lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Резников, Анатолий Николаевич. - Деятельность защитника при применении задержания и заключения под стражу в российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2003 179 с. РГБ ОД, 61:04-12/539

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Резников Анатолий Николаевич

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАЩИТНИКА ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ЗАДЕРЖАНИЯ И ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность 12.00.09. - «уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность»

Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор Ф.М, Кудин

КРАСНОДАР - 2 00 3

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

Введение 3

Глава 1. Общая характеристика защиты при применении задержания и заключения под стражу 13

1.1. Задержание и заключение под стражу как основные меры процессуального принуждения 13 1.2. 1.3. Сущность защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу 36 1.4. Глава 2. Деятельность защитника при применении задержания подозреваемого 4 9

4.1. Осуществление защиты в ходе задержания подозреваемого 49 4.2. 4.3. Обжалование защитником действий и решений, связанных с задержанием лица 83 4.4. Глава 3. Деятельность защитника при применении меры пресечения в виде заключения под стражу 93

3.1. Участие защитника при подготовке органами расследования материалов о заключении лица под стражу 93 3.2. 3.3. Содержание деятельности защитника при разрешении судом материалов о заключении лица под стражу 10 6 3.4. 3.5. Обжалование защитником решения суда о заключении лица под стражу и его участие при рассмотрении материалов судом кассационной инстанции 131 3.6. Заключение 14 3

Спиг.пк мппользованных источников 153

з

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В Основном законе России {ст.2,11) провозглашено, что права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью, и что они признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией России. Реализация этих конституционных положений во многом осуществляется в уголовном судопроизводстве, относящемуся к той сфере правоохранительной деятельности, где существенно затрагиваются права личности. Конкретизируя воплощённые в Конституции РФ идеи о приоритете личности, её прав и свобод во вновь принятом Уголовно-процессуальном кодексе РФ, законодатель в качестве назначения уголовного судопроизводства закрепил, во- первых, защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, и, во-вторых, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

Уголовно-процессуальная деятельность, составляющая содержание второго направления, является по своему предмету неоднородной и включает в себя различные аспекты. Её назначением служит защита не только от необоснованного возложения на определённое лицо уголовной ответственности и его осуждения, но также от неправомерного ограничения прав и законных интересов различных участников процесса. Наиболее часто и в самых острых формах указанное ограничение имеет место при применении к подозреваемому таких острых мер процессуального принуждения, как задержание и заключение под стражу, а к обвиняемому - заключения под стражу. Соответственно и защита от незаконного и необос- нованного задержания и заключения под стражу должна осу- ществляться на достаточно высоком профессиональном уровне .

Важная роль в деятельности по защите от нарушения конституционных прав личности при задержании и заключении под стражу принадлежит защитнику. Несомненно, что осуществление этой деятельности, неразрывно связанной с участием защитника по уголовному делу в целом, обладает значительными особенностями, обусловленными её предметом.

Сказанным прежде всего и предопределяется необходимость исследования проблемы деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу

Вопросы, составляющие содержание названной работы, в определённой степени не могли не исследоваться в науке уголовного процесса. Они рассматривались в работах таких учёных, как В.М. Быков, В.Н. Григорьев, Н.А. Громов, И.М. Гуткин, О.С. Гречишникова, А.А. Давлетов, З.Д. Еникеев, 3.3. Зинатуллин, З.Ф. Коврига, В.М. Корнуков, Е.М. Клю- ков, Ф.М. Кудин, Э.Ф. Куцова, A.M. Ларин, Ю.Д. Ливщиц, В.А. Михайлов, И.Л. Петрухин, А.И. Сергеев, Ю.И. Стецов- ский, М.С. Строгович, В.Т. Томин, А.А. Чувилёв, B.C. Шадрин и других.

В то же время нельзя не отметить, что в науке уголовного процесса не обращалось достаточного внимания на данную проблему, и поэтому не было самостоятельного монографического исследования деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу.

Отсутствие специальной теоретической разработки по вопросу деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу не может не влиять на позицию законодателя и правоприменительных органов в решении целого ряда вопросов при производстве по уголовному делу.

Необходимость научного исследования деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу ни в коей мере не должно быть поставлено под сомнение на том основании, что в теории уголовного процесса во многом изучены проблемы, с одной стороны, защиты и деятельности защитника, а, с другой, - задержания и заключения под стражу. Представленная работа является первой попыткой комплексного исследования указанных проблем и притом в качественно ином направлении.

Актуальность избранной темы исследования диктуется также необходимостью изучения тех относящихся к ней вопросов, которые принципиально по-иному урегулированы во вновь принятом УПК РФ. Речь идёт прежде всего о новом предусмотренном УПК порядке заключения лица под стражу.

Этот порядок является следствием закрепления в новом кодексе принципа состязательности и распространения его действия, хотя и в ограниченных пределах, на стадию предварительного расследования. Представляется важньм рассмотрение этого принципа в связи с решением не только основного вопроса уголовного процесса - возложения на определённое лицо уголовной ответственности, но и других важных вопросов, к числу которых следует отнести применение задержания и заключения под стражу. Их исследование в этом плане будет содействовать разработке одного из важных аспектов содержания принципа состязательности.

Цель диссертационного исследования состоит в изучении деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу, определении сущности и содержания этой деятельности, разработке предложений по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и практики его применения.

Достижение данной цели обеспечивается решением следующих задач:

рассмотрением задержания и заключения под стражу как основных мер процессуального принуждения; анализом сущности защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу;

раскрытием содержания деятельности защитника при задержании подозреваемого;

исследованием вопросов обжалования защитником незаконного и необоснованного задержания подозреваемого; изучением деятельности защитника при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; рассмотрением вопроса об обжаловании защитником незаконного и необоснованного применения заключения под стражу;

анализом действующих норм, относящихся к деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу;

исследованием практики применения указанных норм; формулированием предложений по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения. Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются нормы уголовно- процессуального права и основанная на них деятельность, относящаяся к реализации задержания и заключения под стражу как наиболее острых мер процессуального принуждения. Предметом исследования выступают установленные законом пределы и формы участия защитника, его правомочия при использовании указанных мер, а также содержание его деятельности в ходе их применения при производстве по уголовному делу.

Методологическую основу исследования составляют положения материалистической диалектики с использованием методов сравнительно-правового, системно-структурного, логического, социологического, статистического, исторического анализа. Изучена и критически осмыслена в аспекте рассматриваемых вопросов литература по уголовно- процессуальному праву, общей теории права и государства, уголовному праву, теории оперативно- розыскной деятельности, криминалистике.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, основаны на исследовании норм Конституции Российской Федерации, уголовно- процессуального, уголовного и иного законодательства. Проанализированы соответствующие постановления Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Эмпирической базой исследования служит изучение как опубликованной, так и архивной практики органов уголовного судопроизводства. Выли проанализированы решения Верховного Суда РФ, определения Конституционного Суда РФ, решения иных судов по конкретным делам. По специально разработанной анкете изучены материалы 400 уголовных дел, которые были рассмотрены судами Краснодарского края во второй половине 2002 года и в 2003 году и по которым применялось задержание (200 дел) и заключение под стражу (200 дел), а также материалы 100 уголовных дел по вопросу проверки в кассационном порядке решений судов о заключении под стражу. Проведено анкетирование 2 00 адвокатов;. Краснодарского края, республики Адыгея, Кабардино- Балкарской республики, города Москвы. При написании диссертации автор использовал и свой опыт работы в качестве адвоката,

Научная новизна исследования состоит в том, что в нём на базе данных науки уголовного процесса и иных наук впервые исследуется весь комплекс вопросов, относящихся к проблеме деятельности защитника при применении задержания и заключения под стражу. В работе рассматриваются общие положения этой деятельности, раскрывается её конкретное содержание применительно к каждой из названных мер процессуального принуждения. В этой связи предпринята попытка критически осмыслить отдельные положения, закреплённые в действующем законодательстве.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Участие защитника при применении задержания и заключения под стражу - составная, неразрывная часть деятельности защитника в целом по конкретному делу. Вместе с тем это участие образует специфическую и относительно самостоятельную защитительную деятельность в уголовном судопроизводстве, непосредственным предметом которой служит защита от нарушения конституционных и иных прав обвиняемого и подозреваемого при применении указанных мер, а её целью - отмена названных средств процессуального принуждения, а также возможное предупреждение заключения лица под стражу. В качестве средств достижения этой цели выступают полномочия защитника, реализация которых и представляет собой содержание рассматриваемой деятельности.

  2. Содержательная характеристика действий защитника по защите от неправомерного ограничения прав при задержании лица^- подозреваемого в совершении преступления, предполагает её разграничение на два этапа: защиту в ходе задержания, а также обжалование защитником действий и решений, связанных с его производством. Осуществление защиты при применении заключения под стражу включает в себя, во- первых, участие защитника при подготовке органами расследования материалов, необходимых для избрания данной меры пресечения; во-вторых, его деятельность при рассмотрении судом этих материалов; в-третьих, обжалование защитником решения суда о заключении лица под стражу и его участие при рассмотрении дела судом кассационной инстанции. В работе раскрывается содержание деятельности защитника на каждом из указанных этапов.
  3. Эффективность защиты задержанного подозреваемого во многом определяется временем составления протокола задержания. В работе обосновывается необходимость составления протокола задержания лица непосредственно после ограничения фактического лишения свободы передвижения лица (п.15 ст.5 УПК РФ), что не только предупредит возможное нарушение прав задержанного со стороны органов предварительного расследования, но и будет содействовать более скорому вступлению защитника в процесс. В связи с этим предлагается новая редакция ч.2 ст.92 УПК РФ.
  4. 4 . Принципиально важное значение для успешной защиты при производстве задержания, охраны конституционных прав задерживаемого лица имеют содержащиеся в протоколе задер- жания сведения, позволяющие судить о законности и обоснованности данного действия. Поэтому представляется необходимым указание в этом процессуальном акте места фактического задержания подозреваемого, а также пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающей преступление, в совершении которого подозревается лицо. Отражение в протоколе предварительной квалификации действий задерживаемого имеет особое значение, поскольку лишь предусмотренное соответствующей статьёй УК РФ наказание в виде лишения свободы выступает в качестве одной из необходимых предпосылок (условия) законности задержания. Предлагается включить эти данные в содержание протокола (ч.2 ст.92 УПК РФ).

  5. В работе аргументируется вывод о том, что любое увеличение срока задержания в уголовно-процессуальном праве свыше 4 8 часов прямо противоречит ст.2 Конституции РФ и основным международно- правовым актам о правах личности. Предусмотренная п.З ч,7 ст10 8 УПК РФ возможность увеличения этого срока по судебному решению до 12 0 часов (5 суток) в целях представления стороной дополнительных доказательств обоснованности задержания (подчёркнуто мною - А.Р.) ограничивает права стороны защиты по отношению к стороне обвинения. Данный вывод следует из того, что судья принимает указанное решение при недостаточности сведений для обоснования избрания заключения под стражу, тогда как в силу принципа презумпции невиновности все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого (подозреваемого) . Судья в этом случае не может идти на поводу у органов уголовного преследования, которые не смогли надлежащим образом доказать необходимость заключения под

и

стражу лица после его задержания. Вносится предложение об исключении п.З Ч.7 ст.10 8 УПК РФ.

  1. В диссертации предлагается и обосновывается трактовка оснований избрания мер пресечения (включая и заключение под стражу), предусмотренных в ст.97 нового УПК РФ и отличающихся от их формулировки в УПК РСФСР (ст.8 9). На наш взгляд, указанные основания представляют собой совокупность , с одной стороны, различных имеющихся в деле сведений, не совсем точно обозначенных законодателем основаниями, а с другой, - устанавливаемых с их помощью обстоятельств, перечисленных в п.п.1-3 Ч.1 и Ч.2 ст. 97 УПК РФ.
  2. Успешному осуществлению защиты при применении судом заключения под стражу препятствует отсутствие у защитника права знакомиться с ходатайством органов расследования об избрании этой меры судом и соответствующими приложенными к нему материалами. В связи с этим предлагается, во-первых, включить это право в перечень полномочий защитника (ч.1 ст.53 УПК РФ), во-вторых, возложить на органы расследования обязанность одновременно с направлением указанных материалов в суд извещать об этом защитника, с тем, чтобы он мог с разрешения судьи ознакомиться с ними до их рассмотрения судом.
  3. В целях усиления гарантий законного и обоснованного заключения лица под стражу, а также повышения качества обжалования защитником решений суда по этому вопросу представляется важной надлежащая мотивировка постановления судьи об избрании данной меры пресечения. В ней наряду с условиями и основаниями должны быть указаны также и мотивы, в силу которых возникла необходимость в заключе-
  4. НИИ подозреваемого или обвиняемого под стражу и исключается возможность избрания иной меры пресечения. Аргументируется важность включения данного положения в содержание Ч.7 ст. 108 УПК РФ, а также в описательную часть решения, указанного в приложении № 50 к УПК РФ.

Практическая значимость настоящего диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нём положения, выводы и рекомендации могут быть использованы в дальнейшей научной разработке целого ряда вопросов теории уголовного процесса, в совершенствовании действующего уголовно-процессуального законодательства, в практической деятельности органов расследования, прокуратуры, суда и адвокатуры, в обучении студентов юридических вузов и повышении квалификации практических работников.

Апробация результатов исследования заключается в публикации четырёх статей по теме диссертации, в обсуждении её на кафедре уголовного процесса Кубанского Государственного Аграрного Университета, в использовании её результатов в учебном процессе, а также в правоприменительной деятельности, о чём свидетельствуют приложенные акты о внедрении результатов исследования. Автор также выступал с сообщениями на научных конференциях юридического факультета КГАУ по итогам научно- исследовательской работы за 2001 и 2002 годы.

Структура диссертации обусловлена целями исследования и состоит из введения, трёх глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАЩИТЫ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ЗАДЕРЖАНИЯ И ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

1.1. Задержание и заключение под стражу как основные меры процессуального принуждения

Предусмотренные уголовно-процессуальным законом процессуальные средства принудительного характера применяются при производстве по уголовным делам уполномоченными на то должностными лицами и государственными органами при наличии оснований и в порядке, установленном законом, в отношении обвиняемых, подозреваемых и других лиц, для предупреждения и пресечения неправомерных действий этих лиц в целях успешного расследования и разрешения уголовных дел. Применение мер уголовно-процессуального принуж- дения всегда связано с возможностью их осуществления независимо от воли и желания лица, к которому они применяются. Поэтому сама возможность принудительного исполнения этих мер придаёт им объективно-принудительный характер.^

Меры уголовно-процессуального принуждения выражаются в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав граждан. Наиболее серьёзные ограничения касаются конституционных прав и свобод граждан (личная неприкосновенность, неприкосновенность жилища, тайна переписки, свобода передвижения, права осуществлять опреде

^ Петрухин и.л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М., 1985. - С.43.

лённую трудовую деятельность и т.п.). в этой связи особое значение в системе мер уголовно-процессуального принуждения занимают те, которые ущемляют конституционные права и свободы неприкосновенности личности. Именно к таковым мерам уголовно- процессуального принуждения относятся задержание и заключение под стражу.

Поскольку применение задержания и заключения под стражу как мер уголовно-процессуального принуждения ограничивает конституционные права и свободы граждан, нужны твёрдые процессуальные гарантии, которые бы обеспечивали их законность и обоснованность. Соответственно необходимо рассмотреть задержание и заключение под стражу под призмой обеспечения надлежащих процессуальных гарантий их применения.

Прежде всего проанализируем задержание как меру уголовно- процессуального принуждения.

В «Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» термин «задержание» означает состояние любого лица, лишённого личной свободы без осуждения за совершение правонарушения . ^

В теории уголовного процесса задержание как процессуальное действие понимается по-разному. Так, одни учёные рассматривают задержание только в рамках следственных

^ Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или за- ключению в какой бы то ни было форме / Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М., 1999. - С.208.

действий/ Другие считают, что задержание не является следственным действием.^

На наш взгляд, данное процессуальное действие по своей сущности и характеру прежде всего выступает как мера уголовно- процессуального принуждения. Об этом прямо указано в п.11 ст.5 УПК РФ. Поэтому нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что трактовка задержания в аспекте мер уголовно- процессуального принуждения ведёт к неправильному, одностороннему пониманию этого действия.^

В этой связи правы процессуалисты, которые считают задержание мерой уголовно-процессуального принуждения, выражающейся в кратковременном лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено лишение свободы, и имеющей целью воспрепятствовать уклонению лица от органов уголовного судопроизводства, пресечь продолжение преступной деятельности

^ Фуфыгин Б.в. о доказательственном значении протокола задержания подозреваемого / Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений: Сборник научных трудов Иркутского унта. - Вып. № 15. - Иркутск, 1980. - С. 99; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М., 1980. С.51/Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого, - М., 1999. С.352, и др.

^ Фуфыгин Б.В. О доказательственном значении протокола задержания подозреваемого / Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений: Сборник научных трудов Иркутского унта. - Вып. № 15. - Иркутск, 1980. - С. 99; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М., 1980. С. 51; Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. - С. 352, и др.

^ Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в российском уголовном процессе: Диссертация на со искание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар,2000. - С.101.

или предотвратить готовящееся преступление/

Новое уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации впервые даёт определение задержания подозреваемого. Согласно п.11 ст.5 УПК РФ задержание подозреваемого - это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 4 8 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления .

Основываясь на анализе представленных точек зрения по данному вопросу, а также законодательных предписаний, можно выделить следующие признаки задержания подозреваемого как меры уголовно- процессуального принуждения:

1) это кратковременное лишение свободы лица на срок не более 48 часов, с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, с целью последующего решения судом вопроса о заключении данного лица под стражу; 2) 3) применение задержания подозреваемого управомочены осуществлять органы дознания, следователь или прокурор; 4) 5) производство задержания возможно только в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, за 6) ^ Лившиц Ю.д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 19 64. - С.23; Копейко П., Иванов Л. Строго соблюдать закон при задержании подозреваемых в совершении преступлений // Социалистическая законность. - 1964. - № 3. - С.19; Корнуков В.М. Вопросы теории и практики применения мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Саратов, 1970. - С. 11; Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань, 197 4.- С. 14 , и др.

которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы (условие задержания);

7) задержание допустимо лишь при наличии установленных в законе оснований и мотивов; 8) 9) задержание подозреваемого должно быть проведено в строго установленном законом процессуальном порядке; 10) 11) подозреваемый подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя, прокурора либо суда только при наличии оснований, указанных в уголовно- процессуальном законодательстве. 12) Рассмотрим более подробно названные признаки задержания подозреваемого как меры уголовно-процессуального принуждения .

Первый признак задержания подозреваемого заключается в том, что данная мера уголовно-процессуального принуждения представляет собой кратковременное лишение свободы лица на срок не более 4 8 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Факт того, что задержание есть лишение свободы лица, хотя и кратковременное (не более 48 часов), дал повод целому ряду учёных характеризовать задержание как краткосрочный арест лица.^ В частности, М.С. Строгович указывает, что хотя задержание не является мерой пресечения, оно всё же представляет собой арест лица, а поэтому на применение задержания, по словам учёного, должны распростра-

^ Похмелкин в.А. Задержание по советскому уголовно-процессуальному законодательству // Советское государство и право. - 1958. - № 12. - С.103; Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - Свердловск, 1961. - С.59; Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - С.87, и др.

няться положения, относящиеся к процессуальному порядку применения заключения под стражу.^

Известное сходство по признаку кратковременного лишения свободы между задержанием и заключением под стражу действительно существует. Однако, как представляется, говорить о некотором тождестве по вопросам процессуального порядка применения исследуемых мер принуждения можно только в плане того, что по своей сути и задержание, и заключение под стражу - это меры принуждения, связанные с краткосрочным лишением свободы лица и поэтому требующие надлежащих гарантий их законности и обоснованности. В остальном их процессуальная природа отличается друг от друга по основаниям, а также по содержанию процессуального порядка их применения.

Для задержания подозреваемого краткосрочное лишение свободы установлено законом в рамках не более 4 8 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления. В п. 15 ст. 5 УПК РФ указано, что момент фактического задержания - момент производимого в порядке, установленном настоящим Кодексом, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Соответственно краткосрочное лишение свободы начинается с момента фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

Определение времени начала лишения свободы при задержании подозреваемого имеет важное значение. Именно с момента фактического лишения свободы передвижения лица, по-

^ Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958. - С.276.

дозреваемого в совершении преступления, в уголовном деле участвует защитник (п.З ч.З ст. 4 9 УПК РФ). Кроме того, с момента задержания подозреваемого дознаватель, следователь или прокурор не позднее 12 часов уведомляют кого- либо из близких родственников, а при их отсутствии - других родственников или предоставляют возможность такого уведомления самому подозреваемому. Указанный момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, является также началом отчёта времени, в течение которого лицо считается задержанным по подозрению в совершении преступления.

Вопрос же о времени нахождения подозреваемого в статусе задержанного в соответствии с новым уголовно- процессуальным законодательством Российской Федерации вызывает серьёзные возражения. Прежний УПК РСФСР допускал возможность задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, на срок не более 72 часов. Конституция РФ предусматривает, что до судебного решения лицо, подозреваемое в совершении преступления, не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов. Новый УПК РФ в случаях, предусмотренных п.З ст.108, увеличивает срок за- держания подозреваемого с 4 8 часов по судебному решению до 120 часов (5 суток).

На наш взгляд, увеличение срока задержания по УПК РФ нельзя считать оправданным и правомерным. Прежде всего, как правильно указывает И.Л. Петрухин, это избыточное ограничение неприкосновенности личности не соответствует Европейской конвенции о заш?4те прав человека и основных- свобод (статья 5) и прецедентам Европейского суда.^ В соответствии с ч.З ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое задержанное или арестованное лицо незамедлительно доставляется к судье или другому должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные функции, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Кроме этого, в ситуации, когда судья выносит постановление об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания, ущемляются права стороны защиты по отнощению к стороне обвинения. Данный вывод следует из того, что судья принимает указанное решение при недостаточности сведений для обоснования избрания заключения под стражу, тогда как по смыслу принципа презумпции невиновности все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого (подозреваемого). Поэтому, если органы уголовного преследования не смогли надлежащим образом обосновать необходимость избрания меры пресечения в виде заключения под стражу после задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, судья не должен идти «на поводу» у названных органов и по их ходатайству увеличивать срок кратковременного лишения свободы лица ещё на 72 часа. Исходя из всего сказанного, по нашему мнению, в Ч.7 ст.108 УПК РФ необходимо исключить такой вид решения судьи, как постановление об отложении приня-

^ Петрухин и.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопро- изводства в свете нового УПК РФ // Прокурорская и следственная

практика. - 2002. - № 1-2. - С.110, тия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания. Соответственно ч-7 ст.108 УПК РФ должна иметь следующую редакцию: «Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений: 1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства».

Второй признак исследуемой меры уголовно- процессуального принуждения выражается в том, что применить задержание подозреваемого управомочены только органы дознания, следователь или прокурор.

В уголовно-процессуальном законе отсутствуют какие- либо критерии применения задержания управомоченными на то органами дознания, следователем или прокурором с учётом территориальной подследственности и поднадзорности уголовных дел. Как указывает И.Л. Петрухин, по предварительно вынесенному постановлению о задержании подозреваемый может быть задержан на всей территории Российской Федерации лицом, вынесшим это постановление, или лицами, действующими по его поручению. Задержание без предварительно вынесенного постановления возможно на всей территории Российской Федерации, если имеются предусмотренные законом основания и условия задержания.^

Третий признак задержания как меры уголовно- процессуального принуждения состоит в том, что данная мера применяется только в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления. Прежде всего это означает, что

^ Петрухин И.Л. Задержание и его место в системе мер принуждения / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.119.

любое другое действие либо правонарушение, не являющееся преступлением, в совершении которого подозревается лицо, исключает возможность уголовно-процессуального задержания лица. При этом дознаватель, следователь, прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении не любого преступления, а лишь такого, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. В противном случае ограничение свободы гражданина было бы заведомо необоснованным нарушением конституционного права неприкосновенности личности.

Субъектом, подлежащим задержанию, может быть всякое подозреваемое в совершении преступления лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Законодатель при определении понятия «подозреваемый» в ч.1 ст.4 6 УПК РФ указывает, что подозреваемым является лицо: 1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 2 0 настоящего Кодекса; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса; 3) либо к которому приме- нена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса. Анализ п. 2 ч.1 этой статьи показывает, что подозреваемый как участник уголовного процесса может появиться только после факта задержания лица. В то же время поставление лица в положение подозреваемого обусловлено прежде всего не произведённым в отношении его задержанием и производством иных предусмотренных Ч.1 ст.4 6 УПК процессуальных действий, а наоборот, необходимость последних вытекает из возникшего подозрения, а также наличия лица, подозреваемого в совершении преступления, в литературе правильно отмечается, что именно появление законного и обоснованного подозрения прямо обусловливает правомерность производства всех процессуально- принудительных действий, допустимых законом в отношении подозреваемого.^

Данный вывод в полной мере справедлив не только к задержанию, но и к применению меры пресечения в соответствии со ст.100 УПК РФ.

Таким образом, ч.1 ст.4 6 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Подозреваемым является лицо, в отношении которого имеются сведения о возможном совершении им преступления и при этом 1) либо против которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса».

Четвёртый признак задержания как меры уголовно- процессуального принуждения обуславливает её применение лишь при наличии установленных в законе оснований и мотивов .

Основания применения задержания разделены уголовно- процессуальным законом в ст.91 на две группы. К первой группе оснований относятся следующие случаи:

^ Кудин Ф.М. Подозрение как условие применения мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования / Сборник научных трудов. - Волгоград, 1987. - С.42.

