголовно- процессуальный аспект): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2003. - С. 21. См. также: В. Вдовенков, С. Нарутто Регион один, подходы разные // Рос. юстиция. - 2003. - №6. - С. 47.

2 Устимов М.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Дис. …канд. юрид. наук. - Саранск, 1999. - С. 69.

118

судебной системе и не лишает статуса судьи. Защита прав личности на стадиях досудебного производства по уголовному делу является важным направлением реализации судебной власти. Об этом свидетельствуют и конституционные нормы (ст. ст. 22,23, 25,46 Конституции РФ).

Следует отметить, что вопрос о соотношении понятий “судебный контроль”, “судебная власть” и “правосудие” в юридической литературе решается неоднозначно.

По мнению В.М. Савицкого, “судебная власть не сводится к традиционному правосудию по уголовным и гражданским делам”1. Ее содержание состоит в судебной защите прав и свобод человека и гражданина, интересов юридических лиц. Основное назначение судебной власти - охрана членов общества от любого произвола, причем как от произвола других граждан, так и от неправильных действий самого государства, его органов, должностных лиц2.

В.Н. Кашепов предлагает рассматривать судебный контроль как своеобразную, предусмотренную законом процессуальную деятельность, примыкающую к правосудию3. По мнению профессора И.Л. Петрухина, при выдаче решений об обыске, аресте и т.п. судья рассматривает не все уголовное дело, а лишь отдельные материалы и не разрешает дело полностью, ограничиваясь выдачей санкции на проведение отдельных процессуальных действий. Судья в этой ситуации осуществляет деятельность, являющуюся элементом правосудия - судебный контроль за предварительным следствием4.

1 Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. - М., 1996. - С.29.

См.: Государственное право Российской Федерации / Под ред. О.Е. Кутафина. - М, 1996. - С. 511; Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара, 1999.-С. 33, 35

3 См.: Кашепов В.Н. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Гос. и право. - 1998. - №2. - С. 70.

4 См.: Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Рос. юстиция. - 1998. - № 9. - С. 13.

119

В.А. Лазарева полагает, что реализация судебной власти в уголовном процессе происходит не только в форме собственно правосудия, но и в виде различных форм судебного контроля за законностью досудебного производства. Провозглашая, что права личности обеспечиваются правосудием, Конституция РФ (ст. 18) ничего не говорит о такой форме реализации судебной власти, как судебный контроль, хотя его направленность на защиту прав и свобод личности очевидна. Разумно предположить, что, говоря о защите прав и свобод правосудием, Конституция имеет в виду и деятельность суда, осуществляемую в связи с реализацией гражданами права на обжалование действий и решений органов власти и должностных лиц.

Правосудие - это деятельность по рассмотрению и разрешению споров о праве, а в соответствии со ст. 46 Конституции РФ “все без исключения споры, связанные с защитой прав и свобод человека и гражданина, подведомственны суду”. Рассмотрение судом жалоб граждан на нарушения их прав и свобод в процессе предварительного расследования есть разновидность правового спора.

Деятельность суда по рассмотрению и разрешению жалобы является контролирующей по отношению к тем общественным отношениям, которые сложились в сфере обжалуемого действия или решения соответствующего органа или должностного лица, однако это не опровергает и того факта, что по отношению к конфликтующим сторонам суд выступает как орган правосудия. Таким образом, судебный контроль вполне укладывается в привычные представления о правосудии как форме реализации судебной власти. Деятельность всех звеньев судебной системы РФ носит контрольный-по отношению к другим властям характер, однако при этом не перестает быть правосудием . Судебный контроль либо совпадает с правосудием (в судебных стадиях), либо есть особый способ его осуществления (в досудебных стадиях). Суд, рассматривая жалобу’ участника
уголовного

1 См.: Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара, 1999.-С. 55-57, 43.

120

процесса на действия или решения органа расследования, разрешает этот конфликт, проверяет законность решения органа расследования и обоснованность жалобы и принимает меры к восстановлению справедливости, а это и есть правосудие. Правосудие не только контролирует соблюдение прав и свобод человека в досудебном производстве, но и непосредственно осуществляет защиту прав и свобод граждан1.

Уголовно-процессуальный закон также содержит положения, позволяющие сделать вывод о том, что разрешение судом процессуальных споров сторон на досудебном производстве является правосудием. Так, в соответствии с п. 50 ст. 5 УПК, судебное заседание является процессуальной формой осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу (выделено мной - С.Д.).

Действительно, юридическая природа судебно-контрольной деятельности на предварительном расследовании детерминирована необходимостью урегулировать, решить конфликт, проявляющийся в несогласии и оспаривании по установленным законом основаниям и в предусмотренном им порядке законности и обоснованности процессуально значимых решений и действий дознавателей, органов дознания, следователей и прокуроров участниками уголовного судопроизводства2. Суть судебного контроля на стадии предварительного расследования сводится к проверке судом присущими для него методами правомерности действий и решений органов предварительного расследования, их должностных лиц3. Вместе с тем мы разделяем позицию тех авторов, которые полагают, что судебная деятельность в рамках контрольной функции за предварительным расследованием не наполнена особым содержанием и
значимостью,

1 См.: Лазарева В. А. Судебная власть и уголовное судопроизводство // Гос. и право. - 2001. - №5. - С. 53-55. См. также: Уголовный процесс России: Учебное пособие / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. - Воронеж, 2003. - С. 63.

2 См.: Фоков А.П. Указ. соч. - С. 287.

3 См.: Устимов М.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Дис. …канд. юрид. наук. - Саранск, 1999. - С. 65.

121

присущей правосудию1. Правосудие в уголовном судопроизводстве призвано разрешить уголовное дело по существу, а не предшествующие этому решения и действия должностных лиц органов предварительного расследования. При ином подходе к решению рассматриваемого вопроса грань между досудебным и судебным производством может просто исчезнуть. Судебный контроль совпадает с правосудием лишь в судебных стадиях. На досудебном производстве судебный контроль является одной из функций судебной власти. На правильность подобного вывода указывают и положения ч.З ст. 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.), согласно которым “каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть…” . В свою очередь, правосудие также является функцией судебной власти, причем, главной. Согласно ч.2 ст. 4 Закона РСФСР “О судоустройстве РСФСР”3 правосудие по уголовным делам осуществляется путем “рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных”.

Контрольные функции суда, в том числе и за досудебными стадиями, являются проявлением судебной власти, но выходят за рамки правосудия. Осуществление судебной власти значительно шире правосудия, оно проявляется во многих других действиях суда . Например, Ю.И. Скуратов подразделяет функции судебной власти на “внешние” и “внутренние”. К первым он, помимо правосудия, относит: судебный контроль (надзор) за

1 См.: Ходукина О.А. О характере взаимодействия суда с иными правоохранительными органами // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: По материалам научно-практической конференции. Москва, 28 мая 2001г.-М., 2001.-С.34.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1994. - №12.

3 Ведомости ВС РСФСР. - 1981. - Ст. 976.

  • См.: Судоустройство и правоохранительные органы в РФ / Под ред. В.И. Швецова. - М., 1997.-С. 38-39.

122

законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения; толкование правовых норм; удостоверение фактов, имеющих юридическое значение; ограничение конституционной и иной отраслевой правосубъектности граждан России. В число внутренних входят: судебный надзор за решением судов, судебное управление, рассмотрение дисциплинарных поступков судей и др1.

По нашему мнению, учреждение должности судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина позволит более эффективно осуществлять судебный контроль на досудебном производстве, поскольку судьи не будут вынуждены отвлекаться от разрешения уголовных и гражданских дел, а также дел об административных правонарушениях для рассмотрения обращений физических или юридических лиц либо их представителей и выдачи разрешений на производство процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий, непосредственно затрагивающих конституционные права человека и гражданина. Кроме того, введение указанного субъекта в уголовный процесс способствовало бы и более четкому разделению основных процессуальных функций. Целесообразно чтобы судья проверял законность и обоснованность решений стороны обвинения об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Это способствовало бы также обеспечению реализации принципа презумпции невиновности и равенству сторон в досудебном производстве. Если ходатайство стороны о производстве следственного действия было отклонено представителем стороны обвинения, то судья, при наличии соответствующей жалобы, мог бы поручить его производство тому же либо другому следователю (дознавателю), либо произвести его самому. В последнем случае
судебного разрешения на следственные действия,

1 См.: Государственное право Российской Федерации / Под ред. О.Е. Кутафина. - М, 1996. -С. 514-516. .

123

ограничивающие конституционные права и свободы граждан, указанные в ч.2 ст. 29 УПК, не потребовалось бы.

Целесообразно также, чтобы судья по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина обладал правом изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого, если имеются соответствующие жалобы сторон. При этом судья должен обладать правом истребовать материалы соответствующего уголовного дела на срок не более 3 суток. Указанному судье также следует передать полномочия по наложению денежного взыскания и обращения залога в доход государства (ст. 118 УПК).

Введение судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина обеспечит более эффективное и быстрое рассмотрение жалоб сторон. В уголовном судопроизводстве любое решение так или иначе затрагивает конституционные права человека и гражданина. Поэтому важно чтобы законность и обоснованность их принятия обеспечивалась возможностью обжалования в судебном порядке.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством критерием, определяющим границы судебного обжалования решений и действий (бездействия) стороны обвинения, является способность последних причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ч. 1 ст. 125 УПК).

