lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Мусаев, Алауди Нажмудинович. - Механизм противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Теоретико-прикладной анализ : Дис. ... д-ра юрид. наук :. - Санкт-Петербург, 2003 471 с. РГБ ОД, 71:04-12/63

Posted in:

11-04’/Л/61

МВД РОССИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На rfpaeax рукописи

МУСАЕВ АЛАУДИ НАЖМУДИНОВИЧ

МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ

НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ

(теоретико-прикладной анализ)

Специальность 12.00.08 -

уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право;

12.00.09. -

уголовный процесс;

криминалистика и судебная эксдершза^

оперативно-розыскная деят^-носщм ВАК Минобразования России

(решение от “21 “ (( 200|_ г. №йв/у решил выдать диплом ДОКТОРА , юридических наук

Начальник отдела ВАК Минобразования России

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой стеЕшщ—

доктора юридических наук

Санкт-Петербург 2003

Оглавление

Введение 4

Глава I. Сущность и правовое обеспечение механизма противодействия незаконному

обороту наркотических средств и психотропных веществ 15

§ 1. Понятие механизма противодействия незаконному обороту

наркотических средств и психотропных веществ 15

§ 2. Современное состояние правового обеспечения механизма

противодействия криминальному наркообороту 26

§ 3. Общесоциальные меры в механизме противодействия

незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ . . 43

Глава II. Детерминанты криминального оборота наркотических средств, психотропных

веществ и антикриминогенное воздействие на них 56

§ 1. Детерминанты криминального оборота наркотических средств и

психотропных веществ , 56

§ 2. Антикриминогенное воздействие на детерминанты криминального оборота наркотических средств и психотропных веществ 71

Глава III. Правовая политика современной России в области противодействия

криминальному обороту наркотических средств и психотропных веществ 96

§ 1. Общая характеристика правовой политики России в области противодействия незаконному обороту наркотических средств и

психотропных веществ 96

§ 2. Анализ законодательной базы противодействия незаконному

обороту наркотических средств в Российской Федерации 122

§ 3. Проблемы наказания за потребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача 150

Глава IV. Уголовно-процессуальные и оперативно-разыскные меры в механизме

противодействия криминальному обороту наркотических средств и

психотропных веществ 188

§ 1. Актуальные проблемы правового обеспечения уголовно-процессуальных и оперативно-разыскных мер в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств и

психотропных веществ 188

§ 2. Проблемы правового обеспечения комплексного использования уголовно- процессуальных мер и оперативно-разыскных мероприятий в механизме противодействия криминальному обороту наркотических

средств и психотропных веществ 228

§ 3. Практика реализации механизма противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ 251

3

Глава У. Проблемы функционирования механизма противодействия криминальному обороту наркотических средств и психотропных веществ 278

§ 1. Структурно-организационные аспекты механизма противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ . . 278 § 2. Основные направления взаимодействия субъектов профилактики незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ . . 326 § 3. Роль органов внутренних дел в механизме противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ . . 375

Заключение 403

Библиография

457

4 Введение

Актуальность исследования. Реформы, осуществляемые а России в течение последнего десятилетия, привели не только к положительным результатам в отдельных сферах общественной жизни, но и повлекли за собой негативные последствия в виде проблем с трудовой занятостью, снижением уровня жизни, социальным расслоением, инфляцией. Определенная часть населения столкнулась с состоянием социальной безысходности, поскольку сложной оказалась адаптация к новым со- циально-политическим, экономическим и иным реалиям жизни. Пре- бывая в таких условиях, люди по-разному реагируют на эти обстоя- тельства. Одни пытаются самоактуализироваться, преодолевая трудно- сти и балансируя на грани правопослушного и отклоняющегося пове- дения, другие избирают явно криминальный путь, исходя из принципа: цель оправдывает средства. Третьи пытаются уйти в иллюзорный мир, погружаясь в наркотизацию и алкоголизацию.

Обладая информацией об этих процессах и прогнозируя их развитие в России, наркодельцы в начале 90-х годов XX века активизировали свою деятельность, организуя криминальный бизнес с учетом возросшего спроса на наркотические средства и психотропные вещества. В современной России помимо множества проблем социально- экономической жизни особую актуальность приобрели вопросы, свя- занные с массовой наркотизацией населения. В XXI век российское общество вошло с наличичием примерно четырех миллионов наркоза- висимых граждан и с таким же количеством начинающих потребителей наркотических средств и психотропных веществ. Тревожными особенностями отличаются темпы прироста наркоманов среди женщин, несовершеннолетних и молодежи.

Организованная профессиональная деятельность наркодельцов пред- ставляет собой разновидность криминального предпринимательства, осо-

5

бенностью которого являются сверхприбыли, позволяющие наркодель- цам успешно развивать свой криминальный бизнес. Такому развитию благоприятствует и экономический кризис, в котором оказалась страна, усугубляя обострение наркоситуации. Если на государственном уровне не удастся противостоять этому натиску и создав четкую систему борьбы с незаконным оборотом наркотиков, неизбежна деградация населения в силу необратимых изменений в физическом и нравственном здоровье людей. Опасно и то, что одновременно с ростом числа лиц, злоупотребляющих наркотиками, примерно в такой же прогрессии возрастает и количество преступлений, связанных с незаконным их оборотом.

Для противодействия указанной форме организованной преступной деятельности необходима взаимосвязанная и обоснованная система государственных мер, заключающаяся в создании и обеспечении специализированных государственных органов в данной сфере, а так- же их эффективного взаимодействия с иными субъектами антинарко- тической деятельности. Все они призваны выявлять причины и условия наркотизации населения, а также криминального поведения, свя- занного с наркотическим средствами и психотропными веществами. Важное значение имеет также последовательно проводимая работа по раскрытию и расследованию противоправных деяний, рассмотрению в судах уголовных дел, уголовно-исполнительного воздействия на лиц, совершивших подобные преступления и правонарушения.

Принципиально важным является и то, чтобы перечисленные меры носили легитимный характер. Поэтому ключевой проблемой про- тиводействия незаконному обороту наркотических средств является правовое обеспечение антинаркотической деятельности. Особый ин- терес в последние годы представляет вопрос о форме, в которую могут быть облечены разноплановые меры по контролю над наркотическими средствами, противодействию наркопреступности, а также свя- занными с ней иными проявлениями социальной патологии.

6

Степень научной разработанности исследуемой проблемы. Проблема противодействия незаконному обороту наркотических средств и пси- хотропных веществ была и остается вопросом, привлекающим внима- ние широкого круга специалистов в сфере уголовного права, крими- нологии, уголовно-исполнительного права, уголовного процесса, кри- миналистики, теории оперативно-розыскной деятельности. Это объ- ясняется тем, что научное изучение различных аспектов наркотизма может оказать положительное влияние на снижение остроты стоящих перед обществом проблем.

В работах известных ученых выявлены причины и условия распро- странения наркотиков, дана криминологическая характеристика лич- ности наркопреступника (Анисимов Л.Н., Габиани А.А., Калачев Б.П., Музыка А.А., Сбирунов Л.П.); проанализировано уголовное законода- тельство (Боголюбова Т.А., Миньковский Г.М., Николаева Л.П., Оми- гов В.И., Осмоналиев К.М., Побегайло Э.Ф., Ревин В.П., Смитиенко В.Н.); различные вопросы тактики, методики раскрытия и расследова- ния преступлений, связанных с наркотиками (Курылев И.И., Мерету- ков Г.М., Хамдамов А.А.); рассмотрено организационно-правовое и информационно-техническое обеспечение борьбы с незаконным обо- ротом наркотиков (Звягинцев Р.В., Лукашов Н.В., Полежаев А.П., Трошин АЛ., Целинский Б.П.); международно-правовое регулирование борьбы с контрабандой наркотиков (Маслова А.В.).

Тем не менее указанные научные изыскания не исчерпали круг су- ществующих теоретических проблем, а отдельные их положения про- должают носить дискуссионный характер и нуждаются в дальнейшей разработке. Вместе с тем многие научные работы были подготовлены в период, предшествовавший радикальным преобразованиям в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств и пси- хотропных веществ. Таким образом, можно, с одной стороны, конста- тировать наличие обширного материала по различным проблемам

7

противодействия незаконному обороту наркотических средств и пси- хотропных веществ, а с другой — отсутствие комплексных научных исследований в данном направлении.

Объектом диссертационного исследования является совокупность правовых отношений, возникающих в процессе осуществления системы мер по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: общегосударственных, правовых, организационных, прикладных (уголовно-процессуальных, оперативно- розыскных), профилактических.

Предметом исследования выступает — система мероприятий, составляющих содержание механизма противодействия незаконному обороту наркотических средств, в виде общегосударственных, правовых, органи- зационных, прикладных и профилактических мероприятий.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка путей повышения эффективности деятельности государства, на- правленной на противодействие криминальному обороту наркотичес- ких средств и психотропных веществ, выработка предложений по со- вершенствованию российского антинаркотического законодательства и практики его применения, определение оптимальных организацион- ных, предупредительных и иных мероприятий по раскрытию и рассле- дованию противоправных деяний в этой области.

Указанная цель обусловила необходимость решения в процессе ис- следования следующих задач:

— определить сущность, основные элементы механизма противо действия незаконному обороту наркотических средств и психотроп ных веществ;

— изучить современное состояние организационно-правового обеспечения механизма противодействия криминальному обороту наркотических средств и психотропных веществ, выработать концеп туальные подходы к построению его эффективной модели;

8

— исследовать и раскрыть структурно-организационный аспект противодействия незаконному обороту наркотических средств и пси- хотропных веществ; — — охарактеризовать основные элементы организации противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, выявить возможности повышения эффективности указанных элементов в современных условиях; — — проанализировать роль органов внутренних дел определить их роль в механизме противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ; — — рассмотреть проблемы координации работы субъектов противо- действия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, сформулировать рекомендации по совершенствованию их совместной деятельности; — — охарактеризовать правовую политику государства в области про- тиводействия незаконному обороту наркотических средств и психо- тропных веществ; —

— определить состояние правового регулирования ответственности за противоправные деяния в данной сфере; — — исследовать и охарактеризовать практику выявления и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, показать возможности оптимизации расследования таких противоправных деяний; — — выявить и проанализировать факторы, обусловливающие незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, рассмотреть современные возможности антикриминогенного воздействия на них. — Методология и методика исследования. Методологической основой научного исследования выступили как общефилософские методы (восхождения от абстрактного к конкретному, единства истори-

9

ческого и логического, диалектического развития), так и общенаучные и частнонаучные методы (системного подхода, анализа и синтеза, дедукции и индукции, абстрагирования, сравнительно-правового анализа, исследования документов). Посредством указанных методов осуществлялась теоретическая интерпретация научного и эмпириче- ского материала, положенного в основу авторских выводов и пред- ложений.

Эмпирическая база диссертационного исследования представлена репрезентативным фактологическим и аналитическим материалом, обобщенным за период с 1992 по 2002 год. Автором изучено более трехсот уголовных дел, возбужденных на основе соответствующих ма- териалов, осуществлен анализ статистических, информационных, справочных и отчетных документов подразделений по борьбе с неза- конным оборотом наркотических средств (НОН), уголовного розыска, иных служб органов внутренних дел.

В ходе исследования проведен опрос более ста сотрудников аппаратов по борьбе с НОН (БНОН), следователей, специализирующихся по линии борьбы с наркопреступностью, а также анкетирование более пятисот подозреваемых и обвиняемых в причастности к наркобизнесу, а также осужденных за совершение данной категории противоправных деяний.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в раз- работке авторской концепции противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ в рамках самостоя- тельного направления юридической науки и практики. Предложенная концепция представляет собой систему логически взаимосвязанных идей и положений, определяющих сущность и механизм противодей- ствия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ в современных условиях с учетом произошедших в этой об- ласти радикальных организационно-правовых реформ.

10

Положения, выносимые на защиту:

  1. Механизм противодействия криминальному обороту наркотиче ских средств и психотропных веществ представляет собой комплекс взаимосвязанных функций правоохранительной направленности. Со держанием этих функций являются соответствующие средства и мето ды воздействия на наркопреступность. Субъекты данных функций оп ределяются в организационно-правовом порядке, что в итоге создает модель анализируемого механизма. Результативность работы рассмат риваемого механизма предопределяется мерами, которые носят обще государственный характер.

  2. Меры общегосударственной направленности, а именно эконо мического, политического идеологического, воспитательного характе ра создают условия, в которых формируется, модернизируется и функ ционирует механизм противодействия криминальному обороту нарко тических средств и психотропных веществ.

  3. Современное состояние механизма противодействия крими- нальному обороту наркотических средств и психотропных веществ в целом и отдельных его элементов не отличается стабильностью ввиду постоянных преобразований, происходящих в организационно-право- вой сфере, составляющей основу анализируемого механизма.
  4. Реорганизация правоохранительных органов, направленная на централизацию управления в области контроля за оборотом наркоти- ческих средств и психотропных веществ, может благоприятствовать более результативной государственной политике. Указанные преобра- зования будут успешными только в случае структурного обеспечения правоохранительной деятельности и координации усилий всех субъек- тов антинаркотической деятельности.
  5. Государственный комитет Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ГКН рФ) является специфическим федеральным органом государственной

11

власти, наделенным полномочиями осуществлять контрольно-прове- рочные функции в области контроля за оборотом наркотических средств, а также силовые виды правоохранительной деятельности. По- строение органов ГКН РФ должно соответствовать устройству право- охранительной структуры по типу органов внутренних дел.

  1. Принципы построения механизма противодействия криминальному наркооборту организационного и правового характера предопределяют его функционирование в направлении непосредственной борьбы с наркопреступностью, а также в сфере координации антинаркотической деятельности. ГКН РФ сможет выполнять роль ведущего субъекта противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ при условии наличия в его составе специального Координационного бюро, организующего на вневедомственном уровне противодействие криминальному наркообороту.
  2. Реорганизация управления в области противодействия крими- нальному наркообороту и создание параллельных структур, призван- ных разрешать данную проблему, требует дальнейшего развития про- цесса координации взаимодействия между подразделениями Госу- дарственного комитета Российской Федерации по контролю за обо- ротом наркотических средств и психотропных веществ и органов внутренних дел.
  3. Профильная подготовка персонала правоохранительных органов, в компетенцию которых входит противодействие НОН, должна осуществляться на базе ведомственных учебных заведений органов ГКН РФ и предусматривать основное обучение в рамках государственных образовательных стандартов, адаптированных к потребностям задач, поставленных перед этими органами.
  4. Организационно-структурные изменения в механизме противо- действия криминальному наркообороту требуют соответствующего правового обеспечения. Государственное управление противодейст-

12

вию криминальному наркообороту может быть урегулировано нормами специального Федерального закона «Об организационно-правовых началах противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ». В качестве альтернативы такому документу возможно принятие федерального закона, определяющего статус орга- нов ГКН РФ, либо модернизированного варианта законопроекта главы VI Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

  1. Правовая политика, проводимая государством в области про тиводействия криминальному наркообороту, характеризуется совер шенствованием отраслевого законодательства и моделированием ком плексного межотраслевого Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Это привело к созданию анти наркотического законодательства, в структуре которого имеются раз ноплановые правовые положения.

  2. Тенденция детальной регламентации оперативно-разыскной деятельности, направленная на создание эффективной правовой основы работы оперативных подразделений и следственных аппаратов, не привела к созданию системы норм, обеспечивающих результативное проведение оперативно-разыскных мероприятий, в том числе значимых для противодействия криминальному наркообороту.
  3. Научная разработка проблем доказывания в уголовном процессе и документирование в теории оперативно-разыскной деятельности не привели к адекватному отражению ее результатов в законодательстве, регламентирующем досудебное производство по уголовным делам о преступлениях, отличающихся профессионализмом и организованнос- тью. Это является характерными для наркобизнеса и вызывает необхо- димость создания эффективной нормативно-правовой базы для обеспе- чения механизма противодействия криминальному наркообороту, фик- сации в УПК РФ модели особого производства, предопределяемого

13

спецификой указанной преступной деятельности. Такая модель должна охватывать подвергнутые кодификационной переработке норм ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности» и УПК РФ, обеспечивающие в своем единстве доказывание обстоятельств совершения тайных, маски- руемых преступлений в области криминального наркооборота.

  1. Преступления, связанные с наркотическими средствами, со- вершаются в специфичной обстановке, с использованием характерного набора способов, продуцирующих определенный механизм следо- образования, а также сокрытия следов этих деяний. При их выявлении, раскрытии и расследовании необходимо применение частных методик, исходя из использования возможностей ОРД в виде оперативно- аналитического поиска и оперативной разработки. В современных условиях важное значение имеют организационные меры, обеспечива- ющие взаимодействие следователей, оперативных работников и экс- пертов криминалистов.

Теоретическое и практическое значение работы определяется тем, что она обращена к актуальной и требующей настоятельного разрешения в современных российских условиях проблеме противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. Она восполняет имеющиеся в этой сфере пробелы и создает предпо- сылки для последующих научных исследований в этой области. Тео- ретическое значение диссертации обусловлено тем, что противодейст- вие незаконному обороту наркотических средств предстает как ком- плекс взаимосвязанных в едином механизме мероприятий, реализация которых с опорой на надлежащую научную основу должны обеспечить достижение такой стратегической цели, как контроль над наркопрес- тупностью. Автором определены проблемы законодательной регла- ментации ответственности за противоправные деяния, связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами, обозначены варианты модернизации данного правового института.

14

Сформулированные автором выводы развивают и конкретизируют положения теории уголовного права и процесса, ОРД, административ- ного права, криминологии. Комплексный характер диссертации пре- допределяет значимость результатов исследования для обширного ряда отраслевых и прикладных юридических наук, положения которых необходимы для научного обоснования эффективной борьбы с рас- пространением наркомании и противодействия криминальному нар- кообороту. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ представлено в работе как полномас- штабная сиситема мероприятий, которые в своем единстве могут га- рантировать нейтрализацию данной угрозы для национальной безо- пасности России.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования нашли отражение в монографиях, учебных пособиях, научных статьях, методических рекомендация для подразделений БНОН МВД РФ. Положения диссертации докладывались автором на научно- практических конференциях по вопросам обеспечения национальной безопасности, борьбы с преступностью, используются в учебном про- цессе Московского, Санкт-Петербургского университетов, Ростовского института МВД России. Материалы научного исследования внедрены также в учебный процесс Санкт-Петербургского государственного университета при обучении лиц, получающих дополнительную квали- фикацию «Работник сферы государственной молодежной политики», а также в рамках реализации программ дистанционного образования по вопросам профилактики злоупотребления психоактивными веществами несовершеннолетними и молодежью, в практическую деятельность Государственного комитета РФ по контролю за оборотом нар- котических средств и психотропных веществ, в нормотворческую дея- тельность Комитета по законодательству Государственной Думы, Фе- дерального Собрания РФ.

15

Глава I

Сущность и правовое обеспечение механизма

противодействия незаконному обороту наркотических средств

и психотропных веществ

§ 1. Понятие механизма противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ

Термин «механизм» греческого происхождения. Применительно к рассматриваемой проблеме важна его трактовка как внутреннего уст- ройства и системы1. В данном случае можно вести речь о единстве за- кономерно расположенных и взамоисвязанных элементов, определяющих порядок деятельности государства и негосударственных структур по противодействию наркомании и криминальному наркообороту. Такая постановка вопроса требует анализа данной проблемы с тем, чтобы определить и аргументировать теоретическую модель указанного механизма.

Прежде всего необходимо указать, что в криминологии применяются различного рода термины для обозначения деятельности государства, направленной на нейтрализацию такого негативного социально- правового явления, как преступность. Наиболее распространенным из них является термин «борьба»2. В этимологическом плане он означает стремление определенного субъекта, вступившего в конфликт с противной стороной, уничтожить ее и победить. При этом подобного рода процесс предполагает преодоление многочисленных препятствий, сопротивление противоборствующей стороны, поскольку последняя активно отстаивает свои интересы. Это придает борьбе оттенок перманентного конфликта, длящегося до того момента, когда одна из сторон по максимуму не одерживает победу, а

1 Современный толковый словарь русского языка /Гл. ред. Кузнецов С.А. — СПб.: «Норинт», 2003. С. 347.

2 Там же.

16

по минимуму — устанавливает контроль за оказавшимся более слабым противником.

Сторонники проецирования термина «борьба»1 полагают, что, во- первых, противоборствующими сторонами здесь выступает государст- во, опирающее на содействие различного рода негосударственных структур и частных лиц, а также представители криминальной среды, действующие как автономно, так и в форме соучастия. В этом плане представляет интерес позиция Сырых В.М.2, включающего преступные сообщества в виде сплоченных организованных групп людей уго- ловного и политического толка, созданных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, в политическую систему Российской Федерации. Этим подчеркивается несомненно высокий уровень обще- ственной опасности данного компонента криминальной среды, реально противостоящего государству.

Во-вторых, борьба с преступностью реализуется при помощи средств и методов воздействия на нее. Они осуществляются в форме различных мер. Поэтому последние дифференцируют на экономические, политические, правовые, психологические, организационные, технические и др.3

В-третьих, определяется, что вся совокупность вышеуказанных мер призвана обеспечить разрешение определенного круга задач, ведущих в итоге к стратегической цели: не допустить социальной дезорганизации за счет установления контроля над данным социально-правовым явлением4. В данном случае необходимо сделать оговорку, что цели воздействия на преступность отдельными криминологами пони-

1 Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. — М.: Наука, 1990. С. 14-15.

2 Сырых В.М. Теория государства и права: Учебник. — М.: Юридический Дом «Юстицин- форм», 2001. С. 426-431.

3 Криминология: Учебное пособие. — М.: Издательская группа ИНФРА-М. — НОРМА, 1997. С. 50-51.

4 Иншаков СМ. Зарубежная криминология. — М.: Издательская группа ИНФРА-М. — НОР МА, 1997. С. 102-116.

17

маются различно. Социалистическая криминология аргументировала возможность искоренения преступности, полагая, что ее истоки детер- минируются капитализмом. Поэтому подвергалась критике буржуазная криминология и обосновывалась концепция устранения причин и условий преступлений за счет уничтожения антогонизма между от- дельным человеком и всеми остальными. Основным моментом теории, сформулированной К. Марксом и Ф. Энгельсом, было установление социального мира взамен социальной войны1.

Социально-экономические и политические перемены, которые произошли в России в конце XX века, повлекли за собой обоснование иных подходов к данной проблеме. Так, можно разделить точку зрения Иншакова СМ.2, полагающего, что целью воздействия на преступность является преодоление ее пороговых параметров. При этом реально разрешаемой задачей, по мнению этого ученого, является преодоление первого порога в виде избавления общества от кризисного состояния преступности, порождающего кризисы, смещение государственных руководителей, революционные перевороты и утрату государственной самостоятельности.

В вышеприведенных постулатах, детализирующих такое понятие как борьба с преступностью, применительно к исследуемой научной проблеме важным является формулирование конценции борьбы с пре- ступностью, в том числе и с криминальным наркооборотом.

Вместе с тем автор считает уместным указать и на то обстоятельство, что ряд ученых3 подвергает критическому анализу и оценке не- гативные стороны парадигмы «борьба с преступностью», которая, по

1 Советская криминология. Учебник. — Издательство «Юридическая литература». М., 1966. С. 53-84.

2 Иншаков СМ. Криминология: Учебник. — M.: Юриспруденция, 2000. С. 90—91; Тихомиров Ю.А. Функции государства по выполнению общих дел и умирению Стояновский классовых про тивников. // Теория права и государства. Учебник. — М., 2001. С. 502—507.

3 Восходов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М.: Академия управления МВД России, 1999. С. 17.

18

их мнению, ставит перед государством, обществом, органами уголов- ной юстиции малосодержательную цель, например, держит правопри- менителя заложником уголовной статистики и сводит всю его работу к пресловутой «борьбе» за показатели и не требует вдумчивого и глубокого анализа криминальной ситуации. Кроме того, целевая уста- новка на борьбу, на войну с преступностью содержит в себе потенци- альную опасность возврата на уже пройденный путь карательной уго- ловной политики, угрожавший привести к вырождению российского народа1.

В связи с этим необходимо отметить, что термин «борьба» по своей сути отражает процесс конфликта между противоборствующими сторонами. Исходя из этого, можно выделить его определенные аспекты.

Во-первых, это практическая сторона, которая связана с деятельностью специального круга органов уголовной юстиции, уполномоченных государством выявлять, раскрывать, предупреждать и пресекать противоправные деяния. Развитие буржуазных отношений находит свое отношение в организации и регламентации деятельности этих структур. Практическая же реализация ими своих полномочий — не- избежный объект критики, т.к. их деятельность и в условиях социа- лизма, и в условиях рыночных отношений связана с применением мер принуждения. Сказывается и направленность государственной, в том числе правовой, политики в рассматриваемой области общественных отношений, исходя из конкретных реалий. Тем не менее, существова- ние в обществе преступности неизбежно требует применения средств и методов воздействия на нее.

Во-вторых, задача правовой науки в любой период времени заклю- чается в том, чтобы обобщать практику деятельности правоохрани- тельных органов и сформулировать на этот счет теоретические поло-

1 Поиск выхода. Преступность, уголовная политика, места заключения в постсоветском про- странстве. — м., 1996. С. 21.

19

жения и практические рекомендации. Если говорить о внешней стороне проблемы, то вполне приемлемо использование наряду с термином «борьба с преступностью» и словосочетания «механизм противо- действия преступности». По мнению автора, это возможно по той причине, что данный термин указывает как на возможность использо- вания для воздействия на преступность различных средств и методов, так и на их взаимосвязь. Кроме того, он подчеркивает и последова- тельный ход их реализации в порядке, вполне соответствующем по возможностям как преступности в целом, так и ее отдельным видам. Так, автор полагает, что вполне обоснованно включение в понятие «борьба с преступностью» следующих смысловых единиц1:

а) общегосударственных мероприятий экономического, идеологи ческого и воспитательного порядка;

б) мероприятий законодательного, правового порядка;

в) деятельности государственных органов, общественных органи заций, органов уголовной юстиции по выявлению причин и условий совершения конкретных преступлений и принятию мер по их устра нению;

г) непосредственную постоянную и последовательную работу ор ганов уголовной юстиции по раскрытию преступлений, расследова нию и рассмотрению уголовных дел, исправлению и перевоспитанию лиц, совершивших преступления, надзору за лицами, освобожденны ми из мест лишения свободы;

д) проведению розыскных и оперативно-розыскных мероприятий, диктуемых складывающейся обстановкой.

Если же говорить о механизме противодействия криминальному наркообороту, то на первое место следует поставить организационные меры, которые призваны определить цели и задачи, виды и устройство правоохранительных органов, которые будут разрешать вышеуказанную

1 Бородин СВ. Указ. соч. С. 14.

20

задачу. В организационном плане разрешаются и проблемы информа- ционно-аналитического обеспечения противодействия криминальному наркообороту силами специализированных структур, планирование их деятельности, взаимодействие между собой и с иными структурами, а также предполагающие контроль и надзор за противодействием крими- нальному наркообороту. Рациональная организация механизма проти- водействия может обеспечить эффективное осуществление соответству- ющих средств и методов воздействия на наркопреступность.

Автор полагает, что второе место в моделировании механизма про- тиводействия криминальному наркообороту отводится правовым мерам, устанавливающим статус и содержание деятельности тех правоо- хранительных органов, которым определяется задача целенаправлен- ного воздействия на наркопреступность.

Безусловно, что такая дифференциация организационных и правовых мер с расположением их по иерархии носит условный характер. Тем не менее, в ее пользу свидетельствует, например, реформа право- охранительных органов и спецслужб, которая была проведена в марте 2003 года1. Так, Президентом РФ вначале был определен специализи- рованный правоохранительный орган, на который возлагалась задача контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и в общем виде дана обрисовка его функций. Таким образом, при об- новлении механизма противодействия криминальному наркообороту доминировали организационные меры. Далее Президент РФ своим Указом от 5 июня 2003 г. № 613 утвердил Положение о правоохрани- тельной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а Указом от 6 июня 2003 г. № 625 — Перечень должностей высшего начальствующего состава в указанных органах2. Здесь также явно доминирует организационный аспект, по-

1 Указ Президента РФ «Вопросы совершенствования государственного управления в Россий ской Федерации» № 306 от 11 марта 2003 г.

2 Российская газета. 11 июня, 2003. С. 9—П.

21

скольку названными мерами определялась система органов по контро- лю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в об- щем виде их внутреннее устройство, а также порядок прохождения службы в данном ведомстве. Данный правоохранительный орган был признан максимально централизованной структурой, организационные звенья которой получили право реализовывать такие функции уголовной юстиции, как ОРД, дознание, предварительное следствие. Одновременно новый правоохранительный орган стал субъектом кон- троля за легальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Автономное организационное обеспечение получили и сле- дующие направления деятельности органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ:

а) организационно-аналитическая работа;

б) международное сотрудничество;

в) межведомственное взаимодействие в сфере профилактики.

Собственно правовой акцент имели меры, предусмотренные Феде- ральным законом от 30 июня 2003 года № 86-ФЗ1, который установил, что органы по контролю за оборотом наркотических средств согласно поправкам, внесенным в Федеральный закон «Об оперативно-розыск- ной деятельности», УПК РФ, КоАП РФ, Федеральный закон «О нар- котических средствах и психотропных веществах», являются субъек- том таких функций, как ОРД, дознание и предварительное следствие, досудебное производство по административным правонарушениям и контроль за легальным оборотом наркотических средств и психотроп- ных веществ.

1 Федеральный закон от 30 июня 2003 г. № 86-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, признании утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации, предоставлении отдельных гарантий сотрудникам органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и упраздняемых федеральных органов налоговой полиции в связи с осуществлением мер по совершенствованию государственного управления». Принят Государственной Думой 18 июня 2003 года, одобрен Советом Федерации 26 июня 2003 года.

22

Вышеприведенный анализ показывает роль, которую играют в процессе формирования и модернизации механизма противодействия кри- минальному наркообороту организационные и правовые меры. Сам же механизм при наличии данных предпосылок начинает функционировать, поскольку специализированный правоохранительный орган, получив соответствующий статус и место в структурной организации государства, начинает осуществлять круг мероприятий, которые являются инструментарием делегированных ему правоохранительных видов деятельности.

Автор полагает, что вполне уместно вести речь о специфике функ- ционирования механизма противодействия криминальному наркообо- роту. Так, отдельный цикл рассматриваемого механизма будет связан с осуществлением таких функций, как ОРД, дознание и предварительное следствие. Их сочетание призвано обеспечивать выявление, раскрытие, пресечение и расследование наркопреступлений и административных правонарушений. Содержанием другого цикла будет деятельность по контролю за легальным оборотом наркотических средств и психотроп- ных веществ, а также по реализации дознания, предварительного след- ствия, досудебного производства по делам об административных пра- вонарушениях и преступлениях, возбуждаемым по результатам указан- ного контроля при наличии законных к тому поводов и оснований.

Третий цикл составят меры профилактического характера, призванные воздействовать на криминогенные факторы, а также на лиц, представляющих криминальную опасность в силу наркозависимости или вовлеченности в наркоманию или в криминальный наркооборот.

Автор считает необходимым подчеркнуть, что взаимосвязь между этими циклами обеспечивают организационные и правовые меры, ко- торые интегрируют в рамках специализированного правоохранитель- ного органа все функции, охватывающие полный набор средств и ме- тодов воздействия на наркопреступность1.

1 Правоохранительные органы Российской Федерации. Часть I. M.: ЧеРО — Контур, 2000. С. 41.

23

Рассматривая вопрос о сущности механизма противодействия кри- минальному наркообороту, необходимо определить то значение, кото- рое имеют для него общегосударственные мероприятия, то есть меры экономического, политического, идеологического, воспитательного ха- рактера. По мнению автора, они создают условия, в которых формиру- ется, модернизируется и функционирует рассматриваемый механизм. Так, обратившись к отечественным реалиям, можно увидеть, насколько нестабильными были эти условия. В свою очередь, вносилась сумятица в организационные и правовые меры, составляющие основу механизма противодействия криминальному наркообороту. Достаточно сказать о том, что структурно противодействие незаконному криминальному наркообороту обеспечивалось оперативными подразделениями уголовного розыска, которые строили эту сложную работу с иными службами, подразделениями и учреждениями милиции. Не успел сформироваться анализируемый механизм, как произошла смена основного субъекта противодействия криминальному наркообороту на автономную службу БНОН ОВД. Однако и она, определившись с механизмом своей деятельности, совсем прекратила свое функционирование, передав полномочия внутри ОВД специализированным подразделениям ГУБОП МВД РФ, а вне ОВД — Государственному комитету Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Первая из этих структур должна будет модернизировать сложившийся в ОВД механизм, исходя из новых организационных и правовых реалий, вторая — создать собственный механизм деятельности согласно определенной для нее компетенции.

Касаемо общегосударственных мер, направленных на противодействие наркопреступности, следует, исходя из вышеизложенного, указать на то, что политика государства в этой области, безусловно, направлена на установление контроля за оборотом наркотических средств и на противодействие их криминальному наркообороту. Одна-

24

ко возможности государства в этой области будут зависеть от склады- вающихся в нем экономических, политических, социальных условий. Они же, в свою очередь, опосредованно будут оказывать влияние на формирование, модернизацию и функционирование механизма про- тиводействия криминальному наркообороту.

В вопросе об общегосударственных мерах необходимо выделить два аспекта. Во-первых, это то социально-политическое и экономическое состояние, в котором пребывает российское общество. Его принято в последние годы называть «затянувшимся переходным периодом». Во- вторых, это способность государства, исходя из собственного состояния, реализовывать свойственные любому государству функции. Они, с одной стороны, могут в той или иной мере создавать условия для предупреждения преступности в целом и наркопреступности в частности, а с другой — создавать условия для механизма проти- водействия криминальному наркообороту. При этом названные условия будут воздействовать и на организационные, и на правовые, и на содержательные его компоненты.

Эта проблема представляется сложной и требует системного подхода для исследования, поскольку необходимо выяснить состояние механизма противодействия криминальному наркообороту и перспек- тивы его сохранения и развития в будущем.

Разюмируя сказанное, автор полагает, что в современных условиях науки уголовно-правового блока выработали свой принципиальный подход к пониманию такого вопроса, как борьба с преступностью. В частности, называются и характеризуются те средства и методы, при помощи которых оказывается воздействие на преступность.

Следует признать, что дискуссионный характер, тем не менее, носят отдельные аспекты данной проблемы. Они касаются целей и задач воздействия на преступность, а также трактовки термина «борьба с преступностью».

25

Представляется, что кардинальным шагом в этом направлении может стать обоснование термина «механизм противодействия преступ- ности», когда выработанный и обобщенный наукой набор средств и методов воздействия на данное негативное социально-правовое явле- ние будет рассматриваться в определенной логической последователь- ности и взаимосвязи.

Применительно к механизму противодействия криминальному наркообороту это будет означать, что его компонентами неизбежно будут являться соответствующие средства и методы, которые реализу- ются в рамках строго определенных правоохранительных функций.

Данный механизм будет охватывать: во-первых, цикл функций уго- ловной юстиции; во-вторых — совокупность правоохранительных видов деятельности, обеспечивающих контроль за легальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и досудебное производство по делам о преступлениях и правонарушениях, возбуждаемым по результатам указанного контроля при наличии к тому законных поводов и оснований; в-третьих — группу мер профилактического характера.

Модель данного механизма может функционировать только в том случае, когда осуществлены организационные меры, определяющие субъектов вышеуказанных функций, а также правовые меры, предо- ставляющие им соответствующие полномочия.

При помощи организационных и правовых мер рассматриваемый механизм прежде всего формируется и функционирует, а при наличии к тому определенных условий-модернизируется.

Если вести речь об общегосударственных мерах борьбы с преступ- ностью и об их соотношении с механизмом противодействия этому негативному социально-правовому явлению, то следует признать, что они создают основу для функционирования анализируемого механиз- ма. Прежде всего, это воздействие на преступность в целом, что до- стигается надлежащей реализацией собственно политических, эконо-

26

мических, социальных мер, исключающих кризисное состояние обще- ства. Кроме того — это целенаправленное воздействие на организаци- онные и правовые меры, при помощи которых формируется механизм противодействия преступности в целом и криминальному наркообо- роту в частности. Иллюстрацией к этим процессам может служить си- туация, складывавшаяся вначале в СССР, а затем и на постсоветском пространстве в период реформ конца XX — начала XXI века.

Таким образом, механизм противодействия криминальному нарко- обороту представляет собой комплекс взаимосвязанных функций право- охранительной направленности, содержанием которых являются соот- ветствующие средства и методы воздействия на наркопреступность. Субъекты этих функций определяются в организацонно-правовом поряд- ке, что в итоге создает и модернизирует модель анализируемого механиз- ма. Результативность же работы рассматриваемого механизма, в свою очередь, предопределяется мерами, которые носят общегосударственный характер.

§2. Современное состояние правового обеспечения механизма противодействия криминальному наркооброту

Как отмечалось выше, механизм противодействия криминальному наркообороту формируется за счет проведения организационных мер, связанных с определением, модернизацией или созданием принципи- ально новых государственных органов, призванных противостоять кри- минальному наркообороту. При этом особую важность приобретает определение их целей и задач, а затем соответствующее системное и структурное устройство, форма организации, обеспечение взаимодействия с иными правоохранительными и другими органами, чья деятельность направлена на осуществление контроля над оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Не менее важны для оптимального механизма противодействия наркопреступности правовые меры, создающие легитимную основу борьбы с криминальным оборотом наркотических средств и психо- тропных веществ. Их результатом является создание специализиро- ванного законодательства, относящегося к сфере противодействия наркопреступности.

Организационно-правовые меры создают предпосылки для непо- средственной деятельности правоохранительных органов по выявле- нию, раскрытию и расследованию, предупреждению и пресечению противоправных действий, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами. Здесь важным является прикладной мо- мент, поскольку за счет уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, оперативно-розыскных мероприятий происходит процесс реализации уголовной политики по противодействию наркопреступности.

Организационные меры, направленные на создание механизма про- тиводействия наркопреступности. Эти меры в криминологии отдель- ные ученые1 связывают, прежде всего, со структурным обеспечением борьбы с преступностью. Другие2 рассматривают организационные меры борьбы с преступностью в более широком смысле, полагая, что они призваны содействовать нейтрализации или минимизации кри- миногенных последствий от непрофессиональной организационно- управленческой деятельности. В частности, по мнению В. Н. Бурлакова, к числу организационных будут относиться меры по со- вершенствованию процессов управления миграцией населения страны, по отработке действенного и материально обеспеченного механизма социальной адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы, и т.п.

1 Бородин СВ. Указ. соч. С. 142—143.

2 Бурлаков В.Н. Предупреждение преступности // Криминология: Учебник для вузов. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Питер, 2003. С. 183.

28

Существует и точка зрения, согласно которой организационными мерами борьбы с преступностью являются криминологическое про- гнозирование и программирование борьбы с преступностью, обеспе- чение взаимодействия между правоохранительными органами, повы- шение эффективности управленческой деятельности в области борьбы с преступностью и т.п.1

Представляется целесообразным разделить точку зрения СВ. Бородина, а также таких криминологов, как В.Д. Малков, С.А. Маслов, В.А. Плешаков, А.Ф. Токарев2, полагающих, что элементами организа- ционных основ предупреждения преступлений являются соответствую- щее функционально-структурное и информационно-аналитическое обеспечение предупредительной деятельности правоохранительного ор- гана, криминологическое прогнозирование, планирование и програм- мирование, а также организация внутреннего и внешнего взаимодейст- вия в сфере предупредительной работы.

Сказанное свидетельствует о том, что противодействие преступности и проявлениям социальной патологии, в том числе криминальному наркообороту и наркомании, имеет в своей основе систему взаи- мосвязанных организационных элементов. При этом организация противодействия наркомании и криминальному наркообороту может иметь и общегосударственный, и региональный характер, а также складываться соответствующим образом в рамках деятельности госу- дарственных органов и общественных организаций.

Если говорить об организации противодействия наркомании и криминальному наркообороту национального уровня, то в отечествен- ных условиях конкурируют несколько вариантов. Прежде всего это функционально-структурное обеспечение противодействия наркома-

1 Максимов СВ., Мацкевич И.М., Овчинский B.C., Эминов В.Е. Криминология: Учебное по собие. М.: Издательская группа ИНФРА.М. — НОРМА, 1999. С. 32.

2 Организация деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений. Учебник. М.: Академия управления МВД России. 2000. С. 95—187.

29

нии и криминального наркооборота в форме Правительственной ко- миссии по противодействию злоупотреблению наркотическими сред- ствами их незаконному обороту во главе с вице-премьером. Это орган, в свою очередь, координирует и организует взаимодействие различных государственных и негосударственных структур в анализируемой сфе- ре. Поскольку указанная комиссия обладает достаточным объемом ин- формации, отражающей состояние борьбы с наркоманией и крими- нальным наркообортом, то она обладает возможностями прогнозиро- вать, а затем планировать и программировать антинаркотическую де- ятельность в масштабах страны. Тем не менее подобная структура в силу своих возможностей может лишь выполнять управленческую роль в рассматриваемой сфере. В связи с этим в течение длительного вре- мени практикуется и структурно-организационное обеспечение проти- водействия наркомании и криминальному наркообороту за счет созда- ния специализированных структур. В отечественных условиях данная тенденция прогрессирует, что подтверждается сменяющими друг друга реорганизациями правоохранительных органов и спецслужб.

По мнению автора, можно выделить следующие направления таких преобразований. Во-первых, обособление в уголовном розыске линии противодействия наркопреступности и структурное ее обеспечение организационными звеньями подразделений уголовного розыска. При таком подходе сохранялось и возложение обязанностей по противодействию наркопреступности на иные службы органов внут- ренних дел в пределах своей компетенции. Во-вторых, создание в со- ставе органов внутренних дел специализированной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. При этом подходе вначале на- блюдалось ее последовательное оргштатное, ресурное и кадровое уси- ление, что в итоге вылилось в создание на ее основе соответствующего комитета при МВД РФ. Однако затем реформа 2003 года привела к существованию в составе ГУБОП МВД РФ только специализирован-

30

ного ОРБ. В-третьих, это учреждение самостоятельного федерального правоохранительного органа, призванного реализовывать функции контроля за легальным оборотом наркотиков и противодействия неза- конному обороту наркотиков. Данная структура таким образом инте- грирует и функции силового противодействия наркопреступности, и иные виды правоохранительной деятельности, призванные обеспечить правопорядок в сфере оборота наркотиков1.

Проблемный момент здесь заключается в том, что и организатором (координатором) и непосредственным субъектом противодействия кри- минальному наркообороту выступает орган исполнительной власти, за- нимающей равное положение по отношению к другим федеральным структурам, в компетенцию которых входит противодействие наркома- нии и криминальному наркообороту. В связи с этим практики и поли- тики высказывают соответствующие суждения по данному вопросу. На- пример, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ Н.Д. Ковалев2 полагает, что среди мер управленческого характера при- оритетной является перевод антинаркотической политики государства из-под правительственной опеки в ведение Администрации Президента РФ. При такой постановке вопроса не ясно, какими полномочиями будет обладать специализированное организационное звено Админист- рации Президента, которому может быть поручено разрешение этой проблемы. Можно высказать предположение о том, что, исходя из су- ществующей практики, возможно создание Совета по вопросам проти- водействия наркомании и криминальному наркообороту. Функции та-

1 Организационно-аналитическое обеспечение борьбы с незаконным оборотом наркотиков: Учеб ное пособие. М.: Академия управления МВД России. 2002. С. 22—53; Организационно- правовое и ин формационно-техническое обеспечение борьбы с незаконным оборотом наркотиков. — М.: ГУБНОН МВД России, 2002. С. 77—109; Организационно-правовые основы борьбы незаконным оборотом наркотиков в зарубежных странах: Учебное пособие. — М.: Академия МВД России. 1995. С. 43— 70; Черкесов В. Остановить наркоагрессию. Российская газета. 2003 г. 16 апреля. С. 6.

2 Стенограмма открытых парламентских слушаний Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального собрания РФ на тему «Незаконный оборот наркотиков — угроза национальной безопасности и целостности России» от 26 декабря 2001 г.

31

кой структуры могут иметь аналитический, координационный и мето- дический характер. Сказанное свидетельствует о том, что в отечествен- ных условиях за счет организационных мер был создан, а затем модер- низирован механизм противодействия криминальному наркообороту.

Принципиально важным здесь является вопрос о том, насколько результативны будут эти организационные меры, то есть какой из вы- шеприведенных вариантов функционально-структурного обеспечения рассматриваемой деятельности может и должен эффективно обеспечи- вать наиболее рациональную реализацию уголовно-правовых, уголов- но-процессуальных, оперативно-розыскных и административно-пра- вовых мер по выявлению, раскрытию и расследованию, предупрежде- нию и пресечению противоправных деяний, связанных с наркотиками и психотропными веществами. Иными словами, важно определить, какие по характеру организационные меры создают основу для осуще- ствления наступательного противодействия наркопреступности, а ка- кие лишь ведут к ее сдерживанию.

Абсолютизировать организационные меры, конечно, нельзя, так как, безусловно, положительные результаты могут быть достигнуты при сочетании организационных мер с общегосударственными и иными. Однако и недооценивать их нельзя. В данном случае необходимо только подчеркнуть, что научно обоснованные организационные меры или же непродуманные реорганизации органов уголовной юстиции могут привести либо к положительным, либо к отрицательным резуль- татам в области противодействия наркопреступности.

Правовые меры, направленные на противодействие наркопреступности. Следует подчеркнуть, что в современных условиях сформировались правовые основы предупреждения преступности в целом. Среди многочисленных правовых документов, определяющих нормативно- правовой статус и содержание деятельности правоохранительных и иных органов власти, имеются и те, которые содержат либо отдельные

32

нормы, посвященные противодействию или нейтрализации преступ- ности, или в ином объеме посвящены противодействию отдельным проявлениям преступности и социальной патологии, либо регламен- тируют предупредительную работу, осуществляемую в отношении от- дельных категорий граждан1. Анализируя эту проблему, B.C. Овчин- ский отмечает, что в современных условиях в результате нормотворче- ской деятельности появился широкий спектр законов и иных норма- тивных правовых актов, защищающих граждан РФ от преступности. По его мнению, анализируемые меры могут быть результативными, если принят комплексный законодательный акт о профилактике пре- ступлений; устранены противоречия и восполнены пробелы уголовно- го, уголовно-процессуального, административного, гражданского и других отраслей законодательства, а механизм реализации законода- тельства о борьбе с преступностью имеет надлежащее правовое обес- печение. Положительный результат в борьбе с преступностью может быть достигнут, по мнению данного автора, и в том случае, если обес- печена стабильность правовых запретов и преодолена их неопределен- ность2.

Следует подчеркнуть, что отдельные криминологи3 анализируют рассматриваемую проблему в контексте принципа законности. По нашему мнению, в этом случае соответствующий аспект предупрежде- ния преступности рассматривается в обобщенном виде. Смысл акцен- тирования внимания на данном принципе состоит в том, что основные направления и формы противодействия преступности, компетенция субъектов, основания для применения профилактического воздействия, а также гарантии соблюдения прав и свобод объектов превентивной работы должны быть урегулированы на уровне закона.

1 Криминология /Под общей редакцией Ю.Ф. Кваши.—Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. С. 26—29.

2 Овчинский B.C. Общие проблемы предупреждения преступности. // Криминология. Учеб ник. - М.: Юристъ, 1997. С. 124-143.

3 Шиханцов Г.Г. Криминология: Учебник для вузов. — М.: ИКД «Зерцало-М», 2001.

33

Исходя из приоритетности принципа законности, начиная со второй половины 80-х годов XX века в отечественных условиях речь шла о кардинальной правовой реформе. Ее начальным лозунгом была не- обходимость гарантировать верховенство закона во всех сферах обще- ственной жизни. Впоследствии эта реформа стала жизненно необхо- димой, так как потребовалось создавать российское законодательство, в том числе учитывающее принципиально новые социально-полити- ческие и экономические условия. Применительно к борьбе с нарко- преступностью возникла потребность в правовом плане обеспечить механизм противодействия этому негативному социально-правовому явлению в условиях интенсивного распространения наркотиков. Не- обходимо отметить, что советское законодательство к началу 90-х годов было оформлено в систему, когда вопросы ответственности за преступное или иное противоправное поведение, а также процедуры привлечения к ответственности в рамках основных видов правоохра- нительной деятельности определялись соответстующими кодексами (УК, УПК, ИТК, КоАП). Наряду с этим имелись и законы, определявшие статус основных правоохранительных органов. Поэтому возникал вопрос обновления этого законодательства, непосредственно или опосредованно относящегося к сфере борьбы с наркоманией и связанной с ней с наркопреступностью. Иными словами, в уголовном законодательстве необходимо было закрепить запреты под страхом уголовного наказания совершать преступления, связаныне с наркоти- ками и психотропными веществами. Одновременно важно было усо- вершенствовать отдельные уголовно-правовые институты, например, регламентицию уголовной ответственности за соучастие, поскольку наркобизнес — одна из форм организованной преступности.

Правовые меры, регулирующие сферу борьбы с наркопреступностью, необходимо было зафиксировать и в законах, определяющих статус правоохранительных органов и спецслужб, подготовка которых была на-

34

чата в начале 90-х годову XX века. В соответствующих законодательных актах определялось, что органы безопасности, милиции, иные правоо- хранительные органы должны разрешать задачу борьбы и с наркопрес- тупностью. С учетом этого им предоставлялись соответствующие полномочия. В итоге, отечественное законодательство в его обновленном варианте стало предусматривать скорректированные основания уголовной и административной ответственности за противоправные действия в сфере оборота наркотических средств, а также процедуры досудебного производства по фактам этих правонарушений согласно подследственности и юрисдикции правоохранительных органов. Это нашло свое отражение в УК РФ, КоАП РФ, УПК РФ и Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», Законе РФ «О милиции», Федеральном законе «Об органах ФСБ в РФ», Таможенном кодексе РФ.

Необходимо подчеркнуть, что все эти правовые документы пред- ставляли и представляют собой традиционные элементы отечественной правовой системы. Вместе с тем в начале 90-х годов ряд юристов1 стали обосновывать необходимость включения в отечественную правовую систему комплексных межотраслевых специализированных законов, при помощи которых в более оптимально, по сравнению с тра- диционными, были бы урегулированы все вопросы разрешения акту- альных проблем противодействия терроризму, организованной пре- ступности, коррупции, а также криминальному наркообороту. Для подготовки вышеуказанных правовых документов применяется техно- логия консолидации правовых норм различной отраслевой принад- лежности. Отечественный законодатель, учитывая опасность распро- странения наркомании и сложности в процессе борьбы с распростра-

1 Целинский Б.П. Незаконный оборот наркотиков в России и пути совершенствования антинаркотического законодательства. // Материалы научно-практической конференции «Федеральный закон» «О наркотических средствах и психотропных веществах и актуальные проблемы противодействия незаконному обороту наркотиков». — M.: Правительственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту. 1998. С. 8-15.

35

нением наркомании и противодействия незаконному обороту нарко- тиков, счел целесообразным принять комплексный межотраслевой за- кон, призванный играть ключевую роль в законодательстве РФ о нар- котических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах. Та- ким образом, в современных российских условиях стали конкурировать два подхода к законодательному определению правовых мер, на- правленных на противодействие незаконному обороту наркотиков. Во- первых, это традиционный подход, построенный на отраслевом ва- рианте отечественной правовой системы. Во-вторых, подход предпо- лагающий консолидирование разноотраслевых правовых норм анти- наркотической направленности в едином правовом акте.

Вышеуказанные подходы касаются внешней стороны формирования антинаркотического законодательства и связаны с эксплуатацией приемов законодательной техники. При этом важно, чтобы правовая регламентация основных мероприятий прикладного характера, лежа- щих в основе непосредственной деятельности правоохранительных органов по борьбе с наркопреступностью, была качественной.

Уголовно-правовые и административно-правовые меры. Данные об экспансии наркотиков в современных условиях таковы, что любое го- сударство, если оно не желает быть «купленным» наркокартелями1, должно неизбежно преследовать лиц, совершающих различного рода наркопреступления. Основанием для этого служат деликты, предусмо- тренные национальным уголовным и иным законодательством о пра- вонарушениях. Не является в этом плане исключением и Российская Федерация, где ст. 228—233 УК РФ предусматривают ответственность за наркопреступления, а ст. 6.8.-6.9 КоАП РФ — административную

1 Немецкий криминолог Х.Ю. Кернер полагает, что наркокартелями скуплено полдюжины государств с целью беспрепятственного изготовления, хранения там наркотиков или отмывания денег. К числу этих стран он относит Панаму, Бирму, Боливию и др. Этот ученый также полагает, что и в странах сбыта наркотиков наркодельцы отмывают преступно нажитые деньги, а в преступных сферах, связанных с наркобизнесом, участвуют серьезные деловые люди. (См. более подробно: Криминология. Словарь-справочник. М.: Издательство ЮРМА, 1998. С. 158—160).

36

ответственность за правонарушения в рассматриваемой сфере. В свою очередь, УПК Рф и КоАП РФ устанавливают соответственно подслед- ственность и юрисдикцию по данным составам противоправных деяний. Это позволяет формировать систему расследований по фактам наркопреступлений и иных правонарушений. Вместе с тем наличие в национальном законодательстве норм, устанавливающих уголовную ответственность за наркопреступления и административную ответст- венность за соответствующие правонарушения, еще не означает, что они оптимальны. Следует указать на то, что и в отечественных условиях, и за рубежом дискуссионным является вопрос о том, следует ли ужесточать уголовно-правовую репрессию или же либерализовать со- ответствующие нормы УК РФ1 и КоАП РФ, проявляя толерантность к лицам, совершающим противоправные деяния с целью приобретения наркотиков и их потребления. Здесь, безусловно, существуют оп- ределенные проблемные моменты и различные подходы. Однако спе- циалисты в этой области полагают, что сдерживание наркорынка практически невозможно без уголовно-правовых мер борьбы с нару- шениями антинаркотического законодательства, так как самые жесткие меры с трудом позволяют справляться с международным нарко- бизнесом. Последний хорошо организован и бороться с криминальными сообществами, использующими в своих преступных действиях на долгосрочной или временной основе деловые и политические связи в интересах получения сверхприбыли, возможно только в том случае, если уголовно-правовые нормы общего типа (институт соучастия) и специального характера создают предпосылки для противодействия незаконному обороту наркотиков.

Уголовно-процессуальные меры. Их регламентация была представ-

1 Комментарий к УК РФ. - М., Издательская группа НОРМА - ИНФРА. М., 1998. С. 512-536; Комментарий к УК РФ. — М.: Издательство «Менеджер», Уорайш, 2000. С. 694—741; Муса- ев А.Н., Сбирунов П.Н., Целинский Б.П. Противодействие незаконному обороту наркотических средств (история и современность). Монография. М.: В НИИ МВД России, 2000. С. 132—198.

37

лена в УПК РСФСР1. Ключевым моментом его совершенствования должна была стать регламентация дифференцированного досудебного производства, исходя из характера расследуемого преступления. По- добного рода прецеденты имеются в зарубежном уголовно-процессу- альном законодательстве. Возможен был и другой вариант, который предусматривал бы включение в число следственных действий тех, ко- торые обеспечивают раскрытие и расследование тайной, маскируемой преступной деятельности, что характерно для наркопреступности. Так, необходимо было бы предусмотреть возможность осуществления в форме следственных действий прослушивания телефонных перегово- ров, снятия информации с технических каналов связи, оперативно- розыскного производства. Фиксация этих положений должна была осуществляться в контексте всего совершенствования уголовно-про- цессуального законодательства. Тем не менее, вышеупомянутые нормы были бы важны и для противодействия наркопреступности.

Российский законодатель на этапе реформирования уголовно-про- цессуального законодательства не решился предпринять кардинальные шаги, предполагающие закрепление в УПК РФ двух форм досудебного производства, исходя из характера расследуемого преступления. Им была сохранена цельная система уголовно-процессуальных норм, рег- ламентирующих данный институт уголовно-процессуального права. Одновременно была сохранена и четкая автономизация функций до- знания, предварительного следствия и оперативно-розыскной деятель- ности. Результаты последней подлежали доступу в уголовный процесс только после их фильтрации уголовно-процессуальными мерами. Единственным новаторским шагом со стороны законодателя было включение в число следственных действий такого разведывательного метода, как контроль и запись переговоров. В итоге, уголовно-процес- суальная функция продолжает сохранять свою контролирующую роль

1 Комментарий к УПК РСФСР. — М.: «Юрайт», 2000. С. 221—376.

38

по отношению к оперативно-розыскной деятельности, что требует от следователей, специализирующихся в области расследования уголовных дел по факту незаконного оборота наркотиков, обеспечения эф- фективности взаимодействия с сотрудниками специализированных оперативных подразделений, а также профессионального мастерства1. Оперативно-розыскные меры. Что касается такой функции уголовной
юстиции, как оперативно-розыскная деятельность, то УПК РСФСР регламентировал лишь возможность осуществления оперативно- розыскных мер органами дознания для решения задач борьбы с преступностью. Поэтому требовалась полномасштабная подготовка специального оперативно-розыскного закона, который определил бы задачи, разрешаемые при помощи оперативно-розыскных мероприятий, перечень этих мероприятий, процессуальный порядок их осуще- ствления и использования в рамках дознания и предварительного следствия. Актуальность перехода в правовом регулировании ОРД от фиксационного варианта к полномасштабному обусловливался начав- шейся в 90-е годы дискуссией относительно создания реальных гара- ний законности при осуществлении этого особого (в основном неглас- ного) вида правоохранительной деятельности. За истекший период времени был принят (1992 г.), а затем приобрел новую редакцию (1995 г.) отечественный оперативно-розыскной закон. Он содержит те мероприятия, на которые традиционно возлагают большие надежды в борьбе с наркопреступностью. Это сбор информации с опорой на кон- фидентов, оперативное внедрение, проверочные закупки, контролиру- емые поставки, оперативные эксперименты, которые в комплексе с иными оперативно-розыскными мероприятиями призваны обеспечивать выявление и раскрытие наиболее опасных наркопреступлений, имеющих форму наркобизнеса. Одновременно был зафиксирован и ряд процедурных особенностей при осуществлении ОРД, что снижает

1 Комментарий к УПК РФ — М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. С. 305—491; Коммен- тарий к УПК РФ. — М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 314—557.