1) когда это лицо застигнуто при совершении пре- ступления или непосредственно после его совершения; 2) 3) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; 4) 5) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилиш;е будут обнаружены явные следы преступления, 6) Вторую группу оснований применения задержания образует наличие иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Указанная группа оснований допускает применение задержания лишь при одновременном констатировании одной из четырёх причин, если:

а) это лицо пыталось скрыться;

б) либо не имеет постоянного места жительства;

в) либо не установлена его личность;

г) либо если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

На практике в протоколах задержания основания этого действия нередко указываются не в соответствии с законом либо совсем не указываются. По данным исследования нами 2 00 уголовных дел, по которым производилось задержание, это имело место в 42% случаев (см. приложение 1).

Пятый обязательный признак, без которого невозможно считать факт применения задержания законным и обоснованным, заключается в том, что оно должно быть проведено в строго установленном законом процессуальном порядке.

В науке вопросы процессуального порядка задержания подозреваемого рассматривалась многими авторами с позиций разработки наиболее совершенной и оптимальной процедуры применения данной меры уголовно-процессуального принуждения . ^ Однако некоторые проблемы порядка задержания подозреваемого по- прежнему остаются камнем преткновения на пути к соблюдению прав и интересов лица, к которому применяется указанная мера уголовно-процессуального принуждения .

В частности, действующий закон предусматривает, что после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 4 6 настоящего Кодекса.

В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым.

^ См.: Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания. - М., 1980; Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. - М. , 1981; Де- нежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Саратов, 1982; Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989; Ларин A.M. На подозрение 24 часа // Советская юстиция. - 1991. - №19; Давлетов А.А. Подозрение и защита. - Екатеринбург, 1997; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997; Григорьев В.И. Задержание подозреваемого. - М. , 1999; Навасардян В. Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. - СПб., 2000, и др.

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого .

Подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями ч.2 ст.46, ст.ст.189 и 190 УПК РФ. До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов.

Все вышеперечисленные процессуальные действия, связанные с порядком задержания подозреваемого, не всегда обеспечивают в полной мере надлежащую реализацию прав и интересов подозреваемого. Так, например, указанные законодательные предписания порядка задержания не согласуются с нормой ст.4 9 УПК РФ о том, что защитник допускается к участию в уголовном деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Кроме этого, законом допускается ограничение продолжительности свидания подозреваемого со своим защитником.^

Последний признак задержания как меры процессуального принуждения состоит в том, что подозреваемый подлежит ос- вобождению по постановлению дознавателя, следователя.

^ Более подробно эти и другие проблемы процессуального порядка применения задержания подозреваемого, связанные с деятельностью защитника, рассматриваются во второй и третьей главах настоящего диссертационного исследования.

прокурора или судьи только при наличии оснований, указанных в уголовно-процессуальном законодательстве.

В соответствии с Ч.1 ст.94 УПК РФ подозреваемый подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя или прокурора, если: 1) не подтвердилось подозрение в совершении преступления; 2) отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу; 3) задержание было произведено с нарушением требований статьи 91 настоящего Кодекса. Однако часть вторая указанной нормы гласит о том, что по истечении 4 8 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном пунктом 3 части седьмой статьи 108 настоящего Кодекса. Кроме того, если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей не поступит в течение 48 часов с момента задержания, то подозреваемый немедленно освобождается, о чем начальник места содержания подозреваемого уведомляет орган дознания или следователя, в производстве которого находится уголовное дело, и прокурора (ч.З ст.94 УПК РФ).

Детальный анализ оснований освобождения подозреваемого свидетельствует о том, что закон предусматривает не три таких основания, а значительно больше. Все они могут быть подразделены на три группы в зависимости от органа, осуществляющего освобождение подозреваемого. По основаниям, предусмотренным Ч.1 ст.94 УПК, подозреваемый освобождается как органами, которые произвели задержание, так и судом, решающим вопрос о заключении задержанного под стражу. Решение об освобождении задержанного по основаниям, указанным в ч.2 той же статьи, вправе принимать только суд. Субъектом, освобождающим подозреваемого на основании ч.З ст.94, является лишь начальник места содержания подозреваемого.

Если имеется определение или постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства дознавателя, следователя, прокурора об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу, то копия этого определения или постановления выдается подозреваемому при его освобождении.

При освобождении подозреваемого из-под стражи ему выдается справка, в которой указываются, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения.

После рассмотрения вопросов, связанных с задержанием как мерой уголовно-процессуального принуждения, обратимся к анализу заключения под стражу.

В теории уголовного процесса заключение под стражу как мера пресечения была предметом многочисленных научных исследований.^ Вместе с тем, новое уголовно- процессуальное законодательство Российской Федерации существенно изменило порядок избрания данной меры пресече-

^ См.: Даньшина Л.И., Чувилёв А.А. Применение органами расследования меры пресечения - заключения под стражу. - М, , 1975; Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты по уголовным делам. - Уфа, 1978; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978; Чувилёв А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. - М., 1989; Михайлов В. А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М., 1996; Гусельникова Е.В. Заключение под стражу в системе мер пресечения: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Томск, 2001, и др.

ния, а также основания, условия и мотивы применения заключения под стражу. Поэтому в современных условиях представляется актуальным изучение заключения под стражу в разрезе нового УПК РФ с точки зрения обеспечения надлежащих процессуальных гарантий её применения. Рассмотрение этой меры пресечения в данном контексте позволит в дальнейшем в работе выявить наиболее значимые направления деятельности защитника при применении заключения под стражу.

Прежде всего, следует отметить, что УПК РФ впервые предусматривает наличие двух составляющих компонентов в решении вопроса о мере пресечения, в том числе и в отношении заключения под стражу. Это, во-первых, «избрание меры пресечения» - принятие дознавателем, следователем, прокурором, а также судом решения о мере пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого (п.13 ст. 5 УПК РФ), и, во-вторых, «применение меры пресечения», то есть процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения (п.29 ст.5 УПК РФ). Исходя из логики законодателя в отношении указанных составляющих, можно сделать вывод о том, что заключению под стражу в качестве меры пресечения должен предшествовать момент принятия решения об её избрании, а уже с этого момента и до отмены или изменения рассматриваемой меры пресечения производятся процессуальные действия по её применению.

На наш взгляд, разграничение названных юридических фактов, связанных с надлежащей реализацией заключения под стражу, является во многом обоснованным и правильным. По существу этим самым подчёркивается значимость процедуры

зо

избрания заключения под стражей, так как в соответствии с новым законодательством данная мера пресечения применяется только по судебному решению. Кроме того, выделение в качестве самостоятельного элемента процессуальных действий по применению заключения под стражу позволяет отграничивать деятельность органов уголовного преследования от полномочий суда в этой области.

Приведённое в законе разграничение категорий «избрание меры пресечения» и «применение меры пресечения» необходимо, по нашему мнению, взять за основу последуюш;его анализа оснований, условий и мотивов заключения под стражу .

Среди процессуалистов отсутствует единство в понимании оснований заключения под стражу. Так, некоторые учёные считают, что основанием применения меры пресечения в виде заключения под стражу является совокупность доказательств, одни из которых уличают обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, а другие устанавливают обстоятельства, указываюш,ие на необходимость изоляции лица от обш,ества в интересах судопроизводства.^ Другие авторы классифицируют основания заключения под стражу в связи с обстоятельствами, учитываемыми при заключении под стражу, на три группы: общие, особенные и единичные (специальные).^ Третьи полагают, что применить меру пресечения в виде заключения под стражу можно лишь

^ Чувилёв А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. - М., 1989. - С.15.

^ Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М., 1996. - С.123.

при наличии оснований, под которыми понимаются конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость принудительного воздействия.^

Представляется, что основания меры пресечения в виде заключения под стражу необходимо рассматривать как неразрывно связанные, с одной стороны, сведения, указывающие на вероятную возможность совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, для предотвращения которых избирается рассматриваемая мера пресечения, и, с другой, - сами эти действия (обстоятельства неправомерного поведения обвиняемого (подозреваемого). Одновременное наличие этих двух составляющих в совокупности рождает основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

В роли сведений, как первой составляющей содержание оснований применения меры пресечения, в том числе и заключения под стражу, наиболее часто выступают различные данные, которые прежде всего указаны в ст.99 УПК РФ и из которых можно сделать опосредованный (косвенный) вывод о вероятном совершении обвиняемым, подозреваемым неправомерных действий. Иногда вероятность совершения таких действий может устанавливаться доказательствами (в основном показаниями свидетелей, потерпевших), свидетельствующими о намерении обвиняемого совершить указанные действия.

^ Чистякова B.C. Меры уголовно-процессуального принуждения / Уголовно- процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А.Лупинской. - 2- е издание, переработанное и дополненное. М.,1997. - С.211.

Анализ ст.97 УПК РФ, предусматривающей единые основания для всех мер пресечения, а следовательно, и для заключения лица под стражу, свидетельствует о том, что они включают обе рассмотренные составляющие. Однако первая из них (сведения) - по терминологии закона «при наличии достаточных оснований полагать» обозначена не совсем чётко, так как фактически речь идёт лишь о первой составляющей этих оснований. В качестве второй составляющей (обстоятельств) в ст.97 УПК названы следующие неправомерные действия обвиняемого, подозреваемого, с наступлением которых связывается возможность избрания меры пресечения и в том числе заключения под стражу:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда; 2) 3) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 4) 5) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. 6) Часть вторая представленной нормы предусматривает, что мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.

Таким образом, в соответствии со ст.97 нового УПК, основания избрания мер пресечения, а в числе их и заключения под стражу, следует трактовать, на наш взгляд, как совокупность различных имеющихся в деле сведений и устанавливаемых с их помощью обстоятельств, предусмотренных п.1-3 Ч.1 и Ч.2 ст.97 УПК РФ.

Если основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу прямо содержатся в уголовно- процессуальном законодательстве РФ (в частности, ст.101

УПК РФ обязательно требует необходимость их отражения в постановлении (определении) об избрании данной меры), то вывод о существовании ряда правовых условий для избрания заключения под стражу делается только учёными, исходя из логического толкования законодательных норм, посвящённых мерам уголовно-процессуального принуждения.

Действительно, хотя законодатель прямо и не говорит о соблюдении каких-либо «условий» заключения под стражу, большинство процессуалистов справедливо утверждают, что наличие оснований для избрания меры пресечения делает возможным её применение лишь при соблюдении ряда правовых условий. В этой связи разные авторы выделяют различные условия избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.^ Путём сопоставления и обобщения высказанных различными учёными точек зрения, основанных на анализе законодательства по данному вопросу, можно выделить следующие условия избрания заключения под стражу.

Во-первых, заключение под стражу избирается лишь по возбуждённому уголовному делу.

^ См.: Сергеев А.и. Гарантии неприкосновенности личности, связанные с задержанием и предварительным заключением под стражу, в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - М., 1971. - С.8-9; Чистякова B.C. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. - М., 1978. - С.32-40; Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. - Уфа, 1978. - С.55; Зинатуллин 3.3. Эффективность уголовно-процессуального принуждения: Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора юридических наук. - Ленинград, 1984. - С.21-22; Кудин Ф.М, Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. - С.110- 125; Чувилёв А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. - М. , 1989. - С.10-29; Чучаев А.И., Лукьянова Л.М. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Ульяновск, 1997. - С.6-11; Гречишникова О. С. Обеспечение прав обвиняемого и подозреваемого при применении процессуального принуждения: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Волгоград, 2001. - С.92-99, и др.

Во-вторых, указанная мера пресечения не может быть более строгой, чем грозящее обвиняемому (подозреваемому) уголовное наказание. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. в исключительных случаях, специально оговорённых в п.п.1-4 ч.1 ст.108 УПК РФ, эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет.

В-третьих, условием избрания заключения под стражу является, как правило, привлечение лица в качестве обвиняемого. Исключением из этого правила может служить избрание заключения под стражу в отношении подозреваемого до предъявления обвинения, при этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - в тот же срок с мо- мента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется (ст.100 УПК РФ)

В-четвёртых, избрание меры пресечения в виде заключения по стражу допускается только по судебному решению.

^ По мнению и.л. Петрухина, такое условие, как избрание меры пресечения в качестве заключения под стражу в отношении подозреваемого, следовало бы устранить. См.: Петрухин И.Л. Уголовно- процессуальное принуждение / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.123.

Ч.2 ст.96 ранее действовавшего УПК РСФСР предусматривала возможность избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения по мотивам одной лишь опасности преступления/ Указанная норма справедливо была предметом серьёзной критики со стороны многих учёных.^ По мнению О.С. Гречишниковой, применение меры пресечения по мотивам одной лишь опасности преступления не отвечало требованиям конституционного принципа презумпции невиновности (ст.4 9 Конституции РФ)

3

Новое уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможность избрания заключения под стражу по мотиву опасности совершённого преступления как одного из оснований применения данной меры. Вместе с тем в законе используется понятие «мотив» применительно к заключению под стражу. Согласно ч.З ст.108 УПК в постановлении о возбуждении ходатайства об избрании данной меры излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. Из содержания данной нормы следует, что законодатель понимает под мотивами избрания заключения под стражу те причины, в силу которых возникла необходимость в заключении

^ Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с изменениями и дополнениями на 1 февраля 1997 г. - М., 1997.

^ Чувилёв А.А., Сергеев А.И., Даньшина Л.И. Применение органами расследования меры пресечения - заключения под стражу. - М., 1975.

  • С.10; Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. - С.61; Чувилёв А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. - М., 1989.
  • С.2 5, и др.
  • Гречишникова О. С. Обеспечение прав обвиняемого и подозреваемого при применении процессуального принуждения: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Волгоград, 20П1

  • С.93.

  • подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения.

Напротив, в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу нет указания на то, что в нём должны содержаться, наряду с условиями и основаниями, и мотивы заключения под стражу. В этой связи, на наш взгляд, следует предусмотреть в законе, что в постановлении судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должны излагаться, наряду с условиями и основаниями, также мотивы, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. Поэтому предлагается дополнить часть седьмую статьи 108 пунктом четвёртым, в котором закрепить указанное положение. Следует также в описательную часть Приложения 50 («Постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу») включить требование о необходимости указания в ней наряду с основаниями также и мотивов избрания данной меры пресечения .

1.2. Сущноса-ь защиа?ы от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу

Уголовное судопроизводство, как осуществляемая в установленном законом порядке деятельность органов, ведущих процесс, по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) заш,иту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч.1 ст. 6 УПК РФ) . Исходя из этого принципиального положения, необходимо отметить, что законодатель особо выделяет значение заш,иты личности от незаконного и не- обоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

Безусловно, такое внимание со стороны законодателя обусловлено важностью указанного рода деятельности при производстве по уголовным делам. Вместе с тем защита личности по своему характеру и содержанию довольно широка и разнопланова, она включает в себя различные аспекты и направления деятельности. Но даже при всей важности и многогранности данной сферы уголовного судопроизводства, особое место занимает защита личности от незаконного и необоснованного ограничения её прав и свобод.

Самые серьёзные ограничения прав личности на свободу и личную неприкосновенность в уголовном процессе возникают при задержании и применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Указанная деятельность, на наш взгляд, неразрывно связана с защитой от подозрения, обвинения по тому же делу и в этом плане представляет собой составную часть защитительной деятельности, осуществляемой защитником по конкретному делу. Вместе с тем она обладает обусловленной её непосредственным предметом такой существенной спецификой по сравнению с защитой от обвинения, подозрения, которая позволяет в определённой степени рассматривать её как относительно самостоятельную защитительную деятельность. Предмет последней предопределяет и её особую цель, состоящую в защите конституционных и иных прав личности в сфере применения мер процессуального принуждения в виде задержания и заключения под стражу. Средствами достижения этой цели служат, за некоторыми исключениями, те же полномочия, процессуальные права защитника, которые используются им для защиты от обвинения. Вместе с тем их содержание связано с защитой от незаконного и необоснованного задержания и заключения под стражу. Анализ реализации этих прав и позволяет дать содержательную характеристику рассматриваемой деятельности защитника.

Раскрытие сущности защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу зависит от правильного решения вопросов о, во-первых, предмете этого вида защиты, во-вторых, субъектах, осуществляющих подобного рода защиту, в-третьих, содержания деятельности субъектов, участвующих в реализации названных мер. Последнее из указанных положений будет подробно исследовано во второй и третьей главах настоящей работы, здесь же остановимся на вопросах о предмете и субъектах защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу.

Прежде всего обратимся к вопросу о предмете защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу.

Согласно этимологическому толкованию понятие «предмет» в одном из своих значений представляет собой то, на что направлено какое-нибудь действие.^

Соответственно, применительно к раскрытию сущности защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу категория «предмет защиты» должна рассматриваться как деятельность защитника, направленная на опровержение законности и обоснованности применения задержания и заключения под стражу к определённому лицу.

В соответствии с Ч.4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Однако значение терминов «законность», «обоснованность» и «мотивированность» в отношении названных решений законодатель прямо не раскрывает. Лишь в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» в редакции постановлений от 21 декабря 1993 года и 29 сентября 1994 года дано толкование «законности» и «обоснованности», но только применительно к заключению под стражу. Согласно указанному постановлению под законностью ареста следует понимать соблюдение всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока её действия, а под обоснованностью - наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заклю-

^ Ожегов с.и. Словарь русского языка. - М., 1989. - С.470.

чения под стражу в качестве меры пресечения или продления

её срока.^

По нашему мнению, данные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в равной степени должны распространяться и в отношении определения законности и обоснованности задержания, с учётом, разумеется, специфики применения этой меры процессуального принуждения. Исходя из сказанного, законность задержания будет означать соблюдение всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих условия, мотивы и порядок применения указанной принудительной меры, а обоснованность - наличие достаточных данных либо сведений, которые подтверждают необходимость применения задержания и заключения под стражу.

Требованиям законности и обоснованности применения задержания и заключения под стражу должны отвечать соответственно протокол задержания и постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Что же касается требования мотивированности, то это обязательное свойство процессуальных актов остаётся обделённым вниманием со стороны законодателя. По справедливому утверждению С.А. Шейфера, такое отсутствие указания о необходимости приводить анализ сведений, положенных в основу процессуальных актов, подрывает обоснованность данных актов, они низводятся до уровня плохих образцов,

^ Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 2 7 апреля 19 93 года в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума № б от 29 сентября 1994 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. - М., 1997. - С.503-504.

р(){‘(;ииск,А.!

ГОСУДАРСТВЕНИАЛ 41 ~ БІІБЛЙОїЕ?ік

нередко встречающихся на практике и напоминающих инвента- ризационную ведомость/

Таким образом, предмет деятельности защитника от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу должен состоять из опровержения законности, обоснованности и мотивированности задержания и заключения под стражу.

Что же касается вопроса о субъектах защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу, то в качестве таких субъектов выступают прежде всего участвующие в производстве по уголовному делу обвиняемые либо подозреваемые, к которым применены задержание либо заключение под стражу.

В теории уголовного процесса существуют различные точки зрения о том, кто может быть допущен в качестве защитника по уголовному делу. Большинство авторов полагают, что защитниками по уголовному делу должны быть только адвокаты.^ Как утверждает Г.М. Резник, юридическая неосведомленность в сочетании с психическим состоянием, свойственным человеку, попавшему в тяжёлое и к тому же конфликтное положение, серьезно препятствует обвиняемому в реализации его прав. Чтобы эти права могли быть реализованы полностью и эффективно, обвиняемому нужна помощь со

^ Шейфер с.А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя по новому УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. - 2002. - № 1-2. - С.120.

^ Фойницкий и. я. Защита в уголовном процессе как служение общест- венное. - СПб., 1885. - С.18; Резник Г.М., Славин М.М. Конституционное право на защиту. - М., 1980. - С. 34; Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения права на защиту. - М,, 1988. С. 7; Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно- практическое пособие / Под редакцией И. Б. Мартковича. - М. , 1997. - С.28-37, и др.

стороны знающего и опытного юриста, единственной задачей которого является осуществление его защиты.^

Между тем, некоторые процессуалисты считают, что в качестве защитников могут быть допущены и другие лица вместо адвокатов.^

Согласно Ч.2 ст. 4 9 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Причём даже в судебном производстве «основным» защитником является адвокат, и лишь наряду (разрядка наша - А. Р.) с адвокатом, но не вместо него, может быть допущен один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.^ При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката .

Эффективность защиты по уголовному делу, конечно, во многом зависит от профессиональной подготовленности защитника, который допускается к участию в деле. Указанная зависимость в полной мере проявляет себя в ходе участия по уголовному делу и при осуществлении защиты от незакон-

^ Резник Г.М., Славин М.М. Конституционное право на защиту. - М.,

    • С.35.

^ Божьев В.П. Обеспечивается ли обвиняемому право выбора защитника? // Государство и право, - 1993. - № 2. - С.84-85.

^ Ранее действовавший УПК РСФСР предусматривал, что по определению суда или постановлению судьи в судебных стадиях могли быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемого, а также другие лица. Кроме этого, УПК РСФСР допускал в качестве защитников представителей профессиональных союзов или других общественных объединений по предъявлению ими соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего личность.

ного и необоснованного применения задержания или заключения под стражу. Соответственно лицу, которое не обладает необходимой правовой подготовкой, надлежащими юридическими навыками, а также опытом работы в правозащитной сфере, довольно трудно представлять и отстаивать интересы обвиняемых (подозреваемых), незаконно и необоснованно задержанных или заключённых под стражу.

Кроме того, как правильно отмечают некоторые процессуалисты, допуск к осуществлению защиты всех желающих или желаемых самим обвиняемым лиц противоречит требованию ст.4 8 Конституции РФ.^

Согласно Основному закону каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому допуск в качестве защитника лица, не сведущего в данного рода деятельности, может оказаться вовсе не помощью для обвиняемого, а, напротив, повредить его защите.^

Та КИМ образом, функцию защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу должно выполнять только квалифицированное лицо - адвокат, допущенный в качестве защитника по уголовному делу.

Следует также отметить, что новым Федеральным законом от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрены повышенные требования к адвокатам.^ В частности, данным нормативным актом определяется, что адвокатом является лицо,

^ Волков в., Подольный А. Как гарантировать квалифицированную юридическую помощь / Уголовное право. - 2000. -№ 5. - С.26. ^ Там же, С.26.

^ Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N бЗ-ФЗ «Об адвокатской дея- тельности и адвокатуре в Российской Федерации». Принят Государственной Думой 26 апреля 2002 года. Одобрен Советом Федерации 15 мая 2002 года // СЗ РФ, - 2002. - № 7.

получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. В свою очередь, приобрести статус адвоката вправе только лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании в сроки, установ- ленные настоящим Федеральным законом. Не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности лица: 1) признанные недееспособными или ограниченно дееспособными в установленном законодательством Российской Федерации порядке; 2) имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

Все вышеназванные условия, предъявляемые законом к адвокату, делают его надлежащим субъектом осуществления защиты в случае соответствующего допуска в качестве защитника от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу.

Далее обратимся к анализу вопроса о том, в отношении каких лиц распространяется деятельность защитника от незаконного и необоснованного применения задержания или заключения под стражу.

В условиях производства по уголовному делу необходимость надлежащего обеспечения защиты прав личности непосредственно затрагивает интересы подозреваемых и обвиняемых. Главным образом именно к ним применяются всевозмож иные меры уголовно- процессуального принуждения. Над ними нависает реальная угроза уголовного наказания. Уголовный процесс создаёт серьёзную угрозу жизненно важным интересам подозреваемого и обвиняемого.^

В науке уголовного процесса вопрос о том, в отношении каких участников судопроизводства защитник осуществляет реализацию функции защиты, решается по-разному. Так, некоторые процессуалисты утверждают, что в рамках уголовного процесса необходимо использовать термин «защита человека». Поэтому, как указывает Ю.Ф. Лубшев, защита человека в уголовном судопроизводстве - зто предоставленная и гарантированная государством

возможность для него действовать по своей воле в рамках уголовно-процессуальных правил, не нарушая свободы других лиц и интересов правосудия,^

Другие авторы придерживаются точки зрения, согласно которой защита в уголовном процессе выражается в действиях защитников, направленных на полное или частичное опровержение подозрения или обвинения, выявление обстоятельств, говорящих в пользу

подозреваемого или обвиняемого.^

Обосновывается также мнение о том , что защиту

^ См.: Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. - Самара, 2000. - С.33.

^ Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практическое пособие. - М., 1997. - С.103.

^ Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М., 1982. - С.3-4; Тыричев И. В. Уголовно-процессуальные функции / Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей ред. П.А.Лупинской. - 2-е изд., переработанное и дополненное. - М. , 1997. - С.53, и др.

необходимо рассматривать как функцию, призванную ограждать от нарушений не только права обвиняемого, подозреваемого, но и потерпевшего, гражданского истца, свидетеля.^

На наш взгляд, прежде всего, необходимо заметить, что согласно положениям уголовно-процессуального

законодательства в рамках уголовного дела существует заш;ита не в отношении «простого человека», а защита прав и интересов конкретных участников производства по делу. Из этого следует вывод, что функция защиты распространяет свое действие только на участников процесса.

Однако разные участники производства по уголовному делу наделены различными по своему содержанию правами. Так, подозреваемый, обвиняемый преследуют цели защиты от имеющегося против них подозрения или соответственно предъявленного обвинения и вытекающего из них применения к этим лицам мер процессуального принуждения. Другие же участники процесса, заинтересованные в исходе дела (потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, гражданский ответчик) обладают установленной законом системой гарантий по восстановлению нарушенных преступлением личных имущественных и неимущественных прав, а также гарантий по защите от незаконных действий и бездействий органов уголовного судопроизводства и должностных лиц, на которых возложена обязанность по их соблюдению и реализации.

^ Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе / в помощь адвокату. - Краснодар, 1972. - С.15; Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе // Советское государство и право. - 1978.- № 1. - С.89; Куцова Э.Ф. Право на защиту и интересы в советском уголовном процессе // Правоведение. - 1983. - № 2. - С.88; Куцова Э.Ф. Расширить процессуальные права свидетеля // Советская юстиция. - 1965. - № 22. - С.11.