Получившая повсеместное распространение практика обжалования в судебном порядке самых различных решений стороны обвинения вызвала неоднозначную оценку у ученых-процессуалистов и практикующих работников правоохранительных органов. Так, по мнению И. Петрухина, “нет оснований для такого обжалования постановлений о привлечении лица в качестве обвиняемого, об изменении обвинения, а также содержания обвинительного заключения и его утверждения прокурором. В отношении этих актов действует последующий судебный контроль, поскольку суд может

124

изменить (в лучшую для подсудимого) обвинение или вообще аннулировать его”1. Вместе с тем очевидно, что решение о привлечении к уголовной ответственности не только способно, но и причиняет ущерб конституционным правам и свободам участника уголовного судопроизводства, поскольку с его вынесением в отношении обвиняемого допускается проведение всего комплекса мер уголовно- процессуального принуждения.

Следует отметить, что некоторыми судьями вообще не рассматриваются по существу жалобы стороны защиты о привлечении лица к уголовной ответственности, о несогласии с квалификацией предъявленного обвинения, о возбуждении уголовного дела. По мнению 60,8% опрошенных судей, такие решения стороны обвинения не должны быть предметом судебного обжалования на досудебном производстве, поскольку это обязывает суд вмешиваться в ход расследования уголовного дела, препятствует установлению необходимых доказательств. Большинство респондентов (80%) полагает, что законодателю следует четко определить перечень решений стороны обвинения, которые нельзя обжаловать в судебном порядке.

На практике в суд нередко поступают жалобы на действия органов дознания, не имеющие в настоящее время уголовно-процессуальной природы (например, обжалуют производство личного досмотра).

Следует отметить, что проблема определения границ судебного обжалования не является новой. В юридической литературе еще до принятия и введения в действие нового уголовно-процессуального закона неоднократно указывалось на недопустимость неограниченного права обжалования в судебном порядке решений и действий органов предварительного расследования. Так, по мнению Г.П. Химичевой, необходимо четко определить в уголовно-процессуальном законе
круг

Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Рос. юстиция. - 2002. - №4. - С. 50.

125

полномочий суда по осуществлению контроля на стадии предварительного расследования. Вовсе не обязательно распространять его на любое решение или действие следователя. Всеобъемлющий контроль суда за расследованием присущ государствам (Англии, США), где исторически отсутствовала прокуратура как орган надзора за законностью. Россия же ближе к странам, где функции по контролю за расследованием осуществлялись прокурором

А.В. Победкин и В.Н. Яшин указывают, что ограничение конституционных прав как объект судебного контроля на досудебном производстве может привести к тому, что суды в скором времени будут просто руководить предварительным расследованием2. О.В. Изотова полагает, что нецелесообразность установления права обжалования в суд всех процессуальных решений и действий обусловлена кадровой, финансовой, организационной неподготовленностью к этому судебной системы, органов предварительного расследования. В ходе досудебного производства обжалованию в суд (в вышестоящий суд) должны подлежать прежде всего те процессуальные действия, на проведение которых необходимо судебное решение. Суд должен быть органом, разрешающим дело, проверяющим и критически оценивающим данные предварительного следствия. Это возможно только при четком разграничении функций предварительного и судебного следствия, отступление от этого и возвращение к системе судебных следователей способно привести к подрыву беспристрастности суда при разрешении уголовных дел3. По мнению О.В.

1 См.: Химичева Г.П. О судебном контроле на стадии предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. - М, 1997. - С. 170.

2 См.: Победкин А.В., Яшин В.Н. О некоторых проблемах применения решений Конституционного Суда РФ в ходе производства поуголовным делам // Общество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно-теоретической конференции, посвященной 200-летию МВД России и 10-летаю со дня образования Тульского филиала ЮИ МВД России (4-5 октября 2000 г., Тула): В 2 т. - Т.2. - М.-Тула, 2001. - С. 349.

3 См.: Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - С. 15, 16. См. также: Химичива О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. -

126

Химичевой, судебный контроль не должен нарушать процессуальной самостоятельности следователя, подменять или полностью заменять тесно соприкасающиеся с ним прокурорский надзор и ведомственный контроль. Из всех нарушений закона необходимо особо выделить те, которые связаны с обеспечением конституционных прав и законных интересов граждан, образующих правовой статус личности в обществе. Именно эти нарушения нуждаются в авторитетном упреждающем или быстром реагировании со стороны суда1. В.А. Лазарева также указывает на то, что многочисленные решения тактического характера, нарушения отдельных процессуальных правил, не предоставление процессуальных прав участникам тех или иных следственных действий, если они не нарушают конституционных прав и свобод, не требуют немедленного вмешательства суда, однако при рассмотрении уголовного дела они могут стать основанием для признания собранных следствием доказательств недопустимыми2. Т.А. Лотыш полагает, что “при осуществлении судебного контроля органы судебной власти не должны выступать в качестве арбитров по тем процедурным вопросам, которые не связаны с пресечением производства по делу и не нарушают тех конституционных прав граждан, ограничение которых возможно только на основании судебного решения. Эти вопросы вполне могут попасть под судебный контроль в стадии судебного разбирательства”3.

В соответствии с правовой позицией, сформулированной Конституционным Судом РФ, в ходе предварительного расследования в суд могут быть обжалованы действия и решения следователя, органа дознания, и прокурора, если они нарушают конституционные права и свободы, которые не могут быть восстановлены в полном объеме при рассмотрении судом

М, 1998.-С. 26.

1 См.: Химичива О.В. Указ. соч. - С. 27.

2 См.: Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара, 1999.-С. 87.

3 Лотыш Т.А. Принцип состязательности и гарантии его обеспечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М, 2003. - С. 12.

127

уголовного дела, и если проверка их законности и обоснованности не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела1.

По нашему мнению, участник уголовного процесса должен иметь возможность обжаловать любое решение стороны обвинения, затрагивающее его конституционные права, свободы и законные интересы. Разрешение любых конфликтных ситуаций в досудебных стадиях процесса должно стать прерогативой судебных органов, а не обвинительной власти (прокурора) .

Возможность обращения любого участника уголовного судопроизводства непосредственно в суд за защитой своих прав и законных интересов в любой момент производства по уголовному делу существенно меняет характер уголовно-процессуальных отношений, придает им состязательный характер.

В УПК следует указать, что суд осуществляет в уголовном процессе функцию юстиции, под которой следует понимать самостоятельное направление уголовно-процессуальной деятельности суда (судьи) по реализации судебной власти на стадиях досудебного и судебного производства по уголовному делу, в содержание которой входят полномочия суда по осуществлению правосудия и судебно-контрольной деятельности.

Основываясь на изложенном, полагаем, что судья по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина должен иметь следующие полномочия: 1) разрешать жалобы на действия (бездействие) и решения стороны обвинения; 2) проверять законность и обоснованность решений стороны обвинения о прекращении уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, а также об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) осуществлять контрольные полномочия, предусмотренные ч. 2 ст. 29, ст. 165 УПК, полномочия по

1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч.1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” //Рос. газета. - 1999. - 15 апр.

2 См.: Панько Н. К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. - Воронеж, 2000. - С. 80.

128

наложению денежного взыскания и обращения залога в доход государства (ст. 118 УПК), а также устанавливать определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК); 4) на основании жалобы сторон давать поручения о производстве отдельных следственных действий должностному лицу стороны обвинения, отказавшему ранее в их производстве либо производить их самостоятельно; при этом орган уголовного преследования обязан оказывать необходимое судье содействие; 5) изменить объем обвинения либо квалификацию деяния обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении, если имеется соответствующее ходатайство стороны защиты. В случае, если потерпевший, напротив, полагает, что предъявленное обвинение не соответствует общественной опасности совершенного обвиняемым деяния, судья на основании изучения материалов уголовного дела составляет заключение о наличии в действиях (бездействии) такого лица состава преступления, предусмотренного уголовным законом о более тяжком преступлении. Указанное заключение направляется прокурору по месту производства предварительного расследования для организации его исполнения. Если предъявленное обвинение соответствует фактическим обстоятельствам происшедшего и отсутствуют нарушения в надлежащем применении закона, судья выносит об этом постановление и извещает прокурора, а также потерпевшего либо его представителя. Указанные полномочия судьи составят содержание функции юстиции на стадиях досудебного производства по уголовному делу. В отношении решений судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина должна допускаться возможность обжалования в кассационном порядке в вышестоящий по отношению к районному, суд, в штате которого находятся судьи субъекта Российской Федерации или соответствующего военного суда по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

129

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное в рамках настоящей диссертационной работы исследование принципа состязательности, а также проблем и перспектив его реализации в российском досудебном производстве по уголовному делу позволяет сформулировать следующие наиболее важные теоретические и практические выводы:

  1. Принцип состязательности соответствует понятию принципа уголовного процесса и характеризуется признаками, присущими любому другому принципу уголовного судопроизводства, а именно: 1) правовая регламентация; 2) объективный характер; 3) общепроцессуальный характер; 4) обеспечение реализации принудительной силой государства; 5) наличие самостоятельного содержания, не дублирующего содержания других принципов.

  2. Принцип состязательности является межотраслевым принципом, что, в свою очередь, дает возможность рассматривать его не только как один из принципов уголовного процесса, но и как основополагающий принцип российского правосудия.

  3. В уголовном процессуальном законе Российской Федерации закреплена вся система признаков, характеризующих сущность принципа состязательности. Такой вывод прямо следует из анализа ст. 15 УПК, где указывается, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Единство
    указанных

130

признаков определяет уголовно-процессуальную сущность принципа состязательности.

Исключение любого из указанных элементов-признаков не только сделало бы содержание рассматриваемого принципа неполным, но и поставило бы под сомнение саму возможность утверждать его существование. Такой вывод следует из системного подхода к анализу уголовно-процессуальной сущности принципа состязательности. Как известно, любая система представляет собой совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов и отсутствие одного из них ведет к разрушению всей существующей системы.