39

возможные упреки в произволе со стороны оперативно-розыскных ведомств1. Однако нельзя не признать, что правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности отличается целым рядом недо- статков. Как было отмечено выше, данная функция, а также дознание, предварительное следствие слабо интегрированы в единое правовое поле, поскольку УПК РФ не кодифицировал нормы оперативно- розыскного закона, а, наоборот, жестко разграничил ОРД и уголовный процесс. Для противодействия тайным маскируемым нарко- преступлениям, как и иным видам организованной преступности, данный подход проблематичен2. Вероятно, поэтому, осуществляя оче- редные организационные меры, в частности, создавая Государственный комитет РФ, призванный противодействовать незаконному обороту наркотиков, Президент РФ в своих указах определил, что в его составе будут и оперативные, и следственные, и экспертно-кримина- листические подразделения. Их интеграция в одном ведомстве позво- ляет сблизить и функцию ОРД, и функцию досудебного производства по уголовным делам. Это в определенной мере может компенсировать те проблемы, которые возникают вследствие недостатков в правовом регулировании досудебного производства по уголовным делам, возбужденным по фактам наркопреступлений. Через определенное время можно будет оценить результативность предпринятых органи- зационных мер. Вероятно, они являются неизбежными, поскольку противодействие наркопреступности требует специализации в этом направлении и следователей, и дознавателей, и оперработников, и экспертов-криминалистов.

1 Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник. — СПб.: Издательство «Лань», 1999; Оперативно-розыскная деятельность: Учебник. — М.: ИНФРА — М., 2001. Горяинов K.K., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментарий. Новый юрист. — М., 1995.

2 Сурков К.В. Опыт законодательного регулирования ОРД в РФ: Монография. — СПб., 1998; Проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности: Материалы научно- практиче ской конференции / Под ред. K.K. Горяинова, И.А. Климова. — М.: ВНИИ МВД России, 2002. Шумилов А.Ю. Проблемы законодательного регулирования ОРД в России: Монография — M.: Издатель Шумилова И.И. 1997.

40

Иные правовые меры, направленные на обеспечение функционирования механизма противодействия наркомании и криминальному наркооборо- ту. Правотворческая деятельность в анализируемой области может быть усилена и путем осуществления иных мер, не связанных с ужесточени- ем уголовной ответственности. Например, актуальна подготовка проек- та Федерального закона «Об антинаркотической пропаганде, выявлении лиц, больных наркоманией, наблюдении за ними, лечении и социально- медицинской реабилитации больных наркоманией». Организационно- правовые реформы 2003 года также обусловливают необходимость внесения кардинальных изменений в Федеральный закон «О наркоти- ческих средствах и психотропных веществах». По мнению автора, целе- сообразна и подготовка проекта Федерального закона «Об организаци- онно-правовых началах противодействия незаконному обороту нарко- тических средств», где необходимо было бы отразить статус и содержа- ние деятельности Государственного комитета РФ по контролю за нар- котическими средствами и психотропными веществами, порядок взаи- модействия этого ведомства с иными государственными и негосударст- венными структурами в процессе контроля за легальным оборотом нар- котиков, профилактику наркомании и криминального наркооборота, в выявлении, раскрытии и расследовании наркопреступлений. Учитывая то обстоятельство, что в структуре органов внутренних дел произошли изменения, связанные с реализацией милицией оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных полномочий в области противодействия криминальному наркообороту, необходимы соответствующие поправки в Закон РФ «О милиции», а также подготовка ведомственных норма- тивных актов, проясняющих роль специализированных ОРБ, которые будут заниматься проблемами противодействия наркопреступности в контексте борьбы с организованными преступными группами. Одно- временно необходимо уточнить роль в этой области подразделений уго- ловного розыска, а также иных служб и подразделений милиции, кото-

41 РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА рые в течение длительного времени занимались выявлением, раскрытием и расследованием, предупреждением и пресечением наркопреступлений и административных правонарушений.

Актуален и вопрос о приведении российских норм различных отраслей права (гражданского1, семейного2, трудового, административного, уголовного и др.), регулирующих те или иные аспекты противодействия наркомании и наркобизнесу, в соответствие друг другу: между Конституцией РФ и международными договорами; федеральными за- конами и Конституцией; федеральными законами и международными договорами; федеральными законами между собой; законами субъектов Российской Федерации и федеральными законами, Конституцией.

Рассматривая вопрос о правовых мерах, нельзя не упомянуть и об особого рода правовых документах, которые концентрируют в себе разноплановые меры, направленные на противодействие наркомании и криминальному наркообороту.

Во-первых, это федеральные программы борьбы с преступностью, предусматривающие наряду с другими и мероприятия по противодей- ствию НОН. Во-вторых, это подготовка федеральных целевых программ, охватывающих комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконным оборотом. Последняя такая программа предусмотрена на период 2002—2004 годов. В-третьих, это региональные программы как общего характера, так и специального, в том числе и по борьбе с наркопреступностью. В современных условиях, например, актуален вопрос о разработке Федеральной целевой программы медико- социальной реабилитации детей, подростков и молодежи, склонных к употреблению наркотических средств.

Нельзя не отметить, что уязвимым местом при подготовке таких документов является ресурсное обеспечение планируемых мер. Однако

1 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть I. — 6-е изд. — М.: «Ось—89», 2001; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть II. — 6-е изд. — М.: «Ось—89», 2001.

2 Семейный кодекс Российской Федерации. — 4-е изд. — М.: «Ось—89», 2001.

42

игнорирование этого вопроса может привести к тому, что обществу придется заплатить гораздо большую цену за борьбу с указанным злом. Подводя итог сказанному, необходимо отметить следующее:

1) проблема наркопреступности и иных проявлений незаконного оборота наркотических средств, актуализировавшаяся в 90-е годы в России, обусловила модернизацию механизма противодействия указа- ным негативным социально-правовым явлениям. На концептуальном уровне смысл соответствующей модернизации предполагает осуществ- ление правовых и организационных мероприятий. При этом последние, в свою очередь, создают предпосылки для проведения непосред- ственной деятельности различных органов государства по выявлению, раскрытию и расследованию, предупреждению и пресечению незакон- ного оборота наркотиков. Тем более, что зарубежный опыт сдержива- ния криминального наркорынка указывает на рациональные преце- денты в этой области; 2) 3) организационные меры по противодействию незаконному обороту наркотиков были ориентированы на специализацию за счет создания в составе ОВД системы специализированных оперативных подразделений БНОН, преобразованных впоследствии в Государст- венный комитет при МВД России по данному кругу проблем. Однако затем высшие органы государственной власти предприняли в 2003 году неординарный организационный шаг, создав федеральный правоо- хранительный орган по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. С учетом этого возникает вопрос о компетенции, организации и тактике деятельности такого ведомства. Кроме того, открытыми и не полу- чившими пока ответа остаются вопросы о роли ОВД и специалистов противодействия БНОН, о координации в данной сфере всех заинте- ресованных государственных органов и негосударственных структур, об организационном обеспечении всей системы реализуемых мер; 4) 3) отечественный законодатель, начиная с 90-х годов, сформиро вал антинаркотическое законодательство, в том числе предусматрива-

43

ющее основания ответственности за его нарушения. Дилемма состоит в том, какую правовую политику в этой области проводить дальше: ужесточать уголовно-правовые и административно-правовые меры или проводить либерализацию в этой области. Вероятно, что здесь важно рациональное определение полномочий правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и разумное устройство этих органов, что должно позволять им надлежащем образом решать задачи выявления, раскрытия и расследования наркопреступлений. В связи с этим важно совершенствование уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства. Актуальным является и осуществление иных правовых мер, позволяющих оказывать медицинскую, социальную помощь наркоманам. Все эти меры должны быть «сгармонизированы» и учитывать наркоситуацию в российском обществе. Механизм противодействия незаконному обороту наркотиков имеет в своей основе моделирование различного рода программ антинаркотической направленности, однако их реализация требует надлежащего ресурсного, кадрового и иного обеспечения.

§ 3. Общесоциальные меры в механизме противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ

Когда речь идет о борьбе с наркопреступностью, то ведущее значение в данной деятельности принадлежит общегосударственным меро- приятиям, которые призваны кардинально повлиять как на преступ- ность в целом, так и на указанный ее вид.

В специальной литературе по проблемам криминологии1 юристы выделяют общесоциальные меры криминологической профилактики, исходя из такого ее критерия, как признак целеполагания. Здесь на-

1 Алексеев А.И., Герасимов СИ., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы: Монография. — M.: Издательство НОРМА, 2001. С. 26—27.

44

зываются меры, которые обладают возможностями реализовать анти- криминальный потенциал общества в целом, всех его институтов. Особенность их заключается в том, что должно происходить нена- правленное воздействие на криминологические детерминанты в про- цессе прогрессивного развития общества, когда одновременно реша- ются экономические, социальные и иные глобальные задачи и попутно достигаются антикриминальные цели. В качестве последних называются устранение, ограничение и локализация противоречий, диспропорций, кризисных явлений, питающих и воспроизводящих преступность. Автор разделяет данную научную позицию, указыва- ющую на важную закономерность процесса противодействия пре- ступности, в том числе и незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Опираясь на данный подход, можно оценить роль общегосударственных мер в указанной сфере. По этому поводу следует указать, что преобразования, которые состоялись на постсоветском пространстве, в том числе и в России, существенным образом изменили каждую группу указанных мероприятий. Необходимо признать, что в современных условиях эти мероприятия не оказывают существенного влияния на борьбу с наркопре- ступностью.

Реализуемая в РФ косвенная стратегия борьбы с преступностью не привела ранее или же не приводит в настоящее время к повышеннию или же просто к обеспечению надлежащего уровня жизни населения. Это связано с тем, что у широких слоев населения ухудшаются жи- лищные условия, питание; молодежь не получает необходимого обра- зования и профессиональной подготовки; более того, возродилась со- циальная проблема в виде беспризорных детей; наблюдается безрабо- тица, ухудшение пенсионного обеспечения; в сферу догуса стал инте- сивно вторгаться бизнес на пороках; существенно снизился уровень социальной реабилитации лиц, освободившихся из пенитенциарных

45

учреждений; в состоянии упадка находится работа по привлечению общественности к борьбе с наркопреступностью. Все это явно не спо- собствует качественному контролю над такой патологией, как нарко- мания, и осуществлению эффективной борьбы с наркопреступностью. Поэтому настоятельно необходима активизация общегосударственных мер по противодействию наркопреступности, так как масштабы неза- конного оборота наркотиков и темпы распространения наркомании привели к тому, что данная проблема приобрела государственный ха- рактер, поскольку стала выступать в качестве угрозы устоям общества и здоровья нации.

Экономические меры, призванные влиять на борьбу с наркопреступ- ностью. Смысл их состоит в том, что они должны направляться госу- дарством на развитие экономики. Это в итоге должно создавать пред- посылки для надлежащего развития всех сфер общественной жизни, препятствущих становлению людей на криминальный путь, связанный с наркобизнесом, а также развитию в обществе такой социальной патологии, как наркомания. Принято считать, что повышение уровня жизни населения, обеспечение его занятости, надлежащие бытовые условия и возможность нормально питаться, могут в косвенной форме препятствовать наркопреступности и наркомании. В советский период эта сторона жизни общества имела ущербный характер, поэтому реформы встретили поддержку населения страны. Однако кардинальные преобразования в экономике изменили ситуацию только для незначительной части населения страны. Одновременно появилось противоречие, обусловленное имущественным неравенством. Нельзя не сказать и о том, что не достигнуты важные успехи в экономике, поскольку не произошло обновление основных средств производства. Более того, многие предприятия прекратили свое существование, а аграрный сектор пребывает в состоянии глубокого кризиса.
Интенсивно эксплуатируются лишь природные ресурсы

46

страны. Поэтому вполне закономерно, что экономические меры, призванные косвенно противодействовать наркопреступности, не до- стигают соответствующего результата. Следует сказать о том, что по- бочный криминальный результат стали приносить экономические меры по развитию предприятий, производящих алкогольную продукцию. Отказ от государственной монополии в этой сфере повлек за собой и незаконное предпринимательство, выбрасывающее на рынок некачкественный, а порой и опасный для жизни алкоголь. Парадокс состоит в том, что борьба с алкоголизмом и пьянством в 80-е годы повлекла за собой рост самогоноварения, а снятие ограничений на потребление спиртного и интенсивное его производство в негосудар- ственном секторе привело к еще более массовой алкоголизации насе- ления. Одновременно это благоприятствует и распространению нар- комании, так как сейчас сняты нравственные запреты, и человек, столкнувшись с различными негативными проблемами, более свободен в выборе способов расслабления. Тем более, что ему сейчас в равной мере доступны как алкоголь, так и наркотики.

Особо следует подчеркнуть, что в России получило и свое развитие криминальное предпринимательство, связанное с производством и сбытом наркотических средств. Эта деятельность имеет и сугубо наци- ональный характер, поскольку вся производственная цепочка от выра- щивания наркокультур до их переработки, производства и сбыта нар- котических средств может протекать на едином, не разделенном грани- цами пространства. Однако это не исключает международную коопе- рацию в этой области, предполагающую контрабандную доставку нар- котиков в Россию и их распространение. В результате за годы эконо- мических преобразований не были созданы преграды для незаконного оборота наркотических средств. Более того, внедрение рыночных отно- шений благоприятствовало становлению и развитию наркобизнеса. Проведенный автором контентанализ позволяет указать на следу-

47

ющий перечень экономических мер, которые могли бы в опосредо- ванной форме противодействовать такому системному явлению, как наркомания и преступный оборот:

• усиление социальной ориентации экономики, стимулирование деловой активности людей, их заинтересованности в результате труда, развитие производства на основе современных технологий, продуман- ная структурная и инвестиционная стратегия, укрепление националь- ной валюты и всей финансовой системы, уменьшение силы действия таких явлений, как нищета и безработица1; • • поддержание пропорций в форме таких соотношений, как доходы самих богатых и самых бедных, при которых исключается антого- низация социальной структуры за счет значительного увеличения доли населения, живущего за чертой бедности, и его люмпинизация2; • • нейтрализация криминогенных последствий функционирования экономической сферы на макроуровне (оздоровление экономики страны в целом, экономическая защита наименее обеспеченных слоев населения посредством введения научно обоснованного уровня прож- житочного минимума) и на микроуровне (льготы и помощь конкрет- ным лицам, находящимся в критической ситуации)3; •

• повышение уровня жизни беднейшего населения, сокращение разрыва между наиболее и наименее обеспеченными слоями4; • • развитие производства на основе современных технологий, про- думанная структурная и инвестиционная стратегия, справедливое пе- рераспределение собственности, укрепление национальной валюты и финансовой системы, снижение инфляции, совершенствование рас- пределительных отношений5; • 1 Алексеев А.И., Герасимов СИ., Сухарев А.Я. Указ. соч. С. 26—27.

2 Осипов Г.В. Россия: национальная идея. Социальные интересы и приоритеты. М, 1997. С. 26.

3 Бурлаков B.H. Указ. соч. С. 182—183.

4 Гилинский Я.И. Криминология. Курс лекций. — СПб.: Питер, 2002. С. 346.

5 Шиханцов Г.Г. Указ. соч. С. 166.

48

• стабилизация экономики, уменьшение степени дифференциации населения по уровню доходов, обеспечение прожиточного минимума для необеспеченных слоев населения; обеспечение приоритета легаль- ной экономической деятельности; экономическое стимулирование добровольности отказа от преступной экономической деятельности; борьба с безработицей, компенсация ущерба жертвам преступлений1.

Оценивая данный перечень общегосударственных мероприятий, следует указать, что правоохранительные органы, бесспорно, могут вы- являть факторы, обусловливающие наркоманию и криминальный нар- кооборот, которые требуют осуществления перечисленных мероприя- тий. Особенность их, по мнению отдельных юристов2, состоит в том, что они выходят за рамки криминологии, являясь составной частью общественной практики вообще и предметом всех наук об обществе, человеке и контролю за преступностью. По мнению автора, решение задачи профилактического воздействия на динамику, структуру и при- чины наркопреступности в целом требует комплексного подхода. Поэтому вполне закономерным шагом стали меры, направленные на создание Государственного комитета РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ как специального ко- ординирующего центра в этой области, который обладал бы возмож- ностями разрешать в плане противодействия наркопреступности все иерархически связанные между собой проблемы, то есть реализовывать и меры социальной, и собственной криминологической профилактики.

Автору представляется целесообразным высказать особую точку зрения на концепцию общегосударственных мер противодействия наркопреступности. Ее специфика состоит в том, что существуют две взаимосвязанные между собой проблемы: с одной стороны, наркома- ния, а с другой — криминальный наркооборот. Безусловно, они обра-

1 Максимов СВ., Мацкевич И.М., Овчинский B.C., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 30.

2 Овчинский B.C. Общие проблемы предупреждения преступности… Криминология: С. 105—106.

49

зуют системное явление, воздействие на которое должно быть вполне соответствующим. Поэтому общегосударственные меры могут резуль- тативно воздействовать на снижение риска заболеваемости наркома- нией. Что же касается криминального наркооборота, то здесь, несо- мненно, требуются мероприятия, осуществляемые органами уголовной юстиции. В этом плане уместно сослаться на позицию Хохрякова Г.Ф., полагающего, что в каждом конкретном случае необходимо определять границы возможного, допустимого использования того или иного средства предупреждения, а также предпочтительность использования того или иного средства в данное время и в данном месте1.

Идеологические меры, призванные влиять на борьбу с наркопресту- постью. Когда речь идет об идеологии2, то имеются в виду различные идеи и взгляды политического, правового, философского, нравствен- ного, религиозного и эстетического характера. Как правило, они вы- ражают интересы социальных групп или классов, в том числе полити- ческих партий, представляющих эти классы.

Когда речь идет о борьбе с преступностью, то к числу мер, которые могут оказывать соответствующее воздействие на данное социально- правовое явление, относят и меры идеологического характера. Так В.Н. Бурлаков полагает, что они могут в современных условиях фор- мировать у членов общества морально-нравственное сознание на базе общечеловеческих ценностей, ограничивать негативное влияние на поведение людей стандартов массовой культуры посредством ее диф- ференцированного потребления, исправлять нравственные деформации у лиц с правонарушающим поведением с помощью индивидуально- воспитательной работы3.

1 Хохряков Г.Ф. Указ. соч. С. 506—508.

2 Словарь иностранных слов. — М.: Русс, яз., 1987. С. 187; Современный толковый словарь русского языка. — СПб.: «Норинт», 2003. С. 233; Мухаев Р.Т. Политология. — М.: «Издательство ПДИОР» 2000. С. 286-301.

3 Бурлаков B.H. Указ. соч. С. 183.

50

С этой точки зрения можно согласиться, однако применительно к борьбе с наркоманией и криминальным наркооборотом действие идео- логических мер имеет свою специфику. Отправной момент заключается в том, что в обществе может царить определенная идеология, поло- жительно влияющая на его развитие, либо иметь место идеологический плюрализм, однако противоречие между идеологиями различных клас- сов и социальных групп не влечет за собой антагонистических проти- воречий. Для современного российского общества постперестроечного периода как раз характерна ситуация идеологического многообразия. В силу этого наблюдается их противоборство между собой. Различные идеологии проявляют стремление конкурировать, а порой и подавлять друг друга. Бесспорным является то, что в современных условиях иде- ология правого толка в России в ее либерально-демократическом вари- анте стремится доминировать над левым политическим спектром об- щества. Однако обе эти идеологии в основном негативно относятся к незаконному обороту наркотических средств, отстаивая идеи борьбы с наркоманией и криминальным наркооборотом. Вместе с тем формы этой борьбы у представителей указанной идеологии отличаются опре- деленной спецификой. Если пердставители левых партий высказвают непримиримое отношение к наркотизации населения и распростране- нию наркопреступлений1, то представители либерального направления в политике предполагают дифференцированный подход к наркомании и противодействию незаконному обороту наркотических средств. Здесь имеется в виду модель легализации «мягких» наркотиков и толерант- ности в отношении потребителей слабых наркотиков2. С учетом этого у государственной власти РФ имеется выбор относительно определения направленности государственной политики в области противодействия потреблению и распространению наркотических средств3. Идео-

1 Шамков В.Н. В сетях нарколоббии. М.: ЗАО «Газета «Правда», 1999.

2 Наркотики: универсальное репрессивное средство: Доклад Секретаря Постоянной палаты по правам человека ПКС при Президенте РФ Л.С. Левенсона. — М., 1999.

3 Более подробно по данному вопросу см. гл. 3 данной работы.

51

логические меры в связи с этим выполняют неоднозначную роль в противодействии незаконному обороту наркотических средств и нар- копреступности, поскольку очень трудно прогнозировать, например, те последствия, которые могут наступить в России вследствие либераль- ного подхода к данной проблеме.

По мнению автора, доминирование на государственном уровне той или иной идеологии, например, предполагающей либерализацию отношения к потреблению наркотических средств, опосредованно влияет на все иные меры общесоциального и специального характера, осуществляемые государством по противодействию такой социальной патологии, как наркомания. В частности, разрешение легально прода- вать наркотические средства в аптеках создает предлосылки для более результативного контроля за рынком сбыта наркотиков, позволяет вы- являть, учитывать и оказывать медицинскую помощь потребителям указанных средств. Прежде всего это может сказаться на повышении эффективности борьбы с наркоманией. Однако здесь возможны и из- держки, поскольку можно прогнозировать и значительное увеличение числа лиц, которые, начав с потребления легких наркотиков, могут перейти к потреблению тяжелых наркотиков. В свою очередь, это мо- жет привести к стимулированию наркобизнеса. Автор считает целесо- образным высказаться в пользу запрета на легальное употребление наркотических средств, поскольку заигрывание с таким явлением, как наркомания, может нанести урон благосостоянию и безопасности лю- дей. Важны толерантные меры, сочетающие уголовно-правовое воз- действие на наркопреступность, и меры, направленные на антинарко- тическую пропаганду и на профилактику наркомании.

Воспитательные меры, призванные влиять на борьбу с наркопреступ- ностью. Это воздействие призвано не допустить или преодолеть нега- тивные стереотипы поведения, а также формировать у человека линию поведения на основе таких положительных этических категорий, как

52

совесть, порядочность, долг, так как эти моральные качества детерми- нируют правопослушность и уважение к закону. Так, Шиханцов Г.Г. полагает, что для противодействия преступности важное значение имеет поддержка развития образования и культуры в обществе, сохра- нение и развитие духовно-нравственного наследия, поскольку сущест- вует достаточно четкая зависимость между образовательным и куль- турным уровнем людей, их воспитанностью и риском совершения преступлений1.

Отдельные криминологи2 порой ведут речь не о воспитательных, а о психологических мерах борьбы с преступностью. Однако содержание последних раскрывают с опорой на термин «воспитание», которое при- звано обеспечить в обществе формирование представлений и чувств, что может сыграть антикриминогенную роль. Так, они указывают на необходимость воспитания у человека солидарности с уголовно-право- выми запретами, профилактической активности, доверия к правоохра- нительным органам. Важное значение, по их мнению, может сыграть информирование о способах снижения криминальной активности, о негативных последствиях нарушения уголовно-правовых запретов.

Для современных условий характерны и попытки новых подходов к проблеме предупреждения преступности, когда к числу решающих дан- ную проблему средств относят правосознание, некарательное воздейст- вие. Так, Г.Ф. Хохряков, будучи автором этих идей3, полагает, что пра- вовое сознание является таким видом психического отражения окружа- ющей действительности, которое предполагает определенное, а именно правовое оформление общественных отношений этой действительности. Эта проблема — предмет самостоятельного исследования. В данной же работе автор считает необходимым отметить, что человек, будучи социальным существом, должен испытывать на себе соответствующее

1 Шиханцов Г.Г. Указ. соч. С. 167.

2 Максимов СВ., Майкевич И.М., Овчинский B.C., Эминов B.E. Указ. соч. С. 32.

3 Хохряков Г.Ф. Указ. соч. С. 466—494.

53

воспитательное воздействие. При этом надлежащее нравственное вос- питание неизбежно увязывается с антиалкогольным и антинаркотиче- ским воспитанием. Важным аспектом этих мер является воспитание подрастающего поколения, когда в школе, в учебных заведениях, а за- тем и в целом в обществе гражданам прививаются навыки поведения, призванные обеспечивать реализацию правопослушной линии поведе- ния, а также иные положительные проявления в различных сферах жизни. Применительно к рассматриваемой проблеме это здоровый образ жизни. Поэтому в рамках школьного обучения должны реализо- вываться специальные программы учебных дисциплин, призванные адресно профилактировать наркоманию. Характерным примером являются такие специальные учебные дисциплины, как «Наркомания и СПИД — болезни века»1, «Граждановедение. Наш выбор — без нар- котиков»2.

Данные и другие школьные курсы антинаркотической направленности готовятся в контексте Концепции образовательной программы «Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в обра- зовательной среде»3. Следует также указать, что под руководством Ми- нистерства образования РФ при участии государственных и негосу- дарственных структур проводится работа по разработке программ, адресованных учреждениям профессионального образования по во- просам профилактики злоупотребления психоактивными веществами среди несовершеннолетних и молодежи4.

1 Наркомания и СПИД — болезни века / Департамент образования администрации Тверской обл., ТГУ, Комитет по делам молодежи Твери: Учебное пособие для учащихся 8—10 классов об щеобразовательных школ, Тверь: ЗАО «Литера — М», 2000.

2 Граждановедение. Наш выбор без наркотиков: Учебное пособие для учащихся 7—9 классов школ — M.: НКЦ «Гражданин», 2003.

3 Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде. Концепция, образовательная программа, учебные планы, тренинги, литература. — М.: Издатель ский дом «Нарконет», 2002.

4 Программы дистанционного образования для учреждений профессионального образования по вопросам профилактики злоупотребления психоактивными веществами среди несовершенно летних и молодежи. — М., 2002.

54

Как известно, антинаркотическое воспитательное воздействие на школьников должно осуществляться в рамках внеклассной работы1. Поэтому важное значение имеет и научное обеспечение этого направ- ления, создающее предпосылки для эффективной организации меро- приятий по профилактике наркомании и токсикомании среди детей и молодежи.

Нельзя не признать, что в современных условиях культивируется антивоспитание, так как потреблению наркотиков в молодежной среде стал придаваться статус особой субкультуры. В силу этого они ста- новятся обязательным атрибутом вечеринок, дискотек, концертов, модных музыкальных групп. Опасно и то, что к процессу «антивоспи- тания»2 стали подключаться и средства массовой информации, где по- являются материалы, в прямой или косвенной форме пропагандирую- щие потребление наркотиков. Например, это публикации и выступле- ния в силу полной или частичной легализации наркотиков. Косвенное влияние на молодежь проявляется в том, что на региональном уровне в ее сознание повсеместно внедряется лозунг о праве молодежи на са- мовыражение за счет употребления «легких» наркотиков.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что в России условия переходного периода оказали определенное влияние на процесс выработки и осуществления соответствующего круга мероприятий, образующих систему противодействия незаконному обороту наркотиков, где стабилизация экономики и проблема адаптации ры- ночных отношений ослабили действия общегосударственных эконо- мических мер, а также потворствовали развитию криминального

1 Петракова Т.И. Руководство по профилактике наркомании среди детей и подростков. М.: НИИ наркологии МЗ РФ, 2000; Организация мероприятий по профилактике наркомании. — СПб.: Комитет по делам молодежи, физкультуре, спорту и туризму Правительства Ленинградской области, 1999.

2 Профилактика наркомании и токсикомании среди детей и молодежи: Комплексное социо- лого-криминологическое исследование / Департамент по молодежной политике Минобра РФ; ВНИИ МВД РФ; Госучреждение «Российский центр молодежной семейной политики». — M., 2002. С. 42—54.

55

предпринимательства и созданию отечественного наркорынка. Идео- логическое многообразие обусловило пропагандирование либераль- ного подхода к потребителям наркотиков, что не имеет однозначной оценки в плане противодействия наркобизнесу. Воспитательные меры антинаркотической направленности столкнулись с антивоспитанием в этой области, в особенности в молодежной микросреде. Это требует оптимизации общегосударственных мероприятий в области незаконного оборота наркотиков, так как в этом случае более эффек- тивно будут осуществляться и меры, непосредственно оказывающие воздействие на наркопреступность.

56

Глава II

Детерминанты криминального оборота наркотических средств,

психотропных веществ и антикриминогенное

воздействие на них

§1. Детерминанты криминального оборота наркотических средств

и психотропных веществ

При исследовании проблемы создания и обеспечения функциони- рования механизма противодействия НОН важно получить и ответ на вопрос о том, необходима ли соответствующая деятельность государ- ства. В этом плане представляют интерес детерминанты наркомании и криминального оборота наркотических средств и психотропных ве- ществ. Следует признать, что криминологи обращались и обращаются к указанной проблеме. Рассматривая ее содержание, можно увидеть достаточно широкий набор обстоятельств, которые в своей совокуп- ности характеризуют причинную обусловленность таких явлений, как наркомания и криминальный наркооборот. Вне всяких сомнений, важно выявление всех этих обстоятельств, их фиксация, что создает предпосылки для предупреждения распространения в обществе нарко- мании и противодействия криминальному наркообороту.

Автор, изучая этот вопрос, считает необходимым изложить свой подход к данной проблеме. Прежде всего, существует набор детерминантов, котоыре действуют вне зависимости от того, в какой стране получает распространение наркомания и приобретает свое развитие криминальный наркооборот. Здесь имеется в виду то обстоятельство, что человек, будучи блистательным существом, испытывает потреб- ность в положительных эмоциях, а также проявляет пристрастие к удовольствиям. Наряду с этим нельзя не учитывать и подверженноость человека болезням, которые могут носить соматический и психический характер. В этом плане автор признает в качестве базовых детер-

57

минант наркомании локально-личностные и социально-культурные факторы. Эти обстоятельства прежде всего учитываются теми, кто, действуя в условиях свободного рынка, обеспечивает удовлетворение спроса на наркотические средства и психотропные вещества. Разраба- тываемая ими стратегия и тактика сбыта наркотиков, в свою очередь, проявляется в наборе целого ряда детерминант, которые благоприят- ствуют распространению наракомании, одновременно свидетельствуя о том, что в определенной стране появился и стал развиваться нарко- бизнес, эксплуатирующий такие пороки, как алкоголизм и наркомания.

Рассмотрим, опираясь на данный подход, проблему детерминант наркомани и криминального наркооборота. Если вести речь о распро- странении наркомании, то следует учитывать способность человека к психическому отражению, имеющему форму непосредственного при- страстного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций. В этом плане используется термин «эмоции». Их особенностью является то, что они возникли как средство, позволяющее живым существам определять биологическую значимость состояния организма и внешних воздействий1. Криминологи2, исследуя эту проблему в контексте феномена масштабного потребления наркотиков, справедливо выделили несколько ключевых обстоятельств. Прежде всего, это фактор подверженности людей определенным сильным чувствам, с трудом управляемым рассудком. Речь идет и о специфических увлечениях, имеющих и отрицательную окраску. Это может быть и страсть человека к наркотикам. Принципиальное значение имеет подоплека подобного увлечения. Отмечается, что импульсом здесь служит стремление испытать положительные эмоции, что, в свою очередь, предопределя-

1 Юрчук В.В. Современный словарь по психологии. — Мн.: «Современное слово», 1998. С. 750-753.

2 Кернер Х.Ю. Криминология. Словарь-справочник. — М.: Издательство НОРМА,
1998. С. 150-155.

58

ется той ситуацией, в которой оказался челвоек. Характерным мотивом является нейтрализация посредством наркотиков различного рода противоречий, которые могут носить и сугубо личный, и социальный характер. Наиболее действенным является социальный мотив. Наряду с этим определенную роль в потреблении наркотиков играет стремление к индивидуальному счастью, завоевание желаемого партнера и др. Более значимы социальные конфликты.

Однако и в том и в другом случае человек оказывается и пребывает в течение длительного времени в состоянии стрессовой ситуации, а эффект, вызываемый наркотиками, обеспечивает выход из нее. Не следует забывать, что наркотики при условии их доступности прини- мают и лица, страдающие в силу различных причин характерными психическими аномалиями. При этом, к сожалению, их число возра- стет. К психопатам, алкоголикам, олигофренам добавляются инвалиды, пострадавшие в локальных военных конфликтах, во время стихийных бедствий, техногенных катастроф. Они прибегают к наркотикам, кратковременно облегчающим их существование.

Так, Алексеев А.И., Герасимов СИ.1 указывают на биопсихологическую предрасположенность некоторых людей к таким паллиативным способам разрешения жизненных проблем, как наркотики. По их мнению, данный фактор не действует фатально, с роковой неизбеж- ностью, но если эту предрасположенность не удастся устранить в ре- зультате социализации, мер воспитания, психотерапевтического воз- действия, сочетаемых при необходимости со своевременным меди- цинским вмешательством и контролем, наступают плачевные резуль- таты и упущенное время не всегда удается наверстать. Эти юристы также считают, что физиологические и психические процессы, сопро- вождающие наркотическое опьянение, создают эйфорический эф-

1 Алексеев А.И., Герасимов СИ. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы: Монография. - М.: НОРМА, 2001.

59

фект, способствуют преодолению чувств угнетенности, подавленности, других отрицательных эмоций — в этом изначальная привлека- тельность наркотиков.

Особо следует отметить, что ряд криминологов в связи с этим обос- новывают существование фактора наркотической самодетерминации. Речь идет о феномене «замкнутого» круга, когда потребление наркоти- ческих средств вызывает состояние эйфории, которое сменяется состо- янием наркотического голодания в крайне болезненных формах, кото- рое погашается очередной дозой наркотических средств. Замкнутость круга состоит в привыкании к наркотикам и невозможности без спе- циальной терапии изменить наркозависимость. Таким образом, тяга к приему психически активных веществ и стремление достичь таким пу- тем снятия сильной боли, устранения чувства страха, тревожности, по- требность достичь ясности мышления, творческого вдохновения и т.п. превращает здорового человека в лицо, страдающее таким заболевани- ем, как наркомания. Тем не менее эти общеизвестные последствия не- медицинского потребления наркотиков не являются барьером к неу- клонному расширению круга лиц, обращающихся к подобным средст- вам для разрешения своих индивидуальных и социальных проблем. Вместе с тем возможности наркотических средств, хотя и с пагубными для человека последствиями, все же разрешить вышеуказанные про- блемы вводят в действие фактор постоянного спроса на них.

Принципиально важно то, что фактор биопсихологической пред- расположенности человека к потреблению наркотических средств, равно как и иных препаратов, а также алкоголя, снимающих стресс, устраняющих депрессивные состояния, действуют в комплексе с иными детерминантами. В их числе временные социокультурные факторы, характерные для современной России, локально-личностные и со- циально-культурные обстоятельства, воспрепятствовать которым крайне сложно.

60

Поскольку потребление наркотиков потенциально предопределено биологической природой человека, то неизбежен и спрос на них. Од- нако данная детерминанта может не носить фатального характера, что связано с реализуемой государством политикой в области контроля за оборотом наркотических средств и противодействие их незаконному обороту.

Однако нельзя не признать, что экономические реформы в России, создавшие предпосылки для первичного накопления капитала, стимулировали и выбор отдельными лицами и их сообществами кри- миногенного пути, в том числе за счет эксплуатации пороков.

Необходимо сделать оговорку о том, что потребность в антидепре- сантах создает легальную индустрию производства и сбыта лекарст- венных средств, подавляющих страх, ведущих к нейтрализации нега- тивных состояний, связанных с голодом, усталостью и т.п. Фармацев- тическая промышленность и та ее отрасль, которая занимается произ- водством и сбытом транквализаторов, является весьма прибыльной. Не следует забывать и о том, что спрос на соответствующие средства стимулирует и индустрию, занимающуюся производством и сбытом алкоголя и табака. Однако условия свободного рынка, как показывает опыт, характерный для ряда стран, неизбежно приводят и к созданию индустрии наркобизнеса, занимающейся на промышленном уровне изготовлением и сбытом наркотиков, а также торговлей им- портируемых наркотических средств.

Необходимо отметить, что создание отечественного рынка нарко- тических средств и психотропных веществ в России происходит по оп- ределенному плану, который инснирируется наркодельцами. Именно с этой точки зрения необходимо оценивать те факторы, которые вы- деляют отечественные криминологи. Например, если исходисть из того, что человек — это не только биологическое существо, но и лич-

ность, обладающая определенной духовностью и нравственным состо- янием, то его линия поведения зависит еще и от соответствующего воздействия на человека. Если в обществе пропагандируются амораль- ные с точки зрения нравственности и духовности постулаты, и допус- тимым считается лозунг «цель оправдывает средства», то наблюдается втягивание людей в наркобизнес, отличающийся, как известно, высо- кими доходами.

Биологический и ментальный факторы имеют особый механизм стимулирования наркопреступностью. С одной стороны, это превра- щение обычных граждан в потребителей наркотиков. Здесь ключевыми фигурами наркобизнеса выступают лица, которые по корыстным мотивам избрали преступную линию поведения, превращающую их в соответствющую категорию наркопреступников. В свою очередь, с другой стороны, жертвы сбыта наркотиков, превращаясь в наркоманов, ради удовлетворения потребности в наркотиках становятся на путь совершения корыстных и корыстно-насильственных преступлений, и разорвать этот замкнутый круг в сложившихся негативных социальных условиях очень сложно.

Сказанное свидетельствует о том, что наркотики могут играть роль катализатора преступности, а также иного девиантного поведения. Речь идет о таких проявлениях социальной патологии, как суициды, различные формы порока, социальный паразитизм.

Результат действия данного фактора — появление в обществе фи- зических лиц — объектов, вовлеченных в сферу взаимодействия неза- конного оборота наркотических средств и наркопреступности. Прежде всего, это маргиналы, попавшие в данный слой общества вследствие злоупотребления наркотическими веществами. Им, как минимум, должна оказываться терапевтическая и психологическая помощь. Объ- ектами существующего взаимодействия являются маргиналы — пре- ступники, которые на почве потребления наркотических средств на-

62

чинают совершать противоправные деяния, связанные как с указанными веществами (возделывание, изготовление, хранение, перевозка), так и с хищением наркотических средств, а также направленные на добывание средств для приобретения наркотиков. Особой группой противодействия незаконному обороту наркотиков являются лица и их сообщества, занимающиеся криминальным предпринимательством в данной области. Вся эта группа объектов, несомненно, предопределяет характер противодействия незаконному обороту наркотиков и наркопреступности.

Применительно к России в целом криминогенную роль сыграло отсутствие в течение длительного времени на территории страны наркорынка. Поэтому повсеместная либерализация создала предпо- сылки, во-первых, для экспансии в России наркотиков со стороны международных наркокартелей, и во-вторых, формирование отечест- венной прослойки наркопредпринимателей и их вхождение в рыночные условия. Действие указанного обстоятельства, в свою очередь, усиливается иными факторами пространственного характера. В их числе криминогенность зон городских пригородов, специфические условия внутригородских взаимодействий в виде анонимности, ра- зобщности, социального дистанционирования, дифференциация уровней жизни. В итоге, в России наблюдается ситуация наркоинду- стриального периода.

В контексте такой постановки вопроса становится понятной и стратегия косвенного воздействия на молодежь с использованием возможностей шоу-бизнеса и СМИ, Интернета, романтизации криминальной наркокультуры в отдельных отечественных и зарубежных фильмах.

Все это создает предпосылки потребности для сбыта именно нар- котиков. В свою очередь, наркодельцами создается сеть наркоторговли, охватывающая и сбытчиков наркотиков в общественных местах, и

63

создание условий для приобретения наркотиков в казино, ночных клубах, барах и др.

Следует отметить, что на возрастающий интерес современого нар- кобизнеса к российскому рынку наркотиков, в т.ч. синтетических, и к контрабанде наркотиков через Россию в третьи страны указывал Г.М. Миньковский. Он также отмечал, что положение России в центре ев- разийского контингента создает в сочетании с прозрачностью ее границ стимул к ввозу наркотиков из государств — членов СНГ — районов традиционного произрастания и возделывания наркотикосодержащих растений (Киргизия, Таджикистан, Афганистан). В свою очередь, географическое положение России обусловливает наличие на ее территории больших массивов дикорастущих наркотикосодержащих растений и стимулирует широкомасштабную деятельность по перера- ботке соответствующего сырья в наркотические средства, пригодные для сбыта населению. Кроме того, кризис, поразивший производст- венную и научную сферу, обусловил развертывание сети подпольных нарколабораторий и создание новых технологий производства синте- тических наркотиков.

Все сказанное относительно действия данного фактора свидетельствует об обоснованности разработки как федеральных, так и региональных, целевых программ, создаваемых на уровне субъектов РФ, охватывающих комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на определенные периоды времени.

Преступность, связананя с незаконным оборотом наркотиков, де- терминируется диспропорциями и противоречиями, возникающими в сфере экономики. Эти негативные моменты — результат тех экономи- ческих преобразований, которые были начаты в отечественных усло- виях в начале 90-х годов. Наблюдаются существенные проблемы ле- гального развития рыночных отношений, когда Россия не может вый-

64

ти из состояния перманентного преобразования экономики. Специ- альные исследования экономистов показывают, что просматриваются отдельные тенденции положительной динамики. Вполне закономерно, что это негативно сказывается на всех сферах общественной жизни. Отрицательным аспектом является и наличие существенной «теневой составляющей» в экономике, когда нелегальные экономические обманы охватили самые разыне социальные и профессиональные группы российских граждан. Эта сфера специфична тем, что в ней условием существования является нарушение закона. Источником «черной» на- личности служит производство и сбыт наркотиков, что реализуется подпольными предприятиями. Как отмечалось ранее, эта проблема чрезвычайно актуальна и требует адекватности регулирования.

Как справедливо отмечал Г.М. Миньковский1, роль криминогенного фактора сыграло ослабление системно реализуемого такого на- правления в деятельности государства, как социальной контроль. Он связан и с противодействием распространению наркотиков. В совре- менных условиях это — ослабление контроля за средой наркоманов; режимного контроля в учреждениях, исполняющих наказание; о вы- явлении и мерах социальной адаптации бродяг и проституток, несо- вершеннолетних попрошаек и т.д.; ослабление целенаправленных мер противодействия распространению наркотиков в Вооруженных силах; педагогического и медицинского контроля учащихся в рассматривае- мом отношении2.

Разрушение многих элементов отечественной системы социального контроля — то, что сейчас осталось от некогда одной из самых дей- ственных систем в мире, функционирует весьма неэффективно.

Таким образом, в области государственного управления существует целая группа обстоятельств, которая снижает эффективность госу-

1 Миньковский Г.М. Криминология: Учебник. — М.: Издательство БЕК, 1998.

2 Иншаков СМ. Криминология: Учебник. — М.: Юриспруденция, 2000.

65

дарственного управления в области контроля за оборотом наркотиче- ских средств и противодействия их незаконному обороту.

Многочисленные реформы правоохранительных органов, в том числе создание специализированной службы БНОН МВД России, при- влечение к борьбе с незаконным оборотом наркотиков спецслужб и др., к сожалению, пока не смогли противостоять наркопреступности.

Однако нельзя все сводить только к проблеме ослабления социального контроля над преступностью в стране, в том числе и над нарко- преступностью. Следует отметить, что проводимый в условиях России социально-политический эксперимент наглядно свидетельствует о кризисных явлениях в форме деградации общества, смещения куль- турных ценностей, об экономических противоречиях и диспропорциях, о потере социальной надежды и ориентации значительными группами населения, прежде всего в среде несовершеннолетних и молодежи (неопределенность перспектив учебы, трудоустройства, резкое имущественное расслоение в обществе и др.).

Деятельности государства в области культуры также сопутствуют от- рицательные факторы, детерминирующие наркопреступность. В их числе:

1) кризис духовности, идеологический вакуум, отсутствие позитивных идеалов в общественном сознании; 2) 3) низкий уровень культуры населения в целом, девальвация нрав- ственных ценностей; 4) 5) низкий уровень многих молодых людей, отсутствие в их сознании антинаркотического барьера. 6) Особенно негативную роль играют издержки в культурно-воспита- тельной работе среди молодежи. Здесь наблюдается экспансия специ- фичного воздействия на формирующуюся психику и внедрение нар- кокультуры как одной из сторон престижного образа жизни. По сути, целью такого воздействия является создание располагающего к нарко- мании поведения.

66

Миньковский Г.М. считал1, что отрицательное воздействие оказывает распространение в СМИ сообщений относительно регулярного потребления наркотиков «звездами» эстрады и спорта, которые явля- ются кумирами для несовершеннолетних и молодых людей. В свою очередь, Алексеев А.И. и Герасимов СИ. указывают2, что нахождение «на игле» некоторых звезд кино, телевидения, шоу-бизнеса, предста- вителей аристократической богемы порой подается средствами массо- вой информации как своего рода мода, неизбежный атрибут «красивой жизни», и это может привлекать к наркотикам подростков и молодых людей.

Ишаков СМ. по этому поводу отмечает3, что негативное влияние зарубежной массовой культуры и некоторых отечественных рок-групп вводит молодежь в мощное криминогенное поле, одним из элементов которого являются наркотики. Составной частью молодежной культуры стало экстатическое состояние, эмоциональной «угар» и подавление в себе элементов традиционной российской культуры на концертах рок- музыкантов. Первым шагом к употреблению наркотиков нередко становится посещение дискотек, где молодой человек окунается в атмосферу, напоминающую сатанический шабаш, а по сути — представляющую собой психозондирование.

По данным Патриархии, звукозаписи многих популярных рок-му- зыкантов кодируются призывами к употреблению наркотиков и обра- щению в сатанизм. Эти призывы воспринимаются лишь подсознанием, без специальных приспособлений, позволяющих прослушать зву- козапись в обратном направлении, в ускоренном или замедленном темпе, распознать негативную «начинку», невозможно.

Данный криминолог констатирует нахождение на сегодняшний день нашей молодежи в мощном криминогенном поле, генерируемом

1 Миньковский Г.М. Указ. соч.

2 Алексеев А.И., Герасимов СИ. Указ. соч. С. 458-467.

3 Ишаков СМ. Указ. соч. С 316-329.

67

наркомафией, политической преступностью и различными религиоз- ными течениями сатанинского толка.

Вполне закономерно, что это требует изменения рейтинга здорового образа жизни в системе социальных ценностей, повышения эф- фективности антинаркотического воспитания в школах, целевая под- готовка родителей к проведению антинаркотического воспитания в семье, надлежащая организация досуга детей и молодежи.

Особо следует отметить криминогенные факторы, сопутствующие реализации государством его функции, связанной с поддержанием обороноспособности страны. Применительно к проблеме наркомании следует указать на негативное влияние боевых действий в Афганистане, Чечне, Таджикистане, других регионах с высоким бытовым по- треблением наркотиков, где имело место втягивание военнослужащих в потребление и сбыт, привыкание к наркотисодержащим обезболива- ющим лекарствам и т. д. В целом, кризис в армейской среде также влечет за собой потребление наркотиков военнослужащими, особенно молодого возраста.

Изучение проблемы противодействия незаконному обороту нарко- тических средств позволяет обратить внимание на следующие принци- пиально важные моменты.

Социально-экономические преобразования 90-х годов XX века привели к новому витку противоречий в российском обществе. Речь идет о расслоении на богатых и бедных, тенденции пауперизма, наци- оналистические тенденции в ряде регионов, вплоть до локального во- енного конфликта в Чеченской Республике. Эти и иные противоречия играют роль факторов, детерминирующих наркопреступность. Одним из таких негативных обстоятельств является неэффективная деятель- ность органов уголовной юстиции по выявлению, раскрытию и рас- следованию, предупреждению и пресечению наркопреступлений, а также укрытие от регистрации данной категории противоправных де-

68

яний, вплоть до прямого пособничества лицам, профессионально за- нимающимся наркобизнесом.

Анализ проблемы противодействия незаконному обороту наркоти- ческих средств позволяет обратить внимание на следующие принци- пиально важные моменты.

  1. Наркопреступность представляет собой социальное, массовое, общественно опасное явление, которое выражается в поведении людей, нарушающих уголовно-правовые и иные запреты при обращении с наркотическими средствами и психотропными веществами. Нарко- преступность существует в обществе в результате действия определен- ных факторов. Несколько видоизменяясь, они сохраняются в течение длительного времени, играя роль негативной движущей силы, стиму- лирующей в обществе наркопреступность.
  2. В специальной литературе криминологи излагают свою трактовку данного вопроса, называя виды криминогенных факторов, де- терминирующих наркопреступность1. Вместе с тем, анализируя данную проблему, представляется целесообразным выделить три группы факторов, которые в своем системном единстве обусловливают необходимость противодействия незаконному обороту наркотиков. Для подобной дифференциации криминогенных факторов представляется целесообразным использовать подход, предложений Яковлевым A.M. и Годуновым И.В., который предполагает увязывание криминогенных факторов с теми объектами, которые свойственны для них2.
  3. В рамках данного исследования этот подход представляется оправ- данным, так как речь идет об объектах противодействия незаконному

1 Криминология: Учебник. М.: Издательство БЕК, 1998; Криминология: Учебник. — М.: Юриспруденция, 2000.

2 Яковлев A.M. (Тезисы выступления): Круглый стол на тему «Углубление социального кон троля преступности — одна из предпосылок решения социально-экономических проблем // Госу дарство и право. — 1999. — № 9; Годунов И.В. Противодействие организованной преступности: Учебное пособие. — М.: Высшая школа, 2003. С. 211—213.

69

обороту наркотических средств. Основываясь на данной позиции, не- обходимо выделить, во-первых, обстоятельства, детерминирующие распространение наркомании. Во-вторых, это причины и условия, предопределяющие незаконный оборот наркотиков и наркопреступ- ность в пределах определенной территории. В-третьих, это кримино- генные факторы, сопутствующие основным видам социальной дея- тельности, реализуемым государством.

  1. Относительно первой группы факторов автор считает необходимым отметить, что они представляют собой обстоятельства, которые проявляются в любой стране, поскольку они связаны с физическими и психофизиологическими особенностями человека, стремлением максимально облегчить себе жизнь, противодействуя таким образом негативным эмоциям и проблемам. При этом данная тенденция такова, что информированность о негативных последствиях не-медицинского потребления наркотиков не останавливает человека, избравшего саморазрушительную линию поведения. Феномен такого стремления к наркотикам порождает спрос, следствием которого является криминальное предпринимательство в форме наркобизнеса.
  2. Всплеск наркопреступности в России и интенсивное распрост- ранение наркомании были детерминированы формированием в отече- ственных условиях наркорынка. С одной стороны он создавался за счет экспансии зарубежных наркокартелей, а с другой — путем фор- мирования отечественной прослойки наркопредпринимателей и их вхождения в рыночные условия. Деятельность наркодельцов представ- ляет собой систему целенаправленных акций. Поэтому, безусловно, справедливы в своих суждениях те криминологии, которые называют широкий спектр причин и условий преступности, связанной с неза- конным оборотом наркотиков. Однако на фоне всех этих обстоятельств фактор наркоиндустрии приобретает важное значение.
  3. Действие первых двух групп факторов дополняется третьим бло-

70

ком криминогенных обстоятельств. Если первая группа криминогенных факторов обусловливает формирование объектов противодействия незаконному обороту наркотических средств, а вторая актуализирует проблему борьбы с наркобизнесом, то третья указывает на кри- миногенную роль недостатков, связанных с осуществлением государ- ством его основных функций. Эти причины и условия рельефно про- являются в общественной жизни, они установлены учеными и прак- тиками, поэтому можно говорить о существовании четких ориентиров противодействия и наркопреступности.

  1. Каждая группа криминогенных факторов играет свою роль в формировании стратегии и тактики противодействия незаконному обороту наркотических средств. Так, типология физических лиц — объектов антинаркотического воздействия указывает на государствен- ные органы, призванные проводить соответствующую работу с на- званными лицами в пределах своей компетенции. Проявления нарко- преступности в ее пространственных параметрах требует разработки и реализации федеральных и региональных целевых программ в области комплексного противодействия незаконному обороту наркотических средств.
  2. Все криминогенные факторы, детерминирующие наркопреступность в России, в своем системном единстве должны учитываться при выработке государственной политики противодействия незаконному обороту наркотиков и наркопреступности.

71

§ 2. Антикриминогенное воздействие на детерминанты криминального оборота наркотических средств и психотропных веществ

Вопросы, касающиеся предупреждения наркомании и криминального наркооборота привлекают внимание криминологов1, что находит свое отражение прежде всего в изданных в последние годы учебниках, где освещаются современные тенденции отечественной преступности и рассматриваются меры по предупреждению различных преступлений, в том числе и связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами.

Исследование данной проблемы позволяет отметить, что предупре- дительное воздействие на причины наркопреступности, безусловно, требует проведения различного рода мероприятий. Вполне закономер- но, что приоритет отдается мерам, осуществляемым на общесоциаль- ном уровне. Наряду с этим вполне обоснованно признается, что для предупредительной работы в рассматриваемой сфере необходимые предпосылки создают и специальные правовые меры. Не случайно в последние годы при трактовке понятия «криминология» данная кате- гория понимается и как система правовых норм, содержащихся в раз- личных правовых документах и регламентирующих проведение обще- предупредительной и индивидуально-предупредительной работы2.

1 Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецова, Г.М. Миньковского — М.: БЕК, 1998; Алексеев А.И., Герасимов СИ. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы: Мо нография. — М.: Норма, 2001; Криминология: Учебник для юридических вузов / Под ред. B.H. Бурлакова, В.П. Сальникова, СВ. Степашина. — СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999; Криминология: Учебник / Под ред. СМ. Иншаков; Административная деятельность органов внутренних дел. Часть особенная: Учебник — М.: МЮИ МВД РФ, «Щит — М.» 1998; Криминология/ Под общ. ред. Ю.Ф. Кваши; Шиханцов Г.Г. Криминология: Учебник для вузов. Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления (на материалах Азербайджана) — М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИНфорР», 1997; Петраков Т.И. Руководство по профилак тике наркомании среди детей и подростков. M., 2000; Профилактика наркомании и токсикомании среди детей и молодежи: Комплексное социолого-криминологическое исследование. M.: Департа мент по молодежной политике Министерства образования РФ, 2002; Организация мероприятий по профилактике наркомании. — СПб. : Комитет по делам молодежи, физической культуре, спор ту, туризму Правительства Ленинградской области, 1999.

2 Криминология/ Под общей ред. Ю.Ф. Кваши. С 29.

72

В перечне мероприятий, которые обладают возможностями в пре- вентивном плане воздействовать на причины наркопреступности, от- мечаются меры экономического характера, а также организационные и методико-информационные. Если говорить о предупредительном воздействии на наркопреступность на индивидуальном уровне, то здесь требуется правовая регламентация соответствующих мероприятий, в соответствии с которыми должна организовываться и осуществляться непосредственная работа с лицами, оказавшимися в сфере кри- минального наркооборота.

Если говорить о теоретической модели антикриминогенного воз- действия на факторы, генерирующие наркоманию и криминальный наркооборот, то здесь представляется целесообразным выделить два направления, в рамках которых возможна систематизация мероприятий предупредительного воздействия. Во-первых, это прогнозирование и программирование предупредительных мер, ориентированных на предупреждение такой социальной патологии, как наркомания. Во- вторых, это разработка мероприятий, исходя из необходимости воздей- ствовать на факторы, обусловливающие преступное поведение, связан- ное с наркотическими средствами и психотропными веществами.

Если говорить о первом направлении соответствующей предупре- дительной деятельности, то ключевым моментом здесь будет объек- тивное понимание того обстоятельства, что данное девиантное пове- дение является последствием проблем, с которыми в обществе сталки- вается конкретный человек, вызывающих сильные негативные эмоции. Попытки подавить последние с помощью алкоголя, антидепрессантов, а в современных условиях и наркотиков, оказавшихся доступными, делает человека зависимым от этих средств и веществ. Следует указать, что характер соответствующих стрессов обусловливается, например, устойчивой тенденцией социального расслоения граждан и снижения реального уровня жизни большинства населения, роста без-

73

работицы. Тяжелое материальное положение, в котором оказались люди, вовлекает их и в процесс употребления, и в процесс распрост- ранения наркотических средств, чаще всего в качестве курьеров и мел- ких дилеров. Одновременно это и развращает граждан, так как, несмо- тря на риск, появляется возможность быстрой и легкой наживы. Это явление имеет и другую сторону — применение к данным лицам мер уголовной репрессии. Поэтому в свою очередь возникают и сопутст- вующие проблемы в форме переориентации поведения человека с правопослушного на противоправное.

Что касается злоупотребления наркотическими средствами, то здесь безвременно прерывается жизнь, калечится здоровье людей. В России обычным явлением стал устойчивый рост числа больных, которым в отечественных лечебных учреждениях ставят диагноз «наркомания» или «токсикомания», в том числе подросткам и лицам молодежного возраста. При этом увеличивается и количество смертельных случаев в среде наркоманов, в том числе от передозировки. Особо опасна тенденция роста числа лиц, потребляющих наркотики инъекционным способом, что связано с риском увеличения поражающей силы ВИЧ- инфекции.

Однако понимание того факта, что именно процессы, протекающие в обществе и затрагивающие конкретного человека, трансформируют его в девианта, позволяет в русле государственной политики выстраивать систему мер предупредительного, характера, удерживающую людей от такой девиации, как наркомания.