Таким образом, правильно утверждать, что функция защиты в полной мере возникает одновременно с функцией обвинения, а в случае признания лица подозреваемым в совершении преступления её реализация наступает согласно 4,2 ст.4 8 Конституции РФ с момента соответственно задержания, заключения под стражу.^

Применительно к исследуемой деятельности защитника сказанное означает, что он осуществляет защиту от незаконного и необоснованного задержания или заключения под стражу только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления.

Между тем в Ч.1 ст. 10 УПК РФ закреплено положение о том, что до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов. По существу здесь речь идёт о неопределённом лице.

По нашему мнению, такое указание в Основном законе о том, что до судебного решения лицо (выделено нами - А.Р.) не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов, является не совсем точным.

Так, согласно ст.91 УПК РФ орган дознания, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления (выделено нами А.Р.), за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии соответствующих оснований. При таком несовпадении формулировок названных статей по данному вопросу более правильным представляется содержание ст.91 УПК РФ по той причине, что буквальное толкование ч.1 ст.10 УПК РФ в принципе допускает

^ Зинатуллин 3.3. , Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. - Ижевск, 1997. - С.43, 44.

применение задержания к обычному лицу, не вовлечённому в сферу уголовно-процессуальных правоотношений, В статье же 91 УПК РФ прямо указывается на возможность применения задержания не к «простому» лицу, а только лишь к тому, которое подозревается в совершении конкретного преступления. Поэтому, на наш взгляд, было бы обоснованным ч.1 ст. 10 УПК РФ изложить в следуюш;ей редакции: «Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо, подозреваемое в совершении преступления, не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов».

Подводя итог рассмотрению вопроса о сушіности защиты от незаконного и необоснованного применения задержания и заключения под стражу, можно сделать следующие выводы. Во-первых, предметом данной разновидности защиты является деятельность защитника по опровержению законности и обоснованности задержания и заключения под стражу. Во-вторых, надлежащим субъектом осуществления такой защиты должен быть наряду с задержанным либо заключённым под стражу также и допущенный в установленном законном порядке адво- кат. И, в-третьих, деятельность адвоката в качестве защитника должна быть направлена на защиту прав и интересов лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления .

ГЛАВА 2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАЩИТНИКА ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ЗАДЕРЖАНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

2.1. Осуществление защиты в ходе задержания подозреваемого

Вовлечение лица в процесс в качестве подозреваемого обусловливает необходимость предоставления ему возможности защищаться от подозрения, необоснованного применения мер процессуального принуждения и, в конечном итоге, от незаконного возможного в будущем привлечения к уголовной ответственности. Подозреваемый заинтересован в предупреждении и исключении следственных ошибок, которые, не являясь неизбежными, все же могут иметь место в силу ограниченного количества фактических данных на ранних этапах расследования. Однако не каждый подозреваемый может самостоятельно и компетентно защищаться от выдвинутого против него подозрения, опровергать его. Квалифицированную помощь в этом подозреваемому может оказать защитник, что, в свою очередь, и будет являться реализацией нормы ст. 48 Конституции РФ о предоставлении каждому права на получение квалифицированной юридической помощи.

В науке уголовного процесса некоторые авторы считают, что защитник подозреваемого должен обладать особым процессуальным статусом, отличным от статуса защитника обвиняемого. Так, во - первых, Р. Д. Лисицин предлагает признавать защитника подозреваемого в качестве самостоятельного субъекта уголовного процесса^ Во-вторых, А. В. Солтанович считает, что права защитника подозреваемого могут, должны и существенно отличаются от прав защитника обвиняемого, поэтому в законе их следует закрепить отдельно от прав последнего^. Учёный обосновывает свою точку зрения, исходя из различного процессуального статуса подозреваемого и обвиняемого, считая, что их права в уголовно- процессуальном законодательстве дифференцированы.

Нельзя согласиться с мнением указанных авторов и в целом с негативной тенденцией процессуального обособления фигуры защитника подозреваемого от защитника обвиняемого. Такое обособление будет способствовать лишь усложнению процесса и не повлечет сколько-нибудь значимых позитивных результатов. Бесспорно, что активная деятельность защитника подозреваемого не менее напряжена, чем защитника обвиняемого, и содержание деятельности первого несколько отлично от последнего, но общая задача, поставленная перед ними, одна - осуществление права на защиту со всеми вытекающими последствиями. При более пристальном изучении процессуальных прав подозреваемого и обвиняемого нетрудно заметить их достаточное общее сходство и совсем незначительное расхождение. Повышение же качества защиты подозреваемого возможно только путем активного тактически пра- вильного и эффективного осуществления права на защиту, в том числе и адвокатом-защитником. Последний, в свою

^ Лисицин р.д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - М., 1998. - С.4-5.

Солтанович А. В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Минск, 1992. - С.168-169.

очередь, должен использовать весь свой профессиональный опыт для выбора наиболее правильной позиции защиты, а также действенных средств и способов ее осуществления.

На наш взгляд, деятельность защитника при применении задержания подозреваемого можно условно подразделить на два основных этапа, составляющих содержание реализации его полномочий. Первый этап необходимо связывать с деятельностью в ходе задержания подозреваемого. Вторая же часть образует деятельность защитника по обжалованию действий и решений, связанных с задержанием подозреваемого. В этой связи представляется целесообразным рассмотреть в данном параграфе те полномочия, которые может реализовать защитник в ходе задержания подозреваемого. Исследованию же проблем по обжалованию защитником задержания подозреваемого будет посвящён следующий параграф.

Полномочия защитника, которыми он может воспользоваться для осуществления защиты в ходе задержания подозреваемого, составляют в соответствии со ст.53 УПК РФ следующие его права: 1) иметь с подозреваемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 4 6; 2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса; 3) участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом; 4) знакомиться с протоколом задержания, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому; 5) заявлять ходатайства и отводы; 6) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дозна- вателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; 7) использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.

Прежде чем перейти непосредственно к анализу названных правомочий защитника, следует отметить, что реализовать их целиком и полностью возможно лишь с момента допуска к участию в уголовном деле защитника. Поэтому необходимо более подробно остановится на рассмотрении проблемы момента допуска защитника к участию в уголовном деле.

Ранее, до принятия и введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве от 13 ноября 1989 года защитник допускался к участию в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всех материалов дела.^ По делам некоторых категорий граждан защитник допускался к участию по делу с момента предъявления обвинения.

В период действия указанной нормы в работах, посвященных участию адвоката на предварительном следствии, высказывалось мнение о необходимости допуска защитника к участию по делу с момента предъявления обвинения по всем категориям дел. Развитие уголовного судопроизводства поставило этот вопрос как не терпящий отлагательства. Некоторые авторы справедливо отмечали, что в самый ответственный момент, когда формируется обвинение, производятся следственные действия и применяются меры принудительного

^ Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1989. - №23. - Ст.441-442.

характера, связанные с содержанием лица под стражей, последний не имеет возможности обратиться к защитнику.^

О необходимости допуска защитника на более ранних этапах предварительного следствия, а именно с момента применения мер процессуального принуждения к лицу, подозреваемому в совершении преступления, говорили многие ав- торы. Потребность в реализации этой идеи на практике все более возрастала. И только в 1992 году она была осуществлена законодателем. В частности, в соответствии со ст. 47 УПК РСФСР в случае задержания лица по подозрению в совер- щении преступления адвокат допускался к участию в деле в качестве защитника подозреваемого с момента ознакомления последнего с протоколом задержания. Таким образом, допуск защитника к лицу, задержанному по подозрению в совершении преступления, стал реальностью. Но и данная новелла законодателя не была лишена существенных недостатков.

Во-первых, следует согласиться с мнением учёных, которые считают, что единственным условием применения к лицу, подозреваемому в совершении преступления, мер процессуального принуждения является подозрение, то есть достаточные данные, свидетельствующие о причастности лица к

^ См.: Савицкий В.М. Престиж адвокатуры // Правда от 22 марта 198 7 года.

См.: Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск, 198 3; Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985; Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в советском уголовном процессе - Л., 1959; Перлов И. Д. Право на защиту. - М., 1969; Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под редакцией В.М. Савицкого. - М., 1983 и др.

совершению преступления/ Поэтому в основе появления в уголовном процессе подозреваемого лежит возникшее в отношении конкретного лица подозрение в совершении преступления, а также наличие оснований для возбуждения в отношении него уголовного дела, его задержания, применения меры пресечения до предъявления обвинения, в свою очередь законодатель определил в качестве момента допуска защитника подозреваемого не действительное основание подозрения лица в совершении преступления, а то правоограничение, которое применяется к лицу. Соответственно оказывается, что предметом защиты подозреваемого в таком случае должно выступать опровержение легализованного подозрения в совершении преступления, а уже потом явившееся как бы продол- жением подозрения применение принуждения.^

Во-вторых, реализация указанной нормы УПК РСФСР на практике показала, что предоставление защитника подозреваемому с момента объявления протокола задержания не соответствует Конституции Российской Федерации, о чем сделал обоснованный вывод Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 27 июня 2000г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений 4,1 ст.47 и Ч.2 ст.51 УПК

Кудин Ф.м. Подозрение как условие применения мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования: Сборник научных трудов. - Волгоград, 1987. - С.39-45; Козловский Н.А. Основания подозрения и задержания по действующему уголовно- процессуальному законодательству / Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1988. - С.140-144.

См.: Давлетов А.А. Подозрение и защита. Учебно-практическое пособие. - Екатеринбург, 1997. - С.31-37.

РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова»/ Он указал на то, что моментом задержания в процессуальном смысле и, следовательно, моментом допуска защитника к делу следует считать фактическое задержание лица, т.е. действия, ограничивающие свободу его передвижения и связанные с уголовным преследованием. Помимо этого, вступление защитника в дело с момента ознакомления с протоколом задержания значительно отдаляло по времени реальную потребность самого задержанного в оказании квалифицированной юридической помощи, так как сам протокол должен был быть составлен в течение двадцати четырех часов. С момента фактического задержания и до указанного времени заподозренный не имел возможности общаться со своим адвокатом, что существенно нарушало его право на защиту.^

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации учел эти и другие критические замечания ученых и практиков. В соответствии с п.З ч.З ст. 49 УПК РФ защитник допускается к участию в деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления в случаях, предусмотренных ст. ст. 91-92 УПК РФ, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке ст.100 УПК РФ, а также в других указанных в ч.З ст.4 9 УПК РФ случаях. Понятие «момента фактического задержания» определено в п.15 ст.5 УПК РФ, соглас-

^ Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Собрание законодательства РФ. - 2000. - № 27 Ст.2882. 2

См.: Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата Юридических наук, - Краснодар, 1999.

но которому таким моментом считается производимое в порядке, установленном настоящим Кодексом, фактическое лишение свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

Вместе с тем, указанное положение о том, что заш,итник может быть допуш;ен с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, практически невозможно реализовать. Если буквально исполнять требования закона о допуске защитника с момента фактического лишения свободы передвижения лица, то при этом в каждом случае задержания подозреваемого компетентным органам должен присутствовать адвокат, что представляется нереальным. В этой связи, казалось бы, гарантированное подозреваемому право на участие защитника остаётся во многом декларацией.

Как показывает анкетирование 200 адвокатов г. Москвы, Краснодарского края, республики Адыгея и республики Кабардино- Балкария на вопрос, с какого момента Вы вступаете в уголовное дело при задержании подозреваемого, 1% из них ответил, что с момента фактического задержания («захвата» лица) ; 3% - с момента доставления лица в орган расследования; 65% - с момента составления протокола задержания; 19% - непосредственно перед первым допросом подозреваемого; 12% - после первого допроса подозреваемого. А на вопрос о том, с какого начального момента, исходя из Вашей практики, следователи, дознаватели исчисляют срок задержания, 1% из них ответил, что с момента фактического задержания («захвата» лица); 2% - с момента доставления лица в орган расследования; 97% - с момента составления протокола задержания. Таким образом, как показывает исследование практики, допуск защитника к участию в деле и исчисление срока задержания связано в основном с моментом составления протокола задержания (см. приложение 4).

Некоторыми авторами подчёркивается, что ограничение права подозреваемого на защиту с помощью адвоката усугубляется именно проблемой момента составления протокола задержания.^ Между задержанием и доставлением подозреваемого в правоохранительные органы, а также последующим составлением протокола задержания существует определённый отрезок времени, в течение которого лицо, ещё не получив процессуальный статус подозреваемого, фактически уже ли- щается свободы. В течение этого времени никто не несёт ответственности в отношении задержанного. Дознавателю, следователю или прокурору, непосредственно не осуществлявшим задержание, пока ещё не поступили документы о задержании. В изолятор временного содержания подозреваемый не может быть водворён, поскольку в соответствии с Ч.1 ст.5 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»^ единственным основанием содержания под стражей лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, является протокол задержания.^ Поэтому именно в данный промежуток времени у оперативных сотрудников появляется возможность производить различные действия с задержанным лицом. Эти действия иногда носят характер физического и морального

^ Попов е., Цепляева Г. Нормы нового УПК о подозреваемом не обеспе- чивают гарантии его конституционных прав // Российская юстиция. - 2002. - № 10. - С.31-32.

^ Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обви- няемых в совершении преступлений» // СЗ РФ. - 19 95. - № 29. Ст.2759.

воздействия, о чем свидетельствуют не только телесные по- вреждения на теле задержанного, но и письменные заявления, указывающие на соответствующих лиц, причинивших им подобные повреждения, и здесь основной задачей в деятельности защитника является быстрое и своевременное выявление и доказывание подобных фактов незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. В пользу этого свидетельствуют многочисленные примеры из практики.

Так, по факту умышленного причинения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть Смирновой, был задержан Бибиков, который вину свою в содеянном не признал и сослался на то, что страдает алкогольной амнезией, состоит на учете в наркологическом диспансере и каждый день употребляет спиртное в больших количествах. В день происшествия был сильно пьян и практически не помнит событий, происходивших с ним и потерпевшей. Бибиков не имел регистрации по месту жительства, и на этом основании следователь поместил его в приемник- распределитель для лиц без определенного места жительства. На следующий день Бибиков заявил следователю явку с повинной о совершенном им преступлении. На повторном допросе в качестве подозреваемого он стал утверждать, что был сильно избит сотрудниками милиции, требовавшими от него признательных показаний по факту гибели Смирновой, и что сможет опознать лиц, наносивших ему удары. Участвовавшим в деле защитником сразу было заявлено ходатайство о назначении и производстве освиде- тельствования, результаты которого были приобщены к материалам уголовного дела. В судебном разбирательстве было

^ Попов е., Цепляева Г. Нормы нового УПК о подозреваемом не обеспе- чивают гарантии его конституционных прав // Российская юстиция. - 2002. - № 10. - С.32.

установлено, что изложенный Бибиковым факт действительно имел место. На основании этого суд исключил из обвинения действия, указанные в явке с повинной.^

Представляется, что решение проблемы надлежащего допуска к участию в уголовном деле защитника подозреваемого зависит от совершенствования процедуры составления протокола задержания. Согласно ч.1 ст.92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 4 6 УПК. Учитывая, что моменты задержания и доставления в органы с составлением протокола задержания могут существенно разниться, времени на вызов адвоката практически не остаётся. Кроме этого, указанный неопределённый промежуток времени между фактическим - задержанием и составлением протокола задержания позволяет должностному лицу указывать в протоколе время фактического задержания с момента доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору.

Поэтому, на наш взгляд, протокол задержания подозреваемого необходимо составлять немедленно после задержания лица в качестве подозреваемого, соответственно в нём указывать реальное время фактического задержания. Одновременно с этим в законе следует закрепить обязанность должностного лица, составляющего указанный протокол, уведомить защитника, избранного задержанным, либо иным способом гарантировать реализацию права подозреваемого на по-

^ Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара за 2002 г. Дело № 996310.

лучение квалифицированной юридической помощи. Таким образом, Ч.1 ст.92 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Протокол задержания подозреваемого составляется немедленно после момента фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 4 6 настоящего Кодекса, а также обеспечивается возможность допуска к участию в уголовном деле защитника с момента фактического задержания».

Непосредственно содержание деятельности защитника от незаконного и необоснованного применения задержания осу- ществляется путём реализации предоставленных ему законом прав ,

Одним из первых полномочий, которым может воспользоваться защитник, является право иметь с подозреваемым свидания в соответствии с п.З ч.4 ст. 46 и п. 9 ч.4 ст. 47 УПК. Как только защитник вступает в процесс, ему необходимо встретиться со своим подзащитным и определить с ним позицию по делу. До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов.

Свидание защитника со своим подзащитным до его первого допроса (при желании указанных участников процесса иметь это свидание) обязательно должно быть предоставлено лицом, ведущим процесс. Для реального обеспечения права на свидание защитника и подозреваемого необходимо, чтобы следователь сразу по вступлении адвоката в дело спросил у них, желают ли они иметь свидание наедине до первого допроса. Это важно в связи с тем, что свидание необходимо не только для обсуждения организационных вопросов осуществления защиты, но и выбора позиции защиты по делу, то есть определения отношения подозреваемого к возникшему подозрению в связи с произведённым задержанием.

Как показывает анкетирование адвокатов, на вопрос обеспечивают ли следователи, дознаватели право защитника и задержанного подозреваемого иметь свидание друг с другом до первого допроса до истечения 2 4 часов с момента фактического задержания, 70% из них ответили, что обеспечивают всегда; 8% - не обеспечивают в единичных случаях; 17% - не обеспечивают иногда; 5% - не обеспечивают часто. 1% опрашиваемых указали на то, что право иметь свидание с подозреваемым не обеспечивается органами предварительного расследования. При этом в качестве причин, по которым не реализуется указанное в законе требование, адвокаты в 90% случаев назвали нарушение закона следователем, дознавате- лем; в 2% - упущения в организации работы адвокатских об- разований; в 5% - отсутствие у защитника должной заинте- ресованности в этом участии; в 2% - безразличие со стороны родственников и близких обвиняемому и подозреваемому лиц; в 1% - в качестве других причин были указаны «пробелы» в законе (см. приложение 4).

Свидание с защитником наедине дает возможность подозреваемому не опасаться ухудшения своего положения и выяснить с ним все, что его интересует в связи с уголовным делом и произведенным задержанием. При этом, как правильно указывает К.Е. Ривкин, из требования закона о создании условий конфиденциальности переговоров подзащитного со своим защитником вытекает запрет проводить оперативно- розыскные мероприятия технического и иного характера в целях получения информации о содержании таких контактов.^

На практике встречаются случаи, когда не обеспечивается полная конфиденциальность свидания задержанного и его защитника. Так, Уставом конвойной службы лицам оперативного состава, сопровождающим задержанных, запрещено оставлять без присмотра конвоируемых. Это правило распространяется как во время допроса, так и свиданий. Поэтому свидание до первого допроса с подзащитным наедине возможно реализовать далеко не во всех случаях.

Их свидания должны проходить не только наедине, но и в обстановке взаимного доверия. Адвокату важно с первой же встречи создать такую обстановку. Подозреваемый, бесспорно, ждет совета адвоката как знающего и опытного юриста. Но в данной ситуации не менее ценна и моральная поддержка, оказываемая подозреваемому.

Во время свидания защитник должен очень подробно расспросить своего подзащитного об обстоятельствах уголовного дела. Ему необходимо знать: нет ли обстоятельств, исключающих уголовную ответственность; нет ли оснований для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, каковы мотивы преступных действий и т.д. Эти и другие обстоятельства защитник должен попытаться выяснить до первого допроса подозреваемого.

^ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.В. Мозякова. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 2002. - С.148.

На свидании с задержанным особое внимание защитник должен обратить на вопрос о возможном применении к подзащитному физического и морального воздействия. Очень часто задержанные отрицают данные факты, боясь продолжения применения к ним подобного рода физического воздействия, а если сознаются, просят защитника не предпринимать каких- либо мер в надежде дать показания об этом в суде. В свою очередь защитник должен разъяснить подзащитному, что при наличии такого воздействия его показания неизбежно будут признаны недопустимыми. В подобных случаях защитнику необходимо в первую очередь немедленно зафиксировать факт применения насилия в отношении задержанного в письменном заявлении и сразу же ходатайствовать перед лицом, производящим расследование, о производстве медицинского осви- детельствования подзащитного с целью фиксации на нем телесных повреждений.

Второе правомочие, которое использует защитник в своей деятельности от применения к подозреваемому незаконного и необоснованного задержания, состоит в собирании и представлении доказательств, необходимых для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 8 6 настоящего Кодекса.

Указанное полномочие является одним из основных средств, предоставленных законом защитнику, для защиты от незаконного и необоснованного задержания подозреваемого. Данное право позволяет защитнику реализовать возможность представления доказательств незаконности и необоснованности применения этой меры процессуального принуждения и в целом подозрения в совершении преступления. Такую возможность закон не только декларирует в виде определенного субъективного права подозреваемого и его защитника, но и представляет механизм реализации данного права путем наделения защитника определенными полномочиями. Так, в соответствии с ч.З ст.8 6 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования материалов от различных органов. Представлять предметы и документы как источники доказательств может то лицо, у которого они имеются. Но так как задержанный подозреваемый не имеет такой возможности сделать сам, это вполне по силам его защитнику. Последний, в свою очередь, должен приложить все усилия, чтобы выяснить у своего подзащитного, где и какие именно сведения о фактах необходимо истребовать и представить их следователю. Для того, чтобы реально повлиять на решение вопроса о судьбе задержанного как в плане отмены необоснованного задержания, так и предотвращения возможного в будущем заключения данного лица под стражу, защитнику необходимо помнить о том, что эти сведения требуются именно сейчас, в период задержания, то есть сорока восьми часов, а в случае дальнейшего заключения под стражу, - сорока часов исчисляемых с момента фактического задержания. С этой целью защитник, проявляя активность, должен предпринимать все необходимые меры по отысканию и истребованию доказательств. Предложенные подозреваемым и его защитником в распоряжение следователя предметы и документы могут в конечном итоге и не выполнить своей роли как доказательств, если не будут надлежа- щим образом процессуально закреплены в материалах уголовного дела.

В пользу этого свидетельствует следующий пример. По подозрению в совершении преступления, предусмотренного Ч.1 ст. 30, Ч.1 ст. 105 УК РФ, был задержан Н. Следствие располагало данными о том, что он, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, имея умысел на причинение смерти своему деду е., причинил ему телесные повреждения, опасные для жизни человека. Сам потерпевший и свидетель не смогли описать человека, который совершил в отношении С. данные действия, но подозревали в этом внука Н. Задержанным были даны показания о том, что у него име- ется алиби и что данное алиби могут подтвердить его коллеги по работе, с которыми он распивал спиртные напитки в данный период времени. У следователя имелись намерения сначала ходатайствовать перед судом об аресте подозреваемого Н., а затем выяснять указанное алиби. Участвовавший в деле с момента фактического задержания адвокат разыскал и опросил всех лиц, могущих подтвердить данное алиби. Вся полученная информация была представлена сначала следователю, который не изменил своих намерений, а затем в суд. Судья принял решение об отложении принятия решения о заключении под стражу на 72 часа для выяснения представленных защитником материалов. Результатом проведенных за этот период следственных действий и оперативных мероприятий явился отзыв прокурором ходатайства о заключении под стражу подозреваемого Н.^

При представлении защитником задержанного подозреваемого предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, вопрос об их процессуальном оформлении должен

^ Архив прокуратуры Прикубанского административного округа г. Крас- нодара за 2003 г. Дело № 95787.

быть правильно решён органом предварительного расследования . Так, если во время предварительного расследования адвокат узнает о существовании такого предмета, он должен известить о нём следователя или прокурора, заявив мотивированное ходатайство о необходимости произвести изъятие этого предмета в рамках соответствующего следственного действия.^

На наш взгляд, в случае представления предметов и документов, свидетельствующих о незаконности и необоснованности задержания подозреваемого, должен составляться протокол осмотра, в котором подробно описываются их внешние признаки. К тому же, как правильно указывает В. Плетнёв, представленные предметы и документы после соответствующего осмотра следователем по правилам осмотра вещественных доказательств, должны быть приобщены к уголовному делу особым постановлением, в котором отражаются обстоятельства обнаружения данного предмета и документа, а также сведения о лице, представившем данный объект, его просьбу о приобщении предмета или документа к уголовному делу.^

При представлении предметов или документов обязательно должны быть понятые. Защитнику необходимо проследить за тем, чтобы данные понятые реально присутствовали, наблюдали за всем происходящим и сообщили свои данные, по которым их можно было бы найти.

Об активности защитника в получении необходимого с

^ Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и пределы // Российская юстиция. - 2002. - № 8. - С.32. Плетнёв В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. - 2002. - № 9. - С.49.

2 Плетнёв В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. - 2002. - № 9. - С.49.

его позиции доказательственного материала свидетельствуют данные проведённого нами исследования 2 00 уголовных дел о заявлении этим участником процесса ходатайств, связанных с осуществлением защиты от незаконного и необоснованного задержания (см. приложение 1). Ходатайства о приобщении к делу представленных им документов и предметов заявлялись защитником в 18% случаев задержания (удовлетворено 7% от числа заявленных); о допросе свидетелей и потерпевших - в 12% случаев задержания (удовлетворено 7% от числа заявленных) ; о назначении экспертизы - в 2 5% случаев задержания (удовлетворено 47% от числа заявленных).

Следующим полномочием, реализуемым защитником в своей деятельности по защите от применения незаконного и не- обоснованного задержания подозреваемого, является право участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Необходимость и важность этого права защитника очевидна, поскольку одно лишь присутствие его способно благотворно сказаться на обеспечении всесторонности и объективности расследования. Результат участия защитников в следственных действиях, проводимых с участием их подзащитных, зависит не только от них самих, но и от следователей, организующих и производящих такие действия. Для того, чтобы защитник имел возможность активно участвовать в проведении этих следственных действий, а не был пассивным наблюдателем, необходимо не просто извещение его со стороны следователя о времени и месте их производства, а заблаговременное уведомление, чтобы защитник в определенной степени мог подготовиться к участию в таких мероприятиях. В пользу этого свидетельствует следующий пример.

