lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Филь, Виталий Сергеевич. - Показания подозреваемого в российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2003 176 с. РГБ ОД, 61:04-12/347

Posted in:

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

ВВЕДЕНИЕ

3

^ ГЛАВА 1. ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ КАК СУБЪЕКТ ПОКАЗАНИЙ Ц

1.1. Понятие подозреваемого по действующему уголовно- процессуальному законодательству 21 1.2. 1.3. Процессуально-правовой статус подозреваемого как субъекта показаний 27 1.4. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ, ЗНАЧЕНИЕ И ВИДЫ ПОКАЗАНИЙ

  • ПОДОЗРЕВАЕМОГО
  • 2.1. Понятие и значение показаний подозреваемого 52 2.2. 2.3. Предмет, содержание и виды показаний подозреваемого в процессе доказывания по уголовному делу 72 2.4. • ГЛАВА 3. ОЦЕНКА ПОКАЗАНИЙ ПОДОЗРЕВАЕМОГО 90 • 3.1. Оценка относимости показаний подозреваемого 90 3.2. 3.3. Оценка допустимости показаний подозреваемого 97 3.4. 3.5. Оценка достоверности показаний подозреваемого 119 3.6. ^ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

^ 136

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 14 6

ПРИЛОЖЕНИЯ

 164

з

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Проблемные вопросы учения о доказательствах в уголовном процессе всегда находились в центре внимания многих процессуалистов, поскольку доказательства пронизывают всю уголовно- процессуальную деятельность, являясь её фактическим ос- нованием. Важность дальнейшей более глубокой разработки этих вопросов диктуется в настоящих условиях принятием нового уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации.

В этой связи целью любого теоретического исследования по данной проблематике должно быть либо углубление существующего знания, либо изучение нового, благодаря чему восполняются объективные пробелы в науке. Всё это во многом определяет актуальность научных работ, посвя- щённых проблемам теории доказательств, в том числе и представленного диссертационного исследования.

Вопросы, составляющие содержание показаний подозреваемого, в определённой степени не могли не исследоваться в науке уголовного процесса. В контексте одного из видов доказательств показания подозреваемого рассматривались такими учёными, как Р.С. Белкин, В.М. Быков, В.Н. Григорьев, А.А. Давлетов, Б.А. Денежкин, А.А. Закатов, 3.3. Зинатуллин, Л.М. Карнеева, Л.Д. Кокорев, Р.В. Костенко, С.А. Колосович, Ф.М. Кудин, Н.П. Кузнецов, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, Г.М. Миньковский, И.Б. Михайловская, М.М. Михеенко, Я.О. Мотовиловкер, Ю.К. Орлов, И.Л. Петрухин, А.В. Солтанович, М.С. Стро-

ГОВИЧ, л.т. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллин, С.А. Шейфер, П.С. Элькинд и другие.

в то же время до настоящего времени в науке уголовного процесса не было самостоятельного монографического исследования показаний подозреваемого.

Отсутствие комплексной теоретической разработки и основанных на ней предложений и рекомендаций по данной проблеме не может не влиять на деятельность законодателя и правоприменительных органов в решении вопросов, относящихся к доказыванию на предварительном следствии и в суде .

Необходимость научного исследования показаний подозреваемого ни в коей мере не может ставиться под сомнение на том основании, что в теории уголовного процесса в определённой степени изучался вопрос о показа- ниях обвиняемого. При некотором сходстве этих видов доказательств, обусловленном наличием общего между указанными субъектами уголовного процесса, показания подозреваемого являются самостоятельным видом доказательств, а, следовательно, обладают существенными отличиями в их сущности и назначении, предмете показаний, собирании, проверке и оценке по сравнению с другими предусмотренными законом видами доказательств, в том числе и с показаниями обвиняемого.

Важность изучения данной проблемы обуславливается также следующим обстоятельством. Показания подозреваемого являются, с одной стороны, видом доказательств по уголовному делу, с другой, - средством защиты и отстаивания прав и законных интересов подозреваемого. Следовательно, от правильного получения и использования по- казаний подозреваемого прямо зависит не только осуществление эффективного доказывания по делу, но также и обеспечение прав и законных интересов подозреваемого как одного из участников производства по уголовному делу. Благодаря показаниям подозреваемого нередко предотвращается необоснованное привлечение данного лица в качестве обвиняемого.

Цель диссертационного исследования заключается в изучении показаний подозреваемого в уголовном процессе, определении их понятия и содержания, разработке оптимального процессуального режима использования этих показаний в процессе доказывания по уголовным делам, а в конечном счёте предложений по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и правоприменительной деятельности органов предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Достижение данной цели обеспечивается решением следующих задач:

рассмотрением понятия подозреваемого в уголовном процессе;

анализом процессуально-правового статуса подозреваемого как субъекта показаний;

раскрытием сущности, понятия и значения показаний подозреваемого;

исследованием предмета и содержания показаний подозреваемого;

изучением основанных на классификации различных видов показаний подозреваемого;

рассмотрением проблемы оценки показаний

подозреваемого с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности;

формулированием предложений по совершенствованию действующего законодательства и рекомендаций по его применению.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются положения закона о доказывании и видах доказательств, реализация последних в уголовно- процессуальной деятельности. Предметом исследования выступают нормы уголовно-процессуального права, регули- рующие содержание, процессуальный режим получения и использования показаний подозреваемого, а также практика их применения в процессе доказывания по уголовному делу.

Методологическую основу исследования составляют положения материалистической диалектики с использованием методов сравнительно- правового, системно-структурного, логического, исторического, социологического, статистического анализа. Изучена и критически осмыслена в аспекте рассматриваемых вопросов литература по уголовно- процессуальному праву, общей теории права и государства, уголовному праву, теории оперативно-розыскной деятельности, криминалистике.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, основаны на исследовании норм Конституции Российской Федерации, уголовно- процессуального и иного законодательства. Проанализированы соответствующие постановления Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Эмпирической базой исследования служит изучение как опубликованной, так и архивной практики органов уголовного судопроизводства. Были проанализированы решения Верховного Суда РФ, решения судов по конкретным делам за последние пять лет. По специально разработанной анкете изучено 2 00 уголовных дел, рассмотренных судами Краснодарского края. Проведён также опрос 2 00 следователей прокуратуры Краснодарского края. Республики Адыгея, города Москвы. В работе использован и личный опыт работы диссертанта в органах прокуратуры.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней на базе данных науки уголовного процесса и иных наук впервые в теории исследуется весь комплекс вопросов, относящихся к проблеме показаний подозреваемого в российском уголовном судопроизводстве.

Результатом разработки указанной проблемы являются следуюш;ие наиболее значимые выводы и предложения, которые выносятся на защиту:

  1. С учётом положений нового УПК РФ рассмотрена сущность подозреваемого в уголовном процессе как одного из участников, обладающих определённым процессуально- правовым статусом и являющегося субъектом показаний. В частности, предлагается уточнить основания поставлення лица в положение подозреваемого и с этой целью внести изменения в Ч.1 ст.4 6 и ст.100 УПК РФ.
  2. Рассмотрены основные права подозреваемого как субъекта показаний и влияние этих прав на формирование и использование показаний данного участника процесса. В связи с этим критически оценены положения законодательства относительно продолжительности времени свидания подозреваемого со своим защитником до первого подозреваемого со своим защитником до первого допроса, а Также некоторые другие положения закона и практика их применения.
  3. Как результат исследования показаний подозреваемого в качестве самостоятельного вида доказательств выявлены и проанализированы его следующие основные признаки: а) это - устное или письменное сообщение лица; б) поставленного в положение подозреваемого в соответствии с уголовно-процессуальным законом; в) по поводу его подозрения, то есть возможной виновности в совершении расследуемого преступления; г) сообщение, полученное дознавателем, следователем, прокурором в ходе предварительного расследования; д) сделанное при допросе и зафиксированное в установленном законом порядке в протоколе допроса подозреваемого. На основании этого предлагается авторское определение показаний подозреваемого .
  4. С учётом признания показаний подозреваемого самостоятельным видом доказательств обосновывается необходимость последовательного закрепления данного рода сведений в действующем законодательстве. В связи с этим предлагается каждый из видов доказательств, перечисленных в Ч.2 ст.7 4 УПК РФ, закрепить в отдельном пункте этой части статьи.
  5. Аргументируется положение о важности закрепления в УПК РФ самостоятельной статьи о допросе подозреваемого, как это имеет место в отношении всех иных субъектов показаний.
  6. В работе подробно рассмотрены критерии разграничения показаний подозреваемого, являющихся самостоя- тельньж видом доказательств по уголовным делам, и объяснений подозреваемого, которые не имеют доказательственного значения.
  7. Применительно к различным стадиям уголовного процесса исследован вопрос о соотношении показаний подозреваемого и его протокола допроса, о возможности использования последнего в качестве самостоятельного доказательства после утраты подозреваемым своего процессуального статуса.
  8. В диссертации впервые исследован вопрос об особенностях оценки показаний подозреваемого применительно к таким её элементам, как относимость, допустимость и достоверность.
  9. Практическая значимость настоящего диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нём положения, выводы и рекомендации могут быть использованы в дальнейшей научной разработке проблем теории доказательств, в совершенствовании действующего уголовно- процессуального законодательства, в практической деятельности органов расследования, прокуратуры, суда и адвокатуры, в обучении студентов юридических вузов и повышении квалификации практических работников.

Апробация результатов исследования заключается в публикации четырёх статей по теме диссертации, в обсуждении работы на кафедре уголовного процесса Кубанского государственного аграрного университета, в использовании её результатов в учебном процессе ряда юридических вузов России, а также в деятельности прокурорско- следственных органов, о чём свидетельствуют приложенные акты о внедрении. Автор также неоднократно выступал с научными докладами по теме диссертации на итоговых научных конференциях юридического факультета КГАУ. При написании диссертации автор использовал также опыт работы Б органах прокуратуры.

Структура диссертации обусловлена целями диссертации и состоит из введения, трёх глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы .

ГЛАВА 1. ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ КАК СУБЪЕКТ ПОКАЗАНИЙ

1.1. Понятие подозреваеморо по действующему уголовно- процессуальному законодательству

Рассмотрение вопроса о понятии подозреваемого и о его чётком закреплении в законе представляется важным в настоящей работе^- поскольку от этого прямо зависит раскрытие сущности содержания показаний данного субъекта уголовного процесса.

В уголовно-процессуальной науке проблема понятия подозреваемого вызывает многочисленные споры и разногласия .

С учетом положений ранее действовавшего УПК РСФСР (ст.52) многие учёные полагали, что появление подозреваемого в уголовном процессе необходимо связывать только с производством в отношении лица таких допустимых законом в этих случаях действий, как задержание и применение меры пресечения до предъявления обвинения.’ в частности, М.С. Строгович утверждал, что в соответствии

^ Строгович М.С. О подозреваемом // Социалистическая законность. - 1961. - №2. - С.33-34,37; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - С.101-102; Акинча А.Н. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии, - Саратов, 1964. С. 14; Стремовский В. А. Участники предварительного следствия. Ростов-на-Дону, 1966. - С.98; Кочетков В. Г. Подозреваемый в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 1965. - С.4-5; Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - С.63.

С законом лицо фигурирует в деле и допрашивается в качестве подозреваемого только: 1)при задержании и 2) при применении меры пресечения до предъявления обвинения, в первом случае лицо может находиться в положении подозреваемого в течение 72 часов, после чего оно становится обвиняемым или освобождается и выбывает из дела. Во втором случае лицо может находиться в положении подозреваемого до 10 суток, после чего оно также или становится обвиняемым, или мера пресечения отменяется и лицо выбывает из дела. Ни в каких иных случаях лицо не может быть допрошено в качестве подозреваемого.’ Эта позиция получила поддержку многих процессуалистов.^

Однако некоторые авторы высказывали спорное мнение о том, что основания появления подозреваемого не следует ограничивать производством только названных процессуальных действий. Они предлагали относить к подозреваемым также и многих других лиц, а именно: в отношении которых вынесено постановление о возбуждении уголовного дела^; допрошенных по поводу их причастности к расследуемому преступлению”^; в отношении которых осуществляются освидетельствование, обыск, предъявление для опозна-

1 Строгович М.С. Указ. соч., С.35.

^Котровский в. в. Подозреваемый по новому УПК РСФСР // Правоведение. - 1962. - № 3. - С.89; Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. - Саратов, 1964. -С.13; Кочетков В.Г. Подозреваемый в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 1965. - С.4-5; Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - С.63. ^ Добровольская Т.Н. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. - 1959. - №4. - С.35; Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия . - Минск, 1979. - С.197 и др.

^ Шешуков М.П. Подозреваемый по уголовно-процессуальному закону Латвийской ССР // Правоведение. - 1979. - №3. - С.65-66.

ния, арест имущества и другие действия’; в отношении которых собраны данные, позволяющие подозревать их в совершении преступления, и которые в связи с этим вовлекаются в процесс путем проведения различных следственных действий без указания их конкретного содержания^- в отношении которых ведётся предварительное следствие.^

Вновь принятый УПК РФ фактически не пошел по пути расширения случаев вовлечения подозреваемого в производство по уголовному делу, дополнив эти ранее содержавшиеся в ст. 52 УПК РСФСР случаи только вынесением постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица. Согласно ч. 1 ст. 4 6 УПК РФ подозреваемым является лицо: 1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело; 2) либо которое задержано; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Указанный в законе перечень случаев появления в уголовном процессе подозреваемого, на наш взгляд, удовлетворяет требованиям законности. Расширение данного перечня и соответственно тех процессуальных актов, ко-

^ Боровский Э. Понятие подозреваемого в советском уголовном процессе // Вестник МГУ. - Серия 10. - Право. - 1963. - №3. - С.33. 2 Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - Свердловск, 1961. - С.63; Нащекин Е. Свидетель или подозреваемый? // Законность. - 1996. - №2. - С.47-48; Бекешке С. П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - С.36; Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

  • Минск, 1992. - С.47; Тертышник В.М. Личность в социалистическом правовом государстве. Круглый стол журнала Советское государство и право // Советское государство и право. - 1989 - №11
  • С.37.
  • ^ Кобликов А. С. Право на защиту на предварительном следствии. - М., 1961. - с.55.

торыми лицо ставится в положение подозреваемого, неизбежно влечёт необоснованное увеличение круга лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства. Кроме того, каждый случай расширенного, по сравнению с законом, признания лица подозреваемым влечёт за собой производство целого набора процессуальных действий, некоторые из которых стесняют права личности. Всё это не может не сказаться на успешной работе органов уголовного судопроизводства по раскрытию преступлений и изобличению виновных лиц при полном соблюдении их прав. Основания признания лица подозреваемым по уголовному делу должны находиться в рамках, установленных действующим уголовно-процессуальным законодательством.

В ходе проведенного нами анкетирования следователей 98 % из их числа указали на отсутствие необходимости расширения процессуальных действий, которыми в соответствии с Ч.1 ст. 4 6 УПК РФ лицо ставится в положение подозреваемого .

В этой связи вопрос о признании лица подозреваемым нельзя решать по аналогии с тем, как это имеет место в отношении других участников процесса, отстаивающих свой интерес (обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика). Соответственно, нельзя согласиться с мнением, что поскольку подозреваемый, в отличие от свидетеля, имеет в уголовном судопроизводстве свой признаваемый законом интерес, то поэтому, если в качестве процессуального основания появления в процессе свидетеля достаточно протокола его допроса, подозреваемый… может появиться в деле с момента вынесения следователем мотивированного постановления о признании лица в качестве подозреваемого.’ Выносить отдельное мотивированное постановление о привлечении (признании) лица в качестве подозреваемого и признавать за ним значение юридического факта, рождающего процессуальную фигуру подозреваемого, предлагают и другие авторы.^

Думается, что при решении вопроса об основаниях признания лица подозреваемым необходимо исходить из тех указанных в законе процессуальных решений, которыми лицо ставится в данное процессуальное положение. Согласно ч. 1 статьи 4 6 УПК РФ такими решениями являются соответственно постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания, постановление о применении меры пресечения до предъявления обвинения с указанием в них оснований подозрения. Вынесение же отдельного процессуального акта, заменяюш;его указанные документы и ставящего лицо в положение подозреваемого, будет ничем иным, как дублированием уже совершенных процессуальных действий .

^ Лисагор И.Л. Расширить условия признания лица подозреваемым /

Ученые записки ВНИИСЗ. - М., 1970. - Вып. 22. - С.116.

Михайленко А. Р. О законности признания лица подозреваемым в уголовном процессе / Проблемы правоведения. - Киев, 1979. Вып.39. - С.113-114; Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. - М., 1981. - С.29; Кокорев Л.Д. Участники уголовного процесса / Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М., 198 7. - С.47; Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Минск, 1992. - С.35-40; Белый Н.А. Процессуальное положение подозреваемого в уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Киев, 1995. - С. 8; Давле- тов А. А. Подозрение и защита. - Екатеринбург, 1997. - С.18-25; Навасардян В. Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. - СПб., 2000. - с.21.

2

Вместе с тем обозначенные основания скрывают под собой одну из необходимых предпосылок появления подозреваемого в уголовном деле - наличие подозрения, которое никак не может не входить в содержание оснований поставлення лица в данное процессуальное положение. Появление подозреваемого в деле обусловлено прежде всего сведениями о его причастности к преступлению. Поэтому правы те авторы, которые считают, что появление подозреваемого лица определяется не применением к нему этих мер, а прежде всего наличием данных, дающих основание подозревать это лицо в совершении преступления и, следовательно, применять к нему меры процессуального при- нуждения . ^

Подозреваемый - такой участник процесса, который появляется в нем временно в стадии предварительного расследования. Безусловно, фигура подозреваемого должна быть в российском уголовном процессе, но только в исключительных случаях. Для осуществления этого требования в деятельности органов дознания и предварительного следствия по расследованию уголовных дел важно установить соответствующие гарантии того, чтобы действия, посредством которых гражданин приобретает процессуальный статус подозреваемого, совершались лишь при наличии действительной необходимости, т.е. тогда, когда без этих действий, без появления в процессе подозреваемого

Карнеева Л.М. К вопросу о подозреваемом в советском уголовном процессе // Советская криминалистика на службе следствия. - М., 1959. - Вып.12. - С. 7; Кудин Ф.М. Подозрение как условие применения мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предва- рительного расследования / Сборник научных трудов. - Волгоград, 1987. - С.42. Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Саратов, 1982.- С.14.

невозможно или крайне затруднительно обеспечить быстрое и полное раскрытие преступления. Иными словами, появление в процессе подозреваемого допустимо и оправдано в случаях, если имеются сведения (данные) , приводящие к выводу о его причастности к преступлению, к его подозрению в совершении преступления.

Большое количество обстоятельств, подлежаш,их выяснению в процессе производства по уголовному делу, различное значение обнаруженных сведений о них, одновременная проверка нескольких версий о субъекте преступления обусловливают то, что в отдельных случаях при расследовании дела могут быть налицо сведения, предположительно указываюш;ие на совершение преступления определенным лицом и на необходимость его вовлечения в процесс в качестве подозреваемого и вместе с тем отсутствовать основания для применения задержания или меры пресечения в качестве заключения под стражу к этому лицу. В таких ситуациях обоснованно утверждать, что вывод следователя о причастности данного лица к преступлению, то есть о его подозрении не обусловлен применением мер принуждения, а, наоборот, необходимость последних вытекает из возникшего подозрения.

в этом отношении нельзя согласиться с теми процессуалистами, которые утверждают, что в законе содержатся только юридические основания для признания лица подозреваемым.^ Речь в данном случае, на наш взгляд, должна идти не о наличии каких-то «юридических» оснований призна-

1 См: Козловский Н.А. Подозрение в советском уголовном процессе: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических }іаук. - Свердловск, 1989. - С, 91, и др.

ния лица подозреваемым, а о том, что законодатель не совсем чётко формулирует названные основания. В законе в ст.4 6 УПК РФ вообще не указаны основания поставлення лица в положение подозреваемого, а перечислены лишь процессуальные акты, с наличием которых связывается появление подозреваемого как участника процесса. Основания же подозрения в ст.4 6 УПК РФ не раскрываются. Анализируемая статья как бы предполагает обязательное наличие подозрения, которое однако недостаточно чётко выражено либо вообще отсутствует в нормах, регулирующих процессуальные действия, влекущие появление подозреваемого (возбуждение уголовного дела, задержание, применение меры пресечения до предъявления обвинения).

Наличие актов, указанных в ст.4 6 УПК РФ, должно предполагать наличие и оснований подозрения. Следовательно, формулировка ст. 4 6 УПК РФ требует дальнейшего совершенствования в плане указания на наличие подозрения лица, которое ставится в положение подозреваемого. В связи с этим Ф.М. Кудин правильно пишет, что, во- первых, появление законного и обоснованного подозрения прямо обусловливает правомерность производства всех процессуально-принудительных действий, допустимых зако- ном в отношении подозреваемого, во-вторых, неосновательное поставление лица в положение подозреваемого автоматически влечёт неоправданное использование любой меры принуждения, допускаемой в отношении этого участника процесса, в-третьих, неправильный вывод о сущности подозрения, неточное определение его объёма, ошибочная квалификация действий лица могут привести к его незаконному задержанию, необоснованному применению меры пресечения либо неточному выбору её вида, в- четвёртых, признание подозрения неподтвердившимся неизбежно влечёт отмену мер принуждения. ‘

Подводя итог всему сказанному выше, на наш взгляд, необходимо более правильно сформулировать в законе понятие подозреваемого по уголовному делу. Поэтому предлагается следующая редакция ч.1 ст.4 6 УПК РФ: «Подозреваемым является лицо, в отношении которого имеются сведения о возможном совершении им преступления и при этом: 1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса».

Объективности ради необходимо отметить, что данное положение было поддержано лишь в 20,5 % из 200 опрошенных нами практических работников.

По справедливому высказыванию И. А. Пантелеева, в основе подозрения как уголовно-процессуального явления лежит информация, которой обладает следователь или дознаватель, о причастности конкретного лица к расследуемому преступлению.^ Это может означать, что только при наличии определённого, конкретного основания подозрения

Кудин Ф.М. Подозрение как условие применения мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования / Сборник научных трудов. - Волгоград, 1987. - С. 42.

Пантелеев И.А. Проблемы совершенствования института подозрения в уголовном процессе России: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Екатеринбург, 2000.

следователь вправе начать уголовное преследование лица с последующим привлечением его к уголовной ответствен

ности .’

Представляется важным рассмотреть, какие же именно сведения образуют основания для подозрения лица в совершении преступления.

Среди процессуалистов существуют различные точки зрения по данному вопросу. Все они выражают две основные позиции.

Сторонники первой полагают, что подозрение должно базироваться только на доказательствах.^ Как указывает А.К. Аверченко, фактически именно с признания лица подозреваемым начинается уголовное преследование; это - решение, имеющее большое юридическое значение и далеко идущие последствия, в связи с чем оно не может быть принято на основании непроверенных и не закреплённых в уголовно-процессуальном порядке сведений.^ Данная информация (подозрение), как замечает Н.А. Козловский, осно-

^ Пантелеев и.А. Указ. соч., С.71.

’ Строгович М.С. Обвинение и обвиняемый на предварительном следствии и в суде / Избранные труды в 3-х томах. - Т.2. - М., 19 92. - С.44; Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М., 1951. - С.112; Строгович М.С. О подозреваемом // Социалистическая законность. - 1961. - № 2. - С. 11; Бекешко С.П., Матвиенко Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - С.35; Денежкин Б. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Саратов, 1982. - С.29; Белый Н.А. Процессуальное положение подозреваемого в уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Киев, 1995. - С.5, и др.

^ Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юри- дических наук. - Томск, 2001. - С.36.

вывается только на сведениях, фактах, полученных в ус- тановленном уголовно-процессуальном законом порядке.’

Другие учёные считают, что информация, из содержания которой следует вывод о совершении лицом преступления, может быть получена органом уголовного преследования как из оперативных, так и процессуальных источни

ков . ^

На наш взгляд, основания подозрения необходимо связывать со сведениями, указывающими на причастность лица к совершению преступления. Данный вывод базируется на том аргументе, что основания подозрения должны выясняться ранее момента появления подозреваемого в уголовном деле. Только на основе подозрения рождается процессуальная фигура подозреваемого в уголовном деле. Иначе быть не может. При других условиях существует абсолютно нелогичная конструкция, при которой появление подозреваемого является причиной его подозрения в совершении

преступления.^

Козловский Н.А. Подозрение в советском уголовном процессе: Ав- тореферат диссертации кандидата юридических наук. - Свердловск 1989. - С.12,

Пантелеев И.А. Проблемы совершенствования института подозрения в уголовном процессе России: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Екатеринбург, 2000. - С. 71

Как справедливо отмечает И.А. Пантелеев, в тех случаях, когда избежать указания данных лица (фамилии, имени, отчества и др.) в постановлении о возбуждении уголовного дела невозможно, имеет место не признание данного лица подозреваемым, а появление основания подозрения. Признание же органом уголовного преследования лица подозреваемым, то есть субъектом уголовно-процессуальной деятельности, требует специального, отдельного решения. См.: Пантелеев И.А. Проблемы совершенствования института подозрения в уголовном процессе России: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Екатеринбург, 2000. - С.77-

/ W

Думается, что основания подозрения лица в совершении преступления как сведения о возможной причастности к совершению преступления нельзя относить к Доказательствам по уголовному делу, поскольку, во- первых, они лишь предположительно указывают на возможную причастность лица к совершению преступления, и, во-вторых, ими не устанавливаются обстоятельства предмета доказывания по уголовному делу (ст.73 УПК РФ).

Примером может служить возбуждение уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 2 64 УК РФ, когда уголовное дело возбуждается не в отношении конкретного лица (водителя) транспортного средства, совершившего ДТП, в результате которого наступила смерть его участника, а по факту самого ДТП, так как причастность водителя к совершению преступления и, следовательно, нарушение им правил дорожного движения, которые повлекли смерть, до момента возбуждения уголовного дела не установлена. В данном случае представляется правильным возбуждение уголовного дела именно по факту, а не в отношении конкретного лица. Только лишь при проведении определенного круга следственных действий можно установить причастность лица к совершению преступления. При других обстоятельствах лицо необоснованно ставится в положение подозреваемого с момента возбуждения уголовного дела и начинает испытывать все вытекающие из данного положения последствия.

Таким образом, для признания лица подозреваемым необходимы одновременно и сведения о причастности лица к совершению преступления, и основания либо возбуждения уголовного дела, либо задержания, либо избрания меры пресечения. Наличие того и другого основания и даёт право ставить лицо в положение подозреваемого. Следовательно, не все лица, в отношении которых есть сведения о возможной причастности к совершению преступления, и, таким образом, основания подозревать их в совершении преступления, обретают процессуальный статус подозреваемых в уголовном процессе, а только те из них, в от- ношении которых имеются наряду с этим основания для производства одного из указанных действий.