Именно поэтому вполне закономерно признается ключевое значение общесоциальных мер в предупреждении наркомании. Следует со- гласиться с тем, что в число субъектов антинаркотической деятельности включаются не только силовые ведомства, но и иные органы го- сударственной власти, которые в силу предоставляемых ими полномо- чий осуществляют свои функции с тем, чтобы протекающие в обще-

74

стве процессы не детерминировали наркоманию. Это исключительно важный аспект в механизме противодействия наркомании и крими- нальному наркообороту. Вместе с тем необходимо признать, что реа- лизация анализируемого вида мер не приносит пока ожидаемых ре- зультатов. Во многом это связано с проблемами, возникающими в процессе преобразований, осуществляемых в России и на постсовет- ском пространстве. В связи с этим следует поддержать осуществляе- мые в 2003 году реформы в области противодействия НОН. Однако результативность последних возможна только в случае оздоровления обстановки в обществе в целом, а также осуществления частных ме- роприятий, предопределяемых состоявшимися в обществе преобразо- ваниями. Поэтому следует согласиться с предлагаемыми специалиста- ми следующими мерами, нейтрализующими, хотя бы в определенной степени, девиантное поведение, связанное с наркотическими средст- вами и психотропными веществами:

а) разработка Минобразованием, Минздравом, МВД России мето дологии и методики проведения антинаркотической работы среди уча щейся молодежи и дошкольников, издание пособий для родителей, педагогов, специальных работников по формированию у детей нега тивного отношения к потреблению наркотиков;

б) разработка Минобразованием, Минздравом, МВД России реко мендаций для работников правоохранительных органов, врачей, педа гогов и родителей по выявлению лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков;

в) разработка школьных программ в области антинаркотического просвещения;

г) развитие духовности подрастающего поколения, нравственное и религиозное воспитание;

д) информирование населения о вреде одурманивающих веществ, о том, как влияют они на физическую, психическую и социальную де-

75

градацию личности, к каким последствиям, в том числе правовым, приводят. В этих целях необходимо шире использовать огромные вос- питательно-профилактические возможности средств массовой инфор- мации. Весьма полезным оказывается соединение в конкретных ин- формационных воздействиях правовых, социально-психологических и медицинских аспектов;

е) формирование атмосферы всеобщего неприятия наркотиков у населения;

ж) пропаганда средствами массовой информации пагубного влия ния потребления наркотиков на личность;

з) повышение количества и качества телепередач, которые могли бы помочь родителям в проведении антинаркотического воспитания в семье;

и) активизация деятельности общественных организаций, церкви, направленная на снижение спроса на наркотики;

й) развитие сети специализированных медицинских центров лечения и реабилитации наркоманов, а также организация широкомасштабных научных исследований в этой области;

к) расширение сети приютов, убежищ, реабилитационных центров для лиц, склонных к потреблению наркотиков и других одурманивающих средств;

л) восстановление трудоспособности и реабилитация лиц, допус- кающих немедицинское потребление наркотиков;

м) создание системы социальной реабилитации хронических нар- команов, сочетающей показание наркологической помощи как на до- бровольной основе, так и в принудительном порядке;

н) лечение и социальная реабилитация больных наркоманией;

о) подготовка специалистов для проведения работы по реабилитации наркоманов, увеличение количества лечебно-реабилитационных наркотических центров.

76

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в вышеприведенном перечне мероприятий представлены меры, которые прежде всего ориентированы на те социальные группы (подростков и молодежь), которые потенциально могут стать потребителями наркотических средств и психотропных веществ. Поэтому, обратившись к источникам, в которых анализируется проблема наркопреступности, можно увидеть, что в качестве антикриминогенных выделяются мероприятия, призванные сформировать методическую основу для информационного воздействия на население в целях удержания граждан от немеди- цинского потребления наркотиков, а также иных противоправных действий, связанных с этими средствами и веществами. Представляется необходимым подчеркнуть исключительную важность соответству- ющего информационного воздействия. Исходя из этого, оптимальной представляется концепция специализированного учебного пособия «Граждановедение: наш выбор — без наркотиков»1 (Колесов В.Д., Максимов СВ., Мусаев А.Н., Соколов Я.В., Фортунатов В.В.), при- званного оказать информационное воздействие на учащихся старших классов. Цель такого пособия заключается, во-первых, в том, чтобы способствовать обеспечению первичной профилактики наркотизма, курения, потребления алкоголя среди школьников на вербальном уровне (средствами урока). Во-вторых, создать психолого-педагогиче- ские условия для развития системы внеклассной, внешкольной работы, имеющей опосредованную и специфическую направленность, а затем — для развития общей системы педагогической профилактики социальных отклонений среди несовершеннолетних.

Анализируемое учебное пособие обеспечивает и решение следующих организационно-педагогических задач:

1 Колесов Д.В., Максимов СВ., Мусаев А.Н. и др. Граждановедение: Наш выбор без нарко- тиков: Учебное пособие для учащихся 7-9 классов Брянской области — M.: Научно- внедренческий центр «Гражданин», 2002.

77

а) создать перспективы для систематизации крайне разрозненных и потому нередко малоэффективных профилактических воздействий, осуществляемых в школах силами работников образовательных и ме дицинских учреждений, а также правоохранительных органов, пере ориентировать их работу с «вала» на результат;

б) привлечь внимание родителей к содержанию занятий для пря мого их включения в профилактическую работу в качестве ее объек тов и субъектов;

в) повысить эффективность работы школы по профилактике соци альных отклонений, прежде всего за счет максимального учета реаль ного уровня квалификации большинства учителей и других работни ков школы, не имеющих специальной подготовки, и перспектив ско рейшей переподготовки;

г) оказать действенное влияние на формирование у растущего гражданина личностно значимых целей и перспектив.

Специализированная информационная направленность этого учебного пособия заключается в том, что в нем:

• раскрываются основные жизненные ценности, имеющие пер- востепенную значимость для учащихся подростков; на их фоне показы- ваются основные «факторы риска», которые могут кардинальным обра- зом отрицательно повлиять на весь жизненный путь человека; • • учебный текст включает в себя основную методическую канву, которая реализуется в виде вставок-заданий, а также элементов разно- жанровых методических материалов, способных обеспечить мини- мальный объем методического материала для учителя, который учени- ками воспринимается как информационный: задания; хрестоматийный раздел («Прочитайте и подумайте» и « В мире мудрых мыслей»); раздел, направленный на экстраполяцию основных идей, содержащихся в учебном материале, на личность школьника («Познай людей и самого себя»), справочный материал («К вашему сведению»); •

78

• содержание каждого раздела определялось в соответствии с пер востепенной задачей — привлечь внимание учащихся к тексту и вы звать к нему доверие.

Разрешению вышеуказанных задач подчинена следующая компоновка и стратегия подачи антинаркотической информации:

• фрагменты текста, лишенные какой-либо обучающей направленности, сориентированные на создание психологического ощущения того, что у каждого растущего человека впереди прекрасные перспективы, которые усиливаются по мере реализации личной программы саморазвития и преодоления опасных искушений и соблазнов; • • стиль и тон изложения, оптимально приближенный к тому, который может идентифицироваться подростками как нестандартный, не- привычный для учебного пособия, отражающий (без крайностей) по- нимание авторами элементов молодежной субкультуры; это вызвано острой необходимостью «взламывать коды», которыми молодые люди закрываются от многих влияний, исходящих от официальных структур; • • строго дозированное использование в тексте элементов крими- нального и молодежного сленга, что одновременно направляется на развитие отчуждения от образцов и примеров антисоциального пове- дения или его предвестников; • • отсутствие в тексте элементов морализаторства, назидательности, запугивания, стремления решить проблему «ударами в лоб»; • • рисунки, выполненные в жанре карикатуры, которые направле ны на развитие неприятия внешних признаков и проявлений социаль ных отклонений в поведении подростков и взрослых.

Особо следует подчеркнуть, что профилактическое антинаркотическое воздействие на учащихся в рамках учебного пособия обеспечивается при помощи следующих дидактических методов.

• На первом уроке по каждой теме, входящей во второй раздел «Твой выбор» для каждого из трех классов (7, 8, 9) речь идет о ценно-

79

стях жизни, к которым стремятся все нормальные люди (здоровье, сила, красота, любовь, дружба, достаток, путешествия и т.д.); только в случае необходимости, которая определяется учителем, хорошо знающим класс и наркоситуацию в регионе, проводится второе занятие, выделенное в учебном тексте рубрикой «Твой выбор»; в случае отсут- ствия такой необходимости специфическое профилактическое занятие не проводится, но дети обязательно прочтут текст, который может стать предметом неформального обсуждения и, как следствие, — аль- тернативой бытующим в подростковой среде представлениям о про- блемах курения, наркотиков, пьянства. Подготовленный учитель не- пременно проведет второе занятие по теме, не нарушая основных пе- дагогических принципов.

• На занятиях, с опорой на нестандартный текст, а также на легко воспринимаемые стиль и тон изложения, развенчиваются мифы, тра- диционно распространенные в подростковой среде («многие курят и колются — и ничего не происходит», есть «легкие (безопасные) нар- котики и «тяжелые» (опасные); «на иглу можно сесть, с иглы можно слезть»; «в жизни нужно попробовать все» и т.д.). • • Показываются основные приемы и мотивы действий профессио- нальных наркодельцов и ситуативных наркоманов, втягивающих в по- требление наркотиков неустойчивых людей; развитие представлений об этих мотивах и приемах влияет на формирование реакции отторжения подобных попыток в реальной жизни при первичной идентификации признаков таких посягательств на суверенитет личности. • • Реализуется психологическая установка на демонстрацию подросткам внешне индифферентной позиции государства и общества к личному выбору каждым своего отношения к наркотикам: «Наше дело — предупредить, а выбор за каждым человеком. Но в случае выбора в пользу суррогатного «кайфа» выплывайте сами, без надежды на деньги налогоплательщиков». •

80

Исключительно важное значение имеет и то обстоятельство, что данное пособие входит в систему подготовленных и разрабатываемых учебных и методических пособий, составляющих федеральную воспитательно- образовательную программу профилактики правонарушений, наркомании и иных социальных отклонений среди несовершеннолетних (21 июня 2002 г. Концепция программы обсуждена и одобрена на «круглом столе», организованном комитетами по безопасности государственному строительству, науке и образовании Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации).

Резюмируя сказанное, автор считает необходимым подчеркнуть, что по своему содержанию, направленности, используемым дидактическим приемам учебное пособие «Граждановедение: наш выбор — без наркотиков» развивает психологический иммунитет учащихся к потреблению психоактивных веществ, пьянству, курению; способствует развитию устойчивых мотивов к ведению активного здорового образа жизни; способствует нейтрализации распространенных в подростковой сфере представлений о престижности ложных ценностей.

Представляется целесообразным положительно оценить пропаган- дистско-профилактические акции в рамках которых при помощи СМИ проводятся различные мероприятия по антинаркотической пропаганде, организуются конкурсы сочинений, рисунков, плакатов ан- тинаркотического содержания, проводятся театрализованные пред- ставления и спектакли, положительное значение имеют пропагандист- ские мероприятия в кинолекториях, клубах для родителей. В систему указанных пропагандистских акций входят и занятия психологов с де- тьми по специальным методикам профилактики наркомании и алко- голизма. В ряде регионов России эта работа была оптимизирована за счет введения в образовательных учреждениях отдельных населенных пунктах с проблемной наркотической ситуацией инспекторов по делам несовершеннолетних МОБ ГРОВД.

81

Информационное воздействие целевого антинаркотического характера имеет исключительно важное значение, однако оно неизбежно должно сочетаться и с мероприятиями лечебно-профилактического характера, что обусловлено распространением наркомании в России и существованием значительного числа лиц, нуждающихся в реальной медицинской помощи. Поэтому требуется выявление лиц, до- пускающих немедицинского употребления наркотиков, эффективное диагностирование данного факта и адекватное реагирование, вплоть до обеспечения принудительного лечения.

Исключительно важное значение имеет и такое направление предупредительной работы, как антикриминогенное воздействие на факторы, детерминирующие преступное поведение, связанное с наркотическими средствами и психотропными веществами. В этом плане следует согласиться с теми специалистами, которые отмечают возможности превентивного воздействия на лиц, представляющих соответствующую криминальную опасность, следующих правовых мер:

а) создание эффективного законодательства по борьбе с организо ванной преступностью;

б) совершенствование законодательства по данной проблеме в рамках утвержденных на правительственном уровне федеральных и региональных целевых программ, предусматривающих комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незакон ному обороту;

в) ужесточение законодательства и совершенствование норматив ной базы антинаркотической деятельности;

г) разнообразная корректировка действующего антинаркотическо го законодательства;

д) совершенствование порядка регулирования законного оборота наркотических средств;

82

е) уголовно-правовое воздействие на лиц, нуждающихся в прину дительных мерах медицинского характера;

ж) разработка эффективных мер уголовного преследования лиц, занимающихся распространением «самоучителей» по изготовлению наркотических средств в домашних условиях, в т.ч. за распростране ние такой информации в Интернете.

Оценивая все эти мероприятия, автор считает необходимым под- черкнуть, что криминологи, безусловно, правы, подчеркивая, что меры правового характера важны в плане антикриминагенного воздействия на причины наркопреступности. Вместе с тем они играют неоднозначную роль в этой области. Так, непосредственное воздействие связано с общей превенцией, основанной на угрозе применений санкций за противоправное поведение, связанное с наркотическими средствами. Однако для этого как уголовное, так и административное законо- дательство должно быть оптимальным.

Свою позицию по данному вопросу автор высказал в главе, посвя- щенной правовой политике по созданию основы для механизма про- тиводействия криминальному наркообороту. Здесь же представляется необходимым подчеркнуть, что постановка на законодательном уровне такой задачи, как предупреждение наркопреступности, должна предус- матривать и соразмерные для этого полномочия сотрудников органов ГКН РФ. Это должно найти свое отражение в проекте Федерального закона «Об организационно-правовых началах против действия НОН».

Ученые, занимающиеся проблемой наркопреступности, подчеркивают и важное значение для воздействия на ее причины следующих организационных мер:

1) создание в соответствии с программой и для организации работы по ее исполнению правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту;

83

2) создание более эффективных подразделений в правоохранительных органах по борьбе с наркопреступностью; 3) 4) международное сотрудничество по борьбе с наркомафией; 5) 6) международное сотрудничество правоохранительных органов и служб безопасности разных стран, их повседневное взаимодействие в пресечении транснациональных связей наркодельцов; 7) 8) международное сотрудничество, т.е. охранение и развитие деловых связей и многостороннего сотрудничества с правоохранительными органами и соответствующими службами иностранных государств в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, равно как и между ведомствами, имеющими отношение к производству, хранению, транспортировке и сбыту наркотических средств медицинского и научного значения; 9) 10) сотрудничество государств по линии борьбы с наркотиками; 11)

7) укрепление международного сотрудничества в сфере противо- действия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту; 8) 9) взаимодействие органов внутренних дел с другими органами (соисполнителями) в реализации целевой программы противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. 10) Оценивая этот перечень, следует признать что одни из этих меро- приятий носят стабильный характер, другие модернизируются, что связано с преобразованиями правоохранительных органов, призванных непосредственно выявлять и предупреждать противоправное поведение, связанное с наркотическими средствами и психотропными веществами. Тем не менее они имеют базовое значение для предупредительной деятельности в рассматриваемой области, поскольку создают условия для осуществления мер тактического характера, реализуемых в рамках оперативно-разыскной деятельности. Они направлены на завоевание прочных оперативных позиций в среде организованно действующих наркодельцов, в сфере масштабного наркобизнеса, ере-

84

ди лиц, занимающихся изготовлением, транспортировкой и сбытом наркотиков, а в дальнейшем — и на выявление и изобличение содер- жателей притонов для потребителей наркотиков, а также других лиц, склоняющих граждан к употреблению наркотических средств, на вы- явление и ликвидацию подпольных химических лабораторий по про- изводству наркотиков, на выявление и пресечение преступной дея- тельности сбытчиков наркотиков, инспираторов наркобизнеса и т.д.

Особо следует отметить, что использование оперативно-разыскных возможностей имеет эффективное значение для пресечения криминального наркопредпринимательства, что важно для современной России, в которой, начиная с 90-х годов XX века, протекает процесс нелегального аграрного производства и переработки наркокультур, наркоимпорта и организованного сбыта наркотиков. Кроме того, стало налаживаться подпольное производства синтетических наркотиков. Если ранее доступными для наркоманов были наркотики с тех предприятий, где они легально производятся и хранятся, то в настоящее время, в распоряжение потребителей наркотиков стали интенсивно поступать соответствующие средства и вещества отечественного и зарубежного производства.

Поэтому предупредительное значение в современных условиях имеет подрыв экономической базы наркопреступности. В этом направлении должны были продуктивно действовать службы БЭП и БНОН МВД РФ, органы налоговой полиции, Комитет финансового мониторинга Минфина РФ. Однако здесь не наблюдались положительные результаты.

В современных условиях осуществляются организационные преоб- разования. Так, в марте 2003 года на базе службы БЭП МВД РФ и ор- ганов налоговой полиции создана Федеральная служба по экономиче- ским и налоговым преступлениям (ФСЭНП), а также учрежден Госу- дарственный комитет РФ по противодействию незаконному обороту

85

наркотических средств. Это, вероятно, повысит эффективность работы по отслеживанию потоков денежных средств, вырученных от нар- которговли, сбору доказательств, свидетельствующих о вложении нар- кодоходов в легальный сектор экономики. В итоге это создаст пред- посылки для результативного осуществления следственных действий, обеспечивающих изъятие у лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков, материальных ценностей и денежных средств, наложения ареста на имущество, нажитое преступным путем.

Как показывает изучение практики, пресечение различного рода противоправных действий с наркотиками возможно за счет проведения различного рода оперативно-профилактических операций. Каждая из них имеет свое целевое предназначение и соответствующий субъектный состав. Так, контрабанда наркотиков пресекается за счет проведения приграничных оперативно-профилактических мероприятий «Канал», что позволяет силами ОВД, ГТК и ФСБ России выявлять и изымать из незаконного оборота как наркотические средства, так и огнестрельное и холодное оружие, иные предметы, изъятые из гражданского оборота. Результативность таких операций возрастает, если к их проведению привлекаются соответствующие правоохрани- тельные органы из сопредельных государств.

Повышение эффективности противодействия контрабанде наркотиков возможно только за счет совершенствования межведомственного вза- имодействия с таможенным комитетом и органами ФСБ, в том числе в форме создания и функционирования системы подразделений, межве- домственного противодействия в наиболее наркоопасных регионах.

Иной оперативно-профилактической операцией является комплекс мер по пресечению незаконного выращивания наркокультур (условное название «МАК»).

Еще одним видом оперативно-профилактической операции является комплекс мер по проверке объектов легального оборота наркоти-

86

ков, что позволяет выявлять нарушение правил сбыта наркотических средств и психотропных средств (условное наименование «Допинг»). Необходимо отметить, что пресечение утечки наркотиков и их прекур- соров из легального оборота требует надлежащей охраны и технической оснащенности соответствующих объектов, а также качественно проводимых работ по лицензированию объектов и помещений, где осуществляется деятельность, связанная с оборотом наркотиков.

Здесь положительные результаты принесут компьютерные методы обработки информации, позволяющие эффективно анализировать и систематизировать данные о таких объектах.

Резюмируя сказанное, следует признать, что в современных условиях механизм противодействия наркомании и наркопреступности предполагает осуществление комплекса мероприятий, которые по своей правовой природе обладают возможностью оказывать и антикрими- ногенное воздействие на детерминанты указанной социальной патоло- гии и на факторы, стимулирующие наркопреступность. Обобщение соответствующего опыта показывает, что правоохранительная практика выработала, а теория сформулировала систему мер, которые в мо- дернизированном виде смогут препятствовать процессам тотальной наркотизации общества. Проблемные вопросы заключаются в том, чтобы подготовить, опираясь на соответствующие теоретические по- стулаты, оптимальную модель программы противодействия наркомании и криминальному наркообороту, гарантирующую эффективное противодействие анализируемым проявлениям социальной патологии и сопутствующим им противоправным деяниям.

87

Таблица № 1

Социально-демографическая характеристика лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами

№п/п Данные, характеризующие личность виновных

Удельный вес 1 Пол

мужской

75,1

женский

24,9

Итого 100 2 Возраст

ДО 18

1,9

18-35

13,2

26-30

41,5

31-40

35,8

41-50

5,7

51-60

1,9

Итого 100 3 Образование

неграмотность

3,8

неполное среднее

21,2

среднее общее

46,2

среднее специальное

19,2

неоконченное высшее

3,8

высшее

5,8

Итого 100 4 Род занятий на момент свершения преступлений

разнорабочий

9,2

служащий

3,4

работник сельхозпроизводства

3,4

учащиеся

4,6

работник коммерческой организации

11,5

индивидуальная трудовая деятельность

1,1

руководитель коммерческой организации

1,1

военнослужащий

1,1

не работали и не учились

4,6

Итого 100 5 Семейное положение

холост

40,1

женат

21,8

не замужем

14,5

замужем

12,7

разведен

10,9

Итого 100 6 Специальность

имели

69,7

не имели

30,3

Итого 100 7 Наличие детей

имели

16,1

не имели

84,9

Итого 100 8 Наличие квалифицированной специальности

имели

34,8

не имели

65,4

Итого 100

88

Таблица № 2 Уголовно-правовая характеристика лиц, привлеченных к уголовной ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами и их

прекурсорами

№п/п

Данные , характе ризующ ие личнос ть виновн ых

Удельк ь вес

Наличие судимости:

ранее не судим

24,9

ранее привлекался к уголовной ответственности

76,1

в том числе:

Итого

100

по ст. УК РСФСР

80

89

111

117

145

206 ч.2

210

2А.

4,8

2,4

4,8

4,8

2,4

по ст. УК РФ

226

144

18,9

15,7

146

208

9,5

228

23,8

Итого

100

Виновные привлекались к уголовной ответственности

.за совершение преступления по ст. 228 УК РФ

65.7

.по совокупности преступлений, в том числе за совершение следующих преступлении:

34,3

ст. 228 ч.З “в”, ст. 228 ч 3 “б”

ст. 228 ч.1, ст. 228 ч 3 “б” и “в”

ст 234 ч 1, ст 234 ч 2, ст 234 ч 3, ст. 228 ч 3

ст. 228 ч 3 “а” и “в”, ст. 228 ч 4

ст 228 ч 3 “а”,”б”,”в”, ст 158 ч 2

ст 228 ч 1, ст 228 ч 3

ст 222 ч 4, ст 228 ч 1

ст228ч1,ст228чЗ”б”и”в”

ст. 228 ч. 1, ст.228 ч. 3 “в”, ст. 228 ч.4

ст. 228 ч. 3 “б”, ст. 161 ч. 2 “б” и “в”

ст. 188 ч. 2, ст.228 ч. 3 “в”

Квалифицирующие признаки:

.неоднократность

.по предварительному сговору групп, лиц

17,6

60,8

.организованной преступной группировкой

.в крупном размере

.в особо крупном размере

Итого

15,7

3,9

100

Мера пресечения в период расследования:

заключение под стражу

48,1

.подписка о невыезде

44,3

.личное поручительство

Итого

7,6

100

Наказание за совершение преступления, в том числе:

…лишение свободы с направлением в исправительное учреждение

.лишение свободы с отсрочкой исполнения приговора или условно

.исправительные работы

Итого

47J 35,2, 17,7 100

89

6 Срок лишения свободы, назначенный судом: __ -•?-•- i

…до 1 года

11,2

…свыше 1 года до 3 лет

33,5

…отЗ до 5 лет

16,3

.от 5 до 7 лет

22,7

…свыше 7 лет

16,3

Итого 100 7 Назначение конфискации имущества:

…назначалась

16,4

…не назначалась

83,6

Итого 100

90

Таблица № 3

Перечень мероприятий антикриминогенной направленности, призванных обеспечить

предупреждение наркопреступности*

№ п/п Варианты воздействия на причины наркопреступности Индекс, обозначаю- щий источник 1 2 3 1. Меры правового характера

Эффективная борьба с наркомафией путем создания эф- фективного законодательства по борьбе с организованной преступностью.

Совершенствование законодательства по данной проблеме в рамках утвержденной на правительственной уровне Феде- ральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1995—1997 гг.».

Ужесточение законодательства и совершенствование нор- мативной базы антинаркотической деятельности.

Требуется существенная корректировка действующего за- конодательства, например, Закона «О наркотических средст- вах и психотропных веществах», УК РФ и др.

Совершенствование порядка регулирования законного обо- рота наркотических средств.

Уголовно-правовые меры (включая недобровольное лечение, перемещение в другую учебную среду и т.д.). 4

1 6

2

6,8 2 * Индексы в стобце «источник» обозначают следующие работы, использованные при ее составлении:

1 Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецова, Г.М. Миньковского. — М.: БЕК, 1998.

2 Алексеев А.И., Герасимов СИ. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы: Монография. — М.: НОРМА, 2001.

3 Криминология: Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова, СВ. Степашина. — СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999.

4 Криминология: Учебник / Под ред. СМ. Иншакова — М.: Юриспруденция, 2000.

5 Административная деятельность органов внутренних дел.: Часть особенная. Учебник. — М.: МЮИ МВД России, «Щит-М», 1998.

6 Криминология / Под общ. ред. Ю.Ф. Кваши. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2002.

7 Шиханцов Г.Г. Криминология: Учебник для вузов. — М.: ИКД «Зерцало-М», 2001.

8 Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления (на материалах Азербайджанской Республики). — М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфорР», 1997.

9 Петракова Т.И. Руководство по профилактике наркомании среди детей и подростков. М., 2000.

10 Профилактика наркомании и токсикомании среди детей и молодежи: Комплексное социолого-криминологическое исследование. М.: Департамент по молодежной политике Министерства образования Российской Федерации, 2002.

11 Организация мероприятий по профилактике наркомании. — СПб: Комитет по делам молодежи, физической культуре, спорту и туризму Правительства Ленинградской области, 1999.

91

Предусмотренные Уголовным кодексом РФ принудительные меры медицинского характера (ст. 97—104).

Гражданско-правовые меры предупреждения растущей на почве наркотизма наркомании практически не используются. Однако наркоманам нельзя доверять воспитание детей. При выявлении родителей (родителя) с диагнозом «наркомания» милиция должна немедленно ставить перед судом вопрос о ли- шении родительских прав и раздельном проживании с детьми.

Предупреждение наркотизма мерами административного и уголовно-правового характера.

Обще- и частнопревентивные возможности административного и уголовного законодательства, обеспечение неотвратимости ответственности за его нарушение.

Меры организационного характера

Создание в соответствии с программой и для организации работы по ее исполнению Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту.

Создание более эффективных подразделений в правоохра- нительных органах по борьбе с наркопреступностью.

Международное сотрудничество по борьбе с наркомафией.

Пресечению транснациональных связей наркодельцов спо- собствует международное сотрудничество правоохранительных органов и служб безопасности разных стран, их повседневное взаимодействие на данном весьма актуальном направлении работы.

Международное сотрудничество, т.е. сохранение и развитие деловых связей и многостороннего сотрудничества с правоо- хранительными органами и соответствующими службами иностранных государств в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, равно как и между ведомствами, имеющими отношение к производству, хранению, транспортировке и сбыту наркотических средств медицинского и научного назначения.

Сотрудничество государств по линии борьбы с наркотиками.

Укрепление международного сотрудничества в сфере про- тиводействия злоупотреблению наркотиками и их незаконно- му обороту.

Взаимодействие органов внутренних дел с другими органами (соисполнителями) в реализации целевой программы про- тиводействия злоупотреблению наркотиками и их незаконно- му обороту.

5 3,7

92

Мероприятия по контролю за наркотиками и противодействию криминальному наркотизму в Российской Федерации должны осуществляться на основе единой государственной политики, главной целью которой в течение ближайших лет должно стать предупреждение роста незаконного потребления и оборота наркотиков, а в более отдаленной перспективе — их снижение.

Общие меры по социальной стабилизации общества, изме- нению к лучшему экономической и психологической обста- новки в нем, которые будут способствовать реадаптации мар- гинальных групп и слоев, аутсайдеров и обретению ими жиз- ненных перспектив и психологической уверенности.

Совершенствования социальной жизни людей. Комплексное использование экономических, социально-культурных, воспитательных и правовых мер является основным условием эффективного предупреждения наркотизма.

Эффективное использование возможностей международного сотрудничества

Обеспечение своевременной диагностики детей и подростков, относящихся к группам риска, в плане вероятностной нар- котизации и целенаправленное воспитательно-профилактичес- кое воздействие на них, сочетаемое в необходимых случаях с психотерапевтической, психиатрической помощью и лечением.

Восстановление диспансеризации учащихся.

Государственная забота о семье, профилактика семейных конфликтов и семейного насилия, оказание родителям как материальной, так и педагогической помощи.

Утверждение, несмотря на все имеющиеся в переходном периоде трудности, здорового образа жизни, включающего нормальные условия труда, приносящего не только средства к жизни, но и глубокое моральное удовлетворение; полноцен- ный досуг, заполненный социально полезными и эмоциональ- но привлекательными занятиями; высокую культуру быта и общения; нормальные жилищные условия; рациональное пи- тание и укрепление здоровья людей.

Организация и проведение комплексных оперативно-про- филактических операций типа «Мак» и «Допинг«, направлен- ных на перекрытие каналов и источников незаконного рас- пространения наркотиков.

Выявление и изобличение содержателей притонов для по- требителей наркотиков, а также других лиц, склоняющих граждан к употреблению наркотических средств.

Выявление и ликвидация подпольных химических лабора- торий по производству наркотиков.

6,8

3,7

4,7

2,7

1,3

3,7

93

1 2 3

Ранняя профилактика вовлечения в потребление наркотиков путем косвенного и опережающего воздействия на потен- циальных потребителей, формирующего и изменяющего у них социально-культурные ценности и перспективы жизнедея-

тельности.

Развитие сети специализированных медицинских центров лечения и реабилитации наркоманов, а также организация широкомасштабных научных исследований в этой области 1,10

позволяет вернуть в общество немало оступившихся.

Расширение сети приютов, убежищ, реабилитационных центров для лиц, склонных к потреблению наркотиков и дру- 4

гих одурманивающих веществ.

Восстановление трудоспособности и реабилитация лиц, до- 1

пускающих немедицинское потребление наркотиков.

Создание системы социальной реабилитации хронических наркоманов, сочетающей оказание наркологической помощи как на добровольной основе, так и в принудительном поряд- 5

ке. 3,7

Лечение и социальная реабилитация больных наркоманией.

Следует организовать подготовку специалистов для прове- дения работы по реабилитации наркоманов, увеличить коли- 6,8

чество лечебно-реабилитационных наркотических центров. 6 3. Меры информационного характера общей и индивидуальной направленности

Разработка Минобразованием, Минздравом, МВД России методологии и методики проведения антинаркотической ра- боты среди учащейся молодежи и дошкольников, издание по- собий для родителей, педагогов, специальных работников по формированию у детей негативного отношения к потребле-

нию наркотиков.

Разработка Минобразованием, Минздравом МВД России рекомендаций для работников правоохранительных органов, врачей, педагогов и родителей по выявлению лиц, допускаю- 5

щих немедицинское потребление наркотиков.

Разработка школьных программ в области антинаркотичес- 5

кого просвещения.

Развитие духовности подрастающего поколения, нравствен- 11

ное и религиозное воспитание.

Информирование людей о вреде одурманивающих веществ, о том, как влияют они на физическую, психическую и соци- альную деградацию личности, к каким последствиям, в том 4,7

94

числе правовым, приводят. В этих целях необходимо шире использовать огромные воспитательно-профилактические возможности средств массовой информации. Весьма полезным оказывается соединение в конкретных информационных воздействиях правовых, социально- психологических и медицинских аспектов.

Формирование атмосферы всеобщего неприятия наркотиков у населения.

Пропаганда средствами массовой информации пагубного влияния потребления наркотиков на личность.

Повышать количество и качество телепередач, которые могли бы оказать помощь родителям в проведении антинаркотического воспитания в семье.

Активизация деятельности общественных организаций, церкви, направленная на снижение спроса на наркотики.

Участковые педиатры и терапевты, подростковые врачи должны вести не только разъяснительную работу, но и выяв- лять лиц, которые приобщаются к приему наркотических и других одурманивающих средств.

Представителей групп риска необходимо обучать способам саморегуляции и самовоспитания, в работе с ними следует широко использовать научно обоснованные приемы психотехники, психогигиены, социально-психологического тренинга и психопрофилактики.

Виктимологическая профилактика, связанная с наглядным разъяснением последствий употребления наркотиков.

Выявление лиц, причастных к незаконному обороту нарко- тиков, постановка их на учет и принятие к ним предусмотрен- ных законом мер.

Выявление, постановка на учет, своевременное воспита- тельное и правовое воздействие в отношении лиц, склонных к употреблению наркотиков, сотрудниками соответствующих подразделений ОВД.

3,10

6,9

Меры тактического порядка

Завоевание прочных оперативных позиций в среде организованно действующих наркодельцов, в сфере масштабного наркобизнеса, среди лиц, занимающихся изготовлением, транспортировкой и сбытом наркотиков.

Выявление и перекрытие каналов и источников поступления наркотических средств в незаконный оборот.

95

1 2 3

Активная борьба с уличной торговлей наркотиками. 3,7 5. Экономические меры

Изменение приоритетов политики в области распределения национальных ресурсов — одно из условий защиты нашего общества от дальнейшего усугубления наркоситуации.

Государство должно осуществлять финансирование меди- цины для разработки препаратов-антинаркотиков и препара- тов, устраняющих наркотическую зависимость.

Обеспечение баланса мер, направленных на предупреждение и пресечение незаконного предложения наркотических средств и спроса на них. 4 6 6 6. Меры по научному обеспечению противодействия ВОН

Развитие научного базиса и внедрение новых технологий в процесс противодействия наркомании и деятельности нарко- бизнеса. 6 7. Меры собственно профилактического характера

Выявление специфических причин и условий, способству- ющих наркотизму, и принятие мер к их устранению.

Выявление и устранение причин и условий, способствующих распространению наркомании.

Виктимологическая профилактика, связанная с наглядным разъяснением последствий употребления наркотиков.

Выявление лиц, причастных к незаконному обороту нарко- тиков, постановка их на учет и принятие к ним предусмотрен- ных законом мер.

Выявление, постановка на учет, своевременное воспита- тельное и правовое воздействие в отношении лиц, склонных к употреблению наркотиков, сотрудниками
соответствующих подразделений ОВД. 3

5

6,9

1

3

96

Глава III

Правовая политика современной России в области

противодействия криминальному обороту наркотических

средств и психотропных веществ

§1. Общая характеристика правовой политики России в области противодействия незаконному обороту наркотических средств и

психотропных веществ

Одной из категорий, которая представляет важное значение для анализируемой проблемы, является такое многоаспектное понятие как «политика»1. Для автора представляет интерес та его сторона, которая связана с объяснением функциональных особенностей политики, как деятельности, направленной например, на поддержание внутреннего порядка в государстве, на осуществление социального контроля в оп- ределенных сферах общественной жизни, в том числе и в области кон- троля за оборотом наркотических средств, а также противодействия их незаконному обороту. Анализ этой проблемы показывает, что в сферу действия данной политики входят определенные меры, позволяющие противодействовать криминальному наркообороту и незаконному по- треблению наркотических средств и психотропных веществ.

Они основываются на уголовном, административном, уголовно- процессуальном и оперативно-разыскном законодательстве. Это ха- рактерно как для отечественной, так и для зарубежной правовых сис- тем. Принципиальный момент здесь заключается в том, что анализи- руемая государственная политика реализуется путем проведения вы- шеуказанных мер, имеющих легитимный характер вследствие их фик- сации в правовых актах.

1 Политология для юристов: Курс лекций. М.: Юристъ, 1999. С. 100—163; Тавадов Г. Т. По- литология: Учебник для вузов. М.: Проект, 2002. С. 65—82; Политология. Краткий словарь. — Рос-тов-на-Дону: Феникс, 2001. С. 245—247; Политология: энциклопедический словарь. М.: Издательство Моск. коммерч. ун-та, 1993. С. 251—256. Бородин С. В. Указ. соч. С. 3—7.

97

Применительно к теме данного исследования важно прояснение вопроса о научной обоснованности правовой политики, формирующей механизм противодействия НОН. Необходимо также обратить внимание и на реализацию применительно к анализируемому направ- лению правовой политики таких ее основополагающих начал, как со- циальная обусловленность, соответствие международным стандартам, устойчивость и предсказуемость, демократический характер, гуман- ность и нравственность, приоритетность прав человека, а также соче- тание интересов личности и государства. Целесообразно подчеркнуть, что применительно к правовой политике в области НОН, привлекаю- щим внимание является проявившийся в последние годы сам процесс перевода на юридический язык объективных потребностей российского общества в области контроля за оборотом наркотических средств и противодействия их незаконному обороту. Здесь следует указать на ус- ловия, в которых может происходить указанный процесс перевода, и на те средства, при помощи которых он осуществим.

Если вести речь об условиях облачения в правовую форму объективных потребностей российского общества в области контроля за оборотом наркотических средств и противодействия их незаконному обороту, то можно указать на две отчетливо прослеживающиеся тенденции анализируемой правовой политики.

Прежде всего, законодательная власть традиционно проявляет свою политическую волю в рамках сложившейся в отечественных условиях правовой системы. Наряду с этим, начиная с 90-х годов XX века, прослеживается и закономерность использования для социально- правового контроля над особо негативными процессами общественной жизни специальных, в том числе комплексных межотраслевых правовых документов.

Идея признания таких комплексных законов эффективным инст- рументом противодействия наиболее опасным проявлением социаль-

98

ной патологии, в том числе преступности, была высказана в Концепции безопасности РСФСР 1990 г., где к числу подобных правовых документов были отнесены: Закон «О безопасности РСФСР», Закон «О борьбе с организованной преступностью». Впоследствии к числу инте- гральных законодательных актов стали относить и законопроекты, на- правленные на борьбу с коррупцией, терроризм, легализацией «гряз- ных» денег, а также по контролю за распространением наркотиков и по противодействию злоупотреблению ими, их незаконному обороту.

Тенденция правовой политики в сфере противодействия НОН, опирающаяся на отечественную модель правовой системы. В соответ- ствии с положениями теории государства и права отечественная сис- тема права отличается особой внутренней организацией, которая вы- ражена в единстве и согласовании юридических норм. Все они сосре- доточены в относительно самостоятельных комплексах, обозначаемых словосочетаниями «отрасль», «подотрасль», «институт» права. Безус- ловно, что главным подразделением системы права является отрасль, поскольку она определяет и нормы, и институты, и подотрасли права, регулируя в итоге значительный круг однородных общественных отно- шений, используя для этого соответствующие предмет и метод. В со- временных условиях в теории государства и права имеет место диффе- ренциация отраслей права на профилирующие, специальные и ком- плексные. С учетом этого, правовое обеспечение механизма противо- действия НОН будет опираться прежде всего на возможности таких профилирующих материальных отраслей, как уголовное и админист- ративное право и — соответствующих им процессуальных отраслей — административно-процессуального, уголовно-процессуального. В рам- ках последнего будут использоваться и положения формирующегося оперативно-разыскного законодательства. Возможно и включение в правовую основу анализируемого механизма и отдельных положений специальных отраслей права, в частности уголовно-исполнительного

99

права. Если исходить из такого подхода, то правовое обеспечение ме- ханизма противодействия НОН будет выглядеть следующим образом.

Во-первых, это моделирование правовых норм уголовного и адми- нистративного законодательства, предусматривающих ответственность за противоправные действия с наркотическими средствами и психо- тропными веществами. Во-вторых, это нормы уголовно-процессуаль- ного и оперативно-разыскного законодательства, регламентирующие досудебное производство по уголовным делам, а также по материалам ОРД. В-третьих, это административно-процессуальные нормы, регла- ментирующие досудебное производство по делам об административ- ных правонарушениях, связанных с наркотиками.

Уголовно-правовые и административно-правовые нормы, предусмат- ривающие ответственность за противоправные деяния с наркотиками. УК РСФСР предусматривал систему материальных норм, которые были включены в него в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 июля 1974 г., Указом Президиума Верховного Со- вета РСФСР от 15 июля 1974 г. с последующими их изменениями со- ответственно Указу Президиума Верховного Совета СССР 1987 г. и Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. (ст. 2241, 2242, 2243, 225, 2251, 2261).

Наряду с уголовно-правовыми были смоделированы и админист- ративные нормы, устанавливавшие ответственность за административ- ные правонарушения, связанные с наркотическими средствами и пси- хотропными веществами. Так, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (КоАП РСФСР) предусматривал свод положений, признававших административными правонарушениями незаконное приобретение, хранение наркотических средств в небольших размерах: потребление наркотических средств без назначения врача (ст. 44). Ад- министративно наказуемыми признавались и деяния по непринятию мер к обеспечению охраны наркотикосодержащихся посевов (ст. 99)

100

незаконному посеву или выращиванию масляничного мака или ко- нопли (ст. 992).

Особенностью отечественной правовой политики применительно к рассматриваемому предмету правового регулирования в 60 — 90-е годы XX века было «увязывание» между собой уголовной и административ- ной ответственности, предусмотренной ст. 224. 3 УК РСФСР и ст. 44 КоАП РСФСР за счет использования такого приема законодательной техники как административная преюдиция. В связи с этим незаконное приобретение или хранение наркотических средств квалифицирова- лось, исходя из условия административной преюдиции, и как преступ- ление, и как административное правонарушение. В указанный период законодатель также считал оправданным и наказуемость в админист- ративном порядке за потребление наркотических средств.

Правовая политика в области противодействия криминальному наркообороту периода 60 — 90-х годов, таким образом, предполагала использование для воздействия на негативные процессы, обусловлен- ные наркоманией, системы мер административного и уголовного принуждения.

Государственная правовая политика в 1991 году, вероятно, под воздействием широко декларируемых в начале 90-х годов принципов демократизма, гуманности и нравственности, приоритетности прав че- ловека продемонстрировала смену своего отношения к применению мер, во-первых, административного принуждения за потребление нар- котических средств без медицинских к тому показаний. В новой ре- дакции ст. 44 КоАП РСФСР1 административные взыскания могли быть применены только за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств. Следует указать, что законодатель проявил колебания в правовой политике по данной проблеме, когда в

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1867.

101

ст. 40 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» он запретил потребление наркотических средств или психотропных ве- ществ без назначения врача, однако соответствующей поправки в КоАП РСФСР не внес. В целом же проявлением правовой политики в рассматриваемой сфере стал отказ от применения наказания за пре- бывание в состоянии наркотического опьянения. Однако в 2001 году имеет место новое проявление правовой политики по данному вопросу, когда законодатель подкрепляет запрет на потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, имеющийся в ст. 40 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» соответствующей нормой КоАП РФ 2001 года. Речь идет о ст. 6.9, которая сочетает меры принуждения за указанные действия с профи- лактико-правовым механизмом сдерживания потребления наркотиче- ских средств. Имеется в виду примечание к этой статье, предусматри- вающее основание освобождения от рассматриваемой ответственности лиц, добровольно обращающихся в лечебно-профилактические уч- реждения в связи с потреблением наркотических средств или психо- тропных веществ, а также направляемых на медицинское и социальное восстановление с их согласия в лечебно-профилактическое учреждение в связи с заболеванием наркоманией.

Новые аспекты правовой политики в области противодействия кри- минальному наркообороту продемонстрировал законодатель в УК РФ 1996 года. Так, была исключена уголовная ответственность за обладание наркотиками в небольшом размере, если лицо подвергалось административному наказанию за аналогичные действия. Законодатель также отказывается от термина «небольшие размеры наркотических средств» и вводит новые правовые категории: «крупный размер», «особо крупный размер наркотических средств или психотропных веществ». При этом он, как и ранее в УК РФ 1961 года, отказывается на законодательном уровне дать определение этим размерам. На этот счет действует Сводная

102

таблица заключений Постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих средств, обнаруженных в незаконном хранении или обороте, утвержденная на заседании указанного комитета 4 июня 1997 г.1. По данному вопросу также принимались разъяснения МВД России, Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, которые также имеют подзаконный характер2.

В УК РФ 1996 года законодатель предусмотрел по ч. 2, 3 и 4 ст. 228 УК РФ такой основной квалифицирующий признак, как цель сбыта. Кроме того, были предусмотрены и иные квалифицирующие признаки: группа лиц по предварительному сговору; неоднократно (ч. 2 ст. 228). Квалифицирующий признак по ч. 4 этой статьи — совершение преступления организованной группой. В итоге, применительно к со- ставу преступления, обрисовка которого дана в ч. 2 — ч. 4 ст. 228 УК РФ, предусмотрен набор квалифицирующих признаков, которые каса- ются размера предмета рассматриваемого преступления (крупный, осо- бо крупный; соучастие в содеянном, а также неоднократность деяний).

Проявлением правовой политики в сфере противодействия крими- нальному наркообороту является и попытка сблизить нормы уголовного и оперативно-разыскного законодательства, предусмотрев, что лица, проявившие деятельное раскаяние в форме, изложенной в примечании к ст. 228 УК РФ, освобождаются от уголовной ответственности за данное преступление. Это создавало предпосылки для привлечения указанной категории граждан к проведению таких оперативно-разыскных мероприятий, как проверочная закупка, контролируемые поставки, оперативной эксперимент, оперативное внедрение и др.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. № 8. С. 21; Комментарий к Уголовному кодексу РФ с постатейными материалами и судебной практикой. — М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрист»», 2000. С. 718—723.

2 Целинский Б., Водопьянов В. Комментарии к УК РФ. Незаконный оборот наркотиков // Российская юстиция,’ Т. 1: 17-19; Т. 2: 12-14; Т. 3: 12-13.

103

Характерным проявлением правовой политики в области противо- действия криминальному наркообороту стало и установление уголов- ной ответственности за ряд иных деяний, предусмотренных ч. 5 ст. 228 УК РФ, а также ст. 229 — 233 УК РФ, что учитывает сложившуюся в РФ криминальную ситуацию в области злоупотребления наркотиками, а также расширение их незаконной торговли в стране.

Оценивая эти проявления правовой политики в области противо- действия криминальному наркообороту, можно увидеть применительно к уголовному и административному законодательству два аспекта. Прежде всего это опора на законодательное закрепление репрессивных мер, что в целом характерно для указанного законодательства. Наряду с этим период 90-х годов XX века продемонстрировал и либеральный подход к проведению отдельных направлений правовой политики в анализируемой сфере. Это законодательное закрепление отказа от применения наказания за потребление наркотических средств, от принуждения к лечению от наркомании, в том числе за счет упра- зднения системы специализированных учреждений (ЛТП).

Эти колебания политики борьбы с преступностью ученые1 объясняют отсутствием взвешенной научно обоснованной концепции воздействия государственных органов и общественности на негативные процессы, что, в свою очередь, предопределялось идеологической установкой в криминологии на безусловное отмирание преступности с победой новых общественных отношений.

Из сказанного следует несколько принципиально важных моментов. Прежде всего, бесспорным признается существование в обществе негативных процессов и явлений, в том числе наркомании и нарко- преступности. Одновременно неизбежен контроль и воздействие на эти процессы и негативные социально-правовые явления. Однако

1 Бойков А. Д. Проблемы государственно-правовой политики борьбы с преступностью // Преступность: стратегия борьбы. — М.: Криминологическая Ассоциация, 1997. С. 32—57.

104

важно, чтобы такой контроль осуществлялся в цивилизованных формах, основывался на законе и не противоречил ему, а также не игнорировал идею защиты прав человека. В этом плане исключительно важное значение имеет научное обоснование правовой политики в рассматриваемой сфере, что находит свое подтверждение в многочис- ленных научных исследованиях проблемы уголовной ответственности за деяния в сфере незаконного оборота наркотиков, итогом которых являются предложения, направленные на совершенствование уголов- ного законодательства1. Подробный анализ этой проблемы представлен автором в параграфе втором данной главы, где нашел отражение его научный подход к модернизации соответствующего круга правовых норм.

Оперативно-разыскные и уголовно-процессуальные меры. Законода- тельное регулирование этих мер может создать предпосылки для эф- фективной деятельности органов уголовной юстиции, уполномоченных на решение таких задач, как выявление, раскрытие и расследование преступлений, в том числе связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами. Данная проблема в отечественном законодательстве до 1992 года была разрешена следующим образом: досудебные производство по уголовным делам, в том числе и на эта-

1 Хачатурян К. О. Уголовная ответственность за деяния в сфере незаконного оборота нарко- тиков (международно-правовые аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002; Зазулин Г.В. Противодействие незаконному обороту синтезированных наркотиков: Автореф. дис. … канд. юрид. наук., СПб.; 2000; Зелик B.A. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противостояние наркотизму в России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2001; Кухарук В.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с организованным незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001; Осмоналиев К.М. Уголовно-правовые меры предупреждения и пресечения незаконного оборота наркотических средств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997; Маслова А.В. Международно-правовое регулирование борьбы с контрабандой наркотиков: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002; Гасанов Э.Г. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, связанными с наркотиками (антинаркотизм): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000; Дранников В.Н. Криминологические и уголовно-правовые аспекты профилактики нар- котизма в студенческой среде. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 2001; Гумин О.М. Проблемы борьбы с наркотизмом среди осужденных в ИТК: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1997; Гадойбоев С.А. Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения контрабанды наркотиков: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1996.

105

пе, предшествовавшем возбуждению уголовного дела, регламентиро- вал УПК РСФСР. Особенность здесь заключалась в том, что уголовный процесс опирался на полномасштабную кодифицированную правовую базу. Что же касается оперативно-разыскных мер, то ст. 118 УПК РСФСР в фиксационной норме обеспечивала легитимность опе- ративно-разыскной функции, которая также могла успешно использо- ваться в борьбе с наркопреступностью. В 1992 году законодатель изменил свою политику по данному вопросу, что проявилось в форме принятия Закона РФ «Об ОРД в РФ», который подвергся обновлению в 1995 году. Оперативно-разыскной закон предусмотрел, прежде всего, нормы, регулирующие управление в области безопасности и закон- ности в части использования оперативно-разыскных возможностей в указанной сфере. Это определение перечня правоохранительных орга- нов и спецслужб, в составе которых могут создаваться оперативные подразделения, в том числе и в целях противодействия НОН, установ- ление для них оперативно-разыскного статуса. Данный законодатель- ный акт, хотя и в лаконичной форме, предусматривает циклы опера- тивно-процессуальных норм, посвященных оперативно-разыскных мероприятиям, основаниям и условиям их осуществления, возможно- стям доступа оперативно-разыскной информации в уголовный процесс и иным направлениям ее использования для решения задач ОРД. Особо следует отметить, что отдельные оперативно-разыскные нормы соотносятся с положениями правовых актов, предусматривающих ста- тус милиции, органов безопасности, органов уголовно-исполнитель- ных систем с июня 2003 года и с правовыми актами, определяющими статус органов ГКН РФ1.

Необходимо отметить, что подобного рода оперативно-разыскные законы были приняты во многих странах СНГ, а также в странах Бал-

1 Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности»: Комментарий. — M.: Новый юрист, 1997. С. 87—164; Федеральный закон от 30 июня 2003 г. № 86 Ф3.

106

тии. За рубежом таких аналогов нет, поскольку полномочия полиции в области полицейской разведки предусматривают законодательные акты, устанавливающие ее нормативно-правовой статус, а также пра- вовое положение иных правоохранительных ведомств, к числу задач которых относится выявление, раскрытие, расследование, предупреж- дение, пресечение преступлений и иных правонарушений.

Появление же в Российской Федерации, в странах СНГ и Балтии законодательных актов, непосредственно посвященных ОРД, можно объяснить правовым регулированием этой функции уголовной юсти- ции, правовыми документами, имеющими ограничительные грифы. Это послужило поводом в начале 90-х годов прошлого века для интенсивной критики оперативных подразделений ОВД и спецслужб, касающейся различных аспектов реализуемой ими оперативно-разыскной функции. В итоге в указанных странах начало формироваться оперативно- разыскное законодательство, ставшее объектом научного анализа1. Результатом различных исследований стали прежде всего предложения, направленные на развитие указанного законодательства, и прежде всего — на дальнейшее развитие его автономизации, вплоть до принятия кодексов, регламентирующих ОРД. Авторами этих предложений явля- ются такие юристы, как Сурков К.В., Шумилов А.Ю., отстаивающие необходимость принятия более или менее подробного кодофицирован- ного акта, в котором нашли бы свою детализацию положения ныне действующего оперативно-разыскного закона и иных правовых актов, входящих в структуру оперативно-разыскного законодательства.

Однако оперативно-разыскное законодательство должно выполнять определенную роль, которая была указана ранее, то есть создавать предпосылки для эффективной и непосредственной работы пра- воохранительных органов и спецслужб по выявлению, раскрытию

1 Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник. СПб.: Издательство «Лань», 1999. С. 92—148; Оперативно-розыскная деятельность: Учебник. — М.: ИНФРА — М., 2001. С. 160— 186.

107

преступлений и оперативно-разыскному сопровождению предвари- тельного следствия. В этом плане обеспечение легитимности ОРД за счет принятия оперативно-разыскного закона — лишь одна сторона данной проблемы. Другая заключается в интегрировании оперативно- разыскного и уголовного процесса в организационном и правовом плане. Первый аспект в отечественных условиях нашел свое разреше- ние. Характерным примером может послужить устройство вновь со- зданных органов ГКН РФ, структурно обеспечивающих в рамках од- ного ведомства основные функции уголовной юстиции в виде ОРД, дознания и предварительного следствия.

Проблемным остается второй вопрос, касающийся сближения ОРД, дознания и предварительного следствия на уровне досудебного произ- водства, в том числе и на этапе, предваряющем возбуждение уголов- ного дела. Не нашла своего решения эта проблема и в новом УПК РФ. Детально эти проблемы автор рассматривает в параграфе третьем дан- ной главы, анализируя их в контексте противодействия криминальному наркообороту. Здесь же диссертант считает необходимым подчеркнуть, что процесс законодательного регулирования оперативно-разыскных и уголовно-процессуальных мер, в том числе подлежащих применению в сфере борьбы с наркопреступностью, требует своего дальнейшего развития. При этом важно не абсолютизировать сложившиеся в начале 90-х годов стереотипы, в частности, связанные только с детализацией базового оперативно-разыскного закона.

Административно-правовые нормы, регламентирующие досудебное производство, а также иные вопросы, связанные с реализацией этих положений КоАП РФ. С 80-х годов КоАП РСФСР в разделе II устанав- ливал виды органов и должностных лиц, которые обладали компетен- цией рассматривать дела об административных правонарушениях. Соответствующие дела, предусмотренные ст. 44 КоАП РСФСР, в праве были рассматривать и разрешать начальники отделов (управлений)

108

внутренних дел исполкомов районных, городских Советов народных депутатов и их заместители. Исключение из данного правила было установлено для несовершеннолетних потребителей наркотиков, дела которых рассматривались комиссиями по делам несовершеннолетних. Что же касается ст. 99.2 КоАП РСФСР, то дела об этих правонаруше- ниях рассматривали административные комиссии.

Новый КоАП РФ также предусмотрел юрисдикцию при рассмотрении дел об административных правонарушениях в сфере оборота нар- котических средств и психотропных веществ. Так, ОВД (милиция) по- лучили право рассматривать дела об указанных административных пра- вонарушениях, квалифицируемых по ст. 6.8; 20.20, судьи — по ст. ст. 6.9.; 6.13, районные (городские), районные в городах комиссии по де- лам несовершеннолетних и защите их прав — по ст. 20.22. Наряду с этим, КоАП РФ определил правила производства по делам об админи- стративных правонарушениях, в том числе рассматриваемой категории.

Однако в 2003 году Федеральным законом от 30 июня № 86 — ФЗ законодатель скорректировал эту систему административно-правовых норм, определив в ст. 23.63. КоАП РФ административную юрисдикцию органов по контролю за оборотом наркотических средств и пси- хотропных веществ. Так, руководители этих органов и их заместители стали преемниками полномочий, которыми ранее обладали соответст- вующие должностные лица ОВД, то есть получили право рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 6.8., 10.4, 10.5 и ч. 2 ст. 20.20. КоАП РФ.

По этому поводу следует указать, что отечественное законодательство создает для вышеуказанных органов предпосылки и для эффективной административной деятельности в области противодействия незаконному (противоправному) наркообороту. Данная проблема вы- ходит за пределы предмета диссертационного исследования. Автор считает целесообразным обратить особое внимание на регламентацию

109

тех вопросов административно-правового характера, которые имеют зна- чение как для досудебного производства по делам об административных правонарушениях, так и для разрешения задач выявления, раскрытия и расследования наркопреступлений. Здесь автор имеет в виду админист- ративно-правовые нормы, регламентирующие управление в области безопасности и законности. После принятия Закона СССР «О советской милиции» в числе ее задач было четко обозначено обеспечение общественной безопасности (абз. 1ч. 1 ст. 2), а к ведению союзной милиции отнесена борьба с наркобизнесом (абз. 6 ч. 1 ст. 10), а также контроль за приобретением, хранением и перевозкой определенных веществ и материалов, к которым законодательство СССР относило и наркотики (абз. II ч. 1 ст. 10). Впоследствии были приняты законодательные и иные правовые акты, определившие нормативно-правовой статус российской милиции, федеральных органов безопасности, органов уголовно-исполнительной системы, в которых также устанавливалась сфера их деятельности. Одновременно с учетом соответствующего круга задач, в том числе и применительно к проблемам противодействия НОН, предусматривались обязанности и права указанных правоохранительных органов, а также их структурных звеньев.

Однако в 2003 году ситуация с правовым регулированием в указанной сфере резко изменилась, что связано с появлением в структурной организации российского государства нового правоохранительного органа — ГКН РФ. Автор ранее высказал свою позицию относительно определения нормативно-правового статуса указанного ведомства. Так, целесообразным представляется подготовка и принятие проекта Федерального Закона «Об организационно-правовых началах проти- водействия наркотическим средствам и психотропным веществам». Положения такого правового документа могли бы урегулировать и во- просы государственного управления в области криминального нарко- оборота и эффективно определить полномочия основных субъектов

по

антинаркотической деятельности, а также специфику реализуемых ими видов правоохранительной деятельности.

Таким образом, традиционный для отечественной правовой системы подход к законодательному обеспечению механизма противодействия НОН состоял в том, что базовые профильные отрасли права определяли, во-первых, ответственность за противоправное поведение, связанное с наркотиками. Во-вторых, субъектов борьбы с наркопреступностью, а в- третьих — их функции. В качестве последних фиксировалось правовое содержание практической деятельности указанных субъектов, которые получали возможность легитимно применять уголовно- процессуальные, оперативно-разыскные, административно-правовые меры для выявления, раскрытия, расследования, предупреждения и пресечения преступлений и правонарушений, предусмотренных уголовным и административным законодательством. Анализ практики применения этих положений указал на существующие проблемы правового обеспечения механизма противодействия НОН. Поэтому вполне обоснованным является внесение предложений, направленных на восполнение пробелов в данной сфере, а также в целом на модернизацию правовой основы противодействия НОН.

Тенденция правовой политики в сфере противодействия НОН, опира- ющаяся на модель использования специальных, в том числе комплексных межотраслевых законодательных актов. Данная тенденция правовой по- литики в сфере противодействия наркомании и криминальному нарко- обороту стала складываться в результате влияния зарубежного законо- дательства, в том числе имеющего антинаркотическую направленность. Его характерной особенностью является, с одной стороны, существо- вание отраслевых норм, прежде всего в уголовном законодательстве. С другой стороны — наличие узко специальных нормативных актов, ре- гулирующих контроль над наркотическими веществами, лечение алко- голиков и наркоманов, меры борьбы с контрабандой наркотиков. Так-

Ill

же наблюдается тенденция к принятию специальных законов, охваты- вающих комплекс мер борьбы с незаконным оборотом наркотиков1.

Такой подход учитывает политику, которую проводит ООН по фор- мированию правовой основы международной борьбы с наркотизацией.