24 июля 2002 г. около 24 часов гражданин К. был задержан по подозрению в совершении убийства. После объявления ему протокола задержания подозреваемый изъявил желание иметь адвоката-защитника. Из материалов дела следует, что адвокату об этом было сообщено 24 июля 2002г. (без указания времени), а допрос его был начат в 10.00 часов следующего дня и начался без участия адвоката. О причинах опоздания последнего можно только догадываться, но бесспорно, что времени у адвоката, мероприятия которого запланированы на предстоящий день и который должен до- браться до места проведения допроса, было недостаточно. По окончании допроса защитник поставил свою подпись в протоколе, но по требованию подозреваемого было указано время прибытия последнего. При рассмотрении дела & суде данные материалы были признаны недопустимыми, т.к. получены с нарушением закона.^

Отсутствие извещения следователем защитника о производстве следственных действий с участием его подзащитного в судебной практике рассматривается как нарушение права на защиту.^ Вместе с тем следует иметь в виду, что, по мнению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, закон не обязывает следователя извещать защитников обо всех следственных действиях с участием их подзащитных, если об этом заранее не заявлено ходатайство^. Как верно замечает А. Лобанов, если заблаговременно поставить следователя в

^ Архив прокуратуры Прикубанского административного округа города Краснодара за 2002 г. Дело №95898.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1992. - №5. - С.8.

известность о намерениях участвовать в следственных действиях, то письменное ходатайство возымеет действие. Следователь обычно уведомляет защитника о предстоящем следственном действии,^

По результатам проведенного анкетирования адвокатов в 6% случаев им не обеспечивается органами предварительного расследования право участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого либо по его просьбе (см приложение 4) .

В ходе допроса защитник должен использовать все предоставленные ему законом средства и способы, чтобы за столь короткий период времени, как применение принуждения в виде задержания, добиться максимального результата и тех целей, которые он определил сам для себя и со своим подзащитным.

Во-первых, важно, чтобы следователь, реализуя закреплённое в П.1 Ч.4 ст.46 УПК право подозреваемого знать об имеющемся против него подозрении, объявил задержанному в чём он подозревается, изложив при этом обстоятельства как преступления, так и квалификацию последнего с указанием конкретной статьи. Только при таком формулировании подозрения (которое к тому же должно быть закреплено в соответствии с Приложением 13 к УПК РФ в протоколе допроса подозреваемого), защита будет носить предметный и более развёрнутый по содержанию характер. Изучение уголовных дел показало, что следователи в полной мере выполнили данное требование закона лишь в 45% случаев. В 31% случа-

^ Лобанов А. Участие защитника в следственных действиях // Законность. - 1995. - №б. - С.48.

ев они изложили задержанному лишь обстоятельства преступления, в совершении которого он подозревается без указания на квалификацию деяния, а в 24% случаев обозначали только квалификацию преступления, не раскрывая обстоятельства последнего (см. приложение 1).

Во-вторых, необходимо реализовать право защитника с разрешения следователя задавать вопросы задержанному лицу в целях получения необходимой информации для обеспечения наиболее эффективной заш,иты от неправомерного задержания. Необходимо выяснять все известные мельчайшие подробности совершенного деяния и самого процесса фактического задержания. Что касается последнего, необходимо знать: в какое время, кем именно, при каких обстоятельствах производилось само задержание, а также доставление заподозренного. Среди адвокатов бытует мнение, что на допросах следует задавать только такие вопросы, которые выгодны стороне заш,иты. Такая тактика приемлема, на наш взгляд, только при разбирательстве дела в суде, но не на начальном этапе расследования дела, когда каждая деталь может сыграть в пользу подозреваемого в преступлении. Другое дело, что вопросы необходимо формулировать таким образом, чтобы они были понятны не только самому защитнику, но и следователю, а тем более подзащитному. Результаты анкетирования нами уголовных дел обнаружили высокую степень активности защитников в ходе допроса подозреваемого. Они задавали вопросы допрашиваемому в 85% случаев допроса. Следователь вправе отвести задаваемые вопросы защитника. При этом последний вправе требовать, чтобы следователь заносил отведенные вопросы в протокол допроса подозреваемого-

Во-вторых, защитнику необходимо делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса подозреваемого, что превращает его сразу из лица, просто присутствующего при допросе, в активного участника следственного действия. По данным нашего исследования защитники проявляли достаточную активность и в этом направлении: в 2 6% случаев допроса подозреваемого они приносили письменные замечания по содержанию протокола этого допроса. В свою очередь не следует забывать, что следователь - самостоятельная фигура и вряд ли потерпит постоянных нареканий со стороны защитника. Такие ситуации неизбежны практически по всем уголовным делам, что требует от защитника быть предельно корректным и внимательным в общении со следователем в ходе допроса.

При подписании протокола допроса подозреваемого защитнику следует убедиться в том, что все сказанное записано правильно без редакторской (искажающей смысл) правки следователя. Это можно проверить путем прочтения протокола вслух следователем, подозреваемым или самим защитником. Два последних варианта наиболее предпочтительны для стороны защиты.

Подозреваемый вообще может отказаться от подписи протокола допроса. Свой отказ он имеет право никак не мотивировать, либо подтвердить этим свою позицию непричастности к объявленному подозрению и примененному задержанию.

Иногда встречаются случаи, когда задержанный подозреваемый до допроса или уже допрошенный в качестве подозреваемого, желает дать объяснения по поводу задержания или иных обстоятельств уголовного дела. Для таких случаев закон специально предусмотрел в перечне прав подозревае- мого право давать объяснения, которое предоставляет последнему возможность сообщить следователю те или иные сведения в любое время, а не только во время допроса, когда реализуется право подозреваемого давать показания. Следователь официально фиксирует только те сведения и суждения, которые сообщает им подозреваемый во время допроса. Но защитнику необходимо помнить, что объяснения могут быть как устного, так и письменного характера. Устные объяснения подозреваемого, данные непосредственно после задержания или в какое-либо другое время вне допроса, не фиксируются ни в каком процессуальном документе и лишаются тем самым всякого доказательственного значения. Поэтому праву подозреваемого давать объяснения в устной форме должна соответствовать обязанность следователя произвести допрос этих лиц не только в случаях, когда он считает это целесообразным, но и когда подозреваемый потребует этого, что должно найти свое четкое закрепление в законе. Следует поддержать позицию тех авторов, которые обоснованно высказываются за то, чтобы понимать под объяснениями и составленные участниками процесса вне следственных действий письма, заявления и т.п., в которых сообщается следователю что-либо, имеющее значение для дела. В свою очередь следователь обязан принимать и приобщать к делу эти документы.^

Необходимость и целесообразность присутствия защитника при производстве следственных действий, проводимых в связи с задержанием подозреваемого с участием самого подозреваемого, является своеобразным средством обеспечения

^ Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - м., 1986. - С.72-75.

объективности действий следователя, ограждения его от разного рода измышлений, искажающих полученные сведения о задержании, так как практика отказа подсудимого в суде от показаний, данных на предварительном следствии, по мотивам применения к нему незаконных методов их получения достаточно распространена.

Рассматривая вопрос о возможности участия защитника в производстве следственных действий, которые проводятся в связи с задержанием подозреваемого и в которых не участвует сам подозреваемый, следует согласиться с авторами, полагающими, что в решении этого вопроса у следователя должны сохраняться приоритет и инициатива.^ Иное решение вопроса ставит под угрозу как оперативность проведения следственных действий, так и сохранение следственной тайны, Поэтому справедливо замечание В.З. Лукашевича о том, что нельзя отвлекаться, с одной стороны, от обязанности лица, производящего дознание, или следователя раскрыть преступление и изобличить виновного, а, с другой, - от необходимости надежно обеспечить и предоставить реальные возможности защищаться подозреваемому или обвиняемому еще в ходе дознания или предварительного следствия,^

Так или иначе законодатель наделяет защитника полно - мочием участвовать в следственных действиях с согласия следователя по ходатайству самого защитника или его под-

^ См.: Солтанович А. В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Минск, 1992. - С.163; Калюжная В. А. Процессуальные и тактические проблемы участия защитника в следственных действиях: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1998. - С.56. ^ Лукашевич В.З. Об участии защитника в советском уголовном судопроизводстве с момента задержания, ареста или предъявления обвинения // Правоведение. - 1991. - №1. - С.47.

защитного (п. 5 ч.І ст.53 УПК РФ). Как показывает практика, помимо допроса подозреваемого в период его задержания, следователи часто производят еще ряд следственных действий. Среди них такие, как: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы, проверка показаний на месте, личный обыск, опознание. Участие в них защитника способствует уяснению обстоятельств происшедшего, формированию позиции по делу и ограничению произвола следователя при собирании первоначальных доказательств, обосновывающих произведенное задержание и вместе с ним выдвинутое подозрение. Присутствуя при производстве следственного действия, защитник непосредственно может наблюдать его ход и одновременно оценивать правильность и полноту оформляемых материалов, в том числе присутствие должностного лица, полномочного производить данное действие, понятых, составление протокола следственного действия, порядок фиксации и изъятия предметов и документов и т.д. в конечном итоге все то, что в дальнейшем может влиять на допустимость полученных доказательств и проверку законности и обоснованности произведенного задержания подозреваемого.

Участвуя в различных следственных и процессуальных действиях при задержании подозреваемого, защитник может активно воздействовать на их непосредственный ход, а также полученные результаты путем заявления ходатайств. Этим самым он реализует другое предоставленное ему право в своей деятельности по защите от применения незаконного и необоснованного задержания - право заявлять ходатайства и отводы.

Подозреваемый как участник процесса фигурирует лишь на стадии предварительного расследования. Поэтому есть все основания полагать, что он и его защитник могут возбуждать ходатайства только перед лицами, имеющими непосредственное отношение к данной стадии и к произведенному задержанию, а именно: перед дознавателем, следователем, а также прокурором, осуществляющим надзор за их деятельностью. Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по делу. Это позволяет защитнику, придерживаясь определенной тактики защиты, выбирать наиболее выгодные для нее моменты использования данного средства защиты с целью наиболее эффективного достижения результата.

Сложнее обстоит дело с определением характера и предмета заявляемого ходатайства. Закон (ч.2 ст.159 УПК РФ) устанавливает обязанность удовлетворения ходатайств о производстве отдельных следственных действий, если об- стоятельства, для выяснения которых они заявлены, имеют значение для уголовного дела. В свою очередь общие положения о праве заявления ходатайств позволяют требовать установить также обстоятельства, обеспечивающие права и законные интересы лица, заявившего ходатайство (ч.1 ст.119 УПК РФ).

При таком подходе защитник подозреваемого вправе будет заявлять ходатайства, связанные с исследованием обстоятельств подозрения и применения задержания, а именно о производстве необходимых следственных действий, об истребовании и приобщении к делу тех или иных доказтельств об отмене задержания, о принятии мер попечения о детях, об охране имущества или жилища и т.п.

В этой связи некоторые процессуалисты обоснованно придерживаются позиции о том, что участники процесса должны обладать правом заявлять любые ходатайства, связанные с расследуемым уголовным делом/

Согласно результатам изучения уголовных дел (см. приложение 1), защитником в связи с задержанием подозреваемого заявлялись ходатайства о производстве следственных действий в 21% случаев (удовлетворено 10% из числа заявленных) , об участии в следственных действиях - в 30% случаев (удовлетворено 95% из числа заявленных), об отмене задержания - в 2 6% случаев (удовлетворено 2% из числа заявленных).

Закон требует заявить ходатайство надлежащим образом. Это требование выражается в том, что оно может быть заявлено письменно или устно. Специальная норма, содержащая указание о том, в какой форме составляется ходатайство, отсутствует. Устное ходатайство заносится в протокол следственного или процессуального действия, письменные - приобщаются к материалам дела. Если ходатайство является самостоятельным действием, следователь должен составить отдельный протокол заявления ходатайства. Заявленное ходатайство подлежит немедленному его рассмотрению и разрешению после поступления, в исключительных случаях следователь вправе отложить принятие по нему решения до трех суток, что естественно не способствует оперативной даче ответа защитнику, который сильно ограничен предпринимаемыми действиями во времени в связи с произведенным задержанием .

^ Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С.54 8; Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - С.72-73, и др.

Согласно ст. 12-2 УПК РФ, орган расследования обязан сообщить лицу, заявившему ходатайство, о результатах его рассмотрения, в случае удовлетворения ходатайства либо полного или частичного отказа на следователе лежит обязанность вынести соответствующее постановление, которое надлежащим образом должно быть доведено до сведения заявителя. Закон не устанавливает срока, в течение которого заявитель должен быть уведомлен о принятом решении. Как правило, защитник получает указанное постановление по почте, адресуемое в его юридическую консультацию. Это не позволяет ему быстро реагировать на решения по заявленным ходатайствам и вызывает иногда напрасное беспокойство, даже когда ходатайство разрешено положительно. Поэтому защитнику приходится непосредственно самому являться в канцелярию органа предварительного расследования за соответствующим актом либо просить следователя сообщать о соответствующем принятии решения, в этой связи, как представляется, необходимо внести изменения в закон в части обязательного уведомления защитника о принятом решении по заявленному ходатайству и ознакомления с ним. Таким образом, ст. 122 УПК РФ «Разрешение ходатайства» надо изложить в следующей редакции: «Об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд - определение, которое доводится в течение 24 часов до сведения лица, заявившего ходатайство. Решение по ходатайству может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса».

Ознакомление защитника при участии подозреваемого с протоколом задержания подозреваемого, а также с протоколами следственных действий, произведенных в связи с задержанием, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться задержанному подозреваемому, является весьма действенным средством осуществления защиты подозреваемого от незаконного и необоснованного задержания по подозрению в совершении преступления. Данное полномочие дает защитнику возможность проверить качество проводимого расследования. Наличие в уголовном деле материалов, обосновывающих задержание подозреваемого, обеспечивает права последнего, дает возможность проверить законность, обоснованность и справедливость принятых по этому поводу решений, особенно на начальном этапе рассле- дования. Без изучения материалов, касающихся задержания подозреваемого, защитник не в состоянии оказать квалифи- цированную помощь своему подзащитному.

Указанные недостатки в деятельности защитника обусловлены, по нашему мнению, в первую очередь тем, что законодатель ограничивает круг материалов уголовного дела, с которыми может знакомиться защитник подозреваемого в случае применения к его подзащитному задержания в качестве меры процессуального принуждения. К ним относятся только протокол задержания и протоколы следственных действий, произведённых с участием подозреваемого. Ссылка же в п. б Ч.1 ст. 53 УПК РФ на то, что защитник может знакомиться также с иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, не позволяет с точностью определить, какие именно материалы уго- ловного дела могут быть представлены для ознакомления защитнику .

Другим фактором, который негативно сказывается на деятельности защитника в реализации данного правомочия, служит то обстоятельство, что уголовно-процессуальное законодательство не указывает момент и время, в течение которых защитник вправе знакомиться с материалами, обосновывающими применение задержание подозреваемого.

Как правило, следователь приступает к составлению протокола задержания подозреваемого уже после того, как прошло свидание последнего с защитником. Поэтому зачастую при составлении этого документа присутствует сам подозреваемый и его защитник. Присутствие защитника при составлении протокола задержания приближает его к моменту фактического задержания подозреваемого (когда лицо лишили возможности свободно передвигаться) и дает возможность непосредственно наблюдать за ходом данного процессуального действия. В любом случае в срок не более трех часов после доставления подозреваемого к следователю должен быть составлен протокол задержания.

Законодатель прямо предусмотрел право подозреваемого получить копию протокола задержания (п.1, ч.4 ст.46 УПК РФ). Поэтому по итогам ознакомления подозреваемого и его защитника с протоколом задержания следователь обязан предоставить задержанному копию данного протокола в том случае, если он об этом ходатайствует. Подобное правомочие, как представляется, должно быть предусмотрено и в перечне прав защитника, поскольку получение на руки копии данного протокола позволит более подробно проанализировать и сделать соответствующие выводы из сложившейся ситуации за- щитнику и его подзащитному, которые смогут к тому же в любой момент обратиться к существу данного документа.

По результатам проведенного анкетирования адвокатов, им при участии в качестве защитников по уголовным делам в 50% случаев не обеспечивается органами предварительного расследования право на ознакомление с протоколом задержания, протоколами следственных действий и иными документами, которые должны предъявляться подозреваемому (см. приложение 4) .

При ознакомлении с протоколом задержания защитник должен с особым вниманием отнестись к его содержанию. В нём обязательно должны быть указаны: дата, место и время начала и окончания составления протокола с точностью до минуты; должность, фамилия лица, составившего протокол; дата, время, место, основания и мотивы фактического задержания лица; фамилия, имя, отчество и должность лица задержавшего подозреваемого; результаты личного обыска, а также объяснения самого задержанного либо причины, по которым он отказался давать таковые. Сам порядок заполнения и исполнения бланка протокола задержания должен отвечать соответствующему бланку, указанному в приложениях к УПК РФ.

Вместе с тем, следует отметить, что требования закона, предъявляемые к содержанию протокола задержания, являются не совсем точными и полными, в частности, действующий порядок не обязывает лицо, составляющее данный протокол, указывать в нём место фактического задержания подозреваемого, а также пункт, часть, статью УК РФ преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Однако названные обстоятельства и данные имеют очень важное значение для решения вопроса о законности и обоснованности применения задержания подозреваемого .

Поэтому, на наш взгляд, ч.2 ст.92 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, место фактического задержания подозреваемого, а также пункт, часть, статью УК РФ преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, результаты личного обыска подозреваемого и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым».

Как показывает проведенное нами исследование 200 уголовных дел, по которым были задержаны подозреваемые, при составлении протокола задержания следователи, дознаватели указывают на время составления протокола в 8 9% случаев, на время фактического задержания указывается в 7 6% случаев. А в 5% случаев было указано и время фактического доставления задержанного в орган дознания или к следователю, чего закон прямо не требует указывать, но что не противоречит его смыслу и только способствует более четкой реализации права подозреваемого на защиту.

Защитнику подозреваемого при ознакомлении с протоколом задержания следует обращать внимание на время фактического задержания, а также его основания и мотивы. Первое необходимо для исчисления срока начала допроса, задержания в целом и возможного в последующем заключения под стражу, а второе является важнейшей гарантией реализации права подозреваемого знать, в чем он подозревается. Но как показывает практика, лица, производящие расследование, не всегда правильно и достаточно полно составляют данный протокол. Особое внимание на себя обращают случаи, когда остаются незаполненными либо неправильно заполненными графы, посвященные основаниям задержания подозреваемого по подозрению в совершении преступления.

При предъявлении протокола задержания подозреваемого на следователе лежит обязанность разъяснения прав лица, задержанного по подозрению в совершении преступления. Об этом делается отметка в самом протоколе задержания. Задачей защитника является то, чтобы данная процедура не превратилась в простую формальность, так как от того, насколько правильно знает эти права сам подозреваемый, будут зависеть его многие дальнейшие действия. По данным проведенного нами исследования 200 уголовных дел, в 98% случаев подозреваемому разъясняются его процессуальные права, о чем свидетельствует подпись задержанного в протоколе задержания после разъяснения его права (см. приложение 1) .

По итогам ознакомления подозреваемого и его защитника с протоколом задержания следователь обязан предоставить задержанному копию данного протокола в том случае, если он об этом ходатайствует. Получение на руки копии данного протокола позволит более подробно проанализировать и сделать соответствующие выводы из сложившейся ситуации адвокату и его подзащитному, который сможет к тому же в любой момент обратиться к существу данного документа.

После завершения процедуры ознакомления с протоколом задержания подозреваемого защитник обязательно должен выяснить у следователя, уведомлены ли близкие родственники, родственники, законные представители или знакомые подозреваемого о произведенном задержании. Если этого не сделано, то защитник может обратиться к следователю с ходатайством о проведении данного уведомления.

Существующее мнение о наделении защитника подозреваемого правом знакомиться не только с протоколом задержания, но и со всеми имеющимися в деле материалами, представляется спорным,^ На наш взгляд, осведомленность подозреваемого обо всех материалах дела путем общения с защитником способна снизить эффективность расследования дела. В связи с этим следует сказать о том, что защитник подозреваемого вправе знакомиться с материалами дознания и следствия лишь в том объеме и той последовательности, в каких с ними знакомится сам подозреваемый.

2.2. Обжалование защитником действий и решений, связанных с задержанием подозреваемого

В ходе осуществления своих полномочий по защите подозреваемого при задержании адвокат должен использовать все предоставленные законом возможности, чтобы повлиять на законность и обоснованность действий и решений должностных лиц, ведущих процесс. Таким действенным средством является право подачи жалоб.

Действующий УПК РФ предусматривает общий порядок принесения и рассмотрения жалоб на любые действия и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и

^ Баркан С., Пастухов М. Много ли прав у защитника? // Советская юстиция. - 1991. - №1. - С.9;

суда (глава 16 УПК РФ) , Жалоба подаётся прокурору или в судг рассматривается и разрешается в порядке, установленном главой 16 УПК РФ для всех процессуальных действий и решений органов и должностных лиц, осуществляюш;их досудебное производство. Данный порядок распространяется и на рассматриваемую нами деятельность защитника при задержании подозреваемого.

Заш;итник имеет право принести жалобу на любое действие и решение органов уголовного преследования- Это касается и решения о задержании подозреваемого. Можно подать жалобу и на все иные действия и решения органов уголовного преследования, которые, по мнению защитника и его подзащитного, являются незаконными и необоснованными в связи произведенным задержанием. Рассмотрим и проанализируем порядок обжалования защитником действий и решений, связанных с задержанием подозреваемого, в зависимости от того, к какому должностному лицу обращается с соответствующей жалобой защитник.

Прежде всего, законодатель предусматривает возможность для защитника обратиться с жалобой на действия и решения, связанные с задержанием подозреваемого, к прокурору, надзирающему за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

Для того чтобы жалоба принесла желаемый результат, она должна отвечать необходимым требованиям. Одним из основных её элементов является описание оснований и мотивов, по которым подается жалоба, а также указание цели, которую она преследует, а именно какое конкретно действие или решение обжалуется. В противном случае, как показывает исследование практики, необоснованные и немотивированные жалобы уполномоченные должностные лица не рассматривают и правомерно об этом уведомляют защитника.

Предметом жалобы защитника являются действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя, связанные с задержанием подозреваемого, а основанием выступают нарушения прав и законных интересов лица, задержанного по подозрению в совершении преступления.

Такие нарушения ряд авторов подразделяют на несколько групп: юридические, фактические, этические.^ Юридические нарушения приводят к незаконности действий и решений органов предварительного расследования, связанных с задержанием подозреваемого.^

Фактические нарушения вытекают из ненадлежащей оценки обстоятельств, послуживших основанием к задержанию подоз- реваемого, и влекут принятие необоснованного решения о задержании. Соответственно, фактические нарушения влияют на обоснованность задержания, то есть наличием в представленных материалах сведений, в том числе и о личности подозреваемого, которые подтверждают необходимость задержания в качестве меры процессуального принуждения.

^ Химичева О.В. Право обжалования / Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.В. Мозякова. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 2002. - С.271.

^ Так, под законностью задержания подозреваемого по аналогии с за- конностью заключения под стражу следует понимать соблюдение всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры принуждения. См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 2000. - С.425-428.

К нарушениям этических норм при задержании подозреваемого относятся такие, которые посягают на конституции- онные права подозреваемого (на достоинство, неприкосновенность личности, частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени и т.д.)•

Прокурор рассматривает жалобу защитника в течение 3 суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается защитник.

По результатам рассмотрения жалобы прокурор выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении.

Защитник должен быть незамедлительно уведомлен о ре- щении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования .

На важность права подозреваемого и его защитника обжаловать действия и решения органов предварительного расследования уже обращали внимание процессуалисты.^ Ситуация, при которой рассмотрение жалобы прокурором будет проходить уже после того, как срок задержания истек, является вполне предсказуемой. Представляется, что жалоба все равно должна быть рассмотрена и разрешена согласно нормам УПК РФ. Это необходимо потому, что данная жалоба указывает на нарушение прав и законных интересов лица, допущенных во время его нахождения в процессуальном поло- жении задержанного подозреваемого, то есть когда на него рас-

^ См.: Галкин И.С., Кочетков В. Г. Процессуальное положение подозре- ваемого. - М.,19б8. - С.4.

пространялись гарантии, определенные уголовно-

процессуальным законом.^

Возможность обжалования защитником незаконного и не- обоснованного задержания подозреваемого в суде провозглашена Конституцией РФ, а также положениями международного права.^ Так, ч,2 ст.46 Конституции РФ предусматривает, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Указанное положение вообще не ограничивает каким-либо образом круг действий и решений, подлежащих обжалованию в суд, а, следовательно, оно является нормативной основой для обращения защитника с жалобой в суд на действия и решения органов уголовного преследования, связанные с задержанием подозреваемого. Подобную позицию поддерживает и Конституционный Суд Российской Федерации. В постановлении от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений ст.133, Ч.1 ст.218 и ст.220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» отмечено, что в случаях, когда контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда, имеющий

^ Подробнее об этом см.: Будников В.Л. Право подозреваемого на жалобу - одна из гарантий обоснованности применения к нему мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. - Волгоград, 1987. - С.46.

^ Так, Ч.4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года гласит: «Каждому, кто лишён свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. - № 12.

место лишь при рассмотрении им уголовного дела, то есть на следующем этапе производства, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд.^ Пленум Верховного Суда Российской Федерации также принял разъяснение по данному вопросу. Согласно постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года», жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к про- изводству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно- процессуальным законодательством.^

Однако среди адвокатов распространено мнение, согласно которому подача жалобы на незаконность и необоснованность задержания и её рассмотрение в суде уменьшает возможность её действительного разрешения по существу в рамках срока задержания с целью добиться желаемого результата, то есть освободить задержанного из-под стражи. Об этом свидетельствуют и результаты проведенного нами анкетирования адвокатов. Из числа опрошенных 8 0 % никогда не

^ Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений ст.133, Ч.1 ст.218 и ст.220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 14. - Ст.1749.