Так, когда подозреваемым признаётся лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, должна быть совокупность достаточных данных, одновременно указывающих на признаки состава преступления (основания возбуждения уголовного дела) и на возможность совершения этого преступления названным в постановлении лицом (основания подозрения).

На законодательном уровне наиболее проблематичным является вопрос о признании лица подозреваемым с момента возбуждения уголовного дела. Так, следует отметить, что УПК РФ содержит указание о признании подозреваемыми лиц, в отношении которых вынесено постановление о возбуждении уголовного дела независимо от признаков состава преступления. Согласно п,1 ч.1 ст.4 6 УПК РФ подозреваемым является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса («Порядок возбуждения уголовного дела»). Как видно из представленной нормы, законодатель не ограничивает ни субъектный состав лиц, которые могут быть признаны подозреваемыми с момента возбуждения уголовного дела, ни подследственность такой категории дел. Вместе с тем в ст.223 УПК РФ говорится о том, что по уголовным делам, указанным в ч.З ст.150 настоящего Кодекса и возбуждаемым в отношении конкретных лиц, производится дознание. Думается, что данная позиция законодателя обосновывается следующими соображениями. При расследовании преступлений в порядке дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, УПК РФ предполагает появление фигуры обвиняемого лишь при вынесении обвинительного акта. С момента же возбуждения дела важно участие лица, в отношении которого имеются достаточные данные, указывающие на причастность его к совершению преступления. Поэтому в целях обеспечения данному лицу надлежащей защиты от возникшего подозрения необходимо наделить его процессуальным статусом подозреваемого и соответственно правом на защиту, указав это лицо в постановлении о возбуждении уголовного дела. Таким образом, с одной стороны, лицо будет ограждено от незаконного вовлечения его в уголовно-процессуальные отношения, а с другой, - обеспечивается всесторонняя и полная деятельность по расследованию преступлений.

При появлении подозреваемого в связи с его задержанием законом предусматривается, что такое возможно только при наличии сведений (данных) о том, что: 1) это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; 3) на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления; 4) при наличии же иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления.

ревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ст.91 УПК РФ). Фактически основания задержания одновременно служат здесь и основаниями подозревать задержанное лицо в совершении преступления, то есть основаниями подозрения.

Что же касается появления подозреваемого в связи с применением меры пресечения до предъявления обвинения, то в ст.100 УПК РФ указывается, что для этого необходимы сведения (по терминологии ст.97 УПК РФ «достаточные основания»), свидетельствующие о том, что лицо: 1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда; 2) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Очевидно, что в содержании ст.100 УПК РФ отсутствуют какие-либо указания о подозрении данного лица. В этой связи предлагается внести изменения в названную статью и предложить её следующую редакцию: «В исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных ст. 91 УПК РФ, а также ст. 97 настоящего Кодекса, и с учётом обстоятельств, указанных в ст.99 настоящего Кодекса, мера пресечения может быть избрана в отношении лица, которое тем самым становится подозреваемым. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если это лицо было ранее задержано, а затем заключено под стражу, в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется».

1.2. Процессуально-правовой статус подозреваемого

как субъекта показаний

Обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе особенно важно для субъектов, в отношении которых государство осуществляет уголовное преследование. к их числу, наряду с обвиняемым, относится и подозреваемый, который поэтому, как и обвиняемый, не может не наделяться целым комплексом прав по защите своих интересов. Лишь тот подозреваемый, который наделён достаточными правами, может успешно защищаться, в том числе и с помощью своих показаний.

Перечь процессуальных прав подозреваемого в соответствии с Ч.4 Ч.4 6 УПК РФ выглядит следующим образом: 1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения; 2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; 3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 и 3 части третьей статьи 4 9 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого; 4) представлять доказательства; 5) заявлять ходатайства и отводы; б) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет; 7) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 8) знакомиться с протоколами следственных действий.

следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания; 9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя; 10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя; 11) заш;ищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

С учётом темы исследования важно проанализировать те из процессуальных прав подозреваемого, которые непосредственно связаны с показаниями данного участника процесса.

Право подозреваемого знать,, в чем он подозревается^ и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения.

Данным правомочием подозреваемый наделяется для того, чтобы наиболее полно реализовать защиту от подозрения .

Это - универсальное право подозреваемого, ибо оно реализуется посредством всех иных, принадлежащих ему прав. Защита от подозрения становится возможной в связи с дачей подозреваемым показаний. Таким образом, показания подозреваемого выступают одним из важных средств осуществления его права на защиту от подозрения, а следовательно, и получения копий таких актов, как постановление о возбуждении против него уголовного дела, протокол задержания, постановление о применении к neMv меры пресечения, в которых сформулированы данное подозрение, а равно и основания вынесения названных актов.

В то же время необходимо отметить, что в некоторых регионах России прокуратурами совместно с судами издаются информационные разъяснения судебно-следственной практики применения нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, в которых указывается, что постановления о возбуждении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, а также внесение изменений либо отмена обвинительного заключения (акта) не являются предметом обжалования в суд.

Данный вывод сделан на основании анализа положений ст. 125 УПК РФ и Постановления Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5- П «по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В. К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фулы- гина и ООО “МОНОКОМ”.^

Из вышеуказанного следует, что даже при получении подозреваемым копии постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела, право обжалования данного процессуального акта практически теряет свое первоначальное назначение.

Вместе с тем в науке уголовного процесса не все авторы признают наличие такого рода защиты, как защита от подозрения. Так, по мнению некоторых учёных, функция защиты производна от обвинения и существует лишь постольку, поскольку в уголовном процессе определенное лицо обвиняется в совершении преступления. Защита воз-

^ Собрание законодательства РФ 05.04.1999.- N’4. -ст. 1749

зо

можна только в противовес обвинению, без которой она становится бесцельной и беспредметной.’ М.С. Строгович, придерживаясь по существу такой же позиции, признавал, однако, что, поскольку в отношении подозреваемого ведется уголовное расследование, ему принадлежат определенные права защиты.^

Другие процессуалисты считают, что функцию защиты необходимо распространять не только на обвиняемого в узком смысле этого термина, то есть участника предварительного расследования, но и на подсудимого, осужденного, оправданного, а также подозреваемого, справедливо не связывая возникновение защиты лишь с появлением в процессе обвиняемого.^ Подтверждение этому - содержание п.З Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 197 6 года «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», в котором прямо указывалось, что правом на защиту обладают как обвиняемый, так и подозреваемый, подсудимый, осужденный, оправданный

^ Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин 3.3., Аврах Я..С. Обвинение и защита по уголовным делам. - Казань, 197 6. - С.112; Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. - Саратов, 1959. - С. 214; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М , 1975. - С.41.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М , 1968 - Т.1. - С.238.

^ Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе / Вопросы защиты по уголовным делам. - Л., 1967. - С.14-16; Перлов И.Д. Право на защиту. - м. , 1969. - С.16; Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе // Советское государство и право. - 197 8. - №1. - С.89; Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под редакцией В.М. Савицкого. - М., 1983. - С.35; Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1999. - С.37.

” Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1978. - №4. - С.9.

данное важное положение законодательно бьшо закреплено в качестве принципа в ст.16 УПК РФ, в которой предусмотрено Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому ик права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запре- щенньши настоящим Кодексом способами и средствами.

по справедливому высказыванию В.М. Быкова, право на защиту необходимо понимать именно в широкой (т.е. право пользоваться любыми способами и средствами защиты, кроме признанных незаконньши), но не излишне расширенной (т.е. защита любыми методами) трактовке.’

Разъяснение подозреваемому права знать, в чём он подозревается, должно состояться до начала первого допроса. В начале первого протокола допроса подозреваемого должно быть отмечено, в Чём он подозревается, и ещё перед дачей показаний по существу подозрения ему предоставляется возможность своей подписью удостоверить факт разъяснения сущности подозрения. При этом, на наш взгляд, органы уголовного судопроизводства не обязаны разъяснять подозреваемому, какими именно данньши подтверждается предположение о его причастности к совер- шённому преступлению.

думается, что некоторые процессуалисты правильно считают, что поскольку согласно п.1 ч.4 ст. 4 6 УПК РФ подозреваемый вправе получить копию документа, поставившего его в положение подозреваемого, то соответст-

ном процесгр // ^ ирсіво на ззщиту В российском уголов-

// ираво и политика. - 2002.- №5. - с 41

венно на следователе не лежит обязанность представления подозреваемому копии названного в указанном пункте документа, когда подозреваемым он стал ещё до момента оформления данного документа.’ Так, А. П. Рыжаков указывает, что, к примеру, если подозреваемым лицо стало после возбуждения уголовного дела, затем оно было задержано и заключено под стражу до предъявления обвинения, ему вручается только копия постановления о возбуждении уголовного дела. Копию протокола задержания и тем более копию постановления о применении к нему меры пресечения он имеет право получить только в том случае, если в ходе расследования его стали подозревать в совершении другого (иного или ещё одного) преступления.^

Изучение материалов уголовных дел показало, что в 65,8 % случаев от общего числа проанализированных уголовных дел, в которых лицо становилось подозреваемым с момента возбуждения уголовного дела, копия процессуального акта, а именно постановления о возбуждении уголовного дела не вручалась. При задержании лица копия протокола задержания вручалась в 58,8 % случаев.

Иначе обстоит дело, когда подозреваемым лицо становится с момента избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Так, из общего числа проанализированных уголовных дел, в которых лицо становилось подозреваемым с момента применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, постановление не вручено лишь в 1 случае (25 %).

?россіГкГ .едераГ”^-

Там же, С.152.

Право давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний.

Использованием данного права в части дачи показаний и формируются показания подозреваемого как вид доказательств. Поэтому с целью получения предельно информативных сведений, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности, важно неукоснительно соблюдать все требования закона, направленные на реальное осуществление этого права. Проявлением данного правомо- чия является и разъяснение следователем перед началом допроса подозреваемому, в чём он подозревается с указанием конкретных обстоятельств, а также квалификации преступления, к совершению которого он причастен. Если в приложении 13 к УПК РФ «Протокол допроса подозреваемого» обязанность следователя по разъяснению данного права указана, то в УПК она отсутствует. Очевидна необ- ходимость включения этой обязанности следователя непосредственно в содержание закона.

Реализация правомочий подозреваемого при даче показаний связана с получением доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Поэтому перед началом допроса подозреваемому должно быть в доступной форме разъяснено, что он может давать показания, то есть излагать сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, и что эти показания могут использоваться в качестве доказательств по делу.

Для подозреваемого важно также знать о том, что он имеет право вообще не давать показания, вправе отказаться от дачи показаний без каких-либо правовых последствий для себя, по данньш исследования уголовных

дел, указанное право разъяснялось подозреваемым в 99 %

случаев,

В предоставлении подозреваемому возможности выражать своё отношение к выдвинутому против него подозрению необходимо очень Чётко отграничивать друг от друга право на дачу показаний и право на дачу объяснений. Показания подозреваемого по своему значению являются доказательствами в уголовном деле, его же объяснения, напротив, таковыми не признаются.

Подробному анализу разграничения показаний подозреваемого и объяснений подозреваемого будет уделено достаточное внимание во второй главе настоящей работы, здесь же следует сказать о реализации данных прав.

Так, подозреваемый может давать объяснения (то есть сообщать сведения, не относящиеся прямо или косвенно к предмету доказывания) по поводу обстоятельств, которые позволили его задержать, либо избрать меру пресечения в качестве заключения под стражу. Ограничений, касающихся продолжительности дачи объяснений и количества листов, на которых они излагаются, законодателем не предусмотрено. Однако лицо, ведущее процесс, в случае необходи- мости вправе указать подозреваемому на отсутствие связи между его объяснениями и обстоятельствами задержания или меры пресечения в качестве заключения под стражу.

М. был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ. Прокурор обратился с ходатайством в суд об избрании М. меры пресечения в виде заключения под стражу. В судебном заседании объяснения М. не были связаны с обстоятельствами задержания и избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, а касались якобы имевших место незаконных методов расследования и мер физического воздействия на него со стороны сотрудников УВД. При рассмотрении ходатайства судьей М. был направлен на судебно-медицинское освидетельствование для установления наличия у него каких-либо телесных повреждений и установления степени тяжести вреда здоровью. После проведения освидетельствования М. в качестве меры пресечения было избрано заключения под стажу. Сведения о причинении ему телесных повреждений и применения незаконных методов расследования не подтвердились.^

в 78,5% случаев от общего числа проанализированных уголовных дел подозреваемым при допросе давались только показания, в 21,5 % случаев подозреваемым давались и объяснения и показания.

Право пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 и 3 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого.

Связь данного права с показаниями подозреваемого в том, что вступление защитника в процесс именно до первого допроса подозреваемого, а также дальнейшее участие защитника в производстве по делу выступает важнейшей гарантией доброкачественных показаний подозреваемого.

^ материалы уголовного дела №362316. Архив следственного управления при УВД г. Туапсе и Туапсинского района 2 003 год.

Формирование именно таких показаний во многом зависит от участия в них защитника.

Нельзя не подчеркнуть то, что впервые предоставление подозреваемому квалифицированной защиты закреплено на конституционном уровне в ст. ст.45 и 48 Конституции Российской Федерации в качестве самостоятельного принципа. Сущность данного принципа состоит в предоставлении подозреваемому реальных возможностей защищаться от подозрения как лично (ст.45), то есть осуществлять самозащиту, так и с помощью защитника (ст.48). Реализация этого принципа в полной мере в ходе расследования уго- ловных дел является заслоном на пути привлечения к от- ветственности невиновных, а также фактором повышения качества расследования.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отменен приговор суда в отношении Витвицкого, осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ, так как для Витвицкого не был приглашен адвокат.

Как следует из материалов дела, в протоколе разъяснения Витвицкому права на защиту содержались противоречивые сведения о его желании иметь адвоката. Так, имеется запись о том, что Витвицкий нуждается в услугах адвоката на следствии и в суде. Затем дописано, что отказ от адвоката не связан с материальным положением. В результате адвокат осужденному не был предоставлен. В ходе следствия Витвицкому реально не обеспечено право на защиту, что подтверждает его доводы в жалобе, поданной в порядке надзора, о том, что его отказ от услуг адвоката был вынужденным.

Президиум Алтайского краевого суда, отклонив протест прокурора края об отмене приговора, указал, что с доводами о нарушении права на защиту Витвицкого согласиться нельзя, поскольку мера пресечения к нему не применялась и он не задерживался в порядке ст. 122 УПК РСФСР, поэтому защитник не должен был быть допущен к участию в деле на данной стадии.

Как установила Судебная коллегия, Витвицкий совершил преступление в исправительном учреждении, отбывая наказание, и поэтому не задерживался в порядке ст. 122 УПК РСФСР. Не могла быть избрана в отношении него и мера пресечения, так как он был реально ограничен в свободе. При таких обстоятельствах ссылка в постановлении президиума на формальный процессуальный статус Витвицкого не соответствует ст. 4 8 Конституции РФ.

Судебной коллегией приговор суда и последующие судебные решения отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.^

Вместе с тем в Конституции Российской Федерации можно обнаружить некоторые неточности в отношении ука- занного правомочия.

Так, Ч.1 ст.4 6 Основного Закона гласит: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Если рассматривать данную норму с позиции обеспечения прав участников уголовного процесса, то, разграничивая право граждан на обращение за судебной защитой и право обвиняемого на защиту, Ю.И. Стецовский и A.M. Ларин спра- ведливо отмечают, что право на защиту принадлежит гражданину, в отношении которого ведется уголовный процесс.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. - Ы»10.-с.18.

и обеспечивается оно в связи с расследованием и судебным рассмотрением уголовного дела. Право же на обращение за судебной защитой принадлежит гражданам в связи с судебным рассмотрением не только уголовных дел, но и рассмотрением различных дел в порядке гражданского судопроизводства .’

В действующем законодательстве вопрос об участии в уголовном процессе защитника подозреваемого урегулирован недостаточно четко. На это же неоднократно указывалось и в литературе.^

По данной проблеме Конституционный Суд РФ подробно разъяснил, что поскольку конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения» должны толковаться в их конституционно- правовом (а не в придаваемом им УПК РФ) смысле. В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное, процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, соответственно, на- правленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении уголовного дела, проведением следственных действий (обыска, опознания, допроса и др. ) и иными мерами, прини-

^ Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - м, 1988.-С.7.

^ Шевчук А.И. Некоторые вопросы совершенствования процессуальных гарантии прав подозреваемого / Вопросы совершенствования правоох- ранительной деятельности ОВД в свете новой Конституции РФ - М 1995. - С.58-64 и др. • • .

маемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с 4.1 ст.51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление фактов и обстоятельств, уличающих лицо, в отношении которого ведётся уголовное преследование, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие ему получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении, гарантирующие в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств (ч.2 ст.50 Конституции РФ).’

А. обвинялся в совершении разбойного нападения на К. и его убийства (п. “в” ч. 3 ст. 162, п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Судом присяжных Ульяновского областного суда А. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступлений .

Прокурор в частном протесте просил отменить постановление суда присяжных, считая вывод суда о нарушении уголовно - процессуального закона основанным на односторонних доказательствах - показаниях подсудимого А. и его законного представителя. По мнению прокурора, показания следователя, проводившего допрос А., имели суще-

^ Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова / СЗ РФ - 2000. - № 27. - Ст.2882.

ственное значение для выяснения вопроса о допустимости этого доказательства. Нарушения требований УПК об участии защитника в уголовном судопроизводстве не допущено .

Кассационная палата Верховного Суда РФ частное постановление суда присяжных оставила без изменения, а частный протест - без удовлетворения.

При исследовании во время разбирательства дела протокола допроса А. в качестве подозреваемого, данный документ был признан не имеющим юридической силы.

Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания, адвокат Г., с которым родственники А. заключили соглашение на его защиту, заявил ходатайство о признании протокола допроса А. в качестве подозреваемого недопустимым доказательством, поскольку, по мнению адвоката, допрос произведен с нарушением закона, а именно в ночное время и без его (адвоката) извещения.

Данное ходатайство председательствующим судьей обоснованно удовлетворено. Согласно материалам дела при допросе свидетель Б. указал на несовершеннолетнего А. как на лицо, совершившее убийство К. В связи с этим в квартире А. был произведен обыск с целью изъятия вещей и орудия преступления, имеющих отношение к делу, в то же время у него изъяли его одежду и обувь, а сам он в течение всего дня находился в помещении РУВД, где с ним проводились следственные мероприятия - допросы и очные ставки со свидетелями, т.е. фактически А. был задержан и являлся подозреваемым по делу. Однако, несмотря на эти обстоятельства, следователь производил допросы несовершеннолетнего А. в качестве свидетеля, не разъяснил

российскл;!

41 ГОСУДАРСТВЕННА ^ Б^ЯШОІШШ

ему права подозреваемого, не допустил к участию в проведении следственных действий адвоката Г. В последующем, уже в ночное время {в 22 час. 20 мин.), А. был задержан в качестве подозреваемого официально и допрошен с участием дежурного адвоката, а не приглашенного родственниками А, адвоката Г., хотя данный допрос не вызывался необходимостью, поскольку несовершеннолетний, фактически являясь подозреваемым, до этого допроса более 12 часов находился в помещении РУВД.

Таким образом, судом установлено, что А. действительно являлся подозреваемым по делу не со времени составления протокола о задержании, а с момента его реального задержания, когда в отношении него были проведены действия, направленные на выявление уличающих фактов и обстоятельств: обыск, изъятие его одежды и обуви, удерживание его в течение всего дня в помещении РУВД, где с ним проводились следственные мероприятия.

При таких обстоятельствах А. необходимо было безотлагательно предоставить помощь адвоката Г., с которым родственники заключили соглашение. А. допрошен в качестве подозреваемого без участия упомянутого адвоката, чем нарушено его право на защиту.^

В науке уголовного процесса некоторыми процессуалистами обоснованно подчёркивается, что обеспечение надлежащей реализации права подозреваемого иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса возможно только при условии, если аналогичным

^ Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 24 октября 2000 г (извлечение).//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001

№7 -г- . 1 П правомочием будет обладать и сам защитник. Совершенно справедливо на этот счёт указывает A.M. Ларин, что свидание - акт обоюдный, и право на него должно принадлежать как защитнику, так и подзащитному, чтобы тот мог сам добиваться обеспечения данного права даже в тех случаях, когда защитник по каким-то причинам на этом не очень настаивает.’

Трудность в осуществлении права подозреваемого на свидание с защитником практически всегда обусловлена сложностью надлежащего исполнения нормы, содержащейся в Ч.4 ст.5 0 УПК РФ и предусматривающей вступление последнего в дело в течение 2 4 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу. В соответствии с ч.4 ст.50 УПК РФ, если явка защитника, избранного подозреваемым или обвиняемым, невозможна в течение 2 4 часов с момента задержания или заключения под стражу, дознаватель, следователь, прокурор вправе предложить подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника либо обеспечить ему защитника через юридическую консультацию. Заведующий юридической консультации или президиум коллегии адвокатов обязаны выделить защитника в течение 2 4 часов с момента получения соответствующего уведомления. При этом надо учесть, что уведомление «находится в пути» еще некоторое время и что выделенный адвокат не может сразу приступить к исполнению своих обязанностей. «Таким образом, вызов защитника может растянуться на длительное

^ Ларин A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судо- производстве / Общая теория прав человека. Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор Е.А. Лукашева. - М., 1996. - С.191- 192.

время… Участие защитника надо было бы обеспечить не позже, чем, допустим, через 6-12 часов после задержания. Льготы, которые получает дознаватель и следователь, значительно ограничивают право обвиняемого и подозреваемого на защиту».’

Реализация права подозреваемого на свидание с защитником в течение 2 4 часов с момента фактического задержания лица при применении меры пресечения в качестве заключения под стражу не может быть поставлена в зависимость от предварительного допроса лица. Также и в соответствии с П.1 Ч.1 ст. 53 УПК РФ с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе иметь с подоз- реваемым, обвиняемым свидания наедине и конфиденциально до первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности. Однако внесёнными изменениями в УПК РФ ч.4 ст. 92 была дополнена следующим положением: «До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов».^ Надо полагать, подобные нововведения в известной степени будут

^ Петрухин и.л. Судебные гарантии прав личности / Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. - Вып. N’ 8. - М., 1992 . - С.50.

^ Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 98-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» / Принят Государственной Думой 2 7 июня 2 0 02 года. Одобрен Советом Федерации 10 июля 2002 года.

ущемлять права подозреваемого на свидание со своим защитником, поскольку указанные ограничения во времени могут не позволить надлежащим образом подготовиться к допросу, выработать свою позицию по защите и т.п.

Следует также отметить, что на доброкачественность показаний подозреваемого непосредственное влияние оказывает участие его защитника во время допроса. Получение показаний подозреваемого в ходе допроса с участием защитника обеспечивает соблюдение надлежащего процессуального порядка проведения допроса. Так, участие защитника не позволит должностному лицу, получающему показания подозреваемого в ходе его допроса, проводить указанное следственное действие непрерывно более 4 часов, задавать наводящие вопросы, иным образом нарушать процедуру допроса.

Важность участия защитника в ходе допроса подозреваемого прямо закрепляется в законе. УПК РФ впервые предусматривает, что формирование показаний подозреваемого как допустимого доказательства зависит от участия защитника при получении показаний в ходе соответствующего допроса подозреваемого. В частности, согласно п.1 Ч.2 ст.7 5 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в от- сутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтверждённые подозреваемым, обвиняемым в суде.

Исследование практики показывает, что случаев ограничения свидания подозреваемого с защитником не выявлено, при этом в 60 % случаев от общего числа проанализированных дел защитник при допросе подозреваемого участвовал, в 1,5 % случаев задавал вопросы и заявлял ходатайства .

Право представлять доказательства.

Наделение подозреваемого данным правом позволяет более полно реализовать возможность повлиять на ход расследования уголовного дела для достижения необходимого и желаемого результата.

Право представления доказательств подозреваемым связано с положениями ст.8 6 УПК РФ, посвященной собиранию доказательств. Однако названные в ней случаи законодательного закрепления права по собиранию и представлению доказательств подозреваемым нельзя понимать буквально как процессуальную деятельность по собиранию доказательств, осуществляемую путём проведения следственных и иных процессуальных действий. Как правильно утверждают Ф.М. Кудин и Р.В. Костенко, права по собиранию доказательств этим и остальными участниками уголовного судопроизводства, не относящихся к органам, ведущим процесс, следует рассматривать только в контексте положений Ч.2 ст.8 6 УПК РФ.” В ней сказано, что подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Поэтому участники процесса, не являющиеся органами уголовного судопроизводства, непосредственно не осуществляют следственные и иные процессуальные дейст-

^ Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002. г . 1 R-17 _

ВИЯ в целях собирания доказательств. Они могут лишь опосредованно влиять на процесс собирания доказательств дознавателем, следователем, прокурором и судом путём представления письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств .’

Подозреваемый вправе представлять предметы и документы, имеющие значение для дела, часть из которых затем может быть признана вещественными доказательствами, а другая - иными документами.

Наравне с подозреваемым, правом собирания доказательств в соответствии с ч. 3 статьи 8 6 УПК РФ наделен также и его защитник.

В случае представления подозреваемым предметов, документов, ценностей или иного имущества, имеющего значение вещественного доказательства либо изъятого из свободного обращения, а равно подлежащего конфискации или аресту для обеспечения компенсации материального ущерба, причинённого преступлением, или исполнения приговора суда о конфискации, составляется протокол в со- ответствии со ст. ст.86, 166 УПК РФ.

В контексте анализируемого в данном параграфе вопроса необходимо отметить, что к показаниям подозреваемого можно также отнести и такие права, которые предусмотрены п. п.6, 7 и 8 Ч.4 ст.46 УПК РФ. Это право давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет; право пользоваться помощью перево-

^ Там же, с.16. См. также Быков В.М. Подозреваемый как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты // Российская юстиция. - 2003. - №3. - с. 43.44.

дчика бесплатно; право знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания. Указанные права следует рассматривать с точки зрения их реализации во время допроса подозреваемого как средства получения показаний.

Проанализируем названные права подозреваемого в плане обеспечения ими допустимости и большей достоверности его показаний.

Право давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет.

Дача показаний подозреваемым на родном языке или языке, которым он владеет, позволяет получать наиболее полные с точки зрения информативности сведения об обстоятельствах уголовного дела, поскольку дача показаний на родном языке или языке, которым владеет подозреваемый, может передавать специфику и особенности того или иного языка общения. Реализация указанного права обес- печивает также достоверность показаний подозреваемого и напрямую связана с допустимостью получаемых показаний. Так, общие правила проведения допроса предусматривают, что если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведётся производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания (ч.1ст.18 9 УПК РФ) . Нарушение данных предписаний закона неизбежно влекут за собой признание полученных показаний подозре- ваемого недопустимыми доказательствами по уголовному делу в соответствии со ст.7 5 УПК РФ.