История развития международно-правовых норм, посвященных противодействию незаконному обороту наркотических средств и пси- хотропных веществ, развивалась по следующим этапам:

а) решения Шанхайской опиумной комиссии, созданной в 1909 г. регулировали главным образом различные вопросы контроля над ле гальным оборотом наркотиков, например: введение законодательной регламентации производства опиатов и других наркотиков для меди цинских целей; ликвидацию опиокурения; пресечение переброски опия-сырца из Китая морским путем;

б) решения международной конференции, проходившей в Гааге в 1911 г., согласовали меры контроля над применением морфия и кока ина в медицинских целях. Международная конвенция об опиуме, под писанная в Гааге в 1912 г., основывалась на принципах международ ного контроля над наркотиками;

в) Женевское соглашение 1925 г. ввело систему лицензий и обяза тельную регистрацию торговли наркотиками, новые меры контроля за их рынком. На этом этапе был создан постоянный комитет;

г) Международная конвенция от 13 июля 1931 г. об ограничении производства и регулировании распределения наркотических средств, с изменениями, внесенными в нее протоколом, подписанными в Лейк Саксесе 11 декабря 1946 г., распространила международный контроль за новыми, главным образом синтетическими лекарственными средст вами, способными вызвать наркоманию. Для СССР протокол вступил в силу 1 декабря 1949;

1 Князев В.В. Правовые и организационные проблемы борьбы с незаконным оборотом нар- котиков за рубежом: Автореф. лис. … канд. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД России. 1998. С. 19— 21.

112

д) международные протоколы ООН 1948 и 1953 гг. устанавливали контроль над производством некоторых видов наркотических средств, об ограничении и регламентировании культивирования опийного мака, а также производства из него опиума, международной оптовой торговли и пользования опиатами, исходя из потребностей медицины и науки;

е) Единая конвенция ООН о наркотических средствах 1961 г., Конвенция ООН о психотропных веществах 1971 г., Конвенция ООН о борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотроп ных веществ 1988 г. устанавливали международные стандарты в обла сти контроля за наркотическими средствами, прекурсорами и проти водействия наркопреступности.

Международные документы примечательны также тем, что они уч- реждали специализированные структурные звенья для координации рассматриваемой деятельности в международном масштабе. Например, в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. для координации противодействия незаконному обороту наркотиков был учрежден Международный комитет по контролю за наркотиками. Кроме того, в 1971 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла решение об учреждении фонда ООН по контролю за наркотиками, а в 1972 г. в Женеве был образован Центр подготовки специалистов по борьбе с наркотиками.

Особо следует отметить, что идею комплексного системного подхода к правовому обеспечению противодействия незаконному обороту наркотических средств продемонстрировала Единая конвенция ООН 1961 г. В ее ст. 36, например, декларировалась наказуемость культивирования, производства, изготовления, извлечения, приготов- ления, хранения, предложения с коммерческими целями, распределе- ния, покупки, продажи, доставки на любых условиях, маклерства, от- правки, переотправки транзитом, перевозки, ввоза и вывоза наркоти- ческих средств и любых иных действий, произведенных в нарушении

113

требований Конвенции. Тем самым были созданы предпосылки для криминализации национальным уголовным законодательством наибо- лее распространенных деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков. При этом в п. 4 ст. 36 этого документа говорилось, что конкретные составы преступлений, связанные с наркотиками, — пре- рогатива внутреннего национального законодательства.

Абсолютное большинство стран последовало этим рекомендациям ООН, установив уголовную ответственность за преступления, связан- ные: а) с производством; б) хищением; в) приобретением и продажей; г) транспортировкой; д) потреблением наркотических средств и скло- нением к их потреблению. Проблемным оказался лишь вопрос о кри- минализации потребления наркотических средств. Вокруг него и в со- временных условиях продолжается дискуссия.

Автор, исследуя рассматриваемую тенденцию правовой политики, считает целесообразным отметить, что вышеназванные документы оказали свое влияние и на типологию национальных антинаркотиес- ких законов, и на их содержание. Прежде всего необходимо указать, что ряд стран пошли по пути принятия укзкоспециальных правовых актов, направленных на регламентацию правовых мер противодействия наркопреступности. Так, это законы, посвященные регламентации оборота наркотических, психотропных веществ и прекурсоров Молодовы, Латвии, Украины, Литвы, ФРГ и др. Для этих стран харак- терно принятие автономных законов, посвященных регламентации контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ, а в ряде стран и прекурсоров; противодействию незаконному обороту указанных средств и веществ; оказанию медицинской и социальной помощи лицам, страдающим наркоманией, а также иными социаль- ными патологиями в виде алкоголизма и токсикомании.

В других странах, прежде всего входящих в СНГ, законодатель предпочел принять комплексные межотраслевые законы, посвящен-

114

ные и контролю за наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами, и мерам противодействия криминаль- ному наркообороту, и обеспечению лечения граждан, страдающих наркоманией (РФ, Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан). Такие законы имеются и в дальнем зарубежье, например в Эквадоре.

Несмотря на эти различия, рассматриваемый аспект предполагает консолидацию правовых норм применительно к регламентации обще- ственных отношений, складывающихся в области, во-первых, контроля за наркотическими средствами, психотропными веществами, веще- ствами, прекурсорами, а также, во-вторых, противодействия их неза- конному обороту. Вопрос состоит только в степени такой консолида- ции — максимальной или частичной, что, впрочем, может оказывать влияние на содержательный момент при регламентации того или иного круга однородных общественных отношений.

Оценивая весь состоявшийся в истекшее десятилетие процесс зако- нодательного регулирования в РФ, странах СНГ противодействия не- законному обороту наркотических средств, следует указать на основ- ные закономерности, свойственные принятым на постсоветском про- странстве законодательным актам антинаркотической направленности.

Во-первых, внимание акцентируется на том, что противодействие незаконному обороту наркотических средств должно быть соответст- вующим образом организовано, т. е. необходимы органы, компетентные вести борьбу с этим явлением. Они вправе иметь определенные для этого полномочия, их работа должна планироваться на основе программ федерального и регионального уровня и ведения общенаци- ональных специализированных банков данных. Работу по противодей- ствию незаконному обороту наркотиков следует строить на взаимо- действии всех заинтересованных компетентных органов, а в роли ко- ординатора должны выступать Генеральная (Национальная) прокура- тура и Правительство, а в ряде республик СНГ — специализирован-

115

ный государственный орган по контролю за наркотиками. Практически во всех национальных законах устанавливается надзор за проти- водействием незаконному обороту наркотиков со стороны органов прокуратуры, Правительства, а также подчеркивается роль ведомст- венного контроля в этой области.

Во-вторых, законодательное регулирование противодействия неза- конному обороту наркотических средств в странах СНГ отводит значи- тельную (можно сказать, особую) роль в этой деятельности оператив- но-разыскным мероприятиям, обеспечивающим выявление, раскрытие и пресечение преступной деятельности наркодельцов. Несмотря на то, что в этих странах приняты оперативно-разыскные законы, нацио- нальные антинаркотические правовые документы в дополнение к ним фиксационно регламентируют возможность осуществления для проти- водействия НОН таких оперативно-разыскных мероприятий, как кон- тролируемая поставка, контролируемая закупка, подчеркивая, что они в комплексе с иными оперативно-разыскными мерами должны обес- печивать результативность механизма противодействия наркобизнесу.

В-третьих, в законодательных актах стран СНГ, посвященных контролю за наркотиками и противодействию незаконному обороту наркотических средств, уделяется внимание и ряду административно- правовых процедур, призванных обеспечить своевременное распозна- ние потребителей наркотиков и установления за ними наблюдения и контроля (медицинское освидетельствование лиц, злоупотребляющих наркотиками, их учет, наблюдение, административный надзор и т. п.).

В-четвертых, рассматриваемая категория законодательных актов предусматривает целый комплекс мер воздействия к физическим и юридическим лицам, участвующим в незаконном обороте наркотиков: введение ограничений для наркоманов на определенные виды профес- сий, работ, занятие определенной профессиональной деятельностью; ликвидация юридических лиц в связи с незаконным оборотом нарко-

116

тических средств, психотропных веществ и их прекурсоров; конфис- кация изымаемых наркотиков и их аналогов, оборудования и инстру- ментов для их изготовления, имущества, полученного в результате не- законной деятельности с наркотиками, а равно и используемого в этой деятельности имущества; досмотр транспортных средств, грузов и личных вещей и др.

В-пятых, национальное антинаркотическое законодательство в странах СНГ предусматривает и ряд профилактических мер в виде запрещения пропаганды и ограничения рекламы в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Автономные законо- дательные акты, посвященные только вопросам противодействия неза- конному обороту наркотиков, имеют в своей структуре и набор профи- лактических мер, предусматривающих порядок добровольного и прину- дительного лечения больных наркоманией. Все они объединены в пра- вовом институте, обозначенном как «меры противодействия незаконно- му потреблению наркотических средств и психотропных веществ».

Особый интерес представляет в плане данного научного исследования оценка отечественного антинаркотического закона. Прежде всего, необходимо отметить, что его разработке предшествовала подготовка Концепции государственной политики по контролю за наркотиками в РФ от 22 июля 1993 года. Поэтому отечественный антинаркотический закон носит ярко выраженный политический характер, отражая тем самым особый аспект правовой политики, когда государство, сохраняя построение законодательства по отраслевому признаку, прибегает и к новациям в виде комплексных межотраслевых законов. Следует указать, что их принятие в условиях названной правовой системы проблематично. Это объясняется тем, что законодатель оказывается перед выбором: принимать либо закон прямого действия, либо правовой документ в форме набора поправок в законодательные акты, которые, исходя из своей правовой природы, устанавливают ответст-

117

венность за наркопреступление и иные правонарушения, регламенти- руют уголовно- и административно-процессуальные, оперативно-ра- зыскные и иные меры, направленные на контроль за наркотиками и противодействие криминальному наркообороту. Также перед отечест- венным законодателем был выбор между комплексным межотраслевым антинаркотическим законом и специальными законами, воспол- няющими пробелы в области контроля за наркотиками, противодейст- вия их криминальному обороту, воздействия в отношении наркоманов и иных лиц, страдающих социальной патологией. Как известно, оте- чественный законодатель сделал выбор в пользу комплексного межо- траслевого антинаркотического закона. Важно, чтобы этот закон в данном случае имел оптимальную правовую форму, структуру и содер- жание. В этом случае он мог бы состояться как действенный и каче- ственно новый правовой документ, консолидирующий не только раз- ноотраслевые правовые нормы, но и усилия всех субъектов антинар- котической деятельности, предоставляя им эффективные возможности разрешать поставленные перед ними задачи.

Автор положительно оценивает ту часть отечественного антинар- котического закона, которая устанавливает правила оборота наркоти- ков и контроля за его осуществлением в России.

Что же касается регламентации организации противодействия не- законному обороту наркотиков, то соответствующие положение отече- ственного антинаркотического закона либо имеют декларативный ха- рактер, либо дублируют нормы отраслевых специальных законов. При этом с точки зрения законодательной техники при регламентации ука- занных вопросов нарушены правила моделирования правового акта. Так, в главе VI указанного документа сосредоточены и материальные нормы (запрет потреблять наркотики; запрет их пропагандировать), административно-процессуальные нормы (ст. 44, 45, 48, 50, 53), нормы, предусматривающие санкции, связанные с применением мер воз-

118

действия на лиц, привлекаемых к ответственности за действия в сфере криминальных наркооборота (ст. 47), гражданско-правовые меры (ст. 51, 52), оперативно-разыскные меры (ст. 49).

Вполне закономерно, что все эти погрешности в правовом регули- ровании противодействия криминальному наркообороту требуют осу- ществления законодателем мер по их исправлению. Автор полагает, что в современных условиях сложились предпосылки для разрешения этой проблемы, так как проводится реформа, призванная обеспечить в масштабах страны эффективный контроль за оборотом наркотиков и противодействием их криминальному наркообороту. Эти вопросы автор отчасти затрагивал в предшествующих параграфах данной работы. Их рассмотрению посвящены и последующие материалы данной главы.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить следующие значимые позиции.

  1. Для оптимального противодействия незаконному обороту нар- котических средств, психотропных веществ и их прекурсоров важно, во-первых, наличие в национальном законодательстве материальных норм, определяющих виды противоправных деяний, связанных с ука- занными средствами и веществами, и их дифференциация с учетом степени общественной опасности на преступления и административные правонарушения. Во-вторых, определение видов и регламентация нормативно-правового статуса тех государственных органов, в компе- тенцию которых входит противодействие незаконному обороту нарко- тических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. В-третьих, правовое регулирование тех функций административной и уголовной юстиции, которые обеспечивают выявление, раскрытие и расследование преступлений и фактов правонарушений, квалифицируемых, со- ответственно, как противоправные деяния против здоровья населения в силу того, что они связаны с незаконным оборотом этих средств, ве- ществ и их прекурсоров.

119

Данные положения бесспорны, однако проблемным остается вопрос о форме законодательной регламентации указанных трех аспектов противодействия незаконному обороту наркотиков и иных веществ, изъятых из гражданского оборота вследствие их негативного воздействия на здоровье человека. Так, в СССР имелась четкая регла- ментация материальных, процессуальных и административно-управ- ленческих положений, направленных на борьбу с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Особенностью рассматриваемой регламентации было то, что она опиралась на систему действующего в тот период законодательства, которое охватывало кодифицированные материальные и процессуальные нормы, а также имело в своей структуре законодательные и подзаконные акты, регу- лировавшие управление административно-политической сферой, куда входило и входит управление безопасностью и внутренними делами. Вместе с тем современное российское законодательство стало обнов- ляться с опорой и на эти традиции, что позволило обеспечить в пра- вовом плане механизм противодействия НОН, и на новации, исполь- зование которых оказалось не совсем удачным.

  1. Деятельность российского законодательства в 90-е годы была направлена на приведение отечественного антинаркотического зако- нодательства в соответствие с международными стандартами. Харак- терным является стремление законодателя учесть положения широкого спектра правовых документов, которые принимались на междуна- родном уровне со времени актуализации проблемы противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. Типология и содержание соответствующего круга документов и предо- пределили в конечном итоге структуру законодательства о наркотиче- ских средствах, психотропных веществах и их прекурсорах. Принципи- альной новеллой здесь стал комплексный Федеральный закон, сочета- ющий различные по правовой природе нормы и отражающий попытку приспособить к отечественной законодательной практике имеющийся

120

в ряде стран, например в США и Японии, соответствующий опыт. Од- нако нельзя не признать, что и нормы отраслевого законодательства, и положения комплексного межотраслевого антинаркотического закона не создают эффективных предпосылок для постоянной и последова- тельной работы правоохранительных органов, направленных на проти- водействие криминальному наркообороту. Поэтому, с одной стороны, можно говорить о появлении в системе отечественного права антинар- котического законодательства, о его структуре, а с другой — рассматривать его как объект исследования, по результатам которого возможна подготовка соответствующих предложений по корректировке законодательных актов, а также иных документов в виде программ борьбы с наркопреступностью, концепций политики государства в этой области. 3. Практически все бывшие республики, входившие в состав СССР, столкнувшись с проблемой наркомании, прежде всего пытаются создать адресную законодательную основу для контроля над оборотом и противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. Однако с точки зрения законодательной техники обсуждаемая проблема разрешается в этих республиках по- разному. Так, в РФ, в Белоруссии, в Казахстане и Киргизии были приняты законодательные акты, которые регулировали как оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, так и противодействие их незаконному обороту. На Украине же было принято несколько законодательных актов. В частности, пакет указанных правовых документов, стал регулировать:

а) оборот наркотических средств, психотропных веществ, их ана логов и прекурсоров;

б) меры противодействия незаконному обороту наркотических средств, прекурсоров и злоупотребления ими;

в) уголовно-правовые меры, устанавливающие ответственность и на казуемость за ряд деяний, связанных с наркотическими средствами, пси хотропными веществами и прекурсорами. С учетом названных поправок в УК Украины был скорректирован и ряд положений УПК Украины;

121

г) административно-правовые меры противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Здесь прослеживается влияние международных стандартов, предусмо- тренных ООН в области контроля за наркотиками и противодействия их криминальному наркообороту.

  1. В тех случаях, когда законодатель формирует правовую основу для реализации правоохранительной функции, регулирует управление в определенной области, устанавливает ответственность за преступления и правонарушения, то он в соответствующем антинаркотическом законодательном акте предусматривает норму, где определяет перечень необходимых для контроля за оборотом и противодействия неза- конному обороту наркотиков правовых документов. Последние играют конкретную роль в регулировании соответствующих правоотношений. Не является в этом плане исключением и законодательство РФ о наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах. Так, к его ключевым элементам относятся международные правовые нормы, устанавливающие стандарты в этой области. По этому поводу в ч. II ст. 3 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» содержится правило приоритета международных договоров, за- ключенных Российской Федерацией, над нормами отечественного ан- тинаркотического законодательства. Положение о примате междуна- родных договоров об обороте наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров по отношению к национальным законам в этой сфере предусматривают и антинаркотические законы стран СНГ.

Однако различным оказалось восприятие в РФ и в странах СНГ соответствующего круга правовых норм и зарубежного антинаркоти- ческого законодательства. Автору представляется более оптимальной подготовка не комплексных межотраслевых антинаркотических зако- нов, а специальных правовых актов, регулирующих отдельные аспекты антинаркотической деятельности.

122

§2. Анализ законодательной базы противодействия незаконному обороту наркотических средств в Российской Федерации

Термин «законодательство» трактуется как внешняя форма выражения объективного права, когда совокупность нормативных актов формально закрепляется в виде обязательных правил. Указанное слово принято употреблять в широком и узком смысле. В данном параграфе допустима только последняя (узкая) смысловая трактовка, поскольку речь идет о правовых документах, отдельные нормы которых предусматривают уголовную и административную ответственность за противоправные деяния, связанные с наркотиками. Исходя из этого подхода, речь может идти о межотраслевом законодательстве, норма- тивные акты которые образуют единую систему, поскольку законода- тель, принимая названные документы, обеспечил взаимосвязь между ними. С учетом этого вполне уместно и понимание рассматриваемого законодательства как совокупности правовых норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений1.

Исследуя данный вопрос, автор считает целесообразным выделить в структуре данного законодательства прежде всего правовые документы, которые устанавливают уголовную отвественность за наркопрес- тупления.

Здесь следует отметить, что к 1936 году, когда СССР присоединился к международной Конвенции о наркотических средствах 1925 г., которая устанавливала основные правила ввоза и вывоза, продажи, распределения и применения наркотических средств, исходя из науч- ных и медицинских потребностей конкретной страны, отечественное законодательство уже содержало соответствующие правовые нормы, поэтому его коррекции не потребовалось и в течение последующих

1 Энциклопедический юридический словарь. — М.: ИНФРА — М, 1998. С. 106; Понумерной юридический энциклопедический словарь. — М.: Большая Российская Энциклопедия, «Р ПОЛ КЛАССИК», 2001. С. 262—263; Современный толковый словарь русского языка. — СПб.: «Но-ринт», 2003. С. 264.

123

двух десятилетий каких-либо изменений в антинаркотическом законо- дательстве не проводилось.

Известно, что в конце 50 — начале 60-х гг. осуществлялось рефор- мирование отечественного законодательства, в том числе и уголовного. УК РСФСР 1959 г. максимально учел международные стандарты в области борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и пре- дусмотрел соответствующую систему правовых норм. Так, ч. III ст. 224 УК РСФСР установила ответственность за изготовление, хранение, приобретение, перевозку или пересылку наркотических средств без цели сбыта в виде лишения свободы до трех лет (при отягчающих об- стоятельствах — до пяти лет) или исправительных работ до двух лет. Сбыт наркотиков наказывался лишением свободы до десяти лет, а при отягчающих обстоятельствах — от шести до пятнадцати лет (ч. 1 и 2 ст. 224 УК РСФСР), сбыт сильнодействующих веществ — лишением свободы до трех лет или исправительными работами до двух лет (ст. 226-2 УК РСФСР). В последующие годы УК РСФСР в части статей о наркотиках неоднократно и существенно изменялся и дополнялся1.

Выращивание запрещенных к возделыванию на территории страны видов мака и конопли каралось по ст. 225 УК РСФСР лишением свободы до восьми лет. Выращивание без надлежащего разрешения иных видов указанных растений наказывалось штрафом (ст. 99-2 КоАП РСФСР), а при совершении этих действий повторно в течение года — лишением свободы до трех лет (при отягчающих обстоятельствах — до восьми лет) или исправительными работами до двух лет (ст. 225-1 УК РСФСР).

В 1963 г. СССР присоединился к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., которая содержала ряд основополагающих принципов и требований к государственным участникам в сфере оборота наркотиков и их перечень. Эта Конвенция оказал влияние прак-

1 Комментарий УК РСФСР. — М.: Юрид. лит., 1980. С. 425—429.

124

тически на все последующие нормативные правовые акты, затрагива- ющие вопросы контроля над наркотиками.

Приемником УК РСФСР стал УК РФ 1996 года, который в большей степени соответствует нынешним социально-экономическим реалиям1. Он предусматривает и целую систему норм, направленных на противодействие незаконному обороту наркотических средств, по- скольку их распространение представляет ныне угрозу национальной безопасности Российской Федерации.

В структуру рассматриваемого законодательства автор относит и правовые акты, предусматривающие административную ответствен- ность за правонарушения, связанные с наркотиками. Так, КоАП РСФСР 1985 года2 устанавливал административную наказуемость за незаконное приобретение или хранение наркотических средств в не- больших размерах либо потребление наркотических средств без назна- чения врача. Связующим звеном между УК РСФСР и КоАП РСФСР служил прием законодательной техники в виде административной преюдиции. КоАП РСФСР также предусматривал ответственность за непринятие мер к обеспечению охраны наркотикосодержащих посевов, а также за незаконный посев или выращивание масличного мака или конопли. В 1991 году законодатель отказался от приема админис- тративной преюдиции при конструировании уголовно-правовых норм антинаркотической направленности. Однако в новом КоАП РФ 2001 года он не только сохранил положения, предусматривающие ответст- венность за административные правонарушения, связанные с нарко- тиками, но и расширил их круг, вновь отдав предпочтение наказуемо- сти за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

1 Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой. — М.: Изда тельство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт». С. 694—739.

2 Комментарий к КоАП РСФСР. — М.: Юредлит., 1989. С. 64—66; 144—146; Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях. — М.: ООО Издательство «Проспект», 1998. С. 123-125; 304-308.

125

Несмотря на то, что законодатель отказался от использования приема административной преюдиции для обеспечения взаимосвязи между уголовным и административным законодательством при установлении ответственности за наркопреступления и администравные правонарушления, принципиально новым шагом, объединяющим и уголовное, и административное законодательство антинаркотической направленности в единую систему, стало принятие в 1997 году Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных ве- ществах». В этом правовом акте устанавливается исключительное пра- во государства на основные виды деятельности, связанные с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, которое, в свою оче- редь, опирается на взаимосвязанную систему правовых норм, которую можно представить следующим образом:

а) монополия государства распространяется на культивирование наркотикосодержащих растений, разработку, переработку, распределе ние, ввоз (вывоз), уничтожение наркотических средств и психотроп ных веществ (п. 1 ст. 5);

б) государство делегирует свое исключительное право на соответ ствующие виды деятельности, связанные с оборотом наркотических средств и психотропных веществ на территории РФ, государственным унитарным предприятиям и государственным учреждениям. При этом процедурный аспект приобретения названный юридическими лицами соответствующих полномочий носит разрительный характер (п. 2 ст. 5; п. 2 ст. 8; ст. 9-13)1;

в) для осуществления отдельных видов деятельности, связанных с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекур соров, устанавливаются специальные условия. Их несоблюдение вле чет за собой ответственность согласно уголовному законодательству Российской Федерации (ст. 6—29; п. 4 ст. 5 ФЗ; ст. 228—233 УК РФ);

1 Исключение из этого правила предусматривают пп. 5, 6 ст. 5 ФЗ «О наркотических средст- вах и психотропных веществах».

126

г) для выявления нарушений законодательства в сфере оборота наркотических средств законодатель определяет круг специально об- разованных федеральных органов исполнительной власти, иных феде- ральных органов, которые, согласно своим полномочиям, должны обеспечивать соблюдение соответствующего антинаркотического за- конодательства, привлекая виновных к ответственности с учетом ква- лификации содеянного (ст. 6, 30, 41, 51, 53, 58—60 ФЗ).

В отечественном антинаркотическом законе законодатель предус- мотрел и систему ограничений и запретов, связанных с оборотом нар- котических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, диффе- ренцируя рассматриваемую категорию средств и веществ на опреде- ленные виды. В правовом плане законодатель устанавливает для каж- дого из них соответствующий индекс. Речь идет о списках (перечнях) наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых за- прещен (Список I), ограничен и возможен под контролем (Список II), допускается в ограниченном порядке с исключением некоторых мер контроля в соответствии с национальным законодательством, но воз- можен под контролем (Список IV).

Законодатель предусматривает порядок утверждения всего названного перечня списков, его официального опубликования, порядок внесения в него изменений и дополнеий, а также особенности контроля, например, за медицинскими препаратами, которые содержат малые количества наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (ст. 2 ФЗ). Вместе с тем законодатель счел целесообразным посвятить данному аспекту и специальную главу рассматриваемого Федерального закона, детально урегулировав формулируемые им в общем виде в этой статье запреты и ограничения. Например, в пп. 1,2 ст. 14 указано, что оборот наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки I, II, и III, возможен в целях, предусмотренных ст. 34 — 36 ФЗ, а средств и веществ, внесенных в списки II и

127

HI — по назначению врача в медицинских целях. В свою очередь, ст. 35 — 36 ФЗ декларируют такую цель данного исключения из правил оборота наркотиков, как применение последних для решения опе- ративно-тактических и процессуальных задач при проведении ряда ОРМ и следственных действий в ходе производства по оперативным и уголовным делам. Что же касается ст. 34 ФЗ, то она устанавливает воз- можность использования наркотических средств и психотропных ве- ществ в научных, учебных целях и экспертной деятельности.

Особенности законодательного обеспечения отдельных запретов и ограничений, связанных с оборотом наркотических средств, психо- тропных веществ и их прекурсоров заключатеся в следующем:

а) законодатель определяет отдельные положения, детализирую щие конкретный запрет или конкретное ограничение в Федеральном законе «О наркотических средствах и психотропных веществах». Ана логичная тенденция прослеживается и в антинаркотических законах стран СНГ;

б) законодатель предусматривает конкретные деяния, посредством которых могут нарушаться запреты и ограничения в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров в уголовном и административном законодательстве.

Подобное разделение «родственных» правовых норм обусловлено специфичной правовой природой отечественного антинаркотического закона, который по своей сути является комплексным и вторгается в области правоотношений, регулируемых различными отраслями права. При этом законодатель все же не решился на фиксацию составов пре- ступлений, связанных с наркотиками, в комплексном антинаркотичес- ком законе. Поэтому для правильной квалификации противоправного поведения в сфере оборота наркотических средств необходимо приме- нение норм и комплексного антинаркотического закона, и соответству- ющих положений уголовного и административного законодательства.

128

Применительно к теме данного исследования важным является вопрос о том, насколько качественно осуществлено правовое обеспечение запретов и ограничений, предусмотренных ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Обратившись к специальной литературе, можно увидеть, что данная проблема находится в поле зрения юристов, исследующих антинаркотическое законодательство и практику его применения.

Так, вносятся предложения о корректировке квалифицирующих признаков, отражающих повышенную общественную опасность нар- копреступлений, в частности, касающихся цели сбыта наркотиков, уточнения условий уголовной ответственности за незаконные посевы и выращивание наркотикосодержащих культур. Указывается и на не- обходимость утвердить федеральным законом, во-первых, такую пра- вовую категорию, как «небольшие, крупные, особо крупные размеры» наркотических средств и психотропных веществ1. Во-вторых, внести изменения в отдельные статьи УК РФ, например, в п. «в» ч. 3 ст. 228 заменить квалифицирующий признак «крупный размер» на квалифи- цирующий признак «особо крупный размер», убрав последний из части 4 данной статьи; дополнить часть 3 ст. 228 и ч. 2 ст. 234 квалифи- цирующим признаком «лицом с использованием специальных хими- ческих познаний»; дополнить ч. 4 ст. 228 и ч. 3 ст. 234 квалифициру- ющим признаком «в штатной химической лаборатории»2; дополнить ст. 232 квалифицирующим признаком «с привлечением заведомо не- совершеннолетнего»3.

Однако внимание ученых в основном акцентируется на особенностях предмета наркопреступлений, который, будучи материальным объектом, имеет конкретные качественно-количественные признаки,

1 Хачатурян К.О. Указ. соч. С. 10—П.

2 Зазулин Г.В. Противодействие незаконному обороту синтезированных наркотиков: Авто- реф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 12—13.

3 Зеник В.А. Указ. соч. С. 7.

129

имеющие существенное значение для правовой оценки содеянного. Исходя из этого, указывается на негативный момент отсутствия в за- коне критериев отнесения находящихся в незаконном обороте нарко- тических средств и психотропных веществ к небольшому, крупному и особо крупному размеру. Поэтому вносятся предложения о такой кон- струкции составов наркопреступлений, которая учитывала бы силу воздействия на организм человека тех или иных наркотических средств, что, в свою очередь, обусловливает квалификацию рассмат- риваемого круга преступлений. Отмечается и негативный аспект ч. 1 ст. 228 УК РФ, когда для квалификации деяний определяющее значе- ние имеет размер приобретенного или хранимого наркотического средства или психотропного вещества1.

Необходимо отметить, что представители власти, обладающие правом законодательной инициативы, в своих предложениях по совер- шенствованию составов наркопреступлений также обращают внимание на роль, которую играют в составах наркопреступлений квалифи- цирующие признаки. Ряд депутатов Государственной Думы Федераль- ного Собрания РФ предлагают использовать для подавления нарко- преступности, в частности пресечения преступлений, предусмот- ренных ст. 229 — 231 УК РФ, более жесткое карательное воздействие на виновных, совершивших противоправные деяния в отношении наркотических средств и психотропных веществ в крупном и особо крупном размере (ст. 229); в форме соучастия, неоднократно, в отно- шении заведомо несовершеннолетнего либо двух или более лиц, с применением насилия или угрозой его применения (ч. 2 ст. 230); в форме соучастия, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, в отношении лица, заведомо не достигшего 14- летнего возраста, совершенные лицом ранее два или более раза

1 Целинский Б.П., Хачатурян K.O. Об антинаркотическом законодательстве и правоприме- нительной практике. // Новые тенденции в старой проблеме наркотиков. М.: ВНИИ МВД России, 2002. С. 59-71.

130

судщимым по ст. 228.1. — 234 УК РФ, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (ст. 230 УК РФ).

Отдельные авторы предлагают изменить конструкцию ряда составов наркопреступлений. В частности, считается оптимальным включить в предмет преступлений, предусмотренных ст. 229 и 234 УК РФ, прекурсоры, а в предмет преступления, предусмотренного ст. 233 УК РФ, — рецепты и документы на получение лекарственных и других ве- ществ, отнесенных к прекурсорам1. Оправданным считается снижение возраста уголовной ответственности за совершение деяний, предусмо- тренных частями 2 — 4 ст. 228 УК РФ, ч. 2 и 3 ст. 230 УК РФ до че- тырнадцати лет2, а также исключение из наименования ст. 234 УК РФ фразы «в целях сбыта»3.

Особо следует отметить, что вносятся предложения, связанные с изменением редакции отдельных составов наркопреступлений. На- пример, указывается, что ч. 1 ст 228 УК РФ должна предусматривать уголовную ответственность за незаконное приобретение, хранение или перевозку без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, предполагая наказание виновных лише- нием свободы на срок до трех лет. В свою очередь, признается целе- сообразным предусмотреть в ч. 2 ст. 228 УК РФ ответственность за не- законное приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, пе- реработоку, пересылку, перевозку в целях сбыта либо сбыт наркотиче- ских средств или психотропных веществ, установив наказание за со- деянное в виде лишения свободы на срок от 3 до 7 лет с конфискаци-

1 Зазулин Г.В. Указ. соч. С. 13.

2 Зелик В.А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противостояния наркотизму в России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, Краснодарский ЮИ МВД России, 2001. С. 7.

3 Кухарук В.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с организован ным незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта: Автореф, дис. … канд. юрид. наук. — М.: Московский институт МВД России, 2001. С. 10.

131

ей имущества или без таковой1. Характерной для модернизации ст. 228 УК РФ является и позиция, касающаяся фиксации в ее части первой круга действий, нарушающих антинаркотическое законодательство, но без цели сбыта. В свою очередь, отмечается, что часть 2 анализируемой статьи должна подвергать наказанию лиц, совершивших приобретение, хранение, изготовление, переработку, пересылку, перевозку наркотиче- ских средств неоднократно, в особо крупном размере, в форме соуча- стия, а также занимающими определенное служебное положение2.

С предложениями модернизировать ст. 228 УК РФ выступили и ряд депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ3, а также такие субъекты законодательной инициативы, как Законодательные Собрания ряда субъектов РФ. Здесь можно увидеть несколько тенденций, связанных с модернизацией данной нормы. Первая из них связана с внесением изменений в ч. 1 ст. 228 УК РФ. Так, депутат Куликов А.Д. считает, что в части первой слова «без цели сбыта» и «в крупном размере» следует исключить. Сходное предложение вы- сказывают депутаты Шуенко Е.П., Загидулин СИ. и Черенков В.И., полагающие, что пункт первый этой статьи должен предусматривать наказуемость за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ. Практически аналогическую редакцию этой же части указанной статьи предлагает

1 Зазулин Г.В. Указ. соч. С. 12.

2 Дьяченко А., Четвертакова Е. Ответственность за незаконный оборот наркотиков по УК за рубежных стран // «Уголовное право, 2001. № 1. С. 8—15.

3 Проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в КоАП РСФСР и в УК РФ», подготовленный депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ А. Асла хановым; проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», подготовленный депутатом Государственной Думы Федерального Собра ния РФ Е.П. Ищенко, СИ. Загидуллиным, В.И. Черепковым; проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», подготовленный депутатом Государственной Думы Куликовым А.Д.; Россель Э.Э. Проект ФЗ «О внесении измене ний и дополнений в УК РФ» и «пояснительная записка к проекту ФЗ». Екатеринбург, 1999. (Фонд Государственной Думы Федерального Собрания РФ: вх. № 1.1. — 8907 от 5.10.1999 г.); проект ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» Иваново: Законодательное Собрание Иванов ской обл. третьего созыва, 2001 (Фонд Государственной Думы Федерального Собрания РФ: вх. № 1.1. - 615 от 16.06.2001

132

депутат А. Аслаханов, полагающий, что при отсутствии цели сбыта на- казываться должно незаконное приобретение, изготовление, перера- ботка, хранение, перевозка, пересылка наркотических средств или психотропных веществ. Смысл первой тенденции заключается в том, что модернизация части первой ст. 228 УК РФ должна протекать только в рамках уголовного законодательства.

Вторая тенденция, сторонником которой является Ю.М. Лужков, связана с модернизацией ч. 1 ст. 228 УК РФ за счет воссоздания приема административной преюдиции, когда к уголовной ответственно-сит за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ без цели сбыта может быть привлечено лицо, к которому дважды применялись меры адми- нистративного взыскания за аналогичные действия.

Третья тенденция модернизации ст. 228 УК РФ проявляется в виде предложений кардинально видоизменить эту норму. Характерной в этом плане является позиция Законодательного Собрания Краснояр- ского края, депутаты которого полагают, что в действующей редакции статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации большее внима- ние уделяется преступлениям, связанным с незаконным оборотом нар- котических средств и психотропных веществ с целью сбыта (ч. 2 ст. 228 УК РФ), тогда как часть 1 данной статьи в настоящее время может быть вменена виновному лишь при условии незаконного приобретения и хранения наркотических средств в крупном размере без цели сбыта.

Поэтому ими предлагаются изменения, которые дополняют состав этого преступления и включают в часть 1 такие преступные деяния, как перевозка, пересылка, а также изготовление или переработка нар- котических и психотропных веществ для личного потребления без цели сбыта в крупном размере. Тем самым делается попытка восполнить пробел, имеющий место в действующей редакции часть 1 рассматриваемой статьи, поскольку в настоящее время уголовная ответствен-

133

ность за такого рода деяния данной частью ст. 228 УК РФ не предус- мотрена. Часть 2 представлена в новой редакции, т.к. в нее включаются квалифицирующие признаки, а именно: совершение указанных в ч. 1 преступлений группой лиц или по предварительному сговору, неод- нократно, в особо крупном размере, существенно отягчающие вину и, соответственно, влекущие за собой более суровую меру наказания. В ч. 4 также увеличивается мера наказания за преступления, описанные в ч. 3. В часть 5 включается новый квалифицирующий признак (лицом, ранее судимым за аналогичные преступления). Все это может способствовать противодействию незаконному обороту наркотических средств, злоупотреблению ими, а также борьбе с наркобизнесом.

Следует отметить, что о модернизации в целом статьи 228 УК РФ говорят и иные представители власти. Однако здесь уже проявляется четвертая тенденция, которая связана с предложениями «дробления» ст. 228 УК РФ на ряд отдельных составов. Характерным примером является предложение смоделировать ст. 228.1. УК РФ При этом содержание новой нормы, по мнению субъектов законодательной инициативы, может быть различным. Представители Новгородской Областной Думы считают, что ст. 228.1. УК РФ должна быть посвящена уголовной ответственности за потребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача и только в том случае, если оно совершено повторно в течение года после наложения административного взыскания за те же нарушения.

Ряд депутатов Государственной Думы Федерального Собрания (Куликов А. Аслаханов А.) считают, что ст. 228.1. УК РФ должна пре- дусматривать уголовную ответственность за незаконный сбыт нарко- тических средств и психотропных веществ. Такие депутаты Государст- венной Думы Федерального Собрания РФ, как Загидулин СИ., Че- ренков В.И., Ищенко Е.П., а также депутаты Законодательного Со- брания Ивановской области полагают, что ст. 228.1 УК РФ должна на-

134

казывать за незаконное преобретение или хранение без цели сбыта указанных средств и веществ.

В свою очередь, депутаты Государственной Думы Федерального Со- брания РФ Воротников В.Б., Овчинников НА., Аверченко В.А. и другие авторы данного законопроекта полагают, что ст. 228.1. УК РФ должна быть посвящена ответственности за незаконное производство или сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Тенденция «дробления» при модернизации ст. 228. УК РФ проявляется и в предложении ряда депутатов ввести в отдельной норме от- ветственность за нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ, закрепив ее в ст. 228.2. УК РФ (Аслаханов А., Аверченко В.А., Воротников В.П., Овчинников Н.А.). Эта идея была высказана и Целинским Б.П., Хачатуряном К.О., полагающими, что в этом случае будут сгармонизированы нормы УК РФ и ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Рассматривае- мая тенденция модернизации ст. 228 УК РФ за счет ее «дробления» связана и с предложениями таких политиков, как Аслаханов А., Лужков Ю.М. установить уголовную ответственностьо в ст. 228.3. за повторное незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ после наложения административного взыскания.

Резюмируя сказанное по данному вопросу, необходимо указать, что все упомянутые выше специалисты едины во мнении относительно несовершенства ст. 228 УК РФ, поскольку формулировки этой статьи в сочетании с пробелами правового регулирования в части определения размера обнаруженных в незаконном обороте наркотиков стимулируют рост коррупции в правоохранительных органах, приводят к созданию видимости борьбы с наркоторговлей, переполняют следственные изоляторы и колонии сотнями тысяч наркозависимых потребителей, привлекаемых за приобретение, хранение, перевозку либо ситуационный (некоммерческий) сбыт разовых доз. Результатом

135

существенных изъянов Уголовного кодекса РФ стали широкомас- штабные преследования наркоманов, подпадающих под уголовное преследование не вместе с наркоторговцами, а вместо них. Фактически законом как бы поддерживается традиционная гонка милиции за улучшенной отчетностью, количественными, а не качественными по- казателями результативности работы. Основной проблемой здесь вы- ступает смешение имеющих различную природу и несопоставимую степень общественной опасности преступлений (изготовление и пере- работка для личного потребления, перевозка без цели сбыта прирав- нены в частях 2 — 4 ст. 228 к сбыту). Исходя из этого, ключевым мо- ментом всех перечисленных предложений по модернизации ст. 228 УК РФ является идея разделения в УК РФ преступлений, не связанных и связанных со сбытом наркотических средств и психотропных веществ. Такое кардинальное решение, в свою очередь, предопределяет кон- цепцию совершенствования института уголовной ответственности за наркопреступления. Это выражается в моделировании конструкций этих деяний, которые соответствующим образом должны охватывать диспозицию нормы, квалифицирующие обстоятельства, санкции, а также условия освобождения от уголовной ответственности лиц, со- вершивших различные виды наркопреступлений.

Рассматривая вопрос о совершенствовании института ответственности за наркопреступления путем расширения круга запретов на совершение определенных действий с наркотическими средствами и психотропными веществами, следует указать, что предложения ряда специалистов и субъектов законодательной инициативы касаются и преступлений, которые предусмотрены иными главами УК РФ. На- пример, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.П. и др. предлагают модернизировать ст. 188 УК РФ, предусматривающую уголовную от- ветственность за контрабанду. В частности, часть третью этой статьи

136

предлагается посвятить исключительно уголовной ответственности за перемещение через таможенную границу РФ наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере. Особенно- стью данного законопроекта является то, что в примечании к новой редакции ст. 188 УК РФ предлагается определить на законодательном уровне количественные параметры наркотического средства, психо- тропного вещества или их аналога. Представляет интерес и предложе- ние депутата Государственной Думы Федерального Собрания Лека- ревой В.А. относительно модернизации ст. 111 УК РФ, и дополнения УК РФ ст. 150.1.

В специальной литературе аргументируется необходимость скор- ректировать взаиморасположение составов данной категории преступлений в УК РФ. Подобного рода изменение может исходить из типоло-гизации сбытчиков наркотиков, во-первых, на корыстных и бескорыстных; во-вторых, эпизодических, систематических мелких, профессиональных наркоторговцев — оптовиков, изготовителей наркотических средств на продажу, перевозчиков — контрабандистов, похитителей и выличателей с целью дальнейшего сбыта, притоносодержателей, а также лиц, склоняющих к потреблению наркотиков1. Отдельные авторы2, опираясь на анализ института ответственности за наркопреступления в странах СНГ и других зарубежных странах, предлагают выделить преступления, составляющие незаконный оборот наркотиков, в самостоятельную главу УК РФ в рамках раздела, где сосредоточены преступления против общественной безопасности и общественного порядка.

При рассмотрении вопросов, касающихся совершенствования от- ветственности за наркопреступления, отмечается и необходимость из- менение санкций за совершение наркопреступлений, например, в фор-

1 Хачатурян К.О. Уголовная ответственность за деяния в сфере незаконного оборота нарко тиков (международно-правовые аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 10.

2 Дьяченко А., Четвертакова Е. Ответственность за незаконный оборот наркотиков по УК за рубежных стран. 2001. С. 8—15.

137

ме дополнения санкций всех статей УК РФ об ответственности за тяж- кие и особо тяжкие наркопреступления, конфиксацией имущества и штрафом, за исключением преступлений, совершенных без корыстных мотивов с целью личного потребления наркотиков1. Предлагается также отдельными юристами дополнить ч. 2 ст. 231 и ч. 3 ст. 234, включив в них в качестве дополнительного наказания конфискацию имущества2.

Наряду с учеными предложения, направленные на изменение санкций за совершение наркопреступлений, вносят и законодатели. Характерна в этом плане позиция губернатора Свердловской области Э.Э. Росселя, предлагавшего усилить карательное воздействие на лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по ч. 2 — 4 ст. 188; ч. 2— 4 ст. 228, ч. 1 - 3 ст. 229; ч. 1 - 3 ст. 230; ч. 1 - 2 ст. 231; ч. 1 - 2 ст. 232, а также по ст. 233 УК РФ. Тенденцией, которая прослеживается в данных предложениях, является стремление подавить наркопреступность путем увеличения сроков лишения свободы, назначаемых осуждаемым за совершение наркопреступлений, а по ч. 4 ст. 228, а также по ч. 4 ст. 188 УК РФ — применяя к виновным пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества или смертную казнь.

Учитывая то обстоятельство, что данные предложения требуют сгармонизированной корректировки как Особенной, так и Общей части УК РФ, Э.Э. Россель предлагал внести поправки и в ч. 1 ст. 57, ч. 1 ст. 59 УК РФ, мотивируя это тем, что соответствующие наказания при- меняются не только при совершении преступлений, посягающих на жизнь, но и в случаях, предусмотренных УК РФ, имея ввиду наркопре- ступления3.

1 Хачатурян К.О. Указ. соч. С. 11.

2 Зазулин Г.В. Указ. соч. С. 13.

3 Россель Э.Э. Проект Ф3 «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» и «пояснитель ная записка к проекту Ф3». Екатеринбург, 1999. (Фонд Государственной Думы Федерального Со брания РФ: вх. № 1.1.-8907 от 5.10. 1999 г.).

138

Подобный подход к назначению наказаний за совершение нарко- преступлений разделяют и депутаты Законодательного Собрания Ива- новской области1. В целом практически все депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ, выступавшие с законодательной инициативой в области совершенствования ответственности за нарко- преступления, проявили себя сторонниками подавления наркопрес- тупности за счет ужесточения уголовного наказания в виде лишения свободы.

Данная категория предложений в основном направлена на ужесточение отвественности за преступленияв сфере наркобизнеса, т.е. за незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ и вовлечение в их потребление. Одновременно предлагается дифферен- цировать отвественность за преступления, не связанные со сбытом, в зависимости от степени их общественной опасности. Особо следует отметить и то, что предложения, относящиеся к совершенствованию института ответственности, затрагивают и нормы Общей части УК РФ. Это касается положений, регламентирующих деятельное раскаяние.

Отдельные юристы полагают, что указанные нормы должны более широко использоваться в правоприменительной практике касаемо лиц, участвующих в незаконном обороте наркотиков2. При этом вносятся конкретные предложения по данному вопросу. Во-первых, считается допустимым освобождение от уголовной ответственности за не- законное приобретение, хранение или перевозку наркотических средств или психотропных веществ лица, добровольно сдавшего ука- занные средства или вещества. Во-вторых, освобождение судом от уго- ловной ответственности лица, задержанного за наркопреступления, если оно активно способствовало их раскрытию или пресечению в

. ‘ Проект ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ». Иваново: Законодательное Собрание Ивановской обл. третьего созыва, 2001 (Фонд Государственной Думы Федерального Собрания РФ: вх. № 1.1.-615 от 16.06.2001. 2 Хачатурян K.O. Указ. соч. С. 11.

139

форме личного участия в проведении таких оперативно-разыскных мероприятий, как проверочная закупка, контролируемая поставка, оперативный эксперимент, оперативное внедрение. При этом допол- нительным условием освобождения названных граждан от уголовной ответственности должно стать отсутствие в их деяниях иного, чем нар- копреступления состава преступления1.

Вносятся и иные предложения, касающиеся норм Общей части УК РФ. Например, считается, что для более эффективной индивидуализации наказание за наркопреступления целесообразно дополнить ст. 63 УК РФ положением о совершении преступления в состоянии наркотического опьянения2.

Таким образом, можно констатировать наличие широкого спектра предложений ученых и представителей законодательной власти, полагающих, что для подавления наркопреступности широко должен использоваться институт уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами и их аналогами. Автор, исходя из собственного практического опыта, считает необходимым изложить свою позицию по данной проблеме.

Относительно квалифицирующих признаков, имеющихся в конструкции составов наркопреступлений, необходимо указать, что при мо- делировании отечественного уголовного законодательства учитывается соответствующий перечень, выработанный теорией уголовного права. Важным здесь является использование квалифицирующих обстоя- тельств. Поэтому вполне объективна фиксация таких квалифицирую- щих обстоятельств, как повторность, объем сбываемых наркотических средств, категория наркотического средства, являвшегося предметом преступления, совершение наркопреступлений организованными пре- ступными группами, направленность наркопреступлений на несовер-

1 Зазулин Г.В. Указ. соч. С. 13.

2 Зелик В.А. Указ. соч. С. 7.

140

шеннолетних и молодежь, последствия рассматриваемых деяний и др. При этом фиксация квалифицирующих признаков не должна быть са- моцелью, но направлена на оптимизацию санкций за совершение нар- копреступлений, когда они дифференцируются в пределах, закреплен- ных в УК РФ, категорий преступлений и мер наказания за них с учетом особенностей соответствующих видов преступлений. Например, могут учитываться основанные на данном подходе выработанные учеными алгоритмы санкций. Заслуживают поддержки в связи с этим и предложения ряда депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, например, касающиеся моделирования статьи 228.1. УК РФ, в которую выделяются преступления в сфере сбыта наркотиков и их серийного производства, санкции за которые дифференцированы в зависимости от квалифицирующих обстоятельств.

Безусловно, важной проблемой, требующей своего разрешения, является модернизация ряда составов наркопреступлений, и прежде всего оптимальное конструирование уголовно-правовых норм, преду- сматривающих уголовную ответственность за незаконный оборот нар- котических средств, психотропных веществ и их аналогов, а также прекурсоров. Во-первых, фактически необходима ответственность в УК РФ за противоправные действия с указанными предметами, то есть с наркотическими средствами, психотропными веществами, их аналогами, прекурсорами.

Во-вторых, автономную статью необходимо было бы посвятить норме, устанавливающей уголовную ответственность за незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозку либо пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их ана- логов без цели сбыта. В том случае, когда данное преступление совер- шается повторно, по предварительному сговору группой лиц, лицом, ранее совершивших наркопреступление, или если предметом таких действий были наркотические средства, психотропные вещества или

141

их аналоги в крупных размерах, а также указанные действия, совер- шенные с привлечением несовершеннолетнего, а также если предметом таких действий были наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в особо крупных размерах должны наказываться более строго. Вполне закономерно, что уголовная ответственность за незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозку либо пересылку наркотических средств, психотропных ве- ществ или их аналогов с целью сбыта, а также за незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их аналогов должна предусматривать автономная статья УК РФ. В качестве квали- фицирующих обстоятельств целесообразно зафиксировать повтор- ность, предварительный сговор группой лиц; совершение преступления лицом, которое ранее совершало наркопреступление; привлечение несовершеннолетнего; сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в местах, предназначенных для проведения учебных, спортивных и культурных мероприятий, и в других местах массового пребывания граждан, сбыт либо передача этих веществ в места лишения свободы, или если предметом таких действий были наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в крупных размерах либо особо опасные наркотические средства и пси- хотропные вещества, совершенные организованной группой, а также если предметом таких действий были наркотические средства, психо- тропные вещества или их аналоги в особо крупных размерах, или со- вершенные с привлечением малолетнего или в отношении малолетнего. Также должна быть предусмотрена уголовная ответственность за организацию или содержание мест для незаконного производства либо изготовления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а равно — за предоставление помещений для этих целей.

1 Бородин СВ. Один из подходов к оптимизации санкций УК союзных республик // Укреп- ление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М.: ИГПАН СССР, 1990: С. 86-93.

142

Отдельная статья УК РФ должна предусматривать и уголовную от- ветственность за незаконное производство, изготовление, приобрете- ние, хранение, перевозку либо пересылку прекурсоров с целью их ис- пользования для производства либо изготовления наркотических средств либо психотропных веществ. В качестве квалифицирующих обстоятельств можно было бы предусмотреть повторность, предвари- тельный сговор группой лиц; крупные размеры; цель сбыта или неза- конный сбыт прекурсов; совершение организованной группой или в особо крупных размерах.

Следует выделить в отдельную статью преступление, определенное в ч. 5 ст. 228 УК РФ. Указанное преступление является разновидностью должностного преступления и не может быть отнесено к разновидности преступного посягательства, совершенного путем незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки, пересылки либо сбыта наркотических средств или психотропных веществ. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 228 УК РФ, не может быть освобождено от уголовной ответственности по основаниям, установленным в примечании к ст. 228 УК РФ, при этом в настоящее время действие нормы примечания распространяется на всю ст. 228 УК РФ.

Представляются оптимальными и иные предложения, которые касаются выделения в автономную статью части 5 ныне действующей ст. 228 УК РФ. Однако здесь возможна не одна, а несколько норм, которые предусматривали бы уголовную ответственность за следующие деяния:

а) нарушение установленных правил оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров. Речь идет о наказуемости за нарушение установленных правил производства, изготовления, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, рас- пределения, перевозки, пересылки либо использования наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, пред-

143

назначенных для производства или изготовления этих средств либо веществ;

б) контрабанду наркотических средств, психотропных веществ их аналогов или прекурсоров, в связи с чем подлежит корректировке ч. 2 ст. 188 УК РФ;

в) незаконное изготовление, приобретение, хранение, передачу либо продажу другим лицам оборудования, предназначенного для из готовления наркотических средств, психотропных веществ или их ана логов, а также за иные незаконные действия с таким оборудованием;

г) незаконное изготовление, подделку, использование, сбыт под дельных документов на получение наркотических средств, психотроп ных веществ или прекурсоров, а также за незаконную выдачу рецепта на право их приобретения;

д) нарушение установленных правил посева или выращивания за прещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические ве щества, а также за их незаконное культивирование.

Следует особо отметить, что применение действующей в настоящее время ст. 233 УК РФ затруднено по причине фактического объединения в ее составе двух разнородных преступлений, одно из которых относится к должностным преступлениям, а другое — к преступ- лениям, состоящим в подделке документов. Тем самым нормы ст. 233 УК РФ перекликаются, например, со статьей 327 УК РФ, устанавли- вающей ответственность, в том числе и за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов. При этом в ст. 233 УК РФ в отношении поддельных документов ответственность установлена только за опера- цию по подделке рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ. Ответ- ственности за изготовление или сбыт рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, в этой статье не предусмотрено.

144

Представляется целесообразным разделить преступление, охарак- теризованное в ст. 233 УК РФ, на два состава и включить их в состав Уголовного кодекса в виде отдельных статей, в соответствии с видом преступного посягательства. Таким образом, вместо существующей в настоящее время ст. 233 УК РФ должны появится две самостоятельные статьи.

В составе статей, устанавливающих ответственность за должностные преступления — статья «Незаконная выдача рецептов или иных меди- цинских документов», предусматривающая ответственность, в том чис- ле и за «незаконную выдачу рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ».

В состав действующей ст. 327 УК РФ целесообразно включить п. 4 следующего содержания: «подделка, изготовление или сбыт рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ».

Поскольку вышеприведенный цикл норм в основном призван пресечь криминальное предпринимательство по производству наркотиков, что приносит наркодельцам сверхприбыли, представляется оправданным посвятить автономную статью УК РФ уголовной ответственности за использование средств, полученных от незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или пре- курсоров. Речь идет о наказуемости размещения указанных средств в банках, на предприятиях, в учреждениях, организациях, их подразде- лениях или о приобретении за такие средства объектов, имущества, принадлежащих приватизации, оборудования для производственных и других нужд, а также за использование названных средств и имущества с целью продолжения незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров.

Рассматривая вопрос, касающийся расширения круга составов наркопреступлений, необходимо учитывать и политический момент,

145

когда законодатель делает в УК РФ особый акцент на группе преступ- лений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психо- тропных веществ и их аналогов. Оба эти фактора в комплексе могут стимулировать воплощение в жизнь рассматриваемой идеи. Особо следует отметить, что в специфической правовой форме она нашла свое воплощение в рекомендательном законодательном акте «О про- тиводействии незаконному обороту наркотических средств, психо- тропных веществ и прекурсоров», принятом на восьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ (постановление 8-8 от 2 ноября 1996 г.).

Глава вторая этого документа определяет перечень уголовно-правовых мер противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Эти меры имеют форму моделей 21 состава преступлений, связанных с нарушением запретов оборота наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров. В этой же главе имеются две нормы, которые традиционно входят в структуру Общей части уголовных кодексов. Появление их в данной главе объяс- няется тем, что они предлагают определить возраст, с которого наступа- ет уголовная ответственность за рассматриваемую категорию деяний, а также рекомендуют признать обстоятельством, отягчающим уголовную ответственноть и наказание, совершение преступления в состоянии нар- котического опьянения или под воздействием психотропных веществ.

В целом по поводу предложений ряда юристов детализировать перечень противоправных действий, связанных с криминальным наркооборотом, автор считает необходимым указать, что в своей основе он должен иметь результаты научного обобщения практики противодействия наркопреступности. Рациональная идея здесь состоит в том, чтобы конкретной форме противоправного деяния, связанного с наркотиками, соответствовал бы состав преступления, зафиксированный в уголовном законодательстве. Однако подобного рода перечень, ко-

146

нечно, должен быть разумным и смоделированным с учетом правил законодательной техники. В этом случае будут устранены недостатки анализируемых норм УК РФ, которые заключаются, прежде всего, в соединении в рамках одного состава наркопреступления деяний, име- ющих различную правовую природу и несопоставимую степень обще- ственной опасности, в широком использовании такого уголовного на- казания, как лишение свободы при отсутствии альтернатив к нему; в отказе использовать обязательное лечение взамен уголовных наказаний за преступления, не связанные со сбытом наркотиков; в отсутствии на законодательном уровне критериев отнесения обнаруживаемых у подозреваемых наркотических веществ в крупном и особо крупном размерах, а также иные проблемные моменты, касающиеся конструк- ций таких уголовно-правовых норм УК РФ, как ст. 188, 230, 233.

Оценивая предложения юристов, касающиеся санкций за нарко- преступления, автор считает целесообразным подчеркнуть, что здесь необходимо учитывать подходы, существующие в зарубежном законо- дательстве1. Они свидетельствуют о том, что суровые наказания адре- суются руководителям преступных организаций, лицам, занимающимся производством и сбытом наркотиков, прежде всего в крупных размерах, лицам, ранее судимым за наркопреступления или задержанных за повторные операции с наркотиками. Исходя из этого, вполне возможна корректировка санкций за наркопреступления в сторону их ужесточения. Вместе с тем должен соблюдаться и принцип дифферен- циации санкций, применяемых к виновным в операциях с наркотиче- скими средствами. Особенностью здесь является и допустимость по- ощрительных норм, позволяющих освобождать от ответственности и наказания лиц, содействующих выявлению, раскрытию и расследова- нию наркопреступлений.

1 Князев В.В. Правовые и организационные проблемы борьбы с незаконным оборотом нарко- тиков за рубежом: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М.: ВНИИ МВД России. М., 1998. С. 20—21.