^ Постановление Пленума Верховного Суда РФ №6 от 29 сентября 1994 года «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995.- № 2. - С.16.

обращались в суд с жалобой о проверке законности и обос- нованности применения задержания в отношении своего под- защитного ввиду краткого срока задержания, 10 % - по иным причинам и лишь 10 % обращались в единичных случаях - 3%, либо обращались иногда - 7% (см. приложение 4).

На наш взгляд, напротив, обжалование защитником действий и решений органов уголовного преследования, связанные с задержанием подозреваемого, в суд является действенным средством влияния на нарушения конституционных прав и свобод его подзащитного. Обращение в суд защитника позволяет ему использовать необходимые полномочия для отстаивания своей позиции, в частности, судебный порядок рассмотрения поданной жалобы предусматривает возможность личного участия в нём защитника, активная деятельность которого зачастую способствует принятию для него положительного решения.

Жалоба может быть подана в суд защитником непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений органов уголовного преследования, связанных с задержанием подозреваемого, не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием прокурора, задержанного и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений: 1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

в случае отказа в удовлетворении жалобы в соответствующем решении должны быть изложены мотивы, по которым она признана неосновательной. Изложение мотивов необходимо для того, чтобы защитник мог судить о правильности и объективности разрешения его жалобы. Поэтому решения о полном отклонении жалобы, о незаконности и необоснованности задержания подозреваемого должно излагаться, как этого требует ст.124 УПК РФ, в виде мотивированного постановления, а не в виде резолюции или письма защитнику, что имеет место зачастую на практике.

Копии постановления судьи направляются заявителю и прокурору. Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор или судья.

Активное использование защитником его полномочий в совокупности с правильно определенной позицией по делу.

согласованной со своим подзащитным, и верно избранной тактикой может привести к желаемому результату, а именно освобождению задержанного подозреваемого из-под стражи. В результате следователь может прийти к выводу об изменении меры принуждения либо полном прекращении уголовного преследования в отношении данного лица в случаях если: 1) не подтвердилось подозрение в совершении преступления; 2) отсутствуют основания применения к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу; 3) задержание было проведено с нарушением требований ст.91 УПК РФ. Так или иначе, по истечении сорока восьми часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления в администрацию места содержания задержанного должно поступить постановление следователя об изменении меры пресечения либо постановление судьи о заключении под стражу подозреваемого, либо продлении срока содержания под стражей, а также об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о заключении под стражу подозреваемого. В противном случае подозреваемый должен быть освобожден из-под стражи по решению начальника места содержания задержанного.

В ходе анкетирования адвокатов на вопрос о том, как часто в своей деятельности они сталкивались с нарушением срока задержания, 16% из них ответили, что часто; 67% - иногда; 13% - в единичных случаях; 4% - никогда. Таким образом, можно сделать вывод о том, случаи нарушения конституционного срока содержания под стражей задержанных подозреваемых на практике встречаются далеко нередко (см. приложение 4).

При освобождении подозреваемого из-под стражи, ему должна быть выдана соответствующая справка, в которой следователь либо иное лицо, освободившее подозреваемого, указывает, кем, когда, при каких обстоятельствах и на каких основаниях был задержан последний, а также время и основания его освобождения. Составление данного процессуального акта является новеллой российского уголовного процесса. Оно, во-первых, официально подтверждает мотивы нахождение лица под стражей для третьих лиц, во-вторых, служит основанием для дальнейшей реабилитации освобожденного в определенных законом случаях.

Наделение защитника указанным объемом полномочий позволит ему успешно решать задачи по защите задержанного подозреваемого и оказанию последнему необходимой квалифицированной юридической помощи, несмотря на возраст, физические, психические и психологические особенности подзащитного .

ГЛАВА 3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАЩИТНИКА ПРИ ПРИМЕНЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

3.1. Учасо’ие защитника при подготовке органами расследования материалов о заключении лица под стражу-

Заключение под стражу является самой строгой и исключительной мерой пресечения в уголовном процессе.^ в постановлении Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. указано: «Вынесение постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу всегда ущемляет право на свободу и личную неприкосновенность, независимо от того, исполнено или не исполнено это решение. Не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывают давление на сознание и поступки человека».^ В этой связи большую значимость приобретает принципиальное положение об обеспечении реальной возможности защищаться лицу, за-

Понятия «заключение под стражу» и «арест» в международном, кон- ституционном и уголовно-процессуальном праве означают одно и то же, это синонимы (См.: ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.22 Конституции РФ, ст 34 УПК РСФСР). 2

Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти- туционности статей 220’ и 220^ упк РСФСР от 3 мая 1995 года // Рос- сийская газета, 28 мая, 1995.

ключённому под стражу, от необоснованного ареста не только самостоятельно, но и с помощью своего защитника. Реализация же указанного положения происходит непосредственно путём осуществления защитником процессуальной деятельности при применении заключения под стражу.

В науке уголовного процесса вопрос о содержании деятельности защитника при применении заключения под стражу в основном сводился к его участию в рассмотрении судом жалобы на арест или продление срока содержания под стражей в порядке статей 220^ и 220^ УПК РСФСР/

Вместе с тем с принятием нового уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации деятельность защитника при применении заключения под стражу уже не содержит указанного процессуального порядка. Она состоит из различных аспектов и обусловлена общими задачами защиты от незаконного и необоснованного применения мер принуждения. Поэтому целесообразным, по нашему мнению, является изучение проблемы содержания деятельности защитника при применении заключения под стражу именно в качестве одного из направлений вообще защиты по уголовному делу.

Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую

^ Драченов А., Тенчов Э. Судебная проверка законности и обоснованности арестов // Советская юстиция. - 1993. - № 19; Масленникова Л. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста // Законность. - 1993. - № 2; Масленникова Л. Обжалование в суд ареста: трудности практики // Законность. - 1993. - № 6; Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. - 1994. - № 7; Чучаев А.И., Лукьянова Л.М. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Ульяновск, 1997, и др.

юридическую помощь. Это общее направление деятельности защитника по уголовному делу включает в себя различные виды деятельности защитника при производстве по делу, в том числе и защиту от незаконного и необоснованного применения мер процессуального принуждения к подозреваемому или обвиняемому.

Осуществление защитником своей деятельности происходит посредством закреплённых в законе его процессуальных полномочий в соответствии со ст.53 УПК РФ. Из всех предусмотренных в данной статье прав защитника к числу прав, которыми он может воспользоваться при применении к его подзащитному заключения под стражу, можно, на нащ взгляд, отнести: 1) право иметь с подозреваемым и обвиняемым сви- дания наедине без ограничения их количества и продолжительности; 2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч.З ст.8 6 УПК; 3) право знакомиться с постановлением о применении меры пресечения, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому; 4) право заявлять ходатайства и отводы; 5) право приносить жалобы на действия (без- действие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; 6) право использовать любые другие средства и способы защиты, не противоречащие закону.

Содержание деятельности защитника при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения (то есть реализация им предусмотренных законом прав) зависит прежде всего от обеспечения его своевременного допуска к участию в деле. По справедливому утверждению B.C. Шадрина, эффективность защиты во многом определяется тем, насколько отлажен механизм своевременного вступления защитника в дело и в какой мере защитник с самого начала участия в деле использует имеющиеся в его распоряжении возможности

защиты.^

Существовавший ранее порядок по УПК РСФСР позволял допускать защитника к участию в деле по общему правилу с момента привлечения лица в качестве обвиняемого и только в исключительных случаях непосредственно с момента объявления подозреваемому либо протокола задержания либо постановления о применении до предъявления обвинения меры пресечения в виде заключения под стражу.^

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации существенно расширил случаи допуска защитника к

Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000. - С.135.

Конституционный Суд РФ своим Постановлением от 27 июня 2000 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова признал, что конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения» должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им Уголовно- процессуальным кодексом РСФСР более узком смысле. В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действии (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). См.: Российская газета, 4 июля, 2000.

участию в уголовном деле. Так, согласно ч.З ст.4 9 УПК РФ защитник допускается к участию в уголовном деле: 1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2-5 настоящей части; 2) с момента возбуждения уголовного дела - в отношении конкретного лица; 3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях: а) предусмотренных Статьями 91 и 92 УПК; б) применения к нему в соответствии со статьей 100 УПК меры пресечения в виде заключения под стражу; 4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении су- дебно-психиатрической экспертизы; 5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

Таким образом, содержание деятельности защитника при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения следует связывать с реализацией тех его прав, которыми он может воспользоваться с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

Вместе с тем, указанная деятельность защитника имеет сложный поэтапный характер. Соответственно, представляется, что деятельность защитника при применении заключения под стражу необходимо рассматривать с учётом анализа, во- первых, его участия при подготовке органами расследования материалов о заключении лица под стражу, во-вторых, его участия при рассмотрении и разрешении судом материалов о заключении лица под стражу, в-третьих, его полномочий по

обжалованию решения суда о заключении лица под стражу и участия в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Проанализируем в данном параграфе деятельность защитника, которая связана с его участием при подготовке органами расследования материалов о заключении лица под стражу .

Прежде всего данный этап деятельности защитника реализуется посредством правомочия иметь с подозреваемым и обвиняемым свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности.

В науке уголовного процесса некоторыми процессуалистами обоснованно подчёркивается, что обеспечение надлежащей реализации указанного права защитником возможно только при условии, если аналогичным правомочием будет обладать и сам подзащитный. Так, A.M. Ларин пишет, что свидание - акт обоюдный, и право на него должно принадлежать как защитнику, так и подзащитному, чтобы тот мог сам добиваться обеспечения данного права даже в тех случаях, когда защитник по каким-то причинам на этом не очень настаивает.^ Неслучайно поэтому авторы нового УПК РФ, в отличие от прежнего закона, наделили данным правом и подозреваемого, и обвиняемого.

Трудность в осуществлении права защитника на свидание с фактически задержанным лицом, подозреваемым в совершении преступления, практически всегда обусловлена решением вопроса о надлежащем исполнении норм, предусматривающих вступление защитника в дело в течение 24 часов с момента

^ Ларин A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопро- изводстве / Общая теория прав человека. Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор Е.А. Лукашева. - М., 1996. - С.191-192.

задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу в соответствии с Ч.4 ст.50 УПК РФ.

Именно на данном этапе расследования наиболее значительна распространённость нарушений указанных требований закона. Основными причинами этого служат упущения в организации работы адвокатов, нежелание защитников строго исполнять закон, отсутствие должной заинтересованности в участии защитника у подозреваемого и его близких, проявление неуважения к закону самих следователей, и другие.

Если явка защитника, избранного подозреваемым или обвиняемым, невозможна в течение 2 4 часов с момента задержания или заключения под стражу, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор вправе предложить подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника либо обеспечить ему защитника из числа адвокатов, включённых в реестр адвокатов субъекта федерации. По требованию органов предварительного расследования защитник выделяется в течение 24 часов с момента получения соответствующего уведомления. При этом надо учесть, что уведомление «находится в пути» еще некоторое время и что выделенный адвокат не может сразу приступить к исполнению своих обязанностей. «Таким образом, вызов защитника может растянуться на длительное время. Участие защитника надо было бы обеспечить не позже, чем, допустим, через 6—12 часов после задержания. Льготы, которые получает дознаватель и следо- ватель, значительно ограничивают право обвиняемого и по- дозреваемого на защиту».^

^ Петрухин и.л. Судебные гарантии прав личности / Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. - Вып. № 8. - М., 1992. - С.50.

Реализация права защитника на свидание с подзащитньж в течение 2 4 часов с момента фактического задержания лица при применении меры пресечения в качестве заключения под стражу не может быть поставлена в зависимость от предварительного допроса лица. Также и в соответствии с п.1 ч.1 ст.53 УПК РФ с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания наедине и конфиденциально до первого допроса, без ог- раничения их числа и продолжительности.

Вместе с тем, 24 июля 2002 года был принят федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации», согласно которого часть четвертая статьи 92 УПК РФ дополнена предложениями следующего содержания: «До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов».^

Данные изменения в то же время вызваны потребностями практики. В пользу этого свидетельствуют многочисленные примеры. Так Середа был задержан в 8.00 12 сентября 2002 г. по подозрению в совершении убийства двух человек. Местом соверщения преступления являлось частное домовладе -

^ Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 98-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Принят Государственной Думой 27 июня 2002 года. Одобрен Советом Федерации 10 июля 2002 года.

ниє и легковой автомобиль, расположенные на большом удалении друг от друга. У следствия имелась противоречивая информация о событии и лице, совершившем убийства. С целью проверки полученных признательных показаний Середы и получения достаточных данных для заключения его под стражу следователем было принято решение о производстве ряда следственных действий, а именно: проверки показаний на месте, опознании и ряда очных ставок со свидетелями происшедшего. Их производство не требовало отлагательства и было проведено в день задержания Середы. Адвокат по этому делу участвовал с момента задержания подозреваемого, но, как следует из материалов дела, следователь в допустимых законом пределах ограничил время для свидания его с подзащитным, о чем свидетельствует замечания защитника по данному поводу, содержащиеся в протоколе допроса подозреваемого Середы.^

Говоря о данных изменениях, с одной стороны, понятно стремление законодателя обеспечить более оперативный путь реализации производства процессуальных действий с участием подозреваемого, однако, с другой, - возникает немало проблемных вопросов, связанных с ограничением дознавателем, следователем продолжительности свидания подозреваемого и его защитника. По крайней мере, контраргументами указанных нововведений в УПК РФ могут служить следующие доводы. Во-первых, Ч.4 ст.92 УПК РФ в новой редакции безусловно не согласуется с положениями п.1 Ч.1 ст.53 УПК РФ, по которым с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания наедине и конфиденциально до первого допроса.

^ Архив Краснодарского краевого суда за 2002 г. Дело № 93767/021.

без ограничения их числа и продолжительности. Во-вторых, ограничения продолжительности свидания до 2 часов в известной степени будут ущемлять права подозреваемого на свидание со своим защитником, поскольку указанные ограничения во времени могут не позволить надлежащим образом подготовиться к допросу, выработать свою позицию по защите и т.п. Следовательно, рассмотренное ограничение допустимо как исключение в случаях действительной необходимости .

Защитник при осуществлении своих полномочий в указанных случаях должен настаивать на безукоснительной реализации ст.18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в соверщении преступлений», которой, в частности, установлено, что свидания обвиняемого (подозреваемого) с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику правоохранительных органов видеть их, но не слышать.^

Следующим правомочием, которым может воспользоваться защитник при подготовке органами расследования материалов о заключении лица под стражу, является возможность собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи.

В процессуальной литературе вопрос о собирании доказательств традиционно рассматривается большинством авторов в разрезе деятельности, которую вправе осуществлять

1 Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» // СЗ РФ. - 1995. - N’ 29. -

Ст.2759.

органы уголовного судопроизводства, ведущие процесс.^ В свою очередь представление доказательств связывается в науке с теми действиями, которые могут совершать участники уголовного процесса, имеющие интерес в исходе уголовного дела.^

С принятием УПК РФ эти дискуссионные проблемы теории и практики о праве собирать и представлять доказательства по уголовным делам получили принципиально новое значение, в том числе и право защитника собирать доказательства, необходимое для эффективной защиты подозреваемого или обвиняемого . Теперь ещё совсем недавно не признаваемое ни законодательством (прежним УПК РСФСР), ни многими авторами это право защитника прямо закреплено в ч.З ст.8 6 УПК РФ.

Представляется, что защитник должен использовать предоставленное ему законом право на собирание доказательств для оказания юридической помощи лицу, к которому применяется заключение под стражу, в полной мере. Так, он может путём истребования различных справок, характеристик способствовать тому, что суд примет рещение об отказе в

^ См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) / Ответственный редактор Н.В. Жогин. - М., 1966; Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966; Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995, и др.

^ См.: Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе.

  • Волгоград, 1988; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание.
  • Ижевск, 1993; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995; Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под редакцией В.А. Власихина.
  • М., 2000; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000; Кудин Ф.М., Костенко Р. В. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002, и др.
  • удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме этого, защитник может представить следователю или судье предметы и документы, являющиеся, по его мнению, доказательствами, с помощью которых можно опровергнуть или поставить под сомнение законность и обоснованность меры пресечения в виде заключения под стражу.

Защитник также вправе собирать доказательства путём опроса лиц, которым могут быть известны сведения, исключающие возможность избрания и применения законного и обоснованного заключения под стражу. Как справедливо указывают Н. Кузнецов и С. Дадонов, поскольку уголовно- процессуальный закон не говорит о том, как оформить результаты опроса, представляется, что адвокат может про- сить лицо собственноручно записать данные им объяснения с указанием: анкетных данных опрашиваемого лица; фамилии, имени и отчества адвоката и номера юридической консультации, в которой тот работает; фактических обстоятельств, ставших известными опрашиваемому лицу.^

Как показывает исследование практики применения заключения под стражу, защитники довольно часто реализуют свое полномочие по предоставлению предметов и документов, исключающих возможность избрания и применения к лицу законного и обоснованного заключения под стражу. Особенно эффективно это полномочие можно использовать до момента рассмотрения этого вопроса в судебном заседании, т.е. непосредственно при подготовке следователем постановления о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства и

^ Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и пределы // Российская юстиция. - 2002. - № 8. - С.32.

материалов, его обосновывающих, с целью попытаться предотвратить указанные действия следователя и возможно добиться избрания другой меры пресечения или обосновать абсолютную незаконность и необоснованность ее применения.

Так, по делу об убийстве Бойко был задержан Савченко. Следствие располагало информацией о том, что Савченко имел личные контакты с подругой погибшей, которые проживали совместно, и неоднократно бывал у них дома, а также о том, что за неделю до убийства Савченко имел серьезный конфликт с потерпевшей. Помимо этого, при осмотре места происшествия экспертом были обнаружены следы пальцев рук на личных вещах и предметах погибшей, которые принадлежали Савченко. На основании имеющихся данных о причастности Савченко к совершенному убийству следователь вынес постановление о возбуждении перед судом ходатайства о заключении его под стражу. Участвовавший в деле защитник представил следователю письменные опросы матери, сожительницы и иных лиц, которые утверждали о том, что в ночь убийства подозреваемый находился совместно с ними, и что они могут подтвердить каждый период времени его местонахождения. Защитником также было заявлено ходатайство о вызове и допросе эксперта-криминалиста по поводу давности оставленных отпечатков пальцев рук Савченко, на что не было полу- чено ответа из его заключения. Как следует из показаний эксперта, следы пальцев рук были оставлены подозреваемым задолго до убийства Бойко. В результате следователь избрал в отношении Савченко меру пресечения подписку о невыезде, а спустя десять дней отменил ее, так как бьшо задержано другое лицо, давшее явку с повинной о совершенном им убийстве Бойко.^

Вместе с тем, вышеназванные случаи законодательного закрепления прав по собиранию и представлению доказательств защитником нельзя понимать буквально как процессуальную деятельность по собиранию доказательств, осуш,е- ствляемую путем проведения следственных и иных процессуальных действий. Права по собиранию доказательств защитником следует рассматривать только в контексте положений 4,2 ст.8 6 УПК РФ. Поэтому участники процесса, не являющиеся органами уголовного судопроизводства, непосредственно не осуществляют следственные и иные процессуальные действия в целях собирания доказательств. Они могут лишь опосредованно влиять на процесс собирания доказательств дознавателем, следователем, прокурором и судом путём представления письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.^

3.2. Содержание деятельности защитника при разрешении судом материалов о заключении лица под стражу

При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу ко-

^ Архив Краснодарского краевого суда за 2003 г. Дело № 232001. ^ Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Допустимость доказательств в российско) уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002. - С.16-17.

торых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. к постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст.ст.91 и 92 УПК, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания. При этом очень важно, чтобы защитник имел право на ознакомление с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей.

В теории уголовного процесса вопрос об ознакомлении защитника с указанными материалами обычно рассматривается в контексте общей проблемы ознакомления защитника с материалами уголовного дела.^

Статья 51 УПК РСФСР подразделяла права защитника, во- первых, на ознакомление с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, и, во-вторых, на ознакомление со всеми материалами уголовного дела по окончании дознания или предварительного следствия. Вместе с тем новый УПК РФ вообще не предусматривает в отношении защитника права знакомиться с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения заключения

^ См.: Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - м. , 1982. - С.39-45; Навасардян В. Р. Актуальные вопросы обеспечения права на защиту обвиняемого на предварительном следствии // Правоведение. - 1999. - № 5. - С.186-187, и др.

под стражу к его подзащитному в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей.

Однако, как справедливо отмечается, в настоящее время защитник лишён права проверить достоверность материалов, направляемых в суд для проверки законности и обоснованности ареста, которые представляются в суд в копиях, заве - ренных лицом, в производстве которого находится дело. Поэтому в лучшем случае защитник может усомниться при судебном рассмотрении в доброкачественности материалов, имеющихся в распоряжении суда в копиях, но оспорить их, ссылаясь на подлинные материалы дела, не может, если не был допущен к участию на следствии или следователь отказывает ему в ознакомлении с делом в части, вызывающей сомнения у защиты.^ Поэтому, на наш взгляд, в законе не следует отказывать в праве защитнику на ознакомление с указанными материалами.

Как показывает анкетирование адвокатов, на вопрос о том, знакомитесь ли Вы с материалами, направляемыми в суд с ходатайством о заключении лица под стражу или продлении срока содержания под стражей, 2% из них ответили, что знакомятся у следователя, дознавателя; 3% - знакомятся в суде; 95% - не знакомятся ввиду отсутствия практической возможности такого ознакомления и недостаточного урегулирования данного вопроса в законе. При этом среди тех, кто все же знакомится с указанными материалами, 4 0% отметили, что делают это за несколько часов до рассмотрения соответствующего ходатайства; 10% - непосредственно в ходе рассмотрения ходатайства; 50% - после вынесения постанов-

^ Фоков А. Участие защитника в стадии судебного контроля // Российская юстиция. - 2000. - № 2. - С.38.

ления судьей по представленному ходатайству (см. приложение 4) .

Если защитнику будет предоставлена реальная возможность и необходимое количество времени ознакомиться с указанными материалами до начала их рассмотрения судом, то тем самым он сумеет надлежащим образом подготовиться к защите от незаконного и необоснованного применения к его подзащитному меры пресечения в виде заключения под стражу.

В то же время, как уже указывалось, законодателем (ст.53 УПК РФ) прямо не предусматривается полномочие защитника на ознакомление с материалами, направляемыми органами расследования в суд для решения вопроса о заключении лица под стражу. По всей видимости, отсутствие такого правомочия у защитника может объясняться тем, что данные материалы так или иначе являются предметом исследования в суде при рассмотрении судьёй вопроса о заключении лица под стражу. Однако, надо полагать, подобная мотивировка не решает существа всей проблемы, поскольку, приходя на судебное заседание по вопросу о заключении его подзащитного под стражу, защитник остаётся практически «невооружённым» против доводов стороны обвинения, и, соответственно, говорить в таком случае о реализации и соблюдении принципа состязательности невозможно.

В процессуальной литературе указанная проблема в настоящее время не получила своего разрешения по существу. Не случайно поэтому некоторые авторы считают, что защитникам необходимо вести «адвокатское производство», к которому должны приобщаться копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания, постановления

по

о заключении под стражу.^ При этом другие учёные, исследующие процессуальный порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в соответствии с новым УПК РФ, делают основной акцент на решение вопроса о своевременном извещении сторон при ограничении срока рассмотрения ходатайства 8 часами о начале его рассмотрения в суде (ч.4 ст.108 УПК РФ). Вместе с тем проблема своевременного ознакомления стороны защиты с ходатайством и материалами, подтверждающими данное ходатайство, остаётся так до конца и нерешённой. В частности, В. Горобец пищет, что обязанность извещения сторон о времени и месте рассмотрения ходатайства лежит на должностном лице органов прокуратуры, обращающимся с ходатайством, поскольку именно оно уже имеет процессуальную связь с необходимыми участниками рассмотрения ходатайства и с учётом реального времени, имеющегося в распоряжении судьи, способно обеспечить их явку по согласованию с судьёй на назначенное им время.^

На наш взгляд, решение проблемы ознакомления защитника с материалами, направляемыми органами расследования в суд для заключения лица под стражу, должно зависеть от реальной возможности обеспечить такое ознакомление. Для этого, во-первых, необходимо прежде всего закрепить в УПК положение о том, что защитник имеет право знакомиться с материалами, направляемыми органами расследования в суд для заключения лица под стражу. Соответственно, ч.1 ст.53 УПК РФ следует дополнить новым пунктом: «знакомиться с постановлением о возбуждении перед судом ходатайства об

^ Гаврилов С.Н. Адвокат в уголовном процессе. - М., 1996. - С.19; Хайнак Н.П., Хайнак О.Н. Арест и нахождение в следственном изоляторе. - М., 1997. - С.9, и др.

^ Горобец В. Принятие судебных решений о заключении под стражу // Российская юстиция. - 2002. - № 6. - С.17.

избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также документами, подтверждающими данное постановление».

Во-вторых, следует возложить в уголовно-

процессуальном законе на органы расследования обязанность одновременно с направлением указанных материалов в суд извещать об этом защитника. В результате такой конструкции у защитника появляется возможность реализовать своё полномочие на ознакомление с материалами, подтверждающими законность и обоснованность вынесения постановления о заключении лица под стражу, поскольку по смыслу ч.З и ч.4 ст.108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению судьей не позднее (в течение) 8 часов с момента поступления материалов в суд. Соответственно, защитник, своевременно уведомлённый о направлении материалов в суд, может обратиться к судье до начала их рассмотрения с ходатайством об ознакомлении с указанными материалами. Для этого предлагается дополнить ч.З ст.108 УПК РФ следующим положением: «Одновременно с представлением ходатайства и материалов судье следователь, дознаватель уведомляют об этом защитника в случае его участия в деле, а также законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого».