К тому же, как правильно отмечается некоторыми авторами, подозреваемому, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведётся производство по уголовному делу, следственные документы должны быть вручены с переводом на его родной язык или язык, которым он владеет, в сроки, которые установлены в нормах УПК РФ, предусматривающих необходимость вручения указанным лицам определенных процессуальных документов.’ Например, копия постановления или определения об избрании меры пресечения с переводом на его родной язык или язык, которым он владеет (ч. 2 ст. 101 УПК РФ), вручается подозреваемому при объявлении о принятом решении.

Право давать показания на родном языке или языке, которым владеет подозреваемый, тесно связано и обеспечивается реализацией принципа языка уголовного судопроизводства (ст.18 УПК РФ). Согласно ч.2 ст.18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Дача показаний подозреваемым на родном языке или языке, которым он владеет, должна всегда происходить с обязательным участием защитника. «Владение языком на бытовом уровне может быть достаточным для осуществления

^ Герасимов С.И., Коротков А.П., Тимофеев А.В. 400 ответов по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. - М., 2002. - С.13.

защиты без участия защитника по делам с простыми, обыденными обстоятельствами дела, но может оказаться явно недостаточным для участия в делах сложных, требующих уяснения смысла новых понятий. Заявление обвиняемого (подозреваемого) о том, что он закончил русскую школу, хотя сам является лицом другой национальности и повседневно общается с окружающими на родном языке, может послужить основанием для признания его протокола допроса на русском языке без участия защитника недопустимым доказательством».’

Право пользоваться помощью переводчика бесплатно. Данное правомочие подозреваемого тесно связано с реализацией предыдущего его права. Участие переводчика в ходе допроса подозреваемого способствует не только получению достоверных показаний, но и обеспечивает допустимость этих показаний, а также протоколов допросов подозреваемого.

Не владеющими языком судопроизводства признаются лица, не понимающие или плохо понимающие обычную разговорную речь на языке судопроизводства, не умеющие свободно изъясняться на данном языке в понимании тех или иных терминов или обстоятельств, связанных с производством по делу.^

Право подозреваемого давать показания на родном языке и пользоваться услугами переводчика должно быть разъяснено до начала производства допроса, то есть до

^ Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике / Комментарий Российского законодательства. - М., 1997. - С.151. ^ Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - Издание второе. - М., 1998. - С.40.

момента получения показаний подозреваемого. Пригласить переводчика для участия в допросе подозреваемого обязано лицо, производящее допрос.

Ограничение прав подозреваемого, обусловленное незнанием им языка, на котором ведётся судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться родным языком влияет на допустимость получаемых показаний при условии, если не реализовано право воспользоваться услугами переводчика.’

Право знакомиться с протоколами следственных действий^ произведенных с его участием^ и подавать на них замечания.

Непосредственная связь с показаниями подозреваемого указанного права проявляется в случае ознакомления по- дозреваемого с протоколом своего допроса. Протокол допроса предъявляется для ознакомления подозреваемому, при этом ему разъясняется право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесённые замечания о дополнении и уточнении протокола допроса должны быть оговорены и удостоверены подписью подозреваемого.

Обеспечение права подозреваемого знакомиться с протоколом своего допроса влияет на допустимость получаемых показаний при соблюдении следующих условий: 1) по прочтении протокола допроса, составленного после проведения допроса, подозреваемый должен своей подписью удостоверить правильность записи его показаний; 2) все до-

^ См. : Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - м. , 1997. - С.457. 535.

полнения и поправки в протоколе должны быть удостоверены подписью подозреваемого и следователя; 3) отказ от подписания протокола допроса или невозможность его подписания должны быть удостоверены в установленном законом порядке; 4) если допрос подозреваемого проводится с участием переводчика, то протокол допроса должен включать указание на разъяснение переводчику его обязанностей и предупреждение об ответственности за заведомо неправильный перевод, что удостоверяется подписью переводчика .’

^ Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1999. - С.126-127.

ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ, ЗНАЧЕНИЕ И ВИДЫ ПОКАЗАНИЙ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

2.1. Понятие и значение показаний подозреваемого

Для правильного раскрытия сущности показаний подозреваемого необходимо с методологической точки зрения, прежде всего, проанализировать проблему понятия уголов- но-процессуальных доказательств, исследовать и показать соотношение категорий «источник доказательства», «вид доказательства» в уголовном процессе. Детальное изучение обозначенных вопросов позволит определить понятие показаний подозреваемого, а также выявить их значение и место в системе уголовно-процессуального доказывания.

В настоящее время в науке уголовного процесса по вопросу о понятии уголовно-процессуальных доказательств самым распространённым является «единое» понимания доказательств.^ «Доказательство в уголовном процессе, утверждает И.Б. Михайловская, - это неразрывное единство фактических данных (т.е. сведений о подлежащих дока-

^ Дорохов в. Я. Понятие доказательства / Теория доказательств в советском уголовном процессе / Ответственный редактор Н.В. Жо- гин. - 2- е издание, исправленное и дополненное - М. , 1973. - С.197-207, 227-228; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. - С.26; Кокорев Л. Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - С.121; Уголовно- процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2- е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С Л 41.

зыванию обстоятельствах) и процессуальной формы, в которую эти фактические данные облечены».’

Действительно, сторонники «единого» понимания доказательств учитывают влияние отражательных процессов в формировании доказательств и правильно подчёркивают, что в доказательстве следует различать две главные его стороны - содержание и форму. «Содержанием отображения в доказательстве являются заключённые в нём сведения, то есть фактические данные, а формой, способом существования и выражения отображения - источник фактических данных».^ Такая конструкция позволяет определять доказательство в уголовном процессе как единство сведений об обстоятельствах совершённого преступления и процессуальной формы, источников указанных сведений: показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля; заключения эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

Анализ представленной концепции применительно к категории «показания подозреваемого» показывает, что последние должны пониматься непосредственно как сами доказательства (один из видов доказательств).

Законодатель в ч.1 ст.74 УПК РФ определяет, что доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств.

^ Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И. Л. Петрухина. - М. , 2001. - С.153.

2 Курс советского уголовного процесса / Под редакцией А.Д. Войкова, И.И. Карпеца. - М. , 1989. - С.551.

подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В части 2 названной статьи указано, в качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы.

Из буквального толкования части второй названной статьи можно сделать вывод о том, что к одному и тому же виду доказательств относятся объединённые в пунктах первом и втором, в одном случае, показания подозреваемого и показания обвиняемого, а в другом - показания потерпевшего и показания свидетелей. На самом деле каж- дое из названных выше показаний образует совершенно отдельный вид доказательства. Их совмещение и объединение нельзя считать удачным. Поскольку это принижает значение и роль, в частности, показаний подозреваемого как самостоятельного вида доказательств, превращает их в «придаток» показаний обвиняемого. Поэтому, на наш взгляд, в законе необходимо более точно определять Ч.2 ст. 74 УПК РФ, а именно: «В качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого; 2) показания обвиняемого; 3) показания потерпевшего; 4) показания свидетеля; 5) заключение и показания эксперта; б) вещественные доказательства; 7) протоколы следственных и судебных действий; 8) иные документы.

Каждое доказательство должно обладать следующими признаками (свойствами): относимостью, допустимостью и достоверностью/ На законодательном уровне данная позиция также нашла своё подтверждение. В ч.1 ст. 8 8 УПК РФ сказано, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.^

Таким образом, под доказательствами в уголовном процессе необходимо понимать отвечающие требованиям от- носимости, допустимости и достоверности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, содержащиеся в установленной законом форме.

Приведённая конструкция понятия доказательств и их источников имеет значение для определения сущности показаний подозреваемого. Она позволяет рассматривать показания подозреваемого только об обстоятельствах, указанных в Ч.1 ст.74 и ст.73 УПК РФ, как один из самостоятельных видов доказательств в уголовном процессе.^

^ Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - С.14 6; Комлев Б. О понятии доказательств // Социалистическая законность. 1991. - № 11. - С. 59; Давлетов А.А. Основы уголовно- процессуального познания. - 2-е изд., исправленное и дополненное. - Екатеринбург, 1997. - С.8 3-93; Тертышник В.М., Слинько С.В. Теория доказательств. - Харьков, 1998. - С. 9-10; Ульянова Л.Т. Понятие и свойства доказательства / Уголовный процесс: учебник для вузов / Под редакцией К.Ф. Гуценко. - М. , 1999. - С.111; Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. - Краснодар, 2000. - С.15-26; Михайловская И. Б. Понятие доказательства и его свойства / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.152-157. ^ Оценке показаний подозреваемого посвящена следующая глава. ^ Здесь следует сделать оговорку о том, что с помощью доказательств выясняется только предмет доказывания по делу. Но это не исключает того, что доказательствами, в том числе и показаниями подозреваемого, могут устанавливаться не только обстоятельства предмета доказывания, но и вспомогательные обстоятельства (дока-

Как самостоятельный вид доказательства показания подозреваемого характеризуются определёнными признаками :

  • это устное и письменное сообщение;
  • это сообщение об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу;’
  • это сообщение лиц, являющихся подозреваемыми в соответствии уголовно-процессуальным законом;^
  • это сообщение, которое получают дознаватель, следователь, прокурор в установленном законом порядке;
  • это сообщение, сделанное при допросе и зафиксированное в установленном законом порядке в протоколе допроса подозреваемого.
  • Рассмотрим более подробно каждый из перечисленных основных признаков показаний подозреваемого в уголовном процессе.

Ряд авторов утверждает, что показания вообще и показания подозреваемого в частности - только устные сообщения.^ Другие, напротив, указывают, что показания по-

зательственные факты). Это обусловлено возможностью использования косвенного пути доказывания обстоятельств материально- правового значения. На основе совокупности косвенных доказательств выясняются вспомогательные обстоятельства (доказательственные факты), а затем уже на их основе делаются выводы об обстоятельствах предмета доказывания. См.: Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М., 1979. - С.6-7.

^ Вопрос о предмете и видах показаний подозреваемого рассматривается во втором параграфе настоящей главы.

^ Указанный признак подозреваемого рассмотрен в первом параграфе главы первой.

^ Орлов Ю.К. Показания подозреваемого / Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С.180; Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М., 1998. - дозреваемого - это устное или письменное сообщение/ Позиция законодателя по данному вопросу остаётся нейтральной, поскольку в ст.7б УПК РФ говорится просто о сведениях.

Согласно этимологическому толкованию термин «показания» означает свидетельство, рассказ.^ Однако, по нашему мнению, логика рассуждений по поводу формы показаний, устной или письменной, в рамках уголовно- процессуального доказывания должна зависеть от того, как воспринимаются и как фиксируются сведения, сообщаемые подозреваемым во время его допроса.

Лицо, производящее допрос на стадии предварительного расследования, воспринимает исходящую от подозреваемого устную информацию (сведения) непосредственно. Опосредованным же путём устные сведения подозреваемого воспринимаются всеми остальными субъектами, ведущими процесс. Они могут оценить их, только ознакомившись с соответствующим протоколом допроса подозреваемого. Повторный допрос подозреваемого и непосредственное восприятие его устных показаний - явление редкое. Поэтому в указанном моменте и заключается одна из особенностей показаний подозреваемого по сравнению с другими видами показаний.

Так, например, в суде показания обвиняемого, показания свидетелей, показания потерпевших можно исследовать непосредственно путём допроса соответствующих уча-

С.168; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000. - С.110-111. ^ Михайловская И.Б. Показания подозреваемого / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.183. ^ Ожегов С.И. Словарь русского языка. -М., 198 9, -С.445.

стников процесса. Подозреваемый же не имеет возможности давать показания в суде. Сообщённые им сведения на стадии предварительного расследования поступают в суд только будучи зафиксированными в протоколе допроса. В этой СВЯЗИ;- на наш взгляд, неверно понимание показаний подозреваемого только как устных сведений. Данный вид доказательства после его получения фигурирует в рамках уголовно-процессуального доказывания в дальнейшем всегда будучи запёчатлённым в письменной форме в протоколе допроса подозреваемого.

Общие правила производства допроса допускают также, что подозреваемым как допрашиваемым лицом в соответствии с ч. 5 ст. 190 УПК РФ могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые с согласия допрашиваемого лица могут быть приобщены к протоколу и должны являться его составной частью.

С учётом того, что устные показания подозреваемого всегда подлежат закреплению в протоколе допроса на предварительном расследовании и в протоколе судебного заседания, следует заключить, что показания подозреваемого представляют собой сведения, сообщённые им на допросе в устной форме и закреплённые письменно в соответствующем протоколе на допросе.

Продолжая анализировать первый основной признак показаний подозреваемого, необходимо отметить, во-первых, что дача показаний является его правом, а не обязанностью, поэтому он не несёт ответственности ни за отказ от дачи показаний, ни за дачу заведомо ложных показаний. Во-вторых, подозреваемый - это лицо, заинтересованное в исходе дела. И, соответственно, в-третьих, показания подозреваемого - это средство защиты его интересов, важнейший элемент его права на защиту. Указанные обстоятельства составляют ещё одну особенность рассматриваемого вида показаний по сравнению с показаниями свидетеля и потерпевшего.

В этой связи следует разграничивать предусмотренные законом в ст.4 6 УПК РФ право подозреваемого давать объяснения и право подозреваемого давать показания.

Термин «объяснения» имеет в уголовном процессе два значения: во- первых, объяснение как процессуальная форма получения и закрепления сведений от любых лиц в стадии возбуждения уголовного дела; и, во-вторых, объяснение как форма изложения своего отношения допрашиваемого лица к обстоятельствам, которые интересуют органы уголовного судопроизводства.

На наш взгляд, право на дачу объяснений подозреваемый может реализовать в следующих случаях: 1) после доставления лица, подозреваемого в совершении преступления, в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более трёх часов, когда составляется протокол задержания (ч.1 ст.92 УПК РФ); 2) во время его участия в судебном заседании в порядке ст.255 УПК РФ при решении вопросов, связанных с применением судом меры пресечения; 3) когда прокурором в порядке ст.12 4 УПК РФ с участием подозреваемого рассматриваются его жалобы на действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование; 4) во время его участия в судебном заседании в порядке ст.125 УПК РФ при рассмотрении жалоб на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора; 5) во время участия подозреваемого в судебном заседании в суде кас- сационной инстанции в порядке ч.Ю ст. 108 УПК РФ при рассмотрении жалобы на решение судьи об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста или заключения под стражу, принятые на стадии досудебного производства .

Представляется, что названные случаи дачи подозреваемым объяснений никак не связаны с получением доказательств по уголовному делу. При решении перечисленных вопросов не осуществляется деятельность по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Об этом также свидетельствуют и указания Пленума Верховного Суда РФ. Так, например, в п. 9 постановления № 3 от 27 апреля 1993 года «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» сказано, что, проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении,’ и, соответственно, при рассмотрении данного вопроса в суде все объяснения, в том числе и подозреваемого, не имеют доказательственного значения.

Объяснения подозреваемого не могут быть доказательствами по уголовному делу. В этой связи прав Ю.К. Ор-

^ Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 19 93 года «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М. , 1997. - Г.. Я П S .

лов, утверждая, что не являются показаниями объяснения подозреваемого, данные при его задержании и изложенные в протоколе задержания.’

Однако процессуалистами высказано и противоположное мнение. Связано оно с получением доказательств при задержании подозреваемого. В частности, ряд авторов признают задержание следственным действием и средством получения доказательств.^ Поэтому, как отмечает И.Л. Пет- рухин, доказательственное значение протокола задержания как процессуального документа состоит в том, что он удостоверяет время и место задержания определённого лица, а также сделанные им при задержании заявления.^

На наш взгляд, отнесение в данном случае объяснений подозреваемого к доказательствам представляется спорным- Эти объяснения, даже отражённые в протоколе задержания, по своей правовой природе не тождественны его показаниям.’^ Прежде всего, первые отличаются от вторых

^ Орлов Ю.К. Показания подозреваемого / Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С.180. 2 Соловьёв А.Д. Процессуальные вопросы установления истины на предварительном следствии: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Киев, 1969. - С.524; Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого / Труды Омской высшей школы милиции. Омск, 1976. - Вып.21. - С.35-36; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981. - С.27; Балашов А.Н. Прокурорский надзор за законностью задержания подозреваемых и ареста обвиняемых // Социалистическая законность. - 1983. - № 8. - С.32- 33; Справочник следователя. - М., 1990. - С.137, и др. ^ Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. - С.33.

^ Здесь следует сказать о том, что объяснения, содержащиеся в протоколе задержания, не имеют доказательственного значения. Однако это не исключает того, что указанный протокол есть предусмотренный законом такой вид доказательства, как протокол следственного действия, но только в части иных содержащихся в нём сведений об обстоятельствах уголовного дела.

тем, что их возникновение не связано с таким следственным действием, как допрос подозреваемого. В самом законе, в ст.7 6 УПК РФ указано, что только надлежащим процессуальным порядком проведения допроса обеспечивается получение показаний подозреваемого по уголовному делу (ст. ст.187-190 УПК РФ). Никаким другим следственным или иным процессуальным действием невозможно заменить порядок получения показаний подозреваемого во время его допроса.

К тому же в Ч.4 ст. 92 УПК РФ «Порядок задержания подозреваемого» закон обязывает допросить подозреваемого в соответствии с правилами, предусмотренными ч.2 ст.46 и ст. ст.189, 190 настоящего Кодекса. Если подозрение возникло неосновательно, немедленный допрос подозреваемого будет способствовать скорейшему исправлению ошибки, допущенной органами расследования.’

Из 200 опрошенных следователей 64 % считает возможным непосредственно перед составлением протокола задержания либо вынесения постановления о применении меры пресечения к лицу до предъявления обвинения допросить данное лицо в качестве свидетеля в целях проверки обоснованности его подозрения и применения к нему мер принуждения. 30 % допускают допрос данного лица в качестве подозреваемого.

Ответы второй группы свидетельствует о недостаточно четком знании практиками тех предусмотренных ч.1 ст. 4 6 УПК РФ процессуальных решений, которыми лицо ставится в положение подозреваемого. Это влечет за собой придание

^ Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть особенная). - М., 1967. - С.167.

статуса данного участника процесса лицам, которые фактически ими не являются. Лишь б % из числа опрошенных правильно считают, что указанный допрос будет противоречить закону.

Далее, отличие объяснений подозреваемого от его показаний заключается в различной содержательной стороне тех и других сведений. Содержанием объяснений подозреваемого являются обстоятельства, послужившие основанием его задержания или заключения под стражу. В свою очередь, предметом показаний подозреваемого выступают обстоятельства имеющегося против него подозрения, а равно иные известные ему обстоятельства, относяш;иеся к уголовному делу.

В этой связи, на наш взгляд, Я.О. Мотовиловкер предлагает точный критерий разграничения показаний и объяснений по их содержательной стороне. Он считает, что субъект, дающий показания, выступает в роли «показывающего», то есть лица, которое показывает (сообщает) об определённых обстоятельствах совершённого преступления. Поэтому показания (свидетеля, обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего) - только источник доказательств. Субъект же процессуальной деятельности, который даёт объяснения, занимается тем, что объясняет какие-либо вопросы, связанные с обстоятельствами дела.’ Далее учёный разъясняет на примере подсудимого, какие тот может давать разновидности объяснений, а именно, объяснения подсудимого, почему он не считает правильным предъявленное ему обвинение; доводы и соображения под-

^ Мотовиловкер я.о. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. - М., 1956. - С.8.

судимого во время выступления в прениях сторон, если в деле не участвует защитник; сообщения, сделанные подсудимым в последнем слове, в итоге я. о. Мотовиловкер приходит к правильному выводу о том, что признать объяснения показаниями в смысле источника доказательств означало бы признать возможность ссылаться в приговоре на эти показания как на доказательства, что не соответствует действительному положению вещей.’

и последнее отличие состоит в том, что объяснения подозреваемого представляют собой средство защиты от необоснованных возбуждения против него уголовного дела и возможного в последующем задержания, а также применения меры пресечения до предъявления обвинения. Поэтому целью подозреваемого, пользующегося правом давать объяснения, является желание добиться такого положения, при котором он будет либо освобождён после его задержания в порядке ст.94 УПК РФ, либо в отношении него будет отменена или изменена мера пресечения в соответствии со ст.110 УПК РФ.

Показания подозреваемого об обстоятельствах имеющегося против него подозрения в конечном счёте направлены на то, чтобы опровергнуть это подозрение и избежать привлечения в будущем в качестве обвиняемого по делу, а следовательно, и уголовной ответственности.

Действующее законодательство в ст.83 УПК РФ определяет, что протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным настоящим Кодексом. Исходя из этого, следует вы-

’ Там же, с.8-9.

вод, что в качестве доказательства по уголовному делу должен допускаться и протокол задержания подозреваемого. Согласно ст.92 УПК РФ в протоколе задержания указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым. Приведённые нами аргументы дают основания полагать, что доказательственное значение в протоколе задержания будут иметь любые сведения, касающиеся обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу.

Соответствующие доводы в обоснование необходимости дифференциации объяснений и показания подозреваемого позволяют внести предложения по соверщенствованию действующего закона. В ст. 285 УПК РФ, посвящённой оглашению протоколов следственных действий и документов в суде, необходимо предусмотреть, что протокол задержания в числе прочих протоколов следственных действий подлежит оглашению лишь в части, удостоверяющей обстоятельства и факты, не связанные с объяснениями подозреваемого, полученными во время составления указанного протокола.

Перейдём к рассмотрению двух последних выделенных признаков показаний подозреваемого. Речь в данном случае пойдёт о том, что это сообщение, которое получают только органы, осуществляющие досудебное производство (дознаватель, следователь, прокурор), в установленном законом порядке, а также, что это сообщение, сделанное при допросе и зафиксированное в установленном законом порядке в протоколе допроса подозреваемого.

Допросить подозреваемого и получить его показания по уголовному делу может должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, в соответствии с п.З Ч.2 ст. 37 УПК РФ в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия. Поэтому получить показания подозреваемого по уголовному делу может и соответствующий прокурор.

Как и для любого другого вида показаний, допрос является необходимым условием появления показаний подозреваемого. При производстве иных следственных и процессуальных действий показания подозреваемого получить невозможно. Показания подозреваемого, сделанные во время его допроса, фиксируются в протоколе допроса подозреваемого .

В науке уголовного процесса подавляющее большинство авторов считает, что протоколы допросов (в том числе и протокол допроса подозреваемого) не имеют самостоятельного доказательственного значения.’ «Протоколы допросов не отнесены к самостоятельному виду доказательств, полагает Х.А. Сабиров, - поскольку познание обстоятельств преступления следователем, судом осуществляется

^ Божьев в.п., Лубенский А,И. Источники доказательств по уголовно- процессуальному законодательству СССР и других социалистических государств. Учебное пособие. - М., 1981. - С.66; Научно- практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - Издание 2-е, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С.17 9; Ульянова Л.Т. Протоколы следственных и судебных действий как доказательства. Иные документы / Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. - М., 1997. - С.129; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000. - С.119- 1 9П в них через допрашиваемое лицо, то есть опосредованным путём. В основе же протоколов следственных и судебных действий лежит непосредственный путь познания, исключающий лишнее субъективное передаточное звено. Следователь, судья непосредственно воспринимают в этом случае фактические данные, которые отражаются в протоколах».’

Вместе с тем, следует отметить, что эти утверждения имели под собой основание с учётом содержания ст.87 ранее действовавшего УПК РСФСР. Тогда было вполне логично и существование ст. ст.281 и 286 прежнего УПК I960 года, согласно которым оглашённые при указанных в законе обстоятельствах, показания, данные субъектами этих показаний на предварительном следствии, приобретали в по- рядке исключения самостоятельное доказательственное значение.

В настоящее время законодатель несколько иначе решает данный вопрос. Как отмечалось, ст.8 3 УПК РФ гласит, что протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным настоящим Кодексом. Судя по всему, из содержания названной статьи следует, что протоколы допросов должны быть тоже отнесены к числу доказательств по уголовному делу. Вместе с тем действующий закон (ст.276 УПК РФ), как и УПК РСФСР (ст.281), ограничил использование на суде показаний, данных подозреваемым на предварительном расследовании. Таким образом, получается, что по-

^ Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в российском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Краснодар, 2000. - С.9- 1 П _ прежнему доказательствами являются в основном устные показания подсудимого на суде и лишь в отдельных указанных случаях оглашённый судом протокол допроса подозреваемого на предварительном расследовании обретает самостоятельное доказательственное значение.

Думается, что такое решение вопроса законодателя не противоречит пониманию и доказательств, и процесса доказывания по уголовному делу.

Очевидно, необходимо различать те случаи, когда в качестве доказательств используются показания подозреваемого и когда в аналогичном виде выступают протоколы допросов подозреваемого.

В отношении содержаш;ихся в протоколе допроса показаний подозреваемого следует сказать, что они могут быть положены в основу принимаемых по уголовному делу решений в качестве самостоятельных доказательств в сле- дуюш,их случаях: 1) при привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) при прекращении уголовного дела или уголовного преследования; 3) при составлении обвинительного заключения; 4) при составлении обвинительного акта; 5) при вынесении приговора. Причём первые четыре решения могут быть обоснованы содержащимися в протоколе допроса показаниями подозреваемого наряду с другими доказательствами только должностными лицами, которые непосредственно осуществляли производство по уголовному делу. в суде же указанный вид показаний используется в качестве доказательства лишь тогда, когда в силу вступают положения ст.27б УПК РФ. Согласно части первой названной статьи оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний могут иметь место по ходатайству сторон в следующих случаях: 1) при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением того, если, согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, показания подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая и случаи отказа от защитника, не подтверждены подозреваемым в суде; 2) когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с Ч.4 ст.247 настоящего Кодекса. Эти законодательные предписания, посвященные оглащению показаний, данных на предварительном расследовании, распространяются и на показания подозреваемого, поскольку лицо, являющееся подсудимым, с момента возбуждения дела до направления дела в суд могло быть допрошено и как подозреваемый в порядке ст.4 6 УПК РФ.

По данному вопросу Пленум Верховного Суда РФ также считает, что показания подозреваемого могут использоваться как самостоятельные доказательства по уголовному делу в случаях их оглашения в судебном заседании. В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» указано, что ссылка в приговоре на показания подсудимого, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашённых показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании .’

По нашему мнению, в отличие от показаний подозреваемого, протокол его допроса может являться самостоятельным доказательством по уголовному делу лишь в ограниченных случаях.

На стадии предварительного расследования такое имеет место, если лицу, ведущему процесс, не предоставляется возможности непосредственно получить и оценить показания подозреваемого, а именно: а) уголовное дело с содержаш;имися в протоколе допроса показаниями подозреваемого передано от одного должностного лица, в ведении которого находилось дело, к другому (например, при со- единении и выделении уголовных дел в соответствии со ст. ст. 153, 154, 155 УПК РФ, при передаче уголовного дела по подследственности в порядке Ч.5 ст. 152 УПК РФ, и т.п.); б) в случае смерти лица обладающего статусом подозреваемого, при прекращении в отношении его уголовного дела (п.4 Ч.1 ст.24 УПК РФ).