147

Необходимо учитывать при моделировании санкций за наркопре- ступления ту роль, которую они играют, исходя из принципиального положения о предупредительном, содерживающем воздействии уго- ловного закона. Традиционно обвинители и суды располагают широким выбором санкций с тем, чтобы наказать преступника, исходя из соответствующих свойств его личности, тяжести преступления и меры вины преступника. Однако при этом не должно игнорироваться и по- ложение о том, что исходная цель наказания, по мнению отдельных специалистов, не изменение личности преступника, а утверждение со- циальных норм, то есть общее предупреждение. Однако последнее должно осуществляться с учетом отдельных видов преступлений. В связи с этим требуются специальные исследования, показывающие роль общего сдерживания применительно к потреблению наркотиков, а также к совершению наркопреступлений, обеспечивающих крими- нальный наркооборот.

Потребление наркотиков трудно сдерживать только с помощью уголовных и административных наказаний, поскольку потребность в снятии стресса с помощью наркотиков, а затем физиологическая по- требность в них лишают наказание эффекта удержания, хотя катего- рически отрицать здесь роль общей превенции нельзя. Что же касается лиц, занимающихся наркобизнесом, то здесь можно говорить о по- тенциальной силе угрозы наказания. Это свидетельсвтует в пользу ужесточения наказания за соответствующий круг деяний1.

Необходимо также подчеркнуть, что в условиях современной России является актуальной проблема увеличения финансовой составляющей ответственности за совершение как противоправных посягательств в форме преступления, так и в форме правонарушения. Экономические потери преступника в случае выявления фактов его противоправного поведения должны существенно превышать предполагаемые им выгоды от

1 Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. — М.: «Прогресс», 1979. С. 99— 162.

148

незаконного оборота наркотических средств. Учитывая, что современ- ный уровень наркопреступности, регистрируемый правоохранительны- ми органами, составляет лишь 10—15% об общего уровня существующей наркопреступности с учетом ее латентной составляющей, помимо ответственности в виде лишения свободы, экономические санкции за выявленный факт незаконного производства транспортировки и распространения наркотиков и психотропных веществ должны составлять не менее чем десятикратную рыночную стоимость выявленного наркотического препарата. При этом, в случае отсутствия у задержанного лица необходимых для уплаты штрафа финансовых ресурсов, возможно переложение экономических санкций на юридических лиц, связанных с указанной незаконной деятельностью. В рамках борьбы с терроризм и наркопреступностью возможно достижение договоренностей о выплате установленных штрафных санкций государством, с чьей территории была осуществлена попытка контрабандного ввоза наркотических веществ.

Следует также обратить внимание и на следующий принципиально важный момент. Так, действующее уголовное законодательство со- держит систему мер, направленных на пресечение наркопреступлений. Законодатель в Российской Федерации, несмотря на процесс обновле- ния отраслевого законодательства, не в полной мере использовал воз- можности уголовного закона для борьбы с наркопреступностью. С учетом этого в УК РФ необходимо включить главу, которая предусма- тривала бы перечень преступлений в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров.

Если вести речь о месте фиксации уголовно-правовых норм, уста- навливающих ответственность за наркопреступления, то здесь воз- можны два варианта. Во-первых, это традиционный подход, когда в Особенной части УК РФ имеются составы преступлений, являющиеся основанием уголовной ответственности за незаконные действия с наркотиками.

149

Второй вариант предполагает принятие особых законов. Подобного рода прецеденты имеются в Голландии (Закон об опиуме 1928 г.), Японии (Закон о контроле над коноплей 1953 г., Закон об опиуме 1954 г., Закон о контроле над стимулирующими средствами 1951 г.).

В Российской Федерации, как и в странах СНГ, традиционно ис- пользуется первый вариант. При этом заслуживает внимания тот под- ход, который имеется в УК Узбекистана, где преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, выделены в самостоятельную главу (глава 19).

Второй подход был использован Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ, когда в структуру рекомендательного законодательного акта о наркотических средствах и психотропных веществах был включен и примерный перечень соответствующих уголовно-правовых норм. Тем не менее, данный вариант не был востребован законодателем в странах СНГ.

Уголовно-правовые меры играют важную роль в противодействии незаконному обороту наркотических средств, однако абсолютизировать их возможности, в том числе и карательного свойства, нельзя. Наркомания — это комплексная проблема, предопределяемая широким спектром и социальных, и биологических, и экономических, и иных факторов. Поэтому ее разрешение должно гармонично сочетать все возможности, которыми обладает государство. Исходя из этого, автор разделяет мнение участников парламентских слушаний по вопросам уголовной ответственности за наркопреступления о том, что уголовная политика в этой области должна быть гибкой и включать наряду с ужесточением наказания за сбыт наркотиков и возможность введения в Уголовный кодекс РФ института особых мер контроля за лицами, совершившими преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Эти меры могут включать обязанность нахождения лица по месту жительства в оп-

150

ределенное время, запрет посещения определенных мест, обязательное уведомление органов внутренних дел об изменении места жительства, работы, учебы и другие контрольные ограничения.

Противодействие наркотизму должно основываться и на общесо- циальных мерах профилактики, включающих медицинское, правовое и поведенческое просвещение, поддержку профессионального образо- вания, развитие сети общедоступных массовых спортивных учрежде- ний, программ государственной поддержки занятости молодежи. Меры уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, должны быть дифференцированы в зависимости от тяжести содеянного, способствовать эффективной борьбе с наркобизнесом, сокращению наркотизации общества, возвращению к нормальной жизни граждан, вовлеченных в потребление наркотиков, защите молодого поколения.

§3. Проблемы наказания за потребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача

Одной из проблем, которая находится в поле зрения правовой политики в области противодействия криминальному наркообороту, является и вопрос об установлении ответственности и наказания за потребление наркотических средств и психотропных веществ. Как известно, в 1991 году законодатель, оказавшись, очевидно, под влиянием искаженных представлений о соблюдении прав и свобод человека и гражданина в демократическом обществе, предпринял меры по отказу от применения наказания за вышеуказанные деяния. Однако в 1997 году Федеральный закон «О наркотических средствах и писхотропных веществах» устанавил запрет на потребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача. Такая позиция обуслов- лена наблюдающейся в течение последних 10—15 лет картиной суще-

151

ственного роста наркомании. Например, на парламентских слушаниях «О неотложных мерах по борьбе с распространением наркомании в России» (1998 г.) отмечалось, что с 1965 г. число зарегистрированных больных за 20 лет увеличилось только с 10 до 15 тысяч. Однако с 1985 г. ситуация резко изменяется, и в 1997 г. с диагнозом «наркомания» регистрируется 88 тысяч больных и 58 тысяч лиц, злоупотребляющих наркотиками и другими психоактивными веществами, но пока без сформировавшейся к ним зависимости. В 1996 г. была оказана меди- цинская помощь 171 тыс. граждан в связи с проблемами, возникшими из-за потребления различных психоактивных веществ, т.е. 116 человек на 100 тысяч населения. При этом показатель поражения наркоманий в городах в этом же году составил 74,2 на 100 тысяч населения в городе, а на селе — 20,4. Среди мужчин этот показатель был равен 1—1,2, а женщин — 14,1. С 1996 г. фиксируется увеличение числа подростков, больных наркоманий, а также вставших на путь немедицинского потребления наркотиков.

В этот период отмечается четкая возрастная тенденция приобщения к наркотикам на возрастную группу 14—15 лет. Здесь следует упомянуть и о том, что на конец 80-х и начало 90-х гг. наблюдается и процесс косвенного внушения молодежи того, что потребление нарко- тиков — это естественный атрибут, неотъемлемый, существенный признак линии поведения в молодежной среде. Подобное воздействие сочетается с появившейся доступностью наркотиков и моделированием специальных условий для их потребления в местах скопления мо- лодежи: на дискотеках, концертах, где физические и психологические нагрузки нейтрализуются за счет употребления экстази и иных нарко- тиков.

Запрет потребления наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача предопределяется и теми последствиями, которые наступают при его несоблюдении. Прежде всего, это забо-

152

левание наркоманией. Так, в России в конце 80-х, а затем и в течение 90-х гг. возник и стал интенсивно протекать процесс деградации значительной части тех, кто мог бы составить новую образованную и квалифицированную элиту государства, в которой она крайне нуж- дается на этапе перехода к рыночной экономике. Если этот процесс не пресечь, то вероятен синдром вымирания определенной части лиц возрастной группы 18 — 30 лет, так как подавляющее число хрони- ческих наркоманов не доживает до 30 лет, а средняя продолжитель- ность их жизни после начала употребления наркотиков составляет 4 — 4,5 года.

Синдром вымирания отличается высокой вероятностью по той причине, что подросткам и молодежи в современной России предлагается широчайший спектр наркотиков как ввозимых, так и производимых в собственных подпольных лабораториях. При этом особым последствием потребления наркотических средств инъекционным способом является увеличение пораженности населения ВИЧ-инфек- цией. Здесь следует отметить, что немедицинское потребление нарко- тических средств и психотропных веществ влечет за собой существен- ные затраты на лечебно-реабилитационные мероприятия среди больных наркоманией. В условиях социально-экономического кризиса, переживаемого Россией, это сложно решаемая задача.

Запрет потребления наркотиков обусловлен еще и тем, что подобным путем предпринимается попытка сократить наркорынок, дающий наркодельцам высокую норму прибыли. Она составляет от 300 до 2000%. Если один кг героина в Афганистане стоит 9 тыс. долларов, то в Таджикистане — 25 тыс., а в Москве уже — 150 тыс. В Москве и Санкт-Петербурге ежемесячный оборот наркорынка составляет 90 млн долларов, а в целом по России — 2,5 — 7 млрд долларов. Интервал в оценках обусловлен мнением разных специалистов, однако если взять за основу даже нижний предел, то очевиден факт активной наркодея-

153

тельности в России, куда вовлечены десятки тысяч человек. Если для отдельных из этих граждан наркотики — выгодный бизнес, то для их потребителя — стимул для криминального поведения (ежедневная по- требность наркомана, потребляющего героин, 500 рублей), риск забо- левания СПИДом, вирусным гепатитом и др.

Распространение наркомании в подростковой среде неизбежно влечет увеличение числа наркоманов среди военнослужащих, что ставит под реальную угрозу обороноспособность России. Тем более, что в России к 2000 г. наблюдалось изменение структуры немедицинского потребления наркотиков в сторону увеличения доли «жестких» нар- котиков, прежде всего амфетаминовой группы.

Запрет на потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача отличается и криминогенностью, так как потребители наркотиков втягиваются в структуру наркобизнеса и становятся его неотъемлемыми элементами в виде наркоторговцев, наркокурьеров1.

Этот импульс с высокой интенсивностью искажает линию поведения наркомана, когда его, как в воронку, затягивает зло, стимулирующее лживость, агрессивность и иные негативные личностные качества. Наркомания сначала сводит к минимуму, а порой и уничтожает вообще нравственную основу личности, затем вводит ее в прямой конфликт с законом. Однако и этот период, хотя он связан с совершением различных преступлений (в том числе опасных), может длиться не- долго, так как при отсутствии лечебной помощи жизненный ресурс наркомана исчерпывается очень быстро, и он в силу типовых причин погибает.

Необходимо отметить, что положение, зафиксированное в ст. 40 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», не имеет безусловной положительной оценки. Напри-

1 Шакиров М.Ш. Наркобизнес в России. — М., 1998. С. 13—225.

154

мер, существует точка зрения о том, что устанавливаемый запрет на наркотики не позволяет решить такую задачу, как ликвидация нарко- торговли1. Более того, отмечается, что благодаря отмыванию потока «грязных» денег и порождаемой наркотиками коррупции, политика запрета наркотиков способствует росту могущества наркомафии и ли- шает государство средств, необходимых для выполнения им функции общественного контроля и гаранта прав граждан. Поэтому предлагается адаптировать имеющийся в зарубежных странах опыт толерантности в отношении потребителей слабых наркотиков. Речь идет о создании сети контролируемого распространения наркотиков через спе- циализированные кафе. В итоге предлагается, чтобы российский за- конодатель: во-первых, выступил за пересмотр Конвенции ООН по наркотикам от 1961, 1971 и 1988 гг. в интересах перехода государств — членов ООН к менее репрессивной политике в области наркотиков; отмене уголовного преследования за употребление наркотиков и разрешение употребления метадона и героина в медицинских целях; регламентации производства конопли; исключению из законо- дательсвта норм, устанавливающих как уголовную, так и администра- тивную ответственность за простое употребление, хранение в целях личного потребления любых наркотиков; во-вторых, предлагается ле- гализовать производство, торговлю и употребление конопли, ее про- изводных, а также установление для этих веществ соответствующих регламентирующих правил по аналогии с регулированием потребления табака и алкоголя; в-третьих, считается целесообразным обеспечить терапевтическую свободу и права наркоманов на лечение, включая возможность использования метадона и героина по назначению врача в медицинских целях.

1 Наркотики: универсальное репрессивное средство: Доклад секретаря Постоянной палаты по правам человека ПКС при Президенте РФ Л.С. Левинсона. — М., 1999; Лечить или убивать? // Проблемы правового регулирования оборота наркотиков: Сборник материалов «Человек и тюрьма» /Сост. Л.С. Левинсон. — М., 2000.

155

По данному поводу следует отметить, что, действительно, существует национальная модель борьбы с распространением и потреблением наркотиков, имеющая либеральный характер. Она существует в таких странах, как Голландия и Швейцария. Так, в Голландии с середины 50- х гг. была начата легализация «мягких» наркотиков, прежде всего марихуаны. Однако иные наркотики (за исключением данной кате- гории наркотических средств) к распространению не были разрешены. Результаты такой политики в сфере оборота наркотических средств имели двоякий характер: а) в Голландии ситуация, связанная с крими- нальным поведением наркоманов, стабилизировалась, однако карди- нального изменения в лучшую сторону не произошло. При этом сле- дует учитывать, что в Голландии имеются достаточные возможности для эффективного контроля за наркоманами: отсутствуют собственные «сырьевые запасы» и базы их производства; дейстует мощная система благотворительности и медицинской помощи наркоманам; б) модель легализации «мягких» наркотиков не нейтрализует фактор то- лерантности, т.е. потребности наркомана в постоянном увеличении дозы. Данная модель борьбы с распространением и потреблением нар- котиков при попытке ее адаптирования Испанией привела к увеличе- нию числа зарегистрированных наркоманов в период с 1988 г. по 1995 г. с 200 тыс. до 1,6 млн. чел.; в) легализация потребления и распростра- нения наркотических средств в определенной стране автоматически превращает ее в источник распространения наркотических средств, и прежде всего в сопредельные страны, где наблюдается рост преступле- ний, связанных с наркотическими средствами.

Помимо либеральной национальной модели борьбы с распростра- нением и потреблением наркотиков известны и иные варианты про- тиводействия этим проявлениям социальной патологии. Прежде всего это жесткая политика, отличающаяся отсутствием каких-либо ком- промиссов в этой сфере, вплоть до применения смертной казни за распространение наркотиков (Иран, Пакистан, Малайзия).

156

США, Великобритания, Франция идут по пути жестокого контроля за всеми видами наркотиков, что предполагает наказуемость хранения, употребления наркотических средств, а также попыток их приобретения. Допустимо направление наркоманов в судебном порядке на принудительное лечение. Например, в США к ключевым элементам борьбы с распространением и потреблением наркотиков относятся:

— признание проблемы наркомании в качестве общенациональной и выработка долгосрочной стратегической программы на десять лет; — — выделение необходимых финансовых ресурсов для правоохра- нительных структур с целью ведения активной борьбы как внутри страны, так и за ее пределами; — — широкое международное сотрудничество с целью предотвращения поступления наркотиков на территорию США; — — четко ориентированная пропагандистско-информационная кампания (прежде всего на молодежь, начиная с девяти лет) по принципу: легче предотвратить употребление наркотиков, чем заниматься лечением больных; — — целенаправленное и широкое подключение общественных движений и структур на всех уровнях — от общенационального до коммун; —

— поивлечение к кампании против наркотиков наиболее значимых политических (включая Президента США) и общественных деятелей (в частности, звезд кино- и шоу бизнеса, спортсменов); — — максимально возможное использование семьи как основы про- тиводействия наркотикам; — — стимулирование коммерческих и финансовых структур, прини- мающих участие в борьбе против наркотиков. — Оценивая вышеназванные меры, следует тем не менее признать, что они требуют надлежащего ресурсного обеспечения. В США рас-

157

ходы на данную антинаркотическую компанию в первой половине 90-х гг. XX века составляли примерно 1 млрд. долларов ежегодно.

В целом же по данному поводу следует отметить, что у государства имеется выбор относительно модели противодействия потребления и распространению наркотических средств. Как следует из содержания главы VI Федерального закона «О наркотических средствах и пси- хотропных веществах», законодатель в Российской Федерации избрал модель жесткого контроля за данной сферой.

Однако проблему потребления наркотиков необходимо все же рассматривать еще и с точки зрения того, что обращение к наркоти- ческим средствам и психотропным веществам — следствие нынешнего общего кризиса личности в сочетании с иными последствиями экономических, социальных катаклизмов, наблюдающихся в совре- менной России. Поэтому абсолютизировать как жесткий подход к контролю над наркотиками, так и либеральный вариант нельзя. Со- ответствующие правовые меры, в том числе запрет на потребление наркотиков без назначения врача, продекларированный в ст. 40 рас- сматриваемого Закона, требует дополнения мерами, реализуемыми на психологическом уровне, на уровне общественной морали с тем, чтобы самосознание людей отторгало наркокультуру. Затем необходима поддержка усилий правоохранительных органов со стороны СМИ и общественности.

В противовес популяризации наркокультуры должен пропаганди- роваться здоровый образ жизни, признание его положительной нормой. В проведении этой работы важно устранение синдромов разоб- щенности, когда для противодействия распространению наркотиков имело место реальное взаимодействе и сотрудничество самых различ- ных структур гражданского общества. С учетом этого законодатель в ч. II ст. 4 Федерального закона «О наркотических средствах и психо- тропных веществах» к числу принципов государственной политики в

158

сфере оборота данной категории средств и веществ относит приори- тетность мер по профилактике наркомании и правонарушений, свя- занных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ; стимулирование деятельности, направленной на антинарко- тическую пропаганду; привлечение негосударственных организаций и граждан к борьбе с распространением наркомании и развитие сети учреждений медико-социальной реабилитации больных наркоманией.

Вместе с тем законодатель, следуя международным стандартам, предусматривает и меры принуждения, которые, по его мнению, при- званы воспрепятствовать потреблению наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Ранее в УК РСФСР в ст. 2243 была предусмотрена уголовная ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача. Особенность данной нормы состояла в том, что она была сконструирована с учетом адми- нистративной преюдиции, так как опиралась на ст.44 КоАП РСФСР, устанавливающую административные взыскания за первичное на мо- мент выявления потребление наркотических средств без назначения врача. Совершение же данного деяния повторно в течение года после наложения административного взыскания квалифицировалось уже по ст. 2243 УК РСФСР.

По мнению сотрудников органов внутренних дел, специализирующихся в области противодействия незаконному обороту наркотических средств, отмена в 1991 г. ответственности за немедицинское при- менение наркотиков привела к ослаблению психологических и нрав- ственных барьеров, сдерживающих процесс наркотизации молодежи. В итоге, к концу 90-х гг. для части подростков и женщин употребление наркотика стало таким простым делом, как выкуривание обычных сигарет. Это повлекло за собой спрос на наркотические средства, сбыт которых превратился для определенного круга людей в существенный источник дохода.

159

Все это повлекло за собой соответствующую реакцию представителей исполнительной законодательной власти на подобную ситуацию, связанную с контролем за оборотом наркотиков и противодействием их незаконному обороту. Здесь необходимо выделить ряд проявившихся тенденций.

Прежде всего предметом обсуждения стали предложения, на- правленные на установление ответственности за пропаганду и рекламу наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, так как внедрение указанных средств в молодежную среду основывается на специальной тактике наркодельцов, отработанной во многих отраслях и применяемой в современной России. Она предполагает «психологическое» заражение потребностью потреблять наркотики, что достигается при помощи СМИ, шоу-бизнеса, моделированием специфической молодежной наркокультуры. Так, депутат Государст- венной Думы Федерального Собрания РФ Аслаханов А.А. предлагал дополнить КоАП РСФСР ст. 44.1., которая предусматривала бы на- ложение штрафа за соответствующую пропаганду на граждан в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда и на должностных лиц — до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. В свою очередь, реклама наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, совершенная с нарушением установленных для нее ограничений, должна была влечь наложение штрафа на граждан в размере до десяти минимальных размеров оплаты труда и на должностных лиц — до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Кроме того, А.А. Аслаханов и другие политики, в частности Ю.М. Лужков, выступили сторонниками установления уголовной и административной ответственности за незаконное потребление нар- котических средств или психотропных веществ. Сходство в позициях этих политических деятелей заключалось в том, что они предлага-

160

ли, во-первых, дополнить соответствующими нормам и КоАП РСФСР и УК РФ. Во-вторых, сгармонизировать их при помощи такого приема законодательной техники, как административная пре-юдиция. Так, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ Аслаханов А. предлагал дополнить УК РФ статьей 228.3 следующего содержания:

Статья 228.3. Повторное незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ после наложения административного взыскания

Незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания, — наказывается исправи- тельными работами на срок от двух месяцев до двух лет либо лишением свободы на срок до одного года.

Примечание. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, нуждающееся в лечении от наркомании и прошедшее обязательный курс наракологического лечения по решению суда, освобождается от уголовной ответственности за данное совершенное преступление».

Гармонизация вышеприведенной уголовно-правовой нормы и сходного положения КоАП РСФСР, по мнению данного депутата, в том, что этот кодекс необходимо было бы дополнить статьей 162.1. следующего содаржания:

«Статья 162.1. Употребление наркотических средств или психо- тропных веществ без назначения врача или появление в состаянии наркотического опьянения в общественных местах

Употребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача или появление в состоянии наркотического опьянения на улицах, стадионах, в скверах, парках, во всех видах общественного транспорта и в других общественных местах —

161

влечет наложение штрафа в размере до десяти минимальных размеров оплаты труда, а в исключительных случаях, если по обстоятельствам дела и с учетом личности нарушетеля применение этой меры будет признано недостаточным — административный арест до пятнадцати суток.

Те же деяния, совершенные несовершеннолетними в возрасте до шестнадцати лет, —

влекут наложение штрафа на родителей или лиц, их заменяющих, в размере от двух до трех минимальных размеров оплаты труда.

Примечание. Лицо, совершившее правонарушение, предусмотренное частью первой настоящей статьи, нуждающееся в лечении от наркома-ни и прошедшее обязательный курс наркологического лечения по решению суда, освобождается от административной ответственности за данное совершенное правонарушение.»

Позиция же Ю.М. Лужкова заключалась в том, чтобы статью 44 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях изложить в следующей редакции:

«Статья 44. Незаконное приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ в небольших размерах, либо потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача

  1. Незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотиче ских средств или психотропных веществ в небольших размерах

— влечет предупреждение или наложение административного штра фа до одного минимального размера оплаты труда.

  1. Те же действия, совершенные лицом, которое в течение года было подвергнуто административному взысканию за такое же правонарушение

— влечет наложение административного штрафа до трех минималь ных размеров оплаты труда.

  1. Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача

162

— влечет предупреждение или наложение административного штра фа от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда.

  1. Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, совершенное лицом, которое в течение года было под- вергнуто административному взысканию за такое же правонарушение

— влекут наложение административного штрафа до десяти мини мальных размеров оплаты труда, а если эти меры взыскания будут при знаны недостаточными, — административный арест на срок до пятнад цати суток.

Примечание. Лицо, добровольно обратившееся в медицинское учреж- дение для лечения в связи с незаконным потреблением наркотических средств или психотропных веществ и прошедшее назначенное лечение, освобождается от административной ответственности за имевшиеся до этого факты незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, по которым возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном пунктом 3 статьи 44 настоящего Кодекса либо имелись поводы и основания к возбуждению такого дела.»

Одновременно данный политик предлагал дополнить Кодекс РСФСР об административных правонарушениях статьей 117-1, изложив ее в следующей редакции:

«Статья 117-1. Управление транспортными средствами водителями, находящимися в состоянии наркотического либо токсического опьянения.

Управление транспортными средствами водителями, находящимися в состоянии наркотического либо токсического опьянения, а равно передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии наркотического либо токсического опьянения —

влечет лишение водителей права управления транспортными средствами на срок от одного года до двух лет.»

Специфика позиции Ю.М. Лужкова относительно уголовоной политики касаемо потребителей наркотиков заключалась в том, что он предлагал модернизировать часть первую ст. 228 УК РФ.

163

Вероятно, что вышеуказанные политические деятели при внесении вышеупомянутых законопроектов учитывали имеющийся законо- дательный опыт зарубежных стран. Так, следует указать, что в уголов- ном законодательстве ряда стран СНГ существуют нормы, предусмат- ривающие уголовную ответственность за потребление наркотических средств, психотропных веществ либо их аналогов. Характерным при- мером в этом является уголовное законодательство Украины1, где уго- ловно наказуемым признается:

а) незаконное введение в организм наркотических средств, психо тропных веществ или их аналогов;

б) незаконное публичное употребление наркотических средств. Уголовная ответственность за потребление наркотических средств

без назначения врача предусмотрена и уголовным законодательством Азербайджана, Молдовы, Эстонии, Туркменистана.

Зарубежное законодательство в этом плане демонстрирует различный подход к установлению уголовной ответственности за потребление наркотических средств. Например, УК Турции, а также законо- дательство Ирана, Южной Кореи, Японии, Кении, Кот-д’Ивуара, Нигерии устанавливает наказание в уголовном порядке за потребление наркотических средств. Особой модификацией данной нормы в зависимости от ее субъекта является введение уголовной ответствен- ности за потребление наркотических средств военнослужащими, не- совершеннолетними (Венесуэла, Коста-Рика), а также наказание в этих странах любых лиц за потребление наркотических средств в об- щественных местах. В США в уголовном порядке наказывается неза- конное приобретение наркотических средств для личного потребления. Вместе с тем в Европейских странах (Германия, Швеция) зако- нодательство не предусматривает наказание в уголовном порядке, а

1 Уголовный кодекс Украины. Научно-практический комментарий, — Киев: A.C.K., 2003. С. 819-823.

164

более того, в отдельных странах (Голландия, Испания) легализует легкие наркотики1.

Таким образом, имеется соответствующий прецедент по данному вопросу, однако установление уголовной ответственности за немеди- цинское потребление наркотических средств зависит от признания за- конодателем ряда стран подобной уголовной меры средством сдержи- вания наркотизации населения, сокращения сбыта наркотиков.

Относительно совершенствования уголовной ответственности за наркопреступления следует указать и на предложения ряда ученых о включении в УК РФ новых составов преступлений, связанных с неза- конным оборотом наркотиков. Например, о выделении из состава притоносодержательства предоставления помещения для потребления наркотических средств. Указывается и на необходимость дополнить УК РФ ст. 2302 «Пропаганда употребления и реклама наркотических средств и психотропных веществ», признав данное деяние уголовно- наказуемым при условии его направленности на возбуждение у других лиц желания к употреблению указанных средств и веществ3. Эта идея созвучна с предложением установтиь уголовную ответственность за распространение в СМИ сведений, целенаправленно возбуждающих желание употреблять наркотики. Предлагается также криминализиро- вать потребление наркотических средств без назначения врача; предо- ставление помещений для потребления наркотических средств и пси- хотропных веществ; организацию либо содержание притонов для по- требления наркотических средств либо психотропных веществ4.

Отечественный законодатель проявил свою волю в области правовой политики, связанной с запретом потреблять наркотические сред-

1 Правовое регулирование в сфере оказания наркотической помощи, профилактики ВИЧ/СПИД, противодействия незаконному обороту наркотиков: международный опыт. — М.: Институт «Открытое общество» (Фонд Сыроса) — Россия, 2002. С. 5—22; 60—62.

2 Хачатурян K.O. Указ. сов. С. 10.

3 Зазулин Г.В. Указ. соч. С. 13.

4 Залик В.А. Указ. соч. С. 7.

165

ства и психотропные вещества без назначения врача, сочтя целесооб- разным ограничиться в этих случаях административной ответственно- стью, а в ст. 20.20. КоАП — за потребление указанных средств и ве- ществ в общественных местах. При этом в ст. 20.22. законодатель особо выделяет такой субъект административной ответственности, как родители несовершеннолетнего или его законные представители, ко- торые полежат административному штрафу в случае потребления под- ростками наркотических средств и психотропных веществ в общест- венных местах. Одновременно он счел, что административно наказу- емый должна быть и пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров (ст. 6.13. КоАП РФ).

Что же касается уголовной ответственности за потребление нар- котических средств, то здесь законодатель, вероятно, принял во вни- мание позицию участников парламентских слушаний по проблеме противодействия криминальному наркообороту1. Характерным явля- ется, что доводом в пользу такой позиции стал аргумент, согласно ко- торому установление уголовной ответственности за их потребление на органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, дозна- ние и следствие, а также на суды, экспертные учреждения ляжет до- полнительная непосильная нагрузка, что потребует также значитель- ного финансирования. В связи с этим представляется достаточным ус- тановление административной ответственности за потребление нарко- тиков, их хранение и приобретение в небольших размерах, что и пре- дусмотрено новым Кодексом Российской Федерации об администра- тивных правонарушениях, принятым Государственной Думой. Одно- временно было признано, что уголовный закон в отношении лиц, страдающих наркотической зависимостью, и несовершеннолетних,

1 Рекомендации парламентских слушателей на тему «Проблемы уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ» от 29 октября 2001 года. — М., 2001. С. 3.

166

привлекаемых к ответственности за преступления, связанные с нарко- тиками, должен иметь восстановительную, а не карательную направ- ленность. Лицо, страдающее наркоманией, привлекаемое к ответст- венности за преступления, не связанное со сбытом наркотиков (при- обретение, хранение, изготовление для личного потребления и т.п.), должно освобождаться от уголовной ответственности при согласии пройти обязательный курс лечения, что должно быть отражено в при- мечании к ст. 228 УК РФ. В то же время восстановительные принципы при применении уголовно-правовых мер в отношении потребителей наркотиков могут быть реализованы лишь при условии приоритетного финансирования лечебных и реабилитационных наркологических служб, государственной поддержки негосударственной наркологии.

Следует отметить, что данные шаги законодателя в области рас- сматриваемого аспекта правовой политики являются не бесспорными. Автор полагает, что обострение наркоситуации в Российской Фе- дерации свидетельствует в пользу необходимости установления уго- ловной ответственности за потребление наркотиков без назначения врача. Если же удается стабилизировать ситуацию в данной сфере, то можно найти и пути декриминализации соответствующего деяния.

В данном вопросе имеется особый аспект, связанный с модернизацией ряда уголовно-правовых норм, которые в косвенной форме препятствуют незаконному потреблению наркотиков. Так, автор раз- деляет точку зрения тех специалистов1, которые полагают, что ответ- ственность за склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ также дожна быть существенно увеличена с учетом большой общественной опасности данного преступления. В

1 Проект ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Феде- рации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (в части ужасточения ответственности за незаконный сбыт наркотических средств или психотропных веществ и вовлечение в их потребление, и уточнения ответственности за правонарушения, связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами) № 25.42-3 (фонд Государственной Думы Федерального Собрания РФ).

167

связи с этим часть первая статьи 230 должна быть переведена в кате- горию тяжких. Санкция по части второй подлежит ужесточению от се- ми до пятнадцати лет лишения свободы (вместо «от трех до восьми» в действующей редакции). Из второй части в третью должно быть пе- ренесено совершение преступления организованной группой. Третья часть должна включать ноые квалифицирующие обстоятельства: со- вершение преступления лицом с использованием своего служебного положения; в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадца- тилетнего возраста; лицом, ранее два или более раза судимым за со- вершение преступлений, предусмотренных статьями 228—234. Кроме того статья 231 подлежит дополнению частью третьей, которую со- ставляют незаконное культивирование наркосодержащих растений ор- ганизованной группой и в особо крупном размере, с санкцией от семи до пятнадцати лет лишения свободы. К статье целесообразно при- мечание, согласно которому крупный и особо крупный размеры (ко- личества) запрещенных к возделыванию растений определяются в по- рядке, установленном Федеральным законом. Одновременно необхо- димо внести поправку в Федеральный закон «О наркотических сред- ствах и психотропных веществах».

Автор также поддерживает и предложение относительно новой ре- дакции ст. 6.8. КоАП РФ, в диспозиции которой предполагается ввести административную ответственность за предоставление помещений для потребления наркотиков. С введением такого состава администра- тивного правонарушения у правоохранительных органов появится возможность документирования притоносодержания, квалифицируе- мого как систематическое предоставление помещения для тех же целей, что позволит существенно повысить эффективность борьбы с этим видом преступлений.

Автор полагает, что относительно этих подходов к разрешению проблемы наркотизации населения следует отметить, что необходимо

168

исходить из национальной специфики наркоситуации, складывающейся в стране, а также руководствоваться нормами международного права, предусматривающими вариант признания определенных деяний правонарушениями в сфере оборота наркотических средств. Тем не менее он полагает, что, оценивая ныне действующую систему уго- ловно-правовых норм, призванных обеспечить соблюдение запрета потреблять наркотические и психотропные вещества без назначения врача, представляется целесообразным скорректировать ее. Так, должна быть предусмотрена уголовная ответственность за:

а) незаконное введение в организм наркотических средств, психо тропных веществ или их аналогов;

б) незаконное публичное потребление наркотических средств и за организацию их потребления при проведении массовых мероприятий;

в) склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также за склонение несовершеннолетних к применению допинга и к потреблению одурманивающих веществ;

г) организацию или содержание мет (притонов) для потребления наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, а также одурманивающих веществ;

д) пропаганду наркотиков.

Например, в новом УК РФ отсутствует норма об ответственности за организацию и содержание притонов для одурманивания. Такой состав преступления был ранее предусмотрен ч. 3 ст. 226 УК РСФСР (введен Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июня 1987 г.), устанавливая наказуемость за предоставление помещений для потребления лекарственных и других средств, вызывающих одурмани- вание — сильнодействующих, ядовитых, различных средств хозяйст- венно-бытового назначения (аэрозолей, газообразных веществ, лаков, красок и других жидких растворов промышленной и бытовой химии в виде сырья, полуфабрикатов или готовой продукции). Попадая различ-

169

ными способами в организм, они оказывают опьяняющее, отупляющее воздействие, затуманивая сознание токсикомана или наркомана. В данном случае речь идет о попытках этих лиц смягчить состояние нар- котического голода за счет использования подобного рода суррогатов.

Современная ситуация, связанная с распространением наркотиков, обусловливает постановку вопроса о дополнении УК РФ соответ- ствующими положениями, которые могли бы выполнять роль средств в борьбе с преступными формами распространения токсикомании как явления, все более интенсивно «подпитывающего» наркоманию в по- следние годы и опасного самого по себе. Поэтому автор поддерживает мнение ряда ученых, которые в интересах усиления борьбы с нар- копреступностью предлагают модернизировать и уголовно-правовые нормы, касающиеся ответственности за незаконный оборот сильно- действующих или ядовитых веществ. Так, считается оптимальным из- ложение диопозиции ч. 1 ст. 234 УК РФ в форме перечисления таких действий, как незаконное изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка сильнодействующих или ядовитых веществ либо оборудования для их изготволения или переработки без цели сбыта. Наряду с этим предлагается ст. 229 УК РФ дополнить ч. 4, устанавливающей наказуемость за хищение либо вымогательство ука- занных веществ, а ст. 228, 229, 230 УК РФ скорректировать таким об- разом, чтобы они устанавливали уголовную ответственность и за про- тивоправные деяния с прекурсорами2.

Подводя итог сказанному, автор полагает, что проблема разработки модели противодействия наркомании и криминальному наркообороту актуальна и по той причине, что Российская Федерация является и производителем, и потребителем наркотиков. При этом через ее территорию пролегают и маршруты транзита наркотических средств.

1 Зазулин Г.В. Указ. соч. С. 12.

2 Кухарук В.В. Указ. соч. С. 17.

170

Все это повлекло за собой рост немедицинского потребления нарко- тиков и заболеваемости наркоманией, увеличение числа преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и пси- хотропных веществ. Наркотизация населения, прежде всего молодежи, сопряженная с социально-экономическими проблемами, чревата опасными последствиями для всего общества и требует решительных и ответственных действий всех ветвей государственной власти.

Разделяя точку зрения о том, что основная тяжесть уголовной от- ветственности за деяния, связанные с незаконным оборотом наркоти- чесих средств, должна ложиться на лиц, занимающихся их коммерче- ским сбытом, извлекающих из этого сверхвысокие доходы и заинтере- сованных в увеличении армии наркозависимых, автор тем не менее полагает оправданным установление уголовной ответственности за не- законное потребление наркотиков, однако пресечение подобного про- тивоправного поведения уголовно-правовыми мерами должно быть эффективным, что возможно за счет использования в конструкции со- ответствующего состава преступления административной преюдиции, а также применения в качестве альтернативы к уголовному наказанию обязательного лечения потребителей наркотиков.

Автор также поддерживает предложения, связанные с совершенст- вованием уголовно-правовых норм, направленных на воспрепятство- вание склонению к употреблению наркотиков. Речь идет о том, что от- ветственность за указанное деяние (ст. 230) должна быть повышена: де- яния, квалифицируемые по части 1, отнесены к тяжким, а по части 2 — к особо тяжким видам преступлений; санкция по части 3 может быть увеличена с установлением наказания от 10 до 20 лет лишения свободы. При этом оправданием является возможность дополнения части 3 данной статьи отягчающим обстоятельством, связанным со склонением к потреблению со стороны должностного лица, в обязанность которого входит противодействие незаконному обороту наркотиков.

171

Таблица № 4

Возможные варианты модернизации ст. 228 УК РФ «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств

или психотропных веществ»

№ п/п Поправки в текст ст. 228 УК РФ Автор поправки 1 2 3 1. в части первой слова «без цели сбыта», «в крупном размере» исключить Куликов А.Д. 2. Пункт первый статьи 228 изложить в следующей редакции: «1. Незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере — наказываются лишением свободы на срок от одного до пяти лет.» Ищенко Е.П., Загидулин СИ., Черепков В.И. 3. В части 1 статьи 228 слова «до трех» заменить словами «от одного года до пяти» Законодательное Собрание Ивановской области 4. 1. Незаконное изготовление, приобретение, хранение, пе- ревозка, пересылка без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ — наказывается лишением свободы на срок до трех лет. Новгородская Областная Дума 5. Часть первую изложить в следующей редакции: «1. Незаконное приобретение, хранение, перевозка или пересылка без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, а также изоготовление или переработка этих веществ для личного потребления — наказываются лишением свободы на срок до трех лет.». Законодательное Собрание Красноярского края 6. Статью 228 дополнить частью первой, изложив ее в следу- ющей редакции:

«Незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в неболь- ших размерах лицом, к которому дважды применялись меры административного взыскания за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или пси- хотропных веществ в небольших размерах —

наказывается обязательными работами на срок до двухсот ча- сов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев Лужков Ю.М. 7. 1. Незаконные приобретение, хранение, перевозка нарко- тических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере, а равно незаконные изготовление, перера- ботка, пересылка наркотических средств, психотропных ве- ществ или их аналогов —

наказываются штрафом в размере от двадцати пяти до двух- сот минимальных размеров оплаты труда или в размере зара- ботной платы или иного дохода осужденного за период от двух Депутаты Государственной Думы

Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.А., Аксаков А.Г., Баранников А.Е.,

172

1 2 3

недель до трех месяцев, либо исправительными работами на срок от двух месяцев до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет Баскаев А.Г., Белоусов А.Н., Буткеев В.А., Войтенко В.П., Вульф А.Ю., Гальченко В.В., Герасименко Н.Ф., Гришанков М.И., Зяблицев Е.Г., Иванов А.С., Коптев-Дворни- ков В.Е., Коргунов О.Н., Куликов А.Д., Леонтьев Г.К., Певцов В.А., Колесников СИ., Пузановский А.Г., Семенов В.О., Ханкоев И.М., Шишкарев С.Н., Чайка В.В. 8. 1. Незаконные приобретение, изготовление, переработка, хра- нение, перевозка, пересылка наркотических средств или пси- хотропных веществ-

наказываются исправительными работами на срок от двух месяцев до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

  1. Незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ —

наказываются лишением свободны на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой Аслаханов А.А. 9. 2. Незаконное изготовление, приобретение, хранение, пе- ревозка, пересылка с целью сбыта наркотических средств или психотропных веществ — наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой. Новгородская Областная Дума 10. Часть вторую изложить в следующей редакции: «2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере —

наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет.». Закон одател ьн ое Собрание Красноярского края 11. 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а равно незаконные изготовление, переработка, пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их анало- гов в крупном размере — Воротников В.А., Аверченко Н.А., Овчинников Н.А. и др.

173

1 2 3

наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработ- ной платы или иного дохода осужденного за период от одного до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до двух лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет

12. 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные

а) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере;

б) неоднократно;

в) группой лиц по предварительному сговору — наказываются лишением свободы на срок от трех до семи

лет. Аслаханов А.А. 13. Часть вторую изложить в следующей редакции:

«2. Незаконные изготовление, переработка, приобретение,

хранение, перевозка, пересылка наркотических средств или

психотропных веществ —

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи

лет с конфискацией имущества или без таковой.» Куликов А.Д. 14. В части 2 статьи 228 слова «от трех до семи» заменить сло- вами «от пяти до десяти». Законодательное Собрание Ивановской области 15. Во втором абзаце части 2 статьи 228 слова «трех до семи» заменить словами «пяти до десяти». Россель Э.Э. 16. в абзаце втором части второй слово «семи» заменить словом «десяти»;

в абзаце пятом части третьей слова «пяти до десяти» заменить словами «пяти до пятнадцати»; Овчинников Н.А., Райков Г.И., Аксаков А.Г., Баскаев А.Г., Воротников В.П., Гальченко В.В., Гришанков М.И., Зяблицев Е.Г., Колесников СИ., Коргунов О.Н., Леонтьев Г.К., Певцов В.А., Пузановский А.Г., Ханкоев И.М., Чайка В.В., Шишкарев С.Н. 17. Дополнить статьей 228’ следующего содержания: «Статья 228’. Незаконный сбыт наракотических средств или психотропных веществ

  1. Незаконный сбыт наркотических средств или психотропных веществ, — наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. Куликов А.Д.

174

1 2 3

  1. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей ста тьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пят- надцати лет с конфискацией имущества.

  1. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей ста тьи, совершенные организованной группой либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с конфискацией имущества, либо пожизненным лишением свободы или смертной казнью.»

18. «Статья 228-1. Потребление наркотических средств и пси- хотропных веществ без назначения врача, совершенное по- вторно в течение года после наложения административного взыскания за те же нарушения, — наказывается штрафом до ста минимальных размеров оплаты труда либо исправительными работами сроком до двух лет, либо лишением свободы сроком до двух лет» Новгородская Областная Дума 19. Дополнить новой статьей 228-1 следующего содержания:

«Статья 228-1. Незаконные приобретение или хранение в небольших размерах наракотических средств и психотропных веществ

Незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в неболь- ших размерах, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нару- шения, —

наказываются арестом на срок от четырех до шести месяцев или лишением свободы на срок до двух лет.» Ищенков Е.П., Загидулин СИ., Черенков В.И. 20. Дополнить кодекс статьей 228-1 следующего содержния:

«Статья 228-1. Незаконное приобретение или хранение без цели сбыта в небольших размерах наркотических средств

Незаконное преобретение или хранение без цели сбыта в небольших размерах наркотических средств, если оно совер- шенно в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение, —

наказывается арестом на срок от четырех до шести месяцев или лишением свободы на срок до двух лет.» Законодательное Собрание Ивановской области 21. Дополнить Кодекс статьей 228-1 следующего содержания: «Статья 228-1. Незаконное производство или сбыт наркоти- ческих средств, психотропных веществ или их аналогов

  1. Незаконное производство или сбыт
    наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

  1. Те же деяния, совершенные: Воротников В.П., Аверченко В.А., Овчинников Н.А. и др.

175

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении наркотических средств, психотропных ве ществ или их аналогов в крупном размере;

г) лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в от ношении заведомо несовершеннолетнего, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадца тилетнего возраста;

г) в отношении наркотических средств, психотропных ве ществ или их аналогов в особо крупном размере;

д) лицом, ранее два или более раза судимым за совершение преступлений, предусмотренных статьями 228.1 — 234 насто ящего Кодекса, —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с конфискацией имущества.»

22.

  1. Допол нить Кодекс статье й 228.1. следу ющего содерж ания: «Стать я 228.1. Незако нный сбыт наркот ически х средст в и психот ропны х вещест в

  2. Нез аконны й сбыт наркот ически х средст в и психот роп- ных вещест в — наказы вается лишен ием свобод ы на срок от трех до семи лет с конфис кацией имуще ства или без таково й.
  3. Дея ания, предус мотрен ные частью первой настоя щей статьи, совер шенны е:
  4. а) в отнош ении наркот ически х средст в или психот ропны х вещест в в крупно м размер е;

б) не однокр атно;

в) гр уппой лиц по предва ритель ному сговор у;

г) л ицом с исполь зовани ем своего служеб ного полож ения, — наказы ваются лишен ием свобод ы на срок от пяти до пят надцат и лет с конфис кацией имуще ства.

3. Д еяния, предус мотрен ные частям и первой или второй настоя щей статьи, совер шенны е

а) в отнош ении наркот ически х средст в или психот ропны х вещест в в особо крупно м размер е;

б) л ицом, ранее два или более раза судим ым за совер шение престу плений , предус мотрен ных статья ми 228— 234 настоя ще го Кодекс а;

в) о рганиз ованно й группо й, —

наказы ваются лишен ием свобод ы на срок от десяти до двадца ти лет с конфис кацией имуще ства.

  1. Деяния , предус мотрен ные частью второй настоя щей статьи, совер шенны е:

а) г руппой лиц по предва ритель ному сговор у;

б) н еоднок ратно;

в) в отнош ении наркот ически х средст в или психот ропны х вещест в в крупно м размер е, —

наказы ваются лишен ием свобод ы на срок от пяти до деся- ти лет с конфис кацией имуще ства или без таково й.

Аслаха нов А.А.

176

1 2 3 23. 3. Деяния, предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, — наказываются лишением сво боды на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущест ва или без таковой Новгородская Областная Дума 24. Часть третью изложить в следующей редакции: Незаконные изготовление, переработка, приобретерие, хранение, перевозка или пересылка в целях сбыта, а равно сбыт и посредничество в сбыте наркотических средств и психотроп- ных веществ в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.» Законодательное Собрание Красноярского края 25. В части 3 статьи 228 слова «от пяти до десяти лет с конфи- скацией имущества или без таковой» заменить словами «от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества».

В пятом абзаце части 3 статьи 228 слова «пяти до десяти» заменить словами «семи до двенадцати» Законодательное Собрание

Ивановской области, Россель Э.Э. 26. 3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные:

а) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере;

б) лицом, ранее два или более раза судимым за совершение преступлений, предусмотренных статьями 228—234 настояще го Кодекса, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.А. 27. 4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении наркотических средств или психотропных ве- ществ в особо круином размере, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до пят- надцати лет с конфискацией имущества Аслаханов А.А. 28. Часть четвертую изложить в следующей редакции: «4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершеныне:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до пят- надцати лет с конфискацией имущества.» Законодательное Собрание Красноярского края 29. В части 4 статьи 228 слова «от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества» заменить словами «от пятнадцати до двадцати лет с конфискацией имущества либо пожизнен- ным лишением свободы» Законодательное Собрание Ивановской области

177

1 2 3 30. Во втором абзаце части 4 статьи 228 слова «семи до пятнад- цати лет с конфискацией имущества» заменить словами «вось- ми до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы с конфискацией имущесвта» Россель Э.Э. 31. во втором абзаце части четвертой слова «семи до пятнадцати» заменить словами «десяти до двадцати лет».

  1. Нарушение правил производства, изготовления, перера- ботки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, рас- пределения, перевозки, пересылки, приобретения, использо- вания, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также веществ, инстру- ментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находя- щихся под специальным контролем, если это деяние соверше- но лицом, в обязанности которого входит соблюдение указан- ных правил, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот ми- нимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пя- ти месяцев либо лишением свободы на срок до трех лет с ли- шением права занимать определенные должности или зани- маться определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового Райков Г.И., Овчинников Н.А., Аксаков А. Г. Текст ныне действующей ч. 5 ст. 228 УК РФ 32. Часть пятую изложить в следующей редакции: «5. Деяния, предусмотренные частями третьей и четвертой настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) лицом, ранее судимым за аналогичные преступления, — наказываются лишением свободы на срок от восьми до

двадцати лет с конфискацией имущества.»

Часть пятую настоящей статьи считать частью шестой. Законодательное Собрание Красноярского края 33. Дополнить Кодекс статьей 228-2 следующего содержания: «Статья 228.2. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ

  1. Нарушение правил производства, изготовления, переработ- ки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, а также культивирования растений, используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, — наказьшается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до трех лет или без такового. Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.А.

178

1 2 3

  1. Те же деяния, повлекшие по неосторожности причинение вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от пятисот до семисот размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми меся- цев либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься оп- ределенной деятельностью на срок до трех лет.».

34. Дополнить статьей 228.2. следующего содеражиня:

«Статья 228.2. Нарушение правил оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров

Нарушение предусмотренных законодательством правил оборота наркотических средсты, психотропных веществ и их прекурсоров, если это деяние совершено лицом, в служебные обязанности которого входит соблюдение указанных правил, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот ми- нимальных размеров оплаты труда или лишением права зани- мать определенные должности на срок от одного до пяти лет или лишением свободы на срок до трех лет» Аслаханов А.А. 35. Дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей 230.1 изложив ее в следующей редакции:

«Статья 230.1. Незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ.

Потребление наркотических средств или психотропных ве- ществ без назначения врача лицом, к которому дважды в тече- ние года применялись меры административного взыскания за незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ — наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

Примечание: Лицо, активно способствовавшее установлению
сбытчика незаконно потреблявшихся наркотических средств или психотропных веществ, не нуждающееся в лече- нии в связи с их незаконным потреблением, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление, а также за незаконное приобретение указанных средств и веществ.

К лицу, активно способствовавшему установлению сбытчика
незаконно потреблявшихся наркотических средств или психотропных веществ, нуждающемуся в лечении в связи с их незаконным потреблением, применяется условное осуждение с возложением обязанности добровольно обратиться в меди- цинское учреждение и пройти назначенный медицинским уч- реждением курс лечения.». Лужков Ю.М. 36. Дополнить статьей 228.3. следующего содержания:

«Статья 228.3. Повторное незаконное потребление наркоти- ческих средств или психотропных веществ после наложения административного взыскания

Незаконное потребление наркотических средств или психо- тропных веществ без назначения врача, совершенное повтор- но в течение года после наложения административного взыс- кания, —

наказывается исправительными работами на срок от двух Аслаханов А.А.

179

месяцев до двух лет либо лишением свободы на срок до одного года.

Примечание. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, нуждающееся в лечении от наркомании и прошедшее обязательный курс наркологического лечения по решению суда, освобождается от уголовной ответст- венности за данное совершенное преступление.».

37.

Приме чание к статье 228 Уголов ного кодекс а Россий ской Федер ации изложи ть в следу ющей редакц ии:

«1. Неодн ократн ым призна ется совер шение престу пления , если ему предш ествов ало совер шение одного или более пре- ступле ний, предус мотрен ных различ ными частям и статьи 228 настоя щего Кодекс а.

  1. Лиц ом, ранее судим ым за аналог ичные престу пления , указан ным в части 5 статьи 228, призна ется лицо, имеющ ее судим ость за одно или нескол ько престу плений , связан ных со сбыто м наркот ически х средст в или психот ропны х вещест в.
  2. Под действ иями, связан ными с незако нным оборот ом наркот ическо го или психот ропног о вещест ва в целях сбыта либо его сбыто м, поним ается незако нное распро стране ние этих средст в вне зависи мости от мотива (корыс ть, месть, при- общен ие к употре блени ю и пр.).
  3. Лиц о, добров ольно сдавше е наркот ическо е средст во или психот ропное вещест во и активн о способ ствова вшее раскры тию или пресеч ению престу плений , связан ных с незако нным оборот ом наркот ически х средст в или психот ропны х вещест в, изобли чению лиц, их совер шивши х, обнару жению имуще ства, добыт ого престу пным путем, то есть деятел ьно раская вшееся , освобо ждаетс я от уголов ной ответс твенно сти за потреб ление, хранен ие, перево зку или пересы лку данног о средст ва вне за- висимо сти от цели своих действ ий, а также за изгото вление или перера ботку этих вещест в для личног о употре бления . Такое же лицо за совер шение действ ий, направ ленны х на изго- товлен ие наркот ическо го средст ва или психот ропног о вещест ва в целях сбыта и сбыт этих вещест в, привле кается к уголов ной ответс твенно сти на общих основа ниях; его активн ое спо- собств ование раскры тию престу пления , изобли чению других соучас тников престу пления и розыск у имуще ства, добыт ого престу пным путем, в соотве тствии с п.»и» ч.1 ст. 61 и ст. 62 Уголов ного кодекс а Россий ской Федер ации должн о учиты- ваться при опреде лении наказа ния.»

Законо датель ное Собра ние Красно ярског о края

38.

в приме чании после слова «лицо» , дополн ить словам и «со- верши вшее деяния , предус мотрен ные статья ми 228 и 228.1 на- стояще го Кодекс а.».

Кулик ов А.П.

39.

Допол нить статью 228 приме чанием , изложи в его в следу- ющей редакц ии:

«Прим
ечание
действ ие пункта первог о настоя щей статьи не распро страня ется на лиц, привле кающи хся либо привле ченны х к уголов ной ответс твенно сти за престу пления , преду- смотре нные статье й 230.1. настоя щего Кодекс а»

Лужко в Ю.М.

180

1 2 3

Примечания. 1. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным
оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших,
обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

  1. Крупным размером наркотического средства, психотроп- ного вещества или их аналога в настоящей статье, а также статьях 228-1 и 229 настоящего Кодекса признается количество, превышающее среднюю условную дозу в десять и более раз, а особо крупным размером — в сто и более раз. Определение размеров средних условных доз наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов производится в порядке, установленном федеральным законом.» Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.А. 41. Примечание. Лицо, совершившее преступление, предусмо- тренное статьями 228, 228.1. настоящего Кодекса, активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данные преступления Аслаханов А.А.

181

Таблица № 5

Варианты модернизации ст. 229 — 233 УК РФ в интересах усиления борьбы с наркопреступностью

п/п Варианты поправок к ст. 229-233 УК РФ Автор поправки 1 2 3 1. В абзаце втором части 1 статьи 229 слова «трех до семи» за- менить словами «четырех до десяти».

В шестом абзаце части 2 статьи 229 слова «семи до двенад- цати».

шестом абзаце части 3 статьи 229:

а) слова «до пятнадцати» заменить словами «до двадцати»;

б) после слова «имущества» дополнить словами «смертной казнью или пожизненным лишением свободы» Россель Э.Э. 2. В статье 229 в абзаце шестом части третьей слово «пятнад- цати» заменить словом «двадцати». Овчинников Н.Д., Райков Г.И. 3. В статье 229:

дополнить часть вторую пунктом «д» следующего содержа- ния:

«д) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере;»;

абзац шестой части второй дополнить словами «с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового»;

пункт «б» части третьей изложить в следующей редакции:

«б) в отношении накротических средств или психотропных веществ в особо крупном размере» Воротников В.П., Овчинников Н.Д., Аверченко В.А. и др. 4. Во втором абзаце части 1 статьи 230:

а) слова «ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо» исключить;

б) слова «двух до пяти» заменить словами «четырех до деся ти».

В шестом абзаце части 2 статьи 230 слова «трех до восьми лет» заменить словами «семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой».

Во втором абзаце части 3 статьи 230 слова «шести до две- надцати» заменить словами «воьсми до пятнадцати». Россель Э.Э. 5. В статье 230:

в абзаце втором части первой слово «пяти» заменить словом «восьми»;

в абзаце шестом части второй слова «трех до восьми» заме- нить словами «пяти до пятнадцати»;

в абзаце втором части третьей слово «двенадцати» заменить словом «двадцати». Овчинников Н.Д., Райков Г.И. 6. В статье 203:

в абзаце втором части первой слова «от двух до пяти» заме- нить словами «от трех до шести»; Воротников В.П., Овчинников Н.Д., Аверченко В.А. и др.

182

1 2 3

части вторую и третью изложить в следующей редакции: «2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении заведомо несовершеннолетнего либо двух или более лиц;

г) с применением насилия или с угрозой его применения, — наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадца ти лет.

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй на- стоящей статьи:

а) совершенные организованной группой;

б) совершенные лицом с использованием своего служебно го положения;

в) совершенные в отношении лица, заведомо не достигше го четырнадцатилетнего возраста;

г) совершенные лицом, ранее два или более раза судимым за совершение преступлений, предусмотренных статьями 228- 1 - 234 настоящего Кодекса;

д) повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двад- цати лет.»

7. Во втором абзаце части 1 статьи 231:

а) слова «штрафом в размере от пятисот до семисот мини мальных размеров оплаты труда или в размере заработной пла ты или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев» исключить;

б) слова «до двух» заменить словами «от трех до семи».

В шестом абзаце части 2 статьи 231 слова «трех до восьми лет» заменить словами «пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой» Россель Э.Э. 8. В статье 231 в пятом абзаце части второй слова «трех до восьми лет» заменить словами «пяти до пятнадцати лет с кон- фискацией имущества или без таковой» Овчинников Н.Д., Райков Г.И. 9. В статье 231:

в пункте «а» части второй слова «или организованной груп- пой» исключить;

дополнить частью третьей следующего содержания:

«3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до пят- надцати лет.»;

дополнить примечанием следующего содержания: «Примечание. Определение размеров запрещенных к возде- лыванию растений, содержащих наркотические вещества, про- изводится в порядке, установленном федеральном законом.». Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.А. и др. 10. В части 2 статьи 231 текст после слов «наказываются лише- нием свободы на срок от трех до восьми лет» дополнить сло- вами «с конфискацией имущества или без таковой». Асляханов А.А.

183

1 2 3 11. Во втором абзаце части 1 статьи 232 слова «до четырех» за- менить словами «четырех до десяти».

Во втором абзаце части 2 статьи 232 слова «трех до семи лет» заменить словами «семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой». Россель Э.Э. 12. В статье 232:

в абзаце втором части первой слова «до четырех» заменить словами «от трех до десяти»; в абзаце втором части второй слова «трех до семи» заменить словами «от пяти до пятнадцати».