  1. В состязательном процессе на судью нельзя возлагать обязанность собирать доказательства, однако нельзя запрещать суду собирать таковые для устранения возникающих у него сомнений. Это отвечает задачам правосудия и обеспечивает состязательное начало судопроизводства. Возложение же на суд обязанности доказывания неизбежно приведет к тому, что суд будет доказывать и тем самым отстаивать оправдательный либо обвинительный тезис, что нанесет удар по его беспристрастности. Применительно к позиции суда в уголовном судопроизводстве термины “пассивный” или “активный” следует применять условно, поскольку любой субъект, участвующий в уголовно- процессуальной деятельности, уже проявляет некоторую активность. В состязательном процессе суд не должен выполнять полномочий стороны обвинения. В связи с этим снятие с суда обязанности самостоятельно собирать доказательства и осуществлять иные, не свойственные ему, функции не следует рассматривать как его пассивность при осуществлении правосудия.

Роль суда на досудебном производстве должна состоять в том, чтобы он не только контролировал законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения стороной обвинения, но и постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по нереабилитирующим

131

основаниям. Также важно, чтобы в рамках судебно-контрольной деятельности судья обладал правами по участию в уголовно- процессуальном доказывании. При определении допустимой сферы судебного контроля важно, чтобы судья не имел возможности самостоятельно осуществлять функции сторон. Активная судебно- контрольная деятельность суда на досудебном производстве, обусловленная инициативой сторон, будет способствовать дальнейшему развитию принципа состязательности.

  1. Принцип состязательности на досудебном и судебном производстве по уголовному делу реализован не в одинаковом объеме. На досудебных стадиях он носит ограниченный характер и наиболее полно проявляет себя в процедуре судебного обжалования действий (бездействия) и решений должностных лиц стороны обвинения (ч. 3 ст. 29, ст. 125 УПК), а также при осуществлении судом контрольных полномочий за производством процессуальных действий, наиболее существенным образом затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ч. 2 ст. 29, ст. 165, ч. 3 ст. 178 УПК).

В качестве отдельных проявлений принципа состязательности на досудебном производстве можно рассматривать:

а) наделение правом лиц, не обладающих властными полномочиями в уголовном судопроизводстве по собиранию необходимых для защиты их прав и законных интересов сведений. Однако собранные ими сведения доказательствами, как и прежде не являются, поскольку не входят в число доказательств, указанных в ч.2 ст. 74 УПК;

б) с принятием нового УПК адвокату-защитнику были предоставлены более широкие возможности по участию в следственных действиях. Во- первых, расширен круг следственных действий, в которых вправе участвовать защитник. Так, в соответствии с п. 5 чЛ ст. 53 УПК защитнику предоставлено право участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству

132

самого защитника в порядке, установленном уголовно-процессуальном законом. Однако на практике адвокаты такое право используют не в полной мере. По-прежнему большинство из них участвует лишь в производстве допросов и очных ставок (80,3 % опрошенных адвокатов). Во-вторых, согласно ч. 2 ст. 53 УПК защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол;

в) расширение прав по участию в следственных действиях коснулось и иных участников уголовного судопроизводства. Так, потерпевший получил возможность участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя (п. 9 ч. 2 ст. 42 УПК). Аналогичным правом наделен гражданский истец (п. 10 ч. 4 ст. 44 УПК);

г) новый УПК в большей мере обеспечивает права фактически заподозренных лиц. Согласно п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК свидетель имеет право являться на допрос с адвокатом. Право на помощь адвоката получило также лицо, в помещении которого производится обыск (ч.11 ст. 182 УПК);

  1. Дальнейшее развитие состязательности на досудебном производстве необходимо, прежде всего, для эффективного обеспечения конституционных прав участников уголовного судопроизводства. Как только лицо вовлекается в уголовный процесс, оно должно иметь достаточные правовые средства защиты своих прав и законных интересов.

  2. Распространению принципа состязательности в досудебном производстве должны способствовать следующие меры организационно- правового характера:

133

  • закрепление в уголовно-процессуальном законе понятия «функция юстиции» и введение должности судьи по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Функция юстиции -это самостоятельное направление уголовно-процессуальной деятельности суда (судьи) по реализации судебной власти на досудебном и судебном производстве по уголовному делу, в содержание которой входят полномочия суда по осуществлению правосудия и судебно- контрольной деятельности;
  • создание государственных адвокатур при Министерстве юстиции в целях обеспечения права на получение юридической помощи лицам, не имеющим возможности ее оплачивать. Государственные адвокатуры должны действовать наряду с предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» формами адвокатских образований (адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация);
  • включение в число субъектов стадий возбуждения и предварительного расследования уголовного дела лица, заподозренного в совершении общественно опасного деяния и наделение его правами на защиту от уголовного преследования;
  • закрепление в уголовно-процессуальном законе правил фактического задержания (захват и доставление);

  • наделение представителей потерпевшего, гражданского истца, а также гражданского ответчика такими же правами по участию в уголовно- процессуальном доказывании, которыми обладает адвокат-защитник. В целях обеспечения гарантий прав участников уголовного процесса по самостоятельному собиранию необходимых фактических данных следует установить срок, в течение которого орган государственной власти, орган местного самоуправления, общественное объединение и организация, из которых истребуется информация, обязаны ее представить. Кроме того, необходимо установить юридическую ответственность за незаконный отказ или уклонение от предоставления запрашиваемой стороной информации;

134

  • закрепление в уголовно-процессуальном законе права участников досудебного производства воспользоваться помощью частного детектива и регламентирование порядка вовлечения в уголовный процесс собранных им сведений;

  • наделение сторон правом назначения экспертиз в случаях, когда судебная экспертиза необязательна, не требуется процессуального принуждения, представления подлинных материалов дела и вещественных доказательств;
  • установление обязанности адвокатов-защитников составлять заключение защиты по окончании предварительного расследования;
  • предоставление потерпевшему права в случае его несогласия с предъявленным обвинением представить должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело, заключение об альтернативном обвинении. В случае его отклонения потерпевший вправе обжаловать решение стороны обвинения судье по контролю за соблюдением прав, свобод и законных интересов человека и гражданина;
  • дополнение ч. 4 ст. 108 УПК следующим положением: «В судебном заседании при разрешении ходатайства стороны обвинения об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу вправе присутствовать также потерпевший и (или) его представитель, который вправе высказывать свое мнение о применении данной меры пресечения. При этом если основанием для избрания меры пресечения является п.З ч.1 ст. 97 УПК, то судебное заседание может быть проведено и в отсутствии потерпевшего, но с учетом его пояснений, изложенных в ходатайстве им лично либо его представителем».
  • Диссертант, не претендуя на бесспорность изложенных в настоящей работе выводов, осознает необходимость дальнейшего исследования проблем, связанных с реализацией принципа состязательности в досудебном производстве уголовного процесса России. Существует целый комплекс трудностей материального, организационного, тактико- криминалистического

135

и психологического характера, требующих самостоятельного
глубокого исследования.

136

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

I. Официальные документы

1.1. Международный Пакт о гражданских и политических, правах (Нью- Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1994. - №12. 1.2. 1.3. “Основные положения о роли адвокатов” (приняты Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) // Сов. юстиция. - 1991. - №20. 1.4. 1.5. Конституция Российской Федерации. - М, 1993. 1.6. 1.4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.1960 // Ведомости Верховного Суда РСФСР. - 1960. - №40. - Ст. 592, с последующими изменениями.

1.5. Закон РСФСР от 08.07.1981 “О судоустройстве РСФСР” // Ведомости ВС РСФСР. - 1981. - Ст. 976, с последующими изменениями.

1.6. Закон РФ от 17.01.1992 “О прокуратуре Российской Федерации” в редакции Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О прокуратуре Российской Федерации”” от 17.11.1995. № 168-ФЗ // Собр. законодательства РФ. - 1995. - №47. - Ст. 4472, с последующими изменениями.

1.7. Закон РФ от 11.03.1992 № 2487-1. “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” // Рос. газета. - 1992. - 30 апреля, с последующими изменениями. 1.8. 1.9. Федеральный закон от 12.08.1995. № 144-ФЗ “Об оперативно- розыскной деятельности” // Рос. газета. - 2001. - 23 марта, с последующими изменениями. 1.10. 1.11. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собр. законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954, с последующими изменениями. 1.12. 1.10. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 22.11.2001 № 174-ФЗ // Рос. газета. - 2001. - 22 дек., с последующими изменениями.

137

1.11. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195 - ФЗ // Рос. газета. - 2001. -31 дек., с последующими изменениями. 1.12. 1.13. Закон РФ от 31.05.2002 № 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” // Рос. газета. - 2002. -5 июня. 1.14. 1.15. Таможенный кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 № 61-ФЗ // Рос. газета - 2003. - 3 июня. 1.16. 1.17. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. № 8-П по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина // Собр. законодательства РФ. - 1996. - № 15. - Ст. 1768. 1.18. 1.19. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. № 19-П по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края // Рос. газета. - 1996. - 6 дек. 1.20. 1.21. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. № 13-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия // Рос. газета. -1998. - 7 мая. 1.22. 1.23. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. № 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1998. - № 5. 1.24. 1.25. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой, статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» // Рос. газета. - 1999. - 15 апр. 1.26.

138

1.19..Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Н. Новгород // Рос. газета. -

  1. -27апр.