В стадии судебного разбирательства протокол допроса подозреваемого может быть использован в качестве доказательства при оглашении содержащихся в нем показаний на суде в соответствии со ст. 27 6 УПК РФ, а также когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления уголовного дела в от-

^ Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.- С.573;

ношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам.

Изучение уголовных дел показало, что в 11 % случаев от обш;его числа проанализированных уголовных дел в ходе судебного следствия оглашались показания, данные подозреваемым при допросе на предварительном следствии, И в 33 % случаев они были положены в основу обвинительного приговора. Это свидетельствует о важном значении показаний подозреваемого и значительном удельном весе их использования даже в стадии судебного разбирательства.

На основе рассмотрения сущности показаний подозреваемого и их основных признаков предлагается авторское определение этих показаний: «Показания подозреваемого - это сведения об обстоятельствах расследуемого преступления по уголовному делу, сообщённые подозреваемым органам досудебного производства в установленном законом порядке при допросе и зафиксированные в соответствующем протоколе допроса».

Значение показаний подозреваемого в процессе доказывания как одного из видов доказательств по уголовному делу заключается в том, что, во-первых, они представляют собой эффективное средство защиты прав и интересов подозреваемого, и, во-вторых, с их помощью устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.

В своём первом значении показания подозреваемого служат одним из главных средств реализации прав и интересов подозреваемого. Здесь они играют исключительно важную роль, заключающуюся в том, что способствуют предотвращению привлечения лица в качестве обвиняемого. С помощью своих показаний подозреваемый может повлиять на выводы органов предварительного расследования в отношении выдвинутого против него подозрения. Его показания позволяют ему добиваться осуществления органами уголовного судопроизводства его прав и законных интересов.

Во втором значении показания подозреваемого выступают важным средством раскрытия преступления в случае, когда подозреваемый в своих показаниях признаёт свою вину в совершении преступления либо сообщаемые им важные сведения об обстоятельствах преступления позволяют в дальнейшем установить виновное лицо. С помощью показаний подозреваемого могут быть доказаны и другие самые различные обстоятельства, подлежащие установлению по конкретному делу.

2.2. Предмет, содержание и виды показаний подозреваемого в процессе доказывания по уголовному делу

В теории уголовного процесса принято разграничивать понятия «предмет показаний» и «содержание показаний». Так, предмет - это идеальная умозрительная конструкция, предположение того, о чём должен говорить обвиняемый

(подозреваемый) , по поводу чего следователь может задавать ему вопросы/

Содержание показаний - это те реальные сведения, мнения, предположения, которые имеют место в показаниях. Соответственно, понятия предмет и содержание показаний могут существенно различаться друг от друга.^ В частности, М.С. Строгович указывает, что как реагирует привлечённое к уголовной ответственности лицо на предъявленное ему обвинение и объясняет относящиеся к его обвинению обстоятельства, с чем соглашается и против чего возражает, что выдвигает в своё оправдание или для смягчения своей ответственности - это и многое другое входит в содержание показаний.^

В содержание показаний могут входить сведения об обстоятельствах и фактах, не входящих в предмет доказывания по уголовному делу. Поскольку такие сообщения не относятся к расследуемому делу, они и не составляют предмета допроса. Вместе с тем, как пишет М.Л. Якуб, следователь и суд не вправе воспрепятствовать обвиняемому или потерпевшему сообщить те или иные данные по тем мотивам, что они не имеют значения для уголовного дела.’’

^ Победкин А.в. Показания обвиняемого в уголовном процессе: Дис- сертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, М. , 1998. - С.44.

Победкин А. В. Показания обвиняемого в уголовном процессе: Дис- сертация на соискание ученой степени кандидата юридических”наук, М., 1998. - С.45.

’ Строгович М.С. Признание обвиняемым своей вины в качестве судебного доказательства // Советское государство и право - 1982 - № 4. - С.68.

” Якуб М.Л. Процессуальные проблемы оценки показаний свидетеля, потерпевшего и обвиняемого: Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора юридических наук. - Л., 1970. - С.18.

В итоге можно сделать вывод о том, что не может быть беспредметных показаний, а потому разграничение содержания показаний и предмета показаний практически не значимо.

В науке уголовного процесса среди учёных существуют две основных точки зрения по вопросу о предмете показаний подозреваемого.

Ряд авторов полагает, что в предмет показаний подозреваемого входят, прежде всего, обстоятельства, послужившие основанием для задержания лица или избрания в отношении его меры пресечения, а также другие обстоятельства, имеюш,ие значение для дела . ^

Другая группа процессуалистов считает, что предметом показаний подозреваемого являются обстоятельства, даюш;ие основание для подозрения, а также любые другие обстоятельства, имеющие значение для дела.^

Вместе с тем норма, посвященная показаниям подозреваемого, вообще не определяет предмет показаний указанного участника процесса.

Представляется, что при детальном анализе можно выделить следующие группы обстоятельств, составляющих содержание показаний подозреваемого. Во-первых, это обстоятельства имеющегося против него подозрения; во- вторых, - обстоятельства, входящие в предмет доказыва-

^ Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - С.193; Михайловская И. Б, Показания подозреваемого / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.183.

^ Миньковский Г.М. Комментарий к ст.7 6 УПК РСФСР / Научно- практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - Издание 2-е, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С.156; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно- практическое пособие. - М., 2000. - с.111.

ния; в-третьих, - иные известные подозреваемому обстоя- тельства, относящиеся к уголовному делу и, в-четвёртых, - обстоятельства, послужившие основанием избрания к по- дозреваемому мер процессуального пресечения.

Обратимся к рассмотрению первой из названных групп. Обстоятельства имеющегося против подозреваемого подозрения обозначены по аналогии с предметом показаний обвиняемого, который вправе дать показания по предъявленному ему обвинению. Многие процессуалисты в этой связи отмечают, что предмет показаний подозреваемого фактически совпадает с предметом показаний обвиняемого.^ «Различие состоит лишь в том, что лицо, которому предъявлено обвинение, своими показаниями защищается (если сочтёт это необходимым) от версии обвинения, подтверждённой достаточными доказательствами, а подозреваемый может быть вынужден оспаривать сведения, не облечённые в процессуальную форму доказательств».^

Закон не требует обязательно того, чтобы обвиняемому или тем более подозреваемому во время дачи показаний разъяснялось, на основе каких доказательств в первом случае и каких сведений во втором, базируется обвинение или подозрение. Поэтому главный акцент при определении предмета показаний подозреваемого необходимо делать не на сведения, которые может оспаривать последний, а на

^ Якуб М.Л. Показания обвиняемого как источник доказательств в советском уголовном процессе. - М., 19-63. - С. 9-10/ Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть особенная).

М., 1967. - С.134-146; Карнеева Л.М., Кэртэс И. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. - М., 1985.- С.55-70; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000. - С.МіІгаайловская И. Б. Показания подозреваемого / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.183.

обстоятельства имеющегося против него подозрения, влияющие на формирование содержания исследуемых показаний. Именно они должны лежать в основе показаний подозреваемого .

К сказанному следует добавить, что при проведении аналогий между предметом показаний подозреваемого и предметом показаний обвиняемого некоторыми учёными не учитывается основная причина, при наличии которой сравнение этих двух видов показаний по их содержанию выглядит лишь чисто формальным. Так, обстоятельства, являющиеся основаниями привлечения лица в качестве обвиняемого, прямо перечислены в законе в ст. 171 УПК РФ. Они содержатся в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Это постановление должно быть обязательно объявлено обвиняемому и его защитнику, а копия постановления вручается обвиняемому. Поэтому обвиняемый, если будет его желание, может давать показания, содержание которых так или иначе связано с указанными обстоятельствами .

Напротив, обстоятельства подозрения не имеют чёткого месторасположения в законе. По существу, они представляют собой лишь предположительный вывод органов предварительного расследования о возможном совершении преступления лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело, проведено задержание либо избрана мера пресечения. Соответственно для них не предусмотрено отдельного процессуального акта. Поэтому подозреваемому при таких условиях трудно сориентироваться в том, как с помощью показаний защищать свои права и законные интересы.

Надо полагать, предмет показаний подозреваемого напрямую зависит от надлежащих действий органов, ведущих процесс, по обеспечению осведомлённости подозреваемого перед дачей показаний о том, в совершении какого преступления он подозревается. Если правильно определить основания подозрения, то и содержание показаний подозреваемого будет проанализировано должным образом.

Ряд процессуалистов считает, что основания подозрения совпадают с обстоятельствами, при наличии которых в уголовном процессе появляется подозреваемый.^ Другие учёные понимают под подозрением такие обстоятельства объективной действительности, которые дают основание полагать, что лицо причастно к соверщению преступления.^

По нашему мнению, основания подозрения необходимо связывать с обстоятельствами, указывающими на причастность лица к совершению преступления. Данный вывод ба-

^ Котровский В. В. Подозреваемый по новому УПК РСФСР // Правоведение. - 1962. - № 3. - С. 89; Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. - Саратов, 1964. -С.13; Кочетков В.Г. Подозреваемый в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 1965. - С. 4-5; Строгович М.С. Избранные труды в 3-х томах. - Т.2. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. - М. , 1992. С.156-157; Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - С.63, и др.

^ Козловский Н.А. Подозрение в советском уголовном процессе: Ав- тореферат диссертации кандидата юридических наук. - Свердловск. 1989. - С.12; Солтанович А. В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Минск, 19 92. С. 43, 47; Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1999. - С.87, 92; Пантелеев И. А. Проблемы совершенствования института подозрения в уголовном процессе России: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Екатеринбург, 2 000. - С. 71; Аверченко А. К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Томск, 2001. - С.33-35.

зируется на том, что обстоятельства подозрения должны выясняться ранее момента появления подозреваемого в уголовном деле. Только на основе подозрения рождается процессуальная фигура подозреваемого в уголовном деле. Иначе быть не может. При других условиях существует абсолютно нелогичная конструкция, согласно которой появление подозреваемого является причиной его подозрения в совершении преступления.

По этой причине нельзя считать подозрением обстоятельства, послужившие основой задержания лица либо применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения. Они выступают составной частью оснований появления в уголовном деле процессуальной фигуры подозреваемого.

Соответственно и предмет показаний подозреваемого в отношении имеющегося против него подозрения связан с определёнными обстоятельствами, однако содержание показаний подозреваемого зачастую не всегда ограничено только рамками признаков преступления. Обстоятельства подозрения - это лишь результат деятельности органов, ведущих процесс, который доводится до сведения лица, причастного к совершению преступления. Разъяснение указанных обстоятельств позволяет узнать лицу, в совершении какого преступления оно подозревается.

Само же лицо во время дачи показаний в качестве подозреваемого может касаться признаков преступления, может опровергать их, может подробно изложить информацию целиком о совершении им преступления, может вообще отказаться от дачи показаний. Поэтому содержанием показаний подозреваемого в данном случае являются не только сведения об имеющемся против него подозрения, но и информация о любых обстоятельствах из числа предусмотренных ст. cs.lA, 73 УПК РФ, включая взаимоотношения с другими участниками процесса и свидетелями, характеристики указанных лиц и т.д. Следовательно, следующую, вторую по счёту группу обстоятельств, входящих в предмет показаний подозреваемого, образуют обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Содержание любого доказательства, в том числе и показаний подозреваемого, должно быть сведениями, относимыми к определённым обстоятельствам уголовного дела. Это следует из прямого указания уголовно- процессуального закона. Согласно ч.1 ст.7 4 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Статья 73 УПК РФ перечисляет обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. Значит, предмет показаний подозреваемого как доказательства связан названным кругом обстоятельств.

Третью группу обстоятельств, образующих предмет показаний подозреваемого, составляют иные известные ему обстоятельства, относящиеся к уголовному делу.

Здесь необходимо сказать, что речь идёт о тех обстоятельствах и фактах, которые не включены в содержание ст. ст.74, 73 УПК РФ. Таковыми являются обстоятельства и факты, не входящие в предмет доказывания по уголовному делу, но подлежащие выяснению для правильного разрешения дела. Указанные обстоятельства образуют промежуточные, вспомогательные факты. Показания подозреваемого, содержащие сведения о промежуточных фактах, являются всегда косвенными доказательствами по уголов- ному делу.

По поводу указанных обстоятельств подозреваемый может дать показания о том: 1) как он оказался на месте преступления, почему скрывался от преследовавших его сотрудников милиции или граждан; 2) как он может объяснить то обстоятельство, что на него указали как на лицо, совершившее преступление; 3) как он может объяснить то обстоятельство, что на нём, его одежде, при нём или в его жилиш,е обнаружены следы преступления и т.д.^

и последнюю группу обстоятельств предмета показаний подозреваемого образуют те из них, которые послужили основанием избрания к подозреваемому мер пресечения. Данные обстоятельства прямо перечислены в уголовно- процессуальном законе (ст. ст.97, 99 УПК РФ), и, соответственно, подозреваемый может в своих показаниях указывать сведения об обстоятельствах, связанных с тем, что он не собирается скрываться от дознания, предварительного следствия или суда; не будет продолжать заниматься преступной деятельностью; не будет угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожать доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

По нашему мнению, подобного рода показания подозреваемого более правильно относить к его объяснениям, не-

^ Рыжаков А. п. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М., 2002. - С.235.

жели к сведениям, имеющим значение доказательств по уголовному делу.

в этой связи некоторые авторы справедливо отмечают, что, к примеру, статья, регламентирующая задержание подозреваемого в совершении преступления, не содержит упоминания о доказательствах его вины, но зато говорит об «иных данных» как об основании задержания. Следовательно, круг источников информации, определяющих предмет показаний подозреваемого, может быть шире, чем собранные по делу доказательства.^

На вопрос, какие обстоятельства, по Вашему мнению, должны составлять предмет показаний подозреваемого, из 200 опрошенных практических работников органов следствия и прокуратуры 3,5 % указали, что предмет показаний подозреваемого должны составлять обстоятельства, относящиеся к избранию в отношении данного лица задержания и меры пресечения; 4 % - обстоятельства, свидетельствующие о наличии подозрения данного лица в совершении преступления (п.п. 1,2 ст. 73 УПК РФ); 92,5 % - обстоятельства обеих указанных групп.

Теперь обратимся к вопросу о классификации показаний подозреваемого и её значении для процесса доказывания по уголовному делу.

Провести классификацию показаний подозреваемого можно в зависимости от различных критериев.

Первым таким критерием классификации служит их от- носимость к тем обстоятельствам, которые образуют предмет показаний подозреваемого. На основе данного показа-

^ Михайловская И.Б. Показания подозреваемого / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.183.

теля можно выделить четыре вида показаний подозреваемого :

  • показания, в которых содержатся сведения об об- стоятельствах имеющегося против него подозрения;
  • показания, в которых содержатся сведения об об- стоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу;
  • показания, в которых содержаться сведения о про- межуточных, вспомогательных фактах;
  • показания, в которых содержаться сведения об об- стоятельствах, послуживших основанием избрания к нему мер процессуального пресечения.
  • По существу, предложенное деление показаний подозреваемого служит модификацией разграничения этого вида доказательств на прямые и косвенные. Если при использовании первых из этих показаний возможен прямой вывод о виновности подозреваемого и привлечении его в качестве обвиняемого (при условии признания достоверным) , то при оперировании вторыми показаниями содержащиеся в них сведения могут косвенно указывать на эту виновность, то есть на обстоятельства, из которых следует вывод о причастности лица к совершению пресФ^сшванноавій критерий классификации показаний подозреваемого имеет большое значение на практике.

Другим критерием деления показаний подозреваемого является их отношение к имеющемуся подозрению. Здесь существует также два вида показаний подозреваемого: показания, в которых содержится признание им своей причастности к совершению преступления (полное или частичное), и показания, в которых эта причастность отрицается .

Фактически это деление показаний подозреваемого на обвинительные и оправдательные доказательства, если не учитывать того, что для подозреваемого отпадает необходимость говорить о смягчающих (оправдательные доказательства) и отягчающих (обвинительные доказательства) обстоятельствах.

Сначала рассмотрим доказательственное значение признания подозреваемым своей причастности к совершению преступления.

Прежде всего следует подчеркнуть, что простое признание подозреваемым своей причастности к совершению преступления не является доказательством, поскольку не содержит сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Поэтому правильное замечание М.С. Строговича относительно значения признания обвиняемым своей вины справедливо и для показаний подозреваемого, в которых он признаётся в совершении преступления. Как правильно утверждал М.С. Строгович, доказа- тельством служит не сам факт признания, а сообщённые сведения, свидетельствующие о причастности к совершению преступления и объективно подтверждаемые в ходе провер

ки . ^

Показания подозреваемого о своей причастности к совершённому преступлению означают такие сведения, которые содержат информацию о наличии общественно опасного

Строгович М.С. Признание обвиняемым своей вины в качестве судебного доказательства // Советское государство и право. - 1984 - № 4. - С.68-74.

деяния, о времени, месте, способе и других обстоятельствах совершения преступления, о совершении им общественно опасного деяния, а также об иных обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Если подозреваемый сообщает о том, что он виновен в совершении преступления, то это, на наш взгляд, наряду с другими сведениями должно быть тщательно проверено, поскольку на момент допроса подозреваемого обвинение ещё не сформулировано и поэтому показания подозреваемого в данной части обычно недостаточно полные.

Показания подозреваемого о своей причастности к совершению преступления могут быть в дальнейшем положены в основу обвинения лица при привлечении в качестве обвиняемого лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу. Данный вывод вытекает из того, что закон обязывает привлекать лицо в качестве обвиняемого лишь при наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления.

Однако, на наш взгляд, нельзя отождествлять указанное правило с положениями части второй статьи 77 УПК РФ, где речь идёт о признании обвиняемым своей вины в совершении преступления, которое может быть основой обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по делу доказательств. В отличие от показаний подозреваемого о своей причастности к совершённому преступлению, в данном случае только призна- тельные показания обвиняемого: а) могут иметь место после привлечения лица в качестве обвиняемого; б) касаться обстоятельств виновности в совершении преступления;

в) быть положены в основу таких решений по делу, как обвинительное заключение, обвинительный приговор.

Поэтому, например, если в рамках одного уголовного дела лицо, будучи подозреваемым, дало признательные показания, а затем после привлечения в качестве обвиняемого отказывается давать какие-либо показания, то использование признательных показаний лица, находившегося в положении подозреваемого, в обоснование вывода о его виновности в совершении преступления в дальнейшем невозможно. Это следует из смысла ч.2 ст. 77 УПК РФ.

22 июля 2002 года по факту обнаружения трупа М. с признаками насильственной смерти прокурором возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Спустя более б месяцев Н. явился к следователю, ведуш;ему расследование данного дела и сообщил о своей причастности к совершению преступления. Допрошенный в качестве подозреваемого Н. указал на обстоятельства совершенного преступления, дал признательные показания, которые были проверены на месте обнаружения трупа М. Впоследствии Н. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. При допросе в качестве обвиняемого Н. отказался от ранее данных показаний, ничем не мотивируя свой отказ.^

Исследование уголовных дел показало, что в 58 % случаев, подозреваемым при допросе давались признательные показания.

^ Материалы уголовного дела №25740, возбужденного Туапсинской межрайонной прокуратурой. Архив Туапсинского городского суда 2003 год.

Показания подозреваемого о своей причастности к преступлению имеют важное значение при прекращении уголовных дел по некоторым нереабилитирующим основаниям. При прекращении уголовных дел в определённых случаях в соответствии с законом нужно согласие лица, совершившего преступление, что предполагает и признание им своей виновности в совершении преступления, поскольку он соглашается с таким основанием прекращения уголовного дела. Указанными основаниями, предусматривающими согласие лица, совершившего преступление, на прекращение дела являются: 1) прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ч.4 ст.28 УПК РФ); 2) прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки (ч.2 ст.2 б УПК РФ) .

В науке уголовного процесса некоторыми авторами прослеживается определённая связь показаний подозреваемого о своей причастности к совершённому преступлению с деятельным раскаянием последнего.^ В частности, процессуальные последствия деятельного раскаяния подозреваемого (обвиняемого), его процессуальное значение в обеспечении полноты, всесторонности исследования обстоятельств дела, дает возможность обнаружить доказательства, играющие решающую роль в раскрытии и расследовании преступлений. Обвиняемый (подозреваемый), признав себя виновным, указывает на место нахождения доказательств, которые без его показаний обнаружить крайне трудно. Значение подобных показаний особенно проявляется по

^ Савкин А.В. Проблемы доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 1994. - С.25-27.

уголовным делам о групповых преступлениях, когда точное установление роли каждого соучастника вызывает трудности. Нередко установление этих обстоятельств практически невозможно без показаний самого обвиняемого (подозреваемого) /

Далее проанализируем другой вид рассматриваемого деления показаний подозреваемого на обвинительные и оправдательные доказательства, а именно - отрицание им своей причастности к совершению преступления.

Простое отрицание подозреваемым своей причастности к совершению преступления не имеет какого-либо доказа- тельственного значения, так как не содержит определённых фактических данных, свидетельствующих о его непричастности к преступлению. Доказательством могут быть только такие показания подозреваемого, в которых он ссылается на конкретные обстоятельства и факты, исклю- чаюш;ие его причастность к преступлению.

Вместе с тем, если подозреваемый, отрицая причастность к совершению преступления, не приводит никаких данных в своё оправдание, то это не должно расцениваться как факт его причастности к преступлению. В силу принципа презумпции невиновности устанавливать обстоятельства и факты, подлежащие доказыванию по уголовному делу, обязаны органы уголовного судопроизводства.

Показания подозреваемого, отрицающего свою причастность к преступлению, могут касаться самых различных обстоятельств: о нахождении его в момент совершения преступления в другом месте (алиби); о совершении им

Там же. С.27.

другого противоправного деяния, не являющегося преступлением; о совершении преступления другим лицом, и т.д.

По данным изученных уголовных дел в 17 % случаев подозреваемым при даче показаний полностью отрицалась причастность к совершению преступления.

Ещё одной разновидностью показаний подозреваемого является так называемый оговор, то есть заведомо ложное показание против другого лица.

Оговор может быть двух видов. Первый связан с теми случаями, когда подозреваемый даёт показания против других лиц - соучастников преступления. Второй вид представляет собой такие показания подозреваемого, которые направлены на изобличение в совершении преступления других лиц, вообще не связанных с данным уголовным делом, и в том, и в другом случае показания подозреваемого как заведомо ложные не будут иметь доказательственного значения по уголовному делу, поскольку они являются недостоверными по своему содержанию.

в литературе выделяются пять актуальных мотивов ложных показаний:

  1. Конформизм как соответствие некоторому признанному стандарту имеет место там, где в случае расхождения во мнениях между индивидом и группой индивид уступает групповому мнению.^
  2. Собственная заинтересованность в исходе дела, а также воздействие на допрашиваемого других лиц.
  3. Негативное отношение к правоохранительным органам, которое базируется на неверии в способность последних защитить и вовремя прийти на помощь человеку, а
  4. Ратинов А.р., Адамов Ю. Лжесвидетельство. - М., 1976. - С.24.

также на нетактичности и неуважительности отдельных со- трудников .

  1. Стресс и фрустрация как особые психические состояния, связанные с напряжением нервных сил человека и крушением его надежд, когда он, измученный, готов прибегнуть к любым средствам, лишь бы выйти из травмирующей ситуации/
  2. Отрицательное отношение к нарушенным нравственным ценностям; этот мотив тесно связан с оценкой преступления, исходя из которой допрашиваемый решает, как вести себя в беседе со следователем и судом.^
  3. Ответственность для подозреваемого за дачу заведомо ложных показаний наступить не может. Он вправе давать любые показания
    • это одно из средств его заш,иты. Поэтому не совсем правы те процессуалисты, которые считают, что подозреваемый за оговор против других лиц, не связанных с расследуемым преступлением, должен нести уголовную ответственность как свидетель за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.^ Дача подозреваемым показаний является его правом, но не обя- занностью; кроме того, он может отказать от данных показаний либо вообще их не давать.

Там же, с.26. См. также Закатов А.А, Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1999. - с. 26.

Лифанова М.В. О мотивации ложных показаний / Право и рынок: материалы Всероссийской научной конференции. - Барнаул, 1984, - С. 12 0; Лифанова М.В. Разоблачение лжи и ложных показаний: психологические аспекты проблемы / Западно-Сибирские криминалистические чтения: межвузовский сборник научных трудов. - Тюмень 1997. - С.17-19.

Орлов Ю.К. Показания подозреваемого / Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С.181-182.

ГЛАВА 3. ОЦЕНКА ПОКАЗАНИЙ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

3.1. Оценка относимости показаний подозреваемого

В науке уголовного процесса считается общепризнанным, что в качестве составных частей (структурных элементов) оценки доказательств выступают их относимость, допустимость, достоверность и достаточность.’

Содержание Ч.1 ст.8 8 УПК РФ «Правила оценка доказательств» также гласит о том, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Однако среди учёных сущность того или иного элемента оценки доказательств определяется по-разному. Это можно сказать и в отношении рассматриваемой в настоящем параграфе проблемы оценки относимости показаний подозреваемого в уголовном процессе.

^ Белкин р. с. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. - С.66-67; Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. - л., 1971. - С.105-134; Лупинская П.А. Рещения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и форма. - М., 1976. - С.88-89; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.З; Курс советского уголовного процесса: общая часть. - М., 1989. - С.614-615; Зина- туллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993 - С.108. 122.

Существует две основных точки зрения по вопросу от- носимости Доказательств.

Ряд авторов считает, что относимость доказательств - это способность доказательств своим содержанием служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела.’ Так, Л. В. Клейман указывает, что относимость доказательств - это обязательное правовое свойство, отражающее способность доказательства прямо или косвенно устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию, в силу объективных связей между ними.^

Другие процессуалисты определяют относимость доказательств как признак, указывающий на наличие искомой связи между доказательственной информацией и обстоятельствами, подлежащими доказыванию.^ При этом нередко подчёркивается объективный характер этой связи.В частности, Н.А. Громов и С.А. Зайцева утверждают, что отно-

^ Ульянова Л. Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959. - С.20; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С.122; Давлетов А.А. Основы уголовно- процессуального познания, - 2-е издание, исправленное и дополненное. - Екатеринбург, 1997. - С.85-88; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000. - С.40.

^ Клейман Л. В. Установление относимости доказательств при рас- следовании преступлений: Автореферат диссертации кандидата юри- дических наук. - Омск, 2001. - С.11,

Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М,, 1964. -С.104; Бризицкий А., Зажицкий В. Относимость и достоверность доказательств в уголовном судопроизводстве // Советская юстиция, - 1982 , - № 3. - С, 6; Карнеева Л,М, Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. - С.4 6; Кокорев Л,Д., Кузнецов Н.П, Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - С,121-123; Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие, - М., 1998,- С.148.