Значительный интерес в теории и на практике представляет вопрос о том, с какими именно материалами, подтверждающими законность и обоснованность ареста и продления срока содержания под стражей, может знакомиться защитник. При решении данного вопроса важно прежде всего проанализировать перечень материалов уголовного дела, которые могут быть предметом судебного рассмотрения в связи с из- бранием меры пресечения в виде заключения под стражу.

Материалы, позволяющие судье разрешить вопрос об избрании названной меры пресечения, должны поступать от стороны обвинения (прокурора, следователя, лица, производящего дознание)

Закон не устанавливает конкретного перечня материалов, которые сторона обвинения обязана представить в суд в подтверждение законности применения ареста в качестве меры пресечения или продления срока содержания лица под стражей. УПК РФ говорит лишь о том, что при необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство .

Однако следственной и судебной практикой выработаны критерии, определяющие, что указанные материалы должны, в частности, содержать надлежаще заверенные копии: постановления о возбуждении уголовного дела (по результатам нашего анкетирования уголовных дел в 100% случаев); протокола задержания подозреваемого (94% случаев); постановления о привлечении в качестве обвиняемого(б% случаев); протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого; документов, характеризующих личность арестованного, то есть ха- рактеристик с мест учебы, работы, жительства, медицинских справок, приговоров, справок о судимости или ее отсутствии (3% случаев). Именно об этих документах говорится в

^ Чучаев А.И., Лукьянова Л.М. Судебная проверка законности и обоснованности ареста: Учебное пособие. - Ульяновск, 1997. - С.30.

Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г.^

В зависимости от обоснования ареста судье должны быть представлены дополнительно:

рапорта сотрудников милиции о задержании лица, застигнутого при совершении преступления или непосредственно после его совершения (когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения) ;

протоколы допроса потерпевших и свидетелей- очевидцев преступления, в которых указывается на данное лицо как на совершившее преступление (если потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление);

протоколы осмотра места происшествия, протоколы освидетельствования, осмотра одежды подозреваемого, протоколы осмотра его жилиш;а, протоколы обыска, заключения экспертиз (когда на этом лице или на его одежде, при нём либо в его жилище будут обнаружены явные следы преступления) ;

иные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, а также обосновывающие его задержание (лицо не имеет постоянного места жительства или не установлена его личность либо пыталось скрыться).

^ См. Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 года в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума № б от 29 сентября 1994 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. - М., 1997. - С.504-507.

Материалы, приобщаемые к постановлению о возбуждении ходатайства, должны быть надлежащим образом заверены лицом, в производстве которого находится уголовное дело.

Содержание деятельности защитника при ознакомлении с указанными материалами должно состоять из проверки законности и обоснованности постановления о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также документов, подтверждающих его, и включать в себя следующие элементы.

Во-первых, проверку законности и обоснованности указанных материалов. Определение терминов «законность» и «обоснованность» заключения под стражу дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 19 93 года «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» в редакции постановлений от 21 декабря 1993 года и 29 сентября 1994 года. Согласно указанному постановлению под за- конностью ареста следует понимать соблюдение всех норм уголовно- процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока её действия, а под обоснованностью - наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления её срока.^

^ Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 года в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума № 6 от 2 9 сентября 19 94 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. М., 1997. - С.503-504.

Проверка наличия оснований применения меры пресечения в виде заключения под стражу должна базироваться на положениях ст. 97 УПК РФ, в соответствии с которой дознаватель, следователь, прокурор, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому указанную меру, как и любую другую, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый (подозреваемый): 1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда; 2) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.

При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определения ее вида при наличии названных оснований должны учитываться также тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.^

Под «другими обстоятельствами», которые должны учитываться при избрании меры пресечения, понимаются прежде всего обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, а также те обстоятельства и условия, при которых применение меры пресечения может повлечь тяжкие последствия для обвиняемого или его семьи (например, тяжкая

^ в науке уголовного процесса указанный вопрос довольно подробно исследован Ф.М. Кудиным. См.: Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. - С.105-121.

болезнь или смерть члена семьи)

По мнению Ю.Ф. Лубшева, к числу главных обстоятельств, проверяемых защитником, относится санкция уго- ловно-правовой нормы, по которой квалифицируется совершение деяние.^ Закон устанавливает, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется только по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы. При этом необходимо учитывать, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок, как правило, свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения .

Во-вторых, защитник при ознакомлении с материалами, направленными в суд для решения вопроса о заключении лица под стражу, должен обратить внимание на специальные условия применения указанной меры пресечения по УПК РФ в исключительных случаях по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Эти исключительные случаи имеют место при наличии одного из следующих обстоятельств: 1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; 2) его личность не установлена; 3) им нарушена ранее избранная мера

1 Безлепкин Б.Т. Комментарий к ст.91 УПК РСФСР / Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкина, П.А. Лупинской, И.Л. Петрухина. - М., 1999. - С.152-153.

^ Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практическое пособие / Под ред. И.Б. Мартковича. - М., 1997. - С.330-332.

пресечения; 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Среди учёных встречаются также справедливые мнения о том, что необходимо запретить «применение содержания под стражей в отношении беременных женщин и женщин, имеющих детей до 3-х лет; лиц, старше 7 0 лет; тяжело больных, а также лиц, совершивших преступление по неосторожности»^, или в отношении беременных обвиняемых, находящихся на 5 месяце беременности, лиц, совершивших преступление по неосторожности, тяжелобольным, женщинам, имеющим грудных детей^, а также во исполнение приказа или распоряжения.^

На наш взгляд, во всех вышеназванных случаях защитник должен указывать органам уголовного судопроизводства на наличие обстоятельств, которые не позволяют избирать меру пресечения в качестве заключения под стражу.

В-третьих, защитник должен удостовериться в том, что постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вынесено в отношении лица, которому в установленном законом порядке предъявлено обвинение в совершении конкретного преступления, то есть к обвиняемому. Лишь в порядке исключения данная мера пресечения может быть применена к лицу до предъявления обвинения, и на основании этого оно становится подозреваемым (ст.100 УПК РФ).

В-четвёртых, при ознакомлении с постановлением о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресе-

^ Панько Н. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состяза- тельности. - Воронеж, 2000. - С.69.

^ Дроздов Г.В. Пределы допустимости применения предварительного за- ключения под стражу в досудебном производстве // Советское государство и право. - 1990. - № 4. - С.58-65.

^ Петрухин И. Сроки содержания обвиняемого под стражей // Советская юстиция. - 1988. - № 4. - С.14-15.

чения в виде заключения под стражу защитник обязан обратить внимание на его соответствие той процессуальной форме, которая указана в законе. В частности, согласно нового уголовно- процессуального законодательства данное постановление должно быть изготовлено в виде бланка, указанного в приложении № 50 к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/

Эффективность осуществления защитником защиты от незаконного и необоснованного заключения под стражу во многом определяется активностью его участия в суде первой инстанции при рассмотрении судьёй постановления о возбуждении ходатайства об избрании заключения под стражу в соответствии со ст.108 УПК РФ.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установ- ленном ст. ст.91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, следователь, дознаватель. Неявка без

^ Согласно ст.13 Федерального закона «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» при изготовлении бланков процессуальных документов, указанных в Приложениях к Уго- ловно- процессуальному кодексу Российской федерации, не допускается изменения граф, помимо тех изменений, которые специально оговорены / Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. - М., 2002. - С.227.

уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого. По данным нашего исследования, при рассмотрении материалов по поводу заключения лица под стражу в судебном заседании принимали участие следователь (дознаватель) в 91% случаев, прокурор - в 85% случаев; подозреваемый (обвиняемый) - в 100% случаев, защитник - в 96% случаев, законный представитель - в 10% случаев (см, приложение 2) .

Реализация защитником своих правомочий при рассмотрении судьёй вопроса о законности и обоснованность заключения под стражу или продления срока содержания под стражей обусловлена, во-первых, целями и задачами такой судебной процедуры, во-вторых, пределами данного судебного разбирательства, и, в-третьих, процессуальным порядком указанного судебного разбирательства.

Цели и задачи судебной процедуры принятия решения о заключения под стражу направлены непосредственно на защиту основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве. Поэтому суд при рассмотрении данного вопроса, осуществляя судебную защиту основных прав и свобод человека, должен уделять особое внимание поиску «надлежащего равновесия между защитой в общих интересах институтов демократии и обеспечением прав личности».^

Предметом судебного разбирательства при рассмотрении вопроса об избрании заключения под стражу в качестве меры

^ Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1. - М. , 2000. - С.612.

пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей являются материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения данной меры пресечения. В этой связи, на наш взгляд, защитник может использовать право на представление в суд соответствующих данных, необходимых, по его мнению, для правильного и объективного разрешения указанного вопроса. Круг этих материалов законом не ограничен, их приобщение к делу зависит от усмотрения судьи. В тоже время некоторыми авторами рекомендуется, чтобы сторона защиты предоставляла в суд следующие материалы: положительные характеристики лица, в отношении которого решается вопрос об аресте; справки об иждивенцах (малолетних детях, престарелых родителях) и доходах семьи; справки о состоянии здоровья (выписки из амбулаторной карты); письменные поручительства уважаемых людей или организаций; документы, подтверждающими возможность внести залог (копии лицевого счета в банке, письменные обязательства лиц или организаций внести залог).^

Судебная практика также свидетельствует о том, что защитник обвиняемого (подозреваемого) может представить в суд соответствующие данные, необходимые, по его мнению, для правильного и объективного разрешения ходатайства. В числе таких документов могут быть: характеристики с места работы обвиняемого (подозреваемого), справки о его семейном положении, состоянии здоровья, тяжком заболевании его близких родственников, о возрасте несовершеннолетнего при

См., например: Пашин С.А. Обжалование арестов. Практическое пособие. Подготовлено Общественным Центром содействия реформе уголовного правосудия. - М., 1997.

отсутствии или неточности этих данных в представленных судье материалах и др.^

Вместе с тем следует отметить, что в ходе судебного разбирательства правомерность заключения под стражу должны доказывать органы уголовного преследования, а защитник и его подзащитный не обязаны и могут не предоставлять в суд какие-либо материалы и доказывать незаконность и необоснованность заключения под стражу.

По итогам проведенного нами исследования 200 уголовных дел, по которым решался и рассматривался вопрос о заключении под стражу подозреваемых и обвиняемых, их защитники активно используют в своем арсенале защиты такое средство защиты как собирание и представление предметов и документов в суд по поводу законности и обоснованности заключения под стражу. Наиболее часто представляются справки о состоянии здоровья - в 61% случаев, справки об иждивенцах и доходах - в 33% соответственно, положительные характеристики - в 2 5%, различные неофициальные документы - в 52%. Реже представляются официальные документы - в 17%, документы о предоставлении залога - в б%, объяснения граждан - в 2%, письменные поручительства от граждан - лишь в 1% случаев (см. приложение 2). Следует отметить, что представление предметов и документов в некоторых случаях достигает желаемый результат. В пользу этого свидетельствует следующий пример из практики.

^ Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 года в редакции постановления Пленума N’ 11 от 21 декабря 1993 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума № 6 от 29 сентября 1994 года / Сборник постановлений Пленумов Верхов- М., 1997. - С.505-507.

Так, Максименко С. был задержан по подозрению в совершении убийства Ц. Следствие располагало многочисленными телефонными разговорами подозреваемого с третьими лицами о финансовых долгах потерпевшего перед Максименко, который решительно требовал их возврата. Другими данными о причастности задержанного, к совершенному убийству предварительное следствие не располагало. В то же время следователь вынес постановление о возбуждении ходатайства перед судом о заключении Максименко под стражу. В свою очередь задержанный на первом же допросе сообщил, что за день до убийства и день после убийства Ц. находился под стражей в приемнике-распределителе для лиц без определенного места жительства и что это можно легко проверить. В судебном заседании при рассмотрении ходатайства следователя защитник обратил особое внимание на показания Максименко в части его алиби и просил суд отложить решение вопроса о заключении под стражу для проверки полученных показаний и предоставления им официального подтверждения непричастности к совершенному преступлению. В назначенное время сторона защиты представила суду искомые документы, что явилось неопровержимым подтверждением алиби Максименко к убийству Ц. Исследовав все имеющиеся в деле материа- лы, суд вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о заключении Максименко под стражу . ^

Некоторые процессуалисты считают необходимым закрепить в УПК РФ право защитника на собирание доказательств

^ Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара за 2002 г. Дело № 239/02-76.

И при рассмотрении в суде вопроса об избрании меры пресечения в качестве заключения под стражу.^

Представляется, что защитник должен использовать предоставленное ему законом право на собирание доказательств при рассмотрении судьёй ходатайства о заключении лица под стражу в полной мере. Так, он может путём истребования различных справок, характеристик способствовать принятию судом решения об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в качестве заключения под стражу.

Пределы судебного разбирательства при решении вопроса об избрании заключения под стражу ограничены предметом, то есть рассмотрением непосредственно законности и обоснованности заключения под стражу. Не случайно, поэтому Пленум Верховного Суда РФ в п.9 постановления от 27 апреля 19 93 года «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» применительно к прежнему порядку по УПК РСФСР указал, что при проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержа- ш,егося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении . ^

^ Фоков А. Участие защитника в стадии судебного контроля // Российская юстиция. - 2000. - № 2. - С.38.

^ Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 года в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума № 6 от 2 9 сентября 1994 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. - М., 1997. - С.505.

Однако, как считают С. Щерба и О. Цоколова, судья, проверяя законность и обоснованность заключения под стражу, неизбежно приходит к необходимости оценить и обоснованность предъявленного обвинения совокупностью имеющихся по делу доказательств, иначе в противном случае проверка превращается в формальность в виде выявления недочётов процессуального характера, которые на практике встречаются достаточно редко.^

Надо полагать, что действительно защитник должен в некоторых случаях указать судье на неправильную юридическую оценку инкриминируемых его подзащитному деяний, а судья может принять это во внимание.

Защитник также может привлечь внимание судьи к недопустимости некоторых доказательств, представленных стороной обвинения в пользу своего рещения о содержании под стражей. Оспаривая допустимость доказательств, заш^ітник может сослаться на: 1) ч.2 ст. 50 Конституции РФ, в которой сказано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарущением федерального закона; 2) ст.75 УПК РФ, указывающей, что доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми; недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК; 3) абз.2 п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 года, предусматривающего, что доказательства должны признаваться полученными с на-

^ Щерба е., Цоколова О. Исследование доказательств обвинения при проверке законности и обоснованности ареста // Российская юстиция. - 1994. - № 12. - С.45.

рушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.^

Порядок рассмотрения судом ходатайства о заключении под стражу имеет чёткую законодательную регламентацию, в рамках которой защитник может успещно осуществлять свою деятельность по защите от незаконного и необоснованного применения заключения под стражу в качестве меры пресечения .

В соответствии с новым уголовно-процессуальным законодательством РФ судебное разбирательство по разрешению ходатайства в суде начинается с объявления судьёй, какое ходатайство подлежит рассмотрению, далее судья разъясняет явивщимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

При этом следует соблюдать требования о необходимости :

обязательности ведения протокола судебного заседания;

рассмотрения отводов, ходатайств сторон, разъяснения прав обвиняемого, подозреваемого на

^ Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. - М., 1997. - С.534.

этой стадии процесса. В частности, при заявлении ходатайства об отложении принятия решения по аресту со стороны защиты, связанных с истребованием дополнительных материалов (данных, характеризующих личность и т.п.), следует принимать решение на основании п.З ч.7 ст.108 УПК РФ;

вручения подозреваемому (обвиняемому) копии постановления суда о применении меры пресечения в виде заключения под стражу; на случай удовлетворения отвода судьи следует при составлении графика дежурств судей предусматривать возможную замену;

при записи объяснений обвиняемого (подозреваемого) в протоколе суда учитывать возможное его использование в качестве доказательства (п. 5 Ч.2 ст.74 УПК РФ, ст.83 УПК РФ). Разъяснять право на ознакомление с протоколом и права принесения на него замечаний.

В судебном разбирательстве могут быть допрошены свидетели и должны быть оглашены имеющиеся документы. Закон не препятствует вызову свидетелей. Поэтому защитник должен ходатайствовать перед судьёй о вызове, например, лиц, хорошо знающих обвиняемого либо подозреваемого и готовых его охарактеризовать наилучшим образом (лечащего врача подзащитного, его родственников). В этой связи нельзя согласиться с теми процессуалистами, которые отвергают воз- можность допроса явившихся в судебное заседание лиц и предлагают заменить допрос на заслушивание лиц/

Затем выслушиваются лица со стороны защиты, а после - следователь, если он вызывался, и прокурор.

Обосновывая свою позицию, защитник должен выступать убедительно и обоснованно. Он обязан аргументировано доказать судье, что его подзащитный будет находиться под стражей незаконно или необоснованно. К тому же защитник может высказать просьбу о применении конкретной альтернативной меры пресечения, обычно - это подписка о невыезде, поручительство либо залог. При этом защитнику необходимо к моменту рассмотрения постановления ходатайствовать о приобщении материалов либо соответствующих документов, подтверждающих наличие письменного поручительства (двух- трех уважаемых и известных лиц), возможности внесения залога .

Задача защитника во время судебного разбирательства состоит не в том, чтобы изобличить органы уголовного преследования в их незаконной и необоснованной деятельности, а в том, чтобы добиться неприменения к его подзащитному меры пресечения в виде заключения под стражу. Поэтому, как представляется, наилучшими аргументами для достижения этой цели являются ссылки на положительные характеристики подзащитного, отсутствие у него судимости, наличие иждивенцев, ухудшившееся состояние его здоровья. По справедливому утверждению некоторых авторов, подобные аргументы нужно использовать вместо бесплодной и порою раздражающей судей критики работы органов уголовного преследования. В

^ Горобец в. Принятие судебных решений о заключении под стражу // Российская юстиция. - 2002. - № б. - С.18.

некоторых случаях даже непредвзятый судья склонен оставить заключенного под стражей, не доверяя его словам и не решаясь заменить арест залогом из опасения, что он не будет внесен по освобождении обвиняемого (подозреваемого) из-под стражи/

Надо полагать, для достижения наилучшего результата для своего подзащитного защитник должен также обратить внимание суда на проверку ходатайства следователя, дознавателя о необходимости заключения лица под стражу с позиций законности и обоснованности названного процессуального решения. Поэтому при осуществлении защиты важно, чтобы судья убедился в законности названного ходатайства путём установления следующих фактов: возбуждено ли уголовное дело в отношении данного лица; предъявлено ли ему обвинение; соблюдены ли сроки предъявления обвинения лицу в случае заключения под стражу в качестве меры пресечения в порядке ст.100 УПК РФ; вручены ли обвиняемому (подозреваемому) копии документов, на получение которых он имеет право; получено ли согласие на возбуждение указанного ходатайства от правомочного на то прокурора; предусмотрено ли статьёй, по которой предъявлено обвинение, наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет; достиг ли обвиняемый к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, с которого возможна уголовная ответственность; соблюдены ли условия привлечения к уголовной от- ветственности и заявления ходатайства об аресте лица, пользующегося статусом неприкосновенности; другие обстоя-

^ Обжалование ареста в суде: текст практического пособия в виде буклета. Подготовлен Общественным Центром содействия реформе уголовного правосудия.

тельства, которые, с учётом конкретного ходатайства и поступивших материалов, судья сочтёт необходимым выяснить.

Защитник должен обратить внимание суда на наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности подозреваемого или обвиняемого, которые подтверждают невозможность применить к лицу меру пресечения, не связанную с лишением свободы (ст. ст.10, 97- 101, 108 УПК РФ). При этом судья обязан оценить: тяжесть предъявленного обвинения; наступившие последствия правонарушения; принимал ли обвиняемый (подозреваемый) меры к предотвращению вредных последствий совершённого им деяния; характеристику личности обвиняемого; наличие или отсутствие судимостей; состояние здоровья, семейное положение, наличие или отсутствие постоянного места жительства; роль обвиняемого (подозреваемого) в составе преступной группы, его конкретные действия; обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность; наличие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность данного лица (явная ошибка в определении субъекта преступления и т.п.), и другие необходимые, по мнению судьи, обстоятельства.^

По окончании судебного разбирательства судья удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления и, вернувшись, оглашает его.

Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений: 1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства; 3) об отложении принятия решения по ходатайству стороны на

^ Рыжаков А. П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - И., 2002. - С.301-302.

срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания. В этом случае судья указывает в постановлении дату и время, до которых он продлевает срок задержания.

Следует учитывать, что судья, придя к выводу об отсутствии основания для заключения под стражу, выносит постановление об отказе в ходатайстве прокурора, не указывая, какую меру пресечения необходимо применить.

По данным нашего исследования суд удовлетворил просьбу защитника отказать в удовлетворении ходатайства о заключении лица под стражу по 8% рассмотренных материалов, хотя защитник ставил вопрос об этом по 93% материалов. По 21% материалов защитник просил суд отложить принятие решения для представления им дополнительных доказательств и по 1% таких материалов суд согласился с позицией защитника (см. приложение 2).

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению.

Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

3.3. Обжалование защитником решения суда о заключении лица под стражу и его участие в рассмотрении дела судом кассационной инстанции

Заключительным этапом деятельности защитника, связанной с избранием судом меры пресечения в виде заключения под стражу, являются действия по обжалованию судебных решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания, о продлении срока содержания под стражей, а также по участию в рассмотрении жалобы в вышестоящем суде. Из 200 уголовных дел, исследованных нами на предмет заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу, лишь в 18% случаев решения судов по этому вопросу обжаловались защитниками в кассационную инстанцию.

Рассмотрим по отдельности каждое из действий, которым может воспользоваться защитник при осуществлении своих полномочий.

Реализация защитником указанных полномочий применительно к избранной мере пресечения в виде заключения под стражу означает возможность посредством принесения жалобы добиваться отмены всякого незаконного или необоснованного заключения под стражу подозреваемого и обвиняемого.

В теории уголовного процесса считается общепринятым мнение о том, что обжалованию и судебной проверке подлежит не само содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого, а законность и обоснованность применения этой меры пресечения. Вместе с тем, на наш взгляд, следует разграничивать и выделять различные по своему характеру и содержанию жалобы на заключение под стражу. С одной стороны, это жалобы на законность и обоснованность применения рассматриваемой меры пресечения, с другой, - жалобы на содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого. В первом случае защитник осуществляет свои правомочия относительно избранной меры пресечения, во втором - речь идёт о праве обжалования действий, связанных с ущемлением надлежащего отношения к заключённому под стражу, а также условий содержания подзащитного. В этой связи, как пред- ставляется, необходимо закрепить на законодательном уровне более детальное разграничение прав защитника по обжалованию заключения под стражу, в частности, право на принесение жалоб на законность и обоснованность заключения под стражу и право на принесение жалоб на действия (бездействия) , ущемляющие надлежащее отношение к заключённому под стражу либо нарушающие условия содержания под стражей подзащитного.

При обжаловании защитником законности и обоснованности заключения под стражу он должен чётко определить предмет обжалования,

Обжалование законности заключения под стражу ставит под сомнение соблюдение любой нормы уголовно-

Чистякова B.C. За конность и обоснованность применения мер уголовно- процессуального принуждения. - М., 1978. - С.53-58; Масленникова Л. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста // Законность. - 1993. - № 2. - С. 18-19; Чувилёв А., Лобанов А. Судебный контроль за законность и обоснованностью ареста и продления срока содержания под стражей // Советская юстиция. - 1993. - № 6. - С. 12; Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. - 1994. - № 7. - С.40; Чучаев А.И., Лукьянова Л.М. судебная проверка законности и обоснованности ареста: Учебное пособие. - Ульяновск, 1997. - С.20, и др.

процессуального законодательства, регламентирующей порядок применения указанной меры пресечения и продления срока ее действия. Другими словами, при обсуждении вопроса о законности речь идет о том, «можно или нельзя» подозреваемого или обвиняемого содержать под стражей.

Если защитник жалуется на незаконность заключения под стражу, ему необходимо в жалобе привести аргументы, свидетельствующие о нарушении норм уголовно-процессуального законодательства; доказать, что содержать под стражей его подзащитного нет оснований. По нашему мнению, это означает, что:

— не оформлены все документы, которые подтверждают за- конность избранной меры пресечения (например, ненадлежаще оформлено постановление о возбуждении перед судом ходатайства о заключении под стражу); — — они оформлены не надлежащим лицом; — — не соблюдены сроки, предусмотренные УПК РФ; — — к подозреваемому или обвиняемому нельзя применять за- ключение под стражу на основании УПК РФ (например, в виду состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого); — Обжалование защитником обоснованности заключения под стражу направлено на опровержение сведений (в том числе о личности содержащегося под стражей), которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления ее срока.

В такой жалобе заш^<[тник должен обосновать, что:

— его подзащитный не будет заниматься преступной дея- тельностью на свободе; — — нет исключительных обстоятельств в случае, если под- защитного обвиняют в преступлении, за которое может быть назначено наказание два года лишения свободы и менее строгое; — — в предъявленном обвинении отсутствуют основания для его квалификации по статьям, за которые арест может быть назначен без учета вышеперечисленных оснований; — — имеются исключительные обстоятельства, при которых арест применять не нужно; — - существует возможность представления иных гарантий явки по вызовам органа уголовного преследования. - - нет оснований полагать, что скроется от следствия и суда, - На наш взгляд, реализация защитником положений п. 10 Ч.1 ст,53 УПК РФ, а именно право приносить жалобы на действия (бездействия) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом, должна быть направлена на обязательное обжалование, во- первых, постановления суда об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу и, во- вторых, постановления об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания.

Названное решение может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения, при этом срок, установленный ч.Ю ст. 108 УПК РФ для обжалования, - 3 суток со дня вынесения, срок рассмотрения дела в кассационной инстанции - не позднее 3 суток со дня поступления жалобы.