1.20. Постановление Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 17-П по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела // Рос. газета. -1999. -16 дек. 1.21. 1.22. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации // Рос. газета. - 2000. - 2 февр. 1.23. 1.24. Постановление Конституционного Суда РФ № 2-П от 14 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 337 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпиченко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло // Собр. законодательства РФ. - 2000. - №8. - Ст. 991. 1.25. 1.26. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч.1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Рос. газета - 1.27. 2000. - 4 июля.

1.24. Определение Конституционного Суда РФ от 26 января 1999 г. № 1 l-O

«г

по запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о проверке

139

конституционности отдельных положений УПК РСФСР // Рос. газета. - 1999. - 23 марта.

1.25. Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 21 l-O Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барковского К.О. на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 127 УПК РСФСР, пунктом 1 части первой статьи 6 и пунктом 3 части первой статьи 7 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собр. законодательства РФ. - 2000. - №10. - Ст. 1164. 1.26. 1.27. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128- 0 по жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР // Собр. законодательства РФ. - 2000. -№33.-Ст. 3433. 1.28. 1.27. Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. по жалобе гражданки М.Е. Костровой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР и жалобе гражданина П.А. Шлыкова на нарушение его конституционных прав пунктом 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР // Рос. газета. - 2002. - 6 марта.

1.28. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления сроков содержания под стражей» // Бюллетень Верховного Суда РФ.-1993.-№4. 1.29. 1.30. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно- процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» // Бюллетень Верховного Суда. -1995. - №3. 1.31. 1.30. Постановление №8 Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” от 31 октября 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. -№1.

140

1.31. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» // Рос. газета. - 1999. - 16дек.

1.32. Постановление Пленума от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - №4.

1.33. Обзор судебной практики соблюдения процессуальных сроков рассмотрения уголовных дел и причин их нарушений (по данным судов за 1999 год и первое полугодие 2000 года) // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2001.-№6.

1.34. Постановление II Всероссийского Съезда судей «О ходе судебной реформы в РФ» от 30 июня 1993 г. 1.35. 1.36. Постановление V Всероссийского Съезда судей “О ходе судебной реформы в РФ и перспективах развития судебной системы” // Рос. юстиция. -2001.-№2. 1.37. 1.38. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 05.07.2002 № 39 “Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства”. 1.39.

1.37. Концепция судебной реформы в РФ / Сост. С.А. Пашин. - М., 1992. -111с. 1.38. 1.39. Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект ГПУ // Рос. юстиция. -1994. - №9. 1.40. II. Монографические издания, книги, комментарии законодательных

актов, учебные пособия

2.1.Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. -Томск, 1978. - 195 с.

141

2.2. Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - 252 с.

2.3. Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Право обвиняемого на защиту (нормативные акты, постатейный материал). - Воронеж, 1995. - 228 с.

2.4. Басков В.И., Коробейников Б.В. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов с приложением нормативных актов. - М, 2001. - 512 с. 2.5. 2.6. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М., 1998. - 320 с. 2.7. 2.8. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный). - М., 2002. - 320 с. 2.9. 2.10. Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - 128 с. 2.11. 2.12. Бибило В.Н. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора. - Минск, 1986. - 160 с. 2.13. 2.14. Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1996 гг. - М., 1997. - 382 с. 2.15.

2.10. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие. - М., 1997.-448 с. 2.11. 2.12. Галустьян О.А., Смирнов М.В. Проблемы обеспечения законности при возбуждении и отказе в возбуждении уголовных дел органами дознания и предварительного следствия. - М., 1997. - 34 с. 2.13. 2.14. Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В.А. Советский адвокат. - М., 1968.-200 с. 2.15. 2.16. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М., 1995. - 130 с. 2.17. 2.18. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - 542 с. 2.19.

142

2.15. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М., 1998. - 552 с.

2.16. Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - М., 1966. - 72 с.

2.17. Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания: Учебное пособие. - М., 1980. - 90 с.

2.18. Диалектический и исторический материализм. Изд. 2. (Общ. ред. СМ. Ковалева). - М., 1969. - 392 с.

2.19. Добровольская Т.Н. Принципы советского уг°ловного
процесса (вопросы теории и практики). - М., 1971. - 199 с.

2.20. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. - М., 2000. - 272 с. 2.21. 2.22. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. -Киев, 1984. -183 с. 2.23. 2.24. Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. - М., 1999. - 216 с. 2.25. 2.26. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание: Учебное пособие. -Ижевск, 1993. - 180 с. 2.27. 2.24. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в
уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1999. - 288 с.

2.25. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971. - 133 с. 2.26. 2.27. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. Учебное пособие. - М., 1994. - 48 с. 2.28. 2.27. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроиз водстве. - М., 1995. - 128 с.

2.28. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975.

  • 175 с.

2.29. Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса: Учебное пособие.

  • Воронеж, 19993. - 224 с.

143

2.30. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - 272 с. 2.31. 2.32. Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. - М., 1996. - 664 с. 2.33. 2.34. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. А.К. Орлов. - М., 1976. - 624 с. 2.35. 2.36. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - 864 с. 2.37. 2.38. Кони А.Ф. Избранные труды и речи / Сост. И.В. Потапчук. - Тула, 2000. - 640 с. 2.39. 2.40. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. - М., 1989. - 640 с. 2.41. 2.42. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание) - М., 1973. - 200 с. 2.43. 2.44. Лазарева ВА. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. -Самара, 1999.-136 с. 2.45. 2.46. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами - М., 1966. - 156 с. 2.47. 2.48. Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982. - 152 с. 2.49.

2.40. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу:
процессуальные функции. - М., 1986. - 160 с. 2.41. 2.42. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1997. - 324 с. 2.43. 2.44. Лебедев В.М.. Судебная власть в современной России:
проблемы становления и развития. - СПб., 2001. - 384 с. 2.45. 2.43. Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России: Учебник. - М., 2001. - 832 с.

2.44. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. - М., 1998. - 208 с.

2.45. Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). - М., 2003. - 144 с.

144

2.46. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. -Киев, 1984.-133 с. 2.47. 2.48. Мичурина О.В. Обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе: Лекция. - М., 1996.-40 с. 2.49. 2.48. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М., 1996. - 125 с.

2.49. Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. - Ярославль, 1978.- 96 с.

2.50. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. - М., 2002.-991 с.

2.51. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. - М, 1999. - 944 с. 2.52. 2.53. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2001. - 144 с. 2.54.

2.53. Панько Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. - Воронеж, 2000. - 146 с. 2.54. 2.55. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно - процессуальное принуждение. - М., 1985. -239 с. 2.56. 2.57. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. - 256 с. 2.58. 2.56. Петрухин И. Л. Вам нужен адвокат… - М., 1993. -464 с.

2.57. Петуховский А.А., Шурухнов Н.Г. Доказывание в уголовном судопроизводстве, виды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001 г.): Учебное пособие. - М., 2002. - 88 с.

2.58. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под ред. В. М. Савицкого. - М., 1983. - 286 с. 2.59. 2.60. Радутная Н.В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации: Учебно-методическое пособие. — М, 2003. - 54 с. 2.61.

145

2.60.Рахунов Р.Д. Участники уголовно - процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961. —277 с.

2.61. Савицкий В.М. Считается Невиновным… - М., 1984. - 64 с. 2.62. 2.63. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М., 1971. - 342 с. 2.64. 2.63. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М., 1975. - 383 с.

2.64. Савицкий В.М. Перед судом присяжных: виновен или невиновен? - М., 1995.-96 с. 2.65. 2.66. Савицкий В.М., Ларин A.M. Уголовный процесс: Словарь - справочник. -М., 1999.-271 с. 2.67. 2.68. Савюк Л.К. Правоохранительные органы: Учебник. - М., 2002. — 509 с. 2.69. 2.67. Сильное М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). - М., 2001. - 112 с.

2.68. Смирнов А.В. Состязательный процесс. - СПб., 2001. - 320 с.

2.69. Скаредов Г.И. Участие прокурора в следственных действиях. - М., 1987.-160 с.

2.70. Современный словарь иностранных слов. - М., 1993. - 740 с. 2.71. 2.72. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М., 2000. - 176 с. 2.73. 2.74. Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. - М., 2003. - 112 с. 2.75. 2.76. Становление судебной власти в обновляющейся России. - М., 1997. - 56 с. 2.77. 2.78. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. - М., 1972. -160 с. 2.79. 2.80. Стецовский Ю.И. Уголовно - процессуальная деятельность защитника. -М., 1982. -176 с. 2.81. 2.82. Стецовский Ю.И. Если человек обвинен в преступлении… - М., 1988. -208 с. 2.83.

146

2.77. Стецовский Ю.И. Советская адвокатура: Учеб. пособие для вузов. - М., 1989.-304 с. 2.78. 2.79. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. - 320 с. 2.80.

2.79. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Адвокатура в Российской Федерации: Учебник для вузов. - М., 2001.- 544 с. 2.80. 2.81. Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. -М., 1939. - 149 с. 2.82. 2.83. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М., 1951. - 183 с. 2.84. 2.85. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.1. - М., 1968. - 470 с. 2.86. 2.87. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.2. - М., 1970. -516с. 2.88. 2.84. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности / Под ред. В.М. Савицкого - М., 1984. - 144 с.

2.85. Строгович М.С. Избранные труды: В 3 т. - Т.2. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. - М., 1992. - 278 с. 2.86. 2.87. Судоустройство и правоохранительные органы в РФ / Под ред. В.И. Швецова. - М., 1997. - 376 с. 2.88. 2.89. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. ред. Н.В. Жогин. Изд. 2-е исправленное и дополненное. - М., 1973. - 736 с. 2.90. 2.91. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд., перераб. и доп. - М., 1999. - 696 с. 2.92.