’ Петрухин И.Л, Понятие и содержание оценки доказательств / Теория доказательств в советском уголовном процессе, - М., 1973, - С.434- 436; якупов Р.Х. Доказывание в уголовном процессе / Уголовный процесс. - М., 1991, - С,325.

симость доказательств - внутренне присущее свойство до- казательств, выражающее объективную связь фактических данных с обстоятельствами исследуемого конкретного уголовного дела, которые были приобретены их носителем в результате взаимодействия с выясняемым по делу фактом и обладают в силу этого способностью указывать на этот факт.^

По нашему мнению, более правильная позиция по вопросу относимости доказательств выражена у представителей последней из названных точек зрения. При определении же относимости доказательств через способность своим содержанием служить средством познания фактов прошлого нет чёткого разграничения указанной категории от другого элемента оценки доказательств - их достаточности .

Так, выявление возможностей того или иного доказательства быть средством установления обстоятельств осуществляется в процессе оценки всех собранных доказательств при решении вопроса об их достаточности для правильного разрешения уголовного дела.^ Соответственно, нельзя относимость доказательств считать способностью их содержания устанавливать искомые факты, поскольку эту роль выполняет достаточность доказательств. Поэтому оценка относимости доказательств должна означать только наличие связи (отношения) между их содержанием и об- стоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу.

^ Громов Н.А., Зайцева С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. - М., 2002. - С.64,

^ Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. - Краснодар, 2000. - С.15-43.

На основе высказанного понимания относимости доказательств необходимо анализировать и относимость показаний подозреваемого.

Оценка показаний подозреваемого по вопросу относи- мости касается их содержания.

Как уже отмечалось, содержание показаний подозреваемого как доказательства должно находиться в связи с определёнными обстоятельствами уголовного дела. Это следует из прямого законодательного предписания, содержащегося в ст. ст.74, 73 УПК РФ, закрепляющих соответственно понятия доказательств и содержание предмета доказывания .

Вместе с тем показания подозреваемого могут включать в себя сведения об обстоятельствах и фактах, не входящих в предмет доказывания по уголовному делу. В таких случаях показания подозреваемого не являются доказательствами, но имеют значение для уголовного дела как средства, с помощью которых выясняются указанные обстоятельства и факты.

В этой связи, на наш взгляд, при получении показаний подозреваемого необходимо учитывать любые сообщаемые им сведения, которые касаются обстоятельств и фактов расследуемого уголовного дела. Оценка же относимости показаний подозреваемого должна выявить их связь, с одной стороны, как доказательства с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, с другой, - как «иных сведений» с обстоятельствами и фактами, имеющими значения для правильного разрешения уголовного дела (например, такие обстоятельства и факты, которые используются в качестве аргументов при установлении предмета доказывания по уголовному делу).

Соответственно показания подозреваемого будут относимыми, если они содержат сведения о любых фактах и обстоятельствах, имеющих какое-либо значение для дела. Это могут быть сведения:

  • об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу;
  • об обстоятельствах, имеющих значение доказательственных (вспомогательных) фактов, которые используются в качестве аргументов при косвенном доказывании;
  • об обстоятельствах, являющихся основаниями применения процессуальных норм (например, факты того, что подозреваемый не собирается скрываться от органов предварительного расследования и др.).
  • Здесь же следует сказать, что относимость к первой и второй группам указанных обстоятельств характеризует показания подозреваемого (конечно, при наличии других обязательных свойств - допустимости и достоверности) как доказательство по уголовному делу. А связь показаний подозреваемого с третьей группой фактов означает их принадлежность к «иным» средствам уголовно- процессуального познания.

Показания подозреваемого являются относимыми независимо от того, свидетельствуют они об обстоятельствах и фактах уголовного дела в позитивной или негативной форме.

Основная проблема в оценке относимости показаний подозреваемого заключается в определении того, какие из сообщённых им сведений вообще не будут иметь отношения к уголовному делу.

Ю.К. Орлов применительно к доказательствам предлагает считать их неотносимыми в следующих случаях. Во- первых, если они содержат сведения не об исследуемом событии, а о другом факте, не являющимся предметом расследования. Во-вторых, если содержащиеся в доказательстве сведения не могут быть использованы в качестве доказательственных фактов для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.’

На наш взгляд, это в целом правильное предложение учёного применимо и к показаниям подозреваемого. Однако остаётся нерешённым вопрос, когда, в какой момент производства по уголовному делу происходит оценка относи- мости показаний подозреваемого, и, в частности, признание их не относящимися к обстоятельствам дела.

Представляется, что оценка относимости показаний подозреваемого осуществляется в два этапа.

Первый из них имеет место при получении показаний во время допроса. Должностное лицо, производящее допрос, предлагает подозреваемому рассказать об известных ему обстоятельствах дела. Если допрашиваемый говорит об обстоятельствах, явно не относящихся к делу, ему должно быть указано на это. Значит лицо, ведущее процесс, уже на момент непосредственного восприятия показаний подозреваемого при его допросе оценивает их с точки зрения относимости и может признавать некоторые сведения, не относящимися к обстоятельствам уголовного лела

^ Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - м., 2000 ~ с Л7

В теории уголовного процесса рассматриваемый этап оценки относимости показаний подозреваемого принято связывать с познавательным уровнем доказывания, на котором достигается лишь предположительный вывод об относимости фактических данных, потому что анализируется отдельно взятое доказательство.’

Второй раз оценка относимости показаний подозреваемого происходит в тот момент, когда в процессе производства по делу принимаются решения, основанные на указанных сведениях. В этих случаях показания оцениваются не только на предмет наличия связи с обстоятельствами и фактами, но и с позиций их допустимости и достоверности. Поэтому можно сказать, что признание показаний подозреваемого недостоверными либо недопустимыми автоматически означает и их неотносимость к уголовному делу. Такую оценку показаний подозреваемого каждый раз осуществляют субъекты уголовного процесса, управомоченные принимать решения по делу.

Анализируемый этап оценки относимости показаний подозреваемого происходит на удостоверительном уровне доказывания, на котором результаты, будучи оценёнными сквозь призму предмета и пределов доказывания, облекаются в уголовно-процессуальную форму, определяющую допустимость использования фактических данных в качестве доказательств по уголовному делу.^

^ Клейман л. в. Установление относимости доказательств при рас- следовании преступлений: Автореферат диссертации кандидата юри- дических наук. - Омск, 2001. - С.15-16. 2 Там же, С.18.

3.2. Оценка допустимости показаний подозреваемого

Не умаляя значения каждого из элементов оценки доказательств, всё же следует признать, что именно вопрос о допустимости того или иного доказательства является во многом определяющим для всего производства по делу. От его правильного решения зависит надлежащее обеспечение прав и свобод, участвующих в деле лиц, обеспечение гарантий и соблюдение принципов уголовного судопроизводства, достижение истины по уголовному делу.

в теории уголовного процесса выделяется четыре критерия (правила, элемента, аспекта) оценки допустимости доказательств по уголовному делу:

1) надлежащий субъект, правомочный проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств; 2) 3) надлежащий источник фактических данных (сведений) , составляющих содержание доказательств ; 4) 5) надлежащее процессуальное действие, используемое для получения доказательств; 6) 7) надлежащий порядок проведения процессуального действия (судебного или следственного), используемого как средство получения доказа- 8) тель r.TR . ‘

^ Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроиз- водстве. - М., 1995. - С.27; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголов-

Рассмотрим подробно каждый из этих критериев применительно к оценке допустимости показаний подозреваемого .

Сущность первого элемента допустимости доказательств заключается в том, что доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, то есть лицом, правомочным по данному делу проводить процессуальные действия .

Субъекты, которые вправе собирать доказательства по уголовному делу, определены законом. К их числу относятся дознаватель, орган дознания, следователь, прокурор, суд, а также защитник (ст.86 УПК РФ).

При наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания в порядке, установленном ст.14 6 УПК РФ, возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия. Лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, допрашивается в качестве подозреваемого, тем самым прямо предусматривается получение показаний подозреваемого.

Деятельность органов дознания по делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц, характеризуется тем, что она производится в порядке, установленном главами, посвященными предварительному следствию, с изъятиями, предусмотренными главой 32 УПК РФ о дознании.

Получение показаний подозреваемого после его задержания установлено ч.2 ст.8 9 УПК РФ, обязывающей допро-

ный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - С.12 9; Кудин Ф.М., Костенко Р. В. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002. - С.14, и др.

сить подозреваемого в соответствии с правилами, преду- смотренными Ч.2 ст. 46 и ст. ст. 189, 190 настоящего Кодекса .

Оценка показаний подозреваемого с позиций их получения надлежащим субъектом применительно к деятельности органов дознания по данным делам должна ответить на следующие вопросы: 1) получены ли они в установленный законом срок; 2) если они получены после передачи дела следователю, было ли на то письменное поручение следователя; 3) не были ли они получены органом дознания во время его участия в составе следственно- розыскных групп’; 4) не подлежал ли орган дознания отводу.

Недопустимыми будут считаться такие показания подозреваемого, которые указанные органы дознания получили :

  • при проведении допроса подозреваемого без письменного поручения следователя по делу, требующему обязательного производства предварительного следствия;
  • при проведении допроса лица в качестве подозреваемого после истечения срока нахождения его в этом процессуальном положении;
  • при проведении допроса подозреваемого после истечения установленного законом срока производства дознания;
  • Некоторые процессуалисты справедливо утверждают, что практика создания следственно-оперативных групп не основана на законе и отчасти даже противоречит ему. См.: Золотых В.В. Проверка допус- тимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону 1999. - С.62-64.

  • при проведении допроса подозреваемого дознавателем, подлежащим отводу.

Следователь, в производстве которого находится уголовное дело, является надлежащим субъектом получения показаний подозреваемого в определённых случаях. Во- первых, он должен принять уголовное дело к своему производству. Во-вторых, при включении его в группу следователей (если такое имело место) только в строгом соответствии с законом, в-третьих, он должен принять уголовное дело к своему производству с соблюдением правил подследственности. В-четвёртых, он должен проводить до- прос подозреваемого в течение срока нахождения лица в этом качестве, а также в рамках срока расследуемого уголовного дела. В-пятых, не должно быть обстоятельств, исключающих возможность его участия в расследовании уголовного дела.

Прокурор как субъект доказывания также может непосредственно осуществить допрос подозреваемого и получить его показания. Такое допустимо, если: а) он участвует в производстве дознания и предварительного следствия и в необходимых случаях лично производит отдельные следственные действия (в том числе и допросы подозреваемых) ; б) отсутствуют обстоятельства, исключающие возможность его участия в расследовании уголовного дела; в) если он осуществляет надзор по данному делу.

В силу специфики появления показаний подозреваемого только в результате допроса и лишь в стадии предварительного расследования суд не может быть надлежащим субъектом их получения. Суд (судья) не является субъектом получения показаний подозреваемого и в тех случаях.

когда принимаются решения об избрании меры пресечения в качестве домашнего ареста, заключения под стражу или продление срока содержания под стражей подозреваемого. Здесь в закрытом судебном заседании заслушиваются объяснения, явившихся в заседание лиц, в том числе и подозреваемого, о законности и обоснованности применения домашнего ареста, заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей.

Вместе с тем получение показаний подозреваемого после того, как в отношении его избрана мера пресечения до предъявления обвинения, является крайне необходимым действием, в законе отсутствует норма, обеспечивающая возможность обязательного проведения допроса лица в качестве подозреваемого после избрания в отношении его меры пресечения. Такое упущение может неблагоприятно сказаться, во-первых, на реализации подозреваемым своих прав и законных интересов, и, во-вторых, на ходе всего расследования.

В этой связи, на наш взгляд, необходимо включить в УПК РФ статью, обеспечивающую реальную возможность допросить подозреваемого непосредственно после применения к нему меры пресечения в качестве заключения под стражу либо домашнего ареста до предъявления обвинения в соответствии с правилами, предусмотренными ч.2 ст.4 6 и ст. ст.189, 190 настоящего Кодекса. Следует дополнить ч.2 ст. 4 6 УПК РФ пунктом третьим, предусмотрев в нём соответственно, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее 2 4 часов с момента применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу либо домашнего ареста.

Второе правило допустимости доказательств касается надлежащего источника сведений, составляющих содержание доказательств.

Все источники, из которых возможно получить доказательства, указаны в ч.2 ст. 74 УПК РФ. Они составляют исчерпывающий перечень и расширительному толкованию не подлежат.

Сведения, сообщаемые подозреваемым об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, согласно ч.2 ст. 74 УПК РФ могут быть доказательствами только в форме показаний. Понятие показаний подозреваемого также содержится в законе.

Законодатель указывает, что только надлежащим процессуальным порядком проведения допроса обеспечивается получение показаний подозреваемого по уголовному делу.

Значит, сведения, сообщаемые подозреваемым, будут допустимыми с точки зрения надлежащего источника, только если: а) они получены во время производства допроса, б) в форме показаний.^

В этой связи спорной представляется точка зрения тех авторов, которые считают допустимым доказательством по уголовному делу сведения, сообщаемые подозреваемым, в иной, нежели показания, форме. В частности, речь идёт о сообщаемых подозреваемым сведениях, которые отражаются не в форме показаний, изложенных в протоколе допроса, а в виде объяснений в других протоколах следствен-

Правильное утверждение В.И. Каминской о том, что показания об- виняемого в качестве одного из судебных доказательств могут появиться в процессе только в результате допроса обвиняемого, на наш взгляд, одинаково применимо и к показаниям подозреваемого. См.: Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. - М., I960. - С.98-99.

ных действий (задержания, обыска, осмотра, следственного эксперимента и т.п.).’

Так, по мнению В.Н. Григорьева и С.А. Шейфера, задержание подозреваемого в совершении преступления - это следственное действие по собиранию доказательств, направленное на решение комплексной задачи, элементами которой являются восприятие и фиксация данных, указывающих на причастность подозреваемого к преступлению, и незамедлительная изоляция подозреваемого.^ Доказательственное же значение протоколы задержания, как отмечают В.М. Тертышник и С. В. Слинько, имеют лишь в силу того, что в них отражаются пояснения задержанных лиц.^ Анало- гичных взглядов придерживаются и некоторые другие про- цессуалисты.”^

На наш взгляд, названные авторы не учитывают, что доказательственное значение протокола задержания состоит в том, что в нём зафиксированы обстоятельства задержания и связанного с ним деяния. Объяснения же, полученные в ходе задержания, не имеют доказательственного значения. К тому же согласно ч.2 ст.92 УПК РФ, закон не

См., например: Подголин Е.Е. Запись показаний при проверке на месте // Социалистическая законность. - 1986. - № 5. - С.32-33* Рыжаков А. П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. - Тула, 1996. - С.60, и др.

^ Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого / Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. - Омск, 1976. - с.40. ^ Тертышник В.М., Слинько С.В. Теория доказательств. - Харьков 1998. - С.163.

Иванов В.А, Дознание в советском уголовном процессе. - Л., 1966. - С.28; Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел. - Киев, 1987. - С.53; Михе- енко М.М., Нор В.Т., Шибико В. П. Уголовный процесс Украины. - Киев, 1992. - С.216; Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого - М., 2000. - С.354.

требует указания в протоколе задержания объяснений по- дозреваемого. Поэтому доказательственное значение протокола задержания обесценивается, когда основную часть текста занимает изложение объяснений и лишь вкратце описываются установленные обстоятельства дела.’

Кроме того, необходимо правильно подходить к вопросу оценки допустимости того или иного доказательства с позиций его надлежащей процессуальной формы. Если оценивать протоколы следственных действий с указанной точки зрения, то это должны быть письменные акты, в которых фиксируются ход и результаты самих следственных действий. Соответственно содержание протоколов не является предметом оценки допустимости их процессуальной формы.

Сообщения же подозреваемого по поводу известных ему обстоятельств совершения преступления оцениваются как содержащиеся в допустимой законом форме, если они выражены в виде показаний, сделанных при допросе. Как правильно отмечает Н.В. Григорьева, надо иметь в виду, что из любого протокола следственного действия в соответствии с законом допускаются к исследованию лишь обстоятельства и факты, установленные в процессе самого следственного действия. Так, объяснения подозреваемого или обвиняемого не должны вноситься в протоколы осмотра места происшествия и следственного эксперимента, а если

Некоторые процессуалисты правильно утверждают, что с аналогичных позиций признания недопустимыми доказательствами следует решать вопрос и относительно тех «показаний», которые излагаются в протоколах, например, осмотра места происшествия или следственного эксперимента. См.: Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М 2001 С.158-159.

они внесены, то не должны оглашаться в суде и исследоваться, так как доказательствами являются показания подозреваемого и показания обвиняемого.’

Оценка допустимости показаний подозреваемого на предмет надлежащего источника фактических данных включает в себя также и решение вопроса о том, кто допрашивался в качестве подозреваемого. Поскольку сами показания исходят от их носителя, постольку важным является лицо, допрашиваемое в качестве подозреваемого. С этих позиций показания подозреваемого будут считаться недопустимыми при следующих условиях.

Во-первых, если лицо признано подозреваемым по уголовному делу с отступлением от законодательных норм.

Так, Верховным Судом РФ по делу Рагаускаса был признан недопустимым доказательством протокол допроса в качестве подозреваемой Лапшиной. При этом было указано следующее: «Согласно материалам дела, с Лапшиной проводились следственные действия, когда она была задержана в качестве подозреваемой. Вместе с тем в соответствии со ст. ст.122, 127 УПК РСФСР орган дознания и следователь вправе были задержать Лапшину в качестве подозреваемой лишь при наличии оснований, указанных в ст.122 УПК РСФСР. Но в протоколе задержания эти основания не указаны: Лапшина не была застигнута при совершении пре- ступления или непосредственно после его совершения; очевидцы прямо не указывали на Лапшину как на лицо, совершившее преступление; на ней или на её одежде, при ней или в её жилище не обнаружены явные следы преступ-

Григорьева Н.В. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. - 1995 - № 11 - г й

ления, она не покушалась на побег и имела постоянное место жительства».’

Во-вторых, если лицо, фактически подозреваемое в совершении преступления, допрашивалось об обстоятельствах причастности его к этому преступлению в качестве свидетеля с предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний.

По данным, которые приводит В. В. Золотых, допрос фактически подозреваемого в качестве свидетеля продолжает оставаться на практике наиболее распространённым нарушением закона, влекущим признание доказательств недопустимыми . ^

Московским областным судом был оправдан К., который органами предварительного следствия обвинялся в получении взятки при отягчающих обстоятельствах и в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов. В кассационном протесте прокурор просил об отмене приговора в связи с существенным нарушением норм УПК- Кассационная палата признала доводы протеста не основанными на законе. Судья правильно исключил из разбирательства дела протокол допроса К. в качестве свидетеля, так как против него было возбуждено уголовное дело и у органов предварительного следствия были все основания допросить его в качестве подозреваемого с со- блюдением уголовно-процессуального закона и с разъяснением требований ст. 51 Конституции Российской Федерации

^ Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - № 1. - С.12. ^ Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1999. - С.91.

О том, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя. В нарушение указанного требования Конституции К. наоборот был предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.^

Вместе с тем Верховный Суд СССР и Верховный Суд РФ неоднократно в своих постановлениях и определениях обращали внимание на недопустимость допроса в качестве свидетеля лица, фактически подозреваемого в совершении преступления.^

в рамках указанной проблемы многие процессуалисты также настаивают на признании полученных показаний недопустимыми доказательствами.^ Так, П. А. Лупинская считает, что в таких случаях и первые протоколы допросов (в качестве свидетеля), и последующие протоколы допросов (в качестве подозреваемого или обвиняемого), в которых имеется ссылка на первые протоколы, следует признавать недопустимыми.’^

в то же время, следует отметить, что иногда в процессе расследования одного уголовного дела выявляются

^ Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - №1.

^ См., например: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.- С.134-139; Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1974. - № 4. - С.25; Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам (1959-1971 г.г.). - М. , 1973. - С.359-360; Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам (1971-1979 г.г.). - М., 1981. - С.725-726.

^ Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроиз- водстве. - М., 1995. - С.40-42; Золотых В.В. Указ. соч., С.89- 92; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно- практическое пособие. - М,, 2000. - С.111-112, и др. “ Лупинская П.А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дела судом присяжных / Рассмотрение дел судом присяжных. Научно-практическое пособие для судей. - Варшава, 1997. - С.100.

обстоятельства;, при исследовании и проверке которых в отношении лиц, выступающих в качестве свидетелей, возникает подозрение в совершении ими преступлений, направленных на уменьшение либо сокрытие обстоятельств, влияющих на установление виновности обвиняемого.

Прокуратурой в отношении К. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 131 и п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ. В ходе расследования дела из психоневрологического диспансера были истребованы сведения о том, состоит ли К. на диспансерном учете в медицинском учреждении. Из медицинского учреждения была получена справка о том, что К. на учете у врача психиатра не состоит,

В ходе предварительного следствия адвокат К. заявил ходатайство о проведении психолого-психиатрической экспертизы, ссылаясь на то, что К. страдает психическим заболеванием - шизофрения. В подтверждение ходатайства адвокат предоставил следователю справку из психоневрологического диспансера о том, что К. состоит на учете у врача-психиатра по поводу органического бредового (шизофренического) расстройства.

Н. - врач психоневрологического диспансера, выдавший обе справки, был допрошен по уголовному делу в качестве свидетеля по обстоятельствам взаимоотношений врача с обвиняемым и получения сведений о том, в какой из двух выданных Н. справок по поводу состояния здоровья К., содержится достоверная информация.

В последующем в отношении Н. материалы уголовного дела были выделены для проведения процессуальной проверки, по результатам которой в отношении Н. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 2 92 УК РФ /

Кроме названных условий, предъявляемым к подозреваемому как субъекту показаний, в науке выделяют ещё несколько требований законности источника, предъявляемые к лицу, как носителю информации:

  • определённость носителя информации (конкретизация личности, получившей какие-либо фактические данные) ;
  • психические свойства и состояние лица, позволяющие ему правильно воспринимать и оценивать факты реальной действительности и давать о них правильные показания;
  • указанный в уголовно-процессуальном законе особый правовой статус лица - носителя определённой законом информации (например, адвокат, священник, депутат и т.п.);
  • социальный статус лица, выражающийся в близких родственных отношениях с другими участниками процесса.^
  • Третий критерий определения допустимости показаний подозреваемого состоит в проверке надлежащего процессуального действия, используемого для получения доказательств .

Материалы уголовных дел № 2 57 94, 3 64 607, возбужденных Туапсин- скои межрайонной прокуратурой. Архив Туапсинской межрайонной прокуратуры 2003 год.

Зеленский Д. В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1995. - С.36-37.

по

Действующий закон предусматривает следующие способы получения доказательств: 1) производство следственных и иных процессуальных действий органами уголовного судопроизводства; 2) представление письменных документов и предметов участниками процесса для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств; 3) собирание защитником доказательств путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, ко- торые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (ст. 8 6 УПК РФ).

Показания подозреваемого получаются только в результате такого следственного действия, как допрос подозреваемого. Поэтому названные показания, полученные путём проведения действий, не предусмотренных законом, либо процессуальных действий, не являющихся допросом подозреваемого, во всех случаях должны признаваться недопустимыми .

Некоторые авторы на наш взгляд, необоснованно считают, что первоначальным действием по обеспечению допустимости показаний подозреваемого путём производства допроса является вынесение постановления, обосновывающего мотивы его проведения. Отсутствие такового может повлечь недопустимость полученных показаний на практике .’

См., например: Лобанов А. Оценка защитником допустимости дока- зательств // Законность. - 1996. - № 6. - С.42.

Допрос подозреваемого должен быть проведён в рамках уже возбуждённого уголовного дела. Поэтому подлежит обязательному отражению время его производства в протоколе допроса подозреваемого.

Так, при разбирательстве дела по обвинению Денисова по ст. ст. 15 и 102 УК РСФСР как недопустимое доказательство был исключён протокол его допроса в качестве подозреваемого, так как допрос по времени производился до задержания в порядке ст.122 УПК РСФСР.’

При рассмотрении исследуемого критерия допустимости показаний подозреваемого необходимо обязательно сказать о проблеме использования в качестве доказательств протоколов явки с повинной подозреваемого. На наш взгляд, сведения, сообщённые подозреваемым и отражённые в протоколе явки с повинной, надо анализировать под призмой всего собранного доказательственного материала по уголовному делу. Их допустимость зависит от дальнейших показаний, которые сообщает подозреваемый (обвиняемый) в процессе производства по делу. В обоснование такого вывода некоторые процессуалисты приводят следующую аргументацию .

В целом они полагают, «что сам факт явки с повинной не может рассматриваться как доказательство виновности лица или использоваться как признание своей вины. Явка с повинной является лишь поводом к возбуждению уголовного дела. Фактические данные, сообщённые подозреваемым (обвиняемым) и которые в дальнейшем могут быть использованы в качестве доказательств, должны быть зафиксиро-

Летопись суда присяжных (прецеденты и факты) // Российская юстиция. - 1995. - № 2. - С.4.

ваны только в протоколах допросов подозреваемых (обвиняемых) . Протоколы явок с повинной в случаях, когда подсудимый в суде не признаёт себя виновным, могут свидетельствовать о вынужденности сделанного заявления и, кроме того, усиливают функцию обвинения. Судьи, допускающие такого рода протоколы в качестве доказательств обвинения, невольно способствуют незаконной практике органов предварительного следствия. В случаях же, когда подозреваемый (обвиняемый) последовательно даёт показания, подтверждающие зафиксированное в протоколе явки с повинной, нет оснований исключать этот документ из со- вокупности всех доказательств, тем более, что именно он служит основанием для смягчения осуждённому наказания».’

Последний элемент допустимости показаний подозреваемого касается оценки надлежащего порядка проведения следственного действия (допроса), используемого как средство получения доказательств.

В литературе по данному вопросу существует довольно много точек зрения. Почти каждый автор, который анализирует проблему надлежащего проведения допроса обвиняемого (подозреваемого), даёт свою оригинальную трактовку

См.: Григорьева Н.В. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. - 1995. - № 11. - С.б; Друзин Е.В. Вопросы применения положений статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве / Вестник Саратовской государственной академии права. - Саратов, 1996. - С.100/ Лупин- ская П. А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дела судом присяжных / Рассмотрение дел судом присяжных. Научно- практическое пособие для судей. - Варшава, 1997. - С.113/ Радут- ная Н.В. Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике / Комментарий российского законодательства. - м,, 1997. - С.153-154/ Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1999. - С.203-204.

из

основных положений, регулирующих процессуальный порядок указанного следственного действия.^

Помимо этого, рассматриваемый критерий оценки показаний подозреваемого неоднократно становился предметом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

В значительной степени это можно объяснить тем, что на законодательном уровне порядок получения показаний подозреваемого во время производства допроса не урегулирован в должной мере. По существу закон даже не содержит отдельной статьи, посвященной порядку допроса подозреваемого. В отношении подозреваемого УПК РФ ограничился лишь общими правилами производства допроса. Для сравнения нужно отметить, что, к примеру, ст. ст.187, 188, 189, 190 УПК РФ специально регулируют порядок допроса свидетеля и потерпевшего, а порядку проведения допроса обвиняемого вообще посвящена отдельная ст.173 УПК РФ.