В статье 232:

в названии слово «притонов» заменить словом «притона»;

в абзаце первом части первой слово «притонов» заменить словом «притона». Овчинников Н.А., Райков Г.И. 13. В части 1 статьи 232 после слов «наказываются лишением свободы на срок до четырех лет» записать слова «с конфискацией имущества или без таковой».

В части 2 статьи 232 после слов «наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет» записать слова «с конфискацией имущества или без таковой». Аслаханов А.А.

184

Таблица № 6

Вариант модернизации статей 111, 150 УК РФ в интересах усиления борьбы с

наркопреступностью

№ п/п Вариант поправки статей 111 и 150 УК РФ Автор поправки 1 2 3 1. 1 Часть 2 статьи 111 дополнить новым пунктом следующего содержания:

«з) путем незаконного сбыта лицу наркотических средств или психотропных веществ».

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй на стоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в отношении двух или более лиц;

в) неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное статьей 105 настоящего Кодекса, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до две- надцати лет.

  1. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по
    неосторожности смерть потерпевшего, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до пят- надцати лет (в ред. Федерального закона от 25.06.98 № 92- ФЗ). Лекарева А.П.

Текст ныне действующей ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ 2. 2. Дополнить статью 111 частью 5 следующего содержания: «5. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей ста- тьи, совершенные путем незаконного сбыта лицу наркотичес- ких средств или психотропных веществ:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой:

б) в отношении двух или более лиц;

в) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

г) повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, — наказываются лишением свободы на срок от восьми до

двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лише- нием свободы». Лекарева А.П. 3. Дополнить Кодекс статьей 150-1 следующего содержания: «Статья 150-1. Вовлечение несовершеннолетнего в соверше- ние преступления, связанного с незаконным оборотом нарко- тических средств или психотропных веществ

  1. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступ ления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, —

наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества или без таковой.

  1. То же деяние, совершенное родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом обязанности по воспитанию несовершеннолетнего наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с лишением права занимать опре деленные должности или заниматься определенной деятельно стью на срок до трех лет. Лекарева А.П.

185

I 2 3

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом, ранее судимым за одно или несколько преступлений, предусмотренных статьями 150.1, 228-234 настоящего Кодекса, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой, лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.»

186

Таблица № 7

Вариант модернизации ст. 188 УК РФ в интересах усиления борьбы

с наркопреступностью

№ п/п

Вариа нт модер низац ии ст. 188 УК РФ

Автор поправ ки

1

  1. Во втором абзаце части 2 статьи 188: слова «трех до семи» заменить словами «пяти до десяти».

В пятом абзаце части 3 статьи 188 слова «пяти до десяти» за- менить словами «семи до двенадцати». Во втором абзаце части 4 статьи 188:

а) слова «семи до двенадцати» заменить словами «восьми до двадцати»;

б) после слова «имущества» дополнить словами «либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы».

  1. В статье 188: в части первой слова «в части второй» заменить словами «в

частях второй и третьей»;

абзац первый части второй изложить в следующей редакции:

«2. Перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств, психотропных, сильнодей- ствующих, ядовитых, отравляющих, радиоактивных или взрыв- чатых веществ, а равно веществ, используемых при производстве, изготовлении или переработке наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и подлежащих контролю в Российской Федерации, вооружения, взрывных устройств, огнестрельного оружия или боеприпасов, ядерного, химического, биологического и других видов оружия массового поражения, материалов, инструментов и оборудования, которые могут быть использованы при производстве и изготовлении наркотических средств психотропных веществ или их аналогов либо создании оружия массового поражения и в отношении которых установлены специальные правила контроля или перемещения через таможенную границу Российской Федерации, стратегически важных сырьевых товаров и культурных ценностей, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, если это деяние совершенно помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряжено с недекларированием или недостоверным декларированием, —

дополнить статью часть третьей следующего содержания:

«3. Перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере —

наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой.»;

в части третьей слова «первой или второй» заменить словами «первой, второй или третьей»;

Россель Э.Э.

Депутаты Государственной Думы

Воротников В.П., Овчинников Н.А., Аверченко В.А., Аксаков А.Г., Баранников А.Е., Баскаев А.Г., Белоусов А.Н., Буткеев В.А., Войтенко В.П., Вульф А.Ю., Гальченко В.В., Герасименко Н.Ф., Гришанков М.И., Зяблицев Е.Г., Иванов АС, Коптев-Дворников В.Е., Коргунов О.Н., Куликов А.Д., Леонтьев Г.К., Певцов В.А., Колесников СИ., Пузановский А.Г., Семенов В.О., Ханкоев И.М., Шишкарев С.Н., Чайка В.В.

187

1 2 3

часть третью дополнить пунктом «г« следующего содержания:

«г) в отношении наркотических средств, психотропных ве- ществ или их аналогов в особо крупном размере»;

в части четвертой слова «первой, второй или третьей» заменить словами «первой, второй, третьей или четвертой»;

части третью и четвертую считать соответственно частями четвертой и пятой;

дополнить примечанием следующего содержания:

«Примечание. Крупным размером наркотического средства, психотропного вещества или их аналога в настоящей статье признается количество, превышающее среднюю условную дозу в десять и более раз, а особо крупным размером - в сто и более раз. Определение размеров средних условных доз нарко- тических средств, психотропных веществ и их аналогов производится в порядке, установленном федеральным законом».

188

Глава IV

Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные меры в

механизме противодействия криминальному обороту

наркотических средств и психотропных веществ

§1. Актуальные проблемы правового обеспечения уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных мер в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств

и психотропных веществ

Эффективное противодействие криминальному наркообороту воз- можно в том случае, если непосредственная постоянная и последова- тельная работа следователей и сотрудников оперативных подразделе- ний опирается на уголовно-процессуальное и оперативно-разыскное законодательство. При этом важно, чтобы соответствующие процес- суальные нормы, с одной стороны, гарантировали соблюдение прав и свобод граждан, оказавшихся в сфере следственных и оперативных аппаратов, а с другой — позволяли указанным организационным зве- ньям правоохранительных органов решать поставленные перед ними задачи. В последнем случае возникает вопрос соразмерности этих задач и тех полномочий, которые определяются на законодательном уровне следователем и сотрудником оперативных подразделений. Обратившись к УПК РСФСР1, можно увидеть, что в его статье второй законодатель формулировал два вида задач уголовного судо- производста. Во-первых, это быстрое и полное раскрытие преступле- ний, изобличение виновных, обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подверг- нут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Во-вторых, это укрепление законности и правопорядка, предупреждение и искоренение пре-

1 Комментарий к УПК РСФСР. — M.: «Юрайт», 2000. С. 17—18.

189

ступлений, охрана интересов общества, прав и свобод граждан в духе неуклонного соблюдения Основного закона страны и иных законов. В плане исследуемой проблемы автор выделяет первую группу проблем, разрешение которых осуществляется в рамках досудебного производ- ства по уголовному делу, в том числе и по фактам наркопреступлений.

Постановка упомянутого круга задач неизбежно предопределяет необходимость предоставления следователям и дознавателям прав на осуществление процессуальных мер, по собиранию и оценке доказа- тельств. В УПК РСФСР они закреплялись в главе 5, а также в главах 12—16. Анализируя их содержание, можно увидеть, что законодатель включил в число следственных действий те способы собирания и оценки доказательств, которые базируются на методах познания чело- веком, окружающей действительности. Уголовно-процессуальный ас- пект их осуществления предполагает четкое определение процессуаль- ных правил их применения в ходе досудебного производства по уго- ловным делам, в том числе и по факту наркопреступлений. Все это со- здает предпосылки для разработки в рамках криминалистической так- тики1 приемов и способов осуществления следственных действий.

В этом вопросе автор выделяет несколько принципиально важных моментов. Так, в УПК РСФСР в перечне следственных действий от- сутствовали методы собирания и оценки доказательств, которые мак- симально ограничивают конституционные права и свободы граждан, или же осуществляются в условиях конспирации, то есть замаскиро- ванно или тайно от подозреваемого и обвиняемого. Подобного рода правовые и тактические возможности законодатель перемещал исклю- чительно в сферу правового регулирования оперативно-разыскной де- ятельности.

Реформа отечественного законодательства, обусловленная социально- политическими переменами, неизбежно должна была учитывать

1 Комментарий к УПК РСФСР. С. 146-184; 276-347.

190

и новые реалии, в том числе и в области борьбы с преступностью. По- этому уголовно-процессуальное законодательство, целиком и полно- стью относящееся к сфере борьбы с преступностью, должно было бы пополниться соответствующими новеллами.

В новом УПК РФ 2001 года назначение уголовного судопроизводства определяет ст. 6. Анализируя ее содержание, можно прийти к выводу о том, что законодатель ограничился здесь фиксацией положений, пре- допределяющих необходимость гарантировать права и законные интересы как отдельных лиц, так и организаций в рамках уголовного судопроизводства. Что же касается прежних норм, указывавших на конкретные задачи производства по уголовному делу, то о них стали упоминать юристы, комментирующие текст нового УПК РФ1. Например, отмечается, что применение уголовно-правового принуждения требует осуществления сложной и многообразной деятельности по установлению факта совершения преступления, его раскрытию, изобличению виновных в его совершении лиц и их справедливому наказанию. При этом подчеркивается, что выполнение этих задач — не частное дело отдельных лиц, а обязанность государства. Этим положением законодатель, вероятно, хотел подчеркнуть, что соответствующие задачи должны предусматривать правовые акты, устанавливающие нормативно-правовой статус правоохранительных органов, на которые государство возлагает выполнение функций выявления, раскрытия и расследования преступлений. Подтверждением этому может служить тот факт, что во вновь принятом Положении о ГКН РФ действительно обозначен тот круг задач и функций, которые должно разрешать данное ведомство, в том числе закреплены и такие проблемы, как выявление, раскрытие и расследование преступлений, отнесенных к подследственности следователей органов ГКН РФ.

Относительно тех полномочий, которые адресуются следователям

1 Комментарий к УПК РФ. — М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 28—30; Комментарий к УПК РФ. — М.: «Издательство «Экзамен XXI», 2002. С. 43—44.

191

и дознавателям, новый УПК РФ в целом подготовлен в русле сложив- шейся в условиях отечественных реалий концепции следственных действий, используемых для выяснения обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам. Новеллой стало только включение в их число такого разведывательного метода, как контроль и запись переговоров, процессуальные правила проведения которого были оп- ределены в ст. 13, 775, 186 УДК РФ. Этим была реанимирована реа- лизованная еще 12 июня 1990 года идея придания указанному способу собирания и оценки информации статуса следственного действия. Как оперативно-разыскное мероприятие данный разведывательный метод был зафиксирован в пункте третьем ст. 14 Закона СССР «Об органах государственной безопасности в СССР»1.

Таким образом, отечественный законодатель, обновляя уголовно- процессуальное законодательство, прежде всего следовал базовой идее признания предварительного следствия разрешающей функцией по отношению к такому виду правоохранительной деятельности, как ОРД. Поэтому законодатель и ранее считал, и в современных условиях по- лагает, что для проверки правильности решений, состоявшихся на этапе выявления и раскрытия преступлений, будет достаточно того набора следственных действий, который имеется в главах 24—27 УПК РФ. Единственное исключение в плане расширения возможностей следо- вателя было сделано для такого метода, как прослушивание телефонных переговоров, что в принцине соответствует зарубежной практике, поскольку уголовно-процессуальное законодательство также придает статус следственного действия данному способу собирания и оценки информации, в том числе и о наркопреступлениях. Например, согласно ст. 100, 129 УПК ФРГ возможно прослушивание разговоров, выяв- ленных полицией торговцев наркотиками, а также членов иных пре-

1 Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право № 8, 1991. С. 98—109; Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности: Комментарий. — М.: «Новый Юрист», 1997. С. 221—231.

192

ступных сообществ. Аналогичный подход прослеживается в ст. 126 УПК Италии, в § 1 ст. 81 УПК Франции и др.

Все сказанное свидетельствует о том, что функция уголовной юстиции в виде ОРД, выступающая в качестве подконтрольной по отношению к такой функции, как предварительное следствие, должна иметь эффективный набор средств и методов, которые, с одной стороны, обеспечили бы разрешение задач, поставленных перед ОРД, а другой — создали благоприятные предпосылки для доказывания по уголовному делу в интересах разрешения задач уголовного судопроизводства.

Законодатель определяет задачи ОРД в ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности». Те же возможности, которые могут использоваться для их разрешения, он предусматривает в ст. 6, 14, 15, 17, 18 указанного законодательного акта. В отношении исследуемой проблемы представляет интерес вопрос о соразмерности этих задач и возможностей применительно к разрешению проблемы противодействия криминальному наркообороту. Согласно руководящим принципам для сотрудников правоохранительных органов, которые должны выявлять, раскрывать и пресекать наркопреступления, выявлять и устанавливать лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также национальным полицейским законам в число соответствующих разведывательных полицейских методов входят проверочная (контрольная) закупка; наблюдение; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание те- лефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи; оперативное внедрение; контролируемая поставка; оперативный эксперимент, сбор информации с опорой на содействие конфидентов1.

1 В национальных полицейских законах, а также в зарубежных антинаркотических законах возможна иная терминология для обозначения соответствующего круга методов, однако это не меняет их характера и направленности.

193

Следует отметить, что перечисленные мероприятия в РФ, странах СНГ и Балтии прежде всего фиксируются в национальных оперативно- разыскных законах наряду с иными оперативно-разыскными методами. Однако то обстоятельство, что именно названные мероприятия пригодны для эффективной борьбы с организованной, в том числе и с наркопреступностью, обусловливает и тенденцию их фиксации в специальных законах, направленных на противодействие наиболее опасным формам криминального поведения. Характерным примером в этом плане является разрабатывающийся в течение 10 лет проект Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью», где с учетом прецедента, имеющегося в Инструкциях Генерального ат- торнея США, регулирующих ОРД ФБР, была предпринята попытка детализировать законодательную регламентацию ряда ОРМ, включая законы и правовые документы, посвященные борьбе с терроризмом и незаконным оборотом наркотических средств.

В контексте данной работы представляет интерес последний момент, когда законодатель в ст. 49 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» определил: во-первых, что предупреждение, выявление, пресечение и раскрытие преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотроп- ных веществ, их прекурсоров, а также установление других обстоя- тельств требуют от органов, осуществляющих ОРД, применения таких ОРМ, как контролируемая поставка и проверочная закупка; во-вторых, законодатель в этой же норме отразил отдельные особенности проведения этих мероприятий. Так, допустимость данных ОРМ не связывается с конкретным оперативно-разыскным ведомством; в-тре- тьих, в этой же статье законодатель указал, что для противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ могут использоваться и иные оперативно-разыскные мероприятия, предусмотренные законодательством РФ об ОРД. Здесь, как следует

194

из текста ст. 36 анализируемого законодательного акта, имеется в виду оперативный эксперимент, сбор образцов для сравнительного ис- следования, оперативное внедрение, исследование предметов и доку- ментов, в ходе которых опертивно-разыскным ведомствам разрешается безлицензионное использование наркотических средств и психо- тропных веществ. Помимо перечисленных ОРМ, для борьбы с нарко- бизнесом, безусловно, допустимо и проведение иных ОРМ, которые законодатель конкретно не назвал в ст. 36, 59 рассматриваемого Закона, однако зафиксированных в ст. 6, 14, 17, 18 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности».

Также параллельная регламентация вышеприведенного круга опе- ративно-разыскных мероприятий и в Федеральном законе «Об опера- тивно-разыскной деятельности», и в Федеральном законе «О наркоти- ческих средствах, психотропных веществах», а контролируемой постав- ки и в Таможенном кодексе РФ связана со стремлением российского законодателя подчеркнуть свою приверженность международным стан- дартам, признающим эти методы оперативно-разыскной работы ре- зультативными именно в противодействии наркобизнесу. Аргументом в пользу их регламентации в отечественном антинаркотическом законе и в Таможенном кодексе РФ служит и их лаконичная фиксация в Федеральном законе «Об оперативно-разыскной деятельности».

Законодательные акты стран СНГ демонстрируют практически аналогичный подход законодательной регламентации оперативно- разыскных мер, признанных высокоэффективными в противодействии незаконному обороту наркотиков. Вместе с тем представляется целесообразным выделить в данном контексте соответствующий закон Азербайджанской Республики. В нем рассматриваемая категория пра- вовых действий сосредоточена в специальной главе, в наименовании которой подчеркнуто, что она объединяет меры, направленные на пресечение и раскрытие правонарушений, связанных с незаконным

195

оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекур- соров. В эту главу всключены и в правовом плане охарактеризованы: во-первых, контрольная отправка только наркотических средств, пси- хотропных веществ и их прекурсоров. Наложен запрет на осуществле- ние контрольной отправки аналогов наркотических средств и психо- тропных веществ; во-вторых, в данную главу помещено ОРМ, которое сходно с такой оперативно-разыскной операцией, как оперативный эксперимент, с той только поправкой, что моделируются обстоятель- ства только для вовлечения в незаконную продажу и куплю наркоти- ческих средств психотропных веществ и прекурсоров; в-третьих, к оперативно-разыскным мероприятиям, являющимся результативными в борьбе с наркобизнесом, законодатель в этой республике адресно отнес проверку почтовых отправлений и проверку отправляемых грузов, получение в контрольном порядке наркотических средств и психо- тропных веществ.

Рассмотрим варианты законодательного закрепления ОРМ, используемых в противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ, более подробно.

Контролируемая поставка1. Это оперативно-разыскное мероприятие было включено законодателем в Таможенный кодекс бывшего СССР, где ст. 102 «Контролируемые поставки наркотических средств и психотропных веществ» определяла, что в целях пресечения между- народного незаконного оборота наркотических средств и психотроп- ных веществ и выявления лиц, участвующих в таком обороте, тамо- женные органы СССР в каждом отдельном случае в соответствии с до- говоренностями с таможенными и иными компетентными органами зарубежных государств или на основе международных договоров

1 Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности»; Комментарий. С. 246—248; М., СПб. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник. — СПб; Издательство «Лань», 1999. С. 412—414; Оперативно-розыскная деятельность: Учебник. — М.: ИЮАА — М, 2001. С. 3477-356.

196

СССР используют метод «контролируемой поставки», допуская под своим контролем ввоз в СССР или транзит через его территорию нар- котических средств или психотропных веществ, включенных в неза- конный оборот. Решение об использовании метода «контролируемой поставки» принимается Таможенным комитетом СССР совместно с КГБ СССР. В случае принятия решения об использвоании метода «контролируемой поставки» уголовное дело в отношении лица, осуще- ствляющего незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, не возбуждается, а о принятом решении таможенный орган СССР незамедлительно уведомляет прокурора.

В тот период времени, когда формировалось общесоюзное оперативно- разыскное законодательство, предполагалось обеспечить легитимность и наблюдение как собственно оперативно-разыскного мероприятия, так и его определенной модификации в виде контрольных отгрузок (соответственно п. 1,4 ч. 1 ст. 12 проекта Закона СССР «Об оперативно-разыскной деятельности органов внутренних дел»). В со- ответствующем правовом документе было использовано словосочета- ние «контрольная отгрузка». Это был не совсем точный термин, так как согласно международным стандартам для обозначения данного метода полицейской работы применялось словосочетание «контролируемая поставка», которая представляла собой тщательное отслеживание маршрута прохождения находившихся под контролем оперативного подразделения наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, а также оружия, иных предметов и веществ, представлявших собой оперативный интерес в связи с необходимостью выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия и расследования тайных преступлений с элементами маскировки, установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Криминогенная ситуация, которая начала складываться в начале 90-х гг. в РФ, а также на постсоветском пространстве, настоятельно

197

требовала закрепления в российском оперативно-разыскном законе адекватного перечня оперативно-разыскных мероприятий. Однако в первой редакции данного законодательного акта законодатель признал целесообразным зафиксировать собственно наблюдение и не включать в перечень ОРМ контролируемую поставку. Вероятно, здесь сыграла свою роль социально-политическая обстановка того времени, когда была принята концепция рассредоточения оперативно-разыскной функции по различным ведомствам и ограничение ее возможностей в силу вероятного вмешательства в частую жизнь граждан и риска нео- боснованного ограничения их конституционных прав и свобод. Следует заметить, что на момент подготовки Закона РФ «Об оперативно- разыскной деятельности» вносились предложения изложить перечень ОРМ так, чтобы он был адекватен задачам, возлагаемым на оперативно- разыскные ведомства. Однако понадобилось целых три года, чтобы законодательный перечень ОРМ был уточнен в новой редакции закона, регулирующего ОРД в России.

Первым шагом в этом направлении стала попытка включить в раздел IV проекта Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» рассматриваемое ОРМ (ст. 29). Его субъектом пред- полагалось признать только специализированные органы по борьбе с организованной преступностью. В процедурном плане считалось возможным применение контролируемой поставки на основе моти- вированного поставления органа, осуществляющего ОРД, которое подлежало санкционированию прокурором. Поскольку контролируемая поставка могла быть связана с отслеживанием перемещения наркотиков не только на территории РФ, но и на территории иностранных государств, то признавалась допустимость этого ОРД в названных случаях только в соответствии с законодательством соответствующих государств, РФ, а также действующих законов, соглашений конвенций.

198

Последнее обстоятельство предопределило фиксацию и урегулирование порядка проведения данного ОРМ в Таможенным кодексе РФ, который был принят 18 июня 1993 г. В его гл. 37 контролируемая поставка была признана ключевым элементом ОРД оперативных подразделений таможенных органов. В ст. 227 — 229 Таможенного кодекса РФ было предусмотрено, в частности, следующее:

р) в целях пресечения международного незаконного оборота; нар- котических средств и психотропных веществ и выявления лиц, участ- вующих в таком обороте, таможенные органы Российской Федерации в каждом отдельном случае в соответствии с договоренностями с та- моженными и иными компетентными органами иностранных госу- дарств или на основе международных договоров РФ используют метод контролируемой поставки, т.е. контролируют ввоз в Российскую Фе- дерацию, вывоз из Российской Федерации или транзит через ее тер- риторию наркотических средств и психотропных веществ, включенных в незаконный оборот. Решение об использовании метода контро- лируемой поставки принимается Государственным таможенным ко- митетом РФ. В случае принятия решения об использовании метода контролируемой поставки, если страной назначения наркотических средств и психотропных веществ являете иностранное государств, уго- ловное дело в Российской Федерации не возбуждается, а о принятом решении таможенный орган РФ немедленно уведомляет прокурора в установленном порядке (ст. 22 «Контролируемые поставки наркотиче- ских средств и писихотропных веществ»);

б) метод контролируемой поставки может использоваться в отношении других предметов, являющихся орудием или средством совершения преступления, либо предметов, добытых преступным путем, либо предметов, противоправные деяния с которыми являются контрабандой, применительно к порядку, предусмотренному ст. 22 Кодекса. Решение об использовании метода контролируемой поставки в

199

отношении указанных предметов принимается Государственным та- моженным комитетом РФ с немедленным уведомлением Генерального прокурора Российской Федерации (ст. 228 «Использование метода контролируемой поставки в отношении других предметов»);

в) денежные средства, конфискованные судами Российской Федерации и иностранных государств по делам о преступлениях, при раскрытии и пресечении которых использовался метод контролируемой поставки, а также вырученные от реализации конфискованного при этом имущества, распределяются между государствами, таможенные и иные компетентные органы которых участвовали в использовании указанного метода в соответствии с договоренностью между Государственным таможенным комитетом РФ и компетентными ведомствами иностранных государств (ст. 229 «Распоряжение денежными средствами и имуществом, конфискованными при использовании метода контролируемой поставки»).

Следует отметить, что новый вариант редакции Таможенного кодекса РФ несколько видоизменяет подход к регламентации контролируемой поставки. Здесь ей предполагается посвятить две статьи — 435 и 436. Первая из них, обозначенная как «Особенности проведения контрольной поставки товаров, перемещаемых через таможенную гра- ницу», устанавливает, что:

1) контролируемой поставкой товаров, перемещаемых через тамо- женную границу, является оперативно-разыскное мероприятие, при котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих опера- тивно-разыскную деятельность, допускаются ввоз на таможенную тер- риторию Российской Федерации, вывоз с этой территории либо пере- мещение по ней ввезенных товаров; 2) 3) при перемещении товаров через таможенную границу контро- лируемая поставка осуществляется в целях предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом товаров: 4)

200

3) иные органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, проводят контролируемую поставку товаров по согласованию с таможенными органами. Порядок такого согласования, определяется соглашением между федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела, и другим федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим оперативно- разыскную деятельность; 4) 5) в случае принятия решения о проведении контролируемой поставки товаров, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации, на основании международных договоров Российской Федерации или по договоренности с компетентными органами иностранных государств уголовное дело в Российской Федерации не возбуждается и о принятом решении руководитель органа, осуществляющего контролируемую поставку товаров, незамедлительно уведомляет прокурора в соответствии с законодательством Российской Федерации. 6) Вторая статья, посвященная анализируемому ОРМ, регулирует порядок изъятия или замены товаров, перемещаемых через таможенную границу, при осуществлении контролируемой поставки. В частности, она устанавливает, что при осуществлении контролируемой поставки перемещаемые через таможенную границу товары, свободная реализа- ция которых запрещена либо оборот которых допускается по специаль- ному разрешению в соответствии с законодательством РФ, эти товары могут быть полностью или частично изъяты или заменены в порядке, определяемом Правительством РФ. Товары, представляющие повы- шенную опасность для здоровья людей, окружающей природной среды либо служащие основой для изготовления оружия массового уничтоже- ния, подлежат замене в порядке, установленном Правительством РФ.

В контексте рассматриваемой работы принципиально важно, что законодатель уже к 1993 г. изменил свою позицию относительно дан- ного ОРМ и обеспечил ему легитимность, хотя и не в оперативно-

201

разыскном законе, однако в таком важном документе, как Таможенный кодекс РФ. Поэтому при подготовке новой редакции Федерального закона об ОРД перечень ОРМ был скорректирован и в нем появилось данное ОРМ. На стадии обсуждения в Государственной Думе Федерального Собрания депутаты проявили неоднозначное отношение к включению данного метода в перечень ОРМ, а также к характеру его закрепления в данном законодательном акте. В первом случае предполагалось отказаться от него в силу того, что подобные действия могут искусственно создавать условия совершения преступлений, а это противоречит задачам и принципам ОРД. Во втором — указывалось на целесообразность раскрытия содержания данного ОРМ, а не просто фиксирования его в лаконичной форме.

Первый довод является спорным, поскольку данное ОРМ соответствует международным стандартам, а отказ от его законодательного закрепления в оперативно-разыскном законе ограничивает возможно- сти оперативно-разыскных ведомств в борьбе с наркобизнесом, ору- жейным бизнесом и иными проявлениями организованной преступ- ности.

Второй довод следует признать справедливым, так как подобные ОРМ должны иметь детальную регламентацию, определяющую их сущность, основания и условия осуществления, поскольку их результаты не имеют самостоятельного правового значения с точки зрения уголовного процесса, а подлежат перепроверке следственными действиями. В этом плане упоминания о том, что контролируемая поставка проводится на основании постановления, утверждаемого руководителем органа, осуществляющего ОРД, явно недостаточно.

Тем не менее, к 1995 г. данное ОРМ было зафиксировано и в Фе- деральном законе «Об оперативно-разыскной деятельности». Что же касается комплексных законов, то законодатель меняет свою позицию. Во-первых, в проекте Федерального закона «О борьбе с органи-

202

зованной преступностью» он исключает из соответствующего раздела данное ОРМ. Во-вторых, он признает целесообразным «увязать» рег- ламентацию контролируемой поставки с противодействием незакон- ному обороту наркотичеких средств и психотропных веществ в соот- ветствующем Федеральном законе.

Обратившись к ст. 49 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», можно увидеть, что законодатель:

а) указал на допустимость осуществления контролируемой постав ки для решения таких задач, как предупреждение, выявление, пресе чение и раскрытие преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также установление других обстоятельств (ч. 1 ст. 49);

б) определил содержательную (функциональную) сторону данного ОРМ, указав, что оно представляет собой перемещение в пределах РФ, ввоз (вывоз) или транзит через территорию РФ наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, а также инструмен тов или оборудования, осуществляемых с ведома и под контролем ор ганов — субъектов ОРД (абз. 1 ч. 1 ст. 49);

в) определил, что приемом, оптимизирующим проведение контро лируемой поставки, является безлицензионное использование нарко тических средств и психотропных веществ (ст. 36);

г) указал, что субъектами данного ОРМ являются органы, осуще ствляющие ОРД (ч. 1 ст. 41; ч. 1 ст. 49);

д) подчеркнул, что контролируемая поставка — составной компо нент ОРД, и в интересах противодействия незаконному обороту нар котических средств, психотропных веществ и их прекурсоров она должна использоватсья в комплексе с иными ОРМ, предусмотренны ми законодательством РФ об ОРД (ст. 36; абз. 2, 3 ст. 49).

Как отмечалось ранее, данные ОРМ предусматривают и антинар- котические законы ряда стран СНГ. В Республике Беларусь, напри-

203

мер, контролируемой поставке посвящен пункт «а» ст. 22, регулирую- щей меры противодействия незаконному обороту наркотиков. Как и в РФ, задачей данного ОРМ признается пресечение незаконного оборота рассматриваемой категории средств и веществ, выявление лиц, уча- ствующих в таком обороте и на территории Республики Беларусь, и в международном масштабе. Сущностный аспект данного ОРМ обозна- чен как ввоз или вывоз из данной Республики, транзит через ее тер- риторию, а также перевозка и пересылка наркотических средств, пси- хотропных веществ и их прекурсоров в Республике Беларусь. Условием данного ОРМ признается контроль со стороны таможенных органов, ОВД и госбезопасности, Госкомитета пограничных войск, а в случаях пресечения международного оборота наркотиков в каждом отдельном случае — договоренность с таможенными и иными компетентными органами государств или же наличие соответствующих международных договоров. Особенность регламентации контролируемой поставки в Республике Беларусь и в том, что пункт «а» ст. 22 упомянутого Закона называет в качестве элементов правовой основы данного ОРМ не только законодательные акты Республики Беларусь, но и нормативные правовые акты ее оперативно-разыскных ведомств, где порядок использования метода контролируемой поставки должен быть согласован с Прокуратурой. В Республике Казахстан контролируемой поставке посвящены:

а) ст. 28 «Контролируемая поставка» Закона Республики Казах стан «О наркотических средствах, психотропных веществах, прекур сорах и мерах противодействия их незаконному обороту и злоупо треблению ими»;

б) пункт «м» ч. 1 ст. 8 Закона Республики Казахстан «Об оператив но-разыскной деятельности», согласно которому органы, уполномо ченные осуществлять ОРД в данной Республике, имеют право прово дить оперативный контроль поставок товаров, веществ и иных мате-

204

риальных ценностей, являющихся предметами преступной деятельно- сти и предназначенных к провозу, вывозу или ввозу на территорию страны. Ст. 11 оперативно-разыскного закона этой республики также включает оперативный контроль поставок в перечень ОРМ, оговаривая, что это оперативно-разыскное действие относится к категории общих оперативно-разыскных мероприятий. Если сопоставлять пункт «м» ч. 1 ст. 8 оперативно-разыскного закона Республики Казахстан и ст. 28 законодательного акта, регулирующего в этом государстве анти- наркотическую деятельность, то можно увидеть, что последний право- вой документ:

— уточняет цели контролируемой поставки, указывая, что она предназначена для выявления источников и каналов незаконного обо- рота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, пре- курсоров, а также лиц, принимающих участие в этом; — — оговаривает, что для контролируемой поставки, связанной с от- слеживанием маршрута прохождения наркотиков на территории Рес- публики, требуется национальная законодательная основа, а в случае контроля за их следованиемп вне Республики необходима договорен- ность с соответствующими органами иностранных государств или на- личие международных договоров. То обстоятельство, что ст. 11 опера- тивно-разыскного закона Республики Казахстан относит к оперативно- разыскным мероприятиям общего характера оперативный контроль поставок, означает, что он проводится органами, осуществляющими ОРД, в соответствии с возложенными на них задачами и в пределах их компетенции. — В Кыргызской Республике рассматриваемое ОРМ обозначено в ст. 29 Закона, регулирующего антинаркотическую деятельность, как метод проверочной поставки. Его регламентация ограничивается оп- ределением целей данного ОРМ и необходимостью использования проверочной поставки в случае ввоза, вывоза или транзита через тер-

205

риторию Республики наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров по договоренности с соответствующими органами иност- ранных государств или международных договоров.

Подобным образом контролируемая поставка регламентируется и в ст. 4 Закона Украины «О мерах противодействия незаконному обращению наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров и злоупотреблению ими». Специфика прослеживается только в наиме- новании национальных оперативно-разыскных ведомств и ссылкой на то, что порядок проведения данного ОРМ, имеющийся в нормативных актах этих ведомств, должен быть согласован с Генеральной про- куратурой и Министерством юстиции Украины.

Относительно регламентации рассматриваемого ОРМ в Украине следует отметить, что здесь с 30 июня 1993 г. действует Закон Украины «Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью», где в ч. III ст. 18 таможенные органы обязываются по поручению специальных органов по борьбе с организованной пре- ступностью обеспечивать контролируемые поставки наркотических и психотропных средств.

В Республике Азербайджан рассматриваемое ОРМ обозначено сло- восочетанием «контрольная отправка наркотических средств, психо- тропных веществ, прекурсоров» и зафиксировано в ст. 20, 24 антинар- котического закона этой республики. Содержательный аспект данного ОРМ в названных статьях отличается спецификой, поскольку под ним подразумеватеся перевозка, отправка или изменение места другим пу- тем на территории Азербайджанской Республики незаконных или вы- зывающих подозрение наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. При этом предметом контрольной отправки не могут быть аналоги наркотических средств и психотропных веществ.

Особенность в регламентации данного ОРМ проявляется еще и в том, что готовить и проводить его могут только соответствующие ор-

206

ганы исполнительной власти Республики, обладающие полномочием вести следствие в области борьбы с незаконным оборотом наркотиче- ских средств, психотропных веществ и прекурсоров. При этом решение на проведение контрольной отправки должно быть принято теми органами исполнительной власти, которые обладают данной компе- тенцией с указанием на источник приобретения и количество исполь- зуемых в ходе ОРМ названных средств и веществ.

Если же такое решение принято, то соответствующие органы, под- готовившие эту операцию, должны непосредстенно руководить ею на территории Азербайджанской республики.

По мнению законодателя, в данной Республике ОРМ допустимо только в целях предупреждения, раскрытия совершенного или готовящегося организованными преступными группами преступления в области незаконного оборота наркотиков, своевременного выявления лиц, его совершивших, и привлечения их к ответственности.

Следует отметить, что несмотря на все вышеприведенные особенности, наблюдается определенное сходство в регламентации данного ОРМ. Поскольку все вышеупомянутые республики входят в состав СНГ, то в середине 90-х гг. Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ была предпринята попытка унифицировать правовые аспекты контролируемой поставки, что нашло свое отражение в двух докумен- тах. Прежде всего это рекомендательный законодательный акт «О борьбе с организованной преступностью», где данное ОРМ не только включено в перечень оперативно-разыскных действий и мероприятий, осуществляемых органами, уполномоченными на применение специ- альных мер по борьбе с организованной преступностью, но и имеет определенную обрисовку в ст. 28 упомянутого документа. Так, в ней указывается, что контролируемая поставка — это перемещение под контролем органов, уполномоченных на применение специальных мер по борьбе с организованной преступностью предметов, товаров, ве-

207

ществ и ценностей. При этом ее проведение возможно при наличии данных о готовящихся или совершаемых незаконном обороте нарко- тических средств и психотропных веществ, а равно легализации пре- ступно нажитых доходов, актов террорнизма, незаконном обороте оружия, вывозе (ввозе) на территорию государства особо ценных пред- метов художественного, исторического и археологического достояния, других товаров, предметов, веществ и продукции в целях пресечения таких действий, выявления лиц, их готовящих или совершающих.

Учитывая сложность данного ОРМ в деятельности оперативных подразделений, в частности, ведущих при его помощи борьбу с неза- конным оборотом наркотиков, предлагается в национальном законо- дательстве стран СНГ установить, что:

а) осуществление контролируемой поставки возможно лишь с санкции руковдителя, например, ОВД, т.е. органа, осуществляющего ОРД, либо соответствующего должностного лица органов; уполномо ченных на это;

б) незаконные партии предметов и веществ могут быть перехваче ны и использованы для дальнейшей перевозки с сохранением или изъятием либо полной или частичной их заменой с соблюдением уго ловно-процессуального законодательства;

в) при принятии решений об использовании метода контролируе мой поставки уголовное дело не возбуждается, а о принятом решении немедленно уведомляется прокуратура в установленном порядке. В свою очередь, после решения задач оперативно-разыскной деятельно сти материалы, содержащие основания для применения метода кон тролируемой поставки, а также отражающие содержание проведенно го мероприятия, незамедлительно передаются в прокуратуру;

г) лицо, которое перемещает предметы, товары, вещества и ценно сти под контролем органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае,

208

если фактически совершенное им деяние содержит состав иного пре- ступления.

В свою очередь, иной вариант регламентации контролируемой по- ставки имеется в рекомендательном законодательном акте, посвящен- ном противодействию незаконному обороту наркотиков. Здесь пред- ставляют интерес следующие моменты:

1) контролируемая поставка в борьбе с организованными преступными группами наркодельцов, имеющих межрегиональные и международные связи, требует совместных усилий таможенных и иных оперативно- разыскных ведомств стран СНГ и других государств, что указывает на потребность урегулирования этого вопроса в международных договорах по каждому конкретному случаю; 2) 3) контролируемая поставка допустима и для пресечения незако-ной перевозки, и пересылки наркотиков в пределах территории государства — участника СНГ; 4) 5) контролируемая поставка должна быть обязательно урегулирована национальным таможенным кодексом, оперативно-разыскным законом и нормативными актами государственных-правоохранительных органов. При этом в названных документах должен быть оговорен порядок проведения контролируемой поставки. 6) Такой подход к унификации в законодательном регулировании «контролируемой поставки» представляется оправданным, так как су- ществуют определенные закономерности, отличающие ее от иных ме- тодов, используемых для противодействия незаконному обороту нар- котических средств и психотропных веществ.

Основным моментом в данном случае является то, что контролируемая поставка — это процедура, при которой незаконная или вызывающая подозрение партия наркотических средств или психотропных веществ, обнаруженная правоохранительным органом, допускается к вывозу, провозу или ввозу на территорию одной или нескольких стран

209

с ведома и под наблюдением их компетентных властей с целью выявления лиц, участвующих в совершении правонарушений. Названный метод требует тесного взаимодействия сотрудников и органов по обеспечению соблюдения законов о наркотиках, а также тщательного планирования деятельности и ее точного тактического исполнения со стороны компетентных национальных служб.

Тем не менее, наличие в отечественном оперативно-разыскном за- конодательстве широкого круга норм, посвященных подготовке и проведению контролируемой поставки, еще не означают, что они яв- ляются надлежащей основой правоприменительной практики в сфере противодействия криминальному наркообороту. Так, автор разделяет точку зрения специалистов, указывающих, что широкому внедрению в оперативно-разыскную практику контроливуемой поставки препятст- вуют прежде всего нерешенные вопросы межведомственного, межре- гионального и межгосударственного взаимодействия оперативных подразделений правоохранительных структур. Такие вопросы возни- кают в связи с длительной процедурой улаживания рабочих моментов организации и тактики совместных или согласованных действий как с зарубежными, так и с российскими ОВД, особенно при необходимости срочной реализации оперативно-разыскных данных о нелегальных транзитных перевозках наркотиков, оружия и других предметов (ве- ществ). Кроме того, контролируемая поставка как разведоперация предполагает тщательное отслеживание маршрутов прохождения кон- тролируемых объектов для выявления маскируемых преступлений и причастных к ним лиц. При этом проведение данного мероприятия не вызывает особых затруднений, пока оно не выходит за пределы госу- дарственной или таможенной границы. Поскольку в Законе об ОРД отсутствует детальная регламентация контролируемой поставки, а в Таможенном кодексе РФ ей посвящена целая глава, при взаимодейст- вии с таможенными органами возникают сложности. Это вызывает не-

210

обходимостъ дополнительного законодательного, межведомственного и межгосударственного урегулирования вопросов, связанных с организацией и осуществлением контролируемой поставки1.

Контрольная закупка2. Специфика законодательного закрепления данного ОРМ состоит в том, что оно в абз. 4 п. 19 ст. 12 Закона СССР «О советской милиции» и в п. 25 ч. 1 ст. 11 Закона РСФСР «О милиции» было признано методом, предназначенным для пресечения преступлений в сфере экономики, а также иных правонарушений, влекущих административную ответственность в сфере финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности. Аналогичный подход к данному методу со стороны общесоюзного и российского законодателя свидетельствовал о том, что он имеет скорее всего административно-правовой, нежели оперативно-разыскной характер. Следует подчеркнуть, что общесоюзный законодатель, учитывая вышеприведенную трактовку контрольных закупок, счел целесообразным в п. 5 ч. 1 ст. 12 проекта Закона СССР «Об оперативно- разыскной деятельности органов внутренних дел» указать, что субъекты ОРД могут производить контрольные закупки без объявления об их проведении. Этим как бы подчеркивался оперативно-разыскной характер данного ОРМ. Тем не менее, в Законе РФ «Об оперативно- разыскной деятельности в Российской Федерации» 1992 г. контролируемую закупку законодатель в качестве ОРМ фиксировать не стал. Здесь имела место ситуация, аналогичная той, которая сложилась вокруг законодательного закрепления контролируемой поставки, т.е. проверочную закупку в проекте

1 Горяннов K.K., Вагин О.А., Исиченко А.П. Теория и практика применения органами вну тренних дел закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности: Материалы научно-практической конференции / Под ред. К.К. Горяннова, И.А. Климова. - М.: ВНИИ МВД России, 2002. С. 5-21.

2 Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности»: Комментарий. С. 209— 210; Маршунов H.H. Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности в схемах и табли цах». С 124—125; Основы оперативно-разыскной деятельности. С. 407; Закон об оперативно- ро зыскной деятельности в Российской Федерации: Комментарий. — М.: Юрид. лит., 1994. С. 52.

211

закона «О борьбе с организованной преступностью» попытались от- нести к числу особых ОРМ, используемых в борьбе с организованными преступными группами, сообществами и организациями. Однако при очередной доработке названного законопроекта особым с точки зрения использования в борьбе с организованной преступностью было признано единственное ОРМ в виде создания юридических лиц в интересах решения соответствующих задач ОРД. Что же касается проверочной закупки, то данное ОРМ из числа перечня особых методов ОРД было исключено с учетом той аргументации, что ее детальная регламентация будет отражена в ведомственных нормативных актах.

Однако распространение и возрастание уровня общественной опасности противоправных деяний, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами и их прекурсорами, повлекло за собой «увязывание» данного ОРМ с проблемами борьбы с наркобизнесом. Тем более, что согласно международным стандартам проверочная закупка является эффективным способом получения максимально достоверной информации, свидетельствующей о причастности конкретного лица к сбыту наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, а также инструментов или оборудования, предназначенных для их изготовления. Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» (абз. 2 ч. 1 ст. 49), а также законы, регламентирующие антинаркотическую деятельность в Республике Беларусь (п. «б» ст. 22), в Республике Казахстан (ст. 29), в Республике Кыргызстан (ст. 30), Украине (ст. 5), устанавливают допустимость приобретения с ведома и под контролем органов (подразделений), осуществляющих ОРД, соответствующих средств и веществ. При этом названные законодательные акты стран СНГ отличаются еще и в тем, что в них отмечается необходимость регламентации порядка проведения данного ОРМ в нормативных ак-

212

тах оперативно-разыскных ведомств, подлежащих, как правило, со- гласованию с органами прокуратуры (Республика Беларусь), органами прокуратуры и юстиции (Украина). В практике противодействия незаконному обороту наркотических средств и их прекурсоров кон- тролируемая (оперативная) проверочная закупка сочетается с такими методами, как оперативное внедрение, наблюдение, использование конфидентов. В этом случае она приобретает характер специальной операции и применяется в тех случаях, когда существует вероятность получить данные или доказательства, свидетельствующие о незаконных операциях с наркотиками. Специально подготовленные сотрудники должны приступать к тайным операциям лишь после получения специального разрешения своего начальника. Это гарантирует коор- динированное осуществление операций и обеспечивает безопасность сотрудника.

Последний должен в полной мере понимать цель своего задания и действовать сообразно разработанной для него линии поведения. Такой сотрудник не должен участвовать в открытых оперативно-разыскных мероприятиях, чтобы не ставить под угрозу свою жизнь и здоровье. Арест подозреваемого в ходе секретной операции становится возможным в результате покупки у него наркотиков непосредственно сотрудником оперативного подразделения или конфидентом. Сам же подозреваемый — сбытчик наркотиков — устанавливается за счет наблюдения за местами, где зафиксированы случаи продажи наркоти- ческих средств.

Положительно оценивая фиксацию в отечественном оперативно- разыскном и антинаркотическом законодательстве данного оперативно- разыскного мероприятия, автор тем не менее полагает, что для эф- фективного использования данного метода в сфере криминального наркооборота Требуется совершенствование его правовой основы. Так, по мнению автора, заслуживают внимание предложения тех специали-

213

стов1, которые предлагают заменить в ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности» оперативно-разыскное мероприятие «проверочная за- купка» на — «проверочная сделка». При этом сотрудникам операппа- ратов должно быть предоставлено право не только приобретать запре- щенные предметы, но и реализовывать с целью документирования «приобретения». Важна и оговорка относительно применения в ходе данного ОРМ продажи различных предметов, снаряженных необходи- мыми специальными техническими средствами.

Оперативный эксперимент2. Известно, что ст. 181 УПК РФ предус- матривает такое следственное действие, как оперативный эксперимент, представляющий собой воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события, совершения необходимых опытных действий в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела. С учетом этого возникает вопрос о возможности проведения эксперимента для выявления, предупреждения и пресечения преступлении и установления лиц (сообществ лиц), их совершивших, подготавливающих или совершающих, в том числе в сфере наркобизнеса. При этом для законодательства тех стран, которое разграничивает уголовный и оперативно-разыскной процесс, актуальным является допустимость эксперимента в правовом режиме оперативно-разыскной деятельности. Общесоюзный законодатель в проекте Закона СССР «Об оперативно-разыскной деятельности органов внутренних дел» предлагал обеспечить легитимность только тех- нологическому эксперименту, одновременно планируя установить за- прет на склонение и провоцирование граждан к совершению правона- рушений (п. 5 ч. 1 ст. 12; п. 4 ч. 1 ст. 13). Что же касается российско-

1 Гущин А.В. Вопросы использования результатов проверочной закупки. // Правовые, науч ные и организационно-тактические проблемы ОРД в современных условиях. — М.: МЮИ МВД РФ, 1997. С. 115-117.

2 Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности»: Комментарий. С. 248— 250; Маршунов Н.Н. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности в схемах и табли цах». С. 179.

214

го законодателя, то он не воспринял предложений зафиксировать в Законе РФ «Об оперативно-разыскной деятельности в Российской Федерации» целый ряд разведывательных методов, в том числе и опе- ративный эксперимент.

Однако инициаторы фиксации оперативного эксперимента на за- конодательном уровне не оставили в этом плане своих попыток вклю- чить в перечень ОРМ данный разведывательный метод. В качестве ва- рианта предлагалось признать его особым ОРМ, предназначенным только для борьбы с организованной преступностью, когда иным путем невозможно или затруднительно обеспечить выявление, преду- преждение, пресечение и раскрытие преступлений, совершаемых орга- низованными преступными группами, сообществами, организациями, в том числе связанными с незаконным оборотом наркотиков. Для до- стижения этот цели предлагалось предоставлять право только специа- лизированным органам по борьбе с организованной преступностью — субъектам ОРД создавать условия для добровольного проявления наме- рений лиц, подозреваемых в принадлежности к организованной группе, преступной организации, преступному сообществу, а также для об- наружения возможных объектов их преступных посягательств в целях выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений или снижения их общественной опасности и возможного вреда.

Предполагалось установить следующие правила:

а) оперативный эксперимент проводится на основе мотивированно го постановления органа, осуществляющего оперативно-разыскную де ятельность, утверждаемого прокурором, а в случаях, когда при проведе нии оперативного эксперимента могут быть затронуты конституцион ные права и свободы граждан, — на основании судебного решения;

б) о проведении оперативного эксперимента орган, осуществляю щий оперативно-разыскную деятельность, составляет протокол (ч. II ст. 27, ст. 30).

215

В пользу законодательного закрепления данного ОРМ в косвенной форме свидетельствовало и то обстоятельство, что на постсоветском пространстве 30 декабря 1993 г. был принят Закон Латвийской респуб- лики «Об оперативной деятельности», где данное ОРМ не только име- лось в каталоге оперативно-разыскных мероприятий (п. 7 ч. 1 ст. 6), но и в правовом плане обрисовывалось в автономной статье (ст. 15).

В 1995 г. Государственной Думой Федерального Собрания были приняты Федеральный закон «О борьбе с организованной преступно- стью» и Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности». Первый из них так и не был подписан Президентом РФ, а второй вступил в законную силу. При этом из текста проекта Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» данное ОРМ было исключено, а в Федерального законе «Об оперативно-разыскной деятельности» оно было зафиксировано в лаконичной форме. При об- суждении правовых документов часть депутатов указывала на то, что данная норма противоречит ст. 18 и 55 Конституции РФ, так как в ней фактически идет речь о провокации преступления на государственном уровне. Кроме того, указывалось, что рассматриваемое ОРМ будет на- рушать права граждан, и на нынешнем этапе развития правовой сис- темы его введение преждевременно. Подчеркивалось, что теории и практике борьбы с преступностью такое мероприятие не известно.

Данные утверждения, если исходить из прецедента, имеющегося в зарубежном законодательстве, не вполне соответствуют действитель- ности, так как оперативное мероприятие по созданию возможностей для противозаконных действий является составным компонентом се- кретной операции, которую вправе осуществлять ФБР США согласно Инструкции Генерального атторнея от января 1981 г. В этом документе, прежде всего, разграничиваются такие правовые категории, как провокация правонарушения в виде «ловушки». Так, провокацией правонарушения, или ловушкой, признается склонение или подстре-

216

кательство лица к совершению противозаконных действий, которые он при иных обстоятельствах не был бы склонен совершить (V, п. 1). Секретная же операция может включать приглашение к совершению противозаконных действий или создание возможностей для противо- законных действий.

При составлении плана секретной операции, включающей эти ме- роприятия, руководитель должен убедиться в том, что:

— противоправный характер деятельности будет в разумной степени очевиден потенциальным объектам; — — существуют разумные основания предполагать, что планируемая операция выявит противозаконную деятельность; — — склонение лица к совершению противоправных действий не является неоправданным ввиду характера противозаконной сделки, в которой лицо приглашают участвовать. — Любая секретная операция, предполагающая склонение лица к участию в незаконной деятельности, должна быть в письменном виде санкционирована Директором ФБР после того, как Комитет по Кон- тролю над секретными операциями определит, что:

— существуют разумные основания (базирующиеся на информации, сообщенной осведомителями или полученной иными оперативными методами) предполагать, что объект операции занимался, занимается и, вероятно, будет заниматься противозаконной деятельностью, сходной с той, к которой его планируется склонить; — — оперативные мероприятия по созданию возможностей для про- тивозаконной деятельности спланированы так, что лица, которым предполагается предложить указанные возможности, сами по себе уже склонны к участию и такого рода противозаконной деятельности. — Решение склонить лицо к участию в противозаконной деятельности должно основываться исключительно на соображениях охраны правопорядка. (V, п. 4) При этом не допускается использование дан-

217

ной формы оперативной работы в политико-тактических интересах (для дискредитации политических соперников администрации и т. п.)

Дополнительной гарантией, которая призвана исключить проведение данного метода расследования ФБР, вопреки вышеуказанным предписаниям Инструкции Генерального атторнея США 1981 г., слу- жит уголовная ответственность, специально устанавливаемая законо- дательством этой страны. Например, в Уголовном кодексе штата Нью- Йорке в 40.0544 гл. 40 указывается, что в любом преследовании за по- сягательство, утверждаемое защитой, является то, что обвиняемый осуществил запрещенное поведение в силу того, что его побудил или подстрекал к этому публичный служащий или лицо, действующее сов- местно с публичным служащим, стремящимся добыть доказательства, направленные против него, с целью уголовного преследования и, если способы получения доказательств были такими, что создав значи- тельный риск того, что это посягательство было бы совершено лицом, в противном случае не склонным его совершить. Побуждение или подстрекательство к совершению посягательства означает активное побуждение или подстрекательство. Поведение, которым просто пре- доставляется лицу возможность совершить посягательство, не состав- ляет вовлечения в «ловушку»1.

На основе вышеизложенного автор не может поддержать постановку вопроса о соотношении таких категорий, как «оперативный эксперимент» и «провокация», что влечет как бы невольно за собой «отождествление» этих понятий. Необходимо четкое определение кри- териев (как это сделано, например, в законодательстве США) за счет детальной регламентации данного метода2 ОРД. Автор поддерживает точку зрения специалистов, полагающих, что во избежание ошибок и

1 Вовлечение в «ловушку» (entrapment) // Условное право США: Сборник нормативных актов. — М., 1985.

2 Горянков K.K., Вагин О.А., Исиченко А.П. Указ. соч. С. 10—11.

218

конфликтных ситуаций, вызываемых субъективными оценками следо- вателей, прокуроров, адвокатов, судей, предлагается детально разрабо- тать тактику оперативного эксперимента, законодательно урегулиро- вать вопросы об иммунитете его участников, о порядке выделения и сроках возврата использованных при его проведении средств и иных ценностей, рассмотреть вопрос об упрощении процедуры получения разрешения на проведение оперативных мероприятий в отношении ответственных должностных лиц, в том числе обладающих иммуни- тетом. Оправданной является и необходимость снять законодательное ограничение на проведение оперативного эксперимента только в слу- чаях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия только тяжких (по логике — и особо тяжких) преступлений, а также выявле- ния и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ч. 6 ст. 8 Закона об ОРД). Во-первых, в процессе опе- ративной разработки не всегда возможно предвосхитить квалифика- цию противоправных действий. Во-вторых, такое ограничение снижает эффективность борьбы с другими опасными и распространенными — экономическими, должностными и наркотическими — преступления, например, коммерческим подкупом (ст. 204 УК РФ), получением и дачей взятки (ч. 1 ст. 290 и ч. 2 ст. 291 УК РФ), незаконной выдачей либо подделкой рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств и психотропных веществ (ст. 233 УК РФ).

Следует отметить, что в отличие от российского законодателя, от- казавшегося воспользоваться вышеприведенным опытом законода- тельной регламентации оперативного эксперимента, законодатель в Азербайджанской Республике учел вышеприведенные положения. Об этом свидетельствует ст. 26 антинаркотического закона, которая поз- воляет вовлечь определенное физическое лицо — объект ОРД в неза- конную продажу или куплю наркотических средств, психотропных ве-

219

ществ и их прекурсоров. При этом должны быть соблюдены следующие правила:

а) ОРМ проводится только в целях выявления и привлечения к от ветственности лиц, участвующих в совершении какого-либо одного преступления, предусмотренного законодательством Азербайджанской Республики в связи с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров;

б) ОРМ реализуется должностными лицами соответствующих ор ганов исполнительной власти Азербайджанской Республики или по средством других лиц, осуществляющих эту деятельность по их инст рукции только при наличии достаточно обоснованных сведений о со вершении каким-либо лицом вышеуказанного преступления;

в) ОРМ должно проводиться в порядке, определенном законода тельством Азербайджанской Республики об ОРД. При этом в решении на его проведение должны быть указаны источники приобретения и количество используемых наркотических средств, психотропных ве ществ и прекурсоров;

г) ОРМ, осуществляемое с использованием значительного количе ства наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, допустимо только при наличии достаточно обоснованных и доказа тельных сведений о совершаемом или готовящемся к совершению ор ганизованной преступной структурой преступлении.

В обобщенном виде его описание имеется в ст. 29 Рекомендательного законодательного акта «О борьбе с организованной преступностью». В этой же норме зафиксировано, что оперативный эксперимент — это воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события и совершение необходимых опытных дейст- вий. Данный правовой документ также определяет, что оперативный эксперимент возможен при наличии данных о готовящихся или совер- шаемых незаконных оборотах наркотических средств и психотропных

220

веществ, а равно легализации преступно нажитых доходов, актов тер- роризма, незаконном обороте оружия, незаконном вывозе и ввозе на территорию государства особо ценных предметов художественного, исторического и археологического достояния, других товаров, предме- тов, веществ и продукции в целях пресечения таких действий, выяс- нения лиц, их готовящих или совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных про- тивоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности объектов ОРМ.

Рассматриваемый рекомендательный акт предлагает в национальном законодательстве закрепить право решать вопрос о проведении оперативного эксперимента в каждом отдельном случае только руко- водителю органа, уполномоченного на применение специальных мер по борьбе с организованной преступностью, а сам эксперимент осу- ществлять с санкции прокурора. Кроме того, после решения задач оперативного эксперимента материалы, содержащие основания для его проведения, а также отражающие содержание проведенного меро- приятия, должны незамедлительно передаваться прокурору.

Все эти положения Рекомендательного законодательного акта представляются автору оправданными. Тем не менее представляется, что и ранее высказанные предложения по совершенствованию правовой основы оперативного эксперимента могут быть учтены при его регламентации в данном модельном документе.

Оперативное внедрение. Данный разведывательный метод ОРД за- конодательно был обеспечен в п. 12 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности», однако только в фиксационный форме. По своей сути это означает, что регламентация данного ОРМ имеет декларативный характер. Достаточно сказать, что в Законе ФРГ «О борьбе с незаконным оборотом наркотиков и другими формами проявления организованной преступности» данная разведывательная опера-

221

ция основывается на развернутой правовой регламентации, устанавли- вающей основания применения данного метода, статус полицейских, работающих под легендой, процедурные моменты данного ОРМ, статус добываемой таким способом информации и правовые последствия ее использования. Более того, законодательство США, в частности, Инструкции Генерального атторнея, регламентирующие ОРД в области противодействия оргпреступности, в том числе наркобизнесу, уста- навливают допустимость не только применения оперативного внедре- ния, но и наделяют работающих под легендой секретных агентов ФБР дискреционными полномочениями. В данном случае имеется в виду не только имитация противоправного поведения, но и совершение противоправных деяний в условиях крайней необходимости и опера- тивного риска. Важным является то, что Генеральный атторней США четко регламентирует все процедурные особенности данной разведы- вательной операции.