2.89. Учебник уголовного процесса / А.С. Кобликов, В.Н. Буробин, А.С. Мамыкин, Г.В. Дроздов / Отв. ред. А.С. Кобликов. - М., 1995. - 382 с. 2.90. 2.91. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Издание второе, переработанное и дополненное. - М., 1997. -576 с. 2.92.

147

2.91. Уголовный процесс России: Учебное пособие / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. -Воронеж, 2003. -453 с.

2.92. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Профессиональный комментарий кодекса по главам авторского коллектива ученых под руководством В.И. Радченко, В.П. Кашепова, А.С. Михлина. Библиотечка «Российской газеты». - Выпуск №5-6. - М, 2002. - 496 с.

2.93. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Второе, дополненное издание. - Казань, 1976. - 207 с.

2.94. Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. Учебное пособие. - Казань, 1976. - 167 с. 2.95. 2.96. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. - Т.2. - СПб., 1996.-523 с. 2.97. 2.98. Химичева Г.П. Принципы уголовного процесса: Лекция. - М., 1992. -44 с. 2.99. 2.97. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. - М., 1997. - 139 с.

2.98. Химичива О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М., 1998. - 72 с. 2.99. 2.100. Химичева Г.П., Ульянова Л.Т. Конституция Российской Федерации и вопросы уголовного процесса: Учеб. пособие. - М., 1995. - 62 с. 2.101. 2.100. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000. - 232 с.

2.101. Шаламов М.П. Защитник на предварительном следствии. Лекция для студентов ВЮЗИ. - М., 1973. - 38 с.

2.102. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. -172 с. 2.103. 2.104. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. -М., 2001. -208 с. 2.105.

148

2.104. Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. - СПб., 2001. -220 с. 2.105. 2.106. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. -Минск, 1974. - 143 с. 2.107. 2.108. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно - процессуального права. -Л., 1963.-172 с. 2.109. 2.110. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Л., 1976. - 143 с. 2.111. 2.112. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. Под ред. В.Н. Галузо.-М., 1998.-448 с. 2.113.

2.109. Яшин В.Н., Победкин А.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении: Учебное пособие. - М., 2000. -137 с. 2.110. 2.111. Яшин В.Н., Победкин А.В., Аксенов В.В. Возбуждение уголовного дела в уголовном процессе России. - Тула, 2001. -227 с. 2.112. 2.113. Яшин В.Н., Победкин А.В. Принципы организации и деятельности прокуратуры России: Лекция. - М.-Тула, 2001. - 32 с. 2.114. 2.115. Яшин В.Н., Победкин А.В. Возбуждение уголовного дела. Теория, практика, перспективы: Учеб. пособие для вузов. - М, 2002. - 184 с. 2.116. III. Статьи

3.1. Абрахманов Р. Процесс доказывания в новом УПК // Уголовное право. -2002. -№4.- С. 53-54. 3.2. 3.3. Адамайтис М. Суд не должен быть инициатором назначения экспертиз // Рос. юстиция. - 2002. - № 12. - С. 1. 3.4. 3.5. Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Гос. и право. - 2001. - №9. - С. 54-62. 3.6. 3.7. Александров А., Стуликов А. Участие защитника в предварительном расследовании // Рос. юстиция. - 2001. - №11. - С. 62-63. 3.8.

149

3.5. Алиев Т.Т., Громов Н.А. Применение конституционных принципов правоохранительными органами в уголовном судопроизводстве // Следователь. - 2002. - № 7 (51). - С. 18-21. 3.6. 3.7. Бабенко А., Яблоков В. Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить // Рос. юстиция. - 2000. - №6. - С. 2-3. 3.8. 3.9. Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Рос. юстиция. - 2001. - №3. - С. 24-26. 3.10. 3.8. Багаутдинов Ф. Право на защиту: проблемы и предложения // Законность. - 2001. - №7. - С. 22-25.

3.9. Багаутдинов Ф. Отражение публичных и личных интересов в принципах уголовного судопроизводства // Уголовное право. - 2002. - №4. - С. 55- 57.

3.10. Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2002. - №2. - С. 32-34. 3.11. 3.12. Багаутдинов Ф., Васин А. Уголовное преследование и правозащитная функция суда // Рос. юстиция. - 2000. - №8. - С. 27-28. 3.13.

3.12. Балакшин В. Состязательность или оптико-акустический обман // Законность. - 2001. -№12. - С. 23-27. 3.13. 3.14. Божьев В. “Тихая революция” Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Рос. юстиция. - 2000. - №10. - С. 9-11. 3.15. 3.14. Божьев В. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России: проблемы совершенство вания процессуального законодательства: По материалам научно- практической конференции. Москва, 28 мая 2001 г. - М., 2001. - С. 220- 229.

3.15. Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. - 2000. - №1. - С. 47-55. 3.16. 3.17. Божьев В. Научно-практический комментарий к ст. 1 УПК РФ // Уголовное право. - 2002. - №1. - С. 68-71. 3.18. 3.19. Бойков А.Д. Опасность негативного правотворчества // Уголовное право. - 2000. - №3. - С. 90-98. 3.20.

150

3.18. Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. - 2002. - №3. - С. 63-69. 3.19. 3.20. Бородинов В. Нарушение принципов уголовного процесса — основание отмены приговора // Рос. юстиция. - 2002. - №8. - С. 24. 3.21. 3.22. Бурмагин С. Принцип состязательности в теории и судебной практике // Рос. юстиция. - 2001. - №5. - С. 33-34. 3.23. 3.24. Великий Д.П. Восемь аргументов против “сделок о признании вины” // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции).-М., 2001.-С. 185-191. 3.25. 3.26. Веретенников И.А. О допуске защитника к подозреваемому // Общество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно-теоретической конференции, посвященной 200-летию МВД России и 10-летию со дня образования Тульского филиала ЮИ МВД России (4-5 октября 2000г., Тула): В 2 т. - Т.2. - М.-Тула, 2001. - С. 368- 374. 3.27. 3.28. Вдовенков, С. Нарутто Регион один, подходы разные // Рос. юстиция. -2003.-№6.-С. 47. 3.29. 3.30. Вицин С. Институт возбуждения дела в уголовном судопроизводстве // Рос. юстиция. - 2003. - №6. - С. 54-56. 3.31. 3.32. Владимир Путин: Сегодня нам крайне необходима судебная реформа // Рос. юстиция. - 2001. - №5. - С. 2-3. 3.33. 3.34. Владимир Устинов: глубоко ли копают прокуроры // Рос. газета. - 2002. - 14 февр. - С.7. 3.35. 3.36. Вольский В. Предпроцессуальная деятельность защитника в проектах УПК РФ // Законность. - 1998. - №2. - С. 48-49. 3.37.

3.28. Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. -1995. - №7. - С. 4-10. 3.29. 3.30. Вырастайкин В. “Пассивный” суд истины не установит // Законность. -2000.-№8. _с. 39. 3.31. 3.30. Головко Л.В. Реформа уголовного процесса во Франции // Гос. и право. -2001.-№8.-С. 89-98.

151

3.31. Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Гос. и право. — 2002. - №5.-С. 51-61.

3.32. Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе // Сов. юстиция. - 1990. - №7. - С. 22-23.

3.33. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Рос. юстиция. - 1995. - №8. - С.39-42.

3.34. Гриненко А., Обеспечение права на защиту в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовное право. - 2001. - №1. — С. 47- 49. 3.35. 3.36. Гриненко А.В. Источники уголовно-процессуальных принципов // Журн. рос. права. - 2001. - №5. - С.21-27. 3.37. 3.38. Гриненко А. Потерпевший должен иметь не меньше процессуальных прав, чем обвиняемый // Рос. юстиция. - 2002. - №9. - С. 51-52. 3.39. 3.40. Гриненко А. Разграничение фактического и уголовно- процессуального задержания // Уголовное право. - 2002. - №3. - С. 75-76. 3.41. 3.42. Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Гос. и право. - 1997. - №7. - С. 33-40. 3.43. 3.44. Грузд Б. Правило Маслова: право на защитника - с момента угрозы свободам гражданина // Рос. юстиция. - 2000. - №10. - С. 7-8. 3.45. 3.46. Горбунова Л.В. Проверка судом соблюдения уголовно- процессуального закона при проведении предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. - М., 1997. - С. 177-183. 3.47. 3.41. Давлетов А., Войт В. Институт подозрения нуждается в совершенствовании // Законность. -1996. - №7. - С. 23- 26.

3.42. Давлетов А., Подлесная И. С какого момента возникает право задержанного на защитника? // Рос. юстиция. - 1998. -№11.- С.26.

3.43. Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Рос. юстиция. - 2003.-№7.-С. 50-51.

152

3.44. Давлетов А. Проблема состязательности решена в УПК неудачно // Рос. юстиция. - 2003. - №8. - С. 16-18.

3.45. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. -1974 - №1. — С. 64-73. 3.46. 3.47. Демидов И.Ф. Проект УПК в свете его основных понятий // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: По материалам научно-практической конференции. Москва, 28 мая 2001г. - М, 2001. - С.230-237. 3.48.

3.47. Деришев Ю. Предварительное следствие: исследование или преследование? // Рос. юстиция. - 2002. - №10. - С. 34-35. 3.48. 3.49. Деришев Ю. Стадия возбуждения уголовного дела - реликт «социалистической законности» // Рос. юстиция. - 2003. - №8. - С.34-36. 3.50.