Из 200 опрошенных в ходе исследования практических работников 68,5 % считает нужным включить в УПК РФ специальную статью о порядке допроса подозреваемого, какие имеются в законе применительно к допросу обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. 31,5 % полагают, что включение специальной статьи посвященной допросу подозреваемого будет излишним.

Суммируя всё сказанное, представляется необходимым проанализировать оценку допустимости показаний подозре-

Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. - М., 1987. - С.28-31/ Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании пре- ступлений. - М., 2001. - С.78-105; Соловьёв А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие. - М., 2001. - С.43-52, и др.

Баемого на предмет надлежащего порядка их получения под призмой имеющихся в науке позиций по данному вопросу, а также комментария к судебной практике и предложений по совершенствованию действующего законодательства.

С учётом этого показания подозреваемого будут допустимыми, если процессуальный порядок проведения допроса включает в себя следующие компоненты.

  1. Перед допросом необходимо удостовериться в личности подозреваемого- Если возникают сомнения, владеет ли подозреваемый языком, на котором ведётся производство по делу, следует выяснить, на каком языке он желает давать показания. Подозреваемому, не владеющему языком, на котором ведётся производство, обязательно должен быть предоставлен защитник, а также разъяснено право пользоваться услугами переводчика. Как указал Верховный Суд РСФСР, владение языком на бытовом уровне может быть достаточным для осуществления защиты без участия защитника по делам с простыми, обыденными обстоятельствами дела, но может оказаться явно недостаточным для участия в делах сложных, требующих уяснения смысла новых понятий. Заявление обвиняемого (подозреваемого) о том, что он закончил русскую школу, хотя сам является лицом другой национальности и повседневно общается с окружающими на родном языке, может послужить основанием для признания его протокола допроса на русском языке без участия защитника недоЙустЯидизревавигому^ствБшванному на допрос, должно быть сообщено о том, в качестве кого и по какому уго-

^ Сборник постановлений и определений по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981-1988 г.г.). - М., 1990. - С.366-367.

ловному делу он будет допрошен, разъясняются права и обязанности, указанные в ст.4 6 УПК РФ, а также вручается в письменном виде перечень его прав и обязанностей, о чём делается отметка в протоколе.

Перед допросом подозреваемому обязательно должна быть разъяснена сущность подозрения. По справедливому замечанию Д.В. Зеленского, нарушение данного требования закона влечёт недопустимость полученных в ходе допроса показаний.’

На вопрос о необходимости дополнения ст. 18 9 УПК РФ либо вновь включенной в УПК специальной статьи о допросе подозреваемого положением об обязанности следователя перед допросом объявить лицу, что оно подозревается в совершении преступления, указав при этом обстоятельства преступного действия и его квалификацию, из 200 опрошенных работников предварительного расследования и прокуратуры, 57,5 % считают что указанное дополнение необходимо; 40,5 % - что необходимость в этом отсутствует, так как данное требование содержится в образце протокола допроса подозреваемого (приложение № 13); и 2 % следователей - что нет необходимости дополнять статьи указанным положением по иным.

Помимо тех прав, которые предусмотрены ст.4 6 УПК РФ, подозреваемому перед его допросом должно быть разъяснено право не свидетельствовать против себя самого (ч.1 ст.51 Конституции РФ)

Зеленский д. в. Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе. Учебное пособие. - Краснодар, 1997. - С.39.

По данным В.В. Золотых, в настоящее время неразъяснение подоз- реваемому права не свидетельствовать против самого себя является одним из наиболее распространённых нарушений, влекущих признание

Пленум Верховного Суда РФ также подчёркивает важность данного положения, указывая, что если подозреваемому, обвиняемому… при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено требование ч.1 ст.51 Конституции РФ, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)

Особое внимание необходимо уделять разъяснению перед допросом подозреваемого его права на защиту, а также права пользоваться помощью защитника. При нарушении этого права все показания подозреваемого и результаты следственных действий, проведённых с его участием, должны рассматриваться как доказательства, полученные с нарушением закона.^

  1. Сам допрос подозреваемого может состоять из свободного рассказа об известных ему обстоятельствах дела и вопросов, направленных на уточнение и дополнение показаний- Задавать наводящие вопросы запрещается.

Закон прямо не указывает на возможность свободного рассказа подозреваемого об известных ему обстоятельствах уголовного дела, а предусматривает производство до-

доказательств недопустимым. См.: Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону 1999. - С.92.

’ Постановление № 8 Пленума Верховного суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовном делам. - М., 1997. - С.535.

2 Об этом говорится в п. 17 указанного постановления Пленума Вер- ховного Суда РФ. См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судо в СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовном делам — М., 1997. - С.535.

проса путём постановки вопросов допрашиваемому. Однако не следует считать, что получение показаний подозреваемого во время его допроса в виде свободного рассказа, является нарушением правил допустимости. Подозреваемый не может быть ущемлён в осуществлении права на защиту, которое во многом реализуется посредством дачи показаний. Если он желает дать показания в виде свободного рассказа об известных ему обстоятельствах уголовного дела, то лишать его такой возможности будет незаконно. К тому же УПК РФ говорит о том, что следователь свободен при выборе тактики допроса.

Эти и дальнейшие действия подозреваемого во время производства допроса урегулированы в ст. ст.187, 188, 189, 190 УПК РФ. Однако в них речь идёт в целом обо всех вызываемых на допрос лицах. Безусловно, в этой части действующий УПК РФ требует внесения дополнений, связанных с производством допроса подозреваемого. На наш взгляд, в законе необходимо предусмотреть отдельную статью, посвященную порядку допроса подозреваемого.

Некоторые процессуалисты справедливо отмечают, что протокол, как показывает практика, довольно ненадежен, а главное - является фактически лишь конспектом высказываний допрошенного и в определенной мере носит отпечаток его субъективного отношения к содержанию протокола. Притом далеко не все можно четко выразить словами. В связи с этим для объективного отражения информации, полученной в ходе следственных и судебных действий, наряду с обязательными средствами фиксации - протоколированием, очень важно применение дополнительных (факультативных) средств. Сегодня это — фотосъемка, звукоза- пись и видеозапись.’

Из 200 опрошенных следователей на вопрос об использовании ими звукозаписи и других технических средств для фиксации показании подозреваемого 12 % ответили, что используют часто, 40,5 % используют иногда, 39 % - используют в отдельных случаях. 8,5 % не используют звукозапись и другие технические средства для фиксации показании подозреваемого в виду отсутствия знания и навыков их использования.

  1. Каждый допрос подозреваемого должен оформляться протоколом. Именно в нём фиксируются полученные показания как доказательства по уголовному делу.

Уголовно-процессуальный закон предъявляет ряд требований к составлению указанного вида протокола, нарушение которых влечёт признание полученных показаний подозреваемого недопустимым доказательством.

Во-первых, протокол допроса подозреваемого должен быть составлен в соответствии с правилами ст. ст.166, 167, 190 УПК РФ.

Во-вторых, по окончании допроса протокол предъявляется для прочтения подозреваемому либо оглашается по его просьбе. Требования допрашиваемого внести в протокол дополнения и уточнения подлежат обязательному исполнению. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи удостоверяются подозреваемым своей подписью в конце протокола. Допрашиваемым подписывается также каждая страница протокола.

^ Леви А. Как достичь объективного отражения показаний в процессе доказывания // Российская юстиция. - 1995. - № 9. - С.27.

В-третьих, если в допросе участвовал переводчик, то он также подписывает каждую страницу и протокол в целом. Им подписывается и перевод собственноручных показаний подозреваемого. В протоколе также указываются все лица, принявшие участие в допросе. Каждый из них должен подписать протокол.

3.3. Оценка достоверности показаний подозреваемого

В процессе доказывания по уголовному делу оценка каждого доказательства с точки зрения его достоверности имеет большое значение. Именно в результате неё происходит определение того, соответствует ли действительности то или иное доказательство. Признание же доказательства достоверным является одним из условий, позволяющих установить виновность или невиновность лица в совершении преступления, а также другие обстоятельства совершённого преступления.

в литературе вопрос о достоверности доказательств рассматривается в различных аспектах. Одни процессуалисты считают, что достоверность доказательств представляет собой один из элементов оценки доказательств.’ Другие полагают, что достоверность доказательств выясняет-

Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - с.З; Курс советского уголовного процесса: общая часть. - М., 1989. - С.614-615; Зинатуллин 3.3. Уголовно- процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С.108, 122.

ся посредством проверки (исследования) доказательств, По мнению третьих, достоверность доказательств определяется и в результате оценки, и при проверке доказа

тельств . ^

По нашему мнению, действия по установлению достоверности любого доказательства необходимо рассматривать в контексте оценки доказательств, которая осуществляется на протяжении всего процесса доказывания. Она пронизывает его, и, соответственно, по своей сущности близко примыкает к проверке доказательств. Как проверка, так и оценка в процессе доказывания органически переплетаются между собой.^ В этом отношении справедливо высказывание Ю.К. Орлова о том, что некоторые свойства доказательств (достоверность, в ряде случаев - относимость и допустимость) подлежат и проверке и оценке, остальные (сила, достаточность) - только оценке, так как никаких практических проверочных действий для этого не требуется.”*

Следует подчеркнуть, что оценка достоверности доказательств неотрывна от их проверки, поэтому признание

^ Белкин А.Р. Теория доказывания. - М., 1999. - С.183-185.

Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) / Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под редакцией В.А. Власихина. - М. , 2000. - С.109- 143; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в’ уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - м., 2000. - С.80; Ба- лакшин B.C. Оценка доказательств / Юридический вестник. - Екатеринбург, 2001. - № 1. - С.43-50.

^ Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. - с.67; Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - Иркутск, 1970 - С 43- Мухин И. И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. -Л., 197 4. -С.8.

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно- практическое пособие. - М., 2000. - С.80-81 доказательств достоверными есть результат предшествующий ей проверки.

Определение достоверности показаний подозреваемого необходимо связывать с достижением такого результата их проверки и оценки, при котором возможно сделать единственно правильный вывод о соответствии полученных сведений объективной действительности.

При этом не следует отождествлять оценку достоверности с оценкой достаточности доказательств. Как правильно отмечается некоторыми процессуалистами, различие названных элементов заключается в целях, которые стремятся достичь органы судопроизводства. При оценке достоверности доказательств решается вопрос о их соответствии фактам объективной действительности. При оценке достаточности доказательств достоверно устанавливаются обстоятельства предмета доказывания.’

Необходимо также сказать о том, что оценка и проверка достоверности показаний подозреваемого возможна лишь при условии признания последних допустимыми и относимыми доказательствами. Поэтому недопустимые либо неотносимые показания подозреваемого являются одновременно и недостоверными доказательствами.

Довольно часто ценность показаний подозреваемого обусловлена тем, что в них содержатся сведения, противоречащие материалам уголовного дела. Данное обстоятельство должно заставлять органы уголовного судопроизводства более внимательно и критично относиться к проверке и оценке полученной информации, в результате чего

Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголов ном процессе. - Краснодар, 2000. - С.47-48.

могут быть установлены обстоятельства, исключающие от- ветственность подозреваемого, либо, напротив, его виновность в совершении преступления при отрицании им своей причастности к деянию.

В науке уголовного процесса некоторые авторы справедливо пишут, что проверка показаний подозреваемого - явление не кратковременное, она представляет собой длящийся во времени процесс, в течение которого проверяются, анализируются и сопоставляются доказательства. С учетом изложенного они выделяют две стадии проверки показаний подозреваемого: проверку показаний в ходе допроса и проверку показаний после допроса.’

На наш взгляд, проверка и оценка достоверности показаний подозреваемого должна включать в себя:

  • анализ самих показаний с точки зрения их согласо- ванности и непротиворечия;
  • учёт условий восприятия, сохранения в памяти и воспроизведения воспринятого в ходе дачи показаний;
  • последовательное рассмотрение и анализ прежних (если они были) и новых показаний, данных при допросе лица в качестве подозреваемого, так и в качестве обвиняемого по уголовному делу;
  • сопоставление показаний с иными имеющимися в деле доказательствами;
  • проверка источников получения доказательств;
  • Богинский В.Е. Проверка показаний подозреваемого / Проблемы социалистической законности: республиканский междуведомственный научный сборник. - Вып. № 17. - Харьков, 1986. - С.57-58.

  • получение новых доказательств, необходимых для проверки имеющихся показаний.

Проанализируем более подробно каждый из указанных составляющих проверки и оценки достоверности показаний подозреваемого.

Показания подозреваемого, в которых он детально описывает известные ему обстоятельства и факты по уголовному делу, должны быть оценены на предмет того, насколько они полны и конкретны, нет ли в них существенных противоречий, разночтений, несообразностей. Для этого необходим детальный анализ всего информационного материала об обстоятельствах дела, сообщённого подозреваемым во время допроса. Например, если подозреваемый свидетельствует о том, что совершенное им преступление произошло ночью, то его показания должны соответствовать особенностям указанного времени суток. Не должно быть также расхождений в рамках одних показаний подоз- реваемого о способе, месте совершения им преступления и других обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

Анализ полученных сведений предполагает также установление возможности существования события, на которое указывает либо ссылается подозреваемый.

После окончания свободного рассказа во время допроса подозреваемому могут быть заданы вопросы, направленные на уточнение и дополнение показаний. Этим самым также проверяется достоверность сообщённых подозреваемым сведений.

Особо следует отметить значимость в ходе оценки достоверности показаний подозреваемого закрепления, за- печатления, сохранения и переработки информации о происшедших событиях в памяти, сознании подозреваемого. Большую роль здесь играют качественные стороны памяти подозреваемого, интерес, проявленный им к произошедшему, его впечатляемость, явления реминисценции, а также общий интеллектуальный, образовательный уровень и др. Следует также учитывать, что память любого человека может быть двигательной, эмоциональной, образной, словесно-логической, смысловой, профессиональной. У каждого она своеобразна и недоучёт этого обстоятельства может привести к неверной оценке показаний, недоверию к ним, их восприятию как ложной информации.’

В этой связи некоторыми авторами предлагается своеобразная модель тактики допроса, непосредственно влияющая на формирование достоверных показаний и позволяющая обнаружить непроизвольные ошибки в показаниях: 1. Предварительное и непосредственное изучение личности допрашиваемого. 2. Этап получения показаний, состоящий из свободного рассказа и вопросно-ответной части. 3. Проверка полученных показаний. 4. Оценка показаний с точки зрения достоверности: показание является достоверным; показание является заведомо ложным; показание содержит непроизвольные ошибки. 5. Диагностика причин добросовестного заблуждения, б. Принятие решения о дальнейшей работе с показаниями по получению объективной информации в случаях наличия пробелов в воспоминаниях. 7. Оценка показания, содержащего добросовестное заблужде-

^ Рахимов Ю. Процессуально-психологические проблемы допроса и оценки показаний по уголовно-процессуальному кодексу республики Узбекистан: Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора юридических наук. - Ташкент, 2000. - Г 1Я ниє в контексте расследования в обвинительном заключении или ином процессуальном документе.’

Сопоставление и анализ прежних показаний подозреваемого с его новыми показаниями является ещё одним из способов проверки достоверности доказательств. Сопоставление доказательственной информации, содержащейся в показаниях подозреваемого, с информацией, которой располагает следователь, позволяет усмотреть несовпадение, пробелы в показаниях и наметить пути устранения противоречий. В процессе такого сопоставления можно выявить следующее. Во-первых, полное соответствие прежних и новых показаний. Во-вторых, существенные различия между показаниями. В-третьих, различие между показаниями в незначительной степени.

В первом случае вывод о достоверности показаний подозреваемого проистекает из установленного отсутствия противоречий его прежних и последующих показаний. Однако при, казалось бы, простом характере проверки их достоверности нельзя всецело полагаться только на выявленную непротиворечивость между показаниями.

Как показывает практика, не исключены такие ситуации, когда подозреваемый (обвиняемый) под воздействием самых различных факторов сознаётся в причастности к тому преступлению, которое он вообще не соверщал. Соответственно, все данные им показания будут недостоверными по своему содержанию.

Сорокина Т. А. Тактико-психологические приёмы получения, проверки и оценки показаний свидетелей и потерпевших: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - СПб., 2001. - С.11.

Органами предварительного следствия Г. подозревался в совершении особо тяжкого преступления^ предусмотренного Ч.1 ст. 105 УК РФ. 16 января 2003 года от Г. поступил заявление о явке с повинной о совершении преступления. в ходе проверки этой явки был проведен допрос подозреваемого, а также проверка его показаний на месте, при которых Г. рассказал об обстоятельствах совершенного им преступления. 18 января 2003 года судом в отношении Г. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. При последующем дополнительном допросе в качестве подозреваемого, Г. полностью отрицал все ранее данные им показания, в том числе и причастность к совершению преступления, мотивируя это тем, что данные им ранее показания были вызваны страхом применения к нему мер физического воздействия и насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В виду того, что подозрение г. в совершении преступления не подтвердилось, 26 января 2003 года следователем было вынесено постановление об освобождении подозреваемого . ^

В этой связи при рассматриваемых условиях при решении вопроса о достоверности показаний подозреваемого необходимо использовать и способы их проверки и оценки. Например, дополнительно убедиться в том, что сообщённые подозреваемым сведения соответствуют действительности можно путём их сопоставления с другими доказательствами по уголовному делу.

^ Архив Туапсинской межрайонной прокуратуры за 2003 год. Дело

№364602. ^ лл м

В другом случае, когда между прежними и новыми показаниями обнаруживаются существенные противоречия, следует определиться с тем, какие из них являются достоверными .

Надо полагать, недостоверными будут показания, которые не соответствуют не только прежним (новым) показаниям, но и фактическим данным, содержащимся в иных источниках доказательств по уголовному делу.

В стадии судебного разбирательства при наличии существенных противоречий между показаниями подсудимого и его показаниями, полученными при производстве дознания или предварительного следствия, допускается оглашение на суде его прежних показаний и воспроизведение звукозаписи (ст.27б УПК РФ) . Не исключено при этом, как отмечают авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе», что достоверными будут признаны именно показания, данные им в качестве подозреваемого.’

При обнаружении существенных противоречий между прежними и новыми показаниями подозреваемого важным является выяснение причин, по которым он изменяет свои показания. Только установив причины изменения показаний, можно правильно оценить с точки зрения достоверности как те показания, которые давались прежде, так и те, что были получены позднее.

Из 2 00 опрошенных следователей 4 4 % указали, что подозреваемые лишь в отдельных случаях изменяют свои первоначальные показания по сравнению с последующими, полученными при их допросе в качестве подозреваемого

Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть особенная) . - м., 1967. - С.146.

или обвиняемого; 30 % считает, что подозреваемые иногда изменяют первоначально данные показания; 23 % - что по- дозреваемые часто изменяют свои показания. По мнению 3 % опрошенных подозреваемые практически всегда изменяют свои первоначально данные показания. При этом 9 6 % полагают, что изменение подозреваемыми своих показаний в основном направлено на отрицание ранее признаваемого ими совершения преступления либо на уменьшение степени своего участия в нем, а только 4 % - что изменение подозреваемыми своих показаний направлено на признание в совершении ими преступления либо на иное ухудшение своего положения. 85 % следователей заявляют, что в боль- шинстве случаев правдивыми оказываются показания подоз- реваемого, полученные на первом допросе. О том, что правдивыми являются показания подозреваемого, полученные в ходе повторного и последующих его допросов, указывают лишь 8,5 % следователей.

Расхождения в показаниях, данных лицом в качестве подозреваемого, с показаниями, сделанными этим же лицом в качестве обвиняемого, могут объясняться следующими причинами. Как указывает Ю.К. Орлов, на момент допроса подозреваемого обвинение ещё не сформулировано и поэтому показания подозреваемого обычно менее полны. Чаще всего подозреваемый впоследствии более подробно допрашивается об этих же обстоятельствах после предъявления ему обвинения, и в качестве доказательства используются эти его показания. Однако при существенных противоречиях между показаниями подозреваемого и обвиняемого те и другие подлежат тщательной проверке и оценке, в результате чего одни из них могут быть подтверждены и положены в основу обвинения, а другие отвергнуты.^

Зачастую на практике по делам, не представляющим большой сложности, лицо подробно допрашивается следователем только в качестве подозреваемого, а впоследствии при предъявлении обвинения и допросе в качестве обвиняемого лицо ссылается на показания данные им ранее в качестве подозреваемого.

Незначительные расхождения между прежними и новыми показаниями не обязательно свидетельствует о недостоверности одних и соответствии действительности других. Возможно, что вторые дополняют или уточняют первые (или наоборот), и поэтому как прежние, так и последующие сведения подозреваемого (обвиняемого) могут быть достоверными по своему характеру.

Проверка источников получения доказательств подозреваемым позволяет оценить с точки зрения достоверности сведения, сообщаемые им в ходе допроса. Следует отметить, что закон не требует от подозреваемого обязанности сообщать источник своей осведомлённости в отношении сведений об обстоятельствах совершённого преступления, в этой связи некоторые процессуалисты считают, что умолчание подозреваемым об источнике имеет процессуальные последствия. Так, по мнению авторов «Теории доказательств в советском уголовном процессе», утверждение подозреваемого об определённых фактах при отсутствии сведений о том, откуда они стали ему известны, должны

^ Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - м., 2000. - С.111 рассматриваться как доводы, подлежащие обязательной проверке, но не как доказательства J

В ходе данного способа оценки достоверности показаний подозреваемого важное значение также имеет изучение личности допрашиваемого, его окружения, взаимоотношения с соучастниками и т.п.

Сопоставление показаний подозреваемого с иными имеющимися по уголовному делу доказательствами представляет собой ещё один способ проверки и оценки достоверности полученных сведений.

Логичность и полнота показаний определяются путем анализа и сопоставления излагаемых показаний с иными доказательствами, имеющимися в распоряжении органов, ведущих процесс. Обнаружение пробелов, логических противоречий ориентирует органы судопроизводства на возможную ложь подозреваемого.

По мнению В.Е. Богинского, по полноте сообщаемого показания могут быть двоякого характера в зависимости от того, какую позицию во время допроса изберет допрашиваемый, а также от совокупности информации, которой располагает следователь: 1) информация, сообщаемая подозреваемым, может выходить за рамки осведомленности следователя; 2) информация, содержащаяся в показаниях подозреваемого, не выходит за пределы осведомленности следователя. При избрании подозреваемым установки на дачу полных и правдивых показаний информация, содержащаяся в его показаниях, может выходить за пределы осве- домленности следователя. В случаях избрания допрашиваемым установки на сокрытие обстоятельств имевшего место ^ Там же, с.166.

события либо искажения их информация, содержащаяся в показаниях подозреваемого, не будет выходить за пределы осведомленности следователя. В данной ситуации следует исходить из того, что никто не может быть более широко осведомлен в механизме преступного события, чем сам по- дозреваемый. Наличие при допросе ситуации, когда осве- домленность следователя шире показаний подозреваемого, - свидетельство стремления допрашиваемого утаить информацию от следователя.’

Эффективность данного приёма оценки достигается только в том случае, если содержащиеся в сопоставляемых доказательствах сведения отражены достаточно подробно и полно. Тогда совпадение сведений, содержащихся в максимально детализированных показаниях подозреваемого, с фактическими данными о тех же обстоятельствах, содержащихся в других материалах дела, будет убедительно свидетельствовать об осведомлённости допрашиваемого о тех обстоятельствах, которые служат предметом его показаний, и, следовательно, о том, что он говорит правду.^

Уголовно-процессуальным законом допускается возможность использования доказательств при допросе подозреваемого. По существу при предъявлении доказательств подозреваемому во время его допроса происходит проверка и оценка достоверности сообщаемых им сведений. «Следователь получает возможность предъявления отдельных доказательств «с ходу», без собирания совокупности доказа-

Богинский В.Е. Проверка показаний подозреваемого / Проблемы социалистической законности: республиканский междуведомственный научный сборник. - Вып. N’17. - Харьков, 1986. - С.59.

Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть осо- бенная). - М., 1967. - С.182-183.

тельств, используя в целях установления истины психологическую Неподготовленность допрашиваемого ко лжи, его эмоциональное состояние, препятствующее взамен разоблаченной ложной позиции выдвинуть достаточно убедительные новые измышления», ‘

Задача следователя - путем детализации показаний заставить подозреваемого выйти за пределы продуманной им модели, схемы допроса. В процессе самого допроса трудно и, пожалуй, невозможно проиграть подозреваемому все возможные мыслительные платформы, которые могут возникнуть перед ним, продумать новые детали и увязать их с излагаемыми фактами. Множество вариантов возможных позиций подозреваемого приводит к противоречиям в показаниях. Допрашиваемому приходится как бы изгонять из памяти то, что произошло (а поэтому хорошо запомнилось), и лавировать между правдой, которую нельзя говорить, правдой, которую можно говорить, и ложью, которой надо заменить утаиваемую правду.^

Эффективным средством проверки достоверности и одновременно устранения противоречий в показаниях подозреваемого является получение и использование новых доказательств по уголовному делу. Для осуществления этого способа может потребоваться проведение таких следственных действий, как экспертиза, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, допрос, очная ставка.

Соловьёв А.Б. Использование доказательств при допросе на пред- варительном следствии. - М., 2001. - С.45.

^Коновалова В. Е. Допрос подозреваемого при расследовании убийств / Раскрытие тяжких преступлений против личности - М 197 3. - Г.. Я7 . ? ‘

Так, например, при наличии различных показаний по поводу одних и тех же событий и обстоятельств перед экспертом может быть поставлен вопрос об оценке каждого из них с точки зрения специальных познаний: могли ли произойти события таким образом, как об этом говорится в показаниях подозреваемого. По делам об автотранспортных происшествиях, когда каждый из водителей отстаивает свою версию причин аварии, эксперт во многих случаях, если достаточно полно установлены исходные данные, может определить, соответствуют ли объективным техническим данным объяснения каждого из них.’

По приговору суда Ханты-Мансийского автономного округа И. был осужден по п. п. “е”, “и” ст. 102 УК РСФСР.

Суд признал его виновным в умышленных убийствах своей жены из ревности и ее отца с целью скрыть первое убийство.

Настоящее уголовное дело неоднократно и обоснованно направлялось судом первой инстанции на дополнительное расследование, однако органы предварительного следствия, по существу, игнорировали указания суда о необходимости выполнения определенных розыскных и следственных действий, утратили вещественные доказательства.

Несмотря на грубые нарушения закона, допущенные по делу, при очередном судебном разбирательстве суд постановил в отношении и. обвинительный приговор.