Детальный анализ правового регламентирования организации и тактики данного оперативно-разыскного мероприятия выходит за пределы предмета диссертационного исследования. Автор считает необходимым только подчеркнуть, что применения этого метода в сфере противодействия наркопреступности отличается сложностями из-за того, что данный преступной деятельностью занимаются организован- ные преступные группы, отличающиеся устойчивостью и активной са- мозащитой от разоблачения из-за однородности по национальному составу, земляческих, родственных и иных связей.

Постоянное повышение уровня профессионализма членов этих организованных преступных групп, что позволяет совершать ими нар- копреступления в значительных размерах и объемах, получая сверх- прибыли. Так, применяются отработанные и апробированные на практике приемы сокрытия преступной деятельности за счет эффек- тивных методов сбыта: использование цепочек посредников, сбыт

222

проверенным и знакомым лицам, при этом применение для передачи наркотиков после их оплаты тайников. При контактном сбыте при- влечение в качестве сбытчиков детей, возраст которых исключает их привлечение к уголовной ответственности, а также продажа наркотиков в помещениях, оснащение которых средствами охраны и иной защиты исключает задержание сбытчиков с поличным и проведение дальнейших следственных действий по разоблачению.

Поэтому автор считает, что состояние правового регулирования оперативного внедрения не позволяет эффективно использовать эту разведывательную операцию при оперативной разработке ОПГ, зани- мающихся изготовлением и сбытом наркотических средств и психо- тропных веществ. Как справедливо отмечают специалисты1, при выяв- лении каналов поступления наркотиков, мест их хранения, установле- ния лидеров и активных участников ОПГ, обеспечения их задержания с поличным и изъятия наркотических средств, внедренного оперативного работника или конфидента, как правило, провоцируют на уголовно наказуемые действия, которые должны быть совершены в присутствии представителей криминальной группы. Придерживаясь рамок легендированного поведения и отказываясь от участия в преступной деятельности, субъект внедрения тем самым теряет довере членов ОПГ, вызывает у них подозрение. Внедрение оказывается кратковременным, а реализация разработки в лучшем случае завершается проведением проверочной закупки. В свою очередь, если обеспечить правовую регламентацию рассматриваемого ОРМ, исходя из прецедента, имеющегося в Инструкциях Генерального атторнея США, то вполне возможно повышение эффективности его применения в механизме противодействия НОН. Однако временно требуется надлежащий кон- троль за данным оперативно-разыскным мероприятием, сочетающийся с мерами социальной защиты, характерных для использования

1 Горянков К.К., Вагин О.А., Исиченко А.П. Указ. соч. с.

223

офицеров особого назначения в профессиональной криминальной среде.

Данная проблема носит комплексный характер и предполагает развитие такого правового института оперативно-разыскного законодательства, как офицеры особого назначения (штатные негласные сотрудники). В современных условиях доминирует организационный аспект, предполагающий организационно-штатное обеспечение, отчасти их подготовку. Правовая же составляющая данного института требует своего совершенствования1. Автор не разделяет позицию специалистов2, указывающих на то, что использование документов оперативного прикрытия уже является основным условием, позволяющим освободить офицера особого назначения от уголовной ответственности или наказания, если он вынужденно причинил вред правоохраняемым интересам. Сомнительным также является и утверждение о том, что офицеры особого назначения должны признаваться виновными в силу превышения ими пределов правомерности действий и в последствии об их помиловании должны ходатайствовать оперативные подразделения2. Такой подход заранее обрекает штатных негласных сотрудников на уголовное преследование, т. к. криминальная среда изначально проверяет находящихся в ней лиц за счет приобщения их к преступной деятельности. Поэтому автор поддерживает точку зрения тех юристов, которые считают, что именно на законодательном уровне должны быть определены пределы дискреционных полномочий офицера особого назначения3. На этот счет, как полагает автор, должны быть, во-первых, нормы в ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» относительно использования офицеров особого назначения в области борьбы с криминальным наркооборотом. Во-вторых, соответствующие положения в УК РФ и УПК РФ.

1 Основы оперативно-розыскной деятельности. С. 297—313; 375—378.

2 Оперативно-розыскная деятельность. Указ. соч. С. 361—364.

3 Основы оперативно-розыскной деятельности. С. 376—378.

224

Сбор информации с опорой на содействие конфидентов, действующих в среде лиц, занимающихся наркобизнесом. Руководством ООН по под- готовке кадров в области обеспечения соблюдения законов о наркоти- ках уделяет данному вопросу достаточно внимания. В этом документе называются виды осведомителей, которые подлежат использованию для пресечения наркопреступлений, определяются требования, предъ- являемые к этой категории конфидентов, анализируются факторы, позволяющие в определенных рамках их использовать в среде нарко- дельцов и др. Следует отметить, что зарубежные полицейские законы, и на постсоветском пространстве оперативно-разыскное законода- тельство стран СНГ и Балтии, специальные законы, определяющие в этих странах статус милиции (полиции) и спецслужб, уделяют данному вопросу достаточное внимание1. Анализируются эти проблемы и в специальной литературе2.

Не вдаваясь в детали данной проблемы, которая выходит за пределы предмета диссертационного исследования, автор считает необходимым указать на проблемы, имеющиеся в оперативно-разыскном за- конодательстве, и препятствующие эффективному применению метода в противодействии НОН. Прежде всего подлежит совершенствованию и развитию институт деятельного раскаяния, о чем автор упоминал в соответствующем параграфе данной славы, посвященном институту уголовной ответственности за противоправные деяния с наркоти- ческими средствами. Автор разделяет точку зрения специалистов3, по- лагающих, что деятельное раскаяние в свете анализируемой проблемы

1 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С. 494— 534.

2 Основы оперативно-розыскной деятельности. Указ. соч. С. 237—297; 378—381; Оперативно- розыскная деятельность. Указ. соч. С. 240—248.

3 Савкин А.В. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответствен ности лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами на конфиденциальный основе // Проблемы теории и практики ОРД. С. 88—93; Егорова H. Два закона — подход разный // Закон ность. 1997. № 9. С 36—39; Магомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Омск, 1999. С. 10.

225

должно опираться на развернутую систему правовых норм, что воз- можно за счет корректировки ст. 75 УК РФ, а также примечаний к ст. 210, 228 УК РФ и дополнения УПК РФ нормой, устанавливающей процессуальные правила прекращения уголовного дела в связи с дея- тельным раскаянием лица, сотрудничающего с правоохранительными органами на конфиденциальной основе.

Актуальной является и проблема легализации сведений, которые добывает конфидент и которые подлежат использованию в рамках до- судебного производства по уголовному делу. В частности, речь идет о привилегии осведомителя на сохранение в тайне сведений о его лич- ности с одновременным предоставлением возможности офицерам по- лиции давать показания в суде со слов конфидентов. Одновременно устанавливается «иммунитет» свидетеля, гарантирующий освобождение его от уголовного преследования на основе собственных показаний. Наряду с этим действуют и специальные программы безопасности свидетелей.

Отечественный законодатель при подготовке УПК РФ 2001 года отверг все эти идеи, установив в ст. 89 запрет на использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам указанным кодексом. Это означает, что при отказе должностных лиц оперативных аппаратов сообщить источник опера- тивно-разыскных сведений следователю, прокурору или суду неизбежно возникает проблемная ситуация. В комментариях к УПК РФ по этому поводу отмечается, что окончательное разрешение вопроса о признании указанных лиц свидетелями остается за судом1. По мнению автора, более предпочтительной была бы регламентация этого вопроса на уровне закона.

Подводя итог сказанному, автор полагает необходимым отметить следующее.

1 Комментарий к УПК РФ. — М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 216—217.

226

  1. Правовая реформа, повлекшая за собой обновление уголовно- процессуального и формирование оперативно-разыскного законода- тельства, обеспечила правовую основу для непосредственной работы следователей и сотрудников оперативных подразделений, уполномо- ченных в силу своего должностного положения противодействовать криминальному наркообороту. Принципиально важным моментом стало предоставление следователям права на использование такого разведывательного метода как контроль и запись переговоров, а со- трудникам оперативных подразделений — широкого спектра методов, используемых согласно международным стандартам в сфере противо- действия криминальному наркообороту. Все это требует разработки теоретических основ их применения в рамках оперативно-разыскного процесса и досудебного производства по уголовным делам, возбужден- ным по фактам наркопреступлений.
  2. Регламентация соответствующего круга следственных действий в УПК РФ, а оперативно-разыскных мероприятий в ФЗ «Об оперативно- разыскной деятельности» и в ведомственных нормативных актах по организации и тактике ОРД делает оправданным частную концепцию УПК РФ 2001 года о предоставлении органу дознания, то есть по сути оперативным подразделениям правоохранительных органов и спецслужб, в числе которых и органы ГКН РФ, права возбуждать уголовные дела и проводить неотложные следственные действия (ст. 157 УПК РФ). При этом, по мнению автора, исключительно важное значение имеет отнесение к числу неотложных следственных действий тех, которые необходимы для обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и закрепления. Однако данные положения уго- ловно-процессуального законодательства должны обеспечиваться ор- ганизационными мерами по формировании в структуре операппара-тов органов ГКН РФ и операппаратов ОРБ по противодействию НОН

227

СКМ МВД России специализированных организационных звеньев дознания.

  1. Оценивая положительно законодательную регламентацию опе- ративно-разыскных мероприятий, которые, исходя из сложившейся оперативной обстановки, необходимы для функционирования меха- низма противодействия криминальному наркообороту, автор считает, что подлежат восполнению пробелы в их законодательном регулиро- вании, устранение несогласованностеи по данному вопросу между нормами ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности» и ФЗ «О нар- котических средствах и психотропных веществах». Было бы оправдан- ным взамен ст. 49 российского антинаркотического закона смодели- ровать в структуре данного документа раздел, посвященный оперативно- разыскной деятельности по противодействию НОН. Возможен и соответствующий раздел в предлагаемом автором проекте ФЗ «Об ор- ганизационно-правовых основах противодействия НОН».
  2. При регламентации оперативно-разыскных мероприятий, значимых для противодействия криминальному наркооборот, требуется порой корректировка и норм оперативно-разыскного и уголовного законодательства. Это касается таких институтов уголовного права, как крайняя необходимость, оперативный риск, деятельные раскаяние и др. Наличие таких пробелов снижает эффективность ряда ОРМ — разведывательных операций, а порой делает их практически невозможными, исходя из противодействия лиц, занимающихся нар- кобизнесом.
  3. Автор не разделяет точку зрения тех юристов1, которые предла гают отказаться от изложения на законодательном уровне полномас штабного перечня оперативно-разыскных мероприятий, ограничив шись указанием на наиболее сложные и ответственные мероприятия, максимально вторгающиеся в честную жизнь граждан. Такой подход

1 Горянков К.К., Вагин О.А., Исиченко А.П. Указ. соч. С. 6—7.

228

дискредитирует начавшийся в 1992 году процесс формирования опера- тивно-разыскного законодательства, поскольку снова уводит регламен- тацию ОРД на подзаконный уровень, позволяя в результате говорить о противозаконности ОРД. Этим стимулируется возобновление дискус- сии, которая проходила в конце 80 — начале 90-х годов XX века по по- воду легитимности ОРД как вида правоохранительной деятельности.

§2. Проблемы правового обеспечения комплексного использования

уголовно-процессуальных мер и оперативно-розыскных мероприятий в

механизме противодействия криминальному обороту наркотических

средств и психотропных веществ

Необходимость эффективного противодействия криминальному наркообороту и иным формам организованной преступности побуждает ученых и практиков принимать попытки поиска правовой основы соответствующей работы следователей и сотрудников оперативных подразделений.

В отечественных условиях начала 90-х годов XX века была начата правовая реформа, характерным аспектом которой стало формирование оперативно-разыскного законодательства. Специфика этого процесса заключалась в том, что ст. 18 УПК РСФСР стала утрачивать свое правовое значение, поскольку проведение оперативно-разыскных ме- роприятий получило регламентацию в специальном оперативно- разыскном законе. В итоге ситуация, связанная с законодательным за- креплением оперативно-разыскной деятельности, начала кардинально меняться во второй половине 80-х гг., когда было принято решение о необходимости проведения судебно-правовой реформы и приведения в соответствие с международно-правовыми нормами законодательства, направленного на борьбу с уголовной преступностью. Так, 6 марта 1991 года, Верховным Советом СССР был принят Закон СССР «О

229

советской милиции», который в п. 16 ч. 1 ст. 12 предоставлял милиции право осуществлять гласные и негласные оперативно-разыскные мероприятия, в том числе с использованием технических средств, в целях предупреждения, обнаружения, пресечения и раскрытия пре- ступлений с последующим использованием полученных данных в слу- чаях и в порядке, предусмотренных законом. Здесь имелся в виду как УПК РСФСР, УПК союзных республик, так и подготовленный к при- нятию Верховным Советом СССР проект Закона СССР «Об оперативно- разыскной деятельности органов внутренних дел». В тот период на общесоюзном уровне 16 мая 1991 г был принят закон СССР «Об органах государственной безопасности в СССР», который в числе основных направлений деятельности органов безопасности называл предупреж- дение, выявление и пресечение ряда преступлений, а также борьбу с организованной преступностью, затрагивающей интересы госбезопас- ности. С учетом этого он предоставлял данной службе возможность ис- пользовать помощь граждан с их согласия на гласной и негласной ос- нове осуществлять гласные и негласные оперативно-разыскные меро- приятия, в том числе с использованием технических средств.

Рассматриваемые мероприятия могли проводиться и в порядке взаимодействия с органами внутренних дел для предупреждения, пре- сечения и раскрытия преступлений. Следует также упомянуть о том, что принятый 18 апреля 1991 г Закон СССР «О милиции», делегировал ей полномочия осуществлять в соответствии с законодательством оперативно-разыскные меры. Примечательно здесь то, что в абз. 1 п. 4 Постановления Верховного Совета РСФСР о порядке введения в дей- ствие данного законодательного акта предполагалась разработка про- екта Закона РСФСР «Об оперативно-разыскной деятельности». Соци- ально-политическая обстановка сложилась в начале 90-х гг. так, что в отличие от общесоюзного оперативно-разыскного закона российский законодательный акт, регулирующий ОРД, состоялся.

230

В настоящее время известны две его редакции — 1992 и 1995 гг. Данный правовой документ важен для борьбы с тайными маскируемыми преступлениями, в том числе и имеющими правовую форму наркобизнеса, поскольку он: во-первых, четко определяет круг задач, для разрешения которых может осуществляться оперативно-разыскная деятельность; во-вторых, данный правовой документ предусматривает в ст. 6, 14, 17, 18 конкретный перечень оперативно-разыскных меро- приятий, применение которых допустимо для разрешения этих кри- минальных проблем; в-третьих, Федеральный закон «Об оперативно- разыскной деятельности» устанавливает в ст. 7 —10 основания и условия проведения оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ), что сближает (хотя и не отождествляет) оперативно-разыскную информацию и доказательства, получаемые в ходе следственных действий; в- четвертых, этот закон устанавливает направление использования ре- зультатов ОРД, признавая их допустимость в качестве повода и осно- вания для возбуждения уголовного дела; в-пятых, содержит предпо- сылки для становления и развития оперативно-процессуального зако- нодательства по типу проактивного расследования, применяемого для выявления, раскрытия и расследования профессиональной, в том числе организованной преступной деятельности, среди которой ведущее место принадлежит наркобизнесу.

Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности» — многосубъектный законодательный акт, адресованный определенному кругу правоохранительных органов, обладающих возможностями, применять меры принуждения для обеспечения различных аспектов национальной безопасности. В правовом плане это повлекло за собой следующие тенденции.

Во-первых, имеет место фиксация оперативно-разыскных норм в законодательных актах, устанавливающих нормативно-правовой статус оперативно-разыскных ведомств. Наиболее ярким примером в этом

231

плане является Федеральный закон «Об органах ФСБ в Российской Фе- дерации», который дифференцирует различные виды оперативной дея- тельности данной спецслужбы в виде контрразведки, разведки, ОРД, а также детализирует ряд положений оперативно-разыскного закона с учетом специфики функционирования данного федерального органа.

Во-вторых, были закреплены отдельные положения, посвященные оперативно-разыскной деятельности, в некоторых кодексах. Принятие Закон «Об оперативно-разыскной деятельности» не повлекло за собой исключение из УПК РСФСР ст. 118, в фиксационной форме регла- ментирующей ОРД. Более того, по аналогии подобные нормы появились в уголовно-исполнительном и налоговых кодексах.

В теории ОРД стала формулироваться новая частная теория, пред- ставители которой1 стали последовательно проводить линию на авто- номизацию оперативно-разыскного процесса и обоснование его роли в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений, практически тождественной досудебному производству по уголовным делам, регла- ментируемому уголовно-процессуальным законодательством.

Данная тенденция проявлялась в том, что в сферу законодательного регулирования ОРД стала привноситься терминология уголовного процесса, а вся система оперативно-разыскных норм признавалась как бы ущербной и требующей кодификационной переработки. Исходя из этого, стали вноситься предложения о разработке уголовно-разыскного кодекса РФ, кодекса РФ о специальных службах России2, об оперативно-процессуальном кодексе3.

Вместе с тем, обратившись к этим документам, можно увидеть, что их авторы с максимальной (А.Ю. Шумилов) или умеренной (К.В.Сур-

1 Шумилов А.Ю. Проблемы законодательного регулирования ОРД в России: Монография- М.; 1997 С.142—171; Сучков К.В. Опыт законодательного регулирования ОРД в РФ,Моногра фия. - СПб., 1998. С. 7-14

2 Шумилов А.Ю. Указ. соч. С.202—225.

3 Сурков К.В Указ. соч. С. 121.

232

ков) детализацией стремились вывести регламентацию ОРД из сферы закрытых, с ограничительными грифами документов в область открытого правового регулирования. Вне их поля зрения осталась проблема правового обеспечения взаимосвязи между оперативно-разыскными мероприятиями и следственными действиями в рамках совместной ра- боты следователей и сотрудников оперативных подразделений в инте- ресах выявления, раскрытия и расследования наиболее опасных пре- ступлений, в том числе связанных с наркотическими средствами. Так, проект уголовно-разыскного кодекса представлял собой попытку смо- делировать документ по своему правовому значению практически рав- нозначный уголовно-процессуальному кодексу, вплоть до регулирования доказывания и доказательств в уголовно-разыскном процессе. И только в четырех из 299 проектируемых статей предпринималась попытка обозначить вопросы уголовно-разыскного обеспечения уголовного судопроизводства. С учетом этого все же можно признать попытку создать в данном документе некую разновидность основного произ- водства, предназначенного для борьбы с особо тяжкими, тяжкими или иными преступлениями. В их числе в особенной части анализируемого документа (ст. 199—203) назывались и наркопреступления.

В отличие от вышесказанных более реалистичной, по мнению автора, была попытка создать модель особого производства., осуществляемого по фактам преступлений, совершаемых в форме соучастия, в том числе по делам об организованной преступности, к числу которой, как известно, относится и криминальной предпринимательство, связанное с незаконным оборотом наркотических средств. Идея дифференциации форм уголовного судопроизводства, обусловленная интересами борьбы с организованной и другими наиболее опасными видами преступности, воплощались в проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью». Сущность этой концепции заключается в следующем:

233

а) в дополнение к нормам УПК РФ предусматривается система уголовно-процессуальных норм автономной главы вышеуказанного законодательства. Таким образом, предлагался вариант параллельной и взаимодополняющей регламентации производства по делам об орга низованной преступности;

б) устанавливался особый порядок проверки заявлений или сооб щений о преступлениях, совершенных организованными преступны ми группами: указание на субъекты уголовно-процессуальной деятель ности, обладающие соответствующими полномочиями; порядок взаи модействия с иными органами дознания, следователями, прокурора ми; сроки проверки и возможность осуществления в ее рамках след ственных действий, контрольно-проверочных мероприятий, а также реализации субъектами указанной деятельности иных представленных им полномочий;

в) особенности дознания по делам о преступлениях, предусмот ренных ст.210 УК РФ: порядок возбуждений уголовного дела, произ водство следственных действий, мер пресечения, сроки дознания, по рядок передачи уголовного дела по подследственности;

г) особенности производства предварительного следствия: сроки; процедурные моменты; сроки содержания обвиняемых под стражей; статус доказательств по уголовным делам по организованной преступ ности; специфика предоставления сведений о свидетелях, потерпев ших, специалистах, об экспертах и понятых;

д) особенности предоставления результатов ОРД.

Данная концепция подвергалась критике по формальным и содер- жательным признакам. В первом случае отмечалось, что все уголовно- процессуальные нормы должны быть предоставлены в Уголовно-про- цессуальном кодексе, так как именно этот и никакой другой правовой документ должен предусматривать на территории РФ порядок уголов- ного судопроизводства. Следует отметить, что Федеральный закон

234

«О борьбе с организованной преступностью» и новый УПК РФ разра- батывались одновременно, однако соответствующие рабочие группы находились на диаметрально противоположных позициях, что не поз- волило выработать им единый подход к дифференциации форм уго- ловного судопроизводства применительно к организованной и другим опасным видам преступности. Решающим аргументом, который повлек за собой отказ от включений в национальную правовую систему ФЗ «О борьбе с организованной преступностью», был довод о том, что он включал в себя параллельный УПК. Содержательный момент в критическом подходе к данному проекту заключался в том, что он предусматривал систему правил, вступавших в противоречие с нормами уголовно-процессуального закона.

Так, согласно ст. 112 и 115 УПК РСФСР орган дознания или следователь при наличии к тому повода и оснований были обязаны возбудить уголовное дело и приступить к расследованию. Статья же 35 анализируемого законопроекта предписывала этим органам и должно- стным лицам при обнаружении признаков преступления, подпадающего под его действие, не возбуждая уголовного дела, передавать материалы проверки специализированным подразделениям по борьбе с организованной преступностью.

Статьей 109 УПК РСФСР отводился на проверку сообщения о любом преступлении срок не более трех суток, а в исключительных случаях — не более десяти суток. В данном же законопроекте п. 3 ст. 37 эти строки были соответственно увеличены до 15 и 30 суток. УПК РСФСР запрещал производство каких-либо следственных действий до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 109). Исключение было сделано для осмотра места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства (ст. 178). В рассматриваемом законопроекте было предусмотрено производство без возбуждения дел любых осмотров, в том числе зданий и помещений предприятий, учреждений, организаций независи-

235

мо от форм собственности, и, кроме того, выемку любых предметов и документов, освидетельствование человека и т.д. (Ст. 35). Реализация таких полномочия могла привести к произвольным нарушениям прав и гражданина на личную неприкосновенность, на неприкосновенность жилища, частной жизни и права частной собственности.

По УПК РСФСР при выемке, обыске, наложении ареста на имущество, осмотре, освидетельствовании, следственном эксперименте, получении образцов для сравнительного исследования обязательно присутствуют понятые (ст. 169, 179, 181, 183, 186). Это — одна из гарантий от злоупотреблений и ошибок.

В анализируемом же законопроекте (ст. 38) предлагалось производить указанные следственные действия без понятых, заменив их участием прокурора, либо его заместителя, помощника или видеозаписью. Также предлагалась значительная ревизия системы доказательств в уголовном процессе. Так, в числе источников доказательств УПК РСФСР указывал в первую очередь на показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, под которыми понимались сообщения указанных лиц на допросе (ч. 2 ст. 69, ст. 74 — 77). Рассматриваемый законопроект корректировал это правило, трактуя доказательства как «фактические данные, содержащиеся в письменных объяснениях и показаниях потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого» (ч.1 ст. 40), то есть приоритетное значение придавалось не порядку получения показания — допросу как гарантии прав личности допрашиваемого, а письменной форме объяснений (которые могут быть получены и вне допроса ) и показаний. Здесь наблюдалась тенденция к вытеснению устности письменностью, а это один из атрибутов инквизиционного процесса.

В анализируемом законопроекте прослеживалось стремление обеспечить стабильность доказательственной базы в ходе судебного разби- рательства. Однако проблемным оказалось предлагаемое решение: от-

236

несение к доказательствам сведений, содержащихся в документах, «фиксирующих результаты оперативно-разыскных мероприятий» (ч. 1 ст. 40). Эта же идея проводилась в ч. 3 ст. 40, где предлагалось при- знавать доказательствами «данные оперативно-разыскной деятельнос- ти» Согласно ст. 42 предоставление этих данных оговорилось услови- ями, затруднявшими возможность их объективной проверки.

Кроме того, руководителю оперативно-разыскной службы предлагалось предоставить право, если он сочтет необходимым, сохранять в тайне «непосредственный источник информации», давать соответствующие показания, а следователю и суду — ограничиваться заверением того же руководителя о «подлинности» его сообщений. Кроме того, если прокурор или суд принимали решение о необходимости допроса «непосредственного источника», то эта процедура обусловливалась его согласием, ходатайством органа, осуществляющего ОРД, сохранением анонимности, сокрытием внешности и голоса допрашиваемого (ч. 5 ст. 42).

Оценивая сказанное, необходимо отметить, что данный законопроект олицетворял собой попытку представить на суд законодателя особую форму уголовного судопроизводства в интересах борьбы с ор- ганизованной и другими наиболее опасными формами преступности. В результате чего из общего порядка, который устанавливал уголовно- процессуальный закон, производились изъятия Федеральным законом «О борьбе с организованной преступностью». Однако законодатель не оценил положительно предлагаемые новации, выработанные с опорой на зарубежный опыт борьбы с организованной преступностью.

Концепция такого особого производства, как и иных, в частности, уголовно-правовых, административно-правовых мер по борьбе с про- явлениями организованной преступности, в том числе с наркобизнесом, абсолютизировала зарубежный опыт, например, имеющийся в США. В этой стране имеет место прецедент придания конкретным

237

правоохранительным органам особого статуса, установление для них специальной федеральной юрисдикции, то есть реализуется комплекс правовых мер, когда, с одной стороны, ужесточается наказание за ор- ганизованную преступную деятельность, а с другой стороны, создаются условия для облегчения соответствующих расследований. В США эти меры предусматривает закон «О контроле над организованной пре- ступностью» 1970 года, а также Инструкция Генерального атторнея.

Следует отметить, что страны, столкнувшиеся в проблемой проти- водействия наркопреступности и иным видам организованной пре- ступности, предпочитают идти по пути модернизации своего уголовно- процессуального законодательства, в том числе путем как принятия специальных комплексных межотраслевых законов, так и внесения соответствующих поправок в кодифицированное уголовно-про- цессуальное законодательство. Не стала в этом плане исключением и Россия. По типу Инструкции Генерального атторнея США был подго- товлен Федеральный закон «Об оперативно-разыскной деятельности», и с тем только отличием, что в нем все внимание отечественного за- конодателя было сконцентрировано на оперативно-разыскных мерах, а вопросы взаимосвязи между этими мероприятиями и уголовно-про- цессуальными мерами остались без надлежащего правового обеспечения. Вместе с тем и в Федеральном законе «Об ОРД» и в проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» все же прослеживается попытка смоделировать особое производство, обеспечивающее выявление, раскрытие и расследование наиболее опасных проявления преступности, в том числе и наркобизнеса. Нельзя не отметить, что в отечественном антинаркотическом законе подобного рода тенденция прослеживается очень слабо, поскольку в нем имеются только декларативные нормы, дублирующие иные законодательные акты, в том числе ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности», хотя подготовка такого закона, несомненно, создавала благопри-

238

ятные условия для включения в его структуру блока норм, повышающих эффективность деятельности правоохранительных органов и спецслужб с области противодействия криминальному наркообороту. Анализируя все эти концепции, направленные на создание особого производства, сочетающего следственное действие и оперативно-разыскные мероприятия, автор обратил внимание на то, что при их моделировании предпочтение отдается специальным законам, которые должны действовать наряду с УПК РФ. Само же значение УПК РФ при решении данной проблемы как бы отводится на второй план. Однако, обратившись к УПК РФ, можно увидеть, что это кодекс как в прежней редакции, так и в своем обновленном виде, регламентирует особый порядок уголовного судопроизводства. Это имеет место как в непосредственной, так и в косвенной форме. Так, УПК РСФСР не- посредственно регламентировал особый порядок производства по делам несовершеннолетних (глава 32); по применению принудительных мер медицинского характера (глава 33). Если обратиться к части четвертой УПК РФ, то можно увидеть, что этот правовой документ устанавливает особый порядок уголовного судопроизводства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (глава 50); о применении принудительных мер медицинского характера (глава 51), а также по делам в отношении:

1) члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного органа государственной власти субъекта РФ, депутата члена выборного органа местного самоуправления, выборного лица органам местного самоуправления; 2) 3) судьи Конституционного суда РФ, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ; 4) 5) председателя Счетной Палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной Палаты РФ; 6)

239

4) уполномоченного по правам человека в РФ; 5) 6) президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кадидата в президенты РФ; 7) 8) прокурора; 9) 10) следователя; 11) 12) адвоката 13) В косвенной форме уголовно-процессуальное законодательство предусматривало особый порядок производства по фактам тех пре- ступлений, по которым обязательно предварительное следствие, коих признаки устанавливаются органами дознания, в структуре которых традиционно функционируют другие подразделения. В УПК РСФСР подобное особое производство регламентировали ст. 118—119, а в УПК РФ 2001 г. — ст. 157. Эти нормы являлись базовыми. Они притягивали к себе и иные положения уголовно-процессуального и оперативно- разыскного законодательства, создавая условия для формирования межотраслевого правового института.

Таким образом, дифференцированный подход к формам уголовного судопроизводства возможен. Иной вопрос в том, что категории уго- ловных дел или лиц, в отношении которых возможно производство по уголовным делам, отличающееся существенными особенностями, пре- дусматривает законодатель. Он может воспринять или же проявить не- гативное отношение к отдельным аспектам концепции дифференциации форм уголовного судопроизводства. Рассматривая вопрос о диф- ференциации форм досудебного производства в зависимости, в част- ности, от характера совершаемого преступления, необходимо указать, что имеются сторонники и противники подобной концепции. К числу первых относятся представители НИИ Генеральной прокуратуры РФ, разработавшие проект основ государственной политики борьбы с преступностью в России. Другие ученые подвергли критике данный правовой документ, в том числе касаемо попыток создать параллель-

240

ный УПК для отдельных категорий лиц, что прослеживается на примере ряда норм федеральных законов, посвященных статусу судей, депутатов, иных категорий граждан. Поиск особого подхода к досудебным формам производства, таким образом, не имеет однозначной оценки, в том числе и в контексте его закрепления касаемо определенного круга лиц

Автор разделяет точку зрения тех специалистов, которые считают, что вполне возможно существование блока норм, которые регламен- тировали бы особый порядок производства по уголовным делам, ха- рактер которых свидетельствует об их особой общественной опасности, в том числе совершаемых в форме изготовления, сбыта наркотиков, нарушение правил их оборота1.

Вместе с тем возникает вопрос о том, что из себя должно представлять такое особое производство, каковы его структурные компоненты, что в итоге предопределяет и концепцию его правового регулирования. Если вести речь о процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений, то он предполагает осуществление поиска информации, которая указывала бы на признаки тайного маскируемого преступления, что характерно для наркобизнеса и иных проявлений организованной преступности. Специалисты, исследующие этот вопрос, выделяют в системе оперативно-разыскного процесса стадию оперативно- аналитического поиска в сфере и инфраструктуре преступности2. Далее выделяют этап оперативной проверки полученной информации, результаты которой могут обусловливать процессуальное решение в виде возбуждения уголовного дела, что, в свою очередь, требует проведения оперативно-разыскного сопровождения, дознания или предварительного следствия. Если же имеет место официальное заявление в правоохранительный орган о совершенном наркопреступ-

1 Основы государственной политики борьбы с преступностью в России — М. 1997.с.29—30

2 Основы ОРД. Указ соч. с. 416—549; ОРД. Указ.соч. 433—568

241

лении либо внезапное выявление (например, силами патрульно-постовой службы, участковыми уполномоченными милиции), то принимается процессуальное решение по результатам тех действий, которые были осуществлены в соответствии с Законом РФ «О милиции».

Сказанное свидетельствует о том, что на законодательном уровне должна быть обеспечена и деятельность по выявлению силами милиции (полиции) наркопреступлений и по проверке достоверных сведений о фактах криминального наркооборота, и работа по оперативно- разыскному сопровождению расследования наркопреступлений.

Кроме того, важно выяснить, в каких правовых актах должен со- держаться соответствующий круг правовых норм. Если обратиться к современному оперативно-разыскному и уголовно-процессуальному законодательству, то можно увидеть, что нормы, регламентирующие процесс раскрытия и расследования преступлений, в том числе и кри- минального наркооборота, разобщены. Автор хотел бы сделать оговорку о том, что к особому производству, которое предопределяется ха- рактером совершенного преступления, он относит оперативно- разыскные мероприятия и следственные действия, осуществляемые при наличии на то веских фактических оснований и юридических обоснований цели. Это означает, что в распоряжении правоохрани- тельного органа — субъекта ОРД в наличии должны быть определенные факты или обстоятельства, свидетельствующие о том, что совершено преступление, раскрыть которое можно лишь сочетая оперативно- разыскные мероприятия и следственные действия. Поэтому оперативно- аналитический поиск, безусловно, должен регламентироваться законами, определяющими статус милиции (полиции), в отечественных условиях — оперативно-разыскным законам.

Что же касается проверки фактических данных и обстоятельств, свидетельствующих о противоправном поведении, в том числе и в сфере криминального наркооборота, с последующим осуществлением

242

дознания и предварительного следствия, то этот вопрос в современных условиях пока не нашел своего соответствующего разрешения. Так, Закон РФ «Об ОРД…» 1992 года отличался пробелами относительно регламентации оперативно-аналитического поиска в криминальной сфере и был сконструирован таким образом, что центральной частью оперативно-разыскного процесса признавалась оперативная проверка (ст.9). Таким образом, регламентация работы по проверке сведений, ставших известным органам, осуществляющим ОРД, и указывающим на противоправные деяния, в том числе и наркопреступления, обеспечивалась анализируемым документом и ст. 109—100 УПК РСФСР. Впоследствии в Федеральном законе «Об оперативно-разыскной деятельности» законодатель отказался от термина «оперативная проверка», заменив его термином «документирование», характерным для ведомственной регламентации ОРД1. В новом УПК РФ 2001 года вопрос о проверке сообщений о совершенном или готовящемся преступлении урегулирован лаконично в ст. 14. Таким образом, прослеживается весьма непоследовательная, отличающаяся пробелами регламентация производства, которое базируется на оперативно-разыскных мероприятиях и следственных действиях в интересах раскрытия и расследования наиболее опасных преступлений, в том числе и в сфере криминального наркооборота.

Исходя из вышеизложенного, автор разделяет точку зрения тех спе- циалистов1, отмечающих, что ОРД и уголовный процесс лишены взаи- мосвязи, обеспеченной соответствующими правовыми нормами, свиде- тельствующих о возможности использования результатов ОРД в дока- зывании по уголовным делам. С учетом этого предложено прямо опре- делить в УПК возможные способы получения оперативно-разыскной информации и субъектов, обеспечивающих добывание этих сведений.

В связи с этим автор полагает, что необходимо кардинальное ре-

1 Горяинов K.K., Вагин О.А., Исиченко А.П. Указ. соч. С. 14

243

шение в виде кодификационной переработки норм отечественного оперативно-разыскного законно с тем, чтобы в УПК РФ смоделировать раздел, посвященный производству, в рамках которого можно было бы осуществлять проверку фактических данных и обстоятельств, в достаточной степени указывающих на преступное деяние, в том числе и наркопреступление, используя оперативно-разыскные мероприятия, виды, основания и условия проведения которых должны быть четко оговорены.

Вполне закономерно, что в данный раздел можно было бы включить ст. 157 и иные нормы этого кодекса, которые обеспечили бы взаимосвязь между нормами о проверке фактов и обстоятельств, в достаточной степени указывающих, что было совершено, совершается или будет совершено опасное преступление, в том числе в сфере криминального наркооборота.

Особо следует подчеркнуть, что положения такого раздела УПК РФ, который бы регулировал особое производство, должны быть увязаны с положениями законодательных актов, определяющих статус правоохранительных органов и спецслужб — субъектов антинаркоти- ческой деятельности, а также с соответствующими нормами ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»

Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что определение в уголовно-процессуальном законе статуса сотрудника оперативно- разыскного подразделения и начальника органа, осуществляющего ОРД, видов и правил осуществления ОРМ, статуса оперативно-разыскной информации и порядка ее использования в досудебном производстве по уголовным делам будет иметь важное значение для эффективного функционирования механизма противодействия криминальному наркообороту.

Трудно согласиться с регламентацией порядка представления ре- зультатов ОРД органам предварительного следствия на уровне ведом-

244

ственных и межведомственных инструкций. Если данная концепция будет воспринята, то это будет иметь положительное значение для га- рантирования прав и свобод граждан при осуществлении ОРД. С другой же стороны, появится возможность более продуктивно использовать возможности ОРД для пресечения опасных видов преступности, в том числе и наркобизнеса. Закрепление в УПК РФ соответствующих положений ОРД также идет в русле признаваемой УПК РФ регламен- тации особых форм уголовного судопроизводства. Следует признать, что данный вариант сложен для реального воплощения в жизнь. По- этому нельзя принижать роль компенсационного механизма. Приме- нительно к Государственному комитету РФ речь идет о необходимости включения в его структуру следственных, оперативных и эксперт-но- криминалистических подразделений, когда на уровне криминали- стической деятельности появляются предпосылки для комплексного использования их возможностей в интересах выявления, раскрытия и расследования наркопреступлений.

245

Таблица № 8

Варианты законодательного закрепления отдельных оперативно-разыскных мероприятий,

направленных на противодействие незаконному обороту наркотических средств,

психотропных веществ и их преккурсоров

№ п/п Содержание статьи Наименование зако- нодательных актов

Статья 49. Проведение контролируемой поставки и прове- рочной закупки наркотических средств, психотропных ве- ществ и их прекурсоров в целях оперативно-разыскной дея- тельности.

В целях предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко- тических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также установления других обстоятельств органы, осуществля- ющие оперативно-разыскную деятельность, имеют право на проведение:

контролируемой поставки — оперативно-разыскного меро- приятия, при котором с ведома и под контролем органов, осу- ществляющих оперативно-разыскную деятельность, допуска- ются перемещение в пределах Российской Федерации, ввоз (вывоз) или транзит через территорию Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсо- ров, а также инструментов или оборудования;

проверочной закупки — оперативно-разыскного мероприятия, при котором с ведома и под контролем органов, осуще- ствляющих оперативно-разыскную деятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования;

иных оперативно-разыскных мероприятии, предусмотренных законодательством Российской Федерации об оперативно- разыскной деятельности Федеральный закон Российской Федерации «О наркотических средствах и психотропных веще- ствах»

Статья 22. Меры противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

а) Контролируемая поставка в целях пресечения междуна- родного незаконного оборота наркотических средств психо- тропных веществ и прекурсоров, а также выявления лиц, участвующих в таком обороте, таможенные органы, органы внутренних дел и государственной безопасности Республики Беларусь, Государственного комитета пограничных войск Ре- спублики Беларусь в каждом отдельном случае в соответствии с договоренностью с таможенными и иными компетентными органами государств или на основа международных договоров Республики Беларусь используют метод контролируемой поставки, т.е. допускают под своим контролем ввоз в Республику Беларусь, вывоз из Республики Беларусь или транзит через ее территорию наркотических средств, психо- тропных веществ и прекурсоров, включенных в незаконный оборот.

Метод контролируемой поставки может использоваться также в отношении незаконной перевозки и пересылки нар- котических средств, психотропных веществ и прекурсоров, которые осуществляются в Республике Беларусь. Закон Республики Беларусь «О нарко- тических средствах, психотропных веще- ствах, их аналогах и прекурсорах»

246

№ п/п Содержание статьи Наименование зако- нодательных актов

Порядок использования метода контролируемой поставки определяется законодательными актами Республики Беларусь, нормативными правовыми актами Государственного таможен- ного комитета Республики Беларусь, Комитета государствен- ной безопасности Республики Беларусь Государственного ко- митета пограничных войск Республики Беларусь Министерст- ва внутренних дел Республики Беларусь и согласован с Про- куратурой Республики Беларусь.

б) Проверочная закупка. Для получения доказательств пре- ступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, сотрудникам органов (подразделений), которым дано право осуществлять оперативно-разыскную деятельность, разрешается приобретение наркосодержащих средств, психотропных веществ и прекурсоров — проверочная закупка.

Порядок проведения проверочной закупки определяется нормативными актами Министерства внутренних дел Респуб- лики Беларусь, Комитета государственной безопасности Рес- публики Беларусь, Государственного таможенного комитета Республики Беларусь, Государственного комитета погранич- ных войск Республики Беларусь и согласовывается с Прокура- турой Республики Беларусь.

Статья 28. Контролируемая поставка.

  1. Уполномоченные органы Республики Казахстан, наде ленные правом осуществлять оперативно-разыскную деятель ность с целью выявления источников и каналов незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также лиц, принимающих участие в этом, в каждом отдельном случае по договоренности с соот ветствующими органами иностранных государств или на ос новании международных договоров могут использовать метод контролируемой поставки, то есть допускать под контролем этих органов ввоз на территорию государства или вывоз за границу, транзит наркотических средств, психотропных ве ществ, их аналогов и прекурсоров.

  2. Контролируемая поставка может использоваться также в отношении незаконной перевозки и пересылки наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, которые осуществляются в пределах территории государства.

  3. Порядок проведения контролируемой поставки опреде ляется законодательством Республики Казахстан и договорами Закон Республики Казахстан «О нарко- тических средствах, психотропных веще- ствах, прекурсорах и мерах противодейст- вия их незаконному обороту и злоупо- требления ими»

Статья 29. Проверочная поставка.

Государственные органы, осуществляющие оперативно-ра- зыскную деятельность, с целью выявления источников неза- конного оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, лиц, принимающих участие в этом, в каждом отдельном случае по договоренности с соответствующими органами иностранных государств или на основании международных договоров Кыргызской Республики могут использовать метод проверочной поставки, т.е.
допускают под контролем и оперативным надзором этих органов ввоз в Кыргызскую Рес- Закон Кыргызской Республики «О наркотических сред- ствах, психотропных веществах и прекур- сорах»

247

№ п/п

Содер жание статьи

Наиме нован ие зако- нодате льных актов

публику, вывоз из Кыргызской Республики или транзит через ее территорию наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Проверочная поставка может использоваться также в отношении незаконной перевозки и пересылки наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, которые осу- ществляются в пределах территории Кыргызской Республики.

Статья 30. Проверочная закупка.

Для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, работникам органов (подразделений), которым предоставлено право осуществлять оперативно-разыскную деятельность, разрешается проведение проверочной закупки

Статья 4. Контролируемая поставка.

Государственный таможенный комитет Украины и государст- венные органы (подразделения), которые имеют право осуще- ствлять оперативно-разыскную деятельность, с целью выявле- ния источников и каналов незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, лиц, принимающих участие в этом, в каждом отдельном случае по договоренности с соответствующими органами иностранных государств или на основании международных договоров Украины могут использовать метод контролируемой поставки, т.е. допускают под контролем и оперативным надзором этих органов ввоз в Украину, вывоз из Украины или транзит через ее территорию наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Контролируемая поставка может использоваться также в отношении незаконной перевозки и пересылки наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, которые осу- ществляются в пределах территории Украины. Порядок про- ведения контролируемой поставки определяется Таможенным кодексом Украины и нормативным актом Государственного таможенного комитета Украины, Министерства внутренних дел Украины, Службы безопасности Украины, Государствен- ного комитета по делам охраны государственной границы Ук- раины, согласованным с Генеральной прокуратурой Украины и Министерством юстиции Украины.

Статья 5. Оперативная закупка.

Для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, работникам органов (подразделений), которым предоставлено право осуществлять оперативно-разыскную деятельность, по постановлению на- чальника соответствующего органа, согласованному с проку- рором, разрешается проведение операции по приобретению наркотических средств, психотропных веществ или прекурсо- ров — оперативной закупки.

Порядок проведения оперативной закупки определяется нормативным актом Министерства внутренних дел Украины, Службы безопасности Украины, согласованным с Генеральной прокуратурой Украины

Закон Украины «О мерах противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и злоупотреблению ими»

248

№ п/п

Содерж ание статьи

Наиме нован ие зако- нодате льных актов

Глава V. Меры, направленные на пресечение и раскрытие правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркоти- ческих средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Статья 20. Меры, направленные на пресечение и раскрытие правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркоти- ческих средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Соответствующие органы исполнительной власти Азербай- джанской Республики осуществляющие борьбу против неза- конного оборота наркотических средств, психотропных ве- ществ и прекурсоров имеют право в определенном законода- тельством об оперативно-разыскной деятельности порядке осуществлять контрольную отправку, проверять отправляемые грузы, почтовые отправления, получать в контрольном порядке наркотические средства и психотропные вещества и использовать другие оперативно-разыскные мероприятия, предусмотренные Законом.

Статья 24. Контрольная отправка наркотических средств психотропных веществ и прекурсоров.

  1. Контрольная отправка наркотических средств, психо- тропных веществ и прекурсоров — в предусмотренном зако- нодательством Азербайджанской Республики порядке пере- возка, отправка или изменение места другим путем на терри- тории Азербайджанской Республики незаконных или вызыва- ющих подозрение наркотических средств, психотропных ве- ществ и прекурсоров под контролем соответствующих органов исполнительной власти Азербайджанской Республики, обладающих полномочием вести следствие в области борьбы с незаконным оборотом наркотических средств психотропных веществ и прекурсоров.
  2. Осуществление контрольной отправки наркотических средств психотропных веществ и прекурсоров допускается только в целях предупреждения, раскрытия совершенного или готовящегося организованными преступными структурами преступления в области незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, своевременно- го выявления лиц. совершивших данное преступление, и при- влечения их к ответственности.
  3. Решение на проведение контрольной отправки может быть принято только соответствующими органами исполнительной власти Азербайджанской Республики, обладающими полномо- чием вести следствие в области борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. В данном решении обязательно должны быть указаны сведения об источнике приобретения и количестве используемых наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.
  4. Соответствующие органы исполнительной власти Азер- байджанской Республики, обладающие полномочием прини- мать решение по осуществлению контрольной отправки, не- посредственно руководят проведением этой операции на тер- ритории Азербайджанской Республики.
  5. Запрещается осуществлять контрольную отправку в отно- шении аналогов наркотических средств, психотропных ве- ществ.

Закон Азербайджанской Республики «О борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров»

249

№ п/п

Содер жание статьи

Наиме нован ие зако- нодател ьных актов

Статья 26. Вовлечение в незаконную продажу или куплю наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

  1. В целях выявления и привлечения к ответственности лиц, участвующих в совершении какого-либо одного преступления, предусмотренного законодательством Азербайджанской Республики в связи с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, сами должностные лица соответствующих органов исполнительной власти Азербайджанской Республики или посредством других лиц, осуществляющих соответствующую деятельность по их инструкции, только при наличии достаточно обоснованных и доказательных сведений о совершении каким-либо лицом такого преступления, имеют право в порядке определенном законодательством Азербайджанской Республики об оперативно-разыскной деятельности, вовлечь это лицо к незаконной продаже или купле наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. В решении о вовлечении к незаконной продаже наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров должны быть обязательно указаны источник приобретения и количество используемых наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров. В решении же о вовлечении к незаконной купле наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров должны быть указаны источники приобретения и количество используемых наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров.
  2. Осуществление указанного в настоящей статье оперативно-разыскного мероприятия с использованием значительного количества наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, допускается только при наличии достаточно обоснованных и доказательных сведений о совершаемом или готовящемся к совершению организованной преступной структурой преступления.
  3. Статья 23. Проверка почтовых отправлений в связи с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

В целях выявления правонарушений в связи с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров соответствующие органы исполнительной власти Азербайджанской Республики имеют право проверять почтовые отправления в порядке, предусмотренном законодательством Азербайджанской Республики об оперативно-разыскной деятельности

Глава 4. Оперативно-разыскные меры противодействия не- законному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров

Рекомендательный законодательный акт

Статья 54. Проведение оперативно-разыскной деятельности в целях противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

  1. Уполномоченные на осуществление оперативно-розыскной деятельности государственные органы (подразделения го- сударственных органов), противодействующие незаконному

Межпарламентской ассамблеи стран СНГ

250

№ п/п

Содерж ание статьи

Наиме нован ие зако- нодател ьных актов

обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, осуществляют эту деятельность посредством проведения контролируемой поставки, оперативной закупки и других оперативно-разыскных мероприятий в порядке и по основаниям, предусмотренным действующим законодательством.

  1. Органам (подразделениям), осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, разрешается использовать наркотические средства, психотропные вещества и прекурсоры при проведении контролируемых поставок, оперативных закупок и других оперативно-разыскных мероприятий.

Статья 55. Контролируемая поставка.

  1. Таможенные и другие государственные органы (подразделения государственных органов), наделённые правом осуществлять оперативно-разыскную деятельность, с целью выявления источников и каналов незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, а также лиц, принимающих участие в этом, в каждом отдельном случае по договорённости с соответствующими органами иност- ранных государств или на основании международных договоров могут использовать метод контролируемой поставки, то есть допускают под контролем этих органов ввоз на территорию государства или вывоз за границу наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.
  2. Контролируемая поставка может использоваться также в отношении незаконной перевозки и пересылки наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, которые осуществляются в пределах территории государства.
  3. Порядок проведения контролируемой поставки определяется Таможенным кодексом, законом «Об оперативно-разыскной деятельности» и нормативными актами государственных правоохранительных органов.
  4. Статья 56. Оперативная закупка.

  5. Для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, работникам государственных органов (подразделений государственных органов), которым предоставлено право осуществлять оперативно-разыскную деятельность, по постановлению начальника соответствующего органа (подразделения), согласованному с прокурором, разрешается проведение операции по приобретению наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров, т.е. проведение оперативной закупки.
  6. Порядок проведения оперативной закупки определяется нормативными актами государственных правоохранительных органов.

251

§ 3. Практика реализации механизма противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ

На фоне стабильного и довольно резкого возрастания в последние 15 лет всех основных статистических показателей, характеризующих уровень, структуру и динамику незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации, явным диссонансом выглядят некоторые дан- ные уголовной статистики за 2001 г. В частности, зафиксировано за- метное снижение общего количества выявленных наркопреступлений, а также совершенных с наркотиками в крупном размере. Значительно меньше зарегистрировано преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения. Отмечается уменьшение количества выяв- ленных фактов незаконного оборота прекурсоров, склонения к по- треблению наркотиков, незаконного культивирования наркотикосо- держащих растений, незаконной выдачи и подделки документов на право получения наркотиков, контрабанды наркотических средств. И, наконец, меньше описано и изъято материальных ценностей по рас- следованным уголовным делам.

Соответственно, уменьшилось количество отдельных категорий лиц, привлеченных к ответственности за наркопреступления. Сократилось число несовершеннолетних, молодежи, учащихся, предпринимателей, а также иностранцев, понесших уголовную ответственность за участие в НОН.

Все это обуодвливает постановку вопросов о том, связаны ли от- меченные изменения уголовной статистики с действительными изме- нениями наркоситуации или речь идет о чисто организационно-уп- равленческих изменениях в статистическом учете наркопреступности? Если все же статистика отражает реальные изменения в криминологи- ческой ситуации, то какими именно факторами эти изменения обус- ловлены? Насколько кардинально изменилась обстановка в рассмат-

252

риваемой сфере и какова будет дальнейшая динамика в ближайшей и долгосрочной перспективе?

Обратившись к материалам статистического анализа, можно увидеть основные контуры рассматриваемого явления, характеризующие многоаспектные проявления преступности, связанной с НОН, и по- рождаемых ею социальных проблем. Разумеется, при этом необходимо делать поправку на неполноту и недостоверность отдельных стати- стических данных, дополняя их при необходимости результатами на- учных исследований. Так, автор, изучавший данную проблему, считает необходимым обратить внимание на некоторые тенденции, характерные для наркопреступности в целом.

Прежде всего, отметим, что злоупотребление наркотиками в России приобрело массовый характер. Если в 1985 г. в стране имелось всего 4 региона, в которых, по экспертным оценкам МВД России, насчиты- валось не менее 10 тысяч потребителей наркотиков, то к началу XXI в. таких регионов стало более 30. На сегодня в стране практически нет ни одного города, где бы не было лиц, злоупотребляющих наркотиками. Однако наркотики — проблема не только городов, т.к. отмечается тенденция наркотизации сельского населения.

Впервые за длительный период уголовной статистикой зафиксировано снижение числа зарегистрированных преступлений в сфере НОН — до 241,6 тыс., что на 0,8% меньше, чем в 2000 г. Причем стабилизация отмеченного показателя произошла на фоне продолжающихся со- циально-эхкономических и политических неурядиц в стране, коррум- пированности государственных органов и существенного ослабления пограничного и таможенного контроля. В этих условиях весьма при- влекательными для российских и международных преступных группи- ровок оказались контрабанда и распространение наркотиков, а нарко- бизнес превратился в один из наиболее распространенных и прибыльных видов преступной деятельности в России.

253

Говоря об этих цифрах, следует учитывать, что речь идет только о «вершине айсберга», так как для наркопреступности в целом характерна чрезвычайно высокая латентность: согласно экспертным оценкам, выявляется лишь 10 — 15% преступлений рассматриваемой категории от общего числа совершенных. Естественно, что при этом правоохра- нительным органам удается вырвать из рук преступников не более 7 — 10 из каждых 100 килограммов наркотиков.

Преступность, связанная с НОН, носит ярко выраженный органи- зованный межрегиональный и международный характер; прослеживает- ся достаточно четкая связь между регионами производства и сбыта нар- котических средств. В 43 регионах страны в 2001 г. отмечена активиза- ция деятельности преступных групп и их сообществ, направленная на создание разветвленных и глубоко законспирированных сетей торговцев наркотикоми. При этом, если в 1997 году проявления организованной наркопреступности пресекались в 55 субъектах Российской Федерации, в 1998 году — в 64, в 1999 году — в 73, то в 2000 и 2001 гг. — практи- чески повсеместно. Итогом борьбы правоохранительных органов в 2001 г. с организованными группами наркодельцов стало раскрытие 4234 со- вершенных ими преступлений, что на 36,9% больше, чем в 2000 г.

Однако было бы преувеличением утверждать, что сформировавшийся в стране подпольный рынок наркотиков полностью контролируется организованными преступными формированиями. Еще немалое число наркодельцов в одиночку или в составе несплоченных групп занимаются изготовлением, контрабандой или сбытом наркотиков, а многие наркоманы получают свое зелье из источников, не связанных с деятельрностью организованных криминальных структур. Кроме того, в распространение наркотиков в качестве курьеров и мелких дилеров вовлечены десятки тысяч простых людей, которых к этой незаконной деятельности подталкивает не столько жажда легкой наживы, сколько нелегкое материальное положение. Очевидно, что организо-

254

ванная преступность пока еще находится на пути к установлению кон- троля над процессами производства и распространения наркотических средств, и возможности государства противостоять дальнейшему раз- витию такой тенденции далеко не исчерпаны.

По экспертным оценкам, размер ежегодного незаконного оборота наркотиков достигает 2 — 6 млрд долларов США. Часть этих средств вливается в легальный сектор экономики, существенно деформируя ее, нарушая естественные процессы товарооборота и ценообразования. Широкомасшатбное инвестирование таких средств в законный безнес в состоянии обеспечить преступникам новые рычаги влияния на экономические процессы, существенно расширить их возможности для наращивания преступной активности. Кроме того, основы социально- политической системы страны подрываются коррупцией госу- дарственных чиновников, осуществляемой на наркодоходы.

Значительная опасность для финансово-экономической системы России исходит от легализации наркодоходов. Организованные преступные группировки во все возрастающих масштабах предпринимают попытки проникновения в российскую финансовую систему с целью «отмывания» наркоденег. Однако на этом направлении до 2001 г. наркопреступность не получала адекватного ответа со стороны государства. С принятием федерального закона о борьбе с легализацией преступных доходов и образованием специального государственного органа финансового мониторингга появились условия для активизации этой борьбы.

На протяжении целого ряда лет отмечается увеличение поставок наркотических средств в Россию из-за рубежа. Так, если количество наркотиков, контрабандно ввезенных в Россию из стран ближнего за- рубежья, в начале 1990-х гг. составляло около 30% от общей массы НОН, то в последние пять лет, по экспертным оценкам, этот показатель вырос до 60%. В некоторых регионах России (Москва, Санкт-Пе-

255

тербург, Хабаровск и др.) до 80% изъятых наркотиков имеют зарубежное происхождение, а такие опасные и дорогостоящие наркотики, как героин, кокаин, опий-сырец и многие синтетические препараты, быстро заполняющие российский наркорынок, практически полностью поступают по контрабандным каналам из-за рубежа. Заметно активи- зировались попытки контрабандного перемещения наркотических средств на территорию Российской Федерации из Таджикистана, Ка- захстана, Узбекистана, Литвы, Азербайджана, а также Афганистана, Колумбии, Перу, Венгрии, Польши, Румынии, Нидерландов, Вьетнама и ряда других стран. Значительно влияние китайских преступных формирований на наркотическую ситуацию в регионах Дальнего Вос- тока. Всего же за последние пять лет в России за правонарушения, связанные с наркотиками, задерживались граждане 84 государств.

Имеющаяся у правоохранительных органов информация позволяет судить об усилении внимания к России со стороны международных наркосиндикатов, которые рассчитывают на огромный рынок сбыта наркотиков в нашей стране, планируют реализотвать возможность ис- пользования ее территории для налаживания магистральных каналов переброски крупных партий наркотиков с Востока на Запад (наркотра- фиков), транзита наркотиков в страны Европы и США. Интерес меж- дународной организованной наркопреступности к использованию российской территории, кроме перечисленных выше факторов, объяс- няется также геополитическим положением страны, несовершенством законодательства, продолжающимся снижением уровня жизни населе- ния и целым рядом других причин и условий. В связи с этим в последние годы Россия стала объектом экспансии со стороны международного наркобизнеса. За последние пять лет таможенными органами на транзите грузов изъято более 18 тонн наркотиков (это, в основном, контейнерные перевозки). За этот же период пресечено более 1000 фактов провоза наркотиков транзитными пассажирами.