3.49. Джатиев В. Обвинение и защита // Рос. юстиция. - 1995. - № 3. - С. 17-18. 3.50. 3.51. Емельянова И.В. Совершенствование института защиты в уголовном судопроизводстве в свете судебной реформы в Российской Федерации // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С. 16- 19. 3.52. 3.53. Ефимичев СП. Обеспечение прав личности, интересов общества и государства - приоритетная составляющая судебно-правовой реформы // Журн. рос. права. - 2001. - №11. - С. 34-45. 3.54. 3.55. Жуковский В. Связан ли судья доводами обвинения при решении вопроса об аресте? // Рос. юстиция. - 2003. - №4. - С. 43-44. 3.56. 3.57. Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Гос. и право. - 1996. - №11. - С. 92-98. 3.58. 3.59. Зажицкий В. О принципах уголовного процесса и предмете доказывания // Рос. юстиция. - 2000. - №4. - С. 53. 3.60. 3.61. Зеленин Р.С. Потерпевший в состязательном процессе // Рос. юстиция. -2001. -№3.- С. 48-49. 3.62.

153

3.56. Зеленин Р.С. Значение мнения потерпевшего при отказе прокуратуры от обвинения //Журн. рос. права. - 2002. - №5. - С. 97-103. 3.57. 3.58. Золотухин Б. Правда и милость да царствуют в судах (три источника и три составные части Концепции судебной реформы 1991 года) // Рос. юстиция. - 2001. - №12. - С. 9-10. 3.59.

3.58. Золотых В. Заключение под стражу по решению суда: обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ // Рос. юстиция. - 2002. - №11. - С. 10-13. 3.59. 3.60. Изотова О.В. О расширении сферы судебного контроля на стадии предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. - М., 1997. - С. 171- 177. 3.61. 3.62. Интервью с К.Ф. Гуценко, доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом РФ, заведующим кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. MB. Ломоносова // Законодательство. - 2002. - № 6. - С. 2-9. 3.63. 3.64. Кадышева Т., Ширинский С. Адвокат на предварительном следствии // Сов. юстиция. - 1993. - №8. - С. 26. 3.65. 3.66. Кадышева Т, Ширинский С. Свидетель тоже нуждается в помощи адвоката // Рос. юстиция. -1997. - №7. - С. 42-43. 3.67. 3.68. Канукова М. Нужна муниципальная адвокатура // Рос. юстиция. - 2000. -№4.-С. 30. 3.69. 3.70. Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Сов. гос. и право. -1975. - №2. - С. 93-98. ~ 3.71. 3.65. Кашепов В.П. О концепции обновления уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России: проблемы совершенство вания процессуального законодательства: По материалам научно- практической конференции. Москва, 28 мая 2001г. - М., 2001. - С. 210- 219.

154

3.66. Ковтун Н.И. И состязательность, и поиск истины (О роли и месте суда в доказывании по уголовному делу) // Рос. юстиция. - 1997. - №7. - С. 11- 12.

3.67. Колбаев Р. О равенстве прав участников уголовного процесса // Законность. - 1998. - №10. - С. 40-42. 3.68. 3.69. Карякин Е. Допустимость доказательств, собранных защитником, и осуществление функции защиты в уголовном судопроизводстве // Рос. юстиция. - 2003. - №6. - С.57-58. 3.70. 3.71. Копытов И. Нужна ли такая состязательность? // Законность. - 1998. -№9.-С. 25-28. 3.72. 3.73. Кручинин Ю. Адвокат - защитник и услуги частных детективов // Рос. юстиция. -1998. - №5. - С. 14-15. 3.74. 3.75. Кудинов Л.Д. К вопросу о путях повышения эффективности уголовно -процессуальной защиты // Деятельность юрисдикционных органов по охране прав личности: Сб. научных трудов. - М., 1994. - С. 57-65. 3.76.

3.72. Кудрявцева А.В., Лившиц Ю.Д. О понятии принципа в уголовном процессе//Правоведение. - 2001. - №4. - С. 162-170. 3.73. 3.74. Куцова Э.Ф. Расширить процессуальные права свидетеля // Сов. юстиция. -1965. - №22. - С. 11-13. 3.75. 3.76. Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность// Законодательство. - 2002. - №9. - С. 71-79. 3.77.

3.75. Ларин A.M. Доказывание и предпроцессуальная деятельность защитника // Адвокатура и современность. - М., 1987. - С. 84-93. 3.76. 3.77. Ларин А. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суд // Рос. юстиция. - 1998. - №9. - С. 187 3.78.

3.77. Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК -1997II Рос. юстиция. - 1997. - № 9. - С. 9-11. 3.78. 3.79. Лисицин Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании // За- конность. -1998. - №4. - С. 31-33. 3.80.

155

3.79. Лопаткина Н. Судебный контроль в ходе досудебного производства по уголовному делу // Законность. - 2002. - №8. - С. 32-33.

3.80. Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Принцип состязательности и равноправия сторон в новом УПК РФ // Правоведение. - 2002. - №2. - С. 102-109. 3.81. 3.82. Лупинская П. А. Основания и порядок принятие решений о допустимости доказательств // Рос. юстиция. - 1994. - №11. - С. 2-5. 3.83.

3.82. Лупинская П.А. Право на обжалование в суд действий и решений государственных органов и должностных лиц в уголовном процессе // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). - М, 2001. - С. 251-259. 3.83. 3.84. Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2002. - №7. - С. 5-8. 3.85. 3.86. Маевский В. Допустимость доказательств, полученных органами дознания до возбуждения уголовного дела // Рос. юстиция. - 2000. - №6. - С. 37-39. 3.87. 3.88. Маевский В. Страсти по судебной реформе // Рос. юстиция. - 2001. - №11.-С. 18-21. 3.89. 3.90. Макарова 3. Состязательность нужна, но какая? // Законность. - 1999. -№3.-С. 24-27. 3.91. 3.87. Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. К вопросу о процессуальных функциях следователя // Сов. гос. и право. - 1963. - № 6. - С. 112-116.

3.88. Махов В. Свидетель - не подозреваемый // Законность. - 2001. - №1 - С. 45-47.

3.89. Махов В.Н., Пешков М.А. «Состязательность» моделей уголовного процесса США // Гос. и право. - 1999. - №12. - С. 81-87. 3.90. 3.91. Михеенко М.М. Обеспечение участвующим в деле лицам права на защиту их законных интересов как принцип советского уголовного процесса // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981.-С. 54-57. 3.92.

156

3.91. Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. -1973.-№5.-С.73-82.

3.92. Назаренко В. Предварительное расследование в современном уголовном процессе // Законность. - 2002. - №8. - С. 41-42.

3.93. Назаров С. Задержание - “иное” процессуальное действие // Рос. юстиция. - 2003. - №7. - С.48-49.

3.94. Наумов А. Суд как орган борьбы с преступностью, а прокуратура - как институт общего надзора // Рос. юстиция. - 2002. - №1. - С. 24-26. 3.95. 3.96. Нащекин Е. Свидетель или подозреваемый? // Законность. - 1996. - №2. -С. 47-48. 3.97. 3.98. Ноженко О. Судьи голосуют за состязательность // Рос. юстиция. - 2001. -№11.-С.53-54. 3.99. 3.100. Осипкин В. В защиту прав потерпевшего // Законность. - 2000. - №2. -С. 34-35. 3.101. 3.98. Пашин С. Основания оспаривания допустимости доказательств стороной защиты // Уголовное право. -1998. - №1. - С. 51-62.

3.99. Петрова Н. Наделить потерпевшего правом уголовного преследования // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С. 55-56.

3.100. Петровский В.Г. Процессуальное задержание подозреваемого и вопросы использования результатов оперативного документирования в проведении следственных действий // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях российского общества: Материалы научно- практической конференции (29 октября 1998 г., Москва). - М., 1999. - С. 175- 179.

3.101. Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Рос. юстиция. -1998. - № 9. - С. 12-14. 3.102. 3.103. Петрухин И. Предварительное расследование: каким ему быть? // Законодательство. - 2000. - №10. - С. 71-76. 3.104. 3.105. Петрухин И.Л. Состязательность - основа правосудия // Государство и право на рубеже веков (Материалы
всероссийской конференции). 3.106.

157

Криминология, уголовное право, судебное право. - М., 2001. - С.272- 279.

3.104, Петрухин И.Л. Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Законодательство. - 2001. - №3. - С. 72-81,

3.105, Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Рос. юстиция. - 2002. - №4. - С. 49-50. 3.106, 3.107, Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Гос. и право. - 2002. - №5. - С. 17-29. 3.108, 3.109. Пиюк А. Позиция суда при состязательности сторон // Законность. - 1998.-№10.-С. 33-34.

3.110. Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии предварительного расследования // Законность. - 1999. - №9. - С. 34-35.

3.111. Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования и судебный контроль // Рос. юстиция. - 2000. - №4. - С. 37.

3.112. Питулько К.В. Право на защиту подозреваемых, задержанных и заключенных под стражу // Правоведение. - 2001. - №5. - С. 135-147.

3.113. Победкин А.В. Принцип состязательности и обязанность доказывания в уголовном процессе // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С. 9- 12.

3.114. Победкин А.В., Яшин В.Н. О некоторых проблемах применения решений Конституционного Суда РФ в ходе производства по уголовным делам // Общество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно-теоретической конференции, посвященной 200-летию МВД России и 10-летию со дня образования Тульского филиала ЮИ МВД России (4-5 октября 2000г.,~Тула): В 2 т. - Т.2. - М. - Тула, 2001. - С. 342-354.

3.115. Подольный Н. Новый УПК - новая идеология уголовного процесса // Рос. юстиция. - 2002. - №11. - С. 2-3. 3.116. 3.117. Попов А. Наше предложение // Соц. законность. - 1968. - №3. - С. 55. 3.118.