Отменяя этот приговор, кассационная инстанция обратила внимание на то, что осуждение И. основано по суше-

Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) / Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под редакцией В. А. Власихина. - М , 2000 С.117-11 я

ству лишь на одних его показаниях в начальной стадии следствия. Между тем, как усматривается из материалов дела, И. сразу же после задержания и разъяснения ему прав подозреваемого заявил, что желает иметь защитника с момента задержания. Однако это его требование выполнено не было, и он в течение девяти дней допрашивался, в том числе почему-то и в качестве свидетеля, без участия защитника. Только после того, как И. признал себя виновным в убийстве, к участию в деле был допущен адвокат. На первом же допросе с соблюдением требований уголовно - процессуального закона И. отказался от признания своей вины и объяснил, чем были вызваны его показания в этой части.

Кроме того, отменяя приговор, кассационная инстанция обратила внимание на многочисленные противоречия в показаниях И., в которых он признавал свою вину, с другими фактическими данными, которые не нашли своего объяснения в материалах дела.

При проведении соответствующей экспертизы было дано категорическое заключение, исключающее возможность причинения потерпевшим телесных повреждений молотком, которым согласно показаниям И. и принятой органами предварительного следствия версии было совершено убийство.

Поэтому приговор, вынесенный в отношении и., был отменен судом кассационной инстанции.^

в заключении необходимо отметить, что правильная оценка и проверка показаний подозреваемого с точки зрения их достоверности позволяет сделать выводы о пригод-

^ Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 11.

ности данного вида доказательств быть средством установления обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части исследования автор считает необходимым наиболее значимые и важные моменты диссертации изложить как в форме теоретических выводов, так и тех предложений, которые должны найти отражение в Уголовно-процессуальном кодексе РФ и применение на практике .

  1. Для поставлення лица в положение подозреваемого необходимы не только основания либо возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, либо задержания, либо избрания меры пресечения, но также одновременно и сведения о причастности лица к совершению преступления. Поэтому предлагается дополнить ч.1 ст.4 6 УПК РФ и изложить её в следуюшей редакции: «Подозреваемым является лицо, в отношении которого имеются сведения о возможном совершении им преступления, и при этом: 1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленным главой 20 настоящего Кодекса; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса».
  2. Из буквального толкования ч.2 с.7 4 УПК РФ не ис- ключается вывод о том, что объединённые в пункте первом показания подозреваемого и показания обвиняемого, а в пункте втором - показания потерпевшего и показания свидетеля относятся к одному и тому же виду доказательств.
  3. Поскольку каждое из названных показаний образует совершенно отдельный вид доказательств, такое их совмещение и объединение нельзя считать удачным. Этим принижается значение и роль, в частности, показаний подозреваемого как самостоятельного вида доказательств, превращает их в «придаток» показаний обвиняемого. Поэтому, предлагается следующая более точная формулировка ч.2 ст.7 4 УПК РФ: «В качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого; 2) показания обвиняемого; 3) показания потерпевшего; 4) показания свидетеля; 5) заключение и показания эксперта; б) вещественные доказательства; 7) протоколы следственных и судебных действий; 8) иные документы» .

  4. На основе рассмотрения сущности показаний подоз- реваемого и их основных признаков предлагается авторское определение этих показаний: «Показания подозреваемого - это сведения, об обстоятельствах расследуемого преступления по уголовному делу, сообщённые подозреваемым дознавателю, следователю, прокурору в установленном законом порядке при допросе и зафиксированные в соответствующем протоколе допроса».
  5. Необходимо отличать друг от друга показания по- дозреваемого, являющиеся самостоятельным видом доказательств, и объяснения подозреваемого, которые доказательственного значения не имеют.
  6. Прежде всего, первые отличаются от вторых тем, что их возникновение не связано с таким следственным действием, как допрос подозреваемого. Никаким другим следственным или иным процессуальным действием невозможно заменить порядок получения показаний подозреваемого во время его допроса.

Далее, отличие объяснений подозреваемого от его ПО” казаний заключается в различной содержательной стороне тех и других сведений. Содержанием объяснений подозреваемого являются обстоятельства, послужившие основанием его задержания или заключения под стражу. В свою очередь, предметом показаний подозреваемого выступают обстоятельства имеющегося против него подозрения, а равно иные известные ему обстоятельства, относящиеся к уголовному делу.

и последнее отличие состоит в том, что объяснения подозреваемого представляют собой средство защиты от необоснованных возбуждения против него уголовного дела и возможного в последующем задержания, а также применения меры пресечения до предъявления обвинения. Показания подозреваемого об обстоятельствах имеющегося против него подозрения в конечном счёте направлены на то, чтобы опровергнуть это подозрение и избежать привлечения в будущем в качестве обвиняемого по делу, а следовательно, и уголовной ответственности.

  1. Право на дачу объяснений подозреваемый может реализовать в следующих случаях: 1) после доставления лица, подозреваемого в совершении преступления, в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более трёх часов, когда составляется протокол задержания (ч.1 ст.92 УПК РФ); 2) во время его участия в судебном заседании в порядке ст. ст.107, 108, 10 9 УПК РФ при решении вопросов, связанных с применением в качестве меры пре- сечения к нему домашнего ареста, заключения под стражу.

а также продления срока содержания под стражей; 3) когда прокурором в порядке ст.124 УПК РФ с участием подозреваемого рассматриваются его жалобы на действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование; 4) во время его участия в судебном заседании в порядке ст.125 УПК РФ при рассмотрении жалоб на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора; 5) во время участия подозреваемого в судебном заседании в вышестоящем суде в кассационном порядке в порядке ч.Ю ст.108 УПК РФ при рассмотрении жалобы на решение судьи об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста или заключения

под стражу, принятые на стадии досудебного производства .

  1. Соответствующие доводы в обоснование необходимости дифференциации объяснений и показания подозреваемого позволяют внести предложения по совершенствованию действующего закона. В ст.285 УПК РФ, посвященной оглашению протоколов следственных действий и документов в суде, необходимо предусмотреть, что протокол задержания в числе прочих протоколов следственных действий подлежит оглашению лишь в части, удостоверяющей обстоятельства и факты, не связанные с объяснениями подозреваемого, полученными во время составления указанного протокола .
  2. По нашему мнению, в отличие от показаний подоз- реваемого, протокол его допроса может и должен являться самостоятельным доказательством по уголовному делу лишь в ограниченных случаях.
  3. На стадии предварительного расследования такое имеет Место, когда лицу, ведущему процесс, не предоставляется возможности непосредственно получить и оценить показания подозреваемого, а именно: а) уголовное дело с содержащимися в протоколе допроса показаниями подозреваемого передано от одного должностного лица, в ведении которого находилось дело, к другому (например, при соединении и выделении уголовных дел в соответствии со ст. ст. 153, 154, 155 УПК РФ, при передаче уголовного дела по подследственности в порядке Ч.5 ст. 152 УПК РФ, и т.п.); б) в случае смерти лица, находившегося в положении подозреваемого, при прекращении в отношении его уголовного дела (п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ); в) в случае изучения прокурором поступившего к нему уголовного дела, содержащего протокол допроса подозреваемого.

В стадии судебного разбирательства протокол допроса подозреваемого может быть использован в качестве доказательства при оглашении содержащихся в нем показаний в соответствии со ст. 27 6 УПК РФ а также, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления уголовного дела в отношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам.

  1. При анализе можно выделить следующие группы обстоятельств, составляющих содержание показаний подозреваемого. Во-первых, это обстоятельства имеющегося против него подозрения; во- вторых, - обстоятельства, входящие в предмет доказывания; в- третьих, - иные известные ему обстоятельства, относящиеся к уголовному делу, и, в-четвёртых, - обстоятельства, послужившие основанием избрания к подозреваемому меры пресечения.

  2. Обстоятельства имеющегося против подозреваемого подозрения необходимо рассматривать по аналогии с предметом показаний обвиняемого, который вправе дать показания по предъявленному ему обвинению.
  3. Закон не требует обязательно того, чтобы обвиняемому или тем более подозреваемому во время дачи показаний разъяснялось, на основе каких доказательств в первом случае и каких сведений во втором, базируется обвинение или подозрение. Поэтому главный акцент при определении предмета показаний подозреваемого необходимо делать не на сведения, которые может оспаривать последний, а на обстоятельства имеющегося против него подозрения, влияющие на формирование содержания исследуемых показаний. Именно они должны лежать в основе показаний подоз- реваемого .

  4. Лицо во время дачи показаний в качестве подоз- реваемого может касаться признаков преступления, может опровергать их, может подробно изложить информацию целиком о совершении им преступления, может вообще отказаться от дачи показаний. Поэтому содержанием показаний подозреваемого в данном случае являются не только сведения об имеющемся против него подозрения, но и информация о любых обстоятельствах из числа предусмотренных ст. ст.74, 73 УПК РФ, включая взаимоотношения с другими участниками процесса и свидетелями, характеристики указанных лиц и т.д. Следовательно, следующую, вторую по счёту группу обстоятельств, входящих в предмет показаний подозреваемого, образуют обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.
  5. Подозреваемый может давать также показания об иных известных ему обстоятельствах, относящихся к уголовному делу. Здесь речь идёт о тех обстоятельствах и фактах, которые не включены в содержание ст. ст.74, 73 УПК РФ. Таковыми являются обстоятельства и факты, не входящие в предмет доказывания по уголовному делу, но подлежащие выяснению для правильного разрешения дела и образующие так называемые промежуточные, вспомогательные факты. Показания подозреваемого, содержащие сведения о промежуточных фактах, являются всегда косвенными доказательствами по уголовному делу.
  6. 12, Показания подозреваемого о своей причастности к соверщению преступления могут быть в дальнейшем положены в основу обвинения лица при привлечении в качестве обвиняемого лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу. Данный вывод вытекает из того, что закон обязывает привлекать лицо в качестве обвиняемого лишь при наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления. 13, Однако, на наш взгляд, нельзя отождествлять указанное правило с положениями ч. 2 ст. 77 УПК РФ. В отличие от показаний подозреваемого о своей причастности к совершённому преступлению, подобного рода показания обвиняемого: а) могут иметь место после привлечения лица в качестве обвиняемого; б) касаться обстоятельств виновности в совершении преступления; в) быть положены в основу таких решений по делу, как обвинительное заключение, обвинительный приговор.

Поэтому, например, если в рамках одного уголовного дела лицо, будучи подозреваемым, дало признательные показания, а затем после привлечения в качестве обвиняемого отказывается давать какие-либо показания, то использование его прежних признательных показаний в обоснование вывода в дальнейшем о его виновности в совершении преступления в дальнейшем невозможно.

  1. Простое отрицание подозреваемым своей причастности к совершению преступления не имеет какого-либо доказательственного значения, так как не содержит определённых фактических данных, свидетельствующих о его непричастности к преступлению. Доказательством могут быть только такие показания подозреваемого, в которых он ссылается на конкретные обстоятельства и факты, исключающие его причастность к преступлению.
  2. Вместе с тем, если подозреваемый, отрицая причастность к совершению преступления, не приводит никаких данных в своё оправдание, то это не должно расцениваться как факт его причастности к преступлению. В силу принципа презумпции невиновности устанавливать обстоятельства и факты, подлежащие доказыванию по уголовному делу, обязаны органы уголовного судопроизводства.

  3. Показания подозреваемого будут относимыми, если они содержат сведения о любых фактах и обстоятельствах, имеющих какое-либо значение для дела. Это могут быть сведения: 1) об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу; 2) об обстоятельствах, имеющих значение доказательственных (вспомогательных) фактов, которые используются в качестве аргументов при косвенном доказывании; 3) об обстоятельствах, являющих-
  4. СЯ основаниями применения процессуальных норм (например, факты того, что подозреваемый не собирается скрываться от органов предварительного расследования и др. ) .

  5. Получение показаний подозреваемого после того, как в отношении него избрана мера пресечения до предъявления обвинения, является крайне необходимым действием. В законе отсутствует норма, обеспечивающая возможность обязательного проведения допроса лица в качестве подозреваемого после избрания в отношении него меры пресечения. Такое упущение может неблагоприятно сказаться, во-первых, на реализации подозреваемым своих прав и законных интересов, и, во-вторых, на ходе всего расследования. В этой связи, на наш взгляд, необходимо включить в УПК РФ статью, обеспечивающую реальную возможность допросить подозреваемого непосредственно после применения к нему меры пресечения в качестве заключения под стражу до предъявления обвинения в соответствии с правилами, предусмотренными ч.2 ст.4 6 и ст. ст.18 9, 190 настоящего Кодекса. Следует дополнить ч.2 ст.4 6 УПК РФ пунктом третьим, предусмотрев в нём соответственно, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее 2 4 часов с момента применения к нему меры пресечения в качестве заключения под стражу.
  6. Все процессуальные действия во время производства допроса подозреваемого урегулированы в ст. ст.187, 188, 189, 190 УПК РФ. Однако в них речь идёт в целом обо всех вызываемых на допрос лицах. Безусловно, в этой части действующий УПК РФ требует внесения дополнений, связанных с производством допроса подозреваемого. На
  7. наш взгляд, в законе необходимо предусмотреть отдельную статью, посвященную порядку допроса подозреваемого.

IV. Оценка достоверности показаний подозреваемого должна состоять из следующих компонентов: 1) анализа самих показаний с точки зрения их согласованности и непротиворечия; 2) учёта условий восприятия, сохранения в памяти и воспроизведения воспринятого в ходе дачи показаний; 3) последовательного рассмотрения и анализа прежних (если они были) и новых показаний, данных как в качестве подозреваемого, так и в статусе обвиняемого по уголовному делу; 4) сопоставления показаний с иными имеющимися в деле доказательствами; 5) проверки источников получения доказательств; 6) получения новых доказательств, необходимых для проверки имеющихся показаний .

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. НОРМАТИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1.1. Конституция Российской Федерации. - м., 1997. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. - М., 2002. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 2001. 1.6. 1.7. Уголовный кодекс Российской Федерации. - СПб., 1996. 1.8. 1.9. Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 98-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации» / Принят Государственной Думой 27 июня 2002 года. Одобрен Советом Федерации 10 июля 2002 года. 1.10. 1.11. Федеральный закон от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ «О 1.12. внесении изменений и дополнений в Уголовно-

процессуальный кодекс Российской Федерации»» / Принят

Государственной Думой 29 мая 2002 года. Одобрен Советом Федерации .

  1. ОФИЦИАЛЬНО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ, СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

2.1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 2 9 апреля 1996 года «О судебном приговоре» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.

2.2. Постановление № 8 Пленума Верховного суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовном делам. - М., 19 97. 2.3. 2.4. Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. 2.5. 2.6. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова / СЗ РФ. - 2 000. - № 27. - Ст.2882 . 2.7. 2.8. Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам (1959-1971 г.г.). - М., 1973. 2.9. 2.10. Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам (1971-1979 г.г.). - М., 1981. 2.11. 2.12. Сборник постановлений и определений по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981-1988 г.г.). - М., 1990 . 2.13. 2.14. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.. 1997. 2.15. 2.16. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - № 1. 2.17. 2.18. Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1978. - №4. 2.19. 2.20. Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1974. - № 4. 2.21. 2.22. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - № 1,2. 2.23. 2.24. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 11. 2.25. 2.26. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2002. - № 10. 2.27. 2.28. Архив Армавирского районного суда Краснодарского края. Уголовное дело № 58072. 2.29. 2.30. Архив Следственного Управления при УВД г. Туапсе и Туапсинского района. Уголовного дела №362316. 2.31. 2.32. Архив Туапсинского городского суда Краснодарского края. Уголовное дело №2574 0. 2.33. 2.34. Архив Туапсинской межрайонной прокуратуры. Уголовное дело № 25794. 2.35. 2.36. Архив Туапсинской межрайонной прокуратуры. Уголовное дело № 364 607. 2.37. 2.38. Архив Туапсинской межрайонной прокуратуры. Уголовное дело №3 64 602. 2.39. 3. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА: МОНОГРАФИИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ

3.1. Акинча А.Н. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. - Саратов, 1964. 3.2. 3.3. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. 3.4. 3.5. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных дока- зательств. - М., 1964. 3.6. 3.7. Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - Иркутск, 1970. 3.8. 3.9. Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. 3.10. 3.11. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка дока- зательств. Сущность и методы. - М., 1966. 3.12. 3.13. Белкин А.Р. Теория доказывания. - М., 1999. 3.14. 3.15. Белоусов А. В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - м., 2001. 3.16. 3.17. Божьев В.П., Лубенский А.И. Источники доказательств по уголовно-процессуальному законодательству СССР и других социалистических государств: Учебное пособие. - М., 1981. 3.18. 3.19. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. 3.20. 3.21. Гуткин И.М, Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания. - М., 1980. 3.22. 3.23. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие . - М., 1998. 3.24. 3.25. Громов Н.А., Зайцева С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. - М., 2002. 3.26. 3.27. Давлетов А. А. Подозрение и защита. - Екатеринбург, 1997. 3.28. 3.29. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - 2-е изд., исправленное и дополненное. - Екатеринбург, 1997. 3.30. 3.31. Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - Свердловск, 1961. 3.32. 3.33. Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Саратов, 1982. 3.34. 3.35. Доказывание в уголовном процессе: традиции и со- временность / Под редакцией В.А. Власихина. - М., 2 000. 3.36. 3.37. Дубинский А.Я. Производство предварительного рас- следования органами внутренних дел. - Киев, 1987. 3.38. 3.39. Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1999. 3.40. 3.41. Закатов А.А., Цветков С.И. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными группами. Лекция. - М, 1998. 3.42. 3.43. Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе. Учебное пособие. - Краснодар, 1997. 3.44. 3.45. Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1999. 3.46. 3.47. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. 3.48. 3.49. Иванов В.А. Дознание в советском уголовном процессе. - Л., 1966. 3.50. 3.51. Каз Ц.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Саратов, I960. 3.52. 3.53. Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. - М., I960. 3.54. 3.55. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. 3.56. 3.57. Карнеева Л.М., Кэртэс И. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. - м., 1985. 3.58. 3.59. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. 3.60. 3.61. Кобликов А.С. Право на защиту на предварительном следствии. - М., 1961. 3.62. 3.63. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. 3.64. 3.65. Комментарий к Уголовно—процессуальному кодексу РСФСР / под редакцией заместителя председателя Верховного Суда РФ В. И. Радченко и проф. В. Т. Томина / Издание 2-е, переработанное. - М., 1999. 3.66. 3.67. Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. - М., 1981. 3.68. 3.69. Кудин Ф.М., Костенко Р. В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. - Краснодар, 2000. 3.70. 3.71. Кудин Ф.М., Костенко Р. В. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002. 3.72. 3.73. Курс советского уголовного процесса / Под редакцией А.Д. Войкова, И.И. Карпеца. - М., 1989. 3.74. 3.75. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1973. 3.76. 3.77. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. - М., 1997. 3.78. 3.79. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. - М., 1987. 3.80. 3.81. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и форма. - М., 197 6. 3.82. 3.83. Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. - Минск, 1979 3.84. 3.85. Михеенко М.М., Нор В.Т., Шибико В. П. Уголовный процесс Украины. - Киев, 1992. 3.86. 3.87. Мотовиловкер Я.О. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе, - М., 1956. 3.88. 3.89. Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. - Л., 1971. 3.90. 3.91. Навасардян В. Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. - СПб., 2000. 3.92. 3.93. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. - Издание 2-е, переработанное и дополненное. - М., 1997. 3.94. 3.95. Общая теория прав человека. Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор Е.А. Лукаше- ва. - М., 1996. 3.96. 3.97. Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1989. 3.98. 3.99. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000. 3.100. 3.101. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под редакцией В.М. Савицкого. - М., 1983. 3.102. 3.103. Перлов И.Д. Право на защиту. - М., 1969. 3.104. 3.105. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 198 9. 3.106. 3.107. Рассмотрение дел судом присяжных. Научно- практическое пособие для судей. - Варшава, 1997. 3.108. 3.109. Ратинов А.Р., Адамов Ю. Лжесвидетельство. - М., 1976. 3.110. 3.111. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке дока- зательств. - М., 1977. 3.112. 3.113. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. - Тула, 1996. 3.114. 3.115. Рыжаков А. П. Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации. - М., 2002 . 3.116. 3.117. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М., 1975. 3.118. 3.119. Соловьёв А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие . - М., 2 0 01. 3.120. 3.121. Справочник следователя. - м., 1990. 3.122. 3.123. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - м, 1988. 3.124. 3.125. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. - Ростов-на-Дону, 1966. 3.126. 3.127. Строгович М.С. Обвинение и обвиняемый на предварительном следствии и в суде / Избранные труды в 3-х томах. - Т.2. - М., 1992. 3.128. 3.129. Строгович М.С. Избранные труды в 3-х томах. - Т.2. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. - М., 1992. 3.130. 3.131. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М., 1951. 3.132. 3.133. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968 . - Т.1. 3.134. 3.135. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Ответственный редактор Н.В. Жогин. - 2-е издание, исправленное и дополненное - М., 1973. 3.136. 3.137. Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) / Ответственный редактор Н.В. Жо- гин. - м., 1966. 3.138. 3.139. Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть особенная) / Ответственный редактор Н.В. Жогин. - М., 19 67. 3.140. 3.141. Тертышник В.М., Слинько С.В. Теория доказательств. - Харьков, 1998. 3.142. 3.143. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. - С.141. 3.144. 3.145. Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И. Л. Петрухина. - М., 2001. 3.146. 3.147. Уголовный процесс: учебник для вузов / Под редакцией К.Ф. Гуценко. - М., 1999. 3.148. 3.149. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. - М., 1997. 3.150. 3.151. Уголовный процесс. - М., 19 91. 3.152. 3.153. Ульянова Л. Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959. 3.154. 3.155. Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. - Казань, 1976. 3.156. 3.157. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального до- казывания. - Казань, 1976. 3.158. 3.159. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М., 1979. 3.160. 3.161. Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. - Саратов, 1959. 3.162. 3.163. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962 . 3.164. 3.165. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. 3.166. 3.167. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и про- цессуальная форма. - М., 1981. 3.168. 3.169. Шейфер С. А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. 3.170. 3.171. Шешуков М.П. Участники процесса на предварительном следствии (проблемы процессуального положения). - Рига, 1988. 3.172. 3.173. Якуб М.Л. Показания обвиняемого как источник до- казательств в советском уголовном процессе. - М., 1963. 3.174. 4. СТАТЬИ

4.1. Балакшин B.C. Оценка доказательств / Юридический вестник. - Екатеринбург, 2001. - № 1. 4.2. 4.3. Балашов А.Н. Прокурорский надзор за законностью задержания подозреваемых и ареста обвиняемых // Социа- листическая законность. - 1983. - № 8. 4.4. 4.5. Башкатов Л., Ветрова Г. О состязательности // Российская юстиция. - 1995. - №1. 4.6. 4.7. Богинский В.Е. Проверка показаний подозреваемого / Проблемы социалистической законности: республиканский междуведомственный научный сборник. - Вып. № 17. - Харьков, 1986. 4.8. 4.9. Боровский Э. Понятие подозреваемого в советском уголовном процессе // Вестник МГУ. - Серия 10. - Право. - 1963. - №3. 4.10. 4.11. Бризицкий А., Зажицкий В. Относимость и достоверность доказательств в уголовном судопроизводстве // Советская юстиция. - 1982. - № 3. 4.12. 4.13. Быков В.М. Подозреваемый как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты // Российская юстиция . - 2 0 03. - №3. 4.14. 4.15. Быков В.М. Орлов А.В. Конституционные нормы, обес- печивающие подозреваемому и обвиняемому право на защиту в российском уголовном процессе // Право и политика. - 2002.- №5. 4.16. 4.17. Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе // Советское государство и право. - 1978. - №1. 4.18. 4.19. Григорьева Н.В. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. - 1995. - № 11. 4.20. 4.21. Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого / Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. - Омск, 1976. 4.22. 4.23. Григорьев В.Н., Шейфер С. А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого / Труды Омской высшей школы милиции. - Омск, 1976. - Вып.21. 4.24. 4.25. Добровольская Т.Н. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. - 1959. - №4. 4.26. 4.27. Дорохов В.Я. Понятие доказательства / Теория до- казательств в советском уголовном процессе / Ответственный редактор Н.В. Жогин. - 2-е издание, исправленное и дополненное - М., 1973. 4.28. 4.29. Дорохов В.Я. Понятие доказательства в советском уголовном процессе // Советское государство и право. - 1964. - № 9. 4.30. 4.31. Друзин Е.В. Вопросы применения положений статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве / Вестник саратовской государственной академии права. - Саратов, 1996. 4.32. 4.33. Карнеева Л.М. Подозреваемый в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. - 1959. - № 4. 4.34. 4.35. Карнеева Л.М. К вопросу о подозреваемом в советском уголовном процессе / Советская криминалистика на службе следствия. - М., 1959. - Вып.12. 4.36. 4.37. Кокорев Л.Д. Участники уголовного процесса / Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. - М., 1987. 4.38. 4.39. Колосович С.А., Кузнецов А.И. Соотношение уголовно- процессуального и уголовного права // Государство и право. - 1996. - №9. 4.40. 4.41. Комлев Б. О понятии доказательств // Социалистическая законность. - 1991. - № 11. 4.42. 4.43. Коновалова В. Е. Допрос подозреваемого при расследовании убийств / Раскрытие тяжких преступлений против личности, - М., 1973. 4.44. 4.45. Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) / Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под редакцией В.А. Власихина. - М., 2000. 4.46. 4.47. Котровский В.В. Подозреваемый по новому УПК РСФСР // Правоведение. - 19 62. - № 3. 4.48. 4.49. Кудин Ф.м. Подозрение как условие применения мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования / Сборник научных трудов. - Волгоград, 1987. 4.50. 4.51. Ларин A.M. На подозрение 24 часа // Советская юстиция. - 1991. - №19. 4.52. 4.53. Ларин A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве / Общая теория прав человека. Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор Е.А. Лукашева. - М., 1996. 4.54. 4.55. Леви А. Как достичь объективного отражения показаний в процессе доказывания // Российская юстиция. - 19 95. - № 9. 4.56. 4-29. Летопись суда присяжных (прецеденты и факты) // Российская юстиция. - 1995. - № 2.