Защитник также должен учитывать, что суды исчисляют срок рассмотрения дела в кассационной инстанции с момента поступления дела в вышестоящий суд. Срок же его направления в кассационную инстанцию определяется в зависимости от возможности извещения сторон о поступившей жалобе, но не более 7 суток с момента её поступления в районный суд.

По мнению некоторых процессуалистов, если жалоба подана защитником, он не вправе ее отозвать; защитник и законный представитель не могут отозвать жалобу обвиняемого (подозреваемого) / Вместе с тем ч.З ст.359 УПК РФ указывает, что лицо, подавшее жалобу или представление, вправе отозвать их до начала заседания суда апелляционной или кассационной инстанции.

Другие учёные считают, что если защитник не участвовал в суде первой инстанции, он составляет жалобу от своего (а не подзащитного) имени, приобщает к ней ордер юридической консультации и кассационная инстанция обязана рассмотреть данную жалобу.^

На наш взгляд, позиция защитника по вопросу обжалования судебных решений о заключении под стражу должна быть обязательно согласована с обвиняемым (подозреваемым). Точно так же действия защитника в этом направлении могут лишь соответствовать мнению своего подзащитного, но никак не расходиться с ним, В пользу этого свидетельствует следующий пример из практики.

Так, Березин подозревался в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении своей племянницы С. Березин был заключен судьей под стражу. Из мате-

^ Обжалование ареста в суде: текст практического пособия в виде буклета. Подготовлен Общественным Центром содействия реформе уголовного правосудия; Пашин С. А. Обжалование арестов. Практическое пособие. Подготовлено Общественным Центром содействия реформе уголовного правосудия. - М., 1997. - С.56-57.

^ Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М., 1982. - С.126.

риалов, обосновывающих постановление о возбуждении ходатайства перед судом о заключении Березина под стражу, следовало, что Березин был допрошен в качестве подозреваемого без участия защитника, в то время как в деле не содержалось письменного отказа задержанного от оказания ему услуг адвокатом-защитником. К тому же отсутствовал ордер юридической консультации, выданный конкретному адвокату, что свидетельствовало о том, что явка адвоката не была реально обеспечена следователем подозреваемому. Вступивший в процесс защитник обжаловал постановление суда о заключении Березина под стражу по указанным основаниям. В свою очередь сам арестованный подал возражения на жалобу защитника с просьбой не рассматривать ее, так как признает себя виновным и боится мести со стороны родст- венников. В результате суд кассационной инстанции в судебном заседании принял решение не рассматривать жалобу защитника.^

Следует отметить, что закон довольно строго подходит к соблюдению процессуальной формы кассационной жалобы. В этой связи кассационная жалоба защитника на постановление суда об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу должна содержать: 1) наименование суда кассационной инстанции, в который подаётся жалоба; 2) данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения; 3) указание на решение, которое обжалуется, и наименование суда, его вынесшего; 4) доводы лица, подавшего жалобу, с указанием оснований, предусмотренных ст.37 9 УПК РФ; 5) перечень прилагаемых к

^ Архив Краснодарского краевого суда за 2003 г. Дело № 08712-2.

жалобе материалов; 6) подпись лица, подавшего жалобу представление,

Если поданная жалоба защитника не соответствуют указанным требованиям, и это препятствует рассмотрению уголовного дела в кассационном порядке, то жалоба возвращается судьей, который назначает срок для её пересоставления .

Второй вид жалобы, которую может подать защитник в кассационном порядке, имеет своим предметом решение суда в порядке п.З Ч.7 ст.108 УПК РФ об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания.

Необходимо отметить, что обжалование защитником в кассационном порядке названного судебного решения в случае его вынесения, должно быть продиктовано не только интересами защиты в целом от незаконного и необоснованного заключения под стражу, но и соблюдения прежде всего положений Конституции РФ и норм уголовно-процессуального закона, посвящённых правам и свободам человека.

Статья 22 Конституции РФ гласит, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов.

Однако постановление судьи об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания находится, как уже отмечалось ранее, в противоречии с названными конституционными положениями. Этим постановлением судьи срок задержания с 4 8 часов продлевается ещё на 72 часа, тем самым общий срок задержания вопреки ст.22 Конституции РФ становится 120 часов (5 суток) .

Указанные выводы защитник вправе отразить в кассационной жалобе на постановление суда об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания.

Теперь обратимся к вопросу об участии защитника в рассмотрении жалобы в вышестоящем суде по итогам судебного разбирательства ходатайства о заключении под стражу.

Обжалование решений суда, вынесенных по результатам судебного рассмотрения ходатайства о заключении под стражу, по действующему законодательству возможно в кассационном порядке. Среди субъектов, пользующихся правом такого кассационного обжалования, указан в соответствии со ст.354 УПК РФ и защитник обвиняемого (подозреваемого).

По данным анкетирования материалов об обжаловании решения суда о заключении лица под стражу по 100 уголовным делам защитник принимал участие при рассмотрении указанных материалов судом кассационной инстанции в 9 9 случаях. Обвиняемый (подозреваемый) в пересмотре не участвовали, их представители присутствовали в суде в 5 случаях. Прокурор участвовал при пересмотре всех 100 материалов (см. приложение 3) .

При поступлении уголовного дела с кассационной жалобой защитника на судебное решение по результатам рассмотрения ходатайства о заключении под стражу судья назначает дату, время и место судебного заседания. О дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте заседания суда кассационной инстанции, не препятствует рассмотрению уголовного дела.

Председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое уголовное дело рассматривается и по чьей кассационной жалобе. После этого председательствующий объявляет состав суда, фамилии, имена и отчества лиц, являющихся сторонами по уголовному делу и присутствующих в судебном заседании, а также фамилию, имя и отчество переводчика, если он участвует в судебном заседании.

Председательствующий выясняет у участников судебного разбирательства, имеются ли у них отводы и ходатайства.

После разрешения отводов и ходатайств один из судей (докладчик) кратко излагает содержание обжалуемого судебного решения, а также кассационной жалобы защитника. Далее суд заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу, в обоснование своих доводов и возражения другой стороны. При наличии нескольких жалоб последовательность выступлений определяется судом с учетом мнения сторон.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями главы 37 УПК РФ.

В этой связи необходимо признать целесообразным предложение некоторых авторов о том, чтобы регламентировать в процессуальном законе права вызывать и допрашивать при рассмотрении дела в порядке надзора либо кассации эксперта, свидетелей,^

В подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационных жалобе, защитник вправе представить в суд кассационной инстанции дополнительные материалы.

Надо полагать, что поскольку дополнительные материалы не могут быть получены путем производства следственных действий, постольку защитник, представляющий суду дополнительные материалы, обязан указать, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их представления .

По нашему мнению, здесь защитник должен представить те дополнительные материалы, которыми можно установить наличие в действиях органов уголовного судопроизводства нарушений уголовно-процессуального закона. К таким дополнительным материалам следует относить сведения о:

  • нарушении правил подсудности при рассмотрении хода- тайства о заключении под стражу (ходатайство рассматривал не тот суд, который должен это делать согласно закона);
  • рассмотрении ходатайства о заключении под стражу судьей, подлежащим отводу, либо с участием прокурора, подлежащего отводу;
  • стеснении права обвиняемого (подозреваемого) на защиту (например, непредоставление защитника по просьбе арестованного, отказ подозреваемому, обвиняемому в ознакомлении с поступившими в суд материалами);
  • ^ Алексеев в. Надзорное производство нуждается в совершенствовании// Социалистическая законность. - 1965. - № 12. - С.44; М. , 1971. - С.66- 73.

  • невнимательном отношении судьи к явному процессуальному нарушению, допущенному при заключении лица под стражу;
  • признании достаточным для подтверждения ходатайства о заключении под стражу стороной обвинения копиями материалов для подтверждения суду;
  • любых иных нарушениях уголовно-процессуального зако- нодательства, норм международного права, касающихся вопросов уголовно-процессуального характера.
  • Вывод о том, что защитник должен представлять именно такого рода дополнительные материалы, вытекает из анализа решений, выносимых судом кассационной инстанции, а также их оснований.

Основаниями отмены или изменения судебного решения по итогам рассмотрения ходатайства о заключении под стражу судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно- процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Остальные основания отмены или изменения судебного решения по итогам рассмотрения ходатайства о заключении под стражу судом кассационной инстанции не имеют отношения к указанному виду ходатайства.

В результате рассмотрения жалобы защитника на судебное постановление по итогам рассмотрения ходатайства о заключении под стражу в кассационном порядке суд может принять одно из трех решений: 1) об отмене обжалуемого судебного решения и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции; 2) об отмене постановления судьи и освобождении лица из-под стражи; 3) об оставлении постановления судьи без изменения, а жалобы без удовлетворения.

При изучении нами 100 материалов проверки постановлений судей о заключении под стражу судом кассационной инстанции было выявлено, что из всей совокупности исследованных материалов указанные решения принимались соответственно в 5%, 13% и 87% случаев. Все 100 материалов были рассмотрены с соблюдением установленного законом трёхдневного срока (см. приложение 3).

Кассационное определение, в соответствии с которым осужденный подлежит освобождению из-под стражи, исполняется в этой части немедленно, если осужденный участвует в заседании суда кассационной инстанции. В иных случаях копия кассационного определения или выписка из резолютивной части кассационного определения в части освобождения осужденного из-под стражи направляется администрации места содержания под стражей для немедленного исполнения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части исследования автор считает необходимым наиболее значимые и важные моменты диссертации изложить как в форме теоретических выводов, так и тех предложений, которые, на наш взгляд, должны найти отражение в Уголовно-процессуальном кодексе РФ и в практике применения его норм.

1, Участие защитника при применении задержания и заключения лица под стражу представляет собой специфическую и неразрывную часть его защитительной деятельности по уголовному делу, характеризующейся следующими особенностями. Во-первых, особым непосредственным её предметом, заключающимся в защите конституционных прав и прежде всего неприкосновенности личности, а также иных прав в ходе применения указанных средств процессуального принуждения. Во-вторых, её непосредственной целью, состоящей в том, чтобы всеми допустимыми средствами защиты содействовать законному и обоснованному применению рассматриваемых мер и, в частности, предупредить неправомерное заключение под стражу. В-третьих, средствами осуществления этой цели служат, за некоторыми исключениями, те же полномочия (процессуальные права) защитника, которыми он наделён для защиты от обвинения и осуждения и которые, следовательно, являются в этом смысле едиными, но в то же время различными по своей направленности.

  1. Субъектом, подлежащим задержанию, может быть всякое подозреваемое в совершении преступления лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Законодатель при определении понятия подозреваемого в Ч.1 ст.4 6 УПК РФ исходит из факта или возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица, либо из факта задержания лица в соответствии со статьями 91 и 92 УПК, или из факта избрания меры пресечения в соответствии со статьей 100 УПК РФ и не учитывает при этом, что появление подозреваемого обусловлено прежде всего возникшим против него подозрением. Поэтому Ч.1 ст.4 6 УПК РФ следует изменить и изложить в следуюш;ей редакции: «Подозреваемым является лицо, в отношении которого имеются сведения о возможном совершении им преступления и при этом: 1) либо против которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, уста- новлеными главой 20 настояш;его Кодекса; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настояш,его Кодекса; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 на- стояш,его Кодекса».
  2. В Ч.1 ст.10 УПК РФ закреплено положение о том, что до судебного решения лицо (выделено нами - А.Р.) не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов. Согласно ст.91 УПК РФ орган дознания, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления (выделено нами - А.Р.), за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии соответствующих оснований. Такое несовпадение формулировок названных статей по данному вопросу необходимо разрешить в пользу ст.91 УПК РФ. Буквальное толкование
  3. Ч.1 ст.10 УПК РФ в принципе допускает применение задержания к обычному лицу, не являющемуся подозреваемым. Поэтому предлагается следующая более точная, на наш взгляд, формулировка Ч.1 ст. 10 УПК РФ: «Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо, подозреваемое в совершении преступления, не может быть подвергнуто задержанию на срок более 4 8 часов».

  4. Реализация деятельности защитника при применении задержания подозреваемого целиком и полностью возможна лишь с момента своевременного допуска его к участию в уголовном деле. Поэтому от решения указанной проблемы во многом зависит и надлежащие результаты самой защиты.

Как представляется, решение проблемы надлежащего допуска к участию в уголовном деле защитника подозреваемого зависит от совершенствования процедуры составления протокола задержания. Учитывая, что моменты задержания и доставления в органы с составлением протокола задержания могут существенно разниться, времени на вызов адвоката практически не остаётся.

На наш взгляд, протокол задержания подозреваемого необходимо составлять немедленно после задержания лица в качестве подозреваемого, соответственно в нём указывать реальное время фактического задержания. Одновременно с этим в законе следует закрепить обязанность должностного лица, составляющего указанный протокол, уведомить защитника, избранного задержанным, либо иным способом гарантировать реализацию права подозреваемого на получение квалифицированной юридической помощи. Таким образом, ч.1 ст. 92 УПК РФ предлагается изложить в следующей редакции: «Протокол задержания подозреваемого составляется немедленно после момента фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 4 6 настоящего Кодекса, а также обеспечивается возможность допуска к участию в уголовном деле защитника с момента фактического задержания»,

  1. Ознакомление защитника с протоколом задержания по- дозреваемого, а также с протоколами следственных действий, произведённых в связи с задержанием с участием самого подозреваемого, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться задержанному, является действенным средством осуществления защиты подозреваемого от незаконного и необоснованного задержания.

Законодатель прямо предусмотрел право подозреваемого получить копию протокола задержания (п.1 ч.4 ст.4 6 УПК РФ). Подобное правомочие, как представляется, должно быть предусмотрено и в перечне прав защитника, поскольку получение на руки копии данного протокола позволит более подробно проанализировать и сделать соответствующие выводы из сложившейся ситуации защитнику и его подзащитному, которые смогут к тому же в любой момент обратиться к существу данного документа.

Таким образом, соответственно, ст.53 УПК РФ необходимо дополнить указанием на то, что защитник имеет право знакомиться с протоколом задержания и получить его копию непосредственно после составления данного протокола.

  1. Действующий порядок не обязывает лицо, составляющее данный протокол, указывать в нём место фактического задержания подозреваемого, а также пункт, часть, статью УК РФ преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Однако названные обстоятельства и данные имеют очень важное значение для решения вопроса о законности и обоснованности применения задержания подозреваемого. Поэтому, на наш взгляд, ч.2 ст.92 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, место фактического задержания подозреваемого, а также пункт, часть, статью УК РФ преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, результаты личного обыска подозреваемого и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым».
  2. Участвуя в различных следственных и процессуальных действиях при задержании подозреваемого, защитник может активно воздействовать на их непосредственный ход, а также полученные результаты путём заявления ходатайств перед лицами, имеющими непосредственное отношение к произведённому задержанию.
  3. Согласно ст.122 УПК РФ, орган расследования обязан сообщить лицу, заявившему ходатайство, о результатах его рассмотрения. Закон не устанавливает срока, в течение которого заявитель должен быть уведомлен о принятом решении соответствующим органом. Как правило, защитник получает решение по почте, адресуемое в его юридическую консультацию и это не позволяет ему быстро реагировать на решения по заявленным ходатайствам. В этой связи представляется необходимым внести изменения в закон и ст.112 УПК РФ «Разрешение ходатайства» изложить в следующей редакции: «Об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд - определение, которое доводится в течении 24 часов до сведения лица, заявившего ходатайство. Решение по ходатайству может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса».

  4. Думается, что основания меры пресечения в виде заключения под стражу необходимо рассматривать в неразрывной связи, с одной стороны, со сведениями, указывающими на вероятную возможность совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, для предотвращения которых избирается рассматриваемая мера пресечения, и, с другой, - обстоятельствами, которые образуют неправомерные действия обвиняемого (подозреваемого). Одновременное наличие этих двух составляющих в совокупности рождает основание избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Фактически такая конструкция оснований и предусмотрена в Ч.1 ст. 97 УПК РФ, в которой в то же время не совсем точно обозначается термином основания лишь первая их составляющая, т.е. указанные сведения. Следует уточнить формулировку Ч.1 ст.97, изложив её содержание в следующем виде: «Дознаватель, следователь, прокурор, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии сведений, свидетельствующих о том, что обвиняемый может:

1) скрыться от дознания, предварительного следствия или суда; 2) 3) продолжать заниматься преступной деятельностью; 4) 5) угрожать свидетелю, иным участникам уголовного су- допроизводства, уничтожить доказательства либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу». 6) 9. В ст.53 УПК РФ прямо не предусматривается полномочие защитника на ознакомление с материалами, направляемыми органами расследования в суд для решения вопроса о заключении лица под стражу. Необходимое законодательное решение вопроса об ознакомлении защитника с указанными материалами требует, во- первых, следует прежде всего дополнить УПК РФ указанием о том, что защитник имеет право знакомиться с материалами, направляемыми органами расследования в суд для заключения лица под стражу. Соответственно, в Ч.1 ст.53 УПК РФ необходимо включить новый пункт следующего содержания: «знакомиться с постановлением о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также документами, подтверждающими данное постановление».

Во-вторых, представляется необходимым, возложить уголовно- процессуальным законом на органы расследования обязанность одновременно с направлением указанных материалов в суд извещать об этом защитника с тем, чтобы обратиться к судье до начала их рассмотрения с ходатайством об ознакомлении с указанными материалами,

  1. Новое уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации впервые понятие «мотив» использует в ч.З ст.108 УПК РФ, требуя его указания содержании постановления о возбуждении перед ходатайства об избрании судом в качестве меры пресечения заключения под стражу. В то же время в постановлении следователя, дознавателя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствует указание на то, что в нём должны содержаться, наряду с условиями и основаниями, также мотивы, в силу которых возникла необходимость в заключении обвиняемого или подозреваемого под стражу и исключается возможность избрания иной меры пресечения. В этой связи вносится предложение дополнить Ч.7 ст.108 пунктом четвёртым, в котором закрепить предлагаемую норму. В описательную часть Приложения 5 0 («Постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу») следует включить требование о необходимости указания в ней наряду с основаниями и условием также и мотива избрания данной меры.

  2. В ситуации, когда судья выносит постановление об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания, ущемляются права стороны защиты по отношению к стороне обвинения. Данный вывод следует из того, что судья принимает указанное решение при недостаточности сведений для обоснования избрания заключения под стражу, тогда как по смыслу принципа презумпции невиновности все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого (подозреваемого). Поэтому, если органы уголовного преследования не смогли надлежащим образом обосновать необходимость избрания меры пресечения в виде заключения под стражу после задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, судья не должен идти «на поводу» у названных органов и по их ходатайству увеличивать срок кратковременного лишения свободы лица ещё на 72 часа. Исходя из всего сказанного, по нашему мнению, в ч.7 ст.108 УПК РФ необходимо исключить такой вид решения судьи, как постановление об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания. Соответственно ч.7 ст.108 УПК РФ должна выглядеть в следуюш,ей редакции: «Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следуюш,их постановлений: 1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников

  1. НОРМАТИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1.1. Конституция Российской Федерации. - М., 1997. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. - М., 2 0 02. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 2001, 1.6. 1.7. Уголовный кодекс Российской Федерации. - СПб., 1996. 1.8. 1.9. О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон. 1.10. 1.11. О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 98-ФЗ / Принят Государственной Думой 27 июня 2002 года. Одобрен Советом Федерации 10 июля 2002 года. 1.12. 1.13. О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ / Принят Государственной Думой 2 9 мая 2002 года. Одобрен Советом Федерации. 1.14. 1.15. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 г, N 63- ФЗ / Принят Государственной Думой 26 апреля 2002 года. Одобрен Советом Федерации 15 мая 2002 года // СЗ РФ. - 2002. - № 7. 1.16. 1.17. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон РФ от 15.07.1995 года № 103-ФЗ с изменениями от 21.07.1998 года // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 29. - Ст.21; 1998. - № 30. - Ст.3613. 1.18. 2. ОФИЦИАЛЬНО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ, СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

2.1. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. 2.2. 2.3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, 2.4. 2.5. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения . - Т.1. - М., 2000. 2.6. 2.7. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме / Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М., 1999. 2.8. 2.9. Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утверждённые приказом МВД РФ от 2 6.12.1996 года № 41 и согласованные с Генеральной прокуратурой РФ 3.03.1996 года, частично изменённые приказом МВД РФ № 202 от 15.04.1996 года. 2.10. 2.11. Правила внутреннего распорядка следственного изолятора: Приказ Министра юстиции РФ от 15.05.2000 года № 148 . 2.12. 2.13. О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей: Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума № б от 29 сентября 1994 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. - М., 19 97, 2.14. 2.15. О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года: Постановление Пленума Верховного Суда РФ №б от 2 9 сентября 1994 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 19 95.- № 2. 2.16. 2.17. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам. - М., 1997. 2.18. 2.19. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Собрание законодательства РФ. - 2000. - № 27. - Ст.2882. 2.20. 2.21. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений ст.133, Ч.1 ст.218 и ст.220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кех- мана, В. И. Монастырецкого, Д. И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 14. - Ст.1749. 2.22. 2.23. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности статей 220^ и 220^ УПК РСФСР от 3 мая 1995 года // Российская газета, 28 мая, 1995. 2.24. 2.25. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1989. - №23. - Ст.441-442. 2.26. 2.27. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1992. - №5. 2.28. 2.29. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1992. - №4. 2.30. 2.31. Архив прокуратуры Прикубанского административного округа г. Краснодара. Дело № 957 87. 2.32. 2.33. Архив прокуратуры Прикубанского административного округа города Краснодара. Дело № 958 98. 2.34. 2.35. Архив Краснодарского краевого суда за 2002 г. Дело № 93767/021. 2.36. 2.37. Архив Краснодарского краевого суда за 2003 г. Дело №08712- 2. 2.38. 2.39. Архив Краснодарского краевого суда за 2003 г. Дело № 232001. 2.40. 2.41. Архив Прикубанского районного суда г.Краснодара за 2002 г. Дело № 996310. 2.42. 2.43. Архив Прикубанского районного суда г.Краснодара за 2002 г. Дело №239/02-76. 2.44. 3. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА: МОНОГРАФИИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ

3.1. Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого, - Томск, 1983. 3.2. 3.3. Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. - М., 1971. 3.4. 3.5. Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. 3.6. 3.7. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. 3.8. 3.9. Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1990. 3.10. 3.11. Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания: Лекция. - Омск: Омская ВШМ, 1976. 3.12. 3.13. Гаврилов С.Н. Адвокат в уголовном процессе. - М., 1996. 3.14. 3.15. Галкин B.C., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. - М., 1968. 3.16. 3.17. Гальперин И.П., Полозков Ф.А. Участие общественности в советском уголовном процессе. - М., 1961. 3.18. 3.19. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 198 9- 3.20. 3.21. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М., 1999. 3.22. 3.23. Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления: Учебное пособие. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. 3.24. 3.25. Гуткин И.М. Дальнейшее развитие советского уголовно- процессуального законодательства. - М.: Академия МВД СССР, 1978. 3.26. 3.27. Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания. - М., 1980. 3.28. 3.29. Давлетов А, А. Подозрение и защита. Учебно- практическое пособие. - Екатеринбург, 1997. 3.30. 3.31. Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, - Свердловск, 1961. 3.32. 3.33. Даньшина Л.И,, Чувилёв А. А. Применение органами расследования меры пресечения - заключения под стражу. - М., 1975. 3.34. 3.35. Денежкин Б. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Саратов, 1982. 3.36. 3.37. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под редакцией В,А. Власихина. - М., 2000. 3.38. 3.20 Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел: Учебное пособие. - Киев, 1987 .

3.21. Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты по уголовным делам. - Уфа, 1978. 3.22. 3.23. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории и практики). - Казань: Изд. Казанского ун-та, 1981. 3.24. 3.25. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. 3.26. 3.27. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. - Ижевск, 1997. 3.28. 3.29. Иванов В.А. Дознание в советском уголовном процессе. - Л., 1966. 3.30. 3.31. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. 3.32. 3.33. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. 3.34. 3.35. Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань, 1974. 3.36. 3.37. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж: Изд. Воронежского ун-та, 1973. 3.38. 3.39. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: до- казательства и доказывание. - Воронеж, 1995. 3.40. 3.41. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.В. Мозякова. - 3.42. 2- е издание, переработанное и дополненное. - М., 2002. 3- 3.43. Копьева А.Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. - Иркутск, 1990. 3.44. 3.45. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978. 3.46. 3.47. Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. - М., 1981. 3.48. 3.49. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. 3.50. 3.51. Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002. 3.52. 3.53. Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. - Самара, 2000. 3.54. 3.55. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: про- цессуальные функции. - М., 1986. 3.56. 3.57. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964. 3.58. 3- 40. Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно- практическое пособие / Под редакцией И.Б. Мартковича. - М., 1997. 4- 4.41. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в советском уголовном процессе - Л., 1959. 4.42. 4.43. Лупинская П. А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. 4.44. 3.43. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М., 1996.