158

3.117. Попов С, Цепляева Г. Нормы нового УПК о подозреваемом не обеспечивают гарантии его конституционных прав // Рос. юстиция. - 2002. -№10. -С. 31-33. 3.118. 3.119. Приказчиков В.П. О разграничении институтов «предварительного ареста подозреваемого» и «задержания (захвата) лица, причастного к преступлению» // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С. 37-40. 3.120. 3.119. Прушинский Ю.В. Некоторые проблемы производства первоначальных действий при обнаружении огнестрельного оружия и боеприпасов // Проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и их использованием в преступных целях: Материалы научно-практической конференции (7-8 октября 1999 г., г. Тула). - М.-Тула, 2000. - С. 167-174.

3.120. Работа судов Российской Федерации в 2002 году // Рос. юстиция. - 2003.-№8.-С. 69-78. 3.121. 3.122. Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального права // Законность. - 1996. - №2. - С. 38-44. 3.123. 3.122. Рощина Ю. Роль судебного следователя в уголовном процессе дореволюционной России // Рос. юстиция. - 2002. - №12. - С.64-65.

3.123. Руднев В. О судебном аресте // Рос. юстиция. - 1995. - №5. - С. 43- 44.

3.124. Руднев В. О состязательности на предварительном следствии // Уголовное право. -1999. -№1. - С.86-88.

3.125. Руднев В., Беньягуев Г. Возможно ли участие нотариуса в уголовном судопроизводстве? // Рос. юстиция. - 2002. - №8. - С. 28-29.

3.126. Савина И.Г. О расширении начал состязательности в суде и на предварительном следствии // Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). - М., 2001. - С.280-285. 3.127. 3.128. Савицкий В.М. О принципах уголовного процесса // Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. - М., 1987. - С. 20-37. 3.129.

159

3.128. Селина Е. Состязательность в применении специальных познаний по уголовным делам // Рос. юстиция. - 2003. - №3. - С. 48-49. 3.129. 3.130. Синелыциков Ю. Незаконное задержание // Законность. - 1999. - №2. -С. 7-10. 3.131. 3.132. Смирнов А. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый //Рос. юстиция. -1995. -№10.-С. 18-21. 3.133.

3.131. Смирнов А.В. Реформы уголовной юстиции конца XX века и дискурсивная состязательность // Журн.- рос. права. - 2001. - №12. - С. 145-155. 3.132. 3.133. Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства // Гос. и право. - 1998. - №3. - С.58-63. 3.134. 3.135. Смирнов В.П. Разделение основных процессуальных функций и равноправие сторон - принципы уголовного процесса // Правоведение. - 1999. -№3.-С.171-178. 3.136. 3.137. Смирнов В.П. Проблемы состязательности в науке российского уголовно-процессуального права // Гос. и право - 2001. - №8. - С. 51-59. 3.138. 3.135. Соловьев А. Разрешает ли УПК РСФСР участие адвоката в допросе свидетеля? // Уголовное право. - 2001. - №4. - С. 71-72.

3.136. Соловьев А., Якубович Н. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. -1995. - №8. - С. 2-7.

3.137. Строгович М.С. О состязательности и процессуальных функциях в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1962. - №2. - С. 106-114. 3.138. 3.139. Стряпунин В.Г., Хейфец С.А. Представление адвокатом доказательств по уголовному делу // Вопросы защиты по уголовным делам. Сборник статей / Под ред. П.С. Элькинд. - Л., 1967. - С. 90-104. 3.140. 3.139. Томин В.Т. Современная российская уголовно-процессуальная доктрина: есть ли она и, если есть, чему служит? // Юридическая техника и

160

вопросы дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе: Сб. науч. статей / Под ред. Л.Л. Крутикова. - Ярославль, 1998. - С. 106- 118.

3.140. Трунов И.Л. О праве на защиту в новом уголовно-процессуальном кодексе // Адвокат. - 2001. - №8. - С. 50-58. 3.141. 3.142. Трунов И.Л. Новый УПК: нормы о праве на защиту нуждаются в уточнении // Журн. рос. права. - 2001. - №11. - С. 31-33. 3.143. 3.144. Трунов И., Трунова Л. Суд не должен добывать доказательства. К вопросу о конституционности ч. 4 ст. 276 УПК РСФСР // Рос. юстиция. - 2001.-№9.-С.5б. 3.145. 3.146. Тушев А. Роль прокурора в реализации принципа состязательности в уголовном процессе // Рос. юстиция. - 2003. - №4. - С. 33-35. 3.147. 3.148. Ульянов В. Вопросы государственного обвинения к новому УПК // Рос. юстиция. - 2002. - №10. - С. 58. 3.149. 3.150. Фоков А. Судебный контроль в проекте УПК РФ // Рос. юстиция. - 2000,-№9.-С. 44. 3.151. 3.152. Фоков А. Участие защитника в стадии судебного контроля // Рос. юстиция. - 2000. - №2. - С. 38. 3.153. 3.154. Фомин М. Оценка адвокатом обоснованности ареста // Рос. юстиция. -2000.-№4.-С. 38-39. 3.155. 3.156. Химичева ГЛ. О судебном контроле на стадии предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. - М., 1997.-С. 164-170. 3.157. 3.149. Химичева Г.П., Победкин А.В. Состязательность на досудебном производстве в уголовном процессе // Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства. - Выпуск 2. - М. -‘ Казань, 1998. -С. 188-192.

3.150. Ходукина О.А. О характере взаимодействия суда с иными правоохранительными органами // Судебная реформа в России: проблемы

161 совершенствования процессуального законодательства: По материалам научно-практической конференции. Москва, 28 мая 2001г. - М., 2001. - С. 30-39.

3.151. Чичканов А.Б. Принцип состязательности в российском уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 2001. - №5. - С. 120-131.

3.152. Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие // Рос. юстиция. - 2001. - №4. - С. 15-16.

3.153. Шеин Е. Процессуальная деятельность защитника на предварительном следствии // Сов. юстиция. - 1963. - № 3. - С. 11-13.

3.154. Ширинский С. Нужен институт государственной адвокатуры // Рос. юстиция. - 1998. - №4. - С. 48.

3.155. Эзрохи Э.И. Возможности защиты расширены // Гражданин и право. -2000. -№ 5. -С. 26-29. 3.156. 3.157. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе (общие вопросы) // Вопросы защиты по уголовным делам. Сборник статей / Под ред. П.С. Элькинд. - Л., 1967. - С. 7-44. 3.158. 3.157. Эстерлейн Ж.В. К вопросу о состязательности на досудебном производстве // Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства: Вестник Юридического института МВД России. - Вып. 4. - М.; Пермь, 2000. - С. 171- 175.

3.158. Якубович Н. Участие адвоката в доказывании по уголовному делу // Соц. законность. - 1963. - № 11. - С. 42-45. 3.159. 3.160. Якубович Н.А. Обвинение и его обоснованность на предварительном следствии // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. - М., 1997. -С. 249-256. 3.161. 3.162. Яшин В.Н. Судебный контроль за законностью предварительной проверки первичных материалов о преступлении // Уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в 3.163.

162

современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Орел, 2000. - С.40-45.

IV. Диссертации и авторефераты

4.1. Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995. -243 с.

4.2. Ванин Д.В. Функциональное назначение деятельности следователя и его полномочия в состязательном уголовном процессе: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Саратов. 2003. - 25 с. 4.3. 4.4. Волкова А.Н. Защитник в предварительном расследовании по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции таможенных органов: Дис. …канд. юрид. наук. - М., 2002. - 198 с. 4.5. 4.6. Гаврилов С.Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе в России (История и современность): Дис. …канд. юрид. наук. - М., 1998. - 263 с. 4.7. 4.8. Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и ее реализация на досудебных стадиях: Дис. …докт. юрид. наук. - Воронеж, 2001. - 471 с. 4.9. 4.10. Даровских СМ. Принцип состязательности в уголовном процессе России и механизм его реализации: Дис. …канд. юрид. наук. - Челябинск, 2001. -219 с. 4.11.

4.7. Дереберг М.А. Особенности тактики производства следственных действий с участием защитника: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2001.-26 с. 4.8. 4.9. Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - 22 с. 4.10. 4.11. Карибов К.Ф. Процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2001. - 28 с. 4.12.

163

4.10. Клепов М.Н. Теория и практика становления процессуального статуса подозреваемого в Российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2002. - 37. 4.11. 4.12. Круглов И.В. Уголовный иск и механизм его доказывания: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2001. - 26 с. 4.13. 4.14. Кручинин Ю.С. Участие адвоката-защитника в уголовно- процессуальном доказывании: Дис. канд. юрид. наук. - Ижевск, 1997. - 147 с. 4.15. 4.16. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Дис. …докт. юрид. наук. - Воронеж, 1998. - 444 с. 4.17. 4.18. Кононенко В.И. Мировой суд: опыт становления и развития (уголовно-процессуальный аспект): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М, 2003. - 27 с. 4.19. 4.15. Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на преступные посягательства: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Саратов, 2001. - 24 с.

4.16. Лотыш Т.А. Принцип состязательности и гарантии его обеспечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. -М., 2003. -19 с. 4.17. 4.18. Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Дис. …канд. юрид. наук. - М., 1998. - 190 с. 4.19. 4.18. Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994. - 184 с.

4.19. Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Самара. 1998.-170 с.

4.20. Насонова И.А. Участие адвоката - защитника на стадии предвари- тельного расследования: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998.-18 с. 4.21. 4.22. Ольков СТ. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском 4.23.

164

судопроизводстве: Автореф. дис. …докт. юрид. наук. - М, 1994. - 39 с.

4.22. Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Ижевск, 1999. - 20 с. 4.23. 4.24. Семухина О.Б. Типология уголовного процесса и деятельность суда в рамках обвинительного и состязательного типов уголовного процесса: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Томск, 2002. - 24 с. 4.25.