4.30. Лисагор И.А. Расширить условия признания лица по- дозреваемым / Учёные записки ВНИИСЗ. - М., 1970. вып.22. 4.31. 4.32. Лифанова М.В. О мотивации ложных показаний / Право и рынок: материалы Всероссийской научной конференции. - Барнаул, 1984. 4.33. 4.34. Лифанова М.В. Разоблачение лжи и ложных показаний: психологические аспекты проблемы / Западно- Сибирские криминалистические чтения: межвузовский сборник научных трудов. - Тюмень, 1997. 4.35. 4.36. Лобанов А. Оценка защитником допустимости доказательств // Законность. - 1996. - № 6. 4.37. 4.38. Лупинская П.А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дела судом присяжных / Рассмотрение дел судом присяжных. Научно-практическое пособие для судей. - Варшава, 1997. 4.39. 4.40. Малков В.П. Комментарий к главам «Доказательства» и «Возбуждение уголовного дела» / Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / под редакцией заместителя председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко и проф. В. Т. Томина / Издание 2-е, переработанное. - М., 1999. 4.41. 4.42. Миньковский Г.М. Комментарий к ст.7 6 УПК РСФСР / Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. - Издание 2-е, переработанное и дополненное. - М., 1997. 4.43. 4.44. Михайленко А.Р. Подозреваемый при возбуждении уголовного дела / Ученые записки Саратовского юридического института. - 1970. - Вып.19. - 4.2. 4.45. 4.46. Михайленко А. Р. О законности признания лица по- дозреваемым в уголовном процессе / Проблемы правоведения. - Киев, 1979. - Вып.39. 4.47. 4.48. Михайловская И.Б. Понятие доказательства и его свойства / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2 001. 4.49. 4.50. Нащекин Е. Свидетель или подозреваемый? // Законность. - 1996. - №2. 4.51. 4.52. Орлов Ю.К. Показания подозреваемого / Уголовно- процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. 4.53. 4.54. Петрухин И.Л. Понятие и содержание оценки доказательств / Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. 4.55. 4.56. Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности / Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. - Вып. № 8. - М., 19 92. 4.57. 4.58. Подголин Е.Е. Запись показаний при проверке на месте // Социалистическая законность. - 1986. - № 5. 4.59. 4.60. Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно- процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике / Комментарий российского законодательства. - М., 1997. 4.61. 4.62. Строгович М.С. Признание обвиняемым своей вины в качестве судебного доказательства // Советское государство и право. - 1984. - № 4. 4.63. 4.64. Строгович М.С. О подозреваемом // Социалистическая законность. - 1961. - № 2. 4.65. 4.66. Тертышник В.М. Личность в социалистическом правовом государстве. Круглый стол журнала Советское государство и право // Советское государство и право. - 1989. - №11. 4.67. 4.68. Ульянова Л.Т. Понятие и свойства доказательства / Уголовный процесс: учебник для вузов / Под редакцией К.Ф. Гуценко. - М., 1999. 4.69. 4.70. Ульянова Л. Т. Протоколы следственных и судебных действий как доказательства. Иные документы / Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. - М., 1997. 4.71. 4.72. Шевчук А. И. Некоторые вопросы совершенствования процессуальных гарантий прав подозреваемого / Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности ОВД в свете новой Конституции РФ. - М., 1995. 4.73. 4.74. Шешуков М.П. Подозреваемый по уголовно- процессуальному закону Латвийской ССР // Правоведение. - 1979. - №3. 4.75. 4.76. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе / Вопросы защиты по уголовным делам, - Л., 1967 . 4.77. 4.78. Якупов Р.Х. Доказывание в уголовном процессе / Уголовный процесс. - М., 1991. 4.79. 5. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

5.1. Абасов А.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 198 6. 5.2. 5.3. Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Томск, 2001. 5.4. 5.5. Белый И.А. Процессуальное положение подозреваемого в уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Киев, 1995. 5.6. 5.7. Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Саратов, 1975. 5.8. 5.9. Домбровский Р.Г. Познание и доказывание в расследовании преступлений: Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. - Рига, 1990. 5.10. 5.11. Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1995. 5.12. 5.13. Клейман Л.В. Установление относимости доказательств при расследовании преступлений: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Омск, 2001. 5.14. 5.15. Козловский Н.А. Подозрение в советском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Свердловск, 1989. 5.16. 5.17. Козловский Н.А. Подозрение в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Свердловск, 1989. 5.18. 5-10. Кочетков В.Г. Подозреваемый в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 1965.

5.11. Кудин Ф.М. Производные доказательства и их источники в советском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Свердловск, 1966. 5.12. 5.13. Пантелеев И.А. Проблемы совершенствования института подозрения в уголовном процессе России: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Екатеринбург, 2000. 5.14. 5.15. Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1999. 5.16. 5.17. Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в российском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Краснодар, 2000. 5.18. 5.19. Савкин А.В. Проблемы доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - М., 1994. 5.20. 5.21. Соловьёв А.Д. Процессуальные вопросы установления истины на предварительном следствии: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Киев, 1969. 5.22. 5.23. Солтанович А. В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. - Минск, 1992. 5.24. 5.25. Солтанович А. В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Минск, 1992. 5.26. 5.27. Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук, - М., 1968.

Уважаемый следователь!

Нами проводится исследование практики по вопросу о показаниях подозреваемого. Убедительно просим Вас ответить на ряд вопросов. Поставьте против соответствующего варианта любой знак. Заранее благодарим.

  1. Считаете ли Вы необходимым расширить число процессуальных действий, которыми в соответствии с ч. 1 ст. 46 УПК РФ лицо становится в положение подозреваемого?
  2. • не считаю необходимым. • • считаю необходимым (указать какими конкретно действиями). •
  3. Следует ли, на Ваш взгляд, дополнить ч. 1 ст. 46 УПК РФ, в которой фактически дается определение подозреваемого, указанием на наличие достаточных данных (оснований), свидетельствующих о возможной виновности лица?
  4. • следует дополнить. • • не следует дополнять. •
  5. Считаете ли Вы нужным включить в УПК РФ такую специальную статью о порядке допроса подозреваемого, какие имеются в законе применительно к допросу обвиняемого, потерпевшего, свидетеля?
  6. • считаю нужным. • • не считаю нужным. •
  7. Какие обстоятельства, по Вашему мнению, должны составлять предмет показаний подозреваемого?
  8. • относящиеся к избранию в отношении данного лица задержания и меры пресечения. • • свидетельствующие о наличии подозрения данного лица в совершении преступления (п.п. 1,2 ст. 73 УПК РФ). • • обе указанные группы обстоятельств. •
  9. Считаете ли Вы возможным непосредственно перед составлением протокола задержания либо вынесением постановления о применении меры пресечения к лицу до предъявления обвинения допросить данное лицо в целях проверки обоснованности его подозрения и применения к нему мер принуждения?
  10. • считаю возможным допросить данное лицо в качестве свидетеля. • • считаю возможным допросить данное лицо в качестве подозреваемого. • • считаю, что такой допрос будет противоречить закону. •
  11. Необходимо ли, по Вашему мнению, дополнить ст. 189 УПК РФ либо вновь включенную в УПК специальную статью о допросе подозреваемого положением об обязанности следователя перед допросом объявить лишу, что оно подозревается в совершении преступления, указав при этом обстоятельства преступного действия и его квалификацию?
  12. • необходимо. • • нет необходимости, т.к. данное требование содержится в образце протокола допроса подозреваемого (приложение № 13). • • нет необходимости по иной причине (укажите какой). •
  13. Часто ли Вы в своей практик используете звукозапись и другие тех- нические средства для фиксации показаний подозреваемого?
  14. • использую часто. • • использую иногда. • • использую в отдельных случаях. • • не использую (указать по какой причине). •
  15. Как часто подозреваемые изменяют свои первоначально данные пока- зания по сравнению с последующими показаниями, полученными при их допросе в качестве подозреваемого или обвиняемого?
  16. • изменяют в отдельных случаях. • • изменяют иногда. • • изменяют часто. • • изменяют почти всегда. •
  17. Указанное в п. 8 изменение подозреваемыми своих показаний направ- лено:
  18. • на отрицание ранее признаваемого ими совершения преступления либо на уменьшение степени своего участия в нем. • • на признание в совершении ими преступления либо на иное ухудшение своего положения. •
  19. Какие показания подозреваемого в большинстве случаев оказываются в Вашей практике правдивыми?
  20. • показания подозреваемого, полученные на первом допросе. • • показания в ходе повторного и последующих допросов подозреваемого. • • показания, полученные при допросе данного лица в качестве обвиняемого. •
  21. Какие из перечисленных показаний подозреваемого, данные в ходе досудебного производства. Вы считаете недопустимыми?
  22. • полученные в отсутствие защитника, поскольку адвокат к этому моменту еще не вступил в процесс. • • полученные в отсутствие защитника, вступившего в процесс. • • полученные в отсутствие защитника, поскольку подозреваемый до начала допроса отказался от участия в деле защитника. •
  23. Какие из числа указанных нарушений влекут за собой признание показании подозреваемого недопустимыми?
  24. в протоколе допроса подозреваемого указана лишь дата допроса и отсутствует указание на точное время (часы, минуты) его начала и

• протокол допроса составлен в форме изложения свободного рассказа подозреваемого, а не в форме задаваемых ему вопросов и его ответов. • • в протоколе отсутствует подпись подозреваемого. • • в протоколе отсутствует подпись следователя. • • в протоколе отсутствует подпись (подписи) кого-либо из других участвующих в допросе лиц. fj J J • 23. Имеют ли доказательное значение сведения, сообщенные подозреваемым не в ходе допроса, а при производстве задержания, обыска и иных следственных действий? 24. имеют, не имеют.

Результаты анкетирования следователей органов прокуратуры по вопросу о показаниях подозреваемого.

  1. Считаете ли Вы необходимым расширить число процессуальных действий, которыми в соответствии с Ч.1 СТ.46 УПК РФ лицо ставится в положение подозреваемого?

196 чел.

98%

  • Не считаю необходимым

4 чел.

2%

  • Считаю необходимым (указать, какими конкрет- но действиями)

20,5 %

79,5 %

  1. Следует ли, на Ваш взгляд, дополнить ч.1 ст.46 УПК РФ, в которой фактически дается определение подозреваемого, указанием на наличие достаточных данных (оснований), свидетельствующих о возможной винов-

41 чел.

159 чел.

включить в УПК РФ такую специальную статью о порядке допроса подозреваемого, какие имеются в законе при- менительно к допросу обвиняемого, потерпевшего, свидетеля?

  • Считаю нужным

63 чел.

  • Не считаю нужным

137 чел.

68,5 %

31,5%

  1. Какие обстоятельства, по Вашему мнению, должны составлять предмет показаний подозреваемого?

7 чел.

3,5 %

  • Относящиеся к избранию в отношении данного лица задержания и меры пресечения

8 чел.

4%

  • Свидетельствующие о наличии подозрения данного лица в совершении преступления (п.п. 1,2 ст. 73 УПК РФ)

185 чел.

  • Обе указанные группы обстоятельств

92,5 %

  • Считаю возможным допросить данное лицо в качестве свидетеля

128 четт

64 %

  • Считаю возможным допросить данное лицо в качестве подозреваемого

60

^0 %

  • Считаю, что такой допрос будет противоречить закону

12 чеп

6 %

  1. Считаете ли Вы возможным непосредственно перед составлением протокола задержания либо вынесением постановления о применении меры пресечения к лицу до предъявления обвинения допросить данное лицо в целях проверки обоснованности его подозрения и применения к нему мер принуждения’*
    • Считаю возможным допросить данное лицо в 128 чел. 64% качестве свидетеля
  • Считаю возможным допросить данное лицо в 60 чел. 30% качестве подозреваемого

  • Считаю, что такой допрос будет противоречить закону 12 чел. 6%

  1. Необходимо ли по Вашему мнению, дополнить ст. 189 УПК РФ либо вновь включенную в УПК специальную статью о допросе подозреваемого положением об обязанности следователя перед допросом объявить лицу, что оно подозревается в совершении преступления, указав при этом обстоятельства преступного действия и его квалификацию?
    • Необходимо 115 чел. 57,5 %
    • Нет необходимости, так как данное требование содержится в образце протокола допроса подозреваемого (приложение № 13) 81 чел. 40,5 %
    • Нет необходимости по иной причине (укажите какой) 4 чел. 2%
  2. Часто ли Вы в своей практике используете звукозаписі технические средства для фиксации показании полозпеваемогп’? ь и другие
    • Использую часто 24 чел. 12%
    • Использую иногда 81 чел. 40,5 %
    • Использую в отдельных случаях 78 чел. 39%
    • Не использую (указать по какой причине) 17 чел. 8,5 %
  3. Как часто подозреваемые изменяют свои первоначально данные показания по сравнению с последующими показаниями, полученными при их допросе в качестве подозреваемого или обвиняемого?
    • Изменяют в отдельных случаях 88 чел. 44%
    • Изменяют иногда 60 чел. 30%
    • Изменяют часто 46 чел. 23%
    • Изменяют почти всегда 6 чел 3%
  4. Указанное в. п.8 изменение подозреваемыми своих пою правлено: ізаний на-
    • На отрицание ранее признаваемого ими совершения преступления либо на уменьшение степени своего участия в нем 192 чел. 96%
    • На признание в совершении: ими преступления либо на иное ухудшение своего положения 8 чел. 4%
  5. Какие показания подозреваемого в большинстве случаев ются в Вашей практике правдивыми? 1 оказыва-
    • Показания подозреваемого, полученные на первом допросе 170 чел. 85%
    • Показания в ходе повторного и последующих допросов подозреваемого 17 чел. 8,5 %
    • Показания, полученные при допросе данного лица в качестве обвиняемого 13 чел. 6,5 %
  6. Какие из перечисленных показаний подозреваемого, данные судебного производства. Вы считаете недопустимыми? в ходе до-
    • Полученные в отсутствии защитника, поскольку адвокат к этому моменту еще не вступил в 49 чел. 24,5 %

процесс

  • Полученные в отсутствии защитника, вступившего в процесс 166 чел. 83%
  • Полученные в отсутствие защитника, поскольку подозреваемый до начала допроса отказался от участия в деле защитника 3 чел. 1,5%
    1. Какие из числа указанных нарушений влекут за собой признание, показаний подозреваемого недопустимыми?
  • В протоколе допроса подозреваемого указана лишь дата допроса и отсутствует указание на точное время (часы, минуты) его начала и окончания 26 чел. 13%
  • Протокол допроса составлен в форме изложения свободного рассказа подозреваемого, а не в форме задаваемых ему вопросов и его ответов. 2 чел. 72%
  • В протоколе отсутствует подпись подозреваемого 144 чел. 72%
  • В протоколе отсутствует подпись следователя 52 чел. 26%
  • в протоколе отсутствует подпись (подписи) кого-либо из других участвующих в допросе литт 108 чел. 54%
    1. Имеют ли доказательственное значение сведения, сообш дозреваемым не в ходе допроса, а при производстве задержа ска и иных следственных действий? [енные по- ІНИЯ, обы-
  • Имеют 152 чел. 76%
  • Не имеют 48 чел. 24% 166 чел.

83%

з чел.

1,5%

26 чел.

13%

чания

  • Протокол допроса составлен в форме изложения свободного рассказа подозреваемого, а не в фор- ме задаваемых ему вопросов и его ответов

2 чел.

72%

  • В протоколе отсутствует подпись подозреваемого

144 чел.

72%

  • В протоколе отсутствует подпись следователя

52 чел.

26%

  • В протоколе отсутствует подпись (подписи)
  • кого-либо из других участвующих в допросе лиц ,
  1. Имеют ли доказательственное значение сведения, сообщенные по- дозреваемым не в ходе допроса, а при производстве задержания, обы- ска и иных следственных действий?
  • Имеют
  • 108 чел.

54%

152 чел.

76%

  • Не имеют

48 чел.

24%

В абсолютных цифрах В процент- ном отно- шении 1. Орган, вынесший решение о поставлении лица в качестве подозреваемого А) дознаватель 40 20% Б) следователь 152 76% В) прокурор 8 4% 2. Процессуальный акт (решение), которым лицо поставлено в положение подозреваемого А) постановление о возбуждении уголовного дела в отношении определенного лица 117 58,5 % Б) протокол задержания 51 25,5 % - с указанием основания задержания 46 90,1 % - без указания основания задержания 5 9,8 % В) постановление о заключении под стражу в порядке, ст.ЮО “V11K 4 2% - с указанием оснований подозрения 3 75% - без указания оснований подозрения 1 25% 0 постановление об избрании меры пресечения 28 14% - с указанием оснований подозрения 27 96,4 % - без указания оснований подозоения 1 3.6 % 3. Вручение подозреваемому копии ПООИеССУЯЛКНПГП як-хя А) постановление о возбуждении уголовного дела вручено 40 34,1 % Б) постановление о возбуждении, уголовного дела не вручено 77 65,8 % В) протокол задержания вручен 30 58,8 % Г) протокол задержания не вручен 21 41,2%

В процент- ном отно- шении

В абсолютных цифрах

40

20%

152

76%

8

4%

А) постановление о возбуждении уголовного

дела в отношении определенного лица

Б) протокол задержания

117

58,5 %

51

25,5 %

  • с указанием основания задержания

46

90,1 %

  • без указания основания задержания

9,8 %

В) постановление о заключении под стражу в порядке, ст. 100 УПК

2 %

  • с указанием оснований подозрения

75 %

  • без указания оснований подозрения

25 %

О постановление об избрании меры пресечения

28

14 %

  • с указанием оснований подозрения

27

96.4 %

  • без указания оснований подозрения

3,6 %

  1. Вручение подозреваемому копии процессуального акта

А) постановление о возбуждении уголов- ного дела вручено

40

34,1 %

Б) постановление о возбуждении, уголов- ного дела не вручено

77

65,8 %

В) протокол задержания вручен

-^0

58,8 %

Г) протокол задержания не вручен

21

41,2%

в период времени с 1.07.2002 года по 1.03.2003 года в Следственном Управлении при УВД г. Туапсе и Туапсинского района, Туапсинской межрайонной прокуратуре, а также архивах Туапсинского городского, Туапсинского районного судов, архивах Краснодарского краевого суда изучено в общей сложности 200 уголовных дел, по которым привлекаемые лица признавались подозреваемыми и обвиняемыми и в последствии в отношении которых вынесен обвинительный приговор.

Д) постановление о заключении под стражу вручено 3 75% Е) постановление о заключении под стражу не вручено 1 25% Ж) постановление об избрании иной меры пресечения вручено 24 85,7 % 3) постановление об избрании иной меры пресечения не вручено. 4 14,2% 4 Объявление подозреваемому во время допроса о выдвин него подозрении утом против А) подозрение сформулировано достаточно полно 134 67% Б) подозрение сформулировано чрезмерно кратко, лаконично (например, содержит лишь указание на состав преступления) 65 32,5% В) подозрение не было объявлено 1 0.5 % Разъяснение подозреваемому его прав А) права разъяснены 198 99% Б) права, не были разъяснены 2 1 % 6. Участие защитника при допросе нолозпевярмпго

А) участвовал 120 60% Б) задавал вопросы 3 1,5 % В) заявлял ходатайства 1 0,5 % Г) представлял доказательства _

Д) не участвовал 80 40 % 7. Имели ли место случаи ограничения свидания подозреваемого с защит- ником? А) имели место (указать, на основании какого процессуального акта) - - Б) не имели места. -

  1. Показания и объяснения подозреваемого

А) подозреваемым давались только показания 157 78,5 % Б) подозреваемым давались и показания, и объяснения 43 21,5% 9. Предмет показаний подозреваемого

А) обстоятельства, указывающие на подозрение лица в совершение преступления 117 58,5 % Б) обстоятельства, относящиеся к возбуждению уголовного дела, задержанию, избранию меры пресечения 62 31 % В) иньїе обстоятельства 21 10,5 % Ю.КлассифИкация показаний подозреваемого

75%

25%

24

85,7 % 14,2%

134

67%

65

32,5%

0,5 %

198

99%

1 %

А) участвовал

120

60%

Б) задавал вопросы

В) заявлял ходатайства Г)

1,5 %

0,5 %

представлял доказательства

Д) не участвовал

80

40%

  1. Имели ли место случаи ограничения свидания подозреваемого с защит- ником?

А) имели место (указать, на основании ка- кого процессуального акта) Б) не имели места.

  1. Показания и объяснения подозреваемого

А) подозреваемым давались только показания

157

78,5 %

Б) подозреваемым давались и показания, и объяснения

43

21,5%

  1. Предмет показаний подозреваемого

А) обстоятельства, указывающие на подоз- рение лица в совершение преступления

11 7

58,5 %

Б) обстоятельства, относящиеся к возбуждению уголовного дела, задержанию, избранию меры пресечения

31 %

В) иньїе обстоятельства

91

10.5 %

j^.Kлaccиф^iкaция показаний подозреваемого

А) обвинительные 116 58% Б) оправдательные 34 17% В) прямые 31 15,5 % П косвенные 23 11,6% 11. Допрашивался ли ранее подозреваемый в качестве свидс ному делу с постановкой изобличающих его вопоосов? ЇТЄЛЯ по дан- А) допрашивался 17 8,5 % Б) не допрашивался 183 91,5 % 12. Сколько раздавались показания подозоеваемым

А) однажды 158 79% Б) два раза 34 17% В) более двух 8 4% 13. Имелись ли существенные противоречия в первоначалы дующих показаниях подозреваемого яых и после- А) имелись 10 5 % Б) не имелись 190 95 % 14. Имело ли место оглашение в ходе судебного следствия пок ных при допросе на предварительном следствии азаний;дан- А) подозреваемым 22 11 % Б) обвиняемым 17 8,5 % В) свидетелем 66 33 % Г) потерпевшим 19 9,5 % Д) не было оглашения показаний ни одного из указанных лиц 98 49% 15. Какова дальнейшая судьба подозренярмпгп?

А) лицо привлечено в качестве обвиняемого 193 96,5 % Б) выступает в деле в качестве свидетеля 2 1 % В) не фигурирует ни в каком процессуальном качестве 5 2,5 % 16. Использовались ли показания подозреваемого в качестве д( в процессуальных решениях жазательств А) использовались в постановлении о прекращении дела 2 1 % Б) использовались в обвинительном за- ключении 92 46% В) использовались в приговоре 66 33 % Г) использовались в иных решениях 6 3 % Д) не использовались ни в каких процессуальных решениях. 57 28,5 % 116 34 31 23

_ 58 % _ 17% 15,5 % 11.6%

вопросов?

\7_

183

8,5 % 91,5 %

158

79%

34

17%

4%

10

5 %

190

95%

А) подозреваемым Б) обвиняемым

22

11 %

17

8,5 %

В) свидетелем

66

33 %

Г) потерпевшим

19

9,5 %

Д) не было оглашения показаний ни одного из указанных лиц

98

49%

  1. Какова дальнейшая судьба подозреваемого?

А) лицо привлечено в качестве обвиняе- мого

193

96,5 %

Б) выступает в деле в качестве свидетеля

1 %

В) не фигурирует ни в каком процессуальном качестве

2,5 %

  1. Использовались ли показания подозреваемого в качестве доказательств в процессуальных решениях

А) использовались

прекращении дела

в постановлении о

1 %

Б) использовались в обвинительном заключении

92

46%

В) использовались в приговоре

66

33 %

Г) использовались в иных решениях

3 %

Д) не использовались ни в каких процессу- альных решениях.

S7

28,5 %

«у Т в Е Р Ж Д А Ю»

Первый заместитель

края

Ус А.Д. 2003 года

окурора Краснодарского ший советник^ юо^ции

АКТ

ФилГГГ”ня диссертационного исследования

Филь B.C. на тему: «Показания подозреваемого в российском уголовном процессе» в практическую деятельностГ органов прокуратуры Краснодарского края.

«

Краснодар

г.

» мая 2 003 года

Комиссия в составе: начальника Следственного Управления прокуратуры Краснодарского -края Петренко

-начальника Кримин’алисти^еског: отдела прокуратуры Краснодарского кпяя y^^ о Владимировича, прокурора KplLa листа Шр™не„ко Po^Z” Георгиевича, настоящим актом Удостоверяет чтГвыводы и рекомендации диссертационного исследований Филь ТГ по

” российском уголо-вном доведены до сведения районных прокуратур гор

использов^ию ^ реком^даций Т;

использованию показании подозреваемого как вида

– произвГдстзГ”^:

используйся Z’o^ “ методических рекомендаций

А.В. Петренко

В.В. Ха

Р.Г. Мартыненко

н

Члены комиссии:

городсГ прокТр^атуТ”™ следователей районных и

«Утверждаю» декан юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета, доетор юридических наук, В.Д.Зеленский’

? ;;V,;.>

Р.В.Костенко ^/j^^^^yZ.^ А.В.Пивень

’ Л.И.Ильницкая

Председатель комиссии Члены комиссии:

? .:/ « Г Д-‘лСТ

2003 г.

і V!?

АкхУ^;.:;:;::

внедрения результатов диссертационного исследования Филь Витали^! Сергеевича тему «Показания подозреваемого в российском уголовном процессе»

В учебный процесс

Комиссия в составе председателя комиссии Костенко Романа Валерьевича, кандидата юридических наук, доцента кафедры уголовного процесса КГАУ, Пивня Алексея Васильевича, кандидат юридических наук доцента кафедрь, уголовного процесса КГАУ, Ильницкой Любови Игоревны’ кандидата юридических наук, старшего преподавателя кафедры уголовного процесса КГАУ, составили настоящий акт о том. что материалы диссертационного исследования аспиранта кафедры уголовного процесса Филь B.C. в виде научных статей используются в учебном процессе на кафедре уголовного процесса при проведении занятий со студентами по учебной дисциплине «Уголовный процесс» „ по спецкурсам «Допустимость доказательств в российском уголовном процессе» н «Обвинение и защита по

уголовным делам», а также при подготовке курсовых и дипломных работ по

вопросам, исследованным в диссертации.

УТВЕРЖДАЮ

Проректор по научной работе Кубанского государственного университета доктор^о^аич^^ук, профессор

А.А. Гаврилов

гґА С 2003 год

АКТ

внедрения результатов диссертационного исследования Филь B.C. в учебный процесс юридического факультета Кубанского государственного университета

Комиссия в составе: председателя - заведующего кафедрой уголовного процесса и прокурорского надзора, заслуженного юриста Кубани, к.ю.н., доцента Громова Василия Прокофьевича, заслуженного юриста Кубани, к.ю.н., доцента Проценко Валерия Петровича, к.ю.н., доцента Тушева Александра Александровича,- составили настоящий акт о том, что результаты диссертационного исследования Филь B.C. - «Показания подозреваемого в российском уголовном процессе» внедрены в учебный процесс кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора в темы учебного курса «Уголовный процесс России» и спецкурсЕ^ «Гарантии прав личности в уголовном процессе», «Осуществление защиты по уголовным делам», преподаваемых на дневном, заочном отделениях и на заочном отделении получения 2-го высшего образования.

В.П. Громов

Председатель комиссии

Члены комиссии

В.П. Проценко А.А. Тушев

«у т в Е J^ ж Д л Ю»

рофессор

^^Яачальник^раснодарского Юридического

АКТ

внедрения ре^ьтатов дь.ссертацнонного нссдедования Ф„ль В.С. в учеонын процесс Краснодарского юридического іиіститута МВД РФ

А ІМИЗ Р.Ю.. составили настоящий акт о том что оечїпктЗ Диссертаиионното исследования Филь ВС „пГ

подозреваемого в российском уголовном npLccT» внедрГны”в

«Расследование ппеступпеныйи преп„мь,,х курсантам Краснодарского ^о^Г”:;

В.А. Карлеба

/7 -

С. Савченко Ю. Ачмиз

Председатель комиссии Члены комиссии

10

10

10

60

60

60

60

60

1 120

60

Приложение №1 164 60

Приложение №1 164 60

Приложение №1 164