256

В последние годы наиболее активно занимается поставками наркотиков в Россию афганско-таджикское преступное сообщество. В его состав входят несколько подпольных банков и коммерческих структур, осуществляющих операции с целью финансовой поддержки влиятель- ных политических движений в этих странах. Есть основания предпо- лагать наличие у наркоструктур групп лоббирования в государственных институтах России, а также собственных разведывательных и контрразведывательных служб, ориентированных на подкуп должно- стных лиц, с целью обеспечения безопасности участников преступных формирований. Территория Таджикистана используется при этом в качестве перевалочного пункта при транзите наркотиков из государств «золотого полумесяца» (Афганистан, Пакистан, Иран) в страны Европы через Россию. С учетом того, что ввоз опия и героина из стран Центральной Азии приобретает все более неконтролируемое развитие, центр тяжести противостояния НОН, очевидно, должен быть перенесен именно на это направление.

Уже три года тому назад некоторыми учеными и практиками вы- сказывалось мнение, что темпы роста наркопреступности пошли на убыль, о чем, в частности, свидетельствовали статистические данные за 1998 год. На этом основании делался вывод стабилизации НОН в стране. Однако динамика развития наркоситуации в последующие два года со всей очевидностью опровергла такое мнение. При этом значительный рост количества преступлений произошел в условиях почти неизданного объема сил и средств специализированных подразделений правоохранительных органов, участвующих в борьбе с наркобизнесом (если не считать создание в г. Москве и некоторых других регионах осенью 1998 г. пяти отделов межведомственного взаимодействия, в которые было дополнительно привлечено несколько десятков сотрудников). Следовательно, можно с высокой степенью вероятности предположить, что заметное увеличение количества зарегистриро-

257

ванных преступлений в 1999—2000 гг. свидетельствует о пропорцио- нальном ему росте всей наркопреступности, в том числе и латентной ее части. При этом нельзя не учитвать, что у системы правоохранительных органов, располагающей ограниченным арсеналом сил и средств борьбы с НОН, есть объективный предел эффективности функционирования. Тем более, что специфика противодействия наркопреступности в определенной степени определяется тем обстоятельством, что практически все преступления в данной сфере могут быть выявлены только инициативно сотрудниками правоохранительных органов, в том числе оперативным путем.

В уголовной статистике имеется несколько показателей, которые в определенной мере отражают степень тяжести преступлений, связанных с НОН, за определенный промежуток времени. Соответственно, чем больше удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений, тем более прицельно должно направляться острие юстиции на борьбу с наиболее опасной частью преступности. С другой стороны, эти показатели свидетельствуют также об объективном изменении структуры незаконного оборота наркотиков в сторону увеличения наиболее опас- ных его форм. Приведем некоторые из этих цифр.

Из указанного выше общего количества наркопреступлений более 110 тыс. квалифицируются в соответствии со статьей 15 УК РФ как тяжкие и особо тяжкие, что составляет 45,5% от общего их числа. Для сравнения отметим, что в 2000 г. было зарегистрировано около 87,6 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений, а в процентном отношении они составили соответственно 18%. Таким образом, в 2001 г. доля тяжких преступлений увеличилась на 13%, а особо тяжких— на 38,2%. Чтобы лучше понять реальное значение этих данных, обратим внимание на соотношение тяжких и особо тяжких преступлений в рамках НОН ко всем прочим составам этой категории преступлений, содержащихся в УК России (имеются в виду только статьи 228 — 234):

258

из указанных в нем 20-и составов преступлений относятся к особо тяжким — 3, к тяжким — 8, т.е. в общей сложности — 55%. Разумеется, что прямой зависимости между количеством тех или иных составов преступлений, предусмотренных в УК, и реальным числом совершенных преступлений не имеется.

Таким образом, хотя почти половина от всех зарегистрированных наркопреступлений составляют тяжкие и особо тяжкие их категории, однако, структурный баланс все же нарушен, так как незаконные сбыт, изготовление, переработку, перевозку и пересылку наркотиков выявить значительно сложнее, чем их незаконные хранение и приобретение. Как представляется, объяснение этому несоответствию отчасти заключается в определенной «ущербности» показателей деятельности органов, призванных заниматься раскрытием преступлений, связанных с НОН. Действительно, ведь значительно легче и быстрее удается раскрыть несложное и нетяжкое преступление, а с позиции результатов служебной деятельности оценивается такое раскрытие практически одинаково с разоблачением преступной группы наркодельцов.

Тем не менее преступлений, совершенных криминальными груп- пировками, в 2001 г. раскрыто свыше 13,9 тыс. (14,6% от общего ко- личества наркопреступлений), в том числе 36,9 из них совершены ор- ганизованными группами. Данные показатели существенно выросли в сравнении с 2000 г., когда было разоблачено более 12,1 тыс. преступных групп, в том числе 3092 — организованных. Эти данные подтверждают высказанное некоторыми специалистами мнение о нарастающих процессах формирования и консолидации организованных преступных групп и сообществ наркодельцов, в том числе по этническому признаку (таджикские, азербайджанские, цыганские, нигерийские и др.), что в значительной степени осложняет их разоблачение. Кроме того, отмечается постепенная монополизация черного рынка сбыта нар- котиков наиболее крупными и агрессивными группировками наркоторгов-

259

цев, а преступную деятельность, связанную с наркотиками, во многих случаях возглавляют «воры в законе», «авторитеты» преступной среды.

Еще одним фактором, свидетельствующим о степени опасности наркопреступности, традиционно считается количество преступлений, связанных со сбытом наркотиков. Пресечение преступлений, связан- ных со сбытом наркотических средств, психотропных и сильнодейст- вующих веществ, считается важнейшим направлением деятельности подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В 2001 г. выявлено свыше 83,8 тыс. таких преступлений в сравнении с 57,7 тыс. в 2000 г., то есть на 45,2% больше. При этом 3,4% преступлений, связанных со сбытом, совершается в группах (в 2000 году — 6,3%). Помимо этого, раскрыто 2620 незаконных операций с сильнодейству- ющими веществами с целью сбыта, что на 20,6% превышает соответ- ствующий результат 2000 г.

Происходит заметное увеличение числа граждан, участвующих в наркобизнесе. В 2000 г. за сбыт наркотиков привлечено к уголовной от- ветственности около 22,5 тыс. чел., что на 4,2% больше, чем в 1999 г. Затем в 2001 г. выявлено 26,6 тыс. наркоторговцев (прирост 18,1%). Наряду с указанной тенденцией следует также отметить то обстоятель- ство, что торговлей наркотиками, в том числе из-за несовершенства уголовного законодательства, все в большей степени занимаются несовер- шеннолетние, которые вовлекаются в наркобизнес матерыми преступ- никами (в соответствии со статьей 20 УК РФ ответственность за нар- которговлю наступает лишь с 16-летнего возраста).

Расширяется социальная база наркопреступности. Анализ показывает, что если пятилетие назад преступления, связанные с наркотиками, совершались преимущественно в крупных индустриальных центрах страны мужчинами в возрасте 18 — 30 лет, то к настоящему времени наркопреступность поразила практически все слои общества, распро- странилась повсеместно как в городах, так и в сельской местности. За-

260

метно увеличивается доля женщин в числе лиц, привлеченных в ми- нувшем году к уголовной ответственности за преступления, связанные с наркотиками (3,8% за 2001 г.) В 2001 г. предстали перед законом 780 несовершеннолетних наркоторговцев, что на 7,7% меньше показателя предыдущего года. Последний статистический показатель, по нашему мнению, не отражает истинной картины в силу его нестабильности. Так, за предыдущий годичный период этот показатель вырос на 19%.

Все же к уголовной отвественности за преступления, связанные с НОН, в 2001 г. было привлечено 134,7 тыс. граждан, что почти совпадает с аналогичным показателем за 2000 г. Сравнение этих показателей с общим количеством зарегистрированных преступлений и адми- нистративных правонарушений в рамках НОН позволяет выявить более точную картину наркопреступности. Как видим, количество нар- копреступлений значительно (почти в 1,8 раза) больше, чем число со- вершивших их преступников. Эта разница образуется за счет того, что к уголовной ответственности зачастую привлекаются лица, совершившие два, три, а иногда и десятки преступлений, связанных с НОН. Следовательно, значительная часть преступников занималась этой де- ятельностью систематически, что, в свою очередь, свидетельствует о профессионализации сферы наркобизнеса.

Определенный интерес представляют количественные данные об изъятии наркотиков из незаконного оборота. Прежде всего, обращает на себя внимание прекращение роста валового количества изымаемых наркотических средств и психотропных веществ. На протяжении почти двух десятков лет фиксировался стабильный рост этого показателя, однако в последние пять лет наблюдается его относительная стаби- лизация. Так, если в 1980 г. изымалось менее тонны наркотиков, в 1985 г. — около 4 тонн, в 1990 — более 16 тонн, в 1993 г. — почти 22 тонны, в 1997 г. — более 60 тонн, то в 1998 г. — около 44,5 тонны, в 1999 г. — более 59,3 тонны, в 2000 г. — 47,6 тонн, в 2001 — 69,5 тонн.

261

Это обстоятельство только на первый взгляд выглядит странным противоречием на фоне значительного роста числа зарегистрированных преступлений и привлеченных к ответственности наркопреступников. Оно имеет достаточно простое объяснение. Мы уже указывали выше на негативную тенденцию замещения в структуре потребления более слабых наркотиков (маковая соломка, марихуана) на более силь- нодействующие (опий, героин, кокаин и синтетические препараты). Например, героина в 2000 г. было изъято на 52,6% больше, чем в пре- дыдущем. При этом наркотики первой «слабой» группы в физическом смысле весят в десятки, сотни, а то и тысячи раз больше в сравнении с наркотическими средствами из второй «сильной» группы. Отсюда можно сделать вывод, что хотя в тоннах изъятых наркотиков динамика роста в последние годы не прослеживается, фактически все же на- личествует увеличение массы наркотиков в незаконном обороте.

С учетом того, что совокупное весовое количество любых изымаемых из незаконного оборота наркотических средств все в меньшей степени отражает реальную криминологическую ситуацию, нам представляется целесообразным ввести в аналитический оборот два более объективных количественных статистических показателя. Первый из них — это количество усредненных доз изымаемых наркотиков. Такой показатель даст возможность, с одной стороны, привести любые по силе и физическому весу наркотические средства к одному общему знаме- нателю, а с другой — составить более четкое, нежели по общему весу, представление о количестве изъятых наркотиков. Другой предлагаемый нами показатель — это суммарная стоимость (по ценам «черного рын- ка») изъятых наркотиков, т.е. сведение количества изъятых наркотиче- ских средств к ценностному денежному эквиваленту. Информация о такой стоимости по отдельным видам наркотиков в различных регионах страны имеется в распоряжении органов внутренних дел, она ежегодно собирается и обобщается ГУБНОН СКМ МВД России.

262

Дополнительную пищу для размышлений дает сравнение приведенных выше показателей о числе наркопреступников с количеством изъятых из незаконного оборота наркотиков, а также с некоторыми другими параметрами результатов борьбы с наркопреступностью. Обратим внимание на то, что на каждого привлеченного к отвественно-сти правонарушителя рассматриваемой категории в 2001 г. приходилось 0,516 кг различных наркотиков, а в 2000 г. — 0,353 кг. Сходная в целом картина получается при сопоставлении количества изъятых наркотиков с числом зарегистрированных накркопреступлений (0,287 кг и 0,198 кг). Все приводимые здесь сравнительные данные свидетельствуют прежде всего о том, что при сходной картине по удельному весу различных видов наркотиков в незаконном обороте за 2001 г. ситуация существенно ухудшилась.

Кстати, полученные при сравнеии показателей цифры наглядно показывают несостоятельность нередко звучащей в адрес правоохра- нительных органов критики по поводу преимущественного привлечения к уголовной отвественности наркоманов и мелких сбытчиков нар- котиков и отсутствия наступательности в борьбе с крупными нарко- торговцами. Сам за себя говорит уже только тот факт, что в 2001 г. на каждого задержанного наркопреступника в среднем приходилось более полукилограмма наркотиков. К тому же этот показатель за год уве- личился примерно на 150 г.

Любопытную информацию можно получить, рассматривая нарко- преступность в региональною разрезе. Следует отметить, что данный вид преступности укоренился и разрастается не только в крупных про- мышленных центрах и экономически развитых регионах с большим количеством населения. Если в 1985 г. было всего 5 регионов, где вы- являлось не менее тысячи преступлений, связанных с наркотиками, то в 2001 г. это число достигло 50. За прошедший год в этот «клуб» вошли Республика Коми, Чеченская Республика и Мурманская область.

Из значимых негативных тенденций следует также отметить усиление влияния наркомании на общеуголовную и экономическую преступность. В последние годы отмечается рост числа общеуголовных преступлений на почве наркомании. Из этой категории правонарушений количество преступлений против личности по сравнению с 2000 г. увеличилось на 6%, а по имущественным преступлениям — на 8,7%. Отметим, что во многих регионах более 50% имущественных преступлений так или иначе связаны с употреблением наркотиков. Кроме того, по данным МВД России, наркотики как предмет преступной деятельности все чаще используются в различных преступных бартерных сделках: прослеживается тесная связь наркодельцов с целым рядом коммерческих структур (прежде всего это касается деятельности, на- правленной на легализацию незаконных доходов).

Наркоситуацию в стране существенно определяет наличие огромной растительной сырьевой базы для производства наркотиков. Поэтому, несомненно, заслуживает упоминания такой специфический вид нар- копреступлений, как культивирование наркотикосодержащих растений. Преступлений этого вида в 2001 г. было выявлено на 8,9 % меньше, чем в 2000 г. Можно было бы предположить, что снижение производства наркотиков внутри страны связано с увеличением их контрабандных поставок из-за рубежа. Однако статистика в 2001 г. зафиксировала снижение количества фактов контрабанды наркотиков на 7,2%. Остаются две гипотезы: либо имеет место реальное сокращение посевов, либо — снизилась эффективность работы правоохранительных органов в данном направлении. Ответ на этот вопрос может дать лишь специальное исследование.

На основе краткого анализа приведенных выборочных данных представляется необоснованным вывод о стабилизации или о снижении преступности в сфере незаконного оборота наркотиков. Отмеченная динамика указанного явления связана, по-видимому, как с недостатка-

264

ми борьбы с наркопреступностью, проведения профилактики нарко- мании, организации лечения и социальной реабилитации наркозави- симых лиц, так и с объективным состоянием российского общества переходного периода. Для устранения некоторых из этих недостатков требуются новые подходы к организации противодействия незаконному распространению наркотиков, в том числе к уголовно-правовым и процессуальным аспектам. В целом же в сложившихся условиях борьба с наркобизнесом должна рассматриваться как одно из приоритетных направлений государственной политики1.

Результаты проведенного автором изучения уголовных дел, воз- бужденных по фактам наркопреступлений, показывают, что примерно в 30% изученных криминальных ситуациях процессуальные решения о привлечении виновных к уголовной ответственности принимались в порядке ст. 147 УПК РФ, ст. 11 ФЗ «Об оперативно-разыскной дея- тельности» на основе использования результатов ОРД. Это свидетель- ствует о том, что наркопреступления отличает наличие этапа тщатель- ной подготовки посягателя к совершаемому противоправному деянию. Преступникь не только разрабатывает и готовит план совершения противоправного деяния, но и продумывает способы сокрытия следов преступления, а также создает финансовые каналы для легализации полученных в результате преступления материальных ценностей. Таким образом, в данном случае следует говорить о характерном для нарко преступлений целенаправленном активном противодействии преступника выявлению, раскрытию и расследованию совершенного посягательства. При этом указанное противодействие проявляется не только во время подготовки к совершению преступлению, но и имеет место на всех дальнейших этапах осуществления преступного умысла.

Указанные особенности преступлений в сфере незаконного оборо-

1 См. более подробно: Мусаев А.Н. «Современная наркоситуация в России: тенденции и пер- спективы». — Ростовский юридический институт МВД России, Научно-теоретический и информационно-методический журнал «Юрист-Правовед», 2003.

265

та наркотиков требуют от государственных правоохранительных органов как можно более полного использования возможностей оперативно- разыскного аппарата, включая современные приемы аналитического поиска и аналитической разведки1.

В свете сказанного автор положительно оценивает принятие меж- ведомственной Инструкции о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд, объявленной сов- местным приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР России и согласованной с Генеральным прокурором РФ 25 декабря 1997 года, а также наличие в новом УПК норм, позволяющих сотрудникам операппаратов, имеющих статус дознавателей возбуждать уголовные дела по результатам ОРД и проводить по ним неотложные следственные действия.

Существующая в современных условиях концепция законодательного регулирования уголовно процессуальной и оперативно-разыскной деятельности также указывает на эффективность создания переменных структур в виде следственно-оперативных групп, обеспечивающих единство работы следователя, сотрудника оперативного подразделения, эксперта-криминалиста при расследовании уголовных дел, возбужденных по фактам наркопреступлений. Важно и то, что за- конодатель в ст. 147 УПК РФ создал предпосылки для включения в

1 Мусаев A.H. Сущность и организационные основы оперативной разработки организованных преступных групп наркодельцов. Лекция. — М.: Юридический Институт МВД РФ, 2000; Му- саев А.Н. Принципы и правовая основа оперативной разработки организованных преступных групп наркодельцов. Лекция. — M.: Юридический Институт МВД РФ, 2000; Мусаев А.Н. Тактика оперативной разработки организованных преступных групп наркодельцов. Лекция. — M.: Юридический Институт МВД РФ, 2000; Мусаев A.H., Самарин C.H., Целинский Б.П. Организационно-аналитическое обеспечение борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Учебное пособие. — M.: Академия Управления МВД РФ, 2000; Мусаев А.Н. Оперативная разработка организованных групп, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств: правовое регулирование, организация и тактика (монография). — М.: Юридический Институт МВД РФ, 1999; Мусаев А.Н. Об организационных основах оперативной разработки ОПТ в сфере НОН (Актуальные проблемы теории и практики ОРД на современном этапе: материалы научно-практической конференции. — Домодедово, 1998; Мусаев А.Н. К вопросу о принципах оперативной разработки ОПТ наркодельцов: сборник трудов адъюнктов. — Калининград, 1998; Мусаев А.Н. О некоторых организационно-методических вопросах выявления и перекрытия каналов незаконного оборота наркотиков органами внутренних дел. Статья. — Сборник трудов Академии МВД, 1997.

266

структуру специализированных оперативных подразделений по проти- водействюи НОН дознавателей, закрепляемых за такой линией работы, как возбуждение уголовных дел и производство неотложных след- ственных действий по материалам оперативных разработок, которые велись сотрудниками этого же оперативного аппарата. С этой же целью возможно создание групп, отделений, отделов дознания в зависимости от уровня и количественного состава данного оперативного аппарата.

При расследовании наркопреступлений, совершаемых организованными группами, занимающимися незаконным оборотом наркотических средств, обязательным является предварительное следствие. Поэтому, как показывает оперативно-разыскная практика, важным является:

а) обеспечение предварительной совместной оценки имеющейся оперативной информации и способов ее дальнейшего использования для реализации оперативного дела, поскольку вместе со следовате лем можно впоследствии оптимально спланировать и осуществить мероприятия по изобличению преступников как на стадии реализа ции материалов оперитвной разработки, так и при расследовании преступлений;

б) формирование следственно-оперативных групп, в рамках кото рых оперативный работник (работники) обеспечивают эффективное оперативно-разыскное сопровождение предварительного следствия по возбужденным уголовным делам.

Важным моментом здесь является планирование с учетом особенностей совершения конкретного уголовно наказуемого деяния, характеристики преступной группы (количества участников, местонахождения каждого из них в момент реализации и т.д.).

Поскольку субъектами реализации являются представители двух разных служб (следственные и оперативные работники), постольку од-

267

ним из важных условий эффективности данного процесса является обеспечение надлежащего взаимодействия между ними. Под ним сле- дует пониматьо их совместные либо согласованные по месту, задачам, времени действия, направленные на использование полученной в ходе разработки информации для принятия к разрабатываемым мер, предусмотренных законом.

Содержание мероприятий по обеспечению взаимодействия опре- деляется обстоятельствами совершенного наркопреступления. Вместе с тем почти во всех случаях при наличии состава преступления и воз- буждении уголовного дела следователь совместно с оперативным ра- ботником обеспечивает сохранность предметов, документов, имущест- ва, их выемку, осмотр и приобщение к делу; разрабатывает меры по установлению круга лиц, причастных к совершению преступления, сбору доказательств их виновности, а также пресечению дальнейшей уголовно наказуемой деятельности; устанавливает обстоятельства, способствующие совершению преступления и принимает исчерпыва- ющие меры по их устранению.

При реализации материалов оперативной разработки организованных преступных групп наркодельцов во взаимодействии со следователем (при его лидирующем в этом положении) определяются обстоятельства, подлежащие доказыванию и включению впоследствии в формулировку обвинительного заключения возбужденного и расследуемого уголовного дела, что отражется в планах реализации. Это следующие обстоятельства: кто совершил преступление; факт приобретения, хра- нения, сбыта, изготовления и перевозки наркотических средств; где, когда и у кого были обнаружены наркотики; цель приобретения, хра- нения, хищения или изготовления; способы и источники приобретения; кто финансировал преступную деятельность; кому сбывались наркотические средства; куда вкладывались средства от реализации наркотиков; место сбора наркотических средств; количество собран-

268

ных (заготовленных) наркотических средств, где хранились; способ транспортировки; каналы перевозки и сбыта; при наличии соучастников — кто из них являлся организатором; какие последствия для здоровья и жизни повлекло употребление наркотических средств; повтор-ность незаконного приобретения или хранения наркотических средств, в т.ч. в небольших размерах; обстоятельства, влияющие на характер и степень отвественности (смягчающие и отягчающие вину обстоятельства).

В процессе взаимодействия оперработника и следователя их работа должна строиться на строгом выполнении каждым из них своих полномочий и разграничении функций. Это обеспечивает их полную самостоятельность в выборе направления следственной и оперативно- разыскной тактики в рамках уголовно-процессуального закона и ве- домтсвенных нормативных актов.

В целом же организационный момент реализации оперативной разработки охватывает более широкий круг субъектов, поскольку про- изводство по данной категории дел оперативного учета основывается на принципе комплексности.

Реализация этого принципа означает, что в организации деятельности по предупреждению распространения наркотиков, выявлению преступных связей разрабатываемых лиц, источников, каналов и мест сбыта наркотических средств, специализированные подразделения, целенаправленно действующие в сфере НОН, должны взаимодействовать с другими службами и подразделениями органов внутренних дел иных правоохранительных органов.

К ним в системе органов внутренних дел относятся как следственные аппараты, так и подразделения по организованной преступности; операппараты уголовного розыска; подразделения по борьбе с эконо- мическими преступлениями, служба участковых инспекторов; пас- портно-визовая служба и подразделения разрешительно-лицензион-

ной системы; патрульно-постовая служба; дежурные части; государст- венная инспекция БДД; вневедомственная охрана; экспертно-крими- налистические аппараты, медицинские вытрезвители, приемники-рас- пределители и т.п.; медицинские центры при МВД, ГУВД, УВД; ОВД на транспорте; федеральной службой миграции.

Естественно, что в процессе реализации материалов оперативной разработки организованных преступных групп в сфере незаконного оборота наркотиков, оперативные подразделения МВД-УВД, которые вели и будут вести соответствующие оперативные дела, будет взаимо- действовать с теми из перечисленных выше субъектов, чье содействие требуется на завершающем этапе производства по оперативному делу.

Вне системы органов внутренних дел рассматриваемая проблема использования результатов ОРД разрешалась специализированными аппаратами БНОН во взаимодействии с операппаратами УИС, службой госпожнадзора МЧС РФ.

В современных условиях эта организационная схема усложнилась. Так, подлежит разрешению вопрос координации в сфере использования результатов ОРД между операппаратами ГК РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и иными службами и подразделениями этого ведомства. Наряду с этим возникает проблема и межведомственного сотрудничества в этой области.

Опыт свидетельствует о том, что использование результатов ОРД практикуется тогда, когда имеются сведения, достаточные для принятия к проверяемым мерам, предусмотренных законом, либо когда в результате проведения оперативно-разыскных мероприятий и следст- венных действий имеется возможность получить ряд новых доказа- тельств, не дать разрабатываемым продолжить преступную деятель- ность, скрыться, уничтожить имеющиеся улики. По сути дела, в данном правиле изложены основания оценки складывающейся оперативно- разыскной ситуации для принятия решения на реализацию.

270

Правильный выбор момента начала использования результатов ОРД имеет крайне важное организационно-тактическое значение для судьбы собранных и задокументированных материалов. Здесь как ни в какой другой стадии важен временной фактор. Действительно, как промедление с использованием результатов ОРД, так и ее преждевре- менное начало ОРМ могут привести к целому ряду негативных по- следствий. К примеру, неоправданно раннее начало использования оперативной информации (когда не выявлены все участники органи- зованной преступной группы, отсутствует позможность получения процессуальной информации о причастности к ОПГ, их роли и месте в упомянутой выше криминальной «цепочке») может привести к временному прекращению противоправной деятельности, уничтожению улик. Промедление с реализацией чревато возможностью утраты с течением времени ценной информации, перехода разрабатываемых на нелегальное положение, совершения ими новых уголовно наказуемых деяний.

Одним из важнейших организационных элементов результатов ОРД является компоновка ее материалов по отдельным признакам. Особенно она важна по лицам, когда в поле зрения операппарата оказалась организованная устойчивая преступная группа, профессионально занимающаяся незаконным оборотом наркотиков.

В данном случае оперативный работник, изучая материалы ОРД, выбирает из них сведения, относящиеся к одному лицу, о его роли и месте в ОПГ, фактах преступной деятельности по всей организационной «цепочке» и т.п., оформляя их в виде справки. Возможно оформление с правки-меморандума. В ней в хронологическом порядке описываются факты, к которым имеет отношение конкретное лицо, указывается, чем подтверждается его преступная деятельность, делается ссылка на оперативный документ, в котором это событие излагается.

Закончив систематизацию материалов ОРД, оперативный сотруд-

271

ник, как правило, тщательно изучает и оценивает их комплексно в си- стематизированном виде. Оценка фактических данных должна закан- чиваться выводами о возможности или невозможности их использования для решения задач ОРД о направлении, путях и премах их использования для предупреждения или раскрытия преступления и обеспечения процесса доказывания. После систематизации, изучения и оценки оперативный работник практикуется планированием мероприятий по реализации фактических данных, добытых при помощи ОРД.

Планирование использования результатов ОРД осуществляет, как правило, тот оперативный работник, в производстве которого находились соответствующие материалы. Вместе с тем в практике использования материалов ОРД на наркодельцов по сложным оперативным делам, характеризующимся многосубъектностью, многоэпизодностью, имеющим межрегиональный, а иногда и транснациональный характер, план готовится рабочей группой с участием сотрудников следственных подразделений во главе с руководителями соответствующих подразделений. Совместная подготовка таких планов, по мнению практических работников, — гарантия успешного использования ре- зультатов ОРД и результативного и взаимодействия. При этом должны соблюдаться основные принципы ОРД в виде конспирации сочетания гласных и негласных начал.

План реализации материалов ОРД на ОПГ наркодельцов, как правило, состоит из двух частей. В первой из них дается краткая справочная информация: когда заведено оперативное дело, основания его заведения, кто являлся объектом ОРМ. Затем подробно анализируется и оценивается содержание собранных при документировании фактических данных, формулируются выводы о направлениях их использования при решении вопроса о привлечении разрабатываемых к ответственности. Вторую часть плана составляют оперативно-разыскные мероприятия и неотложные следственные действия, заложенные в него с учетом

272

сложившейся ситуации. Как правило, при использовании материалов ОРД планируются оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, которые можно сгруппировать следующим образом.

Мероприятия по задержанию объектов ОРД предусматриваются с учетом различных обстоятельств: на легальном или нелегальном положении находятся рназрабатываемые, где и с кем проживают, имеют ли оружие и какое, настроенность на оказание сопротивления при задержании и т. д. Очень важно определить момент задержания каждого члена ОПГ (с поличным, во время встречи с перекупщиком); место (на работе, дома, у соседей); порядок задержания (всех участников одновременно или в определенной последовательности). Здесь же указываются конкретные исполнители и точное время осуществления всех мероприятий.

Планирование операции по задержанию основывается на данных о личностных и поведенческих особенностях задерживаемых, результатах изучения района и конкретного места предполагаемого задержания. Планом определяются: цель операции (поимка с поличным, пресечение заготовки наркотикосодержащего сырья и т.п.); время и место ее проведения; количество и характер оперативных групп и их чис- ленность; способы и последовательность действий и меры, направленные на преодоление возможного противодействия задерживаемых; способы маскировки; форма одежды; виды вооружения и спецсредств; порядок использования служебно-разыскной собаки; место, в которое должны быть доставлены задержанные; порядок производства неотложных следственных действий, проводимых в процессе задержания. Кроме того, должны учитываться и иные условия, которые могут оказать влияние на результаты задержания: роль в преступной группе и степень общественной опасности задерживаемого; характер и достоверность сведений о месте нахождения такого лица; обстановка, время года и суток, местность, возможные осложнения в процессе задержания; запас времени, имеющегося для подготовки операции.

273

Особой группой мероприятий взаимодействия являются меры по предупреждению возможного уклонения разрабатываемых от следствия, пресечению попыток уничтожения следов преступления, сокрытия похищенного должны осуществлять во взаимодействии с операп- паратами криминальной милиции, паспортной службы. В соответству- ющих планах должно предусматриваться проведение наблюдения за каждым проверяемым лицом (в случае необходимости); меры, исклю- чающие возможность выписки, снятия с учета, получения вкладов в сберкассах и иных личных документов; контроля за родственниками, иными связями разрабатываемых, а также оперативно-разыскного контроля за ними при водворении в ИВС, СИЗО.

Для возбуждения уголовного дела и принятия к задержанному со- ответствующих мер, как показывает изучение практики, оперработники стремятся получить заключение специалиста об исследовании со- бранных ранее в качестве образцов наркотических средств. Поэтому при проведении операции по задержанию нередко планируется участие специалиста криминалистического подразделения для проведения ис- следования и скорейшего получения заключения. На основании этого заключения впоследствии принимаются решения о возбуждении уго- ловного дела, проведении обысков и организации последующей ак- тивной работы по документированию преступных действий, выявлению, фиксации и изъятии следов наркопреступления.

Мероприятия по обеспечению эффективности обысков. Как правило, обыски производятся по месту жительства и работы однровременно у всех разрабатываемых, а также и других лиц, причастных к преступле- нию. Если местонахождение искомого установлено с помощью опера- тивно-розыскных возможностей, то оперативный работник обеспечивает использование этих данных.

Необходимо специально отметить, что наряду с общими требованиями по осуществлению данного следственного действия, установленными уголовно-процессуальным законом, обыски по рассматрива-

274

емой категории дел проводить с учетом особенностей криминалисти- ческой характеристики незаконного оборота наркотиков и характера преступной деятельности подозреваемых. Использование данных, по- лученных при задержании подозреваемых, а также имеющейся опера- тивно-разыскной информации об объеме, виде, способах изготовления и хранения, источниках приобретения наркотиков и т.д. способствует правильному выбору направлений поиска и результативному отысканию следов и предметов преступной деятельности подозревае- мого, которые при надлежащем процессуальном оформлении могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу.

Материалы изученных уголовных дел показывают, что сформиро- вавшийся в стране подпольный рынок наркотиков еще не полностью контролируется организованными преступными формированиями. Еще немалое число наркодельцов в одиночку или в составе не сплоченных групп занимаются изготовлением, контрабандой или сбытом наркотиков, а многие наркоманы получают свое зелье из источников, не связанных с деятельностью организованных криминальных структур. Кроме того, в распространение наркотиков в качестве курьеров и мелких дилеров вовлечены десятки тысяч простых людей, которых к этой незаконной деятельности подталкивает не столько жажда легкой наживы, сколько нелегкое материальное положение. Очевидно, что организованная преступность пока еще находится на пути к установ- лению контроля над процессами производства и распространения наркотических средств, и возможности государства противостоять дальнейшему развитию этой тенденции далеко не исчерпаны1.

Аргументом, подтверждающим это суждение, служат результаты проведенного автором исследования, когда процессуальные решения о привлечении виновных к ответственности принимались и по резуль- татам проверок, осуществляемых по фактам задержание отдельных

1 Целинский Б.В. Современная наркоситуация в России: тенденции и перспективы. // http: // www.narkotiki.ru/ocomments 5366.html.

275

лиц с поличным при сбыте наркотиков (17,7% случаев изученных кри- минальных ситуаций), при покупке наркотиков (10,0%), при задержа- нии в состоянии наркотического опьянения (36,9%).

При проведении задержания учитывалось то обстоятельство, что среди лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота нарко- тиков, доля мужчин и женщин составляет 55 и 45%; две трети — это мо- лодые люди в возрасте 18 — 29 лет, из них почти половина — женщины1.

Согласно исследованиям А.Я. Гришко, обобщенный социальный портрет наркомана, способного на совершение рецидивного преступ- ления в этой сфере, выглядит следующим образом: это мужчина в воз- расте 26 лет, как правило, не имеющий семьи, имеющий постоянное место жительства, среднее образование и низкий уровень квалифика- ции. Находясь на свободе, основным занятием избирает поиск денег на наркотики. С увеличением дозы, вынужден увеличивать и крими- нальную активность2.

Сказанное позволяет отметить, что выявление, раскрытие и рас- следование наркопреступлений может быть обеспечено прежде всего на основе оперативно-разыскных возможностей правоохранительного органа, сочетающимися со следственными действиями и иными уго- ловно-процессуальными мерами.

Использование материалов оперативно-разыскной деятельности является этапом, главным содержанием которого может быть итоговая оценка полученной оперативно-разыскной информации о преступной деятельности разрабатываемых и решение вопроса о возбуждении уго- ловного дела.

Реализация материалов оперативно-разыскной деятельности — это не единовременный акт, а, в своем большинстве, длящийся процесс, который может проходить как до, так и после возбуждения уголовно-

1 Кваша Ю.Ф., Зайналабидов А.С., Зрелов А.П. и др. Криминология./Под общ. ред. Ю.Ф. Кваши. С. 479-483.

2 Гришко А.Я. Правовые и криминологические проблемы социальной реабилитации хрони ческих алкоголиков и наркоманов. — Рязань, 1993. С. 31.

276

го дела и принимать организационно-тактическую форму оперативно- разыскного сопровождения предварительного следствия. Как всякий процесс, реализация подчинена ряду основных правил, требований, т.е. принципам, которые сформулированы в нашей работе.

Организационно этот этап использования материалов ОРД преду- сматривает систематизацию всех ее материалов, комплексную их оценку и непосредственное планирование практических мероприятий по реализации.

План использования материалов ОРД наряду с чисто практическими мероприятиями тактического характера охватывает организационные мероприятия, обеспечивающие взаимодействие оперативных подразделений, специализирующихся в сфере противодействия НОН, с другими службами и подразделениями органов внутренних дел и иных правоохранительных органов. На данном этапе важнейшей проблемой является согласованная деятельность со следственными подразделениями.

Использование материалов ОРД должно иметь в своей основе комплекс взаимосвязанных между собой оперативно-разыскных мероприятий, присущих процессу выявления и раскрытия преступной деятельности организованных групп и отдельных лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств. Эти оперативно-разыскные мероприятия должны надлежащим образом сочетаться со след- ственными действиями. При этом должна учитываться методика по- следних, которая строится исходя из типовых следственных ситуаций расследования незаконных действий с наркотическими средствами.

При организации взаимодействия на этапе реализации материалов оперативной разработки групп наркодельцов должны быть четко оп- ределены взаимодействующие субъекты и области, формы и методы совместной деятельности с ними.

В особую форму взаимодействия при реализации материалов опе- ративной разработки необходимо выделить координацию и согласо-

277

ванную деятельность в области преодоления противодействия, по- скольку организованные группы и отдельные наркодельцы имеют спе- цифические особенности функционирования, связанные с использо- ванием приемов криминальной «контрразведки». В ее структуру входят службы безопасности, которые усиливают опасность указанных объектов ОРД, действуя на основе профессионализма, отличаются вы- сокой криминальной активностью и т.д. Все это требует адекватных действий оперативного состава.

Следователи, занимающиеся расследованием данных преступлений, должны опираться на алгоритмизированные варианты методик расследования наркопреступлений. При этом важно не допускать ошибок при проведении задержания правонарушителей, связанных с незаконным оборотом наркотиков: задержание должно проводиться сотрудниками оперативных служб с участием следователя или при ус- ловии предварительного согласования с ним всех возможностей по- лучения доказательств, изобличающих преступников. Важно сосредо- точение внимания в момент задержания не только на одной цели — изъятии наркотических средств, но и принятие оперативно-разыскных и уголовно-процессуальных мер к доказыванию факта их принадлежности подозреваемому; установление источников и каналов поступления наркотиков, всех участников преступной «цепочки»: изготовителя, перевозчика, сбытчика. Требуется качественное процессуальное закрепление данных, полученных при задержании или в результате других следственных действий в момент задержания1.

1 Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. — М.: Спарк, 1998; Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предвари- тельного расследования. / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. — М., 1997; Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я., Ищенко Е.П. и др. Криминалистика: Учеб. для вузов. / Под ред. И.Ф. Герасимова, Драпкина Л.Я. — М.: Высш. Шк., 2000; Гришин П.Л. Организационные основы деятельности экс-пертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел в крупных городах. — М.: Прогрессивные Био-Медицинские Технологии, 2000; Шаталов А.С. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с наркотиками // Следователь. — 1998. — № 1. Шаталов А.С. Особенности возбуждения уголовного дела и типичные следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений, связанных с наркотиками // Следователь. — 1998. — № 2.

278

Глава V

Проблемы функционирования механизма противодействия

криминальному обороту наркотических средств и психотропных

веществ

7. Структурно-организационные аспекты механизма противодействия

незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ

Как известно, для государственного управления обществом создается совокупность органов, реализующих основные направления госу- дарственной деятельности. Государственная политика в области про- тиводействия НОН при этом такова, что она предполагает установление контроля за легальным оборотом наркотиков и осуществление мер по выявлению, раскрытию, расследованию, предупреждению пресечению наркопреступлений и административных правонарушений.

Данное принципиальное положение обусловливает постановку ряда вопросов, касающихся определения круга государственных органов и иных субъектов, которые должны решать данные задачи. Это объяс- няется тем, что, несмотря на осуществленные в этой сфере организа- ционные меры, данный вопрос не утратил своей актуальности, а, на- оборот, требует внимания в силу осуществляемых в современных условиях реформ. Иными словами, во-первых, важен выбор проводника упомянутой выше государственной политики, а во-вторых, — определение структуры (структур), призванной непосредственно воз- действовать на наркопреступность.

Если говорить о структурно-организационном обеспечении государ- ственной политики в области противодействия НОН и координации комплексной и многопрофильной деятельности по противодействию незаконному обороту наркотиков и наркопреступности, то следует указать, что к концу 90-х годов XX века наркомания стала одной из острейших общечеловеческих проблем, затронувших отчасти и СССР.

279

Поэтому для объединения усилий мирового сообщества в борьбе с этим злом были созданы специальные международные организации. Многие страны разрабатывали государственные программы борьбы с наркоманией и наркотизмом, создавали специальные фонды средств и правительственные органы. Подобные структуры и программы имелись в США, Англии, Франции, Польше и целом ряде других стран1. Только в США для этих целей в указанный период ежегодно выделялось 15—17 млрд долларов.

Наркомания в СССР также стала серьезным социальным фактором, негативно влияющим на развитие общества. Расширялась ее география и в стране. В различных регионах стали выявляться наркоманы и регистрироваться преступления, связанные с наркотиками.

За десятилетие 1990 году число лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков и больных наркоманией, состоящих на учете, увеличилось более чем в два раза. Особую тревогу стало вызывать распространение наркомании среди молодежи. В общем числе потре- бителей наркотиков, состоящих на учете в органах внутренних дел, почти две трети были лица в возрасте до 30 лет.

С 1986 по 1990 год было выявлено свыше 220 тысяч лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков, раскрыто более 170 тысяч связанных с ними преступлений (XI пятилетка — 126 тысяч); за правонарушения, связанные с наркотическими средствами, было привлечено к ответственности около 400 тысяч человек; ликви-

1 См., например, Краевский К. Проблема наркотизма в Польше и борьба с ним // Кримино- логические исследования в мире. — М., 1995; Скоган У.Дж. Изучение проблем безопасности в городах: распространение наркотиков и предупреждение преступности // Криминологические исследования в мире. — И., 1995; Манвелов H. Африка: цитадели наркобизнеса // Азия и Африка сегодня. — 1997. — № 10; Алкоголь и наркотики в Швеции // Вопросы наркологии. — 1998; Алкогольная политика Швеции. Некоторые аспекты, — Стокгольм, 1997; Рестрепо Х.М. Наркомафия, партизанское движение и насилие в Колумбии 80—90-е гг. // Лат. Америка — America Latina. — 1997. — № 8/9; Позднякова М.Е. Социологический анализ наркомании. Данные по Казахстану и Москве, 198887—1995 гг. — М.: Ин-т социологии РАН, 1995; Ревин В.П., Целинский Б.П. Глобализация наркобизнеса: угрозы для России и других стран с переходной экономикой. — М.: Институт Латинской Америки РАН, 1999.

280

дировано более 260 тысяч незаконных посевов мака и конопли.

Только в 1990 году из незаконного оборота было изъято 34,7 тонны (1989 — 27,2 т.) наркотических средств, разоблачено полторы тысячи групп сбытчиков (16,7%) уничтожено свыше 450 гектаров нарко- тикосодержащих растений (57,8%), что дало возможность предупредить поступление на «черный рынок» наркотиков на сумму около двух миллиардов рублей.

Несмотря на принимаемые меры, проблема продолжала все более обостряться. Реальное число потребителей наркотиков к 1990 году до- стигло полутора миллионов. Незаконная торговля наркотиками стала обеспечивать значительные нетрудовые доходы дельцам наркобизнеса, что, безусловно, отрицательно сказывалось на экономике государства. Ежегодный нелегальный оборот наркотических средств к 1990 году по экспертным оценкам, достиг трех миллиардов рублей.

Наряду с этим получили развитие негативные тенденции. Так, для производства наркотиков начали использоваться научные достижения, а в обороте появляться наиболее опасные по своим последствиям син- тетические средства, изготавливаемые в подпольных лабораториях. Преступления, связанные с наркотиками, приобрели разветвленный межреспубликанский характер.

В стране к 1990 году ежегодно раскрывалось около трех тысяч пре- ступлений, связанных со сбытом наркотиков, каждое второе из них — групповое. Большинство групп действовало на территории нескольких областей и республик. У наркодельцов были налажены устойчивые межрегиональные связи по всей стране. На учетах в органах внутренних дел состояло более 10 тысяч сбытчиков наркотиков, практически каждый пятый из них располагал межреспубликанскими связями.

Возросла контрабанда наркотических средств и психотропных веществ и их транзит через территорию СССР. В страну они все чаще стали проникать из Афганистана, КНДР, Венгрии, Польши. В 1990 и

281

1991 году граждане СССР за сбыт наркотических и сильнодействующих средств задерживались во Франции, Финляндии, Швеции, отмечались попытки вывоза наркотиков в ФРГ. Имелись неединичные факты перемещения через территорию Союза ССР наркотических средств из так называемых регионов «Золотого полумесяца» и «Золотого треугольника» в Западную Европу и на американский континент. В связи с переходом к рыночной экономике и вероятной конвертиру- емостью рубля прогнозировалось слияние международной наркомании в дельцами наркобизнеса нашей страны1.

Решением этой проблемы в той или иной мере обязаны были заниматься многие министерства и ведомства, общественные организации. Однако надлежащее взаимодействие между ними отсутствовало, работа зачастую велась формально, без необходимой последовательности и организованности и конечные результаты ее оставались низкими.

В отдельных регионах страны не придавалось должного значения негативным социальным последствиям распространения наркомании со стороны руководителей местных органов власти. Оставалась несо- вершенной система профилактической, лечебной и реабилитационной медицинской помощи наркоманам, недостаточно эффективна была антинаркотическая пропаганда среди населения, индивидуально-вос- питательная работа в учебных заведениях и трудовых коллективах. Сохранялась тенденция осуществления борьбы с наркоманией в ос- новном силами органов здравоохранения и милиции.

Поэтому успешное решение задач по пресечению распространения наркотизма было бы возможным только при условии радикальной пе- рестройки организации работы, определения конкретных задач и на- правлений деятельности каждому министерству и ведомству, обеспече- ния координации их усилий и контроля за конечными результатами.

1 См. более подробно: Наркомафия. — Мн.: Современный литератор, 1998. С. 10—18; 316— 533.

282

В связи с этим чрезвычайную актуальность приобрел вопрос о создании специального государственного органа, наделенного полномочиями организации борьбы с наркоманией в стране. Это позволило бы более оперативно рассматривать и решать самые разнообразные вопросы повышения эффективности принимаемых мер, а также упразднить существующие межведомственные и координационные советы при различных министерствах, чья деятельность оказалась нерезультативной в вышеуказанных обстоятельствах. Поэтому в Правительство СССР Министерством внутренних дел СССР был представлен проект Постановления о создании специального органа по организации борьбы с наркоманией на общесоюзном уровне, подготовленный с участием 19 министерств и ведомств. Предполагалось, что такой межведом- ственный комитет, объединяющий на общественных началах руково- дителей всех заинтересованных министерств и ведомств, будет обеспе- чивать разработку общесоюзной стратегии этой деятельности, коорди- нацию усилий министерств и ведомств, взаимодействие союзных рес- публик.

Непосредственно организацию работы по претворению в жизнь рнешений правительства законодательных актов и рекомендаций Ко- митета должна была обеспечивать штатная группа высококвалифици- рованных экспертов, образованная при Кабинете Министров. В случае отсутствия необходимых средств ее комплектование предполагалось осуществить за счет выделения численности (по одной единице) от МВД, КГБ, Минздрава, таможни и других заинтересованных ведомств и, соответственно, финансироваться за их счет.

Таким образом, была предложена модель структуры, которая должна была вырабатывать и проводить единую стратегию и тактику противодействия НОН, отличавшуюся следующими особенностями. Во- первых, она создавалась в составе исполнительной ветви власти. Во- вторых, она представляла собой не автономный правоохранитель-

283

ный орган, а структуру при правительстве страны, что позволяло при- дать ей межведомственный характер. В-третьих, предусматривалось ее насыщение специалистами различного профиля, что в принципе со- ответствовало необходимости проводить разноплановую по содержа- нию государственную политику по контролю за наркотиками и про- тиводействию НОН.

Следует отметить, что идея подобного рода Комитета после распада СССР была востребована в Концепции государственной политики по контролю за наркотиками в РФ (1993 г.). Здесь базовым органи- зационным мероприятием, призванным обеспечить реализацию на- званной государственной политики, считалось создание единого цент- ра по координации и руководству, сбору и анализу информации, раз- работке единой стратегии и тактики противодействия наркобизнесу, постоянному и оперативному мониторингу наркоситуации. В этом ка- честве назывался специализированный комитет при Президенте (Правительстве) РФ, который должен был бы преодолеть ведомственную разобщенность государственных органов, противодействующих наркопреступности, и обеспечить системность и взаимосвязь в их функционировании. Предполагалось, что структурное обеспечение противодействия НОН создаст условия для развития иных элементов организации рассматриваемой деятельности. В их числе проведение соответствующей информационно-аналитической работы и создание единого банка данных, позволяющего корректировать проводимую политику в данной сфере; подготовка соответствующих законопроектов и иных правовых документов; разработка федеральных и государственных программ, а также методическая и тактическая их поддержка; обеспечение координации работы министерств и ведомств по разрешению ими задачи противодействия наркотикам и их аналогам.

К сожалению, данный подход по организационному обеспечению противодействия незаконному обороту наркотических средств не был

284

воспринят законодателем. Впоследствии в статье 6 Федерального за- кона «О наркотических средствах и психотропных веществах», которая открывает главу II данного законодательного акта, были упомянуты специально образуемые федеральные органы для решения задач в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ в области противодействия их незаконному обороту1.

Однако ни ст. 6 ни ст. 4 указанного Федерального закона не содержали нормы о таком специализированном комитете. Статья 6 называла в общем виде некие специально образуемые федеральные органы и иные силовые оперативно-розыскные ведомства, которые призваны, в основном, разрешать поставленные перед ними задачи в сфере оборота наркотических средств и их аналогов, а также в области противодействия их незаконному обороту.

На практике сложилась особая модель федеральной структуры как проводника рассматриваемой государственной политики. Речь идет о Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту при Прави- тельстве РФ. Ее задачей является проведение единой стратегии и тактики, а также координация усилий различных государственных органов в этой работе. Руководит комиссией один из вице-премьеров Правительства РФ2.

Следует отметить, что, понимая весомую роль именно высших органов исполнительной власти в области координации антинаркотической деятельности различных субъектов, входящих в структурную организацию государства, ряд стран СНГ на законодательном уровне аналогичным образом разрешили эту проблему. Например, антинар- котический закон Республики Казахстан определяет в качестве госу- дарственного органа в этой сфере Государственную комиссию Респуб-

1 Шумилов А.Ю., Ивасенко В.В. Новый закон о наркотиках и терминология противодейст вия наркобизнесу: Справочное пособие. — М., 1998.

2 Мусаев A.H. Законодательное регулирование противодействие незаконному обороту нарко тических средств. Указ. соч. С. 70—83; 269—289.

285

лики Казахстан по контролю за наркотиками, являющуюся межведом- ственным органом, формирующим и осуществляющим государственную политику в сфере оборота и противодействия незаконному обороту наркотиков, злоупотребления ими (ч. II ст. 5).

Помимо этого, законодатель в Республике Казахстан четко определяет основные функции названной комиссии, указывая, что она, наряду с иными видами деятельности, организует осуществление мер противодействия незаконному обороту наркотических средств, а также злоупотребления ими (ч. III ст. 5).

Специальный межведомственный координационный орган госу- дарственного управления, осуществляющий государственную политику в анализируемой сфере в виде Государственной комиссии Кыргызской республики по контролю наркотиков, образован и в этой стране, входящей в СНГ. Он действует согласно Указ Президента и по- становления Правительства Республики Кыргызстан от 10 июня 1993 г., одновременно утвердившего Положение о названной комиссии, которое регламентирует ее задачи, функции и организацию работы.

Подобная ситуация в Российской Федерации побуждала политиков и ученых высказывать свои предложения на этот счет. Так, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ Н.Д. Ковалев, рассматривая проблему незаконного оборота наркотиков как угрозу национальной безопасности России, в качестве меры управленческого характера предложил перевод антинаркотической политики государства из-под правительственной опеки в ведение Администрации Президента РФ. Другой депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ М.И. Гришанков1 выступил инициатором создания органа по координации деятельности уполномоченных государственных ведомств и неправительственных организаций. Он объяснил свою по-

1 Стенограмма открытых парламентских слушаний Комитета по безопасности Государствен- ной Думы Федерального Собрания РФ на тему «Незаконный оборот наркотиков — угроза национальной безопасности и целостности России» от 26 октября 2001 г.

286

зицию тем, что Правительственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обо- роту не может вырабатывать и реализовывать меры, соответствующие масштабу наркоугрозы. Иной, чем указанная комиссия, компактный орган, будучи единым «мозговым центром» в рассматриваемой области, должен будет взять на себя функцию формулирования задач для каждого ведомства — участника антинаркотической деятельности, а затем следить за их выполнением. В итоге появились бы предпосылки для формирования целостной государственной политики противодействия наркотикам, в том числе и в области консолидации усилий как государственных органов, так и общественных организаций в анали- зируемой сфере.

Сторонником концепции создания соответствующего Комитета при Президенте РФ выступил и бывший начальник ГУБНОН МВД России А.Н. Сергеев, отмечавший негативную роль ведомственной ра- зобщенности при осуществлении противодействия НОН1.

Наряду с подобного рода радикальными предложениями высказывались и предложения локального характера. Например, о создании в структуре органов исполнительной власти субъектов РФ постоянно действующих органов по профилактике наркомании, которые разрабатывали и контролировали бы исполнение региональных антинаркотических комплексных программ2.

Обобщая эти взгляды на проблему структурного обеспечения госу- дарственной политики в области противодействия НОН, автор считает целесообразным указать на возможную организационную модель, которая могла бы сложиться в Российской Федерации.

1 Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. Учебное пособие/Под общ. ред. А.Н. Сергеева. М., 2000.

2 Решение межведомственной комиссии при полномочном представителе Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе по противодействию незаконному обороту и потреблению наркотических средств, психотропных веществ и их пракурсоров от 15 мая 2002 года. Санкт- Петербург.

287

Учитывая прецедент, который связан с функционироованием при Президенте РФ различного рода советов, например, по вопросам го- сударственной службы и других, было бы желательно создание Совета по вопросам контроля за оборотом наркотиков при Президенте РФ. Его можно было бы образовать из соответствующего числа представителей Президента РФ, палат Федерального Собрания, руководителя упомянутого Государственного комитета, а также иных членов Прави- тельства РФ, представителей высших органов судебной власти РФ. Путем внесения поправок в Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» можно было бы определить нормативно-правовой статус и основные функции данного Совета.

В свою очередь, на уровне субъектов РФ в структуре исполнительной власти приемлемым вариантом является формирование в ее составе специализированных организационных звеньев, которые взяли бы на себя роль организаторов антинаркотической деятельности на уровне регионов.

Вместе с тем в отечественных условиях был избран новый вариант разрешения данной проблемы1. Речь идет о создании специально упол- номоченного федерального органа исполнительной власти, в деятельно- сти которого должны совмещаться два базовых направления в области контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Во-первых, это координация деятельности федеральных органов испол- нительной власти и органов исполнительной власти субъектов Россий- ской Федерации по противодействию незаконному обороту наркотичес- ких средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также осуществ- ление в соответствии с международными договорами Российской Феде- рации взаимодействия и информационного обмена с компетентными органами иностранных государств в сфере противодействия незаконно-

1 Указ Президента РФ «Вопросы совершенствования государственного управления в РФ» от 11 марта 2003 года № 306.

288

му обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекур- соров, и представление интересов Российской Федерации в международных организациях по вопросам противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

Во-вторых, непосредственное осуществление мер по противодействию незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, предполагающих разрешение задач обеспечения соблюдения законодательства о наркотиках, а также выявления, раскрытия, предупреждения и пресечения наркопреступлений и иных правоонарушений.

При выборе подобного решения, вероятно, был учтен зарубежный опыт, где имеет место практика создания подобных специализированных полицейских служб, обладающих оперативно-розыскными пол- номочиями в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотических средств. Характерным примером является Управление по борьбе с распространением наркотиков на правах автономного федерального органа, функционирующее в США. В Германии так же имеется соот- ветствующая служба, однако она входит в состав федерального ведом- ства уголовной полиции.

Следует отметить, что в зарубежных странах (например, в США)1 задача борьбы с наркобизнесом возлагается на различные полицейские структуры, в частности на Федеральное бюро расследований Ми- нистерства юстиции США, на отдел по борьбе с наркоманией и нар- кобизнесом, управление по уголовным делам Ассоциации атторнеев штатов. Считается, что, действуя на едином оперативно-розыскном пространстве и оптимально взаимодействуя друг с другом, эти специ-

1 Мероприятие администрации США по усилению борьбы с организованной преступностью и незаконным распространением наркотиков // ВИНИТИ, 1983, № 4. С. 7—8; Наркомания в США и методы борьбы с ней // ВИНИТИ. 1988, № 70. С. 5—7; Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления. — М.: 1997. С. 205—213; Шалягин Д.Д. Полиция США: учебное пособие. — Московская академия МВД России, 2001.

289

ализированные полицейские структуры могут добиться положительных результатов в противодействии незаконному обороту наркотических средств. Однако здесь следует учитывать, что для преодоления ве- домственной разобщенности названных полицейских служб применя- ются эффективные организационные меры в форме временных опера- тивных подразделений, обозначаемых термином «ударные силы». При этом подобное структурное звено, ведущее полицейскую разведку в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств, обозначается как «тактическая группа по борьбе с наркобизнесом». Для ее создания между полицейскими структурами, выделяющими в ее состав сотрудников, подписывается меморандум о взаимопонимании, определяющий задачи, цели структуру группы, систему оперативного управления и состав Координационного совета, руководящего этой «ударной силой». Примечательно, что изъятые у разоблаченного «ударной силой» преступного наркосиндиката денежные средства, ценности, автотранспорт, имущество распределяются между Минюстом США и полицейскими органами штата местного уровня, выделившими сотрудников в «ударные силы»1.

Учет приведенного опыта, безусловно, важен для становления и развития федеральных органов по контролю за оборотом наркотических средств2. Тем не менее, своеобразный подход к определению двух разноплановых направлений в деятельности органов ГКН РФ обу- словливает необходимость их надлежащего структурного обеспечения.

Так, Указ Президента РФ от 11 марта 2003 года в общем виде определял компетенцию ГКН РФ по противодействию НОН. Однако анализ пункта 1 этого правового документа, а также позиция по дан-

1 Организационно-правовые основы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в зарубеж ных странах: Учебное пособие. — М.: Академия МВД России, 1995. С. 43—50; Криминальная ми лиция (полиция): проблемы организации, функции, содержания и формы деятельности. — M.: Академия МВД СССР, 1991. С. 4-98.

2 Далее в тексте органы ГКН РФ.

290

ному вопросу руководителя этого ведомства позволяли прийти к выводу о том, что соответствующий комитет будет призван обеспечить регулирующие и правоохранные функции в сфере легального оборота наркотиков. Кроме того, данное ведомство будет осуществлять профи- лактическую работу в данной сфере. Наряду с этим оно будет реали- зовывать функцию силового противодействия НОН, которая сыграет роль доминирующей в работе ГКН РФ по противодействию НОН1.

Характер этих направлений, вероятно, и должен был предопределить внутреннее устройство как центрального аппарата ГКН РФ по противодействию НОН, так и его органов на местах. В частности, провозглашение идеи о том, что данное ведомство будет структурно обеспечивать целый ряд направлений, прежде всего правоохранительной и иной деятельности, свидетельствовал о необходимости создания в их структуре комплекса организационных звеньев, предназначенных для реализации соответствующих функций. Признание того обстоятельства, что функция силового взаимодействия будет доминирующей в деятельности этих органов, безусловно, требовала ее эффективного и рационального структурного обеспечения. Необходимо отметить, что словосочетание «функция силового противодействия» не имеет общего смыслового характера, поскольку в теории государства и права выделяют в качестве силовых такие функции, как дознание, пред- варительное следствие, ОРД, а также административную деятельность правоохранительных органов, направленную на поддержание общест- венного порядка и обеспечение обществ