4.24. Устимов М.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Дис. …канд. юрид. наук. - Саранск, 1999.-276 с. 4.25. 4.26. Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России (юридические проблемы): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 1993. - 40 с. 4.27. 4.28. Ясельская В.В. Деятельность адвоката-защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования: Автореф. дис…канд. юрид. наук. - Томск, 1999. - 24 с. 4.29.

165

ПРИЛОЖЕНИЕ №1.

Благодарим за участие

Анкета для выяснения мнений судей о проблемах и перспективах реализации принципа состязательности на досудебном производстве по уголовному делу

  1. К какому из ниже перечисленных типов можно отнести досудебное производство по уголовному делу?
  • к розыскному;
  • к состязательному;
  • к смешанному;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Является ли по Вашему мнению судебный контроль на досудебном производстве по уголовному делу проявлением реализации принципа состязательности?
  • -да;

  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Каково Ваше отношение к усилению судебной власти на досудебных стадиях уголовного судопроизводства?
  • положительное;
  • отрицательное;
  • затрудняюсь ответить.
  1. Сказывается ли отсутствие отвода судьи, осуществляющего судебно- контрольные полномочия на досудебном производстве по уголовному делу на его беспристрастность и объективность в ходе рассмотрения уголовного дела по существу?
  • сказывается отрицательно, т.к. судья оказывается связанным ранее « принятыми решениями;

  • не влияет на его объективность и беспристрастность;

166 - затрудняюсь ответить.

  1. Должен ли судья на досудебном производстве по уголовному делу касаться вопросов виновности лица и допустимости обвинительных доказательств?
  • должен, если на это указано в жалобе стороны защиты или в ходе проверки законности производства следственных действий в порядке ст. 165 УПК;
  • не должен, на что следует прямо указать в законе;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Следует ли наделить судью полномочиями давать разрешения на производство всех процессуальных действий, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Каково Ваше отношение к определению в УПК предмета судебного обжалования (ст. 123,125 УПК)?
  • положительное;
  • отрицательное;
  • необходимо определить четкий перечень действий (бездействия и решений стороны обвинения, которые подлежат обжалованию в судебном порядке) либо указать какие из них не могут быть обжалованы в суд;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Считаете ли Вы, что любой участник уголовного процесса должен иметь право обратиться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд ?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.

167

  1. Считаете ли Вы целесообразным в целях развития принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства учреждение системы судей по контролю за соблюдением прав и законных интересов личности?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.

168

ПРИЛОЖЕНИЕ №2.

Благодарим за участие

Анкета

для выяснения мнений должностных лиц органов

предварительного расследования о проблемах и перспективах

реализации принципа состязательности на досудебном

производстве по уголовному делу

  1. К какому из ниже перечисленных типов можно отнести досудебное производство по уголовному делу?
  • к розыскному;
  • к состязательному;
  • к смешанному;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Каково Ваше отношение к отнесению законодателем должностных лиц органов предварительного расследования к стороне обвинения?
  • положительное;
  • отрицательное;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Считаете ли Вы целесообразным возлагать на сторону обвинения обязанность собирать только обвинительные доказательства?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Необходимо ли по Вашему мнению предоставление стороне защиты права на параллельное расследование (осуществление так называемых частных расследовательских мер и частных следственных действий)?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.

169

  1. С какого момента по Вашему мнению начинается реализация функции уголовного преследования?
    • с момента обнаружения признаков преступления;
  • с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела;
  • с момента дачи прокурором согласия на возбуждение уголовного дела;
  • с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;
  • с момента предъявления обвинения;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Допускаете ли Вы в своей следственной практике производство следственных действий в отношении фактически заподозренных лиц, но в статусе свидетеля.
  • да

- нет

Если да, то, в каких именно:

  1. Считаете ли Вы целесообразным включить в число субъектов стадий возбуждения и предварительного расследования уголовного дела лицо, заподозренное в совершении общественно опасного деяния и наделить его правом на защиту от уголовного преследования?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Необходимо ли по Вашему мнению учреждение муниципальных адвокатур при министерстве Юстиции в целях обеспечения обязательного участия адвокатов и адвокатов-защитников по каждому уголовному делу на досудебном производстве?

170

  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Целесообразно ли по вашему мнению закрепить в УПК в качестве средств предварительной проверки первичных материалов о преступлении личный досмотр, а также правила фактического задержания (захват и доставление) лица, заподозренного в совершении общественно опасного деяния?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Считаете ли Вы целесообразным в целях развития принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства учреждение системы судей по контролю за соблюдением прав и законных интересов личности?
  • да; * - нет.
  • затрудняюсь ответить.
    1. Целесообразно ли закрепить в уголовно-процессуальном законе положение о том, лицо должно признаваться потерпевшим уже с момента возбуждения уголовного дела, если в постановлении содержится указание на причинение ему того или иного вреда?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.
    1. Следует ли потерпевшего наделить правом представить должностному лицу в производстве которого находится уголовное дело заключение об альтернативном обвинении если с предъявленным обвинением он не согласен?

« - да;

  • нет.

171

  • затрудняюсь ответить.
  1. Целесообразно ли по Вашему мнению создать Федеральную службу расследования при Генеральном прокуроре РФ?
  • да;

  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Как по Вашему мнению сказывается реализация принципа состязательности на досудебном производстве на эффективность расследования?
  • положительно;
  • отрицательно;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Каково Ваше отношение в целом к дальнейшему расширению действия принципа состязательности на досудебном производстве по уголовному делу?
  • положительное;
  • отрицательное;
  • затрудняюсь ответить.

172

ПРИЛОЖЕНИЕ №3.

Благодарим за участие

Анкета для выяснения мнений адвокатов о проблемах и перспективах реализации принципа состязательности на досудебном производстве по уголовному делу

  1. К какому из ниже перечисленных типов можно отнести досудебное производство по уголовному делу?
  • к розыскному;
  • к состязательному;
  • к смешанному;
  • затрудняюсь ответить.
    1. С какого момента по вашему мнению должна реализовываться функция защиты?
  • с момента обнаружения признаков преступления;
  • с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела;
  • с момента дачи прокурором согласия на возбуждение уголовного дела;
  • с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;
  • с момента предъявления обвинения;
  • с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных действий, затрагивающих права и свободы лица пусть даже не поставленного в положение подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Считаете ли Вы целесообразным включить в число субъектов стадий возбуждения и предварительного расследования уголовного дела
      лицо,

173

заподозренное в совершении общественно опасного деяния и наделить его правом на защиту от уголовного преследования?

  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Целесообразно ли по вашему мнению закрепить в УПК в качестве средств предварительной проверки первичных материалов о преступлении личный досмотр, а также правила фактического задержания (захват и доставление) лица, заподозренного в совершении общественно опасного деяния, допустив к участию в их производстве адвоката-защитника?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Необходимо ли по Вашему мнению учреждение муниципальных адвокатур при министерстве Юстиции в целях обеспечения обязательного участия адвокатов и адвокатов-защитников по каждому уголовному делу на досудебном производстве?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Необходимо ли по Вашему мнению предоставление стороне защиты права на параллельное расследование (осуществление так называемых частных расследовательских мер и частных следственных действий)?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Заключали ли Вы, участвуя в уголовном деле, соглашения с частным детективом для получения дополнительной информации?
  • да;
  • нет.

174

  1. Следовало бы по Вашему мнению предусмотреть в законе обязанность адвоката представить суду заключение защиты?
  • да;
  • нет;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Каково Ваше отношение к определению в УПК предмета судебного обжалования (ст. 123,125 УПК)?
  • положительное;
  • отрицательное;
  • необходимо определить четкий перечень действий (бездействия и решений стороны обвинения, которые подлежат обжалованию в судебном порядке) либо указать какие из них не могут быть обжалованы в суд;
  • затрудняюсь ответить.
    1. Считаете ли Вы, что любой участник уголовного процесса должен иметь право обратиться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд ?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.
    1. Считаете ли Вы целесообразным в целях развития принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства учреждение системы судей по контролю за соблюдением прав и законных интересов личности?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.
    1. Целесообразно ли закрепить в уголовно-процессуальном законе положение о том, лицо должно признаваться потерпевшим уже с момента возбуждения уголовного дела, если в постановлении содержится указание на

175

причинение ему того или иного вреда?

  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.
  1. Следует ли потерпевшего наделить правом представить должностному лицу в производстве которого находится уголовное дело заключение об альтернативном обвинении если с предъявленным обвинением он не согласен?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.
    1. Следует ли уравнять в правах по участию в уголовно- процессуальном доказывании адвоката-защитника и представителей потерпевшего, гражданского истца, а также гражданского ответчика?
  • да;
  • нет.
  • затрудняюсь ответить.

176

ПРИЛОЖЕНИЕ №4. Схема модели реализации принципа состязательности на досудебном

производстве по уголовному делу

судья по контролю

за соблюдением

прав и свобод

личности

при суде субъекта РФ

судья по

контролю за

соблюдением прав и

свобод личности

при районном (городском) суде

СТОРОНА ЗАЩИТЫ

лицо, заподозренное в совершении общественно опасного деяния; подозреваемый; обвиняемый; защитник; гражданский ответчик; представитель гражданского ответчика

СТОРОНА ОБВИНЕНИЯ

прокурор; заместители

прокурора; начальник

следственного отдела;

следователь; орган дознания;

дознаватель; потерпевший,

частный обвинитель,

гражданский истец, их

представители

иные участники

уголовного судопроизводства

свидетель; эксперт;

специалист;

переводчик;

понятой

-?<?