4.45. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном су- допроизводстве. - Киев, 1984. 4.46. 4.47. Навасардян В.Р. Право на защиту подозреваемого, об- виняемого и подсудимого в уголовном процессе. - СПб., 2000. 4.48. 4.49. Обжалование ареста в суде: текст практического пособия в виде буклета. Подготовлен Общественным Центром содействия реформе уголовного правосудия. 4.50. 4.51. Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1989. 4.52. 4.53. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М., 2000. 4.54. 4.55. Панько Н. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. - Воронеж, 2000. 4.56. 4.57. Пашин С.А. Обжалование арестов. Практическое пособие. Подготовлено Общественным Центром содействия реформе уголовного правосудия. - М., 1997. 4.58. 4.59. Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно- процессуальное принуждение. - М., 1985. 4.60. 4.61. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 198 9. 4.62. 4.63. Перлов И.Д. Право на защиту. - М., 1969. 4.64. 4.65. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под редакцией В.М. Савицкого. - М., 1983. 4.66. 4.67. Рахунов Р.Д, Участники уголовно-процессуальной дея- тельности, - М., 1961. 4.68. 4.69. Резник Г.М., Славин М.М. Конституционное право на защиту. - М., 1980. 4.70. 4.71. Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. - Волгоград, 1997 . 4.72. 4.73. Рыжаков А. П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. - Тула, 1996. 4.74. 4.75. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М., 2002. 4.76. 4.77. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). - Издание 2-е / Под редакцией Б.П. Смагоринского. - М., 1994. 4.78. 4.79. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. 4.80. 4.81. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М., 1982. 4.82. 4.83. Строгович М.С. Процессуальное положение и процессуальные функции защитника. - М.,194 8. 4.84. 4.85. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. 4.86. - М., 1958 . - Т.1. - 4.87. Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) / Ответственный редактор Н.В. Жогин. - М., 1966. 4.88. 4.89. Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. 4.90. 4.91. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. 4.92. - М.: Юрид. лит., 19 91. - 4.93. Томин В.Т., Поляков М.П. Развитие уголовно- процессуального законодательства на постсоветском пространстве: констатации, оценки, тенденции, прогнозы. Н.Новгород, 1999. 4.94. 4.95. Фойницкий И.Я. Защита в уголовном процессе как служение общественное. - СПб., 1885. 4.96. 4.97. Хайнак Н.П., Хайнак О.Н. Арест и нахождение в следственном изоляторе. - М., 1997. 4.98. 4.99. Чистякова B.C. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. - М., 1978. 4.100. 4.101. Чувилёв А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. - М., 1989. 4.102. 4.103. Чувилёв А.А,, Сергеев А.И., Даньшина Л.И. Применение органами расследования меры пресечения - заключения под стражу. - М., 1975. 4.104. 4.105. Чучаев А.И., Лукьянова Л.М. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Ульяновск, 1997. 4.106. 4.107. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. 4.108. 4.109. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2 000. 4.110. 4.111. Шейфер С. А. Следственные действия. Система и про- цессуальная форма. - М.: Юрид. лит., 1981. 4.112. 4.113. Шейфер С. А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. 4.114. 4. СТАТЬИ

4.1. Акинча Н.А. Участие защитника на предварительном следствии в советском уголовном процессе / Ученые записки Саратовского юридического института. Выпуск X, - 19 62. 4.2. 4.3. Алексеев В. Надзорное производство нуждается в со- вершенствовании // Социалистическая законность. - 1965. - № 12. 4.4. 4.5. Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Российская юстиция. - 2001. - № 3. 4.6. 4.7. Баркан С., Пастухов М. Много ли прав у защитника? // Советская юстиция. - 1991. - № 1. 4.8. 4.9. Безлепкин Б.Т. Комментарий к ст.91 УПК РСФСР / Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Савицкого, Б. Т. Безлепкина, П. А, Лупинской, И.Л. Петрухина. - М., 1999. 4.10. 4.11. Божьев В.П. Обеспечивается ли обвиняемому право выбора защитника? // Государство и право. - 1993. - № 2. 4.12. 4.13. Будников В.Л. Право подозреваемого на жалобу - одна из гарантий обоснованности применения к нему мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. - Волгоград, 1987. 4.14. 4.15. Быков В.М, Подозреваемый как участник уголовного су- допроизводства со стороны защиты // Российская юстиция. - 2003. - № 3. 4.16. 4.17. Волков В., Подольный А. Как гарантировать квалифицированную юридическую помощь // Уголовное право. - 2000. - № 5. 4.18. 4.19. Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе / В помощь адвокату. - Краснодар, 1972. 4.20. 4.21. Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе // Советское государство и право. - 1978.- № 1. Горобец В. Принятие судебных решений о заключении под стражу // Российская юстиция. - 2002. - №6. 4.22. 4.23. Драченов А., Тенчов Э. Судебная проверка законности и обоснованности арестов // Советская юстиция. - 1993. - №19. 4.24. 4.25. Дроздов Г.В. Пределы допустимости применения пред- варительного заключения под стражу в досудебном производстве // Советское государство и право. - 1990. - № 4. 4.26. 4.27. Золотых В. Заключение под стражу по решению суда. Обобщение практики применения ст.108 УПК РФ // Российская юстиция. - 2002. - № 11. 4.28. 4.29. Козловский Н.А. Основания подозрения и задержания по действующему уголовно-процессуальному законодательству / Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1988. 4.30. 4.31. Копейко П., Иванов Л. Строго соблюдать закон при задержании подозреваемых в совершении преступлений // Со- циалистическая законность. - 1964. - № 3. 4.32. 4.33. Кудин Ф.М. Условия и основания применения мер пресечения в советском уголовном процессе / Уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства: Сб. науч. тр. - Свердловск, 1974. 4.34. 4.35. Кудин Ф.М. Подозрение как условие применения мер процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования / Сборник научных трудов. 4.36. - Волгоград, 1987. - 4.37. Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и пределы // Российская юстиция. 4.38. - 2002. - № 8. - 4.39. Куцова Э.Ф. Право на защиту и интересы в советском уголовном процессе // Правоведение. - 1983. - № 2. 4.40. 4.41. Куцова Э.Ф. Расширить процессуальные права свидетеля // Советская юстиция. - 1965. - № 22. 4.42. 4.43. Ларин A.M. На подозрение 24 часа // Советская юстиция. - 19 91. - № 19. 4.44. 4.45. Ларин A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве / Общая теория прав человека. Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор Е.А. Лукашева. - М., 1996. 4.46. 4.47. Лобанов А. Участие защитника в следственных действиях // Законность. - 1995. - № б. 4.48. 4.49. Лукашевич В.З. Об участии защитника в советском уголовном судопроизводстве с момента задержания, ареста или предъявления обвинения // Правоведение. - 1991. - № 1. 4.50. 4.51. Масленникова Л. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста // Законность. - 1993. - № 2 . 4.52. 4.53. Масленникова Л. Обжалование в суд ареста: трудности практики // Законность. - 1993. - № 6. 4.54. 4.55. Навасардян В.Р. Актуальные вопросы обеспечения права на защиту обвиняемого на предварительном следствии // Правоведение. - 1999. - № 5. 4.56. 4.57. Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. - 1994. - № 7. 4.58. 4.59. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в свете нового УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. - 2002. - № 1-2. 4.60. 4.61. Петрухин И.Л. Уголовно-процессуальное принуждение / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухи- на. - М., 2001. 4.62. 4.63. Петрухин И.Л. Задержание и его место в системе мер принуждения / Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. - М., 2001. 4.64. 4.65. Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности / Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. - Вып. № 8. - М., 1992. 4.66. 4.67. Петрухин И. Сроки содержания обвиняемого под стражей // Советская юстиция. - 1988. - № 4. 4.68. 4.69. Питулько К.В. Право на защиту подозреваемых и обвиняемых, задержанных и заключённых под стражу // Правосудие. - 2001. - № 5. 4.70. 4.71. Плетнёв В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. - 2002. - № 9. 4.72. 4.73. Попов е., Цепляева Г. Нормы нового УПК о подозреваемом не обеспечивают гарантии его конституционных прав // Российская юстиция. - 2002. - № 10. 4.74. 4.75. Похмелкин В. А. Задержание по советскому уголовно- процессуальному законодательству // Советское государство и право. - 1958. - № 12. 4.76. 4.77. Раудсалу В.Ю, Доказательственная сила дополнительных материалов, представленных в суд второй инстанции// Советское государство и право. - 1965. - № 12. 4.78. 4.79. Росинский В. Вправе ли суд нарушить срок содержания под стражей? // Российская юстиция. - 2001. - № 12. 4.80. 4.81. Руднев В. Судебный арест: первые оценки и новая статистика // Российская юстиция. - 2002. - № 10. 4.82. 4.83. Савицкий В.М. Престиж адвокатуры // Правда от 22 марта 1987 года. 4.84. 4.85. Синайский Э.Д. Основные вопросы защиты в уголовном процессе // Советское государство и право. - 1961. - № 15. 4.86. 4.87. Строгович М.С, Процессуальное положение адвоката в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. - 1958. - № 3. 4.88. 4.89. Томин В. Т. Самозащита и защита законопослушного гражданина: контуры проблемы / Вестник НГУ, - Н.Новгород, 1998 . 4.90. 4.91. Тыричев И.В. Уголовно-процессуальные функции / Уголовно- процессуальное право: Учебник / Под общей ред. П.А. Лупинской. - 2-е изд., переработанное и дополненное. - М., 1997. 4.92. 4.93. Фоков А. Участие защитника в стадии судебного контроля // Российская юстиция. - 2000. - № 2. 4.94. 4.95. Фуфыгин Б.В. О доказательственном значении протокола задержания подозреваемого / Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений: Сборник научных трудов Иркутского ун-та. - Вып. № 15. - Иркутск, 1980 . 4.96. 4.97. Химичева О. В. Право обжалования / Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.В, Мозякова. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 2002. ? 4.98. 4.99. Чельцов М.А Некоторые вопросы защиты в свете Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик / Судебные речи советских адвокатов. - М., I960. 4.100. 4.101. Чельцов М.А К вопросу о процессуальном положении защитника-адвоката / Ученые записки ВЮЗИ. - Выпуск № 14. - М., 1964. 4.102. 4.103. Чистякова B.C. Меры уголовно-процессуального принуждения / Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - М., 1997. 4.104. 4.105. Чувилёв А., Лобанов А. Судебный контроль за законность и обоснованностью ареста и продления срока содержания под стражей // Советская юстиция. - 1993. - № 6. 4.106. 4.107. Шейфер С.А. Доказательственное значение задержания подозреваемого // Социалистическая законность. - 1972. - № 3. 4.108. 4.109. Шейфер С.А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя по новому УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. - 2002. - № 1-2. 4.110. 4.111. Щерба е., Цоколова О. Исследование доказательств обвинения при проверке законности и обоснованности ареста // Российская юстиция. - 1994. - № 12. 4.112. 5. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

5.1. Гречишникова О.С. Обеспечение прав обвиняемого и по- дозреваемого при применении процессуального принуждения: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Волгоград, 2001. 5.2. 5.3. Гусельникова Е.В. Заключение под стражу в системе мер пресечения: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Томск, 2001. 5.4. 5.5. Зинатуллин 3.3. Эффективность уголовно- процессуального принуждения: Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора юридических наук. - Ленинград, 1984. 5.6. 5.7. Калюжная В.А. Процессуальные и тактические проблемы участия защитника в следственных действиях: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 1998. 5.8. 5.9. Корнуков В.М. Вопросы теории и практики применения мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Саратов, 1970. 5.10. 5.11. Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии пред- варительного расследования: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 1998. 5.12. 5.13. Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, - Краснодар, 1999. 5.14. 5.15. Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в российском уголовном процессе: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - Краснодар, 2000. 5.16. 5.17. Сергеев А. И. Гарантии неприкосновенности личности, связанные с задержанием и предварительным заключением под стражу, в советском уголовном процессе: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - М., 1971. 5.18. 5.19. Солтанович А. В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Минск, 1992.

Результаты анкетирования уголовных дел по участию защитника при

задержании подозреваемого ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ % Кол- во Обстоятельства, повлекшие появление подозреваемого в деле - возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица 12 24 - задержание 86 172 - избоание меры пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ 2 4 - допрос лица в качестве подозреваемого (при отсутствии иных указ обстоятельств) 0 0 Протокол задержания А^указание на время составления протокола - имеется 89 178 - не имеется 11 22 Б)указание на время фактического задержания - имеется 76 152 - не имеется 24 48 В)указание на время доставления - имеется 5 10 - не имеется 95 190 Поснования задержания - указаны 58 116 к ? - .. —— ——

  • не указаны или указаны неверно 42 84 Д)мотивы задержания
  • указаны 10 20 „ ? г , , _ ,— ——

  • не указаны или указаны неверно 90 180 Е)соблюдение условий задержания
  • условия соблюдены 84 168 ?= условия не соблюдены 16 32 Ж)разъяснение прав подозреваемого
  • разъяснены 98 196 А …. — ?— —

  • не разъяснены 2 4 3)личный обыск
  • производился 77 154
  • не производился 23 46

Шппобтпение о залеожании родственникам - имеется 15 30 - не имеется 85 170 КЪамечания к протоколу поступили от - защитника 12 24 - подозреваемого 8 16 - понятых 0 0 - законного представителя 1 2 Л’іпопписи лиц в протоколе - подозреваемый 90 180 - защитник 100 200 - понятые 35 70 - законный представитель 10 20 - следователь (дознаватель) 100 200 Лопоос подозреваемого А^время допроса - до составления протокола задержания 0 0 - немедленно после задержания 68 136 - в течении 24 часов после задержания 25 50 - по истечении 24 часов после задержания 7 14 БЪазъяснение подозрения - не разъяснено 0 0 - разъяснены обстоятельства без указания на квалиоикацию 31 62 -Г —

  • указана только квалификация 24 48
  • разъяснено в соответствии с законом 45 90 Участие защитника в следственных действиях А^участие в допросе задержанного
  • задавал вопросы 85 170
  • не задавал вопросы 15 30
  • письменные замечания по содержанию протокола были 26 52
  • письменные замечания по содержанию протокола не были 74 148 Б)участие в допросе свидетелей и потерпевших
  • задавал вопросы 5 10
  • не задавал вопросы 95 190
  • письменные замечания по содержанию протокола были 0 0
  • письменные замечания по содержанию протокола не были 100 200 Неучастие в осмотре места происшествия
  • задавал вопросы о J 6 —— —— —-—-— —^———
  • не задавал вопросы 97 194
  • письменные замечания по содержанию протокола были 1 7
  • письменные замечания по содержанию протокола не были 99 198 Пучастие при проверке показаний на месте
  • задавал вопросы 10 20

  • не задавал вопросы 90 180
  • письменные замечания по содержанию протокола были 0 0
  • письменные замечания по содержанию протокола не были 100 200 Л^частие в дополнительном допросе задержанного

  • задавал вопросы 78 156
  • не задавал вопросы 22 44
  • письменные замечания по содержанию протокола были 2 4
  • письменные замечания по содержанию протокола не были 98 196 Еіучастие в других следственных действиях
  • задавал вопросы 55 110
  • не задавал вопросы 45 90
  • письменные замечания по содержанию протокола были 8 16
  • письменные замечания по содержанию протокола не были 92 184 Ходатайства защитника А)о приобщении документов и предметов в порядке представления
  • представлял 18 36
  • удовлетворено 4 2
  • не удовлетворено 96 34
  • не представлял 82 164 Б)о допросе свидетелей и потерпевших
  • заявлял 12 24
  • удовлетворено 7 2
  • не удовлетворено 93 22
  • не заявлял 88 176 ВЪ назначении экспертизы
  • заявлял 25 50
  • удовлетворено 47 23 к * — —

  • не удовлетворено 53 27
  • не заявлял 75 150 Поб участии в следственных действиях
  • заявлял 30 60
  • удовлетворено 95 57
  • не удовлетворено 5 3
  • не заявлял 70 140 Д)о производстве других следственных действий
  • заявлял 21 42
  • удовлетворено 10 4 г .-1 ,_ , —. ,— -

  • не удовлетворено 90 38 —. — ,. у — * ——?

  • не заявлял 79 158 Е)об отмене задержания
  • заявлял 26 52
  • удовлетворено 2 1 с

  • не удовлетворено 98 51

  • не заявлял 74 148 Освобождение задержанного из-под стражи
  • ввиду не подтверждения подозрения 20 40
  • ввиду отсутствия оснований для заключения под стражу 10 20
  • ввиду нарушений требований ст.91 УПК РФ 0 0
  • по иным основаниям 7 14 Окончательное решение вопроса о задержании
  • материалы направлены в суд с ходатайством о заключении под стражу 94 188
  • задержанный освобожден в связи с избранием иной меры пресечения 6 12

Результаты анкетирования уголовных дел по участию защитника при решении вопроса о заключении лица под стражу ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ % Кол- во Процессуальное положение лица - подозреваемый 94 188 - обвиняемый

Постановление следователя (дознавателя) о возбуждении ходатайства перед судом 0 заключении лица под стражу А~)условие заключения под стражу - сущность обвинения, подозрения указана 100 200 - сущность обвинения, подозрения не указана 0 0 - специальное условие указано 33 66 - специальное условие не указано 67 134 Б^основания заключения под стражу - пЛ Ч.1 СТ.97 УПК РФ 87 174 -П.2 4.1 СТ.97 УПК РФ 3 6 -п.З Ч.1 СТ.97 УПК РФ 4 8 - Ч.2 СТ.97 УПК РФ 6 12 - тяжесть преступления 47 94 - опасность преступления 0 0 - обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения (кроме тяжести) 56 112 - другие обстоятельства 5 10 ? к .т

  • основания не указаны 10 20 Иные представленные в суд материалы
  • постановление о возбуждении уголовного дела 100 200
  • протокол задержания подозреваемого 94 188
  • постановление о применении меры пресечения в порядке СТ.100У1ІКРФ 2 4
  • постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого 6 12
  • протокол осмотра места происшествия 98 196
  • протоколы допросов свидетелей и потерпевших 91 182
  • документы, характеризующие личность 3 6
  • иные документы 55 110 Время представления материалов в суд
  • за 8 часов до окончания срока задержания 97 194

  • менее 8-ми часов до окончания задержания 3 6 Участники судебного заседания А)следователь

  • участвовал 91 182
  • не участвовал 9 18 Б’^поокурор
  • участвовал

  • не участвовал

В)подозреваемый, обвиняемый - участвовал 100 200 - не участвовал 0 0 Г)законный представитель - участвовал 10 20 - не участвовал 90 180 Д)защитник - с момента рассмотрения ходатайства 96 192 - с иного момента 0 0 - не участвовал 4 8 Представление защитником предметов и документов - объяснения 2 4 - положительные характеристики 25 50 - справки об иждивенцах и доходах 33 66 - справки 0 состоянии здоровья 61 122 - письменные поручительства от граждан 2 4 - документы о представлении залога 6 12 - официальные документы 17 34 - неофициальные документы 52 104 Позиция защитника - отказать в удовлетворении ходатайства 93 186 - отложить рассмотрение материалов 2 4 - не возражает против заключения под стражу 5 10 - не определил свою позицию 0 0 Виды решений - об удовлетворении ходатайства 91 182 - об отказе в удовлетворении ходатайства 8 16 - об отложении принятия решения 1 2 Обжалование постановления суда - защитником 18 36 - обвиняемым, подозреваемым 2 4 - иным субъектом 6 12

Результаты анкетирования уголовных дел по участию защитника при обжаловании решения суда о заключении лица под стражу ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАЬШЯ % Кол- во Срок рассмотрения жалобы кассационным судом со дня ее поступления - до 3-х дней 100 100 - свыше 3-х дней 0 0 - свыше 10 дней 0 0 Участие в заседании суда кассационной инстанции - подозреваемый 0 0 1 — , ——’—

  • обвиняемый 0 0
  • защитник 99 99
  • представитель 1 1
  • законный представитель 4 4
  • прокурор 100 100 Решения суда кассационной инстанции
  • об отмене постановления судьи и направлении материалов на новое судебное разбирательство 5 5
  • об отмене постановления судьи и освобождении лица из-под стражи 13 13
  • об оставлении постановления судьи без изменения, а жалобы без удовлетворения 87 87

Уважаемый коллега!

Нами проводится исследование практики применения различных мер процессуального принуждения. Убедительно просим Вас ответить на ряд вопросов, связанных с Вашей деятельностью в связи с задержанием и заключением лица под стражу. Поставьте против соответствующего варианта ответа любой знак. Заранее благодарим.

1.В каком порядке Вы вступаете в дело для защиты задержаппого подозреваемого?

  • ввиду требования следователя, дознавателя
  • по просьбе (по телефону и т.п.)задержанного
  • при обращении родственников задержанного
  • 2.0существление каких принадлежащих Вам полномочий по защите задержанного подозреваемого не обеспечиваются в Вашей практике органами предварительного расследования?

  • иметь с подозреваемым свидания
  • представлять доказательства, необходимые для защиты задержанного подозреваемого
  • участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого либо по его просьбе
  • знакомиться с протоколом задержания, с постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий и иными документами, которые должны предъявляться подозреваемому

  • заявлять ходатайства и отводы
  • З.Обеспечивают ли следователи, дознаватели право защитника и задержанного подозреваемого иметь свидание друг с другом до первого допроса до истечения 24 часов с момента фактического задержания?

  • обеспечивают всегда
  • не обеспечивают в единичных случаях
  • не обеспечивают иногда
  • не обеспечивают часто
  • 4.Каковы, по Вашему мнению, причины, по которым не обеспечиваются указанные в пунктах 2 и 3 анкеты требования закона? (вправе указать две и более причины)

  • нарушение закона следователем, дознавателем
  • упущения в организации работы адвокатских образований
  • отсутствие у защитника должной заинтересованности в этом участии
  • безразличие со стороны родственников и близких обвиняемому и подозреваемому лиц
  • другие причины (указать какие)
  1. c какого момента Вы вступаете в уголовное дело при задержании подозреваемого?
    • с момента фактического задержания («захвата» лица)
    • с момента доставления лица в орган расследования
    • с момента составления протокола задержания
    • непосредственно перед первым допросом подозреваемого
    • после первого допроса подозреваемого
  2. С какого начального момента, исходя из Вашей практики, следователи, дознаватели исчисляют срок задержания?
    • с момента фактического задержания («захвата» лица)
    • с момента доставления лица в орган расследования
    • с момента составления протокола задержания
  3. Как часто в своей деятельности Вы сталкивались с нарушением срока задержания?
  4. -часто
  • иногда
  • в единичных случаях
  • никогда
  • 8.0бращались ли Вы в суд с жалобой о проверке законности и обоснованности применения задержания в отношении Вашего подзащитного?

  • обращался в единичных случаях
  • обращался иногда
  • не обращался никогда ввиду краткого срока задержания
  • не обращался никогда по иным причинам (указать каким)

9.3накомитесь ли Вы с материалами, направляемыми в суд с ходатайством о заключении лица под стражу или продлении срока содержания под стражей?

  • знакомлюсь у следователя, дознавателя
  • знакомлюсь в суде
  • не знакомлюсь ввиду отсутствия практической возможности такого ознакомления и недостаточного урегулирования данного вопроса в
  • законе

Ю.Если Вы знакомитесь с указанными в п.9 анкеты материалами, то в

какой момент?

  • за несколько часов до рассмотрения
  • непосредственно в ходе рассмотрения
  • после вынесения постановления судьей
  • Результаты анкетирования адвокатов ВОПРОС % Кол- во в каком порядке Вы вступаете в дело для защиты задержанного подозреваемого?
  • ввиду требования следователя, дознавателя 12 24
  • по просьбе (по телефону и т.п.)задерл<анного 4 8
  • при обращении родственников задержанного 84 168 Осуществление каких принадлежащих Вам полномочий по защите задержанного подозреваемого не обеспечиваются в Вашей практике органами предварительного расследования?
  • иметь с подозреваемым свидания 1 2
  • представлять доказательства, необходимые для защиты задержанного подозреваемого 37 74
  • участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого либо по его просьбе 6 12
  • знакомиться с протоколом задержания, с постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий и иными документами, которые должны предъявляться подозреваемому 50 100
  • заявлять ходатайства и отводы 6 12 Обеспечивают ли следователи, дознаватели право защитника и задержанного подозреваемого иметь свидание друг с другом до первого допроса до истечения 24 часов с момента фактического задержания?
  • обеспечивают всегда 70 140
  • не обеспечивают в единичных случаях 8 16
  • не обеспечивают иногда 17 34
  • не обеспечивают часто 5 10 Каковы, по Вашему мнению, причины, по которым не обеспечиваются указанные в пунктах 2 и 3 анкеты требования закона?
  • нарушение закона следователем, дознавателем 90 180
  • упущения в организации работы адвокатских образований 2 4 11 к Л — -

  • отсутствие у защитника должной заинтересованности в этом участии 5 10 —с1 — ———

безразличие со стороны родственников и близких 2 4

обвиняемому и подозреваемому лиц

  • другие причины (указать какие)-пробелы в законе 1 2 С какого момента Вы вступаете в уголовное дело при задержании подозоеваемого?
  • с момента фактического задержания («захвата» лица) 1 2
  • с момента доставления лица в орган расследования о J 6
  • с момента составления протокола задержания 65 130
  • непосредственно перед первым допросом подозреваемого 19 38
  • после первого допроса подозреваемого 12 24 С какого начального момента, исходя из Вашей практики, следователи, дознаватели исчисляют срок задержания?
  • с момента фактического задержания («захвата» лица) 1 2
  • с момента доставления лица в орган расследования 2 4
  • с момента составления протокола задержания 97 194 Как часто в своей деятельности Вы сталкивались с нарушением срока задержания?
  • часто 16 32
  • иногда 67 134
  • в единичных случаях 13 26
  • никогда 4 8 Обращались ли Вы в суд с жалобой о проверке законности и обоснованности применения задержания в отношении Вашего подзащитного?
  • обращался в единичных случаях о J 6
  • обращался иногда 1 14 л —

  • не обращался никогда ввиду краткого срока задержания 80 160 не обращался никогда по иным причинам 10 20 Знакомитесь ли Вы с материалами, направляемыми в суд с ходатайством о заключении лица под стражу или продлении срока содержания под стражей?
  • знакомлюсь у следователя, дознавателя 2 4
  • знакомлюсь в суде о

J 6 - не знакомлюсь ввиду отсутствия практической возможности такого ознакомления и недостаточного урегулирования данного вопроса в законе 95 190 Если Вы знакомитесь с указанными в п.9 анкеты материалами, то в какой момент? - за несколько часов до рассмотрения 40 4 - непосредственно в ходе рассмотрения 10 1 - после вынесения постановления судьей 50 5

2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 60 60 60 60 60 60 60 60 60 60 60 60 1 132

Приложение 1.

Приложение 1.

Приложение 1.

Приложение 1.

Приложение 1.

Приложение 1.